sci_tech Авиация и время 2004 02

>Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 08.04.2011 FBD-D8DA45-FF0E-2E49-B3A9-FD76-B710-1F2CD0 1.0 Авиация и время 2004 02 2004

Авиация и время 2004 02

«Авиация и Время» 2004 №2 (70)

Андрей Совенко/ «АиВ»

Вокруг света за 80 часов!

Когда-то герои Жюль Верна, демонстрируя поражающую воображение современников скорость, обогнули Землю за 80 дней. Но что сказал бы великий фантаст, если бы нашелся смельчак, отважившийся совершить то же самое за 80 часов? Прошло 100 лет после смерти писателя, и такой человек появился, точнее – группа отважных инженеров и летчиков, возглавляемая гениальным чудаком современной авиации знаменитым Бэртом Рутаном. Для этого они построили самолет Virgin Atlantic GlobalFlyer, который впервые подняли в небо 5 марта. Удастся ли задуманное, мы узнаем еще до конца текущего года. Но тот факт, что машина создавалась на фирме Scaled Composites, является достаточным основанием думать, что цель будет достигнута.

«Глобал Флаер» является прямым наследником выдающегося творения этой же фирмы – самолета «Вояджер», на котором Дик Рутан (родной брат Бэрта) и Джина Егер в 1986 г. впервые в истории облетели планету без посадки и дозаправки. Им для этого понадобилось целых 9 дней. Это было рискованное путешествие: достаточно сказать, что под действием переменных нагрузок конструкция самолета опасно деформировалась, например, амплитуда взмахов законцовок крыла равнялась нескольким метрам! Когда «Вояджер» разобрали, чтобы поместить в Смитсонианском институте, многие ответственные узлы его конструкции, в частности, лонжероны крыла, содержали опасные трещины. Однако все завершилось благополучно, и в немалой мере благодаря тому, что «Вояджером» управлял экипаж из двух человек.

На этот раз в кругосветный перелет уйдет одиночка – знаменитый искатель приключений Стив Фоссетт (Steve Fossett). Он – первый человек, облетевший в одиночку вокруг света на воздушном шаре. Проявив колоссальное упорство, в 2002 г. Стив добился осуществления этой мечты лишь с шестой (!) попытки. Он – обладатель 9 из 19 не побитых на сегодняшний день планерных рекордов, а также нескольких рекордов на реактивном административном самолете Цессна «Ситэйшн X». В 2002 г. Фоссет был удостоен высшей награды в мире авиационного спорта – Золотой медали ФАИ. Его дублером выступает не менее легендарная личность – Ричард Брэнсон (Richard Branson). В 1986 г. он пересек Атлантический океан на одноместной весельной лодке, а через год стал первым человеком, перелетевшим Атлантику на тепловом аэростате. В 1991 г. он установил рекорд скорости (390 км/ч), пересекая на аэростате Тихий океан. Теперь, если Фоссетт займет место в кабине «Глобал Флаера», Брэнсон будет поблизости, пилотируя самолет сопровождения.

А началась эта история пять лет назад, когда Дик Рутан в разговоре с Фоссетгом упомянул, что его брат желает обсудить несколько идей, которые могли бы заинтересовать известного рекордсмена. Действительно, Бэрт представил Стиву два абсолютно секретных на тот момент проекта: космического суборбитального челнока, а также самолета для кругосветного перелета-соло и предложил принять в них участие, в т.ч. финансовое. Фоссепу, как заядлому «кругосветчику», больше импонировала идея перелета, и 26 декабря 2001 г., после всесторонней ее оценки, он принял решение спонсировать разработку «Глобал Флаера». Однако финансовых возможностей Фоссегга оказалось недостаточно, и в марте 2003 г. во время полета с Брэнсоном на воздушном шаре он рассказал о работе и предложил ему разделить спонсорство. Надо сказать, что Брэнсон является президентом второй по величине британской авиакомпании Virgin Atlantic Airways. С привлечением дополнительных средств работа пошла быстрее. Здесь уместно напомнить, что «Скэйлд Композите» – небольшая частная фирма, и в разработке «Глобал Флаера» участвовало, по заявлению Рутана, кроме него, всего пять инженеров.

Новую машину создавали – и это вполне естественно – на основе опыта «Вояджера». Ее также сделали двухбалочной, залив в балки основное количество топлива и тем самым несколько разгрузив крыло.

Обшивку крыла и фюзеляжа также выполнили трехслойной, утлепластиковой, с сотовым заполнителем. Зато лонжерон крыла на этот раз представляет собой цельную конструкцию из углепластика – от одной законцовки до другой. Поскольку автоклава такого размера не существует, то изготавливался лонжерон методом низкотемпературного отверждения в вакуумных мешках – по сути, кустарным способом. Как известно, у «Вояджера» при полной заправке топливом законцовки крыла могли касаться земли, что даже привело к обламыванию одной из них при взлете во время рекордного полета. Считается, что благодаря новому лонжерону ничего подобного на «Глобал Флаере» не произойдет.

Бэрт Рутан, Ричард Брэнсон и Стив Фоссетт

Интересно, что на самолете с поистине планерным аэродинамическим качеством отсутствуют закрылки, интерцепторы и другие средства повышения сопротивления на посадке. Рутан отказался от них, опасаясь, что они станут источником дополнительного сопротивления в крейсерском полете, а чтобы притормаживать во время захода на посадку, он решил выпускать пару парашютов диаметром 1,83 м. Для сравнения: на всех других самолетах мира выпуск тормозного парашюта в воздухе считается предпосылкой к летному происшествию. И подобных странностей на самолете много, можно сказать, он весь состоит из них.

8 января 2004 г. «Скэйлд Композите» выкатила «Глобал Флаер» из своего секретного ангара на свет божий. Что самолет получился в высшей мере необычный, стало понятно сразу. Судите сами. Так уж повелось в авиации, что после постройки вес летательного аппарата обычно больше расчетного. Так вот, масса пустого «Глобал Флаера» при выкатке оказалась не больше, а меньше расчетной, да на целых 113 кг (на 7,5%)! Однако меры для этого пришлось принять поистине драконовские и малопонятные для авиаторов традиционной (т.е. признающих незыблемость Норм летной годности) ориентации. Например, тормозные парашюты не имеют системы сброса, а при уходе на второй круг двигатель должен «пересилить» создаваемое ими сопротивление. С пневматиков сняли довольно толстый слой резины. Удалили по одному из двух дисков тормозов на каждом колесе. Всю конструкцию рассчитали на перегрузку 2g при взлетном весе вместо требуемых 2,5g. Рутан утверждает, что на высоте, где будет протекать рекордный полет, воздушные порывы не так сильны, чтобы превысить перегрузку в две единицы. Но тут же оговаривается, что самолет должен будет избегать зон атмосферной турбулентности. А как это делать, если на нем нет метеолокатора? На «Глобал Флаере» вообще многого нет из набора, обязательного для самолета такой дальности. В частности, начисто отсутствует противообледенительная система, а единственным обогреваемым элементом является трубка ПВД.

Риск – одна из самых характерных черт проекта, причем главным образом из-за огромного количества топлива на борту. Его доля в максимальной взлетной массе «Глобал Флаера» составляет 83%. Существует опасность, что после частичной выработки оставшийся керосин, переливаясь внутри баков, сможет вызвать низкочастотные колебания конструкции и даже разрушить ее. Кроме того, есть проблема удержания центровки в допустимых пределах. Поэтому Рутан разбил топливную систему на 17 баков, расположенных не только в балках, но и в крыле и фюзеляже, а между ними организовал постоянную перекачку керосина. На «Вояджере» доля бензина составляла 72%, и по весовой отдаче новое творение Рутана превосходит своего предшественника ровно на 39%. Здесь уместно задаться вопросом: неужели за прошедшие двадцать лет авиационные материалы и технологии настолько шагнули вперед, что стало возможным столь радикальное уменьшение веса пустого самолета? Или определенная доля этого снижения получена за счет пренебрежения безопасностью? Часть ответа в том, что на «Глобал Флаере» применен реактивный двигатель, обладающий меньшей удельной массой, чем поршневые моторы «Вояджера». Еще часть – в том, что конструкция планера оптимизирована путем компьютерных расчетов методом конечных элементов, чего также не было у предшественника. На новом самолете – меньший состав экипажа, а значит, меньше кабина, меньше воды, пищи и т.п. Однако подобные рассуждения – лишь теория. Ответы на все вопросы может дать только реальный кругосветный перелет.

Согласно правилам ФАИ, подобный рейс должен начаться и завершиться на одном и том же аэродроме, при этом обязательным является пересечение всех меридианов Земного шара. Дальность полета должна составить не менее, чем протяженность Тропика Рака, а это 36787,559 км. ФАИ не возражает против использования попутного ветра, что на практике приведет к искривлению маршрута полета, который, кстати, и без того будет далек от окружности. Требуется лишь, чтобы пройденное расстояние превысило указанное. С учетом этих условий Фоссетт планирует стартовать в одном из аэропортов на Среднем Западе США и лететь в восточном направлении, используя попутные воздушные течения. Самые сильные ветры дуют над Атлантикой дважды в году: с января по март, затем – в октябре-ноябре. Поэтому, вероятнее всего, попытка рекордного полета будет предпринята осенью. Летом лететь бесполезно, т.к. уложиться в 80 часов можно только при скорости попутного ветра не менее 93 км/ч. Таким способом Фоссетт долетит до Великобритании, затем повернет к Средиземному морю, пройдет над Персидским заливом, пересечет Пакистан, Индию, Китай и Японию. Над водами Тихого океана он устремится к Гавайам, затем – к западному побережью США, которое пересечет в районе Лос-Анджелеса. А оттуда до места взлета, как говорится, рукой подать.

Фоссетт планирует не спать все 3,3 дня, на которые рассчитан полет. Это много, но не для него. Он уже проходил нечто подобное, когда летел на аэростате вокруг планеты. Ему будет нелегко. Раскладное кресло в крошечной кабине – вот и все удобства. Система управления ручная. Два цифровых автопилота сделаны, по сути, в кустарных условиях. Главной их задачей будет подавление колебаний конструкции самолета, что само по себе очень сложно, т.к. его масса по мере выработки топлива будет сильно изменяться. Чтобы Фоссетт меньше отвлекался на общение с центрами управления воздушным движением и мог полностью сосредоточиться на пилотировании, на самолете установлена специальная аппаратура, в автоматическом режиме передающая через спутники его координаты. Таким образом, пилоты рейсовых самолетов будут своевременно получать предупреждение о приближении к «Глобал Флаеру», чтобы успеть принять необходимые меры безопасности и посоветовать пассажирам выглянуть в иллюминаторы. И тогда глазам воздушных путешественников откроется прекрасное зрелище: проплывающая на фоне темно-синего неба белая машина, которая устанавливает рекорд дальности для реактивных самолетов, перекрывая прежний сразу на 75%.

Технические характеристики GlobalFlyer

Силовая установка ТРДД Williams

FJ44-3 ATW

Взлетная тяга, кгс 1050

Размах крыла, м 34,74

Площадь крыла, м2 37,16

Удлинение крыла 32,6

Макс, взлетная масса, кг 9850

Масса пустого, кг 1519

Масса пустого снаряженного, кг 1689

5 марта состоялся первый полет рекордного самолета Virgin Atlantic GlobalFlyer, созданного американской компанией Scaled Composites. В полет, продолжавшийся полтора часа, машину поднял летчик-испытатель Джон Кэрков (Jon Karkow).

ПАНОРАМА

7 февраля авиакомпания South East Asian Airlines (SEAIR) возобновила эксплуатацию одного из самых знаменитых гидросамолетов в истории Dornier 24. Машина применяется на Филиппинах для полетов VIP-пассажиров. Основатель и президент SEAIR Ирэн Дорнье (внучка знаменитого конструктора) в прошлом году взяла этот самолет в «Дойче Музеум», профинансировала восстановление и доставку на Филиппины. На этой машине, имеющей обозначение Dornier 24 ATT, в отличие от лодок Do 24 выпуска 1930-40 гг. (всего было построено около 200 экз.), установлены турбовинтовые двигатели, убираемое колесное шасси и доработано крыло. Экипаж состоит из 5 человек, максимальная пассажировместимость – 19 человек, VIP-персон – 10.

В конце февраля президент группы компаний «Волга-Днепр» Алексей Исайкин объявил о создании новой грузовой авиакомпании AirBridge Cargo (ABC), которая в апреле приступит к выполнению регулярных полетов из Люксембурга в Китай с промежуточными посадками в Москве и Новосибирске. Первые два грузовых Boeing 747-200 приобретены у итальянской компании А1 Italia. По словам Исайкина, ABC к 2013 г. сформирует парк из 44 грузовых машин: 11 Boeing 747-200, 9 Ту-204-Ю0С, 4 Ил-9б-400Т и 20 Ил-7бТД-90ВД.

12 марта на аэродроме бразильской фирмы Embraer в Сан-Хосе дос Кампос совершил первый полет «Эмбраер-190». Этот 100-местный самолет является очередной машиной семейства реактивных «регио- налов» этой компании. «Мы полностью удовлетворены успешным завершением первого полета Embraer-190, который стал новой вехой в этой сложнейшей программе», – сказал президент фирмы Маурико Ботелхо. Специалисты «Эмбраера» считают, что сегодня потребность в таких самолетах составляет 300 экземпляров. Сертификация лайнера должна быть завершена в третьем квартале 2005 г., а первым эксплуатантом станет американская авиакомпания JetBlue Airways.

27 марта принадлежащий NASA беспилотный самолет Х-43А Нурег-Х, оснащенный прямоточным реактивным двигателем, разогнался до 4780 миль в час (более 7500 км/ч), превысив скорость звука в семь раз. В качестве стартовой платформы использовался самолет В-5 2 В, который взлетел с аэродрома исследовательского центра Драйден на базе Эдварде (шт. Калифорния). На высоте 8000 м произошло отделение аппарата, и включилась разгонная ракета Pegasus, с помощью которой Х-43А поднялся почти на 30-километровую высоту, где был запущен его собственный двигатель Scramjet. Через 10 секунд аппарат достиг скорости 7 М, после чего двигатель выключился, и Нурег-Х спланировал в Тихий океан. Рекордный полет был исключительно важен для NASA, т.к. первая попытка запуска Х-43А завершилась неудачей: 2 июня 2001 г. изза неполадок в системе управления аппарат пришлось уничтожить после отделения от самолета-носителя.

Х-43А представляет собой компактный экспериментальный ЛА длиной 3,7 м с размахом крыла 1,5 м и полетной массой 1300 кг. Его двигатель может стать прототипом «сердца» для нового поколения воздушно-космических самолетов. ?

30 марта тендерная комиссия бразильских ВВС передала президенту страны заключение о приобретении новых истребителей. Победителем тендера объявлены российские истребители Су-35. Сумма контракта на поставку 12 машин составляет 700 млн. USD. Тендер на закупку истребителей для замены приобретенных в 1970-е годы у Франции истребителей Mirage III Е был объявлен Бразилией еще в 2001 году. Однако заключение контракта на приобретение Су-35 бразильская сторона увязывает с закупкой «Аэрофлотом» 50 региональных пассажирских самолетов компании Embraer.

В конце марта фирма Sikorsky Aircraft уволила 100 своих сотрудников в связи с решением Пентагона аннулировать контракт на поставку американской армии боевых вертолетов RAH-66 Comanche. По этой же причине готовится провести сокращение и Boeing. Ранее оба участника создания Comanche заявили о намерении уволить 700 сотрудников. Таким образом прекращена программа, предусматривавшая выпуск 600 машин на сумму 39 млрд. USD. Были построены лишь два прототипа, испытания которых не удовлетворили заказчика. В Пентагоне посчитали, что цена в 58 млн. USD за один экземпляр непомерно высока для вертолета, который хоть и разработан с использованием элементов технологии «стелс», но по боевым возможностям уступает созданному более 20 лет тому назад АН-64 Apache.

В первой половине апреля на завод окончательной сборки в Тулузе (Франция) от фирм-участников программы из нескольких европейских стран доставлены все 6 крупных частей первого экземпляра сверхбольшого пассажирского самолета А380. Взлет лайнера запланирован на I квартал 2005 г. В настоящее время консорциум Airbus располагает заказами на 129 таких самолетов, в т.ч. на 17 в грузовом варианте.

Календарь «АиВ»

130 лет назад, 26 мая 1874 г., родился французский пионер авиации Анри Фарман.

120 лет назад, 14 мая 1884 г.,родился немецкий авиаконструктор Клод Дорнье.

115 лет назад, 25 мая 1889 г., родился российский и американский авиаконструктор Игорь Иванович Сикорский.

105 лет назад, 9 апреля 1899 г., родился американский авиаконструктор Джеймс Макдоннелл.

95 лет назад, 20 мая 1909 г., француз П.Тиссандье на аэроплане «Райт» тип А установил первый официальный мировой рекорд скорости – 54,7 км/ч.

90 лет назад, 16 апреля 1914 г.,родился заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза, доктор технических наук МЛ.Галлай.

65 лет назад, 1 апреля 1939 г., совершил первый полет японский истребитель Мицубиси АбМ «Зеро».

65 лет назад, 28 мая 1939 г., родился Генеральный конструктор ЭМЗ им.В.М.Мясищева В.К.Новиков.

60 лет назад, 18 апреля 1944 г., совершил первый полет штурмовик Ил-10 (летчик-испытатель В.К.Коккинаки).

50 лет назад, 10 апреля 1954 г., в Днепропетровске под руководством главного конструктора М.К.Янгеля образовано ОКБ-586 (ныне – ГКБ «Южное»), разработчик межконтинентальных баллистических ракет и ракет-носителей космических аппаратов.

35 лет назад, 21 мая 1969 г., совершил первый полет Ан-26 (экипаж Ю.Н.Кетова).

15 марта ХГАПП и авиакомпания «Ильич-Авиа» Мариупольского металлургического комбината им. Ильича подписали договор, согласно которому в третьей декаде апреля харьковские самолетостроители должны передать этому эксплуатанту Ан-140-100 (сер. №03-07). Машина будет первым экземпляром новой модификации самолета, которая отличается от базовой версии увеличенным на один метр размахом крыла и большим объемом топливных баков. Это позволяет увеличить максимальную дальность полета примерно на 300 км (до 2340 км). В настоящее время ХГАПП также участвует в тендере на поставку пяти региональных самолетов для российской авиакомпании UTair.

К середине марта общий налет пяти Ан-140 авиакомпаний «Одесские авиалинии», «Аэромост-Харьков» и «Мотор Сич» превысил 8000 ч, выполнено более 5400 посадок и перевезено около 70 тыс. пассажиров. По заявлению замминистра транспорта Украины Владимира Корниенко, в 2004 г. из госбюджета на закупку Ан-140 выделено 150 млн.грн, что позволяет приобрести три такие машины.

22 марта исполнилось 95 лет старейшему авиатору СНГ, Почетному летчику-испытателю МАП СССР В.Г.Марееву. Его летная работа началась в 1931 г. после окончания 3-й военной школы летчиков в Оренбурге, а в июле 1936 г. Виталий Григорьевич стал летчиком-испытателем Киевского завода №43 (ныне – КиГАЗ «Авиант»), В годы Великой Отечественной он облетал перед отправкой на фронт более тысячи истребителей, построенных на нескольких предприятиях. Вернувшись после войны на возрождаемый киевский авиазавод, он внес свой вклад в создание вертолетов Г-4 И.П.Братухина и Ми-1 МЛ.Миля. Широкомасштабное производство этих машин в Киеве так и не развернули, зато позднее стали массово выпускать Ан-2, и Мареев поднял в воздух 1494 «Аннушки» из 3320, построенных в столице Украины. Ушел Мареев с летной работы в 1964 г. К тому времени он облетал 5273 серийных самолета, провел в воздухе около 3600 ч, освоил 37 типов летательных аппаратов. В настоящее время В.Г.Мареев, несмотря на свой почти вековой возраст, выглядит молодцевато и бодро. В его ближайших планах – выполнение полета на Ан-2. Редакция «АиВ» сердечно поздравляет Виталия Григорьевича с днем рождения, желает здоровья, благополучия и отличного настроения.

22 марта на административном корпусе КиГАЗ «Авиант» была открыта мемориальная доска Герою Социалистического Труда, лауреату госпремии УССР Василию Алексеевичу Степан- ченко, возглавлявшему это предприятие в 1954-58 и 1965-79 гг. Событие приурочили к 90-летию со дня рождения Степан- ченко, который, по словам Генерального конструктора А.Н.Туполева, был «академиком промышленного производства». Под руководством Василия Алексеевича коллектив авиазавода провел масштабные организационно-технические мероприятия, обеспечившие расцвет предприятия. В период его руководства выпуск Ан-2 достиг максимума – 396 машин в год, было развернуто производство Ан-24, Ан-2б, Ан-30 и Ан-32, а также построены предсерийные Ан-72.

С 16 по 19 марта в Крыму под руководством начальника генштаба ВС Украины генерал-полковника А.Затынайко проходили командно- штабные учения «Морской рубеж-2004», в которых украинские ВВС были представлены четырьмя родами авиации. 18 марта во время морской фазы учений четыре Су-25 сымитировали удар по ордеру кораблей, а пара МиГ-29 отрабатывала прикрытие судов. Су-24 разведавиации фотографировали корабли на переходе. На следующий день был разыгран эпизод по освобождению аэродрома в Саках, захваченного условным противником. Во время этой фазы учений Су-27 отрабатывали нанесение авиаударов по наземным объектам аэродрома, расчистку воздушного пространства и прикрытие десантирования одного подразделения 25-й отдельной воздушно-десантной бригады, проводившегося из Ил-7бМД, а также захват силами 79-го отдельного аэромобильного полка посадочной площадки для Ми-8 армейской авиации.

Как заявил в конце марта министр обороны Украины Евгений Марчук, в ходе реформирования украинские Вооруженные Силы переходят на трехвидовую оргструктуру, которая существует во многих странах. К лету 2005 г. на базе ВВС и ПВО будут созданы Воздушные Силы (ВС) со штаб-квартирой в Виннице. По словам Командующего ВВС генерал-лейтенанта Ярослава Скалько, на создание нового вида Вооруженных Сил в текущем году выделяется 37,1 млн. грн. Он также подчеркнул, что в составе ВС планируется образовать группировку постоянной готовности, которая не потребует структурной перестройки в случае перехода на военное положение и станет основным сдерживающим фактором возможной военной агрессии против Украины.

15 марта на ульяновском авиазаводе «Авиастар-СП» завершена постройка Ан-124-'Ш0 (сер. №08-03). 11 апреля этот самолет впервые поднялся в воздух. После выполнения нескольких сдаточно-испыта- тельных полетов «Руслан», получивший регистрационный номер RA- 82081, будет передан авиакомпании «Волга-Днепр» и станет десятой машиной такого типа в парке этого эксплуатанта. Отличительной особенностью самолета является увеличенная до 150 т грузоподъемность при максимальной взлетной массе 402 т.

Редакция подвела итоги очередного анкетирования читателей. Оно показало, что большая часть нашей аудитории (более 65%) остается неизменной на протяжении многих лет: это проживающие в городах мужчины с высшим образованием в возрасте до 40 лет. Весьма отрадным представляется то, что более 22% читателей «АиВ» составляют школьники и студенты – это позволяет с оптимизмом смотреть в будущее.

Анкетирование позволило определить рейтинг прошлогодних публикаций. Среди «Монографий»первое место разделили работы В.Заярина, К.Удалова «Летающий везде, где есть небо» и С.Мороза «Ревущий зверь», которым отдали голоса по 26,52% респондентов. Среди других статей лидером стала публикация А.Чечина, Н.Окалелова «Быстрее пули» (18,36%), а среди чертежей вне конкуренции оказался Ан-2 от Р.Ю.Лубнина (24,48%). На худшие материалы читатели указывали весьма неохотно -менее 40% заполнили эту часть анкет, поэтому совсем плохих публикаций не оказалось. 12,24% назвали «худшей монографией» «Первый корабельный разведчик Георгия Бериева, А.Заблотского и А.Сальникова, 6,12% забраковали статью А.Совенко «Первый коммерческий», и 10,2% оказались недовольны чертежом Су-27, выполненным В.Глазковым.

Анкетирование показало, что в целом облик журнала удовлетворяет большинство читателей. Заслуживают незначительного увеличения объема публикаций (на 5-10%) лишь темы, связанные с Первой мировой войной и гражданской авиацией. Нам также следует обратить внимание на улучшение «читабельности» статей.

Владимир Ильин/ Москва

Крылатый хищник с берегов Миссисипи

В августе 2003 г. на линейке Международного авиакосмического салона МАКС-2003 в Жуковском, рядом с российскими истребителями, пестро раскрашенными в стиле латиноамериканских карнавалов, стояли аскетичеки выглядевшие темно-серые машины с почти незаметными американскими звездами. Так москвичи и гости российской столицы смогли лично познакомиться с самолетами F-15C и F-15Е «Игл» – одними из основных «рабочих инструментов» ВВС США. Сегодня машинам этого семейства американцы отводят основную роль в борьбе с авиацией противника на театре военных действий, они задействованы в системе ПВО континентальной части США, а ударный F-15E является самым мощным на Западе истребителем-бомбардировщиком.

С целью господства в воздухе

Первые, самые предварительные, исследования облика истребителя четвертого поколения начались в США еще в 1962 г., когда наиболее современным серийным тактическим самолетом американских ВВС считался Republic F-105 Thunderchief. Эти работы носили чисто поисковый характер и не вылились в какую- либо конкретную программу. В 1965 г., когда война во Вьетнаме еще только набирала обороты, ВВС США в рамках научно-исследовательской программы FX (Fighter Experimental) приступили к более детальному изучению возможности создания тактического истребителя нового поколения. Самолет FX предназначался для замены истребителей завоевания превосходства в воздухе F-4C, F-4D и F-4E, а также перехватчиков F-101B, F-102 и F-106.

В декабре 1965 г. ВВС выдали предварительное тактико-техническое задание на FX, а в марте следующего года фирмы Boeing, Lockheed и North American получили контракты на формирование облика перспективного истребителя. Согласно первоначальным требованиям, машина должна была обладать скоростью, соответствующей М=3, иметь экипаж из одного человека и нести мощный комплекс вооружения, обеспечивающий ведение ракетного воздушного боя на больших и средних дистанциях. Маневренным характеристикам особого значения не придавалось. По существу, новый самолет мыслился как дальнейшее развитие концепции тяжелого «универсального» истребителя F-111 с несколько большим акцентом на решение задач ПВО. В те годы США чувствовали себя весьма неуютно из-за угрозы со стороны советских стратегических бомбардировщиков, подогреваемой талантливыми мистификациями Москвы, в частности – эффектной демонстрацией на воздушном параде в Домодедово в 1961 г. практически уже «мертвого» сверхзвукового М-50, а также еще не «родившегося» Ту-22К с крылатой ракетой Х-22.

Однако опыт войны во Вьетнаме, где американским ВВС и ВМС ценой потери 103 истребителей F-4 Phantom II удалось сбить лишь 50 северовьетнамских МиГ-21, показал, что ближний маневренный воздушный бой по- прежнему остается основным «действом» в борьбе за господство в воздухе: даже наиболее совершенные для своего времени ракеты средней дальности AIM-7 «Спарроу» обеспечили не более 20% побед, остальные сбитые «МиГи» приходились на ракеты малой дальности «Сайдуиндер» и пушки. В результате осмысления вьетнамского опыта в 1967 г. требования к FX были радикально пересмотрены. Теперь ВВС США видели перспективу не в «утюгообразном» универсале, а в высокоманевренном самолете, который сможет превзойти в ближнем бою модернизированные МиГ-21 и сохранит способность к ведению всеракурсного ракетного боя на средних дальностях вне визуального контакта с целью.

