sci_history Евгений Кукаркин Господин капитан ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:37:44 2013 1.0

Кукаркин Евгений

Господин капитан

Евгений Кукаркин

Господин капитан

Морские приключения. Написана в 2002 г.

Просто я - дурак.

А все знают, что не сидится дураку на месте, все время тянет в какие то приключения. Вот так со мной это и произошло.

Как раз было время великих потрясений в России, когда одряхлевшая старая партия, стоящая у власти, была отправлена на пенсию, промышленность рушилась, создавая миллионы безработных, а новая власть, как толстая ленивая кошечка развалившись на пуховике, позволила мышам и крысам обжирать все, что есть съестное и не съестное в доме.

Наш старенький сухогруз "Псков" стоял у причала в Сингапуре. Мы только неделю тому назад привезли в эту страну отменный, уже распиленный на балки и доски российский лес и теперь тянули резину в ожидании любого груза в какую-нибудь страну.

- Старпом, - слышу голос с мостика.

Это меня, а кричит капитан, старый морской волк, эстонец по национальности Паальм Эдуард Николаевич. Я на палубе, а капитан над головой, поэтому приходится пялить голову вверх, почти на солнце.

- Я здесь.

- Сходи на берег, узнай есть что-нибудь для нас.

Для нас, это значит, есть ли обратный груз.

- Хорошо, Эдуард Николаевич

Китайцы очень моложавый народ, мне иногда трудно определить сколько лет партнеру с которым говоришь. Вот и этот, с хитрыми темными глазками, приятным голосом, которого все зовут просто Минь, как раз и расталкивает грузы по портам всего мира.

- Привет, Минь, - обращаюсь по-английски к нему.

- О, Виктор, чего то тебя не было третий день. Я уж совсем подумал, что русские исчезли.

- Все, темнишь, Минь. Знаешь, что мы здесь стоим давно, а толку никакого. Чувствую, что что-то не ладно, уж не припас ли ты очередную пакость для нас.

- Ну что ты, Виктор? Я никогда против русских ничего не имею, но зато... Ваши хозяева там... на родине, в действительности пакостят, но только вам.

- Давай выкладывай, что произошло. Видно я не все знаю...

- Ваш, хозяин обанкротился.

- Врешь. Нам бы об этом сообщили. Мы все время на связи с диспетчерами.

- Точно обанкротился. Стоянка судна в нашем порту каждый день обходится в несколько десятков тысяч долларов и ваша контора отказалась этот долг оплатить, кроме того вы уже не можете получить фрахт, так как договор с хозяином не возможен, он банкрот.

- Черт подери. Какой то заколдованный круг. Но мы же только что сгрузили вам лес, деньги то от этого получили...

- Кто получил я не знаю, а вот то, что на вас плюнули, это плохо..

- Минь, что нам делать? Выручить можешь?

- Теперь не могу, ваше судно за долги сегодня - завтра должны арестовать.

- Обрадовал называется.

Китаец разводит руками.

- Виктор, ты хороший человек, я тебе сочувствую, поэтому с тобой буду откровенен. Когда ваше судно арестуют, вся команда тоже будет под арестом и сколько вы будете в таком подвешенном состоянии уже никто не знает. Стоит ли тебе гнить за своих хозяев на судне, как в тюрьме, не лучше ли сейчас наняться на другое судно и спокойно зарабатывать деньги дальше. Я помогу устроиться.

- Это мне ты делаешь предложение или всей команде?

- Тебе. Тебя слишком многие знают и готовы приобрести...

- Откуда такие сведения, кто обо мне знает? Минь, я же здесь на своем сухогрузе "Пскове" служу старпомом. Понимаешь? И что еще обо мне можно было откопать?

- А до "Пскова"? Не ты ли служил в ВМС командиром подлодки.

- А это то причем? Кому это нужно?

- Значит кому то нужно. Так как, Виктор, подумаешь с новой работой? Я ради тебя оттяну срок ареста судна почти что на одни сутки. Потом будет поздно.

- Я подумаю и поговорю с капитаном.

- Зря, лучше не посвящай его в свои планы. Сделай верный шаг сам, деньги тебе будут платить приличные.

- Хорошо. Спасибо за информацию. Пока, Минь.

- Если надумаешь, приходи сюда пораньше, я полицию придержу до утра.

Эдуард Николаевич, молча выслушал меня в своей каюте и долго смотрел в иллюминатор.

- Значит, говоришь, это конец, - наконец выдавил он. - То-то мне диспетчер лапшу на уши вешал, говорил, что вот-вот в Таиланде груз возьмем, только с Сингапуром все проблемы решим. А тут, глухо дело. Я давно подразумевал, что что-то в нашей компании не чисто, а теперь выходит, нарыв лопнул. Что же мне сказать команде, как объяснить все наши беды?

- Команде надо предложить бежать от сюда.

- А куда? Впрочем, мне жалко ребят. Я сейчас соберу всех матросов и поговорю с ними.

Всех членов команды собрали в столовой, - всего 24 человека. Я и капитан стоим у входа на камбуз, перед тесно сидящими за столами людьми.

- Друзья, - говорит Эдуард Николаевич, - я собрал вас, чтобы сообщить пре неприятнейшее известие. Наши судовладельцы обанкротились. Теперь мы не можем получить фрахт и наш простой в порту Сингапура нечем оплатить. Завтра наш "Псков" за долги арестуют и сколько мы просидим здесь без продуктов, без топлива и энергетики, не известно. Я и старпом, здесь посоветовались и решили, предложить вам следующее. В кассе есть немного денег, которые вы сможете получите сегодня вечером в виде зарплаты. Кто из вас может или хочет, пусть покинут судно. Считаю, что чем сидеть под арестом, лучше быть на свободе. Я не знаю, как в этом случае сложится ваша дальнейшая судьба, найметесь вы на другое судно или найдете работу здесь в этом городе или в другом месте, а может быть хуже, вам не повезет, сопьетесь или сгниете на помойке, это уже все будет зависеть от господа бога и вашего выбора сейчас...

- Эдуард Николаевич, - прерывает его наша толстенькая радистка Леля, жена одного из наших мотористов, - а вы сами то как...?

- Я должен остаться на судне в любом случае.

Все заговорили разом, посыпались вопросы к капитану по поводу банкротства, документов и тут неожиданно "дед" - наш старший механик, своим басом подавил всех.

- Старпом, а вы тоже остаетесь?

- Нет, я ухожу.

Сразу наступила тишина.

- Значит вы все таки рискнете?

- Да.

- А как же родина? - это уже патриотка Леля, давит меня вопросом.

- По идее родина должна нас защищать, но имея свои экономические неурядицы, она постарается просто забыть о нас. Мы не первые и не последние, наверно каждый из вас уже знает, сколько арестовано наших судов во все мире, по той самой причине экономического краха и каков итог. До сих пор они гниют под арестом, а команды сидят без еды и воды.

- Ты прав старпом, - басит дед, - я тоже ухожу.

Опять шум. Мне уже стало неинтересно, я высказал перед ними свою позицию.

- Эдуард Николаевич, - обращаюсь к капитану, - думаю, что каждый выберет себе свой путь. Наверно можно распускать собрание.

- Ты прав, старпом, нечего толочь воду в ступе. Внимание, ребята, наше собрание можно считать законченным, до вечера у вас есть время, все обдумайте, а утром тех, кто хочет исчезнуть, на судне не должен быть.

Сижу в каюте капитана, он отсчитывает мне деньги.

- Только шестьсот долларов, - протягивает мне деньги капитан, - больше не могу.

- Хорошо, Эдуард Николаевич. Лучше сэкономьте для себя.

- Сейчас уходишь?

- Сейчас.

- Я тебе выдам документы об увольнении. Пиши заявление.

Царапаю лист бумаги и протягиваю капитану, тот бегло просматривает, вытаскивает из стола мою мореходную книжку, пишет в ней несколько строк и ставит печать.

- Все, Виктор Владимирович, прощай. Удачи тебе.

Мы крепко пожали друг другу руки.

Рано утром Минь встретил меня в своем кабинете, как старого знакомого.

- А... Виктор, решил уйти все таки?

- Уже ушел.

- Правильно сделал, морская полиция только что пошла арестовывать ваше судно.

- Что ты там мне хотел предложить?

- Не торопись. Вот тебе визитка. Сейчас выйдешь из порта, наймешь рикшу и он точно довезет тебя по адресу, указанному здесь.

Минь протягивает мне кусок картонки, но я не могу понять, что там написано, одни иероглифы.

- Это работа на берегу?

- Нет, на море. Ты не беспокойся, хозяева всегда живут на берегу, а подчиненные плаваю в море. Поезжай быстрей, тебя уже ждут.

Только выбрался из порта, тут же ткнул карточкой первому попавшемуся рикше. Тот долго мусолил губами, потом уважительно закивал головой.

- Моя... понял, - на корявом английском произнес он. - Садися, господин...

Мы подъехали к большим железным воротам, за оградой виден только сад.

- Здесь, - кивнул рикша.

Я дал ему доллар и он затряс головой.

- Спасибо, господина...

Рикша поспешно покинул меня. Подошел к воротам и нажал кнопку звонка.

- Кто там? - женским голосом спросил невидимый динамик.

- Я русский моряк, прибыл по приглашению...

- Проходите.

Ворота дернулись и стали сдвигаться влево. Чуть приоткрылся проход и створка замерла. Я вошел в сад. Тут же сзади загудел незримый движок и ворота встали на место. Минут десять шел по петляющей дороге среди сада, пока не вышел к большому двухэтажному дому, фасадом обращенному к берегу моря. Около парадной двери стояла красивая китаянка, которая при моем появлении, как маятник закивала головой.

- Господин, вас ждут.

Она вежливо пропустила меня в дом.

- Влево, третья дверь, - слышу сзади ее голос.

В большом кабинете несколько китайцев, одетых в европейские костюмы. При виде меня, все поднялись с кресел и поклонились. Седой китаец за большим столом, на чистом английском представил.

- Господин Сомов, бывший капитан субмарины "Ком...сомолец Узбеки... узбекисана". Правильно я назвал название, капитан?

- Почти правильно.

- Господин Сомов после того как ушел из военного флота, два года плавал старшим помощником капитана на сухогрузе "Псков". Вы не растеряли своих боевых навыков, капитан?

- Нет.

- Очень хорошо. Тогда позвольте вам представится. Я глава фирмы "Красный лотос" Ван Линь Син, это мои помощники, Ли Ван Го, Ши Бой Лань, Тай Джи Гоу.

Помощники киваю головой, я раскланиваюсь тоже.

- Садитесь, господа, - требует старший.

Мы рассаживаемся и он продолжает говорить.

- Портовые друзья сообщили мне, что вы готовы сотрудничать с нами. Это так?

- Да, господин, Ван Линь Син.

- Я решил нанять вас на подводную лодку, - он видит как вытянулось мое лицо. - Да, да на подводную лодку, капитаном. Вашим непосредственным руководителем будет наш уважаемый Тай Джи Гоу, самый лучший моряк в этой части земного шара. Дослужился в ВМС Китая до звания адмирала, но... перешел служить ко мне.

Кивок в сторону крепкого здорового китайца с чуть заплывшими глазами.

- Могу вам сразу сказать, ваш руководитель, не могу сказать, что уж совсем ничего не смыслит в подводном деле, кое что знает, но зато много лет был капитаном надводных судов и даже командовал флотилией. Поэтому, я предполагаю, вся основная тяжесть в управлении лодкой будет ложится на вас, что и скажется на вашем окладе. Предположим..., пятнадцать тысяч долларов в месяц, вас устроит?

- Устроит, - поспешно сказал я.

Еще бы, мне такие деньги даже и не снились.

- Договорились. Господин Ли Ван Го, покажите господину капитану Сомову контракт и совместно оформите его.

Теперь худощавый китаец, словно по волшебству, вытаскивает откуда то из под локтя красную папку, с разрисованным золотом на обложке лотосом и, поднявшись, подходит ко мне.

- Господин капитан, пройдемте в соседнюю комнату, не будем мешать уважаемому хозяину решать важные дела.

Мы выходим из кабинета.

Только через два часа все формальности были урегулированы и мы вернулись в кабинет. Здесь обстановка не изменилась, мой будущий командир только сдвинул голову и из под узких щелочек глаз пристально изучал меня, третий китаец бесстрастно смотрел в стену.

- Хозяин, все готово, - обратился к нему Ли Ван Го. - Господин Сомов подписал контракт. Вот документы.

Ван Линь Син просматривает бумаги и потом золотым пером подписывает их.

- Поздравляю, господин Сомов, вы теперь наш.

Тут дверь, словно по команде, распахивается и красивая китаянка вносит поднос с бокалами шампанского.

- А сейчас выпьем за удачно проведенную сделку и... потом Ши Бой Лань повезет нашего друга в один из тихих городков, пусть он там немного отдохнет.

Анемичный китаец немного мотнул головой в знак согласия. Мы выпиваем шампанское, возвращаем на поднос служанке и мой новый сопровождающий неохотно поднимается с кресла и раскланивается с хозяином.

- Я все сделаю, господин, - потом он поворачивается ко мне. - Господин Сомов, пойдемте, я вас провожу.

Я прощаюсь с хозяином тоже кивком головы и мы выметаемся из кабинета.

У этого паразита отличная машина, вытянутый "Мерседес" вишневого цвета. Петляем по бесчисленным дорогам острова и наконец выезжаем на большую северную пристань. Уродливым обрубком зада, к нему прижался паром. Ши Бой Лань сходу влетает в его нутро.

- Куда мы поплывем? - спросил я Ши Бой Ланя.

- В Джохор Бару.

Этот порт я знаю, он в Малайзии напротив островного Сингапура.

- Это наш конечный маршрут?

- Нет, дальше отправимся в Куантан...

Куантан... Куантан, черт, до чего же все эти названия знакомые. Самое противное, что мне никак не расшевелить моего соседа, он отвечает на все вопросы кратко и совсем не заинтересован в длительной беседе.

В Куантан приехали под вечер. Ши Бой Лань подвозит меня к шикарному отелю. Расторопный администратор, заискивающе гнет спину перед ним, они о чем то переговариваются и тут передо мной появляется мальчик в голубой форме.

- Господин, - он весьма сносно говорит по-английски, - пойдемте я вас провожу в номер. Давайте ваш чемодан.

Недоуменно гляжу на Ши Бой Ланя.

- Иди, иди, - кивает он головой, - мне дадут другой номер.

Мальчик ведет меня к лифту и по дороге без конца болтает.

- У нас здесь такие девочки, закачаешься от удовольствия. Если господин захочет, я могу их пригласить. Можно одну, две, три, сколько господин захочет, любого цвета, любой национальности, ну просто... конфетки и совсем не дорого, за десять, двадцать долларов удовольствие на всю ночь...

- Скажи лучше, поесть что-нибудь можно достать?

- Конечно, на первом этаже шикарный ресторан, от туда можно заказать в номер, что хотите. Но если пожелаете экзотики, захотите немножко поразвлечься, то напротив отеля есть отличная забегаловка "Морской конек". Там самая лучшая в городе биллиардная...

- Биллиардная? Это интересно.

Мы едем в лифте и останавливаемся на седьмом этаже.

- Сюда, господин.

Мальчик ведет меня к двери 708 номера и, достав ключи из кармана, открывает двери. Это весьма шикарные покои, все отделано инкрустированным деревом, в зеркалах и шелках.

- Так нужны вам девочки? - не унимается парень.

- Нет.

- Очень жаль.

Я протягиваю ему доллар.

- Вот тебе за услуги.

- Спасибо. Если что нужно, у двери кнопка, вызовите служанку, а если хотите сделать заказ, то звоните по телефону.

- Договорились, а теперь вали от сюда.

Я вымылся в ванне, немного просох и решил пройтись по городу. Администратор гостиницы принял ключи.

- Вы случайно не на прогулку? - спросил он меня.

- Да.

- Будьте внимательны, господин. В крайнем случае, скажите любому рикше или таксисту название нашего отеля и вас сюда доставят.

- Хорошо.

Правильно говорил мальчишка, напротив отеля светятся неоновые буквы на английском языке "Морской конек" и еще одна надпись, по моему тоже самое, но на китайском. Я захожу туда. Огромное помещение более - менее заполнено народом. Где то в глубине зала биллиардные столы, а вдоль стен игровые автоматы. Я сажусь на свободное место у стойки и тут же две смуглые девушки очутились с обоих сторон.

- Американос, - говорит одна, - не угостишь виски?

- Нет, девочки, я сюда по делу.

Разочарованные девушки отходят. Бармен напротив меня, подмигивает.

- Не понравились?

- Водка есть?

- Есть.

- Налей пол стаканчика и чего-нибудь закусить... легкое.

Бармен понимающе кивает головой, наливает водку и мимоходом спрашивает.

- Турист?

- Нет.

- Командировочный?

- Нет.

- Ищете работу?

- Нет.

Ставит передо мной водку и бутерброд с какой то копченой рыбой и листком салата на блюдечке. Видно опытный тип, на всякий случай бутылку не убирает.

- Так зачем вы здесь?

- Пропиваю свое состояние.

- Пойдет. У нас не редкость такие посетители.

- Эй, ты, бармен, - слышим требовательный женский голос, - хватит лизаться с кем попало, обслужи меня.

Я поворачиваю голову на бок. Недалеко разместилось весьма симпатичное нахальное создание в ярко красном платье. Рядом мощный парень, у которого мускулы выпирают из майки.

- Госпожа, Ай Линь. Я сейчас.

Бармен засуетился и вскоре перед девушкой появилась бутылка пива и тарелочка с очищенными креветками. Она пригубила из горлышка и посмотрела на меня.

- Чего уставился?

- Хрен его знает. Пытаюсь найти что то человеческое.

От изумления у нее раскрылся красивый ротик, уши покраснели.

- Да как вы...

Ее огромный сосед насторожился, встал и подошел ко мне.

- Может ты извинишься перед дамой?

После этой фразы он набрал слюны и смачно плюнул мне на бутерброд. Этого я уже стерпеть не мог. Плеснул ему водкой прямо в глаза и пока амбал тряс головой, и ревел как бык, протирая лицо, схватил со стойки бутылку, оставленную передо мной бармен и что есть силы двинул ей по голове нахалу. Бутылка у меня рассыпалась, а парень повалился на пол.

- Ну вот испортила вечер, - разочаровано гляжу на девушку. - Черт тебя дернул придти сюда.

У той глаза округлились, как сливы, красивые губки хлопают и ни слова не слышно. Нас окружают любопытные посетители, но почему то почтительно молчат.

- Да вы знаете кто я? - вдруг слышу сдавленный шепот.

- Конечно знаю. Нахалка и распущенная девчонка.

В ответ слышу писк, такой сначала тихий, потом на более высокой ноте и наконец взрыв.

- Да я тебя... Изрежу... на кусочки, зажарю на вертеле...

- Слушай, хватит, а..., такая красивая мордашка, а ведешь себя, как прыщ на носу. Ты же так можешь лопнуть от злости. Мы с тобой схватится не можем, слишком не в равных весовых категориях, так что показывать кто сильнее, не стоит. Лучше успокойся и перейдем на другую, более интеллектуальную дуэль, может это тебе и по силам. Скажи, умеешь играть в бильярд, в карты, во что-нибудь? Вот где можешь показать свое я. Давай, право выбора я представляю тебе.

Она на мгновение потеряла дар речи. Потом встряхнулась, в глазах появилось осмысленное выражение.

- Умею. В бильярд. Ставлю условие. Проиграешь - я прикажу сварить тебя в кипятке на кухне, выиграешь, отпущу на все четыре стороны.

Ее парень зашевелился на полу и стал медленно подниматься, тряся головой.

- Мне очень не нравится такое условие, победитель должен всегда что то получить...

- Ты выигрываешь жизнь.

- Лучше бы я выиграл Тайоту. Давай компромисс, ты проигрываешь и мило улыбнувшись мне, исчезаешь от сюда.

А между тем, парень встряхнулся, стал подниматься с пола и теперь покачиваясь стоит, обалдело смотря на меня, он заслоняет мне головку девушки. Я соскакиваю со стула и с силой вкладываю удар ему в челюсть. Гигант видно окончательно не пришел в себя и получив очередную плюху, опять рухнул к ногам.

- Так вы согласны? - продолжаю я.

Она глядит на своего затихшего на полу приятеля и потом кивает головой.

- Я вас... все же сварю, идемте к столам.

Она первая идет через расступившихся любопытных к бильярду.

По тому как она взяла кий, ловко натерла его мелом, я понял, что сегодня возможно из меня действительно сделают вареное мясо.

- Играем в простой бильярд. Я первая разбиваю, - нагло говорит это создание и не удосужившись получить от меня ответа, набивает треугольник шарами.

Это был сильный удар, шары разбежались по зеленому полю и конечно один очутился в лузе. Теперь эта мадам принялась ловко забивать один за другим шары, словно для нее это раз плюнуть. Надо было ее как то остановить. Девушка для удара, почти легла на ребро стола, красиво приподняв попку. Она только прицелилась, как я сказал.

- Ну и плоский же у тебя зад...

Чирк... кий дрогнул и шар чуть задел другой.

Красная от негодования от выпрямилась передо мной и зашипела.

- Ты сам задница, вонючка паршивый...

К моему удивлению она дальше начала матерится, как портовый грузчик. Пришлось ее прервать.

- Мадам посторонитесь, дайте мне завершить партию.

Я без церемонно отодвинул ее и, прицелившись, загнал в лузу тот шар, который она промазала, после этого игра пошла как по маслу, правда в одни ворота, в мои.

- Все, игра окончена, - сказал я, когда последний шар, завертевшись волчком застыл у борта.

Девушка смотрела на меня с каменным лицом.

- Это была не честная партия. Мы должны ее переиграть.

- Мадам, вы проиграли партию, на другие мы не договаривались это могут подтвердить свидетели. Теперь, в соответствии с договоренностью, сделайте улыбку на своем личике и валите от сюда.

- Я тебя достану на дне морском, ты покойник.

Вместо улыбки, она оскалила ротик, показав белые зубки и гордо пошла к выходу, мимо расступившихся зевак. За ней заковыляла фигура парня, ее очнувшегося дружка.

Когда я подошел к стойке, бармен ничего не спрашивая налил мне полный стакан водки и поставил новый бутерброд.

- Что это за истеричка играла со мной?

- Это госпожа Ай Линь, дочь самого Ван Линь Сина, хозяина клана "Красного лотоса".

- А кто это? - спросил я, хотя уже давно все понял.

- Господин, лучше не спрашивать о таких людях.

Я выпил водку и стал есть вонючую рыбу.

- Налей еще, - прошу бармена.

Утром просыпаюсь в своем номере. Голова тяжелая, все таки здешняя водка видно плохо очищена. С трудом вымылся в ванне и только собрался пойти в ресторан, как в дверь постучали. На пороге стоял Ши Бой Лань.

- Привет Ши. Заходи, чего застыл.

Китаец не улыбается, с каменным лицом заходит в комнату, останавливается у окна и заглядывает на улицу.

- Зачем, ты вчера вечером, при все народе, оскорбил госпожу Ай Линь? говорит он.

Во как? Уже всем все известно.

- Мы с ней на пари играли в бильярд.

- Ты должен был проиграть ей.

- Тогда бы меня сварили в котле.

- Наш хозяин не допустил бы этого. Это заведение куплено им и вся обслуга подчиняется ему.

- Я не знаю ваших правил и рисковать не хотел.

Ши Бой Лань повернулся ко мне.

- Сегодня утром был уволен охранник Ай Линь. Хозяин не мог допустить, чтобы люди, которым доверяют судьбу, от судьбы отмахивались.

- Что ты от меня хочешь?

- Через два часа тебя ждут в доме госпожи Ай Линь.

- Это зачем?

- Хозяин приказал, чтобы вы помирились.

- Я еще не ел, хочешь, пойдем со мной в ресторан?

- Нет, я подожду тебя здесь.

В ресторане, чтобы прошла голова, пришлось выпить стопку водки. Вроде полегчало. Позавтракал и стало совсем хорошо. Теперь можно идти хоть в пасть крокодилу.

Вилла у Ай Линь еще та, красоты неописуемой. Все в китайском стиле, со статуями и массой дракончиков. Ши Бой Лань ввел меня в дом. В большой прихожей четыре крепких китайца, наверно охрана, неподвижно застыли у широкой лестницы. На площадке лестницы появилась Ай Линь в сопровождении еще одной молоденькой красивой китаянки с живыми черными глазами. Сама хозяйка одета как и вчера в красное платье, ее соседка в ярко синем голубом платье до пят, расписанным золотыми птичками.

- Здравствуйте, госпожа Ай Линь и госпожа Май Линь, - Ши Бой Лань раскланивается перед девушками.

Я тоже киваю головой и говорю просто.

- Привет, девушки.

Они переглядываются и личико у Май Линь засияло улыбкой. Ай Линь только хмыкнула. Хозяйка спускается по ступенькам и подходит ко мне.

- Мне жаль, что не могу оторвать вам голову или что-нибудь другое, отец запретил мне трогать вас.

- Вы мне очень нравитесь, мадам Ай Линь, но совсем мне не нравиться ваша кровожадность. Наверно в детстве вы отрывали куклам головы или резали их на части... Неужели вам не досталось такое волшебное слово, - любовь.

Она побагровела от негодования.

- Заткнитесь. Вчера вы подло выиграли у меня партию бильярда. Я хочу сейчас отыграться.

- Прямо сейчас? Какие же теперь будут условия?

- Мы играем партию...

- Две, зачем же жульничать, пусть каждый из нас попробует первым разыграть шары...

- Хорошо, две. Если вы проиграете, то прежде всего извинитесь передо мной, после этого я прикажу вышвырнуть вас на улицу.

- Без условно, это лучше, чем быть вареным или изжаренным. Уже прогресс в нашем соглашении. Однако, что будет если выиграю я? Как победитель, я потребую от вас... поцелуя.

- Это я, чтобы вас поцеловала? Да вы...

- Мадам, немножко откажитесь от стереотипов, вы хотите крови, я любви. Вчера вы мне сказали, чтобы я выбирал между жизнью и смертью, сегодня обстоятельства изменились, мы можем выбрать пари между позором и любовью.

- Ай Линь, неужели ты не умеешь проигрывать, - говорит ее сестра. Молодой человек прав, он выбрал достойное для победителя условие. Я тебя не узнаю, ты боишься его?

- Я...? Нет. Я выиграю...

- Если так уверена, принимай его условие.

- Хорошо. Пойдемте на верх в биллиардную.

Ай Линь легко побежала по ступенькам вверх. Ши Бой Лань толкнул меня в бок.

- Только не смей выиграть, - шепчет мне на ухо.

- Так что же тогда делать? Я не хочу, чтобы меня измолотили бравые ребята, что стоят за моей спиной.

- Не измолотят, от имени хозяина я не дам.

В светлой комнате, задрапированной голубым шелком стоит большой биллиардный стол. Ай Линь по хозяйски заправляет шары в треугольник и выставляет на зеленом сукне. Опять девушка ловко разбивает пирамидку и начинает гонять шары в лузу. Я только успевал вытаскивать шары из сетки ловушек, ставить их на полку и тут... Пусть все не говорят только, что я нарочно, но в тот момент когда она целилась, шар вывалился у меня из рук и упал на пол. Грохот был такой, что Ай Линь подпрыгнула и чуть задела кием свою цель.

- Это нечестно, - завопила она.

Я развел руками.

- Извините, мадам, это несчастный случай. Разрешите.

Теперь я начинаю гонять шары по лузам. Моя партнерша свирепеет, она орет всякие непристойности, но я делаю свое дело.

- Партия, мадам.

На столе ни одного шара, начинаю теперь сам набивать треугольник шарами. Ай Линь затихла, она подошла к сестре и что то ей шепчет на ухо, та мотает головой. Тем временем, я удачно разбиваю пирамидку и закладываю шары в лузу. Когда больше половины шаров оказалось на стеллаже, бросил кий на стол.

- Мадам, вы проиграли.

Ши Бой Лань смотрит на Ай Линь, застывшую как статуя. Май Линь со сладострастной улыбкой обращается ко мне.

- Господин, по договору, как победитель, вы должны поцеловать мою сестру.

- Хорошо.

Я подхожу к Ай Линь и вижу неподвижные глаза, замершее холодное лицо. Обнимаю ее за шею, прижимаюсь к телу и прикладываюсь к ледяным губам. Сначала нежно, потом все горячее целую и целую... Ай Линь дрогнула, я даже не понял, но ее руки тоже обвили мою шею и она пошла мне на встречу. Май Линь засмеялась и захлопала в ладоши.

- Браво, сестричка, - и еще что-то дополнила на своем языке.

После этого пришло отрезвление. Моя партнерша разжала руки и оттолкнула меня, потом неожиданно залепила оплеуху.

