sci_politics Внутренний Предиктор СССР Провидение — не ”алгебра”… ru Your Name FictionBook Editor Release 2.6 27 August 2011 A4147E38-89E3-40FA-8C2C-6FC031F24300 1.0

ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

Провидение — не “алгебра”…

__________________

О работах математиков МГУ А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского по формированию модели реальной хронологии Истории на основе математической обработки повествований хроник

Санкт-Петербург

2002 г

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

1. Наш стандарт миропонимания

Всякое рецензирование — сопоставление миропонимания рецензентов с миропониманием авторов рецензируемой работы. Вследствие этого, читающий рецензию имеет дело уже с двумя миропониманиями: 1) авторов работы и 2) её рецензентов.

Выводы рецензентов могут быть непонятны по причине того, что их миропонимание отличается как от миропонимания авторов рецензируемой работы, так и от миропонимания читателей рецензии. Поэтому, чтобы понять, почему рецензенты сделали именно определённые выводы, следует осознать то, как они сами воспринимают мир, и в чём их миропонимание отличается от миропонимания читателя рецензии и от миропонимания, выраженного в рецензируемой работе её авторами.

Тем более значимо огласить свой стандарт миропонимания при рецензировании литературы историко-обществоведческой тематики, по которой в обществе отсутствует единство мнений, и особенно в случае несовпадения миропониманий рецензентов и авторов рецензируемой работы. Предлагаемая вниманию аналитика исходит из следующих воззрений.

*     *     *

Человечество в биосфере планеты выделяется наличием культуры, под коим термином мы понимаем весь объем генетически не наследуемой информации, передаваемой в обществе от поколения к поколению; но при этом генетически обусловлен и передается от поколения к поколению генетически потенциал способностей к освоению культурного наследия предков и к его дальнейшему преобразованию.

Всякое общество несет свойственную ему культуру и существует в глобальном историческом процессе, являющемся частным процессом в жизни биосферы Земли. Устойчивость биосферы планеты в целом и взаимная обусловленность существования в ней всех биологических видов, довлеет и над человечеством, вследствие чего безопасные пути развития общества и каждого из людей довольно узки и ведут к весьма ограниченному под-множеству целей из всего множества объективно возможных.

Культура и направленность её развития обусловлены нравственностью людей и их свободной самодисциплиной (и/или отсутствием таковых) в следовании нравственно избранным идеалам.

Идея Бога, Творца и Вседержителя в культуре — не произведение “художественного творчества” людей, а отражение в жизни общества объективного надмирного бытия Божия.

Всеобъемлюще единственное доказательство бытия Божиего Бог дает каждому человеку Сам:

Бог поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы каждому верующему Ему, если человек делами своей жизни сам отвечает Богу, когда Бог говорит через совесть человека.

Любой процесс в Мироздании может быть интерпретирован (рассмотрен, представлен) в качестве процесса управления или самоуправления. По этой причине понятийный и терминологический аппарат теории управления является обобщающим, что позволяет с его помощью единообразно описывать процессы: общеприродные, биологические, технические, и тем более — все социальные, психологические процессы.

Единообразное описание разнородных процессов с привлечением достаточно общей теории управления позволяет стоять на фундаменте всех частных наук; легко входить в любую из них[1]; и при необходимости найти общий язык со специалистами в них. В этом — главное достоинство её понятийного и терминологического аппарата

Во всем многообразии процессов[2] (со-бытий) при рассмотрении их в качестве процессов управления или самоуправления можно выявить присущее им всем общее, и соответственно этому общему построить понятийный и терминологический аппарат достаточно общей теории управления.

В ней возможна постановка всего двух задач. Первая задача: мы хотим управлять объектом в процессе его функционирования сами непосредственно. Это задача управления. Вторая задача: мы не хотим управлять объектом в процессе его функционирования, но хотим, чтобы объект — безнашего непосредственного вмешательства в процесс — самоуправлялся в приемлемом для нас режиме. Это задача самоуправления. Для обеих задач необходимы три набора информации:

Вектор целей управления (едино: самоуправления, где не оговорено отличие), представляющий собой описание идеального режима функционирования объекта. Вектор целей управления строится как иерархически упорядоченное множество частных целей управления, которые должны быть осуществлены в случае идеального управления. Порядок следования частных целей в нем — обратный порядку последовательного вынужденного отказа от частных целей в случае невозможности осуществления всей совокупности. На первом приоритете вектора[3] целей стоит самая важная цель, на последнем — самая незначительная.

Одна и та же совокупность целей, подчиненных разным иерархиям приоритетов, образует разные вектора целей, что ведет и к различию в управлении. Потеря управления может быть вызвана и выпадением из вектора некоторых целей и выпадением всего вектора или каких-то его фрагментов из объективной матрицы возможных состояний объекта, появлением в векторе объективно и субъективно взаимно исключающих одна другие целей. Образно говоря, вектор целей — это список, перечень, чего желаем, с номерами в порядке, обратном порядку вынужденного отказа от осуществления этих желаний.

Вектор (текущего) состояния контрольных параметров, описывающий реальное поведение объекта по параметрам, входящим в вектор целей.

Каждый из этих двух векторов представляет собой упорядоченное множество информационных модулей, описывающих те или иные параметры объекта, соответствующие частным целям управления. Упорядоченность информационных модулей в векторе состояния повторяет иерархию вектора целей. Образно говоря, это — список, как и первый, но того, что имеет место в действительности.

Вектор ошибки управления, представляющий собой “разность” (в кавычках потому, что разность не обязательно привычная алгебраическая) вектора целей и вектора состояния. Он описывает отклонение реального процесса от предписанного вектором целей идеального режима. Образно говоря, это — перечень неудовлетворенности желаний соответственно перечню вектора целей с какими-то оценками степени неудовлетворенности каждого из них (либо соизмеримых друг с другом численно уровней, либо численно несоизмеримых, но упорядоченных дискретным индексом предпочтительности уровней).

Вектор ошибки — основа для формирования оценки качества управления субъектом-управленцем. Оценка качества управления не является самостоятельной категорией, поскольку на основе одного и того же вектора ошибки возможно построение множества оценок качества управления, далеко не всегда взаимозаменяемых.

Ключевым понятием теории управления является понятие: устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определенной мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и упра-воле-ния. Управление невозможно, если поведение объекта непредсказуемо в достаточной мере.

Полная функция управления. Она описывает циркуляцию и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента формирования субъектом-управленцем вектора целей управления и (включительно) до осуществления целей в процессе управления. Это система стереотипов отношений и стереотипов преобразований информационных модулей, составляющих информационную базу управляющего субъекта, моделирующего на их основе функционирование объекта управления (или моделирующего процесс самоуправления).

Этапом, фрагментом полной функции управления является целевая функция управления, т. е. концепция достижения в процессе управления каждой из частных целей, входящих в вектор целей. Для краткости, и чтобы исключить путаницу с полной, целевую функцию управления там, где нет необходимости в точном термине, будем называть: концепция управления.

После определения вектора целей и допустимых ошибок управления, в процессе реального управления по ней осуществляется замыкание информационных потоков с вектора целей на вектор ошибки (или эквивалентное ему замыкание на вектор состояния). При формировании совокупности концепций управления, соответствующих вектору целей, размерность пространства параметров вектора состояния увеличивается за счет приобщения к столбцу контрольных параметров еще и информационно связанных с ним параметров, описывающих состояние объекта, окружающей среды и системы управления.

Эти дополняющие, информационно связанные параметры разделяются на две категории: управляемые — в изменении значений которых сказывается непосредственно управляющее воздействие (они образуют вектор управляющего воздействия); и свободные — которые изменяются при изменении управляемых, но не входят в перечень контрольных параметров, составляющих вектор целей управления. Так, для корабля: угол курса — контрольный параметр; угол перекладки руля — (непосредственно) управляемый параметр; угол дрейфа (между скоростью и плоскостью симметрии) — свободный параметр.

Далее под вектором состояния понимается в большинстве случаев этот расширенный вектор, включающий в себя иерархически упорядоченный вектор контрольных параметров. Набор управляемых параметров может быть также иерархически упорядочен (нормальное управление, управление в потенциально опасных обстоятельствах, аварийное и т. п.) и образует вектор управляющего воздействия, выделяемый из вектора состояния.

Полная функция управления в процессе управления осуществляется бесструктурным способом (управления) и структурным способом.

При структурном способе управления информация передается адресно по вполне определенным элементам структуры, сложившейся еще до начала процесса управления.

При бесструктурном способе управления таких, заранее сложившихся, структур нет. Происходит безадресное циркулярное распространение информации в среде, способной к порождению структур из себя. Структуры складываются и распадаются в среде в процессе бесструктурного управления, а управляемыми и контролируемыми параметрами являются вероятностные и статистические характеристики массовых явлений в управляемой среде: т. е. средние значения параметров, их средние квадратичные отклонения, плотности распределения вероятности каких-то событий, корреляционные функции и т. п. Структурное управление выкристаллизовывается из бесструктурного.

Объективной основой бесструктурного управления являются статистические предопределенности и вероятностные модели (субъективные оценки объективных статистических предопределенностей), упорядочивающие массовые явления в статистическом смысле, позволяющие отличать одну статистику от другой; а во многих случаях выявить и причины, вызвавшие отличие статистик.

Поэтому, слово “вероятно” и однокоренные с ним, следует понимать не в смысле “может быть так, а может быть сяк”, а как указание на существование вероятностных оценок объективных статистических предопределенностей, обуславливающих вероятность[4] того или иного явления, события, возможности пребывания в некоем состоянии; утверждение о существовании средних значений “случайного” параметра (вероятность их превышения = 0,5), средних квадратичных отклонений от среднего и т. п.

С точки зрения общей теории управления, теория вероятностей (раздел математики) является теорией мер неопределенностей в течении событий. Соответственно: значение вероятности, статистическая частота, а также их разнообразные оценки есть меры неопределённости управления. Они же — меры устойчивости переходного процесса, ведущего из определённого состояния, (возможно отождествляемого с настоящим), к каждому из различных вариантов будущего во множестве возможного, в предположении, что:

1. Самоуправление в рассматриваемой системе будет протекать на основе прежнего его информационного обеспечения без каких-либо нововведений.

2. Не произойдет прямого адресного вмешательства иерархически высшего, внешнего по отношению к системе, управления.

Первой из этих двух оговорок соответствует взаимная обусловленность: чем ниже оценка устойчивости переходного процесса к избранному варианту, тем выше должно быть качество управления переходным процессом, что соответственно требует более высокой квалификации управленцев. То есть: во всяком множестве сопоставимых возможных вариантов, величина, обратная вероятности самоосуществления всякого определенного варианта, есть относительная (по отношению к другим вариантам) мера эффективности управления, необходимого для осуществления именно этого варианта из рассматриваемого множества.

Вторая из этих двух оговорок указует на возможность конфликта с иерархически высшим объемлющим управлением. В предельном случае конфликта, если кто-то избрал зло, упорствует в его осуществлении и исчерпал Божеское попущение, то он своими действиями вызовет прямое вмешательство в течение событий Свыше. И это вмешательство опрокинет всю его деятельность на основе всех его прежних прогнозов и оценок их устойчивости — мер неопределенностей.

Векторы целей управления и соответствующие им режимы управления можно разделить на два класса: балансировочные режимы — колебания в допустимых пределах относительно идеального неизменного во времени режима;маневры — колебания относительно изменяющегося во времени вектора целей и переход из одного режима в другой, при которых параметры реального маневра отклоняются от параметров идеального маневра в допустимых пределах. Потеря управления — выход вектора состояния (или эквивалентный выход вектора ошибки) из области допустимых отклонений от идеального режима, иными словами — выпадение из множества допустимых векторов ошибки.

Маневры разделяются на сильные и слабые. Их отличие друг от друга условно и определяется субъективным выбором эталонного процесса времени и единицы измерения времени. Но во многих случаях такое их разделение позволяет упростить моделирование слабых маневров, пренебрегая целым рядом факторов, без потери качества управления.

Любой частный процесс может быть интерпретирован как процесс управления или самоуправления в пределах процесса объемлющего иерархически высшего управления и может быть описан в терминах перечисленных основных категорий теории управления.

Человеческое сознание может одновременно оперировать с семью — девятью объектами. При описании любой из жизненных проблем в терминах теории управления, общее число одновременно используемых категорий не превосходит девяти: 1) вектор целей, 2) вектор состояния, 3) вектор ошибки, 4) полная функция управления, 5) совокупность концепций управления, 6) вектор управляющего воздействия, 7) структурный способ, 8) бесструктурный способ, 9) балансировочный режим или маневр. Это означает, что информация, необходимая для постановки и решения любой из задач теории управления может быть доступна сознанию здравого человека в некоторых образах вся без исключения, одновременно и упорядочено, как некая мозаика, а не бессвязно-разрозненно, как стекляшки в калейдоскопе. Главное для этого — отдавать себе отчет в том, что конкретно к какой категории теории управления относится, чтобы не впадать в калейдоскопический идиотизм — махрово или вяло текущую шизофрению.

И если какие-то категории оказываются пустыми и/или поведение объекта не устойчиво в смысле предсказуемости его поведения, то это означает, что человек не готов — не то чтобы к решению, но даже к постановке задачи, за которую взялся; и потому он может осознанно заблаговременно остановиться и переосмыслить происходящее, чтобы не сотворить беды, впав в калейдоскопический идиотизм.

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определенности целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определенности допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределенности обоих видов, иными словами неспособность понять смысл различных определенных концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую).

Методологический тест на управленческое шарлатанство или отсутствие шарлатанства — алгоритм метода динамического программирования[5]. Его возможно построить и запустить в работу (если позволяют вычислительные мощности) только при определенности вектора целей и соответствующих вектору целей концепций управления, а так же при условии, что вектор целей и концепции управления не потеряют устойчивость на интервале времени, в течение которого длится процесс управления.

Всякое общество так или иначе управляется, по какой причине глобальный исторический процесс возможно рассматривать в качестве глобального процесса управления, 1) объемлющего множество процессов региональных управлений, 2) протекающего в иерархически высших по отношению к нему процессах жизни Земли и Космоса. Соответственно этому, при взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-общественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявлять частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другой, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т. е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле раз и навсегда, — падает.

Придерживаясь высказанного мировоззренческого стандарта, мы и рассматриваем все без исключения мнения, высказываемые по вопросам истории, религии, экономики и иным, принадлежащими к области обществоведения.

2. О “новой хронологии истории” А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского

Многочисленные работы А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского публикуются с начала 1980‑х гг. и в них формируется хронология истории, отрицающая традиционную, господствующую в исторической науке хронологию. А на основе измененной хронологии в процессе перетолковывания ими сообщений хроник рождается новый исторический миф, отрицающий исторические мифы, сложившиеся в традиционной хронологии общей истории и её региональных ветвях. Адекватность же нового исторического мифа по отношению к реально свершившейся в прошлом истории это вопрос, далеко выходящий за рамки идентификации хронологии на основе применения математических методов для обработки текстов хроник.

К сожалению, в наши дни по отношению к Истории уместно употребление термина «исторический миф», поскольку никто из людей сам не помнит всей реально свершившейся истории человечества, а современное нам общество безграмотно, чтобы безошибочно читать разнородные памятники прошлого хотя бы так, как мы читаем книги наших времен. И соответственно, История прошлого нам известна по устным преданиям, письменным хроникам, по интерпретациям данных археологических раскопок в соответствии с уже сложившимися представлениями.

Так как далеко не все события, оказавшие воздействие на последующее течение истории, стали в прошлом предметом внимания и понимания их значимости современниками, то не всё исторически значимое запомнилось в устных преданиях и не всё отражено в письменных хрониках, не всё стало достоянием археологии, и не всё правильно интерпретировано.

Мы действительно живем на основе спектра исторических мифов, и каждая историческая школа придерживается своего исторического мифа, холит его и пропагандирует в качестве единственно истинного. Господствующие исторические мифы меняются в ходе самого исторического процесса, причем, как в случае СССР, даже не один раз при жизни одного поколения.

Исторические мифы умышленно фальсифицируются по отношению к реально имевшим место событиям, и, если миф становится господствующим, то факт его фальсификации со временем забывается. И в наши дни один из актуальнейших вопросов исторической науки состоит в том: Который из множества различимых исторических мифов ближе к реально свершившейся истории.

Скелетом исторического мифа является описание выборки из множества реальных и вымышленных событий в их последовательности. Описание событий в их последовательности по существу представляет собой хронологию в самом общем её виде, в котором сама последовательность событий выступает в качестве эталонного процесса времени.

Соотнесение событий истории с астрономическими циклами и событиями — опора хронологии только на один из возможных эталонных процессов времени.

Но этот процесс-эталон времени наиболее удобный, поскольку, в отличие от династического счета исторического времени по царям, он объединяет общества всей планеты, живущие под одним и тем же небом. Поэтому идентификация реальной хронологии Истории, основанной на астрономическом эталоне времени, — действительно значимая область деятельности.

Но вне зависимости от отношения самих авторов к своей работе в этой области и её результатам, они объективно оказывают воздействие на глобальную цивилизацию через второй приоритет обобщенных средств управления. При этом необходимо иметь в виду, что признание сформированной ими хронологии разрушает весь спектр исторических мифов, господствующий в глобальных масштабах.

Что последует за разрушением господствующего глобального исторического мифа? — это тот вопрос, на который сами авторы многочисленных публикаций вряд ли могут дать ответ, поскольку оглашению ими информации второго приоритета обобщенных средств управления, сопутствуют неопределенности, проистекающие из их умолчаний, соответствующих информации первого приоритета обобщенных средств управления.

В лучшем случае на основе их работ будет восстановлено близкое к истинному описание реально свершившейся истории человечества, после чего опамятовавшаяся и преобразившаяся глобальная цивилизация избавится ото лжи.

В худшем случае, глобальная цивилизация впадет в массовый психологический ступор[6], по выходе из которого будет существовать под гнетом наваждений нового исторического мифа (внедренного в культуру под наркозом ступора), ещё более лживого, чем ныне господствующий глобальный исторический миф.

