religion Григорий Кваша Вихрь мистических связей ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 12:35:14 2007 1.0

Кваша Григорий

Вихрь мистических связей

Григорий КВАША

ВИХРЬ МИСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

СТРУКТУРНЫЙ ГОРОСКОП:

ВЕКТОРНОЕ КОЛЬЦО:

ВЕКТОРНОЕ КОЛЬЦО

Хроника открытия

Григорий Кваша

Как читать хронику

Начать чтение этой хроники можно с любой из трех её частей, с любого из её разделов, с любой из её строк. Можно вообще её не читать, а прочитать лишь одно её название, положить книгу под голову и так полежать с закрытыми глазами час-другой. Содержание книги непременно перетечет в вашу голову и утвердится в ней навсегда.

Приведу для примера одну историю. Однажды читал я лекцию о векторном кольце, кажется, дело было в Харькове. Я довольно сильно устал и собирался уже уходить, как вдруг вбегает в зал опоздавшая женщина. Я начинаю её расспрашивать, и выясняю интересующие меня даты. Оказывается, у неё в браке - векторное кольцо. Женщина начала безудержно рыдать. Мне с большим трудом удалось убедить её, что векторное кольцо и смертный приговор - это не одно и то же. Женщина поплакала и пошла домой, но в её фигуре, походке отражалась вся безнадежность на счастливую жизнь.

О чём рыдала женщина, легко поймет каждый, кто пожил рядом с тем человеком, кто вместе с вами составляет векторное кольцо. А не прикоснувшихся к векторному кольцу в природе нет. Можно ни разу не влюбиться, ни разу не жениться (не выйти замуж), но не прикоснуться к великому ужасу векторного кольца - невозможно. Векторное кольцо везде: в рождении, в карьере, в любви, в браке, в самом ходе жизни.

Каковы же методы чтения этой хроники? Жизнь заставит - вы будете не просто читать её, а перечитывать снова и снова, затирая бумагу до дыр. Потому что когда вы, можно сказать, на сковородке, если вас поджаривают на медленном огне, если вы понимаете, что гибнете, то каждая страница этой хроники - живительный бальзам на вашу исстрадавшуюся душу.

Много раз я наблюдал, как векторные инвалиды собирались в круг и начинали травить свои жуткие истории, описывая былые ужасти и страсти с наслаждением больного, срывающего прилипшие к ранам бинты. Как оттаивали лица слушающих, как наворачивались на глаза слезы облегчения, как разглаживались сморщенные, искореженные лица...

Если же не стукнуло вас по голове, если не хлебнули вы горького, так и вовсе не читайте эту книгу, потому что ничего в ней не поймете. Даже и покупать вам её не стоит. А если вам её подарили, то тем более не читайте, а подкиньте вашему злейшему врагу - пусть ему будет так же плохо, как героям этой книги. Впрочем... нет, ещё скажу несколько слов: векторное кольцо - это не только горе, но и счастье, счастье такого размера, что лопаются в ушах перепонки, вылезают глаза из орбит, вышибает все пробки... Кто испил векторного счастья, всё другое будет пить, как кисель из школьного буфета.

Верьте мне, люди: один из тех, кто открыл векторное кольцо, вернулся в векторный брак, вернулся потому, что хотя без вектора жизнь спокойнее, да разве это жизнь?

Не ждите в книге счастливого конца. У этой хроники нет начала и нет конца. Нет никакой морали, нет советов, нет рекомендаций. При чтении этой книги, так же как и при чтении книги жизни, надо вооружиться лишь одним предметом - совестью. Только совесть ваша, ваше чувство собственной чистоты помогут вам принять правильное решение. Гасить огонь или ещё немного погреться у его пламени - вам решать. Но третьего здесь не дано. Векторное кольцо - это поле боя между некрепким разумом человека и огромной дикой махиной его физиологии. На чью сторону встанет душа ваша - вот в чем вопрос?

Итак, в путь, в бой, в пучину...

Часть 1. Так было...

Татьяна Асчукукру

Когда я встречу Бориса Хигира, то сразу поверю в его науку, утверждающую зависимость судьбы человека от данного ему при рождении имени. А пока я ещё очень молод, в кармане у меня диплом об окончании МГУ, я полон планов и мечтаний. Я хочу стать то ученым, то писателем. Я ещё не решил. Но вот чего я хочу точно - так это развеселой молодежной жизни. Главной мечтой было иметь свою квартиру, куда я мог бы приглашать раскрепощенных, интеллектуальных, музыкально продвинутых друзей и, конечно, подруг. Мы бы говорили на всякие заумные темы, слушали музыку, пили пиво, а там, глядишь, и необременительные любовные отношения, так желанные в нашем возрасте и при отсутствии дедовских предрассудков.

Однако с легкой любовью ничего не получается: я часто влюбляюсь, и, кажется, всё сильнее и сильнее. Почему-то я влюблялся только в Татьян? Татьяна, Таня, Танечка, Танюша! Татьяна-первая была у меня на четвертом курсе, виделись мы не больше трех раз. Татьяна-вторая промелькнула как сон, может быть, меня спас дипломный проект, который надо было защищать. Татьяна-третья зацепила очень сильно, даже годичная разлука не помогла её забыть. Наконец, Татьяна-четвертая была представлена мне в таком выгодном освещении, что я, забыв все горести неразделенной любви с тремя первыми Татьянами, бросился в омут новой любви.

Ура! На этот раз любовь оказалась взаимной. Девушка была не слишком красива, совсем не умна, скорее не образована. Ей было ещё только 18 лет, а не уже 24 года. Я выпускник престижнейшего вуза мира, а она с трудом окончила школу. Но всё это было сущей ерундой. Она представлялась мне самым фантастическим существом на Земле, в её неземном происхождении я был совершенно уверен. От её улыбки засвечивалась фотопленка, под её взглядом машины сваливались в кювет, причем не какие-то легковушки, а мощные грузовики. Я был молод и полон сил, к тому же самоуверен и не мог тогда понять, какой огонь я хватаю голыми руками.

Полюбил её я с первого взгляда. Как-то летом я руководил работой студенческого отряда в колхозе. И вот вижу: сидят мои парни и улыбаются как по команде. Вдруг все разом улыбнутся - и все разом задумаются. Я быстро обнаружил причину столь синхронной реакции, и сам невольно настроился на какую-то странную волну.

Спустя шесть лет, когда я стану думать, что уже ни во что не верю, я с изумлением почувствую ту же странную волну, которую поднимет уже в Москве эта узколобая, косноязычная провинциалка, оставляя в тени изысканных московских красавиц. Она за эти шесть лет изменится очень мало, её ангельская улыбка останется при ней. Впрочем, настоящей инопланетянкой она казалась мне лишь тем летом - в 1978 году в городе Ташкенте...

Вечером того же памятного дня были дикие танцы, было много девушек, но лишь одна она смогла меня заинтересовать: чувствовал, что нашел ту единственную, которой сам черт не брат, которой всего мало, которая никогда не скажет, что каждому свое, что силы не беспредельны, что надо довольствоваться малым.

Потом я ещё узнаю, что этот ангелок отлично умеет драться и отчаянно материться, безумно любит шмотки и деньги, и какой жестокой и холодной может быть. Усомниться мне придется во всём, но до сих пор я не сомневаюсь лишь в одном: мы действительно любили друг друга.

За семь лет нашей бешеной совместной жизни я бросил в костер всё, чем обладал. Я привез её в Москву, снимал квартиры и комнаты, дождался получения ею по лимиту квартиры на Ленинском проспекте и тут же, как пес шелудивый, был изгнан ею оттуда. Я пытался сделать из неё нормальную жену, но с каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днем уступал пядь за пядью, готовил, убирал квартиру, ходил по магазинам, мыл посуду (особенно ненавидимое мною занятие). Я был суров и властен, но с ней очень скоро растерял все свои командирские качества. Я стал ходить с ней в те гости, куда не хотел, потом разрешил ей ходить одной, потом разрешил не ночевать дома, потом разрешил не говорить мне о том, что она куда-то уходит, потом разрешил не отчитываться о том, где она была...

Я был сексуально одаренным юношей, организм мой работал как часы, точнее, как бомба с часовым механизмом. Но постепенно я превратился в робкого и застенчивого суслика, готового часами вымаливать у неё подачку в виде её божественного тела. Подачки эти становились всё более редкими, не помогали ни деньги, ни мое красноречие, ни хитрость, ни обман. В конце концов мне и вовсе было отказано... Впрочем, разрешалось полежать рядом, поприжиматься, но не сильно, чтобы не разбудить.

До неё я был абсолютно психически уравновешенным, мог заснуть на голых камнях, в трясущемся грузовике. Постепенно моя нервная система стала сдавать, я мог даже заплакать на людях. Затем последовали срывы куда более опасные, в воздухе уже летали вилки, тарелки, бутылки... Остатками трезвого ума я понимал: надо с этим заканчивать...

Но как заканчивать? Как расписаться в бессилии разума тому, кто во главу всей жизненной философии поставил тезис о познаваемости мира, его разумности, симметричности, если хотите? Я перепробовал все способы и понял: чем больше действий, тем хуже результат. Я погибал и вдруг услышал голос... нет, не с неба и не из-под земли. Голос обычного человека, моего дружка по прошлой разгульной жизни. Я даже не помню, что он сказал, но в его словах, как в зеркале, я вдруг увидел свой портрет - портрет человека, потерявшего свое лицо. Представьте, что вы видите сон, в котором подходите к зеркалу, смотрите на свое отражение, но лица у вас нет. Что делать? Бог мой, конечно же проснуться! И я проснулся. Сознание мое будто раздвоилось: я научился видеть себя со стороны. Каким жалким и ничтожным я себе показался, а ведь я раньше знал себе цену. Весь мир мог не знать эту мою цену, но я-то знал! Я знал свой масштаб, свои истинные возможности. И вот я понимаю, что тот гигант, каким я всегда себя считал, стал мелким и жалким типом. Это было в 1984 году. Тогда я испытал потрясение.

Утопающий и соломинка

Если бы тогда нашелся человек, который доказал мне, что вся эта история со мной отнюдь не первая за миллионы лет истории человечества, я бы, наверное, и не открыл такое понятие, как векторное кольцо. Но человек такой не нашелся, а я не понимал, что за чертовщина со мной творится. Ну, может, и не чертовщина, но так дальше жить было нельзя. Я чувствовал себя плохо физически, у меня было жутко на душе, но более всего страдал мой мятущийся разум. А я ведь знал, что он способен раскусить любую задачку, если только её правильно сформулировать.

Господи! Ну почему я не могу решить эту задачу, условия которой я знаю в мельчайших подробностях? Почему я не могу решить эту задачу, в решении которой я сейчас заинтересован больше, чем в получении когда-нибудь Нобелевской премии? Почему я не могу ответить на жесточайшее оскорбление, нанесенное мне жизнью?

Однажды мой замечательный сосед по замечательной коммунальной квартире возле метро "Университет" в Москве сказал мне замечательные слова: "На твоем месте я бы давно повесился". Сказал не из-за моих дел с Татьяной, а из-за прописочно-квартирных, денежных и бытовых подробностей. Меня эти слова очень порадовали, ибо, несмотря на беспрерывный жизненный драматизм, я обладал нескончаемым запасом оптимизма и каждый раз загоняя себя в самый дальний угол жизни, потом из этого угла планомерно и выводил. Прямо как Мюнхгаузен из болота...

Что меня тогда зацепило при чтении какого-то дурацкого гороскопа? Ну ничего не было в той глупой фразе про Лошадь и Крысу. Но что-то дрогнуло в моей исцарапанной душе за дырявым экраном её защитного поля. Какая-то ниточка вдруг показала кончик. И я стал тянуть его, тянуть, опасаясь, что ниточка эта оборвется.

Но ниточка оказалась крепкой, превращаясь в веревку, а потом даже в канат. И вот я вытащил себя из болота и побежал вверх на высокую гору... Можно ли поверить в такую сказку? Поверьте: именно так всё и случилось. Никогда векторное кольцо не открыл бы человек благополучный, спокойный, сильный. Ведь чтобы поверить в это бредовое векторное кольцо, надо было самому покрутиться по его орбите.

Что ж, я заплатил за него хорошую цену, но ведь и товар хорош! И потому я не в обиде ни на судьбу, ни тем более на Татьяну. Потом, когда эта моя теория уже будет создана, я пойму, что она обращалась со мной не так уж и плохо, у других бывало и похуже. Всё-таки она меня любила.

А вот и та самая фраза из гороскопа, за которую я потянул как за ниточку: "МНОГО ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ. КОНЧИТСЯ ПЛОХО". Долго я затем думал над ней, пока не родилась моя теория векторного кольца.

Наташа

Мне уже 30 лет. Я пытаюсь реанимировать себя в объятиях Наташи, фамилию которой я напрочь забыл. Непонятно, почему фамилии всех Татьян я помню, а вот фамилии Наташ, душой и телом поднимавших меня из руин, я забыл. А собственно, что ж тут непонятного: стервозных Татьян я боготворил, а благословенных Наташ я любил просто и без затей. Впрочем, тихой и мирной нашу любовь представлял лишь я, а вот что думали обо мне Наташи, меня не слишком интересовало. А зря! Не буду перечислять всех моих Наташ, этих в высшей степени достойных женщин, я остановлюсь лишь на той, которой выпала самая трудная задача - приводить меня в чувство после четвертой Татьяны.

Хвалить себя - нехорошо, но ругать - ещё хуже. Поэтому постараюсь изложить дело так, как объясняет созданная мною впоследствии теория. Представим себе человека истерзанного, опустошенного, измотанного в тяжелейших битвах с противоположным полом. Он и хотел бы быть добрым и великодушным, да сил нет. Он потерял много крови, и ему нужно эту кровь восполнить. Мне казалось, что я просто учу её жизни - такой вот курс молодого бойца. Совершал я всё это абсолютно равнодушно, чуть ли не зевая. А оказалось, что я внушал ей ужас. Я узнал об этом случайно. Узнал и сам ужаснулся: неужели я, такой добрый и ласковый, способен внушать человеку ужас? Однако я полностью парализовал её волю. Не напрягаясь, почти зевая, я преодолевал все её попытки сопротивляться. Это всё было в том же году, когда я чуть не погиб от обожания узколобой и жидковолосой провинциалки.

До моего открытия оставался только шаг. Одна женщина, не имея никаких объективных причин, парализует мою волю; другая, тоже без всяких причин, парализована мною. Одну я обожаю всё больше и больше, хотя она относится ко мне всё хуже и хуже, другая не вызывает у меня ничего кроме зевоты, хотя старается угодить мне объективно - совершенно замечательная.

Думай, Григорий, думай! А если не можешь сам додуматься, то найди собеседника, слушателя, оппонента. Одна голова хорошо, а две лучше.

Поэт, полиглот, музыкант

Мужчина и женщина. Уже в двоичности этой системы заложена борьба. Там, где двое, там всегда борьба. Может быть, на свете для того и появились цветные (голубые, розовые), дабы исчезла черно-белая двухцветность мира, хоть немного ослабела война полов.

Как потом выяснилось, векторному кольцу половые различия неинтересны, а пока что мои отношения с женщинами - это борьба, а отношения с мужчинами - это суровая мужская дружба, крепнущая под соленым ветром житейских проблем, залитая ведрами крепких напитков и испытанная в горниле умственных ристалищ.

Людей, помогавших создавать структурный гороскоп, было довольно много, но главным был один. Говорить о нем в прошедшем времени я не имею права, сейчас он музыкант, быть может, даже известный. А тогда он был поэтом и переводчиком, и было ему 23 года, совсем мальчишка. Судьба свела нас в "Белке" (институте ВНИИСинтезбелок). Там мы выбрали друг друга в интеллектуальные собеседники. Очень быстро нам наскучил треп, и мы ступили на скользкий гороскопический путь.

Поскольку мы считали себя учеными, то решили выяснить, существуют ли реально гороскопические знаки или это китайско-японская выдумка. Мы кинулись изучать соответствующую литературу и старательно допрашивали своих знакомых. В числе допрашиваемых оказались потом папы, мамы, дяди, тети, одноклассники, однокурсники, слесаря, инженеры, даже стрелки военизированной охраны... У поэта было образное мышление, и вдвоем мы довольно быстро сконструировали образы знаков. Наш ужас был неподдельным, когда люди оказались вовсе не людьми, а разным замаскированным зверьем скалозубыми тиграми, гримасничающими, обезьянами, коварными змеями, бодливыми козами, тупыми быками, нахальными котами, странными драконами, пустоголовыми петушками, горячими лошадьми, задиристыми собаками, пофигистическими кабанами, сумасшедшими крысами...

Много хозяев, много слуг

Разобравшись со знаками, я решил проверить, не выведут ли меня Татьяны и Наташа на некий знаковый закон? Татьяна родилась в год Крысы, Наташа - в год Кабана, я - в год Лошади. Как я реагирую на других Крыс? Как я реагирую на других Кабанов? Как реагируют мои друзья Лошади на Крыс и Кабанов? Как взаимодействуют многие прочие Лошади со многими прочими Кабанами и Крысами?

Так уж получилось, что многочисленные подружки Тани были в основном её одногодки, тоже Крысы, как и она, либо дамочки на год старше - кабаньего племени. С ходу я обнаружил то, что искал (находить всегда легко, если знаешь, что искать). Танина однозначница, тоже Таня (Крыса), была в очевидном неравновесии со мной: векторный ветер дул от хозяина (Крысы) к слуге (Лошади) - я её видел, а она меня - нет. А вот хохотушка Кабаниха явно поглядывала на меня, а я, дурак, её в упор не видел.

Так свершился, может быть, первый в мировой истории эксперимент по использованию векторного гороскопа. Успех надо было закрепить. Моя напарница по сменно-инженерской работе тоже оказалась Крысой, а её подруга - Кабанихой. И вновь всё повторилось с точностью до нюансов: я не замечаю явного расположения ко мне второй, но предано служу первой. Дальше больше: я начинаю узнавать года рождения мужчин. Мужчины Крысы совсем не такие, как женщины, - их я скорее боюсь, чем люблю. Кабаны мне скорее симпатичны, но я вижу их беспомощность, смехотворность, они у меня как на ладони. Разница очевидна: женщины Крысы будоражат, мужчины Крысы пугают, женщины Кабаны вызывают зевоту, кажутся неинтересными, мужчины Кабаны, напротив, интересны, ибо совершенно прозрачны.

Потом я ещё не раз ушибусь о железобетонную тупость многочисленных формул и формулировок. Всё, что от разума, в векторном кольце не каменеет, а горит. Слова в этом вихре стоят мало, а мысли не стоят ни копейки. Одно лишь колдовство... Формулы обретут смысл, когда ты выйдешь из заколдованного круга и отбежишь подальше.

Мужчина Крыса номер один был начальником смены - абсолютный и окончательный псих. Боялся я его жутко, при его появлении у меня начинал болеть живот, что-то там скручивалось внутри. Его нервный, вибрирующий голос буквально изводил меня. Ничего сделать с этим было невозможно, поскольку он ко мне относился очень хорошо, а за мою странную реакцию ответственности нести никак не мог.

Другой мужчина Крыса тоже был совершенным психом, помешанным на идее всеобщей любви. Встречался я с ним пару раз, подводила меня моя же вежливость: я терпеливо выслушивал его бредни. Вреда от него, однако, не было никакого.

С третьим мужчиной Крысой я впервые познал радость служебно-векторной дружбы: простовато-хитроватый, хваткий Панфилыч казался добрым, великодушным весельчаком. В колхозном коровнике мы принимали с ним коровьи роды. Замечательная пара акушеров-скотников. Проводя много времени вместе (фактически мы пару недель вообще не расставались), я узнал, что векторное взаимодействие есть функция времени. Очень точная аналогия с наркотиком: попадаешь в физиологическую зависимость. Начинаешь подхихикивать, пытаешься угодить, предугадать желания... Особенно возмущаешься, когда кто-то пытается обидеть твоего хозяина.

Мои преданные Кабаны

Теперь о Кабанах. Среди моих знакомых и сослуживцев их было много больше, чем Крыс.

Кабан номер один - геолог Виктор. Чуть ли не единственный человек, с которым я сохранил контакт после переезда из Ташкента в Москву. Инициатива была всегда его... Не узнай я о существовании векторного кольца, так бы никогда и не понял, что ему от меня было нужно. Я-то его не слишком жаловал. Да, мне бывало с ним весело... И всё же он был занудой и, несмотря на множество знаний и умений, патологически бестолковым. За бестолковость я его постоянно шпынял. Как этот сильный и суровый мужчина прощал мне все эти издевки и обиды, понять было невозможно. Однажды я его обидел очень сильно - выгнал из своего дома. Этого он не должен был мне прощать. Однако через какое-то время он вернулся да ещё принес богатые подарки. Больше я его никогда не обижал. А там уж и теория подоспела и призвала к совести.

Кабан номер два - комендант Володя. Его служба была и опасна и трудна и на первый взгляд как будто не видна. Собственно говоря, это он забодал меня в свое время разговорами о гороскопических знаках, он подключил меня к гороскопическим зверушкам, сочиняя каждый декабрь новогодние стихи про грядущего зверя. Чем отплатил я ему за этот подарок? Да ничем, он даже не вошел в группу создателей структурного гороскопа. Пройдут долгие годы полного отсутствия коменданта в структурном гороскопе, но именно он станет первым автором во второй волне книг - волне книг-отзывов на структурный гороскоп. Обидеть этого человека было принципиально невозможно, ибо он был всегда сверхвежлив и предупредителен, спокоен и уравновешен, доброжелателен и аккуратен. Правда, медлителен, но не убивать же его за это.

Кабан номер три - Женя Борисов. Его я любил без всяких скидок и поправок. С ним собирался всю жизнь пройти рука об руку как с компаньоном, как с лучшим другом. Был он человеком фантастического обаяния. Женщины за ним охотились, а если не охотились, то он сам начинал охотиться за ними. Подруг у него было немерено. Да и друзей было множество. Был он всеяден, неразборчив, готов был дружить со всеми на свете. За такого друга надо было бороться и бороться отчаянно, конкуренция в мире дружбы не менее сурова, чем в мире любви. Его присутствие в доме было как солнце Анапы в зимней Воркуте. Все кругом начинали смеяться, дети переставали плакать, женщины расправляли грудь и одергивали юбки. Он всех трогал, всех ласкал, всех ободрял, всем признавался в любви. Вы хотите, чтобы вашим другом был Буратино, Чипполино, Винни-Пух? - Да! Конечно. Но разве они есть? А вот Женя Борисов был, и он хотел со мной дружить. Мы купили дом в лесу и организовали грибное дело. Я начал планомерно замыкать его на себя. Закончить дело не удалось, всё загубил 1988 год...

Кабан номер четыре - ботаник Андрей. Этот не был весельчаком, внешне... Он изображал из себя мрачного циника. Хотя на деле был он трогательным и безвредным юношей. Дедушка у него был Адмиралом, а папа комитетчиком, дом его был заполнен уникальной по тем годам литературой. Служил он сразу нескольким хозяевам (читай: Лошадям), в том числе и мне. Он с какой-то маниакальной настойчивостью уговаривал меня в январе 1985 года ехать отдыхать в Лагодехи (в Грузию). Как оказалось, с такой же настойчивостью он уговаривал ехать туда же мою будущую жену. Как только мы вошли в поезд, две Лошади забыли одинокого Кабана и занялись друг другом. В результате я обрел семью, покой и подходящую обстановку для создания структурного гороскопа, ботаник же Андрей остался совершенно не у дел. В общем-то, мы ему даже не выразили благодарность, хотя именно он решил нашу судьбу.

Трое из четырех перечисленных Кабанов во многом определили условия возникновения структурного гороскопа, выполнили функцию ангелов-подготовителей. Увы, за хорошую работу обычной наградой является элементарная неблагодарность.

Полиглот Александр

Мы с моим другом Александром обсуждали знаки, точнее, людей разных знаков бесконечно. Пошлость перемывания костей сочеталась с благородством научного поиска, образуя сладостно-радостное ощущение выхода в категорию сверхчеловеков. Гнет великого знания придавливал нас, превращая из беззаботных юношей в умудренных старцев. Но если разобраться, то сами мы ещё ничего не сделали, а всего лишь подтвердили правоту тех, кто открыл гороскоп. Надо было как-то разнообразить тематику наших собеседований.

Поддавшись восторгу наших откровений, я как-то не сдержался и поведал, что обнаружил для себя лично и всего своего лошадиного знака некую аномалию в отношениях с Крысами и Кабанами. Чего я ждал? Недоумения? Пренебрежения? А может быть, попытки объяснить эту аномалию? А дождался я, и, по-моему, очень скоро, неожиданной информации, что у Тигра (а полиглот Александр родился в год Тигра) точно такие же аномальные отношения с Козой и Быком.

Александр с удивительной быстротой проделал ту работу, которая давалась мне так мучительно. Он действовал в нужном направлении. Примеры следовали один за другим. Душещипательные истории о дамах Козах, которые то цепенели от его рукопожатий, то бежали в панике, то валялись в истерике. Еще более страшные истории следовали о дамах Быках, которые магическим образом принуждали мужественного Александра к вялости, робости и раболепству.

Всё это было рассказано так достоверно и так искренне, что я поверил моментально. Поверил и тут же взялся за устный счет. Кабан следует за Лошадью через пять лет и за это верно служит ей. Аналогично Коза следует за Тигром через пять лет и тоже верно ему служит. Тут всё ясно. Но дальше стало непонятно: Крыса следует за Лошадью через шесть лет, а Быка с Тигром разделяет всего один год.

Всё это было до создания структурного гороскопа, в большинстве своих структур похожего на военные парады, а потому мы не слишком огорчились арифметической неудаче. Гораздо важнее была другая мысль: что если магически аномальные отношения есть не только у Лошади и Тигра, но и у всех двенадцати знаков гороскопа?

Казалось бы, какое нам до этого дело? Главное - это то, что мы определились с собой, научились управлять своей жизнью. Однако я уже чувствовал охотничий азарт настоящего исследователя, готового свой личный опыт распространить на всё человечество. У полиглота Александра азарт был поскромнее, он был более философски настроен и пытался полученную нами термоядерную энергию использовать в корыстных целях.

Увы, наше ликование было преждевременным. Энергия векторного взаимодействия была грандиозна, однако сделать моментальную сексуальную или политическую карьеру, пройдя по трупам векторных слуг, оказалось невозможно. Настоящая векторная охота - это скорее лотерея, удача, чем целенаправленное действие. При лобовой атаке жертва скорее всего убегала или в полном параличе ложилась на брюхо и становилась совершенно бесполезна. Вместо того чтобы бойко и шустро служить теоретически подкованному хозяину, слуги впадали в депрессию, молили о пощаде, путались под ногами и всячески демонстрировали свою бестолковость и недееспособность.

Неподготовленная атака могла на самом деле встретить жестокий отпор, ибо слуга не тот, чей знак в услужении, а тот, кто клюнул, доверился, подпустил гипнотизера-хозяина слишком близко. Так управляемое термоядерное оружие великой силы превращалось в неуправляемую плазменную бурю, результат которой - одна нервотрепка.

Третий друг

Был у нас и третий друг, переплетчик Юрий. Родился он в год Собаки, и когда мы ему рассказали, что Бык властвует над Тигром, то он сказал, что это полное фуфло, ибо Тигр - знак уважаемый и правильный, а Бык - это ничтожный фиглярский знак, от которого нет никакого толка, одно невежество и самомнение.

Тут, естественно у нас перехватило дыхание от предчувствия ещё одного грандиозного события. На наших глазах разрозненные пары превращались в цепочку. Тигр служит Быку, а тот в свою очередь - Собаке. О годах разницы мы уже не вспоминали, завораживала магия поиска цепи, поиска кольца. Впрочем, до кольца было ещё далеко. Могло ведь оказаться два кольца, а то и три, не говоря уж о возможности каких-то сложных асимметричных построений.

Нет, конечно, мы не поверили Юрию на слово, потребовав от него веских доказательств. Тут вышла заминка, ибо Юрий женщин немножко презирал (мягче говоря, не доверял им), число его знакомств было невелико. Стали мы посматривать по сторонам и увидели такое, что нам ещё и не снилось. Дело в том, что мужчинам Тигру и Лошади достались в услужение женщины замечательные: Козы - замечательно скромные, а Кабанихи - хищницы, манящие и колдовские. Бычихи же агрессивны до крайности и, завидев на горизонте своих кумиров - Собак, со всего разгону бросались прямо к ним в пасть, с радостью и восторгом вверяя им свои грубые, но жаркие тела. Смотреть на это было невозможно, несколько раз я чудом успевал удрать, чтобы не видеть всего этого неприкрытого торжества физиологии и полного отсутствия душевности.

Добившись от Юрия половинного успеха, мы принялись терзать его на предмет успеха полного, и после определенных раздумий и сомнений он назвал имя повелителя великой волчьей (собачьей) стаи - это был Петух. Тут уж пришла наша с Александром очередь ахнуть, ибо Петух у нас числился среди самых ничтожных знаков, а Собак мы сильно уважали. На что получили следующий ответ: полюбуйтесь на себя, сами-то кому служите? Лошадь, такая сильная и волевая, целеустремленная и разумная, а служит практически безумной Крысе. Тигр, смелый и мудрый, а служит хамоватому и примитивному Быку. Так уж лучше служить пустоголовому Петуху, он, по крайней мере, безвреден.

(Надеюсь, читателю понятно, что демонстрируемый тут гороскопический расизм был издержкой романтического периода и в дальнейшем идея равенства и братства всех знаков гороскопа восторжествует.)

Так цепочка логико-волевых знаков растянулась ещё на одно звено, и в результате в векторную мясорубку оказались вовлечены восемь знаков. Стало очевидно, что ещё одно усилие - и кольцо будет замкнуто.

Люди и звери

Принципиальные вопросы решены, поиск векторных пар ставится на поток. Одну пару нашла женщина, родившаяся в год Козы. Анна И. подтвердила покорность своего знака Тигру и свою полнейшую власть над Змеями. Проверять эту информацию мне было некогда, я был увлечен уточнением отношений другой пары.

Открыв две главные орбиты вращения вокруг своего солнца (своего знака), я, освоившись с законами всемирного тяготения знаков, уже готов был выйти на дальнейшие орбиты. Найти слугу своего слуги - дело почти невозможное: слуга выглядит настолько беспомощным и никчемным, что просто нельзя и представить, что найдется хоть один знак, способный испугаться этого безобидного шалунишку. Совсем другое дело - искать хозяина хозяина. Хозяин - это свет в окне, тот, кто открывает холодильник, выводит гулять, расстегивает и застегивает поводок, тот единственный, за кого стоит прокусить чью-то вражескую ногу. Обнаружить, что у хозяина тоже есть хозяин, тот, что расстегивает и застегивает поводок, - это, конечно, шок. А там где шок, всегда легче проводить объективные расследования.

Первая история. Татьяна К., подруга той самой четвертой Татьяны (обе Крысы), находилась в какой-то необъяснимой привязанности к затейнику Константину. Затейник делал с ней всё, что может только представить человеческое воображение, и ещё многое сверх того, ибо фантазия его не знала границ, а совести не было совсем. Ее подруги и его друзья относились к этому спокойно, ибо были молоды, веселы и сами в определенном смысле очарованы Константином. Однако раболепство Тани было чрезмерным, и в скором времени наступила развязка. Костя стал расплачиваться её украшениями, её вещами. И тут страсть Крысы к деньгам вступила в схватку с векторным гипнозом. В какой-то миг у неё наступило прозрение, её любовь мгновенно превратилась в ненависть, причем ненависть была столь же слепа. Родился же Костя в год Обезьяны. Значит, он был хозяином Крысы, а она - его слугой.

Вторая история. Каждая векторная пара, если она удалась, стремится к замыканию. Мы с Панфилычем по ночам принимали коровьи роды, а днем на окрестных холмах собирали шампиньоны, которые вечером жарили. Всё было хорошо и гармонично, на остальных, питавшихся в казенной столовке и сортировавших грязную картошку, мы посматривали свысока. Однако был среди остальных один браконьер, он жил ещё интереснее нас, ибо ловил в колхозной реке рыбу и ставил силки на пушного зверя. Главное же было в том, что неукротимого Панфилыча он укрощал легко, картавым своим голоском постоянно делал ему замечания, всячески его третировал. Самое же удивительное было в том, что Панфилыч, всегда имевший в запасе пару слов, браконьеру никогда не возражал, сносил самые незаслуженные обиды и даже заискивал перед ним. Мне, ревностно следившему за Панфилычем как за своим хозяином Крысой, всё было видно ясно: браконьер этот родился в год Обезьяны, значит он был хозяином моего хозяина.

Третья история. На одной из самых ранних астрологических тусовок я познакомился с очаровательной Обезьяной. Она действительно была хороша, и я ей понравился - уж и не знаю, что она во мне нашла. Я же, по своему обыкновению, не мог пропустить ни одного Крысу. Был там большой Крыса хирург-реаниматор, был ещё Крыса - горбатый, были и другие Крысы, которые выбегали из-за углов, вгрызались в мои копыта, тянули мои силы, рвали жилы. В какой-то момент я оказался на грани векторного истощения. Но тут пришло прозрение, а с ним - спасение. Я взял Обезьяну за руку и стал водить её всюду с собой. Более мощного средства борьбы с Крысами человечество ещё не придумало. Столь грозные мои хозяева были мне теперь нипочем. Они полностью переключались на мою спасительницу: робели, краснели, заискивали, а главное - полностью теряли интерес ко мне. Смотреть со стороны на это было удивительно. Я убедился, что моя теория оказалась соответствующей реальной жизни. Таким образом я обнаружил третью по значимости для моего знака векторную пару.

Звери и люди

Я затрудняюсь определить сколько же времени ушло на открытие всего векторного кольца. Но открытие его шло медленно и мучительно. Его невозможно было открыть раньше, чем удалось разобраться в самих знаках.

Чтение самопальных книг по восточному гороскопу не давало почти ничего, поскольку на одну удачную формулировку приходился десяток бездарных, а то и лживых. Серьезной литературы по восточным гороскопам тогда не было вовсе. Гораздо больше информации можно было извлечь из самих названий знаков. Разумеется, речь не о словах, а о существах, названных этими словами.

Что, собственно, имели в виду монголы (китайцы, малайцы, нанайцы), когда называли людей, родившихся в год Собаки, - Собаками? А имели в виду они именно то, что эти люди ведут себя, как собаки: могут облаять ни за что, ни про что, могут и куснуть, вечно мрачны и сутулы, однако если кого полюбят, то служить будут преданно и верно. То же самое с другими зверушками и людишками. Всем годам мы нашли по зверю, один лишь год остался без зверя - тот, что находился между годом Кота и годом Змеи. Монголы решили не мудрствовать и придумали для этого года нечто среднее между Котом и Змеей - конечно же Дракона. Живи монголы в Австралии, может быть, им и не пришлось выдумывать Дракона, и был бы у нас двенадцатым знаком Кенгуру.

Зоологическая аналогия, вдохновлявшая монголов, вдохновила и нас, мы всюду искали сходство между зверями и людьми. Это оказалось не так уж и сложно. Коты смотрели на мир широко открытыми глазами, Тигры щурили глаза и скалили зубы, Лошади раздували ноздри, Змеи никак не могли разобраться со своей терморегуляцией, Обезьяны любили теплые страны, Быки везде лезли напролом, Козы были робки, но бодливы и т.д.

Логично было перенести зоологические аналогии не только на психотип знака, но и на межзнаковые отношения. Причем именно векторные отношения должны потрясать своей аномальностью. К примеру, пара Лошадь - Крыса. Все знают, что лошади смертельно боятся крыс. В чистом поле лошади никто не страшен, а вот в стойле, где она стеснена в движениях и ничего не видит у себя под копытами, она весьма уязвима. Тут-то и появляются вездесущие крысы, которые грызут лошадиные копыта, что повергает лошадей в паническое состояние.

Про взаимоотношения кабанов и лошадей ничего особенного неизвестно, однако очевидно, что кабан, не умеющий прыгать, совершенно не опасен для лошади. (Это притом, что этот опаснейший зверь без страха вступает в бой с волком и даже с тигром.) Лошадь же своим страшным ударом заднего копыта может завалить кабана. Впрочем, лесной брат лошади - лось, по рассказам очевидцев, с удовольствием отгоняет кабанов от лесных кормушек.

Гораздо интереснее было проследить цепочку от Козы до Петуха. Если представить себе вместо домашней козы дикую антилопу, то можно вспомнить немало случаев, когда полосатый хищник тигр обеспечивал себе завтрак, обед или ужин без всяких агрессивных действий, а всего лишь подав голос, от которого у бедной антилопы подкашивались ноги. Эта пара - Тигр и Коза выглядит естественно.

Далее идут сплошные парадоксы. Казалось бы, тиграм бояться быков (буйволов, бизонов) нет никакого резона. Однако вспомним "Маугли" Р.Киплинга - там именно буйволы разделываются с тигром. В жизни буйволы также реагируют на тигров: они их не боятся, а даже нападают. Копыта, рога, коллективизм и бешеный напор - это то, что способно свалить даже самого страшного зверя.

Следующая пара кажется ещё более странной - это Бык-Собака. Бык не боится никого - ни тигров, ни тореадоров, ни пьяных скотников, ни трезвых ковбоев. Однако есть существо, способное запугать этот танк на копытах. Речь, разумеется, о собаке (волке). Во-первых, собака не менее коллективное животное, чем бык, во-вторых, она гораздо более смелая, прямо до отчаяния, в-третьих, собаке удобно хватать быка за промежность, то есть быка легче брать снизу, чем сверху.

Из моего личного скотно-пастушеского опыта могу сказать, что хозяйки очень жаловались на пастухов, гонявших коров собаками. Мол, коровы пугаются, нервничают, плохо кушают травку, плохо доятся. И это коровы, которых слишком впечатлительными тварями никак не назовешь.

Оставалось последнее звено: Собака - Петух. Собака и волк смотрят на землю, ищут след, запахи. То, что у них над головой, их мало интересует. Птицы (коршуны, беркуты и т.п.) тоже смотрят на землю, но у них стратегическое превосходство в высоте. А тот, кто контролирует высоту, контролирует ход будущего сражения. Сражения птиц с волками (или собаками), как правило, происходят моментально, смелость в них не нужна, один лишь расчет, причем рассчитывает тот, кто сверху. Если глаза у пса и остаются целы, то их заливает кровь...

Так в живой организм ещё не родившегося векторного кольца вплелась мощнейшая нить аналогий, нить людей, похожих на зверей, и зверей, похожих на людей.

Власть Коз над Змеями также имела вполне четкую зоологическую аналогию: известно, что именно коз пускают в самые змеиные места. Яд змеиный не берет коз. Что-то там ещё говорится про козьи шкуры, про круг из чего-то козьего, через который не переползают змеи, и т.д.

Тут же из зоопсихологии вспоминается информация о паническом ужасе обезьян перед змеями, какая-то фраза про могучих шимпанзе, убегающих от безопасного ужа, который вообще не змея, а безногая ящерица. Это уже новая пара, дающая очень длинный векторный ряд: КАБАН - ЛОШАДЬ - КРЫСА - ОБЕЗЬЯНА - ЗМЕЯ - КОЗА - ТИГР - БЫК - СОБАКА - ПЕТУХ.

Оставалось поставить в этот ряд всего два знака. Но прежде чем кольцо замкнется, обратимся к архиву.

Листая архив

Хотелось бы ещё раз напомнить хронологию событий. Весь 1985 год я разрывался между романом "Город" и хроникой?????? гороскопа. В конце 1985 года я устроил домашнюю презентацию отрывков из романа, был чрезвычайно оценен друзьями и... тут же закопал этот роман раз и навсегда. Гороскоп победил, и уже в 1986 году вышли два первых альманаха, а в начале 1987 года вышел третий альманах - двухтомник, посвященный Коту.

Первый альманах по-своему уникален: двадцать две страницы, во всём беспомощность и незрелость, однако именно на этих жалких страничках заложены все основные направления структурного гороскопа, проглядывают многие будущие открытия. О векторном кольце ещё нет ни слова.

Второй альманах - это уже почти энциклопедия. Но и тут ни малейшего намека на векторное кольцо. Лишь маленькая заметка говорит о самых ранних поисках векторных связей. Заметка называется "Противная гипотеза", её авторство зашифровано, но легко догадаться, что её авторы брат и сестра, стало быть, я и моя сестра. Речь в ней идет о шести оппозиционных парах гороскопических знаков. Пишется, что противостояние Лошади и Крысы общеизвестно... ЛОШАДЬ - КРЫСА: "Они не понимают друг друга. Вспышки. Драма. Вражда". Далее о других знаках: "Собака слишком реалистка и выставляет Дракона в истинном свете. Обезьяна боится силы Тигра, а тот хитрости Обезьяны. Бык и Коза еле переносят друг друга. О браке не может быть и речи. Кабану не нужна мудрость Змеи. Петух утомляет Кота. Кот плохо переносит Петуха".

Теперь-то я вижу всю глупость этих утверждений. Впрочем, из шести оппозиционных пар две всё же оказались векторными. Остальные четыре пары это пары двойной романтизации, что предполагает весьма дружественный контакт.

В конце заметки высказаны две гипотезы: первая слишком неопределенна, а вторая предполагает, что оппозиционные знаки испытывают ложное притяжение друг к другу, кончающееся взрывом.

Из всего этого я делаю теперь очевидный вывод: векторность пары Лошадь - Крыса я уже зафиксировал, но обо всем остальном тогда даже не догадывался, а ведь уже два года как я расстался с Таней (Крыса), и с Наташей (Кабан), и угомонился в патриархальном браке.

Весной 1987 года у меня родился сын. В день его рождения, постояв под окнами роддома, я пошел в редакцию журнала "Химия и жизнь" со своим первым научно-исследовательским рассказом. Примерно в те же сроки появляется двухтомник, посвященный Котам. О векторном кольце там ни слова, зато есть нечто об отношениях Кота и Петуха.

"Они, безусловно, неравнодушны друг к другу. Милитарист и антимилитарист, хороший экономист и бездарный экономист, проницательность одного и полная неразборчивость в связях другого, великолепная логика и её отсутствие. Да, им есть за что друг друга не любить, и они не любят друг друга, даже ненавидят подчас, но... и тянутся друг к другу. Так бывает. Примеры их притяжения общеизвестны: 1. Вырубалов (Кот) и Литтре (Петух) вместе издавали журнал - международный орган позитивистов. 2. Брагинский (Петух) и Рязанов (Кот) работают вместе всю жизнь. 3. Ильф (Петух) и Петров (Кот) вместе писали, причем гениально".

В самом конце третьего альманаха появилась первая реальная фраза о поиске векторных связей: "Кот поедает Змею, но съедаем Драконом". Всё это под рубрикой "Что не написано к сроку!" Таким образом, пик поисков векторных связей можно датировать концом 1986 - началом 1987 года.

Ошибочные варианты

Одна из удивительных особенностей структурного гороскопа состоит в том, что почти всё его содержимое родилось с первой попытки. Не бывает науки без ошибок и заблуждений, не бывает открытий без синяков и шишек, набитых при прошибании глухих бетонных стен ошибочных вариантов. Видимо, структурный гороскоп - не совсем наука либо наука нового типа, ибо в нем нет предварительных планов и долгих блужданий в поисках путей реализации этих планов.

Подумайте сами: ну какой идиот мог бы спланировать открытие векторного кольца? Это же сумбур вместо музыки! Такое можно открыть либо в состоянии абсолютного восторга, либо в состоянии каталепсии (шутка). Я открыл его, я замкнул его, но менее всего я склонен восторгаться своим научным методом, своим могучим интеллектом и т.д. Более всего я склонен думать, что открытие векторного кольца произошло вопреки могучему интеллекту и благодаря отсутствию научных методов.

Свойство моего интеллекта в тугодумстве, медлительности, может быть, даже нерешительности. Мне легче поверить в чужую идею, чем в свою собственную. Иначе чем ещё объяснить полное отсутствие упоминаний о векторных цепях в трех первых альманахах? Я просто не верил сам себе.

Всё, что связано с векторным кольцом, чрезвычайно мистично. Я точно помню, что пары Кот - Петух и Кот - Дракон были одними из самых последних в цепи, тем не менее в альманахе они появляются первыми. Что это яти? Вряд ли.

Еще более странно, что единственная ошибка в поисках векторного кольца имеет письменное подтверждение. Полиглот Александр, открывший две пары вокруг своего знака (Бык - Тигр - Коза), открыл ещё одну пару: Дракон Кот. Открытие это он сделал наблюдая свою жену (Дракон) во взаимодействии с её матерью (Кот) и многочисленными своими друзьями (все Коты). Окрыленный успехом, он сделал ошибочное открытие (Кот - Змея), в чем длительное время упорствовал, однако не смог меня убедить, потому что вся цепь перед глазами уже сплелась, потому что уже был метод зоологических аналогий.

Но почему, почему всего этого нет в альманахах? Мистика да и только! Мистично всё: мистично открытие, мистично его отражение в архиве, мистично даже само название - векторное кольцо. Оно возникло разом, не имело альтернативы, никогда не отменялось и не заменялось. Главное же, при совершенной непонятности, оно всегда и везде запоминалось людьми с первой же попытки. Не родился ещё человек, который из вороха деталей структурного гороскопа не вытащил бы в первую очередь именно векторное кольцо структуру, найденную в состоянии аффекта.

Однажды в библиотеке имени Ленина я встретил своего поклонника (разумеется он был Крыса). Он тряс мою руку, долго и восторженно говорил о теории и, наконец, спросил, что я делаю в библиотеке. Я, очень гордясь собой, поведал ему, что пишу грандиозный исторический труд об 144-летних имперских циклах ("Поиски империи"). Он страшно расстроился и сказал мне, что всё это ерунда и после открытия векторного кольца ничего более делать не надо, ибо оно объясняет абсолютно всё на свете. Тут уж впору было мне расстроиться. Ну почему мне, такому умному и разумному, открывшему множество симметричных структур, создавшему много ветвистых и мудрых теорий, ставят в заслугу именно векторное кольцо - такое кривое, такое нелепое, такое неподвластное своему первооткрывателю?

Через некоторое время последовало ещё несколько открытий в векторной системе, и я ещё не раз вспомнил своего поклонника-оппонента. В чем-то он был прав. С векторного кольца есть-пошла структурная гороскопщина, а с его полным выводом завершится создание большой теории.

Как бы лично я ни хотел принизить значение векторного кольца, как бы ни хотел я поставить его в строй других (послушных) структур, оно всегда вырывается из строя, всегда вне рамок, и даже уже давно вообще не моя собственность, а некий элемент народного фольклора.

Журналисты своим безошибочным чутьем всегда требуют именно его. Я уже перестал с этим бороться. Нате, ешьте, пишите о нем что хотите, думайте о нем что хотите. Народ, люди! Заберите векторное кольцо себе! Для этого я и пишу эту хронику, для этого вы читаете её.

Первый итог

Итак, Анна И. нашла одну пару (Змея - Коза), переплетчик Юрий (третий друг) нашел две пары (Бык - Собака, Петух - Собака), полиглот Александр нашел три пары (Тигр - Коза, Тигр - Бык, Кот - Дракон). Ровно половина пар вообще найдена мной. Теперь пары, найденные мною: Лошадь - Крыса (начало всему), Лошадь - Кабан (кровавый отыгрыш), Обезьяна - Крыса (поиск спасителя), Змея - Обезьяна (триумф зоологии), Кот - Петух (единство и борьба противоположностей), Кабан - Дракон (звено, замкнувшее кольцо).

Где-то лежит листочек (если не сгнил, не сгорел, не разорван на клочки), на котором я в одночасье закончил эту странную работу одним росчерком пера, соединив Дракона и Кабана. Ни зоологические аналогии, ни личный опыт не могли помочь открыть мне эту пару. Впрочем, один из главных моих жертвенных Кабанов (комендант Володя), разорвав отношения с женой Лошадью, женился на жене Драконе и мог бы подтвердить правильность гипотезы, однако в 1987 году брак ещё только случился и о его последствиях говорить было рано. Анна К. цвела, была удивительно элегантна, обладала осиной талией и какой-то особенной внутренней нервностью, которая так цепляет темпераментных мужчин. Начала она карьеру жены очень странно (если ничего не знать о векторном кольце) - работала на двух работах, дабы мужу... Впрочем, не будем забегать вперед, этому браку будет посвящен отдельный раздел в третьей части.

Замкнув кольцо, я мог вдоволь любоваться им, вскакивать по ночам, дабы примерить очередную симметрию, попробовать очередной ключик к откопанному сундуку с сокровищами. С этой кривулей мне предстояло сосуществовать долгие годы в узком пространстве из двенадцати знаков, и шесть идеально прямых и симметричных структур, найденных позже, не смогли выпрямить пространство, скрученное в тугой узел векторным кольцом.

Может быть, отсутствие векторного кольца в первых альманахах объяснялось ещё и тем, что за такую кривизну было то ли стыдно, то ли неловко. В дальнейшем мне приходилось рассказывать о кольце астрологам, людям повидавшим всяких загогулин, но и они были поражены его асимметрией. Две пары - в полной оппозиции (Крыса - Лошадь и Петух - Кот). Трижды векторные пары образовывают соседи (Кот - Дракон, Петух - Собака и Бык Тигр), хотя надо сказать, что математически эти пары неравнозначны: в двух парах хозяин бежит впереди слуги, а в одной - слуга впереди хозяина. В частичной оппозиции (романтической) находятся Коза и Змея, первый знак идет через два года после второго. В рамках трехгодичной симметрии (социальная структура) остаются две пары (Собака - Бык, Змея - Обезьяна), математически эти пары идентичны. На пять лет различаются ещё три пары (Лошадь - Кабан, Кабан - Дракон и Тигр - Коза), математически все три перехода идентичны. Наконец, в полном одиночестве находится пара Крыса - Обезьяна, у неё нет аналогов (разница в четыре года).

Если бы векторное кольцо было просто правдой, а не страшной правдой, то в него бы не поверил никто и никогда, настолько оно ни на что не похоже. Но даже после того, как я многолетней своей работой, работой моих помощников, работой десятков и сотен сочувствующих многократно доказал реальность векторного кольца, я по-прежнему обеспокоен отсутствием математического вывода этого монстра среди структур, по-прежнему мечтаю о том мгновении, когда пойму замысел СОЗДАТЕЛЯ векторного кольца.

От альманаха к архиву

Три тома альманаха так или иначе связаны с годом Тигра, когда сложился мощный коллектив единомышленников численностью до шести человек. Однако год Кота начал разрушать этот могучий коллектив. Началось с того, что шахматист Сергей опубликовал в журнале "64" малюсенькую заметку о Котах-шахматистах. Случилось это в год Тигра, может, ничего бы и не было, но в год Кота просто взрывается тяга к публичности, преодолевая страхи перед КГБ, КПСС и прочими детскими страшилками. Деятельность по изданию альманаха сворачивается мгновенно, все силы идут на сочинение статей, писем, каких-то заявок, одним словом, идет поиск путей легализации ещё не родившейся системы.

Удивительно, как между последним альманахом и первым томом архива умудрилось уместиться всё векторное кольцо! Если в альманахе ещё нет и намека на кольцо, то с первых же слов первого тома архива речь сразу же о нем проклятом.

Письмо Натану Эйдельману написано, судя по всему, осенью 1987 года. Речь идет о дате рождения Грибоедова. Предлагались на выбор годы Быка, Тигра, Кота. Наконец Эйдельман предложил год Собаки.

Я, представившись руководителем некоего мифического Бюро биографических уточнений, выкладывал Эйдельману букет неоспоримых доказательств того, что Грибоедов именно Собака, что, собственно, и раскопал мой адресат. Все доказательства - это цитаты статьи Эйдельмана в "Дружбе народов" № 10 за 1987 год.

Итак, Грибоедов (предположительно - Собака) и генерал Ермолов (Петух). "Кажется, он меня полюбил, - пишет Грибоедов, но прибавляет: - Впрочем, в этих трехзвездных особах нетрудно ошибиться". Грибоедов явно волнуется, а казалось бы, с чего? "...Упрям, как камень, и ему невозможно вложить какую-нибудь идею. Он хочет, чтобы всё происходило от него и чтобы окружающие его подчинялись ему безусловно". Да мало ли чего хочет Петух! Да, Петух деятелен, талантлив, особенно в военном деле (от Суворова до Фрунзе), но истинной воли у него нет, как нет и самостоятельной идеологической линии. Только слуге (Собаке) он мог показаться камнем... "Что это за славный человек! Мало того, что умен, нынче все умны, но совершенно по-русски на всё годен, не на одни великие дела, не на одни мелочи, заметь это. Притом тьма красноречия, а не нынешнее отрывчатое, несвязное, наполеоновское риторство; его слова хоть сейчас положить на бумагу". Далее Грибоедов приходит к выводу, что Ермолов - один из умнейших людей в России. Кстати, о Наполеоне (Бык): так пренебрежительно о нем может говорить только хозяин (Собака - хозяин Быка).

А вот Ермолов не слишком ценит Грибоедова: "Грибоедов столь же неспособен к делам, как и Державин". Тут налицо явная хозяйская недооценка слуги. Жизнь потом доказала неправоту Ермолова. А пока Грибоедов признаётся, что навязывается в друзья Ермолову против его воли.

"...Он умнее и своеобычнее, чем когда-либо. Удовольствие быть с ним покупаю смертельной скукою во время виста, уйти некуда, все стеснены в одной комнате... разговорчив, оригинален и необыкновенно приятен... окружен глупцами и не глупеет". Ну и достоинства: картежник, болтун и не прочь общаться с глупцами! И кто находит эти достоинства - умнейший человек века! Это же слепота.

В обратную сторону - ничего похожего. Ермолов посмеивается не только над чиновничьим, но и над литературным талантом Грибоедова, жалуется Пушкину, что у него от чтения Грибоедова "скулы болят". Картина вполне закончена. Слеп хозяин: не видит очевидных достоинств слуги, но слеп и слуга: видит в хозяине только одни достоинства.

История на этом не заканчивается, что-то разрывает магический круг, друзья расстаются. Однако виноват опять Грибоедов, утверждавший, что сам он "вечный злодей Ермолову". Типичная судьба слуги: усердно служит - никто не замечает, взбунтовался - все осуждают. Впрочем, упоминается Денис Давыдов, который заметил, что Грибоедов по отношению к Ермолову играл роль "раба-спутника".

А вот один из спасителей Грибоедова от ермоловского плена - Паскевич (Тигр) демонстрирует пренебрежение к Пушкину, поэту, родившемуся, как известно, в год Козы. Причем реагирует на смерть Пушкина, пренебрегая известным правилом: о мертвых или хорошо, или ничего, и говорит, что "человек он был дурной".

Продолжение письма

Удивительно чт`о сотворил с векторным кольцом 1987 год! Удастся ли такое же, но на новом витке - в 1999 году? Я-то верю, что главное в открытии кольца сделал год Тигра. Но как тонка и незаметна его роль. А вот Кот всё развернул в широчайшее полотно, не стесняясь и не скромничая. Фактически то, что написано в письме Эйдельману, - это уже законченное пространство. Ничего не буду менять, перепишу кусок из письма, благо писал его я сам.

"...Максимально сильно закон проявляется в браке. Особенно если хозяин жена, а не муж, и если хозяин достаточно молод и не умудрен опытом сдерживания своих желаний. Брак хозяина со слугой не уподобляется маятнику, когда успех сопутствует попеременно каждой из сторон. Он подобен неотвратимо наезжающему паровозу. Шаг за шагом хозяин отвоевывает всё новые льготы и продвигается от былой любви к пренебрежению супругом и окончательному хамству. Слуга же, наоборот, всё более обожает хозяина, готов на любые уступки и постепенно как личность деградирует. Впрочем, не все смиряются со своей деградацией и, дождавшись ослабления контроля хозяина, убегают от него. Убежав, сразу же сменяют обожание на ненависть, осознав, как низко пали они в своем услужении.

Наиболее трагическая ситуация в таком браке: он - Лошадь, она - Крыса. Шопен - Жорж Санд, Алексей Николаевич Толстой - Толстая-Крандиевская, Илья Глазунов - Глазунова. Не избежали встреч с женщинами Крысами ни Куприн, ни Бунин, ни Рембрандт...

Настоящая мужская дружба, как правило, также рождается в векторной паре. В ней трагический исход исключен, но многие признаки сохраняются. Этих признаков достаточно для точного определения знака. Кстати, литературные соавторы - сплошь и рядом хозяева и слуги. Ильф (Петух) Петров (Кот), тот же Петров (Кот) и Мунблит (Дракон), Брагинский (Петух) и Рязанов (Кот), фантасты Лукодьянов (Бык) и Войскунский (Собака), Парнов (Кабан) и Емцев (Лошадь), Зубков (Кабан) и Муслин (Лошадь).

Чрезвычайно часто гороскопический хозяин - это ученик своего верного слуги (последователь, наследник идеи). Почти каждый писатель водил малообъяснимую дружбу со своим векторным хозяином. Странно и неприятно читать воспоминания Вильмонта (Бык) о том, как лез к нему с поцелуями великий Пастернак (Тигр)".

Удивительный текст: Он свидетельствует о полностью сформировавшемся векторном мировоззрении. Никакого промежуточного состояния. От полного отсутствия в третьем альманахе до полного присутствия в первом томе архива. Такова роль 1987 года в истории структурного гороскопа.

Развивая успех, в самом конце года Кота в поисках новых форм я создал типичное завершающее произведение, не открывшее, а закрывшее сказочную ветвь структурного гороскопа. Планируемая с тех лет книга "Сказки структурного леса" так и не написана, да, видимо, не скоро написана будет.

Сказка для года Дракона

Поселились в зоологическом саду восточного календаря одиннадцать зверей: бык, тигр, лошадь, обезьяна, кабан, собака, коза, кот, змея, петух и крыса. Только успели свои клетки осмотреть, а уже пора идти на организационное собрание. Повестка собрания известна: "выбор старшего зверя".

Собрались звери вокруг председательского кресла, как и было назначено. Кто на дереве висит, кто на земле разлегся. Крыса на лошадь забралась, чтобы лучше видеть, тигр спрятался в чаще, чтобы его не видно было. Собака беспокойно бегает по поляне, змея заснула.

Пришло время открывать собрание. Все разом заголосили, у каждого свое предложение. Только кабан молчит, ему слово и предоставили, чтобы никто не обиделся.

- Ну конечно лошадь, - сказал кабан, - и думать нечего! Она самая целеустремленная, самая добрая и заботливая. Будет лошадь главной, будет всего у нас много. Энергии у неё невпроворот, душа широкая и прекрасные организаторские способности.

Большинство зверей согласно закивали мордами, явно одобряя выбор кабана, и лошадь, горячась и пофыркивая, двинулась к креслу. Но то ли кресло ей показалось мал`о, то ли почудилось что, только, не дойдя до кресла, она сама взяла слово:

- Организую я вам всё в лучшем виде, тут я мастер. Так что выбирайте меня заместителем по организационной работе. А главным зверем должна быть крыса. Вот уж у кого воистину широкая душа! Работа - это вещь неизбежная и сама собой проистекающая. Главным же является вопрос любви и дружбы, а в любви и дружбе только для крысы ничего невозможного нет. Кроме того, крысы вездесущи, а для власти это существенно. Выбирайте крысу!

Лошадь опустила морду, по её гриве осторожно спустилась крыса и прыгнула в кресло. Лошадь, любуясь маленьким зверьком, закончила свою речь:

- Она лучшая из нас, только в ней природа гармонична, она одна понимает толк в жизни... И внешне чистый ангел.

Многие звери даже взвыли от лошадиного предложения. Погорячилась лошадь, не подумала. Теперь остается ждать, что скажет крыса. Крыса облазила всё кресло, не нашла в нем ничего интересного и спрыгнула на землю.

- Не буду я начальником. Всё это бред сивой кобылы. Но совет вам дам: обезьяну выбирайте. Взгляните на кресло - его размер, его форма... Кому из вас это подойдет? Только ей, обезьяне. А потому прекращайте спор, отдайте кресло под указанные чресла.

Обезьяна спустилась с дерева на кресло как на гимнастический снаряд, и все звери убедились, что кресло действительно создано для нее. Она делала стойки, кульбиты, сальто, прыжки, ко всеобщему ужасу, даже оторвала кресло от земли и подняла вверх. Ужас был столь силен, что звери разом взвыли, взревели, затряслись. Земля заходила под копытами. С трясущегося дерева неожиданно свалилась змея, да так ловко, что угодила прямо на кресло. Увидев змею, обезьяна сразу же опустила кресло, погасла, ссутулилась и, глядя куда-то вдаль, отрешенно промолвила:

- Не гожусь я в главные, не хватает мне выдержки и рассудительности. Пусть змея командует. Править должны мудрые, ядовитые и холодные. А я что одна суета.

Свернулась змея в клубок, греется, ничего не торопится сказать. Но в молчании чувствуется, что подвешен у неё язык хорошо. А уж стала говорить заслушаешься. Все регламенты превысила, всех зацепила, всем по порции яда досталось. Только набежало тут облачко, повеяло прохладой, стала змея засыпать, замутились её глаза, задрожал хвост, речь стала тягучей и медленной.

- Не верю я в вас и командовать вами не стану, каждый из вас по-своему обезьяна. А править вами лучше козе - только у неё поровну всего: света и тьмы, жара и холода, добра и зла.

Сказал всё это гад и уполз, еле увернувшись от козьего копыта. Коза, совсем не глядя себе под копыта, в два прыжка подскочила к креслу, легко вспрыгнула на спинку, ловко балансируя на вершине власти. Звери так и ахнули. Неизвестно, что это будет за правитель, но грация совершенно царская. Увы, на этом история не кончается. В джунглях случайно зевнул тигр, и коза сразу соскочила с кресла. Оскальзываясь и спотыкаясь, она попятилась к кустам.

- Ну вас всех! Сказано было вам: тигр - царь зверей. Вот и пусть выходит, нечего ему прятаться, - сказала коза и исчезла.

Тигр из чащи выходить отказался, но порекомендовал быка. Бык выскочил на арену, но не один, а в сопровождении собаки, которая подняла страшный лай, не прекратив его и после ухода быка. Угомонилась она лишь согнав с ветвей предводителя птичьего племени. То ли орел это был, то ли павлин, а может, просто петух - неважно. Распустив свой хвост, пощелкивая клювом, предводитель, глядя на убегающую трусливо собаку, заявил, что готов в честном бою сразиться со всяким, кто претендует на кресло. Драться с ним было действительно невозможно, он контролировал воздух, а звери - только землю. Персонажи подходили к концу, было ясно, что к концу подходит и вся история.

Впрочем, нашелся ещё один зверь, который предложил искать главного совсем по другой схеме.

- Зачем нам драться? Если мы выберем главного бойца, то его власть будет властью силы. Не лучше ли выбрать самого симпатичного и обаятельного, тогда его власть будет властью мира, добра и красоты, спасающей мир?

С этими словами на арене появился кот и сделал несколько элегантных движений.

Все были так измотаны долгими выборами, а кот был действительно красив и ласков, и голос его был таким завораживающим, что до единогласного голосования оставалось буквально мгновение. Но тут наступила настоящая развязка. Что-то изменилось в освещении, пошли блики, всполохи, над поляной завис неопознанный летающий объект. Все сразу забыли про кота, увлеченные небывалым зрелищем. На борту аппарата красовалась надпись "Дракон". Впрочем, звери были неграмотны и прочитать надпись смог лишь единственный грамотей среди всех - кабан. Что означала надпись, кабан не стал объяснять зверям, он зашел внутрь, и когда вышел обратно, морда его была печальна. Корабль тут же улетел, а история с выборами вошла в круг времени, и конца ей не видно...

Идем дальше

Концовку сказки я чуть-чуть сократил и изменил, но суть её осталась прежней: знаки ходят по кругу, уступая друг другу власть, уступают вопреки инстинкту власти, повинуясь закону то ли любви, то ли острой недостаточности чего-то.

Кабан умеет видеть будущее, но не может понять его так, как может лошадь. Лошадь стремится к гармонии, но не может достичь того, что с рождения присуще Крысе. Крыса достигает в любви вершины, но ей не хватает воображения Обезьяны, дабы пройти в любви все стадии. Обезьяна стремится уйти от суеты и достичь глубин жизненной философии, но куда ей до Змеи, которая всегда на грани жизни и смерти. Змея ищет совершенства в добре, но ей не дано рыдать так искренне, как Козе. Коза, напротив, хочет быть самой сильной и внушительной, примером в этом выбирая Тигра. Тигр - это сила, оплаченная жизнью, сметающий всё на своем пути. У Быка же этот напор от природы. Зато Быку не хватает собачьей смелости. А Собаке не хватает петушиной логики. Петуху - кошачьего самообладания, удачливости и разумности. Кот жаждет стать самым великим романтиком и мечтателем, но недотягивает до Дракона. Дракон жаждет мистического проникновения сквозь толщу времен, но никогда в этом деле не сравнится с Кабаном.

А посему продолжим листать пожелтевшие страницы архива. Докладные записки, заявки, письма, прочие следы бурной деятельности... Разгребаю мемуарные завалы. В них меня интересуют не только знаковые, но и векторные перлы. Одним из первых на стол легла книга И.Эренбурга "Люди, годы, жизнь".

Надя Львова (Кот) начала писать стихи в 1910 году. Познакомилась с Брюсовым (Петух). Произошла любовь. Ему было 40, ей - 18. Он писал, что немолод. Она писала, что от раскаяния ей стало холодно. В 1913 году она застрелилась. Брюсов написал Эренбургу (Кот) письмо. Эренбурга удивило, что знаменитый поэт, к которому он относился как к мэтру, вздумал объясниться с ним, - это осталось загадкой. Эренбург пытался стать холодным, рассудительным, подражать Брюсову. Но от таких стихов самому становилось скучно. Брюсов же писал Эренбургу: "Я искренне люблю Вас, то есть как поэта, ибо как человека не знаю. Это, однако, не значит, что я люблю Ваши стихи. Напротив. Говорю это откровенно по тому самому, что люблю в Вас поэта..."

От таких фраз бросало в холод. Выходило, что векторное воздействие идет не только при прямом контакте, но и на расстоянии, через стихи... А может, и через музыку, живопись, кино?