- За что, госпожа? В нашем договоре такого не было.

- Ты оскорбил меня, за оскорбление бьют по морде без договора. Пойдем Май Линь. День позора отметим без мужчин.

Девушки ушли. Ши Бой Лань заметил мне.

- Ты не выполнил желание хозяина, не помирился с Ай Линь. Мне кажется тебя ждут большие неприятности. Поехали-ка мы в отель.

Тут то в машине Ши Бой Лань впервые заговорил со мной.

- Где ты так ловко научился играть в бильярд?

- Меня за это выгнали из ВМС...

- Ого. Неужели в России даже выгоняют с работы за такие игры? Ты проигрался, много задолжал?

- Нет. Наоборот, я выиграл. Но выиграл у молодого хлюста, который как потом оказалось, был сыном командующего флотом. Раздел этого типчика так, что в одном галстуке отправил домой. После этого меня обвинили во всех смертных грехах и вытурили из флота.

- Это называется, не повезло. Мадам Ай Линь никогда еще не проигрывала, она с детства умела держать кий. И потом, все ее партнеры сами сдавались, боясь последствий. Сегодня ей явно не повезло.

- Дочь хозяина очень жестка...

- Замолчи. Никогда не говори о ней плохо. Длинные уши могут сообщить хозяину твои высказывания и тогда ты окажешься на дне морском.

- Я там всю свою сознательную жизнь. Как ты думаешь, что сделает со мной хозяин за то, что не смог сдержатся и опять обыграл его дочь?

- Он снимет все запреты, которыми еще сдерживал ее. Предполагаю, что Ай Линь сейчас вынашивает самые зверские планы против тебя.

- А как же договор, работа?

- Это же совсем другое. Самое ужасное у китайцев, это семейные неприятности. Ты можешь затрагивать врагов хозяина, но не его близких.

Проходит еще один день. В отеле очень скучно, телевизор гонит программы на всех языках южно-азиатского континента, лишь по-английски несколько программ показывают тоскливые американские фильмы. Ши Бой Лань куда то испарился и даже не с кем поговорить. Опять иду в заведение напротив отеля.

Бармен узнал как своего и не спрашивая моего заказа, вытащил бутылку водки и стакан.

- Господин, вас ждут.

- Меня? - изумился я.

- Да вас, вон там в углу у игральных автоматов.

Он пальцем показывает направление. В полумраке вижу столик с темной фигурой. Бармен ставит передо мной стакан с водкой, я его забираю и иду к столику.

- Разрешите...

- Садитесь Виктор, - слышу женский голос, - вас же так зовут?

- Май Линь?

- Да это я. Жду вас уже пол часа.

- Но мы не договаривались о встрече.

- Конечно. Но я подумала, что в отеле одинокому мужчине европейцу, наверняка будет делать нечего и вы поэтому, обязательно появитесь здесь.

- Я бы мог быть не одинок.

- Вы про наших красоток? Вполне вероятно, что с кем нибудь вы и могли провести время. Но будем считать, что мне повезло, я все же дождалась вас.

- Пить что-нибудь будете?

- Нет. Я хотела с вами поговорить.

- Об Ай Линь?

- Нет. Я наблюдала за вами в доме сестры и пришла к неожиданному выводу. Вы..., ну как бы сказать лучше, не наш... Зачем вы поступили в клан моего отца?

- Не понял? Меня наняли на работу. Я согласился.

- А вы знаете, чем занимается мой отец?

- Не совсем.

- Мой папа организует морские грабежи, нападает на гражданские суда и чистит их.

- Пиратствует...

- Вот именно. Теперь одним из его помощников стали вы. Неужели у вас не зародилось чувство отвращения к этим делам. Ведь вы не убийца, не такой кровожадный, как все...

- Очень удивительно, госпожа Май Линь, что вы, дочь такого отца и говорите такие странные вещи. Вам стыдно то, что делает ваш отец?

- Стыдно. Я поэтому не живу с семьей, стараюсь как можно дальше быть от них.

- А за Ай Линь вам не стыдно?

- Что Ай Линь? Она тоже живет отдельно от папы, хоть у нее характер и дурной, но... она не виновата в этом... Ей тоже очень одиноко, поэтому со мной она чаще встречается чем с семьей.

- Это правда, что она могла бы меня убить, или как там... изжарить, сварить...?

- Могла бы. Своего любовника, за измену, она приказала изрубить в чане для засолки, как капусту, а ту женщину с которой он спутался, посадила на кол.

- Какой ужас.

- Берегитесь ее. Ай Линь коварна. Она вам не простит своего поражения.

- Спасибо, что предупредили.

- Вот, дьявол...

- Что такое?

- Моя сестричка появилась здесь.

Я оглянулся, у стоики, спиной к нам, стояла Ай Линь.

- Сидите тихо, - просит меня Май Линь, - не оборачивайтесь, может пронесет.

Но не пронесло. Через две минуты Ай Линь оказалась около нас.

- Так вот вы где?

Она рухнула на стул рядом со мной.

- Ай да сестричка, - продолжила Ай Линь, - я пришла сюда раздавить этого парня... как таракана, а она с ним уже крутит.

- Ай Линь, ты пьяна...

- Ни капли. Посмотри в дверь, там стоит каток, хочу его, - она кивает в мою сторону, - вделать в асфальт.

Я оглянулся на прозрачные двери и у меня чуть волосы не встали дыбом. Действительно, перед дверью забегаловки стоит огромный желтый каток и с десяток парней стоят с ним рядом и неотрывно смотрят в нашу сторону.

- Ай Линь, тебе отец запретил его трогать.

- Сначала запретил, но этот подлец обманул меня и еще даже... поцеловал. Это оскорбление не должно пройти мимо. Мы договорились с папой, пусть он наймет другого капитана, а этого я уничтожу.

- Не посмеешь, Виктор мой любовник.

Я с удивлением гляжу на Май Линь. Вот это да.

- Твой?

Похоже Ай Линь сразу пришла в себя.

- Когда же ты сумела?

- Вот и сумела, мы только что пришли сюда из отеля, а сейчас отправляемся ко мне домой. Пошли, Виктор.

Май Линь поднимается и идет к двери, я поспешно отправляюсь за ней. Выскакиваем из заведения, проходим мимо катка, застывших парней и тут натыкаемся на такси. Моя подруга открывает двери и зовет меня.

- Давай быстрей.

У Май Линь тоже коттедж, правда поменьше чем у Ай Линь и менее красив. Служанки сразу принялись готовить ужин, а сама хозяйка пошла переодеваться. Когда она явилась ко мне, то я ее не узнал. Это была другая, ну уж очень красивая женщина, с большими глазами, распущенными до пояса темными волосами и приятным лицом. Ее одежду, скорее напоминал небрежно наброшенный халат на голое тело.

- Как ты думаешь? - спрашиваю ее. - Ай Линь поверила, что мы любовники?

- А ей и не придется сомневаться, завтра утром мои служанки наверняка донесут ей, что мы спим вместе.

Я ошарашен от такого сообщения.

- И меня за это она трогать не будет?

- Конечно. Личные любовные дела в нашей семье считаются табу, для всех членов семьи.

Принесли поесть и легкого вина. Мы молча насытились и тут Май Линь обыденно сказала.

- Пошли в спальню.

Утром меня трясет Май Линь.

- Виктор, вставай.

- Давай поспим еще.

- Нельзя, за тобой пришли.

Я сразу открываю глаза.

- Кто?

- За тобой приехал, господин Тай Джи Гоу.

- Вот черт, узнал где я нахожусь.

- У него здесь полно своих доносчиков.

- Хорошо, передай, что я сейчас выйду.

Тай Джи Гоу сидит в одной из комнат и разглядывает мое опухшее лицо.

- Капитан, как твое здоровье, - хмыкает он.

- Все в порядке, господин адмирал.

- Пора отправляться на дело.

- Наверно пора, а то я малость закис на берегу.

Мой командир раздвинул рот в улыбке.

- Тогда поехали.

- Я еще не завтракал.

- Я тебя накормлю в дороге.

- Поехали.

Тепло прощаюсь с Май Линь. Я ее целую в губы и не могу оторваться от этого милого лица.

У коттеджа стоит джип, куда меня Тай Джи Гоу и запихивает.

С шоссе мы свернули на пыльную дорогу и вскоре выехали к реке. Тай Джи Гоу выбирается из джипа и, медленно переваливаясь на толстых ногах, ведет меня к длинной пристани, к которой приткнулся белый большой катер. Китаец забирается на борт и что то кричит в раскрытую дверцу каюты. От туда выскакивают два черноволосых человека и быстро разбегаются по палубе. Они отсоединяют концы, вскоре заработал движок и наше суденышко развернулось в океан.

- Заходи, - кивает мне мой командир на дверь каюты.

В полумраке видны диваны и стол, отсервированный, как в ресторане. На нем бутылки виски, водки и блюда, прикрытые сферическими крышками.

- Сейчас поедим, - сообщает Тай Джи Гоу.

Он садится на диван, сдергивает крышку и я вижу на тарелке золотистую курицу. Китаец разливает водку по рюмкам и подает одну мне.

- Садись, твоя тарелка вот. А теперь, как у вас говориться по-русски, выпьем за удачу.

И тут я вспомнил свой "Псков", как же там ребята то. Я им всем тоже мысленно пожелал удачи.

Примерно через два часа, катер замедлил ход. К этому времени бутылку водки и виски мы выпили, причем даже не разговаривали друг с другом, просто наливали и кивали головой. Кур сожрали, разбросав кости по столу. Китаец стал подниматься.

- Мы прибыли... Пошли.

То что я увидел, когда поднялся н палубу, ошеломило. Наш катер причалил к длинному деревянному причалу, который сверху был прикрыт железной крышей-козырьком. Но даже в полумраке, я разглядел с другой стороны причала знакомый силуэт. Это стояла моя дизельная подводная лодка "Комсомолец Узбекистана", которой я отдал восемь лет жизни, служа в России.

- От куда она у вас? - ошалело спрашиваю Тай Джи Гоу.

- Узнали? Ее купили наш хозяин. Ваше государство сейчас все распродает, катера, корабли, подводные лодки.

- Зачем она вам?

- Для дела. Вы много выпили, капитан, как себя чувствуете?

- Нормально.

- Тогда держите себя в руках. Сейчас представлю вас экипажу.

Хоть мы и пьяны, но на ногах держались твердо. Я первый залез в рубку и спустился в центральный пост. Там дикая вонища, человек десять неряшливо одетых людей, валялись в креслах, небрежно восседали на пультах и приборах. Кое кто вооружен, видны пистолеты в кобурах под мышкой или на поясе, а двое даже с автоматами в руках, зато гомонили все, как в цирке. Вслед за мной спустился Тай Джи Гоу, он зашипел на этот сброд и шум сразу стих. Не знаю, что объяснял им мой командир, но окружающие почтительно склонили передо мной головы.

- Если вы хотите, - предлагает мне Тай Джи Гоу, - то можете пойти осмотреть лодку.

- Я так и сделаю.

- Чтобы с командой хоть как то общаться, с вами пойдет лейтенант Гарри Кроумф, командир минной части.

- Он разве не китаец?

- Нет. У нас здесь много национальностей. Гарри, где ты там, черт возьми, Гарри, - заорал мой собеседник в раскрытый люк переборки, - вали сюда.

Вскоре перед нами появился худощавый европеец с белесой челкой и глазами чуть на выкате.

- В чем дело, господин адмирал?

- Пришел новый капитан, он примет лодку, помоги ему.

Кроумф оглядывает меня и, почувствовав запах алкоголя, презрительно морщится.

- Разрешите представиться, я лейтенант Гарри Кроумф, командир минной части.

- Я капитан первого ранга, Виктор Сомов.

- Сомов...Сомов. Постойте, Сомов... бывший командир этой лодки...

- Да, это я, но откуда вы меня знаете?

- Ваши так поспешно продавали лодку, что вместе с ней к нам попал архив, все морские и вахтенные журналы, там много раз фигурировало ваше имя.

- Кажется у меня на родине завелись одни идиоты.

- Не расстраивайтесь, эту посудину вы хорошо знаете, поэтому примете ее легко, заодно посмотрите в каком она состоянии и ее экипаж.

Похоже мой новый подчиненный смягчился, простив мне запах спиртного.

То, что экипаж дрянной, я понял сразу. Это просто какая то вольница, выкинутая за не надобностью из военно-морских сил разных стран. Какие они профессионалы еще трудно разобраться, но дисциплины нет ни какой. Помимо экипажа, в подлодке сверх штата человек двадцать вооруженных до зубов людей. С этими я вообще не знаю как говорить, они совсем мне не подчиняются, спят где хотят, болтаются тоже...

Тай Джи Гоу выслушал меня и заметил.

- По поводу экипажа, кто будет плохо работать - скормим акулам..., а вот остальных ребят не трогай, они подчиняются только мне. Я скажу им, чтобы не болтались во время плавания...

- Ну раз так все хорошо, я могу отдохнуть?

- Только два часа.

- А что будет потом?

- Мы идем в плавание.

Тай Джи Гоу и я находимся на рубочной площадке. Под крышей, прикрывающей причал, мрачно, света мало, с наружи накатывалась ночь, солнце наполовину провалилось за горизонт.

- Малый вперед, - командую я в микрофон.

Лодка плавно отходит от причала и рулями ее вывожу в море.

- Штурман, посмотри глубины.

- Понял, - раздается в наушнике английский с небольшим акцентом. Погружение на перископную глубину возможно.

- Пошли вниз, - говорю своему начальнику, - нам нечего маячить на море.

- Это почему?

- Береженого бог бережет, зачем раньше времени нарываться на неприятности. Радары с любого судна засекут нас...

Спускаемся в центральный пост и я продолжаю командовать.

- Задраить люки, приготовиться у погружению, полный вперед, рулевые два градуса наклона...

Похоже все идет нормально, разноязычный экипаж послушно выполняет приказы. Штурман китаец, аккуратный мальчик, колдует на своем месте над картами. Рядом с ним стоит Тай Джи Гоу и толстым пальцем ведет по голубой расцветке на бумаге. Они что то говорят на своем языке, потом штурман начинает прокладывать курс.

- Капитан, - слышу голос Тай Джи Гоу, - идем на Восток, нам надо встать здесь, южнее островов Анамбас. Веди лодку туда.

Адмирал завалился в кресло и прикрыл глаза, кажется, что ему теперь абсолютно все до фени и он явно не собирается вмешиваться в мои распоряжения.

У одного из островов мы всплыли. Уже утро и чуть прохладно. Тай Джи Гоу, я и два сигнальщика наблюдаем за... островом. Адмирал ворчит и похоже матерится. Вдруг один из сигнальщиков ожил, он что то закричал своим картавым голосом, показывая на восток. Все бинокли разом повернулись туда. На самой высокой точке острова замигал огонек. Рука командира сразу опустилась мне на плечо.

- Капитан, давай погружение, цель восточнее острова, градусов на тридцать.

- Есть. Всем вниз, - привычно кричу я, хотя сигнальщики уже смылись, а голова Тай Джи Гоу проваливалась в люк.

Стоим на перископной глубине и тут акустик, по моему ирландец, стал докладывать.

- Слышу шумы. Один транспорт, один военный корабль, типа сторожевика, градусов на сорок влево.

Я быстро разворачиваю перископ и действительно вижу малый сторожевик , под флагом ВМС США, конвоирующего огромный лайнер.

- Нужно потопить американца, - говорит мне Тай Джи Гоу.

- Нас потом не подвесят за это?

- Всякое может быть, но у меня есть правило. Не пойманный - не вор.

Он хмыкнул, видно хорошо знал русские поговорки и добавил уже жестко глядя в глаза.

- Не дури, капитан, делай что тебе говорят.

- БЧ... Тьфу черт, - забыл что здесь не русские, - торпедный отсек, аппараты готовь.

Слышу в динамике голос Кроумфа

- Аппараты готовы.

Начинаю наводить лодку на угол атаки. Похоже американец беззаботен, прет как на ученьях, пересекая наш курс.

- Внимание, первый аппарат - пли...! - Чувствуем слабый толчок лодки. Второй аппарат - пли!

Быстро опускаю перископ и все в лодке затихают. Медленно идет время, вдруг ухнуло, потом еще раз. Снова поднимаю перископ. Сторожевик окутавшись паром и дымом медленно заваливался на бок.

- Дай мне посмотреть.

Тай Джи Гоу отталкивает меня и заглядывает в окуляры.

- Ух, ты. Капитан, лодку на верх, сигнальщиков тоже. Коммандос приготовиться к десанту и осмотру лайнера.

Мы всплываем и сигнальщики под диктовку Тай Джи Гоу приказывают судну остановиться, иначе его потопят торпедами. Лайнер медленно замедляет ход. И тут, я даже охнул. Море наполнилось джонками, катерами и малыми судами, все неслись к пленнику.

- Откуда они взялись? - недоумеваю я.

- Прятались в бухточках островов, - охотно отвечает Тай Джи Гоу. Сейчас с этой посудиной разберемся.

От нашей подлодки тоже отплывает надутый катер, наполненный вооруженными бездельниками. Видно, как вся эта мелкая флотилия окружила лайнер и десятки фигурок на канатах полезли на палубу. Сторожевик между тем, ушел под воду, оставив на поверхности головы людей и всякий плавучий хлам.

- Нам надо быстрей сматываться, - говорю своему начальнику.

- Почему?

- Во первых, на этой посудине уже наверняка по радиостанции сообщили о нападении, во вторых, здесь через минут сорок могут появится самолеты и в третьих, уверен, спутники засекли нас и если информация будет быстро обработана, то через два часа военные суда включатся в операцию "поиск" и нам будет трудно добраться до базы.

- Это что за "поиск"?

- У военных разработаны операции на случай появления подводных лодок, это значит все проливы, судоходные маршруты будут перекрыты, а сюда бросят отряд боевых кораблей.

- Через пол часа нас здесь не будет.

Но за пол часа бандиты не справились. Наполненные барахлом джонки и катера поспешно убирались поближе к островам. К нам подплыла полу осевшая лодка вся набитая мешками, чемоданами, сумками. Их сгрузили в подлодку, потом отпетые сделали еще рейс и вскоре все вернулись, сгрудившись на палубе. Сигнальщики заволновались, я тоже заметил далеко в небе две точки.

- Воздух, всем вниз, - заорал я.

Неповоротливые бандиты неумело сползали в люк. Пришлось их буквально сбрасывать вниз. Самолеты сделали круг. Я последний задраил люк.

- Всем погружение, полный вперед, рулевые двенадцать градусов наклона.

Где то недалеко ухнуло.

- Что это? - встревожился Тай Джи Гоу.

- Сейчас начнется веселая жизнь. Это нам напомнили бомбами, кто хозяин положения.

Мы уходим на глубину. Я затаскиваю лодку на 120 метров и чувствую напряжение конструкций. Разбросанные вещи, привезенные с лайнера, мешают на проходах и приходится матерится, когда вызываешь кого-либо на смену или по делам. Слухач - ирландец, толи спит, толи думает о чем либо, но от него ни звука. Несколько раз меняю маршрут, чтобы сбить след невидимых погонщиков.

- Ты уверен, что за нами охотятся? - спрашивает Тай Джи Гоу.

- Конечно. Самолеты точно наведут на нас флот объединенного командования.

Проходит час. Тай Джи уже повеселел, но тут ирландец очнулся.

- Справа, в тридцати кабельтовых слабый шум.

Я уткнулся в карту. Передо мной небольшие острова. Если укрыться за ними, надо будет подниматься, там мелковато, а это значит засекут с воздуха. Попробовать залечь на дно перед островами, здесь все таки поглубже, но "сонарами" могут зацепить только в том случае, если подойдут поближе. А вдруг пойдут на охват островов? Встань на место командиров надводников. Я бы пошел на охват.

- Полный вперед. Курс влево, двенадцать градусов. Господин адмирал, скажите своим мальчикам, чтобы заткнулись. Кто из них скажет хоть слово, прикажите удушить.

- Будет сделано, капитан.

Мы несемся к спасительным островам. Перед небольшим из них, я опустил лодку на дно и приказал остановить двигатели. Стою перед ирландцем- слухачом и тот мне нашептывает.

- Северо-западнее нас обходит сторожевик и один тральщик, а в кабельтовых двадцати Юго-восточней, целая флотилия, здесь с пяток миноносцев и четыре катера береговой обороны.

Только ночью снялся со дна и пошел на базу. Первая операция прошла спокойно.

В городе Куантане мы с Тай Джи Гоу выпили в каком то заведении. Мой командир, теперь относится ко мне по дружески.

- А ты молодец, - говорит он, - здорово вмазал американцу.

- Он удачно подставил нам борт и потом торпеды то самонаводящиеся...

- Теперь начнется потеха.

- Как это понять?

- Сейчас все силы наши враги бросят на поиски подводной лодки, будет задействовано все, что возможно. На побережье хлынет масса разведчиков и шпионов, море будут обыскивать с необычной тщательностью.

- Лодку не смогут обнаружить?

- Нет, она хорошо прикрыта с воздуха, а с моря не видно, причал закрывается скальным отвалом, кроме того таких сооружений, похожих на пакгауз на островах и материке до черта.

- Хозяин нас поощрит за этот успех?

- Нас да, а для тебя... может только приструнить свою старшую дочь. Нарвался ты на нее, теперь терпи.

- Придется.

- Да ты не расстраивайся, младшая, судя по всему, от тебя без ума, ты за Май Линь держись, умная и красивая девочка. Это так редко среди женщин, она пока твой талисман и спасение.

Мы опрокидываем по стаканчику виски. Странная эта жизнь, сегодня плюнешь, завтра по всем островам и материкам об этом известно.

- Нам пора, - подводит итог китаец. - Ты в отель не ходи, лучше сразу отправляйся к Май Линь.

- Подвезешь меня?

- Подвезу.

Май Линь повисла на шее и верещала от восторга.

- Виктор... Как я рада, что ты приехал.

Я целую ее в носик. И что то все таки в ней есть, она прелесть.

- Ты здесь без меня, не скучала?

- Скучала.

- Я тоже, - слышу знакомый голос сзади меня.

Оборачиваюсь, передо мной Ай Линь. С недоумением смотрю на Май Линь. Та пожимает плечами.

- Здравствуй, Ай Линь.

- Зачем так сухо, друзья моей сестры, мои друзья.

Она подошла к нам и вдруг вытянув губы, поцеловала меня в щеку. Май Линь разинула от удивления рот.

- Я рада, что у вас все прошло удачно, - продолжает Ай Линь. - Мне папа уже передал об этом.

Чего это с ней, так распелась соловьем. Тут очнулась Май Линь.

- Виктор, сестричка, давайте устроим ужин...

- Если праздновать, так сегодня, - перебивает ее Ай Линь.

- Погоди, Виктору надо отдохнуть.

- Это правда, - старшая сестра вдруг пальцем проводит по моей щеке, ему действительно надо отдохнуть. Хорошо, вечером встретимся..., я думаю в "Морском коньке".

- Ну вот и договорились. Виктор, пойдем в ванну, сейчас тебя вымоют.

Май Линь поспешно уводит меня внутрь дома. И только тут я понял эти слова "тебя вымоют". Только завалился в большую теплую ванную, как появились две служанки и губками вымыли всего...

В "Морском коньке" Ай Линь тащит нас на второй этаж. Там оказывается, отдельные кабинеты. На небольшом столе разместились алкогольные напитки. Чуть побольше стол сервирован на трех человек, вокруг него мягкие кресла. Только разместились, как в комнату впорхнула официантка с большим подносом на руках, на котором мелькали несколько разновидностей салатов. Она установила все на стол и почтительно вытянулась перед Ай Линь.

- Что еще нужно, господам?

- Принеси мне креветок вареных, кальмара под соусом... Виктор, что тебе?

- Чего-нибудь мясного или куриного, но только не собачек, змей, а обыкновенного говяжьего мяса.

- Ясно, - улыбнулась Ай Линь. - Слышишь, пожарьте хорошую толстую отбивную, а также тащите курицу гриль, - целиком.

- Все понятно, госпожа.

- А мне, - попросила Май Линь, - кефаль, запеченную в фольге.

- Какое нужно вино, господам?

- Мужчине водку, моей сестре мадеру, а мне крепленое сладкое, 53 года разлива. И еще пива бутылок пять, - командует Ай Линь.

Пиршество в разгаре. Сестры пьют вино, причем каждая свое, но похоже быстро окосели я и Май Линь.

- А как вы... этот... пустили на дно, - пристает ко мне Ай Линь.

- Кого? - осторожно спрашиваю я и чувствую, что начинаю быстро пьянеть.

- Охраняющее судно.

- Да так...

Май Линь совсем опьянела и вдруг рухнула на стол.

- Май..., что с тобой?

Я пытаюсь встать и вдруг к меня в глазах потемнело и все... пропало...

Очнулся от резкого запаха. Открываю глаза и вижу лицо Ай Линь и ее руку с маленькой бутылочкой.

- Что это...?

Пытаюсь пошевелить рукой или ногой и чувствую, что не могу. Оглядываюсь, мать твою, я привязан. Лежу голый на кровати и распят, как Иисус. Рядом стоит Ай Линь в своем красном платье и бесстыдно разглядывает меня.

- Очнулся... Это хорошо.

- Что со мной? Где Май...?

- Сестричка спит. Ты и она перепились, я привезла вас к себе.

- Освободи руки, меня кто то привязал...

- Ни за что. Теперь ты мой. Что захочу, то и сделаю. Захочу отрежу твои мужские достоинства, а может мне очень захочется увидеть твое сердце или печенку, вот и вытащу... Наконец то ты мне попался...

Я пытаюсь освободится, но веревки впиваются в тело и никак их не снять. Голова стала понемногу прояснятся и уже спокойно говорю.

- С ума сошла. Развяжи веревки.

- Ну уж нет.

Она подходит к серванту, вытаскивает из тумбочки миниатюрный, тонкий, длинный ножик и возвращается ко мне. Лезвием прикасается к моему животу.

- Чего ты делаешь?

Я в отчаянии, пытаюсь вырваться из пут. Она тем временем проводит кончиком ножа вверх до груди и вдруг кольнула около соска.

- Мне больно. Отпусти. Я буду кричать.

- Не будешь.

И тут она отбросила ножик, стала обсасывать ранку, а потом, прижалась ко мне. Ее губы нашли мои и...

- Если ты будешь кричать, - уже шепчет она, - я оскверню твои мужские достоинства...

Грустно говорить.... но Ай Линь меня изнасиловала. Когда она оторвалась от меня и стала натягивать свое платье, то сказала.

- Не вздумай рассказывать обо всем моей сестре.

- Ты страшная женщина.

Она рассмеялась.

- Зато ты еще легко отделался. Ведь я тебя сонного могла зацементировать в фундаменты строящихся домов. Благодари Май, что остался жив.

Ай Линь ушла из комнаты и тут же примчалась служанка, она стала развязывать меня.

- Господин, давайте вас одену, - предложила женщина на английском языке.

- Не надо, я сам. Где моя одежда?

Май Линь проснулась утром и ни о чем не догадалась.

После этого случая, я два дня не видел Ай Линь. Жил все это время в доме Май и наслаждался ей, этой маленькой, страстной и прекрасной женщиной. Но на третий день, нам надоело смотреть на спальню и мы решили вырваться в город и осмотреть местные достопримечательности. По телевизору сообщили, что в клубе "Китенок" будет выставка картин известного художника Пай Дун Кана. Вот туда мы и направились.

Подъезжаем к клубу и тут... Май возмущенно взмахивает руками.

- Ну посмотри, она уже здесь.

Я гляжу на стеклянные двери и вижу улыбающуюся Ай Линь. Она машет нам рукой. Сзади нею стоит здоровенный охранник и хмуро смотрит по сторонам.

- Она что, нас ждет? - спросил я свою подругу.

- Ну конечно, в моем доме полно шпионов. Они докладывают ей каждый мой шаг.

- Даже то, что мы делаем в постели?

- Думаю, что да.

- Пошли смотреть выставку. Не поедем же обратно.

Ай Линь как будь-то не видела давно. Сначала обнимает Май, а потом меня.

- Крепкий ты мужик, Виктор, - смеется она. - мне бы такого. Я бы его батогами каждый день вечером стегала...

- Забила бы до смерти, дура, - обижается Май.

- Ну что ты, после двух ударов мужики злей становятся.

- Откуда ты узнала, что мы сюда приедем.

- Птичка на хвосте принесла.

- Все подсматриваешь...

- Да что ты, минут двадцать назад позвонила к тебе домой, а служанка сказала, что уехали в "Китенок". Я решила, почему бы мне не составить компанию.

Я чувствую, что Май до глубины души возмущена, но пересиливает себя и предлагает.

- Ну раз мы приехали, то пошли осматривать выставку.