То есть работы А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского — не безобидный оторванный от жизни математический абстракционизм, поскольку ошибочная интерпретация самих по себе даже безупречных в математическом отношении результатов может открыть дорогу очень тяжелым глобальным общественным последствиям, которыми возможно будут подавлены люди на протяжении еще нескольких последующих тысячелетий.

Положение усугубляется и тем, что историки и филологи, работающие с текстами хроник, дошедших до нас от прошлых времён, модифицирующие и поддерживающие исторические мифы, сложившиеся на основе традиционной хронологии, в силу полной математической безграмотности большинства из них, просто не готовы к восприятию содержания работ А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского и обсуждению существа и достоверности того исторического мифа, который рождается на основе предложенной ими хронологии.

Алгоритм формально математической единообразной обработки сообщений текстов исторических хроник описан, в частности, в книге А.Т.Фоменко “Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии” (Изд. МГУ, 1990 г.; ист. 1). Он основан на классификации событий в жизни общества (война или мир, смена правителя, продолжительность состояния и т. п.), упоминаемых в повествованиях, а также и на подсчете количества упоминаний одних и тех же лиц в хронике. Это дает возможность построить вектор состояния общества (в него вошло 34 параметра, ист. 1, стр. 131). А весь исторический процесс, описанный в хронике в форме свободного словесного повествования, в результате такой формализации предстает как последовательность векторов состояния, которая может быть обработана различными методами математики.

При включении астрономических явлений (затмения солнца, луны, вспышки сверхновых, кометы и т. п.) в базис событий, на котором построено векторное пространство состояний общества, открывается возможность связать хроники с моделями астрономических явлений, принятыми в астрономии: то есть “посадить” эталонно неопределенную хронологию исторических повествований, считающих время по сменяющимся “царям”, на астрономический эталон времени, общий для всей планеты.

При этом по умолчанию предполагается как минимум следующее: 1) Солнечная система на протяжении всей Истории человечества неизменна по составу планет и взаимному положению их орбит в трехмерном пространстве; 2) ритмика Солнечной системы неизменна по отношению к другим возможным эталонам времени, на которых также может быть основан счет исторического времени (например суточный ритм вращения Земли вокруг своей оси); 3) развитые в современной астрономии модели движения объектов в Солнечной системе и самой системы в галактике позволяют определить карту звездного неба для всякого региона Земли на всякий момент времени с пренебрежимо малыми ошибками на всю представимую глубину исторического прошлого.

Тем не менее даже и при объективной истинности этих трех предположений, введенных по умолчанию, разработанный авторами алгоритм объективно математически нечувствителен к различию двух качественно разных явлений в жизни общества.

Он не различает повествований о свершившемся прошлом и описаний будущего в предсказаниях, которые исполнились, но хронологически предшествовали описанным в них событиям. И если древние предсказания зафиксированы письменно, то формальное следование алгоритму предопределяет датировку их временем не ранее, чем первое из событий, упомянутое в предсказаниях. Если текст датируется по информации предсказания, а наряду с ним в нём присутствуют описания как современных хронике, так и прошлых событий, то и они, вместе с зафиксированным хроникой предсказанием, сдвигаются в будущее по отношению к своим реальным датам. (Либо к дате пророчества сдвигаются описанные в пророчестве события).

Описания будущего, ставшие с течением исторического времени свершившейся реальностью, хотя и редки, многим неизвестны, многие считают их позднейшей подделкой, но тем не менее они имеют место.

В качестве примера неспособности алгоритма “автоматически” отличить воспоминания о прошлом от “воспоминаний о будущем” рассмотрим сообщения о гибели “Титаника” в 1912 г.

В 1898 г. в Англии был издан роман М.Робертсона “Тщета”. Если формализовать его сюжет, выделяя из него компоненты вектора состояния процесса, описанного в романе в форме словесного повествования, то получится следующее:

1. В Англии построен пассажирский трансатлантический лайнер.

2. На момент постройки это — самый большой в мире лайнер.

3. Это самый роскошный лайнер — плавучий дворец для транспортировки социальной “элиты”[7].

4. Он имеет 4 трубы, 3 гребных винта, развивает скорость под 25 узлов и т. п. (точность описания корабля в романе на уровне одного из возможных вариантов реального проекта на начальных стадиях его разработки).

5. Во время первого рейса он столкнулся с айсбергом и затонул.

6. Случилось это холодной апрельской ночью.

7. Шлюпок для всех находившихся на борту людей не хватило, потому что, по представлениям его строителей и заказчиков, возможность гибели этого чудо-парохода исключалась полностью[8].

8. Более половины пассажиров и большая часть команды погибли: часть вместе с тонущим кораблем; а те, кто, не найдя места в шлюпках, оказался в воде, после того как плавучий дворец затонул, замерзли, утонули и потерялись в ночном океане.

9. Название лайнера “Титан”.

При приобщении воображаемым историком из будущего повествования М.Робертсона к числу хроник о морских катастрофах, при применении к нему датировки на основе формального следования алгоритму, употребленному в исследованиях А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, получится результат: время написания не ранее апреля 1912 г.; “Титан”, а не “Титаник” — ошибка “переписчика”, — хотя в реальной истории документально зафиксировано, что роман М. Робертсона предшествует описываемым в нём событиям на 14 лет. И редкая книга о гибели “Титаника” обходится без упоминания этого предсказания.[9]

Но вопрос о возможности или невозможности достоверных предсказаний будущего, относится к первому приоритету обобщенных средств самоуправления общества, проблематика которого осталась вне рассмотрения авторами анализируемых работ. В зависимости от того, как определен ответ на него (возможны и имели место в прошлом/невозможны и в прошлом их не было), одни интерпретации математически безупречного результата алгоритмической обработки сообщений текстов исторического содержания— возможны, а другие интерпретации — категорически запретны.

Кроме того, статистический анализ множества последовательностей изменения векторов состояния общества позволяет дать оценку вероятности беспричинного совпадения двух избранных для сравнения последовательностей векторов состояния, которыми описывается течение событий общественной жизни после преобразования сообщений текстов хроник в математические модели. В терминах ист. 1, стр. 115 это — вероятности случайного совпадения династий М и Н (ВССД — по начальным буквам), известных по двум различным хроникам. Жизнь династии правителей — одна из основных тем хроник, поэтому показатель «вероятность случайного совпадения династий» обладает значимостью.

Статистический анализ, проведенный авторами, выявил два типа сравниваемых пар династий: для одних пар (а не одиночных династий) ВССД — порядка 10‑3 (т. е. 1/1 000), и эти династии и соответствующие им общественные процессы интерпретируются авторами в качестве различных; для других ВССД — порядка 10‑12–10‑8, и эти династии интерпретируются как одна и та же династия и соответствующий ей общественный процесс, однако известный под разными именами по разным хроникам. (Ист. 1, стр. 118, 182).

Поскольку в таких сравниваемых парах династий, известных по текстам светских хроник и Библии, есть совпадающие династии (ВССД много меньше 10‑3), имеющие одну и ту же географическую локализацию, то делается вывод, что события, описанные в хрониках и имеющие наиболее древнюю датировку, по существу их есть описание более поздних событий, ошибочно отнесенных хронологами в более далекое прошлое.

Но среди совпадающих в парах династий имеются и династии различной географической локализации. В отношении таких династий делается вывод, что это — одна и та же династия, заимствованная из хроник иной географической локализации и включенная в местную историческую хронику, искусственно продолжая её в прошлое.

И авторы делают соответствующий обобщающий вывод:

«Современный учебник древней и средневековой истории (и хронологии) является слоистой хроникой, получившейся в результате склейки четырех, практически одинаковых экземпляров хроники С1 (в контексте ист. 1 «хроники С0 — С4» это — последовательности событий, фактология истории, известная по хроникам). Остальные три хроники С2, С3, С4 получаются из хроники С1 в результате её сдвига (как жесткого целого) по оси времени вниз (в прошлое) на величины 333, 1053, 1778 лет (приблизительно). Другими словами, весь “современный учебник” полностью восстанавливается по своей меньшей части С1 или С0, целиком расположенной на оси времени правее (т. е. позднее) 300 г. н. э. Более того, оказывается, практически вся информация в строке-хронике С0 (и в С1) расположена в действительности правее (т. е. позднее) 900 г. н. э. Это означает, что каждая эпоха лежащая левее 900 г. н. э. является “отражением” (в прошлое) (статистическим дубликатом, “фантомом”) некоторой более поздней реальной исторической эпохи, целиком лежащей правее 900 г. н. э. Эта поздняя реальная эпоха является в этом смысле “статистическим оригиналом” всех порожденных ею дубликатов (сдвинутых в прошлое). Такие дубликаты возникали при дублировании документов, описывающих данную реальную эпоху, при последующем сдвиге их вниз по оси времени (в прошлое) на указанные величины. Интервал XIII–XX вв. не содержит никаких статистических дубликатов. Интервал Х — XIII вв. является “суммой” двух хроник: реальной и статистического дубликата пришедшего сюда из периода XIII–XVI вв. н. э. (при сдвиге примерно на 300 лет вниз). Последним событием, опустившимся вниз при хронологическом сдвиге (из реальной хронологии XIII–XVIII вв.) была, вероятно, деятельность хронолога Дионисия Петавиуса» (Ист. 1, стр. 181, 182, курсивный текст в скобках — наши пояснения для понимания контекста цитируемого источника).

Этот вывод, сделанный в ист. 1 и повторенный в несколько других словах в других их публикациях, в частности в книге “Империя” (Москва, изд. “Факториал”, 1996 г., стр. 51–55; ист. 2), по умолчанию предполагает понимание “случайности” исключительно как отсутствие объективной причинно-следственной обусловленности сопоставляемых событий.

В том числе по умолчанию предполагается и отсутствие такого вида причинно-следственных обусловленностей, как управление, которое способно привести к совпадению географически и хронологически удаленных процессов с достаточно высоким качеством. Отсутствие же управления, также по умолчанию, предполагает и отсутствие всего свойственного управлению, как таковому: целей управления, концепции управления, осуществления процесса управления в соответствии с концепцией с более или менее высоким качеством управления, конфликтов управления на основе взаимно исключающих одна другие целей и концепций их осуществления и т. п.

Такое понимание “случайного” — следствие предшествующего ему мировоззренческого (1‑й приоритет обобщенных средств управления) отрицания объективности в Мироздании: во-первых, информации; а во-вторых, общевселенской системы кодирования информации (информация без системы кодирования невозможна). Общевселенская система кодирования информации по отношению к материи во всех её известных и неизвестных видах (вещество, поле, плазма, вакуум, и т. п.) является мерой бытия — матрицей возможных состояний материи и путей её возможных переходов из одного состояния в другие[10]. Именно по причине бытия Мироздания как неразрывного триединства: материя-информация-мера, — случайность есть статистическая предопределенность; а объективное численное значение статистической предопределенности или её численная оценка (значение вероятности в известном разделе математики) — своего рода численная “мера жесткости” причинно-следственных обусловленностей в течении событий.

Тезис об управляемом характере жизни всей обозримой вселенной в целом — естественно отметается с порога материалистическим атеистическим мировоззрением. Но это мировоззрение культивировалось в СССР на протяжении всей его истории, вследствие чего оно является господствующим мировоззрением в обществе. И даже мировоззрению и поведению тех, кто искренне считает себя верующими и религиозными людьми, свойственны многие черты, проистекающие из пропагандировавшегося в обществе атеизма и материализма[11], вследствие чего понимание “случайностей” в смысле отсутствия причинно-следственных обусловленностей между рассматриваемыми событиями в жизни — также типично для сознания большинства.

И когда речь заходит о “случайных” процессах, то многие предполагают, что всё, в них происходящее, — неуправляемо, хотя реально может оказаться и так, что статистические характеристики, которыми описывается случайный процесс, принадлежат вектору целей некоего субъекта, который располагает средствами воздействия на течение “случайного” процесса и, со своей точки зрения, управляет им вполне удовлетворительно; либо же “случайный” процесс протекает, как процесс самоуправления, поскольку его течение обусловлено целесообразной управляемой настройкой внешних и внутренних по отношению к нему факторов, предопределяющих его течение. Это может быть и в том случае, даже если сторонний наблюдатель, по разным причинам, не понимает целей управления и не видит управляющего воздействия на процесс, текущий по, его мнению, “сам собой”.

Поэтому, если для многих управляемый (самоуправляемый) характер течения общеприродных процессов не очевиден, то всё же отрицать течение процессов управления в жизни общества может только окончательно сумасшедший; либо стремящийся обратить других в окончательно сумасшедших.

Каждый из людей в обществе является носителем нераздельного, свойственного ему разума, который пытается чем-либо управлять: т. е. вырабатывает цели и старается их осуществить в жизни; и многим удается достичь желаемого, и тем самым свершить процесс управления в отношении поставленных целей. И вся совокупность процессов как целенаправленного управления, так и бездумного поведения (на основе обретенных автоматизмов), осуществляемых каждым из людей, в совокупности порождает глобальный процесс самоуправления человечества и биосферы Земли, объемлющий множество процессов самоуправления региональных обществ. То есть глобальный исторический процесс объективно— процесс самоуправления человечества в преемственности многих поколений, протекающий в иерархически высшем объемлющем управлении. В нем, в частности, на основе биополевой общности всего в биосфере, люди в их совокупности порождают коллективный разум, длительность жизни которого объемлет жизни множества поколений, и который также решает некие задачи управления и самоуправления в пределах возможностей, предоставленных ему иерархически высшим объемлющим управлением.

Это было известно всегда, но в разные исторические эпохи по разному выражалось в словах: дух народа, дух эпохи, ноосфера, эгрегоры, соборности и т. п. В эпоху господства материалистического мировоззрения было утрачено понимание объективности информации и глобальный исторический процесс стал представляться “неуправляемым” — хаотично бесцельным, поскольку управление — информационный обмен, и если информация в Мироздании не объективна, а субъективна, то единственное множество субъектов — люди. Время жизни каждого из людей ничтожно по отношению к продолжительности даже региональных процессов общественного развития: соответственно ни о каком управлении на интервалах времени, превосходящих продолжительность активной жизни человека, ни в региональных масштабах, ни в глобальных масштабах якобы не может быть и речи. Соответственно такому воззрению и глобальный исторический процесс неуправляемо течет неведомо куда.

Но и материалист, признавая закон сохранения энергии, должен, как следствие оного, признать, что излучаемые человеком биополя несут и свойственную человеческой памяти (и психике в целом) информацию, которая сопутствует излучаемой энергии во всех её преобразованиях. Соответственно, если энергия не исчезает бесследно, то информация, уносимая энергией, также не исчезает бесследно и некоторым образом оказывает воздействие на бытие тех объектов, которые поглощают информацию вместе с энергией.

Конечно, исторически недавняя гибель “Титаника” и предсказание о ней, необъяснимы в понимании “случайности”, как отсутствия причинно-следственной обусловленности между событиями. Можно поднять справочники Ллойда и других обществ регистрации плавсредств за 1912 г. Узнать из них, сколько было судов; как их численность распределялась по диапазонам градации водоизмещения; какова была частотность повторения названий кораблей; какова была статистика аварийности в её распределении по тоннажу кораблей; какая доля аварийности и гибели приходилась на первый рейс; сколько приходилось на столкновения с айсбергами и т. п. И на этой основе посчитать вероятность гибели для “Титаника” в первом рейсе в результате столкновения с айсбергом. Она будет ничтожно мала.

Можно поднять библиографию в библиотеке Британского музея за 1898 г. Узнать сколько вышло к этому времени в свет романов; какой их общий объем; сколько посвящено тематике морских катастроф; каково число сюжетов и получить еще какую-то оценку вероятности того, что некий литератор угадает почти в точности сценарий будущей драмы на море.

Если вероятность якобы беспричинной гибели “Титаника” помножить на вероятность её предсказания литератором, то тоже можно получить своего рода “ВБССД” (“вероятность” беспричинного совпадения с действительностью), которая будет также много меньше 10‑3 (можно расчетную схему построить и так, что удастся получить порядок 10-8). После этого останется только сделать вывод, что эти события якобы никак не связаны цепями причинно-следственных обусловленностей.

Но при признании объективности существования матрицы возможных состояний материи и возможных переходов её из одного состояния в другие (системы кодирования информации в Мироздании); при признании объективности информации и её сохранения в полевых структурах Земли; при признании (как следствие первых двух признаний) объективного существования надличностного уровня управления, порождаемого самим обществом, всё иначе.

М.Робертсон считал из “ноосферы” объективно возможный сценарий течения событий, либо даже считал сценарий, по которому британское общество уже объективно самоуправлялось. Оглашение сценария при публикации романа не привело к изменению характера самоуправления или даже подтолкнуло его к осуществлению именно этого сценария. Мир целостен как триединство: материя-информация-мера, — и на выходе процесса преобразований информации и обмена ею в обществе спустя 14 лет — “Титаник” гибнет, как то и было прописано М.Робертсоном.

То есть процесс общественного самоуправления в соответствии со сценарием, расписанным М.Робертсоном, свершился с достаточно высоким качеством, несмотря на крайне низкую “вероятность” беспричинного совпадения с действительностью; несмотря на то, что механизм управления процессом остался вне восприятия его обществом, которое отнеслось к этому совпадению либо безразлично, либо как к “жуткой мистике”. Но «мистика» — свойство Объективной реальности, разрушающее все традиционные представления о возможном и невозможном, в том числе и накатанные вероятностно-статистические, замкнутые в границах математики, модели.

Открытым остается только вопрос: роман М.Робертсона был предостережением Свыше, чтобы реальный “Титаник” не погиб, которому однако британская правящая “элита” не вняла; либо М.Робертсон (возможно сам того не ведая и не понимая) совершил акт социальной магии, в пределах попущения ему Свыше, и накликал беду, которой без его романа и не было бы вовсе.

Возвращаясь после экскурса в сопоставительный анализ мировоззрений и в магию литературного слова (тематика первого приоритета обобщенных средств управления), к тематике исследований А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, следует сказать, что также не однозначно безошибочна и интерпретация ими пар хроник с оценками вероятностей случайного совпадения династий (ВССД) порядка 10‑12–10‑8, как описаний одних и тех же событий, но ошибочно датированных разными эпохами и ошибочно локализованных географически разными регионами.

