sci_philosophy Аркадий Лукьянов Викторович Попытка философской рефлексии над природой человеческого конфликта ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:40:33 2007 1.0

Лукьянов Аркадий Викторович

Попытка философской рефлексии над природой человеческого конфликта

Лукьянов А.В. (БашГУ)

Попытка философской рефлексии над природой человеческого конфликта

В настоящем нам сочинении нам хотелось бы поразмышлять над самой природой человеческого конфликта, над тем позитивным началом, которое неизбежно присутствует в нем. Конечно, с чисто человеческой точки зрения безконфликтное существование представляется лучшим, а конфликтное менее благим, поскольку всякий человек может существовать, когда он спокоен, когда не чувствует свою уязвимость, когда меньше, а не больше нестабильности в обществе, когда меньше, а не больше нищеты и лишений.

Однако мы знаем и другое. Человеческая мудрость нарушает свои связи с обычаями, вступает в конфликт с родо-племенной мифологией, с традицией, подмечает ограниченность сложившихся в обществе форм человеческого взаимодействия. Другими словами, в процессе культурогенеза у человека сложилась особого рода потребность выходить за пределы повторения созданного, за пределы продуцирования известного, за пределы традиционных форм поведения и деятельности и созидать новое, совершенствовать усвоенное. Проявление данной концепции есть стремление каждого культурного человека к творчеству, к преодолению существующих стереотипов мышления, выяснению своего собственного вклада в культуру. Эта потребность порождает и питает стимулы самообразования, самовоспитания, духовного саморазвития.1

Таким образом, основанием природы человеческого конфликта выступает некое стремление или желание достичь мира еще небывалого, достичь красоты, намного превосходящей ту, который служит и перед который преклоняется примитивный человеческий рассудок. Это желание, или влечение на наш взгляд, есть некое пра-бытие, которое должно стать сознательным хотением, чтобы могла осуществиться свобода.

Из рефлексии на влечение возникает томление, тоска - чувство потребности, которая остается неизвестной. Нам всегда чего-то не хватает, хотя мы и не знаем это нечто. Другими словами, рассвету сознания предшествует неясный сумрак первоначального чувства, "неопределенность ощущения потребности" (категория И.Г. Фихте).2

Потребность неопределенна, пока остается потребностью чего-то и становится определенной, понятной, когда выясняется ее объект. Именно здесь вскрывается новая ступень сознания, поднимаясь на которую мы обретает способность к рефлексии. Последняя заключает в себе величайший диссонанс, с которого все и начинается. С одной стороны, самосознание (=рефлексия) стремится опереться на повторяющиеся в жизни (прекрасный человек умеет довольствоваться тем, что имеет, в том числе и самим собой).

С другой стороны, самосознание - это свобода желать, т.е. воля, которая есть свобода быть иным, нежели то, что она есть. Позитивное понятие самосознание состоит, следовательно, в том, что оно есть свобода желать и тем самым полагать себя как неравного себе. Ведь и начало, говорит Шеллинг, "есть лишь там, где есть то, что не должно быть непосредственно ради себя самого".3 в противном случае это уже не начало.

Итак, позитивное основание человеческого конфликта коренится, в посягании человеком иного. Ведь и в жизни мы часто наблюдаем то, что чем выше в своем духовном развитии стоит человек, тем в большей степени он выходит из себя самого, а тем этот человек ограниченнее, тем в меньшей мере он отходит от себя и приходит к другому.

В данном стремлении к неповторимому обновлению, к выходу за пределы природы, в сфере культуры, проявляется позитивная сущность конфликта. Только поднимаясь над природой, человек постигает природу; без этого понятия в мир культуры он остается погруженным в нее. Таким образом, каждая из этих действительностей (природы и культуры) имеет как бы свой "сверхдействительный принцип".

Размышляя над трудностями реформирования современного Российского общества, мы можем сказать, что там, где целью экономической деятельности выступает накопление богатства, от человека не требуется специальных этических учений. Необходим целый нравственный переворот, чтобы человек увидел высшую цель своего существования в таком применении накопленного капитала, которое требует от него скорее сокращения своих потребительских устремлений, чем их расширения. Таким образом, для того, чтобы возник такой тип человека, ориентированного не столько потребительски, сколько продуктивно, на Западе потребовалась целая нравственная реформация, составившая эпоху в его социокультурном развитии.

