sci_tech Авиация и космонавтика 2006 01

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 01.08.2011 FBD-48B377-46AF-4543-03B4-D2D7-9DFB-7EE39B 1.0 Авиация и космонавтика 2006 01 2006

Авиация и космонавтика 2006 01

640-й центр боевого применения и переучивания летного состава им. маршала авиации Скрипко

История Центра боевого применения и переучивания летного состава Военно-транспортной авиации ведет свое начало с момента формирования так называемых 25-х курсов. Курсы были сформированы в декабре 1967 г. в поселке Сеща Дубровского района Брянской области в составе управления курсов и инструкторской учебной авиационной эскадрильи (пять экипажей и три самолета Ан-12). Общая численность курсов в то время составляла 130 человек постоянного и переменного состава. На должность начальника курсов был назначен командир 566-го военно-транспортного авиационного полка полковник В.П. Некрасов, постоянный состав также комплектовался, главным образом, офицерскими кадрами 566-го ВТАП.

Вообще история курсов тесно связана с историей 566-го ВТАП, на базе одной из эскадрилий которого в середине 60-х годов велась подготовка экипажей и технического состава самолетов Ан-12 из армий дружественных СССР стран.

Согласно утвержденной программе, на курсах одновременно обучалось 40 офицеров переменного состава:

– группа командиров военно-транспортных авиационных полков – 10 человек (срок обучения 8 месяцев)

– группа командиров военно-транспортных авиационных эскадрилий – 10 человек (срок обучения 8 месяцев)

– группа штурманов военно-транс- портных авиационных полков – 10 человек (срок обучения 4 месяца)

– группа штурманов военно-транспортных авиационных эскадрилий – 10 человек (срок обучения 4 месяца)

С 1 февраля по 17 апреля 1968 г. первые две группы слушателей (25 помощников командиров кораблей и 12 штурманов, призванных в ВТА из запаса) теоретически изучали самолет Ан-12Б. Это был первый выпуск 25-х офицерских курсов.

Через полтора года после формирования, в октябре 1968 г., программы подготовки и функционирования курсов подверглись пересмотру, на курсах стали готовить:

– группу командиров военно-транспортных авиационных полков

– группу командиров военно-транспортных авиационных эскадрилий

– группу старших штурманов военно-транспортных авиационных полков

– группу штурманов военно-транспортных авиационных эскадрилий

– группу начальников штабов военно-транспортных авиационных полков.

В октябре 1968 г. курсы были передислоцированы из Сещи в Иваново, а с августа 1971 г. стали именоваться «25-е Центральные офицерские курсы ВТА». Помимо старших штурманов авиаполков на курсах начали готовить штурманов авиадивизий ВТА.

В связи с планированием на 1971 г. подготовки резерва командиров кораблей из число помощников командиров кораблей для обеспечения летной подготовки в 25 сентября 1970 г. курсам временно подчинили 3-ю эскадрилью 229-го ВТАП (8 самолетов Ан-12Б).

Первый командир 25-х курсов в Иваново полковник В. П. Некрасов

Первый выпуск слушателей Центра (пилоты запаса слева и штурмана запаса справа). Апрель 1968 г.

Ан- 12ППС на стоянке музея ВТА в Иванове

Музей ВТА (основан 8 августа 1984 г. в честь 40-летия Победы)

Операция "Сено"

На рубеже 60 – 70-х гг. резко возрос экспорт авиационной техники в дружественные страны, в том числе военно-транспортных самолетов. Для оказания помощи иностранным специалистам в освоении советской авиационной техники в феврале 1972 г. в штат курсов включили 48 должностей офицерского состава второго комплекта инструкторской учебной эскадрильи.

1 января 1974 г. 25-е Центральные офицерские курсы ВТА были переименованы в 610-й Центр боевого применения и переучивания летного состава. В центре в тот период проходили подготовку:

– группа командиров кораблей со сроком обучения 5 месяцев (два набора в год по 25 человек в наборе)

– группа помощников командиров кораблей со сроком обучения три месяца (два набора в год по 50 человек в наборе)

– группа штурманов кораблей со соком обучения три месяца (два набора в год по 50 человек)

– группа старших борттехников со сроком обучения три месяца (два набора в год по 20 человек в наборе)

– группа руководителей полетами и сменных руководителей посадки со сроком обучения три месяца (два набора в год по 10 человек)

В оперативном отношении Центру подчинялся 374-й инструкторский ВТАП.

Курсы, а затем и Центр были укомплектованы самолетами Ан-12, задачу переучивания на Ил-76 поставили перед личным составом ЦБП и ПЛС ВТА в 1977 г.

В те годы значительно возросло количество иностранцев, проходивших подготовку в Иваново. Стало не хватать переводчиков, преподавателей. Пришлось расширять штаты и увеличивать самолетный парк за счет самолетов расформированного 374-го ВТАП В 1979 г в Центре имелось 12 самолетов Ил-76 и 16 самолетов Ан-12. Постоянный состав комплектовался опытнейшими пилотами и штурманами, облетавших едва ли не весь мир.

Запись в книге почетных посетителей музеи ВТА делает маршал авиации Н.С Скрипко

Именной Ип-76ТД "Маршал авиации Н.С. Скрипко" на авиасалоне МАКС

Тренажер КТС-32

В период прохождения службы в ЦБП и ПЛС постоянный состав поддерживал летные навыки, практически 100 % экипажей Центра были подготовлены к выполнению боевых заданий днем и ночью в простых и сложных метеоусловиях при утвержденном минимуме погоды. Средний годовой налет на экипаж постоянного состава Центра в середине 70-х годов состав- пял 180 – 200 ч. Согласно новому штату в состав Центра входили:

– управление;

– офицерские курсы;

– дво исследовательских отдела;

– две инструкторских учебных эскадрильи (одна но Ил-76, другая – на Ан-12, штатной численность 16 Ил-76 и 16 Ан-12 самолетный парк Центра достиг в 1983 г.);

– подразделения обеспечения;

– клуб;

– музей ВТА.

В одном наборе предусматривалось обучение 205 человек переменного состава: командиров и заместителей командиров полков, командиров эскадрилий, командиров авиационных отрядов, штурманов авиадивизий, штурманов полков, штурманов эскадрилий, командиров кораблей, старших борттехников, борттехников по АДО, руководителей полетов, сменных руководителей посадки, начальников связи полков и эскадрилий.

Исследовательскими отделами Центра был подготовлен, помимо прочего, ряд наставлений, принятых к руководству в частях ВТА. В 1979 г. под руководством подполковников В.П. Щербатюка и И И. Черепанова был разработан курс боевой подготовки ВТА. В 1985 г. офицерами ЦБП подготовлена методика выполнения дозапровки в воздухе самолетом Ил-78.

Советская Армия славилась единением с советским народом. Порой единение принимало весьма своеобразные формы. Любой студент советского ВУЗа до сих пор воспринимает картошку не в качестве пищи, а как время года, синоним слова «осень». У офицеров также была своя «корюшка»: в 1976 г. Центр был награжден грамотой Ивановского обкома КПСС за активное участие личного состава в заготовке кормов для скота. Развивая тему можно вспомнить «эпопею» по доставке сена самолетами ВТА в Среднюю Азию. За те полеты также давали грамоты. Правда, сено золотым получалось ..

В 1980 г. в Центре прошло обучение 433 слушателя, в том числе 135 иностранцев (граждане ЧССР, Сирии, Ливии, Гвинеи и Эфиопии). В 1981 г. -

еще больше: 539 человек, в том числе 215 офицеров вооруженных сил Сирии, Ливии и Ирака. В августе 1981 г. введен в строй наземный тренажер самолета Ил-76. Своего пика объем подготовки слушателей достиг в 1984 г. – 726 человек, 76 группы.

Напряженная летная работа не обходилась без происшествий, но за всю историю ЦБП и ПЛС катастрофа случилась лишь однажды – 16 ноября 1982 г. разбился Ан-12. Экипаж, в состав которого входили офицеры постоянного состава и слушатели курсов выполнял полет по кругу днем при установленном минимуме погоды. Перед взлетом не был включен авиагоризонт, в результате при полете в облаках в ходе выполнения первого разворота пилот превысил ограничение по крену, крен превысил 70 градусов. Самолет скользнул на крыло и столкнулся с землей, семь человек, находившихся на борту, погибли.

В 1988 г. 27 летчиков и штурманов Центра прошли теоретическое переучивание на самолет Ан-124.

В 90-е годы Центр, как и другие подразделения, части и соединения ВВС, пережил волну реорганизаций, не всегда оправданных. К примеру, в сентябре 1991 г. из штата Центра был исключен в полном составе 2-й исследовательский отдел (анализа и предупреждения летных происшествий и предпосылок к ним). Решение оказалось, мягко говоря, непродуманным – в 1994 г. отдел снова появился в оргштатной структуре Центра. В то же время в 1991 г. имел место и крайне отрадный факт – ввод в строй трехстепенного тренажера КТС-32 самолета Ил-76 Тренажер значительно упростил подготовку летчиков и штурманов. Тренажер посредством гидроприводов меняет положение в пространстве по всем трем осям, не имитируются лишь перегрузки. В начале 2000-х годов тренажер был модернизирован.

Визит командующего ВТА США в Иваново

Визит представителей французской эскадрильи "Нормандия-Неман"

Начальник Центра генерал-майор Ахлюстин Иваново Октябрь 2005 г.

В частях ВТА имеется всего лишь два тренажера КТС-32, мало, но лучше, чем ничего. Ввод тренажера пришелся ко времени – с 1992 г. из-за хронической нехватки топлива и запасных частей к самолетам, стал катастрофически падать налет: в 1994 г. план по налету удалось выполнить лишь на 50 % Резко снизилась натренированность доже постоянного состава. За весь 1994 г. парашютным способом было десантировано всего 14 человек и ни одной платформы или единицы техники! Тренажер худо-бедно позволял поддерживать летные навыки.

Помимо нехватки топлива и запасных частей Иваново постигла еще одна напасть: аэродрому требовался капитальный ремонт. Полеты зимой выполнялись с обледенелой полосы в условиях большого количества ограничений. А ведь приходилось не только готовить слушателей, но и выполнять перевозки людей и грузов на Северный Кавказ, в Таджикистан, другие «горячие точки».

В августе 1994 г. на базе двух инструкторских эскадрилий, эскадрильи боевого применения и ТЭЧ был сформирован 517-й инструкторский ВТАП, на вооружении полка состояло 28 самолетов Ил-76. Некоторое время в состав Центра в качестве отдельной входила инструкторская военно-транс- портная эскадрилья, переведенная из Учебного центра в Фергане (Узбекистан). 517-й полк просуществовал недолга, в настоящее время в составе Центра имеется одна инструкторская военно-транспортная эскадрилья.

90-е годы ознаменовались «дружбой народов» – развитием контактов с армиями бывших вероятных противников Иваново посетила делегация ВВС США во главе с командующим «штатовской ВТА». Иваново неоднократно посещали французские военные делегации. Впрочем, это как раз не удивительно. Именно в Иваново формировался Знаменитый полк «Нормандия- Неман». На здании офицерского клуба укреплена мемориальная доска с надписью «В этом здании в 1942 – 1943 г.г. формировалась авиационная эскадрилья французских летчиков патриотов «Нормандия».

Помимо традиционных для Центров подобного назначения задач подготовки и переучивания, личный состав центра выполнял задания, типичные для строевых частей ВТА, Так, в марте 1979 г. четыре экипажа Ил-76 из 374- го ВТАП, которые находились в оперативном подчинении 610-го ЦБП и ПЛС, принимали участие в крупных учениях по плану министра обороны. В ходе учений из Европейской части СССР на Дальний Восток было перевезено 580 солдат и офицеров 331-го парашютно-десантного попка. Периодически экипажи постоянного состава принимали участие в летно-тактических учениях с десантированием людей и грузов, отрабатывали выход из-под ракетно-ядерного удара. С 13 декабря 1979 г. по 8 января 1980 г. 14 Ан-12 и три Ил-76 принимали участие в перевозке людей и грузов в Афганистан. На Ил-76 было перевезено 12 единиц боевой техники и 31 человек, на Ан-12 – 14 единиц боевой техники и 141 человек В 90-е годы экипажи центра принимали участие в перевозках людей и грузов в «горячие точки» стран СНГ, в выводе войск из Германии.

В мае 1995 г. 640-му Центру боевой подготовки и переучивания летного состава присвоено имя маршала авиации Н.С. Скрипко В ознаменование 69-летия ВТА 1 июня 2000 г. самолету Ил-76МД присвоено почетное наименование «Маршал авиации Скрипко».

В настоящее время Центр, как и прежде, ведет подготовку командного состава ВТА В 2000 г в Иваново проходила обучение группа офицеров Китайской Народной Армии. В общей сложности в Центре подготовлено более 12 000 специалистов для военно- транспортной авиации.

Необходимо сказать несколько слов о находящемся на территории гарнизона Музее ВТА Здесь собрана уникальная информация по всем полкам военно-транспортной авиации, включая расформированные. Помимо фотографий и моделей представлены «живые» самолеты – Ан-2, Ли-2, Ил-14, Ан-12ППС, Ан-22

Фото Михаила Никольского

Командиры 640-го ЦБП и ПЛС ВТА им. Маршала Н.С. Скрипко год вступления в должность

полковник Некрасов В.Л. 1967

полковник Соловьев В.П. 1970

полковник Моргис Н.С.* 1974

полковник Петров А.А.* 1977

полковник Власенкевич К В 1984

полковник Павленко А. И.* 1986

полковник Ахлюстин А.В. * 1995

*в период командования Центром присвоено звание генерал-майор

Владимир РИГМАНТ

Долгая дорога к Ту-160

Продолжение Начало в АиК NeNe 3.4.7. Ю-11/2005 г.

Советский ответ В-1

Временно прервем повествование об американском В-1, которое мы начали в ноябрьском номере журнала, и вернемся в «родные пенаты».

В октябре 1964 года со всех постов был смещен тогдашний лидер СССР Никита Сергеевич Хрущев, к власти в стране пришла новая команда, сделавшая ставку на идеологический консерватизм,сочетавшийся с желанием придать стране мощный экономический импульс, с целью выведения ораны на передовые позиции в мире.

Одной из задач, которые ставило перед собой новое руководство, стала форсированная модернизация технического оснащения советских вооруженных сил. Причем если при Хрущеве модернизационные процессы в основном касались стратегических ракетных сил, военной космической составляющей и подводного флота, вооруженного ракетами, то теперь речь шла о воплощении в жизнь широчайшего спектра военно-технических программ практически по всем составляющим видом вооружения и оснащения сухопутных войск, флота и авиации.

Естественно, на этой новой волне интереса руководства страны к оснащению армии новой техникой встал вопрос о дальнейшей судьбе новых тяжелых авиационных комплексов для наших ВВС, способных в обозримой перспективе прийти но смену устаревавшим дозвуковым дальним Ту-16, стратегическим Ту-95, М-4 и ЗМ и не очень эффективным дальним сверхзвуковым Ту-22.

К моменту выработки и принятия правительственных решений работы по туполевскому однорежимному стратегическому комплексу Ту-135 практически были свернуты, работы по дальнему однорежимному «убийце авианосцев» Т-4 еще находились на стадии постройки опытного экземпляра, и дальнейшая судьба его была туманна.

Обе эти темы, каждая на своем уровне, могли дать стране в лучшем случае в ближайшее время весьма дорогую однорежимную машину, целесообразность которой на данном этапе развития авиационной техники и развития средств ПВО была далеко не очевидна. И военные, и разработчики авиационных систем все больше склонялись к созданию отечественных авиационных ударных систем на основе многорежимных авиационных носителей.

Естественно, активное развертывание работ в США по программе AMSA с целью создания в ближайшие годы флота новых стратегических многре- жимных бомбардировщиков не осталось вне поля внимания нашего военно-политического руководство и авиационных специалистов.

После проведения анализа путей развития боевой авиационной техники был сделан вывод о целесообразности разработки новых тяжелых боевых самолетов: дольнего и стратегического самолетов-носителей и комплексов на их базе, способных в ближайшие десятилетия вывести наши авиационные средства нападения на новый качественный уровень, сравнимый или превосходящий уровень потенциального противника.

По первому направлению, на основе предварительных предложений и проработок ОКБ А.Н.Туполева по проекту «145», в 1967 году начались практические работы по дальнему многорежимному самолету Ту-22М с крылом изменяемой стреловидности, предварительные работы по которому велись в тулолевском ОКБ с 1965 года.

Одновременно в СССР начались НИРовские работы по многорежимному стратегическому носителю, приведшие через пятнадцать лет к созданию Ту-160.

28 ноября 1967 года Совет Министров СССР выпустил Постановление, в котором говорилось о начале работ по новому многорежимному стратегическому межконтинентальному самолету (CMC). От разработчиков требовалось спроектировать и построить самолет-носитель, обладающий исключительно высокими летными данными.

Например, крейсерская скорость на высоте 18000 м оговаривалась в 3200- 3500 км/ч, дальность полета на этом режиме определялась в пределах 11000-13000 км, дальность полета в высотном полете на дозвуковой скорости и у земли соответственно оговаривались 16000-18000 км и 11000- 13000 км. Ударное вооружение предполагалось сменным и включало в себя ракеты воздушного базирования, а также свободнопадающие и корректируемые бомбы различных типов и назначения, суммарный вес оговариваемой боевой нагрузки достигал 45 т.

