sci_tech Мир Авиации 1992 01

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 20.09.2011 FBD-2791BB-AEB0-E844-88A8-7C7A-C712-F8FAE9 1.0 Мир Авиации 1992 01 1992

Мир Авиации 1992 01

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г. №1. 1992 г.

Авиационно-исторический журнал "Мир Авиации".

Aviation World magazine Per. №01051

Министерства печати и информации Российской Федерации Главный редактор и художник Золотов В.В.

Редакционная коллегия Хайрулин М.А., Золотова Е.Г., Юргенсон А.А. Издатель: ТОО "Авиам"

Адрес редакции: 123479 Москва, ул.Живописная, 30-4-27

Гений отечественной авиации

Александр МАХАЛИН

Москва

"Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые" – эта тютчевская сентенция с трудом укладывается в издерганный, перегруженный эмоциями житейский ритм нашего бытия. Усталым и растерянным, нам не до того, чтобы вглядеться в пройденную историю, найти там единственную и бескорыстную помощь предтечей и пращуров наших.

Как никогда, пожалуй, актуальны сегодня тезисы всевременного гения Александра Сергеевича об уважительном, трепетном отношении к Истории своей. Горьковаты для россиянина размышления Пушкина об отношении нашем к истории, но куда как горше уроки забывчивости, уроки "научной марксистско-ленинской" корректировки памяти своей, уроки вырывания страниц из биографии Отечества.

Не будет, пожалуй, большим преувеличением утверждение о том, что в отношении истории русской авиации мы – в массе своей находимся в неведении.

Двадцатый век был наречен при рождении Веком Авиации. Пусть не свершились наивные предвидения отцов воздухоплавания. стоявших у колыбели неземного чуда света. – значение в судьбах землян освоения пятого океана невозможно принизить. И нельзя забывать имена и деяния небесных первопроходцев планеты, в том числе и российских, возвеличивших Отчизну до уровня мировых авиационных держав.

Авиация России, волею судеб, несколько задержалась на старте. Мало того, первый аэроплан, потревоживший своим крылом русские небеса в 1909 году, был – увы! – импортного производства. и правил летающим чудом француз. Только в мае 1910 года сначала Александр Васильевич Кудашев, сразу за ним Яков Модестович Гаккель несколько умерили боль обиды за державу – и пошло, и пошло, и, можно сказать, полетело.

Верно, что русские запрягают медленно, да быстро ездят. Пропустив модную заграничинку через свои руки, русский специалист в состоянии удивить просвещенную и методичную Европу творческим отношением к полюбившейся идее. Случилось подобное и с авиацией. Не избалованное – традиция! – вниманием и заботой власть предержащих, отечественное воздухолетание, благодаря грамотному пониманию целей и возможностей юной авиации и неуемной энергии первых авиаторов, достаточно скоро приблизилось к мировым, как говорят ныне, стандартам.

Разговор отнюдь не о том, что мы кого-то срочно забросали шапками или переплюнули все их рекорды в небесных состязаниях. Нет. Факт остается фактом: Россия – до 1917 года – поглядывала на ту же Францию, как на непререкаемую законодательницу авиационных мод. как на труднодосягаемый авиационный авторитет. Однако, русские лета- тели порой умудрялись сотворить такое, что заставляло небом избранную Францию ревниво поторапливаться или разводить руками. К такому поражающему авиационный мир фактору в первую голову следует отнести деятельность талантливейшего конструктора России И.И. Сикорского.

В 1989 году было отмечено, правда не слишком широко, столетие со дня рождения авиаконструктора. В том же году вышла в свет (и стала библиографической редкостью) научная биография Игоря Ивановича Сикорского (авторы Г.Катышев и В.Михеев).

Каждый новый источник подтверждает тот непреложный факт, что И.И.Си- корский – звезда, несомненно, первой величины в плеяде пионеров русского воздухолетания.

Немало фигур, достойных поклонения, видит Россия авиационная, оглядываясь на первое десятилетие своего существования – Ефимов, Попов, Васильев. Нестеров, Славороссов, Уточкин, Жуковский, Гаккель. Лебедев. Григорович…

Каждый из тех самых первых авиаторов окружен благодарной памятью нашей, ибо именно они закладывали основы авиационного могущества Родины. Однако, при всем обилии имен, при всех заслугах и достоинствах, имя Игоря Сикорского стоит особняком. Даже мимолетное знакомство с творчеством Игоря Ивановича (эпохи 10-х годов нашего века) свидетельствует нам о могучем таланте конструктора, 'ошеломляющего своим стратегическим видением задач и целей авиации.

Никоим образом не посягая на академический анализ деятельности Сикорского, я бы все же хотел коснуться некоторых эпизодов биографии конструктора, акцентировать внимание читателя на тех моментах его жизни, которые не могут не поразить воображение.

Начало конструкторской деятельности юного студента Киевского Политеха отнесено к 1909 году; именно конструкторские надобности привели Игоря Сикорского в Париж. Описанные в литературе обстоятельства пребывания 20-летнего русского студента в авиационной Мекке той поры, его встреча с мэтром Фербером, их беседа все это принимает облик поистине библейского сюжета. Девиз легендарного Фердинанда Фербера "Изобрести летательный аппарат – это ничто, построить его – это полдела, испытать его в воздухе – это все" Сикорский записал, если так можно выразиться, на своем гербе и следовал ему в продолжение всей своей жизни.

Вершиной же его довоенных трудов стал 1913 год: был осуществлен подъем двух типов четырехмоторных аэропланов. За рубежами России (до появления фотографий "Русского витязя" в полете) информация о воздушном крещении многотонных гигантов расценивалась как газетная "утка". Успех небесных голиафов Сикорского ошеломлял даже весьма искушенных в авиации специалистов. Своих и иностранных. Полетами на "Илье Муромце" Россия впервые и надолго захватила строчки в таблице рекордов ФАИ, войдя тем самым в ограниченное число мировых авиационных держав.

К величайшему сожалению, поступательное развитие русской авиации было нарушено по причинам далеко не воздушным. Последний мирный перелет "Муромца" – очень грамотный по замыслу и блистательный по исполнению, из столицы России в Киев – не получил должного освещения в прессе, а вскоре и вовсе был забыт из-за обрушившейся на всю планету беды: в день взлета с Комендантского аэродрома затрещали выстрелы в Сараеве. и вся Европа ввязалась во всесокрушающую бойню…

Авиация – эта светлая мечта человечества – была сразу же применена к банальному ремеслу уничтожения.

Отдаляясь от тех предвоенных летних дней и памятуя о 1914-м. как о годе начала первой мировой войны, не стоит все-таки терять из памяти того факта, что 15 июня 1914 года стало днем рождения прародителя всех авиалайнеров мира. Именно ему. великолепному "Илье Муромцу Киевскому", детищу 25-летнего русского авиаконструктора Игоря Сикорского принадлежит первая страница в книге истории пассажирских крылатых машин, сделавших маленькой необъятную прежде Землю и легко досягаемым любой ее уголок.

Говоря о Сикорском, как о конструкторе. не следует забывать о других его талантах, а их он имел предостаточное множество. Если употребить сравнение, высказанное некогда Пушкиным в отношении Ломоносова. можно было бы сказать: Сикорский был нашим авиационным университетом. В длинной череде профессий и ремесел, которые в совершенстве освоил Игорь Иванович, едва ли не на первое место я бы поставил его летное мастерство.

Вовсе не диковинка, что первые аэропланы пилотировались самими же конструкторами. Тема достаточно объемная и не менее полемичная – чего было больше в "авторском" исполнении полетов: любви или ревности к своему творению, веры в своего небесного заступника, опасений "подсунуть под пропеллер" постороннего человека, неверия в способности записных пилотов? Можно лишь предполагать. Однако, уже в скором (со дня полета Райта) времени оказалось, что дергать рукоятки и вертеть штурвальчики, которыми были в изобилии уснащены аппараты для "завоевания воздушной стихии", – занятие. мягко говоря, неординарное. Воздух оказался субстанцией не ласковой, а напротив, вполне способной опровергнуть тезис – "человек – царь природы". После некоторого числа проб и соразмерного ему числа ошибок, стало ясно: чтобы летать – надо учиться. Уже в самые первые годы авиационной эры были созданы школы для обучения желающих началам пилотского ремесла. С 1910 года отважных самоучек в волнах недозавоеванной стихии уже не появлялось. Почти. Небесный всеобуч охватил всех жаждущих причаститься голубой лазури. Упрямцев и двоечников относили с арены на щите. С тех пор – без малого сто лет – сменилось в авиации многое до неузнаваемости, но неколебимо стоял институт подготовки летчиков. Существенно не изменилось даже количество вывозных часов, и с первого часа новичкам вдалбливают утомленные инструктора постулат об агрессивности, бессердечии воздуха и о не блатном подходе Неба к своим гостям. Только труд, физический и интеллектуальный, каторжный по объему и непрерывный в продолжение всей летной карьеры был и остается залогом успешной пилотской деятельности.

Игорь Иванович Сикорский был пилотом-самоучкой. Непостижимым исключением! Стаж его летной деятельности составил (по моим подсчетам) 31 год. Два эти обстоятельства лично меня повергают в благоговейное изумление.

Восприняв "на глаз" и "на слух" азы, Игорь Сикорский сумел в поразительно короткий срок, можно сказать играючи, стать выдающимся по мастерству пилотом своего времени. Будучи до последнего предела увлеченным своими конструкторскими делами, Игорь Иванович, судя по всему, не придавал должного значения своим летным талантам. Факты же. информирующие о пилотской практике Сикорского. не могут оставить искушенного в авиационных вопросах человека в ином, нежели восхищенном чувстве.

Судите сами. Оставив до лучших времен работу над непокорившимися геликоптерами. Сикорский устремляется на освоение нового ремесла техники пилотирования аэропланов. Вне всякого сомнения, юный киевлянин представлял "перспективы" профессии летуна. Еще и года не истекло, как погиб во Франции крестный отец европейской авиации Фердинанд Фербер. За две недели до него разбился Эжен Лефевр. Декабрь 1909 года принес еще два скорбных известия – порвались тросы управления на аэроплане Антонио Фернандеца, сложились в полете крылья на аппарате Леона Делагранжа… Следует отдать должно е бесстрашию Игоря Сикорского: он сам берется за штурвал только что построенного биплана.

Игорь Иванович, обереженный святой преданностью небу, успешно выдерживает первое испытание воздухом.

3 июня 1910 года – первый летательный аппарат И.Сикорского (второй по счету аэроплан отечественной постройки!) поднимается над землей.

3 июня 1910 года – первый полет летчика Сикорского.

3 июня 1910 года – начало пути выдающегося русского летчика-испытателя И.И.Сикорского.

Проходит существенно более года интенсивной конструкторской и летной деятельности до того дня (18 августа 1911 года), когда Игорь Иванович официально подтверждает свой статус русского авиатора. Номер его бреве – 64. В том же августе 1911 года Сикорский на аэроплане собственной конструкции устанавливает несколько рекордов. Пока только всероссийских.

В сентябре 1911 года студент Сикорский на аппарате С-5 участвует в едва ли не первых русских военных маневрах, на которые привлечена авиация. "Участвует" – слишком слабо сказано: оказавшись в среде пер- вотворцев русской военной авиации – Никифорова, Ильина, Жукова, Линно, Макарова, Орлова – дипломированных военных летчиков, в кругу этих рыцарей Игорь Сикорский не уступил в мастерстве воздушного воина, а в чем-то и превзошел. К месту сказать, Игорь Иванович знал многих военных летчиков, уважал их труд, со многими впоследствии имел долгое и плодотворное общение: был знаком с довоенного времени и с самим Петром Николаевичем Нестеровым – военным пилотом России, снискавшем себе всемирную славу и признание. Не считаю лишним заметить, что качество общения с этим человеком позволило Сикорскому (крайне редко и неохотно контактировавшему с прессой) опубликовать в сентябре 1914 года заметку "Памяти друга", где он предельно скупыми, но очень проникновенными фразами сумел представить потрясающе верный образ павшего в воздушном бою капитана Нестерова. Вот только одна фраза из той статьи: "Хладнокровие и выдержка, наряду с величайшей готовностью совершить любой подвиг, отличительная черта его характера, поражали всех близких, знавших его. То, на что другие люди способны при сильном возбуждении, хотя бы патриотическом, Нестеров делал спокойно, размеренно, с полным сознанием совершаемого."

Игорь Сикорский. 1911 г.

Игорь Иванович в годы войны сделал неимоверно много для того, чтобы Россия не оказалась поверженной. Когда говорят об участии авиации в Первой мировой, неизбежно, если речь идет о русской армии, вспоминают легендарного "Илью Муромца". А ведь Игорь Сикорский не только сконструировал, построил и испытал воздушного богатыря…

В 1914 году война развивалась отнюдь не по планам русского Генштаба. Эйфория, воцарившаяся в июле, достаточно быстро уступила место другим эмоциям. В середине августа истреблена 2 армия, которой командовал один из лучших генералов – Самсонов. Вместо того, чтобы приближаться к Берлину, фронт русско-германского соприкосновения начал двигаться на Восток. В армейских кругах всех уровней появляется растерянность, нервозность; в суматохе поражений, зачастую походя, отыскиваются и строго наказываются реальные и мнимые виновники неудач. Воцаряется атмосфера, мягко говоря, подавленная и суровая. Об эту пору возглавитель русской военной авиации Великий Князь Александр Михайлович, контр-адмирал по званию, получает на стол ряд рапортов, с совершенно однозначной, сугубо негативной оценкой воздушного корабля "Илья Муромец". Реакция Великого Князя (человека, много позитивного сделавшего для авиации) быстра, проста и, надо признать, адекватна: авторы докладных проверенные, достойные люди, а самый уничтожительный рапорт подписан командиром экипажа аэроплана "Илья Муромец" 1-й, "выдающимся во всех отношениях летчиком". Результат – построенные "Муромцы" были практически поставлены на прикол, контракт с заводом-поставщиком 20 ноября 1914 года расторгнут.

Нетрудно представить, что, возымей решение Военного Совета от 20 ноября 1914 года необратимый характер, судьба небесного "Ильи Муромца" была бы иной.

Игорь Иванович Сикорский сделал все от него зависящее, чтобы реабилитировать свое творение. Результат этих трудов известен. Вершиной защиты своего детища я бы назвал полет Игоря Сикорского на "Илье Муромце" №1 4 марта 1915 года, на том самом, который осенью "не мог взять высоту в 1350 метров". Финне в своей книге "Русские воздушные богатыри И.И. Сикорского" вспоминал, что конструктор на том же аэродроме "в местечке Яблонна при сильном порывистом ветре с нагрузкой 65 пудов достиг высоты в 2100 метров", чем вызвал "целую бурю в военно-авиационных кругах. Барограмме этого полета упорно не хотели верить, настолько глубоко уже укоренилось недоверие к "Муромцам".

Конечно, Игорь Иванович не был одинок, но он был по праву центральной фигурой при втором рождении своего гиганта – 18 апреля 1915 года Военный Совет восстановил контракт с РБВЗ, было выпущено к 1918 году почти 80 машин, "Муромцы" стали феноменом бомбовых атак и воздушных боев мировой войны, а Игорь Сикорский лишний раз удостоверил, что является пилотом высочайшего класса.

"Авиаторов-практиков весьма достаточно. Но авиаторов-ученых, т.е. людей, которые соединяют умение летать с глубоким знанием теории летания, которые ни на минуту не прерывают связи с наукой. очень немного". Эти слова Сикорского, сказанные им о Нестерове, как нельзя лучше характеризуют самого Игоря Ивановича, и мартовские полеты в Яблонне подтвердили это.

Хотелось бы на этом эпизоде подчеркнуть уравновешенность характера Игоря Ивановича. На миролюбивость Сикорского обращают внимание читателей и К.Финне, лично знавший конструктора, и Г.Катышев с В.Михеевым, изучившие уйму источников. Конструктор не затеял тяжбы с людьми, бросившими тень на его машину, он удовлетворился зримой демонстрацией своей правоты, безоскорбительно продемонстрировав недостаток в классе профессиональных эксплуатантов. Можно предположить, Сикорский видел: ни в.к. Александр Михайлович. ни пилот, поставивший реноме "Муромца" под удар, не заслуживают свирепого порицания за поведение в этом инциденте. Первый – заведомо не обладал достаточной эрудицией, чтобы иметь компетентное мнение или хотя бы задуматься, а второго подвела, как это ни покажется странным, слишком высокая осведомленность, но – в данном случае – в узкой сфере, сфере техники пилотирования: "Илья Муромец" решительно отличался от всех существовавших типов аэропланов, и пилот рассудил – необычно, значит, неправильно. Подлила масла в огонь и обстановка на фронтах, подавленность от обескураживающих поражений.

Тем ценнее и значимей ясная позиция Сикорского, не убоявшегося поставить на карту сложившийся к тому времени прочный авторитет российского конструктора №1, "русского Блерио". Бесстрашие, как видно из его биографии, вообще не покидало Игоря Ивановича никогда; за малым исключением все 62 летательных аппарата, созданных Сикорским-конструктором, в свой первый полет уходили, имея за штурвалом летчика-испытателя Сикорского. Обладая тончайшей интуицией инженера и всеми качествами пилота-испытателя, Игорь Иванович Сикорский являл собой некий Летно-Испытательный центр по проектированию, созданию и отладке небесной продукции. По существу, до „ середины 40-х годов он оставался в статусе Пионера Авиации. Пожалуй, именно эта авиационная энциклопедичность натуры Сикорского позволила ему обгонять свое время. Количества летательных машин Игоря Сикорского вполне хватило бы на добрую дюжину "выдающихся авиаконструкторов нашего времени". а перечень испытанных им (с первого вылета!) монопланов, бипланов, вертолетов, летающих лодок, амфибий, бомбардировщиков, разведчиков, истребителей, пассажирских лайнеров – сделал бы честь любому без исключения прославленному испытателю, не говоря уже о том, что список нештатных ситуаций в полете, с которыми пришлось встречаться в воздухе Сикорскому, составил едва ли не хрестоматийный учебник по специальности для школы летчиков-испытателей.

Я бы обратил внимание читателя вот на что: обладая недюжинным пилотским талантом, в течение трех десятков лет демонстрируя неувядаемость мастерства испытателя, Игорь Сикорский не оскорбил, не задел никого из коллег по летному цеху проявлением высокомерия, заносчивости, резкости. Ни литература, ни легенда, ни молва не донесли до нас ничего похожего. Напротив, есть до- Статочное количество печатных и из устных свидетельств его добросердечия, глубокой порядочности, человечного отношения к соратнику, попавшему в беду или сложное положение. Даже когда Рене Фонк "разложил" в дым и пепел красавца S-35, самолет, который претендовал на честь быть первопроходцем воздушного пути из Нового в Старый свет, пожалуй, лишь один Сикорский сохранил рассудочность, выдержку, хотя вряд ли не ему было больней всего из всех присутствовавших на аэродроме Рузвельтфилд в то скорбное утро 20 сентября 1926 года. "Сикорский не винил никого" (Г.Катышев и В.Михеев). "И.И.Сикорский отказался от обвинений кого бы то ни было, приписывая катастрофу несчастному случаю" (К.Финне). Человек только предельно высоких личных качеств может так реагировать в столь критических ситуациях. Таким и был Игорь Иванович Сикорский – непревзойденный авиаконструктор России, истинный ее патриот. Ему принадлежат мудрые и высокие по звучанию слова, обращенные к соотечественникам, оказавшимся, как и он, вне России: "Нам нужно работать, а главное, учиться тому, что поможет нам восстановить Родину, когда она того от нас потребует".

