sci_history antique_european Яков Рейтенфельс Сказания светлейшему герцогу тосканскому Козьме третьему о Московии (дополнение) 1906 ru Fiction Book Designer 07.10.2011 FBD-0QFQSAOI-KLT6-QAAF-3D2P-WPKEFRC5AWCT 1.0

Яков Рейтенфельс

Сказания светлейшему герцогу тосканскому Козьме третьему о Московии (дополнение)

DE REBUS MOSCHOVITICIS AD SERENISSIMUM MAGNUM DUCEM COSMUM TERTIUM

Новые материалы о жизни и деятельности Якова Рейтенфельса

Отдельный оттиск из: Чтения в Имп. Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1906. Кн. 4. 24 c.

I. Доклад Высокопреосвященнейшего Распони

Собрание 12 ноября 1674 года

Яков Рейтенфельс, уроженец Курляндии, заявляет, что он, в течение своего двухлетнего пребывания в Московии, наблюдал, ради небольшого своего сочинения, которое он намерен издать, отношение правительства и частных лиц к католической вере, вследствие чего и убедился, что в это государство можно проникнуть лишь под видом купца, почему и осмеливается дать Вашим Высокопреосвященствам совет: в видах примирения и сближения вышеназванного государства с Cвятейшим Престолом, можно было бы послать туда несколько молодых итальянцев - духовного или светского звания - с тем, чтобы они в два года научились бы языку московитов и собрали бы всякого рода сведения, причем автор предлагает и свои собственные слабые силы, присовокупляя к тому, что настоящее время весьма для сего благоприятно, благодаря прирожденному благодушию ныне правящего Царя.

Отец Кирхер подтверждает, что названный Яков - ревностный католик, ученый, владеющий шестью языками и пользуется расположением Великого Царя.

Препоручается Высокопреосвященнейшему Распони [1].

II. Первая записка Рейтенфельса

Краткое наставление к путешествию в Mосковию

1. Лица, которых угодно будет послать в Московию, должны быть, прежде всего, прирожденными Итальянцами и не только опытны в обращении с людьми и всесторонне образованны, но также должны знать хорошо Славянский и Польский языки, а, в особенности, архитектуру, гидравлику и различные применения законов физики; мало того-они должны также уметь торговать.

2. Так как от них, во время пребывания в чужой стране, главным образом потребуются следующие качества: полная готовность и твердое намерение действовать определенным раз навсегда образом, то и следует для настоящего дела тщательно избрать таких, которые посвятили бы ему все силы ума и сердца своего и не вздумали бы, охладев во время самого хода действий, отказаться от него.

3. Прежде всего должно им помнить, что лишь одна скрытность доставит им всюду и всегда полную безопасность. Пусть они, поэтому, всячески избегают говорить слишком много о своем деле, как в Италии, так и где бы то ни было, дабы случайным раскрытием плана не погубить всего дела.

4. Пусть они по возможности подробнее разузнают от купцов, с которыми им придется совершать свое путешествие, о товарах, привозимых в Московию и вывозимых оттуда, дабы никому не подать повода к заподозрению их, вследствие их невежества по этой части.

5. Приняв, таким образом, эти меры предосторожности против всякого рода случайностей, сообразуясь с своим собственным и спутников характером, пусть они, с благословения Божия, отправятся в путь, причем, однако, и самый путь, весьма длинный, они сократят, если отправятся на город Ригу, в Ливонии, через Каринтию, Австрию, Моравию, Силезию, Польшу, Пруссию и Курляндию.

6. Из Риги, особенно в зимнее время, они через Ливонию легко доедут на ямщиках, из Ливонцев же, а иногда и Русских, возвращающихся домой, до Пскова. А отсюда, по получении от Царя, чрез Воеводу, или Начальника края, разрешения на ввоз их товаров, они, таким же способом, на ямщиках, проедут в Москву, местопребывание Царя.

7. Пусть они ни под каким видом, даже и не пытаются брать с собою священные облачения и церковную утварь, или что либо иное, могущее навлечь подозрение, ибо там всё подвергается - каждый предмет особо - осмотру, более нежели тщательному.

