sci_history Евгений Кукаркин Залив Скапа-Флоу ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:37:48 2013 1.0

Кукаркин Евгений

Залив Скапа-Флоу

Евгений Кукаркин

Залив Скапа-Флоу

Декабрь - январь 1994 -- 1995 г.г. Морские приключения

Предисловие автора:

О главном герое этой повести много писали, о нем выпущены десятки повестей и рассказов, его имя занесено в британскую энциклопедию, а технические способы подъема судов и кораблей со дна морского есть во всех учебных пособиях. Автор написал русский вариант жизни удивительного человека.

ЧАСТЬ 1

Нью-Йорк. Август 1907г.

Он очень хорошо перемещается и все время уходит от моей правой. Две перчатки стянуты к лицу и бешеные глаза, как маятники, мечутся между ними. Все время тревожу его левой, он отбивается, выскакивая вдруг к моему лицу, увеличивающейся перчаткой. Удар, еще, но уже правой и ниже, чтоб не пригнулся. Он не попался и не пригнулся, а отшатнулся, показав изумительный изгиб корпуса. Бью сильно, прямо в перчатки. Не успев выпрямиться, он принимает удар и вдавливается в угол ринга. Только не выпустить его оттуда и я начинаю бешено молотить его корпус и прикрытое лицо.

В зале вой и свист. Кто-то молотит по рингу, а я все бью и бью. Пока он не видит, правой, под выдох, под ребра, он от боли расслабляется и все клеточки моего тела запели - это победа. Его перчатка откидывается и я заканчиваю последним ударом.

Все, победа! Рефери отсчитывает секунды, а я уже визжу от восторга, подпрыгивая вверх на одной ноге. Ко мне побегает Джозеф, мой тренер и обнимает, и душит меня от восторга. Через канаты проползают болельщики и весь гвалт зала и кратковременная любовь моих сторонников обрушивается на меня. Десятки рук выталкивают к потолку мое избитое тело и оно торжественно плывет в раздевалку.

Джозеф уже хлопочет у двери, не пропуская посторонних, и уже на своих ногах добираюсь до засаленной скамейки. В комнате свои. Это Мишель массажер и забулдыга, это Перри - мой бог и покровитель, это Эванс руководитель клуба и главный менеджер, известный уже Джозеф, Майкл репортер "Кроникал" и моя радость и мучение - Дженни Миллер, на которой я должен завтра жениться.

- Эрнст, - она подлетает ко мне и, оттягивая корпус, чтоб не испачкать голубое платье о мою мокрую грудь, тянет ко мне свою милую головку на длинной шее, - Эрнст, я так рада!

Следует шлепок губами в щеку и гордая, исполненным ритуалом, она отходит в угол. Все галдят, кроме Мишеля, который разматывает бинты на моих кистях и наконец я, скинув майку, иду в душ.

Когда я оделся, мы всей компанией идем в бар, отметить победу и проводы Эрнста Кокса из сферы спорта, так как он, увы, жениться. Дженни вцепилась в мою руку, как будь-то боялась, что я удеру, и гордо подняв головку с презрением смотрела на поклонниц, которые еще мелькали перед нашими ногами и лишь только тогда, когда одна из них, отчаянно ринувшись ко мне на грудь, вымазала всю щеку и под носом помадой, сказала:

- Фи, какой ты грязный, неужели у нее не было другой помады, которая легче стирается.

Дженни остановила всю процессию и демонстративно стала оттирать платком, намоченным слюнями, краску с моего лица.

В баре мы пили за все, но больше всего за конец моей спортивной карьеры. И только поздно вечером, я проводил Дженни до дома.

- Эрнст, не забудь, мы тебя ждем к 11. Будет много приличных гостей. Оденься как следует и, пожалуйста, сходи в салон Кибла, пусть они там тебе приведет лицо в порядок. Это ужасно, одни синяки и шишки!

- Хорошо, милая.

Я поцеловал ее длинным поцелуем, оторвав от земли.

- Пусти, все соседи смотрят.

Она опять впилась в меня и мне было абсолютно наплевать на соседей.

Четверть двенадцатого, я был в доме Дженни. Орава родственников, друзей дома и приглашенных слонялась по комнатам и мучилась в ожидании торжества и роскошного стола. Меня всем представили и тут же Дженни, и ее сестра Молли повисли на моих руках, подводя к избранным, по их мнению, гостям.

- Познакомься, Эрнст, это - Томми Дэнкс, мой двоюродный брат. Он с папой ведет дела фирмы.

Рука Томми утонула в моей лапе. Он с уважением посмотрел на мою фигуру и замазанное эскулапом лицо.

- Буду рад познакомиться, Эрнст. Моя сестричка сделала достойный выбор.

- Ты говоришь о его комплекции, - пискнула хитровато Молли.

- И комплекции тоже.

- А это, - торопились сестры, - Фишер Кроук, брат жены. Он владелец самой большой яхты на Больших Озерах.

- Мистер Кокс. Наша крошка Дженни любимица семьи, храните это жемчужное зерно.

- Обязательно, мистер Кроук.

- Этот петух уже не прошел мимо жемчужного зерна, мистер Кроук, съехидничала Молли.

- Я думаю. А это верно, мистер Кокс, что вы не имеете образования? Что вы даже школу не закончили?

На лице Кроука рот злорадно перекосился. Я смотрел с высоты своего роста и мечтал треснуть по его угреватому носу, но ради Дженни сохранил монашеский вид и келейно промолвил.

- Да, мистер Кроук, господь не дал мне возможность выучиться, но поверьте, двинуть наглецу по роже или выкинуть его из дома, этого в моем образовании предостаточно.

- Мистер Крендел, - щебетали сестры, уводя меня из опасной зоны, владелец сталепрокатных заводов.

Вскоре все имена и фамилии перемешались у меня в голове и я с нетерпением ждал окончания этой нудной церемонии. Наконец, в центре гостиной, отец Дженни, торжественным голосом провозгласил о женитьбе мистера Эрнста Френка Кокса, предпринимателя и бизнесмена на своей дочери Дженни Миллер. Вокруг нас засверкали фотовспышки, полезли в нос стебли и ветки цветов и начался новый этап мучений: стандартных ответов, поцелуйчиков и вялых пожатий. К столу мы с Дженни вышли измочаленные, как лимоны.

После церемоний, я, Дженни, ее отец и мать, мистеры Денкс и Кроук, нотариус собрались в закрытой комнате, обсудить итоги сделки соединения любящих сердец.

- Итак, - начал папа, - Эрнст, вроде, выполнил наше требование и бросил бокс. Не так ли Эрнст?

- Он вчера последний раз устроил мордобой, - подтвердил Кроук, Приглядитесь к его лицу, это следы его последней победы.

- Да, я кончил с этим.

- В связи с нашей договоренностью, мы отделяем за Дженни часть приданного, о чем нотариус ознакомит Эрнста, кроме того, мы предлагаем ему вступить в компаньоны нашей фирмы. Вы не возражаете, Эрнст?

- Нет. Не возражаю.

- С чего бы ему возражать, - буркнул Кроук.

- А я передам ему часть своей недвижимости в штате Кентукки, при условии, что брак ваш будет вечным, - дополнил папу мистер Денкс.

Мне уже надоела церемония брака и я решил вытащить козыри.

- Уважаемые родственники, я очень благодарен за внимание оказанное мне и Дженни. Хочу сказать, что я думаю о нашей дальнейшей жизни. Мы с Дженни едем в свадебное путешествие по Европе. Посетим Париж, Германию, Голландию, Бельгию, Швецию и застрянем в Англии. Это моя родина, там мой бизнес. Если вы все не возражаете, то мы там откроем филиал фирмы и будем совместно наращивать капитал.

Семья Миллер и родственники молчали. Наконец, папа сказал.

- Если ты считаешь, что ваше место там, то мы возражать не будем.

- Эрнст, я помогу вам, - сказал Томми, - Я отдам тебе часть моего капитала, но с условием, никогда не буду принимать практического участия в твоей деятельности. Идет?

- Спасибо, Томми.

Все ожили.

- Как я тебе завидую, Дженни, - заверещала мама, - Париж, это моя мечта. Я все время хотела туда попасть.

- Куда мы ляжем спать, мама? - вернула ее в реальную жизнь Дженни, Моя спальня завалена подарками.

- Да, да. Эрнст такой большой, а эти кровати делают такими маленькими. Куда мы их денем папочка?

- Пусть едут в отель или уговорят Молли, чтоб она освободила свою комнату.

- Но у нее тоже маленькая кровать.

Папа махнул рукой.

Лондон. Март. 1916г.

- Джим, Джим, - орал я, - Задай ему сейчас, он выдохся.

Мы с Ани сидим на третьем ряду и болеем, за метавшемся на ринге Джима.

- Эрнст, успокойся, - тянет меня за рукав Ани.

Она смеется и с трудом заталкивает на скамейку. Кругом шум. Зал, в основном, забит военными. Больше американцев и эти орут больше всего.

- Эрнст, Эрнст!

Передо мной возникает фигура, капитана американской армии.

- Перри, черт, здесь!

Перри перешагивает через скамейки, небрежно раздвигая сидящих.

- Нашел-таки тебя, Эрнст.

Он с силой обрушивает дружеский удар на мое плечо, потом задом втискивается между мной и соседом.

- Это твоя подружка? Я - Перри. - кивком головы, представился он, Эрнст, дружище у меня к тебе дело. Нужен тяжеловес в команде англичан. Кроме тебя, нет кандидатур.

- Перри, я 9 лет, после женитьбы, не занимался боксом.

- А, извини. Как Дженни? Она здесь?

- Дженни дома, в Америке. Как началась война, я ее и ребенка отправил туда.

- Так у тебя сын?

- Нет дочь.

- Все равно, поздравляю. Я слышал о твоей фирме, говорят процветаешь?

- Да, пока не плохо.

- Ты слыхал о заказе Адмиралтейства, по переделке "либерти".

- Да слышал.

- Так он твой, если...

- Если, сукин сын, я соглашусь участвовать в этой драчке, под названием бокс?

Перри заржал и двинул меня под лопатку рукой.

- Я ведь хотел давно передать тебе этот заказ. Англичане уперлись, нужен только бизнесмен англичанин. Но сделку я тебе так просто не отдам. Беру свою долю и приглашение участвовать в матче.

- Но я же не подготовлен.

- У меня нет времени тебя уговаривать. Не один же ты англичанин бизнесмен. Решайся.

- Уговорил. Когда матч?

- Матч через неделю, а сделка сегодня, в ресторане "Олимпик". Приходи к шести. Да захвати даму, она очень симпатичная.

Перри перегнулся через мои колени, схватил Анину руку и прижал ее к своим губам.

- До встречи, красавица.

Перри исчез. Шум в зале достиг высшего накала. Джимми на ринге распластался на полу. Рефери отсчитывал время.

- Пошли отсюда, Ани.

Мы сели в такси и Ани спросила:

- Неужели будешь драться?

- Буду, даже пить брошу на эту неделю. Буду тренироваться в клубе.

- А любить, бросишь?

- Вот это нет. Это как спортивная подготовка, внесенная в программу тренировок.

- Ты сумасшедший, Эрнст.

- Мне это уже говорили.

Через неделю я выиграл бой и вырвал заказ.

Лондон. Январь. 1921г.

Боже, как Молли изменилась. Тогда на свадьбе, тощая девчушка висела на моей руке, а сейчас... Это распустившийся цветок, который так и хочется сорвать.

- Как же ты сейчас?

Мы сидим в баре и выливаем в себя коктейли замешанные на виски.

- А, никак. Вышла замуж. Неудачно. Второй раз вышла, на этот раз за англичанина. Пошла по дорожке своей сестры. И вот живу здесь, в Лондоне.

- А дети есть?

- Со мной дочка.

- Чем занимается муж?

- Недвижимостью. У него денег много, разбогател на военных поставках.

- Я вижу ты к нему не очень...

- А ты думаешь хорошо жить при живом муже, и чувствовать себя вдовой.

- Не понял.

- Чего понимать-то. Он завяз в грязных делах, закопался так, что только и жди, когда его пришлепнут. Дома то его нет.

- Ты сейчас работаешь или живешь на средства мужа?

- Работаю в Адмиралтействе.

- Да, ну! И кем?

- Референтом у первого лорда.

- Да что ты говоришь? Как же ты туда попала?

- Помнишь Майкла, репортера "Кроникал", он тебя очень любил. Майкл был первым моим любовником. Во время войны, он был аккредитован в Лондоне и тогда познакомился с лордом, правда, тогда он не имел отношения к Адмиралтейству. Когда я очутилась здесь, я встретила Майкла и пожаловалась ему на свою жизнь. Майкл помог.

- А где сейчас Майкл?