Выставка дрянь, тусклые размывшиеся краски на грубых тканях с яркими иероглифами на каждом полотне, как мне объяснила Май, художник поясняет этим, что он нарисовал. Через минут двадцать просмотра в зале возник шум. В дверь ворвалась группа полицейских и направилась к нашей четверке. Старший среди них, остановился напротив меня и потребовал.

- Прошу предъявить документы.

Охранник Ай Линь подобрался и чуть выдвинулся вперед. А его хозяйка нахально потребовала.

- Комиссар, вы меня совсем не узнаете?

- Да, госпожа, Ай Линь, я вас узнаю.

- Так какого черта, ты врываешься сюда и тревожишь моих друзей.

- Я выполняю приказ губернатора, о проверке всех иностранцев.

- Комиссар, мне кажется ты ничего не понял. Может мне вызвать сюда моего отца с ребятами. Я не думаю, что это будет самый лучший вариант.

- Я выполняю приказ..., - уныло забубнил старший.

- Вон от сюда.

Полицейские застыли и неуверенно глядят на старшего. Он колеблется и тут Ай Линь его добивает.

- Мне жалко, что завтра тебя сменит другой комиссар, а мне придется высказывать соболезнование твоей семье. Бедные дети, потеряют такого глупого отца...

Теперь вся группа пятится назад все время кланяясь нам. Как только они ушли, Ай Линь качает головой.

- Надо будет с папой поговорить, чтобы этого дурака все таки раздавила машина.

Выставка нам стала совсем не интересна и мы решили проехаться в "Морской конек".

Устроились все в том же кабинете на втором этаже. Теперь я с опаской гляжу на водку и вина, не дай бог, опять вляпаться в историю.

- Не могу понять, - говорит Май, - неужели полиция что то пронюхала про нас?

- Похоже на это. Папа мне сообщил, чтобы были все осторожны, сейчас прочесывают все побережье Малайзии и, по возможности, острова Индонезии и Филиппин. Сюда понаехало много агентов, детективов и военных...

- Может Виктора перепрятать в другое место?

- Лучше всего ко мне в дом, - предлагает Ай Линь. - Там безопасней и охрана такая, что мышь не проскочит.

- Нет, пусть уж будет у меня, - возражает Май.

- Боишься, что отобью?

- Нет, боюсь, что зарежешь.

- Я его зарежу только тогда, когда он откажется от тебя.

На этом перепалка закончилась, но неприятности продолжились. За дверью раздались крики, грохнул выстрел, потом сильный треск, дверь распахнулась и в кабинет ворвались двое мужчин, похожих на европейцев. Один из них выкинул руку с блестящим жетоном.

- Интерпол.

Мои женщины совсем не испугались. Ай Линь не торопясь, вытащила из под пояса телефон и стала набрать номер, но тут один из мужиков подскочил и вырвал трубку у нее из рук.

- Спокойно, девочка.

- Что вам надо? - надменно уставилась на него Ай Линь.

- Хотим посмотреть на вашего соседа. Эй, ты, - от указывает на меня пальцем, - иди сюда. Руки положи на голову.

- Слушайте, вы вонючие копы, - наливается яростью Ай Линь.

- Заткнись.

- Убирайтесь от сюда, ублюдки.

- Сучка, - к ней подскакивает полицейский, что поближе и закатывает пощечину.

Ай Линь развернуло от удара и тут с наружи кабинета раздается сильный шум. К нам ворвалось человек шесть китайцев с пистолетами на изготовку.

- Не шевелиться, - орет один из них на полицейских, - руки вверх.

Копы переглядываются и поднимают руки к верху. Вот тут то Ай Линь и прорвало.

- Связать их, - приказала она. - Будут сопротивляться, пристрелить.

Связывать их не пришлось. Полицейских обшарили, нашли пистолеты и наручники, в которых их тут же и заковали.

- А теперь, - командует моя неистовая соседка, - сейчас же, здесь на кухне, разрубить этих говнюков на части, а потом набить мясом бочки, отвести к морю и скормить акулам.

- Вы не можете этого сделать, мы подданные Америки, мы из ЦРУ, пискнул один из псевдо полицейских, но получил удар по голове и затих.

Копов вывели, а Ай Линь все никак не могла придти в себя.

- Ах мерзавцы. Ну надо же, он меня... ударил.

В кабинет пошатываясь вошел охранник Ай Линь, лицо залито кровью, с правой руки на пол падают красные капли.

- Госпожа... - и тут он заговорил на своем языке, но Ай Линь его прервала.

- Я тобой не довольна. Ты попался, как последний идиот. Спустись вниз, пусть тебя перевяжут, а потом проследи на кухне, чтобы исполнили мой приказ. Кто будет колебаться, того - пристрели. А теперь, катись от сюда.

Охранник уходит, оставив на полу лужицу крови.

- Нам надо сматываться от сюда, - предлагает Май Линь.

- Да, пора, - соглашается ее сестра. - Давайте я вас довезу до дома, а потом пришлю дополнительную охрану. Не нравятся мне эти наезды полиции.

На следующий день, дом Май Линь посетил Ши Бой Лань. Он приветливо с нами поздоровался, потом вежливо расспросил о здоровье и наконец заговорил о главном.

- Все газеты пишут о подводной лодке, которая грабит и топит суда, Май Линь кивает головой, я молчу. - Так вот, сегодня утром по телевидению сообщили, что вчера в нашем районе пропали два агента ЦРУ, присланные искать подводную лодку и ее экипаж, а также попал в автомобильную катастрофу и погиб местный комиссар полиции.

- Это ужасно, - кивает головой Май.

- Последние события насторожили власти Малайзии и ВМОС, сюда присылают дополнительные подкрепления. Хорошо бы вам, господин Сомов, незаметно убраться от сюда.

- Куда?

- Хозяин предлагает в пригород Нангана. Там хорошая база отдыха.

- Я не против.

- Тогда поехали.

- Прямо сейчас?

- Конечно, чего тянуть резину. Госпожа Май Линь, ваш отец предлагает вам остаться. Если надо, потом встретитесь...

- Хорошо.

Она покорно склонила голову.

- Пошли, Виктор. Вещи привезут попозже.

Меня запихнули в маленький автобусик и четыре часа я ездил по асфальтированным и грунтовым дорогам, пока мы не остановились в маленькой деревне на берегу моря. Ши Бой Лань остановился перед соломенной хижиной.

- Виктор, здесь твое убежище.

- И долго я здесь сидеть буду.

- Пока за тобой не придут.

- Ну ладно.

Выбираюсь из машины и ко мне сразу подбегает небольшой загорелый человек и что то по своему лопочет. Я растеряно развожу руками.

- О чем это он?

- Это хозяин хижины, - переводит Ши Бой Лань, - он приветствует тебя и желает, чтобы ты чувствовал себя здесь, как в родном доме.

- Деньги-то надо платить?

- Не надо, все уплачено, тебя будут здесь кормить, только отдыхай. Виктор, я поеду обратно, а ты сиди здесь, жди когда за тобой прибудет посланец.

- Хорошо. Пока, Ши.

Мой хозяин дома куда то удрал. Я сел на свернутую циновку у хижины и задумался. Куда меня занесло? Погнался за деньгой, стал пиратом.

Вдруг передо мной возникла новая небрежно одетая личность.

- Здравствуйте, сэр, - на правильном английском сказал парень.

- Вы меня знаете?

- Да, сэр. Я на вашей лодке служу мотористом. Меня звать Мак Коронер.

- В этой деревне много наших, с лодки?

- Одиннадцать человек, сэр.

- Офицеры есть?

- Да, сэр. Командир минной боевой части лейтенант Гарри Кроумф.

- Ты не можешь меня провести к нему?

- Конечно могу, сэр. Пошли.

Гарри сидел за переносным столиком и строгал ножиком из обрубка дерева женскую головку.

- Привет, лейтенант.

- Капитан? Вот так встреча, сэр.

- Я пойду, - это попросился отвалить мой провожатый.

- Хорошо, иди.

Мы остались вдвоем с Гарри.

- Есть какие-нибудь новости, сэр? - спрашивает меня лейтенант.

- Да, экипаж подлодки разыскивают по всему побережью. В городе, где меня пытались спрятать, погибло два сотрудника ЦРУ и комиссар полиции. Мне кажется, они не случайно нарвались на меня, кто то их навел. После этого случая, меня поспешно отправили сюда.

- Понятно. Здесь пока тихо. Деревня хорошо охраняется, но скучища неимоверная. Нечем заняться, вот и выдумываешь себе работенку.

- А какая-нибудь забегаловка, бар... есть?

- Нет, существует только магазинчик, зато в нем выпивки купить можно хоть вагон. Еще есть бабы, но эти... Я просто боюсь с ними рядом находится, вечно пахнут толи от пота, толи еще от чего-то и без разбора дают всем мужикам, кто не попросит. Это удивительно, но они какие-то сексуальные механизмы, могут этим делом заниматься все 24 часа.

- Зато детей наверно много.

- Этого у них не отнимешь, каждая семья многодетна, шесть-семь детей, у них считается вполне нормальным количеством. Есть конечно семьи, где еще больше детей.

- Когда отправимся на дело, не знаете?

- Догадываюсь. Хитрый и умный Тай Джи Гоу, разрабатывает каждую операцию очень тщательно, затрачивает на нее недели, а то и месяцы. Но сейчас на морях самый пик перевозок, деньги не должны проплывать мимо носа хозяина. Думаю, долго мы здесь не застрянем, скоро за нами приедут...

Приехали за нами через два дня. Опять мы уходим в море из нашей маленькой скрытой базы на острове и берем курс на острова Каримата в пролив с таким же наименованием. По прибытии в боевую точку, легли на дно и Тай Джи Гоу приказал акустикам быть наготове. Вскоре слухачи выловили шум.

- Южнее слышим шум транспорта, идет сюда.

Все напряглись, но Тай Джи Гоу спокойно говорит.

- Пропускаем, это не наш. Идет индийский сухогруз в Шанхай.

Ждем еще два часа и вдруг слухачи ожили.

- Правее 12 градусов к северу слышу шум, - говорит ирландец, расстояние 7000 кабельтовых, судя по всему лайнер, идет в нашу сторону.

- Поднять перископ, - просит Тай Джи Гоу.

Я не тороплюсь к нему, знаю, цель еще далеко и ничего не видно, а мой командир нетерпеливо шарит море. Через минут двадцать слышу его вопль.

- Вижу. Капитан, взгляните.

Я прижимаюсь к окулярам. Да, на нас идет белоснежный лайнер и почему то без охраны.

- А где же боевые корабли?

- У них новая программа, военные считают, что этот район безопасный, поэтому конвой сопровождает суда до сюда, а потом дожидается другой транспорт идущий в другую сторону и плывет с ним обратно. Тот самый сухогруз, что мы пропустили, как раз и шел на смену кораблям ВМОС.

- Что будем делать?

- Всплывать и делать предупреждение.

- Носовые, - командую я, - зарядить торпедные аппараты. Приготовиться к всплытию, продуть балласт.

Лодка отрывается от дна и мы медленно всплываем. Сигнальщики вместе с Тай Джи Гоу спешат на верх.

На наш приказ остановится, лайнер не отреагировал, а поспешно стал разворачиваться.

- Капитан, всади в него торпеду.

Я разворачиваю лодку для угла атаки, а потом командую на выстрел.

- Первый аппарат, пли.

Видно, как торпеда идет в сторону судна, там ее тоже заметили и забегали по палубам. Корма лайнера вдруг вздулась, полыхнула огнем и дымом, грохот сотряс море.

- Десант наверх, - орет в динамик Тай Джи Гоу.

Бездельники высыпали на палубу и спешно готовили лодки. Но тут я получил от акустиков сообщение.

- Капитан, от острова слышен шум, идут два судна, похоже сейнера.

Разворачиваюсь на 180 градусов и в бинокль вижу два неуклюжих рыбацких сейнера, спешащих к нам.

- Это наши, - успокаивает меня Тай Джи Гоу.

Между тем лайнер осел на корму, там дикая сумятица.

- Капитан, как ты думаешь, это судно потонет?

- Не знаю, может быть и потонет, если команда до подхода буксиров не будет бороться с пробоиной.

- Похоже они этим не занимаются.

Действительно, на лайнере никто и не думал заниматься спасением. Просто спускали лодки и заталкивали в них пассажиров. Два сейнера, наша лодка с коммандос, уже пристали к судну и пираты быстро попрыгал на палубу. Крики людей еще более усилились, раздались одиночные выстрелы и очереди из автоматов.

- Господин адмирал, - обращаюсь я к Тай Джи Гоу, - у нас очень мало времени.

- Знаю. Ближайший сторожевик ВМОС, который отпустил этот лайнер и сейчас сопровождает на север сухогруз, находится от нас в трех часах хода, а с базы ВМОС Черибон, военно-морской флот сможет подойти через шесть часов. Постараемся успеть.

- Но мы сейчас находимся в этом проливе, как в бутылочном горле. Снизу большой флот, а в горловине сторожевик. Если сторожевик перекроет выход в открытое море, то могут возникнуть большие неприятности.

- Они тоже так думают, почему лайнер и отпустили в пролив без охраны. Я считаю, что мы успеем, а если нет, то я рассчитываю на тебя, капитан, на твой опыт.

- Спасибо за доверие, но лучше не рисковать.

Через минут сорок приплыла лодка с частью коммандос, набитая до верху ящиками, чемоданами, баулами, мешками. Все тут же свалили на палубе и понеслись обратно к лайнеру. Судно теперь неуклюже выглядит, чуть приподняв нос. Лодки с пассажирами поспешно удирали от места трагедии к виднеющейся вдали земле. И все же на палубе лайнера продолжала творится неразбериха, оставшиеся люди метались по судну и непонятно было разобрать, кто это, пираты, команда или кто-то еще... Тай Джи Гоу посмотрел на часы и выдернул из-за пояса ракетницу. Красная звездочка с шипением рванула в небо. Метание по лайнеру еще больше усилилось и вдруг первый сейнер оторвался от борта и поплыл на восток. Через минут десять отплыл второй рыбак, он пошел на запад, к нам приближалась наша лодка с полной командой и опять набитая вещами.

Я прежде всего направил подводную лодку на север, стараясь побыстрей проскочить узкую горловину пролива, но...

- Старпом, - слышу голос ирландца- слухача, - на нас с севера идет сторожевик, он в 9000 кабельтовых.

Я понял, что мы не успеем пройти, единственная надежда на острова. Сворачиваю на запад к самому большому из них с названием Белитунг. По картам, это самый поганый для мореплавания кусок земли, вокруг сплошные мели, коралловые барьеры, рифы, бесчисленные островки и острова. Догадываюсь, что сторожевик засек нас и теперь идет гонка. Лихорадочно роюсь в картах на штурманском столике, пытаясь хоть как то отыскать спасительный вариант. Штурман-китаец подсовывает мне рельеф морского дна этого района. Батюшки, да здесь одни сюрпризы, такой неровности в жизни не видел.

- Старпом, - напоминает мне ирландец, - сторожевик в 3000 кабельтовых.

- Я понял. Рулевые вправо, разворот 14 градусов.

Это шаг отчаяния, я иду к рифам.

Почти вплотную подобрался к рифовому поясу и залег в складке дна. Долго было слышно как не могли успокоиться под днищем лодки раздавленные кораллы. Наконец наступила тишина.

- Старпом, - шепотом передает слухач, - 20 кабельтовых до сторожевика.

И тут где-то ухнуло и пошло- пошло стучать по ушам.

- Что это? - напряженно спрашивает Тай Джи Гоу.

- Тихо. Противник обрабатывает район глубинными бомбами.

- Справа, в 700 кабельтовых, три корабля, один корвет и два эсминца, идут в наш район, - сообщает неутомимый ирландец.

- Теперь молитесь богу, Тай Джи Гоу, - предлагаю я.

- Это почему? Неужели нам не вырваться...?

- Тише. Это судьба подводника, быть или не быть. Вы хорошо рассчитали операцию, но неважно продумали план бегства. Так что, ждем.

Звуки разрывов все ближе и ближе подходили к нам.

- Он идет на нас, - пальцем в потолок шепчет ирландец.

Все громче и громче резкие звуки. Рядом ахнуло так, что лодку почти подбросило, замигал свет. Еще сильный взрыв, почти у носа и слышно, как что то шуршит по корпусу. Бледный, мокрый, ирландец тихо говорит.

- Ушел.

- Не надолго, сначала они пройдут район гребнем, потом развернуться на 90 градусов и причешут поперек.

Теперь слышно взрывы везде, слева, справа впереди. Видно мы хорошо легли во впадину, неровности дна не позволяют эхолотам боевых кораблей выловить нас и бомбометание идет по всей площади. На большой скорости над нами проскочил эсминец, выбросив глубинную бомбу с правого бока лодки. Опять подбросило, команду разбросало на металлическом настиле, свет выключился.

- Включить аварийный свет, - шепотом командую я.

Задергались лампочки и опять вспыхнул свет.

Лежим на дне второй день, проклятые ВМОСовцы ушли, оставив для страховки, один эсминец. У нас неприятности, воздух начал портится, аккумуляторы требуют перезарядки. Команда и "отдыхающие" лежат на палубах мокрые от пота. Тай Джи Гоу держится молодцом, он ползает по отсекам и не дает дурить пиратам. Я решился чуть оторвать лодку ото дна.

- Продуть балласт, - даю команду, - подняться на пятнадцать метров.

Слышен шум воздуха. Лодка дернулась и стала кренится на нос. Послышался шум перекатывающихся по корпусу камней. Вдруг мы дернулись и крен выровнялся. Подлодка оторвалась ото дна.

- Механики, включить двигатели, разогнать лодку и тут же отключить.

Я гляжу на карту и вдруг вижу спасение, между рифами есть проход, хотя глубина небольшая всего тридцать метров.

- Старпом, - слышу голос ирландца, - эсминец зашевелился.

- Рулевые, влево семь градусов. Включить на полный двигатель. Акустик, сориентируйся на проход.

Лодка идет на рифовый вал, а я думаю об одном, если мы пройдем, сумеет ли эсминец проскочить его. Если сумеет, то нам конец. Мы проталкиваемся через дыру в рифах, чуть задевая кораллы левым бортом и, вырвавшись на свободную воду, резко сворачиваем к спасительным островкам. Все таки хорошо, что с южной стороны этого громадного острова Белитунг глубина больше, чем с северной.

Через пятнадцать минут я командую на под всплытие. Ко мне подскакивает Тай Джи Гоу.

- Ты что, хочешь загубить нас?

- Сейчас темно и мы за островом, эсминец нас не видит, если только на их радарах и засветится слабая точка, то они подумают, что это рифы, или островки.

- Хорошо, поднимаемся.

Свежий воздух рванул в лодку. Все ожили.

Нам здорово везет. Под утро эсминец ушел и мы спокойненько пошли вдоль центрального острова на запад, там нашли широченный проход через рифовый пояс в море.

- Ты не хочешь встретиться с Май? - спрашивает меня Тай Джи Гоу.

Мы сидим на палубе катера и пьем поганую рисовую водку, заедая сивушную горечь, подсоленным сушеным кальмаром.

- Я не против, а где?

- В ту деревеньку, в которой вы жили последний раз, вошли солдаты. Опять чего то разнюхали ЦРУшники. Сейчас расталкиваем экипаж по новым безопасным норам. Хозяин предлагает тебе спрятаться в доме Ай Линь, где и возможна твоя встреча с ее сестрой, конечно есть еще вариант, уехать в болотистый район восточного побережья Малайзии.

- Лучше поплывем в Куантан.

- Смотри... Ай Линь не подарок, если что не так, шею тебе свернет в один прием.

- Знаю.

И вот я опять в знакомом особняке Ай Линь. Все также в прихожей насторожены четыре здоровяка охраны. Сестры появились вместе на верхней площадке лестнице и тут же Май Линь сбежала вниз и упала ко мне на грудь.

- Виктор, господи, как я переживала.

Осторожно приблизилась Ай.

- Здравствуй, Виктор.

- Здравствуйте, госпожа Ай Линь.

Она поморщилась от этого официального обращения.

- Май, хватит тебе лизаться, дай отдохнуть человеку. Эй, слуги, - две молодых китаянки выпорхнули из-за портьеры под лестницей, - отвести господина в ванную и вымыть как следует, потом привести в столовую.

Китаянки оттащили от меня Май и потянули в коридоры нижнего этажа.

Ужин подходит к концу. Ай Линь раскраснелась от выпитого вина и теперь зубоскалит по поводу сестры или старается чем-нибудь задеть меня.

- Виктор, слабо сыграть в партию в бильярд.

- На что?

- На сегодняшнюю ночь со мной.

- Сестричка, ты с ума сошла, - ошеломленно глядит на нее Май.

- А чего тут такого, я проиграю, он спит с тобой, выиграю - будет у меня.

- Я так и знала, что ты обязательно что-нибудь выкинешь. Так не хотела, чтобы Виктор приходил в этот дом.

- Заткнись. Так как Виктор?

- Опомнись, Ай Линь. Я с тобой на такое пари не пойду.

Она посмотрела на меня таким взглядом, словно я уже труп.

- Хорошо, я пошутила.

- Нехорошие у тебя шуточки, - ворчит Май.

- Тогда сыграем вот на эту брошь.

Она достает из складок кофты великолепное произведение искусства, ромашку, где на зеленых листьях александрита, прижались лепестки, отделанные многочисленными алмазами, а по центру большой выпуклый гранат, кровавого цвета. Май с удивлением смотрит на эту штучку.

- Где ты ее взяла?

- И какие же условия...? - спрашиваю я.

- Выиграешь из двух партий хоть одну, брошь твоя. Не выиграешь, спать сегодня будешь один.

Я смотрю на Май, та же не отрывает взгляд от камней.

- Так где же ты ее взяла? - не унимается она.

- Где- где. Папа прислал. Наши ребята удачно провели операцию в море. Не так ли, Виктор?

- Значит она ворованная? - не унимается Май.

- Конечно.

- Виктор, не надо играть с ней...

- Я сыграю. Терять то я ничего не потеряю.

- Верно, Виктор, - кивает головой Ай Линь. - Пошли в биллиардную.

В биллиардной, помимо нашей компании, находится красивая китаянка, которая без конца кланяется нам.

- Чтобы Виктор больше не ронял шары, - усмехается Ай Линь, - я приказала служанке вытаскивать их из лузы. Приступаем. Я разбиваю первая.

Мы начали. Ай Линь разбивает шары и начинает уверенно гонять их в лузы. Ни одного прокола. Теперь наступает моя очередь. Я тоже все делаю внимательно и заметаю шары также в лунки.

- Ну что же, - подводит итог Ай Линь, - ни кто из нас не выиграл. Может попробуем еще две партии.

Я почувствовал, что где то здесь будет подвох, но смело тряхнул головой.

- В этот раз первый разбиваю я.

- Конечно, - соглашается моя партнерша.

Набиваю треугольник шарами и делаю первый удар. Все шары разбежались, один свалился в лузу. Стал прицеливаться к другому и тут у меня чуть глаза на лоб не полезли. Напротив меня стоит служанка-китаянка, совсем голая, когда только разделась чертова баба. Выпятила свои прелести и нагло улыбается.

- Виктор, ты чего замедлил, - слышу хмыканье Ай Линь - не тяни... бей.

- Сестричка, что ты делаешь? - возмущается Май. - Это... не прилично.

- Заткнись.

Пытаюсь сосредоточится. Удар, шар вошел в лузу. А эта голая стерва походит ко мне вплотную, небрежно перегибается, чтобы вытащить шар из сетки, показав при этом прекрасные полушария попки, а потом, почти касаясь моего плеча грудью, отходит за стол в противоположную от меня сторону. Я беру себя в руки и стараясь не глядеть на нее, забиваю подряд пять шаров. На шестом, сильнейший удар кием по заднему месту заставил меня подпрыгнуть. Я все же задел шар и он дико вращаясь зацепил боком за другой и тот... нелепо сделав дугу... вкатился в лузу.

- Ты что? - стою разъяренный напротив Ай Линь.

- Да тебе просто везет, - разочаровано говорит она. - Этот шар не должен был влететь, здесь какая то чертовщина. Ну что же, я действительно виновата и признаю свой проигрыш. Вот твоя брошь.

Она протягивает своей сестре ромашку из камней.

- Ну ты, пошла от сюда, - командует Ай Линь голой служанке. Та выскакивает из комнаты - Виктор, признайся, красивая была девушка?

- Красивая.

- Я хотела в случае твоего проигрыша, подарить ее тебе, но... теперь не подарю, хватит... брошки и Май.

- Ну и стерва же ты, - спокойно говорит младшая сестра.

- Какая есть.

- Пошли, Виктор от сюда. Я все же поговорю с папой, чтобы он перевел Виктора куда-нибудь от тебя подальше.

- Поговори- поговори. Мой дом самая безопасная крепость на побережье.

Май хватает меня за руку и тащит из биллиардной.

Нам не пришлось выспаться, под утро началась стрельба. Ай Линь полуодетая ворвалась к нам в спальню.

- Быстро собирайтесь, сейчас уходим...

- Что произошло?

- К нам ломятся полицейские. Давайте быстрей...

Она выбегает из комнаты, я и Май поспешно одеваем одежду. Вот и безопасный дом, паршивая хвастунья, хлесталась, что это самое безопасное место. Стрельба усилились и подкатилась почти к стенам коттеджа. Вдруг стекла в комнате вылетели и пули с неприятным звуком впились в стены. Я хватаю за руку Май и мы выскакиваем в коридор, бежим к лестнице. Внизу, на первом этаже, видим лежащего в крови на полу охранника, другой отстреливался из автомата в разбитое окно.

- Сюда, бегите сюда.

Это Ай Линь, она прижалась к стене под лестницей. Под свист пуль сбегаем вниз, прямо к ней и она проталкивает нас в малозаметную дверь. Это полутемная комната-прачечная, здесь три стиральных машины, стеллажи с развешенной одеждой и сушильный шкаф. Ай Линь расталкивает висящую одежду и первая протискивается в шкаф. Его задняя стенка вдруг раздвигается и мы видим темный коридор. Только протиснулись в него, как дверца за нами захлопнулась и наступила темнота.

- Взялись за руки, - командует Ай Линь.

Невидимая рука нащупала меня, потом вцепилась в ладонь.

- Чуть пригнули головы, пошли.

Вы идем в жуткой темноте, ощущая телом невидимые стенки или повороты.

Выползли в люк среди кустов. Оказывается мы у берега моря. Недалеко выдвинутый в море пирс с прижавшимися к нему катерами. Ай Линь направляется туда, ведет к третьему маленькому суденышку с правой стороны и кивает нам на него.

- Прокатимся на нем.

Она сама встала на руль, а мы с Май забрались в каютку. Вскоре тихо завибрировали стенки от включившегося двигателя и через иллюминаторы стал виден удаляющийся берег.

На этот раз мы прибыли в Джахор. У хозяина здесь несколько отелей. Мы поселились в одном из них в западной части города. Ай Линь сразу же сообщила по телефону своему отцу о нашем бегстве из Куантана. Через три дня отель посетил Тай Джо Гоу.

- Плохи наши дела, капитан, - сразу начал разговор он.

- Лодку накрыли?

- Нет. Но часть экипажа попала в руки полиции и ЦРУ.

- И они выдали лодку?

- Пока еще нет. Те, кто попал в полиции уже мертвы, мы их отправили на тот свет через своих людей, а вот те, кто в ЦРУ конечно живы и вот-вот должны расколоться.

- Значит конец нашему контракту?

- Нет. Я пришел за тобой, чтобы ты помог нам перевести лодку в другое место.

- А есть куда?

- Есть.

- Что за напасть такая? Куда не сунемся, везде полиция наступает нам на пятки.

- Это ты правильно заметил. Кто то в нашей организации работает на ЦРУ. Нападение на дом Ай Линь, полное тому подтверждение. Ох, если поймаем, мерзавца, кишки выпустим.

- Мы сейчас едем за лодкой?

- Сейчас. Собирайся.

Из базы субмарина выплыла ночью. В экипаже чувствуется отсутствие многих специалистов. Нет штурмана, нескольких матросов и офицеров боевых постов. Тай Джи Гоу склонился над картой и пальцем тыкает мне в прибрежную полосу.

- Надо вот сюда.

- Телукботанг?

- Именно сюда.

- Но это Индонезия.

- А нам то какая разница.

Уже под утро всплыли на виду берега и Тай Джи Гоу уверенно руководит лодкой.

- Вон туда к той махине.

Та махина, это остов полузатопленного огромного танкера, видно давно уже наскочившего на мель или подводную скалу и брошенного хозяевами здесь.

- Прикажи остановить двигатели, - советует мне адмирал.

Мы медленно приближаемся к обрубленной корме танкера и тут на моих глазах корма начинает раскрываться... Огромные ворота раздвинулись и лодка медленно вползла в заполненное водой брюхо судна. Ворота за нами закрылись и мы оказались в искусственном, глубоком бассейне, освещенном сотней лампочек.

