science Михаил Алексеевич Дмитрук Вдохновение по заказу?

Может ли обычный человек развить в себе исключительные способности? Сказывается, да — в этом убеждены очень многие исследователи. О возможных путях пробуждения дремлющих в нас талантов рассказывается в этой брошюре, рассчитанной на широкий круг читателей.

http://znak.traumlibrary.net

ru
fb2design http://znak.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 30 December 2011 7762A29E-EA1B-431C-A5E1-95040D028F5D 2.0 Вдохновение по заказу? Знание Москва 1989 5-07-000640-1

Знак вопроса 1989 № 8

Михаил Алексеевич Дмитрук

Вдохновение по заказу?

К читателю

Люди создали очень умные и сильные машины с поистине уникальными способностями. Но стал ли сам человек от этого умней и сильней? Всемирная организация здравоохранения печально констатирует, что новые поколения оказываются слабее предыдущих. И если этот процесс устойчив и будет продолжаться дальше, то не вымрут ли люди подобно динозаврам?

Когда-то о подобных перспективах говорили только фантасты, а сейчас серьезные ученые не в шутку обеспокоены таким положением, дел.

В чем оке ученые видят выход? Восстановить утраченные способности людей — умственные и физические — и затем постоянно их совершенствовать. Пути достижения этой цели могут быть самыми различными. О некоторых из них рассказывается в этой брошюре. И хотя они далеко не исчерпывают всего спектра, но дают представление о практически неограниченных возможностях человеческого организма, о том, каких результатов можно добиться путем настойчивых и целенаправленных упражнений.

Наверное, цивилизация пойдет именно по этому пути, и человечество в своем развитии поднимется еще на одну ступеньку.

ДМИТРУК Михаил Алексеевич — журналист, корреспондент газеты «Социалистическая индустрия», специализирующийся на теме резервных возможностей человека.

Вдохновение по заказу?

Предисловие

Есть ли пределы человеческих способностей? «Нет, — говорят индусы. — На пути к совершенству йоги овладевают чудесными силами — могут читать чужие мысли и предсказывать будущее, ходить по воде и летать по воздуху, жить в Гималаях без одежды и пищи. А на вершине совершенства достигают всезнания, всемогущества, все-блаженства и становятся подобными богам.:. Но вот беда — эти способности нельзя демонстрировать непосвященным: они могут использовать их во вред людям».

Верить индусам на слово? А что, если это игра воображения: изнуренные голодом и холодом, йоги начинают видеть галлюцинации? Как бы то ни было, проверить мы не можем. «Боги» прячутся в Гималаях, не желая участвовать в научных экспериментах.

Куда реальнее изучать способности факиров. Они охотно их демонстрируют, зарабатывая этим на жизнь. Но, увы, их «чудеса» часто оказываются ловкими трюками или гипнозом. Да и вообще факиры не любят выдавать свои секреты, боясь лишиться куска хлеба. Обычно они избегают контактов с учеными.

К счастью, бывают исключения. Среди советских артистов оригинального жанра есть несколько человек, которые реально обладают феноменальными способностями и поэтому не боятся сотрудничать с исследователями. И есть надежда, что когда-нибудь они разработают методику, которая позволит каждому человеку уподобиться гениям. Начнется индустрия блистательных талантов, и человечество сделает еще один шаг в своем развитии… Неужели это возможно?

Компас указывает… на восток

В Доме учёных читал лекцию человек, на первый взгляд весьма далекий от науки, — артист Валерий Васильевич Авдеев. Но его выступление вызвало огромный интерес у медиков, психологов, биофизиков. Он рассказал ученым, как развил в себе феноменальные способности, демонстрируемые в программе психологических опытов «Познай самого себя».

…На сцене обыкновенный компас. Его черная стрелка, как и положено, показывает на север. Это видят все зрители: увеличенное изображение стрелки проецируется на большой экран.

Из глубины сцены появляется Валерий Авдеев. Его лицо сосредоточено, руки широко разведены. Легкими движениями пальцев он как будто перебирает в воздухе нечто невидимое публике, но ощущаемое им самим. Словно почувствовав незримую преграду, артист останавливается приблизительно в метре от стола.

Широко раскрыв глаза, затаив дыхание, он начинает осторожно сдвигать эту преграду. Проходит минута, другая — стрелка не двигается, хотя руки теперь очень близко от нее. Но когда Валерий сделал резкий выдох, она неожиданно отклонилась на восток, повинуясь мановению его руки.

Опыт усложняется. Авдеев напрягся и замер над компасом. Его лицо покрылось испариной, на руках вздулись вены, дыхания совсем не слышно. И вдруг через минуту компас ожил: несколько раз дернувшись, он начал медленно вращаться, постепенно, удаляясь от артиста. Передвинувшись сантиметров на пятнадцать, остановился на краю стола.

Зал взрывается аплодисментами.

Признаться, на этом концерте я усомнился в чистоте эксперимента — уж очень эффектно получился телекинез, прямо как фокус. Но через несколько дней мой скепсис рассеялся. Я видел, как артист демонстрирует этот опыт академику АН СССР Герою Социалистического Труда Юрию Борисовичу Кобзареву. Тогда было сделано все, чтобы исключить влияние сквозняков, вибраций, магнитов, гипноза и прочих помех, — стрелка все равно вращалась на расстоянии более метра от рук Авдеева. И Кобзарев был вынужден признать, что это не фокус, а реальный феномен, природу которого необходимо изучать.

Но вернемся на концерт. Зал долго аплодирует артисту. А он вдруг обращается к зрителям:

— Сейчас вы, наверное, откроете в себе способность, о которой раньше и не подозревали. Вспомните, как пахнут любимые духи или одеколон, и вы почувствуете этот запах на любом предмете.

Зрительница недоверчиво протягивает Валерию платочек и говорит, — что любит «Рижскую сирень».

— Пожалуйста! — отвечает артист. И девушка в изумлении восклицает:

— Ой, теперь, правда, пахнет!

Соседки берут ее платок и авторитетно подтверждают: действительно «Рижская сирень». Может, на ткань незаметно брызнули духами? Да нет, через минуту их запах исчезает так же неожиданно, как и появился. Тут со всех сторон стали протягивать платки, расчески, блокноты, сумки — по желанию зрителей они начинали источать аромат русских, французских, японских духов.

Я захотел получить запах «Шипра». Но сейчас ему неоткуда было появиться: давно уже не пользуюсь этим одеколоном. И вдруг запах возник, да такой сильный, что я невольно откинул назад голову. Даже не успел достать носовой платок, чтобы дать его Авдееву. И артист был далеко от меня — на другом конце зала. Как же я почуял то, чего нет?

Но некогда искать ответ — на сцене идут таинственные приготовления к следующему опыту. Два человека берут пустые бутылки и разбивают их молотками. Осколки зловеще поблескивают острыми, кривыми гранями. Авдеев в костюме дзюдоиста выполняет несколько разминочных упражнений. Fro лицо сосредоточенно, руки расслабленны. Вот ОН снимает куртку и… обнаженной спиной ложится на груду стекол. Ему кладут на грудь деревянный щит, на который становятся трое зрителей. В тишине отчетливо раздается хруст ломающихся осколков… Наконец артист встает со своего необычного ложа. Зрители в ужасе видят, что несколько стекол торчат из его спины. Но вот он встряхнул плечами, и они упали на пол. Кажется, что сейчас хлынет кровь. Но даже капля не выступила, и совсем не видно порезов в ярком свете прожекторов.

Сейчас вы тоже можете продемонстрировать свои необыкновенные физические способности, убежденно говорит Валерий и приглашает на сцену трех добровольцев. Но сначала артист просит их войти в состояние, необходимое для опыта: Закройте глаза, сосредоточьтесь на своих ощущениях, попытайтесь почувствовать каждую клетку тела. А теперь представьте, что видите его… со стороны. Вот они напрягается, становится прямым и крепким, как стальной мост.

В этот момент ассистенты подхватывают трех зрителей на руки и кладут каждого из них… между двумя стульями — испытуемые опираются о спинки пятками и затылками.

Авдеев спокойно сообщает, что в таком состоянии любой человек может выдержать не только тяжесть своего тела, но и еще трех людей, которые встали бы на него. Это когда-то демонстрировали цирковые факиры.

— Что же это за удивительное состояние? — спросили артиста. — Уж не гипноз ли — ведь с его помощью можно вызывать каталепсию и внушать запахи?

— Как я могу внушить аромат японских или французских духов, если сам его никогда не ощущал? — возразил Валерий. — В том-то и дело, что, войдя в нужное состояние, люди самостоятельно вызывают у себя иллюзии любимых запахов. Легко убедиться и в том, что добровольцы лежат на спинках незагипнотизированные. Вы можете поговорить с ними — они четко ответят на любые вопросы и с чувством юмора расскажут о своих необычных ощущениях. А под гипнозом это невозможно.

Я вспомнил, как на репетиции одна девушка открыла глаза и попросила заменить ей опоры для пяток и затылка: неудобно было лежать на жестких спинках стульев, захотелось на чем-нибудь помягче. Вися над полом, зрительница непринужденно беседовала с артистом — присутствовавшие в зале медики согласились, что это действительно не каталепсия и не гипноз. Но тогда что же?

— Умение, которым обладает каждый из нас, часто и не подозревая об этом, — объясняет Авдеев, — затаив дыхание и сосредоточившись на мысленном образе своего тела, вызывать в организме физиологические изменения. Я называю это состоянием «имаго» — от латинского слова «образ». Войдя в него, человек может открыть в себе удивительные способности. Например, не чувствуя боли, ходить босиком по раскаленным углям или протыкать кожу толстыми иглами. Подобные номера я показываю только в этом состоянии. А раньше даже выступал под псевдонимом «Имаго».

Казалось бы, такое объяснение не годится для других опытов артиста. Например, Валерий с первого раза запоминал сотню, слов, которые предлагали зрители, а потом воспроизводил их в прямой и обратной последовательности. Импровизируя, сочинял стихи на заданную тему. Разве можно это делать в «имаго», когда внимание сосредоточено на физических ощущениях?

— Мои мысли не отвлекаются, — ответил Авдеев. — Я не думаю о своем теле, а просто ощущаю его каждое мгновение и воспринимаю мир через призму этих ощущений. По-видимому, в этом состоянии мозг регулирует процессы жизнедеятельности, благодаря чему все органы и системы работают в оптимальном режиме. «Имаго» позволило мне не только повысить творческие способности; но и вылечиться от тяжелых недугов — например, порока сердца.

По-видимому, некоторые люди входят в состояние «имаго» непроизвольно. Например, когда Флобер описывал сцену гибели мадам Бовари, он сам почувствовал признаки сильнейшего отравления. Потребовалось немало сил, чтобы избавиться от наваждения. Так велика, порой, бывает сила образа. Как сделать его полезным?

Вряд ли об этом задумываются талантливые люди. Поэт или композитор как будто и не работает вовсе, а. просто записывает стихи и мелодии, свободно рождающиеся в сознании под действием ярких образов. А метод Авдеева позволяет любому человеку научиться самостоятельно вызывать у себя состояние «имаго», в котором пробуждается способность к интуитивному, творческому мышлению. Многие зрители убеждались в этом! прямо на сцене.

Наверное, это состояние еще помогло бы людям укреплять свое здоровье. Ведь по мнению ученых, сейчас многие недуги вызываются психологическим перенапряжением, которое связано с необходимостью перерабатывать огромный поток информации. Вот уж поистине горе от ума. Как же остаться здоровым в век научно-технической революции? Надо время от времени давать мозгу передышку, считает Валерий Авдеев, вводить его в состояние «имаго», когда подсознание восстанавливает расшатанные механизмы саморегуляции. Он и его ученики проверили на себе, как благотворно действуют на здоровье такие отключения от волнений и забот. Им удалось победить недуги, считавшиеся неизлечимыми, развить в себе невероятную выносливость и работоспособность. Они убеждены: если бы человек научился поддерживать, это состояние постоянно, он не знал бы болезней и старости. Не это ли путь к бессмертию, которое обещали своим последователям древние пророки…

У скептика эти рассуждения, наверное, вызовут улыбку. Но Валерий Авдеев никого не призывает верить ему на слово. Он предлагает всем желающим испытать метод на практике.

…Заинтересованные рассказом артиста, некоторые зрители, сидя в своих креслах, попытались проделать упражнения «имаго»-тренинга — закрыв глаза и затаив дыхание, прислушаться к биению сердца, ощутить, как в пальцах струится кровь, найти самую теплую часть тела и самую холодную — словом, почувствовать самих себя.

— А вы знаете, раздался из зала удивленный женский голос, — у меня прошла головная боль.

— И у меня сердце перестало колоть, — отозвался пожилой мужчина.

— Кончился насморк.

— Уже не болит горло…

Что это — мгновенное исцеление от недуга, которое, по преданиям, демонстрировали великие святые прошлого? Или временное облегчение, вызванное самовнушением? По мнению Валерия Авдеева, более компетентные ответы могут дать ученые, исследующие резервные возможности человека.

Вот что сказал известный исследователь из Новосибирска, автор метода волевого уменьшения глубины дыхания, кандидат медицинских наук Константин Павлович Бутейко:

— Меня нисколько не удивляет, что в состоянии «имаго», которое демонстрируют Валерий Авдеев и его ученики, реализуются резервные возможности организма. Сосредоточившись на своих ощущениях, прислушиваясь к работе органов, люди непроизвольно затаивают дыхание. А в момент наивысшего напряжения духовных и физических сил они сознательно уменьшают его глубину или останавливают вовсе. Но это, как показали наши исследования, повышает концентрацию углекислого газа в крови, вызывает рефлекторное расширение Сосудов, увеличивая способность гемоглобина снабжать кислородом клетки тела. Они получают его в несколько раз больше, чем в привычном состоянии, когда организм испытывает кислородное голодание. В результате у больных людей в «имаго» прекращаются спазмы сосудов головного мозга, сердца и других. органов, начинают рассасываться очаги заболеваний… А здоровые ощущают необыкновенный прилив энергии, у них резко повышается умственная и физическая работоспособность. Этим и объясняются опыты, во время которых испытуемые лежат на спинках стульев или вызывают иллюзии-любимых духов. Те же, кто долго занимается «имаго»-тренингом, демонстрируют феноменальные способности.

По мнению Константина Павловича, нет ничего таинственного в том, что Валерий Авдеев не ощущает боли, лежа на битых стеклах или ходя по раскаленным углям. Ведь он делает это на задержке дыхания. В его организме накапливается, много углекислоты — а ее большие дозы Действуют подобно веселящему газу, который используют для наркоза.

Кстати, многие упражнения индийских йогов, элементы аутогенной тренировки тоже уменьшают глубину дыхания, повышают концентрацию углекислого газа в крови, — в этом, как считает ученый, плавкая причина их целительного эффекта. Вспомните, как, повинуясь мысленным приказам, по рукам и ногам начинает струиться тепло, они наливаются приятной тяжестью — это рефлекторно расширились и наполнились кровью сосуды. Но блаженное состояние быстро исчезнет, если вы сделаете несколько глубоких вдохов и выдохов: снижение концентрации углекислого газа вызовет спазмы сосудов.