Эренбург пишет о встрече с Аполлинером (Дракон): "Легко догадаться, как я волновался. Я ничего не мог выговорить и даже не следил за беседой, а на Аполлинера глядел, видимо, с таким восхищением, что он, смеясь, сказал: "Я не красивая девушка, а мужчина средних лет". Это обычная для векторной практики информация. А вот необычная: в саду у Пикассо стояла бронзовая коза. Значит, векторное кольцо переносимо и на отношение человека к животным. Диапазон векторного вихря явно расширялся.

Еще одна оценка Эренбургом своего хозяина - Андрея Белого (Дракона): "Андрей Белый казался призраком. Он не сидел на стуле, как все, а приподымался; казалось, ещё минута - и он превратится в облако; говорил он не с собеседником, а с воображаемым обитателем воображаемой планеты. Он восхищал меня, но я думал: тебе хорошо, ты и не сидишь на стуле, ты взлетаешь, а я не умею ни развоплощаться, ни испаряться, ни вещать..."

"Мандельштам (Кот) любил образ петуха, который разрывает своим пением ночь у стен Акрополя; и сам он, когда запевал баском свои торжественные оды, походил на молоденького петушка..." Интересный поворот, не правда ли? Как тут не вспомнить Михаила Булгакова (Кот), который, хоть и воспевал котов и кошачье-дьявольскую темень, но однажды все же воскликнул: "Слава петуху!" Так постепенно сплеталась не бытовая, а уж интеллектуальная вязь векторного кольца.

На протяжении всей книги Эренбург восхваляет драконью поэзию. Дракон центральный знак в поэзии: Аполлинер, Цветаева, Блок - нет ничего удивительного в преклонении перед их стихами. Однако ввязавшись в векторную игру, я уже автоматически отмечаю всё, что лежит в кольце. И вдруг где-то выплывет аномальность, странность, сверхъестественность... Вот и Осип Мандельштам, критиковавший всех и вся, оказывается, Белого почитал и любил, писал с нежностью о Блоке (Дракон). Больной, у лагерного костра он читал сонеты Петрарки (Дракон). Есть, конечно, в поисках вездесущности векторного кольца некое подыгрывание и так мощной силе.

А вот и долгожданный векторный конфликт: Мейерхольд (Собака) подозревал добрейшего и чистейшего Таирова (Петух) в стремлении уничтожить его любыми средствами. Ну и конечно же Есенин (Коза) с Маяковским (Змея). "Есенин обрушился на Маяковского: "Он же поэт для чего-то, а я поэт отчего-то". Маяковский подчинял свои настроения идее, а Есенин писал, как ему в ту минуту хотелось".

Год Дракона

Идет год Дракона, в котором структурный гороскоп обрел плоть и кровь. Имея уже так называемую идеологическую структуру и векторное кольцо, я открываю (уже в полном одиночестве) психологическую структуру. В начале года Дракона (1988) происходит нечто совершенно непредвиденное - рождается из ничего, без всякого плана возрастной гороскоп, возрастная теория. К концу года появится ещё структура социальной ориентации. Тем не менее первая любовь не ржавеет, векторное кольцо по-прежнему под прицелом.

Революционные мелочи: во время похорон Ларина (Лошадь) Луначарский (Кабан) сказал, что "прекрасные ларинские глаза, казалось, и во тьме светятся". Ленин (Лошадь) о Бухарине (Крыса): "Золотое дитя революции". Бухарин по смерти Ленина рыдал, как женщина. (А что в этом странного?) Перед арестом все последние дни Бухарин перечитывал письма Ленина.

Вступаю в переписку с "Огоньком". Там в одной из статей описывается конфликт Берии (Кабан) с Капицей (Лошадь). С одной стороны, пишется, что Берия возненавидел Капицу на всю жизнь. С другой стороны, мы все знаем, что делал Берия с теми, кого ненавидел. С третьей стороны, Капица не только остался жив, но и позволял себе отказываться работать под началом Берии и даже повышать на него голос. В статье всё объяснили международным авторитетом Капицы. Может быть, оно и так. Тут же совершенно аналогичная история с Берией и Довженко (Лошадь). В любом случае открытую неприязнь к Берии позволяли себе проявлять в те годы не многие. Вот слова Александра Довженко: "Вспоминаю дьявольскую рожу, которую скорчил Берия, когда привезли меня к Сталину на суровый страшный суд... Вытаращив на меня глаза, как фальшивый плохой актер, он (Берия) грубо гаркнул на меня на заседании Политбюро (в начале 1944 года): - Будем вправлять мозги!"

Одной строкой: Рузвельт (Лошадь) - Литвинов (Крыса), Брежнев (Лошадь) - Кунаев (Крыса), Наполеон (Бык) дарит мальтийский орден Павлу I (Собака). Эльза Триоле (Обезьяна) и Маяковский (Змея), Роберт Кеннеди (Бык) и Мэрилин Монро (Тигр), Балаян (Змея) - Янковский (Обезьяна), одна Аринбасарова (Собака) против А.Михалкова-Кончаловского и Бейшеналиева (оба - Быки).

Все эти строчки могли бы при желании превратиться в главы увлекательнейшего чтива с морем загадок, парадоксов, аномалий. Как знать, может быть, ещё дойдут руки и до этого? А может быть, всё это раскрутят мои последователи? Эй, последователи! Не хватит ли просто восторгаться? Не пора ли браться за дело?

Неожиданный поворот - появляются некие символы векторного кольца: символ отеческого отношения Змеи к Обезьяне - теория Дарвина; символ унижающей жалости Крысы к Лошади - "Холстомер" Л.Толстого; символ преклонения Кабана перед Лошадью - "Конек-Горбунок" П.Ершова; символ пренебрежительного отношения Петуха к Собаке - эксперименты академика Павлова ("Собака Павлова"); символ преклонения Быка перед Собакой мультфильм "Пес в сапогах" Гамбурга; символ презрения Быка к Тигру "Маугли" Киплинга.

На этом кончается третий том архива, закончим и мы этот раздел.

Идет кристаллизация (кино)

Постепенно темы откристаллизовываются, становятся стройнее. Пусть 1988 год принес всего две публикации, которые можно считать случайными, было ясно, что большой перелом уже произошел, теория уже состоялась, материалы убедительны, сногсшибательны, добротны и бастионы совдеповской журналистики вот-вот падут.

Как и положено мистическому году, многие темы попали в кольцо времени и выпали из системы прогресса. Капитальные, как казалось, разработки по мультипликации, полководцам, классической музыке, кино Обезьян, кино Котов и т.д. так и остались без достойных публикаций. А чего стоит задуманная эпопея по литературе Драконов! Тем не менее гигантского размера достигает возрастная теория, очень мощно шагает тема женской власти. Начинаю прощупывать почву для раскрытия брачной системы. Временно становится не до векторного кольца. Четвертый и пятый тома ни разу даже не вспоминают о векторном кольце. Лишь в шестом томе на новом уровне всплывает знакомая тема.

Кино - это вместилище иллюзий, это нематериальное вещество, искусство, в котором лишь воображение материально. Что мог значить в этом мире один из самых жестких материальных законов, такой как закон векторного кольца? Оказалось же, что всё наоборот. Кино - это концентрат энергии, потенциально более мощный, чем книга (сравнима с кино лишь музыка). Кино ориентировано на массовое восприятие, причем синхронное, когда один фильм смотрит сразу вся страна, смотрит, обсуждает, забирает в свой лексикон полюбившиеся словечки, выражения. Для создания такого энергетического концентрата все средства хороши, в том числе векторные взаимодействия, при которых выделяется бешеная энергия.

Одним из таких энергетических шедевров стал фильм Никиты Михалкова "Неоконченная пьеса для механического пианино". В этом фильме все артисты подобраны идеально точно по векторному кольцу. Как смог режиссер, пусть даже очень талантливый, дойти до этого? Не сразу. Наблюдая примерно одну и ту же группу артистов, он ловил векторные искры, пытался понять их происхождение, выяснить признаки их приближения и т.д. Впрочем, чего тут гадать? Бог даст, ещё поговорю об этом с самим Михалковым. А пока только факты.

В фильме "Свой среди чужих, чужой среди своих" Михалков ещё только нащупывает кольцо. Ярче других заявлена пара Богатырёв - Шакуров (Кабан Дракон). Герой Шакурова обвиняет, бьется в истерике, гладит стекло, за которым герой Богатырёва. Все это очень векторно, но ещё без понимания смысла, без точной связи со смыслом фильма. Пара Богатырёв - Калягин (Кабан - Лошадь) не работает совсем. Даже удар, который якобы наносит Богатырёв, остался за кадром. Пара Пороховщиков - Шакуров (Дракон - Кот) почти незадействована, разве что эпизод со счетами. Единственная работающая пара в фильме - это то, что наиболее точно поймано режиссером: Михалков Кайдановский (Петух - Собака). Тут блеск и мощь эмоционального взрыва, хотя в основном кольцо крутится в обратную сторону (это нестрашно), герой Михалкова - "пакостник", а герой Кайдановского - почти "хороший".

Для первого опыта всё это совсем неплохо, однако нет главного условия векторного кино - главенства психологии над визуальными эффектами (погони, драки, операторские штучки). К тому же в фильме нет женщин, а без женщин половина векторного эффекта пропадает.

По крайней мере, второй недостаток в следующем фильме был устранен. Появляется блистательная Соловей (Кабан) - снимается "Раба любви". Возглавляет векторные завязки вышедший из тени Калягин (Лошадь). Он режиссер "фильмы" и может беззастенчиво управлять бестолковым сценаристом, который "всё гениально переписывает", - Пастухов (Кабан), а также покровительствовать героине Соловей.

Другой векторный остров еле живет, на одного Собаку (Басилашвили) два Петуха (Михалков и Стеблов). Один из вариантов не работает совсем (не сталкиваются в кино), второй работает, но еле заметен.

Совершенно одинок в фильме Нахапетов (Обезьяна), его диалоги с Соловей - это разговоры глухонемых, двух одиноких людей, замкнутых в своем внутреннем мире. Наверное, именно таким и был замысел режиссера, но зрителю от этого не легче, он хотел страстей и не получил их.

Однако всё оправдает следующий фильм, в котором все предыдущие достижения (такие крошечные) вдруг вырастают до гигантского, грандиозного масштаба. Непостижимо, что такой фильм снимает 31-летний режиссер.

Центральное звено векторного ромба - это четыре Кабана (Табаков, Богатырев, Пастухов, Соловей). Почему именно Кабаны? Кабан - прекраснейший знак для природной, натуральной, но достаточно пустой жизни. Много красивых слов, но никакого реального дела. Одним словом, настоящий дачный знак.

Для управления такой мощной группой Кабанов одной Лошади (Калягин) мало. На помощь приходит Ромашин (естественно, Лошадь). Именно им двоим предназначена роль разоблачителей и укротителей. Они-то точно не пустоплясы, они знают, что делать, а если не знают, то желают узнать.

Петрик (Ромашин) в основном сосредоточен на Шербуке (Табаков). Снисходительно простив Шнрбуку несколько бестактностей (заманивание), Петрин устраивает за ужином сокрушительный разнос. Вместе с Шербуком ошарашены и все остальные Кабаны. Певцам самоценности аристократизма так трудно выстоять против целенаправленности и упорства рабочей лошадки.

Впрочем, ударная доля обличительной атаки исходит от Калягина (Платонова). Пастухова (Глагольева) он буквально растворяет в кислоте презрения и безразличия, Богатырёва (Войницева) неоднократно высмеивает, сравнивает с колоколом, в который звонит кто попало, без всякого смущения уничтожает его в глазах молодой жены. В конце концов попросту уводит жену. Ну и, наконец, сама Софья Егоровна (Соловей). С ней Калягин творит что-то запредельное. То уводит в воспоминания, то осмеивает, то целует, то отвергает. Всё это на грани реальности и фарса, сыграть всё это так, чтобы осталась полная уверенность истины без ноты фальши, может лишь векторное кольцо.

Итак: победа социального лошадиного темперамента над кабаньим пустопорожним жизнелюбием? Нет и ещё раз нет. Оба наши разоблачителя находятся под бдительным присмотром хозяйки всего этого бала - Войницевой. Ее играет Шуранова, родившаяся в год Крысы. Ее героиня не пускается в абстрактные дискуссии, не поддерживает разговоров о высоком. Ее цели просты и естественны, позиция беспроигрышна. Ромашин сдается ей без боя, по определению, Калягин пытается сопротивляться, но без особых шансов на успех. Она побеждает в сцене объяснений на качелях, она празднует триумф в сцене с поцелуем, да и в концовке её прогноз на будущее хоть и циничен, но не лишен реализма. Так у кабаньего тела в фильме оказывается лошадиная голова с крысиным носом.

Однако есть у кабаньего тела ещё и длинный хвост. Слугой Кабана остается Дракон. В фильме этот знак представляет Евгения Глушенко (Сашенька Платонова). Самая милая, самая безобидная, её не смущает пустота кабанье-дачного существования, напротив, она восхищена затейливостью и шиком кабаньего племени, она ни с кем не воюет, она всеми восхищается. Герои Богатырёва и Соловей поднимаются ею очень высоко (в этой паре знаков не до конфликтов - сплошное милование).

Хвост идет дальше. Выясняется, что безобидный (для Кабанов) Дракон может быть достаточно грозным надзирателем для Кота. Котом является Кадочников, играющий Трилецкого. Он выпивает и спит в кресле, время от времени начиная храпеть. Деликатной Сашеньке это не нравится, она стыдит отца. Защитить старика может лишь сын, которого играет Михалков. Михалков родился в год Петуха, а Петух - слуга Кота. Все эпизоды, разыгрываемые в хвосте векторного монстра, проходные, но в этом фильме нет ничего лишнего, и каждый эпизод помогает в создании единого векторного пространства.

Единственным человеком, не вовлеченным в векторную круговерть, остается Яков (Никоненко). Но ведь и это оправдано: Якову нет дела до господ, господам нет дела до Якова. Абсолютное одиночество на шумном балу.

Уникальный фильм! Второго такого векторного шедевра, может быть, и во всём мировом кино нет.

В дальнейшем Михалков отказывается от векторных достижений. В "Нескольких днях из жизни И.И.Обломова" к огромному кабаньему телу (Табаков, Богатырёв, Пастухов, Соловей, Авангард Леонтьев) приделана маленькая, старенькая, ворчливая лошадиная голова (Попов), которой хватает на замечания одному лишь Обломову. В остальном Кабаны предоставлены самим себе, крутят между собой треугольник, что окончательно закрепляет торжество сонного царства. Задача фильма безусловно решена, автор празднует победу, но немножко грустно, что нет былых страстей, и немножко скучно...

Седьмой том архива

Начиная с седьмого тома архива в основном идут черновики к тем текстам, что уже выходят из печати. Всё реже и реже встречаются собрания цитат, выписки из статей, та руда, из которой выплавляется металл статей и книг.

Тем не менее при желании можно вылавливать векторные крохи и в посторонних текстах. Так, к примеру, "талантливым пустоплясом" называл Набокова (Кабан) Куприн (Лошадь). Бунин (Лошадь) обнаруживал в Набокове "блеск, сверкание и отсутствие полное души". Впрочем, не только Лошади видели набоковскую пустоту. Борис Зайцев родился в год Змеи, но тем не менее писал о Набокове, что тот "больших размеров бесплодная смоковница".

А вот восторг пред хозяином: Бальмонт (Кот) пишет о Фете (Дракон): "Фет всю долгую жизнь провел влюбленным юношей и не знал, что значит безобразная старость, - заревой свирельник никогда не терял связи с числами неба, пред ним была раскрыта верховная огненная книга... не покидали его эти алмазные калифы, внушали ему, чтобы дух его, летал струнным звуком над беззвучьем, бабочкой над цветами, однодневкой над земными днями..." Ничего особенного, просто оценка одним поэтом другого. Однако интерес есть и в таких оценках, ибо показывает ту ось, по которой Кот стремится пройти к своему идеалу - Дракону.

Для равновесия - слова хозяина о слуге. Паустовский (Дракон) об авторе "Дикой собаки Динго" Фраермане (Кот): "Фраерман был гораздо больше похож на поэта, чем на журналиста. Он смеялся так искренне и простодушно, что постепенно развеселил всех... Мы быстро сдружились. Да и трудно было не подружиться с ним - человеком открытой души, готовым пожертвовать всем ради дружбы. Ночи напролет читал стихи. Он не столько прозаик, сколько поэт".

Одной строкой: А.Грин (Дракон) очень ценил Мериме (Кабан) и считал его "Кармен" одной из лучших книг в мировой литературе. А.Блок (Дракон) о Ф.Сологубе (Кабан): "Явление громадной цельности".

Пара режиссеров - Алов и Наумов (Кабан и Кот) - неизбежно должны были экранизировать Дракона. И действительно экранизировали Н.Островского ("Как закалялась сталь"). Басов (Кабан) экранизирует А.Гайдара и К.Федина (Драконы), Пристли (Лошадь). Баталов (Дракон) экранизирует Олешу (Кабан) "Три толстяка". Бондарчук (Обезьяна) мечется между Л.Толстым (Крыса) и Шолоховым (Змея). Группа Крыс (Кулиджанов, Лотяну) экранизирует Чехова, его же экранизируют Змеи (Балаян, Хейфиц). Впрочем, значение векторного кольца в вопросах экранизации достаточно невелико. Гораздо чаще выбор идет по идеологической структуре, внутри так называемых тригонов.

К списку былых соавторов - Ильф (Петух) и Петров (Кот) - добавляются новые: Пьер Сувестр (Собака) и Марсель Аллен (Петух), создавшие "Фантомаса", Геннадий Казанский (Собака) и Владимир Чеботарёв (Петух), снявшие "Человека-амфибию". Ну и конечно же титанический дуэт, вошедший в память потомков как нечто неразрывное: Станиславский и Немирович-Данченко (Кабан и Лошадь).

Тут же впервые высказывается гипотеза о существовании политических векторных дуэтов.

Идет 1989 год. Историческая тема затмевает всё, гороскоп как таковой уходит на время в тень. Одно лишь векторное кольцо иногда прорывается сквозь нагромождения исторических обстоятельств. Например, фактический руководитель правительства при Елизавете Петровне (Бык) - Петр Иванович Шувалов (Тигр), по словам историка Платонова, "лицемерный и умевший примениться ко всем обстоятельствам, являлся страшным для всех человеком и по своему влиянию, и по своей мстительности. Один только Алексей Разумовский, говорят, безбоязненно и безнаказанно бивал его иногда батожьем под веселую руку на охоте". Разумовский, разумеется, родился в год Быка.

Таким образом, хроника векторного кольца в 1989 году еле теплится, все силы брошены на проталкивание историческо-ритмической темы, что в общем-то понятно. Наконец я пробиваюсь в "Советском цирке", в ноябре 1989 года выходит первая цирковая статья ("Ритмы истории"). Но как только приходит год Лошади, я сразу вспоминаю об остальных ветвях структурного гороскопа и начинается создание "Азбуки структурного гороскопа". На букву "А" пойдет "Атрибутика", на "Б" - "Браки", третьей статьей в "Азбуке" планируется "Векторное кольцо".

Ну а пока всё та же история. Екатерина II (Петух) не только не любила своего сына (Павел I - Собака), но даже подозрительно относилась к нему, держала Павла вдали от дел, не допуская его ни к участию в своем совете и в администрации, ни к командованию войсками... Была в обращении с ним небрежна.

Первая публикация

Проходят 1987 и 1988 годы, публикации считанные, никаких упоминаний о векторном кольце. Наконец в малюсенькой заметочке в "Московской правде" от 31 декабря 1989 года упоминается о странных отношениях Лошади с Кабаном и Крысой. Слова "векторное кольцо" ещё не произнесены. Однако в 1990 году у меня уже 24 публикации. Пятой из них была статья в "Советском цирке" под названием "Векторное кольцо" (2 августа).

Вступление к ней было вполне замечательное и показывало, насколько неровно я дышал к своему детищу:

"Планомерно убегая от мистицизма, структурный гороскоп всё-таки столкнулся с ним, когда обнаружил структуру векторных отношений. Так что хотим мы того или нет, но на время придется погрузиться в густые туманы неопределенностей и бессмысленности. Какого жанра заслуживает векторное кольцо? Ни статья, ни книга здесь не будут достаточны. Единственно возможный для него жанр - это энциклопедия, излюбленный жанр эмпириков (говоря эмпирик - подразумеваем мистик, говоря мистик - подразумеваем эмпирик). Эмпирики (чистые, конечно) не верят ни в структурность, ни в образность, ни в формализацию, а привыкли по-простому... перечислять, перещупывать, пересматривать всё подряд, описывая каждый элемент множества отдельно".

Перечитал я это вступление и вспомнил историю появления этой публикации. Заместитель главного редактора откровенно признался мне, что ничего не понял в предложенном тексте, однако дал прочитать редакционным барышням, и они сказали, что это высокий класс. Между прочим, по году рождения заместитель был именно эмпириком (Обезьяна). Так что дело не только в эмпирике, но и в особенной близости векторного кольца именно женскому восприятию. Мужчины как-то в него не слишком верят. Кстати, главным редактором газеты была женщина, и родилась она в год Змеи (с замом у неё была векторная пара). Идем дальше:

"Энциклопедия кольца будет многотомной историей одной-единственной трагедии, в которой всё будет одно и то же, только имя хозяина и слуги будет всё время меняться. Каждый новый том не будет содержать никакой информации, но интерес к кольцу не ослабеет никогда, как не ослабевает интерес ни к одному мистическому явлению - будь то любовь, сновидения, рождение или смерть. Все мистические явления стары как мир, но совершенно неисчерпаемы. На то она, извините, и мистика, чтобы не поддаваться познаванию".

Такой вот прогноз по поводу интереса людей к вектору. Последующие десять лет вполне подтвердили верность этого прогноза, именно кольцо наиболее востребовано читателями. И сейчас слышишь по телефону: "Это вы придумали векторное кольцо?", "Это вы описали векторный брак?"

Во второй главке статьи, якобы теоретической, говорится о пропорциональности векторного воздействия времени общения, о деградации слуги и хамстве хозяина, о том, что векторному кольцу наплевать на знак, оно косит и волевых, и безвольных, и жалостливых, и безжалостных. Ну и конечно же знаменитые слова о пикирующем бомбардировщике. Дался мне этот бомбардировщик. Из-за этого вектора я, ей-богу, стал каким-то шаманом, повторяю одни и те же заклинания.

Третья главка статьи посвящена животным, пропустим её. В четвертой разговор идет о любви: "Любовь мистична, и кольцо мистично. Сочетание двух мистик не могло произойти незаметно, не породив всех остальных мистик вместе взятых, в том числе и смерти. Перечитайте Ивана Бунина "Дело корнета Елагина". Елагин (Бартенев - Лошадь) убивает Сосновскую (Висневская Крыса). Сам Бунин, перечитав через тридцать лет после написания свой рассказ, сделал помету: "Вся эта история - очень противная история!""

Далее рассказывается о том, что именно Полонская (Обезьяна) была последней точкой в жизни Маяковского (Змея). Упоминается смерть Львовой (Кот), любившей Брюсова (Петух). Делается намек на причастность Роберта Кеннеди (Бык) к смерти М.Монро (Тигр).

Однако дальше уже нечто новое. Оказывается, смерть далеко не единственный исход векторного брака. Жили вместе Гумилёв (Собака) с Ахматовой (Бык). Жил двадцать лет со своей Крандиевской (Крыса) Алексей Толстой (Лошадь). Впервые делается вывод о непредсказуемости сценария. От криминала - к тишине, от бешеной страсти до полного отсутствия любви. Таков диапазон векторных сценариев. Так о чем же векторная хроника, господа? Может, закруглиться, пока не поздно? Отвечает на эти вопросы пятая ступень многоступенчатой публикации:

"Кто становится избранником векторного кольца и за какие заслуги? Эти вопросы остаются открытыми. Но не исключено, что та пропасть, в которую падает слуга, соответствовала его затаенным желаниям. Одна из самых известных векторных пар - знаменитый французский писатель Альфред де Мюссе (Лошадь) и не менее знаменитая французская писательница Жорж Санд (Крыса). Истории любви Мюссе и Санд посвящены десятки книг и статей; было время, когда критики и историки литературы делились на "мюссеистов" и "сандистов", и между ними шли ожесточенные споры о том, кто же виноват в бездарном финале этого романа - он или она. Сами участники тоже не остаются в стороне. А.Мюссе пишет "Исповедь сына века", Жорж Санд пишет "Она и Он" (всё это романы, а не газетные заметки), брат Альфреда де Мюссе - Поль де Мюссе пишет роман "Он и Она", Луиза Коле пишет роман "Он". Четыре романа и десятки книг по поводу истории, длившейся всего-то два года".

Далее следует мораль из всего перечисленного. Оказывается, Мюссе во всём винил себя (слуга всё-таки), считал, что всему виной его стремление к губительным страстям, некая болезнь, симптомы которой - "неверие, скука, одиночество". И действительно, векторный брак распространен в спокойные эпохи, когда не хватает событий, не хватает страстей. Как только приходит кризис, концентрация векторных союзов падает, без вектора забот хватает.

Несколько строчек, написанных тогда о Санд и Мюссе, были повторены мной впоследствии многократно на лекциях, радио, телевидении, в интервью, статьях, книгах... Этот пример превратился в заклинание, а сами Санд и Мюссе - в некую векторную икону. Молитесь на них все, кто попал в векторную мясорубку, и тогда подарит вам судьба и страстей в избытке (будет что вспоминать), и быстрое спасение от векторного ужаса.

Далее идет длиннющий список векторных соавторов. В отличие от векторного брака векторное соавторство благословляется. Ведь без него не было бы у нас ни "Двенадцати стульев", ни "Фантомаса", ни "Человека-амфибии"... Приводится, впрочем, и пример из разряда "от любви до ненависти один шаг".

"На основе общей любви к детской литературе длилось сотрудничество и практически соавторство Маршака (Кабан) и Житкова (Лошадь). Их отношения описал Евгений Шварц: "Всюду появлялись они вместе, оба коротенькие, решительные и разительно непохожие друг на друга". Но вот взаимная симпатия сменяется капризами Маршака и обидами Житкова. На окружающих их размолвка произвела ошеломляющее впечатление. Вот слова Шварца: "Их взаимоотношения легко объяснить, если допустить существование черта. Без него события тех дней выглядят просто загадочными. Что им было делить? Зачем расходиться? Зачем поносить друг друга усердно, истово, не сдаваясь ни на какие убеждения?"".

Слава Шварцу! Слава Обезьяне! Слава мистическому эмпиризму! Он один учуял смысл векторных приключений, он один назвал имя врага человеческого как главного организатора векторных коллизий. Разумеется, черт не сам работает, а рассылает каждой векторной паре по чертику.

Один из главных выводов по соавторству состоит в том, что слуга всегда фигура более мощная, чем и компенсируется союз с любимым хозяином. Ильф (Петух) выше Петрова (Кот), а тот в свою очередь выше Мунблита (Дракон), маститый писатель Сувестр (Собака) выше безвестного журналиста Аллена (Петух). То же и в дружбе: Пастернак (Тигр) много выше своего хозяина Вильмонта (Бык), Михаил Булгаков (Кот) много выше своего друга и биографа Попова (Дракон), ставшего прообразом Иванушки Бездомного. То же у Солженицына (Лошадь) с Солоухиным или Астафьевым (оба - Крысы). Впрочем, даже мощный перекос не гарантирует векторной паре стабильности. Разорвался союз Рязанова с Брагинским, разрываются векторные режиссерские дуэты.

Отвлекаюсь на телевизионные новости

Идет 5 февраля 1999 года. Телевизор делает мне замечательный подарок, я прихожу в восторг и спешу поделиться с вами, мои многочисленные (или немногочисленные, но всё равно любимые) читатели.

Но обо всём по порядку. Важнейшим из всех искусств, как известно, является кино. Я фанат кино, причем именно российского (советского). К западному кино (как и восточному) я весьма равнодушен. Точно так же равнодушен я к театру - как мировому, так и нашему. Разуемся, что любовь к кино не могла не подвигнуть меня на создание различных гороскопических теорий кино. Сначала единственным подходом был поиск векторных пар, построение векторных ромбов и т.д. Потом появились другие подходы и теории, в том числе теория открытого кино. Согласно этой теории 12 лет из 36 должно царствовать так называемое народное (оно же открытое кино). Главными создателями такого кино должны быть творцы открытых знаков (Петух, Кот, Крыса, Лошадь).

Особое моё внимание привлекли несколько эталонных фильмов, главным среди которых был фильм "Белое солнце пустыни". Поставил его режиссер Кот, главную роль сыграл актер Лошадь, песню написал поэт Крыса, письма Сухова своей возлюбленной написал Петух, один из сценаристов тоже родился в год Петуха, а вот второй - Ибрагимбеков - родился 5 января 1939 года, недотянув буквально восемь дней до года Кота, оставшись вроде бы как Тигром. Маленькая заноза - ну, подумаешь, Тигр затесался - не давала полного успокоения. Дальше-больше: из одного соавторства (с Петухом Ежовым) Ибрагимбеков переходит в другое (с Петухом - Никитой Михалковым). Тут уже запахло несуразностью.

Что приходит в голову в таких случаях? То, что мама, родив ребенка, скажем, 15 января, из каких-то неведомых соображений попросила в загсе записать его 5 января. Вот тут и приходит 5 февраля, и все каналы телевидения наперебой сообщают, что наборщик киноэнциклопедии просто ошибся и вместо 5 февраля написал 5 января. Какой же это праздник! Рустам Ибрагимбеков родился в год Кота! Праздник продолжился показом различных телеинтервью. Много рассказали про юбиляра. О том, какой он баловень судьбы, насколько он ловок, расслаблен и ненапряжен. Как он любит погулять, поесть, попировать, но при этом, ничего не упуская из прелестей жизни, успевает написать самые лучшие пьесы, лучшие сценарии, ещё что-то снять и т.д.

Особенно же замечательно было смотреть на Никиту Михалкова, который, говоря о Рустаме, просто таял от удовольствия. Рустам написал ему сценарий дипломного фильма, потом "Урга", "Утомленные солнцем", "Сибирский цирюльник". Никита рассказал, как они идут по улице и как они синхронно реагируют на всё, как одновременно кивают, произносят одни и те же слова и т.д. Потом Никита говорил, что никому не простил бы того, что с восторгом прощает Рустаму. Например, тот должен прийти к определенному часу, а вместо этого ложится на диван и засыпает.

Кстати, сценарий величайшего фильма "Белое солнце пустыни", по словам Ибрагимбекова, был написан за двадцать дней, и это был второй сценарий в жизни 31-летнего сценариста. Чтобы два раза лошадей не гонять, нарисую векторную линию упомянутого фильма. В центре Сухов (Кузнецов - Лошадь), его главный оппонент Абдулла (Кавсадзе - Кабан). В бессильной злобе Абдулла убивает Петруху (Годовиков - Дракон), тот в свою очередь, ещё будучи живым, очаровывает Верещагина (Луспекаев - Кот). В стороне от векторных построений лишь Саид (Мишулин - Тигр), что вполне естественно.

Дописываю телевизионное отступление за 9 февраля. Смотрю "Старый телевизор", в нем - Георгий Тараторкин (род. 11.1.1945) - очень важная фигура для уточнения дат. Год Петуха начинается 12 или 13 января, слишком близко к Тараторкину. Тем не менее он явная Обезьяна, и говорит ведущему, что у него с Шурановой (Крыса) "такое было"...

Ну конечно же тут и политика. В ней всё замешано на векторных "яйцах". Павел Гусев (Бык) преследует Березовского (Собака), Артём Боровик (Крыса) преследует бывшего министра Куликова (Обезъяна), прославившегося купанием в бане, Билл Клинтон (Собака) жмет к ногтю Саддама Хусейна (Бык), а в то же время у себя под боком прозевал другого Быка (Монику Левински). Еще больше вариантов векторно-политических альянсов. В том числе достаточно сложный вариант втягивания. Например: если в длительном противостоянии находятся Коза (Ельцин) и Обезьяна (Зюганов), то по закону векторного затягивания обязательно между ними появится Змея, который будет хозяином Обезьяны и слугой Козы. Таким образом был придуман Евгений Примаков, который и есть самая натуральная Змея.

Продолжение первой публикации

Седьмым пунктом статьи идет та самая пресловутая политика.

"В соавторстве кольцо всё-таки благо, а в политике? Можно ли приветствовать политическое соавторство? Есть мнение, что желание окружить себя слугами свидетельствует о слабости политика, а обилие хозяев свидетельство своеволия. И всё-таки необходимо признать, что кольцо в политике - неизбежность. Ведь скорость обмена информацией между слугой и хозяином намного превышает скорость обмена в других парах. Слуга и хозяин не знают барьеров общения, они подобны близким родственникам, давно знающим друг друга. Не миновали кольца ни Ленин, ни Сталин, ни Хрущёв, но особенно отличился последний президент СССР - Горбачёв (Коза). В его ближайшем окружении слуги (Змеи) появлялись в изрядном количестве: Слюньков, Рыжков, Бирюкова, Талызин, Никонов, Медведев и, наконец, Примаков. Все 1929 года рождения.

Очень интересен опыт политико-брачного союза четы Чаушеску (Лошадь и Кабан). Адвокат Теодореску заявил, что они "настолько сочетались, что подобны были двухглавому монстру". Думается, именно этот союз является эталоном для разъяснения дьявольской сущности векторного союза.

Оборотной стороной политического союза является последующее отрезвление и жажда разоблачения былого кумира. Одним из первых разоблачителей Сталина (Кот) был Фёдор Раскольников (Дракон). Разоблачителем маршала Тито (Дракон) стал Милован Джилас (Кабан), который, кстати, признавал, что во время войны его отношения с Тито напоминали отношения между сыном и отцом. Берию, как уже говорилось, пытались разоблачить такие Лошади, как Довженко и Капица, а разоблачил Хрущёв (тоже Лошадь). Возвращаясь в наши времена, мы имеем стремление Коржакова (Тигр) разоблачить Ельцина (Коза). А ведь какие друзья были, водой не разольешь!

Теперь разговор переходит на кино. Часто в кино работают пары, нашедшие друг друга и в реальной жизни, например: Гердт (Дракон) - Гафт (Кабан); Абдулов (3мея) - Янковский (Обезьяна). Но гораздо интереснее искать фильмы, в которых векторные цепи выстраивает режиссер. Марк Захаров, как и Никита Михалков, родился в год Петуха. В кино он много снимал своих любимых театральных артистов, и конечно же его векторная интуиция родилась не на съемочной площадке. Тем не менее честь и хвала пропагандисту векторных страстей. В "Обыкновенном чуде" векторная цепь выстроена идеально, если не по направлению, то по координате. Скажем, принцесса (Симонова - Коза), её главные контакты и конфликты, с одной стороны, с королем (Леонов - Тигр), с другой стороны, с Медведем (Абдулов - Змея). Медведь, соответственно, мечется между принцессой и волшебником-хозяином (Янковский - Обезьяна). У последнего все движения между Медведем и женой (Купченко - Крыса). Вращения кольца нет, но сама схема идеальна, все конфликты прорисованы.

А можно ли для киноактеров допустить векторный брак? Тут ответ не однозначен. С одной стороны, векторный брак всегда опасен, с другой векторные отношения заменяют вдохновение, позволяют чувствовать особенно глубоко и тонко. Для желающих понять эту тему надо изучить брак Лазарева (Тигр) и Немоляевой (Бык), Максимовой (Кот) и Васильева (Дракон). О векторных страстях в фигурном катании поговорим отдельно. К примеру, Пономаренко (Крыса) и Климова (Лошадь). В одном интервью они заявили, что не расстаются 24 часа в сутки, что соответствует одному из самых загадочных и мистических сценариев векторного брака.

В девятом разделе статьи я рассуждаю о смысле векторных взаимодействий. Дело это странное, очень напоминает поиски графом Калиостро формулы любви. Тем не менее говорится о том, что у обычных людей внешняя оболочка биополя настолько упруга, что их взаимодействие всегда идет до определенного предела. При векторном взаимодействии оболочки людей теряют упругость, теряют форму, деформируется всё: личность, здоровье, даже родной гороскопический знак и тот покидает человека, рождаются Козозмеи, Драконокоты, Собакобыки, Быкотигры, Тигрокозы и т.д.

Десятый раздел статьи самый интересный. В нем развивается идея, родившаяся при чтении того самого письма Брюсова к Эренбургу, или противостояния Есенина и Маяковского. Речь о векторном воздействии не человека, а его идей. Поскольку все мы по-своему Лошади (знак России Лошадь), то максимальное воздействие на нас оказывают немногочисленные титанические Крысы России: Петр I, Чайковский, Лев Толстой. Так же естественно, что наиболее сильно их воздействие на тех художников, что родились в год Лошади. Избавиться от образа Петра I было невозможно ни Алексею Толстому, ни Тынянову, ни Пильняку (все - Лошади). Композитор Петров (тоже Лошадь) посвятил Петру I оперу. Герасимов снял о Петре фильм. Тот же Герасимов (он, разумеется, тоже Лошадь) снял также фильм и о Льве Толстом, сам сыграв своего хозяина. Любовь Бунина (Лошадь) к Льву Толстому не знала границ. Причем речь идет именно о прозе яснополянца, самого же Л.Толстого Бунин боялся (он сам как-то сказал это Льву, отвечая на его упрек, почему, мол, не заходишь).

У Пушкина (Коза) в наследниках по векторной линии была почти вся литература XIX века: Гоголь, Достоевский, Некрасов (все - Змеи). Хорошо прописанный конфликт был у него с Кюхельбекером (Змея), знаменитые слова "мне кюхельбекерно и тошно", вызов на дуэль, промах и т.д. А вот типичное высказывание более мелкого Змея - Кукольника: "Пушкин умер... Мне бы радоваться - он был злейший мой враг: сколько незаслуженных оскорблений он мне нанес - и за что? Я никогда не подавал ему ни малейшего повода. Я, напротив, избегал его, как избегаю вообще аристократии, а он непрестанно меня преследовал... Но в сию минуту забываю всё и, как русский, скорблю душевно об утрате столь замечательного таланта". Как беспощадно время! В XX веке такие слова воспринимаются анекдотически: выросший до неба ласковый гигант Пушкин всю жизнь преследует микроскопического Кукольника...

Еще один высокогорный гигант - Михаил Юрьевич Лермонтов (Собака). А вот кто такой Владимир Соллогуб, родившийся в год Петуха, практически никто не вспомнит. Он в своей книге "Большой свет" (как пишут, "полной намеков и актуалитетов") в образе тщеславного и ничтожного Мишеля Леонина вывел Лермонтова. Время рассудило их, каждый занял свое место.

Лошадиные отзывы на творчество Набокова (Кабана) уже всплывали, по ходу дела к ним добавились ещё два. Бабель: "Писать умеет, только писать ему не о чем". Георгий Адамович: "Есть что-то леденящее, мертвящее в его даровании".

Удивительно, как слова Бабеля о Набокове откликнулись в моей собственной жизни! Еще задолго до создания структурного гороскопа (года за три до того) мы с комендантом Володей обсуждали свое писательское будущее. Я (Лошадь) сказал, что так много тем, но совершенно нет писательского умения и мастерства. Он (Кабан) сказал, что мог бы описать (прописать, записать, выписать) что угодно, да только не видит достойных тем.

Совсем другое дело в паре Кабан - Дракон. Тут уж Кабан на вершине, и когда Набоков высмеивает Зигмунда Фрейда (Дракон), то выходит у него это явно по делу, поскольку он-то в людях разбирается куда как круче. Как там у него: "угрюмые эмбриончики подглядывают за родителями в момент зачатия..." Фрейд бы о Набокове плохо не сказал, хотя вряд ли он читал молодого русскоязычного писателя. Другой Дракон - Иосиф Бродский - сказал, что Евгений Рейн (Кабан) - лучший русский поэт современности. Вот маханул...

В одиннадцатом разделе статьи я возвращаюсь к столь удачно обнаруженным символам. Милн (Лошадь) пишет про смешного пятачка, Киплинг (Бык) воспевает волчью стаю, Гессе (Бык) пишет "Степного волка", Гофман (Обезьяна) победил своим "Щелкунчиком" крыс, а Пьер Буль (Крыса) пишет "Планету обезьян". Но самый удивительный символ придумал Рильке (Кабан), написавший рассказ "Победитель дракона". Победив дракона, герой уходит, так и не посетив обещанную ему за победу принцессу, опровергая попутно всякие россказни о принцессах, любви, либидо и т.д.

В двенадцатом разделе статьи упоминаются клоунские векторные тандемы как-никак публикация была в цирковой многотиражке. Никулин (Петух) и Шуйдин (Собака), Амвросьева (Кот) и Шахнин (Петух), Антонов (Лошадь) и Бартенев (Крыса) - 40 лет работы вместе, Иван Иванович (Крыса) и Сенечка Редькин (Обезьяна).

С архивом пора кончать

Раз уж пошли публикации (на дворе 1990 год), то с архивом пора кончать. Однако какое-то время архив ещё держится.

Разумеется, что такая большая работа, как подготовка первой публикации по векторному кольцу, оставила в архиве большой след. Жаль, что неразвернутой оказалась тема отношений Зощенко с М.Шагинян. Зощенко в те годы поменял год рождения с Козы на Лошадь, и Шагинян (Крыса) могла подкинуть хорошие доказательства его "лошадиности". Доказательствами, и довольно яркими, по Сталину его снабдил летчик-ас Чкалов. На одном из кремлевских банкетов Сталин предложил выпить за Чкалова. На что Чкалов ответил немыслимыми по тем временам действиями. Он забрал у Сталина рюмку, налил по фужеру водки и предложил выпить на брудершафт за его, Сталина, здоровье, что и осуществил, расцеловавшись с недосягаемым для смертных вождем. Охрана была в шоке, присутствующие в шоке, да и сам Сталин тоже. Аномалия натуральная, приближаться к Сталину в те годы было запрещено. Остается назвать годы рождения: у Чкалова - Дракон, у Сталина - Кот.

Длиннейший список векторно-космических экипажей. Приведу лишь самые знаменитые пары: Леонов - Беляев (Собака - Бык), Егоров - Феоктистов (Бык Тигр), Шаталов - Хрунов - Волынов - Елисеев (Кот - Петух - Собака Собака).

Первым и единственным академиком, поднявшим голос против хрущёвского фаворита академика Лысенко (Собака), был юный академик Сахаров (Петух).

История любит загогулины. Екатерина П презирала своего сына Павла I, но обожала внука Александра. В свою очередь жена Павла - Мария Фёдоровна (Кот) - презирала и укоряла своего сына Александра I (Петух) за то, что он допустил убийство отца.

А вот народное творчество: "Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей", "Не имей сто баранов, а женись, как Чурбанов". В обоих случаях тести родились в год Лошади (Хрущёв и Брежнев), а зятья - в год Крысы (Аджубей, Чурбанов).

В Вене жил Моцарт (Крыса), но Бомарше (Крыса) обратился к Сальери (Лошадь). Итальянский композитор не был гением, зато обладал дивным характером и оказался прелестным гостем в семье Бомарше. Его дочь (Обезьяна) даже влюбилась в Сальери.

Братья Тур - Леонид Тубельский (3мея) и Пётр Рыжей (Обезьяна) сценаристы и драматурги. Создатели оперы "Иисус Христос - суперзвезда" Тим Райс (Обезьяна) и Ллойд Вебер (Крыса).

Крышку гроба Пастернака (Тигр) несли Даниэль и Синявский (оба - Быки). Громче всех на могиле Высоцкого (Тигр) рыдал артист Ножкин (Бык).

На этом векторная компонента переплетенного архива заканчивается, если архив и живет, то в разрозненном, разбитом, не систематизированном виде. Старые рубрики явно входят в критическое состояние, теряют мощь. Наша хроника стихает, становится вялой, ползучей. Однако первая любовь не ржавеет, я верю, что векторное кольцо ещё скажет свое слово. Пока же надо проводить 1990 год.

В том далеком (десять лет назад) году я всё ещё был уверен в коллективном будущем структурного гороскопа, хотя уже отошли в сторону полиглот Александр и овцевод Сергей. Кстати, об овцеводе Сергее. Мой сверстник, однокурсник, однозначник и один из тех, кто стоял у истоков структурного гороскопа. Это он опубликовал ту самую заметочку в журнале "64", он был, видимо, неравнодушен к той самой Татьяне, ну той самой, вы поняли? Векторная пара у них, стало быть (Лошадь - Крыса). Был он для меня человеком вне подозрений. Однако на один вектор всегда идет другой. По прошествии многих лет "заложил" его мой векторный слуга геолог Виктор. Хозяйка от этого в моих глазах не пострадала, друг Серега тоже, а вот слуге-доносителю за добрую службу досталось: зачем он разворовал давно прогоревшие угли?.. Ну так вот: коллективизм тает, народ разбегается, но я ещё верю в свой коллектив, отдав своим соавторам в аренду самое дорогое векторное кольцо. Но разве можно отдать чужому свою любовь? Кольцо всё равно возвращается ко мне. Я пишу статью под названием "Гороскопу можно верить", но она выходит под названием "Колдовская сила векторного кольца". Так начинается 1991 год - год, когда великое открытие проходит свой первый четырехлетний круг.

Колдовская сила

Так в чем обнаружилась колдовская сила? Полистаем странички подшивки. По всему видно, что я активно читаю прессу. В "Неделе" № 44 за 1990 год опубликованы воспоминания Галины Вишневской. Оказывается, в свое время певицу полюбил всевластный Николай Булганин (Коза.). Она же должна была выйти замуж за Мстислава Ростроповича. Но Булганина это не смутило, ибо в силу вступило векторное колдовство (Вишневская родилась в год Тигра). "Ежедневные приглашения - то к нему на дачу, то в его московскую квартиру... бесконечные возлияния". Ухаживания были столь настойчивы и страшны, что бедный Ростропович уже готов был покончить с собой. Только решительные действия хозяйки заставили ухажера прийти в чувство.

Далее, в августе 1991 года выходит большая работа в журнале "Наука и религия". Интересно посмотреть, что нового удалось мне поведать миру. Сначала идут рассуждения на тему мистичности кольца, утверждается, что векторное кольцо - это остров мистики в мире прогресса и рациональности. Далее утверждается, что в отличие от других структур в данной структуре всего лишь одна группа, и входят в эту группу не знаки, а связи, связей же этих - двенадцать. Далее присказка про маятник и совет, как запомнить векторный порядок (зрительно представив себе зоологические картинки съедающих друг друга животных на манер босховских рыб). Далее ещё круче: упоминается всемирно известный физический принцип неопределенности. Согласно принципу, чем сильнее структура (по энергии), тем менее предсказуемы её проявления. Отсюда вывод: не ждите от векторного кольца заранее известного сценария. При всей своей сокрушительной мощи векторный союз непредсказуем. Отсюда многочисленные примеры роковой любви.

Писательница Нина Берберова (Бык) так сообщает о своих отношениях с Владиславом Ходасевичем (Собака): "Обыкновенные мерки "мужа" и "жены", "брата" и "сестры" были бы к нам неприложимы. Счастье мое было не совсем того свойства, какое принято определять словами: радость, свет, блаженство, благополучие, покой. Оно состояло в другом: в том, что я сильнее ощущала жизнь рядом с ним... горела жизнью в её контрастах... "интенсивность" заряда была иногда таковой, что любое чудо казалось возможным".

Всё это может показаться писательским преувеличением - чего ни придумаешь ради красного словца! Увы, практика показывает, что слова бессильны выразить весь арсенал векторных фокусов. Воистину перед нами игра дьявольских сил, ибо она сводит воедино человека и его зеркальное отражение. Так было у меня с той самой Татьяной, так было тысячу раз до меня.

Белозерская-Булгакова так писала о браке Алексея Толстого (Лошадь) с Толстой-Крандиевской (Крыса): "Они с Алексеем Николаевичем производили впечатление удивительно спаянной пары. Казалось, что у них общее кровообращение... Впечатление какой-то необыкновенной семейной слаженности... Оба друг для друга обладают притягательной и отталкивающей силой". Их роман называли несчастливо-счастливым. Примерно то же Илья Шнейдер говорил об Айседоре Дункан (Тигр) и Сергее Есенине (Коза): "Они мазаны одним миром, похожи друг на друга, скроены на один образ, оба талантливы сверх меры, оба эмоциональны, безудержны, бесшабашны..."

А вот кое-что новенькое о Жорж Санд и А.Мюссе, свежие новости через сто дет. Санд так пыталась выразить словами суть своих векторных переживаний: "Прощай, прощай, я не хочу тебя покидать и не хочу брать тебя снова. Я не хочу ничего, ничего... Я не люблю тебя больше - и обожаю навеки. Я не хочу тебя больше, но не могу без тебя обойтись. Кажется, только одна небесная молния могла бы излечить меня, уничтожив. Прощай, оставайся, уезжай, но только не говори, что я не страдаю. Только это одно может заставить меня ещё больше страдать, моя любовь, моя жизнь, мое сердце, мой брат, моя кровь, уходи, но убей меня, уходя".

Так и хочется усомниться в полной искренности написанного писательница всё же. Вдруг всё это - её фантазия, все эти небесные молнии, вся эта кровь и любовь одновременно с нелюбовью? Но, как человек, множество раз беседовавший с людьми, побывавшими в векторной "переделке", свидетельствую: это удивительно точное - писательница все же! - описание ужаса и одновременного блаженства. Мюссе, кстати, сказал очень короткую, тихую фразу, но по магической силе она превосходит тираду Жорж Санд: "В твоих объятиях был момент, воспоминание о котором мешает мне до сих пор и ещё долго будет мешать приблизиться к другой женщине". Тут тайна б`ольшая, чем даже тайна любви...

В кольцевой брак были вовлечены наши лучше поэтические силы. Речь об Анне Ахматовой (Бык) и Николае Гумилёве (Собака). Гумилёв "мечтал о веселой общей домашней жизни", не подозревая, что попал в столь сложный переплет: "Мне и в голову не приходило, что она талантлива. Ведь все барышни играют на рояле и пишут стихи..." Видимо игра шла в одни ворота: "Ей по-прежнему хотелось вести со мной любовную войну - мучить и терзать меня, устраивать сцены ревности с бурными объяснениями и бурными примирениями... Для неё игра продолжалась, азартно и рискованно". (Всё со слов Гумилёва.)

Много примеров, когда супруг-хозяин встает в позу воспитателя. Александр Дюма-сын (Обезьяна) так пишет другу о своей жене Н.И.Нарышкиной (Крыса): "Мне доставляет удовольствие перевоспитывать это прекрасное создание, испорченное своей страной, своим воспитанием, своим окружением и даже своей праздностью".

Ксения Куприна в своих воспоминаниях об отце свидетельствует: "Мария Карловна (Крыса) - умная, светская, блестящая женщина - задалась целью обуздать буйный нрав Куприна (Лошадь) и сделать из него знаменитого писателя... Немало было тогда разговоров, что Куприн обязан признанием его таланта своей жене - издательнице и её высокопоставленным связям".

Ну а что же слуга? Ему остается только обожать свою прекрасную половину. Вот, например, Ф.И.Тютчев (Кабан) в письме второй жене Эрнестине Тютчевой (Лошадь): "Ах, насколько ты лучше меня, насколько выше! Сколько достоинства и серьезности в твоей любви, и каким мелким и жалким я чувствую себя рядом с тобой".

Если же слуга вместо преклонения и раскаяния ведет себя нахально и агрессивно (например, пользуясь служебным положением), то может получить достойный отпор. В той жуткой политико-музыкальной истории Булганин давил на Ростроповича: "Эх ты, мальчишка! Разве ты можешь понять, что такое любовь! Вот я её (Галину Вишневскую) люблю, это моя лебединая песня..." В ответ Булганин получает от хозяйки и предмета обожания достойный ответ: "Что вы валяете дурака? Я не хочу петь на ваших приемах, потому что мне противно! Я не желаю во время пения видеть ваши жующие физиономии..." Так ответить главе правительства СССР можно только на векторной арене.

Переходим от любви и брака к творческим завязкам и развязкам. Брюсов (Петух) очарован Эренбургом (Кот), чем разжигает ревность Гумилёва (Собака): "Меня смутил Ваш отзыв об Эренбурге. Сколько я его ни читал, я не нашел в нем ничего, кроме безграмотности и неприятного снобизма". (Интересно, что это тот самый Гумилёв, что проворонил талант у собственной жены.)

В редакции журнала "Наука и религия"

Вектор, как вирус гриппа, неостановим, он вездесущ, без него не ступишь ни шагу. Подавляющее большинство редакторов и издателей моих - это Крысы и Кабаны. Конечно же я сплошь и рядом чувствую благодарность к Крысам, Кабаны же оказываются без вины виноватыми. Крыса возглавляет "Зазеркалье", и я делаю рекорд публикаций в "Зазеркалье", Крыса в "Материнстве", и я бью рекорд по публикациям в "Материнстве", Крыса возглавляет "Рипол-Классик", и я издаю в этом издательстве ряд книг, в том числе непроходимых по уровню продаваемости ("Поиски империи"). Впрочем, надо поправиться, что все мои контакты с "Риполом" идут через Кабана.

А вот с другим Кабаном ("Крестьянка") отношения складывались мучительно. Статьи редактировались самым зверским и затяжным способом. В дальнейшем, несмотря на взаимовыгодность союза, пришлось расстаться, я был раздражен отношением к моей работе, а она недовольна самой моей работой, хотя, видит Бог, я старался.

Впрочем, речь не об этом, а о той протекции, которую везде и всюду мне оказывало векторное кольцо. Вопреки авторской воле именно векторное кольцо бежало впереди паровоза, расстилая ковровую дорожку своему первооткрывателю. Куда бы я ни приходил, мне говорили: "Как же, как же, знаем, знаем, векторное кольцо - очень хорошо!" Особенно поразительный эффект кольцо произвело на некоторых сотрудниц редакции журнала "Наука и религия". На какую бы тему я ни писал, а через "НиР" я прокачал почти всё, что имел, мне всегда выражалась благодарность за кольцо. Одновременно с благодарностью на меня изливался неподдельный восторг (работает!) и ужас (как такое возможно!), что всегда меня очень вдохновляло. Речь конечно же шла не о поэтах и писателях (мало ли чего они напридумают), а о сотрудниках, сотрудницах, родственниках, друзьях и подругах.

Расскажу две истории, раз уж зашел об этом разговор. Первая история ещё о тех временах, когда "НиР" ютился на чердаке многоэтажного дома, а я ещё не имел ни одной собственной публикации (1987 год). Захожу в редакцию и заявляю, что в руках у меня тезисы первого научного доклада по гороскопу. Тут же появляется женщина чрезвычайно решительного вида, буквально ногой вышибает дверь в кабинет главного и, оборвав наиглавнейшего на полуслове, заявляет, что "это должно быть опубликовано и побыстрее". Кольцо тогда ещё не было открыто или открыто не до конца, но впоследствии окажется, что решительная женщина по году рождения - Петух, а главный - Собака. Разумеется, долго такое отношение к себе главный терпеть не стал, и женщина Петух вскоре была уволена. Ее подруга (естественно, Собака) до сих пор работает в редакции и всячески способствует продвижению структурного гороскопа в массы, особенно же кольца.

История вторая. Решительная, розовощекая, очень крепко скроенная дама средних лет, напористая и агрессивная, она была разительно не похожа на рефлексирующую и суетящуюся женщину Собаку. Между тем родилась она именно в год Собаки. Во всём её поведении чувствовалась аномальность. Откуда в ней эта сила, уверенность, жесткий испытывающий взгляд? Оказалось, она замужем за мужчиной Быком, моложе её на энное количество лет. При упоминании его имени улыбка её становилась еще... Короче, она была абсолютно счастлива. По своей практике я знал, что с векторными хозяевами о браке говорить иногда бесполезно: они полагают, что всё хорошо. Какой ценой это "хорошо" дается слугам, не всегда ясно. В любом случае молодого Быка мне не очень жалко, сил и энергии у него ещё надолго хватит...

В той же редакции я консультировал одну весьма симпатичную молодую особу. (Консультировал, а надо было делать что-то еще.) Она родилась в год Кота, а её муж-художник - в год Петуха. Она уверяла меня, что у них всё прекрасно, а я пытался сбить её с пути истинного... Одним словом, в истории векторных отношений до ясности и однозначности далеко, как до луны. Кто-то в векторе глубоко несчастлив, кто-то оглушительно счастлив, а есть и такие, кто говорит, что всё тихо и спокойно. Спрашивается: так что же мы вообще нашли? Может, всё это только иллюзия? Но почему же эта иллюзия уже столько лет не дает мне спать, столько лет заставляет меня рыдать и смеяться? Почему каждая новая векторная история заставляет меня бросать все дела и слушать затаив дыхание? Ответ один: моя хроника векторного кольца продолжается, так же, как продолжается роман векторного кольца с человечеством.

Первая книга

Свою первую книгу я писал, вернее, мучительно складывал из кирпичиков разнородной материи в том самом 1991 году, когда удалось пробиться в такие солидные издания, как "Крестьянка" и "НиР". Кроме того, я ещё получал зарплату в конторе, образованной моим очень хорошим другом и его отцом.

Об отце ничего не скажу, человек почтенный, хотя от упавшего яблока яблоня недалеко стоит. А вот семейно-сексуальная карьера сына вся проходила на моих глазах. Сам он по рождению Лошадь, хотя конкретно про него лучше всё же было говорить Конь. Человек удивительной тонкости, мастер на все руки, спортсмен на все ноги (бег, прыжки, теннис, копье и т.д.), изумительно певший под гитару (без особого голоса, но с большой душой), он всегда был невероятно сексуально озабочен. Удивительно, как это получается у таких людей! Он безусловно должен был производить на женщин ошеломляющее впечатление, между тем длительное время был в стороне от сексуальных приключений и девственности лишился лишь в браке. Прямо скажу, жена его была фантастической девчонкой - умница, красавица, единственное что не спортсменка. Их семья была воплощенной мечтой всего курса. У него автомобиль, у неё двухкомнатная квартира, телевизор, прочая техника, редчайшие пластинки, запрещенные книжки. О таком мы, жители общаги, и мечтать-то не смели. Одна заковыка - она также родилась в год Лошади, а потому брак у них по гороскопу патриархальный: по теории надо не интеллектуальные беседы вести, не любовь крутить, не перед гостями красоваться, а жить тупо, по-крестьянски, борщи варить, детей рожать. В результате брак вскоре дал трещину и развалился, при чем я лично присутствовал. Следующий брак спортсмена Серёжи (назовем его так) случился очень скоро и был заключен по жестокой сексуальной страсти. Страсть просто съедала новобрачных, гороскоп был идеален для озабоченных супругов (Лошадь - Петух, равный брак). Увы, через несколько лет мой друг овдовел. Третий брак был достойной вершиной в сексуально-брачной карьере человека, начавшего с наивной целомудренности, но постоянно рвавшегося ко все более разрушительным страстям: он обрел себя в векторном браке (она - Кабан). Сейчас он проживает за рубежом, продолжает делать науку. А я с каким-то неприличным любопытством думаю: как они там, куда развернул их союз неугомонный векторный вихрь? Откликнись, Серёжа, без тебя у нас идет все очень скучно.

Итак: отец и сын платят мне зарплату, мне и двум моим остаточным соратникам. Кроме того, они издадут (потом окажется, что не издадут) мою книгу и уже оплатили иллюстрации (они потом пропали, остались лишь дурные ксерокопии), а ведь рисовал их знаменитейший сейчас карикатурист, кстати, мой векторный слуга (сам он Кабан, но фамилия у него лошадиная). Разумеется, в книге была глава, посвященная векторному кольцу. Название книги я вынашивал очень долго и наконец выносил: "Феномены восточного гороскопа". В машине, когда мы ехали куда-то вперед, в романтичные дали весны 1991, отец с сыном и жена сына вкрадчивыми голосами объяснили мне, что лучше книгу назвать "Тайны восточного гороскопа". От слова "Тайны" меня всегда тошнило, но то, что началось вскоре, перешло все границы: "Тайны имени", "Тайны сновидений" и тысячи других тайн заполонили прилавки, мой любимый "Рипол" попросту и без затей открыл рубрику "Ваша тайна", в которой и у меня вышла пара книг. Впрочем, компанию сына я оставил, а написанную книгу подруги из "НиРа" (Петух и Собака) помогли мне издать в 1993 году под названием "Скажи свой знак, а я скажу, кто ты".

Увы, нового нет почти ничего, видимо, меня основательно заклинило. Какие-то крохи: Валентин Катаев (Петух) называет поэзию Гумилёва гумилятиной. Да вот ещё упоминание о Моцарте (Крыса) и Сальери (Лошадь).

Гениальное предвидение Пушкина состояло совсем не в том, что он провел внеисторическое расследование и установил виновность Сальери в смерти великого Моцарта, а в том, что уловил неизбежность столкновения их знаков, уловил и достоверно описал суть, смысл этого столкновения. Итак, первая книга векторного кольца - "Моцарт и Сальери" Пушкина.

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет - и выше. Для меня

Так это ясно, как простая гамма.

Уже в самом начале почти истерика. Истерика духа. Конечно, Пушкин как никто другой чувствовал суть векторного взаимодействия (я ещё продемонстрирую, что в него было вложено сразу два вектора. Во-первых, векторный брак родителей, а во-вторых, некий загадочный внутренний вектор). Отсутствие правды на земле и выше - разве это не отсутствие справедливости, порядка? Однако разрушает порядок и справедливость именно векторное кольцо. Лошадь всю жизнь шаг за шагом выстраивает свою гармонию, свое равновесие, а Крыса получает свою гармонию сразу, от рождения. Разве это справедливо?

Где ж правота, когда священный дар,

Когда бессмертный гений - не в награду

Любви горящей, самоотверженья,

Трудов, усердия, молений послан

А озаряет голову безумца,

Гуляки праздного?.. О Моцарт, Моцарт!

Теперь доказано, что Сальери не травил Моцарта. И вообще, Сальери был великолепным композитором и педагогом. Его учениками были Бетховен, Шуберт, Лист. Можно даже предположить, что и мыслей черных у Сальери не было. Однако взаимодействие знаков Моцарта и Сальери обязательно шло и породило искры, из которых зажегся вечный огонь векторной "славы" Сальери. Только вектор может так ославить на века благородного и заслуженного творца.

Интересно, что по ходу дела упоминается ещё один векторный союз: Сальери (Лошадь) и Бомарше (Крыса). Только в светлом, а не темном повороте событий.

...Бомарше

Говаривал мне: "Слушай, брат Сальери,

Как мысли черные к тебе придут,

Откупори шампанского бутылку

Иль перечти "Женитьбу Фигаро""

Даже проводится параллель между двумя парами. Разумеется, критерий не векторный, откуда Пyшкинy было знать о векторе? Речь о другом, о гениальности...

...Он же гений,

Как ты да я. А гений и злодейство

Две вещи несовместные. Не правда ль?

Наконец маленькая трагедия подходит к развязке, перерастая в трагедию вселенского масштаба. Гений выпивает яд, прославляя векторный союз:

...За искренний союз,

Связующий Моцарта и Сальери,

Двух сыновей гармонии.

А тот, который по принципу "третьего не дано" из гениев уходит в злодейство, говорит нам об ощущениях, сопровождающих разрушение векторной пары:

...Эти слезы

Впервые лью: и больно и приятно,

Как будто тяжкий совершил я долг,

Как будто нож целебный мне отсек

Страдавший член!

Такая вот история. Не стоит её воспринимать слишком материалистично. Не стоит слишком стараться обелить Сальери. В векторной паре слуга всегда останется неправ. Таков закон вневременных колец. "Нет правды на земле. Но правды нет - и выше".

Возвращаясь в современность, можно вспомнить о нераскрытых убийствах двух любимцев публики - Игоря Талькова и Владислава Листьева. Конечно, с Моцартом их не сравнишь, но все же... Интересно, что оба они родились в год Обезьяны. Но ещё интереснее, что молва (а вместе с молвой и следствие) упорно связывают эти убийства с именем Сергея Лисовского, родившегося, естественно, в год Крысы. Скорее всего, как и Сальери, Лисовский окажется ни при чем, однако векторное притяжение непреодолимо и подозрения на злодейство не смоются.

Брачная энциклопедия

Написана первой была так называемая "черная книга" ("Скажи свой знак"...), однако первой книгой, вышедшей из печати, была "Брачная энциклопедия". Тиражи тогда были не в пример нынешним, с ходу напечатали двести тысяч, в начале февраля вывезли из Харькова полный дипломат денег (единственный случай в моей жизни). Теперь после четырехлетней исключительно тяжелой работы над "Поисками империи" я подучил гонорар, соответствующий двухмесячному прожиточному минимуму.

Впрочем, не будем о грустном. Поговорим о новой книге. Не о всей, конечно, а о той главе, где описываются векторные браки. В двухсотстраничной книге - это всего десять страниц.

Если опустить пространные рассуждения на тему непредсказуемости векторных браков, неизбежной аномальности векторных браков, энергетического истощения в векторных браках, то новенького очень мало. Всё те же высказывания, те же цитаты.

Появилось четверостишие Брюсова (Петух) посвященное Львовой (Кот):

Любовь, приводит к одному

Вы, любящие, верьте!

Сквозь скорбь и радость, свет и тьму

К блаженно-страшной смерти!

Разумеется, само по себе это четверостишие ничего не доказывает. Так, ещё один мазок на страшном векторном полотне.

Среди векторных персонажей наконец-то появился "наше всё" - Александр Сергеевич Пушкин (Коза), наговоривший Каролине Сабаньской (Тигр) много лишнего. Она же, по уверению современников была "роковой светской злодейкой" и вдоволь попила крови нашего гения.

В остальном невнятные описания непроверенных союзов. Явно чувствуется, что на вылизывание главы просто не хватило времени. Необходимо хотя бы частично восполнить пробел.

Ясно, например, что не хотелось писать о векторном браке Марии Мироновой (Собака) и Александра Менакера (Бык), пока Мария Владимировна была жива. А почему, собственно? Ведь говорилось же, что в артистической среде векторный брак может быть даже полезен. К тому же они были не просто артисты, у них был дуэт, что очень соответствует смыслу векторного союза. Почему Никулин мот выступать с Шуйдиным, а Миронова не могла выступать с Менакером? В конце концов каждый в векторном союзе получает свою награду. (Лично я из векторного союза кроме язвы и разрушенных нервов вытащил ещё и структурный гороскоп.) Так что не будем заранее жалеть слугу и осуждать хозяина. Не годимся мы для судейства - пусть судит Бог!

