sci_psychology Дмитрий соколов Виткины байки

Книга реальных историй о моей бывшей жене Вите Байковой

ru
Fiction Book Designer 08.09.2011 FBD-2ADA53-EA2E-B74E-1986-B5ED-67FB-DE65FF 1.0

Дмитрий соколов

Виткины байки

Мюнхгаузен . Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал на Луну, а тем, что никогда не врёт!

(Этот и все остальные эпиграфы этой книги – из пьесы Г.Горина «Тот самый Мюнхгаузен»)

Один из способов осознавания жизни – рассказывание историй. У каждого из нас их вагон и маленькая тележка. Даже вот как: вереница телег. Впереди паровозик, за ним вагончики, или впереди ослик, а за ним телеги.

И эти телеги, мало того, что их надо везти, еще и прилично влияют на то, как и куда движется вся кавалькада. Там же карма навалена, не цацки-пецки.

А представьте, что два ослика пытаются проехать по одной дорожке – ну, например, они поженились и стали жить в одном доме. Сами-то ослики легко разойдутся, но вереница телег… Я уже не говорю об известной сказке, когда ослики (или бараны) встречаются лоб в лоб на узком мосту. Тут опять им телеги очень сильно мешают.

Я давно заметил, что сильно неравнодушен к историям из жизни своей жены. Она их вроде бы просто так травит в компании, а меня всего аж воротит. А ведь в чем заключается семейная жизнь? В том, чтобы слушать эти истории раз за разом много лет.

С одной стороны, привыкаешь. С другой стороны, можно же сделать коллаж, сложить разные истории в одну. Глядишь, и польза будет. Такой кастанедовский перепросмотр личностной истории: разгрузятся телеги! А если честно, очень этого хочется. Потому что везти всю эту громаду с собой – крайне хлопотное дело, если кто не в курсе. Потому, может, во взрослом возрасте новых телег становится всё меньше, что некуда уже пристраивать, и все силы уходят на поддержание старых.

Так к чертовой матери! Разгружаем телеги! То, что было, пусть не повторится! Пусть начнется новая жизнь и новые истории!

Сказать-то это легко, а как сделать?

Вот что я думаю по этому поводу: истории, которые с нами происходят во “внешнем” пространстве, постепенно становятся “внутренними”. Для того, чтобы это произошло, они должны быть переварены – вполне так же, как пища, которую мы поглощаем из внешнего мира и превращаем в собственное тело. Когда мы рассказываем истории друг другу – травим байки – мы осуществляем подобное переваривание, причем слушатели, что интересно, делают это вместе с нами (в хорошем случае, когда “есть контакт”). Жизненные события превращаются в байки – в истории – и постепенно в сказки и мифы, потому что конкретные детали при этом теряют индивидуальность и приобретают архетипические черты. Эти байки – как переваренная пища – уже гораздо роднее для нас (не только для отдельного человека, но для всего людского сообщества вокруг, которое и собирается не просто абы как, но из-за разделяемости базовых сюжетов). Эти байки гораздо легче, занимают меньше места, и из тяжелых земных происшествий становятся полупрозрачными и воздушными, не теряя своей правдивости и истинности.

Витка делает это языком, я записываю словами. Есть еще такая телега, такая сказка, что мы с ней принадлежим к разных народам. Она откуда-то из тавров, довольно диких крымских племен, которые записей не вели и вообще в подробностях мало известны, особенно потому, что пришлых чужеземцев по каким-то своим мифическим представлениям убивали; тем и прославились. Я же, блуждающий еврей, поклоняюсь буквам, и только записанное для меня вполне имеет смысл, а остальное – так, суета сует. Вот такая парочка поселилась в Крымских горах; и он, пока избежавший смерти, пытается перевести ее дикие истории на язык букв, прибавляя от себя закорючки собственных пониманий…

Ай да Витка!

Мюнхгаузен . Завидуйте все! У кого еще есть такая женщина?

Почти все, кто видят Витку, обалдевают: какая красивая! Я сам обалдевал тысячу раз. Теперь, когда при мне обалдевают иные-прочие, я привычно киваю головой: «А то!» А потом сам увижу ее в непривычном ракурсе либо под травой – и хочется сойти с ума, да только некуда.

Витка охренительно красива. Она явилась в этот мир, по всей вероятности, чтобы наполнить его красотой и постоянно напоминать о том, откуда эта красота светится и что обозначает. Хотя код этот почти никому сознательно не ведом, как, конечно, и самой красавице.

Наверное, поэтому она почти все время ходит голая. Ну, не в городе и не в автобусах, и даже на улицы родной деревни она все-таки одевает что-нибудь, но только там она проводит мало времени. А дома – много, и тут она почти всегда голая. Есть гости, нет – ее не волнует. Мне иногда становится от этого не по себе и я прошу ее одеться – но она в гробу это все видала. Не хочешь смотреть – отвернись.

О чем это говорит? Во-первых, о том, что она смелая. Во-вторых, она натуральная. Она проста и естественна.

У нее потрясающие густые огромные волосы. Которые она, в отличие от окрестных дур, ни разу не испортила краской или химией.

Она рожала нашего ребенка дома, и мне еле удалось уговорить ее позвать врача. Значит? – то же самое – во-первых, смелость, во-вторых, естественность. Ребенок получился – заглядение (тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!). То есть своей силой она может делиться. И еще – она и вправду сильная, а не просто понтуется.

Нашему малышу уже полтора года, а она все кормит его грудью. Такая умница! Она носит его на себе, когда ходит по горам, вместе с рюкзаком.

Она и вправду сильная!

Она практически никогда и нигде не работала – кроме как когда-то позировала голой в художественном училище. Ну, это понятно – деревенского дома тогда не было, она искала место показать себя и стремилась стать музой молодым искателям прекрасного. А что значит, что она никогда не работала ни на какую зарплату? Да просто то, что она умная! Она умеет беречь свою лень и свободу.

Когда-то она решила, что для того, чтобы исправить тяжелую карму своей семьи, ей нужно родить мальчика (а раньше там рожались только девочки, несколько поколений). И вот пожалуйста!

(А для того, чтобы так решить, она проехала час в электричке, нарочно не выходя из вагона, где были побиты стекла и лежал снег, в более теплые вагоны – чтобы думу свою додумать!)

Ну вот уже постепенно начинаются байки, а куда ж без них.

Но вы поняли, да? Это фантастическая женщина!

Ай да Витка!

Бал

Бургомистр . Сначала назначались торжества, потом казни. Потом решили совместить…

Когда-то, уже довольно много лет назад, Витка приехала в город (а жила она до этого в деревне), чтобы поступить в институт. И поступила.

И вот в первых числах сентября она пошла на бал первокурсников.

Перед этим мама купила ей красивых шмоток – джинсы там, блузку, туфельки и все такое. Денег у мамы было мало, и она предупредила, что вещи рассчитаны на год носки – на первый курс.

Хорошо.

А еще стоит добавить, что мама держала Витку в довольно черном теле до этого, вволю гулять не давала. А гулять Виточка очень хотела.

Наверное, поэтому на этой первой вечерине со своими будущими однокурсниками она напилась почти до полной потери сознания.

Ну, не то, чтобы она пила в первый раз – стадии опьянения водкой были ей вполне знакомы в ее нежные 17 лет. Просто обстановка была довольно необычная – парк посреди города, куда она только-только приехала.

Но все было ничего, пока ей не захотелось пописать.

Она пошла в туалет куда все, но там была длиннющая очередь, и стоять в ней – это значило пропустить все веселье и может быть уписаться. Тогда она отошла в сторону и решила просто пописать в парке за кустами. Она зашла за кусты и тут же провалилась в какую-то канаву.

Канава – символ Советского Союза – шла вдоль парка, у проезжей дороги. Она была довольно-таки глубокая. Виточка не ушиблась, но расстроилась, потому что, во-первых, немного перемазалась, а во-вторых, выбраться наверх у нее уже не получалось. Координация была нарушена. Она пописала, раз уж такое дело, и пошла по канаве вдоль куда-то, потому что канавы вечными не бывают. Она шла и шла и наконец набрела на выход. Ура! Она вылезла и огляделась. Вокруг была ночь, тот же парк, те же кусты, и она пошла назад вдоль канавы на зов орущей музыки.

Но тут к ней прицепился какой-то мужичек приличных лет, пьяный и жалкий.

Позже Витка таких мудаков научилась различать с полувзгляда. И подвиды мудаков, и способы их отшивания и даже использования. Но тогда, в свои нежные 17, и по сильной пьяни, она его недооценила. Он стал просить ее о сексе. Она послала его подальше. В разных вариантах рассказывания этой истории она иногда добавляла – «Я же тогда была девственницей» – а иногда не добавляла, потому что это, короче, тоже довольно запутанная телега, кем она тогда была, а кем не была, потом расскажем. В общем, она пошла на свой бал, а мужичек приличного возраста пошел за ней, сильно ноя. А потом вдруг он схватил ее за плечо, развернул и двинул кулаком по зубам. Сильно-сильно. Ей хватило, чтобы упасть на землю и потерять сознание.

Она проснулась довольно скоро. Мужичек стаскивал с нее джинсы. Новенькие джинсы с полненькой Виточки сходили трудно, но сходили. Кофточки и туфелек на ней уже не было. Она стала быстро трезветь и изо всех сил толкнула мужика ногами. Он сумел таки сорвать с нее джинсы и разорвать трусики, и только тогда отлетел в сторону.

Честь была спасена!

Но вся одежда осталась в руках у мерзавца, который у нее на глазах сложил шмотки и сказал, что отдаст их только за секс. Чего Витка, по некоторым вариантам бывшая девственницей, никак не собиралась делать.

И мужичек потоптался и ушел, решив не то наказать непокорную, не то разжиться хотя бы шмотками.

А Виточка осталась одна, голая и пьяная посреди почти незнакомого города. Первая ее мысль была: «Что я скажу маме про вещи?»

Тут давайте сделаем паузу, как будто перерыв между двумя сериями.

Я могу занять пока ваше внимание некой небесной панорамой: представьте себе чистые архетипы того мужичка, самой Виточки и ее мамы, сошедшиеся в небе не на жизнь, а на смерть. Ну, хотя бы в форме огромных облаков. Что они грохочут друг другу? Чего на самом деле друг от друга хотят? Мама наверняка грохочет: «Я же говорила!!!» Мужик орет: «Блядей полный город, а потрахаться не с кем!!!» Виточка орет громче всех: «Идите вы все на хуй!!!» И все лупасят друг друга молниями. Красота!

Мы могли бы еще помучить читателя досужими вымыслами, почему же произошла их (троих) такая бурная встреча и что они на самом деле не поделили. Но не будем, пока. Помаленечку.

А Витка меж тем подошла к кустам, за которыми пили и тусовались ее собратья-студенты и попробовала тихонечко кого-нибудь из них позвать. Куда там! Они были полностью в празднике и Все Вместе; кроме того, там орала музыка. И вот, не желая выглядеть посмешищем в глазах Родного Социума, Виточка совершила удивительный, на мой взгляд, поступок. Она не вышла к своим, а пошла дальше в парк. (Когда я слышу или читаю истории о том, как каких-нибудь бедных девочек трахали и страсть-что-делали под угрозой, что их голые фотки повесят на стенд курса или подкинут на стол декана, я так и поражаюсь. Что-то тут не так. Социальный имидж оказывается дороже тела и всего прочего. Там обязательно участвует мама.)

Итак, Витушка пошла дальше в парк и нарвала себе веток из кустов, чтобы, типа, одеться. То есть зажала ветки под мышками и таким диким-но-симпатичным привидением поплыла в ночную тьму.

Она вышла из парка, перешла через дорогу и зашла в первый попавшийся подъезд. И там позвонила в первую попавшуюся дверь. Не все мы с вами так бы сделали, а она вот так и сделала. И дверь быстро открылась, и за ней стояла симпатичная девушка. Ей было на что посмотреть – к веткам на голом теле добавьте разбитую губу (кулаком), из которой сочилась кровь. Виточка стала объяснять ситуацию. Девчонка поверила и пригласила ее войти, только тихо. Оказалось, что она с подружкой снимает комнату у пожилой женщины. И еще оказалось, что один гость у них уже был – такой себе паренечек, один на них двоих. И вот Виточке оказали первую помощь в виде таза с водой и одеяла, в которое она смогла завернуться и сесть за стол – больше в этой комнатке было некуда. Потому что на двух кроватях паренечек занимался любовью то с одной девочкой (студенткой музучилища), то с другой (тоже студенткой музучилища). Виточка, собственно, так была занята собственными бедами, что совершенно не насладилась прелестью обстановки. Она сидела у стола, завернувшись в одеяло. Ей все равно было холодно. Потом начало светать.

В шесть часов – она помнила – начинает ходить городской транспорт. Девчонки подуспокоились и стали искать, что бы ей можно было надеть. Как назло, они были маленькими и худенькими, а Виточка тогда была приличной пышкой. Еле-еле они нашли шорты, в которые она еле-еле влезла, причем так, что ноги из них вырывались сосисками, как из-под резиновой перетяжки. И какую-то малюсенькую футболку ей до пупа. И домашние пушистые тапочки. В таком виде она вышла на остановку и дождалась троллейбуса.

Она думала, что в такую рань троллейбусы ходят пустые. Это был еще одно открытие этой бальной ночи; можно сказать, встреча стрекозы с муравьями. Троллейбус был полон: рабочий люд ехал на работу. Даже сесть было негде. Делать было нечего, она влезла в троллейбус, поначалу страшно переживая, что все на нее смотрят. Потом устала бояться и стала оглядывать салон. Неподалеку сидел симпатичный парнишка, и она подумала, что в нормальное время как-нибудь постаралась бы завязать с ним беседу. Эта мысль ее рассмешила, и у нее отлегло от сердца.

Тут к ней подошла кондукторша и спросила: «А что у вас?» И Виточка, у которой не было не только денег, но и карманов, разлепила опухшие губы и ответила: «Проездной!»

В эпилоге можно только рассказать еще для полноты картины (потому что без мамы в таких историях никогда не обходится, это ведь именно дети жестких родителей попадают в такие сцены, разыгрывая привычные семейные сюжеты палача-жертвы), как мама, которой Витка стала врать про аварию, чтобы оправдать пропажу одежды и сказала, что испорченные в аварии джинсы сдала в секонд-хэнд, объездила все секонд-хэнды города (их тогда еще было мало, это была новая фишка), везде спрашивая про эти джинсы. Потом через милицию мама пыталась найти сбившую доченьку машину и еще много всяко активничала. По ходу разыгрывались скандалы в их семье, и только через несколько месяцев Витка рассказала маме софт-версию этой веселой и страшной истории. От мамы в это время уходил папа (поэтому и разоткровенничалась дочка), и она получила еще одно наглядное подтверждение того, что и так всегда знала, и что вы и сами легко услышите, когда над вами пролетит подобная грозная туча.

Медведь и море

Томас . Слышал, у вас сын родился? Мюнхгаузен . Да. Уже два года. Томас . Бегает вовсю? Мюнхгаузен . Ходит… Томас . Болтает?.. Мюнхгаузен . Молчит. Томас . Умный мальчик, далеко пойдет…

На берегу моря жила маленькая девочка…

Нет, вот как мне рассказывала это Витка (мы лежали глубокой ночью около горящего камина):

– Море, синее, синее, чуть голубоватое, море, огромное, огромное, как…

Тут она замолкала. Потом я спрашивал:

– Ну?

– А на берегу моря – песок. Такой желтый, немного коричневый, много, много песка, он лежит везде как…

Еще через пять минут:

– Ну?

– А на песке играет молодая девушка. Очень симпатичная голая девушка с длинными волосами. Она играет вместе с медведем. А медведь огромный как…

И снова молчание.

– А медведь огромный как…?

– А медведь огромный-огромный, но он дружит с девушкой, играет с ней. Каждое утро они встречаются на берегу и играют вместе или смотрят на море…

Витка погружается в свой мультик. Проходит время. Я напоминаю:

– И что?

– И они играют, не замечая времени, бесконечно, каждый день, без счета. И однажды на лодке к берегу приплывает незнакомец. Он очень красивый, и он влюбляется в девушку. Девушка таких существ никогда раньше не видела, но она сразу понимает, кто это и кто она сама. И девушке юноша очень нравится. А медведь его не видит, а то бы он сразу его убил. Девушка понимает, что медведь никогда не отпустит их. Так что они просто садятся в лодку юноши и уплывают. А медведь, заметив это, сходит с ума от ревности. Он ревет, и девушка слышит его и тоже простирает к нему руки и плачет. Но выбор сделан. Тогда медведь начинает пить море, чтобы проглотить их вместе с лодкой. И у него это почти получается, потому что он очень большой и сильный. Они не могут плыть, они просто стоят в лодке, которая движется в пасть медведя. Но море еще больше медведя, и он не в силах выпить столько воды. Он просто окаменевает. Принц и девушка спасены. Они плывут в страну принца за три моря. А медведь остается стоять на берегу. Он огромный, его и сейчас видно издалека.

Это крымская сказка про Аю-Даг, Медведь-гору. Витка в детстве видела такой мультик. Принц – это я, по всей вероятности. Во всяком случае, на первый взгляд. Я приплыл к ней и вправду из-за трех морей – из Израиля, через Средиземное, Мраморное, Черное. От нашего дома, если взобраться на верх горы, видно Аю-Даг в хорошую погоду. Его видно почти со всего побережного Крыма. Получается, никуда особенно я ее пока не увез…

А море – это очень Виткина стихия.

В самую первую нашу встречу она рассказала мне недавний тогда случай.