Бутейко считает, что в опытах с компасом Авдеев вызывает прилив крови к кистям рук — это резко увеличивает количество заряженных частиц на поверхности кожи, на пальцах могут накапливаться значительные электрические потенциалы, которые воздействуют на стрелку: А когда артист выходит из «имаго», потенциалы исчезают — воздействие прекращается: стрелка не двигается, хотя Валерий проводит над ней руками…

Выходит, углекислый газ делает человека способным творить чудеса — не слишком ли примитивное объяснение? Конечно, углекислота оказывает мощное воздействие на организм — но только ли этим объясняется пробуждение резервных возможностей?.. Пока таких вопросов больше, чем ответов. Изменится ли это соотношение? Хочется верить. Ведь необычными способностями артистов Заинтересовались ученые, и намерения у них серьезные. Вот лишь, один пример — мнение члена-корреспондента АН СССР, лауреата Ленинской премии, председателя клуба межнаучных контактов Дома, ученых СО АН СССР Николая Алексеевича Желтухина:

«Специалисты ряда подразделений Сибирского отделения АН СССР и Сибирского отделения АМН СССР считают целесообразным углубленное изучение феноменов, демонстрируемых Валерием Васильевичем Авдеевым. По общему мнению, большой интерес представляют исследования субъективно регистрируемого экспериментатором состояния измененного сознания — „имаго“. Оно существенно меняет физиологические и психологические возможности, реакции организма на внешнесредовые факторы, в том числе экстремальные. Особого внимания заслуживают общеметодологические представления Авдеева. Они имеют гуманистический характер и способствуют материалистическому осмыслению такого сложного явления, как человеческая психика, — их необходимо пропагандировать».

Это мы и делаем. Теперь слово за исследователями…

Когда они еще его скажут, может возразить кто-то. Мол, научные исследования — дело долгое. Например, метод Бутейко изучают тридцать лет, а до его широкого внедрения еще далеко. Автор грустно шутит, что его детище обрекли на вечное изучение. Не случится ли нечто подобное и с «имаго»? Возможно. Впрочем, еще неизвестно, стоит ли его внедрять. Вдруг окажется, что способности Авдеева — врожденные их не могут развить в себе другие люди до такого высокого уровня? Ведь пиликать на скрипке может научиться каждый, а Паганини — один.

Действительно, о результатах исследований резервных возможностей человека говорить пока еще рано. Но скептику можно ответить уже сейчас. Валерий Авдеев — не единственный обладатель необыкновенных способностей, Некоторые его опыты может повторить… представительница слабого пола. И это должно вселить надежду в стремящихся к самосовершенствованию.

Женщина-факир

К старейшине оригинального жанра на русской сцене Дмитриусу Лонго однажды пришла девушка и попросила научить ее искусству факиров. «Должен вас огорчить, — сказал старец, — но женщины факирами не бывают». Однако он изменил свое мнение, когда девушка достала из сумки доски, утыканные гвоздями, и встала на них босиком. Показала несколько других трюков, которые освоила самостоятельно. Дмитриус Лонго решил: столь редкому дару нельзя погибнуть, он должен радовать зрителей. Прошло несколько лет упорных тренировок, и на советской эстраде появилась первая женщина-факир — Светлана Георгиевна Тим.

«Невероятно, но факт!» — так называется эта программа психологических миниатюр. Артистка предлагает зрителям убедиться, что ее номера не фокусы, а демонстрация резервных возможностей человека. Некоторым такая идея кажется чересчур смелой. Факиры ходят по саблям и жгут себя огнем, читают чужие мысли и считают в уме быстрее компьютера… Трудно поверить, что на такое способны даже мужчины.

А тут — на сцену выходит очаровательная женщина в длинном блестящем платье. Она изящно кланяется зрителям. И, словно в насмешку над сильным полом, звучат слова ведущего:

— Вольф Мессинг прославился во всем мире умением читать мысли зрителей. А для Светланы Тим этот номер — лишь разминка перед более сложными упражнениями.

На сцену вызывают нескольких добровольцев. Одного из них просят загадать в уме любой цвет, записать его на бумаге и передать ее членам жюри. Но сначала артистке завязывают глаза.

— Ни мимикой, ни жестами не выдавайте задуманного. Следите, чтобы мне никто не подсказывал. А теперь — идите по сцене за мной на расстоянии примерно двух метров, — говорит Светлана и устремляется к металлическим стойкам, на которых висят круги, окрашенные в разные цвета. Ладонями она как будто ощупывает в воздухе что-то невидимое. И вдруг — словно наткнулась на преграду:

— Стойте. Вы загадали красный цвет. Прочитайте свою записку, покажите ее зрителям.

— Правильно! — в изумлении восклицает загадавший цвет.

Опыт повторяли несколько раз в других вариантах. Члены жюри придирчиво следили за чистотой эксперимента. Но Тим ни разу не ошиблась. Тогда ведущий предложил добровольцам… проверить свою память.

— Попытайтесь повторить то, что я вам скажу. Первая цифра — семь, вторая цифра — три…

Студент Московского энергетического института, обладающий, казалось бы, хорошей памятью, из десяти цифр смог повторить… только четыре первые. Но может, ведущий нарочно запутал его, диктуя два ряда чисел? Тогда гораздо сильнее должна запутаться Светлана, которой предлагается такое задание:

— Номер один — цифра восемь и слово «машина», номер два цифра пять и слово «иллюзия»…

Для чистоты опыта задание составляли сами зрители: ведущий ходил по залу и записывал их предложения в блокнот. Потом громко продиктовал восемьдесят цифр и сорок слов, а листок отдал для контроля членам жюри.

Каково же было удивление зрителей, когда Тим безошибочно повторила все задание в прямом и обратном порядке. Мало того, во время концерта ее еще несколько раз просили вспомнить, что записано под тем или иным номером. И она всегда делала это правильно.

Теперь зрителям предлагают проверить свои математические способности — придумать и решить несколько примеров на сложение четырех-, пяти- и шестизначных чисел. — Даже студентам технических вузов понадобилось минут десять, чтобы выполнить расчеты на бумаге. А Светлана делала их устно — почти мгновенно. Только зритель продиктовал пример — она уже говорит ответ.

У членов жюри возникает идея: наверное, в зале кто-нибудь незаметно делает расчеты на калькуляторе и подсказывает ответы артистке. Пусть же она отвернется от зрителей и ей завяжут глаза… Все равно решает правильно! А что, если у нее в прическе или платье спрятана миниатюрная рация — надо постоять рядом, послушать…

Но скептикам так и не удалось обнаружить подсказчика. Над ними смеются зрители. И аплодируют Светлане Тим. Кажется, она завоевала симпатии публики.

— А сейчас вы станете отдыхать, — сказала она мягко и таинственно, словно мать, читающая сказку малышам. — Позабудете свои, волнения и заботы, перестанете обращать внимание на окружающих, погрузитесь в блаженный покой и чистую радость. У вас появится необыкновенный прилив сил, раскрепостятся творческие способности… А теперь — закрыли глаза, предельно расслабились. Начинаем фантазировать.

Повинуясь голосу артистки, зрители на сцене вообразили себя деревьями на ветру — и, сами того не замечая, начали раскачиваться из стороны в сторону. Потом они стали птицами, парящими над землей, — войдя в этот образ, очень талантливо изображали руками взмахи крыльев.

Порой в зале раздавался смех, но фантазеры этого не замечали. Казалось, они забыли, что находятся на сцене., Неожиданно артистка напомнила об этом:

— Молодые люди — что вы делаете? — раздался ее насмешливый голос. Это подействовало отрезвляюще — испытуемые открыли глаза, с удивлением и смущением стали оглядываться по сторонам.

Но Тим опять изменила интонации — магия ее голоса возвратила людей в мир фантазии. Вот туристы рвут цветы на лесной поляне — но неожиданно находят себя ползающими по сцене с блаженными улыбками на лицах. Теперь знаменитые спортсмены делают разминку перед соревнованием — и вдруг видят, что они прыгают и кувыркаются перед смеющимся зрительным залом. Но смущение длится недолго, ведь они уже на съемочной площадке: юрии Никулины, людмилы Гурченко, чарли Чаплины — им нравится смешить.

Вот Светлана подошла к юноше, который лучше всех входил в образы.

— Гляди, — сказала она с ужасом в голосе. — Я держу на ладони блестящий предмет — что это такое?

— Нож, — испуганно говорят он.

— Да нет, он желтого цвета, — взволнованно зашептала артистка. — Как прекрасен его блеск…

— Золото! — алчно восклицает испытуемый и протягивает руку к «самородку».

— Что с вами, молодой человек? — произносит Тим голосом строгой учительницы. — Ведь у меня на ладони ничего нет.

— Ой, правда, — растерянно говорит юноша…

Зрители смеются и аплодируют «актеру». Казалось бы, после подобных опытов испытуемые должны чувствовать себя очень неловко. Но в конце урока фантазии Светлана сказала:

— Вы будете помнить только радостные переживания… Итак, у вас отличное настроение, вы прекрасно отдохнули. Необыкновенно обострились память и сообразительность. Появилась уверенность в себе, способность работать творчески… Откройте глаза, поздравьте друг друга!

Зрители возвращались со сцены энергичные и счастливые. Я расспросил нескольких из них — они действительно помнят только радостные переживания и чувствуют себя превосходно. А главное — уверены, что смогут развить в себе необыкновенные способности. Словно для того, чтобы укрепить веру в реальность их успеха, Светлана Тим заканчивает концерт демонстрацией резервных возможностей человека, которые она открыла в себе благодаря упорным тренировкам по системе йогов.

В зале погас свет, послышалась индийская «музыка. Луч прожектора осветил артистку в костюме факира. На ее лице выражение отрешенности. Ведущий Зажег два факела и вложил их в руки Светланы. — Тут произошло нечто невероятное: она поднесла пламя к предплечью — было ясно видно, как оно охватило его с двух сторон.

Тим медленно провела факелом под рукой. Казалось, она должна испытывать невыразимую боль. Но зрители не услышали ни крика, ни стона. Даже выражение лица у артистки не изменилось.

Так начался этот невероятный танец, во время которого Светлана кружилась по сцене, охваченная пламенем. Она много раз погружала в него руки, шею, туловище…

Может, это какой-то холодный огонь, который не делает ожогов? Тим спустилась к зрителям и понесла факелы вдоль первого ряда. Смельчаки протягивали к ним руки и тут же отдергивали: больно. А ведь они даже не дотронулись до пламени. Каково же было артистке?

Но когда Светлана возвратилась на сцену, в ярком свете прожекторов на ее коже не было видно ожогов!

Тут ведущий вынес из-за кулис дорожку… из длинных стальных игл. Тим сняла туфли и осторожно встала босиком на этот необычный тренажер. Балансируя руками, сделала несколько медленных шагов.

Наверное, иглы не острые, раздалась реплика из зала. Тогда ведущий вынул из дорожки несколько штук, поднял над полом и разжал пальцы — иглы воткнулись в доски.

Известно, что йоги спят на гвоздях. Но ходить по остриям босиком неизмеримо труднее. Ведь тяжесть тела приходится на гораздо меньшее количество гвоздей — они сильнее вонзаются в кожу. Чтобы подняться на такую дорожку, йог должен тренироваться не менее упорно, чем для восхождения на Эверест…

Наконец ассистенты выкатывают на сцену наклонную лестницу… без ступенек. Где же они? Ведущий выносит несколько сабель. Каждой из них разрезают лист бумаги, держа его одной рукой за уголок.

— Вы не сумеете это сделать кухонным ножом — сабли действительно очень острые.

Он вставляет их в прорези на лестнице лезвиями вверх. Получается пять ступенек. Кажется, взойти по ним — не менее опасно, чем на Голгофу. Когда к лестнице подходит Тим, в зале воцаряется мертвая тишина.

Вот она становится на лезвие босой ногой. Балансируя руками, глядит перед собой широко раскрытыми глазами. Очень медленно и осторожно делает второй шаг…

Когда Светлана становится на верхнюю площадку, зал словно, взрывается от аплодисментов. А ведь ей еще надо спуститься по лестнице вниз… держа на голове без помощи рук массивный подсвечник с горящей свечой. Значит, она вообще не сможет смотреть себе под ноги.

Артистка осторожно нащупывает ступнями клинки. Видно, как от напряжения у нее дрожат руки, колеблется пламя свечи… И все-таки она выполнила этот поистине смертельный трюк, на который далеко не всегда отваживаются даже великие факиры.

Зал бурно аплодирует Светлане Тим. Многие зрители дарят ей цветы. Среди них я узнал одного из старейших московских гипнотизеров Ивана Сергеевича Качалина и попросил его поделиться своими впечатлениями о концерте. Вот что он сказал:

— В последние годы я выступаю на сцене с лекциями о резервных возможностях человеческой психики и знаю почти всех артистов оригинального жанра. Должен сказать, что программа Светланы Тим отличается от других высоким эстетическим уровнем.

Даже когда артистка ходит по саблям, на ее лице не бывает выражения страха и боли. А во время других номеров она обычно улыбается. Это особенно» приятно видеть, когда вспоминаешь, как один факир — очень известный и заслуженный — отвратительно кривляется на протяжении всего концерта. Другой — гипнотизирует зрителей, заставляя их плакать на сцене, брать в руки стакан с кипящей водой. Потом они этого не помнят, — но видят на пальцах ожоги, чувствуют себя разбитыми и опустошенными. Светлана. Тим считает недопустимым такое издевательство над зрителями. Все опасные трюки она выполняет сама. А у испытуемых вызывает только радостные чувства — помогает им снять напряжение, получить приятный отдых, раскрыть творческие способности. Есть люди, которые стараются не пропустить ни одного ее концерта и всегда вызываются на сцену — это равносильно курсу лечения у хорошего психотерапевта.

— Что ж, прекрасный отзыв, — скажет скептик, — но какая польза от него зрителям? Ведь они хотят узнать, как овладеть необычными способностями. Их могут только обескуражить слова о таланте Светланы Тим—.вдруг у них его нет. А что, если ее опыты — всего лишь ловкие трюки, и таких способностей вообще не существует в природе?

— Доказательством того, что я не обманываю зрителей, могут быть… провалы некоторых опытов, — отвечает артистка. — Однажды заметила: за несколько дней до новолуния резко ухудшается память, и, я не могу выполнять связанные с ней номера. Наверное, влияют месячные биоритмы. Но подозреваю и другое: в подсознании крепко засела информация, которая поразила меня в юности: у восточных народов новолуние считается временем, когда совершаются ошибки и случаются несчастья. Это и делает меня рассеянной, неуверенной в себе вопреки доводам рассудка… Неудачи, продолжались до тех пор, пока в опасные дни я не стала заменять рассчитанные на память номера дополнительными факирскими трюками.

— Но вы же увлекаетесь йогой, а в ее арсенале есть приемы, которые позволяют резко снизить чувствительность и впечатлительность?

