sci_history Евгений Кукаркин Самый лучший стрелок ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:37:57 2013 1.0

Кукаркин Евгений

Самый лучший стрелок

Евгений Кукаркин

Самый лучший стрелок

Написано в 1997 г. Приключения.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МОЙ БОГ, МОЙ ОТЕЦ

Наша умная собачка Хонди идет впереди, толково выбирая дорогу. Она жмется ближе к деревьям, где снег более плотный и стремится избегать рыхлые сугробы, в которых застревает по брюхо. За ней идет отец, прокладывая лыжню, и последним я.

- Ты должен слышать лес, - наставляет меня отец. - Вот, что слышишь?

- Скрип и легкие щелчки...

- Не то. Справа. Вон на том дереве тихий шелест. Белка- игрунья пошла по стволу.

- Что же Хонди не вякнул?

- Ему не до этого. Гляди.

Хонди провалился в большой сугроб и пытается сильными прыжками преодолеть его.

- Я уверен, Хонди сейчас придет в себя, - продолжает отец.

И точно. Собака выскакивает на плотный снег и тут же задирает морду к верху. Собака лает и становится в стойку. На ели две белки, они спиралью идут по стволу, потом замирают и черными пуговками глаз, сосредотачиваются на Хонди.

- Толя, снимай..., только обеих.

Я вскидываю ружье. Ловлю черную точку глаза и нажимаю курок, тут же ствол переношу на следующего зверька, и опять стреляю. Сыпется застрявший в ветвях снег.

- Паршиво, - говорит отец, - ты задержался ровно на долю секунды. Одну белку снял в глаз, а у другой попортил шкуру.

Хонди, с восторгом в глазах, уже тащит одну из беличьи тушек, затем бросив ее перед нашими ногами, несется за другой. Отец протягивает руку к морде собаки и отбирает вторую белку, потом рассматривает обеих.

- Вот смотри, Толя, видишь.

У одной белки нет глаза, другая получила пулю в лоб.

- Снег подо мной сел.

Отец критически осматривает лыжи.

- Вижу, неправильно сделал упор. При выстреле тебя качнуло и вот результат. Шкурку попортил. Учись сынок стрелять быстро и точно. Вот смотри. Видишь в метрах ста, две ели. Сейчас я отобью макушки. Ориентируйся по звуку, с какой скоростью буду их снимать.

Отец снимает с плеча свою двустволку, уплотняет под правой ногой снег и вскидывает ружье. Гау-гау, - грохочет в лесу гул. Верхушек елей как небывало. Руки отца молниеносно перезаряжают ружье. Это уже умею и я. Хонди срывается и бежит вперед.

- Учти сынок, патроны всегда держи под рукой. Тебе бабка сделала кармашки для десяти патронов. Твои двенадцать выстрелов, должны прозвучать как из автомата.

Прибежал собака и изумленно поглядывает на отца.

- Хонди, это проверка..., вперед. Пошли, сынок искать кабаньи тропы.

Первый нащупал тропу Хонди. Он лает из-за деревьев, призывая нас к себе.

- Читай следы, Толя. Говори, что увидел.

- Здесь шло восемь кабанов. Два больших кабана и шесть кабанчиков. Сзади двигались два волка. Прошли часа два назад.

- Правильно, а теперь слушай.

- Там птицы шумят, особенно надрываются вороны. Наверно в лесу произошла трагедия...

- Точно. Пошли посмотрим, что произошло.

По тропе идти на лыжах легко. Хонди первым встал в стойку.

- Папа. Здесь волки разделились...

- Хитрые, мерзавцы. Один должен отманить секача, а другой - зарезать кабанчика. Вон вороны прыгают, пошли посмотрим.

Это был страшный, старый, грязно-рыжий волк. Его живот был распорот и пировавшие вороны уже выклевали глаза и разнесли вокруг остатки внутренностей. Хонди вцепился в ляшку волка и с яростью трепал жесткую шкуру.

- Волк не захотел прыгать с тропы в сугроб, вот и поплатился. Секач поддел его на скорости вон там, метрах в пяти и волк отлетел сюда.

- Пап, смотри, там тоже вороны.

- Пошли.

Тут был молодой кабанчик, уже на половину растащенный и разгрызенный.

- Это сделал другой волк. Мы его вспугнули.

- Интересно, кабаны, изменят теперь маршрут или нет?

- Нет. Сюда мы и приведем охотников.

Нас предупредили, что должен прибыть крупный государственный чиновник. Для того, чтобы ему поближе подъехать к месту охоты, прислали бульдозер. За ночь пробили дорогу, а утром на новую базу уже съезжались первые машины. Запылали костры, натянули палатки и вот, появились долгожданные гости. Несколько легковушек подкатили к кострам. Чиновник, чуть полноватый с опухшим лицом, вылез не один, с ним был генерал. Отец сразу подошел к ним.

- Егерь? - спросил чиновник.

- Нет. Лесничий.

- Все равно. Кого сегодня будем стрелять?

- Кабанов.

- Это дело. Михаил Васильевич, слышал? - обратился чиновник к генералу. - Идем на кабанов.

В это время ко мне подошел молодой парень, в белом полушубке, состоявшей в свите приехавших с чиновником людей.

- Ты кто?

- Местный.

- Загонщик, а почему в руках ружье?

- Потому что положено.

- А ну, отдай мне оружие.

Я отскакиваю в сторону и ствол холодно смотрит ему в лицо.

- Но, но, ты, не балуй.

Его рука лезет под полу шубы.

- Не шевелись. Я стреляю неплохо.

- Что тут у вас?

К нам подходят трое подтянутых мужчин.

- Да вот, товарищ полковник, не сдает оружие. Я пытался отобрать, не дает.

- Ты сын лесничего? - обращается ко мне старший, которого назвали полковником.

- Да.

- Пусть ходит с ружьем. Только стой от нас подальше.

- А я и не собираюсь к вам приближаться.

- Добро. Пошли, лейтенант, - обращается полковник к приставшему ко мне парню, нам надо выставить охрану по периметру лагеря.

Прибежал довольный Хонди, ему видно повезло, кто то подкинул ему пожрать. Собака ложится у моих ног и с удовольствием смотрит на шум и беготню в лагере. Прибывший чиновник и генерал, начали распивать водку и закусывать бутербродами. Уже знакомый полковник принес несколько двустволок и раздает знатным гостям. Отец терпеливо ждет. Наконец, лагерь зашевелился. Закинув ружья на плечи, гости, под руководством отца, тронулись в путь.

- Пошли, Хонди. Нам тоже надо туда.

Сначала их поставили у кабаньей тропы, но гость заартачился и попер с генералом на тропу.

- Из-за сугробов их не видно, - утверждал чиновник, - лучше лицом к лицу, как в старые времена. Как, не дрейфишь, генерал?

- Армия никогда не дрейфит. Почему нет загонщиков? - удивился генерал.

- Кабаны идут по расписанию, - ответил отец.

- Отлично. А зачем так много народу вокруг? Всем отсюда вон. Нечего пугать животных. Лесник, отведите этих бездельников подальше.

- Хорошо, товарищ генерал.

Отец махнул для меня рукой, это значит, я должен оставаться для страховки. Всех оставшихся, включая охрану, стал подталкивать и отводить метров за двести от засады.

- Хонди, сиди тихо. Голоса не подавать.

Умная собака оглядывается на меня и ложиться на снег. Я выбираю высокое место под сосной и выставляю ружье. Проходит пол часа. Чуткий слух уловил топот. Хонди поднимается и тянет морду вперед.

- Тихо.

По тропе бежит небольшое стадо. Впереди здоровенный, большущий секач, сзади кабаниха и пять кабанят. Они выскакивают из-за поворота трапы и замирают. Вожак с загнутыми клыками оценивает обстановку, увидев двух людей. Он принял решение и склонил голову. Теперь вперед, на этих двуногих непонятных животных.

- Стреляй, - вопит генерал своему партнеру.

Раздаются четыре выстрела. Кабан наверно ранен, но несется к цели как метеор. Мне трудно стрелять, разбросанные впереди деревья мешают мне, кроме того, кабанья тропа ниже поверхности сугробов и видно только мелькающая верхняя часть свиньи, но все же, на долю секунды, между двумя стволами, я поймал его высунувшийся пятачок и нажал курок.

Хонди первый рванулся вперед. Я за ним. Ошалевшие от страха гости, стояли как столбы, у их ног лежал труп секача. Первым опомнился генерал.

- Это ты его?

- Я.

Хонди уже лает от восторга, созывая людей. К нам бегут придворные, впереди отец.

- Далеко ты стоял? - спросил меня генерал.

- Вон там, за деревьями. Метров пятьдесят.

- А сколько тебе лет? - опомнился, наконец, чиновник.

- Семнадцать.

Подошел отец. Он сразу все понял. Подошел к секачу и посмотрел на дырку в голове.

- Ты неудачно выбрал позицию, - сказал он мне.

- Я не хотел мозолить глаза.

- Ладно и так хорошо.

Подбежали охранники.

- У вас все в порядке? - задыхался полковник.

- Все, если не считать того, что кабан в двух сантиметрах от моей ноги, - говорит чиновник.

- А ты чего здесь делаешь? - обрушился на меня полковник. - Я тебе говорил, что бы ты был подальше.

- Отставить, полковник, - рявкает генерал, - этот мальчик жизнь нам спас.

Хонди обожрался от ежеминутных подачек. Мы с отцом сидим за столом, где объедается свита чиновника и он сам. Я попробовал несколько бутербродов с икрой и семгой, запил все лимонадом и мне... понравилось. За столом обсуждалась охота и политика. Вдруг генерал обратился к отцу.

- Твой пацан отлично стреляет.

- Самый лучший стрелок, - с гордостью говорит отец, - белку только в глаз снимает.

- А в монету с пятидесяти шагов попадет?

- Хоть в десять монет.

Главный чиновник сразу заинтересовался.

- Пусть попробует, - предложил он.

Все за столом оживились и выскочили на поляну. Генерал с полковником пошли закреплять на сосне монеты. Отсчитали пятьдесят шагов.

- Ей, парень, иди сюда.

Я подхожу.

- Видишь пять монет.

Вечернее солнце падает на кору и бледный отсвет пяти звездочек, расположенных в виде креста, четко проглядывается на ней.

- Вижу.

- Стреляй.

Я вопросительно смотрю на отца, тот кивает головой. Я настраиваю ружье и начинаю представление. Два мгновенных выстрела, перезарядка, еще два выстрела, опять перезарядка и наконец, последний.

- Все.

Я закидываю ружье за спину и отхожу к отцу. Все окружающие, открыв рот, смотрят на меня. Первый к сосне несется Хонди.

- Ничего себе, - изумлен генерал. - Ну ты, хлопчик, и стреляешь? Такой скорострельности я еще не видел. Пойдем посмотрим, как там наши монеты.

Вся толпа валит к сосне. Отец хлопает меня по плечу.

- Ты перекрыл нормативы. Молодец.

- Но так и должно быть. Там цели все вместе.

У сосны гул. Толпа валит обратно. Чиновник держит в руке пять, пробитых по центру, монет.

- Ну ты даешь, парень. Я возьму их в Москву, а то не поверят.

- Молодец, - поддакивает генерал. - Я тебя запомнил, парень. Ей богу, запомнил. Клянусь, мы еще встретимся...

Зимние вечера самое тоскливое время года. У моих родителей бзик, они собираются из меня сделать грамотного человека. В школу я не ходил с первого класса, так как ближайшая деревня за 20 километров и родители пичкали меня знаниями сами. Бабушка учила французскому языку, в молодости она была гувернанткой и знала этот язык как профи. А мама впихивала знания, проверяя выученный параграф от сих, до сих. Отец из города привозил кучу книг и учебников и все это должен переварить я. Не скажу, что мне все давалось с трудом, я легко заучивал стихотворения и целые страницы книг, прекрасно овладел математикой и физикой, а остальное шло побочно, зрительной памятью бог не обидел. Сегодня нужно учить географию, это любимый предмет. Сижу за столом над картой и изучаю Тунис. Лампочка над столом ярко высвечивает внутренности избы. Лет десять тому назад, солдаты провели к нам от образцовой охотничьей избушки для правительственных особ, кабель и теперь мы всегда со светом.

- Мам, - спрашиваю я, - а Тунис богатая страна?

- Богатая, - не отрывается от вязки мать.

- Я в этом году буду сдавать экзамены за всю школу?

- За всю.