Как-то она всю ночь пила с подружкой в приморском кафе. Уже под утро она решила проветриться и вышла наружу. Начинался рассвет. Море было абсолютно ровное и спокойное, молочное, розоватое. Витка поплыла в него, плыла, кайфовала. Она остановилась, когда устала, и повернулась назад. Плыть оказалось очень далеко, она вначале поплыла, а потом совсем выбилась из сил. И тогда она легла на спину и отдалась морю. Потом уснула.

Пришла в себя Виточка от толчков в плечи. Оказалось, что ее прибило к маленьким прибрежным скалам, и волосы перепутались с водорослями. Это не совсем привело ее в чувство, глаза были закрыты, и слышала она только стук своего сердца, но тут ее схватили за руки и поволокли на берег. Это уже привело ее ближе к чувствам. Витка стала слышать голоса, а потом открыла глаза. Глаза увидели страшную побитую рожу бомжа, который наклонялся к ней делать искусственное дыхание. Витка тут же протрезвела и поползла обратно в море. Оттуда она послала своих страшноватых спасителей и пошла в сторону города. Там еще долго в ванной у подруги она выбирала из волос морскую траву и тину.

Сюда бы еще историю про Русалку… Но хватит.

Витка сама похожа на медведицу – дикую и сильную, всеядную и довольно дружелюбную, пока ее никто не задевает.

Конечно, еще один кандидат на роль медведя – это ее мама. Чей образ давно окаменел в Виткиной башке.

Медведь: огромное, косное, животное. Это Виткина природа. Артемиду, девственную охотницу, выкормила медведица. Медведь легко впадает в бешенство, которое легко оборачивается против него самого (как в сказке). Приплывающий принц – это не только мужчина; во многих смыслах это – просто человек. Полудикая девушка очеловечивается в контакте с ним, и от своей звериной стихийной природы плывет в сторону человеческого мира. Уже не сама по волнам, а на кораблике.

Первое избавление от девственности

Мюнхгаузен . Томас, когда мы вернемся, пусть будет шесть часов. Томас . Шесть вечера или шесть утра, господин барон? Мюнхгаузен . Шесть дня.

Богиня любви Афродита, как известно, родилась из морской пены и голой вышла на берег Кипра близ Пафоса. Менее известно, что временами она опять возвращалась на тот же берег и в то же море, и от этого снова обретала девственность.

Так и Виточка.

Впервые она лишилась девственности в электричке Джанкой-Евпатория. Плотняком набитой людьми. Было ей тогда лет 14. Утром в этот день у нее начались месячные; а ехать она собралась купаться на море с веселой компанией, среди которой был заветный мальчик. Такая неудача! Как выразилась Виталия, «я бы скорее пизду себе зашила, чем не поехала бы!» Так что у тети своей она попросила «Тампакс». Та дала, Виточка засунула его куда надо. И вот она едет в электричке, вся такая прелестная и молоденькая… И стоит в тамбуре вагона, потому что электричка переполнена, мест нет. А потом ее парень нашел ей (завоевал) сидячее место на скамейке у самого входа. Очень довольная, Виточка пробирается к сидению и плюхается на него. От этого удара, как поется в песенке, «кровь брызнула из жил», потому что сволочной «Тампакс» пробил защитную перегородку, девственную плеву.

От боли ей аж плохо стало.

Я когда услышал про эту историю – памятной нашей первой грибной ночью – аж перекувыркнулся: то есть без мужчин! Она лишилась девственности без мужчин! Амазонка!

Фантазии

Рамкопф. Странный характер господина Мюнхгаузена, его склонность к преувеличениям и нелепым фантазиям…

Иногда Витка мечтает, что сделается безумно знаменитой. Что она войдет в это общество как королева. Ей все равно, с какой стороны зайти. Можно как порнозвезда. Она мечтает сняться в порнофильмах. Можно как жрица какого-то великого культа. Какого – неизвестно.

Вторая линия ее фантазий – это классические фантазии жертвы. Ей постоянно кажется, что ее обманут и разведут. Еще не придя на рынок, она в этом уже уверена. Она почти уверена, что нас обворуют, и заранее фантазирует, как она настигнет воров и страшно их накажет.

В постели она любила разыгрывать обманутую девочку. Вот какой-нибудь взрослый чудак морочит юной деве мозги на тему энергий, активных точек и прочей эзотерики, активно щупая ее тело. Вот барин морочит мозги деревенской девке, трахая легко и чуть не равнодушно. Даже если ее партнер – маленький мальчик, то и он морочит мозги своей няне, якобы изучая женские половые органы.

Есть очень деструктивная линия фантазий. Когда мы с ней стали жить, она была будто бы абсолютно уверена, что я умру молодым и довольно скоро. Она представляла себе это в разных формах, разыгрывала на психодраме. Постепенно меня достало жить под постоянным колпаком такого давления, я взбунтовался. По моему ощущению, я точно так же могу умереть молодым, как пережить ее. Потом пошли фантазии про смерть ребенка. Говорят, это обычное дело у матерей. Но звучит, когда она рассказывает, жестко. Идем по мостику, и вдруг она говорит: «А ведь стоит его уронить вниз – и его уже не спасешь», или у горячей плиты: «Стоит облить его маслом…» Это тоже иногда достает – даже меня, а ее, надо полагать, гораздо сильнее.

В конце этих фантазий, где легко увидеть древнегреческую Медею или ту же Афродиту, Витка остается одна, как в начале ее сказки про Великого Медведя. Возможно, тогда она возвращается к своему Медведю. Человечий мир, так сильно её достающий, остается где-то в стороне, далеко внизу под горой, за морем. Она возвращается в природу, сама к себе, сама в себя.

Любовь

Чудесная байка. Еще недавно она была – центровая. Пару лет назад Витка обожала рассказывать ее кому ни попадя.

Впервые Витка увидела меня на психологическом семинаре, где я был одним из ведущих, а она – студенткой-участницей. Семинар был очень большой, человек 150-200. Не считая встреч на лестницах, когда ничего еще особо не прорывалось в сознание (хотя вроде бы она еще в первые дни сказала подруге, что ее выбор – вон, с длинными патлами, в дикой рубашке, скачущий), первый раз она увидела меня на психодраме, когда я ставил сцену своего будущего. Мне было тогда 29 лет, а ставил я на сцене, что будет со мной в 33. Картинка получалась такая: один, совсем один, в друзьях только луна и море. Я переживал тогда период скитаний, бродяжил. Нехваткой любви так пахнуло в зал, что не одна Витка, а немало прочих девиц чуть не повскакивали с мест, чтобы немедленно меня приголубить. Образ Сиротинушки работал на полную мощность. Но Витка не вскочила (хотя хотела). Знакомство отложилось на последний день, на финальный банкет.

В этот вечер она танцевала в зале босиком. Я очень любил гулять босиком по жизни, начиная с последнего курса университета, куда ходил без ботинок. Я выскочил на танцы из-за стола и принялся танцевать напротив ее. Тоже босиком.

Как ее звали – я не знал, но про себя я назвал ее «Гея». Это древнегреческая богиня Земли, если кто не знает, или просто сама Земля. Она была тяжелая и сильная. Танцевала отлично. Мы станцевали медленный танец молча, глядя друг другу в глаза. Она мне только сказала, что на той психодраме хотела быть моей любовью. Потом пошла быстрая музыка, но мы продолжали кружить, гладя друг другу волосы. Тогда за мной явилась взволнованная моя подруга – с которой я приехал на семинар. Заревновала. Я пошел к столу, но скоро опять выбрался на танцы. Гея меня притягивала.

Потом мы целовались с Геей на скамейке у входа в спальный корпус. И я не обращал внимания, что подружка моя проходит мимо. Такой приступ свободы был мною испытан, наверное, впервые; ах, как трудно, сладко и горько оказалось дальше идти по этой дорожке!

Но это книга Виткиных телег, все-таки, а не моих.

Мы разъехались на следующее утро; взяли друг у дружки адреса.

Я еще приехал на Украину через пару месяцев. В Одессе, где я заканчивал работать, мне было совершенно неуютно, и я старался уезжать на каждые выходные. В июле я приехал в Крым повидать свою Гею. Я нашел дом по адресу на конверте: частный, на окраине. Ее не было, но мама меня приютила. Витка, поссорившись с нею, уехала за пару дней до этого в малоизвестном направлении. Мама пыталась ее вызвонить, но чтобы дочку не компрометировать и вообще по принятой в семье системе вранья, передавала через каких-то знакомых, что ей надо срочно приехать в Симферополь по делам в институте. В июле это смотрелось малоубедительно, и Витка так и не приехала. Два или три дня я прожил у ее мамы. Я мало что помню; ярко запомнилось, как мама показывала мне, якобы возмущенно, Виткины фотографии голой. Ох, семейные сценарии! – думал я. Мощная штука! Так и уехал.

А на следующие выходные приехал опять. И мы поехали с Геей в поход на Мангуп. Она казалась мне очень симпатичной, но довольно глупенькой девочкой. Конечно, когда она шла с гор в огромном венке из цветов, это было прекрасно. Мы переспали, но и это мне не показалось чем-то особенным.

И мы расстались, и вскоре я уехал в большое путешествие по Европе, а потом вернулся в Израиль. Следующие два года мы не встречались, хотя изредка обменивались письмами. Я посылал Витке стихи и сказки.

Так что следующая часть этой истории проходила тайно для меня.

В этой истории Витке явилось Ясное Понимание, и оно совершенно недвусмысленно сказало: «Это Он». «Он» – это судьба, жених, тот, с кем будет вместе жизнь, дом и дети. Это было мало похоже на реальность, но это было очень четкое и определенное видение.

Вначале.

Потому что по жизни на это совсем не было похоже. Как бы она могла привлечь эту свою «судьбу», чем заинтересовать, как соединиться? Она практически никогда не выезжала из Крыма, у нее не было иностранного паспорта. Далекие орбиты, по которым вращался «единственный», были непонятны и недоступны.

Она не стала особо писать письма, не стала делать вообще ничего. Она стала ждать.

Идея хранить верность – была такая – все-таки была уж совсем невозможной по той жизни. За эти два года Витка жила с двумя мужчинами – год с одним, год с другим. Первому про своего «истинного» она ничего не говорила, зато второму – Косте – объявила с самого начала: она ему не принадлежит, она ждет своего «Дмитрия Соколова».

Отличное объявление. Я уверен, его это порадовало и укрепило.

Постепенно все друзья, с которыми она делилась этим Видением, сошлись к той мысли, что это чисто защитная фантазия, призванная оправдывать лень, нежелание строить семью и витание (ВИТА-ние) в облаках.

Жизнь, типа, что-то требовала. Костя, сожитель, вообще человек очень спокойный, тоже что-то требовал. С майского семинара прошло два года. Еще несколько месяцев. Потом раздался звонок: залетчик Дмитрий Соколов заехал на Украину, может, встретимся? Надо было ехать – не так уж далеко, часов 6 на поезде. Деньги на билет любезно дал Костя. На сознательном уровне это была поездка для того, чтобы избавиться от навязчивого кошмара, расстаться с мечтой, уже себя и всех замучившей.

И вот мы встречаемся в Запорожье, и Витка объявляет эту свою цель почти сразу, недалеко от вокзала. Меня эта идея забавит, но не сильно грузит. «И что, – спрашиваю я, – мне нужно вести себя как мудаку, чтобы избавить тебя от привязки ко мне?» «Нет, – говорит Витка, – но скажи, что я тебе безразлична и жениться на мне ты не собираешься». «Так более-менее и есть», – отвечает жестокий рыцарь.

Витка хочет уехать в этот же день.

Залетчик просит остаться хотя бы на денек.

О, смотришь на весь этот танец – кто здесь на коне, кто жертва? Кто за кем охотится? Как писала Цветаева своей любовнице из-под плюшевого пледа: «Что это было? Чья победа? Кто побежден?» Что осознается? Что тайно движет всеми нами?

У меня было чудесное время, мне хотелось быть поближе к этой девочке. Витку мучили разные угрызения, каждые полчаса она срывалась вернуться в Крым. Мы поехали на дачу моей тети, чудесное место, сад и цветы, камин, широкая кровать. Однако спать со мной Виталия не стала. Это было обломно, но не ужас-ужас-ужас. Я понимал ее чувства, на самом деле. Тут Судьба, блин, а не какие-то мелочные туда-сюда потрахаться. С одной стороны. С другой… ну, понятно. А с третьей она меня реально волновала и притягивала. Одна из поразивших меня вещей было – помню – как здорово она выросла за эту пару лет. На месте глупенькой девочки оказалась глубокая и интересная личность.

О чем мы общались в эти дни? Ведь болтали непрерывно. Два дня на даче в Запорожье. Потом мы перебазировались на дачу под Харьков. Чувства становились все сильнее. Мы рассказывали друг другу свои жизни, стояли друг перед другом и пригоршнями выкладывали: вот я какой, вот я какая, вот это моя жизнь, другой нету…

Наконец в Харькове мы переспали. Меня настолько это поразило, что я побежал на улицу и вернулся с букетом цветов. Очень необычное для меня движение. Любовь уже захватывала мое сердце.

Скоро Витка вернулась в Крым, потому что мне нужно было в Москву, а паспорта для границы у нее не было. Через две недели мы встретились под Киевом и продолжили наши скитания по дачам. И вот там, на даче под Киевом (о, как я коротко об этом рассказываю!) мы сошлись, мы слились окончательно. Все совпало: ее день рожденья, прекрасные подмосковные грибы (волшебные, галлюциногенные), которые показали нам, что мы принадлежим друг другу, что мы как лев и львица в этом мире, что нам и вправду судьба идти вместе. Одной ночью все это слилось, и на смену одинокому и уже сильно потрепанному Ясному Видению Витки пришло сильное и общее новое Видение. Которое вело нас несколько последующих лет, когда мы стали жить вместе, завели дом, родили ребенка и так далее.

Эта вот телега сильно поработала. Теперь и она уже потрепана, колеса косят, какие-то щели, тряска, бездорожье. Иногда кажется, что колеса едут в разные стороны. Пора сдавать ее в музей.

Ждала меня Витка, ждала. Сколдовала, притянула. Всё, получается, сделала правильно, проявила женскую мудрость. При этом «не напрягаясь», почти без активных поступков. Всё само, по течению естественных событий.

Любимый Виткин анекдот про Вовочку

(на самом деле, больше показывается, чем рассказывается)

В советской школе идет урок, на который приехала большая комиссия. Учительница спрашивает: “Дети, а какие слова начинаются на букву А?” Вовочка тянет руку, но учительница его не вызывает, потому что боится, что Вовочка скажет какую-нибудь гадость. И на букву Б – он тянет руку, она вызывает других. И так на все буквы. Комиссии уже странно – мальчик все время тянет руку, а его не вызывают. Наконец учительница спрашивает: “А кто-нибудь знает слова на букву Ы?” Все молчат, Вовочка тянет руку. Деваться некуда и учительница кивает ему головой. Вовочка встает…

И Витка в это время тоже встает, и с совершенно идиотским и счастливым лицом начинает изображать еблю, при этом повторяя: “Ы-ы-ы-ы-ы-ыыыы…”

Как попал сюда этот дурацкий анекдот. Изначальная структура книги была по буквам алфавита («Разгружаем Виту по алфавиту»), это вот вспомнилось на букву «Ы». В этом анекдоте есть, конечно, привкус того превербального счастья, которым полна Виталия Петровна. Буквы и слова учить незачем: «Для счастья полного, мои друзья, иль слишком мало всех, иль одного довольно» (Пушкин-Вовочка).

А знаете ли вы, что сексуально демонстративные люди часто совсем не так уж сексуальны? Что скромницы и потайщики, всякие сероватые такие на поверхности типы могут такого жара задавать в постели? а яркие звезды уже вполне реализовываются в своих публичных маршах и шоу, и потом в постели спокойненько засыпают?

То есть сексуальность, как и многое другое, часто распределяется между «внешним» и «внутренним» употреблением очень арифметично – если в одном больше, так в другом меньше. Вы еще найдете здесь истории на эту щекотливую тему.

Уписалась!

Баек на эту тему у Витки много. Дай вам бог вообще получать столько удовольствия от жизни, сколько она – от того, как писает, какает и пукает!

Дополнительная прелесть этой истории для меня заключается в том, что она ознаменовала собой первый раз, когда Виталия попала в деревню Ворон, где мы сейчас с ней вместе живем. То есть это как бы Первый Въезд в Иерусалим или что-то в этом роде.

Итак, она приехала в Ворон с парнем, с которым тогда жила. Звали его, предположим, Ильей. Было это зимой, под Рождество. Остановились они у друзей Ильи, в такой большой семье, один из сыновей которой был Ильи другом. И вечерком отправились колядовать.

Очень развесело у них это получалось, пели они и орали, деревня наша колядки любит (я и сам в этом году поколядовал отлично). И, конечно, в каждом доме им наливали. У нас в каждом дворе делают свое вино из винограда, а многие также и самогоны, и, в общем, большая любительница этого дела Виталия Петровна несколько выпила. Правда, она говорит, что на холоде это не ощущалось, и она членораздельно водила языком и ходила на ногах. А потом представление закончилось, все вернулись домой и легли спать.

Очень, конечно, хотелось писать. Но туалеты у нас по деревне во дворах. И идти туда из теплого дома вообще не хотелось ни разу. И Виточка подумала, что проснется попозже и обязательно сходит, только ночью уже можно будет до туалета так далеко не шлепать, а прямо у крылечка и облегчиться. Легли они с Ильей на одну тахту и быстрехонько заснули.

А проснулась Витушка от чего-то удивительно приятного. Такой вот чудесный кайф, как в раннем детстве (так она рассказывала) – тепло и мокро. Это она начала писать. Ну, раз уж начала, решила она, какой смысл прерываться; и отдалась потоку своего кайфа, дописав уже в постель все до конца.

