sci_history Евгений Кукаркин Долгоносики ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:37:47 2013 1.0

Кукаркин Евгений

Долгоносики

Евгений Кукаркин

Долгоносики

Написана 2000 - 2002 г.г. Юмор. Повесть о стратегическом выращивании жуков-долгоносиков.

Моя молодая учительница географии, только что закончившая университет, часто говорила мне.

- Знаешь, Сеня, есть такая пословица, своободен как сопля в полете. Это я к чему? Да к тому, что к твоей голове, к сожалению, никогда ничего не прилипнет.

Это она намекала мой высокий рост, я выше всех в классе. Всего то метр девяносто восемь. Из уважения у ее годам, я ничего не говорил в ответ.

Она меня возненавидела давно. Однажды на уроке, учительница нам рассказывала, как находить части света по компасу.

- Вот видите стрелку? Направо от меня - ээто восток, влево - запад, впереди север. Сеня скажи, что у меня сзади?

- Попа, Мари Ивановна.

В этот день меня выперли из школы. И до одиннадцатого класса, я был у нее в нечестивцах.

С учителем биологии я, как ни странно, нашел общий язык. По-моему в школе, только я один мог препарировать опарыша и доказать, что у него есть мозги. Ипполит Вильгельмович был польщен.

- Сеня, ты уверен, что это мозги?

- Но не говно же, там все беловато-сероваатое...

Совместно с учителем, мы об этом написали статью в журнал "Техника молодежи". Нам прислали ответ, что они напечатать статью не могут, так как это очень спорный вопрос, но сейчас один институт заинтересовался нашими выводам и возможно это будет в дальнейшем его центральной тематикой. Ипполит Вильгельмович после моего открытия больше меня никогда не вызывал. А в аттестат закатил пятерку.

Уже в девятом классе я принес со стройки карбид и в подвале школы устроил маленький эксперимент, засыпая эту пакость в бутылки с лимонадом, пивом и водкой, купленными в ларьке, напротив школы. Результат был ошеломляющим, все клопы, тараканы и крысы, полезли из подвала наверх, залезая в одежды гардероба, в классы и учительские. Оказывается дети потом разнесли всю эту живность в одеждах по дома. Бедный школьный кот и канарейка географички, надышавшись газами, выходящими из подвала, целый день в коридорах школы орали непотребные песни, перебивая голоса учителей. Все кончилось плохо, одна из бутылок с водкой взорвалась недалеко от меня и мою рожу малость поцарапало осколками, мало этого, почему-то вдруг охмелевших детей в школе распустили по домам. Директор взбеленился и запретил мне заниматься химией и даже близко подходить к подвалу.

Очень плохо у меня сложилось с училкой немецкого языком. Немка считала, что я идиот. И всегда мне орала.

- ВАЛЬТ, - это не еда, а лес, а ЗОНЕ не ссосиска, а солнце.

- А ВАЛЬТЕР, от слова ВАЛЬТ, значит лесноой пистолет.

- Нет, это выдумки твоей безмозглой головвы.

Она сама дура, дело в том, что напротив нашего дома общежитие иностранных студентов, я там часто играл в преферанс, решал для иностранцев задачки по математике за деньги и весьма преуспел в иностранном и высшей математике, изучив для начала ее курс, а потом теорию Нефклидовой геометрии. Я неплохо говорил по-китайски, на английском, испанском и на иврите, но вот немецкий мне не давался и я всегда путал его с другими языками.

С литературой было совсем плохо. Все стихотворения я перевирал, а моим последним сочинением, было "Проблемы мазохизма и алигофрении в Русской литературе", в котором я разобрал книгу Чернышевского "Что делать" и аналогичный ленинский труд. Это сочинение наделало много шума и меня даже допрашивали дяди из большого дома, выясняя не написал ли кто-нибудь такую чушь за меня. После этого я писал все сочинения только под диктовку учителя русского языка и литературы.

Остальные предметы меня либо совсем не интересовали, либо могли принести слишком большие разрушения для школы или эмоциональные травмы для учителей и меня близко к ним не подпускали.

Школу я закончил на одни тройки, кроме физкультуры, биологии и географии . По первой, я имел пять с плюсом, по второй - просто пять, а по третей - справку о том, что прослушал весь этот курс. Естественно об институте думать было нечего и, выброшенный в этот мир, я принялся искать работу. Так как работу ищут миллионы умных людей, то мне естественно везет больше всех. Мой родственник работал дворником в министерстве культуры и как положено во всем мире, соответственно принадлежал к высшему классу уборщиков мусора. Он считал, что с моими значительными успехами по биологии я далеко пойду и поэтому направил меня с запиской в научно-исследовательский институт по проблемам жучка долгоносика. Начальник отдела кадров долго рассматривал мою записку, зачем то помял ее, понюхал и спросил.

- А вы, это, что-нибудь о млекопитающих знаете?

- Чего? Это которые только молоко потребляют?

- Я говорю, о летающих, кровососущих и прочих организмов.

- А-а-а... Нет, о летающих организмах и кровососущих, нет, но вот клопы были. Что еще..., тараканы в квартире ползали, потом... крысы, ну, за ними коты, потом, понятное дело - собаки, но это во всех домах, а вот в сельской местности у моей тетки...

- Ладно, все ясно. Но прежде чем тебя принять, нужно заполнить анкету на 12 страниц, получить справки из жил конторы, школы, пройти медицинскую комиссию и Большой дом. У нас все секретно, поэтому такие осложнения...

- Но я уже проходил мед комиссию в школе. Мне даже выдали справку 1289 формы, для недоразвитых подростков, а ее срок действия еще не прошел, так как переосвидетельствование необходимо пройти через год и тринадцать дней.

- Хорошо, не ходи на комиссию. Начнем с анкеты. Вот садись сюда и заполняй. Что неясно - спроси.

Я сел и добросовестно стал заполнять графы.

- Здесь написано, имел ли я переломы, шрамы и ранения и за что? О каких надо упоминать шрамах и размерах их.

- Больше двух - трех сантиметров.

- У вас нет линейки?

Кадровик с удивлением протянул мне линейку. Я тут же снял рубашку, потом штаны и стал измерять свои шрамы, наконец нашел нужный рубец тут же занес в графу: "Шрам на левой ягодице, получил при падении с кровати на тапок".

- Извините, еще один вопрос. Здесь просят указать по имени и отчеству родственников умерших с 1905 года по настоящий момент.

- Ну и что?

- У меня их 86 человек, правда я их в лицо не помню, а здесь только десять строчек.

- Напиши десять последних.

- А по какой линии отца, матери, деда, бабушки или может пробабки?

Похоже кадровик скис, он с ненавистью посмотрел на меня.

- Пиши кого хочешь.

Я старательно выдумываю несуществующих родственников.

- Можно вопрос?

- Говори.

- Здесь спрашивают, о моих слабостях, что это?

- Куришь, пьешь, наркотики...

- А если этого нет.

- Слабость есть у всех, даже у меня. Вот, например... я люблю женщин, поесть, шикарно жить, Пиши все откровенно, но только свое.

- Хорошо, я напишу.

Старательно вывожу: "Слаб в коленках".

- Еще один вопрос...

- Слушай, ты меня по всем вопросам будешь спрашивать, это нам не хватит и дня? Неужели ты сам ничего не можешь ответить?

- Нет, кое что я сам написал, это имя и фамилию.

В течении половины дня заполнил анкету, сдал кадровику, который был в обморочном состоянии.

- У меня все..., - я положил на стол анкету.

- А у меня... похоже инфаркт.

- Тогда я пойду.

- Ради бога и побыстрей.

- Когда мне явится в следующий раз?

Бедняге стало плохо, он откинулся в кресле и затих. Я вышел из кабинета.

Кто говорит, что Большой дом плохо работает, держит анкеты по целым месяцам, мою анкету проверили за три дня. Правда это произошло после того, как я пришел в отдел кадров на следующий день.

Кадровик увидел меня и побледнел.

- Зачем пришел?

- Вот, я вам справку из школы принес и еще, на всякий случай, от ветеринара, дело а том, что наш кот ходит в один горшок вместе с взрослыми, а мой дед сказал, что это есть такие вирусы, которые переходят от животных к людям и это может быть опасно для жизни, поэтому обязательно надо взять у ветеринара эту бумажонку. А разве надо явиться не сегодня?

- Я сообщу когда.

- Вы только не затрудняйтесь, вы сами понимаете у меня переносного телефона нет, а вдруг надо будет искать, чтобы сказать..., я уж лучше приду и вы сразу мне все сообщите. Если вам сегодня затруднительно мне что то сказать, то я приду завтра и еще справки принесу...

- Вон.

- До завтра.

И я ушел.

На следующий день пришел рано, еще кадровика не было и сел под его дверью. Он вошел в приемную и его сразу стало шатать.

- Слушай, Иванов, я лучше тебя уволю, чем возьму. Только прекрати сюда ходить.

- Разве я в чем то провинился. Вот мой дед говорил, виноват только тот, кто много пьет. Разве я пьян? Мой прадед однажды выпил и потерял секретную грамоту, полученную из первого отдела, меховой фабрики. Если бы он в покер не выиграл ее у чертей, то может и не было бы меня. Вот иногда до чего пьянка доводит. А один раз...

- Хватит, - завопил кадровик. - Вон отсюда, завтра я сам тебе оформлю документы в Большом доме.

- Ты кто? - спросил меня худощавый тип, когда я принес ему в кабинет свои документы.

- Новый младший лаборант. Меня направили к вам.

- Отлично. Как звать?

- Сеня.

- Меня Митя. Я Заведующий лаборатории отбора. Когда-нибудь долгоносиков видал?

- Конечно. В зоологическом музее, есть такое мохнатое животное с длиннющим носом, а еще у мамы была подруга Клава, у нее рубильник был на пол метра...

- Врешь. Полметра быть не может, у моего тестя нос загнутый и двадцать сантиметров. Я считал, что у него самый длинный нос в мире...

- Может и вру, зато нос у тети Клавы был всегда мокрый от насморка и когда она его не вытирала, то он казался длиннее.

- Ладно твоя взяла. Так того долгоносика, которого ты в музее видел, муравьедом зовут, а наш долгоносик маленький, зелененький, урожай жрет, зелень всякую. Вот наш институт и работает над проблемами его уничтожения и разведения. Наша лаборатория создана для естественного отбора долгоносиков и дальнейшей их передачи в другие отделы для исследования. Это очень трудная работа отбирать эту живность. Есть долгоносики ушастые, есть пятнистые, есть длиннохвостые, так вот их надо отделять от нормальных, коротких и гладких. Это и есть твоя работа.