Значительное влияние на формирование концепции американского истребителя четвертого поколения оказал и московский воздушный парад 1967 г. в Домодедово, организованный практически сразу же после весьма печальной для арабов «шестидневной войны». Египетские ВВС, оснащенные советской авиационной техникой (истребителями МиГ-17 и МиГ-21, бомбардировщиками Ил-28 и Ту-1б), были полностью разгромлены израильтянами, имевшими на вооружении французские самолеты «Вотур», «Мистер», «Супер Мистер» и «Мираж» III. И хотя специалистам было ясно, что причины военного поражения арабов кроются не в качестве имевшейся у них техники, а в элементарном неумении воевать, в западных средствах массовой информации начал вновь формироваться несколько подзабытый с конца 1930-х гг. образ советской авиационной промышленности как некоего «колосса на глиняных ногах», не способного производить что-либо, соизмеримое с изделиями авиастроительных фирм «свободного мира». Для того, чтобы переломить эту весьма неприятную и экономически вредную для страны тенденцию, и был задуман грандиозный воздушный праздник. Однако сегодня можно констатировать, что устроители его несколько перестарались. Вместо того, чтобы деликатно намекнуть, что советское военное авиастроение, несмотря на хрущевские авантюры, по-прежнему существует и способно удовлетворить потребности союзников СССР, парад буквально ошеломил зарубежных военных наблюдателей. Демонстрация в подмосковном небе последних советских разработок (о наличии которых Пентагон если и слышал, то не принимал всерьез, считая «дезой» или делом отдаленного будущего) показала, что Запад отнюдь не обладает решающим качественным превосходством в области боевой авиации.

Как следствие этого неприятного открытия, в американском конгрессе прошли закрытые слушания на тему: что могут противопоставить ВВС США таким самолетам потенциального противника, как Су-15, Ту-22К, Ту-128, Су-17, МиГ-23 и МиГ-25. Именно эти машины были названы американскими специалистами в качестве основной угрозы. Итоги слушаний оказались весьма неутешительными для военного руководства. Все это подстегнуло Пентагон к форсированию работ по созданию истребителя нового поколения, способного эффективно противостоять растущей «советской угрозе». Такое «пришпоривание» американской авиационной промышленности оказалось не в интересах СССР: как показывал исторический опыт, США умели мобилизовывать свой огромный научно-технический потенциал.

Высоких маневренных возможностей FX можно было достичь лишь за счет увеличения взлетной тяговооруженности до 1,0-1,1 при сохранении относительно малой удельной нагрузки на крыло. При этом максимальная скорость должна была соответствовать М>2. В сочетании с необходимостью оснащения самолета мощной РЛС, обеспечивающей возможность всеракурсного применения ракет средней дальности, а также с дальностью полета, не меньшей, чем у «Фантома», все это приводило к неизбежному увеличению взлетной массы нового истребителя до 17-19 т, что почти вдвое больше, чем у МиГ-21. Такой самолет получался только двухдвигательным. И хотя два двигателя стоили дороже одного, но благодаря большей эксплуатационной живучести группировка, состоящая из двухдвигательных машин, должна была прослужить дольше и, в конечном счете, обойтись дешевле.

Первый прототип YF-15A-1 -МС выполняет испытательный полет с авиабазы Эдварде, Калифорния, 1972 г.

Динамически подобная модель F-15 в масштабе 3/8

Новые требования были разосланы ведущим авиастроительным фирмам. Всего в 1966-68 гг. ВВС и промышленность рассмотрели свыше 500 вариантов самолета FX. В финал конкурса вышли фирмы Fairchild Hiller, North American и McDonnell Douglas. «Фэр- чайл Хиллер» представила проект истребителя со стреловидным крылом и двумя подкрыльевыми мотогондолами, к которым крепилось горизонтальное оперение. Основным мотивом, подвигшим конструкторов к выбору этой компоновки, было стремление разнести двигатели как можно дальше от фюзеляжа, чтобы избежать его влияния на работу воздухозаборников – в памяти еще были свежи проблемы с воздухозаборниками самолета F- 111, вплотную прижатыми к фюзеляжу. Кроме того, такое решение позволяло избежать попадания в двигатели пороховых газов, образующихся при стрельбе из пушки. Среди других преимуществ размещения двигателей на большом расстоянии друг от друга военные особо выделяли повышенную боевую живучесть самолета (опыт применения «Фантома» во Вьетнаме показал, что эта машина, оснащенная двумя расположенными рядом ТРДФ, имела боевую живучесть, практически равную соответствующему показателю однодвигательного F-105). Однако данная компоновка имела и свои минусы: ухудшение обзора назад, нарушение обтекания крыла в зоне гондол, но главное – проблемы с управляемостью при отказе одного из двигателей.

«Изюминкой» проекта фирмы «Норт Америкен» стала интегральная компоновка «крыло-фюзеляж», в которой реализовывался комплексный подход к внешней и внутренней аэродинамике. Поскольку боевое применение самолета FX предусматривалось в диапазоне скоростей М=0,8…2,5, то эта фирма разработала оригинальное крыло с криволинейной передней кромкой, обладавшее улучшенными характеристиками как на трансзвуковых и сверхзвуковых, так и на дозвуковых скоростях. Интегральными были и воздухозаборники, в проектирование которых фирма вложила огромный опыт, приобретенный в ходе создания бомбардировщика ХВ-70 «Валькирия». С точки зрения аэродинамики проект в целом представлял собой значительный шаг вперед.

Однако по итогам конкурса, подведенным в декабре 1969 г., первое место завоевал проект фирмы «Макдоннелл Дуглас», которая предложила самолет, аэродинамическая компоновка которого почти полностью повторяла МиГ-25. Можно с достаточной долей уверенности утверждать, что выбор, сделанный ВВС США, как раз и был обусловлен этим сходством: МиГ-25 к тому времени уже продемонстрировал свои высокие характеристики, что было официально подкреплено серией мировых рекордов. В условиях дефицита времени и средств Пентагон решил не рисковать и воспользоваться результатами деятельности советских конструкторов. Кроме того, выбирая «Мавдоннелл Дуглас», руководство ВВС США учло огромный опыт этой фирмы по созданию и совершенствованию «Фантома». Свою роль сыграли также «формальные» и «неформальные» связи руководства ВВС с высшим менеджментом этой фирмы, разрабатывающей реактивные самолеты для американских ВВС и ВМС с 1946 г. Резюмируя итоги конкурса, видный американский авиационный аналитик Б.Н.Беллис (B.N.Bellis) писал в 1970 г.: «Самолет F-15 зарождался не под влиянием минуты (разумеется, если не учитывать «шок» от московского парада 1967 г. – Прим. автора). Решение о нем принималось не в спешке, а контракт заключался не только для того, чтобы ВВС имели на вооружении новый истребитель».

Требования к радиолокационному комплексу нового истребителя предусматривали способность обнаружения целей на всех высотах на фоне поверхности земли (подобная возможность в США была впервые реализована на РЛС AN/APQ-130 Мк.2 истребителя-бомбарди- ровщика F-111F, а в СССР – на станции «Сапфир-23» истребителя МиГ-23М). Первоначально для FX предполагалось создать РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР), однако в дальнейшем был сделан вывод, что разработать подобную станцию в приемлемые сроки невозможно, и внедрение ФАР было отложено «на потом». Одним из основных требований к новому радару являлась повышенная почти на порядок по сравнению со станцией AN/APQ-120 истребителя F-4 надежность. Среди разработчиков РЛС тоже состоялся конкурс, по итогам которого был выбран импульсно-доплеров- ский радар со щелевой антенной решеткой, предложенный фирмой «Хьюз».

Выбор двигателя также проходил на конкурсной основе. Главными соперниками были фирмы General Electric и Pratt amp; Whitney, которой в 1970 г. и досталась победа. При сухой массе 1375 кг двухконтурный двигатель F100-PW-100 развивал максимальную тягу 6660 кгс и 10000 кгс – на форсаже. К числу его важнейших особенностей относилось размещение вспомогательных агрегатов непосредственно на корпусе двигателя, что упрощало монтаж и замену силовой установки, а также обеспечивало взаимозаменяемость правого и левого двигателей.

В 1966-74 гг. велись работы по созданию для FX эффективного пушечного вооружения. В рамках программы HIPAG на конкурсной основе фирмами «Филко Форд» и «Дженерал Электрик» разрабатывалась 25-миллиметровая пушка GAU-7/A, выполненная по схеме Гатлинга и использующая безгильзовые боеприпасы. Однако разработчикам не удалось преодолеть технические трудности, возникшие при создании новой артиллерийской системы. В результате было решено оснастить самолет усовершенствованным вариантом 20-мм пушки М6 IAI «Вулкан» с темпом стрельбы, увеличенным до 7200 выстрелов в минуту, и более эффективными снарядами. Но и этот вариант остался нереализованным. Исследовалась возможность установки 30-миллиметровой пушки большой мощности GAU-8/A, создаваемой для штурмовика А-10, однако это орудие оказалось слишком тяжелым для истребителя. Ничем завершились и исследования подвижной в вертикальной плоскости установки с пушкой «Вулкан». В результате на всех модификациях самолета сохранилась «классическая» М6 IAI, используемая еще на истребителях второго поколения – F-104, F-105, F-4E и др.

В декабре 1969 г. «Макдоннелл Дуглас» получила контракт стоимостью 1146,4 млн. USD на проектирование и постройку 20 опытных истребителей, получивших военное обозначение F-15 и собственное наименование Eagle («Орел»), Создавался истребитель под руководством главного конструктора Д.Граффа. В процессе проектирования в небывало широких масштабах использовалась компьютерная техника, в результате новую машину удалось создать в относительно короткие сроки. А разумный консерватизм технических решений и умеренность требований заказчика, обуздавшего свои честолюбивые желания типа «выше всех, дальше всех, быстрее всех», позволили избежать серьезных технических проблем. 26 июня 1972 г. закончилась сборка первого опытного экземпляра YF-15, а 27 июля «фирменный» летчик-испытатель И.Барроуз впервые поднял эту машину в воздух.

Носовая опора шасси

Правая основная опора шасси

Подфюзеляжный топливный бак и узлы подвески ракет AIM-7M «Спарроу»

В СССР внимательно следили за ходом программы FX, собирали и анализировали всю доступную информацию, пытаясь выделить из нее крупицы истины. И если на формирование облика F-15 огромное воздействие оказал МиГ-25, то американская машина самым непосредственным образом повлияла на ход проектирования Су-27. Вспомним: советским конструкторам ставилась задача превзойти именно F-15 по всем параметрам на 10%(1*). Коллеги П.О.Сухого всерьез опасались, что победу в конкурсе FX одержит проект «Норт Америкен» с интегральной компоновкой. Но когда было объявлено, что выиграла «Макдоннелл Дуглас», «суховцы» вздохнули с облегчением: компоновка, заложенная в Су-27, выглядела значительно более перспективной. Правда, существовали опасения, что американцы через открытую печать подсунули своим заокеанским коллегам «дезу», а сами делали совсем другой самолет. Однако после официальной демонстрации в 1972 г. прототипа «Игла» эти страхи рассеялись: стало ясно, что специалисты «Макдоннелл Дуглас» пошли по наиболее простому и дешевому, но далеко не самому перспективному пути. Как вспоминает начальник отдела проектов ОКБ Сухого О.С.Самойлович, после взлета YF-15 начальник ЦАГИ Г.П.Свищев сказал П.О.Сухому: «Павел Осипович! Наше отставание превратилось в наше преимущество. Самолет взлетел, и мы знаем, какой он.».

Испытания «Игла» прошли без особых осложнений. Поставки первых предсерийных F-15A (одноместный истребитель) и F-15B (двухместный учебно-боевой самолет, полностью сохранивший бортовые системы и вооружение одноместной машины), предназначенных для войсковых испытаний, начались в сентябре 1974 г. Через два года, практически одновременно с началом поставок советским ВВС истребителей МиГ-23МЛ, американские Военно-воздушные силы стали получать F-15. Стоил один «Игл» 12,5 млн. USD, что было весьма немало для того времени.

К тому моменту уже были проработаны и согласованы с ВВС основные направления дальнейшего развития самолета. Так, модернизированный вариант F-15C и его двухместный аналог F-15D должны были получить новое вооружение, в первую очередь – ракеты средней дальности AIM-120 AMRAAM с активной радиолокационной головкой самонаведения на конечном участке траектории и инерциальным наведением с радиокоррекцией на маршевом участке. Максимальная дальность стрельбы новыми ракетами должна была составлять 50 км. F-15C/D появился в 1979 г. Он отличался усовершенствованным БРЭО, усиленной конструкцией воздухозаборников и других элементов планера, а также увеличенной емкостью внутренних топливных баков и наличием узлов крепления подвесных несбрасываемых конформных баков. В то же время, работы над AIM-120 затянулись, и F-15C/D начали оснащать новыми ракетами лишь с весны 1991 г. А до этого основу вооружения истребителя составляли модернизированные УР с полуактивной радиолокационной системой самонаведения AIM-7M «Спарроу», способные поражать воздушные цели на дистанции до 45 км.

На конформных баках следует остановиться подробнее. Требования увеличения дальности полета всегда стояли на одном из первых мест при модернизации боевых авиационных комплексов. Поэтому уже в первой половине 1970-х гг. «Макдоннелл Дуглас» приступила к разработке для F-15 быстросъемных подвесных конформных контейнеров FAST PACK (Fuel and Sensor Tactical PACK). Два контейнера (в сумме – на 4265 кг топлива), имевшие длину 9,90 м, максимальную высоту 0,92 м и ширину 0,61 м, крепились к бортам фюзеляжа под крылом. По расчетам, их применение увеличивало боевой радиус действия истребителя на 71% – до 2100 км. При этом расчетная перегоночная дальность достигала 6300 км. Контейнеры FAST PACK имели полумонококовую конструкцию из алюминиевых сплавов. По замыслу создателей этих необычных агрегатов, они должны были значительно расширить круг боевых задач, решаемых F-15. В частности, на держателях, расположенных вдоль контейнеров, могли подвешивать шесть авиабомб типа Мк.82 (калибром 450 кг). Кроме того, прорабатывалась возможность размещения в переднем отсеке одного из контейнеров различного разведывательного или навигационного оборудования, а также систем радиоэлектронного противодействия (РЭП). В них мог находиться и водо-спиртовой раствор для охлаждения воздуха на входе в компрессор двигателя, использование которого обеспечивало кратковременное увеличение тяги ТРДДФ, а также вспомогательные ЖРД AR2-3A (2x2700 кгс). Как утверждалось, включение этих двигателей позволяло F-15 выполнить сверхзвуковой «бросок» на высоте до 23 км.

1* См. «АиВ», №3'2003.

Правый воздухозаборник. Видны отверстия слива погранслоя

Для облегчения обслуживания внешние створки сопел двигателей часто снимают

Тормозной гак

Бортовая РЛС AN/APG-63

Создание контейнеров (от начала проектирования до начала летных испытаний) заняло всего 139 дней: 27 июля 1979 г. оснащенный ими самолет поднялся в свой первый полет, а месяц спустя опытный F-15 с контейнерами FAST PACK совершил беспосадочный перелет в Англию на авиационную выставку в Фарнборо, покрыв 4800 км за 4 ч 59 мин (при этом взлетная масса истребителя составила 30200 кг). В ходе летных испытаний с контейнерами F-15 достиг скорости, соответствующей М=2, и совершал маневры с перегрузкой, равной 5g. При этом управляемость истребителя, по утверждению представителей ВВС США, «изменилась незначительно». Однако, насколько можно судить по имеющейся у автора информации, контейнеры FAST PACK нашли ограниченное применение на самолетах F-15C/D – очевидно, сказалось ухудшение характеристик оснащенного ими истребителя на сверхзвуковых режимах полета. Штатно их начали устанавливать лишь на многофункциональных истребителях F-15E. Нереализованными остались разведывательные и «ракетный» варианты комплектации FAST PACK

Охотник за спутниками

В 1976 г. под влиянием советских успехов в области противокосмической обороны, в США начались работы над системой ASAT, включавшей истребитель F-15C в качестве первой, разгонной ступени и ракету ASM-135. Главным предназначением новой системы должна была стать борьба с советскими спутниками радиотехнической и радиолокационной разведки, совершавшими полет по сравнительно низким орбитам. Ракета ASM-135 длиной 5,18 м и стартовой массой 1180 кг сама была трехступенчатой, причем третья ступень (масса 15,4 кг, длина 460 мм, диаметр 300 мм) являлась собственно аппаратом-антиспутником с ИК-системой самонаведения и осколочной боевой частью. F-15С, входивший в комплекс ASAT, не имел специальной системы наведения и прицеливания по космическим объектам, его задачей являлась лишь доставка ракеты-антиспутника в заданное время в заранее рассчитанную точку пространства и ее пуск при выполнении «горки». В дальнейшем ракета летела по баллистической траектории и могла перехватить космические цели на высотах до 800 км.

В целом, программа ASAT шла довольно трудно. По техническим причинам, связанным, в первую очередь, с наиболее проблемной третьей ступенью и системой ИК-наведе- ния, ее реализация задержалась на 18 месяцев. 21 января 1984 г. на Тихоокеанском ракетном полигоне состоялся первый из 12 запланированных испытательных пусков ASM-135, в котором ракета несла лишь макет аппарата-перехватчика. Первый реальный перехват космического объекта был выполнен 13 сентября 1985 г., в качестве мишени использовался исследовательский спутник ВВС США Р78-1, находившийся на круговой полярной орбите с наклонением 97,7° и высотой около 450 км. Пуск антиспутника с F-15 был выполнен летчиком в автономном режиме, который рассматривался как штатный в условиях боевого применения. При подходе к зоне пуска самолет летел по командам директорной системы на высоте 11890 м со скоростью, соответствовавшей М=0,85. После входа в пределы 13-километровой зоны с координатами, определенными для пуска, бортовая ЭВМ истребителя выдала команду на снижение до высоты 9140 м, затем рассчитала точку начала маневра, после прохода которой самолет разогнался до числа М=1,22. Затем летчик выполнил «горку» с углом наклона траектории 60-65° при перегрузке 3,5g. Пуск антиспутника был осуществлен на высоте 11580 м при скорости, соответствовавшей М=1,0. Перехватчик поразил цель прямым попаданием.

К1987 г. планировалось развернуть две антиспутниковые эскадрильи F-15C на авиабазах Лэнгли (шт. Вирджиния) и Мак-Корд (шт. Вашингтон), а для их оснащения закупить 112 ASM-135. Однако с 1986 г. программа ASAT начала постепенно сворачиваться. Причиной стало «миролюбие» американского конгресса, запретившего испытательные запуски по реальным космическим целям (в нескольких последних пусках система самонаведения целилась в одну из ярких звезд). В результате полностью довести систему до эксплуатационной готовности не удалось. Сказались и существенные тактические ограничения, присущие комплексу в целом. Так, требовалось предварительное (за несколько часов до взлета самоле- та-носителя) программирование, чтобы аппарат-перехватчик мог в точно определенное время достичь заданной точки космического пространства. Максимальная высота перехвата целей также была признана недостаточной (прорабатывались варианты ее увеличения, однако создание новой первой ступени влекло за собой неприемлемые для МО США расходы). Осенью 1986 г. было решено сократить число закупаемых ракет ASM-135 до 36, а от развертывания антиспутниковых эскадрилий и вовсе отказались. Комплекс ASAT так и не поступил на вооружение. Следует заметить, что и Советский Союз в конце 1980-х гг. также полностью прекратил испытания своего значительно более эффективного (и дорогостоящего) противокосмического оружия.

Пара учебно-боевых самолетов F-15B

«Охотник за спутниками» F-15Cc ракетой ASM-135

«Спарка» F-15D ВВС Израиля

F-15С из состава ВВС Саудовской Аравии

Первый многофункциональный

Вопреки многочисленным рекламным фотографиям и красочным картинкам 20-летней давности, изображавшим «Игл» увешанным гроздьями бомб и ракет различных типов, в действительности F-15A и F-15C лишь иногда оснащали ударным вооружением, а летчики, с которыми доводилось беседовать автору этих строк, даже не отрабатывали атаки наземных целей. «Орел» изначально являлся чистым истребителем воздушного боя, и его арсенал ограничивался ракетами класса «воздух-воздух».

Однако в конце 1970-х гг. ВВС США встали перед необходимостью поиска замены стареющему истребителю-бомбардировщику F-111 – своему основному тактическому ударному самолету. Задача эта была вовсе не простой. F-111 обладал рядом уникальных свойств, в т.ч. большой дальностью полета (на предельно малой высоте – до 1400 км, перегоночной – 4700 км) в сочетании с весьма солидной бомбовой нагрузкой, а также способностью выполнять скоростной маловысотный бросок в режиме автоматического следования рельефу местности, способностью вести поиск и атаковать малоразмерные наземные цели в сложных метеоусловиях круглые сутки. «Макдоннелл Дуглас» в инициативном порядке приступила к исследованию эффективности F-15 при действиях по наземным целям еще в 1976 г. Специалисты фирмы пришли к выводу, что «Игл» обладает хорошими шансами для сравнительно легкой трансформации в истребитель-бомбардировщик. Проект, получивший неофициальное название «Страйк Игл», был представлен на объявленный ВВС конкурс, целью которого являлся выбор тактического ударного самолета ETF (Enhanced Tactical Fighter). Причем эту машину следовало создать на основе уже существующей конструкции. Кроме модифицированного F-15, на суд экспертов ВВС были представлены проекты на базе самолетов «Дженерал Дайнэмикс» F-16 и F-111, «Фэрчайлд Рипаблик» А-10, «Воут» А-7, «Мавдоннелл Дуглас» F-4 и F/A-18, «Грумман» F-14 и А-6, а также европейский истребитель-бомбардировщик «Торнадо».

В 1980 г. программа ETF была приостановлена. Это объясняли, главным образом, финансовыми соображениями. Однако можно предположить, что определенную роль сыграло и начавшееся в те годы увлечение руководства ВВС США технологией «стелс». Несмотря на это, «Мавдоннелл Дуглас» за собственные средства продолжала исследования ударного варианта «Игла» и 8 июля 1980 г. начала летные испытания опытного истребителя F-15B AFCD (Advanced Fighter Capability Demonstrator). «Страйк Игл» отличался от учебно-боевого F-15B наличием контейнеров FAST PACK и усовершенствованным радиоэлектронным оборудованием, оптимизированным для действий по наземным целям. «Изюминкой» нового истребителя должна была стать РЛС с расширенными режимами работы, а также тепловизионное оборудование нового поколения, дающее экипажу возможность уверенно пилотировать машину на предельно малой высоте в любых погодных условиях, днем и ночью, находить и опознавать малоразмерные наземные цели и применять по ним оружие различных классов, в том числе высокоточные ракеты и авиабомбы с тепловизионным самонаведением, а также использующие лазерную подсветку цели. Конечной целью программы являлось создание многофункционального истребителя, способного с одинаковым успехом бороться как с наземными, так и с воздушными целями.

В начале 1982 г., после прихода к власти администрации Рональда Рейгана, резко увеличившей военные расходы, ВВС США решили возобновить программу создания самолета для замены F-111. С ноября 1982 г. по апрель 1983 г. ВВС провели сравнительные летные испытания четырех F-15 (включая F-15 AFCD), а также двух опытных самолетов «Дженерал Дайнэмикс» F-16XL. Тогда F-15 выполнили 216 полетов, a F-16XL – 387 полетов. По их результатам 24 февраля 1984 г. ВВС объявили о выборе F-15 в качестве основы для создания многофункционального истребителя F-15E. Победа «Макдоннелл Дуглас» была обусловлена, в частности, тем, что бортовое оборудование будущего самолета уже было во многом отработано в рамках программы «Страйк Игл». На трансформацию опытного F-15AFCD в полноценный боевой самолет, по оценкам ВВС США, требовалось всего 275 млн. USD, тогда как на доводку F-16XL – 473 млн. USD. Кроме того, военные весьма скептически отнеслись к возможности создания одноместного многофункционального истребителя, а на двухместный вариант F-16XL требовались дополнительные средства.

Пуск ракеты AIM-7M «Спарроу» с борта F-15C

Ракеты средней дальности AIM-7M «Спарроу» (под фюзеляжем) и AMRAAM

Ракеты ближнего боя: американские AIM-9 «Сайдвиндер» и израильские «Питон-4»

Первый из трех предсерийных F-15E поднялся в воздух 11 декабря 1986 г., а первый серийный самолет был поставлен заказчику 29 декабря 1988 г. От F-15D – своего прототипа – «Страйк Игл» отличался существенно переработанной (на 60%) конструкцией, что связано с увеличением взлетной массы. Благодаря применению новых технологий ресурс планера также увеличили до 16000 часов. Ряд конструктивных элементов хвостовой части фюзеляжа выполнили из титанового сплава с применением сверхпластического формирования, что позволило увеличить объем двигательного отсека при сохранении внешних обводов самолета. Таким образом, F-l 5Е стал совместим не только с «родными» двигателями F100, но и с более мощными и габаритными F110. Самолет оборудовали полностью новой трехканальной электродистанционной системой управления, обеспечивающей возможность полета в режиме автоматического следования рельефу местности на высоте до 30 м.

«Страйк Игл» стал первым американским самолетом, оснащенным контейнерной маловысотной прицельно-навигационной системой LANTIRN (Low Altitude Navigation and Targeting InfraRed Night System). Система размещена в двух контейнерах под воздухозаборни

ками самолета. Прицельный контейнер массой 245 кг содержит тепловизионную систему переднего обзора с узким углом зрения, корелля- тор линии визирования ракеты и лазерный дальномер-целеуказатель. В навигационном контейнере массой 195 кг размещаются РЛС автоматического следования рельефу местности, а также тепловизионная система переднего обзора с широким углом зрения. Видеоинформация от этой аппаратуры выводится на ИЛС, образуя перед летчиком своеобразное «окно в ночи», позволяющее уверенно пилотировать истребитель на высоте около 60 м в любое время суток вне зависимости от погодных условий. Информация от прицельного модуля выводится на один из кабинных экранов.

Вначале ВВС США планировали приобрести 392 новых самолета, но впоследствии сократили заказ до 200 единиц с окончанием финансирования производства в 1991 г. Однако после постройки этого количества выпуск ударных «Иглов» был продолжен: ВВС оказались заинтересованными в поддержании сборочной линии на заводе в Сент-Луисе в рабочем состоянии. Для восполнения боевых потерь в ходе операции «Буря в пустыне», а также для компенсации передачи Саудовской Аравии в 1990 г. 24 истребителей F-15C/D, в 1991 и 1992 финансовых годах ВВС заказали дополнительно девять машин. В дальнейшем заказы продолжали поступать, к началу 2002 г. было выпущено 236 единиц F-15E, и еще 10 самолетов находились в стадии постройки.

Большой потенциал F-15E позволил конструкторам «Мавдоннелл Дуглас», а позже «Боинг»(2*) последовательно наращивать боевые возможности истребителя. В 1992 г. ВВС США начали программу, рассчитанную на девять лет, в ходе которой самолету предполагалось придать способность вести борьбу с наземными РЛС противника с помощью специализированных ракет AGM-88 HARM. Программа рассчитана на два этапа. На первом усовершенствовались бортовые процессоры системы управления оружием и ее программное обеспечение, что позволило к концу 1996 г. оснастить самолет ракетами HARM. На втором этапе, завершение которого намечено на текущее десятилетие, предполагается установить систему радиоэлектронной разведки и целеуказания, что позволит самолету осуществлять автономный поиск «жертв» для ракет HARM. После завершения второго этапа модернизации F-15E сможет в полной мере решать задачи, возлагаемые ранее на специализированный противорадиолокационный самолет F-4G «Уайлд Уизл». В дальнейшем в состав вооружения F-15E планируется включить модернизированный вариант ракеты HARM, который должен поражать радары, даже если они временно прекратили работать на излучение.