Передо мной интервью в журнале "Столица". "Умный, острый, ироничный, резкий в оценках человек, из редкой породы людей "с обнаженными нервами"" такой показалась Мария Миронова корреспонденту. А вот сами воспоминания: "Александр Семёнович Менакер, когда мы познакомились, был уже известный артист, а я - никто. И если б не он, может быть, меня так никогда бы и не узнали. Он ведь похоронил себя ради меня, сознательно ушел на второй план на эстраде. Все думали, что я первая и главная, а всё на нем держалось: и репертуар, и режиссура, и сложности нашего бытия. Всегда брал огонь на себя, а огня было много". Довольно редкий случай объективной оценки векторной жертвы слуги самим хозяином. Остается заметить, что прожила Миронова 86 лет, а Менакер 69 лет, разница в возрасте у них была три года.

Миронова и Менакер - это пример векторного долгожительства. А вот пример совершенно противоположный: Байрон (0безьяна) и леди Каролина Лэмб (Змея). Хозяйка хотела получить слугу, да ещё какого, атаковала, что называется, в лоб и промахнулась - Байрон ушел.

Уже в первый день знакомства она пишет в дневнике: "Это прекрасное бледное лицо - моя судьба". Стараясь угодить, она организовывала для него приемы, писала письма и сама доставляла их Байрону на дом, переодетая в костюм пажа или кучера. Однажды леди Каро даже пообещала, что отдаст все свои драгоценности, если ему потребуются деньги. Байрон быстро насытился этой шальной любовью. Каролина потеряла самообладание и на балу у леди Хитеркот учинила скандал: разбитым стеклом порезала себе руки, заявив присутствующим, что её покалечил Байрон. Наутро о происшествии говорил весь Лондон. Под давлением родителей леди Каро выехала в Ирландию. Останься она в Лондоне, скандал, думается, разгорелся бы с новой силой. Впрочем, шуму и так было много. Кто-то спросит: какой мол смысл описывать явление, которое настолько разнообразно, что не в состоянии воспроизводить само себя? Что ж, векторное кольцо непредсказуемо, но оно есть, оно искривляет пространство вокруг нас, оно сводит нас с ума, и если мы хотим сохранить себя, то должны хотя бы знать о его существовании.

Два императора

Александр II (Тигр) не состоял в векторном браке, однако вектор тем не менее прочно сковал его силы. Виной всему стала встреча с прекрасной Екатериной Михайловной Долгорукой (Коза).

Однажды весной Екатерина Михайловна в сопровождении горничной проходила по Летнему саду, покрытому ещё снежным ковром. Она увидела императора, совершавшего свою обычную прогулку в сопровождении адъютанта. Государь подошел к ней и, не обращая внимания на прохожих, наблюдавших за ними, увлек её в одну из боковых аллей. Ласковыми, нежными и соблазнительными речами царь глубоко смутил и взволновал неопытную, наивную девушку. Она хотела просить его замолчать, но, смущенная, не находила слов.

Впоследствии, когда случилось неизбежное, она с недоумением вспоминала об этом периоде своей жизни и часто говорила своему верному другу госпоже Ш.: "Не понимаю, как я могла противиться ему в течение целого года, как не полюбила его раньше?" Однажды при встрече царь показался ей таким беспомощным и несчастным, что в ней пробудились жалость и сострадание. Впервые со времени их знакомства она с нетерпением ждала следующей встречи. При следующем свидании, лишь только их взгляды встретились, она вздрогнула от внезапного сердечного потрясения и как бы вся переродилась.

Описанный сценарий очень достоверен для векторного союза, однако нечто подобное могло случиться и в романтическом соотношении знаков, и в любом другом, ибо пока что речь идет просто о любви. Она молода и прекрасна, ей ещё нет 18 лет. Он в расцвете сил, ему 47 лет, он добр, обходителен, в конце концов он император... Пока ничего особенно векторного нет. Однако на простой влюбленности дело не остановилось.

"Поздняя страсть всецело захватила Александра II; она обратилась в главный импульс его жизни. Она подавила обязанности супруга и отца; она оказала влияние при решении основных политических вопросов; она подчинила его совесть и всего его вплоть до его смерти" (М.Палеолог). В этой фразе вектор уже обретает плоть и кровь. Чувствуется, что вектор вытесняет из жизни императора другие темы, также как кукушенок выталкивает из гнезда других птенцов. Брак по сути своей призван экономить силы, любовь призвана вдохновлять и окрылять... Но не так с вектором: он не дает силы, а забирает, полностью отключая человека от внешней жизни.

А вот признание императора, которое, кажется, напоминает что-то уже прозвучавшее в переписке французских писателей: "С тех пор как я полюбил тебя, другие женщины перестали для меня существовать... В течение целого года, когда ты отталкивала меня, а также и в течение того времени, что ты провела в Италии, я не желал и не приблизился ни к одной женщине".

"Частые встречи возлюбленных наполняли их редким счастьем. Александр Николаевич сумел создать из неопытной девушки упоительную возлюбленную. Она принадлежала ему всецело. Она отдала ему свою душу, ум воображение, волю, чувства. Они без устали говорили друг с другом о своей любви..." (М.Палеолог). И вновь в который раз хочется остановить автора строк. Полноте! Отдала душу, волю... Всё это громкие слова! Кто проверял факт передачи души? Какими приборами фиксировалась оная передача? Где свидетели? Оказывается, есть свидетель - структурный гороскоп. Он свидетельствует: отдается душа, отдается всё в векторном браке.

Векторный брак далек от обыденности, от нормального течения событий. В данном случае все осложнялось (а может, облегчалось?) долгой незаконностью отношений, многочисленностью недоброжелателей. На княжну "возлагали значительную часть ответственности за печальный ход государственной жизни. Ее обвиняли в том, что она отвлекала царя от исполнения им своих обязанностей, что она усыпляла его любовными чарами, лишая силы и решимости. В доказательство приводили плачевное физическое состояние, в котором находился Александр II. Как изменился он! Впалые щеки, сгорбленная фигура, вялые движения, тяжелое дыхание - всему этому она была причиной" (М.Палеолог).

Особое возмущение и потрясение вызвала весть о появлении незаконнорожденного ребенка. Потом ещё одного (впоследствии ему был дан княжеский титул под фамилией Юрьевских). Но особый скандал возник, когда император решил поселить Долгорукую в Зимнем дворце под одной крышей с императрицей. Так что назвать их счастье безмятежным никак нельзя. И все же счастье было - огромное, совершенно нечеловеческое счастье. Четырнадцать долгих лет ждал Александр II своей свадьбы с любимой женщиной. После свадьбы он прожил недолго. Убил его совсем другой вихрь - революционный. Но как знать - какой вихрь первичный, а какой вторичный?

Теперь о другом императоре, сыне Александра II, - Александре Ш, том самом, которого изображает в кинофильме "Сибирский цирюльник" Никита Михалков. При нем уже вовсю крутился имперский ритм, втягивая в свою пляску весь русский народ, весь мир. А император тем временем пребывал в векторном браке. Сам он родился в год Змеи, а его жена Мария Фёдоровна в год Козы.

Подробный рассказ об этом браке ещё ждет нас впереди. А пока стоит сказать, что брак этот казался случайным, Александр "унаследовал" жену от брата, и ничего в нем не предвещало векторных страстей. Разве что дата свадьбы символична - 28 октября 1866 года (Тигр, Скорпион).

Брак считался счастливым. В 1868 году родился Николай, в 1871-м Георгий, в 1875-м - Ксения, в 1882-м - Ольга, в 1878-м - Михаил. Правление Александра II - одно из наиболее удачных, промышленный подъем был необыкновенным. И все же некоторые странности брака видны, хоть и не очень афишируются. Внезапная простуда Минни сразу после свадьбы, значительное увлечение императора бодрящими напитками, а главное - быстрое угасание в расцвете сил и ранняя (в 49 лет) смерть. А вот Марии Фёдоровне пришлось пережить революции, смерть сыновей и внуков...

Родители поэтов

Векторный брак мистичен сам по себе, но он мистичен и в детях, рожденных в нем. Жизнь Николая П мистична от начала до конца, его коронация (Ходынская катастрофа), неудачные войны, кровавые революции, мистический экстаз обожаемой жены. Брат Георгий умирает в юности от чахотки, брат Михаил всеми признаётся ещё более серой личностью, чем Николай. Такое впечатление, что бездарный конец дома Романовых предопределен рождением детей Александра III.

Однако векторным бракам мы обязаны не только рождением несчастного императора и его братьев, но и рождением многих гениев, среди которых два самых больших поэта России, два Александра - Пушкин и Блок.

Сергей Львович Пушкин (Тигр) был известен как остряк и человек, необыкновенно находчивый в разговорах. Владея в совершенстве французским языком, он писал на нем стихи так легко, как француз, и дорожил этой способностью. Надежда Осиповна Пушкина-Ганнибал (Коза) была необыкновенно хороша собой, и в свете прозвали её "прекрасной креолкой". По своему знанию французской литературы и светскости она совершенно сошлась со своим: мужем. Надежда Осиповна очаровывала общество красотой, остроумием и веселостью. Были они родственниками: его дед и её прадед были родными братьями. Женитьба по тем временам была ранней. Ему было 26 лет, она на пять лет младше.

Брак сразу пошел по сценарию внутреннего беспокойства, охоте к перемене мест. (Нечто подобное уже выходило на первый план при описания брака Никиты Хрущёва.) С 47 лет С.Л.Пушкин уже "нигде не служил, а вел странническую и совершенно праздную жизнь, переезжая из Москвы в Петербург, в свое имение Михайловское и обратно, не занимаясь ни семьей, ни имениями, которые своей беспечностью довел почти до разорения". (Б.Модзалевский). То же самое пишут о Надежде Осиповне: "Укажу на следующую странность, - пишет Л.Павлищев - она терпеть не могла заживаться на одном месте и любила менять квартиры; если переезжать было нельзя, то она превращала, не спрашивая Сергея Львовича, кабинет его в гостиную, спальню в столовую и обратно, меняя обои, переставляя мебель и прочее".

Вектор свивает супругов в один кокон, из кокона вылупляется существо непонятное, неопрятное и неприятное. Лучше всех об этом говорит М.Корф: "Все семейство Пушкиных было какое-то взбалмошное. Отец его был довольно приятным собеседником, на манер старинной французской школы, с анекдотами и каламбурами, но в существе человеком самым пустым, бестолковым и бесполезным и особенно безмолвным рабом жены. Последняя была женщина не глупая, но эксцентрическая, вспыльчивая, до крайности рассеянная и особенно чрезвычайно дурная хозяйка. Дом их представлял всегда какой-то хаос: в одной комнате богатые старинные мебели, в другой - пустые стены, даже без стульев, многочисленная, но оборванная и пьяная дворня, ветхие рыдваны с тощими клячами, пышные дамские наряды и вечный недостаток во всем, начиная от денег и до последнего стакана. Когда у них обедало человека два-три, то всегда присылали к нам за приборами".

Еще короче, но не менее ярко описал семью родителей Пушкина знаменитый Антон Дельвиг:

Друг Пушкин, хочешь ли отведать

Дурного масла, яиц гнилых,

Так приходи со мной обедать,

Сегодня у своих родных.

Что касается утверждений насчет рабства мужа, то мне известно достаточное количество браков, в которых измотанный слуга устанавливает диктатуру неврастении. Хозяин же вынужден оберегать и опекать разрушенного слугу. (Мы ещё вернемся к браку коменданта Володи, что-то подобное случилось у него. Что касается "яиц гнилых", то это я тоже видел во многих векторных браках, в частности в браке двух астрологов из Питера.)

Переходы от гнева к апатии у Надежды Осиповны, явное истощение нервной системы у Сергея Львовича - свидетельства небезопасности векторного брака для психического здоровья супругов. Дочь Сергея Львовича, О.С.Павлищева пишет своему мужу: "Мой отец только и делает, что плачет, вздыхает и жалуется встречному и поперечному. Когда у него просят денег на дрова или сахар, он ударяет себя по лбу и восклицает: "Что вы ко мне приступаете? Я несчастный человек!.." Он хуже женщины: вместо того, чтобы прийти в движение, действовать, он довольствуется тем, что плачет".

После всего сказанного остается только один вопрос: как из всего этого вырос гениальный поэт? Или дело действительно в няне? Простор для гипотез, самых фантастических, необозримый. Можно, например, предположить, что векторные дети наследуют не столько генетическую программу мамы-папы, сколько фиксируют веяния времени. Время потребовало рождения великого поэта, взяться поэту было неоткуда, кругом одни военные... На этот случай есть векторные браки, в которых может наколдоваться черт знает что... То полное убожество родится, а то гений на все времена. Гипотезу эту отвергнуть нетрудно, но доказать обратное тоже нельзя: Пушкин мог родится только в самом конце ХVШ века, исторический гороскоп это уже доказывал.

Теперь о другом великом поэте - Александре Александровиче Блоке, вернее, его родителях - Александре Львовиче Блоке (Крыса) и Александре Андреевне Бекетовой (Обезьяна). Ей было 18 лет, ему 26. Он красив, расточает тонкие комплименты, демонически играет на фортепьяно... Она ещё в 16 лет из некрасивой девочки превратилась в очаровательную девушку, была очень весела, кокетлива и грациозна. Однако уже через два года брака родные не узнавали её, похудевшую и побледневшую, с потухшими, испуганными глазами. Жизнь с мужем оказалась очень тяжелой. Он истерзал её своим деспотизмом, вспышками ревности и яростного гнева, скупостью. Огорченные и возмущенные Бекетовы уговорили Александру Андреевну расстаться с ним, чтобы уберечь и себя, и новорожденного сына (будущего поэта). Александр Львович противился этому решению: он продолжал любить жену и каялся в содеянном перед "мадонной" и "мученицей", как называл её в письмах.

В многочисленных описаниях этого скоротечного векторного брака в основном упор делается на ссоры, скандалы, плач безвинного младенца (будущего поэта). Говорится о несчастной матери будущего поэта, которая разрывалась между родителями, мужем и ребенком (будущим поэтом). В одном из эпизодов скоротечного брака муж покинул кормящую жену, но потребовал, чтобы она каждый день навещала его (мужа), что ею и было исполнено. Однако за описанием этого мрака как-то опускается положительная сторона, момент высшей векторной гармонии, высшего векторного слияния. "В хорошие минуты он нежно ласкал её, и они проводили много прекрасных часов за чтением и разговорами о прочитанном. Они перечитали вместе Достоевского, Льва Толстого, Успенского, Флобера, Гётева "Фауста", Шекспира, Шиллера и т.д. Александра Андреевна поразительно развилась за эти годы, вкусы её стали серьезнее, глубже, для неё раскрылось многое, о чем она прежде не подозревала..." (со слов А.А.Бекетовой записала М.А.Бекетова).

После развода, как это часто бывает, она быстро поправляется. Она снова похорошела, однако сказать, что брак не оставил на ней следа, нельзя. Векторная прививка проведена, шрам останется на всю жизнь. Впоследствии, когда А.А.Блок уже будет взрослым, а Александр Львович умрет, Александра Андреевна скупо обмолвится в одном из своих писем: "На днях я видела во сне его отца, как живого. Вот тут-то и есть точка моей боли".

Таким образом, речь идет об одном из самых распространенных векторных сценариев, когда счастье и несчастье идут рука об руку, обострение столь стремительно, что о слиянии не может быть и речи, разрыв становится реальностью, но шрамы на местах былого слияния остаются на всю жизнь".

Год Петуха (рекомендации)

По новейшим воззрениям единых рекомендаций для тех, кто попал в векторный брак, не существует, супруги должны сами определиться, как им жить - сохранять брак или разводиться. Структурный гороскоп оставляет за собой право комментировать происходящее с супругами, сравнивать их обстоятельства с жизнью великих мира сего. Так, впрочем, было не всегда. В былое время рекомендации выдавались. Обратимся к "Брачной энциклопедии":

"Как же всё-таки вести себя в кольцевом браке? Ведь есть любовь, совместное хозяйство, часто есть и дети. Что делать, чтобы сохранить семью? Во-первых, не паниковать. Приглядитесь к своей жизни, сверьте её с другими случаями векторных браков, попробуйте оценить силу власти этого явления над вами. Поймите себя: нравится вам то, что с вами происходит или нет? Помните, что идти по ветру всегда легче, чем против ветра, особенно, если это не ветер, а ураган. Важно знать, что хозяин всегда прав, прав в своих глазах, глазах окружающих и даже в глазах слуги, поэтому слуге важно оставить всякую мысль о справедливости. Не надо качать права, пытаться переломить судьбу и отвоевать главенство. Лучше замереть: шаг влево, шаг вправо... - это пр`опасть. Если возникнет желание видеться реже, не противьтесь этому - получите передышку. Если отношения перешли предел допустимого, то отдавайте себе отчет, что кольцо не крутится назад, улучшений ждать не приходится. Хозяин должен жалеть слугу, понимая, что в своих ошибках виноват не сам слуга, а векторный закон. Расставшись с хозяином, никогда не пытайтесь ему отомстить. Часто встречается вариант развода, смысл которого - лишь временное облегчение перед новым воссоединением. Такой вариант не годится, - если уж удалось удрать, то надо бежать без оглядки, второго случая может и не быть. Если вам не удается покинуть векторный брак, то утешайтесь тем, что жизнь - это ваше временное состояние, тем, что другие браки не многим лучше, тем, что другие браки по сравнению с векторным - это сущая скукота.

Наконец, совет для молодоженов: не торопитесь оформлять свой векторный брак, не торопитесь рожать векторных детей. Родятся ли у вас Пушкин или Блок, ещё неизвестно, риск же превратить свою жизнь, жизнь близких, жизнь детей в сущий ад слишком велик. Не торопитесь, возьмите свое, купайтесь в бурном море чувств, страдайте, восторгайтесь, взлетайте и падайте, но не тяните эту свистопляску в священный институт брака. Брак нуждается в равновесии, он призван экономить силы, а не бесконечно транжирить их. В конце концов из 144 возможных браков векторных лишь 24, нормальных (равновесных) гораздо больше - 120.

В конце 1992 года я давал интервью белорусской газете "Знамя юности". Тема, разумеется, - векторное кольцо. По ходу интервью всплывают несколько новых векторных пар Например, Умецкий и Бутусов (Бык и Собака), спевшие в свое время "гимн" векторного кольца - "Скованные одной цепью, связанные одной целью", создатели "Кар-Мэн" Лемох (Змея) и Титомир (Коза) и даже совсем экзотические Леонсио и Изаура (артисты родились: он в год Кота, она - в год Петуха) из того сериала, который действительно смотрела вся страна.

В интервью упоминается существование альбома векторных фотографий. Казанник (Змея) отдает свой мандат Ельцину (Коза) и с обожанием смотрит на своего хозяина. Гагарин (Собака) держит Терешкову (Бык) за ухо. На всех векторных фотографиях направление вектора угадывается безошибочно. Фотографии урагана... фотографии тайфуна... как благостно и спокойно они выглядят.

Что касается рекомендаций, то их почти и нет. Разве что упоминаются возможные виды компенсации, которые слуга может дать хозяину. Можно отдать хозяину свою молодость, свой авторитет и мастерство, а можно деньги. Как тут пренебречь слугой, если он миллионер или генеральный секретарь, народный артист или Нобелевский лауреат? Впрочем, стоит помнить, что в векторной мясорубке перемалывается всё, не застрахованы от унижений ни Никита Хрущёв, ни Тэд Тёрнер, ни Джеймс Джойс, ни Илья Глазунов.

Другая моя книга, сделанная для коммерческого издательства, возвращается к рекомендациям. Первая рекомендация - это попытаться увидеть себя со стороны и если не ужаснуться, то, по крайней мере, удивиться. Далее, необходимо помнить, что сила векторного воздействия прямо пропорциональна времени контакта, стало быть, участив разлуки, вы ослабите ураган. Если вы хотите избежать слишком бурных эксцессов, то постарайтесь соответствовать своей роли: один должен быть добрым и заботливым хозяином, другой - исполнительным и преданным слугой. Впрочем, эти советы подобны рекомендациям по предотвращению извержения вулкана. Иногда хорошая хирургическая ссора полезнее вялой терапии умиротворения. Одним словом, не хотите "последнего дня Помпеи" - держитесь подальше от вулкана.

Слуга, вознамерившийся удрать от хозяина, должен выглядеть в хозяйских глазах как можно более ничтожно. Это не так уж и трудно, ибо с каждым днем личность слуги тает. Своей ничтожностью и жалким поведением слуга усыпляет бдительность и, когда хозяин совсем обнаглеет, резко дает деру. Удрав от хозяина, надо дать себе зарок какое-то время не общаться с ним ни под каким видом. Когда здоровье восстановится (речь о всех видах здоровья: физическом, нравственном и психическом), то можно пообщаться с бывшим хозяином, однако сохраняя дистанцию, ибо хозяин, раз высосав из вас кровь, всегда захочет припасть к источнику снова, особенно если источник так прекрасно восстановился.

Наконец, совет для тех, кто совершенно счастлив в векторном браке и всё сказанное считает выдумкой автора (обычно это хозяин пары): живите безмятежно и не обращайте внимания ни на кого, ибо вы уже ушли в свой мир, а мы остались в этом, и понять друг друга нам уже не удастся. Остальных же я призываю продолжить антивекторную пропаганду, результаты которой на сегодняшний день уже грандиозны, в будущем же перевернут баланс между тьмой и светом, добром и злом.

В августе 1993 года в "Зазеркалье" №8 (единственное издание, которое ни разу не вышло без статьи по структурному гороскопу) выходит работа под названием "Коммерческие тайны гороскопа". Одной из тайн оказались векторные схемы в кино. Кроме уже разбиравшегося "Механического пианино" и "Обыкновенного чуда" указываются другие векторные фильмы. Так, брат Никиты Михалкова - Андрон снял фильм "Первый учитель", в котором пружину закручивают Бейшеналиев (Бык) и Аринбасарова (Собака). Найти эту пару режиссеру было нетрудно - ведь сам он также родился в год Быка. В знаменитой "Кавказской пленнице" всё основано на самой жизнерадостной векторной паре: партию Кабанов образуют Этуш и Варлей... и сам режиссер; партию Лошадей организовали Вицин, Глузский, Мкртчян, Гребешкова. Становится ясно, что поиск векторных фильмов превращается в отдельную тему структурного гороскопа.

Векторное кино

Рассказать о всех векторных парах в кино невозможно, их слишком много. Невозможно это сделать ещё и потому, что вспомнить многие из векторных фильмов нам уже не под силу. Особенно сейчас, когда к немногочисленным фильмам отечественным, которые мы вынуждены были смотреть по многу раз, добавились и фильмы западные, в основном американские, которые мы смотрим по одному разу.

Порядка в изложении не будет, единственное, постараюсь, не упоминать совсем незаметных фильмов.

Начнем с Эльдара Рязанова: "Карнавальная ночь" (1956). Тут по сюжету никаких особенных парных взаимодействий не предусматривалось. Однако одна лирическая пара всё же затесалась: Гурченко - Крылова (Кабан) и влюбленный в неё Юрий Белов - Гриша (Лошадь) Ничего особенного, но искра проскочила и, кажется, заинтриговала мастера.

"Человек ниоткуда" (1961). В этом фильме уже сколачивается крепкая пара, и для создания этой пары Рязанов уверенной рукой выбирает Сергея Юрского (Кабан), играющего Чудака (кстати, это его первая крупная работа в кино), и Юрия Яковлева (Дракон), игравшего Поражаева. Дуэт получился замечательный: Чудак блистал, Поражаев на его фоне смотрелся очень трогательно. Рязанов подумал и понял, что дуэт дуэту - рознь и актеров надо подбирать тщательнее. Однако в интуитивное постижение векторных пар вмешался собственный вектор. Рязанов, родившийся в год Кота, зациклился на Драконе и в "Гусарскую балладу" (1962) к Яковлеву (Дракон) добавил ещё Ларису Голубкину (Дракон). Самому режиссеру ещё 35 лет, сил на работу с хозяевами хватает вполне. Впрочем, чем-то Драконы его, наверное, напугали. Поскольку в 1966 году он выходит на гораздо более выгодный вариант сценарный союз с Эмилем Брагинским (Петух).

Удивительно, но в одном из самых своих знаменитых фильмов - "Берегись автомобиля" (1966) - в том месте, где напрашивалась векторная пара, Рязанов промахивается, заменяя вектор обычной романтикой (Смоктуновский - Ефремов, Смоктуновский - Жжёнов). Может быть, векторная интуиция оставила Рязанова навсегда?

В "Зигзаге удачи" (1968) вектор по сюжету не требовался, фактически это бенефис Леонова. Впрочем, по периферии фильма векторы тихонько посверкивали: Скобцева - Ронинсон (Кот - Дракон), Бурков - Скобцева (Петух - Кот). Как видим, по-прежнему все крутится вокруг одних и тех же агентов Кота. Однако важно, что наконец-то в поле зрения попадает знак Петуха. В следующем фильме - "Старики-разбойники" (1972) - Петух используется уже вовсю (Бурков, Никулин), что доказывает чувствительность Рязанова к вектору. Внутри же фильма работает лишь один векторный союз - Аросева Евстигнеев (Бык - Тигр), да и то в общем-то не слишком по делу.

Как видим, путь Рязанова к векторной гармонии гораздо дольше, чем у Михалкова и Захарова, там помогало фактическое постоянство коллектива артистов. "Ирония судьбы" (1975), может быть, действительно, не требовала вектора. А вот в "Служебном романе" (1977) вектор помог оживлению статичного сюжета. Пожалуй, впервые Рязанов смог сконструировать небольшую векторную цепочку. Герой Басилашвили (Собака) обижает героиню Немоляевой (Бык), за что, естественно, получает по морде от защитника Быка - Тигра (в исполнении Мягкова). В фильме задействованы ещё один Тигр (Ахеджакова) и одна Собака (Фрейндлих), но явно не хватает Быка для связки. Так у Рязанова активно заиграли пары, относительно далеко отстоящие по цепи от Кота.

В "Гараже" (1980) такое количество персонажей и настолько много контактов, что искать какие-то векторные схемы просто нелепо. Можно просто перечислить занятых актеров: Гафт и Остроумова (Кабаны), Мягков, Ахеджакова, Брондуков (Тигры), Немоляева (Бык), Костолевский и Саввина (Крысы), Бурков (Петух), Фарада и Невинный (Собаки). В такой мешанине если где и поискрило, то без особой силы: например, уже наработанная связка Мягков - Немоляева. То же самое и в "Гусаре" - созвездие актеров и минимум постоянных связок. Впрочем, этот фильм я ещё разберу, когда узнаю знак исполнительницы главной роли.

"Вокзал для двоих" (1983). По главному сюжету вектор конечно же не нужен, а вот в эпизоде - не помешает. Пара: Никита Михалков (Петух) и Олег Басилашвили (Собака) - работает совершенно замечательно. Казалось бы, Рязанов уже у цели. Вот-вот, и он выстроит свою цепь. Увы, в "Жестоком романсе" (1984), где по сюжету явно требовался не только вектор, а векторная цепь толщиной в бревно, интуиция до конца не сработала. Рязанов удовлетворил свое кошачье превосходство поставив на роль главного соблазнителя Петуха номер один всея России - Никиту Михалкова, не позаботившись о его окружении. Лишь Фрейндлих (Собака) оказалась в векторе с Михалковым. Еще одна пара выглядит очень неплохо: Лариса Гузеева (Кабан) и Виктор Проскурин (Дракон).

Легко заметить, что все векторные поиски Рязанова шли вокруг небольшого отрезка цепи: Кабан - Дракон - Кот - Петух - Собака - Бык Тигр, никогда не выходя за эти рамки, почти не снимая остальные знаки. В этом же участке был снят векторный шедевр мэтра - "Забытая мелодия для флейты". В этом фильме впервые Рязанов поставил вектор в самый центр. Филатов (Собака) и Догилева (Петух) сыграли, на мой взгляд, совершенно гениально. Перепады и переходы настолько грандиозные, что смотришь уже не фильм (шутку), а саму жизнь. Обожание, унижение, предательство, спасение безусловно, речь идет о векторном шедевре, хотя никаких векторных ромбов в фильме нет.

В фильме "Привет, дуралеи!" кольцо вновь вытеснено на периферию: Щербаков - Полунин (Бык - Тигр). Да и фильм получился вяленьким.

Подводя итог, можно сказать, что Рязанов никогда не удалялся от векторных фокусов слишком далеко, однако ни разу не приблизился к огню слишком близко. Типичное поведение кота, который и замерзнуть боится, и усы обжечь не желает.

Векторная любовь на экране

Теперь попробуем вспомнить самые знаменитые любовные пары нашего кино.

Номер один - это конечно же "Тихий Дон" Герасимова (Лошадь). Шедевр совершенно мирового уровня, абсолютно интернациональное кино. Режиссеру уже за пятьдесят, но он не боится подойти к огню поближе. В центре киноэпопеи Аксинья (Быстрицкая - Дракон) и Григорий (Глебов - Кот). Описывать всё, что они сыграли в этом фильме, не стоит - надо фильм смотреть. Ощущение их взаимного притяжения просто физическое. А ведь ещё есть жена Григория Наталья (Кириенко - Петух), и её драма ничуть не меньше - притяжение, лишенное взаимности...

Номер два - ещё один треугольник, а куда от него денешься, да и знаки почти те же. Речь о фильме Лиозновой (Крыса) "Три тополя на Плющихе". Здесь в центре таксист Саша (Ефремов - Кот) и селянка Нюра (Доронина - Петух). На этот раз несвободна она, у неё есть муж, жуткий куркуль Григорий (Шалевич Собака).

Удивительно, как сходны векторные схемы двух фильмов. Свободный агент любит главного героя, у которого есть супруг. Свободный агент - векторный хозяин героя, герой - векторный хозяин законного супруга. Удивительно и то, что в обоих случаях фрагмент векторного кольца достаточно далек от знака режиссера.

Номер три - "Экипаж" - фильм невероятной жизненной силы. На фоне совершенно фантастических декораций происходят удивительно реалистические любовно-брачные коллизии. В определенном смысле, это киноэнциклопедия брака. А для пущего напряжения всюду векторные пары. Главная пара - это Филатов - Яковлева (Собака - Петух), в запасе пара Жжёнов - Васильева (Кот - Петух). К сожалению, самая откровенно векторная пара А.А.Васильев И.Акулова до сих пор не расшифрована. Знак режиссера Митты - Петух, что во многом объясняет его векторное чутье. Во-первых, он собрат Михалкова и Захарова, а во-вторых, все пары - на основе его же знака Петуха.

Мимоходом заметим, что "любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждешь", была в фильме "Веселые ребята" между Леонидом Утёсовым (Коза) и Любовью Орловой (Тигр). "Утомленный солнцем" Никита Михалков (Петух) назначил себя жертвой Ингеборге Дапкунайте (Кот). Единственная любовная пара в великом "Чапаеве" составлена из Леонида Кмита (Обезьяна) и Варвары Мясниковой (Крыса). Первый играл Петьку, вторая - Анку.

Более подробно стоит посмотреть нашумевший в свое время фильм "Баллада о солдате" (1959), в котором главные роли играют совсем ещё юные Владимир Ивашов (Кот) и Жанна Прохоренко (Дракон). Обаяние, чистота, искренность молодости и нечто еще, дающее нерв, напряженность, высокую ноту в их отношениях...

"Сорок первый" снимали два раза - в 1927 1956 годах. Первой экранизации не видел, ничего не скажу, хотя имя режиссера впечатляет Протазанов. А вот экранизацию 1956 года видел, безусловно, векторный сюжет сделан прекрасно, любовь, классовая ненависть, страсть, смерть - всё в той самой пропорции, что сразу же выводит на вектор. Проверка годов рождения актеров подтвердила мои предположения. Говоруху-Отрока играет Олег Стриженов (Змея), а Марютку - Изольда Извицкая (Обезьяна). Внимательный читатель уже догадался, что два последних фильма снял Григорий Наумович Чухрай, а родился он в год Петуха. Что ж, остается признать, что только Петухи так метко бьют в самый центр векторного кольца.

Интересна пара Клары Лучко (Бык) и Михая Волонтира (Собака) в телевизионной версии "Цыгана" (1979), хотя я не поклонник этого фильма. Однако другим нравится. Гораздо интереснее мне смотреть было фильм "В четверг и больше никогда" (1978) Эфроса (Бык), в котором герой О.Даля (Змея) гениально издевается над героиней В.Глаголевой (Обезьяна), а заодно и Л.Добржанской (Обезьяна). Реванш Обезьяны берут на Крысах. Как пример хорош фильм М.Казакова "Безымянная звезда", где главные герои - это Мона (А.Вертинская - Обезьяна), Мирою (И.Костолевский - Крыса) и конечно же векторное кольцо.

На этом стоит остановиться, заметив по ходу дела, что сюжетов, требующих именно векторной любви, не так уж много. Гораздо более востребовано в кино ожидание романтического союза, сияющих глаз, нежных прикосновений, почти платонических отношений. Растет спрос на равный союз, более сексуальный, более разговорный, выравнивающий мужчин и женщин. Впрочем, об этом в другой книге. А пока слава векторным парам отечественного и мирового кино!

Мужские дуэты

Сюжет, в котором действовали бы две женщины-авантюристки, крайне экзотичен и редок. Зато пара мужиков, действующих в тандеме, - это классика кино. Естественно, что именно векторные пары были бы идеальны для таких тандемов. Так мы выходим на самое эффективное применение векторного кольца в кино. Именно по векторному принципу должны формироваться все пары авантюристов, которыми так увлечено кино.

Первая парочка, которая приходит на ум, - это Игорь Ильинский (Бык) и Анатолий Кторов (Собака) в "Празднике святого Йоргена" (1930) Якова Протазанова (Змея). В нашем кино это, пожалуй, эталонная пара. Может быть, ещё и потому, что кино было немым и нельзя было подкорректировать отсутствие контакта словами.

А кто же ещё у нас авантюристы? Остап Бендер больше сам по себе, его компаньоны не воспринимаются как равные ему. Деточкин работает в одиночку ("Берегись автомобиля"). Многочисленные наши шпионы тоже больше одиночки. Поищем верных друзей в сферах боевого братства.

Тут сразу вспоминаются "Служили два товарища" с Роланом Быковым (Змея) и Олегом Янковским (Обезьяна). Редчайший случай, когда в дружбу двух мужчин не смогли вклиниться другие люди, другие темы.

Вообще по какой-то неведомой целомудренной причине в нашем кино мужчинам не дают пребывать в парах, сколачивая в основном тройки, четверки и т.д., в которых векторное кольцо уже бессмысленно. "Верные друзья", "Гардемарины", "Три товарища" и т.д.( Правда, иногда из трех богатырей один богатырь самый богатырский, и тогда двое других могут организовать пару. Как, например, в "Александре Невском" одновременно и конкуренты и соратники Василий Буслаев (Николай Охлопков - Крыса) и Гаврила Олексич (Андрей Абрикосов - Лошадь). Точно так же из знаменитой троицы Трус - Балбес Бывалый выпадает чрезмерно интеллигентный Трус, и тогда остаются Балбес (Никулин - Петух) и Бывалый (Моргунов - Кот).

Иногда дуэты складываются на короткое время, чтобы вдвоем обстряпать какое-нибудь сюжетное дельце. Какой великолепный дуэт сложился в "Анкоре" у Гафта (Кабан) и Миронова (Лошадь)! Причем сложился именно для буйства, лихости и самоуправства. Основа союза общая - любовь, а выход - смерть, так что не всё так уж смешно. Интересные пары складываются в фильме "Бег", совсем, казалось бы, безобидный Голубков (Баталов - Дракон) усмиряет сначала одного буйного Кота (Хлудов - Дворжецкий), а потом - второго (Чарнота - Ульянов). Во втором дуэте они путешествуют по Парижу, и сам черт им не брат. Настоящий векторный дуэт - одновременно и контрастный, и единый. Эдакий портрет русской души в двух лицах.

Подводя некоторый итог, можно всё-таки сказать, что тема мужского дуэта в нашем кино разработана не слишком сильно. Попробуем обратиться к иностранцам.

Очень странный, но всё же дуэт - это Чарли Чаплин (Бык) и Джекки Куган (Тигр) - тот самый знаменитый "Малыш". Аналогов такому неравному союзу почти нет.

Однако самым интересным кажется союз Алена Делона (Кабан) и Жана Габена (Дракон). Им посвящена странная история.

Делону( было всего 28 лет, когда он впервые познакомился с Габеном живым богом экрана, звездой первой величины. Великим актером, которого любили все - от рабочего до аристократа. "Габен играет, как в жизни", говорил о нем поэт Жак Превер. Поразительная достоверность, кажущаяся простота и ординарная внешность "человека из толпы" были отличительными чертами Габена-актера. За обликом "деревенского лесоруба" скрывались невероятный эмоциональный потенциал, изысканный ум, самоотверженное благородство. Он был персонажем современной мифологии.

Разумеется, Делон боялся личной встречи с Габеном. Как воспримет его, героя-любовника, эталонного красавца и вспыльчивого юнца, этот убеленный сединами мудрец? Но страхи оказались напрасны. Актеры подружились на совместной картине режиссера Анри Вернейя "Мелодия из подвала". Габен стал для молодого и горячего парня больше, чем другом, - братом, отцом, учителем. Человеком его крови, его души. К нему Ален мог прийти без звонка, перед ним не стеснялся казаться слабым. В его присутствии он мог расплакаться. Только Габен был допущен в самые интимные переживания Делона, связанные с хроническим чувством одиночества молодого человека, неизживаемыми воспоминаниями о войне в Индокитае, потерями любимых...

Габен и Делон стали неразлучны в жизни. Их союз не раз вдохновлял режиссеров на кинопроекты, создаваемые специально под этот уникальный актерский дуэт. Так появились легендарные ленты "Сицилийский клан" и "Двое в городе". Картин было бы гораздо больше, если бы не внезапная смерть Габена от осложнения после гриппа в возрасте 72 лет. Но вернемся к заявлению Делона:

"Я никогда раньше не говорил об этом. Никогда. Больше не могу и не хочу носить эти адские воспоминания в своей душе. Двадцать один год, согласитесь, большой срок для ежедневно кровоточащей памяти! Когда Жан умер, в газетах тотчас появилось фото, где он лежал мертвый на больничной койке. Кто, при каких обстоятельствах мог сделать этот снимок? Как смог проникнуть в больницу? Какая последняя сволочь так кощунственно решила заработать на этом грязные деньги? До сих пор я этого не знаю. Но как только я увидел фотографии, во мне что-то взорвалось. Мир для меня как будто перевернулся! Я воспринял это как акт насилия над Жаном. Над его телом, над его величием..."

То, что Делон сделал далее, походило на фантасмагорический, кошмарный сон. Он пришел пешком в Американский госпиталь в Нойи, где находился Жан. Нервный, с дрожащими руками, ворвался в кабинет администратора и учинил такой скандал, поднял такой дикий ор, что ответственные лица чуть не поседели от страха и стыда. Затем Делон потребовал выдать ему ключи от морга - все до единого, какие были в наличии. После этого вместе со своим личным шофером Делон стал каждое утро на рассвете приезжать в морг, забирать... тело Жана и отвозить его в уединенную часовенку, где оно в безопасности покоилось весь день. Ночью Делон возвращался за ним, отвозил обратно и запирал двери морга на ключ.

"Чтобы больше никто не смог украсть его смерть, - сказал он. - Чтобы никто больше не смог воровать его покой". Так продолжалось три дня. Каждый день Делону становилось всё больнее и больнее проделывать этот жуткий ритуал. Он вспоминал, что самыми страшными минутами всегда были первые, когда он входил в мрачное холодное помещение и приближался к телу покойного. Его раздирал плач. Едва сдерживаясь, Делон чувствовал, что вот-вот захлебнется слезами. Утонет в них. Слезы становились неуправляемыми, готовыми вырваться из него нескончаемым потоком.

Комментарии излишни. Всё в этой истории - классика векторных взаимоотношении. Слуга выше хозяина, отсутствие стеснения, неразлучность, истерика ... Но всё же потрясает в этой истории неподвластность векторного союза смерти. Не оттого ли на могилах больших людей громче всех рыдают векторные хозяева, ибо хоронят они не просто друга, а часть себя, часть своей защитной оболочки?

Так было с Пастернаком, так было с Высоцким, так было с Габеном, так было с Женей Борисовым в 1988 году. Лишь похоронив его, я понял, чт`о потерял. Удар был настолько страшен, что на его поминках я сам чуть не умер, выпив слишком много водки и практически не закусывая. Я просто не мог кушать на его поминках. Странно, но об этом я тоже никогда никому не рассказывал.

Впрочем, не будем о грустном. Вечер. За окном темно. Февраль 1999 года. По "ящику" идет бесконечный сериал "Секретные материалы". Герои сериала - Малдер и Скалли борются со всякой нечистью и потусторонкой. "Кинопарк" утверждает, что во всем мире их имена стали нарицательными. Исполнители ролей Дэвид Духовны и Джиллиан Андерсен, говорят, стали супермегазвездами. Говорят, что у этой пары появилась аура таинственности. Надо бы проверить их на векторность. Тем более они хоть и разнополые, но всё же напарники. Выясняется, что Духовны родился в год Крысы, а Андерсен в год Обезьяны. Вот рюземе "Кинопарка": "Они очень разные. Может быть, слишком разные. Но только их мы можем себе представить, когда говорим "Х-файлы". Пятый год они борются против пришельцев. Они незаменимы. Малдер и Скалли. Дэвид Духовны и Джиллиан Андерсен. Слишком хороши, чтобы уйти в небытие".

Одним словом, тема бесконечная. Можно перескакивать с цирковых пар (Рыжий и Белый) на эстрадные (Лещенко и Винокур), вспоминать телевизионные дуэты (Любимов и Бодров из "Взгляда") и возвращаться к дуэтам вокальным (Монтсеррат Кабалье и Фрэд Меркури). Переходить с космических дуэтов на военные, с военных на географические. А сколько было научных дуэтов?! Кольцо по-прежнему крутится... льцо выходит из кольца

Для тех, кто не любит ходить по кругу, топтаться на месте, толочь воду в ступе и т.д., осталось немного подождать, когда закончится первая часть этой книги, в которой всё одно и то же, одно и то же, и начнется вторая часть, где раскроются дали безграничные, перспективы беспредельные, где кольцо уйдет от примитивных поисков очередной порции грязного бельишка в великих биографиях, наконец показав свою глобальную и безграничную мощь, рассыпав бисером много новых и новейших векторных последствий. А пока мы путешествуем во времени от 1987 до 1999 годов XX века и в пространстве публикаций, черновиков и замыслов по векторному кольцу.

В начале 1994 года вышла статья "Нелегко Быку в год Собаки" ("Зазеркалье" № 14), а в конце года вышла статья "Векторный удар" ("Зазеркалье" № 24). (Подробно об этом во второй части.) Число публикаций стремительно падает: в 1994 году 19 публикаций, в 1995 году - 14. Видимо, я занят "Поисками империи", а деньги пытаюсь извлечь из продажи "Брачной энциклопедии" и "Скажи свой знак...". Однако уже в 1996 году я возвращаюсь к коммерческим публикациям ("Крестьянка", "Капитал", "Дарин", "Материнство"), в "Зазеркалье" № 40 выходит знаменитая "Векторная радуга".

В "Зазеркалье" № 47 рождается новая хохма (не дает мне векторное кольцо покоя) - объявляется конкурс на самую векторную пару уходящего 1996 года. На выбор предлагаются пары: Романцев (Лошадь) и Ярцев (Крыса) - как они обнимались после победы над "Аланией"; Ельцин (Коза) и Лебедь (Тигр) "Я тебя породил, я тебя и убью"; Ельцин (Коза) и Коржаков (Тигр) - от любви до ненависти один шаг; Коржаков (Тигр) и Чубайс (Коза) - "Ну, заяц, погоди!". Почти в каждой статье, опубликованной в конце 1996 - начале 1997 года, упоминается векторный удар ("Война знаков").

В июле 1997 года выходит "Любовь и кино" ("Зазеркалье" №54). Среди крупных векторных удач - сверхбестселлер "Зимняя вишня" (1985) Игоря Масленникова (Коза), в котором в мощнейший и очень точно построенный треугольник помещены герои Елены Сафоновой (Обезьяна), Виталия Соломина (Змея) и Ивара Калныньша (Крыса). Как и положено в треугольнике, в центре Сафонова, в ущербном положении Калныньш, в пре имущественном - Соломин. Однако нравственно чище именно слуги, а не хозяева. Слава Масленникову! И как это он в "Шерлоке Холмсе" промахнулся? Собственно, промашки-то не было. Идеально выбран Василий Ливанов (Кабан), идеально выбран Виталий Соломин (Змея), но каждый по отдельности, - пара же получилась очень равновесная, даже трогательная, но не живая, не драматическая. На самом деле и Конан-Дойл (Коза), и сам Масленников (тоже Коза), конечно, медитировали на пару Коза-Змея.

Раз уж зашел разговор о режиссерских параллельных мирах, то стоит упомянуть ещё несколько фильмов, в которых векторные мосты отсутствуют на экране, но идут через режиссера. В уже упомянутых "Двух товарищах" пара Янковский (Обезьяна) - Быков (3мея) через режиссера (Коза) выводит нас на Высоцкого (Тигр), с которым по сюжету они не связаны, но связывает их пуля... В фильме "Сердца четырех" Евгений Самойлов (Крыса) и Павел Шпрингфельд (Крыса) через режиссера Константина Юдина (Обезьяна) встраиваются в векторную линию с Валентиной Серовой (Змея) и Людмилой Целиковской (Коза). В "Собачьем сердце" векторная пара - Евгений Евстигнеев (Тигр) и Борис Плотников (Бык) - через режиссера Бортко (Собака) выходит на Русланову (Петух), а через неё - а Швондера - Карцева (Кот). Впрочем, можно вместо режиссера поставить в цепь собаку Шарика. Наконец, уже в упомянутом "Шерлоке Холмсе" через режиссера идет цепочка к Рине Зелёной (Тигр).

Продолжая тему векторного удара, выходит работа "По порядку номеров" ("3азеркалье № 58). Вал векторных мыслей не только не убывает, но попросту нарастает. В "Зазеркалье" № 59 продолжен конкурс на самую векторную пару. Предлагается прорыв Немцова (Кабан) на фоне оставшегося не у дел Явлинского (Дракон), космическая тройка Крикалев - Шепард - Гидзенко (Собака - Бык Тигр), президиум кинофестиваля Намин - Абдуов - Соловьёв (Коза - Змея Обезьяна), смерть двух сверхзнаменитых подруг: принцессы Диан (Бык) и матери Терезы (Собака), возвращение Брагинского (Петух) к Рязаноаву (Кот) после десятилетней размолвки, Лукашенковские (Лошадь) дрязги то с Шереметом (Кабан), то со Старовойтовым (Крыса), нарастающее противостояние Клинтона (Собака) и Хусейна (Бык), Ельцинская (Коза) коллекция Тигров (Цзян Цземин, Леонид Кучма)...

2 марта 1999 года, поздний вечер, смотрю телевизор: идут "Женские истории" Оксаны Пушкиной, самоизливается Лариса Гузеева (Кабан). Оказывается, во взрослую жизнь её вводил Сергей Курёхин (Лошадь). В начале знакомства идет заманивание, Курёхин смотрит на Гузееву восторженными глазами, она же его почти не видит, ибо он в отличие от неё совсем обыкновенный. Но вскоре выясняется, что всё совсем наоборот: она обыкновенная девочка-комсомолочка, а он - крутой интеллектуал самого подпольно-диссидентского толка. Именно Курёхин отучил Гузееву от "Аббы" и научил её слушать настоящую музыку, научил её читать... Но одновременно при этом она начинает ощущать перегрузки, психика не выдерживает хозяйского перевоспитывающего напора. "Он ломал меня, ломал мою природу!" - в ужасе восклицает Гузеева. Ей было просто страшно, она хотела видеть миленький, приятный мирок, состоящий из косметики, танцулек, фирменной одежды, а ей показывали какие-то подвалы, диссидентскую озлобленность, напряженность слишком умных разговоров. Она признаётся, что Сергей мог унизить её. "Надо было расставаться, - говорит Лариса и повторяет: - Мы не могли быть вместе, он бы меня сломал". Расставшись с Курёхиным, она попала в другой векторный брак (Кабан - Дракон), который закончился довольно трагично, впрочем, это уже домыслы.

В любом случае речь идет о временах застойных, в которых густота векторных связей была просто умопомрачительной. В те времена я уже крутился в колесе Лошадь - Крыса и готовился перепрыгнуть в колесо Лошадь - Кабан. Так что мы с Гузеевой чем-то похожи...

Всё ближе и ближе день нынешний. В "Зазеркалье" № 65 выходят "Векторные новости". Тема векторного кольца встает всё плотнее и плотнее, кажется, я утверждаюсь в необходимости написания той книги, которую вы сейчас держите в руках, дорогие читатели. Среди мощных теоретических новостей - ряд политических мелочей. Чего-то там про Кириенко и Ельцина (Тигр - Коза), Алиева и Шеварднадзе (Кабан - Дракон) и опять Ельцина и Ислама Каримова (Коза - Тигр)...

Уже в "3азеркалье" № 71 векторные новости оформляются в "Вечный двигатель". В "Совершенно секретно" выходит мое интервью по векторному кольцу. Становится ясно, что до начала написания книги остаются считанные дни. 26 января 1999 года я пишу первые шесть страниц. 2 марта 1999 года я заканчиваю воспоминания о создании векторного кольца и начинаю готовиться к описанию настоящего времени, времени, в которой векторное кольцо захватывает меня как теоретика. Пока я готовлюсь к написанию второй части ("Так есть"), предлагаю вашему вниманию, мои друзья, несколько книжных новинок с моей полки.

Анна Ахматова и Николай Гумилёв

Знакомство их произошло в юности. Ей было, кажется, 15 лет, ему 18. Она понравилась ему а он ей не очень. Потом разлука, странная история с её неудавшейся попыткой самоубийства. Далее - переписка. Наконец встреча. Ей 17 лет, ему 20. Он уже поэт, она тоже пытается писать, однако роли уже меняются, он не высоко оценивает её первые поэтические опыты. Перед своим отъездом в Париж он дарит ей кольцо с рубином, сопровождая всё это строками стиха, странным образом связанными с темой нашего исследования:

Ты кольцо мое, милая, тайно храни.

Когда кончатся светлые дни,

Я опять к тебе, тихая, в гости приду,

По кольцу тебя только найду...

Интересно, что первое опубликованное стихотворение Ахматовой называлось так - "На руке его много блестящих колец"

Тем временем Гумилёв продолжает настойчиво звать Анну замуж.

Она отказывается. Любовь через противостояние. Хозяин атакует, слуга отбивается. Увы, силы неравны, и уже в 1907 году согласие на брак дано. Анна пишет: "Я выхожу замуж за друга моей юности Николая Степановича Гумилева. Он любит меня уже три года, и я верю, что моя судьба быть его женой. Люблю ли его, я не знаю, но кажется мне, что люблю..." Впрочем, до свадьбы ещё три года. Всё это время продолжаются яростные поединки их свободолюбивых страстных натур. Вот строки из стиха Ахматовой от 1909 года:

И когда друг друга проклинали

В страсти, раскаленной добела,

Оба мы ещё не понимали,

Как земля для двух людей мала.

И что память яростная мучит,

Пытка сильных - огненный недуг!

И в ночи бездонной сердце учит

Спрашивать: о, где ушедший друг?

А когда сквозь волны фимиама,

Хор гремит, ликуя и грозя,

Смотрят в душу строго и упрямо

Те же неизбежные глаза.

Итак, великие в будущем поэты становятся супругами. Что дальше? Что может добавить брак в отношения двух огней, сливающихся в один костер? В том же 1910 году, в котором состоялась свадьба, Гумилёв уезжает в Африку. Ахматова пишет:

Как забуду? Он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот...

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка

Всё, что было. Уйдешь, я умру".

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: "Не стой на ветру".

Вихрь кружил их, но не смог заставить соединиться. Мимолетные встречи в юности, частые разлуки, сомнения, отсутствие изначальной влюбленности у нее, отсутствие веры в её талант у него... Всё это противостояло смертельной силе векторного вихря. И тем не менее векторный контакт конечно же был, иначе не призналась бы Ахматова:

Как соломинкой, пьешь мою душу.

Знаю, вкус её горек и хмелен.

Но я пытку мольбой не нарушу...

Тот, кто побывал в векторном союзе, тот знает, как через соломинку выпивается душа, вся без остатка.

В 1912 году рождается сын, наследник векторного брака. О его гороскопе, как и о гороскопе других детей векторных браков, мы ещё поговорим во второй части книги. Сын Лев воспитывается матерью Гумилёва Анной Ивановной, Ахматова и Гумилёв в разъездах... Разрыв вихревой непрерывности уже близок:

Слаб голос мой, но воля не слабеет,

Мне даже легче стало без любви...

Как прошлое над сердцем власть теряет!

Освобожденье близко...

Весной 1913 года в жизни Ахматовой начинается новый период. Пренебрежение Гумилёва зашло слишком далеко, он дал жене слишком много свободы, его магия слабеет, а тут ещё на горизонте появляется М.Л.Лозинский, также родившийся в год Собаки и тоже владевший отмычками к знаку Быка. Затем Недоброво, Лурье... Знакомство Ахматовой с Лурье происходило на глазах у её мужа... Остановить её он уже не мог. А ведь он был офицером, да и вообще мужчиной достаточно суровым.

Следует летнее заточение Ахматовой в имении Гумилёва, её отрезают от внешней жизни, но вернуть к семейной жизни уже не могут. Векторнаяя любовь сменяется векторным пленом.

Какую власть имеет человек,

Который даже нежности не просит!

Я не могу поднять усталых век,

Когда мое он имя произносит.

А дальше мировая война, потом революция. Вихри куда более мощные и враждебные, чем скромный вихрь векторного кольца, захватил людей, и всё же в память, в наследство нам остаются не только романтические, но и векторные стихи великой поэтессы:

Оба мы в страну обманную

Забрели и горько каемся...

Мы хотели муки жалящей

Вместо счастья безмятежного...

Десять дет замираний и криков,

Все мои бессонные ночи...

Снова газеты

До следующей книги не успел добраться, мешают телевизор и газеты. По телевизору в бесконечном повторе смакуются подробности позора Билла Клинтона (Собака) и Моники Левински (Бык). Те же знаки, но всё по-другому. Постоянным в векторных историях остается всесокрушающая сила смерча, в который втягиваются все и всё. Шутка ли, из-за нескольких сеансов "орального секса" на уши была поставлена вся Америка, да что там Америка, весь мир.

В газете потрясла история про фигуристов, наших родных, любимых фигуристов, которые всегда казались нам святыми. Впрочем, не будем забывать, что были и иные примеры иных векторных историй в фигурном катании. Например, Пономаренко - Климова (Крыса - Лошадь).

Теперь к делу. Собственно, векторной парой на льду была лишь пара Майя Усова (Дракон) и Александр Жулин (Кот). Однако из другой пары - Платов Грищук добавился третий элемент - Океана Грищук (Кабан), в результате чего образовался векторный треугольник. Речь идет о танцах на льду, где российские (советские) пары давно стали законодателями моды. Вслед за уходящими Мариной Климовой и Сергеем Пономаренко к чемпионству должны были прийти Усова и Жулин... Но дорогу перебегает лучшая подруга - Оксана Грищук.

Чтобы стать олимпийским чемпионом дважды( , надо быть очень сильным человеком. Океана Грищук смогла это сделать. Ради первой золотой медали она, четко рассчитав направление, со всей своей недюжинной силой нанесла удар Майе Усовой. "Я сразу почувствовала, что у моего мужа и партнера Саши Жулина начался роман с Оксаной. Почувствовала сердцем, но головой, мозгами своими верить в это всё равно отказывалась". Плохое всегда от себя отгоняешь, даже если оно накрывает тебя с головой. О романе Жулина и Грищук знали все, боялась поверить в него только Майя.

А потом Майя увидела у Оксаны на шее цепочку. На цепочке этой висело кольцо. (Опять кольцо!) "Это было обручальное кольцо Саши. Я не могла ошибиться, потому что сама очень долго его выбирала". Теперь у Майи выбора не было, и она решилась на разговор. "Да, это мое кольцо, и я подарил его Оксане, потому что люблю ее!", - сказал Саша. Майе показалось, что у неё лопнули барабанные перепонки, и она испугалась, что больше никогда не услышит музыку. А значит, не сможет кататься. А значит, подведет Сашу... Нет, этого делать нельзя, несмотря ни на что: они слишком долго шли к этой цели, общей цели... И она не имеет права разрушить сейчас всё, когда остался последний танец.

Одним словом, цель была достигнута, золото выиграли Грищук с Платовым, а Майя выиграла серебро.

В дальнейшем страсть Грищук к Жулину заметно утихла, что совершенно немудрено: соотношение их знаков довольно спокойное, в этом треугольнике Жулин был с краю, а центре его была Майя.

С уходом из треугольника Оксаны Грищук всё вроде бы возвращается на свои места. Однако речь идет о векторной паре, а в ней равновесие всегда иллюзорно. Майя простила мужа. Ей казалось, что она обрела того прежнего Сашу, который протянул ей когда-то руку и сказал: "Я твой новый партнер и буду им всегда". Он оберегал её, заботился о ней, был первым, кто признался ей в любви, кто обустраивал её первую квартиру... Однако тот Саша исчез, исчез ещё до истории с Гришук (!). Тот давний, красивый, честный, добрый возрождался только во время выступлений. "А на тренировках... На тренировках мой муж и партнер Саша Жулин меня бил. Бил не за что, просто для профилактики, бил, раздражаясь, когда у меня не получалось так, как ему этого хотелось. Об этих наших проблемах никто и никогда не знал - все семнадцать лет, что мы катались вместе. Я боялась кому-то рассказать об этом. Мне казалось, что всё это так грязно, но во всем этом я виновата сама. Часто от слез глаза распухали так, что скрыть это было невозможно, и мне приходилось врать, что у меня от перенапряжения лопнули сосуды. А иногда я не ехала вместе со всеми в автобусе, а брала такси, потому что не могла показаться с разбитым и расцарапанным лицом. Да, Саша поднимал руку на меня только на тренировках, но домашняя жизнь всё равно страдала: когда ты приходишь домой после тренировки с синяками, когда болит и душа, и тело и не определить, что сильнее, то ты не можешь всё сразу забыть и простить. Но я всё ему прощала. Только постоянно спрашивала саму себя: "Что я сделала неправильно? В чем я виновата? И никак не могла найти ответ. И до сих пор не могу ответить на этот вопрос".

Сколько раз они проживали любовь и предательство, встречу и разлуку в танце, а сколько - в жизни? Руки, ноги, улыбки, слезы - где жизнь, а где ледовый спектакль? Известно, что Майя прошла через пятнадцать депрессий, две из которых были тяжелейшими. "Во время последней я лежала в больнице в очень тяжелом состоянии. И именно там у меня наступил тот момент, когда внутри что-то так сильно сжалось, а потом раз - и резко отпустило. Я поняла, что всё, я больше не страдаю; мне не больно, а значит, не люблю". Выйдя из больницы, Майя решила, что докатывает сезон - и уходит.

Новость его ошеломила. "И здесь он сделал такую подлость, так некрасиво себя повел, что мне до сих пор стыдно за то, что это сделал именно он, мой бывший муж. Он сказал моей маме: "Вы думаете, что ваша дочка - хорошая фигуристка? Вы глубоко ошибаетесь! Она самая слабая из всех партнерш, которые есть в фигурном катании. Она никто! Она лентяйка и никогда не хотела работать, а я её тащил... Все наши титулы - мои титулы. Но я должен вам сказать: вы должны заставить её остаться, потому что, если она закончит кататься со мной, её больше никто не возьмет, и вы первая будете кусать локти от досады. И ещё я вам хочу сказать: ваша дочка очень злая, и она на всю жизнь останется одна. Так же, как и вы".

Заканчивается вся эта история если не идиллически, то достаточно обнадеживающе. Произошла рокировка, обмен партнерами или партнершами, как хотите, в результате образовалась пара Платов - Усова (Коза - Дракон) и Жулин - Грищук (Кот - Кабан). Таким образом на гороскопической шкале Грищук почти ничего для себя не получила, у Платова новый союз, а вот у Майи Усовой и Александра Жулина началась принципиально новая жизнь, поскольку распался их векторный альянс, закончился их векторный кошмар. Теперь они могут расценивать всё случившееся в прошедшем времени. Думаю, что наибольшее счастье именно у Жулина - он теперь свободен. Усова, думается, не столь безгрешна, как выглядит в интервью В.Красных. Векторное кольцо не щадит слуг, но ещё более калечит хозяев, лишая их многих нормальных человеческих качеств. Для структурного гороскопа и его создателя (меня, стало быть) самое главное пока - демонстрация аномальности проявлений векторного брака. В этом смысле правдивость интервью не имеет значения. Даже если всё сказанное Майей неправда, - остается факт аномальности.

На столе ещё две газеты. В одной сообщаются реальные даты рождения знаменитых бандитских супругов. Бонни Паркера (1 октября 1910 года Собака) и Клайд Бэрроу (март 1909 год - Петух). Именно про них сняли кино ("Бонни и Клайд"), ставшее символом бунтующей молодежи. Страстная любовь, полнейшее слияние, но не только - в хозяйстве или умственной сфере, но и слияние на крови, чужой и своей.

Нет никаких сомнений, что Бонни и Клайд не единственная векторная преступная пара, уж больно удобен такой союз для беспредела. Во-первых, из векторных пар уходит мораль, кроме того, великолепная сыгранность, спаянность, взаимопонимание.

Очень характерный признак именно этой пары - в её лихорадочном вихревом перемещении в пространстве. Они никогда не сидели долго на одном месте. Этим они очень напоминают многие известные автору векторные пары. Как ни странно, но и тут вектор в помощь бандитам, помогает им заметать следы, мешает сыщикам найти логику в их перемещениях.

Радостное сообщение о новом сообществе тренеров Романцев - Гершкович (Лошадь - Крыса). Еще совсем недавно Романцев был в другой, но совершенно такой же паре с Ярцевым (Лошадь - Крыса). Что ж, по нынешним открытым временам (открытыми считаются знаки Лошади, Крысы, Петуха и Кота) такие пары как Лошадь - Крыса и Кот - Петух, в нашей стране неизбежны и очень благотворны.

Заодно стоит напомнить о проблеме сдвоенных футбольных центров. Самые знаменитые дуэты всегда были векторными. Стрельцов и Иванов - это Бык и Собака, Протасов и Литовченко - это Дракон и Кот, Геркович (Крыеа) играл в паре с Еврюжихиным (Обезьяна). В современном "Спартаке" Тихонов (Собака) особенно хорош в паре с Цымбаларем (Петух).

Наконец, совсем коротенькая заметочка. У ведущего "Взгляда" Любимова (Тигр) жена родилась в год Быка. Это интересно.

Сергей Есенин и Айседора Дункан

Любовь настигла их с первого взгляда, и они, бросившись друг к другу, так и не отрывались да самого рассвета... Есенин вот уже несколько дней метался по Москве. Афиши с её именем, разговоры о ней, фантастическая слава женщины-легенды... Трудно было поверить, что это первая их встреча, казалось, они знают друг друга давным-давно, так непосредственно они вели себя в тот вечер... Айседора гладила его волосы, приговаривая на ломаном русском что-то про золотую голову. Есенин не владел ни одним иностранным языком, Дункан не знала русского. Непостижимо, как и о чем они проболтали весь вечер.

"Теперь чудится что-то роковое в той необъяснимой и огромной жажде встречи с женщиной, которую он никогда не видел в лицо и которой было суждено сыграть столь крупную, столь печальную и... столь губительную роль", - скажет потом друг Есенина поэт-имажинист Мариенгоф (Петух).

В первое же утро знакомства извозчик, заснув, прокатил Есенина и Дункан трижды вокруг церкви. Есенин в восторге кричал, что тот повенчал их. Разве это не мистика? А ведь она была старше его на 17 лет! А разве не мистична дата их знакомства - 3 октября - день, когда Есенину исполнилось 26 лет? Во второй части книги мы ещё подробно поговорим об особых приключениях векторных людей. Пока же отметим, что роковым для Айседоры были и 1913 год (смерть её детей), и 1925 год (смерть Есенина).

"Никогда не ищите логику в союзе мужчины и женщины", - скажет, наблюдая эту экстравагантную пару, поэтесса Крандиевская (также ветеран векторного брака). Если же и была логика, то какого-то сверхъестественного порядка. Вектор бьет всё на свете: национальные различия, языковые барьеры, возрастное несоответствие. В этом смысле данный брак сверхлогичен, ибо в нем сошлись люди, которые без вектора не смогли бы и приблизиться друг к другу. Есенин утверждал, что Дункан - настоящая русская женщина, более русская, чем другие. Может быть, так оно и было, ведь векторный брак - это почти всегда судьба,

По словам знакомого, Есенин бывал крайне резок, говорил о ней в раздраженном тоне, зло, колюче: "Пристала. Липнет, как патока". И вдруг тут же, наперекор сказанному вставлял: "А знаешь, она баба добрая. Чудная только какая-то. Не пойму ее".

Уже в 1922 году Есенина охватывают беспокойство и охота к перемене мест. Его потянуло за границу. Дункан также становилось в Москве всё неуютнее. Есенин всё больше пил, всё чаще исчезал. Дункан пыталась колдовать (по совету астролога), дабы успокоиться. И вот как-то колдовство удалось: - Есенин вернулся - легкий, улыбчивый, совсем нормальный. И Айседора решилась: надо уезжать, отправляться на гастроли, увидеть Европу, Америку, подальше от этого кошмара. Что ж, убежать от разрухи нетрудно, но можно ли убежать от самих себя.

Впрочем, предстоящее турне явно вдохновляет молодоженов. По словам Шнейдера, "чувство Есенина к Айседоре, которое вначале было ещё каким-то неясным и тревожным отсветом её сильной любви, теперь, пожалуй, пылало с такой же яркостью и силой, как и любовь к нему Айседоры".

