sci_tech История Авиации 2000 05

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 11.01.2012 FBD-4B4095-34DD-6243-0986-DE73-28EC-3842A8 1.0 История Авиации 2000 05 2000

История Авиации 2000 05

На 1-й стр. обложки коллаж Александра Булаха.

Иногда лучше жевать, чем говорить,..

Должен признаться, что с момента выхода самого первого номера «Истории Авиации», меня. как и многих других, участвовавших в его выпуске, не покидала мысль о том, что мы делаем что-то не совсем то что надо. А потому я надеялся когда-нибудь услышать или прочитать конструктивную!!) критику в адрес журнала, откуда можно было бы почерпнуть немало «информации к размышлению».

И, что же? Как говорят в Одессе: «Таки дождался!..». Не так давно редакция журнала «Авиация и космонавтика», видимо, прочитав паши мысли, опубликовала в №7/2000 «разгромную» критическую статью полковника Сергея Резниченко «О бедных «МиГах» замолвите слово…», посвященную сразу трем работам довольно известного историка авиации Е.Гордона. одна из которых («Первый советский сверхзвуковой») была опубликована в нескольких номерах «Истории Авиации». Скажу прямо: ничего кроме смеха эта критика вызвать не может, так как буквально набита откровенной беспардонной ложью. Впрочем, судите сами. «Не так давно по работе мне потребовался краткий, но достаточно достоверный исторический обзор по самолетам ОКБ А.И.Микояна…» (с.25). – начинает свой «опус» п-к Резниченко. Уместно тут же задать вопрос: для какой работы Вам понадобился такой обзор?.. Для начальства?.. Что-ж, предположим, хотя это вызывает очень большие сомнения, но допустим, что такой обзор действительно понадобился вышестоящему руководству. А теперь, дорогие читатели, обратите внимание, как действует российский Офицер при подготовке официальных документов. «Под рукой оказались в достаточном количестве коммерческие издания по авиации…» (с.25). Видали?!.. Вы можете себе представить, что бы, скажем, американский эксперт в области боевого применения авиации готовил ответ на официальный запрос на основе информации, опубликованной в таких изданиях как «Air Entusiast», «Air International», «Air Fan» или «In action»? Я, например, нет. Кроме того, оказывается полковник Резниченко и считать-то даже в объеме 1-го класса средней школы не умеет!! Об этом можно судить хотя бы на основании следующей его фразы «Три опубликованные части этой монографии…» (с.25). Замечу, что монография E.I ордена «Первый советский сверхзвуковой» опубликована в четырех частях. На фоне таких «способностей» уже не приходиться удивляться утверждениям полковника о якобы высокой эффективности 57- и 71-мм НУРСов (с.26) при стрельбе по воздушным целям. После таких «открытий» начинаешь верить демократам, буквально исходящих криками о том, что отчественный ВПК разрушил экономику. Еще бы, управляемые-то ракеты гораздо дороже!!.. К сожалению, в своих рассуждениях полковник упустил весьма важный фактор, определяющий эффективность описанных средств поражения – вероятность их попадания в маневрирующую цель. Скажу прямо – она ничтожно мала и именно поэтому началось создание управляемых ракет «воздух-воздух». В целом же, статья г-на Резниченко производит впечатление обычной анонимки, так как провозгласив о наличии в монографиях Е.Гордона многих десятков ошибок, полковник почта нигде не «унижается., до прямого цитирования текста оригинала с указанием номеров журнала и страниц. Критику надо уметь писать. Сначала нужно дать цитату, а уже затем опровергать ее. Почитайте на досуге Ленина, Белинского, Писарева или хотя бы некоторые статьи этого жанра, опубликованные в «Истории Авиации». А иначе, Вам лучше последовать совету, данному в рекламе «Стиморол PRO-Z»…

Честь имею, Александр Булах

МЕЖДУ ВОЙНАМИ

канд. техн. наук Владимир Котельников

История пяти "Савой"

Летающая лодка SIAI (Савойя) S.55, созданная в 20-х годах итальянским конструктором Алессандро Маркетти, в свое время была очень популярна. Она прославилась целым рядом успешных перелетов, в том числе двумя групповыми трансатлантическими. S.55 строилась большими сериями на трех заводах и поставлялась как итальянским ВВС, так и на экспорт. Существовало несколько военных и гражданских модификаций этой машины.

Впервые фирма SIAI («Сочиета Идроволанти Альта Италия», более известная под своей торговой маркой “Савойя») предложила свою новую лодку-катамаран Советскому Союзу в августе 1927 г. Тогда речь шла о стандартной военной модификации с моторами «Изотта-Фраскини» ASSO 500. Позже этот же вариант упоминался на переговорах по открытии концессии на авиазаводе в Бердянске. В 1932 г. Управление ВВС РККА серьезно разрабатывало планы закупки в Италии 30 лодок для использования в качестве дальних морских бомбардировщиков и торпедоносцев. Ими собирались укомплектовать две эскадрильи по 12 лодок и шесть оставить в резерве. Для этих самолетов выбрали моторы ФИАТ A.24R (редукторные) и радиостанции марки “Марино», разработанные известной фирмой «Маркони». Поскольку отечественные авиационные торпеды находились тогда лишь в стадии доводки, то в комплекте с «Савойями» собирались приобрести 144 торпеды и 1920 бомб по 250 кг. Еще в марте 1933 г. начальник Военно-морских сил РККА Орлов отстаивал покупку S.55 вместо внедрения в производство технологически сложных и дорогих цельнометаллических лодок конструкции А.Н.Туполева. Но сделка не состоялась – денег флоту не дали.

Зато Гражданский воздушный флот (ГВФ) обзавелся небольшой партией S.55 и эксплуатировал их несколько лет. Посещение заводов SIAI и ФИАТ было включено в программу работы комиссии Силина, отправленной за рубеж в 1931 г. В документах об этой загранкомандировке прямо записано, что комиссия «должна выбрать тип гидросамолета, пригодный для работы в наших условиях.

В конечном счете выбор отправившихся за рубеж специалистов пал на S.55 и в 1932 г. заключили договор о поставке в следующем году пяти самолетов. Первоначально речь шла о шести, но затем количество сократили, видимо, по финансовым соображениям. Машины должны были получить большинство усовершенствований, внесенных на новейшей тогда модификации S.55X – лодки измененных очертаний, зализы на стыках, мощные моторы ASSO 750 (880/940 л.с.) 1* . Вместе с тем предполагалось оборудование пассажирских салонов в обеих лодках по типу более ранней гражданской модификации S.55P.

Для наблюдения за постройкой машин для СССР прибыла комиссия под руководством инженера И.Я.Филипповича, приступившая к работе с июня 1932 г. В первую очередь следовало уточнить предъявляемые к самолетам требования. А в отношении последних полной ясности не было. Сначала речь шла о чисто гражданском применении итальянских летающих лодок – перевозке людей и грузов на больших реках и в приморских районах. Но уже 16 июля из Москвы поступила депеша, требовавшая от Филипповича изменить данное итальянцам задание и добиваться превращения машин в самолеты двойного назначения. Сохраняя пассажирские салоны, лодки теперь должны были предусматривать установку пулеметных турелей и бомбодержателей по эскизам, присланным из СССР. Это нужно было потому, что в военное время лодки ГВФ собирались использовать как морские бомбардировщики. Поскольку «Савойи» предназначались для Дальневосточного управления (ДВУ), то по мобилизационному плану они включались в состав ВВС Морских сил Дальнего Востока (МСДВ, предшествовавших созданию Тихоокеанского флота).

С турелями ситуация не ясна. Никаких документов о том, где и какое стрелковое вооружение намеревались ставить, найти не удалось. Похоже, что от этой идеи со временем отказались. А вот с бомбовым вооружением возни оказалось много. Первоначально предполагалось, что в соответствии с нашими эскизами итальянцы вмонтируют в центроплан усиления-бобышки и ввернут туда болты с ушками для крепления бомбодержателей. Сами же балки, ухваты и все прочее установят в случае надобности уже в СССР. Но фирма, в целом охотно шедшая навстречу солидному заказчику, от установки болтов в заданных Москвой местах отказалась – они плохо согласовывались с силовым набором крыла. Советской комиссии пришлось согласиться с вариантом вооружения, принятым для серии S.55, строившейся для Румынии.

Много внимания уделялось приспособлению «Савойи» к эксплуатации в холодном климате. До сих пор эта машина в основном летала в теплых краях и просто не было необходимости, например, в полном сливе воды из системы охлаждения моторов. Теперь количество сливных кранов увеличили, а существовавшие ранее заменили на имевшие большее проходное сечение. Предусмотрели отопление пилотской кабины (электричеством) и пассажирских салонов (беспламенными печами). Изначально у S.55 двигатели практически не капотировались – открыто стояли на мотораме. Наши представители настояли на частичном капотировании снизу, сверху и отчасти сбоку. По образцу S.55X пилотская кабина выполнялась полностью закрытой.

1* В числителе – номинальная мощность, в знаменателе – на взлетном режиме.

Летающие лодки и гидропланы итальянской фирмы SIAI пользовались неплохим спросом в 30-х гг. и потому подобные рекламные снимки не сходили со страниц авиационных журналов мира.

Самолеты – главная мечта советских мальчишек в 30-х гг.

С-55 в Севастополе на контрольных испытаниях, проводимых НИИ ГВФ. Лето 1933 г.

Но 14 января 1933 г. на голову комиссии свалилась новая инструкция из Москвы, которая потребовала уже «арктических» доработок конструкции. От лодки теперь хотели получить возможность летать «при -60°С над торосистыми льдами»! Абсурдность такого требования была ясна даже советским приемщикам. В ответе из Италии сообщалось, что S.55 предназначен для теплого климата, а не для суровых северных широт. При этом указывалось, что итальянские конструкторы никогда не думали о применении S.55 в столь экстремальных условиях. Филиппович писал в Москву: «Эта тенденция не соответствует техническому существу данного самолета и, во всяком случае, должна быть сформулирована (в силу принципиальности вопроса) – не к концу нашей работы, а к его началу…»

Чтобы «Савойя» могла летать и летом, и зимой, итальянцев попросили разработать «ложный» съемный зимний редан (для защиты днищ) и лыжное шасси повышенной прочности. Такое шасси фирма спроектировала. Оно состояло из пяти лыж – четырех основных (по две по бокам каждого фюзеляжа) и хвостовой (меньшего размера). Но, по-видимому, ограничились только проектом – ни один самолет советского заказа лыжами не комплектовался. Реально «арктические» доработки вылились лишь в оборудование одного самолета глухими утепленными капотами моторов.

Примерно в это же время к Филипповичу поступили сводки о результатах эксплуатации в Сибири и на Дальнем Востоке военных летающих лодок S.62bis (у нас С-62Б) той же фирмы. Они имели подобную деревянную конструкцию и те же моторы ASSO. Это привело к требованиям об усилении днищ и доработке некоторых моторных агрегатов.

Несмотря на обилие вносимых (или отвергаемых) изменений, к 1 марта 1933 г. головной самолет собрали, основные детали остальных изготовили и пропустили через предварительную приемку. Именно так – наши приемщики действовали в соответствии с отечественными традициями и контролировали все промежуточные этапы изготовления машин. К этому же сроку завод «Изотта-Фраскини» поставил шесть моторов из заказанных 17. К июню вся партия была готова, после чего лодки отправляли в Одессу морем по мере приемки, которая началась в конце апреля. Руководил ей прибывший из Москвы Силин. После приемочных испытаний самолеты разбирали, упаковывали и грузили на суда. Но одна лодка добралась до Советского Союза «своим ходом».

10 мая 1933 г. участвовавший в приемке самолетов в Италии механик Эренпрейс совместно с известным летчиком А.С.Демченко подал заместителю начальника Главного управления ГВФ Анвельту письмо с предложением о перегонке одной машины по воздуху, совершив перелет Сесто-Календе – Хабаровск. Наряду с пропагандистским эффектом это обещало сэкономить время доставки «Савойи» на Дальний Восток. Представители фирмы брались обеспечить всем необходимым участок Сесто-Календе – Одесса в счет средств, заложенных в смету на упаковку и перевозку.

Предложение было принято. Демченко прибыл в Италию и начал готовиться к перелету. Для полета выделили последний самолет из партии. Экипаж был смешанный: двое русских и два итальянца. 8 июля 1933 г, «Савойя» стартовала в Сесто-Календе и после промежуточной посадки в Бриндизи в тот же день приводнилась в Афинах. На следующий день одолели этап Афины – Стамбул. 10 июля самолет вылетел в Одессу. Там и случился первый «прокол». Родная земля встретила летчиков пулеметными очередями. Не получивший соответствующего предупреждения погранотряд открыл огонь по незнакомому самолету странных очертаний. Но пулеметчики стреляли плохо и ни одной пробоины потом не нашли. Лодка благополучно села в бухте. Затем экипаж получил порцию бюрократической неразберихи, нарушившей так четко соблюдавшийся график перелета. Далее предстояло лететь в Севастополь. Но без бензина не полетишь. За бензином сначала полетели в лиман (где горючего не оказалось), затем опять вернулись в бухту, где и прождали его четверо суток. И лишь тогда смогли добраться до Севастополя.

Экипаж остался в целом доволен поведением самолета на воде и в воздухе, что и было отмечено в отчете командира экипажа Филипповича: «Килеватые лодки нашего гидросамолета показали свое преимущество при посадке на волну. Общее поведение аппарата в воздухе – хорошее: легкая управляемость и устойчивость, хорошая скорость при наличии запаса мощности моторов. Что же касается рулежки на воде, то при наличии двух килеватых лодок, достаточно глубоко сидящих в воде, подтвердилась наблюдаемая и раньше неважная маневренность аппарата на воде.».

В Севастополе предстояло задержаться. Во-первых, хотелось получше испытать самолет. Во-вторых, возникли новые проблемы с бомбовым вооружением. Инженер Ефимов из Управления ВВС (УВВС), осматривавший в Севастополе первую прибывшую из Италии лодку после сборки, установил, что наши бомбодержатели на ушках, поставленных фирмой, смонтировать невозможно – они рассчитаны на балки итальянского образца. Поэтому хотели задержать последнюю машину на две-три недели для снятия эскизов – как приспособить к «Савойе» советские бомбодержатели и как вести внутренюю проводку от бомбосбрасывателя.

С-55 в Севастополе на контрольных испытаниях, проводимых НИИ ГВФ. Лето 1933 г.

С-55 из состава 13-го транспортного авиаотряда. Далний Восток, Лето 1935 г.

С-55 (так обозначали самолеты в наших документах и такая надпись красовалась на носу каждой лодки) успешно прошел в Севастополе контрольные испытания, проводившиеся под эгидой НИИ ГВФ. Демченко даже намеренно вошел в грозу между Севастополем и Евпаторией, проверяя устойчивость машины в турбулентных потоках.

28 июля перелет возобновился. Самолет вылетел с новым экипажем Демченко – командир, Конкин – второй пилот, Петров – штурман и Эренпрейс – бортмеханик. Дорога была длинной: Севастополь – Вольск – Казань – Свердловск – Тобольск – Новосибирск – Красноярск – Стрелка – Братск – Иркутск – Чита – Благовещенск – Хабаровск – Владивосток. Всего 10.500 км, а если считать от Сесто-Календе в Италии – 15.000 км.

В пути не обошлось без накладок. В Казани двое встречающих, обязанных выложить при появлении самолета посадочный знак, от долгого ожидания заснули. Демченко не смог их разбудить, даже пройдя над спящими на малой высоте. В Красноярске местный уполномоченный не придумал ничего лучшего, как переправиться на лодке на лежащий посреди Енисея маленький, поросший густым лесом островок (теперь это остров Отдыха – Прим. ред.), откуда и начал махать-руками, давая пилотам ''ценные указания!'.

В начале августа «Савойя» благополучно прибыла во Владивосток, а 18 августа Демченко был награжден орденом Красной Звезды. В конце сентября 1933 г. он совершил рейс Владивосток – Петропавловск-Камчатский и обратно. Перелет занял четверо суток. Ближе к зиме самолет разобрали и оставили на хранение на одном из складов Владивостокского порта, где к этому времени находились еще три лодки, доставленные морем.

А куда же делась пятая? Она предназначалась уже не ГВФ, а Управлению воздушной службы Главсевморпути (УВС ГУСМП). Именно для этого добивались «арктической» доработки С-55. Главсевморпути досталась головная машина, с полным зимним капотированием двигателей. Этот самолет из Одессы перевезли в Севастополь и там собрали. Для его приемки в конце июня прибыл экипаж известного летчика Б.Л.Бухгольца. Он провел испытания «Савойи» перед перегонкой на север. Далее самолет должен был следовать по маршруту Севастополь – Свердловск – Иркутск – Якутск – Нижнеколымск – остров Врангеля и далее на ледовую разведку. Но по пути произошла катастрофа. В районе Сталинграда машина, пролетавшая над Волгой на небольшой высоте, вдруг клюнула носом и врезалась в воду. Из экипажа никто не спасся, а причину катастрофы установить не удалось.

Зиму 1933-34 гг. четыре «Савойи» провели в пакгаузах Совторгфлота. К этому времени для лодок уже подготовили бомбовое вооружение. Его изготовили на заводе №32 и смонтировали уже на Дальнем Востоке силами заводской бригады. Счет за все это оплатил Наркомат по военным и морским делам (НКВМ) – 31.500 рублей. Установка была только пробной – бомбодержатели поставили, а потом сняли и положили на склад ГВФ.

Тем временем в Москве решалась судьба летающих лодок. В Главном управлении ГВФ пришли к выводу, что С-55 плохо подходят к условиям Дальнего Востока. В декабре 1933 г. договорились отдать итальянские летающие лодки военным, получив взамен такое же количество машин другого типа. Инспектировавший в начале 1934 г. Дальневосточное управление (ДВУ) ГВФ Силин писал: «Самолеты С-55 считаю не подходящими, необходимо их скорее обменять.». В качестве замены для будущей Сахалинской линии он предлагал АНТ-9 или С-62Б. С УВВС договорились на три С-62Б. Начальник ДВУ Поляков с решеним об обмене согласился. Стали ждать, когда военные выделят самолеты.

Прошло почти полгода, а С-62Б так и не поступили. В УВВС никак не могли решить, кто же должен их отдать. Тогда 10 апреля 1934 г. начальник ГУГВФ Уншлихт распорядился о закреплении С-55 за ДВУ и передаче их в эксплуатацию. Наступала летняя навигация и ждать дальше было уже невозможно.

К 14 мая под руководством Филипповича во Владивостоке собрали первый С-55, получивший номер Л-997. Его облетал пилот А.Я. Иванов. Остальные машины получили номера Л-995, Л-996 и Л-840.

30 мая Л-997 с экипажем из Иванова и бортмехаников Стыченко и Михайлова вылетел в Петропавловск, чтобы забрать там корреспондента «Правды» Изакова с материалами о спасении челюскинцев.

Второй самолет достался экипажу И.П. Мазурука, тогда командира 13-го транспортного авиаотряда, в который включили все «Савойи». На нем Мазурук возил по краю государственную комиссию, выбиравшую место для строительства Комсомольска-на-Амуре. При этом он садился в Чумикане и Тугуре, где. как считали, такой большой машине приводняться опасно.

Технические данные С-55 советского заказа

(по данным НИИ ГВФ)

Размах крыла,м 24,0

Длина, м 16,5

Высота, м 5,0

Пустой вес, кг 5970

Полезная нагрузка, кг 2500

Взлетный вес, кг 8470

Экипаж, чел 4

Пассажиры,чел 11

Максимальная скорость, км/ч 250

Крейсерская скорость, км/ч 200-220

Посадочная скорость, км/ч 120

Дальность полета, км 700

С-55 у берега Тихого океана. Лето 1936 г.

17 июня Иванов отправился во второй рейс в Петропавловск. 22- го он вылетел обратно, впервые взяв на борт группу лассажиров. Среди них были двое детей, покусанных бешеной собакой. На Камчатке сыворотки не нашлось, пришлось срочно везти их на «большую землю». Всего в июне-июле 1934 г. С-55 совершили на Камчатской линии шесть рейсов, налетали 23.000 км. Планировалось всего за сезон выполнить 20 таких полетов, но 31 июля из Москвы поступила телеграмма закрыть линию, признанную невыгодной.

«Савойи» стали летать на Сахалин, в Оху. 19 июля на одной из лодок председатель крайисполкома Крутов совершил облет советской части острова и посетил наиболее важные объекты.

Отзывы об итальянских гидросамолетах были вполне одобрительными. Из отрицательных моментов отмечали в основном ограниченную маневренность на воде. На рулении С-55, как правило, требовал вывода на редан. Больше всего проблем создавала мотоустановка. Наиболее часто встречался отрыв шпилек крепления цилиндров. Столкнулись также с поломками водяной помпы. Оказалось, что снять ее без специального приспособления (в комплекте с самолетами не полученного) невозможно. С наступлением осенних холодов выяснилось, что двигатели ASSO 750 из-за большого количества тонких и длинных каналов для масла требовали долгого и тщательного прогрева. Позднее также сообщали о нехватке запчастей, в первую очередь, воздушных винтов. Но в целом «Савойя» считалась прочной и надежной лодкой. Из ДВУ докладывали: «Матчасть вполне надежна и соответствует назначению».

В УВВС запоздало спохватились, и стали требовать передачи С- 55 в состав ВВС МСДВ, но в ГУГВФ об этом уже и слышать не хотели. Исполнявший временно обязанности начальника ВВС Хрипин даже добивался итальянских лодок через Совнарком, но ничего не добился. Вернулись к исходной позиции: «Савойи» переходят к ВВС в случае мобилизации.

Постоянной базой 13-го отряда являлся гидроаэропорт в Хабаровске. Там и находились С-55 большую часть времени, периодически перелетая в другие места для осуществления рейсов. В Хабаровске проводили большую часть технического обслуживания и мелкий ремонт.

Но удачно начавшийся сезон закончился трагически. 4 сентября 1934 г. Иванов перелетел из Хабаровска во Владивосток для рейса на Советскую Гавань. Но два следующих дня бушевал шторм и 7-го обком ВКП(б) потребовал от ДВУ ГВФ выслать самолеты на поиски пропавших без вести судов. Иванов получил новое задание – обследовать прибрежные воды от Владивостока до бухты Ольга. На следующий день «Савойя» вылетела на разведку и села в бухте Ольга. Оттуда она совершила еще несколько полетов. 12 сентября летающая лодка взяла на борт девять пассажиров и направилась во Владивосток. При промежуточной посадке у промысла Тирха, где намечалась дозаправка, самолет наскочил правой лодкой на топляк. Лодка получила огромную пробоину – примерно метр на полметра с левого борта, а затем разломилась на три части. Пять находившихся в ней пассажиров вывалились в воду и двое из них утонули. Экипаж не пострадал. Самолет вытащили на берег, но его пришлось списать из-за больших повреждений. Так «Савой» осталось только три.

Из-за мелких поломок и исчерпания ресурса моторов к ноябрю исправной осталась всего одна машина. К зиме все лодки разобрали и поставили на консервацию.

Следующей весной полеты С-55 возобновились. Экономические показатели итальянского гидроплана были довольно высоки. В этом отношении он считался лучшим из гидросамолетов ДВУ. «Савойя» была в четыре раза выгоднее в эксплуатации, чем МП-1 (гражданский вариант МБР-2) и несколько экономичнее сухопутного «Сталь- 3». Если у последнего один тонно-километр обходился в 10 руб. 25 коп, то С-55 укладывался в 9 руб. 37 коп.

Но вскоре последовала новая катастрофа. 26 июня 1935 г. лодка Л- 840 с экипажем А.П.Святогорова вылетела из Александровска в Хабаровск с девятью пассажирами (в том числе один ребенок) и 157 кг почты. Над проливом Машина попала в плотную облачность и прижалась к воде. Последнюю радиограмму с борта «Савойи» приняли около 12 часов дня – экипаж запрашивал сводку погоды. Примерно в это же время самолет видели с катера «Москальво» у мыса Чихачева. Далее лодка исчезла. Начались поиски. Привлекли моряков и авиацию. Пролив прочесывали и две оставшиеся «Савойи». Но ничего не нашли. Впоследствии отыскали красноармейца из топографической партии, показавшего, что видел, как большая летающая лодка приблизилась к берегу материка, но не рискнула лететь через сопки в тумане и повернула обратно. Случай расследовала специальная комиссия, которая перебрала немало версий, но ничем не смогла их подтвердить. Наиболее экзотической из них являлось предположение, что С-55 сбила японская подводная лодка, забравшаяся в наши территориальные воды для разведки (последнюю действительно видел пограничный дозор).

Еще один С-55 списали после аварии в 1936 г. К июню следующего года в парке ДВУ осталось всего одна «Савойя», да и то неисправная. Машина требовала сложного ремонта, за который в Хабаровске не брались. Инспектировавшая ДВУ в апреле 1937 г. комиссия ГУГВФ рекомендовала ее списать. Но очень уж было жалко-другой летающей лодки с такой дальностью и грузоподъемностью на Дальнем Востоке не было. Записали в план: отремонтировать к августу. Но не смогли. В годовом отчете ДВУ записано: «Самолет… С-55 не эксплуатировался в связи с его полной непригодностью к полетам и не был восстановлен из-за отсутствия ремонтной базы для этого типа самолетов в Хабаровске.».

Срок ремонта перенесли на начало летней навигации 1938 г В январе того года «Савойя» еще числилась за ДВУ, но уже весной ее списали. В акте записано: «Выбыл за износом и снятием с эксплуатации». Так закончилась история пяти «Савой».

АВИАЦИЯ В ЛОКАЛЬНЫХ ВОИНАХ

Александр Булах

Небо Мадрида

Появление эскадрилий, оснащенных советскими истребителями, под Мадридом серьезно изменило соотношение в небе над городом. Однако франкисты по-прежнему надеялись на скорое падение революционной столицы, благо к этому времени погода серьезно облегчила дейсвия их бомбардировочной авиации. Но этим надеждам было не суждено сбыться.

КРОВАВЫЙ НОЯБРЬ

Обозначившееся в начале ноября 1936 г. быстрое усиление республиканской истребительной авиации на Центральном фронте под Мадридом в значительной степени было нивелировано дальнейшим ухудшением погодных условий. Поздняя (по российским меркам) испанская осень принесла проливные дожди, вскоре превратившие аэродромы в болота. Низкие тучи закрывали небо, а висевшая над землей дымка ограничивала видимость и затрудняла работу постов ВНОС, наблюдавших за воздушным пространством на подступах к городу. Серьезно затрудняло контроль над небом и то обстоятельство, что франкисты находились фактически в предместьях и сведения о появлении их самолетов поступали в истребительные эскадрильи в тот момент, когда те уже пересекали городскую черту.

Противник довольно быстро начал извлекать выгоду из создавшегося положения, и в дополнение к ночным бомбежкам вновь начал террористические напеты в дневное время. Почти постоянно мелкие группы бомбардировщиков (как правило, по три машины) появлялись над крышами домов. Поскольку времени у пилотов каудильо было мало (в любую минуту можно было ожидать атаки республиканских истребителей), то бомбы летели вниз без особого разбора. В результате бомбардировке подверглись здания Музея современного искусства, Института имени Кахаля, Национальной библиотеки, Археологического музея, Музея «Прадо» и даже Лирийского дворца герцога Альбы, где после захвата Мадрида собирался обосноваться генерал Франко. Любопытно, что будущую резиденцию генералисимуса, изуродованную бомбами его летчиков, охраняло подразделение милиции поголовно состоявшее из коммунистов – главных противников главаря мятежников!

17 ноября спорадические налеты продолжались с 09:00 утра до 02:00 ночи следующих суток. Вторая половина ночи прошла относительно спокойно, а затем городские улицы вновь потрясли разрывы авиабомб. К сожалению, плата за это варварство оказалась весьма небольшой. Не имея необходимого запаса времени в 10-15 минут для взлета и выхода на перехват, немногочисленная республиканская авиация была практически бессильна помешать медленному уничтожению древнего города.

Лишь 18 ноября поднятая по тревоге тройка И-16 смогла настичь такое же количество итальянских Ro.376nc из состава 1-й (смешанной) эскадрильи, уходивших на свою территорию. Однако противник был настороже и использовать фактор внезапности советским летчикам не удалось – вражеские стрелки открыли довольно точный огонь. В ответ ударили струи ШКАСов. Впрочем, итальянцы ясно понимали, что в схватке со скоростными монопланами их бипланам долго не выстоять, а потому не сговариваясь устремились в облака. И это «макаронникам» удалось, но в коротком огневом поединке пилот одного из «Ромео» – сержант Аниелло Фази (serg. Aniello Fazzi) был ранен.

Хотя ему удалось довести самолет до аэродрома в Хетафе, но при посадке он, видимо, потерял сознание и биплан врезался в одно из строений, похоронив своего пилота в пылающих обломках.

Конечно, эти одномоторные самолеты с максимальной бомбовой нагрузкой в 200 кг (дюжина 12-15 кг бомб) не могли нанести большому городу серьезного ущерба, но наряду с ними продолжали действовать экипажи трехмоторных Ju52 и SM.81 наносивших удары 250- и 500-кг бомбами. "Над городом постоянно слышится гул авиационных моторов, – вспоминал английский дипломат Эдвин Лейнз (в то время работник посольства Великобритании в Мадриде), – самолетов не видно, но они почти над нами. Внезапно среди низких серых туч мелькает черная тень… Бомбардировщик!.. Тут же слышатся залпы зенитных батарей и треск пулеметов, с улиц из винтовок палят ополченцы. Тщетно, в городе слишком мало пушек. Сквозь трескотню и грохот выстрелов слышится вой падающих бомб… Удар… Еще один… Стены посольства вздрагивают, дребезжат стекла. К счастью, в нас не попали, но в двух кварталах от нас положение, похоже, гораздо серьезнее: клубы дыма поднимаются над домами. Слышен вой сирен пожарных и “скорой помощи"…»

В силу того, что разработчики мадридского метрополитена никогда не предполагали, что жителям столицы когда-нибудь придется прятаться в метро от авианалетов, глубина закладки тоннелей и станций была небольшой. Результаты не замедлили себя ждать, когда 500-кг фугаска пробила свод станции на площади Пуэрта-дель-Соль. Для многих, кто прятался там, это место стало могилой.

Кружа над городом в облаках, экипажи бомбардировщиков, периодически дросселируя двигатели, делали короткие «нырки» под спасительное покрывало и, почти бесшумно выскочив из пелены, начинали бомбометание. Как правило, ни расчеты зенитных орудий, ни барражирующие истребители среагировать не успевали 1* . Стрельба начиналась когда уже взрывались бомбы, а «Юнкерсы» и «Савойи» ревя моторами быстро скрывались в облаках.

В этих условиях в полной мере стала очевидна слабость пулеметного вооружения даже самых совершенных истребителей того времени, практически не имевших возможности уничтожить в коротком огневом контакте цельнометаллический двух- или трехмоторный бомбардировщик.

