adv_geo Николай Кузнецов Очерки из сборника 'Наши в Испании' ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 02:08:25 2007 1.0

Кузнецов Николай

Очерки из сборника 'Наши в Испании'

Николай Кузнецов

Очерки из сборника

"Наши в Испании"

ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД

Когда щедрое испанское солнце опускается так низко, что может заглянуть под вуаль прозрачно-сизых облаков, горизонт вдруг вспыхивает всеми оттенками радуги, которые способен различить глаз. Черный силуэт пальмы на фоне этой завораживающей игры света стал своего рода открыточным символом Испании.

Редкий из более чем многочисленных летних гостей не захватил на память о знойном средиземноморском побережье снимка или открытки с волшебной игрой закатного неба.

Однако в последние 2-3 года фотографы рискуют остаться без хлеба: наблюдается явная тенденция к предпочтению оригинала фотокопии, - по всему побережью ведется огромное строительство жилья, главным образом для иностранцев, среди которых особое место занимают русские. Слово "русские" здесь совсем не означает запись в пятой графе старого образца национального паспорта. "Русский" - одинаково относится и к украинцу, и к армянину, и казаху, и другу степей калмыку и ко всем - всем выходцам из бывшего СССР. Однако не то обижает гордого советского человека, что кто-то ошибся, угадывая слово в пятой графе серпастого-молоткастого, а то, что к нему отнеслись как к подлому бандиту, что в нем ищут (и находят) повадки грязного мафиози.

Обязательная примерка к приехавшим в Испанию русским шаблона преступника не случайность и не преувеличение.

29 апреля 1997 года газета газет Испании "EL PAIS", отмечая уж вовсе не криминальное событие - начало издания русскоязычной газеты "Привет" - в самом начале статьи пишет: "издание послужит доказательством того, что есть русские, которые не принадлежат к организованным бандам". Такое нельзя понять иначе, как обязательную принадлежность русского большинства к разным бандам.

Чтобы стало ясно, почему приводится выдержка из "EL PAIS", надо пояснить значение этой газеты для формирования мировоззрения испанца. Здесь говорят: "если о состоявшейся премьере или другом событии не написано в EL PAIS значит, события не было".

Заканчивается статья так: "Происхождение валюты в немецких марках и американских долларах, что ввозится русскими, переполнившими собой побережье, не дает покоя испанской полиции. Общеизвестно, что мафии с востока используют средиземноморье для вкладывания грязных денег в преступную деятельность, главным образом торговлю наркотиками. "Но не все таковы, есть и просто туристы" - настаивает редактор Вольфганг Эссер.". В общем, чем начали повествование о русскоязычном событии, тем и закончили: "мафия". Кстати, при встрече с Вольфгангом я узнал, что его жена Елена русская и у него есть все основания отстаивать нашу с Вами порядочность.

Повторяю, статья была посвящена всего лишь безобидному началу выхода в свет газеты со шрифтами кириллица. А сколько раз мне и каждому из нас приходилось прямо или косвенно подтверждать отсутствие оружия за пазухой... Едва только помыслив о создании предприятия с русскими учредителями или пуще того - русскоязычной общины, Вы вынуждены будете начать дело с поиска доказательств не криминальности Ваших намерений.

Вопрос: "Кто дал основание так гадко думать о русских?" - носит чисто риторический характер. Ответ очевиден - конечно же, мы сами, русские. Посмотрите наше родное телевидение, почитайте газеты и добавьте то, что знает про нас испанский обыватель.

Приведу несколько примеров такой осведомленности. Близ испанского городка Дения есть дом на скалистом берегу. Замок. Его цена только по скромной оценке размеров и стоимости наружной отделки переваливает далеко за миллион долларов. Про внутреннюю отделку и "начинку" аппаратурой никто не знает. Среди испанцев обладателей таких домов тоже немало, но все они - или известные артисты или фабриканты, или тореадоры. Про обладателя же этого замка было лишь известно, что он РУССКИЙ с Кавказа и въезжает в свою обитель в сопровождении эскорта роскошных автомобилей, оставляя снаружи круглосуточную охрану. Я говорю "было известно" потому что сейчас известно другое: его убили. Здесь, в Испании. Люди с автоматами встретили эскорт на подъезде к дому и расстреляли.

Другой случай, 1996 год. Вся Испания негодовала по поводу издевательств, которые пришлось пережить от вымогателей владельцу (будто бы тоже кавказского происхождения) русского ресторана "Арбат" и кое-какой недвижимости. Снятые полицией на месте пыток кадры долго не сходили со страниц газет. Пишут, что после этого потерпевший куда-то скрылся, просто забросив ресторан за ненадобностью. Говорят, сейчас он в Америке, а вымогательство было не более чем разборкой группировок. Говорят и пишут в газетах...

В Малаге была зверски замучена и убита в собственном богатом доме русская семья. В том числе двое детей, один из которых грудной младенец.

Менее впечатляющие "русские истории" тоже не оставляют места для равнодушия. Владелец маленького русского ресторана и большого дома (москвич кавказского происхождения - имени не называю) взял напрокат "Форд эскорт". Будучи абсолютно пьяным и не успев отъехать от дома, на глазах у соседей он разбил его вдребезги заодно с "Мерседесом", в который врезался, неосмотрительно выскочив на дорогу. Я случайно оказался на месте происшествия и пытался помочь сторонам в качестве переводчика. Наш герой отказался предъявить какие-то документы, послал "подальше" вызванную "скорую", что примчалась лечить ему разбитый лоб, потом "послал" меня и пошел домой продолжать пьянку. Поскольку обе машины были застрахованы, дело для него кончилось ничем. То есть вообще ничем, чему у меня нет вразумительного объяснения.

Вдохновленный таким исходом и будучи, как всегда, предельно пьяным, через месяц он ссорится с собутыльником и садится за руль опять же арендованного "Опель - Вектра", чтобы протаранить машину нетрезвого оппонента, а заодно и еще несколько других, оказавшихся рядом. На этот раз он оказывается в каталажке и оплачивает весь ущерб и немалые штрафы, просто достав деньги из кармана. Заметим, что его ресторанчик - убыточный и содержится, видимо, для того, чтобы не заскучать на одном и том же месте распития... После этого случая, видя его каждый вечер "под большой мухой", соседи вообще перестали парковать свои машины в том районе, между собой вспоминая и дополняя подробностями знакомые нам строки из "EL PAIS".

И в завершение примеров еще один случай, ставший притчей во языцех, не столько трагичный, сколько комичный. Бесконечно пьяного сибиряка купившего в Испании дом "на всякий случай", заносит очередным зигзагом в дорогой прибрежный бар. Не зная ни одного слова ни на одном языке, креме великого и могучего, он просит подать ему выпивку и закуску, указывая на них пальцем.

Бармен не правильно понял желаемое направление блуждающего перста и подал не то, что требовалось. Тут и началось: блюдо от не в меру широкого движения нетрезвой руки с грохотом полетело на пол. Сначала воцарилась тишина, взоры посетителей устремились на нашего земляка, который примирительно сказал "все нормально", вручил просветлевшему бармену зеленую заокеанскую купюру достоинством "100" и повторил попытку заказа.

Вторая попытка - умышленно или нет - закончилась тем же, чем и предыдущая и... все последующие. Одни говорят, что эта нелепая игра со щедро оплачиваемым битьем блюд продолжалась пока сибиряк не "гульнул мигом" тугую 10-тысячную пачку, другие говорят, что его забрали в полицию. Так говорят и пересказывают друг другу, создавая и укрепляя и без того стойкое мнение: мафия.

Во всех перечисленных случаях обращает на себя внимание факт наличия недвижимости у русских. Купленный дом или квартира есть практически у всех, кто говорит по-русски.

Для частичного пояснения этого русского феномена вернемся на 5 лет назад, во времена, когда законы Испании позволяли каждому обладателю местной недвижимости получить вид на жительство, лишь изъявив такое желание и предъявив нехитрые справки. Заметим попутно: вид на жительство в Испании открывает двери во все страны Шенгенского соглашения. Покупка дома или квартиры в Испании тогда справедливо считались инвестицией в экономику страны. Теперь нет. Новоявленные русские богачи не преминули воспользоваться такой возможностью создать убежище на случай возврата коммунистов к власти. Так началось явление, позднее получившее название "наплыв русских". Заметьте, не волна эмиграции, а именно "наплыв". Ибо настоящих легальных эмигрантов, получивших вид на жительство, ничтожно мало.

Например, в приморском городке Torrevieja (дословно: "старая башня") с "зимним" населением около 100 тысяч, включая меня и мою семью, насчитывается около 10 тысяч русских обладателей недвижимости постоянно или временно проживающих здесь, из которых едва лишь несколько десятков имеют вид на жительство. Не думаю, что его имел и знаменитый, ныне покойный, пародист Александр Александрович Иванов, которого я видел на местном базаре. Не думаю также, что он просил выдать ему эту заветную бумаженцию. Вряд ли она ему была нужна, как и целому созвездию других российских знаменитостей обладателей здешней недвижимости.

Разные люди (в их числе дон Хосе - служащий мэрии) не раз показывали мне большой красивый дом с симпатичными башенками и со стенами, выкрашенными золотистой охрой, поясняя, что он принадлежит никому иному, как самому Никите Сергеевичу Михалкову. По виду дом стоит не менее полумиллиона долларов и вполне заслуживает чести принадлежать всемирно-известному режиссеру, но... К личностям звезд следует относиться с особой осторожностью. Поэтому если бы даже мне довелось увидеть лауреата Оскара на выходе из названной средиземноморской обители, я бы побоялся добавить что-то к "видел как выходит".

Помните притчу?

- В Шотландии все овцы белые! Вон одна на холме!

- Не спеши. Давай пока скажем, что в Шотландии одна овца и та белая только с одной стороны. Других овец и другую сторону этой белой особи мы пока не видели...

Так и я скажу, что документов, подтверждающих сию покупку на имя моего любимого актера, я не видел. Зато собственными ушами слышал (в записи, но могу поручиться что голос ее!) песни на испанском языке в исполнении популярной Натальи Сенчуковой, которая не упускает случая наведаться с малолетним чадом в принадлежащие ей покои близ здешнего морского скалистого берега. Русские испанцы поговаривают, что слово "наведываться" относится в данном случае скорее к русской стороне "железного занавеса", но я не берусь доказывать это, лично не увидев в ее паспорте штампов о рождении ребенка и продолжительности пребывания в Испании.

В том, что певицу всегда сопровождает еще один местный домовладелец и российская знаменитость - группа "ДЮНА" - тоже поручиться нельзя. Может оказаться, что музыканты лишь изредка могут позволить себе погреться под щедрым испанским солнцем.

Из широко известных российских музыкантов только "Виртуозы Москвы" предпочли открыто заявить: "наш дом - Испания", попросту иммигрировав под сень королевской власти.

Продолжая перечисление тех знаменитостей из Москвы, чьи хоромы по данным "устного справочника" выросли только в окрестностях Торревьехи, округ Валенсия, нельзя не назвать "блондинку за углом" Татьяну Догилеву, Михаила Жванецкого и шахматное светило Анатолий Карпова. Последний будто бы тут составляет конкуренцию испанским ресторанам, приобретя на паях собственный.

Но, повторяю, трудно поручиться, что какие-нибудь профессиональные, налоговые или личные мотивы не заставили российских звезд оформить собственность на чужое имя, скрывая запретную любовь к Испании или вовсе отрекаясь от нее.

Не будем вдаваться в анализ других причин, влекущих сюда столичных звезд, кроме окруженности городка морем и озерами с целебными грязями, кроме всегда безоблачного неба да средней температуры января +15 градусов. Может быть, просто веяние моды.

Однако не капризы звездной моды обязывают далеких от артистической элиты толстосумов со всей "шестой части суши" раскошеливаться ускоренными темпами в среднем на 50-100 тысяч долларов каждый. Здесь есть более мощный побудитель - страх потерять все "нажитое непосильным трудом", как сказал зубной врач Антон Семенович Шпак из бессмертной советской комедии "Иван Васильевич меняет профессию". И "менты совсем достали" - тоже веский аргумент.

Ускоренные темпы притока звонкой монеты в испанскую недвижимость и небывалый наплыв русскоязычного народа - тоже не преувеличение. Не позднее, чем сегодня, 9 ноября, около 10 часов вечера я встретил Александра Синебока, специального содиректора по продажам недвижимости приезжим русским от компании Консолмед и узнал, что вечерним самолетом только к одной этой компании опять прилетело около 10 русских покупателей. Чтобы не соврать вам от своего имени, сказав сколько денег подобные приезжие внесли в испанскую недвижимость, сошлюсь на статью из местной "Информасьон", которая оценила эту сумму в 300 миллиардов песет, то есть примерно в 2 миллиарда долларов... Думаю, что эта цифра так же точна, как показатель урожая лесных грибов на Урале, но и она впечатляет на фоне того, что эти же самые деньги бывшие союзные республики берут за границей под кредитные проценты...