Постановление предусматривало исследования, экспериментальные работы и предварительное проектирование (стадия аванпроекта), направленные но создание стратегического двухрежимного самолета-ракетоносца с большой межконтинентальной дальностью полета, с возможностью его использования для целей разведки и противолодочной борьбы. Требования достаточно серьезные, во многом перекликавшиеся с подходами американцев к самолету-носителю по программе AMSA, но с отличиями в части более мощного ракетного вооружения с прицелом на нанесение ударов не только по наземным целям, но и на действия по морским целям, что было обязательным для любого ударного советского пилотируемого носителя дальнего или стратегического назначения второй половины XX века, а также в плане расширения тактического использования, как самолета-разведчика и самолета ПЛО.

Первоначально к проектированию нового стратегического авиационного носителя приступили два авиационных конструкторских бюро: ОКБ П О Сухого (Московский машиностроительный завод «Кулон») и только что восстановленное ОКБ В М.Мясищева (ЭМЗ – Экспериментальный машиностроительный завод, расположенный в г. Жуковском).

ОКБ А Н Туполева (Московский машиностроительный завод «Опыт») было загружено другими важными темами по гражданской и военной тематике и по этой причине к работе по новому стратегическому бомбардировщику на этом этапе не привлекалось. Следует отметить, что А.Н.Туполев и его коллеги достаточно отчетливо представляли сложность и масштабность работы по подобному самолету, имея за плечами более чем пятнадцатилетний опыт исследований и НИРовских работ по темам «108» и «135». Также, возможно, имело место желание, сосредоточившись полностью на сложнейшей теме СПС-1 (Ту-144), успешно создать и довести эту революционную машину и транспортную систему но ее базе, накопить необходимый опыт по тяжелым сверхзвуковым пассажирским машинам, как в части разработки, так и, что не менее важно, в части эксплуатации, а затем применить весь накопленный научно-технический потенциал для работ по боевому «суперсамолету», который желали получить советские ВВС в классе стратегического авиационного носителя.

Павел Осипович Сухой, возглавлявший сначала ОКБ-51. а потом ММЗ "Кулон"

Сейчас, по прошествии почти сорока лет, уже трудно сказать, что было определяющим в туполевском неучастии, Можно только предполагать и подбирать гипотезы, почему Андрей Николаевич, обычно не пропускавший мимо себя ни одного сколько-нибудь стоящего задания, тем более напрямую отвечавшего долголетней тематике его ОКБ, не вступил тогда в борьбу за заказ Фактом остается то, что ту- полевская команда в предварительных поисках по теме нового советского авиационного «стратега» в активной форме не участвовала, хотя по возможности с должным вниманием отслеживала все что происходило вокруг, исподволь готовясь вступить в борьбу за право строить новый советский стратегический самолет-носитель.

Так оно в результате и получилось. Проведя необходимые работы внутри ОКБ на стадии оценок и предварительного проектирования по различным направлениям развития темы, туполевцы, опираясь на свой накопленный мощный научно-технический, технологический и производственный потенциал, оценив все, что проделали американцы, сумели получить заказ на будущий советский стратегический авиационный носитель Ту-160, успешно вставший в строй наших ВВС во второй половине 80-х годов.

Таким образом, к моменту, когда в первом приближении у американцев начал более или менее отчетливо сформировываться облик самолета по теме AMSA, советские авиационные конструкторы ОКБ П.О.Сухого и В.М.Мясищево первыми вступили на «тропу войны» с американскими виртуальными конкурентами. Призом для них, советских ВВС и для всей страны в конце этой «тропы» должен был стать новый советский стратегический самолет-носитель – самолет с невиданными доселе летно-техническими данными, превосходящий все, что было создано в СССР до этого в этом классе самолетов, а по некоторым частным параметрам проекта и все то, что активно пытались достичь за океаном американские авиационные конструкторы, работая над программой AMSA.

К началу 70-х годов оба коллектива, основываясь на требованиях полученного в 1967 году задания и предварительных тактико-технических требованиях ВВС, подготовили свои проекты Оба конструкторских бюро предлагали четырехдвигательные самолеты с крылом изменяемой стреловидности, но совершенно разных схем. Каждое ОКБ опиралось на свой опыт работ, свои традиции и общие направления развития мировой авиационной техники.

После объявления конкурса ОКБ, руководимое Генеральным конструктором Павлом Осиповичем Сухим, приступило к разработке стратегического двухрежимного бомбардировщика под условным обозначением Т-4МС (или изделие «200») При этом особое внимание уделялось максимальной преемственности его конструкции с конструкцией разрабатывавшегося ранее стратегического самолета Т-4 (изделие «100»). В частности, предполагалось сохранение силовой установки, бортовых систем и оборудования, применение уже освоенных материалов, типовых конструкторско-технологических решений, а также отработанных технологических процессов.

Проектированию Т-4МС в ОКБ

П.О.Сухого предшествовали проектные работы по самолету-носителю Т-4М. являвшемуся во многом прямым развитием Т-4 на пути перехода от самолета-носителя дальнего класса к стратегическому авиационному носителю межконтинентального класса.

Еще в ходе проектирования Т-4 («100») стало ясно, что с учетом увеличивающихся быстрыми темпами возможностей ПВО вероятного противника, выживаемость самолета Т-4 в боевых условиях неприемлема. По оценкам наших военных, принимая во внимание уровень ПВО западных стран на начало 70-х годов, из 100 самолетов класса Т-4 после выполнения задания вернуться на свои базы могли не более 20-25 машин.

Тактика прорыва к европейским объектам напролом, используя большие скорости и высоты полета Т-4, требовала серьезных корректив. Кроме того, система вооружения на основе Т-4 была достаточно дорогой, и возлагать на нее только удары по целям в Европе и в акватории прилегающих к ней морей было непозволительной роскошью для СССР.

Новый комплекс помимо «истребителей авианосцев» должен был стать эффективным средством нанесения удара по США, а для этого у «сотки» явно не хватало дальности полета. Таким образом, круг замкнулся Военные вернулись к концепции Ту-135 – межконтинентальная стратегическая машина, способная достичь и поразить цели на американском континенте, а на промежуточных дальностях – берущая на себя борьбу с авианосцами на морских и океанских просторах, окружающих СССР.

Исследования, проводившиеся в СССР в 50-е и в 60-е годы в ходе проектирования стратегических авиационных ударных комплексов, показали, что наиболее эффективным направлением удара по объектам за океаном был удар через ледяные просторы Арктики. Применительно к стратегическому самолету-носителю класса Т-4, подобный удар целесообразней всего было наносить при полете по данному маршруту по смешанному профилю.

Одна из тактических схем при возможном ударе по североаменриканскому континенту была следующей.. В случае угрожающего положения в ходе сползания планеты к глобальной Третьей мировой войне самолет должен был выходить на сверхзвуке в нейтральную зону ожидания над Северным полюсом, переходить там в режим барражирования и ждать команды на пуск ракет. Требовался самолет, способный выполнять длительный полет на дозвуковой скорости на дальность 14000- 18000 км, и в то же время выполнять высотный сверхзвуковой полет.

Для выполнения задач промежуточного характера по прорыву европейской и корабельной ПВО АУГ самолет должен был летать на высоких околозвуковых скоростях на малых и сверх- малых высотах с возможностью автоматизированного полета в режиме огибания рельефа на маршруте пролета. Кроме того, для сокращения скорости реакции системы при ударах по движущимся морским целям самолет в этом случае должен был обладать способностью выходить в район пуска противокорабельных ракет на больших сверхзвуковых скоростях на больших высотах, а в случае необходимости прорывать корабельную ПВО на малых и сврхмалых высотах на околозвуковых скоростях, как и в случае нанесения удара по целям но европейском континенте.

Одморежиммый бомбардировщик Сухого Т-4 ("100")

Подобный набор требований во второй половине 60-х годов, учитывая уровень развития авиационных технологий, мог выполнить только многорежимный самолет с крылом изменяемой в полете стреловидности, эффективный за счет частичного изменения аэродинамической конфигурации применительно к предлагавшимся столь противоречивым для оптимизации самолета режимам полета.

Каким быть многорежимному тяжелому самолету? Вопросы выбора его облика и его размерности решались в каждом ОКБ самостоятельно. Но в подходах к этой проблеме было много общего, поэтому считаю целесообразным остановиться на основных моментах подходов, выработанных в ходе многолетних исследований, проведенных в те годы в розничных ОКБ и организациях МАП и МО в ходе определения основных параметров многорежимных отечественных самолетов.

Забегая немного вперед, можно отметить, что в ходе создания многорежимного стратегического авиационного носителя три отечественных ОКБ (ОКБ П О.Сухого, ОКБ В.М Мясищева и подключившееся к работам с задержкой в три года ОКБ А.Н.Туполева) к началу 70-х годов вышли с предложениями, которые достаточно сильно компоновочно и концептуально отличались друг от друга.

Проект самолета Т-4МС, предложенный ОКБ Сухого, имел достаточно оригинальную компоновочную схему, главная особенность которой состояла в отсутствии привычного фюзеляжа, который заменил несущий центроплан, сформированный крыльевыми профилями, к которому присоединялись относительно небольшие поворотные крыльевые консоли.

Проект самолета М-18, предложенный ОКБ Мясищева, разработанный в ходе достаточно длительного поиска оптимальной компоновки по темам «20» и «18», которые это ОКБ прорабатывало с 1968 года, был близок к решениям, использованным американцами при создании В-1.

Проект ОКБ Туполева «160» в его первоначальном исполнении выполнялся по схеме «бесхвостка» с треугольным крылом неизменяемой стреловидности и был логическим развитием схемы Ту-144 в сторону значительного увеличения размеров и масс.

Все три проекта являлись кок бы естественным дополнением друг друга, и все три концепции имели право на существование, хотя каждая из них имела свои достоинства и недостатки.

Как отмечалось выше, одним из основных требований, предьявляемых в тот период к многорежимному тяжелому самолету, являлось обеспечение большой длительности полета по сложному профилю с преодолением зоны ПВО на большой высоте со сверхзвуковой скоростью или при полете у земли с большой дозвуковой скоростью. При этом основной полет к цели должен был происходить на оптимальных высотах с дозвуковой крейсерской скоростью. Дополнительным требованием являлись условия эксплуатации самолета с аэродромов I класса с ограниченными ВПП.

Совмещение указанных свойств в одном самолете являлось (до и является до сих пор) сложной технической задачей, так как для получения подобной многорежимности требуется и многорежимный самолет, конструктивные особенности которого позволяли бы ему сравнительно легко адаптировать его компоновку к тем или иным условиям полета.

Если характеристики однорежимного самолета оптимизированы для выполнения одной основной задачи, практически для одного основного полетного режима, то характеристики многорежимного самолета должны быть гибкими желательно по всему диапазону выполнения задания. Подобного можно достичь, обеспечив разумный компромисс между дозвуковыми и сверхзвуковыми характеристиками самолета и его силовой установки.

Одним их средств такого компромисса в компоновочных решениях самолетов в 60-70-х годах XX века стало использование крыла изменяемой стреловидности, нашедшего достаточно широкое применение в серийных самолетах фронтовой авиации – советских самолетах Су-17, Су-24, МиГ-23, американских F-111, F-14, европейском «Торнадо». Сюда можно также добавить работы по созданию двигателей изменяемого цикла.

По большому счету, подобный подход не нов. Кок только появились первые самолеты с изменяющимися по ходу полета элементами, то можно было говорить о многорежимности конструкции. Сюда можно отнести и ставшие традиционными средства механизации крыла (закрылки, щитки, предкрылки, интерцепторы), и убирающееся в полете шасси, и регулируемые входные устройства силовой установки, а также многое другое, чем обзавелись самолеты за прошедшие 100 лет.

Для оценки пределов целесообразной зоны существования тяжелых многорежимных самолетов зададимся режимами их использования.

Указанный самолет предназначен для полета с крейсерской дозвуковой скоростью (М-0,8) на наивыгоднейшей высоте с большой дозвуковой скоростью. Крейсерский полет он должен выполнять на скорости, соответствующей числу М-3,0 на большой высоте (проекты T-4M1-4MC, М-20 и первые проекты по теме Ту-160) или М-2,2 (проект М-18, В-1 А и Ту-160 в окончательной конфигурации).

Соответственно при анализе возможных аэродинамических компоновок рассмотрим возможность использования на многорежимном тяжелом самолете крыла изменяемой стреловидности и жесткого крыла большой стреловидности малого удлинения.

Как показали экспериментальные исследования моделей многорежимных самолетов с одинаковой площадью крыла в аэродинамических трубах ЦАГИ, на дозвуковых скоростях обтекания аэродинамическое качество самолетов с крылом изменяемой стреловидности примерно в полтора раза, а взлетные характеристики в два раза лучше, чем у самолета с жестким крылом малого удлинения.

В случае крейсерского полета со сверхзвуковой скоростью самолет с крылом изменяемой стреловидности в сложенном положении по аэродинамическому качеству идентичен самолету с жестким крылом малого удлинения.

Сразу следует оговорить, что серьезным естественным недостатком самолета с крылом изменяемой стреловидности является увеличение массы за счет внедрения в конструкцию шарнира и механизмов поворота крыла. Однако анализ полученных в ходе исследований зависимостей показал, что оптимальная нагрузка на крыло у самолета с изменяемой стреловидностью значительно выше, чем у самолета с жестким крылом. При этом потребная тяговооруженность первого для обеспечения заданной длины разбега меньше, чем у второго.

Уменьшение тяговооруженности приводит к снижению массы и уменьшению миделя силовой установки.

Большее значение удельной нагрузки на крыло (меньшая площадь крыла) и меньшая масса силовой установки самолета с крылом изменяемой стреловидности в значительной степени компенсирует увеличение массы конструкции самолета из-за наличия узла поворота крыла. Как следствие, при одинаковой взлетной массе и постоянной длине разбега, весовая отдача самолета по топливу для обеих компоновок имеет близкое значение. В то же время аэродинамическое качество на дозвуковой скорости полета для самолета с крылом изменяемой стреловидности значительно больше, чем у самолетов с жестким крылом.

Дальность полета на крейсерской дозвуковой скорости на средних высотах самолета с крылом изменяемой стреловидности примерно на 30-35%, а на малой высоте – на 10% больше, чем у самолета с жестким крылом малого удлинения. Дальности полета на сверхзвуковой скорости для самолетов обеих компоновок близки по своим значениям.

Серьезным вопросом при создании многорежимного стратегического самолета являлся выбор максимального значения крейсерской скорости сверхзвукового полета. Сравнительная оценка дальности полета самолета с крылом изменяемой стреловидности, рассчитанного на полет с крейсерской сверхзвуковой скоростью, соответствующей М=2,2 и М=3,0, показала, что уменьшение крейсерской скорости до М=2,2 позволяет обеспечить значительное увеличение дальности полета на этом режиме.

В то же время важным технологическим и экономическим выигрышем в случае выбора Мкр. макс.=2,2 становится возможность использования в конструкции самолета традиционных алюминиевых сплавов, а не титана и высокопрочных и высокотемпературных стальных сплавов, в случае выбора Мкр.макс.=3,0. Подобный подход был присущим для ОКБ А.Н.Туполева еще на этапе проектирования Ту-135. Этих же принципов это ОКБ придерживалось при выборе Мкр для СПС Ту-144 и в этих же пределах отстаивало перед заказчиком значения максимальной скорости в ходе проектирования Ту-160.

По этому же пути пошло ОКБ В.М.Мясищева переходя от проекта М- 20 к проекту М-18. Американцы в своих работах по В-1, в том числе и на этапах предпроектов, выше Мкр.макс.=2,5 вообще не поднимались, оставаясь в пределах использования в конструкции, в основном, алюминиевых сплавов.

Что касается некоторого снижения скорости реакции системы при снижении Мкр.макс., то оно было не столь критичным, чтобы из-за этого, хоть и важного, параметра значительно усложнять конструкцию самолета.

Расчетные исследования, проведенные в тот период в авиационных ОКБ и в ЦАГИ, в дальнейшем подтвержденные практикой отечественного и мирового самолетостроения, показали, что крыло изменяемой стреловидности является достаточно эффективным средством на путях создания многорежимного самолета. При обспечении высокой культуры проектирования, это крыло способно обеспечить хорошие взлетно-посадочные характеристики, высокие значения аэродинамического качества на основном дозвуковом и сверхзвуковом режимах полета, приемлемые характеристики при полете с высокой дозвуковой скоростью на малой высоте.

Для получения многорежимной машины ОКБ П.О.Сухого решило провести модернизацию конструкции исходного Т-4, решив проблему дальности, увеличив значительно запас топлива, а проблему многорежимности путем внедрения новых аэродиномических и компоновочных решений, оставив силовую установку, большую часть оборудования и вооружения без изменений.

В ходе предварительной отработки в ОКБ (руководитель проекта Н.С.Черников) пытались попытаться обойти достаточно «острый» вариант с изменяемой стреловидностью крыла – слишком дорого по массе обходился узел поворота крыла. Однако логика многорежимной машины на тот период неумолимо подводила создателей самолета к крылу изменяемой стреловидности. В плане этих работ после проведения в январе-феврале 1967 года макетной комиссии по базовому Т-4 ВВС выдало ОКБ П.О.Сухого требования к многорежимной машине на базе Т-4.

К проработке подобного самолета ОКБ приступило еще весной 1967 года в инициативном порядке, трезво оценив возможности базового самолета Т-4, в свете новых требований.

По ОКБ самолет получил шифр Т-4М («100 И»): Т-4 модифицированный (изделие 100, изменяемая стреловидность). В новом, модифицированном, варианте Т-4 во многом стал идентичен первоначальным проектам дальнего многорежимного самолета-раке- тоносца «145» (будущий Ту-22М) ОКБ А.Н.Туполева, однако последний отличали более умеренные заявленные скоростные данные, позволявшие остаться в рамках применения традиционных конструкционных материалов и технологий.