Однако 19 ноября погода заметно улучшилась: высота нижней кромки облаков поднялась до 2000 м и это, по мнению генерала Франко, позволяло нанести массированный бомбовый удар по городу с целью окончательного подавления воли мадридцев к сопротивлению. С этой целью были задействованы практически все имевшиеся трехмоторные бомбардировщики (около полусотни Ju52 и SM.81), для прикрытия которых были выделены 16 CR.32 из состава 1-й (смешанной) и 3-й истребительных эскадрилий, а также девять Не51 «Легиона Кондор». Фактически в тот день в небо была поднята почти вся авиационная мощь мятежников.

К городу армада подошла выше облаков, после чего начала снижение. Над Университетским городком, ревя моторами, самолеты пробили облака и, восстановив строй, продолжили полет. К сожалению, дежурная эскадрилья И-16 Константина Колесникова, не имела необходимого запаса времени и первая волна вражеских бомбардировщиков, которую составляли немецкие «Юнкерсы», сопровождаемые Не51, отбомбилась практически без помех. Но шедшим следом «макаронникам» пришлось сполна заплатить по счетам. В завязавшемся бою пилоты «Фиатов» не смогли отбить стремительную атаку И-16 и, потеряв троих, вскоре буквально дрались за свое существование. Вспоминает Прокоп Акуленко, воевавший в составе эскадрильи Колесникова:

«Наша эскадрилья встретила над Мадридом 40 истребителей "Фиат" и "Хейнкелей", прикрывавших группу бомбардировщиков. На глазах изумленных мадридцев в воздухе кружатся, сходятся и расходятся, обмениваясь огненными трассами пулеметных очередей, без малого восемь десятков истребителей. Из этого серьезного испытания мы вышли победителями. Было сбито 7 вражеских самолетов…».

Первоначально достигнутый успех был в значительной степени закреплен введением в бой эскадрильи И-15 капитана Рычагова. Теперь уже на стороне республиканских летчиков было не только качественное, но и количественное превосходство. В этих условиях экипажам бомбардировщиков оставалось уповать только на свои крупнокалиберные пулеметы и надо сказать, что это был весьма серьезный аргумент: огнем итальянских стрелков был серьезно поврежден И-16 капитана Дмитрия Жеданова. Тяжело раненый пилот привел горящий истребитель на аэродром и успешно посадил, но в тот же день скончался от полученных ожогов 2* . Поскольку никто из итальянских летчиков-истребителей не заявил об одержанных в тот день победах, то, возможно, стрелками бомбардировщиков был также сбит И-15 капитана Рычагова, на счету которого к этому времени уже было 16 побед. На этот раз советский летчик, будучи тяжело раненным, приземлился у здания Министерства обороны.

Как бы там ни было, обратный путь итальянских бомбовозов был отмечен тремя кострами, а результаты этого налета, самого крупного за годы гражданской войны, – на жилые кварталы было сброшено более 40 тонн бомб – оказали тяжелое впечатление как на жителей города, которые хоронили в течение следующих нескольких дней около 400 погибших, так и на итальянское командование и пилотов Реджиа Аэронаутика.

УДАР И ЗАЩИТА

И-16, пилотируемые советскими летчиками, демонстрируют высший пилотаж жителям Мадрида. 19 ноября 1936 г.

В течение следующей недели погода испортилась окончательно и действия авиации обеих сторон были парализованы. Воспользовавшись этим, немецкое командование перебросило 25 ноября остатки истребительных эскадрилий «Легиона Кондор» в Бургос, а 4 декабря на авиабазу Витория. К этому времени в четырех подразделениях уцелело только девять машин. Ретроспективно оценивая потери немцев приходится признать, что ни в конце Первой Мировой, ни в самые горькие для Германии последние месяцы Второй Мировой войны и уж тем более летом 1941-го (как об этом писалось в советской литературе с сылкой на данные немецкого историка Греффрата), немецкие истребительные эскадрильи не несли столь тяжелых потерь. О настроениях в среде немецких пилотов можно судить по дневнику гауптмана Харро Хардера (Hpt. Harro Harder):

«Общая организация просто ужасна… Полное ощущение того, что это приключение организованно некомпетентными штабными офицерами. Где результаты, оправдывающие операции?.. Почему мы не имеем лучших истребителей? Русские самолеты превосходят наши машины по всем характеристикам! Даже итальянцы имеют гораздо лучшие самолеты чем мы!.. О чем думают в Берлине? Они там до сих пор считают, что у русских не может быть ничего лучше “51 -го’’! Мы остановились три года назад!..»

Не менее серьезно были потрепаны итальянцы и фалангисты. Так, из имевшихся первоначально пяти (четыре итальянских и одна испанская), истребительных эскадрилий, получивших в течении второй половины 1936 г. 45 «Фиатами»СР(.32 в декабре была сформирована XVI авиагруппа «Cucaracha» (таракан), в составе всего трех эскадрилий (24, 25-й и 26-й). Да и их боевой потенциал был весьма невысоким, поскольку боеготовыми числились только две. Более высокой боеспособностью отличался франкистский «Голубой патруль», но поддерживать его пилотам было некого – за прошедший месяц бомбардировочная авиация мятежников понесла тяжелейшие потери. Правда имелась еще пять эскадрилий одномоторных бипланов «Бреге-19» («эскадра А»), но бросать их на бомбежку Мадрида было равносильно подписать их пилотам пачку смертных приговоров, а потому это даже не пытались. У республиканцев были свои проблемы, так как в двух эскадрильях И-15 3* и двух, оснащенных И-16, в боевом строю было к этому времени лишь восемь «курносых» и примерно 25 «мошек». При этом, некоторое количество самолетов находилось в ремонте, а часть – в резерве, но судя по продолжавшимся боям долго простаивать им под чехлами было не суждено…

1* Причина заключалась в том, что Мадрид находится на высоте 1600 м над уровнем моря и потому даже обычная облачность над городом висит гораздо ниже, чем это бывает в России.

2* Похоронен на следующий день на кладбище Алькала-де-Энарес. В 1937 г. посмертно награжден орденом Красного Знамени.

3* 3-я эскадрилья И-15 под командованием капитана Ивана Копца была направлена на Арагонский фронт на аэродром Саринина (Sarinena) для противодействия появившимся там истребителям Не51 из состава франкистских эскадрилий 1 -Е-2 и 2-Е-2.

Еще один стервятник из состава «Легиона Кондор» навсегда отлетался. Тревога! Пилот И-15 готовится стартовать на перехват бомбардировщиков.

Надо сказать, что небольшой тайм-аут пришелся как нельзя кстати для республиканской истребительной авиации. Как вспоминал позднее Георгий Захаров, уже анализируя результаты первых боев удалось установить, «что большинство погибших были ранены или убиты после атак сзади…». Безусловно, И-15 был одним из лучших истребителей, но он не имел бронеспинки и это был пожалуй его единственный (на тот момент) серьезный недостаток.

«Тогда наши техники начали действовать, – продолжает Георгий Нефедович. – Леонид Кальченко (инженер эскадрильи – Прим. авт.) долго думал над тем, как обеспечить летчику защиту и вместе с тем не увеличить вес самолета. В конце концов он нашел выход – убрать из кабины аккумулятор, весивший 30 кг. Предлагалось запускать самолет от этого аккумулятора, но держать его на земле. Тогда за сидением представлялось возможным установить защитное устройство весом до 30 килограммов. Правда, самочинно вносить какие-либо изменения в конструкцию самолета категорически запрещалось…

Рычагов не сразу согласился с этой смелой идеей. Выслушав инженера, он показал пальцем на высокий дуб и задумчиво сказал:

– За подобную новацию мы оба с тобой будем висеть на этом дереве.

Но было видно, что мысль о незащищенности летчика тоже не дает ему покоя. И через несколько дней он дал "добро" на доработку.

Получив разрешение, Леонид Кальченко со своим помощником – деловитым и расторопным испанцем Кастро – принялся искать на заводах и в мастерских подходящую для этой цели сталь. На броню расчитывать не приходилось…».

Вскоре изобретатели нашли дюжину листов, восемь из них были толщиной 12 мм и четыре – 8 мм. Поскольку подходящего инструмента для работы с таким металлом на аэродроме не оказалось, то работать пришлось типично русскими приспособлениями – зубилами и кувалдами. Под грохот доносившихся со стороны Мадрида разрывов снарядов артиллерии франкистов, временами заглушаемый ударами кувалд, советские и испанские механики обливаясь потом и сменяя друг друга к вечеру вырубили две «бронеспинки».

Понятно, что первой была готова 8-мм «плита» и Рычагов тут же поручил Артемьеву, Агафонову и Захарову испытать ее. Традиционно все началось со стрельбы из пистолетов, но если у первых двух были легкие компактные «Брауниги», то у последнего (как у парторга) – мощный длинноствольный «Маузер-Астра» с деревянной кобурой. Однако и его пули оставили на стальном листе лишь вмятины. Затем очередь дошла до винтовок охраны, но и их более мощные пули с дистанции 100 м не смогли пробить преграду. Правда, после осмотра обнаружилось, что вокруг глубоких вмятин появились мелкие трещины.

Тут кому-то из испытателей пришла в голову мысль, что пулеметная очередь способна вызвать более серьезные повреждения, но и без этого было ясно, что 8-мм лист вряд ли стоит подвергать еще одному испытанию. К этому времени была готова 12-мм плита и, не тратя времени даром, ее отвезли к дальнему краю стоянки, где и укрепили на врытых в землю столбах. После этого механики развернули истребитель И-15 и, повинуясь командам сидевшего в кабине Захарова навели на мишень.

Короткая очередь, и фонтанчики пыли от рикошетирующих бронебойных пуль окутали «цель», ставшую в сотне метров от самолета. «Результаты были превосходными, – вспоминал позднее Георгий Нефедович. – На стали толщиной 12 милиметров остались только вмятины.”. Из 12-мм листов и решено было изготавливать бронеспинки, вес которых составлял 28 кг, что компенсировало снятие аккумулятора. Однако, в течение дня удавалось изготавливать не более двух бронеплит и потому обеспечить защитой всех пилотов одновременно было невозможно. Как правило, первыми получили бронеспинки наиболее молодые пилоты, летавшие ведомыми. За ними пришла очередь командиров звеньев. Последними истребителями, получившими бронезащиту, были самолеты парторга эскадрильи Георгия Захарова и комэска Павла Рычагова.

Справедливости ради стоит отметить, что И-15 был последним советским истребителем, не имевшим бронезащиты. В частности, на И-16 была изначально установлена 8-мм бронеспинка. Вместе с тем, необходимо признать, что этот уровень бронезащиты уже тогда был недостаточен. Безусловно, 7,92-мм пули немецких MG15 и MG17 вполне надежно улавливались 8- и 12-мм бронеплитами, но величина кинетической энергии боеприпасов крупнокалиберных пулеметов «Бреда-SAFAT», установленных на итальянских истребителях и бомбардировщиках, существенно превосходила аналогичный показатель как советских, так и и немецких пулеметов того времени. К счастью, эти итальянские пулеметы имели сравнительно невысокую скорострельность (около 600 выст./мин.) 4* , что (с учетом неважных скоростных и пилотажных характеристик CR.32) обуславливало незначительный процент попаданий в цель 5* .

На приведенном снимке хорошо видна конструкция козырька И-15 и оптического прицела. Кроме того, очень яркая полоса на фюзеляже (за кабиной пилота) позволяет предположить, что опознавательные знаки нанесены оранжевой или даже желтой краской. Хотя, возможно, до таких оттенков выгорала красная краска.

Если для действий бомбардировочной авиации требовалась хорошая погода, то расчеты немецких 150-мм гаубиц, по мнению генерала Франко, в хорошой видимости не нуждались и вполне могли работать по площадям, круглосуточно обстреливая столицу. Более того, как цинично заявил один из сподвижников «каудильо» генерал-майор Альфредо Кинделан: «Осадная артиллерия гораздо более дешевое средство для запугивания населения нежели авиация, хотя, конечно, менее эффективное…».

Между тем, несмотря на регулярно обрушиваемые на Мадрид артналеты, марокканцы все больше увязали в позиционных боях. Ощутив, что противник выдыхается, республиканское командование решило нанести два встречных контрудара (с юго-востока из района Ла Мараньоса и с северо-запада из района Боадилья дель Монте-Посуэло де Аларкон) силами 2, 3, 4, 5-й и 6-й только недавно сформированных бригад, а также 11-й и 12-й интербригад. Согласно этому плану, концентрическими ударами предполагалось окружить и разгромить основные силы «Иностранного легиона», отбросив остатки мятежников от Мадрида.

Однако непрекращающиеся атаки и ввод мятежниками в бой новых резервов не позволили сосредоточить все намеченные соединения, около половины из которых пришлось ввести в бой для упрочнения обороны в районе Университетского городка. Это вынудило разработчиков плана операции отказаться от первоначального замысла и попытаться срезать лишь наиболее опасный выступ в районе Каса дель Кампо, который занимала дивизия генерала Варелы. Но, как выяснилось, и этот план был непосилен для необстрелянных соединений республиканцев.

Атаки с юго-востока в направлении монастыря Лос Анхелос оказались отбиты. Крутой склон горы, на вершине которой размещался монастырь, препятствовал использованию танков, а крупнокалиберной артиллерии, способной разрушить его толстые каменные стены, наступавшие не имели. Трудно понять почему не была использована против этого объекта бомбардировочная авиация. На северо- западе тоже было не все благополучно, так как отказ анархистов наступать поставил выдвинувшуюся вдоль опушки парка Каса дель Кампо 11-ю интербригаду в тяжелейшее положение. Ночью мятежники провели перегруппировку и утром 14-го контратаковали из района Хетафе выдвигавшиеся к Лос Анхелосу войска республиканцев. В результате встречного боя войска противоборствующих сторон остались на исходных позициях, что заставило республиканское командование оттянуть обратно и части, продвинувшиеся с северо-запада.

КТО ЕСТЬ КТО ИЛИ «КОГДА-НИБУДЬ НАС ЗДЕСЬ ВСЕХ ПЕРЕБЬЮТ…»

В последующие несколько дней развернулись бои за обладание Университетским городком и прилегающим парком Каса дель Кампо. Попытка использовать 15 ноября для атаки засевшего в парке противника подразделения каталонских анархистов едва не привела к катастрофе, поскольку те начали митинговать, а начало наступления отложили на следующий день. Прекрасно видя все это, мятежники сами перешли в наступление, бросив против анархистов марокканцев, которых поддержало значительное количество истребителей и легких бомбардировщиков. Не выдержав штурмовых авиаударов, анархисты обратились в бегство и неизвестно чем бы все закончилось, если бы не находившаяся поблизости закаленная в боях 11-я интербригада генерала Клебера (исп. псевдоним Манфреда Штерна), остановившая противника уже среди развалин Университетского городка на северо-западе столицы. В последующие дни недавно построенные железобетонные здания факультетов Мадридского Университета стали ареной кровопролитных боев, где защитники и нападавшие сражались за обладание бесформенными развалинами. Именно здесь растаяли последние надежды Франко уничтожить Республику в течение ближайших недель.

Между тем, начиная со второй половины ноября в северо-западном секторе Мадридского фронта обе противоборствующие стороны занялись тактическим улучшением своих позиций. Постоянно на уровне от взвода до батальона вспыхивали короткие схватки и если им не предшествовала артподготовка и авианалеты, то они также быстро затихали. Надо сказать, что обеспечив ПВО города, республиканская авиация так и не смогла надежно прикрыть от ударов авиации противника свой передний край. Об этом можно судить на основании хотя бы того факта, что над передним краем вражеские летчики действовали весьма активно, нанося короткие, но достаточно мощные удары по опорным пунктам республиканцев в Университетском городке и у Французского моста.

К этому времени возможности республиканских машин в общих чертах уже были известны националистам, которые до этого на основе сведений своей агентуры считали, что имеют дело с американскими истребителями-бипланами F9C «Sparrowhawk» либо «Hawk»II, разработанными фирмой «Кертисс». Причиной этого был силуэт И-15, напоминавший в общих чертах эти американские машины. Именно поэтому советский истребитель получил у франкистов и их союзников наименование «Кертисс». И-16 в воздухе внешне был похож на другой американский истребитель – Р-26, разработанный фирмой «Боинг», по названию которой советская машина и получила свое первоначальное имя. Однако «янки» имел неубирающееся шасси и гораздо худшие летно-тактические данные, а потому ошибка стала очевидна очень быстро, после чего «ишачок» за свой характерный силуэт (жирная короткая «тушка» фюзеляжа и тонкие консоли, напоминавшие нос и хвост), а также внезапность нападения, получил наименование «Rata», что в переводе с испанского означало «крыса».

Тем временем, мятежники 29 ноября начали новое наступление из района Венторо дель Кано в общем направлении на Посуэло де Аларкон, который обороняла недавно сформированная 3-я бригада. Целью операции был обход сильно укрепленных рубежей защитников города в районе парка Каса дель Кампо. Бросив на позиции обороняющихся три девятки трехмоторных бомбардировщиков, поддержанных значительным количеством истребителей, фалангисты смогли оттеснить республиканцев к окраинам Посуэло де Аларкон, но затем в бой вмешалась республиканская авиация. Вскоре наметившийся прорыв был локализован, а затем и ликвидирован.

К этому времени республиканские летчики-истребители все чаще практиковали вылеты на «свободную охоту». Однако если в годы Второй Мировой войны этот метод применялся в основном отдельными хорошо подготовленными парами или вовсе действующими самостоятельно асами, то зимой 1936-1937 гг. республиканцы порой поднимали на “свободную охоту» целые эскадрильи. Правда эффективность этих действий была не слишком высокой. Причина заключалась в плохих погодных условиях, серьезно ограничивавших активность авиации обеих сторон. Летчики попросту не видели противника в небе. К тому же ведущие были в основном озабочены тем, чтобы не растерять в низкой облачности ведомых и потому большой активности в поиске противника не проявляли.

4* Появившиеся тремя годами позднее американский «Кольт-Браунинг», немецкий MG131 и советский УБ выбрасывали до 950 пуль в минуту.

5* Не зря лучший ас франкистов Гарсия Морато (40 побед) предпочел снять со своего «Фиата»СЯ.32 оба крупнокалиберных ствола и в дополнение к оставшимся двум пулеметам винтовочного калибра установить еще два таких же. Это позволило уменьшить вес истребителя, увеличить количество выпускаемых в секунду пуль, хотя и снизило секундный вес залпа, но зато позволило увеличить количество боеприпасов на борту и время стрельбы.

Советские пилоты позируют на фоне модернизированного И-16 тип 6.

Лишь 30 ноября шестерка И-15 подловила над рекой Тахо одинокий CR.32 лейтенанта Чианезе (ten.Chianese), который облетывал истребитель после ремонта. Итальянский летчик был настолько поглощен своим делом, что видимо так и не успел понять каким типом самолетов был атакован. Промчавшаяся мимо колонна «чато» превратила в решето его «Фиат», который, размотав шлейф дыма, упал на берег реки, похоронив под своими обломками уже мертвого пилота…

В то же время, не располагая достоверными данными о дислокации вражеской авиации на аэродромах (регулярные рейды экипажей СБ на авиабазы к этому времени прекратились), республиканское командование по непонятной причине не ставило перед вылетавшими на «охоту» пилотами задачу разведки этих важных объектов. Между тем, патрулируя рядом с этими «осинными гнездами» можно было с большей вероятностью встретить подходящую «дичь».

Ожесточенность боев на земле возросла 1 декабря, когда республиканцы перешли в наступление в районе парка Каса де Кампо с задачей выйти на линию Умера-Гарабитас- Французский мост и в перспективе – окружения группировки франкистов в Университетском городке. К сожалению, плохая погода не позволила использовать бомбардировчную авиацию для уничтожения опорных пунктов противника. Сказалась и хроническая нехватка крупнокалиберной артиллерии, которой не удалось подавить огневые точки фалангистов и противотанковые батареи. Последние встретили атакующие Т-26 сильным огнем, стреляя в упор по танкам, как только их башни показывались из складок местности. В результате наступление пришлось прекратить в тот же день.

8 последующие две недели погода несколько улучшилась, что привело к некоторой активизации авиации. Так, 2 декабря шестерка И-15, отправившаяся на «свободную охоту» внезапной атакой сбила два CR.32, которые принадлежали сержантам Ларсимонту (serg.Larsimont) и Феррари (serg. Ferrari). На оставшихся четырех это подействовало так сильно, что они не сговариваясь скрылись в облаках, но поскольку, вернувшись на аэродром, они не могли ничего сообщить о судьбе своих коллег, то в район боя на поиски сбитых летчиков отправился одиночный Ro.37. По-видимому, итальянское командование рассчитывало, что республиканские истребители также покинули место схватки, однако это была серьезная ошибка, стоившая авиации Итальянского Легиона еще одного самолета.

Но война не бывает без потерь. 4 декабря на горящем самолете упал на территории противника лейтенант Никифоров Григорий Никифорович, который до сих пор числиться пропавшим без вести 6* . Еще более тяжелым днем оказалось для советских летчиков 6 декабря, когда не вернулись на свой аэродром из района Торрихоса сразу два Р-5, в одном из которых погиб слушатель высшей летно-тактической школы капитан Тупиков Георгий Николаевич, а в другом старший лейтенант Талов Александр Андреевич. Последний числится как пропавший без вести. Вместе с советскими летчиками погибли и два испанских стрелка. В тот же день 1-я эскадрилья «чато» потеряла один истребитель. Атакуя уходящие на малой высоте после штурмовки республиканских позиций Не51, лейтенант Иисус Гарсия Хергуидо (Jesus Garcia Herguido) не заметил, как находившаяся выше тройка «Фиатов» пошла в атаку и спустя несколько мгновений изрешеченный очередями крупнокалиберных пулеметов «чато» врезался в землю. Несмотря на множество ранений, испанскому офицеру удалось выбраться из горящего самолета еще до того момента как взорвались бензобаки.

В течение декабря на северо-западном направлении обе стороны неоднократно предпринимали попытки разгромить силы противника, но все усилия оказались тщетны и бои каждый раз затухали практически на тех же позициях. Тогда же началась первая реорганизация ВВС Испанской Республики, в рамках которой было решено свести все эскадрильи «мошек» в 21-ю авиагруппу (Grupo 21), а эскадрильи «чато» в 26-ю авиагруппу (Grupo 26). Командиром последней поначалу предполагалось назначить капитана Рычагова, однако из-за тяжелого ранения его пришлось отправить в СССР, а в возглавил это соединение Иван Копец. В тот момент он командовал (после ранения Рычагова) эскадрильей «Паланкар», ставшую вскоре 1-й эскадрильей «чато». В связи с переходом Копеца на более высокую должность, командование над ней было доверено лейтенанту Лакалле, который был повышен в звании до капитана.

Под командованием этого французского офицера 1 -я эскадрилья быстро стала интернациональной. Помимо испанцев Хосе Калдерона (Jose Calderon), Рамона Кастаньеды (Ramon Castaneda), Луиса Берсиаля Юберто (Luis Bercial Yuberto) и Герардо Жиля (Gerardo Gil) в нее вливаются американские добровольцы Фрэнк Тинкер (Frank Tinker), Гарольд Даль (Harold Dahl) и Джим Эллисон (Jim Allison). Несколько позже пришли испанцы Аугусто Леча (Augusto Lecha), Хосе Риверола (Jose Riverola), Антонио Бланш (Antonio Blanch), Рафаэль Магрина (Rafael Magrina), Хусто Гарсия (Justo Garsia), Эсэбио Веласко (Eusebio Velasco) и Хосе Бастида (Jose Bastida), американец Бен Лейдер (Ben Leider) и гватемалец Мануэль Гарсия Гранадос (Manuel Garcia Granados). В течение всего времени пока происходила подготовка новоприбывших «волонтеров свободы», на аэродроме в Эль Сото (Campo X) находился и командир 26-й авиагруппы майор Иван Копец, проверявший выучку как иностранных, так и советских летчиков из состава находившейся в процессе формирования эскадрильи Никифора Баланова.

Если с последними особых проблем не возникало, то подготовка большинства испанских летчиков соответствовала уровню курсанта аэроклуба «Осоавиахима», а иногда и вовсе была почти «никакой». Понятно, что таких «орлов» приходилось «натаскивать по полной программе». Ко всему прочему сказывался темперамент: забравшиеся в кабину истребителей испанцы от радости, что им доверены современные боевые самолеты порой теряли голову и осмотрительность. Так, 28 декабря совершив первый вылет на И-15, сержант Франсиско Моя (serg. Francisco Moya) сел на летное поле аэродрома возле Манисеса, но на пробеге потерял направление и врезался в стоявший неподалеку от взлетно-посадочной полосы «Ньюпор-52», в кабине которого находился аспирант Марсело Наранхо (asp. Marselo Naranjo). В результате оба пилота погибли, а «Ньюпор» пришлось списать на запчасти.

Тяжелые погодные условия декабря практически полностью парализовали деятельность авиации обеих сторон, но в редкие часы, когда облака все же поднимались, самолеты противников изредка встречались. Так, 8-го числа шестерка И-16 из состава 2-я эскадрильи отправившись на свободную охоту, встретилась с девятью Не51 из 4.J/88, прикрывавшей тройку Ju52 франкистов. Завидев «крыс» экипажи «Юнкерсов» тут же устремились к облакам, а немецкие истребители пошли в лобовую. Впрочем, долго вести бой они не собирались, правда, надо отдать должное пилотам Люфтваффе: стреляли они довольно точно, так как у двух «ишачков» оказались пробиты бензобаки и их летчикам пришлось срочно возвращаться. Наши, впрочем, тоже не сплоховали, так как для унтер-офицера Мрацека (uffz. Ernst Mratzek), который правда уцелел, эта схватка оказалась последней: на высоте около 150 м он покинул свой сбитый «Хейнкель», но когда купол парашюта начал наполняться, до земли оставалось не более 20 м…

Не слишком везло и «макаронникам», продолжавшим зализывать полученные осенью раны. Например, 20 декабря отправившиеся на патрулирование два звена «Фиатов»CR.32 из состава 1-й истребительной эскадрильи наткнулись на такое же количество И-16 7* . В завязавшемся бою три итальянских истребителя были повреждены, после чего посланцы «дуче» сочли за благо нырнуть в облака. Однако, как оказалось, они не до конца испили в тот день горькую чашу, так как при заходе на посадку на ВПП аэродрома Таблада старший лейтенант Виттор Уго Кечерелли (s.ten Vittor Ugo Сесcherelli) потерял управление и врезался в «Бреге-19». Хотя никто не пострадал, оба самолета пришлось списать, а в утешение себе пилоты Реджиа Аэронаутико заявили «о трех сбитых «крысах»», что абсолютно не подтверждают республиканские сводки потерь.

Начало нового 1937 г. оказалось неудачным для обеих сторон. Уже 3 января над районом Лас Росас, где франкисты предприняли очередную попытку прорыва республиканских позиций, разгорелся тяжелый бой. Несмотря на скверные метеорологические условия, обе стороны задействовали авиацию, что вылилось в ряд спорадически вспыхивавших над линией фронта схваток. Большинство из них закончились безрезультатно, но двух успех был явно на стороне республиканцев.

Сначала истребителями И-15 был сбит франкистский трехмоторник SM.81 (борт. №21-5), экипаж которого погиб в полном составе во главе со своим командиром капитаном Хоакином Тассо Искуердо (capt. Joaquin Tasso Izquierdo). Этот успех был омрачен гибелью лейтенанта В.Н.Зотова, самолет которого был поврежден огнем крупнокалиберных пулеметов и при посадке на аэродроме в Андухарте разбился 8* .

6* В 1937 г. награжден орденом Красного Знамени.

7* К сожалению, автору не удалось выяснить какой именно из двух имевшихся на тот момент эскадрилий -мошек» принадлежали эти машины.

8* Владимир Никифорович Зотов похоронен в г.Андухарте и посмертно награжден орденом Красного Знамени.

«Волонтеры свободы» из состава 1-й эскадрильи «чато» капитана Лакалле. Лейтенант Гёрардо Жиль в кабине И-15 (внизу). На фото справа американские пилоты ("сидят) Висенте Осино, Гарольд Даль и Фрэнк Тинкер со своими механиками.

В тот же день отличились и «мошки», перехватившие группу легких бомбардировщиков Ro.37, которые шли под прикрытием «Фиатов». Понятно, что пилотам итальянских машин эта встреча ничего хорошего не сулила, что и подтвердили результаты боя: один «Фиат» и один «Ромео» остались догорать у самой линии фронта.

В последующие дни погода улучшилась и франкисты неоднократно пытались оказать поддержку с воздуха своим сухопутным частям. Однако появляться бомбардировщикам над линией фронта без сопровождения истребителей было смертельно опасно и потому пилоты «Хейнкелей» и «Фиатов» не вылезали из кабин своих самолетов, раз за разом пытаясь протолкнуть «Юнкерсы» и «Савойи» за линию фронта. Об одном из таких вылетов вспоминает обер-лейтенант Гюнтер Лютцов (obit. Gunter Lutzow):

«Мы взлетели сразу после 11:00 на сопровождение двух эскадрилий Ju52. Гигантские столбы дыма стоят над Брунетом – бомбардировщики сделали один заход и поворачивают на второй. Наша 2-я эскадрилья вместе с 1-й идет слева. Итальянцы – справа. Пока ничего не заметно.

Внезапно после правого разворота ведущий «Юнкерсов» покачивает консолями. Это сигнал о появлении противника. Я слегка опускаю нос самолета вниз, чтобы набрать скорость перед боем и, посмотрев в сторону Мадрида, обнаруживаю как из туманной дымки появилась черная точка, за ней еще одна, но затем они исчезают. Около «Юнкерсов» вспыхивают клубки разрывов зенитных снарядов и тут, как всегда внезапно, налетают вражеские истребители. Я стреляю из невероятного положения. Тщетно – они слишком верткие. Я снижаюсь под бомбардировщики, один республиканец проскакивает вниз, я снова стреляю и снова без всякого эффекта…

Как медленно «Юнкерсы» ползут домой. Красных гораздо больше и я постоянно ожидаю, что когда-нибудь нас просто всех перебьют. .. Еще атака и один из вражеских истребителей подставляет хвост. Он у меня в прицеле, я хорошо вижу красную полосу на фюзеляже. До него не более 200 м, но мои пулеметы молчат. Какая насмешка Фортуны.

Надо сказать, что за то время пока держалась нелетная погода, немецкие летчики разработали ряд приемов ведения боя, которые частично нивелировали подавляющий перевес в летных данных республиканских истребителей. Их общим правилом стало групповая тактика, принятие которой, впрочем, не отрицало важности индивидуальных действий и личной инициативы пилотов. Однако теперь, во главу угла ставилась осмотрительность и взаимодействие, в значительной мере облегчавшееся благодаря имевшимся на Не51 радиостанциям. Теперь, при организации нападения, атакующее звено как правило действовало под прикрытием другого звена или даже пары звеньев.

Результаты не замедлили сказаться уже 6 января, когда противники смогли вновь померяться силами. В тот день в схватке с И-15 из состава 1-й эскадрильи «чато» пилоты «Хейнкелей» без потерь со своей стороны(!) сбили двух «курносых». В их кабинах погибли лейтенанты ИЛ.Хованский 9* и Иисус Гарсия Хергуидо. Видимо, это вызвало приступ «головокружения от успехов» и в тот же день при сопровождении 14 франкистских Ju52 звено лейтенанта Ганса-Петера фон Галлеры (It. Hans-Peter von Gallera), соблазнившись шедшей ниже тройкой «крыс», покинуло строй и ринулось в атаку. Последствия, как в общем можно было ожидать, оказались ужасными. Это была ловушка расставленная по всем правилам: остальные звенья И-16 были эшелонированы по высоте и находились со стороны солнца, в то время как немцы и франкисты были прекрасно видны на фоне кучевых облаков.

