sci_tech Мир Авиации 1995 02

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 15.12.2011 FBD-0B1B60-72E5-124E-FB91-0F80-6E5D-2955DB 1.0 Мир Авиации 1995 02 1995

Мир Авиации 1995 02

На обложке: В- 17 и В-24 из 890 полка на аэродроме в Казани. 1948 г Рисунок В. Золотова

Уважаемый читатель!

Сначала – по делу.

Напишите нам, пожалуйста, какие материалы Вы хотели бы увидеть на страницах журнала. Может, кто смелый найдется и сам что-нибудь напишет. Тут важно только одно: как говорит классик – «потщательнее». Хорошо, если это будет не просто перевод или переписка из уже опубликованного, а что-то посерьезнее. Смелее -

не боги горшки обжигают! Мы, смею Вас заверить, работаем. А это означает, что, даст Бог, раньше или позже Вы увидите издания, вышедшие из-под нашего пера-кисти.

А ваяем мы вот уж который год без устали и с удовольствием, ибо работа эта нам нравится. Надеемся, что Вам – тоже.

На этом закругляюсь. Пора заняться и делами.

От редакции

Василий ЗОЛОТОВ

P.S. Редакция готовит для подписчиков маленький сюрприз.

Ждать осталось уж недолго…

Мир Авиации

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г. №2(10) 1995 г.

Гонки над Россией

Перелеты

Михаил МАСЛОВ Москва

Хоть и звалась уже эта страна СССР, но для иностранцев она имела одно емкое название – Россия, а люди, ее населявшие – будь то жители плодородной Украины или наивные аборигены чукотской тундры, – русскими. И заболев однажды идеей дальних перелетов, не могли искатели приключений миновать этой огромной страны, раскинувшейся на полсвета.

Джеймс Матери а Москве у входа в гостиницу -Националы' с приборной доской своего самолета. После аварии 1932 г.

Самолет появился над белорусским городом Борисовым едва рассвело. Немногочисленные очевидцы с интересом наблюдали за кружащей в утренней дымке машиной, однако, нельзя сказать, что они были поражены увиденным. Борисов, через который прокатились полтора десятка лет назад империалистическая и гражданская войны, каких только аэропланов не видывал. Воздушные бои нередко происходили над борисовскими огородами и рекой Березиной. а сбитые или поврежденные самолеты падали на окрестные поля. Да и в мирное время небо шумело моторами летних маневров, где аэропланы демонстрировали свою полную готовность стрелять и гоняться друг за другом. Изредка пролетали и гражданские машины, устремляясь к своим неведомым далеким горизонтам.

Вот и этот шальной, раскрашенный ярко, как петух, ворвался в утреннюю тишину дремавшего городишки, перебудил своим жужжанием тех, кто еще спал, наконец, разобрался, где находится, и полетел дальше. Скоро звук мотора ушел в сторону, стал плавно затихать, а потом и вовсе прекратился. Так заявил о своем прибытии на территорию СССР 7 июля 1932 г. американский летчик Джеймс Маттерн, совершавший со своим напарником Беннетом Гриффином скоростной перелет вокруг света. Впрочем. сам перелет на этом и закончился, ибо спустя несколько минут самолет Локхид «Вега» с регистрационным номером НР869Е лежал вверх колесами посреди вязкого торфяного поля, а сконфуженные, но невредимые летчики вылезали из деформированной кабины.

Очень скоро прибывшие работники «соответствующих» органов сразу начали задавать вопросы. Хотя перелет через территорию СССР и был согласован (переговоры велись через торговую организацию «Амторг»), посадка самолета была разрешена только в Москве и далее в Свердловске, Омске, Новосибирске, Иркутске, Якутске. Поэтому сообщение о том, что американские летчики приземлились где-то в глубине Белоруссии вместо того, чтобы прибыть в Москву, в последней привело к изрядному переполоху. Была немедленно организована аварийная комиссия, которая и прибыла на место происшествия в тот же день.

Джеймс Маттерн, как организатор и руководитель перелета и не пытался особенно оправдываться, ссылаясь лишь на перебои работы мотора. Разве мог он объяснить, что вылетев накануне из Берлина в Москву в 20 часов 40 минут (время берлинское), продолжая полет ночью, они с Гриффином заблудились и отклонились от трассы на 70 км южнее, а когда в 4 часа утра, выйдя на Борисов, установили свое местонахождение, решили просто приземлиться и отдохнуть. Кто мог знать, что облюбованная ими зеленая лужайка окажется торфоразработками, а стоящие в стороне копны сена – штабелями нарезанного торфа…

Неудачная посадка скоро вскрыла еще одну маленькую тайну экипажа. Опять же по условиям перелета через СССР, на борт самолета запрещалось брать кино-фотоаппаратуру и оружие. Первый пункт был выполнен, а вот второй как бы не совсем. В отсеке крыла «Беги» обнаружили рассыпавшиеся пистолетные патроны, и не нужно было быть Шерлоком Холмсом, чтобы предположить, что сам пистолет летчики заблаговременно выбросили. Впрочем, особенно придираться по этому поводу члены аварийной комиссии не стали, так как все прекрасно понимали сложность и опасность перелета (в случае его продолжения) над бескрайними просторами Сибири. К слову сказать, советские летчики, совершая дальние перелеты, брали в полет достаточно богатый арсенал стрелкового оружия, который мог пригодиться в случае вынужденной посадки.

На этом неприятности американцев закончились. Маттерн еще раз обошел вокруг самолета и выломал на память приборную доску. Уже 10 июля неудачники поселились в московской гостинице « Национал ь», где и наслаждались отдыхом в течение 5 дней. Пребыванием своим в Москве вполне удовольствовались, а 14 июля с твердым намерением повторить перелет выехали на родину.

Девуатин Д-33

Авария Д-33, 1931 г

Так закончился один из многих и многих десятков дальних авиационных перелетов, предпринятых в разных странах во временной промежуток между двумя мировыми войнами. Этот двадцатилетний отрезок относительно мирного времени сейчас принято называть эпохой «великих перелетов». Действительно, едва смолкли залпы первой мировой, люди мира, какой бы идеологии они не придерживались, начали задумываться о сотрудничестве и торговле.

Человек, получивший в свои руки такое новое средство познания мира, как авиация, начал использовать ее для исследований малоизученных районов и для скоростных (конечно, по тем временам) пассажирских сообщений. Можно смело сказать, что развитие мировой цивилизации в этот период в большой степени обязано появлению самолета.

Дальние перелеты способствовали развитию и самой авиации. Постсоветский читатель, конечно же, знает имена отечественных героев таких перелетов. Это Михаил Громов и Валерий Чкалов, Константин Коккинаки и Валентина Гризодубова.

Однако мало кто знает имена не менее героических иностранных пилотов и маршруты их трасс. И совсем уж мало известно, что эти маршруты частенько прокладывались через территорию необъятного и «закрытого» Советского Союза.

Первыми решились лететь через всю территорию СССР на самолете «Потэ» французские летчики Аррашар и Кароль. Советские летчики, не потерпев такой демонстрации, этим же летом ответили «Большим восточным перелетом» из Москвы в Пекин отрядом на шести самолетах. Причем две машины – Громова и Волковойнова – так разогнались, что добрались аж до Японии. Сил им, конечно, прибавило сообщение о том, что в то самое время японские летчики на двух «Бреге» по той же самой трассе летели через Москву в Париж.

Летом следующего 1926 года французы продолжили освоение «русского пути». Не довольствуясь полетами с промежуточными посадками, Жирье и Дордильи пролетели, не приземляясь, из Парижа в Омск, установив первый мировой рекорд дальности протяженностью 4 715,9 км. Тем же летом из Варшавы в Токио слетали поляки Орлинский и Кубяк. А что касается французов, так те вообще стали летать по этому маршруту почти каждый год. Правда, не всегда успешно…

В 1926 году летчики, братья Аррашар, разбивают свой самолет под Свердловском; летом следующего года пилоты Костас и Рннья садятся на вынужденную посадку в Нижнем Тагиле, Кодо и Робидо прекращают едва начавшийся дальний перелет.

Наиболее драматичной, однако, стала эпопея рекордного «Девуатнна» Д-33.

Эта машина была построена в двух экземплярах в соответствии с принятой во Франции программой постройки дальних рекордных самолетов.

Утром 11 июля 1931 года серебристый красавец Д-33, несший на борту надпись «LE TRAIT D'UNION» («Линия в Союз»), стартовал из Парижа по направлению на восток. В ночь с 12 на 13 июля на удалении 6 200 км от места старта несовершенная система питания подвела «сердце» механического рекордсмена. Над глухой сибирской тайгой в районе станции Шеборта Омской железной дороги повисли два парашюта – летчик Ле Бри и механик Месмин покинули машину. Третий член экипажа – Доре Марсель – попытался спасти аппарат и совершил вынужденную посадку на лесной поляне. Сам пилот уцелел, однако самолет был разрушен.

Джон Мирс в Москве, 1928 г.

Д. Мирс. Колье. Тэйлвинд. 1928 г.

В тот же день потрясенные авиаторы отправились на мотодрезине в Нижне-Удинск, откуда их путь лежал домой. Как оказалось – за новым самолетом.

11 сентября второй экземпляр самолета Д-33, построенный на средства французского министра авиации Пьера Кота, с тем же экипажем повторил свою попытку связать Париж и Токио. 12 сентября, спустя двадцать два часа с момента взлета в условиях сложнейших метеоусловий летчики потеряли контроль над управлением и приняли решение покинуть самолет. На этот раз парашютом воспользовался Доре. Ле Бри и Месмин погибли под обломками машины, упавшей недалеко от Уфы…

В том же году, 11 сентября, в Чувашии при попытке установления рекорда дальности, не вышел из штопора следовавший по маршруту Варшава – Омск польский самолет ПЗЛ 19. Пилот Юзеф Левоневский – старший брат известного советского летчика Сигизмунда Леваневского – погиб (фамилия Юзефа – гражданина Польши – пишется через «о»).

Конечно же невозможно перечислить все перелеты и всех достигших и не достигших цели летчиков в одной статье. Достаточно сказать, что лишь в 1933 году Главное Управление Воздушного Флота разрешило 15 (!) перелетов через территорию СССР. Не все они были рекордными и не нее дальними, однако все они оформлялись с этого года в соответствии с «Положением о международных полетах в воздушном пространстве СССР», которое вошло в силу с апреля месяца. Регламентировались такие полеты и ранее существовавшими «Правилами воздушных сообщений с иностранными государствами в мирное и военное время». Очевидно, согласно этим правилам оформлялись в предыдущие годы и полеты американских летчиков, устроивших воздушную гонку над российскими просторами.

Полеты американцев совершенно отличались от всех других, ибо основной их задачей была такая – облететь с максимально высокой скоростью вокруг земного шара, хотя бы даже и с промежуточными посадками. Делалось это, естественно, не за бесплатно.

Первым американцем, осуществившим перелет через всю Россию летом 1928 года, стал театральный продюсер Джон Мире. Он не был летчиком, но был романтиком и путешественником. Очевидно, вдохновленный подвигами известного жюльверновского героя из романа «Вокруг света за 80 дней», он решил такой подвиг совершить на самом деле. Тщательно все обдумав и рассчитав, в 1913 году он выполняет задуманное, обернувшись «вокруг шарика» за 35 дней.

В 1926 году, уложившись в 28 дней, его рекорд побили другие предприимчивые американцы – Линтон Уэлс и Эдвард Эванс.

Азартный Мире этого перенести не мог. Он задумывает новое путешествие. На сей раз он решает воспользоваться только самолетом и лететь кратчайшим путем через Россию. Очевидно, эту мысль ему подсказал опытный пилот и штурман, капитан Колье. Именно ему и предстояло управлять самолетом Мирса. Прежде всего был разработан сценарий (конечно сценарий, ведь в полет собирался театральный деятель) всего путешествия и заказан специальный аэроплан. Самолет, построенный авиационной фирмой Фэрчайлд, представлял собой подкосный высокоплан с двигателем воздушного охлаждения «Пратт Уитни». На борту красовался американский флаг и название аппарата – «Сити оф Нью-Йорк».

Белланка» Клайда Пэнгборна, август 1931 г.

К Пэнгборн и Херндон в Москве, август 1931 г.

К Пэнгборн (третий слева) в Москве, август 1931 г.

Маршрут полета совпадал со скоростными океанскими линиями, ибо водные пространства Мире намеревался преодолевать на пароходе.

Перелет начался 29 июня 1928 года, причем даже здесь Мире, в своем стремлении сэкономить время, был оригинален, ибо стартовал он на гидросамолете, с которого, спустя короткое время, пересел на лайнер скоростных пассажирских линий «Олимпик».

В путешествие Джон Мире взял еще одного члена экипажа – терьера по кличке Тэйлвинд.

Утром 5 июля, с псом под мышкой, американец высадился в Шербуре, где на местном аэродроме его поджидал капитан Колье. В 2 часа дня экипаж из двух человек и собаки стартовал в направлении Парижа. После Парижа следовал Берлин, затем Кенигсберг.

На территорию СССР путешественники влетели во второй половине дня 7 июля. Ночью совершили посадку в Москве, где их прибытие, конечно же, торжественно отметили, ведь это были первые американские летчики, прибывшие в Москву.

Далее маршрут полета пролегал через Казань, Читу, Красноярск, причем намеченный график полета неукоснительно соблюдался. 10 июля «Сити оф Нью-Йорк» приземляется в Мукдене – это уже Китай. Затем следуют Корея и Япония, откуда летчики вместе с самолетом морским путем переправляются в Канаду.

На последнем участке пути до Нью-Йорка Мире и Колье тратят менее двух дней. Теперь рекорд принадлежит им! Можно пожинать лавры – никто еще так быстро, всего за 23 дня и 15 часов, не оборачивался вокруг «шарика».

Впрочем, уже следующий, 1929 год, заставил Мирса изрядно поволноваться. Гигантский немецкий дирижабль LZ 129 внес приличную поправку в его прошлогоднее достижение. «Цеппелин» обогнул земную твердь и морские пространства за 21 день и 8 часов. Мире понимает, что пора писать новый сценарий. Однако, Колье уже не мог участвовать в перелете. Во время тренировочного полета его самолет врезался в вертикальную стену Гранд Каньона в 23 милях от Прескотта…

Гибель Колье, тем не менее, не остановила Мирса. Очередной скоростной перелет он назначил на лето 1930 года. Напарником был выбран удачливый почтовый пилот Вильям Браун. Планировалось захватить и песика. Тэйлвинд-2 должен был стать вторым представителем собачьего племени, облетевшим вокруг земного шара. Полоса удач для Мирса, однако, прошла – самолет он разбил через некоторое время после старта. Мире и Браун отделались ушибами, а Тэйлвинд-2, по-собачьи чертыхаясь, в панике бежал.

Д. Маттерн в Москве, 1933 г

Аварияа Д. Маттерна. Анадырь, лето 1933 г.

В 1931 году скоростной перелет вокруг земного шара через территорию Советской России осуществил американский пилот Вилли Пост. Этот тридцатидвухлетний летчик не был баловнем судьбы – еще в 1926 году он потерял в аварии левый глаз, однако настойчиво совершенствовал свое летное мастерство и являлся победителем воздушной гонки Лос-Анджелес – Чикаго. В задуманный перелет Пост пригласил штурмана Гарольда Гетти. 24 июня 1931 года Пост и Гетти стартовали с нью-йоркского аэродрома Рузвельт Фильд на белоснежном моноплане «Вега», изготовленном фирмой Локхид. Самолет носил имя дочери Вилли Поста – «Винни Мэй». Полет оказался не таким уж легким, над территорией Союза воздушных путешественников изрядно поливали летние дожди. Травяные аэродромы раскисли практически по всей трассе, и красотку «Винни» приходилось на посадках буквально вытаскивать из грязи.

Впрочем, прием американцам был оказан весьма благожелательный, и в таких случаях самолет иногда просто на руках выносили на более приспособленную площадку для взлета.

Советская пресса освещала перелет весьма положительно, однако не забывала ни о классовом чутье, ни о трезвой и верной оценке происходящего. Чего стоят, например, такие нетленные строки в июльском номере журнала «Самолет»: «Буржуазные политики не преминули использовать достижения хорошо вышколенных американских пилотов для подбодрения павшего духом американского обывателя и отвлечения его внимания от бедствий экономического кризиса».

Преодолев российскую территорию, Пост и Гетти уже в конце маршрута едва не перевернулись во время промежуточной посадки на Аляске. И все же, удача была на их стороне – 1 июля они вернулись в Нью-Йорк. Путь, превышающий 26 тысяч километров, они преодолели за 8 суток 15 часов, выполнив при этом на трассе перелета четырнадцать посадок.

Еще не успели стихнуть аплодисменты в честь рекордсменов, когда новые претенденты на победу начали прогревать мотор своего самолета. Пилоты Пэнгборн и Херндон на специально оборудованной «Белланке» (для уменьшения веса и лобового сопротивления самолет имел сбрасываемое шасси – посадка осуществлялась на посадочную лыжу) стартовали из Нью-Йорка. Они управляли машиной днем и ночью, постепенно опережая по времени недавние результаты Поста и Гетти. Чудесная погода способствовала их полету. Когда 3 августа пилоты прибыли в Хабаровск, их опережение составляло 27 часов. Газеты уже не сомневались в успехе экипажа и грубили во все трубы об очередном успехе американских летчиков. Лучше бы они (газеты) помалкивали. Получилось – сглазили. Внезапная перемена погоды до штормовой задержала вылет самолета на три дня. Все труды и риск шли прахом. Вылетать дальше не имело смысла. И в этой обстановке Клайд Пэнгборн (он всегда был смелым и отчаянным мужиком, недаром с начала 20-х годов заведовал зрелищной частью знаменитого летающего цирка Гейтса) решает осуществить беспосадочный перелет из Токио в США. Еще никто не летал по этому маршруту во время кругосветного полета, еще никто не воспользовался объявленным за него призом в 25 000 долларов. Месяц ушел на переговоры и решение организационных вопросов. Наконец, 4 октября пилоты стартовали по направлению к Америке, вылетев с океанского пляжа Сабуширо. 41 час полета – и машина приземляется в окрестностях Вашингтона. Хотя Пэнгборн и Херндон не смогли стать рекордсменами, однако их последний бросок через океан прибавил им славы и сделал богаче на 25 тысяч долларов.

Прилет Вилли Поста в Москву, 1933 г.

В Пост на Центральном аэродроме, Москва, 1933 г.

На следующий, 1932 год, полет по «русской трассе» решил проверить Джеймс Маттерн. Чем закончилась его попытка, нам уже известно. Упрямец, однако, не успокоился – забрав с торфяного болота все останки «Беги» до последнего болтика (зря просили представители советского ГВФ отдать им останки самолета), он отремонтировал машину и стал готовиться к новому спортивному сезону.

В перелет 1933 года Маттерн решил отправиться один, желая облегчить машину до предела, да и лавры победителя в случае успеха достались бы только ему.

3 июня 1933 года Локхид «Вста», раскрашенная на этот раз под гигантского стилизованного орла, стартовала из Нью-Йорка. По поводу этой окраски советская пресса не преминула съехидничать, что, мол, разрисовка достаточно ярко символизирует хищные устремления нефтяных магнатов, ведущих борьбу за мировые рынки сбыта. Этот перелет, однако, не сложился у Джеймса Маттерна с самого начала. Из-за обледенения и тумана пришлось менять маршрут и прокладывать его через Северную Европу. Благополучно миновав европейскую часть СССР, он, опять же из-за тумана, делает 8 июня вынужденную посадку в Прокопьевске, которая не обошлась без небольших повреждений управления.

Добравшись до Хабаровска, Маттерн только 14 июля, после двух неудачных стартов из этого города (11 и 13 июня), продолжает свой путь дальше. Через 14 часов непрерывного полета пилот обращает внимание на перегрев двигателя и принимает решение снизиться. Попытка приземлиться в тундре, в 100 км от поселка Анадырь и в 4 км от одноименной реки оказалась неудачной. Американца опять, как и в прошлом году, занесло на болото, и самолет снес о кочкарник свои великолепные когтистые лапки. Девять суток Маттерн бедствовал рядом с разбитой машиной, питаясь шоколадом из бортового пайка. Затем он перебрался на берег реки, где на 12-е сутки робинзонады его заметили и подобрали чукчи.

Lockheed Bectra Говарда Хьюза в Москве, 1938 г

Дальнейший путь Джеймса Маттерна домой проходил уже на советском самолете. Летчик Леваневский, перегонявший из Севастополя на Чукотку летающую лодку Дорнье «Валь», получил задание вывезти невезучего американца на родину. Задание это было весьма срочным, ибо западная пресса дошла уже до предположений, что беднягу Маттерна съели местные туземцы. В тяжелейших условиях, бросив все дела, экипаж Леваневского доставил несостоявшегося рекордсмена в город Ном на Аляске. Вся эта история стала очень известна. Обалдевших американцев больше всего поражало, что советский самолет, вылетев с Черного моря, между делом спас Маттерна и отправился назад по своим делам.

В то время, когда Маггерн куковал у разбитой машины на самой окраине евроазиатского материка, в гонку вокруг света опять включился его более удачливый соперник – Вилли Пост. Для начала ему пришлось, правда, заплатить страховую сумму в 1 500 долларов, так как представители компании «Амторг», которые блюли интересы СССР в Америке, уже чесали в затылке после непредвиденных затрат, связанных с поисками Маттерна. Кстати, 1933 год стал годом сольных выступлений – Пост, вооружившись новейшим автопилотом «Сперри», также отправился в перелет в одиночку. Сократив до минимума количество промежуточных посадок, он надеялся значительно улучшить свой результат 1931 года. Вылетев 15 июля из Нью-Йорка, он действительно очень быстро и бодро продвигался на восток. Хотя ему все-таки пришлось делать незапланированные посадки, которые приводили порой к забавным эпизодам. Стартовав 18 числа в Иркутске, Посту пришлось приземлиться 19 июля по причине плохой погоды в местечке Рыхлово, где на его просьбу попить воды, встречавшие, чисто по-русски, налили граненый стакан водки и только после длительных объяснений жестами, принесли самовар. В Хабаровске, во время стоянки, красноармеец, охранявший самолет, написал на белоснежном туловище «Винни Мэй»: «Привет американскому народу от комсомольцев Хабаровска». Пост, как увидел, сначала чуть дар речи не потерял, однако, когда ему перевели смысл написанного, согласился оставить послание. Так и полетела «Винни Мэй» в Америку с «приветом» из Хабаровска.

22 июля, в полночь, встречаемый 50 тысячной толпой, Вилли Пост приземлился в Нью-Йорке, установив тем самым новый рекорд обращения вокруг Земли – 7 суток, 18 часов, 50 минут.

После этого полета в гонках наступило затишье. Ближе к осени этого же года залетел, правда, в Союз Чарльз Линдберг на пару со своей хрупкой женушкой – ну да это его триумфальное путешествие больше напоминало гастроли знаменитости. Впрочем, и все другие прилеты в СССР иностранных летчиков потеряли налет сенсационности.

Неугомонный Вилли Пост увлекся на время высотными полетами над своей страной. В 1935 году он в поисках новых воздушных путей отправляется на поплавковой машине из Сиэтла на Аляску. Считается, что Пост намеревался в недалеком будущем осуществить перелет вдоль Северного побережья Советского Союза или даже махнуть через полюс. Так ли это было, нам узнать не суждено.