Об их отношениях написаны тома, каждый видит что-то свое, но все признают аномальность, объясняя всё уникальностью самих супругов. Отрицать нельзя и этой причины. В вихре векторных приключений не знаешь, где причина, а где следствие: то ли ведут себя так, потому что в векторном браке, то ли попали в векторный брак потому, что хотели так себя вести? Есенин угрожает выброситься из окна, Дункан в своем танце падает на колени перед Есениным. Скандалы, ревность, взаимные упреки, внезапные расставания, бурные встречи и снова скандалы.

Многим казалось, что это настоящее безумство. Сколько раз бил и крушил всё вокруг себя Есенин! Но ведь то же самое могла сделать и Дункан (благо средства позволяли). Айседора то прячется от Есенина, то его разыскивает. Своей подруге Роберте она признается, что если не найдет в очередной раз исчезнувшего мужа, то умрет или сойдет с ума. Все эти раздоры и примирения, горы перебитого фарфора, хрусталя и дорогой мебели были бы даже смешны, если бы не реальность трагедии, которую чувствовали все вокруг.

А вот мнение ещё одной подруги, наблюдавшей очередной погром: "Айседора наслаждалась этим диким зрелищем. Что нашло на нежную, застенчивую Айседору?.. Его приступы оказывали на неё такое же умиротворяющее воздействие, как сумасшедшая гонка на машине или полет в самолете". Вскоре она уже с упоением сама швыряет тарелки об стены.

Убегают по очереди друг от друга, пересекают океан туда-сюда. Векторным супругам нет возможности найти себе место на этом уютном шарике, как будто они уже и не люди, как будто сама земля уже не держит их. В воспоминаниях М.Дэсти Есенин и Дункан предстают двумя заблудившимися душами. Одоевцева описывает атмосферу в доме супругов более образно: "Весело? Нет, здесь не весело. Не только не весело, но как-то удивительно неуютно. И хотя в комнате тепло, кажется, что из завешенных розовыми бархатными шторами окон тянет сквозняком. Что-то неблагополучное в воздухе, и даже хрустальная люстра светится как-то истерически ярко среди дыма папирос". Удивительно, но эти тихие слова поражают не меньше, чем описание знаменитых скандалов знаменитых супругов.

Как-то вечером, когда Сергей неожиданно вернулся домой, он застал Айседору плачущей над фотографиями своих любимых покойных детей. В пароксизме ярости он выхватил у неё альбом и, прежде чем она успела помешать, швырнул в бушующее пламя. Айседора спасла бы его от огня, но Сергей держал её с нечеловеческой силой и выкрикивал гадости о её детях. В конце концов она упала без сознания. Так описывается последняя встреча Есенина и Дункан.

Менее двух лет длился этот роман, этот брак. Однако за это время случилось событий на несколько романов, пьес, а уж мемуаров и воспоминаний - без счету. В этом смысле наиболее точно можно сравнить их с парой Мюссе Санд. Впрочем, сравним лишь масштаб поднятой бури, а не сам сценарий. Сравнима ситуация ещё и тем, что брак совершенно по-разному оценивается нашими мемуаристами, превозносящими Есенина, и западными, преувеличивающими значение Дункан.

За разлукой 1923 года следует смерть Есенина в 1925 году (28 декабря), а 17 августа 1927 года - смерть Дункан. Обстоятельства двух смертей удивительным образом переплетены. Есенин повесился в том самом номере гостиницы, где они останавливались, а её задушил шарф, тот самый шарф, который в её танцах символизировал самого Есенина. Мистика, во всем мистика...

Сталин и Тито

Отдохнем от брачного сумасшествия и обратимся к большой политике. Описание векторных отношений Сталина и Тито особенно важны для идентификации Сталина как Кота, а не Тигра.

Н.С.Хрущёв в своем выступлении на Пленуме ЦК упомянул о беседе со Сталиным, в которой тот грозился, что стоит ему шевельнуть мизинцем и не будет Тито. Слетит, мол. Однако сколько ни шевелил Сталин мизинцем, руками и ногами Тито не слетел.

Впервые Тито и Сталин встретились в сентябре 1944 года. Но до этого была телеграмма Тито Сталину, которая начиналась словами: "Если не можете нам помочь, то хотя бы не мешайте!" По словам Димитрова, "хозяин (Сталин) был страшно зол на Тито из-за этой телеграммы. От злости топал ногами по полу". Так что взаимодействие началось ещё до встречи.

Предоставим слово саману Тито: "В ходе первой встречи со Сталиным царила напряженная атмосфера. Почти по всем обсуждавшимся вопросам возникала в той или иной форме политика. Тогда я заметил, что Сталин не терпит возражений. В разговоре с окружавшими его людьми он вел себя грубо, раздраженно. Из членов ЦК ВКП(б) Сталин время от времени спрашивал мнение только Молотова, и то не дослушивал его ответы до конца, продолжая развивать свою мысль. Я не привык к такого рода беседам, ввиду чего возникали просто неловкие сцены. Например, Сталин говорит мне: "Имейте в виду: буржуазия очень сильна в Сербии!" А я ему спокойно отвечаю: "Товарищ Сталин, я не согласен с вашим мнением. Буржуазия в Сербии очень слаба". Сталин замолкает и хмурится, а остальные за столом - Молотов, Жданов, Маленков, Берия - с ужасом наблюдают за этим. Сталин начал затем расспрашивать об отдельных буржуазных политических деятелях Югославии, интересуясь, где они, что делают, а я ему отвечаю: "Этот подлец, предатель, сотрудничал с немцами". Сталин спрашивает о ком-то еще. Я ему отвечаю то же самое. На это Сталин вспылил: "Да у вас все подлецы!" А я ему в ответ: "Верно, товарищ Сталин, каждый, кто предает свою страну, является подлецом". Сталин опять мрачнеет, а Маленков, Жданов и другие смотрят исподлобья".

Дальше происходит ещё более невероятное: из себя уже выходит Тито, когда Сталин убеждает его в необходимости возвращения короля Петра на престол.

Дальше - больше, Тито по-прежнему непонятен для Сталина: то не приедет куда надо, то пришлет какую-нибудь странную телеграмму. Сталин же по мере сил отстаивает Тито перед Черчиллем, который считает Тито диктатором.

5 апреля 1945 года Тито посещает Москву уже в ранге премьер-министра Югославии. На официальном обеде Тито сидел между Сталиным и Калининым (Кабан). Дальше следуют уже неофициальные обеды на даче...

Джилас (Кабан), вспоминая те встречи, утверждает, что "во взаимоотношениях Тито и Сталина можно было заметить что-то особенное, невысказанное - как будто бы они испытывали недовольство друг другом, но каждый из них сдерживался..." Далее он замечает, что Сталин подтрунивал над Тито, не упускал случая невзначай поддеть его. (Ох уж это векторное заигрывание.)

В дальнейшем Сталин по-прежнему делает югославскому лидеру дорогие подарки, в частности, Тито одним из первых иностранцев награжден орденом "Победы". Но Тито не торопился отвечать покорностью и преданностью. Именно СССР помогал Югославии утвердиться на международной арене, решать территориальные споры с Италией.

В конце мая 1946 года Тито вторично нанес официальный визит в СССР, в ходе которого состоялись его беседы со Сталиным. Это была их третья и последняя встреча. Сам Тито считал, что она была самой сердечной. После переговоров был совместный ужин, на котором Сталин вдруг предложил выпить с Тито на брудершафт. Они чокнулись, обнялись. Затем Сталин выпрямился и сказал: "Сила у меня ещё есть!" - и, подхватив Тито под мышки, три раза приподнял его. Необычный порыв для генералиссимуса.

Многочисленны свидетельства того, что Сталин прочил именно Тито в лидеры мирового масштаба, иногда намекая на это, иногда говоря прямым текстом. Особенно демонстративен был жест Сталина во время похорон Михаила Калинина: главы иностранных делегаций стояли у подножья мавзолея, и Сталин только Тито пригласил на центральную трибуну. Одним словом, отношения улучшались и улучшались. Именно Иосипа Иосиф ставил всем в пример как настоящего вождя и коммуниста. В феврале 1947 года он даже прислал советских хирургов, дабы те вырезали Тито аппендикс. Таким образом, при всей неровности отношений видно, что Сталин к Тито относится с подчеркнутым вниманием, выделял его среди других, возлагал на него особые надежды. Легко заметить, что многие жесты Сталина внезапны, спонтанны. Все это неопровержимо, указывает на векторность отношений.

Сталин готов был поднять Тито да своего уровня, как это делают многие высокопоставленные векторные слуги. Однако взамен они хотели бы получить преданность и дружбу векторного хозяина. Увы, векторному хозяину свойственно переоценивать себя, перетягивать на себя одеяло, брать инициативу... Тито перестал советоваться со Сталиным, предпринимал самостоятельные действия, начал реально лидировать на Балканах. Союз Югославии с Болгарией, дружба с Албанией - события форсировались, мнение Москвы не слишком учитывалось. Когда Югославия решила ввести в Албанию дивизию, Москва не на шутку испугалась конфликта с Англией и США. Но главное было в том, что Тито даже не оповестил Сталина о своем решении.

Впоследствии Тито неоднократно подтверждал грандиозность и переломность в его жизни решений 1948 года. Надо было покаяться, но покаяться Тито не мог, он один во всем коммунистической лагере не понимал грандиозности власти Сталина. Не дождавшись капитуляции Тито, Сталин решил предать строптивого югослава "идеологическому суду". Началась откровенная травля Тито. Югославия была потрясена. Для большинства югославов это был шок. Глубокие переживания в связи с тяжелейшими несправедливыми обвинениями Сталина спровоцировали в те дни у Тито острейший приступ желчнокаменной болезни. "Мы верили в Советский Союз, верили в Сталина, - говорил Тито, мы не стыдимся своих иллюзий. А в июньские дни 1948 года, когда Сталин так беспощадно, так грубо их растоптал, нам было страшно трудно. Но мы не утратили веры в социализм, однако начали терять веру в Сталина, предавшего дело социализма".

Весь мир был уверен, что Тито будет сметен в несколько дней, однако он устоял. Весь соцлагерь обрушился на Югославию, югославская компартия называлась кликой убийц и шпионов. Уже в октябре 1949 года были разорваны дипломатические отношения между СССР и Югославией. С такой скоростью гигантская любовь сменяется гигантской ненавистью только в векторном вихре. (В скобках отметим, что сам конфликт произошел в мистическом и фатальном году Крысы, когда так усиливается власть вектора и прочей магии.)

Наши кинозвезды

От политики вновь к бракам, причем артистическим.

Начнем со Светличной с Ивашовым. Светлана Светличная родилась в год Дракона, Владимир Ивашов - в год Кота. Первой ролью, сразу же прославившей Ивашова, была его роль в фильме "Баллада о солдате". Можно сказать, что эта роль предсказала векторную судьбу Владимира, поскольку в этом фильме он выступил также в роли векторного слуги (Жанна Прохоренко - Дракон).

Вернувшись после съемок во ВГИК, Ивашов перешел на курс ниже, где и встретился со Светланой Светличной. Послушаем её рассказ: "Когда Володя в первый раз пришел к нам в общежитие, он мне не понравился - не понравилось, как он пел и как вел себя. Но когда я посмотрела фильм "Баллада о солдате", я поняла, что такие парни, как главный герой картины Алёша Скворцов, очень мне близки и было бы здорово, если бы я связала свою судьбу с таким человеком". Тоже, между прочим, странная постановка вопроса: связать судьбу с киношным образом, а не с реальным человеком.

Молодые встречались друг с другом полгода, затем последовало предложение. "Мне кажется, я тебя люблю", - сказал Ивашов. Светличная почему-то обиделась на слава "мне кажется".

Первое время молодожены жили у родителей Ивашова и, надо сказать, жили непросто. Как это бывает, у невестки не складывались отношения со свекровью, дело порой доходило до шумных разбирательств. Ивашов пытался эти конфликты погасить, но у него это плохо получалось. В конце концов терпение родителей иссякло, и в один из дней они оставили на столе записку: "Просим освободить нашу жилплощадь!" И это притом, что невестка была уже беременна и в скором времени должна была родить. В отличие от семейной жизни творческая деятельность "звездной" пары складывалась в те годы более успешно. На эту деталь тоже стоит обратить внимание, ибо артистические способности векторный брак, безусловно, усиливает, возрастает чувствительность, возбудимость. В некоторых фильмах снимались оба супруга "Тетка с фиалками", "Герой нашего времени" "Новые приключения неуловимых".

В 70-е годы личная жизнь Владимира и Светланы складывалась непросто. Был момент, когда их брак вполне мог развалиться. Как считает сама Светличная: "Первые десять лет - потрясающие: мы - Ромео и Джульетта. Потом - сложная середина..." Светлана понравилась одному известному кинорежиссеру. Актриса вспоминает: "То, что мы так и не расстались, была не моя заслуга, а Володи. Он понимал, что я - человек очень эмоциональный, даже, может быть, непостоянный, и у меня могут быть какие-то "закидоны", но он был однолюб, умел прощать... Я была противной. Володя был степенный. Он был, как Каренин, очень мягким. Если бы я вышла замуж за другого, наверное бы, у меня был не один муж Выдержать мои "закидоны" трудно... Я всегда делала глупости. В очередях, бывало, вступала в перепалки. Мне Володя всегда говорил: "Остановись. Промолчи. Нельзя так - от тебя искры летят". И ему от меня доставалось..."

"Детей воспитывал Володя. А я их била. Причем всем, что под руку подвернется. Сейчас я думаю, что можно было бы найти какие-то иные способы воздействия на сыновей, но они меня простили... Володя детей не бил, находил подход, отвлекал, действовал личным примером..." Слова Светличной похожи на исповедь, похоже, она, теперешняя, во многом раскаивается. А тогда Светличная, наблюдая, как режиссеры снимают своих жен-актрис, вдруг решила, что в её малокартинье виноват муж не ставший режиссером: "У меня тогда были обиды на Володю, мне казалось, что он во всем виноват. Мне хотелось, чтобы он закончил Высшие режиссерские курсы. Но он был до конца своей жизни актером. Он не мог без этой профессии жить..."

В 1978 году впервые серьезно дала о себе знать язва желудка. Ивашову было 39 лет. Впрочем, удачная операция на 15 лет избавила его от болей.

За кризисом отдельных актеров последовал кризис всего кино. Потом разгон Театра Киноактера. Ивашов пошел работать на стройку. Ему было 54 года. В марте 1996 года работать ему пришлось особенно много - ему хотелось заработать достаточно денег на достойный подарок жене. Она вспоминает: "Последний год конфликты в семье начинались из-за пустяка. Он не подавал виду, но его убивала эта работа на стройке. Он нервничал из-за того, что уже не актер, срывался. Но если раньше, когда Володя меня обижал - я дулась, капризничала, то в последнее время, когда он уходил, я его жалела. Когда он возвращался, открывал дверь - я встречала его улыбкой, обедом. Хотя он ждал, что я не буду с ним разговаривать" В ту весну он очень плохо себя чувствовал, но я всё думала, что это авитаминоз и тяжелая работа. И хотя на стройке его щадили, но всё равно с его язвой это было недопустимо..."

Человек попросту надорвался. Кровотечение, неудачная операция, повторная операция, а сердце не выдержало. 5б-й год жизни.

"Я расплакалась, когда похоронила мужа, только спустя два месяца. Сорок дней не курила, не брала в рот спиртного. Это маленькая жертва, но с неё я начала свой путь к очищению. Я хотела всё понять и ощутить на светлую голову. На 39-й день, 30 апреля, я проснулась и почувствовала, что в квартире что-то происходит. Меня обуяло чувство радости. Было пять часов утра, уже рассвело. Я вдруг почувствовала, что Володя здесь. Он обнял меня физически. Мы с ним поговорили. "Я пришел для того, чтобы сказать тебе, что. я тебя очень люблю. И очень хочу, чтобы ты меня не забывала". И я ему это пообещала. И я помню эти объятия - так он обнимал, когда очень скучал".

Еще раз о кинозвездах

Ролан Быков родился в 1929 году (Змея), а Елена Санаева - в 1943 году (Коза). Встретились они в 1972 году (ему 43 года, ей 29 лет). I Заочно раздражение и неприятие, но стоило им увидеть друг друга... "Прихожу на студию и вдруг вижу красавицу с огромными глазами, в которые я просто провалился. Чистое очарование!"

Фильм, на съемках которого они познакомились ("Докер"), был ужасен, но кто обращает внимание на такие приметы, ведь впереди столько счастья!

"Когда мы только поженились, меня в разных компаниях несколько раз встречали фразой: "Здравствуйте, Ролан Антонович! Какая у вас ч`удная дочка!" Представляете, что со мной происходило? Я в бешенстве шипел: "Лена, купи себе что-нибудь солидное. Не ходи девочкой", А какая это была девочка!"

В дальнейшем супружеская пара играла в "Приключениях Буратино", "Деревне Утке". С 1976 года начинается полоса невезения: отлучают от режиссуры, не приглашают сниматься, Быков так вспоминал то время: "Семь лет пил по-черному. Лена пережила это вместе со мной... Был такой случай. Я устал от Лениной опеки и сбежал от неё на ипподром, куда никогда не ходил и где, по моим расчетам, Лена никак не могла меня найти. Сел я за столик, ну и ... всё такое. И вдруг в ресторан входит она - красивая, стройная, молодая. Я поклялся себе: сделаю всё, чтобы быть достойным её. Пить бросил, потому что понял; если не остановлюсь, потеряю семью". Однако выход из кризиса наступил в начале 80-х, когда Быков снял "Чучело" с Кристиной Орбакайте (Кабан) в главной роли.

Еще один наш знаменитый режиссер, Владимир Басов, родившийся 28 июля 1923 года (Кабан), во многом повторил судьбу Ролана Быкова. Пройдя два несложившихся брака (Р.Макагонова, Н.Фатеева), 40-летний режиссер встречает 21-летнюю красавицу Валентину Титову (Лошадь) и влюбляется в нее, как мальчишка. При первом же взгляде на молоденькую актрису Басов поклялся, что женится. Он снял уже утвержденную актрису на роль Маши в фильме "Метель", чтобы отдать её Титовой. Но Титову не отпускал из театра Товстоногов. Тогда Басов подключил Министерство культуры, откуда в театр пришла приказная телеграмма - отпустить Титову на съемки. Роман Басова и Титовой развивался постепенно в процессе всего съемочного периода. Однажды Титова даже обещала разбить стул о голову режиссера, если он ещё раз оскорбит её. Басову с трудом удалось загладить вину.

Векторный брак пошел на пользу Басова - он снял свой лучший фильм "Щит и меч" (на пятом году брака). По словам Титовой, он был прекрасным отцом, заботливым и хозяйственным. Признаёт и недостатки: "Он очень много говорил. Приходил и начинал говорить без остановки... Я злилась и кричала: "Замолчи! У меня сейчас голова лопнет!" В его сознании непрерывно шла работа".

Басов во всех своих фильмах снимал жену и очень болезненно относился к её стремлению сниматься у других режиссеров.

В 70-е годы былая сверхвысокая продуктивность Басова сходит на нет, здоровье ослабло. Последовали инфаркт и развод с Титовой. Тяжелые переживания, ещё два фильма, инфаркт и смерть на 64-м году жизни.

Одной из жен Басова, правда недолго, была Наталья Фатеева (Собака). Тот брак был для Натальи Николаевны недолгим, так же как и её брак с космонавтом Егоровым (Бык), длившийся пять лет. Фатеева вспоминает: "Когда мы познакомились, он мне показался надежным, спокойным. Пока "завоевывал меня", вел себя очень достойно, я бы даже сказала, красиво. Но стали мы с ним жить - и тут... Разные мы люди оказались, разные стремления у нас были, даже книги по-разному мы с ним читали... Когда мы разводились, от его благородства не осталось и следа. Он утащил у меня машину, отсудил квартиру - я потом жила в коммуналке. Всё это я бы могла ему простить. Но то, что он свою дочь, которой сейчас 24 года, в последний раз видел в двухлетнем возрасте, этого я понять не могу. В голове не укладывается: что же за мужья у меня были, что же за отцы из них получились..."

Людмила Сенчина (Тигр) чуть не вышла замуж за Кобзона (Бык), пела с ним дуэтом "А любовь тогда уже цвела". Но миновав благополучно один векторный союз, Сенчина тут же попадает в другой. Речь о человеке не менее известном, чем Кобзон, - о Стасе Намине (Коза), создавшем легендарные "Цветы". Познакомились они в 1980 году, а в начале 90-х годов брак распался. Л.Сенчина рассказывает: "Стас оказался очень ревнивым человеком по-человечески, творчески. Он отвадил от меня очень многих людей, он решал, с кем мне общаться, а с кем - нет. Он мне часто повторял: "Я не хочу, чтобы моя жена пела музыкальный хлам". Возможно, он и был искренен. Но в этом своем рвении зашел слишком далеко..." Одним словом, хотя оба и были музыкантами, но это был настоящий мезальянс. Невозможно представить, как людей столь разного круга могло затянуть в брак. Разве что векторное кольцо... "Он очень многое мне дал. Он открыл для меня совершенно другой мир: новую музыку, новых людей, благодаря ему я прочитала те книжки, о которых и не подозревала, увидела те фильмы, посмотреть которые мне бы и в голову не пришло..."

И ещё раз про кино

Иногда векторная история - это не роман, не брак, а какой-то эпизод, мимолетный случай, о котором бы забыть раз и навсегда. Однако именно от векторного кольца до кольца времени один шажок. Нет ничего. Проще, чем зациклиться на какой-то векторной истории.

Вот, скажем, съемки в 1950 году "Кубанских казаков". У руля процесса маститый режиссер Иван Пырьев (Бык), перед камерой - юная дебютантка Екатерина Савинова (Тигр), играющая Любочку. За пределами съемочной площадки идет своя жизнь, среди особенностей которой традиционно существующее покровительство режиссера дебютанткам. Однако Савинова условий этой игры не знает и на настойчивые ухаживания Пырьева отвечает тем, на что не решались самые знаменитые актрисы, - отвешивает мэтру пощечину. Пырьеву бы посмеяться над чудачеством алтайской девчушки, но нет - затаил обиду и делал всё чтобы карьера талантливейшей актрисы в кино не состоялась. Пырьев возглавлял "Мосфильм", был председателем оргкомитета Союза кинематографистов СССР, в его власти было многое, в том числе возможность снять с роли уже утвержденную актрису. (Так было с фильмом Г.Чухрая "Сорок первый", где Савинова должна была играть главную роль.)

Очень странной была история создания сценария векторного киношедевра "Зимняя вишня". Оказалось, что в основе написанного сценария была реальная векторная история, тянувшаяся около двадцати лет со сценаристом Владимиром Валуцким. Причем, судя по всему, реальная история была гораздо круче кинематографической версии, так потрясшей наших зрительниц.

Очень интересно тасовалась колода артистов. Главную героиню должна была играть Наталья Андрейченко (Обезьяна), героя - Сергей Шакуров (Дракон). В такой паре (патриархальные отношения) фильму был бы гарантирован провал. Потом Андрейченко заменили Сафоновой (Обезьяна), легче не стало. Но тут ситуацию спасает Шакуров. После нескольких дней съемки он внезапно отказывается от роли и уезжает. И только тогда появляется Виталий Соломин (3мея), и картина обретает свое истинное векторное звучание.

Еще один актерский брак, длившийся семь лет. Ничего особенного. Олег Басилашвили (Собака) и Татьяна Доронина (Петух). Вместе учились, вместе распределились, вместе попали в Большой драматический театр в Ленинграде к Товстоногову (Бык). Там произошла рокировка. О.Басилашвили вспоминает: "На первых порах судьба Татьяны складывалась очень хорошо, а я был так... на подхвате. Так что мне в первые несколько лет в БДТ было довольно тяжело. Я даже хотел уходить. Но потом Георгий Александрович почувствовал мое настроение, подошел и сказал: "Я вижу, что вы хотите уйти из театра. Прошу вас, не делайте этого. Вы мне очень нужны". Он это сказал, и у меня выросли крылья. И вот с этого мгновения как-то у меня всё пошло в гору..." Так один вектор выбивает другой - Бык спасает Собаку от власти Петуха. Идет элементарная компенсация. Всё, что Петух забирает у Собаки, та с лихвой компенсирует из неисчерпаемых энергетических кладовых Быка.

А вот ещё одна душещипательная история из разряда случайных векторных встреч (ох уж эти векторные случайности!). Шел как-то по улице Горького в Москве молодой Коля Бурляев (было ему 14 лет), и вдруг его останавливает молодой человек (23 года) и с ходу спрашивает: "Хочешь сниматься в кино?" На что Бурляев не выразил никаких восторгов, а, напротив, строго попросил представиться и предъявить документы. Оказалось, что это был Андрон Михалков-Кончаловский. Он и привел Николая на съемки "Иванова детства", фильма, сделавшего Бурляева знаменитым. Легко догадаться, кто здесь кто. Бурляев - Собака, а Андрон представляет знак, служащий Собаке, - Быка.

Андрон Сергеевич на этом мимолетном эпизоде не остановился и женился на Наталье Аринбасаровой (Собака), с которой познакомился и подружился на съемках собственного фильма "Первый учитель". Причем сюжет фильма в каком-то аспекте был повторен в жизни: свою жену Андрон забирал у её родственников, приехав с милицией. Впрочем, долго брак этот не тянулся, хватило двух лет.

Вернемся в прошлое

Еще раз вернемся в прошлое. На этот раз с помощью старинной книги Н.Дубинского "Женщина в жизни великих людей". Интересно играть с векторным кольцом, откатывая его в прошлое, а потом вновь притягивая к современности.

Вот, к примеру, Луиза Альбани (Обезьяна) и итальянский поэт и драматург Витторио Альфьери, родившийся 16 января 1749 года, а стало быть, принадлежащий Змеям (начало года Змеи - 13-14 января).

"Если в истории всемирной литературы есть пример редкой по своему бурному и тревожному характеру связи между поэтом и женщиной, то это, конечно, связь Альфьери и графини Альбани. С другой стороны, трудно также указать более яркий пример непосредственного влияния женщины на творчество поэта, Пегас которого всегда нуждается в легких ударах хлыста, чтобы уносить своего повелителя в бездонные пространства поэзии".

Первоначально графиня была женой Карла Эдуарда Стюарта (Крыса) и пребывала в векторном браке на правах хозяйки. Ей было 20 лет, ему 52. Надежды на английский престол таяли. На какое-то время Карл пришел в себя, но вскоре дела его пошли совсем плохо. "Здоровье его пошатнулось, силы ослабели. Жена почувствовала к нему отвращение, тем более что Карл Эдуард жестоко обращался с ней. Она долго томилась, ждала и искала удобный случай, чтобы решиться порвать со своим мужем..."

Тут она и знакомится с будущей звездой итальянской поэзии Альфьери. Поэт от природы был нелюдим и избегал знакомств с женщинами, особенно такими красавицами, как графиня Альбани. Однако для неё пришлось сделать исключение. Слишком очевидны были её достоинства: невиданная красота, ангельский характер, любовь к словесности и прочим искусствам, а сверх того, она имела большое состояние. Вот слова самого поэта: "Такова была страсть, с этого времени нечувствительно развившаяся и взявшая верх над всеми моими привязанностями, над всеми моими мыслями. Она угаснет только с моей жизнью... Любовь моя не только не отрывала меня от полезных занятий, не суживала, если можно так выразиться, моих идей; напротив, она подстрекала, ободряла меня и представляла собой пример всего прекрасного. Узнав и оценив такое сокровище, я страстно отдался ей. И я не обманулся, ибо после десяти лет, в. минуту, когда я пишу эти строки, когда, увы, для меня настало время горьких разочарований, я более и более пылаю страстью к ней, а между тем время уничтожило в ней многие пустые преимущества скоропроходящей красоты. Каждый день мое сердце возвышается, смягчается, улучшается с ней, и я думаю и уверен, что и её сердце, опираясь на мое, почерпнет в нем новые силы".

Находясь рядом с графиней Альбани, поэт пишет свои лучшие произведения, его продуктивность вырастает до предела. Для полного счастья не хватало только разрушить брак графини с Карлом Эдуардом. "Но как этого достигнуть? Карл Эдуард не отпускал жену от себя ни на шаг, а уезжая, буквально запирал её на ключ". Пришлось выманить их на прогулку, во время которой графине удалось спрятаться в монастыре и из одного векторного брака ускользнуть в другой. Началась скитальческая жизнь, ибо признать официальным этот брак было невозможно без развода со Стартом. Постепенно в эту историю втягивается, как в воронку, пол-Европы. Герцог Тосканский, папа римский, наконец, король Швеции Густав III, добившийся её развода.

Скитания продолжаются и после смерти бывшего мужа. Революция изгоняет влюбленных из Парижа, они возвращаются во Флоренцию, где живут, если верить автору, абсолютно счастливо. Вот только одна незадача: у графини новый друг - художник Фабр. Альфьери же умирает 53 лет от роду, якобы так и не узнав об измене своей грандиозной любви. (Данный эпизод ещё пригодится для уточнения знака Альфьери, ибо представить подобные страсти между Драконом и Обезьяной совершенно немыслимо.)

На одну страницу попали два знаменитейших векторных брака. Женой Рубенса (Бык) была Елена Фоурман (Тигр), красоту которой и свое отношение к ней он запечатлел на многих своих полотнах. Аналогична ситуация с Рембрандтом (Лошадь) и знаменитой (в живописном смысле) Саскией (Крыса). В обоих браках слуги хоронят хозяев. Единственная разница в том, что Фоурман после смерти Рубенса сразу выходит замуж, а Рембрандт двенадцать лет прожил вдовцом. Интересно, что и умерли они почти одновременно: Рубенс в 1640-м, Саския в 1642-м. Не странно ли всё это?

Чтобы никому не было обидно, к поэтам и художникам добавим какого-нибудь композитора. Например, Шопена (Лошадь). Чем он хуже, скажем, того же Мюссе (Лошадь), у него ведь тоже что-то бурное было с Жорж Санд? Многие считают, что Жорж Санд погубила его. А ведь при первой встрече она ему совершенно не понравилась. Он писал, что её "лицо ему совершенно несимпатично. В нем есть даже нечто такое, что его отталкивает". "Но не одной красотой побеждает женщина. Как ни несимпатична она кажется на большом расстоянии, если принять во внимание, что она не только часто меняла любовников, но нисколько не церемонилась с ними и бросала при первом удобном случае; находя даже возможность издеваться над ними и позорить в своих романах, как она сделала это с Мюссе, тем не менее было, вероятно, в ней нечто притягательное, против чего не могли устоять даже люди, явно ей не симпатизирующие. Лучшее доказательство - любовь Шопена" (Н.Дубинский). (Хотел бы я посмотреть, как Жорж Санд расправляется с Обезьянами или каково было бы её превосходство над равными ей знаками мужчин (Кот, Коза, Кабан). А то сладила с двумя Лошадьми, а уж разговору-то...)

Шопена особенно жалко. "Нежный, хрупкий, с женственной душой, проникнутый благоговением ко всему чистому, идеальному, возвышенному, он вдруг влюбляется в женщину, которая курит табак, носит мужской костюм, ведет самые свободные разговоры".

Далее Н.Дубинский производит научное действие - сравнивает историю двух пар: Жорж Санд с Мюссе и её же с Шопеном. "Когда она сошлась с Мюссе, они уехали в Венецию; когда она сблизилась с Шопеном, местом их совместного пребывания сделалась Майорка. Сцена другая, но обстановка та же, и, как мы увидим, даже роли оказались одинаковыми и с одним и тем же грустным концом. В Венеции Мюссе, убаюканный близостью Жорж Санд, писал стройные стихи с искусными рифмами; на Майорке Шопен, также убаюкиваемый близостью Жорж Санд, создавал баллады и прелюдии. В разгар страсти Мюссе заболел; заболел также в минуты высшего любовного экстаза и Шопен. Словом, повторилась та же история. Болезнь Мюссе охладила жар талантливой женщины. То же самое произошло и во время болезни Шопена. Когда у него появились первые признаки чахотки, она стала тяготиться им. Красота, свежесть, здоровье - да; но как любить больного, хилого, капризного и раздражительного человека?"

Взять бы Дубинскому да и сравнить годы рождения Шопена и Мюссе (а они родились в один год), поискать ещё нечто подобное, и векторное кольцо было бы открыто на сто лет ранее... Ведь, в принципе, ничего не изменилось с тех времен. Векторное кольцо могло быть открыто в Древнем Риме, Древней Греции и уж тем более в Китае. Однако суждено ему было открыться только в самом конце ХХ века в России, в Москве, на улице Наметкина, в квартире номер 60...

"Нужно было кончать эти отношения. Но как? Шопен слишком к ней привязался. Знаменитая женщина, опытная в таких делах, испытала все средства, но напрасно. Тогда она вспомнила выходку, которую позволила себе по отношению к Мюссе, правда, после его смерти. Как и тогда, она написала роман ("Лукреция Флориани"), в котором под вымышленными именами вывела себя и своего возлюбленного, причем героя, то есть Шопена, наделила всеми слабостями, а себя возвеличила до небес. Казалось, после этого разрыв неизбежен, но Шопен медлил. Он не мог расстаться с Жорж Санд. Шопен ещё думал, что можно вернуть невозвратимое. Действительность, однако, показала, что сделать этого нельзя. В 1847 году, ровно через десять лет после их встречи, любовники расстались".

Горы книг, фильмов и прочего высокохудожественного хлама накручены вокруг истории Санд и Шопена. Нет человечеству успокоения. Божественна музыка Шопена, проза Жорж Санд, допускаю, также великолепна. Людям трудно понять, отчего так трагичны отношения двух великих, а может, и величайших людей? Поэтому к этой паре люди будут возвращаться вновь и вновь. Векторное кольцо в этой точке пространства стало кольцом времени.

"Через год после разлуки Шопен и Жорж Санд встретились в доме одного общего друга. Встреча поразила писательницу. Она вспомнила зло, которое причинила композитору, вспомнила свою несправедливость, жестокость, и ей захотелось помириться с ним. Полная раскаяния, подошла она к бывшему возлюбленному и протянула ему руку. Красивое лицо Шопена покрылось бледностью. Он отшатнулся и вышел из зала, не промолвив ни слова..."

Закономерный финал... Освобожденный слуга протрезвленным взглядом оценивает свое прошлое. Остается только напомнить о цифрах: Мюссе умер 47 лет от роду, Шопен - 39 лет, Санд прожила 72 года.

Интернационализация

Когда-нибудь, если Бог даст, напишу "Векторное кольцо-2", в котором постараюсь увести страшное колечко подальше от русской земли. Не нам же одним мучаться. Пусть иностранцы тоже покрутят этот хулахуп. Не у всех же народов низкая чувствительность, есть же кто-то, кто чует эту пакость за версту. Речь конечно же о кино и кинорежиссерах.

Вот, к примеру, Фолькер Шлендорф (Кот) в 1984 году взялся экранизировать безусловно векторный сюжет про "Любовь Свана" Марселя Пруста. Я читал саму книгу в 1979 году (может, мы её с Шлендорфом вместе читали) и не все подробности помню, надо бы перечитать. Но то, что сюжет любви - векторный, нет никаких сомнений.

Надо бы цитировать по книге, но я процитирую по фильму, большой беды нет. "Эта любовь стала для меня болезнью. И в такой стадии, что излечиться от неё - равнозначно смерти. Хирурги в этом случае говорят, что больной уже неоперабельный" - это слова героя, Свана. При первой встрече Одетта оставила его безразличным, вызвав даже какую-то брезгливость. Но ответив на её любовь, Сван с каждым шагом, с каждым днем теряет себя, опускается всё ниже, на самое дно. Но осознав смертельность своей болезни, Сван не пытается спастись, боится излечения, малодушно желает смерти от несчастного случая для своей возлюбленной. Одним словом - классический векторный тупик.

Спрашивается: при чем тут Шлендорф, ведь всё это придумано (либо элементарно описано) Марселем Прустом. А при том, что Свана у него играет Джереми Айронс (Крыса), а Одетта воплощена Орнеллой Мути (Обезьяна). По-моему, гениально играют все: Айронс, Мути, ну и конечно само кольцо. Хотя, если честно, настоящего восприятия без понимания языка, без просмотра, что называется в подлиннике, нет.

"Любовь Свана" показывали 26 марта, а на следующий день показывали "Таксиста" Мартина Скорсезе (Лошадь). Я всегда плохо понимал американское кино да и фильм посмотрел не с самого начала. Назвать этот фильм шедевром векторного кино нельзя по определению, фактически это фильм одного актера, Роберта Де Ниро (Коза). И всё же юная Джоди Фостер (Тигр) одерживает грандиозную победу благодаря службе таксиста. Замечательный американский фильм, блистательная комедия - называется "Как украсть миллион". Поставил фильм Уильям Уайлер (Тигр). В главных ролях Одри Хёпберн (Змея) и Питер О'Тул (Обезьяна). Ее папа наводняет мир фальшивыми шедеврами Челлини, Ван Гога и т.д. Она не одобряет отца, но и не осуждает. Постепенно складывается тупиковая ситуация, из которой незадачливое семейство выручает мужественный герой О'Тула. Ничего сложного, ничего векторного, никакого надрыва, никаких трагедии. И всё же дуэт великолепный, маленькие искорки проскакивают, всё приятно, мило и легко.

Еще одна комедия, не менее знаменитая, - называется "Большие гонки". Главную героиню играет Натали Вуд (Тигр), вокруг неё увиваются два Быка, один из них Тони Кертис. Веселое кино, смотрел его в детстве, было довольно смешно. Вектор конечно же помогает играть непринужденно.

Певец и актер Крис Кристоферсон (Крыса) - сплошные "Крис" и "Крыс" играет месте с певицей и актрисой Барбарой Стрейзанд (Лошадь) в музыкальное кино. Речь о фильме "Звезда родилась". Посмотреть фильм не удалось, однако премий нахватал он много, видимо, кино получилось.

Увы, к западному кино подбираться очень пока трудно, слишком мало я его смотрел, слишком скудна информация по годам рождения. Куда легче следить за нашими фильмами. К примеру, показали в "Старом телевизоре" фильм "Мы, нижеподписавшиеся" Татьяны Лиозновой (Крыса). В нем много действующих лиц, столкновений лоб в лоб, но почему-то лишь одна пара рождает ощущение странности и извращенности - Куравлев (Крыса) и Янковекий (Обезьяна). Все остальные пары разыграны в открытую, а здесь диапазон от объятии и заверений в дружбе до драки в купе. Случайно ли это?

Еще один фильм: "Его звали Роберт". Классическое векторное столкновение да ещё с мощной знаковой основой. Роботизированная Змея в лице двух персонажей Олега Стриженова сталкивается с природолюбивой и сумбурной Козой в исполнении Марианны Вертинской. Разумеется, конфликт разрешается в пользу последней.

Пани Моника

Смотреть телевизор - занятие довольно скучное. Но если при этом пальцы лежат на клавиатуре, а мысли плещутся в прокопанном русле любимой рукописи, то становится много веселее.

Вот, к примеру, идет документальный фильм про какую-то современную российскую фашистскую организацию. Лидирует в ней круглолицый юноша мясницкого вида и худощавый юноша, кличущий себя человеком-волком. Первый демонстрирует корреспонденту отрезанные уши в колбе, второй, как впоследствии выяснится, был именно тем, кто срезал уши с убитого им человека. Оба явно не в себе, хотя у второго лицо скорее даже симпатичное. Оба оказываются из мистических знаков и конечно же (А как ещё им было попасть в эту книгу?) оказались в векторной паре. Первый (Пирожок) Обезьяна (1968), второй - Виктор Баранов - Крыса (1972). Разумеется, всем заправлял первый, а на больший срок (как убийца) сел второй.

Смотрю телевизор далее. Мир дожевывает скандал с Моникой и президентом. Президент получил свою долю позора, Моника пытается получить свою долю гонорара за книги и интервью. Я пытаюсь получить свою долю векторной информации. (Напоминаю, что она - Бык, а он - Собака).

Название фильма не помню, на экране Моника с полудебильным выражением на лице рассказывает эту в общем-то скучнейшую историю. И что так взволновало человечество? Остается повторить банальную векторную истину: векторная пара образует воронку, вихрь, который втягивает в орбиту своего вращения всё новых и новых людей.

Моника утверждает, что президент не казался ей безумно привлекательным, пока она не увидела его лично. В первый раз, когда она его увидела, у неё перехватило дыхание... Далее следует странная блуждающая улыбочка и следующие слова: "У него способность, дар притягивать. Он очень чувственный, привлекательный и буквально затягивает вас своей энергией. Он как будто смотрит и видит тебя насквозь, словно видит все основы твоего бытия. Своими глазами, энергией, духом... очень мощно..."

Дальше описание первой встречи, первого поцелуя. Она прозвала его Красавчиком, а он называл её Пацанкой. Поначалу их встречи были частыми и любвеобильными, разговоры - теплыми, в каких бы далеких командировках ни был Билл Клинтон, он звонил ей домой, интересовался её настроением, а если её не было, то оставлял ей нежные послания на автоответчике.

Моника упирает на одиночество самого могущественного человека и утверждает, что секс не был главным, главное - любовь. Утверждает, что их отношения были равными, потом задумывается, сомневается в сказанном и вновь утверждает, что их отношения не соответствовали положению хозяина и прислуги. "Неправда, что он получал всё, а я ничего", - утверждает Моника.

Потом предвыборная пора, и Билл пристраивает векторную подружку в Пентагон, общение продолжается по телефону. Моника разочарована, под это дело появляется демон-искуситель - некая Линда Трипп (возможно, тоже Собака), которая первой втягивается в векторную воронку и потом, со временем, втянет в неё всю вселенную.

После выборов всё вроде бы возвращается на круги своя: новые свидания, новые планы, даже мечты о будущей совместной жизни - и вдруг начало скандала, в воронку втягивается ФБР, ЦРУ, потом пресса, прокуратура, вся Америка, а потом и весь мир. Причем, по версии многих обозревателей, жертвы бомбежек в Ираке и Югославии - тоже последствия невинной, на первый взгляд, шалости, оказавшейся между тем зародышем векторного урагана.

В концовке векторная любовь оборачивается неприязнью. Можно представить, как "обрадовался" Клинтон, узнав о подробностях истории, в которую попал. Она расстроена его злостью, говорит, что ей было больно. Говорит, что когда-нибудь извинится перед президентом за то, что не сумела скрыть отношения. Но тут же заявляет, что. больше не любит его. Мораль чисто женская: Клинтон не мужчина, а только политик.

Атлас Ленинграда

Первая (историческая) часть книги подходит к концу. Мне почти нечего добавить к сказанному. Я добираю какие-то крохи из текущих событий. Бедный Йорик Примаков (Змея) попал на растяжку между Ельциным (Коза) и Зюгановым (Обезьяна). Он сразу даже заболел, сник. Ельцин ещё раз показал, что Тигры ему интересны и дороги, а Змеи вызывают скуку и пренебрежение. Примаков стал сдвигаться в сторону слуги, растяжка лопнула. Вместе с Примаковым посыпался ещё один Змей - Сысуев. Ельцин в своем амплуа - разгоняет всех: хозяев, слуг, случайных прохожих...

На обложке "Кинословаря" нахожу пару векторных заметок. Когда Райзман (Кот) снял фильм "А если это любовь", Юткевич (Дракон) написал статью "А если это не любовь". Тот же Райзман (тот же Кот), разругав при личной встрече фильм Абдрашитова (Петух) в пух и прах, в инстанциях грудью за него стоял, проявив потрясающее благородство. В результате у слуги - комплекс благодарности, у хозяина - взгляд свысока.

На этом я хотел закончить первую часть, выбрав, как говорится, лимит по объему, но тут пришло время съездить в деревню, в глушь, в Саратов, где в избе на самой верхней полке я нашел знаменитый "Атлас Ленинграда".

Собственно, Ленинград тут ни при чем. Был у меня толстый и большой не нужный мне "Атлас Ленинграда". В него я стал клеить фотографии векторных пар. Было это в пору максимального увлечения кольцом, году так в 1987-1988-м. Потом об "Атласе" как-то забылось. Как и всё второстепенное, он переехал в деревню и вот спустя двенадцать лет нашелся.

Стираю пыль с обложки. Открываю. Бог мой, кроме фотографий тут полным-полно всяких векторных текстов. Бедная моя книга, бедная моя первая часть, бедный мой читатель, бедный я сам... Впрочем, начинается "Атлас Ленинграда" действительно с векторных фотографий. Ахеджакова (Тигр) в обнимку с Филозовым (Бык) - это кадр из фильма "Допинг для ангелов". Франсуа Миттеран (Дракон) обнимает Алена Делона (Кабан) после вручения тому ордена Почетного легиона. "Без вас немыслима французская культура!" А вот одна из любимых векторных фотографий - увешанный орденами и медалями Юрий Гагарин (Собака) нежно треплет за ушко Валентину Терешкову (Бык). Тут же Шуйдин (Собака) заглядывает в глаза своему напарнику Юрию Никулину (Петух). Описание странного и внезапного визита Гавриила Попова (Крыса) к папе Иоанну Павлу II (Обезьяна). Наконец, противостояние Ельцина (Коза) и Рыжкова (Змея), указывающее на время создания первой страницы - это 1991 год. Впрочем, на третьей странице более старая фотография - Казанник (3мея) уступает свой мандат депутата Верховного Совета СССР Ельцину (Коза) - это 1989 год. И всё же дата создания "Атласа" - 1991 год.

Фильм "Прости". Благополучная семья. Жена, муж, ребенок. Хорошая квартира, достаток. Вот оно, кажется, счастье? Но нет счастья, нет любви. Режиссер Э.Ясан. В главных ролях Игорь Костолевский (Крыса) и Наталья Андрейченко (Обезьяна). Жизнь миллионеров: Джейн Фонда (Бык) и Тэд Тёрнер (Тигр) смотрят друг на друга влюбленными глазами. Впрочем, во взгляде Тэда уже появляется что-то робкое и неуверенное. Андропов (Тигр) и Горбачёв (Коза) - у начала славных дел.

Архивные фотографии. Сталин (Кот), нелепый и скособоченный, сидит рядом с грустным и солидным Максимом Горьким (Дракон). Кругом какие-то цветочки, кустики... Редкое тройное фото - Мейерхольд (Собака) принимает в гостях французского писателя Андре Мальро (Бык) и нашего Бориса Пастернака (Тигр). Так пара Тигр - Собака обязательно притянет Быка. Кстати, выясняется, что Мальро был министром культуры в правительстве де Голля (Тигр).

Художественное фото. Актриса Екатерина Васильева (Петух) и режиссер Александр Сокуров (Кот) в композиции, изображающей что-то трагическое. Рядом чрезвычайно заумный текст, доказывающий, что при полном отсутствии личных и творческих связей, Васильеву и Сокурова связывает нечто более важное и мощное, некий единый стиль творчества, единая задача "страдальческого эстетизма, религиозного искусства"...

Вновь Горбачёв (Коза) - всё-таки 1991 год на дворе, - но теперь он в паре с "плаксой" Рыжковым (Змея). Горбачёв смеется, Рыжков задумчив. Солженицын (Лошадь) рядом с Зубром (Крыса)...

Несколько историй

А вот история политическая. 13 сентября 1971 года на территории Монголии потерпел катастрофу самолет китайских ВВС, на котором второй человек в Пекине - Линь Бяо (Коза), объявленный преемником Мао Цзедуна (3мея), пытался бежать в Советский Союз после раскрытия планов военного переворота. (Не точно такой ли была история Тито и Джиласа?)

Линь Бяо не устраивали экономические эксперименты Мао, культ личности "великого кормчего". Отнюдь не был он уверен и в твердости намерения Мао сделать его преемником. Наконец, Линь Бяо не разделял воинственную линию вождя в отношении СССР. С августа 1970 года ряд крупных военачальников, на которых опирался Линь Бяо, достаточно внятно проявляли оппозиционность Мао. В ответ последовала перетасовка высшего военного эшелона и удаление лояльных Линь Бяо воинских частей из района Пекина.

К февралю 1971 года Линь Бяо понял, что тянуть более нельзя. В конце марта был составлен план заговора с захватами городов, убийством Мао и т.д. Возможно, что в план заговора была втянута и наша держава. Такая вот векторная история с несостоявшимся преемником Мао.

Другая история относится к разряду окололитературных, Может, когда-нибудь распишу её поподробнее. А пока лишь скажу, что порешили стреляться два наших замечательнейших поэта - Николай Гумилёв (Собака) и Максимилиан Волошин (Бык). Стреляться так стреляться. Дело для нашей литературной истории вполне обыденное. Однако стреляются два векторных поэта, и начинаются загадки. Один источник утверждает, что пистолет Волошина несколько раз дал осечку, и Гумилёв, с его благородством дворянина, выстрелил в воздух, посчитав в такой ситуации стрелять в противника поступком неблагородным. А вот Волошин... повел себя гнусно.

По другим свидетельствам, всё было не так. Граф А.Толстой, секундант Гумилёва: "Гумилёв предъявил требование стреляться в пяти шагах до смерти одного из противников. Он не шутил... Я заметил, что он с ледяной ненавистью глядит на Волошина, стоявшего, расставив ноги, без шапки... Три! - крикнул я. У Гумилёва блеснул красный свет, и раздался выстрел. Прошло несколько секунд. Второго выстрела не последовало. Тогда Гумилев крикнул с бешенством: я требую, чтобы этот господин стрелял..."

А вот свидетельство самого Волошина: "Гумилёв промахнулся, у меня пистолет дал осечку. Он предложил мне стрелять ещё раз. Я выстрелил, боясь по неумению своему стрелять, попасть в него..." Такая вот разноголосица. Придется к этой дуэли вернуться ещё раз.

Совсем короткая история про Фаину Раневскую (Обезьяна), очень любившую Осипа Абдулова (Крыса). Именно он уговорил Раневскую выступать с ним на эстраде (вот и ещё одна эстрадная пара). С этой целью они инсценировали рассказ Чехова "Драма". Это их совместное выступление в концертах пользовалось большим успехом. Когда не стало Осипа Наумовича, через некоторое время Раневская начала играть с другими партнерами, но вскоре прекратила выступать в этой роли. Успеха больше не было. Это к тому, что без векторной искры не всякую роль сыграешь...

Ну и, наконец, история, которую я уже два раза анонсировал - история, произошедшая между молодой певицей и всесильным министром. Галина Вишневская (Тигр) описывает день своей свадьбы с Ростроповичем. Неожиданно в канву событий врывается третий персонаж - Николай Булганин (Коза). Он ищет Галину Павловну по всей Москве. Наконец находит и тут же в практически приказном порядке вызывает на дачу давать концерт. На даче пьянка, собралась вся верхушка страны. Сидеть пришлось между Булганиным и Хрущёвым. Слушать пришлось очень специфические властно-партийные разговоры. Но главное - приходилось терпеть многозначительные и откровенные взгляды новоиспеченного государя Николая Александровича.

- Я позвонил вам домой, но мне сказали, что вы там больше не живете, что вы сбежали...

- Не сбежала, а вышла замуж!..

- Правда? Поздравляю!

На следующее утро - звонок в квартиру молодоженов. Посыльный полковник принес гигантский букет цветов от Булганина. Так начался медовый месяц Вишневской. Вечером звонок из Кремля, звонит сам...

"Я уже понимаю всю серьезность ситуации, но стараюсь создать легкую, ни к чему не обязывающую атмосферу, а потому забираю сразу с высокой ноты: "Ах, здравствуйте, Николай Александрович! Какие дивные цветы, спасибо!" "Это я вас должен благодарить, я был счастлив видеть вас вчера у меня дома. Не хотите ли со мной поужинать, я сегодня в городе?" И разговаривает со мной так, как будто никакого мужа у меня нету! Я ещё пытаюсь всё перевести просто на светскую болтовню, но голос на другом конце провода, серьезный и спокойный, не собирается включаться в мою тональность. Начинаю мямлить: "У меня вечером репетиция в театре... кончится поздно". - "Это неважно. Я подожду". Тогда я со святой простотой подключаюсь: "Ах как чудно, спасибо! Мы приедем". На том конце провода длинная пауза... Затем: "Так я за вами пришлю машину". С тех пор начались чуть ли не ежедневные приглашения то к нему на дачу, то в его московскую квартиру. И, конечно, "возлияния". Булганин пил много и Ростроповича заставлял. Напившись, начинали выяснять отношения. Разговоры шли про любовь. "Мальчишка! Разве ты можешь понимать, что такое любовь! Вот я её люблю, это моя лебединая песня...Ну, ничего, подождем, мы умеем ждать, приучены..."

Вишневская всё это слушала, а что ей оставалось? Векторная пружина закручивалась всё туже. Булганин был готов на всё, предлагал квартиру, деньги, силу... Уговаривал Ростроповича не сердиться на частые звонки, мол, у тебя вся жизнь впереди, дай и мне полюбоваться. Однажды после очередной совместной попойки нервы Ростроповича не выдержали, и он устроил скандал, заявив, что больше к Булганину не пойдет. Когда Вишневская ответила ему, что это невозможно, он полез на подоконник, чтобы выпрыгнуть в окно. Надо было заканчивать эту очень странную историю, тем более, что Вишневская уже была беременна. Однако Булганина ничего не брало, отказы не помогали, Вишневскую стали вызывать на кремлевские концерты официально, через Министерство культуры. Не помогали никакие отговорки. И однажды Вишневская не выдержала: "Я стояла в вонючем коридоре коммунальной квартиры и в ярости орала в телефонную трубку: "Что вы валяете дурака?! Звоните по несколько раз в день, будто не понимаете, что мы не можем бывать у вас дома! Мне надоели сплетни вокруг меня! Я не хочу петь на ваших приемах. Почему? Потому что мне противно! Я не желаю во время пения видеть ваши жующие физиономии..." Ну и т.д. Впрочем, и эта отповедь ничего не дала, приглашения и визиты продолжались...

Векторные фотографии

Векторные фотографии, как и векторное кино, приносят физиологическое удовольствие. Причем удовольствие странное, составленное из недоумения, очарования, чувства проникновения куда-то за ширму мира сего, в пространство, запретное для обычного человека.

Одна из самых знаменитых векторных фотографий: Борис Пастернак (Тигр) и Анна Ахматова (Бык) после выступления перед читателями (1946). Оба одухотворены, приподняты, в её улыбке что-то джокондовское и одновременно хищное; он же чуть-чуть сутулится, взгляд в камеру, но как-то сквозь нее. Как будто легчайший космический ветер отклоняет Ахматову в сторону от него, а Пастернака, напротив, к ней. Два титана с наклоном влево.

Миронова (Собака) и Менакер (Бык) на сцене. Идет спектакль, выстроен сюжет так, что как бы активно не наступал герой Менакера, героиня Мироновой всё равно остается выше. Костолевский (Крыса) и Гринько (Обезьяна). Кадр из фильма. Герой Гринько смотрит на своего молодого друга снисходительно и недоверчиво.

Братья Тавиани (3мея и Обезьяна). Как и всякие братья, очень похожи и как-то удивительно слитны. Впрочем, каждые ли братья? Пока лишь ясно, что кровному родству помогает векторное кольцо либо закон четности.

Олег Газманов (Кот) и его сын Родион (Петух). В подписи к фото вопрос: кто кого породил, то ли Олег Родиона, то ли наоборот? Дело в том, что запел первым Родион и своим пением открыл карьеру папы-композитора. Петь свои песни Олег начал уже потом. На фото всё хорошо.

"Карьера Димы Горина". Кадр из фильма. Вообще-то фильм не про это. Однако небольшой векторный треугольничек, с любовью подобранный авторами, очень оживляет фильм. В центре треугольника Владимир Высоцкий (Тигр), он мешает романтическому контакту между Т.Конюховой (Коза) и А.Демьяненко (Бык). Помнится, в кино Горин (Демьяненко) даже пытается побить более мощного и складного героя Высоцкого, вступаясь за обиженную слугу своего слуги.

Удивительная фотография: два президента двух государств смотрят спектакль в театре. Казалось бы; обыденная вещь. Он - президент Чехии, она - президент Исландии. Уже интереснее. Но если чуть-чуть напрячься, то выясняется, что он - это драматург Вацлав Гавел (Крыса), а она - бывший директор театра Вигдис Финнбогадоттир (Лошадь). Разумеется, что пьеса его, а театр - ее. Так удивительно тасуется колода жизни.

Горбачёв не любил хозяев, Горбачёв любил слуг. Но несколько хозяев все же смогли втереться в его окружение. Так, в телевизионные начальники пробился большой человек Кравченко (Тигр). На фото с высоты своего роста он снисходительно смотрит на последнего генсека. Говорит, что Горбачёв (Коза) вытащил его из отпуска в ноябре 1990 года, чтобы уговорить стать теледиктатором страны.

Уж какой великий человек Шарль де Голль (Тигр)! Однако если сядет на диван, то сразу станет нескладным, негабаритным, неловким. С Андре Мальро (Бык) они сидят именно на диване. Векторный ветер идет от хозяина к слуге. Очень похожая пара - Сталин (Кот) и Горький (Дракон). Вновь могучий властелин рядом с писателем, властителем душ. Но направление ветра другое. Горький - как неприступная скала, а Сталин так и льнет к нему, так и ластится. Если фотография не врет, то Сталину было за что убивать Горького, видимо, тот был последним человеком на Земле, который имел влияние на тирана.

Фотография, отражающая самый напряженно обсуждаемый союз Франции: лицо Франции - Ален Делон (Кабан) и голос Франции - Патрисия Каас (Лошадь). Делон почти что и не красавец, слишком возбужден, слишком суетлив. Каас в своем репертуаре: темпераментна, напориста, глаза горят.

Кадры из фильмов. Белов (Лошадь) пьет шампанское с Гурченко (Кабан) на "Карнавальной ночи". Тихонов (Дракон) на коленях перед Лужиной (Кот). Фильм называется "На семи ветрах". Высоцкий (Тигр) с Чуриковой (Коза) под ручку, при полном параде...

Бои местного значения

Не буду скрывать, что я разыскиваю векторные эпизоды общемирового значения. Не потому, что я пресытился подробностями русской жизни, напротив, именно потому, что я со своим структурным гороскопом чрезмерно приклеился к русской культуре. Векторное кольцо, по сути, единственное направление прорыва к международной общественности. История в разрезе поиска теории вряд ли интересует Запад, брачная теория слишком мягкая штука, слишком связана с культурой, а западное общество более в курсе светских тусовок, чем истинной культуры.

Однако вектору плевать на детали, мелочи и подробности. Вектор не знает наций, не знает культурных, имущественных и прочих различий. Как мясорубка, он ест мясо и пьет кровь всех подряд, кого угораздит пройти мимо и заглянуть в жерло...

И всё же, перечисляя всемирно известные эпизоды, не будем брезговать боями местного значения.

Маленький бой, главные лица которого уже забываются. Предпоследний генсек Константин Черненко (Кабан) тяжело заболел в конце августа 1983 года - по злой иронии судьбы он отравился копченной рыбой, присланной ему министром внутренних дел Виталием Федорчуком (Лошадь). Генерал Федорчук, бывший начальник украинского КГБ, был личным выдвиженцем Черненко, который добился его назначения председателем КГБ СССР после Андропова. После отравления рыбой Черненко окончательно превратился в инвалида, хотя ему ещё предстояло ("не приходя в сознание") стать генсеком. Вот такая история, почти что "Моцарт и Сальери"!

Еще одна история, анонсированная ранее, произошла с двумя знаменитыми академиками. Один из них был сначала самым нашим засекреченным, потом самым скандальным, в конце же концов оказался самым прославленным. Это академик Сахаров (Петух). Другой сначала был самым прославленным, потом самым скандальным, в конечном счете оказался самым нераспознанным - это народный академик Лысенко (Собака).

Дело в том, что хрущёвская "оттепель" далеко не во всех науках ликвидировала (растопила) льды сталинского научного догматизма и жульничества. (Кстати, наступление новых времен не отменило множества коммунистических гуманитарных заблуждений.) Лысенко со своими антигенетическими воззрениями устоял при Хрущёве и чувствовал себя даже лучше, чем при Сталине. Однако время изменилось. Против Лысенко поднимало голос всё большее число ученных. В самиздате появились обширные трактаты, разоблачавшие учение Трофима Денисовича, крепчал фольклор, пытался выступить "Ботанический журнал", но редакцию разогнали. Не хватало открытого и прямого выступления...

Вот и говори после этого о вреде векторного кольца! Съесть таракана-великана может только тот, кто не боится его и презирает. (В действии всё тот же мотив векторного разоблачения.) Лучше всего конечно же векторный хозяин. Лысенко было 66 лет, Сахарову - 43 года. Но Сахарова ничего не смущает и не пугает, он на всю академию заявляет, что Лысенко несет ответственность за "позорные тяжелые страницы в развитии советской науки".

Лысенко был взбешен, требовал реакции Президиума, президента Академии. В образовавшуюся векторную воронку втягивались все, кто был связан с ними, в первую очередь Хрущёв, который пригрозил разогнать непокорную Академию наук. Однако через несколько месяцев Хрущёв был снят и пожар погас сам собой. Векторный хозяин одержал победу. Ставленник Лысенко - Н.Нуждин так и не стал академиком, Сахаров кроме научного авторитета обрел авторитет смелого и честного человека. Более того, именно с этого первого боя местного значения началась его карьера правозащитника, будущего лауреата Нобелевской премии мира, вождя революции 1989 года.

Кстати, о революции 1989 года. Она действительно произошла в 1989 году, но всё было не вдруг, не внезапно, не на пустом месте. Была мощная артподготовка, проведенная нашей доблестной прессой, одним из лидеров которой был журнал "Огонек", где главным редактором был тогда Виталий Коротич (Крыса). Тем более было удивительно узнать, что Коротич оставил "Огонек" и уехал за границу, когда подготовляемая им революция свершилась. Узнав, что новый главный (Гущин) родился в год Обезьяны, я сразу понял, что и тут не обошлось без проказ векторного кольца.

Разумеется, стоило бы опереться на несколько источников, но передо мной лишь одинокая статья из журнала "Столица" В.Вигилянского. Однако, для того чтобы почувствовать запах жареного, достаточно одной статьи. В.В. пишет, что Коротич всегда боялся Гущина (!)... Далее описывается некий финансовый скандал, в который были вовлечены самые высокие покровители. Когда произошли августовские события 1991 года, чуткий к политическим переменам Коротич сообразил, что иметь под боком партийно-номенклатурного бонзу Гущина (чья общественная роль в последнее десятилетие ясна: его легко перебрасывали из райкома в "Московский комсомолец", затем в "Советскую Россию", в "Комсомольскую правду" и, наконец, в "Огонек") надежнее, чем прислушиваться к журналистам, за которыми никого нет. Далее Вигилянский приходит к выводу о близорукости Коротича, точнее дальнозоркости: вдаль видел хорошо, а в людях у себя под носом не разобрался, уволил много честных и талантливых сотрудников, а Гущина, съевшего его в конце концов, проглядел... Бежать от векторного удара пришлось за кордон.

Неполитические новости

Статья из газеты. Называется "Коты дважды становились партнерами Симоны Синьоре". Разумеется, Симона родилась в год Петуха. Первый кот "мистический, романтический, олицетворение возмездия в "Терезе Ракен", некое всевидящее око судьбы". Второй кот в фильме "Кот", где в главных ролях С.Синьоре (Петух) и Жан Габен (Дракон). В такой ситуации впервые на моей памяти выстраивается векторная цепь с участием животного: Петух - Кот - Дракон. Если кто-то думает, что Кот в этой цепи лишний, пусть посмотрит фильм, именно Кот там главный герой, за что ему приходится поплатиться жизнью. Любимца Габена убивает Синьоре (речь, разумеется, о героях, а не артистах).

В 1982 году Сэмюэл Беккет (Лошадь) в поддержку Вацлава Гавела (Крыса) написал пьесу "Катастрофа" (символичное для векторного посвящения название), которую посвятил ему, и послал её на Авиньонский фестиваль и в Международную ассоциацию защиты прав деятелей культуры.

Легендарный ударник "Битлз" Ринго Стар (Дракон) снял фильм о феномене Марка Болана (Кабан) и его группы "Т.Рекс". Демонстрация фильма произвела неистовство и триумфально прокатилась по Англии. После этого фильма началась реабилитация Болана. В мелодиях, наигрываемых различными группами, появилось легко просматриваемое влияние музыкальных экспериментов Болана. Без Марка Бодана сегодня мы не имели бы ни Принса, ни "Роксетт", а металлисты вообще не знали бы, как им одеваться.

Не стихает буря по поводу причастности Сальери к смерти Моцарта. В маленькую трагедию Пушкина миф об отравлении Моцарта попал из Европы (не из Америки же). Слух этот распространяла вдова Моцарта Констанция. В 70-е годы XX столетия этот сюжет стал основой драмы Петера Шаффера "Амадеус", а кинорежиссер Милош Форман (Обезьяна) снял одноименный фильм, пользующийся успехом во многих странах. Однако не всё так просто, ведь речь идет об одной из самых застарелых векторных закруток. Так, после показа "Амадеуса" в итальянском городке Леньяго близ Вероны - родины Сальери случилась самая настоящая демонстрация. Земляки не согласны, как они считают, со "светской сплетней для интеллектуалов". Мэр городка Леньяго был категоричен: "Не дадим оскорблять память Сальери!" Увы, в этом векторном поединке силы слишком неравны: с одной стороны - Пушкин, Милош Форман, с другой - мэр городка Леньяго, меломаны Италии...

За честь невинно пострадавшего композитора и педагога решил вступиться и наш соотечественник, актер и режиссер Никита Романенко. Когда-то он сыграл Сальери во вгиковской постановке Марлена Хуциева. Глубоко проникнув в образ оболганного композитора, Романенко так и не вышел из него до конца и решил раскопать истину.(Но есть ли она на дне векторной воронки? И есть ли дно у этой воронки?) Для этого Никита организует фестиваль Антонио Сальери. Началом фестиваля стало... сожжение перед памятником Пушкину в Москве текста маленькой трагедии. "Я не выступал против этого произведения, против него невозможно выступать - оно гениально. Но великий поэт так или иначе способствовал смерти Сальери - разумеется, не физической. И поэтому логично провести первый в мире фестиваль Сальери не в Италии, где он родился, не в Австрии, где он прожил пятьдесят лет, а в России, где он "умер".