— Тогда я бы не смогла проводить опыты, для которых нужен тонкий психический настрой, — говорит Светлана, — например, отгадывать, какой цвет задумал «индуктор» мыслей. Мой мозг работает при дефиците информации, анализируя едва уловимые движения, мимику, вздохи, звуки шагов и множество других идеомоторных актов, которые непроизвольно совершает испытуемый. Логически делать это просто невозможно — включается подсознание, которое с огромной скоростью обрабатывает сигналы, поступающие от органов чувств. Чем их больше, тем достовернее будут ответы. А уловить эти сигналы как раз и помогает обостренная чувствительность.

— Вольф Мессинг в своих воспоминаниях писал, что иногда идеомоторика здесь ни при чем — он напрямую улавливает чужие мысли, даже если не видит и не слышит «индуктора».

— У меня это случается довольно часто. Мысли зрителей возникают в моем сознании в виде зрительных образов. Например, я вижу загаданный цвет или место, где спрятан предмет. Мы с мужем даже проводили такие эксперименты: он рисовал в воображении геометрические фигуры — и я угадывала их примерно в четырех случаях из пяти. Правда, с другими людьми вероятность точных ответов была гораздо меньшей. Может, для установления телепатической связи партнеры должны чувствовать доверие и симпатию друг к другу? Во всяком случае, я гораздо легче отгадываю цвет и нахожу вещи, если мне удается завоевать расположение «индуктора».

— Надо учесть, когда будем овладевать телепатией… А если серьезно, то трудно поверить, что человек на это способен. Как, впрочем, и ходить по отточенным клинкам.

— Тем, кто сомневается в их остроте, напомню историю, у которой много свидетелей. Однажды сломалась деревянная лестница, и я упала на сабли — получила тяжелейшие травмы, потеряла много крови. Со сцены меня увезли прямо в реанимацию. Там наступила клиническая смерть. Пожалуй, это был самый грандиозный психологический опыт. За несколько минут я увидела… всю свою жизнь, поговорила с родственниками и знакомыми, многие из которых… давно умерли. Прямо как в «Тибетской книге мертвых». Но я вернулась к жизни. Врачи говорили, что при таких травмах это просто чудо. А о факиризме советовали забыть навсегда. Но после многих месяцев упорных тренировок я смогла вернуться на сцену. Только теперь не могу делать многие упражнения йогов, которые обеспечивают успех опасных трюков. В результате, ходя по иглам и саблям, иногда чувствую боль, прокалываю и рассекаю кожу. Но я умею усилием воли останавливать кровь — зрители не видят порезов.

— Неужели нельзя обойтись без этих жутких номеров?

— Они вызывают наибольший интерес у публики. А ее восторг и поклонение целительно действуют на артистку. Когда я снова стала выступать на сцене, выздоровление пошло куда быстрее. Надеюсь, что аплодисменты, улыбки, цветы помогут мне вылечиться окончательно. И тогда факирские трюки не будут причинять никакого вреда.

…Не правда ли, пример Светланы Георгиевны Тим вдохновляет? Если женщина способна овладеть искусством факиров, то мужчинам должно быть стыдно потерпеть неудачу.

— Не слишком ли самонадеянно вы уверяете себя и других, что можете развить в себе такие способности? — не унимается наш скептик.

Конечно, не все желают стать артистами оригинального жанра. Но обладать несокрушимым здоровьем, нечувствительностью к боли, колоссальной памятью, мгновенным счетом и другими преимуществами, наверное, хочет каждый. И уже нашлось немало смельчаков, дерзнувших уподобиться феноменам.

Пришел, увидел… запомнил

— Закройте глаза, настройтесь, — сказал ученикам руководитель московского развития эйдетической памяти Игорь Юрьевич Матюгин.

— Итак, цифра семь — какой вы сейчас ее видите?

— Зеленая, — ответила девушка.

— Красная, — сказал юноша.

— А из чего она сделана — какая на ощупь?

— Из металла, шершавая и холодная.

— Пластиковая, гладкая и теплая.

— А вот журналист — какая это цифра? — неожиданно спросил Игорь Юрьевич.

— Шестерка, — ответила ученица.

Все, в том числе — Я думал, что это шутка, и она развеселит других ребят. Но их лица были сосредоточенными — ни намека на улыбку. Они серьезно обсуждали у каждой цифры запах, как они звучат, какие на вкус.

— А теперь я буду называть числа, и вы их увидите, — сказал Матюгин. — Не старайтесь запомнить, просто смотрите.

Он начал диктовать — быстро, с короткими паузами между группами из трех цифр. И за пару минут назвал тридцать трехзначных чисел. Неужели в таком темпе можно хоть что-нибудь запомнить? Каково же было мое удивление, когда ученица восьмого класса Татьяна Слоненке без заминки повторила их от начала до конца — я едва успевал проверять по бумаге.

А вот Глеб Калашников несколько раз сбился, воспроизводя последовательность в обратном порядке. Были заминки и у Наташи Карнеевой, которая называла числа через одно. Но общими усилиями ребята быстро устраняли ошибки.

— Разве ты не видишь, что здесь триста сорок восемь, а не шестьсот пятьдесят два! — восклицал с закрытыми глазами Андреи Зубро, показывая пальцем в пустоту.

— Правильно, — поддерживали его другие, простирая руки вперед.

Потом, словно по клавишам, они пробегали пальцами по невидимым рядам цифр, воспроизводя громоздкие Квадраты, заполненные десятками чисел. Или вспоминали, как были разбросаны по стол несколько дюжин мелких предметов: пузырьков, коробков, карандашей, будто ощупывая их в воздухе перед собой… Испытуемые были похожи на слепых.

Но когда я закрывал глаза, то ничего не видел. А глядя на ребят, сам себе казался слепым среди зрячих. Неужели они и вправду созерцают невидимое?

— Да, отвечает Матюгин. — Это одна из разновидностей образной памяти, так называемый эйдетизм. Обладающий им человек не воспроизводит мысленно предметы, а как бы продолжает видеть их с закрытыми глазами. И образы бывают так ярки, что их трудно отличить от реальности. Они предстают не только в цвете; по и звучат, источают запахи, их можно «попробовать» на ощупь и на вкус. Бросив взгляд на любой предмет, человек фиксирует его целиком, во всем разнообразии признаков. Как показали наши опыты, такое многоплановое восприятие обеспечивает мгновенное запоминание.

Похоже, что действительно так. Ведь, по мнению ученых, человек в обычном состоянии более восьмидесяти процентов информации получает через зрение. А когда активно включаются другие органы чувств, запоминание идет сразу по нескольким каналам — это многократно увеличивает его эффективность.

— Говорят, повторение — мать учения, — продолжает Игорь Юрьевич. — Но наши эксперименты показали — все как раз наоборот. При зубрежке мы напрягаем в основном зрительную память и немного слуховую, а остальные каналы восприятия перекрываются. Но упрошенная информация не облегчает, а осложняет работу мозга. Ведь на протяжении многих тысячелетий человек запоминал предметы такими, какие они есть — во всем многообразии красок, звуков, запахов… И когда сейчас ему предлагают усеченный вариант действительности — печатный текст или голос диктора, — он воспринимает его с трудом: мозг к этому плохо приспособлен. Но мы не можем обойтись без книг и газет, радио и телевидения. Значит, надо стараться искусственно вызывать у себя недостающие ощущения. Такая работа не мешает, а помогает запоминанию — ведь мы восстанавливаем естественный процесс восприятия.

— Наверное, научиться этому очень трудно?

— Научиться невозможно. Но не надо огорчаться. Ведь эйдетизм — основной вид памяти у маленьких детей. И взрослые могут возродить в себе эту способность многоканального восприятия, которое обеспечивает мгновенное запоминание.

— Как же это сделать?

— Надо войти в так называемое состояние суперактивации, в котором раскрываются резервные возможности организма.

…Четырнадцатилетний Александр Антонов ложится на сиденья трех стульев и несколько минут остается неподвижным. Его лицо сосредоточенно, ноги вытянуты в струнку, руки плотно прижаты к туловищу. Он чем-то похож на спортсмена, идущего на рекорд. Но что можно совершить, лежа в позе, мумии?

— Я готов, — говорит Александр.

К нему подходит Игорь Юрьевич и вынимает средний стул — парень лежит на двух оставшихся, опираясь на пятки и, лопатки. Что ж, такое я видел на сцене во время психологических опытов, да и сам пробовал — напрягая мышцы спины, можно продержаться минуту. Но то, что произошла дальше, повергло бы в изумление даже артистов оригинального жанра.

К Антонову подошли пятеро ребят. Сняли туфли, взялись за руки и… встали ему на грудь, живот и ноги. Вместе они весили четверть гонцы! Но Александр даже не прогнулся — лежал на опорах прямо, как стальной мост.

— А точнее, как дубовое бревно, — улыбаясь, рассказывал он через несколько минут после эксперимента. — Именно в этот образ я вошел, готовясь к опыту. И в результате действительно одеревенел.

Испытуемый вообразил себе две вещи — что он «выходит»… из собственного тела и видит его со стороны, а. потом оно превращается в бревно. Когда закончился этот мысленный процесс, в организме произошли реальные изменения, сходные с воображаемыми. Мышцы натянулись, как древесные волокна, человек застыл подобно бревну. Соответственно увеличилась и его прочность.

— Это каталепсия, — комментирует Матюгин. — Но в отличие от классического варианта, описанного в учебниках, она вызвана не гипнозом, а самовнушением. В таком состоянии парень не теряет способности управлять собой.

И действительно, вися между стульями, выдерживая тяжесть пяти человек, Александр… деловито обсуждал с ними ход эксперимента. Как ты себя чувствуешь? Ничего не чувствую, только вижу. Тебе не тяжело?

Нет. А впрочем, немного трудно дышать — кто-то встал на солнечное сплетение.

— А мышцы у тебя не порвутся?

— Нет, в крайнем случае они просто расслабятся — тогда я провисну и опущусь на пол. Впрочем, этого не должно случиться — дубовое бревно выдерживает пятерых.

Самое удивительное, что в таком невероятном положении Антонов умудрился повторить все числа, слова и предметы, которые запомнил в начале урока. А потом он без ошибок выдал материал, усвоенный на прошлых занятиях. С закрытыми глазами ясно видел его перед собой. Но одновременно наблюдал за своим телом, «превратившимся» в бревно, и товарищами, которые стояли на нем. Его сознание работало одновременно как бы на нескольких уровнях

Но как это сделать девушке? Наверное, упражняться в одеревенении — занятие не для слабого пола? И если ученицы Матюгина владеют эйдетизмом, то, значит, они достигли этого другим способом?

— Дело в том, что девушки обычно бывают намного впечатлительнее юношей, — объясняет Игорь Юрьевич. — Я рассказываю им, что такое суперактивация, и. они вызывают ее в себе силой воображения. Кстати, многие из них и дальше видели «живые» цифры и слова, но не придавали этому значения. Старательно зубрили математику и английский, не подозревая, что могут, запоминать материал мгновенно. Но стоило им указать на ошибку, как они начали делать удивительные успехи.

…Юлий Цезарь поражал своих приближенных способностью одновременно делать несколько дел: слушать одно, писать другое, размышлять о третьем… Владимир Ильич Ленин обладал так называемой фотографической памятью: посторонним казалось, что он просто перелистывает книгу, а на самом деле все запоминал и осмысливал…

Считалось, что на подобное способны только гении. Но вот известный советский психотерапевт Владимир Леви в книге «Нестандартный ребенок» рассказал о простом мальчике, который демонстрировал удивительные способности. Ему давали прочитать интересную книгу, а он возвращал ее через несколько минут: «Пока только запомнил, прочитаю потом». Он мысленно «фотографировал» страницы, а на досуге вызывал их в памяти и читал как по писаному. Блистал и другими талантами, прямо как Юлий Цезарь. Так что же, этот ребенок — гений?

Мнение Владимира Леви кажется парадоксальным: нет, это нормальный ребенок. Такими, мол, должны быть все мальчишки и девчонки… При одном условии, что родители и педагоги не подавят их врожденные способности своим чрезмерным усердием. В школе необходимо много запоминать? Значит, надо читать, повторять, зубрить… То есть губить наиболее эффективный вид памяти — эйдетизм. И гак почти, во всем. Очень мало кому удается стать взрослым, не отупев.

К счастью, способности детей не погибают безвозвратно, — говорит Матюгин. — Они словно засыпают в школьниках, но при желании. их можно пробудить. В наших экспериментах обыкновенные ребята уже на первых занятиях запоминали в десять раз больше, чем обычно. А потом многократно увеличивали эту цифру, если бы им не мешали педагоги, они одолели бы годовую программу за месяц, выучили в школе не один язык, а несколько…

Да, в фантазии Игорю Юрьевичу не откажешь. Видно, что он и сам Преуспел, воскрешая детские способности. А впрочем, так ли уж нереально то, о чем он говорит?

«Через три месяца после первого занятия эйдетизмом в школе был экзамен по геометрии. Я думала, что знаю предмет плохо, — успела только накануне бегло проглядеть конспекты. Но когда вытащила билет, вдруг почувствовала, что. могу отвечать без подготовки. Подошла к доске, на секунду закрыла глаза и… увидела листок моей тетради, на котором записан нужный билет — со всеми чертежами, цифрами и пояснениями. Открыла глаза — образ сохранялся. Я стала просто списывать с него, как со шпаргалки. И в результате получила „отлично“.

Прибежала домой, сгорая от стыда. Стала всем рассказывать, как нечестно заработала „пятерку“ — будто списала. Но никто не поверил, что я зрительно запомнила листок. Все думали — просто вызубрила билет. И хвалили меня за усердие» (из дневника шестнадцатилетней Ирины Рыбниковой).

Прекрасная иллюстрация школьного кодекса чести:, зубрить — весьма похвально, а мгновенно запоминать — чуть ли не грешно. Девушке бы радоваться, что она сэкономила время на механическую работу. А она раскаивается в содеянном.

Опасность здесь иная. Что, если эйдетизм притупляет другие способности взрослых людей — например, творческие? Ответить на этот непростой вопрос мы попросили известного специалиста, изучающего резервные возможности человеческой психики, доктора медицинских наук Леонида Павловича Гримака.

— Иногда эйдетизм действительно мешает творчеству, — сказал он, — если человек не способен оперировать другими видами памяти. Тогда он невольно запоминает буквально все: людей, которых видел единственный раз в жизни, прочитанные объявления, пройденные заборы, дома, подворотни… Кстати, этим страдал один из ваших коллег — журналист Шерешевский. Яркие воспоминания о реальных и вымышленных предметах преследовали его как наваждение. И это мешало в работе: он словно прикипал к фактам, не мог их осмыслить, обобщить. Даже прибегал к специальным уловкам, чтобы на время забыть детали, увидеть за ними идею. Увы, он был не способен создавать талантливые произведения. И переменил свою профессию — стал демонстрировать феноменальную память на сцене.

— А наши ребята могут забывать запомненное, — вступил в беседу Матюгин, — вернее, хранить ее в подсознании, чтобы при желании оттуда извлечь. Другими словами, они умеют активно управлять своей памятью. Цифры, слова и предметы, с которыми они работали на занятиях, в другое время всплывают в сознании, только когда им это позволят.