- А что делать с этими уродами, которые не годны для исследования?

- Как что? Обратно на поля. Пусть множатся и выводят новые породы.

- А разве не все равно какие породы долгоносики, их всех надо уничтожать...

- Что ты, что ты! Академик Добровольский в своем крупном научном труде доказал, что нормальный долгоносик сжирает пищи в два раза больше, чем ненормальный. Значит бороться надо с кем? С нормальными...

- Почему же кругом такая секретность?

- Еще спрашивает. Да это же стратегическое оружие. Представь, сейчас нам Америка помогает в доставке продовольствия, пшеницы, овощей, а мы им долгоносика на поля... бац... Сразу поставки прекратятся. Эту же тварь керосином не выведешь.

- А другим способом можно?

- Можно. 34 отдел разработал долгоносикобойку. Видишь долгоносика на листе, подводишь лопаточку под него, а сверху... бац... ударным механизмом, ни долгоносика, ни листа. Представляешь, плантация, кругом вот такая клубника, с кулак и ни одного листа...

- А мы где-нибудь уже диверсию делали?

- Конечно. Только... тсс... никому. Африку знаешь?

- Нет, а кто это? У нас в классе была девочка, мы ее звали Азией или Азизой, что то похожее..., а больше никого...

- Это такой кусок земли, с одной стороны вода с другой - живут евреи.

- Меня на уроке географии никогда не спрашивали, поэтому ничего не учил. Откуда мне знать, что Африка - остров.

- Жаль конечно. Так вот, была Африка зеленой, а мы туда долгоносика... бац... теперь желтая, ничего не растет. Наша работа.

- А что сейчас делать?

- Пойдешь в инкубатор. Там этого долгоносика, как собак нарезанных, увидишь две емкости с крышечками, в одну будешь отбирать нормальных, а в другую ненормальных долгоносиков. Да не забудь, раздеться до трусов и одеть плотные очки, а то в одежде их вынесешь столько, что не дай бог..., потом долгоносикобойками всю мебель перепортим.

- И сколько сидеть в этом инкубаторе?

- До обеда. Эту тварь надо накормить, а потом и тебя тоже. Так как работа вредная, то тебе положено молоко, сливки и компот.

- Почему компот?

- Он сделан из таких суррогатов, что после того как его выпьешь, не один долгоносик не вытерпит запаха изо рта... либо убегает, либо падает в обморок.

- Так может этот компот пить вредно.

- До тебя никто в институте еще не умер.

Аквариум забит зелеными листьями и плотной ползающей массой жучков такого же цвета. Когда я вошел в него, то сразу раздавил ногами около сотни тварей. Они в долгу тоже не остались и облепили меня со всех сторон. Это очень щекотно и неприятно, когда по твоей коже ползают цепкие жуки. Я начал работать, сортируя и расшвыривая эту мразь по емкостям.

В обед приехала машина с накошенной травой и мне пришлось перегружать этот силос в аквариум. Долгоносики все время стремились наружу и приходилось их щелчками забрасывать обратно. Только через час закончил эту работу и тут в помещении появился мой начальник и какая то пожилая женщина. Они громко разговаривали.

- Безобразие, - шумела женщина, - в лаборатории Шульмана проводили закалку долгоносиков. Уже вывели первую партию выдерживающую 60 градусов Цельсия, а лаборантка Шурочка после испытания открыла дверь и забыла ее закрыть...

- И они улетели...

- Нет, простудились. Представляешь, вся партия померла. Это дикое легкомыслие.

- Пусть повторят опыт...

- Да опыт то повторят, но вот что делать с Шурочкой. К Зильберману ее нельзя, она уже там была, помнишь месяц назад ЧП произошло. Вместо дистиллированной воды, она устроила дождь из водопроводного крана. Но это же отрава, все долгоносики сразу погибли...

- Матвеевна, что ты хочешь?

- Возьми Шурочку к себе.

- Но я только что взял к себе лаборанта.

- Теперь будет у тебя их два. Я с директором договорюсь. Тебе дополнительную ставку сделают. Митенька, миленький, возьми ее, это моя внучка.

- Ладно, давай ее сюда.

Женщина ожила она выскочила за дверь и потом появилась снова с тощей и длинной как глиста, девочкой.

- Вот Шурочка, это твой новый начальник, дядя Митя, теперь ты будешь работать с ним.

Девочка хмыкнула и тут уставилась на меня, как на приведение. Женщина между тем, жала руку моему начальнику.

- Ты знаешь, я в долгу не останусь, завтра ученый совет, я потребую, чтобы твоей лаборатории выделяли спирт на протирку помещения.

- Давно пора.

- Пока, Митенька.

Она удрала. Начальник обвел нас взглядом.

- Ты чего, Шура, - обращается он к окостеневшей девочке.

- Он... он... голый.

- Поработаешь здесь, тоже голой будешь. А сейчас нечего таращится, бери швабру, ведро, долгоносикобойку и давай, прибирай помещение...

Мы с девочкой лопаем обед в столовой и ведем умные беседы.

- У меня папа зашибает деньгу в автосервисе, - говорит она. - Он говорит, что там настоящие мужчины катаются, как сыр в масле.

- Подумаешь, а мой дедушка катался с высокой горы и нечаянно ударился головой об избу.

- Ну и что?

- Изба развалилась.

Она задумалась.

- Дед то твой жив остался?

- А что ему будет... Он потом был депутатом...

- И сейчас жив?

- Конечно. Отбыл срок депутатом, потом по закону об окончании полномочий..., ему предоставили доходное место, стал заместителем директора по хозяйственной част в морге.

Шура ошеломленно смотрит на меня и уже ни о чем не спрашивает.

- Ты только со школы? - тогда спрашиваю я ее.

- Да. Не поступила в институт и загремела сюда.

- А я даже не пытался в институт попасть, у меня справка по географии и много троек.

- Тогда твое дело действительно плохо. У меня одни пятерки, только по-английски тройка и видишь... не попала.

- С английским, испанским, китайским и ивритом я в ладах, говорю свободно и даже пишу.

- Врешь?

- Нисколько. Принеси мне статью на одном из этих языков, я тебе свободно переведу.

- Я сейчас.

Она бросила вилку и помчалась из столовой. Прошло пол часа, обед кончился и я поплелся к своим долгоносикам. Так как моего начальника не было, то самостоятельно залез в аквариум к долгоносикам и принялся их сортировать дальше. Через четверть часа пришла Шура и не одна. Она пришла с молодой женщиной, которая увидев меня почти голого в аквариуме, расхохоталась. Звук спокойно проходил через стеклянные стены, так как вентиляционные сетки, в виде окошек, были разбросаны по всему периметру и свободно допускали доступ воздуха в аквариум.

- И это твой лингвист? - хохотала женщина, тыкая в меня пальцем.

- Он. Не обращайте внимания, что он такой. Сеня, ты меня слышишь?

- Слышу.

- Во, видите, он нас еще и слышит. Тетя Катя дайте статью..

Шура буквально вырывает какой то журнал из под мышки женщины, разворачивает его и прижимает к стеклу аквариума.

- Сеня, переводи, - кричит она.

Это статья на китайском языке о рождаемости сиамских кошек.

- Сиамские кошки, хорошо рождаются в период потрясений и революций, перевожу я. - При гнилом капитализме редкость этой породы была очевидна. На один миллион китайцев приходилась одна кошка, а сейчас каждая вторая семья имеет кого-нибудь из семейства кошачьих...

- Чего ты там несешь? - изумляется женщина. - Дай-ка.

Она вырывает журнал смотрит на статью и нее глаза лезут на лоб.

- Действительно... А ну-ка переведи эту.

Тетя Катя листает несколько страниц, сама подносит к стеклу статью и прижимает.

- Доктор Май Ли долго изучал мозг долгоносика и пришел к неожиданному выводу. У насекомого рефлекс на все зеленое, этот цвет вызывает реакцию агрессивности у насекомого...

Женщина отрывает статью и пытается перевести сама.

- Точно.

- Ну что я вам говорила, тетя Катя, - верещит от восторга Саша.

- Неужели еще говоришь по-английски, испански и еврейском языке?

- Говорю.

- Где научился?

- В студенческом общежитии.

В это время открывается дверь и появляется мой начальник Митя.

- Что вы здесь делаете?

- Изучаем долгоносика по-китайски, - комментирую я из аквариума.

- Как это?

- Не слушай его, Дмитрий, - говорит Катя. - Лучше пойдем поговорим.

Она уводит Митю из комнаты.

- Сеня, вылезай от туда, - просит Саша.

Мы с Сашей сидим за столом и играем в фантики. В комнату врывается Митя.

- Сеня, тебя вызывает директор, академик Ардаматский.

- Зачем?

- Там узнаешь. Иди.

Маститый академик сидел за столом и просматривал мою анкету.

- Садитесь молодой человек. В этих графах нет и намека, что вы полиглот.

- Мы эту анкету писали совместно с начальником отдела кадров, я под его диктовку в основном и вводил данные.

-Что же он еще не ввел?

Я задумался. Была не была.

- В графе "интересы"..., я не отметил, что неплохо играю в преферанс.

- Ага... Пульку можешь раскидать?

- Могу. Даже на деньги не постесняюсь...

- А у тебя они есть?

- Да вот пачка.

Я вытаскиваю из кармана толстую пачку денег, перевязанную шнурком от ботинка и показываю ему. Академик захлопал губами, потом в его глазах появился блеск.

- Нам как раз четвертого не хватает. Сейчас мы и начнем. Ты не против?

- Прямо сейчас?

- Прямо сейчас. Иначе после окончания работы никого не собрать, все разбегутся.

- Как скажите, время у меня есть.

Академик берет телефонную трубку и зовет невидимых игроков. Вскоре пришел зам по науке, главный инженер Садомский и член кореспондент Майский. Они сначала стеснялись меня, потом когда я начал набирать очки, сразу признали как своего.

- А я твою червоточину..., - крякает главный инженер и хлестко лупит картой по столу, - по пуповине...

- Моя взятка, - говорю я и нагло забираю карты.

- Мать твою, - ругается членкор. - и на кой хрен я зашел с фи-фи, лучше б пердонул семеркой.

- То же мне, говнопер, - шипит на него академик.

- По козырю, - начинаю я, кидая первый карту.

Инженер сразу же матерится, а Академик задумывается.

- Ну ты, обалдуй, - делает ему замечание членкор, - двигай мордой, кидай карту...

Идет интеллектуальный переброс фразами. Высший руководящий состав института, матерился с более высоким искусством, чем сапожники.