Этот русский феномен еще более убеждает не перестающих нам удивляться испанцев в правильности их негативного отношения к понаехавшим гостям: "Такие деньжищи, во времена полного кризиса и безработицы в стране не могут быть чистыми!"

Испанское topico - то есть расхожее мнение, очень живуче и не хочет признавать, что бывают, да не просто теоретически существуют, а постоянно живут по соседству с ними совсем другие русские, которые не купаются ни в деньгах ни в славе. Название той (испанского происхождения) субстанции, в которой они по уши сидят, для приличия опустим. Молча заглянем к ним в дом. Мужа зовут Игорь, жену - Инна. Приехали из Новосибирска.

К непривычному для нас, но здесь традиционному кафельному полу трехкомнатной квартиры ковры прижаты мебелью, иначе они сильно скользят и сбиваются в кучу. Мебель современная, в доме чисто, уютно, до умопомрачения вкусно пахнет обжаренными колбасками чорисо. Дети - две русоволосые девочки-погодки 8 и 9 лет - лежат на ковре, что-то рисуют и болтают между собой по-испански. (Детская психика такова, что на "русские" темы они говорят по-русски, а на "школьные" и "испанские" - непроизвольно по-испански).

Игорь имел в России собственный устойчивый, как ему казалось, компьютерный бизнес с собственным оборотом около 350 тысяч долларов в Сибири и на Урале. Но августовские события 1998 года тряхнули его так, даже распродав все, он едва-едва собрал 50 тысяч и твердо решил: "Уезжать немедленно!". Пролистав сотни страниц Интернета и печатных изданий, остановил свой выбор на солнечной, недорогой по уровню жизни Испании.

30 тысяч долларов из 50-ти оставшихся ушли в качестве первоначального взноса за покупку бунгало, остальная выплата за бунгало - ипотечный кредит под 9% годовых.

10 тысяч из 20 тысяч долларов оставшегося состояния он вложил в дело: договорился в Эльче с испанцем о поставке ему 100 тонн подсолнечного семени, купил первую фуру, привез и попал в то самое, в чем сейчас по уши купается: местный торговец отказался принимать и оплачивать товар, сославшись на прелость и недостаточную крупность, а потом и вовсе отказался понимать английский язык на котором они вели предварительную договоренность. Все напоминания из серии "мы же договаривались" привели только к разочарованию в "цивилизованном бизнесе".

Кончилось тем, что из 10 вложенных тысяч наш соотечественник сумел извлечь назад меньше трех тысяч. Пришлось в переносном и прямом смысле слова засучить рукава, чтобы не посадить семью на мель. Жалко отрывать детей, они тут так прижились, будто никогда и не было Сибири! Хоть жена и не в состоянии из-за начального уровня знания языка проверять, как они учат уроки, но и нужды в этом нет: белобрысые пигалицы, которые учатся в одном классе, по оценкам уже заткнули за пояс некогда непревзойденных смуглых одноклассниц.

Через три месяца зловонной навигации в жиже случайных заработков, весь в глине, Игорь пришел ко мне прямо с поденной работы на стройке, хозяин которой надул его с оплатой. Вместе с другими эмигрантами, уже преодолевшими похожую "полосу препятствий", мы начали, как могли, учить его приспосабливаться к бизнесу "по-испански". Грабительский ипотечный кредит 9% ему уже снижен до 4%. Русский предприниматель как и большинство его собратьев, оказался очень способным и уверяю Вас, - в одном из следующих очерков читатель увидит его в совсем другом свете и в новом качестве!

Беда нашего среднего и мелкого бизнеса с Испанией не в том, что, как писал национальный поэт Гарсия Лорка, "в южно-испанской душе звучат цыганские мотивы", а в том, что самые низменные уловки конокрадов временами выныривают из подсознания испанского торгаша при проведении сделок со случайно подвернувшимися русскими "денежными мешками". Отвернулся чужак - и "что с возу упало..." Совсем другое отношение к хорошо знакомому, перспективному партнеру: тут вас ждет не только прибыль, а еще и щедрые подарки. Где для испанского негоцианта эта граница? К сожалению, в книгах не написано, а "нюхом" Игорь этого не почувствовал. Не имел представления о том, что лозунг испанца "Vivir el momento!" то есть примерно "жить настоящим" требует особого подхода, полярно противоположного тому, что у нас и в остальной Европе принято считать истинно-деловым.

Крупный испанский бизнес, разумеется, выше этих национальных традиций.

Солнце давно скрылось за горизонтом, оставив в памяти неописуемое очарование заката. Давайте и мы с Вами прервемся до следующей виртуальной встречи... Лимит внимания к монитору - 10000 знаков текста - уже давно исчерпан, а в Сети так много всего полезного и интересного!

При следующих встречах я, в меру способностей к повествованию, расскажу, КАК ИМЕННО русские покупают недвижимость в Испании и КАК ИМЕННО в ней живут.

Из Испании, 9 ноября 1998 года, Н. Кузнецов.

КАК НАМ "ЗАДВИГАЮТ" НЕДВИЖИМОСТЬ

(Предупреждение: текст не имеет силы официального документа

и изложенные в нем факты не могут быть использованы

следствием в качестве доказательства

чьей-либо вины или доходов.)

13 ноября, пятница, средиземноморское побережье Испании, во дворе +27 в доме +25. Когда тебе уже 45, за 2 года трудно воспринять этот климат как привычную норму и считать, что именно пятница, а не понедельник "день тяжелый". Подобно многим соотечественникам, я неизлечим от совсем других привычек, впитанных с детства и укрепленных годами, десятилетиями, всей жизнью. По случаю долгожданной пятницы я развожу жаркий игривый огонь в топке настоящей финской сауны, а на растопку беру старые газеты и журналы, русские и финские. Последние остались от предыдущих хозяев, четы Хиттонен, тоже не сумевших расстаться со стойкой привычкой к настоящей парной и мастерски соорудивших из сосны и металла это жаркое чудо.

Янтарные капли сосновой смолы на досчатых стенах и полках отражают отблески огня, прыгающие по русским объявлениям трехлетней давности:

- "Недвижимость в Испании без посредников, но с видом на море и видом на жительство. Звонить...".

Заманчиво.

- "Жилье в Испании за $ 20 тысяч."

Выгодно.

- "Ваш дом на Коста-Бланка по заказу"... И так далее. В журнале "Деньги" то же самое.

Так может быть ей, нашей русской гипертрофированной доверчивости к слову рекламы я обязан добрым обильным соседством русскоязычных сограждан?

Да, именно ей, неистребимой русской привычке доверять слову больше, чем своим глазам, особенно слову из другого мира - заграницы.

В мае 1996 года, заручившись в московском представительстве у Александра Зверева устными и документальными гарантиями солидности и порядочности фирмы Construccion Sol Mediterranea, (по-русски это обрело звучание Консолмед), и у него же получив туристическую визу на неделю в Испанию, я вскоре оказался в аэропорту Аликанте. Здесь нас, - меня и еще семерых искателей заморского счастья, - встречал Антонио, личность, достойная того, чтобы на ней впоследствии остановиться особо.

В 3 часа ночи нас разместили в гостинице, чтобы в 8 часов утра, не отдохнув, мы могли приступить к делу, - выбору недвижимости - "решающего фактора для получения вида на жительство".

С этого момента можно было не смотреть на часы, - ибо предначертанная Консолмедом смена событий понесла меня и моих сотоварищей по давно отработанному руслу "задвигания" недвижимости русским толстосумам. Утром к Антонио для усиления эффекта от показа объектов субъектам присоединились, крупного телосложения Александр Синебок - содиректор Консолмеда по продажам русской публике, и Пепе, еще более крупный телесно директор фирмы. Сначала нам показали маленькие квартирки, в которые едва умещались директор с содиректором, в разных районах, по 40 45 тыс долларов: отделка, планировка, мебель... В общем, ничего... 50 тыс: отделка, планировка... Неплохо... бунгало 60 тыс планировка, район... Отлично... Бунгало-дуплекс... бунгало триплекс... 80 тыс... терраса... 90 тыс... двор... бассейн. Все по ценам со специальными скидками при единовременной оплате. Информации к размышлению через край, но размышлять не дают. Голова идет кругом, а еще только полдень.

Полдень? Значит пора обедать.

Нас везут в загородный ресторан с длинными, как в средневековых харчевнях, досчатыми столами и столь же обильным выбором алкоголя: от безобидного пива до марочного коньяка и с яствами от традиционных местных колбасок чорисо до здоровенных, ароматно парящих кусков мяса, - простой столовой вилкой не удержишь. Все за счет фирмы Консолмед.

С трудом поднявшись из-за стола и оказавшись после всего этого дурманящего изобилия на испанском солнцепеке, мы не успеваем оглянуться, как оказываемся на почти собственных террасах с видом на манящее зелено-голубое море, ласкающее мягким свежим дыханием бриза. За спиной почти собственные двухэтажные бунгало с отделкой кафелем и мрамором, дубом и ясенем, сверкающее начищенной бронзой дверных ручек. Во дворе под окном горит голубым бриллиантом бассейн. Дело за малым: надо уплатить чуть меньше 100 тысяч долларов и слово "почти" исчезает. Владей.

Уже через час рассматривания безупречной отделки мы оказываемся в офисе с кондиционером, где я и москвич Сергей Б. просим не продавать это чудо у моря - два соседних бунгало, пока мы не привезем остатки денег.

Мы с ним уже держимся как соседи. Беседуем вполголоса в сторонке, как это остальные попутчики могли выбрать что-то другое: ведь все остальное из увиденного "в подметки не годится". Разумно сходимся на том, что "на вкус и на цвет товарища нет. А если и есть - как в нашем случае- то это большая редкость". Специально припасенные по указке Зверева 5 тысяч долларов, мы каждый вносим в качестве задатка в банк, который, (заметьте!) не смотря на нерабочее время, открыт специально для нас, клиентов Консолмеда. Прошу обратить внимание: мы все подписываем поручения банку о перечислении суммы залога со специально открытых нам счетов на счет Консолмеда.

Не успев проанализировать, что произошло, мы успеваем только наспех переодеться в гостинице и снова попадаем в омут удовольствий, но уже за наш счет. На это раз через полчаса, проведенные в баре с хорошим холодным пенным пивом под оригинального вкуса закуски с неожиданными приправами, мы оказываемся в новом для нас мире - китайском ресторане. Подобострастные официанты-китайцы несут и несут экзотические блюда на установленную в центре большого стола вращающуюся подставку, напоминающую пагоду. Спиртовки неустанно горят, сохраняя блюда горячими, чтобы не упустить специфического очарования свежеприготовленных побегов бамбука с перепелами. Все это впервые, все это переполняет впечатлениями, на анализ которых нет времени.

Солнце еще не село, а Антонио уже помог нам с новоиспеченным соседом Сергеем Б. арендовать на двоих юркий "Ниссан - микра" и рассказал как проехать в разные интересные места.

Не знаю, какой рок поменял наши планы, но к полуночи мы с помощью авто оказались не в интересных местах, а в центре города. После недолгого разглядывания витрин Сергей заметил, что здесь контор по продаже недвижимости не меньше, чем баров. В витринах красуются снимки предлагаемых к продаже объектов на самый капризный вкус и любой карман, причем по ценам... почти вдвое меньше тех, что с утра предлагались нам. И без всяких обещанных нам скидок за оплату "сразу", а совсем наоборот, с оплатой в рассрочку (ипотечный кредит) для ЛЮБОГО ЖЕЛАЮЩЕГО).

В висках застучало. По-русски быстро "завертелись шарики в голове". Вдруг вспомнилось, как Синебок обмолвился, что сам живет в соседнем с выбранными нами бунгало, и мы решаем принять срочные меры. Во-первых выяснить окончательно цену,, - не было ли ошибки. Во-вторых к открытию банка отменить поручения о передаче залога Консолмеду. Слава Богу, при их подписывании время было нерабочее и операция не могла осуществиться!

После нескольких неудачных попыток, восстанавливая в памяти ориентиры пути, добираемся к цели и раздумываем: в которое из двадцати бунгало зайти, чтобы найти этого содиректора, твою...

Входим в первое попавшееся и оказываемся напротив еще одного очень крупного мужчины, русского, но на этот раз ни директора ни содиректора, а их жертвы Бориса Ф. Наш неожиданный собеседник дружелюбно пригашает нас пройти, угощает кофе, рассказывает, что он в отличие от нас поздно сообразил как оч-чень много переплатил, пройдя обработку Консолмеда.

Договариваемся о том, что завтра созвонимся и в случае необходимости он нас сведет с испанским адвокатом. К счеастью, жена Бориса говорит по-испански и поможет нам в качестве переводчика. Разумеется по местной таксе 25 долларов за час сопровождения.

При прощании Борис сказал:

- Если уж вы решили покупать здесь недвижимость, то я вам мог бы показать кое- что, присмотренное для себя и знакомых. Намного дешевле и лучше.