8. Пусть они помнят, что, в Московии, прежде всего, им необходимо должно переменить всякие Европейские нравы на Азиятские, дабы в противном случае [2] их планы, хотя и прекрасно обдуманные, но, быть может, не согласные с обычаями, не погибли злополучнейшим образом. Ибо тут как па войне, нельзя два раза ошибаться.

9. Пусть также они сами, согласно совету Липсия, нигде так не удобоприменимому, как именно в Москве, будут скупы на слова, а помыслы их сокрыты, выражение лиц их сурово, даже при оказании милостей, дабы тамошний, столь раболепствующий и подозрительный, народ не мог заключить чего недорого по наружности их.

10. Да позаботятся они о том, чтобы поселиться, в качестве приезжих гостей, не в Немецкой, случайно, Слободе, но лучше всего в самом городе, недалеко от дворца, у кого-нибудь из Русских, дабы через это близкое соседство удобнее и лучше изучить язык и нравы.

11. Им должно также иметь переводчика, заслуживающего полного доверия, особенно если никто из них самих не будет знать русского языка.

12. Пусть они немедленно, по приезде своем, отправятся к выдающимся лицам католического вероисповедания и строжайше обяжут их молчать о своих намерениях. Прежде всего пусть они известят о своем прибытии и своих предначертаниях, господина Бокговена [3], кажется, генерала, как их называют, военной службы, родом Англичанина, а также господина Менезия, которому недавно было поручено съездить послом в Италию и знаменитого Венецианского художника, стекольщика. От них они могут получить более, чем от кого либо, достоверных сведений.

13. Пусть они, по указанию друзей, поспешат расположить, подарками, в свою пользу некоторых лиц, особенно же Артамона Сергеевича [4], первого министра при нынешнем Царе. В этой стране, давать и брать взятки-явление обычное.

14. Пусть они и самому Царю, как-нибудь, преподнесут, от себя лично, какой-нибудь подарок, более по замысловатости своей, нежели по стоимости, подходящий для сего, дабы через это, Царь благосклоннее отнесся бы к сим новым купцам.

15. С так называемыми толмачами и переводчиками [5] Царя, как православными, так и иных вероисповеданий, пусть они сведут дружбу, необходимую по многим причинам, особенно же с господами: Гроцием, Виниусом, Вибургом и др.

16) Дабы не подать безбожникам [6] повода быть худого мнения о нас, полезно, для дела, будет обменяться любезностями даже с Лютеранами и Кальвинистами.

17. Пусть они тщательно поразведают об образе мыслей тех лиц, кои, отвергнув прежнюю свою веру, присоединились к московской, дабы от этого, серединного, так сказать, рода людей, ежедневно получать, как можно более, нужных сведений.

18. Пусть они также подружатся с некоторыми монахами Базилиянского орденам [7], а именно, с Симеоном, родом из Литвы и глубоким знатоком латыни б), и теми двумя, которые получают от Царя жалованье за свою греческую ученость [8] и наконец, даже с Митрополитом Газским [9], который некогда провел немало лет в коллегии, принадлежащей Пропаганде, если только он еще доселе жив. Это весьма будет способствовать постепенному введению, облагораживающих человека, наук.

19. Пусть они по возможности точнее следят за образом мыслей Царя, равного которому, по великодушию и благочестию, я не признаю никого, дабы, зная в какую сторону они склоняются, - как относительно серьезных вопросов, так и развлечений - быть в состоянии согласовать их с собственными намерениями.

20. Пусть постараются они постудить на какую-нибудь службу у Царя, дабы под сим могущественнейшим покровом, свободно пользоваться повсюду большими преимуществами.

21. А для того, чтобы яснее было, что от их услуг проистекает некая выгода Царю, им следует выпросить себе командировки для отыскания и правильной разработки, в разных местах, рудников и копей, кои там, ежедневно, вновь открываются.

22. Пусть они попытаются также сделать что-либо полезное, как для виноградников близь Астрахани, которые уже начали пропадать, за отсутствием правильного ухода за ними, так и для плавания по Каспийскому морю.

23. Пусть они приобретут расположение Царя новыми применениями, из области математики и механики. Как образчик таковых, они могут предложить, например, поднять тот громадный колокол в Московском Кремле, около которого, до сей поры, многие, в поте лица своего, тщетно потрудились.

