sci_tech Самолеты мира 2000 02

Ежемесячный научно-популярный журнал

ru
, Fiction Book Investigator, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6 30.11.2011 FBD-48F408-C066-8441-848C-8104-92C9-1D75C2 1.10 Самолеты мира 2000 02 2000

Самолеты мира 2000 02

«САМОЛЕТЫ МИРА» 2000, № 2 (22)

Ежемесячный научно-популярный журнал

Программа «Боинг-777» в датах и цифрах

1986

Компания Boeing приступает к оценке рынка для самолета, по своим размерам находящегося в промежутке между моделями «Боинг-767-300» и «Боинг-747-400».

1989

Декабрь. Совет директоров Boeing официально разрешает выдавать подтверждения о поставке заказчикам самолетов Боинг-767-Х (обозначение лайнера Боинг-777 на стадии разработки).

1990

Октябрь. Авиакомпания United Airlines заявляет о покупке 34 самолетов Боинг-777. Контракт предусматривает возможность дополнительного приобретения еще 34 машин данной модели. Поставка первого самолета запланирована на май 1995 г.

На заседании Совета директоров Boeing принято формальное решение о запуске в производство нового семейства «Боинг-777», включая модификации с повышенной дальностью полета.

1991

Май. Boeing и японские фирмы, производящие планер, подписывают окончательное соглашение, по которому компании Mitsubishi, Kawasaki, Fuji Heavy Industries принимают участие в проекте на условии разделения рисков.

Июль. Boeing получает разрешение на проведение строительных работ в целях развития программы «Боинг-777». Проектом предусмотрено 50-процентное увеличение производственных площадей принадлежащего компании здания в городе Эверетт (штат Вашингтон). Строительство завершится 4 октября 1993 г.

1992

Июнь. Проект пассажирского салона самолета Боинг- 777 удостоен награды Общества промышленного дизайна США.

Сентябрь. Выполнение программы «Боинг-777», в которой задействовано около 6500 человек, начинают переносить из города Рентой в Эверетт (оба находятся в штате Вашингтон). Этот процесс завершится 19 апреля 1993 г.

1993

Январь. Приступают к окончательной сборке лонжеронов и носовой части фюзеляжа Боинга-777.

Май. Компания Japan Aircraft Development Corp. начинает поставку основных элементов фюзеляжа.

Июль. Проект кабины экипажа самолета Боинг-777 удостоен награды Общества промышленного дизайна США.

Декабрь. Приступают к окончательной сборке фюзеляжа Боинга-777. Перед создателями в натуральную величину проявляется внешний облик их нового самолета.

1994

9 апреля. Выкатка первого экземпляра Боинга-777. На торжественной церемонии присутствует около 10000 человек: сотрудники компании Boeing, ее гости, представители заказчиков и поставщиков.

12 июня. В 11.45 самолет Боинг-777, оснащенный двигателями Pratt-Whitney 4084, впервые поднимается в воздух. Продолжительность полета – 3 часа 48 минут, достигнутая высота – около 6500 метров.

В этот день положено начало программе летных испытаний, осуществленной на 9 машинах в период с июня 1994 г. по июль 1996 г.

28 октября. Четвертый Боинг-777 введен в программу испытаний. Продолжительность первого полета – 3 часа 32 минуты. В общей сложности этот самолет совершил 1000 полетных циклов (соответствует годовой эксплуатации при ежедневных полетах) и продемонстрировал пригодность данной модели для использования на маршрутах большой протяженности.

1995

2 февраля. Шестой Боинг-777, на котором установили двигатели GE90, совершает первый полет продолжительностью 5 часов 20 минут.

Март. Идет окончательная сборка 25 экземпляров самолета Боинг-777.

1 апреля. Boeing и United Airlines приступают к реализации программы, включающей 90 полетов на четырех машинах – с целью продемонстрировать принципы ежедневной эксплуатации и обслуживания Боинга-777.

19 апреля. Боинг-777 прошел официальную сертификацию по конструкционным показателям Федерального управления гражданской авиации США (FAA). Кроме того, был выдан сертификат FAA на производство данной модели. Впервые в истории коммерческой авиации самолет получил оба этих документа одновременно.

30 апреля. Боинг-777 возвратился из трехнедельного мирового турне. На этапе маршрута Бангкок (Таиланд) – Сиэтл удалось достичь рекордной для самолета данного типа скорости: в ходе беспосадочного перелета расстояние в 7850 миль преодолено всего за 13 часов 36 минут.

Уникальная ситуация: лайнер Боинг-777 уже в самом начале эксплуатации (!) разрешают использовать в рамках программы ETOPS (полетов большой дальности на самолетах с двумя двигателями).

15 мая. Состоялась официальная передача первого экземпляра Боинга-777 авиакомпании United Airlines. Через два дня в Музее авиации и космонавтики города Сиэтла прошла торжественная церемония, посвященная этому событию.

26 мая. Четырнадцатый Боинг-777, на котором установили двигатели Rolls-Royce Trent 800, совершает первый полет продолжительностью 5 часов 12 минут.

Этот самолет стал восьмым участником программы летных испытаний.

7 июня. Боинг-777, принадлежащий United Airlines, совершает коммерческий полет по маршруту: аэропорт Хитроу (Лондон) – аэропорт Даллеса (Вашингтон).

В тот день еще два самолета Боинг-777 этой авиакомпании отправились в свои первые рейсы.

11 июня. Боинг-777 перелетает из Сиэтла на парижский авиасалон в Ле Бурже за 9 часов 02 минуты. Это третий рекорд скорости для самолетов данного типа.

14 июня. Модель «Боинг-777» удостоена премии Computerworld Смитсонианского института Национального

музея авиации и космонавтики США – за использование цифровых технологий при расчете материалов и при компьютерном моделировании сборки на этапе производства.

26 июня. Председатель Совета директоров и главный исполнительный директор Boeing Фрэнк Шронц обьявляет о готовности к производству модификации Боинг-777-300 с удлиненным фюзеляжем.

9 ноября. Федеральное управление гражданской авиации США (FAA) выдает сертификат на использование двигателей GE90 компании General Electric на самолетах Боинг-777. Появилась возможность продавать машины авиакомпании British Airways, и уже через два дня состоялась первая поставка.

1996

25 января. Построен двадцать пятый экземпляр Боинга- 777, который спустя два месяца получила авиакомпания Thai Airways International.

15 февраля. Национальная Ассоциация воздухоплавания объявляет о награждении модели «Боинг-777» престижной премией Robert J. Collier Trophy как самого значительного достижения в области авиации в 1995 г.

Февраль. Приступают к окончательной сборке самолета Боинг-777-200ER (повышенной дальности).

Май. Приступают к окончательной сборке пятидесятого экземпляра Боинга-777.

Осуществлена двадцать пятая поставка в рамках программы «Боинг-777». Самолет приобретен авиакомпанией All Nippon Airways.

3 сентября. Выпуск первого экземпляра Боинг-777-200ЕН.

Октябрь. Федеральное управление гражданской авиации США (FAA) официально разрешает использовать самолеты Боинг-777 с двигателями производства компаний General Electric и Rolls-Royce в рамках программы ETORS.

Собран пятидесятый Боинг-777, который в том же месяце поставлен авиакомпании All Nippon Airways.

7 октября. Первый полет самолета Боинг-777-200ЕН.

15 ноября. Смитсонианский институт награждает группу разработчиков модели «Боинг-777» премией за достижения в 1996 г.

1997

6 февраля. Авиакомпании British Airways поставлен первый Боинг-777-200ER. Через три дня самолет совершил коммерческий рейс по маршруту Лондон – Бостон.

Март. Осуществлена пятидесятая поставка в рамках программы «Боинг-777». Самолет пополнил парк авиакомпании United Airlines.

На опытном образце Боинга-777 проводят испытания на усталость. Моделируют условия шестидесятилетней эксплуатации самолета. Полученные экспериментальным путем данные оказываются в два раза лучше минимальных, заложенных в проекте.

2 апреля. Боинг-777-200ЕН совершил беспосадочный перелет по маршруту Сиэтл – Куала-Лумпур (Малайзия) протяженностью 12,455 миль, а затем продолжил свой кругосветный полет до Сиэтла. Средняя скорость составила 553 м/ч. Эти показатели зафиксированы как два новых мировых рекорда для самолетов такого класса и размера.

Апрель. Приступают к окончательной сборке первого экземпляра Боинга-777-300.

Май. Начинается сборка сотого экземпляра Боинга-777.

8 сентября. Состоялась официальная церемония, посвященная выпуску первой машины Боинг-777-300.

Сошедший со стапелей сотый Боинг-777 поставлен авиакомпании Thai Airways International.

16 октября. Боинг-777-300 совершает первый полет продолжительностью 4 часа 06 минут. Начинается программа 7- месячных летных испытаний.

Декабрь. Осуществлена сотая поставка в рамках программы «Боинг-777». Владельцем самолета становится авиакомпания Saudi Arabian Airlines.

1998

Апрель. Авиационный регистр МАК, регулирующий орган России и стран СНГ в области авиации, проводит сертификацию самолетов типа «Боинг-777».

4 мая. Федеральное управление гражданской авиации США и Общеевропейское управление гражданской авиации выдают сертификат летной годности Боингу-777-300.

FAA разрешает использовать данную модель в рамках программы ETORS – на удалении до 180 минут полетного времени от запасных аэродромов.

12 мая. Бюро гражданской авиации Японии сертифицирует Боинг-777.

22 мая. Первый Боинг-777-300 поставлен авиакомпании Cathay Pacific. Уже через четыре дня самолет совершил рейс

по маршруту Гонконг – Тайпей (Тайвань).

4 августа. На заводе, выпускающем Боинг-777, введена в действие схема «три дня, один цех», согласно которой на полное изготовление очередного экземпляра машины затрачивают три рабочих дня. При этом используются одна производственная линия или цех.

Осень. Российская компания «Аэрофлот» начинает эксплуатацию двух самолетов Боинг-777.

1999

Июнь. Опрос пассажиров показал, что каждые три человека из четырех, летавших и на Боинге-777 и на Эрбас А330/340, предпочитают самолеты американской фирмы.

Boeing официально объявляет о существующих разработках по увеличению дальности полета самолета Боинг-777.

Июль. Двигатель GE90-115В повышенной тяги (усовершенствованный GE90) компании General Electric выбран в качестве единой силовой установки для планируемых дальнемагистральных модификаций самолета Боинг-777. Сертификация двигателя намечена на 2002 г.

2000

29 февраля. Совет директоров Boeing дает официальное разрешение на разработку модификаций Боинг- III -200/300 с большей дальностью полета. Начало коммерческой эксплуатации – сентябрь 2003 г.

4 октября. Air France заявляет о намерении купить 10 дальнемагистральных самолетов Боинг-777-300 и делает опцион еще на 10 таких машин. В настоящее время французская авиакомпания эксплуатирует 11 самолетов Боинг-777-200ER.

Различие между этими двумя модификациями заключается (кроме мощности двигателей) в следующем: 5onHr-777-200ER может перевозить 270 пассажиров и 12,7 тонн грузов, Боинг- 777-300 – соответственно 348 и 20,8.

В середине 80-х годов, руководствуясь стратегическими задачами, фирма Boeing, сделала крупные инвестиции в технологию CADXCAM (автоматизированное проектирование/автоматизированное производство). К концу десятилетия родилась единая концепция эффективного использования этих программ.

Известно, что проблемы неправильного совмещения узлов и компонентов самолета, а также трудности точной их подгонки друг к другу являются наиболее распространенными в авиастроении. Специалисты Boeing пришли к выводу, что только радикальный подход к решению этих задач позволит снизить временные и финансовые затраты на производство и обеспечит устойчивую конкурентоспособность (а в перспективе – лидерство) пассажирских лайнеров компании на мировом рынке.

Пилотные проекты наглядно продемонстрировали преимущества разработки узлов самолета в виде трехмерных компонентов с помощью программы CATIA (прикладная трехмерная интерактивная автоматизированная), которую предложила французская компания Dassault Systems. Инженеры Boeing осуществляли моделирование геометрических параметров новой машины на компьютере. Это приводило к экономии средств, поскольку исключался процесс изготовления полномасштабного макета Боинга-777.

К 1989 г. специалисты компании сделали вывод, что при компьютерном предварительном моделировании сборки сокращаются расходы на повторные операции, вызванные недостаточно точной подгонкой – благодаря возможности мгновенно получать и анализировать результаты на каждом этапе.

Перспектива повышения качества проектирования и сборки самолетов -сильный аргумент. Поэтому руководители Boeing потратили огромные деньги на внедрение современных компьютерных технологий, предполагая резко сократить в будущем сроки вывода на рынок новейшей продукции своей фирмы.

В 1990 г. появилась возможность применить все новаторские идеи на практике. В рамках программы «Боинг-777» были сформированы группы по проектированию и производству элементов корпуса и бортовых систем. Принимающие участие в разработке конструкторы, специалисты производственных подразделений, специалисты в области финансов, представители компаний-поставщиков и заказчиков трудились как сплоченная команда и даже располагались в одном здании. Их знания и опыт использовались параллельно, а не последовательно.

Связь между 238 группами осуществлялась посредством мощных компьютеров, объединенных в единый гигантский вычислительный центр. Компьютерную сеть образовали восемь универсальных ЭВМ и рабочих станций, расположенных в Паджет Саунд (Япония), Вичита (штат Канзас, США), Филадельфии и других местах.

Центральным элементом этой схемы являлась система CATIA, три главных участника которой подписали соглашение о совместной деятельности. Boeing, Dassault Systems и IBM обязались поставлять продукцию и услуги пользователям системы, работающим над реализацией программы «Боинг-777».

По ходу дела систему CATIA усовершенствовали так, чтобы можно было проектировать машину полностью с применением технологии CADXCAM. Прикладные программы, предложенные Boeing с этой целью и введенные в действие, касались решения трех основных задач – управления данными, повышения производительности работы пользователей, визуализации. Теперь конструкторы и технологи просматривали многочисленные компоненты самолета Боинг-777 в виде трехмерных пространственных изображений, а затем моделировали сборку на экране монитора. Это позволило сократить количество изменений и переделок почти вдвое по сравнению С запланированными показателями.

Характерной особенностью проекта стала новая концепция под названием «Работаем вместе». Самолеты семейства «Боинг-777» – плод тесного сотрудничества производителей и потребителей, которые до сегодняшнего дня активно высказывают свои пожелания относительно модернизации этих машин.

Проводя предварительные консультации с заказчиками, Boeing обещала поставить им надежный, готовый к эксплуатации самолет, характеристики которого находились бы в точном соответствии с контрактом. Летные испытания, в которых участвовало 9 самолетов, проходили с июня 1994 г. по июль 1996 г. Общее время программы испытаний составило около 7000 часов, разделенных более чем на 4900 полетных циклов. В каждый из них входит полет с момента взлета до момента посадки (включая время полной остановки и начала движения).

Испытания в рамках базовой сертификации проводились на пяти машинах, оснащенных двигателями компании Pratt amp; Whitney. Авиакомпания United Airlines (первый заказчик Боинга- 777) остановила свой выбор именно на них. Еще до момента первого взлета 12 июня 1994 г. двигатели и бортовые системы Боинга-777 основательно испытали на земле. Второй самолет впервые поднялся в воздух 15 июля 1994 г., третий – 2 августа, пятый – 11 ноября. К 22 января 1996 г. состоялось 2452 полета, время нахождения машин в воздухе равнялось 5286 часам 59 минутам.

Четвертый Боинг-777 впервые полетел 28 октября и с 29 декабря 1994 г. начал выполнять программу испытаний, состоявшую из 1000 полетных циклов. Самолет сдавал экзамен на готовность к эксплуатации. Моделировались условия его ежедневного использования и технического обслуживания авиакомпаниями, а также проверялся уровень надежности, необходимый при полетах на значительные расстояния в любых погодных условиях. Продолжительность нахождения самолета в воздухе менялась от 1 до 9 часов, совокупное время составило 1400 часов. Этот Боинг-777 выполнил на одном работающем двигателе восемь имитированных уходов с маршрута (в том числе и над океаном) продолжительностью 180 минут, что в сумме составило 24 часа. На проведение такого рода полетов требуется специальное разрешение по программе ETOPS – полеты большой дальности на самолетах с двумя двигателями.

Начиная с 1 апреля 1995 г., Boeing и United Airlines совместно провели серию из 90 полетов общей продолжительностью 425 часов. Маршруты пролегали из Сиэтла в Гонолулу, Лос- Анджелес, Денвер, Майами, Вашингтон. Эти приемочные испытания подготовили персонал авиакомпании к вводу в парк самолетов новой модели «Боинга».

Летные испытания Боингов-// / с двигателями Пратт-Уитни 4084 продолжались почти год – с июня 1994 г. по май 1995 г. Пять самолетов осуществили 1577 полетов, проведя в воздухе 3619 часов 15 минут (для сравнения: на испытания для базовой сертификации предыдущей модели «Боинг-767» было затрачено 1790 летных часов). Сертификаты по типу и конструкции Федерального управления гражданской авиации США и Общеевропейского управления гражданской авиации получены 19 апреля 1995 г.

Два Боинга-777, предназначенные для авиакомпании British Airways, прошли испытания с двигателями GE90 производства фирмы General Electric. Первый самолет поднялся в воздух 2 февраля 1995 г., второй – 11 апреля. Базовый сертификат выдан в ноябре того же года. Всего проведено более 1250 полетных циклов общей продолжительностью 1740 часов.

Еще два Боинга-777 проходили базовые испытания с двигателями Trent 800 производства фирмы Rolls-Royce. Выполнено более 1240 полетных циклов, занявших 1700 часов. Сертификация состоялась в начале 1996 г. Оба самолета двигались по стандартным маршрутам авиакомпании Cathay Pacific: Гонконг – Сидней и Гонконг – Сингапур.

На Боингах-777, принимавших участие в летных испытаниях, установили различную современную аппаратуру для регистрации и мониторинга летных данных. Первые три машины оснастили 22 стойками с компьютерными пультами и измерительным оборудованием, контролирующим сбор более чем 50000 показателей работы всех систем самолета. На борту также размещалось 48 бочонков с водой: половина из них – в передней части салона, другая половина – в хвостовой. Они использовались для смещения центра тяжести самолета и имитации веса пассажиров и багажа.

Решение о производстве модификации Боинг-777-300 с удлиненным фюзеляжем было принято 26 июня 1995 г. В новь учитывался диктат рынка. Для выяснения требований заказчиков при проектировании новой модели в состав рабочей группы включили представителей более чем десяти авиакомпаний. Официальное утверждение программы «Боинг-777- 300» состоялось после получения с парижского салона 1995 г. информации о том, что четыре авиакомпании (All Nippon Airways, Cathay Pacific Airways, Korean Air, Thai Airways International) планируют приобрести 31 самолет повышенной дальности с двумя двигателями. Стоимость сделки составляла около 3,1 млрд. долларов США. Первый самолет поставили в мае 1998 г. компании Cathay Pacific.

Длина Боинга-777-300 равна 73,9 метрам, что на 10 метров больше базовой модели. Различная компоновка салона (один, два и три класса) позволяет перевозить 386, 479 и 550 пассажиров соответственно. Дальность полета достигает 11030 км. Наибольший максимальный взлетный вес – 300 тонны. Максимальная вместимость топливных баков – 171 тысяч литров. Общий объем грузовых отсеков составляет около 2005 кубометров. За счет втрое меньшего потребления горючего экономическая эффективность при эксплуатации данной модели выше, чем у Боинга-747.

Boeing создала самолет, полюбившийся пассажирам во всем мире. Это показывают опросы, которые регулярно проводятся на международных авиалиниях в Европе, Азии, Ближнем Востоке, Латинской Америки, Австралии и, конечно, в США. Авиакомпании также отдают предпочтение этому самолету при пополнении своего парка. Ключевой показатель для всех производителей авиационной техники – количество проданных экземпляров. За пять лет, прошедших с начала первой поставки в мае 1995 г., Boeing удовлетворила заявки 25 заказчиков на более чем 280 самолетов модели «Боинг-777».

Дизайн лайнера создавался с учетом потребности пассажиров дальних рейсов в комфорте, что очень важно при утомительных полетах на большие расстояния. Для удобства путешественников был установлен новый стандарт: увеличена ширина салона, который превышает ширину салона основного конкурента – самолета А330/340. Это позволяет использовать более широкие пассажирские кресла и оставить достаточно просторные проходы между ними.

В салоне экономического класса можно расположить 9-10 кресел в ряду, что снижает эксплуатационные расходы в расчете на одного пассажира при рейсах малой протяженности. В салоне бизнес-класса предусматривается расположение восьми рядов по 7 кресел или семи рядов – по 8 кресел Ширина кресел в 1 -ом классе такая же, как на самолете Боинг- 747, который считается эталоном комфорта на международных авиалиниях.

Криволинейная архитектура потолка Боинга-777 и почти вертикальные на уровне кресел боковые панели создают приятное ощущение дополнительного пространства. Вместительные полки для ручной клади откидываются в сторону пассажира, что упрощает и облегчает процесс размещения багажа. Они располагаются высоко и не мешают во время полета.

Все вновь производимые самолеты семейства «Боинг-777» оборудуют вмонтированными в кресла видеосистемами. Из них 95% устанавливают сразу, а 5% направляют незамедлительно после осуществления поставки машины. На борту находится 2400 линейных сменных блоков. Мощность одного линейного блока эквивалентна наличию персонального компьютера для каждого пассажирского места. Общая мощность подаваемой энергии составляет 40000 Вт. Это в два раза больше, чем у самолетов без системы развлечений.

Кроме того, можно отметить пониженный уровень шума в пассажирском салоне и увеличенный на 10% объем кабины пилотов – по сравнению с самолетами других марок.

В июне 1995 г. разработка компании Boeing в области прикладных программ для проекта «Боинг-777» заняла первое место в категории «Производство» ежегодной премии Computerworld Смитсонианского института. Эту награду в США вручают за творческое использование на благо общества новейших информационных технологий.

В том же году Национальная ассоциация воздухоплавания США назвала Боин г-777 значительным достижением в области аэронавтики и отметила, что Boeing «спроектировала, произвела и ввела в эксплуатацию технологически самое совершенное в мире средство воздушного транспорта».

Еще раньше, в 1992 г., Общество промышленного дизайна США впервые в своей практике отметило наградой салон самолета «за выдающееся техническое исполнение».

