religion С Культин Е Бессмертие - Иллюзия и реальность ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:09:27 2007 1.0

Культин С Е

Бессмертие - Иллюзия и реальность

С. Е. Культин

Бессмертие: Иллюзия и реальность?

В брошюре изложен новый, оригинальный подход к проблеме бессмертия. Путь ее решения автор видит в преодолении жестких эгоцентрических установок западного мышления. Иллюзорна, по мнению автора, не сама идея жизни после смерти, а ее конкретная интерпретация как ЛИЧНОГО бессмертия. Истинное бессмертие заключается не в наивной мечте о вечном существовании ограниченного индивидуального "я", но в глубоком понимании своей причастности "жизни божеско-всемирной", в осознании себя неотъемлемой частью Универсума. Издание адресовано широкому кругу читателей.

Евангелие от Фомы:

19. Ученики сказали Иисусу: Скажи нам, каким будет наш конец? Иисус сказал: Открыли ли вы начало, чтобы искать конец? Ибо в месте, где начало, там будет конец. Блажен тот, кто будет стоять в начале: и он познает конец, и он не вкусит смерти.

В настоящей работе предпринята попытка переосмысления некоторых "самоочевидностей", связанных с проблемой смерти и бессмертия. Последняя рассматривается в контексте мирового эволюционного процесса, свидетелями и активными участниками которого мы, привыкшие называть себя смертными, все являемся. Автору представляется глубоко верной мысль К.Э. Циолковского о том, что знание об истинной природе человека, о его жизни, смерти и бессмертии следует "извлечь из естественных начал вселенной, из ее общих законов". В этой работе мы постараемся обосновать правомерность подобного "естественно-научного" подхода к обозначенным "вечным вопросам" человеческого бытия. Очевидная безуспешность попыток разрешения мучительной проблемы смерти в европейской культуре, к которой мы себя причисляем, на наш взгляд, во многом обусловлена традиционным для западного сознания "представлением о соматологической идентификации личности" (2), отождествлением себя со своей бренной телесной оболочкой. Между тем, как мы надеемся далее показать, человек, эта, по меткому выражению Тютчева, "игра и жертва жизни частной" являет собой "нечто существенно большее, чем представляет собой, представая перед нами в своей физической и семантической личностной капсулизации" (3). Основанием для данной точки зрения может служить, как будет ясно из последующего изложения, весьма простая, на первый взгляд, вещь, странным образом ускользающая от внимания исследователей, а именно: в мире, наделенном "стрелой времени", смерти индивида предшествует его рождение. Чтобы иметь возможность умереть, надо было сначала умудриться родиться! Таинство смерти предваряет, таким образом, не менее интригующая загадка нашего появления на свет. Но коль скоро это так, то представляется более логичным, оставив бесплодные спекуляции относительно характера будущего посмертного существования, обратиться мыслью "к началу своему", к опыту своего рождения в надежде через разгадку этой "первичной" тайны нашего бытия подобрать ключ к решению проблемы смерти и бессмертия.

I

Что же такого загадочного, спросит читатель, можно усмотреть в факте нашего появления? Если сказать буквально в двух словах, то это совершенно фантастическое количество выбора (отбора), произведенного мыслящей материей в процессе естественноисторической смены поколений от момента возникновения человечества до моего рождения. Появление каждого поколения, т. е. именно этих конкретных индивидов, представляло собой результат случайного выбора из огромного множества потенциально возможных, так сказать, "виртуальных" индивидов, так что общее число всех живших когда-либо на нашей планете составляет непостижимо малую часть по отношению ко всем нерожденным. "Капля в океане" весьма бледный образ этой исчезающей малости! Выиграть в столь фантастической лотерее представляется мне попросту невозможным. "Если бы каждый из нас в отдельности оценил вероятность браков наших достаточно далеких предков, - пишет Б. Оливер, - то пришел бы к заключению, что появление каждого из нас событие совершенно невероятное" (4). Вот именно! В этом все дело. Стало едва ли не аксиомой считать факт своего рождения результатом исключительного везения, счастливейшей случайности. Бытие в этом мире воспринимается "не как нечто необходимое и естественное..., но как редчайший, ничем не обусловленный дар редчайшего, ничем не обусловленного случая" (5). "Я понимаю, - писал Паскаль, - что меня могло и не быть, мое "я" в способности мыслить, но я мыслящий не появился бы на свет, если бы мою мать убили до того, как я стал одушевленным существом. Значит, я не необходим, равно как не вечен и не бесконечен" (6). Итак, понимание своего рождения как события случайного недвусмысленно истолковывается в качестве свидетельства своей смертности. Случаен значит конечен, преходящ. Смертный приговор вынесен, однако, чересчур поспешно.

Паскаль упускает из виду одну маленькую деталь: для того, чтобы мою мать (а равно и отца) могли убить, они, в свою очередь, должны были родиться (не так ли?). А для этого должны были родиться и встретиться их родители, а также родители их родителей и т. д., т. е. должна была реализоваться бесконечная цепочка рождений и браков моих предков, в которой никто не должен был умереть (по крайней мере до произведения потомства), так как в противном случае "я мыслящий не появился бы на свет". Но вероятность осуществления этой цепочки или даже ее фрагмента сколь угодно близка к нулю. Это в корне меняет дело! Случайность случайности рознь. Никому не придет в голову считать чем-то сверхъестественным выигрыш (разумеется, случайный) автомобиля в лотерее, однако ни один здравомыслящий человек не признает хоть сколько-нибудь реальной возможность, допустим, десятикратного повторения такого выигрыша. И тем не менее, обращаясь вновь к факту нашего рождения, каждый из нас, по-видимому, должен считать, что он выиграл в этой "почти невыигрышной лотерее" (7). Это по меньшей мере странно.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении оказывается, что мое рождение событие вовсе не такое уж случайное, как это принято считать. Оно слишком невероятно, чтобы быть случайным, а значит, каким-то парадоксальным образом необходимо (8). Естественно ожидать, что выяснение природы этой, по-видимому, еще не познанной необходимости сможет пролить новый свет и на проблему смерти и бессмертия, ибо рождение и смерть суть звенья единого жизненного процесса. Итак, ариадниной нитью, с помощью которой мы надеемся найти выход из лабиринта смерти, будет служить цепочка рождений и браков наших предков. Взяв достаточно большое число звеньев этой цепочки, мы неожиданно получаем чрезвычайно обнадеживающий результат: "появление каждого из нас событие совершенно невероятное". Очевидно, что источник, зародыш этого невероятия должен быть заключен уже в "элементарном звене" цепочки жизненном цикле какой-либо одной родительской пары (например, отца и матери), ибо ему просто неоткуда больше взяться. Действительно, достаточно спросить, какова вероятность моего появления от моих родителей? Ответ ошеломляющ: один шанс приблизительно на сто триллионов (100 000 000 000 000!) -таково число возможных генных комбинаций родительских половых клеток. Как видим, наше появление на свет достаточно невероятно уже па самом последнем шаге, так что оставив в покое ни время наших далеких предков, всецело сосредоточимся на конечном звене цепочки.

II

Поверим на минуту в возможность случайного выигрыша в "почти невыигрышной лотерее": из поистине астрономического числа всех мыслимых родительских генных комбинаций "выпала" именно та единственная, которая дала мне жизнь. Попытаемся ответить теперь на следующий вопрос: предопределено ли было появление моего "я" в момент зачатия, или возможно было возникновение в онтогенезе некоего другого "я"? Чужого "я", не имеющего ко мне настоящему никакого отношения? В самом деле, на базе одной и той же (или генетически идентичной) наследственной матрицы даже в социально однородной среде может реализоваться любая личностная структура из безгранично широкого спектра, континуума потенциально возможных эгоструктур. Моя настоящая личностная форма (обозначим ее, скажем, "я") явилась результатом случайного выбора из бесконечного ансамбля потенциально ВОЗМОЖНЫХ ЛИЧНОСТНЫХ структур: "я1", "я2", ..., "я N" и т. д.

Спрашивается, был ли я обязан самим фактом своего сознания, тем, что я живу и мыслю, именно этому случайному выбору? Думается, ответ должен быть отрицательным. Нелепо полагать, например, что если бы единственный ребенок моих родителей в бессознательном младенческом возрасте в силу тех или иных причин был отдан на воспитание в другую семью, то вырос бы некто "другой", но уже не я. С другой стороны, поставив себя на место человека, выросшего в детдоме или семье приемных родителей, разве могу я, будучи в здравом уме, утверждать, что я осознал себя в этом мире именно благодаря разлуке с моими действительными отцом и матерью? Конечно же, нет, это просто абсурд. Какова бы ни была дальнейшая судьба новорожденного человеческого существа, в какой бы языковой, культурной, природной среде он ни оказался волею случая, несомненно, во всех возможных личностных ипостасях некое сущностное ядро, основа личности остается неизменной, тождественной себе.(9) Поскольку веер виртуальных биографических траекторий индивида расходится не из его колыбели, а уже из лона матери, где он был зачат (коль скоро мы говорим об онтогенезе), то столь же очевидно, что если бы оплодотворение материнской яйцеклетки произошло "в пробирке", плод был выношен "суррогатной" матерью, а ребенок воспитывался третьими лицами, то и в этом случае появился бы не кто-то "другой", но все тот же имярек (разумеется, не в своей сегодняшней личностной форме). Итак, конкретным жизненным обстоятельствам своей биографии (а они могли сложиться не так, как они сложились в действительности, а совсем иначе) я был обязан, как бы это странно ни звучало, лишь формой существования, способом жизнедеятельности, конкретным содержанием своего "я". Но поскольку мне эмпирически, чувственно доступна лишь именно эта личностная форма, я настолько с ней сживаюсь, настолько она кажется мне естественной и единственно возможной, что я начисто забываю о том, что мое нынешнее "я" есть результат случайного выбора из целого океана возможных (но не реализовавшихся) моих (!) "я". Абсолютизация (более чем понятная) воплотившейся личностной формы и породила идею личного бессмертия, заключающуюся в неограниченном во времени сохранении данной личностной структуры, безразлично в виде ли примитивного сверхдолгожительства, загробного райского существования, "имманентного воскрешения" (И.Ф. Федоров) или, на худой конец, "переселения" в кибернетическую машину. (10) Однако можно представить себе и другой путь достижения бессмертия, с очевидностью вытекающий из изложенного выше. Коль скоро не существует разумных оснований связывать факт своего сознательного бытия исключительно с реализацией одной-единственной из бесчисленного множества равновозможных биографических траекторий (в силу своеобразного принципа относительности) (11), то, может быть, имеет смысл перелетать, наконец, судорожно цепляться за свое случайное "я", униженно выпрашивая у вечности еще год-другой, а признать возможность "иных миров", возможность осуществления "своих иных" "я". В самом деле, "к чему горевать мне об утрате этой индивидуальности, когда я ношу в себе возможность бесчисленных индивидуальностей?" (12). Да, но разве появление других моих "я" хоть сколько-нибудь вероятно, спросите вы. Ответим: оно не только вероятно, - оно существует в действительности!