Ну да, тут она уже подумала, что это сейчас так тепло и мокро, а скоро ведь будет холодно! И принялась будить своего кавалера. Это было довольно трудно. Он ей отвечал: «Да ну на хуй!» – и спал дальше. И когда наконец проснулся, а она ему сказала: «Илья, я уписалась!», он опять сказал: «Да ну на хуй! Не может быть!» Но постепенно суровая правда дошла до него. Он вскочил с постели и говорит: «Да ну на хуй! А как дальше спать?» Тахта была мокрой почти целиком. Витка говорит: «Давай я лягу на сухом краешке, а ты перебирайся к Емеле». Это друг Ильи, который спал на кровати в той же комнате. Илья согласился и пошел к Емеле. Витка ему говорит: «Ты же только мокрые вещи сними!» Он стал посреди комнаты и стянул с себя носки. Потом взялся за трусы (тоже мокрые), но стянув их до колен, вдруг подскочил и дернул их обратно: «Да ну на хуй! Это Емеля проснется с перепою, а тут я с ним в постели голый!» Витка хохочет и говорит: «Так ведь друг же, давай, иди!» Вроде уговорила, стал Илюша опять трусы снимать, глянул на друга – и опять не может. Витка, глядя на это, чуть второй раз не уписалась.

Постоял он, постоял в середине комнаты, а потом совершил – как утверждает Витка – свой самый мужественный поступок за всю их совместную жизнь. Он подошел к тахте, сказал Витке встать, а потом резко поднял всю верхнюю часть ложа, которая была, в сущности, большим матрасом, кинул его обратно сухой частью наверх, упал на него и сказал: «Все, будем спать так!»

Они легли, поржали немножко и заснули до утра.

Утром, конечно, Витка, стирала простыни в тазу на кухне (нету у нас ванных в деревенских домах!), а вся семья потешалась. Тут уж, я уверен, множество было хороших шуточек, да никто не запомнил. Городская приехала! Было где разгуляться!

Только Илья все приставал к ней и говорил: «Нет, ну я не понимаю, как так можно? Вот ты мне объясни – ну как можно так напиться, чтобы уписаться в постель?» Витка говорила: «А вот так можно, и так может быть с каждым!» А Илья говорил, несколько раз: «Ну нет, со мной такого быть не может! Я вообще не понимаю, как такое может произойти с нормальным человеком!»

* Бонус-трек: Благородный Дон и Духовка

Прошло с поры тех веселых колядок три-четыре месяца… И Витка совсем уже решила с Ильей расстаться. Как-то никак не решалась ему об этом сказать, но наконец собралась и сказала. Было это на чьей-то свадьбе в другом глухом уголке Крыма, где Илья был сватом, а Витка просто гостьей. Илья страшно расстроился. Оно, наверное, и понятно было, что дело к тому идет, но, короче, он на Витку страшно обиделся, наорал, а потом напился вусмерть. То есть вроде еще держался на ногах, но вел себя совсем пьяно. И вот уже свадьба закончилась, и пошли они спать в домик, куда их распределили (всех гостей разобрали местные родственники и друзья). Илья на входе стал довольно хамски приставать к хозяйке дома – так по-простому подошел к ней и сказал: «Ты со мною сегодня спишь!», был послан на хуй и упал спать в отведенном месте. Витка с хозяйкой и еще парой друзей сидели и болтали в одной из комнат.

И вот поздно ночью видят они такую сцену. По коридору на кухню идет Илья. Заходит на кухню, довольно аккуратно для пьяного, открывает духовку газовой плиты и какает туда. Потом с силой духовку захлопывает и идет обратно. Вся компания видит это через полуоткрытую дверь, вначале немеет, а потом идет Илью будить (он уже опять упал спать) и ругать. А он говорит: «Да ну на хуй! Я насрал в духовку? Это нереально! Это, наверное, Паша». Паша Матвеев, который спал с ним рядом, известный и любимый нами крымский художник, в общем-то, действительно способен на подобные поступки. Так что гипотеза могла бы прокатить – но тут-то все видели! И хозяйка жестко заявляет Илье, что или он идет отмывать содеянное, или она его отправляет спать на улицу. Илья хныкает, но идет за водой и тряпкой. Духовку он кое-как моет. А назавтра продолжающаяся свадьба имеет еще одну тему для веселья: сват насрал в духовку!

И не сразу, конечно, но потом Виточка ехидно спросила Благородного Дона: «Ну что, Илюша, понял, как можно по пьяни написать в кровать?»

И Благородный Дон, вероятно, таки что-то понял.

Витка к рассказу об этом глубокомысленно прибавляет: «Какая ясная символика! Духовка – это же женский символ, матка. Горячее место посреди дома, откуда рождается хлеб. Так что он отомстил женщинам, которые ему отказали – ну, мне, в первую очередь, и хозяйке заодно. А ведь духовка, блин, – это еще и духовное, душа!.. Куда хотел насрать, подлец!»

Говно

Первое детское воспоминание, по мнению многих психоаналитиков, несет в себе важную информацию о чем-то таком, что тоже несет важную информацию. Такое маленькое существо – представляете? – вообще какая-нибудь мурашка, муравей, а несет на себе Важную Информацию. Наверное, как Вечный Жид, оно обречено ее носить, пока не найдет места, куда бы положить, или кого-то, кто взял бы ее на себя.

Вот первое детское воспоминание Виточки, которая вообще свое раннее детство здорово помнит, в отличие от меня, грешного:

«Я просыпаюсь утром в своей кроватке. Мне 8 или 9 месяцев. Утро очень хорошее, солнечное. На большой кровати рядом с моей – папа и мама. Они очень красивые, им хорошо. Они занимаются любовью. Я хочу к ним. Я тяну к ним ручки, но они меня не берут. Я начинаю плакать, но они отворачиваются к стенке от меня и продолжают любиться. Я такая маленькая! Что я могу сделать? И тут вдруг я понимаю, что делать. Я сажусь и какаю – но не жидко, а такими маленькими тверденькими какашечками. А потом беру их по одной и кидаю в родителей».

Это совершенно обычный способ взаимодействия в их семье – кидаться говном. Как, кстати, в очень и очень многих семьях. Этот движняк уже давно захватил и нашу молодую семью. Хочется любви; но если ее нет, то мы кидаемся говном (упреками, обвинениями, раздражением и тому подобным). И чем больше говна, тем меньше возможность любви. Увы! Так и живем.

Терроризм по-деревенски

Бургомистр. Карл, мне тут сообщили довольно странное известие… Ну… будто бы вы… объявили войну… Англии…

Мюнхгаузен (достав часы). Пока еще нет. Война начнется в четыре часа, если Англия не выполнит условий ультиматума .

История произошла 31 декабря, так что ее можно считать за новогодний маскарад. Сцена, однако, очень реальная.

В деревне нашей живет семья татар, с которыми мы когда-то раньше дружили, а затем крепко поссорились. Ссора эта в вялотекущем состоянии длится уже пару лет. И вот на нынешний Новый Год Витка готовит карнавальные костюмы; и вдруг вспоминает, как два года назад давала этим татарам кусок материи шахматной расцветки, тоже на новогоднее представление в клубе, на костюм ребенку. Она посылает за ним соседского армянского мальчика – чтобы самой во вражеский лагерь не соваться. Мальчик возвращается и говорит, что тетя Эсма передала, что никакой ткани нет. Витка озлобевает. Жалуется мне. Я не хочу раздувать конфликт из-за куска материи и предлагаю Эсму торжественно проклянуть, а про ткань забыть.

Но Витка – воин. Она спрашивает: “Где у тебя был мазут?” Мазута нет, но есть слитое когда-то из мотора старое машинное масло, которым я иногда развожу печь. У меня в голове это с шахматной тканью никак не рифмуется, так что я даже не сразу понимаю, в чем дело. А Витка на едином порыве идет и отливает себе бутылочку этого черненького масла. И говорит: “Пойду я этим сукам, и если эти суки мне мою материю не отдадут, то я им весь дом мазутом оболью! Пусть моют весь Новый Год!”

У меня задуманная операция вызывает определенные сомнения. Крымские татары, если кто не знает, похожи на израильских арабов – в частности, своей любовью к дракам и войне. Идти с ней – это привносить мужской элемент в женские разборки. Женская драка – это одно, а мужская – другое. Я ей аккуратно перевожу свои мысли. Но пышущую праведным гневом амазонку не удержать. Она переодевается в красивую (!) одежду и выходит со двора с сумочкой, в которой лежит заветная бутылка.

Погода, кстати, теплая и солнечная. Я копаюсь в огороде еще полчаса, а потом начинаю волноваться. Фантазии есть что порисовать: там полный дом татарских баб. Наконец героиня возвращается. Легкая, довольная. В пакетике – костюм шахматной королевы. Отдали сразу, без боя, как только увидели зашедшую во двор решительную Витку. Остаток энергии она спустила на обратной дороге за чашечкой кофе у соседки-армянки.

Бутылочку с “мазутом” аккуратно принесла назад. Хотел я на Новый Год наполнить из нее бокал за здоровье и силу любимой жены, да позабыл к ночи.

Позже задумался: легко узнается пресловутое кидание говном.

Но – сила намерения, как говорил дон Хуан, решает всё.

Баронесса ( Бургомистру ). И вы его отпустили?

Бургомистр. Сударыня, ну что вы от меня хотите? Англия сдалась…

Эксгибиционизм

Марта и Мюнхгаузен садятся за клавесин, начинают тихо играть в четыре руки. Фельдфебель изумленно наблюдает за ними. Вбегает Рамкопф . Рамкопф . Что это? Зачем? Фельдфебель . Не могу знать! Они как-то не по-нашему разговаривают. Музыка звучит громче и тревожней.

Эксгибиционизмом по-умному называется тема, когда человек получает удовольствие от того, что на него смотрят другие. В жесткой форме он при этом занимается сексом, мастурбирует или хотя бы светит голыми запретными частями.

Витка же никакая не эксгибиционистка, а просто очень любит быть голой. Потому что она очень натуральная. Никаких других причин нет и быть не может.

Любимым делом ее молодости было поехать на море и лечь загорать голой где-нибудь в не очень людном месте.

Любимым делом окружающих мужчин было собраться вокруг нее и заниматься онанизмом.

Витка повидала этих онанистов – просто ужас сколько. Но никакого сексуального удовольствия она от них не получала. Она просто ходила по жизни, а они ходили за ней.

Последний из них – это я.

У меня никогда не было подобного с другими женщинами, но с Виткой эта тема появилась сразу и осталась надолго.

Получается, что это не она эксгибиционистка, а вот эти собирающиеся вокруг нее мужики. Потому что под медицинскую статью подходят именно они. Она если онанизмом и занимается, то незаметно. А они – не просто заметно, а именно Очень Заметно.

То есть она очень заметно лежит и загорает, а они очень заметно дрочат.

Она про многих таких рассказывала. Мне больше всех понравился тот, который принялся дрочить рядом с ней и ее подругой и очень просил девочек посмотреть (а они демонстративно отворачивались). Некоторое время они с подругой спорили, стоит ли смотреть, и кому. Подружка, короче, убедила Витку, что та опытнее и крепче, ей и стоит это сделать (чтобы отстал!). Витка посмотрела на мужика (она сидела, он стоял). А мужик ей и говорит: «Ты не на меня смотри! Ты на него (показывая свободной рукой вниз) смотри

Наркомания против секса

Мюнхгаузен . … в том страшном бою с турками, когда погибла половина моего полка, а они погнали нас в это чертово болото, но мы выстояли и ударили им с фланга, но тут мой конь оступился, начал вязнуть, и когда зеленая мерзкая жижа уже полилась в рот, тогда я, задыхаясь, схватил себя за волосы и рванул… И мы взлетели над осокой!

А вот еще какая история про самый ужас, который так и не случился!

Короче, Виточка. Восемнадцать лет. Гуляет по пляжам Евпатории, скипнув от маменьки. Ночь. Идет она по тропиночке между санаториями, обгоняет мужика-корейца. Такой здоровый спортсмен, она его уже видела в ночных клубах. Она его обгоняет, а он ее вдруг догоняет и обхватывает руками сзади. И говорит человеческим голосом: «Понравилась ты мне девица, и займемся мы с тобой сейчас любовью!» И тащит Виточку к кустам. Она смотрит на него и видит: глаза с поволокой, мужик не в полном сознании, весь настроенный исключительно на одно-единственное. Она быстро трезвеет (потому что раньше той ночью пила) и начинает с ним максимально разумно разговаривать- дескать, что ж ты, мужик, меня изнасиловать хочешь? Это же совсем нехорошее дело, тебя же потом жизнь накажет!» А сама пробует вырываться, но мужик реально сильный, и каждый раз, когда Витка пытается сопротивляться, он ее подымает над землей и переставляет на шаг к кустам. А ей говорит: «Голубушка! Да ты расслабься! Тебе хорошо будет! Вот у меня и презерватив есть, все нормально!»

Но для Виточки это совсем не нормально. Как-то у нее так в голове устроено, что нельзя ее просто так трахнуть. Что этого просто вообще не может случиться, потому что иначе… Иначе она вроде как оказывается совсем другим человеком, грязной девкой, а не свободной попрыгуньей, которая трахается сама с кем хочет. Этого вообще НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Но тут все очень похоже на то, что, хотя быть этого и не может, вот оно как раз и происходит. Мужик уверенно тянет ее к кустам. Ни сила, ни разговоры не помогают. Отчаяние. Все способы использованы. Крах. Витка расслабляется…

И тут тело как бы само подсказывает решение. Изо рта у Виточки начинает течь слюна. Она усиливает это дело. И начинает говорить мужику всякий бред, причем измененным голосом. Таким очень слабым голосом, как бы издалека, Витка спрашивает у корейца, нет ли у него курить (а понятно, что нет – он спортсмен) и нет ли у него уколоться. Не договаривая фразы, обрывая, хватаясь за живот, всем своим видом донося до корейца, что у нее начались ломки, и, короче, разыгрывает наркоманку, которых никогда особо не видела. Но и пан спортсмен почти наверняка их никогда вблизи не видел. Витка бормочет, что родители пока возвращаются не должны видеть там в фольге в книге надо заварить в санаторий пока не поздно пусть он ее туда отнесет на руках… При этом она шатается, ее тошнит. Он говорит: «Ты меня обманываешь!», но хватку отпускает. Витка шатается на дороге, молотит весь свой наркоманский бред про дозу в санатории, зовет мужика туда и делает качающиеся шаги. Один-два-три-пять… И когда расстояние от корейца оказывается примерно шагов десять, тут Витка бежит! И как она бежит! О, быстроногая серна! Быстрее ветра!

По дороге на нее напали два пса-ротвейлера, но они ей были ПО ФИГУ!

Витку берегут какие-то вышние силы, как многих из нас; как и меня, к примеру. При таком стиле жизни, как она вела, например, в те самые свои осьмнадцать, залететь можно было очень круто, в очень разных смыслах, из которых этот спортсмен-кореец – совсем не самый худший вариант. Однако, как показывает беспристрастная история, ничего такого не вышло – ни одного изнасилования, ни одного аборта, почти что без физических травм. Тьфу-тьфу-тьфу… То есть и она себя берегла, конечно, это же не дровосеки из лесу ей на подмогу прибежали, а своя же слюна потекла.

Вышел Ёжик из тумана

(Сказка, которую я сочинил про себя и Витку в начале нашей совместной жизни).

Дети мои, я хочу рассказать вам сказку. В одном лесу, хвойном да вольном, в тихой норке под кустом, под малиновым листом, жил Ёж, собою весьма хорош. Был он скрытен, хотя любопытен, глазки острые, ножки шустрые, плюс иголочки от хвостика до челочки. Знался с зайцами, бегал за белками, и жизнь его была такая себе певучая, а сказка начинается вот с какого случая.

Однажды на лес опустился туман, густой и теплый, как парное молоко. Ёжик спал, а потом проснулся, вышел на дорожку и обомлел. Всё, всё, всё было скрыто туманом-туманищем. Как зачарованный, Ёжик пошёл по лесной дороге, неведомо куда, а потом стало и неведомо откуда. Совсем по-другому пахли травы, и деревья, и цветы, и длинные, волшебные нити плыли по земле, как нестрашные змеи. Ёжик шёл, и даже немного спешил, как будто кто-то звал его.

И вдруг он увидел Лошадь. Мало того: это была Лошадь такого цвета… оранжевая – или светло-красная – и шёлково-рыжая – и волшебно прекрасная. Странно, что он смог её увидеть в тумане; застыл, а потом как пошёл – она шевельнулась и исчезла, а стук копыт он услышал лапками, и они застучали в его груди гулко-гулко среди безмолвного тумана.

И всё. Потом облако стало расходиться, подниматься, и Ёжик пошёл домой. Но только сердце его потеряло покой, сначала вроде легонько, а потом довольно, а потом по-настоящему. Рыжая Лошадь, оранжевая Лошадь, которую он видел в тумане, вмешалась в его мысли. Ничего в лесу не могло сравниться с ней. И вот Ёжик пожил-пожил в лесу, под своим кустом, под малиновым листом, а потом стал собираться в дорогу. Он узнал, что лошади живут на полях, и это совсем не лес, и идти туда долго-долго. Ну что ж! Он пошёл. Сначала по лесу, потом по долине, потом вдоль оврага, долго ли, коротко ль, вышел на поля и обомлел. Это что ж за ширь! Вообще! И ни одного дерева!

Путешествовать по полю было совсем не так легко, как в лесу. Куда идти – совсем непонятно. Маленькие животные вдали за два часа пути становились невероятно большими. (Так Ёжик узнал коров.) И трава, и мухи, и червячки были там совсем другими.