2* Напомним читателям, что в 1997 г. «Макдоннелл Дуглас» вошла в состав «Боинга». (Прим. ред.)

Опытный истребитель F-15B AFCD «Страйк Игл»

Серийный многофункциональный истребитель F-15E. Авиабаза Сеймор Джонсон, 16 сентября 2003 г.

В начале 1989 г. на одном F-15E был установлен опытный ТРДДФ «Дженерал Электрик» F110-GE-129, форсированный до 14300 кгс. Однако в том же году, после проведения 23 полетов (суммарный налет – 67 ч) испытания прекратили. В дальнейшем были проведены работы по модернизации воздухозаборников F-15E применительно к особенностям двигателя F100-GE-129. В 1993 г. испытания самолета с этими ТРДДФ возобновились, но вновь не привели к желаемым результатам. В настоящее время ВВС США, видимо, не планируют оснащать F-15E двигателями фирмы «Дженерал Электрик», хотя инициативные работы в этом направлении продолжаются.

Постоянно расширяется состав вооружения ударного «Игла». С конца 1990-х гг. ведутся работы по оснащению этих самолетов корректируемыми авиабомбами типа JDAM с инерциальным наведением, дополненным системой спутниковой коррекции. Различные модификации этих боеприпасов имеют калибр 225,450 и 900 кг. К их достоинствам следует отнести применение по принципу «сбросил-забыл», в отличие от бомб с лазерным наведением, которые нуждаются в подсветке цели. Не накладываются ограничения и на максимальную высоту применения нового оружия, а также на время суток и погодные условия. В то же время, точность попадания таких авиабомб составляет 10-15 м, что несколько хуже, чем у лазерных. Кроме того, JDAM не могут поражать движущиеся объекты, так как координаты целей вводятся в бомбу до ее сброса (опыты по радиокоррекции JDAM с борта самолета-носителя, обеспечивающей поражение мобильных целей, начались лишь в 2002 г.). В ходе летных испытаний, проведенных 14 мая 2001 г. на полигоне Чайна Лэйк (Калифорния), было осуществлено успешное бомбометание с одного «Игла» пяти бомб с инерциально-спутниковым наведением GBU-31 JDAM (900 кг), поразивших пять различных целей. Бомбометание выполнялось с горизонтального полета на высоте 11400 м при скорости, соответствующей М=0,8.

Еще одним перспективным боеприпа- сом, который планируют «прописать» на борту F-15E, является корректируемая планирующая бомбовая кассета AGM-154 JSOW, которая рассчитана на поражение целей, находящихся на удалении до 65 км от самолета- носителя. Кассета представляет собой летательный аппарат с корпусом длиной около 4,1 м, имеющим оребренную форму, снижающую радиолокационную заметность. Кассета имеет складное крыло и хвостовое оперение, образованное шестью аэродинамическими поверхностями. Боевая часть массой 230-450 кг (в зависимости от снаряжения), расположенная в районе центра масс, может включать мины «йтор», предназначенные для постановки в наброс, неуправляемые суббоеприпасы BLU-97, наводимые противотанковые суббоеприпасы BLU-108 или планирующие высокоточные противотанковые суббоеприпасы ВАТ с тепловизионно-акустическим самонаведением. Для поражения морских или особо- защищенных наземных целей AGM-154 предполагается снаряжать моноблочной БЧ. Кроме того, планирующая кассета может использоваться для доставки с высокой точностью (до 10 м) предметов снабжения наземным войскам. Другой «нетрадиционной» областью применения AGM-154 является РЭП: боеприпас может снаряжаться миниатюрными постановщиками помех, создающими «коридор» для прорыва самолетов в глубь боевых порядков противника. Летные испытания F-15E с AGM-154 начались в 1994 г. на авиабазе Ленгли. Теоретически истребитель-бомбардировщик способен нести шесть таких бомбовых кассет, однако в настоящее время их число ограничено четырьмя.

В ближайшее время арсенал «Страйк Игла» должна пополнить тактическая крылатая ракета нового поколения AGM-158 JASSM, выпуск опытной серии которой начался в 2002 г. ВВС США планируют закупить 2400 боеприпасов этого типа. Ракета выполнена с применением технологии «стелс» и оснащена инерциальной системой наведения на маршевом участке полета с коррекцией от блока спутниковой навигации GPS. На конечном участке используется тепловизионное самонаведение с системой автономного обнаружения и распознавания цели. Стартовая масса ракеты – 1024 кг, максимальная дальность – 370 км, скорость соответствует М=0,7. Ракета снабжена осколочно-фугасной или усовершенствованной проникающей боевой частью.

В более отдаленной перспективе (примерно 2010-х гг.) самолет может получить и управляемые авиабомбы нового поколения, имеющие уменьшенные размеры и массу, что позволит значительно увеличить их количество на борту F-15E.

Специалисты фирмы «Боинг» предполагают, что ВВС США будут эксплуатировать F-15E, как минимум, до 2015-20-х гг., привлекая его для решения широкого круга боевых задач, включая борьбу с тактическими баллистическими ракетами. Возможно использование F-15E и в качестве самолета управления, совместно с истребителями завоевания превосходства в воздухе F/A-22A и многоцелевыми истребителями F-16C.

По совокупности боевых свойств F-15E до недавнего времени являлся уникальным самолетом – первым серийным по-настоящему многофункциональным истребителем. Отсутствие долгое время прямых конкурентов позволило ему завоевать определенное положение на мировом авиационном рынке. Однако, в отличие от F-16, закупаемого, как правило, сравнительно не богатыми странами, приобретение многофункционального «Игла» смогли позволить себе лишь наиболее состоятельные «клиенты». В середине 1990-х гг. экспортная стоимость одного F-15E оценивалась более, чем 50 млн. USD.

Первой зарубежной страной, обратившей внимание на новую модификацию «Игла», стал Израиль, правительство которого в ноябре 1993 г. решило закупить 21 F-15E. Израильский вариант самолета получил обозначение F-15I (Israel). В целом он соответствует американскому прототипу, однако оснащен оборудованием РЭП израильского производства, а также несет израильские тактические крылатые ракеты «Поп Ай» или «Поп Ай»2 (максимальная дальность пуска – 60-90 км).

Другая экспортная модификация F-15S (Saudi Arabia) предназначена для Саудовской Аравии. По контракту, заключенному в декабре 1992 г., были построены 72 такие машины. Боевые возможности F-15S несколько снижены по сравнению с американским и израильским вариантами. Истребитель оснащен радаром AN/APG-63, аналогичным применяемому на истребителях F-15C. Вместо системы LANTIRN применена более простая оптоэлектронная система «Шарншутер», которая установлена лишь на 48 самолетах, оптимизированных для атаки наземных целей. Остальные 24 истребителя используются в системе ПВО. Саудовская Аравия планирует дополнительно закупить 24 F-15S, переговоры о приобретении которых ведутся с 2000 г.

Отработка установки конформных топливных баков на F-15С, 1983 г.

Зона выхода стволов пушки М61А1

Подвесной навигационный контейнер AN/AAQ-13 системы LANTIRN

Передние узлы подвески вооружения на конформном баке F-15E

Подвесной контейнер MXU-648/A для перевозки имущества и инструмента

В начале 1990-х гг. «Макдоннелл Дуглас» предложила ВВС США приобрести одноместный вариант истребителя F-15E, разрабатываемый на экспорт и получивший обозначение F-15F. Однако эта инициатива не была поддержана Пентагоном.

19 апреля 2002 г. был подписан контракт на поставку ВВС Республики Корея 40 истребителей F-15K. Самолет оснащен радаром AN/APG-63(V)1 со щелевой антенной решеткой, обладающим расширенными возможностями при работе по наземным целям. Радиолокационную станцию дополняет инфракрасная система, обнаружения и слежения AN/AAS-42, а также нашлемный прицел-индикатор фирмы «Боинг». Кроме того, истребитель оснащен усовершенствованной английской системой предупреждения о радиолокационном облучении AN/ALR-56C(V)1, а также системой постановки активных радиоэлектронных помех AN/ALQ-135M. Информационно-управляющее поле кабин экипажа образовано семью многофункциональными жидкокристаллическими индикаторами форматом 152x152 мм. F-15K стал первым серийным самолетом семейства, на котором установлены двигатели «Дженерал Электрик» F110-GE-129. В состав вооружения F-15K будут включены самые современные средства поражения, в том числе бомбы JDAM и крылатые ракеты SLAM-ER. Первый самолет F-15K будет поставлен в 2005 г., а последний – в 2008 г.

По словам одного из руководителей программы F-15 М.Риндоуэра (Mike Rindouer), технические усовершенствования, отработанные на F-15K, могут быть реализованы и в ходе модернизации американских «Иглов». В частности, предполагается, что в 2008-2010 гг. часть F-15C/D получит усовершенствованные радары AN/APG-63(V)1.

В соответствии с существующими планами, к концу текущего десятилетия парк F-15E в США должен быть дополнен многофункциональными истребителями пятого поколения «Локхид Мартин» F/A-22A «Рэп- тор». Однако последний отличается очень незначительной боевой нагрузкой (две корректируемые авиабомбы GBU-32 JDAM-1000 массой по 225 кг в грузоотсеке), поэтому полностью заменить F-15E в боевом строю американских ВВС не сможет. По всей видимости, для этого понадобится тяжелый тактический ударный самолет нового типа на базе истребителя F/A-22, исследование облика которого «Локхид Мартин» ведет с 2002 г. По самым оптимистичным прогнозам, он может быть создан не ранее середины следующего десятилетия.

Помимо США, «Иглы» выпускались в Японии. Фирма Mitsubishi собрала по американской лицензии с частичным использованием американских комплектующих еще 155 истребителей F-15J и 36 учебно-боевых F-15DJ. На этой же фирме были собраны и 10 самолетов F-15J, поставленных из США в виде комплектов агрегатов.

На этом F-15E подвешены имитаторы ядерных боеприпасов BDU-38

F-15Е во время дозаправки. На подфюзеляжных узлах подвешены бомбы с лазерным наведением GBU-27

Корректируемые боеприпасы JDAM подвешены под F-15E

С прицелом на будущее

«Иглы» активно использовали и продолжают использовать в качестве летающих лабораторий. В 1982 г. на F-15A прошел летные испытания опытный двигатель F100-DEEC с перспективной цифровой системой управления. Было выполнено 30 полетов, которые подтвердили возможность такой замены, а также улучшение ряда характеристик двигателя, в частности, почти вдвое (с 7 до 4 с) сократилось время выхода с «малого газа» на «полный форсаж». В дальнейшем задел, полученный в рамках этой программы, был использован при создании двигателя F100-PW-229.

В 1981-83 гг. в летно-испытательном центре ВВС США на авиабазе Эдвардс состоялось более 60 полетов летающей лаборатории F-15, оснащенной интегрированной системой управления полетом и огнем IFFC. Она включала подвесной контейнер «Атлис»II с оптико-электронным оборудованием, обеспечивавшим целеуказание и прицеливание, а также компьютер, в памяти которого хранились алгоритмы управления полетом и огнем. Кроме того, было модифицировано программное обеспечение. Среди преимуществ системы IFFC следует отметить возможность атаки воздушных и наземных целей при полете на любом, допустимом с точки зрения аэродинамики, угле атаки. Время, требующееся на атаку и уход от цели, было примерно в три раза меньше, чем у серийного F-15. При действиях по земле самолет получил возможность находиться в стороне от цели, прикрытой средствами ПВО ближнего рубежа. В ходе этих испытаний был выполнен перехват воздушной мишени PQM-102, сбли жение с которой осуществлялось на встречных курсах под ракурсом 130° со скоростью 1300 км/ч, при этом истребитель и мишень выполняли маневры с перегрузкой 3g. Цель была поражена 2-секундной очередью (был выпущен 171 снаряд). Наработки по программе IFFC нашли применение при создании самолетов F/A-18C/D, F-15E, F-16C и др.

В июне 1983 г. на авиабазе Эдвардс  начались испытания F-15 с усовершенствованной цифровой системой управления полетом FCS. В отличие от аналоговой системы, установленной на серийных истребителях, она была объединена с системами управления силовой установкой, управления огнем и навигации. Это обеспечило значительное улучшение летных характеристик без дорогостоящей модернизации планера и силовой установки.

В том же году, в ответ на запрос ВВС США разработать вариант F-15 с уменьшенной более чем на 50% длиной разбега и пробега, «Макдоннелл Дуглас» представила проект экспериментального самолета F-15STOL, в дальнейшем получившего обозначение F-15S/MTD. На этой машине предлагалось применить переднее горизонтальное оперение (ПГО), а также плоские сопла с управлением вектором тяги (УВТ) в вертикальной плоскости и реверсом. В F-15S/MTD переоборудовали первый опытный учебно-боевой F-15D. В качестве ПГО были использованы консоли стабилизатора F/A-18, установленные с поперечным «V» в 20° и способные отклоняться как симметрично, так и дифференциально. Фирма «Пратт Уитни» разработала плоские поворотные сопла из титановых сплавов с системой жидкостного охлаждения, для чего самолет потребовалось оснастить специальным турбохолодильником. Опытная машина получила новую цифровую электродистанционную систему управления, объединяющую традиционные исполнительные органы управления с управлением ПГО, двигателем, поворотными соплами, носовым колесом и тормозами основных колес. Характерной особенностью F-15S/MTD стала реконфигурируемость системы управления: при потере или отказе какой-либо исполнительной поверхности управления, а также отказе одного из двигателей функции остальных органов управления автоматически переопределялись таким образом, чтобы сохранять, насколько это возможно, устойчивость и управляемость самолета. Для повышения предельно допустимой вертикальной скорости касания земли были усилены опоры шасси. В сочетании с пневматиками низкого давления это позволило эксплуатировать машину с грунтовых ВПП, а также с плохо отремонтированных бетонных полос. Самолет оснастили и автоматической автономной системой посадки, обеспечивающей приземление при высоте нижней кромки облачности 60 м и прямой видимости 800 м. Модернизированный радар AN/APG-70 обеспечивал разрешение 5,2 м на расстоянии 39 км и 2,6 м – на 22 км. Доработки привели к существенному увеличению массы самолета – только за счет установки ПГО он потяжелел на 1090 кг.

Согласно первоначальным планам, первый полет экспериментальной машины должен был состояться в начале 1988 г. Однако «Пратт Уитни» встретилась при разработке новых сопел с рядом проблем, что несколько задержало начало летных испытаний. F-15S/MTD без системы УВТ поднялся в воздух 7 сентября 1988 г., а в штатной конфигурации – 10 мая 1989 г. Испытания на авиабазе Эдварде проходили до августа 1991 г. и включали 138 полетов, в целом подтвердивших работоспособность технических новшеств. Так, скорость захода на посадку F-15S/MTD по сравнению с F- 15D уменьшилась с 260 до 222 км/ч, а дальность полета возросла на 13%. За счет использования плоских сопел и ПГО угловая скорость крена возросла на 24%, а тангажа – на 27%. Была продемонстрирована возможность посадки на сухую полосу длиной 425 м и мокрую длиной 985 м (для серийного истребителя F-15C требуется 2300 м мокрой полосы). В ходе последнего испытательного полета 12 августа 1991 г. самолет выполнил посадку ночью без использования наземного оборудования, лишь за счет бортовых средств. Технологии, отработанные на F-15S/MTD, нашли широкое применение при создании истребителя пятого поколения F/A-22A «Рэптор», а также в ряде других программ.

Сброс с F-15E бомбы с лазерным наведением GBU-28

Отработка применения бомб GBU-27

F-15Е наносит удар боеприпасами JDAM по заранее выбранным целям

В дальнейшем F-15S/MTD был передан NASA где ему присвоили регистрационный номер NASA 837/71-0290. В конце 1990-х гг. после соответствующего переоборудования самолет был задействован в рамках программы ACTIVE (Adanced Control Technology for Integrated Vehicles), в которой, помимо NASA участвовали лаборатория имени Райта ВВС США а также фирмы «Боинг» и «Пратт Уитни». Двигатели получили новую, нереверсивную систему УВТ. Сопла могли отклоняться в любом направлении, обеспечивая управление самолетом как по тангажу, так и по рысканию. УВТ предназначалось как для повышения взлетно-посадочных характеристик машины, так и для улучшения ее маневренности в диапазоне скоростей от предельно малых до соответствующих М=2,0. Кроме того, самолет оснастили новой «высокоинтеллектуальной» интегрированной системой управления. В 1999 г. в рамках программы ACTIVE экспериментальный F-15 выполнил 15 полетов, после чего вновь был поставлен на консервацию. В настоящее время NASA располагает еще одной летающей лабораторией F-15B (NASA836/74-0141), которая периодически используется в различных исследовательских программах.

20 февраля 1992 г. состоялся первый полет модернизированного истребителя F-15B, на котором фирма «Макдоннелл Дуглас» испытывала оборудование системы ICAAS (Integrated Control and Avionics for Air Superioriti), позволяющей координировать действия звена (четыре самолета) в бою против нескольких воздушных целей. Система должна осуществлять в полете сбор информации о наблюдаемых целях от всех истребителей группы, обрабатывать ее и отображать рекомендуемые тактические схемы действий, а также обеспечивать автоматическое целераспределение самолетам звена. В передней кабине этого F-15B была установлена новая система индикации, включавшая многоцветные электронно-лучевые индикаторы с сенсорным управлением. Самолет оснастили двумя БЦВМ фирмы «Лир Астроникс». Следует заметить, что подобная, также координирующая действия звена, но более простая по исполнению система реализована на серийных истребителях Су-27. Однако из-за сокращения бюджета МО США финансирование этой программы вскоре было прекращено, и летные испытания остановлены после четырех полетов. «Макдоннелл Дуглас» по собственной инициативе некоторое время продолжала стендовые исследования по моделированию групповых действий двух F- 15, оснащенных системой ICAAS. В дальнейшем результаты этих работ были частично востребованы в других истребительных программах, однако F-15 способности действовать в режиме автоматизированного группового управления так и не приобрел.

В 1993 г. на базе Эдвардс состоялись летные испытания лаборатории F-15 HIDEC (Highly Integrated Digital Electronic Control), переоборудованной из восьмого прототипа F-15A (сер. №71-0208). Самолет был оснащен очень необычной системой управления силовой установкой: она могла изменять тягу двигателей таким образом, что самолет получал возможность разворачиваться, переходить в набор высоты или снижение без использования аэродинамических управляющих поверхностей. Все это позволяло пилоту осуществить безопасную посадку даже в случае выхода из строя элеронов, рулей направления и дифференциального стабилизатора, что и было отработано в ходе программы.

Летающая лаборатория F-15B ACTIVE

Отклоняемые сопла летающей лаборатории F-15S/MTD и F-15B ACTIVE

Летающая лаборатория F-15 HIDEC

Нереализованные проекты

В начале 1990-х гг. «Макдоннелл Дуглас» на базе F-15E разработала проект еще более «продвинутого» многофункционального истребителя F-15XX, в конструкции которого намечалось использовать технологию «стелс». При этом планер исходного самолета был практически сохранен, лишь несколько увеличен размах крыла. В целях снижения радиолокационной заметности предполагалось применение полуутопленных узлов внешней подвески вооружения, а также радиопоглощающего покрытия поверхности планера и ракет. Однако, по мнению ВВС, все это было связано с недопустимо большим техническим риском, в результате проект был отклонен. Тем не менее, фирма продолжила работы в этом направлении в инициативном порядке, в результате появился проект F-15MANX. За счет внедрения новейшей цифровой электродистанционной системы управления, а также отклонения вектора тяги двигателей на этом истребителе планировалось полностью отказаться от вертикального оперения, что способствовало еще большему снижению заметности. Но, как и F-15XX, проект F-15MANX также не был реализован. В этой связи следует заметить, что американские военные вообще весьма неохотно рассматривают предложения промышленности, которые потенциально могут составить конкуренцию их «священным коровам» – программам F/A-22 и F-35.

В 1994 г. «Макдоннелл Дуглас», также в инициативном порядке, разработала новое крыло для F-15E. Оно отличалось увеличенной площадью, стреловидность по передней кромке составила 50°, а задняя кромка имела «вырез» для горизонтального оперения подобно F/A-22. Максимальная строительная высота консоли крыла возросла до 457 мм. В результате емкость кессонных баков увеличилась на 2570 кг топлива. По расчетам, радиус действия модернизированного истребителя при полете по смешанному профилю должен был возрасти с 1270 до 1670 км. Проект, получивший обозначение F-15U, был предложен на конкурс перспективного дальнего истребителя-бомбардировщика, объявленный правительством Объединенных Арабских Эмиратов. Другими участниками этого конкурса стали: французская фирма Dassault, предложившая истребители Mirage 2000-5 и Rafale, консорциум Euroflghter со своим EF2000, американская фирма Lockheed Martin (F-16C/D Block 60) и российское АО «ОКБ Сухого» (Су-ЗОМК и Су-37). Победу одержали французы – сказалась традиционная ориентация ВВС Эмиратов на закупку техники во Франции, а на более дальнюю перспективу ОАЭ выбрали F-16C/D Block 60.

В дальнейшем проект F-15U был несколько откорректирован и получил обозначение F-15U+: на самолете было решено установить встроенный вариант системы LANTIRN. Его штатное вооружение в ударном варианте должны были составить девять свободнопадающих авиабомб Мк.84 калибром 900 кг или семь КАБ с лазерным наведением GBU-24. В случае победы на конкурсе в ОАЭ фирма «Макдоннелл Дуглас» весьма оптимистично рассчитывала получить дополнительный заказ на 100 самолетов F-15U от ВВС США, однако это не вызвало видимой реакции со стороны Пентагона, и проект «лег на полку».

F-15 рассматривался и в качестве перспективного самолета для выполнения функции SEAD (Suppression of Enemy Air Defences) – подавления ПВО противника. Начиная с 1992 г., рассматривались различные варианты оснащения истребителя F-15C дополнительными средствами обнаружения вражеских РЛС. Параллельно по программе HARM Targeting Device (система целеуказания ракетам HARM) велись работы по адаптации противорадио- локационной ракеты AGM-88 HARM к системе управления вооружением F-15C. Позже обе программы объединили в одну, получившую обозначение MDSEAD (Manned Destructive Suppression of Enemy Air Defences) – пилотируемая ударная система подавления ПВО противника. Предполагалось, что новые бортовые приемники обеспечат чрезвычайно быстрое обнаружение РЛС наиболее современных ЗРК, целеуказание и пуск по ним ракеты в течение нескольких секунд после обнаружения. Однако в качестве «охотника за ЗРК» ВВС США выбрали более дешевый и массовый многофункциональный истребитель F-16C Block 40/42, a F-15С так и остался в своей традиционной истребительной ипостаси.

Модернизация строя

Летные испытания и эксплуатация первых партий F-15A/B в строевых частях выявили ряд недостатков самолета. В частности, слабость конструкции регулируемых воздухозаборников, что обусловило ограничения перегрузки при маневрировании на малых высотах. Возникла необходимость доработки уже построенных самолетов и дальнейшего совершенствования конструкции. Начатый таким образом процесс уже не прекращался никогда. Так, в 1984 г. ВВС США выдали фирме «Макдоннелл Дуглас» контракт стоимостью 155,1 млн. долл., предусматривающий в рамках программы MSIP дальнейшее усиление конструкции планера, обеспечивающее выполнение маневров с перегрузкой 9g вместо 7g у серийных истребителей F-15A/B/C/D, а также усиление шасси, что позволяло повысить максимальную взлетную массу с 30850 до 36300 кг. Кроме того, на самолет устанавливалась новая БЦВМ, программируемая система управления вооружением с цветным дисплеем, модернизированная система РЭП, а также устройство предупреждения о применении противником средств радиоэлектронной борьбы. Первый полет модернизированного по программе MSIP истребителя F-15C состоялся 20 июня 1985 г.

F-15J из ВВС Сил самообороны Японии приземляется на американской авиабазе Эльмендорф на Аляске во время учений Cooperative Соре Thunder. 27 мая 2003 г.

Летающая лаборатория F-15E1 впервые поднимается в небо с ракетой SLAM-ER, предназначенной для корейского F-15K. 20 февраля 2004 г.

Недавно начала реализовываться новая программа поэтапного усовершенствования истребителей F-15C/D. Эти машины стали оснащать двумя современными многофункциональными кабинными индикаторами и системой автоматизированного обмена информацией Link 16. Это позволит летчикам «Иглов» значительно более эффективно взаимодействовать с самолетами ДРЛО, наземными центрами управления, а также между собой. Сообщалось о планах установить эту аппаратуру и на 100 старых самолетов F-15A/B, входящих в состав Национальной гвардии, а также на многофункциональные истребители F-15E.

С середины 2001 г. модернизируется и парк F-15E. Вместо индикаторов на электронно-лучевых трубках в кабине экипажа устанавливаются жидкокристаллические цветные дисплеи, кроме того, самолет получает новый дисплей контроля за параметрами силовой установки. Однако наиболее радикальным усовершенствованием должна стать замена радара AN/APG-70 со щелевой антенной решеткой на перспективную станцию, снабженную активной фазированной антенной решеткой (АФАР). В порядке эксперимента такие станции, получившие наименование AN/APG- 63(V)2, уже установлены на 18 истребителях F-15C, размещенных на авиабазе Элмендорф (Аляска). Это первые в мире серийные самолеты, оснащенные радиолокационными антеннами подобного типа (самолеты МиГ-31, Су-30МКИ и «Рафаль» имеют пассивные ФАР).

В соответствии с существующими планами, замена самолетов F-15А/В, а также F-15C/D ранних серий на истребители F/A-22A «Рэп- тор» начнется с конца 2005 г. Однако, если в начале 1990-х гг. Пентагон планировал закупить 648 машин этого типа, то к настоящему времени заказ «сжался» до 295 F/A-22. Причем рассматривается возможность дальнейшего сокращения закупок. В этих условиях потребуется сохранение истребителей F-15C/D на вооружении ВВС США в 2010-х гг, a F-15E – и на более отдаленный период. Поэтому американские ВВС готовятся к реализации комплексной программы продления жизненного цикла F-15C/D и F-15E. Доработки планера должны включать, в частности, замену сотовых панелей в концевых частях крыла и в носке вертикального оперения на новые, менее подверженные воздействию влаги. На самолетах F-15E возможна также замена алюминиевых панелей крыла на углепластиковые. На «Страйк Иглах» предполагается также «активировать» заложенные в конструкцию, но не используемые пока крыльевые узлы внешней подвески №1 и №9. В результате увеличения боевой нагрузки максимальная взлетная масса самолета возрастет до 37700 кг. В комплект оборудования F-15E предполагается включить очки ночного видения. Объявлено, что в скором будущем произойдет унификация программного обеспечения БЦВМ истребителей F-15C/D и F-15E. Эти самолеты должны получить и новую аппаратуру радиотехнической системы посадки. В состав вооружения F-15C/D со второй половины текущего десятилетия планируется включить новые высокоманевренные ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности AIM-9X. Усовершенствования коснутся и силовой установки.

Улучшение F-15 ведется и в других странах. Например, 18 июля 2003 г. японская фирма Mitsubishi Heavy Industries (MHI) приступила к летным испытаниям модернизированного варианта F-15J. Первый этап модернизации (т.н. «конфигурация-1») включает оснащение истребителя новой РЛС фирмы Rytheon, а также центральным процессором фирмы Lockheed Martin. В рамках второго этапа («конфигурация-2»), реализация которого начнется в 2006 г, самолет получит новую систему РЭП производства японской фирмы. В соответствии с пятилетним планом закупки вооружений, до конца 2005 г. фирма MHI должна поставить Силам самообороны Японии 12 модернизированных F-15J.