Корабли Эскадры в делах против неприятеля (июль 1914 г. – декабрь 1915 г.)

Марат ХАЙРУЛИН

Москва

"Илья Муромец" N9107 на поплавках. Либава, май 1914 г.

12 февраля 1915 года, в свой первый боевой полет поднялся один из славной плеяды тяжелых воздушных кораблей типа "Илья Муромец" – аппарат "Киевский" с заводским номером 150. Сильная облачность помешала выполнить задание, и он вернулся через 1 час 51 минуту. Этот не совсем выдающийся вылет был началом последующего, более успешного, боевого применения "Муромцев".

В отношении использования этих больших аппаратов особенно малоизученными являются"1914-15 гг.. и хотелось бы более подробно рассказать об этом периоде.

После удачных испытаний и ряда достижений первого построенного аппарата типа "Илья Муромец" №107 Главное Военно-Техническое Управление (ГВТУ) заключило 12 мая (здесь и далее – по старому стилю) 1914 г. контракт с Русско-Балтийским вагонным заводом (РБВЗ) на поставку 10 самолетов этого типа. Заключению контракта способствовало утверждение Военным Советом представления ГВТУ о заказе.

Военные не могли не обратить внимания на изобретение Игоря Ивановича Сикорского. Новый аэроплан как нельзя лучше подходил для решения задач стратегического назначения: дальняя разведка, нанесение бомбовых ударов, борьба с воздушным противником и т.д.

Что касается самого первого "Ильи Муромца" №107. то про него известно только, что "…это был крупнейший в мире гидросамолет вплоть до 1917 г.". Действительно. в мае 1914 г. аппарат №107 поставили на поплавки и передали Морскому ведомству, после чего испытывал аэроплан и готовил на него экипаж сам Сикорский. Командиром поплавкового "Ильи Муромца" назначили морского летчика лейтенанта Г.И.Лаврова, впоследствии одного из известных летчиков Эскадры. К сожалению, судьба этого огромного гидросамолета оказалась короткой и бесславной: в первый день войны 19 июля 1914 г. экипаж сжег его в Либаве. Дело в том, что на горизонте появились наши корабли, принятые летчиками по ошибке за вражеские, а улететь аппарат не мог – не было горючего…

Надо сказать, что вне контракта ГВТУ-РБВЗ в мае 1914 г. был построен "Илья Муромец" нового типа Б №128. Этот аэроплан совершил знаменитый перелет Петербург-Киев-Петербург, после чего ему присвоили почетное наименование "Киевский". Это имя впоследствии носил целый ряд "Муромцев" разных серий.

Следует пояснить ситуацию того времени. Вождение тяжелых воздушных кораблей сильно отличалось от управления многочисленными тогда типами легких аэропланов. Сикорский был одним из немногих, кто мог пилотировать четырехмоторный гигант, и ему самому приходилось готовить летунов(как тогда говорили) на новые машины. На Комендантском аэродроме совершал учебные вывозные полеты "Киевский". 16 августа машину передали в Авиационный отдел Офицерской Высшей Школы (ОВШ) в Гатчине, где он и применялся в качестве учебного до самого списания в конце 1914 г. Этот "Киевский" так никогда и не был на фронте.

Уже в июле 1914 г. Военное ведомство распределило 10 заказанных,-но еще не построенных, аппаратов типа "Илья Муромец" следующим образом:

2 – в Авиационный отдел ОВШ (г.Гатчина).

3 – в состав 10 корпусного авиаотряда 4 авиароты (г.Лида).

3 – в состав 14 корпусного авиаотряда 2 авиароты (г.Варшава).

2 – в состав 3 полевого авиаотряда 3 авиароты (г.Киев).

В дальнейшем места назначений много раз менялись.

Один "Илья Муромец" приравнивался к полевому отряду и придавался штабам фронтов и армий. 5 августа 1914 г. Главное Управление Генерального Штаба (ГУГШ) поручило начальнику ОВШ полковнику С.А.Ульянину формирование первых четырех команд для "Муромцев" (в сентябре началось формирование еще трех команд). Был утвержден штат №7 "команды для аэроплана типа "Илья Муромец"", состоявший из 8 офицеров, 1 военного чиновника и 40 нижних чинов. На аппарат предполагалось следующее вооружение: пушка Гочкиса 37 мм, два пулемета Максим, два ружья- пулемета Мадсена и два пистолета Маузера. На 1-й корабль командиром назначили штабс-капитана Е.В.Руднева, на 11-й – поручика А.В.Панкратьева, на 111-й – штабс-капитана В.М.Бродовича, на IV-й – поручика С.К.Модраха (он летал на "Муромце" только во время учебы в Гатчине), на V-й – поручика Г.В.Алехновича, на VI-й – штабс-капитана Б.М.Фирсова и на VI 1-й – капитана Г.Г.Горшкова. С июля по сентябрь 1914 г. на РБВЗ изготовили пять аппаратов типа Б №№ 135-138 и 143, получивших соответственно номера с I по V. Они очень долго готовились к испытательным полетам: делались многочисленные доработки, связанные с установкой вооружения, недостающих приборов, мелких частей и т.д. Поэтому готовые "Муромцы",1-й и 11-й, отправили в армию только в августе и в сентябре.

Злоключения этих двух машин начались сразу же с началом перелета их к месту назначения. Утром 31 августа "Илья Муромец" 1-й, приписанный армии Северо-Западного фронта, ведомый Е.В.Рудневым, направился в Белосток. Аэроплану надлежало следовать на большой высоте вдоль линии железных дорог с остановкой лишь в Двинске. Но все получилось иначе. Из-за сильного встречного ветра в 12 м/с, преодолев всего 177 верст 1*, машина возле станции Плюсса совершила вынужденную посадку и получила при этом небольшие повреждения. Рудневым была отправлена об этом проишествии телеграмма, и к месту аварии немедленно выехали полковник С.А.Ульянин и механик РБВЗ В.С.Панасюк. Лишь после устранения всех повреждений. 11 сентября "Илья Муромец" 1-й вылетел со станции Плюсса и благополучно приземлился в Двинске.

Таким образом, в Белосток Руднев долетел лишь через 23 дня с момента отправки, хотя его чисто полетное время составило всего 14 часов.

В начале октября 1914 г. "Муромец" 1-й совершил несколько пробных полетов. в которых опять выявились какие-то неполадки. Все это было, по-видимому, одной из причин, которая дала повод штабс-капитану Рудневу написать докладную записку "О непригодности аппаратов типа "Илья Муромец" для военных целей". В ней он, в частности, указывал на: неспособность "Муромца" при полной нагрузке до 90 пудов, экипаже в 4 человека и запасе топлива на 5 часов полета держаться в воздухе при работе лишь трех моторов; крайнюю медленность достижения боевой высоты (с полной нагрузкой аэроплан поднимался на 2000 м около 2 часов); малую скорость до 100 км/час; неудачное расположение бензиновых баков (над моторами), что могло при пулевой пробоине вызвать пожар. 28 октября поступает уведомление Штаба Верховного Главнокомандующего в ГВТУ "о приостановлении снабжения аэропланами типа "Илья Муромец" впредь до устранения недостатков этих аппаратов". Сам Руднев, не выполнивший на своем "Муромце" ни одного боевого задания, по прилете 25 ноября из Белостока во Львов подал рапорт о переводе его в легкую авиацию (впоследствии он стал известным летчиком- истребителем).

"Илья Муромец" 11-й, пилотируемый поручиком А.В.Панкратьевым, вылетел на фронт 24 сентября 1914 г. По дороге в армию 1 октября возле станции Режица "аэроплан незнакомой конструкции" был обстрелян солдатами охраны железной дороги Двинского военного округа, вследствие чего "Муромец" ll-й вынужден был произвести посадку, повлекшую за собой значительную поломку аппарата. Аэроплан разобрали и отправили по ж/д в Брест-Литовск, а неисправный мотор "Сальмсон" – на ремонт в РБВЗ. Эта несчастная машина добралась до Брест-Литовска лишь в конце ноября, но штаб Северо-Западного фронта (зная реакцию высшего начальства на записку Руднева) от нее отказался. Собран и готов к полетам аэроплан был лишь в начале декабря 1914 г. (вскоре он перелетел в Яблонну в формировавшуюся там Эскадру).

Неудачи с этими двумя "Муромцами". уведомление командования, а также последовавшее вслед за этим приостановление нового контракта от 2 октября 1914 г. на постройку 32 "Илья Муромцев" поставили завод в очень трудное положение. И.И.Сикорский крайне переживал такое недоверие к своим машинам и всячески пытался их реабилитировать. Кроме того, М.В.Шидловский, председатель правления акционерного общества РБВЗ, написал докладную записку военному министру Сухомлинову и просил, чтобы ему на деле дали возможность доказать пригодность "Муромцев" для военных целей. В записке Шидловский указывал на неправильную организацию использования этих машин на фронте и предлагал сформировать из разрозненных отрядов "Муромцев" боевое соединение по типу эскадры морских боевых кораблей. Верховный Главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич и сам царь также ознакомились с докладом и одобрили этот проект. В начале декабря 1914 г. был издан приказ, по которому русская авиация делилась на тяжелую и легкую. По этому же приказу формировалось Управление Эскадрой Воздушных Кораблей (УЭВК), подчиненное Верховному Главнокомандующему. Шидловскому присвоили звание генерал-майора, что соответствовало его чину действительного статского советника, и назначили начальником УЭВК. В УЭВК по штату полагалось иметь на вооружении 10 бое-' вых и 2 учебных корабля. Основу Эскадры составили прибывшие в Яблонну (под Варшавой) отряды "Муромцев" 11-й, 111-й. IV-й, V-й, Vl-й и VI 1-й. По случаю формирования эскадры прибыл в Яблонну и Сикорский, который зимой 1914-15 гг. опять активно принимал участие в тренировке экипажей, испытании собранных аппаратов и установке на них вооружения.

1* верста, кто не помнит, равна 1,0668 км

Пулемет Максим на одном из "Муромцев" серии Б

Еще в сентябре 1914 г., при формировании трех дополнительных команд, под экипаж VII "Киевский" (командир – капитан Г.Г.Горшков) предполагался аппарат "Киевский" №128, находившийся в гатчинской школе. Но школа просила оставить аэроплан у себя для подготовки летчиков. Тогда экипажу Горшкова выделили новый аэроплан, который также получил название "Киевский" по имени команды. Кстати, моторы "Аргус" на новый "Киевский" взяли с гатчинского №128.

Итак, при формировании Эскадры командиром VI 1-го корабля был капитан Г.Г.Горшков, его помощником – поручик И.С.Башко (впоследствии – командир "Киевского" и один из лучших и удачливых летчиков Эскадры). В дальнейшем все корабли, которые получал этот экипаж. именовали "Киевскими".

Начались полеты в составе УЭВК. Так как на аппаратах серии Б, оснащенных капризными двигателями "Сальмсон", совершались только тренировочные полеты, в феврале 1915 г. боевые задания был способен выполнять только один корабль – "Киевский" №150.

О первом боевом вылете этого самолета сказано в самом начале статьи, а уже 15 февраля 1915 г. "Киевский" совершил весьма успешный боевой полет по заданию штаба 1-й армии Северо-Западного фронта. Была задача выяснить, "есть ли переправы на реке Висла на участке до Добржина, и в случае, если таковые оказались, разрушить их". Во время этого полета продолжительностью 2 часа 39 минут, переправ не было обнаружено, но тем не менее было сброшено 16 пудов бомб на германские позиции. 24 и 25 февраля "Киевский" вылетал из Яблонны с целью разведки расположения противника и фотографирования позиций, а также бомбардировки Вил- ленберга. Задания были выполнены успешно. За эти три февральских полета были на деле доказаны выдающиеся качества воздушных кораблей: способность совершать длительные разведполеты, проникая вглубь территории противника; нести значительный бомбовый груз и довольно точно поражать цели; хорошее вооружение, возможность взять большую высоту.

Не обходилось в УЭВК и без аварий. Так. 13 февраля штабс-капитан Фирсов разбил двухмоторный корабль VI-й, а 30 апреля разбили корабль III-й №137. К маю 1915 г. корабли I-й №135, II-й №136, III-й №137, V-й №143 и VI-й №149 были списаны вследствие своей изношенности и невозможности их применения даже для учебных полетов.

6, 8, 18 и 19 марта 1915 г. "Киевский" снова вылетал по заданию штаба 1-й армии. В одном из таких полетов, 18 марта, необходимо было проверить сведения о концентрации перед фронтом 1-й армии германских войск. Полет "Киевского" продолжался 4 часа на высоте до 3500 м. Было сделано 50 снимков. Опасность не подтвердилась.

В марте был готов новый корабль III-й №151 штабс-капитана Бродовича. На нем были установлены моторы "Аргус" с машины Руднева, которая была давно списана из-за изношенности. №151 вместе с "Киевским" стал совершать боевые полеты с 22 марта 1915 г. Эти корабли почти целый год совершали боевые полеты и считались лучшими аэропланами в Эскадре. В апреле "Киевский" выполнил 5 заданий штаба 1-й армии. Несколько вылетов совершил и III-й.

5 апреля был произведен налет "Киевского" на Плоцк, где он сбросил бомбы на переправу через Вислу, разбив при этом две баржи с грузом. 6 апреля "Киевский" сбросил 17 бомб и разрушил станцию Млава. 7 апреля III-й и "Киевский" совершили групповой налет на станцию Сольдау, сбросив при этом 53 бомбы и произведя значительные разрушения. 11 апреля эти корабли успешно бомбили станцию Нейденбург. Вооружение каждого аппарата в этом полете состояло из одного ружья-пулемета Мадсена и одного карабина со 100 патронами, трех штук 25-ти фунтовых и девяти – пудовых бомб. После бомбежки пожары продолжались всю ночь.

Неудачная посадка корабля №143 серии Б. Яблонна, январь 1915 г.

"Киевский" №150 перед боевым полетом. На крыле сидит поручик И.Башко.

Яблонна, начало 1915 г.

Поломка "Киевского" №150. Яблонна, начало 1915 г.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 20 апреля 1915 г. Управление Эскадрой Воздушных Кораблей было переименовано в Эскадру Воздушных Кораблей (ЭВК).

В мае два единственных, совершающих боевые полеты корабля – Ш-й и "Киевский" – были командированы во Львов на фронт 3-й армии и прибыли туда 14 и 11 мая соответственно. 28 мая И.С.Баш- ко был назначен командиром "Киевского". а командиром II 1-го стал поручик Озерский (Бродович подал рапорт о переводе в легкую авиацию). 5 июня Иосиф Башко был награжден орденом св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом за отличия в делах против неприятеля, а 10 июня он получил еще орден св.Станислава 2-й степени с мечами.

Дела для русских армий на Юго-За- падном фронте складывались неважно. 3-я армия отступала из Галиции, и кораблям пришлось перелетать на новую базу в Люблин. С этой базы "Киевский" совершил 2, a 111-й – 3 боевых полета. Наиболее известный налет был произведен "Киевским" 14 июня 1915 г. на станцию Пржеворск. В этом полете "Муромец" сбросил 3 пудовых бомбы на неприятельские обозы у Лежайска и еще 7 бомб от одного до пяти пудов – на станцию, где находились пять больших составов. Одна из бомб попала в поезд с боеприпасами. Дым от пожара распространился на многие версты – противнику был нанесен ощутимый урон.

Из-за отступления 3-й армии 22 июня 1915 г. два корабля перелетели во Влодаву.

Тем временем в Яблонну прибыли новые "Муромцы" типа В с английскими двигателями "Санбим". После сборки и испытаний новые корабли (1-й, lt-й и V-й) с начала июля начали вылетать на задания. В полет члены экипажа брали один карабин, одно ружье-пулемет Мадсена с 250 патронами и до 12 пудовых бомб. Встреч с немецкими аэропланами практически не было, и потому на борту было больше бомб и горючего, нежели пулеметов. О первом же воздушном бое с вражескими аппаратами стоит рассказать точнее и подробнее.

5 июля 1915 г. "Илья Муромец Киевский" №150 с экипажем в составе командира корабля поручика И.С.Башко, помощника командира поручика В.М.Смирнова, артофицера штабс-капитана А.А.Наумова и моториста младшего унтер-офицера А.М.Лаврова получил задание произвести разведку района восточнее деревень Гарбовец, Унув, Бел- жец и Шебржешин и попутно бомбометание в подходящие цели. В полет экипаж взял 10 пудовых, 5 двадцатипятифунтовых бомб. 12 зажигательных снарядов. Один Мадсен был закреплен над баками наверху крыла. Кавалерийский карабин находился внутри корабля для ведения стрельбы из окон (общий запас патронов – 260 штух). 5 бомб были сброшены на аэродром в районе Унува, 4 – в обозы возле станции Белжец, 5 – на станцию Любич и 12 зажигательных снарядов – в поле к югу от Шебржешина. Уже после того, как воздушный корабль отбомбился, на высоте 3200-3500 м он был атакован тремя немецкими аппаратами. Первый аэроплан противника был замечен в нижний люк, когда находились над Шебржешиным верстах в 40 от передовых позиций. Башко тотчас же сменил Смирнова, который управлял "Муромцем", Наумов занял позицию у Мадсена, а Лавров с карабином встал у окна. Немецкий аэроплан, обладая большей скоростью. быстро нагнал корабль, и экипаж, оказавшись в удобной для атаки позиции – чуть выше и справа – начал обстреливать "Муромца" из пулемета. При этом Наумов и Лавров вели ответный огонь. В результате первой атаки немца были пробиты оба верхних бака с бензином и перебиты обе бензинопро- водные трубки левой группы моторов, ранен в голову и ногу Башко. Дальнейший полет"Киевского" происходил на двух правых моторах. Немецкий аэроплан после первого нападения пытался вторично атаковать корабль с левой стороны, но, встреченный пулеметным и ружейным огнем, резко повернул направо и с громадным креном пошел на снижение по направлению к За- мостью. После перевязки Башко опять стал управлять кораблем, а Смирнов и Лавров по очереди закрывали руками пробоины фильтра правой группы моторов и принимали меры длг сохранения оставшегося бензина. Ситуация усугублялась еще и тем, что при отражении этой первой атаки неприятеля внутри магазина пулемета Мадсена (после 40 выстрелов) заклинило патрон, и стрельба из него стала невозможной.

Вскоре за первым корабль атаковал второй неприятельский аппарат, в результате "Илья Муромец" получил еще и пробоины в масляном баке.

Смирнов стрелял по противнику из карабина, а затем, передав оружие Наумову, сменил Лаврова, который в попытках сохранить бензин отморозил себе кисти рук..

Наконец, на линии передовых позиций "Киевский" был обстрелян из пулемета третьим немецким аэропланом, а с земли – зенитной артиллерией противника. Истерзанный воздушный корабль уже подходил к г.Холм, когда на высоте 700 м у него остановились и правые моторы – вышел весь бензин. В пяти верстах от города, около деревни Городище, был произведен вынужденный спуск на болотистый луг. Несмотря на ранения, посадку выполнил сам командир корабля – поручик И.С.Башко.