- Причаль здесь, - советует Тай Джи Гоу.

- Отдать швартовые, - командую я.

На боковых мостках показались люди, они ловко прихватили канаты с лодки и притянули их к крюкам торчащим из металлических ребер танкера.

- Неплохо, а? - хвастается адмирал. - Часть переборок и палуб до низу срезали и... получилось целое хранилище.

- Здорово придумали.

- Это еще не все. На верхних палубах на носу судна можно жить. Мы там теперь разместим экипаж. Генераторы сохранились, так что свои автономные энергосистемы есть. Надеюсь, что здесь будет и безопасней, и все будут под рукой.

- Экипаж то надо добирать?

- Это наберем. Желающих до черта. А сейчас пошли наверх, старпом, я тебе покажу твой новый дом.

Вполне приличная каюта, даже с мебелью, телевизором и видео магнитофоном.

- Обедать будешь с офицерами в кают компании, - инструктирует Тай Джи Гоу. - На берег никого не отпускать. Судно охраняется специальным отрядом и пристрелят любого, кто попытается хотя бы посмотреть за борт.

- А как же топливо для лодки, боеприпасы, снабжение...?

- Не волнуйся, все есть, сохранился один танк, ближе к носу, он полон дизельного топлива, а в кладовых можно найти все от картошки до торпед.

- Не хватает только баб экипажу...

- Этого добра мы достанем сколько угодно, но... чтобы сохранить секретность придется потом этот балласт уничтожить.

У меня даже мурашки пошли по коже. Черт меня дернул предложить такое.

Познакомив меня с обстановкой, Тай Джи Гоу вскоре уплыл на катере к виднеющемуся вдали берегу.

Жить на этом железном острове очень тоскливо. Для большинства экипажа привезли женщин и теперь каждый вечер на палубах и в каютах раздавался визг и писк тайских красавиц. Гарри Кроумпф и я брезговали даже прикоснуться к этим продажным женщинам и поэтому вечерами проводили время вместе, играя в шахматы или шашки, а то и вовсе напиваясь до бесчувствия.

- Вот кончится мой контракт, - говорил мне Гарри, - сразу же укачу домой. Куплю виллу, большой участок земли и буду заниматься выращиванием скота.

- Дожить бы до этого окончания. С каждым разом все тяжелее и тяжелее выходить в море.

- Неужели так стало сложно?

- Против нас огромный боевой флот, просто на везение уже полагаться нельзя.

- Неужели Тай Джи Гоу этого не понимает?

- Понимает. Ты же сам мне говорил, что мимо нас проплывают большие деньги, а это является движущей силой любой авантюры. Хозяин требует взять ценности, Тай Джи Гоу разрабатывает операцию, а мы рискуем.

- Но Тай Джи Гоу не подводник, он разбирается только в надводных схватках...

- Увы, это наш большой недостаток.

Адмирал прибыл неожиданно днем. Сразу же началась суматоха. Женщин быстро упрятали на нижние палубы. Экипажу дали четыре часа прийти в себя и вот мы опять на лодке. Раскрылись задние ворота и субмарина выползла на чистую воду.

- Куда плывем? - спросил я Тай Джи Гоу.

- К Бунгуранским островам.

Был уже час дня когда акустик доложил, что идет контейнеровоз и два катера береговой обороны.

- Вот тебе, капитан цели. Катера надо уничтожить.

- Но как? Они наверняка идут по бокам судна.

- Думай, ты же специалист в этом деле.

Я мысленно послал его подальше.

- Приготовить торпедные аппараты, - приказал по связи.

Пока конвой и судно нас не замечают, спокойненько катят в нашу сторону. Должны пройти рядом, всего в метрах четыреста. Я настраиваю угол атаки и жду момента.

- Первый аппарат приготовились. Пли.

Лодку толкнуло и Тай Джи Гоу прильнул к окулярам перископа. Грохот взрыва дошел до нас.

- Как в тире, - с восторгом кричит Тай Джи Гоу. - Прямо в яблочко, ушел под воду сразу.

- Господин адмирал, опустите перископ, - прошу я его.

Тай Джи Гоу послушно выполняет мою просьбу.

- Акустик, доложите когда появится второй катер. Минеры, будем стрелять вслепую управляемыми торпедами. Приготовились.

- Контейнеровоз проходит мимо нас, - докладывает ирландец, - второй катер огибает его корму и подходит к месту взрыва. Его курс 83 градуса, он начинает разворачиваться.

- Как будет разворачиваться на 75 доложи.

- 80..., 79..., 77..., 76...,

- Второй аппарат, пли.

Опять толчок. Мы ждем и тут опять дошел звук грохота. Тай Джи Гоу не выдерживает и поднимает перископ.

- Попал. Молодец, старпом. Всплываем и догоняем этого упрямца.

Мы всплыли. Теперь я вижу, что попал в катер неудачно. Нос его оторван и корма задралась, обнажив крутящиеся винты. Вдали удирал контейнеровоз. Мы бросились в погоню и стали семафорить, чтобы он остановился.

- Не волнуйся, капитан, не удерет. Сейчас он встанет. У меня для этого предусмотрен еще один сюрприз, - кривит губы Тай Джи Гоу.

Сюрприз был в виде еще одного боевого торпедного катера, шедшего на перерез беглецу.

- Это разве наш катер? - удивился я.

- Хозяин недавно его купил. Кстати, тоже русской постройки.

Контейнеровоз действительно встал. Наша банда лентяев выбралась на верх и стали надувать лодку. Как только они отошли, Тай Джи Гоу приказал.

- А теперь вниз, плывем на базу.

- А как же этот...? Мы что, бросаем ребят и уходим?

- Судно наши боевики отведут на острова, там распотрошат. Поэтому ждать их не будем.

- Значит нам сейчас достанется.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Облава то пойдет на нас, а не на контейнеровоз.

- Не каркай. Поплыли к базе.

Конечно мы попались. ВМОСовцы нас вычислили, по другому в таких морях быть и не могло. Ближайшая гряда островов Натуна находилась далеко за нами, а впереди до полуострова Майя плыть еще восемь часов. Противник же шел полукольцом от берегов Индонезии, отжимая нас подальше от материков и островов, в море, где мы прослушивались хорошо. Ирландец-слухач насчитал до полусотни кораблей, похоже весь объединенный флот готовился к этой встрече и устроил на нас охоту. Я решился на отчаянный шаг, развернулся и пошел на сближение с кораблями противника.

- Гарри, - ору в микрофон, - у тебя управляемые торпеды готовы?

- Сейчас зарядимся.

- Готовь все четыре аппарата к бою.

- Сделаем.

- Акустик, какие ближайшие корабли перед нами, быстро класс и предположительно какие...

- Перед нами два корабля. Большой сторожевик, похоже бельгиец и левее легкий ракетный крейсер англичан.

- Веди на бельгийца.

- С ума сошел, - с изумлением глядит на меня Тай Джи Гоу. - Ты же сам лезешь в пасть льву. Сейчас они хвосты линии загнут и мы окажемся в мешке. Бельгийца нам не пройти...

- А ты думаешь, что мы спасемся там дальше на глубине. Чушь. Там нас погубят быстрее. Скорости у этих надводных корыт побольше нашей, а акустика в два раза лучше. Акустик, сколько до сторожевика?

- 600 кабельтовых.

- Хорошо. Когда будет сто, доложи.

- Они нас на сто заложат быстрее? - возражает Тай Джи Гоу. - Первые пошлют управляемые торпеды. Может быть затихнем, заляжем на дно?

- Нет. Мы будет наступать со стороны англичанина. При таком скоплении кораблей им не выгодно посылать управляемые торпеды, могут поразить своих. Сколько осталось акустик?

- 520.

- Отлично. Минеры внимание.

- 400..., 350..., 200..., 150...

- Гарри начали, все четыре на одну цель, залпом, приготовились, пли. Механики сбавить обороты.

Нас сильно встряхнуло. Через тридцать пять секунд так рвануло, что даже все в лодке заходило ходуном.

- Господин адмирал, поднимите перископ, уточните, что со сторожевиком. Потом быстро перископ опустите.

Тай Джи Гоу смотрит в окуляры.

- Корабль тонет.

- Отлично. Акустик, где англичанин?

- Повернул к нам.

- Сколько до нас хода?

- Примерно тридцать восемь минут.

- Замечательно. Стоп машины. Акустик, что со сторожевиком?

- Слышу странные посторонние шумы прямо по курсу, они... они проваливаются вниз...

- Мы тоже опускаемся на дно. Малые обороты вперед, угол погружения семнадцать градусов.

Тай Джи Гоу с изумлением смотрит на меня. Новый штурман из Аргентины недоуменно трясет головой. Все в центральном посту застыли и напряженно вглядываются в приборы. Почти у самого дна выключил двигатели и выровнял лодку. Нас мягко качнуло.

- Акустик, сколько до нас англичанину?

- Пятнадцать минут.

- Господин адмирал, объявите полное молчание, кто слово пикнет, отрежьте голову.

Тай Джи Гоу кивает головой и сообщает на своем языке по сети полное молчание. Потом шепотом спрашивает меня.

- Я ничего не понял, что мы сделали?

- Если бельгиец потонул, то мы лежим рядом с ним. По своим ни один корабль ВМОСа бомбить не будет.

Мы услышали гул, это англичанин начал скидывать глубинные бомбы.

Бомбежка была четыре часа. Все корабли объединенного командования утюжили район, нас не затронула ни одна глубинная бомба.

Ночью всплыли, недалеко болтался на волнах, чуть подсвечиваемый буй, место гибели сторожевика. Теперь вперед к полуострову Майя.

На этом наши приключения не кончились. Тай Джи Гоу связался по радиотелефону с материком и пришел ко мне в центральный пост расстроенный.

- Капитан, мы не плывем на базу, придется нам завернуть в сторону Малайзии.

- Что произошло?

- Нашу базу захватили катера береговой охраны Индонезии.

- Что за дьявол. Куда не сунемся, везде нас поджидают неприятности. Господин адмирал, это кто то закладывает нас.

- Давно об этом знаю, только знать бы, кто закладывает. Мне кажется, что этот гаденыш пригрелся рядом с хозяином.

- Куда сейчас плывем?

- Поворачивай назад, у меня есть одна резервная точка на островах Кроу у берегов Малайзии.

- Рулевые, разворачиваемся на 170 градусов. Штурман, прокладывай курс на Малайзию.

Тай Джи Гоу пальцем ведет по карте и показывает штурману маленькие острова перед материком.

- Вот сюда.

Всплыли перед скалистым берегом уже под вечер. Сразу же спустили лодку и послали штурмана с матросами замерять глубину.

- Господин адмирал, куда нам теперь? - спрашиваю я.

- Здесь есть маленькая бухточка, еще давным-давно тут собирались пираты на своих парусниках. Раз парусники проходили, должны пройти и мы.

- Мы не слишком выперлись на поверхности? Вдруг засекут спутники...

- Чего ты мне задаешь дурацкие вопросы, думай сам.

Через пол часа вернулся штурман и привез карту промера. Действительно есть проход к берегу. Подводная лодка осторожна двинулась вперед, через сорок минут мы вошли в бухточку. Стало очень быстро темнеть, пришлось спустить еще одну лодку и подтянуть канатами субмарину к гранитному отвалу берега.

Утром меня разбудил Тай Джи Гоу.

- Капитан, вставай.

- Что случилось?

- Ничего особенного, если не считать, что на лодке посторонние.

- Что за чертовщина?

- Никакой чертовщины, здесь в скалах вырублен проход, местные жители пришли к нам, сидят на верхней палубе и болтают с вахтенными.

- Надо их выгнать...

- Э... нет. Я сейчас с ними поговорю сам, выясню обстановку, а потом подумаем. Может не надо с ними портить отношения, еще и пригодятся в чемнибудь.

Выбираемся наверх и действительно у рубки три бородатых мужика мило беседуют с вахтенным офицером и матросом. Тай Джи Гоу сразу же вклинился в разговор на непонятном языке и только через пол часа освободился.

- Капитан, нам надо убираться от сюда. Эти жители говорят, что в полдень острова обследуют самолеты и нас наверняка заметят.

- Хорошо уходим, но куда?

- День просидим под водой, а под вечер... С той стороны острова, отличная бухта, местные жители предлагают нам за приличные деньги, превратить нас в старую рыбацкую посудину. Они за ночь сделают над субмариной надстройки и превратят нас в небольшую шхуну, тем более, что у них сейчас есть лес и много строительного материала.

- Это невозможно, они не успеют за ночь.

- Даже если не успеют, сделают самое главное, покроют железную палубу деревянными шпангоутами и настилом, а рубку превратят в надстройку... После этого можно будет работать в любое время суток, с самолетов и спутников нас не определят.

- Ну что же, поплыли туда.

- Давай, командуй, капитан, а я возьму с собой несколько ребят и пойду с местными жителями на берег, там подготовлю все к работе. Вечером жду на той стороне острова.

Мы долго выбирались на чистую воду из бухточки, почти вытягивали подлодку на канатах. Спустились под воду, обогнули остров и легли на дно. Под вечер всплыли и тут к нам подплыл катер, с него высадился Тай Джи Гоу.

- Капитан, все в порядке?

- Да.

- Отлично. Тогда малым ходом, двигаемся за этим катером, там у пристани нас ждут.

Вплыли в уютную бухту, скрытую от моря высоким каменистым берегом и причалили к большому ангару из помятого рифленого металла. Нас ждали десятки местных рабочих, которые тут же попрыгали на палубу и начали замеры лодки.

К утру субмарину не узнать, кругом строительные леса. Шпангоуты уже заделаны досками, наполовину застелена палуба новоявленной шхуны, а рубка превратилась в мостик с крепкой крышей. Тай Джи Гоу довольно потирал руки.

- Ну что, старпом, будем теперь мирными рыбаками.

- Ну-ну..., не снесло бы всю эту надстройку при первом волнении.

- Не снесет, местные корабелы, обещают ее хорошо закрепить.

- Этого нам только не хватало. С таким грузом под воду не уйдешь. Немцы во время войны не раз свои субмарины прятали под такой камуфляж, но у них была возможность сбросить остатки и уйти под воду.

- Не беспокойся, это будет и у нас.

Стройка продолжалась, прошло еще несколько часов и тут один из сигнальщиков завопил.

- Воздух.

Я взглянул на часы. Время полдень, мы успели. Над нами пронесся самолет разведчик.

Опять у берегов Малайзии. На этот раз субмарина - шхуна мирно прошла мимо двух сторожевых кораблей ВМОС и не вызвала у них подозрнений. Тай Джи Гоу решил спрятать лодку на островах недалеко от Нангана. Я завел посудину в небольшой порт рыбацкого городка и причалил к пристани.

- Я думаю, капитан, что тебе, как иностранцу, лучше здесь не маячить. Сразу найдутся доброжелатели, чтобы выдать полиции. На всем побережье вывешены твои фотографии, поэтому рисковать не будем. Сам увезу в укромное место.

- Неужели вывешены фотографии? Откуда обо мне знают?

- Все тот же неизвестный гад в нашей компании сообщил полиции твои данные.

- А как же экипаж?

- Тоже придется прятать. Оставим здесь команду охраны, самых отпетых из местных.

- Случайно бы лодку не обнаружили. Мало ли кто с кормы подплывет и стукнется о металл.

- Там буйки поставим, все будет в порядке. Через час выезжаем, капитан, собирайся.

У адмирала явно плохое настроение. Мы сидим в каюте небольшого катера, который несется к материку Майлазии. Тай Джи Гоу долго сопел с прикрытыми глазами, потом его прорвало.

- Плохо дело, капитан.

- Вы о чем, господин адмирал?

- Я же вижу, что с каждым разом все тяжелее и тяжелее идти на операцию. Обстановка сейчас на морях не в нашу пользу. Хозяин купил подводную лодку в надежде усилить боевую мощь его флота, а вышло наоборот. Я сам все больше и больше убеждаюсь, что субмарина притягивает внимание всего флота ВМОС и не только его. Наши противники понимают, что без баз, мы ноль и теперь все внимание на побережье и острова, везде прочесываются поселения, города, бухты, порты... Как говорится, удар с двух сторон.

- Вы что то хотите предложить, господин адмирал?

- Еще не знаю. Но кажется будущее для джентльменов удачи не за субмаринами, а за легкими скоростными судами с низкой посадкой, что бы в лабиринтах островов, рифов, скалистых пещерах и даже заросших лиманах, уметь там спрятаться и делать от туда же дерзкие набеги.

- Это правильно. Только вы в одном не правы, господин адмирал. С каждым годом будет все тяжелее и тяжелее даже вести такую жизнь. На каждое ядие всегда найдется противоядие.

- Может быть, но противоядие могут придумать через лет сто, двести, а до этого времени будем на морях хозяйничать мы, но уже без вот этих, подводных лодок.

Тай Джи Гоу опять замолчал и ушел в себя. Я его не тревожу, вдруг глаза китайца приоткрылись.

- Я предлагаю тебе... уходи с этой работы.

- Это не возможно, у меня же контракт.

- И контракт можно разорвать...

После этого адмирал до самого берега не произнес ни слова.

Это хорошо охраняемый коттедж, в ухоженном саду с парковой зоной. Тай Джи Гоу сдает меня полуседому тайцу, в черном костюме.

- Фан, шкуру спущу, если что с ним произойдет, - грозит адмирал моему новому хозяину.

- Все будет хорошо, - каркает тот в ответ.

В моей комнатке уютно, стены в полу голубых тонах, кругом цветы и старинная мебель. Только я развалился на кровати, как дверь открылась и вошла она... Ай Линь. Пришлось сразу подскочить.

- Ты?

- Привет, Виктор.

- Как ты здесь очутилась?

- Так же как и ты, прячусь.

- А где Май Линь?

- Она в своем доме в Кунанге.

- Ничего не понимаю, ты прячешься, она нет...

- Такая жизнь пошла веселая. Среди нас есть предатель, этот тип, сдает членов нашего синдиката полиции, а все наши базы и места схоронения в море ЦРУшникам. Как я выяснила, меня ищут и те и другие за резню в "Морском коньке". Даже это они узнали. А с Май взять нечего, за ней криминала нет, вот поэтому она и живет спокойно.

- И слава богу.

- Это хорошо, что мы опять вместе, а то я скучаю здесь...

- Поиздеваться или ухлопать некого?

- Дурак. Может быть и так..., но поговорить не с кем, поиграть в бильярд...

- На меня только не надейся, я с тобой не буду и не хочу гонять шары...

Она усмехается.

- Ну это мы посмотрим. Как погуляли в море?

- Хреново. Каждый раз все больше и больше неприятностей. В этот раз нашу базу опять выдали, пришлось прятаться в лабиринтах островов.

- Это я знаю, но знаю и другое. За тобой, мой милый, идет настоящая охота. За твою голову дают уже миллион долларов.

- Не понимаю, почему только я один? Я только капитан лодки. По идее, должны охотится за Тай Джи Гоу, он командует всей пиратской флотилией.

- За ним тоже охотятся и давно, но все понимают, что твой командир не подводник, он просто, как это... штабист, есть такая должность в сухопутных войсках.

- Однако, ты много знаешь...

- Конечно, как никак окончила университет и прошла очень хорошую практику при отце.

- Тот, который нас предает, видно тоже все хорошо знает.

Ай Линь насупилась.

- Вот, кого бы я сейчас растерзала. Сначала содрала бы с него живого кожу, потом приказала бы выдирать с него понемножечку части тела и скармливать голодным собакам. Именно выдирать... клещами, и чтобы обязательно в этот момент был живой...

- Может ты сейчас успокоишься и дашь мне немножко отдохнуть. Откровенно говоря, я очень хочу спать.

- А я что, не хочу. Мы и ляжем вместе.

- О нет, только не это. Лучше отвали.

- Хорошо, сегодня отдохни, но завтра...

Ну до чего же настырная девушка.

- Завтра будет видно, давай иди, я закрою за тобой дверь.

С трудом выталкиваю ее наружу и тут же действительно заваливаюсь спать.

На следующий день, утром, к нам прибыл гость, это Ши Бой Лань. Он долго дружески жал мне руку.

- Давно не виделись, господин Сомов.

- Это точно.

- Мне вот все некогда, даже встретится с вами не могу, в нашем ведомстве оказался предатель, теперь занимаюсь только этим.

- Хорошо, побыстрей бы все это кончится.

- Конечно- конечно. Откровенно говоря, я не ожидал, что вы будете прятаться здесь, мне казалось, что вас увезли в районе болот...

- Я своей безопасностью не распоряжаюсь, куда спрячут, там и нахожусь.

- Это правильно. А ведь я приехал к госпоже Ай Линь с письмом и подарками от хозяина.

В это время перед нами появился господин Фан, он вежливо со всеми раскланялся.

- Господин Ши Бой Лань, вас ждет в кабинете госпожа Ай Линь.

Ши вежливо кивает головой.

- Я иду.

Только он исчезает в коридоре, как Фан также вежливо говорит уже мне.

- Господин Сомов, не знаю как вам и сообщить, но у нас большая неприятность.

- Говорите, Фан.

- По адресу, где мы живем, на мое имя пришел пакет, но когда я его вскрыл, то там оказалось письмо для вас.

- Что?

Недоуменно гляжу на него.

- Я говорю, вам письмо, господин Сомов.

- Но откуда? Кто знает, что я здесь?

- Это я не могу сказать. На письме обратного адреса нет, только написано - лично в руки.

- Нас наверно опять раскрыли и придется от сюда бежать.

- В любом случае, даже если нас раскрыли, вы должны решить, что сделать с письмом. Вы его прочтете или уничтожите?

- Давайте сюда.

Фан вытаскивает из бокового кармана пиджака конверт и передает мне. На конверте надпись по-английски: "Господину Сомову, передать лично в руки."

Я вскрываю конверт, внутри две бумаги. Читаю первую.

"Господин Сомов.

Это я пишу вам письмо, Тай Джи Гоу, хотя ужасно рискую при этом. Ситуация такова, я почти что заперт и за мной идет усиленное наблюдение. Посыльного к вам посылать не хотел, поэтому попросил друзей отправить это письмо из другого города, чтобы запутать следы. Предательство окончательно скрутило нашу корпорацию и я даже не знаю, сумеем ли мы вырваться на следующую морскую операцию.

По мимо моей записки, я вам присылаю интересный документ, который, как я думаю, мне умышленно подсунули толи дельцы из ЦРУ, толи из госдепа США, толи из какой то другой организации, курирующей ВМС США. Копию документа я послал хозяину со своим резюме. Прошу Вас прочесть и высказать свое мнение при личной встрече. Это будет одним из тех вариантов, о чем мы обговаривали в прошлый раз. Надеюсь, все таки, что все закончится благополучно, я смогу вырваться и Вас увидеть.

С уважением.

Тай Джи Гоу."

Другая бумага, это официальный бланк, с гербами и печатями представительства США в Сингапуре.

"Господин Сомов.

К вам обращается военно-морской атташе при посольстве США в Индонезии капитан первого ранга Кристофер Моэм.

1. Суть обращения: Несколько крупных корпораций, при поддержке правительства США, организуют соревнование дизельных подводных лодок класса А, пригласив участвовать все морские державы мира. Вы, как капитан одной из самых подготовленных субмарин на Тихом океане, так же приглашаетесь на это соревнование.

2. Содержание мероприятия: Все желающие участвовать в соревновании подводные лодки, стартуют в Малайзии с базы ВМОС Куала-Тренгану, предположительно в конце мая месяца и после длительного похода финишируют на базе ВМС США Сан-Диего недалеко от Сан-Франциско. Естественно, гонки это интересное мероприятие, но мы предлагаем усложнить программу, это создать естественные помехи для прохождения субмарин, то есть, вести их поиск надводными кораблями и авиацией, а также создать противолодочный барьер при подходе к конечной цели. Победителем будет тот, кто первым преодолеет все препятствия и окажется на базе Сан-Диего у пирса номер семь.

3. Награды победителю: Матросы участвующие в соревновании получают по 10000 долларов, офицеры по 50000, старшие офицеры по 100000 долларов, а также будут и другие призы, установленные спонсорами этой программы. Кроме того, мы гарантируем победителям, если они не граждане США, то могут получить гражданство нашего государства и по желанию каждого, работу в ВМС США или в другой области.

4. Все подробности соревнования при личной встрече.

Господин Сомов.

Мы понимаем, что вы сейчас являетесь врагом номер один для всего мирового судоходства и поэтому согласны не преследовать и не арестовывать вас, если вы согласитесь участвовать в этом соревнование. Гарантируем неприкосновенность, если вы в ближайшее время добровольно явитесь в наше представительство в Сингапуре для переговоров.

Капитан первого ранга, Кристофер Моэм."

- Веселенькое принесли мне письмо, Фан.

- От кого оно, я могу узнать?

- От Тай Джи Гоу.

- Странно. Впрочем, это не мое дело. Меня волнует другое, только Тай Джи Гоу знал, что вы здесь. Это письмо может значить две вещи, либо Тай Джи Гоу схватили и он выдал этот адрес, либо он прячется и предупреждает вас о серьезной опасности.

- Я тоже не могу сказать что либо определенное, но пока склоняюсь ко второму.

- Наверно вам надо все же уходить от сюда.

- Я тоже так думаю, но куда.

- Хорошо. Считаю, что вам необходимо поговорить с госпожой Ай Линь, у нее большие связи и она сможет вас перепрятать в другое место. Я же со своей стороны, если действительно нас предали, для полиции буду создавать до конца иллюзию, что вы здесь.

- Но согласится ли упрямая госпожа перепрятать меня? Вдруг она откажется уезжать от сюда?

- Не откажется. Ее ведь тоже ищут...

Из коридора появился Ши Бой Лань.

- Извините, господа, я должен с вами распрощаться. Госпожа не в духе и не очень охотно приняла меня. До свидания, а вам, господин Сомов, желаю удачи и везения.

- До свидания, господин Ши Бой Лань.

Фан пошел его провожать, а я отправился к Ай Линь.

Девушка сидела за столом, злая как мегера.

- Какого черта, вы вваливаетесь ко мне без звонка или стука.

- Я пришел к вам в целях безопасности, предложить вам немедленно убраться от сюда.

- С чего бы это?

- Я получил письмо...

- Письмо? Вы?

- Да, я. Только что сейчас мне его передали. Мне бы хотелось, чтобы вы ознакомились с его содержанием.

Протягиваю ей конверт. Ай Линь внимательно изучает бумаги и, прочтя все до конца, поднимает голову.

- Так почему мы должны бежать?

- О том, что я здесь, из вашего окружения знал только Тай Джи Гоу, теперь еще знает Ши Бой Лань. Мы можем проверить мою версию, если сюда через несколько часов ввалится полиция или военные, значит, кто то из них предатель.

- Этого не может быть. Эти ребята самые проверенные и верные. Ши Бой Лань заведует охраной и ведет самые кровавые операции на суше, а Тай Джи Гоу пират с мировым именем...

- И тем не менее, я предлагаю, сейчас убраться от сюда.

- Кто вам передал письмо?

- Фан. Письмо было заложено в конверт на его имя и пришло по почте.

Ай Линь напряженно думает, потом передает бумаги мне.

- Возьмите. Ситуация явно напряженная. Пожалуй, нам действительно пора убираться и чтобы разобраться во всем, надо ехать в Сингапур. Через десять минут спускайтесь к подъезду, мы выезжаем.

На черной Таете мы отъехали от коттеджа метров пятьсот. Ай Линь остановила машину на обочине дороги.

- Я хочу проверить твою версию. Выходи из машины, пойдем проветримся.

Мы проходим по чей-то территории без забора, мимо огромного полуразвалившегося дома и за ним выбираемся на травянистое поле, оно с наклоном на высокий холм. Пробираемся на вершину и тут Ай Линь опускается на траву.

- Будем следить от сюда.

Перед нами обширная панорама, наш коттедж , утопающий в саду, соседи и редкие лесные массивы вокруг. Я опускаюсь на землю рядом с ней.

- Может быть нам придется долго ждать, - неуверенно говорю я.

- Мы должны знать правду. Придется посидеть здесь хотя бы до вечера.

И тут эта стерва опрокидывает меня на землю и наваливается грудью.

- А пока мы будем ждать, не будем терять время.

- Ты чего?

- Займемся любовью.

- Ай Линь, опомнись.

- Заткнись, я тебя, только тебя все время хочу. Эта дурочка Май без конца мешает мне, но все равно для меня она уже не помеха.

Ее руки бесстыдно зашарили по моим штанам.

Полицейские прибыли через четыре часа. Около двадцати грузовиков и две легковые машины показались на дороге. Не доезжая до территории коттеджа, метров за сто, колонна остановилась. Полицейские высыпали наружу и тут же начали разбегаться, окружая металлический забор.