Давно кончился рабочий день, наступил вечер, за окном уже стало темно. Мы разыграли последний круг и тут я понял, что всех ободрал. Все начальство неохотно со мной расплачивалось.

- Ну ты даешь, малый, - ворчит главный инженер.

- Это ерунда. На чемпионате по преферансу среди вузов страны, я обыграл самого Янга из Сомали, чемпиона мира.

После этой фразы, они молча собрались и пошли на выход.

Утром я явился на работу и тут же напоролся на Митю.

- Сеня, тебя от меня забирают.

- Куда?

- Старшим переводчиком.

- Не переживайте. Шура будет делить долгоносиков.

- Попробуй загони ее в аквариум.

- Запросто. Заведите крысу и ваша девочка будет все время сидеть в аквариуме, там самое безопасное место.

- Крысу? - Митя задумался. - Лучше медведя. Эту по моему крысой не испугаешь.

- Придумал. В зоомагазине есть ужи, знаете змейки такие. Одну купим и оставим здесь. Против этой то твари ни одна женщина не устоит.

- Это идея. У тебя есть деньги, сбегай, купи.

Змею я принес за пазухой и чтобы не сбежала, сунул в раковину, предварительно заткнув сливную дырку тряпкой и заполнив до половины водой. Уж, в благодарность, проплыл круг почета.

Шура, как всегда, опоздала минут на двадцать. Она появилась в лаборатории и, отбросив сумочку на лабораторный стоя, заявила.

- Я пришла.

- Прекрасно, - ответил Митя, - переодевайся и залезай в аквариум.

- Еще чего, не имеете права, я женщина и голой к этим жукам не полезу. Сеня уже там был, пусть туда и залезает.

- Сеня не может, его перевели в новый отдел на повышение.

- А тогда..., тогда..., у вас осталась ставка. Можете взять еще одного лаборанта.

- Это уже слишком.

Расстроенный Митя выскочил из лаборатории. Шура победно проходит мимо меня и вдруг вскрикивает.

- А...

Я оглядываюсь. Девочка скрючилась в идиотской позе и застыла глядя на раковину. Моя змея вытянула голову от туда и смотрит на нее.

- Ты чего?

- Там змея, - шепотом говорит она.

- Ну и что?

- Не шевелись, она укусит.

Змее надоело глядеть на нее и она опять плюхнулась в воду. Вдруг Шура ловко схватила пальцами ее за голову и с воплем пронеслась мимо меня к аквариуму, там быстро открыв дверцу, зашвыривает ее к долгоносикам. Закрыв дверцу, она говорит.

- По моему я ее напугала...

Похоже это так, уж скрутился в комок и затих, зеленые паразиты переползали через него, как через препятствие.

- Ладно, я пошел, на новое место работы.

- Не забывай меня. Давай сегодня встретимся в обед.

- Хорошо.

Катя сразу меня представила всем, это четырем женщинам неопределенного возраста и помятому старичку, рассаженным по разным углам комнаты.

- Вот, товарищи, это и есть наш новый сотрудник, молодой полиглот Сеня.

Все со мной не дружно поздоровались.

- Простите, Сеня, а сколько же вы знаете языков? - сразу ядовито спросил старик.

- Много: свиной, говяжий, лошадиный, медвежий, заячий..., но вы знаете их очень много и пересчитывать дня не хватит.

Все засмеялись.

- Я не про это, - смягчился старый пень, - я про иностранные.

- А... про эти языки? Так..., я уже экзаменовался в аквариуме.

- Как? Как?

- В аквариуме...

- Я его проверила, - занервничала Катя, - когда он работал по расфасовке долгоносиков.

- Очень сложная работа, - ядовито подтверждает старик.

Для окончательной проверки моих знаний, мне принесли работу академика Ардаматского, которую я с русского должен перевести на иврит.

..."Долгоносики, - писал он, - весьма интеллектуальный коллектив насекомых, способных дружно уничтожить несколько гектаров зеленой массы в течении нескольких дней. Это как королевская саранча, только та обитает в основном в южных районах, а эта в северных."...

Что за чушь несет академик, это не статья, а просто сказка для дураков. Нет ни каких фактов, не сказано сколько долгоносиков и за сколько дней могут сожрать окружающую местность и я решил подкорректировать статью. Так и перевел.

..." 13 долгоносиков за 13 дней уничтожит 13 гектаров зеленой массы."...

Сдал. Через пол часа меня выперли из отдела переводчиков обратно к Мите. При этом начальник отдела сердито говорил.

- Ты выболтал самые секретные данные, за это тебя вообще надо бы судить, но, учитывая твою неопытность и молодость, я перевожу тебя обратно на подготовку сырья...

Я встретил Шуру в столовой.

- Чего такой расстроенный? - спросила она. - Достался трудный перевод?

- Меня выперли из отдела, я перехожу обратно на старое место.

- Можешь не спешить, там змея нажралась долгоносиками, стала толще моей руки и похоже ей так худо, что она хочет блевать.

- У моей тети был точно такой же случай...

- Не надо тети.

- Хорошо, неужто змея сожрала всех долгоносиков в аквариуме?

- Те которые был отсортированы и находились в отдельных сосудах, остались целы. Она слопала весь дневной не отсортированный запас...

- Это же крах научных исследований. Теперь будет следствие и все узнают, что змею принес я. Меня же выпрут из института.

- А ты никому не говори об этой диверсии.

- Кроме тебя об этом знает Митя.

- Митю я беру на себя.

Уж обожрался на столько, что когда я его взял на руки он выглядел как обрывок толстого каната. Я вытащил его из аквариума и опять бросил в раковину с водой, бедная змея сразу пошла на дно. Пришлось ее положить на стол рядом. Пришел Митя и долго шептался с Шурой у канцелярского стола. Наконец позвали меня.

- Сеня, - торжественно начал Митя, - твой и Сашин опыт со змеей не должен пройти без внимания науки. Я сейчас напишу служебную записку Ардаматскому, чтобы он позволил нам открыть новую тему. Шутка ли, эта тварь за час сожрала примерно 400 долгоносиков, то есть ее производительность, выше долгоносикобойки.

В это время, змея как человек рыгнула и выплюнула на стол зеленую массу.

- Да она пережралась, - подскочил Митя.

- Конечно, - философски заметил я, - попробуй не есть несколько суток, так сожрешь и не только эту гадость.

Шура с брезгливостью смотрела на стол.

- Я это убирать не буду.

- Лучше сходи в буфет принеси молока, - сказал я и, вытащив пачку денег, дал ей несколько бумажек. - Змею будем лечить.

- Но здесь много... денег.

- Купи себе мороженное.

Шура ушла.

- Эх, провалилась наша научная тема, - сказал Митя.

К концу дня привезли новую партию долгоносиков, мне пришлось задержаться, чтобы перегрузить этих паразитов в аквариум.

Когда я на следующий день первый пришел на работу, змеи нигде не было, куда то сбежала. Я только хотел раздается и залезть в аквариум на сортировку жучков, как прибежала секретарша академика Ардаматского

- Сеня, тебя срочно зовут к академику.

- Зачем?

- Там сейчас должны прибыть иностранцы, нужен переводчик со знанием китайского языка.

Я опять оделся и потопал в директорский корпус. Делегация из четырех человек была в приемной Ардаматского. Старший, видимо самый седоватый изможденный мужчина, а остальные выглядят как мальчишки.

- Привет, - сразу же сказал им по-китайски.

Старший поклонился и ответил мне с почтением.

- Здравствуйте.

Мальчики дружно закивали головами.

- Я ваш переводчик. Звать меня Сеня. А вас как?

- Я Пу Ин, - ответил седой, - старший советник Академии наук, отделения биологии.

- Ни фига себе. Когда я занимался с китайскими студентами, то был знаком с одной косоглазой студенткой, только ее звали Пу Ан. Не родственница вам, не знакомы?

- Нет, - ошеломленно ответил советник.

- Так вот, она была полной пробкой, такой идиотки я еще не видел. Она как споткнулась на дробях, так и до конца своего обучения в институте математики дальше не продвинулась. Правда, когда я пол года назад играл в пульку с одним видным китайским товарищем, то узнал, что она уже работает в министерстве рыбного хозяйства Китая, каким то начальником отдела. Кстати вы в карты не играете? В пульку, в девятку, очко?

- Нет, - похоже старший подавился слюной.

- А зря. Среди китайских студентов был один парень, правда сифилитик, но умница. Вот играл в покер, загляденье, я его пять раз ловил на жульничестве. Последний раз не стерпел и двинул по уху, а тот как заорет.

- Я больной, не смей трогать больного... видишь другое ухо отвалилось.

Тоже ни хрена не выучился, досрочно отправили, как дурака, на родину. Там то оказывается пошел в гору стал видным партийным деятелем, говорят ухо новое пришили и даже вылечили.

Советник и китайцы глядели на меня разинув рот. В это время секретарша сказала.

- Академик Ардаматский просит вас зайти.

Я тут же перевел.

- Пошли, нас зовут. Какого хрена уставились на меня?

Компания китайцев в каком то отупении перешагнула порог кабинета и остановилась у двери.

- Сеня, скажи им, чтобы рассаживались.

- Ага. Слушайте вы, - сразу же перешел на китайский. - академик просит вас сесть.

Китайцы послушно расселись.

- Я академик Ардаматский, - начал он свою речь и понес такую ахинею, что я не знал как переводить... - Наш институт достиг невероятных успехов в области развития и уничтожения жучка долгоносика. Мы получили особь, которая может существовать на крайнем севере и жарком юге. Научились долгоносика уничтожать в огне и топить в воде. У нас уже выращено два академика, 24 доктора наук, 462 кандидата... Я рад, что эта проблема вас заинтересовала и вы прибыли сюда поделится своими соображениями.

Китайцы, как болванчики закивали головами.

- Да, - подтвердил советник, - мы прибыли к вам с некоторыми предложениями.

- Я слушаю вас.

- К сожалению в нашей стране, много народа и такие виды живности, как долгоносик, воробьи и прочие твари, просто исчезли с полей крестьян. Неграмотные крестьяне, как варвары, подавили жучка на своих полях и только далеко в горах есть еще некоторые виды долгоносика. В институте биологии вдруг определили, что жучок сам по себе съедобен, как ваши семечки из подсолнуха. Если его поджарить на масле, на сковородке, то жучок из зеленого становится черным, его так же шелушат и начинку съедают. Прекрасный вкус и масса витаминов.

Я тут же подумал, что в каждом государстве полно своих идиотов.