Как видим, «Игл», несмотря на свой весьма почтенный возраст, обладает достаточно высоким модернизационным потенциалом. Можно предположить, что доработанные варианты F-15 наравне с их российскими аналогами, модернизированными Су-27 и Су-30, останутся одними из основных «воздушных бойцов» и во втором десятилетии нашего века. Разумеется, по своим боевым возможностям они уступят, хотя и не столь существенно, как кажется некоторым аналитикам, таким еще не зажегшимся «звездам» пятого поколения, как американский F/A-22 или российский ПАК ФА. Однако на фоне менее «продвинутых» европейских самолетов «Тайфун» и «Рафаль», а также китайского J-10 модернизированный «Игл» будет выглядеть вполне адекватно. А если принять во внимание планируемое оснащение его новыми типами вооружений и прекрасно отработанное в ВВС США информационное обеспечение действий истребительной авиации, то можно говорить даже о некотором преимуществе «Игла» над ними. Так что ставить точку на F-15 еще рано – эта тема приобретет актуальность лишь в следующем десятилетии.

Is it the Best of the World?

F-15 быстро завоевал симпатии строевых летчиков. Когда они получили возможность выразить журналистам свое мнение о машине, по белому свету разнеслось: «The Best of the World» (лучший в мире). Конечно, американцы всегда относились с придыханием к продукции с биркой «Made in USA», однако до появления на международной арене Су-27 «Игл» действительно был вне конкуренции.

Бортовое оборудование и вооружение F-15, а также его высокие летные характеристики дали возможность истребителю действовать автономно в условиях применения противником средств РЭП, днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях, против воздушных целей на больших и малых высотах. Маскировочная окраска и сниженное более, чем в три раза дымление двигателей по сравнению с силовой установкой «Фантома» затрудняли визуальное обнаружение F-15 в ближнем бою. Вся необходимая летчику пилотажная и прицельная информация выводилась на индикатор на лобовом стекле (ИЛС). Безусловное одобрение пилотов вызвало размещение основных переключателей управления бортовым оружием, РЛС и системой связи на РУД и ручке управления самолетом (система HOTAS).

Остекление кабины F-15 обеспечиваеп летчику прекрасный обзор

Приборное оборудование передней кабины F-15E

Приборное оборудование кабины F-15C

Наземное обслуживание «Игла», по сравнению с F-4, требовало на 44% меньше трудозатрат на 1 час полета и на 45% меньше времени для подготовки к повторному вылету. Процесс замены двигателя длился всего 30 минут. Высокая эксплуатационная технологичность самолета была достигнута за счет легкого доступа (без стремянок) к бортовым системам и оборудованию через люки, суммарная площадь которых составила 53 м2 , причем 40% из них открывалось без инструмента; модульного принципа построения БРЭО и двигателя; высокой степени стандартизации; наличия системы встроенного контроля, а также применения вспомогательной силовой установки (ВСУ) для автономного запуска двигателей и привода самолетных агрегатов на земле.

Несмотря на имевшиеся у F-15A/B раннего выпуска конструктивные недостатки, эти машины в начале 1980-х гг. являлись лучшими тактическими самолетами ВВС США по степени оперативной готовности. Наивысшие достижения демонстрировали подразделения, базировавшиеся в Западной Европе. Так, в марте 1982 г. этот показатель всех F-15 ВВС США составлял 64,5%, а дислоцированных в Старом свете – 73,1% (71,4% – для 36-го тактического авиакрыла (TFW), размещенного в ФРГ на авиабазе Битбург и укомплектованного новейшими F-15C и F-15D). В дальнейшем для «Иглов», базировавшихся в Битбурге, этот показатель был доведен до 92,8%.

В первой половине 1980-х гг. в 36-м TFW насчитывалось 79 самолетов F-15:72 истребителя входили в состав трех эскадрилий, и еще 7 машин находились в резерве, предназначенном для восполнения возможных потерь или замены строевых машин при техническом обслуживании. База в Битбурге в годы «холодной войны» играла ключевую роль в обеспечении ПВО центральной группировки НАТО. Четыре самолета 36-го авиакрыла постоянно находились в пятиминутной готовности к боевому вылету. При этом пилоты «Иглов» демонстрировали время взлета по тревоге, не превышающее четырех минут (рекордный показатель – Змин 37 с). Столь высокие результаты достигались постоянными тренировками: в среднем ежемесячно выполнялось 50-60 вылетов по тревоге.

Не отставал от летчиков и наземный персонал 36-го TFW. При подготовке к повторному вылету заправка истребителя топливом и подвеска вооружения занимали всего 12 минут. Однако и здесь были свои рекордсмены, которым удавалось снизить этот показатель до 11 минут. В борьбе за сокращение нормативов пришлось пожертвовать кое-чем и в конструкции самолета. В частности, местные умельцы сняли внешние щитки, предназначенные для защиты элементов системы регулирования сопла двигателя и служащие обтекателями хвостовой части ТРДЦФ. Это незначительно увеличило аэродинамическое сопротивление, однако позволило почти на 10% снизить трудоемкость технического обслуживания.

«Иглы» демонстрировали свои действительно выдающиеся возможности и на другом краю планеты – в Азии. Так, во время учений «Тим спирит-82», прошедших в западной части Тихого океана, 24 истребителя F-15A, базировавшиеся на авиабазе Кадена (о. Окинава), за 9 дней совершили 418 «боевых» вылетов, из них 233 – в течение трех суток. При этом степень боевой готовности самолетов составила почти 100%.

F-15 удерживал «призовые» места и по безопасности полетов. Так, на апрель 1982 г. «Иглы» налетали 523000 ч и по среднему коэффициенту аварийности уступили только А-10А Следует заметить, что, согласно нормам ВВС США, летным происшествием считается случай, когда летательному аппарату причиняется ущерб в размере не менее 0,5 млн. USD. К 1984 г. коэффициент аварийности парка F-15 уменьшился и стал самым низким в ВВС США. Таковым он остается и в настоящее время.

Высокую надежность и живучесть машины можно проиллюстрировать следующим примером. Во время одного из учебных воздушных боев F-15 столкнулся с другим самолетом. В результате у него почти полностью были утрачены левая консоль стабилизатора и левый руль направления, а также большая часть левого киля. Задняя часть левой консоли крыла также была сильно повреждена. Однако самолет все же благополучно приземлился. Другой воздушный бой с самолетом А-4 «Скайхок», имитировавшим МиГ-21, также закончился столкновением. В результате израильский F-15 почти полностью потерял правую консоль крыла (кроме корневого участка размахом 0,6м). Тем не менее, пилот «Игла» все же решил выполнить посадку. Касание полосы произошло на скорости 540 км/ч, а торможение – посредством аварийного гака. Столь благополучное завершение этих происшествий специалисты «Макдоннелл-Дуглас» объяснили наличием достаточно большой подъемной силы, создаваемой комбинацией «воздухозаборник-фюзеляж», а также высокой квалификацией летчиков. Во время еще одного летного происшествия в центральный ПТБ ударила молния, вызвавшая взрыв паров топлива. Нижняя часть фюзеляжа была пробита 200 осколками и получила сильные повреждения от огня. Но и на этот раз самолет был спасен.

К началу 1999 г. самолеты типа F-15, поставленные ВВС США, Израиля, Саудовской Аравии и Японии, налетали, в общей сложности, более 3,5 млн. ч, зарекомендовав себя крайне надежными машинами, имеющими высокую степень боевой готовности. Однако, как и любая сложная техника, давал сбои и «Игл». Так, 13 ноября 1982 г. командование ВВС США объявило о временном прекращении полетов 632 самолетов F-15 (т.е. всех машин этого типа, имевшихся на вооружении американской авиации), обусловленном отказами сервоприводов стабилизаторов.

Под конец существования Советского Союза на авиасалонах взошла «звезда» истребителя Су-27, который быстро стал соперником «Игла» на международных рынках вооружений. Сравнение этих самолетов позволяет нагляднее продемонстрировать достоинства и недостатки F-15 как летательного аппарата.

Сопоставляя табличные характеристики обеих машин, можно сделать следующие выводы. Максимальное аэродинамическое качество F-15A при М=0,9 равно 10, а у Су-27 – 11,6 (рекордный показатель для истребителей четвертого поколения). По такому важнейшему критерию, как тяговооруженность, наиболее легкая версия «Игла» F-15A приблизительно соответствует Су-27: взлетная тяговооруженность этих машин при нормальной взлетной массе равна, соответственно, 1,14 (с 6100 кг топлива и вооружением, состоящим из четырех ракет AIM-7F и четырех AIM-7L) и 1,15 (с основным вариантом заправки – 5240 кг топлива и вооружением, включающим две Р-27Э и две Р-73), а боевая – 1,26 и 1,29. Более тяжелый F-15C имеет меньшую взлетную тяговооруженность – 1,05. В то же время, по этому параметру «Игл» существенно превосходил все остальные западные аналоги (у F-16A – 1,02, у F/A-18A – 0,90, у «Миража»2000 – 0,81). Лишь на последних сериях F-16C этот показатель составил 1,08-1,09. Су-27 имеет преимущество над F-15 по скорости неустановившегося и установившегося разворотов, а также в разгонных характеристиках. Все это при равном уровне квалификации летчиков снижает шансы «Игла» на победу в ближнем маневренном бою над Су-27. Подтверждением тому стало так называемое совместное маневрирование (своего рода имитация боя), которое было проведено в 1992 г. во время визита истребителей из 6-го Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС России (Липецк) на авиабазу Лэнгли (шт. Вирджиния), где дислоцируется 1-е тактическое авиакрыло ВВС США. Тогда пилотировавшему Су-27УБ м-ру Г.Карабасову удалось достаточно легко занять и прочно удерживать позицию в хвосте F-15D, несмотря на все попытки американского летчика оторваться.

Пара F-15C сопровождает над океаном советский самолет-разведчик Ту-95РЦ

F-15A из 36-го TFW ВВС США на авиабазе Битбург (ФРГ). Апрель 1977 г.

В 1993 г. состоялся ответный визит в Липецк группы из 1-го TFW. Интерес представляет оценка, которую дали F-15 российские летчики, получившие возможность пилотировать «Игл» в Америке и у себя на родине. Вот мнение генерала АХарчевского: «F-15 – хорошо управляемая машина с отличным обзором, не имеющая ограничений по штопору. Когда ее пытаешься заставить штопорить из различных положений, самолет лишь водит носом из стороны в сторону, не желая начинать вращение. В ходе маневрирования «Игл» выходит на углы атаки до 25° сохраняя управляемость. Управление самолетом мягкое, машина отлично слушается рулей, усилия на ручке значительно меньше, чем у Су-27. Однако аэродинамика F-15 менее совершенна, чему «Сухого»: он медленнее разгоняется в ходе маневрирования и быстрее тормозится. В то же время, на прямой разгонные характеристики обоих истребителей примерно равны. Срыв на F-15 начинается несколько раньше, чем на Су-27. Об его приближении можно судить, в частности, по усиливающемуся шуму в кабине. Взлет F-15 медленнее, чем у «Сухого» (при групповом взлете четверки, состоящей из двух Су-27УБ и двух F-15, российские машины для того, чтобы выдержать строй, были вынуждены выключить форсаж, тогда как американцы взлетали на полном форсаже). Минимальная скорость F-15 -210 км/ч. Это значительно больше, чему Су-27 и МиГ-29. Однако эффективность цельноповоротного стабилизатора «Игла» сохраняется при пробеге на скорости до 100 км/ч. Радиус виража F-15 больше, чему Су-27». В целом, по мнению Харчевского, «Игл» по маневренным характеристикам уступает Су-27 и МиГ-29. По оценке другого летчика ЦБПиПЛС, маневренные возможности «Игла» более всего соответствуют аналогичным возможностям самолета МиГ-23МЛД.

По мнению летчиков липецкого центра, двигатели F100-PW-200, установленные на F-15C/D, обладают худшей приемистостью по сравнению с АЛ-31Ф. Косвенно это проявилось и во время полетов в Лэнгли: сидевший в передней кабине F-15D м-р Карабасов обратил внимание на то, что американский летчик слишком резко работает РУДом. Ручка управления двигателями F-15 не имеет фиксаторов, что также, по российским меркам, не совсем удобно. Кабину американского истребителя, имеющую темно-коричневую, почти черную окраску приборной доски и панелей, с маленькими, трудночитаемыми индикаторами приборов, даже деликатный Харчевский назвал «ужасной», не говоря уже о более категоричном Карабасове. Жестким и неудобным показалось и катапультное кресло. Впрочем, восприятие кабины незнакомого самолета российскими летчиками неизбежно было весьма субъективным, они просто не привыкли к малоформатным индикаторам, внедренным на американских истребителях еще в 1950-е гг. Можно допустить, что и жесткое кресло «Игла» позволяет лучше ощущать самолет: известно, что основным органом восприятия пространственного положения летательного аппарата как раз является зад пилота.

Но вовсе неожиданным и необъяснимым показалось российским летчикам отсутствие системы притяга ремня на катапультном кресле F-15 (как, впрочем, и других истребителях ВВС США). Во время пилотирования Карабасов вывел свой «Игл» на отрицательную перегрузку и наблюдал, как «всплыл» американец в передней кабине (бедняга не ожидал такого маневра и не затянул поясной ремень, фиксирующий летчика в кресле). В то же время обзор из кабины американского истребителя оказался просто великолепным как вперед, так и назад. Было отмечено, что предполетная подготовка F-15 более продолжительная, чем у Су-27, и требует большего числа операций.

Ударный F-15Е «Страйк Игл» получает топливо от танкера KC-135R

Пара американских F-15С из 67-й эскадрильи прибывает на авиабазу Андерсен (о. Гуам) во время учений Соре North

Существенно уступает F-15 «Сухому» и по такому важнейшему показателю, как практическая дальность. Во время возвращения на родину россиян над территорией США сопровождали F-15C. Их экипажи очень волновал встречный ветер на трассе, хотя каждый «Игл» нес по три ПТБ.

Значительно труднее, чем летные и эксплуатационные характеристики, сравнить возможности БРЭО F-15 и Су-27, т.к. во время полетов в Лэнгли и Липецке электроника самолетов почти не использовалась. Однако к безусловному преимуществу Су-27 перед «Иглом» (отмечаемому и американцами) следует отнести наличие на борту, помимо РЛС, оптико-локационного прицельного комплекса, а также системы нашлемного прицеливания.

При минимальной нагрузке на внешних узлах подвески допускалась эксплуатация F-15 с грунтовых ВПП, имеющих прочность порядка 12-14 кгс/см 2 , однако на практике «Иглы» использовали лишь бетонированные полосы. Интересно, что, когда в 1993 г. готовился визит F-15 в Россию, возник показательный казус. Прибывшие в Липецк для подготовки прилета своих истребителей американцы пришли в ужас от местной ВПП, считавшейся по российским меркам вполне благополучной, и заявили, что с нее на F-15 летать просто невозможно. В конечном итоге перелет все же состоялся, однако американцы рулили, взлетали и садились крайне осторожно.

Значительным шагом в развитии F-15 стал многофункциональный «Страйк Игл», который на многие годы опередил появление аналогичных вариантов Су-27. Фактически сегодня на родине «Сухого» в строевой эксплуатации находятся лишь истребители и учебно- боевые машины этого семейства, а многофункциональные Су-30И с конца 1990-х гг. стали поступать только в ВВС Индии. В Штатах первая строевая часть (4-е тактическое авиакрыло, дислоцированное на авиабазе Джонсон, Северная Каролина) получила F-15E в октябре-декабре 1988 г. В дальнейшем машинами этого типа были вооружены 57-е (Неллис, шт. Невада), 3-е (Элмендорф, шт. Аляска), 366-е (Монтэйн Хом, шт. Айдахо) и 48-е (Лэйкенхез, Великобритания) авиакрылья.

Опыт эксплуатации новых самолетов показал, что нагрузка на экипаж при полетах на предельно малой высоте и в сложных метеоусловиях, несмотря на высокий уровень автоматизации и предельно современное информационно-управляющее поле кабины, оказалась все же довольно высокой, в связи с чем потребовалось усилить подготовку летчиков и операторов F-15E. Экипажам доставляют неприятности и цветные индикаторы, изображение на которых засвечивалось при попадании прямых солнечных лучей.

«Орел » атакует

Первым государством, применившим F-15 «в деле», стал Израиль. Поступление F-15A на вооружение Хель Хаавир началось в октябре 1976 г, когда была сформирована 133-я эскадрилья «Орлы», в штат которой включили наиболее подготовленных летчиков, имевших боевой опыт и прошедших курс обучения в США. Комплектование «Орлов» техникой завершилось в 1978 г.

В 1975 г. вспыхнула гражданская война в Ливане между произраильскими группировками и силами, поддерживаемыми Сирией. В 1976 г, в соответствии с решением Лиги арабских стран, в центральные районы Ливана были введены межарабские силы сдерживания (преимущественно, сирийские войска). В марте 1978 г. Израиль оккупировал юг страны. В этих условиях возобновилась сирийско-израильская воздушная война.

27 июня 1979 г. F-15 впервые вступили в воздушный бой с реальным противником. В тот день израильская ударная авиация предприняла очередную попытку нанести бомбовый удар по базам палестинских формирований на юге Ливана. Наперехват было поднято два звена МиГ-21бис – наиболее современных боевых самолетов, имевшихся в то время в распоряжении сирийских ВВС. В свою очередь, сирийцы были атакованы израильской смешанной группой прикрытия, состоявшей из шести F-15A и двух «Кфиров». Наведение израильских истребителей обеспечивал самолет ДРЛО Е-2С «Хокай», барражировавший над Средиземным морем. В ходе ближнего маневренного боя, в который втянулись противоборствующие стороны, по израильским данным, четыре сирийских «МиГа» было сбито истребителями F-15, а один – совместными усилиями «Игла» и «Кфира». Сирийцы подтвердили потерю четырех МиГ-21. Еще один их истребитель был поврежден, однако пилотировавший его м-р Кубис Салиба сумел совершить вынужденную посадку на ливанской авиабазе Раяк. Победы в том воздушном бою одержали пилоты «Иглов» Менахем Эйнан и Эйтан Бен-Элихау, а также два летчика, оставшихся под псевдонимами «Эйтан» и «Тзури». Собственные потери израильтяне отрицают. Однако можно достаточно уверенно утверждать, что летчики МиГ-21 бис сумели «завалить» два F-15: палестинцы подтвердили факт падения двух «Иглов» и захватили в плен одного из катапультировавшихся пилотов.

Подвеска бомб на F-15E

Замена двигателя F100-PW-229 на F-15E

Послеполетное обслуживание японских F-15J

Авиатехник готовится к работе в кабине F-15E

В следующем бою, произошедшем 19 сентября, летчики «Иглов» вновь доложили об уничтожении четырех МиГ-21. По итогам боя 24 сентября, в котором с израильской стороны ключевую роль опять сыграли F-15A, Хель Хаавир объявили о четырех воздушных победах. 24 августа 1980 г. истребителям F-15A в очередной раз удалось сбить МиГ-21. Еще один воздушный бой произошел 31 декабря 1980 г.: израильтяне заявили, что им удалось уничтожить два «МиГа», а сирийцы признали потерю лишь одного своего самолета и объявили об уничтожении одного израильского.

В целом, воздушные бои в небе Южного Ливана показали, что израильская авиационная группировка, сочетающая истребители четвертого поколения с самолетами ДРЛО, качественно превосходит сирийскую. Однако в 1981 г. «Иглы» встретились в небе Ливана с новым серьезным противником – перехватчиком МиГ-25ПД, эскадрилью которых СССР передал Сирии. 13 февраля и 29 июля с их участием состоялись два воздушных боя, итог которых оказался ничейным: были потеряны два «МиГа» и два «Игла».(3*)

Одним из наиболее ярких фрагментов биографии израильских F-15 стало участие в операции «Вавилон» – налете на иракский ядерный центр, предпринятом 7 июля 1981 г. Израиль решил прибегнуть к столь радикальным мерам, опасаясь появления в арсенале Ирака атомных боеприпасов. Собственно атаку предстояло осуществить восьмерке F-16A, для прикрытия которой выделили шесть F-15A. Ударная группа поднялась в воздух с авиабазы Этцион на Синайском полуострове в 15.00. Обойдя с юга на малой высоте иорданскую систему ПВО и пройдя над пустынными северозападными районами Саудовской Аравии, F-16 вторглись в воздушное пространство Ирака. F-15 границу этого государства не пересекали. В 18.35 «Файтинг Фалконы» обрушили 16 свободнопадакяцих авиабомб на реактор «Озирак», который был полностью уничтожен.

Ни Иордания, ни Саудовская Аравия (обладавшая в то время весьма современной системой ПВО, созданной при участии американцев и англичан), ни Ирак не смогли вовремя обнаружить сравнительно большую группу неприятельских самолетов и отразить налет. Имеют место утверждения, что израильские истребители просто не смогли достичь целей на территории Ирака, т.к. не обладали достаточным радиусом действия и, следовательно, удар по «Озираку» был нанесен американцами, также крайне обеспокоенными успехами иракской ядерной программы. По мнению автора, эти соображения несостоятельны: ничто не мешало израильтянам дозаправиться в воздухе, ведь необходимый парк самолетов- заправщиков у них имелся. В этом случае топлива вполне хватало для решения боевой задачи и возвращения на аэродром базирования без помощи мифических американцев.

13 и 14 мая 1981 г. ливанские произраильские формирования при поддержке Хель Хаавир начали наступление на горный район Санины, однако эти атаки были отбиты, а сирийские ЗРК «Квадрат» сбили два F-15A (обломки одного из них продемонстрировал ряд телеканалов). Обострение конфликта вынудило советское руководство принять решение о передаче Сирии пусть и не новейших, но вполне современных истребителей МиГ-23МФ, которые вскоре стали одними из основных противников «Иглов».

К израильтянам тоже поступали пополнения. С августа 1981 г. 133-я эскадрилья начала переоснащаться более современными F-15C/D. К лету 1982 г. Хель Хаавир сохраняли качественное превосходство над сирийскими ВВС: кроме 48 F-15, они получили 75 F-16. Этим самолетам отводилась важная роль в наступательной операции «Мир для Галилеи», целью которой являлись выход к побережью Средиземного моря на подступах к Бейруту, разгром палестинских лагерей и окружение сирийских войск в долине реки Бекаа. 6 июня по лагерям палестинцев были нанесены массированные авиационные удары, одновременно началось наступление механизированных соединений, атаковавших полупартизанские палестинские формирования. Вскоре в борьбу вступили сирийские танковые батальоны, усиленные подразделением «командос» и мобильными ЗРК «Оса-АК». В тот день два МиГ-2 ЗМФ ВВС Сирии перехватили израильский беспилотный разведчик BQM-34, который был уничтожен ракетой Р-23, выпущенной к-ном Закария с дистанции 11 км. При возвращении на аэродром сирийские истребители были атакованы F-15A наводимыми с борта самолета Е-2С. Энергично маневрируя, сирийские летчики сорвали сопровождение бортовыми РЛС израильтян, переложили крылья своих истребителей на максимальный угол стреловидности, быстро увеличили скорость и со снижением ушли от преследования.

3* Подробнее см. «АиВ», №5'2000, стр. 34.

Израильский F-15B потерял консоль крыла, столкнувшись в воздухе с другим самолетом, но смог вернуться на базу

Участники воздушных боев на Ближнем Востоке

На второй день войны израильская авиация приступила к нанесению массированных ударов по сирийским силам в долине Бекаа. Как правило, первоначально к побережью Ливана, занимая позиции над нейтральными водами, выдвигался «Хокай», выполнявший роль воздушного командного пункта, и постановщик радиоэлектронных помех «Боинг 707». Их непосредственное прикрытие обеспечивали два- четыре F-15, располагавшиеся несколько ниже сирийского радиогоризонта. Далее на траверзе Бейрута, вне досягаемости береговых зенитных средств сирийцев, разворачивался подвижный заслон: 2-4 звена F-15 и F-16. Ударный эшелон, образованный построенными в колонну звеньями истребителей-бомбардировщиков «Фантом», подходил последним. Израильские самолеты приближались к ливанскому побережью на высоте порядка 2000 м, и горы не позволяли обнаружить их сирийским РЛС вплоть до прохождения прибрежной гряды, где находились передовые наблюдатели арабов. В то же время, способные «заглянуть за бугор» «Хокаи» могли засекать сирийские истребители, едва они взлетали и набирали высоту 100 м.

В Ливане израильтяне преподнесли противнику очередной тактический сюрприз: на сирийские истребители первыми наводились не тяжелые F-15, оснащенные ракетами средней дальности, а более легкие F-16A, несущие лишь оружие ближнего боя. Звено F-16 по парам вытягивалось в колонну, снижаясь на малую высоту, после чего первая пара расходилась, стараясь зайти сирийским истребителям в хвост (прием «сэндвич»). Если капкан из F-16 не срабатывал, во встречный бой вводились F-15, обладавшие в этом случае существенным преимуществом. В свою очередь, сирийские ВВС также использовали «домашние заготовки». По рекомендации советников из СССР, МиГ-23МФ было решено применять не парами, а тройками. Самолеты выдвигались в район атаки на предельно малых (не более 100 м) высотах, стремясь остаться незамеченными израильскими локаторщиками. Группа шла в очень плотном строю и наблюдалась на экранах РЛС как одна цель. Далее происходило размыкание – два самолета набирали высоту, «вызывая огонь на себя», а третий, ударный, опускался к самой земле и выполнял неожиданную атаку «снизу вверх». Но использовать только такую тактику арабы не могли. Так как у них отсутствовали самолеты ДРЛО, а для наземных радаров существенной помехой стали горы, то командованию ВВС Сирии пришлось выделять оснащенные мощными РЛС МиГ-23МФ для патрулирования воздушного пространства над долиной Бекаа. Однако без информационной поддержки с земли они становились легкой добычей «Иглов», наводимых самолетами ДРЛО и внезапно атаковавших с малых высот.

7 июня три сирийских МиГ-23МФ (летчики Халляк, Сайд и Мерза) атаковали группу F-16A из первого эшелона израильского боевого порядка. К-н Мерза обнаружил израильские истребители на удалении 25 км. С дистанции 9 км он выполнил пуск Р-23 и уничтожил первый F-16. Второй ракетой с 7 км Мерза сбил еще один истребитель. Однако при выходе из атаки сирийский самолет сам был подбит ракетой, выпущенной с борта F-15. Мерзе удалось благополучно катапультироваться. Вернувшись в свою часть, он привез не только ценное военное имущество – парашют, но и пленного израильского пилота, катапультировавшегося из одного F-16.

9 июня в долине реки Захрани началось крупномасштабное сражение между основными силами израильской и сирийской группировок в Ливане. Интенсивность воздушных боев значительно возросла. Утром два МиГ-23МФ, пилотируемые летчиками Ди- бом и Саидом, атаковав пару F-16, сбили один из них, однако вслед за тем самолет Диба был уничтожен F-15. Другой паре МиГ-23МФ (летчики Нахаз и Зено) удалось сбить еще один F-16. Но и на этот раз сирийцы не смогли избежать потерь: ракета, запущенная с борта «Игла», поразила машину Нахаза. После 14 часов накал воздушных схваток возрос, и пилоты 133-й эскадрильи ВВС Израиля добились существенных успехов, сократив парк современных истребителей противника на два МиГ-23МФ и два МиГ-23МС (один из выживших сирийских летчиков Ясин потом сказал, что атака «Игла» стала полной неожиданностью). Кроме этих шести «двадцать третьих», пилоты «Иглов» сбили в тот день шесть МиГ-21 (израильские средства массовой информации объявили об уничтожении 22 самолетов). По сирийским данным, в воздушных боях было ликвидировано 6 неприятельских машин, в т.ч. два F-15.