Контратака «крыс» была настолько стремительной, что «Хейнкели» лейтенанта фон Галлеры и унтер-офицера Курта Книдинга (Uffz. Kurt Kneiding) не выходя из пике врезались в землю оставив после себя короткие шлейфы дыма. Уцелеть посчастливилось только унтер-офицеру Вальтеру Лейреру (Uffz. Walter Leyrer), для которого это был первый боевой вылет. На изрешеченном биплане он дотянул до Таблады, где и посадил самолет. Однако Не51 был настолько сильно поврежден, что при посадке скапотировал и после серии захватывающих «сальто» уже не подлежал ремонту и был списан на запчасти.

Но это были еще цветочки. Гораздо хуже было то, что клюнув на наживку, звено фон Галлеры обнажило один из флангов бомбардировочной группы, который был немедленно атакован звеньями И-16. В то время как оставшаяся шестерка Не51 самоотверженно попыталась отразить этот натиск, экипажи «Юнкерсов» повернули к спасительным облакам, отчаянно огрызаясь огнем немногочисленных турельных пулеметов. Большинству из них это удалось, но две «железные Анны» оказались сбиты и оставляя хвосты дыма они рухнули вниз.

К середине зимы 1936-1937 гг. невозможность прорыва хорошо подготовленных позиций на окраинах города стала очевидна для генерала Франко. И хотя в феврале на реке Харама и в марте под Гвадалахарой были предприняты еще две попытки наступления с целью окружения, изоляции и захвата Мадрида, но их провал ясно дал понять, что революционная столица явно не по зубам ни марокканцам, ни итальянским легионерам. Стало очевидно, что вспыхнувший летом мятеж, перерос в полномасштабную гражданскую войну с участием третьих стран, оказавших решающее влияние как на внутриполитическую, так и военную обстановку в Испании. Все это склонило «каудильо» к периферийной стратегии, в ходе которой вооруженные силы мятежников могли, выбирая наиболее слабые места в обороне Республики, постепенно шаг за шагом продвигаться к окончательной победе. Однако в том, что она неизбежна, тогда – в январе 1937 г. – многие откровенно сомневались.

9* К моменту своей гибели был награжден орденами Красного Знамении и Знак Почета. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.

И-16 тип 5 не установленной эскадрильи с надписью на борту «Не трогать». Предположительно зима 1936 – 1937 гг.

Ro.37bis из состава 1-й смешанной (итальянской) эскадрильи, сбитый истребителями И-16 над районом Лас Росас 3 января 1937 г.

SM.81 капитана Тассо Искуердо из состава эскадрильи 1-Е-21 (франкистов), сбитый истребителями И-15 над районом Лас Росас 3 января 1937 г.

И-16 тип 6 из состава 1-й истребительной эскадрильи «Мошек». Аэродром Кампо XX (район Мадрида), декабрь 1936 г.

Некоторые источники указывают (в т.ч. фотографии), что И-16 первой партии были серебристого цвета с плохо закрашенными звездами на нижних поверхностях консолей. Эго является косвенным свидетельством спешности доработки системы вооружения, проведенной перед отправкой истребителей на Пиренеи.

И-15 из состава 3-й истребительной эскадрильи «Чато». Аэродром Эль Сото (район Мадрида), декабрь 1936 г.

АСЫ МИРА

Алексей Андреев

Ойва Туоминен

Все, кто вспоминал в своих мемуарах об этом финском летчике, навсегда сохранили о нем самые добрые чувства, находясь под непреходящим очарованием его обаяния и тонкого чувства юмора. Но не только этим прославился среди своих сослуживцев Ойва Туоминен. Со своими 44 заявленными победами, одержанными в более чем 400 боевых вылетах, он является пятым финским асом и лучшим из пилотов «Страны Суоми», летавших на бипланах «Гладиатор». Воюя на этих устаревших истребителях, он одержал шесть побед. Кроме того, на его счету числится и один уничтоженный аэростат.

Ойва Эмиль Калерво Туоминен (Oiva Emil Kalervo Tuominen) родился в маленькой сельскохозяйственной общине Литти недалеко от города Коувола на юге Финляндии в 1908 г. Он никогда не видел своего отца, а его мать Лида все свои надежды возлагала на единственного сына. И быть бы Ойва крепким и основательным крестьянином, если бы в 1917 г. он не увидел на море русскую летающую лодку. Вид взлетающего с воды самолета до того поразил детское воображение, что Туоминен тогда твёрдо решил стать летчиком. Но путь в кабину самолета был очень нелегок.

Шансов стать пилотом у него было ничтожно мало, учитывая происхождение и образование, поскольку Туоминену удалось закончить только четыре класса сельской школы. Это звучит странно и даже дико в наше время, но стать пилотом Ойва помогла служба в армии. Он был призван в 1926 г. в возрасте 18 лет, и так упорно упрашивал призывную комиссию направить его для службы в авиацию, что, несмотря на свое убогое образование и «низкое» происхождение, он был определен для начала учеником авиамеханика. Первый шаг был сделан! Матушка Туоминен, узнав о таком повороте событий, умоляла Ойва не становиться летчиком, так как в её представлении эта профессия была сродни самоубийству. Любящий сын не мог перечить уважаемой матери и, скрепя сердце, согласился стать авиамехаником.

Справедливости ради надо отметить, что Ойва стал хорошим механиком. Вскоре он женился и в 1932 г. у него в семье родился сын, однако небо по-прежнему манило и в 1933 г. Ойва, не в силах более сопротивляться своей мечте, поступает в летную школу. Инструкторы и наставники были поражены той быстротой, с которой он овладел мастерством управления самолетом, его достижения в воздушной стрельбе были впечатляющими, а меткость – феноменальной. Однако все в один голос отмечали фантастическое упрямство уже немолодого курсанта, что, впрочем, не расценивалось как недостаток для истребителя. По завершении обучения он получает звание сержанта и направляется в 26-ю эскадрилью (LeLv26), куда прибывает 1 января 1938 г. На вооружении этой авиачасти стояли истребители английского производства «Бристоль-Бульдог». Командование финских ВВС понимало, что реальная боевая ценность этих бипланов стремительно приближается к нулю, а поэтому, когда началась Зимняя война, сержанта Туоминена прикомандировали к LeLv24, на вооружении которой стояли тоже устаревшие, но более боеспособные истребители «Фоккер»Р-21.

Первую победу Туоминен записывает на свой счет 25 декабря 1939 г., сбив над Каннасом бомбардировщик СБ. В тот день советские ВВС потеряли только четыре бомбардировщика: три ДБ-3 из 6-го ДБАП, и один – из 21-го ДБАП, части оснащенные СБ потерь не имели. Впрочем, возможно, неопытный пилот просто неправильно идентифицировал неприятельскую машину. 31 декабря он был удостоен очередного продвижения по службе с присвоением звания «старший сержант» (ylikersantti). Следующий сбитый пришелся только на 19 января – в районе Лаатоккахти (Laatokkahti) упал еще один советский бомбардировщик, и на этот раз – действительно СБ лётчика Семёнева из 24-го СБАП 13-й Воздушной армии.

1 февраля Туоминена отзывают обратно в 26 эскадрилью для освоения другого биплана английского производства «Глостер-Гладиатор» – 30 этих уже устаревших машин были получены из Великобритании 12 декабря 1939 г., причем Финляндия оплатила только два десятка, а остальные являлись подарком от английского правительства. Времени на переучивание не было, в условиях подавляющего численного превосходства советской авиации в воздухе каждый самолет у финнов был на счету, поэтому уже 2 февраля Ойва вылетает в паре на перехват пары СБ, прикрытых двумя звеньями И-16 в район Елимяки. Истребителям сопровождения удалось связать боем «Гладиаторы», и оба двухмоторника на форсаже со снижением ушли к югу. Несмотря на троекратное превосходство противника в численности, Ойва всё же удалось повредить один «ишак», который с дымом вывалился из «собачьей свалки», чуть позже еще один плюхнулся на пузо недалеко от Котка, а последнего финн настиг уже над островом Гогланд, но его пилоту удалось уйти на свой аэродром. Советские источники подтверждают потерю в тот день только двух И-16 из состава 149-го ИАП. По оценке самого Туоминена, истребители противника только вначале действовали агрессивно, а после ухода бомбардировщиков и потери одной своей машины вели бой очень вяло и безынициативно, что, возможно, объясняется нехваткой горючего.

Для прикрытия с воздуха наземных сил 4- го корпуса финской армии и группы Талвела от атак советской авиации 5 февраля была создана временная группа из девяти самолетов, которую возглавил лейтенант Эйно Кивинен. Помимо Туоминена, в группу входили также Ильмари Ёенсуу, Лаури Лаутамяки, Пентти Тевя, Йорн Ульрих, Кнут Кальмберг и унтер-офицер Артола. Сначала группа была размещена на полевой площадке под Мензункангас, а затем, 9 февраля, в районе Вяртсиля. Первое боевое столкновение произошло только 16 февраля, Лаутамяки сумел незамеченным подкрасться над Яловаара к группе из 15 И-16 и сбить одного из них.

12 февраля Калмерг (на GL-261) и Йоенсуу (на GL-256) атаковали девятку СБ, но смогли сбить только пару бомбардировщиков – Калмберг над Лоймоланъярви, а Йоенсуу – над Кидесъярви. Утром следующего дня Туоминен и Лаутамяки взлетели по тревоге и были направлены в район Маткаселкя, на подходе к которому они обнаружили большую группу советских бомбардировщиков. После доклада по радио на подмогу немедленно вылетели Калмберг и Кивинен, дежурившие с прогретыми двигателями, затем начали взлетать и оставшиеся пять «Гладиаторов» – так что очень скоро вся девятка Кивинена была в воздухе. Однако, заняться бомбардировщиками не пришлось, так как финнов связали боем девять истребителей И-15-бис. Шесть советских истребителей встали в «испанский круг», приняв оборонительную тактику, в то время как одно звено отошло немного в сторону и стало набирать высоту.

Именно это звено напало на Калмберга, когда тот атаковал «круг», стараясь разбить оборонительный порядок. «Гладиатор» получил несколько попаданий, и его пилоту ничего не оставалось, как попытаться уйти от очередей «бисов» пикированием, но это не удалось – тройка советских истребителей продолжала висеть на хвосте исколачивая финский истребитель пулеметными очередями. В какой-то момент Калмберг попытался выйти из пике, резко переведя истребитель в кабрирование, но советские летчики не собирались упускать добычу и когда вражеский биплан завис, он получил новую порцию пуль. Видимо на этот раз был поврежден двигатель или убит пилот, так как «Гладиатор» быстро потерял скорость и вошел в неуправляемый штопор, выйти из которого Калмбергу было не суждено…

Тем временем, самолет командира финского отряда тоже получил повреждения двигателя, но Кивинен, введя свой биплан в пологое пикирование, сумел оторваться от преследователей и благополучно приземлиться в Вяртсиля. К тому времени воздушный бой почти утратил всякую управляемость и превратился в настоящую «собачью свалку», где каждый сражался сам. На этот раз советские пилоты показали себя настоящими мастерами воздушного боя, и финнам пришлось несладко. Самолет Ульриха был сильно поврежден, а сам он – ранен. Несмотря на это, ему удалось совершить посадку в районе Кухиласваара-Хавиваара, самолет (GL-257) был настолько сильно поврежден, что не восстанавливался. Сам Ульрих в этом бою записал себе пару сбитых советских истребителей. Еще на одного сбитого претендовал Илмари Ёенсуу (GL-256).

«Фоккер» D.XXI (третьей серии) сержанта Ойвы Туоминена из состава эскадрильи LeLv24. Карелия, декабрь 1939 г. – январь 1940 г.

«Гладиатор» Mk.II сержанта Ойвы Туоминена из состава эскадрильи LeLv26. Карелия, февраль 1940 г.

«Фиат» G.50 прапорщика Ойвы Туоминена из состава эскадрильи LeLv26. Карелия, лето 1942 г.

«Мессершмитт» BH09G-2 прапорщика Ойвы Туоминена из состава эскадрильи LeLv26. Карелия, лето 1944 г.

Туоминен и Лаутамяки уже возвращались домой после неудачной стычки с И-15-бис, когда по радио пришло сообщение от Тевя и Артола, которые обнаружили наконец девятку СБ, из-за которых, собственно, и завязался бой, уже заходящих на бомбардировку железнодорожной станции. Избежать разрушений на земле не удалось, но в короткой последующей схватке Туоминен в течение семи минут сбил три СБ, и один Р-5, неизвестно как оказавшийся в том районе, а Лаутамяки – один СБ. Документы 39-го СБАП подтверждают потерю только трех бомбардировщиков в тот день, не нашлось подтверждения и сбитому Р- 5, возможно, машина действительно была обстреляна и повреждена, но севший затем на вынужденную советский лётчик сумел ликвидировать повреждения и вернуться домой. Лаури Лаутамяки, который часто летал с Туоминеном, вспоминал про тот бой:

«Я только удивлялся, как «Ойппа» (прозвище Туоминена – Прим. авт.) это делает, он подходил, давал одну очередь, и бомбардировщик загорался. Чтобы добиться того же результата, мне приходилось выполнять несколько атак.».

Воевать на “Гладиаторе» против И-15-бис и И-153, которые практически ничем ему не уступали, а тем более против более скоростного и тоже достаточно маневренного И-16, было тяжело, и финны несли ощутимые потери. Поэтому, по мере выбывания из строя английских бипланов, летчиков пересаживали на более современную технику – в частности, LeLv26 получила итальянские «Фиаты» G- 50. Процесс переобучения занял некоторое время, но эскадрилья успела-таки повоевать «под занавес» Зимней войны. На момент подписания перемирия 12 марта 1940 на счету Туоминена было 10 официальных побед, и еще четыре были по разным причинам ему не засчитаны. Так, при отражении воздушного налета на Коувола 11 марте 1940 г. он атаковал советские бомбардировщики уже в зоне действия зенитной артиллерии и сбил двух, которые были записаны на счет артиллеристов. Туоминен яростно требовал разбора и восстановления справедливости, но командир эскадрильи не стал ссориться с зенитчиками, да и война, к тому же, кончилась.

На этом «Фоккере» Ойва сражался зимой 1939-1940 гг. (слева).

«Фиат» был конечно более совершенным истребителем, но и он вскоре устарел.

В борьбе один на один против гигантской военной машины СССР финская армия, несмотря на стойкость и героизм солдат, офицеров и работников тыла, была обречена на поражение. По условиям подписанного мира Финляндия теряла значительные территории на Карельском перешейке и на севере страны, отходящие к Советскому Союзу. Поражение в войне и потеря территорий не только не привело к упадническим настроениям в армии и обществе, но напротив, способствовало сплочению и единению нации. Хотелось бы в связи с этим привести некоторые выдержки из приказа Главнокомандующего Финской армией Карла Густава Эмиля Маннергейма от 13 марта 1940 г.:

«Сопаты доблестной армии Финляндии!

Мир заключен между нашей страной и Советской Россией, суровый мир, уступивший Советам почти что все поля брани, политые вашей кровью во имя всего того, что нам дорого и свято…

Солдаты! Я сражался на многих полях битв, но еще ни разу не видел воинов, подобных вам… Я равно горд жертвой, принесенной как фабричным рабочим и парнем из бедной избушки, так и богатым человеком…

Я благодарю армию Финляндии (все ее рода войск с самого первого дня войны совершали прекрасные подвиги) за ту храбрость, с которой они выступали против многократно превосходивших сил неприятеля, … и за то упорство, с которым они цеплялись за каждый кусок родной земли…

После шестнадцатинедельных кровопролитных боев днём и ночью, без отдыха, наша армия и сегодня стоит, непобежденная, перед врагом, который, несмотря на колоссальные потери, численно только рос. Наш тыл, где бесчисленные воздушные налеты сеяли ужас и смерть среди женщин и детей, остался непоколебим…

Но на том, что остается, мы должны подготовить дом для тех, кто остался без крова, и наилучшие условия существования для всех; нам следует быть как никогда готовыми защищать эту ставшую меньшей землю отцов с той же решимостью и силой, с которыми мы защищали нашу неразделённую родину…».

Вот, примерно, с такими настроениями окончилась Зимняя война и для Туоминена. Разумеется, не были забыты и его заслуги, и 24 апреля 1940 г. ему было присвоено звание главного сержанта (vaapeli). Война окончилась, но нагрузка осталась, дни проходили в сплошных учебных боях и стрельбах, и к началу боевых действий в июне 1941 г. Туоминен приобрел достаточное мастерство во владении своим «Фиатом». Однако, с ростом мастерства, росла и его самоуверенность. Однажды командир эскадрильи устроил ему настоящую выволочку, когда увидел, как тот упражняется в полетах над озером в перевернутом положении «на высоте гребешков волн». Комэск был совершенно прав, так как двигатель «Фиата» был не приспособлен для длительной работы в перевернутом положении, и вскоре начинал плеваться маслом и бензином, что могло привести к пожару. Другой бы и промолчал, но Ойва вступил в перепалку с командиром, заявляя, что пусть остальные делают то, что могут, а он будет делать то, что считает нужным.

25 июня Финляндия объявила войну Советскому Союзу. В тот же день 15 бомбардировщиков СБ (по финским данным) попытались нанести удар по базе «Фиатов» в Ёроинене. Финны, взлетев по тревоге, сумели сбить почти все СБ, и только пара успела скрыться в облаках (опять же, по финским данным). Туоминен в том вылете участия не принимал, так как «прохлаждался» на гауптвахте за то, что несколькими днями ранее нарушил приказ, и летал вдоль советско-финской границы в зоне, запретной для полетов.

С началом боевых действий Туоминена вернули с нар в кабину «Фиата», и 4 июля он уже записал себе очередную победу. Первый флайт 26-й эскадрильи базировался на песчаном пляже озера Хойтиайнен (Hoytiainnen), почти у самого уреза воды. Погода стояла теплая, солнечная, с редкими башнями кучевых облаков, разбросанных по небу. В тот день флайт подняли по тревоге на перехват советских бомбардировщиков, приближающихся к Ёенсуу. При взлете Туоминена осенила идея, где искать бомбардировщики, но, поскольку его истребитель (борт FA-3) был оборудован только радиоприемником и не имел передатчика, то он не смог поделиться с остальными своим «озарением». Судорожные качания крыльями тоже не привлекли ничьего внимания, и тогда Туоминен плюнул на всех, резко, почти у самой земли, развернулся влево, и покинул строй. Вскоре он набрал высоту и обнаружил дюжину СБ без охраны, на высоте примерно 3000 м.

К этому времени он настолько удалился от своих коллег, что расчитывать на их помощь не приходилось и Ойва пошел в лобовую атаку на строй советских самолетов, избрав в качестве цели машину ведущего. Мгновение, и очередь двух синхронных крупнокалиберных пулеметов поразила переднюю часть СБ. Стеклянной метелью разлетелось разбитое очередью остекление кабины, и бомбардировщик свалился в крутое пике, видимо пилота убило сразу. Туоминен пролетел под строем бомберов, и, когда оказался сзади-снизу, заложил крутой разворот с набором высоты. На этот раз он решил атаковать машину замыкающую строй. Первая же очередь поразила стрелка, а вторая угодила в двигатель. Надо отметить, что противники финну достались не робкого десятка, и весьма опытные, так как, едва один из бомбардировщиков получил повреждения, остальные тут же сбавили скорость, чтобы поддержать огнем своего. Туоминен, видимо, этого не ожидал, и получил свою порцию свинца сбоку, от стрелка другого СБ, примерно с 20 метров. Почувствовав, как пули дырявят фюзеляж, он инстинктивно нажал .на педали, «Фиат» «взбрыкнул» как лошадь, но было уже поздно, топливный бак был пробит, и бензин медленно, но неуклонно вытекал.

Собственная ошибка страшно разозлила Туоминена и он решил отыграться. Мишенью был избран именно тот самолет, стрелок которого повредил его истребитель. Спустя минуту разматывая шлейф дыма и этот СБ с горящим двигателем пошел вниз. Потеря троих заставила экипажи остальных бомбардировщиков сбросить бомбы и попытаться скрыться в облаках. Однако облачность вскоре закончилась, и советские летчики снова обнаружили появившийся сзади истребитель. Несмотря на то, что стрелка бензиномера подбиралась к красной черте, Туоминен нагнал строй бомбардировщиков и сумел повредить еще одного. После этого пришлось срочно возвращаться, так как основной бак опустел и бензина оставалось совсем немного. На земле его ждали поздравления людей из наземного персонала, которые были свидетелями того, как Туоминен в одиночку сорвал бомбардировку. А вскоре пришло известие о том, что четвертый, поврежденный Туоминеном, упал в лес около Тохмаярви (Tohmajarvi). С этим четвертым связана любопытная история, в которую трудно проверить автору, а потому приводим ее в том виде, как её описал финский историк авиации Осси Юнтунен (Ossi Juntunen):

Способ нанесения отметок побед на «Фиате» Туоминена был не слишком распространен даже среди финских летчиков.

«…Они нашли пилота четвертого бомбардировщика, который выпрыгнул с парашютом, и взяли его в плен. Туоминена спросили, хочет ли он встретиться с этим человеком, и он согласился. Лентоместари (унтер- офицер) Торхонен(Torhonen), который говорил по-русски, представил Туоминена советскому капитану, как пилота сбившего его самолет и еще трех экипажей. Пленника спросили о его впечатлениях о бое. По меньшей мере, три истребителя атаковали группу – ответил он, два снизу и один сверху. Некоторое время ушло на то, чтобы убедить пленного капитана в том, что на самом деле только один истребитель атаковал группу и сбил всех четырех СБ.

– Этот пилот известный Сарванто? – спросил пленник. Когда ему сказали, кто был финский пилот, советский летчик пожал руку Туоминена, сказав торжественно:

– Позвольте вас поздравить за ваш подвиг! – и потом добавил:

– Позвольте также поздравить Финские ВВС с такими пилотами как Сарванто, которых боятся экипажи советских бомбардировщиков…».

14 июля Туоминен заявил еще пару сбитых СБ, и еще два – 30 июля, а 23 июля ему присвоили звание прапорщика (lentowestari). 5 августа 1941 г. Туоминен и сержант Паронен (Рагопеп) сопровождали новичка, лейтенанта Брююна (luutinanti Bruun) в его первом боевом вылете. Им удалось перехватить четверку И-15бис. Туоминен сразу же свалил двоих, а Паронен – одного. Четвертого взяли в «клещи» и решили посадить на свой аэродром. Советский пилот явно не хотел оказаться в плену, и попытался вырваться, используя маневренность своего самолета, но уйти от «Фиатов» не удалось. Видя, что привести «пленного» не удастся, Туоминен приказал Брююну сбить биплан, а сам с Пароненом отсекали возможные пути бегства. Командир эскадрильи поначалу отказался верить рассказанному, и согласился только после того, как все трое предоставили одинаковые доклады. Тем не менее, Туоминену засчитали только одного сбитого. К тому времени он был самым результативным из финских летчиков-истребителей, и 17 августа он стал кавалером высшего ордена Финляндии – «Креста Маннергейма». В представлении говорилось: «Прапорщик Туоминен, который является отличным пилотом-истребителем, представляется к кавалеру Креста Маннергейма.». Документ, который генерал Лундквист (Lundqvist) представил на подпись маршалу Маннергейму, был вообще шедевром лаконичности: «Туоминен – лучший летчик-истребитель.».

Между тем, уже к концу 1941 г. стало ясно, что итальянские «Фиаты» G.50, на которых летала эскадрилья Туоминена, исчерпали свои возможности. Они хорошо себя показали в боях с устаревшей советской техникой: истребителями И-15бис, И-153, И-16, бомбардировщиками СБ, но бороться с современными машинами: истребителями Як-1, ЛаГГ-3 и бомбардировщиками Пе-2 было очень трудно, а подчас и просто невозможно. Кроме того, давала себя знать изношенность двигателей и отсутствие необходимого количества запчастей. Впрочем, наступившее зимой 1941 -1942 гг. некоторое «затишье» на фронте в Карелии и плохая погода привели к тому, что активность авиации с обеих сторон сильно сократилась. Почти не летала и LeLv26, в которой только несколько машин удавалось держать в боеготовом состоянии. Туоминена проблема изношенности «Фиатов» коснулась самым неприятным образом: 4 июня 1942 г. при посадке в Малми (Malmi) сложились стойки его самолета (борт FA-1), и самолет скапотировал. По счастью, пилот отделался лишь легкими травмами и несколько дней провёл в госпитале.

Весна и лето 1942 г. также не принесли ничего нового. Основные события происходили на южном участке советско-германского фронта, где под Сталинградом и на Кавказе развернулись ожесточенные бои, в Карелии же временами казалось, что вообще ничего не происходит. Некоторое оживление в жизнь внесло известие о решении фюрера начать после падения Севастополя штурм Ленинграда, однако развернувшееся советское наступление в районе Волхова похоронило эти планы и все опять продолжалось своим чередом.

Если у механиков как обычно работа всегда находилась, то летчики в полном смысле убивали время как могли. Основным развлечением были карты, с помощью которых «спускалось» или пополнялось жалование, излишки которого по выходным и праздникам тратились в ближайшем населенном пункте. Вылеты были редкими и потому в истребительных эскадрильях в готовности к немедленному взлету находилось лишь по три-четыре машины.

21 сентября 1942 г. Туоминен и два сержанта ожидали команды на вылет на аэродроме Килпасилта (Kilpasilta), как обычно резались в карты, вскоре к ним присоединился командир звена лейтенант Микко Линкола (Luutnanti Mikko Linkola). Вчетвером однополчане успели сыграть две партии, когда раздался звонок телефон. Пилоты бросили игру и кинулись к самолетам. Как частенько было и до того, Туоминен быстро «испарился» после старта, но присоединился к своим приятелям, безрезультатно промотавшимся по небу, минут через двадцать. Выбравшись из машин и скинув парашюты, пилоты снова принялись за карты. После нескольких минут игры Туоминен нарушил тишину, заявив, что «свалил» парочку самолетов в районе Миккулайнен (Mikkulainen). «Угу», – ответил командир звена, со вздохом сдавая пикового туза. Вскоре вновь зазвонил телефон и неохотно поднявшись, лейтенант снял трубку. Слушая сообщение, он пристально посмотрел на Туоминена. Потом положил трубку и спросил:

– Ойппа, что ты только что сказал?

– Я сказал, что «придушил» парочку самолетов, – ответил Туоминен, и добавил, – одна «чайка» и, возможно, один И-15.

Лейтенант сказал, что звонили с наблюдательного поста в Миккулайнен, и сообщили, что «Фийю» («Fiiu» – так финны ласково называли «Фиаты» G.50) преследуя «чайку», нырнул за ней в облако, затем послышались очереди, и вниз посыпались обломки биплана. Первым из облака вылетел «Фиат», а за ним вывалился второй И-15. К слову говоря, Туоминен любил дурачиться и разыгрывать сослуживцев, многие из которых были младше его по возросту и обладали меньшим житейским опытом. Командир эскадрильи майор Харю-Еанти (Hariju-Jeanty) однажды пожаловался: «Проклятый «Ойппа», он всегда врет, но когда однажды проверяешь, почему-то оказывается, что на этот раз он говорил правду…».

«Красный «зеро» на борту «мессера» Туоминена, видимо, обозначал его девиз: «Все или ничего!

Ремонт одного из Bf109G на котором летал Ойва Туоминен

8 февраля 1943 г. Туоминена переводят в 34-ю эскадрилью (LeLv34), которая была вооружена немецкими истребителями Bf 109. «Мессершмитт» был громадным шагом вперёд по сравнению с «Фиатом», но в условиях роста численности и насыщения советских ВВС современной техникой воевать становилось все труднее. К тому же, 2 июня 1943 г. Туоминен остался без машины, причем весьма экзотическим способом. Он сбил Пе-2, на котором после точной очереди взорвались топливные баки, но отлетевший крупный кусок крыла врезался в пропеллер, серьезно повредив лопасти. Пришлось срочно садиться на воду. Некоторое время Ойва проходил «безлошадным», а потом первое звено, в котором он служил, перебросили под Хельсинки. Однако советская авиация не жаловала столицу Финляндии визитами, и в период с 22 августа 1943 г. по 7 июля 1944 г. Туоминен не записал на свой счет ни одного сбитого.

В сентябре 1943 г. с Туоминеном снова случилась неприятность. При отражении налета советских бомбардировщиков он долго преследовал группу «пешек», отбивавшуюся огнем крупнокалиберных пулеметов. Пе-2 уходили все дальше, а он, оставшись один, продолжал атаки. Но на этот раз ему не повезло: очередь УБТ ударила по фюзеляжу и одна из пуль разбила топливный насос. Стрелка указателя давления бензина тут же отклонилась влево.

Мгновенно отвернув прочь, «Ойпа» осмотрел расстилающееся под ним пространство. Взгляд на карту – все ясно – под ним находилось побережье Эстонии, а ближайшим аэродромом был Таллинн. Садиться пришлось под бомбами, так как таллиннский аэродром «обрабатывали» советские бомбардировщики, но выхода не было. На глиссаде, он с трудом разминулся с четверкой «Фокке-Вульфов» из состава JG54, которые только, что взлетели. Ведущий «фоккеров» – майор Антон Мадер (Anton Mader), одержавший к концу войны 86 побед, впоследствии вспоминал, как он «с трудом увернулся от какого-то «Мессершмитта», пилот которого был явно сумасшедшим, так как садился против направления старта, да еще на горящем истребителе…».

Мотор почему-то еще тянул, а из разбитого топливного насоса и бензопровода хлестало горючее, которое загорелось при заходе на посадку, однако гидросистема еще работала и, хотя и с трудом, но вытолкнула стойки шасси, которые встали на замки. Спустя мгновение, пылающий истребитель катился по полосе. Невзирая на рвущиеся вокруг бомбы и не дожидаясь когда самолет остановится, Туоминен выскочил из кабины, сорвал с себя тлеющий комбинезон и отбежав к краю летного поля, плюхнулся в первую попавшуюся ложбинку.

Когда налет закончился, Туоминен решил выбираться из этого ада любым способом, но тут вновь завыли сирены – приближалась новая группа советских самолетов. На аэродроме царил хаос, на уцелевших самолетах механики запускали моторы, сквозь клубы дыма и пыли самолеты выруливали к взлетно-посадочным полосам. Во всех направлениях бегали солдаты и ездили грузовики, один из которых тут же врезался в еще горевший «Мессершмитт». Вскоре заработали зенитные батареи, оглушительные залпы которых усилили всеобщую какофонию.

