sci_history Евгений Кукаркин Джокер ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:37:46 2013 1.0

Кукаркин Евгений

Джокер

Евгений Кукаркин

Джокер

Октябрь - ноябрь 2003

Господи, какое захолустье.

Подлец, Митрофанов, все же выиграл последнюю партию. Как я не блефовал, не пытался передернуть карту, ничего не вышло, этот жлоб упрямо повышал ставки и добился своего.

- Что, Васька, допрыгался? - ехидно спрашивает он, складывая мои деньги в свой кошелек.

Я неплохой игрок, но сегодня день идет полностью на перекос. Два дня назад поскользнулся на ледяной корке на улице, вывихнул руку. Это два дня, а сегодня в моей квартире авария, прорвало трубу холодной воды..., с трудом, пересиливая боль, еле-еле два часа убирал бесчисленные лужи на полу. Мало того, что пальцы левой руки опухли, так еще совсем стали нечувствительны, потеряли гибкость, что даже смухлевать с картами не могу. Почти всегда выигрывал, а тут...

- В следующий раз я тебе все-таки надеру задницу, - задираюсь я.

- Ну-ну. Да ты не расстраивайся, игра есть игра, сегодня я выиграл, завтра ты, пошли лучше в буфет и выпьем на посошок. Так уж и быть, я плачу.

Вот, мерзавец, на мои проигранные денежки, меня же и напоит, но мне уже от расстройства, действительно захотелось напиться и я соглашаюсь.

- Черт с тобой, пошли.

У буфетной стойки Митрофанов расщедрился.

- Никодимыч, бутылку "Флагмана".

Удивительно, но эту бутылку мы выпили легко, будь-то хлестали лимонад, только закусывали его солеными сухариками, которых было в изобилии на всех столах кафешки. Митрофанов разошелся, заказал вторую бутылку и под разговоры о политике выжрали ее тоже. И тут я почувствовал, что окосеваю.

- Слушай..., - я хватаю своего напарника за рукав и непослушным языком продолжаю, - мне... пора...

- Постой. Мы еще можем...

- Не..., не..., не... Я... пошел.

И уже не слушая настойчивые предложения, выпить еще, оторвался от стойки и пошел к выходу из кафе. На улице, свежий ветерок чуть взбодрил мою голову и, сойдя с тротуара, я начал махать встречному транспорту рукой.

Кажется, передо мной остановился красивый, белый "мерс". Я открыл дверцу и плюхнулся на сидение.

- Поехали...

- Куда? - прозвучал женский голосок.

Я оглянулся. Симпатичная девушка со светлыми длинными волосами сидела за рулем.

- Вперед...

- Куда именно?

- Сначала прямо..., потом..., потом, квартира 55.

И тут алкоголь, бродивший во мне, победил дальнейший здравый смысл, я откинулся на спинку кресла и... отключился.

Проснулся от толчка. Лежу на шикарной кровати, рядом стоит, одетая в платье из тысячи складок, здоровенная патлатая бабища, лет пятидесяти, и трясет меня рукой.

- Просыпайтесь, молодой человек.

- Где я?

- В доме. Где же вам еще быть?

- Но это не мой дом.

- Конечно, это дом вашей невесты.

- Невесты? Какой невесты?

- После перепоя у вас наверно что то с памятью. С вашей невестой. Она вас привезла сюда, здесь с ней и провели всю ночь.

- Провел с ней ночь? С кем же я провел ночь?

- Во, дает... Совсем рехнулся мужик. Ладно, одевайся, вот тебе халат. Одежду принесут позже, а сейчас марш в ванну, потом за стол.

Бабища сдирает с меня одеяло и я с ужасом хватаю его удирающий конец, чтобы прикрыться, на мне нет даже трусов. Женщина ухмыляется и швыряет мне синий халат. Я одеваю его и теперь оглядываюсь. Кровать находится в просторной спальне с двумя окнами на улицу. За стеклами видна прочная узорная решетка. Стены отделаны шелковой тканью, рядом с кроватью старинное зеркальное трюмо, три пуфика и тумбочка.

- Туалет, прямо по коридору, - говорит бабища.

- А куда все-таки дели мою одежду.

- Ваша невеста приказала купить вам новую, а старую пришлось сжечь.

- Как сжечь, там мои же документы?

- Документы здесь, в большой комнате на столе. А одежда малость порвалась и испачкалась. К тому же Алла Васильевна не любит джинсовую ткань, вам привезут все качественное...

- Кто такая Алла Васильевна?

- Совсем рехнулись. Ваша будущая жена.

Может мне мерещится, я в другом мире. Трясу головой, пытаясь стряхнуть этот нелепый сон.

- Мне надо на работу. Как же я без одежды?...

- Вам некуда спешить. Алла Васильевна уже договорилась с вашей фирмой, они вам на свадьбу дают неделю отпуска.

Похоже я не могу проснуться. Где там ванна и туалет? Надо холодной водой спрыснуть голову, может приду в себя.

После ванны вышел в коридор. Нет, я не сплю, квартира не моя и еще нелепее ситуация в которую я попал. Все мои документы, кроме паспорта действительно, аккуратно сложены на столе в гостиной. Здоровенная бабища неожиданно очутилась за спиной.

- Кушать можете на кухне, все приготовлено.

- А где мой паспорт?

- Ясно где, на оформлении. Да никуда он не денется, отдадут вам его.

Это что еще за оформление? Но видно от этой бабы ничего не добиться.

- Неужели в этом доме нет трусов или штанов?

- Трусы есть, но женские, вам не подойдут, - хмыкает бабище. - И потом, зачем вам одежда, на улицу выходить не надо, а здесь... и так тепло.

- Но мне нужно домой.

- И дома вам делать нечего, там никто не ждет.

- Откуда вы знаете?

- Мы все знаем. Идите на кухню.

В этом доме не жмотничают. Огромный кусок мяса, заваленный жаренной картошкой, лежат в тарелке, все приправлено зеленым луком. Рядом кружка ароматного кофе и блюдо с печеньем. Под одобрительный взгляд женщины, я уничтожаю всю пищу.

После завтрака, я обследую квартиру, здесь всего пять комнат, ванна, туалет и кухня. Двери входные - стальные, даже с этой стороны запираются на два ключа. Все окна заделаны узорными решетками. Зато печать богатства почти везде, дорогие гарнитуры, хрусталь, ковры, телевизоры, в каждой комнате и черт знает что... Толстая бабища что-то готовит на кухне и не мешает мне залезть в самые закоулки комнат.

В квартире появились новые лица. Неожиданно грохнула входная дверь и передо мной оказалось несколько человек, три мужика и одна молодая чернявая женщина. Сначала я подумал, что это и есть та пресловутая Алла, но по тому как она равнодушно взглянула на меня и деловито присев за стол, стала вытаскивать из чемоданчика склянки, понял, что это не невеста. Добротно одетый мужчина стоял напротив меня и пристально смотрел на лицо.

- Раздевайтесь, - скомандовал он мне.

- Чего?

- Раздевайтесь, говорю. Скидывайте халат и ложитесь на диван.

- Зачем?

- Будем проводить медосмотр.

- Я здоров.

Но тут один из явившихся парней подошел ко мне и теплым голосом произнес.

- Неужели не понятно, ложись на диван, будет медосмотр. Всем будет неприятно, если доктор засвидетельствует на твоем теле большое количество кровоподтеков.

Теперь я уразумел, что надо делать, увидев как напряглись мышцы у второго молодого типа, подошедшего ко мне с другой стороны. Скинул халат и послушно лег на диван. Доктор присел в ногах, вытащил из кармана видеоскоп и принялся меня прослушивать, простукивать, прощупывать. Он помял мою чуть опухшую левую руку, хмыкнул, потом измерил давление и одобрительно покачал головой.

- Неплохо, молодой человек. Сейчас вы встанете, подойдете к Вале и она возьмет у вас кровь на анализы, а потом пойдете в туалет и отольете свою мочу в бутылочку.

- А если я не хочу?

- Пожалуйста, через не хочу.

- Может мне можно одеться?

- Да, конечно, только вам все равно придется заголить рукав халата выше локтя.

Накидываю на себя халат и иду к девушке, сидящей за столом. Она с маской тупости на лице, автоматом берет у меня кровь из пальца, размешивает ее по пробиркам, потом вкалывает иглу с резиновой трубочкой в вену под локтем и набирает триста кубиков крови в стеклянные ампулы. Также деловито залепляет ватой проколы на коже и начинает собирать анализы в чемоданчик. Теперь меня загоняют в туалет и все терпеливо дожидаются, когда я соизволю выдавить мочу в бутылочку. Вскоре вся пятерка исчезает с квартиры.

Днем с грохотом открывается парадная дверь и на пороге гостиной возникает пожилая женщина, вся намакияженная, с явными признаками догнать молодость, и тоже в окружении двух здоровенных мужиков. Она пристально оглядывает меня, валяющегося с газетой на диване.

- Так это и есть вы?

Я с удивлением гляжу на нее.

- Конечно, я есть я.

- Встаньте, я хочу на вас посмотреть.

- Это еще зачем?

- Выполняйте, что вам говорят.

- Да идите вы...

Один из мужиков подходит ко мне и явно пытается меня сдернуть с дивана. Мне уже смертельно надоели все эти номера. Хватит и того позора, когда брали кровь. Сам не знаю как это у меня получилось, но вскакиваю и здоровой рукой ловко хватаю его за горло, за самое яблочко. Он вцепился двумя руками в мою руку и пытается отодрать.

- Только тронь, раздавлю.

- Хватит, - слышу голос женщины, - я вас разглядела. На бандита вы не похожи, на паиньку тоже и то, что характер у вас дрянной, мне нравиться. Отпустите моего охранника.

Я отпускаю мужика, он чуть не валиться на пол, хватается за горло и мотает головой.

- Хозяйка, можно я его пристрелю. Он не нравится мне.

- Нет, не надо. Его выбрала моя дочь.

- Что за чушь? Меня никто не выбирал, - огрызнулся я.

- Теперь вы наш, и прекратите психовать, - парирует меня хозяйка. После поймете, что наделали. Принесите костюм для жениха.

Один из мужиков исчезает и вскоре появляется в сопровождении тщедушного парня с сумками. Тот валит весь груз на диван, рядом со мной и начинает распаковывать сумки. От туда вытаскивает рубашки, майки, костюмы и всякое барахло, потом жестом приглашает меня одеть отобранную им одежду. Я поколебался немного, но потом ... стал одеваться. Процесс идет долго. Тщедушный парень все замеряет сам и тут же лишнее подрезает на костюме, подшивает прорехи, таким образом скрывает все недостающие по моей фигуры линии. Хозяйка терпеливо ждет, сидя в кресло, мужики охраны недалеко от нее, расположились на подоконнике окна. Я стою перед зеркалом , одетый как франт.

- Чего то не хватает, - размышляет хозяйка.

- Парикмахера, - подсказывает один из охранников.

- Точно. Гриша, вызови мастера.

- Хорошо, хозяйка.

Гриша достает мобильник и названивает невидимому собеседнику.

- Костя, срочно с причиндалами на Веденскую... Да... подстричь и привести в порядок.

Теперь заминка с парикмахером. Тощий парнишка собирает лишние вещи, лоскутки и барахло в сумки, раскланивается перед хозяйкой и уходит. В это время зазвонил телефон на столике. Хозяйка подошла и взяла трубку.

- Але... Очень хорошо... Я рада услышать эту новость.

Она бросила на рычаг трубку.

- Поздравляю, молодой человек, вы абсолютно здоровы. У вас не обнаружено ни каких венерических и других заболеваний, кроме... приличной дозы алкоголя в крови. Но меня доктор успокоил, сказал, что вы не конченный пьяница.

- Ну надо же, действительно радостная новость.

Женщина усмехнулась.

- Я рада, что у Аллочки наконец то будет нормальный мужик.

Что же она, сволочь, до этого наверно трахалась с ненормальными.

Костя прибывает через четверть часа. Молодой, энергичный мужик сразу понимает, что от него надо и колдует над моими волосами целый час. Я взглянул на себя в зеркало и понял, что это не я.

- И долго меня еще будут уродовать? - спрашиваю женщину.

- А ничего. Теперь действительно, можно под венец. Ребята, тащите его в машину.

- Стоп, я твоим ребятам наломаю бока, если они ко мне притронуться.

- Не делай глупости. Тебя эти мальчики треснут по башке, вколют укол и ты как зачумленный будешь таращится в загсе. Лучше выполняй, что тебе говорят.

- Но я не хочу женится.

- Уже поздно не хотеть. Вчера ты Аллочке клялся в любви и сделал предложение. Она была вынуждена сорваться с работы, организовать свадьбу, наприглашать гостей. Обратного хода не будет..., дорогой зять. Пошли.

Неужели я вчера действительно выкинул очередную глупость.

Во дворце бракосочетания народу полно. Охрана хозяйки заталкивает меня в комнату для женихов и тут же какие то личности стали врываться в двери и поздравлять.

- Василий Иванович, рад познакомится, - трясет мою руку пожилой мужик с сеткой многочисленных морщин на лице. - Меня звать Кирилл Мефодиевич. Хочу вас поздравить с таким торжественным днем...

- Дайте посмотреть на него, - ворвавшийся молодой хлыщ, нахально разглядывает меня со всех сторон. - И чего только Алка нашла в этом паразите?

- А вот чего.

Я напрягся и двинул молодого нахала в скулу, да так, что тот потерял равновесие и рухнул к дверям. Кирилл Мефодиевич ахнул и сжал плечи к голове, охрана криво улыбаясь смотрела на все и не шевелилась.