15 августа 1935 года при взлете с лагуны в районе мыса Барроу на Аляске, старенький «Райт» обрезал на взлете, и гидросамолет мгновенно ушел под воду. Так погиб один из самых знаменитых пилотов 30-х годов. Вместе с Постом погиб и представитель журналистского племени – популярный писатель и радиодиктор Уилл Роджерс.

Пару лет желающих побить рекорд Вилли Поста не находилось. И только в 1938 году, когда пассажирские машины стали летать в два раза быстрее, чем старушка «Винни Мэй», пришло время поставить точку в скоростных посещениях Советского Союза. Но на этот раз па маршруте отметился великий авиационный энтузиаст Говард Хьюз. Хьюз принес в авиацию едва ли не самую главную движущую силу технического прогресса – деньги. Сын крупного техасского промышленника, он с детства тяготел к спорту и скорости. Потеряв родителей в возрасте 21 года, Говард стал обладателем весьма приличного состояния. В наследство ему достались кроме денег обычное житейское везение и успех в бизнесе. Увлекаясь авиацией, он вкладывает свои деньги в конструирование новых самолетов и перспективные технические разработки в этой области. И не мудрено, что Хьюз, не лишенный авиаторской жилки, включился в ставшую уже традиционной гонку вокруг света.

Для того, чтобы значительно улучшить вот уже пять лет никем не тревожимый рекорд Вилли Поста, нужен был самолет с отличными скоростными данными и одновременно большой дальностью полета. Хьюз изрядно покопался, прежде чем остановился на двухдвигательном моноплане фирмы «Локхид». Эта машина, переоборудованная из «Супер Электры» L 14, развивала скорость 400 км/ч и вполне могла внести значительную поправку в прежние достижения. Кстати, в войну эти самолеты использовались как бомбардировщики, некоторое их количество, имевших название «Вентура», имелось даже на вооружении ВВС Красной Армии.

Набрав экипаж из пяти человек, Хьюз стартовал 10 июля 1938 года. Мощная машина оправдала его надежды. С небольшим количеством промежуточных посадок, почти постоянно находясь в воздухе, американцы промчались из Нью-Йорка в Нью-Йорк чуть более, чем за трое суток. В Советском Союзе они останавливались в Москве, Омске и Якутске.

Пройдет немногим более трех лет, и Большая Война заставит опять обратить взоры на эту воздушную трассу. Только на сей раз самолеты полетят в обратном направлении. Практически по тому же пути, что прокладывали в мирное время гражданские летчики, начнет перебрасываться.авиационная техника, поставляемая Америкой в Советский Союз по ленд-лизу.

Выше уже упоминалось о том, что полеты американских пилотов совершенно отличались от полетов, скажем, французов или немцев. Надо сказать, и само развитие американской авиации имело своеобразие. Здесь в 20-е годы наряду с военной и гражданской начала развиваться частная авиация (кто знает, может быть этому способствовал «сухой закон», действовавший в США с 1919 по

1934 годы). Считалось вполне естественным преуспевающему бизнесмену иметь личный самолет. Так как научиться летать для таких деятелей подчас было проблемой, то для управления самолетом нанимался и пилот. Так как времена кучеров и конных экипажей у таких хозяев еще лежали на памяти, то это и считалось вполне естественным. Многим обладателям крылатых машин полетов на ранчо показалось недостаточно, они стали гонять по всей Америке на дальность, устроив неофициальные состязания. Скоро и американской земли стало мало, появились идеи полетов вокруг земного шара, хотя бы и с промежуточными посадками. Наиболее выгодная трасса для таких перелетов как раз и пересекала территорию России.

Фотографии предоставлены автором.

Чарльз Линдберг в СССР

Михаил МАСЛОВ Москва

Чарльз Линдберг, 1933 г.

До мая 1927 года имя почтового пилота Чарльза Линдберга мало кому было известно. Однако именно тогда его прозвали «счастливчик Линди». Для мировой славы ему понадобились 30 часов одиночного полета над Атлантическим океаном. Когда серебристый высокоплан американца появился в полночь 21 мая над французским аэродромом Ле-Бурже, там его уже дожидалась восторженная двухсоттысячная толпа. С этого момента Чарльз Линдберг становится национальным героем Америки и едва ли не самым известным пилотом мира. Славу его можно сегодня сравнить только с восторгом человечества после полета Юрия Гагарина. Линдберг не был первым среди смельчаков, рискнувших пересечь Атлантический океан на самолете, но именно ему достались все мыслимые и немыслимые лавры победителя. Впрочем, этот молодой человек вполне заслужил свою победу, сам подготовил и осуществил перелет. Имея всего пятнадцать тысяч долларов, он привлек мало кому известную фирму RYAN к созданию специального самолета, названного им NYP (Нью-Йор к – Париж) и без лишнего шума осуществил всю подготовку задуманного мероприятия. Жертвователи, предоставившие Линдбергу деньги, пожелали увековечиться в присвоении аэроплану имени собственного, оно было написано на полированном.«под мороз» капоте и гласило «Spirit of St. Louis» («Дух Святого Луи»).

После знаменательного перелета акции Линдберга стремительно идут вверх. Скоро он становится генерал- инспектором Военно-воздушных Сил США, ему предлагаются мероприятия одно заманчивее другого. В 1933 году Линдберг осуществляет грандиозное воздушное путешествие, превышающее по своей протяженности даже перелет вокруг земного шара. В этот раз Линдберг летел не один – в качестве радиста его сопровождала жена.

Первоначально целью перелета называлось изыскание воздушной трассы через Северную Атлантику для постоянного воздушного сообщения между Америкой и Европой. Задание поступило от авиакомпании Pan American. Для ее осуществления был выбран поплавковый гидросамолет Локхид «Орион».

Уже в ходе выполнения перелета задуманная акция превратилась в триумфальный полет по столицам Европы. Стартовав 9 июля 1933 года из Нью-Йорка, Линдберг следует на север через Нью-Фаундленд и Лабрадор к Гренландии. Далее путь лежит через Исландию, Фарерские острова в Копенгаген, Стокгольм и Гельсинфорс (Хельсинки). Во всех обозначенных пунктах делаются посадки для отдыха и пополнения запаса топлива. 22 сентября Локхид «Орион» с супружеской парой прибывает в Ленинград. После двухдневного пребывания в русской «северной столице» воздушные путешественники перелетают в Москву, где 25 октября машина садится на гладь Москвы-реки в районе водного стадиона «Динамо». Трибуны заполнены ликующими москвичами. Гостям устраивают восторженную встречу. Газеты взахлеб восхищаются отважным пилотом и его дражайшей половиной, рискнувшими преодолеть сухопутный участок трассы Ленинград – Москва на гидросамолете.

Москвичи встречают Ч. Линдберга. Трибуны водного стадиона «Динамо»

Lockheed Orion Ч.Линдберга на Москве-реке, 25 октября 1933 г.

В связи с последним, морской летчик Василий Раков вспоминал, что для советских летчиков, перегонявших двухмоторные гидросамолеты Р-6 с московского авиазавода № 22 в Филях на Балтийское море, такие полеты являлись будничной работой. Более того, участок Москвы-реки в районе завода выглядел как огромная буква «П», и поэтому летчикам приходилось начинать разбег под прямым углом к направлению ветра, а затем, уже разогнавшись, на скорости разворачиваться для осуществления взлета. Далее на пути самолетов находился железнодорожный мост, под которым летчики (совершив для начала, если не подвиг, то уж по крайней мере головокружительный трюк) и пролетали. После набора высоты нилоты отыскивали глазами триумфальную арку, стоявшую тогда у Белорусского вокзала и, сориентировавшись по ней, гнали свои воздушные корабли на Ленинград.

Так и Линдберги, загрузившись приятными впечатлениями, сувенирами и горючим, 29 октября взяли курс к Балтийскому морю. Путь пролегал через Таллин и Осло на Англию, далее следовал Париж, Амстердам, Женева, Лиссабон. Посетив Азорские, Канарские острова и острова Зеленого мыса, самолет из Гамбии перелетел за 16 часов через Атлантику и прибыл в бразильский порт Наталь. Далее путь пролегал через Бразилию вверх по Амазонке, Тринидад, Пуэрто-Рико, Флориду, Чарльстон к исходному пункту перелета.

Всего чета Линдбергов преодолела за 200 с небольшим летных часов 47 тысяч километров, посетила 31 страну, совершив при этом 41 остановку. Самолет Локхид «Орион» был подарен впоследствии музею Американской естественной истории в Нью-Йорке. Сохранился сей замечательный аппарат по сей день.

Bellanca

Перелет К. Пэнгборна и Херндона, август 1931 г.

Lockheed Orion «Winnie Мае>

Перелет В. Поста, июль 1933 г.

Lockheed Orion

Перелет Д. Манерна, июнь-июль 1933 г.

Lockheed Vega

Перелет Г. Хьюза, июль 1938 г.

Фотографии предоставлены автором.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Рождение КБ

Семен АЛЕКСЕЕВ

Наш читатель уже знаком с воспоминаниями С. М. Алексеева о появлении истребителя JIa-5 (МА 4-93). Еще один его рассказ – о создании КБ Лавочкина, Горбунова и Гудкова – удалось записать в самом конце 1992 г., когда Семен Михайлович был уже тяжело болен. Редакция признательна его дочери – Наталье Семеновне, а также директору музея МАИ В. И. Русланову, без помощи которых эта история не увидела бы свет.

Рождение КБ Лавочкина, Горбунова и Гудкова связано с войной в Испании. Именно она ясно показала, что советская боевая авиация остро нуждается в новых, современных самолетах, в первую очередь – истребителях. Впервые в небе Испании в воздушных боях встретились скоростные истребители-монопланы И-16 и Bf 109. Уроки из событий извлекли обе стороны, но каждая по-своему. Если немцы спешно модернизировали свой «Мессершмитт» и уже в августе 1938 г. господство в воздухе полностью перешло к авиации Франко, то у нас пересажали многих конструкторов и директоров заводов, часть штаба ВВС и летчиков, вернувшихся из Испании.

В 1938 г. Лавочкин по приглашению А. Н. Туполева пришел работать в Главное управление авиационной промышленности, в Наркомат оборонной промышленности. Наркоматом в то время руководил Михаил Моисеевич Каганович, брат Лазаря Кагановича. Начальником самолетного отдела был Владимир Петрович Горбунов. В его отделе работало 30- 40 человек. К нему и попал С. А. Лавочкин. Там же работал и Михаил Иванович Гудков. Они курировали авиационные заводы. Лавочкин еще подрабатывал в БРИЗе Главсевморпути, где О. Ф. Каплюр строил катера из специальной пластифицированной древесины – «каплюрита».

Однажды Горбунов вызвал к себе Семена Алексеевича:

– Слушай, Семен, тебе осточертело, наверное, уже заниматься переписыванием писем в нашем ГУАПе. Давай попробуем выйти с ходатайством – с предложением построить истребитель. Сейчас очень благоприятная для этого обстановка. В правительстве крайне недовольны результатами воздушных боев в Испании, у военных появились совершенно новые требования к современному истребителю, а не так давно во Франции мы закупили мотор фирмы Ilispano Suiza, позволяющий установить пушку в развале цилиндров.

Семен Алексеевич был у Горбунова в отделе, пожалуй, самым образованным и квалифицированным специалистом. После защиты дипломного проекта Лавочкина направили в КБ Ришара. Проработал он там недолго – ушел вместе с заместителем Ришара, Лавилем, в БНК (Бюро новых конструкций). После закрытия бюро Семена Алексеевича перевели в ЦКБ, в бригаду В. А. Чижевского. Еще через год он попал в КБ Д. П. Григоровича, а потом его «сманил» к себе Л. В. Курчевский, предложив вместе с С. Н.Люшиным разработать пушечный истребитель – ЛЛ. Там Лавочкина приметил Туполев и пригласил работать в ГУАП.

Поэтому Горбунов обратился именно к Лавочкину:

– Знаешь что, недели через две- три у Сталина опять состоится совещание по разбору испанских событий. Давай я тебе выделю отдельную комнату, прикреплю к тебе машинистку – садись и работай.

. Прекрасно зная возможности нашей авиационной промышленности, они как-то единодушно согласились на том, что предлагать надо цельнодеревянную машину. Горбунову уже были известны желания военных: максимальная скорость – не менее 600 км/ч, летчик должен быть защищен броней, протестированные баки, пушечное вооружение.

В то же время главный инженер одного из заводов, Л. И. Рыжков, разработал технологию изготовления нового материала – дельта-древесины. Она имела значительно большую прочность, чем обычное дерево, но была, естественно, и тяжелее. И все же в силовых элементах конструкции ее применение обещало определенные преимущества по сравнению с обычной древесиной. Да и обычное дерево хорошего качества в больших количествах доставать было все труднее, а дюралюминий еще оставался дефицитным материалом.

Лавочкин сел в эту комнату и начал творить. Тогда же он получил и чертежи на пушечный мотор. Этот мотор во многом и определил облик будущего истребителя. Примерно через неделю эскизный проект, еще в очень сыром виде, был готов. Сделали предварительную весовую сводку, определились габариты машины.

А еще недели через две Горбунов и Лавочкин отправились со своим проектом к М. М. Кагановичу. Было это в конце 1938 г. или в самом начале 1939 г., потому что 11 января 1939 г. НКОП уже разделили на четыре самостоятельных наркомата, в том числе появился и наркомат авиационной промышленности.

В приемной у Кагановича сидел, дожидаясь приема М. И. Гудков. Горбунов спрашивает:

– Ты тут что делаешь?

– Вот, хочу подписать у Михаила Моисеевича несколько писем.

Горбунов, а он был достаточно авторитетным лицом в Главке, обратился к секретарю:

– Кто там у Кагановича?

– Несколько военных. Просил не беспокоить, никого не пускать.

Сидят все трое в приемной, ждут. Наконец военные ушли и секретарь пригласил их в кабинет. Вошли они все втроем: Владимир Петрович, Лавочкин и Гудков. Каганович, естественно, обратился к Горбунову:

– Ну, что у тебя, Владимир Петрович?

– Михаил Моисеевич, вот пришли рассказать вам о нашем предложении – новом истребителе.

– Ну-ну, давай, показывай…

Горбунов начал докладывать, показал и новый материал – дельта-древесину. Каганович, видимо, остался доволен:

– Ну что же, очень интересно. Я попробую доложить о вашем предложении в правительстве. – Встает и пожимает всем троим руки, – Очень интересно, что вы, все трое, будете делать один самолет. Поздравляю!

Вышли они из кабинета, тут Гудков и взмолился:

– Вы уж меня, ради бога, от себя не отпихивайте. Я как могу тоже бу-

ду с вами принимать участие, мне гоже надоело с бумагами по кабинетам бегать.

После того, как Каганович, так сказать, благословил работу, все трое побросали свои дела в Главке и стали делать проект. Вероятно доклад Кагановича прошел удачно, и он разрешил им начать работу на кунцевском винтовом заводе, где главным инженером был Л. И. Рыжков. Этот завод и стал первой производственной базой будущего КБ.

В то время это был не единственный случай. Многие конструктора выходили со своими предложениями – и никого не отвергали. Возникли КБ Таирова, Яценко, Пашипина, Микояна и Гуревича и несколько других.

В феврале 1939 г. на совещание в ЦК пригласили всех, кто делал какие-то предложения в области авиастроения, всех авиационных специалистов, которые еще не сидели по тюрьмам. Речь шла о существенном расширении авиационного производства, о форсировании работ по созданию новых самолетов. Вскоре после этого совещания, в мае 1939 г. новое КБ было организовано официально. Базой для него стал завод № 301, бывшая мебельная фабрика, и конструкторское бюро получило обозначение ОКБ 301.

В то время я работал у А. А. Дубровина. Дело тут в том, что примерно в 1936 г. у французской фирмы Caudron приобрели чертежи двух типов самолетов и у фирмы Renault – трех типов двигателей. Два мотора запустили в серийное производство – MB 4 (140 л.с.) и MB 6 (220 л. е.). Для освоения самолетов Caudron 690 и 713 создали специальное КБ. Главным конструктором назначили Алексея Алексеевича Дубровина. А в качестве производственной базы определили мебельную фабрику, которую построили специально, чтобы выпускать мебель для Дворца Советов. Но от строительства дворца отказались, а фабрику отдали в авиапромышленность.

Нужно сказать, что меня примерно за полгода до этого уволили от Ильюшина за какие-то подозрения и ходил я безработным. А руководителем моего дипломного проекта был как раз Дубровин. Пришел я как-то раз на завод (к Ильюшину) за очередной справкой, тут и встретил меня Алексей Алексеевич:

– Ты что тут?

– Да вот, уволили, Алексей Алексеевич…

– И что ты думает ь делать?

– Что ж делать, хочу устроиться на работу, а никто не берет.

– Вот что. Я назначен главным конструктором на 301-й завод, в Химках. Езжай. Директором там Эскин Юлий Борисович. Скажи, что я тебя прислал, чтоб они тебя немедленно оформили в конструкторское бюро.

Так я поехал в Химки и стал работать в КБ Дубровина. Мы построили самолет «Кодрон» 1 (на базе С.690) с неубирающимся шасси. С мотором мощностью всего 220 л. с. он показал скорость большую, чем И-16. Начали проектировать новые учебно-тренировочные машины, уже с убирающимся шасси. В те годы практически только Яковлев занимался легкомоторными самолетами, в том числе и учебно-тренировочными. С возникновением КБ Дубровина он почувствовал себя не совсем уютно – появился как бы конкурент. В это время Харькове арестовали К. А. Калинина. Работы Дубровина в Москве приостановили и в конце 1938 г. его отправили в Харьков, а КБ завода № 301 осталось без работы. Его и передали В. П. Горбунову.

И вот на завод приходят три главных конструктора – Горбунов, Лавочкин и Гудков. Нужно сказать, что главным-то являлся как раз Горбунов, у него даже кабинет отдельный был. Лавочкин сидел в КБ, в общем зале, Гудков занимался производством и снабжением.

Так мы и начали работу по цельнодеревянному истребителю И-301 (истребитель завода № 301). Как и у Дубровина, я остался начальником моторной бригады. За несколько месяцев удалось «завязать» компоновку нового истребителя, проработать конструкцию.

Проектировался И-301 в двух вариантах – высотном, с мотором М-105 и турбокомпрессором ТК-2, и обычном – с мотором М-106. Первый вариант должен был развивать скорость 650-670 км/ч на высоте 9 000 м и иметь потолок 12 000 м, второй – 600-625 км/ч и потолок 11 000 м. К 1940 г. мотор М-106 не вышел еще из стадии разработки, нужны ли турбокомпрессоры – тоже ясно не было. Поэтому решили выпускать И-301 с мотором М-105П. От других истребителей самолет отличался очень мощным вооружением: в развале цилиндров установили пушку Таубина калибром 23 мм, над двигателем – два крупнокалиберных пулемета БС. Можно было еще добавить два пулемета ШКАС.

Когда чертежи уже были готовы и началась постройка первой опытной машины, у Горбунова случились какие-то семейные дела, встретил он женщину – Шуру Шабан… и перестал регулярно ходить на завод. Гудков возился на производстве, но ко- му-то ведь нужно было подписывать техническую документацию, представлять самолет на комиссию и на испытания. Собрались все начальники бригад к директору завода и стали решать как быть. Эскин спросил:

– Как вы считаете, кого можно назначить главным конструктором?

Все согласились, что, конечно же, Лавочкина. Гудков занят второстепенными делами, а Горбунов на работу не ходит. Эскин доложил это мнение в наркомате. Собрали коллегию и назначили Лавочкина ответственным конструктором. Не главным конструктором, а человеком, который будет возглавлять работу и представлять самолет на летные испытания.

И вот первая машина готова. Она отличалась превосходной отделкой – весь самолет был покрыт лаком и отполирован до блеска. В густо-вишневую поверхность можно было смотреться, как в зеркало. Технари быстренько окрестили машину «роялем».

Как только стало известно, что какие-то три главных конструктора строят цельнодеревянный истребитель, используя необычный новый материал, Сталин, а он был очень недоверчив, решил лично посмотреть дельта-древесину, убедиться, что его не «надувают». Вызвали Шахурина (наркома), Яковлева (его заместителя) и Лавочкина. Семен Алексеевич собрал разные детали из дельта-древесины и поехал к Сталину. Разложил все на столе и стал докладывать, что материал по своей прочности не уступает дюралю, не горит…

А Сталин чего-то все ходил по своему громадному кабинету, и Лавочкину показалось, что он ничего не слушает. Через некоторое время Сталин подошел к своему столу, набил трубку, распалил ее, взял одну из деталей, принесенных Лавочкиным, с заостренной, тонкой частью, сунул ее в трубку и стал, как паровоз, пыхать. Потом вынул, стряхнул пепел, посмотрел – действительно не горит.

Но не этот эпизод лег в основу отношений Лавочкина и Сталина. Несколько раньше, буквально через несколько месяцев после начала войны, главный инженер ВВС, докладывая состояние дел на фронте, отметил, что ЛаГГ-3 отличился своей живучестью. Сталин прервал доклад и спросил:

– Товарищ Лавочкин, как это вам удалось сделать такой живучий самолет?

Семен Алексеевич встал и говорит:

– Да мы ничего такого специального не делали, это так само получилось.

Закончилось совещание, подошел Шахурин:

– Эх ты, шляпа ты. У тебя был такой шанс проявить себя, понимаешь… Говорил бы и говорил, что вы там делали. Если бы Сталин задал такой вопрос Яковлеву, он бы полчаса рассказывал – какие они умники. А ты – шляпа!

Вот это обстоятельство, что Лавочкин показался Сталину очень скромным человеком, не карьеристом, зародило у Сталина какое-то доверие и к конструктору и к самолету.

После того, как первую машину построили, обнаружилась масса самых разных замечаний, которые требовалось устранить. Доведенный до летной кондиции самолет назвали «дублер». На самом деле это была все та же первая машина. К этому времени меня уже назначили ведущим инженером по ней.

И-301 перевезли на Центральный аэродром, отвели ему место в ангаре. Назначили нам для испытаний очень хорошего летчика – Василия Андреевича Степанчонка. Он уже готовился к первому полету, но тут, как на грех, произошел непредвиденный случай.

В один из дней на аэродроме мы готовили И-301 к первому полету. Погода выдалась неважная – от ангара не было видно конца полосы. А чтобы Лавочкину не ездить каждый раз на аэродром, мы договорились, что я буду ему звонить – состоится полет или нет. Я позвонил Семену Алексеевичу, доложил, что видимость плохая и Степанчонок летать сегодня не советует. Пока я ходил звонить, к самолету подошли какие-то два человека, довольно скромно одетых, в пальтишках, в кепочках, небольшого роста. Подошли к Степанчонку:

– Вы летчик этого самолета?

– Да.

– Почему не летаете?

– Как почему? Погоды нет.

– Ну как же, погода хорошая.

– Раз хорошая, тогда садитесь … и летите сами! – обложил их Степанчонок.

Через несколько минут мне позвонил Лавочкин:

– Что там у вас случилось?

– Ничего не случилось, – отвечаю.

– Как же так? К вам подходили заместитель наркома Воронин и директор завода Дементьев. Почему Степанчонок обругал их матерными словами?

– Я не в курсе, – говорю, – сейчас выясню и перезвоню вам.

А Павел Андреевич Воронин только-только стал заместителем нового наркома авиационной промышленности, и его в лицо никто толком и не знал. С Дементьевым мы тоже не сталкивались. Пошел к самолету:

– Приходили два человека?