Я пытался сдать хоть какие-нибудь экзамены дважды, в прошлом и позапрошлом году. Первый раз я пришел в деревню два года назад, летом, с рюкзаком и ружьем за плечами. Рядом, как всегда, плелся Хонди. В таком виде мы ввалились в школу и, под изумленные взгляды шарахающихся ребят, поперлись к директору в кабинет.

Я и собака стояли посредине кабинета, за которым сидела седая женщина.

- Ты кто? - спросила она.

- Я Толя Самсонов из лесничества. Пришел сдавать экзамены.

- У тебя документы есть, Толя Самсонов?

- Есть.

Протягиваю ей метрику. Он ее разглаживает, читает.

- Ты что же, с первого класса не учишься в школе?

- Меня мама дома готовила.

В кабинет врываются две женщины.

- Марья Васильевна, - восклицает одна из них, - Глаша...

Тут их взгляд падает на меня и собаку и они застывают у порога. Хонди укоризненно на них оглядывается.

- А это кто?

- Это Толя Сомов, из лесничества, - говорит седая женщина. - Пришел сдавать экзамены.

- С ружьем и собакой?

- Для острастки наверно, - подсказывает седая женщина.

- Я никого не пришел пугать. У меня работа такая, от плохих людей лес оберегать. Поэтому и с ружьем.

- Ишь ты, защитник какой, - кривиться одна из пришедших женщин. - Ты хоть знаешь, что сдавать? У нас даже есть иностранный язык.

- Ну и что?

В кабинет вваливается новая личность, мятый капитан милиции.

- Где он, этот..., с ружьем?

- Вы про него, - кивает на меня пришедшая женщина.

- Его. Ты, парень куда приперся с оружием? Отдай ружье.

Я отскакиваю к столу директора. Скидываю ружье и взвожу курки. Хонди разворачивается и оскаливает зубы

- Назад. Не шевелись, иначе собака вцепится. Не твое ружье и нечего хапать чужое.

В кабинете ужасная тишина. Милиционер и женщины прижались по стенкам.

- Ты, парень того, не шути. Убери собаку...

- Хонди, замри.

Оскал собаки пропал, но она пристально глядит в лицо капитану..

- Отдай ему ружье, Толя, - просит седая женщина, - в поселке ни кто не бродит с ружьем, а тем более, в школе.

- А ну вас. Посторонись. Пошли, Хонди.

Я подошел к столу, выдернул из рук директорши свое свидетельство. И тут им выдал по-французски: "К вам приходишь с уважением, а уходишь с черной душой." Выскочил из школы и пошел к лесу. Окно школы открылось.

- Толя Самсонов, вернись...

Дома меня выслушали и мать, вздохнув, сказала.

- Ничего, в следующий раз пойдешь сдавать.

На следующий год я явился в школу опять с ружьем, вещмешком и Хонди. Сцена повторилась, мы с собакой по центру кабинета.

- Пришел? - спросила директорша.

- Пришел.

- Давай договоримся Толя, я не могу тебя проэкзаменовать до тех пор, пока ты не сдашь ружье и не уберешь собаку..

- Это мое ружье, в чужие руки ни кому не дам. А собака вам не мешает, она совсем смирная.

- Нельзя в школе находиться с ружьями и собаками.

- Я же не пришел учиться, я пришел сдавать экзамены. Сдам и уйду. День то нас потерпите.

- Не могу.

- Хорошо. Я пошел домой.

- Стой. Мы запрем твое ружье и собаку в моем кабинете и ты пойдешь на комиссию.

Я заколебался. Хонди прекрасно бы справиться с охраной вещей. Но в это время в окно постучали. Директорша открыла его и знакомый голос капитана милиции спросил.

- Этот парень из леса у вас?

- Здесь он.

- Опять с ружьем и собакой?

Она колеблется.

- Да.

- Пусть немедленно выкинет оружие в окно, иначе мы возьмем силой.

Теперь в окно выглядываю я. Сзади капитана стоят двое молодых милиционеров и еще двое местных мужиков. Одного из них я узнаю.

- Максимыч, это ты? - окликиваю его.

- Я, - мнется он.

- Ты меня узнал?

- Узнал.

Максимыч браконьер, один раз пошел в наш лес и нарвался на меня. Хотел попугать "взять на пушку", считая, что я маленький, но выстрелом я выбил у него из рук двустволку.

- Так скажи этим, в форме, что они ничего не получат и не возьмут.

Они совещаются.

- Вы извините, - говорю директорше, - но нам лучше из школы уйти. Пошли, Хонди.

- Толя, отдай лучше ружье, они вернут его тебе потом - стонет сзади директорша.

Перед выходом из школы стояли милиционеры. Хитрые мужики оторвались от них на метров двадцать назад и, стоя перед избой, покуривали самосад.

- Хонди, взять.

Собачка от крыльца сделала толчок и вцепилась в руку капитана с пистолетом. Оба они покатились по земле. Я мгновенно вскинул ружье и сделал два выстрела, по двум молодым милиционерам. Их фуражки сорвало с головы и унесло к ногам изумленных мужиков. Успеваю перезарядить свою двустволку.

- Хонди, отпусти его.

Собака неохотно отпускает руку капитана, он пошатываясь встает, кровь течет по его пальцам. Остальные два милиционера, стоят открыв рот.

- Что ты сделал, сопляк? - стонет капитан.

- У меня ружье может взять только бог. Идем собачка, ты хорошо поработала.

Мы опять пошли в лес.

Дома молча выслушали и уже отец сказал.

- И правильно сделал. Сдашь все в следующий раз.

- Может ты пойдешь с ним? - спросила мать.

- Зачем. Он парень взрослый, сам понимает, что к чему.

Мой папа воспитывал меня самостоятельным человеком.

Но гости к нам приехали на телеге через три дня, после моего посещения школы.. Меня как раз не было, я обходил западный участок заповедника и только вечером появился домой. В светелке сидела знакомая женщина из школы и немолодой гражданский.

- Здравствуй, Толя, - уважительно сказал неизвестный.

- Здравствуйте.

- Вот, Толя, следователь пришел к нам, по поводу безобразий, которые ты учинил в деревне, - сказал отец.

- Я их не начинал.

- Толя не врет, я знаю, - подтверждает отец.

- Он напал на трех представителей власти, - говорит следователь.

- Неправда. Они напали на меня. Они угрожали мне, собирались отнять двустволку.

- Милиционеры представители власти и вправе требовать сдачу оружия, тем более, если окружающим гражданам представляется угроза жизни.

- Я чего то не понимаю о каких окружающих гражданах шла речь. Пол деревни в отдалении наблюдало, как все было и каждый может подтвердить, что милиционеры пытались отобрать у меня двустволку, даже не по интересовавшись, имею я право ношения оружия. Они даже не могут похвастать, что я кому то угрожал.

- Браво, сынок, - восклицает отец. - Он у нас уголовный кодекс наизусть знает. Вон на полке толстая книжка стоит.

- У меня есть разрешение на право ношения оружия, - продолжаю я.

Я вытаскиваю из своего кошелька бумажку, сделанную мне по просьбе отца, зам министром внутренних дел, четыре года назад, когда я сопровождал его по заказнику бить волков.

Следователь читает ее.

- Чья это подпись?

- Зам министра.

Он держит бумажку и задумчиво смотрит на меня.

- Ты прострелил фуражки милиционеров, понимаешь ли ты, что на сантиметр ниже и это же смерть людей.

- Толя, никогда бы не ошибся, - вступает на мою защиту отец. - Если он выстрелил на сантиметр выше, значит так должно и быть. Не верите? Выйдем на улицу, сынок вам покажет как надо стрелять. С пяти десяти шагов в любую точку попадет.

- Я не про это...

- Слава богу, а то я подумал, что вы не поверите.

- Верю, но стреляли по представителям власти.

- Вам же сын сказал, они превысили полномочия. Пытались отнять двустволку, разрешение на ношение которой, допущено самим зам министра. Если нужно, мы возместим ущерб.

- Мда. Я должен взять с собой эту бумажку.

- Что же буду иметь в замен я?

- Мы ее тебе потом вернем.

- Когда? Я же должен оберегать с ружьем лес и без документа мне нельзя...

- Я ее оставлю в сельсовете. Можешь взять от туда послезавтра.

Все поняли, что разговор окончен. Учительница заманила меня к книжной полке.

- Это ты все читал?

- Все прочел.

- И помнишь?

- Попытайте. Вытащите любую книгу.

Она с улыбкой берет Эвклидову геометрию, раскрывает первую попавшую страницу.

- Ряды.

- Значит так...

Я беру лист бумаги и начинаю ей по простому объяснять, потому что по глазам вижу, что она ничего этого не понимает.

Вечером все ложатся спать, а утром, мы их провожаем в дорогу.

- Приезжай в следующий год, Толя, - говорит учительница. - Мы тебе комиссию из ГОРОНО устроим. Только..., можно без ружья?

- Нет. Зачем зря по лесу шататься, и так с южных поселков все время браконьер идет. Без ружья их не остановишь.

- Хорошо. Приезжай с ружьем. Мы с Капитонычем договоримся, что бы в этот раз не приставал.

- А кто это?

- Капитан, которого твоя собачка потрепала.

Следователь отводит отца в сторону. Они о чем то разговаривают, потом тепло прощаются.

- Что он тебе сказал? - спросил я отца, когда телега отъехала.

- Просил отвести один раз на охоту.

- Хорошо бы хоть раз побывать в Тунисе, - мечтаю я.

- Мечтать невредно, - замечает мать.

- Мам, ты в приметы веришь?

- Вообще то и да, и нет. Кое в какие, как в черную кошку, пустые ведра, верю, а вот в бантики, узелки - нет.

- А вот если домовой или кто-нибудь в течении пяти минут откроет дверь, поверишь? Откроет, поеду в Тунис, не откроет- нет.

- Чушь, - говорит бабушка, которая все слышала, - все наши дома, а приезжих в это время, не бывает.

В это время, дверная ручка дернулась. Мы замерли. Отец даже подскочил. Дверь чуть-чуть приоткрылась и появилась кошка.

- Мур..рр..р., - добродушно вякнула она и как опытнейшая манекенщица, закидывая передние лапу за лапу, пошла к дивану.

- Уф, - выдохнула бабушка. - Мыра, иди сюда.

Кошка остановилась и повернула голову на 80 градусов, удивленно поглядела на нее.

Лет шесть тому назад, отец всерьез занялся моим обучением по стрельбе из двустволки.

- Учись стрелять, не целясь, - учит отец, - от бедра, на вскидку, на звук. Здесь от тебя особой точности не требуется. Сантиметр, влево или вправо, лишь бы попасть в цель. Для этого нужна крепкая выверенная рука, которая в паре с глазом должна составлять единое целое. Смотри, приклад моей двустволки, почти под мышкой, но две руки участвуют в процессе. Левая у цевья ищет цель по горизонтали, правая, на курке - по вертикали. Ими командует глаз. Теперь цель. Вон ворона, я веду ствол за ней. Нет, я ее не убью, но вот ветку на которую она сядет - срежу.

Ворона тяжело садится на ветку сосны и тут же отец стреляет. От неожиданности ворона кувыркается и падает вместе с веткой в сугроб. Потом отчаянный звук вырывается из ее горла и она тяжело отталкиваясь, разбегается по насту, и взлетает.

- А с пистолета, так же?

- Естественно. Все дело в руке. Для этого нужна длительная тренировка. Вон, у нашего дома сосулька, сними ее.

- Там же дом?

- Вот и старайся не промазать.

Я беру в руки ружье и неуверенно наставляю на сосульку.

- Э... нет, - говорит отец, - здесь нужен дух боя. Так стрелять нельзя. Соберись, как перед охотой, настрой себя.

Я решаюсь. Выстрел и сосулька разносится в дребезги.

- Молодец, - хвалит отец, - а я думал, что ты не попадешь.

Сегодня тревожно. По полевому телефону, проложенному из правительственного охотничьего домика, отца предупредили. Банда из трех человек с оружием в руках, ушла в наш лес. Требуется его помощь.

- Ты, Толя, остаешься здесь, - наставляет отец, - смотри, будь внимательным. На тебе дом и мама с бабушкой.

- А ты куда?

- Я поведу военных в Южный район. По идее они должны проскользнуть туда. Сейчас идет снег и следов за ними нет, поведу по интуиции.

Отец на лыжах уходит в медленно падающие хлопья снега.

Первыми заволновались собаки. Хонди сразу подала предупреждающий сигнал. Я сорвал со стенки ружье, выдрал из коробки горсть патронов и выскочил на крыльцо. Хонди тянул нос на запад.

- Хонди, веди. Ищи.