На этом расстаемся. К утру у меня с помощью разговорника было составлено поручение для банка об отмене перечисления Консолмеду. Но утром... БАНК ОТКАЗАЛСЯ ЕГО ВЫПОЛНИТЬ!!! Счета - мой и Сергея Б.совершенно незаконно заморозили. Я был раздавлен, не в силах представить себе, что в правовом государстве мои права могут быть попраны вот так, походя. Что я не смогу распорядиться своими деньгами в банке...

Более того, не помогло и вмешательство испанского адвоката Хосе Карлоса:

- Закон на Вашей стороне, банк явно в сговоре с Консолмедом. Еще бы! Скромное отделение сберкассы должно быть жизнью обязано фирме, что постоянно ведет клиентов с миллионами долларов в год! Дело будет выиграно, но... Но суд затянется на годы, такова традиция испанского судебного делопроизводства, - пояснил он - и издержки съедят всю сумму Вашего иска. Однако, взять их на испуг я все-таки попробую.

Проба, разумеется, увенчалась практически ничем, кроме выплаты гонорара в 400 долларов адвокату: в качестве уступки нам предложили выбрать любую другую недвижимость Консолмеда, о чем я уже и слышать не хотел. Было ясно: тут нашего брата "раздевают" давно и профессионально, с поддержкой банка.

Сергей Б. сдался и выбрал-таки за 110 тысяч бунгало на 200 кв. метров площади, в другой строительной компании, но через Консолмед.

Только чрез полгода он выяснил у строителя, что переплата составила 40 000 долларов!!! И вся она ушла в Консолмед наличными.

Я предпочел потерять 5000 задатка и впоследствии почти за те же деньги, что и Сергей, купил не бунгало, а отдельный двухэтажный коттедж с гаражом, бассейном, сауной, с живой оградой вокруг 8 соток двора, с фруктовыми деревьями и с пальмами, с видом на озеро. Бывшие жильцы - финны переехали в другой населенный пункт по соображениям близости к месту работы.

Эта моя история была бы неполной, если бы я не рассказал, что впоследствии Борис Ф. пытался продать мне другие дома, с теми же сумасшедшими надбавками, что и Консолмед. Потом то же самое пытались сделать многие другие соотечественники. Если признаться Вам честно, то и у меня было желание вернуть потерянные 5000 тем же путем, - "задвигания" недвижимости русским. Но, во доброй воле случая, сгоряча мне это не удалось. А позже, когда покупатели появились через Интернет, я уже остыл и ограничил аппетит 1000 долларов гонорара за хорошо подобранный вариант и три раза по 1000 долларов за клиентов для по-настоящему солидной строительной фирмы, которая не специализируется на "русской мафии". На этом заканчивается моя история с покупкой недвижимости.

Но она была бы не просто неполной , но и неправдивой, если бы я не сказал, что не одного меня, а практически всех нас, поодиночке попавшихся русских, постигла участь быть обманутым при покупке недвижимости. Встречаясь иногда за праздничным столом или в супермаркете, мы сначала обсуждали эту больную тему, сокрушаясь по поводу иезуитского коварства торговцев, а потом стали потихоньку забывать.

И поныне работает Консолмед и ему подобные; поныне Борис,с какими-то шустрыми Инной и Галиной, и добрая дюжина их конкурентов с нетерпением ждут рейсов с из Москвы, чтобы наутро начать показ объектов субъектам. Для них история с покупкой недвижимости только начинается. И дай им Бог, чтобы она закончилась благополучно, без бешеных потерь, или хотя бы как у меня, - с потерями, но не очень большими и в жарко натопленной дровами сауне, где отблески огня из приоткрытой дверцы оживляют янтарные капли сосновой смолы.

И в покупку русскими местной недвижимости без украденных у них десятков тысяч я тоже верю. Но только в принципе, не очень. Потому что доверчивости нашей не видно предела.

Следующим десятком тысяч знаков надеюсь умудриться описать Вам, как туристические поездки в Испанию затягиваются для наших соотечественников на долгие-долгие годы. И как мало теперь решает "решающий фактор" - покупка недвижимости - для получении вида на жительство в Испании.

До встречи в мировой сети Интернет!

Из Испании, 13 ноября 1998 года, Н. Кузнецов

НЕГР САРАТОВСКИЙ, В ПЕНЕ

Воскресный вечер 29 ноября 1998 года, у нас с супругой гости, наши русские соседи. А тут как раз подоспела горячая ароматная картофельная бабка, которая подается на стол с холодной сметаной. Соседка пробует, и, причмокивая, мечтательно говорит, что по вкусу это не бабка, а деруны. Ведь так говорила ее мама, большая мастерица кулинарного дела.

Блюдо, несомненно, вкусное и сытное, не располагает к спорам о его названии, да и спорам вообще. Сопровождаемое стаканом хорошего испанского вина, оно навевает мысли о всеобщем мире и согласии. Ближняя соседка принесла добротной домашней выпечки темно коричневый торт с белым воздушным кремом, залитый шоколадом. Торт называется "негр в пене". К торту цейлонский чай, а к чаю лимон. Лимон свежайший, час назад сорван с дерева. Целый ящик этого солнечного плода принес мне дальний сосед, который работает на цитрусовой плантации вместе с самыми настоящими неграми из Марокко, а не с кулинарными, залитыми шоколадом.

Вместе с ворохом лимонов сосед принес весть, которая мигом вытряхнула из нас всех благодушие. За чаем, между двумя кусочками торта с расистским названием, он пригласил нас завтра посетить плантацию, чтобы познакомиться еще с одними неграми: не "в пене", не из Марокко, а неграми саратовскими.

Мои детские представления, внушенные коммунистической пропагандой, слили воедино черную расу, палящее солнце, плантации и злых угнетателей с безжалостными кнутами.

И вот становится перевернутой явью то трудно вообразимое детским умом зло, о котором здесь до меня только доходили слухи: оказывается, нашлись наши русско-одесские пройдохи, которые сообразили, что Россию еще не полностью разворовали: остались не разворованными (за ненадобностью) трудовые ресурсы. Пока еще остались...

Поначалу все больше походило на анекдот, чем на правдивую историю:

Сидят два безработных саратовских мужика за бутылкой. Один и говорит другому: "Да я бы хоть негром на плантацию пошел, чтоб копейку заработать". Другой поддерживает: "Хоть у черта, хоть полкопейки, да заработать". И только сказал он про черта, как оба оказываются в самолете, холеный стюард говорит: "Мы в Испании, прошу к трапу". В аэропорту их встречает никакой не рогатый и не хвостатый, а холеный НАШ одессит и на своем сверкающем авто привозит мужиков в обставленную специально для них отдельную квартиру, а утром забирает на цитрусовую плантацию, где за каждый собранный ящик лимонов насчитывает по 5 баксов, а не каких-то там полкопейки! И не надо на морозе дрожать, здесь днем +25!

Саратовские безработные онемели от счастья и давай озверело срывать с деревьев желтые линомы, как зеленые купюры, чтоб другим не досталось... И вдруг (в анекдоте со счастливым началом обязано быть "вдруг"). И вдруг вечером приходит тот же одессит и говорит: "Вы мне должны за услуги 4000 баксов, по 2000 каждый. Отработаете - получите билеты в Саратов".

Анекдот получается не смешной, потому что в нем нет выдумки. Механизм разворовывания заброшенных рабочих рук России безумно прост: в Саратове объявляется первый "подельник" и набирает отчаявшихся найти работу русских мужиков на заработки под синим испанским небом. Обещают 100 долларов в день "не напрягаясь". Завораживает арифметика: поездка туда - обратно вместе с визой стоит около 1000 долларов. Заработок за месяц 100(долларов)х30(дней)=3000, то есть две тыщи навару. И наш доверчивый русский мужик, конечно, верит. Он не может не поверить, ведь он так устроен, что верит в чудеса, в коммунизм и вообще в то, чего не может быть.

Бедняга наскребает заветный "кусок" занимая-перезанимая, оставляя в залог дом и семью, чтобы только вступив на испанскую землю в аэропорту Аликанте, расстаться еще с 50 баксами, которые надо вручить второму "подельнику" орудующему по эту сторону остатков железного занавеса, под личиной представителя некой турфирмы. Следующие 400 баксов с него берут за квартиру, красная цена которой 200, потом еще 100 за воду и свет, потом еще 5-10 долларов в день третьему и четвертому "подельникам", НАШИМ, называющим себя "бригадирами".

Всего за месяц эти большие мастера на выдумки, могут насчитать новоявленным сборщикам впечатляюще-ярких плодов не менее впечатляющий долг до 1000-2000 "зеленых", включая взятые с потолка затраты то "на взятки" то на "штрафы за качество". Однако самая большая неожиданность для мужиков заключается в том, что дневной заработок на поле при самой интенсивной работе составляет... около 30 долларов или чуть больше, а в месяце, если повезет, 24-25 рабочих дней, потому что выходные и праздничные дни для испанцев - святыня.

Не тратьте времени на поиск калькулятора. Той арифметики, что так завораживала в Саратове, не будет. Месячный "навар" получается больше полтысячи долларов, но со знаком "минус". А ведь еще и питаться надо. И не приведи господь заболеть... Лечение очень дорого!

Важным штрихом к наброску "негр саратовский" будет находящаяся на заднем плане молодая и симпатичная, белокурая "саратовская рабыня". Она оставила в Саратове, на попечении страдающей туберкулезом слепой бабушки троих детей, чтобы через месяц вернуться с заработанными на плантации деньгами и, наконец-то, одеть детей к зиме и накупить им "вкусненького". Это ничего, что у нее одна рука с детства хуже работает, зато другая за двоих старается.

"Бригадир", падкий до женских прелестей, которыми Бог нашу героиню не обидел, пользуясь ее полной беспомощностью в чужой стране с пугающе непонятным для нее языком, проделывает с ней все, что ему вздумается, запугивая воображаемым увольнением... Подойдет вразвалочку утром, и сокрушенно говорит: "хозяин сказал тебя больше не брать, слабо работаешь и много брака". А у нее, бедняги, и виза давно просрочена и обратный билет до Саратова пропал, а купить новый стоит около 500 долларов, вместо которых у нее зияет такой же величины "минус". Она чуть не плачет: "...енька, миленький, я ведь без тебя тут пропаду и деток своих погублю, выручи, а я уж наизнанку вывернусь, а угожу проклятому хозяину!"

Ближе к вечеру "бригадир" подойдет еще раз, и утешит: "Уговорил я хозяина, он разрешил оставить тебя, но только под мои гарантии"...

Вас, конечно, не удивит, что и "представитель турфирмы" и "бригадиры" самые банальные русские нелегалы, которые по-испански не то что договориться, а даже грамотно поздороваться не могут. Нехитрую науку поденной работы на плантации они постигли, когда безденежное отчаянье бросило их на поиски дьявола, что покупает души. Но, загвоздка оказалась в том, что у дьявола спрос только на невинные души. Потому-то один из грешных бригадиров и содержался за счет сожительства не юной жены с юным испанским искателем острых ощущений. Ощущения последний находил прямо в квартире будущего бригадира, где вместе с ним и презирающей его женой проживала еще и взрослая дочь, которая, в свою очередь, состояла в браке с этим самым юным искателем. Якобы в фиктивном.

Но моральный облик подонка кажется сущей ерундой в сравнении с масштабностью явления "негры саратовские". Истоки его не требуют особого пояснения. Испанские законы позволяют сельскохозяйственным кооперативам и фермерам нанимать поденных рабочих для сезонных работ. При этом на практике нет необходимости в наличии какого-либо документа. Пришел - работай. Заработал - получи в конце недели зарплату.

Традиционно в Испании сбор цитрусовых, сезон которых длится с конца ноября до самого марта, был делом потомственных бригад из Марокко и "цитрусовых" регионов Испании. Про такие трудовые ячейки наши земляки с широко раскрытыми от удивления глазами рассказывают: "Налетели как саранча: один бежит и расстилает брезент под деревьями, другой следом за ним верхние плоды собирает... и так далее. Руки только мелькают подобно маховику станка. Получается, что пока мы вдвоем одно дерево обираем, они ряд заканчивают. Весь день полные ящики несут. Мы столько смотреть успеваем."

Однако, в последние годы все меньше и меньше становится тех, кто предпочитает потомственную работу в поле образованию и занятиям в офисе, а значит фермерам приходится набирать случайных людей без определенного рода занятий.

Так многие Наши, оставшись на чужбине без средств к существованию и права на работу (как, впрочем, и без многих других прав), имеют возможность в исключительно трудные дни прокормиться, не опускаясь до обносков и огрызков со свалки, до самого дна уголовной преступности и проституции. А поскольку урожаи разных культур в солнечной Испании поспевают круглый год, постольку и поденщину Наши легко превратили из исключения в правило. А заодно и принесли сюда свои правила жизни: воровать друг у друга собранные ящики, устраивать скандалы и делить ряды на "лучшие" и "худшие".