- Слушайте, - обращаюсь к присутствующим, - нельзя ли эту падаль выкинуть за дверь, а мне пригласить какую-нибудь женщину с иголкой и ниткой, похоже у меня треснул рукав.

Охрана прекратила ухмыляться. Один из парней, подошел к молодому типу, лежащему на полу и дернул его за рукав.

- Вставай. Можешь подняться?

Тот замычал. Тогда амбал перехватил его за плечи и поволок к дверям. Через три минуты в комнату вошла та грымза, которую все называют хозяйкой, в сопровождении охранника и молоденькой девушки.

- Чего здесь происходит? - гневно смотрит на всех хозяйка.

- Да вот, - робко тянет Кирилл Мефодиевич, - Григорий стал задираться и Василий Иванович двинул его по лицу, тот отключился.

- Веселенькое начало. Что у вас лопнуло? - требовательно повернулась она ко мне.

- Рукав.

- Снимайте пиджак. Глаша, - обратилась она к девушке, - срочно приведи все в порядок. А вы, - она поглядела на охранников, - никого больше сюда не пускать. Я боюсь, что мой буйный зять еще наломает дров. Кирилл Мефодиевич, сходите, к Аллочке, скажите ей, что все в порядке.

Все при деле, кроме хозяйки. Она ходит вдоль стенки туда и обратно.

- Я надеюсь, что вы теперь будете вести себя хорошо, - вдруг говорит она мне.

- Разве я себя веду плохо?

- Пока не так, как хотелось бы. Слушайте, зятек, давайте договоримся, если свадьба пройдет нормально, я вам подарю новый "Мерседес".

- Лучше чеком.

Она выдергивает со стола бумажную салфетку и обратилась к охранникам. У кого есть ручка?

Один из парней протягивает ей Паркер. Хозяйка пишет ручкой на салфетке цифру и подносит к моему носу.

- Хватит?

- Нет.

Я выдергиваю у нее ручку и дописываю к цифрам ноль. Она задумалась.

- Я согласна. Если все будет в порядке вы получите пластиковую карточку с этой суммой.

- По рукам.

Получу карточку и слиняю, - подумал я, - нужна мне эта стерва, как собаке пятая нога. Хозяйке, в это время, мелко рвет салфетку, перетирает в ладонях и выкидывает в корзину у двери.

- Чья ручка, возьмите. Глаша, готово?

- Да, хозяйка.

Девушка помогает мне одеть пиджак, поправляет платочек над карманом и вдруг подмигнула.

- Так, - продолжает командовать хозяйка, - время вышло, тронулись в зал.

Вот теперь я разглядел эту пресловутую Аллу. Выше меня ростом, с кринолином, под которым не видно ног, а выше маленькой, упакованной, по-видимому, в пластиковый бюстгальтер, груди, на длинной шее головка, с огромным тюрбаном волос. Я не могу вспомнить, но по моему..., вроде она похожа на ту девушку, что согласилась меня подвезти на "Мерседесе", а может... и нет. Ее лицо показалось нормальным, без уродства, а может от того, что на нем много пудры и помады. Невеста тоже косит на меня глаза, с любопытством разглядывает, наверно пытается разобраться, что сделала со мной ее мамаша.

Под музыку Мендельсона, мы подходим к столу, где милая женщина с красной лентой на груди, начинает нас допрашивать.

- Согласны ли вы, - обратилась она к Алле, - взять к себе в мужья Василия Ивановича?

- Согласна.

- А вы, Василий Иванович, согласны взять в жены Аллу Васильевну?

Я заколебался и тут получит удар кулаком под ребро сзади, это мой новоявленный крестный, напомнил мне, где я нахожусь.

- Да, согласен.

Вдох облегчения пронесся с ряда родителей и родственников невесты.

- Дайте кольца, пусть молодые оденут их друг другу.

Из-за моей спины просовывается рука и на ладони вспыхнули блеском бриллиантовые камни. Я осторожно беру это чудо и с восхищением любуюсь им. Невеста протягивает мне руку и я натягиваю на ее палец кольцо. Теперь она в ответ одевает мне на палец массивную золотую болванку. После этого Алла осторожно тянет ко мне лицо для поцелуя и я грубо всасываюсь в ее губы. До чего же хорошо целуется, собака.

- Теперь распишитесь здесь, - милая женщина дергает меня за рукав и когда мы отрываемся друг от друга, разворачивает нам красный журнал и протягивает ручку Алле, - вот здесь, а вы в графе пониже. Поздравляю вас с созданием новой семьи. Прошу родственников и друзей поздравить новобрачных.

И тут началось, цветов столько, что обхватить невозможно, а мелькающие лица мужчин и женщин, все проплыли как в тумане.

- А ты молодец, - слышу голос хозяйки. - пожалуй это то, что нужно моей неотесанной дуре.

- Мне приятно от вас слышать такой комплемент о ней.

- Еще не то услышишь, - аромат духов приблизился к моей щеке и я получил липкий поцелуй, - поздравляю зятек.

- Линда, представь меня, - слышим старческий голос сзади хозяйки.

Хозяйка торопливо отодвигается и уступает место старику, с абсолютно белыми волосами и трезвым, суровым взглядом.

- Пожалуйста, папочка. Вот, Василий Иванович, жених нашей Аллочки.

- Вижу. Здравствуйте, молодой человек.

Костистая, крепкая рука пожимает мою ладонь.

- Здравствуйте.... э....

- Константин Ильич. Меня звать, Константин Ильич.

- Здравствуйте, Константин Ильич.

- Я рад, что у моей дочки, появился настоящий мужчина.

- Я наверно тоже этому рад.

Старик меня отпускает и передвигается к невесте.

- Слышь Алка, зная твою дурацкую натуру, я думаю, что у тебя родится дочь или сын именно от этого парня. Узнать это теперь просто, возьму у него ДНК и определю, запомни. Мой внук или внучка должна иметь свою законную породу, а не от не каких то пришлых одурманеных подонков.

Я вижу, как вытянулось лицо у Аллы, а хозяйка поморщилась так, будьто проглотила вонючую устрицу.

- Папа, ну как тебе не стыдно говорить такие вещи на свадьбе, пытается сказать моя невеста

- А когда еще говорить? Только и сейчас. Василий Иванович, крепкий мужик и я, думаю, обломает тебе бока, если будешь рыпаться. Слышишь, Василий, это и тебя касается, держи эту стерву в руках. Будет выкидывать всякие фортели, съезди пару раз по физиономии, я разрешаю.

- Константин, - хозяйка обхватывает старика за плечи и пытается отвести от нас. - Что ты портишь настроения молодым, дай как следует отпраздновать свадьбу.

- Пусть празднуют, но должны знать, чем все кончится, если нарушат условия...

- Уже знают, пошли к машине, нам же еще надо съездить в ресторан, посмотреть там, как идет подготовка к праздничному столу.

Они отходят и тут же перед нами появились другие лица. Неожиданно возник тот парень, которому я заехал в морду здесь во дворце, в комнате молодоженов. У него на скуле синяк, волосы всклокочены.

- Я не хотел подходить к вам, но меня все будут презирать в семье, если не сделаю этого. Поздравляю с созданием новой семьи, желаю счастья.

- Спасибо.

- Но все же, я чувствую себя должником перед вами и постараюсь когда-нибудь отдать долг.

- Когда будешь это делать, предупреди, мне очень нетерпиться сделать тебя калекой.

Парень с ненавистью взглянул на меня и подошел к Алле.

- Аллочка, поздравляю. Желаю счастья.

- Спасибо, Гришенька.

Под крики присутствующих шикарных дам и кавалеров, мы спустились с лестницы к парадному входу. Тут я заметил, что теперь нас опекает пара толсторожих охранников, которые без смущения залезли в наш свадебный "роль-ройс" и усевшись напротив начали сверлить меня глазами.

- Чего это они? - киваю на них Аллочке.

- Папа приказал.

- И на долго их прикрепили?

- Не знаю.

Что же со мной произошло? Совсем ничего не понимаю.

Свадьба проходит в шикарном ресторане. Похоже все городские сливки общества собрались на нем. Здесь был градоначальник, представители мэрии, крупные начальники милиции, прокуратуры, военные и конечно самые богатые люди. Я и Аллочка сидим во главе бесконечного стола с яствами и получаем поздравления со всех сторон. Моя рюмка с водкой стоит не тронутой. Стоящие сзади амбалы не дают напиться и шипят при каждой моей попытке протянуть к ней руками.

- Вам не положено. Хозяин приказал быть трезвым.

Невеста тоже сидит трезвая и напряженная, как штык, только под крики пьяных гостей, неестественно тянет ко мне губы для поцелуя.

- Скоро эта комедия кончится? - шепотом спрашиваю ее.

- Тсс... Не знаю.

- Черт, я хочу есть.

- Потерпи немного. Маман обещала все принести в номер.

- В какой номер?

- Гостиницы, нам там сняли апартаменты.

- А к тебе домой нельзя?

- Нашу квартиру еще не доделали. Через два дня она будет готова.

Я как на чужой планете.

К нам подходит Константин Ильич.

- Девочка, - он целует Аллочку в лоб, - я очень рад, что наконец то ты остепенилась. Мы с мамой решили купить тебе коттедж, недалеко от города. Живите там счастливо.

- Спасибо, папочка.

- Я хочу пожелать тебе счастья и естественно детей. Помни, в них твое и мое будущее.

- Да, папочка.

Теперь старик обращается ко мне.

- Я считаю, не гоже зятю моей дочки сидеть в конторе и протирать штаны на недостойной для него работе. Через несколько дней собирается совет директоров предприятия и я предложу твою кандидатуру на должность консультанта совета.

- Но я пока ничего не...

- Успокойся, сынок, у тебя будут хорошие помощники. Кроме того, мой свадебный подарок для тебя, это личный "Мерседес".

- Спасибо, Константин Ильич.

- Желаю вам счастья, дети мои.

Старик отвалил, а мы по прежнему глотаем слюнки, смотря, как обжираются гости.

Нам еще преподнесли шикарный подарок. Известные артисты страны, исполнили под аплодисменты гостей, несколько своих сольных номеров. Вечер стал затягиваться и первые пьяненькие гости потянулись к выходу.

- Господа, - говорит сзади стоящий охранник. - Вам пора собираться и идти на выход.

Мы поднимаемся и через многочисленные коридоры нас выводят на черный ход. Опять "Роль-рольс" с молчаливыми охранниками.

Это номер люкс. Наконец то мы одни. Мамаша Алки не обманула, стол в гостиной ломится от еды и разных марок вин и водки. Невеста сразу же умчалась в ванну смывать пот торжества. Я сдернул с себя пиджак, галстук и рухнул в кресло, чтобы расслабится. И так, что мы имеем? Судя по всему, меня женили на богатой невесте, изучили мою биографию, по видимому слабости и посчитали, что этого вполне хватает для роли зятя. Одно не пойму, почему я.

Алла вошла в гостиную, замотанная в халат. Села за стол и позвала меня.

- Василий, иди садись.

А вроде, девка то, ничего, выше ворота халата, видно приятное лицо с белокурыми волосами. Я перебрался с кресла за стол.

- Алла, ты мне можешь, хоть что-нибудь объяснить?

- Могу. - она неторопливо накладывает в свою тарелку салаты. - Ты хорошо себя вел, не орал, не психовал и вполне выдержал роль жениха.

- Почему я?

- Это вышло все непроизвольно. Мой настоящий парень, который должен был на мне женится, сбежал. Маман сказала, что лучше утопит меня, чем сорвет уже намеченную свадьбу. Я была на грани отчаяния и вдруг... попался на дороге ты. Привезла совсем пьяного к себе, позвала маман и ей объяснила ситуацию, а дальше все пошло, как надо. По твоим документам мы узнали, где ты работаешь, где живешь, как твои семейные дела, какие интересы и... сумели сделать подмену. На мое счастье, мало кто из моих родственников видел прежнего жениха, поэтому все прошло гладко, как надо.

- Ты беременна?

- Нет. В моем положении это опасно. Папа сказал, что если узнает, что ребенок не от законного мужа, лишит меня всего и просто выбросит на улицу. Он тогда, во дворце бракосочетания, не шутил, если у нас появится ребенок, то с тебя обязательно возьмут анализы на ДНК, чтобы подтвердить, что ребенок твой.

Это она объясняла мне, уже поедая пищу и запивая сухим вином.

- И что же дальше?

- А ничего. Сейчас поедим и пойдем на кровать делать ребенка...

- О... ого...

Она без комплексов, видно познала многих мужиков, раз так говорит.

- Ешь, ешь, набирайся, дорогой муженек сил, - хмыкает моя новая жена.

А баба то ничего, все есть, даже с избытком. Часа четыре мы занимались любовью и по моему остались довольны друг другом.

Утром проснулись около одиннадцати часов. Аллочка потягивается в кровати и говорит мне.

- Ты вчера не осмотрел номер?

- Как это?

- Ну, не ходил, не смотрел все комнаты.

- Смотрел, там есть еще одна дверь, по моему в гардеробную, но она вся завалена коробками, свертками и еще черт знает чем...

- Точно. Маман сказала, что туда свалили подарки. Нам бы их сегодня разобрать.

- Давай разберем.

- Это после завтрака, а сейчас... Как не хочется вставать, давай еще поваляемся...

Она тянет руки и вдруг переваливается всем телом на меня. Ночь повторяется опять.

Завтрак нам принесли в номер, помимо оставшихся от вчерашнего ужина вин, водки и некоторых блюд, это вполне горячая пища. Зато чрез час, в номер с шумом ворвалась мамаша Аллы.