Так он шёл, шёл, а потом однажды увидел свою Лошадь. Но только издалека: пока он шёл к ней, она исчезла. И ещё через сколько-то дней повторилось то же самое. Но вот в третий раз, рано утром, она возникла совсем близко. Она паслась, ела траву, а он побежал к ней, и уже совсем рядом понял, до чего она огромна! Одно её копыто было размером с ежа! Она уходила вверх, безмерно прекрасная, оранжевая, светло-красная; ноги её были как деревца, а уж где бока и где голова! Ёжик стоял, потрясённый. Он никогда особенно не думал, что будет, когда он встретит свою мечту.

Потом она убежала, но страсть увидеть её только выросла, и Ёжик продолжил свои странствия по степи. Постепенно он понял, что оранжевая Лошадь (вместе с прочими лошадьми, чёрными и белыми) пасётся обычно в трёх-четырёх местах, и между ними – всего несколько дней ежиного пути. Он стал видеть её довольно часто. Однажды – однажды он нашёл её, когда она спала. Как сладко было лазать вокруг неё всю ночь! Таинственная грива лежала на земле, болтливые запахи обволакивали шкуру… Это было как тогда в тумане – было то, чего не бывает.

Так и жил Ёжик в таинственной степи, бродил в поисках рыжей Лошади. Постепенно он заметил, что лошади паслись не везде, а искали свои травы, а больше всего любили клевер. Тогда Ёжик стал привечать это растение и разносить его семена. Он был близок к земле и хорошо знал, где и отчего будет расти одна трава, а где и отчего – другая. В одном месте, которое и ему, и Лошади нравилось, он устроил целую поляну сладкого клевера, вырывая прочую траву и разбрасывая нужные семена (вряд ли рыжая Лошадь могла догадаться о таком). Лошади стали приходить туда так часто, что Ёжику не было нужды пускаться в далёкие степные переходы; надёжнее было ждать её у своей поляны клевера.

А ещё потом он понял, куда убегала его Лошадь, даже когда клевер не кончался: к водопою. Ёжик стал мечтать о том, как бы устроить водопой там же, где клевер. Это было, конечно, трудной задачей. Но Ёжик, всегда сам живший во влажных ложбинках земли, много знал о том, где вода стоит долго, куда уходит, откуда просачивается. Долго, трудно он рыл канавку; но вырыл, и вода была там почти всегда. Он не давал ей застаиваться, и чистый родник привлекал оранжевую Лошадь ещё пуще клевера. Когда она пила, Ёжик иногда затаивался совсем близко, и это было прекрасно: её морда с огромными глазами, длиннющими ресницами, нежными кисточками на ушах…

Замечала ли Лошадь Ёжика? Он этого не знал. Как-то, конечно, замечала; но знала ли, что это был один и тот же ёж? Чувствовала ли, что он поглаживает иногда её гриву ночами? Знала ли о его связи с родником и клевером? Ёжик не знал об этом и не очень задумывался. Иногда он крепко задумывался о другом: не сходить ли проведать свой лес? Но он знал, что пока он будет ходить, родник и клевер исчезнут, степь изменится, и слишком вероятно, что свою Лошадь он больше не увидит. А видеть её он очень хотел. Так и прожил Ёжик свою жизнь в безбрежной степи, поближе к огромной оранжевой Лошади. И было ему хорошо.

Мне редко так нравятся собственные сказки, как эта. Ей уже три с половиной года – и что же можно про нее сказать? Что достала уже эта сказочка. Достало Ёжика ухаживать за этой безумно красивой Лошадью и не иметь ничего взамен. Нет, ну как так можно сказать, “ничего взамен”? Это же не правда? Конечно, не правда. Но есть правда на разных уровнях. Если мы скажем, что предыдущий пассаж про эксгибиционизм – это тот же сюжет, что и нежная сказка про Ёжика, вы поймёте? “Замечала ли Лошадь Ёжика?” А дрочил ли Ёжик на лошадь? Я хочу, чтобы вы внятно и продуманно произнесли: почти наверняка – да. Да!

И вы уж меня извините – если вам нравится заниматься какой-нибудь странной для окружающих медитацией, вы что, не найдете себе тихого места, где вас никто не увидит? Еще и в большом полудиком Крыму? Я нахожу легко (я тоже, кстати, люблю медитировать голым). То есть когда Виточка ложилась в своем великолепном ню на побережье, не выходила ли она на контакт с блуждающими одинокими мужчинами? Ой, как велика вероятность, что да! То есть Лошадь привлекает своего Ёжика издалека, как Спящая Красавица своего принца. Тут самое время рассказать еще одну сказочку.

Виткина вариация на тему “Спящая красавица”

(сочиненная практически тогда же, в начале нашей жизни вместе)

Жила-была спящая красавица, нормальная такая, обыкновенная спящая красавица. Как положено, в 16 лет она чем-то укололась и заснула. Проспать ей надо было сто лет, пока не придет принц, это она твердо знала. Но спать ей было очень скучно. Часто ей не спалось, она приоткрывала один глаз или даже оба и осматривалась. Часов, показывающих годы, в ее спальне, к сожалению, не было, и она не знала, сколько еще ей надо спать.

Как-то раз спящая красавица в очередной раз проснулась, осмотрелась и приуныла. Мало того, что было ужасно скучно, ей еще и очень хотелось покурить. Это она еще молодой принцессой пристрастилась. В конце концов она не выдержала и встала. Аккуратненько она пробралась в коридор, чтобы никого не разбудить (а спало, конечно, как и положено в этой сказке, всё королевство). Тихо-тихо она открыла дверь черного хода и вышла на улицу позади дворца (потому что вся площадь спереди дворца страшно заросла чертополохом). Стояла отличная погода! Было лето, светило солнышко, пели птицы. Спящая красавица пошла по дороге, надеясь встретить кого-нибудь, у кого можно стрельнуть сигарету, чтобы потом сразу быстренько вернуться на место в спящий дворец.

Но на дороге ей никто не встречался. Вероятно, уже много лет, пока спало королевство, никто не ездил по этой дороге ни туда, ни оттуда. Спящая красавица всё шла и шла, уже устала с непривычки. А потом вышла на перекресток и увидела какого-то молодого человека. Он был молод и симпатичен, и у него наверняка были сигареты. Они поздоровались, она попросила сигаретку, он дал ей одну и закурил сам. Они разговорились понемногу. Спящая красавица спросила у него, как бы между прочим, куда он держит путь. А он ей сказал, что ищет королевство спящей красавицы, потому что он, как наследный принц, ищет себе невесту, в которые ему предсказана заколдованная спящая принцесса. Спящая красавица внутри так себе сказала: «Оп-па!», а вслух не сказала ничего. Когда они покурили, и принц собрался идти дальше, она вдруг увидела, что он собирается с перекрестка шагать вовсе не в ту сторону, где находится ее дворец. А принц ей, честно говоря, уже очень понравился, да и надоело ей спать в этом дворце! И она так аккуратненько стала его спрашивать, а почему он это так уверен, что надо идти туда? А может, лучше свернуть вот сюда? А принц сказал, что он идет наугад, ему в общем-то всё равно, можно и свернуть. Спящая красавица сделала вид, что сама идет совсем в другую сторону, попрощалась с милым принцем, а потом потихоньку, когда принц пошел в правильном направлении к ее дворцу, последовала на приличном расстоянии вслед за ним. Принц дошел до дворца, который весь зарос диким и неимоверно колючим чертополохом. Он принялся прорубать себе дорогу в колючках, и когда он углубился в заросли, принцесса обошла площадь и дворец, зашла через тот же черный ход, через который выходила, пробралась назад в свою спальню и возлегла на ложе. Она прекрасно успела принять там приличную спящую позу и даже заснуть, пока принц боролся с чертополохом.

И вот наконец принц продрался через колючки, зашел во дворец, походил по нему и почти сразу же нашел спальню спящей красавицы. Зашел он туда к ней, подошел к постели, поцеловал. Конечно же, принц не узнал в искомой принцессе ту случайную дорожную знакомую. Спящая красавица раскрыла глаза, улыбнулась и поцеловала принца в ответ. И они еще успели выкурить по сигарете, пока просыпалось всё королевство, готовое к грандиозной свадьбе.

Спящая, блядь, Красавица! За четыре последних года я провел несколько групп, посвященных ее (их) пробуждению. Херов принц многостаночник!

И в этом сюжете, как и в двух предыдущих, два героя; один прекрасен и ни хрена не делает (то есть просто живет), а второй им любуется, возбуждается и выбрасывает собственную энергию. Василиса-Ни-Хрена-Не-Делающая и Иван-Дурак. Он (я) крушит колючки, сажает травку (легко себе представить, что ту траву, которую курили принц с красавицей из этой сказки, сажал Ёжик из предыдущей). Рубит чертополох, покупает сигареты, которые не курит и считает дрянью. Проводит воду в дом (чем я и занялся через четыре месяца после того, как сказку придумал; только сейчас связалось), делает в деревенском доме туалет, хотя сам ходит на улицу. И так далее, бесконечно.

С одной стороны, Рыжая Лошадь – это подарок Ёжику из вышнего мира. Он счастлив, следуя за ней и работая на нее. Если ей счастье доступно без труда и его даже хватает на других – то это же кайф и чистое Дао; а если его прикалывает трудиться – это его личные проблемы и способы жизнеустройства.

С другой стороны, как-то явилась мне такая страшноватая фантазия: Витка на мне паразитирует. А когда я ей об этом, запинаясь, рассказал, то она так спокойненько сказала: “Ага, я тут видела недавно по телевизору такого паразита, вроде лианы. И подумала еще, что на меня похожа. Эта лиана поселяется на пальме наверху, прорастает корнями сквозь нее, а своими стеблями образует такой свешивающийся пучок, который постепенно закрывает всю пальму. И постепенно она пальму убивает”.

Я – Виткин раб

Марта. Может, мне все-таки лучше уйти?

Мюнхгаузен ( задумавшись ). Нет, нет… Без тебя мне будет хуже, чем без себя.

Я, судя по всему, раб этого существа по имени Витка. Ну, не в тотальном смысле (хотя кто знает?), но вот в данном жизненном отрезке. Я это совсем не сразу заметил. Потихонечку.

Поначалу все началось с простенького наблюдения, что вещи, о которых мечтала Витка, делаю я. Еще до того, как мы встретились, она мечтала выращивать декоративные тыквы. И даже вырастила одну, две или все четыре. Чем занялся я, когда мы купили дом с садом? Начал разводить декоративные тыквы, без ее помощи, конечно же, десятками, сушить их, мыть, развешивать и резать, делать всякие сахарницы, свистульки, шкатулки, маракасы и даже одну курительную трубку. Зачем? Хрен его знает. Меня перло (и прет до сих пор, уже созрел новый урожай).

Она мечтала лепить из глины и заниматься керамикой. Я этого не делал никогда раньше. Когда мы переехали в деревню, я заметил, что глина на склоне возле дома очень жирная и хорошо лепится. Это я научился ее мыть, готовить, отливать формы, я сделал печку для обжига, привез глазури и ангобы, наворовал на брошенном заводе старые гипсовые формы (перепиливал металлическую решетку, был пойман даже, тоже весёлая телега) и продолжаю заниматься изготовлением керамики уже три года (оставаясь, впрочем, очень посредственным и неряшливым керамистом). Витка глиной практически не занималась.

Следующим ярким примером явилась китайская Книга Перемен, И Цзин. Это Виточка купила ее и принесла в дом, я до этого не интересовался И Цзин никогда. Первые гадания для меня были малопонятной ерундой. Через три примерно года я написал и издал «Книгу Сказочных Перемен» по образцу И Цзин, стремясь сделать свой перевод этой великой книги на доступных мне языках: русском, языке сказок и языке психотерапии. Думается мне, что и в понимании И Цзин я ушел прилично вперед Виточки. Чудесно мне и удивительно, как это я влез в такую китайскую грамоту.

Между тем, мои собственные изначальные идеи – идея «монастыря», например, или «обители», идея грибных и языческих мистерий, идея домохозяйства со множеством детей, идея школы сказкотерапии, мягко говоря, очень медленно и довольно хило подвигаются тем временем, если не совсем заглохли. Примечательно, например, что на последней группе в этом сезоне вместо «моих» грибов мы применяли конопляные экстракты – вещь очень из Виткиной культуры, с которой я до знакомства с ней был практически не знаком.

Напрашивается, что я уцепился за Виткину волю, превратился в определенном смысле в ее «деятельный» придаток.

А вот еще история прошлого лета.

Витка гнала. Последней историей, переполнившей чашу моего терпения, была такая: она явственно ревновала к нашей соседке, с которой у меня и вправду тогда были довольно близкие отношения, но ревности своей изо всех сил не признавала. И вот заходит как-то к нам эта соседка выпить вечерком чаю. А перед уходом спрашивает: а нет ли у вас овсяных хлопьев? Это она их любит жевать сухими, любимое лакомство. Каждый раз почти она о них спрашивает. И я отвечаю: блин, нету хлопьев, но для тебя надо будет их купить. Соседка уходит, а Витка стервенеет. На следующий день, сильно поссорившись со мной, она уезжает из дома, а перед этим рассыпает по всем комнатам по полу, коврам и кроватям овсяные хлопья (оказывается, у нас была пачка, я не заметил). Я, когда увидел эти хлопья, остервенел. Подмел я их и захотел жену свою примерно наказать. Несколько дней прошло, она вернулась. Я же, наоборот, ушел в горы и там стал думу думать: что делать? И съел псилоцибиновых грибов. И что мне сказали грибы? (то есть, на другом языке, что сделал я через пару часов после того, как их съел?) Я открыл тетрадь и записал все, что мне стоило делать в плане практическом – даже, помню, как обрезать одно из деревьев сада, старую яблоню. Главную проблему я оставил напоследок. И наконец я начертал: выполнить все ее желания! Я очень уважаю грибные откровения и осознавания и почти всегда стараюсь их досконально выполнить. Я тут же, посередине чудесной ночи (было полнолуние) сошел вниз, разбудил Витку и позвал ее в сад. Она вышла, заспанная и довольно злая, а я объявил, что сейчас пусть она приготовится и выдаст мне все свои желания, и даже для верности запишет, а я заранее обещаю, что все их выполню! (Никогда в нормальном состоянии сознания не стал бы я делать ничего подобного, в аккурат противоположного большинству моих ежедневных чувств, но под грибами я очень ясно осознавал, что и зачем делаю). Витка придумала и начертала семь своих желаний – то есть требований по отношению ко мне. И я реально потом старался их выполнить, и это во многом было концом той летней войны.

Некая очень значимая для меня сила говорит: слушайся Витку. Не обращай внимания на ее незрелый ум, на зашкаливающие эмоции, на семейные неврозы и все такое прочее. Слушайся ее по большому счету. Мне говорит это маятник, когда я устраиваю такие переговоры с бессознательным. Слушайся ее, особенно если у тебя нет серьезных собственных движений против или в другую сторону. А у меня этих собственных движений на сегодня вообще почти нет. Только саксофон, сказки, сексуальная тантр и свобода (всё почему-то на букву «С»).

И почему я сейчас пишу всё это? Потому что пару недель назад Витка сказала мне (серьезно): «Напиши про меня книгу!»

Парад пороков

Мюнхгаузен . И да здравствует развод, господа! Он разрушает ложь, которую я так ненавижу!!

Начало лета. Ребенку год с небольшим. Витка устала быть мамой и еще больше, кажется, устала быть женой человека, которого беспрерывно колбасит по непонятным поводам. По большому счету, она устала от принадлежности и возжелала свободы.

К ней приезжает подруга Лилия. С нею вместе они прошли длинный путь гулянок, со школы и до нынешней замужнести. Вместе отправлялись когда-то на блядки, причем настоящие, от редких рассказов о которых мои интеллигентские мозги зашкаливают, а похоть просыпается (незнакомцы, гаражи, водка, тебе тот – мне этот, и так далее).

Итак. Важно не отвлечься.

Хотя почему бы не отвлечься:

***

* Бонус-трек. Первое появление Лилечки в Вороне.

Если вы помните рассказ о том, как в Вороне впервые появилась Виточка, так вот: прошло полгода, и она приехала в Ворон опять, и привезла с собою любимую подругу. Погуляли они день, погуляли другой – и вот у Лилии возникла любовь с местным парнем по кличке Емеля. Любовь – дело жестокое. Все планы обломлены, назад к своему мужу в срок она не возвращается, и вообще возвращаться не хочет. И через какое-то время в Ворон приезжает еще один новый гость – Дима, Лилин муж.

Вообще-то для меня это прежде всего история про Ворон, а так-то дело обычное. Приезжает пьяный Дима со друзьями, как-то уже всё разузнавший, врывается в дом, ругается и угрожает. Я не стал бы занимать ваше внимание такой пошлой сценой, если бы не колорит. Емеля – истинный сын Ворона. Он нигде не работает, знает множество стихов и все время возводит какие-то красивые и совершенно нереальные проекты. Настоящий поэт, только стихов не пишет. Когда вламывается Дима, Емеля сидит и мастерит настоящий лук. Такой шальной и красивый проект – вроде как для охоты. И пока Дима размахивает руками и ножом, Емеля начинает в него из лука целиться… Лук, как легко догадаться, не стреляет (потому что еще не доделан; да и никогда не был доделан; да и стрел к нему не было), но театральный эффект срабатывает: на какое-то время Дима пугается и отступает.

Но потом из дома выходит сама Лилия, и скандал вспыхивает заново. Лилия не хочет разборок и бежит в горы. (От любого дома в нашей деревне сразу начинаются горы). Дима опять наливается кровью и бежит за ней. Емеля бежит за ними. Снизу хорошо видно, как они карабкаются по склону горы. О, шикарный боевик!