- Очень интересно, - констатировал академик. Так что же вы от нас хотите?

- Продайте нам партию закаленного долгоносика и на первое время пришли тысяч двадцать этой твари, для китайских ресторанов.

- Мы подумаем, - сразу согласился академик. - А пока... - он нажал кнопку селектора, - Ася принеси угощения.

- Когда вы нам дадите ответ? - настойчиво спросил советник.

- Завтра. Сейчас прошу к столу.

Ася прикатила столик с яствами и водкой. Она ловко раскидала приборы среди китайцев и налила в рюмки водку.

- За успешную сделку, - первым начал Ардаматский.

Китайцы сделали по глотку водки, поморщились и положили рюмки на стол.

- Так не пойдет, - сказал академик, - за успешную сделку надо пить до дна, иначе сделки не будет.

Китайцы послушно допили и тут же Ася наполнила рюмки опять.

- За дружбу между нашими народами.

Я тут же дополнил перевод.

... - Надо пить до дна иначе дружбы не будет.

Китайцы выпили, пожевали колбаски и тут же секретарша наполнила рюмки вновь.

- За ваше здоровье, - не унимается академик.

Конечно я дополнил.

... - Надо пить до дна иначе здоровья не будет.

После пятой рюмки китайцы "поползли". Трое молодых легли спать под стол, мы с советником вели умные разговоры, а Ардамтский, выпил в себя без них еще бутылку водки и пытался на столе разложить пасьянс.

- У меня есть дочка, - лепетал мне на ухо советник.

- А у меня тетя.

- Дочка умница, она отличница.

- Тетя стерва и скандалистка.

- Я ее после школы отправлю учится в Англию.

- Я уже посылал свою тетю подальше и ничего, дальше Васильевского острова не ушла.

Так мы проболтали еще час, пока не пришли рабочие и не утащили пьяных китайцев спать в гостиницу. Ардамацкий же достал из шкафчика бутылку коньяка, выжрал ее и уселся писать новый труд о долгоносиках, забыв о мое существовании.

Все были на местах. Шура со шваброй сидела на столе, Митя сидел за столом обхватив голову руками.

- Где ты был? - спросила меня Шура.

- У директора. Там был прием китайцев и мне пришлось переводить.

- У нас трагедия. Кто то пробил вентиляционную крышку аквариума и долгоносики расползлись по комнате.

- Здорово.

Я подошел к аквариуму, и увидел, что наклеенный кусок марли на вентиляционное отверстие надорван отогнут в сторону.

- Неужели все сбежали?

- Те, что были отсортированы, закрыты в своих банках, никуда не ушли.

- Митя, что делать то?

- Не знаю. Но меня точно уволят.

- Может это все змея?

- Точно змея, - Митя ожил, оторвал голову от рук, - я ведь тогда еще думал, что она пережрала, а у нее должна быть норма. Если по норме кормить... Это же открытие. Ребята, ищите змею.

Мы стали сдвигать мебель, шарить в углах. Ото всюду выползали долгоносики и трусливо удирали под плинтуса или другие укромные места.

- Помню, - по ходу дела сказал я, - у меня был дружок, Федя. Однажды его папа потерял в доме кучу презервативов, а мама нашла. Был большой скандал, так как папа Феди никогда в жизни этими резинками не пользовался и хотя он утверждал, что принес их для мамы, ему не поверили.

- Конечно, я бы тоже не поверил, влип папаша, - донесся голос из под стола Мити.

- Ну и зря, мама через две недели обнаружила что у нее на теле пошли пятна сифилиса.

Митя грохнулся головой об стол и вылез наружу.

- Врешь.

- Ни капли.

- Откуда ты все знаешь?

- Нашла, - это голос Шуры.

Она осторожно за хвост вытягивала змею из дырки дивана. Толстая тварь еле шевелилась.

- Шура, молоко осталось?

- Осталось.

- Доставай.

Митю не наказали, за научное открытие, а наоборот выделили деньги на развитие темы. Теперь мы обзавелись змеями и бидонами с молоком. Задача одна, научить змею, чтобы она сжирала только свою норму.

Шура сидит над клеткой с ужом и подкидывает ему долгоносиков, при этом считая.

-... 99...100..101... Митя, хватит?

- Хватит. Взвесь ужа и посмотри на его реакцию в воде. Если будет плавать, нормально поел, если потонет - обожрался.

Меня загрузили тоже, я теперь занимаюсь переводом статей с иностранных журналов на русский. Сам академик Ардаматский разрешил мне сидеть не в отделе переводчиков, а работать рядом с Митей.

В нашей комнате пополнение, на сортировку долгоносиков приняли нового лаборанта, это толстый парень Петя. Его привел Митя и представил нам.

- Сеня, Саша это Петя. Петя это Сеня, Саша.

Пижонка Шура сразу выставила свою ладонь.

- Здрасти.

- Не здрасти, а здравствуйте, - важно сказал толстяк.

Саша обиженно спрятала руку за спину.

- Значит так, - начал пояснение Митя, - надо раздеться до гола и залезть в эту штуку, - он показывает на аквариум.

- А на кой хрен?

- Заняться сортировкой пород долгоносиков по размерам.

- Всего то. А зачем здесь змеи? Вы их разводите на жратву? В Китае это деликатес номер один. Один раз я сожрал жаренную гадюку, ничего приятного. И чего в них только нашли?

- Как жареную? - удивилась Шура. - Прямо так на сковородке поджарил и съел? Она же ядовитая.

- Я это... ядовитую голову ей отрезал, а вот шкуру снять забыл, но говорю, все равно ничего нет вкусного.

Похоже Шура ошеломлена. Чтобы сбить ее интерес к Пете, я заявил.

- Подумаешь, вот те же китайцы из долгоносика делают семечки и теперь на завалинках парни и девушки щелкают шелухой, то есть крошат черные панцири.

- Правда, - заинтересовался Петя, - ты сам то пробовал?

- Нет.

- А жаль.

Петя не церемонится и не стесняется Шуры, начинает раздеваться. Перед люком а аквариум толстый парень в трусах до колен долго протискивал свои плечи в дыру и никак не мог пробраться внутрь.

- Не могу, - заявил он Мите.

- Надо его натереть маслом, - предлагаю я. - Однажды дядя Коля, друг моего двоюродного брата первый раз попробовал устрицу, украв ее с буфета на кухне и когда он ее проглотил, то стал синеть и задыхаться. Тут то двоюродный брат догадался врезать ему что есть силы по спине. Дядя Коля пролетел метров пять по кухне ударился об столик буфета, разбив там почти всю посуду, отлетел на раковину и раздавил там все фужеры приготовленные для мытья...

- И устрица вылетела из его глотки, - торжественно подсказал Митя.

- Ничего подобного, она пролетела как пуля в его желудок. Через день он ее выкакал и оказалось, что он проглотил ее с панцирем, а сам моллюск был еще съедобен.

- Фу какая гадость, - сказала Шура, - но причем здесь масло?

- Если бы устрица была в масле, то проскочила бы сразу, без удара. Катя, на деньги сходи в буфет и купи масло, на сдачу возьми себе мороженного.

- А какое масло растительное или животное?

- Какое будет.

Через пять минут Шура принесла пять пачек сливочного масла, мы все принялись дружно натирать Петю.

После небольших усилий Петя действительно проскользнул в люк аквариума и сейчас же зеленые паразиты запрыгали по его телу, но странное дело, они прилипали к коже и не могли сдвинуться ни на миллиметр и вскоре Петя превратился в чудовище, покрытого невиданной одеждой. Парня это не испугало и он принялся деловито сортировать ползающую вокруг мразь. Шура потеряла интерес к Пете и стала продолжать свою научную деятельность со змеями, я начал переводить с еврейского на русский язык статью о коровах, пожирающих с травой всякую гадость от червей до жучков и как это сказывается на качестве молока, Митя писал научную статью за академика Ардаматского о возможности получения, методом прессования долгоносиков, масла, которое имеет массу витаминов от А до Я.

- Вот у моего знакомого, - не вытерпел тишины я, - однажды поехала крыша. Он пришел на работу и за один присест разработал машину по расфасовке и равномерной резке арбузов, то чем занимался институт 16 лет...

- Зачем же заниматься такой фигней? - удивился Митя.

- Ну, начальник, даешь. Представьте, что вы принесли арбуз домой и стали резать его ножом, при этом обязательно будут его маленькие и большие куски. Так вот, из-за этого дележа десятки семей ссорятся или разводятся, Представьте, если большая доля арбуза достается кому-нибудь из нелюбимых членов семьи. Что тогда будет, а? А когда дома приходят гости и голодными глазами смотрят на стол, где нарезан арбуз, не дай бог кому нибудь из них сожрать большую долю, на век враг будешь.

- Может быть ты и прав. Так что же все таки произошло потом?

- Знакомого отправили в сумасшедший дом. Начальство не могло допустить, чтобы закрыли тематику института.

Митя уже не отреагировал на такой финал, опять в комнате возникла тишина и вдруг послышался прерывистый свист. Мы подскочили. Опять свист. Теперь все уставились на аквариум. Толстый Митя, покрытый прилипшими долгоносиками, дрых на полу.

- Он случайно не задохнется, - заволновалась Шура, - вдруг долгоносики попадут в нос и рот.

- Надо его вытаскивать от туда, - подтвердил Митя.

Он подскочил к аквариуму и стал стучать по стеклу.

- Петя! Петя! Проснись. Пора вылезать.

Петя вдруг приоткрыл глаз, пожевал губами и выплюнул несколько зеленых комков, потом опять успокоился и закрыл глаз.

- Сейчас, - выдохнул он напоследок.

- Вставай, - уже орет Митя.

Ноль реакции. Начальник уже начинает бесится, он бегает вокруг стекла, стучит по нему ручкой и все время кричит.

- Да проснись же, черт. Вставай.

Митя открывает люк и тут же несколько тварей сели ему на лицо. Он их сбрасывает внутрь аквариума и закрывает люк.

- Чего делать то? - растеряно спрашивает нас.

- Пусть поспит, наверно устал очень. Попробуй с непривычки сортировать этих жучков...

- Наглотается этих тварей, потом будет заворот кишок.

- Я по телеку видел как один жрал автомобиль и ничего с его кишками не было. А однажды в поселке, где у дедушки был дом, жил рядом сосед, толи депутат нашего городского собрания, толи зам министра правительства города. Так вот, напали на его дом бандиты с масками на лицах и вместо грабежа, заставили его есть деловые бумаги, разработанные хозяином, в которых был проект, про вакцинацию населения города против тараканов. Целый портфель мужик сожрал и хоть бы что. Но зато ходят слухи, что в его квартире теперь нет ни одного таракана.