III

Мы имеем в виду прежде всего феномен монозиготных (однояйцевых) близнецов (МБ). "Ничто на свете не кажется мне более удивительным, - писал Дарвин, чем сходство и различие близнецов". В контексте наших рассуждений МБ представляют собой совершенно поразительный объект. Они, как известно, появляются из одной оплодотворенной яйцеклетки (зиготы), которая делится па две дочерние клетки (возможно последующее деление и этих клеток), получающие идентичные наборы генов. Эти клетки расходятся и развиваются в два самостоятельных эмбриона, а затем и взрослых организма, в две личности. Если в обычном случае одиночнорожденного индивида из всего спектра его потенциально возможных, виртуальных биографических траекторий, "линий жизни" наполняется плотью, кровью и разумом лишь одна из них, то в случае МБ сразу две! Поскольку эти материализовавшиеся биографические траектории из всего поля возможных представляют собой две совершенно случайные ветви развития одной материнской клетки, каждый из МБ, по-видимому, не вправе связывать факт своего бытия, своего сознания с одной из них, только с одной из воплотившихся личностных форм. (13) Существование другого близнеца означает существование его второго (с не меньшим основанием его можно считать и первым) "я", его двойника (как тут не вспомнить историю о докторе Джекиле и мистере Хайде, рассказанную Стивенсоном). Бытие каждого из близнецов, таким образом, как бы удваивается. Нечто подобное наблюдается при тяжелых психических заболеваниях, характеризующихся "раздвоением", "расщеплением" личности (14), когда в сознании больного человека попеременно (иногда с периодом в несколько лет) сменяют друг друга две (или более) личностные структуры, два "я". Конечно, "не дай мне бог сойти с ума", но все же, вообразив себя в подобной ситуации, я вполне отчетливо понимаю, что внезапное "переключение" моего "я" ("я1") на некое другое "я" ("я2") вовсе не означает моей смерти (даже при условии невозвращения из состояния "я2" в первоначальное состояние "я1"), не означает перехода из бытия в небытие. (15) Это переход из бытия-1 в бытие-2. "я2" - это мое второе "я"!

"Три лица Евы" - так называется книга американских авторов, в которой описываются метаморфозы личности Евы Уайт - один из наиболее известных случаев "множественной личности" (16). Какой Евы? Несомненно, имелась в виду Ева Уайт. Но ведь "двойники" Евы Уайт: Ева Блэк и Джейн совершенно непохожи ни на Еву Уайт, ни друг на друга, являются "со всех точек зрения" разными личностями! По-видимому, ни Ева Блэк, ни Джейн не являются "превращенными" личностными формами Евы Уайт, но эти три личностные воплощения представляют собой три лица некой безличной "Евы вообще", суть три различные формы проявления одной сущности, особого рода активности высокоорганизованной материи, обусловливающей первичное недифференцированное чувство (или лучше сказать, состояние) "бытия-в-мире". Не Ева Уайт стала вдруг Евой Блэк, нет, а То, что ранее являлось в форме Евы Уайт, теперь приняло форму Евы Блэк или Джейн.

В отличие от патологического случая "множественной личности", когда личностные формы разделены во времени и сосуществуют в рамках одного телесного индивида, генетически идентичного самому себе, в "нормальном" случае МБ (заметим, куда более распространенном) имеет место пространственное разделение личностных форм. Вместе с тем следует заметить, что состояния "я1" и "я2" "множественной личности", будучи локализованы в голове одного и того же индивида, тем не менее сменяют друг друга в различных точках пространства, в которых в тот или иной момент времени находится эта самая голова. Предположим, Павел (человек, страдающий данным заболеванием), переместившись из пункта А в пункт Б, внезапно переходит там в состояние "Петр". Разве эта ситуация не была бы полностью аналогична той, при которой Павел, находясь в пункте А, имел бы в пункте Б брата-близнеца Петра?

Таким образом, как и в случае "множественной личности", с прекращением существования одного из близнецов жизнь для него не кончается, по крайней мере до тех пор, пока жив "дивно сходный" с ним его "двойник". Смерть означает лишь некоторое ограничение в пространстве бытия.

Близнецы могут быть разделены также и во времени. Известен случай появления однояйцевых близнецов - сестер Эми и Элизабет Райт, (17) которые по причине бесплодия их матери были рождены с использованием метода "бэби из пробирки". Эмбрионы были разделены и имплантированы матери поочередно. Элизабет родилась через 18 месяцев (!) после Эми. Нетрудно себе представить, что зародыш Элизабет мог быть заморожен и на гораздо более продолжительный срок, так что ее "матерью-инкубатором" могла стать.... ее "старшая" сестра. Эми, таким образом, произвела бы на свет самое себя, свое "второе издание". С другой стороны, Элизабет в лице Эми имела бы (да и имеет уже сейчас!) свой первый опыт появления на этой планете. Следует подчеркнуть, что разница во времени рождения (зачатия), сколь бы велика она ни была, не имеет значения, ибо может быть сведена просто к некоторому случайному изменению, спонтанному "возмущению" окружающей среды, которое могло иметь место в жизненном цикле любого из близнецов. "Ведь это, в конце концов, все равно ощущает ли кто-то, что он был когда-то уже кем-то в прошлом, или он, обращая время вспять, создает вневременную гиперличность сейчас". (18) Подведем некоторые итоги. Мы рассмотрели события, происходящие лишь на микроскопическом отрезке временной оси, непосредственно предшествующем возникновению нашего "я". Но сколь многое открылось нам в этом движении! Идея личного бессмертия в ее традиционном понимании уже не представляется единственно приемлемой альтернативой, и это вполне оправдано, ибо "невозможно и неразумно желать, чтобы все безграничное бытие приспособилось к ограниченному и конечному бытию, известному нам". (19) К нашему появлению вело бесчисленное множество путей, и если есть в этом мире что-либо достойное сожаления, то это, скорее, нереализовавшиеся наши "я". Что же касается нашей настоящей личностной формы, то не будет ли разумнее сказать вслед за Хорхе Луисом Борхесом: "Я предпочитаю все это забыть, так же как предпочитаю забыть то время, когда я пребывал во чреве матери. Я немного устал быть Борхесом и после смерти, возможно, стану кем-то другим, но надеюсь, уже не Борхесом". (20) Возможна ли жизнь после смерти? Феномен монозиготных близнецов - эта удивительная подсказка Матери-природы дает нам надежду на обретение не иллюзорного, а действительного бессмертия, которое "состоит не в сохранении нашего эго или нашей ограниченной личности, но в осознании того великого потока реальности, в котором наша - нынешняя жизнь является лишь мимолетным моментом". (21)

IV

Обратимся теперь к вещам более прозаическим и вспомним, что не только сама личностная форма, но и исходная зародышевая клетка-зигота - также является результатом случайного выбора из множества альтернатив внутри некоторого пространства возможностей, включающего в себя все возможные (генетически различные) соединения родительских половых клеток (гамет). У Homo sapiens, имеющего, как известно, 23 пары гомологичных хромосом, генетическое разнообразие гамет (как отцовских сперматозоидов, так и материнских яйцеклеток) равно 223 = (приблизительно равно) 0,84*107. Следовательно, генетическое разнообразие зигот, образуемых слиянием двух родительских гамет, несущих гаплоидный набор хромосом, составляет приблизительно 0,7*10 в 14-ой степени (!) т. е. те самые сто триллионов генных комбинаций, о которых мы упоминали выше. (Вообразите себе 20000 планет, подобных нашей Земле, на каждой из которых проживает по 5 млрд. человек. Все население этих планет дети одной родительской пары!) В действительности это разнообразие на много порядков больше, поскольку в процессе мейоза гомологичные хромосомы обмениваются участками, что, естественно, усиливает нашу аргументацию. Какова же причина, заставляющая нас видеть в факте нашего появления всего лишь слепую игру случая, невероятный выигрыш в фантастической, "почти невыигрышной" лотерее? Она очень проста и понятна.

"Ни одно другое сочетание генов, - пишет, например, К. Ламонт, автор книги "Иллюзия бессмертия", (22) - за исключением того, из которого возникла моя личность, не могло бы создать ту конкретную единицу сознания, которую я знаю как "я" (с. 81). Интересно, почему же?

