sci_history Юрий Крижанич Записка о миссии в Москву 1641 г.

ИЗДАНИЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ОБЩЕСТВА ИСТОРИИ ДРЕВНОСТЕЙ РОССИЙСКИХ при Московском Университете.

МОСКВА 1901.

Юрий Крижанич. Хорват, католик, знаток многих языков, богословия и юриспруденции, писатель, священник, миссионер, сторонник церковной унии. По собственному желанию отправился в Москву и подал царю Алексею Михайловичу челобитную с просьбой работать в России историком-летописцем и переводчиком. В 1660 году по поручению государя начал работать над грамматикой русского языка. В 1661 году «за некое глупо слово» был сослан в Тобольск, где пробыл до 1676 года. В 1678 году покинул Россию. В 1683 году, исполняя должность полкового священника у польского короля, погиб в бою с турками под Веной...

История России ru Павел Пирлинг
Владимир Шнейдер idlin FictionBook Editor Release 2.6 Май 2004 г. Владимир Шульзингер. Владимир Шнейдер. 46D38DAD-0B65-47E8-818A-033555582E13 1.01 Издание Императорского общества Истории Древностей Российских при Московском Университете М. 1901

Записка Юрія Крижанича о миссии в Москву. 1641 г.

Предисловие

{3} Имя Крижанича имеет то преимущество, что оно вызывает равный интерес среди всех славян. В 1896 г. я издал краткий разбор его записки о миссии в Россию []; ныне меня любезно приглашают издать полный текст ее, и, ради большего ознакомления с Крижаничем, я решаюсь последовать этому приглашению.

Записка писана в 1641 г., без имени писавшего, и сохранилась только в копии, хранящейся в архиве конгрегации de Propaganda Fide, Miscellanea: Moscovia, Poloni, Ruteni, Relazioni t. I, n 4 (без пагинации). Впрочем, составителя узнать легко: он упоминает о своей народности, отношениях к Пропаганде, месте жительства, оказывает большую склонность к социально-экономическим исследованиям, говорит о книгах, которые написал и еще напишет, показывает себя начитанным, сведущим в грамматике и истории, наконец просит быть посланным в Россию. Все — признаки, указывающие на Крижанича, тем более что, как документально доказано, Крижанич в 1641 году перед Пропагандою был принят в Греческую коллегию и именно в виду Московской миссии, как говорили тогда [].

Главный интерес этой записки, обращенной, как видно из всего содержания еe, к префекту Пропаганды, кардиналу Антонию Барберини, заключается в том, что она вместе с тем содержит программу, которой Крижанич остался верен до конца своей жизни, несмотря на тяжкие испытания. Точка опоры его была строго вероисповедной и тем определялась его остальная, разнообразная деятельность. Это установляется его запиской. Может быть это и было причиною несчастий, которые он потерпел в Москве.

Известно, что Крижанич дважды совершил путешествие в Россию и был сослан в Тобольск, где провел около 15 лет. Ближайшие обстоятельства этого изгнания неизвестны. И о последних днях Крижанича — много темного. Желательно было бы, чтоб исследователи, работающие в этой области, пополнили эти пробелы.

П. Пирлинг.

Записка

{23} Ваше Высокопреосвященство (Illustrissimo Signore [1])!

Хотя многочисленные народы князя Московского стали известны и позже, и, может быть, с меньшею точностью, нежели сама Индия, тем не менее со стороны святого Апостольского Престола не было недостатка в письмах, увещаниях и посольствах для приведения их к познанию истины от (тех) греческих заблуждений, которыми остаются опутанными эти простодушные (люди). Итак, их уже нельзя извинять, и еще того менее могут они оправдывать свое заблуждение отдаленностью места (их жительства) или же малыми сношениями со святою Церковью Римскою, как это некогда слишком смело утверждал посол (legato) Эфиопии [2]. По этому делу совещались люди духовные (religiosi) или достойные уважения по добродетелям, употребившие для этого все усилия и всевозможное уменье (arte), а некоторые, кроме того, составили и подробные описания этих стран. Но, тем не менее, все, по разным причинам, не добились видимого успеха, а (только) начали пробивать крепчайший лед, не без замечательных примеров доблести (virtu) и заслуженного почета, давая другим, следующим за ними, возможность научаться за их счет.

Но так как священная Конгрегация [3], по своему великодушию, пожелала и меня, нижайшего из всех и мало на то способного, укрепить и воодушевить к этому (желанному для меня) подвигу, то я вознамерился с великим усердием стремиться к вышесказанной цели, постараться стать менее неспособным для этого дела и предоставить на суд вашему высокопреосвященству эту смиренную записку, которую невозможно было намного сократить, вследствие столь большой запутанности дела. Я изложу только некоторые замечания, собранные частью из наблюдения, частью из сказанных авторов, и которые представляются надлежащими (competenti) средствами для (достижения) этой цели, причем в первой части (записки) изложу некоторые соображения о характере («природе») москвитян, во второй — наблюдения, сделанные отцом Антонием Поссевином [4], во время его посольства к ним, а в третьей — то, что удалось самому мне извлечь оттуда, причем все это я смиренно повергаю перед {24} вашим высокопр-м или для отвержения, если предлагаемое покажется вам бесполезным, или же для исправления, если на то будет какая-либо вероятность, дабы я мог получить от вас содействие при исполнении того, что окажется нужным.

Часть I.

Пункт I. Об упорстве моcквитян в ереси.

Поссевин в комментариях de Rebus Moscoviticis [5] пишет в следующих выражениях, собранных из разных мест здесь воедино ради краткости:

«Веру Христову москвитяне приняли при князе Владимире, лет за 500 тому назад, но от схизматиков греков, худших вместилищей лжи. Вследствие сего и вышло только, что от злого ворона произошло злое яйцо. Ибо что касается до схизмы, то невероятно, как они липнут к этой смоле, и произвольное предпочитают вечному; и князь даже скорее прибавляет постоянно что-нибудь, чем убавляет».