- Уехал с женой в Австралию. Но я хочу поговорить с тобой о другом. Лорду нужны деловые люди, причем преданные, подчеркиваю, пре-дан-ные. Я вспомнила о тебе и предложила ему твою кандидатуру. Он уже слышал о тебе и попросил меня организовать встречу, если, конечно, ты не против.

- Ты знаешь цель встречи?

- Да, сейчас Адмиралтейство списывает старые линкоры, лишний флот и нужен покупатель.

- Так. Значит я должен их купить, разобрать и продать металлолом, компаниям завязанными контрактами с Адмиралтейством на производство новых кораблей?

- Да, примерно так.

- Ну какую выгоду поимеет Адмиралтейство, я представляю. А что получишь ты?

- Пожалуй тебя. Я понимаю, что пока я на этой должности, я могу тебе пригодиться. Не так ли?

- Молли, ты идиотка. У меня есть Дженни, дочь, семья, черт побери.

- Причем здесь наши родственные отношения. Я то знаю, тебе нужно сто таких как Дженни. И потом, слава о твоих любовных подвигах известна всей Англии. Это во-первых, а во-вторых, тебе что, не нужны заказы. Я что-то не понимаю? Сейчас не такое время, что бы их терять.

- Молли, я сдаюсь.

- Вот и хорошо. Первый лорд тебя ждет завтра, в Адмиралтействе, а я тебя сегодня у себя дома, вечером.

Лорд оказался для меня находкой. Когда в стране трещали сотни компаний, я благоденствовал, упиваясь заказами Адмиралтейства. По дешевке считай 20 тыс. фунт. ст., мне достался немецкий плавучий док, полученный английским правительством, как компенсацию за потери в войне.

Док находился в Эдинбурге, и когда я приехал, то поразился, какого монстра купил. И самое важное. Для чего?

В доке находился огромный стальной цилиндр, длинной 122 метра и диаметром 12 метров. Как мне объяснили, эта штука использовалась немцами для испытания на прочность корпусов подводных лодок. Я пошатался по доку, пощупал, блестящую сталь цилиндров и поехал на верфи искать мастеров, что бы срезать для продажи весь металл. Что же, черт возьми, делать с доком?

Копенгаген. Июнь. 1921 г.

- Господин Петерсон, так вы берете металлолом или предложить его другим?

- Да, беру, беру, успокойтесь, Кокс. Я просмотрел документацию. Металл отличный. Я о другом.

Мы беседуем с господином Петерсоном, руководителем одноименной фирмы, в его кабинете.

- Вы жалуйтесь на нехватку металла, а его у вас под носом, тысячи тонн. Как бы вы Кокс посмотрели, если бы узнали, что на небольшой глубине, где-то от 20 до 30 метров лежит целый флот, 50 немецких судов, от миноносцев, до линкоров.

- Да никак. Его надо поднять.

- Так поднимите, Кокс. По моим сведениям у вас есть док, есть деньги, есть неуемная энергия. Что вам еще не хватает?

- Не хватает технических знаний.

- Для вас, Кокс этого не надо. Наберите специалистов и давайте, действуйте.

Я задумался. Тысячи тонн металла ржавеют на дне и никто еще не отважился на подъем кораблей. А что если попробовать?

- Вы говорите о заливе Скапа-Флоу?

- О нем, о нем. В 1919 году германский флот, что бы не сдавать корабли победителям, был потоплен, оставшимися на них немецкими моряками.

- И никто не пытался его поднять?

- Никто. Только один практичный совет, если вы решитесь. Там на дне 30 или 40 миноносцев, для вашего дока - это делать нечего. А вот для крейсеров и линкоров - этот док не потянет. Лучше вытащите миноносцы, а остальное оставьте какой-нибудь мощной компании. Свое вы получите.

Лондон. Май. 1923г.

- Эрнст, - Дженни поправляла прическу перед зеркалом, - сегодня с утра, целый день звонят телефоны.

- Да, дорогая.

- Я понимаю, когда знакомые тебе люди называют тебя идиотом, это все равно что дружеское похлопывание по плечу, но звонила Молли и назвала тебя также.

- Наверно не идиотом, а сумасшедшим.

- Разве это не одно и тоже. Они сказали, что ты купил утонувшие кораблики.

- Я купил 50 военных кораблей, утопленных в заливе Скапа-Флоу.

- Зачем они тебе, Эрнст?

- Я хочу их поднять и продать.

- Но там наверно акулы, змеи и как их, эти, электрические скаты. Я читала об этом, еще в колледже, но это очень опасно. Наверно это очень интересно, но не полезешь же ты под воду?

- Успокойся, дорогая, не полезу.

- Эрнст, какое мне платье сегодня одеть? Голубое или серебристое? Говорят, на вечере будет присутствовать русский князь.

- Я не в курсе, дорогая. Может быть он и будет.

Это были знаменитые вечера леди А... Дженни, необычной белизной своей кожи, своим женским шармом, потрясла мужскую половину вечера. Меня же интересовало другое. Каждый такой вечер, это лишние, новые деловые связи, новые лица, которые когда-либо могут пригодиться.

- Эрнст, - передо мной стоял Крендел, тот самый, которого сестрички представляли на нашей свадьбе, - Как поживаешь? Как дочка?

- Все в порядке, мистер Крендел.

- Зови меня просто, Джим. Я слышал, что ты купил флот в Скапа-Флоу?

- Да.

- Я готов участвовать в сделке, если ты не возражаешь.

- В каком виде сделки?

Он понял и кивнул головой.

- Я готов покупать металлолом, по ценам выше господина Петерсона и других. Кроме того, я финансирую начальную стадию подготовки к подъему судов.

- Это очень интересное предложение Джим и его надо обговорить отдельно. Одно только меня смущает, не далековато тащить все в штаты?

- Не беспокойся, я через подставных лиц, купил акции двух сталелитейных компаний в Англии. Так что все сделаем здесь.

К нам подошел седоватый мужчина с иссеченным морщинами лицом.

- А, князь! Позвольте представить. Боксер, бизнесмен, авантюрист господин Эрнст Кокс. Князь Владимир...

- Однако, господин Кокс, вас здесь представили более шикарно, чем остальных лиц.

- Это оттого, что господин Крендел, один из почитателей силовых методов как в бизнесе, так и в жизни. Он уважает бицепсы во всех делах.

- Я это понял, глядя на вас.

Князь улыбнулся. Крендел захохотал.

- Князь, он купил, утопленный немцами флот в Скапа-Флоу. Это же авантюрист.

- Однако Джим, ты вроде, так не считаешь.

- Я, да. Я просто тебя знаю, а они нет. Ладно Эрнст, я оставляю тебя с князем, там появилась Молли и мне надо навести дружеский визит.

Крендел исчез.

- Я хочу вас спросить, мистер Кокс. Начиная такое крупное дело, вам не нужны рабочие. Дело все в том, что мои соотечественники, после несчастья произошедшего с нашей родиной, оказались за рубежом без средств существования и моя миссия по странам Европы заключается в том, чтобы помочь им.

- Это все не так просто, князь. Трудности здесь следующие. Эмиграционные законы Англии, при всеобщей безработице, не очень способствуют приходу эмигрантов. Потом, мне нужны не просто рабочие, а специалисты, причем высшего класса.

- Такие есть. Кто вам нужен скажите, а остальное, я все улажу перед властями.

- Хорошо князь, вы где остановились?

- В "Олимпике".

- Я пришлю вам список.

Мы раскланялись и тут же, вырвавшись от Крендела, Молли вцепилась в меня.

- Эрнст, ты порядочная свинья, мало того, что ты почти год, где-то болтался в Штатах, ты даже не удосужился, живя здесь почти две недели, позвонить ко мне. Я узнаю все только тогда, когда он покупает, по дешевке гниющий металл на дне моря. Почему ты не посоветовался со мной? Почему, черт возьми, Дженни не сообщила мне о приезде.

- Молли, успокойся. Мне сообщили, что ты отправилась в Уэльс, со своим новым мужем. Я тебя не решился беспокоить.

- Он видите ли, решился не беспокоить меня, как будто связи или почты нет и даже повода, чтоб поздравить меня не нашлось.

- Я тебя поздравляю.

Я поцеловал Молли в лоб. Но гнев ее не утих.

- Я жду тебя завтра. Необходимо поговорить.

- Хорошо, Молли.

- Как ты съездил в Штаты? Там все в порядке?

- Нет. Дженни вступила в права наследства, ты это знаешь, но капитал я свой, от этого, не увеличил.

- Неужели, брачный контракт и завещание папы не позволили Дженни, отщипнуть тебе часть капитала для дела.

- Увы. Контракт и завещание составлены так, что все переходит дочери и пока она растет, право на капитал закреплено за Дженни. А она слышать не хочет, даже под проценты не отдаст.

- Не расстраивался. Мне - так вообще ничего нет, не считая 5000 фунт. ст., которые бросили как нищенке. Тоже мне называется папочка. Я после похорон опять рванула сюда, думала ты приедешь, а ты застрял на целый год.

- Где же старый муж?

- Допрыгался, убили в баре.

- Кто же твой муж сейчас?

- А вот и он.

К нам подходил худой, как хлыст джентльмен.

- Знакомьтесь, Юджин Бренкс, а это - Эрнст Кокс.

- Очень много слыхал о вас, мистер Кокс.

- А я о вас ничего.

Он обиделся, но любезная улыбка подавила раздражение.

- Вы не могли обо мне знать, так как я закончил службу в Азии и уже год обитаю в Лондоне.

- Извините, мистер Бренкс, сегодня очень трудный день. А чем вы занимаетесь?

- Ничего, ничего. Я работаю консультантом в парламентской комиссии по вооружениям.

- Я очень рад за Молли и за вас и хочу вас поздравить, извините правда, что запоздала, с законным браком.

- Спасибо, Кокс. Приходите к нам. Пойдем Молли, нас ждет сэр Мильтон.

- Эрнст, я так устала. Все мужчины как будто впервые увидели мое платье, без конца хвалили его голубой цвет.

- Они больше восхищались твоей грудью, которая все время вылезала из платья.

- Ты так думаешь? Неужели такое могло быть?

Дженни приподняла свою руку.

- И правда, надо же. То-то при танцах каждый старался, чтоб моя рука была выше их плеча. А я - то удивлялась, что они все не умеют танцевать.

На следующий день, я ездил с юристом фирмы Иосифом Шнейдером в контору по найму рабочей силы для Скапа-Флоу. Все кандидатуры мне не понравились. Я пошел к старому клерку конторы и попросил помочь за несколько шиллингов. Старик поковырял в носу ручкой, задумался и, вдруг улыбнувшись, сказал.

- Есть такой. Во время войны работал у командора Бейли по подъему затонувших кораблей, некто Томас Маккензи. Сейчас он подрабатывает в порту. Найдете его где-нибудь там. Скажу, лучше специалиста не найдете. Правда последнее время он пьянствует и дебоширит, но все равно, без него не обойтись.

- Хоть как он выглядит, вы знаете?

- Лицо, как лицо, но одевается оригинально. На голове ковбойская шляпа, вместо галстука шнурок. Больше ничего сказать не могу.

Со Шнейдером, мы двинулись по портовым кабачкам.

В кабачке "Морской черт" было много народа, в основном моряки, докеры, бродяги и мы с трудом протиснулись к стойке.

- Подвинься, - сказал я одному драному бедняге в ковбойской шляпе и ласково двинул его локтем.

- Два виски с содовой и мне кубик льда, - сказал я бармену.

Бедняге явно не понравилось, что его подвинули. Он начал шипеть.

- Дерьмо в шляпе, ты знаешь кого тронул?

- Заткнись.

Я вылил в себя виски.

- Еще один, - попросил бармена.

- Ребята, - обратился бедняга к посетителям, - Меня, Макка оскорбил этот недоделанный тип. Мальчики, я предлагаю, чтобы эта туша не воняла, всыпать ей как следует.

- Макк, двинь ему, мы поможем, - начали орать посетители.

Обстановка накалялась.

- Ты социалист? - спросил я Макка.

- Нет.

- Ты очень паршиво говоришь и мне это не нравиться.

- Вот тебе собака!

Он плеснул из своего стакана мне в лицо. Мне ничего не осталось, как треснуть его по черепу и он сполз к подножью стойки. Кто-то ударил меня по плечу. Развернувшись, вижу здорового быка, который схватил меня за галстук. Резкий удар в живот ввел его в изумление. Он разжал руки и согнулся. Я схватил его за волосы и коленкой двинул в лицо. Он замычал. Его лицо было в крови и я испачкал кулак, двинув его старым боксерским ударом. Туша пошла назад и подмяв под себя столик, рухнула на пол. Начался бедлам. Кто-то прыгал еще. Я лупил с яростью. Драка была минут 10, пока два полисмена не ворвались в кабачок и быстро утихомирили бойцов.