"Да потому, - продолжает К. Ламонт, - что другие сочетания, исходящие от моих же родителей, приводят не к созданию моего "я", а к созданию моих братьев и сестер". Ну конечно! Ловушка срабатывает безотказно.

Прежде чем Ламонт усмотрел, наконец, "насколько ничтожны шансы на появление какого-либо конкретного "я" (там же, но несколькими строками ниже), в его поле зрения уже попали братья и сестры и противостоять этой очевидности он, разумеется, не смог. Внешнее несходство (порой весьма разительное) материальных оболочек индивидов, их отграниченность друг от друга в пространстве и во времени, "в-самое-себя-рефлектированность" самостей порождают иллюзию абсолютной, взаимной отчужденности человеческих личностей. Между тем "люди должны... стремиться к тому, чтобы найти себя друг в друге", снять это противоречие и обрести тем самым истинную свободу, соединяющую людей "внутренним образом".(23) Наш подход, как должно быть заметил читатель, в некотором смысле прямо противоположен, именно, мы прежде всего обращаем внимание, на наличие соответствующего "сверхчувственного" пространства возможностей и число возможных альтернатив внутри него. Это последнее успевает посеять в нас сомнение в реальности происшедшего с нами (как реализовавшейся - вопреки априорной вероятности ее осуществления - альтернативы в этом пространстве), прежде чем мы столкнемся лицом к лицу с другой воплотившейся альтернативой. Хитрость здесь заключается в том, чтобы до поры до времени совершенно забыть о ее (их) существовании, дабы иметь возможность исследовать факт своего бытия как бы "в чистом виде". Если бы мы сразу "вышли" на близнецов как на реально существующий материальный феномен в. виде двух глыб человеческой плоти, т. е. на результат, "оставивший позади себя жизнь", вместо рассмотрения виртуальных биографических траекторий в пространстве возможностей, то -мы .смогли бы разве .только повторить вслед за Ламонтом, что "даже когда мы. имеем дело-с идентичными близнецами, наличие у них отдельных тел влечет за собой возникновение различных и отдельных. личностей" (с. 81). На самом же деле, как мы видели, - существование моего близнеца означает существование моего - второго "я", и это обстоятельство заставляет меня усомниться в истинности утверждения, что появление моего "я" связано с "единственным в своем роде сочетанием генов". Представляется малоправдоподобным, чтобы природе, столь экономной в своих решениях, зачем-то понадобилось "облагодетельствовать" именно близнецов, одарил каждого из них двумя (или более) жизнями, тем более, что каждый из MБ сам по себе, в своей телесной отдельности абсолютно ничем не выделяется среди обычных одиночнорожденных людей, каковых на Земле подавляющее большинство. Во всяком случае, я уже не могу отнести это утверждение "к таким безусловным предположениям, каким является наличие черных шаров в корзине, в которую мы сами их положили". (24) Я должен считать его гипотетическим суждением, "нулевой гипотезой" о случайности моего появления на свет. В родительской генной "корзине" находится 100 000 000 000 000 "шаров" генных комбинаций. Сколько из них "белых", а сколько "черных" - я заранее не знаю; мне не дано непосредственно заглянуть в эту "корзину". "Наугад" вынимается один "шар", который оказывается "черным" (т. е. означающим мое появление). Как я должен отнестись к гипотезе о том, что уж остальные-то 99999999999999 шаров в этой корзине наверняка должны быть "белыми"? Вопрос риторический. М. Полани (с.45-47) говорит о предложенной Р. Фишером стандартной процедуре опровержения нулевой гипотезы, основанной на отбрасывании вероятностей, меньших 5%. А у нас одна триллионная процента! По-видимому, единственно разумное объяснение этой кажущейся невероятной нашей везучести заключается в предположении, что число "черных" шаров в "корзине" должно быть по крайней мере соизмеримым с числом "белых" шаров. Это означает, что факт своего бытия, своего сознания не следует связывать с единственной генной комбинацией, реализовавшейся в действительности. Фенотипическая реализация другого набора родительских генов означала бы не небытие (т. е. бытие кого-то "другого"), а мое бытие в другой личностной форме. (25) Реализовавшаяся в действительности настоящая личностная форма представляет собой лишь одну из множества равновозможных форм моего бытия. Вероятность ее появления чрезвычайно мала, но вероятность моего бытия равна 11 в 26-ой степени. Лотерея, в которой я участвовал, была не "почти невыигрышной", а совершенно беспроигрышной (если, конечно, не воспринимать рождение субъектом противоположного пола как жизненную катастрофу). Таким образом, на вопрос "Если бы в день, когда я был зачат родителями... яйцеклетка моей матери была оплодотворена другим сперматозоидом моего отца, кем бы я был теперь? Был бы я своим братом или сестрой?", (27) мы можем ответить вполне утвердительно, не прибегая к медитации или приему психоделиков: да, несомненно, я был бы братом или сестрой. Мое бытие есть необходимость, формой проявления которой является данный случайный генотип в его случайном фенотипическом, личностном воплощении. Последнее, при реализации двух и более генотипов, имеет вид братьев и сестер, т. е." моих вторых, третьих и т. д. "я", в частном случае генетически идентичных. Само собой разумеется, что мои братья и/или сестры (в т. ч. и нерожденные), рассуждая аналогичным образом, находят свое бытие во мне и друг в друге. Все абсолютно симметрично. Из сказанного ясно, что со смертью одной из личностных форм "весь я не умру". Я потеряю одну "степень свободы".

V

Но позвольте, возразит здесь читатель, разве брак наших родителей был "от века" предопределен? И даже если это событие все же произошло, разве не мог он быть бездетным? О какой же необходимости может в таком случае идти речь? Ведь "рождение каждого из нас - это, несомненно, чистая случайность (не встреться в определенный момент моя мать и мой отец - и меня не было бы на свете)..." (28) Трудно поверить, что это продиктованное элементарным здравым смыслом утверждение может оказаться ошибочным. И тем не менее это "несомненно" так. В самом деле, что такое союз моих родителей? Это также результат "запоминания" случайного выбора внутри некоторого "пространства выбора", включающего в себя множество потенциальных невест (для моего отца) и женихов (для моей матери). Предположим, что выбор будущего спутника жизни осуществляется лишь одним из родителей (тем самым мы фиксируем одну из выбирающих сторон, считая другую случайной). Пусть это будет отец. Если принять во внимание, что браки могут совершаться не только в пределах какого-либо региона или этнической группы, но действительным объемом "пространства выбора" является все достигшее определенного возраста женское население земного шара, то приходится констатировать, что выбор производится среди миллиарда (10 в 9-ой степени) человек. Спрашивается, каким же чудом отцы наши умудряются найти в этом "сонмище людском" наших матерей, ведь при другом выборе нас попросту бы не было?! После всего сказанного вопрос этот не должен вызвать у нас особых затруднений, ибо конкретная природа альтернатив очевидно не имеет отношения к сути дела. Не имеет довлеющего значения, по-видимому, и число N альтернатив; оно лишь сообщает начальный эвристический импульс исследовательской мысли. При N=10 противоречие обнаружить невероятно трудно (если, разумеется, ограничиться исключительно последним звеном цепочки), по если N=10 в степени 100, то только крайне доверчивый человек не заметит подвоха. Везение, как и все на свете, имеет меру. "Нам представляется, - писали по несколько иному поводу в "Эволюции физики" А. Эйнштейн и Л.Инфельд, - что повесть о неких тайнах ниже по своему достоинству, если она загадочные события описывает как случайные. Конечно, нас больше удовлетворила бы повесть, которая следовала бы разумному образцу". Разумный же выход из нашей ситуации, по всей видимости, только один: он заключается в допущении, что и другие альтернативы также благоприятствуют нашему появлению, факт существования моего сознания вовсе не случаен. Такой случайностью явилась конкретная индивидная, личностная форма моего сознательного бытия, однако при любом выборе отца я с необходимостью появился бы на свет. Но ведь в некоторых случаях выбор совершается неоднократно: отец мог вступить в повторный брак, и от этого брака рождаются дети, которые представляют собой не что иное, как мое второе, третье и т. д. "я" (внебрачные дети, конечно, не составляют исключения, ибо браки совершаются на небесах). Это особенно ясно в случае, когда отец имеет детей от сестры матери, поскольку сибсы (дети одних родителей), как было показано выше, суть одно "я". К этому же результату можно прийти и другим путем, не основанным явным образом на количественной оценке вероятностей. Если мысленно поставить себя на место одного из своих сверстников, отец которого является земляком моего отца, а мать - уроженкой другого города (региона, страны и т. д.), то выясняется довольно-таки странная вещь, именно, в то время, как я, рассуждая традиционно, должен считать, что возник благодаря тому, что отец выбрал себе спутницу жизни из своих землячек, означенный сверстник обязан, очевидно, держаться прямо противоположного убеждения: он, по его мнению, ни за что не увидел бы свет, если бы его отец женился на своей однокласснице, а не на парижанке или варшавянке! Но ведь "пространство выбора" едино для всех отцов, а результат отбора, т. е. образование тех (а не иных) родительских пар, принципиально непредсказуем и, в конечном итоге, совершенно случаен. Столь же (а иногда гораздо более) вероятно было моему отцу встретиться с матерью моего сверстника, а его отцу - с моей матерью, так что "априори" нет никаких оснований считать какое-либо подмножество (одну или более альтернатив) "пространства выбора" чреватым моим появлением, а другую его часть (какую именно?!)? Нет.