«Природа схизмы отвергает главу священства. В этом москвитяне упорнее самих греков, которые сорок раз соединялись с нами, хотя снова вернулись на блевотину; москвитяне же самое имя латинян ненавидят хуже чумы и смерти, и считают лучшим употреблением его, когда желают кому бед, ибо говорят тогда: «видеть бы тебя в латинстве», полагая, что таким образом выражают пожелание величайшего зла. Они питают отвращение к самым иконам латинских святых. А князь, вслед за выходом послов, присланных от латинян, как и от князей магометанского и иного нехристианского обряда, умывает, по Пилатову примеру, руки в золотом тазу, для очищения. Откуда видна сила их ненависти и предвзятого мнения о латинянах» [6].

И в таковом заблуждении их укрепляет то, что их купцы ежедневно и много ведут дел в Греции; и то, что князь каждые три года посылает к константинопольскому патриарху своего посла с обычными ежегодными и другими дарами, которые он имеет обычай распределять между различными греческими митрополитами; и то, что двор наполнен (pratticata) греками [7].

Во-вторых, еретики из Англии и Голландии, приезжающие в Московию на ярмарки, произносят много хулы и сочиняют тысячи вымыслов о Верховном Первосвященнике.

{25} В-третьих, что им нельзя подвергать сомнению или расследованию никакого положения веры или какого-либо иного вопроса.

Пункт II. О чрезвычайной власти великого князя над подданными.

Герберштейн [8] (посол императора Максимилиана к москвитянам) и Поссевин говорят:

«Властью над своими подданными государь (московский) далеко превосходит монархов всего мира. Никому он не оставляет в собственность ничего из недвижимого имущества, но отнял города и владения у князей и у всех других, братьям родным не оставляет и даже не вверяет городов, всех угнетает тяжкими повинностями до того, что если прикажет кому быть при своем дворе или идти на войну, или предпринять посольство, тот должен предпринимать (это) на свои средства».

«Из «князей» и «бояр» (так называются принцы и знать), кто больше заслужил или снискал какую милость у государя, тем даются воеводства, усадьбы, поместья, приняв в расчет сан и труд каждого. Однако такого рода владения не только не переходят к наследникам без нового дарования (со стороны) государя, как бывает у турок, но большею частью оставляются в пользование лишь на полтора года».

«3а некоторыми, впрочем, великий князь укрепляет и для детей имения, с которых они выходят на войну без жалованья, (и) все исполняют весьма усердно, не столько ради себя, сколько ради детей».

«Властью своею государь пользуется как над мирянами, так и над духовными, свободно и по воле своей решает и о жизни, и об имуществе каждого. Из советников его нет ни одного столь влиятельного, чтоб смел разногласить или в чем бы то ни было сопротивляться. Они открыто утверждают, что воля государева есть воля Божия; и что все, что государь делает, он делает по воле Божией, потому и называют его ключником и постельничим (cubicularium) Божиим; верят, наконец, что он — исполнитель Божией воли. Поэтому и сам государь, когда его просят за пленного или о другом важном деле, обыкновенно отвечает: «когда Бог велит, освободится». Подобно тому [отселе собрано по Поссевину, см. прим. 8.], когда кто спрашивает о чем неизвестном или сомнительном, они обыкновенно отвечают: «ведает Бог да великий {26} государь». Даже раненные и почти умирающие москвитяне благодарят своего «царя» (т. е. государя), — и если не верят, то часто однако заявляют, что от него после милости Божией имеют жизнь и спасение».

«А выехать за рубеж без его ведома и даже приказа — не позволяется, дабы таким образом чрез вступление в чрезмерное общение с иностранцами, не причинено было какого вреда государю. Так что, казалось бы, что народ этот скорее рожден рабом, чем стал им, — если бы большая часть не сознавала этого рабства и не знали бы, что дети и все добро их тут будут умерщвлены и погибнут, если они переселятся в иное место».

Пункт III. О природных качествах, нравах и занятиях москвитян.

Хотя москвитяне и не имеют познаний в свободных искусствах и благородных науках и едва умеют писать, как Поссевин говорит: «все они удивительно невежественны во внутренних науках» [9], тем не менее из всех северных народов они отличаются сметливостью, двуличностью и надувательством; за таковых всегда выдавали их поляки, их соревнователи, и таковыми же описывает их Олай Магнус [10], который говорит, что едва ли есть что-либо такое, что не подверглось бы обману (искажению) со стороны этого московского народа, который, подобно грекам, очень хитер и изменчив на слова.

Происходит же это частью от общения с греками, частью же от занятия торговлею, к которой они прилежны более кого-либо, и, может быть, не столько по природному расположению, сколько чтобы найти род жизни более свободной от знати и ленников князя (nobili е feudatori del principe).

Между ними есть много золотых дел мастеров и много хороших живописцев, которые, изображая лики святых, продают их потом в разные страны, валахам, молдаванам, и грекам. Что касается страстей их, то Герберштейн говорит:

«Почти все медленны на гнев, а также горды в бедности, коей тяжким спутником является у них рабство. Знатный, как бы ни был беден, считает для себя постыдным и позорным ручной труд».

«Далее при заключении сделки, если что случайно скажешь или неосторожно пропустишь, они тщательно помнят и требуют исполнения; а сами, если что пропустят, то никак не исполняют. Так же, {27} как скоро они начинают клясться и божиться, знай, что тут есть обман, ибо они клянутся с тем, чтоб обмануть и обойти» [11].

Пункт IV. О религии.

За всем тем они чрезвычайно строго соблюдают посты и очень усердны в почитании святых и в принесении им обетов. В соблюдении обрядов религии они стойки до великого суеверия.

«И если, говорит Поссевин, некоторые черты, существующие в этом народе, сопоставить с чертами, в глубокой древности возделанными у нас, в церкви католической, что относится к простоте, воздержанию, послушанию, незнанию или отклонению богохульства — есть не малая надежда, что они окажутся более стойкими в благочестии и католической вере [12]. Ибо, как пишет Герберштейн [13], они исповедаются около праздника Пасхи с великим сокрушением сердца и благоговением. И сколько кто раз захочет в год, лишь бы исповедался, — может приобщаться Тела Христова. Особо же у них назначено время к празднику Пасхи».