Если объективно человечество на Земле во всех прошлых и будущих поколениях решает некие нравственно-этические задачи методом последовательных приближений, то в региональных и глобальном исторических процессах будет прослеживаться некий общий всем им скелет — последовательность действий, алгоритм, сценарий течения событий в матрице объективно возможных состояний общества. Именно потому, что управление — соответственно опорному целесообразному сценарию — поддерживается надличностными факторами с высоким качеством, история в разные эпохи и в разных регионах повторяется как дважды два. Но и это не открытие наших дней.

Так в Коране прямо указано: «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них (в другом переводе: покуда сами не переменят своих помыслов)», — сура 13:12. Историк В.О.Ключевский свою тетрадь афоризмов начал словами: «Закономерность исторического явления обратно пропорциональна его духовности», что несколько в иных словах — и менее определённо — указует на то же, на что указано в Коране. Это глубже, чем формально статистический анализ хроник: какова духовность (нравственность, культура мышления, культура внешне видимого и внутреннего поведения) — такова и история, таковы и хроники.

И если духовность неизменно одна и та же: сесть на шею ближнему и дальнему и, чтобы они ишачили, а Рыбка Золотая, чтобы была у жлоба на посылках, — на протяжении всех сменяющих одна другую цивилизаций, то и отличий между их хрониками не больше, чем между хрониками театральной жизни, описывающими постановку одной и той же пьесы в театрах разных стран и в разные века: персонажи и действия одни и те же, разные только — актеры, художники сцены, декорации и проявления творческой свободы посвященных в сценарий режиссеров-постановщиков, сдерживаемые в данном случае авторским надзором Свыше. Хотя восприятие одного и того же спектакля зрителями во многом определяется работой “осветителей” — средств массовой информации в наши дни: при этом то, что подсвечивают и показывают, может с точностью до наоборот отличаться от того, что происходит в затемнениях сцены; а уж, что и как происходит “за кулисами” глобальной истории — это вопрос особый.

Этот скелет-сценарий объективно иерархически высшего по отношению к каждому человеку, к каждому поколению управления (как со стороны “ноосферы”, так и управления, и ею тоже, со стороны Вседержителя) возможно вычислить чисто математически на основе формализации сообщений исторических хроник, не вдаваясь в особенности формирования духовности в оставивших эти хроники обществах.

Решение же человечеством неких нравственно-этических задач[12] в глобальном историческом процессе методом последовательных приближений — подобно решению математической задачи итеративными методами[13] на многопроцессорном вычислительном комплексе. Если в такой комплекс загрузить еще и “программу-супервизор”, которая будет записывать хронику выполнения операций алгоритма метода последовательных приближений, распределенного по многим процессорам комплекса, то программа-супервизор выдаст информацию о том, что все процессоры циклически выполняют одни и те же операции. Поскольку два произвольно избранных числа приближенно равны[14], то и численные результаты, полученные на разных итерациях, можно считать не сильно различными.

Что-то в этой алгоритмической хронике изменится только после того, как сходящийся к решению итеративный процесс завершится; либо же расходящийся итеративный процесс (или попытка решения плохо обусловленной задачи) будет остановлен внеалгоритмическим вмешательством в безнадежно тупиковый алгоритмический процесс, не ведущий к приемлемому решению. Если алгоритм статистической обработки нарративных текстов, использованный в работах А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, уподобить по отношению к этой аналогии программе-супервизору, то разница будет только в том, что “программа-супервизор”, осуществляющая надзор за работой комплекса, включена в сам алгоритм решения некой этической задачи методом последовательных приближений.

В реальной жизни на разных итерациях решения человечеством нравственно-этических задач могут существовать разделенные временем Платон и неоплатоник Плотин, Дионисий Малый и Дионисий Петавиус (тоже “Малый” в переводе на русский) и многие другие: в некоторой мере бытия разница между ними может оказаться не большей, чем разница между полученными на разных итерациях метода последовательных приближений решениями некой математической задачи: на одной итерации приближенно х = 2,3; на другой — приближенно х = 2,4.

Той деятельности людей, которая воспринимается обществом в качестве научно-исследовательской, свойственны погрешности, как и всем прочим видам деятельности. Эти погрешности можно отнести к следующим основным классам:

• когда происходит сбой в применении метода, пригодного для решения конкретной задачи (пример: кто-то ошибся и 22 = 5);

• когда вполне работоспособный метод применяется вне области его работоспособности (пример: при значениях аргумента, близких к 0, Sin(x) = x приближённо, но кто-то примет и Sin(2)=2, хотя при таких значениях аргумента приближенный результат тонет в погрешности метода);

• когда привлекаемые и работоспособные, сами по себе безупречные методы, объективно, вне зависимости от намерений авторов, употреблены так, что способны подавить собой интеллект читателя, а за их “дымзавесой” в мировоззрение читателя пройдет “социальный заказ” или свойственный авторам субъективизм, имеющие мало чего общего с объективной действительностью.

Не свободны от двух последних типов методологических ошибок и публикации А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского. Так в Приложении 4 ист. 1 А.Т.Фоменко приводит результаты Г.В.Носовского, оспаривающего традиционную датировку Никейского собора[15] четвертым веком н. э.

Традиционно считается, что в 325 г. н. э. Никейский собор установил пасхалию, а именно: Александрийскую пасхалию. Чтобы было ясно, о каких явлениях в жизни общества и в звездном небе идет речь, необходимо совершить экскурс в астрономию. Существо церковной проблемы пасхалии объективно обусловлено следующим.

Ритмика жизни на Земле биосферы и общества подчинена ритмике Космоса. Суточный цикл (день да ночь — сутки прочь) определяется солнечными сутками — интервалом времени между двумя последовательными прохождениями Солнца через меридиан (над избранным меридианом на местности). Солнечные сутки, значимые в жизни, отличаются от звездных суток — интервала времени между двумя последовательными прохождениями избранной звезды через меридиан, поскольку в течение солнечных суток Земля перемещается по орбите и Солнце смещается при этом относительно фона неподвижных звезд, по которым определяются звездные сутки.

Следующий значимый цикл — лунный (синодический) месяц, определяемый интервалом времени, по истечении которого фазы Луны снова повторяются в их естественной последовательности. Также есть и звездный, сидерический месяц, определяемый по положению Луны относительно фона неподвижных звезд, но он неудобен для построения календаря.

Потом — год. В астрономии различаются звездный год — интервал времени между двумя последовательными вхождениями Солнца в определенный знак зодиака; и тропический год — интервал времени между двумя последовательными зимними солнцестояниями (либо: летними) или между двумя последовательными весенними (либо: осенними) равноденствиями (в моменты солнцестояния проекция оси суточного вращения Земли на плоскость орбиты совпадает с направлением на Солнце, а в моменты равноденствий она перпендикулярна направлению на Солнце). Поскольку ось суточного вращения Земли изменяет свое направление вследствие прецессии (сама вращается относительно не совпадающей с нею оси, перемещаясь в прецессионном вращении по конической поверхности), то точки солнцестояний и равноденствий медленно смещаются по орбите Земли относительно знаков зодиака.

Неравенство друг другу продолжительности звездного и тропического годов имеет следствием непостоянство сдвига фаз между галактическим ритмами и сезонными ритмами Земли.

Соответственно известны 4 основных типа календарей, которые использовались в прошлом или используются в наши дни: 1) нумерологический, в котором сквозной счет суток подчинен только системе счисления (семиричной, десятичной и т. п.) и никак не связан с лунными и солнечными циклами (наш понедельный счет дней; священный календарь майя — год 260 суток, двадцатиричная система счисления); 2) основанные на подсчете числа лунных (синодических: по фазам) месяцев лунные календари, которые могут периодически согласовываться с солнечным календарем (иудейский) или игнорировать рассогласование (мусульманский); и два типа солнечных календарей, ориентированных либо 3) на звездный год (юлианский с неизменным ритмом 3´365 + 366), либо 4) на тропический год (григорианский календарь с более изощренным ритмом, поскольку в нем, для устранения накапливающихся погрешностей календарного счета относительно объективного звездного хода, применяется не только система високосных лет, но и система “антивисокосных” столетий — в трех столелетиях из четырех, завершающие их годы лишаются високосного дня, если число полных сотен лет не кратно четырем, вследствие чего число полных суток в разных столетиях — разное: 1700, 1800, 1900 гг. по григорианскому календарю не високосные; а 2000 г. високосный).

Календарные системы, используемые обществом, могут включать в себя календари нескольких типов сразу, вплоть до учета в календарных системах сдвига фаз сезонных, месячных, суточных ритмов относительно галактических ритмов.

Кинематика Солнечной системы такова, что продолжительность всякого цикла (сутки, месяц, год), который может быть положен в основу календаря, непостоянна и изменяется от цикла к циклу. Это вызвано тем, что скорости перемещения астрообъектов в Солнечной системе не постоянны и подчинены силовому взаимодействию их между собой, которое обусловлено в каждый момент времени общим расположением астрообъектов Солнечной системы, и которое вызывает также колебания и деформацию их орбит от цикла к циклу.

То есть обо всех сутках, месяцах, годах и т. п. можно говорить только в смысле осредненных значений их длительности и накопленной статистики отклонений от средних значений. Кроме того более продолжительные циклы не содержат в себе целого числа более коротких циклов: любой из типов года — не целое количество солнечных суток и не целое количество лунных месяцев; а лунный месяц не целое количество суток.

Из-за этой особенности кинематики Солнечной системы календари различных типов, во-первых, расходятся между собой с течением времени; и, во-вторых, накапливают ошибку календарного счета из-за отклонений средней (расчетной) продолжительности года, свойственной каждому из них, от объективной продолжительности звездного (или тропического) года. Даже календари одного и того же типа расходятся между собой, если в них различная ритмика введения поправок на ошибку, вызванную несовпадением расчетной длительности цикла с объективной длительностью цикла в Солнечной системе. Соотношение между осредненными циклами календарей и объективными осредненными значениями циклов Солнечной системы таково: звездный год — 365 суток 6 часов 9 минут 10 секунд; юлианский год — 365 суток 6 часов; тропический год — 365 суток 5 часов 48 минут 46 секунд; григорианский год — 365 суток 5 часов 49 минут 12 секунд.

В частности, григорианский календарь, ориентированный на тропический год, за 25 765 лет отстанет от звездного года на целый год. А юлианский календарь, ориентированный на звездный год, обгоняет тропический, по какой причине даты солнцестояний и равноденствий в нём медленно смещаются относительно своих начальных значений: они пробегают весь календарь и возвращаются на свое место за время, равное 46 752 годам (в северном полушарии по юлианскому календарю спустя определенное количество лет 22 июня будет днем зимнего солнцестояния).

Христианская пасха, согласно церковным канонам, а не объективной астрономии, должна свершаться в первое воскресенье после полнолуния, наступившего вслед за весенним равноденствием. “Александрийская пасхалия” по существу её — календарная система, объединяющая в себе нумерологический календарь понедельного счета дней, синодический лунно-месячный календарь и звездно-годичный солнечный юлианский календарь. Она представляет собой алгоритм определения по юлианскому календарю ниже названных дат каждого года: весеннего равноденствия, первого за ним полнолуния и соответствующего воскресенья.

Кроме того, христианская пасха не должна совпадать с иудейской пасхой, которая наступает 14 нисана по иудейскому лунному календарю, расчетный ритм которого не совпадает с расчетным лунным ритмом александрийской пасхалии[16].

В связи с церковной проблемой определения дат пасхи в каждом году в ист. 1, стр. 423 сообщается:

«Утверждение 1. Никейский собор, установивший пасхалию, не мог быть ранее 784 г. н. э., так как только с 784 г. прекратились совпадения календарной христианской пасхи с иудейской. В частности, Никейский собор не мог происходить в IV в., когда календарная христианская пасха совпала с иудейской 8 (!) раз, а 5 раз, пришлась бы раньше на 2 дня.

Утверждение 2. Удовлетворительное совпадение (± 1 день) календарных пасхальных полнолуний с истинными происходило лишь в промежутке 750–950 гг. н. э. Начало 13‑го индиктиона (877 г.) находится на участке идеального совпадения. Следовательно датировка Никейского собора возможна лишь VIII–X вв., а наиболее вероятная датировка — вторая половина IX в. (после 877 г.).

Замечание 1. Утверждение 1 и 2 были получены на основе компьютерного расчета дат всех весенних полнолуний (иудейской пасхи) от начала н. э. до 1700 г. В отличие от предшественников мы не накладывали априорных ограничений на датировку».

В “Замечании 1” есть неточность: иудейская пасха, в соответствии с канонами иудаизма, не всегда совпадает с полнолуниями. Об этом сообщается в уже упоминавшейся работе А.Н.Зелинского “Конструктивные принципы древнерусского календаря”, которая упоминается и в библиографии рассматриваемой работы А.Т.Фоменко.

В названной работе А.Н.Зелинского анализируются принципы, положенные в основу иудейского календаря, по которому определяется дата иудейской пасхи, и принципы построения александрийской пасхалии, на основании которой, до введения в католичестве григорианского календаря, определялась дата христианской пасхи во всём христианском мире.

На стр. 82, 83 в названной работе А.Н.Зелинский сообщает, как само собой разумеющийся и известный специалистам факт:

«Если исходить из принятого никейскими пасхалистами «сирийского лунного круга», начало которого приходится на новолуние, совпадающее с весенним равноденствием 287 г. н. э., то выходит, что совпадения еврейской и христианской Пасхи могли происходить с 288 г. н. э. по 592 г. н. э. (288+304=592)[17]. Однако мы знаем, что в действительности они иногда еще имели место до 783 г. н. э. Это объясняется отнюдь не неточностью наших расчетов, а просто тем, что евреи сдвигают свою пасху на день вперед, если она приходится на понедельник, среду или пятницу. Именно за счет подобных сдвигов и происходили ещё отдельные совпадения еврейской и христианской Пасхи вплоть до упомянутого выше года».

Из этого фрагмента можно понять, что после 783 г. н. э. алгоритм александрийской пасхалии работает как автомат, выдавая календарную дату христианской пасхи, заведомо не упреждающую иудейскую и не совпадающую с ней, по какой причине формально алгоритмически полученные результаты нет необходимости корректировать с оглядкой на церковные каноны и празднование пасхи иудеями. Но ранее 783 г. н. э., результат, полученный чисто алгоритмически по александрийской пасхалии, необходимо было проверять на совпадение (или отсутствие такового) с иудейской пасхой. Астрономы могли ранее 783 г. н. э. построить календарный алгоритма пасхалии. Но они не могли перевести на несколько столетий вперед “звездные часы” — Солнечную систему — так, чтобы календарный алгоритм пасхалии удовлетворял церковному канону о пасхе.

Соответственно этой особенности александрийской пасхалии и иудейских канонов празднования пасхи, именно до 783 г. н. э. и были необходимы словесные оговорки церковных канонов об исправлении дат, полученных на основе алгоритма пасхалии, которые сам же А.Т.Фоменко приводит в Приложении 4 ист. 1:

«Матфей Властарь (XIV в.) пишет: “Правило божественных апостол два полагает устава о пасхе: не сопраздновать с иудеями и праздновать после весеннего равноденствия. К ним (на Никейском соборе) были добавлены ещё два: совершать праздник после первого весеннего полнолуния (т. е. после иудейской пасхи), и не в любой день, а в ближайшее к этому полнолунию воскресенье».

Согласно пояснениям А.Н.Зелинского, церковный канон о праздновании пасхи построен так, чтобы в каждый год последовательность астрономических событий повторяла их ход в последовательности, имевшей место в год новозаветных событий: весеннее солнцестояние, полнолуние, свидетельство о воскресении. При переходе к григорианскому календарю эта последовательность нарушается.

Все приведенные оговорки о не сопраздновании христианской пасхи с иудеями и прочие, не имеют никакого смысла на том интервале реального исторического времени, когда алгоритм пасхалии выдает чисто формально — церковно-канонически безупречный результат. То есть, если бы их не было, то можно было говорить о датировке Никейского собора не ранее 783 г. н. э., мотивируя это совпадением алгоритмического результата по пасхалии и дат иудейской пасхи и приписывая христианским церквям задним числом стремление размежеваться с иудеями в праздновании этого дня. Но коли они есть, то они указуют на то, что они появились до 783 г. н. э., чтобы исправить каноническую несостоятельность календарного алгоритма на том интервале реального исторического времени.

Но авторы анализируемых работ настаивают на датировке Никейского собора позднее 783 г. н. э., вопреки смыслу известной и им самим информации. При этом пугалом компьютерного расчета (пойди проверь, уважаемый читатель) закрывают то, о чем прямо говорится в одном из источников их же библиографии. Почему?

Формально-математическое выявление повторяемости сообщений хроник не дает объективных оснований к тому, чтобы игнорировать и отрицать прямой смысл и общественно управленческую значимость их неформализованных (для включения в математический алгоритм) сообщений. Но это делается, и в прокрустово ложе новой хронологии насильственно втискивается и то, что просто не лезет в неё по свойственному ему смыслу. Мы рассмотрели вопрос именно о Никейском соборе по причине особой значимости в истории нынешней глобальной цивилизации тех решений, которые связываются с этим собором, и о чем речь пойдет далее.

К тому же следует заметить, что в ходе анализа александрийской пасхалии А.Н.Зелинский рассматривает возможности её применения для уточнения датировки событий, зафиксированных в летописях. В качестве примера он рассматривает вопрос о правильности датировки победы Владимира Мономаха над половцами, которая по сообщению летописей имела место в понедельник страстной недели 27 марта 6619 г. от сотворения мира. Рассмотрев это сообщение на предмет соответствия алгоритму пасхалии, А.Н.Зелинский приходит к выводу, что сообщение летописи достоверно и 27 марта 1111 г. от Р.Х. действительно приходится на понедельник страстной недели. Иными словами, если в соответствии с реконструкцией древней русской истории А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, некие фальсификаторы перенесли В.Мономаха в более глубокое прошлое[18], умышленно удлиняя историю России, то сделали они это со знанием дела, позаботившись о календарной неусомнительности такого переноса событий.