Далее идет много разных рассуждений о двуединстве Моцарта и Сальери, доказывающих моцартианство Сальери и сальеризм Моцарта. (Не даром великий Смоктуновский играл и того, и другого - в фильмах Горикера и Швейцера.) Сальери был легким человеком, обожал всевозможные фокусы, переодевания, карнавалы, дом его наполняла всяческая живность: хомяки, собаки, попугаи...

Ну и, наконец, из истории литературных дуэлей. Владимир Соллогуб (Петух), о котором сейчас никто и не вспомнит, разве что структурный гороскоп недобрым словом помянет его роман "Большой свет", был далеко не мелкой сошкой. Был он особой приближенной к императору, блестящим аристократом, баловнем судьбы, всеобщим любимцем, светским львом да ещё претендовал на звание первого в России (после Гоголя) прозаика, а в то время, когда творили титаны, это было немало. Сам Белинский пообещал Соллогубу первенство в прозе. Смирившись со славой Лермонтова-поэта, стерпеть появление Лермонтова в прозе он уже не смог. Впрочем, Петух есть Петух, великий и гармоничный Лермонтов в его глазах - примитивный армейский офицерик, жаждущий "втереться в великосветские передние". Нам, потомкам, нет дела до социального статуса Соллогуба и Лермонтова, нам интересно лишь то, как один из них писал и как другой посмел обижать гения. Кстати, проза Соллогуба, как это часто бывает у Петухов, патетична, фантастична, напыщенна и совершенно пуста. Что касается дуэли, то она не состоялась, Лермонтов стерпел и даже сохранил отношения с автором пасквиля. (Для тех, кто забыл, напоминаю: Лермонтов родился в год Собаки.)

Теле, кино, фото...

Писать книгу, не отрываясь от телевизора - это мой принцип. Так комфортнее, нет напряженности, чуть-чуть падает скорость, но экономится главное - нервная энергия. Кроме того, я остаюсь в курсе всех событии, вижу замечательные картинки, иллюстрирующие нашу жизнь.

Одна из таких картинок - это фильм о реальной векторной коллизии дружбе Василия Сталина (Петух) и величайшего спортсмена, футболиста, хоккеиста, тренера - Всеволода Боброва (Собака). Казалось бы, что тут удивительного: Василий Сталин - большой поклонник спорта, имел свою команду ВВС, и почему бы ему не полюбить Боброва? И всё же очень странный союз. Бобров играет за ЦДКА, Сталин возглавляет ВВС, один - лейтенант, другой генерал-лейтенант, один - сын генералиссимуса, другой простой в общем-то парень-работяга. Тем не менее пьют на брудершафт, зовут друг друга по имени, обращаются на "ты", совместные застолья, гулянки, удалые приключения. Но при этом влияние Сталина на Боброва вряд ли облагораживающее, хотя, безусловно, вдохновляющее...

Теперь о фотографиях. Стоят в рядок первые маршалы Совдепии. Слева направо: М.Тухачевский (Змея), С.Буденный (Коза), К.Ворошилов (Змея), А.Егоров (Коза), В.Блюхер (Тигр). Идеальная векторная цепь. Конечно, повезло со знаками, но ведь могли же и по-другому стать.

Лев Яшин (Змея) делает роспись на футбольном мяче для Хулио Иглесиаса (Коза). Подпись гласит, что они питали большую симпатию друг к другу. Как-никак Иглесиас тоже был вратарем.

Может быть, самая знаменитая векторная фотография: Брежнев (Лошадь) целует взасос Хоннекера (Крыса). Та самая фотография, которая была воспроизведена на берлинской стене.

Как выглядит векторная пара в китайском варианте? Не понятно. Мы привыкли различать Змей по большим теплым, чуть слезящимся усталым глазам. Но что можно увидеть в глазах Мао Цзэдуна? На фото он и Линь Бяо. Подпись гласит, что "бегству Линь Бяо" посвящены десятки научных исследований и произведений беллетристики.

Изумительная глазастая парочка: Жванецкий (Собака) и Арканов (Петух). Совершенно одно лицо, только у Жванецкого чуть пошире и лысина, а у Арканова чуть поуже и нет лысины... Еще два человека с одним лицом: Богдан Титомир (Коза) и Сергей Лемох (Змея). Богдан, конечно, более нежен, Сергей более мужествен. Заразительно смеются две подруги (?) - Лайма Вайкуле (Лошадь) и София Ротару (Кабан). Опять сходство... Вот уж у кого нет внешнего сходства, так это у Дмитрия Хворостовского (Тигр) и Зураба Соткилавы (Бык). Тем не менее стоят обнявшись, улыбаются. Может быть, у них голоса похожи?

Софи Лорен (Собака) и Витторио де Сика (Бык) на съемках фильма "Затворники Альтоны". Игорь Кваша (Петух) и Марина Неелова (Собака) в фильме "Просто Саша". Космонавты Волынов (Собака), Елисеев (Собака), Хрунов (Петух), Шаталов (Кот) в пяти разных проекциях. Тот же Шаталов (Кот), но уже с Береговым (Петух) гуляют по Красной площади. Береговой смотрит с отеческой любовью, Шаталов просто супермен. Снова Газманов (Кот) с сыном (Петух), но уже подросшим. Академик Сахаров (Петух) и академик Александров (Кот). Что-то там у них не так - фотография как драма. Шараф Рашидов (Змея) и Ядгар Насриддинова (Обезьяна). Подпись: "пока они вместе". Наконец, изумительный кадр из изумительного фильма "Солярис", который хоть сейчас на обложку: Банионис (Крыса), стоя на коленях, обнимает Гринько (Обезьяна). Отец и сын. Все слуги в чем-то дети своих хозяев. Все отцы в чем-то хозяева своих детей.

Страничка, посвященная Брежневу (Лошадь). Вот он вручает орден Чурбанову (Крыса), а вот с Генри Киссинджером (Кабан) осматривают убитого кабана. Вот так. Кабана убил конечно же Брежнев. Брежнев что-то шепчет на ухо Никсону (Крыса). Тут же знаменитая история, рассказанная самим Никсоном. Мол, подарил он Брежневу машину, вручил ключи, только залезли они внутрь, Брежнев ка-ак даст по газам... Охрана в трансе, Никсон в ауте, а Брежнев знай себе закладывает вираж за виражом. Классный водила он всё-таки был.

Фотография апогея последней революции: Ю.Афанасьев (Собака), Э.Климов (Петух) и, чуть отстранясь, Е.Яковлев (Лошадь) и Г.Бакланов (Кабан). Как молоды мы были! А вот историческое фото другой революции, номенклатурной: Н.Михайлов (Лошадь), В.Семичастный (Крыса), А.Шелепин (Лошадь). Два больших писателя: Окуджава (Крыса) и Нагибин (Обезьяна). Окуджава кажется маленьким, весь съежился, сжался. Нагибин, напротив, весь аж раздулся, скрестил руки на груди, чтобы совсем уж не лопнуть...

Снова Брежнев. Бумагу на подпись дает ему Черненко (Кабан). Один из них будет предпоследним генсеком, другой - последним генсеком. А вот действительно историческая фотография: живые вожди стоят у гроба Сталина. Слева направо: Хрущёв, Берия, Маленков, Булганин, Ворошилов, Каганович. В знаках это будет так: Лошадь, Кабан Тигр, Коза, Змея, 3мея.

Письмо Ларионова Тихонову

Векторных писем много, некоторые засекречены, некоторые уже на пути к читателю. Письмо Ларионова Тихонову перед вами, с сокращениями, разумеется. Многие возмутятся соседством спорта с политикой и культурой. Однако надо признать, что спортивные страсти столь же горячи, а там, где большая энергия, там всегда векторный вихрь. В начале вихря письмо, в конце его весь отечественный хоккей, разбросанный вихрем на многие годы вперед. Дело, конечно, не только в письме, но суть именно в нем.

Виктор Васильевич Тихонов (Лошадь) - величайший хоккейный тренер, может быть, самый великий за всю историю этой игры. Игорь Николаевич Ларионов (Крыса) - очень хороший хоккеист, может быть, даже гениальный хоккеист, но уж точно не самый лучший хоккеист всех времен и народов.

"Уважаемый Виктор Васильевич! За последние шесть лет, с того самого дня, когда нашу сугубо личную беседу вы предали гласности на общем собрании команды, обвинив меня в "слабой игре", нам с вами никак не удавалось поговорить по душам...

Для начала придется вспомнить о том, как всё начиналось... В 1981 году вы обратили свой благосклонный взор на меня, в ту пору игрока подмосковного "Химика"... А потом предложили перейти в ЦСКА... Мой отказ был не правилом - скорее исключением. Что же было дальше? Меня призывали на срочную службу, попал я в ЦСКА, а потом присвоили воинское звание...

Похоже, товарищ полковник, что чем больше в сборной военнослужащих, тем вам спокойнее: незачем утруждать себя воспитательной работой, легче просто приказать младшему по званию и должности. Подчиненный фактически не имеет права голоса, а собрания команды превращаются в фарс, когда никто не может вам возразить. Потому что хоккеисты, их спортивная судьба, их будущее, материальное благополучие их семей - всё целиком находится под вашим неусыпным контролем. Так вы превратились в этакого хоккейного монарха: захотите - накажете, захотите - помилуете!"

Далее идет перечисление главных претензий. Заставлял тренироваться до седьмого пота, проводил регулярное омолаживание сборной, не давая засиживаться ветеранам. Редко, по крайней мере реже, чем хотелось, отпускал к женам. Наконец, главное обвинение: подавление личности хоккеистов. Обратимся к тексту:

"Складывается впечатление, что вы просто не заинтересованы, чтобы команда состояла из ярких индивидуальностей. Что вам будто бы проще иметь средних три-четыре звена, этакое рижское "Динамо" образца 1974 года... Такую команду легче удерживать под гнетом жесточайшей дисциплины, в обстановке постоянного страха за будущее в атмосфере, когда становятся выгодными доносы.... И вот стоит перед вами взрослый человек, хоккеист с мировым именем, будучи вынужден молча слушать, как вы кричите на него, унижая перед остальными! Это собственные честь и достоинство вы бдительно оберегаете, а чужие для вас - ничто! А уж следующий раз игрок, памятуя об "ошибке", всеми силами постарается угодить вам, старшему тренеру. Он уже и не пытается играть с выдумкой, творчески, следуя своему стилю, не импровизирует на льду, старается брать на себя как можно меньше ответственности в острых ситуациях. Не отсюда ли начинается деградация, путь к вашему идеалу - "усредненному игроку"?"

Далее новые обвинения в диктате, нагрузках-перегрузках, дисциплине-солдафонщине, инъекциях глюкозы, плаценты и прочего... Ларионов ущучил Тихонова в излишнем стремлении выиграть всё. Ну и конечно, нежелание общаться с прессой, сродство с отмирающей командно-административной политической системой.

Наконец, Ларионов говорит главное: сборная выигрывает не благодаря Тихонову-тренеру, а вопреки, мол, из чистого патриотизма. "Нужна победа не во имя того, чтобы украсили грудь очередные награды, а лицевой счет гонорары. Она необходима, чтоб не потерять в мире престиж советского хоккея, с которым мы связали свою судьбу".

Что ж, время расставляет точки. Ларионов отстаивает честь советского хоккея в Америке, Тихонов давно не тренер сборной, нет уже и СССР, награды на груди никому не нужны, а лицевой счет Ларионова и ещё огромного количества наших хоккеистов в полнейшем порядке.

Так была ли буря? Безусловно. Ларионов поднял бурю, спровоцировал бессистемный, лавинообразный отток хоккеистов за рубеж. Будучи самым образованным и интеллигентным, он создал саму идеологию хоккейной эмиграции. Тихоновская идеология казарменного патриотизма со сжатыми зубами, безусловно, проиграла. И всё же мои личные симпатии не с Ларионовым, а с Тихоновым: он был самым великим тренером, ибо только великий смог бы одержать столько побед. Ларионовские претензии - это всё тот же вечный укор вольного гения Моцарта могучей и кропотливой педагогике Сальери.

Еще раз обо всех

"Атлас" закончен, но к нему прикладывался ещё запасник: заметки, записки, заготовки и просто готовые фотографии и тексты, которые я ещё не успел вклеить в "Атлас". Что ж, теперь кроме векторного "Атласа" у меня есть ещё и векторные хроники. Так что буду пить чай, смотреть телевизор, вклеивать фотографии в "Атлас" и вписывать комментарии в книгу.

ПОТРЯСАЮЩАЯ СВОИМ НЕЗЕМНЫМ выражением фотография обнявшихся Владимира Высоцкого (Тигр) и Михаила Шемякина (Коза). Они считали себя не только друзьями - братьями. Не по крови, а по высшему уровню родства - по духу. В зарубежной печати часто путали их имена - Высоцкого называли Михаилом, Шемякина - Володей. Они усмехались, но им нравилась эта путаница. И всё сильнее и сильнее сплетались вместе их судьбы.

Их познакомил Барышников, дружба началась с первого взгляда. И это при том, что оба уже были сложившимися людьми и зрелыми мастерами. При том, что характерами они вряд ли были похожи. Шемякин славился немецкой педантичностью, Высоцкий не мелочился, жил во всю ширь русской души. Они часто говорили о смерти, Высоцкий не хотел жить, Шемякин его уговаривал. Оба они, по признанию Шемякина, могли быть внешне очень суровы, но в душе были очень нежными.

Георгий Чулков (Кот) пытается размотать клубок отношений между Павлом I (Собака), Елизаветой Петровной (Бык) и Екатериной II (Петух), Александром I (Петух), Марией Фёдоровной (Кот).

"Та, которую он считал своей матерью, редко появлялась у его колыбели. Зато императрица Елизавета навещала младенца раза два в сутки, иногда вставала с постели ночью и приходила смотреть на будущего императора..."

"Павел, с другими приветливый, смотрел на свою мать странными, требовательными и недоверчивыми глазами, а придраться к нему было трудно, ибо он был почтителен и вежлив, и Екатерина не знала, как с ним быть".

"О военных подвигах Павла Екатерина отзывалась насмешливо. Он даже не получил Георгиевского креста, на который имел право рассчитывать".

"Павел чувствовал, что кольцо враждебных ему сил становится все `уже и `уже... Милый мальчик Александр как будто чувствует в нем отца, но что-то непонятное и жуткое в глазах этого юноши... Екатерина вовсе не скрывает своего намерения лишить Павла его права на престол. Она даже предложила Марии Фёдоровне убедить мужа в необходимости отречься от власти и требовала, чтобы она подписала документ об отстранении Павла от короны. Растерявшаяся великая княгиня не посмела даже открыть Павлу этого страшного в её глазах умысла".

Комментарий чисто технический. В противостояние Елизаветы и Екатерины (Бык - Петух) неизбежно втягивается Собака, то есть Павел. В противостояние Павла и Марии Фёдоровны (Собака - Кот) неизбежно втягивается Петух, то есть Александр. Такова напряженность векторных полей.

Прообраз Иванушки Бездомного из "Мастера и Маргариты" - друг М.Булгакова (Кот) Попов (Дракон). Елена Сергеевна рассказывала так: пришел человек и говорит: "Я хочу быть вашим биографом". Булгаков был поражен и тронут столь неожиданно ранним и полным признанием.

Отец великого писателя Владимира Набокова - В.Д.Набоков (Змея) погиб, загородив своим телом ничтожного (с нашей точки зрения) Милюкова (Коза ). В нашей современной жизни трагедия повторилась в виде фарса: Казанник (3мея) отдал свой мандат Ельцину (Коза).

По утверждению секретаря И.Бунина - Бахраха, ни один разговор Бунина (Лошадь) не проходил без упоминания Льва Толстого (Крыса).

Летчик Бугаев (Кабан) спас жизнь Леониду Брежневу (Лошадь). Пролетая над Африкой, правительственный самолет был подвергнут обстрелу (по ошибке), но Бугаев совершил смелый противоракетный маневр (это на гражданском-то самолете) и избежал катастрофы.

Майя Плисецкая (Бык) уговорила Фурцеву (Собака) поставить Григоровича (Тигр) на пост главного режиссера Большого театра в Москве. Потом, когда Плисецкая сказала Фурцевой, что он хулиганит, та закричала, что не хочет ничего слышать. "Вы меня заставили сделать его главным, теперь терпите". "И вот уже тридцать лет я терплю", - заключает Плисецкая.

На репетициях в театре "Современник" или на читках пьес О.Даль (Змея) неожиданно для всех громко вскрикивал. От его криков Валентин Никулин (Обезьяна) падал в обморок.

Горький (Дракон) охарактеризовал Бальмонта (Кот) как алкоголика и просил Р.Роллана это письмо опубликовать.

Хрущёв (Лошадь) был очень большим человеком и как всякий большой человек очень любил своих хозяев Крыс. У него и жена была Крыса, и зять Аджубей, но ему всё мало было. В США он очень сошелся с госсекретарем Джоном Даллесом. "Он там самый главный" - говаривал Никита Сергеевич Аджубею.

До перестройки Виктор Гришин (Тигр) и Сергей Михалков (Бык) очень дружили. "Вон - полшкафа, это всё книги от Михалкова. "Виктору Васильевичу Гришину, руководителю московских коммунистов, доброму другу писателей... Сергей Михалков" - видите, 84-й год?.. А теперь он меня ругает - и публично, при Горбачёве - как только может..."

Среди посмертных стихов Тютчева имеется эпиграмма, посвященная памяти Николая I:

Не Богу ты служил и не России,

Служил лишь суете своей.

И все дела твои - и добрые, и злые

Всё было ложь в тебе, всё призраки пустые:

Ты был не царь, а лицедей.

Остается напомнить, что Николай I родился в год Дракона, а Тютчев - в год Кабана. Но на этом славянофил и монархист Тютчев не остановился и ещё добавил по поводу тогдашней обстановки: "Чтобы создать такое безвыходное положение, нужна была чудовищная тупость этого злополучного человека".

Однажды Илья Ильф (Петух) вызвал сильное замешательство среди изощренных знатоков литературы, сказав, что Виктор Гюго (Собака) по своей манере писать напоминает испорченную уборную. Бывают такие уборные, которые долго молчат, а потом вдруг сами по себе со страшным ревом спускают воду. Потом помолчат и опять спустят воду всё с тем же ревом. Вот точно так же, сказал Ильф, и Гюго с его неожиданными и гремящими отступлениями от прямого повествования. Идет оно неторопливо, читатель ничего не подозревает - и вдруг, как снег на голову, обрушивается длиннейшее отступление о компрачикосах, бурях в океане или истории парижских клоак. О чем угодно. Отступления эти с громом проносятся мимо ошеломленного читателя. Потом всё стихает, и снова плавным потоком льется повествование.

На съемках фильма "Тринадцать", при невыносимой жаре и в нечеловеческих бытовых условиях, у многих начала "ехать крыша". Особенно "хорош" был Николай Крючков (Собака), утвержденный на главную роль. Ромму (Бык) ничего не оставалось делать, как снять Крючкова с роли и отправить его в Москву.

Леонид Леонов (Кабан) был очень близок с Горьким (Дракон) и ходил к нему без звонка. Также и Горький был очень близок со Сталиным (Кот) и не то чтобы ходил к нему без звонка, но всё-таки. В 1931 году Горький познакомил Леонова со Сталиным, но тот показался Сталину не слишком интересным. То было время медового месяца Горького со Сталиным. Они шумно разговаривали, хлопали друг друга по плечу, рассказывали анекдоты... Остальные (Леонов, Ворошилов, Бухарин) сидели поодаль и разговаривали только шепотом. Впрочем, у Сталина был отличный слух и он всё равно всё слышал...

Гениальный итальянский ученый и астролог Джероламо Кардано (Петух) настолько люто ненавидел Мартина Лютера (Кот), что изменил ему дату рождения так, чтобы получился неблагоприятный гороскоп.

Отношения Георгия Чулкова (Кот) с поэтом Блоком (Дракон) всегда были неровными. То они виделись очень часто, а то совсем не встречались. Однажды не расставались трое суток, блуждая и ночуя в окрестностях Петербурга. А бывало, не хотели ни смотреть друг на друга, ни сказать ни слова, ни выслушать... А всё философские разговоры виноваты. То из-за письма Соловьеву поссорятся, то из-за "мистического анархизма". Но хуже всего вышел спор об интеллигенции и народе...

Совсем другое дело - Самуил Алянский (Кот). Этот Блока очень любил, причем любовь получилась взаимной. А всё потому, что Алянский организовал издательство "Алконост", в котором вышло большинство книг Блока. (Читайте эту фразу, господа издатели, и думайте, как завоевать любовь знаменитых в будущем авторов.)

Ельцин (Коза) сразу невзлюбил Примакова (Змея). А тот, наоборот, старался во всем своему шефу угодить. Но видит, что ничего не выходит, и решил ответить на любовь Зюганова (Обезьяна). В результате Ельцин его не любил всё больше, а Зюганов просто расцвел, как майская роза (дело было в мае 1999 года). Тогда решили Примакова отправить на пенсию. Для этого привлекли Волошина (Обезьяна), который взялся за Примакова с большим рвением и скоро добился своего.

Огромная дружба связывала Хмелёва (Бык) и Прудкина (Собака). Именно Прудкину Хмелев сказал последние слова перед смертью, благо умер он на сцене, где рядом с ним играл Прудкин.

А вот Шеварднадзе (Дракон) и Гамсахурдиа (Кот) связывала лишь взаимная ненависть. Смерть одного не прекратила борьбы, теперь ненавидят Шеварднадзе последователи Гамсахурдиа. В тех же знаках описывается "дружба" Масхадова (Кот) и Басаева (Дракон).

Интересно, что главную роль в фильме "Змеелов" предложили Михайлову (Обезьяна). А почему бы и нет, кино всё-таки!

Главным гонителем композитора Шнитке (Собака) был Тихон Хренников (Бык). Понять его по-человечески можно, ну чем Хренников хуже Сальери, и чем Шнитке лучше Моцарта?

Сталин (Кот) и Свердлов (Петух) в ссылке жили вместе и вели совместное хозяйство. Чтобы не дежурить по очереди на кухне, Сталин специально делал обед несъедобным. А когда Сталину хотелось съесть двойную порцию супа, приготовленного Свердловым, он, отведав из своей тарелки, плевал в тарелку партийного друга. Тот, естественно, есть такой суп не мог, и суп с плевком доставался Сталину.

Елизавета Петровна (Бык) очень не любила собак. Однажды к ней вбежала маленькая собачонка и давай тявкать. Петровна вскочила на стол и орет: "Убить собаку, убить всех собак!"

Чичерин (Обезьяна) и Литвинов (Крыса) крайне ненавидели друг друга. Чичерин говорил, что Литвинов - хам и невежда. А Литвинов говорил, что Чичерин - гомосексуалист, работает по ночам и дезорганизует работу Наркомата иностранных дел. Кстати, наследником своим Чичерин хотел сделать не Литвинова, а Куйбышева (Крыса), которого очень любил.

Григорий Горин (Дракон), которому палец в рот не клади, сказал, что от общения с Гафтом (Кабан) у него кружится голова и что всякий разговор с ним - безумие.

На этом я делаю очередную, надеюсь, удачную, попытку прекратить изложение истории векторного кольца.

Часть вторая

Так есть...

Дорогие читатели! Еще раз убедительно прошу вас не читать вторую часть этой книги. Даже название её показывает, насколько несущественно её значение. Книга ведь вполне могла бы называться - "Векторное кольцо. Так было, так будет".

Разделяя на три части книгу, я умышленно увеличил первую и третью часть за счет второй, чтобы вам, дорогой читатель, не так было обидно, что вы потратили свои кровные деньги на книгу, треть которой вам совершенно чужда.

Не читайте вторую часть, дорогие читатели! В ней слишком много информации, она просто пересыщена информацией. При своем маленьком объеме она просто задавит вас сверхмассивом информации, голова ваша пойдет кругом.

Ваши друзья будут подначивать вас и уговаривать прочесть вторую часть: мол, именно во второй части будет дана разгадка векторного кольца. Не верьте никому - никакой разгадки во второй части не будет. Более того, всё запутается ещё больше и распутать уже будет невозможно.

Вам будут говорить, что вторая часть научит вас определять свою судьбу. Это тоже неправда: разговоры о кармических годах способны лишь породить страх и спутать ход судьбы.

Не лучше ли тихо-мирно, скушав что-нибудь вкусненькое и запив чем-нибудь прохладительным, послюнявить палец и, перелистав вторую часть, благополучно перейти к третьей, самой классной части, в которой будет много совершенно завораживающих историй, причем историй абсолютно достоверных, абсолютно современных, самым тщательным образам задокументированных, и самое главное - историй, в которые структурный гороскоп сумел вмешаться. Именно третья часть покажет будущее векторного кольца, будущее человечества, владеющего знанием векторного кольца.

Остается ответить только на один вопрос: зачем вообще понадобилось автору писать вторую часть, если она настолько отвратительна? Ответ очень прост. Вторая часть написана для очистки совести, мол, автор не сидел сиднем, а пытался что-то понять, что-то сделать с этим непонятным, но таким завораживающим кольцом. Таким образом автор выворачивает наизнанку, показывает свой интеллектуальный потенциал, а читатель - мучайся, страдай, копайся в этой белиберде.

Еще раз о первой част книги

Здесь я попробую перевести первую часть на научный язык. Таким образам будут убиты два зайца: во-первых, от нерешительного читателя содержание второй части будет скрыто (ведь излагаться будет то, что уже сказано в первой части), а во-вторых, будет показано страшное лицо сурового теоретика, заумного аналитика, наукообразного зануды...

Начинается книга с лозунга: мол, векторное кольцо повсеместно - хотите верьте, хотите нет. Дальше делается намек на связь кольца и нечистой силы. Наконец, автор призывает читателя к пробуждению совести, мол, выпрыгивать из кольца или чуть-чуть в нем покататься - решайте сами. После такого вступления и начинается первая часть.

К концу первого раздела появляется мысль о том, что любые движения усиливают процесс, стало быть, векторное кольцо подобно самозатягивающейся петле. И наконец-то выдается первая рекомендация: увидь себя со стороны, научись видеть себя снаружи, а не изнутри.

Векторное взаимодействие - есть функция времени. Это одна их немногочисленных истин, не девальвированных временем. Говоря проще, и вода может быть ядом, если её принимать по два ведра за раз. Векторное же взаимодействие в ударных дозах свалит и льва.

Можно попасть под власть векторного кольца, но невозможно установить власть над векторным кольцом.

Великой загадкой векторного кольца остается его природная, натуральная сущность. То, что у людей в отношениях случаются аномальные штуки, к этому мы привыкли. Но звери, у них-то всё взаправду, на полном серьезе, идет борьба за жизнь. Как же они позволяют себе такие интеллектуальные выкрутасы, как необоснованный страх, необоснованная потеря бдительности, заигрывание с собственной смертью? Впрочем, почему бы и нет, ведь допускаем же мы у животных хандру, тоску и даже депрессии...

Наконец-то речь о математике. Оказалось, что математически в векторном кольце имеются переходы семи родов (из одиннадцати возможных). При этом в одном направлении вращения использованы почти все возможности (четыре из пяти), а в другую сторону - только две (опять же из пяти). Итак: плюс пять от хозяина к слуге идут три пары (Лошадь - Кабан, Кабан - Дракон, Тигр Коза), плюс четыре от хозяина к слуге идет одна пара (Обезьяна - Крыса), плюс три от хозяина к слуге идут две пары (Змея - Обезьяна, Собака - Бык), плюс два отсутствуют, плюс один от хозяина к слуге идут две пары (Бык Тигр, Петух - Собака). В обратную сторону идут всего два перехода: Коза Змея и Дракон - Кот (минус два и минус один). Оставшиеся два перехода (Крыса - Лошадь и Кот - Петух) оппозиционных, они могут считаться как плюсовыми, так и минусовыми.

В цитате из письма Эйдельману впервые декларируется главная идея векторности. Кольцо крутится только в одну сторону. Система не имеет равновесных состояний. Идет скольжение по плоскости вместо маятниковых колебаний во всех других системах. Это мир вихря, мир турбулентности, но не мир кристалла, не мир стационарных орбит.

Еще одно крупное открытие: оказывается, что векторное взаимодействие идет не только при прямом контакте, но и через интеллектуальный продукт. Достаточно прочитать стихотворение, послушать музыку, и векторное взаимодействие между создателем и слушателем налаживается. Это явление ещё раз подтвердило языковый характер векторного кольца, незадействованность интеллекта в векторном процессе и даже подчиненность интеллекта векторным ударам. Дело заходит так далеко, что у каждого знака хозяин превращается в некого божка.

Оказалось, что есть всё же от векторного кольца и очевидная польза. В мире кино, где потребна любая крутая энергия, где любая мистика всегда "в кассу", векторный подбор актеров - это прямая дорога как к кассовому успеху, так и кинофестивальным победам. Наверняка то же можно отнести и к театру. Частично это касается и литературы.

Однако вреда всё же больше, особенно когда одна мистика (векторное кольцо) сталкивается с другой мистикой (любовь). Что будет, если столкнутся два вихря? Лично я не знаю. А вот когда любовь становится векторной, то начинаются самые невероятные и самые губительные явления.

Те, кто требуют определенности в прогнозе векторной любви и векторного брака, могут отдыхать. Теория не берется предсказать сценарий сновидения человеку, ложащемуся спать, однако может сказать, что сон будет абсурден, нелеп и неподвластен спящему. И еще: если сон продлится слишком долго, то приведет к смерти.

К векторному браку тяготеют люди, лишенные инстинкта самосохранения, люди, ждущие от жизни слишком острых ощущений, готовые рискнуть физическим и психическим здоровьем ради смертной страсти. Некоторые, самые порченные, даже умудряются в векторном браке черпать силы для жизни. Большинство же быстро устает и пытается спастись. Нерешительные и слишком слабые люди не прочь бы выбраться из болота, но не имеют сил.

Векторное взаимодействие настолько сильно, что действует даже через одного. Так, кроме фигур хозяина и слуги появляется ещё фигура спасителя. Описывается также эффект втягивания, связанный с созданием квазифигуры, на место которой постепенно приходит реальный человек. Квазифигура, или квазизнак, стоит между своим хозяином и своим слугой.

Как бывшему технарю и естественнику мне полагается выдвинуть хоть какую-то естественнонаучную, а не чисто гуманитарную идею. Обычно речь идет о неком взломе шифра защитной оболочки человека. При этом даже возможно слияние двух человек в некого двухголового монстра с единым информационным полем.

Я наконец-то перехожу к рекомендациям. Главнейшая из них - увидеть ситуацию объективно, понять, что надежд на улучшение нет, и решиться на главное - сохранять или разрывать кольцо. А дальше всё как во сне: не дергаться, не проявлять активность, не пытаться подключать к делу разум.

Наконец, исчерпав запас забубенных векторных истин, я начинаю делать намеки на некие прорывы в изучении векторного кольца. В частности, в "Зазеркалье", № 14 и № 24 говорится о векторном ударе, в "Зазеркалье", № 40 выходит знаменитая "Векторная радуга". Потом, продолжая тему векторных ударов, появляется метод знакового прогноза ("По порядку номеров" "Зазеркалье", № 58). Ну и наконец самое обширное открытие, влекущее жуткие экспансионистские последствия, опубликовано в "Зазеркалье", № 71 под названием "Вечный двигатель". Ну вот, собственно и всё.

Высшая математика

Прежде чем вышла статья "Векторная радуга", была ещё сверхтеоретическая статья в "Российском астрологическом журнале" в мае 1994 года (№ 3). Именно в этой статье было собрано всё, что удалось наскрести по симметрии самого несимметричного в мире кольца.

В первых строках заявлено, что есть четные и нечетные векторные переходы (впервые эта закономерность опубликована в "Науке и религии" № 9, 1991). Смысл в том, что векторные пары как бы рассчитываются на первый-второй. Первые - это нечетные переходы, вторые - четные. Разницу между первыми и вторыми легко увидеть на диаграммах (рис. 2 и 3), но сначала о четырехзначных шифрах.

Введение самого шифра никаких сомнений не вызывает, можно лишь рассуждать, правильно или нет найдены позиции для свойств. Вначале о первых двух позициях: 10 - реалисты, 01 - логики, 00 - мистики, 11 - волевики. Теперь вторые две позиции: 10 - взлетные, 01 - приземленные, 00 безжалостные, 11 - жалостливые.

В результате у каждого знака образуются свои шифры. Вот шифры реалистов: Кот - 1001, Коза - 1011, Кабан - 1000. Вот шифры логиков: Змея 0111, Петух - 0110, Бык - 0100. Теперь шифры мистиков: Дракон - 0001, Обезьяна - 0010, Крыса - 0000. Наконец, шифры волевых знаков: Тигр - 1101, Лошадь - 1111, Собака - 1110.

Для тех, кто всё же не "въехал" в эти шифры, повторяю ещё раз, но в стандартной последовательности, группируя по психологическим тройкам. Безжалостные Кабан, Крыса и Бык (1000, 0000, 0100) славны двумя нулями в конце. Потом идут взлетные Тигр, Кот и Дракон (1101, 1001, 0001) - как пожарные, они отзываются в конце на 01. Далее идут гуманисты Змея, Лошадь и Коза (0111, 1111, 1011) с двумя единицами в конце. Наконец, приземленные Обезьяна, Петух и Собака (0010, 00110, 1110) имеют в конце десятку.

Теперь к делу. Четные векторные пары выглядят так: Крыса - Лошадь (0000 - 1111), Кабан - Дракон (1000 - 0001), Кот - Петух (1001 - 0110), Собака - Бык (1110 - 0100), Тигр - Коза (1101 - 1011), Змея - Обезьяна (0111 - 0010). Симметрия видна невооруженным глазом - это центросимметричное отражение. Четыре перехода из шести абсолютно безупречны, переходы Собака - Бык и Змея - Обезьяна не кажутся очевидными, в них два нуля заменились двумя единицами. В любом случае ясно, что четные переходы существуют как группа, а это доказывает факт существования симметрии.

Нечетные переходы, все без исключения, что очень важно, вообще лишены симметрии: (1111 - 1000), (0001 - 1001), (0110 - 1110), (0100 - 1101), (1011 - 0111), (0010 - 0000).

Рис.1

интуиция

логика

приземленность

взлетность

Тигр

(

(

(

1101

Кот

(

(

1001

Дракон

(

0001

Змея

(

(

(

0111

Лошадь

(

(

(

(

1111

Коза

(

(

(

1011

Обезьяна

(

0010

Петух

(

(

0110

Собака

(

(

(

1110

Кабан

(

1000

Крыса

0000

Бык

(

0100

Симметрия, видная в шифрах, не могла не появиться на диаграммах. Особенно многого можно было бы ждать от четных переходов. И они не подвели:

Рис. 2

А вот от нечетных переходов ждать высокой симметрии не стоило, ибо они существовали по остаточному принципу:

Рис. 3

Однако стоило статье выйти из печати, как начался процесс дальнейшего совершенствования теории. Была открыта так называемая энергетическая структура (первая публикация 8 июня 1993 года в "Зазеркалье" № 6 - "Свет и тень"), которая позволяла заменить психологическую структуру во второй части шифра. В двух словах, новая структура всего лишь меняла местами Кота с Петухом, а Лошадь с Крысой. Вместо тройки взлетных (Тигр, Кот, Дракон) появлялась тройка космических оптимистов (Тигр, Петух, Дракон). Вместо тройки приземленных (Обезьяна, Петух, Собака) появлялась тройка меланхоликов (Обезьяна, Кот, Собака). Аналогично тройка гуманистов (Змея, Лошадь, Коза) превращалась в тройку драматических знаков (Змея, Крыса, Коза). Наконец, тройка мужественных (Кабан, Крыса, Бык) превращалась в тройку природных оптимистов (Кабан, Лошадь, Бык). Так обмен Петуха на Кота, а Крысы на Лошадь стал оправданным и реальным. Они поменялись местами в круге знаков, и у нечетных переходов появилась симметрия:

Рис. 4

Еще более красивая картинка получится, если Кота и Петуха оставить на месте, а поменять местами лишь Лошадь и Крысу. Для такого обмена даже не нужно привлекать энергетическую структуру, достаточно предположить естественный обмен между симметрией высшей сложности у Лошади (1111) и симметрией высшей естественности у Крысы (0000).

Рис. 5

Заканчивая разговор о заколдованных кругах, стоит упомянуть, что появляется симметрия у нечетных переходов также при обменах в парах Змея Обезьяна и Бык - Собака.

Рис. 6

Наконец, последнее, совсем уж извращенное построение. Знаки выстраиваются не в своем порядке, а в порядке векторного кольца, и в этом новом круге изображается так называемая социальная структура - три четверки. Внизу - четверка открытых знаков (Кот, Петух, Крыса, Лошадь), слева - ортодоксы (Коза, Бык, Дракон, Собака), справа - закрытые знаки (Кабан, Змея, Обезьяна, Тигр).

Рис. 7

На этом заканчивается этап первичного математического прозрения по поводу реальной симметрии векторного кольца. Далее некоторая пауза и новый прорыв - кольцо превращается в радугу.

Векторная Радуга

Если память не изменяет мне, то статья была опубликована сразу же после открытия векторной радуги и вышла в мае 1996 года. Таким образом разработка векторных дел перешла в мистическую территорию високосных лет.

Прежде чем начать описание векторной радуги, стоит напомнить о взаимоотношении векторного кольца с другими структурами. Менее всего страдает от векторного кольца так называемая идеологическая структура (четырехлетняя периодичность), всего один векторный переход (Обезьяна Крыса) существует внутри одного так называемого тригона (Крыса, Обезьяна, Дракон). Остальные тригоны чисты.

Примерно такая же картина с энергетической структурой. Однако на этот раз в энергетических тригонах засели две векторные пары. В тригоне драматических знаков (Коза, Крыса, Змея) пара Коза - Змея, а в тригоне природных оптимистов (Кабан, Лошадь, Бык) есть векторная пара Лошадь Кабан.

Еще более втянутой в векторные распри оказалась психологическая структура. Взлетная тройка (Дракон, Тигр, Кот) дает пару Дракон - Кот; приземленная тройка (Петух, Собака, Обезьяна) дает пару Петух - Собака; тройка гуманистов (Коза, Змея, Лошадь) дает все ту же пару Коза - Змея.

Самой векторной, как и ожидалось, оказалась социальная структура знаков. Наиболее векторной стала четверка открытых знаков, в ней в векторные противостояния вовлечены все четыре знака: Петух - Кот и Крыса Лошадь. В четверке закрытых знаков (Змея, Обезьяна, Кабан, Тигр) в векторной паре - Змея и Обезьяна. Наконец, в четверке ортодоксов (Бык, Дракон, Коза, Собака) в векторном противостоянии лишь Собака и Бык.

Но вот происходит чудо: рождается ещё одна прямая структура, самая последняя, вычисленная теоретически как самая последняя - это так называемая структура судьбы (первая публикация 6 июня 1995 года в "Зазеркалье" № 29). Уже в самом названии структуры был намек на связь с векторным кольцом. Особенно же это стало очевидным, когда обнаружилось, что структура судьбы единственная не вовлечена в векторную карусель.

Я никогда не считал вероятность того, что симметричная структура может не пересечься с хаотической траекторией векторного кольца. Но думаю, вероятность очень невелика и целиком реализовалась в структуре судьбы.

Далее ещё большее чудо: из шести возможных вариантов отношений между четырьмя тройками судьбы реализованы все шесть, причем каждый по два раза. Об этом подробнее. Тройка фаталистов (Крыса, Тигр, Собака), взаимодействуя с тройкой пионеров (Кабан, Коза, Петух), дает две пары: Тигр - Коза и Собака - Петух. В одном случае хозяин - фаталист, в другом - пионер. Та же тройка фаталистов, взаимодействуя с реализаторами (Кот, Бык, Змея), также дает две пары: Тигр - Бык и Собака - Бык, и вновь счет ничейный. Наконец, при взаимодействии фаталистов с самостийщиками (Лошадь, Дракон, Обезьяна) образуются пары Крыса - Лошадь и Крыса - Обезьяна. Как видим, и тут равновесие. Осталось ещё три сопоставления. При столкновении пионеров с реализаторами образуются две пары: Коза - Змея и Петух - Кот. При встрече пионеров с самостийщиками рождаются ещё две пары: Кабан - Лошадь и Кабан Дракон. Самая последняя встреча - реализаторов с самостийщиками - создает пары: Кот - Дракон и Змея - Обезьяна.

Порядок просто железный, не верится, что перед нами непредсказуемое и неуправляемое векторное кольцо. Видимо, мы подбираемся к самому логову спрута. После всего сказанного оставался один шаг до радуги. И этот шаг был сделан.

Рис. 8

Самодеятельная Лошадь

Пионерский Кабан

Самодеятельный Дракон

Реализатор Кот

Пионер Петух

Фатальная Собака

Реализатор Бык

Фатальный Тигр

Пионер Коза

Реализатор Змея

Самодеятельная Обезьяна

Фатальная Крыса

Самодеятельная Лошадь

Можно открытую радугу изобразить и на векторном круге, хотя получается не так красиво:

Рис. 9

По сути говоря, можно было бы объявить о найденном секрете векторного кольца, однако смысл этого вывода совсем не ясен. Почему именно борьбу судеб должно было уравновесить векторное кольцо? Непонятно. Налицо неведомая область математики, непонятная игра смыслов.

Я допускаю мысль, что не я, а кто-то другой произведет полный и окончательный вывод векторного кольца. Наверное, я просто устал бороться с этой головоломкой. Кроме того, надо же что-то оставлять детям. Надо же и им на чем-то оттачивать свой ум. Я же, наверное, превысил лимит мысленной энергии для разгадки этой задачи. Дабы сохранить лицо, я объявляю свою победу по очкам. Короче говоря, я считаю, что прошел больше половины пути к полной разгадке.

Векторные вытягивания

Точно так же, как в науке и технике наиболее важные направления разрабатывались разными конкурентными путями, так и в структурном гороскопе на пути к раскрытию загадки векторного кольца использовались два пути. Первый путь прямой - поиск симметрии в самом кольце. Этот путь привел в конечном счете к открытию векторной радуги. Второй путь - это попытка разобраться в смысле вытягиваний, нарушающих симметрию всех прямых структур и тем самым искривляющих всё знаковое пространство.

Наш мир парадоксален и лишен причинности. Вихревое векторное кольцо возможно лишь в деформированном мире. Деформированный мир возникает под воздействием векторного кольца. Где тут причина и где следствие? Впрочем, всё это философия, займемся лучше реальностью знаков.

Реальность же такова, что векторное кольцо энергетически перевешивает любое другое взаимодействие. Любой знак готов идти навстречу своему векторному собрату. Однако если векторные собратья тянут в разные стороны, то знак остается на своем месте. Совсем другое дело, если знаки тянут в одну сторону, тогда происходит сдвиг. Разобраться в смысле таких сдвигов значит разобраться в смысле векторного кольца.

Начнем планомерное описание всех вытягиваний с наиболее понятных. Волевой знак Собаки находится в векторном окружении двух логиков - Петуха и Быка. Таким образом Собака вытянута из волевой стихии в логическую, то есть в боевую. Данное, казалось бы, чисто теоретическое положение находит мощнейшее подтверждение в жизни. Мужчины Собаки - значительно более слабые политики, чем Тигр и Лошадь, фигур такого масштаба, как Август Октавиан, Карл Великий, Рузвельт, Ленин (все - Лошади) или Ярослав Мудрый, Акбар, Людовик ХIV, де Голль, Сунь Ятсен (все - Тигры), у Собак нет. Проигрывают Собаки и количественно, не составляя большинства в сильнейших властных командах. Собака, в общем-то не претендует даже на третье место в списке великих политиков, пропуская вперед Крысу, Змею, да, пожалуй, и Кабана.

Правда, Собака берет реванш в смешанной политико-интеллектуальной сфере новаторства, особенно в музыке, религии и кино.

Одновременно Собака гораздо лучше Лошади и Тигра чувствует себя в сфере полководческого искусства. Кроме того, Собака куда храбрее и отчаяннее, чем Тигр и Лошадь, что доказывает её приближенность к логической боевой стихии (Петух, Бык, Змея), давшей большинство великих полководцев.

Похожим образом обстоят дела с Быком. Он хоть и логик (читай боевик), но имеет двух векторных волевых соседей (Тигр и Собака), что неизбежно вытягивает его в сферу воли. Быки остаются сильными полководцами, но значительно уступают на поле боя Петуху и Змее. Бык повисает между военной и политической стихиями, пытаясь слить их воедино. Не случайно именно Бык дал длинный ряд политиков-полководцев, создававших целиком военизированные государства. Среди них Александр Македонский, Наполеон, Гитлер, Саддам Хусейн.

Таким образом происходит если не рокировка, то значительное сближение таких знаков, как Собака и Бык. Указанное сближение доказывают и женские знаки. В тройке сильнейших знаков женской власти (Петух, Змея, Бык) именно Бык - слабейшее звено, проблемы те же - тяготение к боевым, а не политическим методам. Одновременно в слабейшей политической группе логиков (Собака, Тигр, Лошадь) именно у Собак не так уж безнадежна политическая карьера (например, Голда Меир). А вот интеллектуальная мощь женщин Собак за счет векторного вытягивания ослабевает, если сравнивать с достижениями Тигров и Лошадей.

Тигр, имея в векторных соседях Козу и Быка, вытянут в ортодоксальность. Означает это, что в отличие от других закрытых знаков (Обезьяна, Змея, Кабан) Тигр не лишен остатков морали, вполне склонен к морализаторству, гораздо более консервативен и религиозен, чем другие закрытые знаки.

Коза, являясь ортодоксальным знаком, движется в обратном направлении, то есть в сторону закрытости, поскольку векторные соседи Козы - Змея и Тигр - именно закрытые знаки. В действительности Коза - плохой ортодокс, меньше, чем у других ортодоксов, её вклад в поэзию, в религию, меньше моральных проповедей. С другой стороны, многое указывает на её особенную близость к эстетским поискам закрытых знаков, особенно в живописи.

Змея формально никуда не вытянута, ибо её векторные соседи - Коза и Обезьяна - не объединены ни в одной из групп симметрии. С определенной натяжкой можно сказать, что Змея вытянута в детство, поскольку оба её соседа - детские знаки. Действительно, именно в возрасте Змеи иммунная система людей напоминает иммунную систему ребенка, но это можно объяснить и без векторных вытягиваний.

А вот меланхоличная Обезьяна при помощи своих холерических соседей Крысы и Змеи вытянута в сторону драматического темперамента. Так начинает работать энергетическая структура. Как проверить данный поворот? Есть несколько путей. Например, прочное второе место Обезьяны в мировой драматургии (Чехов, Шварц) объясняется не только мистицизмом Обезьяны, но и её драматическим талантом. Выдает драматическую составлявшую темперамента и четвертое место по самоубийствам после трех драматических знаков (Крыса, 3мея, Коза).

Крыса подключает к круговерти вытягиваний структуру судьбы. Ее соседи - Обезьяна и Лошадь - знаки самостоятельные, что предполагает противоположность фатальности Крысы. Однако противоположности иногда сходятся. Данное явление легко объяснить с помощью возрастной шкалы, на которой Крыса занимает возраст от 17 до 24 лет, когда немыслимо надеяться на судьбу, на рок, надо всё же шевелиться. А может быть, сочетание мистики и фатализма в одной посуде, да ещё при гнилой энергетике - это слишком много, и Крысы решили подбавить суеты.

У Лошади совсем другая история. При её политическом гении излишний гуманизм мог бы ослабить волю и нарушить её силу. Векторное вытягивание выступает корректировщиком, продвигая Лошадь в сторону мужественных знаков. Помогают Лошади усилить иммунитет Крыса и Кабан.

Сам же Кабан в точности копирует ситуацию с Крысой. Как и Крыса, Кабан вытянут в самостоятельность, самодеятельность. Виной этому его векторные друзья Лошадь и Дракон. Оправдание возрастное налицо, Кабан - следующий за Крысой знак в возрастной шкале. Можно расценивать это вытягивание как некоторое ограничение пионерства, столь уместного для детских знаков (Петух, Коза), но нежелательного (в больших масштабах) для знака достаточно взрослого.

Дракон возвращает нас в идеологическую структуру. Именно в ней тождественны его векторные соседи Кот и Кабан. Небольшая поправка объясняет энциклопедизм Дракона, его сыщицкий талант, его политические провалы...

Кот, подобно Обезьяне, корректирует энергетическую структуру. Но если меланхоличную Обезьяну тянет к драматическим знакам, то меланхоличного Кота тянет к космическим оптимистам (Петух, Дракон). Так фактически растаскивается тройка меланхоликов. Получается, что единственным чистым меланхоликом остается Собака. Данную поправку легче всего проверить по книгам и фильмам Котов, действительно чрезмерно меланхоличными их не назовешь и налета философски отстраненного космического оптимизма там хоть отбавляй. Достаточно вспомнить концовку "Мастера и Маргариты" Булгакова (Кот).

А вот Петух идет в обратном направлении: благодаря меланхолизму Кота и Собаки он сам становится слегка меланхоличен.

В результате мы имеем следующую статистику. Идеологическую структуру корректируют три знака: Собака, Бык, Дракон. Структуру судьбы также корректируют три знака: Крыса, Кабан и тот же Бык. Энергетическую структуру корректирует Кот, Петух, Обезьяна. Социальная структура, откорректирована Тигром и Козой. Психологическая структура не по нраву лишь одному знаку Лошади. Наконец, Змея довольна всем и ничего не корректирует.

Дурдом какой-то получился. Ортодоксы корректируют идеологическую структуру, знаки мужества корректируют структуру судьбы, меланхолики корректируют энергетическую структуру. Почему?.. Вопросы, вопросы...

Подойдем с другой стороны, поищем особенные пары, пары более близкие, чем все остальные. Такими парами являются пары Собаки и Быка, сблизившие своим примером логику и волю Козы и Тигра, попытавшихся стереть грань между закрытостью и ортодоксальностью; наконец Петух и Кот, сблизившие темпераменты космического оптимизма и скептической меланхолии. И вновь приходится ставить многоточие...

Пока, как видим, этот путь не помогает подойти к выводу векторного кольца, хотя отметим, что именно контроль за вытягиваниями помог вычислить и открыть две прямые структуры - энергетическую и структуру судьбы. Так векторное кольцо своим теневым воздействием помогает работе в светлой половине структурного гороскопа.

Векторные годы

В то время как векторное кольцо в своем классическом проявлении процветало, объясняя гражданам аномалии векторных браков, векторной дружбы, векторной политики, другая область структурного гороскопа влачила жалкое существование. Меж тем речь идет об одной из самых прибыльных и попсовых тем любого гороскопа - о предсказании личной судьбы для граждан.

Векторное кольцо и тут оказало неоценимую помощь, внеся в вялое течение прогностики жесткость и силу. Векторный прогноз, однако, важен лишь для интенсивно живущих людей, у вяложивущих обывателей векторные года не многим отличаются от прочих.

Наверняка идея векторного взаимодействия человека и времени возникла в 1993 году - году Петуха, уникально продуктивном для структурного гороскопа, подарившем множество идей, вытащивших новую систему из тупика односторонности. Однако первая публикация относится к февралю 1994 года ("Зазеркалье" № 14 - "Нелегко Быку в год Собаки"). Увы, креме многозначительного названия нет почти ничего. Всё, что связано с векторным ударом, называется почему-то четвертым методом прогнозирования.

Четвертый метод прогнозирования пока ещё не очень обкатан и больше похож на гадание по векторному кольцу. У года Собаки хозяева все Петухи, а слуги все Быки. Петуху надо не терять головы, сохранять бдительность, не зарываться. Быку хуже - ему вообще нельзя поднимать голову, что высокопоставленным Быкам не позволит их положение, а потому неприятности так или иначе грозят им и руководимым ими институтам. Из достаточно известных ладей стоит упомянуть Олега Сосковца, Анатолия Собчака, Виктора Геращенко. За рубежом наиболее заметным Быком является Саддам Хусейн, но его проблемы нас мало волнуют.

Такой вот был четвертый метод в конце 1993 года. А пока идет проверка мощности прогноза, отвлечемся НА личные воспоминания. Дело в том, что моя личная жизнь складывалась так, что именно в годы Крысы я попадал в какие-то совершенно жуткие тупики. Что было в 1960 году, я уже и не помню, мне было всего 6 лет. А вот 1972 год я помню прекрасно - подобного потрясения в моей жизни ещё не было. Посвятив 1969, 1970, 1971 годы мощному прорыву через олимпиады и Академгородок в МГУ, я не мог не расслабиться, сдав первую сессию. Накладывалось на это и неизбежное желание параллельно с учебой освоить ещё и мир, доселе неведомый мне, - мир дружбы, любви, свободного интеллектуального поиска. Всё это так, но в событиях 1972 года был какой-то явный перехлест. Просидев весь первый семестр в читалках (осень 1971 года), всю первую половину 1972 года я валял дурака и чудом сдал вторую (летнюю) сессию. Решив по итогам 1971 года, что я уже состоялся как самостоятельный и ответственный человек, в 1972 году я буквально рухнул в грязь лицом, в какой-то момент полностью утратив уважение к себе.

Сдав с третьей попытки матанализ, я рыдал на какой-то мусорной свалке, заливаясь слезами, давал какие-то жуткие смертельные клятвы. В дальнейшем до конца года ничего особенного не происходило, конец года был скорее романтическим. Первый стройотряд, первый студенческий колхоз, первая девичья грудь, посиделки с историчками в темной комнате.

В любом случае именно 1972 год полностью перевернул мое восприятие мира, сделал из меня совсем другого человека, переведя меня, кстати, из пятого возраста в шестой. Теперь я уже не ставил на первое место научную карьеру. Я хотел любви, во всех смыслах этого обширного слова, я жаждал истины, выходящей за рамки каких бы то ни было программ.

Потом была череда лет в той или иной степени памятных и даже ошарашивающих, но не было ни одного поворота в жизни, который не был бы предсказуем, желаем, ожидаем. Стратегический план не менялся: я должен был жить в Москве, Москва давала ключи от всех остальных проблем - любовь, наука, запрещенная культура, диссидентствующие интеллектуалы и т.д. Неуклюже, мучительно, с большими потерями, но я осуществил в 1982 - 1983 годах свой план: я жил в Москве, писал роман, любил и был любим, жизнь била ключом, я крутился сразу в нескольких развеселых компаниях, пристроился к бригаде шабашников (тогда это входило во всеобщий план жизни, инженерской зарплаты не хватало).

То, что произошло в 1984 году, было абсолютно нелогично, катастрофично и незаслуженно. Непостижимо с обыденной точки зрения, как мгновенно разрушается то, что с таким трудом создавалось предыдущие долгие годы. 1984 год разрушил все мои планы на обретение своей жилплощади, меня выгнали как грязную, надоедливую псину. Что-то жуткое происходило со здоровьем, причем не только физическим, у меня сдали нервы. С самого начала 1984 года наше легкое интеллектуальное гуляние приняло форму непрерывного загула. В довершение всего меня выгнали из шабашки, причем это было настолько безосновательно и несправедливо, что впору хоть волком выть. С большим трудом я устроился собирать яблоки в Фастове. Однако ситуацию эта халтура не улучшила. Кошмар 1984 года кончился в середине января. Таким образом я был хорошо подготовлен к идее особенности векторных годов.

Почему идея векторного взаимодействия человека и времени возникла в конце 1993 года? Как мне помнится, толкнули к этому два события. Первое это теннисное соревнование двух американских Собак - Курье и Агасси. Второй почти весь год отсутствовал, но к концу года воспрял, а Курье, напротив, весь год надрывался, а под конец сломался. Второе событие - это выборы в Государственную Думу после разгона парламента, когда победу одерживает Жириновский, и надо было как-то объяснить этот казус.

В любом случае, всё, что связано с векторным кольцом, лишено однозначности. Мало было открыть явление векторного года и продекларировать возможность взаимодействия человека с текущим временем, надо было как-то объяснить это явление. Самое простое - это совет слуге: сиди и не высовывайся. Но, думается, не всё так просто. И я весь год не публикуюсь. Лишь в конце 1993 года в "Зазеркалье" № 24 выходит статья "Векторный удар".

Векторный удар

Изначальное размышление, объясняющее этот новый термин, исходит из того, что люди, хоть и не коровы, но тоже нуждаются в окриках и даже ударах. Как иначе заставить человека оборвать непрерывную цепь заунывных событий? Как заставить человека перейти на новый уровень жизни? Как оторвать его от удачно найденной кормушки? Впрочем, пора оставить риторические вопросы и обратиться к тексту исторической статьи:

"Длительное время казалось, что год векторного хозяина - это год неких дьявольских искушений, поддавшись которым, человек обрекает себя на неизбежные неприятности. Именно на основании такого предположения уже несколько лет публикуются знаковые прогнозы. Надо сказать, что в целом векторные прогнозы оправдались. Не везло в год Обезьяны (1992) Крысам (Буш, Хонеккер, Гавриил Попов), не везло в год Петуха (1993) Собакам... Теннисист Курье начал год Петуха первой ракеткой мира, начал уверенно, участвовал во всех турнирах, "Зазеркалья" он не читал, а то бы поостерегся, потому что получил несколько сокрушительных ударов, от которых он не пришел в себя до сих пор. А вот другие Собаки попрятались в тот год и сейчас переживают второе рождение (особенно Агасси).

Безрассуднее всех вел себя в тот год Майкл Джексон (Собака): он вышел на пик популярности и организовал всемирное турне, а надо было прятаться в глухой тайге, в какой-нибудь лесной избушке. Только спрячешься ли от судьбы? Вот и стало его к концу года молотить: то болезни, то судебные иски - еле жив остался. Примерно в том же духе неприятности были у Клинтона (Собака) - спрятаться ему было некуда, и последствия векторного удара сломали столь прекрасно начатую карьеру. Ну и, наконец, как было предсказано ("Нелегко Быку в год Собаки"), в этом (1994) неприятности обрушились на активно действующих Быков. Более-менее отсиделись Собчак и Сосковец, хотя неприятностей и им хватало. Похуже были дела у тех, кто не отреагировал на предупреждение, - так Геращенко был отправлен в отставку, приняв на себя многие незаслуженные обвинения.

Интересный эпизод произошел в этом (1994) году с Маргарет Тэтчер (Бык). Во время выступления в Аргентине она внезапно потеряла сознание. Помнится, то же самое произошло с Бушем (Крыса) в год Обезьяны. Что это мелкий векторный ударчик или предупреждение: остановись, не лезь на рожон?

Странные вещи происходят в этом (1994) году с Саддамом Хусейном, он явно заметался: то какие-то странные маневры, то неожиданное признание Кувейта...

Можно оставить современность и опуститься вглубь веков. Смертельный удар нанес Павлу I (Собака) 1801 год (год Петуха), а Николаю Гумилёву (Собака) - 1921 год. Не пережил года Крысы Ленин (Лошадь), а года Дракона Троцкий (Кот). Однако все эти факты ничего не доказывают. Умирают люди в любые годы, также как и благополучно проживают годы векторного удара. Дело в другом - в понимании смысла векторного удара.

Собственно, представление о векторном годе как о черном, неудачном, скорее подошло бы языческой астрологии с её фатализмом и выжидательной философией. Мол, пережди, пересиди плохой год, а там, глядишь, и хороший подойдет. Нет, друзья мои, что-то тут не так! Посудите сами. Кто-то после векторного удара окончательно сникает и скатывается на дно, а кто-то, наоборот, с удвоенной силой рвется вверх. Самые головокружительные карьеры начинались на следующий год после векторного удара, а стало быть, исток этих карьер был в самом векторном ударе.

По новой концепции год векторного удара правильнее было бы считать неким чистилищем, когда под действием внешних неприятностей идет очищение, снятие (или неснятие) прошлых грехов. Тут же масса дьявольских искушений, а одновременно зарождение будущих свершений, и всё это в вихревой мистической форме. Короче говоря, раз в двенадцать лет под действием векторного удара человек выворачивается наизнанку и начинает новый период своей жизни.

Такая вроде бы незначительная поправка, к теории дает новый метод в исследованиях биографий, а также значительно уточненный метод прогнозирования. Скажем, творческую биографию Льва Толстого можно разбить на периоды по двенадцать лет: первый - от 20 до 32 лет ("Детство", "Отрочество", "Юность"), второй - от 32 до 44 ("Война и мир"), третий - от 44 до 56 ("Анна Каренина"), четвертый - от 56 до 68 лет (1884-1896 гг. мощнейший перелом в жизни страны), ну и, наконец, пятый период - от 68 до 80 лет (заключительный). Переродиться к новой творческой жизни после последнего векторного удара (1908 год) Толстой уже был не в состоянии.

Казалось бы, новый метод периодизации жизни вступает в некоторое противоречие с возрастной теорией. На деле же выходит, что для большинства знаков (Лошадь, Петух, Дракон, Коза, Кабан, Крыса) векторная периодизация практически совпадает с возрастной. Хуже обстоит дело у Тигров, Собак, Котов, Змей - у них векторные и возрастные фазы расходятся. Ну так у этих знаков и раньше фиксировались довольно мощные нелады с возрастами, особенно грешили ранними карьерами Собаки и Змеи.

И наконец, прогноз на 1995 год. Очистившиеся Быки начнут новый этап в своей жизни, освободившись от векторного гнета. Их место в "чистилище" займут Драконы. В нашей стране из таких известных деятелей - Явлинский, Степашин, Костиков. В ближнем зарубежье чуть не каждый второй лидер Дракон, начиная с Шеварднадзе и Назарбаева. Так что будет за кем понаблюдать в будущем году.

Продолжаю наблюдения

Хотели как лучше, а получилось как всегда. Когда работаешь с векторным кольцом, то убеждаешься в невозможности найти точные слова, точные мысли. Любые другие структуры оттачиваются в филигранных формулировках, бронзовеют в точности смысла. Векторное кольцо допускает всё... Вскоре вместо векторного удара появится понятие кармического года. Появится представление, что в кармический год идет перепрограммирование, будто мы все - роботы Божьи. Но, с другой стороны, утвердится мнение, что кармический год - это судилище и безгрешным оно не страшно. Впрочем, и безгрешному лучше покаяться в такой год. В любом случае осталось представление, что чем хуже дела в кармический год, тем больше и круче подъем в следующие одиннадцать лет. Если у человека в кармический год ничего не происходит, то на его карьере можно ставить крест.

Еще одна победившая точка зрения: в кармический год нельзя упорствовать в своих ошибках, нужно смириться с ударами, терпеть, не пытаться ответить. Это всё модель суда. В самом деле, нелепо, когда подсудимый начинает плеваться, обличать судей, а заодно и всех присутствующих в зале. Надо терпеть, каяться, взывать о пощаде и т.д.

Вернемся к нашим Драконам. Как они прожили 1995 год? Отчет об этом напечатан в "Зазеркалье" № 36 в статье "Угар нэпа". Вышла статья 6 января 1996 года. Перепечатываю отрывок, не меняя ни строчки, ни слова, ни запятой:

"В ноябре 1994 года предсказывались мучительные перемены в сообществе Драконов. Однако и тут не всё ясно. В том, что Драконов в течение года (1995 года - года Кабана) трепало и болтало, сомнений нет. Не в себе был Явлинский, что-то неладное было с Третьяковым ("Независимая газета"), полетел Степашин (с должности), полетел Стрекалов (в космос, но очень неудачно), в некоторых бросали бомбы (Шеварднадзе), некоторые в полном умопомрачении взрывались сами. Однако были и успехи: Скуратов стал генпрокурором, Доку Завгаева избрали президентом, Явлинский прошел пяти процентный барьер, что не многим удалось. Впрочем, радоваться тут нечему, успехи в год векторного удара скорее всего убивают фортуну на все остальные одиннадцать лет жизненного цикла и вводят человека в некий заколдованный круг, из которого уже нельзя вырваться".

Как в воду смотрел: Доку Завгаев канул, Скуратов запоролся, Явлинский так и болтается, как "не пришей к звезде рукав", ни туда ни сюда. А вот сильно пострадавшие Степашин и Шеварднадзе вполне восстановились. Впрочем, продолжим цитирование "Угара НЭПА":

"Теперь (в 1996 году - году Крысы) место Дракона в чистилище занимает Лошадь. России вновь это ничем особенным не грозит. Лукьянов и Хасбулатов свой политический пик прошли, во втором эшелоне только Юрий Яров, Евгений Шапошников, несколько крупных бизнесменов. Пожалуй, опаснее всего ситуация в футболе, ведь все наилучшие тренеры, как на подбор, - Лошади (Романцев, Садырин, Газзаев, Тарханов). Может сказаться год Крысы и на теннисной сборной, в ней сразу две Лошади (Ольховский, Чесноков)".

Такой вот прогноз. Но прежде чем мы проверим его реализацию, несколько заметок на полях. По поводу Драконов... 8 января 1996 года умер недавний (1981-1995) президент Франции Франсуа Миттеран (Дракон). Такое вот освобождение... 29 января во сне умирает величайший поэт современности Иосиф Бродский (Дракон). Еще одно освобождение. А вот Владимир Васильев в 1995 году получил в свое распоряжение Большой театр в Москве. Такая вот его судьба...

Итоги 1996 года и прогноз на 1997 год должна была дать статья "Страшный сон" ("Зазеркалье" № 47, 3 декабря 1996 года). Даю текст её без изменений:

"Для Лошадей год Крысы должен был стать годом бесконечных трудностей, шероховатостей и провалов. Ведь Лошади достигли пика своей карьеры в 1995 году, и 1996-й нужен им для того, чтобы уйти с верхней точки и подготовиться к новым стартам 1997 года. Вот Лошадям-то как раз и снится тот самый страшный сон. Им кажется, что весь мир ополчился против них, всюду мерещатся чудовища, протягивающие свои жуткие щупальца. Самый страшный сон у президента Белоруссии Лукашенко - везде мерещатся враги: в парламенте, правительстве, Конституционном суде, газетах, на телевидении. Весь год он воюет, рубит чудовищ направо и налево, не понимая, что всё это сон, и, проснувшись, он окажется в дурацком положении. Незаслуженно обиженными в этом году оказались очень многие Лошади. К примеру, тренер "Зенита" Павел Садырин, который поднял из грязи заурядную команду, получил в награду циничное увольнение со службы. Величайший хоккейный тренер, может быть, не только современности, но и всей истории этого спорта, Виктор Тихонов был подвергнут в 1996 году сказочным унижениям, но выдержал всё стоически и, кажется, уже награжден за стойкость. Два футбольных тренера, ещё далеких от своих абсолютных вершин, - Тарханов и Газзаев тоже глотнули горечи в 1996 году. Главные же неприятности пришлись на счет Олега Романцева, не сумевшего убедить других и себя самого в том, что на чемпионат Европы вместо сборной надо было везти московский "Спартак"...