Однажды мирную тишь плантации, изредка тревожимую разноязыкими песнями и возгласами, потрясли вопли с мордобоем. Сбежавшиеся люди никогда в жизни не смогли бы догадаться, что причиной ссоры двух русских пар, работающих совершенно независимо друг от друга, было то, что одна пара вместе наполняла ящики и вместе сносила их на край поля, а в другой жена "пристроилась" только собирать, а муж "пристроился" относить в одиночку... Понять это можем только мы, русские. Только нам дано понять как можно полтора месячных заработка отдать в качестве взятки мошенникам за общедоступное "трудоустройство" на месяц, в течении которого действительна туристическая виза, врученная саратовским мужикам и бабам как пропуск на заработки...

"Они же на заработки приехали!", - сказал мне один из самозванцев-бригадиров, разъясняя мне в понедельник, 30 ноября, свою незыблемую угнетательскую правоту, - "Пусть пашут! Меня тоже никто не пожалел, когда я без работы тут за гроши горбатился".

Подведем ЧЕРТУ.

Все написанное до слова "ЧЕРТУ" я показал двум "подельникам", после чего мы договорились: их имена в окончательном тексте не появляются, а они сами больше не появятся за сбором дани с "негров саратовских". Но что для них стоит нарушить данное слово, что может значить слово печатное, когда такой звонкой монетой текут в карман еще не разворованные российские трудовые ресурсы и так необъятны в окрестностях Аликанте залитые солнцем темно-зеленые поля с яркими плодами... Поговаривают, что в этом году будет собран небывало большой урожай. И все уладится.

Уже завтра все будет идти своим чередом, и я не буду совать нос в чужие дела, пока они не коснутся лично меня или не возмутят до крайности. Затею какие-то новые дела сам. В воскресенье ко мне опять придут ближние и дальние соседи, а то и просто знакомые, чтобы отведать чего-нибудь вкусненького, а потом под чашку чая с переименованным тортом "негр саратовский, в пене" мы расскажем друг другу трудно вообразимую для постороннего правду про Наших в Испании.

Кое-какие из этих историй я поведаю Вам.

До встречи в мировой сети Интернет!

Из Испании, 1 декабря 1998 года, Н. Кузнецов

КАКИМИ НАМ КАЖУТСЯ ИСПАНЦЫ

Вступление

Мы в Испании четвертый год. Беспощадное полуденное солнце октября уже не вызывает ни характерных для туристов ассоциаций с морским песочком, ни мысленных противопоставлений вечного курорта бескрайним заснеженным просторам. Солнечно и все.

Продуктовые прилавки, шокирующие когда-то живыми присосками экзотически свежих осьминожьих щупальцев, и ярко-оранжевые апельсины вдоль дорог перестали привлекать внимание. Выработалась привычка и к казавшейся вначале неприличной манере регулировщиков беспрерывно свистеть во всю силу и яростно жестикулировать вместо подачи строгих сигналов.

Но привычка к жизненным устоям коренных обитателей этой земли так и не пришла, потому что каждый день испанский характер, замешанный на "гремучей смеси" величайших достоинств, благородства и восхваляемых недостатков приносит нам все новые и новые открытия.

Первым таким открытием для меня стало незнакомое доселе философское понятие "витализм". Ева Гарсия, преподаватель курсов культуры Испании, пояснила мне это так:

"В среднем" испанцы считаются виталистами, или, проще говоря, не слишком верят, что человек - кузнец своей судьбы. Они больше полагаются на существование некой, как бы витающей в эфире, жизненной энергии, которая является людям свыше и правит судьбами. В среднем невысокие, в среднем же полноватые и в среднем же смуглые обитатели здешних городов и сел убеждены, будто надо жить не зыбким будущим, а реальным настоящим, любить жизнь сегодня (!) во всех ее сегодняшних (!) проявлениях.

Вторым открытием для меня стало то, что половина испанцев гордится своим нежеланием "горбатиться", считая банальную лень признаком принадлежности к благородным дворянским фамилиям. При этом обе половины, и дворянство и простолюдины, предпочитают грязные анекдоты, где чаще всего фигурируют всякого рода человеческие выделения и уродства...

Например: "Перес был так мал ростом, что ему приходилось вдыхать вонь собственных носков". Сеньор Перес или просто Перес, подобно нашему "Вовочке" или "новому русскому" - один их популярных героев многих анекдотов. Чтобы не говорить "один мужик" говорят "Перес". Представляете каково живется людям с этой весьма распространенной фамилией!

Должен Вам заметить, справедливости ради, что среди испанских анекдотов Вы встретите много по настоящему смешных.

Второй срок жизни

Сталкиваясь по работе и в быту с испанцами, Вы с первого взгляда замечаете, что они теряют попусту массу времени. Дело, которому красная цена пять минут, неизбежно растягивается, и порой растягивается на... годы! Даже строгая международная банковская система, как бы распарившись на солнышке, временами теряет в Испании строгие очертания и превращается из налаженной машины в вольную импровизацию. Приведу пример из жизни.

Разницу между фамилиями Смит и Смирнова действительно можно не заметить, особенно если голова занята предстоящей вечеринкой, и 105 000 долларов, ошибочно адресованные одной иностранке, миссис Смит, попадают на испанский банковский счет другой иностранки, госпожи Смирновой, потому что клиентки с фамилией Смит в отделении банка попросту нет. Недоразумение быстро исправляется, деньги переадресовываются. Но... с ошибочным отнесением всех комиссионных - немногим менее 1000 долларов, - на счет Смирновой, что начисто съедает остаток, предназначенный для оплаты коммунальных платежей.

Вернувшись после поездки на Родину, наша соотечественница обнаруживает, что у нее за неуплату отключены телефон и свет, и что она обязана внести немалые деньги за новое подключение. В разбирательстве с директором отделения банка быстро обнаруживается истинный виновник - банк, а безвинно пострадавшая клиентка получает гарантию, что все скоро будет исправлено, вернутся 1000 долларов и, сверх того, банком будет оплачено новое подключение света и телефона. При этом директор принес массу красноречивых извинений и вообще был очень корректен, - ни дать ни взять образец высокого финансового сервиса, с белым накрахмаленным воротничком поверх строгого черного галстука и с аккуратной стрижкой черных как смоль волос, обрамляющих смуглое лицо. Смирнова ушла очень довольная и оказанным приемом, и положительным результатом визита.

Просидев неделю без связи, в темноте и в пустом ожидании, она решила сама оплатить восстановление утраченных по чужой небрежности удобств. Предварительно получила новое горячее заверение от того же изысканно-корректного директора о скором улаживании мелких формальностей.

Через полгода, когда терпеливая от природы Смирнова устала от бесконечных "еста де вьяхе" (в отъезде), "еста де вакасьонес" (в отпуске) и прочих "маньяна" (завтра) она снова идет на прием к директору, но уже новому, и получает от преемника не менее твердое обещание во всем разобраться и уладить дело. Он сдерживает слово. Дело впоследствии улаживается, но только в этом месяце, то есть октябре 1999 года. К сожалению, события начались летом прошлого, 1998 года. Иначе говоря, принятие очевидного решения тянулось более года.

Уверяю Вас, никаких банкирских уловок или иезуитского коварства ни один из директоров не скрывал, изображая лицом и манерами королевскую щедрость и заботу о своих подданных-клиентах. Даже у требовательного Станиславского не повернулся бы язык сказать свое знаменитое "не верю!", - оба служителя банковской системы были абсолютно искренни в своем великодушии. Более того, в принятии нестандартного решения о возмещении косвенных убытков приняло участие множество народу, от простого местного клерка до первого лица в Мадриде.

Так в чем же дело? Может быть, в особенностях традиционного для испанца отношения делу?

Обратимся к мнению Веги Маквиг, испанской журналистки американского происхождения. В своей популярной работе о людях Испании она аргументировано утверждает, что неистребимый индивидуализм испанцев превращает принятие здесь любого коллективного решения в длительный и бесплодный процесс высказывания мнений. Заметьте, не обмен мнениями, а именно высказывания собственного взгляда без малейшего внимания к чужой позиции. Дело доводится до конца только тогда, когда интерес к нему пропадает и кто-то из спорщиков решает все единолично, по-своему.

Или, может быть, дело в том, что, как утверждал американский писатель испанист Дэвид Унгер, испанская бюрократическая система с давних исторических времен и по сей день сознательно возводит любой вопрос в ранг проблемы, до безобразия растягивая срок его решения?

Наверное, и то и другое в той или иной мере истина. Попробую добавить к сказанному и свои наблюдения.

Разные дела нередко приводят меня в разные банки, где я неоднократно наблюдал повторяющуюся картину: мы, несколько клиентов, сидим или стоим в долгом ожидании своей очереди. Тем временем банковский служащий, старательно обслуживает первого из нас. Он обращается за уточнением к коллеге с соседнего стола и начинается долгий разговор по делу (только по делу!), они вспоминают и заинтересованно обсуждают не только аналогичную операцию прошлого года, но и ошибочное мнение, высказанное тогда Кармен. Вид у обоих донельзя активный, они оба буквально упиваются своей деловитостью и занятостью. Они ведь и вправду не про погоду болтают! Раздается телефонный звонок от другого коллеги или другого клиента. И опять долгий и очень живой разговор по делу. Тем временем привычная к терпению очередь ждет своего часа.

У меня неизменно складывалось впечатление, что служащий, подобно невнимательному школьнику, то ли не может, то ли не хочет сконцентрировать внимание на работе. Однако это впечатление так же неизменно рассеивалось, когда очередь доходила до меня самого. Клерк заводил со мной живой, более того, интересный разговор по делу, не имеющий ничего общего с привычным на нашей родине стереотипом исполнения служебных обязанностей. К нам подключался, оживляя деловую беседу, коллега с соседнего стола и я уходил полностью удовлетворенный потраченным временем, но...

Но меня неизменно терзало ощущение безвозвратно потраченного времени. Дел-то было на 5 минут, а потрачен целый час.

"Испанцы так транжирят время, будто надеются, что им будет отпущен второй срок жизни!" - таков был мой излюбленный комментарий. Однако мы уже четвертый год в Испании и, приглядываясь к жизни этих веселых и добродушных людей, я все чаще задумываюсь:

"А может быть, я и есть тот самый недотепа, что транжирит время на скорейшее достижение поставленной цели, а Хуан и Кармен в любую минутку, в любое мгновение помнят, что второй срок жизни никому не будет отпущен и изо всех сил изловчаются насладиться каждым моментом мимолетного бытия, прожить его интересно? Чтобы не было мучительно больно..."

"Мало ли что я обещал!"

Наше первое столкновение со знаменитой, прямо-таки фантастической, необязательностью жителей юга Испании не заставило себя ждать. Обогнав в 1996 году на самолете багаж, который отправился в Испанию из Украины грузовиком компании Шенкер, мы с супругой, сопровождаемые местным представителем компании по имени Пако, встречали свои пожитки при неприятных обстоятельствах. Нас пригласили на таможню, чтобы в нашем присутствии произвести досмотр багажа на предмет соответствия его приложенной описи.

Мы еще не знали, что багаж бессовестно разворован, и в ожидании своей очереди на встречу с таможенным чином, употребляя первую сотню выученных испанских слов, вели дружескую беседу с Пако. Я не оговорился, именно "дружескую". Наш собеседник с пафосом открыл нам всю правду о себе, о своих амурных похождениях на стороне, о своей любимой жене и обожаемых детях, показывал их фотографии, звал к себе в гости и говорил, что мы на этой земле не одиноки, потому что здесь есть человек по имени Пако. Обещал для нас сделать все, что в его силах. В том числе уладить проблемы с таможней - он ведь раньше сам здесь работал!

Еще не имея ни малейшего представления об особенностях испанского характера, мы имели неосторожность поверить и говорили друг другу: "Какие замечательные, добрые люди эти испанцы!"

Первый удар - недостача в багаже дорогой аппаратуры и ковров общей стоимостью около 3000 долларов - нисколько не изменил отношения к Пако. Даже наоборот, его искренние сокрушения по поводу постигшего нас несчастья укрепили нашу веру в его доброту. Не меньшее участие проявил и работник таможни. Он авторитетно и несколько торжественно заявил, что вычтет стоимость пропавших вещей из суммы для начисления ввозной пошлины и применит к оставшемуся имуществу минимально возможную процентную ставку.

Представьте, каково было нам оказаться в чужой стране обворованными с первых шагов, и Вы поймете, каким нежным чувством благодарности мы прониклись к этим сердобольным людям! Пако, не откладывая, вызвал автофургон чтобы доставить остатки багажа в наш дом в Торревьеху, даже по-дружески помог мне в погрузке.

Через несколько дней нас настиг второй удар: наглым враньем оказались обещания блюстителя таможенных рубежей, - письмо из этой службы извещало нас, что:

1. Пошлина начислена на весь объем декларированного багажа, включая бесследно пропавший, причем рассчитана по самым высоким ценам нового товара в Испании, а не по тем, что были назначены с учетом износа товароведом Украинской таможни.