«Ни один монах, ни священник не читает уставных часов иначе, как перед иконой, до которой также никто не касается иначе, как с великим благоговением. Кто выносит ее на народ, подымает ее в руках; а все мимоходящие, обнажая головы, крестясь и кланяясь, усердно воздают ей честь. Книги евангельские они полагают лишь в почетном месте, как святыню, и не берут их рукою, иначе, как осенившись прежде крестом, обнажив и преклонив голову, — тогда уже, с великим благоговением, принимают их в руки. В праздники граждане и ремесленники присутствуют при богослужении, по окончании коего возвращаются к труду, полагая, что трудиться — не хуже, чем терять бесплодно средства и время в игре, питье, и других таких вещах, которыми занимаются знатные».

«Они редко употребляют имя Божие в клятву или хулу. Когда же клянутся, то целованием креста подтверждают слова или обещания».

«Некоторые великим постом принимают пищу по воскресеньям и субботам, а в остальные дни воздерживаются от всякой пищи. А иные вкушают пищу в воскресенье, вторник, четверг и субботу, а в остальные три дня воздерживаются. А многие имеются и такие, которые по понедельникам, средам и пятницам довольствуются коркой хлеба с водою». {28}

Пункт V. Об осторожности великого князя к грекам и другим людям, принадлежащим к сектам, отличающимся от его собственной.

Принимая во внимание, что алчность великих князей едва оставляет боярам какие-либо средства к существованию, можно представить себе насколько угнетается народ боярами, так как они стараются (заставлять) работать в своих полях в течение всей недели, так что крестьянин принужден затем работать для себя по воскресеньям и по праздникам [О работе по воскресеньям и праздникам (кроме Благовещенья) см. у Поссевина, стр. 106.]. Князь же, сознавая необходимость этого, принужден и сам притворно скрывать все это. А когда греки увещевают его соблюдать праздники, он делает вид пред народом, что ни в чем не расходится с греками. Оттого тех, кто говорит ему о чем-либо подобном, он имеет обыкновение заточать или бросать в такое место, что никто не может уже знать потом, жив ли тот (заключенный), или умер.

Так, по просьбе самого князя, был прислан в Москву из Константинополя некий монах Максимилиан для того, чтобы привести в известный порядок все книги, каноны и уставы, касающиеся веры. Когда он это исполнил и заметил многие заблуждения, он открыто высказал, что в действительности князь — схизматик, так как он не выполняет ни римского, ни греческого обряда. Но как только он это высказал, он быстро исчез с глаз долой. То же приключилось и с Марком греком, Кафским купцом, за то, что он дозволил себе проронить несколько подобных же слов. А грек Юрий, казначей (tesoriero) и дьяк (cancelliero) князя, был за это же смещен, но впрочем скоро снова вошел в милость, так как князю нужны были его дарования [14].

Таким же образом, если иногда появляются католические духовные лица, он их навсегда заточает в Biloiesero, или Белое Озеро, откуда им не выйти до конца жизни, или же велит прямо убивать их, стараясь таким образом избежать затруднений и прений. Оттого-то и говорит Поссевин [15]: «Северные народы, чем менее одаренными умственно чувствуют себя, тем более бывают подозрительными. Поэтому, чего не могут достичь уменьем и рассудком, того стараются достичь хитростью и силою, а москвитяне также прилежанием» [У Поссевина: ...sed Mosci diligentia quoque.].

{29} И не диво, что великие князья прилагают такое старание к сохранению за собой столь неограниченной и полной власти и, что, под предлогом (охраны) общественного спокойствия, они скорее для того, чтобы без гражданских смут и малейшей докуки пользоваться тиранией, отстраняют от себя всякое увещание как греков, каковое должно бы казаться им правильным, так и иных, коих увещания им кажутся ложными, и в особенности касательно религии, так как в этом отношении им кажется будто всегда должно воспоследовать какое-либо волнение или переворот в народе, ибо у них в глазах пример великого князя Димитрия [16], убитого князьями до его инвеституры за то, что в начале своего княжения он захотел допустить нескольких католических духовных лиц (alcuni religiosi cattolici). Однако все эти религиозные и государственные соображения оказались недостаточными для осуждения лица, которое, благодаря своей даровитости, справедливо пользовалось милостью государя, как это видно на вышесказанном казначее Юрии.

Пункт VІ. Откуда происходит упорство москвитян.

Для применения должного лекарства требуется сначала познать причину недуга и потому, желая обсудить причину схизмы этих (людей), можно было бы из сказанного до сих пор о их свойствах понять, что схизма их происходит не из того корня, из которого родилась схизма греков, то есть не из гордыни, стремящейся сравняться с величием римским, и еще менее из жажды распущенной свободы, откуда произошли некоторые современные ереси, так как по своей природе люди эти скорее избегают власти, нежели жаждут ее, что очевидно из редкости или полного отсутствия у них бунтов; несмотря на то, что у них есть столько оснований свергнуть с себя тяжкую тиранию великих князей, они однако сносят ее спокойно. Затем, если бы князь с епископами и боярами пожелал получить полную самостоятельность, так, чтобы не зависеть ни от кого в делах веры, разве они не могли бы выполнить этого в любой день? И однако, через каждые три года они приносят послушание патриарху греков, не опасаясь быть притесняемыми ими и, пожалуй, еще быть обзываемыми иногда еретиками и отлученными (от Церкви).

Итак, не по надменности или свободолюбию они состоят в единении с греками и противятся латинам, потому что им все равно: оставаться ли в послушании у тех или у других. Можно, следовательно, {30} было бы думать, что истинная, нравственная причина их упорства заключается, пожалуй, в каком-нибудь их частном недостатке, напр., главным образом в угнетении бедных, которые (как основательно полагает Поссевин) [17], может быть и спасутся в своей простоте, не понимая тонкостей, для коих остаются только епископы, вел. князья и бояре, притесняющие бедняков и вместе с тем понимающие зло схизмы.

Затем, естественною причиною может быть еще их большая подозрительность и страх быть обманутыми чужеземцами в столь важном деле, как религия, каковой страх происходит из их непреодолимого невежества в науках; так как они знают, что удручаемы последним и легко могут стать посмешищем для малейшего обмана, то, при помощи той небольшой степени хитрости, которая дана им от природы, они, как обезьяны, подражают осторожности наций, более опытных в политике, и потому-то и бывают столь осторожны и подозрительны в своих сношениях с иностранцами. Обстоятельства же, из которых рождается это невежество, изложены и выяснены ниже на листе 17 [18].