Проект прорабатывался с учетом максимальной преемственности с Т-4. Изменения коснулись применения нового крыла с углами изменения стреловидности от 20 до 72 град., увеличения на 0,2 м диаметра фюзеляжа, что позволило увеличить запас топлива во внутренних баках (по ТТТ дальность Т-4М составляла 14000- 18000 км) и дало возможность увеличить экипаж на одного человека – третьим членом экипажа стал второй пилот. Эта мера была необходима, так как длительность полета Т-4М могла доходить до 14 часов, что приводило, при наличии одного пилота, к значительному увеличению физичеких и психологических нагрузок на него в течение столь длительного полета.

Основное ударное ракетное вооружение Т-4М должно было состоять из двух ракет большой дальности или восьми малой дальности. Бомбовое вооружение общей массой до 8000 кг размещалось в двух контейнерах, унифицированных по габаритам с контейнерами разведывательной аппаратуры. Дополнительная бомбовая нагрузка могла размещаться на внешней подвеске на многозамковых балочных держателях.

В ходе предварительного проектирования, проводившегося в 1967 году, в ОКБ было проработано около десятка возможных компоновок Т-4М, но до окончательного варианта, удовлетворяющего заказчика, было еще далеко.

Т-4М ~ предшественник проекта Т-4МС

В таблице для сравнение приводятся некоторые данные одного из первых проектов самолета «145» с двумя двигателями НК-144 ОКБ А Н. Туполева

Упоминавшееся выше ПСМ СССР от 28 ноября 1967 года, оговаривавшее одним из пунктов начало постройки опытного базового самолета Т-4 и дававшее официальный старт работам по новому советскому «стратегу», позволило перевести инициативные работы по Т-4М в разряд официальных и финансируемых не только для ОКБ, но и для других предприятий и организаций авиапрома.

В следующем, 1968 году, поиск оптимальной компоновки самолета продолжился, в аэродинамических трубах ЦАГИ продули модели Т-4М. На специально изготовленной масштабно-подобной упругой модели самолета провели исследования, выявившие некоторые проблемы, связанные с упругой деформацией крыла и применявшейся на Т-4М электродистанционной системой управления, что заставило искать решение проблемы на путях новых вариантов компоновки.

На базовом Т-4 использовалась «пакетная» схема размещения двигательных гондол, которая перекочевала на Т-4М практически без изменений. Эта схема не позволяла разместить солидную по объему и номенклатуре боевую нагрузку внутри фюзеляжа, тем более, что в мае 1968 года ВВС своими ТТТ для Т-4М увеличили нагрузку.

Постепенно, под воздействием новых требованиий, Т-4М «пополз» в своих размерах и массах вверх. Самолет явно не хотел оставаться в строгих рамках модификационного процесса от Т-4 к Т-4М.

Предьявленный проект в том виде, каким его подготовили суховцы, явно не соответствовал новым более жестким требованиям заказчика В 1969 году в ОКБ рассмотрели еще несколько перспективных компоновок по теме, в результате выбрав для дальнейших работ одну из них, приближавшуюся по своим решениям к «интегральной» компоновке.

На основе всех наработок по Т-4М подготовили соответствующее дополнение к эскизному проекту базовой машины Т-4, после чего материалы были направлены для экспертизы и соответствующих заключений в МАП и МО, а также в ведущие отраслевые институты и организации авиапрома.

Проектные работы по Т-4М продолжались еще приблизительно год и завершились в сентябре 1970 года. Всего за три года предварительного проектирования в ОКБ было подготовлено 36 вариантов возможных компоновок Т-4М.

Формально заключение по эскизному проекту самолета Т-4М получено не было. Постепенно всем участникам работ: и ОКБ, и руководству отрасли, опиравшемуся на мнение отраслевых организаций, а также военным становилось ясно, что новую эффективную стратегическую машину, опираясь на задел Т-4 создать не удастся. Требовался качественный переход к принципиально новым компоновочным схемам и решениям, что и было предпринято ОКБ П.О.Сухого в следующем проекте Т-4МС («200»), имевшем с Т-4 общего, пожалуй, только что общие индексы в обозначении.

Рисунок самолета Т-4МС /'200'/

Модель Т-4МС. Хорошо видно интегральная аэродинамическая компоновка фюзеляжа, консоли крыла изменяемой стреловидности и двухкилевое вертикальное оперение

Схема самолета Т-4МС

Для ОКБ Т-4М стал хорошей школой, позволившей суховцам выйти на новый более высокий научно-технический уровень, отвечавший сложности зодач за которое решило взяться это предприятие.

В таблице приводятся основные расчетные донные самолетов Т-4 и одного из проектов Т-4М с четырьмя двигателями РД-36-41 с максимальной взлетной форсажной тягой 16150 кгс и максимальной бесфорсажной 10800 кгс каждый.

За время работы над аванпроектом самолета Т-4МС в ОКБ П.О.Сухого исследовали несколько вариантов аэродинамических компоновок. Вначале проанализировали возможность создания стратегического бомбардировщика путем простого масштабного увеличения ранее разработанного проекта самолета Т-4М (изделия «100И») с крылом изменяемой стреловидности, но попытка реализации одного варианта в компоновочной схеме другого не дала желаемых результатов, поскольку приводила к резкому увеличению габаритов и веса самолета, не обеспечивая размещения требуемого состава вооружения

Конструкторы были вынуждены искать новые принципы построения компоновочной схемы стратегического бомбардировщика-ракетоносца, которая удовлетворяла бы следующим основным положениям:

– получению максимально возможных внутренних объемов при минимальной омываемой поверхности;

– обеспечению размещения в грузовых отсеках необходимого состава вооружения;

– получению максимально возможной жесткости конструкции с целью обеспечения полетов на больших скоростях у земли;

– исключению двигательной установки из силовой схемы самолета с целью обеспечения возможности модификации самолета по типу применяемых двигателей;

– перспективности компоновки с точки зрения возможности непрерывного улучшения летно-тактических и технических характеристик самолета.

Работая над последними вариантами интегральных компоновок самолета Т-4М, разработчики пришли к выводу, что вориант, удовлетворяющий выше перечисленным условиям, соответствует аэродинамической компоновке с интегральной схемой типа «летающее крыло», но при этом часть крыла сравнительно молой площади должна иметь изменяемую в полете стреловидность (т.е. поворотные консоли).

Такая компоновка (под номером «2Б») была разработано в августе 1970 годо конструктором Л.И.Бондаренко, одобрена начальником отдела общих видов ОКБ П.О.Сухого О С.Самойловичем, Главным конструктором самолета Н.С.Черняковым и Генеральным конструктором ОКБ П.О.Сухим и послужила основой для дальнейшей проработки аванпроекта. Продувки моделей выбранной компоновки в аэродинамических трубах ЦАГИ показали возможность получения высоких значений коэффициента аэродинамического качества как на дозвуковых, так и на сверхзвуковых скоростях полета. Было получено невероятно высокое расчетное значение аэродинамического качества при скорости, соответствующей числу М=0,8 (17,5), а при скорости, соответствующей числу М=3,0, коэффициент был равен 7,3. При новой «интегральной» компоновке была также решена проблема упругой деформации крыла. Малая площадь поворотных консолей в сочетании с жестким несущим корпусом центроплана обеспечивали возможность полета на больших скоростях у земли. В варианте Т-4МС была решена проблема упругой деформации крыла, с которой столкнулись на Т-4М.

В сентябре 1970 года аванпроект Т-4МС был представлен для расмотрения в МАП и ВВС. Кроме того к указанному сроку изготовили и испытали в ЦАГИ продувочные модели Т-4МС, исследовали весовые и аэродинамические характеристики самолета, провели анализ и выбор силовой установки, произвели экономическую оценку проекта.

Весь 1971 год велись работы по доводке аванпроекта в части увеличения аэродинамического качества путем изменения толщины и формы профиля несущих поверхностей, повышения дозвуковой крейсерской скорости за счет внедрения суперкритических профилей, оценивалось влияние крыла на работу вертикального оперения и элементов силовой установки. Подбиралась форма крыла в плане с целью улучшения устойчивости и управляемости самолета. Проводились мероприятия по модернизации конструкции, с целью повышения весовой отдачи по топливу.

В том же году в аэродинамических трубах ЦАГИ исследовали различные варианты центроплана, поворотных консолей крыла, вертикального и других элементов Т-4МС. Фактически весь 1971 год в ОКБ П.О.Сухого велись работы по доводке аванпроекта «двухсотки» до стадии, позволяющей предъявить его на конкурс.

В ходе продувок в ЦАГИ выяснилось, что самолет не центруется и обладает пятипроцентной неустойчивостью. Руководитель проекта Н.С. Черняков принял решение доработать компоновку. В результате возникли варианты «двухсотки» с длинным носом и дополнительным горизонтальным оперением. Одна из них, компоновка №8", имела непривычный иглообразный нос. В результате была принята компоновка с удлиненным носом и слабовыступающим фонарем (все остальное соответствовало изначальной компоновке аванпроекта).

Работы по аванпроекту Т-4МС были закончены в основном к сентябрю 1971 года, и он был представлен на конкурс аванпроектов в 1972 году, на котором получил положительную оценку. Но дальнейшего развития темы не было. ВВС и руководство МАП по ряду веских причин сделали ставку на дальнейшее развитие проекта, предложенного туполевцами.

Основные данные самолета Т-4МС

Количество и тип двигателей

– но первом этапе 4 х РД36-41

– на втором этапе…. 4 х К-101

Тяга двигателей (форсажная), кгс

– на первом этапе  4x16150

– на втором этапе  4x20000

Тяговооруженность взлетная

– на первом этапе  0,38

– на втором этапе  0,47

Удельная взлетная нагрузка на полную площадь центроплана и поворотной консоли, кг/м2   335

Длина самолета, м  41,2

Высота самолета, м  8,0

Размах, м

– центроплана  14,4

– при стреловидности ПИК 30' 40,8

– при максимальном угле ПЧК 7'2°  25,0

Колея шасси, м  6,0

База шасси, м  12,0

Площадь поворотных консолей крыла, м2

– при максимальном угле стреловидности 73,1

– при минимальном угле стреловидности 97,5

Площадь центроплана, м2 409,2

Полная площадь центроплана и поворотных консолей крыла, м2

– при максимальном угле стреловидности 482, 3

– при минимальном угле стреловидности 506, 8

Угол стреловидности по передней кромке центроплана, град  72

Угол стреловидности по передней кромке поворотных консолей крыла, град

– максимальный  72

– минимальныи  30

Удлинение по полной площади центроплана и поворотных консолей крыла при

– при максимальном угле стреловидности 1,14

– при минимальном угле стреловидности 3,3

Вес пустого самолета, кг 123000

Нормальный взлетный вес, кг… 170000

Вес топлива во внутренних баках, кг.. 97000

Боевая нагрузка, кг

– нормальная (во внутренних грузовых отсеках) 9000

– максимальная, с недозаправкой топлива (во внутренних грузовых отсеках и на наружных подвесках)   45000

Максимальная скорость полета, км/ч

– у земли  1100

– на высоте  3200

Крейсерская скорость полета, км/ч

– на высоте более 18 км  3000-3200

– на средних высотах  800-900

– у земли  850

Максимальная дальность полета с двигателями К-101 на крейсерской скорости с нормальной боевой загрузкой без дозаправки топливом в воздухе, км

– на высотах более 18 км 9000

– на средних высотах.. 14000

Длина разбега, м   1100

Длина пробега, м  950

Число членов экипажа, чел 3

Вооружение:

– ракеты «воздух-земля» большой дальности  4

– ракеты «воздух-земля» малой дальности  24

– бомбы общим весом, кг 45000

Как отмечалось выше, еще одним предприятием, начавшим проектирование по теме многорежимного стратегического самолета, стало восстановленное в середине 60-х годов ОКБ Генерального конструктора Владимира Михайловича Мясищева (ЭМЗ), которому еще в конце 1968 года Приказом МАП в соответствии с тактико-техническими требованиями ВВС было поручено разработать аванпроект стратегического многорежимного многоцелевого самолета-ракетоносца с возможностью его использования в трех различных по назначению вариантах.

Коллектив ЭМЗ приступил к работам, которые велись по так называемой теме «20» (многорежимного бомбардировщика-ракетоносца М-20). Основной ударно-разведывательный вариант самолета предназначался для нанесения ракетно-ядерных и бомбовых ударов по удаленным стратегическим объектам и ведения стратегической разведки. Второй вариант (рейдер) должен был обеспечивать борьбу с трансокеанскими воздушными перевозками и самолетами ДРЛО. Третий вариант должен был представлять собой дальний противолодочный самолет, предназначенный для поиска и уничтожения подводных лодок на удалениях до 5000-5500 км. Общая максимальная дальность полета самолета на дозвуковой скорости должна была составлять 16000-18000 км.

Ударный вариант самолета М-20 разрабатывался под требования 1967 года в нескольких компоновочных вариантах с использованием различных современных подходов к проектированию самолетов подобного класса и назначения. В качестве силовой установки предполагалось использовать ТРДДФ, разрабатывавшиеся ОКБ Н.Д.Кузнецова (НК-32 или НК-54). Были подготовлены четыре возможных реализации компоновок М-20, каждая из которых включало в себя до десятка и более вариантов:

Владимир Михайлович Мясищев, Генеральный конструктор сначала ОКБ23, а затем экспериментального машиностроительного завода (ЭМЗ) в г Жуковском

Один из проектов самолета М-20

Проект М-20 по схеме 'летающее крыло' с управлением ламинарным обтеканием

Вариант I – базировался на основе компоновочных схем М-20-1, М-20- 2, М-20 -5, М-20-6. Расчетная взлетная масса самолетов данного варианта определялась в пределах до 150000 кг;

Вариант II – на основе компоновочных схем М-20-7, М-20-9 (проект на основе использования технологии обеспечения ламинарного обтекания крыла). М-20-10. М-20-11, М-20-14, М- 20-15;

Вариант III-разрабатывался на основе компоновочных схем М-20-16, М- 20-17, М-20-18 М-20-19. М-20-21;

Вариант IV – но основе компоновочных схем М-20-22, М-20-23 и М- 20-24 с системой контроля за обтеканием крыло. Взлетная масса самолетов донного варианта достигала 30000-325000 кг, а в случае применения подвесных топливных баков, взлетная масса доходила до 345000 кг.

Следует отметить, что проблемами внедрения системы контроля за обтеканием крыла занимались не только мясищевцы. На начальном этапе развития проекта Ту-160, когда самолет рассматривался в варианте с жестким крылом, подобное техническое решение предполагалось и для Ту-160. Некоторое представление о широте поисков компоновочных схем и решений можно получить по Приводимым схемам проекта М-20.

Выполнив предварительную часть работы, В.М.Мясищев продолжал считать главной целью своего возрожденного ОКБ перспективную задачу создания скоростного тяжелого самолета. Имея масштабные исследования по теме «20», В.М.Мясищев добился включения ЭМЗ в конкурс по созданию сверхзвукового многорежимного стратегического самолета-носителя. Соответствующие Приказы МАП вышли 15 сентября 1969 года, 17 сентября и 9 октября 1970 года Начались новые роботы по теме «18» (самолет М-18). За основу были взяты наработки по вариантам М-20 с крылом изменяемой стреловидности.

15 февраля 1971 года В.М.Мясищев выступил с докладом перед представителями различных НИИ и ОКБ касательно проведенных коллективом ЭМЗ совместно с ЦАГИ, а также различными НИИ Министерства обороны, радиопромышленности и оборонной промышленности исследований Мясищев отметил в докладе основные особенности технического задания по новому самолету, о именно:

– увеличение боевой нагрузки при нормальном полетном весе в 1,8 раза;

– необходимость установки специального оборудования, необходимого для преодоления ПВО потенциального противника;

– увеличение веса боевой нагрузки и вследствие этого – полетного веса самолета;

– увеличение тяговооруженности минимум в 1,5-1,7 раза из-за требования по взлету с грунтовых аэродромов 1-го класса;

– увеличение крейсерской скорости до 3000-3200 км/ч.

Проект М-20 с интегральным фюзеляжем и поворотными консолями крыла, имеющими небольшие размеры

Вариант самолета М-20 с поворотными консолями большого размаха

Все это, с точки зрения Мясищева и специалистов ЭМЗ, приводило к уменьшению дальности полета на 28-30%. Генеральный конструктор также проинформировал присутствовавших, что по теме многорежимного CMC на ЭМЗ был проведен огромный объем теоретических и практических исследований, в том числе:

– параметрические исследования характеристик различных компоновок самолета М-20 с помощью ЭВМ (до 1200 часов), динамики и управляемости на различных режимах полета; много экспериментальных исследований было проделано совместно с ЦАГИ;

– исследование оптимизации геометрических и весовых характеристик различных схем самолета при различных полетных весах (от 150 до 300 т) и размерах самолета;

– исследование коэффициентов теплопередачи и теплоотдача на моделях самолета в трубе Т-33 ЦАГИ;

– исследование характеристик прочности и жесткости и оптимизация основных расчетных режимов для различных схем и различных материалов, в том числе исследования в трубах СибНИА и ЦАГИ;

– исследования и выбор схем, функционирования и весов основных систем (управления, оборудования, шасси, вооружения, силовых установок и т.д.);

– проектные работы на основных узлах конструкции самолета (крыла, фюзеляжа, шасси, силовых установок).