Усвоенная информация не мешает ребятам жить. Они могут забывать ее во время творчества. А его им хватает, ведь рутинная работа сведена к минимуму — зубрежка отменена.

— Очень хорошо, продолжал ученый. — Ведь запоминание не самоцель. Иногда необходимо критически осмыслить усвоенный материал, а здесь детское видение мира не годится. Если сохраняется способность переключаться с одного вида памяти на другой, то эйдетизм может быть полезен как один из необходимых компонентов мыслительного процесса. Кстати, то же можно сказать и, о каталепсии, которую вызывают у себя ваши ученики. Она хороша лишь как разновидность психофизических тренировок. Но должен предупредить: эти занятия надо проводить только под руководством опытного психотерапевта.

Что ж, такой специалист есть в Центре развития эйдетической памяти. Но ребята, которые занимаются здесь давно, редко пользуются его услугами. Ведь они не зацикливаются на психологических опытах — пусть, говорят, на них специализируются артисты оригинального жанра. Школьники открывают в себе новые способности — еще более удивительные.

…Испытуемые закрыли глаза, подняли руки и повернули ладони к Матюгину.

— Какой палец я сейчас уколол, — спросил он, дотрагиваясь иглой до мизинца.

Этого никак помогли видеть ребята — руки Игоря Юрьевича были спрятаны под столом. Но почти все ответили верно. Опыт повторяли много раз — результаты были аналогичными.

Потом Матюгин спрашивал, какое число он загадал, и незаметно для ребят показывал мне его на пальцах. Опять верные ответы. С закрытыми глазами школьники отгадывали геометрические фигуры, слова, предметы, которые рисовал на бумаге Игорь Юрьевич. Статистика такова: из каждых пяти ответов верными были примерно четыре… Прямо мистика какая-то.

— А я не вижу здесь ничего сверхъестественного, — сказал Гримак. — Если есть. физические поля человека, то вполне возможно, что через них передается информация. Но чтобы уверенно судить о существовании или отсутствии телепатии, необходимы серьезные исследования. К сожалению, в нашей стране они до сих пор не проводились, если не считать попыток отдельных энтузиастов. Но может быть, ребята, которые сейчас увлекаются психологическими опытами, когда-нибудь станут солидными учеными и разберутся наконец в таинственных проявлениях человеческой психики?

А пока их эксперименты можно назвать любительскими. Но с каким удовольствием проводят их школьники! Конечно, это полезно для учебы. Но не это главная цель занятий. Ребята счастливы, открывая в себе неизвестные способности, доводя их до высочайшего уровня. Разве не в постоянном самосовершенствовании заключается смысл человеческой жизни? Если нет, вряд ли были бы возможны прогресс и эволюция. Вот на какие непростые вопросы ищут ответы старшеклассники на уроках самопознания в Центре развития эйдетической памяти.

Наверное, и нам будет интересно узнать, какие еще удивительные способности может открыть и развить в себе человек.

Сон разума рождает гениев

Исследователь работал в два раза быстрее и не уставал. За рабочий день он успевал сделать вдвое больше экспериментов, наблюдений, записей, чем обычно.

— А может, он работал с энтузиазмом, потому что было прекрасное настроение: например, выиграл по лотерее «Волгу»? — спросил я руководителя этих экспериментов, нашего знакомого — доктора медицинских наук Гримака. — Ведь наука — дело творческое. Насколько мне известно, никто не устанавливал нормативы времени на работу с тем или иным прибором. Как же мы узнаем, что испытуемый вдвое перевыполнил задание? —

— В этих, экспериментах участвовали испытатели новой техники, — ответил Леонид Павлович. — И условия для них были созданы максимально приближенные — к реальной работе. А там все расписано по минутам. И поэтому легко установить, с какой интенсивностью работали исследователи. Они действительно перевыполняли задания в два раза.

А им казалось, что они работали… не спеша. И поэтому едва укладывались в график — если верить часам, которые стояли в лаборатории. Но весь фокус в том, что они шли вдвое быстрее — показывали 48 часов в сутки.

Конечно, чтобы узнать время, совсем не обязательно смотреть на часы. Можно включить радио, позвонить по телефону, выглянуть в окно. Наконец, довериться чувству времени, своим суточным биоритмам: есть хочется днем, спать — ночью… Короче говоря, нормальному человеку ошибиться в два раз просто невозможно. Как же испытуемые не догадались, что часы в лаборатории, мягко говоря, спешат?

— В обычном состоянии испытуемые быстро заподозрили бы подвох, — объясняет Гримак. — Но они-то были не в обычном — под гипнозом. А в этом случае люди не способны критически осмысливать происходящее. К тому же они работали в сурдокамере, то есть в полной изоляции от внешнего мира, и представление о времени могли составить только по часам. Им внушили, что оно течет в два раза быстрее, и они в это поверили. В течение суток дважды ложились спать и «по утрам» приступали к работе. Трудились с необычайной интенсивностью, но почти не уставали.

Наверное, нечто подобное можно испытать и без гипноза. Например, для увлеченного человека, занятого любимым делом, время летит незаметно. Да и сделать он успевает гораздо больше, чем тот, кто на работе только отбирает время. Счастливый энтузиаст и усталости не замечает. Нерадивый же работник производит меньше, а устает больше: ведь он трудится без радости… Но все это — субъективные ощущения. Наверное, медицинские приборы дали бы противоположные показания?

— Нет, — говорит Гримак, — в состоянии гипноза изменяются не только психологические представления о времени. Наши эксперименты показали: когда человеку внушают, что время идет в два раза быстрее, у него учащаются дыхание и пульс, ускоряются обменные процессы — это четко регистрируют приборы. И суточные ритмы испытуемого тоже изменяются, правда, — не в два раза, а немного меньше. На них как бы накладываются внушенные ритмы. В результате получается сумма двух кривых — это хорошо видно на графике.

Тут можно возразить: люди интенсивно работали — не удивительно, что у них участились дыхание и пульс, ускорился обмен веществ. Может, и биоритмы нарушились от перенапряжения?

Но дело в том, что загипнотизированные не перенапрягались — это, пожалуй, самый удивительный результат эксперимента. Во время бодрствования они чувствовали необыкновенный прилив сил, у них было отличное настроение. И утомление наступало гораздо позже, чем в обычном состоянии при напряженной работе.

Однако в сурдокамере и без гипноза изменяются биоритмы. Они начинают подчиняться законам… не свойственным жителям Земли. Например, человек спит один раз в двое суток, соответственно растягивается и график работ. Как будто у него проснулась память предков, которые прилетели с другой планеты, вращающейся в два раза медленнее.

Если пращуры жили на Земле, то память предков должна ускорять биоритмы: сотни миллионов лет назад планета вращалась быстрее. Но ведь у человека в сурдокамере биоритмы в обычном состоянии замедляются. Потому и возникает подозрение в неземном происхождении «гомо сапиенс». Кстати, есть и другие сведения, подтверждающие эту догадку. Например, в земной атмосфере концентрация углекислого газа в десятки раз меньше, чем нужно человеческому организму. Мы должны задерживать Дыхание, чтобы восполнить нехватку углекислого газа в крови. Этим методом, который предложил кандидат медицинских наук Константин Павлович Бутейко, можно лечить многие недуги. Но они вообще не возникали бы в атмосфере другой планеты, где высока концентрация углекислоты…

Ну, это слишком смелая гипотеза, она увлечет разве что фантастов, с улыбкой сказал ученый. — Гораздо больше фактов свидетельствуют в пользу нашего земного происхождения. Сотни миллионов лет назад концентрация углекислого газа планеты могла быть очень высокой. Еще один аргумент не в пользу гипотезы: наша кровь такая, же соленая, как йода в земных океанах, где, наверное, жили пращуры людей. Что касается памяти предков, то она нередко оживает под гипнозом и тоже доказывает наше земное происхождение. Например, у взрослого человека появляется хватательный рефлекс обезьян или плавательный рефлекс земноводных… Что касается суточных биоритмов, то под гипнозом они могут изменяться в любую сторону — и замедляться, и ускоряться. А память предков должна была бы влиять на них в одном направлении…

Похоже, что гипотеза о неземном происхождении людей действительно несостоятельна. Но реальные результаты, которые получили исследователи превосходят даже фантазии Герберта Уэллса. Помните, профессор Гибберн хотел изобрести «замедлитель», позволяющий пациенту «погрузиться в состояние покоя, застыть, наподобие ледника, в любом, даже самом шумном, самом раздражающем окружении»? Герою рассказа «Новейший ускоритель» это не удалось. А попытки ученых увенчались успехом.

Испытуемым в сурдокамере внушали, что время течет в два раза медленнее. В результате они и вправду двигались, говорили и работали словно в замедленном кино. Приборы показали: биологические ритмы и обменные процессы у них тоже замедлились.

…Подобные эксперименты многим могут показаться невероятными. А ведь индийские йоги тысячелетия назад уже практиковали ускорение и замедление процессов жизнедеятельности с помощью психологических приемов. И сейчас они могут усилием воли на несколько часов останавливать дыхание и сердце. Существует даже обряд самозахоронения: человек ложится в гроб, его засыпают землей, а через неделю откапывают живого и… помолодевшего.

Один йог умудрился полдня пролежать под водой, налитой в большую стеклянную капсулу, — этот эксперимент наблюдали многие ученые. Как тут не поверить в легенду о святом, которого палачи живым зарыли в землю, а через месяц крестьяне откопали во время полевых работ. И святой… ожил.

А вот противоположный пример. Вызывая у себя особое психическое состояние, близкое к лунатизму, йоги, принадлежащие к одной из гималайских сект, способны за ночь пробежать более ста километров. В темноте, босиком, по горным тропам, ежеминутно рискуя сорваться в пропасть. Все это они проделывают словно во сне… Ключ к объяснению феномена дает само название секты бегущих йогов — «лунгомпа», буквально «медитирующие на ветру». — Секрет именно в медитации, — объясняет Гримак. — Войдя в это состояние, человек может предельно сконцентрировать сознание на том или ином предмете, например времени. Он перестает воспринимать внешние раздражители, которые в обычном состоянии мешают сосредоточиться. В результате медитирующий не способен правильно оценивать промежутки времени: ему просто не с чем их сравнивать, когда он не видит и не слышит ничего вокруг. Для него время то растягивается до бесконечности, то сжимается — в точку. Еще ему кажется, что он парит в невесомости, растворяется в солнечном свете, сливается с беспредельным…

Разумеется, все это лишь галлюцинации. Но они оказывают мощное воздействие на психику, а в результате и на физические процессы в организме. Например, замедляются или ускоряются обмен веществ, и биологические ритмы.

Это необычное состояние психики талантливо описал Джек Лондон в рассказе «Смирительная рубашка». Герою кажется, что за несколько часов он переживает миллионы лет. Заключенный преисполняется презрением к смерти, которой грозят тюремщики. Ведь она отнимает у него короткую, никчемную жизнь — такую ничтожную по сравнению с вечностью и бесконечностью, которые он познал… Только герой забывает, что именно эта жизнь подарила ему состояние медитации, где становятся возможными любые путешествия во времени, разумеется воображаемые.

А йоги не стремятся оперировать временем. Это, так сказать, побочный результат их занятий, смысл которых — познание мира и самих себя.

Казалось бы, какое может быть познание, когда человек медитирует, а проще говоря; спит. У него даже не работает сознание в привычном смысле этого слова. И потом он не может вспомнить, что ему грезилось.

Но ведь есть и другое мышление — интуитивное, которое может быть намного эффективнее логического. Его-то и развивают в себе индийские йоги. Впрочем, не только они.

Вспомните эксперименты известного психотерапевта Владимира Николаевича Райкова. Человеку внушают, что он Илья Репин или Александр Алехин, и он начинает играть в шахматы или писать картины на порядок лучше, чем делал до сих пор. А после нескольких сеансов овладевает этими искусствами настолько, что может на равных сразиться с гроссмейстером, создать талантливое произведение. В Москве с неизменным успехом проходили художественные выставки учеников Райкова. В состоянии гипноза они нередко обыгрывали известных шахматистов.

А когда сеанс заканчивался, становились обычными людьми? Да, вначале так и было. Но после двадцати сеансов, по словам Райкова, ученики уже могли самостоятельно вызывать у себя творческое состояние. А главное, они с энтузиазмом начинали обучаться искусствам, способности к которым обнаружили в себе под гипнозом. И это гарантировало успех надежнее любого психотерапевта. Но вдруг человек от природы одарен совсем не тем., что пытается разбудить в нем гипнотизер? Не все же зарывали в землю таланты художника и шахматиста, еще больше погребено дарований ученых, инженеров, рабочих… Но гипноз позволяет точно установить, к чему человек больше всего способен. Внушив ему личность того или иного мастера своего дела, можно раскрыть. творческий потенциал в этой профессии.

Но не думают ли некоторые психотерапевты, что для полного счастья их пациентам большую часть времени надо проводить в гипнозе?

— Есть и такие, — улыбается Гримак. — Это очень увлеченные люди, кажется, что они загипнотизированы величием своих идей о гипнозе. Я же отвожу. ему более скромную роль. Это особое состояние психики, и применять его надо только в особых, экстремальных, ситуациях.

Взять хотя бы незаконченные эксперименты с внушением времени. По мнению ученого, нельзя увлекаться ими без надобности. Ведь испытуемые находятся в неестественном состоянии, которое может пагубно отразиться на психике. Люди, которым внушают, что время идет в два раза быстрее, бывают необычно возбуждены и веселы, им очень трудно успокоиться. Недаром исследователи сравнивают это состояние с маниакально-депрессивным психозом. А испытуемые с «замедленным» ходом времени чувствуют себя подавленными, настроение у них мрачное, работа валится из рук — это похоже на депрессию. Участники экспериментов, которые побывали в обоих состояниях, признаются, что гораздо приятнее жить в ускоренном времени, чем в замедленном: настроение — прекрасное, работа спорится… А вот ученые считают, что практическое применение найдет именно замедление времени.

— Это не значит, что под гипнозом людей будут повергать в депрессию, — говорит Гримак. — Если внушение делать во сне, то скорее всего испытуемый не почувствует никакого дискомфорта. Ведь известно немало случаев, когда люди непроизвольно впадали в такое состояние — летаргический сон.

Представьте себе, что космонавты совершают межпланетный полет, который длится несколько лёт. Им очень тяжело переносить монотонный образ жизни и огромную удаленность от Земли, которые, как известно, оказывают стрессовое воздействие. А что, если у всего экипажа или у некоторых его членов временно понизить интенсивность процессов жизнедеятельности — вызвать состояние, похожее на летаргический сон? По мнению ученых, это поможет космонавтам преодолеть многие трудности полета. Тут-то и пригодился бы гипноз, в сочетании с другими методами замедления обмена веществ.