- Девочка моя, ты как? - сразу же она набросилась на свою дочь.

- Все в порядке мам.

- Отлично. Ну что же зятек, - это уже ко мне, - все вышло замечательно. Вы понравились всем: и гостям, и отцу Аллочки, да и мне тоже. Я предлагаю этот момент спрыснуть... - Она подошла к столу, нашла пол бутылки шампанского и разлив его по нашим, не убранным бокалам, повернулась к нам. Подходите, давайте выпьем за будущее появление нового отпрыска в нашем семействе.

Мы подошли допили шампанское и тут я нарушил всю торжественную идиллию.

- Мадам, вы мне обещали...

Хозяйка чуть не подавилась шампанским.

- Что?

- Карту... Карточку...

- Какой вы нетерпеливый, молодой человек. Я же не могу оформить ее за пол дня.

- При вашем то размахе и деловой активности... Любой клерк по вашему приказу это сделает.

- Далеко пойдете, зятек. Ладно, завтра вам будет карточка.

- Мам, о чем вы там говорите? - недоуменно смотрит на нас Аллочка.

- Пока тебе, дурочке, это не понять. Но я кое что постараюсь объяснить. Любая твоя прихоть стоит денег. И эта, свадьба, могла бы обойтись нам во вполне нормальную сумму, однако не обошлась. Есть один суровый закон, проигравший платит больше.

- Я не поняла, кто проиграл.

- Пока ты..., но давайте, сейчас не будем об этом. Я пришла помочь вам разобрать подарки.

Аллочка обиженно смотрит на мать, потом встает и идет к гардеробной.

- Они все здесь...

Оказывается из номера мне не выйти. Два здоровенных лба стоят у двери и весьма невежливо заталкивают меня обратно. Убралась мамаша, даже Аллочка сумела выйти, якобы прошвырнуться по магазинам, а я сижу, как затворник.

Вечером в номере опять командует мамашка.

- Так, сейчас едем на прием. Алла собирайся, одень обычное бальное синее платье, а тебе зятек придется натянуть праздничный костюм.

- Опять будете вызывать портного и парикмахера.

- Портного, нет, он знает все твои размеры и я заказала у него пару модных костюмов для тебя, их сейчас принесут, а вот парикмахера придется вызывать: и Аллочке надо прическу поправить, и тебе.

Действительно, через десять минут в номер приносят две коробки с костюмами, а еще через пять минут ворвалось с чемоданчиком веселое болтливое создание.

- Аллочка, дорогая, как я рада видеть тебя, - заверещала девушка. Отлично выглядишь. Я поздравляю тебя со знаменательным событием. Весь свет только и говорит о твоей свадьбе. - Этот прыщ даже не замечает меня, но зато несмотря на то, что несет всякую чушь, сумела раскрыть чемоданчик, достать из него зеркало и массу предметов парикмахерского искусства. Представляешь, Гришка сегодня на прием не придет. После того, как его отделал твой жених, он буквально сошел с ума от позора. Сегодня утром нашел двух цыпочек и увез их развлекаться на дачу, а сейчас там милиция, девушки Гришку напоили какой то отравой до потери сознания, позвали своих сообщников и дачу ограбили. Ты садись, голову держи так... Отлично, где здесь розетка? Сейчас мы тебе посадим пару кудряшек вперед. А помнишь, Мирона Фадеевича, он после вашей свадьбы попал в больницу. Нет, нет не перепил..., просто кто то спер у него бумажник, вот он и расстроился. Говорят там было такое...

Этот пулемет говорил без остановки. Мамашка стояла рядом и с интересом слушала всю болтовню. Мне было скучно, поэтому я пошел в спальню, включил телевизор и плюхнулся на кровать.

Похоже меня вводили в мир местной элиты. Аллочка блистала телом, нарядами и глупостью, мамашка показывала меня гостям и с гордостью им сообщала, что у нее наконец-то зять настоящий мужик. Папашки не было, но его ореол витал всюду и особенно надо мной. Но вот основное представление окончилось и гости разбрелись по группам и по интересам. Аллочка бросила меня, собрав вокруг себя с десяток завистливых женщин и с упоением им пересказывала события свадьбы, мамашка вклинилась в группу деловых мужиков, а я... остался ни с чем. Стою с бокалом шампанского под какой-то большой картиной и с тоской смотрю на этот бестолково суетящийся зал. Вдруг, рассекая толпу присутствующих гостей, ко мне подошла высокая, весьма приятная на вид женщина.

- Здравствуйте. Я с вами хотела познакомится. Меня звать, Маша.

- Меня, Василий.

- Смотрю, вас бросила родня, вот решила подойти. Сама знаю, как плохо, когда мало знакомых.

- Я очень благодарен вам за то, что подошли.

- Правда. Я понимаю, вы здесь первый раз, поэтому, чтобы занять вас, хочу спросить. Чем-нибудь увлекаетесь, ну танцы, прогулки под луной, бильярд, карты...?

- Последнее меня больше бы заинтересовало.

- Вот это здорово, я сама люблю рискнуть в картишки. Пойдемте в одно укромное здесь местечко, нас наверняка пустят за стол.

- Но у меня нет наличных...

- Это ерунда, все кто там будут, дадут взаймы. Зная вашу тещу и зятя, вам любой с удовольствием отвалит денег.

В комнате три круглых стола, за ними уже расселись картежники. При нашем появлении, все с любопытством уставились на нас, Маша смело подошла к одному из столов.

- Господа, хочу вам представить, это Василий Иванович, зять Константина Ильича, он хотел бы сыграть с вами. Вы не против его и меня поместить рядом.

Сидевшие шесть человек дружно закивали. Толстый, лысый мужчина, видно самый главный за этим столом, посмотрел на двух молодых парней.

- А ну, мальчики, встаньте со своих мест, уступите даме и уважаемому человеку.

Кажется я попал в свою стихию. Адреналин привычно пошел по крови и я потер пальцы и кисти больной руки, как она там. Вроде кожа чувствительна и не очень суха.

- Андрей Миронович, - обратилась Маша к толстому, - Василий Иванович первый раз здесь, не уступите под проценты пятьдесят тысяч рублей.

- Хорошо, пять процентов, от суммы.

Он не спрашивает моего согласия , а отодвигает пачки денег мне. Ну что же, засранцы, потягаемся... Вокруг нас стали собираться любопытные.

Время летит незаметно и кажется я ободрал всех. Андрей Мировнович уже списал мой долг, проиграл все наличные и сам задолжал мне приличную сумму. Маша проигралась вдрызг, она придвинулась ко мне и зашептала в ухо.

- Если вы мне одолжите тридцать тысяч, я вам открою большую тайну. Уверена после того, что я вам сообщу, вы мне спишите долг.

Я киваю головой.

- Берите.

Мне потребовалось два круга, чтобы эти Машины деньги вернулись ко мне. Я чувствую мужики за столом разочарованы, кроме Андрея Мироновича, тот одобрительно мотает головой и, несмотря на увеличивающийся размер долга, не теряет чувство юмора.

- Вы как Суворов, пришел, увидел, победил.

- Господа, мне сегодня просто везет. Это бывает один раз в полгода.

- Интересно было бы посмотреть вас в следующий раз.

- Я готов встретится.

- Андрей Миронович, - обращается к нему Маша, - мы покинем вас. У Василия Ивановича семейные дела, сами знаете он вчера только женился и надо уделить больше внимания своей жене...

- Да, да... Идите. Я рад с вами познакомится Василий Иванович. Раз вы готовы со мной еще раз сыграть в карты, я бы хотел с вами встретится и надеюсь, что и тогда фортуна от вас не отвернется, как сегодня. Всего хорошего.

Я распихиваю деньги по карманам и мы с Машей уходим. Она ведет меня в какой- то коридор, выводит на балкон и здесь останавливается.

- Вы мне обещали снять долг, если я вам кое что расскажу.

- Говорите.

- Дайте слово, что никому не проговоритесь, о том что скажу вам я. Иначе это будет катастрофой для многих людей.

- Даю слово.

- Хорошо. Вы знаете о завещании деда Константина Ильича, Анатолия Дмитриевича?

- Нет. Я даже не знал, что у Константина Ильича, еще есть дед.

- Дед умер год назад, а вот в его завещании есть кое что про Аллочку. Там записано, что если она выйдет за муж и родит ребенка мужеского пола от истинного мужа, то все имущество, акции, деньги, все предприятия и офисы, перейдут вновь родившемуся ребенку и до его совершеннолетия переходят в опеку отцу или матери Аллочки.

- Вполне нормальное завещание. Что тут такого? Правда я понять не могу одного. Разве Константин Ильич не имеет на все это богатство прав?

- Нет, к сожалению, Константин внебрачный сын деда и тот его не очень то любил, ценил, в общем то терпеть не мог. Свое завещание на Аллочку дед написал из-за отсутствия других наследников мужского пола. Сейчас временную опеку над имуществом деда взяла его дочь, Лариса Анатольевна весьма дурная женщина. По молодости, она несколько раз подзалетала, после последнего аборта, врачи предсказали, что родить она уже не сможет никогда. Вот тогда то дед и психанул, написал новое завещание на его любимую внучку Алку.

- Так что особенного в этом завещании? Какой секрет заложен в нем, за что вы просите большие деньги?

- Секрет в вас. Там есть одна приписка, которая коренным образом может изменить все. Дополнение такое, если муж ребенка Аллочки, бросит ее или умрет до совершеннолетия сына, то она может лишится наследства. Вернее сыну будет выделена десятая часть наследства, а остальное уйдет совету христианских церквей.

- За что же мне такой почет? Почему из-за меня обрушится все? Я по завещанию даже управлять наследством не могу.

- Дед не был уверен, что ветреная Аллочка выберет достойного мужика. Он считал, что эта сучка, извините, что так ее называю, но это высказывания самого деда, что эта сучка долго не проживет ни с одним мужиком. Вот он и хотел таким образом укрепить семью и чтобы у сына был отец до совершеннолетия. Анатолий Дмитриевич видел в своей внучке только продолжательницу рода, можно сказать самку и хотел, чтобы род был здоровый, крепкий. В завещании много оговорок по этому поводу.

- Вот так штука. Не могу понять, как же так, дед знал, что любимая внучка - сучка и все же написал такое завещание?

- Очень просто, дед сам раньше был гулякой, еще тем. Вот и видел в ней родственную душу.

- А как же дочка деда, Кажется вы назвали ее Ларисой... Анатольевной..., она смирилась с этим завещанием?

- В том то и дело, что нет. У Аллочки большая охрана и как я знаю, вас тоже во всю охраняют. С Аллочкой ясно, погибнет она до родов или родит дочку, все будет по прежнему, богатства вашей новой родне не видать, а вот с вами сложнее, если ваша жена родит дочку, то все будут надеяться, что следующим ребенком все же будет мальчик. Вас будут держать в семье, как самца, пока не получится то, что надо, а дальше... вы будете приживалкой при сыне...

- Вы знаете историю моей свадьбы?

- Да, знаю, я очень много чего знаю, вас подменили.

- Почему?

- Парень, который должен женится на Аллочке, просто сбежал. Его запугали. Есть предположение, что это сделали они... ну, сторонники Ларисы Анатольевны.

- Вы так и не сказали, что может предпринять Лариса Анатольевна?

- Все же ясно. Она заинтересована в вашей смерти до родов или после. И, конечно, к этому будет стремиться. В завещании есть одна юридическая заковыка, вы оказывается еще можете спастись, если разведетесь с Аллочкой до родов. Ведь в завещании указано, что наследство семья может получить в случае рождения у Аллочки сына и при наличии живого мужа, выходит если она будет рожать без него, то... выиграет Лариса.

- Откуда вы все это знаете?

- От моего мужа, он адвокат и ведет все дела семьи, в которую вы вошли.

- Об этом знают многие?

- Нет. Мой муж, я, Константин Ильич и его жена. Как видите, я вам продала хорошую информацию, она стоит тех денег, которые вы мне одолжили. Правда?

- Стоит.

- А вы очень хорошо играете в карты, настоящий профи...

- Спасибо.

- А сейчас пойдемте в общество, там наверно уже заметили, что вас долго нет, поэтому необходимо появится.

Аллочка совсем не удивилась, увидев меня.

- А мне уже сказали, - с восторгом проговорила она, - что ты обыграл в карты самого Андрея Мироновича.

- А кто он такой?

- Разве ты не знаешь? Это же президент корпорации, как ее..., ну, которая плавит медь, самый богатый человек в стране.

- Этого я не знал.

- А много выиграл?

- Не считал, но думаю, что много. Помимо Андрея Мироновича там было много и других игроков, я их тоже сумел обыграть.

- А эта психопатка, Машка... Ты у нее тоже... Эта стерва никогда не имела денег, но всегда лезла играть в долг.

- Тоже выиграл.

Алла подошла ко мне поближе и зашептала.

- А она не того..., не предлагала себя в счет погашения долга.

- Я ей долг простил.

- Что? Это еще за что?

- За то, что она была посредником в моей сделке с Андреем Мироновичем. У меня наличных то, не было. С ее подачи, под ее ответственность мне выделили пятьдесят тысяч рублей под проценты. За ответственность надо платить.

- А... Пятьдесят тысяч? Боже ты мой и ты все отыграл, а потом даже еще выиграл... Это конечно упустила из виду маман, но кто думал, что ты прекрасно играешь в карты...

- Только постарайся не трепаться об этом своей матери.

Но я видно опоздал, хозяйке уже видно давно все известно, где я был и что делал. Она подплыла ко мне с милой улыбкой.