Заметим, наконец, что если, признавая независимость своего появления от конкретной комбинации родительских генов, допустить все же возможность "обрыва" цепочки при отборе фенотипов, то мы снова остаемся один на один с "полубесконечной" цепочкой браков наших предков, вероятность осуществления которой практически столь же безнадежно мала, и, таким образом, ни на шаг не продвигаемся в решении проблемы. Мы исходили из данности отца. Полагая теперь, что отец - результат случайного выбора матери, мы, понятно, приходим к тому же выводу. Разумеется, обе жесткие альтернативы (я либо "папин", либо "мамин") являются сильной идеализацией, ибо выбор всегда обоюден. Даже в случае полной пассивности, комы одного из партнеров он выбирает уже одним фактом своего присутствия в этом мире. Оба родителя в равной степени случайны (как одинаково случайны и мужская, и женская гаметы, образующие при слиянии зиготу, хотя, конечно, в первом случае - выбор носит гораздо более сложный характер, опосредован социальными факторами). Что же получится, если вместо настоящих отца и матери мысленно "подставить" пару из числа потенциально возможных родителей? "Подстановка" дает "виртуальную" родительскую пару, от которой я также мог бы родиться. Поскольку реально существующие родительские пары являются подмножеством "пространства выбора", это означает, что я имею бытие во всем потомстве от этих браков.

"Видящий это не видит ни смерти, Ни болезни, ни страдания, Видящий это видит все, Он всюду достигает всего. Он бывает одним, бывает тремя, пятью, Семью и девятью, и еще он назван одиннадцатью, И ста одиннадцатью, и двадцатью тысячами". (29)

VI

Как видим, сфера нашего бытия расширилась до размеров земного шара. Умереть, уйти в небытие становится все сложнее. Но, как замечает со свойственной ему проницательностью К. Ламонт, "шансы против существования каждого из родителей были столь же велики, как и в случае со мной. То же самое относится к родителям моих родителей и так далее - к бесконечным предшествующим поколениям" (с. 82). Так значит, я все-таки случаен и мне несказанно повезло, что я появился на свет? Нет, конечно же, нет! Выводы, к которым мы пришли, рассмотрев только одно звено этой уходящей во тьму веков цепочки рождений и браков наших предков, применимы и ко всем остальным ее звеньям (как к каждому звену в отдельности, так и ко всей цепочке в целом как совокупности звеньев). Очевидно, в силу всего вышеизложенного, нет оснований связывать факт своего бытия, своего сознания именно с этим конкретным произведенным выбором (последовательностью выборов), обусловившим появление данной совокупности родительских генотипов. Та случайная выборка из "непостижного уму" числа всех возможных генных сочетаний, которую представляют собой наличие существующие родительские генотипы (в их фенотипическом, личностном воплощении), ответственна лишь за появление конкретных форм моего бытия. По всей видимости, любые две случайно встретившиеся гаметы из генофонда вида Homo sapiens приводят к моему появлению (в указанном выше смысле), но, конечно, не к конкретной форме моего бытия, к которой ведет "цепочка уникальности" и вероятность появления которой ничтожно мала. Очевидно, время встречи гамет - состоялась ли эта встреча в далеком прошлом или она грядет в необозримом будущем - не имеет значения. (30) Катха упанишада так говорит об этом:

"5. Начикетас сказал: "Среди многих иду я первым, среди многих иду я средним,... 6. Погляди назад на прежних людей, погляди вперед на будущих Подобно зерну, созревает смертный; подобно зерну, рождается он вновь".(31)

Выше мы упоминали о сестрах-близнецах Райт. Можно себе вообразить и такую ситуацию, при которой замораживаются на целые столетия половые клетки представителей (напр., нобелевских лауреатов) нескольких поколений людей. Будучи разморожены в нашем веке, они дополняют "пространство выбора", о котором говорилось выше. При слиянии этих половых клеток между собой (разумеется, сперматозоидов с ооцитами) или с гаметами ныне живущих людей образуются зиготы, фенотипическая реализация которых также означает появление моих "я". Нетрудно заметить, что подобное "замораживание" (и "размораживание") реализуется в действительности как факт одновременного существования по меньшей мере трех поколений. Невозможно не привести здесь изумительный по силе мысли и художественности выражения фрагмент из Йогататтва упанишады, наилучшим образом иллюстрирующий сказанное:

"З. Ту грудь, что некогда питала его, он сжимает, охваченный страстью. В том лоне, что некогда породило его, он предается наслаждению. 4.Та, что была ему матерью, - снова жена; та, что жена, - снова мать. Тот, что был ему отцом, - снова сын; тот, что сын, - снова отец. 5. Так в круговороте бытия, словно вращающиеся ковшы водочерпального колеса, Блуждает человек, рождаясь в материнской утробе, и приходит в миры". (32)

Итак, я просто не мог не появиться на свет, я необходим уже в силу существования рода человеческого, условия выживания которого являются в то же время и условиями моего бессмертия, т. е. бессмертия вcex ныне живущих (и умерших) людей. Представляющееся непримиримым противоречие между родом и индивидом оказывается иллюзорным. В действительности "бессмертие, рода - это только символ неразрушимости индивидуума". (33) Все земное человечество представляется нам, таким образом, как бы одной гигантской "множественной личностью", реализованной на дискретных носителях сознания, разделенных "двойной непроницаемостью" времени и пространства, но находящихся в едином поле сознания этой "множественной личности". Любая мысль, "связно подуманная нами в подчерепном пространстве головы", (34) любое состояние сознания индивида, локализованное в его телесной оболочке, вместе с тем "каким-то первичным образом... находится вне индивида как некое пространственно-подобное или полевое образование". (35) Ничего мистического в этом нет. Мистика заключена скорее в самой повседневной жизни, в обыденном сознании, ослепленном "неминуемой наглядностью нашего предметного (макроскопического) языка". (36) Наивно было бы думать, что мы уже избавились от всей своих иллюзий. Разве что они стали более утонченными. С поверхности зеркала снят лишь самый толстый слой пыли. Одной из самых укоренившихся иллюзий, несомненно, является полагание человеком себя в качестве безусловного субъекта, а всего окружающего мира в качестве объекта. "Однако что дает нам основание для такого предположения? - читаем у Л. Фейербаха. - Разве мы погружаемся в волны мирского моря только до сердца, по горло или даже только до пупа, а не наоборот, выше ушей? Разве наш дух, или самость, или как можно его еще назвать есть какое-то ничто, находящееся вне мира и движущееся в ничто? Разве сотканное нашим мозгом не имеет внутренней связи с великой тканью Вселенной?.. Не находимся ли мы в каждом акте жизнедеятельности в один и тот же момент в себе самих и вместе с тем вне нас?" (37) Современное естествознание в своем развитии все дальше, и, думается, все "невозвратнее" отходит от объектного способа мышления, от понимания мира как логической конструкции "бесплотного" познающего субъекта. "Есть такой аспект мира, - пишет Ф. И. Гиренок, - познать который мы сможем, если будем смотреть на мир с позиции внутреннего наблюдения. Внутренним наблюдением мы видим мир и как субстанцию, и как субъект".(38) Это, безусловно, весьма необычный способ видения реальности, требующий от нас гораздо большего интеллектуального напряжения, чем, скажем, принятие гелиоцентрической системы мира, ибо в последнем случае внешний наблюдатель "всего лишь" переносится с Земли на Солнце, тогда как внутреннее наблюдение его вовсе элиминирует. В тот момент, когда мы видим мир как индивид, человек как. познающий субъект... исчезает! В этой парадоксальной ситуации "нет солнца, нет "я", в смысле чего-то самостоятельно существующего. Есть лишь узор: "личность, видящая солнце", одна нераздельная картина" (О.О.Розенберг). (39) Находиться вне себя неким "первичным образом" означает, в сущности, не что иное, как быть неотъемлемой частью этого мира, быть самим этим миром. Внутренним наблюдением мы отождествляемся с миром как целым и всматриваемся в себя глазами этого целого. Это процесс самопознания мира посредством человеческого сознания. По-видимому, тот крайне- странный с точки зрения отдельного обособленного "это" результат (бессмертие в других "я"), к которому мы пришли в ходе наших рассуждений, может быть наиболее адекватно интерпретирован именно с позиции внутреннего наблюдения. С этой интегральной точки зрения всякое состояние сознания, всякое вообще проявление жизненной активности, которые мы, впав в иллюзию автономности нашего существования, традиционно замыкаем в наши телесные рамки, являются внутренними состояниями самого материального мира. Но коль скоро это так, то выражения "мое бытие в другой личностной форме", "мое второе "я" и т. д., очевидно, представляют собой не что иное, как отражение бесчисленных элементарных актов самоидентификации единственного субъекта самосознающей субстанции универсума, (40) развертывание во времени и пространстве вневременного и вне-пространственного абсолютного тождества "я есть я". Поскольку такие, на первый взгляд, сугубо организменные свойства, как "жизнь" и "разум", в строгом смысле принадлежат природному комплексу "организм-среда", единой "изолированной динамической системе" как целому, (41) постольку "смерть" означает гибель или вырождение всей системы, то есть полную потерю ею свойств жизни и разума.