Но этим отнюдь не ограничиваются перспективы применения гипноза в космонавтике. Например, эксперименты показали, что человеку можно внушить невесомость тела… в обычных условиях гравитации — прямо на земле. После одного сеанса у него целый месяц будут непроизвольно расслабляться мышцы, словно бн парит в космическом пространстве. По мнению исследователей, этим методом еще легче создать ощущение земной весомости тела в условиях межпланетного полета.

— Чтобы преодолеть отрицательное воздействие невесомости, космонавтам приходится много заниматься на тренажерах или выполнять статические асаны хатха-йоги, — объясняет ученый. — Но никакая нагрузка, получаемая время от времени, не может сравниваться по своей эффективности с тоническим напряжением скелетных мышц при внушении земной гравитации. Ведь они будут работать не только во время бодрствования, но и во сне. Это должно предотвратить нежелательные изменения в организме.

Кстати, с помощью данного метода можно снимать и ощущение перегрузки тела после длительного космического полета. Думается, что именно такое двукратное воздействие на психическое состояние экипажей обеспечит надежную профилактику расстройств здоровья под влиянием невесомости.

…Разумеется, гипноз может применяться не только в космонавтике. По мнению исследователей, он был бы весьма полезен в искусстве, науке, педагогике, на производстве… Но вот вопрос: где взять столько гипнотизеров, чтобы удовлетворить всех желающих?

Выход известен — учиться самогипнозу. Но тут возникает другое сомнение: все ли способны им овладеть? Вы, наверное, помните известную юмореску о человеке, который пытался заснуть с помощью аутогенной тренировки и потратил на это всю ночь. А если говорить серьезно, то даже такие мастера самовнушения, как индийские йоги, берут в ученики далеко не каждого. Чего же требовать от простых психотерапевтов?

Может, нужен особый талант, чтобы научиться управлять своей психикой? Или искусство властвовать собой передается только от учителя к ученику и нет никакой возможности овладеть им самостоятельно?

— Нет, — говорит Гримак, — самовнушению может научиться каждый, и не только у восточного гуру или в кабинете психотерапевта.

Например, после первой мировой войны в цирках Европы гастролировал артист, который выдавал себя за индийского йога по имени То-Рама. Он демонстрировал абсолютное пренебрежение к боли — прокалывал себе плечи, ладони, шею толстой иглой. А потом выяснилось, что это вовсе не индус, а австриец. Участвуя в сражениях, он получил тяжелое ранение и, казалось, на долгие годы обречен на мучительные страдания. Но упорными тренировками психики больной научился превозмогать боль и наконец получил полную власть над нею. «Я выработал свою систему победы над самим собой и вообще не испытываю страданий, если не хочу их испытывать» — говорил То-Рама.

Конечно, гипноз или самовнушение — отнюдь не панацея. В последние годы было разработано немало новых методов управления психикой. Но вот что любопытно: по мнению специалистов, в каждом из них присутствует элемент гипноза.

Например, можно в несколько раз быстрее изучать иностранные языки в лингафонном кабинете, когда в одном наушнике звучит четкая оркестровая музыка, сопровождаемая негромкими щелчками, а в другом — слова и фразы для запоминания. При этом синхронно с щелчками на экране вспыхивает яркое зеленое пятно. Постепенно их ритм замедляется, а на него непроизвольно настраиваются студенты. Они начинают дышать реже, у них снижается пульс… И люди входят в гипнотическое состояние, подобное тому, что испытывают перед сном или после пробуждения. Теперь любая информация попадает прямо в подсознание и запоминается навсегда.

Этот метод уже несколько лет применяется в Кишиневском государственном университете, и называется он ритмопедией. Она позволяет студентам запоминать в несколько раз больше учебного материала и удерживать его в памяти намного дольше, чем в обычном состоянии. Но самое удивительное, на уроках они не утомляются — наоборот, отдыхают и в конце чувствуют. прилив сил, находятся в хорошем настроении. Такова волшебная сила искусства и ритмов.

…И все это с помощью гипноза. А ведь еще недавно он, был чуть ли не под запретом. Говорили, что внушение подавляет личность. Став послушным орудием в руках гипнотизера, человек якобы может совершить преступление… Неудивительно, что в печати авторы новых методов регуляции психики объясняли их эффективность чем угодно, но только не гипнотическими факторами. А такие слова, как «медитация», употребляли разве что в разоблачительных статьях:

— Сейчас аргументы о безусловном вреде гипноза безнадежно устарели, — говорит в заключение Гримак. — Экспериментально доказано, что человека можно загипнотизировать лишь в том случае, если он сам этого хочет. Поэтому в строгом смысле слова есть только самогипноз. Ни о каком «послушном орудии» не может быть и речи. Даже доверившись недостойному человеку, загипнотизированный не может совершить преступление, если это противоречит его нравственным установкам. С другой стороны, стало известно, что с помощью гипноза можно раскрепощать личность, развивать дарования, вызывать вдохновение по заказу… Я уверен, что недалеко то время, когда детей будут учить в школе управлять своей психикой, как сейчас учат писать и считать…

Тут, наверное, скептик не выдержит: уж сколько времени ведется перестройка народного образований, но особых перемен что-то не видно. Эдак мы состаримся, дожидаясь, когда в школе будут учить психологической саморегуляции.

Где можно получить такие знания — у Авдеева, Тим, Матюгина, Гримака, Райкова, Бояршинова? Полноте, желающих миллионы, а учителей единицы, и они так далеки от нас. Вот если бы не мы их. искали, а наоборот, и учили нас не годами, а за несколько часов… К примеру, приводят психотерапевты на работу и в течение одной смены всем дают «ключи» для раскрытия резервных возможностей психики…

Разумеется, скептик иронизирует. Но он не подозревает, что его идея не так уж фантастична.

Спать или не спать на рабочем месте?

Вопрос, казалось бы, только для сатирического эстрадного представления. Сформулирован он почти «по Райкину». И тем не менее ученые советуют… спать. Конечно, не всю смену, а лишь изредка, в течение времени, отводимого на отдых.

…Девушка села прямо, руки опустила вниз, голову слегка откинула, назад. Сосредоточив взгляд на одной точке, максимально расслабила мышцы. лица — оно стало похожим на маску.

— Один, два, три, — считала она про себя, и при слове «пять» ее веки стали наливаться приятной тяжестью, а потом плавно опустились. Девушка попыталась их поднять и не смогла: они слиплись. Потом почувствовала, как по рукам и ногам струится приятное тепло.

— Я отдыхаю, мне хорошо, дыхание успокоилось… А сейчас я увижу Южный берег Крыма, — приказала она себе и окончательно погрузилась в необычное состояние, похожее на дремоту.

Девушка действительно увидела себя на берегу Черного моря. Ярко светило солнце, ласково плескались волны, на горизонте — белый теплоход. Она отчетливо ощутила тепло солнечных лучей, свежий ветер, Пьянящий запах магнолии.

Все это ей пригрезилось прямо на рабочем месте. Она сидела у стола для микросборки. И спала.

Не от нерадивости, нет монтажница сознательно вызвала состояние, в котором быстро восстанавливается работоспособность.

Перед этим она долго и пристально смотрела в окуляры микроскопа. Появилась резь в глазах, потекли слезы, раздвоилось изображение. И вот уже болит голова, ухудшилось настроение. Что делать?

— Я отдохнула, прекрасно себя чувствую. Теперь буду работать без напряжения, сосредоточенно, испытывая удовольствие от высокого качества сборки, мысленно произнесла монтажница и вышла из состояния психофизиологической саморегуляции, в котором она пребывала, как и наметила, ровно пять минут.

— Чувствую необыкновенную бодрость и свежесть, сказала она, радостно улыбаясь, — словно и вправду отдохнула на берегу моря. Резь в глазах исчезла, появилась легкость во всем теле. Быстро и легко удавались теперь самые тонкие операции, требующие особой точности движений.

А главное — намного увеличилась работоспособность. Раньше девушка могла напряженно собирать микросхемы от силы минут десять, теперь же без особого напряжения работала, не отрываясь, целых полчаса. И сделала короткий перерыв лишь для Того, чтобы предупредить усталость — повторить комплекс психофизиологических упражнений. На этот раз она «побывала» на лесной опушке, к солнечном хороводе осин и берез. Слушала пение птиц и журчание ручейка, вдыхала запахи трав и цветов…

— Прямо кино, — сказал я руководителю эксперимента, начальнику центра специальной подготовки одного из промышленных объединений врачу-психиатру Алиеву, когда просмотрел документальный ролик. — А может, во время съёмок монтажницу микросборки гипнотизировал «человек за кадром»?

— Ну что вы, никакого гипнотизера и близко не было, — сказал, улыбаясь, Хасай Магомедович, — испытуемые сами входили в нужное состояние. Да и чего ради мы стали бы утаивать от зрителей суть, экспериментов? Ведь для того они и проводятся на нашем предприятии, чтобы потом методику могли внедрить на любом заводе или фабрике. Разве к каждому работнику приставишь гипнотизера? Тем-то и хорош наш метод, что он позволяет выработать навыки программируемой саморегуляции.

По собственному опыту знаю, как трудно научиться подобному искусству. Когда-то три месяца упорно занимался аутотренингом а в результате мог вызвать по желанию лишь ощущения тепла и тяжести, легкой дремоты. Сколько же времени нужно, чтобы овладеть новым методом?

— Достаточно четырех — шести получасовых уроков, — сказал Алиев. — А наиболее талантливые овладевают им уже на первом занятии. Кстати, хотите проверить свои способности. прямо сейчас?

И вот я стою по стойке смирно. Психотерапевт проверяет меня на внушаемость: по его команде мои веки слипаются, рука становится невесомой и подымается в сторону.

— Что ж, неплохо, — говорит Хасай Магомедович. — А теперь мысленно запрограммируйте любое движение своего тела — оно будет выполнено автоматически, когда вы, глядя в одну точку, сосчитаете до пяти.

Приказываю руке согнуться и замереть на уровне головы в состоянии «восковой гибкости», которое когда-то видел в научно-популярном фильме. И с удивлением чувствую, как рука автоматически выполняет программу мозга — сгибается без всяких усилий с моей стороны, даже помимо воли.

Движется она необычно — маленькими рывками, словно манипулятор, управляемый ЭВМ. Очень похоже на элемент танца, популярного среди молодежи: исполняющие его входят в образ… робота. Но они не подозревают, что делают движения загипнотизированного человека — своеобразного биоробота…

Вот моя рука остановилась около лица и словно оцепенела. Казалось, что ее подвесили в воздухе на нитках — я совсем не ощущаю ее тяжести.

— А теперь, используя «ключ», вы будете вызывать состояние психофизиологической саморегуляции и в нем программировать свое поведение в образной форме, — медленно говорил Алиев. — И с каждым разом эта способность будет усиливаться. Итак, сосредоточьте свой взгляд на любой точке и мысленно сосчитайте до пяти — это и есть ваш «ключ».

Воспользовавшись им, я вообразил себя полным сил, в приподнятом настроении, со счастливой улыбкой на лице. И приказал: в течение пяти минут меня никто не сможет вывести из психического равновесия… Видимо, я хорошо вошел в этот образ.

Отлично, — похвалил наставник. — Вызвав у себя такое состояние, можете смело идти к начальнику «на ковер», не рискуя получить стресс.

Что и говорить, полезный навык для подчиненного. Ведь известно, что человек, долго занимающий высокое служебное положение, в сущности, невольно овладевает навыками гипнотизера. — Вспомните. его интонации и манеры. Нередко люди, не раздумывая, выполняют приказы начальника, даже если потом не согласны с ними… Значит, навыки психофизиологической саморегуляции помогут им увереннее отстаивать свою точку зрения?

— Да, — говорит Алиев. — Потому что наш метод позволяет не только повышать, но и понижать уровень своей внушаемости.

— А что, если, войдя в образ, кто-нибудь не на шутку расхрабрится и вздумает, к примеру, пройти по бревну над пропастью, не имея навыков канатоходца? Не свернет ли он себе шею?

— Наоборот — риск будет меньше, чем в обычном состоянии. Ведь каждый может пройти по доске, лежащей на полу. А на высоте нетренированного человека охватывает страх, оттого и оступается… Но метод программируемой саморегуляции позволил бы ему быстро снять стресс и повысить точность движений…

Непросто объяснить все тонкости метода, важно другое — что он достаточно прост для освоения. Это своего рода самовнушение, только с более широким спектром возможностей, чем у аутотренинга.

Резервные возможности человека поистине неисчерпаемы. Но обычно они реализуются в критических ситуациях. Убегая от медведя, люди перепрыгивали через двухметровый забор… Ведь сильный страх вызывает у человека подобие гипнотического состояния. Все посторонние сигналы вытеснены из сознания, возникает яркий образ: вы перепрыгиваете через забор — и вам это действительно удается. А с помощью нового метода можно получить тот же результат, но… избежав при этом разрушительного действия стресса.

…Наверное, у скептика возникли сомнения, когда он прочитал об этих чудесах. Резонным было бы, например, такое возражение: гипнозу легко поддается примерно третья часть пациентов, остальные в той или иной мере сопротивляются внушению. Разве может психотерапевт обучить новому методу людей с повышенным уровнем самоконтроля?

Действительно, придется работать-с ними долго и упорно, но рано или поздно даже самые непонятливые ученики овладевают программируемой саморегуляцией. Но стоит ли игра свеч — ведь те же пациенты могут пойти в кабинеты психофизиологической разгрузки, которые сейчас есть на некоторых предприятиях, и снять утомление с помощью аутотренинга.

Увы, человек с пониженным уровнем внушаемости плохо поддается и аутогенной тренировке. Ведь эффективность этого метода, по мнению Алиева, объясняется скрытыми гипнотическими факторами. Ими могут быть: доверительный голос преподавателя, классическая музыка, звуки и запахи леса и моря, которые часто используют на сеансах аутотренинга. А исследования показали, что они действуют только на людей с повышенной внушаемостью. На остальные семьдесят процентов пациентов — в гораздо меньшей степени: в кабинете психологической разгрузки у них не происходит заметных перемен к лучшему.

Но ведь эти сильные личности особенно и не нуждаются в помощи психотерапевта. В отличие от них люди с повышенной чувствительностью чаще других испытывают стрессы, быстро утомляются, даже заболевают на нервной почве. Им-то как раз и нужно бывать в кабинетах психологической разгрузки. Но вот беда: их пропускная способность весьма ограничена, да и есть они далеко не на всех предприятиях. А главное — спектр возможностей аутогенной тренировки весьма узок. Новый метод и доступнее, и эффективнее.

Например, воспользовавшись «ключом», вы можете внушить себе отвращение к курению или алкоголю. Многие люди уже отказались от вредных привычек, применяя этот прием.

А вот другой вариант: создав образ прилежного ученика и приказав себе активно изучать новый материал, вы можете резко повысить свою успеваемость. Эксперименты показали, что учащиеся ПТУ в несколько раз быстрее овладевали навыками различных профессий, используя «ключ».

Есть и еще одна перспектива у этого метода — весьма неожиданная. Ее подсказал случай. Однажды, идя на работу, Алиев заметил, что его мысли текут необычно: одна за другой возникают «бредовые идеи», подобные тем, которые вдохновляют ученых на открытия. А что, если активизировать творческий процесс с помощью «ключа»? Попробовал — и вот что из этого вышло.