- Поздравляю, зятек. Похоже ты пришелся ко двору в нашем обществе.

- Я бы назвал это подворьем.

- Ну что же, приятно, что ты остришь, а я же, например, ошеломлена, что в нашей семье появился картежный шулер.

- Я не выбирал семью.

- Правильно говоришь, мы тебя просто недооценили. Не пора ли нам, доченька, возвращаться домой? - вдруг обратилась она к Алле.

- Да, мам.

- Поехали зятек.

Под усиленной охраной нас отвозят в гостиницу. Хозяйка убралась, оставив нас одних в номере, как она мило выразилась на последок: "...Продолжать делать наследника..."

Мое положение хреновое. Хозяйка сдержала слово, отдала мне карточку, однако использовать ее нельзя, так как меня никуда не выпускают. Из гостиницы мы переехали в новую квартиру, которая несмотря на современный стиль отделки и мебели, для меня была тюрьмой, окна затянуты решетками, охраны полно. Константин Ильич тоже надул, уже ни о какой работы не упоминали, о подарке в виде машины типа "Мерседес" ни слова, да и сам он не появлялся сюда со дня свадьбы. Зато Аллочка имела тысячу возможностей, чтобы уйти. Она все время куда-то убиралась по вечерам и иногда ночью появлялась в квартире пьяная в доску. Я пытался узнать у ее охранников, где она шлялась, но они только ухмылялись в ответ и ни слова мне не говорили.

И однажды, по моему, на пятый день после того, как мы переехали в квартиру, Аллочка пришла домой навеселе. Со скуки я решил всю накопленную энергию выпустить на нее.

- Где ты была?

- Где была, там была.

- Опять пила.

- Какое твое дело?

- А вот какое.

И я зафитилил ей в глаз. Мою жену подбросило в воздух, потом женщина грохнулась на ковер и метров пять юзом бороздила шерсть ковра, пока не уперлась головой в стенку. Сначала она лежала неподвижно, потом зашевелилась и села на пол, опершись на стену, потрясла головой, потрогала рукой глаз.

- Ты меня ударил?

- Хочешь еще врежу?

- Нет. Но знаешь ли ты, кого ты ударил?

- Знаю, пьяную сучку.

- Ты ударил мать ребенка. У меня будет ребенок и... и ты...

- Заткнись, дура. Своего ребенка ты уже травишь алкоголем.

- Я не хочу больше видеть тебя, ухожу.

- Давай, вали. Объясни заодно своему папочке, за что я тебя треснул.

Она поднялась, цепляясь за стенку, подошла к телефону и стала набирать номер.

- Але..., мама. Здесь такое... Василий хотел убить меня. Хорошо, я подожду.

Мамашка с охраной приехала через пол часа, за это время Алка накачивала себя жалостью, закрывшись в спальне. Хозяйка сразу набросилась на меня.

- Что здесь у вас происходит?

- Ничего особенного, семейные разборки.

- Где она?

- В спальне.

Мамашка грохочет кулаком в дверь.

- Аллочка, пусти меня.

Щелкнула задвижка и хозяйка исчезла за дверью. О чем они там говорили, я не знаю, но через пол часа обе женщины вышли из спальни. У Алки распух глаз и от этого она была похожа на драного кривого дервиша из фильма "Чин-гиз-хан".

- Василий, - сказала хозяйка, - мы с дочкой обсудили ситуацию и решили, что вам надо пожить отдельно. Судя по всему у Аллочки нет месячных, а это значит, мы правда еще проверим, что она беременна. Женщинам в таком положении, стрессов не нужно и поэтому, я ее увожу от сюда к себе.

- Очень хорошо. Охрану снимите?

Женщины переглядываются.

- А почему бы не снять? - говорит мамашка. Она достает из кармана юбки переносной телефон, набирает номер и долго слушает. - Але... Константин, кажется наш клиент созрел... Да, похоже беременна... Так что с ним делать?... Он сейчас поколотил Аллочку и я решила их разделить... Ага... Понятно, а охрана?... Я так тоже думаю. Хорошо, до встречи. - Мамашка убирает телефон и смотрит на меня. - Охрану мы снимаем, вы будете жить в этой квартире один. В свою бывшую жилплощадь можете не возвращаться, мы ее сумели продать.

- Как продать, у меня же там вещи?

- Там у вас ничего ценного, кроме книг не было. Поэтому, барахло мы продали, а книги, альбомы, картины и всякую ценную мелочь, завтра привезем сюда. Константин Ильич предлагает вам завтра к девяти выйти на работу в его офис, адрес в визитке, она на камине, ключи от машины там же, кажется все. Пошли, Аллочка.

Они идут к двери и у самого порога останавливаются.

- Да еще, - мамашка поворачивается ко мне. - Хоть вы и прописаны в этой квартире, но это не значит, что без жены надо в ней устраивать всякие притоны. Если я узнаю, что вы сделали из нее свинюшник, то вынуждена буду принять с вами более строгие меры. До свидания.

Алка со мной даже не попрощалась.

Вот так, я один и без охраны. В первый же день свободы поехал на собственной машине на новую работу. Мне без всяких церемоний выписали пропуск и вот, поднявшись на второй этаж, я стою перед дверью зятя. Пожилая секретарша с любопытством глядит на меня.

- Василий Иванович, только пожалуйста, постарайтесь говорить с Константин Ильичом поспокойней. Ему нельзя волноваться.

- А что, у вас есть обо мне плохая информация?

- Да, нет, - смутилась она. - просто мне жена Константина Ильича сообщила, что вы человек очень резкий...

- С каких это пор обо мне собирают сведения даже секретарши начальников?

Она вспыхнула до корней волос.

- Я не собирала, она сама мне позвонила и предупредила.

- Хорошо, можно войти?

- Да, войдите, - женщина обиженно отвернулась от меня.

Константин Ильич сидел за огромным столом, нахохлившись, как петух. Он кивнул на свободное кресло.

- Садись. Ну что зятек, натворил дел?

- Каких? Если вы о своей дочери, то сами меня просили, чтобы я ее вздул, если она будет шляться с другими мужиками...

- А у тебя, что есть доказательства?

- Вы бы терпели, чтобы жена каждый вечер напивалась и еле-еле приползала домой. Ей говорят: "Где была?", а она несет всякую чушь...

Мой зять молчит и вдруг нормальным голосом говорит.

- Выпить хочешь?

Я чуть не поперхнулся от удивления.

- Нет, чего-то не очень...

- А я выпью.

Константин Ильич лезет в тумбочку стола и достает бутылку с каким-то красным пойлом и граненый стакан. Наливает себе немного жидкости и несколькими глотками уничтожает содержимое.

- Уф... хороша, зараза. Ну что, зятек, начнем работать, - он прячет бутылку и стакан опять в тумбочку. - Чтобы у тебя голова очень не раскалывалась от всякой чепухи, я тебе подобрал отличную секретаршу. У нее два высших образования, два иностранных языка, деловита до чертиков, шашней не любит, вобщем... работяга. От тебя требуется одно, наладить с ней отношения, остальное приложиться. Лидия Петровна, - вдруг нагнулся к селектору Константин Ильич, - вызови Татьяну.

- Какую? - зашелестел в ответ динамик.

- Светлову.

- Сейчас.

- Ну вот, сейчас она подойдет, - отец Алки отключает селектор.

- Она за мужем? - спросил я.

- Была, - вдруг ухмыльнулся Константин Ильич, - но это не значит, что ты должен за ней ухаживать. Татьяна девушка строгих правил и кроме того, у нее есть ребенок, семья и своя личная жизнь. И еще, не забывай, что ты муж моей дочки и я не хочу, чтобы сотрудники и коллеги по работе полоскали языки по поводу нашей семьи. Это может сказаться на твоем престиже и росте по службе.

- Понятно.

- Вижу, сообразительный

Дверь открылась и в кабинет вошла чуть крупноватая девушка в светлом рабочем пиджаке, мини юбке. Ноги у нее длинные, стройные, туфли на высоких шпильках делали ее уж очень высоковатой. Лицо выделял чуть широковатый рот и взбитая прическа блестящих, светлых волос.

- Вызывали, Константин Ильич?

- Вызывал. Вот познакомься, это Василий Иванович, твой новый начальник.

- Здравствуйте, Василий Иванович, - приветливо говорит она и кивает головой. - Меня звать Татьяна Аркадьевна. Я надеюсь, что мы сработаемся.

- Вот, вот, я на это тоже надеюсь, - опять говорит Константин Ильич. Танечка, введи его в курс дела и там... сама знаешь, научи, как не показаться идиотом в нашем обществе.

- Постараюсь, - улыбается девушка.

- Тогда идите, работайте. Желаю, удачи.

- Спасибо, Константин Ильич. Пойдемте, Василий Иванович, я вам покажу ваш кабинет.

Она первая направляется к двери, я срываюсь с места и иду за ней.

Это тоже шикарный кабинет. Моя новая секретарша усаживает меня в кресло за столом, сама присаживается на стул напротив и начинает разговор.

- Признаюсь вам, что я попыталась собрать о вас некоторую информацию, но все же знаю немного. Наверно это от того, что вы человек новый и в семье Константина Ильича, и на работе...

- Не расстраивайтесь, у вас еще наберется масса впечатлений и хороших, и плохих. Все впереди.

- Надеюсь, - усмехнулась она. - Давайте перейдем к делу. На этой работе вам надо знать спецификацию своего дела и массу интриг, которые крутятся в фирме вокруг каждого события и любого начальника...

- Уважаемая, можно я вас прерву. В делах фирмы я ни хрена не разбираюсь и может быть никогда не буду разбираться, но хочу вас спросить, почему же я должен крутится в вашей каше интриг?

- Без них просто нет фирмы. Интриги это повышение или увольнение, это уважение или позор, это зарплата или простое прозябание.

- Не хотите ли вы этим сказать, что не обязательно знать свое дело, зато надо обязательно лизать задницу своему начальнику.

- Это почти так, хотя очень грубовато.

- Кажется я попал в еще одно дерьмо.

Девушка усмехается, потом делает серьезную мину на лице и продолжает деловой разговор.

- И так, вы являетесь консультантом фирмы и естественно должны знать, чем фирма занимается, рынки сбыта, общий объем информации, начиная от личного состава фирмы, до конкурентов.

- Для начала, совсем немного. Не получится ли так, что когда много знаешь, быстрей с тобой расправятся.

- Не отвлекайтесь. Пошли дальше. Первый вводный урок, фирма и ее состав...

В голове у меня каша, от всех этих "знаний". С трудом отсидев на работе свои положенные восемь часов, я решил немного развлечься и поехать в старые злачные места, где можно выиграть большое состояние в картишки или просадить все до основания. Прежде всего, надо найти мерзавца Митрофанова, который ободрал меня в карты до этой дурацкой свадьбы.

Нашел его все в том же баре в компании веселых ребят.

- Васька, - заорал тот, увидев меня, - чертяка этакий, где ты пропадал? Я уж думал, что ты так расстроился после последнего проигрыша, что решил завязать...

- Ну уж нет, пока на белом свете есть твоя рожа, завязывать мне нельзя.

- Парни, подвинулись, пустите этого старого жулика, дайте ему шанс проиграть большую сумму.

Я сажусь в кружок игроков, вытаскиваю из кармана пачку денег и кладу на стол. Митрофанов услужливо подкидывает мне несколько карт. Кровь забурлила в жилах, мне кажется я попал в свою колею.

Пальцы и нюх не подвели, Митрофанов после седьмого круга продулся основательно. Он откинулся на стул и заметил.

- Ты, Васька, сегодня в ударе, везет. Да и по тому, как ты выглядишь не могу сказать, что находишься в большой бедности, видно деньга к деньге идет. Ладно, я пас, но по традиции можешь меня угостить.

- Это я с большим удовольствием. Правда, сам пить не буду, я за рулем...

- Ого, где твоя машина? - Митрофанов подходит к окну и смотрит на улицу. Я уверен, что он ищет взглядом вшивый "запорожец" или прогнившую "копейку".

- Скажи, хоть как выглядит? - он мотает из стороны в сторону свою голову.

- Да "Мерседес" вишневого цвета...

- Чего? - Вытягивается у него лицо. - Ни фига себе.

- Пошли лучше в бар, обмоем твой проигрыш.

Позор надо отмывать кровью. Я собрал со стола деньги и поплелся к бару. Ну, Митрофанов, сейчас я тебя унижу окончательно, ты у меня сегодня будешь пьяной свиньей в отстойнике.

Открываю дверь квартиры и чувствую, что то не то. Быстро зажигаю свет и вижу в гостиной на диване шикарную, пожилую женщину в красном платье. У окна стоит огромный мужик в светлом костюме и с любопытством глядит на меня.

- Вы кто? Как вы сюда попали?

- Василий Иванович, - запел сопрано, нежный голосок женщины, - это я решила нарушить покой этого дома и явится сюда без вашего разрешения, чтобы познакомится со своим новым родственником.

- Что, что, родственником? Странно, не ожидал такого наплыва новой родни, да еще так поздно вечером. И кем же вы мне приходитесь?

- Черт знает кем, но степень родства могу обрисовать. Меня звать Лариса Анатольевна, я дочь деда Анатолия Григорьевича, отца Константина Ильича.

И тут я насторожился, вспомнил Машкину тайну, выложенную мне на балу, о конкурентной борьбе за наследство деда.

- Честно говоря, мне это ничего не говорит. Просто, на моей свадьбе, я вроде со всей родней Константина Ильича познакомился, однако вас там не видел. Хорошо, пусть вы будете родственница. А это кто, тоже мой новый родственник? - я киваю в сторону мужика.