VII

Что следует понимать под "изолированной динамической системой"? является ли Земля изолированной системой? ясно, что нет. А Солнечная система? И в этом случае ответ будет отрицательным. И. С. Шкловский пишет: "До сравнительно недавнего времени молчаливо принималось, что возникновение и развитие жизни на Земле есть локальный феномен, в котором ни Галактика, ни Метагалактика никакой роли не играли. Считалось, что если бы ничего, кроме Солнечной системы, во Вселенной не было бы, жизнь развивалась бы так, как она развивалась в действительности. То, что такая точка зрения грубо ошибочна, ясно видно хотя бы из того, что для жизни необходимы тяжелые элементы, синтезируемые при вспышках сверхновых звезд". (42) Представление о локальном характере феномена жизни противоречит концепции расширяющейся Вселенной, результатом длительной эволюции которой явилось образование космических объектов, подобных нашей Солнечной системе, пригодных для зарождения и развития жизни. Земная жизнь, несомненно, явление нелокальное в масштабе Вселенной, но какое отношение, могут спросить, имеет данное обстоятельство к проблеме бессмертия? Как это ни странно, самое непосредственное. Для нас нет ничего более естественного, как бы само собой разумеющегося, чем интуитивное представление о том, что окружающая природная среда и мы сами как ее органическая часть должны быть именно такими, каковы суть в действительности. До сих пор в наших рассуждениях мы исходили из существования человечества как некоей данности. Однако биологическая (и предбиологическая) эволюция на Земле шла не по заранее предначертанному пути, и в ходе ее вполне могло возникнуть разумное существо, отличное от человека. Но каким бы маловероятным ни было появление на нашей планете вида Homo sapiens, для этого была необходима, как минимум, сама Земля. Вероятность образования именно Земли из первичного газового облака была ничтожно мала. А каким числом оценить вероятность происхождения прото-солнечной туманности? Нашей Галактики - Млечного пути? Метагалактики именно с данным набором фундаментальных физических констант?... Вероятность совместного наступления событий, предшествующих возникновению человека (выше мы обозначили лишь некоторые важнейшие вехи на этом пути), столь невообразимо мала, что априори невозможно представить себе, чтобы все эти уникальные события шаг за шагом могли реализоваться. И тем не менее мы, несомненно, существуем. Более того, как полагает С. Вайнберг, "для человеческих существ почти неизбежна вера в то, что мы имеем какое-то особое отношение к Вселенной и что человеческая жизнь есть не просто более или менее нелепое завершение цепочки случайностей, ведущей начало от первых трех минут, а что наше существование было каким-то образом предопределено с самого начала". (43) Приведенные слова легко могут быть истолкованы в мистическом смысле. Однако для веры есть весьма серьезные основания, ничего общего с религией не имеющие. "Знай, послушник, - говорит Иван Карамазов брату Алеше, - что нелепости слишком нужны на земле. На нелепостях мир стоит, и без них, может быть, в нем совсем ничего бы и не произошло". С подобной "нелепостью" мы столкнулись, когда подсчитывали свои шансы на рождение с учетом вероятностей рождений и браков наших предков. Поскольку вероятность появления Homo sapiens, оцениваемая априори, в момент так называемого Большого взрыва, ничтожно мала (практически равна нулю), мы имеем все основания заключить, что наше сознательное бытие, безусловно, является необходимостью (бесконечно более высокого порядка). Сказанное не должно восприниматься как некий парадокс, ибо "случайность - это только один полюс взаимозависимости, другой полюс которой называется необходимостью". (44) Природа этой необходимости может быть понята в результате анализа посредствующего движения, приведшего к появлению человечества, которое мы рассматриваем как одну "множественную личность" (абстрагируясь, естественно, от психиатрического значения этого термина). Это движение предстает перед нами как грандиозный "каскад бифуркаций", совокупность невообразимого числа последовательных выборов внутри соответствующих "пространств возможностей". Каждый предшествующий выбор создает пространство возможностей для последующего случайного выбора; этот последний формирует набор возможных альтернатив для выбора, следующего за ним и т. д. В рамках настоящей работы невозможно сколько-нибудь подробно рассмотреть движение в пространствах возможностей, определяемых хотя бы только теми важнейшими бифуркациями, которые мы, опуская ряд не менее "судьбоносных" посредствующих звеньев (многие из которых нам к тому же неизвестны, да и едва ли когда-нибудь станут известны), бегло перечислили выше. Но для достижения нашей главной цели этого, по видимому, и не требуется, ибо подход здесь полностью аналогичен вышеописанному для более поздних этапов движения, непосредственно предшествующих появлению наших "я". Конкретная физическая природа альтернатив, как уже отмечалось выше, не затрагивает сути дела. Описывается ли воображаемое движение в пространстве виртуальных биографических траекторий индивида или мы рассматриваем возможные ветви развития земного "древа жизни"; интересуемся ли мы появлением данной случайной комбинации родительских генов или зарождением уникального генетического кода жизни на Земле; задумываемся ли над превратностями судьбы, сведшей вместе "на аршине вечности" наших родителей, или наш умственный взор завораживает числовая гармония орбит дружной семьи планет Солнечной системы и т. п., - в любом случае ни о каком "безмерном везении", как мы полагаем, речь не идет: нам "безмерно повезло" лишь с конкретной формой нашего бытия. "Необходимо всегда помнить, - справедливо отмечает Б. Оливер, - что оглядываясь на свое прошлое, мы смотрим на тот специфический путь, по которому человек дошел до своего нынешнего состояния, но что возможны и альтернативные пути, ведущие к тому же пункту следования". (45) Разумеется, столь уникальнейшее событие, как появление вида Homo sapiens, было связано с прохождением "через множество игольных ушков", (46) но выигрышем в этой игре случайностей оказываемся не "мы сами", но, повторяем, лишь форма нашего существования. Конечно, далеко не все альтернативные пути ведут к появлению жизни и ее разумных форм (подобно тому, как мы не рождаемся от бесплодных браков), (47) но там, где это происходит, там мы появляемся "с железной необходимостью". Эволюция материи неизбежно приводит к возникновению в той пли иной пространственно-временной области Вселенной высокоустойчивого состояния вещества, способного собирать, абстрактно анализировать и использовать информацию для целей выживания. Этого было достаточно, чтобы мы появились. Место, время и субстрат не имели значения, они могли быть любыми. "Правда, дух как имеющий тело находится в определенном месте и в определенном времени, но он все же возвышается над пространством и временем". (48) У Паскаля читаем следующее: "Когда я размышляю о мимолетности моего существования, погруженного в вечность, которая была до меня и пребудет после, и о ничтожности пространства, не только занимаемого, но и видимого мной, пространства, растворенного в безмерной бесконечности пространств, мне не ведомых и не ведающих обо мне, - я трепещу от страха и спрашиваю себя, почему я здесь, а не там, ибо нет причины мне быть здесь, а не там, нет причины быть сейчас, а не потом или прежде. Чей приказ, чей промысел предназначил мне это время и место?" (49) Чрезвычайно глубокая и четко сформулированная мысль. И в самом деле, нет никаких причин мне не быть в другом месте и в другое время. я существую "здесь" и "теперь" лишь постольку, поскольку я пребываю везде и всегда. Играя "на рулетках галактик" (С. Лем), мы выигрывали не самое жизнь, а лишь форму нашего существования, т. е. (с позиции внутреннего наблюдения) ту или иную особенную форму, в которой материя мыслит самое себя. Антропогенез представляет собой лишь один из бесчисленного множества путей "гоминизации" (Тейяр де Шарден) материи. По-видимому, свойства "жизнь" и "разум" нельзя считать принадлежащими какой-либо локальной области, например, планетной системе, галактике или скоплению галактик, и мы едва ли ошибемся, если скажем, что и Метагалактике. Существует единая "изолированная" самоорганизующаяся система - Вселенная как целое, самосознающая Вселенная, которая и является нашим истинным Я. "Смерть", таким образом, означает полное исчезновение во Вселенной сложных динамических "состояний равновесия", высокоразвитых "диссипативных структур" (И. Пригожий), одним из представителей которых является многострадальное земное человечество. Впрочем, почему же непременно высокоразвитых? Разве многочисленные биологические формы "братьев наших меньших" или кишащие "слабые формы сознания" (В. В. Налимов) не входят в сферу нашего бытия? Помните: "Все есть Человек, Пуруша". И не об этом ли слова Иисуса: "Я - Свет, который над всеми, Я - Все. И все вышло из меня, и все вернулось ко мне. Разруби дерево, я - там; подними камень, и ты найдешь меня там". (Апокриф от Фомы, 81)? Это ли не свидетельство вездесущности вселенского разумного начала? Очевидно в этом пункте мы существенно расходимся с позицией некоторых авторов, например, Е.С. Полякова, который в своей весьма содержательной книге (50) настаивает на том, что "... пребывая в веке сем, в мире сем, человек в новой палингенезии может стать толь-ко лишь человеком же", (с. 216). Как явствует из всего изложенного выше, для столь категоричного вывода не имеется достаточных оснований. Напротив, мы можем с уверенностью утверждать как раз обратное: крайне маловероятно человеку вновь "перевоплотиться" именно в человека и только в человека, поскольку не существует в Универсуме форм (проявленных или не-проявленных), в которые он не "палингенезировал" бы и которые не были бы ему столь же родными и близкими, как та единственно известная нам форма в нашем нынешнем воплощении. (51) Осознание этого фундаментального онтологического факта побеждает страх не-бытия, ибо "человек ясно видит, что пока во вселенной есть хоть одна жизнь, живет и он сам", (52) но оно же обязывает каждую подлинно разумную цивилизацию к высочайшей ответственности за свое будущее. В бессмертии человечества заключено не только бессмертие каждого из ныне живущих (а также умерших и нерожденных) людей. На своих "волнах жизни" человечество должно вынести к счастью и свободе мириады других (внеземных) жизней, не понявших своего космического предназначения, оказавшихся неспособными сделать выбор между добром и злом. Для человеческого разума не может быть ничего выше и достойнее этой великой миссии. *********************************************************** Cсылки: 1. Работа написана на основе ранее опубликованной одноименной статьи: Культин С.Е. "Бессмертие: иллюзия или реальность?" Филос. Науки. 1991. № 9. С. 73-84. 2. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. "Как возможно построение модели бессознательного?" //Бессознательное. Т.IV. Тбилиси., 1985. С. 189. 3. Налимов В.В. "Вездесуще ли сознание?" Человек, 1991. №6. С 22. 4. Проблема CETI. "Связь с внеземными цивилизациями." М., 1975. С. 121. Ограничив количество браков моих предков числом, скажем, 100, и предположив, что вероятность брака равна в среднем 1/10 (всего лишь), я получаю, что вероятность моего появления, равная вероятности совместного осуществления всех 100 браков, составляет (1/10)-100! Чтобы представить себе, сколь исчезающе мало это число, примем по внимание, что, например, число фотонов во Вселенной оценивается как 10 в 88-ой степени. (Заметим, что при этой грубой оценке не учитывались вероятности рождений вступающих в брак. С учетом этих вероятностей шансы на мое рождение обращаются в ничто уже на "расстоянии" менее, чем 10 браков). Очевидно, что примирить полученный результат со здравым рассудком человека, привыкшего в реальной жизни взвешивать свои шансы на успех или неудачу, невозможно. 5. Трубников Н.Н. "Притча о Белом Ките." Вопр. филос. 1989, № 1. С. 77. 6. Ларошфуко.Ф.де. "Максимы." Паскаль Б. "Мысли." Лабрюйер.Ж.де. "Характеры." М., 1974. С. 184.