Ход рассуждений был примерно такой. Сейчас переживает настоящий бум древнее искусство иглоукалывания. Биологически активные точки — БАТ — раздражают не только иглами, но и электричеством, ультразвуком, лазерным лучом… Тысячи людей испытали благотворное воздействие рефлексотерапии, но, даже зная нужные точки, не могут лечиться самостоятельно. Где взять специальные иглы из серебра, золота, платины, как попасть ими в БАТ, находящиеся, к примеру, на спине?

Но те, кто был на сеансах рефлексотерапии, помнят свои ощущения — ломоту и распирание в «точках», «электрический ток» вдоль «меридианов», которые их соединяют… А что, если бывшие пациенты вообразят себе, что эти ощущения в состоянии программируемой саморегуляции?

И начались эксперименты. Люди, страдающие самыми разнообразными недугами, вошли в образ и действительно почувствовали, как от пальцев ног по их телу идут «потоки» живительной силы. Вот они устремляются к больному месту — и боль исчезает!

Когда испытуемым дали фломастеры и попросили нарисовать эти «потоки» на теле, они указали хорошо известные рефлексотерапевтам «меридианы». Каждый рисовал именно тот, который необходим для лечения его болезни. И это делали пациенты, которые не имели никакого представления о восточной медицине!

Но может, это всего лишь игра воображения? Нет, субъективные ощущения пациентов подтвердились беспристрастными показаниями приборов. У людей, воображавших иглоукалывание, в биологически активных точках происходили изменения как от реальной рефлексотерапии. Например, понижалось электрическое сопротивление кожи, БАТ излучали характерные акустические импульсы…

Оказывается, больной организм — система самонаводящаяся. Достаточно в состоянии программируемой регуляции сформулировать задание, как мозг сам закодирует его в многочисленные нервные импульсы, которые вызовут в организме целительный эффект.

Значит, совсем не обязательно изучать сотни точек и связывающие их «меридианы» — достаточно представить себе ощущения, возникающие при иглоукалывании, чтобы вылечить самого себя?

— Тут нет ничего таинственного, — сказал Хасай Магомедович. — Просто мы учим людей использовать резервные (Возможности своего организма, о которых они часто и не подозревают.

Но, с другой стороны, есть и слабость у нашего метода, — продолжал он. — Пользуясь им, человек может использовать только чужие, уже накопленные кем-то знания. Он не способен создавать новый опыт: в гипнозе нет творчества…

Как же тогда объяснить эксперименты Райкова, когда в гипнозе неспособные становились талантливыми? Да, — они писали картины, как Репин, играли в шахматы, как Каспаров, — но не могли придумать что-то новое, свое. Значит, это не творчество, а подражание, хотя и гениальным творцам?

Чтобы ответить на подобные вопросы, исследователи уже начинают второй этап работы, цель которого — моделирование творческого состояния. Наверное, достичь ее куда труднее — ведь озарения случаются не так уж часто и далеко не у всех. Но исследователи готовы кропотливо изучать механизмы высокопродуктивной работы мозга. Они были бы благодарны одаренным людям, позволившим заглянуть в их творческую лабораторию.

Поняв механизм озарения, люди научились бы воспроизводить его по желанию. И многие смогли бы программировать себя на творчество, воспользовавшись известным алгоритмом. Это была бы качественная перестройка мышления.

Не разрушайте алгеброй гармонию

Состояние «имаго», эйдетическая память, аутогенная тренировка, трансцендентальная медитация, психофизиологическая саморегуляция… Эти и другие методы, раскрывающие резервные возможности человека, похожи друг на друга., У них даже есть общее название — измененные состояния сознания. Войдя в них, люди начинают проявлять недюжинные способности, о которых раньше и не подозревали.

Психотерапевт Алиев считает, что эффективность таких методов объясняется скрытыми гипнотическими факторами. Но именно они, по его мнению, делают невозможным творчество.

Получается парадокс: в гипнотическом состоянии люди теряют способность оригинально мыслить, но, войдя в образ гения, начинают создавать талантливые произведения. Что же происходит на самом деле? С этого вопроса началась беседа с известным специалистом по психологическим проблемам творчества доктором медицинских наук Ротенбергом.

— В это действительно трудно поверить: полное раскрепощение личности — под гипнозом, но таковы результаты экспериментов Райкова, — сказал Вадим Семенович. — Я был на некоторых из них в качестве эксперта и буквально не верил, своим глазам. Мне даже легче было представить, что я сам подвергаюсь гипнозу. Перестал сомневаться, только просмотрев видеозапись опытов.

На первый взгляд могло показаться, что загипнотизированный всего лишь играет роль гения, ловко копируя его поведение. Например, одному робкому и застенчивому человеку внушили личность знаменитого шахматиста прошлого Поля Морфи. И этот скромник словно преобразился — стал вести себя решительно и агрессивно, сел играть с самим Михаилом Талем и после партии потребовал немедленно заплатить ему высокий гонорар.

Но оказывается, человек изменился не только внешне, но и внутренне. До эксперимента он всего лишь знал правил игры, а во время сеанса его возможности возросли в несколько раз по признанию самого Михаила Таля. Выходит, он не только удачно копировал манеру поведения своего героя — изменился и его творческий потенциал. Это уже невозможно объяснить актерской игрой. Ведь даже талантливые артисты не способны на сцене легко находить оригинальные решения задач, подобно творческим личностям, в которых они перевоплощаются.

— Вы полагаете, что настоящим творцам легко совершать открытия и создавать шедевры?

— Ответить на этот вопрос не просто. Начну С парадоксального факта, который установили исследователи. Когда участники эксперимента решали задачи, требующие творческого подхода, приборы регистрировали у них снижение биоэлектрической активности мозга, как это бывает в состоянии полного покоя, даже дремоты.

Впрочем, не у каждого, а Лишь у тех, чей творческий потенциал достаточно высок. У них такая работа не то что: утомления не вызывала — они словно отдыхали в ней. Более того — активность мозга в это время была даже ниже, чем в расслабленном пассивном состоянии. Как будто интенсивный труд творческим личностям давался легче, чем отдых.

Но ведь всегда считалось, что творчество требует высочайшего напряжения воли и ума, всех духовных си а человека. Что же разрушен еще один стереотип мышления?

Действительно, при помощи старых представлений этот парадокс трудно объяснить. Вот одно из предположений: творчество дарит радость, поэтому и не вызывает эмоционального напряжения — активность мозга не повышается. Получается, что человек как бы и не трудится в. привычном смысле этого слова, а просто получает удовольствие в чистом виде.

— Я не разделяю такую точку зрения, — продолжает Ротенберг. — Убежден: творчество — не отдых, а активная форма деятельности, которая сопровождается высоким эмоциональным подъемом, порою даже страданиями.

Действительно, вспомните Горького, который, живописуя сцену насилия, так вошел в образ героя, что сам стал испытывать физические страдания и на его теле появилась кровоточащая рана — стигма. Почему же тогда у некоторых участников опыта, о котором рассказал ученый, была такая спокойная энцефалограмма?

— Потому, — говорит он, — что им присущ образный характер мышления, а он не требует дополнительного «подстегивания» мозга. В художественных образах действительность отражается во всем многообразии и противоречивости взаимосвязей между предметами и явлениями. Информацию, которую они несут, почти не надо упорядочивать в сознании — она близка к своему естественному состоянию.

Куда труднее рассуждать логически. У слов множество значений, а фразу, мысль нужно строить так, чтобы любой человек понимал ее однозначно. Из бесчисленных взаимосвязей между предметами и явлениями выбирать лишь те немногие, которые пригодны для построения логических цепочек.

Если человек привык только к формальной логике, он и художественные образы пытается строить по законам анализа и синтеза. Чтобы их «конструировать», приходится перебирать массу вариантов, выстраивать большое количество схем.

Не в том ли различие между творцами и исполнителями, что первые мыслит в основном образами и очень экономично, а вторые — при помощи логики, прилагая большие усилия? Может, поэтому одни решают сложные задачи словно играючи, а другим и легкие даются с трудом…

Наверное, после всего сказанного вам не покажутся странными слова Альберта Эйнштейна, что чтение романов Достоевского помогало ему в научной работе больше, чем труды многих ученых.

— Следовательно, хорошо развитая логика в чем-то мешает творчеству, а «парение в облаках» раскрепощает фантазию, помогает совершать открытия? — спросил я.

— Упрощая, можно сказать и так, — ответил Вадим Семенович. — Здесь нет никакого парадокса, ситуация вполне объяснима с позиции современной физиологии и психологии. Известно, что у полушарий головного мозга есть своеобразная специализация: правое оперирует в основном художественными образами, а левое — логическими категориями. Казалось бы, люди, у которых активнее работает логическое полушарие, должны быть талантливыми физиками, математиками, шахматистами. Ан нет — наблюдения показали, что после травмы правой, отвечающей за образное восприятие, части мозга они… не находили оригинальных решений, хотя полностью сохраняли способность мыслить логически. Без художественных образов их мозг оказался неспособным к творчеству — они могли решать только самые простые, тривиальные задачи.

Но если было повреждено левое — «логическое» — полушарие, у них, вопреки ожидаемому, не только не утрачивались творческие способности, но иногда даже повышались. Образное мышление словно освобождалось от гнета схем — богатство фантазии правого полушария помогало совершать открытия.

Словом, образное мышление нужно людям технических профессий ничуть не меньше, чем гуманитарных. Чтобы ускорять развитие науки и техники, необходимы революционные идеи, а логическое мышление левого полушария оперирует только стереотипами. Зато мятущиеся в правом полушарии образы могут подсказывать оригинальные решения — надо только перевести их на привычный нам язык.

Если хотите, — Подытожил Ротенберг, — талант ученого определяется именно способностью к такому переводу. А он требует немалых усилий и активного участия логического мышления.

Клиническая практика свидетельствует, что художники и музыканты, у которых вследствие травмы или болезни «выключено» «логическое» полушарие, сохраняют высокие творческие способности. Мало того, их произведения иногда становятся более выразительными. Но если повреждено «образное» полушарие, то творчество для них становится невозможным.

Аналогичная картина наблюдается и в состоянии гипноза. У человека, по-видимому, подавляется левое полушарие, а правое — активизируется. В результате изменяется сам способ мышления. Ведь в обычном состоянии, когда доминирует левое полушарие, сознание создает логически непротиворечивые, однозначные контексты, которые все люди могут понять одинаково, как дважды два — четыре. А правополушарный стиль мышления загипнотизированного человека обеспечивает иное отражение действительности — неоднозначное, многоплановое, как в художественных образах.

Многие связи предметов и явлений, зафиксированные правым полушарием, очень трудно выразить известными понятиями и логическими категориями — до поры до времени они остаются неосознанными. — Но эти связи неожиданно всплывают из подсознания во время творчества — выразив словами «невыразимое», шагнув за пределы опыта, накопленного человечеством, художники создают шедевры, ученые совершают открытия.

— Выходит, чтобы простому человеку стать творческой личностью, ему надо обратиться к гипнотизеру? Совет не нов, но трудно выполним…

— Выдающиеся творцы, сами того не подозревая, нередко вводили себя в состояние, напоминающее гипнотическое. Например, Нильс Бор в процессе решения задач производил на окружающих впечатление загипнотизированного. А по мнению многих режиссеров, гениальные актеры отличаются от менее талантливых очень высокой гипнабельностью. Возможно, что, входя в роль, они сами себе внушают ту или иную личность, в результате в их игре не бывает ни одной неверной «ноты».

Зная об этой способности гениев, любой человек может попытаться самостоятельно повысить свой творческий потенциал. Для начала необходимо ослабить контроль «логического» полушария над процессом мышления — в противном случае вы не сможете вырваться из плена банальных мыслей и образов.

Если, к примеру, ученый не может решить проблему обычными способами, ему лучше всего… заставить себя забыть о ней на некоторое время. Конечно, сделать это нелегко. Скорее всего исследователь сумеет «убрать» проблему только из своего сознания, закрепощенного логическим мышлением левого полушария. Но это ему как раз и нужно — в. работу включается буйная фантазия правого полушария, которое начинает выдавать оригинальные идеи.

Полностью отключиться от волнующей его проблемы ученый не может даже во сне. Но в этом состоянии механизм логического мышления ослаблен гораздо больше, чем во время бодрствования, — иррациональные образы, которые создает в сновидениях правое полушарие, освободившееся от контроля здравого смысла, иногда помогают совершать открытия. Хрестоматийный пример: Менделееву приснилась периодическая таблица элементов…

— Выходит, чтобы совершить открытие, ученый должен махнуть рукой на свою работу и отправиться спать? — усмехнулся я.

Разумеется, бездельнику не откроются новые истины, — с улыбкой ответил Ротенберг. — Открытия во сне лишь завершают длительный и трудный предварительный этап работы. Собственно говоря, ответ уже бывает найден в процессе дневного поиска. Но пока доминирует формальная логика левого полушария, этот ответ не, может быть осознан и выражен словами или формулами. Тут и приходят на помощь сновидения — право голоса берет образное полушарие.

Чтобы стать творческой личностью, старательному исполнителю необходимо изменить привычное соотношение образного и логического мышления проще Говоря, стать немножко меньше «физиком» И немножко больше «лириком». Этого «чуть-чуть» может оказаться достаточно, чтобы совершить открытие.

Но почти во всех общеобразовательных школах не считают необходимым воспитывать гармонию логического и образного мышления. Львиная доля изучаемых предметов — технические, гуманитарных — единицы…

— Дело не столько в количестве дисциплин, сколько в форме их подачи. Почти везде отсутствует образная, игровая форма, которая так нравится детям. Даже литература нередко изучается с позиции логики, рационализма. Читая художественные произведения, иной прилежный ученик не погружается в образы, не мечтает, а теоретизирует.

Вот почему в обычной школе у детей, как правило, развивается логическое мышление и ослабляется образное. А ведь потом многие из них будут учиться в технических институтах, где гуманитарных предметов еще меньше или вовсе нет. Выкроить же часы досуга для живописи или театра, художественной литературы там удается гораздо реже, чем в школе: не до того, да и не главным все это кажется. Словом, логика господствует безраздельно. Казалось бы, из ее поклонников — технарей — должны получиться отличные физики и математики. — Увы, у них слабо развиты фантазия и воображение, а без этого невозможно творчество в науке.

— Наверное, — сказал Вадим Семенович, — многие представители технических дисциплин доводы психологов воспримут как благие пожелания — любопытные, но не обязательные. Но я уверен: чтобы ученому, инженеру, конструктору повысить свой творческий потенциал, надо не только рефераты читать и следить за новинками в своей области, но и больше душевных сил отдавать музыке, живописи, литературе, почаще погружаться в стихию искусства. И тогда он будет совершать открытия так же естественно, как дети, познающие мир..

— То есть для Эйнштейна, чтение Достоевского и игра на скрипке были не блажью великого ученого, а необходимым условием творчества? — предположил я.