- Поехали, нам уже здесь делать нечего, - предлагаю я Ай Линь.

Она кивает головой.

- Поехали

Мы спустились с холма и пробрались к дороге. Уже в машине Ай Линь молчит и о чем то мучительно думает. Мы несемся по дороге на юг и только через часа три ее прорывает.

- Неужели это он?

- Кто?

- Ши Бой Лань.

- Все может быть.

Она резко сбрасывает скорость машины.

- Если он предатель и уже узнал, что мы сбежали, то нас ждут на заставах в Сингапур. Я то легко проеду через пограничные пункты, у меня несколько паспортов с разными фамилиями, а вот тебе надо изменить внешность. В Джохор Бару есть гримерная мастерская, заедем туда.

- Хорошо, заедем, а как быть с документами?

- Я тебя сделаю своим рабом. Рабам документы не нужны.

- Неужели здесь такие нравы?

- Здесь есть все.

В Джохор Бару меня здорово загримировали. Почти всего раздели и намазали коричневой мазью, от этого кожа стала под цвет, как у мулата, натянули парик с черными нечесаными волосами, сделали прокуренные усы и дали полу рваную одежду. Ай Линь критически оглядела и надула губки.

- Мне даже противно тебя сажать в машину. Но делать нечего, поехали.

Все формальности на пограничном посту прошли мгновенно, проехали на паром, а от туда в самый удивительный город азиатского континента.

В Сингапуре уже темно, Ай Линь не поехала к отцу. Она привезла меня на вполне чистую освещенную улицу с приличными домами.

- Здесь живет мой друг, - сказала она.

- Почему мы не поехали к твоему отцу?

- Его дом наверняка под наблюдением.

- Как же мы с ним свяжемся?

- Это уже моя забота. Выбирайся из машины.

Долго звонили в дверь, пока наконец не раздался хриплый голос в динамике.

- Кто тут?

- Это я, Ай Линь.

- Ай Линь?

Голос мгновенно помолодел.

- Открывай, чего тянешь.

- Сейчас.

Щелкнул электрозамок. Ай Линь оглядела улицу и первая вошла в дверь.

Кругленький, пожилой, прилизанный человек, целовал руку Ай Линь.

- Как я рад видеть вас, госпожа.

- Ты один дома?

- Да, госпожа. Вам повезло, я только что собирался уходить и вдруг вы.

- Хочу представить моего друга, звать его Виктор. Не обращай внимания на его противный вид, я его выкрасила, чтобы привести сюда. Сейчас отмоем, будет еще тот красавец.

- О, да, - мужчина обращается ко мне и неохотно тянет руку для рукопожатия. - Юджин Кельвин.

- Юджин ты куда хотел идти, это очень необходимо? - спрашивает Ай Линь.

- Нет, госпожа. Просто я хотел развлечься.

- Хорошо. Нам надо где то приютится, поэтому я заехала к тебе.

- Понятно. Этот дом в твоем распоряжении, госпожа.

Ай Линь по хозяйски запрыгивает на диван.

- Юджин, ты не знаешь обстановку... вокруг отца и в его деле?

- Кое что, госпожа.

- Говори.

- Вы благоразумно сделали, что приехали ко мне. Дом хозяина под круглосуточным наблюдением. Его уже дважды посещали люди из ЦРУ. Но я хочу вам сказать самую пренепрятнейшую весть. Сегодня днем был убит знаменитый пиратский адмирал Тай Ши Гоу. Все вечерние газеты и телевидение трубят об этом.

- Тай Ши Гоу? - вырвалось у меня, - Как же так?

- Да, Тай Ши Гоу. Его окружили в доме, где проживала одна из любовниц и предложили сдаться. Он отстреливался до конца.

- Значит не он..., - мотает головой Ай Линь.

- Не понял. Что вы хотели сказать, госпожа?

- Мне нужно срочно связаться отцом, но только напрямую и так, чтобы никто не мог засечь разговор.

- Госпожа, это можно сделать только вне этого дома. Сесть в машину и где-нибудь в дороге, по трубке переговорить с ним.

- Тогда поехали. Юджин, ты со мной, а Виктор пусть сидит дома.

- Я готов, госпожа.

Они уходят, теперь я плюхаюсь на диван и задеваю бедром переносной пульт телевизора. Беру его в руку и нажимаю кнопку. Напротив высвечивается экран и тут же красивая дикторша по-английски торопливо сообщает новости.

- Сегодня в перестрелке убит самый известный пират морей, адмирал Тай Джи Гоу, - На экране появляется снимок адмирала. - Десятки потопленных судов, сотни ограбленных, многочисленные жертвы, таков итог деятельности пирата. - Опять появилась дикторша. - Таким образом полиция вместе с объединенным морским командованием сумели ликвидировать одну из важных фигур преступного мира, но к сожалению, другие известные пираты продолжают свою кровавую деятельность на море. Правая рука Тай Джи Гоу, капитан подводной лодки Виктор Сомов по-прежнему на свободе и угрожает морскому пароходству всех стран мира. Сейчас это самой наглый и свирепый морской разбойник, который топит даже военные корабли, уже причинив значительный урон ВМОС. Как сообщил нам один источник из полиции, Сомову удалось уйти из последней облавы на южном побережье Малайзии и как предполагают, сейчас он скрывается в болотистых районах реки Куин. Его основная база, где находится подводная лодка, по прежнему не известна. А сейчас переходим к сообщению о событиях в Англии...

Я щелкнул кнопкой пульта, на экране появилась тупая американская комедия. Значит теперь я преступник номер один.

Ай Линь и Юджин приехали через час.

- Ну как? - сразу же вырвалось у меня.

- Отец все понял. Сейчас подняты по тревоге все ребята, предупреждены все кланы города, ищут Ши Бой Ланя.

- А со мной что?

- Отец говорит, что после такого жуткого предательства, надо сделать передышку, восстанавливать все связи, коммуникации и успокоить общественность. Тебе нужен перерыв, поэтому лучше всего сходить в американское представительство и предложить свои услуги в гонке...

- А как же договор?

- Он пересмотрит его. Если вы завоюете первое место, то он отпустит вас на свободу, но возьмет половину призового фонда. Если не выиграете, то по-прежнему будете исполнять контракт.

- Но не ловушка ли это? Не получится ли так, что придя в представительство, меня сразу арестуют?

- Отец все узнал. Американцы подходят к этому серьезно, им не выгодно быть битыми на море, как-никак уже подорван престиж военных моряков самого лучшего флота в мире, поэтому они хотят тебя получить без крови, а может быть и приручить и ему дали понять, что с тобой ничего не сделают, ни полиция, ни ВМОС, ни ЦРУ.

- Ладно. И когда мне лучше явится в представительство?

- Завтра. Время не ждет.

Эта деловая и кровожадная Ай Линь выбрала меня объектом своей любви. Сначала она меня выскребла в ванной, отмывала от краски и грима. Сегодня ночь мы спим вместе в спальне хозяина, выгнав его в гостиную.

У входа в представительство стоит морской пехотинец.

- Вам куда? - презрительно тянет он.

- По вызову. Меня ждет капитан первого ранга Кристофер Моэм.

- Сейчас узнаем. Фамилия и как вас представить.

- Капитан первого ранга Виктор Сомов.

Видно эта козявка меня все таки знала, пехотинец сразу выпрямился.

- Погодите, я сейчас.

Он исчезает за дверью и вскоре появляется не один, а с двумя гражданскими лицами.

- Можно посмотреть ваши документы, - спрашивает один из них.

Я протягиваю ему свой паспорт. Гражданский листает его страницы, потом кивает головой.

- Вам уже пропуск готов, пойдемте.

Меня ведут в здание. На девятом этаже полно военных мундиров, даже секретарши натянуты в форму и выглядят весьма привлекательно.

В кабинете длинный стол, на конце которого сидит очкарик в погонах капитана первого ранга. Он торопливо выпрыгивает из кресла и подходит ко мне и отдает честь.

- Капитан первого ранга Кристофер Моэм.

- Капитан первого ранга Виктор Сомов.

- Рад познакомится господин капитан. Господа, - обращается Моэм к моим сопровождающим, - большое спасибо за вашу работу.

- Но мы его еще должны допросить, - говорит видно старший из них.

- Это потом. Сейчас капитан первого ранга Сомов мой гость, это я пригласил его сюда и, пожалуйста, не мешайте нашей беседе.

- Но...

- Никаких но, это приказ помощника президента по национальной безопасности, поэтому идите, господа.

Гражданские как то колеблются, но все же покидают кабинет. Кристофер берет меня под локоть и ведет к креслу.

- Присаживайтесь, господин капитан. Вы извините, но я все же не ожидал, что вы откликнитесь на наше предложение, поэтому наша беседа примет немножко затяжной характер. Мы подождем еще нескольких заинтересованных в проекте лиц, а потом поговорим с вами.

В кабинете уже пять человек. Три адмирала, сам Кристофер Моэм и невзрачный низенький гражданский, которого мне представили, как представителя разведки. Толстый, с отекшим лицом, адмирал Грейс, задает тон беседе.

- Господин капитан, - Грейс ведет карандаш по карте, - условия соревнования мы ставим жесткие, потому что хотим проверить обороноспособность нашей страны от всяких неожиданностей... Есть еще на свете государства, которые не имеют атомного подводного флота, но обладая большим малыми флотом, в основном дизельными субмаринами, смогли бы принести значительный урон Америке, прорвавшись к ее портам. Поэтому и объявлен этот необычный вид соревнования. Что мы понимаем под жесткими условиями? Первое, это оборона побережья Америки. Не скрываем, здесь установленные гидрофоны вдоль побережья, ловушки на отмелях, спутниковое слежение и конечно, надводное и подводное дежурство кораблей и подводных лодок ВМС США. Второе, это участие в ловле дизельных субмарин, вспомогательных военно-морских сил разных государств, расположенных на пути предположительного прохождения подводных лодок от Куала-Тренгана до Сан-Диего. Сюда входят: Малайзия, Филиппины, Индонезия, другие малые океанские государства, включая ВМОС. Третье, это применение обороняющейся стороной современных средств слежения и уничтожения подводных лодок, включая глубинные бомбы, торпеды самонаведения и другие возможности...

- Простите, адмирал, - прерываю его я, - не значит ли это, что нас просто могут уничтожить.

Этот толстый индюк сразу же надулся и выдавил.

- Будете сопротивляться, конечно вынуждены будем уничтожить.

- Хорошо, а могу ли я использовать боевые торпеды?

Теперь адмирал кривит лицо в улыбке.

- Естественно, да, но... Мы же не кровожадные люди и нам не надо скандалов на весь мир, что мы погубили столько моряков или столько кораблей. Все должно быть корректно. Если попались, то получите сигнал, что вы в прицеле наведения. Если не всплыли и не сдались, то надо понимать, ведете игру до конца, то есть... действительно мы вас можем уничтожить.

- Мне тоже предупреждать корабли, которые подставят свои борта под мои торпеды?

Адмиралы переглядываются.

- Конечно, - говорит Грейс, - надо предупредить.

- А если этот предупрежденный, развернется и все равно начнет против меня атаку, да еще самонаводящимися торпедами...

- На каждом корабле будут посторонние наблюдатели, которые тут же зафиксируют мнимую гибель судна и заставят капитана прекратить боевые действия.

- У меня тоже будет наблюдатель?

- Да, даже не один.

После этих условий соревнования, пошли обычные вопросы снабжения , это топлива, боевого оснащения, порядок выхода из базы Куала-Тренгану и другие вопросы о составах команд, награждения и так далее. Только через четыре часа, мы решили, что предварительные разговоры завершились и теперь мы составляем договор о совместном порядке действия. Адмиралы убрались, в кабинете со мной остался разведчик и Кристофер Моэм.

- Господин капитан, где сейчас ваша лодка? - спросил меня разведчик.

- Спрятана. Только не расспрашивайте где, я это не скажу.

- Хорошо. Тогда вернемся к экипажу. Мы захватили некоторых ваших ребят, вы согласны их взять обратно на лодку.

- Конечно.

- После составления договора, мы передадим их вам. И последнее. Вы знаете что-нибудь о господине Ши Бой Лане?

- Да, он предатель.

- Господин Ши Бой Лань здесь, в представительстве.

- Прячется от возмездия?

- Можно сказать так. Это вы его раскусили?

- Случайно. Он поспешил доложить полиции, где я и на этом попался.

- Понятно. А ведь я его предупреждал, если операция провалиться, ему конец. К сожалению, Ши Бой Лань был уверен в успехе и на этом его карьера кончилась. А ведь был прекраснейший конспиратор.

- Давно вы его завербовали?

- Недавно. Почти в тот момент, как вас завербовал хозяин. Он сам виноват, втихую ограбил свою фирму на несколько миллионов долларов, об этом узнали мы и предложили ему на выбор, либо работать на нас, либо мы его сдадим хозяину. Он выбрал первое.

- Доллары то остались у него?

- Естественно.

- Теперь ему не спастись.

- Не могу так уверенно сказать, но считаю, что шанс выжить у него есть.

- Скажите, господин капитан, - спрашивает меня Моэм, - как вы улизнули в последний раз от наших кораблей?

- Я потопил ваш сторожевик, а потом лег, почти на него. Знал, что на место гибели своего корабля, вы сбрасывать бомб не будете.

- Понятно, господин капитан. Ну что же, я думаю, что предварительную беседу мы провели, на этом закончим наш трудовой день и встретимся в следующий раз.

- У меня только вопрос. Мне нужна надежная гарантийная грамота, что меня не схватят и не посадят, во время переговоров, вплоть до старта. Что вы мне можете предложить?

- Мы вам дадим одного из детективов, - говорит разведчик, - с большими полномочиями, заодно предупредим полицию и агентов ЦРУ о прекращении вашего преследования.

- Хорошо. Тогда до свидания, господа.

- До свидания, господин капитан, - отвечает Моэм.

- Вы подождите немного у входа, - прощается разведчик, - к вам подойдет сопровождающий детектив, с ним и выйдете.

Это был пожилой мужик с множеством морщин на лице. Он пожал мне руку и сразу сказал.

- Меня звать Ричи Моллен. Я прислан охранять вас. Можете не представляться, о вас я хорошо осведомлен.

- Отлично. Тогда пошли, Ричи.

У входа в представительство полно репортеров. Когда мы вышли из здания, то эта толпа сразу накинулась на нас.

- Капитан Сомов, это правда, что вам прощают пиратство, за выступление в гонках от Малайзии до Америки? - обрушился первый вопрос на меня.

- Правда.

Мы продолжаем двигаться, раздвигая микрофоны и настырных журналистов.

- Капитан, после гибели адмирала Тай Джи Гоу, вы теперь командуете пиратским флотом?

- Я не командую флотом.

- Господин Сомов, вы договор, с представителями США о прекращении пиратства уже подписали?

- Еще нет.

- Это правда, что соревнования приравнены к боевым?

- Правда.

Это слово словно током ударило по толпе. Половина журналистов сразу помчалось к телефонам или схватились за трубки. Детектив уже прорвал остатки толпы у самой машины и стал меня запихивать в нее.

Появление детектива в доме Юджина вызвало переполох. Ай Линь первая набросилась на меня.

- Ты с ума сошел. Зачем его привел?

- Это гарантия, что нас не схватят.

- Да плевала я на эти страхи.

- Ты, да. Я же теперь не должен боятся, мне надо готовиться к соревнованиям. Здесь не до не беготни от полиции. И потом, твой отец одобрил мои действия...

- Это не значит, что мы теперь должны быть под постоянным присмотром...

- Какая разница, будем, не будем, важно, что с властями теперь мир. Ты лучше не злись, а прими одну очень важную информацию. Ши Бой Лань прячется в представительстве США.

Она подпрыгнула.

- Это точно?

- Да.

Ай Линь выскочила за дверь. В комнате появился Ричи Моллен.

- Это твоя девушка?

- Нет, но она неравнодушна ко мне.

- Чего это она тогда, как ошпаренная вылетела от сюда?

- Поругались, она теперь недовольна, что рядом со мной ты

- Ну я... не мешаю вам. В общем то все эти бабы дуры.

Детектив вышел. Услыхала бы Ай Линь эту фразу, стерла бы незадачливого полицейского с лица земли.

Мне позвонил хозяин и попросил приехать к нему. Ай Линь без колебания согласилась присоединится ко мне. В сопровождении детектива мы прибыли на виллу хозяина.

В той самой комнате, где я первый раз подписал соглашение, сидят: хозяин - Ван Линь Синь, его юрист Ли Ван Го, Ай Линь и я. Подробно рассказываю о разговоре в американском представительстве.

- Все правильно, - подытожил переговоры хозяин. - Теперь нам надо выиграть гонки, чтобы утереть нос американцам и самое важное, выиграть время и отмыть наше имя, запачканное некоторыми подлецами. Я считаю, что Ли Ван Го на подписание контракта в представительстве поедет с вами.

- Правильно, господин Ван Линь Синь. Я бы мог не учесть некоторые юридические закорючки, а он вполне справиться этим.

- Хорошо. Теперь о вашем контракте со мной. В связи с изменением обстановки, предлагаю контракт подправить. Добавить пункты о досрочном его прерывании, если вы выиграете первое место в соревновании и продлим его, если проиграете. Кроме того, указать, что выигрыш на половину достается мне.

- Я ничего против не имею. Единственное что я хочу, это поговорить о некоторых важных вопросах, которые, по моему мнению, способствовали бы выигрышу в гонках.

- Об этом переговорите с Ли Ван Го. Он выполнит все ваши просьбы. И теперь последнее. Ли Ван Го, улаживать наши дела, я в Америку отправить не могу, а вот другого своего посланца, который сумел бы выполнить контроль за правильностью исполнения нашего соглашения, хочу вам предложить.

- Не понял, наверно посланец полетит самолетом, не со мной же будет плыть под водой.

- Какой же это контроль на финише, этак вы махнете на край света, потом ищи вас... Нет, он поплывет вместе с вами. Этим посланцем будет моя дочь, Ай Линь.

- Но это невозможно, она женщина. Женщина на корабле - это его гибель. Не подвергайте опасности свою дочь, мы же будем плавать среди вероятной смерти.

- Все эти поверья чушь и детские сказки. Моя дочь всегда за себя постоит и если надо даже наведет на лодке порядок.

- Только не это. Капитаном должен быть я.

- Вы им и остаетесь. Если Ай Линь будет вмешиваться в ваши распоряжения, разрешаю отхлестать ее ремнем, но только не в присутствии команды.

- Еще чего, - хмыкает Ай Линь.

- Ничего-ничего, выдержишь и не смей перечить. Я специально поставлю всю команду подводной лодки в известность, что слушаться она должна только капитана.

Она обиженно отворачивается в угол.

- У меня в экипаже еще будут посредники, хорошо бы их не трогать до конца гонки.

- Я понимаю, почему вы это говорите. Ай Линь, слышишь, посредников не трогать.

- Слышу.

- Вот и хорошо. А теперь, поговорите с Ли Ван Го по поводу договора и что вы там еще хотели.

Юрист поднимается и начинает кланяться во все стороны.

- Господин Сомов, пойдемте в другую комнату.

Мы уединяемся в светлом помещении, отрабатываем новые условия контракта между мной и хозяином. Когда все закончили, Ли Ван Го спрашивает.

- Что то вы хотели сказать мне по поводу вашего соревнования? Вам что то нужно, господин капитан?

- Да, господин Ли Ван Го, мне нужно зарегистрировать одну только что построенную рыбацкую шхуну, ввести ее в реестр, присвоить номер и выдать все подобающие документы, чтобы пограничники и другие службы легко нашли ее в компьютере и не придирались к разным закорючкам в бумагах.

- На это же нужно очень много времени.

- Мне это нужно сделать до соревнования.

- Хорошо, что еще?

- У адмирала Тай Джи Гоу была часть средств, на ремонт и другие вещи, необходимые для нормального выживания на судах. Мне тоже нужны деньги на достройку шхуны.

- Капитан, я не понимаю, вы участвуете в гонках на подводных лодках, а печетесь о какой то шхуне.

- Это и есть тот секрет, с которым я хочу победить соперников.

По моему до него что то дошло. Юрист заулыбался и закивал головой.

- Хорошо. Постараюсь помочь вам. Ну и хитрый же вы, господин капитан.

- Если, кто то узнает о моей хитрости, то первой полетит ваша голова. Пока об этом знают двое, я и вы.

- Я понял, капитан. Если вы больше не имеете требований, то мы можем доложить хозяину, что договор оформлен и все дела улажены.

- Нет есть еще одна вещь. Тай Джи Гоу сам прятал на побережье экипаж лодки. Я не знаю, куда он их распихал. Единственное, что мне пока известно и об этом сообщили в представительстве США, это то, что часть матросов и офицеров все же полиция сумела арестовать. Но мне согласились их выдать, после подписания соглашения. Где остальные, это вопрос. Мне бы всех собрать на лодку, сразу же после оформления договора.

- Это не проблема. Мои люди разыщут всех. Пошли к хозяину.

Ай Линь решила остаться у отца, а мы с Ричи Молленом поехали в наше прибежище.

- Я вашего хозяина давно знаю, - говорит по дороге мне детектив. Известный главарь банды. Сколько на него не заводили дел, никак не могли посадить.

- Нет улик?

- Даже если и были, ловкие адвокаты и деньги проворачивали все так, что ни улик, ни обвинений не оставалось. Его никак не могли зацепить по крупному.

- Тай Джи Гоу же зацепили.

- В отличии от Ван Ши Сина, Тай Джи Гоу действующий пират, у него руки в крови, где ни капни, везде следы, а у хитрого вашего хозяина даже налоги уплачены.

- Я ведь тоже как Тай Джи Гоу...

- Знаю, твое досье изучил. Страшный ты человек, капитан. Будь моя воля, я бы тебя засадил.

- Неужели я страшней Тай Джи Гоу.

- Страшней. Плавая на подводной лодке в этих морях короткое время, ты погубил людей больше чем Тай Джи Гоу за всю свою жизнь, почти в несколько раза.

- Не может быть.

- Только последний утопленный тобой сторожевик, потянул на дно четыреста человек.

- Это действительно много.

- Вот, вот. Если пираты нападали на судно, то обычно все могло бы кончится и без жертв, иногда убивали одного или несколько человек, иногда просто сажали всех в лодки и отпускали на все четыре стороны. А с тобой сложнее, подводная лодка выпустит торпеду, попадет в судно, здесь жертв не избежать, десятки, иногда сотни погибают...

- Как ты думаешь, мне будут мстить в гонках, за то, что я натворил?

- Я бы все военные корабли погнал только на тебя и утопил бы втихаря где-нибудь.

- Втихаря не выйдет, дам по зубам, да еще как.

Мой охранник замолчал и уже до самого дома не проронил ни слова.

Открываю дверь и тут же кто-то с радостным визгом бросается на шею.

- Май, как ты здесь очутилась?

- Меня сестричка вызвала по телефону.

Вот тебе и Ай Линь, до чего же сложная женщина, то хотела владеть мной до конца, то вдруг передала сестре. Сзади очутился Ричи.

- А это еще кто? - спрашивает он.

- Это сестра Ай Линь.

- Ну вот, все пиратское семейство собралось...

- Остынь, Ричи, благодари бога, что ты говоришь это не при Ай Линь. Иначе... быть тебе в пасти крокодила...

- Пошли вы. Зачем только меня отправили тебя охранять?

Охранник плюхнулся на диван и закрыл глаза.

- Пошли отсюда в комнату, Май.

В представительстве США идет подписание документов. Деловой Ли Ван Го, который раз просматривал все пункты соглашения.

- Здесь нет одной вещи, - говорит он мне.

- Что там еще выкопал?

- Здесь нет завещания.

- То есть?.

- Правительство США в случае твоей гибели должно выплатить компенсацию твоим родственникам.

- Так внеси это в договор.

- Тогда скажите, кому выплачивать.

- Ну..., - и тут я задумался, кто же мне близок. Матери и отца нет, жена ушла к другому и от того родила дочь. Родственников своих не знаю. Была - не была. - Напиши все на Май Линь.

- Хорошо, господин.

- Еще одно уточнение, если мы выиграем, контракт естественно автоматически прекратит существовать, а что будет с субмариной?

- Ее продадут Америке. Это будет оговорено специальным пунктом с Американской стороной.

- А если я проиграю, смогу ли пригнать подлодку обратно?

- Сможете, это тоже будет обговорено с Американской стороной.

После подписания соглашения, ко мне обратился Кристофер Моэм.

- Господин капитан, вы можете забрать из тюрьмы, часть арестованных нами матросов и офицеров лодки.

- Хорошо, я это сделаю завтра утром.

- А почему не сегодня?

- Сегодня не могу. Хочу вас предупредить, чтобы у нас не было никаких недоразумений, я завтра выхожу в море и желательно, чтобы нам никто не мешал, нас не преследовали, не пытались устроить провокаций. Мы будем подготавливаться к переходу через океан и в Куала-Тренгану окажемся за несколько дней до старта.

- Господин капитан, а вы надеюсь не будете за это время шалить на морях.

- Слово офицера, сэр.

Адмирал Грейг кивает головой.

- Я думаю, мы можем вам верить, господин капитан.

- И последнее, наверно полиция уже вся информирована обо мне, может убрать от меня лишнюю охрану.

- Договорились.

Когда стали уходить из представительства я обратился к Ли Ван Го.

- Мне сегодня вечером нужны деньги.

- Я, из вашего разговора с адмиралами, понял об этом. Сегодня вечером деньги будут у вас.

- Тогда последнее. Рано утром объездите тюрьмы, соберите моих людей в Северной бухте, часам к девяти а тех кто прячется на материке, найдите и после завтра пришлите на остров Кауло.

- Хорошо, господин капитан.

В нашем временном пристанище собрались: Ай Линь, Май Линь, я и хозяин квартиры Юджин Кельвин.

- Значит завтра уйдешь в море? - спрашивает Ай Линь.

- Да.

- Почему так рано, перегнать лодку в Куала-Тренгаку можно за несколько день, а ты почти за месяц исчезнешь от сюда.

- Мне надо подготовиться к маршруту, изучить острова, прибрежные полосы материков, посмотреть готовность и профессиональность экипажа.

- Конечно, тебе виднее. Без Тай Джи Гоу наверно будет трудновато.

- Может быть.

В дверь позвонили. Все насторожились.

- Кого там несет? - удивилась Ай Линь.

Хозяин квартиры пошел открывать и вскоре в комнате появился Ли Ван Го в сопровождении двух здоровых китайцев.

- Господин капитан, я привез вам подарок.

Ли Ван Го поставил на стол портфель.

- Спасибо, господин Ли Ван Го.

Ай Линь никого не спрашивая, подошла к портфелю, щелкнула замками и заглянула внутрь.

- Хороший подарок.

- Господин капитан, все что вы просили, я сделал, - продолжает Ли Ван Го. - Завтра команда будет на месте.

- Замечательно.

- Одно плохо, господин капитан. Ваш дом находится под наблюдением и судя по всему под очень сильным наблюдением. Я думаю они ничего серьезного делать вам и уважаемым госпожам не будут, однако стоит поберечься.

- Понятно. Мы это учтем

- Тогда, до встречи, капитан. До свидания, господа.

Ли Ван Го с охраной убрался. Ай Линь, кивает на портфель.

- Что ты задумал, Виктор?

- Тсс... Раз мы под наблюдением, то возможно нас и прослушивают. Я потом скажу.

Она кивает головой, потом выходит из комнаты. Май мне подходит ко мне и кладет голову на грудь.

- Виктор, я могу прилететь в Америку, к твоему финишу?

- Почему бы нет. Прилетай. Только постарайся с охраной или с кем нибудь.

- Ты думаешь, могут быть неприятности?

- Я боюсь за тебя.

В комнату возвратилась Ай Линь в ее руках лист бумаги и ручка. Она пишет мне на листе и передает в руки.

"- Что ты мне хотел сказать?"

Отбираю у нее ручку и пишу ответ.

"- Мне надо удрать с портфелем рано утром, желательно обмануть слежку."

"- Сделаем." - так написала она.

Май Линь гордо запирает двери в спальню перед носом Ай Линь.

- Ты сегодня спишь на диване, сестричка.

Та усмехнулась.

- А я и не собиралась к вам. Только отдай мне расческу на трюмо, она моя. Я же здесь спала до тебя.

Когда Ван легла ко мне в кровать, то спросила.

- Моя сестричка случайно не затаскивала тебя сюда?

- Нет, я спал на диване.

Утром Ай Линь достала из шкафа длинную веревку, раскрыла окно, которое выходит не на улицу, а с другой стороны дома в лабиринт помоек и одноэтажных строений, протянула один конец Юджину Кельвину, а другой выкинула в окно.