Митя открыв рот слушает меня, Шура с сомнением кривит ротик.

- Но там бумаги, а здесь твердые жучки.

- Ладно, я его сейчас разбужу.

Подхожу к аквариуму и приоткрыв люк ору.

- Петька, жратву привезли, курицу жареную в картошке.

Последовала потрясающая реакция, парень ожил и стал ползти по стеклянной стенке к люке, причем глаза его были закрыты, а нос ходил ходуном, вынюхивая запах куры.

- Где она? - зашептали губы.

Когда голова оказалась у люка, я схватил его за волосы и подтянул к себе. От боли Петя окончательно проснулся и открыл глаза.

- Больно, отпусти.

- Классно, - вдруг сказала Шура, - я бы так не догадалась.

- Петя, вылезай, - строго говорит Митя.

- А где, кура? - спрашивает Петя.

- Сейчас тебе будет кура, давай выползай.

Но вылезть через люк мальчик так и не смог. Он делал невероятные усилия, пытаясь пролезть через узкое отверстие. Ногой нечаянно задел сосуд с отсортированными долгоносиками и тот грохнулся на пол и по моему треснул. Крышка отскочила и ожившие твари ринулись в аквариум. Ногами и телом, Петя уже передавил сотни долгоносиков. Мы помогали ему как могли и тащили за волосы, под мышки, смазывали сливочным маслом, н и какого толка. Наконец все устали. Петя свалился на дно аквариума и хныкал.

- Вытащите меня.

Мы захлопнули крышку, чтобы долгоносики не разбегались, потом я и Митя опустились на корточки рядом со стеклянной стенкой, Шура стояла перед нами.

- Чего будем делать? Есть какие нибудь предложения? - выдохнул Митя.

- Есть, даже два, - сказал я. - Первое, разбить аквариум и второе оставить его жить там.

- Я не хочу здесь жить, выпустите меня, - вопит Петя.

- Заткнись, - не выдержала Шура. - Наверно надо бить аквариум, сказала она Мите.

- Но ведь это же ЧП. Мне объявят выговор, нас лишат премии, институт временно прекратит функционировать.

- Тяжелое положение, - отметил я. - Когда мой дедушка был депутатом, то помнится решался вопрос о закрытии бани номер 5. Все дело в том, что когда ее открывали, то забыли сделать стоки в коллектор. Представляете, вы моетесь, а грязная мыльная вода вам уже по колено...

- Все понятно, - перебил Митя, - что же они так годами мылись и все время были в этой грязи?

- Нет баня после открытия, была сразу закрыта...

- Так что же твой дедушка решил?

- Он предложил баню не закрывать, а выкопать канаву на улице до ближайшей речки. До сих пор все желающие моются в этой бане, а за стенами небольшая речка вонючей грязи ползет в Фонтанку. До сих пор в этой реке нет ни живности, ни рыбы, а жители всех соседних домов по берегам канавы, не вытерпели запахов и удрали.

- Врешь, - не сдержался Митя. - Такой длинной канавы сделать не могли, надо же людям и машинам по улице ездить.

- Так мостки сделали. Уже двадцать лет люди ходят. У нас что долгостроев в городе нет? Полно. Большой проспект Васильевского острова, клали асфальт восемнадцать лет, а Восьмую линию переделывали двадцать шесть...

- Ладно, хрен с вами. Пойду доложу начальству. Пусть сами думают, что нам делать.

- Постойте, - вопит Петя, - я хочу в туалет.

Митя махнул рукой и ушел из комнаты.

- Писай в емкость, из которой ты только что выпустил долгоносиков, предложил я.

- Он кажется треснул.

Я с сожалением посмотрел на Петю.

- Открой вторую емкость, вытряхни жучков и делай свои дела.

- А она смотрит.

Я повернулся к Шура.

- Саша, чего уставилась, отвернись.

- Подумаешь.

Она гордо отвернулась от аквариума.

Первым, в сопровождении Мити, появился академик Ардаматский, он вздрогнул, взглянув на аквариум.

- Это кто там?

Петя выглядел неважно, приклеенные, с помощью масла, к телу живые и раздавленные долгоносики, кое где были снесены руками и ногами, образуя светлые плешинки на зеленом месиве. Сам мальчик сидел на дне и все время смахивал вместе с соплями, нахально лезущих долгоносиков, с лица.

- Это тот мальчик, о котором я вам говорил, - подобострастно ответил наш начальник.

- А почему он такой?

Митя смущенно развел руками, видно стеснялся признаться, что мы его намазали маслом и жучки налипли на тело.

- Производственные издержки, - подсказал я.

- А это ты? - кивнул мне головой академик, как старому знакомому. Создали вы заботу. Действительно ему никак не вылезти?

- Никак.

- Так смазали бы его маслом.

- Смазали.

- Тащили его руками?

- Тащили.

- Сложное дело.

В комнате появился член кор. Майский. При виде Пети он перекрестился.

- Пронеси Господь от всякой нечисти. Это случайно не новый тип долгоносика?

- Это тот идиот, который застрял в аквариуме, - поправил его Ардаматский.

- Так смазали бы его маслом?

- Смазали.

- Помогали ему, тащили руками?

- Тащили.

- Ну и обстановочка.

В комнате появилось еще одно лицо. Наш главный инженер.

- Вот это и есть то чучело, что застряло там? - сразу спросил он, глядя на Петю.

- Он самый и есть, - за всех ответил Ардаматский.

- Так, так, так..., - главный инженер обошел аквариум, пощелкал по стеклу пальцем.

- Все методы опробовали, чтобы его вытащить?

- Все, - ответил Митя.

- Надо создать комиссию...

- Правильно, - обрадовался Майский.

- Верно мыслите, - поддержал совет Ардаматский. - В аквариуме последний запас долгоносиков. До Июня месяца, больше нам этой твари возить не будут. Если этот запас уничтожим, то на пол года оставим институт без работы.

- Как же так? - удивился Майский. - Я же сам недавно выписывал шесть контейнеров по двадцать тысяч долгоносиков.

- Мы их продали в Китай, по просьбе китайских товарищей.

- Раз так, то собираем комиссию.

Высокопоставленные товарищи облегченно вздохнули и убрались из комнаты. Митя подсел ко мне.

- Траванул бы ты что-нибудь Сеня, а то на душе совсем погано.

- Да не расстраивайтесь. Мой дед бывало говорил, что ищите во всех бедах женщину.

- Выходит, это я виновата, что Петя застрял там? - обиделась Шура.

- Ни в коем случае. Просто Петя плотно поел, прежде чем пролезть а люк аквариума.

- Так может его поморить голодом и вся проблема решиться, - предложила Шура.

- Можно, но для этого надо максимум три дня ничего не есть, даже долгоносиков. Но и в этом случае , все равно, все долгоносики помрут.

- Это почему?

- В туалет то ему надо ходить..., этот толстяк всю тварь там отравит.

- Так что там, говорил тебе дед? - поспешил спросить Митя.

- Значит так, он говорил, что женщина виновата во всем. Когда дед был молодым, то однажды пришел в парикмахерскую подстричься. Сел за стул и тут подошла к нему такая... такая... девушка, что ни в сказке сказать, ни пером написать, вся голая и в халате.

- Так уж голая, - передразнила Шура.

- Чтоб мне долгоносиком подавиться... голая и, как дед потом утверждал, пуговички ее халата были расстегнуты до пупа. Так вот это создание мило спрашивает: "Вас подстричь?"

- Да, - отвечает дед.

И тут она его обмотала простыней, и даже не спросив как стричь, лихо взялась за ножницы и расческу. А дальше, что было...

Я сделал паузу и тут Шура не вытерпела.

- Что было то?

- Детям, особенно девочкам, такое рассказывать нельзя.

Она фыркнула.

- Это тебе нельзя гадости рассказывать.

- Ладно, - миролюбиво говорит Митя, - Саша закрой уши, пусть продолжает.

Саша просто отвернулась и растопырила свои ушки.

- Так вот, стрижет она его и грудью все время в лицо тычет. Дед и потерял разум, представьте все время по носу женская грудь хлопает.

- Фу, как вульгарно, - слышим голос Шуры.

- Когда она кончила его стричь, то дед пошатываясь встал со стула, уплатил деньги в кассу и вышел на улицу, а там... все кто его увидит, в ужасе шарахаются. Дома в обморок упала жена, теща с перепугу уронила ведро с помоями на ногу и раздробила пальцы ног, а бедная дочь заорала так, что потом стала заикаться. Вот что делает женщина, так изуродовала прическу мужчины, что чуть не разбила семейную жизнь.

- Так ему и надо, - все же встряла упрямая Шура, - нечего по чужим женщинам шастать.

Мужчины деликатно промолчали, только Петя, после моего рассказа в аквариуме стал хныкать.

- Мне домой надо, уже конец рабочего дня, выпустите меня.

В комнате появился главный пожарник, главный электрик и главный механик.

- Мы комиссия. Что у вас за ЧП? - сразу набросился на нас пожарник.

- Да вот, не выбраться человеку, - показывает пальцем на аквариум Митя.

Комиссия окружила аквариум, долго изучала Петю, потом энергетик задумчиво постучала пальцами по стеклу.

- Крепкое.

- Да, - ответил механик. - Пойдем ко мне, подготовим решение.

Они ушли из комнаты.

- Долго мне еще сидеть? - заволновался Петя.

- Надо ждать решение комиссии, - сказал Митя.

Рабочий день кончился, все уже давно ушли из института, через час Митя решился позвонить главному механику, но ни того, ни главного энергетика, ни пожарника, ни Ардаматского уже не было, они просто забыли о нас и ушли с работы.

- Так что же... - растеряно смотрит на меня Митя.

- Есть выход, надо разбить стекло и выпустить несчастного. Нам должны поверит, что это экстренный случай, человек чуть не задохнулся от собственной вони.

- А как же долгоносики? - спросил Митя. - Это же последний запас института. Если их выпустить, это конец нашему учреждению.

- Придется пожертвовать ими ради жизни человека, - торжественно сказал я.

- Постойте, - дернулась Шура, - когда я была в лаборатории Зильбермана, то он иногда усыплял долгоносиков особым составом из пульверизатора. Давайте этих тварей усыпим...

- И этого, толстяка, тоже усыпим, - я киваю на Петю.

- Зачем. Зильберман усыплял долгоносиков в противогазе.

- Эврика, - ожил Митя. - Сашенька, ты сможешь достать этот состав в лаборатории Зильбермана? Знаешь где он лежит?