Но наиболее укрепляет их в их мнении то, что Господь (может быть за такую их простоту и смирение) соблаговолил даровать им некоторые милости, которых не выпадало на долю греков-схизматиков, да и никаким иным еретикам. Об этом пишет и Герберштейн, говоря: «главная забота духовенства, чтоб кого-нибудь приводить в свою веру. Монахи пустынножители уже давно привели к вере Христовой добрую часть язычников, долго и помногу сея у них слово Божие. Отправляются они и в разные края Севера и Востока, куда доходят лишь с величайшими трудами, с опасностью для славы и жизни, и там не надеются и не ищут никаких выгод: об одном стараются — чтоб иметь возможность угодить Богу и, нередко смертью утверждая учение Христово, призвать души многих с пути заблуждения на путь правой и принести их в жертву Христу» [19]. Если это верно, и если это действительно даруется этим простодушным пустынникам, то все это служит затем укреплением и для остальных в их схизме, так как подвиги этих пустынников приписываются достоинству их обряда и их схизме или их отделению от латинян.

{31}

Часть II.

Пункт VII. О средствах против схизмы москвитян, и, во-первых, о качествах миссионера.

Поелику: како проповедят, аще не послани будут? — Предполагая, что для этого дела необходимо разрешение и специальная миссия со стороны Святого Апостолического Престола, о. Поссевин предлагает некоторые соображения под таким заглавием: «что следует соблюсти, если придется кого послать от Апостольского Престола в Московию. — Тому, кто ведает выбор и отправление должно, во-первых, обратить внимание на следующие три необходимые условия: I, именно, чтобы посольство искреннейше учинялось во славу Божию; II, чтобы было своевременным; III, чтобы вручено было такому человеку внутренние дары и твердая добродетель которого, соединенная со знанием всего греческого (rerum graecarum), могли бы перевесить какой угодно внешний блеск и сан» [20].

Об этих-то трех пунктах я довольно думал и обсуждал про себя: должен ли я приниматься за такую задачу, не обретая в себе ни одного из трех (вышеуказанных) качеств, ни силы для выполнения столь многих условий, а равным образом и то, должен ли я отказаться от надежд на своей родине для этих других, столь недостоверных? И вот, среди таких колебаний, мне эти последние надежды стали, наконец, казаться более основательными и более полезными и я решился, по мере слабых сил своих, стараться достигнуть вышесказанных условий, в виду того, что со стороны Священной Конгрегации они вполне выполнимы.

Пункт VIII. Еще о качествах миссионера.

2-е условие — своевременности — в руце Божией и во власти Священной Конгрегации. 1-е условие (забота) о славе Божией со стороны Священной Конгрегации выполнено и в этом нет недостатка; и я также буду стараться, чтобы и с моей стороны не было оплошности. Что касается 3-го условия, знания письмен и дел греческих, то я уже на пути к возможности осуществить это условие через несколько времени, так как, благодаря щедрости Священной Конгрегации, состою в Греческой Коллегии [21].

Что же касается даров внутренних, незыблемой добродетели и святости поведения, потребных для такого дела, то я утешаю себя следующими соображениями. Во-первых, хотя для обращения невер{32}ного народа и требуются мученики и мужи великой любви и духа, и заслуживающие делать чудеса, тем не менее мы видим, что для проповеди и достижения некоего успеха среди верных христиан иногда оказывается достаточною и заурядная личность, не обладающая этими доблестями, лишь бы только она не вводила в соблазн своим поведением. Я же считаю москвитян не за еретиков или схизматиков (так как их схизма происходит не из настоящего корня схизмы, не из гордыни, а из невежества); а считаю их за христиан, введенных в заблуждение по простоте душевной. И потому я полагаю, что отправиться для собеседований с ними не значит еще идти проповедовать веру (каковое дело я никогда бы и не помыслил взять на себя), а значит лишь увещевать их к добродетелям, к наукам и искусствам, по введении каковых было бы уже более легким делом указать им заблуждение и обман, что и составит задачу уже иных (мужей), исполненных добродетелей и вдохновения. Сверх того москвитяне значительно лучше и способнее к восприятию благодати Божией, нежели еретики, и только совращены с пути греками, вследствие любви последних к первенству и споров их с Римскою церковью, так что дело представляется скорее вопросом юрисдикции, нежели веры, и (подвигом) менее возвышенным, нежели проповедь еретикам, которая ныне многими исполняется не без успеха. А сверх того у меня зарождается надежда и на то, что великие посты и смирение и терпение этих простецов могут перед величием Божиим возместить недостаток этих качеств и в (самом) увещателе. Потому что, как я уже говорил, и о. Поссевин [22] находился в сомнении (относительно этого), полагая с одной стороны, что эти бедняжки могут действительно достичь милости Господней в своей простоте и неведении. И, наконец, все дело вообще — в щедрой руце Божией. И если бы даже сейчас из этого и не получилось никакого плода, то по крайней мере не может из этого воспоследовать и никакого вреда.

Пункт IX. О других качествах миссионера.

«Послу вместе со спутниками, говорит он [23], лучше быть в пожилом возрасте». И так как он говорит о посольстве, то продолжает: «не должно посылать с ним многих, довольно пяти; переводчиков пусть будет два» (но в этом тут не будет нужды). «Если переводчик будет словенец или чех (Slavus vel Bohemus), то хотя он сначала не овладеет всем русским языком, но при продолженном пребывании весьма близко подойдет к нему; так {33} было у нас с одним, который был словенцем, и с двумя, которые знали по-чешски. Такие конечно будут приятнее москвитянам, вследствие врожденной подозрительности к подданным царства Польского. Пусть возьмут и священника словенца, чеха или русина. Платье пусть носят простое. Священник должен заручиться разрешением служить в переносном храме (in arca portatili) и давать отпущение в особых случаях. Пусть возьмет с собой благословенный елей, форму для просфор (ferra ad hostias conficiendas), вместе со священными одеждами и покровами, или тонкими занавесями из шелка, чтоб украсить ими часовню. Все можно безопасно поместить в малом месте, а между тем, когда развернешь, оно приводит в восхищение и располагает души к католическим обрядам. Наконец, он должен взять с собою для употребления следующие книги», которые я пока пропускаю.