- Юджин, держи. Виктор лезь вниз. Пересечешь этот гадюшник, выйдешь на побережье, иди вдоль берега влево и выберешься опять на городскую улицу, здесь перехватишь такси.

- Хорошо. Май, пока, до встречи.

Я целую ее и тут свое личико подсовывает Ай Линь.

- И меня тоже, я заслуживаю поцелуя.

Целую ее тоже и тут Ай Линь меня укусила в губу. Я отбросил ее в сторону.

- Ой, ты что?

- Не забудь свой портфель.

- Дура, что ты наделала? - Май вытирает мне губу рукавом светлой кофточки, на нем показались красные пятна. - У тебя совсем нет чувств меры, - негодует она.

- Чего сопли то распустили? Давай, убирайся, - как-будьто ничего не случилось, командует Ай Линь.

Я соскальзываю по веревке во двор и бегу к убогим домам.

Моряки имеют неважный вид, некоторые с синяками, кровоподтеками, одежда у двоих порвана, всего их семнадцать человек. Маленький китаец- штурман отдает мне честь.

- Сэр, мы прибыли.

- Вижу. Вас покормили?

- Не могу сказать, сэр. Меня лично, да. Остальные были распиханы по двум тюрьмам, я их не спрашивал.

- Ладно, на лодке откормимся.

- Извините, сэр, вы не могли мне сказать, кому мы обязаны освобождению?

- Могу сказать. Вы обязаны освобождению американским властям. Наш хозяин решил принять участие в международных соревнованиях на подводных лодках, вот и отпустили всех арестованных с нашей субмарины.

- Понятно, сэр. Куда сейчас плывем?

- Зафрахтуем катер и поплывем к островам...

На шхуне развал. Охранники дрыхли на палубе и я с трудом их растолкал.

- Да они же пьяны в стельку, - говорю китайцу.

- Да, сэр. А где лодка, до нее еще долго плыть?

- Зачем плыть? Лодка под нами.

- Как под нами? Неужели... Это здорово, сэр. Как немецкий капитан Шпейде во время второй мировой войны, я про него читал. Разрешите спустится вниз, сэр.

- Спуститесь и наведите порядок, вызовите мне сюда старшего.

- Есть, сэр.

Через десять минут ко мне на палубу поднялся опухший Гарри Кроумф, командир минного отсека.

- Здравствуйте, сэр. За время вашего отсутствия ничего не случилось, на лодке полный порядок.

- А это что? - я киваю на, еле стоящую на ногах, охрану.

- Эти малость переусердствовали, сэр. Я решил, чтобы не привлекать внимание местных властей и населения, оставшимся на лодке вести себя как и всем остальным жителям на острове.

- Хороша конспирация, кто хочет, тот сразу может пробраться вниз, мимо охраны.

- Еще никто не пробрался, сэр.

- Ладно, сколько на лодке матросов и офицеров?

- Всего двадцать один человек, сэр.

- Мало. Будем ждать остальной экипаж.

- Мы проводим операцию, сэр?

- Да.

- А где адмирал Тай Джи Гоу? В этот раз пойдем без него?

- Он погиб.

- Господи. Царствие ему небесного...

Через два дня на лодку прибыло еще около пятидесяти человек. Ли Ван Го выполнил обещание, собрал остатки экипажа с тайных баз на берегу. Так как у меня в экипаже оказалось сразу два штурмана, то расторопного китайца поставил на должность старпома. Теперь я решил, что пора отчаливать. Погода нам благоприятствовала и вскоре мы приплыли на тот остров, где нам надстроили шхуну.

В конторе маленькой верфи, собрались инженеры и руководители предприятия. Я им разъясняю задачу.

- Господа, мне нужно завершить строительство шхуны. Как можно прочнее закрепить корпус и... сделать его съемным. То есть, мы хотим, чтобы вы в определенное время аккуратно сняли деревянную надстройку, освободили лодку, мы отплывем и через две недели придем обратно, напялим шхуну на себя, закрепимся и пойдем в море дальше. Шхуна в дальнейшем должна выдержать штормы и ураганы.

- Надстройку надо снимать когда? - спросил меня на плохом английском худощавый директор. - Определенное время, это как понимать?

- Это значит - сегодня вечером.

- Платить как будете?

- Наличными и сейчас.

- Тогда в чем дело? Мы уже готовы работать. Господин капитан, предлагаю через два часа отплыть чуть-чуть поглубже, мы вокруг шхуны закрепим воздушные мешки, открепим стяжки и вы нырнете на глубину. Шхуна останется на плаву, а вы при своих интересах. Потом мы судно отведем сюда на верфь и все доделаем как надо.

- Отлично. Пойдемте, господа.

В Куала-Тренгану солнечное утро. Наша лодка всплыла недалеко от военно-морской базы и в сопровождении катеров береговой охраны, направилась на место сбора субмарин, участвующих в гонке. Около семнадцати подводных лодок под разными флагами мира сгруппировались вокруг трех пирсов. Маленький китаец- старпом, запросил по микрофону.

- Сэр, под каким флагом нам входить в порт?

- Не знаю. Флаг Сингапура у нас есть?

- Нет, сэр.

- Тогда натяни любой.

- Есть, сэр.

К моему удивлению, на флагштоке заполоскалось бело-синее полотнище с красными звездами старой коммунистической России.

Мы причалили к борту канадской субмарины, перекинули мостки и вскоре я знакомился с огромным капитаном.

- Так вы и есть, Сомов, - гремел бас. - Много слышал о вас. Я капитан этого корыта, Джон Максвелл.

- Очень приятно.

- Может ко мне зайдете, выпьем виски, поговорим.

- Не сейчас, капитан. Мне надо сойти на берег и представится, но мы обязательно встретимся и поговорим.

На берегу меня ждал адмирал Грейг. Мы пожали друг другу руки.

- Ждал вашего прибытия, господин капитан. Вы последний участник, который прибыл на соревнование.

- У меня много было проблем, господин адмирал.

- Лодка в порядке?

- Так точно.

- Поехали к нам в штаб, там поговорим о снабжении лодки, потом сегодня жеребьевка, надо определить порядок выхода субмарин со старта.

- Я готов, сэр.

Мы приехали в штаб ВМОС. Грейг сразу организовал массу полезных встреч. Снабженцы быстро договорились со мной о поставках горючего, продовольствия, вооружения. В час дня все капитаны субмарин, участвовавших в гонках, собрались в большом зале за овальным столом. Присутствовали наблюдатели, высшие офицеры ВМОС, чиновники из госдепа США и конечно журналисты и телерепортеры, эти забили все углы и почти зависают за нашими плечами.

- Господа, - начал речь адмирал Грейг, - сегодня мы являемся участниками великого объединения флотов всего мира. Знаменитые дизельные субмарины класса А, крупных морских держав впервые будут участвовать в гонках за звание лучшей подводной лодки мира. Перед капитанами будет много преград, это и надводные корабли, воздушный флот, искусственные барьеры и слава тем, кто все преодолеет и придет первым. А сейчас будет проведена жеребьевка, на право выхода со старта. Очередная подводная лодка будет через каждые пол часа выходит из порта и направляться в плавание. Внесите шары.

Два офицера вносят прозрачный барабан с серыми шарами и устанавливают перед адмиралом. Барабан крутится и адмирал объявляет.

- Первым выйдет...

Вращение прекращается и Грейг через окошечко достает первый шар, аккуратно развинчивает половинки, внутри записка. Адмирал читает.

- Французская подводная лодка типа Наутилус.

Вспыхивают блики фотокорреспондентов. Встает капитан Наутилуса и кивает головой. Опять вращается барабан.

- Вторым выходит... Английская подводная лодка "Фрезер".

Идет нудное формирование списка. Но вот, наконец, очередь доходит и до меня.

- Девятым выходит... Э...э... Бывшая российская подводная лодка "Комсомолец Узбекистана", принадлежащая одной частой международной компании, под командованием, известного всем, господина капитана Сомова.

Я встаю и десятки вспышек ослепили глаза. Гул прошелся среди журналистов и остальной публики. Меня, действительно, все здесь знали.

Подводные лодки готовятся к плаванью и пока под руководством маленького китайца идет погрузка топлива и материалов на субмарину, я зашел в гости к канадскому капитану. Мы сидим в его маленькой каютке и пьем виски, разбавляя их тоником. Джон Максвелл очень добродушный, разговорчивый гигант.

- Здесь творятся очень непонятные вещи, Виктор, - говорит он мне. Представляешь, в штабе сказали, если я сразу не подам позывной, кто я есть, то любой корабль над головой или атомная субмарина вправе закатить по мне боевую торпеду. Выходит, если даже я подам сигнал, то они еще посмотрят нравлюсь я им или нет, а может и самое худшее не разберут сигнала, тогда ты точно покойник.

- Мне кажется тебе, Джон, беспокоиться нечего, это сделают только со мной. Представляешь, поразили пирата, отомстили за потери ВМОС.

- Это точно, ты кандидатура номер один. Любому капитану ВМС просто будет наслаждение всадить в твою задницу управляемый заряд.

- И это несмотря на наличие посредника на судне.

- Виктор, не будь наивен. Уверен, тебе подсунут людей, которых терпеть не могут ни в ВМОС, ни в ВМС США. Таких терять не жалко.

- Ты прямо хоронишь меня, Джон.

- Виктор, давай посмотрим на вещи реально. Противолодочный пояс вокруг Сан-Диего уже двадцать пять лет, никто не мог прорвать. Там все усовершенствовано и каждый метр под водой контролируется. Как мне сообщил мой друг атташе при нашем посольстве на Филиппинах, плавание от сюда до Сан-Диего тоже небезопасно. ВМОС решил задачу весьма просто, все проливы он взял под контроль. Посмотри на карту, нам по идее даже не выбраться из этого проклятого Малазийского мешка, просто нет возможности. На что ты надеешься?

- А ты? Значит ты уже сдался?

- Я, нет. Все же попытаюсь надуть ВМОСовцев. Пираты десять лет не дают покоя судоходным компаниям в этих районах, однако они еще не добиты объединенными силами, значит надо попробовать использовать их опыт, чтобы выскользнуть из этой петли. А по поводу противолодочного пояса у Американского континента? Конечно не прорвусь, но ведь первое место может получить тот, кто хотя бы проскользнет к цели на милю больше, чем конкурент.

- Однако у меня другая задача, я все же надеюсь прорваться в Сан-Диего и наделать там переполох.

Максвелл засмеялся.

- За что уважаю русских, так это за то, что они всегда мыслят не так как мы. Еще когда я был простым лейтенантом, мы пытались выловить русскую атомную подводную лодку в море Баффина, для этого перекрыли пролив Девиса на Юге, а на Севере понадеялись на природу, в это время лед сковал все пространство между тысячами островами. Представляешь, они вышли. Потом, когда расследовали в чем дело, оказалось, что русские пошли за стадом китов, те спокойненько проложили курс для прохода лодки между островами, в Северный Ледовитый океан.

- Я тогда был на той лодке, тоже лейтенантом.

- Да что ты говоришь?

- Представь себе. Действительно мы попали в скверное положение, но стадо китов, которое было недалеко от нас, уверенно перло на Север и капитан решил рискнуть. Во первых, киты на отмели не пойдут, а во вторых, они за несколько миль чуют, где слабый лед и где промоины.

- Давай выпьем капитан за удивительную встречу. Если прорвешься в Сан-Диего, я публично сниму шляпу перед удивительными моряками из России.

- В смысле фуражку...

- Ну да, фуражку и об этом сообщу всем корреспондентам.

Сегодня старт. По пирсу прется черный лимузин, он останавливается напротив нашей лодки. От туда выходит Ай Линь, в темном брючном костюме и Ли Ван Го с папкой в руке. Девушка сразу набрасывается на меня.

- Я жду, когда он меня пригласит или приедет за мной, а он...

- Госпожа, я вам не нянька.

Она впилась в меня взглядом и прошипела.

- Ненавижу... Эй, шофер, - обернулась к машине, - вытащи вещи. Куда мне идти, капитан?

- Вахтенный, - зову с лодки дежурного.

Расторопный малый появился передо мной.

- Проводи госпожу и отнеси ее вещи в мою каюту.

- Есть, сэр.

Они уходят и я почему то думаю, как она будет спускаться в этих каблуках через рубочный люк.

- Господин капитан, - Ли Ван Го протягивает мне папку, - здесь все. Реестр на шхуну, все на ее документы и даже морской журнал, начатый год назад.

- Спасибо, Ли Ван Го.

Я пожал ему руку.

- Удачи, господин капитан.

Восьмая субмарина под звуки оркестра выходит из порта. Следующие через пол часа - мы. По пирсу едет джип, он лихо тормозит у нашей лодки. Из него с чемоданчиками выскакивают два моряка. Одного я узнал. Это капитан первого ранга Кристофер Моэм, другой детина поздоровей со такими же знаками отличия, как и его напарник.

- Господин капитан, привет, - орет Моэм, - мы к вам посредниками.

- Чего так поздно?

- В штабе никак не могли определится, кого послать. Знакомьтесь, это капитан первого ранга Станислав Понятовски.

- Поляк?

Я пожимаю крепкую руку.

- Мои родичи от туда, - басит голос, - сам я коренной американец.

- Прошу вас на лодку. Вахтенный..., - ору опять.

Все тот же расторопный парень вытянулся передо мной.

- Господ офицеров, в приготовленную для них каюту.

- Нет, нет, - вдруг говорит Моэм, - пусть отнесут наши вещи, а мы пока постоим на верху. Хочу посмотреть проводы субмарин, это всегда захватывающее зрелище.

Мы забираемся в рубку и ждем сигнала, когда нам разрешат отойти от пирса.

И вот наконец, показались судьи. Адмирал Грейг машет рукой.

- Счастливого плавания.

Отдали концы и я скомандовал.

- Малый вперед...

Заиграл оркестр и мы поползли к выходу из базы.

Только вышли на большую воду и я приказал всем покинуть рубку и уходить вниз. Аргентинец- штурман проложил курс и мы вместо того, чтобы плыть на восток, двинулись на юг. Посредники ни каких вопросов или замечаний мне на это не сделали. Я отправился в свою каюту. Ай Линь сидела на койке и просматривала журналы.

- На твоей лодке никакого порядка. Я спросила у проходившего мимо каюты матроса, где туалет. Он дико рассмеялся и хотел пройти мимо, пришлось сунуть ему под нос пистолет и тот сразу довел меня куда надо. Разве ты не будешь представлять меня команде? Я не хочу в дальнейшем такого отношения ко мне.

- Я уже всех предупредил. Этот парень просто, еще не привык к женщине на такой посудине.

- Здесь тяжело дышится. Мне можно забраться на верх?

- Нет. Мы плывем под водой?

- Как под водой?

- Так.

Она стала прислушиваться. В это время в дверь каюты постучали.

- Войдите.

Появился Кристофер Моэм.

- О... Мадам, извините. Господин капитан, с вами можно переговорить.

- Позвольте представить, перед вами старшая дочь моего хозяина, госпожа Ай Линь. Она осуществляет инспекцию от фирмы. При мадам можно говорить все, тайны уже не могут выскользнуть наружу.

- Хорошо, капитан. Могу я получить консультацию?

- Да, конечно.

- Капитан, в любой гонке есть сроки. Мы же ломаем все графики, уходя в сторону от трассы. Я, как посредник, хочу разобраться в чем дело. По крайне мере в этой гонке, понятно только одно, это то, что каждый подводник стремиться обойти контролирующие моря военно-морские силы противника, но простите, попав в Яванское море, вы явно нарываетесь на них. Вам все равно придется идти мимо Индонезии. Я считаю это самый опасный маршрут. Во первых, изобилие островов и проливов, это больше риска попасть в ловушки ВМОС и во вторых, даже если вы все это пройдете, то в итоге затратите лишние десять суток, а это значит, если вы еще по мимо этого, дополнительно проштрафитесь на трое суток, то вас снимут с дистанции. Мне пока не понятен ваш ход.

- Во первых, во вне штатной обстановке зовите меня Виктор, а я вас, с вашего разрешения буду звать Кристофер. Согласны? - мой собеседник кивает головой. - Во вторых, наша цель попасть в Сан-Диего. Попасть любым путем, что я и постараюсь сделать, поэтому не удивляйтесь дальнейшим моим действиям. Толи еще будет.

- Ладно, Виктор, конечно это ваше дело, как прорваться к цели. Мы тут со Станисловым хотим отметить наш поход. Вы не против вместе с вашей дамой появится в нашей каюте...

- Ай Линь, как ты смотришь на это дело?

- Как скажешь, Виктор.

- Хорошо. Мы придем через десять минут.

- Отлично. Я пошел приготовлю все к вашему приходу.

Кристофер уходит.

- Я буду спать здесь? - спрашивает Ай Линь.

- Да.

- Значит мы будем спать вместе?

- Ни в коем случае. На военном корабле разврат запрещен. Поэтому, я сплю в каюте старпома, нам с ним все равно надо меняться в центральном посту.

Девушка надула губы.

- Как ты вульгарен, Виктор. Разврат. Да у меня уже потребность сожрать тебя и уничтожить. Физически пока это невозможно, но вот когда с тобой в постели, то стараюсь высосать из тебя все, с наслаждением довожу до полного изнеможения и вот, когда ты готов и как тряпка в моих руках, мечтаю скрутить, выжать, удавить... Впрочем у меня появляются и другие скверные мысли, но... на моем пути всегда, отец, моя глупая сестра и почему то какая то внутренняя связь, тянущаяся к тебе. Мои бывшие любовники и другие мужчины никогда не рыпались, всегда послушно делали все что я хочу, а вот с тобой... даже в сексе испытываю бешенное сопротивление и это... заметь, еще больше привлекает и возбуждает.

- Ты маньячка. Постарайся вести себя на лодке как подобает. А теперь, пошли. Нас ждут.

Каюта тесна, с трудом уместились на койках вчетвером. Станислав галантно целовал ручку Ай Линь, Кристофер разливал и раздавал бокалы с шампанским.

- Давайте выпьем за удачный поход, - предлагает Моэм.

- Давайте, но я сделаю это только символически, - я чуть пригубил искристую жидкость в бокале. - На нашей лодке пить экипажу нельзя.

Они выпивают бокалы и тут в двери постучали.

- Капитан, сэр, это старпом. Вас просят на мостик, акустик уловил сигналы...

- Иду. Господа офицеры, оставляю вам эту красивую девушку, а у меня дела...

Всплыли у острова, где оставили шхуну. Нас уже ждали. Огромная деревянная махина стояла по центру бухты, поддерживаемая двумя рыбацкими судами. Я чуть притопил субмарину, а рабочие и моряки стали заводить шхуну над нами, строго центрируя вход рубки в проделанный в днище глухой канал. Наконец продул цистерны и осторожно всплыл, посадив постройку на лодку. И тут забегали плотники и ныряльщика, началась сложная работа по креплению шхуны к лодке. Появился директор компании.

- Капитан, все готово. Сейчас загрузим на вашу палубу бочки с горючим, закрепим их и тогда можете отплывать.

- Отлично. Вот здесь деньги, за работу, но там же удвоенная сумма за молчание.

Я протягиваю ему сумку с долларами.

- Я понял, капитан. На наших строителей можно положиться, здесь все местные и на болтунов быстро натянут удавку.

- Тогда счастливо.

Директор уходит. На палубе шхуны появились Кристофер, Станислав и Ай Линь, только что вылезшие из рубочного люка.

- Теперь мы поплывем на этом... на этой посудине, - с удивлением оглядывается Ай Линь.

- Да и запомни, твое место с сегодняшнего дня только здесь. На этой палубе, ты можешь бесится, загорать, болтаться, тут же будешь спать и есть, можешь и будешь показывать свои прелести всем проходящим мимо судам. Это нужно для конспирации, пусть все проходящие мимо будут думать, что у нас гражданское судно. Вам, господа посредники, сюда вход запрещен.

- Это почему? - изумился Станислав.

- Не хватало, чтобы с проходящих кораблей, в оптику узнали ваши лица.

- Он прав, - кивает головой Кристофер. - Виктор, ну можно, хотя бы посидеть вот здесь на капитанском мостике, я лицо замотаю чем-нибудь.

- Нет. Рисковать не буду.

На самом деле я все же боялся подлости, даже со стороны вроде бы лояльных посредников, а вдруг у кого-нибудь окажется радио маяк или кто-нибудь из них попытается связаться с берегом или проходившими судами.

- Ладно, черт с тобой. Мы будем сидеть в центральном...

- А теперь полный вперед на северо-восток, господа, по самому кратчайшему пути.

Первым нам попался на встречу большой корвет под номером 502, на нем флаг французских ВМС. Он проходит слева в десяти кабельтовых и я чувствую как нашу посуду прощупывает оптика корабля. Ай Линь в одном купальнике, перегнулась через поручни и с любопытством разглядывает серую громадину. Теперь в этих бесконечных морях и проливах между Филиппинами, Индонезией и Малайзией перед нами замелькали разные суда и корабли, но мы нагло перли мимо них все дальше на восток и на восток.

Первые неприятности начались в море Сулавеси. На нас напал пират. Самый настоящий разбойник на большом катере береговой обороны потребовал, чтобы мы остановились. Для острастки пальнул из носового орудия и перед нами поднялся столб воды.

- Кроумф, - ору в микрофон, - ты не заснул?

- Нет, сэр.

- Зарядить два аппарата.

- Есть, сэр.

- Сигнальщик, - прошу переодетого в лохмотья матроса. - Просигналь паразиту, что сейчас остановлюсь, только против волны развернусь. Кроумф, готово.

- Да, сэр.

- Внимание...

Катер разворачивается в мою сторону , я тоже разворачиваюсь стараясь поймать его борт.

- Он требует остановиться, иначе будет стрелять на поражение, сообщает сигнальщик.

- Передай, останавливаюсь.

Вот его борт, он чуть перемещается и я командую.

- Внимание, минный отсек. Приготовиться, пли...

Торпеда выскользнула из лодки и пошла, заметно оставляя на воде след. На катере ее заметили и заметались. Я вижу, как пираты поспешно разворачиваются, в надежде, что смертоносная сигара проскочит мимо. Тщетные надежды, самонаводящаяся торпеда нашла цель и точно прет на кораблик. Вот и взрыв, корма катера подпрыгнула, вздулась огромным шаром металла, дыма, воды и изуродованный обрубок бывшего грозного кораблика, пополз в воду.

- Классно, - слышу возглас Ай Линь.

Она забралась на крышу мостика и от туда наблюдает всю трагедию.

- А ну марш на палубу, - командую ей.

- Слушаюсь, командир, - но сама даже ухом не ведет. Совсем не пытается пошевелиться.

- Дежурную команду, с оружием на верх, - командую я в микрофон.

Из рубочного люка выскакивает семь человек с автоматами в руках.

- Перестрелять всех плавающих на воде.

Подвожу лодку поближе к месту трагедии. Начинается бойня, мои бандиты расстреливают тонущих пиратов, барахтающихся в воде. Ай Линь начинает фактически руководить моими матросами.

- Вон того, - показывает она пальцем на вынырнувшего пловца, - и вот этого... Его-его. А вон еще, за ящиком, голову пригнул...

Ей процесс смерти пришелся по вкусу. Теперь девушка сползает с крыши мостика на палубу и вырывает у ближайшего матроса автомат.

- Дай сюда.

Как заправский солдат, передергивает затвором и сама начинает палить по воде, добивая последних пиратов на водной поверхности моря. Как только последний человек утонул, наступила затишье. Ай Линь еще долго оглядывает горизонт и разочарованно возвращает автомат матросу.

- Здорово. Такого я еще не видала.

Ночью проскочили мимо острова Самар. Здесь стоят два сторожевика, эти просто прощупали нас прожекторами и отпустили в Тихий океан. Можно сказать первый этап выдержали, прошли все кордоны ВМОС. Впереди неприятная погода и побережье Америки.

Примерно за несколько тысяч миль до берега, океан забит военно-морскими кораблями США, акустик без конца дает новые координаты снующих подводных лодок и надводных кораблей. Сигнальщики постоянно сообщают о самолетах и вертолетах снующих в небе. Мы нагло плывем среди этих стай, только меняем поворот угла лопастей винта, чтобы трудно было акустикам противника определить шум подводной лодки.

Американский пограничный катер по радиостанции запросил данные о судне и зачем едем. Ответили в соответствии с документацией, которую приготовил нам Ли Ван Го, а также, что плывем за покупкой рыбацкого снаряжения в Сан-Франциско. Видно нас проверяли минут десять, потом опять запросили. Для таможенного досмотра предложили выйти на рейд Сан-Франциско. Это меня вполне устраивало. Мои посредники выслушали меня и озабоченно уставились в карты.

- Значит, мы прошли противолодочный пояс? - спросил Станислав.

- Выходит так.

- Удивляюсь, так просто подловили все службы США, - задумчиво говорит Кристофер.

- Нет, есть еще одна неприятность впереди. Это таможенный контроль. Пока это для нас самый основной барьер.

- А может нам сдаться им. Уверен, что мы так и так вырвались далеко от всех, нам первое место уже обеспеченно.

- Не могу вам сказать об этом с уверенностью, но все равно открываться таможенникам не будем. Будем прорываться на базу.

- Только без крови, капитан.

- Постараемся.

Плывем вдоль побережья на Север в сторону Сан-Франциско. Скоро база Сан-Диего. Я знаю, попасть на нее через закрытый створ невозможно, мощная стальная сеть перегородила проход и не позволит прорваться внутрь базы. Почти напротив ворот лодка останавливается. Я приказываю пловцам снять стяжки с деревянной постройки. Гоню Ай Линь в рубочный люк.

- Давай быстрей, сейчас будет пожар.

- Как пожар?

- Так. Не спрашивай, вали...

Около меня Станислав.

- Господин капитан, вы не можете нам подсказать, что вы сейчас будете делаете?

- Хочу поджечь этот камуфляж.

- Но зачем?

- Чтобы пройти на базу, нужно чтобы там открылся створ ворот. Сейчас дадим позывные СОС, сделаем пожар и будем ждать выхода с базы пожарных судов, а сами попытаемся прорваться туда, когда отодвинут сеть.

- Черт знает, что, капитан. С вами очень интересно плавать.

- Спасибо, но лучше всем вниз...

Отстегнули шхуну и я приказал сигнальщикам поджечь ее, а радистам дать сигнал СОС. Как только вспыхнула корма и нос, мы медленно стали заполнять цистерны забортной водой. Подводная лодка опустилась, оставив на воде пылающий каркас шхуны. Акустик докладывает движение со стороны базы какого то судна. Класс его пока определить не могли.

- Капитан, он идет на нас, похоже что это большой катер.

- Отлично. Поворот вправо 46 градусов, полный вперед.

- Капитан, буксир отводит сети со створа.

- Идем прямо в ворота, так держать.

- Капитан, судно или катер с базы начинает входить в створ.

- Полный вперед.

Только бы успеть до закрытия ворот. Как быстро бежит время.

- Судно над нами.

Все, мы прорвались, нос лодки уже на за бонами. Теперь надо не напороться на какой-нибудь корабль, в акватории базы очень тесно.

- Слышу буксиры, они закрывают ворота, - продолжает докладывать акустик.

- Что там в море?

- Капитан, по-моему с базы вышел пожарный катер, он уменьшил обороты и подходит к шхуне, слышу шум воды.

- Стоп двигатели. Продуть цистерны.

- Господин капитан, мы всплываем? - спрашивает Кристофер Моэм.

- Да, мы на базе. Нам еще надо найти пирс номер семь.

- Я знаю где он. Разрешите довести лодку.

- Сейчас поднимемся.

Чуть пробивается рассвет. В море яркая точка мигающего света. Это полыхает наша шхуна. Вся база в огнях и мы легко можем различить, что творится вокруг. Стоят на приколе полу спящие боевые корабли, здесь слева и справа, корветы, легкие крейсера, эсминцы, сторожевика, масса катеров и подводные лодки. Все пирсы заполнены, мой посредник уверенно лавирует между кораблями и ведет субмарину к последней точке нашего соревнования.

- Пирс влево 16 градусов, - подсказывает Моэм.

Лодка медленно подплывает к совершенно пустому пирсу. Нас никто не встречает. Пристали к стенке и матросы ловко закрепили троса за тумбы. Подтянули трап.

- Господа офицеры, - обращаюсь к посредникам, - поздравляю вас с прибытием в Америку.

- А где же встречающие? - удивляется Станислав.

- Они просто не ожидали, что мы приплывем, поэтому никаких торжественных встреч нас не ждет.

- Я думаю, нам надо выехать в штаб флота и доложить о прибытии, говорит Моэм.

- Правильное решение.

- Тогда спустимся вниз, соберем чемоданы и в путь.

Посредники поползли в рубочный люк. Через некоторое время на верхней палубе появилась Ай Линь.

- Виктор, мы уже прибыли...?

- Да, можешь считать, что мы победили и первыми прорвались на базу.