- Вы бы ушли отсюда, - просмотрев мои и Шнейдера документы, сказал один.

- Сейчас.

Я подошел к Макку, приподнял его и подтащил к быстро пустеющим столикам.

- Шнейдер, закажи два виски.

Макк сидел напротив меня и медленно приходил в себя. Он взял виски и, двигая кадыком, в три приема, осушил стакан.

- Ну и сила же у тебя, - сказал он, потирая затылок.

- Мистер Кокс, - напомнил о себе полисмен, - мы уходим.

- Я все понял. Все будет в порядке.

Они ушли. Кабачок наполнился привычным гулом. К нам подсел Шнейдер.

- Мак, я здесь по делу. Может поможешь?

- Сначала лупишь, потом совета спрашиваешь.

- Сам виноват, так на кулак и просился. Если пришел в себя, перейдем к делу. Я набираю на острова залива Скапа-Флоу рабочих.

- Почему ты обращаешься ко мне, а не в бюро найма?

- Разве я не видел, что ты здесь чуть ли не за главного. Или я ошибся?

Он еще раз потрогал затылок.

- Каких рабочих?

- Прежде всего водолазов, здоровых, проверенных, уже работавших под водой, молодых людей.

- Сколько?

- 20 человек.

- Ого! Серьезная работа.

- Думаю, что да. На несколько лет.

- Еще кого?

- Машинистов, компрессорщиков, механиков, сварщиков, газорезчиков, тоже человек 20.

- Вы мне нравитесь, кажется вас копы назвали мистер Кокс?

- Ты не ослышался.

- Если вам поднимать суда, то вы не ошиблись адресом, мистер Кокс. Я вам помогу.

- Вот адрес моего офиса, через день жду. В три часа дня. Устроит?

- Эрнст, но так же нельзя, - сказал Шнейдер.

- Иосиф, я знаю о чем ты говоришь. На то ты и юрист, чтоб улаживать дела. Отберем людей и улаживай все через конторы. До свидания Макк. Извини, что треснул.

Передо мной стояли трое военных, в натянутых на них гражданских костюмах. Они по привычке щелкнули каблуками и вытянулись, когда я вошел в офис. Старший из них, представил всю группу.

- Нас прислал князь Владимир... Вот сопроводительное письмо.

- Хорошо. Представьтесь и скажите ваши специальности.

- Капитан первого ранга Николаев Борис Федорович, преподаватель кафедры конструирования и проектирования морских судов, Петербургского морского корпуса.

- Инженер, капитан-лейтенант Сомов Дмитрий Павлович, служил на линкоре "Севастополь". Окончил Петербургский морской корпус.

- Инженер - механик Кныш Сергей Иванович. Окончил авиационные курсы в Бордо. По окончании направлен в Париж, для приемки самолетов, направляемых в Россию.

- Прекрасно, вы мне подходите. Я доволен выбором князя. Предлагаю вам следующее. Господин Николаев пойдет в мой штаб, будет рассчитывать подъем затонувших кораблей. Господин Кныш возьмет на себя все компрессорное хозяйство, а вы, господин Сомов, берите док.

- Как док?

- Так и берите. Завтра отправляйтесь в Эдинбург и отбуксируйте его на остров Хой. Знаете где это? Нет? Ну нечего, вам мои помощники объяснеят. Выберите пологий участок, поближе к затонувшим кораблям. Вам же, господин Николаев, придется просмотреть техническую документацию, продумать и рассчитать, сможем ли мы разрезать этот док пополам и при помощи двух половинок, поднимать для начала, миноносцы.

- Слушаюсь, господин Кокс. Нельзя ли только, поехать вместе с господином Сомовым и там все посмотреть на месте?

- Поезжайте, господин Николаев. Все вы, сейчас пойдете к господину Шнейдеру, нашему юристу, оформите контракты, получайте деньги и за дело. Господин Кныш, вам придется отправиться в комнату 16, там сидят два Макка, руководители водолазных работ. Они сейчас закупают оборудование, помогите им.

Они распрощались и ушли. Кажется я близко подступился к Скапа-Флоу.

ЧАСТЬ 2

Лондон. Январь. 1924г.

Молли лежала у меня на плече и тихонечко посапывала.

- Молли, пора.

- Сколько время?

- Уже 8 вечера.

- Боже, я же обещала Юджину, к 9 быть на приеме в Министерстве иностранных дел.

Молли выпрыгнула из кровати и помчалась в ванну.

- Эрнст, - она появилась в комбинации, - Юджин очень тебя недолюбливает и, по-моему, потихонечку пакостит тебе.

- Ему, наверно, есть резон меня недолюбливать. Хотя бы из-за тебя.

- Ты опять об этом.

Молли поморщилась, сняла со стула платье и начала натягивать его через голову.

- В чем же выражается эта пакость?

- По-моему, это выражается в том, что он стал активно участвовать в интриге против первого лорда адмиралтейства, - ее головка выглянула из выреза платья, - И то он это начал, когда узнал, что ты у него пользуешься некоторыми льготами.

- Не ты ли сказала ему об этом, Молли?

- Может быть и я.

- Я знаю, что ты ничего зря не делаешь. Что ты еще задумала, кошечка?

- Скоро произойдут изменения в правительстве и лорд должен пасть. Я проанализировала ситуацию и вижу, что мне надо быстро менять хозяина и причем раньше, чем его вышвырнут с своего кресла.

- Куда ж ты теперь?

- Юджин устраивает меня в комитет вооружений, референтом к председателю комитета.

- Я думаю, что и после этого перемещения Юджин меня в покое все равно не оставит.

- Конечно. Не оставит. Если...

- Если, я не брошу тебя. Так.

- Ты всегда был большим умницей, Эрнст.

- Так не пойдет, Молли. Я плевал на Юджина. Я получал от тебя заказы и за это платил. Сейчас ты мне предлагаешь взамен гнусных интриг, ту же самую плату.

- Фу! Как это вульгарно! Я не хочу с тобой рвать. Я хочу, чтобы у меня был настоящий мужчина.

- Прекрасно. Что может мне дать комитет по вооружениям?

- Ровно ничего. Там своих полно.

- Молли, я готов, что бы твой муж начинал пакостить мне.

- Эрнст, прошу тебя, не надо. Пусть все будет по-старому.

- Уже не будет.

Я стал одеваться. Молли подошла к окну и уткнулась в занавеску.

- Тебе уже пора, ты опаздываешь.

- Ты негодяй. Я тебе столько сделала, столько помогла.

- Да, не спорю. Я тебе тоже много чего делал. Но закон рынка должен быть. Ты мне - я тебе. Давай покончим на этом.

Она ушла, испачкав мне занавеску тушью и помадой. Ох, эти женщины!

Залив Скапа-Флоу. Февраль. 1924г.

Томас Маккензи и Эрнест Маккоун, два старых друга, взялись за руководство водолазных работ. Они антиподы. По сравнению с живым Томасом, Эрнест кажется тюфяком, но здравого смысла все же больше у Эрнеста. Они неразлучны, за что получили кличку "пара Маков".

На остров Хой прибыли первые рабочие и прежде, чем приступить к делу, я собрал весь персонал и произнес речь.

- Работы здесь много, оплата за нее будет больше, чем на континенте. Увижу лентяев, для начала вздую, будут продолжать - выкину с острова. Дома на зиму будем строить сами. Хотите привозить семьи - привозите, но только после того, когда найдете или построите жилье. Вопросы есть?

- Да.

Вышел здоровенный парень, как я помню, водолаз Стив.

- А на большой остров съездить можно в выходные? И потом, как насчет магазина и девочек?

Все заулыбались.

- Насчет поездки в выходные на большой остров, пожалуйста, за свои деньги. Насчет магазина, фирма "Бреимер" заключила со мной контракт. Мы построим помещения и сдадим ей в аренду. Будет магазин, будет таверна. Но если, кто выйдет на работу не трезвый - вышибу. По поводу девочек, нечего здесь разводить блядство, раз укатили на большой остров, гуляйте там.

- А как по поводу сверх урочных, - раздался голос из толпы.

- Будешь работать - будешь получать по тарифу. Все?

- Да вроде бы, - кто-то пикнул опять.

- Тогда с богом! Господин Кныш, начинайте с командой строить уборные. Маки - готовьте спуск под воду. Сам пойду. Посмотрю что, как лежит.

Ребята натянули на меня водолазный костюм, закрутили помпу и два инструктора, для страховки, плюхнулись со мной в воду. Я старательно нажимал головой клапан, выпуская воздух, то что без конца вбивали в мою голову учителя.

Миноносцы, лежали в страшном беспорядке. Они лежали грудами вокруг швартовых бочек. Немцы - паразиты, даже не удосужились перерубить цепи. Одни лежали боком, другие - перевернуты, третьи - стояли на грунте и все это, как лепестки ромашки, вокруг бочки. Линейный крейсер "Гинденбург" стоял на ровном киле, на гальке, но высота его была так огромна, что башни пушек торчали из воды. Остальные крейсера, кроме "Зейдлица", лежали на грунте вверх днищем.

Я уже собирался подниматься, как вдруг остановился. Я не верил своим глазам. Передо мной спокойно и нагло проплывала голая человеческая плоть. В руках она держала кусок нержавеющего железа. Скорчив мне рожу и пустив пару пузырей, человек ринулся наверх. Я забыл про клапан и кипел яростью. Это же грабеж! Вдруг меня качнуло, выдернуло из под ног дно и я в нелепом положении, вылетел на поверхность воды. Водолазный костюм раздуло и я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. В метрах двадцати от меня, удирала лодка.

Поднялись два инструктора и вернули меня в естественное состояние. На берегу я от ярости сломал доску о голову рабочего, который разинув рот смотрел на залив.

Здесь же на острове, в поселке Милл-Бей я разрезал пополам док и, несмотря на сопротивление Маков и Ника (так для легкости стали звать Николаева), срезал боковую стенку дока, так что он принял форму буквы Г. Ник подсчитал, сколько мне нужно грузов установить на доке в противовес подъему корабля. И я начал хулиганить с доками. Прежде всего распотрошил секции боковой стены и установил там машинное и котельное отделение, воздушные компрессора, генераторы и насосы. На палубе дока расположились 12 комплектов грузоподъемных устройств, в состав каждого входила ручная лебедка и блок подъема, рассчитанный на 100 тонн.

- Эрнст, не валяй дурака, - говорил Маккоун, - Цепи частично сгнили, они не выдержат нагрузки.

- Иди ты в... Ник рассчитал, что подъем возможен.

- Подъем возможен только на нормальных цепях, но для надежности, здесь нужны тросы 300 миллиметров.

Цепи расклепали с кораблей, их было такое множество, что мне не хотелось покупать тросы.

- Ладно, иди работай!

Маккоун обиженный ушел.

Залив Скапа-Флоу. Март 1924г.

Это был первый миноносец под номером U-70, стоящий на ровном киле, за который мы взялись всерьез.. Идея была проста. Поставить над миноносцем две половинки дока, один против другого на расстоянии 80 метров. Протянули цепи между грузоподъемными устройствами двух доков. При отливе опустили первую цепь под ступицу винта, натянули, и дождались прилива. Корма приподнялась и под нее стал заводить 12 цепей. Когда все цепи равномерно распределились по длине миноносца, мы решились на подъем.

48 человек, разбитые на пары, начали равномерно вращать лебедки. Я стоял с мегафоном и орал такты вращения. В промежутке такта меня несло.

- Ты, осел в 5 паре, не знаешь счета 2! Может тебе 2 раза врезать для начала, а ты, говнюк, ну что смотришь на меня как идиот, ты, ты! Тяни лебедку, а не дрыгай ногами!

Миноносец оторвался от дна и медленно пополз вверх. Когда прошли !7 оборотов лебедки - на поверхности воды показались концы мачт миноносца, вдруг раздался оглушительный грохот. Из воды вылетела цепь номер 10 и понеслась между рабочими в стенку дока.

- Ложись! - рявкнул я во все легкие в мегафон.

Вся команда, неравномерно, распласталась на палубе дока. Начался бедлам. Цепи одна за другой, точно сошли с ума! Они с пушечным выстрелом летели в тали, в блоки, в стенки. Вскоре, вся палуба была усыпана, разгромленными деталями подъемных механизмов. Миноносец плюхнулся на дно и все затихло.

- Живые есть?! - завыл я нечеловеческим голосом.

Команда начла медленно подниматься. Вот поднялся последний. Все, слава богу!

- Какого-нибудь придурка зацепило?

Они хлопали себя по телу и стали отходить. Кто-то стал икать, один нервно засмеялся, несколько - заговорили, но большинство молчали, переваривая случившееся.

- Вроде никого, - приглядевшись, сказал один из Маков.