За проявленное мужество экипаж "Киевского" был отмечен наградами, а Башко присвоили чин штабс-капитана и наградили его орденом св.Георгия 4-й степени.

Положение на Северо-Западном и Юго-Западном фронтах складывались все хуже. За отступавшими русскими армиями пришлось перебазироваться и Эскадре из Яблонны в Белосток, а потом – в Лиду. Впрочем, на фронте 3-й армии остался корабль III-й Озерского, который за время своего пребывания там выполнил с мая по октябрь 31 боевой полет, сбросив 1500 стрел и 659 бомб общим весом до 300 пудов. В августе III-й вылетал из СкобелЬвского лагеря в длительные 5-ти часовые рейды, проникая на территорию противника на глубину до 190 верст.

Базу Эскадры решили организовать на псковском аэродроме Кресты, куда 14 августа и было направлено имущество из Яблонны. Часть кораблей отправили в Зегевольд (ныне Сигулда) под Ригой на Северный фронт (в полосу действия 12-й армии).

17 сентября 1915 г. начал работу "Илья Муромец" II-й (лучший из кораблей с двигателями РБ3.6) штабс-капитана А.В.Панкратьева, а с 27 числа – "Муромец" 1-й лейтенанта Г.И.Лаврова. В сентябре они выполнили 7 разведок. А в октябре совершали полеты I-й, II-й, V-й,

IX-й и "Киевский". Новую машину типа В №169 Башко получил в конце сентября. По традиции и этот "Илья Муромец" был назван "Киевским". В первый вылет 3 октября он сбросил 13 бомб на станцию Шавли, а 4 октября в совместном с 1-м и IX-м налете на станцию Митава – 16 пудов бомб. После своего третьего боевого вылета 6 октября 1915 г. "Киевский" был выведен из строя. Отбомбившись в Биржи и Бауска, корабль с отказавшими вдруг моторами снизился до 500 м. Пришлось планировать к своим позициям. Потом двигатели опять заработали, но высота была уже так мала (120 м), что, пролетая над позициями противника, "Киевский" был очень сильно обстрелян. Тяжелый нашем расположении всего в двух верстах от позиций с существенными повреждениями.

"Илья Муромец Киевский" №150, поврежденный в бою с тремя немецкими аэропланами.

5 июля 1915 г.

Корабль III-й №151 поручика Озерского. Люблин, лето 1915 г.

Учебный "Илья Муромец" серии В с двумя двигателями "Санбим".

Псков, август 1915 г.

Всего кораблями, работавшими на полосе 12-й армии, было совершено 25 вылетов до конца 1915 г.

2 ноября Эскадра потеряла один из лучших кораблей: II 1-й "Муромец" штабс-капитана Озерского был поврежден огнем зенитной артиллерии противника и разбился при посадке на аэродроме. Весь экипаж кроме поручика Спасова погиб…

Всего с февраля по декабрь 1915 г. .''Муромцы" Эскадры совершили около 100 боевых полетов, сбросили до 1 220 пудов бомб. В том числе "Киевский" выполнил 31 боевой полет. III-й – более 30-ти. I-й, II-й, V-й и IХ-й – по нескольку.

Воздушные корабли типа "Илья Муромец" очень высоко показали себя в делах против неприятеля. А Эскадра доказала в боях с противником свою отличную боеспособность, смелость и мужество экипажей, летавших на этих отличных аппаратах конструкции Сикорского.

В статье использованы материалы из ЦГВИА и послужной список военного летчика И. С. Башко.

Фотографии любезно предоставлены: 2-8 – Ю.Башко, 1,9 – Г.Петровым

Автор выражает признательность Ю. Башко, Г .Петрову и другим лицам, причастным к работе над статьей

"Илья Муромец" в 1914-15 гг.
заводской номер номер в ЭВК двигатели дата отправки с завода место получения примечание
А-1 107 прототип 2хСальмсон 2хАргус 200 115 л.с. л.с. 05.1914 Либава сгорел 19.07.1914
Б-2 128 Киевский 2хАргус 2хАргус 140 125 л.с. л.с. 16.08.1914 Гатчина списан в 1914 г.
Б-3 135 I 4хАргус 140 л.с. 31.08.1914 Белосток списан в 1915 г.
Б-4 136 II 2хСальмсон 2хСальмсон 200 130 л.с. л.с. 24.09.1914 Брест- Литовск списан в 1915 г.
Б-5 137 III 2хСальмсон 2хСальмсон 200 130 л.с. л.с. 12.1914 Яблонна разбит 30.04.1915 в Яблонне
Б-6 138 IV 2хСальмсон 2хСальмсон 200 130 л.с. л.с. 30.10.1914 ~ разбит при сдаче
Б-7 143 V 2хСальмсон 2хСальмсон 200 130 л.с. л.с. 12.1914 Яблонна списан к маю 1915 г.
В-8 149 VI 2хСальмсон 200 л.с. 12.1914 Яблонна разбит 13.02.1915
В-9 150 Киевский 2хАргус 2хАргус 140 125 л.с. л.с. 12.1914 Яблонна поврежден в бою у г.Холм 5.07.1915
В-10 151 III 4хАргус 140 л.с. 01.1915 Яблонна разбит 2.11.1915
В-11 157 учебный 2хСальмсон 200 л.с. 03.1915 Яблонна списан
В-12 158   4хСанбим 150 л.с. 03.1915 Яблонна списан в 1916 г.
В-13 159 учебный 2хСанбим 150 л.с. 03.1915 Яблонна списан в 1916 г.
В-14 160   4хСанбим 150 л.с. 05.1915 Яблонна списан в 1916 г.
В-15 161   2хСанбим 150 л.с. 04.1915 Яблонна списан в 1916 г.
В-16 162 V 4хСанбим 150 л.с. 06.1915 Яблонна разбит при посадке в Зегевольде 11.1915
В-17 163   4хСанбим 150 л.с. 03.1915 Яблонна  
В-18 164 IX 4хСанбим 150 л.с. 06.1915 Яблонна списан в 1916 г.
В-19 165 У1(6ыл 1) 2хСанбим 150 л.с. 04.1915 Яблонна разбит ураганом в Зегевольде 3.01.1916
В-21 167 II 4хРБ3.6 150 л.с. 07.1915 Яблонна списан 06.1916
В-23 169 Киевский 2хАргус 140 л.с. 27.09.1915 Яблонна поврежден 6.10.1915
В-24 170   4хСанбим 150 л.с. 30.10.1915   разбит при перелете в Псков

БОК-3

Николай ЯКУБОВИЧ Калининград М.О.

Упоминания об этом самолете не найти ни в одном издании по авиации. Вполне возможно предположить, что причиной тому явилось его рождение в Бюро Особых Конструкций – организации, занимавшейся созданием главным образом стратосферных летательных аппаратов. Лишь три из них – самолеты БОК-2, БОК-3 и БОК-5 – как бы выпадают из этого ряда.

Работа по "исполкомовскому самолету" (ИС), получившему впоследствии индекс БОК-3, началась еще в 1933 году на заводе им.В.Р.Менжинского (где он шел по плану ЦКБ N?9) и завершилась на заводе №35 в Смоленске. Сохранился эскиз общего вида самолета БОК-3, подписанный И.И.Цебриковым, к тому времени – недавнего выпускника института, но уже возглавлявшего сектор общих видов БОКа. От первоначального проекта реальный БОК-3 отличался прежде всего формой фонаря. Лобовая часть "козырьком" (в проекте), вошедшая тогда в авиационную моду, быстро уступила место обтекаемым формам, реализованным в построенном самолете. Горизонтальное оперение вместо свободноне- сущего было сделано подкосным, что позволило снизить вес пустого самолета при практически неизменных летных характеристиках. Претерпели изменения также руль поворота и костыль.

БОК-3 был предназначен для обслуживания местной связи (исполкомовский самолет), для обучения и тренировки военных летчиков, а также для нужд сельского хозяйства. В учебно-тренировочном варианте машина имела двойное управление, на ней была предусмотрена установка пулемета ПВ-1 (для стрельбы через винт), турельного пулемета ДА и бомбодержателей (для подвески до 100 кг бомб, а также аэрофотоаппарата). В случае использования БОК-3 для сельскохозяйственных работ, его можно было оснастить специальными устройствами для опыления посевов и аэросева. Таким образом достигалась универсальность, позволяющая самолету иметь различные области применения.

Самолет представлял собой цельно- деревянный моноплан с низкорасположенным крылом, консоли которого складывались. Фюзеляж – типа монокок. Обшивка крыла и оперения – полотняная. Каркас элеронов и оперения был выполнен из дюралюминия.

Продолжительность полета этой машины с бензобаками емкостью 190 литров достигала трех часов. Данные о летных характеристиках самолета обнаружить не удалось. Сохранились лишь геометрические характеристики первого варианта самолета ЦКБ-9. Размах крыла-11,0 м. длина самолета – 7,10 м.

БОК-3 был спроектирован под двигатель М-48. Мотор этот, устанавливавшийся также на опытном самолете У-3, был построен всего в нескольких экземплярах. Возможно, этот факт и определил столь неприметную судьбу самолета Бюро Особых Конструкций – БОК-3.

Вверху: первоначальная проектная компоновка БОК-3 Внизу: БОК-3 на летных испытаниях

ВВС Финляндии в Зимней войне

Александр КОТЛОБОВСКИЙ

Киев

Когда 30 ноября 1939 года Сталин бросил красноармейцев на доты линии Маннергейма, он рассчитывал "малой кровью, могучим ударом" покончить с независимостью Финляндии, уготовив ей судьбу, которая вскоре постигла прибалтийские государства. Однако, финны оказали ожесточенное сопротивление как на земле, так и в воздухе, а Красной Армии пришлось расплачиваться крупными жертвами и потерями за авантюризм "величайшего полководца всех времен и народов". Одной из причин столь тяжелых последствий была недооценка высшим руководством страны и РККА вооруженных сил Финляндии – уровня их боевой подготовки и намерения солдат сражаться до конца, отстаивая независимость своей Родины. Это в полной мере касается и финских ВВС.

В предлагаемой статье автор сделал попытку рассказать о том, что представляла из себя военная авиация Финляндии накануне и в ходе конфликта и о ее участии в боевых действиях.

В 1939 г., накануне войны, финские ВВС подверглись серьезной реорганизации. Ко времени конфликта административно они подчинялись министерству авиации в Хельсинки, а в оперативном отношении командованию сухопутных войск. Организационно боевые силы ВВС Финляндии разделялись на три полка (Lentorvmmenti – LeR). На '1-й авиаполк (LeR-1), штаб которого находился в г.Суур-Марийоки, возлагалась задача непосредственного взаимодействия с войсками. Оборона воздушного пространства страны была возложена на 2-й авиаполк (LeR-2). Штаб его располагался в г.Утти. Для действий по ближним тылам вероятного противника предназначался 4-й авиационный полк (LeR-4) со штабом в г.Иммола. Полки, в свою очередь, подразделялись на группы (Lentolaivue – LLv), а группы – на эскадрильи.

Для действий на морском театре предназначались две отдельные группы: LLv-36 и LLv-39.

LLv-36 имела шесть "Райпонов" в варианте поплавкового гидросамолета и находилась в районе населенного пункта Каллвик.

LLv-39 имела всего два поплавковых К-43, переданных из LLv-16. Машины базировались на Аландских островах, что являлось, вообще-то, нарушением договора о демилитаризации Аландов, согласно которому на архипелаге запрещалось держать войска, военную технику, материалы и т.д.

Сразу после войны советская историография начала утверждать о наличии у финнов около пятисот боевых самолетов. Правда, в более поздних публикациях это число снизили до двухсот шестидесяти.

Подготовка военных летчиков осуществлялась в авиашколе (г.Каухава) и в учебной авиагруппе TLLv-36 (г.Сантаха- мина, где находилась и школа авиамехаников). Парк учебных самолетов был весьма разнообразен. Применялись машины: германского производства – Фокке-Вульф FW44J "Штиглиц" (FW44 Stieglitz), чехословацкого – Аэро А-32 и Летов S-218A (Letov S.218A), английского и финского – Де-Хевилленд "Мот" (De Havilland DH-60 Moth), а также самолеты местной разработки – "Туйску" (Tulsku), "Сааски". "Виима" (Viima) и "Котка" (Kotka). С началом военных действий часть этих аппаратов была передана в боевые подразделения для использования в качестве связных.

Своеобразным резервом военно- воздушных сил была местная авиакомпания "AERO OY.n . После начала войны она передала в военную авиацию по два пассажирских самолета Юнкере Ju 52/Зм (Junkers Ju 52/3m) и Юнкере F-13 (Junkers F-13). Кроме того, в ходе военных действий в интересах ВВС использовались два Дугласа DC-2 (Douglas DC- 2) и два Де-Хевилленда DH-89A "Дрэгон Рапид" (De Havilland DH-89A Dragon Rapid). Резервом было также общество авиационной обороны, где под руководством военных летчиков осуществлялась первоначальная летная подготовка на "мотах". Наряду с этим из частного сектора для использования в качестве связных были мобилизованы еще один "мот" и одна Сессна С-37 (Cessna С-37).

Часть авиатехники закупалась за границей, другая – выпускалась на заводе государственной компании Valmet (Valtion Lento konetehdas) в г.Котка, где также производился и ее капитальный ремонт. За предвоенное десятилетие, с 1929 г. по 1939 г., там было выпущено около двухсот боевых и учебно-тренировочных самолетов.

Таков был авиационный потенциал финнов в предверии драматических событий зимы 1939-40 годов.

С началом боевых действий самолеты 1-го авиаполка перелетели на полевые аэродромы, где ими велись разведка советских позиций в прифронтовой зоне, бомбардировки, связные полеты и т.д.

Машины полка, в первую очередь Фоккер СХ (Fokker СХ), применялись и для выполнения штурмовых задач. Надо отметить, что в боях выявилась весьма высокая живучесть самолетов этого типа.

Группа LLv-12 взаимодействовала с войсками II армейского корпуса финнов, воевавшего на Карельском перешейке. Там же дислоцировалась и группа LLv- 14, поддерживая части III армейского корпуса.

Как уже упоминалось, группа LLv-16 была вооружена поплавковыми гидросамолетами. Надо сказать, что автору не удалось найти никаких данных о действиях эскадрильи "юнкерсов". Можно лишь предположить, что они осуществляли единичные разведполеты против сил Северного флота, а затем применялись для различного рода транспортных перевозок.

Что касается "Райпононов", то на них с замерзанием гидроаэродрома в Вяртсиле заменили поплавки лыжами и стали действовать против войск Красной Армии. наступавших на участке между Ладожским и Онежским озерами.

Первые же бои показали, что матчасть LeR-1 устарела и имеет крайне мало шансов уцелеть при встрече с советскими истребителями И-16 и И-153.

К 30 ноября самолетный парк ВВС Финляндии составляли:

авиаполк авиагруппа тип самолета количество Место базирования
  LLv-10 Фоккер СХ 13 г.Лаппеенранта
  LLv-12 Фоккер СХ 13 г.Суур-Мерийоки
    Фоккер CV-E 7 н.п.Лайкко
    Фоккер СХ 4 н.п.Лайкко
    Блэкберн "Райпон"IIР 9 г.Вяртсиля (2 эск.)
    Фоккер D-XXI 3  
    Фоккер D-XXI 36 г.Иммола
    Глостер "Геймкок"-М 9 г.Иммола
    Авро "Энсон" Мк.1 3  
    Итого 145  
    Из них боеготовых 115  

Истребитель Фоккер D-XXI

Разведчик Фоккер CV-E

Легкий бомбардировщик Блэкберн "Райпон"

Экипажи "фоккеров" и "райпонов" надеялись только на живучесть своих машин, которая оказалась весьма неплохой. Кроме того, летчиков выручали имитация подбития своего самолета и уход на бреющем полете. Боевые вылеты полка пришлось почти полностью перенести на ночное время. Если же возникала необходимость посылать в дневное время за линию фронта одиночный разведчик, то ему давалось весьма сильное истребительное прикрытие – до шести самолетов. Без подобного эскорта днем летали лишь в плохую погоду.

В ходе боев группы полка понесли серьезные потери. Так, ко времени окончания конфликта часть имела шестнадцать исправных СХ и шесть – CV-E. Правда, за этот период LeR-1 пополнился и новыми самолетами. Три CV-E, полученные из Швеции, были направлены в LLv-16. LLv-12 получила из группы LLv-26 (перевооружавшейся на "фиаты") восемь "гладиаторов", a LLv-14 – шесть.

* * *

Перед истребителями 2-го полка (LeR-2) стояла первоочередная задача по прикрытию крупных населенных пунктов страны, важных магистралей, военных и промышленных обьектов стратегического значения. Выполнение этих заданий затруднялось крайней малочисленностью самолетного парка, не способного противостоять количественно превосходящим силам советских ВВС. Кроме того, обстоятельства войны вынуждали использовать скудные силы полка дтгя выполнения штурмовых задач, а также сопровождения своих разведчиков и бомбардировщиков.

Налеты советской авиации начались с первого же дня конфликта: уже в 8 часов утра 30 ноября ВВС РККА сбросили первые бомбы на столицу и другие города Финляндии. Финские истребители из-за плохой погоды оставались на земле. На следующий день налеты на Хельсинки повторились. Ударам советских бомбардировщиков также подверглись аэродромы в Иммоле и Суур-Мериоки. где базировались "фоккеры" группы LLv-24, принявшей на себя основную тяжесть борьбы в воздухе. Погодные условия 1 декабря были несколько лучше, чем днем раньше, и истребители группы вылетели на перехват. Завязались воздушные бои. В этот же день зарегистрирована первая победа в истории финских ВВС: лейтенант Эйно Луукканен встретил в районе Выборга пару СЬ и сбил один из них. Всего же к концу второго дня боев группа, как утверждают западные источники, сбила десять советских самолетов. Но в результате недостаточно отработанного взаимодействия с собственной ПВО подразделение потеряло от огня финских же зенитчиков один истребитель.

Весь декабрь, несмотря на посредственные метеоусловия, налеты советской авиации продолжались, поэтому группа все время находилась в боях. За этот период было зарегистрировано еще тридцать шесть побед. Всё сбитые самолеты являлись бомбардировщиками. К концу года две эскадрильи были перебазированы на новый аэродром – Иовтано. С первых дней января 1940 г. погода кардинально улучшилась. В связи с этим обеими сторонами было существенно увеличено число самолето-вылетов, и воздушные бои приняли более ожесточенный характер.

6 января произошел наиболее знаменитый, с точки зрения финнов, воздушный бой. В этот день пара "фоккеров" в составе ведущего – капитана Йормы Сарванто и ведомого – капитана Пера-Эрика Совелиуса встретила семерку бомбардировщиков ДБ-3 , шедших без истребительного прикрытия. Встреча закончилась для советских самолетов трагически: Сарванто сбил шесть машин, а седьмая – стала добычей Совелиуса. Дело происходило в районе города Куопио. В советских источниках по поводу этого боя, как и о многих других, ничего не говорится, поэтому данные об этом эпизоде пока односторонние. Некоторые западные авторы утверждают, что бомбардировщики были невооружены. Кроме того, в советской литературе говорится о недостаточной живучести многих типов самолетов ВВС РККА того времени. В частности, отмечается отсутствие протектирования топливных баков и системы заполнения их инертным газом.