Таковы другие, сделанные им, предупреждения относительно миссионера, все — требующие малого расхода и не сопряженные ни с усилиями, ни с трудностями, причем применительно ко мне многие из них излишни.

Пункт X. О предстоящих затруднениях.

1. «Иной может опасаться, следует ли смущать совесть москвитян, которые сами по себе крайне просты, мыслию об их схизме: ибо, в конце концов, невежественные люди в простоте своей может быть спасутся» [24].

Но этого затруднения можно избежать, так как я не намереваюсь много толковать с этими наиболее простыми людьми; наоборот, если мне представится к тому возможность, я имею в виду даже вовсе не упоминать о схизме, а только буду увещевать их к добродетелям и внушать им ненависть к порокам.

2. «Весьма тяжко пострадает тот, кто осмелится обличать русских в их обрядах. Проповедовать не дается никакой возможности, кроме того, что немногие приходят в церковь» [25]. Это затруднение не внушает опасений, так как я и не имею намерения проповедовать в церкви, а думаю пребывать только при дворе.

3. «Придворные с великим князем постоянно слышат много недостойного о католиках и о Римском первосвященнике от купцов, которые все еретики. Напротив, никогда не слышат о почти неисчетном числе католиков, о множестве дел благочестия, об единодушном согласии в вере и о величии нашего богослужения» [26].

{34} И против этого также возможно (извлечь) некоторое целебное средство из исторических трудов, которые я желаю выполнить и указать им (выяснить) величие и святость, неизменно пребывающие в святой Римской церкви, ссылками на другие истории или же посредством специального трактата о Христианской истории.

4. «У них есть, или они говорят, что есть тела святых Бориса и Глеба, Петра митрополита, Алексея и некоего монаха Сергия, которые нетленны, и, как они постоянно утверждают, совершают чудеса, возвращают зрение слепым, больных излечивают, — хотя это очевидно басни» [27]. Я же заметил бы, что он (Поссевин) ошибся, сказавши, что это — басни, так как факты не могут лгать. Да, кроме того, и русские униаты совершают службы этим святым и посвятили им не малое количество церквей. Вот почему в этом отношении не следует быть слишком щепетильным, подобно отцу Поссевину.

5. «Весьма трудно, чтоб москвитяне оставили русское богослужение или переменили бы его на латинское, или хотя бы нам позволили употреблять последнее. В этом отношении если бы пришлось им сделать временную уступку, то следовало бы тщательно рассмотреть, верно ли переведены их чтения из Священного Ветхого Завета и Евангелия. А это, может быть, никогда никем и из греков не было сделано и не может быть легко сделано. Ибо я доселе не знаю никого, кто бы знал московский язык и свойства этих фраз вместе с греческим или латинским языком и в то же время заложил бы некоторое твердое основание в богословии. И епископы русинов [Речь идет о русских в польских владениях, ибо в подлиннике у Посс. стоит: episcopi Ruthenorum qui Poloniae regi subditi sunt.] порой совершают богослужение по-гречески, но вряд ли кто из них знает этот язык. Поэтому и от них, если кто присоединится к нам, нельзя на это надеяться, тем более, что хотя бы они были искусны и в обоих языках, в богословии они совершенно неопытны. А следует ли одному или двум поручать столь великое дело — об этом да судит Ваше Блаженство» [28]. И по этому поводу замечу, что я мало озабочен (вопросом) должны ли москвитяне перейти от греческого обряда к римскому или заменять употребление языка русского греческим или латинским, так как святою церковью уже допущены эти различия обрядов и языков. Единственное, что нужно для спасения москвитян, есть выяснение им заблуждения греков и пересмотр их переводов (книг) и исправление таковых, {35} если в том встретится надобность; каковое дело, превосходя, может быть, силы одного человека, потребовало бы или многих переводчиков, или же многих проверяющих одного. И потому я стараюсь исключительно о том, чтобы приобрести хотя бы посредственные познания в греческих писаниях и в московской речи настолько, чтобы быть в состоянии заметить какие-либо наиболее грубые заблуждения и растолковать это москвитянам, делая им только некоторые комментарии к их переводу, по способу современных начeтчиков (в Писании) и истолкователей, ибо таким образом они увидят, что их Писание не подвергается хуле; по поводу же истолкования Писания они придут к познанию и ошибок их переводов, (ошибок), в которых нет недостатка, в чем я уже имел случай убедиться некоторым опытом. И я держусь мнения, что москвитяне не сопротивлялись бы столь упорно исправлению своих Писаний, если бы им до очевидности были указаны заключающиеся в них ошибки [29]. Для такого доказательства нужно, я полагаю, знание не только латинского языка и греческого, но и еврейского, более же всего — основательное понимание языка славянского, вследствие чего я предоставил себе двухлетний срок, чтобы достигнуть до некоторой степени красноречия в этом языке, хотя он мне и родной.

Ответ автора (т. е. Поссевина) [30] на предложенные затруднения: «Но нам повелевает надеяться на лучшее Тот, у Кого не изнеможет всяк глагол, и Кто особенно в наш век, на Востоке, Западе и Юге, в разных местах утвердил торжество Креста над идолами и соделал в короткое время, что на одном и том же латинском языке у различнейших народов совершается богослужение». И между прочими частностями он отмечает следующее: «с придворными можно заводить разговоры о благочестии и составлять и издавать в свет книжки на их языке». Я же, соображаясь с этим, начертал нижеследующий план моих занятий в этих краях.

Часть III.

Пункт XI. О практическом осуществлении дела.

Обращаюсь теперь в частности к тому способу, которым, как я полагаю, эта задача могла бы перейти в дело практическое. И потому сначала этот способ (проект) я повергаю на усмотрение Вашего Высокопреосвященства для обсуждения — пригоден ли он или {36} бесполезен, смиреннейше умоляя благоволить даровать ему Ваше покровительство и сделать из него то, что окажется наилучшим.

Итак, предполагая, как необходимое (условие успеха) содействие благодати Божией, истинное понимание Его Славы и дозволение и миссию со стороны Св. Апостольского Престола, я мог бы отважиться на это предприятие при следующих условиях:

1) Требуется найти способ проникнуть ко двору великого князя [31].