- Конечно знаю. Я же там работала и даже знаю где спрятан ключ от двери.

- Тогда иди туда, а я достану противогаз для Петра.

Шура ушла из комнаты. Митя долго искал противогаз, пока не нашел его в раме окна, он оказывается два года назад затыкал им дырку между створками.. Мы сунули противогаз в аквариум и Петя, под непрерывные наши подсказки, натянул его на физиономию. Примчалась Шура и торжественно замахала большим флаконом.

- Нашла, - завопила она.

- Давай сюда, - потребовал Митя. - Петя, отползи к той стенке.

Толстый мальчик прижался к противоположной стенке стеклянного куба.

- Начали, - воскликнул мой начальник.

Митя пробил марлю вентиляции флаконом и нажал кнопку. Весь аквариум наполнился туманом. Долгоносики заметались и вдруг..., все замерли и посыпались на дно, естественно, кроме тех, что раздавил Петя на полу, прилипших к его коже или размазанных по стенке.

- Получилось, - завопила Шура.

Митя взял в руки молоток.

- Сеня, открой окна. Ребята, брысь из комнаты, а то тоже заснете.

Мы с Шурой удрали в коридор. Вскоре, в нашей комнате, послышался звук битого стекла и вскоре Митя и, облепленный приклеившимися долгоносиками, Петя появились перед нами. Наш начальник сорвал с Пети противогаз.

- Мы пошли мыться, а вы идите домой, - обратился он к нам с Шурой, уже много времени.

- А как же долгоносики? - спросила Шура.

- А чего с ними будет, завтра к обеду очухаются, а мы придем раньше и затолкаем их на свое место. Я ведь вспомнил, читал статью Ардаматского и Зильбермана, как они экспериментировали над усыплением долгоносика на длительное время. Эти твари должны проснуться через 18 часов. Идите, идите, не беспокойтесь, вся вонь улетучится и я закрою окно в лаборатории.

Митя потащил Петю в душ, а мы с Шурой пошли к проходной.

В трамвае девочка и я говорили о важных вещах про сон.

- Однажды, - говорила Саша, - у нас во дворе заснула соседка, а ее родичи подумали, что умерла. Ну бывает же так, согласись?

- Не спорю, бывает.

- Так вот, положили ее в гроб и наприглашали на проводы гостей. Когда стали выносить "покойницу" из квартиры, то нечаянно двинули гробом о косяк двери. Тут соседка и проснулась. Ой что было...

- Она сошла с ума...

- Нет. В больницу попал зять с проломленной головой, дочка с переломом бедра и муж, с выбитыми зубами, а про гостей я даже не говорю, двое точно тронулись.

- Подумаешь, мой дед умел усыплять большие толпы людей. Бывало выйдет на трибуну, как понесет ахинею, через пол часа весь зал спит...

- А моя подружка, Таня, лечилась сном...

- Вылечилась?

- Не знаю, но мне кажется нет, она тронулась, за время учебы в школе, получила черный пояс по дзюдо...

- А я знаю одного студента из Алтая, который спал 25 часов, тридцать шесть минут подряд и ни разу не сходил в туалет...

Так в разговорах мы доехали до Сашиной остановки и там я с ней расстался.

Утром, я первый пришел в лабораторию. Прежде всего бросилась в глаза разбитая стенка аквариума, кругом осколки стекол и раздавленные долгоносики... но не раздавленных, то есть спящих, нет... Еще раз посмотрел вокруг внимательно. Действительно, здоровые долгоносики исчезли. Что за черт, ведь Митя говорил, что они оживут через 18 часов, а прошло только 14.

Начальник пришел через десять минут, огляделся и все понял.

- Они сбежали? - прошептал Митя.

- Проснулись и удрали, - подтвердил я.

- Но ведь статья... Я читал...

- Ну и что? Не всякой бумаге надо верить. Вот однажды мой отец купил таблетки от запора, в инструкции было написано, что принимать их надо только перед едой, он принял, в результате так ничего и не поел..., просидел в туалете...

- Хрен с ним, с твоими таблетками. Где долгоносики?

- Наверно попрятались.

- Так ищи, чего стоишь.

Я стал искать. Подошел к вольеру со змеями и...

- Митя, иди сюда.

- Нашел?

- Ты только посмотри.

Вместо змей в вольере белели змеиные косточки и лохмотья чешуи.

- Что за черт, - ошалело пялит глаза Митя.

Я ничего ему не ответил и продолжил поиск пропавших долгоносиков. Первого все же сумел увидеть и вытащил из под плинтуса.

- Ой, - заорал я.

- Ты чего? - повернулся ко мне начальник лаборатории.

- Они кусаются.

С трудом, за спинку, оторвал зеленую тварь от руки. На пальце появилась капля крови.

- Не может быть, - говорит мне Митя. - Дай-ка мне его сюда.

Я сажаю долгоносика в Митину ладонь и тут слышу вопль.

- А..., а...

Начальник с трудом отрывает зеленого жучка от руки и тот летит куда то в угол. Зато у него, как и у меня, появилась на месте укуса кровь.

- Они же... Он укусил меня, - изумился Митя.

- Поздравляю, шеф, мы сделали открытие, вырастили долгоносика кровососа. Теперь понятно куда делись змеи.

- Куда?

- Их сожрали эти жучки.

Митя начинает метаться по комнате.

- Где она? - бормочет он.

- Чего вы ищите?

- Флакон, которым мы усыпили этих тварей.

- Вот он.

Я достаю жестянку из-за аквариума.

- Что же она нам подсунула?

Митя внимательно изучает этикетку и потом в изнеможении падает в кресло.

- В чем дело?

- Я убью ее. Это же... биологический эликсир для черных муравьев.

- Надо же... Почему это у Зильбермана в лаборатории хранятся такие вещи? Он кажется изучает долгоносика, а не муравья.

- Уже не в этом дело. Я погиб.

В комнате появился главный инженер.

- Ну как наш подопечный? - Тут он увидел разбитый аквариум. - А это что?

- Подопечный сбежал, - за Митю ответил я.

- Как сбежал?

- Да так. Его долгоносики стали кусать, чуть ли не до крови, тогда мальчик головой прошиб аквариум и сбежал.

- Такого не может быть. Долгоносики не кусаются.

- Не верите? Хорошо, я сейчас.

Полез на пол. На мое счастье под плинтусом опять увидел зеленое тело долгоносика. Аккуратно выдернул его за спинку и принес главному инженеру.

- Вот, возьмите.

Тот с ухмылкой берет и его и тут же мы слышим вопль.

- Мать, твою. Он кусается.

- Ну что я вам говорил.

Главный инженер отрывает долгоносика от ладони.

- Да у меня кровь. Что же это творится? Я к Ардаматскому.

Он держит зеленую тварь за спинку и выскакивает из лаборатории.

- Началось, - уныло сказал Митя и плюхнулся на стул.

- Не расстраивайся, начальник, - пытаюсь успокоить его, - все будет хорошо. У нас же кругом одни открытия, то змеи жрут долгоносика, то долгоносики их. Это же великолепно. Однажды мой родственник, дядя Миша, пытался похудеть, насмотрелся рекламы, накупил лекарств, стал их принимать. Жрет, жрет, а худеть стали одни уши. Естественно обратился в ту фирму, которая выпускает лекарства, а те обалдели. Как это так, уши вянут и изменяются в размере? Стали его обследовать и выяснили следующее, лекарства выпущенные фирмой не совместимы с телевидением... Чем больше смотришь телек, тем хуже ушам...

- Он хоть слышал что-нибудь или нет?

- Бог его знает, наверно слышал, но к сожалению помер дядя Миша. Увидел в ТВ, как в нашем парламенте разбирали закон о платных туалетах, где будет колоссальный сервис, так сразу и помер...

Митя уныло мотнул головой.

- Я тоже покойник.

Как всегда Шура опоздала. Она вбежала в комнату и тут же заявила.

- Что у вас за свинюшник? Столько времени уже наверно просто так сидите, а мусор и стекла до сих пор не убрали.

- Ты что за флакон нам вчера подсунула? - зловеще спрашивает Митя.

- Какой флакон, вы о чем?

- Я ее сейчас убью, - сказал Митя и стал подниматься со стула.

- Саша, беги, он не шутит, - подсказываю я девочке.

- За что? Что я наделала? - она поверила мне и в панике несется к двери, но метко пущенный Митей толстый труд Ардаматского все же двинул ее по спине. - А... убивают, - слышен крик уже в коридоре.

Через десять минут Митя приходит в себя.

- Сеня, так куда все таки делись долгоносики? В нашей комнате их нет.

- Сбежали.

- А куда?

- Понятия не имею, но то, что их в комнате несколько штук, это точно, а вот куда делись остальные...

- Вот и я думаю, странно все это...

В это время в комнату вбегает Сашина родственница, которая устраивала ее к нам. Она прямо по осколкам стекла бежит к начальнику.

- Митя, ты слышал...

- А...? Ничего не слышал.

- Что твориться... ужас. У нас в подвалах лабораторного корпуса появилась масса долгоносиков. По моему, там тепличные условия, очень сыро и тепло и они там размножаются с невероятной быстротой.

Митя сразу же подскочил.

- Может это наши?

Теперь женщина оглядывается и видит разбитый аквариум.

- Боже мой, неужели сбежали...

- В том то и дело, что удрали.

- Наверно они. Ой, Митя, что будет, ведь там произошло несчастье.

- Что еще?

- Случилось такое, чего вообще никто не ожидал. Долгоносики в подвале съели всех крыс, а на первом этаже корпуса добрались до столовой и лопают припасы. Но самое страшное, погибло два человека, охранник у запасных ворот, заснул на посту и его сожрали целиком, остался один скелет, а кладовщица спиртового склада, увидела долгоносика в стакане со спиртом и хлопнулась в обморок, ее тоже того...

- Не понял, как загрызли охранника? Неужели долгоносики добрались до ворот?

- Говорят, по коллектору, проползли прямо в его будку.

И тут очнулось и захрипело радио.

- Внимание, внимание, в институте объявлено чрезвычайное положение. Всем сотрудникам института срочно, без паники, покинуть помещения и собраться за проходной. Начальнику отдела подготовки, немедленно зайти к академику Ардоматскому.

- Это меня? - изумился Митя.

- Тебя, тебя, - подтверждает женщина. - Дело видно в институте серьезное. Ну ладно, ребята, я побежала за проходную.

Она удрала, а Митю стало колотить от страха.

- Сеня, может ты со мной пойдешь?