- Но у нас... впрочем, я не сомневалась, что мы победим. Виктор, я поеду в город, сниму номер в гостинице. Попроси матросов поднять мои вещи и поставить на... это кажется пирс, так вот, на нем. Я пришлю за ними машину.

- Хорошо. Но тебя не пропустят с базы, у тебя нет пропуска.

- Ну придумай что-нибудь, ты же здесь старший.

- Ладно. Сейчас в штаб пойдут наши посредники, отправляйся с ними, они тебе помогут с машиной и пропуском.

- Ну вот все же что то придумал.

- Как я тебя найду?

- Меня искать не надо, это я тебя найду.

- Может подождешь меня, вместе отправимся в город?

- Нет. Уверенна, что ты надолго задержишься здесь. Я завшивела на твоей посудине, мне прежде всего надо ванну, а потом надо срочно позвонить отцу, передать, что мы уже в Америке...

- Вон идут наши офицеры, отправляйся с ними.

На палубу поднялись посредники.

- Господа офицеры, возьмите с собой госпожу Ай Линь. Ей надо выбраться с базы, помогите организовать пропуск.

- Конечно, - закивал головой Станислав, - пойдемте госпожа.

Ай Линь подошла ко мне вплотную.

- Поцелуй меня.

- Мне неудобно, здесь много матросов и офицеров и потом..., ты кусаешься.

Этот зверек, все же напал на меня, она вцепилась в мои волосы и пригнула голову к себе, потом поцеловала в губы.

- Я все же сохраню тебя, негодяй, - прошипела она, когда откинула голову.

После этого оторвалась и легко взбежала по трапу на пирс.

Паника началась через четыре часа. Зачем то в порту взвыла сирена. К нам подлетели два торпедных катера, они встали в пятидесяти метрах от лодки и откинули лючки торпедных аппаратов. Забегали по палубам соседних кораблей матросы, несколько ближайших из них, зашевелили стволами орудий и их черные зрачки уставились на нас. На пирсе показались два военных грузовика, они перегородили вход со стороны суши. Выскочившие из них солдаты оцепили место стоянки подлодки. А в небе показался вертолет, который стал облетать наше пристанище.

Еще через час к военным грузовикам подъехало множество легковых машин. От туда выскочили нетерпеливые люди и большая толпа сразу забурлила перед цепью солдат. Лейтенант Гарри Кроумф кивнул на них.

- Сэр, это прикатили журналисты, сейчас начнется...

- Что начнется?

- Будут прорываться сюда.

От грузовиков отделилась группа людей в военной форме и направилась к нам.

- Очухались, - усмехается минный офицер, - начальство прибыло.

Я в бинокль различил адмирала Грейга.

- Похоже, что это так.

На верхней палубе лодки столпотворение, прибывшие офицеры приветствуют нас. Адмирал качает мою руку и без остановки спрашивает одно и тоже.

- Так как же вы прошли, господин капитан? Так как же.... вы прошли? Удивляюсь, как вы очутились здесь? Ведь если бы были военные действия, то части нашего флота конец... Сколько лет на базу никто не мог проникнуть, а вот вы...

- Так и прошли. Разве вам посредники ничего не докладывали?

- Я не поверил.

- А остальные? Где остальные лодки, мои соперники?

Адмирал махнул рукой.

- Кого выловили еще там, у Филиппин и Индонезии, а основная масса попалась на противолодочном поясе около побережья.

- Значит мы победили?

- Выходит так. Я считаю, что вам надо выступить с докладом перед комиссией и организаторами гонки, о том как вы дошли до цели.

- Я не против.

- Для этого, мы возьмем вас на берег. Офицеров и часть экипажа можете отправить в отпуск до вечера. Оставьте здесь только вахту и кого хотите...

- Хорошо, я пойду сделаю указания старпому об этом.

С трудом пробились через толпу корреспондентов и телевизионщиков. Адмирал заталкивает в свою машину и мы тронулись в город.

- Наделали вы дел, капитан, - ворчит адмирал.

- Что-нибудь не так?

- Все не так. Во первых, теперь надо пересматривать систему противолодочной обороны. Во вторых, полетят головы некоторых нерадивых начальников. Ведь был сигнал от одного крейсера о подозрительной шхуне, прошедшей в сторону нашего материка, однако чиновники в штабе и разведке отмахнулись от этой информации. Меня так удивило другое. Как вы сумели зарегистрировать шхуну? Во всех наших компьютерах, она фигурирует, как построенная давно. Впрочем, это уже не мое дело. По поводу вашего прорыва на базу будет создана серьезная комиссия.

- Меня это не волнует совсем. Более важно другое, когда мы получим приз и уберемся от сюда.

- По поводу приза, все ясно, вы его получите, а вот убраться... Вряд ли вам дадут, никто не хочет, чтобы вы опять пиратствовали в морях.

- Я наверно больше не буду плавать...

- Это может изменить дело.

Отчет был бурным. Высшие офицеры флота и разные спец службы не могли понять, как так можно легко проскочить на базу. Они допытывались до мельчайших деталей, где делался каркас шхуны, как зарегистрировали шхуну, как плыл, зачем сделал пожар и так далее. К обеду кончилась дискуссия и адмирал Грейг отправился со мной в город где-нибудь перекусить. Мы катим на его машине по, крутящейся по склонам гор, дороге и он продолжает рассуждать.

- Сейчас, капитан, начнется самое скверное...

- Накажут вас?

- Хуже, газеты и телевидение всей Америки обрушатся на нас. Теперь каждая паршивая газетенка будет обливать грязью вооруженные силы государства, а крупные - поставят под сомнение всю оборонную систему США.

- Но ведь вы сами организовали эти гонки, раструбив на весь мир о бешенных призах...

- Никто в Америке не думал, что какая то дизельная субмарина сумеет прорвать оборонительный пояс Америки. Надеялись, что все лодки попадутся и не дойдут до цели. Мы были так самоуверенны, что даже не догадались поднять тревогу на самой базе, когда лодка причалила к пирсу.

Показались первые дома города Сан-Диего.

- Я на сегодня свободен, господин адмирал?

- Да, пообедаем вместе и вас отпущу до завтрашнего утра.

Машина подъезжает к отелю "Каравелла" и мы входим в здание. Грейг видно был здесь неоднократно, поэтому уверенно ведет меня мимо холла в ресторан. Здесь куча отдельных кабинок, расположенных полукругом вокруг сцены. Пока на сцене сидит скучающий тапер и лениво перебирает клавиши пианино. Адмирал забирается в пустующую кабину, где кроме стола четыре стула и тут же перед нами появляется официант.

Обед проходит в незначительных репликах. Грейг явно расстроен и не скрывает этого.

- После того, как нам сообщили, что вы стоите у седьмого пирса, в штабе был шок. Никто из адмиралов и офицеров не верил в это. Капитан первого ранга Кристофер Моэм был вынужден сам позвонить в Вашингтон начальнику штабов и сообщить невероятную вещь. После этого все зашевелились. Зачем-то объявили тревогу, подняли весь гарнизон. Во общем, что с перепугу не сделаешь. А через пол часа позвонил начальнику базы сам президент. Завтра сюда прилетит целый вагон офицеров и ЦРУшников.

- Господин адмирал, не могли бы вы оградить меня от всех этих проверяющих. Я выполнил условия соревнования и проник на базу, теперь мне надо получить причитающееся вознаграждение и отвалить от сюда.

- Вот по поводу отвалить, мне и надо с вами поговорить. Недавно, в разговоре со мной вы проговорились, что готовы после получения приза покончить со службой в пиратском флоте. Так ли это?

- Так.

- Тогда вопрос такой, куда теперь пойдете...?

- Не знаю. В соответствии с договором с моим хозяином, первое место в этой гонке, означает разрыв моего контракта с ним. Это значит, что с сегодняшнего дня я свободен, как вольная птица.

- Раз так, не хотите перейти служить в наши ВМС?

- Нет.

- А жаль. Хотите, я вам помогу устроиться в какую-нибудь крупную частную кампанию, естественно капитаном. Пройдете курсы и получите самое отличное новое судно...

- Простите, сэр, а почему вы так заботитесь обо мне?

- Это не я , это заботится мое государство. Оно боится, что вы опять попадете в руки пиратов и все повториться сначала, будут тонуть боевые корабли и многочисленные суда. Лучше в вашем лице иметь хорошего союзника, чем опасного врага.

- Я подумаю над вашим предложением.

- Вот и отлично.

- Когда намечается торжество?

- Дня через три. Возможно будет госсекретарь, высшие офицеры Америки и ВМОС, другие важные лица и некоторые капитаны субмарин.

- Не понял. Каких субмарин?

- Тех которые в этой гонке сумели прорваться к противолодочному поясу Америки.

- Много капитанов?

- Девять.

- Вот вам один из примеров того, что в морях Азиатского континента ВМОС на пятьдесят процентов воюет не эффективно.

- Вы правы, там еще много лет не будет порядка. Слишком сложный береговой рельеф, бесчисленное множество островов и непопулярность ВМОС у местного населения, не позволят вести успешную борьбу с пиратами.

Мы хорошо поели и стали собираться.

- Господин капитан, - обращается ко мне адмирал, - вы можете снять номер в этом отеле. По моему это самое лучшее заведение в Сан-Диего.

- Хорошо, сэр.

- Тогда, до свидания.

Грейг дружески жмет мне руку.

Я действительно получил неплохой номер. Только разлегся на кровать как зазвенел телефон. Интересно, кто это? Я же не давал никому этого адреса.

- Але...

- Это господин Сомов? - раздается миловидный голос.

- Да, это я.

- Очень хорошо, что вы оказались в этом отеле. С вами хочет переговорить одна ваша знакомая. Переключаю...

- Але...Виктор?

- Кто это?

- Это я, Ай Линь.

- Откуда ты узнала, что я здесь?

- Мне сейчас не до объяснений, как я тебя нашла. Срочно приезжай в центральный полицейский участок города. Меня задержала местная полиция.

- За что?

- Приедешь, узнаешь. Давай быстрее...

На том конце провода бросили трубку.

В участке полно народа. Я с трудом нашел нужного мне полицейского. Лысый, усталый детектив перебирал на столе бумаги и отрывисто задавал мне вопросы.

- Вы кто?

- Капитан первого ранга Сомов.

- Это какой Сомов, командир подводной лодки, который прорвался сюда или другой?

- Командир подводной лодки.

Теперь детектив бросил бесполезные поиски на столе и уставился на меня.

- Именно тот, который прорвался на нашу базу?

- Именно тот.

- Здорово. Зачем пожаловали к нам, господин капитан?

- У вас в участке сидит одна моя знакомая, госпожа Ай Линь.

- Сидит.

- Можно узнать, по какой причине ее арестовали?

- Можно. Она нарушила несколько законов штата. Но самое неприятное то, что она провезла в нашу страну оружие и применила его, два час назад госпожа Ай Линь устроила перестрелку на улице, ранила двоих и убила одного человека.

- Вы мне разрешите с ней встретится?

- Конечно. Пойдемте, я вас провожу.

Я иду за детективом в подвальное помещение, где сидят арестованные. За толстыми прутьями решетки, на топчанах валяются несколько женщин.

- Госпожа Ай линь. - требовательно говорит детектив, - К вам пришли.

Одна фигура выпрямилась и я с трудом узнал в ней Ай линь. Глаз подбит, щека распухла, волосы взлохмачены, а платье... все в грязи, ободранное и похоже совсем не ее. Она подошла поближе и вцепилась в решетку.

- Виктор, вытащи меня от сюда срочно.

- Что ты натворила?

- На меня на улице напали бандиты, я отбивалась...

- Мне сказали, ты... убила кого то.

- А что оставалось делать, либо тебя зарежут, либо я их.

- Что мне нужно сделать для тебя?

- Срочно позвони отцу, объясни ему обстановку, пусть высылает сюда Ли Ване Го и много денег.

- Хорошо... Тебя здесь не обижают?

- Уже пытались, я, по-моему, всех успокоила.

- Откуда такое платье? Похоже оно не твое.

- Не мое. Мое платье расползлось в клочки, когда меня пытались раздеть черные идиоты на улице. Здесь в управлении нашли какие то остатки одежды, дали мне переодеться.

- Вы обо всем переговорили, господа? - вмешался детектив. - Господин капитан, госпожа Ай Линь, я вынужден вас просить расстаться. Извините, но и так нарушаю порядок, так что не хочу получить взбучку от начальства.

- До свидания, Ай Линь. Я сейчас позвоню твоему отцу.

- Побыстрей, Виктор, а то я не выдержу и устрою здесь побоище.

Полицейский выводит меня наверх.

- Я рад познакомится с вами, господин капитан.

Он протягивает мне руку. Я ее пожимаю.

- До свидания, детектив.

Минут пятнадцать разъяснял по телефону всю обстановку Ван Линь Сину. Тот подтвердил, что сделает для дочери все. Наймет ей самых лучших американских адвокатов и пришлет с деньгами Ли Ван Го.

До вечера дрых в своем номере, а потом решил прогуляться по Сан-Диего.

На центральной улице полно ярких реклам. Улицы светятся от обилия электричества. Иду в толпе бездумно шатающихся людей и вдруг мое внимание привлекает гигантская реклама. Большие буквы на весьма приличном, по виду, заведении, высвечивают по-английски: "БИЛЬЯРД". А что если...?

У входа два здоровенных парня подозрительно оглядели меня.

- Вы из клуба? - спросил один.

- Нет. Любитель.

- Здесь высокие ставки, меньше тысячи долларов не начинают.

- Меня это вполне устраивает.

- Если так, проходите, сэр.

В просторных помещениях необычно светло, часть стен отделана зеркалами, здесь разместился большой бар. Около двадцати больших бильярдных столов имеют свои столики для выпивки и еды, плетеные стулья для отдыха, стеллажи для шаров и аксессуаров. У входа меня встретила симпатичная молодая женщина в черном обтягивающим платьем до пола, с большим декольте.

- Господин, вы здесь в первый раз?

- Да.

- Я могу порекомендовать вас нашим клиентам. Каких партнеров вы желаете и какими возможностями вы обладаете?

- У меня карточка.

- Можно взглянуть.

Я ей протягиваю карточку выданную мне Ли Ван Го в Сингапуре, еще тогда, когда подписали договор с хозяином.

- Разрешите, я схожу проверю?

- Да, пожалуйста.

Женщина идет к стойке, отдает карточку бармену, тот ее проверяет на автомате и возвращает ей. Вскоре она появляется около меня.

- Все в порядке, господин...

- Сомов...

- ...Господин Сомов..., - она возвращает мне карточку. - Меня звать Марта. Я могу вам порекомендовать господина Ванбаса или господина Харта, весьма отличные игроки.

- Если можете, представьте мне вон ту мадам.

Я пальцем показываю на одинокую немолодую женщину, в брюках, футболке без рукавов, такого спортивного вида, играющую на бильярдном столе сама с собой.

- Но... Я могу конечно вас представить, но мы еще не знаем вашего класса игры...

- Короче, она играет очень хорошо?

- Да, господин, но ваши активы в пятьдесят тысяч долларов просто крошечны по сравнению с ее миллионами. К тому же она обладает умением расправляться с партнерами.

- Давайте рискнем.

- Как хотите, но я бы вам не рекомендовала с нее начинать.

Марта подводит меня к незнакомке.

- Мадам Кристина, один господин хочет сыграть с вами.

- Наконец-то.

Кристина разворачивается ко мне и с любопытством рассматривает.

- Вы кто? - начинает она.

- Моряк, меня звать Виктор Сомов.

- Меня зовите Кристиной. Играете хорошо?

- Как могу.

- Иностранец?

- Иностранец. Только что сегодня прибыл из Сингапура.

- Забавно. Ну что же, давайте рискнем. Для начала в пирамидку, первая ставка пять тысяч, согласны?

- Согласен, но не совсем.

- Что это значит?

Ее брови в изумлении поднимаются на лоб.

- Играем две партии, одну разбиваю я, другую вы.

- Боитесь сразу же в одной партии проиграть?

- Нет, хочу честной, равной игры.

- Ладно. Марта, вы сегодня можете прислужить нам? Расставьте шары и будьте арбитром.

- С удовольствием, мадам Кристина.

Девушка собирает шары и ставит их в треугольник.

- Начинайте первой, - предлагаю я партнерше.

Та кивает головой и начинает, да как... Мне явно не везет на женщин, что Ай Линь, что мадам Кристина, они играют превосходно, хотя... кажется что эта мадам чуть послабей моей бывшей кровожадной партнерше. Она каждый раз долго выверяет удар, чтобы попасть шаром в лузу и вдруг, когда Кристина уже заложила шесть шаров... сила ее удара оказалась чуть посильней, шар пулей пронесся по сукну и срезав соседа, заставил его волчком крутится вдоль борта.

- Ах..., - раздражается она. - Теперь вы, Виктор.

Я не упустил возможности и оставшиеся шары разложил по лузам. Она уже с любопытством разглядывает, как я это делаю. Марта одобрительно кивает головой.

- А вы неплохо играете, Виктор.

- Вы тоже. Давайте, Кристина, раскрутим вторую партию.

- Конечно. Она ваша.

Мария готовит треугольник и опять начинается игра. Разбиваю я. Все идет нормально. И тут я взглянул на мою партнершу. Она напряженно смотрит на мою работу и тут у меня промелькнула мысль. Я лучше ошибусь, но только тогда, когда по количеству шаров будет у меня больше. Так и делаю. Удар... Шар не пошел. Кристина в восторге.

- Не попал.

Она добивает все оставшиеся шары, кроме предпоследнего. Его трудно загнать, по идее надо бы бить от двух бортов в средину. Кристина чуть неправильно взяла угол удара. Я загнал оставшийся шар и Марта торжественно объявляет.

- По количеству шаров, победил, господин Сомов.

- Браво, - Кристина хлопает в ладони, - а теперь удвоим ставки и будем играть на очки. Как вам это лучше объяснить, Это когда ведущим шаром стараются набрать больше очков. Знаете эту игру?

- Знаю, у нас ее называют "американкой".

- Американкой? Забавно. Вы не против в нее сыграть, Виктор?

- Так же две партии.

- Поехали. Марта... раскладывай.

Играем четвертый час, уже почти два часа ночи. Я выигрываю пол миллиона долларов. Моя неуемная партнерша все больше и больше входит в раж и чаще ошибается, но готова все время удваивать ставки. Теперь на кону миллион. Вокруг нас организовался кружок любопытных. Идет активная игра.

- Седьмой от борта в правый угол, - говорит Кристина и... промахивается.

- Одиннадцатый, в среднюю лузу.

Все получилось, по очкам я впереди. Бешенная женщина опять удваивает ставки, на кону уже два миллиона.

- Виктор, - вдруг обращается ко мне Кристин, - вы не против кончить на этой ставке. Я уже продулась вполне прилично. Вы отличный игрок и достойный партнер. Я получила дикое удовольствие.

- Хорошо, давайте кончим на этой ставке, несмотря ни что.

Кто бы мог подумать, что эти слова окажутся не мою пользу.

Это последняя игра. Кристина собралась и почти выиграла первую партию, оставив мне три шара с незначительным количеством очков: 1, 5, 3. Вторую партию я должен был выиграть любыми путями. И вот когда остался последний шар, а забивать его надо, оторвав ведущий шар от борта в противоположной стороне стола, от напряжения у меня чуть не свело руку. Я ударил сверху и... мимо, ведущий шар задел номерной и тот проскользнул мимо лузы и застыл у борта. И тут ужаснулся. Дело в том, что количество очков на шаре равно количеству очков на трех последних шарах в предыдущей партии, это 9. Если Кристина его забьет, будет ничья. Мадам тоже поняла это и тут, когда она склонилась над столом и стала целится, у нее затряслась левая рука. Она несколько раз сжимала и разжимала кисть, потом распрямилась.

- Не могу.

- Надо пробить, мадам Кристина, - слышится голос Марты.

- От борта в левый борт и в среднюю лузу справа, - неуверенно говорит Кристина.

Она опять сгибается, кладет кий на пальцы и начинает целится. Напряжение дикое, кий раскачивается в руке, удар... Шар нелепо задев борт катится в лузу, забился в ней, застыл и вдруг... свалился в сетку. Все окружающие загалдели. Смотрим на доску, где Марта мелом отмечала забитые шары.

- Господа, мадам, ничья, на кону остались не разыгранные два миллиона. Учитывая вашу договоренность об окончании игры, я подсчитала итог. Мадам Кристина должна Виктору девятьсот девяносто пять тысяч долларов.

Кристина подходит ко мне и дружески пожимает руку.

- Все было отлично, Виктор. Жаль, что я не так желанна для такого мужчины как вы, но получила удовольствия сегодня больше, чем за десять лет. Чек вы получите завтра. Где вы остановились?

- В отеле "Каравелла".

- Хороший отель. Прощайте, Виктор.

Кристина выпила стакан сока и уехала домой. Полусонна Марта прижимается ко мне.

- Может поедешь ко мне? - предлагает она.

- Не могу, хочу выспаться.

- Приходи сюда завтра.

- Постараюсь.

Здоровые ребята у входа уже вызвали для меня такси.

Утром в дверь бешено стучат. Я открыл и сразу же попал в объятья Джона Максвела, капитана канадской субмарины.

- Здорово, Виктор. Поздравляю с победой.

Гигант размахивает бутылкой виски и животом заталкивает меня внутрь номера.

- Привет, Джон. Какими судьбами попал сюда?

- Какими, обыкновенным. Приплыл по морю. Вместе со мной прибыло еще шесть подводных лодок, нас всех пригласили на торжество.

- Здорово. А где ты попался?

- Уже на подходе к Америке, атомный ракетоносец заловил меня. А ты говорят вообще... всех надул. Мне здешние офицеры из штаба рассказали как ты прошел. Лихо, ничего не скажешь, они все поражены одним, когда и как ты сумел так быстро зарегистрировать шхуну. Ведь во время всего пути ее засекали все, корабли, самолеты, даже на спутнике сумели прочесть название судна. По компьютеру, обыкновенный рыбак, а на самом деле... Где тут у тебя стаканы?

- Вон там на столике. Этот же прием не нов, немцы во время первой и второй войны, проворачивали тоже самое.

- Это ты зря говоришь, в то время не было атомного флота и компьютеров.

Джон разливает виски и протягивает стакан мне.

- Выпьем за твою победу, капитан. Она заслуженная. Я даже рад, что ты дал по зубам этим зазнавшимся американцам. Считай, их оборона лопнула после того, как ты всплыл на базе. За победу.

Мы выпили виски и Джон поспешно наливает опять.

- А ты, какое место получил в этой гонке?

- Третье. Впереди меня, всего то на десять тысяч миль, пролез англичанин. Его засекли позже.

- Выпьем за третье место, это тоже место...

- Давай. Договор наш помнишь, я снимаю шляпу перед тобой.

- Это потом. А как ты попал в этот отель?

- Дежурный офицер в штабе сказал где ты. Все капитаны решили тоже поселиться здесь. Знаешь какой я заслон прессы прорвал? Жуть, еле-еле пробился сюда. Журналисты и телевизионщики забили все входы в отеле. Тебя еще не донимали?

- Пока нет. Я даже вчера свободно прогулялся по городу.

- Это вчера, вчера ты и прибыл, все были в шоке, а сегодня Америка проснулась с мыслью, что у нее не все в порядке здесь.

Джон покрутил пальцем у виска.

- Давай выпьем.

Мы допили бутылку и тепло расстались.

Только задремал, опять настойчиво стучат. Я открыл двери. Двое носильщиков, ничего мне не говоря, вносят в помещение вещи.

- Простите, но..., - хотел возразить я.

- Мадам сейчас придет, - поспешил перебить меня один из носильщиков.

- Какая, мадам?

В это момент за спинами парней послышался знакомый голос.

- Виктор, это я.

- Май?

- Ну а кто же еще, конечно я. Заплати этим ребятам, пусть идут. Представляешь, мне перед отелем очищали дорогу полицейские. Там столько репортеров...

Я расплачиваюсь с носильщиками, они уходят и Май тут же бросается мне на шею.

- Виктор, как здорово все вышло. Весь Сингапур только о тебе и говорит. Там настоящий праздник. Они все тебя считают своим. Я тебя тоже поздравляю.

Она целуется и не хочет оторваться. Наконец мы откинули головы и стали разговаривать.

- Где Ли Ван Го?

- Он улетел еще вчера. Разве ты с ним еще не встречался? Нет? Тогда он должен явится сюда попозже. Перед отлетом говорил мне, что необходимо зайти к знакомым, разузнать обстановку.

- Это по поводу Ай Линь?

- Да.

- Хочешь поесть?

- Хочу, я ужасно голодная. Сейчас приведу себя в порядок и сходим куда-нибудь. Хочу пройтись по городу, увидеть Америку. Всю жизнь мне о ней говорили и вот я здесь.

- А училась где?

- В Англии, но это не то... Где у тебя ванна?

Май раскрывает подряд все двери в номере и исчезает за одной из них.

Мы спустились вниз в холл отеля. На улице, за стеклянными дверями мелькали многочисленная толпа журналистов. Два охранника не позволяли им прорваться в здание. Я обратился к администратору.

- Не подскажите, как мне и моей даме незаметно выйти в город?

- Вы капитан Сомов?

- Да.

- Трудно, господин капитан. Я вам советую не рисковать, там, на улице, до сотни репортеров. Если и пройдете их, они будут преследовать вас всюду...

- Это правильно, господин Сомов, - стоящий рядом со стойкой парень, кивнул головой. - Позвольте представиться, специальный агент ФБР Юджин Керал. - Он крутанул перед моим носом жетоном с карточкой. - Меня послали сюда специально, чтобы обеспечить вашу безопасность. Видите ли в чем дело. От наших информаторов, мы узнали, что в городе появились люди, которые готовы применить к вам насилие.

- Какие люди?

- Патриоты, которым не нравиться, что вы сделали.

- Ничего не понимаю. Если вы про гонки, то я выиграл их в честной борьбе.

- Разговор идет о том, что вы пират, пусть даже может быть бывший пират, но некоторые усматривают в этом позорную насмешку над нашими военными, которые ничего против бандитов и террористов уже не могут сделать.

Тут Май возмущенно сказала.

- Что же это за свободная страна, которая готова за выигрыш международного приза, перегрызть глотку победителю. Там, в Сингапуре, ваши адмиралы и высшие чиновники обещали нам неприкосновенность и теперь выходит, даже из отеля выйти нельзя.

- Мадам, в каждой свободной стране свои издержки. Я вам советую все же остаться в отеле.

- Но мы хотим поесть.

- Это пожалуйста, при отеле отличный ресторан. Он вон там. - Агент пальцем тыкает в стеклянную дверь в глубине холла.

- Пошли туда, Май, - предлагаю я своей спутнице.

Она ничего не сказала в ответ, только резко повернулась и пошла в ту сторону куда указал агент Керел.

Сидим в ресторане почти час, уже все заказанное съедено, вино и водка выпиты. Только собрались уходить, как к столику подошла знакомая запыхавшаяся фигура.

- Капитан, очень хорошо, что я вас здесь застал.

- Ли Ван Го? Не ожидал вас увидеть. Мне сказали, что у вас много дел в городе...

- Это потом, дайте что-нибудь выпить.

- Водку, вино?

- Воды, сока, что угодно и побыстрее.

Он плюхнулся на стоящий рядом со столиком стул. Расторопная девушка принесла сельтерскую воду и адвокат с жадностью выпил всю бутылочку до конца.

- Что произошло? Такое ощущение, что за вами гнались десятки верст.

- Не гнались, но я с трудом прорвался в отель. Там перед входом столько народа, что только помощь полиции решила дело. Какой-то агент Керел помог мне пройти к вам. Я представился ему, как ваш юрист. Вы его знаете?

- Да. Его приставило для нашей охраны ФБР.

- Вот-вот. Но между прочим, я очень хотел видеть вас сегодня и поговорить Поэтому и рвался в отель. Завтра и послезавтра это сделать невозможно, потому что вы будете в центре внимания.

- Неужели хотя бы после торжеств нельзя сказать?

- Нет, уже может быть поздно.

- Хорошо, говорите.

- Вы знаете, что по договору с американцами, мы должны в случае выигрыша, продать подводную лодку американцам, на ее утилизацию.

- Ну, да.

- Вот тут то и самое основное, что я предложил хозяину и он полностью одобрил наш план. Через два дня Ай Линь совершит побег из тюрьмы. Наши люди перехватят автобус, в котором она поедет в суд и после ее освобождения, тайком переправят на базу, на подводную лодку...

- Да вы что, это самый сумасшедший план.