Отбрасываю от стенки дома лыжи и накидываю ремни на валенки. Собака стоит метрах в пяти и терпеливо ждет. Теперь вперед. Метрах в пятидесяти от дома мелькнула фигура.

- Эй, кто такие? - кричу я.

Грохот выпущенной очереди из автомата, потряс лес. Я свалился в сугроб. Слева щелчок ветки. Перебираюсь к сосне и, настроив ружье, жду. Опять треск ветки слева, я тут же стреляю на звук. Спереди опять бьет автомат и пули откалывают кору от сосны. Отползаю от сосны еще к одному дереву. Впереди вскрик и отчаянный мат, я привстаю и сквозь хлопья снега вижу, что темная фигура пытается отцепиться от собаки. Тут же стреляю в голову этому типу и опять падаю в снег. Перезаряжаюсь и жду. Впереди Хонди победно подает голос. Все равно не двигаюсь и прислушиваюсь к посторонним звукам. Скрип..., скрип, снег скрипит под осторожной ногой.

- Ванька, это ты? - хрипит голос.

Грохот моей двустволки заполняет звуками пространство. Теперь тихо. Слышу дыхание собаки. Хонди стоит у моей головы и дышит, вытянув язык.

- Хонди, где остальные?

Собака срывается и бежит влево. Я осторожно поднимаюсь и слушаю лес. Хонди начинает лаять, призывая меня. Осторожно, пробивая сугробы, иду на звук. Полу засыпанное снегом, тело человека лежит навзничь, рядом Хонди надрывается во всю.

- Встать. - приказываю я.

Тело дергается и голова отрывается от снега. Вижу, глаза, страдающие от боли и тонкую струйку крови, ползущую из уголков рта.

- Я уми...

Голова рухнула опять в снег. Хонди сразу затихает, только обнюхивает лежащего. Я подхожу и разгребаю рядом с телом снег. В руке умершего пистолет ТТ. Выворачиваю его из еще теплых пальцев. Моя пуля прошибла ему грудь насквозь.

Тот, которого тряс Хонди, лежит на спине, раскинув ноги. Пуля попала в правый глаз и он страшно смотрит другим. Рядом автомат Калашникова. Я с нетерпением хватаю его и нежно глажу коробку. Это настоящее оружие мужчины.

Третий, получил пулю в горло, я стрелял на звук его голоса. Снег пропитался кровью и она толчками пульсирует из-под нелепо свернутой головы. На груди его еще один пистолет, неизвестной мне конструкции. Длинная обойма торчит из рукоятки.

В доме паника. Мать бросается ко мне.

- Кто стрелял?

- Не знаю.

Тут она видит в моих руках автомат.

- Ты убил... человека?

- Мама, это бандит. Он бы убил нас.

Она садиться на стул и растерянно смотрит на моим руки.

Отец и, прибывшие с ним военные, сразу пошли к месту трагедии. Они стащили трупы в одну кучу.

- Я расшифровал два выстрела, - говорит мне отец, - ты стрелял на звук.

- Да, папа.

- Почему же третий получил под углом пулю в глаз, когда твоя позиция не изменялась. Он должен был получить прямое отверстие.

- Его Хонди схватил за руку и он развернулся в его сторону.

- Понятно. Ты, молодец.

- Хонди помог тоже...

Наступило лето. В третий раз иду в школу.

Комиссия ГОРОНО из восьми человек с любопытством встретили меня перед школой. Высокий седой человек сразу обратился ко мне.

- Анатолий Самсонов?

- Я.

- Я много о тебе слышал. Говорят, что ты прекрасно говоришь по-французски?

- Правильно говорят. Я еще учу немецкий, так что могу немного поговорить и на нем.

- Ха... Свою винтовку отнеси к директору и потом приходи в актовый зал.

- Это не винтовка, это ружье.

- Ну ружье...

- Толя, - кричит в дверях директорша, - давай в мой кабинет. Собаку тоже тащи туда же.

- Пошли, Хонди.

Я складываю в углу рюкзачок, ружье и приказываю Хонди все охранять. Директорша ведет меня в актовый зал. Все восемь человек комиссии торжественно уселись в президиуме за один стол. Сбоку на распорках черная доска. В зале на стульях учителя и любопытные.

- Какой предмет вы хотите отвечать? - спрашивает меня седой мужчина.

- Давайте с математики.

Замечаю глазом, как в зале хмыкнула учительница, которая была у нас в лесничестве. Седой выбрасывает билеты на стол.

- Берите

- Бином Ньютона...

- Готовиться будешь? - спрашивает старший.

- А зачем, если знаешь зачем готовиться, - недоумеваю я. - И так, начнем.

Беру мел, подхожу к доске и начинаю писать с разъяснением. Исписано пол доски, но я вижу по глазам комиссии, что что-то не так. Когда я закончил, пожилая женщина спросила.

- Толя, по каким учебникам ты готовил математику?

- Много книг, начиная с Кисилева, Ардоматского и кончая профессорами Шапошниковым, Венгеровым, американцем Миллером, шведом Ландерсом и другими.

Теперь комиссия молчит.

- Это конечно хорошо, - неуверенно тянет старший, - а геометрию...

- Пожалуйста. Вам какую Эвклидову, по Шопенгауру или по нашим источникам. Сейчас, я вам объясню в чем разница между ними...

- Нет, нет, - поспешно говорит старший, - я тебе верю. Как мнение членов комиссии?

- Достаточно, - говорит пожилая женщина. - Перейдем к русскому и русской литературе.

- Раз такое мнение. Начнем русский... Билеты готовы? Тащи, Толя.

- Образ Печерина...

Я им рассказываю, цитируя целые страницы "Героя нашего времени". Потом рассказываю об Островском и современных поэтах и все два часа без перерыва. На этом сделали перерыв. Иду в директорскую, отпустить погулять Хонди. Собака с радостью уноситься улицу. Недалеко от окна остановились двое человек. Окно чуть приоткрыто и я становлюсь невольным участником разговора. Узнаю голос старшего в комиссии и учительницы, которая была у нас в лесничестве.

- И что, он по каждому предмету так?

- Я была у него дома, видела литературу, которая там есть и скажу, что мать с бабкой вложили в него много. У мальчишки феноменальная зрительная память и он может пересказать наизусть свои любимые книги , тем более программу за 10 класс.

- Я не вижу здесь программы 10, я вижу программу высшей школы и даже еще черт знает чего.

Учительница смеется.

- Вы бы видели как он объяснял мне Эвклидову геометрию. Толя видел, что я дура - дурой в этом вопросе и старался на простых примерах помочь, тщательно разъясняя свою мысль.

- И поняли?

- Представьте себе, кое что поняла.

- Он и по остальным вопросам так?

- По любому предмету, а французский чешет лучше нашего любого преподавателя.

- Тогда зачем вы вызвали нас. Могли бы и сами аттестовать.

- Напала коса на камень. Два года тому назад, когда Толя появился здесь, он своим видом дикаря и повадками привел в ужас всю учительскую братию. В прошлом году, он пришел сдавать опять, в деревне началась настоящая война с выстрелами и ранеными. С трудом дело замяли, но некоторые наши учителя наотрез отказались принимать у него экзамены. Вот и пришлось вызывать вас.

- Что за войну устроил мальчик?

- Стрелял в милиционеров из двустволки. Пулями сбил фуражки с двух милиционеров, а на третьего натравил свою собаку. Но парень, уникальный. До нас слухи дошли... Зимой в лес отогнали банду Федора, помните, того что с дружками совершил много убийств, он еще убил в рабочем поселке старика Смирнова и его сына. Толя вышел им на встречу один и всех... перестрелял.

- Не может быть?

- Увы это так. Дома никого не было, кроме женщин и он пошел их защищать.

- Да. Даже озноб по коже прошел. Пойдемте, перерыв уже кончился, надо до обеда принять хотя бы еще два или три экзамена.

Я тоже иду к выходу, позвать Хонди, чтобы покараулил наши вещи.

Мы до обеда проскочили четыре экзамена: физику, химию, ботанику и историю.

Идет экзамен по географии. Я стою и глупо улыбаюсь, в руках у меня билет с вопросом о Тунисе.

- Тунис является основными торговыми воротами из Африки в Европу. Вдоль побережья современные порты и города...

Я с упоением рассказываю об экономике и географии удивительного государства. Но меня прерывают и просят перейти к следующему предметуастрономии...

Вечером собираемся с Хонди в лес.

- Куда на ночь глядя? - удивляется директорша.

- Домой.

- Ночью?

- А что тут такого. Мы же по нескольку суток в лесу и ничего.

- Тебя комиссия аттестовала на отлично, получишь аттестат через неделю. Мы настаиваем на золотой медали.

- Это хорошо, мои очень обрадуются. До свидания.

- Пока, Толя. Обязательно приходи еще. Я хочу записать тебя в библиотеку.

- Спасибо...

Мы с Хонди заходим поглубже в лес, выбираем толстую ель и, достав палатку из вещмешка, я делаю на подобии домика, зацепив конец палатки за сук. Внутри домика сажусь, прижимаюсь спиной к стволу и пытаюсь заснуть. Морда Хонди выныривает из-под края палатки, пес тоже забирается внутрь и укладывается на моих ногах.

Осенью к нам прибыли гости. На газике прикатил капитан Капитонов, тот самый, с которым мы схватились в деревне и Хонди тогда потрепал ему руку.

- Это хорошо, что я застал вас, - говорит он нам с отцом. - Толю призывают в армию. Ему же исполнилось 18.

- Что же, сынок, раз надо идти служить родине, иди служи, - сразу соглашается отец.

- Я вот и приехал за вашим сыном. Из военкомата пришло грозное письмо и мне приказано сопровождать Толю до города.

Дома начался переполох. Меня начинают собирать, женщины причитают, собаки от лая сходят с ума. Хонди почувствовал разлуку, все время ходит рядом и пытается заглянуть мне в глаза.

- Мы расстаемся с тобой, собачка.

Он взвизгивает и пытается лизнуть в лицо.

- Все, береги отца, маму и бабушку, понял?

Теперь он понял, что я его с собой, первый раз в жизни, никуда не возьму. Пес тихо залезает под кровать.

Все прощаются со мной и капитан подсаживает в машину. Немного страшновато покидать дом без собаки и ружья.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

МУЖАНИЕ

После медицинского осмотра, я стою перед комиссией.

- Все у парня в норме, - подводит итог председатель комиссии. - Куда его...?

Полковник, сидящий с ним рядом, шепчет ему что то на ухо.

- Да что ты говоришь? - удивляется председатель. - Самсонов, говорят, что ты стреляешь, как бог?

- Правильно говорят.

- Вот его направление, - говорит полковник и подсовывает председателю бумажку, - Самсонова требуют в Москву.

- Что же, пусть едет в Москву.

Майор сидит за столом и допрашивает меня.

- Когда ты встречался с генералом?

- На охоте. Я его сопровождал.

- И он тебя решил отправить ко мне?

- Наверно. Я ни чего об этом не знал.

- Не знаю, что он хотел, но у меня такие ребята - амбалы, а ты что...

В это время зазвонил телефон. Майор схватил трубку.

- Так точно, товарищ генерал, приехал... Так... Да что вы говорите. Я сейчас проверю... Хорошо, товарищ генерал.

Он бросает трубку и задумчиво смотрит на меня.

- Генерал дает тебе очень высокую рекомендацию. Пошли в подвал, посмотрим, что ты можешь.

В больших стеклянных шкафах в стойках или в карманах различное огнестрельное оружие. С дверцы одного шкафа сдернут замок, я подхожу к нему и вопросительно гляжу на майора.

- Можно посмотреть?

Он кивает головой. Я открываю дверцу, осторожно беру из деревянного кармана наган и оттягиваю курок. Шелк. Туговат. У пистолета, лежащего рядом, более мягче.

- Как, нравиться? - спрашивает, стоящий рядом с майором, прапор.

- Оно конечно хорошее оружие. Только наган на долю секунды стреляет медленней чем пистолет, а вот по надежности, пожалуй наган получше.

- На, - прапорщик протягивает обойму к пистолету. - Вон мишени.

В отдалении, в метрах 25, пять силуэтов человека.

- Куда поражать цель, в голову или в сердце? Что считается на отлично?

- А куда попадешь... Одень только наушники.

Я одеваю наушники, майор подходит к закрепленной подзорной трубе. Самое важное, твердая рука, твердил мне отец, что же попробуем. Так, единая линия по лбу всех мишеней, только выловить угол поворота кисти. Поехали. Пять выстрелов, прошли мгновенно. Опускаю пистолет и снимаю наушник.