Старший пилот проекта «Боинг-777» Джон Кэшмэн, входивший в состав экипажей самолетов фирмы Boeing с 1974 г., получил в ноябре 1995 г. престижную премию Общества летчиков-испытателей США за «выдающийся вклад в процесс испытания самолетов в рамках отдельных аэрокосмических программ».

Очевидно, что результаты деятельности авиастроителей привлекают пристальное внимание внутри страны и по праву считаются предметом национальной гордости американцев.

Материал подготовлен при участии Московского представительства Boeing телефон /факс (095) 797-3515

Боинг 777

Пресс-клуб Boeing в Москве

Виктор АНОШКИН

Николай Пузырев, Сергей Кругликов и Александр Кремнев, представители компании «Аэрофлот – Российские авиалинии»

Заседание пресс-клуба Boeing, состоявшееся 6 июня 2000 г., стало вторым по счету с момента открытия этой общественной организации. Тема собрания была связана с пятилетней годовщиной коммерческого использования самолета Боинг-777. Это знаменательное для фирмы событие широко отмечалась по всему миру, особенно в тех странах, чьи авиакомпании эксплуатируют американский лайнер.

Старший вице-президент группы «Boeing – гражданские самолеты» г-н Томас Шик рассказал об истории создания, освоения и о перспективах машин семейства «Боинг-777». В частности, он выразил уверенность, что Боинг-777 является самолетом XXI века, поскольку впервые в мировой практике полностью создан при помощи компьютеров – без традиционных чертежей.

С одной стороны, в проекте были собраны все новейшие разработки Boeing в области конструирования летательных аппаратов. С другой стороны, впервые пассажирский самолет такого класса проектировался с учетом конкретных пожеланий потенциальных заказчиков. Между авиастроителями и эксплуатирующими авиакомпаниями сразу наладились продуктивные деловые отношения, что, несомненно, способствовало дальнейшему успеху лайнера.

По мнению г-на Шика, еще долго Боинг-777 будет лидировать в мировом авиационном парке, особенно благодаря появлению новых модификаций этой машины.

Сергей Кравченко, вице- президент по программе сотрудничества с Россией и СНГ группы «Boeing – гражданские самолеты» сообщил, что инженеры «ОКБ Ильюшина» принимали участие в модернизации самолета Боинг-777. Россияне переконструировали элементы багажных полок, отчего повысилась надежность полок и снизились затраты на их производство. Кроме того, кабина пилота на американских самолетах сделана из титана, который поставляет Boeing уральское Верхнесангиновское производственное объединение.

На заседании клуба присутствовали летчики компании «Аэрофлот – Российские авиалинии», пилотирующие на регулярных рейсах два самолета Боинг-777. Они рассказали журналистам о своем обучении управлению этими машинами на тренажерах и в реальных условиях во время командировки в Сиэтл.

Николай Пузырев, заместитель руководителя Отряда самолетов западного производства, весьма положительно отозвался об «американце». А его коллеги Сергей Кругликов и Александр Кремнев, пилоты-ин- структоры «Аэрофлота», подчеркнули, что эксплуатация самолета Боинг-777 повышает престиж российской авиакомпании на международных рынках.

Томас Шик, вице-президент группы «Boeing – гражданские самолеты»

Открытие пресс-клуба состоялось 1 марта 2000 г. Основной целью Московского представительства Boeing является желание сделать деятельность этой знаменитой авиакомпании более открытой для ведущих российских журналистов, пишущих на авиационно-космические темы.

Клуб объединяет около тридцати постоянных участников – представителей разнообразных СМИ: информационных агентств, газет, журналов, радио, телевидения. Очень важно, что они сами заранее выбирают тему для обсуждения. Поскольку все журналисты, входящие в пресс-клуб, условно делятся на две группы (авиационную и космическую), их пожелания относительно тематики будущих заседаний учитываются отдельно.

Московское представительство Boeing старается приглашать на встречи с членами клуба высокопоставленных менеджеров различных подразделений или даже руководителей компании, владеющих большим объемом информации.

Организаторы клуба собираются реализовать следующие предложения журналистов:

– посвятить заседание деятельности одному из подразделений компании Boeing, занимающемуся новейшими разработками в области гражданской авиации и космоса;

– обсудить взгляды специалистов Boeing на перспективы развития сверхзвуковых пассажирских самолетов;

– обсудить причины интереса компании к новым полярным маршрутам, проходящим, в частности, над территорией России;

– проанализировать прогнозы специалистов Boeing относительно рынка воздушных перевозок на ближайшие годы;

– обсудить проблему авиационной безопасности и проблему снижения уровня вредного воздействия на окружающую среду при эксплуатации пассажирских самолетов;

– обсудить методы работы авиационных журналистов на Западе.

Также высказывались пожелания узнать о новых разработках Boeing в области космических летательных аппаратов.

Пресс-клуб не является, как сейчас принято говорить, юридическим лицом -у него нет ни Устава, ни регистрации. Но отсутствие этих формальностей, на наш взгляд, позволяет откровенно обсуждать многие спорные вопросы, свободно высказывать свое мнение. Как правило, атмосфера клуба во время заседаний насыщена взаимным доверием.

Boeing организует поездки журналистов во многие страны мира, входящие в сферу интересов фирмы. Члены московского клуба будут иметь приоритет при организации подобных пресс-туров.

В декабре планируется провести заключительное годовое заседание, где будут подведены итоги работы клуба и объявлены победители своеобразного конкурса среди журналистов по разным номинациям. Например, «Самый кропотливый журналист года», «Самое лучшее освещение событий года в области авиации и космонавтики» и ряд других.

Ли-2 (разведчик для рыболовецкого промысла)

Ли-2 – «Воздушная лошадка»

Владимир ПЕРОВ, Олег РАСТРЕНИН

Окончание. Начало в № 4-6/98. 1/2000.

Как уже говорилось, в конструкторском бюро завода № 84 еще в 1943 г. приступили к созданию более совершенных модификаций грузового и пассажирского самолетов на базе Ли-2.

Первой продукцией завода в мирное время стал Ли-2Т. Для восстановления разрушенного войной народного хозяйства страны потребовался «транспортник», который обеспечивал бы огромные грузопотоки на широких просторах с запада на восток – от Германии и Австрии до тихоокеанского побережья Сахалина и Курил.

Самолет Ли-2Т № 18421001 с двумя моторами АШ-62ИР и винтами ВИШ-21 поступил 12 сентября 1945 г. на государственные испытания в НИИ ВВС. На этой машине (в отличие от многоцелевых военных вариантов Ли-2) отсутствовали стрелковое и бомбардировочное вооружение, бронирование экипажа, системы нейтрального газа и пламягасителя, а также санитарное и десантное оборудование. На предъявленном комиссии самолете установили опытный электротермический антиобледенитель стабилизатора. В кабине экипажа были сделаны гардероб и багажник. Появился туалет. Грузовой отсек имел теперь другие размеры (длину 9,0 м, среднюю ширину 2,2 м, среднюю высоту 1,98 м), что позволяло перевозить грузы общим весом до 2800 кг.

Ведущим инженером и ведущим летчиком по испытаниям Ли-2Т назначили инженер-подполковника В.Я.Магона.

С первого раза успеха достичь не удалось. В заключительном акте по испытаниям, которые завершились 13 октября 1945 г., было записано, что самолет Ли-2Т № 18421001 государственных испытаний не выдержал по следующим причинам:

– температуры масла и головок цилиндров превышали допустимые нормы, из-за чего не представлялось возможным набрать высоту на режиме максимальной скороподъемности и совершить продолжительный горизонтальный полет на одном моторе;

– имелось значительное количество конструктивных дефектов;

– как неудовлетворительное оценивалось производственное выполнение.

Электротермический антиобледенитель стабилизатора получил положительный отзыв.

Поскольку основные летно-технические данные машины соответствовали требованиям ГУЗ ВВС КА при поставке самолетов в 1945 г., комиссия предложила повторить государственные испытания этой модификации Ли-2 после доводки системы охлаждения масла и головок цилиндров, а также устранения производственных и конструктивных дефектов.

Летные данные Ли-2Т оказались выше тех, которые имел универсальный военный вариант Ли-2. Отсутствие вооружения и бронирования давало существенное снижение веса, а также улучшало аэродинамику самолета. Максимальные скорости полета возросли на 17-18 км/час, практический потолок увеличился на 500 метров, дальность полета прибавилась на 265 км.

Ли-2T (транспортный вариант)

Ли-2T

Ли-2Т

Ли-2П

Серийное производство Ли-2Т на заводе № 84 осуществлялось в период с 1945 г. по 1953 г. В городе Комсомольск-на-Амуре на заводе № 126 самолет выпускали в 1947-1950 гг. Заметим, что первоначально планировали наладить дополнительное производство Ли-2Т на заводе № 30 в Москве. В Ташкент поступило срочное задание на размножение чертежей, и городские власти даже выделили в помощь заводу № 84 копировальщиц из различных организаций. Готовые копии чертежей уже направили на завод № 30, но решение было пересмотрено, и серийное строительство этих машин развернуто на Дальнем Востоке.

На 1 ноября 1945 г. в ГВФ числилось 196 транспортных Ли-2 и двести пятнадцать С-47. Несмотря на то, что в 1945 г. завод N9 84 выпустил двести четыре Ли-2Т, в 1946 г. – сто сорок два, в 1947 г. – триста двенадцать, а на заводе № 126 в 1947 г. было построено сорок Ли-2Т, в СССР явно не хватало транспортных самолетов. Для грузовых перевозок пришлось приспосабливать такие боевые машины как В-25 и В-26 (на 1 ноября ГВФ имел 32 экземпляра), самолеты «Каталина» (на ту же дату – 6 экземпляров). Использовались в качестве грузовых и трофейные Ю-52 (на 1 ноября 1945 г. ГВФ имел 37 экземпляров).

Подводя итог скажем, что всего завод № 84 произвел 2130 самолетов Ли2Т, а завод № 126 – триста пятьдесят три машины.

По состоянию на 1 ноября 1945 г. в ВВС было 1056 самолетов типа Ли-2. Из них – сорок один ПС-84 еще довоенного выпуска. Самолетов С-47 было 304 экземпляра. Характерно, что в ВВС имелось и 7 самолетов «Дуглас» (ДС-3 и ДС-2).

ГВФ на 1 ноября 1945 г. располагал парком из тридцати восьми Ли-2 и двадцати одного С-47 в пассажирских вариантах.

В условиях мирного времени непрерывно совершенствовался процесс изготовления пассажирских самолетов. К началу августа 1946 г. в НИИ ВВС прошел контрольные испытания серийный Ли-2П. В выводах по результатам испытаний отмечалось, что качество выполнения планера, монтажа ВМГ и оборудования, а также внутренняя отделка кабин вполне удовлетворительны и значительно лучше, чем у самолетов предыдущих серий.

Отличную оценку заказчиков получили самолеты Ли-2П, построенные для Польши и Венгрии.

Ли-2П мало отличался от грузового – в основном, комфортабельной пассажирской кабиной на 21 место с мягкими регулируемыми креслами, наличием двух багажных отделений на 1480 кг груза, а также буфета и стюардессы в составе экипажа. Пассажирская кабина отапливалась.

Выпускал пассажирские самолеты только завод № 84, где в период с 1946 г. по 1950 г. построили двести семьдесят Ли-2П.

На заводе, а впоследствии и в ОКБ- 30, пытались разрабатывать варианты Ли-2 с моторами АШ-82ФН и АЧ-30Б, чтобы повысить их технико-экономическую эффективность и сделать уровень этих машин современным для начала 50-х годов. Мы уже упоминали работы И.П.Мосолова по созданию пассажирских и транспортных самолетов Ли-2 с моторами АШ-82ФН (получивших в ряде документов обозначение Ли-4), а также самолетов с дизелями АЧ-30Б.

На основе замечаний, сделанных специалистами ЛИИ НКАП во время испытаний самолета П-82, под руководством Мосолова в 1945 г. был спроектирован новый опытный самолет (условный заводской шифр П-83). Даже начали выпуск рабочих чертежей.

В 1946 г. вместо Мосолова (перешедшего на работу в НКАП) главным конструктором по самолетам Ли-2 назначили главного конструктора ОКБ-30 А.П.Голубкова, который продолжал совершенствовать пассажирские варианты. Но эти разработки не были реализованы, потому что С.В. Ильюшин, А. Н. Туполев, П.О. Сухой, Р.Л. Бартини уже трудились над созданием принципиально новых пассажирских и транспортных самолетов. Заканчивал государственные испытания Ил-12.

После войны многие организации, имевшие в своем распоряжении Ли-2, своими силами приспосабливали их для решения задач, ранее не свойственных этим самолетам. Например, в интересах сельского и лесного хозяйства несколько машин переоборудовали в так называемые «аэропылы». Большая грузоподъемность позволяла эффективно применять их для борьбы с вредителями, однако требовались специально оборудованные аэродромы и существенные экономические затраты. В роли «аэропылов» Ли-2 использовались в период 1948-1955 гг. С появлением в серии самолетов АН-2 от этой затеи отказались.

Высотный вариант Ли-2 с двумя моторами АШ-82ФН с ТК-19 винт В-516-ПФ-2

Разработан ОКБ О. К. Антонова

Ли-2 с первым вариантом лыж

Для борьбы с лесными пожарами применяли Ли-2Т. С борта самолета велось наблюдение за лесными массивами, и в случае необходимости к очагам загорания на парашютах выбрасывался десант пожарных. В целях улучшения обзора по бортам самолета устанавливали специальные блистеры.

Другие самолеты Ли-2 приспосабливали для наблюдения за лежбищами морских животных и для обнаружения косяков рыб. Чертежи проекта переоборудования самолета в промысловый разведчик были разработаны под руководством Голубкова.

Представляется интересным применением Ли-2 в качестве ретрансляторов телевизионных передач. Подобные телемосты наводились между Москвой и Минском, Москвой и Горьким, Киевом и Одессой.

Для полетов на высокогорных трассах ОКБ О.К.Антонова в 1953 г проектировало высотный вариант самолета Ли- 2 с моторами АШ-82ФН с турбокомпрессорами ТК-19 и четырехлопастным винтом В-516-ПФ-2. Заказ поступил из НИИ ГВФ. Машина понадобилась «Аэрофлоту» в связи с освоением пассажирской трассы Сталинобад – Хорог, проложенной над высотами Памирского хребта.

Самолет, предложенный Антоновым, успешно выдержал заводские испытания и был отправлен заказчику. Характерными внешними особенностями этой модификации явились четырехлопастный винт, обводы капота и заборник с обтекателем воздухо-воздушно- го радиатора турбокомпрессора, помещенный сверху мотогондолы. В ходе испытаний установили, что требуемый потолок в 8000 м достигался легко.

«Трудяги» Ли-2 широко использовались полярниками. С их помощью осуществлялась ледовая разведка при проводке судов через ледовые поля, высадка научных экспедиций – даже в район Северного полюса. При этом, как правило, использовались неубирающиеся лыжные шасси.

Что касается Южного полюса, то при обслуживании полярников в Антарктиде на обычных Ли-2 с лыжным шасси возникла проблема. Взлет с площадок, размешенных на высоте 2000-3000 метров, оказался практически невозможным. Из-за отсутствия скольжения по шероховатому льду, образующемуся при очень низких температурах, несколько пониженная на этих высотах мощность моторов не позволяла самолету делать полноценный разбег.

Для решения этой задачи Управление Полярной авиации предложило ОКБ Антонова изготовить серию из четырех самолетов Ли-2В с моторами АШ-62ИР с турбокомпрессорами ТК-19. Летом 1955 г. машины поступили в распоряжение 2-й советской антарктической экспедиции. Эти же самолеты периодически использовались на высокогорных трассах в Средней Азии.

Ли-2 Полярной авиации

Ли-2 для картографической аэрофотосъемки

Отметим, что еще в 1946 г. начальник Главсевморпути И.Д. Папанин обратился к председателю Совмина СССР Н.А.Вознесенскому с просьбой дать задание на изготовление для нужд полярников транспортного самолета, имея в виду самолет-амфибию конструкции И.В.Четверикова. В свою очередь М.В.Хруничев предложил использовать транспортный самолет Ли-2 с моторами АШ-82ФН, который будет обладать значительно большей грузоподъемностью, дальностью и скоростью. Но его предложение так и не было реализовано.

Характерной особенностью самолетов Ли-2, принадлежащих полярной авиации, было: наличие дополнительных баков – для увеличения запаса топлива; присутствие в составе экипажа штурмана; а в последнее время – использование элементов яркооранжевой окраски для облегчения поиска совершивших вынужденную посадку машин.

В 1945 г. НИИ ВВС проводил разработки по оснащению Ли-2 аппаратурой, предупреждающей о наличии радиолокационного облучении в задней полусфере. В те времена ее называли «аппаратурой защиты хвоста» (ТОН-2). Источник излучения находился на расстоянии до 1500 метров от самолета в секторе величиной 95 градусов – по вертикали и 120 градусов – по горизонтали.

Транспортные самолеты Ли-2Т поступали не только в ГВФ, но и на вооружение Военно-транспортной авиации (ВТА).

Планами опытного самолетостроения предусматривалось создание в 1945 г. транспортных вариантов Ли-2 с моторами ALU-84 и АЧ-31. Наряду с более высокими летными данными самолеты должны были обладать мощным оборонительным вооружением, включающим 20-мм пушку (на верхней турели) с боезапасом 100 снарядов и три 12,7- мм пулемета (два – в боковых установках, один – в люковой) с боезапасом по 150 патронов. Эта разработка возлагалась на главного конструктора завода Ns 84 Мосолова, однако не была им завершена.

Для удовлетворения нужд ВТА создавался самолет Т-82М с двумя моторами АШ-82ФН и флюгерными винтами АВ-7Е-21К. Его собрали на заводе № 84, но вскоре работы были остановлены самим автором проекта – конструктором Голубковым.

Машину предполагалось использовать в шести основных вариантах: для транспортировки грузов, парашютного десанта, раненых или больных, переброски парашютных грузов, буксировки планеров и для бомбометания. В полу кабины предусматривался специальный люк размером 1940 х 520 мм для сбрасывания грузов. Имелись средства механизации погрузочно-разгрузочных работ в виде подъемного крана и тележки с подъемной платформой, передвигаемой с помощью лебедки по установленным на полу рельсам. Планировали возможность перевозить 3000 кг груза или 28 вооруженных десантников.

Оборонительное вооружение включало три 12,7-мм с пулемета с боезапасом по 300 патронов на каждый: один – на верхней турели УТК-1, и два боковых. Высокая тяговооруженность самолета и наличие флюгерных винтов обеспечивали горизонтальный полет на одном моторе при любой полезной нагрузке.

Голубков продолжал работы по созданию минного тральщика Ли-2МТ, о котором уже упоминалось. Мы нашли докладную записку на имя И.В.Сталина за подписью наркома авиапромышленности А.А.Шахурина и наркома ВМФ адмирала Н.Г.Кузнецова, в которой говорилось:

«…За границей применяется самолет, специально приспособленный для обнаружения минированных участков на морских путях и для подрыва магнитных мин. Это обычный самолет, на котором снизу подвешивается электромагнит в виде металлического кольца диаметром до 16 метров. Размещенная внутри самолета электростанция (двигатель, генератор постоянного тока и необходимая аппаратура) питает током электромагнит, вокруг которого создается мощное магнитное поле. Пролетая на высоте 10-30 метров над заминированным участком, самолет- тральщик воздействует своим магнитным полем на магнитные мины, и подрывает их. Обладая большой скоростью, он проделывает эту работу во много раз быстрее, чем морской тральщик.

Англичане переоборудовали под тральщик свой двухмоторный бомбардировщик «Веллингтон», а немцы – трехмоторный транспортный самолет Юнкерс-52.

…При попытке разместить заказ на поставку ВМФ десяти самолетов типа «Веллингтон» …Англией было отказано.

…На основании тактико-технических требований НКВМФ конструкторским бюро завода № 89 НКАП в 1943 г. разработан вариант переоборудования в самолет-тральщик двухмоторного транспортного самолета Ли-2. На нем внутри фюзеляжа будет установлен авиамотор типа М-105 или МВ-6 для привода в движение электрогенератора…Скорость траления – 200 км/ч, ширина полосы траления – 45 метров, глубина места траления – до 30 метров».

Вскоре последовало постановление ГОКО, в котором директору завода № 456 Т.Х.Филимончуку и главному конструктору А.П.Голубкову предписывалось переоборудовать самолет Ли-2 под тральщик и предъявить его на летные испытания 1 июня 1944 г.

Уже после войны, к лету 1946 г. на заводе Ns 456 переделали два экземпляра Ли-2 в вариант Ли-2МТ. По приказу НКАП за № 411 от 29 июня 1946 г., подписанному А.С.Яковлевым, директор завода № 30 П А.Воронин и главный конструктор ОКБ-30 Голубков были обязаны в июле того же года провести проверку основных данных опытного минного тральщика. Сначала – на аэродроме ЛИИ, силами сотрудников летно-испытательной станции завода. А затем предъявить Ли-2МТ специалистам ВВС ВМФ. Летчиком-испытателем самолета назначили П.Е.Генаева. О результатах этих испытаний авторам пока ничего не известно.

К 1951 г. построили опытный экземпляр Ли-2МТ с двумя моторами АШ- 82ФН. Эскизный проект этого самолета был утвержден 20 декабря 1949 г. Устройство для траления представляло собой катушку диаметром 15,45 метров, состоящую из 56 витков алюминиевого провода диаметром 15 мм. Генератор постоянного тока создавал напряжение 250 В, максимальная сила тока равнялась 480 А. Генератор приводился во вращение от вспомогательного авиационного мотора М-14 мощностью 225 л. с. Дальность полета при максимальном взлетном весе самолета составляла 715 км. Таким образом, в одном полете примерно за три часа Ли-2МТ мог обработать полосу водной поверхности длиной в 300 км. О летных испытаниях сведений нет.

Вариант эскизного проекта Ли-2MT

Учебно-штурманский самолет УЧШЛИ-2

Особо следует остановиться на разработке конструктором Голубковым учебно-штурманского варианта самолета Ли-2 (УЧШЛИ-2). Эта машина заняла свою нишу в авиации Вооруженных Сил СССР.

Дело в том, что в послевоенные годы на боевых советских самолетах стали широко применять современные средства связи и навигации. Ускоренный процесс их освоения летным составом строевых частей требовал эффективных методов обучения – в частности, проведения практических занятий непосредственно в воздухе под руководством инструктора. Особенно нуждались в этом летчики истребительной авиации, предоставленные самим себе в учебно-боевом полете. Их проблем полностью не решали даже оснащенные современными средствами связи и навигации учебно-тренировочные истребители. Только наличие летающих учебных классов и привлечение к этой программе наиболее опытных специалистов было выходом из создавшегося положения.