Группа F-15E из 4-го TFW на саудовской авиабазе Аль Харж. Операция «Буря в пустыне», зима 1991 г.

На следующий день бои в воздухе достигли кульминации – с обеих сторон сражалось до 350 самолетов. Израильтяне объявили о 26 воздушных победах, из которых 7 – на счету F-15. В действительности сирийцы потеряли 22 машины. 11 июня неутомимые «Орлы», по сирийским данным, уничтожили два МиГ-23МС и четыре МиГ-21 МФ. В общей сложности, в воздушных боях 6-11 июня израильтянам, в основном, летчикам F-15А и F-15С, удалось сбить 47 арабских истребителей: четыре МиГ-23МС, шесть МиГ-23МФ, двадцать шесть МиГ-21бис и одиннадцать МиГ-21 МФ. Кроме того, действовавшие на малых высотах F-16 и F-15 совместно с армейскими средствами ПВО уничтожили 7 истребителей-бомбардировщиков Су-22М и 14 МиГ-23БН, а также 3 вертолета. Потери израильской авиации в воздушных боях составили, по сирийским данным, 42 самолета (из них, как минимум, пять F-15), а также 1-2 беспилотных разведчика.(4*)

В ходе боевых действий в июне 1982 г. основным оружием израильских F-15 и F-16 были ракеты с тепловой головкой самонаведения AIM-9L «Сайдуиндер». Несколько менее эффективно использовались УР средней дальности AIM-7E «Спарроу». Пушечным огнем, по докладам израильских пилотов, удалось сбить лишь 6 самолетов и вертолетов. Следует отметить, что средняя эффективность ракет «Сайдуиндер» и «Спарроу» оказалась несколько ниже, чем Р-23 и Р-60М, которые применяли сирийцы.

Хотя Израиль и Сирия достигли соглашения о прекращении огня, но боевые столкновения в Ливане продолжались. В августе 1982 г. советское руководство решило поставить Дамаску новые партии военной техники, в том числе и 50 истребителей МиГ-23МЛ с ракетами Р-24. Это способствовало определенному изменению качественного соотношения сил в воздухе в пользу арабов.

4 октября 1982 г. истребители F-15 провели над Ливаном первый воздушный бой с новыми «МиГами». На этот раз удача отвернулась от израильтян: сирийцы с «сухим счетом» сбили два «Игла». Несколько позже МиГ-23МЛ, также без потерь, уничтожили еще один F-15 и один F-4E.

F-15C стал одной из «звезд» войны 1991 г. в Персидском заливе. 120 истребителей этого типа ВВС США и Саудовской Аравии совершили во время «Бури в пустыне» более 5900 вылетов и сбили 37 из 39 самолетов, потерянных (по данным союзников) Ираком в воздушных боях. Из них американские «Иглы» уничтожили 35 машин («Мираж» F.1, МиГ-23, МиГ-25, Су-22 и Су-25), а еще два «Миража» F.1 сбил в одном бою летчик Саудовской Аравии. «Иглам» доводилось выполнять длительные патрулирования продолжительностью по 6-8 ч, неоднократно дозаправляясь от танкеров КС-135. Все сбитые ими самолеты были поражены УР «Сайдуиндер» и «Спарроу», в ходе перехватов по командам с самолетов ДРЛО.

Появлявшиеся в западной печати воспоминания летчиков «Иглов» написаны с характерной ковбойской лихостью. Вот типичный пример. Говорит пилот F-15C к-н 68-го TFS Энтони Щейви (Anthony Schiavi): Шел девятый день войны, и мы воевали хорошо. Главной нашей работой была защита от угрозы с воздуха самолетов Е-ЗВ/С Sentry системы AWACS. В воздухе постоянно находились три AWACSa: на востоке, в центре и на западе, вместе они контролировали все воздушное пространство. К тому периоду войны угроза с воздуха стала меньше, и в наших действиях появилось больше гибкости. Представьте, что вы выполняете обычный патрульный полет и по радио получаете команду: «Эй, мы планируем удар F-111, не хотели бы вы расчистить им воздушное пространство?» Даже в обычном патрульном полете могут быть приключения.

Мы как раз находились в патруле, только что снизились к танкеру для первой дозаправки. Мы были недалеко от иорданской границы, в 80-90милях от иракских аэродромов, обозначенных Н2 и НЗ. К танкеру мы подлетели вчетвером. Моя пара дозаправилась второй. Как только мы отошли от танкера, AWACS сообщил:«С Н2 взлетела целая группа бандитов, направляется на северо-восток». В этот момент наш командир капитан (Rhory) Draeger спросил разрешения атаковать их. AWACS разрешил. Мы вчетвером развернулись на северо-восток, чтобы перехватить этих парней. Огневая мощь «Иглов» ужасна. Когда четыре F-15 приближаются к кому-либо, у него нет шансов спастись.

Находясь в ста милях от иракцев, мы летели так быстро, как только могли с нашими тремя подвесными баками. Вначале я думал: «У нас не хватит горючего перехватить их. Мы слишком медленно сближаемся». Приблизившись на 80 миль, мы уже были у точки, где должны были повернуть, чтобы не попасть в зону, насыщенную средствами ПВО. Но тут мы получили сообщение, что с Н2 взлетели еще 4 иракца. Мы как раз занимали удачное положение, чтобы атаковать их. Начав разворот на них, мы опасались, что первая группа может развернуться на нас и мы окажемся между двумя группами иракцев. Мы надеялись, что AWACS предупредит нас, но операторы сказали, что первая группа ушла слишком далеко и они потеряли ее из виду. Вторая группа состояла из МиГ- 23. Они летели на малой высоте, ниже 1000 футов. Но наши радары засекли их на дистанции 80 миль. По неизвестной причине один из них резко развернулся и позже приземлился на Н2, возможно, по техническим причинам. Но три продолжали полет, и мы их видели на экранах. Это было весело. Все, как на учениях. Три прекрасные метки, которые идут в стандартном строю, характерном для советских летчиков.

Дистанция сократилась до 30 миль. Мы сбросили крыльевые баки, оставив подфюзеляжные, и перешли в снижение с высоты 20000 футов со скоростью М 1,1. Погода была облачной, земли мы не видели. Когда мы приблизились на 20 миль, капитан Дрэгер распределил цели: он атакует ведущего, я – северо-западного ведомого, двое оставшихся – южного. Теперь мы должны были выполнить захват каждый своей цели и выстрелить. Капитан выстрелил первым. Я видел, как сошла его ракета. Я выстрелил следующим, через пару секунд после него. Поскольку вторая пара летела несколько позади нас, пуск третьей ракеты состоялся еще через несколько секунд.

Пробив облака, я увидел, как ракета капитана поразила свою цель. Она взорвалась справа и сзади МиГа, который летел так низко, что я видел пылевой след за ним. МиГ загорелся, но не падал. Дрэгер собрался стрелять «Сайдуиндером» с тепловой головкой, но прежде чем он успел сделать это, иракский самолет превратился в большой огненный шар. Я был так захвачен видением всего этого, что совсем забыл про мою ракету. После первого взрыва два оставшихся МиГа сделали резкий правый разворот на нас. Но что бы они ни делали – было уже поздно. Моя ракета настигла второй МиГ. Еще через несколько секунд взорвался третий. Удовлетворенные увиденным, мы стали набирать высоту, уходя подальше от угрозы с земли.»(5*)

«Буря в пустыне» стала боевым крещением для многофункциональных F-15E, которые совместно с F-111F широко привлекались для поражения важнейших стратегических целей на территории Ирака: командных пунктов, складов, аэродромов, узлов коммуникаций, инфраструктуры ПВО и т.п. «Страйк Иглы» действовали преимущественно по ночам (днем широко использовали более простые F-16, F/A-18 и А-10). Очень скоро одной из основных задач этих машин стало уничтожение баллистических ракет «Скад», которые запускались с высокоподвижных пусковых, размещенных на автомобилях высокой проходимости. Они постоянно меняли свои позиции, совершая ночные марши. Нанесение ракетно-бомбовых ударов непосредственно по пусковым установкам оказались малоэффективными: за первые 10 дней воздушной войны ВВС США не смогли уничтожить на земле ни одного «Скада». Это заставило американцев перейти к новой тактике – ночному минированию «внаброс» дорог, по которым «Скады» совершали свои марши. Эти действия имели больший успех, и несколько пусковых (вместе с множеством гражданских автомобилей, пользовавшихся теми же шоссейными дорогами) было уничтожено.

4* Подробнее о воздушных боях в Ливане в 1982 г. можно прочесть в «АиВ», №2'99, стр. 23-25.

5* Здесь и далее цитируется по книге Gulf Air War Debrief. Described by the pilots that fought. Aerospace Publishing London. 1991. Сокращенный перевод с английского «АиВ».

F-15A из 102-го авиакрыла Национальной гвардии штата Массачусетс во время патрулирования над Нью-Йорком после событий 11 сентября 2001 г.

F-15Е из 48-го TFW покидают авиабазу Лэйкенхез (Великобритания) во время операции "Несокрушимая свобода». Октябрь 2001 г.

Вот что о той войне вспоминал летчик 336-го TFS к-н Дарел Робертсон (Darrel Robertson). «Для F-15E было три явно различаемых типа миссий. Стратегические налеты на территорию Ирака, облавы на «Скады» на западе страны и полеты на кувейтский ТЕД для атак Республиканской гвардии, ее танков и артиллерии. Благодаря наличию систем FLIR и LANTIRN мы могли работать как днем, так и ночью, но 9 из 10 наших вылетов были ночью. Мы очень уставали. Т.к. F-15E имел наиболее современные бортовые системы, часто мы были замыкающими при выполнении самых разных ударных миссий. Иногда огонь иракской зенитной артиллерии встречал нас еще до границы и сопровождал на всем пути до цели и обратно. Бывало, что мы появлялись над целью, и по нас никто не стрелял. Но стоило взорваться первому снаряду, и вскоре все небо бъшо в разрывах. Хорошо, что в большинстве случаев они не могли достать нас, т.к. мы бомбили с большой высоты.

Охота на «Скады>> обычно велась так. Мы висели в воздухе в состоянии дежурства, когда c AWACSa(6*) поступала команда срочно прибыть в определенный район. Мы делали это с разочарованием. «Скады>> становились все более и более скрытными, и часто мы просто праздно шатались над западным Ираком. Мы только удивлялись, почему на эту работу посылают нас, а не кого-то другого? Дело было в том, что другие самолеты вообще не имели шансов обнаружить их. Если мы. не находили «Скады», мы искали другие цели и сбрасывали на них бомбы, но никогда не возвращались с грузом.

Мы несли разную боевую нагрузку. Вначале, когда была высокая вероятность воздушного боя, мы несли две ракеты AIM-7 и шесть кассетных бомб Rockeye. Позже несли 12 500-фунтовых бомб Мк. 82. К концу войны мы получили подвесные контейнеры с системами целеуказания с азерным недением и смогли применять бомбы GBU-12. Пять экипажей летали с этими контейнерами и подсвечивали цели, а сами бомбы сбрасывались с других самолетов. Когда вы тратите одну бомбу на одну цель, когда вы видите 14 танков, уничтоженных 14 бомбами, вы знаете без сомнений, что можете надрать любую задницу.

Я выполнил всего две дневные миссии, но в ходе одной из них был атакован ракетой «земля-воздух». Я заметил пуск, когда мы разворачивались. Ракета приближалась и дымила, как сумасшедшая. Я видел даже огонь ее двигателя. Я выполнил разворот, но она развернулась за мной. В голове промелькнула мысль: «Ракета приближается, и я должен придумать единственно верное решение». И я сделал все, как меня учили, чисто автоматически. Мои подкрыльевые баки отвалились, хотя как я нажимал кнопку, не помню. Я повернул на ракету и отстрелил инфракрасные и радиолокационные ловушки. Ракета прошла под самолетом и взорвалась на расстоянии 1000 футов. Это было незабываемо».

По высказываниям ряда американских специалистов, использование «ветеранов» F-111F оказалось более результативным, чем F-15E. В частности, отмечалась недоведенность системы LANTIRN, в результате чего часть «Страйк Иглов» несла не полный комплект этого оборудования, что не позволяло применять оружие с лазерным наведением, а некоторые F-l 5Е пришлось оснастить контейнерами с оптоэлектронной системой «Пейв Тэк», заимствованными с F-4E. Сказалась и недостаточная обученность экипажей – перед началом боевых действий они только приступили к освоению LANTIRN. И все же американское командование считало, что с учетом фактора новизны техники F-15E оправдали возлагаемые на них надежды. В ходе боевых действий «Страйк Иглы» выполнили 2142 боевых вылета. Первоначально сообщалось, что потери составили два самолета, однако в более поздних публикациях говорится уже о трех сбитых машинах этого типа.

Боевые столкновения между иракской и американской авиацией эпизодически продолжались и после завершения «Бури в пустыне». Так, 25 декабря 1992 г. над южным Ираком состоялся бой между МиР-25П и F-15E, завершившийся безрезультатно. 2 января 1993 г. иракский МиГ-25П попытался перехватить высотный разведчик U-2, но сам был атакован F-15C, однако и на этот раз все завершилось без последствий для обеих сторон. 15 января 1999 г. произошел очередной инцидент. Пара F-15 патрулировала закрытую для полетов зону к юго-западу от Багдада. Через какое-то время сработали бортовые системы оповещения об облучении РЛС, позволившие летчикам «Иглов» определить, что их пытаются атаковать два МиГ-25П. Выполнив оборонительный маневр, американцы выпустили по противнику одну ракету «Спарроу» и три AIM-120A AMRAAM, однако иракские истребители удачно уклонились от этого залпа и скрылись. Пуск ракет с их стороны зафиксирован не был.

6* Целеуказанием занимались самолеты радиолокационного наблюдения Е-8 J-STARS (в то время еще довольно «сырые» и выдававшие много «информационного шума»), которые могли выявлять лишь автомобильные колонны, а не отдельные машины. В результате наиболее надежными источниками информации о местоположении иракских ракет стали агентура и группы глубинной разведки. (Прим. авт.)

F-15E патрулирует воздушное пространство над поверженным Багдадом. 28 августа 2003 г.

F-15E принимали участие и в операциях стран НАТО на территории бывшей Югославии. 21 ноября 1994 г. они находились среди 39 самолетов различных типов, атаковавших авиабазу боснийских сербов в г. Удбине. F-15E сбросили несколько КАБ «Пейвуэй»III с лазерным наведением на прилегавшие к авиабазе участки скоростной автострады, которые могли служить запасными ВПП. По признанию «миротворцев», в целом, этот налет не удался: причиненный ущерб оказался незначительным, авиабаза и ее средства ПВО сохранили боеспособность. Через три дня 20 самолетов НАТО атаковали сербские ЗРК в районе г. Отока, при этом F-15E нанесли удар по позициям С-75 при помощи противорадиолокационных ракет AGM-88 HARM.

F-15C были наиболее мощными истребителями НАТО, принимавшими участие в боевых действиях на Балканах в 1999 г. На них возлагалось, в частности, эскортирование бомбардировщиков стратегической авиации США, а также обеспечение ПВО в зоне боевых действий. Один из первых результативных воздушных боев с участием «Иглов» произошел вечером 26 марта над северо-востоком Боснии, когда пара F-15C из 48-го ИАЮР по командам с борта самолета ДРЛО Е-3 «Сентри» была наведена на группу сербских самолетов, углубившуюся на 8 км в боснийское воздушное пространство. Американское командование объявило тогда об уничтожении двух МиГ-29, один из которых «упал на территорию Боснии, однако сербскому летчику удалось катапультироваться и скрыться от преследования». В свою очередь, югославы сообщили о том, что они сбили два F-15 и сами «боевых потерь не понесли».

Некоторую ясность внесли кадры телевизионной хроники: сначала западные телекомпании показали обломки «сербского» самолета, которые удалось заснять уже поздно ночью. Однако при ближайшем рассмотрении на одном из относительно хорошо сохранившихся участков обшивки якобы «МиГа» были обнаружены трафареты на английском языке, что однозначно свидетельствовало о НАТОвском происхождении сбитой машины. Несколько позже, уже под утро, удалось предъявить прессе другие обломки, в которых однозначно угадывался МиГ-29. «Распластанный» на земле самолет сохранился относительно хорошо, даже ракеты Р-27Р1 остались на узлах внешней подвески. Приблизительно в то же время по ведущим телеканалам мира прошли кадры хроники: подбитый F-15 из последних сил «тянет» под прикрытием другого истребителя над Адриатикой, оставляя за собой белый шлейф.

F-15E в этой кампании был одним из основных ударных самолетов союзников. По сравнению с F-16C машина несла значительно более внушительную боевую нагрузку, имела несколько больший радиус действия в ударном варианте (порядка 1100-1200 км за счет конформных баков) и могла нести крупногабаритные боеприпасы, в частности, проникающие КАБ GBU- 28 калибром 2100 кг, используемые, в основном, для разрушения сильно крепленных сооружений (в частности, укрытий для авиационной техники). «Страйк Игл» явился и единственным в ВВС США носителем тактической крылатой ракеты AGM-130, а также управляемой авиабомбы GBU-15. Самолеты этого типа широко привлекали для подавления средств ПВО югославов, используя для этого противорадиолокационные ракеты AGM-88 НАШ. Однако эффективность этого оружия оказалась на деле весьма сомнительной. Как заявил один из высокопоставленных представителей МО США спустя несколько лет после окончания войны на Балканах, «мы. выпустили в Косово 800 ракет HARM стоимостью 200-300 тыс. USD каждая, а поразили при этом только одну зенитную ракетную установку».

Официальная информация о потерях F-15E (как со стороны НАТО, так и со стороны сербов) отсутствует. Однако из трех сбитых и двух поврежденных самолетов типа F-15, возможно, есть и F-15E.

После трагедии 11 сентября 2001 г. американские истребители, в т.ч. F-15 из состава ВВС и Национальной гвардии, приступили к патрулированию воздушного пространства США. Не прошло и месяца, как Штаты двинулись в «крестовый поход» против мирового терроризма, «осиным гнездом» которого назначили управляемый одиозным режимом талибов Афганистан. До начала боевых действий не удалось добиться разрешения на размещение тактической авиации в окружавших эту страну мусульманских государствах, и казалось, что операция «Несокрушимая свобода» пройдет без участия F-15. Однако 17 октября было официально объявлено о первой миссии «Страйк Иглов» в этой кампании. Действовали они, скорее всего, с британской авиабазы в Бахрене, для чего потребовалось пройти по весьма протяженному маршруту, огибавшему воздушное пространство Ирана. В дальнейшем сообщения об участии немногочисленных групп F-15E в налетах на Афганистан стали повторяться. 21 ноября, когда операция находилась уже в завершающей фазе, Узбекистан допустил на свою территорию боевую авиацию США. На аэродром в районе города Карши, откуда в свое время по Афганистану работали советские Су-24, молниеносно были переброшены F-15E из базировавшегося в Великобритании 48-го авиакрыла.

F-15C и F-15E активно использовали в антииракской кампании 2003 г. Первые обеспечивали противовоздушную оборону союзников на театре военных действий, а вторые действовали в составе ударной группировки тактической авиации. Иракская авиация проявила полную пассивность (был зарегистрирован лишь один пролет разведчика МиГ- 25РБ), и каких-либо успехов истребители не добились: их действия ограничивались рутинным воздушным патрулированием совместно с самолетами ДРЛО Е-3. А вот «Страйк Иглы» воевали весьма активно. Они наносили удары с применением корректируемых бомб различных типов, в т. ч. JDAM, а также разовых кассет, снаряженных противотанковыми и противопехотными суббоеприпасами (последние, предназначенные для действий по площадным целям, вызывали большие жертвы среди мирного населения). Хотя ПВО Ирака оказывала сопротивление, F-15, в отличие от машин других типов, потерь не понесли.

Наш неспокойный мир продолжает бурлить, и вряд ли даже самые убежденные пацифисты могут утверждать, что в обозримом будущем вооруженные конфликты на планете прекратятся. Если учесть манеру поведения США на международной арене, то можно достаточно уверенно говорить о продолжении боевого использования «Иглов», заслуживших репутацию эффективных машин уничтожения. Будет ли это актами справедливого применения силы или окажется частью новой агрессии? На этот вопрос сможет ответить только время.

Редакция выражает признательность за помощь, оказанную при работе над статьей, Зауру Эйланбекову (США) и Масаюки Яно (Япония).

Роман Григорьев/ Киев

Семейство домашних «Орлов»

Фрагменты моделей самолетов F-15E и F-15D (1:48) фирмы «Хасегава»

Большинство ведущих модельных фирм мира не обошло вниманием внешне очень эффектный «Игл». На сегодняшний день выпускается целый ряд моделей F-15 в различных вариантах, и речь пойдет о наиболее доступных из них. Следует заметить, что судить о ко- пийности этих моделей весьма трудно, в первую очередь, из-за недостатка достоверной информации(7*).

Для начала пройдемся по масштабу 1:72. Наиболее доступна на рынке СНГ модель F-15C российской фирмы «Звезда» (по лицензии Italeri). Модель весьма древняя со всеми вытекающими отсюда последствиями. Качество литья низкое – попадаются вмятины. Стекло часто бывает с царапинами и другими дефектами, «мелочевка» (колеса, стойки шасси, детали интерьера кабины), прямо скажем, не на высоте, т.е. довольно примитивна. Декаль, пожалуй, тоже лучше заменить на что- нибудь поприличнее. Среди достоинств стоит отметить внутреннюю имитацию раскроя обшивки и низкую цену.

Гораздо лучше выглядят модели F-15C японских фирм Hasegava и Fujimi. Современные наборы приличного качества с внутренней расшивкой, хорошими фонарями и декалями. В их ассортименте есть и F-15J, отличающийся от F-15C лишь декалью с опознавательными знаками ВВС Сил самообороны Японии. Существует, однако, и более ранняя хасегавовская модель F-15C с внешней расшивкой, и поэтому следует быть внимательным при покупке. Главные недостатки этих изделий – дороговизна и редкость.

Встречается совсем загадочная модель F-15C (F-15J), очевидно, китайского производства, на коробке которой использована картинка от «Хасегавы». Но увы, это не только не Hasegava, но скорее, просто схематическая модель какого-то непонятного реактивного самолета. Даже цвета на декалях перепутаны. Несколько лучше выглядит F-15A в коробке REVELL с пометкой «Зроблено в УкраМ». Вы полнена в «лучших традициях» времен NOVO (FROG), т.е. в общем похожа на прототип. Имеет наружный раскрой обшивки, качество отливок откровенно низкое, зато укомплектована довольно хорошей декалью. В последнее время практически не встречается.

Теперь рассмотрим модели в масштабе 1:48. Здесь, безусловно, самой лучшей (и дорогостоящей) является копия F-15C фирмы Hasegava. Жаловаться на ее качество практически нет причин, поскольку это полностью современная модель, и лишь очень искушенный любитель сочтет нужным дополнять ее различными мелкими подробностями. Выпускается в разных коробках и с разными декалями.

F-15 японской фирмы Tamiya также весьма не плох. Модель выполнена с внутренней имитацией раскроя обшивки, «мелочевка» радует аккуратностью и почти предельной для масштаба 1:48 подробностью (стойки шасси, ручки, кресла). Фонарь кабины, впрочем, страдает одним недостатком – после отделения от литниковой рамки может остаться след на видном месте. Мелочь, а неприятно.

Нельзя не вспомнить также F-15C фирмы Monogram, которую еще можно иногда встретить. Модель выполнена, как говорят, «чисто по-монограммовски», т.е. с внешней расшивкой, но довольно аккуратной и подробной «мелочевкой». Кресло пилота, детали интерьера, стойки шасси, колеса – просто super. Основные недостатки: не лучшее качество литья, декаль не блещет качеством и подробностью.

Продается также F-15A фирмы Italeri (Ех- ESCI). Дешевле и «дубовее» ничего вообще невозможно представить. Внутренняя расшивка, которая то двоится, то исчезает, стойки шасси просто ужасны, многочисленные утяжины и неувязки между деталями убивают наповал. Интерьер кабины жутко примитивен – ИЛС отсутствует, а на приборную доску предусмотрена декаль.

О моделях F-15E следует сказать особо. В большинстве случаев эта модификация получается на базе одноместных F-15C или А. Так, Strike Eagle фирмы «Звезда» (1:72) представляет собой тот же F-15С, с тем же фонарем кабины (!), но со вторым креслом пилота и конформными топливными баками. F-15E «Хасегавы» (1:72) получен из F-15C путем замены гаргрота и фонаря кабины. По качеству он, пожалуй, наилучший. F-15E от Revell (1:72) появился сравнительно недавно и представляет собой довольно удачную модель с внутренней расшивкой, очень не плохими интерьером кабин и «мелочевкой». По качеству литья уступает «японцам» и нуждается во внимательном осмотре перед покупкой во избежание неприятных сюрпризов в виде различных дефектов, столь свойственных фирме «Ревелл».

В масштабе 1:48 «Страйк Игл» представлен моделями «Италери» и «Хасегавы», которые созданы на базе F-15A и F-15C этих компаний, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Представленный в этой же «весовой категории» F-15E от Academy представляет собой, скорее F-15D, но с конформными баками и подвесными контейнерами аппаратуры. На первый взгляд кажется современной моделью, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что ни подробностью проработки, ни качеством, мягко говоря, не отличается. Фонарь кабины «дубовый», со следом разъема формы прямо сверху, декаль недостаточно подробна. Расшивка на модели внутренняя, каких-либо заклепок практически нет.

Представлен на рынке F-15Е (1:48) и фирмы Revell. Скорее всего это наиболее достоверная модель. Она неплохо проработана, с внутренней расшивкой, изобилует заклепками, петельками, другими мелкими деталями. Интерьер кабины выполнен также довольно удачно. Модель комплектуется шикарнейшей декалью. Недостаток, бросающийся в глаза, – не очень качественный фонарь кабины. Увы, но при покупке следует быть супервнимательным, поскольку порой встречаются отливки с весьма значительными перекосами фюзеляжа и крыла.

Модели «спарок» F-15D и DJ (1:72 и 1:48) от Hasegava переделаны из F-15C путем замены фонаря и грота фюзеляжа.

Несколько слов о подвесном вооружении. Большинство моделей укомплектованы ракетами «воздух-воздух» Sidewinder и Sparrow, а также подвесными топливными баками. Разнообразные ракеты и бомбы, применяемые на «Страйк Игле», как правило, в комплект не входят, за исключением F-15E фирмы «Ревелл» (1:72), снабженного неуправляемыми бомбами, и F-15E от Academy (1:48), в комплект которого входит ASAT. Очевидно, фирмы-изготовители считают, что моделисты сами должны «довооружать» свои «Иглы». Для этого выпускаются специальные комплекты в масштабах 1:72 и 1:48 (Hasegava), содержащие множество различных ракет и бомб.

7* При подготовке этой публикации редакция провела анализ известных графических материалов и огромного количества фотографий F-15. Это позволило выявить значительное количество больших и маленьких «неутыков» в ранее опубликованных чертежах и привело к необходимости создания фактически новой графики. Надеемся, что представленный на суд читателей чертеж, помещенный на вкладке этого номера, – лучший по тематике F-15.

Краткое техническое описание истребителя F-15C

Истребитель F-15C выполнен по нормальной аэродинамической схеме с высокорасположенным крылом, двухкилевым оперением и двумя двигателями в хвостовой части фюзеляжа. Доли материалов (по массе), используемых в конструкции планера, составляют: алюминиевые сплавы – 37,3% (носовая и центральные части фюзеляжа, крыло в основном), титановые сплавы – 26,6% (хвостовая часть фюзеляжа, лонжероны и нижние панели корневой части консолей крыла), сталь – 5,5%, боро- и углепластики – 1,2% (хвостовое оперение), стеклопластики – 1 % (носовой обтекатель). Доля сотовых конструкций – 28,2%. Расчетный ресурс планера 8000 ч. Для облегчения доступа к внутренним элементам самолета предусмотрено большое число смотровых лючков с общей площадью 53 м 2 .