— Именно так. Но он не достиг бы таких высот в науке, если бы не увлекался искусством с детства. В прогрессивных семьях, где малышей обучают чтению и счету в игровой форме, их творческие способности бывают на порядок выше, чем у сверстников.

Действительно, вспомните известную семью Никитиных из Болшева, их знаменитые «развивающие» игры. Благодаря им ребята намного превосходили своих ровесников, в творческих способностях не только в школе, но и в техникумах, вузах, аспирантуре… Кстати, в экспериментальных школах, где гуманитарные предметы занимают в несколько раз больше времени, чем в обычных, ученики, как правило, по всем дисциплинам проявляют незаурядные творческие способности. Такой была известная школа Щетинина на Полтавщине.

Художественная литература, изобразительное искусство, уроки музыки, другие гуманитарные дисциплины при образной подаче и достаточном количестве часов помогают воспитывать не только талантливых литераторов, художников, музыкантов, но и творчески мыслящих рабочих, инженеров, ученых. Наверное, настало время уделять больше внимания развитию образного мышления в школе. Ведь это гарантия высоких творческих способностей ее выпускников.

…Итак, доктор медицинских наук Вадим Семенович Ротенберг призывает нас резко увеличить количество гуманитарных предметов в школе и повысить качество их преподавания. Но тогда надо будет соответственно уменьшить число технических, что невозможно в век НТР. А многие ли учителя сумеют преподавать в образной, игровой форме?.. Увы, такие перемены кажутся нереальными даже во время перестройки школы. Скорее всего логика и дальше будет господствовать в государственной системе образования.

И как быть тем, кто уже вырос в такой системе — может ли взрослый человек воскресить в себе утраченную гармонию и творческие способности ребенка?

Муза творчества — ЭВМ?

— Нас удивляют необыкновенные способности индийских йогов. А вот мне самому довелось поразить одного из них — и не рядового, а директора Бомбейского центра йоги, доктора философии Джаядеву Йогендру. Вспоминая этот эпизод, заведующий отделом биомеханики и спортивных тренажеров ВНИИ физической культуры, доктор педагогических наук Игорь Павлович Ратов не может сдержать улыбку.

А дело было так. Во время своей поездки в Москву Йогендра побывал в лабораторий Ратова, здесь ему показали машину, которая умеет… читать мысли человека. Сам Игорь Павлович демонстрировал ее работу. К его рукам были прикреплены датчики, провода от которых шли к электронной векторографической установке. Сидя в кресле, не двигаясь и не напрягаясь, Ратов «усилием мысли» водил электронным лучом по экрану дисплея — чертил геометрические фигуры, а потом даже написал несколько букв.

— Я понимаю, что машина не телепат, и все-таки это чудо! — воскликнул Йогендра. — Вот бы нам такую технику.

Разумеется, машина не читала мысли человека… Приборы усиливали изменения электрических потенциалов мышц — они-то и управляли движением электронного луча на экране. Ничего загадочного, а эффект поразительный.

Постойте, — возразит скептик, — но ведь человек не двигался, мышцы у него были расслаблены — почему же изменялись их электрические потенциалы? Чтобы ответить на этот вопрос, совершим небольшой экскурс в историю науки. Еще И. М. Сеченов в книге «Рефлексы головного мозга» писал, что «мысль — это заторможенное движение». Экспериментальное подтверждение этой идеи получил американский ученый Л. Макс: когда глухонемые показывали с помощью азбуки жестов и произносили а уме одни и те же слова, электромиограммы мускулов их рук получались очень похожими. Внутренний монолог сопровождался изменением электрических потенциалов мышц — как будто глухонемые выражали свои мысли в жестах.

А может ли обычный человек играть биотоками, не двигаясь? В лаборатории Ратова поставили такой эксперимент: испытуемый мысленно водил лучом по экрану и электрические потенциалы мышц руки действительно изменялись. В результате светящаяся точка перемещалась как бы усилием воли, вырисовывая фигуры различной сложности.

Мало того, исследователи научили техническое устройство преобразовывать биотоки мышц в звуки. Представьте себе электронное пианино, на котором исполняет мелодии… танцующая гимнастка. А дело в том, что биотоки ее мышц включают генераторы звуков, соответствующие разным нотам. Так можно было исполнить «Подмосковные вечера» или «Во поле береза стояла». Разумеется, ученые ВНИИФКа создали эту аппаратуру вовсе не для того, чтобы показывать занимательные фокусы. Например, «читающая мысли» ЭВМ может оказаться прекрасным экзаменатором для спортсменов. Чем отчетливее атлет воображает какое-то движение, тем лучше он им владеет, а неспособность мысленно толкнуть штангу или совершить сложный прыжок в воду свидетельствует о плохой спортивной форме.

Однажды исследователи попросили мастера спорта вообразить, как он метает молот. Расшифровав миограммы, они с удивлением обнаружили, что он не может представить себе движение, которое совершал десятки тысяч раз. Дело было зимой — видимо, за несколько месяцев вынужденного перерыва в тренировках метатель просто забыл технику. А можно ли быстро освежить ее в памяти?

Ратов послал атлета в спортивный зал немного поразмяться. Молот он там не метал, это невозможно в закрытом помещении. Но после зарядки великолепно, до мельчайших деталей представил себе в уме сложнейшее упражнение. Метаморфоза объяснялась просто — летом перед метанием молота он занимался штангой, и в его памяти отпечаталась определенная последовательность движений. И когда теперь сделал несколько жимов, рывков и толчков, сразу же вспомнил и технику метания.

— Тогда я подумал: а что если определенные движения освежают в памяти не только технику спортивных упражнений, но и забытые идеи, художественные образы? — рассказывает Ратов. — Если догадка подтвердится, можно ведь будет разработать гимнастику для совершенствования интеллектуальных способностей. Выполняя специальные упражнения, люди активизировали бы процесс мышления — и не только Спортсмены, но и рабочие, инженеры, ученые, представители искусства…

Идея была заманчивой. И снова начались эксперименты. Выяснилось, что вообразить движение гораздо легче стоя, чем лежа. А вот если человек размышляет на отвлеченные темы, все происходит наоборот.

К примеру, запомнить прочитанный текст легче всего лежа, а стоя труднее. В целом же мозг лучше работает, когда отдыхает тело. Максимально расслабленные позы — самые удобные для воспоминаний и размышлений. Недаром их практикуют индийские йоги.

Но ведь мы не индусы. У нас многим приходится работать стоя — в положении, не выгодном для умственных упражнений. Однако рабочие вовсе не лишены творческих способностей, например, они проявляют немалую изобретательность, придумывая оптимальные варианты обработки деталей. Как им помочь активизировать свое мышление?

На первый взгляд способ прост — научить рабочего расслабляться стоя. Но это невозможно — некоторые мускулы все-таки должны напрягаться, поддерживая тело в вертикальном положении. Что же делать? Эксперименты показали: человеку мешает сосредоточиться только напряжение крупных мышц, выполняющих тяжелую работу. Но если одновременно с ними включаются мелкие мышцы лица, гортани, кистей рук, то мышление не угнетается — наоборот, оно активизируется.

Выходит, сопровождая свою речь мимикой и жестами, человек Помогает себе думать? Да, ученые пришли именно к такому выводу. — Мне могут возразить, что гримасы и кривляния обезьян бывают очень живописными, однако животные не блещут ораторскими талантами, — говорит Игорь Павлович. — Но дело в том, что активизировать свое мышление с помощью мимики и жестов может только человек. В двигательном центре головного мозга наибольшим количеством нервных клеток представлены пальцы рук, рот, губы и гортань, то есть те органы, благодаря которым наши предки стали людьми. И наоборот, наименьшее представительство у самых крупных мышц конечностей и корпуса. Такое соотношение наглядно изобразил на картинке канадский нейрофизиолог У. Генфильд: его «гомункулус» имел огромное лицо и кисти рук, но крохотные ножки и туловище… Это и навело нас на мысль, что мимика и жесты активизируют работу головного мозга.

Эксперименты подтвердили догадку. Исследователи установили, что при напряжении одной мышцы ее электрическая активность возрастает, а других — падает. Но среди них существует своеобразная иерархия: гораздо быстрее активизируются мелкие мышцы, ведь в головном мозге у них есть мощное «лобби». А если они включаются одновременно с крупными, то возникает парадоксальная ситуация: «гномы» обезоруживают «великанов», отнимая у них энергию. Вот почему атлету бывает очень трудно толкнуть штангу или метнуть копье, если в момент наивысшего напряжения его лицо искажается гримасой. Но, с другой стороны, именно активность мелких мышц позволяет снять напряжение с конечностей и туловища и тем самым освободить энергию для умственной работы.

По-видимому, об этом знают… мистики. Вспомните, как монахи перебирают четки, размышляя о возвышенном, как индийские танцовщицы меняют положение пальцев во время священного танца-медитации… Конечно, мы не можем согласиться с мистическим характером этих занятий, но техника концентрации мыслей при помощи простых физических упражнений могла бы нам быть полезной.

Не только в религии можно найти подтверждение закономерностям, открытым учеными. Взять хотя бы метод повышения творческих способностей с помощью артистических приемов, который предложил киноактер Бояршинов. Любой человек с помощью определенной мимики может по желанию вызвать у себя самые разнообразные эмоциональные состояния, которые в комплексе дают ощущение необыкновенного прилива творческих сил, прекрасное настроение и самочувствие.

Некоторым ученикам Алексея Васильевича удавалось таким способом повысить работоспособность во время экзаменационной сессии, защиты диссертации. В напряженных ситуациях они легко решали задачи, которые раньше казались непосильными. Когда я рассказал об этом Ратову, Игорь Павлович скептически пожал плечами:

— Думаю, что только актеры и могут в совершенстве овладеть гимнастикой Бояршинова, либо это люди с явными артистическими способностями. А мы предлагаем другой путь, пройти по которому сумеют все желающие, — повышать умственные способности… с помощью ЭВМ.

Представьте, вы смотрите передачу «Вокруг смеха» — аппаратура записывает ваши биотоки во время улыбок. Переключаете телевизор — трагедия: можно зарисовать «электрический портрет» мышц, когда у вас текут слезы. Зеваете над скучными фильмами, глотаете слюнки в предвкушении вкусного обеда — все ваши состояния запоминает ЭВМ. А потом машина стимулирует мышцы слабыми токами с частотой и амплитудой, характерными для улыбки, слез, зевка, аппетита, — вот вам и настроение по заказу. Проигрывая всю гамму чувств, вы можете получить тот же эффект творческого подъема, что в идеале дает актерская гимнастика гармонического совершенствования.

Пока такая аппаратура только создается. Но ведь мы живем в эпоху компьютеризации. Может, через несколько лет в магазинах будут продавать портативное, дешевое устройство для электростимуляции мышц, с помощью которого каждый сможет научиться вызывать у себя бодрость, веселье, творческое озарение.

— Что же, мы будем ходить на работу, обвешанные проводами и утыканные электродами, таская за собой микрокомпьютер? — спросит скептик.

— Вовсе не обязательно стимулировать сами мышцы, — говорит Ратов. — Ведь они имеют своих представителей в биологически активных точках. Например, в ушной раковине есть нервные окончания буквально всех органов и систем, в том числе скелетно-мышечной. Стимулируя крохотными электродами определенные точки уха, мы можем достичь того же эффекта, который дают привязанные к рукам и ногам металлические пластины.

Вот картинка из будущего: вы кладете в карман микрокомпьютер, а на голову, надеваете наушники с электростимуляторами. Теперь вам не надо ждать озарения во сне или сидя под яблоней, гуляйте себе на улице и совершайте открытия с подсказки ЭВМ.

А когда устанете от умственных побед, переключите устройство на другой канал и слушайте в наушниках легкую музыку. Кстати, она тоже способствует творчеству.

Впрочем, эта электроника понадобится вам ненадолго — пока вы не научитесь вызывать творческое состояние по памяти. Уже проводились эксперименты, когда у испытуемых стимулировали электродами мелкие мышцы. В. результате люди научились делать невероятные движения, о которых раньше и не подозревали. И мысли у них при этом возникали весьма оригинальные. Но главное, что после одной стимуляции они могли по памяти повторить это состояние несколько раз.

Я убежден, что при помощи электроники мы научимся вызывать у себя состояние творческого озарения, — говорит Игорь Павлович. — И будем повторять его, пока не доведем до автоматизма. Тогда сможем самостоятельно решать творческие задачи, предварительно выполнив по памяти несколько упражнений, которым нас научил компьютер. А потом будем пользоваться им лишь изредка, чтобы освежить в памяти старые алгоритмы, творчества и выработать новые.

Самые совершенные компьютеры, которые умеют смотреть и говорить, писать и читать, играть в шахматы, даже сочинять посредственные стихи и музыку, не способны совершить открытия в науке, создать шедевры искусства. Но именно они будут помогать людям повышать свои творческие способности, подниматься до вершин творчества? Что-то верится с трудом. Не менее фантастичной кажется идея Бояршинова с помощью психофизических упражнений совершенствовать свой интеллект…

А вот профессор Джаядева Йогендра утверждал: упражнения хатха-йоги, дыхательная гимнастика, вегетарианская диета — все это в конечном итоге повышает умственные способности.

Но образ жизни аскета способны вести лишь те, кто обладает силой воли, жаждой знаний, благородством души — уже благодаря этим качествам они могут развить в себе недюжинный ум, даже ще прибегая к специальным упражнениям. Поэтому очень Трудно сказать, помогают ли они раскрыть творческие способности йогов.

И как помочь простым людям решать конкретные проблемы повседневной жизни? На этот вопрос Йогендра не мог ответить, ведь йога — это путь для избранных. Но в заключение своей беседы с Ратовым. он сказал, что научный центр в Бомбее смог бы разработать методику умственного совершенствования, пригодную для всех, если бы располагал такой электронной аппаратурой, какая создана во ВНИИ физической культуры.

Однако поклонники классической йоги считают, что западная цивилизация пошла по неверному — технологическому — пути: выполняя за человека физическую и умственную работу, машины обрекают его на деградацию и вырождение. Взять хотя бы разработки Ратова. Не кажется ли ему, что их можно использовать для превращения людей в биороботов? Ведь существует, обратимость

психофизиологических процессов. Если биотоки мышц управляют игрой пианино или электронным лучом на экране дисплея, то в принципе можно сделать и наоборот — посылать слабые электрические сигналы от ЭВМ к мышцам. Сможем ли мы заставить девушку плясать, играя на, электронном пианино?

— Да, — говорит Игорь Павлович, — мы убедились, что ЭВМ может подсказывать испытуемым и движения и мысли. Но управлять человеком оказалось гораздо сложнее; чем машиной. Впрочем, мы и не ставили задачу создавать радиоуправляемых людей. Просто хотели глубже понять связь между движениями и мыслями, чтобы потом разработать для спортсменов своеобразные алгоритмы самосовершенствования… Ну а компьютеры для стимулирования творчества (или его подавления) — дело далекого будущего.