- Пойдем, где наша не пропадала. Помню, год назад мы разыграли пульку с поляками. Я ободрал их как липку. И вот один из них дошел до того, что с отчаяния стал продавать свою родину...

- Как, родину?

Митя заинтересовался моей байкой и перестал дрожать.

- Ну так. Спросил, нужен ли нам свободный, по польской территории коридор от России до Калининградской области? Он может сделать это за так..., если еще проиграет.

- И ты что?

- Так ведь я же не могу ему сказать ни да, ни нет, не имею на то полномочий. И потом, ни как не могу понять, неужели поляки построили длинный дом по своей территории до Калининградской области и коридор в нем отдают нам. Конечно не поверил и отказался.

- Ну и дурак, вдруг действительно, выиграл бы коридор.

- Да это раз плюнуть с таким игроком.

- Что же было потом?

Мы с Митей уже вышли из лаборатории и двигались в сторону апартаментов академика

- А ничего. Я этого поляка раздел до гола, выиграл у него всю одежду вместе с кейсом с документами, и отпустил домой. А потом меня за этот кейс чуть не посадили. Понимаешь, по-польски, я совсем не разумею, поэтому когда соседка по лестничной площадке попросила у меня бумагу для торговли селедкой на рынке, я ей и отдал все содержимое кейса. Потом оказалось, что она заворачивал рыбу в секретные документы.

- Уж, ты.

Митя ожил совсем.

Ардаматский встретил нас в своем кабинете. На столе лежал раскрытый чемодан, куда он складывал различные вещи, выгребая их из столов. Академик только что сбросил в чемодан несколько пачек игральных карт и, повернувшись к нам, сразу обрушился на Митю.

- Я уже все знаю. Вы понимаете, что наделали?

- Нет, - честно признался Митя.

- Вы парализовали всю работу института, вырастив непонятное чудовище, из-за вас погибло уже три человека.

- Как три, мне сказали, что погибло два, это охранник и кладовщица.

- Три, третьим оказался главный инженер по технике безопасности. Понесла его нелегкая, спасать украденное барахло в подвале, там его долгоносики и подловили. Но не в этом дело. Раз вы виноваты, то и исправляйте положение, покинете институт последними. Сейчас, здесь в кабинете, сядете на телефоны, вызывайте МВД, пожарных, войска, мэрию, во общем поднимайте всех на спасение города.

- При чем здесь город?

- При том, если эти паразиты везде расползутся, то жертв будет полно.

Академик вытащил из тумбочки игральные кости, несколько пачек колготок и швырнул в чемодан. Из сейфа он достал две бутылки коньяка, три бутылки водки, пять банк красной икры и бюстгальтер с трусиками. Женское белье покрутил перед носом и бросил в угол, а остальное спрятал в чемодан. Потом с раздражение прощупал свои тетради на столе и несколько книг.

- Черт, на кой хрен это здесь, - проворчал Ардаматский.

Из гардеробной, академик вытащил спортивное трико и несколько рубашек.

- Не знаю, брать или не брать, если долгоносик сюда доберется, то наверно ткань грызть не будет.

- Они грызут только живых, - заметил я.

- Вот-вот, поэтому пока не дозвонитесь до городских служб, отсюда не уйдете.

Он оглядел кабинет.

- Кажется все.

Ардаматский закрыл чемодан и не попрощавшись, вышел из кабинета. Митя удрученно кивнул мне на телефонный аппарат.

- Ты звони по этому, а я буду искать по справочнику адреса, куда обращаться.

- А куда звонить то?

- Как обычно 01, 02, 03, а вот телефоны мэрии и военных я поищу в книге.

Я набрал 01.

- Дежурная, капитан Волошина вас слушает, - раздался приятный голос в трубке

- В институте долгоносика ЧП. Жучек вырвался из хранилища и до смерти кусает людей. Срочно нужны пожарные, чтобы остановить долгоносика и не дать прорвался в город.

- Это что, шутка. Какой еще такой долгоносик? Думаете я дура, не видела в огороде это насекомое. Да безобиднее его нет на свете, он только жрет клубнику, малину, смородину, цветы яблонь, свеклу..., нет, по моему свеклу не жрет... Да о чем это я? А... он никогда не кусается, слышите не кусается. Еще раз схулиганите, сядете в тюрьму.

Трубку бросили на рычаг. Опять звоню 01.

- Дежурная, капитан Волошина слушает.

- Это опять из института долгоносика, извините, у нас прервалась связь, срочно пришлите пожарных в Безалкогольный переулок, дом 13, где находится наше учреждение.

- Может вы из сумасшедшего дома?

- Да нет же. Я вам говорю правду, долгоносик, это такой зеленый жучок, с длинным носом, который действительно раньше не кусался, а теперь стал...

- Гражданин, вы отрываете драгоценное время, у вас что горит?

- Еще раз говорю, сбежал жучок долгоносик, их много и эта банда движется на город.

- Тогда это не к нам, раз бандиты, звоните 02, а раз вы нездоровы по 03.

Опять бросили трубку. Звоню 02.

- Дежурный 56 отделения милиции майор Поспелов слушает, - слышу в трубку.

- С вами говорят из института по проблемам долгоносика.

- Какого долгоносика?

- Зеленого такого жучка, с длинным носом.

- Мало примет, постойте сейчас посмотрю по каталогу. Долгоносик... долгоносик..., под такой кличкой никого нет. Что еще?

- Этот жучок сбежал с хранилища.

- С какого хранилища? Какая служба охраняет?

- Ну, такого стеклянного аквариума. Он не охранялся, только заслонка...

- Мало данных, но раз помещение не охраняется, должон сбежать, продолжайте дальше.

- Так вот, жучок очень злобный, только что загрыз уже трех людей.

- Где?

- В нашем институте.

- Каких людей, вы их сами видели?

- Главного инженера по технике безопасности, кладовщицу и охранника...

- Вы там ничего не трогали, Следы не стерли?

- Мы ничего не трогали, там трогать нечего, остались одни косточки...

- Так, кто говорит?

- Митя и Сеня, мы здесь остались одни, все остальные сбежали.

- Я спрашиваю фамилии и адрес, откуда вы звоните.

- Безалкогольный переулок 13, а фамилии охранника, кладовщицы и главного по технике безопасности я не помню.

- Я не про это... Впрочем... Сидите на месте, сейчас к вам приедут.

- Приезжайте быстрей. Если этот жучок прорвется в город, то погибнет еще много людей.

- Приедут, приедут, где у тут у нас 03...

Трубку бросили. Я обратился Мите.

- Звонить бесполезно, они нас принимают за идиотов.

- Может так оно и есть. В этом дурацком телефонном справочнике ничего нет. Я не нашел телефонов ни городских властей, ни военных.

В это время скрипнула дверь. Мы с Митей подскочили. Просунулась голова Саши.

- Есть здесь кто-нибудь? - спросила она.

- Саша? Зачем ты здесь? - спросил я. - Весь институт разбежался.

- Так... я сидела в туалете, а радио там не слышно, пока проплакалась, выбралась в коридор, а уже никого нет. Пошла по комнатам искать, хоть кого-нибудь. На втором этаже никого, а вот на третьем, на вас случайно и наткнулась.

- Тогда вали от сюда на улицу пока не поздно, - зло уставился на нее Митя.

- Уже поздно.

- Что значит поздно?

- Долгоносики уже оккупировали первый этаж и сейчас ползут на второй. Что там творится, ужас, зеленый ковер. Несколько жучков меня укусило, вон смотрите на руку и ноги.

Она показывает несколько кровоточащих точек на локтевом суставе, потом задирает платье чуть выше колен и мы видим окровавленное пятно на ляжке. Похоже Митя смягчился на нее.

- Ладно, опусти платье. Только не понимаю, почему они напали на твои ноги, зачем допустила так высоко. И нечего нам показывать их, ты не на сцене. - Митя задумчиво постучал пальцем по лбу. - Вот мы на четвертом этаже, кто скажет через какое время эти твари приползут сюда?

- Это зависит, от того, как они быстро размножаются..., - подсказал я.

- Этот вопрос как раз спорный. Член кор Майский долго пытался разобраться в этом деле, но так и не пришел ни к каким результатам, хотя положил на это изучение все свои научные годы и написал массу трудов.

- Это я виновата, - говорит Саша, - когда я сейчас искала людей, то обходила пустые лаборатории. Была в лаборатории Зильбермана и поняла, что подсунула вам не то. Это был не сонный препарат для долгоносиков, а какая-то биологическая затравка для черных муравьев, так написано в перечне хим реактивов.

- Я уже сам прочел на этикетке, что эта за штучка, но ни как не могу понять, как она повлияла на размножение и агрессивность долгоносиков, вздохнул Митя. - Зато выявилось только три научных факта. Один печальный, из-за этого флакона погибло уже трое человек. Другой, то что эти твари уже не летают, и это хоть хорошо, до нас надо добираться пешком, а на это нужно время и третий, новый тип долгоносика размножается в подвалах с невероятной быстротой.. А по поводу того, виновата ты или нет, могу сказать, что более всего виноват я, перед тем как опрыскать аквариум, мне нужно было прочитать этикетку.

Похоже Саша в шоке, она долго глотала слюну.

- Боже мой, что происходит? Это ужасно, что погибли люди. У меня самой волосы шевелились, когда долгоносики кусались, это так больно и страшно...

- Ладно, время идет, давайте обзванивать всех дальше.

- Митя, но ты же видишь, я не могу вдолбить этим диспетчерам и дежурным, что у нас разбежались долгоносики, - уныло говорю я.

- Давайте я, всех вызову, - предлагает Саша. - Вы звоните по 01,02 и 03?

- Да.

- Сейчас они все будут здесь. Мне папа всегда говорил, чтобы человек среагировал, нужно его треснуть по голове.

Саша берет телефонную трубку, набирает 01 и говорит.

- У нас пожар, срочно приезжайте к нам..., да, горит очень большой корпус.. Безалкогольный переулок 13... Не обращайте внимания, это звонили больные.... Да..., да... Александра Иванова... До свидания. - Она набирает следующий номер телефона. - Але... В Безалкогольном переулке 13 убийство, погибло три человека... А... это вам звонили какие-то идиоты... Высылайте как можно больше милиции, здесь еще где то бродит убийца... Говорит Саша Иванова... Да..., да..., до свидания.

Убийственно легко Шура вызывает медиков по 03 и после этого бросает трубку.

- Ну вот, все в порядке.

- Давай я теперь позвоню к деду, - говорю я. - Он знает все адреса городской администрации. Не зря же был депутатом.

Они кивают головой и вскоре нужные телефоны были у нас в руках. Вызов нужных товарищей мы уступили Саше.