В книге “Империя” (ист. 2) часть четвертая имеет название «Наша реконструкция средневековой истории Европы и Азии. Гипотеза»; глава 1 в ней — «Развитие основных мировых религий (реконструкция)». Приведем, сохраняя стилистику выделения фрагментов текста самими авторами, выдержку из «§ 2. ОДИННАДЦАТЫЙ ВЕК» этой главы:

«2.1. Иисус Христос. Главное религиозное событие XI века — ПОЯВЛЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА, ЕГО ЖИЗНЬ И РАСПЯТИЕ. Распят, вероятно, в Новом Риме = Константинополе = Иерусалиме.

2.2. Начало новой эры в 1053 году. «Нулевым годом» был, скорее всего, 1053 год н. э. Впрочем, в некоторых поздних документах эту дату могли округлять и считать «нулевым» годом примерно 1000 г. н. э. В 1054 г. вспыхивает сверхновая, описанная в Евангелиях как Вифлиемская звезда.

2.3. Смерть Иисуса Христа в конце XI века. Возможно приблизительно в 1085 году н. э., через 31–33 года после «нулевого года», совпадающего с 1053 годом н. э. (…)».

В ранее цитированном фрагменте ист. 1, было сказано:

«… датировка Никейского собора возможна лишь VIII–X вв., а наиболее вероятная датировка — вторая половина IX в. (после 877 г.)».

С учетом сообщаемого в приведенной выдержке из § 2, следует сделать вывод, что иерархия христианской церкви была обеспокоена проблематикой празднования пасхи, так чтобы христианская пасха отличалась от иудейской, уже задолго до прихода Христа и свершения событий, описанных в Новом Завете, а также и до разобщения иудаизма и христианства, которое имело место, по мнению А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, только в XV веке, что видно из ниже приведенного полностью «§ 6. ПЯТНАДЦАТЫЙ ВЕК» той же главы ист. 2.

Иными словами реконструкции ими глобального исторического процесса на основе вычисленной ими же хронологии свойственно ВНУТРЕННЕЕ ХРОНОЛОГИЧЕСКОЕ НЕСТРОЕНИЕ, при котором реакция общества на свершившиеся события следует ранее, чем сложились обстоятельства, в которых свершаются именно эти события.

Далее упомянутый § 6 той же главы “Империи”:

«6.1. Религиозный раскол ранее единого христианства на несколько крупных ветвей — религий. Перечислим их.

6.2. Православие, т. е. ОРТОДОКСАЛЬНОЕ ХРИСТИАНСТВО, вероятно, наиболее близкое к первичному культу, более сдержанное и суровое по духу. Центром православия становится Древняя Русь. Православие распространено также на Балканах и на Востоке.

6.3. Ислам или мусульманство — на Востоке, первоначально довольно близкое к православию. Также строгая и аскетичная религия.

6.4. Католицизм — в основном на Западе. Наиболее удалившийся от первичного содержания культа XI века. Некоторое время существовал в форме греко-римского пантеона богов с элементами вакхического оргиастического культа. По мнению Морозова, из-за распространения вакхической практики в некоторых странах Западной Европы распространились болезни, названные венерическими по имени Венеры — богини любви.

Для устранения таких нежелательных социальных последствий потребовалась реформа католического культа, для чего в некоторых странах Западной Европы и была введена позднее инквизиция. После церковной реформы и успешной работы инквизиции католическая ветвь христианства приобрела современные, уже хорошо знакомые нам формы, также довольно сдержанные.

6.5. Буддизм. Еще один вариант христианства — БУДДИЗМ на Востоке. Индия, Китай и другие страны Юго-Восточной Азии.

6.6. Иудаизм как на Западе, так и на Востоке. Первоначально — форма доиисусовского христианства. С течением времени подвергся довольно сложной эволюции.

6.7. Остальные религии не столь широко распространены. В основном они отщепляются от перечисленных выше лишь в XVI веке.

6.8. Все мировые религии произошли из одного корня и одного центра. Итак, по нашему мнению, ВСЕ ИЗВЕСТНЫЕ СЕГОДНЯ ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИИ, перечисленные выше, вышли из одного корня — первоначального христианства XI в. н. э. Это объясняет, в частности, выводы, сделанные большой школой ученых, работавших в XIX веке в области так называемой «сравнительной религии». После обработки огромного материала они обнаружили настолько много общего между всеми указанными религиями (этот фрагмент текставыделен нами, а не его авторами), что вынуждены были придумать целую теорию, будто «более позднее» христианство заимствовало, например, у «более раннего» буддизма почти все основные элементы культа. Это «объяснение» было продиктовано неправильной скалигеровской хронологией. И потому оказывается НЕВЕРНЫМ.

6.9. Евангелие и Библия. Евангелия написаны либо в конце XI века, либо в начале XII века. Все остальные книги Библии — как Нового, так и Ветхого Завета, — написаны, вероятно, НЕ РАНЕЕ НАЧАЛА XII или конца XI века н. э.; см. [187][19]. Имеющиеся СЕГОДНЯ редакции Евангелий и Псалтири восходят к XIV веку. А остальные книги Ветхого Завета редактировались в отдельных случаях вплоть до XVII века» (Ист. 2, стр. 348).

Что касается последней цитированной фразы, то цензорско-редакторские изменения вносятся в Библию и в наши дни, исходя из текущих и перспективных потребностей правящей “элиты”. Так в 1960 г. в США вышла Библия в новом переводе на английский язык под названием “Новая американская стандартная Библия”, после чего было сделано несколько переизданий, и новый текст не стилистически отличается от прежних и православного синодального перевода (XIX век), который в свою очередь отличается также не стилистически и от текстов “Острожской Библии” (1581 г. по традиционной хронологии).

Старается, чтобы не отстать от американцев и отечественная интеллигенция. Перевод книги Екклезиаста в её виде, известном по синодальной Библии, ей не нравится, и в “научном” журнале “Вопросы философии”, № 8, 1991 г. появляется новый перевод Э.Т.Юнц “Книга Екклезиаста”. В этом “философическом” переводе во второй главе убрано педалирование на СТЯЖАНИЕ СЕБЕ в стихах с 4 по 10, известное по традиционному переводу. И в стихе 2:26 в процессе “перевода” снято обвинение в греховности стяжания себе, а Божий промысел в “философическом” миропонимании низведен до блажи вертихвостки по отношению к фаворитам:

«И только, к кому благосклонен Бог, тому Он дает успех и мудрость, а неугодных заставляет напрасно копить, чтобы добро их досталось его любимцам. Это так же бессмысленно, как ловля ветра».

Смысл этого перевода отрицает смысл, выраженный в синодальном тексте вполне определенно:

«2:26. Ибо человеку, который добр пред лицом Его, Он дает мудрость и знание и радость; а ГРЕШНИКУ ДАЕТ ЗАБОТУ СОБИРАТЬ и КОПИТЬ, ЧТОБЫ ПОСЛЕ ОТДАТЬ ДОБРОМУ ПРЕД ЛИЦОМ БОЖИИМ. И это — суета и томленье духа!»

Теперь обратимся к выделенному нами фрагменту текста в параграфе 6, гл. 1, части 4 “Империи”. Известен афоризм из исторического материализма: «Религия — опиум для народа». В.С.Соловьев (“Магомет. Его жизнь и религиозное учение”, стр. 15; СПб, “Строитель”, 1992 г., первое издание 1886 г.) определил существо религии, в отличие от марксистов, правильно:

«Религией, по несомненному общему смыслу, вне зависимости от сомнительной этимологии, мы называем то, что, во-первых связывает человека с Богом, а во-вторых, в силу этой первой связи, соединяет людей между собой».

Но и афоризм исторического материализма намекает на объективную истину в жизни общества. Только что приведенный нами фрагмент современного перевода книги Екклезиаста показывает: вероучение, порождаемое правящей “элитой”, — опиум для народа; именно вероучение — опиум, поскольку оно — отсебятина правящей своекорыстно “элиты”, но не религия, как таинственный для посторонних сокровенный диалог человека с Богом Истинным.

В XIX веке сравнительным анализом вероучений и ритуалов разных культов действительно занимались многие, но не выходцы из трудового народа, а выходцы из традиционно (и плохо) правящей “элиты”. И их не интересовал такой аспект вероучений и религий, как программирование коллективного и персонального бессознательного и сознательного и в обществе в целом, и в его подмножествах. Поэтому из сравнительного “богословия” они сделали те выводы, какие позволяла им сделать их классово и кланово своекорыстная нравственность; либо, понаписав уйму слов, они не сделали для себя никаких выводов (тот же В.C.Соловьев, А.В.Амфитеатров — автор “Истории сношений человека с дьяволом”).

Из того, что написано А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским по вопросу о религии и вероучениях, культовых ритуалах, складывается впечатление, что они принадлежат к той же категории неверующих Богу “богословов”, которые не идут в своем анализе далее формально ритуальных различий и тождества культов. А с текстами писаний, признаваемых священными в разных культах, знакомы по подсунутым им цитатам и пересказу их популяризаторами. Таинственность религии, как сокровенного диалога человека и Бога, их не интересует, даже при ритуальной и догматической дисциплинированности тех из них, кто считает себя верующими.

Мы тоже приведем подборку цитат из библейских писаний, исходя из вопроса о программировании психики и социального поведения вероучениями, пропагандируемыми разными социальными “элитами”.

Ветхий Завет, доктрина холодной войны и установления мировой тирании методами финансового паразитизма, доктрина “Второзакония-Исаии”[20]:

“Не отдавай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею)ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т. е. не-иудею)отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т. е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций)благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).” — Второзаконие, 23:19, 20.“И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут” — Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т. е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев)будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль)и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.” — Исаия, 60:10–12.

Сказано вполне определенно. И в существе сказанного в ней, в «Майн Кампф» и гитлеровском плане «Ост» о судьбе, которую изверги намерены навязать народам мира, нет никакой разницы. Но христианские церкви настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н. э. по традиционной хронологии), от имени Христа провозглашает её до скончания веков:

«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполниться все», — Матфей, 5:17, 18.

(На наш взгляд, речь идет о Законе в его истинном виде, данном Моисею, а не о его извращенной редакции, довлевшей над иудеями ко времени прихода Христа).

Какой можно увидеть в этом «религиозный раскол» между иудаизмом и христианством, имевший место, по мнению А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского якобы в XV веке н. э.? — Очевидно ПОЛНОЕ единение обоих канонических вероучений в социальной доктрине и взаимное дополнение программирования целей и способов социального поведения каждым из них в их совокупности: одни программируются на исполнение роли расовой социальной “элиты”, другие программируются на дополняющую роль — верноподданно и вдохновенно ишачить в ярме ростовщической удавки на расовую “правящую” элиту.

Это приводит к вопросу: Кто хозяин этой многовековой системы программирования психики (зомбирования) людей, если иерархии обоих культов — всего лишь передаточные звенья, а Бог дал человеку свободу воли и дает способность к Различению всего происходящего в жизни, дабы человек мог пользоваться свободой воли?

И почему авторы анализируемых работ, сами способные к программированию компьютеров на решение больших математических задач, в упор не замечают определённо целенаправленной системы программирования социального поведения в глобальном историческом процессе, за анализ и очищение которого от лживых и ошибочных представлений они якобы взялись?

И почему не задумываясь о том, какое место они сами занимают в этой системе программирования психики и социального поведения, авторы анализируемых работ верхоглядски вторгаются в те области деятельности, которые требуют еще большей осторожности чем разминирование или управление АЭС?

Не лучше обстоит дело и с их взглядами по исламской тематике. Ист. 1, стр. 280, 281:

«Приведем один пример. Хронология зафиксированная в Коране, иногда резко противоречит библейской (традиционной) хронологии. Так Коран упорно считает Аарона (Ария) дядей евангельского Иисуса! Марию — мать Иисуса — Коран объявляет сестрой Моисея и Аарона (Арона). Таким образом, Моисей и Аарон (с точки зрения Корана) оказываются в поколении, непосредственно предшествовавшим Христу. Это, конечно, разительно расходится с традиционной хронологией на несколько сотен лет, но вполне согласуется с нашей более короткой хронологией (…). Вот сура № 19 Корана. Комментатор И.Б.Крачковский[21]: “Старейшая сура, в которой упоминаются новозаветные персонажи: … Мария, Иисус…” (…) В суре рассказывается о рождении Иисуса — сына Марии. “О Марйам, ты совершила дело неслыханное! О сестра Харуна (Аарона. — А.Ф.)…”».

Но в том же Коране неоднократно употребляется обращение к иудеям — современникам Мухаммада: «О сыны Иср’аила!» (2:38, 2:44, в частности). То есть, если следовать логике толкования Корана А.Т.Фоменко (к тому же в переводе, в котором искажена свойственная арабскому языку поэтичность, система ассоциативных связей и идиом), должно сделать вывод, что Мухаммад, принадлежит к тому же поколению, что и Иосиф, сын Иакова-Израиля, а это поколение, как известно из того же Корана и Библии, упреждает поколение Моисея и всех последующих пророков до Мухаммада включительно. Но так возможно получить всякую родословную, однако описываемую украинской поговоркой: «Васыль бабе — титка».

Если же обратиться к Корану, а не к подобранным или вырванным из контекста цитатам из него, то согласно Корану (40:24–49) Моисей — один из пророков Ислама — воспринимается некоторыми приближенными фараона в качестве наследника Иосифа в продолжении некоего дела (Коран, 40:36), о существе которого авторы дошедших до нас библейских текстов умалчивают, подменяя его другим делом, суть которого изложена в приведенной ранее доктрине “Второзакония-Исаии”.

В контексте библейской книги Исход, Бог начал через Моисея сионо-интернацистскую агрессию против египетского государства тех лет и народа Египта, отказав им в свободе воли, и Сам возбуждал ненависть к Себе и богоборчество в его правящей верхушке.

Коран же сообщает, что миссия Моисея началась с предложения ему Свыше:

«Иди к фараону, он ведь уклонился (по контексту: от водительства Божиего; в переводе Саблукова: «он крайне нечестив») и скажи ему: “Не следует ли тебе очиститься? И Я поведу тебя к твоему Господу, и ты будешь богобоязнен», — Коран, 79:17–19.

Среди обвинений в адрес крайне буйствующего фараона: обвинение в порабощении людей, относимое в Коране к сынам Израиля, которые, как и все самобытные народы, до этого порабощения были свободны от угнетения их психики программой доктрины “Второзакония-Исаии” — нацистских бредней о расовом превосходстве и паразитическом господстве над народами Земли и биосферой. И в напутствие Моисею и Аарону было сказано:

«Идите к фараону, ведь он возмутился (Саблуков: он крайне буйствует), и скажите ему слово мягкое (Саблуков: кроткое), может быть он образумится и убоится», — Коран, 20:45, 46.

После того, как Моисей и Аарон исполнили предложенное им Свыше, по кораническим сообщениям, в иерархии посвященных Египта произошел открытый раскол: часть магов-волхвов (знахарей) открыто признала перед остальной иерархией Моисея истинным Посланником Божьим (7:118, 20:73, 26:46 и др.); фараон же вознамерился убить Моисея (40:27) и казнить принявших открыто сторону Моисея (7:121, 20:74, 26:49) и заявил, что он, фараон, сам лично — бог (26:28), не знающий иных богов, кроме себя (28:38), и “господь высочайший” (79:24) для всех в Египте.

Об отношении Ислама к доктрине “Второзакония-Исаии” — ростовщической агрессии против всех народов мира — также можно узнать из Корана (в переводе Крачковского), сура 2:

«275 (274). Те, которые издерживают свое имущество ночью и днем, тайно и явно, — им их награда у Господа их; нет страха над ними, и не будут они печальны! 276 (275). Те, которые пожирают рост, восстанут[22] только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением. Это — за то, что они говорили: “Ведь торговля — то же, что рост”. (Саблуков: «“лихва” — то же, что прибыль в торговле»). А Аллах разрешил торговлю и запретил рост. К кому приходит увещание от его Господа и он удержится, тому прощено, что предшествовало: дело его принадлежит Аллаху; а кто повторит, те — обитатели огня, они в нем вечно пребывают!

277 (276). Уничтожает Аллах рост и выращивает милостыню (Саблуков: Бог выводит из употребления лихву, но лишшую <лучше: лихвенную> силу дает милостыням). Поистине Аллах не любит всякого неверного грешника. (277). Те же, которые уверовали, и творили благое, и выстаивали молитву, и давали очищение, — им их награда у Господа их, и нет страха над ними, и не будут они печальны!»

«… и пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти — счастливы!» — Коран, сура 3:99, 100.

Пререкаться же на тему о том, что «Аллах» — не «Бог», не представляется возможным, поскольку в русском языке слово «Аллах» — заимствование из арабского, а в арабском — именно слово «Аллах» напоминает человеку о Боге.

То есть, непредвзятое сопоставление коранических и библейских сообщений в их переводах на русский, отрицает вывод А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, сделанный ими в ранее цитированном параграфе 6, главы 1, части 4, ист. 2: «Все мировые религии произошли из одного корня и одного центра».

Реально же не так: Библия, в её исторически сложившемся виде, — из одного; а Коран в его исторически сложившемся виде — из другого. Они ориентированы на разные цели общественного развития, осуществляемые взаимно исключающими средствами.

И этот вывод — не зависит от того, насколько изолгана свершившаяся история и её хронология в господствующем историческом мифе и в мифе, рождающемся на основе новой хронологии, создаваемой А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским. Сказанное в этом абзаце — ОБЪЕКТИВНЫЙ исторический инвариант, неизменный при всех интерпретациях хронологии.

Это показывает, что работам А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского свойственно характерное качество всей социологии Запада: умышленное или бездумное уклонение от рассмотрения смысла Коранического учения и арабских источников информации по истории. Так в ист. 1, стр. 251 А.Т.Фоменко ограничился одной фразой:

«Счет лет по эре “геджры” (арабский) начался в 622 г. н. э. (…). К этому счету лет также имеется много вопросов (несколько меньших масштабов), порожденных проблемой датировки библейских книг и Корана».

Но существо этих вопросов осталось вне рассмотрения как в этой, так и в самой последней работе (“Империя”), хотя работы в области идентификации реальной хронологии методами математики ведутся с конца 1970‑х гг. Терпеть более 15 лет дыру на глобальной социологической (хронологической) карте мира — это слишком продолжительный срок, чтобы претендовать на серьезность исследований и добротность сделанных на их основе выводов.