Прототипом для УЧШЛИ-2 явился транспортный самолет С-47 № 4349573, который в 1945 г переоборудовали в учебно-штурманский вариант – по предложению преподавателя Краснознаменной Военно-воздушной академии (Монино) инженер-подполковника А.С.Вартаняна и инженера дивизии по спецоборудованию майора АТС П .П.Тю- рева. Эта машина в начале 1946 г. успешно прошла испытания в ГК НИИ ВВС, а в сентябре 1946 г. была передана ОКБ-ЗО НКАП в качестве эталона для переделки в УЧШЛИ самолета Ли-2Т.

Постройку Ли-2 в учебно-штурманском варианте включили в план строительства опытных самолетов в 1947 г., утвержденный Постановлением Совмина СССР за № 483-192 от 11 марта 1947 г.

Первый самолет Ли-2Т № 18424702, переделанный под руководством Голуб- кова в УЧШЛИ-2, проходил испытания в ГК НИИ ВВС с 26 апреля по 19 мая 1947 г. Ведущим инженером по испытаниям назначили майора АТС Кузьмина, ведущим штурманом – майора Богачева и ведущим летчиком – майора Степанова. В заключение Акта по испытаниям отмечалось, что УЧШЛИ-2 рекомендуется к принятию на вооружение ВВС для обучения штурманов и представителей других летных специальностей.

В выводах указывалось, что оборудование и его размещение в классе соответствуют назначению самолета и обеспечивают:

– групповое обучение летного состава ВВС всем видам навигации и самолетовождения днем и ночью (в объеме задач, выполняемых на серийных отечественных самолетах выпуска 1947 г.);

– возможность проверки правильности расчетов на бомбометание и обучения работе на боевом курсе.

В то же время отмечалось, что обучение визуальной ориентировке и фоторазведке весьма ограничено из-за недостаточного обзора через боковые окна, расположенные у рабочих мест.

22 сентября 1947г. Главком ВВС К.А. Вершинин направил министру авиационной промышленности М.В.Хруниче- ву письмо с просьбой принять заказ на переоборудование в вариант УЧШЛИ-2 сорока самолетов Ли-2Т. Министерство согласилось организовать эти работы в 1948 г. на заводе № 86.

Самолет предназначался для обучения летного состава методам радионавигации и радиосвязи, а также астрономической и визуальной ориентировке, приемам аэрофотосъемки и работе с оптическим бомбардировочным прицелом.

Он представлял собой серийную машину типа Ли-2Т, в грузовой кабине которой находился учебный класс для 10 слушателей и двух инструкторов, одновременно ведущих практическую подготовку. Кабина-класс имела тепло- и звукоизоляцию и внутреннее полотняное покрытие, окрашенное в светло-табачный цвет.

В этом помещении смонтировали 10 основных рабочих мест, классную доску (на двери, отделяющей кабину экипажа от кабины-учебного класса) и астрономический колпак для занятий астронавигацией. Кроме того, имелись учебная аэрофотоустановка и оптические бомбардировочные прицелы ОПБ-1.

Каждое рабочее место снабдили двухместным полумягким сидением, столом с приборным щитком и освещением для занятий в ночных условиях. Специальное оборудование разместили в соответствии с назначением рабочих мест, что давало возможность выполнять задания прямо с них. Порядок расположения был следующим: по левому борту – места 1,3,5,7,9 и 11, по правому – 2,4,6,8,10 и 12. Места 3 и 4 предназначались для инструкторов и приборных пультов не имели. Места 11 и 12 располагались в люках пола – крышки люков в открытом положении служили сидениями для слушателей. Рабочие места 4, 7, 8, и 12 имели телефонную связь с летчиком, которая осуществлялась с помощью внутриса- молетного переговорного устройства СПУФ-5.

УШЛИ-2

Учебная кабина УЧШЛИ-2

Сидение около аэрокупола

Рабочее место 3 для инструктора

Места 1 и 2. Каждое оборудовали указателем скорости и высотомером, репитором (повторителем) дистанционного компаса ПДК-44, часами АЧХО, , агрегатами управления и индикатором курса американского радиокомпаса СЦР-269. На месте 2 дополнительно установили индикатор и приборы управления американским радиовысотомером малых высот типа АН/АРК-1. Предназначались для обучения радионавигации с помощью автоматического радиокомпаса, самолетовождению по магнитному компасу и визуальной ориентировке

Место 5. Имело указатель скорости и высоты, репитор ПДК- 44, часы АЧХО, агрегаты управления, индикаторы курса и отметки РПКО-2А. Предназначалось для обучения радионавигации с помощью радиополукомпаса РПКО-2А, самолетовождению по магнитному компасу и визуальной ориентировке.

Место 6. Имело указатель скорости и высотомер, часы АЧХО и магнитный компас типа А-4. Предназначалось для обучения астрономическим расчетам по измерениям, произведенным в размещенном рядом астрокуполе.

Сферический купол астрономических наблюдений был установлен по оси самолета между местами 3 и 4. Он крепился к обычному турельному кольцу, куда прикреплялось и легкосъемное сидение наблюдателя. Вращение купола осуществлялось при помощи ручной лебедки в пределах 360 градусов.

Места 7 и 8. Каждое оборудовали указателем скорости и высоты, репитором ПДК- 44, часами, агрегатами управления командной радиостанцией РСИ-6 (для обучения радиосвязи). Предназначались для обучения радионавигации с помощью радиополукомпасов РПКО-10М и самолетовождению по компасу ПДК- 44.

Места 9 и 10. Каждое оборудовали указателем скорости и высоты, термометром наружного воздуха, компасом КИ-11. Для визуальной ориентировки установили визиры АВ-52. Предназначались для обучения самолетовождению по компасу КИ-11 и визуальной ориентировке.

Места 11 и 12. Каждое оборудовали указателями скорости и высоты, часами, термометром наружного воздуха, компасом А-4 и прицелом ОПБ-1Д. Место 11 имело командный прибор аэрофотоаппарата АФА-11М, используемого только для планового фотографирования. Предназначались для обучения самолетовождению по компасу А-4 вслепую и работе с прицелом ОПБ- 1Д

Надежность функционирования оборудования самолета и учебного класса обеспечивали генераторы ГСК-1500 (установленные взамен менее мощных ГС-1000), две дополнительных трубки Пито и два комплекта компаса ПДК-44 с тремя репиторами, дополнительные антенные устройства для радиокомпасов и радиополукомпасов, радиовысотомера и командной радиостанции. Смонтированное учебное оборудование работало в автономном режиме, независимо от основного оснащения самолета.

С 15 ноября по 8 декабря 1948 г. проходил заводские испытания головной самолет УЧШЛИ-2 № 18426105, который отличался от предыдущего использованием современного навигационного и радиосвязного оборудования и введением некоторых рекомендованных НИИ ВВС усовершенствований. В частности, появилась дополнительная вентиляция учебного класса, был доработан астрокупол, упростилось выполнение действий по астроориентации. Фотоаппаратом АФА- 11М стали производить не только плановые, но и перспективные съемки.

Сверху вниз: рабочее место 2; классная доска; рабочее место 5; рабочее место 6; рабочее место 9; рабочее место 11; кормовая командная радиостанция РСПУ-З и антенна Ультра РСПУ-4; установка радиоантенн

Испытания самолета осуществляли ведущий инженер ЛИС завода № 86 А.А.Ткаченко, военные представители на заводе и летчик-испытатель подполковник С.Г.Плыгунов. Отчет по испытаниям утвердил заместитель главного инженера ВВС генерал-лейтенант Л.А.Лосюков. Заключение по результатам испытаний было положительным.

С 21 по 23 марта 1950 г. проходил заводские испытания эталон УЧШЛИ-2 – самолет № 18427804, выпущенный заводом № 86. Испытания проводили те же исполнители. От военпредов назначили инженер-капитана А.М.Громова. Оценивались точностные характеристики навигационных систем, дальность уверенной радиосвязи, удобство работы с аппаратурой, техника пилотирования самолета.

Летчик-испытатель отметил, что УЧШЛИ-2 не отличается от серийной машины Ли-2 по технике пилотирования. Во время всех полетов температурный режим ВМГ был в норме.

В выводах Акта по испытаниям сказано, что самолет выполнен по чертежам главного конструктора и соответствует требованиям договора, заключенного с заказчиком. Установленное оборудование работает нормально и обеспечивает групповое обучение летного состава аэро- и радионавигации в дневных и ночных условиях. Продолжительность учебного периода в одном полете составит не менее 6 часов. Это время можно заметно увеличить за счет дополнительного запаса топл ива – при использовании флюгерных винтов, позволяющих продолжать горизонтальный полет при большем полетном весе. Поэтому было рекомендовано применение флюгерных винтов для моторов, которые устанавливали на УЧШЛИ-2.

Эталонный экземпляр самолета имел следующее специальное учебное оборудование: два комплекта автоматического радиокомпаса АРК-5; один комплект радиополукомпаса РПК-2М; два комплекта радиополукомпаса РПКО- 10М; коротковолновую кварцованную радиостанцию РСИ-6К, работающюю в блоке с РПКО-10М; один комплект радиовысотомера малых высот РВ-2; два комплекта дистанционного магнитного компаса ПДК-45 с тремя репитерами; три магнитных компаса А-4; два магнитных компаса КИ-11; десять указателей скорости УС-800; десять барометрических высотомеров ВД-12000; десять штурманских часов АЧХО; один термометр для измерения температуры наружного воздуха; два комплекта оптических бомбардировочных прицелов; два комплекта бортовых визиров АБ-52; один комплект аэрофотоустановки с аппаратом АФА-ИМ; самолетное переговорное устройство СПУ-5 на 6 абонентов; десять настольных ламп; двенадцать ламп ультрафиалетового освещения УФО; астрокомпас АК-52.

Таким образом, американские автоматические компасы и радиовысотомер были заменены отечественными, применялись более совершенные радиополукомпасы, дистанционные магнитные компасы и переговорное устройство, астрокомпас.

Определить, какое точно количество УЧШЛИ-2 поставлено заказчику заводом № 86, не представилось возможным (предположительно, в пределах от 25 до 40 экземпляров).

В ноябре 1952 г. заместитель главнокомандующего ВВС генерал-лейтенант авиации Ф.А.Агальцов направил в адрес министра авиационной промышленности М.В.Хруничева письмо. Он просил дать распоряжение ОКБ-30 о разработке проекта и переоборудовании к 1 июля 1953 г двух самолетов Ли- 2 в учебную летающую лабораторию. Машины требовались для слушателей Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского, которые должны изучать основы применения и эксплуатации современного авиационного вооружения на максимально приближенных к боевым самолетах.

Академия представила тактико-технические требования на переоснащение Ли-2, а также вариант эскизного проекта. Их отрабатывали на кафедре воздушной стрельбы (начальник Б.Я. Воронов) и на кафедре бомбометания (начальник Н.Г.Бруевич). Утвердил начальник академии генерал-лейтенант В.И.Волков. По поручению начальника Главного управления МАП генерал-майора ИТС Ярунина предварительно провели все необходимые согласования с ОКБ-30. Голубков согласился вести эту работу. Самолеты Ли-2, необходимое оборудование и образцы вооружения выделяли ВВС.

В соответствии с требованиями учебный самолет-класс должен был обеспечить группе слушателей (состоящей в каждом полете из 4 человек) выполнение учебных заданий на бомбометание и воздушную стрельбу под руководством инструктора и оператора.

Для практического бомбометания предполагалось сделать подвеску из восьми бомб ФАБ-50 и использовать один из прицелов: ОПБ-1Д, ОПБ-5с или ОПБ-6СР. Предусматривалось ведение воздушной кинострельбы из фотокинопулеметов -с верхней и блистерной прицельных станций, а также реальной стрельбы по наземным целям – с нижней люковой установки. Обеспечивались тренировка в определении необходимых данных для бомбометания и воздушной стрельбы, ознакомление с работой боевой техники в полете.

Для решения этих задач предлагалось установить: автопилот АП-5 (взамен автопилота АП-45); радиолокационную станцию ПСБН-М; оптические бомбардировочные прицелы ОПБ-1Д (два комплекта), ОПБ-5с и ОПБ-6СР (по одному комплекту); однозамковые бомбодержатели; электросбрасыватель ЭСБР- 45; устройства аварийного сброса; комплект аэрофотоаппарата АФА- 33-20; для ведения воздушной стрельбы – верхнюю прицельную станцию типа ПС-48, снабженную кинофото- пулеметом (для контроля правильности прицеливания); для ведения стрельбы по наземным целям – прицельный блистерный пост типа ПС-48, связанный системой дистанционного управления с нижней турелью типа КЭТ и снабженный кинофотопулеметом; подвижную установку КЭТ самолета Ту-4 с пушкой HP -23 или пулеметом УБ-12,7 с патронными ящиками и устройствами для перезарядки оружия.

Кроме того, требовалось обеспечить необходимое электропитание всех систем; установить дополнительные датчики высоты и скорости полета (для эффективной работы прицелов), наладить внутрисамолетную связь между экипажем, инструктором, оператором и слушателями.

Места у прицелов, рабочие столы и внутренний комфорт учебного класса должны были соответствовать самолету типа УЧШЛИ-2.

Однако в январе 1953 г. Хруничев сообщил Агальцову, что МАП не может поручить это задание ОКБ-ЗО в связи с перегруженностью коллектива другой работой. В результате преподавателям Военно-воздушной инженерной академии пришлось отказаться от проведения практических занятий по воздушным стрельбам, освоения на высоком современном уровне панорамных радиолокаторов и дистанционных систем управления воздушной стрельбой. А для практических занятий по бомбометанию служил вариант Ли-2, приспособленный под новейшие дневные бомбардировочные оптические прицелы.

В ряде учебных центров ВВС для обучения воздушной стрельбе по конусам использовали серийные военные варианты Ли-2, имевшие верхнюю турель УТК-1. В целях безопасности несколько ограничивали углы обстрела турели и для сокращения расхода конусов пулеметы БТ заменяли пулеметами ШКАС.

Постановление Совмина СССР от 19 ноября 1951 г. возлагало на ОКБ-30 задачу размещения на самолетах Ли-2 станций радиолокационной разведки и постановки помех ПР-1. К июлю 1953 г. под руководством Голубкова при участии заводов № № 84 и 86 переоборудовали в постановщики помех наземным и корабельным локационным станциям два Ли-2. В сентябре их передали специалистам ВВС для проведения контрольных госиспытаний. Это, пожалуй, первые в нашей стране самолеты-постановщики помех, поскольку только в 1954 г. появились аналогичные станции на самолетах Ил-12Д и Ту-4.

В соответствии с постановлением Совмина СССР от 12 июня 1953 г. завод № 483 МОП должен был в четвертом квартале 1953 г. предоставить Министерству обороны двадцать шесть станций ПР-1, и двадцать одну из них установить на 13 самолетов Ли-2. Судя по дальнейшей переписке, станциями ПР-1 всего оборудовали 18 самолетов Ли-2.

На базе Ли-2 создали целый ряд летающих лабораторий, в том числе для отработки радиолокационных прицелов, навигационных систем, для геодезических и метеорологических исследований. Так, в ОКБ-30 произвели установку на одном самолете радиолокационной станции «Овал», а еще на шести – радиолокационных станций «Протон-М».

Существовали варианты Ли-2 для картографической аэрофотосъемки. Чертежи этих самолетов разработали в ОКБ-ЗО, а переоборудовали четыре машины на заводе № 84.

Летающие лаборатории оказали помощь эксплуатирующим подразделениям ВВС при освоении сложных бортовых радиотехнических комплексов. Например, 19 августа 1949 г. был утвержден Акт по результатам государственных испытаний самолета Ли-2Р, предназначенного для группового обучения штурманов и операторов работе с панорамным обзорным радиолокатором – бомбардировочным прицелом типа «Кобальт». Все тот же Голубков переделал в учебный самолет серийный Ли-2Т с моторами АШ-62ИР и флюгерными винтами типа АВ-7Н-161. Несомненно, учитывался опыт создания самолета УЧШЛИ-2.

Класс, который разместили в грузовом отсеке, был рассчитан на одновременное обучение 8 слушателей при одном инструкторе. В состав оборудования входили: панорамный обзорный радиолокатор «Кобальт» (антенна локационной станции размещалась в передней нижней части фюзеляжа и закрывалась специальным обтекателем); опросчик системы радиоопознавания типа «Магний»; радиовысотомер больших высот «Литий»; автоматический радиокомпас АРК-5; автоматический штурман АШ-46; дистанционный индукционный компас ДИК-46; астрономический компас АК-52; бортовой визир АБ-52.

Наличие астрокупола в сочетании с более совершенным навигационным оборудованием позволяло обучать штурманов методам современной инструментальной навигации. Внутрисамолетная связь осуществлялась через СПУ- 14. Для тренировки в аэрофотосъемке служили два фотоаппарата АФА-ИМ.

Главный конструктор предлагал разместить на борту самолета аппаратуру современной радиотехнической системы наведения бомбардировщиков на цели «Рым-С» и более совершенной системы автоматизированной системы посадки «Материк».

Ли-2P с двумя моторами АШ-62ИР

Ли-2 буксирует планер Г-11

Ли-2 сыграли определенную роль в построении ракетно-ядерного щита нашей страны. При проведении первых ядерных испытаний в СССР с их помощью брали пробы воздуха в районах взрывов. Для этой цели на Ли-2 устанавливали изготовленные в ОКБ-ЗО гондолы -фи льтры.

В период запусков первых советских межконтинентальных баллистических ракет Р-7 специально оборудованные в ОКБ-ЗО три самолета Ли-2 привлекались для проверки и отладки наземных траекторных измерительных комплексов, предназначенных для слежения за полетом ракет.

Ли-2 использовали для приема информации от спутников в районах, не перекрываемых или ненадежно перекрываемых наземными и морскими пунктами слежения за космическими аппаратами.

В конце 1951 г конструкторы вертолетов и автожиров Н.И.Камов, В.В.Никитин и В.Б.Баршевский разработали принципиально новый тип летательного аппарата с вертикальными взлетом и посадкой, который получил имя «винтокрыл». Машина удостоилась положительной оценки специалистов – о чем говорит документ под названием «Заключение по предварительному проекту винтокрыла», утвержденный начальником ЦАГИ А.И.Макаревским 15 января 1952 г.

Конструкторы 9 февраля 1952 г. направили И.В.Сталину письмо. В нем говорилось, что современные вертолеты, наряду со своими замечательными взлетно-посадочными свойствами, имеют весьма ограниченные летные характеристики. Увеличение скорости, высоты, дальности и продолжительности полета вертолетов связано с преодолением серьезных трудностей, обусловленных особенностями работы несущего винта на режиме косой обдувки и малым аэродинамическим качеством этих машин. С другой стороны самолеты, имея значительно более высокие летные характеристики, чем вертолеты, не обладают их уникальными взлетно-посадочными возможностями. Поэтому возникла идея объединить лучшие качества обоих.

Понимая сложность задачи создания комбинированного летательного аппарата, авторы проекта решили взять за основу уже построенный, проверенный многолетней эксплуатацией самолет Ли-2, снабдив его дополнительной моторной установкой и несущими винтами. Были рассмотрены различные схемы для создания несущих винтов. И среди них следующие: реактивная мотокомпрессорная с использованием двигателя АП-05; реактивная с прямоточными двигателями конструкции М.М.Бондарюка; одновинтовая с использованием турбовинтового двигателя ТВ-2 и его реакции для компенсации крутящего момента винтов; соосная (широко используемая в ОКБ Камова) с приводом от ТВ-2.

В итоге выбрали соосную схему несущих винтов, приводимых от двигателя ТВ-2 через специальный редуктор. Дальнейшая проработка возможных конструкций редуктора и несущей системы, более тщательное изучение этого вопроса подтвердили правильность выбора. Оказалось, что вес редуктора для соосного несущего винта получался значительно меньшим, чем вес трансмиссии одновинтового вертолета с тем же мотором. Вес втулок и лопастей также уменьшался. Винтокрыл, подобно вертолету, мог взлетать и садиться вертикально, неподвижно висеть в воздухе – в пределах своего статического потолка. Вместе с тем он имел бы более высокие летные данные, чем вертолет.

По мнению авторов проекта, использование винтокрыла повысит безопасность полетов, потому что движение продолжится даже в случае выхода из строя двух основных моторов АШ-62ИР или одного дополнительного ТВ-2. В последнем случае посадка и взлет будут производиться по принципу автожира.

Полет винтокрыла должен происходит следующим образом: при взлете основные моторы АШ-62ИР работают на малом газе, дополнительному двигателю ТВ-2 дается полный газ, несущие винты раскручиваются (образуя достаточную подъемную силу), и винтокрыл вертикально взлетает на необходимую высоту. Управление полетом осуществляется несущими винтами и реактивной струей дополнительного двигателя .

После вертикального взлета для перехода в горизонтальный полет дается газ основным моторам. Одновременно убирается газ дополнительного двигателя. Винтокрыл набирает горизонтальную скорость полета. Мощность дополнительного двигателя постепенно уменьшается (примерно до 1000 л. е.), после чего дальнейшее увеличение мощности основных моторов не сопровождается уменьшением мощности дополнительного двигателя. Управление газом моторов и двигателя идет от единой ручки управления. Общий шаг несущих винтов автоматически устанавливается таким образом, чтобы их обороты менялись по необходимому закону.

Винтокрыл конструкции Н.И.Камова (проект создан на базе Ли-2)

Горизонтальный полет и набор высоты с подкруткой от дополнительного двигателя можно производить в широком диапазоне скоростей. В этом случае управление винтокрылом осуществляется самолетными рулевыми поверхностями (руль высоты, руль направления, элероны) и изменением оборотов основных моторов.

В случае остановки дополнительного двигателя (преднамеренной или аварийной) дополнительная мотоустановка с несущими винтами автоматически поворачивается. Углы установки несущих винтов уменьшаются. Несущие винты переходят на режим авторотации, и полет продолжается. При этом уменьшается диапазон возможных скоростей и скороподъемность винтокрыла.

Горизонтальный полет возможен и в случае остановки одного мотора АШ- 62ИР.