В итоге большого объема исследований сотрудники ОКБ пришли к убеждению, что многорежимный стратегический самолет должен иметь крыло с изменяемой стреловидностью. Это заключение выкристализовалось еще на этапе проработки проекта М-20 и укрепилось в ходе работ по М-18. Поэтому наработки по М-20 органично перешли в проект М-18. К моменту начала работ по М-18, оценив все за и против, В.М.Мясищев, вслед за А.Н. Туполевым, стал сторонником ограничения максимальной крейсерской скорости самолета-носителя, с тем чтобы максимально использовать в конструкции алюминиевые сплавы и освоенные в нашем самолетостроении технологии, с одновременным снижением стоимости самолета. Кстати, если вернуться к В-1, американцы также шли по этому пути.

Варианты многорежимного CMC разрабатывались под непосредственным руководством Генерального конструктора В.М.Мясищева при участии многих ведущих специалистов воссозданного ОКБ: заместителя главного конструктора Г.И.Архангельского, и.о.заместителя главного конструктора М.В.Гусарова, и.о.заместителя главного конструктора В.А.Федотова, начальника отдела аэродинамики А.Д.Тохунца и многих других. Ведущим конструктором по CMC был назначен К.П.Лютиков.

Проект М-18 по своим компоновочным решениям во многом соответствовал компоновке американского бомбардировщика В-1 и, вполне возможно, с оглядкой на американцев, был принят в ходе «конкурса проектов» и руководством МАП и руководством ВВС, как более перспективный для дальнейшего развития.

Проект самолета М-20 с пакетным расположением двигателей

Проект М-20 с отдельными двигательными гондолами

Вскоре началось рабочее проектирование узлов самолета. Опережающими темпами разрабатывался наиболее важный и ответственный элемент конструкции многорежимного самолета с изменяемой стреловидностью крыла ~ оригинальный шарнирный узел для поворота консоли (его модель проходила прочностные и динамические исследования в ЦАГИ). В ходе этих работ были задействованы девять стендов и две летающие лаборатории. В результате проведенных работ проектный взлетный вес самолета удалось уменьшить на 10%, во многом за счет оптимизации конструкции этого узла и связанных с ним элементов конструкции самолета.

В своем окончательном варианте самолет проекта М-18 предназначался для нанесения ударов по важным военно-промышленным центрам, авианосным ударным группировкам, ведения стратегической разведки, борьбы с подводными лодками, а также для нарушения стратегических военно-транс- портных воздушных перевозок. Основными базовыми вариантами являлись ударный и противолодочный.

Самолет проекта М-18 представлял собой цельнометаллический моноплан с крылом изменяемой стреловидности. Первоначальные варианты проработки проекта (М-20) рассчитывались на крейсерский полет со скоростью, соответствующей М=3, в связи с чем конструкция планера была выполнена в основном из титановых сплавов. Для М-18 крейсерское число М было ограничено на уровне М=2,2 с возможностью кратковременного выхода на скорости, соответствующие М=2,7, что позволило использовать в конструкции в основном алюминиевые сплавы. Мясищевцы, в ходе работ над проектом многрежимного стратегического самолета, вышли на те же принципиальные выводы, которые по данному вопросу «исповедовали» туполевцы, начиная с проекта «135».

Важной особенностью самолета являлось объединение неподвижной части крыла с фюзеляжем (ярко выраженная «интегральная» схема), при значительных строительных размерах этой части. Это позволило увеличить объемы, занимаемые центропланом, где можно было с минимальными издержками разместить шарнирные узлы поворотных консолей крыла, отсеки шасси, грузотсеки под боевую нагрузку, топливные баки-отсеки и ниши для по- вортных частей крыла, обеспечив сравнительно простое сочленение поворотных частей с неподвижной частью, с минимальными аэродинамическими потерями при различных положениях поворотных консолей.

Силовая схема поворотных частей крыла – кессонная с трехслойными панелями с гофровым наполнителем, обеспечивавшим высокую жесткость.

Модель самолета М-20 по схему 'утка' с пакетным расположением двигателей

Модель самолета М-18 в конфигурации со сложенным и разложенным крылом Хорошо видна общая азродинамическая компоновко, схожая с компоновкой будущего бомбардировщика Ту-160

Внутренняя часть кессона являлась топливным баком-отсеком. Оперение самолета стреловидное, нормальной схемы, со стабилизотором на фюзеляже.

Шасси пятиопорное. Подобная схема позволяла снизить приведенную нагрузку на ВПП. Носовая двухколесноя стойка и две внутренние четырехколесные убирались в фюзеляж. Две внешние четырехколесные – в мотогондолы. Для уменьшения длины пробега использовался тормозной парашют.

Силовая установка состояла из четырех двухконтурных ТРДДФ НК-54-20 с взлетной тягой по 18000 кгс. Двигатели размещались попарно в двух мотогондолах, расположенных под неподвижной частью крыла. Предполагалась система дозаправки топливом в полете от однотипного самолета-заправщика.

Экипаж самолета должен был размещаться на рабочих местах, оборудованных катапультируемыми сиденьями. Но перспективу предполагалось внедрение в конструкцию целиком отделяемой спасаемой кабины. В ударном варианте экипаж состоял из двух пилотов и штурмона. В противолодочном варианте экипаж состоял из двух летчиков, двух штурманов и шести операторов, размещенных в отдельной кабине.

Для решения широкого круга задач самолет оборудовался рядом автоматизированных комплексов, способных решать задачи навигации, радиосвязи, разведки, обороны и нанесения ударов разнообразными средствами поражения.

Вооружение самолета размещалось в трех фюзеляжных отсеках и на внешних узлах подвески В ударном варианте М-18 мог нести как ракеты, так и широкую номенклатуру обычных и ядерных бомб. В противолодочном варианте самолет мог брать на борт две-четыре противолодочные торпеды или до 20 противолодочных глубинных авиабомб и гидроакустические буи В разведывательном варианте на внешних узлах подвешивалось несколько типов контейнеров с различным разведывательным оборудованием. В варианте «рейдера» М-18 мог нести до 16 ракет класса «воздух-воздух» большой дальности полета.

В током виде самолет М-18 вышел но конкурс 1972 года, проект был признан перспективным и его общие технические решения были рекомендованы для дальнейшего развития.

Основные характеристики самолета проекта М-18

длина самопета, м………. 50,1

размах крыла, м……. 49,4/23,0

высота самопета, м……… I1,3

взлетная максимальная масса, кг 230000

масса боевой нагрузки, кг:

нормальная……………….. 9000

максимальная…………… 39000

максимальная

скорость, км/ч…….. 2350-2900

максимальная дальность полета на дозвуке без дозаправки, км 15000-16000

длина разбега, м… 1400-2400

пробега, м…………………… 1400

экипаж, м…………………………. 3

(Продолжение следует)

ПЕРВЫЕ САМОЛЕТЫ ОКБ П.О. СУХОГО

Владимир ПРОКЛОВ

Бомбардировщик Су-10

Самолет «Е» с шестью РД-10 (первый вариант)

В конце 1945 годо в ОКБ в инициативном порядке завершили предварительное эскизное проектирование легкого бомбардировщика с четырьмя ТРД Jumo-004. Эта работа была включена в проект плана опытного самолетостроения на 1946 год.

26 февраля 1946 года СНК СССР своим постановлением утвердил основные задания главным конструкторам авиационной промышленности. Это постановление и приказ НКАП СССР от 27 марта 1946 года предписывали главному конструктору и директору завода No 134 П.О.Сухому «… спроектировать и построить бомбардировщик с четырьмя двигателями типа ЮМО-004 со следующими данными:

Максимальная скорость у земли, км/ч  800

Максимальная скорость на высоте 8000 м, км/ч. 850

Полетный вес, кг:

нормальный 13500

максимальный 14500

Дальность попета, км:

при нормальном полетном весе на скорости 700км/ч с 1000кг бомб  1200

при максимальном полетном весе с максимальным запасом горючего с 1000 кг бомб 1500

при максимальном полетном весе с максимальным грузом бомб 2000 кг  1000

Практический потолок, м /1000

Стрелковое вооружение:

вперед – 1 пушка калибра 20 мм

вверх-кругом – 2 пушки калибра 20 мм

назад – 1 пушка калибра 20 мм

Бомбовая нагрузка, кг:

нормально (внутри самолета) 1000

максимально 2000 (из них 500 на наружной подвеске)

Самолет построить в 2-х экземплярах и предъявить первый экземпляр на летные испытания I февраля 1947г…»

К работе над проектом, под шифром «Е», приступили сразу после выхода постановления, но уже в марте стало очевидным, что для достижения предусмотренной постановлением максимальной скорости 850 км/ч на высоте 8000 суммарной тяги четырех Jumo-004 недостаточно. Тогда главный конструктор принял решение увеличить количество двигателей до шести. Причем при проектировании рассматривались несколько вариантов компоновок: как с размещением двигателей в габаритах фюзеляжа, так и с размещением их на крыле.

В окончательном варианте проекта была принята установка шести двигателей РД-10, с расположением их по три под каждой консолью крыла. Такой выбор определялся некоторым уменьшением массы силовой установки. Кроме того, укороченные каналы входного и выходного устройств позволили снизить потери давления и тяги.

Самолет "Е" с шестью РД-10 (второй вариант, рисунок из эскизного проекта)

В июне завершили разработку эскизного проекта, материалы которого были направлены в МАП, о в начале июля приступили к предварительной увязке конструкции самолета.

Но изменения в проекте, связанные с размещением двигателей и их количеством, ставили под угрозу сроки окончания работ по самолету. Поэтому в проекте плана опытного самолетостроения но 1947 год срок окончания работ по шестимоторному реактивному бомбардировщику был перенесен на 1 апреля 1947 года.

С появлением более мощного отечественного ТРД ТР-1, проект, с разрешения заместителя министра авиационной промышленности С.Н Шишкина, был переработан под установку четырех двигателей ТР-1. При решении вопроса о рациональном расположении двигателей, в трубе Т-106 были выполнены продувки моделей с различными вариантами компоновок двигателей. Из материалов продувок следовало, что наиболее выгодным, с точки зрения Мкр, являлось такое расположение, при котором оси каждой пары двигателей совпадали с хордой крыло, а носовые части мотогондолы выносились вперед, относительно передней кромки крыла.

В октябре завершили постройку макета, который предъявили представителям ГК НИИ ВВС для предварительного ознакомления. 2 декабря макет, доработанный по замечаниям ГК НИИ ВВС, был принят Государственной макетной комиссией, а проектируемый самолет в переписке стал упоминаться как Су-10.

В середине декабря завершили изготовление рабочих чертежей и приступили к сборке статического экземпляра самолета.

В начале марта 1947 года началось изготовление летного образца самолета Су-10, а фюзеляж статического был передан на испытания.

24 марта маршал авиации К.А.Вершинин утвердил переработанный эскизный проект реактивного бомбардировщика с четырьмя двигателями TP-1 и протокол Государственной макетной комиссии.

16 апреля, в соответствии с постановлением правительства от 11 марта 1947 года, министр авиационной промышленности М.В.Хруничев подписал приказ, который требовал от главного конструктора и директора завода N« 134: «… Построить и сдать на государственные испытания:

…Средний бомбардировщик с четырьмя турбореактивными двигателями TP- IA т. Люлька с тягой 1500кг взамен строившегося по постановлению СНК СССР от 26.02.1946 года бомбардировщика с четырьмя двигателями ЮМО-004, со следующими донными:

Максимальная скорость у земли, км/ч  810

Максимальная скорость на высоте 6000 м, км/ч… 850

Время подъема на 6000 м, мин … 8,0

Разбег, м  1000

Пробег, м  500

Дальность полета на высоте 10000м с 1000 кг бомб на скорости 700 км/ч, км.. 1500

Максимальная дальность, км 2000

Практический потолок, м 12000

Бомбовая нагрузка, кг

нормальная  1000

максимальная  4000

Вооружение

вперед – 1 пушка калибра, мм 20

вверх – 2 пушки калибра, мм 2

назад – 2 пушки калибра, мм 20

Экипаж, чел  4

Самолет построить в двух экземплярах и сдать первый экземпляр в октябре месяце 1947 года на государственные испытания…

… Указанным постановлением Совет Министров СССР отметил, что Министерство авиационной промышленности не выполнило в срок, установленный планом опытных работ на 1946 год, строительство бомбардировщика с 4 двигателями ЮМО-004 и обязал МАП и главного конструктора т. Сухого обеспечить окончание работ по этому самолету в срок, указанный в настоящем приказе…»

Самолет Су-10 с четырьмя ТР-1 (рисунок из эскизного проекта)

Компоновочная схема Су-10

В начале сентября статические испытания самолета Су-10. начатые в апреле, были прекращены в связи с постановкой на статиспытания самолета Су-12 К этому моменту по самолету Су-10 завершили испытания носовой части фюзеляжа, передней опоры шасси, бомбоотсека с балками подвески и горизонтального оперения. При испытании горизонтального оперения произошло разрушение нижнего лонжерона фюзеляжа, в связи с чем были усилены стабилизатор и хвостовая часть фюзеляжа Кроме того, в течение 1947 года в конструкцию самолета внесли некоторые изменения: увеличили калибр пушки носовой стрелковой установки, заменив Б-20 но НС-23; в систему управления самолетом включили бустерные механизмы; установили тормозной парашют.

Кормовая стрелковая установка (макет)

Средняя часть фюзеляжа (макет)

Бомбоотсек (макет)

Фюзеляж Су-10 в зале статиспытаннй

Носовая часть фюзеляжа (макет)

В феврале 1948 года завершилась постройка опытного экземпляра самолета Су-10-(ведущий инженер Сверчев- ский Т.К.).

Из-за отсутствия двигателей ТР-1А он проходил наземные испытания с ТР- 1 и был включен в проект плано опытного самолетостроения на 1948-49гг. кок модификация с четырьмя двигателями ТР-2 (Р-1885кгс). Планировалось до получения ТР-2 проводить заводские летные испытания с двигателями TP-1, а передачу но госиспытания осуществить через 4 месяца после получения двигателей ТР-2.

Интересно отметить, что самолет Су- 10 намечался к участию в воздушном пароде 1948 года. Программой праздника предусматривался его проход над аэродромом на высоте 800 м со скоростью 620-680 км/ч.

В связи с сокращением расходов но опытные и научно-исследовательские работы по авиационной промышленности на 1948 год, план опытного самолетостроения на 1948-49 гг. был переработан, а самолет Су-10 исключен из плана и работы по нему прекращены.

Позднее самолет Су-10 занял место среди учебных пособий кафедры самолетостроения Московского авиационного института.

Среди причин, затянувших постройку самолета Су-10 и не позволивших в срок передать его на летные испытания, можно выделить следующие

– слабая производственная база;

– недостаток производственных рабочих, особенно станочников;

– аварийное состояние перекрытий цехов и отсутствие средств на их ремонт;

– пожар на заводе No 134 27 октября 1946 года, нанесший значительный ущерб производственной базе;

– неудовлетворительное состояние лабораторной базы;

– большое количество тем (Су-9. Су-10, Су-11. Су-12, Су-13, Су-15, Су-17, УТБ);

– отсутствие двигателей ТР-1А;

– постоянные задержки в поставках другими предприятиями необходимых материалов (профилей, поковок и т.д.), агрегатов и узлов.

Макет рабочего места радиста

Макет кабины пипота (левый пульт и приборная доска)

В подтверждение вышеуказанного обратимся к архивным документам. В техническом докладе «О проведенных опытных работах и выполнении плана опытного строительство по КБ завода № 134 за 1947 год» военпред ГК НИИ ВВС ВС СССР инженер-подполковник В С Христофоров отмечал, что:

«… 1. КБ, особенно основная ведущая его часть, вполне квалифицированное и достаточно мощное для разработки любых конструкций новейших типов самолетов бомбардировочного, истребительного и учебно-тренировочного типа, как с поршневыми, так и с реактивными двигателями

2. К числу недостатков, тормозящих дальнейшее развитие КБ и мешающих его нормальной работе, относятся, главным образом, недостаточная производственная база и ее территориальная оторванность от КБ. тесное помещение КБ и неудовлетворительное состояние лабораторной базы (прочности и статиспытаний).

3. Производственная база КБ, находящаяся в Тушино имеет примерно в 2 раза меньшую мощность по сравнению с мощностью КБ.

4. Состояние завода No 134, как производственной базы, находится в неудовлетворительном состоянии, что характеризуется следующим:

– не хватает производственных площадей. Сооружение всевозможных антресолей в цехах не решает основной проблемы расширения площадей...;

– не хватает производственных рабочих. МАПом в начале 1947 года было решено увеличить число рабочих на 500 чел., но решение осталось невыполненным. Предполагается в первой половине 1948 года набрать 100 человек рабочих через отдел найма, но завод не имеет для них жилой площади;

– энергетическая мощность завода также недостаточна. Необходимо иметь подстанцию на 1000 кВт, а имеется всего 480 кВт…;

…Совершенно недостаточная мощность производственной базы характеризуется тем, что на заводе №134 все самолеты, из построенных в 1947 году и находящиеся в постройке, заложены в одном экземпляре. Со стороны МАП не оказывалось и не оказывается достаточной помощи заводу 134, что характеризуется не только вышеизложенным Главный конструктор обращался к МАПу за содействием в постройке Су-10 и Су-13 путем размещения заказов на изготовление агрегатов на других (серийных) заводах, но во всех случаях получил отказ (разрешено было только применить сверхурочные и аккордные работы…»

Правый пульт кабины пилота (макет)

Макет кабины штурмана

А в докладной записке на имя зам председателя Совета Министров СССР В.М.Молотова, составленной по итогам работы МАП в облости строительства самолетов и двигателей в 1947 году, зам. председателя Госплана СССР П. Кирпичников подчеркивал. что: «… задержка опытного строительства самолетов… произошла в основном из-за трех причин, а именно:

1. Большого количества объектов, выполняемых отдельными главными конструкторами. Так, в 1947 году… т. Сухой вел работу по 6 объектам. Такое распыление сил ОКБ не позволяет конструкторам уделять внимание главным объектам, что в свою очередь удлиняет сроки выполнения заданий…

2. Несвоевременного выполнения заданий по созданию новых авиадвигателей, а также некачественного выполнения их.