2. При начислении ввозной пошлины к нам применена максимальная процентная ставка.

3. Нас оштрафовали за неверно заявленную стоимость. Доказывать, что я не причастен к расхождению цен, что стоимость была заявлена не мной, а Украинской таможней, было бесполезно.

Да и что я мог доказать, зная 100 слов! Уплатил всю сумму, (около 2000 долларов), постарался, как мог, утешить супругу и забыть о случившемся. Простые подсчеты показали, что дешевле бы вышло все купить здесь. Но тогда мне было не к кому обратиться за советом.

Забыть об утрате не дал друг Пако. От него пришло письмо о том, что я должен уплатить его конторе за погрузку, мною же (при его дружеской помощи) произведенную, и за фургон, хотя доставка до самого порога дома, включая все перегрузки, была оплачена полностью еще при отправке.

Все еще надеясь, что произошло недоразумение, я разыскал Пако. Лучше мне было не встречаться с ним! Друг заявил, что я имею полное право оспаривать его требование через суд, а он тем временем сделает заявление в полицию о моем отказе от оплаты, и меня выдворят из страны.

Да-а... Мы уже четвертый год в Испании и со своей сегодняшней позиции я совсем иначе смотрю на те давние события:

Теперь я знаю, что ни Пако, ни таможенник и в мыслях не имели обманывать меня, то есть дать ложное обещание и не сдержать его! Они оба искренне сочувствовали моему несчастью и от всей души хотели помочь, но обстоятельства сложились иначе, - расставшись со мной, оба вдруг вспомнили, что кроме личного сопереживания есть служебный долг!

И вообще теперь я понимаю, что нельзя к жителям юга Испании подходить с нашими мерками и нашим отечественным аршином мерить их обещания. Надо взять себе в толк, что здесь просто принято обещать в данный момент то, чего тебе в данный момент желают, и не надо потом цепляться к словам!

Кстати, здесь весьма популярен несколько адаптированный к местным идиоматическим особенностям старый русский анекдот:

- Ты же обещал на мне жениться!

- Мало ли что я НА ТЕБЕ обещал!

Был в описанной выше моей истории и еще один очень, прямо-таки очень неприятный момент. Неправдой оказались слова друга Пако, что полиэтиленовая пленка на моих коробках никем от самой Украины не вскрывалась. Позднее, оправившись от первых ударов, я обнаружил на серо-коричневых разворованных коробках, то есть под "девственной" пленкой, желтую наклейку "Шенкер Испания". Но поезд, как говорится, уже ушел и деньги увез!

Если Вы собираетесь иммигрировать в Испанию или хотя бы относительно долго прожить в этой стране, настоятельно советую: относитесь спокойно, как местным обычаям, ко всему, с чем придется столкнуться в первый же день:

- Назначенная на 9:00 утра встреча, если вообще состоится, то начнется в 10:00.

- Еще не приступив к работе, сантехник назовет вам ее стоимость 3000 песет, а окончив, скажет, что это обошлось Вам в 5000 песет, - был трудный случай.

Эти люди живут на своей земле так, как им нравится. И если кому-то это не пришлось по душе, тот может сматывать манатки.

Лично мне все здесь очень нравится! Во всяком случае, в наших нынешних русских обычаях гораздо больше дикости, чем в безобидной южно-испанской слабости желать Вам добра, не включая его реализацию в свои планы, и вообще не строить слишком далеких планов, а жить настоящим. На севере Испании, в Каталонии, живет совсем другой народ, с другим языком и обычаем крепко держать данное слово. Но южане про них говорят, что на севере Испании люди до неприличия жадные и расчетливые, мрачные на вид и препротивные в общении.

Все, что говорится об отличиях южан и северян (не только в Испании), в значительной степени преувеличено, но, уверяю Вас, оно не выдумано.

"Друзья по бару"

Не правда ли, странное для нашего уха словосочетание?

Мне было около 10 лет, когда мой отец, фронтовик и армейский офицер, сказал: "Сынок, в жизни есть ОДНА непоруганная святыня, - бескорыстная дружба мужская". (Автор текста знаменитой в те времена песни "я люблю тебя, жизнь!" - папин одноклассник). В детский мозг на все оставшиеся годы запали, как основной закон жизни, как главный родительский завет, не совсем понятные тогда слова "непоруганная", "святыня", "бескорыстная". Понятия "дружба" и "друг" я и ныне употребляю в своей жизни с большой осторожностью, если не трепетом. Таких, как я, на Руси немало.

И вот, оказавшись в Испании, я начал часто слышать: "мы подружились в баре", "мы с друзьями заняли в баре все столы". С годами на смену начальному недоумению "как им удается заводить столько ДРУЗЕЙ" пришло понимание: испанцы народ прежде всего эмоциональный с одной стороны, и потому, как правило, добрый; и общительный с другой стороны. Именно через призму переменчивых по своей сути эмоций и надо смотреть на испанскую дружбу.

Если провести чисто условную градацию глубины отношений,

- знакомые

- приятели

- друзья,

то смысл, вкладываемый испанцами в понятие "друзья" по нашим меркам едва-едва дотягивает до уровня "приятели". Усомнившись в своих выводах, я переспросил у Беатрис, преподавателя курсов "Язык и культура Испании", есть ли среди испанцев такая дружба, которая значила бы "преданность", "верность", "готовность к самопожертвованию"? Подумав немного, коренная испанка ответила: "В литературе такое понятие существует, в жизни - нет. В жизни каждый за себя". Товарищ по курсам, англичанин, добавил: "Настоящего друга в Испании не встретишь, здесь тебе не Англия".

Видимо, права была Веги Маквиг, говоря об индивидуализме, как одной из главных черт испанского характера. Это я с годами научился не просто учитывать, но и понимать.

Чего я так и не смог понять - так это приверженность местных жителей к барам и ресторанам. Принято считать, что бар - та самая среда, "амбьенте", где эмоциональный южанин, помимо любимого винопития под закуски находит удовлетворение сразу всех своих социальных потребностей: к заведению случайных знакомств, к шумному самовыражению, а также к доминированию (как минимум над барменом) и щедрости (в чаевых и взаимном угощении). Но мне это объяснение не кажется убедительным. Примем любовь испанцев к своим барам как факт.

Еще обо многих замеченных мной особенностях испанского характера хотелось бы сегодня рассказать. Например, о приверженности ко всякого рода лотереям, неистребимой вере в госпожу удачу, а не в усердный труд как источник благополучия. Но лимит внимания к монитору, 10 000 знаков, опять исчерпан...

До скорой встречи в мировой сети Интернет!

Из Испании, 17 октября 1999 года, Н. Кузнецов

ИЗ СЕРЫХ КАРДИНАЛОВ - В СЕРЫЕ ЦЕРКОВНЫЕ МЫШИ

На дворе был январь 1999 года, а солнце пекло как в родном питерском июне. НН развалился в шезлонге с бокалом ароматного хереса в руках. Кусочки льда мелодично позвякивали по стенкам резного хрустального сосуда. Вокруг НН был его собственный двор с собственными пальмами и яркими апельсинами, в центре собственной заморской земли высился собственный двухэтажный дом с собственным видом на сине-зеленое Средиземное море под синим-синим испанским небом. В доме вокруг платьев, штор и прочей домашней утвари хлопотала молодая жена.

Мечта, претворенная в жизнь!

НН расслабился, закрыл глаза и погрузился в серьезные, как ему тогда казалось, размышления о своем заграничном будущем.

Уже через год, в январе 2000, стало ясно, что все построенные тогда планы процветания на деле оказались бесстыжим прожектерством, достойным короткой матерной оценки. Злобные ругательства стали для НН нормой лексики, а поденный сбор ярких апельсинов на чужих плантациях - большой удачей, ибо "в кармане - вошь на аркане". Тот самый собственный дом, купленный под выгодный ипотечный процент пришлось продать с большими потерями, а вырученные от продажи деньги, гонимые услилями молодой жены, растаяли как облака.

Седина, украшающая большую голову 50-летнего солидного НН, в глазах 28-летней жены вдруг начала восприниматься как признак немощной нищенской старости, разделять которую она не собиралась. Скрывать неприязнь к обманувшему ее надежды на красивую жизнь старому хрычу становилось все труднее, а получать с него деньги на "достойную" жизнь просто невозможно: их не было.

Отступление: "Куда утекают деньги" или "Это недорого!"

Русское восклицание "Это недорого!" - рекордсмен среди всех произнесенных нами в Испании на стартовом отрезке испанской жизни с еще рублевыми ценами в голове (равно как и с другими "деревянными") и с испанской потребительской корзиной в руках. Разглядывая в стеклянных холодильниках ценники под красочными упаковками и наклейки-"зебры" на товарах среди залитых неоновым светом зеркальных витрин и стеллажей, мы в уме или через жидкокристаллические мозги калькулятора переводим песеты в доллары, доллары опрокидываем в рубли (гривны и т.п.) и снова произносим:

- Это недорого!

Первый естественно-следующий (и естественно-ошибочный) вывод гласит: "тут можно прожить дешевле, чем у нас!" Ошибочный? Неужели просчитались? Да нет же, с арифметикой у нас все в порядке и калькулятор не сплоховал. Ошибка в том, что поначалу мы измеряем глубину песетовой корзины рублевым аршином.

Наши отечественные потребительские традиции еще с советских времен предполагают такой убывающий ряд затрат:

(1) Повседневные расходы на питание

+

(2) Расходы на одежду, учебники, табак

+

(3) Коммунальные и прочие платежи

Если Вы оказались в Испании и намерены здесь жить, Вам придется до основания разрушить такую пирамиду в построении семейного бюджета и начать ее возведение с противоположного конца, с "прочих" затрат, к каковым следует отнести прежде всего обязательное страхование.

Возвращение к повествованию: "Начало серого кардинала."

В печально памятном августе 1998 года судьба во весь рот улыбнулась 48-летнему НН, питерскому кандидату экономических наук, "временно не работающему" валютному меняле - надомнику. До известного кризиса, используя свои знания для прогноза колебаний валютного курса, он с неизменной "свежей копейкой" продавал доллары и марки за рубли и наоборот. Были постоянные клиенты, среди них встречались "богатенькие буратино", которые не хотели толкаться в обменных пунктах. Для настоящего обогащения кандидату наук не хватало только размаха, потому что государство и банки составляло ему серьезную конкуренцию.

Все, чем он мог повредить конкурентам, состояло в выдаче поддельных справок о покупке валюты, для которых у него было все: и подлинные бланки и подлинные печати.

13 августа звездного миг НН начал свой отсчет: по мобильному телефону он получил от влиятельного клиента КК обычно - небрежное приглашение "заглянуть на минутку". Он заглянул и вышел из дома КК на улицу через пять минут, неся в руках черную пузатую увесистую сумку с наваленными кучей "деревянными купюрами" и необычным заказом:

- Доллары на все! Очень быстро и по любому курсу.

- То есть как это понимать - "по любому?"

- Вот так и понимать. Буквально.

- Сколько тут?

- Пересчитай сам! Я сегодня улетаю в Испанию в моему врачу и пробуду там пару дней.

КК выглядел несомненно больным, говорил с трудом. Никаких пояснений про деньги не дал, никаких расписок не потребовал. Меняле верили и верили не зря: уже вечером 16 августа, накануне "неожиданного взлета" доллара он несколько раз позвонил влиятельному автору необычного заказа, чтобы сообщить: "все готово". Но из телефонной трубки ему неизменно отвечали только длинные хриплые гудки.

НН не страдал чувством излишней жалости, - его не беспокоило какой именно болезнью могло быть вызвана поездка заказчика к закордонному врачу. Даже наоборот, где- то подспудно в нем жила подленькая надежда на то, что даже испанская страховая медицина не спасет хозяина денег от чего-то неизлечимого и он не вернется за черной сумкой. Случалось же в жизни, что людям приваливало такое счастье!

Отступление: "Сэконмить на медицинском страховании?"

Некоторые, стесненные в средствах, испанцы в крайнем случае могут обойтись и без медицинской страховки, используя возможности предоставленного государством социального страхования. Иностранца же попросту не впустят в страну, если он не имеет названного полиса.

В принципе, въехать в страну можно с "липовой" страховкой, но жить с ней опасно! Не приведи Господь кому-нибудь из членов Вашей семьи заболеть и оказаться в ситуации Георгия, описанного в моем очерке "Страховка на случай жизни", который, сэкономив 400 долларов на подобного рода гарантиях, выложил за срочную операцию 12500 "зеленых" и продолжает платить около 170 долларов за почти еженедельные консультации. А будь он застрахован, все это могло быть бесплатным!

Обеспеченные и средне обеспеченные коренные жители Испании тоже предпочитают не полагаться на государственную кормушку, а быть застрахованными в негосударственных компаниях. Причина проста, - частные клиники располагают современным медицинским оборудованием и лечат больных, а не "ведут прием". Оснащенность государственных медучреждений сильно отстает от них клиник, да и организация казенных (по признанию испанской "Информасьон") "прихрамывает на обе ноги".