В обстановке всеобщего помешательства Ойва заметил немецкий Ju52, осторожно руливший между воронками к оставшемуся нетронутым участку взлетной полосы. Догнав транспортник уже на последнем развороте, финн что есть мочи забарабанил кулаками в борт. Как только ничего не понимающий немец открыл дверь, внутрь как пушечное ядро ворвался Туоминен с вопросом о том, куда летит самолет. Оказалось, немец направлялся в Пори, где 5-й Воздушный флот Люфтваффе имел базу снабжения. О лучшем Туоминен не мог и мечтать…

Тем временем в Мальме остальные пилоты обсуждали судьбу потерянного аса. В горячке боя никто не видел, что случилось с «Ойппа». Все очень волновались, потому как вспомнилось, что перед боем Туоминен хвастался, что «не родилось еще пилота, способного его сбить» – поистине, «не хвались, едучи на рать». Тем временем, командиру звена позвонили из военной полиции и попросили описать внешность Туоминена, сообщив, что человек, так себя называющий, находится в Лауттакила, и просит доставить его в Мальме. Он возвращается из полета без истребителя и без документов. Командир тогда так описал внешность своего пилота: «Кожаная куртка, полетный шлем, необычные квадратные летные очки, темный как цыган, прекрасные зубы, с первого взгляда похожий на турка.». Попросив полицейского доставить пилота домой, командир долго ломал голову, как Туоминена занесло в такую даль.

1944 г. выдался особенно тяжелым для финских ВВС вообще и для Туоминена в частности. Советские ВВС наносили все новые и новые удары по территории Финляндии с целью вывести страну из войны. За тот год Туоминен сменил три части: 6 марта его направляют в LeLv30, 6 июля в HLeLv34, потом, 6 августа, снова в LeLv30. За весь год Ойва заявил только о пяти сбитых. Хотя это было и неплохо для уже считавшегося старым пилота (в тот год Туоминену исполнилось 36), но всем было давно уже ясно, что время «одиноких волков» в условиях, когда противник одновременно поднимает в боевые вылеты авиаполки и целые дивизии, прошло. Более того, на последнем этапе войны все финские истребители были сосредоточены на задачах сопровождения бомбардировщиков, чтобы хоть как-то облегчить положение финских сухопутных войск. Надо ли говорить о том, что очень трудно наращивать личный боевой счет, когда истребитель «привязан» к бомберам. Илмари Юутилайнен (llmari Juutilainen), ведущий финский ас, очень высоко оценивал Туоминена, подчеркивая его феноменальную зоркость, способность быстро выработать план атаки и занять лучшую позицию для нападения.

Однако понимая, что его карьера подходит к концу, Туоминен 6 января 1945 г. подал в отставку и стал диспетчером такси. Любовь к полетам осталась на всю оставшуюся жизнь, и «Ойппа» пользовался любой возможностью для того, чтобы подняться в небо. Умер он 28 января 1976 г. в возрасте 68 лет. Туоминену была оказана достаточно редкая честь быть изображенным на почтовой марке, выпущенной республикой Экваториальная Гвинея в серии «Герои Воздуха».

Автор выражает признательность за помощь в подготовке статьи Сергею Алексееву, Хакану Густавсону (Швеция), сотруднику Института военной истории канд. ист. наук майору Мирославу Морозову и Осси Юктумиу (Финляндия).

КЛУБ 1/72

Андрей Зинчук

Messerschmitt Bf 110

Среди моделей самолетов есть несколько машин, иметь которые в своей коллекции еще недавно было просто престижно. К таким изделиям, несомненно, относились конин немецкого тяжелого истребителя Bf110. Созданный в середине 30-х, он продержался на вооружении Люфтваффе до самого конца Второй Мировой войны и хотя, в конечном итоге, не оправдал возлагаемых на пего надежд, все же одержал за свою карьеру немало побед, большая часть из которых была завоевана в ночном небе Европы, а легендарные имена летавших на нем асов, только прибавили популярности этой машине в среде коллекционеров и производителей пластиковых моделей.

Пополнить свою коллекцию моделью этого самолета я хотел давно. А потому неудивительно, что получив однажды в подарок от своего друга модель Bf 1 ЮС/Dot японской «Fujimi», я был почти на седьмом небе от счастья. Хорошо помню, как за несколько лет до этого в конце 80-х эта модель впервые появилась на Мурманском клубе ИТСМ. Сколько было восторгов! Какая расшивка!.. Какая декаль!.. И вот в середине 90-х я получил возможность ознакомиться с этой моделью поближе. Набор состоит из 78 деталей, семь из которых приходятся на фонарь, что позволяет его собрать в любом виде. К тому же, есть деталь с передним дополнительным бронестеклом, что не могло не радовать. Детали отлиты хорошо, а легкий облой легко удалим, чего не скажешь о небольших царапинах на остеклении. Расшивка внутренняя, очень аккуратная, полностью соответствующая чертежам. Кстати о чертежах. Для анализа качества моделей я пользовался монографией, опубликованной 8 «Аэросерии», а также чертежами английского издания «AVIAARHIVES». Имеется у меня и «WARPAINT», но пользоваться им надо очень осторожно.

Геометрия фюзеляжа по основным размерам практически в норме, хотя носовой обтекатель острее изображенного на чертежах, но этот огрех легко устраним. Размах крыла также вполне приемлем, лишь форму законцовок пришлось слегка изменить, создавая места для АНО. Заметно хуже ситуация с мотогондолами, которые при всем изяществе несколько «худоваты», а выхлопные патрубки должны быть сдвинуты на 4 мм ближе к крылу! На такие недостатки уже не закроешь глаза. Вдобавок, коки винтов плохо сопрягаются с мотогондолами, образуя большие «ступеньки», что также не улучшает внешнего вида. Огрехи есть и на крыле, где элероны по ширине почему-то равны закрылкам, чего не подтверждает ни один чертеж. Стойки шасси, не имеющие подкосов, явно велики, а потому амортизатор лучше «обжать» на 3-4 мм. В то же время колеса просто великолепны, с весьма достоверным рисунком протектора.

А вот по поводу стабилизатора и рулей высоты между «Авиаархивом» и «Аэросерией» возникла дискуссия. В первом источнике утверждалось, что все в норме, а во втором рекомендовалось уменьшить их ширину.

«WARPAINT» был солидарен с «Авиаархивом», однако если учесть, что репутация этого издания подмочена многочисленными «ляпами», то единственным решением этого спора может быть только обмер оригинала, который для меня (во всяком случае пока) недосягаем, а потому я оставил все как есть. Что обязательно стоит доработать, так это посадочные места килей, поскольку если приклеить все как есть, то они станут с неверными углами установки.

Интерьеры кабины и ниш шасси выполнены упрощенно. Конечно, можно повозится с их доработкой, но лучше воспользоваться «фотоэчедом». Общая сборка не вызовет проблем даже у начинающего моделиста (шпатлевкой я почти не пользовался), а внешний вид заметно улучшится. Следует отметить чрезвычайно подробную инструкцию, которая поможет без ошибок собрать любую из пяти возможных модификаций, а также правильно окрасить и оформить готовую модель.

Для оформления предложены две декали, соответственно для модификаций «С» и «D», всего шесть вариантов. Каждая из них снабжена цветной схемой окраски и упакована в отдельный пакет. Декаль хорошего качества, однако белая краска полупрозрачна и на темной основе меняет свой оттенок. Из «фуджимовского» набора я собрал модель Bf 110С-4/В и окрасил его в вариант 5/ZG1. После сборки осталась масса запчастей, которые были использованы при доработке «матчбоксовского» «мессера».

Приобретение модели «Matchbox» было обусловлено желанием иметь в коллекции модель Bf 110D при минимальных затратах. Не так давно она производитилась в Китае, а сейчас (по некоторым данным) ее прессформа попала в «Revell», а потому цена ее более чем доступна (не то, что десять лет назад!). Пресс-форма была разработана в 1976 г., как написано в инструкции, при информационной и технической поддержке британских авиамузеев. Набор состоит из трех разноцветных литников с 57 деталями. Фонарь пилотской кабины сделан одной деталью, традиционно (для «Matchbox'a») выполненной довольно грубо. Впрочем, интерьер сквозь толстый полистирол просматривается хорошо. Правда, толку от этого немного, так как то, что предлагают разработчики засунуть в «кокпит», не похоже на оригинал. Из всего этого «великолепия» я использовал только пол пилотской кабины, пилотов и пулемет MG15, который сделан даже лучше чем у «Fujimi», хотя в нем нет магазина.

Общая геометрия модели практически идеальна, что вероятно и является результатом консультаций с работниками британских авиамузеев. Неверны только контуры хвостового обтекателя, который я просто вырезал, вклеив на его место удлиненный обтекатель из набора «Fujimi». Рули высоты подобны аналогичным изделиям японских мастеров, а вот ниши шасси не деталированны вообще никак. Так, что и здесь рекомендую воспользоваться «фотоэчедом». Стойки шасси, трубка Пито, антенны и стволы пулеметов сделаны довольно грубо и потому их стоит изготовить самому, тем более, что некоторые необходимые элементы (например, воздухозаборник карбюратора на правой мотогондоле) в наборе вообще отсутствуют. Посадочные отверстия под пулеметы и пушечные порты настолько огромны, что в них без особого труда можно было бы запихнуть целую батарею 40-мм «Бофорсов» (способную смести с лица земли все живое!), хотя, как известно, “110-й» и так не страдал от недостатка огневой мощи.

Основные габариты моделей Bf 110 и данные некоторых изданий
Italeri Fujimi Matchbox Аэросерия Warpaint Aviaarhives Справочные
размах, мм 224 224 226 224 228 228 226
длина, мм 167 168 174 1* 168 2* 167 169-172 168

1* Приведены данные на модификацию Bf 110D.

2* У модификации Bf110D размах равен 174 мм.

Все детали отлиты качественно, но раскрой обшивки наружный. Я его удалил и прорезал заново. Стыковалась модель практически без проблем. Правда левая консоль была толще посадочного места на 1 мм, пришлось поработать шпаклевкой и «шкуркой». Щели и уступы неизбежны при установке носового кока и мотогондол, требуют доработки и все радиаторы. Как и на «фуджимовской» модели здесь отсутствует посадочная фара. Собственно сборка модели проста и легка, а основной объем доработок связан с доводкой интерьера, радиаторов, изготовления всех антенн и прочей мелочевки. В общем объем доработок довольно значителен и зависит (в основном) от степени “крутизны» того, что вы хотите получить.

Инструкция по сборке проста, но я ей практически не пользовался, тем более, что в ней есть явные ошибки. Например, при монтаже подвесных баков стойки их крепления к крылу надо развернуть на 180° по отношению к тому положению, которое указано в инструкции. Помимо баков, в комплекте имеются две 250-кг бомбы и даже экспериментальная ракетная установка RZ65, но я решил использовать два 900-литровых бака из «фуджимовского» набора.

Для оформления модели прилагается декаль, пользоваться которой не рекомендую. С ее помощью можно воспроизвести Bf110C из 6/ZG76, действовавшую во Франции в 1940 г. и Bf 110D из состава II/ZG1, находившуюся на Восточном фронте в 1942 г. Схема окраски приводится на коробке, но я предпочел воспроизвести довольно экзотический вариант окраски самолета из состава 6/ZG76, участвовавшей в поддержке антибританского восстания в Ираке весной 1941 г.

После знакомства с «фуджимовским» «мессером» я расчитывал приобрести Bf 110G этой же фирмы, но постоянный рост цен на продукцию из Японии удерживал меня от этой покупки, а когда стало известно о появлении нужной мне модификации в каталоге Italeri, я решил присмотреться к изделию итальянских мастеров. Выпущенный ими Bf 1 ЮС я видел раньше и первоначально оценил его как «вроде ничего». Цена также была вполне доступной, но модель Bf110G разочаровала сразу, поскольку комплектовалась фонарем характерным для модификаций Bf 110С, D,E и F, но никак не G. «Вскрытие», устроенное позже двум таким же комплектам, показало ту же картину. Возможно когда- нибудь у специалистов Italeri «проснется совесть» и они укомплектуют модель фонарем требуемой формы, а пока пришлось выдавливать его самостоятельно.

Что касаетсяя остальных деталей (а их всего 73), то они отлиты чисто, хотя на некоторых имеются утяжины. Раскрой обшивки обозначен тонкими наружными линиями, которые можно было бы вполне оставить, если бы расположение оных соответствовало действительности. Длина и ширина фюзеляжа в норме, однако его носовая часть перед центропланом худовата и ее пришлось наращивать. Неверно переданы и обводы хвостового обтекателя. Интерьер кабины деталирован достаточно подробно, но информации о том, как выглядело место оператора РЛС у меня нет и потому о правдоподобии не могу ничего сказать.

Фонарь кабины лучше собрать в открытом виде, так как в закрытом состоянии в нем образуются большие щели. Форма стыка между фонарем и фюзеляжем явно придумана разработчиками модели и не имеет ничего общего с оригиналом. Руль высоты узковат, но в целом соответствует чертежам в «Аэросерии», а вот кили по всем размерам чуть больше. К размаху крыла претензий нет, но если ширина в районе законцовок в норме, то в районе центроплана она уже на 2 мм. Неверна форма крыла при виде спереди, так как оно сужается к мотогондолам. Предкрылок обозначен обычной линией расшивки, а крыльевые радиаторы и особенно выходные устройства требуют доработки по чертежам. Не обозначены и места под АНО. Ниши и стойки шасси хорошо деталированы, но поскольку колесо в нишу не помещается о точности размеров даже речи не идет.

Мотогондолы не вызывают особых нареканий, а вот лопасти винтов неверны по форме и малы. Бронирование пилотской кабины и защитный экран у выходных отверстий пушек сделаны очень грубо. Сборка протекает без особых осложнений, лишь с носовой частью придется повозиться, устраняя уже отмеченную выше «худобу». Неизбежны трудности при монтаже усов антенн РЛС, так как места для их установки свою функцию не выполняют.

Из всей возможной и довольно богатой подвески в комплект модели почему-то входят только 300-литровые подвесные бензобаки. Свою модель я «довооружил» подфюзеляжным контейнером с думя 20-мм MG151/20E, который изготовил из бомбодержателя от «матчбоксовского» набора.

Инструкция понятна и информативна. Декаль традиционного для Italeri качества позволяет оформить модель в трех вариантах окраски, два из которых принадлежат II/NJG1, а третий II/NJG5. Общее впечатление от этой модели не очень хорошее, так как ее можно рекомендовать тем, кто любит работать руками (ее доработка у меня заняла гораздо больше времени чем у куда более древнего набора от Matchbox ) или не обращает внимание на размеры и точные формы.

После окончательной сборки моделей, я провел их обмер и сравнил полученные данные с таковыми, полученными из различных чертежей и справочников. Стопроцентного совпадения нет ни у кого, в чем вы можете убедиться сами…

КРЫЛЬЯ НАД МОРЕМ

канд.ист.наук майор Мирослав Морозов

Топи их всех?!..

ВВС Черноморского флота в операции по освобождению Крыма

Продолжение, начало в ИА №4/2000.

Основным содержанием второго периода Крымской операции (21 апреля – 4 мая) стала временная стабилизация сухопутного фронта под Севастополем и подготовка советской стороной генерального штурма города. Впрочем, эта подготовка была начата далеко не сразу. Тщательно отслеживая сокращение численности вражеской сухопутной группировки, наша разведка еще 20 апреля сделала прогноз, что спустя пять дней город будет эвакуирован полностью. К сожалению, и в данном случае желаемое было принято за действительное. По иронии судьбы именно 20-го числа Гитлер отдал приказ об удержании “крепости Севастополь» любой ценой и запрещении всякой эвакуации. Исключение было сделано только для румынских частей, которые к тому времени полностью разложились и являлись лишь обузой. Темпы эвакуации упали с 4700 до примерно 2500 человек в сутки, а в последние дни перед штурмом даже до 700 человек. В то же время в город было переброшено два маршевых батальона, до 1,5 тысячи отпускников и некоторое количество артиллерии. На довольно высоком уровне оставалось снабжение группировки продовольствием и боеприпасами. В этой ситуации очередное наскоро подготовленное советское наступление стало крупной ошибкой.

Штурм начался в 11:00 утра 23 апреля, но вместо стремительного прорыва вылился в ожесточенные бои по всему фронту. Нашим подразделениям удалось на ряде направлений овладеть двумя-тремя траншеями, но к вечеру ожесточенными контратаками пехота противника во многих местах смогла восстановить первоначальное положение. На следующий день жаркий бои развернулись близ станции Мекензиевы горы. Об их ожесточенности говорит число вражеских контратак – около 20! Наступавшие войска понесли ощутимые потери. Так 19-й тк, атаковавший на участке 51-й армии к утру 23 апреля располагал 70 танками и 28 САУ, а к 25-му лишь 44 и 16 соответственно. Тем не менее, наступление продолжилось и на третий день – практически без результатов. По прикидкам А.М.Василевского новый штурм было возможно предпринять не ранее 1 мая, однако уроки двух первых попыток показывали, что поскольку немцы решили твердо оборонять Севастополь, требуется более тщательная подготовка, в т.ч. и с точки зрения обеспечения боеприпасами и ГСМ. С учетом этого было определено: 2-я гв. армия начнет отвлекающее наступление с северо-востока 5 мая, а 51-я и Приморская армия нанесут главный удар через Сапун-гору 7 мая.

Справедливости ради стоит отметить, что отражение второго апрельского штурма обошлось дорогой ценой и для немцев. Подкрепления не могли покрыть потерь, которые по косвенным подсчетам в период с 21 апреля по 7 мая составили от 8,5 до 11,5 тысяч человек (только безвозвратные). В результате, как явствует из работы А.Хильгрубера “Эвакуация из Крыма», генерал Енеке высказал опасение, что вскоре из-за сокращения численности личного состава 17-й армии придется занять рубеж западнее Сапун-горы, который упирался бы левым флангом в Северную бухту. Поскольку в этом случае в зоне досягаемости артиллерийского огня оказались бы все аэродромы и причалы, войска оказались бы в крайне тяжелом положении. Единственным выходом могла стать скорейшая эвакуация. Попытка добиться ее стоили Енеке его поста. Новым командующим 17-й армии стал генерал Карл Альмендингер.

События на море развивались не менее энергично. Шторм, бушевавший на море с 19- го по 21-е число, сменился ясной погодой. Днем и вечером последнего из указанных дней Констанцу покинуло сразу восемь конвоев, в результате чего их общее количество в море достигло 13 (81 судно). На следующий день эти числа возросли до 14 и 97 соответственно, что стало абсолютным рекордом вплоть до начала массовой эвакуации после падения Севастополя. Накопив за нелетные дни некоторое количество горючего, ВВС ЧФ в этот день открыли счет массированным налетам. В 09:30 утра 11 Ил-2 из состава 47-го ШАП атаковали конвой, в который входили танкер «Оссаг» (2795 бр.т) и военный транспорт «КТ 26», шедшие в охранении эсминца «Фердинанд» и двух моторных тральщиков. Спустя 12 минут подошли 18 штурмовиков 8- го Гв.ШАП. Удары «горбатых» не увенчалась успехом, но доставили немцам немало неприятных мгновений. Спустя час, когда конвою оставалось до Севастополя всего 30-35 миль, последовал налет восьмерки топмачтовиков «Бостон» из состава 13-го Гв.ДБАП. Четверка BH09G из состава II/JG52 попыталась отразить эту атаку, но, несмотря на гибель трех бомбардировщиков, нашим экипажам удалось поразить «Оссаг» одной «фугаской» (по- видимому, 250-кг) в правый борт. Судно получило тяжелые повреждения и потеряло ход. Оставив его под охраной моторного тральщика «R 206», остальные суда продолжили свой путь в Севастополь. Уже на входе в Северную бухту их внезапно атаковали штурмовики 8-й воздушной армии. Эсминец «Фердинанд» получил 30-см пробоину по ватерлинии от близкого разрыва авиабомбы и пострадал от пушечно-пулеметного огня. Серьезные повреждения получил также тральщик «R 207».

22 апреля 1944 г. конвой, в составе которого вышел из Севастополя румынский пароход «Ардял» (на снимке) подвергся нескольким налетам авиации Черноморского флота. Видимо от близких разрывов авиабомб силовая установка судна оказалась повреждена, так как после окончания рейса он был поставлен на ремонт и в эвакуационных перевозках больше не участвовал.

«Бостоны» 13-го гвардейского дальнебомбардировочного полка, приданного ВВС Черноморского флота, идут на выполнение боевого задания. Юго-западное побережье Крыма, весна 1944 г. Фото из архива Г. Петрова.

Начавшие поступать весной 1944 г. на вооружение разведэскадрильи «Крым» (AufklSt Krim) мощные Ме410А-3 были незнакомы абсолютному большинству советских летчиков, принимавших их за разрекламированныи геббельсовской пропагандой так и не принятый на вооружение Люфтваффе FW187. Скоростные, неплохо вооруженные и обладавшие высокой живучестью, эти машины были смертельно опасны для экипажей Ил-4, «Бостонов» и «пешек», действовавших часто без истребительного прикрытия.

Внимание же авиации ЧФ тем временем было приковано к обратному конвою из транспорта «Ардял», сопровождавшегося эсминцем «Марасешти». Сначала в 11:41 он подвергся атаке ПЛ «М-62», которая выпустила две торпеды с дистанции в 16 каб без всякой надежды на успех. В 14:00 по транспорту безуспешно отбомбилась четверка «Бостонов» 36-го МТАП. Экипажи подходивших следом четверки торпедоносцев Ил-4 отказались от удара, поскольку сами подверглись атаке шести двухмоторных истребителей. Любопытно, что в своих отчетах экипажи «Илов» сообщили, что "были атакованы четырьмя Me-110 и двумя ФВ-187». Как видно, геббельсовская пропаганда продолжала довольно успешно действовать даже в это время. Не приходиться сомневаться, что за двухмоторные «фоккеры» были приняты Ме410А- 3, которые только недавно начали поступать на вооружение разведывательной эскадрильи «Крым». Силуэты этих самолетов имели немало сходства с мифическими FW187.

Между тем, в 18:15 по транспорту в упор выпустила две торпеды «М-111» – снова мимо. Наконец, в 20:17 уже почти у самой Констанцы «Ардял» настигли три торпедоносца Ил-4. Несмотря на победное донесение, и их торпеды прошли мимо цели. Любопытный факт: с учетом событий 22 апреля «Ардял» в ходе Крымской операции подвергся трем атакам ПЛ ЧФ. Данный пароход явно жил в предоставленный Черноморским флотом щедрый кредит, особенно с учетом того, что 11 июня 1942 г. он уже был потоплен нашей лодкой («А-5»), но был поднят и восстановлен. После этого рейса «Ардял» встал на ремонт энергетической установки и больше в эвакуационных перевозках не участвовал.

Кроме указанных ударов, во второй половине дня советская авиация дважды атаковала транспорт «Тисса» и шесть БДБ, которые пережили налеты шестерки топмачтовиков А-20 и тройки Пе-2. Кроме того, снова подвергся удару «Оссаг», который стал целью для пятерки штурмовиков. Наконец, 11 «горбатых» атаковали неидентифицированный конвой в точке 44°05' с.ш./32°23' в.д. (11 штурмовиков). К сожалению, и на этот раз все бомбы упали мимо.

В ранние часы 23 апреля Севастополь покинуло пять конвоев с эвакуируемыми. Почти все они «удостоились внимания» нашей авиации. В 08:50 штурмовики атаковали караван «Кармен» (транспорт «Гейзерих», пять буксиров и такое же число БДБ в охранении двух малых охотников), но успеха не добились, Почти в это же самое время четверка Пе-2 на выходе из Севастополя набросилась на другой конвой. Хорошо прикрытый истребителями караван сумел постоять за себя. Один из бомбардировщиков и «Аэрокобра» сопровождения погибли.

Сильный истребительный эскорт противника долгое время мешал добить буксируемый «Оссаг». В 10:53 «мессеры» сорвали атаку «Бостонов», а в 16:45 отразили удар шестерки Ил-2. Ни в одном из двух случаев добиться прямых попаданий не удалось, хотя наверняка имелись близкие разрывы. Еще одна волна А-20 в составе 14 самолетов, не сумев найти танкер, атаковала находившийся неподалеку охотник «Uj 103». Корабль получил серьезные повреждения и загорелся.

Поплавковый Ar196 над румынскими эсминцами. Несмотря на то, что эти самолеты в середине 40-х уже было трудно назвать скоростными, для экипажеи торпедоносцев, действовавших, как правило, без истребительного сопровождения, их присутствие было весьма неприятно. И было от чего: две крыльевые 20-мм пушки и два синхронных 7,92-мм пулемета, наряду с максимальной скоростью 320 км/ч делали их довольно опасными для Ил-4, выходивших в торпедную атаку на скорости около 300 км/ч.

Несмотря на наличие торпедоносной и бомбардировочной авиации в составе ВВС ЧФ, ее главной ударной силой весной 1944 г. были именно штурмовые авиаполки. На снимке запечатлены Ил-2 из состава 8-го гвардейского ШАП. Фото из архива Г. Петрова.

Не желая искушать судьбу, немцы в 17:02 (по московскому времени) затопили танкер, находившийся к тому моменту всего в 15 милях юго-западнее Севастополя.

До настоящего времени считалось, что важную роль в судьбе танкера сыграли подводные лодки «М-35» (капитан-лейтенант В.М. Прокофьев) и «А-5». На проверку все это оказалось не так, даже несмотря на то, что экипаж «Оссага» в 11:40 якобы наблюдал атаку ПЛ, завершившуюся попаданием неразорвавшейся торпеды 1* .

Нечем было похвастаться и катерникам. В период с 20 по 27 апреля их действия сильно осложнялись погодными условиями. Из-за 3-4 бального волнения катерам 2-й бригады пришлось даже временно перебазироваться из бухты Караджа в Ак-Мечеть. Часть “Г-5» получила штормовые повреждения. В результате за указанный период бригада совершила 20 катеро-выходов и имела лишь одно боевое соприкосновение с противником – в ночь на 25 апреля. Хотя очередной бой с баржами 3-й флотилии и завершился донесением об уничтожении двух БДБ, на практике оно не имело реальной основы. – 1-ю бригаду, катера которой 19 апреля перебазировались в Ялту, одолевали проблемы иного плана, 22 апреля командир соединения капитан 3 ранга Г.Д.Дьяченко донес, что слив все горючее удалось заправить лишь шесть катеров, в то время, как семь других стоят на приколе. К 27-му числу тыловые органы ЧФ “вывели из строя» указанным способом еще три «Г-5». В результате катера совершили с 19 по 27 апреля лишь 17 выходов, провели один бой (в ночь на 26-е) и потопили одну БДБ (также не подтверждается). Несмотря на то, что операция длилась уже третью неделю, проблема с топливом все еще оставалась нерешенной. Хотя интенсивность боевых вылетов была весьма далекой от желаемой, самолеты потребляли горючее гораздо быстрей, чем его удавалось завозить. Как правило после каждых двух-трех летных дней активность авиации неизбежно падала. 24 апреля ВВС ЧФ смогли атаковать лишь три конвоя. Наиболее ожесточенные удары пришлись на долю прорывавшегося из Севастополя каравана, куда входил теплоход «Тотила», транспорты “КТ 25», «КТ 26», поврежденный эсминец «Р.Фердинанд» и несколько мелких кораблей эскорта. За период с 09:05 до 17:15 суда отразили пять воздушных налетов, в которых приняло участи шесть Ил-4 из состава 5-го ГМТАБ, 15 «Бостонов» 36-го МТАП и Пе-2 40-го БАП.

1* Обратимся к фактам. Утренняя воздушная разведка обнаружила судно в 35 милях юго-западнее Херсонесского маяка – фактически там же, где оно было повреждено (44° 16‘ С.Ш./32-55' в.д.). Атака же «М-35» состоялась в 08:49 в точке 44°23’ с.ш./32“00’ в.д., т.е. примерно в 40 милях от места нахождения танкера. Наблюдая цель с дистанции 6 каб, Прокофьев классифицировал ее как транспорт водоизмещением в 1000 тонн, который, что немаловажно, шел своим ходом. Гораздо логичнее было бы предположить, что целью лодки стал один из буксиров конвоя «Кармен», который как раз в это время подвергался атаке штурмовиков (по данным авиации – точка с координатами 44"30' с.ш./31°54' в.д.). Именно факт налета обьясняет и необнаружение торпед подводной лодки немцами и ее мнимое преследование, в ходе которого якобы было сброшено 12 глубинных бомб. Цель, атакованная в 10:58 «А-5» (точка 44"01' с.ш./32°09’ в.д.) до сих пор не идентифицирована, но «Оссаг» ей быть никак не мог. К значительным расхождениям во времени и месте атаки добавляются наблюдения Матвеева, классифицировавшего объект атаки как канонерскую лодку в охранении сторожевых катеров.

Действия экипажей МБР-2 на протяжении всей войны не отличались высокой эффективностью. Однако иногда «амбарчикам» удавалось оказаться «в нужном месте и в нужное время». Так, в ночь на 28 апреля 1944 г. сброшенная с самолета этого типа из состава 18-й эскадрильи серия осветительных бомб позволила тройке советских торпедных катеров успешно атаковать немецкий караван и нанести тяжелые повреждения охотнику «Uj 104». Отремонтировать его противнику так и не удалось и 10 мая он был взорван в одной из бухт Севастополя.

Фото из архива Г.Петрова.

Немецкие транспорты в сопровождении румынских эсминцев покидают Севастополь. Весна 1944 г.

Германские моторные тральщики были с виду неказистыми «плавсредствами», но тем не менее они нетало попортили крови нашим авиаторам (справа).

Подобные с позволения сказать «лайбы», носившие гордое название многоцелевых кораблей (тип KFK), входили в состав 3-й и 23-й флотилии. Благодаря довольно мощному вооружению, состоявшему из 37- и 20-мм автоматических пушек, они могли с успехом отбивать атаки советской авиации и торпедных катеров.

Несмотря на донесения, в которых два транспорта и эсминец были потоплены, конвой без потерь прибыл в Констанцу, в то время как 5-й гвардейский МТАП не досчитался трех Ил-4. Бомбовой удар по «Тотиле» стал последней операцией для пилотов 36- го МТАП на данном ТВД, поскольку на следующий день эта часть начала перебазирование на другой театр. Вынужденный действовать методами 1941 г. (бомбить с горизонтального полета), полк при его правильном использовании мог бы нанести противнику ощутимые потери, что и подтвердилось его дальнейшими действиями уже в составе Северного флота.

Чуть успешнее завершился другой налет, совершенный в 10:45 12 топмачтовиками А-20 из состава 13-го ГДБАП на пароходы «Будапешт» и «Данубиус». Ценой потери двух самолетов нашим экипажам удалось повредить последнее судно близким разрывом ФАБ-250.

Наконец, в вечерних сумерках четыре Ил-4 сбросили торпеды по неизвестному транспорту у румынского побережья, однако подтверждение их успеха (заявленного по возвращении) со стороны противника отсутствует.

Неравноценность боевой эффективности различных родов ВВС в очередной раз подтвердилась на следующий день. Всего дюжина штурмовиков Ил-2 из состава 47-го ШАП, атаковавших двумя группами по шесть машин (ведущие – майор Черных и старший лейтенант Борисов) понадобилось, чтобы отправить на дно лихтер «Лео» (409 бр.т). Удар был нанесен комбинированным способом: восемь экипажей атаковали в пологом пикировании с высоты 1200 м с выходом в горизонтальный полет на 100 м, а четыре – топмачтовым методом с высоты 30 м. За этот успех было заплачено только одним сбитым «горбатым» и двумя поврежденными, которые пилоты посадили на брюхо. Из находившихся на борту лихтера 1050 человек противнику удалось спасти не более 750. Большинство погибших относилось к так называемым солдатам «ост-батальонов», которых по приблизительным подсчетам к началу боев в Крыму насчитывалось до 30 тысяч! В то же время, группа из 13 топмачтовиков 13- го гв. ДБАП не смогла, к сожалению, найти шедший в Севастополь конвой, куда входили транспорта «Хельга» и «Дуростор».