3. Слабости и недостаточности оснащенности ряда опытных и научно- исследовательских баз, что затягивает выполнение ими поручаемых заданий и сильно удорожает стоимость выполненных робот Так, завод №134 конструктора т. Сухого, главной задачей которого является создание реактивного бомбардировщика, имеет всего 7 тысяч квадратных метров производственных площадей, при минимально необходимых 15-18 тысячах квадратных метров. Недостаточная мощность завода №134 явилась причиной задержки реактивного бомбардировщика с 4-мя двигателями, представляющего особый интерес для ВВС ВС СССР…» .

По причинам, изложенным выше, не приступали к постройке второго летного экземпляра (дублера) самолета. Между тем в 1947 году разрабатывался проект модификации самолета Су- 10, предлагавшегося к постройке в 1948 году вместо «дублера». Но самолете планировалась установка четырех двигателей «Dervent-V» и герметической кабины. В передней кабине предусматривалась установка системы ближней навигации типа «Шоран», в связи с чем вводился пятый член экипажа – оператор. Был построен макет носовой части, который дважды предъявлялся для осмотра представителями ГК НИИ ВВС. К постройке этого варианта самолета не приступали.

План опытного самолетостроения на 1946 год не ограничивался только созданием реактивного бомбардировщика Су-10.

Аналогичные задания были выданы главным конструкторам В М.Мясищеву и И.В Четверикову, а С.В.Ильюшин получил задание на бомбардировщик с четырьмя поршневыми двигателями М-45.

Весной 1946 года ОКБ-482 В.М.Мясищева было ликвидировано, часть сотрудников переведена в ОКБ-240 С.В.Ильюшина, а работы по бомбардировщику РБ-17 (ВМ-24) прекращены.

Проект бомбардировщика ОКБ-458 И В.Четверикова также не был реализован, а конструкторский коллектив до ликвидации ОКБ в 1948 году занимался созданием транспортной амфибии ТА-1.

30 ноября 1946 года постановлением Совета Министров СССР были прекращены работы «по потерявшим актуальность самолетам», среди них зночились реактивные бомбардировщики В.М.Мясищева и И.В Четверикова.

Основные характеристики бомбардировщиков плана ОСС на 1946 год

Носвоая часть фюзеляжа с кабиной штурмана

Кабина летчика и стрелка-радиста

В мае 1946 года главный конструктор завода No 240 С.В Ильюшин представил на рассмотрение в МАП инициативные проработки по проектам двух реактивных бомбардировщиков. Срочно был подготовлен проект постановления правительства «О создании главным конструктором т. Ильюшиным реактивных бомбардировщиков», в котором предложение С В Ильюшина включалось в план опытного самолетостроения. Проект постановления предусматривал создание бомбардировщиков со следующими данными:

а) бомбардировщик с ТРД А.М. Люльки

максимальная скорость, км/ч 800

максимальная дальность с

бомбовой нагрузкой 1000 кг, км  1250

экипаж, чел  4

вооружение:

назад  1x23мм с боезапасом 200 патронов

вперед  1 х23мм с боезапасом 150 патронов

нормальная бомбовая нагрузка, кг  1000

Сдача на летные испытания в июле 1947г.

б) бомбардировщик с ТРД А.А.Микулина

максимальная скорость, км/ч 900

максимальная дальность с бомбовой нагрузкой

1500 кг, км  1500

экипаж, чел  4

вооружение:

назад  1 х23мм с боезапасом 250 патронов

вперед  1x23мм с боезапасом 150 патронов

нормальная бомбовая нагрузка, кг  1500

Сдача на летные испытания в ноябре 1947 года.

Кроме того, проект постановления допускал снятие с плана опытного самолетостроения, утвержденного постановлением правительства 26 февраля 1946 года, задания на бомбардировщик и истребитель с моторами М-45.

Проект постановления с копией письма И.В.Сталину были направлены Главкому ВВС для согласования На основании этих документов АТК ВВС подготовил заключение за подписью К.А.Вершинина, адресованное И.В. Стопину и М.В.Хруничеву, в котором отмечалось, что:

Схема бомбардировщика Ил 22

Передняя опора шасси

Основная опора шасси

«…1. Предлагаемые т. Ильюшиным бомбардировщики не будут являться передовыми по сравнению с опытными немецкими завода Дессау – ЕФ131, ЕФ-132…

Преимуществом предложения т.Ильюшина является то, что эти самолеты и двигатели будут отечественными, т.е. будет решен ряд промышленно-технических проблем.

Считаю необходимым и возможным потребовать от т.Ильюшина по самолету с двигателем т. Люлька максимальной скорости не менее 850км/ч, дальности 1500 км и бомбовой нагрузки не менее 1500 кг.

При этих условиях самолет т.Ильюшина с двигателем Люлька только подтянется к реактивному самолету Сухого, который проектируется с реальными двигателями ЮМО-004 и будет иметь скорость 800км/ч, дальность 1500 км, при бомбовой нагрузке 1000 кг.

Самолет т. Сухого значительно превосходит по стрелково-пушечному вооружению оба самолета т. Ильюшина. На самолете т. Ильюшина имеется для обороны задней полусферы только одна 23мм пушка с ограниченными углами обстрела, в то время как на самолете т. Сухого устанавливается две 20-мм пушки с круговым обстрелом и одна пушка с ограниченным обстрелом.

Самолет т. Сухого должен быть предъявлен на испытание с 1 февраля 1947 года.

Для самолета с двигателем т. Микулина необходимо потребовать от т. Ильюшина постройки самолета со скоростью не менее 950 км/ч, дальностью не менее 2500 км и бомбовой нагрузкой не менее 2000 кг с оружием, имеющим круговой обстрел зодней полусферы.

2. Пунктом 3 проекта постановления предлагается снять с т.Ильюшина создание 4-моторного бомбардировщика с М-45 со скоростью 740 км/ч и варианта истребителя дальнего сопровождения.

С таким предложением ни в коем случае соглашаться невозможно, т.к. это единственный вариант бомбардировщика с .такими данными.

Ни американцы, ни англичане наряду с развертыванием строительства реактивных самолетов не отказываются, а совершенствуют бомбардировщики с мощными поршневыми двигателями».

12 июня 1946 года доработанный проект постановления был утвержден правительством, а задание по бомбардировщику и истребителю с двигателями М-45, как потерявшее актуальность, снято постановлением Совета Министров СССР от 30 ноября 1946 года.

Конструкторский коллектив С.В.Ильюшина приступил к проектированию бомбардировщика Ил-22 с четырьмя ТРД ТР-1А. В соответствии с заданием Ил-22 с нормальной бомбовой нагрузкой в 2000 кг должен был иметь дальность полета 1250 км при крейсерской скорости полета 750 км/ч. А в перегрузочном варианте дальность полета увеличивалось до 2000 км. Максимальноя скорость самолета устанавливалось равной 800 км/ч на высоте 9000 м.

Через год самолет был построен, и 24 июля 1947 года летчики-испытатели В.К.Коккиноки и К.К.Коккинаки выполнили на нем первый полет. Рассчитанный на установку двигателей ТР-1А, самолет проектировался с нормальной взлетной массой 24000 кг. Отсутствие двигателей ТР-1А и установка вместо них ТР-1 вынудили специалистов ОКБ ограничить взлетную массу до 20000 кг. Но и при этой массе летно-технические характеристики не достигли проектного значения. Это было следствием явно недостаточной мощности силовой установки, а также переразмеренности и перетяжеления конструкции самолета. Проведя два этапа заводских испытаний, приняли решение самолет на госиспытания не передавать.

Опыт проектирования самолета Ил-22 позволил уже 8 июля 1948 года поднять в воздух фронтовой бомбардировщик Ил-28.

Сравнительные характеристики самолетов Су-10, Ил-22, Ил-28

Схема капотирования двигателей

Катапультируемое кресло

По-видимому, неудачи с Ил-22 и создание Ил-28 также явились одной из причин прекращения работ по Су-10.

Самолет Су-10, предназначенный для использования в качестве дневного бомбардировщика по целям тактического и оперативного тыла противника, представлял собой цельнометаллический моноплан с высоко расположенным крылом, однокилевым стреловидным оперением и трехколесным убирающимся шасси.

Фюзеляж – полумонокок овального сечения без технологических разъемов, с каркасом, состоящим из лонжеронов, стрингеров, шпангоутов и обшивки.

Крыло – свободнонесущее трапециевидной формы в плане, с установочным углом 2° и углом поперечного «V», равным 1°. Крыло состояло из двух консолей, стыкующихся с фюзеляжем по шпангоутом 24 и 31, кроме того, обшивка крыла крепилась к фюзеляжу

контурным уголком. Каркас каждой консоли состоял из двух лонжеронов, стрингеров, набора нервюр и обшивки.

Механизация крыла включала элероны и закрылки. Элерон одной консоли состоял из двух частей, каждая подвешивалась к крылу на двух узлах. Для 100% весовой компенсации каждый элерон имел в носке стальную трубу, залитую свинцом. На левом элероне устанавливался триммер. Закрылок каждой консоли состоял из четырех частей. Каркас закрылка включал: лонжерон, стрингеры, набор нервюр и обшивку.

Хвостовое оперение состояло из киля с рулем поворота и стабилизатора с рулем высоты. Стреловидный киль нес на себе горизонтальное оперение, которое располагалось на половине высоты киля, и два руля поворота, разделенные рулем высоты.

Переставной стабилизатор крепился к килю в двух точках и перемещался при помощи гидромеханического подъемного механизма. Силовой каркас стабилизатора состоял из двух лонжеронов, набора нервюр, стрингеров и обшивки Руль высоты, выполненный как одно целое, подвешивался в пяти точкох и состоял из лонжерона, нервюр, стенок и обшивки, Триммер крепился в средней части руля.

Шасси – трехколесное с носовым колесом. Передняя опора балочного типа убиралась в фюзеляж по потоку. Основные опоры балочного типа убирались в крыло по направлению к фюзеляжу. В убранном положении НИШИ шосси закрывались створками и щитками, а опоры фиксировались механическими замками. В выпущенном положении опоры фиксировались гидравлическими и шариковыми замками. Для предохранения хвостовой части фюзеляжа от повреждения при посадке с большими углами, на самолете имелась хвостовая опорю, состоящая из амортизатора, силового кронштейна, обтекателя и оковки.

Для сокращения длины разбега на самолете подвешивались четыре пороховых ускорителя У-5, по два с каждой стороны фюзеляжа. Равнодействующая сила тяг ракет находилась в одной плоскости с центром тяжести самолета Ускорители крепились при помощи спецзамков и бугелей и сбрасывались после окончания работы.

Парашютно-тормозное устройство, применяемое для сокращения длины пробега самолета, включало в себя: посадочный парашют (Бкуп – 26,2м3 ); трос диаметром 15мм; контейнер с пневмоцилиндрами открытия створок; замок тормозного парашюта; систему управления

Система управления самолетом – смешанная. Управление рулем высоты было выполнено тягами, рулем поворота в пределах фюзеляжа – тросами, а в киле-тягами. Управление элеронами до выхода в крыло выполнялось тросами, а в крыле тягами. В проводку управления рулем высоты, рулем поворота и элеронами по обратимой схеме были включены бустерные механизмы ГУ-1, а также рулевые машинки автопилота АП-5.

Гидравлическая система состояла из трех независимых подсистем: двух силовых и бустерной. Каждая система имела автономный источник давления – один или два гидронасоса (агр. 109А) с приводом от ТРД. Кроме того, силовые подсистемы в качестве аварийного источника имели ручные гидронасосы РП-3. Рабочая жидкость – смесь состоящая из 50% спирта и 50% глицерина. Первая силовая система предназначалась для уборки и выпуска шасси и закрылков, торможения основных колес. Вторая – для управления перестановкой стабилизатора, створками бомболюка и кормовой стрелковой установкой. Пневматическая (аварийная) система служила для аварийного выпуска шасси и закрылков, открытия створок бомболюка, а также для аварийного торможения передних колес шасси. Рабочее давление в пневмосистеме 130 кг/см7 .

Силовоя установка состояла из четырех ТРД ТР-1 (TP-1 А), расположенных попарно на каждой консоли крыла. Нижние двигатели каждой пары были вынесены на полкорпуса вперед относительно верхних. Продольный сдвиг улучшал подход к агрегатам двигателей в процессе эксплуатации, а также уменьшал высоту гондол и площадь их поперечного сечения. В результате межосевое расстояние по высоте спарки получалось меньшим, несмотря на толстое крыло. Кроме того, нижние двигатели были развернуты носками вверх на угол 5°, что также приближало их к верхним ТРД и обеспечивало отвод потока горячих газов от нижней обшивки крыла. Все это способствовало не только уменьшению лобового сопротивления, но и снижению металлоемкости, а следовательно, и массы силовой установки.

Катапультируемое кресло стрелка

Положение кресло стрелка радиста перед катапультированием

Топливная система включала в себя: два фюзеляжных бака, два крыльевых бака, распределительный кран, два электромагнитных крана перекочки, семь перекачивающих электронасосов, трубопроводы и арматуру. Все баки мягкие, фюзеляжные – протектирован- ные. Предусматривалась возможность подвески дополнительного бака.

Управление каждым двигателем осуществлялось рычагом (РУД), связанным системой жестких тяг и качалок с командным топливным агрегатом двигателя. Запуск ТР-1 но земле производился при помощи пневмостартера, а затем от вспомогательной бензосис- темы он выводился на режим малого газа, с последующим переходом на питание от основной топливной системы. Кроме того, прокрутка двигателя на земле могла осуществляться при помощи рукоятки, вставляемой в специальное гнездо на коробке приводов агрегатов Обслуживание двигателей производилось через быстросьемные эксплуатационные люки.

Негерметичная кабина штурмана, летчика и стрелка-радиста размещалась в носовой части фюзеляжа. Вход в кабину осуществлялся через дверь, расположенную на правом борту фюзеляжа между шпангоутами 5-7. Каждый член экипажа передней кабины имел катапультируемое кресло. Конструкция кресел летчика и штурмана практически не отличалась друг от друга Кресло стрелка-радиста было установлено спинкой вперед по полету.

Чашка кресла имела возможность перемещаться по высоте, а кроме того, могла поворачиваться вокруг вертикальной оси на угол 220°, при этом само катапультируемое кресло оставалось неподвижным. Перед катапультированием чашка фиксировалась в нижнем положении. Катапультирование штурмана осуществлялось через верхний люк, крышка которого отстреливалась при помощи взрывных болтов. Аналогично сбрасывались фонари летчика и стрелка-радиста. Для предотвращения столкновения, при одновременном катапультировании всех членов экипажа, направляющие устройства кресел, посредством пружинных механизмов, отклонялись вправо по полету и фиксировались на углах: штурман – 15°, летчик – 13°, стрелок-радист – 15°. Кроме того, наклон траектории катапультирования обеспечивал экипажу безопасный пролет зоны киля самолета. Покидание самолета кормовым стрелком-наблюдателем осуществлялось «классическим» способом без катапультирования. При этом кормовая стрелковая установка отделялась от фюзеляжа при помощи взрывных болтов.

В соответствии с назначением самолет имел стрелково-пушечное и бомбовое вооружение.

Стрелково-пушечное состояло из: передней неподвижной пушечной установки, верхней турельной установки ВТ-2 Су-10; кормовой установки КГ-2 Су-10. Передняя неподвижноя установка имела одну пушку НС-23 калибра 23 мм с боезапасом 130 патронов и располагалось в передней части фюзеляжа под креслом штурмана. Система управления огнем электрическая, а перезарядка электропневматическая Гильзы и звенья при стрельбе собирались в специальных отсеках под пушкой. Прицеливание осуществлялось летчиком при помощи прицела К 10Т, а контроль – фотопулеметом С-13.

Верхняя электрифицированная турельная установка ВТ-2 Су-10 с дистанционным управлением включала в себя: турель с двумя пушками Б-20Э калибра 20 мм с суммарным боезапасом 450 патронов; прицельную станцию; вычислитель; амплидины горизонтальной и вертикальной наводки; блоки управления и питания. Установка обеспечивала круговой обстрел с ограничением стрельбы вперед в диапазоне от 25° до 90°. Связь между прицельной станцией и турелью строилась на основе сельсинной передачи

Турель устанавливалась в верхней части фюзеляжа между шпангоутами 18-22. Прицельная станция крепилась к фонарю стрелка-радисто Для ведения огня стрелок-радист перемещался в верхнее положение за счет конструкции кресла, при этом его голова находилась внутри кольцевой прицельной станции. Во всех остальных случаях сидение стрелка-радиста находилось в нижнем положении.

Система управления огнем электрическая, перезарядка электропневматическая. При стрельбе гильзы и звенья собирались в специальных отсеках турели.

Кормовая (гидравлическая) установка с двумя пушками Б-20Э с суммарным боезапасом 700 патронов представляла собой хвостовую отъемную часть фюзеляжа, крепящуюся четырьмя взрывными болтами. В отъемной части размещались пушки с лафетами, гидроцилиндры вертикального и горизонтального управления, гидропульт управления, прицельная станция, гильзозвеньеводы с гибкой частью рукавов питания, стальная и прозрачная броня. Патронные ящики и рукава питания размещались в кабине стрелка-наблюдателя. Установка позволяла вести стрельбу назад по вертикали в диапазоне от +30° до -45° и в стороны по 30°. Гидравлическая система синхронно с оружием обеспечивала подъем кресла при стрельбе вниз и его опускание при стрельбе вверх. Управление перемещением установки (прицеливание) осуществлялось двумя рукоятками пистолетного типа. Управление огнем электрическое, перезарядка электропневматическая. При стрельбе гильзы и звенья выбрасывались наружу.