- Я поехал на большой остров за тросами. Буду через неделю. Маки, начинайте ремонт, работы хватит. Приеду, чтоб все было готово. А вы ,что стоите как болваны? - рявкнул я на рабочих, - Начинайте приборку. Кныш, черт возьми, проверь все механизмы и установки в стенке.

С невеселым настроением я укатил на катере в Терсо, симпатичный городок на севере Англии.

Залив Скапа-Флоу. Август. 1924г.

Привезли тросы. Их завели также как цепи. 48 бедолаг расположились у лебедок. Я опять, по команде через мегафон, руковожу подъемом. Вскоре миноносец оторвался от дна. Через 20 оборотов лебедки, люди были выжаты как лимон.

- Стоп! Всем отдыхать! Куда, черт возьми, помчался. Писать? Что у тебя мозги расплавились, вода рядом. Идиот. Причем здесь миноносец, мочись на него.

Вся команда лежала вповалку на палубе. Дав им минут 10 отдохнуть, командую.

- Все к лебедкам, начинай! Раз щелчок, два... На десятом, что у вас? Ничего. Три...

Через 20 оборотов, я дал отдых 30 минут. Но вот из воды показались надстройки миноносца. Он все выше и выше, вода хлещет из всех дыр. Когда показались иллюминаторы, несколько рабочих с берега подплыли на катере к миноносцу, и захватив шланги насосов начали карабкаться на корабль. Один конец шлангов перекинули на док, где их сразу же стали стыковать с насосами, а другой, запихивать в нижние палубы миноносца. Вскоре включились насосы и корабль закачался на воде. Победа! Но, что это?

- Маккензи, какого дьявола, ваши проклятые водолазы сорвали минные аппараты тросами. Что вы на дне помойку устроить хотите?

Мак растеряно развел руками.

- Мистер Кокс, их украло местное население с Оркнейских островов, где-то сзади раздался голос храбреца.

- Ах, свиньи недоношенные. Я их..

Куда обратится, здесь полиции нет. Да и докажи, что украли после продажи.

Мне было жаль продавать первый из поднятых кораблей и я осушив и вычистив миноносец, оставил его у себя, хотя деньги подходили к концу. Его назвали "Спасательный блок N1".

Дальнейшая работа пошла, как по маслу. До октября месяца мы подняли 5 миноносцев. Я их все разрезал и продал металл своему знакомому Джимми Кренделу, за приличную сумму. После пятого корабля я объявил перерыв и всех людей бросил на строительство жилья и мастерских, готовя их к зимним условиям.

Залив Скапа-Флоу. Июль. 1925г.

Мы научились поднимать миноносцы так быстро, что за год подняли 25 штук, затрачивая на каждый не более 4 суток. Даже те, что лежали на дне вверх килем, прямо в воде переворачивали, используя оба дока, причем на одном выбирали тросы, а на другом вытравливали. Я решил, что пора подбираться к следующему классу кораблей - эсминцам. Купил новый док. Его приволокли на нашу базу и, как всегда, с новыми идеями пришли новые беды.

Я затопил док у кормы эсминца. Так же, как и миноносец, приподнял на тросах эсминец и подвесил его над доком. Стал опускать, а ширина дока оказалась узка. Пришлось опять отводить эсминец и опускать на дно. Ярости моей не было конца. Тут еще приехала в гости Молли.

- Эрнст, дорогой, я так соскучилась по тебе, так соскучилась!

Она прилипла к моим губам и я почувствовал, что ярость из головы перекатилась к ногам.

- Молли, что случилось? У тебя все в порядке?

- Не беспокойся дорогой. Все в порядке. Ты забросил Лондон, как метеор возникаешь и исчезаешь там и совсем забыл бедную Молли.

- Ладно дурить, ты отлично выглядишь. Как Юджин, девочка?

- Юджин там же, консультант. У него все в порядке, а вот дочка уже выросла и по углам шепчется с мальчиками.

- Молли, что ты принесла на этот раз?

- Эрнст, ты опять о деле. Это потом. Говорят у тебя здесь новый город и ты корабли выволакиваешь из воды один за другим. Покажи мне.

Я потащил Молли по берегу залива, показывая ей новые постройки, кучи металла и хлама и разную дрянь, выкидываемую отливом на побережье.

- Что за новости, Молли, может ты мне скажешь, наконец?

- Хорошо, Эрнст. Но ты меня сам учил, за все надо платить. Я хочу тех же отношений, что и были между нами раньше, за.... информацию.

- Ты всегда просишь дорого. Но если информация стоит этого, я согласен.

Я хотел Молли всеми клеточками тела. Боже, как хотел! Часто я вспоминал ее по вечерам.

- Стоит, стоит. Юджин, через знакомых, надавил на Джима Крендела. Его загнали в угол. Интрига в том, что по английскому законодательству контрольный пакет акций, без разрешения государства, не может иметь иностранный подданный.

- Но Крендел все делал через подставных лиц.

- Увы, это тоже карается законом, но уже как утечка неучтенной прибыли за границу.

- Чем же все кончилось?

- Крендел сдался. С ним договорились. Правительство закроет глаза на его деятельность, а он взамен, не купит от тебя ни грамма металла.

- Причем здесь правительство и я?

- При том. Комитет по вооружениям, в котором служит мой муж, предложил правительству поднять в заливе Скапа-Флоу немецкие линкоры последних годов постройки, и после модернизации ввести их в состав действующего флота или продать часть в Индию.

- Черта им с маслом, а не линкоры.

Молли усмехнулась.

- Правительство чтит законы и ни за что не подымит руку на частную собственность своих граждан. Тебя просто попытаются склонить при помощи шантажа или других приемов продать линкоры, вновь создаваемой компании, где одним из директоров будет мой муж.

- И как же они будут действовать, ты выяснила?

- Да. Для начала, Крендел попытается порвать с тобой отношения.

- Не может быть? У меня с ним контракт.

- Контракт признают недействительным. В высший суд уже поступило заявление о том, что контракт нарушил ты.

- Я???

- Да, да! Юджин выкопал статью в контракте, где говориться, что каждый поднятый корабль будет отдан стальной компании на переплавку. А ты надул компанию и зажал один корабль себе. Там подсчитаны убытки компании и с этим кораблем, и с учет тех капиталов, которые они внесли в развитие твоего дела.

- Сволочи! И когда же меня вызовут в суд?

- К тебе скоро приедет представитель компании, который тебе предложат сделку. Крендел хочет отойти от дела, как джентльмен. Ты заплатишь деньги фирмы и вы разойдетесь, порвав контракт. Или другой вариант, ты продаешь линкоры, вновь созданной компании, а Крендел сохраняет с тобой все дела.

- Интересно, чего же он так боится, если идет в обход.

- Он боится встречного иска с твоей стороны. Юджин его боится тоже. Я нечаянно подслушала разговор юристов с Юджином. Это контр иск к компаниям Кендела о нарушении контракта, так как ты можешь доказать, что корабль, зажатый тобой, не поднят из воды и юридически находиться в затопленном состоянии.

- Вот это здорово!

Я засмеялся.

- Так выходит, ты мне продала Юджина.

- Выходит так. Как ты считаешь, Молли заслужила самой высшей награды.? Я вернула тебя. Не так ли?

- Ты права.

Я целовал ее в засос и мял всю так, что она стонала. Черт с ним с доком. Что-нибудь придумаю.

Ничего хорошего я не придумал. Я приказал поднять док и срезать одну стенку. Ник заявил, что это бредовая идея и эсминца я не подниму. Он показал мне расчеты. Но меня понесло, я разорвал его расчеты, послал его подальше.

Мы опять подвели изуродованный док к корме эсминца. Приподняли корабль на тросах и положили на палубу дока.

- Начали, - заорал я.

Заработали компрессоры, вдавливая воздух в секции дока. Наконец, док оторвался и приподнял эсминец над водой. Дальше началось невообразимое. Центр тяжести дока сместился и эсминец начал скользить к кромке дока.

- Стоп компрессоры! Трави!

Маки среагировали быстро. Отключили ток к компрессорам и вода хлынула опять в отсеки дока, он рухнул под воду, с дергающимся на нем кораблем. После продолжительной разминки ругательств, я послал тут же под воду водолазов. Они принесли неутешительные вести. Док врезался в дно под углом. Повреждено несколько отсеков, они заполнены водой. Теперь мне надо еще и поднимать док.

Я пошел в лавку, купил ящик виски и прикатился к себе в коттедж, где после трудных ночей отсыпалась Молли.

- Будешь? - спросил я ее, кивая на бутылки.

- Если можешь, с содовой.

- Содовой нет, есть сухое вино. Я тебе сделаю коктейль.

Я разбавил ей и себе виски и мы выпили этот бешеный напиток.

- Тебе пора уезжать, дорогая.

- Как, так быстро?

- Да, сейчас пошла полоса неудач. Я приеду через неделю в Лондон и мы там встретимся.

- Хорошо милый, я уеду завтра.

- А как муж?

- Никак. Он думает, что я в Аргентине.

- ???

Она быстро хмелела, понесла чушь и свалилась после третьего стакана.

Утром у меня болела голова, и когда ко мне пришел Ник, я извинился перед ним и спросил.

- Старый метод, с двумя доками, потянет?

- Да. - ответил он.

- Скажи Макам, чтоб поднимали эсминец без меня.

- Хорошо.

Он ушел. Проснулась Молли, и качаясь после выпитого стакана воды, простонала.

- Мне плохо, Эрнст.

- Ничего, я тебя сейчас накачаю кофе. Вечером ты должна быть в форме. Катер увезет тебя на материк.

Мы все же подняли несколько эсминцев и злополучный док. Наступала зима. Цены на топливо поднялись и Маки предложили мне, разобрать верхнюю палубу, торчащего из воды крейсера "Зейдлиц" и выгрести из бункерной ямы весь уголь, которого хватит всему поселку на зиму.

Я выиграл дело с Кренделом, но корпорация сталелитейщиков, объявила мне бойкот. Всю зиму я метался по Европе, ища кому сплавить металлолом. Наконец мне повезло. Петерсон предложил мне сделку по перепродаже металла в Японию. Я дал согласие.

ЧАСТЬ 3.

Залив Скапа-Флоу. Июль. 1926г.

Я замахнулся на самое тяжелое, что лежит на дне. Это линейный крейсер "Гинденбург". Пришлось самому спустился под воду и исследовать днище корабля. План медленно просвечивался в моей голове. Доков таких нет, чтоб поднять эту тушу. Сам он торчит наружу. Надо его загерметизировать и откачать воду. А дырок в нем видимо-невидимо. Работа адская.

Я собрал всех рабочих и служащих, принимающих участие в этом деле.

- Ребята, необходимо заткнуть дырки в днище этой бочки и откачать воду. Ник, прошу тебя, рассчитай центр тяжести, что нужно убрать, что наоборот, приварить чтобы выровнять крейсер при подъеме. Возьмите в помощь себе Сомова. Остальных водолазов прошу быть внимательней, каждую дырочку забить. Макки, вы остаетесь за меня. Я в Лондон.

Лондон. Июнь. 1926г.

Дома меня встретила уже большая дочка. Она была в мать, вся похожа на нее. После нашей теплой встречи, она потащила меня в свою комнату.

- Папочка, посмотри какое у меня бальное платье. Мама берет меня на вечер к лорду Моррисону.

- Очень красиво, дочка, а где мама?

- Как, ты разве не знаешь? Мама на лекции Юнга, о происхождении вселенной.

- Что?

От удивления у меня чуть глаза не полезли на лоб.

- Да, там тетя Молли и вообще, там весь свет.

В этот момент появилась Дженни и Молли.

- Эрнст, - залепетали женщины.

Я переобнимался со всеми. Потом вымылся в ванной и успел к обеду, который был в разгаре. В перерыве между пережевыванием пищи, мы начали светский разговор.

- Ты знаешь кого мы видели, Эрнст. Эванса, помнишь в Штатах. Он очень интересовался тобой. Хотел бы тебя увидеть.

- Вы узнали, что из себя представляет Эванс сейчас?

- Да, - сказала Молли, - Узнали. Он представляет "Дженерал-Моторс".

- Что же ему от меня надо?

- Я все узнала Эрнст, - продолжила Молли, - Я звонила Перри и узнала сногсшибательную вещь. На линейных кораблях, утопленных в Скапа-Флоу, немцы применили вязкий алюминиевый сплав.

- Ну и что?

Я пережевывал пищу и ждал от Молли дальнейших сведений. Она умница, она зарабатывает меня.

- А то, что Эльзас перешел к французам и немцы прекратили там выплавку этого металла.

- Так. А американцы хотят иметь образцы и по ним сработать такой же.

- Нет. Они хотят купить весь алюминий, содранный тобой с кораблей.

- А ты не узнала, что они за это хотят?

- Нет.

- Надо наверно встретится с Эвансом.

- Он такой душка, - проворковала Дженни.