Романов, наш старший механик говорит:

– Разговаривал с кем-то Степанчонок…

Пошел к Степанчонку:

– Вы с кем разговаривали?

– Да какие-то два… подошли. Почему не летаете, спрашивают. Я говорю – погода плохая, а они мне – хорошая, летать можно. Послал я их и отошел в сторону.

– Вы, – говорю, – хоть знаете, с кем говорили?

– Да нет…

Этот инцидент вызвал большой скандал между ВВС и НКАПом. Наркомат настаивал на отстранении Степанчонка, а ВВС резонно считали, что виноват Воронин – обязан был представиться. Тогда и разговора бы такого не было. Две недели спорили. В результате назначили нам все же нового летчика – Алексея Ивановича Никашина. Ведущим инженером по испытаниям был Самойлов, тоже военный.

Так что испытывали машину сразу военные, мы им только помогали.

Первый полет Никапгин сделал в марте 1940 г., а в июне машину передали на государственные испытания. Испытания прошли, в общем, удачно, и самолет рекомендовали немедленно запустить в серийное производство, чтобы уже в 1940 г. провести войсковые испытания 25-30 машин. Однако решили, что истребитель должен обладать дальностью не менее 1 ООО км, и конструкторам пришлось переделывать уже построенный второй экземпляр самолета. После полета на дальность в конце 1940 г. И-301 решили запустить в крупную серию. Лавочкина сразу после испытаний назначили главным конструктором, а в декабре 1940 г. И-301 переименовали в ЛаГГ-3.

Головным серийным заводом определили завод № 21 в Горьком, и Семен Алексеевич попросил меня поехать туда, готовиться к переезду всего КБ. В конце 1940 г. я скомплектовал бригаду для отъезда в Горький. Нас вызвали в первый отдел и все стращали, какой это завод секретный, у прохожих ничего спрашивать нельзя. Выйдите, говорят, на привокзальную площадь, сядете на седьмой номер трамвая, возьмете билеты и приедете на конечную остановку. Это и будет завод № 21. Приехали мы в Горький. Декабрь, пурга, все номера у трамваев запорошило. Спрашивать ничего не разрешили, а номеров не видно… А тут подошел трамвай, вышел на площадку кондуктор и закричал: «Седьмой номер, до двадцать первого завода!». Мы испугались. Черт его знает, может провокация какая, садиться или нет. Все тогда были перепуганы. Но все же сели, поехали.

Тем же постановлением, по которому ЛаГГ-3 запустили в серию, Горбунова назначили главным конструктором на завод № 31 в Таганрог. Гудков вообще никуда не захотел ехать и остался на заводе № 301, собрав остатки КБ, которые не хотели или не могли ехать в Горький. Надо сказать, что в этих «остатках» было немало хороших инженеров.

Гудков был очень деятельным, энергичным работником, но он старался никогда не вылезать на передний план. Общаться с ним Мне приходилось мало. Гудков первым предложил установить на ЛаГГ-3 мотор М-82 и сделал такой самолет, получивший название Гу-82. В начале войны на трех серийных истребителях ЛаГГ-3 он установил пушки калибром 37 мм. Эти самолеты, названные почему-то К-37, исиытывались под Вязьмой. Проектировали на заводе № 301 и оригинальный истребитель, похожий на американскую «Аэрокобру» – Гу-1. В октябре 1941 г. все КБ Гудкова вместе с самолетами отправили на восток. Гу-1 разбился в первом же полете в 1943 г. Вероятно, на этом и закончилась деятельность Михаила Ивановича в авиации.

Горбунов работал, главным образом, над облегчением конструкции ЛаГГ-3, выпустил три опытные модификации самолета. Занимался он этим в Тбилиси, куда эвакуировали завод № 31 в сентябре 1941 г. Уже после войны Горбунова пригласили половить рыбу на Московском море. Была осень. Горбунов стоял в катере рядом с рулевым, а Шура Шабан устроилась на корме. Она позвала его, он обернулся, а в это время рулевой увидел перед лодкой бревно и резко повернул. Владимир Петрович выпал за борт. Найти его так и не смогли.

Надо сказать, что частенько у нас прилепят ярлык человеку и вот он ходит с этим ярлыком. Как-то все говорили, что Владимир Петрович – пьяница, что много пьет. Он действительно любил выпить, но пьяницей я бы его не стал называть. Горбунов был очень грамотным авиационным инженером, хорошо разбирался и в аэродинамике и в прочности. Когда Владимир Петрович узнал, что Лавочкина назначили главным, он воспринял это дело без эмоций, сказал, что по мере сил будет помогать. И действительно, хорошо зная многих директоров заводов, он помогал доставать разные материалы и детали для первых самолетов. Гудков держался как-то всегда особняком, но он- то как раз и обжаловал решение коллегии наркомата о назначении Лавочкина главным.

Вот такая история.

Записал А. Юргенсон

НОВЫЕ ИЗДАНИЯ

АвиаФан

Винница, 1995. – 56 е., 205x290 мм, мягкая обл.

В последнее время жизнь не балует нас обилием приятных сюрпризов. Но все же они иногда случаются. Мы имеем в виду новый украинский журнал «АвиаФан», созданный творческим квартетом из солнечной Винницы.

Журнал сразу обращает на себя внимание. Интригующе-черная обложка украшена изящным логотипом и затейливыми картинками, изображающими иноземные летательные аппараты в различных пространственных положениях. Чувствуется, что издатели проявили изрядное художественное чутье, выбрав эти картинки в лучших зарубежных каталогах. То же можно сказать и о содержании. При этом хочется отметить хорошее знание издателями иностранных языков, хотя наличие досадных очепяток несколько портит ощущение праздника.

Зато скромность, проявленная творцами Авиа Фана, поистине достойна героев и гениев. Ни одной подписи под текстами и схемами – лишь четыре фамилии на второй странице обложки. И все…

Вообще, чтение журнала навевает мечты о далекой Японии. Трудно сказать, что тому причиной. То ли название такое (Koku-Fan помните?), то ли размышления о многомудрых инженерах и трудолюбивых рабочих Страны восходящего солнца, в изобилии снабдивших население одной шестой части суши высококлассной копировальной техникой. Ксерокс- кормилец многим еще не даст умереть голодной смертью.

Ну ладно, шутки в сторону. Журнал безусловно представляет определенный интерес, особенно для начинающих любителей авиации, ибо заключенная в нем информация хорошо систематизирована и исчерпывающа (источники-то солидные!), а схемы по-своему неплохи. Позволим себе дать совет досточтимым издателям журнала: господа, не стесняйтесь ссылаться на источники! Отсутствие ссылок более режет глаз, чем их наличие. Да и просто интересно, откель такая роскошь.

Желаем украинским друзьям дальнейших творческих успехов и надеемся, что фантазия, трудолюбие и технический прогресс позволят им поднять качество своего труда на недосягаемую высоту.

Авиаконструктор Н. Н. Поликарпов.

В. П. Иванов – С.-П.: Политехника, 1995. – 224 е., 84X100 1/32, мягкая обл.

О Николае Николаевиче Поликарпове написано уже немало. Разного… В прошлом году петербургское издательство «Политехника» выпустило еще одну книгу, судя по эмблемочке на обложке – к 100-летию со дня рождения конструктора.

Надо отдать должное автору – В. П. Иванову. Описана вся жизнь и деятельность Поликарпова, с рождения до смерти. Текст насыщен датами, цифрами и ссылками на первоисточники, а их аж 281 штука – от самых популярных изданий до самых серьезных архивных материалов. Смело можно сказать, что книга Иванова, по крайней мере, на сегодняшний день – самый полный перечень творений авиаконструктора и событий, так или иначе связанных с его деятельностью. О многих проектах читатель раньше и не слышал, а если и слышал, то уж точно не видел . Теперь ему предоставлена такая возможность – многие проекты иллюстрированы очень неплохими схемами, судя по всему, выполненными тоже В. П. Ивановым. Кроме всего этого, в конце книги имеется таблица с характеристиками самолетов (что удобно), однако отсутствует предметный указатель. Поэтому, чтобы найти какую-то машину надо перелистывать всю книгу, все шесть глав (что неудобно).

К сожалению, мягкая, не слишком броская обложка, небольшой формат и явный недостаток иллюстраций несколько портят впечатление. Думается, что творчество Поликарпова заслуживает более подробного и, конечно же, респектабельного представления.

Тираж всего 1 000 экземпляров. Так что советуем поспешить – на всех конечно же не хватит.

В СТРОЮ СОВЕТСКИХ ВВС

В-17 и В-24 в составе АДД

Владимир РАТКИН Москва

В-17 № 46316 из 358 BS 303 BG на месте вынужденной посадки. В таком виде американские самолеты находили ремонтные бригады. Первое, что они делали, это наносили поверх опознавательных знаков США красные звезды

В-24 «Либерейтор» (зав. №41- 23891), потерпевший аварию на Дальнем Востоке, проделал длинный путь через всю страну, перебираясь из Елизово в Кратово. 23 октября 1943 года он был зачислен в состав 890 бомбардировочного полка 45 авиадивизии. Самолет для личного состава полка являлся «темной лошадкой»: количество налетанных им часов известно не было, полетная и техническая документация на него отсутствовала. Неизвестной оставалась и конструкция самолета: поскольку поставки его в СССР не планировались, то и курсы переучивания советских авиаторов на этот тип бомбардировщика не организовывались.

Тем не менее, после предварительного знакомства в 45 ТБАД составили программу изучения «Либерейтора» и стали готовиться к освоению этой машины летным и техническим составом дивизии. Группу обучения возглавили командир 890 авиаполка Э. К. Пусэп, комэск 2 АЭ 25 Гвардейского АП В. В. Пономаренко, штурман 25 Гвардейского полка К. П. Иконников. К занятиям приступили в июне 1944 года, и уже в августе первые 10 экипажей, прошедших обучение, начали выполнять полеты. Единственный в дивизии «Либерейтор» эксплуатировался чрезвычайно интенсивно. К 1945 году уже 30 летчиков дивизии освоили его пилотирование. Темпы переучивания породили в летной среде слухи о скором начале поставок бомбардировщиков этого типа в Советский Союз. В действительности же события развивались несколько по-иному.

Со вступлением войск Красной армии на территорию Европы у экипажей самолетов союзной авиации появился огромный выбор посадочных площадок: если боевое повреждение не позволяло дотянуть до своего аэродрома, можно было произвести посадку в тылу «русских», и это не грозило экипажам неприятностями, напротив – встречало благосклонное отношение. И союзники стали использовать открывшуюся возможность. На полях освобожденных Красной армией стран Европы все чаще стали приземляться самолеты с белыми звездами в синем кругу…

10 апреля 1945 года командование ВВС КА издало директиву, по которой все авиа- и наземные части обязаны были, после обнаружения подобных машин, ставить в известность руководство 18 Воздушной армии.

Ждать долго не пришлось – в ряде случаев советские самолеты уже делили аэродромы со своими подбитыми собратьями из-за океана. В указываемые в донесениях частей места вынужденных посадок союзных самолетов вылетали комиссии из числа инженерного состава 45 ТБАД для определения технического состояния и возможности дальнейшего использования заморской техники.

К середине мая 1945 года на занятой советскими войсками территории Европы было выявлено 162 самолета союзников, в том числе 73 В-17, 73 В-24, 14 «Мустангов», 1 «Лайтнинг» и 1 «Галифакс». 68 машин, как полностью разбитые, признали непригодными для полетов и по мере возможности разбирали на запчасти. Восемнадцать более-менее исправных самолетов вернули американцам. Четыре В-17, о которых наземными частями было сообщено в дивизию, в указанных местах обнаружить не удалось.

Бомбардировщики, имевшие незначительные повреждения, перегонялись экипажами 45 ТБАД на аэродром дивизии в Балбасово. Первыми в 45 авиадивизию поступили именно «Либерейторы»: машины с заводскими номерами 44-41065,42-51610 и 42-51990 были переданы в дивизию 30 марта 1945 года из состава 17 Воздушной армии. 13 апреля прибыл первый бомбардировщик B-17G зав. X? 43-38902, совершивший вынужденную посадку в районе м. Ясенки (8 км севернее Жешува), возле аэродрома 341 бомбардировочного полка. Американский экипаж на С-47 отправили на базу в Полтаве. 22 апреля 1945 года туда же (после ремонта, выполненного силами ремчастей 18 ВА) убыл и сам бомбардировщик.

В-17 № 46378, передан в 457 БДЦ из 16 ВА, 21 мая 1945г

Экипаж В-17 проходит предполетный инструктаж, Энгельс, 31 июля 1947 г.

Основными «хранителями» американской авиатехники выступали аэродромы Сомбор в Югославии, Кечкемет и Печ в Венгрии. Находили самолеты союзников также и в Румынии, Польше, нотам никто не гарантировал их сохранность до прибытия ремгрупиы. 29 мая 1945 года на аэродроме Демблин техперсонал 45 ТБАД, занимавшийся восстановлением аварийного В-17 (зав. №43-38199), подвергся нападению польских боевиков, которые, разоружив техсостав, взорвали бомбардировщик.

Аналогичный случай произошел в Радоме. На аэродроме Пандорф (26 км юго-западнее Братиславы) взрыв бомбардировщика В-24 (зав. № 44-50414) после проведенного ремонта произошел при запуске двигателей. Аварию списали на действия диверсантов, хотя не исключено, что после запуска двигателей генераторы стали выдавать ток и сработала электросистема подрыва агрегатов радиооборудования.

Правда, то были исключительные случаи. Обычно все происходило проще и приземление. Нередко к моменту появления ремонтной группы возле подбитого бомбардировщика, тыловики успевали снять с того все более-менее ценное. В ряде мест не спасала даже выставляемая возле самолета охрана. Подобные факты беспокоили командование 18 В А, поскольку еще «небезнадежные» машины приводились в нелетное состояние. И если учесть, что на отдельных бомбардировщиках «родными» экипажами после совершения вынужденной посадки снимались или уничтожались агрегаты радиоаппаратуры, системы опознавания, прицельное оборудование, то понятно, что дополнительное разукомплектование самолета полностью выводило его из строя. Правда, расхищенные машины можно было использовать на запчасти, а это также являлось нелишним: В-17 и В-24 в СССР не поставлялись, а на помощь американцев в этом отношении рассчитывать не приходилось. Заокеанских союзников вообще мало интересовали потерянные для них бомбардировщики.

Прибывавшие в 45 ТБАД «трофейные» машины привлекали внимание уже тем, что все сплошь были разрисованы. «А рисунки были такие: заяц в драных ботинках с бомбой подмышкой… На одном В-17 была нарисована длинноногая красотка в шляпе, ветер как бы у нее юбку задирает. А рядом с ней стоит бродяга в грязных лохмотьях, и брюки у него застегнуты на огромную булавку…» Опознавательные знаки, и особенно рисунки, с американских машин сдирались первым делом. Негоже, дескать, советским летчикам летать с таким похабством на борту! Большинство американских бомбардировщиков конца войны имели металлические (неокрашенные) поверхности, так что приходилось потрудиться: краска рисунков и опознавательных знаков держалась прочно; ее отдирали ацетоном с песком. С камуфлированными машинами было попроще: заморская символика просто закрашивалась.

В начале июня 1945 года командование 18 В А издало приказ, по которому все находившиеся в распоряжении 45 ТБАД бомбардировщики «Либерейтор» получал 203 Гвардейский Орловский авиаполк, В-17- 890 авиационный Брянский полк. Руководящий инженерно-технический состав обеих авиачастей получил указание разработать в кратчайший срок инструкции по эксплуатации новых для дивизии бомбардировщиков.

После «отставки» Пе-восьмого в начале 1945 года в военной авиации СССР образовался вакуум матчасти нужного класса. Его с успехом заполнили «трофейные» В-17 и В-24. На них в 45 ТБАД выполнялись полеты по плану учебно-боевой подготовки экилажей дальнебомбардировочной авиации – для поддержания квалификации летного состава на должном уровне.

Штурман Виктор Недовесов. Сзади – В-17 №42-97956, Казань

Экипаж бомбардировщика В-17 № 42-97996. Командир – И. А. Щадных (крайний слева). Правее стоит бомбардировщик № 338403

В-17 на аэродроме в Казани

В-24 на аэродроме в Казани. Слева – инженер 890 АП Ф. В. Дюжев. 1948 г

От наших летчиков «Либерейтор» не получил хороших отзывов. Кроме как «утюгом» его и не называли, отмечая невысокие аэродинамические качества этого самолета. Из-за большого миделя при уменьшении оборотов двигателей он быстро терял скорость. Плюс к тому, пустой В-24 имел переднюю центровку, поэтому посадка даже на исправном самолете не была простой: перед выравниванием, после уменьшения оборотов двигателей, вывод «Либерейтора» на посадочный угол требовал больших усилий. Для их уменьшения необходимо было при снижении энергично вращать на себя штурвал триммера руля высоты. Взлет на «Либерейторе» также имел свои особенности: основные стойки шасси, убиравшиеся в крыльевые ниши, подходя к нижней поверхности крыла, ухудшали его обтекание; несущая способность крыла падала и оставалась низкой до тех пор, пока стойки не занимали места в нишах. Не мудрено, что и единственная катастрофа, имевшая место при эксплуатации американских «трофейных» самолетов в советских авиаполках, произошла именно на «Либерейторе». 25 мая 1945 года при взлете экипажа Котырева на В-24 (зав. № 42-94800) у самолета отказал один мотор. Тяжелая машина быстро потеряла скорость. Летчик стал производить посадку с прямой, на расположенное за аэродромом поле. При ударе о землю машина разломилась надвое. Пострадали те, кто находился в хвостовой части.

В-17, напротив, имел среди летчиков добрую славу «четырехмоторного У-2» – благодаря своим отличным аэродинамическим качествам и легкости в управлении.

К началу октября 1945 года поступление «трофейной» матчасти в дивизию закончилось. К этому моменту 203 авиаполк имел в своем составе 21 исправный «Либерейтор», 890 полк – 16 исправных В-17.

В 1946 году 890 авиаполк вывели из состава 45 ТБАД. Он перелетел в Казань и вскоре начал работать с аэродрома завода № 22. Летчиков и техников части постоянно навещали инженеры заводского КБ, поскольку оборудование В-17 и готовившегося к серийному выпуску Ту-4 было во многом схожим.

В-17 эксплуатировались в 890 полку до лета 1947 года – момента выхода из заводских цехов первых серийных Ту-4. В дальнейшем все «крепости» отправляли па стоянку и постепенно разрезая, превращали в металлолом.

Двигатели «Либерейторов» работали надежнее, чем у «крепостей», поэтому В-24 продержались в советской авиации дольше, чем В-17.

5 ноября 1945 года был списан первый из поступивших в 203 Гвардейский полк B-24D – «елизовский». Интенсивно трудившийся на протяжении двух лет, самолет износился, запчастей же к нему достать было невозможно.

Более всего мучила 203 Гвардейский полк нехватка… пневматиков для носовых колес «Либерейторов». Из-за такой «мелочи» машины выбывали из строя, становясь, впрочем, источником запчастей для остававшихся В-24-х.

В 1948 году три «Либерейтора» отправили из 203 Гвардейского полка в Казань, в 890 полк. Считалось, что такая машина, как В-24, более подходит для подготовки экипажей к полетам на Ту-4, поскольку, помимо прочих качеств тяжелого бомбардировщика, имеет переднюю стойку. После того, как выпуск Ту-4 был налажен, а необходимое количество экипажей для полетов на нем подготовлено, надобность в В-24-х отпала, и в 1949 году их отправили обратно, в расположение 203 Гвардейского полка.

В качестве переходной машины использовали «Орловские» В-24 и в других частях Дальней авиации. Последние «трофейные» В-24 можно было встретить в ВВС еще в 1950 году.

Группа летчиков 890 полка. Стоит: комэск М Ф. Откидач На заднем плане – В-24 № 42-94829. Казань. 3 июля 1948 г.

В-24 на аэродроме Балбасово. 1945 г

В-17 и В-24, находившиеся в распоряжении 45 ТБАД 1*
  Тип. модификация Найден
1. 42-102411 B-17G-35-BO Окенце
2. 42-32083 B-17G-35-BO Краков
3. 42-97996 B-17G-40-VF Рудники
4. 43-37897 B-17G-75-BO  
5. 43-38199 B-17G-80-B0 Демблин
6. 43-38344 B-17G-85-BO Радсм
7. 43-38403 B-17G-85-BO Лодзь
8. 43-38420 B-17G-85-BO Быдсгоць
9. 43-38902 B-17G-100-BO Ясенки 2
10. 43-38912 B-17G-100-BO Малашевкчи
11. 43-38929 B-17G-I00-B0 Познань
12. 44-6316 B-17G-50-DL  
13. 44-6422 B-17G-50-DL  
14. 44-6443 B-17G-50-DL Лодзь 2
15. 44-6529 B-17G-55-DL  
16. 44-6530 B-17G-55-DL Окенце
17. 44-6534 B-17G-55-DI.  
18. 44-6538 B-17G-55 DL Ополе 3
19. 44-6686 B-17G-60 DL  
20. 44-6738 B-17G-60-DL 16 ВА
21. 44-6830 B-17G-65-DL Варшава
22. 44-8509 В-17G-70-VE Кобылино
23. 44-8674 B-17G-75-VE  
1. 41-23891 B-24D-I0-C0  
2. 41-28906 B-24H-15-DT Сомбор
  Тип. модификация Найден
3. 42-40977 B-24D-I20-C0 Москва
4. 42-50742 B-24J-1-FO Будапевт
5- 42-51526 B-24J-5-FO Печ
6. 42-51610 B-24J-5-FO Сомбор
7. 42-51918 B-24J-15-FO Печ
8. 42-51929 B-24J-15-FQ Бугаци Пуста 3
8. 42-51990 R-24J-15-FO Сомбор
10. 42-52016 B-24J-15-FO Кечкемет
11. 42-78269 B-24G-10-NT  
12. 42-94800 B-24H-20-F0 Ополе
13. 42-94829 B-24H-30-F0 Емельчегш
14. 42-95342 B-24H-30-F0 5 ВА 468 ЕАП
!5. 44-41065 B-24J-195-CO Сомбор
16. 44-48861 B-24J-20-FG Сомбор
17. 44-48964 B-24J-20-F0 Кечкемет
18. 44-48993 B-24J -20-FG  
19. 44-49428 B-24L-5-CO Печ
20. 44-49464 B-24L-5-CO Печ
21. 44-49580 B-24L-I0-C0 Кечкемет
22. 44-49927 B-24L-15-CO Печ
23. 44-49937 B-24L-15-CO Курд3
24. 44-50261 B-24M-1-FO Печ
25. 44-50382 B-24M-1-FO  
26. 44-50393 B-24M-1-FO Печ
27. 44-50414 B-24M-1-FO Пандорф
28. 44-50437 B-24M-1-FO Кечкемет

1 Список ограничен только теми машинами, которые подобраны на европейсксм ТВД. 2 возвращен американцам

3 разобран на запчасти

Последние две буквы в обозначении типа самолета говорят о заводе-изготовителе: СО – San Diego production

F3 – Ford production

CF – Fori Worth production

BC – Boeing production

VE – Vega production

DL – Douglas production

DT – Tulsa production

NT – Dallas production

В подготовке материала помощь оказали: И. А. Щадных, К. П. Иконников, В. И. Крючков, С. С. Сугак, М. М. Догов, Н. Ф. Петров, Г. Ф. Петров В. В. Пономаренко, Л. Н. Агеев, С. В. Линник.