На Западе и в России Есть некий круг работ из серии «про Коран и ислам», прошедших мировоззренческую цензуру иерархий академий наук и их закулисных мафий, и из этого круга работ в западной глобальной социологии (и исторической науке, как части социологии) принято черпать цитаты и мнения, якобы свойственные мусульманской культуре, но качественно расходящиеся с мнениями, высказанными в самих мусульманских источниках. Это относится даже к тем из них, которые доступны в переводах и не арабоязычному читателю. Приобщилась к этой глобальной кампании создания предубежденного невежественного бессмысленного отрицательного отношения к Исламу и АН СССР в ходе издания в 1950–60 гг. 12‑томника “Всемирная история”. В нем не найти ни слова о расистских бреднях о рабовладении в мировых масштабах цензоров и редакторов ветхо- и новозаветных Откровений, но Кораническому учению нагло приписываются рабовладельческие воззрения (т. III, стр. 108.), прямо противные смыслу стратегической Коранической доктрины общественной жизни, и сопровождается эта ложь неопределенными ссылками на Коран.

Проще говоря, работы А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского взращиваются в этом старом академическом парничке под вывеской “Правда об Исламе карается по закону интеллигенции”.

Как уже было показано при обсуждении вопроса об александрийской пасхалии, сопоставление различных календарных систем и переход из одной календарной системы в другую, не столь прост, как это многим может показаться. Тем не менее, хотя предметом исследований авторов анализируемых работ является сопоставительный анализ хронологий по данным региональных источников (пусть даже не на языках оригиналов, а по переводам и вторичным изложениям), но во всех их монографиях отсутствуют разделы, посвященные сопоставительному анализу, точности и принципам построения календарных систем, используемых в настоящее время и использовавшихся в прошлом в разных обществах. Это — грубая методологическая ошибка всего цикла работ.

Также удивительно, что неоднократно вспоминая Платона, авторы ни разу не вспомнили его сообщения (или приписываемого ему) о гибели Атлантиды в глобальной геофизической или астрофизической катастрофе. Между тем катастрофа такого масштаба, если она действительно была, как о том повествуют мифы разных географически удаленных народов, могла стать естественным синхронизатором — задатчиком нуля отсчета времени для разных календарных систем, сохранившихся от времен, предшествующих началу письменной истории, когда бы письменная история ни началась.

Одна из последних публикаций, посвященных вопросу о гибели Атлантиды, книга (в названии всё дано в именительном падеже): Т.Н.Дроздова, Э.Т.Юркина “В поисках образа Атлантиды”, М., “Стройиздат”, 1992 г., тир. 50 000 (ист. 3).

В ней приводится сообщение из “Кодекса Тро” цивилизации майя доколумбовой Америки:

«6 года К’ан, в одиннадцатый день Мулук месяца Сан, начались ужасные землетрясения… В результате их жертвой пала страна Му… Она исчезла в течение одной ночи… Земля расступилась, и 10 стран, разорвавшись на части, были уничтожены. Они погибли вместе с населением, насчитывающим 64 млн. человек, за 8060 лет до написания этой книги».

Священный календарь майя, по которому велась их хронология, был нумерологический и обеспечивал сквозной счет солнечных суток на протяжении тысячелетий по определенной системе[23], по какой причине не накапливал ошибок, вызванных целочисленной несоизмеримостью солнечно-суточного по отношению к лунно-месячному и обоим солнечно-годовым циклам и не забывал дат их исправлений при социальных катаклизмах. Дата прибытия Кортеса к майя известна и по европейскому календарю (Божья — страстная — пятница 1519 г.) и по календарю майя (день 1 Тростник, год 1 Тростник)[24]. Это открывает возможность синхронизации обоих календарей.

Так же ист. 3, стр. 42 дает объяснение причин, почему в Египте древности зимние и летние дневные и ночные часы отличались между собой (были разной продолжительности, что неудобно). В качестве солнечных часов в Египте использовались обелиски. Если бы Египет находился на широте 15о (реально он расположен на 25о–30о сев. широты), то существующие шкалы солнечных часов Египта обеспечивали бы равенство всех часов в сутках. Предлагается сделать вывод, что шкалы солнечных часов Египта — унаследованы в готовом виде от эпохи до глобальной катастрофы: либо они принесены в Египет не шибко посвященными в тонкости небесной механики выходцами из погибшей южной страны, либо в результате катастрофы изменился характер вращения Земли и широта местности, в результате чего часы-обелиски утратили равномерность шкал.

В этой же книге (стр. 134) сообщается о датировке гибели Атлантиды на основе традиционной хронологии по Платону 9570 г. до н. э. И приводится сравнение этой даты с нулями отсчета календарных систем: майя — 11 653 г. (3113 г. до н. э., 8139 г. до н. э. или 13 365 г. до н. э. — варианты по данным “Фактора майя”); древнеегипетской — 11 452 г.; ассирийской лунной — 11 452 г., в точности как в Египте.[25]

Глобальный характер некой древней катастрофы зафиксирован в разных регионах мифами и эпосом многих народов, которые в устной традиции передавались до начала ХХ века. Многое из этого устного наследия успела зафиксировать письменно академическая наука во второй половине прошлого века. Геофизические следы катастрофы не могли повсеместно исчезнуть полностью и также могут быть датированы. В частности в названной книге об Атлантиде (стр. 5) сообщается о датировке Берелехского кладбища мамонтов в Якутии радиоуглеродным методом: 11–12 тыс. лет тому назад, что наиболее близко к дате глобальной катастрофы по Платону, а с учетом возможных погрешностей метода и к остальным датам.

Хотя А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский уделили внимание в своих публикациях радиоуглеродному методу и привели перечень ошибочных датировок на его основе, но все это справедливо по отношению к единичным фактам. В массовой же статистике датировок радиоуглеродным методом можно говорить только о доверительном интервале получаемых результатов. Абсолютно безошибочных методов датировок в настоящее время наукой не выявлено, не говоря уж о том, что действительно процветает подгонка результатов под довлеющий над исследователями исторический миф, от чего не свободны и сами авторы анализируемых работ.

С этой же темой глобальной катастрофы, как возможного синхронизатора календарей, связана и публикация статьи о карте, приписываемой турецкому адмиралу Пири Рейсу, в 1960‑е гг. в журнале “Техника — молодежи”, в те годы не склонным к поощрению графоманства. По традиционной хронологии эта карта появилась до плаваний Америго Веспучи и экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева. Тем не менее, на ней изображены оба американских континента и Антарктида. Причем Антарктида — без ледяного панциря, но с текущими по её территории реками. Как сообщалось, последующие исследования залегания материкового льда Антарктиды показали, что контуры материка изображены на карте правильно: т. е. если лед растает, то материк обретет очертания, известные по карте, названной именем Пири Рейса. Один из её американских исследователей вспоминал, что для авиации США, базировавшейся на Египет в ходе второй мировой войны, была отпечатана серия карт с центром картографической проекции в Египте. И в этой проекции он узнал проекцию карты Пири Рейса.

То есть карта Пири Рейса унаследована от времен, предшествующих некой глобальной геофизической или астрофизической катастрофе, до которой Египет уже обладал значимостью глобального центра картографической проекции. И возможно, что, когда Гитлер снаряжал экспедиции в Арктику на поиски прародины древних арийцев, он всего лишь ошибся полюсом: следовало не воевать, а в Антарктиде бурить лед и делать в нем археологические шахты.

Нельзя утверждать, что и сообщения НАСА (США) об обелисках, обнаруженных на снимках поверхности Луны (публикации 1969 г.), чье расположение зеркально по отношению к расположению пирамид в Гизе, а также и фотографии лица сфинкса, смотрящего в небо, на Марсе (1990‑е гг.) — не имеют ни малейшего отношения к истории Земли и той цивилизации, которая была на ней до глобальной катастрофы. Тем более странно, что все причастные к исследованиям ближнего космоса в России и в странах бывшего СССР хранят по этому поводу молчание: неужто так везло только американцам или отечественные службы радиоперехвата проспали сигналы от американских станций?

Объяснить, почему вопрос о гибели Атлантиды (или иной реально бывшей глобальной катастрофы), как возможных установщиков нуля отсчета для разных календарных систем, выпал из поля зрения коллектива, работающего вместе с А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским, можно на наш взгляд только одним. Евразийская империя от Тихого океана до Средиземноморья в прошлом действительно некоторым образом существовала и в военно-силовом отношении (6‑й приоритеты обобщенного оружия) довлела над Атлантической цивилизацией, претендующей быть наследницей погибшей Атлантиды. Довлела так, что неосмысленный бессознательный ужас перед Россией в западной толпе сохраняется всё время после того, как Евразийская империя была уничтожена агрессией Атлантической цивилизации на основе расовой ростовщической доктрины “Второзакония-Исаии” (4‑й приоритет обобщенного оружия) и введением пития для русских[26] (5‑й приоритет обобщенного оружия).

Заказчиков же “новой хронологии”, которую производит группа А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, объективные данные об историческом прошлом не интересуют, но оружием второго приоритета (доктрина обрезания хронологии) они намереваются снести весь Атлантический исторический миф и его “пророчества” о будущем Земли по атлантической модели (мондиализм). Либо же они тем самым проложат дорогу в это, ныне программируемое мондиализмом, будущее, поскольку во многих вопросах нравственности и этики евразийство неотличимо от атлантизма. Общность же нравственности предопределяет одни и те же цели и способы употребления достижений культуры человечества, также общих и для евразийства, и для атлантизма. Некоторые отличия имеют место в средствах осуществления каждой из доктрин и в юридическом оформлении средств и результатов их применения. Вопрос не в каком-то неведомо глубоком различии их существа, а в том, атлантическая или евразийская “элитарная” мафия будет допущена общими их хозяевами к тому, чтобы дать название этой евразийско-аталантической модели “нового мирового порядка”.

После ликвидации господства нынешнего исторического мифа предполагается утвердить некую антикораническую модель евразийства-атлантизма в глобальных масштабах, пока атлантисты-консерваторы и “исламские фундаменталисты” будут переживать интеллектуальный ступор, пережевывая навязанную в нём обрезанную (укороченную) хронологию, вышибающую из их памяти почти всё как реальное, так и мифическое историческое прошлое. А российские великодержавники, клюнув на евразийскую идею и новый хронологически обрезанный миф, станут одним из главных орудий в строительстве этого «нового мирового порядка» по евразийско-аталантической модели.

Косвенно это подтверждается некритичным цитированием А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским работ Л.Н.Гумилева, пропагандиста евразийской доктрины и “теории пассионарности”, в которой также выявлены примерно 1200-летние ритмы социальных процессов в толпо-“элитарных” обществах.

Беда “теории пассионарности” Л.Н.Гумилева в не-Различении в ней культурных, т. е. социально обусловленных, и физиологических, т. е. биосферно обусловленных, процессов в жизни региональных цивилизаций[27].

Поведенческие реакции любой системы на воздействие внешней среды строятся на основе информационного обеспечения, свойственного каждой из них. Это положение справедливо по отношению и к живым организмам. В животном мире информационное обеспечение поведения наука называет, во-первых, инстинктами и безусловными рефлексами, которые предопределены генетически для каждого из видов; и, во-вторых, условными рефлексами, в которых отражен персональный опыт живого организма по адаптации к среде обитания, и который не наследуется генетически при смене поколений.

Чем выше организованность биологического вида, тем больше доля и абсолютный объем генетически не наследуемой информации в составе информационного обеспечения поведения его особей.

У наиболее высокоорганизованных видов генетически передаваемая программа развития его особей предопределяет “детство”. В течение “детства” родители и/или старшие поколения в целом формируют в подрастающем поколении генетически не передаваемые условные рефлексы, отражающие опыт старших поколений.

Человек Разумный, как биологический вид, при таком взгляде отличается от животного мира прежде всего тем, что благодаря устной речи, изобразительному искусству, письменности и т. п. — каждому входящему в жизнь поколению доступен для освоения не только опыт и жизненные навыки живущих взрослых поколений, но в той или иной степени доступны и зафиксированные культурой опыт и жизненные навыки ушедших из жизни поколений.

В таком видении информационное состояние общества можно определить: на уровне биосферной обусловленности — генетически передаваемая от прошлых поколений информация всех в нем живущих; на уровне социальной обусловленности — генетически не передаваемая информация, хранимая памятью живущих, а также зафиксированная на порожденных обществом материальных носителях информации, т. е. в памятниках культуры, находящихся в употреблении хотя бы у одного из людей.

В настоящем контексте, культура — вся генетически ненаследуемая информация, хранимая обществом и передающаяся от поколения к поколению на основе социальной организации. Информационное состояние общества — это состояние информационного обеспечения его поведения, обусловленное биологически и социально (культура). При этом генетически обусловлен потенциал освоения культурного наследия предков и его дальнейшего преобразования каждым новым поколением.

Жизнь общества — это процесс обновления его информационного состояния, протекающий и на уровне физиологии, и на уровне культуры общества. В нем на уровне биосферной обусловленности при смене поколений в генеалогических линиях обновляются комбинации генокодов, т. е. генотипы множества живущих особей вида Человек Разумный. На уровне социальной обусловленности идет процесс обновления прикладного теоретического знания и навыков, вследствие которого новые технологии и технические решения вытесняют прежние решения того же самого назначения и в целом расширяется множество технологий и технических решений.

Можно говорить о скорости процесса информационного обновления на уровне биосферной обусловленности и на уровне социальной обусловленности.

В качестве меры скорости на уровне биосферной обусловленности можно взять среднестатистический возраст родителей при рождении у них первого ребенка; либо продолжительность активной, т. е. трудовой жизни; либо время, в течение которого происходит 50 %-ное (или иное статистически стандартное) обновление популяции и т. п. Но все эти величины взаимно связаны статистически и границы их изменения биологически предопределены нормальной генетикой вида.

На уровне социальной обусловленности в качестве меры скорости процесса можно избрать время изменения каких-либо параметров культуры, например, культурологи часто вспоминают продолжительность времени, в течение которого происходит удвоение объема научно-технической информации. Но поскольку информационная емкость общества ограничена, а цивилизация основана на производстве, то более показательно избрать время «морального» старения и смерти техники и технологий и статистику, построенную на множестве социально значимых технологий и технических решений, определяющих культуру производства.

В принципе, любой процесс, поддающийся периодизации, может быть избран в качестве эталона-измерителя времени. Соответственно, историческое время можно измерять в единицах астрономически обусловленного времени, как это принято в наши дни (хотя календари вводятся по умолчанию); можно — в продолжительности царствований, как это показано в Библии, и что до сих пор сохранилось в Японии, т. е. на основе биологической обусловленности; можно и на основе социально обусловленного (культурологического) эталона.

В любом случае астрономический эталон, биологический эталон и социальный эталон времени могут быть соотнесены друг с другом. Можно проследить, как изменялось это соотношение в историческом развитии Западной цивилизации.

Во времена, когда было оглашено Второзаконие, социально значимое множество технологий и технических решений не обновлялось веками. В наши дни социально значимое множество технологий и технических решений обновляется быстрее, чем раз в десять — пятнадцать лет. То есть изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени:

Если во времена начала экспансии библейской цивилизации[28] через технологически неизменный мир проходили многие поколения, то в наши дни наоборот — на жизнь одного поколения приходится несколько смен технологий, технических решений, теоретических знаний и практических навыков, необходимых для поддержания достигнутого и дальнейшего роста социального статуса человека.

Это обстоятельство предопределяет качественные изменения в психологии множества людей, в нравственно-этической обоснованности и целеустремленности их деятельности, в избрании средств достижения ими целей; предопределяет качественные изменения того, что можно назвать логикой социального поведения: это — массовая статистика психологии личностей, выражающаяся в реальных фактах жизни.

Второе косвенное указание в работах А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского на деятельность евразийского знахарства, борющегося за мировое господство против атлантического над-иудо-масонского знахарства — полное умолчание во всех книгах об управленческой деятельности иерархий знахарства[29] во всех обществах, в прошлом и настоящем: Живущий в стеклянном доме не должен бросать в других камни.

Это умолчание о деятельности иерархий знахарей сочетается с деланием вида, что кораническое учение, отрицающее внутрисоциальные иерархии[30], и мусульманская цивилизация, несущая Коран, — разновидность библейско-буддисткой цивилизации, объединяющей атлантизм и евразийство на принципе толпо-“элитаризма” личностно-иерархической, кланово-иерархической системы общественных отношений. Зато в работах присутствует множество высказываний, которые по существу представляют собой своего рода присягу на лояльность хозяевам правящих иерархий глобальной библейско-буддисткой толпо-”элитарной” цивилизации:

«Мы не можем согласиться с гипотезой о “глобальной фальсификации”» — ист. 1, стр. 31, а на факт глобальной фальсификации Откровений Бога и информации более низких приоритетов значимости в системе средств общественного самоуправления прямо указано в Коране. И он хорошо прослеживается по различным переизданиям Библии.

«Хорошо известный факт, что мусульманство образовалось из Несторианского течения внутри Православной церкви.» — ист. 1, стр. 369. «Слово “мусульманин” появилось гораздо позже в XIII веке н. э. (за два века до религиозного раскола, который произошел якобы в XV в. по их же реконструкции? — наша вставка). Это слово произошло от названия города Мусул в Малой Азии, где после распада Империи в XIII веке н. э. возник новый религиозный центр “несторианского” толка, который впоследствии дал имя новой религии — мусульманству» — ист. 1, стр. 565.

Так идет программирование психики доверчиво-бездумной толпы: в неё внедряется слово «мусульманство», хотя самоназвание религии — «ислам», какое арабское слово при изъяснении его смысла русским языком означает послушание по совести человека Богу непосредственно, чем Ислам и отличается от православного послушания старцам, претендующим жить посредниками между Богом и толпой; то есть слово «ислам», и производная от его корня грамматическая форма арабского языка «муслим», трансформировавшаяся в русское «мусульмане», ничего общего не имеют с топонимикой Малой Азии.