На фоне жутких мучений спортивных тренеров неприятности политических деятелей могут показаться пустяком. Ушел в бега бывший вице-мэр и советник президента Сергей Станкевич. Набросились волки на министра авиации Шапошникова, не дают ему всласть накупить "Боингов". Министра Ярова обвинили в причастности к делам "афганцев".

Может сновидение оказаться и смертельно опасным, хотя это и редкость. Так, умерла в этом году Элла Фитцджеральд (Лошадь). Умер талантливейший композитор Сергей Курёхин".

Далее в статье рассказывается о Майке Тайсоне (Лошадь), страдавшем в 1984 году (не пустили на Олимпиаду) и пострадавшем и в 1996 году. Не стоило ему возвращаться на ринг в год векторного удара. Не удалось в год Крысы переизбраться президенту Румынии Иону Илиеску, также родившемуся в год Лошади. Далее в "Страшном сне" говорится о векторной мишени 1997 года Тигре:

"Тигры в этом (1996) году добились максимально возможных результатов. Генерал Лебедь в технократической стране на мгновение стал чуть ли не вторым человеком, изрядно напугав уравновешенных технарей своими заумными страшилками. Молодой тигренок Женя Кафельников в этом году выиграл первый для России турнир Большого Шлема и вплотную подошел ко второму месту в мировом рейтинге. Виктор Черномырдин добился максимальных успехов в своей экономической деятельности и даже сутки побыл президентом.

Так что вершина у большинства Тигров позади, а новое восхождение они смогут начать только в 1998 году. В 1997 году звездный час наступает для всех, кто родился в год Козы, в первую очередь для Ельцина и Чубайса".

Одиннадцатый год

Уже по окончании "Страшного сна" видно, как расцветает новый метод прогнозирования, и кроме обещаний неприятностей в двенадцатом году цикла появляются обещания блестящих успехов в одиннадцатом году. На глазах меняется вся философия векторного прогнозирования. Если изначально представлялось двенадцатилетнее ожидание катастрофы, то теперь видится одиннадцатилетний подъем в гору, после которого идет всего лишь годовой сброс к подножию новой горы. Как-то сразу жизнь смотрится веселее.

Заметим, что поразительно точно сбылись прогнозы по футбольным тренерам, да и теннисистам, кстати, тоже. Кроме того, напоминаю, что и автор родился в год Лошади и, стало быть, сам весь 1996 год находился как под давлением векторного кольца, так и под давлением собственного векторного прогноза. Может быть, впервые в мировой истории происходил эксперимент осознанного векторного года. Весь год я терпел, сжав зубы, различную ерунду. Было и предупреждение с выбитым коленом, были и незаслуженные предательства. А вот чего не было, так это безделья. Вкалывал я так, как никогда до сих пор. Причем не только на умственном фронте, но и на физическом (подводил фундамент под сруб и многое другое). Как знать, может это сигнал к прекращению активного самостроя?

Итак, постепенно акцент смещается в сторону нумерации годов. Я пишу маленькую заметку "Одиннадцатый год", она выходит в приложении "Ракурс", а следом - более широкая работа "По порядку номеров" ("Зазеркалье" № 58, 5 ноября 1997 года), в которой идея векторного прогноза обретает плоть и кровь, а каждый знак получает свой номер. Гороскоп превращается в очередь за наказаниями и поощрениями. Но сначала отчет по прогнозу для Тигра-97:

"Что касается Лебедя (Тигр), то, получив в начале года предупреждающую травму, он прекратил активную деятельность в России, был отчислен из политического объединения КРО и начал разъезжать больше по заграницам, постепенно остывая к своей Родине и привыкая к роли эмигранта. Кафельников тоже получил в начале года предупреждающую травму, но прыти своей не уменьшил, провел массу турниров, большинство вдрызг проиграл, растеряв и рейтинг, и авторитет, и, кажется, свой уникальный стиль игры. Впрочем, у молодого миллионера всё впереди. Другое дело - уже не юношеских лет премьер Черномырдин, которому было предсказано самое тяжелое бытие в год Быка. Ему-то прятаться было некуда. Не сумев присоседиться к грандиозным внешнеполитическим успехам Ельцина, Черномырдин принял на себя весь критический огонь по экономическим вопросам. "Известия" с чужой подачи обвинили его в обладании несметными богатствами, президент обвинил его в боязни конкуренции и приставил к нему двух молодых нахальных реформаторов. И в конце концов за все страдания - угроза вотума недоверия. Но как знать, как знать, может быть, больше всего на этих мучениях выиграет сам Виктор Степановиче (в ближайшие одиннадцать лет)?

Исправнее всех следовал советам структурного гороскопа Фидель Кастро он прятался. Однако его американские друзья, столь трепетно следящие за его здоровьем, решили, что он помер в тиши банановых рощ. Пришлось Фиделю выйти из своего логова и прочитать на съезде довольно длинную речугу.

Несколько Тигров уволили, несколько назначили: уволили министра культуры, назначили министра обороны...

Еще важнее оказался прогноз по Козам, у которых в 1997 году наступил так называемый одиннадцатый год - год наивысшего успеха, год накануне страшного удара 1998 года, года Тигра. Грандиозны внешнеполитические победы Ельцина, пробившего все позиции во внешнем круге России - Япония, Китай, Франция, НАТО, Украина, Чечня и т.д., и т.п. А тут ещё клуб Парижский, клуб Лондонский... Но это уже Чубайс, тоже рожденный в год Козы.

В теоретическом же смысле, видимо, не стоит говорить только об одиннадцатом, двенадцатом (нулевом) и постдвенадцатом (первом) годах. Людям всех знаков интересно узнать, какой номер несет их знак в наступающем году".

На этом я прекращаю цитирование статьи "По порядку номеров", ибо смысл её ясен. У каждого знака в каждом наступающем году есть свой номер в очереди за счастьем. Так векторное кольцо в очередной раз нарушает гармонию и порядок в мире. Любой астролог, любой ритмолог всегда расскажет и объяснит, что все ваши биоритмы непременно начинаются в момент рождения, а стало быть всем нам придется испытывать кризисы в 12, 24, 36, 48 и т.д. годах рождения. Структурный гороскоп опровергает эту систему, утверждая, что у Лошади и Петуха первый кризис наступает в 6 лет, у Козы, Кабана и Дракона - в 7 лет, у Крысы - в 8 лет, у Обезьяны и Быка - в 9 лет, а у Собаки и Тигра - аж в 11 лет. И лишь два знака испытывают первый кризис близко к дате рождения: Кот - на следующий год после рождения, Змея - на второй год.

Что касается прогноза на 1998 год, то он был катастрофичен. Чубайса было не слишком жалко, а вот векторный удар по Ельцину (оба родились в год Козы) мог долбануть по всей стране, ибо судьбы страны и Ельцина во многом переплелись. В империи президент живет по ритму страны, но также и страна может жить по ритму Ельцина, а стало быть, Козы. Мне самому не хотелось верить в этот прогноз (частично он опубликован в "Зазеркалье", частично в "МК" и на телевидении), но получалось, что страну вновь должен был постигнуть кризис. Слабой компенсацией провала Коз должно было стать возрождение Тигров и триумф Петухов и Котов.

Прогнозы сбылись с точностью и даже некоторым перебором. Всё же в плохое так не хочется верить. Удар по Ельцину пришелся по всей стране. Вот что написано в статье "Год страха" (Зазеркалье" № 72, 6 января 1999 года):

"Главное событие года - явный сбой в деятельности первого лица государства. Никогда ещё Ельцин не был так плох, никогда ещё не был он так беззащитен, никогда ещё раненого гиганта не травили с таким остервенением. Кажется, только ленивый не обвинил нашего президента во всех смертных грехах, даже ближайшие соратники и сподвижники стали отстраняться от своего шефа".

Впервые год векторного удара называется, на модный манер, кармическим годом, а ударяемый - кармическим подсудимым. В такой год их судят небо и земля, люди и нелюди, стар и млад.

1998 год кончается, Ельцин с язвой увезен в больницу, многим кажется, что это конец. На деле же так происходит освобождение. Наделав множество ошибок в 1998 году (одних премьер-министров было сменено трое), Ельцин снова в своей стихии, снова карает и милует, сталкивает лбами своих конкурентов, провоцирует оппонентов на необдуманные атаки, потихоньку набирая сил для решительного контрудара.

Очухивается от поражений 1998 года и Чубайс. Он ушел в тень, почистил перышки, и, думается, ещё покажет себя на новом витке.

Что касается нового кармического подсудимого - Петуха, то по его поводу вышла отдельная статья - "Птичий базар" ("Зазеркалье" № 70). Дело в том, что под знаком Петуха проходит всё наше российское двенадцатилетие (1989-2001) Таким образом, в критическом положении всё наше крикливо-хвастливое петушино-яркое, суетное, тусовочное бытие. Что касается конкретно Петухов, то самой мощной фигурой накануне года Кота был Никита Михалков. Уже начало года обрушило на него такой шквал ударов (даже тухлые яйца в него летели), что пришлось резко снизить скорость. Непонятная реакция на "Сибирского цирюльника", несколько публичных оскорблений, несколько судебных исков. О выдвижении кандидатуры Михалкова в президенты, кажется, можно забыть.

Другой Петух, министр иностранных дел, самим фактом своего назначения на этот пост предсказал сложнейшие внешнеполитические коллизии для России, что очень быстро доказал Балканский кризис. По этой же причине крупные финансовые пертурбации ждут Россию в год Дракона (2000), ибо на финансах у нас - сплошь Коты.

Среди тех, кого ждут крупные перемены, математик и псевдоисторик Анатолий Фоменко (автор "Новой хронологии"), писательницы Маринина и Арбатова, многочисленные режиссеры, упомянутые в том же "Птичьем базаре", теннисистка Анна Курникова, футболист Сергей Юран и др.

Год прошел

Вторая часть книги, а стало быть, и предыдущая глава были написаны в начале 1999 года. Теперь уже март 2000 года, и можно подвести кармические итоги ушедшего года Кота, а также обрисовать круг кармических проблем наступившего года Дракона.

Данному вопросу была отчасти посвящена публикация в "Зазеркалье", № 83 - "Полет Дракона", Подробно описываются злоключения главного дипломата Иванова. Именно ему пришлось принять на себя главный удар во время косовского кризиса и в начале чеченской кампании. В начале года ему даже пришлось поделиться полномочиями с Виктором Черномырдиным.

Подробно описываются также злоключения Никиты Михалкова, весь год собиравшего плевки от нашей высокоинтеллектуальной тусовки за "Сибирского цирюльника". Во всём этом шуме было явно что-то аномальное, тем более что по окончании года Кота шум прекратился. Геннадия Хазанова (Петух), возглавившего Театр Эстрады, также ждали незаслуженные обиды. Против него поднялась эстрадная братва, вообразившая, что новый директор обязан дать зеленый свет всем сразу и без разбору.

Интересная история приключилась с нашим знаменитым хоккеистом Сергеем Фёдоровым (Петух). Он совершил благородный поступок, пожертвовав деньги американским детям. Тут же поднялся грандиозный шум в нашей прессе, обидевшейся за наших детей. При этом виноват оказался именно Сергей, а не десятки и сотни других богачей, ничего никому не подаривших. Стоило году Кота кончиться, и всё встало на местам, и даже Фёдоров что-то нашим детям прислал.

Нечто подобное происходило в год Кота и с Анной Курниковой (Петух). Пресса дружно навалилась на нее, обвиняя в полном отсутствии патриотизма (не хочет выступать за сборную России), а также в том, что она играя достаточно средне, чрезвычайно преуспела в рекламном кривлянии. Как знать, может быть, именно внешнее давление сыграло роковую роль в размолвке хоккеиста Фёдорова и теннисистки Курниковой.

Виши Ананд (Петух) накануне года Кота был в идеальной форме, объединенный Запад уже прочил его в новые шахматные короли. Именно он должен был прервать затянувшуюся российскую шахматную гегемонию. Но грянул год Кота, и из Ананда полетели перышки, он стал проигрывать с таким оглушительным треском, что о чемпионстве придется забыть надолго.

Два знаменитых спартаковских футболиста, Сергей Юран и Илья Цымбаларь (оба - Петухи), цвет и гордость российского футбола, были уволены из "Спартака" самым странным образом, их не продали и не обменяли, а просто выставили за дверь, как устаревшую мебель. Покупку Юрана Романцев (тренер "Спартака") назвал своей ошибкой. Кстати, как только год Кота закончился, для Юрана и Цымбаларя сразу же нашлась работа.

Еще один антигерой года Кота - террорист номер один Бен Ладен. На ненависти к нему сошлись в год Кота американцы и россияне. Загнать пернатого зверя не удалось, но гоняли его весь год очень плотно.

Наступление года Дракона было зафиксировано в "Зазеркалье" № 85 ("Шахматный крест"), вышедшем в феврале 2000 года. С первых же дней года (30 декабря) отмечено мощное давление на Котов. Убит коммерсант Вайсман, погибло несколько милиционеров Котов, внезапно умер совсем ещё молодой (47 лет) артист Сергей Иванов (Лариосик из "Дней Турбиных"), посыпался град обвинений в адрес модельера Юдашкина, диктатора Пиночета, ну и конечно же экс-президента Масхадова. А ведь год только начался. Абсурд ситуации беспределен, в Таиланде два 12-летних брата (оба Коты) возглавляют каких-то повстанцев и захватывают госпиталь. При проведении спецоперации все повстанцы убиты. Впрочем, Коты - люди предусмотрительные и большинство из них пошли на слом карьеры уже в конце 1999 года. Тогда начались неприятности у Пиночета, Масхадова и многих других. В частности, смена Задорнова (Кот ) на Касьянова (Петух) на посту министра финансов прошла явно раньше срока. Таким образом удалось избежать спрогнозированного кризиса в наших финансах.

Таким образом, одиннадцатый год - далеко не для всех год успехов, ведь некоторые по духу спринтеры и на финишный рывок сил уже не остается. В этом смысле уже в начале 2000 года можно говорить о кандидатах на скорый кризис в рядах Обезьян (у них кармический - 2001 год). На пороге кризиса такие политические Обезьяны, как главный коммунист Геннадий Зюганов, мэр Питера Яковлев, кандидат в президенты губернатор Титов, кандидат и губернатор Тулеев, администратор Волошин, телевизионный магнат Гусинский, его подчиненный премудрый Евгений Киселёв, молодой теннисист Марат Сафин.

Кармическая автобиография

Совмещение возрастной и кармичеекой биографий даст человеку понимание как прошлой своей жизни, так и будущей.

Возрастная автобиография, которую составляет человек, охватывает длинные периоды постановки и решения задач. В 12 лет решаются задачи, поставленные ещё при рождении, то есть не самим человеком, а его родителями или управителями. Задачи, поставленные в 12 лет, решаются в возрасте лет под 40. При этом разница в мировоззрении юного отрока и многоопытного мужа грандиозна. Задачи, сформулированные после 40 лет, разрешатся не ясным человеку образом.

Совсем другое дело - кармическая автобиография: она занята описанием совсем другого уровня проблем. В кармическую биографию входят самые обыденные, понятные всем проблемы, брак, жизненные блага, воспитание детей и т.д. Но самое главное, именно кармическая биография должна объяснить человеку его сложные взаимодействия с фортуной, подсказать ему, когда надо идти ва-банк, а когда терпеть, сжав зубы.

События от моего рождения (1954) до первого кармического года (1960) я оставлю в покое, поскольку ничего особенно важного в самосознании не происходило, жизнь шла по воле родителей. 1961 год запомнился началом школьного обучения, рождением сестры и полетом человека в космос. Все эти события призывали маленького тщедушного человечка к большей ответственности и самостоятельности. Я учил уроки, помогал нянчить сестру, не терроризировал более родителей своими капризами и вырез`ал из газет портреты космонавтов.

В те годы постепенно вырисовывается мой математический талант. Первое его реальное проявление произошло в 5-м классе, стало быть, речь идет уже о 1965 годе (год Змеи, пятый год двенадцатилетнего цикла). 1966 год запомнился очень хорошо: землетрясение в Ташкенте, лето, проведенное в Челябинске, жуткий пролетарский уральский пионерлагерь на берегу мазутной реки Миасс. В программе обучения появляется физика, но я по-прежнему делю свои симпатии между географией и математикой. А вот появление на следующий год химии, а главное - преподающей её Рахили буквально взрывают мое существование. Я как будто перехожу с холостого хода на могучий разбег. Маловразумительное школьное бытие переходит в активное и радостное существование, я начинаю ездить на олимпиады, с каждым годом набирая мощь. Лето 1969 года (Крым) дало ощущение физического и морального взросления, лето 1970 года (Новосибирский Академгородок) показало, что я созреваю для интеллектуальной жизни, хотя ещё и храню остатки отроческой робости и скованности. Поистине набрана великолепная скорость, я ощущаю себя полным сил и способным на штурм самой большой вершины на Земле - Московского университета.

Триумфальным в этом смысле был безусловно 1971 год, одиннадцатый год цикла. Выпускные экзамены в школе, вступительные в Университет, первый семестр, первая сессия. Каждый день был победным, каждый шаг был просчитан. Разум и воля торжествовали. Я выполнил все возможные задачи обучающего цикла. Я не только сдал экзамены в самый престижный институт мира, но и доказал свою способность учиться в нем, сдав первую сессию на пять, пять и четыре, став любимым студентом великой Фелии Соломоновны. Мой приезд домой после первой сессии был одной из высших точек всей моей жизни. Это была вершина. А с вершины путь только вниз. Тогда я этого не знал.

Чрезвычайно важно отметить, что путь к вершине не был усеян цветочками. В школе я был не слишком популярен, отставал в физическом развитии, обладал хлипкой фигурой и смешной круглой физиономией с оттопыренными ушами. Я ездил на олимпиады, но безобразно учился русскому, английскому языкам, хромал по литературе и истории, ничем не проявил себя в изучении физики. Комплексы буквально душили меня, не давая поднять головы. Мои сверстники во многих отношениях стояли гораздо выше меня. Мой же успех был в очень точном распределении сил по дистанции жизни. Отсидевшись на старте, я мощно рванул именно в последние годы цикла.

Новому циклу предшествует кармический 1972 год. Это было ужасно. Успех 1971 года абсолютно лишил меня осторожности, старательности, дисциплины. Но гораздо важнее, что в 1972 году сломался смысл предыдущего двенадцатилетия. Я уже не был просто учеником, карьерным паровозом. Я хотел узнать жизнь в полном объеме: любовь, спорт, стройотряды, дружба, литература, кино, философия и т.д.

Сравнивая себя с теми, кто продолжал усердно посещать лекции и сдавать экзамены, я мучился угрызениями совести. На деле же судьба уберегала меня от слишком бурного старта в новом цикле, оставляла силы для финиша. Фактически все годы обучения в университете были не столько движением вперед, сколько поиском своего пути. Напомню, что окончил я вуз на четвертом году цикла, испытав к тому же на третьем году довольно сильную депрессию.

Оказавшись в 1976 году в Ташкенте, я наконец-то сформулировал ту задачу, которая сознательно и неосознанно терзала меня с первого года нового цикла. Не карьера волновала меня, не научный успех, я хотел жить в Москве и крутиться по интеллектуальным тусовкам. Решительным шагом в этом направлении было знакомство в 1978 году с той самой, четвертой Татьяной. Казалось бы, она мешала мне ехать в Москву, блокируя мою жениховскую валентность. Но я ведь не просто хотел в Москву, я хотел жить в Москве и быть при этом свободным, никому не обязанным человеком. Я не желал жить в Москве министерским зятьком. Обязательства по прописке, карьере, зарплате, машине и т.д. навеки сковали бы мое неокрепшее сознание.

В конце 1980 года я как в омут прыгаю в Москву, 1981 год остается одним из самых страшных в моей жизни, а ведь это уже девятый год цикла. Надо финишировать, но финишем и не пахнет. Научные успехи предыдущих трех лет приходится выбросить на помойку. Я в шоке, я ещё не знаю, что мне предначертано что-то иное. В том же 1981 году я начинаю писать роман о городе. Наконец в 1982 году я перехожу к финишному спурту, в марте я уже обладатель вожделенной московской прописки. (В предыдущем цикле в такой же год я покорял Новосибирский Академгородок.) Одним словом, предчувствие триумфа и блаженства уже охватывает меня.

В 1983 году я уже упакован, снимаю квартиру, работаю, получаю приличную зарплату, пишу роман, а главное - тусуюсь сразу в нескольких замечательных московских компаниях. Через меня проходят мощнейшие потоки запретной и полузапретной литературы. Я уже не просто Москвич, а москвич самого высокого интеллектуального круга. Удивительно, но и шестнадцать лет спустя я не могу похвастать более интеллектуальными друзьями.

Пиком интеллектуального общения в моей жизни, безусловно, останется именно 1983 год. Я был абсолютно счастлив, сбылись все мои мечты, я вел ту самую богемную жизнь, запах которой сбил меня с прямого пути в первые университетские годы. Даже несчастное развитие моего союза с Татьяной совсем не разрушало идиллической картины. Запутанность сердечных дел вполне входила в атрибутику богемной жизни. Именно в 1983 году у меня появилась та самая Наташа. Мне казалось, что простор для движения огромен, на деле же я был в тупике, что с блеском продемонстрировал катастрофический двенадцатый (кармический) год цикла.

Центральный цикл

Центральным возрастом человека, фокусом, в котором сходятся все прошлые искания и все будущие достижения, является возраст Собаки, идущий от 31 до 40 лет. Всё, что делает мужчина до этого возраста - всего лишь подготовка к главному делу; всё, что делает после этого возраста - это уже раскручивание идей центрального возраста. Очень хорошо, если кармическое двенадцатилетие полностью включает в себя этот возраст. Идеально в этом смысле положение у Лошади и Петуха (кармический год - 30 лет), а также Козы, Кабана и Дракона (кармический год - 31 год). Сложнее положение у Обезьян и Быков (33 года), Крысы (32 года). Еще хуже дела у Собак и Тигров (35 лет), совсем плохо Котам (37 лет) и Змеям (38 лет). Последние четыре знака по сути, вынуждены форсировать карьеру.

У меня, как у человека родившегося в год Лошади, кармический год предшествовал началу возраста Собаки. Честно говоря, вспоминать 1984 год довольно стыдно и неприятно, но из песни слова не выкинешь. Мы гуляли. Несколько компаний переплетаясь между собой вдарились в какой-то беспредельный загул. Задним числом многие потом говорили, что гуляли, предчувствуя лигачевскую борьбу с алкоголизмом 1985 года. С точки зрения примитивного гороскопа, год Крысы всегда должен быть особенно пьяным и загульным. С исторической точки зрения, 1984 год был последним застойным годом.

Как бы там ни было, мы гуляли. Гуляли как-то чрезмерно, с провалами памяти, с потерей ориентации во времени и пространстве. Роман о городе не продвигался, романы любовные глохли. Меня выгнали из грибной шабашной бригады - это было унизительно и несправедливо. Но самая страшная катастрофа ждала меня по оси главного содержания прошлого двенадцатилетия. Татьяна получила комнату и открыто заявила, что моя нога туда не ступит. Я был в отчаянии. Даже страшный 1972 год не был столь тупиковым и безвыходным.

Пытаясь остановить свое финансовое падение, я пристраиваюсь в фастовскую яблочную шабашку, довершившую мое физическое и психологическое разложение. Веривший в себя безоговорочно, знавший свой потенциал, я впервые усомнился в себе. Брака нет, квартиры нет, романа нет, здоровья нет... А самое главное - нет былого куража, нет энтузиазма. Три года написания романа, кстати, привели к валу заготовок, но реального непрерывного текста было страниц пятьдесят. Текст в триста страниц я планировал написать за десять лет. При этом предполагалось, что набросков и заготовок будет три тысячи страниц.

Окончание кармического года было оглушительным. Погрузившись в поезд "Москва-Тбилиси" пьяным и больным в середине января 1985, в конце января я вышел из поезда "Тбилиси-Москва" здоровым, жизнерадостным, бодрым и свежим. Год Быка ушел на перенос вещей в квартиру моей будущей жены и победную схватку восточного гороскопа с умирающим романом. В 1986 году я женился, о романе уже не вспоминал и вовсю сколачивал бригаду создателей структурного гороскопа. В 1987 году "новый курс" дал первые результаты: в марте родился сын, я начинаю судорожно бегать по редакциям, впрочем, пока безрезультатно. 1988 год дал первые, очень скромные успехи: выходят из печати полторы статьи на двух авторов. (В предыдущем цикле - в аналогичном 1976 году я закончил университет и понял, что неудачная студенческая карьера никому не ведома и никого не касается.)

Пятый год цикла (1989) был решающим, я значительно расширяю диапазон гороскопических поисков, решительно прорываюсь в газетный мир. Мой деревенский домик из скромной ночлежки для усталых грибников превращается в центр будущей летней резиденции создателя структурного гороскопа. Уволившись из "Белка", я поступаю в контору свадебным генералом.

Шестой год, промежуточный финиш, - я вновь гуляю. Но на этот раз гуляние идет под флагом победы. Я одерживаю победы на всех фронтах. Публикации идут валом, я врываюсь в астрологическую тусовку, мной очарованы, я популярен, появляются поклонники структурного гороскопа. У меня рождается дочь, я езжу по конференциям, продолжаю получать зарплату за красивые глаза, да ещё двух своих сотоварищей пристраиваю к кормушке. И это всё внешние проявления, а есть ведь ещё и внутренние успехи, рождаются и развиваются основные составляющие большой теории. Я начинаю подумывать о первой книге.

Седьмой год несколько сбрасывает мощность напора. Я расстаюсь с большинством соратников, увольняюсь из конторы. Однако значительно поднимаю число публикаций, выпускаю первый в своей жизни сборник статей, езжу по стране (Украина) с лекциями, поднимаю уровень своих заработков почти до потолка. Может быть, этот год принес первые скромные осечки, однако успехов было намного больше. Сделав шаг назад, я сделал шесть шагов вперед.

Было ли что-то подобное в 1967 и 1979 годах? Про первую дату с ходу не скажу, а вот в 1979-м на фоне грандиозных успехов 1978 года действительно были некоторые тревожные сигналы, которые нормального человека, может быть, и заставили бы задуматься, притормозить.

Восьмой год был последним годом стартовой эйфории. В начале года я получаю очень крупный гонорар, потом теряю романтические иллюзии, потом теряю финансовые иллюзии (в связи с гиперинфляцией), потом теряю иллюзии о безупречности всех своих прогнозов. Осознаю несовершенство и незаконченность своей теории. Именно восьмой год наиболее удобен для некоторого укрощения своих амбиций и ускорения процессов реализации планов.

Девятый год (1993) одарил меня новым прорывом в области теории. Сравнить его по значимости открытий можно лишь с 1988 годом. В "Науке и религии" публикуются главы будущих исторических книг. По-прежнему все три фронта: семья, деревня, гороскоп - несут мне победные вести, но наступление явно выдыхается. Сгорает скоротечный возраст Собаки, сил ещё очень много, но весточки будущего кризиса всё заметнее.

Десятый год цикла и он же первый год возраста Змеи. Силы ушли, я компоную книгу, которая ещё долго будет кормить меня ("Структурный гороскоп"), и начинаю писать "Поиски империи" (это уже явный перебор). Блеск бытия уходит, но сумма авторитета продолжает повышаться. Самоуважение стремительно растет, обвала внутренней самооценки не предвещало ровно ничего. Уровень "Поисков империи" был запредельно высок, написание книги давалось с большим трудом, но приносило огромное удовольствие.

Наконец, одиннадцатый год цикла (1995). Год максимального триумфа. У меня выходит первая в жизни толстая книжка. Имея такую книгу, я обретаю статус солидного человека. Переплюнуть этот результат в ближайшие годы невозможно. Даже в 1999 году, четыре года спустя, я не был в состоянии заменить "Структурный гороскоп" равноценной новой книгой. В этом же году уезжают родители. Дом для них мне построить не удалось. Так заканчиваются все темы, которыми я жил двенадцать лет, надеждой на воссоединение с родителями, благополучными отношениями с женой, созданием теории, постатейной публикацией всех открытий, собиранием и изданием первой большой книжки.

В 1996 году я вступил в двенадцатый год цикла, он же кармический обвал. Вопреки плохим предсказаниям, ничего сверхужасного не произошло. И тем не менее прогноз был точен: весь год я был под давлением, весь год жил, сжав зубы. Провел титаническую работу по продвижению "Поисков империи", не менее титанически вкалывал на фундаментальных работах. За всё это я не получил и слова благодарности, напротив - одни плевки и окрики. Помятуя теорию, я старался не озлобиться и стоически терпеть всеобщую травлю, черпая силы в надежде на будущее и в любовании плодами своего труда.

Как бы там ни было, но кармический год разрушил былой контакт в семье, разрушил мое последнее соавторство, разрушил все иллюзии о быстром продвижении структурного гороскопа по Руси. Меня били все, кому не лень. Какая-то Степанова била меня по тиражам, какой-то Фоменко опережал меня в исторической теме и своей "Империей" полностью перекрывал мои "Поиски империи". Я вновь был одинок и никому не нужен.

Таким образом, только-только вступив в индивидуалистический возраст Змеи, я резко ужимаю свой исконный коллективизм, обретаю тягу к написанию длинных книг и пренебрежение к любимому мной жанру научных статей.

Путешествие во времени

Итак, в 1997 году я обретаю освобождение. Главным пунктом в этом освобождении стало окончательное утверждение на пути индивидуализма. Я больше не мог рассчитывать на чью-либо поддержку, только сам на себя. Не скажу, что от такого оборота я испытал большую радость. Во-первых, была недописана и, соответственно, не издана грандиозная работа "Поиски империи". Во-вторых, я попросту не умел и не хотел быть в одиночестве. В-третьих, мой личный упадок совпал с упадком всей астрологической тусовки, а другой у меня не было.

Не сбывались прогнозы по экономическому росту, не сбывались прогнозы по всенародному ликованию... Всё тяжелее была обстановка в семье. Сжав зубы, я мчался к окончанию книги. Увы, благодарности за мощный и качественный финиш не последовало. Вместо благодарности я имел скандал, потрясший меня до основания.

Вспоминая свои предыдущие годы Быка (1973, 1985), я не слишком расстраивался. В 1973 году я стал комсоргом стройотряда и впервые встретился с той, что станет моей первой женщиной (через год). В 1985 году я ещё очень робко сближался со своей будущей женой, продолжал писать роман (старые долги), и совсем немножко и робко влезал в гороскоп.

От 1998 года я ждал большего. Однако в начале года я попал в ещё один крупный скандал и в результате оказался в больнице. Все мои попытки наладить красивую жизнь оказались грубейшей ошибкой. Второй год цикла не годится для этого, надо быть ещё очень осторожным. Больница во многом сломила мое нахальство, кураж окончательно растаял. Я стал каким-то робким, нерешительным, самооценка упала до нуля. Я совершенно перестал воспринимать себя как большого человека, хотя объективно ничего такого, что снижало мой статус, не произошло. Заканчивается эпопея с квартирой, выходят из печати "Поиски империи". Меж тем я совершенно раздавлен и уничтожен. Так плохо мне уже давно не было. Временами казалось, что я в плену какой-то мании.

Сравнимы ли мои ощущения 1998 года с ощущениями 1974 и 1986 годов? И да, и нет. Те два года однозначно ассоциировались у меня с силой и напором. В 1974 году я был комиссаром стройотряда и организатором студенческого кафе. В1986 году я сколачивал коллектив создателей структурного гороскопа. Однако трудно ожидать от двенадцатилетия, посвященного индивидуалистической деятельности, каких-то успехов на пути коллективизма.

Моя физическая и духовная слабость в 1998 году не помешала мне интенсивно работать над новой большой книгой (из 700 планируемых страниц я сделал половину). Фактически я так и не имел серьезного отдыха после завершения "Поисков империи".

Удивительнейшая история произошла с самими "Поисками". Книга, предназначенная для триумфа и всемирной славы, оказалась не замеченной никем. Она робко стояла на полках магазинов с унизительным копеечным ценником на обложке. Книга настолько плохо шла, что даже пришлось заказывать для неё суперобложку. При этом я не могу говорить и о провале. Те немногие, кто прочитал книгу, отзывались о ней замечательно. Одним словом, я вновь попал на долгоиграющую пластинку. Вновь, как и двенадцать лет назад, эффект удачи настигнет меня не ранее шестого года цикла.

Тут я хочу сказать о главном. Посмотрите, что получается. Кармический год - как водораздел между периодами жизни, посвященными разным целям, и это понятно. Но кармический год, влезающий в непрерывное дело написания статей и книг, - ну что он мог сделать? Однако же сделал, и ещё как! Вознесший себя в 1995 году на самую вершину жизни, после 1996 года я оказался в такой глубокой луже, что невозможно и представить. Меня не ценят в издательстве - там новые фавориты; меня не приглашают в богатые журналы там теперь печатают только своих; обо мне забыли на телевидении - там победили коммерческие варианты, я по-прежнему не езжу за границу. Провалился проект превращения деревенского дома в Нью-Васюки. Не нашел я ни серьезных компаньонов, ни серьезных денег. По сути дела, я вынужден замораживать этот проект. Что-то неладное происходит в воспитании детей, коими я так гордился и горжусь. Одним словом, без всяких видимых причин я вновь у разбитого корыта. Неудачи рождают образ неудачника, от которого отворачиваются люди. Помните, как жаловался Паниковский: "Меня девушки не любят".

Какой из всего этого вывод? А вывод простой. Надо откинуть бытовые представления о непрерывном движении вперед, о причинно-следственных связях бытия. Необходимо помнить и знать, что за какое большое дело ты бы ни взялся, тебе дается лишь двенадцать лет на непрерывное поступательное движение, а дальше - кризис, и нужно искать новые идеи, новые стимулы, новую энергию, новую злость. Ну а то, что от тебя отвернулись люди, так на то они и люди, чтобы идти за победителем, а не плестись за тем, кто оступился.

Так что же за идеи, что же за стимулы владеют мной? Я, безусловно, не прибавил в интеллекте, меня не разрывают, как раньше, десятки оригинальных идей. Зато я стал писать с большим удовольствием, более не люблю писать коротко, а люблю писать длинно, что и выгодно, и людям приятно, ибо короткие статьи слишком концентрированы для нормального восприятия. Далее, я стал более расчетлив и прагматичен, менее склонен распыляться и разбрасываться. У меня появилось множество обыкновенных человеческих желаний: хочу купить компьютер, хочу купить автомобиль, хочу обставить квартиру так, чтобы она не выглядела, как сарай, хочу съездить за границу. Всё это имеют тысячи менее заслуженных людей, к тому же и более молодых. Раньше меня всё это не волновало, я был в творческом экстазе, я был на вершине мира... Теперь я спустился с вершины, стал более нормальным, и мне хочется обычных человеческих радостей и благ.

Я хочу открыть прием граждан, я хочу открыть свой магазин, может быть, свой центр, хотя понимаю, что скорее всего это не осуществится в данном цикле. Ведь если задача прошлого двенадцатилетия была в том, чтобы стать ученым, то задача этого двенадцатилетия в том, чтобы стать писателем. Я должен писать в год по две книги, и тогда за цикл я напишу два десятка книг. Это будут настоящие книги, а не те засушенные гербарии, что до сих пор у меня получались. Таковы мои представления о начатом цикле.

Теперь о третьем годе цикла - 1999-м. Этот год толкнул меня в люди, я снова бегаю туда-сюда, что в точности повторяет мои траектории 1987 года. Тогда эта беготня ни к чему особенному не привела. Не привела беготня к успеху и в этом году. И тем не менее я чувствую, как сгущается и зреет время вокруг меня. Я уже чувствую клавиатуру будущего компьютера, я уже чувствую сюжеты книг, составленных по правилам компьютера, а не пишущей машинки или гусиного пера. Компьютерная книга - это новый жанр, новая ветвь литературы. Я мечтал об этом ещё тогда, когда писал "Город". Я чувствую, что именно в 2001 году можно будет найти те ходы, которые никак не удаются мне в 1999-м. Впрочем, не будем забегать вперед. Опыт показывает, что в первых годах циклов я ещё слабо представлял, куда и зачем иду, с какой скоростью продвигаюсь. В 1975 году я совершенно не представлял, где окажусь в 1978 году и какой страстью буду сжигаем. В 1987 году, бегая по редакциям со своими странными и нелепыми заготовками, я совершенно не предполагал, что в 1990 году я опубликую 25, а в 1991 году - 35 статей в самых престижных изданиях.

Так что наберемся терпения и без каких-либо расчетов на скорую удачу отправимся в путь, нажимая клавишу за клавишей, перелистывая страницу за страницей, сжигая один мост за другим. Вперед, и только вперед по кольцу времени!..

Кармический биографический словарь

Когда-нибудь я напишу "Кармический - биографический словарь", где будет всё то же самое, что в обычном биографическом словаре: родился, женился, пробился... и т.д., но всё это разложенное по полочкам двенадцатилетних циклов с переломами в годы векторных ударов.

Ну а пока до кармического словаря очень далеко, пока я делаю первые робкие попытки найти хотя бы по несколько персонажей на каждый знак, кармические переломы которых были вы видны невооруженным взглядом.

Начало поиску положил Кабан. Для примера был взят спикер Госдумы Геннадий Селезнёв. У него кармическим был 1990 год, а уже в 1991-м он становится главным редактором "Правды" и выходит на первые роли в левой половине политического спектра. Другой Кабан, на этот раз справа, - Борис Немцов до 1990 года спокойно занимался наукой. Именно в кармический год (год смены судьбы) он избирается депутатом Верховного Совета России. В 1991 году депутата замечают, начинается его бурная политическая карьера. Обоих политиков крупные перемены ждут в 2002 году.

Следующей идет Крыса. У этого знака переломы идут в годы Обезьяны (1968, 1980, 1992). Как пример использован восходящий Юрий Лужков, именно в 1980 году его назначают генеральным директором НПО "Нефтехим-автоматика", после чего научная карьера сменяется административной. Следующий крутой перелом происходит в 1992 году, когда после отставки Гавриила Попова он становится мэром Москвы. Можно предположить, что оптимальной датой для следующего этапа станет 2004 год, кстати, год выборов президента России.

Еще один политик года Крысы - Константин Боровой. Именно в 1992 году он сворачивает коммерческую деятельность и организует партию экономической свободы. Противник Борового по убеждениям, но товарищ по Государственной Думе - Станислав Говорухин ранее был более известен как кинорежиссер. Каждому перелому в его сознании соответствовали высшие достижения в творческом пути. Так свой лучший художественный фильм Говорухин выпустил в 1979 году ("Место встречи изменить нельзя"). В 1980 году перелом в сознании и новый период жизни, вершинами которого стали художественно-документальные ленты 1991 и 1992 годов. Далее снова перелом в сознании, и Говорухин, ещё в 1991 году защищавший Белый Дом, делает разворот к противоположной стороне, на которой и останется до 2004 года.

Если вспомнить президентов США, то Джордж Буш первые восемь лет своего главного двенадцатилетия (1981-1993) был вице-президентом, оставив четыре главнейших года на президентство. Разумеется, что переизбраться (сохранить старую судьбу) на второй срок в год перемены судьбы он не смог. Другой Джордж - Вашингтон более точно распорядился жизненными циклом: до 1788 года (год Обезьяны) он только воюет, а после переломного года только президентствует.

У Быков, как уже говорилось, кармический, а стало быть, переломный год - это год Собаки. Своих Быков трогать не хочется, а потому для, примера взяты Быки иностранные. Небезызвестный Наполеон Бонапарт бурную карьеру начал в разгар Французской революции, которая наступила за год до года Собаки (год Петуха - 1789), что давало лучший шанс для большой карьеры именно Быку. К девятому году цикла (1799) Наполеон был уже консулом. В 1803 году (год Кабана - первый год нового цикла) он начинает свой путь к власти. Фортуна отворачивается от него уже в 1812 году (девятый год цикла), но окончательно его добивает всё же кармический год (1814). Попытка начать в 1815 году новую жизнь провалилась по той элементарной причине, что ничего нового Наполеон так и не придумал.

Аналогична карьера Гитлера, достигшего первого своего предела на одиннадцатом году цикла (1921), став фюрером национал-социалистов. Второй раз на пик карьеры Гитлер вышел вновь на одиннадцатом году цикла (1933), взяв власть и став рейхканцлером. Третий раз выйти на пик формы в 1945 году Гитлеру не дала история.

Еще один политик-воин - Александр Македонский. Царем он становится в 20 лет (всё тот же год Петуха). Следующие двенадцать лет уходят на создание империи. В год Петуха его триумф максимален. В кармический год Собаки он умирает.

У Тигров хозяином работает Бык, а потому кармическими для Тигра будут годы Быка. Наш генсек Андропов до 1949 года комсомолил в Карелии, в 1950 году (первый год цикла) он уже в Москве, в 1951-м он в аппарате ЦК КПСС. Следующий цикл он начинает в 1962 году став секретарем ЦК КПСС. Перелом 1973 года скрыт в толщах КГБ, а до 1985 года он немного не дожил, хотя мысленно он был с нами, когда к власти в тот год пришел его выдвиженец Горбачёв.

Тигр более современный - это Черномырдин. Именно в год Быка (1973) он впервые становится директором завода. Именно в год Быка (1985) он становится министром газовой промышленности. 1997 год также переломный в его жизни. Весь этот год его нещадно критиковали, по большей части незаслуженно, и как только год кончился, сразу же кончилась карьера Черномырдина как человека подчиненного, и он начал свою персональную карьеру, которая при удачном стечении обстоятельств может привести его к новой вершине.

В 2000 году, в царство Дракона, ждет перемена судьбы Котов. Если вспоминать политиков, то мы неизбежно уткнемся в Сталина. 13-летие будущего генералиссимуса мы пропустим; 25-летие (1904) он встретил большевиком, 37-летие пришлось на последний предреволюционный год (1916). Это идеальная позиция для того, чтобы начать карьеру именно в 1917 году. Не торопясь, шел Сталин по своему главному двенадцатилетнему циклу, в результате именно в 1928 году вышел на пик единоличной власти, убрав главных конкурентов Троцкого, Бухарина, Фрунзе и др. После 1928 года Сталину уже не надо было бороться за свою власть, ему надо было всего лишь удерживать её. Он смог двенадцать лет творить всё что угодно, пока не наступил 1940 год. Грубые ошибки того года, по сути, свергли Сталина с той вершины, на которой он был уже многие годы. В 1941 ему пришлось начинать почти с нуля, начинать очень неуверенно. Всё же он по натуре был стайер, а не спринтер. Следующий кармический год (1952) вновь был отмечен помрачением рассудка вождя. Вступить в новый цикл в 1953 году Сталин уже не смог.

Другой знатный Кот - Троцкий - был торопыгой. Уже в первый год цикла он начинал активно и энергично действовать. Так было в революцию 1905 года, так было и в революцию 1917 года. В этом его отличие от Сталина, собиравшего силы к концу цикла. Если у Сталина последние годы двенадцатилетия были успешны, то Троцкий под конец дистанции явно выдыхался. С 1924 года он планомерно получал удар за ударом, и новый свой жизненный цикл в 1929 году встретил уже за границей, где вновь взялся за дело слишком резво. Очередной кармический год (1940) убивает Троцкого.

На примере двух вождей Котов хорошо видно, насколько выгодней не форсировать события в первые годы цикла, приберегая силы к его концу. Тугодумие Сталина в политике оказалось более ценным, чем быстромыслие Троцкого. Важно также отметить удобство для карьеры Кота именно имперского ритма, идущего через годы Змеи.

Дракон служит Кабану, и потому переломными для Драконов должны быть годы Кабана. Позиция крайне неудобная для европейских политиков. Может быть, именно поэтому великих властителей с этим знаком нет. Другое дело на Востоке - там переломный год Кабана предшествует революционному году Быка.

Например, Александр Невский, правивший тогда, когда Россия шла по ритму Востока, достаточно точно реагировал на свой кармический ритм, да и умер в год Кабана.

Один из самых успешных наших премьер-министров - Алексей Косыгин именно после года Кабана начинал очередной этап своей карьеры. Так впервые он стал членом Политбюро в 1948 году. Второй раз - в 1960 году. В 1971 году переродиться он уже не смог, и начатый им в 1972 новый цикл уже не имел шансов на продолжение, время остановилось...

Поиски великой судьбы

Обзор судьбы шести знаков показал, что легко наблюдается ритмическая структура только у тех, у кого великая судьба. Трудно ждать мощных переломов в жизни Николая II, более озабоченного судьбой своей семьи, чем судьбой государства. Проверим теорию на оставшихся шести знаках.

Змея - знак амбициозный и талантливый. Будут ли у неё явные переломы в годы Козы? Знаменитых правителей-мужчин, родившихся в год Змеи, не так уж и много. Самый известный, пожалуй, Авраам Линкольн, не успевший отстоять второй срок в президентах (убит). А так могло быть всё хорошо. Первый раз его выбирают на второй год цикла, вступает на пост он на третьем году, второй раз избирается на шестом году цикла... Кабы не пуля, мог бы и в третий раз избраться.

Значительно больше женщин-правительниц, родившихся в год Змеи. Самая знаменитая, пожалуй, Елизавета Тюдор. Королевой она стала в 1558 году (год Лошади - одиннадцатый год цикла для Змеи). Через двенадцать лет (1570), подавив восстание, Елизавета впервые отошла, от мягкого правления. В том же году Елизавету отлучает папа. Через двенадцать лет вновь жестокое подавление восстания и открытое противостояние с Испанией. Легко увидеть, что Елизавета копит силы именно к одиннадцатому году, дабы навести решающий удар на пике сил. Следующее двенадцатилетие состояло из триумфов, потом наступила старость...

Лошадей в отличие от Змей у власти стояло слишком много. Самый известный - это Ленин. Был он тороплив и старался набрать максимальную скорость в первой половине двенадцатилетней дистанции. Именно эта торопливость и помогла ему войти в ритм русских революций. Кармические годы приносили Ленину избавление. В 1900 он уезжает за границу, в 1924 умирает. В этом смысле его кармическая судьба очень сходна с судьбой Троцкого, также любившего поспешать.

Хрущёв шел по кармическому графику более точно и прожил дольше. Первый свой серьезный цикл он закончил очень сильно, став в 1935 году первым секретарем Московского городского комитета ВКП(б). После войны - новый взлет, совмещение партийного поста с должностью председателя Совета Министров Украины (1944-1947). В 1948 году этот этап кончается, а в 1949-м начинается новый виток карьеры, который выносит Хрущёва на чисто партийные посты, от которых он проходит к царскому трону (на пятом году цикла). Впрочем, настоящую победу Хрущёв испытал лишь в 1957 году (девятый год цикла). Форсирование событий сказалось на дальнейшей карьере, после кризиса 1960 года (стучание туфлей по трибуне) Хрущёв так и не смог выйти на новый уровень и был снят в 1964 году. До следующего кармического года Никита Сергеевич не дожил, скончавшись в 1971 году.

Знак Козы принадлежит к аутсайдерам в мировой политике, однако именно этот знак играет ведущие роли в российской политике уже почти пятнадцать лет. Для этого знака переломным должен быть год Тигра, годом начала всех дел - год Кота, годом высших успехов - год Быка. Так вот именно в год Быка к власти пришел Горбачёв, в тот же год Ельцин становится первым секретарем Московского горкома партии. Далее следует кармический год, и дороги их расходятся. Горбачёв удерживается на прежней высоте, чем обрекает себя на скорый провал. А Ельцин ломает свою судьбу, катится вниз по крутому откосу и начинает в 1987 году с нуля, что дает ему шанс подняться как никогда высоко. Первый большой успех в антикармическом 1989 году (третий год цикла), потом успех 1991 и 1993 годов. В дальнейшем подъем продолжается всё медленней, что никак не отрицает грандиозности успехов 1997 года, когда Ельцину удалось решить, по сути, все внешнеполитические проблемы. А вот 1998 год (кармический) был ужасен, что косвенно доказывает, что песня Ельцина ещё не допета.

Не менее Козы нас волнует знак Обезьяны, ибо именно с этим знаком связаны все надежды оппозиции. Среди политиков и властителей Обезьян не слишком много, хотя сказать о политической слабости знака однозначно нельзя. Можем, например, вспомнить Ивана III Великого. Великим князем он стал в год Лошади (1462), то есть в первый год своего цикла, поскольку для Обезьяны кармическим является год Змеи. В дальнейшем его судьба полностью определяется ритмом государства, идущего через переломы годов Змеи. В 1497 году имперский ритм прекращается, Иван III как политик угасает. Не сумев выйти на новый уровень, Иван III умирает в 1505 году.

Особое место в нашей современной истории принадлежит маршалу Победы Георгию Жукову. Именно в кармические годы Жуков играл особую роль. В 1941 году он остановил немцев под Москвой, в 1953 году помог остановить Берию. Концовка Жукову давалась намного хуже. В 1946 году его отстраняет Сталин, а в 1958 году отправляет в отставку Хрущёв. Еще через двенадцать лет Жуков издает свои мемуары.

Вернемся к главному нашему оппозиционеру - Геннадию Зюганову. Он также относится к разряду торопыг. В 1978 году он учится в Академии общественных наук, в 1983-м инструктор отдела пропаганды ЦК КПСС, кем и остается до самого кармического года (1989). В новом цикле он сразу берет быка за рога, избираясь секретарем полозковской компартии. Вершины он достигает в 1992 году, становясь главным коммунистом. А ведь идет всего лишь третий год цикла. Максимального политического веса Зюганов достигает в 1995 году (шестой год цикла). Ждать бурного финиша не приходится, все силы отданы на старте забега. Финиш пройдет вяло, Зюганов проиграет все выборы, в 2001 году получит изменение судьбы и новый цикл начнет в 2002 году в совсем уже новом качестве.

Следом за Обезьяной идет главный мученик и герой 1999 года - Петух. Переломы Петуха согласно теории происходят в годы Кота. Любимый комик русского народа Геннадий Хазанов в интервью "Оракулу" описывает два эпизода с несостоявшимися авиационными катастрофами в дни его рождения. Причем один эпизод произошел в 1975 году, другой - в 1987 году. Полный повтор через двенадцать лет, причем оба года для Хазанова кармические, поскольку он родился в год Петуха.

Интересно рассмотреть судьбу, может быть, самого парадоксального деятеля XX века - Андрея Сахарова. В 1953 году он испытывает атомную бомбу (перелом в 1951 году). В 1963 году Сахаров впервые выходит из компетенции физика, в открытую выступив против Лысенко (Собака), что, по сути, открыло его диссидентскую карьеру. В 1975 году Сахаров получает Нобелевскую премию мира. После этого начался откровенный прессинг со стороны властей, приведший к его ссылке. Освобождение Сахарова произошло в декабре 1986 года, то есть всё в том же году Кота. Так в жизни Сахарова все крупные поворотные вехи распределились по кармическим годам, разделив жизнь на двенадцатилетние отрезки.

Закончим обзор кармических биографий Собакой, которая идет по жизни через переломы в годы Петуха. Из наших современников поражает судьба Жириновского, звездным часом которого стал именно год Петуха (1993), когда партия ЛДПР образует в Думе самую многочисленную фракцию. Увы, цена успеха в кармический год - длительное сползание вниз все последующие годы. Для определения новой судьбы Вольфыча подождем 2005 года.

Похожа на это судьба Билла Клинтона, начавшего свое правление именно в год Петуха. Бойкий старт и постепенное сползание вниз. Интересно, что он будет делать после 2005 года, молодой ведь ещё будет? Среди исторических персонажей наиболее интересен Черчилль, уверенно набиравший максимальную силу именно к концу двенадцатилетнего цикла. Истинный пример правильной судьбы. Своего первого максимума он достигает к 1945 году. Несмотря на триумф своей политики, в кармическом 1945-м он покидает власть, однако не теряется и в новом цикле снова становится премьером с шестого по десятый год цикла (1951-1955).

Легко понять, что структурный гороскоп находится пока в самом начале разработки темы кармических биографий. Если этот путь окажется продуктивным, то в каждой биографии можно будет выделять периоды, именовать их, строить карьерную лестницу из двенадцатилетних ступеней. Для себя лично я пока поименовал три ступени. С 1961 по 1971 год идет ученический период; с 1973 по 1983 - период любви и дружбы, период переезда в Москву; с 1985 по 1995 - период коллективного творчества и создания структурного гороскопа. Наконец, текущий период, притом, что он только начался, уже сейчас показал свой резко индивидуалистический характер и ориентацию на писательскую, а не научную сторону изучения мира. В конце концов, реально лишь то, что можно описать.

Антикармические годы

Каждым своим открытием автор пытается помочь не только читателю или, как сейчас модно говорить, пользователю, но и себе тоже. Открытием кармических годов, кармических двенадцатилетий автор очень сильно помог самому себе. Без всего этого я не смог бы объяснить того очевидного провала в успешности, которые я испытываю несколько последних лет. Кормит меня книга, изданная в 1995 году, приглашений на телевидение почти нет, я на плохом счету в издательстве, нет дорогих публикаций и т.д.

Однако поняв, что я вступаю на путь индивидуальных успехов, я успокоился. Пишу книги на те же темы и с теми же названиями, которые двенадцать лет назад оформлялись в маленькие статейки.

В этом смысле открытие антикармических годов не сыграло такой уж большой роли. Во многом теория антикармических лет ещё не создана, их истинное значение ещё не понято.

Для Лошади антикармический год предшествует кармическому, совпадает с годом максимального успеха (одиннадцатый год). В этом смысле Лошадь непоказательна. Ее успехи в год Кабана могут расцениваться как следствие бесконтрольного везенья, так и венцом одиннадцатилетних усилий.

Интересно, на каком месте у других знаков антикармический год? У Козы это третий год цикла, у Собаки, Быка и Дракона - четвертый. Это торопыги. Чуть менее тороплив Кот, у него антикармический год стоит на пятом месте. Более уравновешены Тигр (шестой год), Обезьяна и Петух (седьмой год). К тугодумам, кроме Лошади, можно отнести Кабана и Крысу (десятый год). Но все рекорды по реанимации бьет Змея - у неё антикармический год наступает сразу же вслед за кармическим.

Теория проста. Если кармический год давит всеми силами, то антикармический отпускает все тормоза, лишает бдительности, осторожности, а может быть, и нравственности. В негативе это год беспредельной наглости, в позитиве - это год куража и лихой удачи.

Первый раз отчет по антикармическому году был опубликован в "Зазеркалье" № 4 ("Страшный сон"):

"К примеру, в год Крысы Обезьяна должна быть очень расслаблена, расторможена, должна потерять бдительность и осторожность, при этом оставаясь в центре всеобщего внимания. В этом смысле Джохар Дудаев и Геннадий Зюганов прекрасно подтвердили и свои знаки, и знак года. Особенно отличился Зюганов, умудрившийся упустить стопроцентную, с его точки зрения, победу. (Дудаев же, как известно, был в год Крысы убит, после целого ряда необдуманных и слишком смелых действий.)"

1997-й был годом вседозволенности для Собак, о чем я почти ничего не писал. В 1998-м куражились Быки. Необыкновенное количество Быков в 1998-м сделали себе головокружительную карьеру. В первую очередь это Маслюков и Матвиенко, шагнувшие из политического небытия к вершинам власти. Много шума подняли Наздратенко и Россель. В центре всеобщего, внимания были две женщины-американки, родившиеся в год Быка - Мадлен Олбрайт и Моника Левински.

В 1999 году (год Кота) тема антикармического воздействия обрела совершенно новое звучание и даже затмила тему кармического действия. Самым скандальным знаком года оказался не Петух, а Дракон. Ему была посвящена работа "Полет Дракона" ("Зазеркалье" № 83). Первым головокружительную игру начал прокурор Скуратов, человек, в обычное время достаточно аккуратный и осторожный. Он почувствовал, что в год Кота позволено всё, но при этом увлекся, неверно выбрал направление атаки и не рассчитал свои силы. Впрочем, в неравной схватке он аномально долго сохранял устойчивость и держал в напряжении страну.

Вторым на тропу беспредела ступил Степашин, его прорыв к позиции первого министра был стремительным и внезапным. Все были в восторге, рейтинг Степашина рос как на дрожжах, все эксперты заговорили о нем как о будущем президенте. Но оказывается, что и он стартовал слишком рано. В запасе у года Кота был ещё один Дракон, самый мощный, самый своевременный, самый успешный.

Отставка Степашина повергла всех в уныние. Ельцин тасовал колоду слишком быстро. Уволенный премьер не совершил никаких ошибок, нравился практически всем, нового же премьера почти никто не знал, показался он малосимпатичным и сереньким. Главное же в том, что политического прошлого у него, по сути, не было, по крайней мере, сравнимого с прошлым Примакова или Степашина. Невозможно было поверить, что этот человек "никто" способен управлять нашей страной. Однако незамеченной оставалась одна маленькая деталь, сыгравшая решающую роль: оказывается, Путин также родился в год Дракона, а для Драконов в год Кота нет ничего невозможного.

Степашин со своим дутым рейтингом стал стремительно скатываться вниз, а Путин столь же стремительно подниматься вверх. Понять столь стремительный рост популярности не смогли ни наши политологи, ни тем более западные. Перед нами безусловный феномен, причем достаточно яркий.

Многие объясняют рост популярности Путина войной в Чечне, никак не объясняя, почему точно такая же война три года назад привела к резкому падению популярности президента и только прекращение войны помогло избраться Ельцину вновь.

Кстати, о войне. Во многом она стала возможной благодаря ещё одному Дракону - Шамилю Басаеву, который, окончательно подавив волю Аслана Масхадова (Кот), захватил власть над боевиками. Для него год беспредела и потери бдительности стал воистину роковым, а через него он стал роковым для всех боевиков.

Не политикой единой жив человек, и беспредельные возможности Драконов в год Кота стоило проверить ещё на ком-нибудь, например на спортсменах. Блистали Заза Джанашия, Егор Титов, но всех переплюнул киевлянин Шевченко, перешедший в знаменитый "Милан" и ставший там лучшим бомбардиром. Невозможно забыть невероятный, роковой гол, забитый им в наши ворота в матче века "Россия - Украина". Стремительный подъем по лестнице рейтинга совершила коровоподобная Дракониха Девенпорт (теннис).

Таким образом, можно сказать, что в 1999 году головокружительную карьеру совершили не только Драконы, но и сама идея беспредела, карьеры без тормозов. А потому в 2000 году мое внимание было сосредоточено не столько на Котах, сколько на Кабанах. И можно без ложной скромности сказать, что прогноз по Кабанам с блеском подтвердися. Казалось бы, попавший в тупиковую, патовую ситуацию после проигрыша губернаторских выборов Геннадий Селезнёв, самым удивительным и парадоксальным образом вновь становится спикером в нижней палате! Идет вверх совсем было потерявшийся в политике Борис Немцов. Но самой впечатляющей новостью стал стремительный прорыв в лидеры НХЛ Павла Буре. Нет, конечно, Павел и раньше был звездой первой величины, но такого блеска и триумфа ещё не было. А тут Анна Курникова под руку подвернулась... Кстати, именно в антикармическом году женились Егор Титов, Александр Ширко, Рональде. Может быть, это тоже не случайное совпадение?

Совмещение гороскопов

У векторного кольца сложился свой собственный ритм. Полностью оно было открыто в 1987 году, потом, после триумфального парада по разным газетам и книжкам, наступил некоторый застой. Но чем ближе подходило время к двенадцатилетию открытия, тем больше появлялось вокруг векторного кольца наворотов. Тут и векторный удар, и совмещение гороскопов.

Первая публикация по совмещению гороскопов появилась ещё 5 ноября 1991 года ("Сверхчеловек - миф или реальность?"). Там впервые утверждалась система соответствия годовых и зодиакальных знаков в рамках структурного гороскопа. Козерог соответствовал Петуху, Водолей подобен Собаке, Рыбы соответствуют Кабану, Овен - Крысе, Телец - Быку, Близнецы - Тигру, Рак Коту, Лев - Дракону, Змея - Деве, Весы - Лошади, Скорпион - Козе, Стрелец Обезьяне.

Далее в статье утверждалось, что двенадцать счастливых сочетаний, например Лошадь - Весы, Крыса - Овен и т.д., дают людей уравновешенных и спокойных, не озабоченных стремительной карьерой, но способных к бесконечному совершенствованию.

8 февраля 1992 года в статье "Как стать великим актером" выдвигалась идея совмещения четверок структурного гороскопа и крестов зодиакального круга. Эта же идея потом развивалась в специальной работе "Большой квадрат" (Зазеркалье", № 23), вышедшей в конце 1994 года. И в одной, и в другой работах нет ни слова о векторном кольце. Я пугливо отталкиваю идею возможной экспансии векторного кольца дальше годовых знаков. Так, в число большеквадратников, натур художественных и гармоничных, эмоционально тонких, вошли Жириновский (Собака, Телец), Раневская (Обезьяна, Дева).

Большого криминала в этом не было, система совмещения гороскопов делала свои первые робкие шаги. Втаскивать в неё всесокрушающее векторное кольцо ой как не хотелось. Кроме того, сознательно или неосознанно, но я чувствовал, к какому конфузу меня со временем это приведет.

Только в апреле 1998 года в очередной работе по совмещению гороскопов ("Рассудительные люди") говорится о роковых сочетаниях гороскопа, лишающих людей рассудительности: Овен - Обезьяна и Стрелец - Крыса.

Аналогичная ситуация была со статьей "Смешной гороскоп", в которой выделяется двенадцать смешных сочетаний знаков (так называемых "минус один"). Однако три сочетания были забракованы по принадлежности к внутреннему вектору: Собака - Козерог, Тигр - Телец, Дракон - Рак. Впрочем, эта публикация была уже в феврале 1999 года. Но ещё до этого появилась работа "Вечный двигатель", которая, собственно, и положила начало новому разделу в науке о векторном кольце.

Прежде чем привести текст этой статьи, сделаем небольшое отступление по поводу основных принципов структурного гороскопа. Принцип структурности, в частности, предполагает и то, что одна структура, сталкиваясь в своих интересах с другой, не делится с ней властью, а забирает всё себе. К примеру, Крыса и Обезьяна - идеологические партнеры, ибо оба пребывают в мистической стихии. Однако в первую очередь это векторная пара. Брак между Крысой и Обезьяной ни в коем случае не патриархальный, а именно векторный со всеми его сумасбродствами. И все разговоры о хотя бы частичной патриархальности этого брака совершенно невозможны.

Аналогично, скажем, отношения в парах Кабан - Лошадь или Коза - Тигр должны были бы складываться в пользу Кабана и Козы, однако векторное кольцо полностью перешибает это преимущество, сводя результат встречи к безоговорочной победе Лошади и Тигра.

Таким образом, убеждение во всесильности, хотя и непредсказуемости векторного кольца однозначно толкало к тому, что при совмещении гороскопов надо отдавать преимущество вначала векторным вариантам, а потом всем остальным. Удивил в который раз народ. Автор был убежден, что введение вектора в совмещение гороскопов до крайности усложнит и так достаточно сложную картинку, после чего народ в сердцах плюнет и пошлет куда подальше. Но вышло всё наоборот: народ отнесся к внутреннему вектору очень благосклонно по одной-единственной причине: он действительно работал. А то, что вывод формулы сложен, так это неважно, - главное результат точен. А потому обратимся к тексту пилотной статьи ("Зазеркалье", № 71).

"Вечный двигатель"

Мы стремимся к покою, жаждем гармонии, всюду ищем симметрию, пытаемся всё упорядочить, пригладить и прилизать. Если бы нам удалось достичь в своих стремлениях больших успехов, мир стал бы подобен кристаллу, в котором каждый атом знает свое место, а дальний порядок торжествует над хаосом и сумбуром. Однако мир людей - не кристалл, окончательный порядок ему противопоказан. 16 процентов хаоса ему всегда гарантированы.

Разумеется, речь вновь о векторном кольце. Именно оно вносит в самую размеренную жизнь разгул и развал. Векторное кольцо - в межличностных отношениях, оно же - в личной жизни каждого знака (кармические годы). Но то же самое векторное кольцо может быть спрятано внутри человека всю его жизнь, если в его гороскопе сочетаются знаки векторных пар. Такие люди обретают вместо сердца пламенный мотор, вечный зуд во многих местах, постоянную тягу к приключениям.

Определить таких людей нетрудно, если вспомнить о векторном кольце (Лошадь - Крыса - Обезьяна - Змея - Коза - Тигр - Бык - Собака - Петух Кот - Дракон - Кабан - Лошадь), а также вспомнить о соответствии знаков годовых и зодиакальных (Козерог - Петух, Водолей - Собака, Рыбы - Кабан, Овен - Крыса, Телец - Бык, Близнецы - Тигр, Рак - Кот, Лев - Дракон, Дева Змея, Весы - Лошадь, Скорпион - Коза, Стрелец - Обезьяна). Легко также подсчитать, что таких сочетаний 24 из 144 возможных, те 16, 66 процента.

Первое, что бросается в глаза, - это обилие векторных живчиков в политических кругах. И действительно, с какой бы стати лезть в политику нормальному человеку, если у него каждый джоуль энергии на счету, если он жаждет покоя и симметрии? Совсем другое дело - означенные движки, у которых всегда есть пара слов в запасе, а жажда стычек и противостояний в буквальном смысле в крови.

Первый из них по-прежнему Жириновский (Собака, Телец). Всегда бодра, язвительна и неутомима Валерия Новодворская (Тигр, Телец). Далее идут любимцы левых парламентариев: Чубайс (Коза, Близнецы), Немцов (Кабан, Весы), Уринсон (Обезьяна, Дева). Их топят, топят, а они всё всплывают, то там, то тут, эдакие Фигаро...

К этому списку можно добавить ещё и коммуниста-бизнесмена Семаго (Собака, Козерог), скульптора-цеховика Церетели (Собака, Козерог), генерала-академика Игоря Родионова (Крыса, Стрелец), самого далекого губернатора Наздратенко (Бык, Водолей), вечного миротворца Сергея Ковалева (Лошадь, Рыбы) и вечного юношу Сергея Станкевича (Лошадь, Рыбы)(.