Фотографии предоставлены: Г. Петровым (1-3, 9), И. Щадных (4, 5, 8), С. Линником (6, 7).

Использованы материалы ЦАМО РФ:

1. фонд 18 ВА, оп.7106, д. 187;

2. фонд 45 ТБАД, on. 1, д. 183

B-17G-40-VE № 42-97996 из 890 авиационного Брянского тока 45 ТБАД. Найден в н.п. Рудники на аэродроме 16-й ВЛ 8 мая 1945 г. самолет перегнали на аэродром 45 ТБАД в Барановичах Экипаж: И. А. Щадных (командир), Н. Балдов (второй пилот), В. Семенов (штурман), Тишкое (2-й штурман), Н. И. Ковалев (борттехник), П. Трофимец (техник самолета), Щербаков (механик самолета)

B-17G-50-DL № 44-6316 поступил в 45 ТБАД 11 июля 1945 г. Окраска соответствует времени, когда самолет нашли и первым делом нанесли красные звезды по бортам фюзеляжа (на крыле еще сохранились американские опознавательные знаки). Оставшаяся американская маркировка говорит о том, что машина принадлежала 358 бомбардировочной эскадрилье (на боргу – индекс VK) 303 бомбардировочной группы (на киле – буква С в треугольнике). Весьма вероятно, что на носу самолета имелось какое-либо изображение и/или надпись Может, кому-то удастся найти его… (Особый намек американским читателям журнала)

B-24H-30-F0 n 42-94829, принадлежавший 203 Гвардейскому Орловскому полку 45 ТБАД, один из трех, переданных в 1948 г. в 890 полк, Казань

Этот самолет 14 августа 1944 г. совершил вынужденную посадку 8 30 км западнее н. п. Коростень с поврежденным мотором. В июле 1945 г. вошел в состав 45 ТБАД. В 1948 г. был передан (вместе с двумя В-24) в 890 авиаполк, расположенный в Казани. «Либерейтор» использовался для переучивания советских экипажей на новый бомбардировщик Ту-4.

Окраска самолета сверху – Olive Drab (оливковый), снизу-Neutral Grey (светлосерый). От прежних «владельцев» на внешних поверхностях килей сохранился заводской номер – 294829 (желтого цвета, стандартной конфигурации). Кромки крыла, килей и стабилизатора были оборудованы противообледенительными устройствами фирмы «Гудрин». Втулки винтов – черные. Звезды нанесены в 6-ти позициях (сверху и снизу крыла и на фюзеляже) поверх закрашенных американских опознавательных знаков. Бортовой номер «7» и надпись «Орловский» на носу фюзеляжа – красного цвета. Лопасти винтов – черные, с желтыми законцовками. До того, как он стал «советским», самолет явно имел надпись или рисунок на борту фюзеляжа, впоследствии закрашенный. Окраска поверхностей имеет следы крайней «поношенности».

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ

Горячее небо «холодной войны» Часть 1

Александр КОТЛОБОВСКИЙ Киев

Игорь СЕИДОВ Ашхабад

В-25D Mitchell

В-24 Liberator

В 1991 году произошло историческое событие, взбудоражившее весь мир: прекратила свое существование одна из сверхдержав земли – СССР. Бывший некогда «могучий и дружный» Советский Союз распался на ряд независимых государств.

С исчезновением СССР закончилась и одна из самых продолжительных войн XX века, ведшаяся между Востоком и Западом – холодная война. Боевые действия противоборствующие стороны тайно и явно вели друг против друга в течение 46 лет – на земле, на море и в воздухе.

Холодная война велась без перерыва все эти годы, начиная с 1945-го, т. е. сразу после окончания Второй мировой. В ее основе – борьба за мировое лидерство двух систем – коммунистической и капиталистической.

В открытую сражаться друг против друга армии США и СССР, а также основных военно-политических группировок – НАТО и Варшавского договора, в тот период уже не могли себе позволить, посему противостояние систем и вылилось в так называемую «холодную войну». Формы ее ведения были разнообразными. Среди них – широкомасштабная разведывательная работа американцев и их союзников против СССР с нарушением воздушных, морских и сухопутных границ. Не обходилось и без самых тривиальных провокаций. Естественно, что всем этим действиям давался достаточно решительный отпор, причем в борьбу тайно включились все рода войск.

Одним словом, с середины сороковых годов на всем протяжении границ СССР шла невидимая война со своими сражениями, в которых были как победы, так и поражения. О количестве жертв точных сведений нет.

В этой статье авторам хотелось бы рассказать о тех событиях на рубежах СССР и его союзников, к которым в той или иной мере причастна авиация.

Уже начиная с мая 1945 г., самолеты США стали вести воздушную разведку советского Дальнего Востока. Особенно интенсивно подобная деятельность, с нарушением границ, происходила в районе Камчатки, Чукотки, Берингова пролива и Курильских островов.

Тому были свои основания. Война на Тихом океане между США и Японией вступила в завершающую фазу. Действия американской авиации, которой и раньше принадлежала одна из ведущих ролей на этом ТВД, резко активизировались.

Памятуя о союзных отношениях СССР и США в минувшей войне, американцы позволяли себе весьма фривольно пользоваться воздушным пространством в районе ведения боевых действий, часто пролетая над кораблями и военными базами ТОФ. Говоря об этом, не следует забывать, что американские летчики, скорее всего, не задумывались о нюансах большой политики, наивно полагая, что фронтовое братство превыше всего. Но политическому и военному руководству обеих стран уже стали нужны поводы для конфликтов, и долго искать их не пришлось.

Уже 20 мая зенитной артиллерией Тихоокеанского флота в районе Камчатки были обстреляны два В-24 ВВС США. Подобный же инцидент произошел в том же районе 11 июля 1945 г. с американским Р-38. Правда, в обоих случаях огонь велся не на поражение, так что самолеты США не пострадали. А вот в обратной ситуации, к сожалению, получилось иначе: 7 августа 1945 г. два самолета ВВС США в районе остров Камень Гаврюшкин (Камчатка) обстреляли из бортового оружия два советских пограничных катера, убив 8 и ранив 14 человек из их экипажей. Вполне вероятно, что американцы просто приняли наши катера за японские, но, так или иначе, кровавый счет жертв необъявленной войны был открыт.

Сразу же после окончания Второй мировой войны в сентябре 1945 г. нарушения продолжались, хотя до этого многие инциденты подобного рода на Дальнем Востоке американское командование объясняло военными действиями против Японии и ошибками, которые допускали их летчики. 1*

Первый воздушный бой произошел на том же Дальнем Востоке еще в 1945 г., когда к посадке был принужден один из американских бомбардировщиков. Случилось это в ноябре над территорией Кореи, где в тот период стояли как советские, так и американские войска. В районе города Хамхын (в то время он назывался Канко) находилась крупная авиабаза ВВС СССР. Над ней, нарушая договоренность о воздушном коридоре, пролетали американские самолеты, направлявшиеся в Манчжурию за своими бывшими пленными. Советское командование мирилось с этим: свежа была память о недавнем военном сотрудничестве, но прибывшая вышестоящая комиссия потребовала принять меры по пресечению этих полетов. В один из дней ноября очередной самолет США, пролетая здесь, был перехвачен четверкой истребителей Р-ЗЭ «Аэрокобра», которые стали заводить его на посадку.

1* Так. с мая по сентябрь 1945 г. зафиксировано 27 подобных фактов с участием 86 самолетов различных типов, в основном В-24 и В-25. После капитуляции Японии и до конца 1950 г. – не менее 46 с участием 63 машин. При этом только с 27 июня 1950 г по 16 июля 1950 т. отмечено 15 нарушений.

B-29 Superlonress

PB4Y Privateer

Сначала экипаж американского бомбардировщика, а это был В-29, отказывался подчиниться требованиям, но когда один из истребителей обстрелял его и поджег один из двигателей, тот быстро выполнил команду и сел на базе. Никто из экипажа бомбардировщика при обстреле не пострадал, так как огонь велся только по мотору самолета. Американцев интернировали, а машину переправили в Москву на испытания. Объективности ради надо отметить, что экипаж В-29 огня по советским истребителям не открывал. Когда командира «крепости» на допросе спросили, почему он так поступил, тот искренне удивился: «Как, стрелять по русским?!» 2*

В сороковые годы были нарушения советских границ и на северо-западе страны, где со стороны Финляндии и Норвегии в 1947-1948 гг. в воздушное пространство СССР несколько раз залетали самолеты.

Более «спокойной» являлась южная граница. Но и она в сороковые годы нарушалась иностранными самолетами, в основном, в районе Азербайджана. В 1947 г. был случай захвата пограничниками экипажа одного из таких визитеров. 27 марта в 85 км восточнее города Джульфа со стороны Ирана границу нарушил одномоторный поршневой самолет ВВС этой страны. Пролетев вдоль пограничной реки Араке по советской территории, самолет приземлился в районе города Нахичевань. Прибывший к месту посадки пограничный патруль задержал экипаж в составе двух офицеров ВВС Ирана: л-та Сабири Муагаси (летчик) и мл.лейтенанта Сафари Гусейна (бортмеханик). Как заявили задержанные, они летели из Тегерана в город Тавриз и, потеряв ориентировку, залетели на советскую территорию. Возможно, это было так, но как выяснилось, и аппарат и его экипаж принадлежали авиаразведывательному полку ВВС Ирана, дислоцировавшемуся в Тегеране; к тому же самолет был вооружен. 3*

В дальнейшем нарушения советской воздушной границы и боевые инциденты стали более частыми, а последствия – более трагичными и кровавыми.

В различных публикациях утверждается, что первая кровь в этой войне пролилась 8 апреля 1950 г. над Балтикой, когда самолет-разведчик ВМФ США типа PB4Y Privateer авиаэскадрильи VP-6 с авиабазы Висбаден (ФРГ) нарушил советское воздушное пространство в районе военно-морской базы Либава на Балтике. Поднятая по тревоге четверка Ла-11 из состава 30-го ГИАП под командованием ст. л-та Б. Докина перехватила этот самолет. Так как экипаж «американца» не выполнял требований советских летчиков на посадку, те открыли огонь. Американцы ответили тем же. В ходе перестрелки Privateer был сбит и упал в море. Весь экипаж в составе 10 человек погиб. 4* Надо сказать, что до этого дня американские самолеты этого типа уже несколько раз здесь появлялись, и на нарушителей была устроена засада. Отметим также, что советская сторона упорно утверждает, что был сбит В-29, но американцы признали потерю PB4Y, а им в данном случае все же виднее.

Есть свидетельства и тому, что на границах СССР потери для американцев бывали и раньше. Так по утверждению одного из летчиков, осенью 1949 г. имел место инцидент над Черным морем, под Одессой, когда самолет-разведчик ВВС США типа В-25, выбросив в районе Кировограда трех парашютистов, пытался вернуться в нейтральные воды, но был перехвачен двумя истребителями BBC, СССР и сбит ими. Весь экипаж подобрал советский пограничный катер.

Возможно, что в конце 40-х годов не раз происходило нечто подобное, но сведения об этом либо утрачены за давностью лет, либо, что более вероятно, скрыты в недрах архивов.

Наиболее полон список воздушных сражений холодной войны на советских границах – за 50-е годы. Естественно, точная статистика разведполетов самолетов ВВС США ранее нигде не публиковалась, но кое-какие сведения все же изредка попадали в печать. Так, по одним данным, США в течение 10 лет, начиная с апреля 1950 г., сделали 81 попытку проникнуть в воздушное пространство СССР, и что из этих полетов на базу не вернулось 20 самолетов. По данным же авиационного журнала «Flug Revue» (ФРГ), американцы начали свои разведывательные полеты над советской территорией в 1949 г. на специально переоборудованных бомбардировщиках дальнего действия. Эти машины летали с целью засечения радарных установок ПВО СССР. До ноября 1960 г. из полетов не вернулось 17 самолетов.

Сегодня, благодаря последним публикациям в отечественной и западной прессе, а также с помощью личных архивов авторов, можно опубликовать наиболее полный список потерь сторон в этой войне за 50-е годы. Вот эта статистика (без учета боя 8 апреля 1950 г., о котором упоминалось выше).

2* Редакция располагает и другими данными по описанному случаю: 29 августа 1945 г в районе Канко, где базировался 14 ИАП ВВС ТОФ, на высоте 400-600 м был обнаружен В-29 ВВС США. На его перехват вылетела пара Як-9 (ведущий – л-т Феофанов, ведомый – мл л т Зизевский| Через 10 минут подняли вторую пару (ведущий – л-т Велик, ведомый – мл л-1 Мдивани). Огонь по американцу открыл Зизевский по своей инициативе, после чего В-29 сел на аэродроме Канко с горящим двигателем (Прим. ред.)

3* В этом же году отмечено еще три случая нарушения границы в этом районе американскими и иранскими самолетами.

4* Р. Рейнольдс, Ф. Бекман, Д. Барасс, Т. Бертесс, Д. Дененс. Д Феп, У. Хомер, Э. Перселл, X. Сишеф, Д Томас

1 дата Место Нарушители Принадлежность Перехватчики Принадлежность Результаты инцидента Примечания 1
05.1950 Военный а/д Уэлькаль (Чукотка) Два F-51 Mustang ВВС США Два Ла-11 Полк м-ра Вагина В воздушном бою получили повреждения 1 советский и 1 американский самолеты. Жертв нет. «Мустанг» был подбит к-ном В.С.Ефремовым.
4.09.1950 Желтое море Одиннадцать F-4U Corsair ВМС США. авианосец «Вэлли Фордж», — эскадрилья VF-53   Сбит самолет-разведчик А-20 из состава 36 МТАП 589 МТАД ВМФ СССР, базирова­вшийся в Порт-Артуре. Погибли 3 члена экипажа: ст.л-т К.Карполь, л-т Г.Мишин, серж. А.Макогонов. Советский самолет сбил командир звена л-т Ричард Д.Ф.Даунс. Впоследствии урны с прахом и фотографиями погибших летчиков переданы американской стороной СССР.
8.10.1950 Военный а/д Сухая Речка в р-не Владивосток Два F-80 Shooting Star ВВС США     Штурмовой удар по а/д. Повреждены 9 самолетов Р-39 Airacobra 821 ИАП 54 В А. Жертв нет. Командира 821 ИАП понизили в должности, а американское командование запретило своим летчикам подобную «самодеятельность».
26.12.1950 Район м.Сейсюра (Приморье) RB-29   Два МиГ-15 (к-н С.А.Бахаев и ст.л-т Н.Котов) 523 КАЛ ВВС СССР Нарушитель был сбит и упал в море. Экипаж пропал без вести. Позже С.А. Бахаев отличился в Корейской войне (11 побед)
6.11 1951 Район м Островной (Японское море) P2V Neptune Эскадрилья PV-6 ВМФ США Два Ла-11 (ст.л-т И.Я.Лукашев и ст.л-т М.К.Щукин) 88 ГИАП ТОФ Нарушитель был сбит и упал в море. Экипаж пропал без вести. И.Я.Лукашев и М.К.Щукин награждены орденами Красного Знамени.
13.05 1952 Район бухты Валентин (Японское море) В-29 ВВС США Два МиГ-15 ВВС ТОФ аэродром Унаши (позднее — Золотая Долина) В-29 был сбит и упал в море в 14-15 км от м. Овсянкина (т. е. на территории СССР). Экипаж пропал без вести.  
7.10.1952 Район острова Юрий (Курильские о-ва) В-29 США Два МиГ-15 29 ВА ПВО В-29 был сбит и упал в море. Экипаж пропал без вести. Первым открыл огонь экипаж В-29.
18.11 1952 Район Владивостока Группа истреб. F9F-2 Panther Эскадрилья VF-718 авианосца «Принстон» ВМС США. Четыре МиГ-15 781 ИАП авиации ТОФ Были сбиты два МиГ-15. Летчики Беляков и Вандалов пропали без вести. Также был подбит МиГ-15 летчика Пахомкина. Пилот пытался спасти машину, но она упала в р-не м. Льва. Пахомкин погиб. Советские истребители сбили л-ты И.Д. Мидлтон и Е.Р. Уильяме.
15 04 1953 Район пос. Жупаново (возле Петропавловска- Камчатского) RB-50 ВВС США Два МиГ-15 СССР Перехватчики попытались принудить RB-50 к посадке, но американцы не подчинились и открыли огонь. В результате нарушитель был сбит. Экипаж пропал без вести.  
27.07 1953 Территория КНР 4 истреб (тип неизв.) 335 АЭ 4 истреб. авиакрыла ВВС США     Американские истребители сбили советский Ил-12, выполнявший рейс из Порт-Артура во Владивосток. Погибли 6 человек экипажа и 15 пассажиров. Победу над безоружным самолетом одержал к-н Р.Парр. Считается последней воздушной победой в Корейской войне.
29.07 1953 Район м.Гамова (Японское море) RB-50 ВВС США Два МиГ-15 (ст.л-ты А.Д.Рыбаков и Ю.М.Яблонский) 88 ГИАП ВВС СССР Первыми открыли огонь стрелки RB-50. В результате американский самолет сбит и упал в море. Из 17-и членов экипажа 1 остался в живых и был подобран погранични­ками, найдены тела еще 3 погибших. О судьбе остальных 13-ти человек ничего не известно. В бою был подбит самолет А.Д.Рыбакова. А.Д.Рыбаков и Ю.М.Яблонский награждены орденами Красного Знамени.
8.05 1954 Район Кольского полуострова Два В-47 ВВС США Пара МиГ-17 Миг-17 1619 ИАП ав-ции СФ 614 ИАП ав-ции СФ Сначала нарушителей атаковала пара Ми Г-17. Огонь велся с большой дистанции, атака была безрезультатной. Повторная атака еще одного МиГ-17 также не принесла успеха. По поводу происшедшего имела место большая «разборка», в результате которой был снят с должности командующий авиацией СФ генерал-лейтенант авиации И.И.Борзов.
4.09 1954 Район г Находка (Приморский край) P2V Neptune Эскадрилья VP-19 ВМС США Два МиГ-17 ВВС СССР аэродром Централь­ная Угловая Нептун» был сбит и упал в море в 35 км южнее м.Островной. Экипаж пропал без вести,  
7 11.1954 Район о.Танфильева (Курильская гряда) 8-29 ВВС США Два МиГ-15 Смешанный авиакорпус г-ла И.И.Пстыго. В-29 был подбит и, отстреливаясь, скрылся в сторону Японии. Поданным разведки, самолет упал около деревни Ноккегун на о.Хоккайдо. О судьбе экипажа ничего не известно.
22.05 1955 Японское море P2V-5 Neptune ВМС США Два МиГ-15 СССР Самолет был сбит и упал в море. Экипаж пропал без вести.
23.06.1955 Район Берингова пролива P2V-5 Neptune Эскадрилья VP-19 ВМС США МиГ-15 СССР -Нептун, был подбит и разбился при вынужденной посадке на о.Святого Лаврентия. По некоторым данным, летчик МиГ-15 катапультировался возле побережья Чукотки из-за нехватки горючего.
18.04.1955 Район о-вов Беринга возле пос. Никольское (Камчатка) RB-47 ВВС США Два МиГ-15 (к-н Короткое и л-т Сажин) Смеш. авиакорпус г-ла И.И.Пстыго Нарушитель был сбит и упал в море. Экипаж пропал без вести. Советские летчики награждены орденами. Победу одержал Короткое.
07.1956 Район г.Находка P2V Neptune ВМС США Группа МиГ-15 7 ИАД ТОФ Нептун' был подбит, сел на воду и затонул. Один член экипажа погиб, остальные были спасены спасательной службой США, Советские летчики награждены орденами.
27.06.1958 30 км южнее Еревана С-118 ВВС США ДваМиГ-17П (к-н Г.Ф.Светличников и к-н Б.Ф.Захаров) 34 ВА Нарушитель был принужден к посадке в 170 км от границы, при этом потерпел аварию и сгорел. Экипаж уцелел и был передан властям США 7.07.1958 г.  
2.09.1958 Район Еревана С-130 Hercules ВВС США Звено истреб. (тип неизв., Лопатков. Гаврилов, Кучеряев и Иванов) СССР Геркулес» был сбит и упал на советской территории. Экипаж (19 чел.) погиб и захоронен вблизи места падения.  
7 11 1958 Р-н г.Вентспилс.над Балтийским морем RB-47 ВВС США Два МиГ-17 ЗОВА RB-47 был подбит и удалился в нейтральные воды. Судьба самолета и экипажа неизвестна.

Герой Советского Союза С А. Бахаев. принимал участие в бою с американским В-29 26 декабря 1950 г

Памятник во Владивостоке жертвам инцидента 27 июле 1953 г Надпись на нем: -Здесь погребены жертвы разбой – ничего нападения американских воздушных пиратов на советский пассажирский самолет Ил-12»

Не все нарушения советской границы могли быть пресечены – некоторые прошли безнаказанно. Известно, что за три года, с 1953 г. по 1956 г., гражданскими и военными самолетами (только США) было совершено 113 деяний подобного рода.

Не обошлось для советской стороны и без трагических ошибок.

…В один из дней лета 1954 г. в советское воздушное пространство в районе Находки вторгся нарушитель, что было зафиксировано операторами РЛС, но затем он ушел со снижением в нейтральные воды. А этот маневр «локаторшики» «проморгали». В это же время с учебного бомбометания возвращалась группа Ту-14 46 МТАП ВВС Тихоокеанского флота, причем у замыкающей машины не работал ответчик «Я – свой». На земле же решили, что к морякам пристроился чужой самолет, и в воздух был поднят МиГ 15 капитана Петра Бывшева из 535 ИАП 32-й ИАД. Выйдя на цель, летчик, как он потом докладывал, увидел «двухтурбинный» реактивный самолет незнакомой конструкции и без опознавательный знаков». Сообщив об этом на КП, он получил «добро» на открытие огня и с первой же очереди сбил «Туполева». Экипаж погиб. Вскоре после посадки Бывшев узнал горькую правду. Но летчик, несмотря на строгости того времени, к ответственности привлечен не был: Ту-14 выпускался малой серией для морской авиации и поэтому не был известен основной массе личного состава ВВС и войск ПВО. К тому же звезды плохо просматривались – капитан их не увидел. О неработавшем ответчике уже говорилось (сам Бывшев вскоре тоже погиб, возвращаясь в сложных метеоусловиях из вылета на перехват очередного нарушителя).

Редакция выражает благодарность А. М. Артемьеву, оказавшему помощь при подготовке материала.

Фотографии из архивов авторов, А. М. Артемьева и редакции.

МиГ-19 (J-в) ст. л-та Ван Боюя. ВВС НОИ. нарушивший воздушное пространство СССР 25 августа 1990 г.

Противолодочный самолет ВМС США Lockheed P2V-7 Neptune, по некоторым данным посаженный на одном из туркменских аэродромов

Самолет-разведчик Lockheed U-2B ЦРУ США. Летчик – капитан Ф.Г.Пауэрс

вторая ступень зенитной ракеты В-750 комплекса С-75, которой 1 мая 1960 г. был сбит самолет Пауэрса

Патрульный самолет Consolidated PB4Y-2 эскадрильи VP-26 ВМС США

Продолжение следует

В СТРОЮ СОВЕТСКИХ ВВС

Семейство Ту-14

Анатолий АРТЕМЬЕВ Максимилиан САУККЕ Владимир РИГМАНТ Москва

Опии из авторов. Анатолий Михайлович Артемьев. в описываемый в статье период командовал звеном 167-го МТАП авиации ТОФ.