Оптимальным вариантом частного страхования являются популярные и относительно недорогие страховые компании, к которым следует отнести, в первую очередь, "ASISA", размер выплат на члена семьи в которой примерно равен 400- 450 долларам в год.

Итого, на семью из 4 человек это округленно будет стоить 1800 долларов в год или 170 долларов в месяц.

Возвращение к повествованию: "Валютное похмелье"

Когда курс доллара сделал первый рывок, жадность НН заголосила: "Продай! А заказчику скажешь, что не успел купить! Продай!" Давно разменянная на мелкую купюру совесть менялы не заставила себя долго уговаривать, и он выгодно продал почти всю сумму. Потом снова закупил доллары по "сумасшедшему" курсу, чтобы, сокрушенно вздохнув, отдать клиенту, но когда телефон КК не ответил, наш герой повторил продажу по "бешенному" курсу, потом закупку по "заоблачному", потом снова продажу по "невероятному"...

Пока остальным владельцам долларов трезвый рассудок говорил: "не дергайся, не рискуй!", НН безоглядно и удачно рисковал ЧУЖИМИ, идя ва-банк и выигрывая, ибо мало кто предполагал степень "взлета" твердых валют.

Тем временем телефон заказчика по-прежнему лениво откликался длинными гудками.

Пьянящая своим размахом валютная игра длилась не так долго, как хотелось нашему валютному гуляке, - поднимаясь однажды по заплеванной лестничной клетке домой, НН встретил идущего ему навстречу КК; с ним были "двое из ларца, одинаковых с лица".

- Успел? - спросил без приветствия заказчик, воинственно остановившись на лестнчной полщадке.

- Успел.

- Где?

- Дома.

- Сколько?

- Давайте посчитаем...

Только после того, как "двое из ларца" пересчитали и сообщили влиятельному клиенту сумму, тот самодовольно ухмыльнулся и добавил со странным для него добродушием:

- Молодец! А сам-то заработал?

- Есть немного... - холодно (насколько позволило выскакивающее от волнения из груди сердце) ответил НН. На телевизоре, в трех шагах от него, лежал матовый полиэтиленовый пакет со 120 тысячами почти что присвоенных долларов, по карманам было еще что-то около 20 тысяч скрытой от хозяина "зелени".

- А теперь, уважаемый, немного долларов и потребуется. Знаешь, сколько сейчас стоит целая ПМК "весом" в полмиллиона?

- Зачем мне ПМК?

- Платишь 150.000 и она твоя! Берешь?

Еще целый месяц немолодой меняла не придавал этим словам значения. Он почти не выходил из дому. Приходил в себя, испытывая ощущения будто с тяжелого похмелья после финансовой вакханалии. Седовласый кандидат наук постепенно осознавал свой новый статус. Крутиться белкой в колесе за 20 баксов "маржи" уже не хотелось. Не хотелось экономить на всем: а хотелось ездить на застрахованном дорогом "Фольксвагене", хотелось не ограничивать сябя в разговорах по мобильному телефону, и вообще ему начали грезиться пальма, шезлонг, море и хрустальный бокал. И молодая жена...

Вот тогда-то и вспомнилось странное предложение КК овладеть целой ПМК. Ведь потом можно будет продать за 500.000 то, что куплено за 150.000 и махнуть на красивую жизнь в Испанию!

"Интерсно, - думалось ему, - а на сколько лет хватит полмиллиона в Испании? Наверное, при экономном расходовании можно будет жить за одни только проценты!"

Отступление: "На что тратятся деньги под пальмами."

Во-вторых, страховка автомобиля:

Машина должна быть застрахована не только потому, что, оказавшись перед полицией за рулем незастрахованного автомобиля, Вы будете обязательно оштрафованы, а еще и потому что в случае дорожно-транспортного происшествия Вам придется платить баснословные суммы, в то время как владелец страховки не платит ничего!

Годовая страховка стоит примерно от 500 до 1200 (и более) долларов, в зависимости от страховой категории Вашего стального коня. Взяв в расчет усредненные 850 долларов, получаем примерно 70 долларов в месяц.

Итого: только обязательное страхование (включая медицинское) Вам обходится в 240 долларов в месяц на семью.

В-третьих, коммунальные платежи:

То, что в нашей стране традиционно обходится в копейки, в Испании на первых порах пугает "кругленькими" суммами пришедших счетов: 20 долларов за воду, 50 за электроэнергию, 100 за телефонные разговоры. Начинаете разбираться, звонить, возмущаться, но потом Вам приходится извиняться... Все счета верны! Киловатт-час стоит 10 центов, минута разговора с Россией - в среднем чуть меньше доллара, звонок на местный мобильный телефон полдоллара, регулярная абонентская плата - 15 долларов. Кубометр воды примерно доллар. Значит, утечка из крана равнозначна дырявому карману.

+

Налог на недвижимость - от 20 до 80 долларов в месяц.

+

Ипотека - примерно 200 - 400 долларов в месяц.

Разумеется, эти цифры условны и усреднены для начального периода проживания. Со временем Вы приспособитесь к местной жизни и научитесь обращать внимание на исправность кранов смесителя, а заодно и на то, что сантехник или электрик с Вами меньше, чем за 15 долларов за (полный или неполный) час визита и говорить не станет! А смесители тут все "импортные" и на них подвешены ценники, начиная с 70 долларов...

Очень скоро, говоря по телефону, Вы научитесь поглядывать на секундную стрелку.

Подытожим сказанное и получим (помимо страховок) примерно 200 - 250 долларов "прочих" расходов в месяц, а в случае с ипотекой около 550 - 650 долларов в месяц.

Итого "прочих" расходов:

Давайте оговоримся, что мы рассматриваем случай семьи, которая не транжирит, но и "деткам на конфетки" не отказывает. Излагая подобные выкладки, я нередко получаю полярные между собой возражения типа: "наш знакомый говорит, что живет с семьей на 500 долларов в месяц" или "меньше чем в 2000 в месяц у нас никак не получается". И то и другое - может быть чистой правдой, но мы говорим о неком средне-усредедненно-округленном показателе, который позволит иметь элементарное представление о семейном бюджете при жизни в Испании.

Итак, страховки плюс коммунальные платежи составят 400 - 500 долларов в месяц (а в случае ипотеки это будет 750 - 900 долларов в месяц).

Возвращение к повествованию: "Начало серого кардинала".

Через некоторое время НН по протекции КК уже был "серым кардиналом" одной из питерских ПМК. Он числился начальником, подписывал все платежные документы. По существу же вся фирма с недавно безжизненной собственностью на полумиллиона долларов принадлежала ему и, благодаря его небольшим инвестициям, начала оживлять деятельность.

Механизм покупки был выбран простой: он сделал от имени нескольких человек предоплату за будущие квартиры, которая позволила обескровленной ПМК продолжить работу. Дом не строился, но он пока и не требовал денег назад. Во всяком случае, пока не требовал.

Каким образом в жизнь новоявленного начальника ПМК вошла 26- летняя, неопределенной внешности, крашенная с головы до ног, секретарша, он не может объяснить и теперь. Да не просто вошла в жизнь, а заняла в ней такое же прочное место, как очки для близорукого или любимая трубка для заядлого курильщика. Брак с ней без большой любви, но по "большой целесообразности", тогда казался вполне естественным. Она не только разумно распоряжалась домашними деньгами, но и с целой ПМК легко управлялась, зная способности и характер каждого служащего.

Она горячо разделила мечты НН о продаже ПМК и бегстве в Испанию. Подогреваемая днем и ночью идея иммиграции стала чуть ли не навязчивой. Нечего и говорить о том, что теперь вся творческая мысль ученого-экономиста была направлена на выработку самого лучшего способа "подороже загнать" ведомое им хозяйство, взмахнуть крыльями и...

В декабре 1999 года НН с помощью, точнее, при соучастии молодой жены, понимавшей его по движению брови, реализовал тайно разработанный план конвертации всей собственности ПМК в деньги.

Ваш покорный слуга, автор этих строк, от трех разных людей слышал описание формулы "философского камня" с помощью которого наш герой обратил безжизненные строки бухгалтерского баланса в звонкую монету из презренного металла. Но версия первого была начисто отвергнута вторым, а третий, сам НН, и вовсе сказал мне, что он просто "забрал свою долю в акциях".

Так или иначе, в результате хитрой комбинации более полумиллиона долларов оказались в прибалтийском Экономбанке на счете оффшорного предприятия, которое контролировал НН.

А Экономбанк, как Вы помните, лопнул... Обанкротился.

Деньги-то пропали, но нет худа без добра! Чужое банкротство спасло комбинатора от уголовного преследования.

- Какой черт меня, старого дурака, дернул оформлять ипотеку на покупку дома! Если бы оплатил все сразу, горя не знал бы! Так нет! Высчитал, что процент по депозиту покрывает ипотеку и на жизнь кое-что остается. Капитал за стенами банка мне казался в полной безопасности, - рассказывает, сокрушаясь, мой ученный жизнью собеседник за кружкой пива под креветки (за мой счет).

- А дальше что думаешь? - спрашиваю я.

- В первую очередь думаю развестись. Эта стерва совершенно не умеет экономить! Не только умудрилась все потратить, да еще и в долги залезла по уши!

- А назад, в Россию, не собираешься?

- Нельзя мне назад, в Россию. Закрыта дорога. Не простят... Буду пока то на апельсиновых полях то на стройках на кусок хлеба зарабатывать да отдавать здешние долги за эту стерву (он не разу не назвал ее по имени Н.К.), а потом уж...

Сейчас он ждет решения властей о предоставлении ему по новому закону "Об Иностранцах" вида на жительство. Но, в отличие от романтически настроенного большинства русских нелегалов, понимает: надежда на то, что государство вдруг расщедрится, ничтожна...

Полагаясь только на себя, НН наметил весьма трезвую программу экономной жизни и развития собственного, на паях со знакомой мне Мариной Е., обувного бизнеса, последующей легализации.

- За большое дело взяться не могу, я ведь из-за этой стервы сейчас беднее церковной мыши! Только голова на плечах, да и та седая, - посетовал мой визави.

- Голова на плечах дорогого стоит! С твоей головой и с таким трудягой-партнером, как Марина, вы скоро подниметесь. - Ответил я и ничуть не лукавил. Я знаю Марину Е. уже два года. Начав с абсолютного нуля, она с усердием пчелы выстроила сеть мелкооптовой реализации обуви, которая окрепла настолько, что Марина уже не успевает ее обслуживать. А помочь ей, одинокой 43-летняя женщине было некому.

"Хорошо бы тебе заметить, что Марина не только как партнер интересна", - подумалось мне, но я промолчал. Вдруг он на молодых секретаршах помешан!? Вдруг он Марину "кинуть" задумал!?

На этом мы расстались с бывшим "серым кардиналом", временно исполняющим обязанности "серой церковной мыши".

Повествование окончено.

Последнее (но длинное) отступление: "В какую цену испанская жизь?"

Продуктовая корзина

Чтобы убедиться в "перевернутости" испанской потребительской пирамиды по сравнению с русской, давайте сравним "прочие" расходы с "основными", то есть "харчевыми" затратами.

Здесь тоже надо сделать оговорку, что питаться, как и жить, можно с очень - очень разной степенью умеренности. Например, "сидеть на кефире с черным хлебом" совсем не означает питаться экономно, потому что литр кефира "Noe" тут стоит 4 доллара, примерно столько же ломоть черного импортированного из Германии хлеба.

В свою очередь, "мазать печеночный паштет на печенье" совсем не значит транжирить, ибо 250-граммовую банку паштета можно найти за 30 центов, и примерно по той же цене Вам достанется 250 грамм недорогого печенья "tostados". (Где что и почем Вам выгоднее покупать покажем мы, русские друзья-соседи.)

Не смотря на то, что каждая из склонных к экономной жизни семей вырабатывает свое собственное традиционное меню, (отказавшись от некоторых привычных блюд в пользу традиционно-испанской кухни), из собственного опыта и разговоров со знакомыми я могу заключить, что на покупку продуктов для трех - четырех взрослых членов семьи надо выделять в среднем от 300 - 500 долларов в месяц.

Может быть, именно эту сумму имеют в виду те, кто живет "всей семьей на 500 долларов" в месяц, не считая "прочих" затрат?

Итак, мы с Вами видим, что "прочие" затраты даже опережают "харчевые". Однако, сократить их намного труднее, чем купить дешевую курицу вместо дорогостоящего телячьего филе.

Последнее "Итого:"

Итого "средне-усредненно-округленный" расход на семью из 4 человек составляет в Испании около 800 - 900 долларов в месяц.