7. Устинов П. "Уважаемый я." Неделя. 1986. № 44. С. 13. Надо быть большим оптимистом, чтобы считать такого рода лотерею почти невыигрышной. Впрочем, П. Устинов тут же оценивает "цепь событий от своего рождения до времен незапамятных" как "абсолютно невероятную", что, конечно, гораздо реалистичнее. "Бесспорно, - справедливо отмечает М. Полани, - реальная серия маловероятных событий может поколебать наши исходные суждения об их вероятности, даже если они достаточно основательны". (Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985. С. 47). "Если ожидания, основанные на вероятностном суждении (паскалевское "я не необходим" - С. К.), оказываются многократно обманутыми и происходящие события в свете данного вероятностного суждения кажутся совершенно невероятными, мы можем начать подозревать, что оно "некорректно". (Там же. С. 45). Более того, мы можем попытаться, говорит Полани, "установить некую численную границу (меру. - С. К.) невероятности событии, которую мы должны перейти для того, чтобы считать данную закономерность недействительной". (Там же. С. 51-52; выделено нами. - С.К.). Какова же та "численная граница", перейдя которую, мы должны будем согласиться с тем, что наше рождение событие неслучайное? В последующих наших рассуждениях мы попытаемся "нащупать" эту границу.

8. У Шопенгауэра в его главном произведении "Мир как воля и представление" читаем: "Познает же свое бытие как необходимое тот, кто... сообразит, что до настоящего момента, в котором он существует, протекло уже бесконечное время, а с ним и целая бесконечность изменении, и он, несмотря на это, все же остается в живых: другими словами, вся:, возможность всех событий уже исчерпалась, но не могла уничтожить его существование... Поэтому всякий должен понимать себя как существо необходимое". (Шопенгауэр А. Избранные произведения. Л1., 1992. С. 109-110).

9. Бесконечный ряд тождеств: "я 1" = "я 2" = ... = "я N " =..., несмотря на специфическую динамическую природу входящих в него членов, в каком-то смысле аналогичен ряду стоимостных уравнений: 20 аршин холста = 1 сюртуку =...= 2 унциям золота = и т. д., тем более, что как указывал К. Маркс, "в некоторых отношениях человек напоминает товар". Внешняя пестрота товарных тел, равно как и поразительное многообразие личностных форм, не должны скрывать от нас свою единую сущностную природу.

10. См., например: Куссуль Э.М. "Переселенцы." Химия и жизнь. 1986. № 2. С. 56-60. 11. Равновероятные альтернативы ("я1", "я2", ..., "яN",...) в "пространстве возможностей" можно уподобить инерциальным системам отсчета в физическом пространстве-времени, причем роль "преобразовании Лоренца" играет наиболее простой вид функции распределения вероятностей осуществления альтернатив симметричное равновероятное распределение. На аналогию между инерцией и равновозможностью указывал, в частности Ю.В.Чайковский (см.: Чайковский Ю.В. "Экстремальность как междисциплинарная эвристика." // "Взаимодействие наук как фактор их развития." Новосибирск., 1988). Если следовать далее по пути аналогий, то можно предположить инвариантность "моего бытия" относительно более широкой "группы преобразований" (разновероятное распределение), что мы, собственно, уже и сделали в вышеприведенных биографических примерах. Действительно, трудно говорить о равновозможности альтернативных личностных форм в строгом математическом смысле этого термина - слишком уж извилист и непредсказуем жизненный путь человека - и та не менее инвариантность достаточно очевидна. 12. Шопенгауэр А. Указ. соч. С. 112. 13. Ибо "не существует несовместимости в живом индивидууме, раскалывающемся надвое или разветвляющемся на два различных индивидуума, которые, обладая одинаковым прошлым, развиваются по все более различающимся путям. Это имеет место при развитии близнецов. (Винер Н. "Кибернетика и общество." М., 1958. С. 109). 14. См.: Koн И. С. "Открытие "я"." М., 1978. С. 81-83. 15. Отметим, что, например, И. И. Шмальгаузен, для которого "смерть есть плата за приобретение высшей индивидуальности с длительным существованием", тем не менее возражал против чрезмерно расширительного, как он считал, толкования понятия "смерть" в связи с такими явлениями, как "патологическое раздвоение личности" (см. Шмальгаузен И. И. "Проблема смерти и бессмертия." М-Л., 1926. С.53, 80). 16. См. Кон И. С. Указ. соч. С. 81-83. 17. См. Социалистическая индустрия. 1988, 6 марта. 18. Налимов В. В. "Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов н смысловая архитектоника личности." М., 1989. С. 214.

19. Свами Вивекананда. "Философия йоги." Магнитогорск., 1992. С.63. "Когда человек просит того же самого, что он имеет теперь, - продолжает Вивекананда, - когда он жаждет удобной религии, можно с уверенностью сказать, что он настолько выродился умственно, что не может представить себя пребывающим в состоянии более высоком... Он принимает конечное за бесконечное и к тому же не хочет расстаться с этим безумием" (там же. С. 63-64). Возможно, ортодоксальному христианину приведенные слова покажутся излишне резкими, однако стоит напомнить, что "долг философии состоит в том, чтобы уничтожить иллюзии, возникшие по недоразумению, хотя бы вместе с ними должны также погибнуть также многие прославленные и излюбленные мечты". (Иммануил Кант. "Критика чистого разума." С.-Петербург., 1993. С. 13).

20. Борхес Хорхе Луис. "Историк - это пророк, предсказывающий прошлое." Литературная газета. 1989, 2авг. 21. Лама Анагарика Говинда. "Творческая медитация и многомерное сознание." Бишкек., 1993. С. 201. 22. Ламонт К. "Иллюзия бессмертия." М.,1984. 23. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1977. Т. 3. С. 240-241. 24. Полани М. Указ. соч. С. 47. В том опыте, о котором говорит здесь Полани, в корзине (и это заведомо известно) находятся 95 белых и всего лишь 5 черных шаров. Вытащив наугад один шар, мы обнаруживаем, что он черный. "Мы испытаем удивление, но при этом сохраним уверенность, что черный шар был в корзине, так как мы сами его туда положили (там же). 25. Во избежание возможных недоразумений важно подчеркнуть, что выражение "мое бытие в другой личностной форме" никоим образом исследует понимать как "переселение" одной личности в другую, как "персонализацию", "идеальную представленность" индивида в других людях (см.: Петровский А. В., Петровский В. А. "Индивид и его потребность быть личностью." //Вопр. филос. 1982. № 3) и т. п. Мне нет надобности "переселяться" в своего брата ни единым атомом, ибо я в нем живу (а он во мне) с самого начала, с его "онтогенетического нуля". Мы - это две (или более) части одного целого, единого процесса жизни. 26. Выходящим далеко за рамки "контролируемой глупости" (К. Кастанеда) выглядело бы предположение, что моему появлению благоприятствовало, скажем, 15,40 или 83,27 процента от общего числа родительских генных сочетаний. Достаточно допустить наличие еще хотя бы одной выигрышной комбинации, как немедленно становится ясным, что выигрывают все комбинации, как бы велико ни было их число (чем оно больше, тем это очевиднее!), ибо нет решительно никаких оснований для предпочтения именно вот этой генной комбинации перед остальными, нет критерия для отделения выигрышных комбинаций от невыигрышных. В "корзине" нет ни одного белого шара! 27. Тхить Ньят Хань. Обретение мира. Санкт-Петербург., 1993. С.147. 28. Бахур В. Т. Это неповторимое "я". М., 1986. С. 7. (Ср. С приведенным выше на стр. 5 высказыванием Б. Паскаля). Уместно вспомнить здесь слова Гегеля, писавшего между прочим: "Все заблуждения происходят оттого, что мыслят и действуют согласно конечным определениям" (Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1974. Т. I, С. 127). Вышеприведенные высказывания относятся именно к такого рода определениям. Искусственное "оконечивание" цепочки рождений и браков моих предков последним ее звеном, игнорирование всего предшествующего движения, насильственное обрезание "пуповины", связывающей меня с Миром, делает мое появление вероятным, случайным, тогда как на самом деле, как мы видели, оно совершенно невероятно, а значит, необходимо.

29.Чхандогья упанишада. VII-26.2. Цит. по: Упанишады. М., 1991. Книга 3. С. 130.