Как уже говорилось в статье о Ту-12 (см. МЛ 2-94), опыт, полученный в ходе проектирования, постройки и испытаний этой машины, оперативно использовался в работе над самолетами серии «73»-«81». Оперативность требовалась в связи с тем, что рождение второй реактивной машины (заводской шифр «73») шло с очень небольшим отставанием по срокам от первой.

Всю работу над семейством Ту-14 (самолеты «73»- «81») возглавлял А. Н. Туполев. Его заместителями были А. А. Архангельский, Н. И. Базенков, Л. Л. Кербер, Д. С. Марков, К. В. Минкнер, Г. А. Озеров, А. М. Черемухин. Бригадами руководили: А. П. Балуев – мотогондолы, М. И. Бирюков – управление, А. Р. Бонин – гидравлика, Д. А. Горский – стрелковое вооружение, С. М. Егер – компоновка и увязка, Б. С. Иванов – мотооборудование, Н. В. Кирсанов – катапультные сиденья, И. М. Косткин – технология, Б. М. Кондорский – внешние обводы, И. С. Лебедев – фонари кабин, А. В. Надашкевич – вооружение, Н. С. Некрасов – оперение, М. Н. Петров – высотное оборудование, С. И. Савельев – бомбовое вооружение, Т. П. Сапрыкин – шасси, Б. А. Саукке – крыло, К. П. Свешников – фюзеляж, Л. Г. Смирнов – прочность, Н. А. Соколов – динамическая прочность, А. Э. Стерлин – аэродинамика, В. А. Чижевский – центроплан.

Постройка опытных экземпляров велась в ЗОК (завод опытных конструкций) завода № 156. За производство отвечали: директор И. Б. Иосилович, главный инженер А. В. Мещеряков, главный металлург И. Л. Головин, главный технолог С. А. Вигдорчик, начальник производства И М. Звонков.

Доводочные работы по всем опытным самолетам семейства и их летные испытания проводились силами заводской летно-экспериментальной станции. Ее начальником был Е. К. Стоман. Машины в первый полет поднимали летчики-испытатели Ф. Ф. Опадчий и А. Д. Перелет.

Вообще говоря, предшественником самолетов семейства Ту-14 можно считать высотный разведчик «74» (Ту-22). Первоначально проект являлся глубокой модификацией Ту-2, но в дальнейшем был переработан и стал подобен бомбардировщику «73». Внешне «74» отличался большим крылом и фюзеляжем с большей площадью поперечного сечения. Силовая установка должна была состоять из трех двигателей: двух поршневых АШ-84ТК и реактивного РД-45 в хвостовой части фюзеляжа, как у «73». Самолет предполагалось оснастить различными средствами фоторазведки.

Создание реактивных бомбардировщиков, сопровождавшееся решением массы принципиально новых проблем, являлось очередным шагом КБ в неизведанное. И в очередной раз Туполев проявлял дальновидность и предусмотрительность, не дожидаясь, пока проблема заявит о себе сама.

Маленьким примером может служить следующее: возникла необходимость применения на самолете с ТРД крыла со скоростными характеристиками. Профиль такого крыла имеет сравнительно небольшую относительную толщину. Спроектировать в этом случае топливные баки не составляло большого труда. Беда заключалась в том, что в таком крыле размещались только плоские баки, работать в которых существовавшие рычажно-поплавковые топливомеры не могли. Других же в стране не было. Кроме того, большие скорости полета и его длительнос ть требовали создания принципиально новой топливной автоматики. И Туполев своевременно дает задание своей лаборатории электро-радио оборудования (ЭРО):

– разработать устройство для автоматического управления заданным порядком расходования топлива, чтобы в полете центровка сохраняла необходимые расчетные значения;

– создать приборы, измеряющие как количество топлива в отдельных баках, так и его суммарную величину с необходимой степенью точности;

– разработать автомат центровки, непрерывно поддерживающий ее заданную величину за счет перекачки топлива.

Кажущаяся незначительность технической задачи обманчива. Проблема сохранения центровки при расходе топлива, которую решал тогда коллектив Туполева, до сих пор весьма актуальна.

В ЭРО под руководством одареннейшего инженера К. Е. Полищука все приборы были созданы, защищены авторскими свидетельствами. После успешного прохождения испытаний в ГК НИИ ВВС их внедрили на отечественных самолетах.

Перейдем к семейству Ту-14.

«73» «Нин» I (Ту-20)

Работы по машине начались в январе 1947 г. Самолет с двумя ТРД «Нин» I (взлетная тяга по 2 000-2 100 кгс) должен был иметь:

– скорость, км/ч 850

– дальность, км 3 000

– бомбовую нагрузку, кг до 3 000

Оборонительное вооружение предусматривалось такое: одна пушка калибра 23 мм для стрельбы вперед и две, калибром 20 мм, – для защиты задней полусферы.

В феврале состоялся предварительный осмотр макета, после чего приступили к составлению эскизного проекта и рабочему проектированию. 11 марта 1947 г. СМ СССР решением №493-192 утвердил постройку самолета «73» в качестве среднего высотного бомбардировщика с герметической кабиной и двумя турбореактивными двигателями «Нин» I. Машину на госиспытания нужно было сдать в декабре 1947 г.

«73»

Однако дальнейшая проработка задания показала, что «73» с двумя «Нин» I не обеспечит требуемых летных характеристик. Простые решения для выхода из создавшегося положения не подходили: более мощных двигателей просто не было, а уменьшить вес конструкции не представлялось возможным по соображениям прочности. Назревала опасность срыва важного государственного задания. Выход нашел Андрей Николаевич. В апреле 1947 г. он предложил в дополнение к двум «Нин» I поставить третий двигатель… в хвостовой части фюзеляжа.

«73» 2х«Нин» I + «Дервент» V (Ту-20)

Несмотря на высочайший авторитет и уважение, которыми пользовался Туполев, его идею встретили настороженно. Возникало множество проблем: питание двигателя, расположенного вдали от баков и топливных магистралей, расчет и проектирование системы воздухозаборника, решение вопроса с кормовой пушечной установкой… Да и видел ли кто-нибудь прежде, чтобы двигатель на бомбардировщике располагался в хвосте фюзеляжа? Преодолевая скептицизм своих сотрудников, главный сам встал к кульману и начал компоновать третий двигатель… Вскоре недоверие было сломлено и бригады приступили к выпуску необходимых для доработки машины чертежей.

Первоначально возникло желание установить в хвосте такой же «Нин» I, но в ходе проектирования остановились на ТРД «Дервенг» V с максимальной взлетной тягой 1 590 кгс. Он предназначался не для постоянной работы, а для увеличения тяговооруженности в необходимых случаях, например, на взлете или для отрыва от истребителей противника.

В начале сентября 1947 г. 30 К начал постройку самолета. Работа шла очень быстро: уже к 29 октября машину полиостью собрали (без вооружения) и передали на летные испытания. 29 декабря летчик-испытатель Ф. Ф. Опадчий поднял се в первый полет. Заводские испытания продолжались до 14 июня следующего года. «73» показал скорость 870 км/ч и дальность 2 966 км. Испытатели сделали вывод, что «самолет обладает хорошей устойчивостью относительно всех трех осей во всем диапазоне эксплуатационных центровок. По технике пилотирования самолет прост и доступен летчикам средней квалификации. Самолет может быть передан на государственные испытания в НИИ ВВС с последующим предъявлением стрелкового вооружения…»

До передачи «73» на госиспытания, самолет решили показать на ежегодном воздушном параде в Тушине. На генеральной репетиции, состоявшейся накануне праздника, машина едва не погибла. Пилотировал ее Опадчий, следом за ним на новом истребителе КБ Яковлева летел Герой Советского Союза летчик-испытатель Иванов. По- видимому, потеряв на какое-то время «73» из виду, Иванов сделал маневр и неожиданно обнаружил перед собой хвостовое оперение бомбардировщика. Пытаясь резко отвернуть в сторону, он консолью задел руль поворота «73-го». При ударе крыло истребителя разрушилось, самолет разбился, летчик погиб.

По рассказам членов экипажа «73», они почувствовали какую-то встряску, а летчик ощутил удар педалей по ногам. Что произошло экипаж определить не смог. Машина продолжала лететь по курсу, еле-еле реагируя на движение педалей. С земли сообщили о случившемся и дали приказ экипажу при необходимости покинуть самолет. Но Опадчий принял решение лететь в ЛИИ, где в те годы находилась летно-испытательная станция КБ Туполева. На случай аварийной посадки поперек аэродрома на грунт Опадчий попросил летную службу ЛИИ убрать самолеты с поля. Маневрируя в основном тягой двигателей от руля поворота проку было мало наземный осмотр показал, что уцелела небольшая его часть с тягой управления, Опадчий блестяще посадил раненную машину. На земле их уже встречал Туполев. После беседы и тщательного осмотра самолета он дал команду сиять руль поворота с машины, предназначенной для статиспытаний в ЦАГИ, и установить взамен сломанного. За ночь это сделали, опробовали системы. В назначенное время «73» поднялся в воздух и принял участие в параде.

Государственные испытания проходили с 10 августа 1948 г. по 31 мая 1949 г., в два этапа. Плохая работа двигателей, неполадки в топливной системе затянули их проведение. После окончания испытаний ГК НИИ ВВС дало следующее заключение: «…Летные данные самолета Ту-14 соответствуют постановлению СМ СССР № 1805- 476 от 31.05.47 г., кроме дальности полета, которая на 190 км меньше указанной в постановлении. Существенными недостатками самолета, как фронтового бомбардировщика, являются:

– отсутствие радиолокационных и радионавигационных средств для бомбометания вне видимости земли;

– отсутствие антиоблединительных устройств на кромках крыла и оперения;

– неоднотипность двигателей;

– недостаточная броневая защита экипажа, особенно снизу».

Еще до окончания заводских испытаний, постановлением СМ СССР от 15 марта 1948 г. за№ 791-256, заводу № 23 было предложено построить опытную серию из 10 самолетов «73». В серии они получили обозначение Ту-14. На них должны были поставить двигатели РД-45 и РД-500 – советские аналоги английских двигателей Nene и Dervent. Строительство началось летом 1948 г., но в 1949 г. в связи с началом серийного производства двухмоторного варианта машины «73» на заводе № 39 в Иркутске, весь задел с завода № 23 передали сибирякам. Таким образом машина «73» осталась в одном летном экземпляре.

«78» (Ту-30)

(Некоторое время носил обозначение Ту-16)

На основании постановления СМ СССР № 2941-957 от 22 августа 1947 г. самолет «73» должен был строиться в двух вариантах: среднего бомбардировщика и фоторазведчика. Разведчик предписывалось передать на испытания к 1 мая 1948 г.

«78»

«78»

В октябре 1947 г. КБ выпустило эскизный проект скоростного высотного разведчика под заводским обозначением «78» с двумя ТРД РД-45 и одним РД-500.

В феврале-марте 1948 г. было закончено проектирование и прошло утверждение макета.

Самолет «78» отличался от «73»:

– удлиненной носовой частью фюзеляжа;

– поднятым фонарем летчика;

– увеличенным миделем фюзеляжа;

– наличием управляемой заслонки на воздухозаборнике среднего двигателя;

– удлиненными створками бомболюков в связи с установкой фотоаппаратуры;

– установкой в фюзеляже узлов крепления различных фотоаппаратов: АФА – для дневной и НАФА – для ночной;

– измененной стойкой носовой опоры из-за изменения обводов передней части фюзеляжа;

– увеличенным запасом топлива;

– измененной конструкцией киля и руля поворота, поскольку стабилизатор был опущен вниз на 500 мм, и весь руль поворота располагался теперь выше горизонтального оперения.

С 17 апреля по 28 декабря 1948 г. проходили заводские испытания машины, в ходе которых Ф. Ф. Опадчий 7 мая 1948 г. выполнил первый полет. После заводских, 19 февраля 1949 г. «78» передали на испытания государственные. Их цель заключалась в проверке работы фото и светотехнического оборудования, бомбардировочных систем, обеспечивавших подвеску и сбрасывание фотобомб. Летные характеристики не снимались. Испытания показали иедоведенность систем разведывательного фотооборудования, что не позволило рекомендовать машину в серийное производство. Основной недостаток, в частности, заключался в том, что эти системы не позволяли вести маршруте фотографирование.

Тем не менее, машина принесла известную пользу. В НИИ ВВС на ней вели исследования по определению возможности бескатапультного покидания реактивной машины через нижние аварийные люки на большой скорости. На первом этапе испытаний (с 13 июля по 1 августа 1949 г.) сбрасывались манекены. Оказалось, что покидание самолета через люк с принудительно открывавшейся против потока крышкой становится невозможным на скоростях более 650 км/ч (по прибору). Это объяснялось тем, что на больших скоростях набегающий поток поджимал манекен к фюзеляжу, что могло привести к ударам. На втором этапе (с 16 марта по 19 июля 1950 г.) в испытаниях приняли участие парашютисты-испытатели ВВС. Были определены приборные скорости полета, при которых возможно покидание самолета «78». Они составили 557 км/ч для переднего люка и 612 км/ч для заднего. В дальнейшем результаты этих исследований использовались для обеспечения бескатапультного покидания реактивных бомбардировщиков стрелками-радистами, а также всеми членами экипажа самолетов Ту-95.

«79» 2ХВК-1 + 1ХРД-500

К концу 1948 г., когда появились двигатели ВК-1 (развитие РД-45) с максимальной тягой 2 700 кгс, КБ начало разработку на базе самолета «73» фоторазведчика с двумя ВК-1 и одним РД-500. Согласно постановлению СМ СССР № 4765-1865 от 23 декабря 1948 г., машина должна была иметь максимальную скорость 920-940 км/ч, дальность 3 500-4 000 км, вооружение – 6 пушек НР-23, экипаж – 4 человека.

В январе 1949 г. начались работы по составлению эскизного проекта и выпуску чертежей. В марте в КБ поступили тактико-технические требования (ТТТ) УВВС, а в апреле была закончена постройка макета. Так как по геометрии самолет «79» ничем не отличался от самолета «78», то при его постройке предполагалось использовать планер серийной машины «73» завода № 23. Установка новых двигателей увеличивала максимальную скорость полета до 930 км/ч, дальность – до 3 750 км. На «79-м» упразднили заслонку-обтекатель среднего двигателя, увеличили запас топлива, изменили состав фоторазведывательного оборудования. Большим шагом вперед явилось решение поставить на будущий разведчик бортовой радиолокатор типа Г1СБН. Все это делало самолет более перспективным, нежели машины «73» и «78». Однако наличие разнотипных двигателей оставалось существенным недостатком, отмеченным ВВС еще на испытаниях «73». Постройку самолета признали нецелесообразной и по приказу МАП № 374 от 19 мая 1949 г. работу по нему прекратили.

«81» 2ХВК-1

(предполагалось обозначение Ту-18)

Постройка бомбардировщика «81» с двумя ТРД ВК-1 была утверждена постановлением СМ СССР № 4765-1865 от 23 декабря 1948 г. В январе 1949 г. КБ приступило к разработке эскизного проекта и постройке макета. Проект предполагал модификацию машины «73» под новые требования: снятие двигателя РД-500, установку РЛС ПСБН и проч. При этом экипаж увеличивался до 5 человек. В мае проект передали на рассмотрение ВВС. У военных возникло много замечаний, и проект утвержден не был.

КБ учло замечания заказчика, и в сентябре 1949 г. появился второй вариант проекта. Основные отличия состояли в следующем:

– фюзеляж полностью перекомпонован;

фрагменты конструкции «81»

«81»-й на заводских испытаниях

– три огневые точки (носовую, верхнюю и нижнюю) заменили двумя: носовой и кормовой;

– установили кормовую гермокабину;

– экипаж сократили с 5 до 3 человек.

Второй вариант военные одобрили, и КБ начало постройку самолета, используя для скорейшего выпуска машины планер серийного «73» из задела завода № 23 – крыло, центроплан, оперение и шасси. Постройка закончилась 2 октября 1949 г., и самолет передали на заводские испытания. Они продолжались до 21 января 1950 г., проводил их Ф. Ф. Опадчий. Летные данные соответствовали постановлению СМ СССР №3568-1477 от 20 августа

1949 г. По управляемости и технике пилотирования машина не отличалась от ранее испытанного самолета «73» с тремя двигателями.

Однако на государственных испытаниях (23 января 1950 Г.-27 мая 1950 г.) были отмечены ряд дефектов, которые требовалось устранить обязательно. В результате конструкция «81» претерпела следующие изменения:

– появились катапультные кресла для летчика и стрелка;

– увеличилась длина фюзеляжа и бомбоотсека;

– была установлена новая кормовая пушечная установка с увеличенными углами обстрела;

– убрали нижнюю часть руля поворота;

– улучшили обзор из кабины штурмана.

Заводские испытания доработанного самолета проводил А. Д. Перелет (к этому времени Ф. Ф. Опадчий ушел работать к В. М. Мясищеву). По результатам контрольных испытаний, проводившихся с 31 октября 1950 г. по 5 января 1951 г., НИИ ВВС пришло к заключению:

– по дальности, объему оборудования, вооружению Ту-14 2ВК-1 соответствует ТТТ и незначительно отличается от них по максимальной скорости и потолку;

– в связи с отсутствием скоростного бомбардировщика, позволяющего подвеску минно-торпедного вооружения, рекомендовать самолет в серийное производство для вооружения авиации ВМС с использованием на аэродромах, имеющих ВПП длиной не менее 2 500 м;

– ввиду большой длины разбега и большой взлетной дистанции (без ускорителей), а также недостаточной скороподъемности самолет не может быть рекомендован в качестве фронтового бомбардировщика в ВВС СА.

Серийное производство

В серийное производство Ту-14 запустили на иркутском заводе № 39. Для выпуска первых пяти машин использовался задел, полученный с завода № 23. Кроме того, от москвичей поступили плазы, шаблоны и оснастка. Чтобы ускорить запуск самолета в серию, в конце 1949 г. в помощь заводу направили большую группу туполевцев изо всех конструкторских бригад. Поехали технологи и плазовики. Ответственным представителем КБ на заводе № 39 назначили начальника Бюро модификаций Ефима Иосифовича Бару. У москвичей сразу установились дружеские взаимоотношения с заводчанами как в СКО, так и в цехах. Основной состав работников завода № 39 составляла молодежь, главным образом – со среднетехническим образованием, а также небольшое число молодых специалистов, присланных из разных ВУЗов по разнарядке. Характерно для тех лет, что все, включая командированных, работали, не считаясь со временем, без оплаты сверхурочных часов. Рабочий день начинался в 8 утра и длился до 8-9 часов вечера. Основная задача командированных состояла в оказании информационных услуг и решении вопросов, связанных с доработками и изменениями чертежей. В начале 1950 г. сотрудники КБ приняли участие в подготовке технического описания самолета для издания его типографским способом.

В апреле 1950 г. кадровые работники КБ Туполева вернулись в Москву. На смену им в Иркутск прибыли сотрудники расформированного КБ П. О. Сухого, перешедшие на работу к Туполеву. Представительство Главного конструктора на заводе № 39 возглавил сам Навел Осипович.

В июле 1950 г. вышел первый серийный самолет (№39101), а затем и второй. Заводские испытания этих двух машин проводил летный состав завода № 156. После этого самолеты перегнали в Москву для доработки. Первый был модифицирован в торпедоносец Ту- 14Т, второй – в фоторазведчик – «89».

Первый Ту-14Т имел измененное остекление передней части фюзеляжа, мост для крепления торпед, оборудование для управления минно-торпедным оружием.

В сентябре-декабре 1952 г. прошел государственные испытания серийный самолет № 390601 – первый торпедоносец, выпущенный заводом № 39. В отличие от самолета № 39101 он имел:

– усиленное бронирование;

– катапультное кресло штурмана;

– антиоблединительную систему;

– более мощные генераторы;

– протестированные (за исключением первой группы) топливные баки и т. д.

На основании результатов испытаний было заключено, что «серийный самолет Ту-14 2ВК-1 завода № 39, оборудованный минно-торпедным вооружением, испытания выдержал» и принято решение рекомендовать испытанный самолет в качестве эталона для серийного производства.

За несколько лет было построено 89 серийных машин, которые, по мере выпуска, поступали на вооружение авиации ВМФ. С 1952 г. части морской авиации начали осваивать новый реактивный торпедоносец. Параллельно, на Черноморском флоте успешно прошли войсковые испытания девяти Ту-14Т.

Освоение самолета в частях ВМФ прошло сравнительно быстро и без тяжелых летных происшествий. Технический и, особенно, летный состав переучивался с большой охотой и желанием. Отсев был невелик и происходил, главным образом, из-за перестраховки медиков. Они никак не могли понять, что нервное напряжение экипажа при полете на реактивном самолете, но крайней мере таком, как Ту-14, значительно меньше, чем при пилотировании поршневых самолетов. Инженерно-техническому составу значительно легче стало обслуживать самолеты – их куртки не были уже столь замасленными, техники обрели не только опрятный, но и франтоватый вид.

Тем не менее, отсутствие самолета с двойным управлением и связанная с этим необходимость производить переучивание в три, в лучшем случае – в два этапа, несколько увеличивали продолжительность перехода на новую технику. По трехэтапной схеме переподготовки летчиков, ранее летавших на самолетах Пе-2, 'Гу-2, Ил-4, вначале провозили на самолетах с передней опорой шасси – Ил-12, УА-20, ПБУ-6А. Иногда эти провозы дополняли тренировочными рулежками и выполнением разбега с подъемом переднего колеса и последующим торможением. Такая система обучения была, конечно же, далека от совершенства.

В 567-м МТАП ВВС ТОФ на аэродроме Украинка, например, в апреле 1952 г. докатились до того, что из-за перегрева колес загорелся А-20К.

Тогда в качестве переходного самолета решили использовать УИл-28. На нем летчики выполняли по 8-9 тренировочных полетов, а только потом приступали к обучению на Ту-14.

Перед тем как начать полеты на УИл-28 и Ту-14 приходилось довольно основательно изучать конструкцию и правила эксплуатации оборудования, инструкции экипажу и т. п. Это занимало много времени, особенно учитывая то обстоятельство, что на Ил-28 и Ту-14 одинаковыми были только двигатели. Рычаги управления, краны и пульты, имевшие одинаковое функциональное назначение не только находились в кабинах летчика в разных местах, но и требовали отклонения в иных направлениях для приведения в действие какого-либо исполнительного устройства.

Но и это еще не все. Основная и аварийная системы торможения существенно отличались по исполнению, и обе, к слову, были неудобны, особенно при посадке и на пробеге с боковым ветром. Например, на Ту-14 для аварийного торможения использовались два рычага, расположенные справа от сиденья летчика. Перед полетом они ставились в «походное положение». Перед посадкой следовало убедиться, что гидроаккумулятор аварийного торможения заряжен, а если разряжен, то зарядить, используя вентиль на правой стороне кабины (а для этого необходимо было расстопорить ремни). Соответственно, левый рычаг тормозил левое колесо, правый – правое, усилие регулировалось отклонением рычага. Кроме того, на Ту-14 имелся стояночный тормоз, предназначенный для кратковременного применения.

Ту-14, по сравнению с УИл-28, имел отличия и в пилотировании и на рулении. Во втором случае туполевская машина была устойчива, требовала повышенных, но сравнению с более легким УИл-28, оборотов двигателей, тормоза могли быстро перегреться и пользоваться ими нужно было с осторожностью. Обычно перед выруливанием кабины герметизировались.