Молчаливый удар евразийского знахарства по неприемлемой для него культуре цивилизации, основанной на Коране (отрицающем внутрисоциальные иерархии и господство одних людей над другими и традиционно ссылающемся на египетскую локализацию ветхозаветных событий), выразился и в переносе событий библейского исхода евреев из Египта. Якобы начало маршрута было в районе современного Рима и Неаполя, а путники ушли в Швейцарию. Гора же, на которой Моисей получил Откровение (библейский Синай), отождествляется с вулканом Везувий (ист. 1, стр. 36–45).

При этом авторы ссылаются на публикации исследователей, которые не видят археологических подтверждений правильности египетско-палестинской локализации ветхозаветных сюжетов. Интерпретация данных археологии дело непростое. Одни исследователи не видят, другие видят…

В книге Дж. Мак-Дауэлла “Неоспоримые свидетельства” (Чикаго, 1987 г., пер. с англ. А.Татаринова) также анализируется вопрос об археологическом подтверждении библейских сообщений. Часть 1, гл. 4.2 названа: «Археологические открытия: Подтверждается ли надежность Писания как исторического источника конкретными археологическими раскопками?» В ней приведены высказывания многих исследователей, имевших отношение к раскопкам в Палестине и их анализу на предмет соответствия библейским сообщениям. В частности:

«О связи между точностью Писаний и археологическими открытиями Олбрайт пишет следующее:

“Содержание нашего Пятикнижия, вообще говоря, гораздо древнее, чем нынешняя редакция; новые открытия продолжают подтверждать историческую точность и литературную древность одной подробности библейских текстов за другой… (подчеркнуто нами) (…)» — “Неоспоримые свидетельства”, стр. 50.

«Олбрайт комментирует высказывания критиков прошлых лет: “До последнего времени среди историков Библии модно было рассматривать патриархальные саги книги Бытия как искусственные создания израильских писцов эпохи Разделенного Царства или как сказки, которые распевали изобретательные рапсоды вокруг израильских костров в течение веков после оккупации страны. Можно отыскать известных ученых, утверждающих, что любой стих книги Бытия от 11 до 50 отражает позднее изобретение или по крайней мере проецирует события и условия жизни Царства в отдаленное прошлое, о котором, как полагали писатели более поздней эпохи, ничего не было известно (подчеркнуто нами).”» — “Неоспоримые свидетельства”, стр. 50.

Среди подробностей, сообщенных библейскими текстами, и подтвержденных археологически, сообщается о раскопках города, который трудно идентифицировать иначе, как библейский Иерихон:

«Во время раскопок Иерихона (1930–36) Гарстанг сделал такое поразительное открытие, что счел нужным засвидетельствовать его специальным документом, подписанным им сами и еще двумя членами экспедиции. Он пишет об открытии следующее: “Что же до главного факта, то в нём, таким образом не остается никаких сомнений: стены города упали в направлении наружу, причем полностью, так что нападающие могли вскарабкаться по их обломкам и войти в город.” Почему этот факт столь необычен? Дело в том, что стены городов не падают наружу, они падают во внутрь. И тем не менее в книге Иисуса Навина читаем: “… И обрушилась стена города до своего основания, и народ пошёл в город, каждый со своей стороны и взяли город” (Иис. Нав. 6:19). Эти стены упали именно наружу» — “Неоспоримые свидетельства”, стр. 62.

Стены, разрушенные таранами, вряд ли падают во время штурма на всем их протяжении. Факт, обнаруженный при раскопках города, противоречащий всем представлениям о разрушении крепостных стен, естественно соотнесен с библейским сообщением о взятии Иерихона, тем более, что он совпадает с традиционной Египетско-Палестинской локализацией ветхозаветных событий.

Также сообщается: «Надежность Луки в качестве историка не подлежит никакому сомнению. Согласно Унгеру, именно этого евангелиста в наибольшей степени касаются археологические подтверждения Нового Завета. (…) “Историческая работа Луки не имеет себе равных по достоверности.”» — “Неоспоримые свидетельства”, стр. 63.

В этой же книге анализируется и исполняемость (конечно по традиционной хронологии и традиционной локализации), ветхозаветных пророчеств в отношении судьбы некоторых городов и местностей, упомянутых в Библии, на предмет ответа на вопрос о возможности беспричинного совпадения пророчеств с действительностью, подтверждаемых данными археологии и хроник. При этом со ссылкой на книгу П.Стоунера “Говорит наука” приводятся крайне малые значения оценок вероятностей беспричинного совпадения пророчеств и действительности:

Тир — 0,1333×10‑7; Самария — 0,25×10‑4; Газа и Аскалон — 0,8333×10‑4; Иерихон — 0,5×10‑5; Золотые ворота — 10‑3; Рост Иерусалима — 0,125×10‑10; Палестина — 0,5×10‑5; Моав и Аммон — 10‑3; Едом — 10‑4; Вавилон — 0,2×10‑9.

Хотя в “Неоспоримых свидетельствах” и не приводится обоснование и система формализации библейских сообщений, на основе которой получены приведенные оценки, но можно надеяться, что среди сторонников традиционной локализации библейских событий также есть грамотные математики, как и среди её противников. Ответ на вопрос: кто из математиков прав? — лежит вне области математики[31].

Мы сами не копали на раскопках ни в Палестине, ни в Италии, но не копали на раскопках и А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский. Исторически же объективно существует два класса отчетов о раскопках по библейской тематике: одни отчеты подтверждают библейский сообщения, а другие с ними категорически не согласны.

По поводу переноса авторами анализируемых работ библейской земли обетованной в Швейцарию, можно сказать, что, конечно, к Швейцарии, в связи с её весьма странным нейтралитетом в войнах последних столетий, накопилось много вопросов и посмотреть её на просвет исторически полезно. Но и перенос на бумаге библейского исхода на маршрут «Италия — Швейцария» также порождает вопросы к авторам анализируемых работ.

Первый из них касается лингвистики и реконструкции миропонимания древних. Действительно ли они занимались построением весьма сложных лексических конструкций, вроде “гора столба” (имеется в виду столб дыма над вулканом), “при наступлении утра, были громы и молнии над горою…”, “гора горела огнем до самых небес…”, которые приводят авторы (ист. 1, стр.42); или же они всё же различали обычные горы и огнедышащие горы[32] и по отношению к вулканам употребляли аналогичные по смысловой нагрузке нашим конструкции: вулкан, жерло, извержения вулканов? Но если все эффекты в действительности имели место, но без жерла вулкана, а тем более без извержения на обычной до того горе, а не на привычно огнедышащей, то действительно такое событие вызвало бы непонимание, ужас и вторичные трудности в описании происшедших событий (тем более, если по завершении всего гора вернулась к своему обычному виду и спокойному нраву).

Вторая группа вопросов касается уже не миропонимания и лингвистики, а социальной магии и агрессии средствами первого — четвертого приоритетов обобщенного оружия:

Где поблизости от Рима в те времена проживал кочевой народ, еще не вошедший в фазу оседлой цивилизации и государственности, который иерархия знахарей (посвященных) могла бы избрать для осуществления при его посредстве своих целей?

Где на маршруте «Рим — Неаполь (Везувий) — Швейцария» расположена пустыня, в которой избранный народ возможно было бы заключить на сорок лет, дабы — вдали от постоянных торговых путей и посторонних взоров непричастных к глобальной социальной магии — вырастить в пустыне два поколения, не знающих, что есть добро и что есть зло, как о том прямо говорят фрагменты библейского текста кн. Числа, гл. 14, внесенные в канон по Септуагинте[33] [текст в квадратных скобках]:

«20 И сказал Господь [Моисею]: прощаю по слову твоему; 21 но жив Я, [и всегда живет имя Мое,] и славы Господа полна вся земля: 22 все, которые видели славу Мою и знамения Мои, сделанные Мною в Египте и в пустыне, и искушали Меня уже десять раз, и не слушали гласа Моего, 23 не увидят земли, которую Я с клятвой обещал отцам их; [только детям их, которые здесь со Мною, которые не знают, что добро, что зло, всем малолетним, ничего не смыслящим, им дам землю, а] все, раздражавшие Меня, не увидят её».

Предоставляется таким образом возможность сравнить смысл стиха 14:23 после восстановления изъятий с ущербным вариантом, путем вычеркивания текста в квадратных скобках. Из сравнения обоих вариантов можно сделать вывод, что цензорам, по известным им причинам, желательно не привлекать внимания читателя к проблематике культуры нравственности (познания добра и зла) и культуры осмысления происходящего, становление которых имело место в период 40-летнего хождения по пустыне, последовавшего именно за приведенным эпизодом, описанным в кн. Числа, гл. 14.

После этого 40-летнего заключения в пустыне под опекой некой иерархии знахарства[34] психика поколений, выросших в этойоткрытой тюрьме для целого народа, и вышедших из неё оказалась запрограммированной расовой доктриной “Второзакония-Исаии”: доктриной паразитического господства над другими народами и планетой Земля в целом. Первобытное кочевое племя, жившее в каменном веке, еще делавшее обрезание каменными ножами и ритуальные надрезы на коже (как о том повествует Ветхий Завет) само не могло додуматься до такого изуверства.

Приведенный пример с книгой Чисел, отрицает и одну из гипотез, положенных в основу алгоритма статистической обработки текстов и датировки событий на их основе: «При гибели, например архива, равновероятно уничтожение любого текста» (ист. 1, стр. 109). Исторически реально уничтожаются не любые архивы, но — избирательно и тематически целенаправленно, точно также, как и в отдельных текстах возникают целенаправленные изъятия и хронологически более поздние вставки вполне определенной тематической направленности. Именно это и проявилось в 14 гл. книги Чисел, не говоря уж о том, что и сами исторически более поздние архивные тексты возникли на основе тематически избирательного цитирования иных более ранних источников, которые так же вряд ли миновали цензурно-редакторской опеки и самоцензуры авторов[35]. А в зависимости от спектра цитированных источников и спектра выпавших из рассмотрения получается один или иной исторический миф, как то было показано выдержками из книги Дж. Мак-Дауэлла “Неоспоримые свидетельства”, которые тем не менее во многом, но не во всём, оспоримы вне социологии, свойственной библейской концепции общественного устройства жизни людей по доктрине “Второзакония-Исаии”.

Всё, выше приведенное, дает основания к тому, чтобы всю совокупность работ А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского по обрезанию хронологии отнести к системе социальной магии евразийского знахарства. Это просматривается в особенностях последних изданий:

“Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии” (Изд. МГУ, 1990 г.) — на полиграфическом уровне заурядного вузовского издания;

“Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима” (Москва, 1995 г.) — на среднем полиграфическом уровне в мягкой цветной обложке — 5 000 экз.;

“Империя” — роскошное издание по нынешним временам, у которого не может не быть спонсора (ведь не на обесценившуюся в последние десять лет профессорскую зарплату издана) — 3 000 экз.

То есть имеет место явный полиграфический прогресс (переход к более дорогим полиграфическим технологиям) на протяжении последних пяти лет, причем в условиях усугубляющегося в России экономического кризиса и при абсолютном и относительном снижении объемов финансирования науки и высшей школы.

И при столь мизерных тиражах фундаментальных монографий по проблеме развернута кампания по пропаганде в печати результатов исследований как научных открытий последних лет. Сначала в узкой “элитарно”-патриотической (журн. “Русская мысль”, № 1–6, 1994 г., изд. “Общественная польза”, г. Реутов: Россов А. Легенды и мифы всемирной истории человечества.) Это — пробный шарик: проглотит ли “общественность” восторженно некритичный пересказ ист. 1 и новый хронологически обрезанный исторический миф на его основе. Потом пропаганда в широкой печати того, к чему большинство её читателей доступа не имеет по причине мизерности тиражей изданий литературы по обрезанию хронологии (“Российская газета”, 27 сентября 1996 г., В. Громов “Математики пересчитывают историю”). Это не менее некритичный пересказ “Империи” и “Новой хронологии и концепции древней истории Руси, Англии и Рима”.

Приведем цитату из последней статьи: «со студентами и коллегами по кафедре профессор Фоменко в дискуссии по поводу своих гипотез не вступает. И вообще заявляет, что он категорически против их использования в политических целях».

Туда же “Коммерсант daily” от 5 октября 1996 г., под масонским треугольником с глазом, перекликаясь с “Империей”, задается вопросом: “Был ли Марко Поло в Китае?” — но без прямых ссылок на “Империю” на основе исследований, проведенных в Великобритании.

Не менее некритично и восторженно “Новый Петербург” от 3 октября 1996 г.: “Древним Египтом правили казаки!”

“Потаенное”, № 3(96) от 13 сентября 1996 г.: “Татаро-монгольского ига не было!”

Но спрашивается, в каких еще целях, кроме глобально политических, возможно употребить всё то, что за последние 16 лет вышло из группы по математическим исследованиям исторических хроник, если сами авторы, по сообщению “Российской газеты” дело делают, а в дискуссии о нём не вступают, молчаливо тиражируя новый исторический миф, производимый ими на основе исключения из рассмотрения одних источников, и перетолковывания других, подчас вопреки их же прямому смыслу, как то было показано на примере датировки ими Никейского собора и вопроса о “религиозном” расколе?

Многие читатели способны поверить этому мифу, в котором неоспоримые результаты (например датировка звездного каталога “Альмагест” по приведенным в нём же звездным координатам: мы надеемся, что этот расчет безупречен в отношении арифметики и астрономии[36]) перемешаны с домыслами и вымыслами исключительно по причине низкой методологической культуры в области социологии (обществоведения) как самих авторов анализируемых работ, так и большинства их консультантов и читателей.

Термин “социология”, характеризующий одну из множества наук нашей цивилизации, восходит к двум понятиям: социум — общество и логос — слово; т. е. это — слово об обществе. Если избегать ничем не оправданных языковых заимствований ипо-русски жить, место непонятной латиноязычной “социологии” должно занять понятное жизнеречение, потому что все жизненные явления следует называть именами, свойственными их сущности. Жизне-рече-ние — общественная обязанность ж-рече-ства. Это очевидно для вспоминающих, что буква “Ж” в славянской азбуке имеет название Живете (это — форма повелительного наклонения в древнем языке). Понятийный же корень рече (речь) непосредственно присутствует в обоих словах.

Экспансия стяжательского мировоззрения, несомого канонически библейским иудо-христианством (выражающим доктрину “Второзакония-Исаии”) и исторически реальным исламом (во многих обществах выродившемся в поклонение молитвенному коврику под чтение Корана на непонятном языке) сопровождалась исчезновением из структуры национальных обществ жречества, несшего национальную и многонациональную концептуальную власть — высшую власть при разделении полной функции управления по специализированным видам власти в процессе общественного самоуправления. Монополию на концептуальную деятельность после этого длительное время за собой сохраняло надиудейское надмасонское “жречество”, по делам своим ставшее псевдожречеством — знахарством.

Оно держит в своих руках не только финансово-ростовщическую монополию, помыкая народами планеты через посредством рассеянной диаспоры им избранного для этого народа. Оно же держит веками и календарно-хронологическую надгосударственную монополию: календари и хронология существуют дольше, чем многие государства. Анализируя только часть этой системы воздействия на общество средствами второго приоритета — иудейский календарь (скорее всего, что вместе с замкнутой на него талмудистикой и каббалистикой) — хорезмийский ученый Бируни[37] вынес правильное суждение:

«Но это только тенета и сети, которые жрецы расставили, чтобы уловить простых людей и подчинить их себе. Они добились того, что люди ничего не предпринимали несогласно с их мнением и пускались на какое-нибудь дело только по их предначертаниям, не советуясь с кем-либо другим, словно эти жрецы, а не Аллах — властители мира. Но Аллах с ними рассчитается…» — цит. по ранее упомянутой кн. И.А.Климишина “Календарь и хронология”, стр. 169.

Национальные же общества, утратив концептуальную самостоятельность управления, обратились в стада посвященных во что не понимают сами и в конце концов вместо жизнеречения обрели так называемую социологию — псевдонауку. Её ненаучная противоестественность проявляется прежде всего в том, что современная цивилизация вся переживает глобальный кризис культуры: конфликт поколений, организованная вседозволенность (преступность), экологические проблемы, национализм, перетекающий в нацизм, проблемы разоружения одних и монополизация сверхвооружения другими т. п.

Будь современная социология наукой, то общественное самоуправление исходило бы из неё и всех этих проблем просто бы не было. Могли бы быть отдельные эксцессы, не выходящие за рамки компетенции психиатрии. При этом в основе социологии лежали бы как минимум следующие разделы знания:

• Сравнительное богословие и сравнительный сатанизм. В данном случае речь идет не о непрекращающихся столетиями спорах о том, какое из Писаний является истинным и какая вера единственно спасительной — это споры об окладе на иконе, когда забывают о самой иконе и о Том, кто за ними; не о спорах о том, с кем из народов Бог — эти споры лепет детского разумения, пора же наконец взрослеть. Речь идет о том, что каждое Писание (включая и атеистические аналоги священных писаний) породило в национальных обществах вторичные толкования, которые вместе с ними и остатками предшествующих верований на протяжении столетий в значительной степени определяли пути развития культуры, стиль жизни и логику социального поведения. Все это необходимо знать и понимать, чтобы понапрасну не накалять обстановку и “не наступать на грабли”, конфликтуя с иерархически высшим объемлющим управлением;

• Психология (индивидуальная и коллективная);

• Биология, поскольку человечество — биологический вид, один из многих в биосфере — является носителем социальной организации, а глобальный исторический процесс — частный процесс в объемлющем его эволюционном процессе биосферы Земли;

• Генетика, как часть биологии, и сопряженные с нею разделы математики, дабы не смешивать в “пассионарности”, как Л.Н.Гумилев, информационные процессы, протекающие на уровне биологической организации, с информационными процессами на уровне социальной организации;

• Общая теория управления и сопряженные с нею разделы математики;

• Теория колебаний и сопряженные с нею разделы математики;

• Астрология как теория колебательных процессов во взаимодействии Земли и Космоса;

• Теория глобального и национальных исторических процессов, поскольку общественные процессы — проявление общих закономерностей общественного бытия в конкретной исторической обстановке;

• Языковедение;

• Этнография;

• Экономическая наука, изучающая общественное объединение специализированного труда и процессы управления в производстве и распределении продукции и услуг в их единстве с воспроизводством поколений в обществе и биосфере.