- Нет, это мой друг, который любезно согласился пройтись со мной до сюда и помочь открыть дверь.

- Очень забавно. Ваш друг взломщик?

- Нет, юрист, но вам нечего беспокоиться, ваша дверь цела, у нас просто оказался комплект ключей от нее..

- Все это... очень интересно. Так зачем вы все таки пришли в эту квартиру, да еще так поздно?

- Повторяю, во первых, посмотреть на вас, познакомиться. Во вторых, наши доброжелатели поспешили сообщить нам, что вы избили свою жену и она покинула вас. Это нам еще больше прибавило желания увидеть вас. А в третьих, мы хотели серьезно поговорить...

- Давайте начнем с третьего.

- Давайте. Николай Николаевич, начинайте, - обращается Лариса Анатольевна к мужику.

- Хорошо. Василий Иванович, после смерти отца моей уважаемой клиентки, - он кивает на женщину, - появились некоторые осложнения с ее наследством. Отец и оставил ей наследство, и не оставил. Лариса Анатольевна оказалась в подвешенном состоянии и виной тому, как ни странно, оказалась Алла Васильевна и вы.

- Я?

- Да, вы. Я не буду раскрывать сути дела, но... хочу вам предложить одну сделку. Подчеркиваю, весьма удивительную сделку. Мы предлагаем вам сто тысяч долларов за то..., что вы разведетесь с Аллой Васильевной.

Я подскочил на месте от такого предложения.

- Что?

- Чтобы вы развелись с ней в течении семи месяцев. Мы бы не поспешили встретится сегодня с вами поздно вечером, если бы вы сами не поторопили события.

- Я, поторопил события?

- Ну, да. У вас был с женой конфликт, вы даже избили свою жену, по идее, теперь это смогло бы служить поводом для расторжения брака.

- Но развод то в этом случае должна начинать она.

- По идее так, но мы уверены, что Алла Васильевна ни за что в жизни не захочет с вами разводится. Вы можете избивать ее хоть каждый день, облить кислотой, обмазать грязью, гулять с другими бабам, делать черт знает что, но она даже пикнет и куда не пойдет сообщать, кроме своих родителей. С другой стороны, ведь вы били ее за что-то?

- Ну... конечно.

- Вот это нам и надо. Тогда подать на развод можете вы.

- Николай Николаевич, я чувствую, что вы хорошо подготовлены к таким делам, а теперь скажите, что делать, если я ей двинул за предполагаемую гулянку. Я даже не знаю, где она гуляла, с кем.

- Это, конечно, явно мало для суда. Но, я думаю, мы вам поможем. Со дня заключения договора, мы установим слежку за Аллой Васильевной и весь подготовленный материал представим вам для подачи в суд. Адвокаты у вас будут самые лучшие, судьи подготовлены...

- Но Аллочку сейчас спрятали от меня и ее мамаша не допустит теперь глупостей с ее стороны.

- Это мы предполагали, но зная вашу жену, мы считаем, что она обязательно что то выкинет.

- В это теперь трудно поверить. Она беременна.

- Беременна? Значит нам надо поторопиться.

- Вы мне предлагаете неосуществимую сделку. Константин Ильич, не дурак и на каждый мой выпад может сделать противоположный ход. Тоже нанять сильных адвокатов и протянуть процесс до родов дочки.

- Мы уже это продумали, вы подадите в суд по старому месту жительства. Там у нас все схвачено.

- Да, весьма интересное предложение. Но... у меня есть несколько, но... Во первых, мне надо поразмышлять над вашим предложением, во вторых, если я соглашусь, то хотел бы пересмотреть сумму нашей сделки.

Лариса Анатольевна сразу закивала головой.

- Николай Николаевич, я думаю, что это приемлемо.

- Нет. Первый пункт мне не нравиться. Размышлять здесь нельзя, просто нет времени.

- Не хотите ли вы сказать, - удивился я, - что мне сразу же надо согласиться?

- Вот именно, я и хочу это сказать.

- А если я не соглашусь?

- Тогда мы вас... вынуждены будем убрать. Другого выхода у нас нет.

- Сильный выпад. Я вижу у меня не очень большой выбор. И все же я настаиваю, перед тем как сог-ла-ситься, дать мне времечко обдумать ваши предложения. С той точки зрения, что наша сделка все таки касается моей жизни, а мне бы хотелось пожить подольше, значит надо обдумать, что еще предложить вам.

Они молчат, видно размышляют над моими словами.

- Пусть обдумает, - вдруг сказала Лариса Анатольевна. - Через неделю вы встретитесь с моим адвокатом и составите договор. Пойдемте, Николай Николаевич. До свидания, Василий Иванович, закройте за нами дверь.

Мной вплотную занимается Татьяна Аркадьевна. Вот и сейчас она вбивает мне простые истины.

- Цены на нашу продукцию зависят не только от затрат на их изготовление и транспортировку, но и от количества посредников, налогов...

- Татьяна Аркадьевна, давайте прервемся, - пытаюсь сдержать ее натиск. - Вы сразу хотите впихать мне так много, что я чувствую себя недоделанным идиотом. Есть более трезвое предложение, пойдемте на улицу, организуем ланч и хоть на десять минут поговорим о чем нибудь посторонним.

- Хорошо, - сразу же легко согласилась она. - Пойдем, хотя я могу нажить массу неприятностей...

- Это каких же? Кто вас сможет наказать?

- Наказать не накажут, но сплетня по фирме поползет.

- Вы же мой советник. Так вот, посоветуйте себе что-нибудь такое, чтобы вас не замазало общение со мной.

- Ладно, - Татьяна Аркадьевна поднимает трубку телефона и набирает номер. - Але... Фаина Николаевна, это я... Да...да... Я хочу сказать, у меня сейчас деловая встреча в кафе "Гермес", я отлучусь на пол часа... Со мной. Теперь же я повязана, что поделать... Конечно. Ну, о чем ты говоришь... Хорошо, я поехала... С кем? С "Голден пит". Пока. - Она не бросает трубку, а набирает еще номер. - "Голден Пит"? Мне господина Макроусова... Але... Гриша. Я хотела бы тебя познакомить с одним очень интересным человеком. Ты можешь сейчас приехать в кафе "Гермес"... Очень интересным, он является главным консультантом нашей фирмы... Да..., да... не знаю... Конечно стоит. Жду. - Трубка брошена на рычаг. - Я готова, поехали.

- Вы были великолепны. Одно плохо, двое мужчин всегда плохо ухаживают за одной женщиной.

- Мы едем туда для деловой встречи, а не для...

- Постойте, вы всегда такой сухарь?

Она вспыхнула от возмущения.

- А вы всегда, такой грубиян?

- Всегда. Теперь ответьте на мой вопрос.

Она пристально посмотрела мне в глаза.

- Я тоже, всегда. Пойдемте, а то опоздаем.

Опоздали не мы, а Макроусов. Он задержался на десять минут. За это время мы уже заказали столик и выпили сухого вина. Высокий, представительный мужчина возник перед нами неожиданно.

- Здравствуй Татьяна, здравствуйте, - это уже поклон в мою сторону.

- Василий Иванович, - поспешил представиться я.

- Меня звать, Григорий Артемьевич. Разрешите.

Он присаживается рядом.

- Гришенька, мы уже тебе все заказали, - улыбнулась ему Татьяна.

- Вижу, спасибо.

Гость садится за стол и сразу поднимает рюмку.

- Давайте выпьем за знакомство.

- Давайте.

Съев немного салата, Григорий Артемьевич сказал мне.

- А ведь я вас, Василий Иванович, немного знаю.

- Откуда? - удивился я.

- Недавно был прием, и вы были на нем с женой. К сожалению, мы тогда не познакомились, а было бы неплохо еще тогда завязать связи.

- Может быть и неплохо. Но удивительная судьба, когда меня на этом приеме все бросили, никто не подошел, только одна незнакомая женщина поддержала одиночество.

- Я это видел и сожалею, что тоже не поддержал вас, этикет и все прочие дурацкие правила не позволили сразу же напрашиваться на знакомство, но хочу заметить, что с Марией вы не скучали и похоже это обеспечило вам дружбу с более сильными личностями, с такими как Андрей Миронович.

- Андрей Миронович? - теперь удивилась Татьяна. - Вы знакомы с Андреем Мироновичем?

- Познакомился. А чего тут такого, нормальный мужик, хотел пригласить меня еще куда-то перекинутся в картишки.

Гриша с Татьяной переглянулись.

- Кто кого, интересно переиграл? - осторожно спросила моя секретарша. Вы его или он вас?

- Да, он мне задолжал приличную сумму. Правда, сначала я у него взял под проценты немного денег, но мне везло. Я не только выиграл, но и ободрал вашего Андрей Мироновича.

- На большую сумму?

- Да.. пустяк, где то около пятидесяти тысяч долларов..., - решил похвастаться я.

- Пятидесяти тысяч? - ахнула Татьяна.

- Ну да, а что здесь такого?

- Нет, ничего. Он вам еще долг не вернул?

- Нет. Но уверен, вернет. Мне показалось, что он честный человек.

Опять Гриша с Таней переглядываются.

- Мне кажется, Василий Иванович, что вы далеко пойдете, круг людей у Андрея Мироновича не велик. Раз вы ему понравились, то это может отразится на вашей карьере.

- Чего мне все талдычат про карьеру? Я и на эту должность не рвался. Мне ее приклеили за то, что я женат на дочке Константина Ильича.

Девушка хмыкнула, а Григорий Артемьевич растянул губы в улыбке.

- Смотрите, за нами наблюдают, - вдруг сказала Таня и кивнула мне за спину.

Мы обернулись. В стеклянную витрину кафе всматривался мужчина с бородкой.

- Кто это? - спросил я.

- Зам начальника охраны нашей фирмы. Я вам говорила, что нас так просто на ланч не пустят.

- Ну и хрен с ним. Давайте выпьем за нашу единственную даму.

- Спасибо, Василий Иванович. Но нам пора от сюда уходить. Не забывайте, мы должны во время вернуться в офис.

- Значит, уходим. Я рад, что мы познакомились, Григорий Артемьевич. Буду надеяться, что еще не раз встретимся.

- Я тоже рад.

Уже в конце рабочего дня я не выдержал.

- Татьяна Аркадьевна, мне нужно с вами посоветоваться.

- Да, я готова выслушать вас.

- Нет, только не здесь. Мне кажется в каждой комнате этого здания уши торчат из стен.

Она улыбнулась.

- Вполне возможно.

- Давайте через пол часика отвалим отсюда в какое-нибудь укромное место.

Девушка заколебалась.

- Василий Иванович, я конечно не против, но у меня после работы много дел, - увидев мою натянутую физиономию, она поспешила поправиться, - хорошо, после восьми вечера я готова встретится.

- Дайте мне ваш адрес, я подъеду на машине.

- Нет, нет. Вы переполошите всех моих родственников и соседей. Я лучше подожду вас на улице Марата, около дома пятнадцать.

- Ладно. Один маленький деликатный вопрос. Мне, здесь мужики -курильщики, в туалете, проговорились, что вы были за мужем. Вас бросил муж или вы бросили его?

- Это действительно деликатная тема. Можно на такие вопросы не отвечать?

- Хрен с ним, не отвечайте.

Ее передернуло от моей фразы.

- В вашем вопросе меня поразил одно. Для вас, это так важно кто кого бросил?

- Очень. Если он бросил вас, то он кретин, если вы его, то... учитывая, что вы очень деловая женщина, этот мужик был по рангу гораздо ниже вас, но зато хороший человек.

- Вы не отгадали. Давайте лучше не будем дальше поднимать эту тему. Значит, вечером встречаемся.

- Ждите меня на Марата к восьми..

Но дальше события покатились не так как я хотел. Мне пришлось задержаться в кабинете после окончания работы. Я забыл комбинацию цифр в сейфе и теперь искал шпаргалку в своей записной книжке о цифровом коде, для того, чтобы спрятать в этот чертов железный ящик все деловые бумаги. В тот момент, когда, наконец то, нашел номер, я услышал теньканье телефона на столе. Этот аппарат связан с телефоном секретарши. Осторожно поднял трубку и услышал интересный разговор.

- Константин Ильич, это я.

- Татьяна Аркадьевна? Рад вас слышать.

- Ваш зять назначил мне сегодня свидание.

- Он сейчас где?

- По моему, куда то уехал...

- Свидание деловое или в постели?

- Похоже деловое, но может окончится и постелью.

- Соглашайтесь на все, но постарайтесь выпытать из него все, что можно. За риск с постелью я вам заплачу в три больше чем ваша зарплата.

- У меня есть диктофон, может мне записать разговор...

- М... Это..., конечно рискованно, но попробуйте. Как он сегодня провел день?

- Мы были на ланче с Григорием Артемьевичем...

- Знаю. Ну, и как?

- После этой встречи, я позвонила Грише, чтобы узнать у него мнение о моем подопечном. Он сказал, что это очень хитрый мужик, сам себе на уме и пожалуй, Аллочка выбрала не того...

- Это выбирали мы...

- Выбрали не того, - словно не замечая его реплики, продолжает Татьяна Аркадьевна, - так как этот тип может сделать все по своему и все планы родни на него, будут разрушены.

- Так и сказал, планы родни...?

- Так и сказал.

- Хм... Странно это. Ладно, желаю тебе удачи, жду завтра у себя. Пока.

Загудели гудки. Я дождался, когда секретарша опустит на рычаг трубку и положил трубку сам. Ай да, Татьяна Аркадьевна. Вот, стерва.