30. У Шопенгауэра читаем: "... для сознания, неподкупленного волей, нет вопроса более естественного, чем следующий: "бесконечное время протекло, прежде чем я родился,Ччем же был я все это время?" Метафизический ответ на это, пожалуй, был бы такой: "я всегда был я: именно, все те, кто в течение этого времени называл себя я, это были я" (Шопенгауэр А. Указ. соч. С. 86). Само собой понятно, что если я заполнял своим существованием все прошедшие времена, то я не могу вдруг перестать быть в какой-то совершенно произвольный, ничем не выделенный момент времени, каковым является настоящее. "Из того, что мы теперь существуем, следует, по зрелому обсуждению, то, что мы должны существовать во всякое время" (там же, С. 110). "Блажен тот, кто существует До того, как он появился. Ибо тот, кто существует, был и будет" (Апокриф от Филиппа, 57). 31. Упанищады. Книга 2. С. 97. 32. Упанишады. Книга 2. С. 228. 33. Шопенгауэр А. Указ соч. С. 118. 34. Мамардашвили М. К. Классический и неклассичсский идеалы рациональности. Тбилиси., 1984. С. 81. 35. "Сознание - это парадоксальность, к которой нельзя привыкнуть" (интервью с М. К. Мамардашвили). Вопр. филос. 1989. № 7. С. 112. 36. Мамардашвили М.К. "Классический и неклассические идеалы рациональности." С. 81. 37. Фейербах Л. "История философии." Собр. произв. в трех томах, Т. 2. М., 1974. С. 31. 38. Гиренок Ф. И. Экология. Цивилизация. Ноосфера. М., 1987. С. 142.

39. Цит. по: Янгутов Л. Е. "Психологические аспекты учения о "спасении" в китайском буддизме" // "Психологические аспекты буддизма." Новосибирск., 1986, С. 11

40. Не есть ли это тот самый "Универсальный трансперсональный наблюдатель-участник", тезис о вездесущности которого обосновывает в ряде своих работ, в частности, в недавно увидевшей свет книге В.В.Налимов. (Налимов В.В. "В поисках иных смыслов." М.,1993.) Во всяком случае, очень трудно представить себе, в каком бы это "зазоре" между природой и человеком мог бы обитать этот неуловимый Наблюдатель. Старина Оккам не одобрил бы подобной постановки вопроса. Зачем целых три сущности, когда достаточно одной? 41. См. Эшби У. Росс. Конструкция мозга. М., 1964. С. 70-78, 341-345; - его же "Принципы самоорганизации" // "Принципы самоорганизации." М., 1966. С. 331-336. 42. Шкловский И.С. "Проблемы современной астрофизики." М., 1982. С. 221. 43. Вайнберг С. "Первые три минуты. Современный взгляд на происхождение Вселенной." М., 1981. С. 142-143. По мнению Пола Девиса, "понятие ансамбля миров позволяет, исходя из априорных соображений, отстаивать общий вывод, что наш мир действительно чрезвычайно маловероятен и нам безмерно повезло (выделено нами - С. К.), что мы существуем, хотя и не можем точно оцепить свою удачливость" (Девис П. "Случайная Вселенная." М., 1985. С.147). Но именно безмерность нашего везения как раз и свидетельствует в пользу предопределенности нашего появления. 44. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 174. 45. Проблема CETI, "Связь с внеземными цивилизациями." С.121.

46. См. Лем С. "Принцип разрушения как творческий принцип." Природа. 1987. № 9. С. 68Ч77.

47. "Несомненно, конечно, что человеческая жизнь обусловлена определенной мерой расстояния Земли от Солнца; в большем удалении от Солнца человек так же мало мог бы жить, как и на расстоянии менее значительном, но далее этого влияние положения Земли на человека не простирается" (Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1977. Т. 3. С. 55). Интересно пишет об этом К. К. Ребане: "Если бы Земля была на ином расстоянии от Солнца, чем сейчас, то, может быть, действительно жизни или высокоразвитых ее форм на ней не было бы... Однако нельзя исключить и такую возможность, что жизнь возникла бы в несколько ином виде, в ходе эволюции было бы создано отличающееся от человека разумное существо "икс". Последний мог бы усмотреть в новом "идеально правильном" расстоянии до Солнца одно из выражений "иксотропного принципа" (Ребане К.К. Энергия, энтропия, среда обитания. М., 1985. С. 28). Это существо "икс", если бы оно когда-нибудь появилось, было бы другой формой нашего бытия. Если угодно, мы и есть это существо "икс", отличное от "человека", ибо не существует понятия "человек" в некотором абсолютном смысле. В. В. Орлов, например, называет всякое проявление внеземного разума человечеством (см. Орлов В.В. "Человек, мир, мировоззрение." М., 1985). Более того: "Животное - это человек на четырех ногах, облаченный в шкуру; червь - это человек, который, корчась, ползет к новой ступени своей человечности. Даже самые грубые формы материн - это человек в примитивном своем теле. Все есть Человек, Пуруша" (Шри Ауробиндо. "Час Бога. Иога и ее цели. Мать. Мысли и озарения." Ленинград., 1991. С. 69). 48. Гегель Г. В. Ф. Указ. соч. Т. 3. С. 55. 49. Ларошфуко.Ф.де. "Максимы.", Паскаль В. "Мысли.", Лабрюйер Ж.де. "Характеры" С. 151. 50. Поляков Е.С. "Кому уподоблю род сей?" Санкт-Петербург., 1993. 51. Станислав Гроф в своей замечательной книге Гроф С. "Области Человеческого бессознательного: опыт исследований с помощью ЛСД." М., 1994 (см. его же: "За пределами мозга." М., 1993) приводит впечатляющие клинические примеры трансперсональных переживаний, полученных испытуемыми в сеансах ЛСД-терапии, включающих отождествления не только с другими человеческими личностями, но также и с животными, растениями и даже с неорганической матерней. В наиболее продвинутых сеансах индивидуум мог отождествляться со вселенским Универсальным Разумом и - как предельный случай отождествления - с первоначальной метакосмической Пустотой (непроявленным Брахманом, физическим вакуумом). Стоит ли за этими субъективно переживаемыми феноменами объективная реальность или это всего лишь артефакты, вызванные действием психоделика? Чисто логические доводы, приведенные в ходе наших рассуждении, заставляют нас определенно высказаться в пользу первой из названных альтернатив. 52. Свами Вивекананда. Указ соч. С. 175.

***********************************************************

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Мы хотели бы завершить эту работу небольшой подборкой высказываний по теме, составляющей предмет нашего исследования. Приведенные ниже свидетельства сами по себе настолько красноречивы, что не нуждаются, на наш взгляд, в каких-либо комментариях. Непредвзято мыслящий читатель сможет самостоятельно оценить, в какой мере наша концепция бессмертия согласуется с воззрениями цитируемых авторов. Постараемся же различить в шумной суете сегодняшнего дня эти чарующие голоса из прошлого, взывающие к нам, маловерам, с тревогой и надеждой. "Кто имеет уши слышать, да слышит!"...

* * *

"Когда подумаешь про те миллионы и миллионы людей, которые живут такой же, как к я, жизнью, где-то за десятки тысяч верст, про которых я никогда уже ничего не узнаю и которые ничего не знают про меня, то невольно спрашиваешь себя: неужели между нами нет никакой связи, и мы так и умрем, не узнав друг друга? Не может этого быть. И правда, что этого не может быть. Как ни странно это, я чувствую, знаю, что есть связь между мною и всеми людьми мира, и живыми и умершими. В чем эта связь, я не могу ни понять, ни высказать, но знаю, что она есть".

Л. Н. Толстой

* * *

"Мало сказать, что и каждом человеке такая же душа, как и во мне: в каждом человеке живет то же самое, что живет во мне. Все люди отделены друг от друга своими телами, но все соединены тем одним духовным началом, которое дает жизнь всему". Л. Н. Толстой

* * *

"Если убеждение в бессмертии так необходимо для бытия человеческого, то, стало быть, оно и есть нормальное состояние человечества, а коли так, то и самое бессмертие души человеческой существует несомненно". Ф. М. Достоевский

* * *

"Вы утверждаете, что пока еще имеется только вера в бессмертие, но никаких достоверных доказательств. В накоплении свидетельств, во внутренней убежденности человеческого сердца, в факте веры в вечное существование, наличествующей в умах людей, заключается верное указание. Но указание это уступит место убеждению и знанию, прежде чем истечет еще одно столетие, ибо будет иметь место событие и расе дано будет откровение, которое обратит надежду в уверенность и веру в знание". Алиса А Бейли

* * *

"Человека можно разделить на концентрические круги. Первый круг - это тело. Внутри него другой круг - это ум. Внутри третий круг - сердце. И внутри третьего круга центр - это собственно личность. Будда вышел за эти пределы... Он идет за пределы четвертого круга; он идет за пределы индивидуальности. Отсутствие собственной личности, анатта, - вот ваше истинное существование. Когда вас нет, вы есть. Конечно, не в той форме, в которой вы знали себя. Вы распространены по Всему Космосу... Зачем оставаться заключенным в узкую клетку? Почему не стать всем целым? В соответствии с Буддой быть целым - это единственная святость".

Шри Раджниш

* * *

"Нравственное чувство в человеке не только дает ему возможность понять, что его высшее я имеет непрерывность во времени, но также дает ему возможность убедиться, что он заблуждается, ограничивая себя своим низшим я. Поистине, человек есть нечто большее, чем он сам себе кажется... Надо признать истину, что человек - не отдельное существо, что он имеет аспект универсальный. Когда он его познает, он становится великим". Рабиндранат Тагор

* * *

"Серьезность - это тень эго. Без "я" нельзя быть серьезным. Просто без "я" серьезность исчезает, потому, что когда нет "я", исчезает смерть. Умирает только "я", а не вы сами. Вы никогда не умирали и никогда не рождались. Вы всегда были здесь. Вы часть всего этого существования. Вас нельзя отделить от него. Иногда вы могли быть в деревьях, вы могли быть деревом. Иногда - в птицах, вы могли быть птицей. Иногда - камнем, иногда - потоком, падающим с Гималаев. Миллионы способов. Миллионы форм. Да, вы существовали самым разным способом. Никогда не было, чтобы вас не было; никогда не будет, что вас не будет. Форма меняется; то, что лишено формы, длится и длится". Шри Раджниш

* * *

"Ты - мужчина и женщина, мальчик и девочка, старый и измученный, ходишь ты, согнувшись над посохом; ты - синяя птица и зеленая, и та красноглазая".