2) Стараться искать случая часто беседовать с ним и снискать его расположение.

3) Сохранить это расположение и заслужить еще благодарность и награды.

4) Быть осмотрительным при принятии наград, какого бы рода они не были.

5) Не оскорблять никого из епископов, бояр и иных особ.

6) Добиться дозволения печатать мои труды, по предварительном рассмотрении их епископами, дабы не пало на них никакого запрещения.

7) Наконец, с Божией помощью, раскрыть мое намерение.

О вышесказанных способах действия.

И во 1) о том, как проникнуть в Московию?

Можно проехать в нее через Россию (per la Russia), Валахию и Константинополь с послом вел. князя и с купцами; но ни из одного из этих мест я не желал бы направляться в территорию или область, подвластную князю, прежде, нежели бы был призван им, а этого я попробовал бы достигнуть следующим образом:

Так как из всех других писаний история есть наиболее полезная, во многих отношениях желательная и наименее подверженная оспариванию, то я, еще пребывая в Риме, хотел бы составить труд по христианской истории, который только в общих чертах касался бы церковной истории других наций, но зато не упускал бы (из вида) ни единой подробности о первоосновах, об успехах или упадке и утрате веры христианской среди всех наших народностей, каковы поляки, богемцы, москвитяне, болгары, черкасы (circassi), xopваты, босняки и иные [32]. К этому я желал бы еще присоединить перевод какого-нибудь духовного труда, легкого и удобопонятного, но полезного и забавного (giocondo), как например, «Театра Мира» [33] или «Церковной Монархии» Цаморры [34], и вместе с этим еще другие любопытные книги.

{37} Эти книги я желал бы увезти с собою или в Константинополь, или же скорее в Смоленск (Smolenca) в Россию, и послать князю историю с какою-нибудь другою книгою, духовною, оставивши прочие у себя и обещая (прислать) ему и эти, когда они будут хорошо просмотрены, и потому (намерен) просить его милостиво благоволить дозволить мне одному с его разрешения явиться и лично выразить ему свое глубокое почтение составлением (в честь его) предисловие (к книгам):

Что обозревая все личности, принадлежащие к нашим, вышесказанным народностям, я не мог в настоящее время найти никого, равного ему по величию (что не было бы ложью), и что поэтому ему одному подобает посвятить труд, содержащий в себе описание религии, войны и мира всей нашей народности, так как он среди нее — величайшая особа, способная наилучшим образом защищать и возвеличивать ее достоинство. И что поэтому я решился не служить никому иному, кроме достойнейшего из наших народных князей, и охотно отдал бы себя на служение ему, если бы только был способен к чему-либо, дарованием ли или трудами. И что, хотя все это еще ничтожно мало, тем не менее, я надеюсь не быть отринутым со стороны его светлости и милости. Я намекнул бы далее на то, что мог бы служить ему по части языков латинского, итальянского (volgare), испанского, хорватского, немецкого и греческого, как в качестве переводчика, так и в качестве посланника, а если бы ему благоугодно было, то и в качестве наставника его сыновей (при изучении) этих языков или же, скорее, как наставник в каком-нибудь свободном искусстве, пользуясь их же природным наречием. Таково было бы вступление ко двору.

Во 2) о сближении с государем.

Но так как знание языков является украшением скорее грамматика, и переводчика, нежели личности, желающей достигнуть до некоторой степени влиятельности при государе, дабы беседовать с ним почаще и более надежным образом, — то коснувшись языков только мимоходом, потребовалось бы, прежде всего, сделаться опытным (человеком) в знаниях по преимуществу государственных, касающихся религии, мира и войны; обладая в этом уже некоторыми начатками познаний, я при помощи чтения надеюсь достигнуть известного успеха. Не следует сверх того пренебрегать и низшими из свободных наук и искусств, и по этой части я уже перевел кое-что на хорватский язык, чтобы потом, с незначительными изменениями, изложить это на московском наречии; и таким образом я, по мере {38} слабых сил своих, обработал курс поэзии, красноречия, арифметики и грамматики, и несколько книжек духовного содержания [35]. Еще я сделал опыт перевода (курса) казуистики (li casi di coscienza) [36] и философии, что не показалось мне слишком трудным после моего вышеуказанного упражнения в славянском языке. Но более всего нужна мне была бы математика, хотя бы только для того, чтобы иметь со временем возможность доказать этому народу необходимость исправления календаря и невежество греков, которые этого не понимают.

О медицине и о законоведении мне нечего заботиться, ввиду того, что первая не приличествует сану духовному, а второе бесполезно для моей цели, тем более что изложение законоведения, хотя бы и в переводе, никогда не было бы принято в этих краях, или же вызвало бы волнения и смуты.

Что касается, следовательно, других историй, изящной словесности и духовных творений, то сколько из них я смог бы перевесть, столько же и желал бы выпустить в свет, с дозволения князя и по просмотре их епископами, ничуть не касаясь споров о вере, а занимаясь только другими полезными и приятными материями. Но политических рассуждений я вовсе не думаю когда-либо переводить и опубликовывать, хотя и постараюсь запастись ими для самого себя и для того, чтобы иметь возможность пользоваться ими только устно, в советах князю, дабы таким образом поддерживать и сохранять его милость (ко мне).

Возражение. Но можно сказать: каким образом добьешься ты, посредством изящных искусств и наук, благосклонности того, кто не только пренебрегает ими, но еще и ненавидит и воспрещает их, чтобы вместе с ними не проникли в государство различия мнений и религий и смуты, как полагают некоторые писатели и как кажется и Поссевину [37], дабы государь не был превзойден кем из своих подданных в мудрости.

Отвечаю, что князь Московский со всеми своими подвластными не ненавидит, а наоборот любит воспитание умов и свободные искусства и науки (le facolta' liberali) и покровительствует им; так как по природе omnis homo scire appetit («всякий человек стремится к знанию») и никто не может любить невежества; что же касается страха перед новшествами, то (в этом отношении) достаточно запретить общение с чужеземцами.