Конструкторы считали главным аргументом в свою пользу возможность быстрого изготовления необходимого количества винтокрылов. Опытные работы ограничивались проектированием, постройкой винтовой установки и проведением испытаний. Переделки самолета Ли-2, по их мнению, были бы незначительными. Они сводились к усилению фюзеляжа в месте крепления винтовой установки и некоторому изменению системы управления. Все это позволяло сократить время доводок и доработок, ускорить выпуск серийных машин.

Уже имеющиеся в наличие специалисты, эксплуатирующие Ли-2, после небольшой переквалификации могли переключиться на винтокрыл.

В отзыве ЦАГИ отмечалось, что в связи с развитием тяжелого вертолето- строения для транспортно-десантных целей, предложение Камова и его соавторов о создании винтокрыла на базе широко распространенного самолета Ли-2 представляет несомненный практический интерес. Летно-технические характеристики, приведенные в проекте, достаточно обоснованы расчетами и сомнений не вызывают. Устойчивость винтокрыла будет лучше устойчивости существующих вертолетов.

В то же время специалисты ЦАГИ предлагали авторам уточнить весовой расчет. По их мнению, вес несущей системы получался несколько большим, чем заложенный в проекте. Обращалось внимание на необходимость ограничения скорости полета из-за ухудшения условий работы крыла, обдуваемого потоком несущих винтов.

На Ли-2 требовалось изменить угол установки стабилизатора для компенсации скоса потока от несущих винтов. При окончательном выборе числа оборотов несущих винтов нужно было следить за отсутствием резонанса в элементах конструкции самолета.

ОКБ Камова (ОКБ-4) к концу мая 1952 г. представило эскизный проект винтокрыла, основное назначение которого – транспортировка 25 десантников и десантной техники в места, недоступные для посадки самолетов. Кроме того, как и Ли-2Т, винтокрыл мог транспортировать 18 раненых на носилках. Прорабатывался вопрос расширения номенклатуры перевозимой десантной техники – по сравнению с Ли-2Т. Оборудование винтокрыла позволяло совершать дневные и ночные полеты в простых и сложных метеоусловиях.

Самолет Ли-2 модифицировали следующим образом:

– фюзеляж в центральной части усиливали, и на нем размещались узлы крепления дополнительной винтомоторной установки;

– система управления несущим ротором присоединялась к системе управления самолетом;

– добавлялись еще одна панель приборной доски и рычаги управления в пилотской кабине;

– оборудование самолета заменялось на современное.

Дополнительная винтомоторная установка состояла из несущей системы и силовой установки. Ее укрепляли на фюзеляже самолета Ли-2 таким образом, чтобы угол заклинения мог изменяться. При переходе на авторотацию вся установка проворачивалась назад. Несущая система винтокрыла представляла собой 17,5-метровые трехлопастные соосные винты, управляемые автоматами перекоса. В нее входили лопасти винтов, втулки, автоматы перекоса и тяги. Дополнительная силовая установка состояла из турбовинтового двигателя ТВ-2, специального редуктора с ведущими валами, моторов, систем питания топливом и смазки, а также капотов.

В связи с прекращением выпуска самолетов Ли-2 работу над этим вариантом винтокрыла конструкторы прекратили и переключились на Ка-22.

Даже в разгар войны работы по совершенствованию самолета Ли-2 велись непрерывно. Но наибольший размах они получили в мирное время. Основные направления их сводились к следующему:

– устранялись принципиальные недостатки, снижающие летные характеристики самолета;

– повышались комфортные условия для экипажа, пассажиров и людей, сопровождающих грузы;

– упрощалась техническая эксплуатация самолета;

– осуществлялся переход на более совершенное оборудование, освоенное в серийном производстве отечественной промышленностью;

– вводились некоторые усовершенствования, позаимствованные с самолетов С-47;

– улучшалась технология строительства с целью снижения себестоимости продукции, снижения расхода материалов и трудоемкости изготовления;

– осуществлялся переход от материалов-заменителей, применяемых в годы войны, к более совершенным.

ОСНОВНЫЕ ЛЕТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТОВ ЛИ-2
Серийные самолеты ПС-84 Ли-2НБ Ли-2Т Ли-2П УЧШЛИ-2
Моторы М-62ИР М-62ИР АШ-62-ИР АШ-62ИР АШ-62ИР
взлетной мощностью 1000 л.с. и          
максимальной мощностью 840 л.с.          
на расчетной высоте 1500 м          
Взлетный вес. кг
- нормальный 10886 10470 11000 10700 10877
- максимальный   11570 11500 11500 11377
Функциональная нагрузка 21 пассажир 1000-2000 кг бомб x) 1700 2800 21 пассажир 10 курсантов 2 инструктора
Скорость максимальная
- у земли, км/ч 309 277 300 300 294
- на расчетной высоте, км/ч/м 338 297 324 320 308
  1760 1800 1800 1650 1600
Время набора высоты, мин/м 20.6 32.0 24.5 28.0 30.0
  4000 5000 5000 5000 5000
Практический потолок, м 5750 5200 5700 5500 5600
Дальность полета          
максимальная. км 2655 2140 2405 2400 1830
Длина разбега, м 320-372 450 х) 435 400 500
Длина пробега, м 320 375 400 350 400
Скорость посадочная, км/ч 105-108   108 108 115

х) С наружной подвеской четырех бомб ФАБ-250

Опытные самолеты ПС-84К Ли-2ВП ЛИ-2АШ-82ФН Ли-4 (П-82)
Моторы М-62ИР М-62ИР АШ-82ФН х) АШ-82ФН
Взлетный вес. кг
- нормальный 10900 11250 13500 13600
- максимальный   11500 13640 13700
Функциональная нагрузка 2300 кг груза, или 25 десантников, или 21 раненый 1000 кг бомб снаружи и 1500 кг бомб внутри хх) 21 пассажир 21 пассажир
Скорость максимальная
- у земли, км/ч 295 271 365  
- на расчетной высоте, км/ч/м 212 284 418 420
  1460 1000 5300  
Время набора высоты, мин/м 216 12,8    
  4000 5000    
Практический потолок, м 5400     8900
Дальность полета максимальная, км     1900 1100
Длина разбега, м 380 580 хх) 440  
Длина пробега, м 370   330  
Скорость посадочная, км/ч 100-105   120 120

х) Моторы АШ-82ФН обладали взлетной мощностью 1850 л.с., а на второй расчетной высоте 460 м - 1460 л.с.

хх) С наружной подвеской четырех бомб ФАБ-250

Проекты самолетов ПС-84А ПС-84М ПС-84 Ли-2 транспортный
Моторы М-71 АЧ-30 М-88 Б АШ-82ФН
Вздетный вес. кг
- нормальный 14500 13500 12000  
- максимальный 16000     13500
Функциональная нагрузка 34 пассажира 1340 кг груза 2000 кг груза 2500 кг груза
Скорость максимальная
- у земли, км/ч     315 380
- на расчетной высоте, км/ч/м 462 425 222 424
  5700 6000 6000 5150
Время набора высоты, мин/м 8.0-9.0 LQ   28-25
  4000 3000   4650
Практический потолок, м 9000 9000 8000-8500 9100
Дальность полета максимальная, км 1700 1200 2000 820
Длина разбега, м        
Длина пробега, м        
Скорость посадочная, км/ч 120 117   120
Ли-2 бомбардировщик Ли-4 (П-82М) Ли-2МТ Т-62М Ли-2 Ли-2 Винтокрыл
АШ-82ФН АШ-82ФН АШ-82ФН АШ-82ФН Пратт-Уитни АШ-84 АШ-62ИР и ТВ-2
15000 12800 14500 12000      
13500 16150   15600      
1000 кг бомб 30 пассажиров Оборудование для траления магнитных морских мин 2500-3000 кг груза или 23-28 десантников 2500 кг груза 3000 кг груза 2500 кг груза
370   315 360 316 405 320
424 410 354 415 252 415  
5150 2000 5000 5000 2500 6600  
29.37     15.0   14.0  
4650     5000   5000  
8870 8200 7300 7500 6570   6500
2115 1700 715 2100   2300 400
498   400 500     -0
306     400     -0
  126 113 130 113,5    

1. Моторы М-71 имели взлетную мощность 2000 л.с. и максимальную мощность на расчетной высоте 5000 м – 1670 л.с.

2. Дизельные моторы АЧ-30 имели взлетную мощность 1500 л.с. и максимальную мощность на расчетной высоте 6000 м – 1310 л.с.

3. Моторы М-88Б имели взлетную мощность 1100 л.с. и максимальную мощность на расчетной высоте 6000м – 1000 л.с.

4. Моторы Пратт -Уитни имели взлетную мощность 1200 л.с.

5. Моторы АШ-84 имели взлетную мощность 1900 с. и максимальную л мощность на расчетной высоте 5750 м -1750 л.с.

6. Мощность двигателя ТВ-2 составляла 5000 л.с.

Обратим внимание на то обстоятельство, что завод № 84 не выпускал самолеты Ли-2 с моторами М-88Б. Тем не менее, такие машины встречались в частях АДД. Видимо, в процессе ремонта на некоторых ставили моторы М-88Б . которые использовались на Ил-4. Фото такого Ли-2 можно увидеть в журнале "СМ" № 1/2000 на стр.19, где ошибочно указано, что это самолет с мотором М-82.

В плане опытного строительства самолетов ГВФ на 1939 г. предлагалось модификация ПС-84 под мотор М-88, но нарком авиационной промышленности М.А. Каганович не был согласен ввиду дефицитности М-88. Дальше эскизного проекта ПС-84 с этими моторами дело не пошло.

Ли-2 таранит самолет Як-3 на аэродроме завода № 292 (Саратов)

Ли-2T из 42-й Отдельной Гвардейской транспортной эскадри.гьи, командир Герой Советского Союза майор В. П. Некрасов

Бортмеханик Виктор Арсеньев

Самолет Ли-2 мог продолжать горизонтальный полет при отказе одного мотора только при ограниченных полетных весах. При больших нагрузках перегревался действующий мотор, и это являлось основным принципиальным недостатком. Когда работали оба мотора, они перегревались и на наборе высоты. Установка дополнительного радиатора частично снимала проблему перегрева на наборе высоты в летних условиях, но зимой существовала опасность заморозить этот радиатор. С переходом на «поликарповские» капоты с регулируемыми створками на входе в мотор ситуация изменилась. Увеличили размер основного радиатора, разместили радиаторы горизонтально снизу капота – появилась так называемая «губа» .

Начиная с 284-й серии, были введены одноканальные флюгерные винты. Радикально проблему обеспечения продолжительного горизонтального полета при отказе одного мотора решили в 1948 г. Тогда (с 293-й серии) перешли к использованию флюгерных винтов АН-7НЕ-161 -одновременно с переходом на моторы АШ-62ИР с двухканальным подводом масла.

При испытаниях в ГК НИИ ВВС самолета № 18430005 отмечалось, что «Ли- 2 с полетным весом 10500 кг на высоте 1400 метров, на неработающем моторе и винте в положении флюгера выполняет полет со скоростью 215-220 км в час по прибору без снижения».

В 1948 г. на 176 машинах заменили большие коки винтов малогабаритными. К этому привели неудачная конструкция и технологическое несовершенство процесса сварки косынок. В целях улучшения аэродинамики крыла ввели (с 289-й серии) потайную клепку обшивки носка крыла – от разьема до концевого обтекателя. Для увеличения прочности горизонтального оперения усилили (с 290-й серии) продольный набор стабилизатора.

Паровую систему отопления кабины пилотов и пассажирской кабины, а также электротермический обогрев стабилизатора заменили более эффективной калориферной системой от бензообогревателей типа БО-20 и БО-10. Ввели обогрев грузовой кабины.

Бензообогреватель БО-10 стали использовать также для подогрева стекол у фонаря кабины летчиков. Лобовые стекла снаружи очищали «дворники» с приводом от электромотора.

С 277-й серии из-за недостаточной стойкости в эксплуатации колец из резины ввели гидравлический балансир шасси вместо резинового. Улучшили антикоррозионное покрытие и покраску самолета.

На Ли-2Т сократили время, необходимое для покидания самолета парашютистами. В грузовой люк вмонтировали дополнительную дверь, которая открывалась внутрь. Ранее основную дверь (справа по полету) переделали так, чтобы она открывалась также внутрь. Внутри грузовой кабины по потолку протянули два стальных троса, за которые цеплялись карабины принудительного открытия парашютов. В результате, как и на «сеньковском» ПС- 84К, парашютисты покидали самолет двумя потоками. Но, в отличие от ПС- 84К, легкосъемные сидения из дерева и фанеры помещались не вдоль бортов грузовой кабины, а посередине, и при перевозке грузов откидывались к стенкам. Позже сидения изготавливали из дюралюминия.

А. Т. Ярунин

А. А. Сеньков

И.П.Мосолов

Б.П.Лисунов

С 266-й серии фанерный пол грузовой кабины заменили рифленым металлическим, который лучше выдерживал сосредоточенные нагрузки. Сверху на него постелили резиновые дорожки.

Автопилоты АВП-12бис заменили более совершенными АП-42, АП-42бис и затем АП-45. Дополнительно стали устанавливать потенциометрические дистанционные магнитные компасы ПДК-45, датчики которых размещались в правой консоли. Позднее применяли компасы ПДК- 48.

В 1948 г., начиная с 257-й серии, радиополукомпас РПКО-2А заменили на РПКО-2Б, позволяющий производить маршрутный полет не только по специальным радиомаякам, но и с помощью широковещательных станций.

Перейдя к системе «слепого» полета, устанавливали на Ли-2 автоматические радиокомпасы АРК-5, радиовысотомеры малых высот РВ-2, маркерные приемники МРП. Для обеспечения лучшей командной радиосвязи при полетах строем использовали коротковолновую станцию РСИ-6, а позднее – кварцо- ванную станцию РСИ-6К.

На последних модификациях Ли-2 устанавливали автоматизированную ультракоротковолновую командную радиостанцию «Клен». В качестве связных станций после войны использовались РСБ-Збис АД, РСБ-5 и, наконец, «КАМА». Была тщательно отработана антенно-фидерная система самолета.

Для уменьшения трудоемкости монтажа и экономии проводов, сначала на Ли-2Т, а затем и на Ли-2П электрическую сеть стали выполнять по однопроводной системе – вместо двухпроводной. В качестве минусового провода служила масса самолета. Экономия составляла 6,4 кг провода на один самолет.

Начиная с 300-й серии, большое количество разъемов электропроводов вынесли в туннель фюзеляжа по левому борту. Это сделали в целях упрощения монтажа и обслуживания, а также экономии трубопроводов, которые применяли для экранировки электрожгутов. Экраном теперь служил туннель фюзеляжа и его крышка.

Еще в военное время случалось использовать самолеты Ли-2 для буксировки десантных планеров. Буксировочные приспособления изготавливали силами технического состава эксплуатирующих частей. С 277-й серии на Ли-2Т появились узлы крепления буксировочного приспособления и тросовая проводка – для управления сбросом буксировочного троса заводского изготовления.

Голубков по заказу ГВФ провел работы по установке пылефильтров на входе воздухозаборников и системы пожаротушения на моторах.

Иногда при полетах на сложных трассах возникала необходимость пополнить экипаж штурманом. Вариант оборудования штурманской кабины на послевоенных Ли-2 разработал все тот же неутомимый Голубков.

Как уже говорилось, на плечи директора завода № 84 Афанасия Михайловича Ярунина легла основная тяжесть труда по организации серийного производства лицензионного самолета в Москве, эвакуации завода в Среднюю Азию, развертыванию в Ташкенте в условиях военного времени выпуска ПС- 84, дальнейшему совершенствованию Ли-2.

Родился Ярунин 29 января 1904 г. в Вятской губернии в семье крестьянина. В 1922 г. на собрании волостного комитета бедноты его избрали секретарем. Через год уездный комитет комсомола направляет Афанасия на учебу в Вятский педагогический институт.

Откликнувшись на призыв «Молодежь – в Военно-морской флот!», он добровольно поступает на флотскую службу и в 1924 г. становится рулевым эсминца. Затем учеба в ленинградской Военно-теоретической школе ВВС, а позднее – в севастопольской Военной школе морских летчиков. За отличные показатели, достигнутые в учебно-боевой подготовке, командование ВВС Черноморского флота в мае 1930 г. направляет Ярунина в Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е.Жуковского. После окончания академии с «отличием» он работает инженером в НИИ ВВС, позднее – в ЦАГИ.

Когда возникло так называемое «движение двадцатипятитысячников», Афанасия Михайловича командировали в авиационную промышленность и назначили парторгом на заводе № 39. В январе 1939 г. большую группу работников завода наградили орденами и медалями СССР. Ярунин получил тогда орден Ленина – высшую награду страны.

Приказом НКАП № 294 от 7 августа 1938 г. Ярунина назначили директором завода № 84. Его заместителем стал С.И.Беляйкин.

Мы уже упоминали о сложностях становления завода в Химках и о драматической ситуации при развертывании производства в Ташкенте. В условиях суровой зимы на новом месте приходилось параллельно вести строительство завода и налаживать выпуск авиационной техники буквально под открытым небом. Не хватало рабочей силы, оборудования, материалов, бытовые условия были суровые. В экстремальных условиях люди выстояли, и поток самолетов пошел на фронт. За героический труд предприятие наградили орденом Ленина. Этого ордена был удостоен вторично и директор завода. Совет Народных Комиссаров СССР 19 августа 1944 г. присвоил Ярунину воинское звание генерал-майора технической службы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР, датированным 2 октября 1945 г., большую группу работников завода № 84 наградили орденами и медалями, в том числе и Афанасий Михайлович получил свой третий орден Ленина. Вслед за этим 16 октября вышел Указ о награждении всего завода высшей наградой страны. Формулировка звучала так: «За образцовое выполнение заданий Правительства по производству боевых машин».

А.А.Сеньков и С.В.Ильюшин на строительстве Летно-планерной школы (Крым, 1931 г.)-.

А.А.Сеньков в учебном планере КиК (1927 г.)

Приказом министра авиационной промышленности за № 490 от 4 июня 1947 г. Ярунин был назначен начальником 11-го Главного управления МАП, которому подчинялся и завод № 84. Директором завода стал А.Н.Рудин.

В 1948 г. Ярунин получил четвертый орден Ленина, а пятый – в 1952 г. за активное участие и оказание практической помощи в освоении реактивной техники одному из авиационных заводов 11 -го Главка. Успехи в деятельности этого заслуженного человека отмечены и другими правительственными наградами.

Умер A.M.Ярунин в декабре 1988 г.

Анатолий Александрович Сеньков сыграл значительную роль в развитии отечественного авиастроения и даже стал главой семейной авиационной династии.

Родился Сеньков 11 июля 1899 г. в селе Троицком Высокинического района Калужской области. Учился в Во- енно-воздушной академии им.Н.Е.Жуковского вместе с С.В.Ильюшиным. После ее окончания в 1926 г. работал в ЦАГИ. Активно занимался теорией планеризма. Осенью 1924 г. вошел в состав оргкомитета по проведению 2-х Всесоюзных планерных состязаний. Председателем оргкомитета являлся Ильюшин. Сеньков обучился полетам на планерах, был удостоен звания летчика-планериста и получил удостоверение летчика- парителя СССР за № 1.

В 1927 г. он спроектировал и построил свой первый одноместный учебный планер КиК АВФ-30, на котором во время 4-х Всесоюзных планерных состязаний выполнялось большинство учебных полетов. К 1930 г. Сеньков создал планер-паритель «Папаша», принявший участие в 7-х Всесоюзных планерных состязаниях.

В 1931 г. планерным сектором ЦС Осовиахима была организована Высшая летно-планерная школа, которая размещалась в Крыму. Много энергии затратили на ее создание Ильюшин и Сеньков, ставший первым начальником школы.

В 8-х Всесоюзных планерных состязаниях принял участие планер-паритель Сенькова «Ударник», изготовленный в 1931 г. Этот летательный аппарат отмечен как хороший образец планера-парителя, но досадные производственные и эксплуатационные дефекты не позволили продемонстрировать все его достоинства.

В 1933 г. Сеньков построил экспериментальный одноместный планер «ЦАГИ-1» типа «летающее крыло», который принял участие в 10-х Всесоюзных планерных соревнованиях.

В 1941 г., перед началом Великой Отечественной войны, конструктор создал экспериментально-исследовательский планер, который строился по инициативе Г. П. Свищева. Летающая лаборатория «ЛС» предназначалась для проведения летных испытаний ламинарных профилей крыла. Планер эвакуировали в Казань. В первом же полете 18 августа 1942 г. он потерпел аварию и не восстанавливался.

Сеньков участвовал в проектировании шасси пассажирского самолета АНТ-14. Он занимал в 1935 г. должность заместителя начальника конструкторской бригады по тяжелым самолетам в ЦКБ ЦАГИ, то есть был заместителем В.М.Петлякова.

После образования ЦКБ при заводе № 39 Сеньков становится заместителем Ильюшина, руководившего там конструкторской бригадой. Надо полагать, что Анатолий Александрович принимал активное участие в разработке проекта ближнего бомбардировщика ББ-2 2К-14 (ЦКБ-26), его пассажирского варианта, бомбардировщика повышенной дальности ДБ-3 (ЦКБ-30) и эскизного проекта скоростного штурмовика с мотором АМ-34 ФРНТ.

В 1936 г. началось серийное производство самолета ДБ-3 2М-85 на воронежском заводе № 18. Известно, что процесс шел с трудом. В соответствии с приказом Главка авиационной промышленности за № 089 от 22 августа 1936 г, подписанным М.М.Кагановичем, на заводе № 18 организовали конструкторский отдел. В его состав вошли два бюро: опытно конструкторское (ОКБ) и чертежно-конструкторс- кое (ЧКБ). Главным конструктором завода назначили Сенькова и поставили перед ним следующие первоочередные задачи:

– выпустить все рабочие чертежи по машине ДБ-3;

– модернизировать самолеты, находящиеся в серийном производстве, с целью улучшения их технологических и летно-тактических данных;

– изучить эксплуатацию, разработать инструкции и техническое описание всего самолета и его отдельных деталей.

Возвратившегося из США в конце сентября 1938 г. Сенькова ждал приказ М.М.Кагановича за № 294/К от 7 августа 1938 г. Его назначали главным конструктором завода № 84 и одновременно освобождали от обязанностей начальника ЦКБ завода №18. За проделанную на заводе №18 работу Каганович объявил Анатолию Александровичу благодарность и премировал месячным окладом.