Сама же социология, содержательно отличаясь от всякого из этих разделов полноты Знания, должна возвышаться над этим фундаментом как некое новое качество знания, науки и деятельности.

Освоение её как науки и как вида деятельности не проще, чем освоение математики, физики или иной науки, название которой обыденное сознание вспоминает, когда ему необходимо оценить чью-либо реальную или мнимую интеллектуальную мощь[38]. В настоящее время общество в целом такой социологической наукой не обладает.

Социологов-профессионалов (в том числе и историков) в науке нет, графоманство и благонамеренный дилетантизм (даже академиков от физики и математики: подобных А.Д.Сахарову и И.Р.Шафаревичу) их заменить не может. Социолухи же, вторгаясь без ответственности и заботы в область жизнеречения (социологии: по латыни), могут наломать дров еще больше, чем наломали в прошлом порицаемые ими предшественники, что явно и показала неоспоримо известная всем нам история реформ в России после 1985 г.

А.С.Пушкин, видя примерно то же самое в жизни его современников, заметил:

«И мало горя мне, свободно ли печать морочит олухов, иль чуткая цензура в журнальных замыслах стесняет балагура…»; а так же: «Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая — мощного мгновенного орудия Провидения[39]».

Однако и в наши дни, всё, связанное с приложением методов математики к идентификации реальной хронологии Истории, — пока крапленые козыри в мафиозных разборках интеллигенции в законе.

Интеллигенция в законе — основная политически активная массовка в России. Она гораздо порочнее, чем отечественные воры в законе и управляемая ими организованная преступность. Соответственно соотнесению с иерархией обобщенных средств общественного самоуправления, криминалитет, в традиционно понимаемом смысле этого слова, орудует: грубой силой — шестой приоритет обобщенных средств управления; эксплуатирует наркоманию и сексуальный беспредел — пятый приоритет; осуществляет финансовые операции — четвертый приоритет. Интеллигенция же в законе: культивирует ложные и извращенные общеидеологические воззрения (К.Маркс, Л.Д.Троцкий, А.Д.Сахаров, В.Листьев) и специализированные прикладные теории (К.Маркс в прошлом, а ныне Г.Х.Попов, А.Г.Аганбегян, Е.Т.Гайдар, С.Ю.Глазьев, А.Б.Чубайс — в экономике) — третий приоритет обобщенных средств управления; поддерживает в обществе исторические мифы, не соответствующие исторически реальному прошлому — второй приоритет (Д.С.Лихачев, И.Минц, А.И.Солженицын, Д.Волкогонов, Л.Н.Гумилёв); обращаясь к вероучительству, «предания старцев» (Матфей, 15:1–11) и свою горделивую отсебятину навязывает в культуру в качестве истинного смысла Откровений Божьих, устраняя тем самым Откровения из памяти общества — злодейство на уровне первого приоритета обобщенных средств управления (А.Мень, митрополит Иоанн, весь раввинат).

Многие наши соотечественники, по разным причинам не нашедшие в себе сил эффективно противостоять порочной политике государства, фактически принуждены были стать криминалитетом в традиционном понимании этого слова. Но их действия по существу не отличаются от множества злодейств благообразной, но глубоко порочной, интеллигенции на высших приоритетах обобщенных средств общественного самоуправления. И привыкший инициативно действовать по обстоятельствам действительно порочный криминалитет 6–4 уровней имеет возможность стать общественно полезной силой, в процессе освоения им 3–1 уровней в иерархии обобщенных средств общественного самоуправления, к чему его и подталкивает ещё более порочная интеллигенция в законе её неумением безбедно управлять государством; её “элитарным” превознесением над остальным обществом; её брезгливым отношением к “криминалитету” в традиционно понимаемом смысле этого слова; её презрительно-снисходительным отношением к “черни”, от трудов которой она кормится.

Одной части интеллигенции в законе предпочтительнее библейско-атлантическая модель «нового мирового порядка», а другой — исходящей из ностальгических бессознательных воспоминаний о евразийской империи прошлого — предпочтительнее возрождение её в некотором новом виде также в качестве «нового мирового порядка». Но в обеих моделях «нового мирового порядка» простонародье так или иначе предполагается пристроить ишачить на плохо правящую “элиту”.

При этом на идентификацию реально свершившейся истории и той, и другой “элитарным” мафиям интеллигентов в законе — плевать; плевать им и на судьбы народов: прошлые, настоящие и будущие. Это выражается в том, что сами они объективно влезли в сферу глобальной политики и социальной магии заклинания толпы, но говорят, что они якобы против использования их “гипотез” в политических целях.

И понимание назидательного нравственно-этического смысла Истории прошлого и настоящего, на что прямо указывали все Откровения, их также не интересует. В частности в Коране, столь же неприемлемом для евразийцев, как и для атлантистов, сказано:

«Сура 46:2. Мы не создали небеса и землю и то, что между ними, иначе как по истине и на определенный срок. А те, которые не веруют, уклоняются от того, в чем их увещают. (…) 16. Мы не создали небеса и землю и то, что между ними, забавляясь. 17. Если бы Мы желали найти забаву, Мы сделали бы её от Себя, если бы Мы стали делать. 18. Да, Мы поражаем истиной ложь, и она её раздробляет, и вот — та исчезает, и вам горе от того, что вы приписываете».

Сослаться в этом вопросе не на Коран, а на любезную многим “отечески-православную” Библию более затруднительно, поскольку она дошла до нас в подцензурном виде. Но аналогичный смысл выражен и в христианском апокрифе “Благая весть Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна”. Название само говорит о причинах его устранения из канона: Благая весть была доверена Богом Иисусу Христу, а в канон попали некие “евангелия”, приписываемые Матфею, Марку, Луке, Иоанну, подменяющие собой Благую весть Мира Иисуса Христа, которая не имеет ничего общего с общебиблейской доктриной “Второзания-Исаии” расового паразитического финансового рабовладения. Русскоязычному читателю Благая весть Мира доступна по двум изданиям: Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна” (по древним текстам, арамейскому и старославянскому[40], пер. с французского, изд. “Товарищество”, Ростов-на-Дону, 1991 г.; название другого русского издания “Евангелие Мира от ессеев”, Москва, “Саттва”, 1995 г.).

Кроме того, применением тематического статистического “сита” Благую весть Христа можно извлечь и из канона Нового Завета, выстраивая её целостность, начиная от Луки, 16:16: «Закон и пророки до Иоанна. С сего времени Царствие Божие благовествуется (выделано нами) и каждый усилием входит в него…». Но полученный результат будет отрицать учение отцов церкви и никейскую догматику, поскольку также как и устранение из христианского канона Писания Благой вести Иисуса Христа в изложении её (а не биографии Христа) одним из учеников, так и возникновение никейской догматики христианских церквей — искусственное насаждение в Истории, осуществленное хозяевами библейски верноподданно правящей “элиты”. Это открыто признано Римской курией, в связи с чем приведем выдержки из примечания “Книги о Коране” Л.И.Климовича на стр. 112.

«В 1932 г. теоретический журнал Ватикана “Civilta Cattolica” в пяти номерах напечатал четыре анонимные статьи, сравнивающие христианство и ислам. Во второй из них — “Ислам и христианство с точки зрения божественного откровения” — Коран выдан за ухудшенную версию Евангелия, а пророк (Мухаммад) охарактеризован «не как создатель новой религии, а как восстановитель древней веры патриархов и Евангелия (по-русски Благой вести: — наша вставка) Иисуса Христа» (“Civilta Cattolica”, 1932, 6, VIII, p. 242–244). Подробнее см.: Беляев Е. “Ватикан и ислам” (приемы и цели современного католического «исламоведения»), Антирелигиозник, 1932 г., № 23–24, стр. 6–9» (Курсив в выдержке — наш).

Но если смысл религий и “большая политика” не интересует человека и не является предметом его осмысленной повседневной заботы, то он сам обречен быть предметом и/или орудием осуществления “большой политики” тех, для кого она является областью каждодневной, часто неблагодетельной заботы.

Исторически реально фальсифицировалась не только фактология истории и её хронология, т. е. информация третьего и второго приоритетов обобщенных средств управления (оружия). Фальсифицировалась и умышленно извращались Откровения Свыше и информация мировоззренческого характера — первого приоритета обобщенных средств управления (оружия).

Через второй приоритет можно пробиться к первому и приблизить свое мировоззрение к объективной истине во всех её частностях. Но невозможно, ограничившись вторым приоритетом, и умышленно или бездумно сохраняя мировоззренчески и нравственно-этические неопределенности на первом, восстановить хронологию и фактологию реально свершившейся истории и продраться сквозь марево исторических мифов, реально унаследованных от прошлого вместо достоверных хроник.

Результаты, полученные А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским, а тем более гипотетическая реконструкция ими исторического развития разных стран, народов, и человечества в целом — не разрешение проблем и неопределённостей исторической науки, унаследованных ею от прошлого, а открытие моря проблем, которые предстоит решить в будущем.

4–14 октября 1996 г.

Уточнения: 14.02.1997; 15.02.2002

Приложение

Коротко об астрономических [41] аргументах А.Т.Фоменко

Как уже широко известно, согласно “новой хронологии”, разрабатываемой профессором А.Т.Фоменко на мехмате МГУ уже почти 20 лет, достоверная история начинается с XII–XIII века, а более ранние события являются призрачными отражениями последующих, сдвинутыми на много веков в прошлое то ли по ошибке, то ли по злокозненному умыслу хронистов позднего Средневековья.

Так, один из важнейших “жестких сдвигов” истории, обнаруженных де математически достоверно, (вероятность случайности около одной триллионной) составляет 1053 года. «Классические античные авторы писали, вероятно в X–XIII вв. н. э.» — заключает Фоменко. Деятельность Иисуса Христа при этом является отображением активности Римского папы Григория VII (Гильдебранда), “дубликатом” которого он де является…

Важнейшим научным обоснованием “новой хронологии” считается новая датировка, полученная А.Т.Фоменко для ряда астрономических наблюдений, относимых обычно к античности. Самым важным из них он считает звездный каталог, содержащийся в “Альмагесте” Клавдия Птолемея, древнейшем своде астрономических знаний. Действительно, координаты звезд изменяются со временем, и сравнивая их с современными, можно надежно определить время наблюдения каталога, если оно почему-либо не указано его автором. Таких случаев, правда, до сих пор не было, и в каталоге Птолемея четко сказано, что координаты светил, полученные из наблюдений, приведены к началу царствования Римского императора Антонина Пия. Это 20 июля 137 года.

Однако А.Т.Фоменко уверен, что ему удалось датировать каталог X веком. Значит и Антонин Пий и многочисленные другие исторические личности, упоминаемые в “Альмагесте”, жили на много веков позже, чем считалось до А.Т.Фоменко, и всю историю надо переписать, что, как известно, он и делает.

Одного только подтверждения обычной датировки “Альмагеста” и содержащегося в нем звездного каталога достаточно, чтобы не тратить время на изучение новой версии истории. Проще всего датировать каталог по приводимым в нем долготам звезд, которые возрастают на 1 градус за каждые 72 года, поскольку нуль-пункт их отсчета — точка весеннего равноденствия, в которой небесный экватор пересекает эклиптику и описывает по ней (вследствие прецессионного движения земной оси) полный круг за 26000 лет. Получается примерно 60 г. н. э. с ошибкой всего лишь в несколько лет. Расхождение с 137 г., указанным Птолемеем, объясняется некоторыми его ошибками при обработке наблюдательных данных, заимствованных у Гиппарха, как недавно доказали в ГАИШе А.К.Дамбис и Ю.Н.Ефремов. Для нашей нынешней цели это расхождение несущественно. О X веке не может быть и речи.

Зная это, А.Т.Фоменко пытается обойтись без долгот, никак при этом не объясняя, почему же во всех дошедших до нас рукописях каталога долготы относятся к 60 году. Даже если бы злокозненные фальсификаторы истории (какими были, по мнению Фоменко, основоположники современной хронологии) могли подделать все рукописи, чтобы согласовать долготы звезд в каталоге с датой, “назначенной” ими для Антонина Пия, они бы конечно привели бы долготы на 137, а не 60 год!

Причина, по которой А.Т.Фоменко пытается отвергнуть использование долгот, состоит в том, что он не заметил в “Альмагесте” указаний о точке начала отсчета долгот. Однако же такое указание на Овен как первый знак зодиака, совершенно однозначное, имеется в 7‑ой части II книги “Альмагеста”. Для наших целей даже и в этом нет необходимости. А.Т.Фоменко согласен с тем, что начало отсчета долгот было, во всяком случае, в начале одного из знаков зодиака. Но если это был Овен, то получается тот самый 60 год. Значит, ему надо сдвинуть начало отсчета, но согласно цитате из “Альмагеста”, которую сам же А.Т.Фоменко приводит в своей книге, только к началу какого-нибудь другого знака. Поскольку знаков зодиака 12, сдвиг начала отсчета на один знак дает сдвиг датировки на 26000: 12 = 2160 лет. В рамках того, что сам же А.Т.Фоменко заметил в тексте “Альмагеста”, другой возможности нет! Датировку можно сдвинуть только на величину, кратную 2060 годам. В лучшем случае каталог будет составлен в 2120 году… Каталогов же без долгот вообще не бывает, иначе это уже не каталог. Одного этого соображения полностью достаточно, чтобы отвергнуть “новую хронологию”.

Скажем, однако, несколько слов о том, как датирует каталог А.Т.Фоменко. Он обходится без долгот и использует вековое изменение не системы координат, а положений звезд на небесной сфере, их собственное движение, очень медленное их перемещение на небесной сфере, отражающее их движение в пространстве. Это движение приводит к изменению координат звезд, но даже для самых быстрых звезд оно раз в пятьдесят меньше обусловленных прецессией. Даже за 2000 лет изменение координат из-за собственного движения лишь для нескольких быстрых звезд выходит за пределы ошибок координат каталога “Альмагест”.

После совершенно необоснованных манипуляций А.Т.Фоменко из 1020 звезд каталога оставляет 8, измеренных якобы наиболее точно. Наиболее быстрой звездой из них является Арктур, и большее уклонение его широты А.Т.Фоменко интерпретирует как результат собственного движения звезды, — что и приводит к выводу об изменении широт в X веке.

Другие методы использования собственных движений, не использующие никаких произвольных допущений и опирающиеся на десятки и сотни звезд, дают нормальную эпоху. Среди этих методов есть и один, примененный самим А.Т.Фоменко, но ослепление его таково, что этот его результат остался им незамеченным, а метод был признан негодным…

Есть и другие способы датировки “Альмагеста” и по звездам, и по планетам. Все они дают нормальную эпоху. Приведем только один пример. Начиная преобразование истории, академик А.Т.Фоменко, вероятно, не знал, что изменяются из-за прецессии не только долготы, но и экваториальные координаты звезд. Не знал он и того, что в той же VII книге “Альмагеста”, где начинается звездный каталог, приводятся склонения 18 звезд, измеренные Птолемеем и его предшественниками. Тут уж нет псевдопроблемы начала отсчета, ведь склонения — это угловое расстояние звезды от небесного экватора. Экватор трудновато провести как-либо иначе… Во всяком случае, предложений не поступало. Экватор — большой круг небесной сферы, проекция на небосвод земного экватора. Склонения, как и долготы, быстро изменяются из-за прецессии (до 20" в год), но сложным образом. Измеряются же они легче и точнее, чем долготы (и широты), как правильно отмечает и академик А.Т.Фоменко. С точностью не хуже 10 лет можно подсчитать, когда измерялись склонения, приведенные в “Альмагесте”: Тимохарис — 290 г. до н. э., Аристилл — 260 г. до н. э., Гиппарх — 130 г. до н. э., Птолемей — 130 г. н. э. Эти даты совпадают с известными по другим данным периодами жизни этих астрономов. Академик А.Т.Фоменко никак не комментирует этот факт, хотя давно знаком с ним.

Возвращаясь еще раз к каталогу “Альмагест”, который сам А.Т.Фоменко считает самым серьезным аргументом, можно предложить ему еще раз использовать собственные движения всех взезд, не выкидывая ни одной из них. (Обосновать можно только пропуск более слабых и южных звезд). С нетерпением ждем результата…

Имеется и помимо “Альмагеста” множество других древних наблюдений, совершенных в “доисторическую”, по Фоменко, эпоху: проверка с современной теорией не оставляет ни тени сомнений в их датировке Имеется и множество физических методов датировок материалов археологических находок, — вопреки мнению А.Т.Фоменко, их точности более чем достаточно, чтобы отличить I век от X века…

Помимо астрономии, важнейшим обоснованием “новой хронологии” служат результаты «статистической обработки древних династий», производящие с первого взгляда ошеломляющее впечатление. Один из этих результатов относится как раз ко временам Птолемея. Напомним, что согласно А.Т.Фоменко, среди смещений хронологии имеется «жесткий сдвиг»; события I–III веков н. э., включая Рождество Христово, являются де призрачным отражением реальных событий X–XIII веков. Доказывается это тем, что длительности правлений императоров Священной Римской империи Германской нации в Средневековье, оказывается, хорошо соответствуют продолжительности царствования императоров Древнего Рима, если сдвинуть хронологию на 1053 года. Это один из многих «династических параллелизмов», найденных А.Т.Фоменко и обосновывающих “новую хронологию”. Вероятность случайного совпадения двух рядов очень близких интервалов оценивается математически и получается равной одной триллионной!