Обучение летчиков производилось в следующей последовательности. После уже упоминавшихся вывозных и тренировочных полетов на УИл-28 выполнялись показные полеты на Ту-14 в зону и по кругу. Обучаемый летчик располагался обычно сзади правее инструктора на полу кабины, в худшем случае – сзади на гироскопе продольно- поперечной стабилизации автопилота (о чем многие и не подозревали). После полета самолет заруливался и, часто без выключения двигателей, летчик занимал свое рабочее место, а инструктор выходил из самолета. Первый полет, по принятой методике, производился с выпущенными шасси по двойной «коробочке».

На разбеге, при отсутствии бокового ветра Ту-14 был устойчив, но длина разбега, как и взлетная дистанция имели величину значительно большую, чем у Ил-28 (а тем более у УИл-28). Подъем переднего колеса на Ту-14 контролировать было легче, но именно на взлете у некоторых летчиков не выдерживали нервы и они преждевременно «подрывали» самолет. Так 29 июня 1953 г. но этой причине произошла катастрофа Ту-14 старшего лейтенанта Юрчикова (ВВС ТОФ). В этот день в соответствии с расчетом длина разбега самолета должна была составлять 1 900 м. Уходившие перед этим в небо машины отрывались за 100-120 м до обреза ВПП, что уже создавало предпосылку к летному происшествию. И оно произошло. Летчик «подорвал» самолет и приземлился на пеньки за границей ВПП, штурман погиб.

Кроме того, Ту-14 нуждался в выдерживании на взлете и только после этого переводился в набор высоты. У некоторых летчиков столь значительная взлетная дистанция вызывала сомнение в том, что тяга двигателей такая же, как на Ил-28. Строились предположения, что она меньше по причине нерациональной конструкции воздухозаборника. Так ли это, проверить возможности не было.

В полете Ту-14 был очень устойчив, летчикам это нравилось. Зато для выполнения маневра на Ту-14 требовалось большее, чем на Ил-28, усилие для отклонения рулей. И лишь на высотах 8 000-10 000 м картина несколько менялась – Ту-14 управлялся легче. Происходило это из-за того, что на Ту-14 проводка управления была жесткой, а на Ил-28 – тросовой. По этой же причине полет на автопилоте на Ту-14 был более стабильным, высота выдерживалась удовлетворительно. Когда же приступили к боевому применению туполевской машины, выявилась еще одна особенность: при открытых створках бомбоотсека самолет приобретал такую путевую устойчивость, что возникали затруднения с боковой наводкой. Впоследствии выход нашли: бомболюки стали открывать непосредственно перед сбрасыванием бомб или торпед.

До тех пор, пока летчики не изучили возможности машины, групповой полет на Ту-14 представлял известные затруднения, главным образом – из-за инертности самолета, причем воздушный тормоз, расположенный в нижней части бомбардировщика, оказался малоэффективным.

«73» на заводских испытаниях

«73» на государственных испытаниях

«78» (Ту-16)

«78» (Ту-14)

«81» до доработки

«81» после доработки

«89» (Ту-14Р)

Ту-14/1Л

Летающие лаборатории на базе Ту-14

Посадка на Ту-14 при достаточно высоком уровне подготовки летчика, сложности не представляла. На предпосадочной прямой самолет держался устойчиво. В отличие от Ил-28 самолет Ту-14 после перевода двигателей на малые обороты быстро терял скорость, и это обстоятельство надо было учитывать, особенно при боковом ветре. Наиболее неприятные последствия могли произойти при неполном выпуске щитков – движение штурвалом в этом случае требовалось очень энергичное. В противном случае самолет приземлялся на три колеса или даже сначала на переднее, после чего начинались прогрессирующие «козлы». А «козлил» Ту-14 крайне охотно, даже можно сказать – с удовольствием, и не всегда без последствий.

Так, 4 февраля 1952 г., это явилось причиной аварии самолета летчика перегоночной эскадрильи старшего лейтенанта Свичкарева. Он произвел посадку с недовыпущенными щитками. После первого грубого касания ВПП самолет «подпрыгнул» примерно на полтора метра, после второго – на три… Летчик выпустил тормозной парашют. Худшего решения в этой ситуации трудно было придумать, но факт – такой была рекомендация. Рекомендатели, правда, не учли, что рассчитать момент наполнения купола парашюта невозможно. В результате самолет резко пошел на нос и от удара фюзеляж разломился пополам.

Следует отметить, что на самолетах Ту-14 достаточно часто выходили из строя камеры и покрышки колес шасси, что являлось общим бедствием при переходе с поршневой техники на реактивную. Происходило это из-за неправильного использования летчиками тормозов, когда некоторые из них старались побыстрее опустить переднее колесо после приземления и начинали давить на тормоза. Особенность же торможения на Ту-14 состояла в том, что делать это следовало не импульсами, а продолжительно, постепенно наращивая усилия во избежание быстрой разрядки гидроаккумуляторов. Тормозной парашют, имевшийся на самолете, тоже следовало использовать, сообразуясь с обстановкой. Его применение на скоростях 100-120 км/ч практически не сказывалось на длине пробега.

За короткое время на Ту-14 произошло четыре катастрофы, связанных, преимущественно, с ошибками летчиков в технике пилотирования. В числе этих катастроф и трагический случай, когда одну машину сбил летчик-истребитель ПВО над Южным Приморьем.

Первыми на Ту-14 переучились 6-й МТАП ВВС ЧФ, 9 и 1941-й минно-торпедные полки ВВС БФ. В апреле 1952 г. завершил переучивание 567-й МТАП 89-й минно- торпедной дивизии ВВС ТОФ. В апреле следующего года этот полк передал самолеты 44-му МТАП. Первыми летчиками, освоившими новую машину были Пасынков, С. А. Гуляев, В. Ф. Трушкин, Н. И. Чернюк, С. Сафронов, И. М. Бардов, А. М. Артемьев.

Ту-14 недолго служил в строевых частях. К 1957 г. практически все подразделения минно-торпедной авиации переучились на Ил-28, хотя в некоторых отношениях он уступал Ту-14: дальность полета у Ту-14 была больше, состав оборудования более современный, имелись морские средства спасения. Практически у всех летчиков, летавших на Ту-14, остались о нем хорошие воспоминания.

Пилоты любили их за «потрясающую летучесть» и высокую надежность. Самолеты применялись в авиации Северного, Тихоокеанского и Черноморского флотов до конца 50-х гг., когда на смену им пришли Ту-16. Но даже и после снятия с вооружения машины «подпольно» оставались в полках и еще долго использовались для тренировочных полетов. К настоящему времени ни одного самолета Ту-14Т не сохранилось.

«89» 2ХВК-1 (Ту-14Р)

Второй серийный самолет «81», построенный в Иркутске из задела завода № 23, в соответствии с постановлением правительства перегнали в Москву для переоборудования его силами завода № 156 в фоторазведчик. На нем, в отличие от «78», было установлено более совершенное фотооборудование на качающихся установках, что обеспечивало двух и четырехмаршрутное фотографирование. Аппаратура монтировалась в средней кабине. Один фотоаппарат АФА-33/75 для перспективной съемки был помешен в хвостовой негерметичной части фюзеляжа. В бомбоотсеке подвешивались дополнительные топливные баки.

Заводские испытания (с февраля 1951 г. но май 1952 г.) проводил А. Д. Перелет. Большим успехом можно было считать нормальную работу фотооборудования. Обычно оно всегда приносило какие-то неприятности. После незначительных доработок Ту-14Р был готов к запуску в серию. Но в это время уже полным ходом шло крупносерийное производство «конкурента» – самолета Ил-28. На его базе оперативно был подготовлен разведчик Ил-28Р, который и приняли на вооружение. Ту-14Р, соответственно, в серию не пошел.

«84» 2ХТВД ВК-2 + 1ХРД-500

Проект модификации самолета «73» с турбовинтовыми двигателями ВК-2. Работа прекратилась на стадии эскизного проектирования.

«93» 2ХВК-5 (илиВК-7)

Проект модификации самолета Ту-14Т под новые двигатели ВК-5 или ВК-7. Реализован не был.

Проектирование и постройка семейства самолетов Ту-14 дали ценный материал для дальнейшего развития бомбардировочной авиации. На них были отработаны системы покидания машины на больших скоростях полета, введены расчетные ограничения скорости на малых высотах, что стало нормой при проектировании тяжелых самолетов. Были отработаны и герметические кабины, испробована нетрадиционная схема размещения двигателей, получившая в 60-е годы большое распространение на гражданских самолетах. Прошли проверку и отработку многие системы, агрегаты оборудования и вооружения, ставшие стандартными элементами конструкции для последующих машин.

Некоторые Ту-14 использовались для проведения различных летных исследований. Так, самолет «78» применялся для испытаний экспериментальных летающих моделей. Вероятно, предпринимались и попытки улучшить работу двигателей, и один из Ту-14 оснастили новым воздухозаборником с большим диаметром входного сечения. В дальнейшем этот самолет использовался для испытаний систем катапультирования.

Ту-14 стал фундаментом, на котором смогли появиться сначала первый советский бомбардировщик со стреловидным крылом («82»), а затем, обогнавший свое время, всемирно известный Ту-16.

Краткое техническое описание

Ту-14 с двумя ТРД ВК-1 был предназначен для использования на сухопутном и морском театрах военных действий в качестве бомбардировщика, торпедоносца и постановщика мин. Самолет был выполнен по схеме свободнонесущего цельнометаллического моноплана с верхнерасположенным прямым крылом, стреловидным стабилизатором и однокилевым вертикальным оперением.

Фюзеляж полумонококовой конструкции имел работающую обшивку, набор шпангоутов и стрингеров, а также два лонжерона, идущих по бортам бомбоотсека. Фюзеляж технологически делился на шесть частей. Две из них оборудованы герметическими кабинами, обеспечивающими нормальную работу экипажа в условиях высотного полета. Кабины вентиляционного типа с питанием от компрессоров двигателей. В передней кабине размещались летчик и штурман, в задней – стрелок-радист.

Крыло имело трапециевидную двухлонжеронную кессонную конструкцию. Оно состояло из центроплана и двух консолей. На крыле устанавливались четырехсекционные взлетно-посадочные щитки. Две секции помещались между фюзеляжем и гондолами двигателей, две другие – между гондолами и элеронами. Щитки управлялись с помощью гидравлики. Элероны с внутренней аэродинамической компенсацией, на правом имелся триммер.

Оперение свободнонесущее, с выступающим вперед форкилем. Верхний обтекатель киля и часть форкиля, где монтировались антенны, выполнены из радиопрозрачного материала. Рули оперения снабжены весовой и аэродинамической компенсацией, на них установлены триммеры. Носки киля и стабилизатора имели электрические противооблединительные устройства.

Шасси трехопорное, с предохранительной хвостовой пятой. Передняя стойка с колесом 720x310 мм убиралась назад по полету, основные – с колесами 1150X355 мм – вперед по полету с поворотом колес на 90°. Для сокращения пробега имелся тормозной парашют. Для сокращения длины разбега под центропланом могли устанавливаться четыре твердотопливных ускорителя ПСР-1500-15.

Управление самолетом – одинарное, жесткое. Управление триммерами – дистанционное электромеханическое. В схему управления рулем высоты, поворота и элеронами для облегчения работы летчика включены рулевые машины автопилота АП-5. В качестве тормозного щитка использовалась крышка входного люка передней кабины.

Двигатели устанавливались в гондолах, подвешенных под крылом. Система питания топливом состояла из 24 мягких протектированных баков, разделенных на правую и левую части. Общая емкость баков составляла 10 120 л. Машина была оборудована системой нейтрального газа и противопожарными средствами.

Питание электрооборудования обеспечивалось двумя генераторами ГСР-12000 с приводом от двигателей. В качестве аварийного источника питания использовалась аккумуляторная батарея 12САМ-53. Переменный ток выдавали преобразователи МА-750, МА-500 и МА-250.

На самолете имелись: связные радиостанции РСБ-5 и РСИУ-3, радиовысотомеры РВ-2 и РВ-10, автоматический радиокомпас АРК-5, аппаратура слепой посадки «Материк», опросчик «Магний-М» и ответчик «Барий-М». Внутренняя связь осуществлялась с помощью переговорного устройства СПУ-5. Предусматривалась возможность установки одного из трех типов фотоаппаратов: АФА-33/75, АФА-БА/40, НАФА-Зс/50 для планового и перспективного фотографирования.

Аварийное оборудование обеспечивало в случае необходимости принудительное покидание машины всеми членами экипажа. При этом летчик катапультировался вверх, штурман и стрелок-радист – вниз. На случай посадки на воду имелась спасательная лодка ЛАС-5.

Нормальная бомбовая нагрузка составляла 1 000 кг, максимальная – 3 000 кг. Бомбовый отсек размером 6105X920X900 мм допускал подвеску бомб калибром от 50 до 3 000 кг на кассетных и балочных держателях. Система электрического управления позволяла выполнять как одиночный, так и серийный сброс бомб. Для прицельного бомбометания по невидимым целям использовался радиолокационный прицел ПСБНМ, сопряженный с оптическим прицелом ОПБ-6р.

Минно-торпедное вооружение дополняло бомбардировочное. В бомбоотсеке можно было подвесить мины типа АМД и торпеды типаТАС, 45-46МАН и 45-46МАВ. В комплекс входил прицел низкого торпедометания ПТМ-50.

Оборонительное вооружение включало 4 пушки НР-23. Две устанавливались неподвижно в носовой части фюзеляжа с правого и левого бортов симметрично. Наводка на цель осуществлялась летчиком с помощью прицела Г1КИ путем разворота всего самолета. Боезапас – по 85 снарядов на ствол. Фотоконтроль за результатами стрельбы осуществлялся фотопулеметом С-13. Две пушки размещались на подвижной кормовой установке КДУ-81 с гидравлическим приводом и прицельной станцией ПСК-81. Боезапас – по 350 снарядов на ствол.

Авторы благодарят Г. Б. Георгиевского, участника внедрения Ту-14 в серию, за переданные для статьи воспоминания.

Тактико-технические характеристики самолетов семейства Ту-14
Характеристика       Ту-14 Ту-14Т Ту-14Р
Обозначение по ОКБ «73. «78. .79. «81» «81Т» «89»
Дата выпуска октябрь 1947 г. апрель 1948 г. 1949 г. октябрь 1949 г. декабрь 1950 г. февраль 1951 г.
Назначение бомбардировщик разведчик разведчик бомбардировщик торпедоносец разведчик
Экипаж,чел 4 4 4 3 3 3
Силовая установка
Число х тип двигателей ЗХ ТРД ЗХ ТРД ЗХ ТРД 2Х ТРД 2 X ТРД 2Х ТРД
Марка двигателя 2Нин-1 + 1 Дервент V 2 Нин-1 + 1Дервент V 2 ВК-1 + 1 РД-500 ВК-1 ВК-1 ВК-1
Вооружение 6X23 6X23 6X23 4X23 4X23 4X23
стрелковое: число х калибр, мм            
Геометрические характеристики
Длина самолета, м 20,320 20,620 20,620 21,400 21,950 21,950
Размах крыла, м 21,700 21,700 21,700 21,700 21,700 21,700
Высота самолета на стоянке, м 5.930 5,930 5,930 5,950 5,690 5,690
Площадь крыла, м2 67,380 67,360 67,360 67,380 67,360 67,360
Колея шасси, м 7,600          
Площадь горизонтального оперения, м2 11,500 11,500 11,500 11,500 11,590 11,590
Площадь вертикального оперения, м2 9 9,200 9,200 9 9,970 9,970
Массовые характеристики
Взлетная масса нормальнная, кг 20100 18500 18500 21000 20930 21000
максимальная, кг 24200 23790 25270 24600 25140 25604
Масса боевой нагрузки максимальная, кг 3000 3000 3000
нормальная, кг 1000 1000 1000
Летные характеристики
Максимальная скорость 872/5000 840/5000 930/5000 861/5000 848/5000 859/5000
у земли / на высоте, км/ч / м            
Время набора/высоты, мин / м 9,5/5000 7,7/5000 4,2/5000 8,3/5000 9.0/5000 8,3/5000
  24,8/10000 22,0/10000 28,0/10000 29,9/10000 26,4/10000
Практический потолок, м 11500 14200 11500 11300
Дальность полета максимальная, км 2810 3750 3150 2930 3240
Длина разбега с норм, взл.массой, м 740 1000 710 1250 1100 1655
Длина пробега, м 1170 1300 530 1120 1020

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ

«Метеоры» терпят фиаско

Игорь СЕИДОВ Ашхабад

О событиях воздушной войны в Корее написано уже довольно много. В частности, действиям 77-й австралийской эскадрильи, сражавшейся на «Метеорах», посвящены статьи в английском и французском журналах. 1* Разумеется, при отсутствии доступа к нашим засекреченным архивам, материалы иностранных авторов сильно страдают однобокостью. У нашего читателя есть возможность сравнить описания одних и тех же событий (таблица в конце статьи).

Летом 1951 года в небе Северной Кореи в разгаре шли ожесточенные воздушные бои между авиацией 5-й Воздушной Армии (ВА) США, авиацией ее союзников (Австралии, Великобритании, Южной Африки, Канады) – с одной стороны, и ВВС Северной Кореи при поддержке ВВС Китайских народных добровольцев (КНД) и ВВС Советского Союза, представленные одним истребительным авиакорпусом (64-й ИАК) – с другой. Схватки происходили в пространстве, прозванном американскими летчиками «аллеей МиГов», простиравшемся от реки Ялуцзян (пограничная река между КНР и КНДР) до северокорейского города Анею. Интенсивность боевых действий именно в этом районе обуславливалась концентрацией там наиболее важных гражданских и военных объектов Северной Кореи.

В описываемый период воздушные бои шли, в основном, между реактивными самолетами МиГ-15, МиГ-15бис – с одной стороны, и F-80C Shooting Star, F-84A Thunderjet, F-86A/F Sabre – с другой.

За год войны в Корее наши летчики достаточно хорошо изучили ТТД (тактико-технические данные) и боевые возможности названных машин противника, проведя с ними не одно сражение. Несколько настораживало появление какого-нибудь нового типа самолета, так как реальные его способности можно было оценить только в бою.

В середине августа 1951 г. группа летчиков 523-го ИАП 303-й ИАД (в составе которой в годы Великой Отечественной войны сражался знаменитый французский авиаполк «Нормандия-Неман») вновь встретилась в «аллее МиГов» со своими постоянными противниками в небе Кореи – истребителями F-86 «Сейбр».

С вернувшихся после боя самолетов техники сняли кассеты кинофотопулеметов (КФП) и передали в полковую лабораторию. Удивление вызвал снимок с КФП замполита 1-й АЭ капитана Г. X. Дьяченко. На фото был запечатлен двухдвигательный реактивный самолет, дотоле нашим летчикам не встречавшийся. В горячке боя его никто не заметил, а в объектив фотопулемета эта машина попала случайно – снимок был сделан без стрельбы при выходе из атаки по «Сейбру».

Вскоре в полк пришло сообщение из разведотдела корпуса о том, что на контролируемом участке фронта появилась авиачасть Королевских Австралийских ВВС, имевшая на вооружении английские реактивные истребители фирмы Gloster – Meteor F.8.

Австралийские летчики из состава 77-й АЭ Королевских ВВС (RAAF) вступили в войну несколько раньше описываемых событий. Эскадрилья начала боевые действия в Корее с 29 июня 1950 г., первоначально имея в своем составе поршневые штурмовики F-51D Mustang. На этих самолетах австралийцы воевали до апреля 1951 г., а затем получили на вооружение «Метеоры». Уже с июля, завершив короткое переучивание, все летчики АЭ летали на этих реактивных машинах, а с середины августа приступили к боевым действиям. Первая по-настоящему серьезная встреча «Метеоров» с МиГами произошла 25 августа 1951 г.

1* Имеются в виду материалы Брайена Филиоттв (-Fly Past- № 9,1987) и Жана Пьера Вере (-Le Fana de L'Aviation- №24,1990).

•Метеор» F.8 австралийских ВВС на аэродроме Таегу

«Метеоры» в свои укрытия

Транспортировка по дороге одного из «Метеоров» из порта на аэродром базирования 77-й эскадрильи австралийских ВВС

Австралийские «Метеоры» заправляются на авиабазе Кимпо в Корее

В этом бою «Метеоры» из 77-й АЭ RAAF сошлись с МиГами из 17 ИАП 303-й ИАД. Схватка была скоротечной и закончилась поражением австралийцев – они потеряли две машины. Одного «Метеора» сбил будущий ас корейской войны ст. лейтенант Н. В. Сутягин, а второго на свой боевой счет записал командир 17-го полка майор Г. И. Пулов.

Спустя несколько дней, а именно – 29 августа, летчики 77-й АЭ опять участвовали в бою. В тот день восьмерка «Метеоров» совместно с группой прикрытия из нескольких десятков F-86 сопровождали В-29 на Ченгу. На перехват им поднялись самолеты 303-й ИАД. По отчетам о боевых действиях первыми вступили в бой с передовым заслоном «Сейбров» летчики 18-го ГИАП во главе с командиром полка полковником Белостоцким.

Пара МиГов, ведомых Л. К. Щукиным и А. Астановским, пошла на перехват четверки F-86. Обстреляв одну пару и уходя от атаки другой, Щукин с ведомым вошли в облака, а выскочив над ними, обнаружили шестерку «Метеоров». Не раздумывая, с ходу Щукин атаковал плотный строй двухмоторных истребителей, сбил одного из них и тут же ушел вверх за облака. Воодушевленный победой, советский летчик решил вернуться, бросил самолет вниз, но, пройдя облака, «Метеоров» уже не обнаружил.

Но оставшейся пятерке австралийцев опять не повезло: когда они вдоль береговой черты уходили на свою базу в Кимпо, их атаковала другая пара из 18-го ГИАП (Н. В. Бабонин и А. А. Свинтицкий). С дистанции 400-300 метров Бабонин дал очередь и поджег один из двигателей «Метеора», но тот продолжал полет. Советскому летчику пришлось сблизиться до 200-100 метров и стрелять повторно. Только после этого от «Метеора» полетели обломки и вскоре его пилот катапультировался. Это был уоррен-офицер Рон Гантри, попавший потом в плен.

О третьей встрече «Метеоров» с МиГами вспоминает Герой Советского Союза А. П. Сморчков. Упоминая об этом бое, он утверждает, что из схватки удалось уйти только одному австралийцу – остальных сбили летчики 523-го полка 303-й ИАД. То же подтверждает и участник этого сражения Герой Советского Союза Г. У. Охай, сбивший в тот день сразу двух «Метеоров». Справедливости ради надо сказать, что в воздухе на высоте 10 000 метров над Анею шестерка австралийских самолетов встретилась с целым полком МиГов. 24 машины вел на задание замкомполка капитан Охай. Правда, наперерез «Метеорам» направилось только восемь советских истребителей (2-я АЭ). Первая атака была неудачной – летчики не учли разницу в скоростях и проскочили противника. Но уже во втором заходе удалось сбить сразу двух «Метеоров» (Охай и Тюляев). До конца боя еще один «австралиец» рухнул на землю (победа Охая).

"Метеор" на взлетной полосе в Кимпо

Пилот 77-й эскадрильи л-т Уильямсон у своего самолета. Позднее он дослужился до маршала ВВС

По нашим данным, в тот раз было повреждено еще несколько «Метеоров», но так как они могли упасть уже за 38-й параллелью, на боевой счет летчиков 523-го ИАП их не засчитали. Это, по сути, первое крупное поражение австралийской эскадрильи в Корее оказалось не последним.