Легче всего было бы назвать всех этих людей авантюристами. Но мы не станем этого делать. Они хорошие, неугомонные, как заводные зайцы "Дюрасэл", всё куда-то рвутся, куда-то идут, продолжая стучать в свои барабаны. Такие щуки не дадут жиреть карасям. Нам же с ними никогда не соскучиться.

Если кто-то думает, что только в нашей политике много таких самодвижущихся субъектов, то ошибается. Скажем, в Германии долгие годы канцлером служил Гельмут Коль (Лошадь, Овен). Внешне он был очень спокоен. Однако столько лет стоять у власти действительно спокойному человеку никогда бы не удалось. У политика тоже не санаторий.

Достаточно часто люди подобного плана выбирают себе наиболее активные, "беговые" должности. Например, премьер-министры. Недаром самые памятные для нас - Сергей Витте (Петух, Рак) и Алексей Косыгин (Дракон, Рак) - были именно из этого беспокойного племени. Нынешний наш премьер (осень 1998 года) внешне кажется спокойным и уравновешенным человеком. Однако какой же нужно иметь темперамент, чтобы пройти почти по всем должностям старой и новой власти и докатиться до премьера! Разумеется, и Примаков (Змея, Скорпион) принадлежит к роду вечных двигателей.

Легко представить, что неугомонность, порождаемая векторным гороскопом, вполне могла бы пригодиться в спорте. Подробного анализа я не делал, но на вскидку в хоккее это и знаменитый Уэйн Гретцки (Бык, Водолей), и наши новые Игорь Ларионов (Крыса, Стрелец), Александр Могильный (Петух, Водолей), Валерий Каменский (Лошадь, Овен), Алексей Касатов (Кабан, Весы).

В теннисе неугомонный, никогда не устающий от побед Пит Сампрао (Кабан, Лев), непотопляемый Андрэ Агасси (Собака, Телец). У женщин въедливая француженка Мэри Пирс (Кот, Козерог).

А вот в футболе данное сочетание почти ничего не дает. Форварды, хавбеки и просто беки замечательно обходятся без дополнительной суетливости. А вот вратарям векторное нутро пришлось очень кстати. Может быть, для того, чтобы не заснуть на месте и сохранить взрывчатость. Наш великий Яшин (Змея, Скорпион), Харальд Шумахер (Лошадь, Рыбы), Дино Дзофф (Лошадь, Рыбы), Виктор Банников (Тигр, Телец), Виктор Чанов (Кабан, Лев) из этого числа.

Впрочем, не будем забывать, что огромное количество людей не интересуется ни политикой, ни спортом. Им тоже хочется знать, как выглядят эти непоседы, эти вечные юноши... Можно вспомнить имена некоторых особенно ярких деятелей. Скажем, блестящий шоу-авантюрист Дэвид Копперфильд (Обезьяна, Дева), рок-радио-кумир Сева Новгородцев (Дракон, Рак), вечно юный Александр Васильевич Масляков (Змея, Скорпион). Каждый из них (особенно последний) мог бы претендовать на роль Дориана Грея современности.

А теперь пора вспомнить, что основной смысл совмещения гороскопов выявляется не в мышлении и даже не во внешнем поведении, а в создании некого образа, некой картинки. Тут мы вынуждены будем обратиться к артистам и тем ролям, которые они выбирают, точнее которые им доверяют. Для более подробного изучения вопроса разделим двадцать четыре знака совмещения на две группы по двенадцать знаков. В одну группу попадут те, у кого зодиакальный знак господствует над годовым. Внешнее у них довлеет над внутренним, это роковые люди первого рода, образ которых довольно нахален. Можно назвать их хозяевами жизни, суперменами, демоническими личностями. У вторых годовой знак доминирует над зодиакальным, их образ значительно скромнее, они изображают из себя не волков, а скорее скромных зайчишек. Однако внутри у них точно такой же вечный двигатель. Назвать их можно скромниками, ангелочками, волками в овечьей шкуре. Одним словом, речь о том самом тихом омуте, в котором черти водятся.

Демоническим личностям очень кстати роль соблазнителей всех мастей. Типовой пример - Николай Еременко (Бык, Водолей). Его герои, кажется, соблазнили всех женщин мира, начиная с Жюльена Сореля в "Красном и черном" и кончая всевозможными бандитами в фильмах постперестроечной "чернухи".

Не менее обаятельным предстал в нашем кино Василий Лановой (Собака, Козерог). Однако его обаяние было не простого толка. Уловили режиссеры в его красоте что-то роковое. Именно Лановому доверили играть Анатоля Курагина в "Войне и мире", Алексея Вронского в "Анне Карениной". В новом "чернушном" кино Лановой с легкостью справляется с ролью мерзавца-комитетчика.

Еще один уникальный актер с таким же гороскопом - Андрей Болтнев (Собака, Козерог). Обаяние, очарование его, казалось бы, не знает границ. Кажется, он будет играть только положительных героев, сыщиков, летчиков и т.д. Однако более всего запомнился он в роли гипнотически завораживающего душегуба в "Противостоянии".

Вне подозрений Леонид Филатов (Собака, Козерог). А ведь играет, и блестяще, и душегубов, и соблазнителей, и людей, мягко говоря, сомнительной репутации.

Прозрачнее других для злодейских ролей оказался Александр Филиппенко. Может быть, наиболее памятна его негодяйская роль в фильме "Визит к Минотавру".

Из молодых, но уже вовсю известных, Валерий Гаркалин (Лошадь, Овен) тот самый Кроликов-Шниперсон-Алмазов из "Ширли-мырли".

Теперь о наших скромниках, ангелочках с чертовской начинкой. Тут эталон Александр Демьяненко (Бык, Близнецы). Эдакий лопушок, простачок, растяпа... Однако на поверку он оказывается совсем не прост и довольно лихо расправляется с врагами. Взять хотя бы роль Шурика в фильмах Гайдая.

Не менее ярок в воплощении образа вечного юноши Олег Табаков (Кабан, Лев). У такого и фашисты получаются чисто ангелочками. И всё-таки и ему довелось сыграть то, что положено по гороскопу. Например, фильм "Красавец-мужчина".

Аналогичная история у Игоря Кваши (Петух, Водолей). Всегда играл юношески обаятельных скромников и вдруг удостоился сыграть самого Сталина ("Под знаком Скорпиона"), причем, пожалуй, в самом зловещем варианте во всей нашей киносталиниане.

Разумеется, список можно было бы сделать намного длиннее. Однако надо хоть немного места оставить женским образам. В отличие от других структур совмещения в векторной структуре у женщин срабатывают те же самые сочетания. Роковые женщины первого рода в нашем кино - это - гордо поднятая голова, орлиный взор, напор... Лариса Голубкина (Дракон, Рыбы) - "Гусарская баллада"; Наталья Белохвостикова (Кот, Лев); Наталья Фатеева (Собака, Козерог); Нинель Мышкова (Тигр, Телец) - "Гадюка"; Ирина Муравьева (Бык, Водолей).

Второй род - скромницы. Людмила Целиковская (Коза, Дева) - Шура в "Сердцах четырех", Тоня в "Беспокойном хозяйстве"; Тамара Сёмина (Тигр, Скорпион) - Катюша Маслова в "Воскресении". Ну и конечно же Татьяна Самойлова (Собака, Телец), у которой за ангельской внешностью такие страсти прорываются, что ой-ой-ой: "Летят журавли", "Анна Каренина".

Еще раз напоминаю, что всё это лишь образы, и не стоит образ отождествлять с самим человеком. Скажем, у Пушкина (Коза, Близнецы) тоже был не ангельский характер, а на поверку оказался "нашим всем". Вот и Достоевский Фёдор Михайлович (Змея, Скорпион) - ну совсем не ангел...

Продолжение для женщин

Увидев свет в самом конце года Тигра, внутривекторная тема уверенно перевалила через годораздел и вынырнула в мартовском (женском) номере журнала "Наука и религия". Чтобы не пугать милых дам, статья была названа "Вихревые женщины".

Начато описание с политически активных дам. Вслед за Новодворской упоминается Галина Старовойтова (Собака, Телец). Она, конечно, была не столь экзотична, как неукротимая Валерия, но зато уж никак не менее принципиальна и боевита. Биография Старовойтовой богата многочисленными поворотами судьбы: она была советником президента, чуть не стала министром обороны.

Не стала великим политиком, но находилась очень близко с самой большой политикой Инесса Арманд (Собака, Телец). Между прочим, участница восстания в Москве 1917 года, председатель Московского губернского совнархоза, заведующая женотделом ЦК партии и прочая, прочая... Другой женщиной, добравшейся до зияющих высот, была Матильда Кшесинская (Обезьяна, Дева). Знаменитая балерина и педагог, она всё же более известна как особа, приближенная к императорскому дому. Пользуясь покровительством членов царской семьи, она оказывала влияние на репертуар театра, монопольно исполняла многие ведущие партии, фактически контролировала кадровый состав.

Плавно переходя с политической темы на балетную, отметим гороскоп великой Галины Улановой (Собака, Козерог), женщины вихревой во многих смыслах. Еще при жизни ей установили несколько памятников. Старость её, что называется, не брала, она всю жизнь сохраняла "балетный" вес и женскую привлекательность. Мужьями её были весьма известные театральные личности: режиссеры Юрий Завадский, Иван Берсенев и театральный художник Вадим Рындин. Два её брака, как ни странно, патриархальные, один всё же векторный.

Много вихревых женщин среди певиц. Причем, что важно и удивительно, самых разных направлений. Тут и Клавдия Шульженко (Лошадь, Овен), и Галина Вишневская (Тигр, Скорпион), и София Ротару (Кабан, Лев), и Наташа Королева (Бык, Близнецы), и Светлана Варгузова (Обезьяна, Дева). Кстати, у мужчин такая же история: векторных певцов выше крыши. Видимо, вектор дает голосу что-то завораживающее. Автор лично знаком с двумя певцами, внутренний вектор которых делает их достаточно лихими ребятами. Поют же они настолько чисто и сладостно, прямо ангелочки... Также и у певиц: поют ангельскими голосами, а на деле не так уж просты и кротки. Шульженко всегда была предерзкой гордячкой. Вишневская никогда не скрывала своего боевого нрава, о Ротару так много всего сказано, что невозможно отделить правду от лжи, но в любом случае она не ангелок с крылышками. Феерической женщиной как на сцене, так и жизни признают Варгузову.

Точно так же как и у мужчин, у певиц наблюдается эффект вечной молодости. Снова и снова мы видим молодую Софию Ротару, не стареет Вишневская... Ну а Наташа Королева всё никак из школьных платьиц не вырастет.

Среди вихревых актрис лидирует Фаина Раневская (Обезьяна, Дева). Ни одной блеклой, серой роли не сыграла за всю жизнь - всегда мощь, темперамент, буйство красок. Далее идут две актрисы с очень схожей судьбой: Татьяна Самойлова и Тамара Сёмина. В свое время они сыграли уникальные роли и снискали мировую славу. Весь мир, что называется, "стоял на ушах", с Самойловой под ручку прогуливался сам Пикассо, перед Сёминой благоговела вся Аргентина. Успех этих актрис на Западе ничем не уступал успеху самых ярких звезд Голливуда. А ведь Запад традиционно и тяжело воспринимает особенности русского кинематографа. Однако вектор интернационален, его с одинаковым усердием "едят" и у нас, и на Западе. (Кстати, о балетной теме: Самойлова занималась балетом, и сама Плисецкая приглашала её в балетную школу при Большом театре. И еще: у Плисецкой с Самойловой векторная пара.)

Еде одна вечная девочка - Евгения Симонова (Коза, Близнецы). У неё нет ролей рокового плана, однако страсть и темперамент прорываются явственно. Такое впечатление, что на экране её женское очарование выше актерского дарования. То же можно сказать о Наталье Фатеевой (Собака, Козерог): эта красивая женщина с завораживающим голосом не сыграла в нашем кино каких-то сверхвыдающихся ролей, однако в жизни вихрь, в который она скручивает окружающее её пространство, в состоянии захватить кого угодно. Речь не только о её многочисленных замужествах, о толпах поклонников. Мне довелось быть рядом с ней на съемках телепередачи "Под знаком Зодиака". В огромном зале были десятки знаменитых актеров, ученых, писателей. Но по-настоящему блистала лишь она одна. Ее были все призы, все смешные шутки, её были улыбки всего зала. Как знать, может быть, Наталья Белохвостикова (Кот, Лев) или Анна Самохина (Кот, Козерог) в жизни ещё более захватывающие и завораживающие, чем на экране.

Просмотрев ещё раз список перечисленных создательниц всемирного вихря, убеждаешься в обилии Собак. Видимо, этому знаку беспокойство и вечная молодость особенно к лицу. Эталоном тут может быть Мария Миронова (Собака, Козерог). Неугомонность и вечная молодость этой актрисы стали легендой. До самого последнего часа она играла, до самого последнего часа оставалась энергичной и неукротимой. Под стать ей её гороскопический двойник Марина Неёлова (Собака, Козерог). Ей подвластны роли вечных девочек, капризных принцесс, однако дарованию её по силам и трагическая, и даже преступная любовь. Вся жизнь актрисы - бесконечные метания между двумя городами (Москвой и Парижем) и двумя театрами. "Никогда я не испытываю покоя! И вокруг меня люди близкие - тоже, потому что им-то я не даю быть спокойными никогда". В этих словах актрисы о себе - прекрасная, исчерпывающая характеристика вихревого человека.

Список актрис, разумеется, можно было бы и продолжить. Для тех , кого больше привлекает западное кино, можно было бы сказать о вихревом гороскопе Настасьи Кински (Бык, Водолей), Джоди Фостер (Тигр, Скорпион), Деми Мур (Тигр, Скорпион). Векторный гороскоп у всем нам известной Марины Влади (Тигр, Телец).

Наконец, два слова о женщине-режиссере - о Светлане Дружининой (Крыса, Стрелец). Закончила хореографическое училище (метит судьба), играла в кино стервозных красавиц с "камнем за пазухой" (Лариса в фильме "Дело было в Пенькове", Анфиса в "Девчатах"). Стала режиссером и снимает вполне вихревые фильмы (вспомним хотя бы её "Гардемаринов"). Сейчас работает над сериалом о дворцовых переворотах, в которых предостаточно тех же векторных коллизий.

На теме вихревого кино стоит остановиться подробнее...

Вихревое кино

Кстати, по окончании статьи о вихревых женщинах было припечатано письмо одного жителя Миасса, который советует Нобелевскому комитету присудить мне премию (жаль, не уточнил, по какому разряду). Главным поводом к премированию читатель полагает открытие именно векторного кольца. Вот так. Самая неудобоваримая и антинаучная структура всё-таки признана народом и почитаема. Но давайте о кино.

К примеру, Микеланджело Антониони (Крыса, Весы). Странности его кино списывались на странность Крысы. Может быть, это и справедливо. Однако вечный бунт против устоев общества - это привилегия беспокойного гороскопа. Что-то сумасшедшее есть во всех его фильмах. Вот фильм "Профессия-репортер": взять всё и бросить, уйти из благополучного мира, шляться по свету под чужим именем... Но и глупостью не назовешь - есть во всём этом что-то гипнотическое, завораживающее.

Наш вариант - Михаил Калатозов (Кот, Козерог). Снял, кстати, самый всемирно прославленный фильм - "Летят журавли". Может быть, векторные режиссеры и есть главный элемент интернационализации кино? Из других фильмов хорошо помнится довольно легкая комедия "Верные друзья".

Классическое вихревое кино снимал гороскопический аналог Антониони Эдмонд Кеосаян (Крыса, Весы). Монтаж его "Неуловимых" поражает своим динамизмом и лихостью. Кстати, в жизни Эдмонд был столь же неугомонным и неостановимым, как и его фильмы.

Под влиянием вектора оказался Глеб Панфилов (Собака, Телец) - режиссер неоднозначный, странный, не идущий в русле общих поисков. По выражению критика В. Фомина, "режиссер использует резкие сломы повествования, внезапные переходы от смешного к серьезному, от едкой иронии к открыто трагическому пафосу, от тонкого психологического рисунка к гротеску и откровенной эксцентриаде".

Еще один всемирно известный и прославленный режиссер - это Михаил Ильич Ромм (Бык, Водолей). Оставим в покое его фильмы о Ленине и вспомним завораживающие "Девять дней одного года". Может быть, из-за Баталова или из-за близких годов, но этот фильм почему-то в моем сознании стоит рядом с фильмом "Летят журавли". Что-то их соединяет, какай-то тонкий нерв, странный баланс между жизнью я смертью, какое-то особенно яркое восприятие обыденности. Впрочем, главным делом мастера стал фильм "Обыкновенный фашизм". Сравнивать этот фильм попросту не с чем. В самом названии уже заключена главная мысль. Может ли быть обыкновенным фашизм? Может ли быть заурядным кошмар? Может ли быть нормой сумасшествие?

Далее - что-то замечательное и непредвиденное. Знаменитый детский сказочник Александр Роу (Лошадь, Рыбы) снял "Королевство кривых зеркал", "Морозко", Впрочем, мощное и лобовое столкновение добра и зла как раз по характеру векторному художнику.

И всё же самым знаменитым векторным режиссером, наверное, стал Андрей Тарковский (Обезьяна, Овен), снимавший всё шиворот-навыворот, пошедший вопреки всем правилам, всем канонам и даже против самого себя. Его творчество трагично по форме и по содержанию, его метания пугали даже самых преданных поклонников.

Еще один классик советского кино - Иосиф Хейфиц (Змея, Стрелец). Казалось бы, ничего векторного, обыкновенные партийные фильмы, стабильная конъюнктурная работа. Однако смотришь фильмы "Большая семья", "Дело Румянцева", "Дорогой мой человек" (опять Баталов) и забываешь о штампах и шаблонах, начинаешь всему верить, всем сочувствовать. Просто магия! Если же вспомнить фильм "Плохой хороший человек", то это настоящее векторное кино, с полным набором гибельных страстей, утонченной материи, оголенной души.

Режиссер, векторность которого нет нужды доказывать, - это Альфред Хичкок (Кабан, Лев). Психопатологические коллизии, специфическая атмосфера, созданная причудливой смесью страха и иронии, трансформация персонажей, неожиданные сюжетные ходы, издевательство над Фрейдом (векторная пара)... Одним словом, Хичкок - это уже целый мир, отдельное направление в кино.

Фридрих Эрмлер (Собака, Телец) - один из зачинателей нашего кино. Анатолий Эфрос (Бык, Близнецы) - театральный режиссер, запомнившийся фильмом "В четверг и больше никогда" (векторные пары пронизывают фильм). Карен Шахназаров (Дракон, Рак). Если бы не вектор, снимал бы только комедии, а так ещё приходится снимать сюрреалистическую смурь и заумь.

Все остальные

Подводя промежуточный итог, напоминаю, что совмещение гороскопов не слишком влияет на мышление человека, скорее оно трансформирует образ человека. Поэтому наиболее сильно влияние векторного гороскопа на актеров, певцов, отчасти на режиссеров (им ведь не только мысль довести нужно, но и облечь эту мысль в определенную одежду). Но как бы там ни было, обязанность структурного гороскопа, написав о векторных людях, предоставить хотя бы приблизительный список знаменитых векторных людей.

Нарушая все традиции структурного гороскопа (чего ни сделаешь в книге про векторное кольцо), попробую составить список не в алфавитном порядке, но и не в порядке годовых знаков, а в порядке зодиакальном, начиная с Козерога.

Особое ударение стоит сделать на двух разрядах - певцах и писателях. Впрочем, иногда стоит вспоминать и о неучтенных политиках и актерах, а также о тех, кто не попадает ни в одну из указанных категорий.

ИЗ Козерогов нас интересуют только Коты и Собаки. Кот - Козерог - это усеченная позиция. Поэтому надежда в основном на Собак. И действительно, певцы - сплошь Собаки. Это наш Костя Кинчев, создавший группу "Алиса", и два не наших, но очень крутых певца, - Элвис Пресли и Дэвид Боуи. Уникально и удивительно, но два последних родились в один день, с разницей ровно в двенадцать лет.

Список литераторов куда более внушительный. Тут речь идет в первую очередь о наших. Знакомый нам со школы Александр Грибоедов, у которого "горе от ума", а также другой Александр Сергеевич, на этот раз Неверов, тот самый, кто первый рассказал, что "Ташкент - город хлебный". Кроме этих двух Собак есть ещё два Кота: Осип Мандельштам, на которого бросался век-волкодав, и Викентий Вересаев, врач, мемуарист, изумительно проницательный человек, переводчик "Одиссеи" и Илиады". Из иностранцев упомяну лишь Генри Миллера, автора скандальных по интимно-эротической обнаженности романов о любви ("Тропик Козерога"), а также эпатирующих публику беллетризованных мемуаров.

Среди прочих - политик Шохин (Кот), полярник Кренкель (Кот), герой гражданской войны Пархоменко (Собака). Среди забытых в публикациях актеров - Николай Крючков (Собака), Ава Гарднер (Собака), Семён Фарада (Собака). Далее идут художник Сикейрос (Собака), драматург Мольер (Собака) полный гороскопический аналог Грибоедова, поэт Александр Безыменский (Собака), знаменитый тренер Чайковская (Кот).

Переходим к Водолею. Тут нас интересуют Петухи и Быки. Сначала о певцах. Тут одни Петухи, Быков нет. Великий Шаляпин, популярные Юрий Антонов и Бюль-бюль оглы, а также неведомый Боб Марли.

Писатели - экзотические. Прославившийся баснями и обжорством Иван Крылов (Бык), очарованный лермонтовским парусником Валентин Катаев (Петух), великий азиат Алишер Навои (Петух), природовед Пришвин (Петух). Родившиеся в один день (но через двадцать лет) Лессинг и Стриндберг (Петухи), а также родившиеся в один день, но через двенадцать лет, Василий Ключевский и Владимир Соловьёв (Быки). Где-то недалеко величайший Фрэнсис Бэкон (Петух).

Возвращаясь к власти и политики, вспомним Анну Иоанновну (Петух), а также современных деятелей, мелькающих на экране - Дмитрия Якушкина (Петух) - пресс-секретаря президента, Константина Эрнста (Бык), убийцу Троцкого Рамона Меркадера (Бык). В эту же компанию входит самый головокружительный полководец мировой истории Михаил Фрунзе (Петух)(. В разряде прочих одинокий шахматист Борис Спасский (Бык). Совершенно беспрецедентна история подводника Александра Ивановича Маринеско (Бык).

Среди "забытых" артистов Настасья Кински (Бык), Кларк Гейбл (Бык) и наш скромный, но не менее шальной Игорь Бочкин (Петух).

Теперь а Рыбах. Неужели и здесь прячутся люди-вихри? По теории они должны быть среди Лошадей и Драконов. И действительно, в списке роковых Рыб много сверхинтересных персонажей. Впрочем, начнем, как всегда с певцов. Штоколов и Любовь Успенская родились в год Лошади. Достаточно скромно. Зато уникальная концентрация композиторов. Фредерик Шопен (Лошадь) - автор, может быть, самой чувственной, самой проникновенной музыки. Такую музыку в обыденном состоянии не создать. Под стать ему Антонио Вивальди (Лошадь). Совершенно уникально положение Николая Римского-Корсакова: фактически он единственный реально прославленный композитор - Дракон.

Писателей Лошадей почти нет, и это удивительно, ибо Лошадь - знак писательский. Драконы, напротив, отрядили в Рыбы чуть ли не весь свой цвет. Тут и Габриель Гарсиа Маркес, Акутагава, Константин Федин, Торквато Тассо, драматург Олби и классик-современник Григорий Горин. Так Рыбы пробуждают засыпающего Дракона, но лишают писательского дара планомерных Лошадей.

А вот политическая активность - для векторных людей замечательный способ сбросить лишнюю энергию. Для примера вспомним Петра Машерова (Лошадь), Иона Илиеску (Лошадь), главного милиционера Сергея Степашина (Дракон), знаменитого англичанина премьер-министра Вильсон (Дракон) и редкого среди Лошадей преступника Эйхмана.

Среди прочих выделяется художник Врубель (Дракон). Смотрите и поймете, что такое векторная живопись. Среди забытых артистов Чак Норрис (Дракон) и Джоан Вудворд (Лошадь).

Теперь Овен. Этот знак в вихре вальса кружится всё с той же Лошадью и теперь уже с Обезьяной. Персонажей как никогда много. Среди певцов легендарная Клавдия Шульженко (Лошадь), наш современник Александр Серов (Лошадь) и Владимир Пресняков (Обезьяна). Писателей возглавляет самый огневой человек - Корней Чуковский (Лошадь) и вечный эмигрант Александр Иванович Герцен (Обезьяна). Тут же рядом певец губительных страстей Александр Иванович Куприн (Лошадь). Для симметрии добавим Юрия Нагибина (Обезьяна). Секцию драматургов возглавляет один из создателей абсурда Сэмюэл Беккет (Лошадь), ему ассистирует Роберт Шервуд и Михаил Шатров (оба - Обезьяны).

Наука и техника одаривает нас интересными совпадениями. Сергей Илюшин и Александр Яковлев - создатели самых лучших отечественных самолетов - оба Крысиные Лошади (Лошади - Овны). Не будем забывать о великом Рене Декарте и величайшем Леонардо. Оба Обезьяны, и оба совершенно неприкаянные и неостановимые искатели всего на свете. Невозможно выкинуть из списка такого искателя художественных приключений, как Сергея Дягилева. Шила в мешке, как говорится, не утаишь.

Еще один интересный перевертыш - Эдмонд Кеосаян, поставивший "Неуловимых" был Лошадиной Крысой (Крыса - Весы), а Иван Перестиани, поставивший "Красных дьяволят", был Крысиной Лошадью (Лошадь - Овен). Тут, по крайней мере, три векторные пары.

Политику украшают такие неугомонные личности как Никита Хрущёв (Лошадь), Джохар Дудаев (Обезьяна). Из неучтенных артистов отмечу сыгравшего вождя - Щукина (Лошадь), Майкла Йорка (Лошадь), Алику Смехову (Обезьяна), Бэт Дэвис (Обезьяна), Омара Шарифа Обезьяна).

Телец втягивает в векторный вихрь ещё два четных знака - Тигра и Собаку. Расклад всё тот же: несколько певцов - Андрей Губин (Тигр), Шер (Собака), Стиви Уандер (Тигр) и огромная группа Тигров-политиков, из которых стоит отметить американского президента Джеймса Монро, нашего царя-освободителя Александра II (большой любитель вектора), знаменитого революционера и организатора террора Максимильена Робеспьера, великого вьетнамца Хо Ши Мина.

Многое объясняет в современной жизни принадлежность к векторному кругу таких неоднозначных деятелей, как режиссер Валерий Тодоровский (Тигр), у которого кроме своего вектора ещё и вектор с собственным отцом, а также тренера Анатолия Бышовца (Собака).

В разгар лета под знаком Близнецов приютились векторные варианты Быка и Козы, начинается векторное присутствие нечетных знаков.

Фигурой номер один в этом списке был и остается Александр Сергеевич Пушкин. А потому начнем с литературной гвардии. Она полна как никогда. Великий пиит Батюшков (Коза), великий критик Белинский (Коза), великий детективщик Конан-Дойл (Коза), великий философ Сергей Булгаков (Коза). Чтобы не обидеть женщин - строительница "Хижины дяди Тома" Гарриет Бичер-Стоу (Коза). За честь Быков вступаются Андрей Битов и Максимилиан Волошин (вот уж про кого бы не подумал!). Из певцов конечно же Наташа Королёва и Принс (Бык), из разряда неучтенных легендарный Щорс (Коза), у которого след кровавый стелется... и не менее легендарный Тарапунька (Тимошенко) из знаменитой пары двух Коз "Тарапунька и Штепсель".

На этом маленькая пауза перед остальными шестью знаками аномальных людей.

От лета к зиме

Еще раз напомню сам себе, чего, собственно, я жду от векторного гороскопа. Необыкновенного, завораживающего голоса у певцов, отсутствия единого стиля, единых пристрастий у кинорежиссеров, необычной, беспокойной судьбы у писателей и их героев. Всё это так неуловимо, неформализуемо. Тем не менее факт налицо: аномально большое количество политиков и певцов, самые чувственные писатели и композиторы, люди с оголенными нервами, по которым идет ток в тысячу вольт. Так они и живут - в постоянном напряжении, в постоянном неладу с собой и окружающим миром. Продолжим их перечисление.

Рак ставит под вихревые векторные знамена Петуха и Дракона. Непонятно, как я пропустил в режиссерском обзоре такого титана векторного кино, как Элема Климова (Петух). Самый векторный фильм конечно же - "Агония". Одно название чего стоит. Из литераторов - неукротимый Петрарка (Дракон), ещё более неукротимый Денис Давыдов (Дракон). Тут же искатель приключений Хаггард (Дракон), наш боевой Евтушенко (Петух).

Кстати, о Пушкине: Николай I тоже оказался векторным человеком (Дракон). Среди других властителей - современный нам Назарбаев (Дракон). Среди других современников любимый обитатель "Городка" Юрий Стоянов (Петух), певец Сосо Павлиашвили (Дракон), продюсер Юрий Айзеншпис (Петух).

Теперь перебираемся ко Львам. Они делают векторный коктейль с Котами и Кабанами. Неожиданно много писателей высшего калибра: Джон Голсуорси (Кот), Вальтер Скотт (Кот), Герман Мелвилл (Кот), Шарль Де Костер (Кабан). Любители литературы смогут оценить момент векторности прозы: двое последних известны как "авторы одной книги".

Среди просто интересных личностей великий Ботвинник (Кабан), отец Ленина Илья Ульянов (Кот), величайший бунтарь Симон Боливар (Кот). Из современников отметим глазника Фёдорова (Кот), обозника Демидова (Кот) и любимца московской публики Фёдора Черенкова (Кабан).

В Деву вселяется бес при пересечении с Козой и Обезьяной. Кроме упомянутых ранее тут мы найдем, например, великого ученого Резерфорда (Коза), великих писателей Драйзера (Коза) и Сарояна (Обезьяна). Попадают в список сладкоголосый Хулио Иглесиас (Коза), юный артист Калкин (Обезьяна), могучий и непобедимый Александр Карелин (Коза) и совершенно неукротимый журналист Александр Минкин (Коза).

Кстати, о Пушкине: похоже, что Наталья Гончарова (Обезьяна) - такая же векторная дама, как и сам поэт и брак его родителей.

Теперь о Весах, любимых и хранимых. Неужели и этот знак, призванный всё соразмерять, способен на векторные авантюры, на создание бури в стакане? Проверим сие на Крысах и Кабанах. Увы, проверка удалась. Кого только не найдем мы среди этих пересечений: шефа гестапо Гиммлера (Крыса), предсказательницу Вангу (Кабан), предпоследнего генсека Черненко (Кабан), президента США Джимми Картера (Крыса), интеллектуальных авантюристов Льва Гумилёва (Крыса) и Эдварда Радзинского (Крыса), архитектурного авантюриста Ле Корбюзье (Кабан). Жар векторного гороскопа передал в своих новеллах Проспер Мериме (Кабан), в своей музыке - Джерри Ли Льюис (Кабан), в своем пении - Лучано Паваротти (Кабан). Если хотите увидеть воочию векторного Кабана, посмотрите на Ивана Дыховичного, а ещё лучше посмотрите его фильмы, например "Прорву".

Переходам к Скорпионам. Вот уж от кого никто не ждет спокойствия и уравновешенности. Тем не менее в списке представим лишь Змей и Тигров, ужаленных означенным Скорпионом. Писательское присутствие доходит до максимума, рядом стоят такие титаны, как Достоевский (3мея) и Тургенев (Тигр). За ними пустота, хотя можно вспомнить Арцибашева (Тигр), написавшего самый скандальный в свое время роман "Санин". На середине пути между писателями и политиками стоит Шараф Рашидов (Змея), генсек Узбекистана. Политиков представляют великий и могучий Михаил Суслов (Тигр) и любитель векторного брака Тед Тёрнер (Тигр). Но всех, безусловно, перекрывают Индира Ганди (Змея) и генерал Де Голль (Тигр). Гвардию художников представляет наш яростный Петров-Водкин (Тигр). С той стороны не менее яростный Пабло Пикассо (Змея). Нет конца списку, одна фигура колоритнее другой: уникальный музыкант, "продавший душу дьяволу" Паганини (Тигр), певец Джо Дассен (Тигр), композитор Пахмутова (Змея), психолог Леви (Тигр), умная, но вполне ядовитая Змея Зинаида Гиппиус...

Нам остается последняя комбинация. Ее проводит Стрелец, реагируя с Крысой и 3меей. (Вот и думай, рожать ли Змей перед новым годом.) Полученный в результате реакции список потрясает. Родоначальник театра абсурда Ионеско (Крыса), "трехапельсиновый" Гоцци (Крыса), Стефан Цвейг (Змея), очень неспокойный писатель Василий Гроссман, очень неспокойный поэт Николай Некрасов (Змея), великий реалист Флобер (Змея) и великий фантаст Артур Кларк (3мея), наш любимый Генрих Бёлль (3мея) и их любимый Андрэ Жид (Змея), величайший Генрих Гейне (3мея) и малоизвестный ныне "собаковед" Гавриил Троепольский (Змея). Такого напора нет более нигде. Из прочих стоит отметить математика Лобачевского (Крыса), художника Тулуз-Лотрека (Крыса) воплощенное беспокойство, певцов Оззи Осборна (Крыса) и Бориса Гребенщикова (Змея).

Что ж - это мощный мазок для довершения портрета векторного человека.

Расширение кольца

Признав возможность векторного взаимодействия между годовыми и зодиакальными знаками, структурный гороскоп автоматически признал существование малого (зодиакального) векторного кольца. Векторное кольцо из достаточно экзотического явления, по сути дела, превращается в явление повсеместное. Остается только определить, к какому из трех колец относится та или иная ситуация, тот или иной человек.

Подумайте сами: позади б`ольшая часть книги, и вся она, по сути, посвящена большому годовому векторному кольцу. Несколько последних страниц посвящены внутреннему векторному кольцу, а малому (зодиакальному) векторному кольцу не посвящено ни строчки. Что же теперь взять и ту же двенадцатилетнюю работу, сделанную на большом кольце, повторять на малом? Да и зачем? Большое кольцо - это кольцо идеологии, кольцо мышления, больших идей, а малое кольцо - бытовуха, споры о примусах и сковородках. И тем не менее научная добросовестность требует проверки. В самом деле, векторное кольцо (большое) было открыто, тысячекратно перепроверено, а малое кольцо не открыто, не проверено, а получает те же права на существование, что и большое, лишь на том зыбком основании, что существует внутренний вектор. Несправедливо.

Что ж, лабораторию векторного кольца никто закрывать не собирается. Просто часть проверенных идей можно передавать в другие разделы (история и амбулатория). А пока первые прикидки.

Первое, что приходит в голову нормальному человеку, узнавшему о существовании векторного кольца, это проверить свою собственную семью на предмет векторных завязок. Моя семья была чиста как снег. Ни мать с отцом, ни деды с бабушками, ни дяди с тетями - никто не замечен в векторных связях. Векторный брак миновал мою родню до определенного момента.

Тот самый момент произошел в конце 70-х годов, когда я и мой старший двоюродный брат (оба Лошади) связали свою жизнь с Крысами, а третий брат (Бык) женился на Тигрице. Из трех означенных браков сохранился лишь один...

Однако векторные отношения были у родителей с детьми. Мой дядя (Дракон) был в особых отношениях со своей мамой (Кот), моей бабушкой. Векторные отношения были у бабушки с его женой (Петух). В двойной векторной упаковке оказался мой отец (Тигр), у которого и отец (Бык) - хозяин и дочь (Бык) - хозяин. Речь, соответственно, о моих дедушке и родной сестре.

Но я-то чист (думал я): ни мать, ни отец, ни деды, ни бабушки, ни братья, ни сестры не образовывали со мной вектора. Однако стоило мне ввести в действие малое кольцо, как оказалось, что я весь запутался в векторной паутине. Я (Весы) оказался в векторном подчинении у отца (Овен). Что сказать по этому поводу? Действительно, отец был со мной всегда крут, его власть ощущал я на себе физически, хотя отец не бил, не кричал, но я всегда знал, что его воля много сильнее, его план много вернее.

Хотелось бы заметить, что это нормально. Отец должен до поры до времени подавлять волю сына. Это входит в одно из главных условий педагогики. Если же ограничить действие зодиакального знака детством и отрочеством, то именно зодиакальное векторное подчинение сына отцу можно признать идеальным. Детство кончается, и сын идет во взрослую жизнь со своей, пусть не окрепшей, но самостоятельной волей.

Еще более кучеряво закрутился вектор в другую сторону. Мы со старшим кузеном - оба Весы. Наш общий дед - Рыбы. Также и третий брат - тоже Рыбы. Особенно важно, что родители - люди занятые и не ассоциируются с детскими играми, а вот дед присутствовал. Причем именно как классический дед, баловавший внуков. У деда, родившегося под знаком Рыб, было три внука (два внука и внучка) под знаком Весы и ещё один - Рыбы. Так на гороскопическом уровне создавался фон благоприятного и даже счастливого детства. Интересно, что проблемными были отношения деда именно с тем внуком, что родился под знаком Рыб ( кстати, они оба ещё и Быки).

Чрезвычайно интересно с точки зрения чистой теории проследить отношения моей родной сестры (Бык, Весы) с отцом (Тигр, Овен). По малому кругу получался хозяином отец, по большому - моя сестра, то есть его дочь. Что ж, остается признать, что магия отношений в пользу отца явно осталась в детстве и теперь сестра полноправная хозяйка в семье с двумя Тиграми родителями.

Теперь о самом главном (для меня). Мои дети, которых я создавал одновременно со структурном гороскопом, такие, как мне показалось, безвекторные со всех сторон, оказались в довольно жестком векторном взаимодействии со своими родителями. Так, сын (Рыбы) попал в классическую зависимость от отца (Весы), то бишь от меня. А вот дочь (Рак) пошла против традиции в отношениях с матерью (Козерог). Увы, я вынужден подтвердить необычность отношений дочери с матерью. Отношения очень мощные и очень сложные, тем более, что нервная система и там, и там довольно растрепанная. Что касается меня и сына, то и тут я чувствую аномальность, в частности, мою неспособность адекватно оценивать его взросление, ну и конечно же могучую биополевую связь с сыном. У дочери такая же жесткая физиологическая связь с матерью.

Но меня безусловно радует, что рождение собственного разума у детей помогает им преодолевать физиологию. Интеллектуальное общение у сына лучше идет с матерью, а у дочери - со мной. Выводы делайте сами: каково значение зодиакального знака и малого векторного круга в нашей жизни.

Векторная генетика

Я закончил химический факультет МГУ. Генетику нам не преподавали. Поэтому я сразу честно признаюсь, что не слишком силен в этой науке. Хотя двое моих ближайших друзей, также закончившие химфак, стали генетиками, причем, думается, генетиками классными. Почти любой генетик (друзья не в счет) ходит с высоко поднятой головой, уверенный, что именно эта наука введет человечество в новое тысячелетие. Сравнить самомнение генетиков можно лишь с самомнением физиков начала XX века. Может быть, они и правы: наука эта быстро прогрессирует, имеет много достижений и, видимо, станет высшей из наук, постигающих природу.

Однако генетикам мало природы, они замахнулись на человека. Программа "Геном человека", как бы ни пытались изобразить её чисто утилитарной и практической, претендует на объяснение самог`о явления Человека. Структурный гороскоп уже высказал свое мнение по этому поводу в работе "Сломанные часы" ("Зазеркалье", № 55), в которой обозначил человека как единственное живое существо, способное взаимодействовать со временем, изменяя его равномерную и прямолинейную структуру.

Именно взаимодействие со временем должно стать той осью, вокруг которой вращаются все остальные механизмы устройства человека: генетические, эндокринные, нейронные и т.д. И когда мы говорим, что генетика - это наука о наследственности, то пока имеем в виду наследственность в мире природы, но не в мире людей. Чтобы освоить законы мира людей, генетика должна объединиться с наукой о времени, частью которой является структурный гороскоп.

Обо всем этом можно было бы и не говорить в книге о векторном кольце, если бы у автора не было уверенности, что мимо кольца нельзя проскочить ни в одном мало-мальски серьезном деле. Допустим, задача наследственности была бы сформулирована в отрыве от реальности. На кого должен быть похож ребенок? На отца или на мать! А может быть, на дедушку или на дядю, если те люди вполне достойные. В идеале нужно просто скопировать гороскоп одного из родителей. Но это путь малопродуктивный и слишком сложный. Гораздо интереснее вариант с передачей наследственной информации через векторное взаимодействие. Ведь именно векторное взаимодействие обеспечивает самую высокую скорость передачи информации, самую высокую энергию взаимодействия. Да, господа, тут пахнет естественнонаучным открытием. Если удастся доказать, что ребенок наследует тому из родителей, с которым связан векторной связью, то это будет сильное слово в генетике человека.

В подтверждение этой гипотизы приведу пока только два случая. В семье моих родителей я и моя сестра пошли по отцовской линии (Овен - Весы) по зодиаку . В моей семье сын пошел по моей линии (Весы - Рыбы), дочь - по материнской (Козерог - Рак). Конечно, не всё так просто. Гипотеза нуждается в длительной качественной и количественной проверке, наборе мощной статистики. Не последнее значение будет иметь возраст родителей при рождении детей. Шанс на наиболее гармоничное наследование у тех детей, что рождаются в оптимальном возрасте родителей (28-32 лет).

Не хотелось бы предвосхищать результаты, но наибольших трудностей в определении наследственности стоит ждать от детей векторных браков, ибо в них очень часто наследуется не гороскоп отца или матери, а сам вектор в любом варианте. Так рождаются незапланированные люди, начинающие новый род, с новой генетической памятью.

В любом случае всё это пока одни предположения. Не все перспективы очевидны, ясно лишь, что путь предстоит большой. Может быть, структурный гороскоп на пороге новой науки, в которой понадобятся все накопленные ранее структурные открытия, всё что удалось узнать о человеке. В конце концов, если генетики решили узнать структуру человека, то почему бы структурному гороскопу, уже имеющему эту структуру, не попробовать узнать законы наследственности?

Кармические месяцы

Очень трудно сразу проделать с малым (зодиакальным) векторным кольцом всё то, что уже сделано с большим. Но, по крайней мере, упомянуть несколько тем стоит. Одна из этих тем - роковые даты. В большом круге речь шла о кармических годах, теперь речь идет о кармических месяцах.

Вновь хотелось бы предупредить, что никакого фактического материала нет. Речь идет только о предположении, допущении того, что два месяца из двенадцати обладают некой странностью. Для Весов это время Рыб и Овна (март-апрель), для Дев - время Скорпиона и Стрельца(ноябрь-декабрь).

Нет смысла ждать от зодиакальных кармических дат точно такого же значения, как и от годовых. Действительно, для переломов судьбы год слишком короткая дистанция. Скорее всего речь идет о неком физиологическом цикле, о том, что у спортсменов называют пиком формы. Отсюда предположение, что искать подтверждение данного явления стоит не среди политиков, писателей и ученых, а именно среди спортсменов, певцов, космонавтов, путешественников, то есть среди людей, профессионально опирающихся на свой физиологический цикл.

Роковые даты

Еще одна возможная тема: роковые даты - даты, в которых заложено векторное сочетание года и месяца. Скажем, в годы Змеи роковыми должны быть ноябрь и декабрь, что, безусловно, подтверждается событиями конца 1917 года. Случившуюся под звездным сочетанием Змеи и Скорпиона революцию прозвали Великой Октябрьской. А вот Великая Французская революция началась в год Петуха, в котором роковое сочетание знаков возникает в феврале и июле. Ну, февраль ещё туда-сюда, а вот как можно поднять революцию в июле, в разгар лета, непонятно Тем не менее факт налицо - революция началась именно 14 июля под звездным сочетанием Петуха и Рака.

Этих двух фактов было бы совершенно достаточно для начала глубокого научного поиска. Тем более что именно в разделе внутригодовых исторических переборок структурный гороскоп на сегодняшний момент наиболее слаб.

Знаменитая Варфоломеевская ночь, о которой я многократно писал в статьях о вечных снах истории, случилась 24 августа 1572 года (Обезьяна Дева), что соответствует всё тому же роковому сочетанию звезд.

В момент, когда я пишу эти строки, идет год Дракона (2000) и месяц Рыб. Жизнь проходит под звездным сочетанием рокового характера. Новости не радуют: погибли омоновцы, погибли десантники, погибли шахтеры, погиб Артем Боровик. Все эти события идут одно за другим, сгущая и без того напряженную атмосферу. Впрочем, если верить высказанной гипотезе, то к выборам атмосфера должна разрядиться. А второй всплеск придется на июль месяц.

Вспоминается 1999 год, всеобщее ожидание катастрофы в дни августовского затмения. Тоже, между прочим, роковое звездное сочетание: Кот и Лев.

Если взять календарь и пробежаться по нему беглым взглядом, то можно обнаружить ещё целый ряд достаточно внезапных и роковых для мировой истории событий. Так, например, знаменитая битва при Бородино прошла под звездным сочетанием Обезьяны и Девы. А вот вторжение японских войск в Манчжурию под сочетанием Девы и Козы. Японцы напали ещё и на Пирл-Харбор, причем опять воспользовались роковой датой (для американцев?), стоящей под звездным сочетанием Змеи и Стрельца. Шестидневная война Израиля против Египта, Сирии и Иордании началась под звездным сочетанием Козы и Близнецов (5.6.1967). К черным страницам человеческой истории относится печально знаменитая "Хрустальная ночь", когда прошли массовые еврейские погромы в городах фашисткой Германии (Тигр, Скорпион). Как некий ответ, некая антитеза - разрушение Берлинской стены (Змея, Скорпион). Интересно, но оба эти события одного дня (9 сентября).

Ну и конечно же в разряд роковых дат должны попасть события с внезапной гибелью национальных кумиров. Главнейшим из таких событий стала дуэль на Черной речке (Петух, Водолей). Самоубийство (или убийство?) Владимира Владимировича Маяковского произошло 14 апреля 1930 года, в самый разгар сочетания Лошади и Овна. Под теми же звездами, что и роковая дуэль Пушкина, И. Кислов покушался на Ельцина 27 января 1993 года, В других знаках, но столь же роковым образом была убита Галина Старовойтова 20 ноября 1998 года (Тигр, Скорпион).

Национальной трагедией для Польши и камнем преткновения в польско-российских отношениях стала Катынская трагедия. Станет ли легче нам, если мы признаем решение о расстреле польских офицеров (5 марта 1940) роковой ошибкой? В любом случае звездное сочетание всё то же - Дракон, Рыбы.

Первый ядерный гриб на Земле тоже под роковым сочетанием звезд вырос. Было дело 16 июля 1945 года (Петух, Рак). Как знать, может быть, только через такие дьявольские щели в пространстве времени способны врываться в мир дьявольские игрушки. Хотя, с другой стороны, под точно таким же звездным небом (21 июля 1969) впервые люди высадились на Луну.

Всё это, разумеется, только первая прикидка. Подробный анализ впереди и не в этой книге Но уже сейчас видно, что тема не пустая и достаточно перспективная, как почти всё, что связано с векторным кольцом.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ТАК БУДЕТ...

Нереальные планы

План создания третьей части оказался нереальным. Куда-то пропали самые яркие письма от спасенных жертв кольца, взятые мною интервью показались малоинтересными, да и вообще, говорить о кольце с людьми, уже преодолевшими былой ужас беспомощности, уже забывшими первые восторги освобождения, не слишком занимательно. Тут хороша аналогия со временами советской власти. Мы жили при ней и дышали воздухом безнадежности, никто не мог помочь, никто не мог хотя бы понять нас. Но теперь, распрощавшись с тем душным и глухим временем, мы начинаем думать о нем тепло и с юмором. Тогда же нам было не до смеха. Так и векторные истории. По прошествии времени они кажутся почти смешными и совершенно невозможными. Услужливая память стирает ощущение смертельной тоски, паралича воли и бесплодия разума и оставляет эффекты глубоких страстей, чрезвычайной наполненности жизни. Поэтому интересны свидетельства людей, ничего не знающих о кольце либо узнавших о нем совсем недавно.

В любом случае третья часть этой книги остается некой суммой чистой эмпирики первой части и чистой теории второй части. Задача этой части продемонстрировать то будущее, которое наступит в мире, знающем о существовании векторного кольца. Разумеется, я буду демонстрировать это в первую очередь на своем собственном примере - показывать, как живется на свете векторному всезнайке. В этом смысле третья часть будет напоминать первую. И тем не менее всё будет по-другому: в первой части нужно было ужаснуться фактом существования кольца, а в третьей части надо примириться с его существованием, ибо векторное кольцо вечно, вездесуще и неизбежно. В первой части была надежда на спасение: ведь кольцо - это лишь шестая часть всего разнообразия людских отношений и взаимодействий. Но в третьей части уже известно, что кроме большого годового векторного кольца есть ещё малое зодиакальное кольцо, кроме того, есть так называемый внутренний вектор, а также года кармические и антикармические, роковые даты в календаре и роковые месяцы в году. В такой густой сети векторных ловушек проскочить мимо векторного греха никак нельзя, а стало быть, грешны мы все и разница лишь в степени участия и степени покаяния. Итак, вперед, в будущее, в то самое будущее, в котором о векторном кольце будут знать все от мала до велика. Знать, помнить и пользоваться...

Загробная актриса

Я вынужден признать, что, сосредоточив все свои силы на создании теории, я порядком запустил организационные вопросы. Я не собираюсь создавать секту структурного гороскопа, нет в моих планах и организации академии, университета, школы или хотя бы кружка по изучению означенной сверхнауки. Однако следить за кругами, расходящимися на глади нашей заводи от брошенного мною камня, я обязан. Увы, не имея штата сотрудников и круга осведомителей, я не в состоянии полноценно отслеживать как воров и плагиатчиков, так и благодарных читателей и пользователей. Когда очередной случайный знакомый докладывает об очередной ссылке на структурный гороскоп, меня всегда посещает грустная мысль о сотнях непойманных плагиаторов и тысячах неуслышанных почитателей. И всё же каждое новое сообщение праздник, ибо созданная мною система - не наука для ученых, а бытовой прибор для повседневного пользования.

Одним из таких пользователей оказалась актриса Евгения Крюкова, которая в знаменитом сериале "Петербургские сновидения" играла одну из главных ролей. Именно ей по ходу фильма пришлось лежать в гробу, поэтому для себя я стал называть её "загробной актрисой".

Как и большинство актрис (а может, просто современных женщин?), она несколько раз выходила замуж. Векторным оказалось второе замужество. Далее идет текст интервью в журнале "Караван историй" за февраль 2000 года:

"- Чем же он вас поразил?

- Не то чтобы поразил... Он показался мне несчастным, одиноким... мы начали вместе репетировать - он учился на высших режиссерских курсах и предложил мне работу, - и мне почему-то вдруг страшно захотелось накормить его домашним обедом. Вы знаете, наверное, это извечное желание русской женщины - подобрать, обогреть, накормить...

- Ну да, ведь он гений, и при этом непонятый, неухоженный, голодный...

- Он часто рассказывал, какой он талантливый, постепенно и я стала в это верить.... Да что там говорить, он действительно хороший актер. Потом он был старше на семнадцать лет, умнее. В общем, я провела с этим человеком два года, и сейчас, когда я его встречаю и смотрю на прошлое как бы со стороны, мне страшно: я понимаю, что могла просто погибнуть.

Вы знаете, в астрологии( есть такое понятие - векторный брак. Вообще-то я астрологией не сильно увлекаюсь, но недавно попалась книга( , в которой я наконец прочитала объяснение того, чт`о со мной произошло. Самое интересное, что когда я пыталась рассказать кому-нибудь про свои чувства, мне никто не верил - считали, что я всё придумываю.

- По-моему, векторный брак - это когда много любви, много страсти, но совершенно неуправляемые отношения.

- Совершенно верно. Но это неравные отношения, в которых один играет роль хозяина, другой - слуги. Слуга отдает свою энергию хозяину, причем добровольно, а тот её принимает... В истории есть примеры таких пар, в основном творческих: Гумилёв и Ахматова, Мюссе и Жорж Санд... Такие романы, как правило ничем не кончаются: люди могут мучаться всю жизнь, не понимая, чт`о с ними. Или это заканчивается самоубийством. Разорвать векторное кольцо, расстаться почти невозможно: это всё равно что отрезать себе руку. Считается, что в очень редких случаях слуга может вырваться из этих отношений; если он это сделает, его ждет очень сильный взлет, потому что высвобождается та энергия, которую он тратил на хозяина. Но всё равно разрыв - трагедия для обоих, и кто будет сильнее её переживать, сказать трудно. Вот что я прочитала в книге, и поняла: это про меня.

- А как это выглядело в семейной жизни? Он пытался вас сломать, подавить?

- У нас не было семейной жизни. Все два года мы встречались два-три раза в неделю: я сидела и ждала, когда он позвонит и позовет: "Приезжай". При этом периодически он делал мне предложения руки и сердца, но жить со мной вместе не мог - говорил, что ему необходимо остаться одному, чтобы отдыхать, думать. Я никак не могла этого понять, не знала, на каком свете, кем должна себя ощущать. К своей душе он и близко меня не подпускал: у него была своя жизнь, где-то там, вдали. Я же нужна была для того, чтобы им восхищаться, ценить его талант, нервничать, когда его нет рядом...

- И вы целых два года покорно терпели, ждали, когда что-то изменится?

- Я всё прощала. Мне говорили: "Вот, его видели там-то..." Да я и сама прекрасно всё понимала, знала, что у него есть и другая жизнь, но всегда находила ему очередное оправдание. Мои друзья твердили, что я сошла с ума, мама просто на дыбы встала, когда узнала о наших отношениях, кричала, что этот человек меня не любит... Но я никого не слушала.

- Вы сказали, что такие отношения иногда заканчиваются самоубийством. Неужели вы...

- Нет, до мысли о самоубийстве не доходило, потому что я всегда помнила, что у меня есть мама. Ну как она будет жить, если меня не станет? Но мне действительно было очень тяжело. Я перестала спать, похудела, у меня начались нервные срывы, истерики. Не знаю, чем бы это закончилось, если бы я не встретила...

Далее идет описание новой романтической истории, уже невекторной.

Комментариев, собственно говоря, нет, - всё и так ясно. Понимание векторного воздействия очень точное. Хотелось бы верить, что моя книга помогла актрисе обрести душевное равновесие. Себе же пожелаю поскорее узнать точные даты рождения, как самой актрисы, так и её векторного возлюбленного.

Новая тема

В то время как однополая любовь во всём мире отвоевывает одно право за другим, структурный гороскоп упорно отмалчивался, не предлагая на эту тему никаких теорий. Получалось очень несуразно: вместо красивой брачной теории с четырьмя типами браков (патриархальный, равный, романтический, духовный) появлялись какие-то гибридные монстры. Один тип однополого брака патриархально-равный, второй тип - духовно-романтический. Но самое интересное, что появлялись комбинации браков, которые в принципе не способны к созданию брака. Запомнить очень легко: при разнице, кратной четырем, возникают патриархально-равные союзы. При разнице, кратной двум, но не кратной четырем, - духовно-романтические Нечетная разница в годах не приводит к союзу.

Но это всё так, к слову. А вот что действительно интересно рассмотреть, так это векторные пары. Векторное кольцо половых различий не признаёт. Если векторной паре суждено состояться, то половые особенности и наклонности теряют всякое значение. Вектор выше пола. Отсюда вывод: самые знаменитые однополые любовные союзы, безусловно, должны быть векторными. Особое внимание должно быть уделено тем парам, в которых хотя бы один партнер гетеросексуал.

Для того чтобы как-то обозначить тему, обращусь к двум недавним публикациям В.Котыхова - "Голубая рапсодия" и "Любовь шиншиллы".

Во вступлении автор вопрошает: "Кто вдруг бросает в объятия друг друга двух незнакомых людей? Где сначала происходит их встреча - на земле или на небе? И кто ведет этот союз по жизни? В двадцатом столетии одним из таких поражающих своей избранностью союзов стал любовный, дружеский и творческий дуэт композитора Бенджамина Бриттена и певца Питера Пирса. Они прожили вместе, одной семьей, почти сорок лет, подарив миру не только высокую музыку, но и свою красивую любовь".

Заглянем в справочники. Бенджамин Бриттен родился 22 ноября 1913 года, а стало быть, относится к отряду Быков. Питер Пирс родился в 1910 году. Независимо от точной даты рождения он - Собака. Как знать, может быть, перед нами самая знаменитая векторная пара?

Бриттен, отличавшийся ранним развитием, имел творческую дружбу с поэтом-геем Уистеном Одном (Коза) и писателем-геем Кристофером Ишервудом (Дракон), но единственной его любовью стал всё же Пирс. Они познакомились в 1937 году (одному 27 лет, другому 24 года). Бен и Пит, как называли их друзья, расставались крайне редко, а в периоды непродолжительных разлук забрасывали друг друга любовными посланиями. "Было так чудесно получить твое письмо... Я был так опечален тем, что ты простужен и в депрессии, писал в одном из писем Пирс, - что хотел вскочить в самолет, чтобы перелететь к тебе и тут же успокоить. Я бы всего тебя зацеловал, а потом... и... тогда ты бы стал теплым, как тост!.. Мой маленький белобедрый красавец, я ужасно люблю тебя".

В.Котыхов утверждает, что "они прекрасно дополняли друг друга: кипучий, непредсказуемый Бриттен и рассудительный, спокойный Пирс. Именно Пирс поддерживал стабильность их союза, не позволяя эмоциям Бена перехлестывать через край".

После нескольких лет, проведенных вместе в Америке, в 1942 году друзья вернулись в Англию, переплыв на маленьком торговом корабле Атлантический океан, нашпигованный немецкими подводными лодками. Они поселяются в городке Олдборо Здесь Бриттен создает свой театр, проводит музыкальные фестивали, пишет музыку. Первый ошеломляющий успех пришел к Бриттену в 1945 году во время премьеры оперы "Питер Граймс", созданной Беном для Питера Пирса. Успех "Питера Граймса" продолжили другие оперы, в большинстве которых главные партии исполнял Пирс.

Вершиной в творчестве композитора стал "Военный реквием". Символично, что в этом сочинении должны были петь главные для Быка векторные персонажи: Питер Пирс (Собака), Дитрих Фишер-Дискау (Бык) и Галина Вишневская (Тигр).

Бриттен умер рано утром 4 декабря 1976 года, в доме, где они с Питером прожили вместе тридцать лет, на руках у своего преданного друга. "Он практически не боролся за жизнь, - вспоминал Питер, - лишь из последних сил пытался дышать. Раньше он часто мне говорил: "Я должен умереть первым, ведь без тебя мне никак не обойтись". Питер Пирс пережил великого композитора и своего преданного друга и почитателя.

Теперь о похожей истории из области балета, в которой, как известно, мы впереди планеты всей. Речь о Сергее Дягилеве Он родился 31 марта 1872 года. Уже в самой дате рождения есть внутренний вектор, ибо сочетание Овна и Обезьяны по-русски называется Крысиная Обезьяна. По утверждению В.Котыхова у Дягилева было "обаяние, коварство, магнетизм и бульдожья хватка, а ещё - бурный темперамент и мощная эротическая энергия, одухотворявшая все его художественные начинания". Сам о себе Дягилев так говорил: "Я шарлатан, притом преисполненный блеска, великий чародей, нахал, человек, обладающий большой долей логики и малой щепетильности..." Говорил он это, когда ему было 23 года, в самом начале своей фантастической карьеры, но и двадцать лет спустя, и тридцать он оставался таким же. И нахал, и сноб, и шарлатан, и великий чародей, обольстивший своим балетом весь мир. Русский балет Дягилева и сейчас остается одним из самых пленительных театральных мифов. Но Дягилев - не только творец артистов-звезд и нового балетного театра: он первый в XX веке вывел свои гомосексуальные отношения из подполья. Он сделал танцовщика, а не балерину главной приманкой балетных спектаклей, а в личной жизни жил открыто как гей - задолго до того, как подобная открытость завоевала право нормы.

Конечно, список дягилевских друзей достаточно длинен, но гороскоп у многих из них один и тот же. Самым первым его другом был Дмитрий Философов. Их дружба длилась пятнадцать лет. Дмитрий Владимирович родился 7 апреля 1872 года, фактически повторив гороскоп Дягилева. Разлучить их смогла только Зинаида Гиппиус (Змея), которая через силу векторного взаимодействия преодолела патриархально-равный союз Дягилева и Философова.

Еще один друг Дягилева, из которого он сделал знаменитого танцовщика, Леонид Мясин, родился 26 марта 1896 года. И вновь, как видим, гороскоп в точности такой же, как у Дягилева и Философова, - всё те же Обезьяна и Овен. И концовка всё та же - Мясин уходит к женщине.

Следующий - Вацлав Нижинский (28 февраля 1890). Четность сохраняется, но теперь уже речь о втором однополом союзе: духовно-романтическом. Увы, гармоничных отношений не получилось. По крайней мере, со слов Нижинского, игра шла в одни ворота и Вацлава к этой любви всего лишь принуждали обстоятельства.

Чтобы сравнить обычные (с сохранением четности) союзы с настоящим притяжением, Дягилеву наконец-то был дан векторный контакт. Серж Лифарь родился 2 апреля 1905 года. Вновь Овен, но теперь Змея. Векторное действие Змеи (Гиппиус), укравшее у Дягилева Философова, теперь одарило его настоящей привязанностью.

"В отличие от Нижинского Серж Лифарь был предан Дягилеву безгранично и при жизни, и после его смерти. Лифарь был терпеливым, умным любовником и верным другом. Благодаря его стараниям на кладбище Сан-Микеле в Венеции на могиле Дягилева установлен памятник; именно Лифарь добился решения о присвоении имени Дягилева площади в Париже. Он написал о Дягилеве книгу, в которой рассказывает о Сергее Павловиче с шокирующей откровенностью. Не забывая при этом и о себе поведать много хорошего.

"...Дягилев забросал меня целым потоком ласковых слов: тут были и "цветочек", и "ягодка", и "мой милый, хороший мальчик"... И всё это Сергей Павлович говорил так нежно, так хорошо, так мило, просто, что у меня радостно и признательно забилось сердце от первой ласки в моей жизни (кроме ласки матери), и чьей ласки? Дягилева, великого Дягилева, моего бога, моего божества!..

Часто в минуты нежности - таких минут было особенно много в 1925 1926 годах, когда казалось, что наша дружба бесконечна, когда из нас обоих никто не думал ни о смерти, ни о горе, ни о конце дружбы, когда казалось, что мир создан для нас, и только для нас, - мой Котушка, мой громадный и нежный Котушка (так Лифарь звал Дягилева), останавливая не только движение, но движение дыхания и мысли, восклицал: "Сережа, ты рожден для меня, для нашей встречи!.." Когда Дягилев заставал меня в грустном настроении, он, чтобы развеселить меня, начинал танцевать, делать "турчики" и "пируэтики". Сергей Павлович по утрам долго не мог встать с постели, а когда подымался наконец, то ещё долго не начинал одеваться и долго ходил по комнате в мягких войлочных туфлях и в длинных, до колен, сорочках, привезенных им ещё из России. В таком виде Сергей Павлович обычно и танцевал. "Ну что тебе ещё показать? Хочешь посмотреть, как твой Котушка будет теперь делать твои вариации?" И Сергей Павлович начинал свои "вариации", натыкаясь на шкафы, на столы, кресла - всё с громом летело на него. Смотреть на балетные "экзерсисы" Дягилева было для меня просто физическим наслаждением Я хохотал от всей души, глядя на его танцующую фигуру, и в то же время умилялся, зная, что Сергей Павлович "танцует" для меня, для того, чтобы развеселить меня, заставить улыбнуться".

Последний удар от Змеи Дягилев получает в 1929 году (год Змеи). Этот кармический год развивался для него очень удачно: сплошной триумф Русского балета Дягилева. Блестящий успех парижских выступлений, выдающийся прием, оказанный ему в Лондоне... И вдруг резкое обострение болезни (сахарный диабет) и скорая смерть. Впрочем, в том роковом году он ещё успел обрести нового друга, новую любовь - 17-летнего дирижера Игоря Маркевича. Вновь это вектор, только в обратную сторону (Обезьяна - Крыса). Дягилев как будто пытается выправить нарушенное равновесие, но не успевает.

Выводов не будет. Слишком зыбкое основание - две, пусть даже очень яркие, истории. Однако совершенно ясно, что ещё вчера, не имевший по поводу однополой любви никакого мнения, структурный гороскоп, обретает в этой сфере твердые позиции.

Также совершенно ясно, что вслед за двумя этими именами будут десятки других, - данная тема весьма активно раскручивается сейчас.

Пока же коротенькая заметочка о людях запутавшихся в своей сексуальной ориентации.

Лидер "Rolling Stones" Мик Джагер (Коза) долго не мог найти свое место в сексуальной жизни. В молодости рок-идол метался между мужским и женским партнером. Одним из самых выдающихся приключений Джагера была его связь со звездой балета Рудольфом Нуриевым (Тигр).

Икс-файлы

Конечно, можно взять распечатки интервью у тети Моти на предмет того, как она вгоняла в гроб своего векторного муженька, - такой текст был бы и поучителен, и занимателен. Однако в таком подходе две беды: первая в том, что данная коллизия практически непроверяема, а вторая в том, что будь тетя Мотя хоть трижды героиней векторного кольца, не может претендовать на место в книге, ибо место это свято. Исключение может быть только одно: если тетя Мотя послужила примером для открытия самого кольца или чего-то нового в этом кольце.

А посему обратимся к векторной паре, которая миллиардами растиражирована на календариках, обложках журналов, ну и конечно же экранах телевизоров всего мира. Не будучи сам поклонником подобного рода кино, я, честно говоря, не ожидал масштаба фанатизма, родившегося вокруг этой пары. Глаза открылись, когда во время прогулки по книжной ярмарке я обнаружил гигантский стенд, на котором открытки и календарики с изображением данной парочки с легкостью обошли, по количеству, толпу хоккейных, футбольных и киношных звезд, обставив Ди Каприо, Рикки Мартина и прочих одиночек. Сразу вспомнился момент изобилия статеек во всех знакомых мне журналах.

Авторство первой статейки принадлежит некой Хиллари Морган.