24. Пусть они, кроме того, с разрешения Царя, устраивают, по временам, представления молодыми московитами, тех комедий, про которые им известно, что они Царю по вкусу.

25. Пусть они постараются привезти несколько книг на Славянском языке, по государственным вопросам и истории, якобы для занятий учащейся молодежи из иностранцев, но с которыми они пусть познакомят, выбрав удобный для сего случай, высших сановников и самого Царя, ибо этим, как бы чародейными заклинаниями, удобнее всего могут быть смягчены сердца и совершенно уничтожены [10] дикие нравы.

26. Пусть они также, по временам, предлагают новые государственные планы и меры, касающиеся их, и тем доказывают Царю, что ему, одинаково полезна и необходима более тесная дружба с некоторыми государями, и пусть они усердно стараются о том, чтобы их отправили для заключения этих союзов.

27. Пусть они под видом купцов или посланных с поручениями от Царя, по временам предпринимают поездки по главнейшим городам Московского Государства, напр. в Киев, находящийся близь Черного моря [11], Архангельск, гавань на Белом море, Тобольск, главный город Сибири, Астрахань, при Каспийском море и т. п. Эти поездки немало поспособствуют лучшему знакомству с страною и могуществом ее населения.

28. Стараясь, таким образом, разными способами приобрести расположение Царя, следует тем некоторым лицам [12], которые пользуются его милостью, стараться о том, чтобы выпросить, хотя бы тайное, отправление церковных служб, дабы Московиты чрез это постепенно подготовлялись бы к полному слиянию. Ибо торжественные, даже могущественнейших государей, посольства не будут, конечно, иметь успеха, как потому, что это - дело весьма трудное, а также и вследствие боязни опасных последствий [13].

29. Если счастье устроит все так [14], то пусть они выпросят у Папы отправить послов, или, на первый раз, только грамоту Царю, с полным его титулом, в которой он бы его приглашал заключить навеки союз, скрепленный обоюдною присягою, против Турок - этого общего врага всех христиан. Несомненно, по присуждении Царю, подобно Иридиному яблоку [15], титула, все остальное уже не встретит препятствий. Право, не следует еще дальше разбирать - подобает ли ему, по справедливости, это прозвание, раз он, с полным основанием, может быть назван так, вследствие того, что покорил Казанское, Астраханское, Сибирское и другие, громадные, государства, властители коих назывались Царями, совершенно так, как и мы не отказываем другим - христианским и языческим - государям в титулах, зачастую, быть может, и сомнительных и лишь заимствованных ими у тех областей, которые им, так иди иначе, по подчинены.

30. В Риме же пусть будет назначено лице на следующую должность: ему, без всяких околичностей будут сообщать о происходящем, а оно будет посылать ответ в Москву, по возможности скорее, во избежание возможного запоздания дела, в случае чересчур долгого откладывания ответа.

31. Итак - пусть они [16] неустанно пишут подробнейшие письма, как касательно политики, так и всего того, что будет делаться в Москве, приняв, однако, следующую меру предосторожности, именно: писать скрытно, пользуясь какой-нибудь торговой, или иной какой, тайнописью, дабы не выдать тайны, если письма, по приказание Царя, будут вскрываться (что нередко бывает).

32. А какое, впрочем, принять решение относительно того, что, с течением времени, может неожиданно представиться, тому лучше Хризиппа и Крантора [17] научит их, их собственное благоразумие, так как они будут у дела, как бы на самом месте сражения.

Здесь указаны пути, указаны и препоны; но наиболее подходящее не должно быть отвергнуто - пусть всякий окажет свой ум и свои силы [18].

1674 года, ноября 24 дня.

Яков Рейтенфельс [19].

III. Вторая записка Рейтенфельса

О том, кто отправится послом в Московию.

1. Он должен быть Итальянцем, по происхождению,-лучше пожилым, нежели молодым; богобоязненным; серьезным и, вместе с тем, благодушным, но-что важнее всего- ревностно преданным затеваемому делу.

2. Он должен хорошо знать характер, нравы основные законы и требования Московитов.

3. При нем должен состоять товарищем какой-нибудь очень набожный Славянин, для того, чтобы ему не пришлось во всем доверяться исключительно только переводчикам.