Итак, вполне очевидно, что экономические и политические реформы в нашей стране будут пробуксовывать до тех пор, пока им на помощь не придет реформация, затрагивающая нравственные основы нашего мировоззрения и закладывающая базис трудовой мотивации нового типа, соответствующего условиям современного динамично меняющегося общества.

Однако, существование самой нравственной реформации является проблемой. Хорошо известны слова Овидия - "Благое вижу, хвалю, а к дурному влекусь" ("Метаморфозы"). Человек имеет тело, которое напоминает о себе. Потому-то так и актуальна мысль о том, что сначала надо научиться делать добро, совершать хорошие поступки и только потом думать о Божественной любви к человеку.

Многие конфликты произрастают как раз из того, что люди ставят перед собой и перед другими людьми слишком высокие и труднодостижимые цели. Однако то, что мы вообще имеем индивидуальное сознание, является решающим признаком существования другого разумного существа "вне" нас. Другими словами, сегодня следует больше подумать о внутреннем мире конкретного субъекта социального действия, который является творческим результатом реальной коммуникации.

Центральную роль в трансцендентальной теории коммуникативного действия играет, как известно, понятие "призыва" (при этом "призывать" - не значит принуждать; это значит содействовать свободе или, скорее всего, предоставит ей одну из потенциальных возможностей).

Следует учесть, что человеческие индивиды не являются замкнутыми в себе атомами, а организуются через освобождающие отношения. В этом плане трансцендентальное понятие призыва, замечает, М. Ивальдо, "превосходит ... идеалистическое понятие признания. С точки зрения Гегеля, признания с вязано с борьбой; оно реализуется через конфликт участвующих субъектов и является его результатом. Призыв же с самого начала вводит кооперацию между людьми: он изначально предполагает мирное признание и одновременно создает его".4 это, конечно, не означает, что конфликт есть нечто иллюзорное, что не следует принимать во внимание. Напротив, понятием "призыва" предлагается критерий для гуманного урегулирования конфликтов и, по возможности, их устранения.

"Призыв", если следовать вышеуказанной терминологии есть результат двойной рефлексии на влечение (первым результатом выступает "томление", исследование природы которого еще впереди, поскольку здесь возникают значительные трудности по выявлению "шкалы" фактов сознания и упорядочиваю этих фактов), поскольку в центр внимания выдвигается признание другого "Я", его достоинство, а не потребность в признании только самого себя.

"Призыв" позволяет, на наш взгляд, обеспечить ту срединную культуру, (ядро культуры) общества в целом, которая снимает напряженность оппозиционных ценностей, устраняет угрозу раскола и радикальной инверсии в изменяющейся общественной динамике.5 призыв выступает как явление диалога, в котором каждый партнер может обрести свое "я" вместе с другими "я" и с другими "я".

Сказанное имеет важное значение для понимания культуры в эпоху техники. Трансцендентальная философия, являющаяся высшей формой рефлексии, в том плане, что здесь не только природа и история, но и все формы мышления ввергаются в категориальный генезис выступает против любых форм догматизма. В ее границах снимаются такие крайности ценностных ориентаций, как "свое чужое", "священное - дьявольское", "народное - антинародное", гедонизм аскетизм. В центре внимания трансцендентальной философии, которая в пост советской России существует с 1991 года, находится понятие "объединения общающихся свободных существ", созданию интегративной теории конфликта, в основе которой, на наш взгляд, должна лежать идея поиска источников для роста творческой энергии человеческого интеллекта - главного культурного дара человека.

Примечания

1. См.: Каган М.С. Философия культуры. - СПб.: Петрополис, 1996. - с. 314.

2. См.: Вышеславцев Б.П. Этика Фихте. - М., 1914. - С. 307-308.

3. Шеллинг Ф.В.Й. Система мировых эпох: Мюнхенские лекции 1827-1828

гг. в записи Эрнста Ласо. - Томск: Издательство "Водолей", 1999. - С.

243.

4. Ивальдо М. Основные черты трансцендентальной теории

интерпенсональности в свете принципов наукоучения // Фихте и конец XX

века: "Я" и "Не - Я". - Уфа, 1992. - С. 91.

5. См. об этом подробнее: Ерасов Б.С. социальная культурология:

Пособие для студентов высших учебных заведений. - 2-е изд., испр. и

доп. - М.: Аспект Пресс, 1997. - С. 135.