Атаки на этот караван были предприняты и на следующий день, когда до пункта назначения оставалось уже не более 40-35 миль. В 10:20 две группы Ил-2 в количестве 13 машин из состава 8-го ГШАП (ведущие старший лейтенант Пысин и лейтенант Гургенидзе) яростно атаковали суда. Примерно в 15:00 на эти же цели обрушились еще две шестерки штурмовиков из состава 47-го ШАП (ведущие младшие лейтенанты Глухарев и Попов). Несмотря на то, что авиаторы не сумели потопить ни одного судна, им удалось тяжело повредить тральщик «R 37» и румынскую БДБ «РТА 406», которая потеряла ход. 2 *

2* Кроме того, в 23:13 в центральной части коммуникации Севастополь-Констанца ПЛ «Л-4- (капитан 3 ранга Е.П.Поляков) выпустила шесть торпед по неопознанной цели (одиночный транспорт в охранении катера, возможно им был шедший из Севастополя буксир «Радецкий»), но промахнулась.

Як-9Д из состава 6-го Гв. ИАП ВВС ЧФ. Истребитель с бортовым №22 принадлежит Герою Советского Союза старшему лейтенанту М.Грибу, а с №31 – лейтенанту В.Воронову.

Хорошо видно, что створки ниши задней стойки шасси не закрыты, что самым негативным образом сказывается на скоростных характеристиках истребителей. Фото из архива Г.Петрова.

27 апреля в 06:51 утра шесть Ил-2 из состава 8-го ГШАП атаковали все еще находившиеся в море поврежденные вражеские корабли, но успеха не добились. Дальнейшие действия сорвал туман и низкая облачность, предопределившие бездействие авиации в два последующих дня. Но, как говорится, нет худа без добра. Ухудшение видимости сыграло на руку нашим катерникам. Вечером 27 апреля вышедшие из Ялты ТКА №343, 344 и 332 сумели незаметно просочиться сквозь патрульную линию и выйти на трассу конвоев южнее мыса Херсонес. Как раз в этот момент благодаря счастливому стечению обстоятельств МБР- 2 из состава отдельной 18-й эскадрильи сбросил серию осветительных бомб на выходивший в море караван в составе пароходов «Дуростор», «Хельга», транспорта «КТ 18», канонерку «Гикулеску», охотников «Uj 104», «Uj 115» и двух моторных тральщиков. Крупные размеры и очертания «Uj 104», относившегося к проекту военных транспортов типа «КТ», сыграли с немецкими моряками злую шутку – приняв его в тумане за большой пароход наши катера в 21:18- 21:20 последовательно выпустили по охотнику торпеды. По всей видимости успехом увенчался первый пуск, произведенный ТКА №344 (командир – старший лейтенант Петров). Катер №332, выходивший в атаку последним, отстал от товарищей и был потоплен противником. Потеряв в результате взрыва торпеды носовую часть «Uj 104», тем не менее, остался на плаву и был отбуксирован в одну из бухт близ м. Херсонес. Еще один бой с участием «русских москитов» состоялся спустя шесть часов близ входа в Камышевую бухту. На этот раз в нем приняли участие с советской стороны торпедный и артиллерийский катер 2-й БТКА, со стороны врага – группа немецких и румынских БДБ. Обменявшись безрезультатным огнем, противники покинули поле боя.

Установившаяся на море тихая и туманная погода благоприятствовала эвакуационным перевозкам. 28 апреля в море находилось уже шесть конвоев в составе 44 судов по сравнению с 2 и 11 соответственно в предыдущие сутки. Единственной силой, которая могла дать отпор противнику кроме торпедных катеров были подводные лодки. После «массовых торпедных стрельб» 22-23 апреля, когда свой боекомплект израсходовали сразу четыре малые ПЛ, количество находящихся в море субмарин заметно сократилось. К концу месяца в море находилось лишь три большие и средние лодки – «Л-4», «Щ-201» (капитан-лейтенант П.И.Парамошкин) и «Щ-202» (капитан-лейтенант М.В.Леонов), занимавшие позиции №6 и №9 (чуть севернее и южнее трассы конвоев в центральной части коммуникации). Остальными были 2-3 лодки типа «М», совершившие уже по несколько боевых выходов. Естественно, такое количество субмарин не могло считаться слишком большим. Встречи лодок с конвоями стали происходить еще реже, чем раньше, но это было единственное, что мы могли противопоставить врагу в сложных метеоусловиях. Очередная атака состоялась 28 апреля, когда «Щ-202» с дистанции 11,5 каб неудачно атаковала транспорт «Лола» (вторая атака лодки по данному судну за время операции).

Туман над морем продолжал держаться и 30 апреля, но все же наше командование решилось на использование штурмовиков. Два утренних вылета завершились лишь случайной атакой БДБ. Около 17:30 одновременной атаке штурмовиков подверглись сразу два конвоя: транспорт «Касса» стал объектом удара дюжины Ил-2 из состава 8-го ГШАП, а караван, состоявший из паромов Зибеля и штурмботов 770-го саперно-десантного полка Вермахта, атаковало такое же количество самолетов из состава 47-го ШАП. Точной информации о потерях столь мелких судов нет, а по нашим донесениям на дно направились буксир, БДБ и катер. Следующая волна атакующих насчитывавшая соответственно шесть и семь «Илов» из состава 8-го ГШАП и 47-го ШАП вновь не смогла отыскать целей из-за начавшегося дождя.

Погодные условия потворствовали противнику еще два драгоценных дня. Утром 3 мая начало распогоживаться, и первые же воздушные разведчики донесли о крупном вражеском конвое в центре Черного моря. Первое донесение было передано с ошибкой, в результате чего 11 Пе-2 40-го БАП не смогли обнаружить цель. Последующие волны после получения уточнения были перенаправлены с земли и обнаружили противника. Удар пришелся по конвою «Рихтер» (лихтер «Вар», три буксира и пять БДБ в охранении четырех охотников KFK). В течение нескольких часов по ним «отработали» пять высотных торпедоносцев, сбросивших по курсу кораблей циркулирующие торпеды, затем подошли девять топмачтовиков из состава 13 ГвДБАП, но плотный зенитный огонь оказался весьма серьезной преградой и самолет ведущего группы майора И,Ильина был сбит. Тем не менее, экипажам «Бостонов» удалось потопить охотник «Uj 2304» («KFK 84»). Последними наносили удар десять Пе-2 из состава 40-го БАП. Им также сопутствовал успех: в результате прямого попадания бомбы на дно отправился буксир «Юнак» (444 бр.т). В то же время более крупный «Вар», который наша авиаразведка классифицировала как транспорт в 5000 бр.т (реально 1000 бр.т) уцелел. В 23:33 лихтер подвергся торпедной атаке «М-62», но торпеды, установленные с углублением в 2 метра, по всей вероятности прошли под целью.

Кроме «Рихтера» нападению также подвергся конвой из семи БДБ, шедших в Севастополь. Его атаковали девять топмачтовиков и 18 Ил-2, однако, несмотря на донесения об уничтожении транспорта в 2500 бр.т и двух БДБ, ни одна из барж потоплена не была. Близ мыса Херсонес караван встретили торпедные катера 1-й бригады. После двух неудачных атак их отогнали «шнелльботы». В ходе преследования ТКА №323 получил средние, а ТКА Ng126 и №301 – легкие повреждения.

С утра 4 мая советские самолеты возобновили охоту на суда противника. Удару вновь подвергся конвой «Рихтер», обнаруженный на рассвете всего в 15-20 милях от Севастополя. С часовым интервалом его атаковали 16 штурмовиков из состава 47-го ШАП и 18 Ил-2 из состава 8-го ГШАП, которых прикрывали в сумме 23 истребителя. Немцы учли уроки предыдущего дня и прикрыли уцелевшие суда истребительной эскадрильей. В воздухе разгорелся жаркий воздушный бой, в ходе которого наши потеряли три «горбатых» и один Як-9. Ни одно из судов повреждений не получило. Не исключено, что один из советских самолетов пополнил счет обер-лейтенанта Эриха Хартмана. Его 9-я эскадрилья, входившая в состав III/JG52, была переброшена в Севастополь в первых числах мая, а уже 3-го числа он записал на свой счет 208-ю воздушную победу, а на следующий день – 209-ю.

Техперсонал 11-го гвардейского ИАП (вмонтирует « Аэрокобру»

Больший успех сопутствовал штурмовикам 8-й воздушной армии, тяжело повредившим около 12 часов выходивший из Казачьей бухты буксир “Эрцгерцог Карл» (378 бр.т), который буксировал в Констанцу изуродованный остов «Uj 104». Кораблям пришлось вернуться назад, что предопределило их дальнейшую судьбу. Буксир, вставший на ремонт в Севастополе, пришлось взорвать 7-го, а остов охотника, получившего новые повреждения от артогня и ударов авиации, – 10-го.

По видимому, именно ожесточенное противодействие, оказанное воздушным эскортом конвоя “Рихтер», а также нехватка горючего на аэродроме Саки стали причиной отказа от дальнейших ударов и по нему и по обнаруженным в 13:45 в центральной части линии коммуникации транспортам “Тисса» и “КТ 25». Топмачтовики и торпедоносцы не высылались очевидно по причине того, что время их возможного удара пришлось бы уже на вечерние сумерки. Положение могло быть иным, если бы флотская авиация вслед за армейской перелетела бы с аэродромов Северной Таврии в Крым, что значительно сократило бы полетное время. Однако договоренности с армейцами добиться не удалось, в основном потому, что отсутствовала достаточно крупная фигура, которая могла бы на месте «пробить» решение вопроса. Даже авторитета командующего флота, который «еще вчера» был подчиненным командующего фронта – отдельной армии, здесь было явно недостаточно… Впрочем, указанный караван все же встретил противодействие. В 20:07 его атаковала «М-111», а около 03:00 утра следующих суток, когда суда уже подходили к Севастополю – четверка торпедных катеров 1-й бригады. И все же немцам удалось без потерь достичь пункта назначения.

Авиация и корабли были не единственными силами, наносившими урон судоходству противнику. С конца апреля к ним добавилась армейская артиллерия, осуществлявшая круглосуточный обстрел Севастополя, в т.ч. и акватории Северной бухты. Так, 29 апреля советским артиллеристам удалось то, что не смогли сделать летчики и моряки: посадить на грунт транспорт «Лола» (1193 бр.т). К сожалению, позже противник смог устранить повреждения и отправить судно в Констанцу.

Действия торпедных катеров в конце апреля – начале мая не отличались особой эффективностью. Во многом причиной этому было сильное волнение, вовсе исключившее выходы в период с 30-го по 2-е. Более активной была 1-я бригада, преодолевшая, наконец-то, топливный кризис. Ее «Г-5» совершили 26 выходов (с 27 апреля по 4 мая; в 10 случаях пришлось возвращаться из-за погодных условий). Лишь в две последние ночи указанного периода «москитам» удавалось прорываться к конвоям и производить атаки. 2-я бригада была не столь активна. Невозможность эффективно ремонтировать катера в их передовой базе сократила наличный состав до 2-3 единиц, Им удалось совершить 14 выходов (в трех пришлось возвращаться) и провести один бой с дозорными БДБ в ночь на 4 мая.

Впору подвести итоги второго периода боев. Противник провел в обоих направлениях 39 конвоев (21 в Севастополь, а еще 18 в Констанцу и Сулину), в которых прошло 34 транспорта, 118 БДБ, 26 буксиров, три лихтера и 49 транспортных плавединиц прочих типов. С 21 апреля по 2 мая включительно морем и воздухом из Крыма было вывезено примерно 30,5 тысяч военнослужащих (из них около 20 тысяч румын), 9758 гражданских лиц и 460 военнопленных (по двум последним категориям цифры по 8 мая включительно).

Воздействию подверглось 16 конвоев. Восемь из них атаковала авиация, три – подводные лодки, столько же подверглись нападениям подводников и летчиков, один атаковали только торпедные катера и еще одному каравану пришлось отбиваться от катерников и авиаторов. Первенство по результатам и активности прочно удерживали ВВС ЧФ. Они совершили 36 групповых вылетов, окончив шихся контактом с противником , в которых* приняли участие 365 ударных самолетов (в еще 109 с/в найти противника не удалось). Подсчитав по уже известной формуле потенциальное количество боевых вылетов можно сказать, что авиация использовалась примерно на 17% своих возможностей, т.е. с несколько большим напряжением, чем в предыдущий период. Потери ВВС с 21 апреля по 5 мая включительно составили 33 боевых самолета, в т.ч. десять Ил-4 и “Бостонов», пять Пе-2, девять Ил-2 и восемь истребителей. Среди причин потерь на первом месте стояли воздушные бои (девять машин) и неизвестные причины (в большинстве своем внезапные атаки «мессеров» и «фоккеров», а также те же воздушные бои), от которых было потеряно еще столько же самолетов. Восемь самолетов погибло от небоевых причин и шесть – от огня зенитной артиллерии.

Подводные лодки совершили восемь торпедных атак (израсходовано 22 торпеды), хотя провели на позициях в общей сложности 80 суток. Потерь среди субмарин к счастью не было, лишь «М-111» после атаки 22 апреля получила легкие повреждения, не отразившиеся на ее боеспособности.

Из всего числа транспортных судов, прошедших в Севастополь и обратно, были потоплен танкер, лихтер и два буксира, два или три транспорта (включая потопленный, но поднятый «Лола») и одна БДБ имели повреждения. Кроме того, некоторые потери противник понес в эскортных кораблях. Один охотник затонул, эсминец, два тральщика и два охотника получили повреждения различной тяжести. И все же ущерб не превышал трехчетырех процентов от оборота. Потери эвакуируемых в море составили около 350 человек (на «Лео» и “Эрцгерцог Карл»), т.е. чуть более одного процента. Безусловно, некоторое увеличение числа потопленных и поврежденных кораблей противника было налицо, но все же оно оказалось не настолько большим, чтобы заставить врага сократить масштабы перевозок или отказаться от использования тихоходных торговых судов и буксиров.

Окончание в следующем номере

ПРЕДСТАВЛЯЕМ МОНОГРАФИЮ

Сергей Журко

Последняя ставка

Многие читатели в своих письмах неоднократно спрашивают, когда выйдет давно обещанная монография, посвященная японскому бомбардировщику-торпедоносцу "Мицубиси»G4М. Должны сообщить, что свое обещание мы сдержали и она уже вышла из печати, по поскольку она получилась довольно толстой (104 страницы, без учета чертежной вкладки) и, как следствие, дороговатой, то чтобы Вы представляли, за что Вам предлагается выложить довольно большие деньги, мы решили опубликовать одну из глав этой книги.

К весне 1944 г. положение Японии было очень тяжелым. Противник захватывал все новые и новые территории Империи, в то время как армия и флот были бессильны ему в этом помешать. В ходе боевых действий сухопутные войска очень часто бросались в по существу самоубийственные атаки на превосходящие силы союзников в отчаянных попытках переломить ход сражения в свою пользу. В авиации также встречались случаи сознательного самопожертвования при выполнении боевой задачи, которые всячески превозносились командованием как образцы высокого духа. Все больше влиятельных чинов в штабах склонялось к мысли об организованном использовании атак смертников-добровольцев, что, по сути, противоречило основным принципам военной стратегии, согласно которым надо уничтожать живую силу врага, максимально сохраняя свою. Однако, ситуация подталкивала к принятию абсурдного решения, составной частью которого было желание начать производство нового вида оружия, управляемого человеком и рассчитанным на однократное применение. Но на начальном этапе предполагалась разработка лишь управляемой торпеды для флота, в которой предусматривалась система экстренного покидания, после того как, экипаж точно направит ее на цель. Для авиации подобные методы были не применимы и поэтому всерьез не рассматривались.

За радикальное изменение взгляда на этот вопрос выступали некоторые офицеры в авиационных частях, и, в частности, командир 341-й авиагруппы с базы Татеяма капитан Мотохару Окамура – весьма авторитетный летчик с внушительным послужным списком. 19 июня во время посещения этой авиагруппы Командующим Вторым Воздушным флотом вице-адмиралом Сигеру Фукудоме, Окамура обратился к нему с просьбой об организации сил для специальных атак. Предложение пошло по инстанциям и нашло поддержку, в частности, у небезызвестного Минору Генда, – офицера Главного штаба авиации флота, одного из разработчиков плана нападения на Перл Харбор. Но противники идеи таранных ударов были еще сильны и инициатива на время заглохла. Однако, после падения Сайпана и начала непрерывных налетов американских «Суперкрепостей» на Японские острова, таранная тактика борьбы с превосходящими силами союзников начала всерьез занимать умы высшего военного руководства, получив реальное воплощение в плане «Се», где предусматривалось использование авиации в самоубийственных атаках.

Тем временем, над идеей создания специального самолета для подобных целей уже работал неизвестный никому младший лейтенант Ота, служивший в 1081-й транспортной авиагруппе на базе в Ацуги. Придя в авиацию флота в 1928 г. штурманом, он принимал участие в боях и составил для себя определенное мнение о перспективах дальнейшей борьбы на море и в воздухе. Было очевидно, что японские ВВС испытывают острую нужду в опытных пилотах, при том что подготовка новых кадров ведется из рук вон плохо, а следовательно, при использовании обычной авиации поправить дела на фронте практически невозможно. Если же применить таранную тактику (идея которой витала в воздухе), то в этом случае хорошей подготовки от летчиков не требуется. В то же время, зная, что для специальных атак будут использоваться обычные самолеты с бомбами, Ота задумал разработать доставляемый в район пуска самолетом-носителем особый малоразмерный летательный аппарат с реактивной тягой, скорость пикирования которого значительно превосходила бы скорость обычных самолетов, что давало возможность избежать перехвата истребителями противника.

Узнав о разработках управляемых ракет «воздух-земля», «энтузиаст» сумел получить необходимую документацию, изучив которую он обратился за помощью в проектировании в научно-исследовательский отдел воздухоплавания при Токийском императорском университете. Была создана модель, прошедшая испытания в аэродинамической трубе, после чего полученные данные и эскизы передали в авиационный отдел научно-исследовательской лаборатории Флота в Йокосука, где ими начал заниматься капитан 3 ранга Ито, анализировавший по роду своей деятельности поступавшую из Германии информацию о разработке реактивных самолетов и ракет.

Резюме по данному вопросу было направлено в Главный штаб Императорского флота, пае оно попало в руки Минору Генда, сумевшему заинтересовать высшее руководство и добиться разрешения на осуществление проекта постройки крылатой ракеты. Эта машина представляла собой низкоплан с конструкцией фюзеляжа и обшивкой крыла, выполненными из алюминиевых сплавов. Само крыло и оперение были деревянными. Боевая часть имела вес 1190 кг и устанавливалась в носовом отсеке фюзеляжа на болтах. В качестве силовой установки использовалась связка из трех твердотопливных ракетных двигателей Тип 4 модель 20 общей тягой 800 кг и временем работы не более 10 сек, что позволяло развивать скорость до 1000 км/час в пикировании. Пилот располагался в закрытой кабине, и пользуясь минимумом приборов и обычной самолетной рукояткой, мог управлять крылатой ракетой, причем имелась бронезащита летчика сзади и снизу, а также запас кислорода для полета на больших высотах. Длина самолета-снаряда составляла 6 м, а размах крыла 5 м, общий вес 2140кг.

Новейшие японские палубные машины, такие как торпедоносец B6N (вверху) и пикировщик D4Y (внизу) не только не уступали по летным характеристикам американским аналогам, но и в некоторых отношениях существенно превосходили их. Однако дли этих самолетов у Японской Империи не было не ни топлива, ни опытных летчиков, ни авианосцев.

16 августа 1944 года был издан приказ о начале опытного производства самолета, получившего кодовое наименование “Мару Даи-.Сам проект имел название MXY-7 и в ходе начального этапа его осуществления в нем принял участие автор идеи Ота. Одним словом, колеса закрутились и теперь перед идеологами новых методов ведения войны встал щекотливый вопрос – где найти добровольцев в количестве, достаточном для воплощения тактики в жизнь. Во все учебные подразделения авиации Флота были разосланы секретные запросы, содержащие требования найти таких летчиков, причем последние не должны были быть информированы о типе самолета, в котором им предстояло совершить последний вылет, а кроме того, кандидаты в смертники не могли быть старшими или единственными детьми в семье. Опасения командования по поводу количества добровольцев оказались напрасными – их набралось более чем достаточно, что давало возможность провести более тщательный отбор.

Фирма “Мицубиси» получила заказ на создание носителя и в качестве базового варианта предложила использовать G4M2A моделей 24а или Ь как наиболее отвечающий выдвигаемым требованиям. Крылатая ракета подвешивалась на специальных скобах к силовым балкам бомбоотсека, створки которого снимались, так, что ракета размещалась в фюзеляже в полуутопленом положении. Отстыковка в полете осуществлялась с помощью пиротехнических замков или вручную.

С самого начала идея использования G4M в качестве носителя подвергалась сомнению некоторыми специалистами, утверждавшими, что самолет окажется слишком медлительным, и неповоротливым из-за значительного веса и аэродинамического сопротивления «Мару Дай», становясь чрезвычайно уязвимым в районе пуска. Эти опасения нашли подтверждение в ходе битвы за Окинаву. Однако альтернативы такому выбору не было.

Между тем, в начале сентября закончили сборку двух опытных образцов «Мару Дай», которым предстояло пройти всесторонние испытания под новым названием «Ока» или «Цветок вишни». Не дожидаясь окончания испытаний, отдел авиации Флота издал приказ о постройке к концу ноября 100 самолетов-снарядов.

15 сентября командиром подразделения, занимающимся формированием авиагруппы «Ока», был назначен капитан Мохотара Окамура, в помощь ему был привлечен командир эскадрильи 341-й авиагруппы лейтенант-командер Кунихиро Иваки, вплотную занявшийся разработкой программы подготовки пилотов, которым предстояло отрабатывать пикирование на цель в самолетах А6М «Зеро».

2-й Военно-морской арсенал авиации в Кисарацу и 22-й Арсенал в Каноя, занятые производством носителя, получили приказ увеличить темпы выпуска, а фирма Мицубиси предприняла ряд мер по улучшению живучести самолета и, в частности, разработала автоматический углекислотный огнетушитель для внутрифюзеляжного топливного бака, который, кроме того, защищался бронеплитами. Стальной лист устанавливался и за сидением пилота.

Первый же пробный полет G4M с подвешенной «Ока» выявил увеличение на 500-600 м длины разбега. Для компенсации возросшего веса полезной нагрузки пришлось сократить запас топлива, это привело к уменьшению дальности на 30%, однако крейсерская скорость все равно снизилась на 10%. Такие результаты разочаровывающе подействовали на участников программы, поскольку стала очевидна неспособность обеспечить боевую эффективность нового оружия без сильного истребительного прикрытия в районе пуска самолета-снаряда.

Расчеты показывали, что на каждый G4M2e потребуется не менее четырех машин сопровождения, а поскольку вначале планировалось отправлять на задание по 18 носителей с «Ока», то, следовательно, с ними должны вылетать 72 «Зеро». Вся необходимая информация была передана Минору Генда, обещавшему выделить требуемое количество истребителей. В существующих условиях для Окамура стало очевидно, что эскадрилья самолетов-носителей будет нести серьезные потери, и, поэтому ей требуется опытный командир. На этот пост рекомендовали лейтенант-командера Горо Нонаку, имевшего на своем счету 350 вылетов и при этом отличавшегося строптивым нравом и дерзким поведением.

Официальной датой создания 721-й авиагруппы, получившей название «Дзинрай Бутай» или «Отряд Богов-громовержцев» является 1 октября 1944 года. Ее командиром стал капитан Окамура, лейтенант- командер Иваки занял пост командира эскадрильи истребителей, а Нонака – командира подразделения самолетов-носителей. Первоначально подготовка должна была проходить на базе Хиакуригахара в префектуре Ибараги, пока шли поиски специального места дислокации. В то же время во все учебно-тренировочные подразделения авиации флота был разослан приказ отправить отобранных добровольцев к месту новой службы. Прибыл на базу и автор идеи «Ока» младший лейтенант Ота, в обязанности которого вменялось анализировать результаты боевого применения самолетов-снарядов.

К концу октября начались тренировки будущих пилотов-смертников с использованием истребителей, а 31-го состоялся первый испытательный полет «Ока» с летчиком на борту, который прошел вполне успешно.

8 ноября 721-я группа передислоцировалась на базу в Каноике, куда уже прибыли командиры подразделений и в середине ноября стали приходить контейнеры с разобранными учебными «Ока», к сборке которых приступила специальная группа. Учебная крылатая ракета имела выдвижную посадочную лыжу, а вместо боевой части в носовом и хвостовом отсеках фюзеляжа устанавливались две емкости, заполняемые перед вылетом водой. При этом летные характеристики учебной машины не отличались от боевой. После выполнения тренировочной программы пилот сливал воду и облегченная «Ока» шла на посадку.

15 ноября “Дзинрай Бутай» вошел в состав авиации Объединенного флота. Командиром эскадрильи самолетов-снарядов был назначен лейтенант-командер Хасиро Янасигава, а подразделение самолетов-носителей получило название 711-й ударный отряд с лейтенант-командером Нонака во главе. Истребители прикрытия были сведены в 306-й отряд под командой лейтенанта Кунио Кандзаки. Тем временем продолжались учебно-тренировочные полеты на «Ока», результатом которых стало серьезное разочарование пилотов в боевых возможностях их машин, главным образом из-за малой дальности полета и отсутствия реальной перспективы на улучшение этого параметра. Твердотопливные ускорители не могли обеспечить пуск ракеты за пределами зоны патрулирования американских истребителей, простиравшейся на 80 миль от авианосного соединения, а потому сильно возрастала вероятность перехвата неповоротливого и медлительного носителя с подвешенной крылатой ракетой.

Несмотря на уничтожающие американские бомбардировки, японская авиапромышленность смогла наладить поставку авиации армии и флота новейших торпедоносцев Ki-67 (фото вверху) и скоростных бомбардировщиков P1Y (фото внизу).

В то же время разработка жидкостного реактивного двигателя, способного обеспечить желаемую скорость и дальность, затягивалась, и, следовательно, приходилось рассчитывать на то, что имелось. 25 ноября началась подготовка к переброске 721-й авиагруппы на Филиппины, при этом прикладывались неимоверные усилия, чтобы изготовить 100 самолетов-снарядов к 27 числу. Выбор даты был не случаен: на следующий день Главный штаб флота планировал отправить из Йокосука в Куре недавно построенный гигантский авианосец «Синано», предварительно погрузив на него 50 крылатых ракет, с тем, чтобы доставить их затем на Тайвань и Филиппины. Корабль вышел в море по плану, но до пункта назначения не дошел, будучи потопленным американской подводной лодкой.

1 декабря 89 «Ока» были отправлены в Куре наземным транспортом, причем 30 из них планировалось погрузить на авианосец «Унрю», который должен был доставить крылатые ракеты на аэродром Кларк на остров Лусон – новое место дислокации 721-й авиагруппы. Спустя неделю авианосец «Рюхо» должен был перевезти еще 58 ракет на Тайвань. К 15 декабря построили 151 ракету и их производство было передано 1-му Военно-морскому арсеналу в Ибараги, планировавшему выпустить к концу марта 1945 года не менее 600 экземпляров “Ока». 17 декабря авианосец «Унрю» вышел из порта Сасебо, а 19-го 721-я авиагруппа и Штурмовой отряд “Т» были объединены в 11-е авиасоединение, причем 708-й отряд «Т»-Бутая со всем личным составом передавался в «Дзинрай Бутай» для проведения пусков крылатых ракет и должен был разместиться на базе в Миядзаки (остров Кюсю). Новый отряд под командованием капитан-лейтенанта Дзиро Адачи направили в Каноике для проведения учебной подготовки, и затем вместе с 711- м отрядом и 306-м истребительным отрядом они должны были передислоцироваться на Филиппины.

В тот же день пришло сообщение о гибели авианосца «Унрю» атакованного американской подводной лодкой, что поставило под угрозу весь план использования нового оружия в обороне Филиппин. «Рюхо» же прибыл 7 января 1945 года на Тайвань, где на базе Такао в специально сделанных укрытиях разместили доставленные самолеты- снаряды и куда в конце января планировалось перебросить 721-ю авиагруппу и «Т»-Бутай с острова Кюсю. 6 января с началом обстрелов острова Лусон в «Дзинрай Бутай» пришло пополнение – необстрелянные выпускники краткосрочных курсов подготовки летного состава, едва умевших держаться в воздухе, вместе с недоучками предыдущих наборов составившие подавляющее большинство пилотов 721-й авиагруппы. Из 231 летчика 215 имели весьма низкую классность «D»(из оставшихся пилотов 10 имели класс «А» и шесть – класс «В»). Одним словом, перспективы были невеселые.

А тем временем, 9 января противник начал высаживаться в заливе Лингайен, захватив к концу первого дня значительный плацдарм. За три дня до этого силы 1 -го и 2-го Воздушных Флотов начали эвакуироваться на Тайвань и теперь рассматривался вопрос об ударе 721-й авиагруппы с этого острова по американским кораблям у Лусона.

К концу января планировалось отправить в Синчжу на Тайване 30 «Ока», в Сингапур – 40, на Окинаву – 50, и еще по 27 в Каноике, Ацуги, Шанхай и на остров Хайнань. 20 января главнокомандующий Объединенным Флотом отдал приказ о передислокации 11-го авиасоединения на южную оконечность Кюсю и на новую базу в Каноя и на близлежащие аэродромы начали перебрасывать G4M, истребители, персонал и летчиков.

10 февраля Главный штаб флота передал 11-е авиасоединение в состав 5-го Воздушного флота, который должен был согласовывать свои действия с 3-м Воздушным флотом, занятым в обороне собственно Японских островов. Кроме того, был создан 10-й Воздушный флот, состоявший из учебных подразделений и нацеленный на выполнение самоубийственных атак для окончательного разгрома американских надводных сил на угрожающих направлениях. В это время японцы располагали 162 крылатыми ракетами, 72 носителями и 108 истребителями сопровождения.

Бои на Филиппинах, помимо разрыва в японских морских коммуникациях и значительного сокращения поставок сырья в метрополию (в частности, нефти), привели к значительным потерям авиации, что, в сочетании с провалом программы подготовки летного состава, делало ее неспособной эффективно использоваться обычным способом. Наступил период тотального применения тактики «специальных атак», поскольку иного способа оказать решительное противодействие ожидаемому американскому вторжению на ближайшие к Японии острова не существовало (японское командование верно рассчитало, что высадки десантов на Формозу и Рюкю будут отложены до окончания десантных операций на Филиппинах). Остров Иводзима являлся одним из ключевых пунктов, захват которого, по сути дела, завершал блокаду Японии с моря и воздуха и давал возможность американцам оказывать на острова метрополии неослабное воздушное давление. На острове имелось три аэродрома и основные объекты Хонсю находились в пределах радиуса действия американских эскортных истребителей, которые могли бы базироваться на Иводзиме после ее захвата, а кроме того, там могла быть обеспечена возможность посадки поврежденных В-29, действовавших с Марианских островов.