Фюзеляж – цельнометаллический типа полумонокок, состоит из носовой, центральной и хвостовой частей. В носовой размещены герметичная кабина пилота, ниша передней опоры шасси и основная часть БРЭО, в т.ч. РЛС. Остекление фонаря выполнено из поликарбоната «Лексан» с акриловым покрытием (при общей толщине лобового стекла 23,05 мм толщина внешнего акрилового слоя 4 мм, внутреннего – 1,27 мм). В центральной части фюзеляжа расположены топливные баки, ниши основных опор шасси, воздушные каналы, боезапас пушки. Сверху – тормозной щиток (площадь 2,93 м 2 , максимальный угол отклонения 45°), выполненный из углепластика, сотового алюминиевого заполнителя с силовыми элементами из титанового сплава. Основными силовфми элементами хвостовой части являются две несущие хвостовое оперение балки, между которыми размещены двигатели и тормозной гак.

Крыло истребителя оптимизировано для маневрирования с большими перегрузками при числе М=0,9. Оно имеет коническую крутку и корневые наплывы для повышения подъемной силы на больших углах атаки. Удлинение крыла 3,0. Угол отрицательного поперечного «V» 1°, угол стреловидности по линии 1 /4 хорд 38° 42', профиль NACA 64А с относительной толщиной, изменяющейся от 6,6% у корня до 3% на законцовках. Конструктивно состоит из центроплана и двух отъемных частей. Тип конструкции – безопасно повреждаемая кессонная многолонжеронная с дополнительным подкосом. Законцовки трехслойные с сотовым алюминиевым заполнителем. Крыло оснащено простыми закрылками (общая площадь 3,33 м2 , максимальный угол отклонения 30°) и элеронами (2,46 м2 ). Механизация передней кромки отсутствует.

Хвостовое оперение включает два взаимозаменяемых киля (общей площадью 9,78 м2 ) и дифференциально отклоняемый стабилизатор, также состоящий из двух взаимозаменяемых цельноповоротных консолей (общей площадью 10,34 м2 ).

Шасси – трехопорное с одноколесными стойками, убираемыми вперед. Передняя стойка управляемая; основные стойки при уборке поворачиваются относительно своих осей на 90°. Амортизаторы масляно-пневматические. Носовой пневматик имеет размеры 559x254 мм, основные – 872x457 мм, давление в пневматиках, соответственно, 1,79 МПа (18,3 кгс/см2 ) и 2,34 МПа (23,9 кгс/см2 ). Применены углеродные дисковые тормоза и автомат торможения. Колея шасси 2,75 м, база 5,42 м. Имеется тормозной гак, используемый при аварийной посадке.

Силовая установка. На F-15C/D первых серий установлены двигатели Пратт-Уитни F100-PW-100 с тягой на форсаже 106,0 кН (10810 юге) и на максимальном режиме 65,2 кН (6655 кгс). С июля 1986 г. F-15C/D поставлялись с более экономичными двигателями F100-PW-220 с тягой по 104,3/63,9 кН (10635/6520 кгс). Система управления двигателем F100-PW-100 – гидромеханическая, F100-PW-220 – цифровая двухканальная с полной ответственностью и резервным упрощенным гидромеханическим каналом. Воздухозаборники двигателей – боковые многоскачковые с внешним сжатием прямоугольного сечения. Регулирование положения системы скачков и расхода воздуха обеспечивается автоматически в зависимости от числа М и температуры воздуха с помощью трех шар- нирно подвешенных горизонтальных рамп и створок перепуска воздуха. Окна перепуска расположены на верхней поверхности воздухозаборников. Передняя часть воздухозаборника подвешена шарнирно и может отклоняться в зависимости от угла атаки вверх на 4° и вниз на 1° для улучшения условий входа воздуха при маневрировании. Между двигателями расположена вспомогательная силовая установка, обеспечивающая возможность автономного запуска двигателей на земле. Внутренний запас топлива размещается в 6 фюзеляжных баках и 4 баках в крыле общей емкостью 7836 л. Возможна установка 3 (2 под крылом и 1 под фюзеляжем) подвесных баков емкостью по 2309 л, а также 2 конформных топливных контейнеров емкостью по 2755 л, размещаемых по бокам воздухозаборников. Самолет оборудован системой дозаправки в полете, топливоприемник которой расположен на верхней поверхности левого наплыва крыла.

Система управления – гидромеханическая с одновременно работающей системой улучшения управления CAS. В первой системе управляющие воздействия летчика с помощью механических тяг передаются на клапаны гидроприводов аэродинамических поверхностей. Вторая представляет собой, по сути, электродистанционную дублированную систему, передающую воздействия как от летчика, так и от автопилота. Назначение этой системы не только в том, чтобы дублировать жесткую проводку. Она обеспечивает демпфирование колебаний, необходимое для повышения точности бомбометания и стрельбы из пушки. Система CAS реагирует не на перемещения ручки и педалей, а на прикладываемые к ним усилия. Поэтому самолет управляем даже в случае заклинивания механической проводки системы управления.

Гидравлическая система состоит из трех независимых систем (двух бустерных и одной общей) с рабочим давлением 20,7 МПа (211 кгс/см2 ). Имеются 4 гидронасоса (по одному для каждой бустерной и 2 для общей системы), установленные на двигателях на выносных коробках приводов агрегатов. Бустерные системы питают приводы стабилизатора, элеронов, рулей направления и закрылков, общая система обеспечивает энергией системы уборки и выпуска шасси, торможения колес, разворота переднего колеса, регулирования воздухозаборников, приводы пушки, посадочного крюка, фонаря кабины.

Система электроснабжения включает 2 трехфазных генератора переменного тока мощностью по 40/50 кВА (115/200 В, 400 Гц), 2 трансформатора-выпрямителя (15 А, 28 В), аварийный генератор постоянного/переменно- го тока с гидроприводом. Аккумуляторная батарея отсутствует.

Система жизнеобеспечения использует воздух, отбираемый от компрессоров двигателей. Для полетов на больших высотах на борту есть запас жидкого кислорода. Катапультное кресло Макдоннелл-Дуглас ACES II обеспечивает покидание самолета на скорости от 0 до 1100 км/ч и любой высоте.

Комплекс БРЭО включает полностью цифровую импульсно-доплеровскую РЛС Хьюз AN/APG-63, обеспечивающую обнаружение высоко- и низколетящих целей практически при любых ракурсах. РЛС имеет щелевую антенную решетку диаметром 0,915 м с механическим сканированием в пределах ±60° по азимуту и электронным – по углу места. Масса РЛС 221 кг, объем 0,25 м3 , потребляемая мощность 13 кВт, средняя мощность излучения 1 кВт, среднее время наработки на отказ 23 ч (по состоянию на 1987 г.). По воздушным целям РЛС работает в следующих режимах: поиск на максимальных дальностях при использовании высокой частоты повторения импульсов (ЧПИ); поиск на средних дальностях с измерением дальности до цели и ее скорости при использовании высокой и средней ЧПИ попеременно; сопровождение одиночной цели с измерением дальности при автоматическом выборе оптимальной ЧПИ. В ближнем воздушном бою захват цели может осуществляться в режимах: ускоренный поиск в пределах поля зрения индикатора на лобовом стекле; поиск с вертикальным сканированием луча в пределах от -5° до +45°; поиск вдоль продольной оси самолета. Для решения навигационных задач РЛС может работать в следующих режимах: картографирование местности; измерение дальности до наземных объектов; измерение путевой скорости самолета; работа с радиомаяками на дальности до 270 км.

С 1983 г. в рамках программы модернизации MSIP на F-15C стали устанавливать улучшенный вариант станции с программируемым процессором сигналов и улучшенным процессором радиолокационных данных, обеспечивающими обнаружение отдельных целей в группе и сопровождение двух целей на проходе. Последние 39 самолетов F-15C, поставленные с июня 1987 г., оснащены многорежимной цифровой импульсно-доплеровской РЛС Хьюз AN/APG-70, созданной на основе РЛС AN/APG-63 и имеющей новые программируемый процессор сигналов (быстродействие 33 млн. опер./с и емкость ЗУ 1,4 Гб) и процессор радиолокационных данных (1,4 млн. опер./с, 1 Гб), а также увеличенную дальность обнаружения целей в нижней полусфере. Новая станция обеспечивает сопровождение до 10 воздушных целей на проходе.. Масса APG-70 – 250 кг.

Кроме РЛС, в состав комплекса входят различные датчики и бортовые индикаторы, а также 12 малогабаритных вычислителей для их обслуживания, связанные мультиплексной шиной обмена данными с центральным компьютером IBM СР-1075. Последний в рамках системы управления оружием AN/AWG-20 обеспечивает наведение и пуск УР, стрельбу из пушки, бомбометание и управление системой индикации.

Пилотажно-навигационное оборудование F-15C включает инерциально-навигационную систему Лит- тон AN/ASN-109, радионавигационную систему Коллинз AN/ARN-118 TACAN, курсовертикаль Сперри AN/ASN-108, вычислитель воздушных параметров Сперри AN/ASK-6, АРК, приемник AN/ARN-112 ILS. Средства связи и опознавания состоят из основной и резервной ДМВ-радиостанций, приемоответчика Теледайн AN/APX-101 и запросчика Хэзлтайн AN/APX-76. В состав системы индикации входят: индикатор на лобовом стекле Макдоннелл-Дуглас AN/ASQ-20 с полем зрения 12°х17°, индикатор обстановки в вертикальной плоскости Сперри IP-1086/A, индикатор гор изонтальной обстановки AN/ASN-18 и командный пилотажный индикатор AN/ARU-39/A. В ходе модернизации самолетов вместо стандартной панели контроля за вооружением установлен цветной экранный индикатор фирмы Ханиуэлл, на который выдается более полная информация о состоянии УР, имеющихся на борту истребителя.

Аппаратура РЭП истребителя F-15C состоит из: системы предупреждения о радиолокационном облучении Лорал AN/ALR-56, станции активных помех Нортроп AN/ALQ-135 и автомата разбрасывания дипольных отражателей AN/ALE-4 5.

Вооружение самолета включает встроенную шестиствольную пушку Дженерал Электрик Мб IAI «Вулкан» калибром 20 мм в правом крыльевом наплыве (боекомплект 940 снарядов) и подвесное вооружение, размещаемое на внешних узлах. Последнее включает четыре УР ближнего боя AIM-9L/M «Сайдуиндер» (по две на подкрыльевых пилонах) и четыре УР средней дальности AIM-7F/M «Спэрроу» (на тангенциальных фюзеляжных узлах по две тандемом) или до восьми УР средней дальности AIM-120 AMRAAM. При необходимости возможна подвеска бомбардировочного вооружения.

1 Без топлива, боеприпасов и пилонов внешней подвески.

2 В ударном варианте.

3 С конформными топливными баками.

4 После модернизации в рамках программы MSIP: + 9,0/-3.

Александр Котлобовский/ Киев,

Игорь Солодянкин/ пос. Саракташ, Оренбургская обл.

Фото предоставлены авторами

Забытая кампания

Во время Второй мировой войны Япония и США рассматривали Алеутские острова как второстепенный театр военных действии, что не могло не сказаться на внимании историков к этой теме. Она далеко не самая популярная на Западе, а в русскоязычных изданиях ей и вовсе посвящены лишь отдельные работы.

В ожидании сражения

США приобрели у Российской империи Алеутский архипелаг в 1867 г. Цепочка из 124 диких, пустынных, продуваемых всеми ветрами островов и островков протянулась от Аляски в сторону Азиатского континента почти на 2000 км. Они получили статус федерального округа, но оставались малонаселенным захолустьем, осваивались очень медленно, а военное строительство на них почти не велось. В итоге, когда в Европе разразилась новая большая война, на Аляске и Алеутах не было не только ни одного военного аэродрома, но и ни одного боевого самолета. Лишь в июле 1940 г. с прибытием нового командующего этой зоной п-ка Саймона Боливара Бакнера-младшего положение стало меняться. На Аляске разместили 28-ю смешанную авиагруппу (штаб – в Анкоридже), в которую вошли 36-я и 73-я бомбардировочные эскадрильи, вооруженные пятнадцатью устаревшими В-18 Bolo, а также 18-я истребительная АЭ «Голубые песцы», располагавшая двадцатью тоже далеко не новыми Р-36 Hawk. На самих Алеутах в сентябре 1941 г. начали функционировать военно-морские авиабазы: Датч-Харбор на о. Уналаска и еще одна на о. Кадьяк. Первым военным самолетом, прописавшимся на архипелаге на относительно длительный срок, стала PBY-5A Catalina (борт V-189) береговой охраны, экипаж которой занимался аэрофотосъемкой.

Удар японцев по Перл-Харбору пробудил военное ведомство в Вашингтоне от мирной спячки. Взбудораженные умы стратегов пытались предугадать дальнейшие действия Империи Восходящего солнца. В том числе, возникло опасение, что, захватив Алеутский архипелаг, японцы вплотную приблизятся к Североамериканскому континенту. Не исключался удар авианосных сил врага по Аляске и даже Западному побережью США. Тем не менее, вотчина ставшего генералом Бакне- ра продолжала оставаться низкоприоритетным ТВД, хотя во многом благодаря его энергии здесь были проведены достаточно серьезные мероприятия по развитию военной инфраструктуры и усилению авиагруппировки. Так, в бухте Колд-Бей, на южной оконечности Аляски, а также на о. Умнак в обстановке глубокой секретности спешно были построены две авиабазы.

В начале 1942 г. в рамках Аляскинского оборонительного командования была сформирована 11-я воздушная армия под командованием генерал-майора Уильяма О.Батлера. Вскоре началось наращивание сил. В феврале на Аляску прибыла 11-я эскадрилья «Алеутские тигры», вооруженная истребителями Р-40Е Kittyhawk. Командовал ею м-р Джон Ченнолт – сын знаменитого генерала Клера Ченнолта, сражавшегося со своими «Летающими тиграми» в Китае. Большинство летчиков этого подразделения налетали на новой матчасти не более восьми часов, и, как следствие, к месту назначения добрались только 13 машин. 10 разбились по пути, а 5 совершили вынужденные посадки и надолго застряли в Канаде. К апрелю прошла перевооружение на «Киттихоки» 18-я эскадрилья, которую возглавил подп-к Нормэн Д.Силлин. Новые авиачасти продолжали прибывать, и к началу июня в 11-й армии насчитывалось свыше 150 боевых самолетов, в т.ч. более 50 бомбардировщиков В-18, В-26 Marauder и В-17 Flying Fortress, а также 33 истребителя Р-40, которые базировались в Колд-Бее и на Умнаке. Следует отметить, что на о. Кадьяк находились три четырехмоторных разведчика: один В-17 и два LB-30 (вариант В-24 Liberator, построенный для RAF).

Дислоцированное в регионе 8-е оперативное соединение ВМС США располагало авиагруппой 8.1. Ее основу составляли патрульные эскадрильи VP-41 и VP-42, на вооружении которых состояли два десятка амфибий «Каталина». Их деятельность обеспечивали плавучие базы «Уильямсон», «Джиллис» и «Кэско», стоявшие, соответственно, в Сэнд- Пойнте, Датч-Харборе и Колд-Бее. Кроме того, на борту двух тяжелых и трех легких крейсеров находились, как минимум, 5 поплавковых самолетов-разведчиков SOC Seagull.

Не осталась в стороне от военных приготовлений и Канада. После нападения Японии на британские владения этот доминион оказался в состоянии войны с Токио. Усиливая присутствие на северо-востоке Тихого океана, Канада стала перебрасывать в регион свои подразделения. В частности, на Алеутах в апреле 1942 г. появились 12 «Болингброков»(8*) из 115-й бомбардировочно-разведывательной эскадрильи (No 115 (BR) Sqn RCAF), которые сразу же приступили к выполнению патрульных полетов.

А что же японцы? Не удовлетворенный результатами атаки Перл- Харбора главнокомандующий ВМС адмирал Исороку Ямамото решил захватить атолл Мидуэй и в окружавших его водах разгромить авианосные соединения Тихоокеанского флота США. Отвлекающий маневр предстояло провести на Алеутах, высадив десант на острова Any, Адак и Кыска, а также атаковав Датч-Харбор. По расчетам Ямамото, победа у Мидуэя и появление японских войск на территории США должны были вынудить Вашингтон пойти на переговоры с Токио.

Императорский генеральный штаб привлек к участию в Алеутской операции весьма внушительные силы. Прежде всего, следует отметить авианосцы «Дзюне» и «Рюдзе», авиагруппы которых насчитывали 84 самолета: 39 истребителей А6М2 «Зеро», 18 торпедоносцев B5N2 «Кейт», 27 пикирующих бомбардировщиков D3A1 «Вэл». Кроме того, на борту тяжелых крейсеров «Майя», «Нати», «Такао», легких «Кисо» и «Тама», а также гидроавиабазы «Кимикава-Мару» находилось до двадцати поплавковых машин различных типов. Ближайший сухопутный аэродром располагался на курильском острове Парамушир, удаленном от Алеутов на 1100 км. Тем не менее, японцы рассчитывали задействовать находившиеся там самолеты, в частности, летающие лодки НбК «Мейвис».

8* Bristol Bolingbroke – выпускавшийся в Канаде легкий бомбардировщик Bristol Blenheim IV.

Война пришла на Алеуты

11 мая 1942 г. к Алеутам приблизились «Кимикава-Мару» и «Кисо». Доставленные ими самолеты, в т.ч. Е13А «Джейк», произвели фоторазведку островов Адак и Кыска. Американцы эти полеты не заметили.

25 мая японцы начали выдвигать основные силы. Базу Оминато на о. Хонсю покинуло 2-е маневренное соединение адмирала Какуты, в которое входили оба авианосца. В последующие дни за ними отправились три соединения, в т.ч. флагманское, с командующим 5-м флотом вице- адмиралом Хосогая, которому было поручено руководить операцией.

Среди основных «действующих лиц» японской палубной авиации на Алеутах были торпедоносцы B5N2 «Кейт» и …

… пикирующие бомбардировщики D3A1 «Вэл»

Поплавковые самолеты E8N «Дэйв» (вверху) и Е13А1 «Джейк» действовали с японских крейсеров и гидроавиабазы «Кимикава-Мару»

В боях за Алеуты отметились взлетавшие с подводных лодок самолеты E14Y «Глен»

Американцы ждали противника и организовали патрулирование. 2 июня в полет из Датч-Харбора отправилась «Каталина» из эскадрильи VP-41. После многочасового полета ее экипаж обнаружил в 650 км южнее островов вражеские корабли. Однако на свою базу машина не вернулась, и последнее, что услышали в Датч-Харборе, было тревожное радиосообщение об атаке вражеских истребителей. Подобная судьба постигла еще один самолет этой же части. Из двух экипажей уцелел только один человек, поднятый из воды японцами и дождавшийся в плену конца войны.

Ночью авианосцы Какуты подошли к Датч-Харбору на расстояние примерно в 350 км. Алеутские туманы скрыли от американских воздушных патрулей это соединение, и японцы беспрепятственно подняли в воздух самолеты. Благодаря светлой полярной ночи уже в 2.50 в небе находилась 41 машина: 23 истребителя, 12 пикировщиков и 6 торпедоносцев (по другим данным – 15,12 и 9 самолетов указанных классов). Группа, которую возглавил капитан-лейтенант Йосио Сига, направилась к Датч-Харбору. Метеоусловия на маршруте оказались сложными, строй рассыпался, и многим экипажам, в том числе всем торпедоносцам, пришлось вернуться на корабли. Однако наиболее упорные и умелые были вознаграждены: через 3 часа им открылся Датч-Харбор, где, на удивление, оказалась хорошая погода, с небольшой облачностью на высоте около 3000 м.

РЛС американской плавбазы «Джиллис» обнаружила приближение самолетов противника в 5.40. Была объявлена тревога, все находившиеся в гавани корабли стали спешно сниматься с якоря и выходить в море. В 6.00 над Датч-Харбором появились шесть «Зеро» и столько же «Кейтов» (по другим данным – 3 истребителя и 14 бомбардировщиков). Налет продолжался около 20 минут, и в ходе него были уничтожены несколько резервуаров с топливом, радиостанция, две стоявшие на воде «Каталины», сильно повреждены казармы. Погибли 25 человек. Добиться большего японцам не позволили зенитчики, которые вели интенсивный огонь и смогли сбить 2 самолета. На этот успех претендовали канониры «Джиллиса», однако командование засчитало им одну победу, другую – береговым артиллеристам.

Как только американцы объявили тревогу, с аэродрома на о. Умнак поднялись истребители 11-й эскадрильи, но пока они долетели к Датч- Харбору, противник успел уйти. Примерно в то же время «Каталина» л- та Л.Кэмпбелла вынырнула из-за облаков над соединением Какуты. Ее сразу же взяла в оборот дежурившая над эскадрой пара «Зеро». Кэмп- белл немедленно доложил об обнаружении противника, лег на обратный курс и смог уйти в спасительные облака, но один вражеский истребитель никак не отставал и продолжал упорно атаковать. Он изрешетил бензобаки «Каталины», повредил управление и легко ранил одного из членов экипажа. Проявив недюжинное мастерство, Кэмпбелл сумел протянуть еще 80 км и совершить благополучную вынужденную посадку на воду. Вскоре авиаторов подобрал сторожевик береговой охраны.

Вернувшиеся из рейда на Датч-Харбор японские экипажи доложили Какуте, что в заливе Макушина находятся 5 американских эсминцев. Адмирал решил организовать новый налет. В 9.00 с палуб авианосцев на задание отправилась 21 машина: 9 «Зеро», по 6 «Кейтов» и «Вэ- лов». Все они попали в сильный туман, сбились с курса и вынуждены были вернуться. А вот стартовавшие с катапульт крейсеров «Такао» и «Майя» четыре гидросамолета E8N «Дэйв» вышли к заливу Макушина. Каждый из них нес по две 60-кг бомбы, которые были сброшены на эсминцы, но ни одна цель не поразила. На обратном пути «Дэйвы» атаковала пара «Киттихоков» из 11-й эскадрильи (л-ты Джон В. Мерфи и Джекоб У. Диксон). В результате один японский самолет рухнул в воду, а еще один, поврежденный огнем крупнокалиберных «Браунингов», смог дотянуть до своих кораблей, но разбился при посадке. Только теперь японцы узнали, что на о. Умнак существует военный аэродром противника. Это был один из первых «проколов» их разведки.

Утром 4 июня стоял густой туман, не позволивший Какуте поднять самолеты для нового удара по Датч-Харбору. Во второй половине дня небо просветлело, и в 16.00 11 «Вэлов», 6 «Кейтов» и 15 «Зеро» покинули палубы авианосцев. В районе цели их ожидала ясная погода, к тому же, американцы оказались застигнутыми врасплох. Японские самолеты успешно отработали: они уничтожили 4 резервуара с почти 4160000 л топлива, разрушили одно крыло госпиталя, повредили недостроенный ангар и подожгли приткнувшийся к берегу пароход «Нор- суэстерн». Число погибших в гарнизоне возросло до 43.

По тревоге с о. Умнак поднялись восемь «Киттихоков». Во время полета к Датч-Харбору они набрали высоту и с превышения атаковали отходивших японцев. Несмотря на активное противодействие истребительного прикрытия, американцы прорвались к «Вэлам». О трех сбитых бомбардировщиках заявили л-ты Лестер М.Ченселлор, Джеймс А.Дейл и Герберт К.Уайт. На самом деле японцы потеряли два пикировщика, еще два получили серьезные повреждения и совершили вынужденные посадки на воду. Летчики «Зеро» тоже переоценили свои успехи, заявив о шести сбитых, хотя американцы потеряли только два истребителя. Самолет л-та Уилфрида Макинтайра был подбит, но летчик благополучно посадил его на брюхо у самой воды. Для его товарища л-та Джона Кейпа тот бой стал последним – он не смог выбраться из горящего «Киттихока» и ушел на дно вместе со своим самолетом. Однако его жертва не была напрасной. В ходе боя Кейп повредил топливные баки у «Зеро» унтер-офицера 1-го класса Тадайоси Кога, и японскому летчику пришлось совершать вынужденную посадку на безлюдном острове Акутан. Во время приземления машина скапотировала, получив незначительные повреждения, однако пилот погиб. Через некоторое время американцы эвакуировали практически целый истребитель в Штаты, отремонтировали его и всесторонне испытали. Полученные данные позволили выработать рекомендации по ведению боев с грозным «Зеро». В честь Кейпа назвали аэродром на о. Умнак.

Подбитый «Зеро» дымит над Датч-Харбором

Американцы осматривают «Зеро» унтер-офицера 1-го класса Кога

Пароход «Норсуэстерн» горит в гавани Датч-Харбора

Командир эскадрильи «Алеутские тигры» м-р Джон Ченнолт

Пока японцы бесчинствовали над Датч-Харбором, экипаж очередной «Каталины» обнаружил через разрыв в облаках корабли Какуты, однако вынужден был почти сразу же возвращаться на базу из-за малого остатка топлива. На смену прибыла «Каталина» л-та Чарлза И.Пер- кинса, вооруженная торпедой и двумя 227-кг бомбами. Командир экипажа решил атаковать противника. Несмотря на сильный зенитный огонь, он почти достиг дистанции сброса торпеды, но тут правый двигатель был выведен из строя, и Перкинсу пришлось отвернуть. Сбросив боевую нагрузку, он вышел из-под обстрела и благополучно вернулся в Датч-Харбор.

Для атаки соединения Какуты американцы направили с Кадьяка и Умнака более серьезные силы: шесть В-17 и столько же вооруженных торпедами В-26. Плохая погода препятствовала успешному поиску, и японские корабли смогли обнаружить только два экипажа «крепостей» и три «Мародеров». Ожесточенным зенитным огнем одного из крейсеров был поражен В-17 л-та Томаса Менсфилда, упавший в холодные воды океана. Другой бомбардировщик сбросил свой груз сквозь облачный покров и, конечно же, в цель не попал. Не достигли успеха и В-26. Наиболее близок к нему был экипаж к-на Джорджа Торнборо, который в густом тумане вышел на «Рюдзе» и трижды пытался атаковать его. Во время последней попытки капитан спикировал на авианосец и сбросил торпеду, которая упала на палубу, а потом соскользнула в океан, не нанеся никаких повреждений. Торнборо вернулся в Колд-Бей, загрузился 227-кг бомбами и вновь отправился к японским авианосцам. Больше о нем никто ничего не слышал… Посмертно летчика наградили «Крестом за боевые подвиги в воздухе», а в его честь назвали авиабазу в Колд-Бее.

В общей сложности за эти два дня американцы потеряли 14 самолетов, из них 6 «Каталин», 78 человек было убито и 50 ранено. Пострадало несколько береговых объектов. Японцы недосчитались 9 самолетов, но ни один их корабль не был даже в малейшей степени поврежден.

4 июня южнее Алеутских островов появились шесть японских подводных лодок из 1-й эскадры. На борту каждой находился самолет-разведчик E14Y «Глен», который мог использоваться в качестве легкого бомбардировщика. Штормовая погода не позволила сразу поднять эти машины в воздух. Лишь несколько позднее один «Глен» с субмарины И-25 вылетел на разведку в сторону о. Кадьяк, и его экипаж обнаружил американские крейсер и два эсминца. Однако к тому времени Алеутская операция имела уже совсем другое значение.