- Быстро стреляешь, - комментирует майор, - а цель поражена только в одном месте.

- Везде.

- Что везде?

- Все пять мишеней получили пулю в лоб и причем в одном месте.

Теперь прапорщик и майор осматривают все мишени.

- Вот, собака, дает, - восхищается прапор. - А быстрота то какая.

- Дай ему автомат и целый рожок.

Прапор приносит автомат АК без приклада и рожек. Потом мишени начинают уползать вглубь подвала.

- Сколько, 200 или 300 метров?

- Дай 200 и подсветку, а заодно, 10 секунд на появление в разных местах пяти фигур, - просит майор. - Ты понял, что надо делать? - теперь спрашивает он меня.

- Разрешите сделать пробный выстрел. Я еще не стрелял из автомата.

- Давай.

Одеваю наушник и, переключив флажок на одиночные, стреляю в появившуюся мишень. Ого, автомат чуть подбрасывает.

- Я готов.

Переставляю флажок на автоматический огонь, прижимаю автомат к животу.

- Ты можешь прицелится, это правилами разрешено. Мишени появятся через определенный промежуток в разных местах стрельбища и будут стоять десять секунд. По правилам, должен успеть поразить хотя бы одну.

- Я успею.

Цели выпрыгнули в подсветке и я даю длинную очередь. Мишени падают. Сдергиваю наушники.

- Готово.

- Никак все мишени поразил?

- По две пули в шею каждому.

- Прапорщик, подними мишени и подтащи сюда.

Пока мишени идут, я рассматриваю различные системы пистолетов, наганов и автоматов, размещенных в шкафах. Майор и прапорщик разглядывают мишени.

- Молодец, - выдыхает прапорщик.

- Да. Ничего не скажешь. Это, наверно, от бога.

Этот бог был мой отец.

Я служил в особом подразделении "Дельта", подчиненном непосредственно КГБ. 300 вышколенных, откормленных парней, профессионально владеющих оружием и приемами войны, являлись гарантией и опорой стареющей власти. В моем подразделении десять человек. Это как сцементированная банда молодчиков, где каждый знает как быстрее прибить врага и помочь товарищу.

После прохождения обучения курса молодого бойца, я сразу принял "крещение". В Ноябре 1979 года нас срочно на самолетах перебросили в Ставрополь, где группа террористов захватила самолет ТУ-134 с пассажирами и потребовала перелет в Анкару. Пока шли с ними переговоры, нас успели доставить в аэропорт.

- Вы очень задержались, - шипел на нашего лейтенанта какой то толстомордый тип. - через пол часа они начнут расстреливать пассажиров.

- Жертвы есть?

- Они одного убили и ранили двоих. Мы уже держим их здесь пять часов.

- Сейчас мы вступим в дело. Какие вы еще данные имеете?

- Никаких. Террористов всего пять человек. Кто они, мы не знаем. Прекрасно вооружены, имеют автоматы, пистолеты и гранаты...

- Гранаты? Неплохо подготовились. Какую организацию они представляют?

- Не знаю, просто хотят переправиться в Турцию. К самолету кроме заправщика они никого не подпускают.

- Раненых еще не взяли с самолета?

- Нет.

- Запросите их разрешения передать нам мертвого и двух раненых. И скажите, что только после этого освободите полосу и дадите добро.

- Хорошо.

Гражданский переговаривает по радиостанции с самолетом.

- Они разрешают, - обращается он к нам, - но только требуют, чтобы прислали двух человек санитаров и шофера.

- Кто пойдет на операцию? - спрашивает нас лейтенант.

- Я.

- Я.

- Я, - понесся нестройный гул голосов.

- Разрешите мне, с молодым? - просит Сашка Боголюбов, с которым мы уже крепко подружились. - При его способностях, можно сделать все, что угодно.

Лейтенант колеблется.

- Ладно, отравляйтесь. Шофером возьмите сержанта Комова

Нас спешно раздевают, натягивают джинсы, кеды и белые халаты. Лейтенант приказывает вооружиться пистолетами и кинжалами. Подъехала санитарная машина, за рулем бандитская рожа, переодетого в шофера, сержанта.

- Пошли ребята, с богом, - подталкивает нас лейтенант.

- Как ты мыслишь попасть в самолет? - спрашиваю я Сашку уже в машине.

- По наглому. Используя твой вес, - хмыкает Сашка. - Ты не боись, у нас все отработано. Так, сержант? - кричит он шоферу.

- Так.

- Так вот. Эти гаврики, не хотят, чтобы к ним подходил трап. Поэтому мы подкатим прямо под дверь и нам сбросят раненых на крышу машины. Мы с тобой должны быть наверху, принимать людей. Далее операция развивается так, снайпер вон с того самолета, - он кивнул в окно, на проносящийся мимо нашей машины неподвижный фюзеляж самолета, - должен снять охранника. После этого, я тебя должен забросить в дверь, а там действуй сам, по обстоятельствам.

- Вы раньше не могли мне сказать?

- Раньше не смогли сориентироваться, а теперь у нас нет времени на дополнительный инструктаж. Все, приехали. Сержант, начинай.

Как только машина останавливается, мы спешно залезаем на крышу машины. Дверь самолета открыта и моя голова торчит чуть выше пола. В нее направлен ствол пистолета террориста. Рядом с ним два человека держат раненого.

- Эй, ты, - шипит бандит мне. - Не балуй, принимай раненого.

И вдруг выстрел. Террорист охнул и отлетел к дверям кабины самолета. Люди, несшие раненого, в испуге упали на пол. Какая то сила схватила меня за ноги, приподняла и забросила в самолет. Я оказался лежащим на раненом. Выдергиваю из-под ремня брюк пистолет и замечаю, что террорист не добит. Он силится присесть и вытягивает свое оружие. Мы стреляем одновременно. Что то обожгло мою ногу, сам бандит уже мертв. Его тело под дверью кабины летчиков и кто то отчаянно пытается ее открыть. Сразу чутье опасности подсказало, что там тоже мой противник и он должен вот-вот появиться здесь. На долю секунды я выстрелил раньше, когда в возникшей щели двери, появилась фигура с пистолетом. Он точно получил пулю в лоб и лег там в кабине у летчиков, даже не открыв как следует дверь. Теперь бросок в пассажирский салон. И... тут же падаю, споткнувшись на другого раненого, подтащенного к выходу для транспортировки из самолета. Это спасло мне жизнь, очередь из автомата пронеслась над головой. Это сделал лысый мужик, стоящий с маленьким Узи посреди прохода. Я нажал на курок своего пистолета. Мужик выронил оружие и стоит разинув рот. Я точно знаю, что попал в него и поэтому вскакиваю и бегу, протискиваюсь мимо этой безвольной туши. Оказываюсь перед второй дверью в другой салон. Открываю ее и бросаюсь на пол. Террорист стоит в проходе, прикрываясь телом стюардессы, он зажал ей голову и наставил на нее пистолет.

- Брось оружие, - орет он мне. - Иначе...

Дурак. Если бы он знал, как меня всем этим штучкам тренировал папа. Я стреляю. Мужчина откидывается и падает назад на кричащих от страха пассажиров. Освободившаяся женщина визжит и приседает на колени. Где же пятый? Я перепрыгиваю через женщину и бегу в хвост самолета. Пятый там. Он стоит в дверях в буфет и держит над головой лимонку.

- Ты опоздал, мальчик, - криво усмехается он. - Мы сейчас взлетим, здесь целый ящик таких подарков.

Подарков действительно много, ящик открыт и видны гранаты, аккуратно уложенные в нем. Я особенно не думал, что надо предпринимать, просто три оставшихся патрона всадил в одно место, ниже кисти руки, державшей смертоносный подарок, она переломилась и повисла на жилах и мясе. Теперь я подскочил перехватил двумя руками этот обрубок и рванул на себя. Слава богу, пальцы не успели среагировать и не разжались. Парень от боли потерял сознание и рухнул на пол, но я не могу оторваться от него. Полу оторванная кисть на сухожилиях и на остатках мяса, еще держится за остальную часть руки террориста.

- Толя, у тебя все в порядке? - раздается сзади голос сержанта.

Молодец успел таки залезть.

- Нет. Иди сюда помоги мне.

К дверце протискивается сержант и ему сразу все стало ясно

- У тебя есть нож? Отсеки ему сухожилия, а то я не могу разжать руки с этой игрушкой, - прошу я его.

Сержант достает нож и окончательно отсекает часть руки бандита.

- Он еще жив, там ящик этих вещей, - я киваю на стоящий ящик.

- Хорошо. Я о нем позабочусь. Сашка, ты здесь? - орет сержант в салон.

- Здесь.

- Освободи проход. Крикни, чтобы подогнали трап. Толя должен вынести взведенную гранату.

- Сейчас.

Мы ждем минуту и тут я чувствую, что начинаю слабеть. Что то горячее течет по ноге. Чертов снайпер не мог добить того гада, теперь некогда рассмотреть что там такое.

- Сержант, я истекаю кровью, поторопи их.

- Потерпи, Толя. Я сейчас.

Он протискивается мимо меня в салон и там раздаются крики, мат и шум.

- Готово, проходи.

Я иду в узком проходе между креслами и сжимаю окровавленные пальцы оторванной руки вокруг гранаты. Трупы террористов оттащили между кресел. Набившиеся в самолет солдаты "Дельты", оттесняли любопытных пассажиров и не давали им подняться, подготовив мне дорогу. Уже унесли раненых, я выхожу на площадку подъездного трапа. Вокруг никого. Тихонечко спускаюсь вниз и, прихрамывая, отправляюсь к видневшимся вдали кустам.

Нашел канавку и, забросив подальше ошметок руки с гранатой, рухнул в нее. Взрыв раскидал осколки и землю. С трудом поднимаюсь и вижу мчащуюся ко мне машину...

Сашка пришел за мной в медпункт.

- Ты ходить то можешь. Пошли, наши все уходят.

Пуля прошла вскользь ноги, прошив икру и задев стопу. Мне уже наложили бинты и, получив кивок врача, собираюсь с лежанки.

- Я весь мокрый... Выпить бы что-нибудь холодненького.

- Ты только попроси, тебе сейчас ящик пива притащат. Лейтенант и все начальство поздравляют друг друга с удачно проведенной операцией. Чтобы заткнуть наши рты, этот дешевый подарок живо обеспечат.

- Пошли просить хоть пива, я уже готов...

Сашка был не прав. Нас наградили орденами и медалями. Я получил первый орден Красной Звезды.

Потом было еще несколько незначительных операций.

Второго декабря 1979 года наше отделение валялось на кроватях и ждало команды на обед.

- Ты, после службы, куда пойдешь? - спрашивает меня Саша Боголюбов.

- В лесничество вернусь. Домой.

Ребята смотрят на меня c недоумением.

- Это с такими знаниями французского языка, да еще по-немецки лопочешь. Иди в ВУЗ. Окончишь высшую школу, везде дорога будет открыта. Родное КГБ всегда поможет.

- Но кто то должен быть лесником.

- Кто то, но не ты.

В это время взвыл сигнал тревоги. Мы бросились к пирамидам и каптеркам, за оружием и имуществом.

- Ребята, быстрей, - торопит нас сержант Орлов. - На улице машины, срочно в них.

- А как же со жратвой? - на ходу кричит ему Саша.

- Не знаю. Вперед, на выход.

- Что то не похоже на учебную, - удивился я.

Нас быстро запихивают в крытый грузовик и мы несемся по улицам города. - Наверно каких-нибудь бандюг будем ловить, - предполагает Виктор Смагин, он сидит у самого борта и иногда комментирует то, что видит. Смотрите, нас газик командира догоняет.

- Куда мы едем, ты не видишь направление? - кричит ему Сашка.

- По моему, в аэропорт.

Все загалдели.

- Теперь нас наверняка не покормят, - говорит мне на ухо Сашка.

- Ты заметил, подняли только нас, наше отделение.

- Заметил.

- Точно, в аэропорт, - уточняет Смагин.

Нас провозят в какие-то ворота и вскоре мы выезжаем на летное поле.

- Всем из машины. Строиться, - раздаются команда.

Машина стоит у большого "ИЛ-86". Мы выскакиваем и строимся. Из подъехавшего газика, вылез майор и лейтенант Акимов, командир нашего взвода.

- Равняйсь. Смирно, - орет сержант.

- Отставить, - отвечает майор. - Товарищи солдаты и сержанты, вам доверяется важное задание. Цель и задачи, объяснят потом. А сейчас сюда прибудет генерал и вы полностью поступаете в его распоряжение.