В мае 1940 г., будучи уже начальником КБ ЦАГИ, Сеньков руководил комиссией НКАП, которая оценивала целесообразность продолжения работ по ряду опытных и экспериментальных самолетов в связи с приближающейся войной. В сентябре 1941 г. занимался проектом оснащения самолетов У-2, Р-5 и УТ-2 параванами для борьбы с осветительными немецкими бомбами. Работа осталась незавершенной в связи с эвакуацией ЦАГИ в октябре 1941 г.

Сенькова назначили главным конструктором той части института, которая переехала в Казань. После войны он вместе с ЦАГИ вернулся в Жуковский и продолжал трудиться до самой смерти, последовавшей 16 декабря 1962 г.

Планер «Папаша» конструкции А.А. Сенькова (1930 г.)

Бесхвостый шанер «ЦАГИ-1» конструкции А.А. Сенькова (1934 г.)

Не только сам Анатолий Александрович, но и члены его семьи жизнь связали с авиацией. Жена, Екатерина Адольфовна Грунауэр, стала первой среди женщин пилотом-парителем, летала на спортивных самолетах, в частности – вместе с В.С.Гризодубовой. Сын Валентин работал бортрадистом в ГВФ. Второй сын, Клементий, окончил в 1952 г Балашовское училище Дальней Авиации. Проходил службу в частях ДА. Летал на самолетах По-2, УТ-2, Як-18, Ли-2, Си-47, Ту-4, Ту-16, Ту-95, Ту-114, Ту-116. С 1965 по 1985 гг. служил в Управлении Командующего ДА инспектором-летчиком, принимал активное участие в освоении заправки самолетов топливом в полете. Заслуженный военный летчик СССР, полковник. В 1985 г. закончил службу в армии председателем Классификационной комиссии Дальней Авиации. Сейчас трудится в одной из научно-исследовательских организаций авиационной промышленности. Сын Анатолий был авиационным инженером-радистом. Сын Александр летал бортинженером. Внук Дмитрий стал летчиком, имеет звание полковника ВВС.

Когда приказом НКАП за № 140 от 22 марта 1940 г. Сенькова откомандировали в распоряжение 11 -го Главного управления и вскоре назначили начальником КБ ЦАГИ, главным конструктором завода № 84 стал Иван Петрович Мосолов. Здесь мы должны оговориться, что в предыдущем номере журнала неверно указано имя Мосолова. Оно было позаимствовано из одного из протоколов заседаний комиссии Б.Н.

Юрьева. Сейчас мы получили возможность эту ошибку исправить.

Родился Мосолов в 1906 г. в селе Ново-Никольское Рязанской губернии. В 1931 г. окончил Военно-воздушную академию им. Н.Е.Жуковского. Работал в ЦКБ ЦАГИ под руководством В.М.Мясищева.

В конце марта 1937 г. на заводе № 84 для внедрения самолета ДС-3 в производство и выполнения других серийных заказов сформировали серийно- конструкторское бюро (СКВ). Оно непосредственно подчинялось главному инженеру завода А.Р.Рубенчику. Руководство СКВ осуществлял главный конструктор завода Мясищев, его заместителем назначили Мосолова.

СКВ было реорганизовано 15 мая 1937 г. в конструкторский отдел. Начальником стал Мясищев, его заместителями – И.Б.Толстых и Мосолов.

В Америку для изучения производства самолета ДС-3 Мосолов выехал 31 декабря 1937 г. После возвращения 15 октября 1938 г. его назначили заместителем Сенькова – главного конструктора 84-го завода.

В январе 1939 г. приказом по заводу Ивана Петровича назначили ведущим инженером по самолету ДС-3, а по проектам самолетов ПС-84А – В.И.Павлова и ПС-84К(И) – Б.П.Крайнюка. В декабре 1939 г. Мосолов перешел на работу в 11 -й Главк на должность начальника сектора Опытного отдела.

После ухода Сенькова он занимает должность главного конструктора завода N° 84 – в период до середины 1947 г. Затем вместе с Яруниным опять переходит в 11-й Главк.

В становлении завода № 84, запуске в серию ПС-84 огромную роль сыграл Борис Павлович Лисунов. Достаточно сказать, что именно этот человек всегда замещал Ярунина во время его отсутствия на заводе.

Родился Лисунов 19 августа 1898 г. в селе Рассвет Саратовской области. В 1918 г. закончил с серебряной медалью 8 классов саратовской мужской гимназии №2. Учился в Военно-воздушной академии им.Н.Е.Жуковского, после успешного окончания которой в 1926 г. был направлен в качестве инженера-механика на службу в знаменитую авиаэскадрилью «Ультиматум». Работал главным инженером Харьковского авиационного завода, потом – в такой же должности на заводе № 39.

В сентябре 1936 г. Лисунова командировали в США для изучения производства самолета ДС-3. Вернувшись 30 сентября 1937 г., он приказом НКАП за № 32 от 27 января 1938 г. назначается на должность технического директора завода № 84 (впоследствии переименованную в должность главного инженера). С февраля 1946 г. Лисунов работает главным технологом 10-го Главного управления НКАП.

За заслуги перед Родиной Лисунов награжден орденом Ленина, орденом «Красная Звезда» и медалями. При жизни в его честь назвали самолет ПС-84.

Умер Борис Павлович 3 ноября 1946 г., в возрасте немногим более 48 лет – не выдержало сердце. Спустя 20 лет после смерти этого замечательного человека и крупного специалиста его имя присвоили одной из улиц жилого городка авиационного завода в Ташкенте.

Александр Петрович Голубков наибольшую известность приобрел, когда в 1935-1937 гг., работая в ЦАГИ, создал неплохой четырехмоторный самолет- амфибию. Это был тяжелый морской бомбардировщик и разведчик МТБ-2. В 1939 г. последовала разработка эскизного проекта и макета скоростного среднего бомбардировщика, который, однако, не был включен в план опытного самолетостроения. Моряки настаивали на продолжении работ по дальнейшей модификации самолета МТБ- 2. Но и эта тема в план опытного самолетостроения не попала.

Вскоре Голубков получил назначение на должность директора завода № 289, где на него в паре с П.О.Сухим возлагается ответственность за постройку опытного образца самолета ОБШ М-71.

Когда разразилась вторая мировая война, Голубков в качестве главного конструктора завода № 89 занимался переоборудованием американских и английских самолетов под оружие советского производства – в том числе работал над вооружением самолета ПС-84.

Затем, будучи главным конструктором ОКБ N° 456, Голубков проектирует переделку Ли-2 в минный тральщик. На заводе № 86 разрабатывает проект и руководит переоборудованием Ли-2Т в самолет УЧШЛИ-2.

Вскоре после войны Александр Петрович становится главным конструктором ОКБ-30, основная задача которого – выполнение работ по постановлениям Совмина СССР, приказам МАП и распоряжениям 7-го ГУ МАП, посвященным модернизации авиационной техники. Продолжает работы по минному тральщику и оборудованию Ли-2 в качестве постановщика радиолокационных помех.

Ли-2 в Монинском музее авиации

Тематика ОКБ-ЗО была весьма разнообразна. Можно упомянуть разработку варианта самолета Ту-4, предназначенного для перевозки парашютистов и военной техники; создание аппаратуры для заправки топливом самолетов в воздухе; отработку буксировочных приспособлений для планер-мишеней; изготовление чертежей для установки дополнительных бензобаков на самолет Ту-2; отработку подвески телеуправляемых бомб «Щука- 2» под самолетами Ту-2 и Ил-28; оснащение самолетов Ил-28 истребительными радиолокационными прицелами типа «Сокол» и «Изумруд-2».

Голубков, наряду с Г.И.Бакшаевым, получил задание изготовить скоростной буксируемый планер-мишень, но успехом эта работа не увенчалась. Предпочтение при запуске в серию отдали мишени, созданной в воинской базе ВБ-77.

Когда Мосолов перешел на работу в Главк, Голубкова по совместительству назначили главным конструктором завода № 84. Он пытался продолжить модернизацию Ли-2 с моторами ALLI- 82ФН, вел некоторые работы по улучшению конструкции и эксплуатационных качеств самолета.

После ликвидации ОКБ-ЗО Голубков перешел к А.Н.Туполеву в качестве заместителя по пассажирским и транспортным самолетам. Принимал участие в создании Ту-104.

Следует отдать должное и коллективам заводов №№ 124, 86, 89 и 126, внесших свою лепту в освоение и развитие самолета ПС-84 (Ли-2), а также заводов, обеспечивавших самолет Ли- 2 моторами, винтами, вооружением, оборудованием и агрегатами, комплектующими и материалами.

Велика заслуга заводских летчиков- испытателей, летчиков-испытателей НИИ ВВС и НИИ ГВФ, давших самолету путевку в небо.

Хорошо известно, какие высококвалифицированные кадры готовила прославленная Военно-воздушная академия им. Н.Е.Жуковского. Среди них есть выдающиеся военоначальники, руководители промышленности, генеральные и главные конструкторы авиационной и ракетной техники, крупные ученые (более 30 членов АН СССР) и отлично подготовленные для практической работы в авиационных частях инженеры.

Выпускники Академии играли главные роли в создании двух серийных авиационных заводов под номером «84» (один в Химках, другой – в Ташкенте). Они возглавили освоение в производстве передового (по тем временам) лицензионного самолета ДС-3 и дальнейшее его совершенствовании; приняли активное участие в обеспечении техникой фронта во время войны и нужд народного хозяйства – в первые мирные годы.

Начальник ЦАГИ Н.М.Харламов, командированный с группой специалистов для изучения передового зарубежного опыта строительства авиационной техники, успешно организовал закупку лицензии на производство ДС- 3. По результатам поездки он сделал блестящий анализ конструктивных особенностей а мериканских цельнометаллических самолетов и технологии их изготовления, послуживший ориентиром для советских инженеров.

С.В.Ильюшин, возглавивший Главное управление НКТП по авиационному строительству, лично принимал участие в становлении завода № 84 в Химках и развертывании производства самолета ДС-3.

Знаменитое учебное заведение закончили все основные персонажи нашего рассказа: Ярунин, Сеньков, Мосолов и Лисунов.

Возвращаемся к главному герою. В отчете завода № 84 за 1953 г. говорится, что с мая 1953 г. «…выпуск самолетов Ли-2 прекращен в соответствии с Постановлением Совмина СССР от 1 апреля 1953 г. за № 947-407. Пассажирский самолет Ли-2, освоенный заводом, претерпел в процессе серийного производства ряд существенных конструктивных изменений .

Завод создал на основе лицензионного самолета ДС-3 самолет многоцелевого назначения в вариантах: пассажирский (Ли-2П), транспортный, десантный, санитарный (Ли-2Т)… Самолет непрерывно совершенствовался…

…В результате усилий конструкторов и всего заводского коллектива самолет Ли-2 не отстал от современных требований, предъявляемых к летно- техническим данным. Полностью отвечает эксплуатационным требованиям и всем современным условиям безопасности полетов. К моменту снятия с производства в мае 1953 г. сохранил от лицензионного самолета ДС- 3 лишь контуры обводов своего планера» (выделено авторами).

В начале 80-х годов Ли-2 начали заменять самолетами Ил-12, Ил-14 и Ан-2. Дольше всех продержались Ли- 2 в Полярной авиации. Участь списываемых машин была самой разной: большинство порезали на металлолом, часть нашла «пристанище» на свалках, некоторые использовались при строительстве дач и гаражей.

Те самолеты, которым повезло, превратились в экспонаты музеев. Некоторые Ли-2 чуть подняли над землей, водрузив на почетные постаменты.

Одному Ли-2 выпуска 1952 г. повезло. Благодаря группе замечательных энтузиастов он стал долгожителем и после двадцатилетнего вынужденного отдыха снова летает. Несмотря на почтенный возраст – более 48 лет – самолет демонстрирует свою жизнеспособность на различных авиационных шоу и 8 дальних перелетах.

При написании статьи использованы архивные документы РГАЭ, Г АРФ, ГУАП, Совета Груда и Обороны (впоследствии Комитета Обороны), ВВИА им. Н.Е.Жуковского. Основные данные о Ярунине, Мосолове и Лисунове содержались в архивной справке завода № 84. Официальные биографии А.Ф.Ярунина, А.А.Сенькова, И.П.Мосолова, Б.П.Лисунова и А.П.Голубкова нам найти не удалось.

Ценная информация получена благодаря П.Д. Голикову – заместителю главного конструктора «ОКБ Ильюшина», А. П. Красильщикову – директору научно-мемориального музея профессора Н.Е.Жуковского, сыну конструктора К.А.Сенькову. Некоторые сведения мы узнали от сотрудников ОКБ «Яковлева» Ю.В.Засыпкина и «ОКБ Ильюшина» Е.С.Черникова.

Фото предоставили А. П. Красильщиков, Е.В.Арсеньев, В.Л.Расторгуев, К.Г.Удалов.

Авторы выражают всем признательность за оказанную помощь.

Су-10 – первый реактивный бомбардировщик ОКБ П.О. Сухого

Николай ГОРДЮКОВ

После второй мировой войны началась эпоха реактивной авиации. Очень быстро проходило переоснащение советских и зарубежных ВВС на истребители с турбореактивными двигателями. Однако создание полноценного реактивного фронтового бомбардировщика, способного заменить устаревшие самолеты с поршневыми моторами, задерживалось.

Проблема заключалась в том, что из-за большого удельного расхода топлива у первых турбореактивных двигателей существенно увеличивался запас горючего, его масса и объем. Поэтому требовалось проведение глубоких расчетных и экспериментальных исследований по определению новых геометрических и весовых параметров будущего многодвигательного самолета, схем его компоновки.

Бомбардировщик, соответствующий современному уровню развития авиатехники, должен был иметь достаточную грузоподъемность при заданных скорости и дальности полета. На нем предполагалось устанавливать мощное оборонительное вооружение и оборудование, необходимое для выполнения боевых задач в условиях активного действия средств противовоздушной обороны и истребителей противника.

В 1946 г. три конструкторских коллектива, возглавляемые С.В.Ильюшиным П.О.Сухим и А.Н.Туполевым, приступили к разработке опытных реактивных бомбардировщиков, предназначенных для поддержки наземных войск и уничтожения противника в ближнем фронтовом тылу. В очень короткие сроки были завершены проекты четырехдвигательного Су-10, трехдвигательного Ту-73 и двухдвигательного Ил-28. Однако до стадии летных испытаний доведены только самолеты ОКБ Ильюшина и Туполева.

Главному конструктору и директору завода № 134 Павлу Осиповичу Сухому поручили заняться крупной разработкой, совершенно не характерной для его тогдашней деятельности. Небольшой коллектив конструкторского бюро проводил испытания и доводки самолетов Су-5, Су- 7, Ер-2 и его модификаций. Кроме того, создавались варианты десантно-грузового и транспортного самолетов, осуществлялась постройка УТБ, Су-9 и его модификаций.

В постановлении СНК СССР от 26 февраля 1946 г. и приказе НКАП, датированным 27 марта того же года, говорилось: «…Спроектировать и построить бомбардировщик с четырьмя двигателями типа ЮМО-004 со следующими данными:

Vmax при Н=0 800 км/ч

Vmax при Н=8000 м 850 км/ч

Gпол. норм. 13500 кг

Gпол. max 14500 кг

Дальность полета

– при Gпол. норм, на V=700 кг, с 1000 кг бомб 1200 км

– при Gпол. с максимальным запасом горючего, с 1000 кг бомб 1500 км

– при Gпол. max, с 1000 кг бомб 1000 км

Предельная высота 11000 м

Стрелковое вооружение

– вперед 1 пушка кал.20 мм

– вверх – кругом 2 пушки кал.20 мм

– назад 1 пушка кал.20 мм

Бомбовая нагрузка

– нормальная, внутри самолета 1000 кг

– максимальная 2000 кг,

из них 500 кг на наружной подвеске

Конструктивно-силовая схема фюзеляжа

Су-10 проект (вариант № 1) Компоновочная схема

…Самолет построить в 2-х экземплярах и предъявить первый экземпляр на летные испытания 1.02.47 г.».

Предварительные расчеты основных параметров и поиск наилучших решений при подготовке аэродинамической компоновки самолета показали, что для выполнения заданных характеристик необходимо увеличить количество двигателей типа ЮМО-004(РД-10) до шести.

Уже в мае были подготовлены материалы для эскизного проекта 6-двигательного бомбардировщика первого варианта со средним расположением крыла, составленного из двух трапеций с малой относительной толщиной (12%) почти симметричного профиля. При этом указывалось на ряд преимуществ, получаемых от размещения двигателей в габаритах фюзеляжа.

Каркас крыла имел мощный передний лонжерон, заднюю стенку, набор стрингеров и нервюр. Основная стойка опоры с двумя колесами убиралась в усиленную нервюрами нишу крыла, которая была образована передним лонжероном, задней и бортовой стенками. Далее по размаху находился крыльевой топливный бак. По задней кромке до элерона применили мощный выдвижной щиток.

Стремление к минимальному миделю привело к совершенно непривычной и своеобразной компоновке фюзеляжа. В сигарообразную конструкцию овального сечения были вписаны все шесть двигателей. Четыре из них располагались попарно, друг над другом, по бортам центральной части фюзеляжа.

Перед входной частью каждого канала воздухозаборника фюзеляж был «поджат». Канал каждой пары двигателей после входа раздваивался и обходил лонжерон крыла сверху и снизу, попадая во входные устройства РД-10.

Остальные два двигателя подвешивались в носовой части под кабиной летчика и были как бы «вдавлены» в фюзеляж.

Центральную часть фюзеляжа образовал бимс, в конструкцию которого входил большой бомбоотсек, переходивший в хвостовую балку с вертикальным оперением и кабиной заднего стрелка. Спереди бомбоотсек плавно переходил в кабину экипажа.

Каркас всего фюзеляжа состоял из набора шпангоутов и нескольких лонжеронов, причем стрингерный набор полностью отсутствовал.

Экипаж самолета состоял из пилота, штурмана, стрелка-радиста и стрелка задней огневой точки (в кормовой части фюзеляжа). Стрелок-радист кроме передней огневой точки обслуживал и верхнюю, используя для этого лаз в первом топливном баке. Для защиты экипажа устанавливалось бронирование общим весом 275,77 кг.

Топливная система самолета состояла из двух крыльевых баков по 600 л (510 кг), первого фюзеляжного бака – 4500 л (3825 кг), бака № 2 – 3000 л (2550 кг) и бака № 4 – 1200 л (1020 кг). Суммарный запас топлива составлял 7415 кг.

В состав радиооборудования входили РПКО-2, РСИ-6 приемник радиовысотомера РВ-2, приемник УС-3, передатчик РСБ-З-БИС. Кислородное оборудование состояло из восьми кислородных баллонов по 4 литра и кислородных приборов КП-14.

Управление элеронами, рулем высоты и стабилизатором сделали жесткое, рулем поворота – смешанное, закрылками – жесткое.

Для уменьшения длины разбега предусматривалась установка четырех стартовых ускорителей.

Геометрические данные Су-10

Размах крыла 20,6 м

Длина фюзеляжа 14,8 м

Размах оперения 7,5 м

Высота самолета на земле 6^25 м

Колея 8,1 м

База шасси 5,925 м

Переднее колесо 660 х 160 мм

Основное колесо 900 х 275 мм

Конкретные рекомендации конструкторам по аэродинамическом компоновке новых скоростных самолетов с реактивными двигателями и исследования особенностей полета на больших скоростях в то время практически отсутствовали. Бригада по аэродинамике под руководством Е.Баславского серьезно потрудилась над разработкой методов аэродинамического расчета и расчета дальности самолета с реактивными двигателя в различной компоновке.

Предложенная ими методика расчета дальности полета позволила вычислить максимальную дальность действия самолета при переменной высоте полета, а также определить режим работы двигателей – для получения наибольшей дальности при полете на заданной высоте.

Этот универсальный метод расчета давал возможность определить дальность полета самолета на любой заданной высоте при любой скорости полета.

Теперь в ОКБ обсуждались еще две схемы размещения двигателей – шести РД-10 или четырех разрабатывавшихся TP-1 на крыле.

В трубе T-106 ЦАГИ провели продувки модели самолета Су-9 с различными вариантами расположения гондол на крыле, поскольку стоял вопрос о целесообразности подобного размещения двигателей.

Эти варианты отличались друг от друга количеством двигателей, расположенных на полукрыле: один, два и три. Исследование позволило найти им оптимальное местонахождение. Из отчетов по результатам продувок следовало, что наиболее выгодным расположением двигателей с точки зрения критического числа М являлось такое, при котором ось всей моторной установки совпадала бы с хордой крыла, а носовая часть мотогондолы располагалась бы впереди кромки крыла.

Основываясь на этих данных, конструкторы выполнили проект высокоплана с фюзеляжем сигарообразной формы, имеющим овальное сечение. На каждой консоли трапециевидного крыла подвешивалось по три двигателя РД-10 или по два ТР-1.

От редакции. В следующем номере журнала мы продолжим рассказ об этом малоизвестном реактивном самолете П.О.Сухого.

Человек – легенда

Андрей СИМОНОВ

Фото Вячеслава Тимофеева, 1979 г.

Почётные звания «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» и «Заслуженный штурман-испытатель СССР» были учреждены 14 августа 1958 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР о первом присвоении звания «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» вышел 17 февраля 1959 г. Во главе списка там стояла фамилия С.Н.Анохина.

Сергей Николаевич Анохин 11 родился 19 марта (1 апреля по новому стилю) 1910 г. в Москве в семье служащих. В 1926 г., после окончания 7 классов средней школы в Замоскворечье, он пошел трудиться: сначала был разнорабочим на строительстве Парка культуры и отдыха им.- Горького, потом укладчиком шпал на железной дороге, слесарем на электроподстанции, колол лёд на улицах, сажал деревья на Ленинградском проспекте. Но тяга к технике взяла верх, и молодому человеку удалось устроиться смазчиком в автобусный парк. В 1928 г., закончив автомобильные курсы, Сергей работал шофёром автобуса.

Как и большинство мальчишек того времени, он интересовался авиацией. Однажды старший брат Леонид выиграл по осоавиахимовской лотерее лыжи и подарил счастливый билет Сергею. Оказалось, что среди призов есть и полёт над Москвой на самолёте. Недолго думая, Сергей поменял лыжи на полёт. По меткому выражению писателя Ярослава Голованова, «так состоялся самый крупный выигрыш в истории всех наших лотерей: советская авиация «выиграла» Сергея Анохина».

Вскоре он подал заявление в ленинградскую Военно- теоретическую школу ВВС, но медицинскую комиссию не прошел.