Эванс потолстел, но выглядел моложавым и по прежнему спортивные страсти были любимой темой его разговора.

- Эрнст, ты по-прежнему в форме, не вериться, что такой мужчина мог бросить бокс. Помнишь, как мы лупили всех противников?

- Помню, помню, Керр.

- Не хочешь почесать свои лапы опять? Я могу устроить.

- Пока не хочу.

Эванс дружески похлопал меня по плечу.

- Я слышал, что у тебя неприятности.

- Да, Керр.

- Мы, американцы, не забываем старых друзей и сейчас готовы прийти к ним на помощь.

- Надеюсь не бесплатно.

- Само собой разумеется. Мы хотим предложить тебе сделку. Не буду скрывать нашу заинтересованность в алюминии. Сейчас, мы переходим на изготовление двигателей с применением этого материала и для начала нужен задел, который мы хотели приобрести у тебя.

- Я еще не поднял линкоров. Но откуда у тебя сведения о том, что алюминий используется там?

Эванс засмеялся.

- Мы должны знать все. Знаешь, лотки для подачи и хранения снарядов эти боши делали из алюминия, несмотря на его бешеную стоимость. Умные сволочи. Ведь искру нельзя выбить и легкость какая. Да там еще много где его понапихано.

- Я понял. Я согласен собрать и продать тебе весь алюминий, но... Мне нужно прервать бойкот стальных компаний.

- Это ерунда. Мы сейчас предлагаем, заказ на 3 корабля в Европу. При экономическом состоянии Европы, каждое государство радо бы получить его. Вот мы и начнем.

- Хорошо. У тебя есть адвокат?

- Есть.

- Вот и отлично. Пусть наши адвокаты оформляют контракт, а мы пойдем и вспомним молодость в каком-нибудь кабачке.

- Отличная мысль, Эрнст!

Залив Скапа-Флоу. Август. 1926г.

Новое всегда начинается с неприятностей. Это я уяснил по предыдущим подъемам кораблей. Ни один в мире идиот, кроме меня, не поднимал еще такую громадину со дна моря. Пока я замахнулся на невозможное.

Подготовка была классической. Используя второй док, который разрезали на две половины, как и первый, я все секции попарно установил по бортам крейсера. Поднятые до этого два эсминца не стал продавать , а поставил с наветренной стороны для защиты от штормов, нередко возникающих в это время на Оркнейских островах.

Как всегда вооружившись мегафоном, я орал команды. Включили насосы. Чертов крейсер где-то начал сильно травить. Послал вниз водолазов и они принесли мне ошеломляющую весть. Мелкая рыбешка сожрала жир, которым пропитывалась пакля для уплотнения заплат. Появились сотни мелких дырок, которые необходимо было срочно заткнуть. Я кипел от злости, сломал мегафон о стенку дока и приказал приостановить подъем.

- Эрнст, - сказал Маккензи, - давай добавим в жир цемент.

- Где ж ты раньше был. Понимаешь, дурья башка, время и деньги летят в воздух.

- Это мне сейчас пришло.

- Лучше бы тебе это пришло раньше!

На этом неприятности не кончились, они начались. Переконопатили все дырки по новой и начали все сначала. Крейсер продолжал сифонить. Опять посылаю водолазов. Они обнаружили причину течи и устранили ее, но у одного из них за что-то зацепился воздушный шланг, пока напарник его освобождал, они так перепутали шланги и лини, что нужна была новая группа, чтобы их освободить. Все шарахались от меня, я носился по докам, как метеор.

- Мак, какого черта их распутывать, пусть эту спаренную сволочь, поднимают вместе!

- Хорошо, Эрнст, сделаем.

Их подняли в клубке шлангов и мне хотелось каждому оторвать голову.

Насосы опять заработали. Но результата не было. По-прежнему где-то были отверстия. После очередного инструктажа, посылаю нового водолаза вниз. Этого придурка затянуло в кингстон, который по непонятным причинам был открыт. Двое водолазов, прибывших на помощь, не могли его оторвать и оставался единственный способ - это опять затопить крейсер. Когда водолаз поднялся на верх, Маккензи заметил:

- Дороговатая из тебя получилась затычка. В несколько сотен фунтов стерлингов.

- Вы меня послали остановить течь, я это и сделал, - ответил он.

- Почему тебя не затянуло головой, а задницей! - шипел я.

- Просто кингстон оказался ниже спины, - косился он на меня.

Заделали эту дыру и начали все опять. В носовую орудийную башню поставили две дюжины насосов и включили их. Только через 5 дней нос крейсера выполз из воды, но чем выше он поднимался, тем сильней становился крен и вскоре он достиг 40 градусов. Перебросил насосы в кормовую башню, крен не уменьшился.

- Проклятое судно, тяжелее с левого борта. Ник, где ты? Не навесить ли мне балласт с правой стороны?

- Это надо, примерно, 1200 тонн.

- Сомов, где Сомов?

- Сомов! - заорали десяток глоток.

С берега к докам неслась лодка. Сомов соскочил на палубу.

- Голубчик, бери один из эсминцев, подгони к правому борту и закрепи его тщательно при тщательно. Как только закрепишь, заполни корабль водой. Понял?

- Будет сделано, господин Кокс.

- Стой, не несись, как ужаленный. Второй эсминец отведешь, примерно, на длину троса к острову Каве. Закрепишь несколько тросов на нем, другие концы закрепишь на фок-мачту крейсера. После чего эсминец затопишь. Пусть уйдет на дно.

- Разрешите идти, господин Кокс?

- Валяй.

Сомов исчез.

- Макки, топите крейсер обратно.

Залив Скапа-Флоу. Сентябрь 1926г.

Опять началась новая попытка. Заработали насосы. Показался нос крейсера и тут с пушечным выстрелом лопнули два, 300 миллиметровых троса, закрепленных за утопленный вдали эсминец. Они взметнулись над водой и снесли поручни и трапы с навешенного на крейсер, эсминец.

- Берегись! - вопил я, - Кого-нибудь задело?

Мне повезло, не задело никого. Но потянул штормовой ветер. Отсутствие противоштормовой защиты в виде эсминцев быстро сказалось на подъеме. Крен крейсера достиг 25 градусов, его начало болтать и швырять во все стороны.

На правом доке вышел из строя паровой котел, остановилась половина насосов. Я понял, крейсер обречен. Я подогнал свой буксир и пытался использовать его котлы, но мощность была мала и работы пришлось остановить.

Крейсер ушел на дно опять.

- Мы поднимем его в следующем году, - сказал я рабочим, - Я подумаю, что еще можно предпринять, а пока займемся "Мольтке".

Если б они черти знали, что я почти разорен этим проклятым "Гинденбургом". Все мои капиталы ушли в этот подъем. У меня осталось 10000 фт. ст. Это финансовый крах!

Залив Скапа-Флоу. Октябрь. 1926г.

"Мольтке" лежал вверх днищем. Он весь зарос водорослями и первое чем мы занялись, это стали очищать дно при помощи секаторов и топоров. Потом мы заткнули отверстия и начали закачивать воздух. Нос крейсера поднялся над водой на 2,5 метра, но корма упорно сидела на дне и не хотела отрываться.

- Ник, в чем дело?

- Нужно заделать все переборки и во все отсеки закачивать воздух одновременно. В настоящий момент воздух из всех отсеков перетекает наверх.

Мне пришлось только выругаться и топить крейсер. Господи, одни неудачи. Скоро это кончиться?

Залив Скапа-Флоу. Май. 1927г.

Повторилась та же история, что и "Гинденбургом", крейсер при подъеме упрямо тянуло с креном влево. Опять я подогнал эсминец к правому борту, закрепил его и затопил водой. Для страховки, приказал продуть цистерны левого борта и заполнить водой цистерны правого. Потом мне ударила в голову идея, а не утопить ли у правого борта две секции сухого дока и тросами выравнивать крен при подъеме. Я приказал это сделать и вот мы начали подъем.

Наконец из воды показался корабль. Корма и нос вышли нормально, только небольшой крен все еще свидетельствовал, что вода в виде балласта сидит в левой стороне. Вдруг лопнул трос, который держался за утопленный док. Люди попадали на палубу плавающих доков и не зря. В воздухе засвистели обрывки второго, третьего, четвертого и пятого тросов. Пальба вдруг прекратилась. Остальные 15 тросов, удержали крейсер от крена. Мне везет, опять никого не задело. На всякий случай отправил водолазов под воду. Через 20 минут они доложили, что тросы были перерезаны острыми кромками палубы.

Наконец, "Мольтке" всплыл. Вокруг него стояли фонтаны воды. Маки уменьшили давление воздуха, фонтаны упали и я вздохнул с облегчением. Это победа! Но радовался я рано. Крейсер всплыл вверх дном и, выступающие снизу башни, мачты и надстройки не позволяли ему маневрировать в заливе и пришлось при приливе ткнуться на отмель у острова Каве. Здесь мы облегчили его полностью, срезали башни, часть надстроек. Мало того, распотрошили дно напротив двигательных установок и вытащили их на берег.

Не забыл я и Эванса. Ободрал алюминий и переправил на остров Хоу. Я решил буксировать крейсер в порт Росайт, в том же перевернутом состоянии. Для этого на днище корабля соорудили домик для жилья, кухню, столовую и помещение для воздушных компрессоров.

Но мне нужны деньги, я отчаянно нуждался в деньгах. В конце месяца выехал в Лондон.

Лондон. Май. 1927г.

- Дженни, поговорим серьезно, я нуждаюсь в деньгах. Дай мне под проценты часть своего капитала.

- Дорогой, это не возможно. Деньги дочери, а я при них.

Я знал, что уламывать Дженни бесполезно, поэтому пошел к себе в кабинет. Дженни шла следом.

- Знаешь, к нам приходил Крейдел. Какой милый человек!

Я остановился. Дженни налетела на меня.

- Что он тебе говорил?

- Он все восхищался тобой. Просил, как только приедешь, что бы ты связался с ним.

На столе накопилось много бумаг. Среди свежей почты, находилось несколько писем разных стальных компаний. Я стал их быстро перебирать. Все они предлагали переговоры о продаже металла.

Я позвонил в понравившуюся мне по названию "Аллоа Шипбрейкерс".

Они сходу сделали мне предложение, покупать у меня металлолом по весьма приличной цене. Я сразу же согласился. Блокада была прорвана.

Аванса они мне не дали, но и того, что произошло, было достаточно.

Меня пригласили в Адмиралтейство. Слава о моих подвигах, проникла в их тихие кабинеты. Принимал меня сам адмирал Хорджерс.

- Мистер Кокс, - сказал он после рукопожатия, - я слышал о ваших успехах в подъеме кораблей в заливе Скапа-Флоу и нас к вам небольшое предложение.

Он достал из бара коньяк и разлил по мизерным стопкам. Мы вылили капли в рот.

- Не поднимете ли вы минный заградитель "Бремзе", утонувший в 1919г., там же, в северной части Скапа-Флоу.

- Я понимаю это так, что вы мне дарите этот корабль.

- И да, и нет. Да - это дарим, нет - там 24 мины. Это опасно.

- Адмирал, вы предлагаете мне разминировать его?

- Разминировать могут и наши специалисты, но для этого его надо перевернуть. Сейчас "Бремзе" лежит на дне вверх дном.

- Мины могут сдетонировать при перемещении корпуса?

- Да.

- Адмирал, мы посмотрим корабль и дадим вам свое решение. Но у меня к вам просьба.

Адмирал еще раз наполнил коньяком мини-рюмки.

- Пожалуйста, мистер Кокс.

- В порту Росайт находиться самый большой в Англии сухой док, принадлежащий вашему ведомству. Не могу ли я поставить в него для разборки "Мольтке"?

- Почему же нет, пожалуйста. Только за это надо внести залог, на случай повреждения дока.

- Не могу ли я в залог внести сам крейсер?

Адмирал пошевелил губами.

- Если вы так хотите, я ничего против не имею.

Мы стали прощаться.

- Да, - напомнил адмирал, - я слышал вы прорвали оборону наших болванов в правительстве. Если вы поднимете "Бремзе", мы гарантируем вам поддержку во многих финансовых операциях. Держите со мной связь.

Мы расстались друзьями.

Молли дико обрадовалась моему приезду. Она затащила меня в отель, где мы долго предавались любви.

- Эрнст, новость потрясающая! Моего мужа выгнали с работы. Представляешь, после решения суда в твою пользу, часть членов кабинета еще имела иллюзию по приобретению линкоров для ВМФ. Но наши друзья из Америки вернули их на реальную основу и что бы не уплыл их заказ на сторону, они согласились снять с тебя все негласные запреты.

- Где же сейчас Юджин?

- В Глазго, выставляет свою кандидатуру от консерваторов в парламент.

- А ты-то осталась на месте?

- Пока да. Там председатель комитета милый старичок. Мы с ним ладим. Эрнст, я решила подать на развод с Юджином.