Через две минуты к нам подъезжает черная "волга". Из нее выходит генерал и полковник с портфелем. И тут я узнаю того самого генерала, что приезжал к нам в лесничество бить кабанов.

- Все в порядке, майор? - спрашивает он.

- Так точно, товарищ генерал.

- Всех в самолет. Полетели.

Мы прилетели на аэродром под Кабулом. Здесь нас сразу погрузили на бронетранспортеры и отправили в представительство Советского Союза в столице Афганистана. Своего рода это городок, обнесенный забором, со своей охраной и хозяйством.

Вечером лейтенант собрал все подразделение в небольшой комнате.

- Ребята, обстановка в Афганистане очень тяжелая. Кто то без конца хочет нас поссорить с афганцами. Для этого здесь совершаются бесконечные провокации против наших сотрудников, их похищения и убийство из-за угла. Недавний переворот произведенный прокоммунистической группировкой Амина, еще более усугубил наши отношения с новым правительством и руководством этой страны. Военная делегация, прибывшая с нами для переговоров, нуждается в безопасной работе и отдыхе. Вы и прибыли для ее охраны. Генерала П. будут всегда сопровождать и охранять два наших человека. Сегодня ночью заступают Глинский и Федоров.

- Заступать будем по графику? - спросил сержант Серов.

- Нет. Часть ребят нужны для выполнения других заданий. Кого куда, сообщу завтра утром.

Сижу на ступеньке дома и греюсь на солнышке. Моя смена дежурства после 12 часов, когда генерал П поедет на встречу с новым президентом Амином. Две тени упали на лицо. На меня смотрят смеющиеся лица девчонок.

- Вы русские? - спрашиваю их.

- А здесь все русские, - отвечает черноволосая, - в представительстве других нет.

- Что, и афганцы сюда совсем не заходят?

- Иногда, если их приглашают. А вы вчера приехали с родины?

- Вчера.

- Как там, в Москве?

- Нормально. Идет снег.

- Снег? Ой, как я соскучилась по настоящему снегу.

- Вы, школьницы?

- Мы барышни.

Обе смеются.

- Вас как звать?

- Меня Даша, а ее Таня, - отвечает черноволосая девушка.

- Меня можно звать, Толя.

Они подсаживаются на ступеньку рядом.

- На долго к нам? - спрашивает Таня.

- Не знаю.

- А вы свободными по вечерам бываете?

- Бываю. Как смена кончиться, так я и свободен.

- Сегодня освободитесь?

- Может быть.

- Тогда приходите вон в то здание, - Таня показывает пальцем на серое двухэтажное здание.

- А что там будет?

- Танцы.

- Хорошо. Если освобожусь. Буду.

Мы подъезжаем на газике к президентскому дворцу. Генерал П. на первом сидении рядом с шофером, мы с Сашкой Боголюбовым, вооруженные до зубов, и полковник Бобров с документами, сзади. Дворец президента окружен особой охраной. Перед воротами стоит бронетранспортер. Во дворике их даже три. Посты стоят у ворот, на стенах, в дворике, в помещениях. Нас пропускают через ворота, даже не спросив кто мы и зачем идем во дворец, но у двери в помещения около нас очутился полковник президентской гвардии.

- Господин президент, ждет вас, - по-русски сказал он.

Мы проходим несколько дверей и тут наш сопровождающий поднимает руку.

- Дальше охранникам нельзя.

- Стойте здесь, - приказывает нам полковник Бобров.

Делегация исчезает за дверью. Я оглядываюсь. В большом зале с голыми стенами несколько гражданских лиц и большинство военных. Мы отходим к оконному проему.

- Здесь курить можно? - спрашивает меня Саша.

- Кури. Вон какие то типы дымят.

Саша закуривает и смотрит в окно.

- Лейтенант просил нас все примечать.

- Тише. Здесь наверно большинство знает русский язык.

Вдруг до моих ушей из зала донеслась французская речь.

- Саша, не отвлекай меня. Стой тихо.

- Понял.

- Амин, не дурак, - говорил приятный голос по-французски, - этого русского генерала он сейчас будет водить за нос.

- У него безвыходное положение. С одной стороны давят русские, с другой стороны, он скрытно вступил в переговоры с нами и американцами.

- Сегодня только узнал, что генералы Амина, с его согласия, подписали с французской фирмой "Дальмонт" контракт на поставку вооружения и продовольствия.

- Чем же афганцы будут платить?

- Наркотиками. Этого дерьма разводят на юге целыми плантациями.

- Нас никто не слышит?

- По моему нет. Там русские охранники, здесь афганские, этот турок не в счет, а эти полевые командиры... наверно, никто не знает французского. Все же, давай потише.

Они заговорили шепотом и уже их нельзя было понять. Я оглянулся и с равнодушным видом оглядел зал. Недалеко от меня стояли двое солидных гражданских и тихо переговаривались. У одного нелепо торчала клинышком борода, другой почти совсем лысый.

Генерал П. и полковник Бобров вышли от президента через час. Мы сели в газик и поехали в представительство.

- Это он нарочно..., - вдруг взрывается генерал.

- Не сомневаюсь, - вторит ему полковник. - Его цель заговорить нас, что он и сделал.

- И самое важное, ни одного слова о договоре. Мы ему о делах, он нам об археологических находках.

- Сегодня доложите все Андропову.

- Нам еще посол мешает. Требует, чтобы все шло через него.

- Плюньте на это. Пошлите все напрямую.

Они замолкают и уже до самых ворот представительства молчат. Газик подъезжает к дому, где поселился генерал, и полковник обращается к нам.

- Ребята, вы свободны. Скажите лейтенанту, чтобы завтра подготовил охрану к 11 часам утра.

Лейтенант мучает нас уже второй час.

- Ребята, поднапрягитесь, еще раз вспомните, что видели и слышали.

Мы пишем бумаги, особенно достается мне. Лейтенант требует описать личности, которые говорили по-французски и особенно уточняет каждое слово.

- Так и сказал, фирма "Даймонт"? Ты не ошибся?

- Нет.

- Пиши, Толя, пиши слово в слово. А ты, Саша, на своем плане уточнил, где стоят солдаты?

- По моему все точно.

Когда мы все закончили, лейтенант задумчиво сказал.

- Пожалуй, теперь только вам придется все время сопровождать генерала во всех поездках. Сегодня свободны, а завтра к 11, по полной форме...

- Товарищ лейтенант, вы нас бросаете?

- Да, я уезжаю с остальными ребятами "Дельты" в Герат. Так что вы поступаете в распоряжение полковника Боброва.

- Пошли на танцы, - предлагаю я вечером Сашке.

- А что, здесь еще и танцуют?

- Пошли, чего валяться на койке. Меня пригласили две красивые девушки.

- Идем.

Здесь был детсад. Девочки и мальчики до 15-17 лет танцевали под магнитофон. Таня и Даша, увидев меня, сразу пересекли зал и очутились рядом.

- Толя, как хорошо, что ты пришел? - сказала Таня.

- Я привел своего друга, его звать Сашей.

Они знакомятся и Таня тянет меня в зал.

- Пойдем, Толя, потанцуем.

Пока мы танцем, Сашу окружила толпа девчонок и он, смущенный, отбивается от них, смехом и шутками.

- Так школу в этом году кончаете? - спрашиваю Таню.

- Да.

- Куда потом?

- В Ленинград. Пойду в институт культуры. Хочу стать писателем.

- Это ты здорово придумала. Напишешь об Афганистане, о том что здесь сейчас происходит.

- Разве чего то происходит? Здесь скука. Представь..., прошел переворот и... кроме дворцовой драки... ничего. Все по старому.

- Ничего себе рассуждаешь. Перестреляли массу народа, а ты говоришь... скука.

- Мы то ничего не почувствовали и в Кабуле постреляли только ночь и все кончилось.

- Чтобы что то писать, надо что то знать.

- А Паустовский, а Пикуль...

- Пикуль то, с детства служил во флоте...

- Постой, по твоему он еще жил во времена Екатерины или Николая Второго, потому что писал подробно о них?

- Нет.

- Вот и я хочу читать архивы, разбираться в старых источниках и фантазировать... фантазировать...

- Поезжай в Ленинград, может ты и права.

Музыка закончилась и Таня потащила меня на крышу здания. Ночь наступала на город, но дальний свет фонарей и окон домов, светлячками рассыпался перед нами, так же как и небосвод.

- А ты, после армии куда пойдешь?

- Не знаю. У меня красный диплом.

Таня захлюпала горлом и с изумлением смотрела на меня.

- Да ты же мог без экзаменов в любой институт...

- Мог.

Она замолчала и уставилась вниз на улицу.

- Смотри, девчонки тащат твоего друга Сашку.

- Куда это его?

- Это Дашка, к себе тащит, хочет показать свою коллекцию музыкальных записей. Она всегда ей хвастается.

- Мне пора, мое время кончилось.

- Завтра придете?

- Может быть. До свидания, Таня.

Я спускаюсь на улицу, догоняю компанию с Сашкой и, отбив его, тащу в дом, представленный нам под казарму. У входа стоит и покуривает полковник Бобров, он сделал вид, что не заметил, как мы поздно вернулись.

Три дня таскаюсь с генералом к президенту. Наступил перерыв в переговорах и от скуки шатаюсь по городку с Сашкой. Мы подружились с девчонками и вечерами пропадали на крышах домов, где под блеск звезд болтали всякие небылицы. Прибыли еще два подразделения "Дельты", но дав им выспаться одну ночь, всех вывезли куда то из городка.

20 Декабря переговоры возобновились. Судя по настроению генерала П., президент Амин опять начал тянуть волынку и на давление России начал отвечать мелкими провокациями и пакостями. В один день был убит в затылок шофер военной машины, ранен секретарь посольства, а русских врачей местной больницы просто не пустили на работу. Участились нападения на других Советских граждан и военнослужащих в других городах Афганистана.

22 Декабря к 10 часам мы прибыли во дворец Амина.

- Что происходит? Посмотрите, - показывает рукой вперед генерал.

Дворец забит гвардейцами. Кроме четырех бронетранспортеров уже появились танки. Теперь два таких чудовища уставили свои орудия на город.

- Может это демонстрация силы для нас, - предполагает полковник Бобров.

- Нет. Здесь что то не то.

У ворот нас встречает все тот же полковник президентской гвардии.

- Как вы доехали, господин генерал? - сразу обратился он к нему.

- Нормально. Но почему нас встречают танки?

- Разве вы ничего не знаете? В городе начались беспорядки. Вы не заметили толпы смутьянов, когда проезжали через город?

- Были какие то группы людей, но мы не обращали на них внимание...

- Президент очень беспокоился за вас.

- Он нас сегодня примет?

- Боюсь, что нет. Президент сегодня решил отменить для вас встречу, чтобы навести порядок в стране.

Генерал неприлично выругался.

- Поехали назад, - рявкнул он шоферу.

- Может быть не стоит, - остановил нас полковник гвардии. - Зачем вам рисковать. Господин президент предлагает остаться во дворце, переждать беспорядки...

- Ну уж нет. Поехали.

- Я очень сожалею. Мы снимаем с себя всю ответственность в случае возникновения непредвиденных обстоятельств с вами.

- Снимайте.

Машина помчалась в город.

В городе творилось черт знает что. Горело несколько машин и зданий, грабились магазины, кругом ходили толпы оборванцев с оружием в руках, без конца стреляли в кого то или просто так. Нашу машину эти люди встречали угрюмо и нехотя открывали дорогу. Нервы у меня были напряжены. Автомат снят с предохранителя и палец сидит на крючке.

У раскрытых ворот нашего представительства, два афганца, охраняющих вход, нелепо раскинувшись, лежат на земле. За стеной слышны стрельба и крики.

- Гони, - командует генерал.

- Товарищ генерал, - взмолился полковник, - там же бандиты. Если они в городке, вас могут убить.

- Гони, скотина, - уже орет генерал на шофера. - Как можно быстрей гони, там наши отбиваются, а ты...

Мы проскакиваем ворота и я сразу кожей учуял опасность. С крыши соседнего двухэтажного дома в нашу сторону торчит ствол пулемета. Только над ним приподнялась голова с накрученной чалмой я выстрелил. Сашка уже палит куда то вправо. Из-за дома показался еще один вооруженный афганец с платком на лице. Я стреляю и чувствую, что то не то. Афганца пуля отбрасывает в сторону, он поднимается, в то время как должен умереть, ведь я стрелял ему в сердце. Теперь стреляю в голову и с разу его успокаиваю. Неужели они в бронежилетах? Газик несется по городку и я палю в любые мелькающие фигуры бандитов. В центре городка идет настоящий бой. Там оставшаяся наша охрана и другие военнослужащие дают отпор нападавшим. Мы удачно проскакиваем невидимую линию обороны, сворачиваем за дом и тут же встречаемся с каким то майором.