Тогда Сергей решил заняться планеризмом. Районный Совет Осоавиахима Курской железной дороги организовал кружок при клубе имени Кухмис- терова, где энтузиасты (в том числе и Анохин) построили планер ИТ-4бис конструкции И.П.Толстых. По воспоминаниям Сергея Николаевича, никто из них еще не умел пилотировать эти легкие летательные аппараты. Испытания планера и учебно-тренировочные полеты проходили в 1929 г. на станции «Первомайская». В 1930-м Сергей окончил Московскую планерную школу. Потом занимался там же подготовкой планеристов, не бросая работу в автобусном парке.

В январе 1931 г. Анохин поступил учиться в Высшую лётно-планерную школу (ВЛПШ) в Коктебеле. В ноябре того же года, как один из лучших выпускников, был оставлен в ней командиром учебного лётного отряда. В 1932 г. Сергей Николаевич окончил Центральную лётную школу Осоавиахима в Тушино, а в 1933 г. – Высшую парашютную школу. Он становится специалистом-универсалом, освоив прыжки с парашютом, полёты на планерах и самолётах.

На планерных состязаниях в Крыму 1 сентября 1933 г. Анохин, впервые пилотируя планер в термических потоках, обогнул гору Карадаг. А 15 сентября он установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на одноместном планере (ПС-1) – 15 часов 47 минут.

Курсанты Московской планерной школы (1931-1932 гг.)

С.Ф.Гавриш, Н.Я.Симонов и С. Н.Анохин у пятиместного планера Г. Ф. Грошева Г № 4 (1934 г.)

С.Н.Анохин во время командировки в Турцию

С.Н. Анохин и М.К.Раценская на Всесоюзных планерных состязаниях (конец 40-х)

С.Н.Анохин (1941 г.)

Знаменательным в биографии Сергея Николаевича стал 1934 г. В мае он участвует в первом буксировочном перелёте трёх планеров Г-9 за одним Р-5 (пилоты планеров – С.Н.Анохин, Н.Я.Симонов, И.И.Шелест; пилот самолета – Н.Д.Федосеев). Аэропоезд стартовал из Москвы 22 мая 1934 г. и вскоре с промежуточными посадками достиг Коктебеля.

В первый раз Анохин использовал парашют для спасения собственной жизни 2 октября 1934 г., когда выполнял исключительные по смелости испытания планера «Рот- Фронт-1» с преднамеренным разрушением в воздухе. Эксперимент задумали учёные и конструкторы ЦАГИ. Известный ученый-аэродинамик В.П.Ветчинкин рассчитал, что планер должен разрушиться при скорости движения 220 км/ч. По мнению другой группы специалистов, среди которых был конструктор планера О.К.Антонов, это могло произойти на скорости около 300 км/ч. Ближе к истине оказался Ветчинкин.

18 октября 1934 г. Сергей Николаевич установил на планере Г № 2 всесоюзный рекорд продолжительности полёта – 32 часа 11 минут. В том же месяце он выполняет на планере «П.П.Постышев» экспериментальный прыжок с парашютом со сверхнизкой высоты методом срыва, а также устанавливает на планере Г № 2 всесоюзный рекорд высоты полёта, равный 2340 метрам.

В 1934 г. выходит изданная в Феодосии брошюра Анохина и Симонова под названием «Курс учебно-лётной подготовки ВЛПШ», в которой они обобщили свой опыт и подвели итог предварительной учебной работы в школе. В этом же году Сергею Николаевичу присвоено звание «Мастер планерного спорта СССР», а в 1935-м за большие заслуги в развитии планеризма он удостоен Грамоты ЦИК СССР. А было ему всего лишь 25 лет!

В начале 30-х годов в ВЛПШ обучалась группа турецких планеристов, среди которых находилась приёмная дочь президента Ататюрка – Сабиха Гёт Чен. Турки освоили парение на планере и прыжки с парашютом. Затем Ататюрк официально попросил правительство СССР направить в его страну инструкторов ВЛПШ – для оказания помощи в организации общества «Турецкая птица» (аналог нашего Осоавиахима).

В Турцию командировали С.Н.Анохина и М.Ф.Романова. Они отбыли из Одессы 11 апреля 1935 г. Вскоре к Сергею Николаевичу приехала жена – известная планеристка Маргарита Карловна Раценская (в своё время она была его ученицей в крымской ВЛПШ). Командировку планировали на три месяца, однако домой Анохины вернулись лишь через 57 (!) месяцев – в январе 1940 г. Они обучали турок полётам на самолётах, планерах, прыжкам с парашютом, авиамоделизму, и в результате их деятельности было подготовлено несколько сотен пилотов. Анохин даже научился бегло разговаривать на турецком языке. Там же, в Анкаре, в декабре 1937 г., у четы Анохиных родился первенец – сын Сергей.

После возвращения в Советский Союз Сергей Николаевич работал в Центральном аэроклубе в Тушино: сперва командиром планерного звена (январь-март 1940 г.), потом – командиром планерного отряда (март 1940 г. – сентябрь 1941 г.). Однажды в 1940 г., при выполнении Анохиным пилотажа, на планере отвалился элерон. Хотя аппарат практически потерял управление, летчик сумел выполнить благополучную посадку.

С сентября 1941 г. Сергея Николаевича назначили командиром планерной эскадрильи Центрального аэроклуба. В ноябре он получает удостоверение «Мастер парашютного спорта СССР».

Службу в армии Сергей Николаевич начал с декабря 1941 г. в звании старшего лейтенанта на должности командира отряда авиаэскадрильи Воздушно-десантных войск, который проводил испытания десантной техники на Опытно-испытательном полигоне ВДВ в Медвежьих Озёрах.

В 1942 г. во время одного из полётов на планере сорвалась обшивка с центроплана и разрушилась проводка управления элеронами. Создалась критическая ситуация. Однако Анохин не бросил опытную машину и мастерски выполнил посадку. Зимой того же года у пилотируемого Сергеем Николаевичем самолёта-буксировщика СБ оторвалась от ограничительного троса лыжа. Лётчик опять удачно посадил машину. К сожалению, так было не всегда – при испытаниях планера А-7 на штопор Анохину пришлось воспользоваться парашютом.

В августе-сентябре 1942 г. Анохин проводит испытания планера А-40, предназначенного для десантирования лёгкого танка Т-60 методом буксировки за самолётом. С этой целью к танку крепились крылья и хвостовое оперение. Было выполнено несколько подлётов и один полёт на буксире за самолётом ТБ-3, который состоялся 2 сентября 1942 г. Однако мощности моторов ТБ-3 для длительной буксировки (даже со снятой башней танка) оказалось недостаточно, и лётчик П.А.Еремеев произвел вынужденную отцепку А-40. Анохин приземлился на аэродроме в Быково (взлетали с аэродрома ЛИИ, расположенного примерно в пяти километрах от этого места). Испытания прекратились.

Параллельно с испытательной работой Сергей Николаевич участвует в боевых действиях. Будучи командиром лётного отряда 19-й гвардейской воздушно-десантной бригады на Калининском фронте, в течение 1942-1943 гг. он совершил несколько вылетов в тыл врага к партизанам на планерах: доставлял боеприпасы, медикаменты, продукты.

Летчики Сергей Анохин и Юрий Желютов в апреле 1943 г. выполнили ставший единственным за весь период Великой Отечественный войны взлёт планера с партизанского аэродрома. Обычно планеры после выполнения задания уничтожались, а пилоты возвращались обратно на самолётах. Но в тот раз правило нарушили, потому что тяжело раненых партизан необходимо было срочно доставить в госпиталь. Ограниченные размеры аэродрома и предельная загрузка планера не помешали Сергею Николаевичу мастерски произвести взлёт на коротком тросе за самолётом СБ. Жизнь людей была спасена, и за этот подвиг Анохин получил свою первую боевую награду – орден Красного Знамени.

В июне 1943 г. Анохина по личному распоряжению члена Государственного Комитета Обороны Г.М.Маленкова откомандировали в Лётно-исследовательский институт для проведения испытаний самолёта «302» – одного из первых истребителей-перехватчиков с ЖРД. К сожалению, из-за того, что двигатель не был доведен, самолёт испытывали только в планерном варианте. В сентябре 1943 г. Сергей Николаевич перешел в ЛИИ на постоянную работу.

При проведении 5 октября 1943 г. испытаний самолета, снабженного турбокомпрессором для повышения высотности, в воздухе загорелся мотор. Сергей Николаевич посадил горящую машину на свой аэродром и уже на пробеге покинул кабину. Пожар был ликвидирован, опытный самолёт спасён.

Анохин выполняет 15 мая 1944 г. первый полёт самолёта Як-7Б с прямоточным воздушно-реактивным двигателем ДМ-4с и проводит его испытания.

Одновременно Сергей Николаевич участвует в лётных исследованиях по влиянию перегрузок на организм и работоспособность лётчика в полёте. Он выполняет ряд испытательных полётов на высотном самолёте-перехватчике Як-3ПД на высотах более 13000 метров, сложность которых заключалась в отсутствии герметичной кабины на этой машине.

В марте 1944 г. Анохину присвоена квалификация «лётчик-испытатель 3-го класса», в июле 1945 г. – «лётчик- испытатель 2-го класса».

Контрольные испытания истребителя Як-3 на прочность Анохин выполнял 17 мая 1945 г. Разрушение самолёта не предусматривалось, но и не исключалось. Надо было сделать двенадцать режимов с перегрузками. На третьем из них Сергей Николаевич не включил самописец. Получалось, что придется выполнить тринадцать режимов. Что ни говори, число «13» оправдало свою недобрую славу: на пятом режиме у самолета отломилось крыло. Лётчику стоило огромных усилий и самообладания сбросить фонарь и выпрыгнуть с парашютом из беспорядочно падающего самолёта.

Исследования на перегрузки (1944 г.)

ЛЛ-1

Як-19

Як-25

Як-30

УТИ Як-23

Як-50

Як-20

В результате аварии Сергей Николаевич Анохин получил тяжёлые ранения и потерял левый глаз. Через два месяца после выхода из госпиталя он должен был решить, как жить дальше. Ответ однозначен: только летать! И начались долгие месяцы усиленных тренировок. Анохин использовал самые разнообразные способы разработки глубинного зрения, и его усилия оказались не напрасны. Уже в декабре 1945 г. Сергей Николаевич возвращается к лётно-испытательной работе, причем сразу же его допускают к участию в самых сложных и ответственных заданиях.

В 1947-1948 гг. совместно с С.Амет-Ханом и Н.С.Рыбко Анохин проводит испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 (с прямым крылом) и ЛЛ-2 (с крылом обратной стреловидности в 30°) конструкции П.В.Цыбина. Эти летающие лаборатории буксировались на высоту, а после расцепки переводились в пикирование (угол равнялся 45°) с включением порохового двигателя (на 15 секунд). Для изменения центровки применялись заполняемые водой баки в фюзеляже ЛЛ. В полётах на ЛЛ-2 была достигнута максимальная скорость М=0,87. Эти испытания позволили получить большой экспериментальный материал по измерению аэродинамических характеристик, распределению давления по крылу и оперению на околозвуковых скоростях. В полётах также проводилось исследование перемещения скачков уплотнения по крылу.

В августе 1947 г. Анохину присвоена квалификация «лётчик-испытатель 1-го класса», а в 1949 г. – звание полковника.

В 1947 г. Сергей Николаевич начинает работать в ОКБ А.С.Яковлева. Он совершает первые полеты и проводит испытания следующих машин: 2-го экземпляра Як-19 (6 июня 1947 г.), Як-25 (2 ноября 1947 г.), Як-30 (8 сентября 1948 г.), ЯК-23УТИ (29 марта 1949 г.), Як-50 (9 августа 1949 г.), 2-го экземпляра Як-20 (20 апреля 1950 г.). На самолёте Як-50 Анохиным была достигнута 22 марта 1950 г. рекордная в стране скорость у земли – 1170 км/час (М=0,98).

В тот же период Анохин проводит испытания 2-го и 3- го экземпляров МиГ-15 (1948 г.), а также Су-15 (1949 г.). Во время полета на Су-15, который состоялся 3 июня 1949 г., ему пришлось покинуть самолёт из-за возникших вибраций. Катапульта не сработала, и лётчик принял решение вручную сбрасывать фонарь кабины. Когда это не удалось, Сергей Николаевич, проявив завидную выдержку и хладнокровие, выбрался из кабины в образовавшееся пространство между фонарём и бортом самолёта, а затем воспользовался парашютом.

Летом 1949 г. Анохин провёл скоростные рулёжки первого отечественного сверхзвукового (по расчётам) самолёта Су-17, имевшего индекс « Р». Ввиду закрытия ОКБ П.О.Сухого работы по этому самолёту прекратились.

Анохин принимал участие в испытаниях самолётов Су- 11 (1947 г.), Як-16 (1947 г.), И-215 (1948 г.), Ла-174 (1948 г.), И-320 под индексом «Р-2» (1950 г.), Як-11У (1951 г.), Як-18У (1951 г.).

В 1951 г. Сергей Николаевич участвовал в испытаниях уникальной системы «Бурлаки», которая была разработана с целью увеличения дальности полёта истребителей, используемых для сопровождения стратегических бомбардировщиков. Пилот МиГ-15бис в воздухе производил сцепку со специальным тросом, который выпускал Ту-4, затем выключал двигатель и продолжал полёт в безмоторном режиме. В феврале 1951 г. Сергея Николаевича представили к награждению званием Героя Советского Союза, однако представление не было реализовано.

В 1951-1953 гг. совместно с С.Амет-Ханом, Ф.И.Бурцевым и В.Г.Павловым Сергей Николаевич проводит испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда КС («Ко- мета-3»). Самолёт-аналог (его назвали К) был предназначен для отработки самолёта-снаряда КС типа «воздух- корабль» в пилотируемом режиме. Аналог подвешивался под самолёт-носитель Ту-4КС, который набирал 3000 метров и на этой высоте отцеплял самолёт-аналог. После отцепки автоматика включала двигатель, и самолёт-снаряд летел на цель. Лётчик должен был контролировать работу автоматической системы, а в случае её отказа переключить управление на себя. При подходе к цели автоматика выключалась, и самолёт-снаряд приземлялся на аэродром. За проведение этих испытаний Сергей Николаевич 3 февраля 1953 г. получил звезду Героя Советского Союза и был удостоен Сталинской премии 2-й степени (позже переименованной в Государственную премию СССР).

И-215

Су-15

Надо сказать, что Анохин никогда не порывал связи с планерным спортом. Он руководил планерной секцией Совета ДОСААФ, участвовал во Всесоюзных планерных состязаниях. За выдающиеся достижения в авиационном спорте Сергею Николаевичу в 1950 г. присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР», в 1951 г. – звание «Судья всесоюзной категории по планеризму». В 1956 г. он удостоен диплома Тиссандье, присуждаемого ФАИ,- что свидетельствует о мировом признании заслуг советского летчика Анохина.

Во второй половине 1950-х годов Сергей Николаевич занимается испытаниями самолётов Ту-104 (1956 г.), Як- 26 (1956 г.), Як-28 (1958 г.), проводит испытания МиГ-19 на достижение динамического потолка (1953 г.), МиГ- 21Ф – на «штопор».

В 1957 г, Анохин совместно с Г.М.Шияновым проводит испытания СМ-30 (так называлась система запуска самолёта МиГ-19 с наземной катапульты). Он выполняет два старта – 27 мая и 3 июня 1957 г.

После нескольких катастроф самолётов Ту-104, причины которых были не ясны, в 1958 г. Сергей Николаевич провел сложные испытания этого самолёта на устойчивость и управляемость, а в 1959 г. – испытания Ту-16 на срыв и сваливание.

Как уже говорилось, 17 февраля 1959 г. Сергею Николаевичу Анохину в числе первых десяти лётчиков присвоили звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» и вручили знак под №1.

В феврале 1959 г. он проводит работу по определению возможности вывода самолёта из перевёрнутого «штопора» вслепую – испытания проводились на самолёте МиГ- 15УТИ. В 1960 г. Сергей Николаевич выполнил несколько десятков полётов на летающей лаборатории Ту-104, созданной для исследования режима невесомости. Он впервые вошел в новый для себя мир космонавтики, лично познакомился со многими будущими покорителями космоса.

Случилось так, что 21 декабря 1960 г. в испытательном полёте на Ту-16ЛЛ Анохину пригодился его богатый опыт прыжков с парашютом. Возникла критическая ситуация, и экипаж был вынужден покинуть самолёт. Фонарь командира, которым в том полёте был Сергей Николаевич, не сбросился, и катапульта из-за блокировки не сработала. Летчик хладнокровно отсоединил парашютный фал от своего катапультного кресла, вылез из кабины через сброшенный фонарь второго пилота (им был Г.Н.Захаров), схватился за антенну, идущую вдоль фюзеляжа, и, скользя по ней, миновал зону воздухозаборников двигателей, отделился от самолёта и раскрыл парашют.

Занимаясь самолётами, Анохин не забывал и свой любимый планеризм. Он проводил испытания планеров А- 13 (1958 г.), А-15 (первый вылет – 26 марта 1960 г.), «Амур» (1961 г.), принимает участие в испытаниях планера КАИ-17 (1962 г.).

В августе 1962 г. Сергея Николаевича по здоровью списали с лётно-испытательной работы и назначили заместителем начальника лётно-испытательного комплекса ЛИИ по методическим вопросам. В марте 1964 г. Анохин вышел в отставку и уволился из ЛИИ им.М.М.Громова, которому отдал более двадцати лет жизни.

Опять встал вопрос: что делать дальше? И тут на помощь пришёл Сергей Павлович Королев. Они были хорошо знакомы по Коктебелю, но после этого долго не виделись. Вновь встретились лишь в 1963 г., во время празднования 60-летия советского планеризма. Королев пригласил Анохина на работу в своё конструкторское бюро, обещая ему в скором времени полёт в космос. Сергей Николаевич с энтузиазмом откликнулся на это предложение и с мая 1964 г. стал начальником методического отдела ОКБ-1 (НПО «Энергия»). Он даже прошёл курс подготовки к космическим полётам, и его приняли в отряд космонавтов. Однако после смерти Главного конструктора ситуация изменилась. Вместо Анохина полетел другой человек, а в сентябре 1966 г. Сергея Николаевича отчислили из отряда. После этого он продолжал работать начальником методического отдела, руководил подготовкой гражданских космонавтов – в частности, женщин.

С.Н.Анохин среди друзей.

Первый слева В.К.Грибовский, четвертый – П.В.Цибин.

Летчики-испытатели

В.С.Ильюшин и С.Н.Анохин (начало 60-х)

Авиаконструктор О.К.Антонов и С.А.Анохин

У планера А-15 (I960 г.)

Подготовка к космическим полетам (1965 г.)

С марта 1974 г. Анохин является начальником сектора НПО «Энергия», а с февраля 1977 г. он работает заместителем командира отряда космонавтов – ведущим инженером НПО «Энергия». Благодаря его поддержке и помощи в отряд были зачислены инженеры ОКБ, фамилии которых известны теперь во всем мире: А.С.Елисеев, В.Н.Кубасов, В.И.Севастьянов, Н.Н.Рукавишников, О.Г.Макаров, В.В.Лебедев, Г.М.Гречко, В.В.Аксенов, А.С.Иванченков, В.В.Рюмин.

Последний раз Сергей Николаевич поднялся в небо на планере в Коктебеле. Произошло это в 1983 г. на торжествах, посвященных 80-летию советского планеризма. Было ему в то время 73 года.

Сергей Николаевич Анохин освоил около 200 типов самолётов и планеров, проводил уникальные по своей сложности испытания, выполнил более 250 парашютных прыжков (из них 6 – вынужденных). Он удостоен больших государственных наград, среди которых Золотая звезда Героя Советского Союза, три ордена Ленина (25.07.1949 г., 3.02.1953 г., 31.03.1980 г.), два ордена Красного Знамени (1943 г.; 31.07.1948 г.), три ордена Отечественной войны 1-й степени (16.09.1945 г.; 20.09.1947 г.; 11.03.1985 г.); орден Красной Звезды (31.07.1961 г.), 15 медалей (в том числе – медаль «Партизан Великой Отечественной войны» 1-й степени), а также медаль Китайской Народной Республики.

Умер Сергей Николаевич 15 апреля 1986 г. в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище. Именем легендарного летчика-испытателя названа малая планета, открытая 17 июля 1969 г. и зарегистрированная в апреле 1996 г. На доме, где Анохин жил (Кудринская площадь, 1), установлена в его честь мемориальная доска.

Использованы материалы из архивов ЛИИ, ЦАМО РФ, РГАЭ.

Ушел из жизни Владимир Борисович Баршевский – инженер, конструктор, просто Вертолетчик.

Вея его жить была неразрывно связана с винтокрылой техникой Выпускник Московского авиационного института Баршевский начал работать под руководством Н.И.Камова в далеком 1946 году. Он стал всего лишь четвертым по счету сотрудником малочисленной группы авиационных специалистов, которая со временем выросла в Опытное вертолетное конструкторское бюро.

При непосредственном участии Баршевского создавались все первые камовские вертолеты: Ка-8. Ка-10, Ка-15 и Ка-18. Он был одним иг авторов проекта винтокрылна базе самолета Ли-2.

Наиболее ярко талант Владимира Борисовича раскрылся при разработке, постройке и испытаниях винтокрыла Ка-22. Эта машина и до сегодняшнего дня остается уникальной.

О создании всех этих летательных аппаратов ОКБ Н.И.Камова наши читатели могли узнать из интереснейших воспоминаний самого Владимира Борисовича, опубликованных в журналах «Самолеты мира» в 1996-1997 годах.

Редакция выражает глубокое соболезнование родным и близким Владимира Борисовича Баршевского. Светлая память об этом человеке навсегда останется в наших сердцах.

Неизвестный Григорович

Роман ГРИГОРОВИЧ, Владимир ИВАНОВ

Сотрудники завода «Красный летчик» (1926 г.) В центре – Д.П.Григорович, крайний слева – В.Б.Шавров.

Жизнь и творческое наследие Дмитрия Павловича Григоровича (1883-1938 гг.), принадлежавшего к первому поколению отечественных авиаконструкторов, требуют пристального и глубокого изучения.

В истории авиации его имя неразрывно связано с созданием первых крупносерийных морских самолетов М-5, М-9, М-11, М-15, истребителей И-2, И-Z, ИП- 1 и других конструкций. Но, даже мельком просмотрев биографию Григоровича, мы сразу обнаружим существование «темных» лет, сведения о которых крайне скудны и противоречивы: 1917-1923 гг., 1928-1931, гг. и 1937-1938 гг.