- Молли, это твое личное дело.

- Не совсем. Я слишком растворилась в тебе, я слишком твоя.

- Не предлагаешь ли ты мне тоже развестись.

- Нет. Это дело твое. Ты скоро уезжаешь?

Молли поспешила перевести разговор на другую тему.

- Сегодня.

Северное побережье Англии. Май. 1927г.

Три буксира немецкой фирмы буксировали "Мольтке" в порт Росайд. В заливе Пентленд-Ферт поднялся сильный ветер. Перевернутый корпус корабля начал тяжело переваливаться с боку на бок. Потери воздуха увеличились и "Мольтке" начал с каждой милей потихоньку опускаться в воду. Когда мы прибыли к городку Вик, корпус корабля торчал на 2 метра над водой, а начинали мы путешествие с 6 метров. Ветер спал, качка прекратилась и я перешел на буксир. При подходе к Росайду, по недоразумению, на буксире оказалось два лоцмана. Одного вызвал я из Адмиралтейства, другого капитан буксира из залива Ферт-оф-Форт. Эти два балбеса сразу сцепились друг с другом. В результате, караван двигался сам по себе и гигантская туша корабля вдруг неожиданно оказалась перед центральными устоями моста через реку Форт. Я понял, что сейчас, если мы не оторвем буксиры, пришвартованные по бокам крейсера, моста и нас не будет.

- Рубите швартовые! - заорал я.

- Зачем? - ко мне подскочил лоцман.

Я двинул ему в ухо и он пропал за трюмным подъемом.

- Руби!!! - мой голос переполошил реку.

На противоположном буксире забегали матросы. Они топорами перерубали тросы. Устои моста надвигались на нас огромной глыбой камня. Наконец, мы оторвались от крейсера и он начал вдвигаться в проем моста. Буксиры вылетели за центральные устои моста и мы увидели, как неуправляемая масса корабля, движется по водной глади, разгоняя мелкие суда и лодки. Наши трудяги догнали корабль и опять сомкнулись по бокам. Впереди маячил большой док.

Через 5 дней в Скапа-Флоу пришел официальный пакет из Адмиралтейства, в нем находился счет и письмо с предложением о незамедлительной оплате счета за убытки, причиненные сухому доку, иначе "Мольтке" будет конфискован как залог.

После такого предупреждения, я долго не открывал счет, мысленно разыскивая деньги. Когда же развернул документ, то чуть не подпрыгнул от радости. Счет был на 8 фунт. ст.

Залив Скапа-Флоу. Июнь. 1927г.

Наконец я добрался до линейного крейсера "Зейдлиц". Опыт "Мольтке" подсказал, что самый лучший вариант, это одновременная закачка воздуха во все отсеки. Но "Зейдлиц" лежал на дне под наклоном и мне пришла идея, а не поднять ли нам корабль бортом вверх.

- Кокс, ты сошел с ума, - брюзжал Маккоун.

- Не делай этого, ничего не выйдет, - вторил ему Маккензи.

- Мистер Кокс, корабль поднять можно, но его нужно четко отцентрировать, - подвел свои подсчеты Ник.

- Ник, Ты прав. Мы засыпем в помещения левого борта гравий. Подсчитай сколько нам его надо и давайте приступать к работе.

- Опомнись, Кокс, это безумный план, - заныл опять МАккоун.

- Все, ребята, дебаты кончились, по местам!

- Кокс...,- начал было Маккензи.

Я взорвался.

- Черт возьми, я знаю, что этого ни кто не делал, но ни кто еще не поднимал линкоры со дна моря, да еще в разных положениях. Поэтому идите вы в ...

Они обиженные ушли.

Операция началась удачно. Включили компрессора и "Зейдлиц" медленно начал всплывать. Он вышел точно бортом вверх и закачался на воде. Маки недоверчиво смотрели на это чудо. Все бросились поздравлять меня.

Вдруг в носовой части корабля раздался грохот. "Зейдлиц" задрожал.

- Отключите компрессора! - завопил я, - Кто там у вентилей? Открывай! Выпустить воздух из всех отсеков!

Но было уже поздно. Переборки начали лопаться одна за другой. В корпусе зашумел, перемещающийся гравий. Крейсер сначала как бы погрузился, потом выскочил из воды и перевернувшись вверх дном, исчез с поверхности воды.

Я чуть не заплакал. Мало того, что утонул корабль, с ним на дно ушли все компрессора и больше половины воздушных шлюзов.

Залив Скапа-Флоу. Октябрь. 1927г.

Я начал новую борьбу за "Зейдлиц". Водолазы срезали надстройки и мачты. Они выпотрошили гравий, скопившийся в корме и заткнули все дырки в корпусе. По новой заварили и усилили переборки.

Крейсер поднялся из воды с креном около 50 градусов и что я только не подвешивал на противоположный борт , что бы выровнять крен, ничего не помогало. Я приказал его опять утопить.

Опять я подвел две секции дока, затопил их у борта крейсера и прикрепил к ним, с помощью 22 тросов крейсер.

Подъем вышел удачный, правда, 10 тросов лопнули, но остальные выровняли корабль и мы приступили к его облегчению и транспортировке. Все повторилось, как с "Мольтке", мы отвезли его в Росайд.

Лондон. Декабрь. 1927г.

Нас с Дженни пригласили на рождественский бал к сэру Уильяму.

- Князь, вы здесь? - удивился я.

- Только что приехал из Парижа. Гляжу, все старые лица. В старушке Англии ничего не меняется.

Он поцеловал Дженни руку и та, милостиво кивнула головой.

- Так уж ничего?

Князь засмеялся.

- Женщины похорошели. Вот Дженни стала прекраснее, чем была.

- Вы меня вводите в краску, князь.

Дженни расплылась от удовольствия.

- А разве эти женщины не прекрасны? Посмотрите туда, - он ткнул рукой в зал, - Когда я был в прошлый раз, та красавица, была длинной худой девчонкой, а сейчас... Слов нет, до чего прекрасна!

- Это дочь судьи Эдванса. По-моему, Маргарет. А рядом, его жена Ирен, очень странная женщина, - прозвенел голосок Дженни.

- Чем же она странная?

- Она любит выпить на ровне с мужчинами.

- Дженни, не могли бы вы представить меня им? - попросил князь.

- С удовольствием, князь.

Они отошли и в тут я увидел адмирала Ходжерса.

- Здравствуйте, адмирал.

- Кокс! Рад вас видеть. Вы там так закопались в Скапа-флоу, что каждое ваше появление здесь, праздник для нас.

- Адмирал, я согласен поднять "Бремзе", после того как подниму линейный крейсер "Кайзер".

- Хорошо. Мы следим за вами, Кокс. То, что вы делаете, это не только слава Англии, это новая страница в подъеме кораблей разных классов. Вы даже себе не представляете, как мы изучаем каждую вашу новинку. Это все пригодиться в будущем. Поверьте мне.

- У меня есть один талантливый расчетчик, математик, конструктор.

- Если вы говорите о господине Николаеве, то мы в курсе дела. Я догадываюсь почему вы начали о нем разговор. Адмиралтейство согласно взять его к себе.

- Но после того, как я закончу работу.

- Разумеется, как вы пожелаете.

В это время начались танцы и я, извинившись перед адмиралом, успел перехватить у пронырливой молодежи, Маргарет. Яркую звезду настоящего бала.

- А я вас знаю, - мелодичным голосом проговорила Маргарет, закинув на мое плечо руку, - Вы Кокс, тот самый, который поднял немецкий флот.

- Зовите меня Эрнст. А флот я еще не поднял, сил не хватает.

- Ну да? Вы меня сейчас по залу носите, другие бы этого не могли.

- Извините, Маргарет.

Я опустил ее талию.

- Ничего, ничего. Мне даже нравиться. А откуда вы знаете меня?

- От моей жены.

- Это та, что танцует с князем. Ее кажется звать Дженни?

- Да.

- Эрнст, - она сделала паузу, - мне так надоели эти пустые ухажеры, давайте удерем отсюда.

Я сбился с ритма танца.

- А как же твоя мать?

- С ма все будет в порядке, ее привезут домой после бала.

- Она не будет беспокоиться?

- Она напьется в стельку. Ей будет не до меня.

- Тогда удерем.

У меня завязался роман с Маргарет.

- Эрнст, у тебя новая подружка? - зло начала Молли, - Как она в пастели, лучше, чем я?

- Молли, если ты сейчас не успокоишься, я уйду.

- Я столько в тебя вложила, усвоила все твои волчьи законы! Вся моя личная жизнь кувырком и все из-за тебя. Как я могу успокоиться, когда я тебя зарабатывала, а эта вертихвостка, взяла целиком даже без аванса!

- Я с тобой не порываю, успокойся.

- Зато порываю я!

- Как хочешь.

Я встал и пошел к двери.

- Кокс, я тебе отомщу! - услышал я крик в затылок.

Через три дня меня вызвали в парламентскую комиссию по вооружению. Председатель комиссии, дохлый старичок, с пронзительным голосом, устроил мне допрос в присутствии членов комиссии и других лиц, заинтересованных в деле, связанным со мной,. Конечно, за председательским столом также сидел референт комиссии с личиком Молли.

- Скажите, мистер Кокс, на каком основании вы продали стратегическое сырье за границу?

- Простите, господин председатель. Вы про что?

- Про алюминий, мистер Кокс, про алюминий.

- Господин председатель, можно вам задать вопрос. Вы кажется купили себе машину "Форд"?

- Да, "Форд", но это к делу не относиться.

- Относиться. Так вот, двигатель на вашей машине сделан из того стратегического материала, о котором вы говорите.

- Мистер Кокс, мы говорим о том алюминии, который "Дженерал-моторс" продала в Италию и Испанию, для производства самолетов.

- Господин председатель, во-первых, необходимы документы, подтверждающие, что именно мой материал продан в другие страны; во-вторых, я продал американской компании только, 5 тонн алюминия, а для развития самолетостроения разных государств требуется алюминия гораздо больше; в-третьих, в моем контракте с американцами оговорено, что это временная сделка, до пуска завода в Мексике. Кстати, по моим данным завод выпустил опытную партию только в этом месяце и я, выполняя контракт, прекратил поставки этого сырья.

Молли подала мне газету.

- Прочтите, мистер Кокс.

В газете говорилось о сделке между фирмами Италии, Испании с "Дженерал-моторс" о продаже алюминия.

- Я надеюсь, у вас есть копии контрактов?

- Нет.

- Тогда у нас не должно быть никаких недоразумений.

- Есть. Германия готовила специальный алюминий для кораблей. Технология изготовления его была засекречена. Мы только знаем, что ими был разработан вязкий алюминий. Почему вы нас не предупредили и не дали нам образцов для исследования, - спросил один из членов комиссии?

- Господа, если вам нужен алюминий для анализа, я его еще могу вам представить. Но я отметаю категоричность поставленного вопроса. Меня самого никто не предупреждал о составе материала. И вообще, я не понимаю, какую цель преследует данная комиссия, вызвав меня сюда, с идиотскими попытками доказать, что я в чем-то виноват. Простите господа, выполняйте лучше свои дела, а не копайтесь в грязном белье других.

Как это их возмутило! Они все заговорили, понесли ахинею. Стали выносить дурацкие решения. Мне это надоело, я обозвал их "старыми пердунами" и ушел.

Так Молли начала выполнять обещания.

Восточное побережье Америки. Февраль. 1928г.

Мы, это я и Молли, плывем на пароходе "Вествор" из Англии в Норфолк уже 4 дня. У нее своя каюта первого класса, у меня своя. Молли практически не бывает у себя, она с первых часов, как только мы отошли от пристани, застряла у меня в каюте.

Пароход переполнен иммигрантами сверху донизу. Они шляются по нему, оставляя на каждом шагу грязь и вонь своих немытых тел. Даже на нашу первую палубу доходит эта вонь.

Мы с Молли примирились и наша любовь 4 дня валяется на смятой кровати.

- Эрнст, что произошло в штате Кентукки?

- Нам с Дженни перепала недвижимость по завещанию ее брата. Пока мы жили в Англии практически никто не контролировал, что нам досталось. Твоя мать не раз просила меня помочь разобраться с землями и имуществом в этом штате. Сейчас мы с Дженни решили продать все и поместить капитал в нефть. А ты интересно зачем плывешь?

- Я ушла из комиссии. Решила навестить мать и, может быть, останусь в Нью-Йорке.

Лихо, ничего не скажешь.

- Почему ты не просишь меня вернуться с тобой обратно? Неужели, я не осталась у тебя в сердце? Неужели эта моложавая фи-фи так захватила тебя?

- Ты осталась во мне. Возвращайся.

- Скоро мы приедем?

- Осталось 4 часа.

- Я пойду к себе. Как мы хорошо провели время! Даже погода сопутствовала нам.