Подождал в кабинете еще минут десять, когда вышел в секретарскую, то там никого не увидел.

Татьяна одета неплохо. Грудь чуть видна в вырезе кофты, короткая свободная юбка и даже есть симпатична дамская сумка через плечо на ремне. Она влезла ко мне в машину и невинно спросила.

- Я не опоздала?

- Нет. Танечка, разрешите мне называть вас так, вы прекрасно выглядите...

- Да... Куда мы едем?

- В один укромный кабачок.

Я, тем временем, повел машину в знакомую мне забегаловку, где каждый вечер пропадал пресловутый Митрофанов.

Сидим за столиком в углу полутемного зала. Татьяна грызет креветки и запивает их вином. Я ее развлекаю анекдотами.

- Василий Иванович, не я, мой тезка Чапаев, собирал с каждой деревни деньги. Бывало ворвется в село машет шашкой и орет: "По...рублю".

- Вася, ты мне что то хотел сказать...

- Хотел. Танечка, у меня колоссальные неприятности. Нужен деловой совет умной женщины.

- Это ты ко мне? Спасибо, Вася. Я слушаю.

- Ты, наверно в курсе семейных дел Константина Ильича?

- Да, более - менее.

- Так вот, на меня обратила внимание Лариса Анатольевна, родственница моего шефа. Недавно, она ворвалась ко мне в квартиру, вместе с юристом и потребовала составить договор, о том, что я в течении семи месяцев должен развестись с моей женой.

У моей секретарши от неожиданности креветка вывалилась из рук.

- А что к этому шло?

- Почти. Я набил своей супруге рожу, за гулянки на стороне и мать Аллочки увезла ее к себе.

- Лихо, ничего не скажешь. Что же дальше?

- А дальше..., если я откажусь подписать договор с Ларисой Анатольевной, то меня просто сотрут в порошок. В дурацком завещании, наследство Аллочка получит в том случае если, у нее родится сын, а у сына будет отец.

- Я поняла, если вас не будет подле вашей жены после родов, то ни она, ни Константин Ильич наследства не получат...

- Правильно поняли.

- И все останется Лариске. Здорово. Ай, да дед. Значит Лариска пытается опередить события до родов и попытаться развести вас с Аллочкой...

- Это так.

- Очень забавно. Так что вы хотите от меня?

- Вы мудрая, умная женщина и можете дать совет такому глупому мужику, как я. Как мне быть? Если не подпишу договор, меня убьют, если подпишу, то не знаю, что сделает со мной другая сторона, одно лишь ясно, работать с вами я уже не буду.

Она задумалась, тонкими пальцами машинально погладила бокал с вином.

- Когда будете подписывать договор с Лариской?

- Через пять дней.

- Пять дней... Хорошо бы вам за это время встретится с вашим хорошим знакомым, Андрей Мироновичем, проиграйте ему в карты и он поможет вам во многих вопросах. Ну, например, в рамках президентского указа о подготовке молодых специалистов за границей, впихнет вас в этот список. Три года в Германии или Франции будут для вас неплохим прикрытием. Поверьте, Лариса Анатольевна против Андрей Мироновича не пойдет. Пусть только пальцем тронет вас, из нее тут же кишки выпустят. А ваша жена и ее родители тоже будут довольны, как-никак будете числится при Алке. Но этот я говорю, например, на самом деле может ваш хороший знакомый подскажет другой выход, от которого Лариска вообще заткнется.

- Вы очень мудрая и красивая женщина, Татьяна Аркадьевна. Если все выйдет, как вы сказали, я буду по гроб вам благодарен...

- Но зачем же по гроб? Можно быть благодарным и сейчас. Разве вы не собираетесь отвести меня к себе домой?

Теперь у меня от неожиданности чуть не упала рюмка из рук. Вот это женщина. В это время мимо нас прошел с ухмылкой прошел засранец Митрофанов. Я кивнул ему головой.

- Кто это?

- Король карт.

- А ты кто в этой картежной иерархии?

- Я джокер.

Я проснулся около шести утра. Татьяна, замотавшись в простынь, посапывает рядом. Надел трусы и отправился на кухню, обдумать создавшуюся ситуацию. Интересно, если у Татьяны диктофон в сумке, то все ли она записала самое важное. Может мне вытащить его тихонечко и стереть запись. А впрочем, зачем это делать? Судя по всему, у нее своя игра. Может она нарочно заставила меня подслушать телефонный разговор. Я заварил кофе, налил себе покрепче и сделал первый глоток.

- А мне?

В дверях кухни, замотавшись в простынь, стоит Татьяна. Я подошел к ней и... нежно поцеловал.

- Ты прелесть, самая замечательная девушка в мире.

Пришлось налить кружечку кофе и ей.

- Так что мы теперь будем делать? - спрашивает меня Татьяна.

- Ты о чем? Если о том, что произошло между нами, то это прекрасно и я после этого, готов ухаживать за тобой всю жизнь. Если ты о чем то другом, то видно придется многое решать мне, но я благодарен за твои разумные советы.

- Я за то, что ты готов ухаживал за мной всю жизнь.

- Это самая трудная задача, но я постараюсь ее выполнить.

И тут она меня сама поцеловала, простынь с ее плеч, свалилась на пол. Я опять почувствовал ее горячее тело и ароматную кожу. Пришлось забросить кофе, поднять ее на руки и понести в спальню.

Рабочий день нудно и медленно тянется. Татьяна закидала меня справочниками, бумагами, а сама исчезла. Но где-то около трех зазвонил телефон и незнакомый голос спросил.

- Это Василий Иванович?

- Да.

- С вами будут говорить.

Что то щелкнуло в трубке и знакомый голос заговорил.

- Здравствуй Василий Иванович, это Андрей Миронович.

- Здравствуйте, Андрей Миронович.

- Я ведь чего то там тебе должен...

- Было такое.

- У тебя в субботу вечерком время есть?

- Есть.

- Может заглянешь ко мне, пульку сгоняем, заодно и рассчитаемся.

- Договорились. А куда приезжать?

- Зачем приезжать? Я за тобой машину пришлю. Свой адрес не называй, я знаю куда прислать. До встречи, Василий Иванович.

- До свидания.

Через четверть часа ко мне в кабинет пришла взволнованная Татьяна Аркадьевна.

- Вася, Константину Ильичу стало плохо. Я вызвала скорую, его увезли.

- Что то серьезное?

- Точно не могу сказать. Но ясно, что... старость и слабое сердце, это почти есть у всех пожилых людей.

- Его жену и Аллочку предупредили?

- Да, звонили им.

- Честно говоря, у меня от этого сообщения сердце не дрогнуло, видно я еще не почувствовал близость этой родни...

Женщина фыркнула.

- Василий Иванович, я иногда не могу понять, вы всегда такой..., черствый, что ли?

- А я другим и не был. Кто сейчас вместо Константина будет?

- Первый зам, Юрий Петрович, сволочная личность.

- Нам это чем то грозит?

- Пока не знаю, но его лучше не задевать. Боюсь, теперь, у нас в фирме могут быть большие перемены. Совет директоров очень нестойкий и сможет его поддержать во всех переустройствах.

- Неужто могут выпереть тебя и меня?

- Могут.

- А жена Константина Ильича, не сможет приструнить...?

- Там своя война. Константин не имел контрольный пакет, но имел союзников, как дальше сложится... не могу сказать.

- Не веселое сообщение. Кстати, ко мне только что позвонил Андрей Миронович и пригласил к себе в субботу, сыграть в картишки.

- Значит началось...

- Что?

- Да так. Послушайте все же мой совет, Василий Иванович, поговорите с ним о своем семейном положении, о Лариске...

- А может все же махнуть на свою семью, подписать договор с Лариской, выиграть процесс и... женится на тебе...

- Вася, ты сошел с ума. Во первых я тебе еще не дала согласие, во вторых, я женщина дорогая и требую денег и внимания...

- Так дай согласие? Я же обещал ухаживать за тобой всю жизнь?

- Хорошо, что ты хоть это помнишь, но к сожалению ничего не получится, я довольна тем, что у меня сейчас есть, а ты женат и не забывай, что за тобой еще ворох проблем, которые неизвестно когда разрешатся.

- Когда-нибудь все разрешиться.

- Это когда-нибудь, а пока... Не беги впереди паровоза. Съезди к Андрей Мироновичу, а там будет видно.

- Договорились, но встреча с ним будет завтра, а сегодня вечер у тебя свободен?

- Ты... несносен. Ладно, сегодня в восемь я буду у тебя дома.

- Хорошо, я буду ждать.

В моей квартире Татьяна ведет по хозяйски. На кухне что то готовится и по запаху весьма вкусное. Сама женщина бегает в одной рубашке и поэтому вызывает у меня непреодолимое желание затащить ее в постель. Раздался телефонный звонок. Я взял трубку.

- Василий, - я узнал голос мамашки, - у нас большое горе... Только что скончался Костя...

- Господи, царствие ему небесное... Я очень сочувствую...

- Мы здесь обговорили кое с кем. Похоронами есть кому заняться. Как я предполагаю, мы его похороним через три дня. Но есть еще одна неприятность, по всей видимости, после похорон Кости, соберется совет директоров и фирма может уплыть из наших рук...

- Стоит ли об этом сейчас говорить, горе то какое.

- Стоит, если мы запустим этот вопрос, то у нас будет горе в квадрате. Не будет ни Кости, ни фирмы.

- Но фирма то по акциям ваша?

- Не совсем, у нас там тридцать процентов, пока все держится на договорных началах между пайщиками. У нас есть союзники среди них и это все тянет выше пятидесяти процентов, поэтому мы и хотим во главе фирмы видеть своего директора, желательно родственника. По крайней мере, я вижу только твою кандидатуру..., других более близких у нас пока нет.

- Чего то у меня совсем нет желания заниматься этим дерьмом.

- Заткнись. Как я решила, так и будет. Осталось только уломать некоторых идиотов в совете директоров, чтобы ты прошел без сучка и задоринки.

- Неужели в вашем окружении нет преданных людей, которые поволокли эту фирму дальше?

- Есть всякие, преданность у некоторых на лице и словах, в душу не заглянешь, но есть и явные враги, есть и колеблющиеся. Пойми, бизнес строится не только на преданности, но еще и на... продажности твоих мнимых сторонников. Поэтому лучше иметь не преданного, а своего, раз ты наш родственник, то и поведешь дела фирмы в интересах семьи. Сегодня мы не будем развивать эту тему, но после похорон поговорим подробно. А сейчас, привет тебе от Аллочки и пока...

Трубка с ее стороны брошена, а я свою машинально держу в руке и задумчиво смотрю в окно. Мне совсем ничего не понятно. Может мамашка готовит принять на себя все наследство деда, поэтому согласна на замену здесь. Чтобы это значило?

- Ты чего такой? - ко мне подошла Татьяна.

- Две сногсшибательные новости. Первая, умер Константин Ильич...

- А... Боже мой, боже мой, что произошло. - Она рухнула на стул. - Я ему говорила, не пей, тебе нельзя, а он все же допрыгался. Это тебе звонила его жена?

- Да.

- Какая трагедия, особенно для фирмы.

- И вторая новость. Мамашка хочет после похорон устроить совет директоров и на нем выдвинуть мою кандидатуру во главе фирмы.

- Тебя?

Похоже ее глаза выползут из орбит.

- Да, меня.

- Господи, неужели она это придумала? Здесь даже я бессильна в чем либо разобраться. По идее, это был бы самый лучший вариант, но у тебя нет опыта в таких вещах.

- Может быть фирме дают продержаться на родственных чувствах до родов ребенка, а потом что-нибудь устроят.

- Я ничего не понимаю. Вася, ты извини, но мне сейчас придется бросить тебя. Надо срочно выяснить, что же там затевается.

- Ты не забыла, что завтра у меня встреча с Андрей Мироновичем.

- Не забыла. Постарайся сделать горестное лицо. В крайнем случае, уйди пораньше, сославшись на несчастье в семье.

В Татьяну словно всадили иглу с наркотиком, она подскочила со стула и понеслась в ванну переодеваться. Через десять минут, женщина умчалась, даже не поцеловав меня на прощание.

За мной точно по времени пришла машина. Два парня без церемоний усадили меня на заднее место и тут же задвинули шторки на окнах. Я пытался запротестовать.

- Позвольте...

- Заткнись, - грубо ответил один из парней. - Нам велено...

И все, больше ни слова.

Высадили через минут сорок у шикарного двух этажного дома. Сам хозяин встречал у входа в дом, он сразу же высказал соболезнование.

- Очень вам сочувствую, Василий Иванович. Константин был нормальный мужчина и бизнесмен. Хоть с ним я не имел дел, однако всегда следил за развитием разных компаний и могу подчеркнуть, его фирма всегда была на высоте.

- Спасибо, Андрей Миронович.

- Может, с таким событием, вам сегодня не стоило бы играть?

- Нет, Андрей Миронович, я умею держать себя в руках и играя в карты, всегда отвлекаюсь от неприятных дум и мыслей.

- Ну что же, тогда пойдем.

За столом уже собралась небольшая компания. Хозяин представляет меня им.

- Господа, хочу вам представить зятя Константина Ильича, Василия Ивановича. Мы все знаем какое горе постигло его семью, но Василий Иванович, несмотря на все неприятности, согласился посетить нас и, как он только что сказал, немного отвлечься. Василий Иванович, я хочу представлю вам своих друзей. Это Валентин Григорьевич, следующий Валерий Владимирович, а здесь Виктор Залманович.