Размещение стрелкового вооружения

1 Передняя неподвижная пушечная установка 2 Прицел 3. Гашетка на штурвале 4 Электрифицированная турель под две пушки Б- 20Э 5. Прицельная станция 6. Электроагрегаты турели 7. Кормовая гидравлическая установка под две пушки Б-20Э

Размещение бомбового вооружения

1 Трехзамковые кассеты КД-3-347 2 Трехзамковые кассеты КД-2-347 3. Балка БД- 2-CV-I0 4 Балка БД-4СУ-10 5 Прицел ОБП- 4С 6. Сбрасыватель 7. Электрощиток 8 Аварийный тумблер пилота 9 Стартовые агрегаты

Кормовая стрелковая установка

Бомбы подвешивались только в бомбовом отсеке. Предполагались следующие варианты загрузки:

ФАБ-3000М46 – I шт.-3000кг

ФАБ-1500М46 – 1 шт,-1500кг

ФАБ-500М46 – 8 шт. -4000кг

ФАБ-250М46 – 12 шт-3000кг

Старые калибры:

ФАБ-1000 – 1 шт- 1000кг

ФАБ-500 – 4 шт- 2000кг

ФАБ-250 – 6 шт……… 1500кг

ФАБ-250М43 – 12 шт.™ 3000кг

ФАБ-250ЦК – 12 шт. 3000кг

ФАБ-100 – 20шт.- 2000кг

Подвеска бомб в отсеке осуществлялась на кассетах КДЗ-347, КД2-244 и балочных держателях БД4 Су-10 и БД2 Су-10. Для прицельного бомбометания на самолете устанавливался прицел ОПБ-4С (в НЧФ перед креслом штурмана). Тактическое и аварийное управление бомбовым вооружением электрическое. У штурмана тактическое и аварийное управление, у летчика – аварийное.

На самолете был установлен комплект оборудования, соответствующий ТТТ ВВС к бомбардировщикам.

Электрооборудование состояло из источников электроэнергии и электрической сети, в которую входили: аппаратура регулирования и защиты, коммутационная аппаратура, электропроводка. Для распределения электроэнергии имелись: центральный распределительный щит в кабине стрелка-радиста и электрощитки летчика и штурмана. Основными источниками электроэнергии служили четыре генератора ГС-3000, а аварийным -аккумулятор 12А-30

Радиооборудование: связная коротковолновая радиостанция РСБ-3 бис АД, командная УКВ радиостанция РСИ-6; автоматический радиокомпас АРК-5; радиоопознаватель MA С4-ЗМ; радиовысотомер малых высот РВ-2; самолетное переговорное устройство СПУ-Ф-4; умформеры.

Пилотажно-навигационное оборудование – стандартный комплект приборов на досках летчика, штурмана и стрелка-радиста. Кроме того, на самолете устанавливались: автопилот АП-5, дистанционный компас ПДК-5. бортовой навигационный визир АБ-52.

Фотооборудование – аэрофотоаппорат АФА-33/50 на качающейся фотоустановке АКАФУ-3 (шп. 40-41).

Кислородное оборудование – 4 комплекта, каждый состоял из: кислородного баллона емкостью 8л; кислородного прибора КП-14; кислородной маски КШ-10; редуктора и приборов контроля.

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ, Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Супермарин "Спитфайр"

(Продолжение. Начало в NeNo 1-4.7-8,10-12/2005 г)

Один из первых 'Спитфайров' Мк XII, переделанный из Мк VIII

ПОД РЕВ "ГРИФФОНОВ"

Еще в 1939 г. конструкторы фирмы "Супермарин" начали рассматривать возможность применения на "Спитфай- ре" альтернативного типа двигателя, разумеется, с большей, чем у "Мерлина", мощностью. Изучались варианты установки трех разных двигателей фирмы "Роллс-Ройс" – 24-цилиндрового "Икси", двухтактного дизеля RR26PI и перспективного 12-цилиндрового RR37. Только в отношении последнего работу довели до конца.

RR37, запущенный в серию под названием "Гриффон", был, кок и "Мерлин", V-образным двигателем жидкостного охлаждения Рабочий объем его цилиндров составлял 36,7 л против 27 у предшественника. Он был существенно тяжелее и обладал большими габаритами. Зато уже у первых вариантов "Гриффона" номинальная мощность перевалила за 1700 л.с., что обещало немалые перспективы в будущем (ведь серийные "Мерлины" выпуска 1940 г. выдавали в полтора раза меньше).

Ознакомившись с эскизным проектом установки RR37 на "Спитфайр", британское министерство авиации в 1940 г. заказало два опытных самолета с такой мотоустановкой, а позднее – еще пять. Разработка новой модификации, названной "Спитфайр" IV, шла параллельно с работой над проектом уже упоминавшейся "тройки" и, вследствие этого, обе машины в значительной мере унифицировались.

На "четверке" собирались поставить "Гриффон" ИВ с одноступенчатым нагнетателем (мощностью 1735 л.с.), вращающий четырехлопастной винт. Расчетные цифры так потрясли военных, что в августе 1941 г., когда первый опытный истребитель еще только собирался, они уже выдали заказ на 750 серийных машин.

Взлетел же "Спитфайр" IV только 27 ноября (пилотировал его Дж.Квилл). Он недолго существовал под этим номером. В начале следующего года обозначения истребительных и разведывательных вариантов "Спитфайра" привели к единой системе. До этого разведчики именовались буквами – А, В, С, D… И вот, теперь номер IV получил бывший "Спитфайр" D. Вследствие этого машина с "Гриффоном" была переименована в модификацию XX, а затем XII.

Опытный "Спитфайр" IV имел хвостовое оперение по типу "двойки", уби-

Первый опытный 'Спитфайр' с 'Гриффоном' (DP 845)

Двигатель "Гриффон' 65

Четыре вида на 'Спитфайр" Мк.XII. Это первый опытный образец (тип IV/XX). Обратите внимание, что на виде снизу хорошо видны асимметричные воздухозаборники водяного и масляного радиаторов.

Spitfire XII первых серий

Spitfire XII (Supermarine Type 366)

Опытный 'Спитфайр' с макетами шести пушек

"Спитфайр' XII с подвешенной под фюзеляжем бомбой

Параллельная сборка на заводе "Спитфайров" с "Гриффонами" и "Мерлинами"

Первой "Спитфайры" Mk.XIV получила 610-я эскадрилья, вошедшая в строй 6 января 1944 г.

роющееся хвостовое колесо и асимметричные (кок но "пятерке") радиаторы. Двигатель "Гриффон", не влезавший в старый капот, заставил удлинить мотораму и «выпучить» верхние панели капота Фюзеляж пришлось усилить, поставив вместо алюминиевого лонжерона стальной. Вооружения на «четверке» первоначально ме было. По проекту предполагалось монтировать шесть 20-мм пушек или две пушки и четыре пулемета калибра 7,69 мм. Впоследствии но самолете установили макеты пушек в обтекателях, но в серии такое вооружение не прижилось.

После ряда переделок бывшая "четверка" стала эталонным образцом "Спитфайра" XII. Из-за увеличившейся тяги на машине поставили более широкий заостренный руль поворота, такой же, кок но поздних "восьмерках" и "девятках". Номинальную мощность "Гриффон" IIB развивал на высоте 300 м, поэтому основным назначением "Спитфайра" XII стал перехват самолетов противника на малых высотах. Его готовили для борьбы с немецкими истребителями-бомбардировщиками, мелкими группами совершавшими налеты на Англию с французского берега. В связи с этим машина получила "урезанное" крыло.

На испытаниях "двенадцатый" сравнивался с "Тайфуном" и трофейным FW190A, и показал высокие результаты. Он действительно тогда являлся одним из самых быстроходных истребителей мирю, развивая в горизонтальном полете скорость свыше 625 км/ч.

Первые серийные "Спитфайры" XII сошли с конвейера фирмы "Супермарин" в октябре 1942 г. Первые серии имели неубирающееся хвостовое колесо, о все последующие – убирающееся (как на "восьмерке"). Моторы устанавливались модификаций III и IV, отличавшиеся от IIB только передаточным отношением редуктора.

В феврале 1943 г. "Спитфайры" XII прибыли в Хай-Эрколл, где базировалась 41-я эскадрилья Чуть позже такие же машины получила 91-я эскадрилья. Обе они действовали в системе ПВО Англии. Сначала основными целями для новых "Спитфайров" являлись FW190A, а в 1944 г. они переключились на охоту за самолетами-снарядами V-1.

Производство "двенадцатых" прекратили в сентябре 1943 г., выпустив ровно 100 штук. В строевых частях эти машины служили до декабря 1944 г. Их сменили усовершенствованные "Спитфайр" XIV.

На них с "Гриффоном" проделали то же, что ранее с "Мерлином" – ввели двухступенчатый двухскоростной нагнетатель. Так и у "Гриффона" появилась своя "60-я серия". Первый мотор этой серии, "Гриффон" 61, был запущен в серийное производство весной 1943 г.

В начале года для испытания новых опытных двигателей выделили шесть "Спитфайров" VIII последних серий. Их переделали под "Гриффоны". Моторама и капот по конструкции в целом соответствовали модификации XII, хотя "Гриффон" 61 был длиннее и тяжелее, чем "Гриффон" II.

Чтобы полностью использовать возросшую мощность мотора, установили пятилопастный винт (а на одной мошине доже соосный шестилопаст- ный). Радиаторы теперь стали симметричными. Сперва самолеты имели стандартное вертикальное оперение поздних "восьмерок", но его площадь была недостаточна для обеспечения путевой устойчивости, и конструкторы создали совершенно новый киль. В таком виде три истребителя вывели на испытания в Боскомб-Даун. Они проходили весной-летом 1943 г. и, хотя и сопровождались случаями отказа двигателей (две вынужденных посадки), закончились решением запустить новую модификацию в серию после небольших доработок.

Первый серийный 'Спитфайр' Mk.XIV на заводских испытаниях

"Спитфайр" XVIIIE, сохранившийся до наших дней

К сборке "Спитфайров" XIV, кок назвали новую модификацию, приступили в октябре 1943 г. Ее осуществляло целая сеть небольших предприятий в Южной Англии, размещенных в бывших складах, гаражах, цехах маленьких заводов. Серийные машины имели вертикальное оперение несколько меньших размеров и иных очертаний, чем опытные. Первые истребители получили моторы "Гриффон" 61, а с самолета RB179 их сменили на "Гриффон" 65.

В ходе производства изменилось и крыло. По образцу "восьмерки" оно имело дополнительные бензобаки в передней кромке. Ранние серии несли вооружение типа С. но большая часть машин была оснащена по типу Е. Существовали истребители и со стандартными, и с укороченными законцовками крыла. С конца 1944 г ввели пониженный гаргрот и каплевидный фонарь пилотской кабины.

С осени 1944 г. часть "четырнадцатых" выпускали в варианте тактических разведчиков FR XIV и FR XIVE Сохранив все вооружение истребителя, они получили перспективный фотоаппарат F.24 на левом борту и дополнительный бензобак в задней части фюзеляжа емкостью 150 л. Всего построили 957 машин – примерно вдесятеро больше, чем "Спитфайров" XII. По массовости "четырнадцатый" занимает шестое место среди различных модификаций "Спитфайра".

Первые истребители этого типа поступили в 610-ю эскадрилью в Эксетере в январе-феврале 1944 г. В марте они прибыли также в 91-ю и 327-ю эскадрильи. Состояния боевой готовности все три достигли в июне. Первый боевой задачей для них столо патрулирование подступов к побережью Англии в поисках самолетов-снарядов V-1.

К охоте на "фау" привлекли семь эскадрилий "Спитфайров" XIV. Наиболее удачливой из них стала 91-я, уничтожившая 184 крылатые ракеты. Чтобы увеличить и без того немаленькую скорость полета, несколько истребителей переоборудовали под бензин сорта N150 и увеличили давление наддува двигателей. С них также смыли всю краску. Это прибавило "Спитфайрам" примерно 30 км/ч.

В операциях по прикрытию высадки союзников в Нормандии эти самолеты не участвовали. На фронт во Францию они попали только осенью 1944 г. В конце сентября в составе 2-х тактических ВВС числились четыре (в том числе одна канадская) истребительных эскадрильи, оснащенные "четырнадцатыми". Они действовали, в основном, как высотные истребители, обеспечивая уже установившееся к тому времени превосходство союзников в воздухе.

Обладая преимуществом в скорости перед всеми самолетами противника, кроме реактивных, "Спитфайры" XIV атаковали любые воздушные цели. На высоте 8000 м самолет развивол в горизонтальном полете скорость 721 км/ч. Именно пилот "Спитфайра" обеспечил первый достоверный случай уничтожения турбореактивного Ме262; тот упал в районе Ниймегена в Голландии. Впоследствии "четырнадцатые" расправились еще с несколькими реактивными истребителями немцев.

Применялись эти машины и как истребители-бомбардировщики. Бомбовая нагрузка оставалась той же, что и у более ранних модификаций – до 454 кг. На фронте вооружение машины иногда дополняли и реактивными снарядами.

В Европе воевали также четыре эскадрильи разведчиков FR XIV. Некоторое количество машин F XIV и FR XIV перед концом войны успели перебросить в Индию. Однако все три эскадрильи, получившие эти самолеты, достигли боеготовности уже к моменту капитуляции Японии.

"Спитфайр" XIV был сменен в цехах "Спитфайром" XVIII. Он начал разрабатываться под названием "Супер Спитфайр". В конечном итоге, в производство поставили модель, сохранившую все отличительные черты "четырнадцатых" поздних серий (вертикальное оперение большей площади, крыло типа Е, пониженный гаргрот и фонарь кругового обзора) в сочетании с удлиненным до 10,14 м фюзеляжем, усиленным крылом и шасси.

Spitfire IУ/ХХ (Supermarine Type 337) (DP845) Ноябрь 1941 г.

Spitfire IV/XX (DP845) с шестью пушками

Spitfire IV/XX (DP845) с увеличенным рулем направления и крылом типа "С"

Spitfire IV/XX (DP845) в окончательном виде (с увеличенным коком воздушного винта)

Опытный экземпляр Spitfire XIV (JF318)

Опытный экземпляр Spitfire XIV (JF319)

Опытный экземпляр Spitfire XIV (JF321) с двигателем Griffon 85 и соосным шестилопастным винтом

Spitfire F.XIVC (Supermarine Type 379)

Spitfire FR.XIVE

Spitfire F.XVIII (Supermarine Type 394)

Spitfire ХIVЕ

Spitfire XIVE

Истребитель «Спитфайр» LF Мк.ХII майора Генри О'Хиггинса из 41-й эскадрильи RAF (Ньюкасл, апрель 1943 г.)

Истребитель «Спитфайр»Мк.Х1VС из «канадской» 402-й эскадрильи RAF (Голландия, весна 1945 г.)

Истребитель «Спитфайр» Mk.XIVE полковника Альфреда Доллмана из 41-й эскадрильи RAF (Фарнборо, весна 1945 г.)

(Продолжение следует)

80 лет ОНТИ ЦАГИ

В зале БНТ в годы войны

31 декабря 1925 г. в составе ЦАГИ было организовано Бюро новой техники, ставшее со временем ведущим подразделением института, и получившее наименование Отделение научно-технической информации.

На протяжении прошедших десятилетий специалисты БНТ, а затем и ОНТИ обеспечивали необходимой научно-технической информацией предприятия и институты, входящие в состав авиационной промышленности, оказывали огромную помощь Военно-воздушным силам.

В настоящее время ОНТИ ЦАГИ продолжает выпуск бюллетеня «Авиационная и ракетная техника», информационного сборника «Техническая информация», всевозможных тематических авиационных справочников и других периодических изданий.

Сотрудники ОНТИ ЦАГИ принимают активное участие в работе редколлегии нашего журнала и оказывают нам огромную помощь при подготовке ряда статей.

Первым делом – самолеты

К 50-летию научно-мемориального музея Н.Е.Жуковского

Здание музея Жуковского на ул. Радио

17 января 1956 года в Москве, в старинном двухэтажном особняке, что располагался на улице Радио д. 17, открылся научно-мемориальный музей «отца русской авиации» Николая Егоровича Жуковского.

Сегодня, наверное, нет смысла пересказывать все заслуги этого выдающегося ученого перед ношей Родиной и, особенно, перед Российской авиацией. Достаточно вспомнить хотя бы то, что именно Н.Е. Жуковский заложил основу для создания Центрального оэрогидродинамического института ЦАГИ – мирового научного авиационного центра, а также Военно-воздушной инженерной академии.

Интересно отметить тот факт, что здание, в котором сейчас расположен музей, было первым, которое по просьбе Жуковского было в 1918 году передано советским правительством только что образованному ЦАГИ Здесь начинали свою работу многие прославленные впоследствии ученые и авиаконструкторы. Не случайно в 1956 году открывал музей патриарх отечественного самолетостроения Андрей Николаевич Туполев.

В те годы, когда отечественная авиация была на подъеме и считалась национальной гордостью нашей страны, доже чиновники правительственного аппарата понимали важность и значимость такого музея для нашей страны, тем более что предполагалось создать не просто музей, посвященный одному человеку, и не просто музей авиации, а настоящий центр истории отечественной авиационной науки. Подтверждением тому служит хотя бы тот факт, что Постановление Совета Министров СССР, предусматривающее создание этого музея, еще в 1947 году лично подписал И.В.Сталин.