Лучше б она не заикалась о погоде. Как только она ушла, стенка каюты сотряслась от удара. Порыв ветра качнул пароход. Привыкший к штормам в заливе Скапа-Флоу, я совсем не обратил внимания на перемещение палубы под ногами. За первым порывом ветра последовала серия ударов по корпусу. Пароход начал качаться и дрожать. Качка стала увеличиваться. Я выскочил из каюты и помчался на мостик. Капитан и два его помощника с тревогой смотрели на горизонт. Серая, грязная туча затянула небо. Поверхность океана покрылась белой пеной барашков и провалами опускающейся воды.

- Сюда посторонним нельзя, - подлетел ко мне помощник.

- Я - Эрнст Кокс.

Помощнику моя фамилия ничего не говорила, но он сделав на всякий случай вид, что узнал, пропустил меня. Мелкий дождь начал обрабатывать стекла.

- Стив, - обратился капитан к помощнику - Пароход перегружен, спустись вниз, посмотри, как обстановка. А ты? - он обратился к другому, - проверь по каютам, как закрыты иллюминаторы.

Они разбежались.

- Капитан, - сказал я, - я видел отметку, когда поднимался на пароход. Уровень на критической. Держите корабль по ветру, иначе мы опрокинемся.

- Господин...

- Кокс, Эрнст Кокс. Занимаюсь подъемом затонувших кораблей.

- Кокс, - уже уважительно произнес он, - Я это знаю. Пароход изменил курс и нас несет на Флориду.

- Пароход перегружен?

- Да. В основном иммигранты с пожитками. Компания навязала мне 150 лишних человек.

- А сколько надо было взять?

- 300.

- Ого! - присвистнул я.

В этот момент гигантский шквал ветра обрушился на пароход. Его качнуло вправо и, несмотря на усилия рулевого, развернуло поперек волны. Меня подбросило и я вцепился в раму окна. Пароход кренился от ветра в правую сторону. На мостик влетел Стив.

- Капитан, там внизу, толпа обезумела! Они все ползут на верх!

- Иди, останови! Не давай этой массе перемещаться.

Крен достиг 40 градусов и я с ужасом понял. Пароходу конец. Это понял и капитан.

- Стив, отставить! Бери всех и готовьтесь покинуть корабль! Опускайте лодки, раздайте пробковые жилеты. Бегом!

Исчез Стив, появился второй помощник. Капитан распорядился.

- Бегом в машинное отделение! Пусть гасят топки и удирают!

Пароход достиг крена 50 градусов. Через рябившее от воды окно, видно было мечущихся по палубам людей. Несколько лодок правой стороны спустилось вниз. С левой - они легли на корпус парохода и их молотило по нему набегавшими волнами.

- Шли бы вы за жилетом, - посоветовал капитан.

Я отцепился от окна и помчался на верхнюю палубу, в каюты первого класса. Молли в своей каюте не было. Спотыкаясь о людей, я добежал до своей каюты и натянул спасательный жилет. Пароход упал на бок. В коридоре вместо пола оказались двери кают правой стороны. Буквально выжимаясь на руках по свихнувшимся трапам выполз на воздух. Ветер ударил в плечо и согнул.

Из-за наветренной стороны парохода отходили лодки, наполненные людьми. Там же в воде оранжевыми поплавками жилетов, мотало по волнам людей. Несколько точек голов, не имевших жилетов, ловили всякие плавающие предметы, сыпавшиеся с палуб.

Пароход погружался и я понял что если не уберусь, меня затянет в воронку, за тонущей посудиной. В этот момент пароход крутануло резко вправо и он повалился надстройками в воду. Меня выбросило от парохода метров на 10 и я забился в воде, пытаясь сориентироваться среди безумия волн. Заросшее дно парохода исчезло. Из образовавшейся воронки выскочила лодка, с которой даже не успели снять брезент. Я поплыл к ней. Но поймать ее оказалось трудным делом. Она плясала, крутилась на волнах, и когда мне удалось поймать борт, то зацепиться за него я не мог. Рука скользила по натянутому брезенту. Только тогда, когда после очередной волны борт лодки опустился ко мне и мне удалось просунуть руку между брезентом и бортом, я заплясал вместе с лодкой. Я висел на лодке и отцеплял трос, продернутый через брезент к крючкам вдоль борта лодки. Наконец дырка увеличилась и я отжавшись, влез под брезент. В лодке было немного воды, сверху по брезенту лупили брызги волн. Я развернулся и высунул голову из дырки. Всех людей и лодки разбросало по поверхности океана. Несколько людей плыло ко мне, но из-за парусности лодки, меня все дальше и дальше отрывало от них.

Внезапно, даже через рев океана, я услыхал душераздирающие крики. Нырнув под брезент выволакиваю тяжелое весло. отстегиваю брезент на носу лодки и пытаюсь хоть как-то направить лодку к плавающим. Мне удается замедлить ее отрыв от них и даже показалось, что приближаюсь к людям. Вдруг меня как током ударило. Я понял, почему так истерично кричат люди. На поверхности воды мелькнул плавник акулы. Кое-где гребешки и кромки волн окрасились в красные и розовые цвета. Впереди мелькнула женская голова, я рвал мышцы и тащил лодку на нее. Вот она рядом и ее крик, проник в мен!. Она выкинула руку из воды. Я перегибаюсь через борт, хватаю ее и резкий толчок чуть не выкидывает меня из лодки. Я тащу ее и вытаскиваю обрубок тела, перерезанный в талии, из лохмотьев человеческой плоти хлещет кровь. Плавник убийцы показался рядом. Он сделал круг и пошел в атаку. Я бросил женщину обратно в воду и она исчезла, но ее лицо с распахнутыми от ужаса глазами и открытым ртом, казалось долго не исчезало у борта лодки.

Мне удалось вытащить одного пожилого мужчину в жилете. Страх так сковал его, что он не вылезал из-под брезента, до конца нашего путешествия.

Нас не долго мотало по океану. Через минут 40 подошел сторожевик, охраны побережья США. Меня и мужчину подняли на веревке и мы с ним, забившись в машинное отделение, отогревались под грохот шатунов, на грязных переборках.

Всех спасенных высадили в Норфолке. Молли среди них не было.

ЧАСТЬ 4.

Залив Скапа-Флоу. Апрель. 1928г.

Я уже изощрялся в подъеме "Кайзера". Мне надоела борьба с устойчивостью кораблей и я решился на необычный прием. Громадный котел залили бетоном и бросили его на некотором расстоянии от линкора. Линкор, как и все предыдущие суда, накачали воздухом и подняли на поверхность вверх дном. Я приказал прорезать палубу, но не до конца, вокруг тяжелой рубки, над боевой частью в носу и корме. Потом корабль подтащили и установили так, что его боевая рубка, точно встала над находившимся на дне котлом. По моей команде из корпуса линкора, из всех отсеков, выпустили воздух. "Кайзер" рухнул на котел. В результате все надстройки вдавились внутрь корабля. Их закрепили, опять накачали корабль воздухом и подняли без всяких проблем на поверхность. "Кайзер" перегнали в Росайт, практически не используя компрессоры.

Лондон. Сентябрь. 1928г.

- Эрнст, съездим во Францию? - ныла Маргарет, - Это тебя немножко раскачает.

После смерти Молли, я охладел к ней и редко баловал встречами. Как теперь я скучал и тосковал по Молли, только теперь понял, что она для меня значила.

- Никуда я не поеду. И вообще, давай разойдемся. Мне очень с тобой тошно.

Ее изумленные глаза, сделали личико глупым.

- А как же я?

- Никак. Найди себе другого любовника.

Лицо Маргарет расправилось и приняло красивые и ровные очертания.

- Хорошо, давай разойдемся.

Она успокоилась. Мы справили прощальный ужин в ресторане и без надрывов разошлись.

Залив Скапа-Флоу. Май. 1928г.

Я занялся "Бремзе", как и обещал адмиралу Ходжерсу. Решение пришло рискованное и опасное. Вскрыть днище крейсера, вытащить мины и поднять корабль на тросах, как мы поднимали миноносцы.

Когда мы вскрывали обшивку, раздался небольшой взрыв. Двух водолазов в бессознательном состоянии вытащили наверх. Никто больше не хотел спускаться вниз. Я понимал, что это не взрыв мин, а что-то другое, но не стал убеждать всех, а натянул костюм и полез под воду. Это был первый случай, когда мы встретились с нефтяными парами, они скопились под днищем и под действием горелки вспыхнули и вызвали взрыв. Здесь же я разобрался, почему не взрывались мины, находящиеся в корпусе заградителя. Громадные шары вместе с тележками находились в массе загустевшей нефти, которая вытекла из пробитых хранилищ и залила отсеки хранения мин.

Водолазов удалось спасти. На катере я их переправил в Инвернесс, где они отлежались и вскоре вернулись в Скапа-Флоу.

Мины поднимали краном, зацепив тросом за тележку. Выдергивали из загустевшей массы и укладывали на солому, которой завалили дно баржи, любезно предоставленной нам Адмиралтейством. Подъем крейсера прошел без затруднений и я впервые отвез его в свои мастерские в Лайнессе, которые я арендовал у местных владельцев и разобрал его там на металлолом.

Залив Скапа-Флоу. Июнь. 1930г.

Я вернулся к "Гинденбургу". Прежде всего утяжелил правую сторону линкора. Вырезал из несданного на слом эсминца машинное отделение, залил его цементом и закрепил под правой скулой.

"Гинденбург" всплыл без всякого крена. Я уже хотел вздохнуть с облегчением, но линкор стал кренится на правую сторону, где был привешен груз.

- Ник, черт возьми! В чем дело?

- Масса воды гуляет внутри корабля. Раньше она скапливалась в левой стороне, сейчас, после подъема, она перемещается в правую сторону.

- Макки, топите эту чертову посудину. Ник, организуй под водой переборки поперечные, чтоб сдержать перемещение воды. А теперь все, кто здесь есть, скажите, поднимем мы эту посудину в следующий раз?

- Поднимем! - за всех ответил Ник.

- Хорошо! Я разрекламирую этот подъем, смотрите не подведите.

На подъем "Гинденбурга" собралось много гостей. Были представители Адмиралтейства, правительства, бизнесмены, журналисты и жители местных островов и северного побережья большого острова. Впервые ко мне в Скапа-Флоу приехала Дженни и дочь.

Гости разместились на берегу, на лодках и буксирах, эсминцах и миноносцах, оставленных мной, как резервные плавучие единицы. Самые почетные гости разместились на палубе дока. Я залез на торчащие из воды надстройки линкора и взял в руки мегафон.

- Осторожней, не упади! - раздался голос Дженни.

Я кивнул ей головой.

- Начали! - Заговорила жестянка моим голосом, - Включить насосы!

Хочу сказать, что мы схитрили и часть воды уже высосали, так что гости увидели не длительный процесс, а начало выползания линкора из воды. Представление состоялось. Появилась палуба и мои рабочие, не вытерпев перескочили с дока на корабль, крича от восторга. Защелкали блицы фотовспышек. Один рабочий оступился и угодил в скрытое под водой отверстие в палубном настиле. Он стал жалобно кричать, чтоб его спасли. Я перепрыгнул на палубу, выволок его из дыры и сделав шаг сам провалился в другую дыру. Когда я появился на поверхности, то прежде всего услышал голос Дженни.

- Эрнст, на кого ты похож!

Ругаться мне уже не хотелось.

На палубе дока появилось шампанское. Все меня поздравляли, а борт "Гинденбурга" все выше и выше выползал из воды.

Адмирал Ходжерс долго тряс руку.

- Это неописуемо, Эрнст! Эти, - он кивнул в сторону гостей, - не понимают какой труд здесь заложен. От имени Адмиралтейства, я еще раз поздравляю тебя!

- Я тоже присоединяюсь к поздравлениям.

Пере до мной стоял Юджин Бренкс, бывший муж Молли.

- Но уже от имени парламента.

- Спасибо, Юджин. Тебя тоже можно поздравить, ты теперь депутат.

- Да. Я хотел тебя увидеть, Эрнст. У меня скоро помолвка и я хотел, что бы ты присутствовал на ней.

- Кто же эта счастливая, которая отдает тебе руку и сердце.

- Маргарет! - закричал он в толпу, - Маргарет!

Она появилась в сопровождении двух молодых людей, они подошли к нашей компании.

- Здравствуй, Эрнст, поздравляю тебя!

Ее глаза с жадностью смотрели на меня.

- Так вы знакомы? - удивился Юджин.

- Мы даже вместе танцевали на одном из вечеров.

- В этот вечер, Эрнст так мной увлекся, что даже забыл, что я должна передвигать ногами. Он просто меня носил.

- Это на него похоже, - сказал Юджин - Дорогая, я пригласил Эрнста на нашу помолвку. Надеюсь ты не будешь против?