В результате попадания «камикадзе» 21 февраля 1945 г. тяжелые повреждения получил авианосец «Саратога», из экипажа которого погибли 123 человека и 192 были ранены, кроме того были уничтожены 42 самолета (вверху).

Особенно катастрофические последствия имели удары «камикадзе» для небольших эскортных авианосцев, строившихся на основе обычных транспортов типа «Либерти» и не имевших практически никакой конструктивной защиты (внизу).

Японцы, в свою очередь, не рассматривали Иводзиму как жизненно важный пункт, и в его обороне предполагалось использовать только местные силы и ограниченное число «камикадзе».

14 февраля взлетевший с Иводзимы патрульный самолет обнаружил к западу от острова Сайпан двигающуюся на север группу кораблей противника, а на следующий день разведчик с базы Кисарацу доложил о приближающихся с юга к острову Иводзима надводных силах союзников, не уточнив их состав.

16 февраля начался интенсивный обстрел и удары с воздуха по острову, одновременно бомбардировкам подвергся район Токио- Йокогама. Одним из объектов атаки налетов стала база в Каноике, где располагалась 722-я авиагруппа, ставшая учебным центром по подготовке пилотов «Ока». В этот роковой день туда перелетели 24 G4M2e капитана Нонака из 721-й группы для проведения учебных ночных полетов. 722-я группа, получившая название «Тацумаки» («Торнадо») в этот момент бездействовала из-за отсутствия горючего, причем на территории базы в укрытиях располагалось более 130 самолетов. Авиаудары начались внезапно, поскольку служба оповещения прозевала противника, подходившего к целям на малых высотах, и Нонака, надеявшийся получить предупреждение, хотя и предвидел скорый авианалет, засиделся в дружеской компании допоздна и не поднял в воздух свой отряд. Стоявшие вне укрытий «Бэтти» были практически все уничтожены.

После предварительных рейдов палубной авиации, 19 февраля началась высадка американского десанта, положив начало невиданному доселе по своей жестокости сухопутному сражению на Тихоокеанском театре военных действий. Благодаря сложному рельефу местности, развитой оборонительной системе, в том числе и подземной, ни бомбардировка с воздуха, ни обстрелы с моря не приносили желаемого результата и поэтому к моменту прекращения организованного сопротивления 16 марта американцы потеряли около 21 тысячи человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

В первый же день боев в контратаку была брошена 752-я авиагруппа, дислоцированная в Каноя, три самолета которой нанесли удар по американским судам вблизи острова, но успеха не добились. Через день, 21 февраля, японская авиация предприняла решительную атаку, когда 704-й отряд 752-й авиагруппы в составе семи G4M вылетел с базы Кисарацу и во взаимодействии с палубными самолетами А6М, D4Y и B6N, базировавшимися на японских островах и входившими в состав 2-го Воздушного флота, получившего пышное название «Императорский щит», сумели потопить эскортный авианосец «Бисмарк Си» и повредить ударный авианосец «Саратога», эскортный авианосец «Яунга Пойнт» и четыре транспорта.

704-й отряд бомбил американский плацдарм 23-го и 24-го февраля, предпринимал ночную торпедную атаку на корабли противника 28 февраля, занимался постановкой мин 5 марта и бомбил захваченный американцами аэродром на острове. 25 марта аэродром бомбила 706-я авиагруппа, имевшая в строю самолеты G4M и Р1Y. Существенной роли в обороне Иводзимы эта активность японской авиации не сыграла и союзники к середине марта планировали начать десантную операцию против о. Окинава – удобного плацдарма для дальнейшего продвижения, обладавшего множеством мест для устройства аэродромов, прекрасными якорными стоянками и значительной территорией. Американские объединенные экспедиционные силы, готовившиеся принять участие в этой самой крупной в истории войны на Тихом океане десантной операции, насчитывали 1213 кораблей, 564 авианосных самолетов и 451 тыс. солдат, а кроме того, выделенные силы прикрытия имели в своем составе 82 корабля и 919 самолетов. Близость острова к собственно Метрополии, где сконцентрировались остатки авиации и флота, представляла серьезную угрозу всей операции, не говоря уже о 120 тыс. гарнизоне, занимавшем хорошо укрепленные позиции. Японцы, со своей стороны, понимая катастрофические последствия потери Окинавы, готовились бросить в бой большую часть своей авиации используя тактику «специальных атак». При этом некоторые армейские авиачасти были подчинены Главнокомандующему Объединенным флотом!

9 марта экипаж разведывательного самолета с острова Трук доложил, что на якорной стоянке Улити (Каролинские острова) скопилось большое количество боевых кораблей противника. Японское командование решило нанести упреждающий удар, чтобы хоть как-то отсрочить американское наступление. И два дня спустя в воздух поднялись 24 самолета Р1Y, вооруженных 800 кг бомбами. Эти бомбардировщики из 762-й авиагруппы, входившей в состав «Т-Бугай», вылетели с авиабазы Каноя для совершения таранных ударов, причем половина из них заблудилась, несмотря на то, что группу вела летающая лодка Н8К. Густой туман в районе цели помешал атаке и в результате лишь один смертник сумел повредить авианосец «Рэндольф».

Отсутствие информации о намерениях противника вынуждало японское командование отдавать противоречивые приказы, что создавало неразбериху и снижало боеготовность частей. Еще 17 марта начался поиск противника и к середине ночи воздушная разведка, проводившаяся 801-й авиагруппой с использованием четырехмоторных гидросамолетов Н8К и колесных разведчиков C6N, снабженных радиолокаторами для поиска надводных целей, обнаружила подходящее 58-е оперативное соединение американцев. Следует отметить, что этой авиагруппе был придан и 703-й отряд, имевший в строю 10 самолетов G4M, размещенных на базах Оита и Каноя.

Штаб флота никак не мог принять решение о начале сражения, ограничиваясь общими пожеланиями о сохранении сил, что заставило адмирала Угаки, как командующего 5-м Воздушным Флотом, самому отдать приказ об атаке противника всеми силами. В 03:30 утра с аэродромов на юге Кюсю вылетели в атаку 54 бомбардировщика P1Y и B6N, а затем еще 27 пикировщиков D4Y. Обе группы сумели с небольшими потерями прорваться сквозь истребительное прикрытие и нанесли удар по кораблям американского 58-го авианосного соединения, чьи самолеты яростно штурмовали аэродромы на Кюсю.

Один из самых известных снимков, сделанных за несколько минут до вылета носителей самолетов-снарядов «Ока» для удара по кораблям союзников. Самолет из 711-го отряда 721-й авиагруппы несет на киле идентификационный помер 721-324 и две молнии, указывающие на его принадлежность ко второй секции. Япония, весна-лето 1945 г.

В 07:25 утра 18 марта один из экипажей G4M смог прицельно сбросить торпеду по авианосцу «Интрепид», от которой корабль хотя и с трудом, но смог увернуться. Почти сразу торпедоносец был подбит и пилоты, не надеясь вернуться на базу, самоотверженно довернули на громаду авианосца, на верхней палубе которого в этот момент шла заправка самолетов. По стечению обстоятельств, счетверенные 40-мм «Бофорсы» в это время вели огонь по другим воздушным целям и огромную 13- тонную машину, шедшую на корабль с неотвратимостью рока, попытались "остановить» расчеты 20-мм «Эрликонов». В урагане огня пылающая «Бэтти» «глотала» снаряды, но продолжала приближаться. Буквально в нескольких метрах от среза полетной палубы и галереи с зенитными автоматами японский двухмоторник взорвался с чудовищным грохотом, засыпав горящими обломками стоявшие рядом самолеты, и в охватившем верхнюю палубу пожаре почти мгновенно исчезли 45 человек. Около 13:00 попаданием бомбы, сброшенной с пикирующего бомбардировщика D4Y. был поврежден авианосец «Йорктаун».

Угаки, ободренный сообщениями о потерях противника, решил бросить в бой «Дзинрай Бутай» и другие подразделения смертников, отдав соответствующий приказ в 12:13. Окамура сразу же распорядился подготовить к вылету по девять носителей из состава 708-го и 711-го отрядов. Однако подразделение Нонака еще не полностью перебазировалоь в Каною, а интенсивные налеты задержали подготовку уже прибывших машин. И поэтому «отдуваться» пришлось 708-му отряду под командованием лейтенанта Адачи, чьи 18 G4M на базе в Уса начали выводить из укрытий и заправлять топливом. В это время пришло сообщение о приближении самолетов противника, а поскольку истребители прикрытия находились в Томитака, Окамура решил бросить их на перехват атакующих. Но отчаянные попытки поднять в воздух истребители ни к чему не привели, поскольку американцы атаковали и эту авиабазу, расстреливая находившиеся на стоянках самолеты.

А 708-й лихорадочно готовился к первому вылету, начав подвешивать «Ока», как вдруг из-за облаков вынырнула группа «Хеллдайверов» и на аэродром дождем посыпались бомбы. За первой волной самолетов противника последовала вторая и третья, часть истребителей из состава 306-го и 307-го отрядов предпринимали безуспешные попытки помешать полному разгрому базы Уса. Наконец, к 16:00 сражение закончилось. Из всего наличного парка японских истребителей боеготовыми осталось лишь 32 машины, сильные повреждения получили авиабазы Каноя, Томитака и Уса. 19 марта более тысячи американских самолетов совершили налет на военно-морскую базу в Курэ, а затем на различные объекты в районах Осака, Кобе, Нагоя, Кюсю.

Тем не менее, японцы смогли организовать контратаку вражеского оперативного соединения и в 07:08 утра авианосец «Франклин» получил два бомбовых попадания, вызвавших сильнейший пожар на ангарной палубе, разрушение кормового элеватора, детонацию бомб и ракет на самолетах и снарядов зенитных орудий, превратившие корабль в пылающую развалину. И хотя впоследствии пожар удалось погасить, авианосец, потерявший 832 человека убитыми и 270 ранеными, был выведен из строя до конца войны. Спустя две минуты, в 07:10, был поражен авианосец «Уосп», получивший попадание бомбы, взрыв которой вызвал пожар на всех пяти палубах, правда, вскоре локализованный. В тот же день в результате атаки «камикадзе» легкие повреждения получил авианосец «Энтерпрайз».

Между тем, 5-й Воздушный флот был фактически дезорганизован вследствие непрерывных ударов вражеской авиации, и его начальник штаба предложил Угаки приостановить все операции, чтобы сохранить оставшиеся силы. Но упрямый адмирал не обратил на эти слова никакого внимания , отдав приказ о проведении первого боевого вылета 721-й авиагруппы 21 марта в 09:45, после чего капитан-лейтенант Нонака отобрал 18 лучших пилотов своего отряда, распределив их на шесть трехсамолетных звеньев. 15 «Бэтти» должны были нести «Ока», а три оставшиеся входили в группу разведки и управления. Пилотов планирующих бомб возглавил лейтенант Мицухаси, а группу из 32 «Зеро» непосредственной поддержки – лейтенант Кунио Канадзаки.

В ходе подготовки к вылету случайно попал под вращающийся винт и погиб пилот, несший товарищам поднос с чашками традиционного саке, что явилось первым скверным предзнаменованием. Затем, во время взлета занесло тяжело груженный носитель, хвостовое оперение которого задело нескольких провожающих, выстроившихся вдоль взлетной полосы. Когда все G4M оказались в воздухе, начали подниматься истребители, один из которых внезапно рухнул на взлетную полосу и взорвался. С авиабазы в Кадзанопара вылетели 23 «Зеро» дальнего охранения, большинство из которых вскоре вернулись из-за неисправности топливных насосов. По этой же причине вернулась и половина истребителей ближнего охранения, и, таким образом, G4M остались прикрывать лишь 30 А6М5.

Штаб 5-го Воздушного флота был в замешательстве, а ко всему еще самолет-разведчик обнаружил три группы американских кораблей, в состав которых входило семь авианосцев, чье воздушное охранение оставляло атакующим мало шансов на успех. От Нонака не поступало никаких сообщений, хотя для него был выделен специальный радиоканал, и некоторые члены штаба предлагали прекратить операцию. Однако Угаки опять воспротивился такому решению. Наконец, после 15:00 даже упрямый адмирал понял, что ситуация вышла из-под контроля и приказал отправить радиосообщение Нонака, требующее прекращения выполнения задания, если противник еще не обнаружен, но ответ так и не пришел.

Шли часы томительного ожидания и лишь после наступления темноты на аэродроме приземлились один за другим три изрешеченных пулями истребителя. Их пилоты и поведали о случившемся. Около 02:20 мин пополудни, находясь приблизительно в 60 милях от американского флота, авиагруппа была атакована полусотней вражеских истребителей, и после 10-минутного боя оказались сбитыми 10 носителей с «Ока» и 11 «Зеро». Оставшиеся японские истребители были рассеяны, a G4M отделались от планирующих бомб и попытались спастись, перейдя в пикирование. Стало очевидно, что больше никто не вернется и атака полностью провалилась.

В итоге, погибло 160 человек, из них 15 пилотов «Ока». Всем участникам этого трагического вылета посмертно было повышено на два ранга воинское звание, а кроме того создали специальную исследовательскую группу для разработки эффективных методов использования «Ока», в которую, помимо прочих, вошли вице-адмирал Дзисабуро Озава, заместитель начальника Главного штаба флота, и контр-адмирал Токаду, заместитель Главкома Объединенного Флота. Итогом ее работы стал отказ от широкомасштабного применения планирующих бомб и переход к тактике внезапных атак малыми силами, а истребители сопровождения из приданных отрядов предполагалось вооружить бомбами и использовать для нанесения таранных ударов, причем пилотами этих самолетов должны были стать бывшие пилоты «Ока», находившиеся в резерве. Новый отряд, получивший название «Кемму», был сформирован 25 марта и возглавил ее капитан 3 ранга Тадаси Накадзима, принимавший участие в организации налетов “камикадзе» на Филиппинах.

Низкие характеристики самолетов-снарядов были очевидны для японских специалистов, разработавших перед самым окончанием войны турбореактивную модель «Ока-22».

19 марта 1945 г. американцы фактически потеряли авианосец «Франклин». Две попавшие в него (видимо, 500- или 80П-кг) авиабомбы вызвали сильнейший пожар на ангарной палубе, разрушение носового и кормового элеваторов, детонацию бомб и ракет на самолетах, а также части зенитного боезапаса. Многочисленные взрывы, унесшие жизни 832 человек (еще 270 были ранены), превратили корабль в пылающую развалину, восстановление которой было признано нецелесообразным (внизу).

Тем временем бомбардировщики G4M совершали ночные налеты на аэродромы и другие объекты захваченного американцами острова Иводзима, причем, несмотря на минимальное количество участвовавших в каждой акции бомбардировщиков, их действия доставляли противнику немало хлопот, так что американцы разместили на острове две эскадрильи ночных истребителей Р-61 «Черная вдова». Характерный эпизод описан одним из участников ночных перехватов, летчиком 6-й эскадрильи лейтенантом Хаберманом.

24 марта 1945 г. вечером его истребитель поднялся в воздух и вскоре достиг зоны патрулирования, ожидая сообщений в случае обнаружения целей наземным радаром, что и произошло спустя почти час полета. Экипаж истребителя получил данные для перехвата цели и вскоре обнаружил «духа» (так американские летчики величали японские ночные бомбардировщики – Прим. авт.) на экране бортового радиолокатора. Вражеская машина двигалась очень медленно, набирая высоту и первый контакт был потерян, когда Р-61 проскочил мимо цели из-за значительно большей собственной скорости.

Сбросив подвесные топливные баки для улучшения маневренности и немного опустив закрылки, чтобы несколько сбросить скорость, пилот американского истребителя попытался уравнять ее со скоростью вражеского бомбардировщика. Это был мучительный маневр, поскольку необходимо было приблизиться к цели на дальность, позволяющую осуществить визуальный контакт, избежав при этом столкновения.

Совершив разворот на 360°, экипаж восстановил радарный контакт и попытался приблизиться к «духу», но вновь истребитель проскочил мимо, хотя наблюдатель сумел в бинокль идентифицировать объект атаки как «Бэтти». После нового полного разворота «Черная вдова» оказалась под японской машиной и лейтенант Хаберман окончательно определил тип цели. Пытаясь уменьшить скорость, чтобы прицелиться, летчик не сумел избежать сваливания, вновь упустив вражеский бомбардировщик. Описав новый круг американцы поняли, что окончательно потеряли цель, обнаружив на экране своего радара лишь отметки от сброшенных японцами полос алюминиевой фольги – радиолокационных отражателей, дезориентировавших радарных операторов.

С земли поступило новое целеуказание и экипаж сумел обнаружить цель на экране своего локатора на дальности около 11 км. Этот «дух» шел курсом на юг от острова, но опять слишком медленно, чтобы надежно прицелиться до того, как Р-61 проскочит мимо. Истребитель раз за разом описывал круги, пытаясь занять оптимальное положение для стрельбы в течение 45 минут, в то время как «Бэтти» продолжала лететь, набирая высоту. Казалось, и этот контакт будет потерян, но спустя короткое время японский бомбардировщик, достигнув высоты 4,5 км увеличил скорость, давая возможность осуществить сближение. На дистанции 180 м G4M стал виден невооруженным глазом и теперь самолеты летели почти с одинаковой скоростью. Неожиданно вражеский самолет начал выполнять левый поворот, очевидно пытаясь взять курс на Иводзиму, и Хаберману стало ясно, что он вновь может остаться с носом. Времени на новые маневры уже не было и на дистанции 50 м американский летчик сумел поймать в прицел правый двигатель «духа», выпустил короткую очередь из всех пушек и проскочил прямо под целью, чуть не протаранив ее. Но и одной очереди оказалось достаточно, поскольку пушки были заряжены бронебойными, зажигательными и разрывными снарядами. «Бэтти» ярко запылала и затем неожиданно взорвалась.

Описанный случай демонстрирует неоспоримые достоинства крыла с малой нагрузкой, при том, что относительно низкая максимальная скорость G4M сочеталась с возможностью держаться в воздухе на минимальных оборотах двигателя, избегая срыва потока и сваливания.

25 марта Главнокомандующий Объединенным флотом издал приказ о начале операции «Тенго», при этом 3-й Воздушный флот придавался 5-му, а вся авиатехника перебрасывалась на южную оконечность острова Кюсю. Предусматривалось провести налеты силами этих объединений на американские оперативные соединения, а 10-й Воздушный флот, состоявший из учебных подразделений, должен был атаковать транспортные и десантные суда противника.

Вечером 25-го в атаку вылетели 25 «камикадзе», поддержанные обычной авиацией, результатом налета стало повреждение эсминца «Кимберли», минзага и двух быстроходных транспортов (последние получили попадания бомб, сброшенных пикировщиками). На следующий день, во время высадки американского десанта на мелкие острова вокруг Окинавы, 11 самолетов из состава «специальных отрядов» сумели поразить линкор «Невада», крейсер «Билокси» и четыре эсминца. 28-го числа перед рассветом началась подготовка шести самолетов-носителей, первый из которых поднялся в воздух в 02:21. Группа отправилась в район Окинавы, обстреливаемой американскими кораблями. Одним из пилотов «Ока» был старший унтер- офицер Ямамура – человек, которому судьба уготовала небывалые испытания, о которых он сумел поведать впоследствии.

Перед вылетом настроение у него было похоронное, в предрассветных сумерках вид цветущей вишни за стеклами кабины вызывал слезы жалости к себе. Над океаном G4M попала в полосу густого тумана и постепенно снижаясь на высоте 3000 м пилот нашел просвет, позволивший уточнить местоположение самолета. По всем признакам, противник должен был быть где-то поблизости и Ямамура, сняв спасательный жилет приготовился спуститься в самолет-снаряд. Внезапно по носителю застучали пули, а рядом мелькнули огоньки выхлопов двигателей американских истребителей. Летчик в крутом вираже увел бомбардировщик в облака на высоте около 1000 м, но противник не отставал и планирование перешло в пике.

От тяжелой «Ока» пришлось избавиться еще раньше и теперь Ямамура сидел за пилотом и через его плечо вдруг увидел, что стрелка альтиметра находится у нуля. На скорости более 500 км/час бомбардировщик стремительно несся к воде и страшный удар бросил несостоявшегося смертника в небытие. Когда он очнулся, кругом была вода и пришлось здорово поработать руками и ногами чтобы выбраться на поверхность, где его ждал неприятный сюрприз: пространство вокруг было залито горящим бензином и он был вынужден несколько раз нырять, чтобы достичь чистого участка. Вода была очень холодная, и Ямамура понимал, что без спасательного жилета ему долго не продержаться. Неожиданно среди обломков самолета он наткнулся на плавающее сидение, а затем, услышав крики людей, поплыл в этом направлении и оказался в компании нескольких членов экипажа, раненых и обожженных. Одев снятый с плавающего поблизости трупа жилет, Ямамура подбадривал ослабевших, призывая держаться вместе и надеяться на помощь. И эта помощь пришла в лице рыбаков из прибрежной деревеньки, чья утлая лодчонка внезапно вынырнула из тумана в нескольких десятках метров от тонущих японцев.

G4M2E из состава 708-го отряда 721-й авиагруппы в момент подготовки к вылету. Виден подвешенный самолет-снаряд «Ока».

Из остальных участников вылета один носитель сбился с курса и вернулся на базу, другой совершил вынужденную посадку, а третий в условиях плохой видимости врезался в гору. Два G4M просто бесследно исчезли.

30 марта флагман 5-го американского флота крейсер "Индианаполис» был таранен смертником и адмиралу Спрюэнсу пришлось перенести флаг на линкор “Нью Мексико».

1 апреля началась высадка главных десантных сил на Окинаву. В тот же день совершили боевой вылет три самолета-носителя с «Ока» из состава 721-й авиагруппы под прикрытием трех истребителей А6М. Подкравшись на малой высоте к кораблям противника G4M сбросили свои самолеты-снаряды, один из которых угодил в носовую артиллерийскую башню линкора «Уэст Вирджиния», а две других “Ока» и японские пикирующие и горизонтальные бомбардировщики добились попаданий в эсминец, тральщик и транспорт.

В первый же день высадки американцы на центральном аэродроме Окинавы обнаружили среди обломков самолетов бункеры, в которых находились »Ока». Их тщательно упаковали и отправили в Штаты для изучения. На следующий день четыре “Зеро» из отряда «Кемму», с 250- кг бомбами и половинной заправкой горючего, предприняли атаку на американские корабли в районе Окинавы. Затем вылетели для таранных ударов еще восемь истребителей, причем, два из них вернулись из-за неполадок в двигателях. Только четыре смертника сумели поразить выгружавшие 77-ю пехотную дивизию четыре транспорта, остальные были сбиты истребителями. В налетах приняли участие также 18 G4M из состава 704-го отряда, входившего в состав 801 -й авиагруппы.

3 апреля повреждения в результате таранных ударов получили эскортный авианосец «Уэйк Айлэнд» и еще несколько кораблей, однако пятерка G4M из состава 704-й эскадрильи пробиться через ордер ПВО к американским кораблям не смогла.

С целью концентрации сил, японское командование решило переподчинить 10-й Воздушный флот 5-му, перебросив его на остров Кюсю, и усилить 6-ю Воздушную армию для организации отпора наступающему противнику. Подготовка к массированным “специальным атакам», получившим общее название операции “Кикусуй» ("плывущая хризантема»), велась до 5 апреля. 1-я операция «Кикусуй» предполагала диверсионный рейд гигантского линкора “Ямато», крейсера и восьми эсминцев к Окинаве с целью разгрома американской якорной стоянки и последующим добиванием уцелевших кораблей эскадрильями -камикадзе». Флотская авиация собрала 163 машины разных типов – истребители А6М с подвешенными бомбами, пикировщики D4Y и D3A. Еще 62 самолета подготовили армейцы.

В 721-й авиагруппе сформировали несколько эскадрилий пикирующих бомбардировщиков, базировавшихся в Каноя, в задачу которых входила атака боевых кораблей противника около Окинавы с использованием таранной тактики. Главными целями »Ока» должны были стать американские авианосцы.

6 апреля в 08:00 утра с авиабаз южного Кюсю стали взлетать группы истребителей, чтобы отвлечь вражеские перехватчики от Окинавы, а несколько бомбардировщиков должны были сбросить алюминиевую фольгу у западного побережья острова, чтобы сбить с толку операторов американских радаров. Разведка обнаружила в водах к северу от Окинавы четыре группы американских кораблей, и в атаку бросили 150 самолетов авиации флота, в числе которых были пикирующие бомбардировщики 721-й авиагруппы и 18 истребителей- бомбардировщиков из эскадрильи «Кемму».

Около 12:30 основная масса атакующих прорвалась через истребительное прикрытие противника и, потеряв еще несколько машин от огня зенитной артиллерии, устремилась на цели. Начался кровавый хаос, прекратившийся вместе с гибелью последнего смертника и унесший на дно пять американских эсминцев и столько же транспортов. Кроме того, повреждения получили авианосцы «Илластриес», «Сан Джасинто», «Кэбот», семь эсминцев и несколько транспортов.

На следующий день, в 07:10 мясорубка повторилась. В бой были брошены 54 «камикадзе», из состава 5-го Воздушного флота, с которыми плечом к плечу устремились в свой последний путь более 120 машин из состава ВВС Императорской армии. В ходе атаки американцы сбили около 30 самолетов морской авиации, а 24 вернулись не выполнив задания из-за различных неисправностей. Зато оставшиеся самоубийцы серьезно повредили линкор «Мэриленд» и эсминец радарного дозора, меньше пострадали авианосец «Хэнкок», два эсминца и тральщик. Три G4M из состава 701 -й отдельного отряда с острова Тайвань участвовали в налетах. 8-го и 9-го числа в ходе атак одиночных самолетов получили повреждения еще два эсминца и тральщик, а в целом за период с 6 по 10 апреля американцы потеряли от воздушных атак 466 человек убитыми и 579 ранеными. 9-го числа тройка G4M из 701-го отряда вновь безуспешно атаковала корабли противника.

Как бы там ни было, но вице-адмирал Угаки был доволен результатами операции и отправил зашифрованную телеграмму адмиралу Тойода, предлагая изыскать резервы для продолжения вылетов смертников, с чем последний и согласился 9 апреля, отдав приказ о проведении операции «Кикусуй-2». первая фаза которой началась 11 -го числа. Вначале 60 самолетов флота, в том числе 16 истребителей с бомбами из отряда «Кемму», атаковали американские корабли у острова Кикаигасима. Следующие волна смертников, состоявшая из 60 армейских и 10 морских самолетов, пробившись через все преграды, атаковала якорную стоянку у Окинавы. За ней подошли еще 40 «камикадзе», в их числе 12 машин из состава отряда «Кемму», нанесшие удар по кораблям союзников между островами Кюсю и Окинава. В результате авианосец «Энтерпрайз», только что вернувшийся в строй, вновь получил серьезные повреждения в результате тарана двух пикировщиков D4Y. Такая же участь постигла два эсминца радиолокационного дозора, линкор «Миссури» и авианосец «Эссекс», у которого от взрыва у борта вражеского самолета были повреждены топливные цистерны и левая машина.

На следующий день сразу после полудня в воздух поднялись 50 морских и 70 армейских самолетов, а также восемь носителей «Ока» из «Дзинрай Бутай», которые направились вместе с вылетевшими позднее 19 пикирующими бомбардировщиками 721-й авиагруппы в район Окинавы. Этот же день ознаменовался первым успешным применением пилотируемых крылатых ракет. Спустя два часа после вылета из Каноя, G4M были атакованы истребителями, но самолет, где в качестве пилота «Оки» находился младший лейтенант запаса Сабуро Дои, укрывшись в облаках, продолжил полет. В 14:15 наблюдатель обнаружил группу кораблей противника и Дои спустился в кабину планирующей бомбы, откуда просигналил о готовности к пуску. Тем временем, обнаружив в небе одинокий бомбардировщик, корабли открыли зенитный огонь и вскоре вокруг носителя начали рваться зенитные снаряды, от разрывов которых машину буквально затрясло.

Находясь примерно в 18 км от цели на высоте 6000 м, командир корабля нажал кнопку сброса, но «Ока» не отделилась и пришлось проводить расстыковку вручную. Бомбардировщик подбросило вверх, когда бомба отошла, и вскоре экипаж увидел дымный шлейф устремившийся к американскому соединению, а затем султан черного дыма, взметнувшийся вверх. В Каною передали сообщение о потоплении линкора и повернули на базу. Внезапно загорелся правый двигатель, но пилоту удалось сбить пламя крутым пикированием, после чего в 17:45 самолет благополучно достиг авиабазы.

G4M2e из состава 708-го отряда 721-й авиагруппы «Богов- Громовержцев». Миядзаки, лето 1945 г.

G4M2e из состава 711-го отряда 721-й авиагруппы «Богов- Громовсржцев». Две молнии на киле указывают на принадлежность самолета к так называемой второй секции. Каноя, лето 1945 г.

G4M2e из состава 722-й авиагруппы «Торнадо». Каноика, лето 1945 г.

Впоследствии выяснилось, что в результате таранного удара «Ока» младшего лейтенанта Дои затонул эсминец радиолокационного дозора «Маннерт Л .Абель», причем вначале в него врезался “Зеро» с подвешенной бомбой, а взрыв самолета-снаряда разломил злосчастный корабль пополам. Кроме того, еще один истребитель угодил в находившееся поблизости судно поддержки, которое, однако, осталось на плаву. В этот же день зафиксировано еще три атаки «Богов- громовержцев». Одна «Ока» чуть-чуть промахнулась по переоборудованному из эсминца минному тральщику »Джеферсон», спешившему на выручку экипажу эсминца «Абель», и взорвалась в 50 м от борта, повредив верхнюю палубу.

Еще две планирующие бомбы устремились к эсминцу «Стэнли». Уже на подлете зенитный снаряд срезал плоскость одной «Ока». Начавший заваливаться смертоносный летательный аппарат, к счастью, промчался впритирку с корабельными надстройками и взорвался на безопасном расстоянии. Однако другой «цветок вишни» под небольшим углом угодил эсминцу в носовую часть корпуса, но поскольку взрыватель имел замедление, то «Ока» прошила ее насквозь и взорвалась уже над водой, что в сущности и спасло корабль. Досталось еще четырем эсминцам радиолокационного дозора, а в районе между Окинавой и островами Керамо Ретто японские атаки сильно потрепали линкоры «Теннесси» и «Айдахо», пять эсминцев и три более мелких корабля.

К исходу дня 12 апреля в «Дзинрай Бутай» оставалось 70 человек и в различные авиачасти поступил приказ о срочном наборе добровольцев-смертников, как было объявлено, для продолжения непрерывных атак на силы противника.