Князь скорее даже любит пособия (средства), ведущие к наукам, если может получить их легко без ущерба для своего авто{39}ритета посредством людей ученых и влиятельных, как мы это видели выше, в пункте 5-м, на примерах Максимилиана монаха и Юрия казначея, которые, ради своих знаний, были призваны князем и пользовались его милостью. Что же касается того, будто он, будучи невежественным, желает казаться ученейшим сам более, нежели иметь при себе начитанных и искусных людей, способных давать ему добрые советы и притом против латин, то я не могу поверить, чтобы это действительно было так.

В чем же причина отсутствия там всякой словесности?

Отвечаю, что с того времени, как москвитяне вышли из рабства татарского (чему едва минуло 200 лет) они, будучи хитры и обманчивы, начали сразу мерить все на свой ум и относиться подозрительно ко всем другим нациям, кроме греков, и воспретили общение с ними, потому что опасались быть всеми обманутыми, так что поддерживались сношения с одними только греками, которые ими считались необходимыми для дел религиозных. Но так как в настоящее время греки не занимаются ни искусствами, ни науками, так что они сами — слепые и вожди слепых, то каковы были учители, таковыми же свойственно было стать и ученикам, (то есть) грубыми и необразованными. И это не диво относительно столь отдаленно живущих народов, как скоро тоже самое случалось даже с другими, столь близкими к латинам и грекам. Да и сами римляне оставались более двухсот лет без сколько-нибудь значительной словесности. И даже первые творцы ее, греки, и те ее совершенно утратили. Сверх того и язык наш настолько труден, что даже и среди латин редки говорящие на нем в совершенстве. Вот почему, хотя бы какой-нибудь грек и добился познаний в чем-либо, тем не менее нечего опасаться, чтобы он мог обучать этому москвитян, за незнанием языка, которому он не будет в состоянии научаться.

Итак, невежество москвитян происходит не из ненависти или запрещения наук, а от невежества их учителей, от трудности языка и подозрительности их к тем, которые могли бы научить их.

3) О сохранении благосклонности и о том, как заслужить награды.

Так как причиною милости являются не одни языки, науки и словесность и не одно уменье рассуждать о государственных вопросах, но и восхваление государя, если он того заслуживает, то у нас, поэтому, не будет недостатка в темах в похвалу современным и древним великим князьям, как в прозе, так и в поэзии, и в частности в одной стихотворной форме, никем еще не {40} примененной (кроме разве одного Овидия, насколько можно предполагать по некоторым его выражениям), а именно в стихах на нашем языке, но по образцу и по метрике латинским, что мне удавалось выполнять не дурно. А с дозволения государя иногда можно будет еще представить и на сцене некоторые подвиги их святых и князей.

И, наконец, для того, чтобы государь был принужден вознаградить чем-либо старания, Юрий указал способ к тому в похвале брату Товию, правителю Венгрии, где говорится:

«Кроме того, никто не смотрел прилежнее его за доходами царства, никто не сдавал выгоднее на откуп подати, копи, пастбища, соляные варницы, никто не придумывал тоньше способов собирания денег. Этим одним приобретается у царей вернейший залог благодарности: так что и король Иоанн признавался, что он царствует благодаря особенной деятельности этого мужа» [38] и пр.

Итак, этот пример в том, что в нем есть хорошего, будет служить (и нам) образцом для подражания, насколько окажется возможным для слабых сил. Впрочем, для того, чтобы быть в состоянии во всех сказанных вещах держаться всегда средины и чтобы, желая восхвалять, не казаться льстецом и из советника не превратиться в судью всеми ненавидимого, требуются благие наставления и инструкции вашего высокопр-ства, преподававшиеся уже другим в подобных же случаях, каковых (наставлений) я и буду ожидать от вас со смирением и мольбами даровать мне их для успеха моего дела. Кроме того, буду оберегаться внушать государю что-либо кроме того, что прежде всего клонится к славе Божией и что не было бы предварительно хорошо обдумано, дабы не причинить вреда подданным или вызвать в них отвращения.

4-е и 5-е). О принятии наград и о том, как избежать нерасположения туземцев.

В этом отношении я вполне полагаюсь на инструкции вашего высокопр-ства и, может быть, не желал бы даже и ничего принимать, чтобы внушать менее подозрений, а расходовал бы (полученное) на бедных или на печатание книг; если же впоследствии представилась бы возможность занять какой-либо служебный пост, не неприличествующий духовному сану, придется сообразоваться с указаниями Промысла (Божия). Избегая же почестей, может быть, окажется легче влиять на души и менее будет возбуждаться зависти среди придворных. Так, что если и без принятия на себя особых поручений (обязанностей, lі carichi) можно было бы продолжать оста{41}ваться приближенным князя и сохранять некоторое влияние на него, то лучше было бы вовсе воздержаться от них (от таких отличий).

6) О книгах, которые следовало бы напечатать.

Пользуясь уже некоторым вниманием со стороны князя, можно было бы испросить разрешения делать некоторые собрания и в определенное время читать розарий (по четкам) и произносить некоторые увещания к добродетели. Это могло бы привлечь множество народа, как вещь новая для тех мест, где проповедь не в обычае. И потому желательно было бы сначала изложить в особом труде, а затем и напечатать о способах исповеди и экзамена совести, а также издать Розарий, Стелларий, Венец Господень, Службу Мадонне и разного рода размышления и духовные упражнения, в виду того, что москвитянам, очень склонным к религии, эти новые и необычные вещи не могут не понравиться, если будут предварительно одобрены епископами.

Затем, при переводе и печатании книг следует тотчас по издании одного сочинения о светских материях издавать другое о духовных и так продолжать все время, попеременно. Из сочинений духовных (di devozione) (кроме книг молитвенного содержания) надо составить еще церковную историю и трактат de notis Ecclesiae и другие тому подобные, как, например, о вопросах совести (казуистике) и некоторых важнейших вопросах богословия. Вслед за этим надо написать историю князя и его времени; и если бы, по счастью, такие упражнения ему понравились, надо убедить его послать меня в Венецию для составления и перевода других книг. А пользуясь этим случаем, Святейший Престол мог бы послать письма и увещания к соединению.

7) О конечном предприятии.