- Конечно нет. А вы адмирал придете?

- Не знаю. Я человек военный. Если служебные обязанности не позволят мне, то, извините, не приду.

- Эрнст, Эрнст - раздался голосок Дженни.

Она вместе с дочкой разрезала толпу, пробираясь ко мне.

- Ты же весь мокрый, иди переоденься!

"Гинденбург" переправили в Росайд абсолютно спокойно.

Под водой оставалось еще несколько линкоров, крейсеров и эсминцев. Из линкоров остались "Байерн", "Фон дер Танн", "Принц-регент Луитпольд".

"Байерн" я поднял без проблем в Августе 1930г., имея колоссальный опыт предыдущих работ.

Залив Скапа-Флоу. Ноябрь 1930г.

"Фон дер Танн" лежал на дне вверх днищем, на глубине 27 метров и не доставал до поверхности почти 8 метров.. Я решил сделать воздушные шлюзы, приварив их к каждому отсеку.

Когда сделали в днище первое отверстие, из отсека потянуло жутким зловонием мертвечины, от гниющих водорослей и остатков различных морских животных. Водолазы боялись работать с горелками, опасаясь горючих газов скопившихся под днищем. Я приволок вентиляторы, снятые с боевых постов линкоров и несколько раз, через шлюзы, прогнал воздух в отсеках. Но все равно, возникали небольшие пожары, так как горючий газ перетекал из замкнутых объемов. Пришлось остановить работы на неделю. Сомов укатил в Кембридж и из химической лаборатории привез специальный состав, который нейтрализует горючие газы.

Мы опять начали работать и на самой последней стадии произошло чрезвычайное происшествие. Маккензи со спасателями герметизировали последнюю переборку. Через нее проходила труба, диаметром 400 миллиметров и ребята решили срезать ее и навесить заплатку. Как только горелка прожгла отверстие в труба, раздался взрыв. Маккензи выкинуло вверх, перебросило через трап и он ударился головой о нижнюю часть комингса люка. В бессознательном состоянии он свалился в воду. Трое рабочих, находившихся позади Маккензи, выбросило в расположенный сзади них отсек.

Взрывом повредило переборку и вода хлынула через отверстие и стала заполнять отсеки. Рабочие выволокли Макка в верхний угол отсека, где скопился воздух и простояли в воде 3 часа, пока не подошла помощь. Пришлось прорезать новую дырку в корпусе, чтобы вытащить их оттуда.

Маккензи отправили на несколько недель в госпиталь.

Подъем "Фон-дер-Танна" прошел за один раз. Я отбуксировал его в мастерские в Лайнесс.

В начале 1931г. разразился кризис. Цены на металлолом упали и я решил его не продавать. Лайонесс буквально ломился от металла. Я решил заняться линкором "Принц-регент-Луитпольд".

Залив Скапа-Флоу. Февраль. 1931г.

К нам на остров Хой, прибыли представители профсоюзов и стали агитировать моих рабочих присоединиться к профсоюзному движению Англии. В воскресение в казарме состоялось собрание, на которое решил подойти я.

Не буду воспроизводить двухчасовую речь представителя, но по моему мнению, он явно склонял рабочих к неповиновению. Я не вытерпел.

- Уважаемые господа! - прервал я речь лидера, - Мне надоело слушать глупости этого человека. А так как я человек деловой и привык ценить время, скажите, вы будете у меня работать дальше или нет?

- Будем, будем! - раздались выкрики.

- Кто не будет, отойдите в право!

Никто не вышел в право. Тогда я обратился к представителю.

- Сегодня вечером уходит катер на большой остров. Не угодно ли вам исчезнуть.

- Да кто вы такой? - завопил докладчик.

- Президент фирмы.

- Вот они кровопийцы...- не успел начать докладчик.

Я врезал при всех ему в скулу. Он укатился под кровать. Его напарник бросился на меня и я почувствовал, что это боксер. Это был классический бой, но в разных весовых категориях. Моя весовая категория победила. Он лег.

Рабочие вели себя, как на скачках. Они кричали, ставили ставки и когда я победил, принялись производить расчеты друг с другом.

Представители уехали, но подали на меня в суд, за оскорбление их личности.

Залив Скапа-Флоу. Май. 1931г.

Этот линкор тоже сгнил, вернее, был заполнен отравленным воздухом и горючими газами. Чего только мы не делали! И продували свежим воздухом, и обрабатывали химическим составом. Ко всем неприятностям, добавилась угольная пыль, которая возникала, когда шел воздух или ступала куда-нибудь нога спасателя.

Трагедия произошла в конце Мая. В носовом отсеке линкора произошел взрыв. Двое рабочих получили серьезные ожоги, а плотник Тейд был сбит взрывной волной и от удара о переборку, потерял сознание. В сорванный взрывом воздушный шлюз, устремилась вода. Когда рабочие подобрались к Тейду, он уже захлебнулся водой.

После тщательной герметизации я легко оторвал "Принца-регента Луитпольда" от дна и отвез его на разборку в Лайнесс.

Смерть Тейда явилась началом конца моей деятельности. Была создана парламентская комиссия во главе с Юджином.

Абердин. Июль. 1931г.

- Господин Кокс, вы обвиняетесь в оскорблении и избиении господ Фредерикса и Томсона в Скапа-Флоу. Кроме того господин Фредерикс возбуждает против вас уголовное дело в нарушении закона об общественных организациях. Вы нарушили право граждан на создание профессионального союза на Оркнейских островах.

После ряда процессуальных вопросов судья перешел к главным.

- Он меня оскорбил, господин судья и мне ничего не осталось, как постоять за свое честь и достоинство.

- Как он вас оскорбил, господин Кокс?

- Он назвал меня кровопийцей.

- Вы его ударили за это?

- Да, господин судья.

- Господин Фредерикс сопротивлялся вам?

- Нет. После моего удара он исчез.

- А за что вы избили господина Томсона.

- Господин судья, я его не бил. Это был четный бой. Он сам первый набросился на меня и мне пришлось защищаться.

- У господина Томсона сломана челюсть и второе ребро. А у вас кажется ничего. Как вы объясните такую защиту?

- Нормально, господин судья. В каждой борьбе должен быть победитель и побежденный.

- Господин Кокс, вы против создания в вашей фирме профессионального союза?

- Естественно.

- Хорошо. Господин прокурор, у вас есть вопросы?

- Есть. Мистер Кокс, при проведении подводных работ, скончался плотник Тейт. Соблюдается ли техника безопасности при проведении подводных работ?

- Протестую, - выскочил мой защитник Шнейдер, - Тейд скончался после возбуждения уголовного дела и, кроме того, этим делом занимается правительственная комиссия, которая еще не опубликовала результатов.

- Протест принят, - буркнул судья.

- Тогда у меня вопросов нет, - поклонился прокурор.

- Пригласите свидетеля Венса, - попросил судья.

- Вы ведь водолаз, Венс? - допрашивала защита Фредерикса.

- Да.

- Скажите. Как мистер Кокс относиться к рабочим?

- В каком смысле?

- Ну, говорят, что он рукоприкладствует, ругается.

- Естественно ругается и рукоприкладствует.

- Вам доставалось от мистера Кокса?

- Да, даже не один раз. Но получить от мистера Кокса плюху, равносильно получить подарок.

- Как? Как?

- Обычно, если что-то сделаешь не так, мистер Кокс врежет оплеуху, но поверьте, это оплеуха гения. Ни один идиот не взялся бы за работу такого масштаба, поднять целый флот со дна моря, а если бы взялся, то должен иметь голову гения.

- А вы бы не хотели вступить в профсоюз, Венс?

- Нет. Нам и здесь без них неплохо. Подводные работы хорошо оплачиваются и я бы ни за что не пошел бы против мистера Кокса.

- Вы были свидетелем драки мистера Кокса с представителями профсоюза?

- Да, был. Если бы меня оскорбили так же, то я бы тоже врезал по роже.

- А как оскорбили мистера Кокса?

- Его обозвали кровопускателем.

- У нас нет больше вопросов, господин судья.

- Хорошо, вызовите следующего свидетеля, Маккензи.

- Свидетель Маккензи. Не скажете ли суду. Как относился мистер Кокс к своим рабочим?

- Очень хорошо.

- Даже когда он бил и ругал их?

- Естественно. Ведь мы все понимали, что при проведении такого объема работ, необходимы человеческие издержки. Вы господа испытывали когда-нибудь восторг от выползаемой из воды туши корабля после стольких мучений и стольких сил? Наверно нет! Да мы за каждый такой подъем мистера Кокса на руках готовы носить и простить ему все!

- Скажите, свидетель. Кто первый начал драку, Кокс или Томсон?

- Томсон. Он как коршун налетел и подло ударил мистера Кокса сзади. Мне сначала самому хотелось отделать негодяя, но потом я понял, что мистер Кокс сам справиться с ним.

- Может ли что-нибудь сказать защита мистера Кокса? Господин Шнейдер прошу.

- Господин судья. Во-первых, хочу сказать, что защита мистера Фредерекса пыталась представить мистера Кокса, как драчуна или матершинника, но в нашей свободной стране, каждый обиженный может подать на обидчика в суд и это является юридическим доказательством, что достоинство гражданина находиться под охраной закона. Однако, ни один из подчиненных мистера Кокса не подал на него в суд и не пожаловался и не потому, что боялся мистера Кокса, а потому, что уважал его труд, знания и все любили его и прощали ему все. В отношении мистера Фредерикса и Томсона могу сказать, что они сами являлись зачинщиками драки. Слово "кровопийца", по нашему мнению, является ругательным словом, что и послужило основанием драки. Во-вторых, митинг устроенный мистером Фредериксом был совершен без ведома и разрешения мистера Кокса на территории, принадлежащей мистеру Коксу, что является нарушением закона о частной собственности. Прошу, господин судья, принять это во внимание. У меня все.

Меня оправдали.

Лондон. Август. 1931г.

- Здравствуйте, мистер Кокс, я очень рад вас видеть!

- Здравствуйте, господин адмирал! Я тоже рад нашей встрече.

- А я ведь хотел встретиться с вами и как старый друг подумать, что сейчас твориться вокруг вас, вашего дела и чем можно помочь. Адмиралтейство очень благожелательно относиться к вам и готово сотрудничать.

- Спасибо, господин адмирал.

Адмирал опять полез за своими капельками коньяку, мы выпили и он продолжил.

- Вы очень разозлили профсоюзы, Кокс. После провала суда, они через прессу подняли шум по поводу смерти Тейта, нарушения техники безопасности, нечеловеческого отношения и запугивания своих рабочих. Но это еще не все. Они нашли опору у некоторой части правительства и парламента. Господин Бренкс проводит активную работу среди этой части, агитируя против вас.

- Что же он хочет?

- Что бы вы продали свое дело, а он в ответ, снимет с вас все обвинения и не опубликует заключение комиссии.

- И кому я должен все продать?

- Компании, с которой вы связались сами. "Аллоа шипбрейкерс". Бренкс купил половину акций этой компании.

- Мое дело худо, адмирал?

- Думаю, да. Но если вы продадите дело, мы возьмем вас к себе, если хотите начальником отдела по подъему судов или главным консультантом этого отдела. Что вы выберете.

- Спасибо, Ходжерс. Я подумаю.

- Эрнст, не устроить ли нам путешествие в Америку?

Дженни сидела перед зеркалом и чистила ногти.

- Чего мы там не видели, Дженни?

- Маме плохо. Она прислала телеграмму.

- Я хочу покончить с Скапа-Флоу.

- Это хорошо милый, там так грязно.

Вдруг подскочили мировые цены на металлолом и я продал все, что у меня находилось на Лайнесских складах, включая эсминцы и миноносец. Сумма получилась такая, что я за один день стал миллионером. Это решило все. Я решил продать дело в Скапа-Флоу.

- Шнейдер, оформляй продажу нашей фирмы Фирме "Алооа шипбрейкерс". Продай все: склады, буксиры, краны, инвентарь, оборудование. Одним словом все и не забывай рабочих. Оговори условие, что все рабочие перейдут в новую фирму, на тех же условиях, что они были и у меня и до конца работы их не уволят, правда если они не захотят сами.

- Думаешь, они согласятся?

- Не сомневаюсь, конкурентов полно.

- Не жаль расставаться с заливом?

- Жалко, но знаешь, мне кажется у каждого в жизни должен быть свой Скапа-Флоу. Это вершина, которая не повториться ни когда.

- Куда ж вы потом, Кокс?

- Наверно, в Адмиралтейство.

ЭПИЛОГ

Эрнест Френк Кокс умер в 1959г. Во время войны он принес неоценимую пользу Англии в подъеме судов. Но главный подвиг Кокса это то, что он решился и поднял со дна моря целый флот в заливе Скапа-Флоу.