Но чистая трагедия плохо удается в наших местах; внезапно в ней проступают черты самой дурацкой и низкопошибной комедии. На вчерашней пьянке Емеля чем-то сильно траванулся, и еще с утра его сильно поносит. Так что третий бегун начинает от передних двоих отставать, потому что приседает под кустиком… потом бежит дальше… приседает в овраге…

Лилечка в тот раз отстояла свою свободу, с Димой не уехала и на несколько месяцев рассталась. Только через несколько лет она возвращается в Ворон, где уже угнездилась ее любимая подружка.

***

Итак, возвращаемся во время наше: приезжает Лилия – и меня перемыкает. Я хочу спать с ними двумя. Эта тема уже гуляла между нами когда-то, и тогда я жестоко обломался. Сейчас, вроде бы, у нас у всех хорошие отношения, и есть на что рассчитывать. Проходит день, наступает вечер. Подружки уходят гулять. Я остаюсь делать сахарницы из декоративных тыкв – для нового кафе Лилии.

Я работаю в своей новой мастерской, перед входом в которую стоит новенький – моего изготовления – стол. Я хочу представить его как персонажа истории: он вырезан причудливыми линиями, без единого угла. Я им горжусь. Я вырезаю сахарницы и выжигаю на них рисунки, стараясь наполнить их своим стремлением к Лиле.

Их нет и нет, нет и нет. Девки загуляли. Я знаю, как это бывает, и расстраиваюсь. Укладываю спать ребенка и грущу. Уже совсем ночью появляется Лиля. Ее шатает: она и сильно пьяная, и сильно обкуренная. Ее хватает сказать, что Витка сейчас придет, после чего она падает спать.

Я выхожу в сад встречать Витку.

Я не сразу замечаю ее в темноте. Она лежит на моем новеньком столе и блюет. Я подхожу и становлюсь рядом. Ей заметно плохо. Но когда она перестает блевать, то начинает счастливо смеяться!

У меня сбой программы.

Она лежит и хохочет, и приговаривает: “Как хорошо!” Я помогаю ей идти в дом, ее шатает, но она совершенно счастлива. Не сразу, но постепенно она сформулировала: “Я поняла, что свободна!” А пробило это ее вот примерно когда упала на стол, вернувшись из поездки в бар соседней деревни с какими-то пацанами на мотоциклах. “Как хорошо – никто не приставал!” Я со своими приставаниями уже тоже понял, что обломался. То есть еще попробовал поприставать ночью и к той, и к другой, но это было уже сплошное мучение и морочение мозгов.

На следующий день Лилия уехала. Сделанные сахарницы я ей не отдал: не за что. С тех пор – вспоминаю – никто ими так и не пользовался. Сгинули потихоньку.

А Виткина свобода в наступившем лете расцвела и заматерела. До таких физических жёсткостей дело больше не доходило.

Я тоже попустился.

Если вернуться к сюжету про Ёжика, он же принц-эксгибиционист, то вот вам грубая и неудавшаяся его попытка от Лошади что-то получить. Ну ладно, она не моет посуду и не стирает его носки, но уж сексуально-то она доступна? Оказывается, нет; или во всяком случае, не так всё просто. Насилием ее не возьмешь. Ёжик пытается взять ее “культурным” насилием, обычного семейного плана, типа, “у каждого в доме свои обязанности”. Хрена с два! Её тошнит от такой семейной жизни. И я её понимаю. Как понимаю и Ёжика, сжигающего траву (смотреть сюжет про Ревность) и перестающего чистить водопроводную канавку. Она имеет полное право распоряжаться своим телом, а он имеет полное право распоряжаться плодами своих трудов.

Мужчина и женщина на земном уровне имеют не такую уж большую возможность договориться.

С годами – я понял еще одну вещь, которая мне поначалу казалась жуткой – любовь утихает, а желание использовать растет, да ещё как!

Мама

Феофил. Вызовите его на дуэль!

Рамкопф ( испуганно ). Нет! Ни в коем случае… Во-первых, он меня убьет, во-вторых…

Баронесса ( перебивая ). Этого достаточно! ( Сыну .) Побойся бога, Фео! Речь все-таки идет о твоем отце.

Феофил . Мама, не напоминай, пожалуйста!.. Все мои несчастья только от этого… Мне уже девятнадцать, а я всего лишь корнет, и никакой перспективы…

Витка зациклена на своей маме.

Ни на что и на кого другого она не потратила столько сил, как на то, чтобы:

· Не стать такой как мама;

· Доказать маме как та неправа;

· Отомстить ей.

Конечно, большая часть этих мыслей не особо осознавались Виткой. Но и теперь, когда она их понимает, положение не сильно изменилось.

Мама в детстве била Витку. Била сильно и истерично, в припадках гнева. Витка была большой и сильной девочкой, но она никогда не пыталась защититься или ударить в ответ (только пряталась).

Мама всегда была уверена, что она права. Витка рассказывает, что только когда из семьи ушел папа (Витка только что закончила школу тогда), у мамы было несколько дней просветления – впрочем, она их в основном проплакала. Мама сказала ей тогда, что внутренне никогда не сомневалась, что все, что она делает, сойдет ей с рук и обернется хорошо – и скандалы мужу, и избиения дочери.

Как мама доставала отца? А очень просто. Простенькой зарисовкой является такая. Отец приходит как-то домой (он офицер, они живут в военном городке) и говорит, что сегодня вечер и танцы в близлежащем кафе. Мама идти не хочет, уж не помню почему. Отец уходит один. Тогда мама начинает бегать из угла в угол и страдать. Через час она посылает маленькую Витку посмотреть, что там происходит. Витке где-нибудь 6-7 лет. Она не хочет идти, и вообще, и одна по темным улицам. Мама истерит: надо! Витка отправляется, подходит к кафе, смотрит через стеклянную стенку на танцующих и бежит домой. Сообщает: «Папа танцует с какой-то женщиной». Дальше мама бесится дома, а потом приходит папа, и скандал становится настоящим. Игра простая и результативная.

Когда Витка была совсем маленькая, близкий друг отца стал ухаживать за ее мамой и уговаривал уехать с ним в Москву (из тьмутараканских военных городков, где они обитали). Она какое-то время маялась, до последнего срока, но наконец не поехала.

Заниматься сексом мама стеснялась, и любовницей была очень слабой, даже в лучшие времена любви. Расслабилась она и погуляла только когда папа ушел к другой (тайная вторая семья была у папы до этого несколько лет).

В молодости мама была очень красивой – так считает Витка. Она была молодой, задорной и веселой. Сейчас она быстро старится, хотя и занимается всевозможной народной и эзотерической медициной.

Одно из объяснений всех этих маминых шалостей вот какое: она происходит из «женской» семьи. Есть такие семьи с очень сильным перевесом женского начала. Мужчин там нет или как бы нет. В Виткиной семье все не так запущено, мужчины все-таки есть, но они – как бы сказать – не играют особой роли. Уже несколько поколений рождаются только девочки, всегда две. Витка – старшая дочка из двух, ее мама – старшая дочка из двух и так далее. Мужчины в этом котле не считаются чем-то достойным уважения и большого внимания. В общем и целом, мужики – «козлы», как говорит расхожий народный образ.

Своего второго мужчину, с которым прожила несколько лет, мама называла не иначе как «квартирант».

Меня, на самом деле, моя теща вполне устраивает. Когда мы приезжаем к ней, кормит. Уступает лучшую комнату. Иногда передает продукты, покупает, что просим.

Одна из главных свиней, которые она мне подложила как зятю – это воспитание Витки в духе «писи-королевы». В том частном смысле, что она использовала Витку для ругани, а не для дела. Мама никогда не давала ей, например, мыть посуду. Ругает – а посуду моет сама – потому что дочь «безрукая» или еще что-то – и ругает за это – и не дает ей в доме никаких обязанностей – и носит ей поесть в комнату на подносе.

Это тяжелое наследие приходится преодолевать годами. Последние два года в нашем доме мыл посуду либо я, либо работница, либо заезжие гости. Это все-таки не совсем правильно. Можно было бы отослать это в главу «Ай да Витка!», но я не буду.

И вот Витка ненавидит маму и старается ей отомстить. А один из лучших способов отомстить маме – это поломать собственную жизнь. И сказать в финале (хотя никто не мешает повторить сто тысяч раз по ходу): «Это мама виновата. Она меня била».

Большие деньги

Мюнхгаузен . От меня ушла Марта. Бургомистр . Как?.. Вы же сказали, что у вас всё хорошо… Мюнхгаузен . Первый год было хорошо, второй очень хорошо, а на третий она сбежала… Бургомистр . Сбежала от такого богатства? Мюнхгаузен . Именно! Имея четыре экипажа и дом, она ушла пешком и на улицу…

Казантип, лето, жара. Рядом с шикарным Мерседесом сидит симпатичный мужчина в трусах и кормит гамбургерами огромную черную собаку. Мимо проходит Виточка в льняном платье цвета песка – первом платье, которое она сшила себе сама – на голое тело. Ее "устали" ее друзья, она идет неведомо куда, и как раз проходит мимо Мерседеса, у которого сидит Марк и ест семечки, уже отдав собаке последний гамбургер. Он смотрит на Виточку и думает: какая умница эта девушка! Все тут вокруг выкобениваются, надевают на себя черт знает что, совершенно неадекватное в жару, а она одета именно как нужно: в панаме и в сетке. (Это сам Марк сказал при знакомстве, а не я придумал.) Марк что-то приветственное Виточке говорит, а она отвечает: у меня, если честно, настроение препаршивое, так что вы сидите тут и сидите и кушайте свои семечки. А он говорит: а давайте вместе семечки есть. Виточка останавливается и говорит: это вариант! Я ведь, в принципе, никуда особенно не иду. И она садится за столик, и первым делом спрашивает Марка: а что он, собственно, здесь делает? (Что делает сама Виточка – понятно, то же, что и вся "продвинутая молодежь") – а вот при чем здесь на молодежной танцевальной тусовке сорокалетний мужчина на шикарной машине?

Марк рассказал, что только что развелся с женой (с редким замечательным именем Вита), и вот покатил в Крым отдохнуть от всего и посмотреть, как люди живут. Потом туда-сюда, они пошли купаться ("было очень красиво" – рассказывала Витка – "лежу я обнаженная на камне в море, а рядом лежит черный пес, так что к Марку все время подходили люди за разрешением сфотографировать"). К вечеру Марк ходил и смотрел на Виталию влюбленными круглыми глазами, а от каждого прикосновения начинал вибрировать, так что Витке это в конце концов даже надоело. На следующий день они вместе с собакой и Мерседесом поехали на Тарханкут – ровно на другой конец Крыма. Он вроде бы хотел показать Витке свои любимые места, а ей нравилась символика "из крайности в крайность" (Казантип – крайний восточный мыс Крыма, а Тарханкут – крайний западный). Марк по Виткиным понятиям был миллионером, из новоиспеченных, но уже привыкших. Они шиковали, болтали без умолку, хохотали, трахались. Пес тоже явно был неравнодушен к Виточке, так и норовил пристроиться сзади, но Марк не разрешал. Так прошло три дня, и Марк совершенно серьезно стал предлагать Витке руку и сердце. И на обратной дороге в Симферополе он провел несколько часов в доме ее мамы, всех очаровал и тоже сватался на полном серьезе .

Потом Марк уехал, а Виточка стала как бы разыгрывать женщину, которая ждет мужчину, но, как она выразилась потом, "как во сне", то есть понимая, что все это ненастоящее, не ее вариант. Перед отъездом она взяла у Марка 300 долларов, на половину подлечилась, часть заначила. Марк ей звонил, рассказывал, что ждет. Пока это продолжалось, совершилось расставание с Ильей, ознаменованное историей про Духовку. И на сцене появился милый и замечательный Костя. И когда через два месяца Марк опять появился в городе Симферополе, "попрыгунья стрекоза" уже находилась в другом состоянии.

Марк приехал с телохранителем, чтобы отпраздновать Виткин день рожденья. Далее, как рассказывает Витка, пошла история "полного тупняка". Уже выбор ресторана вызвал кучу напрягов, и в конце концов Витка выбрала МакДональдс на вокзале – надо полагать, "миллионер" порадовался. Проблема была в том, что он "подкатывал" к ней серьезно, как к невесте – и тут же "я почувствовала гнет условностей его мира, я поняла, что мне не будет с ним легко". Виточка разыгрывала из себя полную дуру, недовольную всем вокруг. Заигрывала с телохранителем. Трахаться дала, но как в еврейском анекдоте: "На похороны вашей мамы я пойду, но удовольствия с этого иметь не буду". Героиня утверждает, что все это делала бессознательно. Жених скис, разгневался, привез красавицу домой и отчалил. Перед этим она, спохватившись, попросила у него денег, но он, как нормальный бизнесмен, уже не дал.

Меж тем, был Виткин день рожденья, и Миллионер отъезжал на Мерседесе от ворот, а с другого конца переулка уже двигался веселый нищий Костя с букетом цветов и бутылкой пива. И Витка была счастлива его видеть. Потом она зашла в дом, и мама спросила ее: "А где же Марк?" – и Витка сказала, что Марк уехал, причем навсегда. И тогда ее мама стала плакать, плакать, потом упала на пол и стала по нему кататься. Потому что выйти замуж за миллионера – это для многих людей не шутки, и для мамы, которая отстраивала в это время дом из халупы и гаража, экономя каждую копейку, Марк был настоящим принцем на белом коне. А зашедший вслед за Виткой в дом милый Костя – молодым бездельником и алкашом, коих миллионы.

Мама еще поплакала, лежа на полу, а потом Витка собралась, допила с Костей пиво и отправилась праздновать свой день рожденья с необычайным шиком, пустив на это все остатки Марковых денег.

Так Витка не повелась на бабло, как гласит древняя легенда, а осталась свободной, бедной и счастливой. Заодно и маму немножко попустила.

Драка

Мюнхгаузен . Я участвовал в трех войнах, где был ранен в голову. Вероятно, в связи с этим возникла нелепая мысль, что я смогу прожить остаток дней в кругу семьи.

Как-то на одном майском семинаре в Крыму, а именно на том, о котором пойдет речь в рассказе, нужно было быстро-быстро сочинить песенку. Витка неожиданно для самой себя спела:

Я хочу быть рыбкою,

Очень плавать люблю.

И своей улыбкою

Корабли топлю.

… На сцене появляется Костя: очень славное, милое лицо с улыбкой чуть не до ушей. Очень сердечный и добрый разгильдяй. Тогда он любил пить водку, работал от случая к случаю, носил с собою книгу про дзэн и исповедовал культ Чистой и Единственной Любви. Предыдущая девушка, первая любовь, его недавно бросила. Витка помогала ему зализывать раны и перейти с жестокой водки на более мягкую марихуану.

Она ему сразу же объявила, что на самом деле ждет своего единственного, который только временно летает где-то вдали, и потому для семейной жизни не адекватна. Тем не менее, они стали жить вполне по-семейному. Сняли квартиру. И все такое.

Егорушка появился на горизонте в начале мая – на том же семинаре, где за два года до этого Вита познакомилась со мной. Волшебная сила психологических семинаров! Изначально он привлек Виткино внимание тем, что пил вино из бурдюка – а не из бутылок, как все вокруг. Свой бурдюк он называл сисечкой. Он был неотразим: мягок, шутлив, страстен. Он был вполне настоящий героиновый наркоман – с бесконечными рассказами о том, что недавно бросил. Врун, такой красивый обманщик. Очень сексуальный, по Виткиным ощущениям.

Их разговоры сразу же закрутились вокруг секса, они рассказывали друг другу смешные истории всяких извращений. Дальше началась история "чар", которую Витка потом сравнивала с историей любовного зелья, выпитого по ошибке (Тристаном и Изольдой). Сила притяжения к Егору была чрезвычайно, магически велика. В течение этой истории Витка не один и не два раза понимала, что делает что-то очень нехорошее, противоречащее и доброте, и логике, но понимала это тем отвлеченным разумом, который в сюжете участия не принимал. Царевала страсть.

После семинара Егор поехал к друзьям в Симферополь, и когда Витка вернулась в родной город, она отправилась не домой, а к тем же друзьям. Она хотела быть с Егором; а Костю и видеть не хотела. Через день Костя заволновался, стал ее искать. Он правильно вычислил ее маршруты в городе, и они "случайно" встретились на улице. Костя: "Вита, ты что, прячешься от меня?" Вита: "Я полюбила другого. Давай расставаться". Костя: "Этого не может быть! Ты не можешь вот так разом разрушить все наши отношения…" Костя плакал, Витка была холодна и непреклонна. Она стояла и думала: "Сколько можно нытиков и слабаков в моей жизни терпеть, которые все жалеют и жалеют себя… А мои желания, мои страсти?" Она твердо сказала: "Я люблю Егора и хочу быть с ним. Что будет потом – меня не волнует".

К вечеру этого дня Витке высказали свое неодобрение практически все друзья. Кто-то молчал, а кто-то откровенно выговаривал ей, что она "гонит беса". Поддержки не было ниоткуда, но состояние и без всяких поддержек было слишком сильным. Они с Егором бродили по городу, смеялись, пели, болтали, и совершенно замечательно занимались любовью.