Друзья Андрей Мироновича кивали поочередно головами. Судя по их одежде и ухоженности, я не сказал бы что они бедны. У каждого с правой руки аккуратно сложены нераспечатанные пачки денег. Я сажусь между Виктор Залмановичем и хозяином, достаю из карманов пачки долларов и тоже складываю с правой стороны. Мечет карту Виктор Залманович и по тому как он ловко тасует колоду, понял, что здесь надо быть очень внимательным.

- Господа, - говорит Андрей Миронович, - я предлагаю первую ставку пятьдесят тысяч.

Все кивают головами и нераспечатанные пачки летят на центр стола. Я получаю первые карты и сразу догадываюсь, что Виктор Залманович если не шулер, то порядочный аферист. Началась настоящая битва гигантов.

Через два часа я понял, что не выиграл и не проиграл. Зато Виктор Залманович ободрал своих друзей на достаточно крупные суммы. За столом идет иногда осмысленный разговор и даже не про карты.

- Василий Иванович, - осторожно спрашивает меня Валентин Григорьевич, вам не известно, кто после смерти Константина Ильича займет его место в фирме?

- Известно, это буду я.

Все как то оторвались от своих карт и застыли...

- Откуда такая уверенность?

- Мне этот пост предложила жена Константина Ильича.

- И вы согласились?

- Похоже моего согласия никто не спрашивал.

Андрей Миронович неодобрительно покачал головой.

- Я бы на вашем месте был настойчивым, все таки не давал согласия.

- Почему?

- Это для вас может плохо кончится. Вас ждет другая судьба.

- Честно говоря, я был бы очень рад, если бы кто-нибудь предсказал мою судьбу.

Все помолчали, дожидаясь когда Валерий Владимирович сдаст последнюю карту прикупа.

- Я постараюсь предсказать, - сказал Андрей Миронович. - Сейчас жена Константина Ильича, считает, что фактически приберет фирму к своим рукам вашими руками, ведь председатель имеет два голоса и в совете директоров будет всегда перевес на три голоса в ее пользу, а это не мало на семь директоров. Но это иллюзия. К сожалению, она ошибается. У вас совсем не рабский характер и я считаю, что может возникнуть большой конфликт, который и повлияет на ваше будущее. - Ишь, как изучили меня, даже какой характер знают, мимоходом пролетела мысль в голове. - Я считаю, что может совершиться непоправимое.

- Все может быть, но я подстраховался...

Теперь все бросили играть и насторожились. Пожалуй, мне перед ними не стоит ломаться и я решил идти в ва-банк.

- И какой же вы ход предприняли? - внимательно смотрит на меня Андрей Миронович. - Если можете, поделитесь с нами.

- Родственница Константина Ильича, Лариса Анатольевна предложила мне дружескую сделку, своего рода - тайный союз, за то, что я поведу борьбу против своих родственников и весьма за большие деньги.

Это сообщение вызвало шок среди игроков. Андрей Миронович забарабанил пальцами по столу, Валерий Владимирович скривил губы, Виктор Залманович открыл рот и вытаращил глаза.

- Вы уже успели с ней встретится? - спросил Валерий Владимирович.

- Да. На встрече была предварительная договоренность. Сделка будет подписана через четыре дня.

- Может поделитесь с нами, что вы хотите, куда вы рветесь?

- Все. Я хочу фирму Константина Ильича и империю его деда.

У этих богатеев даже пропал интерес к игре. Никто теперь не играл все с интересом смотрели на меня.

- Да..., - среди общего молчания проговорил Андрей Миронович, - это конечно грандиозные планы. Но как их осуществить?

- Хотите, загадаю. На столе перед вами неполная колода карт, почти меньше половины. Джокер в этой игре еще не появлялось. У меня предчувствие, что сейчас верхняя карта джокер. Давайте сыграем в темную, если - джокер, то мне хотелось бы, с вашей помощью, быть императором. Если нет, то я ухожу... на покой...

Все смотрят на колоду и не двигаются, никто не торопится поднять верхнюю карту.

- Значит вы рассчитываете на нашу помощь? - усмехнулся Виктор Залманович.

- Рассчитываю.

- А я его поддержу, - вдруг сказал Андрей Миронович. - По логике вещей, чем мы самые обеспеченные люди будем сплоченней, тем больше у нас возможности влиять на власть и другие структуры. У бездарной Лариске гниет империя, ее надо восстановить и отдать в другие руки. Сейчас такой расклад, три дамы, крестовая, пик и бубновая против короля крестей...

- Если вы подразумеваете меня, то я наверно джокер.

- Хорошо, джокер. Если свалить только одну даму, бубновую, то все может поплыть в руки джокера. Я считаю, что на должность президента компании нужен хороший хозяин. По логике, Василий Иванович может занять это место, ведь он теперь, как никак находится в семье и как родственник может быть во главе. Наша помощь нужна в трех вещах, убрать Лариску, купить советы директоров обеих компаний и сделать четкий юридический союз двух компаний, да так, чтобы не один договор о наследстве на него не имел силы.

- Значит, надо убрать Лариску? - хмыкнул Виктор Залманович.

- По идее - да.

- Я бы взялся купить старперов в ее совете директоров.

- В отношении объединения компаний, - запыхтел Андрей Юрьевич, - я пожалуй займусь, это мне знакомо. Сделаем такой устав, чтобы ни один юрист к нему придраться не смог, тем более, твои глупые родственники.

- А Лариску могу убрать я, - вдруг произнес Валерий Владимирович. - При условии, что в колоде, все таки, верхняя карта действительно... джокер.

Все смотрят на колоду. Первым тянет руку Виктор Залманович. Он снимает верхнюю карту и не раскрывая ее, приближает к себе в закрытых ладонях. Потом осторожно переворачивает.

- Это действительно, джокер.

На стол упал разукрашенный шут в дурацком колпаке.

- Я восхищаюсь вами, Василий Иванович, - говорит Андрей Миронович. - У вас действительно прекрасный нюх, сегодня мы принимаем вас в нашу семью.

Но я смекнул другое, не зря взял карту Виктор Залманович, этот шулер, даже если бы не было джокера, сделал бы его.

Теперь я понял, сегодня я уже одной ногой наступил на трон. Игра за столом теперь уже совсем стала вялой и я, сославшись на трагические обстоятельства, ушел пораньше. На прощание, Андрей Миронович вручил мне чек, с суммой долга.

Татьяна появилась в моем доме неожиданно, когда я еще дрых в постели. Зазвонил звонок в дверь и продрав глаза, я сразу посмотрел на часы, пол седьмого. Так в одних трусах проковылял к двери.

- Кто там? - спросил через дверь.

- Это я. Открой быстрей.

Девушка ворвалась в квартиру.

- У тебя чего-нибудь выпить есть, - сразу же спросила она.

- Где-то в холодильнике.

Она понеслась на кухню, вытащила из холодильника банку пива и туже ее торопливо выпила.

- Что это с тобой? На улице вроде не жарко.

- Это на улице, а обстановка у ваших родственников накаляется с каждой минутой.

- Ты была вчера у них?

- Да и похоже не зря.

Она отдышалась и присела на стул.

- Давай выкладывай.

- Во первых, хозяйке нельзя было терять фирму своего мужа, которая давала ей какое то положение в обществе. Во вторых, Алку привели к доктору и тот определил, что она действительно беременна, но вот кого родит неизвестно, это может определить только анализ через два месяца. Эта неопределенность спугнула хозяйку и та решила действовать на свой страх и риск. Ведь если родится дочка, то Алку надо опять сводить с тобой, чтобы повторить рождение второго ребенка. Это значит, время идет, с тобой ссорится нельзя, поэтому и оказали доверие, предложив встать во главе фирмы. С другой стороны, если родится сын, то все проблемы решатся просто. Фирма деда в кармане у хозяйки, а тебя надо держать любым способом, толи директором, толи на цепи, лишь бы не развелся.

- Спасибо.

- Ну а что тебе посоветовал Андрей Миронович?

- Да ничего особенного, он предложил взять руководство компании Ларисы Петровны и фирмы Константина Ильича в свои руки, произвести слияние и быть главой новой империи.

У меня такое ощущение, что я в окружении психов. Эта тоже вытаращила глаза и заикается.

- Ты... ты... шутишь?

- Нет.

- Это же... боже мой..., я боюсь подумать, но хозяйка не согласится на слияние...

- Я у нее выкуплю фирму, деньги на это мне дают друзья Андрей Мироновича...

- И кто даст?

- Виктор Залманович, Валерий Владимирович и сам...

- Я уже ничего не понимаю. Если это Виктор Залманович Гольтбрайх, то ты уже король, это банкир, да еще какой. Валерий Владимирович..., ну да... это же Немировский, глава компании Зап. нефть. О боже, что же творится. Зачем тогда тебе подписывать этот дурацкий договор с Лариской, который уже теряет смысл?

- Я его и не подпишу. Я разведусь с этой дурой и без всяких договоров.

- Милый мой, если ты меня действительно любишь, то это уже на шаг ближе ко мне.

- Считай, что так и есть. Как, к стати там, Алка?

- После того случая, когда ты ей треснул по морде, хозяйка заточила Алку в коттедже, под усиленную охрану и никуда не выпускает. Боится козней Лариски и все живет в страхе, что может совершится непоправимое, но оказывается боятся надо не ее. С другой стороны рушишь стены ты и пожалуй, это пострашнее.

- Когда похороны Константина Ильича?

- Завтра. Хозяйка просила тебя подойти к двенадцати, в морг больницы.

- Значит, завтра. А что же мы будем делать сегодня?

- Мир еще окончательно не разрушился, значит мы будем наслаждаться морем любви.

В морге собралось много народа. Здесь дельцы, депутаты, чиновники города, друзья, злопыхатели и любопытные. Я стою рядом с мамашкой и Алкой и принимаю сочувствия. Алла выглядит нормально, по форме, как и была до свадьбы, чуть украдкой поглядывает на меня. Зато мамашка, придала своему лицу печаль трагедии, вымазав для наглядности тушью пятна вокруг глаз.

- Василий Иванович, - это передо мной очутился Григорий Артемьевич, - я выражаю вам глубокое сочувствие.

- Спасибо.

- Хорошо бы нам встретится после похорон и поговорить.

- Я не против. Пусть Татьяна организует встречу.

- Договорились.

Только он отошел, как тут же появилась рука Кирилла Мефодиевича, дальнего родственника хозяйки. Я еще с ним встречался на свадьбе.

- Я сочувствую...

- Хорошо.

- Покойный о вас много говорил. Считал, что вы самое лучшее приобретение в родне.

- Как... как? Приобретение?

- Да, он так и говорил.

- Ну, конечно. Теперь я его понимаю.

Рядом с Алкой появился хлюст Гришенька, которому я влепил по морде перед свадьбой. Он шепчет ей что то на ухо и та улыбается, но тут толчок локтем от мамашки, чуть не опрокинул мою жену и Алка сразу приняла каменное выражение, отмахнувшись от ловеласа. Гришенька ко мне не подошел. Вдруг появилась, одетая в траур Мария, которая первая рассказала мне о завещании деда на балу.

- Василий Иванович, - почти пропела она и чмокнула меня в щеку, - я очень, очень скорблю.

- Я тоже.

- Ходят слухи о больших переменах в вашей жизни...

- Мне сейчас не до слухов.

- Я понимаю, такая трагедия. Сегодня мы еще встретимся, на поминках.

Руки жмут всякие люди. Вот появился пресловутый Юрий Петрович, исполняющий обязанности главы фирмы, вместо Константина Ильича.

- Я сочувствую. Прошу, как вы явитесь на работу, то срочно просмотрите все вещи и бумаги покойного. Все то, что касается дел фирмы, передадите мне, остальное уберите, кабинет надо освободить.

Ишь как заговорил. Счас... разбегусь.

- Я это обязательно сделаю.

Еще не успели человека похоронить, а уже все делят его наследство.

Поминки прошли вяло. Я опять почувствовал себя чужим в этой родне. На меня никто не обращал внимания и не пытался завязать дружественный разговор Правда, Алка видно хотела сблизится и даже начать разговор, но мамашка ее во время одернула.

- Аллочка, тебе волноваться и пить нельзя. Посиди со мной, мы скоро тебя отвезем домой.

Рука женщины хлопнула по плечу. Это же Мария, - все повторяется, как на балу.

- Молодой человек, проводите меня до раздевалки, - говорит она мне.

Я поднимаюсь и мы, под настороженные взгляды некоторых гостей, идем в фойе, нанятого мамашкой ресторана. Здесь Мария затаскивает меня в гардероб, усаживает на пустующую скамейку и выволакивает из сумочки бутылку Текилы.

- Сперла со стола, - с гордостью говорит она.

Женщина нервно отвинчивает пробку и делает большой глоток.

- Хочешь выпить?

- Нет.

- А я хочу. Дашь мне десять тысяч? Я кое что тебе расскажу.

- Дам.

- Отлично. Мой муж и хозяйка разработали план, по которому хотят тебя сделать президентом фирмы, вместо Константина Ильича.

- Это я знаю.

- Ты не знаешь другого, что будет потом. Шпионы хозяйки донесли, что у тебя появилась любовница. Они сообщили ей кто это. Я тоже узнала о ней, это бывшая секретарша шефа, Татьяна, говорят даже, что она имела с ним близкие отношения. Так вот, через два месяца будет ясно, кто должен родится у Аллочки и тут у нашей парочки возник коварный план. Если родится девочка, то Татьяну постараются перевербовать. Им очень нужна твоя сперма, так вот через нее они и хотят ее достать. Хозяйка прекрасно понимает, что если ты больше не захочешь спать с Алкой, то уже никакими силами она не родит парня. Как я поняла от мужа, Татьяна либо украдет у тебя сперму, либо должна уговорить тебя, сдать ее в банк.