Научно-мемориальный музей Н.Е.Жуковского был создан и по сей день функционирует в составе ЦАГИ Экспонируемые здесь коллекции, архивы и научно-техническая библиотека являются национальным достоянием нашей Родины, а некоторые из экспонатов признаны всемирными памятниками истории техники. Здесь, в музее, хранится одна из первых отечественных аэродинамических труб, подлинный планер пионера воздухоплования Отто Лилиенталя, уникальная модель-копия самолета «Илья Муромец», выполненная еще 90 лет тому назад на РБВЗ, бортовые журналы экипажей самолетов АНТ-25, совершивших беспосадочный перелет из СССР в США через Северный полюс, и многие другие бесценные экспонаты.

Особое значение для истории имеет экспозиция моделей отечественных и зарубежных летательных аппаратов выполненных в едином масштабе, которая лишний раз подчеркивает вклад советской и российской авиационной науки и техники во всемирный процесс покорения воздушного океана.

Музей Н Е. Жуковского сохраняет лучшие традиции отечественного музейного дела, проводя не только экспозиционную работу, но и научно-исследовательскую деятельность по поиску и формированию уникальных исторических фондов и материалов о жизни и деятельности ученых, авиаконструкторов, летчиков. Музей также является безвозмездной материальной базой для проведения заседаний, вечеров памяти, юбилеев выдающихся деятелей отечественной авиации. При музее работает клуб любителей авиации, модельная мастерская, регулярно проводятся торжественные заседания, посвященные важнейшим датам в истории мировой авиации, семинары и научные конференции, а также тематические выставки

Одним из важных видов деятельности музея является ежегодный конкурс среди российских ученых с присуждением золотой и серебряной медалей имени Н Е Жуковского за лучшие работы по теории авиации.

Вклад музея Н.Е.Жуковского в дело популяризации достижений отечественной авиации и сохранения ее истории трудно переоценить. Сегодня этот музей известен во всех цивилизованных странах и высоко ценится среди самых лучших авиационных музеев мира.

Редакция журнала «Авиация и Космонавтика» поздравляет всех сотрудников музея с его 50-летием, а также выражает огромную признательность руководству ЦАГИ, сумевшему, в не столь давние кризисные времена (когда особняк, расположенный в центре Москвы и не приносящий институту денег, казался лакомым кусочком для многих коммерческих структур), сохранить для России этот подлинный памятник отечественной истории.

В зале музея можно встретить и планер Лилиентапя XIX века, и модель первого космического корабле Юрия Гагарина

АЭРОАРХИВ Мессершмитт-210 А1

Сокращенный перевод статьи, опубликованной в журнале The Flight за 11 09 1943 г.

Разведчик Ме-210, сбитый зенитчиками 8-й британской армии

Вид на барбет крупнокалиберного пулемета

Система охлаждения выхлопных патрубков двигателя

Схема работы воздушных тормозов

Германский истребитель- бомбардировщик с дистанционно управляемыми пулеметами.

Еще одним типом истребителя-бомбардировщика, ставшего трофеем Британии, является самолет Мессершмит-210 А-1. Это низкоплан с экипажем из двух человек (пилот-бомбардир и стрелок-радист). Самолет может использоваться как дальний истребитель, пикирующий бомбардировщик или самолет для нанесения ударов по наземным целям. Разработан он но бозе хорошо известного Ме-110. На самолете, осмотренном недавно представителями журнала FLIGHT, установлены дво двигателя D.B.601F. I. От двигателей D В.601Е самолета Ме-110 они отличаются только наличием дополнительных патрубков, которые служат для дополнительного охлаждения двигателя и свечей зажигания. Радиаторы системы охлаждения – туннельного типа, как у Me-109F В конструкции самолета нашла отражения современная тенденция делать крыло цельным, пропуская его сквозь фюзеляж.

За исключением крыла, силовая конструкция планера самолета продолжает линию Ме-110. Крыло – однолонжеронное, фюзеляж собран из двух половинок, скрепленных сверху и снизу. В силовом наборе планера использованы Т-образные стрингеры. Вооружение состоит из установленных в носовой части фюзеляжа двух неподвижных пулеметов калибра 7,9 мм и двух неподвижных 20-мм пушек Маузер. Но главная особенность – пора 13-мм пулеметов но дистанционно управляемой «барбетной» установке.

Самолет несет внушительный боекомплект ко всем типам бортового стрелкового оружия. В носовой части фюзеляжа, ниже кабины пилота, размещен бомбоотсек, максимальная масса бомб на внутренней подвеске составляет 2200 фунтов (около 700 кг). Летчик и стрелок, а также важные части самолета прикрыты броней, суммарная масса брони – примерно 900 фунтов (около 300 кг). Радиооборудование включает две радиостанции. Одно служит для связи с землей, а вторая для связи с другими самолетами.

Металлическая обшивка крепится к силовому набору заклепками с потайными заклепками, элероны имеют полотняную обшивку. Тормозные решетки расположены как на нижних, так и на верхних поверхностях крыла.

Инновационным следует признать метод уборки/выпуска решеток: гидроприводом посредством оригинального механизма. Решетки представляют собой параллельно установленные L-образные перфорированные уголки из алюминиевого сплава. В убранном положении решетки не выступают за контур аэродинамического профиля крыло.

Другим интересным конструктивным отличием самолета являются шесть установленных в крыле мягких протектированных топливных баков суммарной емкостью 550 галлонов. Маслобаки, установленные в задних частях мотогондол также выполнены мягкими. Донные баки следует признать идеальными с точки зрения живучести. Ранее на германских самолетах ставились баки из фибры. Мягкая обшивка новых баков содержит резиновую компоненту толщиной примерно 3/8 дюйма, которая способна затягивать пробоины в обшивке. По линиям швов баков толщина резины увеличена, в результате баки имеют большую массу по сравнению с фибровыми Баки размещены во внешних консолях крыла и в центроплане. Крепятся они непосредственно к обшивке крыла. Вероятно, системы слива топлива в полете нет.

Особый интерес вызывают узлы крепления двигателей. Моторама абсолютно не похожа ни на одну германскую конструкцию аналогичного назначения. Основными силовыми элементами являются сварные стальные балки. Двигатель удерживают две балки. К каждой балке мотор крепится в двух точках. Моторамы снабжены обычными амортизаторами. Одним концом балка крепится к двигателю, другим – к противопожарной стенке. Моторама конструктивно чрезвычайно проста и технологично.

Установка вооружения в носовой части Ме-210

Схема бронирования

Me -410 ни ходит из атаки на В-17. Под фюзеляжам Ме-410 – 50 мм пушка (первоначально союзники предполагали, что 37-мм пушка). Фото из журнала Flight за 20 июля 1944 г.

Самым интересным с технической точки зрения отличием самолета является дистанционно управляемая «барбетная» установка двух 13 мм пулеметов. Оба пулемета могут поворачиваться вверх и вниз на угол 35 град от нейтрального положения и примерно на угол 39 град. в горизонтальной плоскости. Управляет пулеметами посредством ручки, связанной с сервомеханизмом, стрелок- радист. Сервомеханизм приводится в действие электродвигателем мощностью 1,5 л.с. Возможно одновременное наведение пулеметов по азимуту и углу места. Каждый пулемет снабжен отдельным прицелом рефлекторного типа. Пулеметы установлены на торцах барабана, который проходит сквозь фюзеляж. Сервомеханизм предназначен для снижения оборотов электродвигателя. Состоит сервомеханизм из двух зубчатых передач противоположного вращения. Наведение пулеметов в вертикальной плоскости осуществляется вращением рукоятки управления, положение рукоятки отслеживается сервомеханизмом. Управление по азимуту выполняется качанием рукоятки управления. Наведение пулеметов производится как синхронно (с ошибкой в синхронизации 1-2 градуса), так и индивидуально. Несомненно подобная установка является крайне остроумной в техническом отношении, но вряд ли она столь эффективно как британские турели. Германская схема чрезвычайно сложна и требует наличия громоздкой и тяжелой аккумуляторной батареи для питания электромотора.

Как уже отмечалось, бронезащита массой не менее 900 фунтов разнесена по всему самолету. Вероятно, токая «прибавка» к массе самолето вызвана эффективностью бортового вооружения британских самолетов Из рисунка видно, что броней прикрыты все жизненно важные части аэроплана, включая системы охлаждения двигателей. Летчик защищен бронестеклом, бронеспинкой и установленным снизу бронелистом. Стрелка защищает бронестекло толщиной 2,5 дюйма и установленная поперек фюзеляжа бронеплита.

В целом, самолет содержит много интересных технических новинок. С конструктивной и с технологической точек зрения он хорош. Возможно Ме- 210 станет эффективным пикирующим бомбардировщиком, но как дальний истребитель он уступает британским самолетам аналогичного назначения.

В действительности самолет Ме-210 оказался неудачной боевой машиной. Он обладал плохой устойчивостью и управляемостью, так как его одноки- левое оперение «затенялось» большой «головастой» кабиной зкипажа.

Выпущенный в ограниченном количестве Ме-210 был вскоре заменен в серии более крупным и более мощным многоцелевым самолетом Ме-410.

Новости мировой авиации

США Модернизация штурмовиков А-10

Опытный А-10С в полете

Работы по программе А-10 PEP (PEP – Precision Engagement Program) начались в 2000 г. Целью программы является увеличение боевой эффективности штурмовика А-10А, не способного применять высокоточное оружие (кроме VP AGM-65 «Майверик» с лазерным наведением).

В определенной степени штурмовики А-10А считаются устаревшими. С 1972 г. по 1984 г. фирма Фэйрчальд Рипаблик изготовила 715 самолетов А- 10. Таким образом, возраст последнего построенного А-10 (82-0665) ровняется возрасту пилота, который на нем летает.

Модернизированные штурмовики должны заполнить временную паузу до поступления в войска истребителей- бомбардировщиков нового поколения F-35. Программа модернизации известна также под наименованием «Спираль» (Spiral), она будет проводится в два этапа, «Спираль-1» и «Спираль-2».

На этапе «Спираль-1» предусмотрено проведение следующих работ:

– частичная замена приборного оборудования кабины двумя многофункциональными индикаторами размером 5x5 дюйма

– интеграция в СУО высокоточных боеприпасов JDAM и WCMD

– интеграция в комплекс БРЭО подвесных контейнеров целеуказания AN/AAQ-28 «Лайтнинг» и нескольких вариантов контейнеров «Снайпер»

– увеличение мощности бортовых источников электропитания

– интеграция в комплекс БРЭО новой шины данных

На этапе «Спираль-2» планируется оснащение самолетов аппаратурой передачи донных (тип пока не определен, но вероятно будет установлена аппаратура Link-16) и единой тактической системой радиосвязи (Joint Tactical Radio System)

В ходе модернизации замене подлежат более 90 механических элементов самолета и 138 электрокабелей. На модернизацию первого самолета ушло 4500 человеко-часов, в дальнейшем трудоемкость работ предполагается снизить до 1500 человеко-часов. Особенностью программы модернизации является широкое использование систем и устройств (до 95 %), которые уже эксплуатируются на военных и гражданских самолетах. За интеграцию бортового оборудования отвечает фирма Локхид Мартин, субподрядчиком является фирма ВАЕ Системз.

Кабина А- 10С

Модернизированный по программе PEP штурмовик получил обозначение

А-10С. Первый после модернизации полет штурмовика А-ЮС выполнен на авиабазе Эглин в ноябре 2004 г. Всего в программе летных испытаний (включая эксплуатационные) намечено использовать 13 самолетов А-10С. Первые два А-10С модернизированы из штурмовиков А-10А, состоявших на вооружении 46-го тактического авиакрыла (авиабаза Эглин, шт. Флорида). Первая эскадрилья ВВС США (вероятно испытательная), согласно планам, должна получить штурмовики А-10С летом 2006 г. В строевые части модернизированные штурмовики вряд ли начнут поступать ранее 2008 г

Программа модернизации вертолетного парка палубной авиации ВМС США, вертолеты Сикорский HH/MH/SH-60 «Сихок»

SH-60B С ракетой "Пингвин" на пилоне

Еще в сентябре 1977 г. победителем в конкурсе ВМС США по программе LAMPS (Light Airborne Multipurpose System, легкая палубная многоцелевая система) Mk III был объявлен вертолет Сикорский S-70B, разработанный на базе многоцелевого армейского вертолета Сикорский UH-60A. На вооружение ВМС США вертолет был принят под обозначением SH-60B «Seahawk».

Система LAMPS Mk III, в отличие от предшествующих аналогичных систем, интегрировала в единый комплекс вертолет и корабли, даже главным подрядчиком выступала в данном случае не авиастроительная фирма, а электронная – IBM (в 1994 г. фирма IBM вошла в состав корпорации Loral, которая в апреле 1996 г. была поглощена корпорацией Локхид Мартин).

Фирма Сикорский отвечала только за проектирование платформы для электронного оборудования фирмы IBM. Конкурентом фирмы Сикорский выступала фирма Боинг Вертол с вертолетом BV-179.

SH-60F

Первый полет вертолет YSH-60B выполнил 12 декабря 1979 г. Первый комплект бортового оборудования, предназначенного для выполнения боевых задач, был установлен на третьем опытном вертолете, данная машина поступила в испытательный центр ВМС США в Пэтаксен-Ривер, шт. Мэриленд, в июне 1980 г.

Вертолет предполагалось использовать с кораблей сравнительно небольшого водоизмещения – крейсеров, эсминцев и фрегатов, но не с авианосцев. Система LAMPS Mk III обеспечивала загоризонтное обнаружение и поражение целей корабельными ракетными комплексами и дополняла систему LAMPS Mk I, органичной частью которой являлись вертолеты Каман SH- 2F «Seasprite». Вертолеты SH-60B могли решать задачи борьбы с надводными и подводными целями, поиска и спасения, межкорабельных перевозок, обеспечения действий десантов.

Вертолеты SH-60B первой получило в сентябре 1983 г. вновь сформированная эскадрилья HSL-41 (Helicopter Antisubmarine Light Squadron, легкая вертолетная противолодочная эскадрилья). Состояния боеготовности эскадрилья достигла в феврале 1985 г. До завершения производства в 1996 г. ВМС США получили 186 вертолетов SH-60B.

По состоянию на 2004 г. вертолеты SH-60B состояли на вооружении десяти эскадрилий первой линии, двух эскадрилий ограниченной боеготовности и одной резервной эскадрильи. На вооружении каждой эскадрильи состояло от девяти до 15 вертолетов, обычно эскадрилья разбивалась на звенья по два вертолета в каждом. Но вооружении резервной эскадрильи состояло пять вертолетов SH-60B

По многим конструктивным элементам вертолет SH-60B унифицирован с вертолетом UH-60A, хотя морской вариант имеет ряд существенных отличий от сухопутного. Ток, на вертолете SH-60B установлены ГТД Дженерал Электрик T700-GE-40I мощностью по 1690 л.с., но 136 л.с. больше, чем у двигателей Дженерал Электрик Т700- GE700 вертолета UH-60A Двигатели приспособлены к эксплуатации в морских условиях. У палубного варианта вертолета S-70 увеличена емкость топливных баков, установлен тормоз несущего винто и электрофицированная система складывания лопастей несущего винта. В связи с более мягкими ограничениями в отношении посадки на палубу корабля появилась возможность упростить конструкцию шасси. В то же время вертолет оснащен принудительной системой посадки на палубу (в ходе эксплуатации данная система была демонтировано, а взамен установлена аварийная система надувных баллонетов).

В состав бортового оборудования вертолета SH-60B входят поисковая РЛС Тексас Инструменте AN/APS-124, детектор магнитных аномалий AN/ ASQ-81, акустический процессор IBM AN/UYS-1, бортовой комплекс обработки информации Рэйтеон AN/ALQ- 142. Вертолет может нести в пневматических пусковых установках до 25 сбрасываемых гидроакустических буев, пусковые установки размещены по левому борту в фюзеляже вертолета. Но борту имеется аппаратура трансляции информации, поступаемой от сброшенных в море буев, на борт корабля.

С 1987 г. небольшое количество вертолетов было оборудовано бортовыми оборонительными системами, в том числе устройствами отстрела ИК ловушек AN/ALE-39, детекторами пуска ракет Ханиуэлл AN/AAR-47 и ИК системой постановки помех Сандерс AN/ALQ-144 Также вертолеты прошли доработку, позволяющую монтировать в проеме дверей турельные установки под пулеметы М60 калибра 7,62 мм. В 1988 г. началась замена двигателей но более мощные варианты T700-GE- 401С. Начиная с 83-го серийного вертолета стали ставить третий узел для крепления внешних подвесок.

Изначально наступательное вооружение вертолетов ограничивалось только противолодочными торпедами Mk 46. В июне 1993 г. первые вертолеты «Сихок» Блок I получили возможность использовать ПКР AGM-119B «Пингвин» с ИК головкой самонаведения. Программа модернизации Блок I была инициирована в 1989 г. Согласно донной программе модернизации на вертолеты устанавливались приемники спутниковой навигационной системы, было увеличено количество радиогидроакустических буев, а в систему вооружения интегрированы противолодочные торпеды Mk 50. На некотором количестве вертолетов но правом пилоне подвески вооружения смонтировали комплекты FCK (FLIR Contingency Kit) в составе ИК системы обзора передней полусферы AN/AAS- 44 и лазерного дальномера-целеука- зателя, такие вертолеты взамен 7,62- мм пулемета М60 вооружались 12,7- мм пулеметами GAU-16/А.