Еще через пару дней такой жизни все собрались в доме Виткиной мамы провожать общую подругу. Там были и Егор, и Костя. В какой-то момент они вдвоем отправились поговорить на улицу. Минут двадцать никто не волновался, только Витка начала истерически похохатывать, и потом тоже вышла на улицу, чтобы покурить и успокоиться. Там она увидела Егора с разбитой головой, всего в крови, и Костю, примерно в том же виде. У Егора была разбита камнем голова, а у Костю лицо порезано ножом. Дальше началась всеобщая истерика с участием гостей и мамы. Витка вызвала скорую. Приехали, по странной случайности, две машины из разных больниц, в обоих машинах ругались, что достали уже пьяные хулиганы со своими раздолбанными головами в праздник (было Девятое Мая), а потом Егора взяли в одну машину, Костю в другую, и Витка, недолго выбирая, поехала с Егором. Костя чуть не начал вырываться из своей скорой, увидев это. В машине скорой помощи Витке с Егором было весело, они шутили, уже было понятно, что никаких супер-серьезных травм не случилось. Она оставила его зашиваться в больнице, а сама вернулась к друзьям. Отъезжающая подруга сказала ей на прощание: "Ну что, довольна, что за тебя подрались два самца? Довольна? Ну, смейся теперь!" И Витка и вправду тогда засмеялась, причем она говорит, что звук был как в фильмах ужасов, не дай бог услышать.

Первым из больницы выходит Егор. Домой им возвращаться нельзя, и Витку с Егором берет к себе на ночь еще один друг, участвовавший в этих веселых проводах. Они приходят к нему, по дороге купив вино и пельмени. И надо же такому случиться, что через час-два туда же приходит Костя, весь в бинтах и с кровью, капающей с руки. Друг не пускает его домой, успокаивает на крыльце, но Витке дома не сидится, и она выходит из квартиры туда же, как бы совершенно бессознательно. Костя понятия не имел, что она там, это для него новый удар. Он падает на крыльцо и плачет.

Вита начинает с ним разговаривать, а потом видит, что кровь с руки все течет и течет, и говорит, что ему нужно в больницу, и вызывается его проводить. Они идут вместе в больницу. Там Костю зашивают, и они продолжают гулять по ночным улицам. Постепенно ужасы успокаиваются, они начинают нормально разговаривать, чувствуют близость, и Витка даже думает ехать с Костей домой. Он ласково заговаривает ее (и себя), как хорошо, как здорово, как они приедут сейчас домой, как лягут спать рядышком… И тут Витку опять перемыкает – она понимает, что она совершенно точно НЕ ХОЧЕТ ложиться сейчас рядом с Костей, что она хочет спать с Егором, с Е-ГО-РОМ, и какое-то время мучается, как же это Косте сказать. Потом говорит максимально просто: "Костя, я не могу с тобой поехать". Он говорит: "Ты пойдешь к нему?!" И Витка говорит: "Да". Он уходит, она кусает локти, но придя к Егору, быстро успокаивается. Кровоточащий Костя, меж тем, впервые за долгое время, приходит к своим родителям, причем в их семье после этого наступает долгожданное сближение.

Вот почти что и все. Егор скоро уехал к себе в Киев, Витка еще ездила к нему туда, а он еще два раза за лето приезжал в Крым, но "чары" постепенно спали, и в их отношениях уже не было ничего ТАКОГО. Они хорошо поездили по Крыму. Витка один раз, рассказывая об этом, на полном серьезе сказала: "Я – тот человек в жизни Егора, который показал ему Крым".

С Костей все это время происходило долгое сближение обратно. Еще один раз через четыре месяца они умудрились сыграть короткое повторение драмы – в хорошее время с Костей вдруг приехал Егор, и Витка занималась с ним любовью в доме у друзей, когда внезапно зашел Костя. Опять драма, расстройство. Кстати, в этот вечер, уже когда расстроенный Костя ушел, Витка пережила, как она рассказывает, совершенно замечательное состояние. Потом, когда она попробовала ЛСД, она говорила, что это было то же самое: удивительная свобода при полном сознании. Они с Егором пошли в клуб, и там она шикарно танцевала, а особо получила удовольствие, делая минет своему любимому за клубным столиком почти не прячась.

С этого дня до новой волны нашего с ней романа оставалось меньше месяца. Их Вита прожила с милым Костей.

«Я не знаю, как у вас, а нас в Японии…» – так вот у нас, среди моих типа знакомых эта история не то чтобы очень редкая. Я вот думаю: а что если в школах профилактически разыгрывать такие истории на уроках психодрамы? В этой истории есть Он, Она и Запретный Плод, который если не запретный, то никому особенно не нужен. Или в этой истории есть Он, Она и Жалобная Зануда, который орет: а как же на меня одеяла не хватает? Или в этой истории есть Страсть и Долг, которые бешено дерутся, из них страсть расплачивается удовольствием, а долг – виною («А ты мне что подаришь на восьмое марта? – А я тебя бить не буду»).

Собака (рассказ Витки)

Пастор ( взбешенно ). Вы… Вы!.. Чудовище! Проклинаю вас! И ничему не верю… Слышите?! Ничему!.. Всё это ( жест ) – ложь! И ваши книги, и ваши утки, и эти рога, и головы – всё обман! Ничего не было! Слышите?.. Всё вранье!..

Мюнхгаузен внимательно смотрит на Пастора, потом молча берет с полки молоток, начинает вбивать в стену гвоздь.

Марта . Не надо, Карл!

Мюнхгаузен . Нет, нет… Здесь я повешу его голову, иначе мне опять не поверят!..

Когда мы только начали жить с Митей, мне снились сны, что на меня нападает собака, и я пытаюсь ее убить. В одном сне я катаюсь на детских качелях, а собака на меня нападает, и потом я достаю ее когти из своей матки.

Когда-то подруга рассказал мне свой сон, в котором она едет в гору на санках, которые тащит собака. Причем снега нет, и собака надрывается. Тогда она сказала, что собака, наверное, обозначает ее маму. А я знала ее маму, она надрывалась на двух работах и платила за дорогую учебу дочери – это точно было про них. С тех пор мне кажется, что собака в моем сне означает мою маму.

Таких снов с собаками было еще несколько. В одном сне меня хочет кто-то убить, а я в ответ начинаю мило с ним беседовать, предлагать прогулку – все вместо того, чтобы кричать, бежать или защищаться. Опять появляется собака – мне кажется, как образ моей наивности, тупости, дурацкой невинности.

Мама меня воспитывала так, чтобы я как можно дольше оставалась беспомощной и неумелой, чтобы я не могла без нее обойтись. Даже посуду в доме по сей день моет только она одна. Она может сколько угодно обвинять меня, что я этого не делаю и вообще ей не помогаю, но стоит мне только прикоснуться к посуде в раковине – начинается скандал; в лучшем случае она просто заберет тарелки и скажет: «Уйди». Моя мама очень добрая, хорошая и НАИВНАЯ. Про ее наивность я много думала с детства. У папы была вторая семья лет семь, а она ничего не замечала. Я тоже, кстати, этого не замечала – даже когда жила год с папой отдельно уже в 17 лет. Такая очень крепкая защитная реакция, полное незамечание реальной жизни, а вместо этого сплошное купание в фантазиях и надуманных проблемах. Черт его знает, наверное, с надуманными легче справляться. Важно, что получается вроде бы спокойствие.

Детские качели – образ этой наивности, ухода в детство, типа все легко и прекрасно. Ради этого жертвуется что угодно – сама женственность. Мама, по-моему, не реализовалась как женщина, она разрушила свое женское счастье. Когти в матке – это и есть загубленная женственность, которую я должна была унаследовать.

Есть еще один важный образ, приходивший ко мне во снах: я уезжаю с перрона бабушкиной деревни. Бабушкин дом – центр и прообраз этой «тупости» (я жила с мамой у бабушки без папы последние классы школы). Когда дело касается бабушкиного дома, это обретает размах семейного проклятия. Вот оно: женщины рожают только женщин, как ведьмы рожают только себе подобных девочек. А нереализовавшаяся ведьма – это хуже некуда. Моя бабушка, моя мама и я – старшие из двух девочек. Всегда – две дочки, старшая девочка и младшая. И после замужества старшая как бы сходит с ума, разрушает свою жизнь, губит себя и окружающих. Не окончательно, не так уж страшно трагично, но очень глубоко. В частности потому, что не может построить хорошие, крепкие отношения с мужчиной. Мужчины всегда, изначально – не то.

Я почувствовала, что я третья в ряду, что я могу либо это прервать, либо продолжить. Я долго думала, как я могу это прервать (я ехала от бабушки в электричке тогда, когда это поняла; дело было зимой, и я специально села в неотапливаемом вагоне, где лежал снег, и решила, что не уйду оттуда в тепло, пока не додумаю мысль). Мысль, к которой я пришла, показалась мне элементарной: я прерву это, если рожу сына, а не дочь. А если у меня родится девочка, у меня с ней будут те же отношения, что у мамы со мной, и я загублю ее. Причем я сделаю это еще вернее, потому что мама сильнее бабушки, а я сильнее мамы.

Я понимала и понимаю, что я могла просто выдумать все это «проклятие» и все остальное, что на каком-то реальном глубоком уровне этого, может быть, нет. Но это моя история, в ней – у меня, в моей жизни – это есть, хочу я этого или нет. В моей жизни это единственная правда.

Я рассказала об этом Митьке. Важно, что он был первым человеком, с которым я реально хотела жить после нескольких лет неудач. Он был (и есть) не «очередной» вариант, это – моя судьба. Без подробностей, просто поверьте. Он испугался – во всяком случае, он отнесся к этому очень серьезно вместе со мной. Я думаю, потому, что и я в его жизни значила и значу очень много, что и он был «заведен» на жизнь со мной. И еще потому, что мы с ним похоже думаем и чувствуем в таком символическом мире.

Я рассказала ему, что мне кажется, что собака, которая мне снится – это образ моей матери. Он согласился. Мы говорили про это, говорили о том, что это не надо оставлять просто так, что по этому поводу надо что-то сделать. Я не помню точно, кому в голову пришла идея, что мне надо убить собаку – мне кажется, ему. В любом случае, он эту идею стал очень развивать.

Еще я помню, что мне нравилась как бы красота и величие этой истории. Мне было тогда не важно, убью я собаку или нет, но это вносило в мою жизнь что-то запрещенное, необычное. Мне нравилось, что мы сидим и разговариваем не о покупке нового дивана, а на такие важные и необычные, мистические темы.

Мы оба сошлись на том, что если я убью собаку, не во сне, а в реальности, то это будет серьезный поступок против «детскости» и наивности, против «проклятия», шаг к освобождению и пробуждению от сна. И еще это будет жертвоприношением природным силам дикости, решительности, мудрости – тому, что я в себе давлю.

Помню, что тогда меня это возбудило. Митя сразу сказал, что обычно такие разговоры остаются только разговорами, и предложил назначить срок, до которого я это сделаю. Через два месяца в Вороне должна была произойти мистерия «Пробуждение Спящей Красавицы». Вот это он и предложил считать «сроком исполнения».

Но постепенно эта история как бы забылась. Сначала я очень активно об этом думала, а потом все само собой улеглось. Где-то за пару недель до мистерии разговоры об этом опять разгорелись. В них Митя очень сильно давил на меня. По его словам, если я этого не сделала бы, то я – трусиха, я не отвечаю за свои слова, никогда не вырвусь из плена своих комплексов, и – самое главное – я его не достойна. У нас получался такой расклад, что он – сильный, умный, авторитетный (он же еще и прилично старше меня), а я вот такая… У этих разговоров, как мне казалось, был подтекст: если я этого не делаю, не убиваю собаку, то постепенно могу потерять своего любимого, потому что нам как бы оказывается не по пути; я как бы получалась тогда не достойна его, не составляла ему пару, оказывалась бы и вправду спящей красавицей, а не «амазонкой». Пару раз я рассказывала ему о своих сомнениях, что, может, вовсе и не надо убивать живое существо, все можно было бы решить иначе. Но он был непреклонен. Мне кажется, что ему очень хотелось шоу, захватывающего действа на мистерии. Он вообще западает на нестандартные, запретные, асоциальные расклады.

Я совсем смешалась. Я очень чувствовала желание не делать этого – с одной стороны; с другой стороны, я боялась нарушить свой договор и тем самым нарушить наши отношения. Не будь эти отношения вплетены во всю эту историю, я не сомневалась бы, и об убийстве бы забыла. А тут я поехала на поиски собаки, и мой любимый пожелал мне на прощание удачи в моем героическом путешествии. Сразу же, у той же калитки, я подумала: хрен я тебе привезу собаку на мистерию, хрен ты это увидишь. Я все сделаю сама. И это тоже меня вдохновило.

Я уехала на поиски собаки в центр города. Это было не так легко: собаки как чувствовали, и не велись ни на какие куски жареного мяса. Я-то думала, что сманить дворняжку будет очень просто. Потом на рынке я увидела пса, который лениво валялся у прилавка. Я решила увести его. У меня был подготовлен самодельный ошейник, и я его накинула. Пес особо не сопротивлялся, но люди вокруг стали шуметь, что там я делаю, куда тащу их пса. Оказалось, это рыночный пес, его все тут кормят (кругом стояли мясные прилавки) и любят. У него есть имя и так далее. Я им тут же рассказала историю, что, дескать, уезжаю, мне нужен пес для охраны дома, я его буду любить и кормить не хуже их, и что хорошо, что у пса будет дом. Состояние у меня было такое притупленное, что мне уже даже и стыдно не было. Главное – поймала наконец собаку. Я ее потащила, и тут она начала сопротивляться, просто задыхаться от усилий. И по пути я тоже встречала людей, которые говорили: «Куда вы тянете нашего Тиму?» Я им говорила то же самое. Надо сказать, что я очень миловидная, мне верили сразу. Я даже была одета в белое. На полпути я встретила своего друга, человека очень странного и замечательного. В который раз он явился ниоткуда в трудный для меня момент, в переломный даже момент моей жизни. Мы сели на траву покурить. Он был первый, кому я все рассказала, хотя и в трех словах, что за собака у меня на поводке задыхается. Пока я рассказывала ему все это, на собаке, хотя она и не вырывалась, сам собой развязался поводок. Мой друг показал мне на это и закричал: «Смотри, это знак! Убей собаку у себя в голове, но не надо этого делать в реальности!» Будь я внимательна тогда к знакам, я отпустила бы этого пса и забыла бы о плане убийства. Поводок я перевязывать так и не стала, пес ушел не спеша.

А меня все это навело на мысль, что если убивать собаку, то я имею право убивать только свою. Тогда я поехала к бабушке за своей единственной собакой. Ему было 12 лет. Уже несколько лет он сидел у бабушки на метровой цепи, откуда его никогда не выпускали, боясь, что он кого-нибудь покусает. Когда-то он был любимцем семьи, а сейчас рычал даже на меня и на папу, которого считал хозяином. Это было оправданием для меня – лишить его такой хреновой собачьей жизни.

Состояние у меня уже было полу-трансовое. Я достала в аптеке шприц с раствором, замедляющим движения и реакции, и поехала в бабушкину деревню. Был день, светило солнце. Бабушка удивилась. Я рассказала ей, что забираю собаку к себе домой. Пока она не видела, я уколола пса. Это был страшный для меня момент: подойти к нему и схватить его за хвост, чтобы натянуть на цепи и сделать укол. Руки дрожали, иголка согнулась, я не была уверена, уколола ли я его. Был момент истерики. Потому я подождала. Когда я его отвязывала, он зашатался, и бабушка, заметив это, взволновалась. Еще сильнее она взволновалась, когда я повела его не в сторону вокзала, а в сторону леса. Я сказала, что хочу с ним погулять, чтобы он ко мне привык.

Подходя к лесу, я вспомнила, что недалеко, на речке, есть место, где когда-то, в 15 лет, я отказала своему любимому парню в сексе. Он очень настаивал, это длилось часами, и у меня хватило напора и выдержки, хотя я боялась, что он меня бросит, что я дура, что все в мои годы уже так делают и так далее. Это место символически для меня означало силу, решительность и все подобные темы, ради которых я и отправилась в это якобы героическое путешествие. Там я отстояла самое себя, свой центр – теперь же, идя с собакой по лесу, я совсем этого не чувствовала. Я не очень понимала, где я, кто я, чего хочу и чего не хочу. Я была заведена, как поставлена на программу.

Я пошла на то место, чтобы хоть как-то обрести себя. У собаки еле хватило сил туда дойти. Я долго там сидела, не решалась ничего делать. Потом, когда ждать стало уже глупо, я встала, как бы села на собаку сверху, взяла под голову и перерезала горло ножом. Хлынула кровь. А он не умер сразу, как я предполагала. Он был жив. Это привело меня в ужас. Я резанула еще сильнее, и он все равно был жив. Я отошла и села напротив, понимая, что мне не хватает моего маленького ножа дорезать его. И тут наши глаза встретились. Он смотрел на меня спокойно, совершенно понимая, что – конец. Я тогда еще отметила, как он похож на себя молодого, спокойного, когда он был любимцем семьи. Все бешенство с него спало, не было черт безумия. Он сложил лапы, положил на них голову и тихо умирал. Я сидела напротив и плакала и просила у него прощения. Потом я не выдержала, подошла к нему и еще два раза резанула ему горло. Кричала: «Умирай! Умирай же уже давай!» И он скоро умер.

План был такой: разрезать его и взять мясо на мистерию, и съесть его там, а останки закопать. Я взяла с собой перчатки, чтобы его разделывать, но они мне так и не пригодились, я все делала голыми руками. Чувство совершенного спокойствия пришло ко мне, когда я разделывала его тело. Я рассматривала внутренности, поражалась тому, что он был полчаса назад жив, а теперь я смотрю на его почки, кишки. Я даже выставила свою руку вперед – посмотрела, что она совершенно не дрожит. Все истерики, весь ужас куда-то делись. Это меня тоже поразило, я подумала, что это так может быть у докторов. Но скоро я поняла, что сижу в довольно людном месте. Я не учла, что люди приходят на речку даже весной. Они проходили мимо, и они были в шоке, конечно. Мое лицо было в крови, иногда я пела песни, что-то вроде песни провожания души по-индейски. Но периодическое появление людей меня выбило из колеи, и я не смогла достойно завершить свое дело. Я стала чувствовать себя гонимой, мне стало суетно, неспокойно, тревожно. Я решила не забирать все мясо, потому что взяла уже достаточно. Пришлось отказаться от идеи не оставить от трупа ничего, все использовать, что для меня было уважением к нему. Я достала мешок, чтобы унести его и закопать, но он оказался очень тяжелым. Я не смогла поднять его, да и мешок оказался мал. У меня уже не было сил, и это меня подкосило окончательно. Мысль о том, что мне придется оставить его здесь, оскверняло все мое действо, делало меня ничтожной в собственных глазах. Я затащила его под куст и закидала колючими ветками, чтобы до него не добрались хищники. Хотя это было глупо. Чувствовала я себя грязной тварью, когда делала это, потому что я оставила после себя такой омерзительный след.