В тот же день одержал свою вторую победу лейтенант Луукканен. Надо сказать, что основной мишенью финских истребителей были бомбардировщики и разведчики, но не истребители. Это связано с численным и качественным превосходством советских самолетов этого класса (особенно И-16 последних серий) над D-XXI. Поэтому финское командование запретило на "фоккерах" ввязываться в бои с истребителями противника. Наиболее рациональным было использование скудных сил LLv-24 именно против бомбардировщиков.

Однако не все финские летчики подчинялись приказам своего командования. В январе в боях с советскими истребителями группа потеряла двух своих асов: 19 января был сбит сержант Петти Тилли, имевший пять побед, а 30 января – лейтенант Яакко Вуорела, за которым числилось шесть сбитых самолетов. 28 февраля, за две недели до окончания конфликта, погиб третий ас – лейтенант Хутанантти. Свою последнюю победу он одержал, таранив, как утверждается, советский истребитель.

"Гладиатор" Мк.1 из швсдской авиафлотилии F-19. Январь 1940 г.

Самолет "Котка" финского производства

В феврале группа продолжала отражать налеты советских бомбардировщиков.

В марте LLv-24 приняла участие в боях за Выборг, притом в последнюю неделю войны она перенесла свои усилия на штурмовые действия против советских войск.

За время войны группа потеряла двенадцать "фоккеров", из них половину в боях, а остальные – в результате различного рода летных проишествий. В строю было двадцать девять машин, из них двадцать две исправные.

К исходу боев в группе LLv-24 насчитывалось десять летчиков, одержавших пять и более побед, т.е. ставших асами. Ниже приводятся их имена и число побед. Капитан Йорма К.Сарванто -13 Ст.сержант Виктор Пьетса – 7.5 Капитан Пер-Эрик Совелиус – 7 Ст.сержант Келпо Вирта – 7 Лейтенант Тату Л.Хуганантти – б Лейтенант Яакко Вуорела – б Капитан Йорма Кархунен – 5 Майор Г.Е. Магнуссон – 5 (командир LLv-24) Сержант Пентти Т.Тилли – 5 Ст.сержант Ирье О.Туркка – 5 Упоминавшийся выше лейтенант Луукканен одержал за время конфликта две персональные победы и одну – в группе.

Другим подразделением полка, как уже отмечалось, была группа LLv-26, вооруженная устаревшими "бульдогами". В ходе боев она одиннадцать раз меняла места своего базирования.

Успехов никаких пока не было. Лишь в феврале "бульдогам" удалось одержать одну единственную победу – сбить СБ.

В этом же месяце началось перевооружение: подразделение начало получать первые "Гладиаторы". "Бульдоги" же были переданы в учебно-тренировочный полк TLeR-2. Одну из первых побед на новой технике одержал 2 февраля старший сержант Ойва Туоминен, сбивший в бою два И-16. (Ранее он был откомандирован в LLv-24, где на "Фокке- ре" одержал одну личную и одну групповую победы. К концу войны на счету Туоминена числилось восемь побед.)

Однако "Гладиаторы" несли серьезные потери, и. как уже отмечалось, в начале марта четырнадцать уцелевших машин этого типа были переданы в 1-й авиаполк (LeR-1). Группа начала перевооружаться на итальянские истребители Фиат G.50 "Фрешия" (Fiat G.50 Freccia). Первый из них прибыл в подразделение 11 февраля. Победа на "фиатах" была достигнута 26 февраля, когда лейтенант Пугакка сбил И-16. На счету его же звена был и последний в этой войне успех группы – сбитый 11 марта ДБ-3. К концу боев, кроме Туоминена, в группе был еще один ас, лейтенант Урхо Неминен, одержавший пять побед на "гладиаторах". (Пугакка сбил четыре самолета). Всего за время боев группа одержала более двадцати побед. На последний день войны подразделение имело 26 "фиатов", из них четырнадцать боеготовых.

С прибытием из Франции тридцати истребителей Моран MS-406C1 (Morane-Saulnier MS-406C1) в полку была организована еще одна группа. LLv-28, которой командовал майор Ни- ило Юсу. Подразделение вступило в бой 4 февраля в районе Выборга и действовало с трех аэродромов: Саакилаа, Холлола и Утти. Его основной задачей было отражение налетов советской авиации. Кроме того, в последнюю неделю боев самолеты группы прикрывали истребители LLv-24, действовавшие в качестве штурмовиков. Итог боевой работы LLv-28: 259 боевых вылбтов, 28 проведенных боев. 16 подтвержденных и 4 предположительные победы. Наиболее результативным летчиком стал лейтенант Кару, сбивший три самолета. В боях группа потеряла один самолет, и десять были серьезно повреждены. Ко времени прекращения конфликта в LLv-28 оставалось девятнадцать боеспособных истребителей.

Всего за время войны через полк LeR-2 прошло 142 самолета пяти различных типов. Проведено 493 воздушных боя, в которых, как утверждается, было сбито 293 советских самолета. Кроме того, полку записано еще пятьдесят предположительных побед. Потеряно двадцать девять машин, и сорок одна получила крупные повреждения. В боях погибло пятнадцать летчиков, и шестнадцать было ранено.

* * *

Напряженную работу вели бомбардировщики 4-го полка (LeR-4). Они наносили удары по скоплениям советских войск вокруг Ленинграда, по портовым сооружениям и вмерзшим в лед кораблям Балтийского флота, а также по советским военным обьектам в Эстонии. Были также предприняты попытки совершить налеты на Ленинград, которые после понесенных потерь больше не предпринимались. Отмечены также полеты в направлении Мурманска с целью разбрасывания листовок. На заключительном этапе конфликта часть действовала исключительно в районе Выборга.

Ввиду интенсивного боевого применения полк нес серьезные потери. Так, к концу года в группе LLv-44 осталось лишь пять "бленхеймов", которые она передала в LLv-46. Взамен получила десять прибывших к тому времени из Англии бомбардировщиков "Бленхейм"Мк.1\/ (Blenheim IV). С получением в феврале 1940г. оттуда же двенадцати бомбардировщиков "Бленхейм" Mk.l в составе полка было сформировано еще одно подразделение-группа LLv-42. Однако, как можно судить по имеющимся данным, эта группа не успела принять участия в боях из-за незавершенного процесса подготовки экипажей.

За время боев LLv-44, как и LLv-46, совершили 423 боевых вылета, сбросив 113 тонн бомб. Было сбито семь "бленхеймов". из них четыре – Mk.IV. Три Mk.IV получили серьезные повреждения. Еще одиннадцать машин было потеряно по другим причинам. К концу боевых действий полк имел двадцать девять бомбардировщиков, из них боеспособных всего лишь одиннадцать. В ходе боев в группе LLv-44 применяли в качестве ночного бомбардировщика транспортный самолет Дуглас DC-2, полученый от шведов.

Турельная установка с пулеметом "Льюис" на "Бленхеймс" Мк.1

Истребитель Фиат G.50

* * *

Морские эскадрильи, LLv-36 и LLv-39, выполняли патрульные полеты над Финским и Ботническим заливами, а также Аландским морем, пытаясь воспрепятствовать действиям советских

подводных лодок. Кроме того, "юнкер- сы" из LLv-39 занимались транспортными перевозками. Один из патрульных самолетов был сбит зенитным огнем советской подводной лодки С-1. С наступлением ледостава на "райпонах" из LLv-36 поплавки были заменены на лыжи, и самолеты начали действовать на сухопутном направлении. В марте 1940 г. эта группа получила пополнение в виде двух прибывших из Швеции FK-52.

Транспортные самолеты действовали, главным образом, в интересах командования ВВС, а также авиачастей.

Определенные потери понесли самолеты связи. Так, из имевшихся полутора десятков "мотов" к концу войны осталось восемь.

Большая работа была проведена в авиашколах и учебных частях: в ходе Зимней войны было подготовлено около пятисот новых летчиков и почти двести наблюдателей.

* * *

Особо нужно отметить ту поддержку, которую оказали многие страны мира маленькой Финляндии, борющейся за свою независимость с могучим соседом. Иностранные летчики в первую очередь оказывали помощь тем, что перегоняли туда из других стран различную авиатехнику. Ряд заграничных летчиков-волонтеров приняли участие в боях в составе финских авиачастей. Так, в LLv-26 на "фиатах" воевала группа итальянцев. Один из них, сержант Манзоччи, погиб, разбившись при вынужденной посадке на замерзшее озеро. В LLv-24 в последней фазе конфликта сражались датские летчики. Двое из них одержали победы в боях: И.Ульрих – три, а Е.Фрийс – две. К сожалению, датчанам не удалось проявить подобные бойцовские качества при отражении гитлеровской агрессии против их страны, последовавшей вскоре после окончания советско-финляндской войны.

В ходе боев на авиабазе Холлола было сформировано подразделение (группа LLv-22), состоящее из летчиков-иностранцев: англичан, канадцев, американцев, датчан, поляков и испанцев. Группой командовал финский офицер, капитан Эркки Хейнилаа.' Она предназначалась для действий на истребителях Брю- стер В-239 (Brewster В-239), сорок четыре экземпляра которых были закуплены в США. Первыйиз них прибыл в Финляндию 20 февраля 1940 г. Однако следующая партия из пяти машин прибыла в страну буквально накануне перемирия. Поэтому участия в боях группа не принимала и после войны, летом того же года, была расформирована.

Особое место занимает поддержка Швеции. Правительство этой страны, встревоженное развитием событий, увидело в них потенциальную угрозу для – себя и решило оказать посильную помощь соседу. Законы Швеции, несмотря на ее нейтралитет, разрешали военнослужащим армии страны служить на добровольной основе в вооруженных силах других государств и принимать участие в военных действиях. В этой связи было сформировано подразделение, состоящее из летчиков-волонтеров. По шведской классификации оно получило наименование "Авиафлотилия-19" (Flygflottlly F-19). Командиром был назначен майор Уго Бекгаммар. На вооружении части было семнадцать самолетов: двенадцать истребителей Глостер J8 "Гладиатор" Mk.l (GlosterJ8 Gladiator I ), четыре бомбардировщика Хоукер "Харт" В-4А (Hawker Hart) и один транспортный.

11 января 1940 г. флотилия прибыла в Финляндию. У финского командования она получила обозначение LeR-19. Часть действовала на севере страны, в Лапландии. Базировалась она на льду замерзшего озера Кеми. Несколько позже майор Бекхаммар рассредоточил группу по отдельным площадкам с целью максимально охватить возможный район боевых действий и уменьшить ее уязвимость от ударов авиации РККА.

Трофейный И-16

Первый день начался неудачно: из- за ограниченных размеров полосы на озере столкнулись два "харта", что сразу уменьшило потенциал флотилии. Только в феврале для восполнения потерь из Швеции прибыл еще один самолет того же типа. "Харты" поначалу действовали днем, под охраной "гладиаторов". Однако прикрытие не всегда было возможно, из-за чего угроза быть сбитыми для устаревших разведчиков резко возросла. Вскоре один из них, подбитый огнем советской зенитной артиллерии, совершил вынужденную посадку на территории противника. Однако шведы этот случай предусмотрели: экипажу, имевшему с собой лыжи, удалось уйти к своим. После этого "харты" перешли исключительно к ночным действиям. "Гладиаторы" осуществляли оборону объектов в Лапландии. а также сопровождение своих бомбардировщиков. Шведские истребители на равных дрались с И-15 бис и И-153. Однако И-16 являлся для них более серьезным соперником. Из двенадцати сбитых советских самолетов, о которых заявили шведы, было шесть истребителей и столько же бомбардировщиков, в т.ч. один ТБ-3. Свои потери – три "гладиатора".

После окончания боев 19-я флотилия вместе с техникой вернулась в Швецию.

Довольно значительными были поставки авиатехники. В советской историографии приводятся данные о 350 либо 376 самолетах, доставленных в Финляндию за время войны. Западные источники приводят несколько меньшее число -225 машин. Притом несколько из них разбилось по пути в Финляндию, а часть – прибыла лишь по окончании боевых действий. До 13 марта 1940 года, даты прекращения конфликта, было получено и успело принять участие в боях около ста самолетов различных типов.

Из Англии в Финляндию были отправлены машины: двадцать четыре "бленхейма" (один Mk.IV разбился в пути, а другой был сильно поврежден), тридцать "гладиаторов", двенадцать "лизандеров", одиннадцать "харрикейнов". Из них только десять "гладиаторов" были переданы безвозмездно, а остальные – в рамках торгового соглашения.

Южно-Африканский Союз, британский доминион, безвозмездно передал двадцать два учебно-тренировочных истребителя Глостер "Гонтлет"-М (Gloster Gauntlet II).

Италия отправила в Финляндию тридцать пять истребителей Фиат G.50. На некоторое время они были задержаны в Германии. Как уже указывалось, принять участие в боях успела лишь где- то половина этой партии. Пять истребителей разбились при перегонке либо освоении личным составом.

Большие усилия по оказанию помощи финнам предприняла Франция. Решено было безвозмездно передать ВВС Финляндии двенадцать двухмоторных истребителей Потэ 631 (Potez 631), а также сорок девять одномоторных: тридцать "моранов". пятнадцать Кодрон С.714 (Caudron С.714) и четыре Коолхо- вен FK-58 (Koolhoven FK-58). Кроме того, приближалось подписание соглашения о продаже пятидесяти пяти "кодронов", сорока шести "коолховенов", а также двадцати пяти многоцелевых Анрио С.232 (Hanriot С.232). За время войны, как известно, финны получили лишь тридцать "моранов", а шесть "кодронов" поступило уже в мае 1940 г. Прекращение военных действий остановило поставку остальных машин и сорвало подписание соглашения.

Не осталась в стороне и Швеция, откуда пришло одиннадцать самолетов различных типов: три истребителя "Якт- фалк" J-6A и два истребителя Бристоль "Бульдог" Мк.II (все они годились только для использования в авиашколах), три разведчика Фоккер CV-D, два – Коолховен FK-52 и один транспортный самолет Дуглас ДС-2. При этом отметим, что оба "коолховена" и "дуглас" приобрел на свои средства известный шведский летчик-авантюрист 2* граф Карл-Густав фон Розен. В печати также были сведения о получении в этот период из Швеции двух истребителей "Бульдог" Mk.IV.

В США было закуплено сорок четыре "брюстера", но они, как указывалось, принять участие в боях не успели.

Своеобразным источником пополнения стали трофеи. В руки финнов досталось двадцать пять советских самолетов, находившихся в различной степени исправности: пять И-15 бис. один И-16, восемь И-153. пять ДБ-3 и шесть СБ. Многие из них нашли применение в финской авиации.

.Пару слов о действиях наземной ПВО Финляндии: финские зенитчики числят за собой 330 сбитых советских самолетов.

Финны признали потерю шестидесяти семи своих самолетов, из них двадцати одного – в воздушных боях. Серьезные повреждения получили шестьдесят девять машин. Погибло 304 авиатора, 90 пропало без вести, 105 – ранено.

Надо отметить, что, благодаря поставкам с Запада, финские ВВС в последний день войны, невзирая на потери, насчитывали 196 боевых самолетов, в т.ч. 112 боеспособных, т.е. больше, чем накануне – 30 ноября 1939 г.

Недавно в отечественной печати были опубликованы данные о потерях советской авиации в данном конфликте. Что касается ВВС, то в боях было потеряно 219 самолетов, а в авариях и катастрофах-203. Правда, в книге Шумихина "Советская военная авиация 1917-1941" говорится, что боевые потери составили 261 самолет и 321 авиатор. Авиация Балтийского флота потеряла восемнадцать самолетов. При этом от боевого воздействия противника потеряно семнадцать машин: двенадцать в воздушных боях, а пять – от огня зенитной артиллерии. С другой стороны было заявлено об уничтожении 362 финских самолетов. Как видим. данные бывших противников весьма и весьма расходятся между собой.

…Итак, война завершилась. Финляндия проиграла и была вынуждена уступить Советскому Союзу часть территории. Наша страна ценой огромных жертв одержала победу, которая теоретически должна была усилить ее обороноспособность, отодвинув границу на северо-запад. На практике же финны не смирились с поражением и при первом же удобном случае, представившемся им 22 июня 1941 г., вооруженные опытом "зимней войны", попытались взять реванш…

2* слово "авантюрист" здесь применено в его первоначальном значении – "искатель приключений"

Самолеты ВВС Финляндии периода Зимней войны (30 ноября 1939 г. – 13 марта 1940 г.)

1. Gladiator Mk.i шведской флотилии F-19. Размещение опознавательных знаков снизу нижнего крыла нетипично для финских "Гладиаторов".

2. Fokker D- XXI финского аса Йормы К.Сарванто (13 побед в Зимней войне).

3. Blenheim Mk.I из LLV-44, переданного позднее в LLv-46. До перехода группы на ночное применение крыло снизу было окрашено в голубой цвет.

4. Koolhoven FK-52, полученный LLv-36 из Швеции в марте 1940 г.

5. MS 406C1 из LLv-28 летал с французским камуфляжем.

БИБЛИОГРАФИЯ.

1. В. Г. Иванов. От подвига к подвигу. Лениздат. 1985 г.

2. История второй мировой войны. 1939-1945 Т.З. М.Воениздапь 1974.

3. В.Мельников. Развитие морской авиации в предвоенный период. "Морской сборник". №3.1990 г.

4. М.Монаков. "Факел" над Балтикой. "Морской сборник". №3.1990 г.

5. A.M.Носков. Северный узел. "Военно-исторический журнал". №7.1990 г.

6. Б.С.Шумихин. Советская военная авиация М.Наука, 1986 г.

7. Alain Bombeau. L'llmavoimat… Ses materials. "Aviation Magazine International'. №№662-672.1975. №№673-688. 1976.

8. Alain Bombeau. L'llmavoimat… Ses operationes "Aviation Magazine International'. №№664-668.1975.

9. A Second String Arrow… the Fiat G.50. "Air InternationaC. May. 1988.

10. Jane's AJl the World's Aircrafts. 1938.

11. Vaclav Nemecek. Koolhoven FK-52. "Letectvi + Kosmonautika" №26. 1990.

12. Christopher Shores. Air Aces. Bison B(X)ks Corp. 1983.

13. Christopher Shores. Suomen Ilmavoimat 1918-1968. Sanomapaino. Helsinki. /970

Авро «Энсон»

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ

Москва

Принят на вооружение в 1935 г., снят – в 1968-м! Завидное долголетие и славная судьба выпали на долю английского самолета "Энсон", более 30 лет служившего в ВВС разных стран мира.

Как и ряд других известных боевых самолетов 30-х гг., "Энсон" не задумывался с самого начала как военная машина. Это был период бурного развития самолетостроения: концепция свобод- нонесущего моноплана постепенно становилась общепризнанной и в военной, и в гражданской авиации. В разных странах появлялись пассажирские самолеты, выполненные по такой схеме.

В мае 1933 г. авиакомпания "Империал Эйруэйз" предложила фирме "А.В.Роу энд компани" (A.V.Roe amp;Co., более известной под своей торговой маркой "Авро"(Avro)), сконструировать небольшую быстроходную машину для чартерных рейсов. В августе того же года в КБ "Авро" в Манчестере главный конструктор Рой Чедвик приступил к выполнению заказа.