В период с 5 по12 апреля японцы осуществили очередную акцию по минированию прибрежных вод острова Окинава. G4M2A мод. 24 из состава 703-го отряда 801-й авиагруппы действовали в темное время суток, беря на борт по четыре мины. В ходе первого вылета 5-го числа три минных заградителя покинули Каноя в 21:30 и, поставив мины в районе северного аэродрома, вернулись на базу в 04:30 утра в полном составе. Однако, следующий вылет ознаменовался серьезными потерями, когда из девяти машин, принявших участие в минных постановках в бухте Накугусуку, пять не вернулись. Тем не менее, результатом этой деятельности стала гибель в последующие дни нескольких тральщиков врага.

14 апреля был получен приказ о боевом вылете 721-й группы в дневное время и в воздух поднялись семь носителей «Ока», эскадрилья истребителей-бомбардировщиков из отряда «Кемму» и две эскадрильи пикировщиков D4Y, сопровождаемые 125 истребителями с нескольких авиабаз, причем одним из подразделений командовал упоминавшийся ранее Минору Генда. В районе острова Кикаигасима эскадрилья капитана Генда атаковала в условиях плохой видимости группу истребителей противника, которыми на самом деле оказались японские самолеты, выделенные для охранения ударного соединения. До момента когда ошибка стала очевидна, у одних истребителей оставался слишком небольшой запас топлива, а другие сильно пострадали во время боя, так что вся фуппа сопровождения дружно повернула домой, оставив самолеты-носители без защиты. Спустя некоторое время из-за неполадок в двигателях вынуждены были повернуть назад два пикировщика, а остальные, включая все G4M, просто исчезли без следа.

Еще 15 D4Y из состава 721 -й авиагруппы были посланы для атаки двух поврежденных авианосцев противника, стоявших на якоре у острова Керамо. Шесть бомбардировщиков вернулись на базу из-за различных отказов оборудования, а от оставшихся девяти пришло радиосообщение: «Вижу корабли противника…» и больше никаких известий не поступало. Всего в двух описанных вылетах погибло 83 пилота «Дзинрай Бутай», что возможно явилось ценой за повреждение крейсера «Нью-Йорк» и трех эсминцев.

За 20 дней, прошедших после вылета лейтенанта Нонака и его отряда, погибло в общей сложности 172 человека из состава 721-й группы, из них 11 пилотов «Ока» и 49 членов экипажей самолетов-носителей. Оставшееся количество поделили между собой экипажи пикирующих бомбардировщиков и истребителей. Тем временем 14 апреля в Каною прибыло пополнение из 16 офицеров запаса и 25 унтер-офицеров, которые получили приказ готовиться к завтрашнему вылету, 15 апреля около 14:00 начался налет авиации противника, причем было очевидно, что прилетели они с аэродромов Окинавы, что надоумило японцев выслать вдогонку как можно больше истребителей, чтобы атаковать американцев во время посадки. Но диверсия не удалась и большинство преследователей было сбито.

G4M2A из состава 406-го отряда 752-й авиагруппы. Каноя. лето 1945 г.

G4M3B из состава 1001-й авиагруппы, Атсуги, лето 1945 г.

На следующий день, в ходе 3-й операции “Кикусуй» 50 армейских и 70 морских самолетов совершили новый налет на якорную стоянку Керамо. в их числе были шесть носителей "Ока» и 12 D4Y из состава 721 -й авиагруппы, причем на этот раз экипажи G4M, сумев уклониться от перехвата, запустили свои планирующие бомбы, но ни одна из них цели не достигла. Еще 40 «камикадзе”, включая истребители- бомбардировщики из отряда «Кеммуи пикировщики из 721-й группы, атаковали американское оперативное соединение к востоку от острова Кикаигасима, при этом потери составили 21 машину.

Тем временем авиабаза в Каноя подверглась атаке более ста палубных самолетов противника и после ее окончания для контрудара вылетели 12 истребителей эскадрильи «Кемму» и 22 D4Y. Эта группа потеряла 15 самолетов. 17-го 49 «камикадзе» атаковали и сильно повредили линкор «Миссури», авианосец «Интрепид» и эсминец. С 6 по 17 апреля «специальные отряды» вместе с обычными авиачастями повредили около 100 американских кораблей, и в штабе 5-го Воздушного флота по перехваченным радиосообщениям противника, сложилось справедливое мнение, что команды кораблей союзников измотаны до предела постоянной угрозой с воздуха независимо от погоды и времени суток. Множество поврежденных кораблей скопилось на якорной стоянке у острова Керамо, являя собой результаты ужасной японской тактики. Безусловно, действия -камикадзе» сорвали план быстрой оккупации Окинавы и вынудили американское командование перенацелить действовавшие с Марианских островов В-29 с промышленных объектов Империи на авиабазы острова Кюсю.

Несмотря на эти успехи, для Императорской Ставки стал очевиден факт истощения сил ВВС армии и флота, грозивший срывом операции «Кикусуй», в ходе которой так и не удалось остановить захвата Окинавы противником. 17 апреля с началом бомбардировок Кюсю, адмирал Тоеда распорядился задействовать часть авиации 10-го Воздушного флота в подготовке операции «Кецуго» («Последняя надежда»), целью которой являлась организация обороны Метрополии. К этому времени в 5-м Воздушном флоте оставалось около 600 самолетов, из них 350 боеготовых. 721-я авиагруппа получила пополнение летчиками и техникой, при этом поступил приказ о передислокации на авиабазу Томитака из-за непрерывных авианалетов «Суперкрепостей».

Оставшаяся техника тщательно укрывалась в тоннелях. Началась лихорадочная подготовка новых пилотов «Ока», а 28 апреля стало 1- м днем четвертой по счету операции «Кикусуй», в ходе которой предполагалось провести ночную атаку стоявших на якоре у Окинавы вражеских кораблей силами 40 армейских и 40 морских самолетов, четыре из которых несли самолеты-снаряды «Ока». Носители поднялись в воздух и летели в кромешной тьме, как вдруг самолеты затрясло от разрывов зенитных снарядов и стало очевидно, что противник рядом. Наохико Ямагива, пилот одной из планирующих бомб занял свое место в крошечной кабине, ожидая сигнала на запуск. Пилот бомбардировщика пытался разглядеть что-нибудь внизу, но видимость была нулевая. И тут Ямагива крикнул по переговорному устройству: «Отстыкуйте «Ока», я спикирую на вспышку от выстрела!». Почти машинально командир экипажа носителя нажал на кнопку расстыковки и планирующая бомба мгновенно исчезла во мгле.

Спустя некоторое время пронзительный крик одного из членов экипажа заставил всех за исключением пилотов прильнуть к окнам: багровое зарево поднявшееся с поверхности моря вскоре превратилось в столб огня, что могло означать только прямое попадание в корабль противника. Всеобщее ликование прекратилось, когда G4M атаковали американские истребители и пришлось совершить вынужденную посадку на воду.

Из трех остальных носителей успех не сопутствовал никому. Еще одна машина из-за различных повреждений избавилась от самолета-снаряда и села на воду, а другая, будучи перехваченной истребителями далеко от цели, повернула на базу. Экипаж третьего G4M радировал о неполадках в двигателе, после чего сбросил «Ока» и повернул домой, но до базы не добрался, бесследно исчезнув над океанскими просторами.

29 апреля 721 -я авиагруппа совершила налет на вражеские корабли, курсировавшие вдоль побережья Окинавы, силами 12 истребителей отряда «Кемму» и 21 пикировщика D4Y, причем обратно вернулись два А6М и четыре бомбардировщика. За период с 27 по 30 апреля повреждения получили около 20транспортов и боевых кораблей, включая крейсер «Бирмингем». 3 мая был поврежден эскортный авианосец «Сэнгамон», а на следующий день, 4 мая, японские войска на Окинаве начали широкомасштабное контрнаступление, поддержанное операцией ВВС армии и флота «Кикусуй-5». в которой были задействованы 50 армейских и 70 морских самолетов, включая семь G4M с планирующими бомбами «Ока». Одна из них, пилотируемая лейтенантом запаса Охаси, угодила в район мостика минзага -Ши» и, пробив корпус, взорвалась, почти мгновенно отправив в небытие 118 членов экипажа. Другая, ведомая старшим унтер-офицером Исивата, направилась к тральщику «Гэйти», но пилот ошибся и взрыв произошел в воде, повредив артиллерийские установки корабля. Еще один носитель сумел вернуться на базу после безуспешной атаки, а четыре оставшихся пропали без вести.

В тот же день получили попадания смертников британские авианосцы «Формидэбл» и «Индомитэбл». На этот момент число погибших пилотов в 721 -й авиагруппе составило 587 человек. До 9 мая были потоплены три эсминца радиолокационного дозора, четыре эсминца получили повреждения различной степени тяжести, равно как и в общей сложности 10 тральщиков. Общие потери американцев составили за указанное время 605 убитых и 806 раненых.

11 мая поступил приказ на проведение операции «Кикусуй-6». Пилоты самолетов-снарядов Мицуо Ямадзаки и Кодзи Кацумура должны были врезаться во взлетно-посадочную полосу северного аэродрома Окинавы, чтобы хоть ненадолго снизить его боеспособность и дать остальным атакующим шанс избежать перехвата базировавшимися на нем истребителями. После долгих препирательств и уговоров оба летчика согласились и в 13:56 в воздух поднялся первый носитель, а спустя 8 минут второй. Но им невероятно повезло: бомбардировщик Ямадзаки вернулся на базу из-за неполадок в двигателях, а носитель Кацумуры попал над Окинавой в густую облачность и экипаж не обнаружив цель, вернулся на базу. Надо сказать, что это был уже третий безуспешный вылет и командиру, старшему унтер-офицеру Наоми Канату, по возвращении дали понять, что его считают трусом.

G4M2e из состава 722-й учебной авиагруппы па авиабазе в Каноике. Хорошо видна подвешенная «Ока». Идентификационный номер 722-13. Весна 1945 г.

В 05:00 утра для удара по кораблям противника в районе Окинавы вылетели 40 армейских самолетов, четыре носителя «Ока», а также смешанная группа истребителей-бомбардировщиков из состава эскадрильи «Кемму и пикирующих бомбардировщиков из 721-й авиагруппы общим количеством 26 машин. Однако один G4M вскоре повернул обратно из-за неполадок в двигателях, а остальные были перехвачены американскими истребителями на дальних подступах и лишь один экипаж смог запустить свой самолет-снаряд, пилот которого чуть-чуть не попал в эсминец «Эванс», но «Ока», взорвавшись у борта, хотя и нанесла кораблю серьезные повреждения, потопить его не смогла.

Остальные G4M были сбиты, как, впрочем, и большинство других “камикадзе». Тем не менее, пилот одного из «Зеро» сумел прорваться к флагманскому авианосцу «Банкер Хилл» и врезаться в него с правого борта у третьего лифта. Взрыв на ангарной палубе уничтожил большую часть находившихся там самолетов и вызвал пожар. Следом рухнул пикировщик D4Y, взорвавшийся в районе «острова». Двигатель «Джуди» проник в помещение штаба оперативного соединения, уничтожив там большую часть офицеров из его состава, а общие потери составили 391 убитых и 264 раненых.

12 мая Главный штаб флота слил все учебно-тренировочные и разведывательные авиачасти в один воздушный флот для продолжения атак на корабли союзников у Окинавы. В тот же день в ходе продолжавшихся вылетов смертников был тяжело поврежден линкор «Нью Мексико». 13-го числа американцы атаковали авиабазы в южной части острова Кюсю почти 900 самолетами, однако, на следующий день, 14-го числа, несмотря на продолжающиеся налеты, 28 А6М и D4Y из состава 721-й авиагруппы нанесли ответный удар, входе которого был серьезно поврежден флагманский авианосец «Энтерпрайз», после чего эта роль перешла к авианосцу «Рэндолф».

Загнанные в горы японские сухопутные войска на Окинаве оказались на грани поражения, и верховное командование, намеревавшееся активизировать действия «камикадзе», наметило на 25 мая начало операции «Кикусуй-7». В этот день в атаку вылетели 20 армейских самолетов и 100 флотских, включая 14 носителей самолетов-снарядов «Ока». Среди пилотов самолетов-снарядов был и упоминавшийся ранее унтер-офицер Ямамура. Сразу после взлета, его G4M попал в полосу проливного дождя и полет до цели проходил в непроглядной мгле. Наконец, поступила команда занять место в кабине «Ока» и Ямамура, закрыв фонарь, замер в ожидании сигнала на расстыковку. Дождь не прекращался и видимость была очень плохая. Ожидание становилось невыносимым, как вдруг в наушниках прозвучал приказ возвращаться в носитель.

В полуобморочном состоянии унтер-офицер открыл фонарь кабины и был втащен экипажем в чрево бомбардировщика, который благополучно вернулся на базу. Из-за плохой погоды возвратились еще 10 носителей, оставшиеся три исчезли без следа. Итогом этого дня стало потопление трех транспортов, повреждение трех эсминцев, нескольких тральщиков и судов поддержки.

Союзники, невзирая на непогоду, продолжали наносить непрерывные воздушные удары по основным островам Японии, сосредоточив свои авианосцы в районе Окинавы. Японское командование вынуждено было признать, что битва за этот остров проиграна, и необходимо сосредоточить силы для защиты Метрополии. Последний вылет «Богов-Громовержцев» в район Окинавы состоялся 22 июня, когда рано утром в воздух поднялись шесть носителей «Ока» и восемь пикировщиков, сопровождаемые (о чудо!) 66 истребителями с авиабазы в Кадзанопаре. Но спустя час 25 «Зеро» повернули домой из-за неполадок в двигателях, а остальное прикрытие разогнали американские истребители, так что экипажам G4M пришлось пробиваться к Окинаве без охранения. А на борту одной из них ожидал своего смертного часа все тот же «счастливчик» Ямамура, нервы которого уже не могли вынести таких испытаний.

Наконец, на подходе к острову Иедзима экипаж носителя обнаружил кильватерные струи вражеского корабля и пилот «Оки» огромным усилием воли заставил себя занять место в кабине самолета- снаряда. Сообщив о готовности и получив в ответ сигнал о расстыковке, Ямамура приготовился запустить реактивные двигатели, но «Ока» продолжала висеть под брюхом самолета. В ярости смертник начал раскачивать свой ракетоплан, надеясь, что он сорвется с креплений, но судьбе было угодно, чтобы этот человек остался жив. На базу вернулись еще два носителя, а три других самолета погибли. Из восьми пикировщиков семь были сбиты истребителями противника, а восьмой совершил вынужденную посадку на воду.

С момента начала сражения за Окинаву 701-й и 704-й отряды, а также 801-я авиагруппа принимали активное участие в боевых действиях. Экипажи G4M наносили бомбовые удары по кораблям противника в районе острова либо в темное время суток, либо в условиях плохой видимости. Пик активности приходится на вторую половину апреля: налеты совершались 14,20,26,27, 28-го и 29-го числа. В мае бомбежки осуществлялись лишь дважды: 5-го и 27-го, а затем 2 июня и 29 июля.

С середины апреля экипажи уцелевших машин были перенацелены на удары главным образом по аэродромам Окинавы. Первая атака состоялась 15 апреля, когда восемь G4M из 704-го отряда, взлетев с авиабазы Каноя, и пять машин из 701-го отдельного отряда с Формозы бомбили Северный и Центральный аэродромы острова. За месяц было проведено еще четыре налета, в мае количество рейдов возросло до 12, а в июне упало до восьми. Помимо этого, G4M наносили удары по складам предметов снабжения союзников и сбрасывали грузы обороняющимся войскам. Но вся эта активность не могла изменить исход сражения за Окинаву, которая привела к краху последних надежд японского командования избежать вражеского вторжения на священную землю Японской Империи. Несмотря на значительные потери американцев, составившие 13 тыс. человек убитыми и 35 тыс. ранеными, потопление 36 боевых кораблей и транспортных судов, а также различные повреждения, нанесенные еще 368, и потерю 760 самолетов, переломить ход боевых действий в свою пользу японским военным не удалось.

Потери японской стороны превышали потери союзников и по самолетам и по личному составу. Всего с начала апреля по 22 июня в боях к югу от острова Кюсю морская авиация совершила 3700 боевых вылетов, из них около 1050 пришлись на долю пилотов-«камикадзе». Боевые потери при этом составили 2375 самолетов, а эксплуатационные – 1850! Кроме того, примерно столько же было уничтожено на земле от налетов американской палубной авиации.

«Дзинрай Бутай», как самая активная боевая единица из частей имевших на вооружении бомбардировщики G4M, понес наиболее серьезные потери. Из имевшихся в его составе 185 носителей было уничтожено 118, с которыми погибло 438 человек летного состава, включая 56 пилотов «Ока». Из 368 пикировщиков и истребителей отряда «Кемму» было израсходовано 284. Вместе с тем стоит отметить, что американские военные трезво оценивали свои силы и отнюдь не рассчитывали на легкую победу в случае вторжения на территорию Метрополии и цена за эту победу, судя по итогам сражения за Окинаву, должна была неизмеримо возрасти – Империя готовилась к тотальной войне!

G4M3 модель 34 из состава 1001-й авиагруппы в полете. Япония, весна 1945 г. Единственной частью получившей G4M3 модель 34 стала 1001-я авиагруппа базировавшаяся на авиабазе Атсуги. Лето 1945 г. (вверху).

Последнее прощание наземного персонала с экипажем Ki-67 из состава 98-й полка, уходящего в боевой вылет, может быть последний (внизу).

Однако к началу июля активность японской авиации почти сошла на нет, что было связано с подготовкой к отражению предполагаемого вторжения сил союзников на Японские острова, при этом авиация тщательно рассредотачивалась и маскировалась, а это, в свою очередь, давало американцам возможность беспрепятственно наносить удары по промышленным объектам Империи и блокировать все морские коммуникации, а также выводить из строя аэродромы. Постоянные бомбежки авиазаводов, осуществляемые соединениями «Суперкрепостей», существенно сказывались на поставках авиационной техники в войска и поэтому боеспособность частей, вооруженных G4M, к июню 1945 г. значительно понизилась, что немедленно сказалось на их роли в противостоянии с силами союзников.

Помимо упомянутых выше 721-й авиагруппы и 703-го отряда комбинированной 801-й авиагруппы, участие в сражениях весны-лета 1945 г. принимали 706-я авиагруппа, 704-й отряд, 701-й отряд, 7-й и 98-й авиаполки, входившие в состав 762-й авиагруппы и 1001-я авиагруппа, созданная в 1943 г. как транспортная, но к описываемому периоду получившая на вооружение новейшую модификацию G4M3a модель 34А, выпущенную в количестве 60 машин и принявшую минимальное участие в боевых действиях.

Между тем, американское командование решило на время подготовки к последнему броску сделать в боевых действиях упор на непрерывные и массированные атаки с воздуха всех сколь-нибудь важных объектов японской инфраструктуры и крупных городов, задействовав огромные силы своей стратегической авиации, поддерживаемой авиацией палубной. Японская сторона на протяжении июля отвечала контратаками, бросая в бой как обычную авиацию, гак и небольшие группы «камикадзе», но эффект от этих усилий был невелик. Предпринималось несколько попыток снизить интенсивность налетов тяжелой американской авиации при помощи диверсионных рейдов десантников и ночных атак на бреющем полете специальной эскадрильи самолетов Ki-67 «Йотака Бутай» («Ночные ястребы») на аэродромы базирования В-29 на Иводзиме, но из-за небольшого количества задействованных сил, эти успехи носили ограниченный характер и не смогли ослабить воздушного давления на Японию.

Вот когда японцам особенно не доставало тяжелой авиации, самолеты которой могли бы сравняться хотя бы с американскими В-17, не говоря уже о В-29. Слишком поздно в Японии взялись за серьезную разработку подобной техники при том, что поводом к этому стали признаваемые и японцами великолепные боевые качества знаменитой «Крепости», несколько экземпляров которой попали им в руки в начале войны, послужившей прообразом G8N1 «Рензан» – единственной японской машины такого класса, почти доведенной до серийного производства.

На финальной стадии войны была спланирована крупномасштабная совместная диверсионная акция против баз американской тяжелой авиации на Марианах, получившая название операция «Кэн» («Меч»). Особое аэромобильное соединение флота в составе 60 «Бэтти» должно было приземлиться на аэродромах Сайпана, Тиниана и Гуама, высадить группы армейских десантников-добровольцев (по восемь человек в самолете) и членов экипажей бомбардировщиков (по семь человек), которые должны были взорвать как можно больше В-29.

Для поддержки действий десантников был разработан план, которым предполагалось задействовать около 70 переоборудованных в штурмовики бомбардировщиков «Гинга», каждый вооруженный дюжиной 20-мм пушек в подфюзеляжной гондоле. Экипажи и этих машин после окончания штурмовки летного поля должны были приземлиться и принять участие в бою. Для доставки десантников выбрали 704-й отряд 706-й авиагруппы, размещенный на базах Мисава и Титосэ, а штурмовики были из состава 405-го отряда той же группы на базе Мацусима. Подготовка, начавшаяся в июне, включала в себя переоборудование средств доставки, подготовку магнитных мин, формы десантников по образцу американской, специальных рационов, комплектование экипажей и т.д. Был построен макет В-29 в натуральную величину, на котором каждую ночь проводились учения по подрыву и поджогу. Значительную проблему представлял близкий к предельному взлетный вес G4M, составлявший почти 15.500 кг и включавший топливо до Мариан, десантников, вооружение, мотоциклы или велосипеды и другое снаряжение, что вызывало сомнение в возможности молодых пилотов G4M сначала благополучно оторваться от полосы, а затем приземлиться.

Для проведения операции наметили ночь полнолуния – 14 июля, однако 10-го числа в результате налета американской авиации было уничтожено шесть переоборудованных G4M и более 20 P1Y, так что японцам пришлось переносить операцию на ночь следующего полнолунья – 19 августа. Но по понятным причинам операция не состоялась.

Чтобы избежать значительных потерь своих войск и ускорить развязку военного конфликта американское правительство приняло решение об атомной бомбардировке японской территории, надеясь таким образом устрашить противника и вынудить его капитулировать. Эффект от этой акции, по оценкам большинства историков, оказался невелик, а мысль об окончании войны на приемлемых условиях зрела в умах японского руководства уже с середины лета. 20 июня император поставил этот вопрос перед членами высшего совета, причем мнения за и против капитуляции разделили совет пополам.

Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, а также объявление СССР войны Японии 8 августа поколебали позиции твердолобых военных, желавших продолжения сопротивления до последнего японского солдата и 14-го числа было объявлено о прекращении боевых действий, а на следующий день «Бэтти» совершили свой последний боевой вылет, когда после выступления Императора группа офицеров-фанатиков во главе с адмиралом Угаки в 17:00 стартовала с авиабазы Оита и направила свои 11 G4M из состава 701-й авиагруппы в район Окинавы с целью атаковать американские корабли. В 19:25 была принята радиограмма, что самолеты пикируют на врага, но результаты этой атаки не известны, а согласно американским данным ни один корабль под звездно-полосатым флагом в тот день не получил повреждений.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

Сверхзвуковой Крестоносец

Середина 50-х в американском флоте ознаменовалась нешуточной борьбой между двумя гриппами специалистов. Первые доказывали, что с учетом невиданного роста стоимости авиатехники, основное место на палубах авианосцев должно быть отведено многоцелевым машинам, способным с равной эффективностью вести воздушный бой и атаковать наземные (надводные) цели. Вторые, исходя из опыта недавней войны в Корее, продолжали считать, что выгоднее иметь сбалансированную авиагруппу из специализировнаных самолетов, одним из которых и был сверхзвуковой «Крусейдер». В силу ряда обстоятельств он оказался в тени «Фантома», эпоха которого продолжалась почти 20 лет! Между тем, опыт боевого применения обеих машин во Вьетнаме продемонстрировал невысокую эффективность универсального «призрака» в схватках с МиГами, в отличие от «крестоносца», заслуженно получившего кличку MiG Killer – «убийца МиГов», а потому уже одно это заслуживает того, чтобы познакомиться поближе с этим довольно необычны,м самолетом.

Как бы не оценивали по обе стороны «железного занавеса» результаты войны в Корее, как минимум один вывод из нее не подлежал сомнению – даже к ее окончанию американский флот не имел в своем арсенале истребителей, способных противостоять советским МиГ-15, а потому не удивительно, что в сентябре 1952 г. (еще до окончания боевых действий) ВМФ США сформулировало требования к новому палубному дневному истребителю. По мнению адмиралов, перспективный самолет должен был развивать скорость соответствующую 1,2М на высоте 9150 м и 0,9М над уровнем моря. При этом машина должна была обладать скороподъёмностью не ниже 25.000 фут/мин (7625 м/мин) и посадочной скоростью не более 160 км/ч. Поскольку к этому времени стало очевидно, что поражающие характеристики крупнокалиберных пулеметов «Кольт-Браунинг» уже недостаточны для борьбы с воздушными целями, то в качестве основного вооружения рассматривалась батарея из четырех-шести 20-мм автоматических пушек.

Перечень требований был разослан фирмам «МакДоннел» (McDonnell), «Норт Американ» (North American), «Дуглас» (Douglas). «Конвэр» (Convair), «Локхид» (Lockheed), «Грумман» (Grumman), «Воут» (Vought) и «Рипаблик» (Republic), причём на тот момент опыт строительства палубных самолётов имели только «МакДоннел», «Дуглас», «Грумман» и «Воут», между которыми и развернулась основная борьба. Последняя из перечисленных фирм, со штаб-квартирой в Далласе (штат Техас), к рассматриваемому периоду, являлась частью концерна «Юнайтед Эйркрафт Корпорейшн» (United Aircraft Corporation). Главным инженером «Воуг» был Джон Рассел Кларк, возглавлявший работу над самолётами F6U «Пират» и F7U «Катласс». Обе машины имели довольно необычную конструкцию, что говорило о творческом подходе команды Кларка к решению проблем. Не стал исключением и разрабатывавшийся в рамках нового официального задания проект V-383.

Для нового истребителя разработчики решили выбрать схему высокоплана, вообще, надо сказать, нетипичную для машин этого класса. Однако она имела два серьезных преимущества перед общепринятыми низко- и среднепланами: система шасси получалась компактной и куда более легкой, чем у классических аппаратов, а относительно высоко поднятое крыло облегчало работу вооруженцам, позволяя им работать стоя, а не на коленях. Переместив несущую плоскость вверх, специалисты фирмы «Воут» оснастили ее системой изменения угла установки крыла. На взлете и посадке угол установки крыла увеличивался на 7°, что увеличивало угол атаки, но при этом фюзеляж оставался в горизонтальном положении, благодаря чему обеспечивался хороший обзор из кабины пилота. При увеличенном угле установки центроплан выступал в воздушный поток, работая как мощный воздушный тормоз, одновременно с этим элероны и предкрылки, расположенные по всему размаху передней кромки крыла, автоматически отклонялись на угол -25°. Между элеронами и фюзеляжем располагались закрылки, отклонявшиеся на 30°. При опущенном после взлёта крыле все отклоняемые поверхности принимали полётное положение. Теоретически приземление с опущенным крылом было возможно, но считалось весьма опасным, хотя в ходе эксплуатации пилотам часто приходилось садиться с малыми углами атаки крыла.

Крыло имело стреловидность 42° по линии четвертей хорд и площадь 32,515 мг . Концевые части крыла складывались вверх для уменьшения требуемой площади в ангаре авианосца и не имели поверхностей управления за исключением двухсекционных предкрылков, которые располагались по всему размаху крыла и имели по линии складывания крыла характерный «зуб», призванный снизить склонность к кабрированию на больших скоростях. На самолёте был применён цельноповоротный стабилизатор.

Фюзеляж был спроектирован в соответствии с «правилом площадей» и сужен в районе сопряжения с крылом. В конструкции планера широко использовался титан: из него была сделана хвостовая секция фюзеляжа, где находилось сопло двигателя и некоторые элементы центроплана. В носовой части фюзеляжа находился лобовой воздухозаборник овальной формы, над которым располагался обтекатель РЛС. На правом борту фюзеляжа имелась ниша турбины генератора. Вращаемый набегающим воздушным потоком, он обеспечивал электроэнергией аварийные гидравлическую и электрическую системы. Изменяемый угол установки крыла и высокопланная схема позволили получить достаточную прочность шасси при малом весе.

В качестве силовой установки для своего нового истребителя разработчики выбрали двигатель J57-P-11 фирмы «Пратт энд Уитни» (Pratt amp;Whittney) с осевым компрессором, развивавший тягу 4949 кг на номинальном режиме и 6583 кг на форсаже. Запас топлива во внутренних крыльевых и фюзеляжных баках составлял 5038 л.

Первый прототип (бортовой №138899) «Крусейдера» в одном из испытательных полетов. Авиабаза Эдвардс, весна 1955 г. (вверху).

Обратите внимание на поднятое гидросистемой крыло F8U-1.

Вооружение состояло из четырёх 20-мм пушек “Кольт»Мк.12, с боезапасом по 144 снаряда на ствол. Пушки монтировались попарно по обе стороны фюзеляжа и представляли собой весьма компактную батарею. В нижней части фюзеляжа имелся контейнер с 32 70-мм НУРСами «Майти Маус» (Mighty mouse). Эти НУРСы предназначались для уничтожения крупных воздушных целей типа бомбардировщиков или штурмовки наземных целей. Позади кабины пилота на боковых поверхностях фюзеляжа располагались направляющие для двух ракет AIM-9B -Сайдуиндер» с ИК ГСН, разработка которых велась полным ходом.

Хотя часть фирм отказалась от участия в конкурсе, оставшиеся восемь представили на рассмотрение 21 проект. В четверку наиболее перспективных, наряду с V-383 фирмы «Воут», вошли предложения «Грумман», выставившей модификацию F11F «Тайгера» (XF11F-2) с ТРД J79, «МакДоннел», подготовившую двухдвигательный вариант F3H-G «Демон» и «Норт Америкэн» с ее -Супер Фьюри», представлявшего собой попытку приспособить F-100 «Супер сейбр» для. полётов с авианосца. Фактически, выражаясь спортивным языком, предложения «Грумман» и «МакДоннел» выбыли из борьбы за призовое место в полуфинале, а основная борьба развернулась между «Воут». и «Норт Америкэн». Справедливости ради необходимо отметить, что проект последней имел довольно много шансов на успех, поскольку ранее эта фирма успешно адаптировала для флота свой F-86 «Сейбр», превратив его в палубный FJ-2 «Фьюри». Однако во второй раз этот номер не прошел, так как расчетные тактико-технические характеристики F-100 на фоне данных 383-го проекта смотрелись весьма бледно, что при одинаковом пушечном вооружении склонило чашу весов в пользу фирмы «Воут». В немалой степени адмиралам импонировало также и то, что наряду с проектом истребителя был предложен и вариант разведчика (V-382), унифицированный по планеру, двигателю и общесамолетным системам.

В мае 1953 г. представители ВМФ официально объявили о том, что V-383 стал победителем конкурса, после чего последовал заказ на полноразмерный макет и модели для продувки в аэродинамической трубе. Проект получил обозначение F8U-1, а разведывательный вариант – F8U-1P. Результаты работы макетной комиссии и продувки моделей в аэродинамической трубе весьма быстро продемонстрировали высокий уровень проработанности проекта и уже 29 июня 1953 г, ВМФ заказали три прототипа XF8U-1.