Наконец, после стольких обходов и намеков, которые могут растянуться на четыре или пять или даже более лет, как будет угодно Господу, надо будет своевременно, с Божией помощью, раскрыть князю настоящее, истинное намерение. Начавши с благодарности за оказанную благосклонность и с прославления его доблестей и воодушевивши его жаждою славы и еще больших подвигов, надо будет затем увещевать его начать войну против общих врагов христиан, турок, и по этому поводу выставить на вид, что пророчества об одолении оттоманов не подходят ни к кому другому более, чем к нему, и что ему исполнить это будет легче, нежели какому-либо иному государю, лишь бы только ему благоприятствовали единоверные ему греки посредством возмущений против турок. Бол{42}гары же, сербы, босняки, валахи и богдановцы (Bogdanesi) охотно поступят точно также из любви к государю, одинакового с ними наречия и одинаковой народности. (Этими) и другими доводами надо постараться приохотить его к такому делу. И если он воспламенится мечтами о такой славе, следует затем намекнуть, что для этого будет недостаточно его подданных без помощи западных государей, так как москвитяне не знают военного дела в том совершенстве, в каком оно в ходу у католиков. И потому, если он пожелает, то пусть пошлет меня к этим католическим государям, ибо от них он наверное получит и мастеров дела, и помощь, и советы. Но для этого предварительно потребуется религиозная уния с ними, и потому надо просить его разрешить прения (об этом) и расследование истины для заключения унии, необходимой даже и в том случае, если бы он и одолел Турок, ибо ему никогда не достигнуть мира с католическими государями, если он будет разной с ними религии.

Если же дело дойдет до этого пункта, до переговоров об унии, то да благоугодно будет Всемилостивейшему Господу привести все к славе и чести Своей!

1641.

Примечания

1а. Revue des questions historiques, janvier, 1896, p. 196. См. русский перевод в «Русском Обозрении» 1896 года, февраль, стр. 938–955.

2а. Archiv fur slavische Philologie, B. VI, 1882, s. 120. «Русское Обозрение», стр. 941–943.

1. Кардинал Автоний Барберини, префект Пропаганды. Illustrissimo титулование, присвоенное в то время кардиналам.

2. Здесь, вероятно, намек на эфиопское посольство 1539 г. Іоbi Ludolfi.... Historia Aethiopica, Francofurti ad Moenum, 1681, 1. II, c. 16, n°12.

3. Здесь разумеется конгрегация de Propaganda Fide, которая давала временные стипендии Крижаничу, и под надзором которой он находился в Греческой коллегии. Archiv fur slav. Philologie, VI, 1882, 120 «Русское Обозрение», стр. 941–943.

4. Иезуит Антоний Поссевин был послан папой Григорием XIII в Москву. Через его посредство осуществился десятилетний мирный договор между Иоанном IV и Стефаном Баторием 15 января 1582 г. Посольство Поссевина в Польшу и Россию описано в моей книге: La Eussie et le Saint-Siege, Paris, 1897, t. II, p. 21 sqq.

5. Есть два относящихся сюда комментария Поссевина: 1) De rebus moscoviticis commentarius ad Gregorium XIII Pontificem Maximum; 2) Alter commentarius de rebus moscoviticis ad religionem speetantibus. Оба, вместе с некоторыми другими меньшими сочинениями носят общий титул: Moscovia и были не раз напечатаны. Я цитирую по Плантинскому изданию 1587 г., в Антверпене.

6. Оба приведенные места Поссевина заимствованы главным образом со страниц 92, 93 и 112, но не буквально, а по смыслу, как и вообще во всем сочинении. Здесь должно указать значительный анахронизм. Собственно датой разделения Церквей обыкновенно принимается середина XI века. В предыдущем X веке узы единства между Востоком и Западом не были еще окончательно развязаны. Посему великий князь Владимир почитается как святой и в униатской церкви. Вместо «500» Поссевин должен был написать «около 600».

7. Для отношений к Константинополю см. соч. Каптерева: «Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях». Москва, 1885.

8. Знаменитый Герберштейн предпринял два дипломатических путешествия в Россию. Его богатое содержанием сочинение издавалось часто. Я цитую по лучшему изданию: Herum Moscoviticarum Commentarii Sigismundi Liberi Baronis in Herberstain, Basiliae, 1571. — Приведенные здесь места находятся у Поссевина, стр. 22, 25, 93, 96, 97, 99, 100; у Герберштейна, стр. 15.

9. Стр. 91. В этом месте Поссевин говорит о невежестве священников и монахов.

10. Оlаі Маgnі Gentium Septentrionalium Historiae Breviarium, Lugduni Bat, 1645. p. 504.

11. Стр. 55, 59.

12. Стр. 121.

13. Стр. 40–42.

14. Эти три примера взяты у Герберштейна, стр. 43. История афонского монаха Максима грека представлена неточно. Утверждений о Марке греке и Юрии греке (Траханиоте) нельзя проверить.

15. Стр. 54.

16. Мало удачный намек на так называемого Лжедимитрия.

17. Стр. 111.

18. Так в текcте. Разумеется приводимый ниже (стр. 103 внизу) вопрос: Che dunque e la causa che la non ci sia nessuna sorte di letteratura?

19. Стр. 43.

20. Стр. 66.

21. См. выше примеч. 3.

22. Стр. 111.

23. Именно Поссевин, стр. 69–78.

24. Поссевин, стр. 110.

25. Там же, 111.

26. Там же.

27. Там же, 114. В критике Поссевина Крижанич становится на ту же точку зрения как Кульчинский. Specimen Ecclesiae Ruthenae (ed. Martinov), Parisiis, s. a., p. 8, 32, 45, 61.

28. Там же, 115. Последние слова обращены к папе Григорию XIII.

29. Позднейшая реформа церковных книг с ее глубокими последствиями есть лучшее доказательство против утверждения Крижанича.

30. Именно, Поссевин. 116, 119.

31. Государем Московским был тогда Михаил Феодорович.

32. Под Черкасами разумеются Малороссы.

33. Под таким заглавием ходило несколько сочинений; нельзя определить, о котором здесь идет речь.

34. Monarchia mystica de la Iglesia hecha da hierogliftcos sacados de humanas y divinas letros, compuesta por el F. F. Laurencio de Zamora, Impressa en Barcelona ano 1608.

35. Особенно известна грамматика Крижанича.

36. Так называли введение к нравственному богословию.

37. стр. 98.

38. В архиве Пропаганды, насколько я мог исследовать, нет следа подобной инструкции.