В конце 1917 г. Дмитрий Павлович находился в состоянии кризиса. Его опытный завод (по современным меркам – небольшая мастерская) строил малыми сериями летающие лодки М-5 и ее последующие модификации. Сам Григорович проектировал новые машины: истребители, бомбардировщики и разведчики – в основном, поплавковой схемы. Он испытывал, видимо, определенные трудности. В те годы считалось, что обеспечить надежную защиту хвоста летающей лодки, выполненной по классической схеме, от нападавшего истребителя противника довольно сложно.

После революции на заводе Григоровича, подобно другим авиационным предприятиям Петрограда, запретили производство, а потом имущество национализировали. Интересно, что Дмитрий Павлович был членом комиссии по национализации предприятий, включая собственное.

Разгар Гражданской войны. Григорович в 1919 г. появляется на юге России. Сначала в Екатеринославе, куда его вызвал С.С.Щетинин, в то время занимавший должность городского головы. Затем-Симферополь, Таганрог, Севастополь. По непроверенным данным, конструктор работал на Таганрогском авиационном заводе, пытаясь наладить там производство самолетов для белогвардейцев.

В 1920 г. при бегстве Белой армии из Крыма пути Щетинина и Григоровича разошлись: первый уехал за границу, второй остался. Свое решение он объяснял болезнью, хотя, по-видимому, дело было в нежелании покидать Родину.

С 1922 г. Григорович работает в должности заместителя начальника конструкторской части Главкоавиа. В 1923 г. он становится техническим директором и главным конструктором завода «Дукс» – поменявшись, таким образом, местами с Н.Н.Поликарповым. Взаимоотношения с конструкторским коллективом не сложились, и Дмитрий Павлович вынужден был перейти главным конструктором на петроградский авиационный завод «Красный летчик».

Арестовали Григоровича в 1928 г. В неволе, которая продолжалась более трех лет, он вместе с другими конструкторами-заключенными проектирует истребитель И-5 по общей схеме, предложенной коллегой во всех смыслах – «зеком» Н. Н. Поликарповым.

В период 1931-1935 гг. Григорович работает в Управлении спецтехработ ЦКБ. Здесь он создает новые оригинальные самолеты.

Период с декабря 1936 г. по 1938 г. включительно характеризуется непростыми взаимоотношениями Дмитрия Павловича с начальником Главка А.Н.Туполевым.За это время Григоровича успевают снять с должности главного конструктора и назначить вновь.

Даже беглое перечисление некоторых основных событий дает представление о своеобразном мировоззрении Григоровича, повлиявшем, разумеется, на его творчество. Последний этап жизни и деятельности конструктора тоже был во многом необычным.

Еще в 1935 г. Дмитрий Павлович разрабатывал проект среднего бомбардировщика с убираемым шасси, на основе которого годом позже он спроектировал двухмоторный 11 -местный пассажирский самолет. Обе машины предполагалось оснастить двигателями воздушного охлаждения типа М-22 мощностью 480 л.с. каждый. До постройки дело не дошло.

Григорович сумел оценить не только героизм при перелетах экипажей В.П.Чкалова и Н.Н.Громова (в том числе – через Северный полюс в Америку), но и большое практическое значение этих перелетов. В 1937-1938 гг. он занимался проектированием воздушной трассы для осуществления дальних пассажирских перевозок и самолета-для ее обслуживания.

Дмитрий Павлович считал экономически целесообразной организацию международных перевозок по трассам Москва – Сан-Франциско и Москва – Нью- Йорк через Северный полюс – на десятиместных пассажирских самолетах с экипажем 3 человека, рассчитанных и на транспортировку почты.

Интересны его соображения по этому вопросу. «Решение задачи следует искать в двух направлениях: первое предусматривает промежуточную посадку либо на о.Рудольфа, либо на Св.Земле, либо в Гренландии. При такой посадке трасса будет разбита на две части: европейскую, длиной 2800-3000 км и американскую-4000-4200 км»,-писал Дмитрий Павлович, – «…второе предусматривает заправку горючего в полете в двух пунктах на трассе у европейского и американского побережья Ледовитого океана с самолетов-заправщиков».

Очевидно, что Григорович одним из первых предложил использовать систему дозаправки в воздухе при дальних пассажирских перевозках. В обоснование такого подхода он писал в наброске доклада для Наркомата авиационной промышленности: «Второе решение представляется наиболее простым и выгодным, потому что не связано с посадкой при крайне неустойчивой полярной погоде с риском обледенения и пр.

Этот второй путь открывает очень большие возможности, не связан с потерей времени и высоты, позволяет решить вопрос о скором и очень надежном воздушном сообщении с крейсерской скоростью около 400 км/ч.

Преимущество этого метода заключается в том, что самолет производит взлет в нормальных условиях, нисколько не перегруженным, что делает взлет и быстрым, и надежным… не будет стесненным расходом горючего…, может точно выдерживать график, прибавляя скорость в случае встречного ветра».

По оценкам Григоровича, экономически целесообразным являются полеты продолжительностью 10 часов – при отсутствии ветра и 14,5 часов – при встречном (скорость 100 км/ч) ветре. Отсюда следовал вывод о необходимости крейсерской скорости полета 400-420 км/ч. Тогда при средней скорости воздушной среды до 30 км/ч на всем протяжении трассы точно выдерживался график полета на высоте 7-9 тысяч метров.

Двухмоторный бомбардировщик

Размах крыльев 22,5 м

Длина 14,5 м

Несущая поверхность 75 м2

Нагрузка 330 кг

Вес конструкции 3350 кг

Вес пакетный 5880 кг

Мощность 960 МФ

Скорость макс. 250 км/ч

Дальность 900 км

Экипаж 5 чел.

В проекте докладной записки конструктор отмечал, что скорость крейсерского полета 400-420 км/ч реально достижима при существующем уровне техники. Он напомнил о самолете «Савойя» S-79, который установил в 1937 г. следующий рекорд скорости: 380 км/ч с нагрузкой в 2000 кг на дистанции 2000 км. Приводил и другие примеры.

Согласовать графики полетов пассажирских самолетов и самолетов-заправщиков, имеющих различную национальную принадлежность, проблематично. Поэтому в качестве альтернативного варианта Григорович предлагал организовать линию Москва – Фербанкс (Аляска), которую можно обслуживать отечественными самолетами-заправщиками. Это упрощало вопросы согласования графиков и повышало надежность пассажирского сообщения.

Для эксплуатации подобных трасс Григорович спроектировал самолеты на базе собственного проекта пассажирского самолета 1936 г. По схеме они были типичными представителями машин поколения середины тридцатых годов, то есть в определенной степени консервативными. Впрочем, Дмитрий Павлович не стремился к особой оригинальности конструктивных решений: главным было обеспечить отработку и надежное функционирование системы дозаправки топливом в воздухе.

Самолет имел герметичную кабину на 10 пассажиров при двух летчиках и бортмеханике, одновременно исполнявшего роль стюарда.

Два двигателя мощностью по 850- 960 л. с. должны были обеспечить самолету крейсерскую скорость 400- 420 км/ч – при максимальной доходящей до 480 км/ч.

Шасси с внешним подкосом наполовину убиралось поворотом назад. Выступающая часть колеса прикрывалась обтекателем. В известной степени это предохраняло фюзеляж от разрушения при вынужденной посадке с убранными шасси. Выдвижная штанга системы заправки в воздухе располагалась под полом кабины пилотов. Площадь крыла составляла 65,4 м2

Самолет-заправщик должен был иметь аналогичную конструкцию, но на месте пассажирской кабины располагались танки с горючим. Из хвостовой части фюзеляжа выдвигались шланги системы заправки в полете.

Григорович разработал специальный профиль крыла, который обеспечивал снижение сопротивления и чем- то напоминал американские ламинарные профили НАКА. Применение отклоняемого вниз носка крыла и системы закрылков позволяло повысить подъемную силу при взлете и посадке.

После гибели экипажа С.А.Леваневского, предвидя возможные ссылки оппонентов на этот случай, Григорович провел собственный анализ причин катастрофы самолета ДБ-А (бортовой номер Н-209). Главными из них он назвал недостаточно доведенную и испытанную конструкцию машины, малую высотность, плохую подготовку к дальнему перелету.

В развитие своей идеи конструктор разрабатывал и военный вариант самолета – дальний бомбардировщик с системой дозаправки топливом в воздухе. Все это происходило задолго до появления современных боевых машин, оснащенных подобной системой.

Для «подстраховки» Григорович спроектировал пассажирский самолет, который мог бы совершать дальние беспосадочные перелеты по маршруту Москва – Аляска со средней скоростью около 400 км/ч.

Машина отличалась от рассмотренных выше тем, что при неизменных геометрических размерах на ней, вместо моторов воздушного охлаждения в крыле, предполагалось установить два мотора АМ-34 жидкостного охлаждения в фюзеляже – один за другим. Два соосных винта приводились в движение через систему редукторов и трансмиссий. Для размещения моторов кабину сдвинули назад примерно на 1,5 метра. Предполагаемая взлетная масса составляла 10000 кг.

К сожалению, после смерти Д.П.Григоровича 26 июля 1938 г. работа над этими проектами прекратилась.

Скоростной двухмоторный пассажирский самолет

Размах крыльев 22,9м

Длина 14,5 м

Несущая поверхность 75 м²

Нагрузка коммерческая 1000 кг

Вес конструкции 3350 кг

Вес полетный 5330 кг

Мощность 960 МФ

Скорость макс. 250 км/ч

Дальность 900 км

Экипаж 2 чел.

Пассажиры 11 чел.

Испытано в СССР

Учебный FW-58 «Weihe»

Павел КОЛЕСНИКОВ, Андрей КУРАКИН

Накануне войны советские специалисты, кроме боевых самолетов, закупали и учебно-тренировочные машины. Среди них особый интерес представлял FW-58 «Weihe» («Лунь»), выпускавшийся в двух вариантах:

FW-58B – для подготовки стрелков- бомбардиров, штурманов, радистов и для ночных и «слепых» полетов;

FW-58C с двойным управлением-для подготовки летчиков двухмоторных самолетов и радистов, для обучения ночной и «слепой» посадке.

В Советском Союзе эти самолеты испытывала бригада НИИ ВВС КА в следующем составе: ведущий инженер – военинженер 3-го ранга Яськов, ведущие летчики – майор Покровский и военинженер 1-го ранга К.Калинец, ведущий штурман – старший лейтенант Горбунов, ведущий инженер по ВМГ – военинженер 3-го ранга И.Хвостовский, ведущий инженер по вооружению – военинженер 3-го ранга К.Романов, ведущий инженер по спецоборудованию – военинженер 1-го ранга С.Авакимян.

Самолет FW-58 представлял собой двухмоторный подкосный моноплан с низкорасположенным крылом. Металлический каркас имел дюралевую и полотняную обшивку. Рациональная конструкция с применением, главным образом, легких сплавов (дюралюминия, электрона) в сочетании с небольшим количеством хромомолибденовой стали, дерева и полотна позволили сравнительно большой по размерам самолет сделать весьма легким. При взлетном весе 2930 кг вес пустого «фокке- вульфа» равен всего 1985 кг.

Вес пустого самолета, в свою очередь, складывается из веса конструкции – 1247 кг, веса винтомоторной группы (ВМГ) – 695 кг и веса несъемного оборудования – 43 кг.

Экипаж состоял из 3-4 человек. Сиденья летчика и инструктора располагались рядом. Устройство кабины давало возможность свободного непосредственного общения между членами экипажа.

Шасси убиралось в моторные гондолы при помощи гидропривода и закрывалось створками. Выпускались шасси поддействием собственного веса. Амортизация масляно-пневматическая, с большим ходом. Колеса с пневматиками 690 х 200 снабжены гидравлическими тормозами. Хвостовое колесо 260 х 85 ориентирующееся, автоматически стопорится при полной даче газа. На колесах были установлены щитки, предохраняющие механизм подъема от загрязнения при рулении, разбеге и пробеге.

Крыло снабжено закрылками, управляемыми из кабины летчика. На элеронах имелись триммеры, регулируемые на земле; на рулях – триммеры, управляемые в полете.

На самолете устанавливались восьмицилиндровые рядные V-образные перевернутые моторы Аргус-10-С воздушного охлаждения. Взлетная мощность каждого из них – 240 л.с. (при 2000 об/мин), номинальная – 200 л.с. (при 1880 об/ мин). Запускают моторы вручную или сжатым воздухом. Винты двухлопастные, деревянные, фиксированного шага. Два непротектированных бензобака емкостью по 170 л помещались в центроплане.

FW-58B

FW-58B

FW-5SB

FW-5SB

В носовой части фюзеляжа находилось место(лежачее)переднегострелка (штурмана-бомбардира). Над центропланом расположены места пилота и инструктора. Позади пилотов – место радиста, за ним – место заднего стрелка.

На самолете FW-58B размещались две подвижные стрелковые установки с пулеметами MG-15. Их боезапас составлял: 225 патронов на передний пулемет и 375 – на задний. Бомбардировочное вооружение состояло из кассетных бомбодержателей для вертикальной подвески бомб калибра 10 и 50 кг общим весом 120-150 кг. Бомбосбрасыватель механический. Прицел для бомбометания типа GV-219 – механический визир – находился под верхним сдвижным полом фюзеляжа.

«Фокке-вульф» был оборудован средствами связи: приемопередающей радиостанцией и внутрисамолетным переговорным устройством для телефонной связи между членами экипажа. Кроме пилотажно-навигационных приборов, приборов моторной группы и радиокомпаса, самолет оснащался средствами для ночных полетов и «слепой» посадки.

Самолет FW-58C не имел стрелкового и бомбардировочного вооружения, но был оборудован двойным управлением. На нем также находилось два дополнительных консольных бензобака емкостью по 60 л каждый.

В ходе испытаний в НИИ ВВС КА, которые проходили летом 1940 г., на FW-58B выполнено 63 полета общей продолжительностью 36 часов 50 минут, а на FW-58C – сто двенадцать полетов общей продолжительностью 32 часа 35 минут. В выводах отмечено, что самолет «полностью отвечает требованиям подготовки штурманов, стрелков, радистов, бомбардиров и летчиков двухместных самолетов».

Вообще, учебный «фокке-вульф» получил очень хорошую оценку, особенно с точки зрения удобства работы экипажа, устойчивости и управляемости. А именно: «По своим летным данным не уступает самолету УТ-3, но по технике пилотирования чрезвычайно прост и доступен для летчиков ниже средней квалификации». И далее: «Самолет обладает хорошей продольной и поперечной устойчивостью на всех режимах полета и всех вариантах погрузок. Допускает полет с брошенным управлением». Кроме того: «Люки для просмотра узлов и органов управления не выступают за габариты, прочные и удобные в эксплуатации».

О пилотажных качествах FW-58 красноречиво говорят следующие выдержки из раздела «Летная оценка» отчета по испытаниям:

«Взлет никаких затруднений не представляет… Разбег самолета небольшой, толчков почти не ощущается. Отрывается самолет на скорости 105-110 км/ч по прибору…Обзор при разбеге вперед и в стороны – хороший.

…Наилучшая скорость при наборе высоты…140 км/ч, с последующим уменьшением по 5 км/ч на каждую тысячу метров… На обоих моторах самолет набирает высоту устойчиво, без тенденции к разворотам при полностью брошенном управлении. Также устойчиво отрегулированный триммерами, самолет набирает высоту до 700-750 метров на одном моторе с задросселированным вторым мотором. При резком сбавлении газа самолет энергично опускает нос, без всякой тенденции к развороту.

Отрегулированный газом и триммерами, самолет в спокойную погоду допускает (горизонтальный) полет с полностью брошенным управлением на всем диапазоне скоростей как на обоих, так и на одном моторе.

…Виражит самолет устойчиво на обоих моторах с креном до 50 градусов на скорости 165-170 км/ч. Отрегулированный триммерами самолет может виражить с брошенным управлением. Переход из виража в вираж легкий. Разницы между правым и левым виражами не имеется. Самолет хорошо виражит на 1 моторе.

…Самолет с убранными шасси и закрылками парашютирует устойчиво на скорости 120 км/ч…При уменьшении скорости до 115 км/ч по прибору самолет энергично опускает нос…

…Планирует устойчиво в диапазоне скорости 120-200 км/ч, не имея никаких стремлений к разворотам…

…Никаких затруднений посадка не представляет. Пробег при пользовании тормозами очень короткий.

.. .Уборка шасси производится.. .одним движением рычага управления шасси.. В целях предупреждения посадки самолета с убранным шасси в кабине пилота поставлена сирена, которая дает непрерывный гудок, если летчик при убранном шасси задросселирует моторы до 1200-1300 об/мин.

За время испытаний не было ни одного случая отказа уборки или выпуска шасси».

Понравилась испытателям и просторная кабина штурмана. Там спокойно помещались два человека, что особенно удобно при обучении бомбардира. Рабочее положение штурмана – лежа на специальном надувном резиновом матраце. Сидений и привязных ремней в кабине не предусмотрено. Кстати, применение надувных матрацев рекомендовалось внедрить в наших ВВС. Особое внимание советские авиаторы обратили на отсутствие «задувания» в передней кабине и возможность для штурмана работать без летных очков.

В связи с отсутствием бомб и взрывателей, а также ограниченным количеством патронов, испытания проводились лишь с целью изучения конструкции установок и их эксплуатации. Ведение огня из передней пулеметной установки признали удобным. Турель обеспечивает не только хороший обзор, но и легкость маневра пулеметом. Задняя турель не экранирована, и стрелку приходится работать в струе воздуха. Прицел для бомбометания «никакой ценности не имеет», однако пользоваться им удобно.

FW-58B «Weihe»

FW-58C

Компоновочная схема FW-58B

Навигационное оборудование кабины штурмана расположено хорошо и пользоваться им удобно. Однако это не обеспечивает выполнение всех задач. Маршрутные полеты штурман может выполнять в кабине рядом с пилотом, где для этого есть все навигационные приборы, включая радиополукомпас.

Что касается летных данных, определенных в ходе испытаний – они полностью соответствовали заявленным фирмой. Более того: максимальная скорость 229 км/ч на высоте 4000 м оказалась больше (по фирменным данным – 222 км/ч).

Задняя и передняя турель с пулеметами MG-15

FW-58B

Установка управления пулеметом

FW-58C

FW-58C

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ FW-58, ПОЛУЧЕННЫЕ ПРИ ИСПЫТАНИЯХ С ПАКЕТНЫМ ВЕСОМ 2910 КГ И С УБРАННЫМ ШАССИ
Максимальная скорость, км/ч 254 246 229  
- на высоте, м 300 2000 4000  
По данным фирмы 254 247 222  
Скороподъемность., мин. 3,5 8,2 14,6 25,4
- на высоте, м 1000 2000 3000 4000
По данным фирмы 3,8 8,5 14,5 22,9
Вертикальная скорость, м/сек - у земли 5,2      
Потолок практический, м 4500      
Время виража (крен 40 градусов). сек. 35      
Разбег:
- длина, м 220      
- время, сек. 12      
Пробег без закрылков и тормозов:
- длина, м 500      
- время, сек. 60      
Пробег с закрылками и тормозами
- длина, м 90      
- время, сек. 10      
Посадочная скорость
с закрылками, км/ч 77      
Дальность полета, км 965 (FW-58B) 1300 (FW-58C)
Размах крыльев, м 21,0      
Площадь крыльев, м² 47,0      
Длина самолета, м 14,1      

Заключение, к которому пришли советские испытатели, заслуживает полного цитирования:

« 1. Самолет фокке-вульф FW-58 с двумя моторами Аргус- 10-С по своему многоцелнвому назначению, простоте в технике пилотирования, удобству работы экипажа и устойчивости стоит выше наших однотипных отечественных самолетов.

2. Полное оборудование самолета средствами радиосвязи, радионавигации, радиооборудование «слепой» посадки и возможность помещения на самолете нескольких человек обучающихся и инструктирующего позволяет экономить летные ресурсы боевых самолетов, т.к. на освоение работы с вышеперечисленной аппаратурой летным составом обычно затрачивается большое количество летного времени.

Удобное расположение аппаратуры и наличие на борту самолета инструктора, несомненно, повышает качество и ускоряет обучение.

3. Целесообразно для наших летных школ иметь самолеты подобного типа в 2-х вариантах, дооборудовав фотоустановкой, установками под вооружение и спецаппаратурой, находящимися на снабжении ВВС КА».

Подписали это заключение начальник НИИ ВВС КА генерал-майор А.И.Филин и военком НИИ ГУ АС КА полковой комиссар Холопнев.

Сейчас о самолете FW-58 знают только истовые любители авиастарины. Публикации о нем есть в справочнике иностранных самолетов, изданном ЦАГИ в 1938 г. и в справочнике «Самолеты Германии» (М.А.Владимиров, Воениздат, 1944 г.). Но они содержат краткие сведения: мол, был такой у немцев самолет, ну и основные данные – более или менее достоверные.

Особенно удивительного в этом нет, потому что FW-58 весьма обычная учебная машина Люфтваффе. По-германски добротная, продуманная до мелочей и с 1934 г., когда появился первый прототип FW-58-1, доведенная практически до совершенства. Никаких особых заслуг за этой машиной не числится, если только не вспоминать о качестве подготовки экипажей немецкой бомбардировочной авиации.

Самолеты аналогичного с FW-58 назначения начали создавать с середины тридцатых годов, по мере появления двухмоторных многоместных бомбардировщиков – скоростных монопланов. В Великобритании для подготовки экипажей, наряду с устаревшими бомбардировщи- ками-бипланами, использовали самолеты «Оксфорд» фирмы «Эспид» и «Аксон» фирмы «Авро». В США построили целую гамму «летающих парт»: AT-7, AT-10 «Ви- чита», AT-11 «Канзас» фирмы «Бич»; AT-15 «Крюмейкер» фирмы «Боинг»; AT-8, AT-17 «Бобкэт» фирмы «Цессна»; AT-13 «Янки Дудль», AT-21 «Ганнер» фирмы «Ферчайлд; АТ-9 «Джип» фирмы «Кертисс».

В СССР дело с разработкой такого самолета не заладилось, хотя пытались неоднократно. К сожалению, и построенный на базе Казанского авиационного института под руководством З.Ицковича самолет УПБ, и РАФ-11 А.Рафаэлянца, и очень красивый Г-27 К.Грибовского по тем или иным причинам оказались неудачными.