Итогом явился проект Авро 652 – двухмоторный самолет смешанной конструкции. Крыло и горизонтальное оперение у него были деревянными, а фюзеляж имел в основе ферму из стальных труб. Два мотора Армстронг- Сиддли "Чита" V (Armstrong Siddeley "Cheetah" V) по 270 л.с. вращали металлические двухлопастные винты постоянного шага "Фэйри- Рид" ("Fairey-Reed"). Основные колеса убирались в мотогондолы вперед по полету ручной лебедкой – с помощью цепной передачи и винтовой пары с малым шагом. Чтобы полностью убрать шасси, нужно было провернуть рукоятку 140 раз! Самолет нес всего четырех пассажиров (каждый из них имел свое "персональное" круглое окошко) при двух членах экипажа; кабина пилотов оборудовалась двойным управлением.

В начале 1934 г. английское министерство авиации обьявило конкурс на создание патрульного самолета для королевских ВВС. К летным данным машины такого назначения не предъявлялось сколь-нибудь высоких требований. Нужен был простой и надежный самолет, способный на малой высоте неторопливо обследовать прибрежные воды, подолгу находясь в заданном районе патрулирования. Конкурсанты представили ряд проектов, в том числе 19 мая – Авро 652А, военизированный вариант проектируемой гражданской машины с более мощными моторами "Чита" VI (295 л.с.) и вооружением из двух пулеметов калибра "7,69 мм и небольшой бомбовой нагрузкой (127 кг). После рассмотрения проектов министерство заказало постройку двух опытных машин – Авро 652А и Де Хевилленд DH89M. Последний также являлся переделкой пассажирского биплана DH89M "Дрэгон Рэпид". Оба самолета должны были быть готовы в марте 1935 г. Тем временем первый Авро 652 1 января 1935 г. поднялся в воздух на аэродроме Вудфорд, его пилотировал испытатель Ф.Томкинс. Летчик отметил хорошую управляемость и устойчивость машины. Вслед за первым самолетом, получившим обозначение G-ACRM и собственное имя "Авалон" ("Avalon"), вскоре собрали второй – G-ACRN "Аватар" ("Avatar") (впоследствии просто "Ава"). 11 марта их официально сдали "Империэл Эйруэйз". которая выпустила их на линию Кройдон-Бриндизи, где они летали до 1949 г. Потом "Авалон" и "Аву" продали компании "Эйр сервис трэйнинг" как учебные для подготовки пилотов гражданской авиации. В феврале 1941 г., уже в ходе войны, их реквизировали ВВС. Машины послужили в нескольких летных школах и даже некоторое время находились в боевой части – 811-й эскадрилье Берегового командования.

Все дальнейшие усилия "Авро" сосредоточила на военном варианте. Первый Авро 652А собрали, как и должны были, в марте 1935 г. 24 марта этот самолет с войсковым номером К4771 первый раз поднялся в воздух; за штурвалом сидел Б.Торн. От своего гражданского собрата Авро 652А отличался громоздкой верхней турелью "Армстронг-Уит- ворт" ("Armstrong Whitwort") под пуле^ мет "Льюис" ("Lewis"XoT бомбардировщика "Уитли"), круглыми иллюминаторами (вместо прямоугольных окон) и характерными "ребристыми" капотами моторов (вместо старых круглых). Второй пулемет, типа "Браунинг"("Вгоууптд"), смонтировали в носовой части фюзеляжа по левому борту. Бомбовую нагрузку разместили под полом кабины в центроплане. Штатный вариант предусматривал подвеску двух бомб по 100 фунтов и еще четырех – по20 фунтов. Можно было также брать осветительные ракеты и сигнальные дымовые буи. Экипаж первоначально состоял из трех человек. В апреле самолет прошел тщательные испытания в авиационном центре в Мартлшеме. По рекомендациям испытателей примерно на четверть увеличили размах стабилизатора, одновременно уменьшив площадь рулей высоты.

11-17 мая в Госпорте прошли официальные сравнительные испытания Авро 652А и DH-89M. Последний был меньше по габаритам и уступал по скорости и особенно по продолжительности полета. Состязания выиграла фирма "Авро". 25 мая самолет официально приняли на вооружение ВВС под названием "Энсон" I (в честь английского адмирала XVIII века), выдав позднее заказ на 174 серийных экземпляра. Это был первый современный моноплан, поступивший на вооружение английских ВВС, и одновременно первый в них самолет с убирающимися шасси. 29 июня К4771 показали на авиационном параде в Хендоне.

После завершения конкурса параллельную разработку проекта 664, представлявшую собой несколько уменьшенный вариант "Энсона", прекратили, сосредоточившись на доработке Авро 652А. По результатам испытаний в конструкцию решили внести 38 изменений, предусмотренных выданным на серию заданием G.18/35. Они включали более мощные моторы "Чита" IX (350 л.с.), приподнятое вверх и увеличенное по площади (в виде сплошной полосы окон) остекление бортов кабины , еще более удлиненное горизонтальное оперение и замену роговой компенсации руля поворота массовой. Последнее новшество опробовали на переделанном К4771 в сентябре 1935г.; одновременно аналогично доработали "Аву" и "Авалон".

Головной серийный "Энсон" I с номером К6152 вышел из цеха завода в Вудфорде под Новый год – 31 декабря. В феврале 1936 г. первые машины этого типа получила 48-я эскадрилья в Мэнсто- не, 6 марта ее официально объявили боеспособной.

В этом же году "Авро" получила новый заказ на 135 "Энсонов". Машины этой партии (начатой 3-й серией) должны были отличаться металлическим каркасом элеронов (вместо старого, деревянного) и новым, менее покатым, козырьком кабины с форточкой на левой стороне. Такие самолеты строились с 1938 г. Начиная с самолета К8720 ввели посадочные щитки Шренка.

"Энсоны" 217-й эскадрильи в полете

Avro Anson Mk.I. ВВС Ирландии, март 1937 г.

Anson Mk.I №158. Эстонский авиаполк, июнь 1940г.

Учебный Anson Mk.1 Королевских ВВС. 1940 г.

АТ-20 Anson ВВС США, изготовленный в Канале.

Тем временем к "Энсону" проявили интерес и за рубежом. Первые 12 машин заказала Австралия. Их собрали и отгрузили к 19 ноября, но австралийцы затребовали еще 36. Последние десять из них, в отличие от предназначенных для английских ВВС, комплектовались специальным. усовершенствованным набором приборов фирмы "Сперри" для слепого полета. Позднее самолеты этого типа закупались и как учебные. В общей сложности до начала войны Австралия получила 82 "Энсона".

Три самолета 3-й серии отправили в Финляндию, один продали Эстонии. Этот последний, выпущенный 25 октября 1937 г.. первоначально нес номер К8741, а в Эстонии – "158". Вместе с другой материальной частью эстонских ВВС он в 1940 г. достался Красной Армии. В отличие от многих других бывших эстонских самолетов он не пошел на слом, а вошел в состав корпусной авиаэскадрильи 22-го территориального корпуса РККА и вместе с ней встретил начало войны в Прибалтике. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

В октябре .1936 г. одну машину без вооружения, получившую гражданское обозначение SU-AA0, перегнали в Египет. Там ее собирались испытать на предмет возможной закупки этого типа для оснащения бомбардировочно- транспортной эскадрильи египетских ВВС. Самолет официально обозначался как "Энсон" II, поскольку имел ряд отличий от "Энсона" I. Например, дверь у него находилась с левого борта (как у "Авы" и "Авалона"), а не справа, как у боевых машин. Этот образец так и остался единственным.

И позднее нередко на "Энсон" поступали заявки из-за рубежа. Начиная с марта 1937 г. четыре самолета были отправлены в Ирландию. Там ими укомплектовали патрульное звено Береговой охраны. 25 штук заказали турки, но перед началом 2-й мировой войны им успели отправить только шесть; остальные – реквизировали английские ВВС. В июне 1939 г. 12 "Энсонов" перелетели в Грецию. Они потом участвовали в боевых действиях против вторгшейся итальянской армии. После вступления Германии в апреле 1941 г. в войну против Греции часть самолетов попала в руки немцев, а нескольким машинам удалось перелететь в Египет, где их использовали англичане. В 1938-39 гг. несколько "Энсонов" королевские ВВС подарили Ираку. По иронии судьбы они были уничтожены при ударе английской авиации по иракскому аэродрому 2 мая 1941 г.. во время мятежа Рашида Али. поддержанного немцами.

Но львиная доля всех машин этого типа, выпущенных "Авро", досталась созданному в 1936 г. Береговому командованию королевских ВВС. Простой и надежный самолет получал там все более широкое распространение. 26 июня 1937 г. на воздушном параде в Хендоне над головами зрителей проплыли в строю уже пять полных эскадрилий "Энсонов". В начале 1939 г. эти машины имели уже 12 эскадрилий. Самолеты выпуска 1937-39 гг. немного отличались от более ранних по оборудованию и вооружению. В частности, стоявший в верхней турели пулемет "Льюис" заменили на более современный "Виккерс" К. За счет оборудования и увеличения экипажа (4 человека) взлетный вес возрос до 3629 кг по сравнению с 3330 кг прототипа.

К 1939 г. "Энсон" уже не удовлетворял требованиям Берегового командования. в первую очередь по радиусу действия. В мае из США начали прибывать первые самолеты типа Локхид "Хадсон", значительно превосходящие машину "Авро" по скорости и почти втрое – по дальности. "Хадсон", тоже сделанный на базе пассажирского лайнера (Локхид . 14 "Супер Электра"), принадлежал к совершенно иному поколению: цельнометаллическая конструкция, мощные моторы. хорошо механизированное крыло, отличное радио и приборное оборудование. Тем не менее 11 эскадрилий Берегового командования встретили войну на "Энсонах".

В большинстве источников указывается. что первыми столкнулись с противником два "Энсона" из 233-й эскадрильи, 5 сентября 1939 г. атаковавшие немецкую подводную лодку. Однако, новейшие исследования показывают совсем другую картину: лодок было две. И, что обе они были английскими! К счастью, пилоты промахнулись, но две бомбы. сброшенные на малой высоте, срикошетировали от поверхности моря и взорвались в воздухе, поразив осколками одну из патрульных машин. С изрешеченными баками она не дотянула до берега и села на воду. Экипажу пришлось воспользоваться надувной лодкой. Однако, в этот же день "Энсон" из 500-й эскадрильи "исправил положение" потопив немецкую субмарину у юго-восточного побережья Англии.

В 1939-40 гг. эти устаревшие машины внесли немалый вклад в проводку конвоев, поиск и уничтожение подводных лодок, спасательные операции. "Энсон" был прочен и довольно живуч, хотя давало о себе знать слабое оборонительное вооружение, отсутствие бронезащи- ты для экипажа и протектирования бензобаков. Однако, в открытом море с истребителями они сталкивались нечасто, а по отношению к более крупным самолетам противника иногда проявляли даже агрессивность, атакуя немецкие бомбардировщики и гидросамолеты, гораздо лучше вооруженные. Например. 8 ноября 1939 г. одинокий "Энсон" напал на две летающие лодки Дорнье Do 18 и одну из них сбил. На боевом счету "Энсонов" числятся также бомбардировщик Хейнкель Не 111 и двухмоторный поплавковый гидросамолет Хейнкель Не 115, а также еще одна машина, которую сбили так быстро, что английские летчики даже не успели ее идентифицировать.

Временами удавалось успешно отбиваться и от истребителей. В июне 1940г. три "Энсона" над Ла-Маншем были настигнуты девяткой Bf 109. Но англичане не только ушли не битыми (двое раненых в такой ситуации практически не в счет), но и сами свалили в море два "Мессершмитта" и повредили третий. В июле того же года экипаж "Энсона", заметивший четверку Bf 110, штурмующую английские тральщики, отвлек противника на себя и достойно встретил его: первый же истребитель, зашедший сбоку, напоролся на очередь в упор и рухнул вниз.

Тем не менее, огневая мощь "Энсона" явно была недостаточна. Поэтому в частях монтировали дополнительные пулеметы в окнах кабины, из которых штурман вел огонь. Эти огневые точки частично перекрывали мертвые зоны в передней полусфере. Командир 500-й эскадрильи на своей машине установил 20-мм пушку "Испано". стрелявшую вниз-назад через люк в фюзеляже. Во время эвакуации из Дюнкерка ее довольно эффективно использовали для обстрела немецких торпедных катеров. Некоторые летчики последовали примеру командира и аналогичным образом модифицировали свои самолеты. Интересно, что при стрельбе из пушки очередями. скорость "Энсона" подскакивала примерно на 5 узлов/час.

Во второй половине 1940 г. массовые поставки "Хадсонов" позволили в значительной мере перевооружить патрульные эскадрильи на новую технику.

Пилот (слева) и штурман в кабине "Энсона"

Этот процесс закончился в 1941 г. Напоследок разрешенную для "Энсонов" бомбовую нагрузку довели до 500 фунтов (227кг); обычно брали две глубинные бомбы по 250 фунтов. При этом взлетный вес самолета дошел до 4218 кг. "Энсоны" продолжали летать над морем до 1942 г., но уже в составе спасательных эскадрилий ВВС. Некоторые из них оснастили радиолокаторами ASV для обнаружения надводных целей. Подобную доработку производили и в Австралии.

Но основной сферой применения "Энсонов" в это время давно уже стали учебные подразделения. Вскоре после принятия в декабре 1939 г. совместного учебного плана ВВС стран Британского содружества "Энсон" избрали в качестве стандартного учебного многомоторного самолета. Надежный, экономичный. дешевый и простой до примитивности "Энсон" хорошо Подходил для этих целей. Большая часть учебных машин вооружения не имела. В общей сложности 2476"Энсоное" I собрали без пулеметов. Именно без пулеметов, поскольку купол турели "Армстронг-Уитворт" обычно оставляли – он был очень удобен для обучения штурманов астро-навигации. 3i3 самолетов выпустили для обучения воздушных стрелков с гидрофицированными турелями Бристоль B.l MkVI (от бомбардировщика "Бленхейм"). С новой турелью самолет весил 4388 кг. что уже было многовато для маломощных моторов "Энсона". Двигатели часто перегревались. В связи с этим на некоторые машины ставили обеспечивавшие лучшее охлаждение гладкие цилиндрические капоты, сделанные по образцу капотов самолета Эйрспид "Оксфорд" для тех же двигателей. Учебные "Энсоны" I, выпущенные в 1940-42 гг., имели посадочные фары в крыльях вместо одной носовой, устанавливавшейся ранее. Некоторые из самолетов имели дополнительные блистеры над местом штурмана, оборудовались радиокомпасами различных типов с открытыми кольцевыми или заключенными в обтекатели антеннами.

Производство "Энсонов" не только не уменьшилось, но даже возросло. В 1939 г. ВВС выдали заказ на 1500 самолетов, а затем – еще на 800. В 1943 г. к выпуску "Энсонов" подключился новый мощный завод в Чедоне. "Энсон" оставался основной учебной машиной для подготовки пилотов, штурманов и стрелков бомбардировочной авиации на протяжении всей войны.

В ходе боевых действий продолжался и экспорт "Энсонов". В дополнение к ранее поставленным 48-ми, в 1939-40 гг. 40 самолетов отправили в Австралию. Там на этих машинах летали 2-я, 4-я и 6-я бомбардировочные эскадрильи. Австралийские "Энсоны" в 1941-42 гг. принимали участие в войне на Тихом океане. Австралийские ВВС использовали их для патрулирования побережья, а затем, как учебные и легкие транспортные самолеты. В последнем качестве они прослужили всю войну, затем находились до 1948г. в консервации. Последний из них списали в 1963 г. Некоторое количество самолетов ушло в Южно-Африканский Союз. Ими укомплектовали одну эскадрилью (60-ю) и три отдельных звена, ранее вооруженных Юнкерсами Ju 86Z – переоборудованными пассажирскими самолетами. Их использовали для патрулирования побережья. Один "Энсон" в Южной Африке оснастили поплавками. Он стоял на авиабазе Конгелла как нелетающий учебный гидросамолет.

Со второй половины войны "Энсон" начал активно применяться и как легкий транспортный самолет. Сначала это были разоруженные машины, снятые с вооружения боевых эскадрилий (несколько таких передали и американским частям, базировавшимся в Англии), а затем и специальные модификации. Первой среди них явилась модификация X, выпущенная в 1943 г. Она представляла собой "Энсон" I с усиленным полом кабины для перевозки грузов. Поскольку такие машины рассматривались как самолеты двойного назначения (учебно-транспортные), то на некоторых из них сохраняли вооружение (турели Бристоль B.l MkVI). Последние "Энсоны" X собирались с гладкими круглыми капотами.

В 1944 г. выпустили специальные военно-транспортные варианты "Энсона" – модификации XI и XII. Предполагалось, что они будут использоваться как штабные, связные, санитарные и легкие грузовые самолеты. "Энсон" XI. совершивший свой первый полет 30 июля 1944 г., внешне отличался от модели I увеличенной высотой кабины. Моторы "Чита" XIX (заключеные в гладких круглых капотах) вращали металлические винты постоянного шага "Фейри-Рид". На модели IX впервые у английских "Энсонов" ввели гидропривод шасси и щитков (на канадских модификациях, о которых будет рассказано позже, это новшество ввели на три года раньше). Чуть позже, 27 октября, поднялся в воздух первый "Энсон" XII. Он отличался от предыдущего варианта мотоустановкой – моторами "Чита" XV (420 л.с.) с винтами "Ротол". Первый опытный самолет, а за ним и 16 серийных переделали из машин модификации I. Последние "Энсоны" XII серии 2 выпускались с цельнометаллическими крыльями. Всего самолетов типа XI изготовили 90, а типа XII -246. Все они эксплуатировались в Великобритании за исключением одного "Энсона" XII, направленного после войны в Австралию.

Значительный вклад в производство "Энсонов" в период 2-й мировой войны внесли канадские заводы. В июле 1940 г. правительство Канады поручило фирме "Федерал Эйркрафт" освоить выпуск машин этого типа для учебных целей. Конструкция самолета была доработана применительно к имевшимся в Канаде комплектующим и технологии. В итоге появилась модификация "Энсон" II. Первая - опытная машина взлетела 21 августа 1941 г. "Федерал Эйркрафт" переделала ее из привезенного из Англии "Энсона"1. На ней стояли американские моторы Джекобе L6MB по 330 л.с. От своих английских собратьев самолет отличался также измененным остеклением, прессованной носовой частью из фанеры, пропитанной синтетическими смолами (что-то вроде нашей "дельта-древесины"), иной конструкцией шасси и введенным для управления шасси и щитками гидроприводом. Впоследствии с привлечением шести субподрядчиков изготовили в общей сложности 1050 "Энсонов" II. 50 из них в 1943 г. передали ВВС армии США как АТ-20. На них стояли моторы Джекобе R-915-7 (военный вариант того же L6MB).

Носовая часть "Энсона" I

Первый "Энсон" I, полученный австралийскими ВВС

"Энсон" С. 19

С теми же двигателями "Джекобс" строили самолеты для Канады и английские заводы, выпущенная с ними партия "Энсонов" I получила наименование модификации III. Еще 223 машины изготовили с моторами Райт R-760-E1 "Уирлуинд" в 300 л.с. ("Энсон" IV).