"Подождите!" - скажет тот, кто помнит, что я ни словом не обмолвился о расходах "на одежду, учебники, табак и т.п.". Я, честное слово, не знаю что ему ответить. Разве что вопросом на вопрос:

- Вы много курите? Доргие сигареты? Ваши дети часто теряют учебники? Вы предпочитаете "джинсуху" за 10 долларов раз в год, или ежемесячно костюмы за 500 "зеленых"? Сколько бензина "съедает" Ваша машина на 100 километров и как много раз по 100 Вы собираетесь на ней ездить?

В общем так: давайте просто округлим "вверх" полученную сумму чтобы хоть как-то подвести последний итог:

СРЕДНИЙ расход в Испании на СРЕДНЮЮ семью составляет ОКОЛО 1000 долларов в месяц. Плюс ипотека.

Много это или мало? Как сэкономить?

Все зависит от доходов. Если Вы - единственный работающий член семьи со средним (для испанца!) в Испании заработком 200 тысяч песет (1200 - 1300 долларов), то у Вас есть шансы продержаться. Однако, чтобы делать какие-то накопления, Вашей семье придется от чего-то отказаться.

В первую очередь, можно прилично сэкономить на телефоне, меньше - на расходовании воды и электроэнергии. Не смотря на обязательность медицинского страхования, можно сэкономить и нем.

Экономия на страховке

Как бы Вы ни берегли себя от болезней, заречься от них нельзя, равно как и от "сумы да тюрьмы". Однако будем считать, что Бог Вас милует и избавит от тяжких болезней, требующих госпитализации.

В таком случае Вы можете приобрести за 200 долларов "амбулаторную" страховку на год и ходить к местным эскулапам хоть каждый день, прилично сэкономив, - каждый "не страховой" визит к доктору обошелся бы в 5-7 тысяч песет, то есть около 40 долларов.

Чтобы дать Вам немного отдохнуть от цифр, расскажу, к каким уловкам со страховками порой прибегают испанцы.

Страховым полисом, видите ли, не предусмотрено наличие фотографии. То есть вместо 12- летней Луизы на прием к врачу может прийти ее ровесница Ева.

Разумеется, встав на путь почти невинного обмана страховой компании, следует соблюдать элементарные меры предосторожности. Здешняя школьная учительница как-то рассказала нам курьезный случай:

78- летней бабушке Кармен сказали, что у доктора она должна назваться Амантой, что она и сделала. Однако при заполнении особой формы рецепта понадобилось сообщить точную дату рождения. Не располагая такими данными о настоящей Аманте, больная пошла по проторенному пути, сказав "не помню". Но потом и вовсе растерялась:

- Точный адрес?

- "Не помню..."

- Как зовут?

- Кармен... Нет, простите, Луиза... То есть, Аманта!

Побеседовав еще немного со старушкой в том же духе, доктор решительно внес в медицинскую карточку диагноз: "ярко выраженный старческий склероз" и прописал дополнительное лечение.

Экономия на воде

На воде много не выиграешь, но все же когда с водой в канализацию утекают Ваши денежки, лучше при мытье посуды заткнуть пробку раковины, и наполнить ее водой, а не кран держать кран все время открытым. Пробки здесь, в противоположность нашим традициям, всегда есть.

Экономия на электричестве

Способы экономии электроэнергии ничем не отличаются от наших, - "сиди в темноте и не потратишься". Однако, особенности есть. При покупке или строительстве дома Вы всегда вправе потребовать то, что Вам больше по душе: дешевая газовая плита или ее удобная электрическая сестра? Реализуя право выбора энергоноситля для подогрева воды, ни минуты не сомневайтесь, - только газ! Ибо электрический титан не только дорог, но и неудобен: подогрева каждой порции воды приходится ждать до получаса.

Экономия на налогах

В своем желании платить государству как можно меньше мы отнюдь не оригинальны. Испанский обыватель тоже давно выработал массу "народных средств" профилактики расходов на казенные нужды. Одним из них Вы скорее всего воспользуетесь с первых шагов. При покупке жилья Вам предложат оформить сделку по заниженной цене, а остальное доплатить наличными. Не бойтесь, Вас не втягивают в грязную игру против Вас самих. Продавец рискует больше: а вдруг Вы после подписания договора купли-продажи не захотите доплачивать наличными!..

Такая мера предпринимается здесь не то чтобы часто, а почти всегда! Ее популярность вызвана исключительно тем самым нежеланием пополнять казну из собственного кармана. Занижая сумму сделки вдвое, вы платите почти вдвое меньше налогов не только при вступлении в право собственности, но и всю оставшуюся жизнь. Налог на недвижимость в Испании начисляется исходя из заявленной стоимости.

Для владельцев небольшой квартиры такая экономия оборачивается сотней долларов в год, а для обладателя приличного дома может сигануть и до 1000.

Заметим, что Вы всегда можете отклонить предложение о занижении цены.

Особый вид экономии на налогах - использование оффшорных зон для перевода денежных платежей, но к экономии в быту это "народное средство бизнесменов" имеет весьма косвенное отношение.

Читатель, намеренный иммигрировать в Испанию, дочитал материал до самого конца. И все равно у него остались вопросы. "А как быть, если... ?" Однако, меня согревает уверенность, - у многих возникло начальное представление об особенностях строительства семейного бюджета НАШИХ В ИСПАНИИ.

Из Испании, 1 марта 2000 года, Н. Кузнецов.

До скорой встречи в мировой сети Интернет!

Н. Кузнецов.

РУССКАЯ КРАСАВИЦА "НА ВЫНОС"

(имена подлинные)

8 марта 2000 года открылось невероятное продолжение одной давней истории.

23 февраля 1999 я получил странное поздравление от некоего Михаила с "мужским днем". Далее в письме было:

"Николай, судя по указанному на Вашей персональной страничке www.russpain.com/NK.htm возрасту, Вы должны помнить этот праздник под старинным названием: день Советской Армии и Военно-Морского Флота. И раз уж Вы все равно будете сегодня предаваться воспоминаниям, вспомните заодно, куда Вы "пристроили" мою невесту и Вашу бывшую землячку, с которой переписывались еще в прошлом году, в начале декабря 1998 года. Одно из Ваших писем датировано 8 декабря, днем Вашего рождения".

Ранее дата моего рождения привлекала взгляд только любителей астрологии, которые приценивались чего ждать от Стрельца, иногда сведения вызывали интерес сотрудников компетентных органов, проверявших, не прохожу ли я по "спецучетам". А тут что-то новенькое! Поднимаю почту за 8 декабря и действительно нахожу письмо от незнакомки, назвавшейся Анна. В нем была куча пустых вопросов типа "ну как там вообще, в Испании?", ответов на которые я избегаю. Но было и еще кое-что:

"Можете ли Вы пристроить меня на заработки на полях? Или, лучше, познакомить меня с испанцем, который может прилично содержать верную подругу? Или, хотя бы, определить на подработку в приличном ночном клубе можете?".

Ничего особенного. Такие письма приходят почти каждый день. Я ответил, как всегда, по порядку следования вопросов:

"Даже если бы рабочие места были (а их нелегко найти), то все равно с моей стороны было бы легкомысленным шагом поручиться Вам за "бронирование" работодателем должности для Вас на неопределенный срок, а ему за то, что Вы хотя бы реально существуете.

Для знакомства с испанцем рекомендую обратиться в "Афродиту", доказавшую свою эффективность русско-испанскую службу знакомств в Интернете.

Далее. Если Вы ведете речь о работе в качестве исполнительницы какой то нормальной работы в ночном клубе, то такое трудоустройство ничем не отличается от обычного найма. Если же Вы имеете в виду работу по "древнейшей профессии", то на этот момент не могу даже дать Вам адрес куда обратиться, такими знакомствами я не обзавелся. Хотя к подобного рода доходному занятию отношусь без предрассудков, полагая, что оно было, есть и будет после нас..."

Выражение "без предрассудков" и дало ревнивому жениху повод обрушиться на меня с подозрениями в сводничестве. Я вынужден был два дня оправдываться, а он продолжал нападать. Но потом он вдруг сменил гнев на милость и снизошел до позволения мне оказать ему помощь в розысках беглянки.

"История любви" в начале носила характер обычного служебного романа. Анна - красивая 23-летняя девушка. (Михаил, жених, позже переслал мне по e-mail ее снимок в купальнике "из ниток"). Она с отличием окончила техникум и получила запись в дипломе "бухгалтерский учет", но, не найдя работу по специальности, по протекции мамы устроилась на работу секретаршей в исполком. Здесь она и познакомилась с Михаилом, мелким клерком. Сослуживец не был ее идеалом, но иногда, от скуки, она встречалась с ним и даже пару раз, от скуки, переспала... А, может быть, от неутоленной жажды быть любимой? Ведь в искренней любви и преданности единственного на тот момент поклонника Анна ни минуты не сомневалась! Он не раз делал ей предложения: "Осчастливь меня, будь моей женой! Вся моя жизнь у твоих ног!" По e-mail он заваливал ее изображениями цветов и стихами. Она выслала ему тем же способом свою лучшую "смелую пляжную" фотографию. Мать говорила: "Выходи за Мишу, он тебе по гроб жизни предан будет, не то что твой блудливый папаша до сих пор каждый год женится". Но Мишина жизнь под ногами Анне не виделась надежной жизненной опорой.

Зарплата была мизерной, да и ту задерживали. Кому, как не секретарше, надо модно одеваться! Но модная одежда в мире разошлась не по справедливости. Необразованным мешочницам-торгашкам да проституткам - все, а ей, умной красивой девочке - ничего.

И Анна, вопреки уговорам матери, подалась в "челноки", да только затею эту она предприняла в неудачный момент, после августа 1998 года, и дело не пошло. Михаил через общих знакомых был в курсе ее дел, часто звонил, уговаривал вернуться на не денежную, но и не пыльную работу. С гарантией.

В канун празднования нового, 1999 года, Анна заявила, что через фирму по заграничному трудоустройству устраивается на три месяца официанткой в Испании. Не смотря на все разумные доводы матери и Михаила остаться дома, она была непреклонна.

В феврале 1999 года, через полтора месяца после отбытия Анны на заработки, ее мать обратилась к Михаилу с просьбой о помощи в продаже компьютера. Дочь, мол, по телефону из Испании сказала ей: "продавай, мама, скоро новый купим". За работу, мол, ей платят хорошо и жить там просто здорово! А мать даже не знала, сколько за старое "железо" просить.

Перед отъездом будущая испанская официантка предусмотрительно удалила всю входящую и исходящую переписку, но... папку "удаленные" впопыхах очистить забыла. Так Михаил нечаянно наткнулся на страшную тайну Анны. Анны, которую он любил больше жизни.

- Я покупаю Ваш компьютер, - сказал кандидат в зятья, - заплачу Вам столько, сколько Вы за него отдали, когда был новый.

- Что ты Мишенька...

- С деньгами придется подождать пару дней, а забрать я хотел бы сегодня, прямо сейчас. Поверите мне? В смысле денег?

- Ну конечно!

Поначалу у Михаила в голове была полная каша. Но для спасительных сомнений в открывшейся правде оставалось все меньше места. Во входящих письмах он наткнулся на фразу некой Эллы:

"Какое там "затарахают"! Да тут в основном со стариками немощными приходится работать. Одно название что "трахаться", погладишь его, пошоркаешь немного и он "приплыл"! Если нормальный крепкий мужик попадется, только рада будешь!"

Ответ Анны "добил" жениха:

"Меня не надо уговаривать, я настроилась не на курорт, а на заработки, пока кто-то готов нормально платить за мои прелести. Ты мне лучше скажи, сколько максимально мужиков в день можно обслужить и сколько платит каждый? Все одинаково? Без презервативов дороже?"

Ваш покорный слуга оказался тогда, 23 февраля 1999 года объектом нападок обезумевшего от ревности Михаила только потому, что направленные неудачливым женихом в адрес сводницы Эллы письма возвращались:

Mail Delivery Subsystem

- - - The following addresses had permanent fatal errors - -

Как мог, я успокаивал несчастного влюбленного, посылая ему письма каждый день. Более того, во время мирного этапа этой переписки по обрывкам сведений, выуженным Михаилом у матери Анны, и по таким мелочам, как дата и время рейса вылета (влюбленный рыцарь сам провожал невесту на самолет), мы точно установили, в какое злачное место родины Донжуана должна была залететь русская ночная бабочка. И я поехал...

Найти ее и опознать по той самой, "смелой пляжной" фотографии, не составило труда. Самым трудным для меня в этой истории оказалось, сидя с нетронутым бокалом шампанского за стойкой бара, под присмотром "мадам", ответить Анне на ее простой вопрос.

- Если Вы не собираетесь заняться со мной сексом, то зачем Вы меня искали, чего Вы от меня хотите? - взволнованным, но ровным голосом спросила моя собеседница.

И в самом деле, чего? Я не знал что сказать. Много раз жизнь меня убеждала, что в подобных случаях, когда нет заранее подготовленной легенды, и знаешь что врать, лучше говорить правду. И я выложил ей все начистоту: про неочищенную папку "удаленные" в ее компьютере и про намерение Михаила лично отправиться в погоню за своей невестой.