Сражение у Мидуэя обернулось для императорского флота катастрофой. К 16 часам 4 июня все четыре участвовавшие в нем авианосца были или потоплены, или обреченно пылали. Очевидно, хладнокровная расчетливость на какое-то время изменила Ямамото, и он отдал приказ Какуте «временно отложить оккупацию» островов Кыска, Атгу, Адак, а вместо этого идти на встречу с соединением адмирала Нагумо. Однако через четыре часа японский главком отменил это решение, осознав, что его стране необходима победа, пусть даже чисто символическая. В итоге десант на Алеуты состоялся, хотя, действуя в рамках своих полномочий, адмирал Хосогая, решил захватить только Атгу и Кыску. Высадку прикрывали подводные лодки 1-й эскадры, самолеты с которых провели несколько разведполетов, но противника не обнаружили.

Утром 7 июня отряд контр-адмирала Омори (5 эсминцев, 2 транспорта и несколько тральщиков) подошел к о. Атту и высадил в заливе Гольца 1200 морских пехотинцев. После марша через снега они вышли к поселку Чичагов, где проживали 39 алеутов и 60-летний белый учитель Чарлз ФДжонс с женой. Увидев вражеских морпехов, наставник аборигенов застрелился. Японцы захватили всех жителей поселка, а затем интернировали. В тот же день к Кыске подошел отряд из одиннадцати кораблей, включая гидроавиабазу «Кимикава-Мару». Было высажено 1250 десантников и строительных рабочих. Японцы взяли без боя метеостанцию ВМС США и пленили 10 человек, служивших на ней, причем помощник аэролога Уильям Хауз сдался после 49 суток скитаний по тундре. Все американцы были отправлены в Японию и на родину вернулись после завершения войны.

Таким образом, впервые после 1812 г.(9*) на территорию США ступила нога вражеского солдата. Этот факт был раздут японской пропагандой до небес и позволил ей заретушировать в сознании подданных микадо разгром у Мидуэя.

9* Имеется в виду Вторая англо-американская война, в ходе которой британцы захватили и сожгли Вашингтон.

Кугисё E14Y «Глен» с подводной лодки И-25

Кертисс SOC-1 «Сигалл» ВМС США, июнь 1942 г.

Накадзима E8N «Дэйв» с тяжелого крейсера «Нати». Алеуты, июнь 1942 г.

Аити Е13А1 «Джейк» с гидроавиабазы «Кимикава- Мару». Алеуты, июнь 1942 г.

Продолжение следует .

Николай Игнатьев/ Харьков

Иллюстрации предоставлены автором

Как Лунный «Союз» остался околоземным

Окончание. Начало в «АиВ», №1'04

Итак, по предложению Королева, орбитальному кораблю «7К-0К» (в несекретной переписке – ИФб 15) и его модификациям оставили название «Союз». Как и в одноименном проекте облета Луны, предложенном М.КТихонравовым, этот корабль должен был выводиться на околоземную орбиту модифицированной ракетой-носителем «Р-7». Рождение «7К-ОК» было трудным, даже мучительным, но жизнь ему была уготована долгая, с многочисленными взлетами и посадками, правда, не всегда мягкими.

К первому запуску готовили сразу два экземпляра, с заводскими номерами 2 и 1. Пуск этой пары считался технологическим, цель – проверка работоспособности бортовых систем и отработка стыковки космических аппаратов в автоматическом режиме. Тогда же решили корабли «7К-ОК» №3 и №4 готовить для пилотируемого полета и немедленно приступить к обучению их экипажей.

Эра «Союзов» началась 28 ноября 1966 г. запуском беспилотного космического корабля «7К-ОК» №2. Таким образом, орбитальный корабль хоть и был побочной ветвью лунного собрата, но стартовал на 3,5 месяца раньше. Газеты и радио сообщили о его полете под псевдонимом «Космос-133». Но они не сказали, что новый корабль, обогнув один раз Землю, «обнаружил потерю устойчивости по тангажу и крену». За короткое время на попытки придать ему нужное пространственное положение с помощью двигателей ориентации и причаливания из их баков было израсходовано все топливо, однако цель достигнута не была. «7К-ОК» №2 по-прежнему летел боком, а это исключало возможность нормального торможения для его возвращения на Землю. Затормозить корабль удалось лишь с пятой попытки на 34-м витке. Система АПО была начеку – обнаружив, что сообщенный тормозной импульс не гарантирует посадки на территории СССР, она ликвидировала корабль. И он исчез. Даже поисковые средства системы ПВО ничего не обнаружили.

Его «напарника» – корабль «7К-ОК» №1 – пришлось отправить в одиночный полет. Старт был назначен на 14 декабря 1966 г. В 14.00 московского времени после команды «Пуск» заработала автоматика по циклограмме запуска двигателей ракеты-носителя, но пирозапал системы зажигания одного из боковых блоков первой ступени дал сбой. Автоматика тут же прекратила подготовку пуска, и ракета осталась на стартовом столе. Через некоторое время бригада испытателей, обслуживающая запуск, получила указание найти причину отказа и приблизилась к ракете, чтобы начать осмотр. Внезапно под ее головным обтекателем запустились двигатели системы аварийного спасения. Они энергично вынесли спускаемый аппарат на высоту около 600 м. Сработала система мягкой посадки, и СА приземлился в полукилометре от стартовой позиции. Но, спасая несуществующего космонавта, двигатели САС своими факелами подожгли ракету. В результате взрыва и пожара площадка № 31 космодрома Байконур надолго была выведена из строя. К счастью, люди успели укрыться в бункере.

Очередной пуск состоялся 7 февраля 1967 г. Одиночный «7К-ОК» №3 ушел в космос под дежурным именем «Космос-140». Возвращаясь на Землю, СА корабля упал на лед Аральского моря, не долетев до расчетной точки 500 км, и затонул – при прохождении плотных слоев атмосферы прогорело теплозащитное покрытие днища и нарушилась герметичность корпуса. Только через четверо суток его удалось поднять.

Для Страны Советов 1967 г. был юбилейным. Партия и правительство поставили задачу: «добиться новых крупных успехов в космосе, новыми трудовыми успехами отметить 50-летие Октября». И после трех неудачных беспилотных запусков корабля было решено осуществить запуск и стыковку на орбите сразу двух пилотируемых «Союзов». На активном корабле «7К-ОК» № 4 (для открытых публикаций – «Союз-1») 23 апреля 19о7 г. в 3 ч 35 мин московского времени на орбиту отправили

Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР Владимира Комарова. Планируемая продолжительность его полета составляла трое суток. В спускаемом аппарате «Союза-1»были установлены еще два кресла-ложемента для Алексея Елисеева и Евгения Хрунова. Их вылет намечался через сутки на пассивном корабле «7К-ОК» №5 во главе с командиром Валерием Быковским. После стыковки кораблей планировался переход Елисеева и Хрунова через открытый космос в корабль Комарова. Однако сразу после выхода «Союза-1» на орбиту последовали отказы ряда его бортовых систем. Начались они с нераскрытия одной из двух панелей солнечной батареи. Отказ вызвал не только дефицит электроэнергии, но и повлек за собой механическую асимметрию, появились затруднения с ориентацией корабля и, как следствие, запланированная стыковка стала невозможной. Затем прервалась связь с Центром управления полетом. Позже ее удалось восстановить, но в цепь неприятностей вплетались все новые звенья. В этой ситуации было принято решение запуск второго «Союза» отменить, полет Комарова досрочно прекратить.

Земля лихорадочно искала вариант посадки. Наконец, общими усилиями была выработана единственно возможная последовательность действий, обеспечивавшая сход корабля с орбиты. На 18-м витке полета во время очередного сеанса связи дублер Комарова Юрий Гагарин передал ему необходимую информацию. Однако на такой вариант посадки космонавты не тренировались. Было ясно, что возвращение на Землю зависит от самообладания самого Комарова. И он не только все понял, но точно выполнил все намеченные действия, заставил неисправный корабль подчиниться и вручную сориентировал его нужным образом. На исходе 6 часов утра 24 апреля двигатель тормозной установки, проработав 146 секунд, перевел корабль на траекторию снижения. СА засекли в 6 ч 22 мин. Он шел на посадку в 65 км восточнее города Орска на Южном Урале.

Ракета-носитель «Н-1» устанавливается на стартовый стол

Экспериментальная пилотируемая орбитальная станция «Союз-4» – «Союз-5», 1969 г. (Рисунок)

Первый старт ракеты-носителя «Н-1». 21 февраля 1969 г.

Однако при открытии основного купола парашюта на семикилометровой высоте, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль снижался с большой скоростью..» – так гласило сообщение ТАСС от 24 апреля 1967 г. На самом деле основной парашют системы мягкой посадки не вышел из контейнера, и его упаковка не дала раскрыться запасному. Это было последнее звено цепи неприятностей, которые преследовали Владимира Комарова во время его второго рейса в космос. Спускаемый аппарат ударился о землю со скоростью 35-40 м/с, затем взорвались двигатели тормозной установки. На место падения довольно быстро прибежали жители расположенного неподалеку поселка Карабутак Адамовского района Оренбургской области. Чтобы сбить пламя, они забросали горящий СА толстым слоем земли. Но он продолжал гореть. Пожар ликвидировала лишь сброшенная с самолета парашютно- десантная группа. Из обломков аппарата извлекли обгоревшие останки Комарова – бесформенный комок размером около 30x80 см. По указанию главкома ВВС Вершинина их доставили в Москву, в морг госпиталя им. Бурденко и перед кремацией сфотографировали. Место трагедии обозначили подобием могильного холмика. Взрыв и пожар уничтожили все приборы, кассеты с пленками и средства контроля, установленные в СА «Союза-1».

После этого случая многие системы спускаемого аппарата подверглись доработкам и новым стендовым испытаниям. К осени 1967 г. их результаты сочли обнадеживающими, что дало возможность продолжить летно-конструкторские испытания корабля. И подарок к юбилейной дате страны все же состоялся. 27 октября с 31-й площадки космодрома Байконур стартовал «7К-ОК» №6, а с «Гагаринского старта» (площадка №1) через трое суток на околоземную орбиту ушел «7К-ОК» №5. Корабли были без экипажей и в сообщении ТАСС именовались «Космос-186» и «Космос-188». 30 октября 1967 г. произошло действительно эпохальное событие – первая в истории автоматическая стыковка беспилотных космических аппаратов. Через сутки СА корабля №6 закончил свой полет мягкой посадкой в заданном районе. Еще через двое суток «7К-ОК» №5 получил команду на запуск программ цикла спуска. Что-то сработало не так, и спускаемый аппарат пошел к земле по нерасчетной траектории, обещавшей посадку за пределами территории Советского Союза. Система АПО беспристрастно выполнила свои обязанности, ликвидировав его.

Интересно, что в советской прессе засекреченные корабли «7К-ОК» №6 и №5 изображались не так, как они выглядели на самом деле. Чтобы сбить американцев с толку, в газетах публиковали изображение проекта орбитального блока «Союз-Р» небольшой космической станции, разрабатываемой для целей фото- и радиоразведки.

15 апреля 1968 г. состоялась еще одна автоматическая стыковка двух непилотируемых кораблей типа «Союз». Роль активного выполнял «7К-ОК» №8 (он же «Космос-212»), пассивным был «7К-ОК» №7 («Космос-213»). Этот полет подтвердил надежность систем автоматической стыковки. 28 августа-1 сентября 1968 г. состоялся зачетный беспилотный полет «7К-ОК» №9 («Космос-238»), Положительные итоги наземных и летных испытаний этих аппаратов позволили принять решение о возобновлении пилотируемых полетов на кораблях «Союз».

26-30 октября 1968 г. состоялся полет «Союза-3», который пилотировал Георгий Береговой. После гибели Комарова этот полет имел принципиальное значение, и для его выполнения выбрали именно Берегового, отличавшегося волевым характером, закаленным еще в годы войны. В ходе полета было осуществлено автоматическое сближение с беспилотным «Союзом-2» до расстояния 200 метров. Однако причаливание при дальнейшем ручном управлении кораблем не состоялось – Береговой с этим заданием не справился. Тем не менее, вторую звезду Героя Советского Союза он получил вполне заслуженно.

14-18 января 1969 г. состоялся эксперимент, отложенный в трагические дни апреля 1967 года. Экипажи кораблей «Союз-4» (командир В.Шаталов) и «Союз-5» (командир экипажа Б.В.Волынов, члены экипажа АС.Елисеев и Е.В.Хрунов) полностью выполнили намеченную программу: автоматическое сближение, причаливание при ручном управлении и стыковка, выход в открытый космос и переход Елисеева и Хрунова в «Союз-4». В спускаемом аппарате этого корабля они и вернулись на Землю. При посадке «Союза-5» («7К-ОК» №13) произошла опасная ситуация: не раскрылись замки между спускаемым аппаратом и приборно-агрегатным отсеком корабля. Движение к Земле началось вперед незащищенной стороной СА Но под действием нагрева в плотных слоях атмосферы и избыточного давления СА освободился от агрегатного отсека и развернулся в нормальное положение – теплозащитным экраном вперед. Спуск произошел по баллистической траектории, но завершился благополучно.

А 11 -18 октября 1969 г. состоялся групповой полет сразу трех пилотируемых кораблей: «Союз-6» (Г.С.Шонин, В.Н.Кубасов), «Союз-7» (А.В.Филипченко, В.Н.Волков, В.В.Горбатко), «Союз-8» (В.А.Шаталов, А.С.Елисеев). В полете предусматривалась стыковка кораблей «Союз-7» и «Союз-8», но произошел отказ системы «Игла» на «Союзе-8», и она не состоялась.

1-19 июля 1970 г. состоялся продолжительный одиночный полет космического корабля «Союз-9» с космонавтами АГ.Николаевым и В.И.Севастьяновым. Основная цель полета состояла в проведении обширных медико-биологических исследований, направленных на решение проблем длительной работы человека на борту космической станции. Им закончился этап создания пилотируемого орбитального корабля «Союз». Далее пошли его модификации для целей доставки экипажей и грузов на орбитальные станции типа «Салют».

Исходный «Союз» неоднократно подвергался большим и малым доработкам. Одни из самых значительных были выполнены после гибели экипажа «Союза-11» (Г.ТДобровольский, В.Н.Волков, В.И.Пацаев) летом 1971 г. При разделении корабля на отсеки в процессе возвращения на Землю клапан, соединяющий внутренний объем кабины с атмосферой Земли на высоте менее 2500 м, сработал еще в космосе, а космонавты находились в корабле без скафандров. СА вернул экипаж на Землю в заданный район, но «без признаков жизни». После этой трагедии в состав систем кораблей «7К-ОК» ввели средства спасения на случай разгерметизации спускаемого аппарата. Следующие космонавты отправлялись в полет уже в скафандрах, но количество их в составе экипажа было уменьшено с трех до двух человек, а из системы электропитания корабля исключили солнечные батареи.

Космический корабль «Союз» в сборочном цехе

На космодроме Байконур стартовые площадки ракет «Н-1» находились рядом

Космический корабль «Союз» в полете

Все время, пока продолжалась отработка кораблей «7К», как лунного, так и орбитального, «королевское» ЦКБЭМ продолжало трудиться над созданием «Н-1» – ракеты-носителя, способной обеспечить высадку космонавта на Луну. Спор между С.П.Королевым и В.П.Глушко относительно типа двигателей для нее завершился победой Сергея Павловича: для «Н-1» был утвержден кислородно-керосиновый ЖРД. Однако Глушко проявил принципиальность и делать его отказался. Тогда Королев обратился к известному конструктору авиационных двигателей Н.Кузнецову, получил его согласие и организовал соответствующее постановление правительства. Хотя «Н-1» была действительно гигантской ракетой, и оптимальными для нее были бы двигатели тягой по 600-900 тс, после тщательного анализа размерность нового двигателя утвердили в пределах 150 тс. Главной причиной стало то, что такой двигатель можно было создать на существующей производственно-технической базе и в отведенные предельно сжатые сроки. В итоге на первой ступени «Н-1» потребовалось установить аж 30 двигателей НК-15! Как выяснилось при испытаниях, это привело к значительному усилению негативного взаимного влияния двигателей, снижению устойчивости их работы и надежности силовой установки в целом. Чтобы свести к минимуму последствия отказов, на всех трех ступенях ракеты «Н-1» была установлена система контроля за работой двигателей (КОРД), отключавшая двигатель при отклонении параметров его работы от нормы. Одновременно она отключала еще один двигатель – противоположный неисправному.

Первый запуск «Н-1» № ЗЛ был осуществлен 21 февраля 1969 г. В качестве полезной нагрузки на ракете находился беспилотный корабль «7К-Л1С» (11Ф92), оснащенный многими системами штатного лунного орбитального корабля и мощной фотоаппаратурой. Однако вскоре после старта от воздействия высокочастотных колебаний разрушился один из трубопроводов и образовалась течь компонентов топлива, приведшая к пожару в блоке «А». На 69-й секунде полета, когда ракета находилась на высоте 14 км, система КОРД отключила все двигатели. Причиной стало несовершенство применяемых алгоритмов выявления предаварийного состояния двигателей и низкая помехозащищенность системы, явившиеся следствием спешки при ее создании.

3 июля 1969 г. с той же пусковой установки была предпринята попытка запуска второго экземпляра ракеты «Н-1» с беспилотным «7К-Л1С», макетом лунного корабля 11Ф94 и штатным блоком «Г». Программа предполагала облет Луны, проведение фотосъемки районов предполагаемых высадок лунных экспедиций, возвращение к Земле и посадку на территории СССР. За 0,22 секунды до отрыва от стартового стола (до срабатывания контакта подъема) произошел взрыв кислородного насоса одного из двигателей первой ступени. Через 9,3 с произошло нарушение силовых цепей электропитания. РН поднялась чуть выше молниеотводов, на 11 секунде все двигатели первой ступени, кроме двигателя №18, выключились. Ракета массой 2700 т потеряла скорость и наклонилась. Работающий двигатель развернул ее, и она плашмя упала на стартовую позицию через 23 с после взлета. – Взорвавшись, ракета полностью уничтожила поворотную башню обслуживания, пострадали подземные коммуникации. Но система аварийного спасения унесла спускаемый аппарат корабля «7К-Л1С» ввысь. Он приземлился в двух километрах к западу от стартового комплекса, а точнее, от оставшейся на его месте груды металлолома. Однозначно причина этой аварии установлена не была.

Почти два года ушли на доработку носителя «Н-1» и строительство нового стартового комплекса. Значительно повысилась надежность двигателей ракеты, живучесть всех ее систем и агрегатов, эффективность противопожарных средств. Третий пуск «Н-1» состоялся 27 июня 1971 г. уже с новой пусковой установки. Ракета несла габаритно-весовые макеты «ЛОК» и «ЛК», а также штатные блоки «Г» и «Д». На режим вышли все 30 двигателей первой ступени. Но ракета начала вращаться вокруг продольной оси. К 15 секунде полета она развернулась на 145°. На 48 секунде последовал взрыв на второй ступени. Ракета упала в 16 километрах от стартовой позиции.

И вновь больше года трудились конструкторы и испытатели, чтобы 23 ноября 1972 г. предпринять четвертую попытку запуска «Н-1». На этот раз на своих плечах ракета несла макет лунного корабля и штатный «ЛОК», который должен был выйти на лунную орбиту, а затем вернуться на Землю. Но «Н-1» пролетела 106,93 с, не дотянув всего 7 с до разделения ступеней. В этот момент произошло разрушение насоса окислителя одного из двигателей первой ступени, а затем последовала ликвидация ракеты.

Ракета «Н-1» была гигантским сооружением массой 2700 т

Авария второй «Н-1». Срабатывает система аварийного спасения

Старт четвертой «Н-1». До взрыва – 100 секунд

Согласно планам, следующие две «Н-1» должны были нести штатные лунные комплексы, состоящие из «ЛОК» и «ЛК», но без экипажей. Их планировалось вывести на окололунную орбиту, осуществить посадку «ЛК» на Луну, затем стартовать с ее поверхности и выполнить стыковку на орбите Луны, после чего отправить «ЛОК» к Земле. Если бы эти полеты прошли удачно, то седьмая ракета «Н-1» могла стать первым носителем лунного экипажа. Но все это было похоронено взрывами ее первых образцов.

А по Луне первым шагнул Нейл Армстронг, оставив право «моему Васе» быть первым там лишь в песне. Десанты американцев на поверхность спутника Земли (там побывали 12 астронавтов), аварии ракеты «Н-1» во всех четырех попытках запуска заставили трезво взглянуть на состояние дел, и 15 мая 1974 г. правительство СССР приняло решение о временной приостановке программы «Н1-ЛЗ». А 17 февраля 1976 г. последовало Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об окончательном закрытии программы. Вскоре после этого были уничтожены не только готовые корабли и ракеты, но и большая часть технической документации. «Лунный» отрезок биографии космических кораблей «Союз» завершился. Зато «околоземный» продолжается по сей день. ?

Николай Иванович Игнатьев кончил ХАИ в 1962 г, после чего 5 лет работал в авиапромышленности. В течение последующих 33 лет в АО «Хартрон»занимался созданием систем управления ракетно-космической техники. В настоящее время – старший научный сотрудник ХАИ.

Евгений Пинак/ Киев

Фото предоставлены автором

Франко Луччини – «Везунчик»

Франко Луччини родился в Риме 24 декабря 1914 г. В двадцать лет он поступил в ВВС как офицер резерва. В 1936 г. Франко получил «крылышки» военного пилота в летной школе в Фоджии и был зачислен в 91-ю эскадрилью 10-й группы 4-го истребительного авиаполка. На этом карьера молодого младшего лейтенанта могла бы надолго застопориться, но тут началась гражданская война в Испании. Луччини попросился на Пиренеи и был зачислен под псевдонимом «Луниджиано» в 19-ю эскадрилью 23-й истребительной группы «Asso di Bastoni» итальянской Легионерской Авиации (Aviazione Legionaria), сражавшейся на стороне франкистов.

В Испании Луччини летал на истребителе Fiat C.R.32, выполнил 122 вылета, был дважды сбит, причем 22 июля 1938 г. над вражеской территорией, после чего провел 7 месяцев в плену. Можно сказать, что ему в тот раз повезло: все-таки остался жив, а могли ведь и расстрелять. В качестве боевых достижений Луччини заявил о 7 победах (5 индивидуальных, 2 коллективных) и заработал Серебряную медаль за воинскую доблесть.

Тут в биографии нашего героя начинаются неувязки. Дело в том, что официально за ним в Испании числится только один И-15, сбитый под Теруэлем 21 февраля 1938 г. Прошу прощения у читателей, но придется сделать «лирическое отступление», чтобы хоть как-то пояснить тонкости такой статистики. Во-первых, в итальянских ВВС просто не существовало понятия «подтвержденная победа». Для того, чтобы летчику засчитали очередной сбитый, было достаточно его собственного заявления. Во-вторых, до 1942 г. не было и понятия «индивидуальной победа»(10*) – каждый сбитый записывался всем пилотам, участвовавшим в бою, причем некоторые из них могли даже ни разу не выстрелить по врагу! Считалось, что это позволяет устранить соперничество между коллегами. Однако подобная методика не способствовала выдвижению лучших, и в мае 1942 г. была введена практика присвоения индивидуальных побед, а в 1943 г. стали выдавать денежные премии за каждый сбитый самолет. В-третьих, один из фронтов Второй мировой прошел по территории Италии, что самым негативным образом отразилось на документах ВВС. После окончания боев в них царил настоящий хаос, количество побед многих итальянских пилотов оказалось беспардонно завышено, и в списки асов попали даже те, кто вообще не совершил ни одного боевого вылета! Когда историки взялись за составление официального списка побед итальянских ВВС, им пришлось заниматься почти детективной работой, сопоставляя различные документы, опрашивая очевидцев и родственников летчиков. Но даже этот список, считающийся самым точным на сегодняшний день, вызывает массу вопросов. Так, в нем неоднократно встречаются примеры, когда один и тот же потерянный противником самолет записан на счета нескольких летчиков, заявивших о своих претензиях на победу в том бою.

Вернемся к нашему герою. После завершения испанской эпопеи он продолжил служить в 10-й группе, сначала в 91-й, а затем в 90-й эскадрилье, летавшей на «Фиатах» C.R.42. Когда 10 июня 1940 г. Италия вступила во Вторую мировую, Франко вместе со своей эскадрильей находился в Ливии, на авиабазе Бенина под Бенгази. Оттуда он совершил свой первый боевой вылет в большой войне. 14 июня л-т Луччини вместе со своим старым другом л-том Дж. Джуидуччи, к-ном Маджини и сержантом Цеолеттой атаковали одинокий Gloster Gladiator. Самолет был объявлен сбитым, но вот англичане его потерю не подтвердили.

21 июня Луччини и л-т 84-й эскадрильи Р.Степпи пришли на помощь л-там Пиколомини и Савойя, преследовавшим британскую летающую лодку Short Sunderland из 230-й эскадрильи. У Степпи пулеметы заклинило после первого же выстрела, и добивать «Сандерленд» пришлось Луччини. После того, как он поджег два мотора, лодка пошла на вынужденную и стала трофеем итальянских ВМС. Из ее экипажа уцелел только один пилот. Хотя «Сандерленд» сбил именно Луччини, победу присудили всем четырем летчикам, участвовавшим в бою. Такая вот арифметика.

24 июля восемнадцать C.R42 из 10-й и 13-й групп наткнулись над пограничным городком Соллум на пять «Гладиаторов» из звена «Б» 33-й эскадрильи RAF. Итог боя типичен для Второй мировой войны. Англичане заявили о четырех машинах, сбитых достоверно, и одной вероятно, а итальянцы – о пяти уничтоженных самолетах противника, признав потерю одного своего. На один из сбитых претендовал Луччини. Этим самолетом вполне мог быть «Гладиатор» сержанта Шоу, которому пришлось совершить вынужденную посадку из-за «проблем с мотором», причем в английских источниках не указано, было это следствием боевых повреждений или нет. Шоу благополучно вернулся в свою часть пешком, а вот его истребитель на следующий день сожгли итальянские бомбардировщики, которые также могли честно заявить об уничтоженном на земле самолете.

28 июля два истребителя Bristol Blenheim Mk.IF из 30-й эскадрильи RAF сопровождали разведчик «Блейнхем» Mk.IV из 113-й АЭ. Во время работы разведчик был сильно поврежден зенитным огнем, а потом на группу набросились пять «Фиатов» из 90-й эскадрильи, которым удалось сбить один истребитель. Этот «Блейнхем» и еще один, фактически не сбитый, были зачислены «коллективно» Луччини, сержантам Цеолетты и Скаглиони. Потери итальянцев составили два самолета.

4 августа Луччини сообщил об уничтожении «Гладиатора» в 30 км к юго-западу от Соллума. Скорее всего, это была машина к-на Петтла из 80-й эскадрильи RAF.

Появление в Северной Африке истребителей Hawker Hurricane привело к тому, что итальянские пилоты на своих бипланах все чаще становились не охотниками, а жертвами. Поэтому в начале 1941 г. остатки 10-й группы были выведены в Италию для перевооружения на новые Macchi МС.200 Saetta. Всего за 7 месяцев боев Франко Луччини совершил 94 боевых вылета, провел 13 воздушных боев и 3 атаки против наземных целей. За эти бои он получил одну Серебряную и две Бронзовые медали за воинскую доблесть.

10* В Испании, подальше от глаз начальства, пилоты все же вели индивидуальные счета.

Истребитель «Фиат» C.R.42 из 4-го полка ВВС Италии

Истребители 10-й группы отправляются на Сицилию. Июнь 1941 г.

«Макки» МС.200 из 90-й эскадрильи готовы к вылету. Сицилия, лето 1941 г.