Созданный в ОКБ Яковлева УТ-3 проходил испытания в НИИ ВВС КА одновременно с FW-58. Те достоинства немецкого самолета, на которые в первую очередь обращали внимание наши испытатели, свидетельствуют об отсутствии таковых (можно предположить) у отечественного УТ-3.

Судя по всему, командование ВВС КА уделяло весьма пристальное внимание самолету FW-58. В бригаде испытателей работали ведущие специалисты НИИ ВВС КА. Облетывали немецкую машину 25 летчиков, в ом числе М.Нюхтиков, П.Стефановский и даже три генерала – Ионов, Левин и Хрюкин (впоследствии дважды Герой Советского Союза, командующий воздушной армией и заместитель командующего ВВС).

Разница между немецкими самолетами и новейшими отечественными, которые в НИИ ВВС КА испытывали практически параллельно, была столь разительна, что заставила начальника института А.И.Филина обратить на это внимание И.В.Сталина. Последствия оказались драматичными для Филина: его арестовали 23 мая 1941 г.

Учебный самолет для экипажей бомбардировщиков у нас ни до войны, ни в военное время так и не появился. Подготовку экипажи проходили на учебных вариантах СБ и Пе-2. Специализированный УТБ создали в ОКБ Сухого только в 1946 г.

В последующие годы для подготовки штурманов Дальней Авиации СССР применяли переоборудованные пассажирские самолеты Ту-124УШС и Ту-134.

Вернемся, однако, к FW-58. Самолеты такого типа применялись не только в Германии – их поставляли в Аргентину, Болгарию, Бразилию, Китай, Данию, Голландию, Венгрию, Румынию, Швецию, Чехословакию.

Н.Р.52

Бомбардировщик «Хэмпден»

Сергей КОЛОВ

Когда отгремели залпы первой мировой войны, политики разных стран задумались над тем, как не допустить развязывания очередной кровавой бойни.

Многим казался самым простым и логичным путь всеобщего разоружения и ограничения в разработке новейшего оружия. Но всё было не так просто. Ни одна из стран не хотела быть обманутой и остаться более слабой, чем возможный противник. Поэтому многочисленные мирные конференции, состоявшиеся в Европе в 20-30-е годы, не смогли предотвратить в 1939-м начало самой разрушительной войны за всю историю человечества.

Одна из конференций по разоружению проходила в 1932 г. в Женеве. Там, среди прочих, поступило предложение об ограничении пустого веса разрабатываемых бомбардировщиков тремя тоннами. Большинство стран оценило его более чем скептически, не собираясь сдерживать развитие своих ВВС. Пожалуй, Англия единственная приняла к сведению эту предельную норму. В том же 1932-м, при разработке технических требований В. 9/32 на новый средний двухмоторный бомбардировщик для замены устаревших бипланов Болтон-Пол «Сайдстренд», вес пустой машины предполагался не более трех тонн.

К созданию самолётов приступили четыре фирмы: «Бристоль», «Глостер», «Хэндли Пэйдж» и «Виккерс». В мае 1933 г. из всех проектов выбрали два: «Виккерса» и «Хэндли Пэйдж».

Конструкторы «Виккерса» разрабатывали свой вариант по так называемой «геодезической» схеме фюзеляжа, и в результате появился знаменитый «Веллингтон». А главный конструктор фирмы «Хэндли Пэйдж» Густав Лахман отдал предпочтение классическому цельнометаллическому самолёту.

Это должен был быть двухмоторный среднеплан, рассчитанный на экипаж из четырёх человек. Передняя часть фюзеляжа с кабиной выполнялось узкой и высокой, а затем переходила в тонкую хвостовую балку, которая оканчивалась стабилизатором с двухкилевым вертикальным оперением.

Планировалось использовать двигатель Роллс-Ройс «Гохоук», однако сложности с его охлаждением вынудили подумать о других моторах. Заманчиво было поставить на новый бомбардировщик надёжные радиальные моторы воздушного охлаждения Бристоль «Пегас», но тогда пустой вес получался больше лимитированных трёх тонн. В июне 1934 г., сделав вывод, что никто из стран не собирается придерживаться подобных ограничений, от «замораживания» пустого веса бомбардировщика отказались и англичане. Это позволило решить проблему с двигателем: выбор пал на Бристоль «Пегас XVIII» взлётной мощностью 965 л.с.

Проект постоянно дорабатывали и даже меняли. Первый прототип, получивший обозначение Н.Р.52, выкатили из сборочного цеха в Криклвуде лишь весной 1936 г.Летом, 21 июня, майор Кордес впервые поднял новый самолёт в воздух. В конце месяца Н.Р.52 участвовал в демонстрации авиационной техники в Хендоне. С этой машиной 6 июля ознакомился сам король Эдуард VIII.

Лётные характеристики самолёта были неплохими. В одном из полётов скорость достигала 426 км/ч.

После испытаний решили сделать переднюю застеклённую часть кабины более обтекаемой и установить в ней подвижный пулемёт 7,7-мм калибра, управляемый штурманом. Из такого же, но жестко закрепленного перед лобовым стеклом пулемёта мог вести огонь лётчик. Ещё по пулемёту имели стрелок, ведущий стрельбу назади вниз, и радист, сидевший в верхней стрелковой точке за крылом.

Прототип Н.Р.52 на выставке новейших самолетов Королевских ВВС (1936 г.). Фонарь штурмана закрыт изнутри бумагой – для сохранения секретности

Прототип Н.Р.53

Первый серийный Н.Р.52 «Хэмпден» Мк.1

Первый серийный Н.Р.53 «Хиафорд»

Собранные самолеты Н.Р.52 проходят предполетную подготовку в Радлетте

Вся конструкция самолёта была цельнометаллической, с убираемым в мотогондолы шасси. Переднюю часть фюзеляжа выполнили как бы сплюснутой по бокам, поэтому мидель получился небольшим. Для улучшения взлётно-посадочных характеристик крыло оснастили предкрылками и закрылками. Крыльевые топливные баки вмещали 2973 л бензина.

Самолёт признали удовлетворяющим требованиям ВВС. Фирма -Хэндли Пэйдж» получила в августе 1936 г. заказ на 180 бомбардировщиков. Ещё 100 экземпляров собирались построить на заводах фирм «Шорт» и «Харланд» в Белфасте. Достаточного количества двигателей Бристоль «Пегас» ещё не выпускали, и машины, строящиеся в Ирландии, должны были получить моторы воздушного охлаждения Нэпир «Даггер VII».

к тому времени, помимо обозначения Н.Р.52, бомбардировщик получил собственное имя «Хэмпден» («Hampden»). Самолёты с двигателями Нэпир «Даггер» стали называться «Даггер-Хэмпден», а в дальнейшем их переименовали в Н.Р.53 «Хиафорд» («Hereford»).

Прототип Н.Р.53 собрали на заводе в Радлетте и облетали 1 июня 1937 г. с двигателями Бристоль «Пегас XX». После испытаний самолёт перелетел в Белфаст, где произошла замена на моторы на Нэпир «Даггер». Н.Р.53 отличался от Н.Р.52 немного более широким фюзеляжем для размещения сзади турели Фрэзер Нэш. Но на серийных «Хиафордах» задняя огневая точка была такой же, как и на «Хэмпдене».

Королевские ВВС остро нуждались в современных бомбардировщиках, поэтому к выпуску Н.Р.52 подключили в 1938 г. фирмы «Инглиш Электрик» и канадскую «Ассошиэйтед Эйркрафт».

Первый серийный «Хэмпден», собранный на заводе в Радлетте, облетали 21 июня 1938 г. От прототипа этот самолёт отличался измененной носовой частью и доработанным крылом. Чуть увеличили объём бомбоотсека, 8 котором можно было подвешивать две бомбы по 2000 фунтов (907 кг). Ещё для двух 500-фунтовых (227-кг) бомб имелись держатели под крылом.

В сентябре 1938 г. новые бомбардировщики получила 49-я эскадрилья Королевских ВВС, базирующаяся в Скэмп- тоне. К началу второй мировой войны (в сентябре 1939 г.) «Хэмпдены» находились на вооружении уже десяти эскадрилий, а общее количество поставленных бомбардировщиков достигло к тому времени 226 экземпляров. Поступал на вооружение и соперник Н.Р.52 в конкурсе -самолет Виккерс «Веллингтон».

Н.Р.52 «Хэмпден» Мк.1

Тройка «Хиафордов» 14-го учебного полка

Н.Р.52 из 44-й эскадрильи RAF

Н.Р.52 из 106-й эскадрильи RAF

Н.Р.52 из 445-й эскадрильи (австралийской)

Компоновочная схема Н.Р.52

Боевое крещение «Хэмпдены», принадлежащие Бомбардировочному командованию, получили в начале сентября. Они атаковали немецкие корабли в Северном море. Налёт оказался безрезультатным, но и англичане потерь не имели. Пилоты Люфтваффе записали на свой счёт первые сбитые «Хэмпдены» 22 сентября, когда из одиннадцати Н.Р.52, сбросивших бомбы на крейсеры кригсмарине в бухте Хелиголанд, обратно вернулось лишь 6 самолётов.

Активно применялись бомбардировщики во время наступления вермахта на западе в мае 1940 г. Ночью 26 августа англичане выполнили первую бомбардировку Берлина – среди других самолётов в ней участвовали и «Хэмпдены» пяти эскадрилий. А в конце 1940 г. во время операции «Гарденинг» Н.Р.52 уже минировали водные акватории, сбросив более 700 мин.

Самолёты 44-й и 49-й эскадрилий во время так называемой «Битвы за Англию» пытались использовать в качестве ночных перехватчиков. В экипаж добавили ещё одного стрелка, который вел огонь из дополнительного пулемёта через бойницы в фюзеляже. Однако невысокая скорость «Хэмпдена» не позволила добиться реальных успехов в перехвате немецких самолётов.

Прототип Н.Р.52

Прототип Н.Р.53 с двигателями Бристоль «Пегас XX»

Первый серийный Н.Р.53

Прототип Н-Р-53 с двигателями Нэпир «Даггер»

Н.Р.52 «Хэмпден» Мк.1 с обтекателем антенны радиокомпаса

Торпедоносец Н.Р.52 ТВ Мк.1

Поступили на вооружение первые «Хиафорды», собранные в Белфасте. Но, из-за сложностей с эксплуатацией двигателей Нэпир «Даггер», эти самолёты в боевых вылетах не участвовали. Все выпущенные «Хиафорды» передали в учебные подразделения – за исключением 24 самолётов, которые оснастили новыми моторами и переделали в «Хэмпдены».

Боевые вылеты «Хэмпденов» продолжались, но всё чаще их привлекали лишь к ночным полётам. Для более эффективной защиты от истребителей одиночные пулемёты в верхней и задней огневых точках заменили на сдвоенные. Нехватка современных бомбардировщиков все же вынуждала командование использовать в дневных вылетах и «Хэмпдены», которые к 1941 г. уже устарели. Так, самолеты Н.Р.52, принадлежащие 49-й эскадрилье, в мае 1941 г участвовали в налёте на линкоры «Шарнгорст» и «Гнейзенау» в Бресте. Среди бомб, попавших в «Гнейзенау», были и бомбы с «Хэмпденов».

Помимо англичан, на «Хэмпденах» летали пилоты других национальностей. Личный состав 455-й эскадрильи был австралийским, канадцы составляли 415-ю, а новозеландцы – 489-ю эскадрильи.

Бомбардировочное командование всё реже использовало устаревшие самолёты в боях. Например, в феврале 1942 г. «Хэмпденам» доверили лишь сбрасывать листовки над немецкими городами. Но всё же ночью 31 мая 1942 г. в первом массовом налёте английских бомбардировщиков (1000 самолётов) на Кельн участвовали Н.Р.52. Такой же налёт в июле совершили на города Эссен и Бремен.

Свой последний вылет в качестве бомбардировщика «Хэмпдены» выполнили в ночь на 15 сентября 1942 г., сбросив смертоносный груз на Вильгельмсхафен. В общей сложности к тому времени Н.Р.52 сбросили более 9 тысяч тонн бомб. Четыреста двадцать три «Хэмпдена» Бомбардировочного командования было сбито в воздушных боях, ещё 194 машины потеряли по другим причинам (отказы техники, ошибка лётчика и прочее) .

Боевая карьера «Хэмпденов» на этом не закончилась: они ещё потрудились в качестве торпедоносцев, подчиняясь Береговому командованию. На этих самолетах одна торпеда Мк. XII входила в бомбоотсек не полностью – немного выступала, поэтому створки закрывались не до конца. Переделав створки бомболюка, с проблемой частично справились. В 1942 г. сто сорок четыре бомбардировщика переделали в торпедоносцы «Хэмпден» Т.В.Мк.1. Самолёты поступили на вооружение пяти эскадрилий, но из-за невысоких данных в течение 1943 г. их довольно быстро заменили более совершенными «Бофайтерами».

«Хэмпдены» в СССР. Самолеты Н.Р.52 из 3-й эскадрильи 24-го минно-торпедного авиаполка (МТЛП) ВВС Северного флота

Один из двух построенных H.P. 62 «Хэмпден» Мк.II с двигателями Райт «Циклон» 17H-IS20-G102A

С торпедным вариантом «Хэмпдена» познакомились в СССР, когда в 1942 г. самолёты Королевских ВВС прилетели в Мурманск, чтобы отсюда выполнять полёты по защите конвоя PQ 18. В состав английской авиагруппы вошли: подразделение фоторазведчиков «Спитфайр» и «Москито», несколько летающих лодок «Каталина» и торпедоносцы «Хэмпден», которые были представлены двумя эскадрильями (144-й и 445-й).

Перелёт этих торпедоносцев с аэродрома Лыохарс в Шотландии прошёл с очень большими трудностями. Дозаправившись на базе Самбург (Шетландские о-ва), тридцать два «Хэмпдена» 4 сентября взяли курс на Мурманск. Попутно в пустые фюзеляжи самолетов погрузили запасные части для поставленных ранее в нашу страну истребителей «Харрикейн». Дальности загруженных самолётов едва хватило, чтобы достичь ближайшего советского аэродрома.

На сложнейшем маршруте английские экипажи столкнулись как с непогодой, так и с вражескими самолётами. Три «Хэмпдена» были сбиты над Финляндией немецкими истребителями. Два торпедоносца разбились в Швеции: один – из-за отказавшего мотора, а другой в тумане врезался 8 гору. Ещё один экипаж потерял ориентировку и, сев на вынужденную посадку в Финляндии, попал в плен.

Когда уцелевшие торпедоносцы появились над территорией СССР, неприятности продолжились. Из-за тумана один «Хэмпден» сел на фюзеляж в Кировской области, а другой под Кандалакшей налетел на пни и был полностью разбит (экипаж, к счастью, не пострадал). Последний потерянный «Хэмпден» помогли сбить советские истребители, приняв его за Bf 110. Подбитый торпедоносец сел на воду, а среди погибших оказался нижний стрелок.

Двадцать три благополучно перелетевших «Хэмпдена» разместили на аэродроме Ваенга под Мурманском. Технический состав, запасные части и торпеды доставил в Мурманск американский крейсер «Таскалуза». Английские экипажи вылетели на боевое задание 14 сентября 1942 г. – первый и единственный раз. Торпедоносцы патрулировали подходы к Альтен-фьорду, где находился линкор «Тирпиц». Но никаких немецких судов во время вылета «Хэмпдены» не встретили.

Операция «Оратор» по проводке конвоя PQ-18 закончилась 22 сентября. И встал вопрос – что дальше делать с английскими самолётами? Сложность обратного перелёта делала его совершенно бессмысленным. В результате проведенных переговоров премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль одобрил передачу торпедоносцев Красной Армии. Все «Хэмпдены» вошли в состав 24-го минно- торпедного авиаполка (24-й МТАП) ВВС Северного флота.

Состав полка получился смешанным: первая эскадрилья имела 9 торпедоносцев ДБ-ЗФ, а вторая и третья получили по десять «Хэмпденов». Во время переучивания два самолёта повредили, а два разбили (на одном из них погиб командир полка подполковник Ведменко).

Первый боевой выпет «Хэмпдены» с красными звёздами на крыльях записали на свой счёт 8 ноября, когда вышли на поиск немецких кораблей. Непогода помешала обнаружить вражеские цели. Успешным получился вылет 16 декабря – самолёты отбомбились над Киркенесом. Но основной задачей торпедоносцев считалась борьба с кораблями кригсмарине.

18 декабря 1942 г. экипаж капитана С.И.Трунова торпедировал немецкий транспорт у Тана-фьорда. Экипажи капитанов В.Н.Киселева и А.А.Баштыркова 15 января атаковали вражеский конвой у норвежского побережья. «Хэмпден» Баштыркова загорелся на боевом курсе, но лётчик не отвернул до сброса торпеды. Горящий самолёт стал лёгкой добычей немецких зенитчиков и упал в море. Посмертно Баштыркову и его штурману В.Н.Гаврилову присвоили звания Героев Советского Союза.

Капитан Киселев повторил подвиг погибшего друга через три месяца. Ведомая им пятёрка Н.Р.52 своей целью 25 апреля 1943 г. избрала конвой из семнадцати кораблей под прикрытием истребителей Люфтваффе. Немецкие самолёты связали боем двухмоторные истребители Пе-3 из 95-го ИАП, позволив торпедоносцам выйти в атаку.

На головной транспорт «Леезее» направился Киселев, но получил попадание в левый мотор, который тут же загорелся. Тем не менее, «Хэмпден» остался на курсе и с высоты 400 м сбросил торпеду. На пылающем самолёте Киселева сосредоточили огонь все зенитные средства конвоя. В конце концов торпедоносец рухнул в воду недалеко от тонущего «Леезее». За свой подвиг В.Н.Киселев вместе со штурманом М.Ф.Покало посмертно были удостоены звания Героев.

«Хэмпден» – летающая лаборатория шведской фирмы SAAB

Основные тактико-технические данные Н.Р.52 «Хэмпден»

Двигатель 2 х Бристоль «Пегас XVIII» 9-цилиндровый, воздушного охлаждения, взлётная мощность 965 л.с.

Размах крыла, м 21,09

Длина, м 16,32

Высота, м 4,55

Площадь крыла, м2 62,1

Колея шасси, м 5,28

Вес пустого, кг 5789

Максимальный взлетный вес, кг 10206

Максимальная скорость, км/ч – Н = 4200 м 397

Крейсерская скорость, км/ч – Н = 4500 м 332

Дальность, км – с полной бомбовой нагрузкой, включая наружные подвески 1127

Дальность, км – с полной бомбовой нагрузкой в бомболюке 1770

Дальность, км – с одной 907-кг бомбой и максимальной топливной заправкой, при скорости 332 км/ч 2768

Максимальная бомбовая нагрузка две бомбы по 907 кг в бомболюке, либо четыре по 227 кг в бомболюке и две 227-кг на наружных узлах подвески

«Хэмпдены» состояли на вооружении 24-го МТАП (переименованного в мае в 9-й Гвардейский МТАП) до середины 1943 г. Они совершили свой последний боевой вылет 4 июля. У мыса Кибергнес пара самолетов Н.Р.52, три Ил-4 и два Ил-2 атаковали немецкие суда. Торпедоносцы потопили один транспорт водоизмещением 8000 тонн и ещё два корабля серьёзно повредили, но на обратном пути оба «Хэмпдена» были сбиты немецкими истребителями. К счастью, экипажам севших на воду самолётов (майора Шипи- лова и младшего лейтенанта Мартынова) удалось спастись.

К тому времени 9-й Гвардейский МТАП полностью перевооружился на американские торпедоносцы Дуглас A-20G. В полку числился только один Н.Р.52Т.В. Мк.1, да и тот был неисправен.

Боевую эксплуатацию «Хэмпденов» в Красной Армии легкой назвать нельзя. Постоянно возникали проблемы с запчастями – зачастую лишь русская смекалка помогала поддерживать самолёты в состоянии боевой готовности. Например, отсутствие запасных английских свечей зажигания вынуждало использовать отечественные ВГ-22, переделав систему зажигания.

Также поступили и с торпедами: взамен израсходованных английских подвешивали наши 45-36АН. Поскольку советские торпеды были на полметра длиннее, пришлось переделывать створки бомболюков, укоротив часть кабины штурмана.

Для повышения живучести английских торпедоносцев, наши конструкторы их оснастили системой подачи охлажденных выхлопных газов в бензобаки, уменьшив по- жароопасность при пулевом повреждении. Усилили и вооружение: заменили сзади спаренные пулеметы «Виккерс» на советскую башню УТК-1 с крупнокалиберным пулемётом УБТ.

С подобными доработками «Хэмпден» был гораздо лучше приспособлен для военной службы на русском Севере, но по основным параметрам он уступал нашему основному торпедоносцу – «ильюшинскому» ДБ-ЗФ. Английский самолет передвигался медленнее примерно на 40 км/час, значительно проигрывал в дальности и, самое главное, имел худшую манёвренность. Именно благодаря последней причине советские пилоты без особого энтузиазма отзывались об этих машинах, отмечая среди достоинств лишь просторную кабину с хорошим обзором. По своему оценили «Хэмпден» техники, присвоив ему прозвище «Балалайка» из-за плоской и высокой кабины и широкого треугольного крыла с прямой передней кромкой.

Практически одновременно с краснозвёздными «Хэмпденами» закончили боевую карьеру и Н.Р.52 Королевских ВВС. Несколько самолётов англичане использовали до конца 1943 г. в качестве разведчиков погоды над Великобританией и Гибралтаром. Затем окончательно сняли машины с вооружения, как полностью устаревшие. Девяносто шесть самолётов возвратили в Канаду, где в качестве учебных они использовались до конца войны.

Всего выпустили 1430 бомбардировщиков марки «Хэмпден» и сто пятьдесят «Хиафордов». Собирались построить модификацию Н.Р.62 «Хэмпден» Мк.II с двигателями Райт «Циклон» GR-1820-G102A взлётной мощностью 1100 л. е., но ограничились лишь двумя экземплярами.

Один Н.Р.52 ещё в 1938 г. продали Швеции. Именно этот самолёт оставался последним летающим «Хэмпденом», прослужив до конца 1947 г. в качестве летающей лаборатории фирмы SAAB.

ФОТОПАНОРАМА

А-340-300

Су-33

Фото Вячеслава ТИМОФЕЕВА

Су-30МК

«Аккорд»

Фото Павла НОВИКОВА

Бе-103

Ка-32

Су-30МК

Су-26, Су-31М

Фото Вячеслава ТИМОФЕЕВА