- Так что мне сказать Михаилу? - в заключение своих откровений спросил я. Настал черед Анны задуматься. Для нее было настоящим ударом, что ее секрет, страшная тайна из разряда тех, что женщины предпочитают скрывать вечно и уносить с собой в могилу, вдруг раскрылась.

- Скажите ему, что не нашли меня.

- Он сам приедет...

- А Вы можете сказать ему, что я работаю официанткой?

- И все? Без подробностей? Привет передать? - во взгляде Анны была такая настороженность и надежда, которых я никогда не забуду.

- Поверьте, - продолжил я, - я сейчас очень жалею, что впутался в эту историю. Мое единственное желание - выпутаться из нее, никому не навредив, не сломав ничьей судьбы. Я передам Михаилу все, что вы скажете. Тем более, что доказательств Вашей занятости секс-услугами у меня и в самом деле нет, ни свидетелей, ни снимков.

Если б вы видели, какой чистотой и искренностью засветился ее взгляд! Передо мной была не пойманная за руку валютная проститутка, а победительница школьной поэтической олимпиады.

- Знаете, что! Передайте ему от меня, что я живу в отдельной квартире с подругой Надей. Что работать приходится много, но зарабатываю я очень хорошо, до 2500 долларов в месяц чистыми.

- Что значит "чистыми"? Так обычно называют сумму за вычетом налогов. Вы легально числитесь как... Ну, в общем, я хочу спросить: Вы и налоги платите?

- Нет, "чистыми" в данном случае значит "к выплате на руки". За вычетом той половины, что отдаем хозяйке за квартиру, питание, одежду и прочее. Так сказать, за вычетом "прямых затрат", раз уж мы заговорили на языке экономических терминов. Я ведь по специальности бухгалтер!

Скажите, Мише, что хозяйка к нам относится заботливо, даже сопровождает в магазины, ведь мы почти не говорим по-испански.

- А как же официантка без знания языка? - сам собой вырвался у меня вопрос.

- Все очень просто: заказы принимает сама хозяйка а мы только подаем-подносим и посуду убираем. Меню, конечно, пришлось выучить наизусть, но это было не так уж трудно. "Вино", "бренди", "коктейль" и многие другие слова совпадают!

- И Вы только сейчас, сходу все это придумали?

- Что Вы! Я маме все это давно по телефону рассказываю. А главное - все это чистейшая правда, кроме... - она замялась и даже покраснела. Нет. Насчет "покраснела" мне, должно быть, показалось.

- А как быть с письмами в компьютере?

- Не знаю... Вы ведь и не должны были спрашивать меня про письма? Ничего пока не говорите, а я что-то придумаю и позвоню Мише сама. Ладно?

На прощание она деловито, будто говорила о спичках, спросила:

- Может быть Вас все-таки обслужить? За мой счет. А то хозяйке не понравится, что не я сумела клиента "обработать".

- Нет, спасибо. Вы уж с хозяйкой как-нибудь сами разберитесь.

Домой я мчался, пришпоривая своего Опеля настолько, насколько позволяли попутные машины, будто за мной гнались чужие проблемы. Скорость приносила облегчение, освежала мысли.

Михаил не поверил ни одному переданному мной слову его возлюбленной и обиженно написал, что приедет сам. На этом переписка с ним прекратилась и я начал было думать, что навсегда разделался с героями "служебного романа" из города моего далекого прошлого.

Но случилось иначе.

8 марта 2000 года мне позвонил Михаил. Ранее я никогда не слышал его, мы только переписывались, но я сразу догадался о принадлежности высокого, почти женского голоса, едва услышав первую фразу:

- Я как-то раз поздравлял Вас с днем Советской Армии. Вы припоминаете прошлый год? И прошлый век?

- Как можно забыть! - во мне в один миг проснулось пережитое тогда гнусное чувство, - а теперь Вы решили поздравить меня не с "мужским днем", а с женским? Это надо понимать как оскорбление?

Мне, подобно уличному забияке, хотелось прицепиться к какой-нибудь мелочи и поссориться навсегда с телефонным собеседником. Даже набить ему морду... за что-нибудь.

- Что-Вы - что Вы! - примирительно сказал мой давний корреспондент, У меня к Вам серьезное дело, точнее, выгодное предложение. Можно я к Вам сейчас подъеду? Я как раз проезжаю мимо Торревьехи.

- Простите, но я обещал провести весь праздничный день в семье. К тому же у нас скоро будут гости. О серьезной встрече лучше было бы договориться заранее и запланировать ее на будний день

Я уклонялся от встречи, надеясь, что "серьезное дело" - не более, чем обычное преувеличение. Мне не хотелось даже мысленно возвращаться к возне в чужой грязи и чужой лжи.

- Это верно, - добродушно продолжал Михаил, - Ну, тогда называйте день и час, - я подъеду в любое выбранное Вами место в любое время. Кстати, я буду не один, а с Анной, моей женой.

- Той самой Анной, которая... которую мы с Вами разыскивали?

- С той самой, которую мы разыскали. У нас с ней теперь свое заведение в Испании. Большой ночной клуб, хорошенькие девушки...

Встреча состоялась в понедельник - "день тяжелый", 13 марта, когда безоблачное на протяжении всего предыдущего месяца небо Испании вдруг заволокло темными тяжелыми тучами. Мне было немного не по себе, - то ли перепад атмосферного давления сказался, то ли трудно объяснимое волнение, похожее на чувство вины перед "романтической" парой.

Говорил в основном Михаил. На вид он оказался полулысым шатеном, хлипкого телосложения, с цепким взглядом. Этот возбужденный, почти воспаленный взгляд контрастировал со спокойным деловым тоном, которым излагал свой проект мой визави, облаченный в дорогие "тряпки". Внимательный улыбчивый взгляд его супруги говорил о полном согласии с высказываниями мужа. Она только изредка вставляла замечания типа:

- Мишенька, наверное, правильней будет сказать, что не весь клуб наш, а только 67 процентов акций."

- Да, спасибо, - вежливо благодарит муж, - еще точнее было бы сказать, что это 8 акций из 12, но суть не в этом, а в том, что мы хотим наладить свой способ найма русских барышень для интимных услуг. (Он так и сказал: "барышень"- Н.К.). Русские красавицы во всем мире большим спросом пользуются, особенно рослые блондинки, хоть и крашенные. Самый плюгавый немец или испаней норовит с рослой моделью "поиграться"... Хоть на сантиметры предлагай! И "на вынос!", - я впервые увидел улыбку Михаила. Нормальная улыбка. Между тем, он продолжал:

Представляете? Через сайт "Русская Испания" в Интернете мы с Вами честно сообщаем условия работы и приглашаем! Отличная идея? Этот ваш сайт, конечно, не раскручен, но очень интересен для тех кто интересуется Испанией. "Испанолюбы" его почитывают.

- Боюсь, что это неудачная идея, - ответил я, - Скорее всего, мы не возьмемся за участие в вербовке проституток. Наша задача - помощь соотечественникам в процессе иммиграции и адаптации.

- Вы окажете соотечественницам неоценимую услугу, если расскажете им правду о том, как здесь платят за пользование "напрокат" их телом. Ведь многие приезжают "путанить", не имея представления о том, что существуют не только престижные заведения, в которые стремится попасть каждая из начинающих секс-туристок, но и дешевые бордели. Дешевых гораздо больше.

- И грязные притоны для голытьбы бывают, - дополняет Анна речь своего супруга, - бывают и "уличные". О девушках там никто не заботится, "коты" используют их и выбрасывают.

- Вы хотите сказать, что в тех заведениях, которые Вы называете приличными...

- ...Я сказал "престижными", - перебил меня Михаил и, не дожидаясь окончания вопроса, ответил на него заранее заготовленной фразой, - И утверждаю, что в этих заведениях заботятся о своем престиже. Туда не берут вульгарных потаскух, а принимают на работу только...

- ...барышень дворянского происхождения с дипломом Гарварда, перехватил я инициативу, чтобы продолжить прерванный вопрос, - Я хотел Вас спросить: в чем заключается забота о девушках? Их обучают хорошим манерам и в постель подают только завтрак? Не отнимают "честный" заработок?

- Именно об этом я и хотел Вам рассказать, чтобы Вы дали рекламу в Интернете. Интернет - самое подходящее средство для подобных полу-анонимных трудовых соглашений!

Беседа наша шла тяжело, он перебивал меня, чтобы рассказать, как хорошо живется девушкам в его заведении. Я отклонял его рекламные ток- клипы и говорил о социальной стороне секс-туризма. В итоге каждый остался при своем, но компромисс все-таки был найден:

Я: а) рассказываю его историю без изменения имен, но не называя фамилий, чтобы не травмировать родителей. События описываю и оцениваю так, как я их увидел.

Он: а) не претендует на правку текста.

Я: б) обязуюсь сказать о том, что его заведение существует, но не даю ни его рекламы, ни его координат, ни даже названия. Обязуюсь пересылать ему для дачи ответа адресованные ему или Анне отклики по опубликованному материалу.

Он: б) обязуется не давать ответов от имени "Русской Испании", а писать письма только от своего имени. Обязуется не заниматься вербовкой читательниц.

Когда точки над "i" в устном соглашении были уже расставлены, Михаил, недовольный неудачными переговорами, умолк и мрачно опустил голову, будто рассматривая свой кофе. Его планы широкой рекламы заведения в Русско-Испанском Интернете на этот раз не оправдались. Только Анна была по-прежнему улыбчива. Она и рассказала мне ту часть "служебного романа" которая осталась между прошлой и нынешней встречами:

- Миша не поверил в нашу с Вами историю с работой официанткой и сам примчался в Испанию, чтобы учинить мне скандал. Его забрали в полицию, но по моей просьбе хозяйка заведения, мадам, вытащила его оттуда. Тогда он пришел ко мне в качестве клиента, то есть, чтобы я его обслужила... - (Анна говорила, не переставая улыбаться, но не по-детски, как в прошлый раз, а как бы с вызовом), - На следующий день опять пришел, и так было, пока у него не кончились деньги. Потом истек срок его визы, и я за свой счет снимала ему квартиру, покупала ему продукты. Когда трехмесячное соглашение с мадам закончилось, я за свой счет купила ему и себе обратные билеты.

Во-первых, мне было жалко его. Он ведь и на работу из-за меня вовремя не вышел, - его уволили. Во-вторых, я надеялась его уговорить, чтобы он никому дома не рассказал про мою "трудовую вахту". Он, конечно, пообещал, но я все равно старалась держаться поближе к источнику опасности. Интимные отношения между нами сохранились и даже стали жарче прежних.

Когда пилот объявил о том, что самолет совершает посадку в Шереметьево-2, Миша объявил мне о неизменности своего намерения взять меня в жены. Для меня это было спасением! Какой муж станет обнародовать такое о собственной жене!? Я тут же согласилась и вскоре мы, на радость моей маме, справили свадьбу. У меня была чудесная пышная-пышная, белая-белая фата.

Свадьба, медовый месяц, все покупки и затраты - за счет моих испанских заработков. Я видела, как Миша страдает из-за того, что не может содержать семью, но когда деньги начали подходить к концу, а в России нам обоим "не светили" никакие заработки, мне не оставалось ничего, кроме как собраться с духом и предложить Мише повторение моей "испанской вахты".

Он будто бы ждал этого. И говорит мне: "слушай, давай мы найдем еще пару девушек и привезем прямо к мадам. Она должна будет нам заплатить комиссионные?"

Так и сделали. Сначала Миша предлагал меня и девушек в разные приличные заведения. Когда у девушек есть покровитель, с ними всегда хорошо обращаются. Так и начались наши совместные заработки: он "поставляет" нас, мы торгуем. Сейчас я с клиентами почти не работаю, только с двумя постоянными. Один бесплатный - из полиции, а другой просто чудак влюбился в меня. Миша "перегорел" и спокойно к этому относится. В конце концов, это ведь наш семейный бизнес!

Ну, а про покупку акций клуба Вы уже знаете. Нам сейчас иногда не хватает только хорошеньких русских девушек, или полячек. Они всегда в хорошей цене. А многим, поверьте мне, очень многим молодым женщинам не хватает нашего клуба, чтобы поправить личный или даже семейный бюджет. Ничего особенного, это всего лишь работа, массаж... Послесловие.

В первый же день после опубликования этого материала на сайте "Русская Испания" мне пришло электронное письмо. Оно начиналось так:

"Я прочитала Ваш очерк "Фунт русской девушки. Мне хотелось бы лично познакомиться с необычной супружеской парой...", - и т.д.

Подпись: "Сергей".

Анонимность! Как договорились, письмо переслал Мише.

Интересно, что этой самой "Сергею" ответит хозяин заведения? Надеюсь, не станет вербовать. А может права была Анна, - многие русские красавицы сами только и мечатют завербоваться "на вынос"? Из Испании, 14 марта 2000 года