- А если родится мальчик, какой у них план?

- А ни какой. Если хочешь, спи с Танькой, если хочешь возьми меня. Я тоже в постели хороша, думаю, что лучше чем она.

- Ну уж нет.

- Нет, так нет. Я не обидчивая.

- Значит у меня дома есть камера?

- Если сейчас нет, то ее поставят. Если есть, то ты уже заснят.

Да... в этой жизни, с такой родней не заскучаешь.

- Я все понял.

- Тогда выдай мне, что обещал - деньги.

Я вытащил из кармана толстую пачку пяти соток и кинул ей на колени. Марина поставила бутылку на пол и стала торопливо запихивать деньги под лифчик.

- Спасибо, Василий. Ох и гульну же я...

Похоже это комедия. Шесть солидных мужчин и одна задерганная от стрессов женщина, представляют совет директоров. Сбоку, за отдельным столиком сидит секретарша и фиксирует каждую высказанную фразу выступающих. Меня пригласили официально, после долгих дебатов за закрытой дверью. По роже некоторых мужиков, я вижу ненависть в глазах. Мамашка выступает в роли председателя и ведет этот сбойчик.

- Господа, Василий Иванович перед вами. Если есть вопросы, прошу обратится к нему.

- Да, есть, - это Юрий Петрович. Видно ему очень не хочется уступать мне пост президента, поэтому жду от него очередной пакости. - Василий Иванович, вы у нас в фирме недавно и еще ни в чем себя не проявили. Можете ли вы чем то порадовать нас, предложить какой-нибудь план дальнейшего развития фирмы.

- Могу предложить. Руководство фирмы за последние пять лет, фактически не способствовало развитию производства и таком образом, привело к застою всех дел в фирме...

Вижу, как их рожи вытянулись.

- Это не так, мы постепенно наращивали прибыли...

- Чушь собачья. Росла стоимость изделий, а их количество и качество оставались прежними. Вот за счет этого прироста и росла мнимая прибыль. Я предлагаю два варианта. Это либо, слияние нашей фирмы с более солидными, либо ввод новых средств для развития производства и расширения заказов.

- Мы ни с кем не собираемся сливаться, - поморщилась мамашка, - а по поводу расширения производства, у нас нет ни средств, ни инвесторов, которые хотели бы на помочь.

- Плохо искали. Мне например могут дать деньги и причем под небольшие проценты.

- Кто?

- Я говорил с Гольтбрайхом, он готов помочь.

Похоже эта фраза заставила их замереть. Мамашка ошеломленно смотрела на меня, Юрий Иванович скорчил гримасу и застыл с маской идиота. Остальные как то стали сразу преданно смотрели мне в рот.

- Если так..., - наконец сказала мамашка, - может у кого еще есть вопросы?

- Да, - захрипел один старпер, - по уставу нашей компании, президентом ее может быть человек, имеющий акции компании. Вы имеете их?

- Конечно, - за меня ответила мамашка, - мы продали Василию Ивановичу два процента акций.

- Тогда у меня больше вопросов нет.

- Кто еще хочет выступить? - Полная тишина. - Тогда можно приступать к голосованию. Я считаю, не обязательно голосовать тайно, можно обойтись поднятием руки. И так, кто за то, чтобы президентом фирмы был Василий Иванович.

Пять рук сразу же взмыли вверх. Только Юрий Иванович и еще один старый хрыч не подняли рук.

- Все ясно. В виду явного перевеса, Василий Иванович выбран президентом фирмы. Лидия Петровна, - это обращение к секретарше, - оформите все документы заседания, как положено.

- Хорошо.

- Василий Иванович, займите место главы этого стола и скажите нам что-нибудь.

Я пересаживаюсь в кресло президента.

- Господа, хочу предположить, что именно в мое правление, фирма выстоит все невзгоды и пойдет по правильному пути, по пути развития.

В кабинете остались только я и мамашка, остальные убрались переживать случившееся.

- Однако, - говорит мне хозяйка, - я не ожидала от тебя такой прыти. Где ты так научился говорить и заимел такие крупные связи?

- Константин Ильич назначил меня консультантом, вот я и получил всю информацию о фирме, поэтому и знаю все о ее финансовом состоянии. А по поводу Гольтбрайха, это мой хороший партнер в картежной игре.

- Смотри ты, каким умником стал. У тебя есть какие-нибудь вопросы ко мне?

- Есть. Посоветуйте, как убрать из совета директоров Юрий Ивановича и второго старпера, голосовавшего против меня.

Татьяна теперь тоже смотрит предано, как собака.

- В каком статусе буду теперь я? - спрашивает она. - Как секретарша или еще кто-то?

- Еще кто то. По прежнему будешь главным консультантом при мне.

- Выходит я пошла на повышение.

- Что это значит? Кем ты тогда числилась при мне?

- Секретарем -референтом.

- Значит будешь теперь еще и главным консультантом.

- А сегодня... У вас какой будет распорядок дня?

- Обычный. Начнем с того, что некоторые вопросы нужно решить у меня дома. Сама говорила здесь есть уши, а вопросы очень важные. Это касается тебя и моей родни.

- Меня?

- Вот именно, тебя. Так что жду вечером.

Дома проверил все стены, все вещи, но камеры и жучков не нашел. Татьяна явилась около восьми вечера. Она устало плюхнулась на диван.

- Так набегалась..., - пожаловалась она.

- Чего это вдруг?

- Дом запустила, то на работе, то с тобой, вот вырвался час...

- Кофе хочешь?

- Хочу.

Я принес ей с кухни чашку кофе. Татьяна медленно стала пить горячую жидкость.

- Так о чем ты хотел поговорить со мной? - вдруг спросила она. - Вроде бы в последний раз говорил, что это касается меня.

- Да, это так. Наверно ты знаешь Марию, она имела со мной длительную беседу на поминках...

- Машку то, знаю. Стерва, блядь, сплетница еще та. Зачем ты спутался с ней?

- Я оплачиваю ее некоторую информацию...

- Ничего не скажешь, ну и гнусный же у тебя источник. И, конечно, она разболтала кое что обо мне.

- Разболтала. За мной следят и, естественно, твое появление в этой квартире не осталось без внимания. Жена Константина Ильича поручила своим детективам собрать против нас компромат. Это - либо снять все на камеру, либо установить подслушивающие устройства

- Я все поняла. Ну и что ты решил?

- А ничего не решил. Зачем прятаться или скрываться, пусть снимают, подслушивают. Когда я буду во главе корпораций, это все уже будет нужно мне для развода с Алкой.

- Вася, ты действительно далеко пойдешь. Еще не знаю, кто кого перехитрит, но чувствую наступление бури.

- Лучше давай сейчас устроим бурю в спальне.

- Я немного устала..., но черт с ним, пошли.

Где то уже в 12 часов раздался звонок по телефону. Я поднял трубку.

- Але...

- Здравствуйте, Василий Иванович. Это звонит вам Николай Николаевич. Помните мы приходили к вам с Ларисой Анатольевной, по поводу договора...

- Помню. Мы кажется должны скоро встретится...

- Да, я как раз звоню по этому поводу. Дело в том, что мы не будем подписывать с вами договор.

- Это почему же?

- К сожалению, происходят некоторые изменения в нашей компании. Да вы сами, как я понял, знаете в чем дело... В общем, у меня к вам уже личная просьба. Возьмите меня к себе юристом.

- Что же все таки произошло?

- Лариса наделала много глупостей в управлении компании и, конечно, ваши друзья воспользовались этим и, судя по всему, все отойдет к вам. Как я понял, это будет объединение двух компаний, той, которой вы сейчас владеете и нашей. К сожалению, папаша Ларисы Анатольевны, очень невнятно распорядился своим наследством и теперь будет у Аллы Васильевны наследник или не будет, уже никого это не волнует, так как статус объединенной компании не попадает в рамки наследства. Здесь хоть судись, не судись, уже прав у Аллы Васильевны и у Ларисы Анатольевны нет. Есть только одно, решающее право, сколько акций при объединении будет у той или другой.

- Так все же, сколько акций они получат при объединении? Кто будет владеть контрольным пакетом акций?

- Во первых, контрольного пакета акций пока нет даже у Ларисы Анатольевны. Я уже говорил, что к сожалению, из-за своего упрямства, она сделала много финансовых глупостей, что тут же было учтено ее противниками. И как результат, на нее подали в суд, с формулировкой, что она преднамеренно нарушает финансовую дисциплину компании и довела ее до банкротства, а также нарушает завещание своего отца и поэтому не может использовать свое право в совете директоров Это значит, она будет вынуждена сдать пост президента компании временному управляющему, который будет определен судом по закону о банкротстве. Единственное, что спасет компанию, это объединение с другими компаниями и президентом этого объединения намечают сделать вас. Теперь уже все понимают, что суд вынесет решение не в пользу Ларисы Анатольевны.

- Очень интересно. Я подумаю о вашем предложении...

- Хорошо, я надеюсь на благополучный исход. До свидания.

- До свидания.

Бросаю трубку и слышу с кровати сонный голос Татьяны.

- Кто это?

- Это первая хорошая ласточка. Меня предупредили, что началось...

- Что началось?

- Подъем к пьедесталу императора.

- Тоже мне, император. Ложись лучше спать, завтра новый дурной день.

Новый день не стал дурным. С утра мне позвонил Гольтбрайх.

- Василий Иванович, приветствую, дорогой. Как ты себя чувствуешь?

- Отлично.

- Рад слышать. Еще более рад сообщить тебе, что я всех в Ларискиной компании сломал. Теперь они все твои.

- А как сама Лариска?

- Ничего, только ревет, но вроде сдалась тоже. Сегодня в шесть будет совет директоров компании, там будут избирать нового президента. Тебе надо быть обязательно.

- Сколько у меня акций?

- Ценой некоторой изобретательности, нам удалось немного скупить акций, но этого достаточно, чтобы ты был на правлении и стоял во главе компании. Пока соперников у тебя нет, самый главный противник - Лариска, потеряла все, ее пакет акций заморожен судом, так что все директора будут за тебя. Потом учти одно, когда будет объединение компании, активы будут тоже объединены и соответственно наступит их перераспределение. Вот тут то тебе надо пошевелится, Василий Иванович и не упустить свой куш.

- Постараюсь, Виктор Залманович.

- Постарайся, к стати, завтра собираемся перекинутся в картишки. Ты как?

- Я за.

- Тогда пока.

Эти уже мне проданы и поэтому смотрят по собачьи в глаза. Ларисы Анатольевны нет, но это и не обязательно. На ее месте сидит Николай Николаевич, официально уполномоченный бывшей хозяйки и уже давно готовый ее продать.

- Я рад, что в компании такое единодушие и все присутствующие поддержали меня, выбрав на такую серьезную должность. Я хочу, чтобы вы поддержали меня и в другом вопросе. Это касается объединения нашей компании с другой, владельцем которой тоже являюсь я. Надеюсь вы меня поддержите и в этом. И так ставлю на открытое голосование. Кто за объединение этих компаний?

Присутствующие послушно поднимают руки.

- Кто против?

Одна, единственная рука суховатой женщины взметнулась вверх. Ну что же мы возьмем тебя на заметку и постараемся убрать на пенсию.

- И так, объединение произошло, - дружный всплеск аплодисментов пронесся в зале и мне пришлось поднять руку. - Тихо. Сегодня я составлю приказ о назначении комиссии по объединению. С завтрашнего дня мы будем жить уже по новому.

Хозяйка еще дергается. Она ворвалась ко мне в кабинет и нагла понесла.

- Какое ты имеешь право, не приняв решения нашего совета директоров, производить объединение компаний.

- Прямое. Я заручился тремя голосами директоров, плюс мои два голоса, так что могу делать, все что хочу.

- Но это не запротоколировано.

- Хотите протокола? Он будет у вас через два часа.

Хозяйка как то сникла и вдруг улыбнувшись, заговорила другим голосом.

- Я потрясена зятек твоими действиями. Просто не ожидала такой прыти. Все так быстро поменялось. Не пора ли вам с женой помирится и жить вместе.

- Не пора. Я как раз хочу с ней развестись.

- Как развестись? Да ты, понимаешь, о чем говоришь?

- Понимаю. Поэтому и говорю. Нас насильно поженили, теперь мы будем свободны.

- Не будешь. Я этого не позволю. Она беременна и твоя жена.

- Была. Я уже дал юристам указание на развод, готовьте свои аргументы.

- Ах ты... Да кто ты такой?

- Я джокер в этом раскладе.

- Не знаю, кто это такой, но то что ты сволочь и мразь порядочная, это я уже поняла. Будем судится.

- Вот и хорошо, а пока мне нужно работать дальше. Пока, те... щень.... ка.

Хозяйку, как ветром сдуло с кресла. Вот еще одни черные пики в колоде. Завтра мне как раз надо решить по поводу этой масти в покоях Мирона...

Татьяна стояла в дверях и качала головой.

- Ты... сумасшедший. Так нельзя было говорить ей в лоб.

- Я уже сказал. А ты оказывается подслушивала.

- Вы так кричали, а дверь была приоткрыта.

- Значит, все идет как надо. Надеюсь ты сегодня вечером будешь у меня дома?

- Слушаюсь, мой повелитель.

- Сегодня я куплю тебе машину цветов и закидаю всю твою квартиру. Мне удалось узнать, где ты живешь и как. Вот видишь, не зря я тебе обещал ухаживать за тобой всю жизнь.