10 сентября в «аллее МиГов» состоялось несколько сражений, в которых участвовали две дивизии 64-го ИАК (303-я и 324-я ИАД). За этот день советскими летчиками было сбито 12 самолетов противника (5 – F-86, 5 – F-84, 1 – F-80 и 1 – «Метеор») без своих потерь. «Метеора» записал на свой счет командир эскадрильи 176-го ГИАП капитан Г. И. Гесь.

Две недели после этого австралийцы не «показывали носа» и только 26 сентября вновь вошли в «аллею МиГов» в составе мощной авиагруппы. В тот день состоялось два массированных налета, в отражении которых вновь принимали участие 303-я и 324-я авиадивизии 64-го авиакорпуса. Бои были удачными для советских летчиков – 9 самолетов противника (4 – F-86,3 – F-84 и 2 – «Метеора») без своих потерь.

Австралийские машины стали трофеями сг. лейтенанта Н. В. Сутягина и ст. лейтенанта И. И. Яковлева из 523-го ИАП.

Потом около месяца советские летчики не встречались с «Метеорами» – те избегали полетов в «аллею МиГов». Последняя неделя октября 1951 г. выдалась жаркой на схватки. Именно тогда американские ВВС предприняли серию массированных налетов на Супхун ГЭС, мост Сингисю и другие важные объекты КНДР. В полетах участвовали бомбардировщики В-29, а прикрывали их сильные наряды «Сейбров», «Тандерджетов», а также «Метеоры» из 77-й АЭ. Как и прежде, им противостояли грозные противники – МиГ-15-е.

Октябрьские бои имели место 23, 24, 25, 27 и 30 числа.

В один из таких дней, а именно – 24 октября, восьмерка В-29 прорывалась к важному мосту в районе Аньдуня. Передовым заслоном их прикрывала группа «Сейбров» (4 АК), а непосредственное прикрытие осуществляли шестнадцать «Метеоров» (77 АЭ) и десятка F-84 (27 АК). В отражении этого налета участвовали летчики 18-го ГИАП и 523-го ИАП 303-й авиадивизии. Сначала одна из групп 523-го полка сковала боем передовой заслон «Сейбров», а другая – ударила по австралийцам.

Истребители же 18-го полка прорвались к В-29 и прикрывавшим их «Метеорам» и «Тандерджетам». Нападающим удалось сбить одну «крепость», остальные бомбардировщики, сбросив бомбы не доходя до цели, ушли к морю. «Метеор» был сбит в бою на вертикалях ст. лейтенантом Л. К. Щукиным.

Семь самолетов противника (4 – F-86 и 3 – «Метеора») записали на свой счет и истребители 523-го ИАП, обеспечив тем самым «работу» летчикам 18-го полка. Сразу двух «австралийцев» завалил майор Д. П. Оськин и еше одного – ст. лейтенант В. П. Филимонов. Общий итог боя: сбито 9 машин неприятеля (4 – F-86, 4 – Метеора и 1 – В-29), свои потери – один МиГ-15.

На следующий день налет «крепостей» повторился. И на этот раз среди самолетов прикрытия были «Метеоры», одного из которых сбил летчик из 18-го ГИАП командир звена ст. лейтенант Ф. М. Малашин (предположительно). В ходе схватки он увидел выходящего из боя (видимо, подбитого) «австралийца», которого прикрывали два «Сейбра». Воспользовавшись внезапностью и превышением в высоте, Малашин с ведомым атаковал эту «троицу», отдав предпочтение «Метеору». Сблизившись до 300- 200 метров, он двумя очередями отправил австралийскую машину на землю и, забрав резко вверх, ушел от прозевавших его F-86. Правда, победу эту на боевой счет советскому летчику не записали, отметив ее как предположительную.

Участники боя I декабря 1951 г. Первый ряд: А. И. Митусов, Н. П.Кравцов, Г. Николаев, Н. Мороз: второй ряд А. П. Вердыш. Г. И. Гесь, С. Ф. Вишняков, Д. Федоров

В ноябре боевые действия в небе Кореи продолжались. Так, 2 числа небольшие группы штурмовиков F-84 действовали в «аллее МиГов». Появились и самолеты 77-й АЭ. На перехват этих групп в режиме «свободной охоты» в течение дня вылетали летчики 18-го и 176-го полков. Паре ст. лейтенанта Н. В. Бабонина (18-й ГИАП) довелось встретиться с «Метеорами». Пользуясь внезапностью, он атаковал их и сбил один из самолетов – остальные тут же покинули район боя.

На другой день, т. е. 3 ноября 1951 г., летчики 303-й авиадивизии вновь отбивали налеты штурмовиков США, которых прикрывали «Сейбры». К охраняемым объектам попытались прорваться и «Метеоры» 77-й АЭ, но этого им сделать не удалось. Они, как и многие группы «Тандерджетов», были перехвачены МиГ-15 ми из 523-го ИАП. («Сейбров» взяли на себя летчики 17-го ИАП.) За несколько боев, проведенных в этот день, летчики 523-го полка сбили 7 самолетов противника, в том числе 5 F-84 и 2 «Метеора». Последние стали добычей капитана Г. У. Охая и ст. лейтенанта Б. В. Синельникова.

Летчики 17-го ИАП сбили один F-86, у советской стороны потерь не имелось.

Для 303-й дивизии это была последняя победа над «Метеорами», более с австралийскими машинами они в небе Кореи не встречались.

Довершили разгром 77-й АЭ уже 324-я ИАД, которой командовал в то время наш известный ас, трижды Герой Советского Союза полковник И. Н. Кожедуб. Первая встреча с «Метеорами» состоялась 7 ноября 1951 г. В тот день, вылетая на «свободную охоту», капитан М. С. Милаушкин из состава 176-го ГИАП перехватил группу австралийских двухмоторников и сбил одного из них.

В следующий раз, 27 ноября, состоялась схватка МиГ-15-ых из того же полка с большим числом самолетов противника (F-86 и F-80). Пара П. Ф. Никулин-Н. А. Гармашов, уходя от атаки четверки «Сейбров», нырнули в облака, а пробив их, на высоте 9 ООО метров увидели восьмерку «Метеоров». Капитан Никулин сходу пошел в атаку и подбил одного из них. Австралийцы тут же скрылись в облаках, и советские летчики потеряли их из виду.

О второй и последней встрече истребителей 176-го ГИАП (324-я ИАД) с «Метеорами», произошедшей вскоре, расскажет командующий 64 ИАК Герой Советского Союза генерал майор Георгий Агеевич Лобов. Операция по разгрому 77-й АЭ RAAF была подготовлена им лично.

«Сами по себе «Метеоры» сколь- нибудь большого военного значения в огромном количестве интервентов (главным образом, США) не имели, но разгром союзников США мог вызвать некоторый политический резонанс.

Было решено одним ударом уничтожить австралийскую АЭ. Для этого мы тщательно рассмотрели схему предполагаемого массированного удара противника, время и место появления «Метеоров», глубокий (с севера) обход основной группировки авиации США.

Непосредственное наведение группы МиГов на «Метеоров» должен был осуществлять ВПУ (Выносной пункт управления), постоянно развернутый у г. Анею.

Всю эту разработку операции осуществлял я один, не посвящая в известность даже командира дивизии И. Н. Кожедуба. Задачу группе летчиков, предназначенной для разгрома «Метеоров», поставил также сам, буквально за полтора-два часа до времени вылета. Это была, вероятно, и излишняя предосторожность, но она обеспечивала стопроцентную скрытность наших намерений – основания для таких действий у меня были. Кроме того, помогло и простое везение, т.е. «господин случай» – начни американцы свой налет часом раньше или позже – и наш план был бы не выполнен.

Фактически же произошло следующее: группа из шестнадцати МиГ-15 из 176-го ГИАП под командованием самого командира полка подполковника С. Ф. Вишнякова поднялась в назначенное ей время и ушла с набором высоты далеко на север, где и барражировала, используя топливо подвесных баков, в ожидании сигнала для атаки «Метеоров». Австралийцы также в составе шестнадцати машин оказались в предполагаемой точке в рассчитанное нами время. МиГи находились на исходных для атаки позициях и неожиданно для противника обрушились на него.

Уйти удалось, используя близость запретной для наших действий границы Пхеньян Вонсан, лишь только четырем австралийским самолетам. Итак, из шестнадцати «Метеоров» было сбито двенадцать. Мы потерь не имели. Американцы никакой помощи союзникам не оказали. Учитывая те потери, что австралийцы понесли до этого боя, можно было считать АЭ полностью разгромленной.

Р. Валькович, Ф. Федотов и В. Молошный после боя с «Метеорами» 2 октября 1952 г.

С. М. Крамаренко

Через некоторое время мне доложили данные радиоперехвата радиостанций США: «Состоялось вручение наград США австралийским летчикам, эскадрилья которых была недавно потрепана в боях с МиГами, но сейчас восстанавливает свою боеспособность». К этому добавлю, что вплоть до окончания войны «Метеоры» лишь изредка появлялись в районе действий МиГов.»

В дополнение к сказанному генералом Г. А. Лобовым можно сказать, что в тот день, 1 декабря 1951 г., на перехват «Метеоров» вылетело 24 самолета 176-го ГИАП, но в атаке по двум восьмеркам противника наносили удар шестнадцать МиГов (в основном, летчики 1-й АЭ и звена управления), а оставшиеся – прикрывали их сверху от возможного появления «Сейбров».

Было предпринято две атаки (первая – неожиданная, с высоты 10 000 метров), в результате которых австралийцы лишились девяти машин: по одному «Метеору» сбили – командир полка подполковник С. Ф. Вишняков, штурман полка майор С.П.Субботин, летчики 1-й АЭ: П. С. Милаушкин, А. Ф. Головачев, капитан А. Ф. Васько, ст. лейтенант Ф. А. Зубакин.

Отличилась и 2-ая АЭ: два «австралийца» – за командиром эскадрильи капитаном С. М. Крамаренко, еще одного записал на свой счет его ведомый ст. лейтенант И. Н. Гулый. Потерь в этом бою у летчиков 176-го ГИАП не было – все самолеты вернулись на базу.

Вышеприведенное описание событий 1 декабря 1951 г. сильно отличается от такового в изложении западных историков – особенно в части соотношения потерь и побед. (Вы сами можете убедиться в этом, взглянув на таблицу в конце этой статьи.)

Но вот интересный момент: французский автор пишет о том, что после 1 декабря 1951 г. командиром 77-й АЭ стал винг-командор Рональд Сьюзен. Не следует ли из этого, что его предшественник в этой должности – винг-командор Л. Т. Спенс выведен из строя (погиб?) именно 1 декабря?

И еще: в том же материале говорится о том, что после боя 1 декабря 1951 г. «Метеоры» перестали быть истребителями, и с января следующего года 77-я АЭ перешла к выполнению бомбардировочно-штурмовых задач без захода в «аллею МиГов». Это ли не показатель реального состояния австралийской эскадрильи!

Уже 4 января 1952 г. четыре самолета из 77-й АЭ нанесли удар по водохранилищу Чонгдан. Всего в январе «Метеоры» совершили 769 боевых вылетов на штурмовку, а в феврале – уже 1 005. В 1952 г. австралийским летчикам всего трижды удалось встретиться с МиГами. Первые два раза это произошло в мае. В обоих случаях (4-го и 8-го числа) австралийцы сражались с летчиками ОВА (Объединенная Воздушная Армия), куда входили северокорейские и китайские авиаторы. Скорее всего, с «Метеорами» в мае вели бои китайские летчики, так как в 1952 г. воевала всего одна северокорейская авиадивизия и пять – китайских.

По данным из западных источников в этих двух боях австралийским летчикам принадлежит две победы над МиГ-15: одного 4 мая предположительно сбил (по другим данным только повредил) петти- офицер Джон Сермен. Второго, 8-го мая, – петти-офицер Билл Симмондс. О потерях «Метеоров» в этих сражениях в западных публикациях не сообщается. А вот по данным о боевой работе летчиков ОВА отмечается, что в те дни китайские летчики записали на свой счет двух «Метеоров», что официально подтверждено архивными документами. Если это так, то в очередной раз австралийцы потерпели поражение от огня МиГов. Причем произошло это за пределами «аллеи МиГов», ближе к 38-й параллели. Это нашим туда запрещалось, а летчики ОВА летали. И наконец, последняя встреча в 1952 г. состоялась 2 октября, когда четверка «Метеоров» под сильным прикрытием из 30-ти F-86 решила атаковать одну из целей в зоне действия МиГов 64-го ИАК. Противник был своевременно обнаружен локаторами передовых постов и лично командир корпуса генерал майор Г. А. Лобов произвел наведение на группу четверки истребителей из 518-го ИАП (216-я ИАД), которая на тот момент вела «свободную охоту». Звено под командованием капитана Федотова (в составе: Ф. Федотов, В. Молошный, Р. Валькович, К. Рыбаков) пошло на осознанный риск, вылетев на перехват противника, имевшего почти девятикратное численное превосходство.

Джордж Хейл (слева) и Дейв Айрлем осматривают сопло «Метеора», поврежденное 37-мм пушкой МиГа

Командир наземного экипажа Боб Черри после последнего боя нарисовал на борту «Хейлсторма» два силуэта МиГа, которые позже ему приказали смыть

Главным козырем в этой атаке у советских летчиков была, конечно же, неожиданность. Выйдя к группе сверху и сзади, капитан Федотов сбил крайнего правого «Метеора», а затем пошел навстречу «Сейбрам». Но те так опешили от столь неожиданного и наглого напора всего четырех МиГов, что ушли в сторону, не став даже преследовать дерзкое звено советских самолетов.

Быть может, в этот раз завязывать бой не входило в задачу американцев. А может быть и так, что американцы опасались присутствия где-то рядом большего числа самолетов противника – уж очень вызывающим было поведение четверки.

Из западных источников стало известно, что в воздушном бою 2 октября 1952 г. был сбит и погиб флайт- офицер Оливер-Крюнкиген из группы британских военных летчиков, проходивших боевую стажировку в составе австралийской эскадрильи.

Больше советские летчики с «Метеорами» в небе Кореи не встречались.

27 марта 1953 г. произошел бой между летчиками 77-й АЭ и парой МиГ-15 из состава ОВА. Дело было так. В 14 ч. 20 мин. два «Метеора», ведомые сержантами Джорджем Хейлом и Дэвидом Айрлемом, осуществлявшими разведку, увидели пару американских разведчиков RF-80 из 67-го крыла тактической разведки ВВС США, преследуемых МиГ-15-ми. Сбросив подвесной бак, Хейл направил свой самолет на противника, находившегося справа и чуть ниже него. Увлеченные пресле

дованием, МиГи прозевали атаку. Австралийский летчик дал залп НУРСами, но промахнулся, чем противник не преминул воспользоваться и вышел из-под атаки. Тут Хейл услышал по рации крик своего ведомого. Самолет последнего был атакован и подбит. Хейл дал команду Айрлему уходить в облака и возвращаться на базу, а сам стал уходить от другой пары МиГ-15, которые шли на него сверху. Заметив, что Миги сильно разогнались, австралиец воспользовался воздушными тормозами и оказался позади проскочивших его самолетов неприятеля. Хейл тут же довернул на них и ударил по ближайшему. От МиГа полетели куски металла, а из сопла повалил черный дым. Добить, преследуя, его не получалось, так как на австралийца набросилась очередная пара МиГов. Уходя в крутых виражах, Хейлу удалось-таки зайти одной из неприятельских машин в хвост и обстрелять ее из пушек. Тот выпустил струю белого дыма и стал набирать высоту, пытаясь скрыться в облаках.

Кончился боезапас, подходило к концу горючее – нелегко пришлось бы австралийцу, не прийди ему на помощь другая пара «Метеоров» (командир 77-й АЭ (очередной) уинг-командер Джон Хаббл и флайтинг-лейтенант Синди Рисс). Кроме того, на подходе были и «Сейбры». МиГи прекратили преследование Хейла и ушли в сторону Китая.

В этом бою сержант Д. Хейл предположительно сбил одного МиГ-15 и подбил другого МиГа. В свою очереди китайские истребители серьезно повредили машину сержанта Д. Айрлема, который все же сел в Кимпо, привезя в своем «Метеоре» 112 пробоин.

Последние вылеты, отмеченные за «Метеорами» в Корее – уничтожение 8 мая 1953 г. танка Т-34 и завода в Хаэджи. Это была работа все того же сержанта Хейла, до июня 1953 г. совершившего в Корее 131 боевой вылет (большей частью на «Метеорах»).

Авария «Метеора» в Кимпо, май 1953 г

77-я австралийская авиаэскадрилья находилась в Корее до самого перемирия – 27 июля 1953 г. За это время ее летчиками было выполнено 4 836 заданий, совершено 18 872 боевых вылета (из них – более 1 500 на «Метеорах»), «Метеорами» в Корее уничтожено: 3 700 зданий и строений, 1 500 автомашин и танков, 16 мостов. В воздушных боях сбито шесть Ми Г-15 и еще семь – сбито предположительно. Свои потери (на «Метеорах»): 34 летчика – 16 погибли и 18 пропало без вести (еще 10 летчиков погибло, воюя на «Мустангах»).

Кстати, в составе 77-й АЭ RAAF в разное время проходили стажировку шесть летчиков Королевских ВВС Великобритании, в их числе – флайт-лейтенант Дж. Уитворд-Джоунс (совершил в составе австралийской АЭ 157 боевых вылетов) и флайт-офицер Оливер Крайкменк, погибший в октябре 1952 г.

Успешно воевали в Корее и получили награды за это летчики 77-й АЭ: флайт-сержант Меггс (около 100 б/в), флайт-лейтенант С. Д. Мерфид (более 100 б/в), флайт-лейтенант Р. Л. Доусон (90 б/в), уорент-офицер Р. С. Хант (115 б/в), флайт-лейтенант Д. Л. Уилсон и флайт-офицер П. В. Гамильтон-Фостер. Эскадрильей командовал одно время полковник Дж. Р. Кинниммонт.

Победы летчиков 64 ИАК над «Метеорами» 77 АЭ австралийских ВВС
Дата иап иад Летчик Победы в данном бою/ по счету в Корее Всего в Корее Данные зарубежных источников
          Fly Past Le Fana de L'Aviation
25.08.51 17 иап 303 иад 17 иап 303 иад Сутягин Н. В Пулов Г. И. 1/7 1/1 23 10 бой без результатов -
29.08.51 18 гиап 303 иад 18 гиап 303 иад Щукин Л. К. Бабонин Н. В. 1/4 1 15 1 «Метеор» сбит, пилот пленен «Метеоры»: 1 сбит и 1 серьезно поврежден
5.09.51 523 иап 303 иад 523 иап 303 иад Охай Г. У. . Тюляев Н. Н. 2 1   бой не упоминается 1 «Метеор» поврежден
10.09.51 176 гиап 324 иад Гесь Г. И. 1/8 8    
26.09.51 523 иап 303 иад 523 иап 303 иад Сутягин Н. В. Яковлев И. И. 1/9 1/3 23 4 подбит 1 «Метеор» -
24.10.51 18 гиап 303 иад 523 иап 303 иад 523 иап 303 иад Щукин Л. К. Оськин Д. П. Филимонов В. П. 1 15 - поврежден 1 «Метеор»
      2/7-8 1      
25.10.51 18 гиап 303 иад Малашин Ф. М. 1*   _  
27.10.51 - ранен летчик «Метеора», самолет вернулся на базу
2.11.51 18 гиап 303 иад Бабонин Н. В. 1      
3.11.51 18 гиап 303 иад 18 гиап 303 иад Охай Г. У. Синельников Б. В. 1/8 1   ноябрьские бои не упоминаются
7.11.51 176 гиап 324 иад Милаушкин М. С. 1    
27.11.51 176 гиап 324 иад Никулин П. Ф. 1*    
1.12.51 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад 176 гиап 324 иад Вишняков С. Ф. Субботин С. П. Милаушкин М. С. Головачев А. Ф. Васько А. Ф. Зубакин Ф. А. Крамаренко С. М. Гулый И. Н. 1 1 1 1 1 1 2 1   «Метеоров» — 3 сбито и 3 повреждено 2 МиГа сбито
2.10.52 518 иап 216 иад Федотов Ф. П. 1   сбит и погиб флайт-офицер Оливер- Крюнкиген

* предположительная победа

77 эскадрилья австралийских ВВС в строю «две семерки» при возвращении из Кореи, Сидней, июль 1953 г.

Что касается «Метеоров», то в 1950-51 гг. в австралийские ВВС была поставлена партия из 87 самолетов (модификации F.8). Почти все они и участвовали в Корейской войне в разное время. Домой вернулось немногим более 40 машин.

Опыт применения «Метеоров» в качестве истребителей был крайне неудачным. И причина тому серьезная – Ми Г-15, на голову превосходивший «австралийца» по ТТД. По сути, «Метеоры» являлись лакомой добычей МиГов и сколь-нибудь серьезного противодействия советским истребителям оказать не могли. Поэтому, как уже отмечалось, с января 1952 г. их перевели в разряд истребителей-бомбардировщиков для действий вне пределов «аллеи МиГов».

Кстати, в качестве штурмовика «Метеоры» проявили себя несравненно лучше, чем в роли истребителей, но и здесь они явно уступали самолетам США аналогичного назначения – F-80 «Шутинг Стар» и F-84G «Тандерджет».

Сколь-нибудь значительного влияния на ход воздушной войны «Метеоры», конечно же, не оказали. Заслуживает уважения доблесть австралийских летчиков, провоевавших, не смотря на превосходство противника и свои большие потери, все 37 месяцев этой войны.

После возвращения в Австралию в декабре 1954 г. 41 оставшийся «Метеор» Мк.8 передали 78-й АЭ RAAF.

В статье использованы фотографии из архива автора и редакции.

Автор благодарит за помощь в работе над статьей Л. Е. Крылова, А. В. Котлобовского и Ю. Н. Сутягина, а также ветеранов 303, 324 и 216 иад Ф. П. Федотова, Ф. М. Малашина и др., поделившихся своими воспоминаниями.

Литература:

1. Fly Past, № 9.1987 г.

2. Air Fan, № 16, 1990 г.

3. Letectvi+Kosmonautica, № 19, 1989 г.

4. Le Fana de I'Aviation, № 24, 1990 r.

5. «Комсомольская Правда», 9 июня 1990 г.

МиГ-156ис, б/н 343, летчик – Л. К. Щукин, 18 гиап 303 иад, Корея, осень 1951 г.

МиГ-15бис. б/н 351, летчик – Д. П. Оськин, 523 иап 303 иад, Корея, октябрь 1951 г.

МиГ-15бис, б/н 686, летчик – С. М. Крамаренко, 2аэ 176 гиап 324 иад, Корея, декабрь 1951 г.

Meteor Mk.8 из 77 аэ RAAF

Meteor Mk.8 «Haleetorm», принадлежавший одному из лучших австралийских пилотов 77 аэ RAAF Джорджу Хейлу. Корея, 1952 г.

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Классик «золотой эры»

Сергей ЦВЕТКОВ Москва

Продолжение. Начало см. МА4-93, 1-94, 1-95.