"Мы говорим Скалли - подразумеваем Малдер. Мы говорим Андерсон подразумеваем Духовны. Так получилось, что в массовом сознании Дэвид и Джиллиан неразделимы. Тем не менее отношения этих актеров никогда не были гладкими. Сначала конфликты возникали из-за разницы в оплате: Дэвид получал четыре миллиона за серию, а Джиллиан - три. Она считала это несправедливым. Но теперь взяла реванш: по востребованности в большом кино она явно обошла Дэвида". Далее Х.Морган доказывает, что Джиллиан после "The X-Files" пошла резко в гору как актриса, и это в то время как Духовны "все ещё зализывает раны после провала крупнобюджетного фильма "Изображая бога".

Кроме разрыва в актерской удаче обозначился разрыв в личной жизни. Надежды многочисленных поклонников на роман между Джиллиан и Дэвидом не оправдались, он женился на другой, она тоже побывала замужем, крутила романы, но всё с другими... Таким образом, перед нами замечательный прообраз будущего использования векторного кольца в коммерческих целях, без особенно серьезных негативных последствий. Оба участника знаменитой пары оказались благоразумненькими ребятками. У обоих достаточно благоразумные гороскопы, оба Львы - у неё в сочетании с Обезьяной, у него - с Крысой. Обыденные гороскопчики. Нудненькие.

Чт`о сама Джиллиан думает о своих отношениях с Дэвидом? Она сомневается в том, что кто-то может в них что-нибудь понять, настолько они сложны и переменчивы.

Еще одна публикация. В ней самые распространенные вопросы к создателям фильма. "Вопрос номер два: когда Малдер и Скалли наконец-то лягут вместе в постель?"

Создатель фильма Крис Картер категорически против предоставления своим героям такого долгожданного удовольствия. Он уверен, что иначе будет утрачена главная изюминка сериала, заключенная в показе изысканных, интеллектуальных отношений между мужчиной и женщиной. Обаяние этой гармоничной пары тем более действенно, что их союз равный и необычный, лишенный банальной и традиционной мелодраматической ерунды.

Тем не менее львиная доля рекламной продукции построена именно на раскрутке тайных любовных отношений Малдера и Скалли. Так, обложка журнала "Rolling Stone" украшена жарким постельным объятием Духовны и Андерсон. Не говоря о серии любовных фотографий, где Малдер и Скалли занимаются любовью ночью на... свободном столике в морге (!), Малдер и Скалли вкушают прелести "любви втроем" (третий - Крис Картер!) и т.д."

Такая вот глубокая задумка - показать мужчину и женщину, образующих союз невероятной гармонии, и не дать им войти в плотный контакт. Гениальный план. Однако едва ли из этого что-нибудь вышло, кабы не векторная пара Крыса - Обезьяна.

Нелюбимое кино (мелодрама)

Мои пристрастия в кино менялись несколько раз в жизни, причем достаточно круто. В отрочестве я жаждал кинофантастики, в юношестве увлекся интеллектуальным кино, на заре создания структурного гороскопа все свои пристрастия обратил к открытому кино, которое подробнейшим образом описал во многих своих работах. Одним словом, в разряд любимых на разных стадиях, попадали очень многие советские фильмы. И в этом смысле легче сказать, какое кино я не люблю. Разумеется, не люблю халтуру, тут объяснений не надо А ещё не люблю бытовые фильмы, мелодрамы, то, что называют фильмы про жизнь. Невыносимой мукой были для меня просмотры тех самых фильмов, на которых проливались ведра слез и выпускались кубокилометры вздохов и охов.

Тем не менее именно такие фильмы всегда определяли успех кинопромышленности, давали ту самую кассу, благодаря которой снимались интеллектуальные и прочие шедевры. Без магии, а стало быть, без векторного кольца тут, разумеется, не обошлось. В самом деле, скучнейшие сюжеты, скучнейшие сценарии, от которых скулы сводит, причем не только зрителям, но и создателям фильмов. Что может оживить всю эту нудятину, как не векторное кольцо?

К примеру, фильм "Любимая женщина механика Гаврилова". Несколько раз пытался досмотреть фильм до конца и не смог. Между тем в центре фильма векторная пара Людмила Гурченко (Кабан) и Сергей Шакуров (Дракон). У самого Тодоровского (Бык) снявшего фильм, векторные пары с Евгением Евстигнеевым (Тигр) и Всеволодом Шиловским (Тигр).

Еще более мощный прокатный успех сопровождал фильм "Сладкая женщина". За главную роль в этом фильме Наталья Гундарева (Крыса) удостоена звания "актрисы года". Настоящий векторный пасьянс разложил с ней в этом фильме Олег Янковский (Обезьяна).

На фоне советских фильмов, которые пытаются всучить телезрителю каждый день и на всех каналах одновременно, американские фильмы, при кажущемся засилии американщины на экране, очень редко показывают дважды. В этом смысле уникален показ старого классического фильма "Квартира". А посему пришлось смотреть, и смотреть внимательно.

В чем секрет фильма? Сюжет - проще не бывает, в главной женской роли дебютантка, скромные декорации, никаких спецэффектов... Режиссер, правда, один из самых известных - Билли Уайлдер. Как никак он снял "В джазе только девушки", в котором, кстати, поставил Мэрилин Монро (Тигр) в центр векторного треугольника, между Джеком Леммоном (Бык) и Тони Кертисом (Бык). Одним словом, секрет успеха неясен. Тем не менее Ширли Мак - Лейн за роль в этом фильме получает три крупные международные премии и всемирную славу. Безусловно, в незатейливой "Квартире" сработала мощная магическая ловушка Складывалась магическая ловушка из трех составляющих. Векторный гороскоп у Мак-Лейн (Собака, Телец), векторный гороскоп у Леммона (Бык, Водолей), ну и, разумеется, векторная пара между ними. Особую красоту и симметрию добавляет тот факт, что артисты как бы рокируются знаками. Она бычиная Собака (Собака, Телец), он собачий Бык (Бык, Водолей). Такие вот секреты мелодрамы.

Вернемся к нашему кино. Нашумевший в свое время фильм "Чужие письма" поднимал, как тогда говорилось, важные вопросы морали и нравственности. По сути же дела, Авербаху удалось снять уникальный многослойный фильм, всех смыслов которого не удалось раскопать никому. Здесь и борьба поколений, и кризис гуманистических идей шестидесятников (а может, и кризис русской интеллигенции как таковой). Критики усмотрели даже некий эротический подтекст во взаимодействиях учительницы и ученицы. А ведь изначально идея казалась такой простой: трудная ученица полюбила учительницу и через эту любовь достала её до самого нутра. Воистину, шедевры кино рождаются из сущего мусора.

Проницательный читатель, разумеется, уже понял, что секретом магического воздействия фильма является очередная векторная пара. Действительно, по главной линии героиня Светланы Смирновой (Обезьяна) вынимает душу из героини Ирины Купченко (Крыса). Однако фильм наполнен ещё целой чередой реальных и потенциальных векторных связей. Кроме Смирновой Обезьян представляют Олег Янковский и Майя Булгакова. А есть ещё Змея Зинаида Шарко.

Незаметно-незаметно перебираюсь с нелюбимых фильмов и режиссеров на самых любимых. Уайлдер и Авербах - это круто. А потому без стеснения перехожу к одному из самых знаменитых российских фильмов самого, пожалуй, векторного режиссера - к "Тому самому Мюнхгаузену" Марка Захарова.

В свое время в каком-то немецком справочнике я прочитал, что Елена Коренева родилась в год Лошади, и как-то сразу в это уверовал. А тут ещё "Покровские ворота", в которых она так великолепна в дуэте с Равиковичем (Крыса). Да что там говорить, Коренева - одна из самых любимых моих актрис, показалось, что она олицетворяет тип современной Надежды Румянцевой (Лошадь). Теперь вижу, что ошибся. Коренева родилась 3 октября 1953 года и является зеркальным аналогом Румянцевой. Та змеиная Лошадь (Лошадь, Дева), а эта лошадиная Змея (Змея, Весы).

В результате фильм "Покровские ворота" перестал быть векторным (у режиссеров-волевиков вектор - редкий гость), а "Мюнхгаузен" обрел могучую векторную схему, что для Захарова совершенно естественно.

Итак, в центре схемы пара Янковский - Коренева (Обезьяна - Змея). Ключевая фраза баронессы (Чурикова - Коза): "А что она дала ему, ваша любовь?" Это уже почти девиз векторной любви. Есть в сюжете и деградация слуги (барон превращается в садовника), вечные укоры Марты (короче, в самый последний момент он всё портит), ну и, наконец, резюме: то чего не смогла сделать с бароном за долгие годы постылая супруга, делает в кратчайшие сроки векторная любовница.

На закуску фильм совсем другого рода. "Змеиный источник" - чуть ли не единственный удачный ужастик нашего производства. В центре фильма злодейская пара, созданная Евгением Мироновым (Лошадь) и Ольгой Остроумовой (Кабан). И кто это режиссера просветил насчет аморальности векторных союзов?

Для равновесия новость с Запада: Джереми Айронс, тот самый, что стал жертвой Орнеллы Мути (Обезьяна) в "Любви Свана", подставился ещё в одной громкой роли, сыграв Гумберта в "Лолите". Заглавную роль играет Доминик Свэйн (Обезьяна). Сюжет книги, безусловно, векторный, а что получилось в фильме, сказать пока не могу, никак не посмотрю. Очень трудно заставить себя смотреть экранизацию подробно и не раз прочитанной книги. Уже устоявшийся образ вступит в борьбу с образом экранным, и просмотр картины вместо удовольствия превратится в муку. Экранизации любимых книг лучше вообще не смотреть - слишком велики ожидания, слишком вероятна ревность к режиссерскому прочтению почитаемого текста.

Еще раз векторные анекдоты

В фильме "Цыган" Михай Волонтир (Собака) оказался в центре векторного треугольника. С одной стороны, разумеется, Клара Лучко (Бык), а с другой Нина Русланова (Петух). По сценарию две женщины должны были ругаться из-за Будулая. Но просто ругаться им показалось мало, и они стали биться мокрыми простынями. Бились страшно, исступленно, в азарте позабыв о страхе и боли. Никто не хотел уступить Будулая другой.

* * *

На съемках "Дворянского гнезда" верховодил Андрон Кончаловский (Бык). Беата Тышкевич (Тигр) играла у него Варвару Лаврецкую. На съемках сцены каких-то разборок с Лаврецким она никак не могла поймать нужного состояния, не могла заплакать. И тут Андрон как звезданет ей по физиономии. А она-то его считала таким тонким человеком, даже сравнивала с Пьером Безуховым. Короче говоря, всё у неё в мозгу помутилось, с площадки бросилась вон, фильм, естественно, побоку, Андрона, то есть Безухова, кроет последними словами... С ней ведь такого сроду не бывало. Однако не всё так просто, Андрон не дал ей убежать, умолил, ублажил, умаслил, одним словом, сама не заметила, как согласилась остаться. Ну тут, конечно, свет, камера, хлопушка - в общем, и сцену досняли, и фильм, да ещё и расстались друзьями.

Так что всё кончилось очень хорошо, а ведь могло быть и хуже, она же за него чуть замуж не пошла. Такое вот "Дворянское гнездо".

* * *

Захотел Гаврило Принцип (Лошадь) убить эрцгерцога Франца Фердинанда (Кабан) и - убил, В результате, как нам всем известно, началась первая мировая война, которая длилась четыре года и повергла мир в состояние жути. Много лет спустя Виктор Иванович Ильин (Кабан) захотел убить Леонида Ильича Брежнева (Лошадь), и - ничего у него не вышло, чуть космонавта Берегового не уложил. А тот-то был совсем ни при чем. Отсюда вывод: даже глупость, сделанная хозяином обретает смысл; даже умное дело, но затеянное слугой, всегда превратится в фарс, дурацкую выходку. (Да ведь ещё и в психушку зосадят.)

* * *

Илья Ефимович Репин (Дракон) был знаменит не только своими картинами, но и тем, что под его кистью рождались портреты смертников. Бывало, напишет Репин чей-то портрет, глядишь портретированный уже склеил ласты. Полный список привести трудно, Репин был плодовит, но несколько фамилий известно. От пули убийцы (и кисти художника?) погиб Столыпин (Собака), умер Писемский (Змея), и все же самыми знаменитыми в послужном списке Репина оказались не они. Главными фигурантами в этом деле оказались великий наш поэт Тютчев и великий же композитор Мусоргский. Оба родились в годы Кабана. Так Репин вплотную приблизился к недоброй памяти Сальери.

* * *

Актер Александр Михайлов (Обезьяна) очень любит в кино векторные сочетания. То с Крысой снимется, то со Змеей. Наверное, дело в том, что уже первая его роль была в фильме по Достоевскому (Змея). Эта роль как-то особенно повлияла на него, вплоть до (по его словам) "каких-то патологических фатальностей". Но векторным апофеозом его киношной карьеры стали съемки в фильме "Змеелов", где он, естественно, сыграл змеелова. При этом дело не только в символах, по ходу съемок приходилось работать с очень ядовитой змеюгой на расстоянии пятидесяти сантиметров. Они даже полюбили друг друга и (по словам Михайлова) "расставались со слезами на глазах".

* * *

Однажды Петросян (Змея) и Корчной (Коза) играли в шахматы в претендентском цикле на первенство мира. Корчной вел в матче со счетом 3:1 и, склонившись над доской, думал над очередным ходом. А Петросян, положив нога на ногу, беззаботно покачивал ногой под столом, не замечая, что легкая вибрация стола от этого занятия мешает Корчному сосредоточиться.

Тот, естественно, сделал замечание Петросяну. Тигран то ли не расслышал, то ли сделал вид что не слышит. Виктор делает повторное замечание, уже громче. Вновь - ноль эмоций. Тогда рассвирепевший Корчной что есть мочи шандарахнул кулаком по столу, и началась одна из самых громких и скандальных разборок в шахматной истории. Пришлось даже опускать занавес на сцене. Судя по всему, удары пришлись не только по столу, но и по Петросяну. Такие вот шахматы...

* * *

Каждый режиссер в своей карьере неизбежно встретит идеального героя в лице векторного хозяина. У Петра Тодоровского (Бык) таким идеальным героем стал Николай Бурляев (Собака), сыгравший главную роль в "Военно-полевом романе". От их встречи все только выиграли: и хозяин, и слуга, и зритель. Что касается подробностей, то их было очень много. При чтении сценария, неплаксивый в общем-то Бурляев сразу же разрыдался. Во время проб не слишком в общем-то самоуверенный Николай заявил, что будет последним, кто на эту роль пробуется Ну а во время съемок тот же Бурляев, не склонный в общем-то к бахвальству предсказал картине вечную жизнь и вечный успех у зрителей.

В чем соль этого анекдота? Только в том, что сам режиссер в анекдоте отсутствует, главная роль - у исполнителя главной роли.

* * *

Писатель Борис Васильев (Крыса) очень любил Диккенса (Обезьяна) и никогда не уставал повторять, что научился у старика Чарлза доброте. "Он самый добрый на свете, добрее всех на Земле", - не уставал повторять автор "Тихих зорь". Бывало, хвалит, хвалит Диккенса, никак не остановится. А потом всё же добавит, что хоть по доброте он и не догнал англичанина, но по сентиментальности точно его переплюнул.

Достижение нирваны

Мои меломанские постижения закончились в 1976 году. До этого года я уверенно следил за всеми событиями в рок-музыке, после него уже почти ничего нового не слушал. "Нирвана" прошла мимо меня, что отнюдь не означает, что среди более молодых меломанов она не пользовалась фантастической популярностью.

5 апреля 1994 года( в оранжерее над гаражом своего дома в Сиетле был найден мертвым Курт Кобейн, последняя легенда рок-н-ролла. Лидер "Nirvana" Кобейн стал рок-идолом буквально в одночасье за три года до смерти. Его сравнивали с Джимом Моррисоном (Коза) по тому магнетизму, который исходил от него на сцене, той атмосфере отчаянного одиночества, что царила вокруг обоих, и тому презрению к социальным условностям, которое, казалось, было их врожденным качеством. После своей гибели Кобейн окончательно вошел четвертым в знаменитый пантеон Джоплин (Коза) - Хендрикс (Лошадь) Моррисон (Коза). По иронии судьбы все четверо прожили по 27 лет. Да и причины смерти были схожими - во всех случаях на первом месте фигурировали наркотики.

Однако конкретно с Моррисоном Кобейна связывает и ещё одно. Первый умер и был похоронен при крайне загадочных обстоятельствах: его жена Намела, найдя тело, вызвала только одного доктора, который и написал заключение о смерти; не проводилось ни детального осмотра места происшествия, ни вскрытия; мало того, когда по прошествии времени кто-то захотел разыскать врача, выяснилось, что это невозможно, - тот словно растворился. Так с тех пор и бродят по свету легенды о пустом гробе на Пер-Лашез и Моррисоне, где-то на краю света смеющемся над своими биографами. Труп Кобейна был опознан с полицейской дотошностью, однако вопросов, связанных с обстоятельствами его гибели, впоследствии нашлось ничуть не меньше, а может быть, и больше, чем 23 годами раньше.

Родился Курт Дональд Кобейн, как и Моррисон, в год Козы. Зодиакальные знаки рознятся: Джим родился 8 декабря, Курт - 20 февраля. В соответствии со своим эмоциональным гороскопом Кобейн с детства был крайне расторможенным, из-за этого уже в детстве был перекормлен морфиносодержащими лекарствами. В дальнейшем лекарственная зависимость сохранилась на всю жизнь. За несколько недель до окончания школы Кобейн бросает обучение и отправляется на заработки. Через два года он организовывает группу "Nirvana".Уже второй альбом (1991) становится сенсацией. Что творилось в 1991-м, трудно и представить. Это была не слава, это была истерия. Миллионы поклонников по всему свету, интервью, съемки, концерты. Склонный к депрессии ипохондрический молодой человек, что называется, проснулся знаменитым. В 1992 году он женился на бывшей стриптизерше, киноактрисе, лидере малоизвестной музыкальной группы Кортни Лав. Родилась она 9 июля 1965 года. Стало быть, Змея, и, стало быть, Кобейном у неё векторный брак. К моменту заключения союза молодые люди уже накрепко связали свою жизнь с наркотиками.

Их семейная жизнь, по свидетельству очевидцев, была бесконечной чередой ссор, скандалов и специфических медицинских проблем. Спустя шесть месяцев после свадьбы у пары родилась дочь Фрэнсис. Согласно многочисленным утверждениям, будущая мама во время беременности не прекращала принимать наркотики.

В том же режиме, что и Джим Моррисон, Кобейн очень быстро устает от популярности, от своей музыки, от своей жизни и конечно же от своей жены. 8 апреля 1994 года труп Кобейна обнаружен в его оранжерее Все признаки самоубийства были налицо, в том числе предсмертная записка. Однако спустя девять месяцев частный сыщик Том Грант публично заявляет, что Кобейн был убит, и называет имя убийцы: Кортни Лав.

Так получил ход очередной векторный сверхскандал. Как всегда в образовавшуюся воронку стали втягиваться большие массы людей, стали произноситься длинные ряды слов, наматываться километры пленки. Гальперин и Уоллес пишут книгу "Кто убил Курта Кобейна", Ник Брумфильд снимает фильм "Курт и Кортни". Впрочем, главная роль в истории раскрутки мирового скандала принадлежала тому самому сыщику Тому Гранту. Именно он раскопал огромное количество несоответствий и нелепостей в версии самоубийства. К тому же и предсмертное письмо скорее напоминало не записку самоубийцы, а прощальное письмо уходящего от жены мужа.

Впоследствии нашелся некий рокер, которого Кортни Лав пыталась нанять за 50 тысяч долларов для убийства своего мужа, причем речь шла именно об убийстве, симулирующем самоубийство. Спустя год после своего признания рокер был найден мертвым при загадочных обстоятельствах.

С обвинениями в адрес Кортни Лав выступил даже её отец. Назвав дочь убийцей, он ссылался на некую "темную сторону её души".

Во многом виновата сама Кортни Лав, которая всё время путалась в своих показаниях и воспоминаниях. Она усиленно продвигала идею о суицидальных склонностях своего мужа.

Поклонники Кобейна организуют широкомасштабную травлю Кортни Лав. Бойкоту подвергаются все, кто не разорвал отношения с Кортни, в том числе известные журналы и телепрограммы. Однако если посмотреть более-менее трезво на сухой остаток, появляющийся после знакомства с разными аспектами трагедии, то станет ясно: на Кортни Лав накинулись просто как на очередную "ведьму". Она, безусловно, может раздражать, и роль её в этой истории довольно неприглядная, но, кроме несовпадений, туманных подозрений, мотива да психологического портрета, у обвиняющих её людей нет ни одного серьезного доказательства её причастности к преступлению. В любом случае точки в этой истории нет. Как и положено явлениям мистики - надежд на однозначный ответ практически нет.

Такова очередная векторная история, так или иначе втянувшая в свои таинственные обстоятельства огромное количество людей. Разгадки нет. Но зато есть злодей и есть жертва. Жертва конечно же Курт, а злодей, вернее злодейка, - Кортни. Овдовев, странная женщина стала приходить в порядок, дела её явно пошли на лад, она успешно музицирует, снимается в кино, но шлейф дурной славы и самых жутких подозрений тянется за ней. Такова сила векторной связи, пусть даже скоротечной и уже достаточно далекой.

Театр и кино

Векторное кольцо неизбежно и конечно же полезно в политике. Здесь торжествуют векторные тандемы, векторные конфликты, гороскопы внутреннего вектора. За это мы можем назвать политику делом дьявольским или, по крайней мере, не слишком чистым. Но ведь абсолютно то же самое мы можем сказать и о театре, в котором точно так же в цене векторные построения, так же высока концентрация людей с внутривекторными гороскопами.

Скажем, звезда Современника Марина Неёлова (Собака, Козерог) имеет векторный гороскоп, она петушиная Собака. Но кроме всего, она работает в театре, где доминируют, по крайней мере, два Петуха: Галина Волчек и Игорь Кваша, причем второй тоже имеет векторный гороскоп (Петух, Водолей), он как бы собачий Петух. Так завязывается взаимовыгодный и долгосрочный векторный узел.

Впрочем, последняя нашумевшая постановка не Волчек и не Кваши, а заезжего режиссера из Литвы Римаса Туминаса "Играем... Шиллера". В центре конечно же Марина Неёлова, играющая Елизавету Тюдор. Историческая правда в споре с Марией Стюарт на её стороне, но правда человеческая, моральная победа, правда жертвы - на стороне Марии. Типичная ситуация для векторной пары. (Хотя в реальной истории векторной пары не было.) Режиссер не оплошал - Марию играет другая звезда "Современника", Елена Яковлева (Бык, Рыбы). Рецензии восторженные: "внутренняя страсть, огонь, сводящие с ума монологи, умопомрачающие диалоги" и т.д. Одним словом, успех оглушительный. Не хочется примазываться к чужому успеху, однако не находись на сцене векторная пара, навряд ли излучаемая энергия была бы столь неукротима. Кстати, о Кваше: он играет Лестера, предающего Елизавету. Так что и тут векторные законы соблюдены.

Так театр высасывает векторные связи из историй, никакого векторного значения не имевших. Театр коверкает мировую правду себе в угоду, и это его право, ибо менее всего театр озабочен истиной. Он озабочен драматизацией жизни, разжиганием страстей там, где их никогда не было.

Еще один пример подобного рода: постановка (телеспектакль) "Возможная встреча" - о возможной встрече Баха и Генделя. Оба великих композитора родились в год Быка, и отношения между ними не дали бы эффекта притяжения-отторжения, не закрутился бы завораживающий вихрь, всё было бы достаточно скучно. Совсем другое дело, когда Михаил Козаков (Собака, Весы) берет себе роль Генделя, а на Баха приглашает Евгения Стеблова (Петух, Стрелец). Рождается векторная пара, а вместе с ней - новая реальность, не связанная с Большой правдой, но более съедобная, более вкусная и удобоваримая. Полтора часа два человека держат в высоком напряжении и себя, и зрителей. "Яростный конфликт" между двумя спокойнейшими людьми...

Кстати, прежде чем снимать телеверсию, Козаков со Стебловым сыграли спектакль, по крайней мере, в трех театрах.

Обратный пример: реальную векторную пару Тютчева и Эрнестины Тютчевой (Кабан и Лошадь) в армейском театре сыграли Игорь Ледогоров (Обезьяна) и Людмила Чурсина (Змея). Здесь драматизация театра лишь подтвердила драматизм самой жизни.

Еще один могучий театральный тандем: Валерий Гаркалин (Лошадь) и Татьяна Васильева (Кабан). Счастливо избежав векторной любви и страсти в реальной жизни, замечательные артисты крутят векторные вихри на сцене, доставляя себе и людям много глубоких переживаний. В спектакле "Все. все, все...", по словам Гаркалина, "подведен итог всем взаимоотношениям мужского и женского пола на одной шестой части суши". Он же об этой же пьесе: "Она такая, знаете, как воронка, вертится всё на одном месте. И мне казалось, сколько я текст ни запоминал, запомнить этот круговорот было практически нельзя, и Таня, и я мы часто не понимали, на каком круге мы находимся..."

Тот же Гаркалин сейчас активно работает с Арменом Джигарханяном, также родившимся в год Кабана. Кстати, некая чертовщинка Гаркалина, столь активно эксплуатируемая режиссерами кино и театра, заложена в его векторном гороскопе (Лошадь - Овен).

Таким образом, становится совершенно очевидно, что именно театр является основным поставщиком векторных вихрей общенационального масштаба. Если в кино векторная пара - это везение или следствие театрального прошлого режиссера, то в театре вектор - неизбежность, правда жизни, соль искусства.

В Театре сатиры после 40 лет совместной работы впервые как муж и жена сошлись на сцене Ольга Аросева (Бык) и Спартак Мишулин (Тигр). Пьеса "Неаполь - город миллионеров" Эдуарде де Филиппо. Результат вновь великолепен, - премьера удалась.

Теперь о кино. Здесь главный источник информации - телевизор. Покажут ли премьеру или вдруг старый фильм другим боком повернется? Вот, к примеру, давно виденный "Зимний вечер в Гаграх". Фильм, не претендовавший на векторный разворот событий по одной простой причине - фильм про одного человека, бенефис Евстигнеева. Артист, не избалованный главными ролями в кино, безусловно, заслужил бенефис. И всё же для фильма одной главной роли маловато, нужен оппонент. На эту роль приглашен Панкратов-Черный. Нагловатый юноша без комплексов желает обучиться чечетке у старого мастера. Чем не повод для векторных эмоций? Евстигнеев (Тигр) и Панкратов (Бык) разыгрывают массу сцен, в которых симпатии зрителей всегда на стороне героя Евстигнеева, но по жизни всегда в выигрыше герой Панкратова. Столкновение двух взаимоисключающих идеологий: казалось бы, между ними ничего общего нет и быть не может. Однако в этом-то и фокус, магия фильма - чуждые люди вдруг становятся самыми близкими людьми на свете. Кстати, Карен Шахназаров, поставивший этот фильм, для векторного кольца человек не чужой: в его гороскопе есть внутренний вектор (Дракон, Рак).

Могучий польский сериал "Огнем и мечом", в котором прославился наш "прекраснейший Бюсси" Александр Домогаров (Кот). В паре с ним знаменитый поляк Даниэль Ольбрыхский (Петух). К сожалению, сериал посмотреть не драматизация в этом сериале вполне удалась, благодаря всё тому же вектору.удалось, а потому степень и направленность взаимодействия в этой паре оценить не могу. Могу лишь предположить, что типичная для польского кино драматизация в этом сериале вполне удалась, благодаря все тому же вектору.

Очарование или разочарование

Книга эта создается по образу и подобию общей структуры жизни. Первая часть - это открытие мира, в данном случае открытие мира векторного кольца. Естественно, что череда открытий всегда порождает очарование, даже если открывается такой монстр, как векторное кольцо. Вторая часть уже не несет юношеского очарования, ибо подобна зрелому умственному периоду, в котором самонадеянный разум пытается во всём найти логику, во всём найти порядок, даже в таком сверхсимволе беспорядка, как векторное кольцо. Ну и, наконец, третья часть. В ней все признаки старения: попытки объединить чувственный опыт детства и умственность зрелости, разочарование как в одном, так и в другом, бесплодные попытки найти ту самую третью линию, которая так нужна старости для самооправдания, и которая так тяжело рождается. Оставлю на время попытки назвать третью линию по имени. Расскажу чуть конкретнее о разочарованиях.

Главное разочарование третьей части - это моя неспособность полностью сосредоточиться на откликах простых граждан на открытие векторного кольца. Как и всякий ученый или писатель, я мог бы встать в красивую позу и с пафосом произнести что-нибудь про то, что открывал векторное кольцо для людей, чтобы им стало легче жить. Ну а раз так, то с радостью посвящаю третью часть моим любимым читателям, их историям, их переживаниям. Увы, копаться в чужих историях оказалось не слишком интересно. Люди очень часто просты и незатейливы, слогом Жорж Санд или Мюссе не изъясняются, векторная магия теряет высокий стиль и превращается в деревенское привораживание.

Разочаровавшись в изначальной идее написать третью часть, основываясь только на откликах читателей, я бросился к спасительной, как мне казалось, идее синтеза первой и второй частей. Однако и тут меня ждало разочарование. Первая часть уверенно била вторую. Я опять склонился всё к тем же чудесам первой части - векторным историям, векторной политике, векторному кино, векторным анекдотам. Таким образом, третья часть всё более и более напоминала часть первую и теряла самостоятельное значение. Но даже и на этом пути дурной симметрии меня ждали разочарования. Решив укрупнить жанр, я взялся за книги. Первая выбранная книга казалась беспроигрышным вариантом. Зоя Фёдорова, знаменитая киноактриса (Петух), встречает на одном из приемов американского офицера (Собака). Они не могут встречаться по очень многим причинам. Она не знает английского, он не знает русского, у них практически нет общих тем для общения, нет общих интересов, общих знакомых, вообще ничего общего. Кроме того, встречи чрезвычайно опасны для их карьеры. В конечном счете, его высылают из страны, её не только изгоняют из театра и кино, но и на многие годы лишают всяких надежд на нормальную жизнь. Лубянка, Владимирская тюрьма, допросы, истязания, голод и холод. Но, несмотря на все эти "но", они не только встречались, они любили друг друга, любили обреченно, но от этого ещё сильнее. Как и полагается для истинных векторных шедевров, эта история втянула в свою орбиту СССР, США, высоких чиновников, родственников, друзей, множество случайных людей, ну и конечно же поклонников актрисы, в число которых по большому счету входила вся страна. Короткая по времени встреча оставила по себе великолепную память дочь Викторию. Викторию - векторию... Как в волшебной, сказке Виктория в своем гороскопе зафиксировала всё - отца Собаку, мать Петуха и сам вектор их отношений, ибо она родилась под знаками Козерога и Собаки (Петушиная Собака). Дочь, выращенная теткой (сестрой матери), стала удивительной красавицей и талантливой актрисой, в жизни которой векторные вихри крутились с особой яростью, бросая её в самые крайние точки жизни. Любовь, алкоголь, слом карьеры - рассказывать можно было бы долго - По сути дела, она носит в себе двойной вектор - родительский и свой собственный. Такая же ситуация у А.С. Пушкина (Коза, Близнец, родители Коза и Тигр).

По этой истории я мог бы написать длиннющий раздел в своей векторной книге перемен, но, к сожалению, приобретенная мною книга "Дочь адмирала" оказалась практически непригодной для цитирования. Но даже если бы она была великолепна и я цитировал бы её наравне со всеми другими историями, то что бы это изменило? Ведь я пишу третью часть, а не вторую и не первую, а у третьей части должно быть свое предназначенье, свой смысл.

В конце концов вычислить этот смысл совсем не сложно. Во-первых, третья часть ни в коем случае не должна быть только чередой разочарований. Разочарование в читательских письмах, разочарование в синтетическом векторном подходе, разочарование в новых векторных историях, не несущих, по сути дела, ничего нового, - всё это лишь фон, на котором, вернее, за которым развивается главное действие третьей части - поиск главной векторной истины. Так в чем же истина? Первая часть векторной книги, как это и положено первым частям чего-либо, искала истину в сам`ом явлении, в бесконечной толще внешних проявлений векторного кольца. Вторая часть векторной книги искала истину в разумных построениях. Стало быть, третья часть должна искать истину в божественном смысле векторного кольца, в его высшем предназначении. Ситуация совершенно парадоксальная, ибо векторное кольцо - безусловно порождение сил хаоса. След врага рода человеческого наиболее материально отразился именно в векторном кольце. Поэтому скорее всего речь идет о науке реального противодействия силе кольца. Уничтожить зло невозможно, да и бессмысленное это занятие. А вот уметь противостоять злу надо. Задача автора, да и читателя не в том, чтобы уничтожить кольцо, это невозможно, а в том чтобы научиться обходить его ловушки, избегать его соблазнов.

Смысл третьей части жизни человека не в том, чтобы синтезировать чувственность детства и разумность зрелости, а в том, чтобы стать соучастником в управлении судьбами мира. Старость также полна энтузиазма, и энтузиазм этот связан с открытием Бога, открытием понимания механики судьбы. Человек становится соучастником для деятельности высших сил, причем далеко не только в роли безропотного исполнителя. Таким образом, третья часть векторной книги непременно должна оторваться от созерцания кольца, должна отказаться от умствований по поводу векторного кольца и вынести кольцу приговор. И если судьей в своей собственной книге я со спокойной совестью назначаю самого себя, то в присяжные заседатели призываю вас, дорогие читатели. Итак, я вновь вернулся к тому, от чего отказался в начале третьей части - к откликам народным.

Письма

Для разминки начну с писем. Письма это давние, ещё с тех времен, когда в эйфории первооткрывательства находился сам автор, а читатели ещё полны были энтузиазма по поводу снятия цензурных ограничений. В те годы каждая новая публикация вызывала горы откликов. Я, думая, что это надолго, большинство писем, не читая куда-то складывал. Письма, приходящие в особо многотиражные издания, вообще до меня не доходили ("Крестьянка"). Тем не менее часть писем, думается незначительная, всё же сохранилась. Попытаюсь выискать в этих письмах хоть какой-то эффект (положительный или отрицательный) от открытия векторного кольца.

Вот письмо от Сергея Владимировича Ш., инвалида 2 группы. Он родился в год Тигра (апрель), его жена - в год Козы (август). Предоставлю слово корреспонденту:

"Не знаю, что и сказать, брак наш какой-то странный. Познакомился я с ней в 1975 году (25 лет), у неё уже был сын и не совсем удачный муж. И вот с тех пор по 1983 год всё её добивался, меня как магнитом к ней тянуло и я дождался. В 1983 году мы зарегистрировались. До тех пор у неё ещё и дочка появилась от её второго брака. Со мной у неё уже третий брак. Общих детей, правда, нет. И вот мы уже 12-й год живем вместе. По-всякому было, но то, что странных совпадений хватает, это точно..."

Далее письмо уходит на другие темы. Из важных деталей - тот факт, что корреспондент инвалид с детства, а стало быть, ему надо было как-то компенсироваться. А второе, что дата рождения у Сергея Владимировича - 29 апреля, то есть у него ещё и внутренний вектор (Телец, Тигр). Выводов пока нет. Едем дальше.

Письмо - крик души, привожу его без изменений, с небольшими сокращениями.

"Уважаемый Григорий Семёнович! Вы простите меня, что я взрослый, сильный человек, умеющий помогать и исцелять других, на коленях умоляю Вас о помощи...

Много лет назад у меня погиб ребенок - нежная, ласковая, похожая на одуванчик, девочка. С её смертью жизнь для меня потеряла смысл. Я перестала следить за собой и располнела до безобразия. При росте 158 см весила 150 кг. Когда начали отказывать почки, мне посоветовали обратиться к известному психотерапевту. Он помог мне. Притупилось горе, я похудела на 67 кг и так изменилась, что меня не узнают знакомые, радуются близкие, восхищаются сотрудники чудом, происшедшим со мной. Но никто из близких и друзей не знает, как мне тяжело. Этот человек стал мне необыкновенно дорог. С его именем я засыпаю и просыпаясь по утрам. Он постоянно во мне. Я чувствую, когда он просыпается, когда сердится или тревожится, когда вспоминает обо мне.

Чтобы понять, что со мной происходит, я стала учиться у известных экстрасенсов, но чем больше я узнавала, тем дальше уходила от меня истина. С психотерапевтом мы подружились. Он радовался успехам "своего творения" Называл своим ассистентом, просил работать в его группе. Теперь всё по-другому. Отношения вроде бы и не изменились, но что бы я ни делала, всё плохо, во всём он видит злой умысел. То, что в других людях достоинство, - во мне порок. Даже то, что он мне дорог, тоже мне в укор и в насмешку. Я уже бы рада была стать такой же, как прежде, да обратной дороги нет... Появились мысли о самоубийстве...

Уважаемый Григорий Семёнович! Я давно всё поняла сама, ещё до публикации вашей статьи. Этим человеком судьба одновременно и наградила, и наказала меня. Он у меня в гороскопе. Для меня равносильно смерти и уйти от него, и остаться! Он моя карма. Без него не было бы моего возрождения, но за всё нужно платить.

Помогите мне! Моя душа разрывается от тревоги. Покидает меня тревога лишь тогда, когда он спит. Рассудком я всё понимаю, а душой... Он - Кот, я - Петух; он - хозяин, я - слуга. Как разорвать векторное кольцо? С уважением, Людмила Владимировна В."

Сказать с уверенностью, что знание о существовании векторного кольца помогло Людмиле Владимировне, нельзя. Однако надежда на это есть.

А вот письмо от Лидии Захаровны. Мне очень нужно с Вами встретиться! За консультацию и совет щедро отблагодарю. Возможно встреча со мной будет для Вас интересна для вашей работы. Я, начиная с ноября 1989 года, дважды попадаю в векторное кольцо. Две встречи: я - Коза, он - Тигр, я - Коза, он - Змея. За этот период здоровье мое резко ухудшилось. Появилась огромная раздражительность, чувство безысходности, тоски... Купила Ваш спецвыпуск. Вы пишите в разделе "Векторное кольцо": "Уникальность векторных отношений в том, что они не имеют колебаний вправо, влево, это траектория пикирующего бомбардировщика... Значит моя гибель неминуема?!"

Что ж, в данном случае знание векторных законов, пожалуй, лишь добавило паники. Плюсов пока не видно. Конечно же мне надо было с ней встретиться. Хотя бы успокоить. Впрочем, я, кажется, встречался с ней и действительно успокоил её. Вот только вознаграждения, по-моему, не было.

Теперь для равновесия письмо с положительным влиянием моих статей. На всякий случай привожу его полностью.

Положительное письмо

Здравствуйте, уважаемый Григорий Кваша!

Давно и с интересом читаю Ваши статьи. Сначала в "Московской правде", теперь в "Науке и религии".

Я родилась в 1966 году, в год Лошади, отец мой тоже Лошадь, а мама Крыса. Вместе они жили совсем мало (я с рождения без отца). В своей статье Вы пишете: "Слуге хорошо с хозяином, как ни с кем другим". В моем случае это не так. В детства мы часто ссорились с мамой, и я постоянно собиралась уехать от нее, причем в уме планировала брать вещи, подаренные родственниками, а не купленные ею, чтоб не чувствовать себя обязанной. После моего "уеду к папе" следовало "нужна ты ему", т.е. я оказывалась в загоне. Сейчас уже не помню, но то ли в шутку, то ли всерьез я ей говорила: "Ты - не моя мама", уже тогда мне было неуютно с ней. В одной Вашей статье написано: "В присутствии хозяина слуга никогда не сможет показать все свои достоинства, да и хозяин никогда не оценит их". Всё это так. Я выросла с массой комплексов, не надеялась в институт поступить, думала, замуж никто не возьмет. Не может слуга чувствовать себя хорошо с хозяином. Я с Крысами стараюсь вообще не общаться. В их присутствии я превращаюсь в молекулу, которую рассматривают под микроскопом - холодно, спокойно, без интереса.

Я вышла замуж за Кабана. Всё было так, как Вы пишете. Встретившись, мы уже через неделю знали, что должны быть вместе. И это несмотря на то, что он в то время был женат. Так что содружество слуги и хозяина лишает их морали не только в политике. Со свадьбы я ни дня не была здорова. На первом году совместной жизни я уже хотела разводиться, но решила не нервничать, чтоб не отразилось на ребенке. Дочь родилась в год Дракона. Все её первые достижения папа Кабан встречал ухмылкой. Сейчас мы с ним в ссоре, возможно, расстанемся насовсем. Он говорит, что над ним ещё никто так не издевался, хотя у меня и в мыслях не было ничего подобного. Я уже совсем не знаю, что делать, всем моим словам приписывается другой смысл. Я говорю: "Хочу вымыть окно". А в ответ: "Ты хочешь показать, что я не мою окна?"

Муж читал Ваши статьи, но, к сожалению, над астрологией он иронизирует.

"Хозяина вполне устраивает преданность слуги и выгоды хозяйского положения". В отношениях с Кабанами меня тяготит отсутствие в них самостоятельности. А выгодами как-то неловко пользоваться. Вот это единственные строчки, с которыми я не согласилась. В остальном же векторное кольцо работает на 100%. И это действительно мистика. Большое спасибо за Ваши исследования, за статьи, за то, что открываете нам глаза. Я не считаю своего мужа плохим именно благодаря знанию о векторном кольце. Он же меня сравнивает со змеей и считает, что это лично я во всем виновата. Еще раз спасибо за Ваши замечательные статьи! С уважением, О.П. Ив-ко".

Комментарии, как говорится, излишни. Благодаря знакомству с теорией, может быть, удастся разорвать эту непрерывную векторную цепь, которая тянется несколько поколений. Представьте только, что ей приходится переживать: векторный брак родителей, вектор со своей матерью, векторный брак, векторные отношения дочери и мужа. Не пора ли остановиться? Похоже, Ольга (Оксана, Олеся) свой выбор уже сделала.

Продолжение следует

Приехал человек, принес дары - орехи, сигареты, какую-то домашнюю снедь. Всё это в благодарность за открытие векторного кольца. Говорит, что обошел всех специалистов, занятых людскими отношениями, перечитал все книги по людским взаимодействиям, побывал даже у Ванги, но успокоился, только прочитав какую-то статью про векторное кольцо. Человек активный, нашел меня, дабы отблагодарить. Потом прислал статью, напечатанную в украинской газете "Ровесник", а также перевод статьи на русский язык. Главное же - это знаки участников конфликта. Отец, тот, кто привозил мне орехи, родился в год Петуха, его сын - в год Собаки, невестка - в год Быка. Итак статья:

"Началась эта история событием достаточно радостным - свадьбой. Поженились молодые жители Залещик Виктор Косован и Ярослава Войцих. Однако длительно этой семье существовать было не суждено. Не прошло и года, как молодая жена по неизвестной причине(муж "не пил, не бил и не гулял") переселяется к своим родителям на другой конец города. Осознав через некоторое время, что это уже окончательно, Виктор подает на развод, но его огорашивают неожиданным известием: "Ваша жена беременна, ждите, пока родится ребенок".

6 февраля 1988 года родилась девочка, записанная матерью как Косован Ирина Викторовна, а вскоре Ярослава подает заявление о взыскании с мужа алиментов. Виктор (так как, по его подсчетам, он никак не мог быть отцом ребенка) подает встречный иск об оспаривании отцовства, в котором приводит факты неверности жены и её нежелании сберечь семью. И тут начинается...

Виктор настаивает на судебно-медицинской экспертизе. Районный суд отказывает. Виктор через областной суд добивается переноса дела в другой суд. Там выносят решение провести экспертизу, когда ребенку исполнится полгода. Однако Ярослава с ребенком в бюро судебно-медицинской экспертизы не является (шесть раз). Далее к делу подключается Институт молекулярной биологии, судмедэкспертиза Министерства здравоохранения. Ярослава в Москву не едет, напирает на то, что уже год не получает алименты. Вновь начинается судебный футбол: решения, обжалования, иски.

В противоборство втягивается всё больше и больше институтов, судов, общественных учреждений. К делу подключили Украинский Хельсинский комитет по правам человека, радио "Свобода" и т.д.

"Ну и масштабы! - скажет кто-нибудь из читателей. - И что же в таком случае изменит публикация в областной молодежной газете?" А не изменит действительно ничего. Понимает это и Виктор Косован. Просто он хочет, чтобы о его горькой истории узнало как можно больше людей...

Выводов несколько. Невероятная для обыденного случая орбита вовлечения людей, чиновников, экспертов и т.д. Непонятное упорство бывших супругов, не способных хоть к каким-то компромиссам. Ну и, наконец, главное - у истории нет конца, она будто повисла в пространстве. Нет оценки: кто прав, кто виноват - неизвестно. Стоит ещё добавить, что это противостояние началось в мистическом году Дракона (1988).

Векторная поэзия

Увы, мечты автора, рисующие толпы поэтов, живописцев режиссеров, желающих иллюстрировать казусы векторного кольца, пока остаются мечтами. Никто не рисует на векторные сюжеты, не пишет стихов, не снимает фильмов. Как говорится: не всё сразу. Море читательских писем начала 90-х годов также стало высыхать, превратившись в речку, а потом и в ручеек. Чудом удалось сохранить несколько писем, в которых я сейчас пытаюсь разобраться. Исчезли даже те письма, которые я помню наизусть. Где то прекрасное письмо, в котором меня благодарят за изгнание бесов (якобы вселившихся в векторных супругов)? Нет и его... Что ж, будем довольствоваться тем, что сохранилось. Глядишь, что-нибудь ещё отыщется.

Ну а пока старые письма отыскиваются, а новые где-то лежат или ещё только должны быть написаны, обратимся к тому, что есть.

Тамара Б. пишет, что статья о векторном кольце произвела на неё большое впечатление. Третий год она пребывает в странном состоянии, которому не может дать объяснение. "Помощи мне дать не от кого, - пишет она, - а одна я справиться не в силах. Григорий так здорово обрисовал это злосчастное кольцо, может, он подскажет, как его разорвать или хотя бы что-то сделать, чтобы ослабить его влияние?"

Дорогая Тамара! С удовольствием разорвал бы векторное кольцо на мелкие кусочки, но это безвозвратно нарушило бы мировое равновесие сил Хаоса и Порядка. А за стихи большое спасибо, не так уж много, как оказалось, подобных экспонатов в моем музее векторного кольца.

Векторное кольцо себе смелую пару искало,

В кабинете у вас терпеливо меня весной ожидало,

Чтоб заставить обоих в себя с головой окунуться

И, смеясь, между нами своими концами замкнуться.

В этом дерзком кольце я и вы - равные половины,

Вы во мне навсегда, а я - в вас, мы - едины.

Природою нам чувство близкого родства дано,

Словно знакомы друг с другом очень давно.

Говорят, для супружеских пар кольцо это опасно,

А для дружбы мистично, вроде даже прекрасно,

Бесконечно вращается в одну сторону с большим ускорением,

Не прекращая передавать свою энергию в одном направлении.

Значит, меня вы питаете постоянно энергией,

Чтоб свою жизнь ощущала сильней и уверенней.

Спасибо, рыцарь мой, забота ваша мне дорога,

Вы - мой хозяин, я - ваш покорный слуга.

Мне положено быть чуточку вас интересней,

Скучать и грустить, когда мы вдали и не вместе,

Долго ждать встречи желанной и вмиг расстаться,

Чтоб снова потом на минуточку где-то встречаться.

Мне приятно слышать ваш голос, не скрою,

И нести груз вращения, данный моею судьбою.

На каждый ваш зов я должна отозваться,

Хотя у меня право есть собой распоряжаться.

С Вами мне хорошо, как ни с кем другим,

Да и вы, очевидно, довольны положением хозяйским своим.

В дружбе у нас слуга - учитель, хозяин - ученик,

И он к советам своего слуги давно привык.

Существует ещё одно не совсем лестное мнение,

Которое может реализоваться, вероятно, со временем:

"Если слуга и хозяин не дружат и много ругаются

Талант, данный Богом слуге, не спеша раскрывается.

Нас тянет друг к другу неведомой силой,

Сколько и где бы по грешному миру судьба не носила.

По закону нам предстоит с вами либо расстаться,

Либо добрыми, верными друзьями навечно остаться.

Я уже долгое время пытаюсь в себе заглушить

Тревогу за вас и семью, но всё почему-то напрасно,

Вот если б могли вы без неприятностей жить,

Тогда б я была с кольцевым законом согласна.

Вы обязаны мною всегда быть довольны

И расстаться со мной тогда, когда я позволю,

Причем никто не предскажет ни место, ни срок,

Как видно, в жизни кольца большой парадокс.

У меня уйма вопросов, просто сплошная лавина:

Почему мы именно с вами в кольце половины?

Перед кем мы и в чем быстро так провинились,

Что в злодейском горе-кольце вдруг очутились?

Происходит это случайно или по плану, намеренно,

С кем согласовано, кем спланировано, всё размерено?

Почему мы закольцованы без желания вашего,

Почему меня об этом никто не пытался спрашивать?

Слуга и хозяин никогда и ни в чем не признают барьеров,

В истории этому много очень наглядных примеров,

И будут они без конца всех удивлять, повторяться,

Нам в них, как ни странно, придется вписаться.

Не слуга я, а раб у кольца. Мне досадно, обидно.

Чувством сердечным меня наполняет оно, очевидно.

В хозяина я бы влюбилась сама, зачем же насильно?

Так можно лишиться ума. Кольцо же всесильно.

Слуга и хозяин, озорники-акробаты Дракон и Кабан,

А может, кольцо роковое - легенда, просто обман?

Или природы-матери нашей лихие причуды,

Породившей игрушку, неподвластную уму, кольцо-чудо?

Хозяин, вы чем немного взволнованы, определите,

Ведь мы не чужие, вы только поймите.

Коль не хотите быть другом в волшебном кругу,

Разорвите его. Мне не положено, я не смогу.

Графоманские, беспомощные стихи, казалось бы, какой в них прок? Однако если пересилить себя и вчитаться, то окажется, что здесь много очень четких и точных формулировок. Впрочем, для скептиков всё это пустой звук. Подумаешь - начиталась тетка статей и внушила себе, что так всё и есть. Увы, такое бывает. Теорий много, грамотность поголовная, жизнь не простая...

Астрологическая конференция

Пока я разыскиваю очередную порцию писем, заработал новенький только что купленный диктофон. Конечно, как журналист и интервьюер я ещё неопытен. Однако с чего-то надо начинать.

Первое интервью беру у старой знакомой астрологини из Украины, в свое время оказавшей мне нешуточную поддержку в дебютных путешествиях 1990 года. Оказалось, что у неё родители уже много лет благополучно живут в векторном браке.

Мама родилась 10 февраля 1929 года, а отец - 23 мая 1931 года. Папа очень любит маму, становится на колени, говорит "рыбка моя", что несколько необычно для жителей села. Не оставляют болезни, в основном маму. Но кто сейчас здоров? Хорошая, безусловно счастливая семья.

Сама астрологиня родилась 28 мая 1950 года. Еще у неё есть сестра, родившаяся 9 декабря 1955 года, так что ещё одна векторная пара. Жили вместе в одной квартире. Коза любила красивую жизнь. Тигрица - читать книжки. Коза (я видел сам) намного красивее Тигрицы, можно сказать, красавица из красавиц. Однако векторность сестер привела к тому, что ветер всё больше дул к берегу старшей сестры: Тигрица весьма удачно вышла замуж, а Козе не везло.

В целом векторный разговор не получился, ибо астрологиня не совсем точно представляла, что такое векторное кольцо и что, собственно, мне от неё нужно.

Что ж, обижаться на астрологов за то, что они не знает векторного кольца, не стоит. Погруженные в свои дома, транзиты, градусы, пораженные планеты и прочую математически-астрономическую требуху они с трудом ориентируются в реальной жизни. При условии, если их самих не клюнет...

Еще одна астрологическая женщина - Наташа из Челябинска. Она, как оказалось, не только читала про векторное кольцо, но и смотрела что-то по телевизору. Спрашиваю: "поверила ли?" Говорит, что да. "Почему?" - "Потому что было актуально!" Оказывается, что из-за неё пострадал милиционер, которого выгнали со службы. Родилась Наташа в год Лошади, а милиционер - в год Крысы. Десять месяцев длилось ухаживание. Сначала Наташе было интересно, потом она стала избегать встреч, но от милиционера так просто не отделаешься, представитель власти продолжал преследование. Пришлось привлечь других знакомцев из органов, в результате незадачливому ухажеру осталось получить расчет и снять погоны. Через какое-то время произошла случайная встреча бывших участников конфликта. Удивительно, но пострадавший предложил Наташе возобновить отношения, от чего она категорически отказалась. Безусловно, он её сильно чем-то напугал.

Пользуется ли она векторным кольцом по жизни? Да, конечно. Оказывается, Наташа по профессии консультант-астролог по социальным вопросам. Жалуется на то, что клиенты Кабаны бегают от неё точно так же, как она бегала от своего милиционера. Придет бывало Кабан, договорится о консультации, но, увидев Наташу, как-то сразу же растворяется в пространстве.

Напрашиваюсь на комплимент, спрашиваю: "Стоило ли открывать векторное кольцо, есть ли от него прок?" - "Безусловно, да! Хоть и неуправляемо кольцо, хоть и непредсказуемо, но знать о нем надо и контролировать ход взаимодействий". Главный вывод, который она сделала для себя: "Надо переждать". Чт`о переждать, я не стал уточнять, поскольку ко мне выстроилась небольшая очередь из желающих исповедаться по векторному кольцу.

Татьяна о векторном кольце читала, но очень давно. Мужа зовут Аркадий, родился в 1953 году. Татьяна родилась в 1956 году. Стало быть, брак векторный: Обезьяна - Змея. Вместе уже 23 года. Двое детей. Мальчик старший - июль 1977 года (Змея), девочка - июнь 1984 года (Крыса). Таким образом, дети продолжают векторные игры родителей.

Несмотря на длительную совместную жизнь, а может, из-за этой длительности отношения между супругами не в порядке. Муж 3мея, и большой любитель полевачить. Жена объясняет это Юпитером в пятом доме. Сама же она признаётся, что очень сильно любила мужа и это давало ей сил прощать его выкрутасы. Теперь ей всё надоело. Не то чтобы она хотела развестись, но родилось желание больше заняться собой, своей работой, своей жизнью. Впрочем, не исключено, что придется и расстаться.

По тембру голоса ясно, что Татьяна измучена, устала, напряжена, находится на грани психологического срыва. Чтобы как-то расслабить бедную Татьяну, предлагаю ей свои консультационные услуги и начинаю рассказывать ей про векторное кольцо. Практически всё, что я говорю про её брак и про её мужа, она подтверждает, особенное её одобрение вызвало мое предположение, что её муж энергетический вампир и 23 года потреблял её энергию, ничего не давая взамен...

Очень интересно наблюдать за людьми, которые слышат от впервые увиденного ими человека (то есть от меня) то, к чему мучительно шли долгие годы... Ничего не читая по векторному кольцу, она на опыте пришла почти ко всем моим рекомендациям. "Очень хорошо, - говорит, - чувствую себя, когда уезжаю - из дома". А вот если уезжает куда-то муж, то ей становится хуже с каждым днем. Такое ощущение, что из неё что-то вытягивается с бешеной силой. Тут уж пришла моя очередь удивляться. Ведь, хоть и говорится, что отношения векторные, но в контакте участвуют двое, и эти двое либо есть, либо их нет. А тут оказывается, что при векторных отношениях даже отсутствие векторного супруга ощущается по-разному.

Идем дальше. Женщина жалуется на измены мужа. Неплохо бы ей ответить ему тем же. Но ничего не выходит. Муж выполняет план за двоих. А жена, совершенно против своей воли, соблюдает верность. Красивая, между прочим, женщина, как и положено Обезьяне, но никто не ухаживает за ней, не оказывает знаков внимания. Не бросаться же на шею уличным прохожим. Так что единственный способ разрядить обстановку - это уехать в командировку, хотя бы на астрологическую конференцию.

Обжегшись на векторном браке, Татьяна боится любого другого союза, ибо у неё возник страх зависимости от мужчины. Убедить её, что с другим всё будет по-другому, пока невозможно. Она хочет свободы и независимости, вплоть до развода. Хотя тут не всё так просто: развода не хочет муж, не хотят его и дети. Кроме того, у неё нет сил на такое большое дело, как развод, и, наконец, самое главное - она чрезвычайно зависит от мужа в финансовом отношении.

После долгой беседы выясняется, что муж её очень добрый и хорошо относится к ней. От его ласки она тает, как воск, достаточно одного его слова, одного прикосновения - и она совершенно счастлива. Когда я говорю ей, что от доброго хозяина (а он, безусловно, добрый хозяин) уйти невозможно, она приходит в ужас. "Но я хочу уйти, иначе я погибну!" Это уже вопль души.

Начинаем рассматривать другие варианты. На даче у неё депрессия продолжается, отпуск она проводит вместе с мужем, на самостоятельный отдых нет денег. Облегчение наступает, когда принимает дома клиентов (астрологиня всё-таки), хотя дома ей всё же плохо.

Довольно тупиковый получился вариант. Ласковый, богатый хозяин, отец детей. Могу представить его удивление, когда он узнает, что его жена в отчаянии, на грани катастрофы, а виной этой катастрофы он - любящий и заботливый супруг.

Даю последние советы, не пытаюсь обнадежить, шансы на успех минимальные. Договариваемся, что Татьяна будет позванивать время от времени, сообщать, как идут дела.

В редакционном кабинете

Сижу в редакционном кабинете и беседую с человеком, который одним из первых признал кольцо и дал ему дорогу на страницы популярнейшего журнала. Имя этого человека не назову, но так и быть, признаюсь, что это женщина. А чего тут наводить тень на плетень, совершенно ясно, что мужчин эта теория раздражает, ведь у каждого мужчины своя теория жизни. Женщины - другое дело, они весьма практичны, а практика и есть главный критерий истинности теории.

Мало того, что женщина-редактор признала кольцо, так ещё она стала активным образом выискивать в своей жизни векторные эпизоды, став пользователем векторного кольца. Поскольку я перетаскал в её журнал практически всё, что выдавала теория, я надеялся, что наиболее высоко будут оценены более поздние, более глубокие постижения теории. Однако почти всегда я слышал восторженный рассказ об очередной векторной аномалии. К сожалению, слишком долго я пренебрегал этими историями. Мне как теоретику это было не слишком интересно; каждый новый эпизод ничего не менял в самой теории. Теперь в руках у меня диктофон, и я пытаюсь восполнить пробел.

Поверила в кольцо женщина-редактор, естественно, не потому, что сразу бросилась его проверять в жизни и убедилась в его реальности. Ее убедил сам текст, плюс убежденность и энтузиазм автора открытия. Будучи сама большой энтузиасткой, она уважала и ценила задор и горение первооткрывателей. По качеству текста она сразу оценила возрастной гороскоп и векторное кольцо.

Уверовав в текстовое кольцо, пытливая женщина сразу стала проверять его в реальной жизни. Родилась она в год Собаки, а Собакам труднее всего избегать векторных взаимодействий, ибо векторный сосед у них под боком это Петух, знак старше их на один год. Конкретно же моя замечательная собеседница была чуть ли не единственной Собакой в классе, где в основном были Петухи, а потом - одной из немногих Собак в своей группе института. Таким образом, детство и юность её прошли сплошь в векторном окружении.

Детство мы решили не обсуждать, поскольку в детстве годовой знак ещё не работает в полную силу и векторные чудеса ещё не так явны. А вот юность... В университетские годы у не было чудесное, совершенно потрясающее общение. Друг без друга жить не могли. Причем, поскольку Собак было мало, а Петухов много, то все крутились вокруг векторной слуги. С ними было интересно. Были бесконечные разговоры, ночные прогулки, веселые посиделки... Бывало, что хозяева ссорились между собой за право обладать слугой, ревновали... Стоило слуге уделить одной из хозяек больше внимания сразу приступ ревности. Такая вот женская дружба. Во время ссор хозяек слуга чувствовала себя очень плохо, не знала, кому отдать предпочтение. Борьба за эту замечательную Собаку закончилась тем, что центральной слугой завладела одна-единственная барышня. В конце концов, векторное кольцо предполагает дуэты и не рассчитано на треугольники, квартеты и т.д. Естественно, что влияние победившей хозяйки многократно усилилось. Она стала диктовать условия, влиять на принятие решений. Героиня рассказа задним числом призналась, что именно по наущению своих векторных хозяек совершила несколько серьезных ошибок, чем нанесла себе вред.

Впрочем, воспоминания о девичьей дружбе не могут быть решающими в таком тяжеловесном явлении, как векторное кольцо. Главное - это брак. Нужны были примеры векторного брака, и такой пример нашелся в первом кругу родства - это был брак родителей.

Уже при чтении первой статьи по векторному кольцу в душу запало подозрение, что векторные отношения могли быть у собственных родителей. Бросилась проверять, и оказалось, что так и есть. Отец - Лошадь (1906 г.р.), мама - Кабан (1911 г.р.). Они очень любили друг друга. Это не вызывало никакого сомнения. Сохранились их письма. Теперь, когда они ушли из жизни, об этом можно говорить.

Папа очень любил мать, он сам об этом говорил неоднократно. Но почему-то в письмах матери всегда какой-то надрыв, ревность... болезненная ревность, страдание... Хотя непонятно почему. Время было военное, казалось бы, заботы совершенно не об этом, матери надо было спасать двух маленьких девочек, а она писала отцу на фронт какие-то странные болезненные письма с надрывом...

Разлука была не вечной, была счастливая совместная жизнь, хотя два-три раза в год в семье были бурные сцены, которые очень тяжело отражались на детях... Суть их была им непонятна, детям тяжело понять предмет родительских разногласий... Но накал страстей был невероятным. Отец был очень красивым, интересным мужчиной, обладал харизмой что ли, на его доклады (партработник) собирались полные залы, причем пол зала - поклонниц. Кто знает, может, у него и были романы, но ему и в голову не приходило оставить семью, он очень любил мать.

Окончание рассказа довольно печально. Мать много болела и рано умерла. Отец после её смерти женился, но не был счастлив в браке, всё время вспоминал мать.

После проверки на родителях, настолько точно подтвердившей теорию, надо было проверять браки всех родственников и знакомых. К восторженному удивлению, оказалось, что всё совпадает. Какие-то бурные отношения, абсолютно не на пользу друг другу... Как пример - брак дочери подруги. Она - Бык (1961 г.р.), он - Тигр. У них была действительно (как описывает теория) тишина, но очень странная тишина. Их брак нельзя было назвать благополучным. Вроде бы и забота была, и общие дети, но всё же при внешней тишине была внутренняя напряженность. Они разошлись, лет на шесть он ушел из семьи. Так вот за это время он сделал бешеную карьеру, стал важным работником в муниципалитете, получил двухкомнатную квартиру, а до того был задрипанным инженером, семью не мог прокормить, может быть, из-за этого и были неурядицы в семье, кстати. Так вот, стоило им расстаться, как он тут же сделал карьеру. И вот после такого взлета он решает вернуться. Ему было очень жалко детей, они оказались заброшенными, поскольку их мать всё время работала. И вот он предложил им всем переехать в его новую двухкомнатную квартиру, чтобы старую сдавать и тем улучшить свое материальное положение... И вот недавно моя собеседница встретилась с означенной Ольгой (Бык). "Ну как, - спрашивает она Олю, - вы съехались, всё нормально, живете как семья?" Та долго думала, а потом говорит: "Да. Но, наверное, я его выгоню!" То есть уже из этой, новой, двухкомнатной квартиры. Такой вот поворот. Причем всё это она говорит тихо, нет никакого накала страстей.

Разговор переходит на положительное и отрицательное воздействие кольца на нашу жизнь. Для дружбы, в нашем понимании этого явления, кольцо, безусловно, благотворно. Вот, к примеру, на редакционных посиделках собираются люди, векторные пары - и тогда ведется прекрасная беседа. Вот, например, приходит одна дама. Она ничего особенного из себя не представляет, но почему-то когда мы собираемся, (две Собаки, Бык и Тигр), то начинается прекрасная беседа: и темы интересные, и оживление какое-то, и энергия... Вот что значат векторные связи! Векторные пары создают особую энергетику, активное поле.

Вспоминаю недавние посиделки на юбилее журнала, когда наша Тигрица с радио мгновенно спелась с художником, рожденным в год Козы. Он уже известный художник, она посещала его выставки, он ей всегда очень нравился. Но однажды на одной из его выставок какая-то его картина произвела на неё такое впечатление, что она потеряла сознание.

Я расскажу историю, кажется, уже изложенную мною в телепередаче "Бумеранг". Подходит как-то после выступления ко мне дама и рассказывает, что родилась в год Быка, а её бывший муж - в год Тигра. Муж он был никудышней, и в половом, и в бытовом, и в служебном отношении человеком он был очень слабым. Тянула она с ним лямку, тянула да и плюнула: кроме депрессий от него ничего дождаться было невозможно. Короче, развелась она. И тут произошло чудо: после развода бывший муж, а ныне свободный Тигр сделал фантастическую карьеру, разбогател и вообще выглядит мужиком хоть куда. Просится обратно в семью. Она в раздумье: пускать его назад или нет? Я сказал, что векторное кольцо обратного хода не знает.

Последнее обещание

На сегодня это всё, или почти всё, что я знаю про векторное кольцо. Я обещал ничего не скрывать от читателя и сдержал обещание. Однако я никогда не обещал, что по окончании хроники тут же закрою тему векторного кольца раз и навсегда. Первый вариант хроники закончен, но именно её написание чрезвычайно активизировало поиски новых векторных истин.

Теперь мне ясно, что б`ольшая часть новых векторных открытий будет в сфере именно третьей части. Надо искать ускользнувшую от взгляда автора красоту векторного кольца (а не только его очевидное уродство). Надо искать связь векторного кольца с другими структурами, описать сражение векторного вихря с могучей Троицей, представленной возрастной последовательностью ("Зазеркалье", № 81 - "Взаимные связи"), Наконец, надо начинать писать "Векторное кольцо" для Европы и Америки - это единственная абсолютно интернациональная тема в структурном гороскопе.

Сейчас, после года работы по написанию хроники и двенадцати лет векторных разработок я устах от унылой векторной магии, но я обещаю каждый високосный год готовить новое издание "Векторного кольца", ибо нет кольцу ни начала, ни конца.

Москва - Васюнино, 1999 - 2000