4. Вся свита его должна состоять из людей благонравных, благочестивых и приветливых.

5. Пусть у него ежедневно, во дворце, в присутствии всех своих, читаются святые молитвы и служатся молебны.

6. Пусть ежедневно, у ворот дворца, раздается милостыня нищим.

7. Пусть, временами, устраиваются беседы с Московитами, рассказывается о святой жизни нашего Верховного Первосвященника, о его любви и влиянии на нравы.

8. Пусть он постоянно старается внушать основные начала духовной жизни, истинного христаанина, и согласия и единения на почве любви.

9. В разговорах с Московитами следует всем избегать надменного и презрительного тона.

10. В разговорах, ему не должно выказывать желания узнать их тайны, и не слишком любопытствовать о делах государственных.

11. Пусть он ищет случая побеседовать с теми немногими художниками, кои находятся в Москве, но не вступать в горячие споры с ними.

13. Пусть он, по временам, предлагает что-либо, вновь изобретенное, из области зодчества, механики, и математики, до сей поры в Московии еще не виденное, или не примененное.

14. Пусть он привезет с собою, для подношения Царю, какой-нибудь подарок, более ценный по своей замысловатости, нежели по стоимости, н. п., какую-нибудь рюмочку для яиц всмятку, нового образца, какие-нибудь благовония или курения, какую-нибудь пеструю ткань, шелковую, или вышитую, географические карты, архитектурные чертежи, нарядную карету, неаполитанского коня и т. п.

IV. Третья записка Рейтенфельса

Относительно пропаганды посредством торговых сношений

1. Если, быть может, в настоящее время нельзя послать в Московию человека, который бы провел несколько лет в столице сей страны и не только изучил бы ее язык, но и привез бы оттуда подробнейшее донесение о положении государства, то следовало бы, по крайней мере, постараться о том, чтобы содержать при пропаганде какого-нибудь переводчика, которого можно бы было выписать из Московии, через Литву. И, если бы оказалось трудным добыть прирожденного Московита, то легче нашелся бы какой-нибудь немец, или Русин из Белоруссии, или поляк, несколько времени проживший в Московии.

2. Надо бы привезти в Рим несколько юношей, если не настоящих Московитов, то, какой-либо другой национальности, но рожденных и воспитанных в Московии, которые умели бы читать и писать на Московском наречии.

3. Следует содержать, хотя бы и тайком, постоянного миссионера в Московии.

4. Надо иметь надежного корреспондента в городе Москве, в гавани Архангельске, в Астрахани и Киеве.

5. Выписать в Рим наиболее важные книги, напечатанные в Москве, на Московском наречии, каковы, например: грамматика в большую четверку [20], Библия [21], Уложение, т. е. законы московские, между которыми есть также рассуждение о Флорентийском Соборе [22], ибо эта книга законов почти единственная, заслуживающая быть переведенной на какой-нибудь иной, более общеупотребительный, европейский язык, так как в ней содержатся почти все сведения о государстве и о московских нравах; жизнеописания их особых святых [23], в которых рассказывается такое, что следует изучить, дабы убедить в ложности учения, или же для того, чтобы доказать, что некоторые из этих святых веровали не так, как веруют Московиты в настоящее время.

6. Стараться добыть некоторые московские рукописи, некоторые стихотворения и беседы, а главное, постановления последнего съезда некоторых патриархов в Москве, созванных царем с большими издержками [24].

7. Завести при Пропаганде печатание русских книг, что может быть исполнено весьма легко и с небольшими затратами, так как в типографии Пропаганды уже давно имеется славянский шрифт, к которому придется прибавить еще немного тех букв, которые у Московитов отличаются от имеющихся на лицо.

[Помета на обороте:] “Московия”.

V. Четвертая записка Рейтенфельса

К вящей славе Божьей

Для введения, с помощью Божьей, католической веры в Московию, особливо предлагаются три пути с благоприятными к тому средствами, кои суть следующие:

I. Следует сделать попытку соединения католической церкви с московскою, в частности, или, со всей греческой вообще, чрез посредничество Царя. Средствами к достижению сего могло бы служить следующее: 1) Поднести московскому государю столь желаемый им титул Царя. 2) Утвердить Московского Патриарха в этом звании. 3) Предоставить ему, если только это окажется возможным, более преимуществ и льгот, нежели предоставлено прочим Грекам и Русским, присоединившимся к католической вере и т. д. 4) Предложить Царю брак с какой-нибудь принцессой из императорского дома.