Сидим второй час в апартаментах Ардоматского. В корпус, несмотря на вызов Саши, никто не пришел. Для проверки, как ведут себя долгоносики, я решил сделать разведку. Только открыл дверь кабинета, как увидел на полу приемной несколько редких двигающихся зеленых точек.

- Митя, Саша рвем на верх, эти гады уже здесь.

- Может заткнем все щели и будем сидеть в осаде?

- Это бесполезно. Долгоносики просочатся через любую дыру, любую щелку, даже через вентиляцию. Пока они грамотно наступают, впереди идут разведчики, а потом валит толпа, в общем наступают как муравьи. Бежим от сюда, ребята.

Мы выскакиваем из кабинета и давя ногами редкие ручейки долгоносиков, растекающихся по полу, проскакиваем к лестнице. Проскакиваем пятый этаж, добегаем до чердачной двери и видим на ней замок.

- Постойте здесь, - говорит Митя, - я поищу что-нибудь на пятом этаже, может и найду.

Саша и я усаживаемся на ступеньки и начинаем делится впечатлением.

- Раньше, когда по мне ползали долгоносики, - вспоминает Саша, - это было так приятно, а эти....

- Звери.

- Вот именно, но все же я под впечатлением, как они съели человека.

- Всякое бывает, однажды на пивном аукционе поспорили спикер городской палаты и первый зам мэра, кто кого перепьет. Победил зам мэра, он выпил 13 бутылок, но вечером в этот же день, умер спикер.

- При чем здесь пиво?

- Обжираться вредно. Долгоносики за это поплатятся.

Появился Митя с топором в руке.

- Во, нашел на пожарном щите.

Наш начальник долго лупил топором по замку, он не поддался, зато петли лопнули, дверь рухнула на площадку и мы попали на захламленный чердак, а от туда на плоскую крышу. Все разбежались по ней осмотреться.

- Посмотрите, посмотрите, - завопила Саша, показывая рукой вниз.

Мы заглянули и увидели, что территория вокруг института оцеплена милицией и военными, пожарные брандспойтами сметали наступающих на город долгоносиков, солдаты сапогами топтали наиболее резвых жучков.

- Черт возьми, - сказал Митя, - их же полчища.

- Во как размножились, - удивился я. - Скоро до нас тоже доберутся.

- Нам бы до ночи додержаться.

- А почему до ночи?

- Муравьи и долгоносики ночью спят. Как заснут, тогда проберемся к своим.

- Ждать долго, давайте устраиваться поудобней. Я на чердаке видел какие-то книги, бумаги и папки сейчас сбегаю, принесу кое что и хоть на что то сядем.

На чердаке оказывается устроен архив, сотни папок из бухгалтерии и первого отдела, начиная от десяти лет назад до прошлогодних сроков, стояли стопками, кроме них груды книг научного содержания валялись по углам. Я набрал побольше папок и полез с ними на крышу.

- Вот, принес, берите, сколько вам надо.

Митя берет первую попавшуюся папку и кривит рот.

- Что это?

- А что?

- Совершенно секретно, индекс 00 дробь 16456, начато......., окончено.......... основные спец сотрудники в подразделениях..., - он открывает папку и у него ползут брови на верх. - Да это же сексоты, их характеристики и где они работают. Во, попали документики. Александра, обращается Митя к Саше, - твоя родственница оказывается закладывала сотрудников своего отдела.

- Это быть не может, - ошеломлена Саша.

- На, смотри.

Саша читает и у нее из глаз чуть не катятся слезы.

- Я не знала.

- А кто знал? Ну-ка, что у тебя там еще, - Митя берет у меня другие папки. - Замечательно, спец папка под номером 12. Да здесь же подозрительные лица в институте, за которыми необходимо следить. Интересно кто здесь, м... все знакомые фамилии, даже главный инженер. Мать твою, здесь же моя фамилия.

- Поздравляю. Ты попал в один ряд с настоящими людьми.

- Иди ты... Так, следующая папка. Ага, Лица рекомендуемые на продвижение.

- Наверняка тебя там нет.

- Верно заметил, зато почти все сексоты здесь. Ладно, хватит, я беру эти папки и сажусь на них здесь.

Мы завалились на папки, спрятавшись от легкого ветерка за выступ лифтового строения.

- Сеня, время у нас целый вагон и тележка, выдай нам какую нибудь байку, - просит Митя.

- Значит так. Тетя Клава однажды укусила налогового инспектора...

И я начал травить очередной рассказ.

День кончался, стало темнеть и Митя встрепенулся.

- И так, ребята, пора.

Мы стали спускаться по лестнице. Долгоносиков нигде нет.

- Куда они делись? - недоумевает Саша.

- Расползлись по щелям и вернулись в подвал. У них сейчас время сна.

На первом этаже коридор так же пуст. У лестницы в подвал Митя задержался.

- Я хочу заглянуть, там они или нет.

- Может не стоит, - говорит Саша, - а вдруг они проснутся.

- Нет. Вы за мной не ходите, стойте здесь.

Митя спускается на нижнюю площадку, включает переключатель света и заглядывает в раскрытую подвальную дверь. Потом поспешно поднимается к нам.

- Это ужас, что там творится, там в несколько слоев этих паразитов, ни пола, ни стен, ни потолков не видно.

- Бежим от сюда, - предлагает шепотом Саша.

- Э... нет. Пока есть такой момент, надо их всех уничтожить.

- Как это? - удивился я. - Паровой каток, чтобы их давить сюда не затащишь.

- Давить не надо, их надо сжечь.

- Сжечь? Но... нужны дрова.

- Дрова будут. Пойдемте в библиотеку, перетащим сюда книги, весь горючий материал.

- А библиотека разве открыта? - спросила Саша.

- От сюда так поспешно бежали, что не закрыли ни одной лаборатории, ни одного помещения...

Действительно в библиотеке беспорядок. На полу валяются листы бумаги и несколько книг.

- Вы пока таскайте все к подвалу, - говорит Митя, - а я пойду по остальным лабораториям, поищу хорошие реактивы от которых быстрее все загорится.

Закидываем книги, журналы, бумагу прямо в открытые двери подвала, Митя поливает все это какими то растворителями. Наконец наш начальник сказал.

- Все, ребята, кончай.

Он вытаскивает спички, зажигает одну и бросает на бумагу. Огонек вдруг вспыхнул и так ахнуло, что Митю просто выбросило в коридор.

- Бежим.

Мы бежали по коридору, выскочили на улицу и помчались к проходной. У выхода стоит солдат с автоматом.

- Стой, куда идете? - орет он.

- Мы из этого корпуса, - говорит Митя и кивает на здание института сзади нас.

- Нам сказали, там никого нет. Признавайтесь, вы мародеры?

- Да нет же, мы работаем здесь.

- Говорите пароль и я вас пропущу.

- Но мы не знаем его.

- Тогда возвращайтесь обратно.

- Но там пожар.

- Об этом мне не говорили. Сказано никого ни впускать, никого не выпускать, я так и делаю.

- Позовите главного, у вас же есть начальник, - потребовала Саша.

- Разводящий придет через час. Посидите в здании часок, а потом приходите... Давайте, двигайте.

Для острастки этот дурак даже передернул затвор автомата. Мы понуро двинулись обратно. На пол пути к корпусу Саша зашептала.

- Стойте, я знаю дырку в заборе. Рабочие часто воровали спирт и проносили другие вещи. Прыгаем в кусты.

Саша уверенно в темноте ведет нас между деревьев. На наше счастье, луна еще что то освещает и можно различить ствол или куст на дороге.

- Что же ты, знала что воруют и никому ни слова, - возмутился я.

- Я сама пользовалась этим лазом, когда опаздывала или удирала с работы.

Добегаем до ограды, здесь тоже луна подсвечивает нам и видно, что прут решетки отогнут и действительно можно пролезть... Только Саша просунула наружу голову, как струя воды из брандспойта отбросила ее обратно.

- Стойте, - стал орать Митя, - мы свои.

Воду отключили и чей то бас спросил.

- Кто свои?

- Мы сотрудники этого института.

- Мне это не ведомо. Может вы мутанты, новый жучок?

- Да нет же, мы нормальные люди, у меня даже есть пропуск, там сказано, что я заведующий лабораторией...

Невидимый собеседник стал с кем то шептаться.

- Ладно выходите.

Выбираемся на тротуар и нас окружают пожарники.

- Как вы там очутились? - опять спрашивает бас.

- На крыше сидели, эти паразиты до нас не сумели добраться.

- Вам повезло. Топайте по домам.

Трамваи еще ходили, здесь на остановке, мы с Сашей простились с Митей.

- Вы только ни кому не говорите, что мы подожгли подвалы, - простит нас начальник.

- А эти то погасят здание?

- Пожарники? Конечно.

- Хорошо. А как завтра?

- Завтра приходите на работу.

На следующий день, я как порядочный Ваня, явился по распорядку дня к проходной института. Ни пожарных, ни военных, ни милиции нигде не было, только толпа сотрудников института толпились у дверей. Старичок охранник никого не пропускал на территорию института.

- Вход запрещен. Не велено пропускать.

- Но почему?

- По кочану, института больше нет.

- Как это?

- Ну так, сгорел институт до тла.

- А долгоносики?

- Сгорели вместе со зданием.

Меня хлопнул по плечу Митя.

- Здорово, Сеня. Видимо всех сотрудников отправят в долгосрочный отпуск.

- Неужели и здесь мы виноваты?

- Не беспокойся, мы наоборот спасители. Уничтожили, так сказать, жучка в зародыше.

К нам подошел толстый Петя.

- Вот вы где? Здравствуйте Дмитрий Иванович, привет Сеня. Правда, что мы не работаем?

- Правда.

- Вот здорово, значит больше не будем сортировать долгоносика?

- Будем, но теперь только на полях, - сказал я.

- А... А сейчас что делать?

- Все по домам.

- Подбежала запыхавшаяся Саша.

- Здравствуйте, мальчики. Надо же сгорело здание...

- Тс..., - зашипел Митя. - Сгорело, так сгорело.

И тут на глазах окружающих, на мой рукав с шумом село зеленое насекомое с длинным носом.

- Долгоносик, - вскрикнул Митя и Саша одновременно.

- Не беспокойтесь, это наш долгоносик, он летает и не кусается...

Я провожаю Сашу до дома.

- Теперь, наверно нас разгонят, - предполагаю я.

- Слушай, в институте по проблемам черного муравья работает одна кассирша, знакомая папы. Хочешь я поговорю, нас по блату могут устроить.