Шветашватара Упанишада

* * *

"Мы сердцем чувствуем, что то, чем мы живем, то, что мы называем своим настоящим "я", то же самое не только в каждом человеке, но и в собаке, и в лошади, и в мыши, и в курице, и в воробье, и в пчеле, даже и в растении". Л. Н. Толстой

* * *

"Когда я говорю, что вы должны исчезнуть для реализации конечного, я не имею в виду вас. я имею в виду то "вы", которое не вы. я имею в виду не то "вы", которое вы думаете, что есть вы. То "вы", которое вы постигаете, когда вы едины с существованием, не есть ваше старое "вы". Это было вашей личностью, а это ваша индивидуальность, То вы получили от общества, а это - природа, реальность, подарок существования... Просветление - это просто признание своего бытия, признание вечности своего бытия, признание того, что не было смерти прежде и не будет ее потом - что смерть - фикция".

Шри Раджниш

* * *

"Смерть есть иллюзия эгоистической человеческой эмоциональности". К. Э. Циолковский

* * *

"Все, что вы должны понять - это процесс отождествления с тем, чем. вы не являетесь. В данный момент вы отождествлены с умом. Вы думаете, что вы - ум. Отсюда появляется страх. Если вы отождествляетесь с умом, то, естественно, если ум остановится, вас больше не будет, и вам неизвестно то, что находится за пределами ума. Реальность в том, что вы - не ум, Вы - то, что за пределом ума". Шри Раджниш

* * *

"То, что отвердело и приняло фиксированную форму, уже принадлежит царству смерти, и если мы отождествляемся с ним, мы осуждаем себя на смерть". Лама Анагарика Говинда

* * *

"Свобода означает исчезновение отождествления с телом, разумом, сердцем, как вы это ни назовете. Это - основной факт, который должен быть понят". Шри Раджниш "Вы не новы на этой земле, никто не нов; вы стары, как земля, даже старше, чем эта земля, вы были и на других землях. Вы стары, как эта Вселенная. Вы всегда существовали, потому что все, что есть в бытии, остается в бытии нет пути выйти из этого. Вы - интегральная часть этого бытия, вы всегда здесь были". Шри Раджниш

* * *

"Вселенная огромна и течение жизни вечно! У вас за плечами уже миллион жизней в четырех формах и шести сферах существования. Вы высосали такое количество материнского молока, что оно способно заполнить океан. Вашими костями в могилах можно возвести гору. Есть ли во Вселенной место, где бы не лежали ваши кости? Есть ли во Вселенной хотя бы одно место, где бы не пролилась ваша кровь? Может, вы думаете, что в мире есть какая-либо форма жизни, которая не была бы в одно и то же время и родителем, и детенышем, супругом и ребенком?".

Сон Чоль Сыним, патриарх корейского буддийского ордена Чоге

* * *

"Чувство "Я - Бог" может быть лишь в том случае, когда "я" исчезло полностью. Когда вас больше нет, тогда дом свободен, и лодка пуста, тогда вы вдруг становитесь знающим, что вы - все. Если есть вы, тогда в вас есть граница, личность, тогда ваше утверждение фальшиво. Когда "я" исчезает, когда отсутствует эго, только тогда вы чувствуете, что вы - все", Шри Раджниш

* * *

"Будда считал, что понятие "Я" - не есть истинное "я", а всего лишь одна из бесчисленных форм майи. Концепция анатмана может быть выражена следующим образом: "Истинное "Я" есть "не-Я", ибо всякая попытка постичь "я", уверовать в него или обрести его неминуемо его уничтожает". Алан Уотс

* * *

· "Вы существуете не как отдельное образование, полное в себе. Нет! Вы существуете не как остров, вы существуете как волна в океане, органичное единство, вы едины с океаном. Вы можете сказать, что океан присутствует в каждой волне, и что океан - не что иное, как всеобщность всех волн. Посмотрите на океан, когда на нем волны: они живы, океан их жизнь. Когда они вздымаются на сотни футов, достигают неба, это океан достигает через них. Вы можете не видеть океана, вы можете видеть лишь волну, но вы не сможете отделить волну от океана - они органично едины".

Шри Раджниш

* * *

"Тот, кто вкусил конечную тайну бытия, не вкусит смерти, для него смерти больше нет. Смерть существует лишь из-за разума, смерть существует лишь из-за эго, смерть существует лишь потому, что вы отождествляете себя с телом. Если вы не отождествлены с телом, если в вас нет безумного эго, если вы центрированы в Я, смерть исчезает. Смерть существует потому, что вы ложь... Смерть - проблема из-за существования эго. А эго - самая фальшивая из всех существующих вещей, самая иллюзорная: его нет, вы должны это постоянно помнить".

Шри Раджниш

* * *

"Практическое обучение пути освобождения (садхана) - это постепенное высвобождение "Я", атмана, из любого вида отождествлений. Освобождение состоит в осознании того, что "я" не есть это тело, эти ощущения, эти чувства, эти мысли, это сознание. Ни один из возможных мыслимых объектов не есть моя сущность. В конечном счете, эту сущность нельзя отождествить ни с каким понятием, даже с идеей самого Божества или атмана". Алан Уотс

* * *

"Вы не есть ум. Вы есть то, что само познает ум и что само полностью осведомлено об уме. Чтобы осознать это вам придется немного отодвинуться от него, вам придется немного отступить от него, вам придется немного подняться над ним. Вам надо будет встать на берегу, чтобы увидеть течение ума и осознать его. Как вы можете оставить ум, пока вы отождествляете себя с ним? Это было бы самоубийством. Оставить ум - значит умереть. Поэтому вы не можете оставить его. Только тот может отбросить ум, кто знает: "Я не есть ум".

Шри Раджниш

* * *

"Пространственное "Я" включает в себя все точечные "я". Отсюда, в принципе, всякий индивидуум, который осознал свое тождество с Пространственным "Я", оказывается присутствующим во всех точечных "я", располагая всеми ресурсами их индивидуального опыта. Легко понять, что в таком Пространственном "Я" нет ни места, ни смысла для разобщающих эмоций, характерных для сознания точечного "я"... Ф. Меррелл-Вольф

* * *

"Правильно поймите эти два происшествия - рождение и смерть. Они - два конца одного феномена. Рождение есть начало, а смерть есть конец одного и того же круга. Смерть случается в том же месте, где случается рождение. Происшествие смерти и происшествие рождения - это части одного происшествия". Шри Раджниш

* * *

"Невидимо склоняясь и хладея, мы близимся к началу своему..." А. С. Пушкин

* * *

"Хотя каждое новорожденное существо и вступает в новое бытие свежим и радостным и наслаждается им, как подарком, но на самом деле здесь нет и не может быть никакого подарка. Его свежее существование куплено ценою старости и смерти существа отжившего, которое хотя и погибло, но содержало в себе неразрушимый зародыш, из коего и возникло это новое существо: оба они - одно существо. Показать мост между ними - это было бы, конечно, решением великой загадки". А. Шопенгауэр

* * *

"Эгоизм заключается, собственно, в том, что человек ограничивает всю реальность своей собственной личностью, полагая, что он существует только в ней, а не в других личностях. Смерть открывает ему глаза, уничтожая его личность: впредь сущность человека, которую представляет собою его воля, будет пребывать только в других индивидуумах..." А. Шопенгауэр

* * *

"Учение о метемпсихозе только тем отступает от истины, что оно переносит в будущее то, что существует уже теперь. Оно гласит, что моя внутренняя сущность будет жить в других только после моей смерти, между тем как на самом деле она живет в них уже и теперь, и смерть только разрушает ту иллюзию, в силу которой я этого не замечаю, - подобно тому как бесчисленные сонмы звезд всегда сияют над нашей головою, но становятся видимы для нас лишь тогда, когда закатится именно одно, близкое к нам земное солнце". А. Шопенгауэр

* * *

"После каждой смерти получается одно и то же - рассеяние. Но, как мы видим, оно не препятствует оживлению. Конечно, каждое, оживление имеет свою форму, несходную с предыдущими. Мы всегда жили и всегда будем жить, но каждый раз в новой форме и, разумеется, без памяти о прошедшем". К. Э. Циолковский

* * *

Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса: Есть нескудеющая сила, Есть и нетленная краса.

И увядание земное Цветов не тронет неземных, И от полуденного зноя Роса не высохнет на них.

И эта вера не обманет Того, кто ею лишь живет, Не все, что было здесь, пройдет! Не все, что было здесь, пройдет!

Ф. И. Тютчев

............................................................................ ............................................................................

Надо быть, наверное, абсолютно безнадежным скептиком, чтобы в этом мощном хоре голосов (а цитировать можно бесконечно!), сливающихся в единую оду бессмертию, не уловить хотя бы слабого отзвука надежды. Как нам представляется, некоторые аспекты предлагаемой концепции, возможно, оказавшиеся при первом чтении трудными для восприятия, в контексте приведенных высказываний предстанут вином, более ясном свете. Автору хотелось бы надеяться, что идеи, положенные в основу данной работы, найдут отклик у заинтересованного читателя.