Потом, упаковав мясо в рюкзак, я искупалась в речке, смыла кровь, оделась опять в белое и пошла на вокзал. Идя по дороге, я обернулась из-за странного чувства в спине. Вдоль речки километра на полтора, сколько хватало глаза, стояли люди, они повыходили отовсюду и смотрели мне вслед. Я тогда взмолилась: «Господи, что же я сделала? Дай мне знак – добро или зло?» Через минуту пошел дождь, такой приятный, теплый. Мне стало легче, но тревога росла. Потом, около вокзала, я встретила дедушку, такого веселого и довольно странного. В отличие от других деревенских стариков, он никогда не жаловался на жизнь, а наоборот, всегда веселился и шутил, хотя и немножко по-сумасшедшему. С самого детства у меня с ним какое-то особенное общение. Я не видела его давно, а тут он меня узнал и дал мне конфету. Хотелось его расцеловать. Тут пришел поезд, и я уехала.

Я не поехала сразу домой, а приехала к маме и позвонила друзьям, приглашая их на шашлыки. Мне очень нужна была поддержка, я чувствовала себя потерянной и обессиленной. Надо отметить, что мама как взбесилась. Я думала, что она чувствует, что я сделала некий акт против нее, против ее воздействия на меня, и потому так истерит, очень по-другому, чем обычно. Никаких шашлыков никто не делал. Мои друзья были потрясены. Один из самых близких потом рассказывал, что готов был прервать со мной отношения. Другие просто отошли. Я тут же поехала домой. Уже совсем не было сил, было тяжело тащить то мясо, которое я взяла. Никто не хотел мне помогать. Потом неожиданно один из друзей взял пакет у меня из рук и понес до автобуса. Я была ему благодарна за поддержку.

На следующий день начиналась мистерия. Мне показалось, что мой супруг не признал в этом поступке героического путешествия и соответственно не признал меня героиней. Он отнесся к этому как к чему-то обычному, типа «Ну, сделала – хорошо». Все мои стремления быть для него лучшей нейтрализовались. На этой мистерии он выбрал себе другую женщину, которой восхищался. И мысль о том, что я совершила ужасный поступок и глупость, не оставляет меня до сих пор.

Там, на мистерии, в один вечер мы пожарили мясо пса, и я рассказала всем эту историю. Я предложила отведать мясо тем, кто понял меня, а остальным воздержаться. Ели все, кроме одной женщины.

Я дорого заплатила за свой опыт.

Незнакомка

Мюнхгаузен . Уже находясь в Германии, я был приглашен ландграфом Бранденбургским на бал-маскарад, где танцевал с одной очаровательной особой в маске испанки. Там же я увлек ее в беседку, обольстил, после чего она сняла маску…

Как-то на одной мистерии мы устроили занятие в совершенно Темной Комнате. Вот как было дело: весь день мы гоняли народ по горам, занимая постоянно и не давая познакомиться; к вечеру разделили мужчин и женщин, я занимался с мужиками типа войной и охотой, Витка с женщинами лелеяли свои красоты; а потом разными тропами, уже поздно ночью, мы свели наши воинства в маленьком домике. Где была полнейшая темнота: я постарался, заделал окна и т.п. И там я объявил час знакомства – только без слов.

За этот час в комнате много чего напроисходило, но сконцентрируемся на наших героях. Они оба лазали по всей площади, стараясь облапать всех, кого встречали. В смысле, телесно познакомиться. Причем Витка – женщина чувствительная и наблюдательная – знала и идентифицировала практически всех, кто там был. А вот ваш покорный слуга, человек, витающий в облаках или черт знает где, наоборот, совершенно не знал, с кем имеет дело.

Но Витку-то он узнавал? Да, конечно, Витку он пару раз узнавал. Они встречались, мило трепали друг друга по загривку, целовались в щечки и расходились опять.

Кто-то трахался по углам, было слышно.

Кто-то одиноко сидел, никого не подпуская.

И вот я встретил девицу, которая мне просто очень понравилась. Такая ладная и нежная. С нею мы помиловались, потом разошлись, а потом как встретились, так уже почти до конца ласкали друг дружку. Очень она была хороша. Жалко мне было объявлять конец этого часа. Но объявил в конце концов и еще сказал, чтобы расходились мы по одному с интервалами, и что кто хочет, пусть поменяет одежду или прочую внешность, прежде чем сесть за ночной обед.

Выхожу я из Тёмной Комнаты – а девица из головы не идет. Хороша, как хороша! А ведь люди-то все – вот они! Где же ТА? Вожу я туда-сюда головой, вычисляю. Не получается. Измененка сознания. Невнимательность.

Мне не спится. Уже после еды все почти разошлись, а я гуляю по ночному саду и мечтаю. Подходит Виточка и зовет меня спать. «Что, – говорит, – тревожит тебя, добрый молодец?» «Ах, – отвечаю, – скажу тебе всю правду. Встретил я в темной комнате девушку, которая очень уж мне понравилась. А кто это – ума не приложу!» «Да ты что, – говорит заинтересованная Витка, – ну-ка, расскажи!» И я ей рассказываю. Помню я разве что одежду (которую со своей любезной немного снимал). Витка не верит своим ушам. Говорит «Подожди!» и уходит в дом. А возвращается – в той одежде!

То есть это что же получается, товарищи (мог бы написать Зощенко): свою жену не узнал! Да ведь еще хуже: когда узнавал свою жену, то никаких особых чувств. А вот незнакомка – нате, как разбередила! Ай-ай-ай!

Трудно было в это поверить, но факты-то налицо.

С другой стороны, как здорово – лучшая девица женой оказалась!

С третьей стороны, такой сюжет не раз встречался в итальянских комедиях и у самого барона Мюнхгаузена.

Никогда мне этого Витка не простила. «Это доказывает, – говорила она, – твои гнилые убеждения, что жена не может быть любовницей, что жена – это так себе, а вся прелесть – на стороне!»

А что возразишь?

Возразить-то можно, но жене – бессмысленно, а незнакомку, получается, жена съела.

Ревность

Пастор. При живой жене вы не можете жениться вторично.

Мюнхгаузен ( изумленно ). Вы предлагаете ее убить?

Ревность – это ворота в ад. На случай, если кто не знает.

Почетным членом нашей семьи является Анечка, первая Виткина Большая Ревность.

С Анечкой я сам познакомился в поезде. Она читала какую-то муру, я ей дал свою книжку. При этом она всю дорогу нежно миловалась со своим парнем. А после поезда они меня пригласили к себе домой, потому что было еще очень рано. Я позавтракал там и ушел. Все вроде бы было совершенно незаметно и прозаично.

А через три месяца Анечка появилась на моей группе, на второй, в сущности, группе, которая происходила в нашем новом доме, когда мы стали жить вместе с Виточкой, и которую Витка помогала мне готовить и проводить. Занятия уже начались, причем мы все ушли для этого в горы. Анечка опоздала и нашла нас в горах. Мы только что закончили дыхательную медитацию, при которой разделись, а потом все одежды были смешаны и обратно досталось кому что. Кому и вообще ничего. Анечка быстро вникла в обстановку и разделась. Когда я увидел ее сисечки, мир для меня изменился. Уж очень они были хороши и притягательны.

Но это затравка, а сказка впереди. Группа шла своим чередом. Я хотел Анечку, она хотела меня. Тому было много признаков, но вели мы себя вполне пристойно аж до самого конца – еще три дня.

Интересным мотивом было то, что внезапно к нам с гор сошел Павлик – очаровательный парень, который познакомился с Виткой совсем недавно в горах. Он был похож на Витку как ее брат – такая же крепкая смуглая кожа, густющие темно-рыжие волосы, фигура. Они очень явственно сошлись. И тоже хотели друг друга, как мы с Анечкой. И тоже явно в поведении, но без слов.

А меня перло. То есть мною на этой группе овладела такая силища, что, как говорят у нас, ховайся. Я был Большой Шаман. Я был силен и очень спокоен. И в конце группы, когда я ее закрывал, я позволил себе то, на что по жизни никогда бы не осмелился. Я сказал, что у меня остался сильный сексуальный драйв, и что я хочу после группы устроить оргию. И что обсуждать мы это не будем, а просто те, кто хотят присоединиться – пусть приходят в 9 вечера в комнату для занятий. А в 9-15 я дом изнутри запру.

И в 9 вечера там были: я, Витка, Анечка, Павлик, и еще две девицы, дай им Бог счастья. Очень спокойно я посыпал ковер розовыми лепестками, еще что-то такое наделал. Тут Анечка вдруг сказала: «Ну, пока не поздно!» – и шмыг в дверь.

И я тут же чувствую, что без Анечки вся эта затея для меня имеет резко меньше смысла. И – шмыг в ту же дверь. Иду к Анечке, а она уже залезла в постель, чтобы типа спать. Я беру ее на руки, голую, и так и несу в вожделенную комнату. Тогда уже закрываю дверь, и мы начинаем свою веселую оргию.

Но только, как говорится, «недолго музыка играла, недолго фрайер танцевал». Прошло может быть минут 15, мы еще ласкаемся поверху и не приступили к Безумным Сексуальным Актам. Располагаемся мы в комнате примерно так: в одной стороне Павлик и девицы с ним, а в другой – я, Витка и Анечка.

И вдруг Витка очень громко говорит: «Стоп!»

Она говорит: «Стоп, мне плохо. Я ревную. Давайте прекратим».

Конечно, все прекратилось.

Я нередко возвращался потом к этой минуте. Мне казалось, что жизнь меня и Витки от этого водораздела могла пойти по двум руслам. Одно, конечно, реальное, а другое, в сущности, придуманное, то есть совершенно неизвестно, могло ли бы оно на самом деле реализоваться. Мне кажется, что могло. Но Витка, вместо того, чтобы пойти к своему милому Павлику и зажить жизнью своих желаний в ладу с желаниями людей окрест, «выпала на измену», как говорят собратья-планокуры.

Все хотели сразу же разойтись, но я стал просить всех остаться. Я говорил, что давайте добудем эту ночь вместе до конца, раз уж начали. Я страшно ругал Витку – какой кайф испортила! Я буянил почти до утра, народ постепенно расслаблялся и заснул к рассвету. Потом Анечка ушла спать к себе.

Уже утром, когда все мы встали, я пошел к Ане. Она лежала на кровати и позвала меня лечь рядом. Я лег, и мы стали обниматься и целоваться. Она говорила, что хочет меня, но я сомневался и все не входил.

И тут в эту комнату зашла Витка.

Она стояла у двери и смотрела на нас, а мы лежали в кровати и смотрели на нее.

Потом она вышла. (Она рассказывала потом, что хотела облить нас ведром холодной воды, но не решилась – а зря! Эх, как жалко! (ей))

Через полчаса Анечка уехала.

И тогда на измену стал выпадать я, причем с дикой силой. Я по уши загрузился виной перед Виткой, что я ее измучил, раздавил, что я сволочь, мерзавец, похотливый урод и прочая.

Витка поехала с Павликом и девчонками на море, а я остался страдать.

Ближайшие две недели я делал только то, чего хотела Витка. Мы трахались втроем с Павликом. Мы поехали на моей машине в путешествие по Крыму. И так далее. И только через две недели где-то я заметил, что жизнь приобрела совершенно не нравящуюся мне окраску. В доме было полно народа, которые наглухо не помогали по хозяйству, а целыми днями вместе с Виткой курили траву, а в день, о котором я говорю, несколько раз кололись кетамином.

К теме ревности, впрочем, это не очень относится, но я почувствовал сильный перегиб палки. Я полночи сжигал всю траву (марихуану), которая росла в моем саду (пришел Емеля и стоял в дыму, и было ему хорошо). А на первый утренний автобус выгнал из дома всю братию (вместе с Павликом). Витке я запретил курить траву на полгода.

А на следующий день опять стал делать всё, что она хотела.

Боже мой! – говорят мне многие – как это нормально! Она не хочет видеть, как ты еще с кем-то трахаешься! И это так сильно, что она готова отказаться и от своего кайфа, и от тебя самого, лишь бы только не знать и не видеть!

Я вроде бы понимаю. Я раньше не думал, что это так сильно. Мне немножко трудно понять это – может быть, примерно так, как Мюнгхаузену трудно было понять, что никому не нужно 32 мая. Особенно его Марте – ей было куда как важнее расписаться с ним.

Эта аналогия с Горинской историей про Мюнгхаузена и Марту вообще очень далеко идущая – вспомните историю про Парад Пороков: и Витка, и Марта, добившись своего (росписи, семьи), это бросают – или во всяком случае, разыгрывают очень сильные и реальные представления, что бросают. При всех наших ссорах я никогда не бегал в ЗАГС разводиться; а Витка это уже делала. То есть этот сюжет – он пожёстче и похитрее того простого, что женщина борется за верность и семью: тогда бы не было Павлика, уходов и еще многих деталей. Такие женщины бывают, мне рассказывали, но Витка не из их числа. Марта в моей любимой пьесе завоевывает Мюнгхаузена, перековывает его по-своему (причем так сильно, что ему самому это кажется самоубийством), а потом бросает, потому что он ей такой не нужен.

Дзэнский учитель мог бы сделать такое, но не вслепую, и осознавая определенную “позитивную программу”. Там считается, что отнять меч у воина и хлеб у голодного – это допустимый способ разорвать привязанность, которая порабощает человеческую душу. Аналогия с дзэн, если она не полностью притянута за уши, – это моя единственная на сегодня попытка найти в этом сюжете что-то радостное.

Наверное, я опять предам тебя, Карл”, – говорит Марта, и эти слова я хотел поставить эпиграфом к этой главе. Выбрал другой, посмешнее.

Освобождение (рассказ Витки)

Мюнхгаузен . Господа! Я пригласил вас сюда, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие… Я решил воскреснуть!

Следующий месяц после мистерии с Анечкой был похож на ад. Я не могла простить Митю, у меня всё время всё болело. Я ненавидела его и ненавидела себя за то, что всё это допустила. Я всё время думала, как же так, что же мы сделали, что любовь разрушена, короче, занималась самоедством по полной программе. Я пыталась отвлекаться, но не могла.

И вот спустя месяц мы решили с Митькой поехать в Ялту. С Ялтой рядышком Симеиз, в котором в это время работала моя подружка Лилия. Я поехала искать ее там (мне необходим был близкий человек, а она была самым-самым), но не нашла. Это было еще одним показателем того, что я не в себе. Между тем, мне везде мерещилась Анечка – а я знала, что она сейчас со своим мужем где-то здесь в Крыму. Я ходила по Симеизу и представляла себе, как я ее встречу. Я пыталась найти способ всё это закончить. Но ничего не получалось, я ходила больная, мешки под глазами, лица нет.

Потом мы уехали из Ялты, вернулись домой, а еще через несколько дней я опять поехала в Симеиз, одна. Там я нашла-таки свою подругу, а еще встретила пару старых знакомых. Очень экстравагантные ребята, увлекавшиеся индуизмом; они стояли с палаткой в горах над Симеизом, и пригласили меня к себе. В это время у них явно были те же проблемы, что и у нас с Митькой: его интересовали другие женщины, и он тупо к ним стремился, а ей говорил – хочешь жить со мной, тогда разделяй мой образ жизни. Я не хотела играть для них роль Анечки, хотя это явно началось: он ко мне проявлял интерес, а она начала конкретно меня ревновать, хотя мы с ним даже не поцеловались ни разу, просто были рады друг другу.

Они мне говорят: «Виточка, что с тобой происходит? Эй, девочка, ты что, заживо умираешь? Приди в себя!» Я говорю: «Ребята, сил нету. Поделитесь энергией! Сделайте что-нибудь! По-мо-ги-те!» Потому что мне уже просто не хотелось жить от боли.

Я пошла спать с ними, в их лежбище, но не стала спать с ними в палатке, потому что разыгрались эти сцены ревности, и вместо этого я всю ночь сидела у костра. А перед этим, поздно вечером, я поломала их фонарик, какой-то супер-дорогой, чтобы они вместе, наорав на меня, объединились. То есть я это поняла сразу же, как только поломала, еще когда батарейки падали во тьму.

В этот вечер я нарушила запрет, который мне месяц назад поставил Митя: не курить траву. Ребята мне сказали: что за детский сад, почему ты позволяешь какому-то мужику решать, что тебе делать, а что нет? И я подумала: ёклмн, как велико влияние моего мужа на меня! Он мной вертит как хочет, он делает что хочет, устраивает всякие дурацкие игры, а я его слушаю. Ни х…я себе! Всё! Всё! И я покурила травы (еще до того, как мы поднялись в горы), и мне было очень хорошо, меня пёрло всю ночь.

Я загадала тогда, что если я не сомкну глаз до утра, если я буду думать о своей жизни всю ночь, то Господь простит мне убитую собаку. Я сидела у костра и пекла для ребят картошку. Уже под утро я пошла в гору и попала в какую-то бетонную траншею, и каждый шаг по ней был для меня шагом осознавания. Я делала один шаг, осознавала что происходит, а если я не понимала, то садилась, чтобы до конца осознать, что и почему приходит ко мне в голову и что это значит.