II. Если нельзя на первых порах добиться этого, то постараться устроить так, чтобы в некоторых местах в Московии, благодаря содействию некоторых, находящихся на службе у Царя, частью в качестве купцов, частью - военных, частью же художников, лиц, как католиков, так и других, были бы допущены несколько католических священников, с разрешением свободно отправлять свое богослужение. Средствами к достижению сего могли бы быть: 1) Учреждение среди подданных Его Величества Императора общества для торговли с Московией. 2) Посылка в Московию людей, умеющих разрабатывать рудники с разными металлами, которых там находят, с каждым днем, все более и более. 3) Заключение более тесного союза между Московским Царем и другими христианскими государями против Турецкого султана. 4) Уведомить посланного, что покойный отец ныне правящего Царя, Федора Алексеевича, посылал послов к Наместнику Апостола [25] и т. д.

III. Пусть, по крайней мере, пошлются католические священники в Московию, дабы, тайно проживая там, помогать находящимся в ней верным. Удобными средствами для сего могло бы быть: 1) Отъезд туда и пребывание там под видом торговцев. 2) Приехать туда в качестве врачей, аптекарей, зодчих, мастеров рудного дела, художников и т. д.

И, при этом, можно было бы попытаться, открыто или тайно, смотря по обстоятельствам, насчет проезда через Московию, миссионеров, отправляющихся в Китай, и т. п.

Старания соразмерны силам, желания выше сил.

[Помета на обороте:] “Московия”.

Комментарии


[2] Точнее: “если они пойдут иным путем”.

[3] На русской службе было два полковника по имени Bockhoven. Более известен Филипп Альберт. Его дочь была замужем за П. Гордоном.

[4] А.С. Матвеева.

[5] О различии, делаемом Рейтенфельсом между этими должностями, см. его “Сказания… о Московии”, кн. II, гл. 13, в “Чтениях Общества Истории и Древностей Российских” за 1905-1906 гг. и отдельной книгою.

[6] С точки зрения ревностных католиков, конечно.

[7] Введение монашества в России приписывается Василию Великому, поэтому иностранцы всех монахов русских считали принадлежащими Базилиянскому ордену.

[8] Братья Лихуды.

[9] Паисий Лигарид, митрополит Газский, обучался в римской коллегии св. Афанасия, которой заведует Пропаганда.

[10] В подлиннике собственно: “удалены посредством волшебства”, “отворожены”.

[11] О Киеве можно только очень относительно сказать, что он лежит недалеко от Черного моря.

[12] Подразумевается: “из католиков”.

[13] Автор записки не довольно ясно излагает свою мысль. Посольствам великих держав он противополагает частные личности и ожидает более успеха от вторых, чем от первых.

[14] Т. е. согласно с замыслами автора записки.

[15] Т. е. яблоку раздора. Рейтенфельс имеет в виду известный миф о яблоке, с надписью “наикрасивейшей”, брошенном Иридою, богинею раздора, на свадьбе Пелея, и вызвавшем спор трех богинь - Венеры, Юноны и Минервы - окончившийся судом Париса.

[16] Т. е. посланные.

[17] Философы 3 и 4 вв. до Р. Х.

[18] В подлиннике эта резолюция членов конгрегации гласит так: “здесь [т. е. в этой записке] конь, здесь и узда”. Мы не припоминаем равнозначущей поговорки или пословицы в русском языке.

[19] В подлиннике только начальные буквы: “I. R. ”.

[20] В 1648 г. издана была грамматика Мелетия Смотрицкого.

[21] Трудно сказать, имел ли автор в виду определенное издание Библии.

[22] В Уложении царя Алексея Михайловича нет рассуждения о Флорентийском соборе. Автор, видимо, смешивает Уложение с Кормчей книгой.

[23] Т. е. чтимых только русскими.

[24] Подразумевается собор 1666 г., на котором восточные патриархи осудили патриарха Никона.

[25] В подлиннике, собственно: “Апостольскому Престолу”.