- Товарищ генерал...

- Короче. Что происходит?

- Напали бандиты, товарищ генерал.

- Вижу. Так дайте им отпор.

- Слушаюсь.

- Разрешите нам принять участие? - просит Сашка.

- Выбейте им мозги, ребята.

Мы соскакиваем с машины и несемся к дому. Из него защитники отбиваются от афганцев. Пробираемся к окну из которого стреляет короткими очередями какой то сержант.

- Сержант, как обстановка, - спрашивает его Сашка.

- А... Спецы. Да вот какие то сволочи, захватили пол городка.

- Посольских домов еще не взяли?

- До них далеко, здесь жилые дома, так что пострадало много мирных жителей.

- Сашка, где Таня и Даша живут, помнишь?

- Таня в том доме, он выступом торчит через два, как раз эти сволочи палят из него, он перекрыл улицу на повороте, а Дашин дом еще не захвачен.

- Тогда вперед. Эй, сержант, у тебя гранаты есть?

- Да вон они, в углу. Вы куда, ребята? - заволновался сержант.

- Прикрой нас. Мы хотим взять вон тот дом.

Я запихиваю пару лимонок в карманы и киваю Сашке.

- Пошли.

Для начала, я ловлю в окне соседнего дома на мушку какую то фигуру с совершенно лысой головой, без чалмы, потом выпрыгиваю в окно и перебежками несусь к дому. Кто то настойчиво пытается пересечь мой путь автоматной строчкой. Я стреляю на звук. Настырный бандит затих. Еще один, пытается из окна прервать нашу жизнь. Этого почувствовал кожей сразу... Забрасываю гранату в разбитое окно и пригибаюсь. Взрыв вынес с осколками раму через наши головы. Рядом Сашка, он подталкивает меня.

- Лезь.

Я запрыгиваю в еще запыленную комнату и выскакиваю в коридор. Сзади меня прикрывает Сашка. Мы проносимся до конца коридора и выбив дверь влетаем в противоположную комнату... никого. Автоматом выбиваем окно и, выскочив на улицу, бежим к следующему дому. От сюда не стреляют, поэтому так же проскакиваем его и вот он, Танин дом. Пулемет в угловой комнате простреливает улицу и не замечает нас. Я впрыгиваю в выбитые двери Таниного дома и вижу в коридоре убитую женщину. Слава богу, это не Таня. Сашка пошел проверять другое крыло дома. За дверью слышна очередь из пулемета. Я выбиваю ее ногой и стреляю в затылок увлеченному афганцу. Он впяливается лицом в косяк рамы и тут же валится на пол. Чалма сваливается с головы и я вскрикиваю. Это... солдат Ромашов из нашего подразделения. Что здесь творится? Выглядываю в окно и, схватив пулемет, разворачиваю еще горячий ствол в другое окно, в сторону врага.

Афганцы удирают по всем правилам военного искусства. Одни пытаются пронести раненных и убитых, другие прикрывают их огнем. Так ступеньками они отходят к воротам. Я успокоил еще трех человек и, бросив стрелять, продолжил искать по дому Таню.

- Толя, - раздается крик Сашки.

- Иду.

Сашка под лестницей, он стучит в дверь подвала.

- Эй, кто там есть, откройте.

- Таня, это я, Толя. Бандиты ушли.

Щелкает собачка замка и показывается заплаканное лицо женщины.

- Все кончилось?

- Выходите. Таня там?

- Там.

Показывается гражданский с нервным перекосом рта, он испуганно оглядывается и ползет по стене коридора. Потом вылезает зареванная Таня. Она видит меня и бросается на шею.

- Толечка, так было страшно. Тетю Полю сразу убили, а мы спрятались здесь.

- Пошли от сюда. Мама где?

- Должна быть на работе.

- Побудь немного с нами, сейчас район очистят и ты побежишь к ней, покажись, а то она сойдет с ума.

На улице еще неуверенно бродят охранники и военные. Я присаживаюсь на ступеньку, рядом садится Сашка и закуривает.

- Ты знаешь кого я там... убил?. - говорю ему. - Я убил Ромашова из нашего подразделения.

- Что? - Сашка чуть не подавился дымом. Он мотает головой, - Не может быть? А впрочем, здесь что то нечисто. Я заметил, что некоторые из них даже одеты не как афганцы, у некоторых чалма закручена не так, как положена по исламу.

- Неужели в этой бессмысленной свалке участвовали наши?

- Молчи. Ни кому не слова.

- А Ромашов лежит там в комнатах Таниного дома. Если я узнал его, могут узнать и другие.

- Кто? Его знают только в "Дельте", а эти будут молчать.

Мы молчим. Около нас появляется сержант.

- Ну вы даете, спецы. Перестреляли кучу бандитов, зашли им в тыл и те сразу удрали. Ничего себе подготовочка.

- Там в доме мертвый афганец, выкиньте его от туда.

- Это мы сейчас.

Сержант, позвав двух солдат, топает в дом.

- Пойдем к генералу, - предлагает Сашка.

- Пошли.

Генерал в своих покоях недоверчиво слушает нас.

- Это не может быть.

- Вы можете проверить список убитых в "Дельте" и в других подразделениях за сегодняшний день.

- Неужели это правда?

- То, что здесь было большинство афганских боевиков, это точно и основную бойню устроили они, это мы быстро разобрались, но прикрывали их наши. Я не понимаю зачем они это делали, но убить хотели вас. Когда мы въезжали в представительство, их пулеметы у ворот были повернуты в нашу сторону. Хорошо Толя уничтожил пулеметчиков. Это была засада..., докладывает Сашка.

Теперь генерал молчит и мучительно думает.

- Ладно, ребята, идите и никому ни слова о том, что вы мне рассказали.

На центральную улицу городка стаскивают мертвых. Из города приехало несколько санитарных машин, их заполняют ранеными. Мы сидим в своих комнатах и смотрим на это из окна.

- Смотри, прибыли военные, - кивает Сашка.

Несколько афганских высших военных чинов о чем то спорили с нашим генералом недалеко от аккуратно уложенных убитых. Наконец те идут рассматривать отдельно сброшенные тела афганцев. Появилась машина посла. Генерал залезает в нее и она сразу обступается бронированной техникой афганского батальона, прибывшего к городку.

- Посол поехал к президенту, предъявлять ультиматум.

- Чего нас не взяли в охрану?

- Видно, теперь афганцы дают свои гарантии.

На следующий день в городок входят отряды "Дельты". В нашем взводе я не вижу нескольких знакомых лиц. Все мои бывшие товарищи отворачиваются от нас с Сашкой или односложно отвечают на наши вопросы. Лейтенант приглашает меня и Сашку к себе в комнату.

- Теперь рассказывайте, почему вы вчера оказались в городке так рано и что вы сумели натворить?

- Президент Амин отказался принять нашу делегацию, - начал говорить Сашка, - и генерал приказал обратно вернуться в городок. Мы приехали сюда, а здесь бой. Машина успела проскочить к нашим и мы приняли участие...

- Многих нападавших перебили?

- Много. Один Толя толи десяток, толи более уложил. Вы же знаете, как он стреляет.

- Знаю. В основном в лоб, - лейтенант мрачно смотрит на меня.

- Больше ничего не заметили?

- Нет, - поспешил ответить я раньше Сашки.

- Молодцы. Хорошо поработали. Сейчас марш к себе отсыпаться, завтра сложный день. Больше генерала охранять не будете.

Мы приходим к себе в комнату и ложимся на кровати.

- Ты думаешь, лейтенанту тоже не стоит говорить, что мы видели? спрашивает меня Сашка.

- Не стоит.

- Почему мы больше не будем охранять генерала?

- Судя по всему, переговоров больше не будет.

- Ты думаешь, что...

- Пока предполагаю.

Мне не спиться. Мрачные мысли одолевают меня. Неужели я сгубил также и своих.

- Толя, ты спишь? - шепчет рядом Сашка.

- Нет.

Он вылезает из кровати и, натянув сапоги, пошел к выходу.

- Ты куда?

- Пойду покурю.

Мне душно. Я тоже вылезаю из-под одеяла и, открыв окно, залезаю на подоконник. Городок еще не спит. Светятся окна, звездный заполонили небо неравномерным порошком. Рядом с нами открыто окно соседней комнаты. Два голоса слабо пробиваются ко мне.

- Никогда мы столько потерь не имели...

- Все эти два мудака. Литер нас успокоил, что их не будет. Все знали, что Толька за 100 метров муху в глаз подобьет...

- Сержант просил литера еще тогда для страховки усилить охрану ворот, а тот не послушал. В результате и генерала упустили, и столько жертв...

- И зачем мы ввязались в это дело?

- Мы в своих не стреляли, это все спец подразделения афганцев, полковника Ахмета. Наша задачей было придержать газик, если он попытается прорваться внутрь..., а вышло то все наоборот...

- Придержали... называется.

В соседней комнате наступила тишина. Я посидел еще немного, соскочил с подоконника и снова залез под одеяло. Вернулся Сашка.

- Нам устроили бойкот. Только пришел в курилку, все замолчали и так до конца, пока не ушел...

- Ложись спать.

Мне казалось, что я не проспал и десять минут, когда чьи то руки стали требовательно трясти меня.

- Толя, вставай, тебя вызывает генерал.

За окном еще темно. Рядом с моей койкой стоит лейтенант. Сашка уже вскочил и поспешно натягивает штаны.

У генерала два пожилых гражданских. Мы отрапортовали, что прибыли и генерал, вяло махнув рукой, сразу представил нас присутствующим.

- Вот они и предотвратили захват городка. А этого вы узнаете? обращается генерал к одному из них, ткнув в меня пальцем. - Помните два года назад мы были на охоте? Он еще кабана к нашим ногам положил.

Теперь и я узнал этого человека. Это тот правительственный чиновник, перед которым тогда в снегу лебезил генерал.

- Узнаю. Как же не помнить. Пробитые монеты до сих пор восхищают моих гостей. Так что произошло, молодые люди?

Мы опять начинаем рассказываем свою историю.

- Вы уверены, что это был солдат Ромашов? - спрашивает меня чиновник.

- Да.

- Вы, ребята, заслуживаете награды и я надеюсь, что командование отблагодарит вас. Хочу вас предупредить, то что вы видели в этот день, никогда, никому не рассказывайте. Держите язык за зубами. Генерал, можете их отпустить.

- Можете идти, - командует нам генерал, - и за одно, позовите сюда своего командира.

Мы выходим в коридор и видим там лейтенанта, нервно бегающего по коридору.

- Ну что? - сразу бросился он к нам.

- Вас просят зайти туда.

- Подождите меня на улице.

Проходит минут десять. Вдруг в доме раздался выстрел. Мы бросились в парадную, но навстречу нам выходит лейтенант.

- Все в порядке, ребята. Пошли, нас ждут машины.

Мы молча идем по темному городку и выходим на колонну машин, растянувшуюся до ворот, и готовую к отправке. Командир "Дельты" полковник Т. ждет нас у последней машины.

- Ну как? - вопросительно смотрит полковник на лейтенанта.

- Все в порядке.

- Тогда построить всех перед воротами.

- Есть.

- Всем строиться, - раздаются команды, вдоль машин.

Отовсюду выскакивают солдаты и офицеры. Двести с лишним человек выстраивают в виде каре перед воротами. Мы тоже в строю своего подразделения. Полковник Т. в центре, он начинает речь.

- Товарищи солдаты, сержанты и офицеры, правительство Афганистана, в лице нового президента Амина, пошло на неслыханное коварство и подлость против Советских граждан, находящихся здесь. Позавчера утром, банда афганских молодчиков, науськиваемых офицерами Амина, напала на наше представительство. 22 человека погибло и около тридцати ранено. Наше правительство предъявило ультиматум правительству Афганистана, но президент Амин отказался его принять. Только что пришло сообщение, наш боевой генерал П....., ведущий переговоры в президентском дворце, подло убит гвардейцами...

Меня аж шатнуло от этих слов. Генерал..., я с ним виделся двадцать минут назад. Я пытаюсь разглядеть лица своих товарищей, как они воспринимают эту лож, но темнота прячет их глаза.