Такая малость неудивительна. Как мы сейчас покажем на конкретном примере, академик профессор А.Т.Фоменко владеет методом получения любого значения, меньше заданного. Итак, Оттон II царствовал в средневековой Германии 23 года и император Тиберий царствовал в Древнем Риме тоже 23 года. Зацепка есть. Дальше надо получить интервал в 53 года, — длительность царствования Генриха IV. Прибавляем к Тиберию Калигулу, Клавдия и Нерона, получаем 23+4+13+14 = 54. Близко к 53, — но в сумме у четырех императоров. Было у человека четыре имени, а решили, что было четыре человека. «Каждый из них содержит в своем полном имени одну и ту же формулу: Тиберий Клавдий Нерон» — пишет А.Т.Фоменко. Ну допустим. Но далее, хотя Тиберия отдельно и с тремя другими уже “использовали”, берем снова Тиберия плюс Калигулу вместе, затем Клавдия плюс Нерона, затем Нерона отдельно. Но мы же только что согласились, что был один император с четырьмя именами, — а теперь расклеиваем его обратно в четыре и комбинируем попарно! Но ведь это уже не отдельные личности, а только имена одного и того же человека! Ну где же логика!? Далее, Тита и Веспасиана считаем только вместе — и т. д. и т. п., и тогда уж почти всем императорам древности находятся средневековые соответствия. А если все равно не получается, то одного и того же древнего правителя “запараллелим” двум разным средневековым. И если и так не выходит, назначим Римским императором человека, который им не был (Германик). Приходится и разжаловать нескольких реальных императоров (Гальба, Оттон, Вителлий, Нерва и др.). Впрочем, отсутствие первых трех обсуждается (сроки правления их действительно невелики), что придает делу видимость объективности…

Еще можно было бы понять, если б А.Т.Фоменко опирался на некие историографические данные, отклоняющиеся от общепринятых. Но нет, он берет обычные учебники — и с помощью “математики” творит расправу над историей. Книга, в которой все это излагается, вышла в издательстве МГУ в 1990 г. (А.Т.Фоменко, “Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии”. См. стр. 339 и рядом)

После топологических преобразований, склейки и расклейки, вероятность случайного совпадения длительностей правлений и оказывается ничтожно малой. Доказательство тождественности двух рядов необходимо, ведь «это — один из основных параллелизмов», как пишет А.Т.Фоменко. На основании данного “параллелизма” он и приходит к выводу, что Иисус Христос родился в 1054 г. и был он дубликатом Римского папы Гильдебранда (Григория VII)…

Все другие фоменковские “династические параллелизмы” имеют такую же достоверность. Историк Д.М.Володихин ознакомился со всеми фоменковскими таблицами подобных “параллелизмов” и «в КАЖДОЙ» из них обнаружил натяжки и странности… О больших натяжках в исходном материале говорит в “Новых Известиях” от 31 декабря 1997 г. и декан исторического факультета МГУ С.П.Карпов. «По каждому АБЗАЦУ в сочинениях уважаемых авторов, посвященных конкретике новой глобальной хронологии, можно написать МОНОГРАФИЮ контраргументов», — замечает Д.М.Володихин.

Цель настоящей статьи — показать, что и астрономическая аргументация академика Фоменко несостоятельна, о чем мы уже ранее писали

Профессор Ю.Н.Ефремов

Зав. отделом ГАИШ МГУ


Примечания

1

За исключением наук, которые также как и теория управления сами являются языками описания Мироздания: таких как математика, грамматика и т. п., аппарат которых тем не менее может быть привлечен и к описанию процессов управления.

2

Процесс — со-бытие во множестве взаимно вложенных процессов-событий, бытие которых протекает совместно,

3

В наиболее общем случае под термином «вектор» подразумевается — не отрезок со стрелочкой, указывающей направление, а упорядоченный перечень (т. е. с номерами) разнокачественной информации. В пределах же каждого качества должна быть определена хоть в каком-нибудь смысле мера качества. Благодаря этому сложение и вычитание векторов обладают некоторым смыслом, определяемым при построении векторного пространства параметров. Именно поэтому вектор целей — не дорожный указатель “туда”, хотя смысл такого дорожного указателя и близок к понятию “вектора целей управления”.

4

Число от 0 до 1, по существу являющееся оценкой объективно возможного, мерой неопределенностей; или кому больше нравится в жизненной повседневности — надежды на “гарантию” в диапазоне от 0 %-ной до 100 %-ной.

5

См. специальную литературу.

6

Бесчувственность к происходящему вокруг и интеллектуальный и эмоциональный “столбняк”.

7

Для представления о мере социального расслоения в те годы: рейс продолжительностью неделю на реальном “Титанике” в каюте-люкс стоил 4350 долларов, а некий, упоминаемый в книге Уолтера Лорда о гибели этого корабля, реальный Хэрольд Брайд с зарплатой в 20 долларов в месяц должен был бы работать на такую поездку 18 лет, не тратя денег ни на что. Это означает, что одни люкс-пассажир “Титаника” за неделю плавания, с учетом сопутствующих расходов, сжирал 20 лет жизни простого труженика; то же продолжалось на берегу и носило “элитарно” массовый характер. То есть “Титаник” был роскошным воплощением омерзительного финансового каннибализма.

Уолтер Лорд — автор книги “Последняя ночь «Титаника»”, одной из наиболее известных. Недавно, по крайней мере дважды, она выходила на русском языке: в 1983 г. в изд. “Судостроение” с обширным инженерным комментарием; и в 1991 г. в изд. “Час Пик”, Ленинград, без инженерных комментариев.

8

Самой массовой тяжелой аварией на море является столкновение кораблей. Если при столкновении удар приходится в борт в районе водонепроницаемой переборки, то в большинстве случаев затапливается два смежных отсека. Соответственно, большинство пассажирских судов проектируется так, чтобы в этом случае они гарантировано оставались на плаву. Реальный “Титаник” мог оставаться на плаву при затоплении четырех носовых отсеков, но в результате скользящего удара об айсберг был распорот борт и затоплено пять носовых отсеков, примерно на одной трети длины корпуса. Чтобы в мирное время, и по нашим дням гигантский, 269-метровый корпус корабля во-первых, утратил водонепроницаемость на протяжении 90 метров по длине, и во-вторых, аварийные средства не справились бы с откачкой поступающей внутрь воды — это очень маловероятно. И эта малая вероятность, исключенная из реальных возможностей жизни при проектировании судна, всё же осуществилась, в результате чего погибли от 1490 до 1635 человек (по разным данным) из 2207, находившихся на борту, не считая потери самого дорогостоящего лайнера.

9

Но этот факт — не единственное мистическое событие, связанное с гибелью “Титаника”. Среди грузов или пассажиров лайнера — каждый пусть решит сам — была древнеегипетская мумия. Дабы устранить ненужное любопытство и возможность повреждения этого высоко оцененного предмета, мумию поместили не в трюме и не в помещениях для пассажиров, а районе ходовой рубки лайнера, куда открыт был доступ только высшему командному составу. Мумия была телом женщины, сподвижницы фараона Эхнатона, которую при упоминании в литературе характеризуют в качестве пророчицы. Якобы капитан “Титаника” Смит проявил неуместное любопытство и потревожил покой мумии, в результате чего сработало древнее проклятие в отношении тех, кто нарушает неприкосновенность захоронений в Египте, известное как «проклятие фараонов».

Но здесь есть и еще одна сторона, также относящаяся к мистике. США, куда направлялся “Титаник” — итог многовековой деятельности иерархии египетского Амона и её преемников. Эхнатон и его сподвижники были в конфликте с иерархией служителей Амона. Поэтому транспортировка мумии служительницы Атона в США — вторжение эгрегора Атона в цитадель нынешних амоновцев. Была ли гибель “Титаника” жертвой, которую амоновцы вынуждены были принести, чтобы это вторжение не свершилось; Либо же эгрегор Атона уничтожил “Титаник”, дабы мумия не стала достоянием специалистов по магии от иерархии Амона, нам неведомо. Но мистика этого рода в Истории более значима чем любопытство капитана Смита, которое реально могло быть придумано задним числом.

10

Сказанное относится и к человечеству в целом и к разного рода подмножествам в его составе.

11

Материализм понимается в данном контексте как отрицание объективности информации и статистических предопределённостей бытия в триединстве материя-информация-мера.

12

Выработка в себе некой иной духовности — нравственности, культуры мировосприятия и миропонимания, внутреннего и внешне видимого поведения.

13

Итеративные методы — методы вычислительной математики, в алгоритмах которых циклически выполняются одни и те же операции. Итерация — совокупность действий, составляющая один из циклов алгоритма, последовательно выполняющихся в преемственности результатов на переходе от цикла к циклу.

14

Если оставить в стороне вопрос о допустимой величине ошибки в приближенных вычислениях.

15

Согласно традиционным воззрениям, на нём были установлены основы догматики, символ веры и канон Писания большинства современных нам христианских церквей.

16

Более обстоятельно см.: А.Н.Зелинский “Конструктивные принципы древнерусского календаря”, “Контекст”, 1978 г. — М., “Наука”, 1978 г.; И.А.Климишин “Календарь и хронология”, М., “Наука”, 1985 г.

17

304 лунных года Гиппарха = 3 760 лунных месяцев Гиппарха = 111 035 суткам = 304 юлианским солнечным годам минус одни сутки.

18

Кстати, перенесли вместе с другим фальсификатором — игуменом Сильвестром, цензорски отредактировавшим “Повесть временных лет” исторически более раннего Нестора, вычеркнувшего события, относящиеся в общей сложности к 216 годам и известных по хроникам соседей; создавшего на бумаге династию рюриковичей и включившего в неё В.Мономаха, потомка Ярополка, не принадлежавшего к легитимному княжескому роду Святославичей. Более подробно см. в журнале “Молодая гвардия”, № 1, 1994 г., опубликовавшем работу А.А.Кура “Из истинной истории наших предков”. В ней А.А.Кур показывает, что хронологический строй (естественно по традиционной хронологии) “Повести временных лет” в редакции игумена Сильвестра противоречит сам себе (стр. 228). Причину этого он видит в том, что Нестор пользовался «александрийским» летоисчислением (Р.Х. в 5500 г. от сотворения мира), а Сильвестр, не зная этого, пользовался «византийским» летоисчислением (Р.Х. в 5508 г. от сотворения мира).

19

Ссылка на ист. 1: “Статистический анализ нарративных текстов…”.

20

Условное название по цитируемым источникам: на наш взгляд пророки Божии не могли выдать в общество такой мерзости, а Христос не благословил её до скончания веков, а выступил против неё.

21

Вообще-то инициалы Крачковского: И. Ю.

22

Имеется в виду Судный день — конец истории, окончательное подведение итогов деятельности каждого человека и определение его вечного удела.

23

См. Хосе Аргуэльес “Фактор майя” (Внетехнологический путь). Русское изд. “Зодиак”, Томск, 1994 г.

24

“Фактор майя”, стр. 26.

25

К сожалению при публикации названной книги допущена небрежность, из текста неясно, следует ли отсчитывать эти годы от наших дней или они уже даны, как годы до нашей эры.

26

Н.М.Карамзин передает слова Владимира крестителя Руси в такой редакции: «Вино есть ВВЕДЕНИЕ для русских; не можем быть без него» (Цит. по ж. “Вопросы экономики” № 8, 1993, стр. 119, со ссылкой: Н.М.Карамзин “Предания веков”, М., 1988, стр. 102). Это приводит к вопросу: Кто не может без этого введения для русских: русские не могут жить без алкоголя, или поработители русских не могут их поработить, если те — всегда трезвые?

27

Несостоятельность “Теории пассионарности” показана в работе ВП СССР “Мёртвая вода”, т. 1.

28

Её ядро — современная нам Атлантическая цивилизация.

29

Иерархий посвящений разного рода: открытых и тайных, гласных и по умолчанию, когда человеку предоставляется доступ к информации, но не сообщается о том, что это посвящение.

30

Сура 3:57. Скажи: “О обладатели писания! Приходите к слову, равному для вас и для нас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога”.

31

Что математикам должно быть хорошо известно из теоремы Курта Гёделя о неполноте (сноска добавлена в 2002 г.)

32

Возможный русский эквивалент для заимствованного “вулканы” — огнедышащие горы — неизмеримо проще, чем лингвистические конструкции, приводимые А.Т.Фоменко в процессе отождествления библейской горы Сион с Везувием, и которым, якобы пользовались древние для описания извержения.

33

Перевод Ветхого завета 70-ти толковников, III в. до н. э. по традиционной хронологии.

34

В традиционной локализации событий — египетской иерархии. У К.Пруткова есть афоризм, который трудно не соотнести с синайским актом извращения психики избранного иерархией знахарей первобытного народа: «И египтяне в свое время были справедливы и человеколюбивы».

35

В частности, именно по этой причине “Воспоминания и размышления” маршала Советского Союза Г.К.Жукова — не лучший источник для изучения предистории и истории Великой Отечественной войны, хотя Георгий Константинович безусловно был многому свидетелем и многое знал из того, что никогда не публиковалось в газетах и монографиях. Над шестым приоритетом обобщённого оружия много чего довлеет из обобщённых средств управления…

36

Газета “Известия” от 29.01.1997 г., № 17 опубликовала статью, посвященную результатам, полученным А.Т.Фоменко и Г.В.Носовским, “!?. По расчетам вышло: служил Иисус Христос римским папой”. В названной статье всё свелось к огульному осмеянию исторической интерпретации авторами полученных ими численных результатов, вопреки тому, что ныне господствующий исторический миф несет в себе много “улучшений” истории задним числом. “Известия”, отстаивая непорочность ныне господствующего исторического мифа, также ссылаются на математику, как и авторы рассматриваемой работы:

«Но точные науки опасны тем, что предполагают точные знания. Это в гуманитарных областях можно вести бесконечные дискуссии. Когда цифры не сходятся, это сложнее. Недавно в Курчатовским научном центре состоялся семинар, где профессиональные астрономы и физики обсудили астрономические изыскания академика Фоменко, отказавшегося, кстати, присутствовать на диспуте. Особый интерес вызвало сообщение Юлия Завенягина о попытках Фоменко передатировать лунные затмения с античности на средневековье. Если так, то многие затмения становятся невидимыми из Европы. Эх, видно, придется вместе с историей реформировать и географию. Мы попросили суммировать выводы семинара заведующего отделом изучения Галактики и переменных звезд Астрономического института им. Штернберга МГУ, лауреата Ломоносовской премии 1996 года Юрия Ефремова.

По словам Ю.Ефремова, в расчетах А.Фоменко содержится сразу несколько ошибок. Прежде всего он рассматривает только одну координату — широту. Но астрономы знают, что расчеты по широтам приводят к очень большим ошибкам. можно подобрать такое сочетание звезд, что окажется: Древний Рим и наполеоновские эпохи — одна эпоха. К тому же А.Фоменко учитывает широты лишь восьми звезд. Когда астрономы проверили его методику по 504 звездам, оказалось, что каталог Птолемея написан во времена Юлия Цезаря с ошибкой плюс-минус 200 лет.

Но еще важнее другое соображение. Для датировки звездных каталогов гораздо надежнее (точность в 100 раз выше) использовать долготы небесных объектов: изменение этой координаты строго постоянно — 1 градус в 72 года. Этот факт знали уже арабы в IX веке, но математик в ХХ веке его не замечает.

На семинаре в Курчатовском научном центре сделан вывод: академик Фоменко из тысячи разнообразных явлений берет одно удобное, а 999 не замечает. Вердикт астрономов единодушен: в рамках научной логики вопрос о новой хронологии исчерпан».

Если читать только газеты “за” и газеты “против”, то с этим вердиктом можно на некоторое время согласиться. Если же читать сами работы “за” и работы “против”, то газетных аргументов “за” и “против” явно недостаточно. В частности: если долготы всех звезд изменяются на 1 градус за 72 года, как это можно понять из текста статьи в “Известиях”, то этому соответствует поворот всей сферы “неподвижных звезд” как недеформируемого целого на 1 градус за 72 года относительно нуля отсчета долгот, о котором в статье речь не идет. Однако, это не так, а что и как переврал со слов Ю.Ефремова корреспондент “Известий”, возможно понять только из специальных работ по астрономии.

Редактор газеты “Дуэаль” Ю.И.Мухин в одной из статей, в которой он выражает свое несогласие с работами А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского, пишет, что каталогами астрономы пользовались. Поскольку ими пользовались, то, чтобы и впредь ими можно было пользоваться, — вносили поправки, учитывавшие изменение с течением времени координат помещённых в каталоги звёзд. Соответственно если экземпляр каталога датируется XII веком, то и координаты звёзд в нём будут соответствовать XII веку, поскольку в противном случае каталогом пользоваться было бы невозможно (абзац добавлен в 2002 г.).

Кроме того, в одной из работ А.Т.Фоменко сам предъявил астрономам, своим оппонентам, обвинение в подборе звезд с целью доказать правильность традиционной датировки “Альмагеста” временами античности.

См. также Приложение.

37

973–1048 гг. по традиционной хронологии.

38

Часто при этом подразумеваются оценки по отношению к собственной профессиональной неподготовленности в физике или математики: интеллектуальная мощь и профессиональная специализированная подготовленность — разные жизненные явления. При этом как-то забывается, что «специалист подобен флюсу: полнота его одностороння» (К.Прутков). Кроме того, флюс — болезнь, и хороший специалист за пределами своей узкой профессии, при всей его интеллектуальной мощи, может оказаться беспомощным в решении не свойственных его деятельности задач.

39

А.С.Пушкин. “О втором томе «Истории русского народа» Полевого”. (1830 г.). Цитировано по Полному академическому собранию сочинений в 17 томах, переизданному в 1996 г. в издательстве «Воскресенье» на основе издания АН СССР 1949 г., стр. 127. Слово «случая» выделено самим А.С.Пушкиным. В изданиях, вышедших ранее 1917 г., слово «случая» не выделяли и после него ставили точку, выбрасывая текст «— мощного мгновенного орудия Провидения»: дореволюционная цензура полагала, что человеку, не получившему специального богословского образования, не престало рассуждать о Провидении (см., в частности, издание А.С.Суворина 1887 г. и издание под ред. П.О.Морозова); а церковь не относила Солнце Русской поэзии к числу писателей, произведения которых последующим поколениям богословов пристало цитировать и комментировать в своих трактатах. В эпоху господства исторического материализма издатели А.С.Пушкина оказались честнее, нежели их верующие в Бога предшественники, и привели мнение А.С.Пушкина по этому вопросу без изъятий.

40

Его утрата — срам для Русской Православной Церкви. Старославянский текст еще перед второй мировой войной ХХ века сохранялся в Библиотеке Габсбургов в Австрии. О его дальнейшей судьбе нам ничего не известно.

41

Текст статьи взят в интернете.