В мае 1941 г. Луччини стал капитаном. 16 июня 10-я группа была переброшена на сицилийский аэродром "фапани дня участия в воздушном наступлении против о-ва Мальта. 27 июня Франко сообщил об уничтожении одного «Харрикейна» над Мальтой, а вся 10-я группа – о трех достоверно и пяти вероятно сбитых «Харрикейнах», хотя англичане в тот день не потеряли ни одной машины. В свою очередь, Королевские ВВС сообщили о том, что достоверно уничтожили четыре итальянских самолета и еще один вероятно, хотя на самом деле противник потерял всего два МС.200.

11 июля итальянские ВВС решили нанести решающий удар. Одиннадцать «Макки» из 4-го ИАП тремя группами атаковали аэродром Хал Фар, а еще 42 истребителя обеспечивали прикрытие. Хотя на этом аэродроме находились только 12 «Харрикейнов» из 185-й эскадрильи, однако итальянцы сообщили, что встретились с тридцатью вражескими истребителями. Возможно, англичане подтянули дополнительные силы с других аэродромов, однако, если это не так, то этот бой можно назвать позором итальянских ВВС. Превосходя противника в 4,5 раза, они не смогли сбить ни одной машины, а 5 «Макки» вернулись домой с повреждениями. Впрочем, в списке боевых достижений Луччини все равно тот день значится результативным. За ним числятся по одной личной и одной коллективной победе в воздухе, а также 5 «Веллингтонов» и 3 «Блейнхема», коллективно уничтоженных на земле.

Сопротивление англичан все больше усиливалось, что вынуждало итальянские ВВС постоянно действовать большими группами. Так, 17 июля сорок девять МС.200 из 7-й, 10-й и 16-й групп были отправлены эскортировать один- единственный разведчик CRDA CANT Z.1007bis. По дороге истребители 16-й группы заблудились и вернулись на базу, а остальным пришлось встретиться над Мальтой с девятнадцатью «Харрикейнами» из 185-й и 249-й эскадрилий. Своего разведчика итальянцы защитили, но потеряли 2 истребителя (оба из 10-й группы), заявив об уничтожении четырех самолетов противника «точно» и двух – «вероятно». На самом деле англичане потеряли только 1 машину, в которой погиб сержант М. Уэст. Вполне возможно, что его сбил Луччини, который был одним из трех пилотов, заявивших о точном уничтожении вражеского самолета.

19 августа 12 «Харрикейнов» из 126-й эскадрильи поднялись на перехват 12 «Макки» из 10-й группы возле Капо Пассеро. По результатам боя у побережья Сицилии англичане заявили о 4 «точно» и 1 «вероятно» сбитых самолетах, а итальянцы – о 2 «точно» и 1 «вероятно». На самом деле обе стороны потерь вообще не понесли, тем не менее, нашему герою засчитали один истребитель, уничтоженный совместно с сержантом Цеолеттой. 5 сентября официальная военная сводка сообщила, что Франко Луччини в предыдущий день во время ожесточенных воздушных боев над Мальтой уничтожил 2 «Харрикейна» лично и 22 (!) коллективно. Эта информация носила явно пропагандистский характер (напомню, итальянцы в то время вообще не вели учет индивидуальных побед), и даже самые некритично настроенные историки говорят о ней как о «преувеличении».

27 сентября Луччини опять продемонстрировал свое везение (или везение в кавычках, тут уж как поглядеть). Прикрывая бомбардировщики, ходившие на бомбежку Мальты (по другой информации – корабли итальянского флота), 10 машин из 10-й группы выжгли почти все топливо и были вынуждены садиться в плохую погоду на маленьком острове Устика. При посадке Луччини серьезно повредил лицо и выбыл из строя на два месяца. Но где же здесь везение, спросите вы? А везение в том, что два пилота, садившиеся вместе с ним, погибли, а еще один был тяжело ранен! Кроме того, в госпитале, где Франко лечился после ранения, он познакомился с Луизой Миллери, которая через несколько месяцев стала его женой.

В конце ноября Луччини вернулся в родную эскадрилью. В ее составе он выполнил еще два вылета и 1 декабря был назначен командиром 84-й АЭ. Всего к тому времени Франко успел совершить 55 боевых вылетов против Мальты, заявив о четырнадцати коллективно сбитых самолетах «точно» и еще о 16 «вероятно». Он также стал первым пилотом, совершившим разведывательный полет над Мальтой на специально переоборудованном «Макки».

В начале декабря 84-я эскадрилья вместе со всей 10-й группой была переброшена в тыловой город Удине, где прошла перевооружение на новые МС.202 Folgore. Во время этого перерыва в боях, 23 марта 1942 г., Франко Луччини и Луиза Миллери поженились. Однако их медовый месяц продлился всего 9 дней. Уже 2 апреля к-н Луччини привел 26 истребителей 10-й группы на сицилийский аэродром Кастельветрано.

Англичане уже были готовы к встрече с новым противником: на Мальте появились Supermarine Spitfire Мк.5, которые были более чем ровней «Фольгоре». Вечером 9 мая шестнадцать МС.202 из 9-й и 10-й групп сопровождали пять Z.1007bis и были перехвачены тридцатью тремя «Спитфайрами». Непосредственно атаковали итальянскую группу 11 машин из 126-й эскадрильи, которые повредили 1 бомбардировщик и 1 истребитель. Потерь англичане не понесли, а свои достижения опять переоценили, заявив о четырех сбитых (в т.ч. трех бомбардировщиках) и трех поврежденных самолетах. Итальянцы в долгу не остались и засчитали своим летчикам 3 сбитых (в т.ч. 1 – Луччини) и 1 поврежденный неприятельский истребитель.

15 мая три Savoia-Marchetti S.M.84bis из 4-й бомбардировочной группы, прикрываемые тридцатью МС.202 из 4-го истребительного полка, отправились на бомбежку Форта Кем- белл в бухте Святого Павла на Мальте. Дюжина «Спитфайров» из 249-й и 603-й эскадрилий пошли наперехват. В завязавшемся бою итальянцам удалось защитить бомбардировщики, но командир 91-й эскадрильи к-н Альберто Ардженто заплатил за это своей жизнью – его сбил старший сержант Верролл. Итальянцы заявили о четырех сбитых и двух поврежденных самолетах врага (Луччини записали одну победу), однако Королевские ВВС в том бою не потеряли ни одной машины.

Луччини перегоняет «Макки» МС.202 с завода в часть. Обратите внимание на отсутствие на самолете эмблем и тактического номера

Итальянские офицеры у «Спитфайра», совершившего вынужденную посадку на сицилийском берегу после боя над Мальтой. 1942 г.

Вскоре 10-я группа оказалась нужнее в другом месте. Во второй половине мая ее отозвали в Италию, где на самолеты установили специальные противопылевые фильтры, и уже 26 мая группа снова отправилась в Африку, где на следующий день итало-немецкие войска начали наступательную операцию «Венеция». Уже 4 июня Луччини заявил о сбитии британского Р-40 Kittyhawk над Вир Хакей- мом, 12 июня – об уничтожении «Спитфайра» над Акромой (вместе со ст. сержантами Веронези и Бутацци), а 17 июня – о еще одном Р-40, сбитом над Сиди Резег.

Однако наступление войск стран «оси» выдохлось у оборонительного рубежа, подготовленного англичанами у Эль Аламейна. Отчаянные бои на земле сопровождались ожесточенными воздушными схватками, в которых обе стороны пытались обеспечить своим войскам «чистое небо». Луччини принимал в них самое активное участие. 4, 10 и 16 июля он сообщал об уничтожении Р-40 над Эль Аламейном (в последнем случае вместе с Джианелла, Берти и Бенедичи). 16 июля сбили и самого Луччини, но везение снова было на его стороне, и он уцелел. «Сменив коня», уже через два дня Франко заявил, что вместе с Бутацци сбил очередной «Китгихок».

С 5 августа по 23 октября список побед Луччини пополнили 7 самолетов: три Р-40 (один из них в соавторстве с л-том Де Сета), два «Спитфайра», «Бостон» и «Харрикейн». 24 октября Луччини вместе с л-тами П.Берти и Де Сета поднялись на перехват группы из двадцати пяти В-2 5 Mitchell и сорока Р-40. Несмотря на огромное неравенство сил, итальянцы смогли сбить один «Киттихок» (по другим данным – еще и В-25), а также повредить 2 бомбардировщика и 1 истребитель. Однако Луччини в том бою здорово досталось: получив по пуле в руку и ногу, он чудом довел свой «Макки» (сер. № ММ7919, «борт» – 84-12) до аэродрома Эль Даба. В тот же день Франко добрался до своей эскадрильи на авиабазу Фука. Ему опять повезло. Однако ранения оказались слишком серьезными, и Луччини был отправлен в Италию на лечение.

В госпитале он пробыл несколько месяцев и в свою эскадрилью вернулся в марте 1943 г. А 20 июня Луччини назначили командиром 10-й истребительной группы, которая тогда базировалась в районе города Катания на Сицилии. На вооружении части, кроме МС.202, состояло несколько новых МС.205 Veltro.

5 июля Франко Луччини вместе с шестью своими пилотами поднялся на перехват большой группы американских В-17, которую сопровождали 50 «Спитфайров». Сбив один истребитель, Луччини атаковал бомбардировщики. Он впервые встречался с «Летающими крепостями» и не знал, сколь серьезную опасность представляет строй этих машин, ощетинившихся крупнокалиберными пулеметами.

Что произошло, точно не видел никто, лишь его ведомый л-т Бертолазо заметил, как неуправляемый самолет капитана несется к земле. Точное место падения тоже засечь не удалось, и тело Луччини смогли найти только два дня спустя. В том же бою 10-я группа потеряла и мл. л-та Леонардо Феррули – аса №3 итальянских ВВС.

Так закончилось везение Франко Луччини. В его летной книжке за 5 июля 1943 г. вместо личной подписи летчика другой рукой записано: «Не вернулся». За годы Второй мировой войны он совершил 294 (по другим данным 262) боевых вылета(11*), приняв участие в 70 воздушных боях. В официальном послевоеннном списке побед за ним числится 21 вражеский самолет, сбитый лично, и еще 52 – «коллективно», что ставит его на второе место среди асов итальянских ВВС. Он был награжден пятью Серебряными и одной Бронзовой медалями за воинскую доблесть, четырьмя (по другим данным – пятью) Военными крестами и немецким Железным крестом 2-го класса. В феврале 1952 г. Франко Луччини посмертно наградили Золотой медалью за воинскую доблесть – высшей наградой за храбрость в Италии. Военное счастье долго сопровождало его. Пять раз Луччини приходилось покидать с парашютом поврежденный самолет или совершать вынужденные посадки, однако в шестой ему фатально не повезло.

11* Самое большое количество боевых вылетов среди командиров групп итальянских ВВС.

Александр Котлобовский/ Киев

В лучах былой славы

После завершения Второй мировой войны было ясно, что эра поршневых самолетов уходит в прошлое. Однако переход на реактивную технику произошел не в одно мгновение, и казавшиеся устаревшими машины продолжали исправно служить. Им довелось принять участие в различных конфликтах и вооруженных инцидентах, которыми так богата послевоенная история. Немало таких эпизодов оказалось в биографиях самолетов, созданных в ОКБ АС.Яковлева, о которых и пойдет речь.

Над разделенной Европой

Хорошо известно, что дружественные отношения между странами-участницами антигитлеровской коалиции длились недолго. Вдоль демаркационных линий стали происходить различные инциденты, в т.ч. воздушные, и «Яки» оказались их непосредственными участниками. Так, над советской зоной оккупации Австрии в январе-апреле 1946 г. эти истребители трижды перехватывали нарушителей, причем, демонстрируя серьезность намерений, летчики в двух случаях открывали предупредительный огонь. Пострадавших от этой пальбы не было, однако с каждым выстрелом напряженность между бывшими союзниками становилась все большей.

Настоящим инкубатором кризисов стал Западный Берлин. Один из первых возник в апреле 1948 г. и был связан с началом кампании по созданию отдельного германского государства в зоне оккупации западных стран. Американо-английская идея вызвала самую негативную реакцию советской стороны, которая пригрозила блокировать линии снабжения города. Это касалось и трех воздушных коридоров, действовавших в соответствии с подписанным еще в ноябре 1945 г. соглашением. Советские истребители стали появляться в пределах этих коридоров, и очень скоро произошла трагедия. 5 апреля Як-3, пилотируемый м-ром Акуленко, перехватил лайнер Vickers Viking британской авиакомпании ВЕА, который заходил на посадку в аэропорт Гатов. Самолеты столкнулись, и «Як» рухнул на территорию британского сектора оккупации Берлина, а «Викинг» – советского. Погибли оба экипажа и все 10 пассажиров. Стороны обменялись очень резкими заявлениями, обвиняя друг друга в случившемся. При этом советская версия выглядела весьма своеобразно: якобы Акуленко выполнял тренировочный полет, а «Викерс» вывалился на него из-за облаков и ударил одним из винтов по оперению.

26 июня СССР начал блокаду, однако перекрыты были только наземные пути, и союзники организовали снабжение города по воздуху. Знаменитый «Берлинский мост» действовал до 23 сентября 1949 г., и за это время сотни транспортных самолетов ВВС США и Великобритании совершили 27700 рейсов. Советские истребители неоднократно сопровождали их, иногда совершали маневры в опасной близости, однако трагических происшествий больше не произошло. После завершения блокады инциденты на границах коридоров не прекратились, и вплоть до окончания в 1953 г. службы на территории Германии «Яки» продолжали вылетать на перехват всевозможных воздушных нарушителей. По имеющимся данным, сбивать им никого не пришлось.

Советский Союз весьма щедро снабжал военной техникой правительства молодых государств «народной демократии». Например, в 1945-48 гг. Болгария получила 160 Як-9 различных модификаций, включая цельнометаллические «П» и вывозные «спарки» «УВ». Этими машинами к 1949 г. были вооружены 16-й и 36-й истребительные авиаполки, летчикам которых регулярно приходилось перехватывать греческие, турецкие, а позднее и югославские самолеты, то и дело нарушавшие воздушные границы республики. Однако применить оружие пилотам болгарских «Яков» так и не довелось.

Як-3 на берлинском аэродроме Темпельгоф. Май 1945 г.

Британцы осматривают обломки Як-3 м-ра Акуленко. Апрель 1948 г.

Як-9М из 16-го ИАП ВВС Болгарии

А вот их соседи по Балканскому полуострову смогли отличиться. В первые послевоенные годы в Югославии происходили массовые нарушения границы самолетами ВВС США, которые бесцеремонно использовали воздушное пространство этой страны во время перелетов из Италии в Австрию и обратно. Только с 16 по 18 августа 1946 г. американцы 172 раза вторгались в воздушное пространство Югославии. Маршал Тито не собирался мириться с этим нашествием, и было решено преподать янки предметный урок. На аэродром Поле под Любляной перебросили вооруженную «Яками» 3-ю ИАД, которой предстояло обеспечить охрану воздушных границ. Серьезный инцидент произошел 9 августа 1946 г., и его свидетелем стал сам Тито. Он вспоминал: «…примерно около полудня я услышал шум авиационного мотора, затем увидел наш истребитель, который кружил возле транспортного самолета. Затем услышал пулеметную очередь и удар о землю… Через два часа мне доложили, что американский самолет кружился над Любляной. Поднятый истребитель давал команды на посадку, но американец не слушался и шел к австрийской границе. Затем присоединился еще один истребитель. Он даже прошел близко от американского самолета и подавал ему рукой сигнал спуститься, чего он не послушался. Тогда его сбили. В конце концов, надо уважать наш суверенитет».

Тито несколько драматизирует события. Действительно, в тот день пара Як-3 из 245-го ИАП (летчики Драган Станиславович и Драгомир Зесевич) перехватила американский С-47, но не сбила, а принудила к посадке. На борту «Дакоты» находились 10 человек, которых для острастки продержали в «кутузке» несколько дней, а потом отпустили. После этого случая на запасной аэродром Радовлица перебросили по одному звену от каждого полка 3-й дивизии, что позволяло увеличить эффективность боевой работы. Действуя с этой площадки, 19 августа летчики Владимир Водопивец и Милорад Кнезев перехватили еще одну «Дакоту». И на сей раз югославским истребителям удалось заставить американских летчиков пойти на посадку, однако во время приземления самолет разбился. Никому из 5 членов экипажа спастись не удалось.

В первой половине 1950-х гг. с Запада начали накатывать волны разведывательных автоматических дрейфующих аэростатов (АДА). Поначалу они шли на небольшой высоте, были достаточно простыми по конструкции, и считалось, что применять для их уничтожения новейшие истребители – излишняя роскошь. Оптимальным самолетом для борьбы с зондами выглядел учебно-боевой Як-11, вооруженный одним 12,7-мм пулеметом. Машина под обозначением Avia C.l 1 выпускалась по лицензии в Чехословакии, и летчики этой республики добились неплохих результатов в стрельбе по шарам.

Интересно, что «одиннадцатый» можно считать первым истребителем ГДР. Еще до создания Вооруженных сил этого государства Як-11 использовали в Авиационной Казарменной Народной милиции, в т. ч. для охоты на АДА. Символический вклад внесли эти самолеты и в воссоздание австрийской истребительной авиации. Два «Яка» служили до 1958 г., причем их летчики пытались даже перехватывать американские транспортные самолеты, которые пересекали воздушное пространство Австрии, доставляя с баз в ФРГ подкрепления и грузы войскам, высадившимся в Ливане.

Нашли боевое применение Як-11 и на западных рубежах СССР. Их также задействовали в антиаэростатной кампании, а кроме того, использовали для перехватов легких самолетов, с помощью которых западные спецслужбы время от времени забрасывали агентуру и доставляли предметы снабжения отрядам ОУН-УПА. Для борьбы с малоразмерными воздушными целями Як-11 применяли не только на Западной Украине, но и в Прибалтике. По воспоминаниям ветерана 431-го ИАП (336-я ИАД, ПрибВО) Б.М.Воронцова, весной-осенью 1953 г. летчики этого полка вели патрулирование на таких машинах. Вооружение на «эрзац-истребителях» отсутствовало, и пилотам ставилась задача «таранить самолет-нарушитель, летящий на высоте 50-100 м». Таран у самой земли – почти верная гибель, тем не менее, от полетов никто не отказывался. Выполнить этот приказ никому не довелось, нет сведений и о каких-либо успехах, достигнутых на Як-11 над Украиной.

Кроме Як-11, повоевали в Европе и, казалось бы, совсем не приспособленные к ведению боевых действий многоцелевые Як-12 и учебные Як-18. Во время антикоммунистического восстания в Венгрии осенью 1956 г. мятежники использовали несколько легких «Яков» для ведения разведки и разбрасывания листовок. Применяли такие машины для выполнения аналогичных задач и по ту сторону баррикад. На них летали венгерские летчики, поддержавшие новое просоветское правительство. Самолет одного из них, к-на Э.Немета, был сбит огнем с земли. Летчик погиб.

В корейских жерновах

Формирование ВВС Корейской Народной армии напрямую связано с истребителями Яковлева. Вначале Советский Союз поставил самолеты «не первой свежести», что весьма негативно сказалось на боеготовности авиации Ким Ир Сена. Например, 18 июля 1949 г. советский посол в КНДР Т.Ф.Штыков писал в Москву: «..Крупным недостатком корейской авиации является то, что самолеты, переданные 9-й воздушной армией, старые, хотя корейцы платили за них почти как за новые. По докладу советника при командире учебного авиационного полка майора Чумак, 21 самолет Як-9 принят от 9-й воздушной армии смешанной конструкции, выпуска 1944-45 года. Их моторы прошли 1-2 ремонта. Запчастями укомплектованы на 15-20 процентов… Наиболее необходимых запчастей совсем нет. Из указанного количества самолетов – 10, в настоящее время, неисправны>>(12*)

Однако уже совсем скоро ВВС КНА получили 43 новеньких Як-9П, которые поступили на вооружение 1-го ИАП. Кроме того, прибыли Як-18 и Як-11, что позволило значительно ускорить подготовку корейских летчиков. В общей сложности, весной 1950 г. КНДР располагала 178 самолетами, в т.ч. 79 Як-9 различных модификаций. По сравнению с полутора десятками учебно-тренировочных и связных машин южан это была настоящая армада. Правда, совсем рядом, в Японии, находилась внушительная группировка Вооруженных Сил США, в состав которой входила 5-я Воздушная армия, насчитывавшая более 800 самолетов. Однако, планируя поход на Юг, коммунистические стратеги считали, что американцы не станут напрямую вмешиваться в события.

Пользуясь поддержкой Москвы и Пекина, северокорейский лидер решился на военную операцию, и 25 июня 1950 г. части КНА пересекли 38-ю параллель. Вступил в войну и 1-й ИАП. В полдень пара «Яков» появилась над сеульским аэродромом Кимпо и провела разведку. Около 15.00 уже шестерка истребителей атаковала Кимпо, обстреляв стоянку самолетов, башню управления полетами и другие объекты. Были уничтожены или серьезно повреждены 7 южнокорейских машин, сожжено хранилище ГСМ. Ближе к вечеру этот аэродром навестила еще одна пара «Яков». Внимание летчиков привлекла солидная добыча – на полосе стоял четырехмоторный самолет. «Соколы Ким Ир Сена» не упустили шанс отличиться и подожгли большую машину. Под огонь попал транспортный С-54 Skymasters из 374-й авиагруппы ВВС США прибывший для эвакуации американских гражданских лиц и сотрудников ООН.

На следующий день состоялся первый воздушный бой. Пара американских F-82 Twin Mustang из 68-й эскадрильи (авиабаза Мисава, Япония), прикрывавшая суда в Инчхоньской бухте, была атакована одиночным Як-9. Неопытный корейский летчик открыл огонь с большой дистанции и цель не поразил. Не желая продолжать бой с численно превосходящим противником, он ушел в облака. Вскоре появилась пара «Яков». Однако уровень летного мастерства американцев оказался намного выше, и они без проблем переманеврировали на своих тяжелых аппаратах более легкие «Яки». Корейцы все время начинали палить из невыгодного положения и, не добившись успеха, вынуждены были удалиться. Преследовать их и открывать ответный огонь американцы не стали. Отсутствие реальных воздушных побед не смутило пропагандистов Ким Ир Сена. В официальном коммюнике было объявлено, что отважный летчик Ли Дон По в одиночку атаковал 18 самолетов противника, два из них сбил, а остальных разогнал. Но будь Ли даже суперпилотом, он не смог бы отыскать в тот день такого количества врагов, ведь, кроме упомянутых «Твин Мустангов», в воздух поднималось лишь несколько транспортников, но в Пхеньяне на такие «мелочи» никто внимания не обращал.

27 июня, опираясь на резолюцию Совета безопасности ООН, президент США Г.Трумэн приказал командующему американскими Вооруженными Силами на Дальнем Востоке генералу Д. Мкартуру оказать южнокорейской армии авиационную поддержку. Ситуация в воздухе резко изменилась, и ВВС КНА понесли первые боевые потери. Четыре их истребителя и один Як-11 попытались вновь навестить Кимпо, однако на подходе были перехвачены «Твин Мустангами». От корейской группы отделилась пара во главе с Як-11, зашла в хвост F-82 л-та Мора- на и добилась нескольких попаданий в правый фюзеляж. На помощь коллеге поспешил л-т Хадсон из 68-й эскадрильи, который быстро оказался сзади «Яков» и буквально первой очередью подбил ведущего. Стараясь выйти из-под огня, тот заложил правый вираж, но Хадсон удержал его в прицеле. Следующая очередь пришлась по бензобаку в правой консоли крыла. «Як» вспыхнул, летчик выбрался на крыло, попытался открыть фонарь второй кабины, где находился его раненый или убитый товарищ, сделать этого не смог и спрыгнул, воспользовавшись парашютом. Дальнейшее развитие боя еще больше огорчило корейцев. Они потеряли два самолета, которые сбили Моран и м-р Дж. Литтл. Американцы заявили, что уничтожили три JIa-7, однако таких истребителей у северян не было вообще, а похожие на них Ла-9 и Ла-11 появились лишь в 1951 г. Возможно, что вся группа состояла из Як-11, которые в круговерти воздушной схватки вполне можно принять за машины Лавочкина.

Тем временем наземное наступление армии Ким Ир Сена развивалось очень успешно, и уже 28 июня были заняты Сеул и Кимпо. В тот день северокорейские летчики в какой-то мере отыгрались за понесенные накануне потери. Несмотря на плохую погоду, «Яки» атакова ли аэродром Сувон, где огнем пушек уничтожили на стоянках по одному В-26 и F-82, а также повредили еще 4 самолета. На следующий день штурмовка этой авиабазы повторилась, причем, кроме «Яков», в ней приняла участие четверка Ил-10. Когда эта группа уже собиралась уходить, в воздухе появились P-51 Mustang и F-80 Shooting Star, которые сбили все «Илы» и один «Як». Последний зачли летчику F-80 л-ту У.Норрису из 9-й эскадрильи, правда, и в этот раз американцы посчитали сбитым Ла-7.

12* Стиль и орфография оригинала.

Як-9 из 1-го ГИАП северокорейских ВВС

Северокорейские Як-9, поврежденные во время налетов американских самолетов на аэродроме Кимпо

Во второй половине дня в войну вступили американские бомбардировщики. Сначала 8 стратегических В-29 Superfortress из 19-й БАГ осуществили налет на Кимпо и сеульский железнодорожный узел. В его отражении принял участие вездесущий Ли Дон По, который на сей раз не снискал славы, а был сбит стрелками «крепостей» и покинул свой горящий истребитель на парашюте. В 16.35 удар по территории КНДР нанесли восемнадцать В-26 Invader из 3-й БАГ. Они отработали по аэродрому Хейдо в районе Пхеньяна, уничтожив на земле 25 самолетов, в т.ч. большинство Як-11 и несколько Як-9. Северокорейские истребители завязали бой с «Инвейдерами», по итогам которого обе стороны записали себе по одной победе.

В конфликт под флагом ООН вступали новые силы, и северокорейской авиации приходилось все труднее и труднее. 3 июля в той войне дебютировали американские и британские «палубники», которые нанесли удар по пхеньянскому аэродрому. Сопротивление попытались оказать четыре Як-9, но реактивные F9F Panther быстро разделались с ними.

С 7 по 20 июля войска КНА провели Тэджонскую наступательную операцию, в которой самое активное участие принял 1-й ИАП. Одним из наиболее удачных дней для летчиков этого полка стало 12 июля, когда им засчитали 4 воздушные победы, в т.ч. В-29, сбитый Ли Дон Гю над Сеулом. Американцы признали потерю «Суперкрепости» и еще двух самолетов. Однако в целом авиация союзников все прочнее захватывала господство в воздухе, а потери северокорейских ВВС стали принимать угрожающий характер. Так, 19 июля группа «Шутинг Старов» из 8-й, 36-й и 80-й эскадрилий внезапно атаковала пхеньянский аэродром, уничтожила на земле 15 самолетов и еще три Як-9 сбила.

Окончание следует

Як-9У одного из истребительных авиаполков ПрибВО. В 1946 г. самолет демонстрировался в Доме офицеров г. Таллинн

Як-9Г1 из 1-го ИАП «Варшава» ВВС Польши, 1950 г.

Як-9П из 1-го ГИАП ВВС КНДР, 1950 г.

Як-9П из 41-го САП ВВС Венгрии, 1950 г.

Як-9П, захваченный американцами в Корее. Самолет имел такую окраску в период испытаний в США на авиабазе Райт-Паттерсон в начале 1950-х гг.

31 марта с аэродрома ОАО «Роствертол» совершил первый полет предсерийный образец боевого вертолета Ми-28Н «Ночной охотник». Предполагается, что он станет основным ударным вертолетом российской армии. По словам Главкома ВВС РФ генерал-полковника В.Михайлова, до 2010 г. будут построены 50 Ми-28Н. Всего же министерство обороны РФ планирует закупить около 300 таких машин.