... - Товарищи, в Афганистане из истинных патриотов своей родины, только что организовалось новое правительство во главе с видным лидером народной партии товарищем Бабраком Кармалем. Оно обратилось к нам за помощью, свергнуть кровавый режим и помочь им навести истинный порядок в стране. Наше государство решило помочь новому правительству Афганистана и мы получили приказ арестовать президента Амина и передать его в руки правосудия. Сейчас мы двинемся к президентскому дворцу Даруломан и выполним то, что от нас требуют. Я уверен, что вы выполните свой долг и отомстите за кровь наших сограждан. Да здравствует наша коммунистическая партия, наше правительство...

Глухой рокот пронесся по каре.

- Всем внимание! По машинам...

Мы разбегаемся по машинам и через четверть часа колонна тронулась через Кабул. Дворец Даруломан находится за городом.

Еще не взошло солнце, когда мы окружили президентский дворец. Вдоль цепи солдат идет лейтенант.

- Эй, примите таблетки. Всем принять таблетки, - орет он. - Кто еще не взял их, вытащить из НЗ. Сержантам, проверить, чтобы все приняли... - Он задерживается передо мной. - На возьми, - на его грязной ладони круглая, оранжевая таблетка, лейтенант предлагает ее мне.

- Я не хочу.

- Ешь. Это приказ.

Все солдаты принимают эту дрянь. Я беру таблетку и с отвращением бросаю в рот. Через десять минут ко мне пришло ощущение легкости и полного бесстрашия. Я готов крушить и бить любого врага, будь ими даже отец или мать.

- Толя, на тебя вся надежда. Мы пойдем первыми, ты должен снять всех снайперов и солдат противника со стены. Мы не должны иметь потерь.

- Есть.

- Я буду рядом с тобой.

Только выползла из-за гор половина солнца, как мы получили по радиостанции сигнал к выступлению. На небе выскочила красная яркая точка ракеты и медленно поползла вниз. Отчетливо вырисовывались стены и защитники на них.

- А не придет помощь к Амину? - спрашиваю я лейтенанта. - Вдруг его поддержат войска?

- Не поддержат, все спланировано. Толя, давай, - просит он.

Я вскидываю автомат и начинаю уничтожать мечущиеся возле зубцов стены, фигуры. Еще несколько снайперов рядом с нами, беспрерывно посылают гостинцы смерти. Под этот огонь, наши перебежками достигают стены и закидывают на них "кошки" и лестницы. Как только первые солдаты оказались на верху, лейтенант дергает меня за руку.

- Теперь наша очередь. Пошли.

Мы добегаем до стены и по брошенным веревкам забираемся на нее. Кругом неподвижные тела гвардейцев Амина. Во двориках идет бой. Жутко чадят у ворот два танка, во дворе бронетранспортеры сбились в кучу и около них уже крутятся наши солдаты.

- Вон туда, - указывает мне лейтенант в направлении еще не занятых двориков.

Я выстрелами снимаю двух президентских солдат, неосторожно высунувшихся из-за колон. Спускаемся по лестнице и бежим через дворик к железной дверце. Лейтенант подбрасывает к ней гранату и мы жмемся за выступ стены. Как только граната разорвалась, мы бросились к изуродованной створке, висящей на одной петле, и вбежали в темную галерею.

Это была женская половина дворца. Когда мы ворвались в зал, где сидели, бродили или валялись красавицы из президентского гарема, поднялся такой визг и вой, что лейтенант вынужден выпустить в потолок очередь из автомата, что весьма не намного успокоило шум. Какая то девушка забилась в истерике, кто то зарыдал. На меня выскочил мужик в черной одежде с наганом в руке. Я выстрелил и его отбросило прямо в проем окна.

- Бежим. Бежим, - тянет меня лейтенант.

У больших двухстворчатых дверей два вооруженных типа, тоже в черных накидках. Лейтенант убивает одного, я второго. Офицер откидывает задвижку и мы врываемся в новый зал. Несколько гвардейцев Амина при виде нас, бросают автоматы на пол и поднимают руки. В углу зала, в кресле сидит бородатый мужик в военной генеральской форме с автоматом на коленях. Рядом с ним, уже знакомый мне, полковник президентской гвардии, он вскинул руки на верх и кричит.

- Не стреляйте, здесь президент Амин. Он сдается. Президент больше не хочет кровопролития.

- Врешь, собака.

Лейтенант вскидывает автомат и буквально изрешетил Амина и его верного полковника. Гвардейцы, с поднятыми руками, поняли что им тоже не жить и пытались удрать, но я перестрелял их всех. Во дворце еще постреливают, в зал врывается еще несколько наших. Лейтенант им кричит.

- Обыскать все помещения.

Все разбегаются, сам лейтенант подходит к трупу Амина и обыскивает его. Я понял, что противника больше нет и пошел по многочисленным дворикам и переходам дворца искать Сашку. В подвальном помещении много солдат и офицеров, они из пяти больших искуроченных сейфов выгребают золотые цепочки, фигурки, деньги, драгоценные камни и всякие прочие украшения, все это распихивается по карманам. Тут же на полу, даже не отодвинув, топчутся тела трех охранников этих сокровищ. В залах гарема сплошной разгул. Девиц насилуют в их кельях и даже на полу, среди валяющихся мертвых черных евнухов. В кабинете Амина несколько военных упаковывают документы, они на меня цыкнули, когда я туда сунул нос. Сашку нашел в библиотеке, здесь тишина, он сидел на полу и рассматривал большую книгу.

- Ты чего? - спрашиваю его.

- Толя, это же наша старинная славянская книга. Ей цены нет. Похоже ее украли и теперь она должна вернуться на родину.

- Сам будешь возвращать?

Он швыряет книгу на пол.

- Нет. Но ты посмотри какие здесь фолианты, какие старинные книги...

- Там наши грабят кладовые и упаковывают секретные документы, им не до библиотеки.

- Вот именно.

- Ты таблетку принимал?

- Наркотики то? Заставили. Отхожу уже... А знаешь, проговорился сержант, он удивился и спросил литера, почему мы принимаем по одной таблетки. В прошлый раз, - как сказал он, - мы принимали две. На что литер сказал, что не его мол ума дело...

- Тогда они шли зверьем на беззащитных, а здесь настоящая война, иногда и думать надо.

За окнами стали кричать, зовя на построение.

- Пошли.

Мы идем обратно по загаженным, и непривычно пахнущим кровью и мертвятиной, залам и коридорам. Женщин уже нет, их только что вытолкали из дворца и повезли на машинах неизвестно куда. В гаремном зале, я нечаянно наступаю на уголок красивого расписного платка и тут же, чуть не падаю на пол.

- Что с тобой?

- Да вот...

Отбрасываю платок и вижу длинную, толще пальца, перевитую цепочку из желтого металла.

- Вон оно как. До чего же тяжела...

- Это хорошая примета, возьми ее с собой.

Я запихиваю ее в карман.

- Всем выходить, строиться, - опять раздается команда.

Мы выходим из крепости. К нам на смену пылит колонна машин воздушно десантной дивизии, только что прибывшей в Кабул из России.

- Как всегда, нам достается самая грязная работа, - возмущается кто то.

- Сколько у нас... сегодня? - спрашивает его сосед.

Все понимают смысл вопроса и смотрят на лейтенанта.

- Только сейчас провели проверку, - говорит он. - Двое убитых и четверо раненых.

- А их сколько положили?

- Всех.

- Вот бы так в прошлый раз..., - ворчит кто то.

- А ну, молчать. Разговорчики, - взрывается лейтенант. - Кто еще об этом слово скажет - пристрелю.

Наступила тишина. Все прячут глаза в землю.

Мы садимся на машины и едем обратно в город. Солнце стоит над нами и становиться жарко.

В Кабуле полно военных, особенно наших патрулей. Мы проезжаем в представительство и размещаемся в прежних домах. Лейтенант обходит все комнаты.

- Готовьтесь к переезду. Завтра возвращаемся в Россию, - обращается он к солдатам.

Перед нашей комнатой он остановился, поколебался, потом вошел и прикрыл дверь.

- Вот что, друзья. Командование, кроме очередных наград, решило вас поощрить. Как приедем в Россию, вам предоставляется десятидневный отпуск.

- Служим Советскому Союзу, - за меня и за себя рявкает Сашка.

- А что потом? - спрашиваю я.

- Потом... Потом мы с вами расстанемся. Вас убирают из "Дельты"...

У Сашки раскрывается в изумлении рот.

- Куда и за что?

- Куда не знаю. Но, по всей видимости, на новое место службы. Вам, наверно, надо самим догадаться за что...

- Разрешите вопрос, товарищ лейтенант. Так когда же убили генерала? срывается Сашка.

- Ты разве не понял? Генерала П. убили в президентском дворце. Заруби это себе на носу.

Он недовольный уходит.

- Чего это тебя понесло? - недоумеваю я.

- Все они сволочи и говно.

Таня с матерью дома. Они пропускают меня в свою комнату. Разбитое окно пока прикрыто дверцей от шкафа, на полу еще не смытая известка, вещи аккуратно сложены вдоль стен.

- Вы уезжаете? - спрашиваю я.

- Завтра, - отвечает Таня, - весь персонал представительства эвакуируют на родину.

- А отец?

- Он остается. Посольских оставляют. А ты как?

- Тоже уезжаю завтра.

- Это вы сегодня штурмовали дворец Амина? - спрашивает Танина мама.

- Да.

- Много жертв?

- Если про наших, то немного. Только двое убитых.

- А сам президент Амин?

- Убит.

- Боже мой, что вы наделали? Это же война.

- Какая война? Новое правительство Бабрака Кармаля попросило нас об этом.

- Да знали бы вы. Бабрак Кармаль находится в Чехословакии и даже еще не представляет, что его наши лидеры сделали руководителем Афганистана. Никакого другого правительства, кроме как правительства Амина, в этой стране сейчас нет. Это прямое вмешательство во внутренние дела Афганистана и обернется для нас кровью.

- Ерунда, мы победим.

Танина мама с сомнением качает головой.

- Мама, ты не права, - поддерживает меня Таня, - они же первые напали на нас, убили тетю Полю, других. Если бы не Толя и наши солдаты, сколько было бы еще жертв.

Что они несут и я не могу раскрыться, им что то рассказать.

- Да, они действительно напали на нас, - запальчиво отвечает Танина мама, - но в свое время на этой земле погиб от рук озверевших фанатиков выдающийся писатель Грибоедов, за это русский царь не стал воевать с этой страной и как оказалось в будущем, он был прав.

- Тогда была другая жизнь, ее нельзя сравнивать с настоящей.

- Народ, Танечка, в Афганистане, по сравнению с тем прошлым временем, изменился, но его дух независимости остался. То что произошло, он воспримет как наступление на его независимость.

- Значит по твоему им дозволен над нами издеваться, нас бить, убивать, а мы не можем им дать сдачи...

- На руках Амина действительно кровь наших граждан, но он президент страны и с ним надо поступать в рамках международных отношений. Знаете что, ребята, давайте сейчас не будем сейчас впадать в дискуссию о политике и у меня к вам просьба, никогда, ни перед кем, не распространяйтесь о событиях, свидетелями которых вы здесь были. Это может закончиться плохо не только для вас, но и для нас, ваших родителей.

- Хорошо, мамочка, - вдруг согласилась Таня.

- Тогда оставайтесь одни, я пойду к Машеньке, надо ей помочь справиться с горем. Поля была чудесной женщиной.

Она ушла. Таня подошла ко мне и положила руки на плечи.

- Тебя в эти тяжелые дни могли убить...

- Помнишь, когда мы первый раз с тобой встретились, ты сказала, что здесь так тихо, никакой истории...

- Помню. Но после всех событий, я поняла и другое, историю пишут кровью и ее надо ощущать, даже тогда, когда ее не видишь.

Я подтягиваю ее к себе.

- Мы ведь встретимся, правда?

- Должны. Из-за этих событий, я прервала здесь учебу в школе, приеду в Ленинград и должна наверстать упущенное, потом надо успеть в институт... Я тебе оставлю адрес. Приезжай.

И тут я ее целую в щеку, а она обхватывает мою голову руками и страстно целует в губы.

Нашу идиллию прерывает стук в дверь и слышен голос Даши.

- Танька, открой. Ты здесь?

Таня неохотно отрывается от меня и отряхнувшись идет к двери. Дашка влетает как метеор.

- Ты знаешь, наших ребят отправляют завтра в Москву. Ой, Толя, ты здесь, а я то думала, что я первая Таньке сообщу эту новость. Пойдемте ко мне. Я уже Сашу выловила, через пять минут он придет туда. Мы справим проводы и расставания. Мама вина приготовила, первый раз в жизни напьюсь.