В 1942 г. на конвейерах канадских заводов появились "Энсоны" V. Вместо сплошных полос остекления внедрили отдельные круглые окна, а главное то, что фюзеляж теперь весь изготовлялся как фанерная скорлупа (монокок) без несущей стальной фермы. Вооружение на них не ставили. Эту модификацию также в больших количествах (1070 штук) делали три фирмы – "Федерал Эйркрафт", "Кэнедиэн Кар энд Фаундри" и "Макдональд Бразерс Эйркрафт". На ее базе выпустили еще и вариант для обучения воздушных стрелков – "Энсон" VI с турелью Бристоль В. 1.MkVI. В обоих случаях устанавливали моторы типа Пратт-Уитни R-985-AN12B "Уосп Джуни- ор" в 450 л.с. с винтами фиксированного шага "Гамильтон" или "Гувер". "Энсоны" V эксплуатировались канадскими ВВС до конца 50-х гг.

После окончания войны "Энсон" I сняли с вооружения английских BBC, и значительную часть их продали за рубеж. Так они оказались в строю военной авиации Бельгии. Египта, Ирана, Израиля, Норвегии, Португалии, Саудовской Аравии. Служившие во время войны в Англии в 320-й эскадрилье голландские летчики, возвращаясь домой, прибыли на нескольких "Энсонах" I. использовавшихся затем для возрождения ВВС Нидерландов. В дополнение к ним из военных излишков голландское правительство купило еще 10 самолетов этого типа. Аналогичным образом один "Энсон" XII (или "Энсон" X) попал в Чехословакию вместе с эскадрильей "Спитбайров" (там он потом именовался D41). Крупнейшим покупателем "Энсонов" оказалась Франция, получившая 223 машины. Первые послевоенные годы эти самолеты использовались в летных школах, в морской авиации (для патрулирования побережья), в колониальных эскадрильях в Сирии и в Африке.

Много "Энсонов" разных модификаций продали частным фирмам (в общей сложности более трехсот). Дешевые, простые, экономичные, нетребовательные к аэродромам, они хорошо прижились на местных авиалиниях, в отдаленных районах. В Кении они боролись с саранчой, в Шотландии – развозили почту, в Дании – работали в качестве летающей "скорой помощи". Особенно широкое распространение "Энсоны" получили в странах Британского содружества, в бывших колониях и протекторатах. В Уганде, Сингапуре, Бахрейне. Иордании до 1962-63 гг. часто можно было встретить этот небольшой неприхотливый самолет. Их переоборудовали в пассажирские, грузовые (без окон – такие имела, например, компания "Трансэйр" в Англии), летающие лаборатории, (фирма "Экко Электронике" использовала одну машину для испытания авиационных РЛС до 1967 г.; подобными переделками владели также "Декка", "Смите Инструменте", "Хаукер" и другие компании), учебные (для пилотов гражданской авиации).

Используя выросшие за годы войны производственные мощности, налаженную технологию массового производства, "Авро" после установления мира в Европе бросилась завоевывать рынок самолетов местных авиалиний, которые до того времени в Великобритании почти монопольно были заняты продукцией фирмы "Де Хевиленд" (в первую очередь бипланами DH89 "Дрэгон Рэпид"). Для этого еще в конце войны подготовили "облагороженный" гражданский вариант "Энсона" XII, пущенный в продажу под коммерческой маркой "Авро Найнтин" ("Авро Девятнадцать"): улучшили звукоизоляцию, переделали салон (на 9 мест), заменили сплошное остекление по бокам овальными иллюминаторами и опять вернули на левый борт входную дверь (как у первого Авро 652). Первый "Авро Найнтин", G-AGNI, взлетел в январе 1945 г. Серийное производство их вел завод в Грингейте. Компания "Рейлуэй Эйр Сервис" купила у "Авро" 14 самолетов и выпустила их на линии Лондон-Белфаст и Ливерпуль-Белфаст. За ней последовали "Скоттиш Авиэйшн" и другие авиакомпании.

Аналогично "Энсону" XII на "Авро Найнтин" постепенно тоже внедрили цельнометаллическое крыло и оперение. Машины этого типа назвали серией 2. Под маркой "Энсон" С. 19 эта модификация попала на вооружение королевских ВВС. Небольшое количество этих самолетов эксплуатировалось и военной авиацией других стран: два попали в Австралию, четыре купил Авиационный корпус ирландской армии, а 12 – афганская полиция. Последние немного отличались от С. 19, поэтому им присвоили собственное имя – "Энсон" 18. Массовое производство С. 19 продолжалось до 1947 г. Построили 263 машины, в том числе 158 серии 2.

На базе С. 19 создали несколько специализированных типов учебных самолетов. "Энсон" Т.20 был учебным бомбардировщиком с остекленной носовой частью и бомбовым прицелом, Т.21 – летающим классом штурманского дела (использовался в Южной Родезии). Т.22 предназначался для обучения радистов. Т.22. выпущенный в 1952 г., стал последним в большой семье "Энсонов" (всего появилось 38 модификаций). Последним же изготовленным самолетом этого типа стал Т.21, сданный ВВС в мае того же года. "Энсон" находился на конвейере 17 лет – срок не рекордный, но внушающий уважение.

Всего за эти годы заводы выпустили 11020 "Энсонов" всех модификаций. Из них 8138 (в том числе 6779 "Энсонов" I) изготовила "Авро", а остальные 2882 добавили в Канаде.

Однако, еще долго после снятия с производства он состоял на вооружении английских ВВС. Последний из них. С. 19, торжественно "проводили на покой" 28 июня 1968 г. В этом же году "Энсон" принял участие в последней за его долгую карьеру войне – шесть санитарных С.19 использовались в гражданской войне в Нигерии.

Вот так этот вроде бы непритязательный самолет прожил длинную и довольно интересную "жизнь" (только в английских ВВС он состоял на вооружении 34 года!). Он не продемонстрировал ни рекордов, ни нашумевших боевых успехов – он просто надежно и верно служил там, где был нужен. В Англии эту машину до сих пор помнят и чтят – в разных музеях страны сохраняются шесть "Энсонов" разных модификаций и разных лет выпуска…

Сергей Долгушин

Василий ВАХЛАМОВ,

Москва

Долгушин Сергей Федорович (родился 25 сентября 1920 года) – Герой Советского Союза, совершил около 500 боевых вылетов, из них 120 – на штурмовку и 86 – на разведку, в воздушных боях сбил лично 17 и в группе – 11 самолетов (по официальным данным).

Ранним утром 22 июня 1941 года 122 истребительный авиационный полк был поднят по тревоге. Среди летчиков, спешивших к своим "ишачкам", был и младший лейтенант Сергей Долгушин. Он прослужил чуть больше года после окончания Качинского училища и считался достаточно опытным пилотом. Под непонятный гул, доносившийся от проходившей в 17 километрах границы, летчики с немногочисленным техперсоналом торопились поставить на самолеты вооружение. Как нарочно, оно было снято во всем полку по приказу командующего Белорусским военным округом Д.Г.Павлова, накануне приезжавшего на аэродром Новый Двор вместе с командующим ВВС округа генералом-майором И.И.Копцом. Впрочем, многое до этого дня делалось будто по заказу: было уменьшено число мотористов и оружейников до одного на звено, начат ремонт базового аэродрома в Лиде, не были подготовлены запасные площадки.

Вскоре самолеты были готовы, и. когда в начале пятого над аэродромом появились Me 109 (это был уже второй налет). Сергей услышал: "Долгушин со звеном – в воздух!". Один И-16 уже горел. Летчик начал разбег, но плохо прогретый мотор его самолета не тянул, в конце полосы пришлось развернуться и взлетать в противоположном направлении. Здесь-то, без скорости, с еще неубранными шасси, его атаковали "мессера" и стали расстреливать как на полигоне. Самолет получил 16 пробоин, но не был сбит, и Сергей Долгушин начал свой первый бой. В ближайшие четыре года их будет еще много, разные документы называют разные цифры.

В этот первый день задания сменяли одно другое: прикрыть мосты в Гродно, сходить на разведку к границе, перелететь на другой аэродром, вернуться… Почти каждый раз пришлось вести бой, и первый самолет был сбит Долгушиным 22 июня 1941 года. К концу дня было сделано 6-7 вылетов. Затемно приземлились в Лиде. На аэродроме скопилось больше ста машин: И-16 из 122 иап и И-153 из 127 иап. Взлетное поле перекопано, осталась узкая полоса; есть горючее, но нет заправщиков, насосов. Наутро Лиду несколько раз проштурмовали Me 110. и два полка перестали существовать. Летчики отправились в тыл за новой техникой.

В конце июля, переучившись в Рязани и получив на Центральном аэродроме МиГ-3, на аэродром Царево Займище, западнее Гжатска, села отдельная эскадрилья под командованием Героя Советского Союза капитана А.Ф.Семенова. Сергей Долгушин был в ней командиром звена. Начались тяжелые, но более успешные бои.

26 июля, сопровождая Пе-2. бомбившие войска под Ельней, Сергей вступил в бой с четверкой Me 109. Вообще-то, "пешек" прикрывали звеном, но, увидев противника, замкомэска капитан Шагин оставил бомбардировщики, за ним ушел и ведомый молодой летчик.

С.Ф.Долгушин рассказывает: "Один Пе-2 сбили, двух других мне удалось прикрыть, и они ушли пикированием. А меня загоняли, но к одному "мессеру" я пристроился и бил до тех пор, пока он не стал заваливаться. Позже бы я сообразил, что хватит, пора самому уходить – летчика убил, машина неуправляема. А я продолжаю метров с двадцати бить по нему. Под вечер уже было, пятый или шестой вылет – ополоумел. Дождался, когда по мне стукнули. Машина загорелась. Расстегнул ремни и не заметил, как отдал ручку от себя. Меня выбросило и ударило о киль, при этом разбил грудь. Рано распустил парашют, "мессера" по мне стреляли. Но пробили только купол. Спустился рядом со сбитым "Мессершмиттом", подошел к нему. Меня интересовало, пробил ли я бронеспинку. Самолет вошел почти вертикально, в бронеспинке – четыре сквозные пробоины. Бил из БС – ШКАСом навел, а из крупнокалиберного ударил. Я понял, что летчик был убит в воздухе."

20 августа эскадрилья приземлилась на аэродроме Селы (70 км западнее Ржева)и вошла, как вторая, в 180иап. Командовал полком капитан А.П.Сергеев. Здесь же в эскадрилью пришел тезка и близкий друг Долгушина по 122 иап Сергей Макаров, вместе с которым они проведут в воздухе немало удачных боев. 1 сентября при взлете на МиГе Долгушина отказал мотор. Планируя с высоты 30 метров, летчик с трудом перетянул овраг за окраиной аэродрома, и …машина врезалась в лес. Сергей был оглушен упавшим деревом, но уже на следующий день сел в кабину. Полк отходил на восток и 17 октября оказался на аэродроме Борки на северной оконечности канала имени Москвы. Наряду с чисто истребительными задачами чаще стали летать на штурмовку и разведку, а к началу декабря уничтожение войск стало основным делом для полков авиации под Москвой. Этому способствовало снижение активности частей Люфтваффе, которое советские летчики обьясняли неготовностью немецкой техники к морозам.

Ла-7 командира 156 иап Героя Советского Союза подполковника С.Ф.Долгушина. Слева направо: механик самолета старшина Кисляков А.Е., инженер полка майор Баюков В.Д., подполковник Долгушин С.Ф., начальник штаба подполковник Клещев А.Е., техник звена управления Щипанов А.В.. Аэродром Клюцов, 25 апреля 1945 г.

В конце ноября истребители эскадрильи. обязанности командира которой уже исполнял С.Ф.Долгушин, вылетели на штурмовку аэродрома Лотошино. Самолетов противника там не оказалось, но на обратном пути встретились с группой Me 109, возвращавшейся после столь же неудачного налета на Борки. В районе Клина начался воздушный бой. В результате три "мессера" было сбито, но и самолет Макарова с остановившимся мотором стал снижаться. Летчик сел на полевом аэродроме вблизи Клина, где пока не было немецких самолетов. Прикрывавший друга Долгушин увидел, как к летному полю приближаются автомашины с солдатами, и решил садиться. Сел. Макаров с трудом пристроился в кабине его МиГа (одна нога оставалась за бортом), и под автоматными очередями немцев самолет взлетел. В начале января лейтенант Долгушин был официально назначен командиром эскадрильи, в которой теперь были не только МиГи, но и ЛаГГ-3, а через месяц командир 180 иап майор И.М.Хлусович подписал на него представление к званию Героя Советского Союза. К этому моменту С.Ф.Долгушин имел 185 боевых вылетов, 39 – на штурмовку и 24 – на разведку и в 29 воздушных боях сбил 7 самолетов лично (5 Me 109, 1 Ю 87 и 1 Ю 88) и 4 в группе. При этом не были учтены четыре победы, которые летчик имел до прихода в 180 полк, чему способствовали не самые до- брыеотношения его с комиссаром полка B.И.Зиновьевым. Бои под Москвой полк закончил 17 марта 1942 г.. последние несколько самолетов сдали соседям и уехали в Иваново изучать "Харрикейны". Это время осталось в памяти C.Ф.Долгушина самым тяжелым за всю войну. Самолетов не хватало, доходило до того, что девятку СБ сопровождал один истребитель. МиГ-3 был тяжелым, маломаневренным и на высотах основных боев (до 4 тысяч метров) "Мессершмитта" явно не превосходил, к тому же фонарь нельзя было открыть в полете, и их пришлось снять вообще. ЛаГГи были еще хуже.

5 мая 1942 года С.Ф.Долгушину было присвоено звание Героя Советского Союза. Тем же указом стал Героем и С.В.Макаров, но посмертно – он погиб в феврале, имея на счету 10 лично и 13 сбитых в группе. В начале июня 180 иап. имея 22 "Харрикейна", перелетел на Юго-Западный фронт на аэродром Волоконовка в 90 км восточнее Белгорода, но не прощло и двух месяцев, как, передав оставшиеся 5 машин в 436 иап. полк вновь отправился в Иваново. Кроме численного превосходства немцев, малого опыта у большинства наших летчиков (в эскадрилье из 10 человек 7 раньше не воевали), этому способствовало и незавидное качество английской техники.

Рассказывает С.Ф.Долгушин: "Харрикейн? – Отвратительный самолет. Нет скорости, тяжелый. Вместо 12 малокалиберных Кольт-Браунингов поставили 4 пушки ШВАК. Оружие-то хорошее, но на этом аэроплане ведь ничего не догонишь. Ю-88 свободно уходит, не говоря уже о "мессере". На "Харрикейне" я сбил 4 или 5 самолетов, но сбить можно было, только если подловишь. Один раз – даже двух в одном бою. Сопровождали девятку "Бостонов". Кучевая облачность, то нырнем в облако, то выйдем. В очередной раз выскакиваю – передо мной "Мессершмитт". Ничего не оставалось, как нажать на гашетку, ион взорвался в воздухе. Подобным образом и второго сбил."

Дважды за эти два месяца пришлось покидать аэродромы под огнем немецких танков, во втором случае – садиться на аэродром Коротояк в темноте, на полосу, обозначенную керосиновыми лампами.

Много забот приносили молодые летчики, часто по возрасту бывшие старше командира, основной задачей которого стало не потерять их в бою, научить видеть в воздухе и воевать. А когда в полку остались последние машины, молодежь просто перестали пускать в воздух.

В августе в Иваново прилетел А.Ф.Семенов, бывший комэск Долгушина, работавший в Инспекции ВВС РККА. Он подбирал летчиков в 434 иап, которым командовал И.И.Клещев, а "шефом" был начальник Инспекции полковник В.И.Сталин. Этот полк был первым в советских ВВС превращен в элитный по своему составу. В него подбирались летчики не просто уже повоевавшие, но и опытные инструкторы из училищ (в основном из Качинского). Использовался он на самых тяжелых направлениях и очень активно, а потому нес значительные потери. Перевод в 434 иап был в тот момент своего рода признанием боевого мастерства, возможно не меньшим, чем Золотая Звезда.

Освоив в Люберцах Як-7Б, Сергей Долгушин в середине сентября вступил в бои под Сталинградом, командуя эскадрильей 434 иап. За считанные дни он сбил несколько самолетов, но ему дважды не повезло. 19 сентября стрелок с Ю- 88 попал в мотор его Яка. Двигатель заглох. но удалось под прикрытием ведомых спланировать на свою территорию и посадить машину на "живот". 21 сентября Сергей вылетел вновь, на этот раз на новейшем Яке со срезанным гаргротом (на нем в полк прилетел из Инспекции А.Ф.Семенов).

Рассказывает С.Ф.Долгушин: "Яков было 16, "мессеров" около 60. Драка началась на трех тысячах метров. Облачность 5-6 баллов, нижняя кромка 600 метров, верхняя 1200, хорошая погода. Дрались за облаками. Кончился бой, спустились под облака, я начал собирать группу идти домой. Думаю: "Что же я за хвостом-то не смотрю?" Оборачиваюсь – на меня уже пара пикирует. Я бы мог вывернуться, но решил ведущего сбить. Вижу: он – на дистанции огня. Дал ногу, чтобы он по мне не попал. Потом выпустил щитки, и он, чтобы не врезаться, проскочил под Яком и оказался передо мной. Растерялся, очевидно. Я ударил по нему, а ведомый – по мне, разбил левую плоскость и бак. Ведущего я убил, и моя машина загорелась. Высота – метров 600. Перевернул Як, а ручку не отдал, и меня прижало к спинке. Вся кабина в огне. Земля рядом. Задрал машину, дал ей полный газ, набрал метров 600, встал, за антенну схватился и вывалился из кабины. Правда, ударился о стабилизатор. Спускаюсь, думаю как садиться – левая нога ранена, как бы не сломать. Смотрю, внизу солдаты. Они подходят, и я спускаюсь им прямо на руки.

С.Ф.Долгушин, С.В.Макаров и Н.Н.Боровой у МиГ-3 (слева направо). Аэродром Борки, ноябрь 1941 г.

Летчик был ранен в левую ногу, получил ожоги лица и до конца октября выбыл из строя. В ноябре-декабре 1942 г. – служба в Инспекции ВВС. Здесь работали опытнейшие летчики, прошедшие все конфликты конца 30-х годов и успевшие отличиться в начале войны. В их распоряжении были любые самолеты, стоявшие на вооружении советских ВВС. Начальником Инспекции был Василий Сталин 3* , что придавало ей особый вес.

Однако, в начале января 1943 г. Инспекция была расформирована, и капитан Долгушин вернулся в свой полк, получивший к тому моменту звание гвардейского и новый номер – 32 гв.иап. Полк входил в состав 210 истребительной авиационной дивизии 1 истребительного авиационного корпуса 3 воздушной армии и базировался на аэродроме Заборовье южнее Демянска (Калининский фронт). Через несколько дней его командиром стал полковник Сталин. Зимой 1943 г. в этом районе шли ожесточенные бои, и погода позволяла вовлечь в них авиацию. 32-й полк много летал на прикрытие войск. Основная тяжесть боевых полетов лежала на Героях Советского Союза зам.командира полка B.П.Бабкове и комэсках С.Ф.Долгушине, А.Ф.Мошине и И.М.Холодове – гораздо более опытных, чем командир, но Василий Сталин тоже поднимался в воздух.

Летал он обычно в звене Долгушина ведущим второй пары. Всего сделал 20- 30 боевых вылетов и имел две или три победы.