- Нет, не сумасшедший. В Америке Ай Линь как в норе не отсидеться, ее лучше вывезти. Но это лишь окончание операции. Вы не знаете самого главного. Я через своих людей выяснил следующее. Американцы не знают, что с вами делать после вручения приза. Было крупное совещание в Лос-Анджелесе высшего командного состава и представителей Белого дома о результатах гонки и там так же стоял вопрос, как обеспечить ваше будущее. Учитывая общественное мнение и тот факт, что на ваших руках кровь многих американцев и их союзников, вам после вручения приза, под любым предлогом предложат покинуть Америку. Но и это не все, ни одно государство, входящее в анти террористический или анти пиратский альянс не готовы вас взять к себе...

- Но договор, который мы составили с адмиралом Греем... Впрочем, я понимаю, договор это бумажка, в которой десятки юристов всегда найдут изъяны. Если согласиться с вами, так мне придется жить между небом и землей.

- Вам предложат жить на кладбище.

- Это нехорошая шутка.

- Нехорошая, согласен, но... После празднеств, военно-морское командование предложит вам, как капитану подводной лодки, отправить субмарину в последний рейс на утилизацию в Сан-Франциско. Но вы до нее не доплывете, ВМС США отомстит вам за позор Сан-Диего.

- А если я не соглашусь отправлять лодку?

- Тогда кто-нибудь пришлепнет вас здесь. Но пока ни я, ни хозяин с этим не согласны. Мы тоже просим вас отправиться в последний рейс.

- Вот именно, последний. Значит, говорите, утопят.

- Да. Все силы, все свое могущество приложит это сделать. Но вы, все равно должны от них отделаться и, потом, сам хозяин доверяет судьбу своей дочери. Вы уйдете в этот поход с ней, когда она убежит из тюрьмы.

За столом молчание. Май с испугом смотрит на нас. Я почувствовал спиной мурашки. Их этого похода, мы точно не выберемся.

- Разве другого выхода нет?

- Нет. ФБР уже закинула удочку некоторым бандитским организациям с просьбой убрать вас через три дня, если вы не покинете эту страну. Если эти гангстеры не согласятся, то они сами уберут вас, но чуть попозже.

- Куда не сунешься, везде по морде.

- Значит надо рисковать и убираться с Ай Линь.

- Куда?

- Я предложил хозяину Африку, Анголу или берег Слоновой Кости. Потом годика через три, когда все уладится, вернетесь в Индонезию, а может и в другое место...

- Но до Африки надо доплыть, выбраться из этой чертовой Америки, где-то дозаправится и потом пережить столько неприятностей в пути.

Ли Ван Го пожимает плечами.

- Вы пока самый лучший капитан подводного флота на земном шаре, это не только мое мнение. Вырвитесь из вод Америки и я вам обеспечу танкер для заправки, а там и получите адреса, где вас ждут. Ради дочери Ван Линь Синь пойдет на все.

В ресторане шум. В проходе появился мой новоявленный друг, капитан канадской субмарины, вместе с некоторыми морскими офицерами других стран. Они не обращают на нас внимание и садятся за столик недалеко от сцены.

- Нам пора сматываться в номер, - говорю своим собеседникам.

- Я согласен, - кивает головой Ли Ван Го.

- Тогда тихо и незаметно, подальше вот от этой компании, - киваю на расшумевшихся моряков.

Ли Ван Го снял отдельный номер и сразу же убрался в него. В своем номере мы стали потрошить привезенные Май вещи из чемоданов и тут в дверь постучали. Я открыл. У входа стоял наш охранник из ФБР Юджин Керал.

- Господин капитан, к вам посетитель. Пропустить?

- Кто?

- Он назвался юрисконсультом госпожи Кристины. Вы такую знаете?

- Да, пропустите.

Входит низенький толстенький человек, аккуратно одетый, с ярким галстуком и с прилизанной прической. Локтем он прижимает к телу коричневую папочку.

- Господин капитан Сомов?

- Это я.

- Я юрисконсульт госпожи Кристины, Генри Фаинсберг. Моя клиентка проиграла вам большую сумму денег и поэтому прислала меня, чтобы уладить все ее дела.

- Я вас слушаю господин Фаинсберг.

- Госпожа Кристина предлагает вам расписку...

- Но это же не наличные и не чек...

- Конечно, но по этой расписке, центральный английский банк в Лондоне выплатит вам указанную в ней сумму.

- Разве нельзя применить другую форму расчета? Я же не собираюсь за деньгами отправляться в Англию.

- Пока нельзя. Госпожа Кристина, как вам лучше пояснить, конфликтует со своим мужем и поэтому не может провести финансовый расчет через его банк.

- Понятно, а на ее то счету в английском банке есть деньги?

- Конечно, она пользуется счетами своей фамилии.

- Это конечно очень здорово, но...

- Вот расписка госпожи Кристины.

Маленький человек достанет из папочки небольшой листок с нацарапанными на нем каракулями...

- Хоть бы печать поставила.

- На нем есть маленькое факсимиле Кристины.

На углу записки грязное, круглое пятно, похожее на цветок лилии. Я складываю бумагу и кладу в карман.

- Благодарю вас, господин Фаинсберг.

Юрисконсульт раскланивается и уходит. Май подходит ко мне.

- Я все слышала.

- Ну и хорошо.

- Ты выиграл деньги в бильярд?

- Да.

- Большие деньги?

- Большие.

- Тогда давай отпразднуем это событие в постели...

- Ты у меня умница.

Сегодня вручение призов. Торжество назначено в пять вечера в помещении военно-морской академии. Для того чтобы нас вывести из отеля, потребовалось прислать сотни полицейских, которые с трудом расчистили коридор среди массы народа прибывшей сюда. Как я понял, здесь уже были не одни репортеры. Толпа явно враждебно настроена против нас. Свист, крики, угрозы слышны со всех сторон. Кто запустил в меня детским зонтиком, огрызок банана попал в плечо Май. Юджин Керал шел впереди, без конца матерился и прорвавшемуся через цепь полиции, крепышу всадил в челюсть прекрасный удар. Только влезли в легковушку, как она тут же сорвалась с места и под охраной машин сотрудников ФБР помчалась по улице.

Торжества совсем не чувствуется. На сцене вся команда моей подлодки. Адмирал Грейг под музыку оркестра выдает каждому матросу и офицеру чек, а также именные подарки. Последним награждают меня.

- А сейчас вручаем приз капитану первого ранга Сомову.

Адмирал протягивает мне чек. Под звуки марша, я получаю заветную премию. Заглядываю туда, точно выписана половина приза и когда только успели все оформить, хитрый хозяин все же сумел даже сюда протянуть лапу, прибрал вторую половину себе.

- А так же ключи от Мерседеса.

Грейг протягивает мне связку ключей. Это конечно хорошо, но вот когда я буду удирать в море, машина мне явно не к чему. Теперь награждают капитанов субмарин завоевавших второе и третье место. Появился мой знакомый канадец и судя по его довольной физиономии, он отхватил приз равный моему. Награждаются также команды этих подлодок.

В зале шум. Длинные столы с шампанским, вином и легкими закусками заполнены гостями. Тосты идут один за другим. Мои матросы и офицеры немного раскрепостились и повели себя свободнее. Некоторые нашли подружек и убрались в соседний зал потанцевать, где ансамбль морских кадетов наяривал ритмичную музыку. Туда же потянулись и экипажи других подлодок. Адмирал Грейг куда-то ушел и на его место присел худощавый, седой мужчина.

- Хочу с вами познакомится и поздравить вас с большой победой, господин капитан. Я муж мадам Кристины Эрвуд Папилеско.

- Рад познакомится.

- Я случайно узнал, что вы играли с моей женой в бильярд и здорово наказали ее.

- Это вышло непроизвольно.

- Я тоже так считаю. Кристи считала себя великим мастером в этой игре и наконец то накололась на настоящего профессионала.

- Ну уж не совсем так. Она последнюю партию почти выиграла.

- Почти не считается. Сколько же жена проиграла?

- Около миллиона долларов.

- Хорошо попалась. Ее расписка у вас?

- Да она здесь в кармане.

- Предлагаю сделку, вы мне ее расписку, а я вам за это что-нибудь другое, ну например из своей недвижимости.

- А чеком нельзя?

- Этого я не хочу. Мне сейчас живые деньги нужны для великих дел, а недвижимость пока меня отягощает. Так что выбирайте: вилла в Сейшелах, с отличным участком; современная яхта, типа "Элизабет", построенная пять лет назад; ранчо в Мексике, где то около ста гектар, со стадом коров и быков...

- Постойте, постойте, господин Папилеско, вы очень быстро перечисляете. Хочу вам задать вопрос. А где сейчас ваша яхта?

- Кажется готовиться к переходу из Австралии в Европу.

- Какая жалость.

- Хотите приобрести ее?

- Желательно.

- Нет проблем. Я вам яхту, вы мне расписку.

- Да, но, она слишком далеко, до нее добираться и добираться.

- Это конечно, но если хотите, я позвоню капитану и он пригонит яхту сюда.

- И сколько это времени займет?

- Дней пятнадцать.

- Мне, конечно, она нужна бы завтра, но раз она в Австралии, задержите ее, пусть там и останется.

- Так берете?

- Беру. В каком городе Австралии находится яхта?

- В Сиднее.

- Дней через двадцать, тридцать, прибуду в Сидней. Расписку Кристины я отдам на яхте, вашему доверенному лицу. Только прошу, во-первых, судно заправить и снабдить всем необходимым для дальнего плавания, во-вторых, все документы о передаче должны быть готовы и полностью оформлены и, в-третьих, о сделке должны знать только мы.

- Отлично капитан, вы сделали хороший выбор.

Он протягивает мне руку и я ее пожимаю.

- Удачи вам, капитан, - продолжает Папилеско. - Я пойду, а то Кристина будет волноваться.

- Разве она здесь?

- Нас обоих пригласили на это торжество.

Мой собеседник уходит и тут же на его место опустился маленький китаец, старпом нашей лодки.

- Господин капитан, эти американцы захватили лодку.

- Когда?

- Сегодня утром, перед нашей поездкой сюда. Военные окружили лодку, всех выгнали наверх и выстроили на пирсе. Адмирал Грейг произнес пламенную речь о том, что теперь мы свободны, субмарину в соответствии с договоренностью они конфискуют, но... так как лодку нужно отправить в Сан-Франциско на переплавку, то желающие могут поучаствовать в последнем рейсе и поэтому остаться переночевать в каютах. Оплата за перевозку, шесть тысяч долларов каждому...

- Все согласились?

- Нет не все. Где то меньше половины команды решила уйти. Пока в этот вечер весь наш экипаж здесь, но после празднества, эта часть разбредется по Америке.

- Новость не из приятных.

- Вы будете вести лодку в Сан-Франциско, господин капитан?

- Похоже я.

- Я так и думал. Если вы не против, я поплыву вместе с вами.

- Не против.

Маленький китаец раскланивается и уходит. Меня дергает за рукав Май, которая все время сидела с другой стороны меня.

- Николай, пошли танцевать?

- Пошли.

С Грейгом встретились в кабинете начальника училища. Туда меня тайком привел посыльный.

- Ну как вам нравиться празднество? - спросил адмирал, наливая мне в граненый стакан виски.

- Нормально.

- Хорошо все получилось. Но наши дела еще не закончились и я хочу с вами поговорить кое о чем. Капитан, мы здесь кое с кем посоветовались и решили предложить вам небольшое дело. Перегнать лодку в Сан-Франциско на переплавку...

Он продвигает мне стакан с виски, свой начинает пить небольшими глотками.

- Сколько заплатите?

- Вы мне всегда нравились, капитан, своей решительностью, смелостью, находчивостью. Вот и сейчас сразу берете быка за рога. Двадцать тысяч долларов, вот ваша цена за перегон.

- Мне одному, а команда?

- Команда в накладе не останется.

. Когда нужно отплыть?

- После завтра.

- Деньги вперед на мой счет.

- Завтра зайдите в банк, что рядом с вашим отелем и вам все перечислят. Мы их предупредим.

Я допиваю виски.

- А теперь будем откровенны, господин адмирал. Вы не будете преследовать меня? Не утопите ли на половине пути в Сан-Франциско?

- Да вы что, капитан. Клянусь, что у меня даже мыслей таких не было.

Врет, гад.

- Налейте еще, господин адмирал.

Я протягиваю ему пустой стакан. Грейг опять наливает виски.

- Капитан Сомов, обстоятельства меняются с каждым часом и я хочу предложить вам новые предложения наших властей.

- Выходит наши разговоры о моем будущем уже потеряли силу.

- Ну не то чтобы потеряли... К сожалению американская пресса неправильно поняла вашу победу в гонках и теперь люди хотят, чтобы вы быстрее уехали из Америки...

- Что вы теперь мне предложите?

- Мы предлагаем вам, после перегонки лодки, вернуться в Россию, где вы родились и так долго жили.

- Я подумаю над этим вариантом и после Сан-Франциско сообщу свое решение.

- Вот и отлично. Выпьем за удачу.

На улице уже темно. Гости разъезжаются, мои бывшие сослуживцы прощаются друг с другом. Часть из них действительно останется здесь, в городе, другие отправятся на лодку. Мы с Май, на машине, подаренной мне, отправляемся из ворот базы к отелю.

Толпа у отеля значительно поменьше, чем была утром, но все равно полицейские и наш охранник Юджин Керел, пробивают среди них проход и нас буквально проталкивают до дверей. Еще один день закончился.

Май сидит на диване совсем голышом и медленно поглощает клубнику со сливками.

- Так о чем вы договорились с адмиралом? - спрашивает она.

- Что я отплываю на подводной лодке в последний рейс после завтра.

- А что будет со мной?

- А тебе надо встретится с нашим адвокатом, чтобы он срочно сделал тебе визу в Австралию. Мы там через месяц должны встретится. Прошу, ни кому ни слова, куда едешь. Чтобы здесь запутать следы смени после завтра этот отель на менее заметный и попроси Ли Ван Го, чтобы он продал мою машину. У тебя деньги есть?

- Есть. Папа дал много денег. Я все поняла, дорогой мой. Только одно неясно. Где мы встретимся в Австралии?

- Постарайся попасть в Сидней. В отеле "Океан" мы встретимся.

Она доедает клубнику.

- А ты чего сидишь? - вдруг спрашивает Май. - Не пора ли нам в постель?

- Пора.

Быстро пролетел еще день. Я из отеля почти не выходил, только один раз заскочил в банк проверить перевел ли на меня деньги Грейг. Не подвел, гад, отвалил перед смертью двадцать тысяч.

Утром, следующего дня, расстался с Май и отправился на базу к своей лодке.

Маленький китаец сразу же доложил обстановку.

- Господин капитан первого ранга, американцы полностью разоружили лодку. Все торпеды вытащены, вооружение снято, даже автоматы и пистолеты у членов экипажа изъяты. В хранилища залито топливо только до конечной остановки. При осмотре лодки, нами найдены поврежденные клапана на воздушных магистралях к цистернам. Сейчас матросы исправляют неисправности.

- Хорошо.

- Когда отправляемся, господин капитан?

- Держите лодку в готовности номер один. Я сейчас был в штабе, там заверили, что по нашему требованию в любое время в течении дня нам откроют боны. К нам сегодня должны прибыть еще несколько пассажиров, будем их ждать и после их приезда, сразу же отправимся в поход.

- Я понял, господин капитан.

Только к шести вечера на берегу показалась санитарная машина. Она на бешенной скорости неслась в нашу сторону. Меня вызвал наверх вахтенный матрос.

- Посмотрите, господин капитан. Вы просили, сразу вызывать, если кто то появится на берегу, вот я и...

- Молодец...

Машина разворачивается на пирс и несет к нам.

- Старпом, - говорю в ларингофон, - вызывай палубных матросов. Наверно, сейчас отходим.

- Есть, вызвать палубных матросов.

Машина с визгом тормозит перед нами. Из кабины выскакивает человек и бежит к задним дверям фургона. Она распахивается, на асфальт выпрыгивает еще несколько человек и тащат носилки. По трапу на лодку заскакивает парень в черной маске.

- Вы капитан? -обращается он ко мне.

- Я.

- Мы привезли мадам Ай Линь.

- Ведите ее сюда.

- Она мертва, капитан.

- Что? Вы привезли мертвую женщину?

- Да, капитан. Операция по освобождению прошла неудачно, ее задела пуля...

- Так. Вы и на базу прорывались с боем?

- Нет. Здесь все вышло удачно. Нам сделали бумагу, где сообщалось, что одному из членов экипажа вашей подводной лодки срочно требуется госпитализация. Нас пропустили сразу же, даже не проверив...

- Хорошо, тащите мадам Ай Линь сюда.

Но ее уже положили передо мной. На носилках лежал вытянутый черный полиэтиленовый мешок с молнией по всей длине. Я подошел к голове и сдвинул замочек молнии. Показалось знакомое до боли красивое лицо. Смерть не испортила черты, только выбелила кожу головы.

- Куда ее?

Стоящие передо мной люди, поняли вопрос.

- В грудь, две пули, - ответил по-видимому старший.

- Вы плывете с нами?

- Да, господин капитан, нам сказали что уходим с вами.

Я задвинул молнию обратно.

- Всем вниз, тело госпожи Ай Линь тоже...

Прибывшие люди неуклюже поползли в рубочный люк. Палубные матросы стащили тело с носилок и стали заталкивать туда же. Один из матросов, по моему сигналу, занялся освобождением концов с причальных тумб.

- Малый вперед, - командую в ларингофон.

Лодка забурлила винтом и медленно сдвинулась с места.

- Старпом, вызвать наверх сигнальщика, мы выходим с акватории базы.

Идем в надводном положении. Вокруг ни одного боевого корабля, даже слухачи не слышат ни каких шумов винтов. Но я то знаю, меня ведут радиолокационные станции, спутники и датчики подводного слежения. Чтобы не нарваться сразу же на неприятности, стараюсь держаться ближе к берегу, лучше быть на виду береговых служб и многочисленных свидетелей...

Быстро наступала темнота. В центральном отсеке я беру микрофон общей связи.

- Господа матросы и офицеры, этот наш последний поход и, к сожалению, может быть даже последним в жизни. Американцы поступили с нами нечестно, фактически отправив в Сан Франциско на смерть. Обстоятельства сложились так, что победив в великой гонке субмарин, мы приобрели ненависть населения и правителей Соединенных Штатов. Как мне стало известно из доверительных источников, по дороге к месту назначения, нас утопят, подло, толи управляемой торпедой, толи закидают минами или ракетами, а может даже расстреляют из орудий. Но из любых вариантов можно найти выход. Я вам предлагаю жизнь, но без нашей подводной лодки. В час икс, мы все выйдем наверх и постараемся напасть на судно, мимо которого будем проходить. Я еще не знаю, какое это судно и какого типа, но нам его надо захватить без шума, чтобы никто из команды не передал в эфир сигналов тревоги. Захват придется осуществить холодным оружием, которое нам любезно оставили американцы и огнестрельным оружием, которое принесли с собой пятеро наших друзей. Поэтому предлагаю подготовиться, взять налегке самое необходимое, документы, деньги, чеки. Ни чемоданов, ни вещей с собой не брать, мы будем плыть до судна в воде, это необходимо, чтобы на радарах не было видно, что подлодка задержалась у какого-нибудь судна. Если кто промахнется и не сумеет попасть на движущее судно, предлагаю плыть к берегу, он все время будет с правой стороны. Там затеряйтесь среди населения. Кто же попадется полиции, постарайтесь нас не продавать. Сам хозяин обещал достать предателя даже со дна моря. Старпом, приготовьте веревки с крюками, надувные лодки и плавсредства Лишних вопросов больше мне прошу не задавать. Связи конец.

Все в центральном стояли в оцепенении.

- Ну чего вы уставились, идите готовьтесь.

Кроме рулевых и акустика все медленно разбрелись.

Около часа ночи сигнальщики заметили огни и команда стала собираться на палубе. Легкий ветерок не поднимал большой волны. С левой стороны, длинной полоской виднелось неравномерное зарево света, там берег.

- Господин капитан, - слышу голос, - впереди, чуть левее, видны огни какого то судна.

Навстречу нам шла неизвестная посудина.

- Прошу приготовиться. По моей команде всем прыгать в воду.

- Я уже разбил команду на группы, - шепчет на ухо маленький штурман. Каждая имеет свое задание

При подходе к цели, я дал последнюю команду, повернуть руль в океан. И когда лодка развернулась, даю команду.

- Все дружно, в воду.

В темноте слышен плеск воды.

- Сюда, господин капитан, - штурман толкает меня к маленькой резиновой лодке, где уже плотно сидят шесть человек.

Я с трудом по веревке забираюсь на борт. Это сухогруз. Где-то по палубам носятся мои матросы. Несколько темных фигур встречают меня.

- Где капитан? - спрашиваю их.

- Убит.

- Кто-нибудь из экипажа цел?

- Ищут последних.

- Штурмана и рулевого на мостик. Старпому с офицерами проверить все судно. Команду разместить по каютам и выделить дежурные смены в машинное отделение и палубные службы. Во время похода ни один человек не должен выйти на верхнюю палубу.

Тени исчезают. Я иду на мостик. Здесь светло. У стенки лежит труп матроса и полураздетого человека. Помимо штурмана и рулевого здесь двое моих офицеров.

- Выбросите этих, - я киваю на мертвых, - за борт.

Подхожу к экрану радара и вижу как медленно ползет в океан светлая точечка. Это наша пустая субмарина.

- Куда берем курс, господин капитан? - спрашивает меня штурман.

- В Новую Зеландию

- Куда? - не поверил он.

- Пока в Новую Зеландию.

- А куда везет груз это судно?

- Подними документы, выясни сам.

- Слушаюсь господин капитан.

Сухогруз медленно разворачивается на юго-запад.

Через пол часа штурман зовет меня к экрану радара.

- Господин капитан, смотрите.

Картина изменилась. Где то у самого верхнего края экрана еще мелькает точка нашей субмарины, а с другой стороны экрана появились две новых зеленых точки.

- Что это? - спрашивает штурман.

- Похоже наши противники. Это они преследуют лодку.

Тонкие линии оторвались от двух точек и пошли в сторону лодки.

- Неужели пустили ракеты? - удивился штурман.

- Сейчас проверим, если лодка исчезнет, значит там будет темный экран.

Нити сошлись на субмарине и точка погасла.

Вот тебе и заверения адмирала Грейга.

Через два дня, когда мы уже давно были далеко от Америки, по мобильному телефону связался с Ли Ван Го.

- Але, - кричу в трубку.

- Кто это?

- Не узнаешь?

- Капитан, не может быть. Все газеты, телевидение сообщили, что вы погибли. Ваша лодка не вышла на связь, велись обширные поиски и военные корабли США недалеко от побережья обнаружили на дне остатки субмарины.

- Если слушай эту прессу, вообще идиотом станешь. Ли, я хочу сделать материальный подарок хозяину, но мне нужна помощь.

- Не понял. Что вы хотите, господин капитан?

- Мне нужно судно, что пересадить туда мою команду. Это в обмен на другое, которое я захватил...

- Хорошо, я поговорю с хозяином.

- Если он согласится, то я сообщу курс по которому судну нужно найти нас. Необходимо, чтобы хозяин подобрал дополнительный неплохой экипаж, чтобы мы передали ему управление подарком.

- Где вы находитесь?

- Это я не могу тебе сказать, из соображений безопасности.

- Хорошо.

- Ты Май, оформил документы, куда я просил?

- Нет.

- Почему?

- Ты же по погиб.

- Вот черт. Где она сейчас?

- Отправилась к отцу.

- Ладно, я позже с ней свяжусь. Успокой ее, скажи, что жив.

- Я сейчас ей сообщу.

- Тогда, пока.

Через два часа сам хозяин позвонил мне.

- Капитан, я рад, что вы как всегда надули всех. У меня к вам предложение, не поговорите со своими ребятами, чтобы они согласились довести мой подарок до адреса, который я укажу.

- Поговорю, но мне надо бы в другую сторону.

- Знаю, мне Май говорила. Ты Ай Линь ко мне не везешь?

- Нет. К сожалению, она осталась в лодке.

- Очень жаль. Хотел ее похоронить по человечески. О том, что она погибла мне доложили сразу же.

- Она фактически похоронена по морскому уставу, вполне по человечески.

- Это не то. Я очень не доволен, что ты не везешь ее ко мне.

- Я очень сожалею.

- Ай Линь считала тебя единственным мужиком, который создан для нее...

- У меня была Май.

- Не была, а есть. Попробуй только откажись от нее, я тебя из под земли достану.

- Мы с ней договорились встретится.

- Я вышлю судно по указанному тобой курсу, оно довезет тебя до Индонезии. Там садись на самолет и лети на место встречи.

- Спасибо, хозяин.

- Позвони мне, когда команда решит, что делать.

Это был обыкновенный вонючий сейнер. Он пристал к борту сухогруза и угрюмый капитан, скривил рожу, когда на его борт поднялось двенадцать человек.

- Мне приказано отвести вас одного.

- Остальные со мной.

- Я вынужден сообщить хозяину.

- Сообщай. А сейчас не теряй время. Эй там, на верху, отдать концы, скомандовал я на сухогруз.

Маленький старпом с верхней палубы сухогруза махал мне рукой.

- Прощайте, господин капитан.

Суда разошлись и долго я еще видел исчезающие за горизонт мачты.

Вот и Сидней. У меня мало вещей, но на таможне все равно задержали.

- Ведь вы капитан Сомов, - белобрысый тип в форменном голубом кителе пристально смотрел на меня.

- Да я капитан первого ранга Сомов.

- Это не вы участвовали в великой гонке субмарин.

- Я.

- Но ведь вы... погибли.

- Это постарались газеты, я жив.

Он долго изучал мой паспорт, потом пожал плечами.

- Раз наше консульство дало вам визу, я не вижу причин вас задерживать.

Кажется, я вырвался на настоящую свободу.

В порту яхты от мужа Кристины нет, в отеле нет Май. Я устроился в номере и задумался. Может позвонить еще раз адвокату или хозяину, поблагодарить за удачную операцию. Тогда Май догадается приехать сюда. Хотя... не буду спешить.

Второй день брожу по городу и вот на одной ухоженной улице увидел красивое название "Центральный английский банк". Может мне не надо отправляться в Лондон, зайду-ка я сюда.

Расторопный охранник сразу задал вопрос в операционном зале.

- Господин, желает открыть счет или взять деньги.

- Мне бы встретится с управляющим банка.

- Это обязательно? Может поговорите с руководителем отделения?

- Нет, вопрос очень важный, по поводу больших денег.

- Хорошо, подождите здесь господин...

- Господин Сомов.

- Хорошо, господин Сомов. Сейчас о вас доложу.

Через десять минут меня позвали в кабинет управляющего. Тучный мужчина сидел за огромным письменным столом и с любопытством глядел на меня.

- Здравствуйте, господин Сомов. Кажется я вас знаю. Это вы, недавно, одержали победу в международных гонках на подводных лодках.

- Я, господин...

- Фрэнсис Колдуэл. Извините, что сразу не назвал себя. Так какое дело привело мне в кабинет знаменитого капитана?

- Одна маленькая расписка. Некая мадам Кристина задолжала мне крупную сумму денег и соответственно я бы хотел ее получить и разместить ее в вашем банке.

- Занятно. Пока я ничего не понял, но не могли бы вы мне рассказать все подробнее.

Я вытаскиваю из кармана расписку мадам Кристины и протягиваю ее Колдуэлу.

- Вот этот документ, как объяснил мне поверенный мадам Кристины, имеет силу в центральном английском банке.

Поверенный внимательно изучает расписку. Потом нажимает на столе кнопку селектора.

- Ко мне мистера Оупа.

Входит длинный джентльмен и учтиво здоровается со мной.

- Здравствуйте.

- Мистер Оуп, рассмотрите этот любопытный документ.

Джентльмен внимательно изучает клочок бумаги.

- Да сэр, этот документ имеет силу. Фамильный клан мадам Кристины обязан оплатить такую сумму.

- Как я понял, господин Сомов, хочет эту сумму перевести в наш банк и открыть счет. Так господин Сомов?

- Так.

- Тогда мистер Оуп, оформите перевод денег сюда и откройте счет нового клиента.

- Будет сделано, сэр. Идите за мной, господин Сомов, нам надо провести некоторые юридические формальности.

- До свидания, господин Сомов, - любезно прощается управляющий.

Теперь у меня есть деньги и пора подумать, чем заняться в этой стране. Я долго думал, пока не решил организовать клуб "Русского бильярда". Все таки, кроме вождения подводных лодок, игра в бильярд единственное занятие, которое я еще умею делать.

Вечером вернулся в отель. Двери моего номера открыты. Я ворвался в комнату.

- Май...

Она стояла у окна и улыбалась. Я обнял ее и поцеловал.

- Я ждал тебя.

- Знаю. Как только папа мне сказал, что ты жив, сразу же помчалась в аэропорт.

- Я решил остановиться в этой стране надолго...

- Правильно, пора жить нормальной жизнью.