На аэродроме только одна неприятность, это надо всегда чего то ждать. Подали "ИЛ" и мы уже хотели погружаться, как вдруг команда: "отставить". К самолету подъезжает большая грузовая машина. Лейтенант тыкает пальцем в солдат.

- Ты, ты, ты и ты... - палец уперся в меня. - К машине.

Мы подходим к машине, откидываем задний борт. Внутри три гроба. Самый центральный покрыт красной материей и на нем венок перевитый лентой, на которой надпись: "Генералу П. от комитета гос. безопасности".

- Разгрузить машину, - требует лейтенант, - гробы перенести в самолет.

Мы перетаскиваем гробы в самолет и только после этого, солдатам разрешают приступить к погрузке.

- Первые жертвы войны, - комментирует мне на ухо Сашка шепотом.

- А те 22 человеческие жертвы и те... больше десятка наших солдат погибших в провокации...

- Тише, ты. Это были жертвы прелюдии к войне. Сколько теперь еще будет этих гробов. Война, судя по всему, только началась.

- Ты откуда знаешь?

- Я слышал, как наш батя обсуждал по телефону вариант посылки небольшой группы "Дельты" в Герат. Там наши части немного придержали...

- Ну и что?

- Вроде все уладилось...

- Тише, литер идет.

Мы притворяемся, что заняты делом и затащив свое барахло в самолет, уже подобрали себе уютное место.

- Смотрите, наши отъезжают, - кричит один из солдат у входа в самолет.

- Кто наши?

- Да гражданские же.

Мы как на пружинах подскакиваем и пробираемся к двери. На поле аэродрома выезжают грузовики, из них выскакивают женщины, дети и несколько мужчин.

- Ты Дашку не видишь? - спрашивает меня Сашка.

- Нет.

- Отойти от двери. Приготовиться к взлету, - командует лейтенант.

Все. Прощай Афганистан. Мы развязали войну, теперь умирать в этой кровавой бойне предоставим другим.

Первыми меня учуяли собаки. Поднялся такой гвалт, будь то к нашему дому подошли сотни врагов. Вытянув шею, впереди несся Хонди. Он подпрыгнул так высоко, что точно достал своим языком моей щеки.

- Хонди, собачка моя.

Я склоняюсь к нему, но буря восторга так высока, что пес извивается ужом, нещадно молотя себя хвостом и мотая головой. Другие окружили нас и почтительно потявкивают или пытаются прилизаться под мою руку.

- Кто здесь?

На лыжах стоит с двустволкой отец.

- Неужели, Анатолий.

- Я приехал в отпуск.

- Здравствуй, Толя.

Он обнимает меня.

- Пойдем домой. Вот наши то обрадуются.

Мы за столом. Мать и бабушка, как помолодели, они сидят за столом, подкармливают меня, а я им рассказываю небылицы из армейской службы.

- Ты там был? - вдруг спросил меня отец.

- Где там?

- В Афганистане. Туда послали много наших.

- Проскочил так..., - нехотя тяну я.

- Ордена там заработал?

- В основном, там.

- Не забыл как стрелять надо?

- Не забыл.

- Толя, ты стрелял в людей? - тревожно спрашивает мама.

- Ну что ты, мама. Я был там, когда еще и война то не началась.

- Эх жалко, что ты не был в гуще сражений, - сокрушается отец.

- Ну и правильно, - не выдерживает бабушка, - убили бы и все...

- Тольку? Да его не одна пуля не возьмет...

- Брось ты? Плюнь лучше через левое плечо три раза.

Отец смеется, но плюет.

- Ой, я забыл, мама, в Афганистане в магазине приобрел.

Я лезу в чемодан и достаю толстую цепочку змейку. Мать ахает от изумления, они с бабушкой щупают необыкновенную диковину.

- Сколько же в нее надо денег вложить? - спрашивает бабушка.

- Там наши деньги в цене...

Вечером я раздеваюсь и мать, открыв рот, с ужасом смотрит на мою ногу.

- Что это у тебя?

- Шрам. Нечаянно задел за рваное железо.

- Господи, слава богу, что все в порядке.

Она щупает ногу.

- До чего же длинный и как тебя только угораздило...

Хонди, на правах первого друга, ложится рядом с кроватью на коврике.

Мы идем с отцом на лыжах, по вспухшему от снега лесу. Впереди, как всегда, Хонди. Собачка немыслимыми приемами осиливает сугробы.

- Так все таки, ты участвовал в боевых операциях в Афганистане? спрашивает отец.

- Участвовал.

- Я так и думал. Молодец, что не расстраивал мать. А у нас здесь тишина. Только новый секретарь обкома малость нервы портит.

- Браконьерством занимается?

- Да нет. Все этих пакостников под свою защиту берет. Я тут придавил двоих с деревни, где ты сдавал экзамены. К суду их притянул, так он их из дерьма вытянул, они опять теперь шалят...

- Кабана бьют?

- Нет, оленя в основном...

Мы обходим участок и возвращаемся домой.

Я их выловил на пятый день моего отпуска. Идет крупный, разлохмаченный снег. Вдруг звуки выстрелов всколыхнули лес, встряхнув с веток деревьев, неокрепшие сугробики.

- Хонди, тихо.

Мы идем на звуки выстрелов. Двое мужчин на снегу ножами потрошат лося. Они сняли лыжи и прислонили их к дереву.

- Федя, привет, - говорю я негромко.

Мужик в рыжей шапке подскакивает и с ужасом смотрит на меня. Второй, более энергичен, он выхватывает ружье и тут же я стреляю. Ружье вылетает из его рук и исчезает в снегу, метрах в пяти за ним.

- Федя, ты чего меня так плохо встречаешь.

- Толенька, я не хотел, - уже чуть не плачет мужик. - Черт попутал.

- Ты, сволота, - грубо отвечает молодой, - ты мне ружье попортил. Я же тебя в порошок сотру...

- Толенька, не слушай его, он еще ничего не понял.

Федя струхнул всерьез. Я опять стреляю. Шапку наглеца смахнуло с головы и похоже до него тоже доходит, что что-то не так.

- Кто это? - спрашивает он Федю.

- Толя. Сын лесника.

- Ну и что?

- Он тебя здесь похоронит.

- Не имеет права, - уже взвизгнул он.

- Вы нарушили закон, значит надо.

- Может не надо, Толенька, - хнычет Федя, - Богом клянусь, последний раз в жизни это сделал. Прости.

- Нет, Федя, ты который раз ловишься в лесу?

- Третий.

- Вот видишь, третий, а ума не набрался, Не мог сразу со всем порвать...

- Порву, кровью клянусь, порву.

Я начинаю расстреливать их лыжи, они подпрыгивают и превращаются в щепки. После обращаюсь к мужикам.

- Выкиньте ножи.

Теперь они послушны как кролики. Ножи улетают в сугробы.

- А ну, марш в ту сторону.

Мужики, ругаясь, ползут по сугробам. Мы с собакой подходим к туше лося, уже наполовину покрытую белым ковром падающего снега. Хонди сразу вцепился в кусок мяса, а я с трудом нахожу Федино ружье, закидываю себе на плечи и изучаю участок. Падающий снег, уже засыпал следы и по едва приметным вмятинам можно еще определить откуда мужики шли.

Так и есть, в метрах ста от места событий, обычные волокуши на широких лыжах. На них брезент и сено. Я подтаскиваю их к лосю, отсекаю самые лучшие коски мяса, заворачиваю их в кусок брезента и забрасываю на волокушу. Теперь мы с собачкой не спеша, отправляемся в лесничество. Я, как заправская лошадь, накидываю лямку и тащу ношу по сугробам, пробиваясь к дороге.

- Что ты сделал? - ужаснулся отец. - Они же в такую погоду без лыж не доберутся до деревни.

- Они выбрали свою судьбу, отец.

Отец стал спешно собираться.

- Ты куда?

- Может удастся их спасти...

- Сейчас темно. Погоди, утром вместе пойдем. Если они окончательно не тронулись, то где-нибудь развели костерок...

Отец растеряно смотрит на меня.

- Ты стал... очень жестоким.

- Может быть. Все началось от сюда. Помнишь я убил трех бандитов, в армии я перебил уже несколько десятков людей.

- Но ты здесь оборонялся, там защищал свою родину...

Если бы он знал, как я ее защищал.

Мы их нашли через день под вечер. Молодой парень без шапки замерз на ели, а Федю "разобрали" волки. Они долго пировали под деревом, разорвав одежду и раскидав ее повсюду. И то, нашел Федю Хонди, разрыв сугроб в пол метра глубиной.

Я опять прощаюсь с домашними. Отпуск кончился. Что то все таки сломалось во мне и я не воспринимаю дом, как раньше. Узкий мирок лесного дома стал душить меня.

- Куда теперь? - спрашивает отец.

- Пока в Москву.

Мама суетливо подает чемодан.

- Возьми, здесь пирожки.

Хонди опять в тревоге. Он суетливо трется о мою ногу и вопросительно смотрит в глаза. Я ласкаю его ухо.

- До свидания.

Командир "Дельты" смотрит на нас с Сашкой ледяными глазами.

- Я хочу поблагодарить вас за отличную службу в нашем подразделении. Мне очень жаль с вами расставаться.

- Куда теперь нас?

- Вас в разные стороны. Один из вас отправиться Запад, другой на Восток.

- А вместе нам нельзя?

- Нет. Вот ты, - полковник надвигает палец на Сашку, - завтра уезжаешь в Комсомольск - на Амуре. А тебе, - тут он кивает головой, глядя на меня, придется недельку задержаться. Пока на тебя оформляют документы...

- А куда?

- В Тунис. На охрану нашего посольства. Тебе повезло парень, вот что значит знать иностранные языки.

Я замираю от восторга и уже нарушая субординацию прошу.

- Товарищ полковник, можно мне увольнительную на два дня, съездить в Ленинград, попрощаться с одним хорошим человеком.

- Отпуска тебе было мало?

- Отпуск для родителей...

- Ладно. Съездишь. - усмехается полковник. - А теперь, идите. Желаю удачи на новом месте службы.

Таня очень обрадовалась моему приходу. Она забросила уроки и, затащив меня на диван, принялась рассказывать последние новости.

... - Дашка была у меня. Все волновалась, как там Сережа...

- Сережа уехал в Комсомольск на Амуре.

- Жаль. Даже весточки не прислал. Не сказал куда едет.

- Некогда было. Вот у меня появилось время и я попросился съездить сюда.

- Ты молодец.

Она вдруг целует меня и я, не удержавшись, опрокидываюсь на спину, почувствовав ее на своей груди. Танька хохочет.

- Вот видишь, одним махом тебя свалила.

- А меня тоже посылают далеко...

Теперь она затихает.

- Куда?

- В Тунис.

- Это в Африке?

- Да.

- Там наверно все ходят полуголые, а девушек... ужас как много.

- Ты меня будешь ждать?

- Буду.

Она склоняется и целует меня.

Вечером приходит Танина мама.

- Толя здравствуй.

- А Толя приехал попращатся, его в Тунис отправляют, - сразу выпалила Таня.

- Это хорошо, пусть посмотрит как другие живут.

- Ничего хорошего..., - пыталась встрять ее дочь.

- Тихо. Парню надо посмотреть мир. В Афганистане побывал, теперь Африка... Это лучше, чем опять возвращаться под пули... Ты слышал голос Америки?

- Мама...

- Что мама? Надо иногда знать правду о своей стране. Нам слишком много не рассказывают. Там в Афганистане развернулась настоящая война. Кровь льется в аулах и городах. Гибнут афганцы и наши. По тридцать гробов в день, летит обратно в Союз.

- Это вражья пропаганда.

- Дай бог, тебе никогда не иметь родственников или знакомых, привезенных в цинковых гробах от туда.

Похоже Танина мама спохватилась.

- Извините, ребята, я наговорила лишнего, но не могла не сказать этого. Кто любит свою родину, должен за нее переживать. Давайте сейчас устроим прощальный ужин.

- Давай, мамочка, - смиренно отвечает дочь.

Через четыре дня я улетел в Тунис.

ЭПИЛОГ

После армии, я не вернулся в лесничество. Поступил в институт, окончил его и по распределению, устроился на интересную работу инженера. У меня крепкая семья. Таня родила дочку... И все же... Афганистан преследует меня. Иногда по ночам снится, убитый мною солдат Ромашов, который поднимается из гроба и говорит: "Толя, зачем ты начал войну?"