По более поздней программе АНР (Armed Helicopter Program) вертолеты Блок 0 и Блок I оснащались системой FLIR/HelKaire, в этом случае турель с ИК системой переднего обзора AN/ AAS-44 монтировалась в передней нижней части фюзеляжа. Система FLIR/ Hellfaire позволяла использовать с вертолетов ракеты воздух-поверхность AGM-114 «Хеллфайр» с лазерным наведением. В рамках программы АНР также производилась замена пулеметов М60 пулеметами GAU-16/A.

Модификация авианосного базирования

Разработка вертолета S-70B-4, предназначенного для обеспечения ПЛО внутренней зоны авианосного соединения, была анонсирована 6 марта 1985 г., в этот день АМС США заключила с фирмой Сикорский контракт на сумму 50,9 млн. долл. Новая модификация получила обозначение SH-60F и собственное «фирменное» имя "Ocean Hawk". В прототип вертолета SH-60F был модернизирован опытный YSH-60B No 161 170. Контракт на изготовление вертолетов SH-60F был подписан в январе 1986 г., а 19 марта 1987 г. первый SH-60F впервые поднялся в воздух.

На вооружение ВМС США вертолеты начали поступать летом 1989 г. Сначала вертолеты поступили на вооружение эскадрильи берегового базирования НС-10, затем – на вооружение эскадрильи авианосного базирования НС-2 Всего вертолетами SH-60F было перевооружено десять вертолетных противолодочных эскадрилий, последние SH-60F флот получил в 1995 г. Вертолеты SH-60F заменили вертолеты Сикорский SH-3H «Си Кинг».

Изначально предусматривалась закупка ВМС США 175 вертолетов SH- 60F, но затем программа серийного производство была сокращена до 82 машин (серийный выпуск завершен в 1994 г.), по состоянию но 2004 г. в ВМС США имелось 74 вертолета SH- 60F. На вооружении каждой из десяти вертолетных противолодочных эскадрилий авианосного базирования состояло по четыре – пять вертолетов SH- 60F, еще шесть машин состояли но вооружении одной резервной эскадрильи.

НН-60Н, вооруженный ракетами "Хеллфайр"

Но вертолетах SH-60F, в отличие от вертолетов SH-60B, не установлена аппаратура системы LAMPS Mk III и система принудительной посадки на корабль. Взамен установлена комплексная система борьбы с подводными лодками в составе погружаемой ГАС Эллайд Сигнал AN/AQS-13F и шесть пусковых установок радиогидроакустических буев (буи не выстреливаются, а сбрасываются). Дополнительный узел подвески по левому борту фюзеляжа позволяет вертолету нести одновременно три торпеды Mk 50 или две торпеды и один дополнительный топливный бак емкостью 397 л. Продолжительность полета вертолета с дополнительным топливным баком составляет четыре часа.

Боевой поисково-спасатепьный вариант

Вертолет НН-60Н разрабатывался по заказу ВМС США на основе вертолета SH-60F параллельно с поисково-спасательным вертолетом HH-60J для Береговой Охраны США. Вертолет НН-60Н предназначен для выполнения задач поиска и спасения в боевых условиях, а также для обеспечения действий подразделений специального назначения и предназначался для замены вертолетов Белл НН-1К. Изначально флот планировал закупить 18 вертолетов НН-60Н. контракт с фирмой Сикорский на поставку первых пяти вертолетов был заключен в сентябре 1986 г. Первый полет вертолет НН-60Н выполнил 17 августа 1988 г. Вертолеты поступили на вооружение эскадрильи HCS-5 (Helicopter Combat Support Squadron), авиабаза Пойнт- Myry, шт. Калифорния, в июле 1989 г., эскадрилья достигла состояния первоначальной боеготовности в апреле 1990 г. В октябре 1990 г. командование ВМС США объявило о намерении включить в состав каждой эскадрильи HS (вертолетная противолодочная эскадрилья авианосного базирования) по два вертолета НН-60Н. Поставки вертолетов в эскадрильи HS начались в ноябре 1990 г., первой вертолеты получила эскадрилья HS-2, которая в тот период базировалась на авианосце «Нимитц».

До завершения серийного производства вертолетов НН-60Н в 1996 г. ВМС США получили 42 машины данной модификации По состоянию на 2004 г. вертолеты НН-60Н состояли на вооружении десяти эскадрилий HS вместе с вертолетами SH-60F, по два – три вертолета в каждой эскадрилье На вооружении двух резервных эскадрилий HCS состояло по четыре вертолета НН-60Н. Всего в составе ВМС США в 2004 г. насчитывалось 39 вертолетов НН-60Н.

Вертолет НН-60Н, в отличие от SH- 60F, не имеет противолодочного оборудования и вооружения. По левому борту фюзеляжа на месте отсека БРЭО вертолета SH-60F, у вертолета НН-60Н сделано два сдвижных окна. Вертолет оснащен двумя ПД T-700-GE- 401С, снабженными насадками, уменьшающими ИК излучение (НН-60Н стал первым американским вертолетом палубного базирования, снабженным устройствами снижения заметности в ИК спектре). Предусмотрена возможность установки на вертолет системы принудительной посадки на палубу (обычно не монтируется). Оборонительное вооружение состоит из двух пулеметов М60 или М240 калибра 7,62 мм. Освещение кабины и приборное оборудование совместимы с очками ночного видения. Вертолет НН-60Н оснащен приемником предупреждения об электромагнитном излучении AN/APR-39, аппаратурой предупреждения о пуске ракет AN/AAR-47, приемником предупреждения о лазерном излучении AN/ AVR-2, станцией постановки ИК помех AN/ALO-144, устройствами отстрела ИК ловушек и уголковых отражателей AN/ALE-47.

Радиус действия вертолета при выполнении типового боевого поисково- спасательного задания составляет 463 км (250 морских миль), вертолет способен эвакуировать до четырех человек при собственном экипаже из четырех человек. Другой типовой боевой задачей считается доставка или эвакуация подразделения из восьми бойцов SEAL в пределах дальности 371 км (200 морских миль).

В 1996 г. началась реализация программы модернизации вертолетов, направленная на повышение их огневой мощи. Вертолеты оборудовались ИК системой обзора передней полусферы и лазерными дальномерами- целеуказателями, устанавливались пулеметы GAU-16/A или GAU-17/A «Мичиган». На правом пилоне монтировался держатель М299 под четыре УР воздух – поверхность AGM-114К «Хеллфайр».

Транспортный вариант

Как замену транспортному вертолету палубного базирования СН-46, флот в апреле 1997 г. заключил с фирмой Сикорский контракт но переоборудование одного вертолета UH-60L (серийный номер 96-26673, машина предоставлена армией США) в демонстрационный вариант YCH-60, предназначенный для оценки использования вертолета «Блэк Хоук» в качестве средства снабжения кораблей и судов ВМС.

Первый полет вертолет-демонстратор выполнил 19 ноября 1997 г. Заказанный в 1998 г. первый серийный вертолет CH-60S выполнил первый полет 27 января 2000 г. Второй серийный экземпляр был передан в вертолетную испытательную эскадрилью ВМС США, авиабаза Пэтаксен-Ривер 15 мая 2000 г. До конца 2000 г. вертолет налетал по программе летных испытаний ВМС порядка 40 ч 6 февраля 2001 г. обозначение вертолета изменили с СН- 60S на MH-60S, ток как вертолет уже рассматривался уже не как чисто транспортный (С – cargo), а как многоцелевой (М – multiple mission), помимо перевозок грузов, способный выполнять поисково-спасательные задачи.

Эксплуатационные испытания вертолетов MH-60S проводились в эскадрилье VX-1, авиабаза Пэтаксен-Ривер, с октября 2001 г. по март 2002 г.

MH-60S

Пуск "Хеллфайра" с MH-60S

Официально вертолет принят на вооружение ВМС США 8 февраля 2002 г., хотя летный и технический состав эскадрильи НС-3 (авиабаза Норт-Ай- ленд, шт. Калифорния) начал переучивание на новую технику еще в августе 2001 г. Первые вертолеты MH-60S, однако, поступили на вооружение не эскадрильи НС-3, а эскадрильи НС-5, авиабаза Андерсен, о. Гуам, 30 марта 2002 г. К концу 2004 г. флот получил 79 вертолетов MH-60S из 271 заказанного.

Вертолет MH-60S «Knighthowk» спроектирован на основе планера вертолета UH-60L, в то же время он во многом унифицирован с вертолетом SH-60. Помимо планера, вертолет MH-60S «унаследовал» от UH- 60L шасси усиленной конструкции, широкие сдвижные двери с обоих бортов грузопассажирской кабины, топливную систему, устройства уменьшения ИК сигнатуры двигателей, нож для резки проводов линий электропередач. На вертолете MH-60S, так же как и на вертолете UH-601, предусмотрена возможность монтажа дополнительных узлов подвески ESSS (External Stores Support System). Подобно «Си Хоку», на MH-60S установлены двигатели Т- 700-GE-401C, автоматическая система управления полетом, тормоз несущего винта, автоматическая система складывания лопастей несущего винта, стабилизатор по типу стабилизатора SH-60 Вертолет также оснащен лебедкой, предназначенной для выполнения поисково-спасательных заданий, системой дозаправки на режиме висения Настил грузопассажирской кабины выполнен реверсивным, с одной стороны гладким, с другой – но панелях настила установлены ролики для облегчения транспортировки грузов внутри кабины.

Приборное оборудование выполнено по принципу «стеклянной кабины» - на вертолете MH-60S, как и на вертолете MH-60R, установлено четыре цветных многофункциональных индикатора размером 203 х 254 мм (8x10 дюймов), совмещенных с очками ночного видения.

Экипаж вертолета MH-60S состоит из четырех человек, в грузопассажирской кабине можно установить до 13 сидений для поссожиров, максимальная полезная нагрузка составляет 2495 кг при транспортировке в кабине или до 4082 кг на внешней подвеске. Вертолет способен перевозить внутри кабины два контейнера размером 1 х 1,2 х 1 м каждый.

Вертолеты MH-60S блок I известны в ВМС США как «грузовики» ("Truck"), они предназначены для перевозок людей и грузов, выполнения поисково- спасательных операций. Начиная с 51- го серийного вертолета предусмотрена возможность установки оборудования для поиска морских мин (ОАМСМ, Organic Airborne Mine Counter- measures). Первый полет вертолет МН- 60S блок II выполнил в июле 2003 г. В нижней части фюзеляжа вертолета MH-60S блок II установлен узел крепления буксируемого минного трала. В кабине при необходимости монтируются консоль оператора противоминного оборудования и дополнительный топливный бак емкостью 1514 л. В состав комплекта ОАМСМ входят акустическая поисковая система Рэйтеон AN/AQS-20A, лазерная поисковая система Нортроп Грумман AN/AES-1 и буксируемый комплекс OASIS (Organic Airborne amp; Surface Influence Sweep). Комплекс OASIS до состояния первоначальной боевой готовности предполагалось довести в ноябре 2005 г. В перспективе, к 2007 г., вертолеты планируется вооружить 30-мм пушками, предназначенными для уничтожения обнаруженных морских мин.

Начиная с 81-го серийного вертолета, запланировано постройка машин блок III. Наряду со всеми отличиями, присущими вертолету MH-60S блок II, вертолет MH-60S блок III будет оснащен ИК системой обзора передней полусферы, комплексом управляемого ракетного оружия. Вертолеты MH-60S блок III смогут выполнять задачи поддержки сил специальных операций и поисково-спасательные задания в условиях противодействия противника, а также поддерживать огнем сухопутные войско или морские десанты. Согласно текущей программе первые вертолеты MH-60S блок III должны достигнуть состояния первоначальной оперативной готовности в октябре 2006 г.

Мпотоцелевой вариант

Разработка усовершенствованного многоцелевого вертолета MH-60R по программе Multi-Mission Helicopter Upgrode (MMHU) началась в 1993 г. под обозначением LAMPS III Block III Upgrade. Предполагалось в одной модификации объединить возможности вертолетов SH-60B и SH-60F В рамках программы НИОКР фирма Сикорский модернизировала два вертолета SH-60B (BuNo. 162978 и BuNo. 162977). За интеграцию комплекса бортового оборудования отвечала фирма Локхид Мартин. Первый модернизированный вертолет YSH-60R выполнил полет 22 декабря 1999 г. Вертолет NSH-60B BuNo 162337 предназначался для аэродинамических и прочностных испытаний и также был задействован в программе летных испытаний. Эксплуатационные испытания вертолеты YSH-60R проходили в Пэтаксен-Ривер с января 2000 г. по апрель 2001 г.

В рамках программы предсерийного производства фирма Сикорский модернизировала еще семь вертолетов SH-60B путем доработки силовых конструкций фюзеляжа с целью продления ресурса до 2020 г. и замены приборного оборудования кабин цветными многофункциональными индикаторами Первый вертолет MH-60R выполнил 19 июля 2001 г., обозначение MH-60R присвоено вертолету 25 мая 2001 г. Первым вертолетом MH-60R, полностью оснащенным всем комплексом бортового оборудования, стал четвертый модернизированный экземпляр. Первый полет четвертый серийный вертолет выполнил 31 морто 2003 г. Эксплуатационные испытания начаты в 2004 г.

Вертолет MH-60R

Изначально ВМС планировали модернизировать в вариант SH-60R (MH-60R) 243 вертолета SH-60B/F, но в дальнейшем программа была пересмотрена в сторону увеличения: 273 вертолета SH- 60B/F и НН-60Н. В 2001 г. программа была опять реструктурирована в сторону увеличения, уже с постройкой новых вертолетов. Тогда же с фирмой Сикорский ВМС заключили контракт на постройку шести новых вертолетов MH-60R с началом поставок в июне 2005 г.

На вертолете MH-60R установлены приборное оборудование и двигатели, аналогичные модификации MH-60S, но планер – такой же, кок у SH-60 Стойки основных опор шасси для компенсации возросшей массы вертолета удлинены на 15 см. Экипаж вертолета MH-60R, как и вертолетов SH-60B/F, состоит из трех человек: пилот, второй пилот и оператор тактических систем В состав бортового оборудования вертолета MH-60R входят многоцелевая РЛС Телефоникс AN/APS-147 и низкочастотная акустическая поисковая система Рэйтеон AN/ASQ-22. РЛС способна работать в режимах: поиска, идентификации цели, поиска перископов, синтезированной апертуры, картографирования.

На вертолете сохранены пусковые устройство сбрасываемых радиогидроакустических буев, но из состава бортового оборудования исключен магнитомер. Планируется оснащение вертолетов бортовым комплексом обороны Локхид Мортин AN/ALQ-210 в составе приемника предупреждения о лазерном облучении AN/ AVR-2, приемника предупреждения об электромагнитном облучении AN/APR-39A, устройства постановки ИК помех AN/ AlQ-144, устройства обнаружения пусков ракет AN/AAR- 47 и устройства отстрела ИК ловушек AN/ALE-47. Также в комплект бортового оборудования планируется интегрировать ИК систему обзора передней полусферы Тексас Инструменте AN/AAS-44 и акустический процессор AN/UYS-2A, спутниковую систему связи. Вооружение вертолета MH-60R – самонаводящиеся противолодочные торпеды Mk 46 и Mk 50, УР воздух-поверхность AGM-114K «Хеллфайр» с лазерным наведением. На вертолетах блок I количество УР «Хеллфайр» намечено довести до восьми и включить в состав вооружения противолодочные торпеды Mk 54.

КИТАЙ Самолеты ДРЛОиУ

В западной прессе опубликованы фотографии китайского самолета ДРЛОиУ К2000. РЛС китайского производства установлена на самолете А-50. Первоначально на нем планировалось установить израильскую РЛС «Фалкон», но под давлением США сделка не состоялась.

Первый полет с установленной РЛС самолет выполнил в ноябре 2003 г. Второй KJ-2000 модернизирован из транспортного самолета Ил-76МД авиакомпании Чайна Юнайтед Эйрлайнз.

В настоящее время оба самолета проходят летные испытания. В отличие от американского самолета ДРЛОиУ Е-3 и российского А-50, РЛС самолета KJ-2000 не вращается. В обтекателе смонтированы три фазированные антенные решетки с электронным сканированием, каждая антенна предстов- ляет собой сегмент треугольной формы. Три антенны дают суммарное круговое поле обзора.

В китайской печати были опубликованы фотографии модели палубного самолета ДРЛОиУ. Модель внешне напоминает американский самолет Е- 2 «Хокой» и несостоявшийся российский палубный самолет ДРЛОиУ Як-44

ИНДИЯ Самолеты ДРЛОиУ

Сборка Ил-76 на ташкентском авиазаводе

В конце 90-х г.г. в Индии проводились исследования в области самолетов ДРЛОиУ, но после катастрофы самолета-демонстратора HS-748 в 1999 г. программа была практически остановлена.

В 2004 г. был принят рассчитанный на семь лет план принятия на вооружение самолетов ДРЛОиУ. Предполагается закупка самолетов Эмбраэр ЕМВ-145. оснащенных шведскими РЛС Эрикссон PS-890 «Эриай». Такие самолеты уже состоят на вооружении ВВС Швеции, Греции и Мексики В 2006 г. ВВС Индии планируют получить первые три из пяти заказанных самолетов А-50ЕЫ, представляющие собой самолеты Ил-76МД, оснащенные израильскими РЛС Элта EL/ М-2075 «Фалкон». Самолеты строятся в Ташкенте, а целевое бортовое оборудование и РЛС монтируется в Израиле. В апреле 2005 г. первый Ил- 76МД перелетел для монтажа бортового оборудования из Ташкента в Израиль. На вооружение ВВС Индии первый А-50ЕЫ должен поступить в 2007 г.

Фото Евгения Казёнова

Авиация в изобразительном искусстве

Рисунок Максима Былкина