Так ли это? А вдруг на Западе их уже создают? Должны ли мы пойти по этому пути? Вопросы очень непростые. И вряд ли на них сможет ответить один человек.

Я же попытаюсь выразить точку зрения скептика. Зачем вообще нужна такая техника, которая даже в творчестве делает нас не свободными, зависимыми от машины? В частности, эти ЭВМ, которые создают «электрические портреты» улыбки, слез, зевка… — и потом помогают человеку искусственно воспроизводить их на лице. Ведь такие эмоции легко вызываются актерской гимнастикой гармонического совершенствования, и человек входит в творческое состояние. Ратов считает, что на это способны только артисты. Но ведь это его личное мнение, ничем, кстати, не подтвержденное.

Умейте быть счастливыми

…Мы лежим на спортивных ковриках, глаза закрыты, тела расслаблены. Звучит голос Алексея Васильевича:

— Представьте себе: вы только что проснулись… в своем детстве. Лицо согрето ласковым лучом солнца, кожа лица теплая, мягкая, бархатная, свет проникает сквозь веки. Расслабьте глаза, почувствуйте, как реснички… отдыхают.

Произнося эти слова, Бояршинов меняет интонации голоса, передавая с их помощью свое состояние слушателям. Начал задушевно, трепетно, умиленно — закончил таинственным шепотом, тихо вздыхая. И я действительно почувствовал, как по лицу разливается тепло. Дрожащие от напряжения ресницы «расслабились» и стали «отдыхать». Дыхание успокоилось и было едва заметным.

— Вы нашли в себе удивительно приятное, здоровое состояние — после сна, — говорит актер, играя интонациями, выделяя каждое слово. — А теперь закрепите его физическими упражнениями. Можете сделать «березку» или «мостик» — кому что нравится. Так, с помощью статических поз, вы будете фиксировать каждое состояние.

Старательно стоим на лопатках, выгибаемся дугой, пытаясь сохранять ощущение «отдыхающих ресничек». С непривычки плохо получается — мышцы лица начинают дрожать.

Теперь вспомните выражение лица улыбающегося человека, — ласково говорит тренер, — постарайтесь вызвать его у себя. Для этого надо изогнуть уголки губ, сделать морщинки у глаз, приподнять брови… Вот вы уже улыбаетесь — доброй, счастливой улыбкой младенца. Запомните это состояние. Закрепите его.

Проделав с улыбкой физические упражнения, начинаем… зевать. Для этого надо сначала приподнять брови, потом наморщить нос, губы сделать «шепотом». Теперь напрячь мышцы языка и горла так, чтобы во рту образовалась «чаша»…

Мне удалось это сделать с первого раза, наверное, потому, что Бояршинов талантливо подсказывал нужное состояние интонациями.

— Еще глубже зевок, — говорил он очень низким, прямо-таки утробным голосом, переходящим на хрипящий шепот. Глу-у-убже! Произнесите мысленно звук «у», представьте, что он звучит в горле. груди, еще ниже. Проведите этот импульс до пальцев рук и ног.

Весь зал неудержимо зевает сладостно, до боли, от души. У меня даже

выступили слезы… Стоп. Это уже следующее состояние, а мы еще не закрепили предыдущего. По вот выполнены «на зевке» физические упражнения.

Теперь начинаем сознательно вызывать у себя… слезы радости, умиления, блаженства! рыдающим голосом произносит тренер. — Одновременно подымите брови и наморщите нос как можно сильнее, продержите их так больше минуты.

Удивительно: из глаз седовласых мужчин, которым плакать как-то не к лицу, покатились слезы. А женщины плакали с удовольствием, обильно увлажняя коврики… Впрочем, подглядывая интимные сцены, я нарушил условия занятий — и получил за это замечание. Желая загладить вину, опустил веки и… сам заплакал в три ручья. А потом старательно закреплял полученный результат, отжимаясь руками от пола, роняя слезы на коврик.

Почему-то захотелось есть. Оказывается, так и должно быть: следующее состояние, естественно вытекающее из предыдущего, — здоровый аппетит.

Вообразите, как вы нюхаете восхитительно вкусное блюдо, — говорит наставник голосом гурмана, предвкушающего обед. — Ах, как вкусно! Почувствовали аппетит — здоровый, богатырский! Вот он у вас на кончике языка, а теперь… на кончике носа. Аппетит разливается по всему телу, он уже в пальцах рук и ног, в корнях волос. Великолепное состояние! Аппетит не только к пище, но и ко всему приятному, красивому, интересному — аппетит к жизни.

Мы стоим, глотая слюнки, глубоко дыша. Ощущения и вправду богатырские — тело наливается приятной тяжестью, дыхание распирает грудь, упруго напрягаются мышцы. Кажется, еще немного — и ты оторвешься от пола в свободном парении… Не удивительно, что силовые упражнения для закрепления «аппетита к жизни» делали лихо — пол ходил ходуном, развилась сила богатырская.

— Отлично! — кричит тренер могучим басом, перекрывая шум в зале. — По лестнице эмоций поднимаемся к более высокому состоянию. Вызовите в себе последовательно улыбку, зевок, слезы, аппетит. Теперь как можно выше подымите руки, как можно шире раскройте рот! Вообразите себя футболистом, забившим гол. Состояние восторга удачи, ликование победителя, вы как будто кричите: «Го-о-ол!!!» А теперь закройте рот, наклонитесь вперед, упритесь руками в пол, расслабьте шею, бросьте голову…

Кто умеет, делает стойку на голове. Перевернулся и я — благо, упражнение знакомое. И, возвратясь в исходное положение, почувствовал легкое головокружение, слабый звон в ушах. Оказывается, и эти ощущения были предусмотрены — они служат своеобразной разминкой перед самым высоким эмоциональным состоянием.

— Чтобы его достичь, надо быстро «проиграть», все предыдущие состояния, возвышенно звучит голос актера. — Вот реснички отдыхают, появилась улыбка, пошел зевок, — выступили слезы, разыгрался аппетит, пришел восторг… А теперь вообразите, что все вокруг озарилось ярким светом, мысленно пропойте самую высокую ноту, как будто она звучит у вас в переносице. Появилось ощущение необыкновенной силы и нежности, спокойной уверенности в себе. Оно преобразило ваше лицо, на нем — печать вдохновения…

…Пробуждение, улыбка, зевок, слезы, аппетит, восторг, озарение. Сочетание этих состояний похоже на семь цветов радуги: одно плавно переходит в другое, а все вместе они образуют гармоничное единство. Обретая его, человек становится здоровым, счастливым, талантливым. Именно такую задачу ставит перед своими учениками Бояршинов…

Прочитав это, скептик, наверное, возразит: но разве можно передавать другим свои эмоции. — ведь это не деньги, не вещь, а нечто духовное?

— Можно, — утверждает доктор медицинских наук, известный в Москве психотерапевт Владимир Абрамович Файвишевский, которого я попросил ответить на этот вопрос. Надо сказать, что сейчас среди многих людей распространено мнение, будто мы ощущаем настроение других благодаря испусканию каких-то лучей, природа которых не изучена. Однако современная наука располагает уже достаточным количеством фактов, свидетельствующих не о «лучах» или «полях», а о неосознанном восприятии «языка» тела, интонаций, мимики другого человека. Мы подсознательно улавливаем это своими обычными органами чувств, а они «объясняют» нам, «передают» состояние других людей.

Что ж, допустим, тренер действительно передал нам свое состояние. Но возникает другой вопрос, не менее каверзный: как можно тренировать полученные эмоции — ведь это не бицепсы, которые легко напрягать и расслаблять по желанию?

Вот что ответил на него доктор медицинских наук, заведующий лабораторией системных механизмов гомеостаза НИИ нормальной физиологии имени П. К. Анохина Арсений Николаевич Меделяновский:

— Чтобы хорошо запомнить какое-либо эмоциональное состояние, необходимо активизировать работу центральной нервной системы. Для этого надо усилить кровообращение, обмен веществ, энергообеспечение организма. Лучше всего с помощью физических упражнений. И нет ничего удивительного в том, что ученики Бояршинова закрепляют ими различные состояния: добрую улыбку, слезы радости, сладкий зевок и так далее. С другой стороны, положительные эмоции помогают раскрепостить тело, испытать ощущение «физической радости», когда (легко удаются самые сложные движения. Этот гармоничный синтез эмоций и движений многократно усиливает полезный эффект актерской гимнастику.

И третий вопрос — принципиальный: почему Бояршинов не вызывает отрицательных эмоций?

— Упражнения для гимнастики чувств я стал собирать, как говорится, не от хорошей жизни, — рассказывает Алексей Васильевич. — С войны вернулся израненный и больной, врачи считали меня безнадежным. И тогда я решил вылечить себя сам. Долго наблюдал за здоровыми людьми — какие чувства для них наиболее характерны? И однажды подумал: что, если больной человек будет искусственно вызывать у себя эмоции здоровяка, не поможет ли это избавиться от недугов? Стал изображать у себя на лице улыбку, — зевок, аппетит — и после многих дней упорных тренировок положительные эмоции действительно стали рождаться во мне, повинуясь усилиям воли. Срабатывал механизм обратной связи: стоило напрячь в нужной последовательности мелкие мышцы лица и горла, мысленно представить приятное состояние, как оно словно расцветало в тебе. Я продолжал тренировки много месяцев, и произошло чудо — недуги отступили.

Неужели и здесь сработал механизм обратной связи: здоровые эмоции вернули физическое Здоровье? Опыт последующих десятилетий подтвердил эту догадку. Многие ЛЮДИ смогли победить болезни, выработав в себе способность вызывать положительные состояния с помощью разработанной Бояршиновым актерской гимнастики.

Но специально он не. занимается лечением. Его задача морально поддержать человека методами искусства, помочь ему реализовать, резервные возможности организма. Кстати, получать заряды положительных эмоций можно не только с ПОМОЩЬЮ этой гимнастики их дают жизнеутверждающие произведения искусства, беседы с добрыми, веселыми людьми, общение с природой. Об их целительном воздействии на душу и тело люди знали с древних времен.

— Известно и другое, — говорит Алексей Васильевич, — картины насилия в искусстве, унылые и мрачные ландшафты, общение со злыми людьми травмируют психику впечатлительных личностей, которые нередко заболевают на нервной почве. Вот почему я не вызываю отрицательных — эмоций: они разрушают здоровье. А положительные — наоборот — приводят человека в норму. Он становится способным радоваться жизни, избавляется от недугов, начинает работать творчески…

— Итак, гимнастикой вы тренируете положительные эмоции. Но я видел фильмы, где вы играете отрицательные роли…

— Это совсем другое. Если хороший человек играет роль плохого, происходит нечто подобное прививке: актер вырабатывает в себе духовный иммунитет против зависти, злобы, гордыни и других вирусов души. Интонациями, мимикой, жестами он невольно передает свое неприятие чуждой ему психологии — игра не подавляет, а мобилизует зрителей. Вспомните Евгения Леонова в образе рецидивиста из кинофильма «Джентльмены удачи» — герой вызывает не страх, а отвращение, граничащее с брезгливостью. Но, как и в медицине, здесь нужно, знать меру: слишком частые прививки создают перенапряжение в_ организме, изобилие отрицательных ролей в фильме рождает трудности восприятия.

Похоже, что об этом не очень-то задумываются современные режиссеры. Стоит вечером наугад включить телевизор — раздаются душераздирающие крики и оглушительная пальба. Это неприятно людям, которые и так изнервничались на работе. А каково от такого «искусства» их детям…

Но если бы отрицательный эмоциональный настрой можно было получить только от недоброкачественных фильмов. Этим грешат многие виды искусства. Например, человек выходит на эстраду и передает свое состояние зрителям — а что, если он натренировал в себе отрицательные эмоции? По мнению Бояршинова, певец будет заражать ими слушателей, даже если поет о прекрасных переживаниях.

Не буду называть имена кумиров, чтобы не обидеть почитателей. Когда-нибудь они сами поймут, что дала им такая музыка. Но скажу о других певцах — тех, которые дарили людям здоровые эмоции. Галина Беседина и Сеогей Тараненко многие свои песни исполняли в состоянии «слез радости», но это не имеет ничего общего с косметическими слезами известных героинь музыкальных мелодрам.

Итальянские певцы Аль Бано и Рамина Пауэр дарили зрителям солнечную улыбку, недаром в их песнях так часто повторялось слово «феличита» — счастье. У них не было неестественных поз и выражений лица «улыбающихся» исполнителей, которые натренировали в себе отрицательные эмоции. А члены знаменитого квартета «Битлз» могли передавать слушателям самые разнообразные гармоничные состояния…

Увы, некоторых певцов, которые дарили слушателям здоровые эмоции, уже нет в живых — кто займет их место?

— Но не только плохая музыка разрушает здоровье и творческие способности людей, — продолжает Бояршинов. — Есть больные педагоги, которые передают свое состояние ученикам, крикливые начальники, провоцирующие стрессы у подчиненных, нервные мамаши, ругающие своих детей… Увы, с кем поведешься, от того и наберешься. Сейчас эта пословица обретает прямо-таки драматический смысл. За годы занятий АГГС передо мной прошли сотни людей с расшатанной психикой и здоровьем. Они или сами натренировали в себе отрицательные эмоции, или стали жертвами общения с их распространителями. В результате — частые нервные срывы, хронический стресс, тяжелые недуги, деградация ума. Таким людям не помогали лекарства, ведь причина их недугов — психологическая. Только натренировав противоположные, положи тельные эмоции, свойственные здоровому человеку, они избавились от болезней тела и души.

Похоже, Алексей Васильевич прав: отрицательные эмоциональные состояния захлестнули весь мир, породив «болезни века». Прошло то время, когда они были сбалансированы положительными состояниями, нарушена гармония добра и зла, любви и ненависти, скромности и гордости…

По мнению Бояршинова, спасти цивилизацию может только актерская гимнастика гармонического совершенствования. На первый взгляд звучит наивно. Но если задуматься… Разве люди бессознательно не стремятся получать и тренировать положительные эмоции? Как любят дети веселые мультики, сколько поклонников у передачи «Вокруг смеха», насколько популярны комедии Гайдая и Рязанова:.. Увы, мы получаем их очень мало по сравнению с фильмами и передачами, в которых участвуют, больные люди, передающие зрителям отрицательные эмоции.

Мы любим иронизировать над улыбкой американцев, которые якобы искусственно вызывают ее, произнося слово «чи-и-из» («сыр»). Но когда общаешься с американскими туристами, поражаешься естественности их веселья, которым они невольно заражают окружающих.

На многих японских фирмах рабочим и служащим каждую смену устраивают несколько перерывов для того, чтобы они… назевались всласть. Исследования показали, что зевота стимулирует умственную работоспособность. И теперь никто не считает смешным предаваться этому занятию в свободное время.

Подобных примеров можно привести немало. Но в каждом случае используется только одно состояние. А ведь Бояршинов учит вызывать целых семь, да еще в естественной последовательности и гармоничном сочетании. Насколько же эффективнее должна быть его гимнастика чувств, чем «американский» или «японский» метод, которые похожи на отдельные блюда с праздничного стола положительных эмоций.