Об одном из тяжелых боев с участием В.И.Сталина вспоминает C.Ф.Долгушин: "Дело было между Демянском и Старой Руссой. Мы были восьмеркой или десяткой, а немцев – штук тридцать. Я оттягивал бой на свою территорию. Вдруг замечаю, какому-то Яку "Фоккер" заходит в хвост, вот-вот ударит. Я был в невыгодном положении и стрелять прицельно не мог. Даже сейчас не пойму, как я вывернул, чуть не сломал машину, но "фоккера" из хвоста выбил. Вгляделся – на Яке цифра 12 – Вася. Он погнался за немцем и оторвался от "каши", а его ведомый Володька Орехов, позже Герой Советского Союза, мой командир звена, отстал от него. Бой прошел нормально, никого не потеряли, у Василия даже пробоины нет. Когда сели, я доложил, как положено, потом отошли в сторону, и я ему высказал все, что думал, не стесняясь в выражениях. Василий слушал, слушал, потом говорит: "Сергей, может хватит?" А сам смеется."

3* Василий Иосифович Сталин- военный летчик, сын И.В.Сталина(прим.ред.)

Снимок, который вы видите, сделан вечером того дня.

Командир эскадрильи 32 гв, иап капитан С.Ф.Долгушин (слева) с командиром полка полковником В.И.Сталиным. Зима 1943 г.

На Калининском фронте С.Ф.Долгушин сбил 6 самолетов. Боевая работа и отношения с начальством складывались неплохо, что не всегда бывает, но в начале мая 1943 г. появился приказ, подписанный Верховным Главнокомандующим, о снятии В.И.Сталина с должности командира полка и переводе В.П.Бабкова и С.Ф.Долгушина в другую часть. Причиной послужили далекие от фронтовой жизни прегрешения Василия, к которым ни Бабков, ни Долгушин отношения не имели. Так 5 июля 1943 г. Сергей возвратился в 180 иап. ставший теперь 30 гвардейским. Освоив новую для себя "Аэрокобру", он в качестве помощника командира полка принял участие в боях под Курском и сбил два самолета.

Через два месяца, в сентябре 1943 г., С.Ф.Долгушин был отозван в Москву и назначен командиром 156 иап, которым и командовал до осени 1946 г. Полк переучивался в Сейме под Горьким с ЛаГГов на Ла-5. Получив Ла-5 и Ла-5ФН. перелетел в начале ноября на аэродром Агибалово и вошел в состав 215 иад (командир М.Н.Якушин) 8 иак (командир А.С.Осипенко). Еще несколько месяцев корпус не вводили в бои. и лишь 20 июня 1944 г. его полки перебазировались в Белоруссию в 16 воздушную армию и участвовали в Бобруйской операции. После нее до конца войны корпус воевал в 4 воздушной армии. 156 иап в основном занимался прикрытием танковых и кавалерийских соединений, меньше – сопровождением. Участвовал в освобождении Белоруссии, Польши и закончил бои в Северной Германии. За время командования С.Ф.Долгушина полк получил почетное наименование Эльбингский и был награжден орденом Суворова III степени. В феврале 1945 г. летчик сделал вынужденную посадку на своей территории, поскольку над Данцигом мотор его Ла-7 разбила зенитка. Командир полка продолжал летать, но менее интенсивно. чем в начале войны. Превосходство перешло к советской авиации, да и личное участие в боях командиров такого уровня в конце войны отнюдь не приветствовалось. Свой последний боевой вылет подполковник Долгушин совершил 6 мая 1945 г.

После победы С.Ф.Долгушин продолжал командовать 156 полком, переведенным в 229 иад. В 1946-47 гг. учился на Высших летно-тактических курсах в Липецке и до 1949 г. командовал там полком, вооруженным Як-3, Як-9П и Ла-9. С 1949 г. – командир 196 иап, затем – 32 гв.иап, входивших в "парадную" дивизию в Кубинке. 196 полк переходил с Ла-15 на МиГ-15, 32-ий – имел их на вооружении. С 1951 г. – командир бомбардировочной дивизии в Калинине, начинавшей при нем осваивать Ил-28. Прошел ряд должностей вплоть до заместителя командующего воздушной армией. С 1967 г. – генерал-лейтенант авиации. Летал до 1970 г. Последние годы службы – начальник кафедры ВВИА им,Жуковского. В 1976 г. ушел в запас. Генерал- лейтенант авиации С.Ф.Долгушин награжден орденами: двумя Ленина, четырьмя Красного Знамени. Александра Невского, двумя Отечественной войны I степени, двумя Красной Звезды, "За службу Родине в Вооруженных Силах" 3-й степени.

Ла-7 командира 156 иап подполковника С.Ф.Долгушина. 215 иад 8 иак 4 воздушная армия. Аэродром Клюцов, Германия. Апрель 1945 г.

Самолеты С.Ф.Долгушина.

Сергей Долгушин начал войну на пушечном 14-16 с номером 16 на борту, который уже 23 июня был сожжен во время штурмовки Me 110 в Лиде. С июли 1941 г. в отдельной эскадрилье и затем в 180 иап летал на МиГ-3, сменив 1ри машины. Первую сбили в бою 26 июля; взамен на аэродроме в Ржеве был подобран бесхозный МиГ. мотор которого отказал на взлете 1 сентября. Самолет был разбит, а на сменившем его истребителе Долгушин воевал до сдачи матчасти соседнему полку 17 марта 1942 г. Несколько вылетов было сделано зимой 1941-42 гг. на ЛаГГ-3, также входивший в эскадрилью. Июнь-июль 1942 г. под Харьковым летал на одном и тем же "Харрикейне" с 4 пушками ШВАК, переданном потом 436 иап. Примечательно, чго во время переучивания в Иваново Долгушину с разрешения зам.командира запасного авиационного полка П.С.Акуленко удалось сделать один полет на "Мустанге". Уже в 434 иап з Люберцах дважды поднимался а воздух на Me 109. Под Сталинградом капитан Долгушин воевал на Як-7Б. В январе 1943 г. летчик возвратился в 32 гв.иэп с Як-9 номер 20, закрепленным за ним еще в инспекции ВВС. Самолет был приспособлен для пилотэжаи максимально облегчен. В частности, баки не были протектированы. снят коллиматорный прицел, вместо него- визир и мушка на капоте. 8 полку прицел установили вновь. В ЗОгв.иап в июле-августе 1943 г. летчик освоил Р-39 "Аэрокобру", воевал на ней. Став командиром 156 иап. майор Долгушин с октября 1943 г, летал на Ла-бФН номер 32. полученном в Сейме Эта машина была разбита в сентябре 1944 г.. когда при взлете оторвалась лопасть винта. Летчик, пилотировавший самолет, был тяжело ранен. С.Ф.Долгушин в это время вместе с полком получал в Горьком Ла-7. С сентября 1944 г. командир полка летал на Ла-7 с номером 93 (изображен на вкладке). По результатам стендовых испытаний выбрали наиболее мощный двигатель [разброс составлял до 50 л.с.). С самолета была снята первоначальная краска, его заново загрунтовали, окрасили и отполировали. Фюзеляж, крылья и горизонтальное оперение сверку не были камуфлированы, но имели ровный серо-голубой цвет (краска АМТ-11); снизу – голубой (АМТ-17). Красный капот и кок были введены генерал-лейтенантом А.С.Осипенко в июне 1944 г. перед Бобруйской операцией как отличительный признак корпуса. Тогда же приняты и опознавательные обозначения полков. Для 156 иап это были чередующиеся горизонтальные полосы на киле и руле поворота – три красных итри белых. Красные звезды с бело-красной окантовкой на фюзеляже, киле и нижней поверх ности крыльев. Номер "93" – белый без окантовки. Золотая Звезда на капоте выполнена желтым и красным цветами. Под кабиной-17 красных и 11 белых звездочек-по числу официальных побед С.Ф.Долгушина на конец войны. Желтая буква Э на киле – от почетного наименования полка Эльбингский. Там же фирменный знак – красная надпись "Ла-7" в белом круге. Технические надписи не восстанавливались, на правом борту был только номер 93. Обручи, стягивающие капот – неокрашенная сталь. Лист обшивки за выхлопными патрубками -обожженый металл. Над горизонтальными лучами звезды на киле на фотографии видны полоски в местах, где обычно наносились заводские номера. Однако, выяснить, номера ли это, не удалось, поэгому на схеме они условно изображены прямоугольниками серого цвета. Отличигельные элементы корпусам полк^были нанесены после получения самолета, а индивидуальные – в начале 1945 г. и сохранились по крайней мере до мая. На Ла-7 номер 14 С.Ф.Долгушин сделал несколько вылетов в 1945-46 гг. (после окончания войны). Самолет имел стандартный камуфляж – сверху темно-серый (АМТ-12) и серо-голубой (АМТ-11), снизу – голубой. Капот, кок и киль дополнительно не окрашивались. Номер 14 – белый. Звезды в бело-красной окантовке – на обычных местах. В Липецке С.Ф.Долгушин освоил Як-3, Як-9П, Ла-9, Як-15и Як-17. В Кубинке сделал два полета на Ла-15 и перешел на МиГ-15. В Калининской дивизии летал на Ил-2В. В дальнейшем через его руки прошли МиГ-17, Як-25, Як-27, Су-7. Последними типами, на которых он летая до 1970 т., были Як-28и МиГ-21.

Виды слева Ла-7 №93 и №14 восстановлены по фотографиям (снимок №93 – полный, №14 – без киля), остальные проекции реконструированы по воспоминаниям и с использованием стандартнык схем камуфляжа

Jla-7 156 иап, на котором командир полка подполковник С.Ф.Долгушин совеошил несколько вылетов в 1945-46гг. 229 иад. Германия, Польша

Вид сверху Ла-7 №14

Вид снизу Ла-7 №93

Автор выражает благодарность Герою Советского Союза генерал-лейтенанту авиации С.Ф.Долгушину; ветерану 156 иап А.В.Щипанову, бывшему технику звена управления, поделившимся воспоминаниями, фотографиями и документами из личных архивов, а также коллективу средней школы №625 г.Москвы за возможность использовать материалы Музея боевой славы 8 иак.

Снова о Рудольфе Мюллере

Юрий РЫБИН, Мурманск

Прошло уже пять десятилетий после начала Великой Отечественной войны, но не ослабевает интерес к тем далеким годам. Много книг и статей посвящено летчикам Северного Флота. И это вполне понятно. В воздушных боях они проявили образцы мужества и самоотверженности. Но, чтобы до конца оценить их подвиг в этой жестокой и кровопролитной войне, нужно знать, какого опытного. организованного и хорошо вооруженного противника они победили.

В нашей литературе на протяжении всех послевоенных лет не давался обьективный анализ тактики фашистских летчиков, немецкой военной техники, а некоторые факты о противнике искажались или просто замалчивались. Если, прочитывая мемуары, пренебречь идеологическими штампами типа "хваленые птенцы Геринга", "воздушные пираты", "фашистские стервятники" и попытаться разобраться в обстоятельствах тех событий. то окажется, что в первой половине войны – пробел, а во второй – сразу "враг разгромлен наголову". И что интересно – финал Второй Мировой подтверждает этот "разгром наголову". Мы же зададимся вопросом – как? какой ценой? какой кровью была достигнута победа?

Итак, один из наших тогдашних противников – летчик-ас Люфтваффе Рудольф Мюллер, сбивший за время своей боевой деятельности с сентября 1941 г. по 19 апреля 1943 г.. т.е. за неполные два года, 94 самолета и награжденный высшей наградой фашистской Германии – Рыцарским крестом с дубовыми листьями. Чем же объяснить такую результативность Мюллера, да и других немецких летчиков? Попробуем разобраться.

Не секрет, что в начале войны ВВС Северного Флота и армейские подразделения. защищавшие небо над Мурманском. имели на вооружении самолеты устаревших образцов. В основном это были истребители И-153 "Чайка", И- 156ис и И-16. которые по прямой не могли соперничать в скорости даже с немецким бомбардировщиком "Юнкерс" Ju 88. А поступавшие в первых партиях ленд-лиза английские истребители "Харрикейн" и американские Р-40С "Томагаук" не всегда могли на равных вести воздушные бои с Me 109.

Летные кадры ВВС РККА, имевшие за плечами опыт боев в Испании, в зимней войне с Финляндией, на Халхин-Голе, были сильно прорежены репрессиями, а новое пополнение не имело не то что боевого, а порой и достаточного летного опыта, плохо знало технику и тактику авиации противника. Немцы же до вступления в войну с Советским Союзом уже имели опыт применения авиации в небе Польши, Великобритании и Сев.Норвегии. Они очень высоко ценили своих пилотов. Летная подготовка в начале войны в авишколах "Люфтваффе" была намного выше, чем в наших учебных подразделениях. Тот же Мюллер перед тем, как сделать свой первый самостоятельный полет, совершил около сотни взлетов и посадок вместе с опытнейшими инструкторами. После окончания авиашколы немецкие летчики, как правило, зачислялись в учебные подразделения при авиационных частях, в которых оттачивали свое мастерство и только после этого направлялись в действующие части.

У немцев и у нас был разный подход к действиям истребительное авиации. Перед немецкими летчиками-истребителями стояла основная задача – уничтожение самолетов противника, а не прикрытие сухопутных войск и боевых кораблей, которые должны были полагаться на собственные, вполне достаточные, средства противовоздушной обороны. При таком подходе немецкие летчики чаще использовали тактику "свободной охоты" и выбирали в качестве целей самолеты – бомбардировщики и штурмовики, которые у нас в начале войны летали практически без прикрытия.

В то же время для наших летчиков основной задачей было прикрытие военных обьектов Северного Флота и морского порта, в котором постоянно шла разгрузка союзных конвоев. Такая привязка к месту конечно же сковывала действия нашей истребительной авиации. Вышесказанное, наверное, и объясняет то. что на протяжении почти всей войны на Севере мы имели истребителей больше, чем противник, но долгое время инициатива воздушного боя находилась у летчиков "Люфтваффе". Что касается тактики воадушных боев, то нашим летчикам при встрече с "Мессершмиттами" чаще приходилось применять "оборонительный круг". Самолеты вставали в круг, прикрывая друг другу "хвосты", меняя положение, вытягивались в нужную сторону, огрызались пулеметными очередями от наседавших "Мессеров", которые стремительно пикировали на наши истребители. стараясь расчленить боевой порядок.

Но вернемся к герою нашего очерка. Рудольф Мюллер обучался в "военной авиашколе с 1 июня 1940 г. по 1 июня 1941 г.. после чего был направлен в учебный отряд 77 истребительной эскадры. Боевую деятельность он начал в сентябре 1941 г. на аэродроме Лоустари (Финляндия), где за один месяц сбил 8 советских самолетов (3 – Пе-2. 1 – ДБ-Зф, 1 – И-153, 2 – И-16 и 1 – "Харрикейн"). Мюллер придерживался тактики "свободной охоты", применяя внезапную атаку со стороны солнца с превосходством в высоте и скорости. Он был привержен к ведению боя в вертикальной плоскости. Не считал зазорным порой уклониться от боя при численном превосходстве самолетов противника.

В октябре 1941 г. отряд, в котором служил Мюллер, был перебазирован на аэродром Ставангер (юг Норвегии) для воздушного патрулирования и перехвата английских бомбардировщиков и торпедоносцев. где ас сбил два бомбардировщика.

В апреле 1942 г. отряд был возвращен на аэродром Луостари, где и находился до ноября 1942 г. За это время Мюллер сбил 71 самолет, в большинстве это были истребители "Харрикейн".

Вообще, обер-фельдфебель Мюллер в своем окружении считался "специалистом" по сбиванию "Харрикейнов". Большинство сбитых им самолетов было именно этого типа. Он довольно хорошо изучил слабые стороны этого самолета и, зная его плохую вертикальную маневренность, старался атаковать его сзади снизу, заставляя нашего летчика по спирали набирать высоту и терять при этом скорость, после чего Мюллер шел на хитрость, провоцируя противника на крутой вираж. "Харрикейн", имеющий уже малую скорость, при таком маневре опрокидывался в штопор, и, пока его летчик был целиком занят выходом из штопора, Мюллеру оставалось лишь добить падающий самолет. Обычно немецкий ас не атаковал дважды одну и ту же машину, чтобы не подвергать себя опасности. Он знал, что наши летчики в исключительных случаях могли пойти и на таран.

Рудольф Мюллер

Пожалуй, Мюллер был единственным летчиком в Заполярье, который в воздушных боях с истребителями типа "Харрикейн" приобрел навыки разбивать "оборонительные круги" и был убежден, что этот тактический прием для "Харрикейнов" губителен. На большой скорости он летал вдоль направления виража "оборонительного круга" и ждал удобного случая, чтобы пересечь его, открывая при этом огонь из всех видов оружия. В большинстве случаев ему удавалось этим маневром расстроить боевой порядок "Харрикейнов", после чего он атаковал одиночные самолеты. Дважды Мюллеру удавалось, разбив "оборонительный круг", сбить сразу два "Харрикейна" всего за две минуты. Тактика, надо сказать, рискованная, требующая отличной реакции и виртуозного владения машиной, ибо, входя в круг самолетов противника, Мюллер оказывался под огнем следующего за ним истребителя.

В ноябре 1942 г. отряд снова был перебазирован на другой аэродром – Ала- куртти, т.е. на Кандалакшское направление – где Мюллер сбил два истребителя ЛаГГ-3.

В декабре 1942 г. во время лыжной прогулки Мюллер сломал ногу. После выздоровления ему был предоставлен отпуск в Германию. Вернувшись в первых числах февраля в эскадру Рудольф сразу включился в боевую деятельность. сбив еще 10 самолетов. 8 марта 1943 г. при взлете с аэродрома ас потерпел аварию. Самолет разбился, а сам он получил легкое сотрясение мозга. Однако уже в конце месяца летчик был выписан из лазарета и направлен в г.Пори за новым самолетом. Как раз в это время началось перевооружение истребительной эскадры на новые Me 109G-2. 6-я эскадрилья начала получать новые истребители одной из первых, в связи с чем в апреле она не принимала участия в боевых действиях.

19 апреля 1943 г. в 11.30 Мюллер вылетел первый и последний раз на новом "Мессершмитте" на боевое задание, которое заключалось в прикрытии группы истребителей-бомбардировщиков FW 190 из 14 отряда скоростных бомбардировщиков 5 эскадры, посланных на бомбардировку аэродрома Ваенга. В 11.50 по данным советской радиоразведки и радиолокационным наблюдениям северо-западнее Мурманска на высоте 4000- 6000 м были обнаружены три группы самолетов противника. Для их перехвата в воздухе были подняты четыре "Харрикейна" из 2 гв.иап им.Б.Ф.Сафонова, (ведущий старший сержант А.Назаров) и шесть "Аэрокобр" (ведущие пар были капитан З.Сорокин и младшие лейтенанты П.Романов и Н.Бокий). Вскоре на командный пункт поступило сообщение о приближении к аэродрому на высоте около 8000 м двух групп вражеских самолетов. "Аэрокобрам" было приказано с набором высоты идти на перехват, а "Харрикейнам" – прикрывать аэродром. Через несколько минут на бреющем полете аэродрому подошли три Me 109. В воздух поднялись еще две пары "Аэрокобр"(ведущий пары капитан П.Климов), которые начали барражирование над аэродромом.

Возвращавшиеся с задания на истребителях "Аэрокобра" капитан П.Сгибнев и старшина В.Юдин были направлены в район встречи с вражескими самолетами. В 12.23 наши истребители обнаружили на высоте 5000 м две группы истребителей из двух и шести "Мессеров". Через пару минут из облачности вывалились еще две группы – четыре "Мессершмитта" и два "Фокке-Вульфа", которые с высоты 6000 м произвели бомбометание по аэродрому. В результате бомбардировки аэродрома был сожжен один "Харрикейн".