Большинство пассажирских самолетов – по крайней мере те. которым удалось стать бестселлерами – проходят несколько этапов развития. Все начинается с нескольких малосерийных вариантов, на которых не только выявляются детские болезни, но и определяются запросы заказчиков. Вслед за этими самолетами, уже заслужившими признание, появляется более или менее переработанная модификация, строящаяся массовой серией и продаваемая в больших количествах повсеместно. Проходит несколько лет, рынок насыщается, меняется мода (или требования к шуму, комфорту, скорости – подставить нужное), и покупатели становятся существенно менее восторженными. Об эту пору возможности самой машины по части совершенствования представляются более четко, появляются новые двигатели или новые технологические приемы, и конструкторы часто предпринимают достаточно существенные изменения, радикально улучшающие или расширяющие возможности самолета. По большей части такие «протеиновые инъекции», наращивающие «мускулатуру», отражаются и на внешнем виде самолета, изменяя его порой почти до неузнаваемости. Так развивались почти все «Дагласы» – от DC-4 до DC-7C, да и более поздние DC-8 и DC-9; эту же эволюцию претерпел знаменитый «737» Боинга. Список примеров можно множить, но Ил-18 среди них найти не удастся.

Пройдя через первый этап (Ил-18А и Б), илыошинцы получили Ил-18В – стабильно работающую машину, пусть и не лишенную неприятных дефектов. После этого они, казалось, затаили дыхание, стараясь избежать даже небольших изменений собственно планера самолета и ни в чем не потревожить созданную с таким трудом гармонию. Все поиски велись внутри (в прямом и переносном смысле) одного и того же фюзеляжа и крыла, и фактически сводились к стремлению втиснуть побольше в существующий, раз и навсегда заданный объем.

Первая подобная попытка (примечательно, что она оказалась и наиболее радикальной) была предпринята практически сразу же после запуска в массовую серию Ил-18В. В новой разработке впервые попытались увеличить дальность, и одновременно – в первый и последний раз подвергли существенным переработкам фюзеляж и крыло. В качестве «подопытного кролика» ОКБ выбрало второй опытный самолет (прототип Ил-18В), который в течение лета-осени 1960 года прошел переоборудование на опытном заводе 1* фирмы.

От заднего багажника решили отказаться, и место, освободившееся после демонтажа аккумуляторов, использовали для удлинения гермокабины самолета. Если на стандартных Ил-18 гермокабина заканчивалась 56 шпангоутом, то у модифицированной машины роль гермопереборки выполнял 61 шпангоут, что дало дополнительные 164 см для размещения пассажиров. И хотя для испытаний самолет был оборудован лишь «туристскими» креслами (92 места), можно не сомневаться, что в случае выхода на пассажирские линии это количество было бы значительно превзойдено (хотя, учитывая сужение фюзеляжа, вряд ли в эти полтора метра удалось бы впихнуть больше восьми кресел – даже в экономическом варианте). В удлиненном заднем салоне с обеих сторон прорезали по паре дополнительных окон.

Значительные изменения претерпело крыло; консоли остались прежними, а центроплан стал разрезным – к центральной секции с обеих сторон пристыковывались внешние. Такое усложнение было платой за дополнительное топливо – в центральной установили дополнительные мягкие баки, а внешние секции стали герметическими баками-отсеками. Такая операция позволила довести суммарный объем топлива до 30 300 л (почти на 28% больше, чем на стандартных Ил-18). Из-за разрезного центроплана закрылки тоже стали разрезными – двухсекционными.

Однако самой неординарной и заметной внешне деталью «прооперированного» самолета стала установка турбогенератора ТГ-16. Поскольку естественное место оказалось занято, конструкторы еще раз «покусились» на багажные места – под агрегат была отдана задняя часть переднего отсека. Особый смак заключался в том, что установку сделали выдвижной – рама с ВСУ «выпадала» из- под брюха самолета, а после запуска двигателей втягивалась обратно. Помимо облегчения обслуживания, такое решение позволяло в значительной степени разрешить проблемы пожароопасности, выхлопа и подвода воздуха, хотя запустить турбогенератор в полете уже было нельзя. Полностью ТГ-16 в новом месте не помещался, и снизу его прикрывал выпуклый обтекатель.

Максимальный взлетный вес самолета увеличили до 64 000 кг (у Ил- 18В – на 2 800 кг меньше), доработав соответственно шасси и тормоза. Однако многочисленные изменения в конструкции, добавившие веса, вынудили разработчиков искать компенсацию – так, например, гидробаки и выхлопные трубы двигателей выполнили из титана.

Зимой 1960-61 года машина прошла заводские, а осенью – контрольные испытания в НИИ ГВФ. В целом вес пустого самолета удалось удержать почти в пределах 1%-го допуска (вес пустого Ил-18В – 31 250 кг), и летные данные – скорость и потолок практически не отличались от характеристик серийных машин. При этом дальность нового варианта (с аэронавигационным запасом 2 300 л) в зависимости от высоты полета и режима работы двигателей составляла 3 511 км – при коммерческой нагрузке 14 000 кг; и от 5 628 до 6 574 км – при коммерческой нагрузке 6 600 кг. Прирост по сравнению с обычными Ил-18 был впечатляющим, и машину рекомендовали для серийного выпуска. Однако увеличение взлетного веса привело к значительному увеличению дистанций разбега и прерванного взлета, негативно отразилось на скороподъемности. А наиболее лакомое в новой модификации – дальность в 6 500 км – было достигнуто лишь за счет нарушения режимов эксплуатации двигателей АИ-20. (Надо оговориться, что под «нарушением режимов» в данном случае следует понимать лишь несоблюдение временных ограничений, наложенных моторостроителями – т. е. эксплуатация двигателя на режимах, заявленных в ТТХ, но к тому моменту запрещенных к использованию в повседневной службе.) По результатам испытаний было предложено снять эксплуатационные ограничения с двигателей АИ-20, либо устанавливать на подобные самолеты более мощные АИ-20Д.

1* Завод № 240 МАП; а первой статье об Ил-18 был ошибочно указан № 247

Переоборудованный второй опытный Ил-18, под передней частью фюзеляжа виден обтекатель выпускаемого агрегата ТГ-16. Фото Н. Нилова

Переоборудованный второй опытный Ил-18, видны дополнительные два окна в удлиненном заднем салоне. Задний багажник и его люк отсутствуют. Фото Н. Нилова

В серию, однако, самолет так и не попал – доработка АИ-20 шла далеко на такими быстрыми темпами, как того требовалось, а установка более прожорливых АИ-20Д не только в значительной степени свела бы на нет основное достоинство самолета, но, возможно, повлекла бы необходимость более существенных переделок конструкции, поскольку специальные винты АВ-68Д, применявшиеся на АИ-20Д, имели больший диаметр, чем стандартные АВ-68И.

Слева: обтекатель ТГ-16 на переоборудованном втором опытном Ил-18 в полетном положении, вид справа сзади. Фото Н. Нилова

Слева ниже: ТГ-16 в выпущенном положении, вид справа спереди (среднее фото) и слева (нижнее фото), на втором фото видно выхлопное сопло. Фото Н. Нилова

Хотя этот самолет, предназначавшийся для дальних регулярных пассажирских линий, остался в единственном экземпляре, потребность в дальней версии Ил-18, способной к трансокеанским полетам, сохранялась. В частности, такие машины требовались «Полярной Авиации» – для сообщения с советскими антарктическими станциями. Впрочем, они могли оказаться полезными и для других рейсов – доставки делегаций в отдаленные дружественные страны Азии и Африки; но в первую очередь – на Кубу.

Поскольку в предыдущем опыте камнем преткновения оказалось отсутствие у АИ-20К необходимого резерва мощности, достаточного для обеспечения приемлемых взлетно-посадочных характеристик при увеличенном взлетном весе, следующая попытка достичь требуемой дальности должна была сохранить неизменными весовые параметры (на старте). Чем-то надо было жертвовать, и конструкторы решили увеличить запас топлива за счет полезной нагрузки. По соображениям центровки размещать дополнительное топливо можно было только в крыле или над/под крылом в фюзеляже. Поэтому, с учетом ограничения полезной нагрузки, удалось обойтись без переделки конструкции крыла или подкрыльной части фюзеляжа – передняя часть основного пассажирского салона (между шпангоутами 22 и 32) была попросту отгорожена легкими несиловыми перегородками, за которыми разместили восемь баков суммарной емкостью 8 800 л. Полная заправка за счет этого достигла общего объема 32 500 л.

Наличие фюзеляжных баков являлось главным отличием от стандартных Ил-18В; имелись и другие. Поскольку предполагались длительные полеты над безориентирной местностью, спецсамолет оснастили дополнительными пилотажно-навигационными приборами – наиболее заметным был перископический секстант СП-1М, объектив которого возвышался в виде конической башенки над передним пассажирским салоном. Кроме того, высотомер правого пилота имел градуировку не в метрах, а в футах. Дополнительное спасательное оборудование включало спасжилеты, аварийные плоты, лодку и НЗ питания. Еще одной характерной чертой стали каплевидные выколотки- обтекатели в левой верхней части всех мотогондол – следствие увеличения объема маслобака.

Вес снаряженного и полностью заправленного самолета в конце концов достиг (для машины 182005304) 59 750 кг – это означало, что на полезную нагрузку (пассажиры и/или груз) оставалось всего 2 280 кг (при взлетном весе на старте 61 530 кг). При расчетах вес человека обычно принимается равным 80 кг – в таком случае на максимальную дальность можно было перевезти лишь 28 пассажиров. А если учесть необходимость иметь на борту второй экипаж (5 человек) и троих бортпроводников, то число пассажиров сокращалось до 20. Поэтому обычная для рейсовых самолетов проблема размещения пассажиров в ограниченном объеме отсутствовала – в основном и заднем салонах разместили 32 кресла (8 рядов по 2+2). Комфорт был просто невероятный, особенно учитывая, что путешественникам досталась задняя, наименее шумная часть. В переднем салоне при необходимости размещался второй экипаж.

Новый самолет не остался в единственном числе – в начале 1962 года на 30-м заводе заложили малую серию – пять таких машин, обозначенных Ил-18В-26А (заводские номера: 182005304-182005403 2* ). Испытания первой из них начались осенью того же года, и результаты оказались впечатляющими – дальность в отсутствие встречного/попутного ветра достигла 7 370 км – при полете «по потолкам», и 6 870(6 385) км при полете на высоте 9 000(8 000) м. При этом в момент посадки самолет еще располагал аэронавигационным запасом топлива около 3 200 л. Однако перископический секстант как навигационное средство полностью себя дискредитировал, и для полетов в безориентирной местности предполагалось установить допплеровскую систему (ДИСС) «Трасса», а самолетовождение на международных линиях требовало наличия оборудования системы радиомаяков VOR.

Единственное имеющееся фото Ил-18В-26А – самолет СССР-75845 (зав. № 182005305). Видно отсутствие под буквами «ф» и «Л» окон в основном пассажирском салоне – в этом месте в кабине размещались топливные баки. По той же причине трапы поставлены к обеим дверям – передняя и задняя пассажирские помещения уже не сообщались. На двигателях – выколотки для увеличенных маслобаков, над средним окном переднего салона виден перископический секстант СП-1. Фот Б. Вдовенко

Помимо обозначения Ил-18В-26А, новые машины вскоре стали именовать Ил-18Д; все они попали в Московское Управление Транспортной Авиации, и многое из опробованного на них было вскоре использовано на настоящих антарктических Ил-18 (о них будет рассказано несколько позже). Через несколько лет, когда появились настоящие Ил- 18Д (вторые по счету обладатели этого индекса), проблема дальнего самолета для спецрейсов была решена, а экзотические Ил-18В-26А после капремонтов один за другим превратились в обычные «В».

Параллельно с опытами по выведению новых пород «восемнадцатых», продолжались и работы по выжиманию всех соков из проверенного «В». Эта ветвь эволюции в основном рассмотрена в предыдущей статье. Последнюю попытку усовершенствовать Ил-18В предприняли в 1964 году. Для доработки использовали самолет 182005104, принадлежавший КБ Ильюшина с момента выпуска и базировавшийся на ЛИиДБ в Раменском. Основными целями модификации являлись улучшение системы кондиционирования и дальнейшая доработка компоновки интерьера.

Улучшения обитаемости попытались добиться, увеличив воздухообмен; отбор воздуха от компрессоров двигателей вырос почти на четверть. Главное новшество, однако, состояло в появлении долгожданной возможности включать кондиционирование на земле. При этом можно было пользоваться как запущенными двигателями самолета, так и наземным кондиционером, подсоединяемого к штуцеру, установленному между 39 и 40 шпангоутами. А для охлаждения воздуха при использовании двигателей, на правом борту между шпангоутами 25 и 26 установили эжекторное устройство воздухо-воздушных радиаторов. Обтекатель эжектора выглядел как небольшой полуцилиндр.

Изменения внутренней компоновки основывались на известной к тому моменту статистике использования Ил-18 в отношении средней продолжительности полета и сезонных изменений пассажиропотока. Хотя дальность Ил-18 старались увеличить, все же значительное число рейсов в европейской части СССР выполнялись на сравнительно небольшую дальность – 1 000-1 500 км, а достаточно напряженные линии Москва-Ленинград или Москва-Киев не дотягивали даже до тысячи. В результате полет длился от полутора до трех часов, и на такой короткий период комфортом пассажиров можно было пожертвовать. С другой стороны, в летнее время, без верхней одежды, гардеробы становились излишеством, да и путешественники, отправлявшиеся на курорт, значительно менее болезненно воспринимали ущемление своих удобств (особенно в условиях неизменного дефицита билетов). Исходя из вышеизложенного, передний вестибюль изменили – задний туалет переместили вперед, вплотную к переднему, а место между ними и перегородкой основного салона занял гардероб. Замысел заключался в том, что при необходимости получить максимальную пассажировместимость оба (слева и справа) гардероба демонтировались, перегородка салона сдвигалась вперед, к туалетам, а на освободившееся место устанавливали дополнительные ряды кресел. Для того, чтобы и передние, «дополнительные» пассажиры не чувствовали себя еще более обделенными, между 21 и 22 шпангоутами прорезали дополнительное окно (с обеих сторон).

Желая показать, что «восемнадцатый» – самый резиновый самолет в мире, авторы доработки ужали еще и буфет в заднем вестибюле, что вкупе с удлинением салона вперед позволило установить 15 рядов кресел (14 по 3+3 и последний ряд 2+2). В результате в основном салоне могли путешествовать 88 пассажиров (на одного меньше первоначальной загрузки всего самолета), и поскольку в передний и задний салоны втиснуть уже никого не удалось, общее число пассажиров достигло 12§. Рекорд!

После испытаний было отмечено, что новый буфет «не позволяет обслужить пассажиров холодным завтраком и даже набором № 1», и рекомендовано вернуться к прежнему. Число рядов в экономическом варианте из-за этого сокращалось до 14 (13 по 3+3 и последний ряд 2+3 – всего 83), а общее число мест – до 122. Такой вариант назвали «летним смешанным» – передний и задний салоны считались «туристическими». Испытанный ранее на самолете 183006104 вариант с гардеробом на 110 мест назвали «зимним смешанным». Наконец, появились «туристские» варианты – «летний» 100-местный и «зимний» 90-местный. В обоих случаях все ряды имели по пять кресел (2+3), а шаг установки рядов составлял от 810 до 840 мм. Все четыре варианта, как и новая система кондиционирования, были рекомендованы в серию.

Продолжение следует

2* Система формирования заводских номеров у Ил-18 была описана в MA 1 -94.

ГАЛЕРЕЯ

ДБ-За из 2 АЭ 4 ДБАП, август 1941 г.

Фотография из РГВА

Самолет первоначально имел светло-серую окраску, характерную для Д Б-3 предвоенного времени. К осени 1940 г. на всех самолетах полка поверх исходной окраски были нанесены вручную (при помощи краскопульта) полосы зеленого цвета. Низ не перекрашивался. Цифра 4 – в конфигурации, характерной для данного полка. Красная «пилотка» в верхней части киля и зеленый цвет номера – отличительный признак 2-й эскадрильи. Звезды – без окантовки, в 6- ти позициях (верх и низ крыла, фюзеляж). Коки – зеленые. Лопасти – серые.

Этот самолет в составе звена 2 АЭ 4 ДБАП в ходе первого боевого вылета полка на Западном фронте 8 августа 1941 г. бомбил станцию Брест (см. МА 1-94).

Ил-4, принадлежавший 10 Гвардейскому авиаполку Дальнего Действия. Командир экипажа капитан Паращенко, июль 1944 г.

Фотография из ЦА МО РФ

Самолет имел редко встречающийся вариант трехцветной окраски верхней части фюзеляжа: низ окрашен в черный матовый цвет (А-26М), матовый зеленый (А-24М) и матовый светло-коричневый (А-21М). Звезды с белой окантовкой в 6-ти позициях (низ крыла, фюзеляж и киль). Номер «58» и черта под ним – белого цвета, нанесены на обеих сторонах руля направления. Лопасти черные.

ДБ-За из 2 АЭ 4 ДБАП, на котором штурман К. П. Иконников совершил первый боевой вылет 8 августа 1941 г. по ж.д. станции Брест

Ил-4 из 1 АЭ 10 Гвардейского АП ДД, 1944 г.

ОСКОЛКИ АЭРОФЛОТА Авиакомпании Молдовы

Сергей ЦВЕТКОВ Москва

После событий лета-осени 1991 г., все новорожденные государства рванулись возможно быстрее реализовывать формальные признаки своей независимости. Экономика же шла своей дорогой, и зачастую ее неизменность отражала реалии сложившихся связей, которые рвались долго и мучительно.

Молдавское УГА, по всей вероятности, оказалось в числе наиболее долгоживущих (если не последним) из республиканских управлений бывшего СССР – в большинстве случаев национальные авиакомпании возникли в конце 1991-начале 1992 г. В Молдавии же все это время перевозки осуществлялись под эгидой Молдавского управления уже несуществующего союзного МГА. Лишь в середине 1993 г. образовалась национальная государственная авиакомпания «Эр Молдова» (Air Moldova), получившая в наследство не самый свежий даже по советским меркам флот: 9 Ту-154 (ни одной новой «М»), 10 Ту-134А и А-3, 7 Ан-24 и 5 Ан-26. К этому моменту все молдавские самолеты уже несли новую госрегистрацию ER-, продолжавшуюся прежним 5-значным номером (для новых самолетов используется уже «цивильный» 3-буквенный код).

Дольше других национальных компаний «Эр Молдова» мешкала и с введением фирменной окраски, т. о. первые полностью «одетые» лайнеры появились только в 1994 г.

На рубеже 1993/94 гг. положение стало просто отчаянным – 90% лайнеров простаивало по тем или иным причинам на земле, а пассажирские перевозки сократились почти шесть раз -с 919 000 до 160 000 пасс./г. В этой ситуации даже сдача самолета в аренду (спрос на советскую технику появляется преимущественно в летние месяцы в авиакомпаниях стран Восточной Европы) может расцениваться как удача. В 1995 г. ER-85332 выполнял рейсы для словацкой компании Air Terrex (Братислава). Наиболее летающими остаются Ту-134 и Ан-24, а самые старые «154-е» и все Ан-26 стоят на приколе.

Экономическая и политическая неопределенность оставляют мало шансов на покупку или долгосрочную аренду самолетов европейского или американского производства – «Эр Молдове» такие покупки не по силам (хотя переговоры об использовании широкофюзеляжного дальнего DC-10 велись, они закончились ничем).

В отличие от прежних времен, самолеты 'Эр Молдова» стали летать за рубеж бывшего Союза, но ч т о туда летает? Дважды в неделю молдавские лайнеры появляются в Париже, Вене и Афинах – и лишь рейс во Францию выполняет «маленький» «Ту» (еще один полет в неделю он выполняет в Тель-Авив), остальные линии обслуживаются Ан-24. Даже при особых отношениях Молдавии и Румынии «Эр Молдова» выполняет всего три рейса в неделю, только в Бухарест и только на Ан-24! Самая прибыльная линия во Франкфурт недавно решением правительства была отдана коммерческой авиакомпании Air Moldova International, использующей на своих линиях в Западную Европу как самолеты Air Moldova, так и арендованные машины (украинские Як-40). При всех попытках дистанцироваться от России, самой напряженной по количеству пассажиров остается линия в Москву – сюда по- прежнему едут работать, учиться, лечиться – ежедневно два рейса Ту-154!

Практически все компании базируются в аэропорту Кишинева – одном из лучших в СССР. Помимо Air Moldova, в республике зарегистрировано более десятка компаний, но самолеты имеют лишь треть из них. Новые авиакомпании образовались частично на основе заводских летных отрядов – например, Mikma, начинавшая с 2 Ан-32. Один из них уже разбит, но компания предполагает расширяться и собирается использовать Ан-12. Другой грузовой извозчик – Renan, располагает тремя новенькими Ан-74 (один из них – ER-ANC) и одним Ил-76. Есть своя грузовая компания и в Тирасполе («7'ирэйр»). В большинстве случаев эти самолеты работают за рубежом (Африка, Средний Восток, Южная Америка).

Едва ли не единственной перспективной компанией стала Moldavian Airlines, основанная в 1994 г. Ее руководство предпочло использовать не простаивающий, но устаревший флот «Эр Молдовы», а арендовать более экономичные Як-42 у соседей во Львове. Помимо ежедневных рейсов в Москву (Домодедово) ее самолеты (включая арендованные в России Як-40) регулярно обслуживают линии в Будапешт, Прагу, Братиславу.

Еще два лайнера достались при дележе военного имущества. Ту-134А ER-65686 оборудован в варианте «салон» и используется высшим командным составом. А несколько экзотично выглядящий Ил-22 ER-75929 сейчас лишился всего спецрадиооборудования и (не считая мелких деталей) фактически превратился в обычный Ил-18Д. Военные образовали собственное коммерческое подразделение, названное авиакомпанией Vichi, и в 1995 г. эту машину арендовала румынская компания Тают. Следует, однако, учесть, что самолеты этого типа никогда не эксплуатировались в Молдавском УГА. Если эта машина не будет продана или списана (последнее маловероятно, учитывая ее хорошее состояние), то переоборудование в грузовой вариант представляется наиболее рациональным способом ее использования.

Air Moldovа

ER-8S044 Ту-154Б

ER-B5090 Ту-154Б

ER-85285 Ту-154Б-1

ER-85324 Ту-154Б-2

ER-85332 Ту-1546-2

ER-85384 Ту-154Б-2

ER-85405 Ту-154Б-2

ER-85409 Ту-154Б-2

ER-85565 Ту-154Б-2

ER-65036 Ту-134А-3

ER-65050 Ту-134А-3

ER-65051 Ту-134А-3

ER-65071 Ту-134А-3

ER-65094 Ту-134А-3 1*

ER-65140 Ту-134А-3

ER-65707 Ту-134А-3

ER-65741 Ту-134А-3

ER-65791 Ту-134А-3

ER-65897 Ту-134А-3

ER-26046 Ан-265

ER-26059 АН-26Б

ER-26065 АН-26Б

ER-26068 АН-26Б

ER-26204 АН-26Б

ER-46376 АН-24Б

ER-46414 Ан-24

ER-46417 Ан-24

ER-46508 AH-24PB

ER-46599 Ан-24

ER-46685 AH-24PB

ER-46698 AH-24PB

Moldavian Airlines

ТО-42403 Як-42

UR-42544 Як-42

Mikaa

ER-48075 АН-32Б

ER-48077 АН-32Б

1* Правительственный самолет с интерьером «салон».

Редакция благодарит представителей авиакомпании Air Moldova Ю. Л. Трубникова и А. В. Балабанова.

Фото Ю. Кирсанова.

СХЕМЫ НОМЕРА