Я поняла, что путь, который я выбрала со своим мужем, полон и будет полон преград, трудностей. Я поняла, что я очень зависима от него и поэтому хочу его смерти, ухода из моей жизни. Я каялась и просила прощения у Пирата, собаки, которую я убила. Я прочувствовала свою детскость, лень, наивность (когда я столкнулась с этим, я стала отжиматься от земли). Я прочувствовала иллюзорность всего в этой жизни, что всё что угодно можно для себя придумать, так или иначе рассказать. В этом путешествии я взяла на себя ответственность за свою жизнь. Я почувствовала, что это только моя жизнь, я выделила себя из мира. Впервые я направленно трудилась – именно трудилась – ради осознавания своей жизни.

В какой-то момент на моей дороге стал огромный камень – он перегородил всю траншею, перелезть через него было невозможно, и по бокам были колючки. Я поняла, что мне нужно пройти дальше, я уже близко к концу пути, и я стала протискиваться под ним, и наконец сумела пробраться. Скоро потом я уже вышла из траншеи, там были виноградники, я поела винограда и пришла будить ребят. Они встали, не стали есть ничего из того, что я им приготовила, и уехали. Тогда я их видела в последний раз в моей жизни.

Когда ребята ушли, я собрала из костра печеную картошку и тоже стала собираться. Я пошла вниз на встречу с одним парнем, который вчера занял у меня пять гривен. Причем денег у него было много, просто, по-моему, нечем было разменять, и он попросил у меня эту пятерку, а потом сказал, что сейчас даст мне двадцатку, чтобы я отдала сдачу завтра возле его машины. Я еще подумала, что он просто хочет встретиться со мной, и сказала, что мы можем встретиться по-любому, и не нужно придумывать денежный предлог. Так что двадцатку я не взяла. Но мы все равно договорились, что он отдаст мне пять гривен завтра у своей машины, которая стояла у автовокзала. И я пошла туда.

По дороге за мной увязался веселый маленький пес. И это было знаком, что всё происходит правильно, что меня простили за собаку.

Проходя по улице, ведущей к автовокзалу, я вспомнила, что в прошлый раз в Симеизе на этой улице я представляла себе, как встречу Анечку. И вдруг я слышу голоса и понимаю, что она идет по улице со своим мужем прямо передо мной. Я просто офигела! И они как раз выясняют отношения. Он ей говорит: «Ну тогда зачем я тебе нужен?» То есть они как раз обсуждают эти ее попрыгуньи дела, что она ездит одна по Крыму и трахается, а он, бедолага, сидит ее где-то ждет.

И это был единственный раз в моей жизни, когда я теряю дар речи. Я делаю два шага, заглядываю им в лицо – это правда они. Анечка видит меня и говорит: «Ой, Витка!» – своим совершенно детским таким невинным голосом, – «ой, Витка, привет, а где Митька, вот, Славик, познакомься, это Витка, помнишь, я тебе рассказывала…» Славик смотрит на меня свершено отрешенно, я ему нафиг не нужна сейчас. Анечка повторяет: «А где Митя?» А я не могу слова вымолвить, вот это ощущение, когда всё с телом нормально, а слова сказать не можешь – это, конечно, нечто. Наконец я выдавливаю из себя: «Аня, мне надо с тобой поговорить!» Она говорит: «Ой, я не могу, мы сейчас через полчаса встречаемся с ребятами на автовокзале, сейчас должны зайти за рюкзаком, а потом уезжаем с ними, чтобы подняться на Ай-Петри». Я говорю: «Аня, вот сколько у тебя времени есть, столько давай и поговорим, потому что мне надо, конкретно». Она понимает серьезность моих намерений и отправляет своего Славу за рюкзаком.

И я говорю ей: «Вот ты уехала и веселишься, а я сейчас в полной жопе, и Митя сейчас в полной жопе, мы за это время друг друга съели. У нас такая реальная трагедия, нам так херово!» Она говорит: «Да?! А я и не знала! Я думала, это всё так, я думала, у вас всегда такие расклады…» И мы идем, она мне рассказывает, что она любит вот так ездить, любит трахаться с парнями разными, и что ей очень нравится возвращаться домой, где ее ждет Слава. Я ее спрашиваю, а каково Славе, и она отвечает, что да, он страдает немножечко, но что делать, у всех своя карма, а она без этого не может.

И всё это время меня подмывает ее ударить. Я не испытываю к ней какой-то особой агрессии, типа, чтобы побить ее, исколошматить, но просто один раз ударить рука поднимается несколько раз. И она уже хочет уйти, я иду провожать ее к автовокзалу. И я понимаю, что я не могу дать ей просто уйти, что я хочу, чтобы это все закончилось, и сейчас этот момент настал.

Аня меня уже боится, уже хочет уйти, а мы уже пришли на автовокзал, там стоят ребята с рюкзаками, но я ее не отпускаю. Я говорю ей: «Аня, мне очень хочется дать тебе по лицу». Она: «Витка, не надо!» Я: «Я понимаю, я тоже не хочу делать тебе больно. Давай закроем глаза и представим, что это уже произошло, что я тебе уже дала! Вот со всей способностью воображения – представь, что я тебя уже ударила!»

Мы закрыли глаза обе, и я очень ярко представила себе, как бью ее. Потом говорю: «Ну как? Как ты себя чувствуешь?» И она мне начинает говорить: «Всё хорошо, я на тебя не злюсь, всё нормально». Я говорю: «Да?» Она говорит: «Да». Мы стоим лицом друг к другу при этом. Я говорю: «Аня, я не хочу тебе зла, в смысле, я не несу тебе зла». Подымаю руку и со всего размаха бью ее по щеке. И в этот момент я испытываю такое облегчение! Я его чувствую всем телом – оно начинается с головы, падает на плечи… Потом я начала плакать, у меня пошел конкретный сброс. И она плачет, мы стоим обнявшись и плачем.

Потом эта лирическая сцена исчерпала себя, мы быстренько обменялись адресами и разошлись. И когда она шла к своим – я видела, что она нагружена. У нее были конкретно нагружены плечи, она плакала, и я поняла, что какую-то тяжесть с этой мистерии, которую таскала я, теперь я передала ей, просто влепила с этим ударом. Я думаю, впрочем, что она быстренько с этим разобралась. Потом когда я ее спрашивала об этих днях, она говорила, что всё нормально, всё хорошо, но я ей не верю. Я видела, как она уходила.

А я со своей собачкой иду вниз, к морю. Я лечу, я смеюсь, я улыбаюсь, у меня такая легкость, такое счастье! Я думаю: слава Богу, как я соскучилась за этим нормальным состоянием жизнерадостности!

И всё, меня попустило! Я купаюсь с собакой, которая не отходит от меня, причем отгоняет от меня всех мужчин, а женщин не трогает. С этой собачкой и с Лилей я возвращаюсь в Ворон.

Чудо-подарки

Рамкопф ( читает дневник барона Мюнхгаузена ). "Семь часов утра – разгон облаков, установление хорошей погоды…" Что вы на это скажете?

Бургомистр . Дайте-ка… ( Берет бумагу .) Действительно – "разгон облаков"… ( Взглянув в окно .) И как назло, сегодня чистое небо…

Феофил . Вы хотите сказать, что это его заслуга?

Бургомистр . Я ничего не хочу сказать, Феофил! Я просто отмечаю, что сегодня – великолепный день. У меня нет никаких оснований утверждать, что он разогнал облака, но и говорить, что он НЕ разогнал облака, значит противоречить тому, что видишь.

Витка дарит шикарные подарки.

Вот что я получил на два своих дня рождения.

Позапрошлый, когда мне исполнилось 33 года, проходил очень тихо. Мы никого не звали. Накануне Витка смоталась в соседнюю (большую) деревню – хотя автобусы не ходили, и она шла пешком почти всю дорогу обратно (9 км). А в этот день было тихо, солнечно. Мы пошли гулять в горы вдвоем. Забрались на незнакомый склон, легли на цветочной поляне. И тут Витка достала такую маленькую открытку в виде мышки. Открываю я ее – а там маленькая такая полоска бумаги. А на ней две красные полосочки. Знаете, что это было? Это был положительный тест на беременность, первая весть о нашем Данечке, моем очень-очень долгожданном. Ему тогда было что-то вроде месяца. Витка и так была уверена, что беременна, а за тестом смоталась ради красивой сцены.

Такой подарочек!

А в этом году день моего рождения я встречал в жутком настроении. В мае я болел, все эти дни сильно раздражался. Полное ощущение, что никто меня не любит и все в этом стиле. Спать со мной любимая супруга не желала. На этот день я назначил группу, и с утра отправился с ней в горы. Витка не пошла, хотя в остальные дни участвовала, и это меня расстроило еще больше. Последний процесс мы делали все порознь, и возвращался с гор к обеду я один. Захожу во двор. Перед домом – площадка, на которой Витка все порывалась сделать театр, но поскольку было непонятно, что и кому в нем играть, так он и стоял пустым уже год. Сейчас эта площадка вся была обтянута занавесами. Витка говорит: «Зайди!» У меня настроение хуже некуда, не отчаяние, а скорее – тупая тоска. И только я открываю край занавеса…

Как на сцене начинает звучать скрипка!

Посреди ее стоит пожилой скрипач, смотрит на меня и играет, играет… Я обожаю скрипку, и играет он прекрасно. Я стою и слушаю, и в какой-то момент чувствую свои слезы. У него острые туфли и черная рубаха. Светит яркое солнце. Мы стоим с ним на сцене, а Витка, все это устроившая, стоит поодаль и счастливо смотрит.

Она специально за четыре дня до этого (до группы) ездила в Симферополь, чтобы найти этого скрипача и договориться с ним.

Вечером у нас был шикарный карнавал, и скрипач наяривал без устали…

Общественное мнение

Рамкопф. Да поймите наконец, дорогой Мюнгхаузен, что вы уже себе не принадлежите. Вы – миф, легенда! И народная молва приписывает вам новые подвиги.

Витку мучает время от времени, что окружающие считают ее за блядь.

Чаще всего совершенно, вроде бы, без всяких причин.

Возьмите такую историю: ехали как-то Виточка с подружкой Лилей откуда-то куда-то. Ехали по Крымским дорогам автостопом. А тут уже ночь близится. И подбирает их машина с попами. Несколько таких симпатичных не старых попов. Разговорились по дороге, познакомились. Попы, услышав, что девочкам негде ночевать, говорят: «А поехали с нами в Топловский монастырь, куда мы и едем. Он женский. Пристроят вас там на ночь, и переночуете, и Бога в монастыре почувствуете».

Вита и Лилия согласились, а перед монастырем расчувствовались, платки какие-то повязали, одежду по максимуму по телу распределили. Зашли в монастырь, а им говорят, что нужно получить благословение матушки. И только они к матушке идти, а тут она сама им навстречу идет. И ругается очень крепкими словами. Матушка твердо приняла их за придорожных проституток. Вообще разговаривать не стала: выгнала. А уже темно почти было. Попы, которые матушкин гнев наблюдали, вмешиваться не стали, но отдали девчонкам на ночь свою машину. Пока сами спали в монастыре. Ну, наверное, целомудренно.

Как и девушки-подружки в придорожной машине.

А ведь они даже уже вовсю представляли себе, как будут помогать в монастыре, делать что-нибудь полезное… Как сказала Масяня, «такой романтический момент похерен!»

И это не один случай, не два и не три. По каким-то своим критериям окружающие считают Виточку за блядь. Ее это иногда очень достает и, как говорят в Крыму, парит. Главное – что обидно – уже давным-давно, лет пять, а то и все шесть, она ведет довольно целомудренный образ жизни. Не то что с кем попало не спит, а уже и родному мужу почти не дает. То есть, в определенном смысле, ей облом с двух сторон – ни сексуальной свободы, ни целомудренной славы.

Оно, конечно, немного понятно. Все эти «натуральные» проявления типа хождения голой вызывают в человеческих автоматах архетип первобытности. Куда в первую очередь относится сексуальная свобода. Люди, как обычно, грубо реагируют на грубые символы.

Или вот история: у Витки-студентки летом не было ни копейки денег. И решила она поработать официанткой. Приехала в Ялту, пришла на набережную и зашла в первое приличное кафе. А там ее сразу посадили за столик и стали пытаться обслужить. Она еле-еле объяснила, зачем приехала; местные разочаровались и ни в какие официантки ее не позвали. Зашла Виточка в другой ресторан – та же картина: ее принимают за клиентку, и никак не соглашаются увидеть в ней раб/силу. А когда это и в третьем кафе повторилось, Витка плюнула, купила себе пирожное и из Ялты уехала (автостопом, конечно).

Но такое зависание «не там и не там» вообще очень характерно для Виточки. Уже три с половиной года она живет в деревне, так что явно «не городская». А в деревне ее никто, конечно, не принимает за местную. Не похожа она и на деревенскую: не сажает огород, не делает закаток, не торгует. Странное существо. Она закончила институт и немало читала – так что в необразованный народ не попадает. Но и в интеллигенцию не вписывается – вообще же никакой специализации ума! Не домохозяйка и не хиппи. Не бедная, не богатая. И так далее.

Есть такой сказочный сюжет (у братьев Гримм, например), когда героине нужно явиться куда-то не одетой и не голой, не пешком и не верхом, не днем и не ночью. Мудрая (или хитроумная) героиня всё это выполняет, приехав в рыболовной сети верхом на козле (так, что ноги ступали по земле) в закатный час.

Что это за игрушки? Их можно понять как практику преодоления дуализма (в смысле, тупого восприятия жизни как черно-белого, хорошего-плохого). Как практику освобождения от чрезмерного отождествления (еще в одном варианте этой истории героиня говорит: «Я не служанка и не госпожа…»). При таком раскладе Витка выступает очень симпатичной Василисой Премудрой, она же Григорий Сковорода («Мир меня ловил, но не поймал…»)

Но и наоборот: такую позицию можно понять (и увы, так она часто и работает на практике) как просто недостаточную социальную и личностную дифференцированность. То есть «взрослое» состояние отличается от «ребёнка» тем, что обладает способностью достаточно четко и адекватно играть определенные социальные роли – как сыграть музыку, написать статью, испечь булку. И Витка, не вписывающаяся в «нормальные» социальные расклады, может быть «недо»-нормальным человеком, а не «пере», как она и я себе много воображали.

Юнг писал о том, что нормативное общество заставляет страдать и тех, кому трудно исполнять его роли из-за их сложности, так и тех, кому эти роли исполнять «слишком легко», а потому неинтересно и неудовлетворительно. Первым приходится сильно тянуться и «пахать», а вторым втискивать себя в слишком узкие рамки.

Как бы то ни было, общественное мнение видит в Виточке только красавицу, то бишь в социальном смысле – ну, вы поняли.

***

Послесловие

Такие вот баечки, телеги, истории. Главное – всё правда. Ну, имена почти все я поменял, а то что хороших людей в такое дело впутывать. Ведь что это за дело – эта книжка – я и сам толком не знаю. Ну, несколько тем очевидны. Подарок любимой женщине, которая мечтает о славе. «Трусливый бокс» (как называл это Жванецкий), месть в другом измерении, где я сильнее. Продолжение семейных разборок на миру. Подлизывание к самочке. Холодный душ, трезвящий воспаленные головы. Попытка быть объективным там, где объективность почти исключается жанром.

Когда я начинал эту книгу, ощущение было примерно такое:

Так барашка на вертел

Нижут, разводят жар.

Я как мог обессмертил

То, что не удержал…

Теперь, когда закончил, ощущение примерно такое:

Дорогая, мы квиты.

Больше: друг к другу мы

Точно оспа привиты

Среди общей чумы.

(Стихи Иосифа Бродского)

Потому что с тех пор мы стали ощутимо ближе. К нам приехала Анечка (!) и мы устроили групповой секс вместе с ней. Может, не все от него остались в восторге (Витка говорит, что ей было по барабану), но гештальт закрылся, хотя бы технически (или магически).

Самая свежая новость – что мы втроем поехали в Израиль (за три моря!) и на пару остриглись налысо. Виткино расставание со своими шикарными волосами – это попытка выйти из надоевшей роли «красавицы»; попытка «выйти замуж» (распущенные длинные волосы – известный символ незамужней девицы); и в общем смысле попытка начать новую, неизвестную жизнь.

И в этом-то, на самом деле, для меня главный смысл этой книги – чтобы написанное здесь уже никогда не повторилось, чтобы оно осталось в прошлом, а мы – в движущемся вагончике настоящего. В тяжелое время семейного кризиса я писал эту книгу как примитивную магическую психотерапию. Мне кажется, после обдумывания и обнародования этих историй подобные им не смогут опять завлечь себе столько энергии и пафоса. Есть такая замечательная фраза про это: «Психотерапия подобна плевку в суп; есть его после этого можно, но удовольствия того уже не получишь».

Так что – здравствуй, новая жизнь!

***

Я хотел собрать тебя всю, а не соберу даже малой части. Все эти истории – тени, проекции, ерунда. Ты настоящая – в покое, когда лежишь часами у моря, в постели или сидишь на горе. Ты настоящая – в веселье, когда хохочешь безудержно над какой-нибудь полной ерундой, над кепкой, надо мной, просто так. Ты настоящая – в гневе, когда твое лицо пылает ненавистью к чему-то, чего быть не должно: к глупости твоей мамы, моей сексуальной распущенности, татарам. Ты – в любви между нами, которая никогда не успокаивается, но всегда жива, как море.

Ты хранишь в себе предвечный образ мира.

В тебе – чистая природа, и не умея ее понять, я пью ее, дышу ей и склоняюсь перед ней в великом почтении. Человек следует земле, земля следует небу, небо следует Дао, Дао следует естественности.