Во время сближения наших истребителей с шестеркой "Мессеров" два вражеских самолета, имея преимущество в высоте, сзади сверху со стороны солнца стали заходить в атаку по паре Романова. Это своевременно заметил Бокий. Под прикрытием своего ведомого – Титова он вышел истребителям противника в хвост и с дистанции 200 м открыл по ним огонь. "Мессершмитты" прекратили атаку, ведущий, а им был Мюллер, попытался уйти со снижением, ведомый его отвернул в сторону солнца. Бокий стал преследовать уходящий вниз истребитель, открыл по нему огонь и на высоте 1500 м подбил его. Титов тоже атаковал "Мессер", вывалившийся из облаков, и сбил его.

Самолет капитана Сорокина в начале боя пытались атаковать два истребителя, но он резким разворотом влево уклонился от удара. Истребители разошлись, ведущий "Мессер" взмыл вверх, ведомый начал резко снижаться. Сорокин на пикировании догнал шедший к земле самолет и двумя очередями сбил его.

Капитан Сгибнев при подходе к району аэродрома увидел бой четырех наших истребителей с шестью "Мессершмиттами" и немедленно пошел на помощь. Имея преимущество в высоте, он сзади сверху атаковал и сбил один вражеский самолет.

В воздушном бою было уничтожено пять истребителей противника. Фашистам удалось сбить одну нашу "Аэрркобру", летчик которой погиб.

Что касается взятия Мюллера в плен, то об этом также подробно писали многие авторы. Заслуживает внимания интересная подробность о том, что брал в полет зимой каждый немецкий летчик-истребитель. В спинном лацкане парашюта находился маскировочный халат, теплые носки, шоколад, спички и папиросы. А также в вещевом мешке были мясные консервы, шоколад, кекс, папиросы, перевязочный пакет. Кроме того брались в полет складные лыжи и палки, ракетница с запасом ракет и пистолет.

После вынужденной посадки в 8 км восточнее озера Мальярви Мюллер пытался на лыжах уйти к своим. Место его посадки заметил командир полка П.Сгибнев и хотел добить немецкого пилота, но у него к тому времени кончился боезапас, да и горючее находилось на исходе. Тогда по рации, находясь еще в воздухе, он приказал подготовить самолет По-2. Вернувшись на аэродром; Сгибнев вместе с техником Соболевским сразу же вылетел к месту посадки вражеского самолета. Еще не замер винт По-2, как они с пистолетами в руках направились к "Мессершмитту". В кабине сбитого истребителя летчика не оказалось, а рядом был обнаружен глубокий след лыжни. В пустой кабине нашли парашют с табличкой, на которой готическим шрифтом была написана фамилия немца – "Мюллер". Сгибнев по рации из По-2 доложил обстановку на командный пункт и свое решение организовать поиски немецкого аса. К ним присоединились разведчики с собакой. Преследователи пошли по лыжному следу. По пути были найдены ракетница и ракеты, меховая куртка, брошенные немцем. Вскоре настигнули и его самого. Причем, завидя наших бойцов, он сразу же бросил оружие, даже не пытаясь сопротивляться…

Допросы Рудольфа Мюллера вел наш военный разведчик П.Сутягин.

Пленник подробнр рассказал о подготовке немецких молодых летчиков в учебных подразделениях и частях, о летчиках своего отряда, каждому дал краткую характеристику. Рассказал он и о тактике, применяемой их летчиками в Заполярье, об организации ПВО аэродромов, о новом истребителе Me 109G-2. Немецкий ас указал на некоторые ошибки, допускаемые советскими летчиками в воздушных боях и на схемах, нарисованных им самим, показал, как избежать их.

Из ответов Мюллера на допросах вырисовывается вполне определенный образ этого человека: спортсмен, для которого сбивать самолеты было азартной охотой, рискованной игрой. Впрочем, от войны уже накопилась усталость. И вот он, в этот раз проиграв, сдается на милость победителя, все рассказывает, объясняет. И надеется, что к нему, как к военнопленному, будет должное отношение.

По некоторым источникам, Мюллер был отправлен в лагерь для военнопленных, где в 1944 г. окончил свой жизненный путь.

В музее Кразнознаменного Северного Флота, рядом со снимком "Мессершмитта", сбитого под Ваенгой, есть фотография молодого человека в форме гитлеровского пилота и его талисман – иконка. Мюллер надеялся, что она убережет его от неудачи. Да, он не погиб в бою…

Мессершмитт Me 109G-2 обер-фельдфебеля Р.Мюллера 6 эскадрилья 5 истребительной эскадры. Аэродром Алакуртти, апрель 1943 г.

В статье использованы документы

ЦВМА, ф.2452, оп.0040584, д.2, лл.43-55

Автор статьи ищет единомышленников по вопросам истории авиации Северного флота в годы Великой Отечественной войны, а также тех, кто располагает интересной информацией по этой теме письма направлять по адресу: 183008 Мурманск, ул.Зои Космодемьянской, д.30 кв.29 Рыбину Юрию Валентиновичу

Bf 109G-2 Р.Мюллера после вынужденной посадки. 19 апреля 1943 г.

И -15 бис - самолет пяти войн

Михаил MACЛОB,

Москва

1. Предсерийный истребитель И-15 бис.

2. Носовая часть И-15 бис. Обтекатели колес сняты

3. Лыжное шасси И-15 бис.

4. Боковой люк доступа к радиостанции открыт

5. Испытания И-15 бис с радиостанцией. Стойка антенны над верхним. крылом. Август 1939 г.

6. Бомба под крылом И-15 бис

43 – обтекатель колес шасси, 44 – крыльевой навигационный огонь, 45 – центроплан тренировочного истребителя ДИТ, 46 – отверстия на центроплане ДИТ для влезания в переднюю кабину, 47 – жалюзи (открыты) ДИТ, 48 – И-15 бис со снятой задней частью капота двигателя и с видом на выхлопной коллектор, 49 – снятый капот, 50 – вариант с люком для установки аккумулятора, 51 – лыжи, 52 – резиновый жгутовый амортизатор лыж, 53 – люки (только на правом крыле) посадочных фонарей НГ-12, 54 – установка PC, 55 – подвеска бомб

«Ланкастеры» с красными звездами

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ,

Москва

В годы Великой Отечественной войны советская авиация остро нуждалась в поставке тяжелых бомбардировщиков. Авиазаводы страны, перегруженные производством самолетов тактического назначения, не могли обеспечить ВВС сколь-нибудь значительным парком больших многомоторных самолетов. Единственный отечественный тяжелый бомбардировщик Пе-8, строившийся в 1941-44 гг., был выпущен всего в 79 экземплярах.

Совсем мало подобных машин поступило к нам по официальным каналам помощи от союзников – один американский B-24D "Либерейтор" и несколько английских "Стирлингов". Тем не менее, на вооружении наших ВВС в конце войны и в первые послевоенные годы состояло некоторое количество тяжелых бомбардировщиков английского и американского производства из числа восстановленных после вынужденных посадок или интернированных на Дальнем Востоке. Среди них были и самолеты типа Авро "Ланкастер". История их появления у нас такова.

В сентябре 1944 г. советское и английское командования предприняли совместную операцию "Параван" против немецкого линкора "Тирпиц", отстаивавшегося в Альтен-фьорде на побережье Норвегии. Линкор ранее был несколько раз поврежден, но продолжал оставаться потенциальной опасностью на пути северных конвоев из Англии в Советский Союз. В ходе операции 38 "Ланкастеров", 2 транспортных "Либерейтора" и один разведчик "Москито" направили на аэродром Ягодник в Архангельской области.

Соединение, собранное из самолетов 617-й и 9-й бомбардировочных эскадрилий королевских ВВС, было укомплектовано "Ланкастерами" модификаций I (с моторами Роллс-Ройс "Мерлин 24") и III (с моторами Паккард "Мерлин 224"), специально приспособленными для подвески сверхтяжелых бомб весом 12000 фунтов (5450 кг). Внешне они отличались от стандартных углубленным "пузатым" бомбоотсеком и отсутствием верхней турели FN50.

С б часов утра 12 сентября английские самолеты начали садиться на аэродромы архангельского узла. По различным причинам 10 бомбардировщиков совершили вынужденные посадки в Онеге, Беломорске, Кегострове, Молотове (Северодвинске) и просто в тундре. Одна машина села в столь неудобном месте, что пришлось сбросить парашютиста- проводника, который вывел экипаж к реке, где ждала летающая лодка МБР-2. 7 самолетов были повреждены, один из них наши и английские специалисты отремонтировали.

15 сентября 27 "Ланкастеров" (включая отремонтированный) отбомбились по "Тирпицу". На цель их вели наши штурманы. Советские самолеты также вели предварительную разведку и затем фотографировали результаты налета. Из 21 сверхмощной бомбы "Теллбой" (шесть машин несли обычные бронебойные бомбы по 224 кг) одна попала прямо в линкор, также в цель угодили и несколько более мелких. Однако. "Тирпиц" остался на плаву. Англичане потерь не имели.

С 16 по 28 сентября все исправные "Ланкастеры" вернулись на свои базы в Великобритании. Впоследствии им все- таки удалось добить "Тирпиц", который немцы перевели на новое место – у о.Хаак.

На советской земле осталось шесть поврежденных "Ланкастеров" – один "Ланкастер" III и пять "Ланкастеров" I. Четыре из них были исследованы на предмет возможного восстановления. Два наименее поврежденных доставили в Кегостров, где в мастерских ВВС Беломорской военной флотилии под руководством главного инженера Кирьянова занялись их ремонтом и переделкой.

Все вооружение с них сняли, заднюю турель зашили листами дюраля. Поврежденную носовую часть изменили: старый "ступенчатый" нос со стрелковой установкой заменили новым прозрачным обтекателем. Окраска осталась прежней, английской (коричнево-зеленый верх и черный низ), только опознавательные знаки закрасили нашей зеленой краской (отличавшейся по тону) и сверху нанесли красные звезды в черной окантовке. Обе машины переделывались однотипно.

Одна из них. с номером "01", досталась 16-му транспортному отряду (трао), где эксплуатировалась с конца января 1945 г. (предположительно это был самолет с номером МЕ559, выпущенный фирмой "Мэтрополитэн-Виккерс"). Командиром самолета был В.Ш.Евдокимов, штурманом – В.Я.Андреев. 16-ый трао являлся наследником известной 2-ой отдельной авиагруппы И.Т.Мазурука, сформированной в начале войны из полярных летчиков. Хотя он и назывался транспортным, но использовался не только и не столько для перевозки людей и грузов, сколько для сопровождения конвоев, ледовой разведки, патрулирования. "Ланкастер" тоже летал на поиск подводных лодок (хотя не нес ни бомбового, ни стрелкового вооружения), на разведку отдаленных районов, где была очень ценна его большая дальность и продолжительность полета. Например, 24 января "Ланкастер" провел ледовую разведку участка губы Белужья (Новая Земля) – Нарьян-Мар.

Экипаж "Ланкастера" у нас составляли 4-5 человек: один или два пилота, штурман и два механика.

В августе 1945 г. эту машину направили на Тихий океан, но в Красноярске она застряла из-за нехватки горючего. Пока ждали бензин, война с Японией кончилась. Летом 1946 г. этот "Ланкастер" перегнали в Ригу, в авиатехническое училище. как наглядное пособие. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Второй восстановленный "Ланкастер". с номером "02й , попал в 70-й отдельный транспортный полк (отрап) ВВС Северного флота. Командиром этой машины был И.И.Дубенец. После расформирования 16-го трао в 1946 г. оба самолета недолго находились вместе в 70-м мотрап, "02" после войны разбили при посадке на аэродроме в Измайлове, в Москве. Бомбардировщик выкатился за пределы летного поля, подломал шасси и изуродовал носовую часть. Восстанавливать еще раз его не стали – списали.

Конечно, два самолета не могли изменить ход войны. Тем не менее, надо указать, что в отличие от В-17 и В-24, так и не принявших участия в боевых операциях с советскими экипажами, "Ланкастеры" с красными звездами успели совершить значительное количество боевых вылетов, хотя и не встречались с врагом "лицом к лицу", и таким образом внесли свой вклад в общую победу.

фотография предоставлена В. Я. А ндреевым.

Lancaster B.Mk.l, переделанный в транспортный самолет. 16 трао ВВС Беломорской военной флотилии, 1945 г.

Тридцать лет спустя

Андрей ЮРГЕНСОН,

Москва

В 50-е годы боевая авиация стала реактивной, сверхзвуковой, и уже к концу десятилетия практика летного обучения потребовала широкого внедрения реактивной техники в процесс подготовки пилотов в училищах ВВС. В странах Варшавского договора было признано целесообразным иметь единый тип учебного реактивного самолета. В 1959 году была объявлена конкурсная разработка такой машины. В конкурсе приняли участие ОКБ А.С.Яковлева. КБ польского конструктора Тадеуша Солтика (Tadeusz Soltyk) и чехословацкая фирма "Aero". Весной 1961 года в СССР были проведены сравнительные летные государственные испытания трех созданных самолетов: Як-30, L-29 "Delfln", TS-11 "Iskra". Все машины показали хорошие данные. Лучшим был признан Як-30, который при такой же, примерно, как у конкурентов, тяге двигателей был более чем на тонну легче. Однако, для серийного производства был выбран L-29. Он наилучшим образом соответствовал условиям авиационной промышленности в Чехословакии, где предполагалось строить учебные машины для стран Варшавского договора. В 1961 году L-29 был запущен в серийное производство и с 1963 года начал поступать в СССР и другие страны.

L-29 принадлежал к первому поколению реактивных учебно-тренировочных самолетов. На смену ему пришел самолет L-39 "Albatros", также разработанный в Чехословакии фирмой "Aero" (главный конструктор Jan Vlcek). В 1974 году он был запущен в серийное производство и начал поступать в летные училища ВВС СССР на смену L-29.

После распада СЭВа и перехода на расчеты в твердой валюте с нашими соседями поставки самолетов и запасных частей к ним из Чехословакии прекратились. Кроме того, парк самолетов L-39 в наших летных училищах (около Ю00 машин) к 1995 году вылетывает свой ресурс. Поэтому военно-воздушные силы в начале 1991 года объявили конкурс на самолет подготовки летчиков фронтовой авиации. Согласно ТТТ он должен быть двухмоторным, иметь посадочную скорость не болеё 170 км/ч. длину разбега и пробега не более 500 м. перегоночную дальность 2500 км и тяговооруженность 0,6-0,7. Новый самолет должен войти в эксплуатацию в 1994 году. В конкурсе приняли участие четыре фирмы: ММЗ им.А.И.Микояна, ЭМЗ им.В.М.Мясищева, ОКБ им.П.О.Сухого и ОКБ им.А.С.Яковлева. Защита аванпроектов состоялась в конце 1991 года, но победитель пока не определен. Конкурс продлен до мая 1992 года.

ОКБ им.А.С.Яковлева пошло по пути комплексного решёния задачи создания учебно-тренировочного комплекса, получившего название УТК-Як. В состав комплекса входят технические средства обучения (дисплейные классы, процедурные тренажеры на базе ПЭВМ, функциональные тренажеры), объединенные общим математическим обеспечением и учебно- тренировочный самолет УТС-Як.

Новый реактивный учебно-тренировочный самолет ОКБ им. А.С.Яковлева

В процессе проектирования самолета рассматривалось около десятка различных схем, четыре – подробно. Были схемы, подобные самолетам Alpha-Jet, Hawk, А-10, схемы с прямым крылом. Прямое крыло позволяет реализовать углы атаки не более 20 градусов, а требовалось обеспечить около 30. Поэтому от прямого крыла отказались и выбрали – умеренной стреловидности небольшого удлинения.

Для сохранения устойчивой работы двигателей на больших углах атаки воздухозаборники расположены под корневым наплывом. Для увеличения аэродинамического качества в крейсерском полете на концах крыла установлены крылышки, что позволило приблизить крыло самолета по аэродинамическому качеству к прямому крылу с удлинением 5. Механизация включает отклоняемый носок и трехпозиционные закрылки типа Фаулер.

Для устранения попадания в воздухозаборники двигателей посторонних предметов во время взлета и посадки носовая нога шасси вынесена назад, за срез воздухозаборников, на воздухозаборниках установлены окна подпитки.

Курсант и инструктор расположены "тандем", причем кабина инструктора приподнята над кабиной курсанта на 405 мм. Компоновка кабины максимально приближена к компоновке кабины современного истребителя. Катапультные кресла К-36Л класса "0-0". Катапультирование производится через остекление фонаря. Фонарь, общий для курсанта и инструктора, откидывается вбок.

Учитывая то, что самолет должен совершить первый полет уже в 1993 году, ОКБ при проектировании основывалось на применении существующих материалов, комплекса бортового оборудования и двигателей. Стремление удешевить самолет вынудило конструкторов отказаться от применения в конструкции композиционных материалов. Основными материалами конструкции самолета стали алюминиевые, литиевые и титановые сплавы.

Единственным пригодным для самолета двигателем оказался хорошо известный конструкторам ОКБ по самолету Як-40 двигатель АИ-25ТЛ. Требовалось только изменить коробку приводов, узлы крепления и ряд агрегатов. В дальнейшем предполагается заменить АИ-25 перспективным двигателем, разработка которого уже началась Л НПО им.Климова и НПО "Союз". Система управления – бустерная необратимая, она позволяет имитировать изменение степени продольной устойчивости при неизменном физическом запасе устойчивости.

Особое внимание конструкторы уделили эксплуатации самолета. На нем установлена ВСУ АИ-9, что позволит взлетать без дополнительных наземных средств, нестандартное аэродромное оборудование сведено к минимуму. Замена двигателей осуществляется через люки в нижней части фюзеляжа.

Простота конструкции, высокая надежность планера, силовой установки и самолетных систем, большой ресурс и полная автономность самолета, а также высокая эксплуатационная технологичность в сочетании с низкой стоимостью жйзненного цикла и хорошими летно- техническими характеристиками позволят проводить качественную подготовку летного состава. Аэродинамическая схема и удельные параметры самолета позволят ему выполнять полеты практически на всех режимах, свойственных современным и перспективным боевым самолетам.

Кроме основного варианта для подготовки летчиков фронтовой авиации, в ОКБ разрабатываются варианты модификаций самолета с различной степенью унификации. Среди них вариант для подготовки летчиков морской авиации, дальней авиации и авиации ПВО, административный самолет. По мере вылета ресурса предусмотрена возможность переоборудования самолета в мишень.

Основные характеристики

Силовая установка: 2 ТРДД ЗМКБ «Прогресс»

АИ-25ТЛМ

Взлетная тяга по 1720(1950) кгс

Размах крыла 11,245м

Длина самолета 12,40 м

Высота самолета на стоянке 4,60 м

Колея шасси 2,40 м

Нормальная взлетная масса 5500 кг

Масса топлива во внутренних баках 1800 кг

Масса топлива с подвесным баком 2500 кг

Максимальная скорость у земли 850 км/ч

Посадочная скорость 170 км/ч

Время набора высоты 10000м 11(9) мин

Вертикальная скорость у земли 41(60) м/с

Практический потолок 12000(15000)м

Дальность полета перегоночная 2500 км

Длина разбега 250-300 м

Длина пробега 425-520 м

В скобках указаны данные с перспективными двигателями.