Первый прототип (бортовой №138899) был готов в феврале 1955 г. и после перевозки на авиабазу Эдвардс он был поднят в воздух 25 марта 1955 г. лётчиком-испытателем фирмы «Воут» Джоном Конрадом. У разработчиков, видимо, не было ни малейших сомнений в успехе и Конрад, получивший карт- бланш на демонстрацию возможностей машины, уже в первом полете развил сверхзвуковую скорость. Заметим, что это событие произошло почти за полгода до того, как американский летчик-испытатель Ханес на специально подготовленном «Супер Сейбре», оснащенном крылом стреловидностью 45° и двигателем тягой 8100 кг. первым официально превысил скорость звука.

Однако это достижение не произвело никакого впечатления на флотоводцев, подгонявших испытателей и конструкторов, готовивших к испытаниям второй прототип (№138900), полностью идентичный первому, который поднялся в воздух 30 сентября. Испытания XF8U-1 протекали настолько гладко, что флот отменил заказ на третий прототип и потребовал начала серийного производства до окончания цикла испытаний, в результате чего первый серийный F8U-1 взлетел 30 сентября 1955 г. одновременно со вторым прототипом XF8U-1! Надо сказать, что первоначальная испытательная программа была довольно короткой. Об этом можно судить на основании того факта, что первый прототип совершил 508, а второй – 460 полетов, после чего первый из них (борт. №138899) был передан Смитсоновскому институту в Вашингтоне 1* .

Поначалу серийные F8U-1 оснащались двигателями J57-P-12A, но начиная с 12-го серийного самолёта вместо них начали устанавливать J57-P-4A. Кроме того, истребители получили РЛС управления огнём APG-30. Практически одновременно с началом серийного производства в сентябре 1955 г., ВМФ решил оснастить все свои самолёты системой дозаправки в воздухе, что значительно расширяло боевой радиус действия и перегоночную дальность. Топливоприёмник разместили под выпуклым обтекателем на левом борту позади фонаря кабины.

Между тем, с целью рекламы нового истребителя флот решил использовать F8U-1 для установления нового рекорда скорости. В то время рекорд принадлежал F-100C и составлял 1323.312 км/ч (825 узл.). Командование флота рассчитывало, что F8U-1 существенно перекроет рекорд и разгонится как минимум до 1690 км/ч (1000 узл.). Хотя 10 марта

1956 г. английский самолёт «Фэйри Дельта» F.D.2 достиг скорости 1821,7 км/ч (1132 узл), адмиралы не хотели отказываться от своих амбициозных планов, и, может быть, F8U-1 мог бы превзойти это достижение англичан, но нежелание Пентагона раскрывать все возможности самолёта привело к тому, что F8U так и не установил рекорда. Впрочем, заветные 1000 узл. F8U-1 всё же развил 21 августа 1956 г., когда коммандер (капитан третьего ранга) Р.В.Виндзор по кличке «Дьюк» за два прохода на 15-километровой дистанции достиг скорости 1634 км/ч (1015,428 узл.) на высоте 18.160м над районом Чайна Лейк (Калифорния). Это достижение стало национальным рекордом (за установление которого ВМФ США и «Воут» получили приз «Томпсон Трофи» (Thompson Trophy).

Тем временем, вапреле 1956 г. четвёртый серийный F8U-1 начал цикл палубных испытаний на авианосце «Форрестолл», которые проводил все тот же «Дьюк» Виндзор. 4 апреля F8U-1 впервые взлетел с авианосца с использованием катапульты, а уже в декабре новые истребители начали поступать на вооружение эскадрильи VX-3. Спустя полгода, в мае 1957 г. на «Крусейдеры» пересели лётчики VF-32, за ними последовали VF-154, VF(AW)-3, VF-211, VF-142 и VF-143. В конце 1957 г. VF-32 со своими F8U-1 была размещена на борту авианосца “Саратога». В декабре того же года F8U-1 получила авиация Корпуса Морской Пехоты (эскадрильи VMF- 122, VMF-312, VMF-333 и VMF-334).

Хотя «Крусейдер» был довольно строгим в управлении самолетом и не имел склонности прощать ошибки в пилотировании (особенно при заходе на посадку), тем не менее, к моменту его появления на вооружении флота его характеристики были настолько высоки, что F8 наряду с F3 надолго завладел «жизненным пространством» на палубах американских авианосцев, быстро вытеснив оттуда устаревшие F2 и F9. Командование флотом также не упускало случаев «сверкнуть» своими новыми истребителями. Так, например, 6 июня 1957 г. два F8U-1, пилотируемые капитаном Робертом Дж.Доузом и капитан-лейтенантом Полом Миллером, взлетели с авианосца “Бон Омм Ричард», крейсировавшего возле побережья Калифорнии, и перелетели на авианосец “Саратога», находившийся у побережья Флориды. Совершив одну дозаправку в воздухе над Техасом, самолёты пересекли континент за 3 часа 28 минут. На борту «Саратога» пилотов встречал президент Дуайт Эйзенхауэр. Еще одним заметным достижением, демонстрировавшим всему миру возможности американской промышленности и вооруженных сил, стал трансатлантический перелет с двумя дозаправками в воздухе группы из четырех F8 и такого же количества F3 на авианосец «Корал Си», находившийся в Средиземном море.

1* В настоящее время он находится в Сьютленде (штат Мериленд) в экспозиции музея Смитсоновского института.

Одним из ключевых факторов, повлиявших на решение о принятии на вооружение именно F8U, было то, что наряду с истребителем завоевания господства в воздухе фирма «Воут» предложила унифицированный по планеру, двигателю и общесамолетным системам тактический разведчик, который под обозначением F8U-1P начал поступать на вооружение летом 195/ г. На приведенном снимке (вверху) запечатлен самолет из состава эскадрильи VMCJ-2 «Плейбои» во время аэрошоу на авиабазе Эндрюс. Там же можно было увидеть и F8U-Z из состава VF-84 (внизу). Но возможности и этой модификации, получившей новый двигатель и дополнительную пару пилонов для «Сайдуиндеров», н amp; удовлетворили адмиралов. Национальный герой Америки Джон Гленн позирует в кабине F8U-1P после трансконтинетального перелета (справа).

Спустя всего год после поступления на вооружение, новые истребители приняли участие в боевых действиях. К тому времени F8U уже появились на палубах авианосцев: на Атлантике первой стала VF-32, базировавшаяся на борту авианосца «Саратога», а на Тихом океане – VF-194, приписанная к авианосцу «Хэнкок». В июле 1958 г. на побережье Ливана высадился десант морской пехоты США. В это время в Средиземном море находился «Саратога» с новыми F8U-2 на борту. Поскольку вооруженные силы Ливана не могли организовать никакого противодействия воздушному противнику, то F8U-1 из состава VF-32 осуществляли обычные патрульные полёты. В сентябре того же года авианосец вернулся на базу, а в Средиземное море прибыл «Форрестолл», на борту которого находилась VMF-333, оснащенная новейшими F8U-2.

Второй серийной модификацией F8U-1 стал F8U-1E (литера Е обозначала усовершенствованную бортовую электронику). Основным отличием F8U-1E от F8U-1 была новая РЛС AN/APS-67, которая имела меньший диаметр антенны, чем APG-30, стоявшая на F8U-1. Новый радар позволил использовать F8U-1E как всепогодный истребитель, хотя эта возможность была довольно ограниченной. F8U-1E оснащался тем же двигателем J57-P-4A, что и F8U-1, и нес тоже вооружение. В процессе эксплуатации F8U-1E подфюзеляжный контейнер с НУРами не использовался и был наглухо закрыт. Первый из 130 построенных F8U-1E (переоборудованный из F8U-1) поднялся в воздух 3 сентября 1958 г.

Спустя два года после начала поставок флоту серийных истребителей, летом 1957 г. начался выпуск невооруженных фоторазведчиков F8U-1P, созданных на базе F8U-1. Внешне «фотограф» отличался нижней частью фюзеляжа, в которой располагались три фотокамеры САХ-12 и две К-17. Для компенсации увеличения площади поперечного сечения фюзеляжа, вызванного установкой фотооборудования, фюзеляж перепрофилировали в соответствии с «правилом площадей», в результате чего на верхней поверхности центроплана появился характерный «горб». Встроенные пушки, ракетный контейнер и система управления огнём были демонтированы. Для увеличения скорости горизонтальное оперение уменьшили. Самолёт оснащался тем же двигателем, что и F8U-1, и мог нести осветительные бомбы для фотосъёмки в ночное время.

Комплект фотооборудования первоначально включал три панорамных камеры, обеспечивавших круговой обзор и располагавшихся в задней части отсека фотооборудования. Вскоре в состав бортового оборудования вошли также перспективные фотокамеры. Причем одна из них распологалась ниже пилотской кабины и впереди неё. Здесь же могла устанавливаться 16-мм кинокамера. Камеры могли иметь различный угол наклона, но чаще всего устанавливались под углом 5°, 15° или 30°. Со временем, камеры времен Второй Мировой войны были заменены на более совершенные КА-45, КА-51, КА-53, КА-62 и КА-66, разработанные фирмой «Чикаго Эриал» (Chicago Aerial).

В июле 1957 г планировалось установление рекорда скорости в трансконтинентальном перелёте из Калифорнии в Нью-Йорк в рамках проекта «Пуля» (Bullet). Пилот Корпуса морской пехоты майор Джон X.Гленн, сбивший в Корее три МиГ-15, должен был пересечь территорию США на F8U-1P, делая снимки местности по ходу полёта. Его должен был сопровождать на F8U-1 морской лётчик лейтенант Чарльз Деммлер, а дозаправка в полёте возлагалась на экипажи флотских летающих танкеров AJ-2 «Сэвидж».

16 июля два самолёта взлетели с аэродрома Лос-Анжелеса, но во время дозаправки над Альбукерком (штат Нью-Мексико) на самолёте Деммлера сломался топливоприёмник, что вынудило его приземлиться на ближайшем аэродроме. Гленн продолжил полёт в одиночку и вскоре приземлился на нью-йоркском аэродроме Флойд Бенет Филд. Средняя скорость составила 1225,68 км/ч. Гленн был награждён Крестом за лётные заслуги и принял участие в телевизионной передаче «Знаменитые имена» 2* .

В сентябре 1957 г F8U-1P поступили на вооружение эскадрильи VFP-61, базировавшейся на авианосце «Мидуэй». Надо сказать, что выпуск разведчиков производился довольно медленно и последний из 144 выпущенных F8U-1P был передан на вооружение флота только в начале 1960 г., в то время как выпуск 218 F8U-1 завершился еще в сентябре 1958-го, после чего в производство был запущен F8U-2.

2* Его слава возросла ещё больше, когда он стал первым американским астронавтом. Впоследствии Джон Гленн стал сенатором от штата Огайо и даже баллотировался, правда безуспешно, на пост президента США. Недавно Гленн совершил свой второй полёт в космос, став самым старым космонавтом мира. Самолёт Гленна (борт №144608). на котором он совершил свой перелёт, продолжал свою службу на флоте и спустя несколько лет был модернизирован в вариант RF-8G. В декабре 1972 г., во время захода на посадку, он врезался в палубу авианосца «Орискани» и был списан.

Появление специальной всепогодной модификации F8U-2N также не сняло всех ограничений в применении «Крусейдеров», хотя и серьезно повысило боевые возможности истребителя.

Фактически, F8U-2 стал первым по-настоящему боевым F8. Его прототип (YF8U-2) совершил первый полёт 20 августа 1957 г. На опытном самолете стоял новый двигатель J57-P-16 тягой 4858 кг и развиваший 7673 кг на форсаже. Возросшая вместе с тягой теплоотдача силовой установки потребовала дополнительного охлаждения форсажной камеры, для чего в хвостовой части по обе стороны от вертикального оперения были смонтированы дополнительные воздухозаборники.

Для улучшения управляемости на больших высотах на самолёте смонтировали два подфюзеляжных гребня. Эффективность этих поверхностей оказалась весьма сомнительной, поскольку многие пилоты отмечали, что не заметили никаких изменений в поведении самолёта. Пилоны для «Сайдуиндеров» приобрели Y-образное поперечное сечение, что позволило увеличить число ракет до четырёх. Второй прототип, ставший эталоном для серии, поднялся в воздух в январе 1958 г., а 20 августа совершил первый вылет серийный F8U-2. Лётные данные новой модификации впечатляли: скороподъёмность составляла 7625 м/мин, а максимальная скорость без внешних подвесок на высоте 10.675 м соответствовала 1,7М. Первой эскадрильей, получившей новые «Крусейдеры», стала VF-84, за ней последовали VF-24, VF-103, VF-194. VF- 211, VMF-212, VMF-232, VMF-235 и VMF-333. Всего же до сентября 1960г., когда производство этой модификации было прекращено, из заводских цехов вышли 187 F8U-2.

В конце 50-х американцы опасались возможного появления у СССР бомбардировщиков, способных летать на высотах до 18.000 м. Наряду с несколькими другими фирмами «Воут» занялась разработкой реактивного истребителя, способного перехватывать такие цели. В 1957 г. рассматривалась возможность оснащения дополнительным ракетным двигателем 16 из 23 серийных F8U-1. Первоначально планировалась установка двигателя XLF- 40 фирмы «Реакшион Моторе» (Reaction Motors), развивавшим кратковременно тягу 3632 кг. Топливом для него служил обычный авиационный керосин (JP4), а камеру сгорания для увеличения тяги подавалась перекись водорода. Однако, уже в ходе первого этапа наземных испытаний двигатель взорвался, убив двух обслуживавших его специалистов, после чего «Реакшион Моторе» прекратила своё участие в проекте, а специалисты «Воут» переключили свое внимание на двигатель XLF-54, разработанный фирмой «Рокетдайн» (Rocketdyne). Хотя его тяга была заметно меньше – всего 2724 кг – это изделие было более доведенным. Однако проект так и не был воплощён в металле и все ограничилось лишь оснащением одного F8U-1 макетом ракетного двигателя, смонтированного в хвостовой части фюзеляжа под килем.

Впрочем, вскоре выяснилось, что угроза для США со стороны советских высотных бомбовозов не более чем бред, что привело к закрытию программы. Между тем, появление у ВВС СССР реактивных бомардировщиков- ракетоносцев Ту-16К с противокорабельными ракетами КСР-1 серьезно осложнило действия американских авианосных ударных групп (АУГ). Если в дневных условиях «Барсуков» (Badgers), как называли в НАТО эти самолеты, довольно успешно могли перехватывать те же F8U-1 и F8U-2, то ночью и в сложных метеоусловиях, «крестоносцы» безнадежно «слепли». Мало помогало и наведение перехватчиков на цель с помощью кораблей радиолокационного дозора. В ходе учений операторам корабельных РЛС, обнаруживавшим воздушные цели на удалении до 350 км, как правило удавалось подвести перехватчики к самолетам «противника» на дальность не более 30 км. После этого отметки на индикаторе кругового обзора почти сливались, и дальнейшее наведение становилось невозможным.

Как выяснилось, эта величина была почти предельной для бортовой РЛС AN/APS-67, не говоря уже о менее совершенной APG-30. Фактически, для обнаружения Ту-16 в ночных условиях пилотом перехватчика оператору корабельной РЛС требовалось вывести «Крусейдер» точно в лоб советскому самолету. Поскольку обстрел цели на встречном курсе из пушек практически исключался из- за очень высокой скорости сближения достигавшей 700 м/с, то у пилота истребителя оставалось не более двух минут на построение маневра, позволяющего ему зайти в хвост «Барсуку». В противном случае следовала неизбежная потеря контакта и «игру» можно было начинать сначала, с той лишь разницей, что советский ракетоносец находился уже в непосредственной близости от авианосца и его «поросята» практически в любой момент могли вспороть борт американского «корыта», превратив его отсеки и палубы в пылающий ад.

Парировать эту угрозу должен был F8U- 2N, способный действовать ночью (о чём свидетельствует наличие литеры «N» в названии). Первоначально предполагалось, что создаваемый на базе F8U-2 новый истребитель будет способен осуществлять перехват воздушных целей в любых метеоусловиях, но ограниченные внутренние объемы не позволили установить достаточно мощную РЛС и потому возможности новой машины в сложных метеоусловиях оказались довольно ограниченными. Первый образец F8U-2N поднялся в воздух 16 февраля 1960 г.

Для выполнения заданий в ночное время самолёт оснастили усовершенствованной бортовой авионикой. Наиболее важным новшеством была система автоматической посадки АРС. Она существенно облегчала посадку на палубу авианосца для неопытных пилотов, так как поддерживала постоянную скорость вне зависимости от порывов ветра. В систему входили компьютер, измеритель ускорения, вспомогательный усилитель и привод, а также индикатор угла атаки в кабине пилота. Система автоматически активизировалась при поднятом крыле и реагировала на изменение величины скорости захода на посадку, удерживая ее на постоянном уровне с точностью до +/-Т.5 км/ч. Возможности этой системы были продемонстрированы 13 июня 1963 г., когда капитан-лейтенант Р.С.Чью совершил первую успешную посадку на палубу авианосца в автоматическом режиме. Ещё одним усовершенствованием был кнопочный автопилот.

Довольно существенно были улучшены и скоростные возможности F8U-2N, чему способствовала установка нового двигателя J57-P-20 номинальной тягой 4858 кг и развивашем 8172 кг на форсаже. Серийные машины практически вплотную подошли к 2000-км рубежу, разгоняясь на высоте 10.675 м до 1975 км/ч (1.86М)! Вооружение было аналогично F8U-2 (четыре 20-мм пушки и четыре УР с ИК ГСН «Сайдуиндер»), но зато F8U-2N, наконец-то, распрощался с рудиментарным внутренним ракетным отсеком и 70-мм НУРСами «Майти Маус», абсолютно бесполезными в реальном воздушном бою даже с бомбардировщиками. Это позволило несколько увеличить количество топлива, смонтировав еще один бак, что довело запас керосина до 5102 л.

Выпуск новых истребителей начался в июне 1960 г., но различные доводочные работы задержали поставки машин в строевые части, а потому только в конце 1961 г. первая эскадрилья (VF-111), получившая F8U-2N, была объявлена полностью боеготовой. Следом за ней в 1962 г. «поменяли лошадей» VF- 154, VF-31, VF-32, VF-334 и VF-451. Для укомплектования шести эскадрилий до января 1962 г. было выпущено всего 152 F8U- 2N, лишь немногим из которых посчастливилось встретиться с противником в реальных боях, но об этом будет рассказано чуть ниже.

F8U-2NE капитана Джима Хигбн из состава эскадрильи VMF(AW)-235 «Ангелы смерти» (Death angels). На подкрыльевом пилоне подвешена 454-кг авиабомба (вверху). F8U-2NE из состава этой же эскадрильи на катапульте авианосца типа «Орискани»в предстартовой готовности.

О размерах ангаров американских авианосцев наглядное представление дает нижний снимок. Самолетов много, но и свободного места тоже достаточно.

И все же возможности F8U-2N не вполне удовлетворяли командование американского флота, которое потребовало от фирмы «Воут» поставить на истребитель новейшую РЛС АРО-94. Установка нового радара, имевшего антенну большого диаметра, неизбежно вызвала увеличение носового обтекателя, в результате чего длина самолёта увеличилась на 0,08 м, но «овчинка стоила выделки», так как серьезно улучшалась система управления оружием. Если раньше пилот осуществлял пуск ракет практически «на глазок», наблюдая за целью через стрелковый прицел и отслеживая дальность до нее с помощью РЛС, то теперь для эффективного применения УР «Сайдуиндер» использовался инфракрасный датчик, расположенный над обтекателем РЛС. При захвате цели ГСН ракет, пилот получал сигнал, а радиолокатор, непрерывно измерявший дальность до объекта атаки, сообщал с помощью светоиндикации и дублирующего звукового сигнала о сокращении дистанции до разрешенной дальности пуска. Кроме того, в «горбе» над центропланом располагалась аппаратура для наведения УР «воздух-поверхность» AGM-12 «Буллпап».

Столь радикальное наращивание электронных «мозгов» сделало F8U-2NE не только действительно всепогодным истребителем, но и первой модификацией F8U, способной применять управляемое оружие по наземным целям. Еще одним отличием новой модификации от предыдущих F8 стало катапультируемое кресло фирмы «Мартин-Бэйкер» Mk.F5, в то время как все ранее выпущенные самолёты оснащались креслом «Воут». Его надежность и характеристики оказались настолько высоки, что с 1962 г. ими начали оснащать и все предыдущие модификации истребителей и разведчиков.

Первый полет F8U-2NE, модифицированного из 77-го серийного F8U-1 (борт №143710), состоялся 30 июня 1961 г. но к этому времени командование флота начало все более склоняться к концепции универсализации истребителей, что было вызвано невиданным ростом стоимости авиатехники. В конечном счете именно это решение – иметь пусть дорогой, но многоцелевой самолет – оказалось фатальным для «Крусейдера», а пока же все построенные F8U-2NE, кроме нескольких первых экземпляров, получили подкрыльевые пилоны, на каждый из которых могла подвешиваться боевая нагрузка массой до 2000 фунтов (908 кг). В ударном варианте F8U-2NE мог нести до 5000 фунтов (2270 кг) различного вооружения, но типовая нагрузка составляла четыре 1000-фунтовые (454-кг) бомбы и восемь неуправляемых ракет «Зуни» на фюзеляжных узлах. Поступление F8U-2NE на вооружение началось с сентября 1962 г и как оказалось это была была последняя серийная модификация F8, которая была выпущена в количестве 286 экземпляров.

Тем временем, в августе 1962 г. в Пентагоне решили изменить систему обозначений морских самолетов по типу принятой в ВВС и 18 сентября последовал официальный приказ, в рамках которого F8U-1 переименовали в F-8A, F8U-1Е – в F-8B, F8U-2 а – F-8C, F8U- 2N – в F-8D, F8U-2NE в – F-8E, фоторазведчики F8U-1Р стали называться RF-8A.

Хотя обстановка в мире оставалась относительно спокойной, но отнюдь не простой. Впрочем, тишина была весьма относительной, так как с начала 60-х годов самолеты советской Дальней Авиации и ВВС ВМФ начали регулярные облеты американских авианосных соединений. «Крусейдеры» постоянно поднимались на перехват разведчиков, стремившихся сфотографировать авианосные соединения, и на сопровождение ракетоносцев. Эти вылеты засчитывались как «боевые» (с соответствующей солидной прибавкой к жалованью), поскольку изматывающая «игра на нервах», в ходе которой обе стороны опробовали друг на друге свою тактику, в любой момент могла перерасти в реальные боевые действия.

Наряду с разведывательными полетами и сопровождением, советские ВВС временами проводили внушительные демонстрации собственной мощи. Так, в июне 1963 г. шестерка Ту-16 прошла буквально над самыми мачтами оперативного соединения во главе с авианосцем «Рэйнджер», шедшего в 330 милях к востоку от Японских островов. Летчики американских авианосцев также не были ангелами и часто вторгались в воздушное пространство Советского Союза. В ходе этих впечатляющих «шоу» потери с обоих сторон были неизбежны.

Единственный построенный по заказу американского флота учебно-боевой F8U-1T.

Катапульта французского авианосца начинает разгон «Крусейдера».

Обратите внимание на нижний снимок, где запечатлен момент торможения истребителя, на мгновение повисшего на двух точках: носовой стойке и гаке, за который машину удерживает трос аэрофинишера.

Например, в феврале 1964 г. пара ракетоносцев Ту-16, пытаясь сбросить с хвоста наводимую по радио четверку F-8, довернула к грозовому фронту. «Янки» оказались проворнее и как только БРЛС перехватчиков «увидели» «барсуков». «Крусейдеры» на форсаже устремились к самолетам потенциального противника. Экипажи Ту-16 вошли в облака, туда же за ними устремились и «крестоносцы». Войдя в облака, ведущий, опасаясь столкновения шедших плотным строем самолетов подал команду и перехватчики разошлись в стороны. Спустя несколько мгновений короткая серия оранжево-белых вспышек слева пронзила облачную муть, а на приказ ведущего доложить о положении на борту ответили только два пилота. О том, что произошло на самом деле, можно только догадываться, но один F-8 бесследно исчез.

В 1968 г. у побережья Норвегии, выполняя разворот на малой высоте в сторону авианосца «Эссекс», Ту-16 коснулся консолью верхушек волн и спустя мгновение исчез в облаке взрыва. Наряду с советскими самолетами за американскими авианосцами следили артиллерийские, а затем и ракетные крейсера, готовые в случае необходимости подстраховать летчиков, и по сигналу внезапным огнем уничтожить плавучие аэродромы. Не спускали с них глаз и замаскированные под рыболовецкие траулеры разведывательные суда. К вниманию со стороны этих «плавсредств», американские экипажи относились весьма снисходительно и не раз подшучивали над неуклюжими «шпионами».

Однажды в мае 1967 г. в Средиземном море такой «рыбак» попытался приблизиться к авианосцу. С его палубы немедленно поднялся F-8, который сделал заход на «цель» и… выпустил тормозной щиток, из ниши которого на советское судно посыпались рулоны туалетной бумаги!..

Довольно высокие летные характеристики и начавшая падать (из-за принятия на вооружение «Фантома») цена «Крусейдера», привели к тому, что в 1962 г. ВМС Франции выбрали F-8E в качестве замены устаревшему «Аквилону» (базировавшемуся на авианосцах «Клемансо» и «Фош»). Авиапромышленность Франции не смогла создать самолёт с требуемыми характеристиками, поэтому военно-морской флот Франции был вынужден искать подходящую машину на стороне. Французский «Крусейдер» получил обозначение F-8E(FN). Первоначально планировалась поставка 40 F-8E(FN) и шести двухместных TF-8E(NE). Позже заказ на TF8E(NE) аннулировали в пользу увеличения числа одноместных истребителей.

Поскольку французские авианосцы были меньше по размерам, чем американские типа 27С, в конструкцию F-8 пришлось внести некоторые изменения. В частности, для снижения посадочной скорости, угол подъёма крыла был увеличен. Предкрылки стали двухсекционными для увеличения кривизны крыла. Установили также систему управления пограничным слоем, использовавшую сжатый воздух от компрессора двигателя и выбрасывавшую его через регулируемые жалюзи над закрылками. Давление воздуха автоматически увеличивалось при их отклонении. Кроме того, увеличили угол отклонения закрылков и площадь хвостового стабилизатора.

Состав вооружения был сохранён таким же, как и на F-8E, однако вместо четырёх УР AIM-9B самолёт мог вооружаться двумя ракетами «Матра» R.530 с ИК ГСН или полуактивной системой наведения. Поскольку французские изделия были несколько крупнее американских, то на фюзеляжных пилонах располагалось по одной такой ракете. Типовым был вариант из одной УР с ИК ГСН и с тепловой системой наведения и одной радиолокационной. Для наведения ракет на цель французских ракет на самолёт установили РЛС AN/APQ-104 и модифицированную систему управления оружием AN/AWG-4.

В качестве прототипа F-8E(FN) использовался F-8D (зав. №147036). Самолёт летал с 27 февраля до 11 апреля 1964 г., когда был разбит в результате аварии. Для окончания цикла испытаний задействовали первый серийный F-8E(FN), поднявшийся в воздух 26 июня 1964 г., а уже 5 октября того же года первые F-8E(FN) прибыли в Сен-Назер. Первой получила «Крусейдеры» эскадрилья 12F, а спустя полгода – вторая и последняя 14F.

Как правило, появление нового типа самолёта, требует создания его двухместного учебно-тренировочного варианта. Не стал исключением и F8U-1, получив который флот вскоре потребовал и «спарку». Надо сказать, что этот заказ был вполне обоснованным. Выше уже отмечалось, что «Крусейдер» оказался довольно строгим в управлении и.не прощал ошибок, а потому его освоение в боевых эскадрильях, хотя и шло довольно быстрыми темпами, сопровождалось частыми лётными происшествиями. К примеру, на 100.000 часов налёта у F8 приходилось 46-70 лётных происшествий, тогда как у «Скайхока» только 23-36, а у появившегося вскоре «Фантома»2 этот показатель составлял и вовсе 17-20.

Однако поначалу все усилия разработчиков были сосредоточены на повышении возможностей боевой машины и лишь в 1960-м «Воут» приступила к проектированию двухместного варианта, использовав для этого 77-й серийный F8U-1 (борт №143710), до этого служившего прототипом для F8U-2NE. Этот самолет под обозначением F8U-1T впервые поднялся в воздух 6 февраля 1962 г. От F8U-2NE он позаимствовал подфюзеляжные гребни и воздухозаборники системы охлаждения форсажной камеры. Самолёт был длиннее обычного F8U-1 на 0,61 м. Двухместная кабина закрывалась цельным односекционным фонарём. Оба члена экипажа могли управлять самолётом. Заднее пилотское кресло было приподнято на 0,38 м по сравнению с передним, что придавало F8U-1T слегка «горбатый» вид. Позади переднего катапультного кресла были установлены защитные щитки, предохранявшие второго члена экипажа от набегающего потока воздуха в аварийной ситуации. Оборудование, размещавшееся на F8U-1 позади пилотской кабины, на F8U-1T было перенесено внутрь фюзеляжа. Две пушки с боеприпасами и внутренний контейнер с ракетами «Майти Маус» были демонтированы, чтобы освободить место для размещения второго члена экипажа, однако пилоны для «Сайдуиндеров» были сохранены. F8U-1T оснащался двигатель J57- Р-20 и пневматиками низкого давления. Любопытно, что из всего семейства «Крусейдеров», только эта опытная машина оснащалась тормозным парашютом в контейнере, распологавшейся в нижней части киля.

«Крестоносец» был довольно строгим в управлении, а при заходе на посадку и вовсе не имел склонности к альтруизму, не прощая пилотам ошибок. Типичной иллюстрацией характера F-8 служат эти два снимка, на которых запечатлено приземление истребителя этого типа. Прежде чем стойки шасси истребителя коснулись полетной палубы авианосца, хвостовая часть машины ударилась о свес полетной палубы (фото вверху). В результате самолет подобно необъезженному коню вздыбил свой «круп», и тут же последовал жесткий удар передней стойки о палубу. После чего пилоту, окончательно утратившему контроль над самолетом, оставалось только катапультироваться, что он собственно и сделал.

Результат еще одной аварии. Судя по откинутому фонарю, на этот раз пилот выбрался из кабины на своим ходом, а не с помощью катапульты.

Этот F-8A использовался НАСА в исследованиях но сверхкритичсскому крылу.

В рамках новой системы обозначений опытному учебно-тренировочному F8U-1T, существовавшему в единственном экземпляре, было присвоено обозначение TF-8A. Однако несмотря на то, что эта машина создавалась по заказу флота, в серию она так и не пошла из-за сокращения бюджета на 1964 финансовый год. После неудачи в США, фирма отправила TF-8A в европейский тур с целью привлечения потенциальных покупателей. Двухместный «крестоносец» заинтересовал англичан. Они планировали оснастить закупленные TF-8A двигателем «Спэй», разработанным фирмой «Ролле Ройс», но с появлением F-4 энтузиазм по поводу двухместного F-8 быстро угас. Не лучше в этом направлении шли дела и в США, где после завершения цикла испытаний «Воут» передала TF-8A школе лётчиков-испытателей в Патуксент Ривер (штат Мэриленд). Спустя несколько лет машину перегнали на авиабазу НАСА Лэнгли, а затем на авиабазу Эдвардс. Как бы там ни было, но без «спарок» флату обойтись не удалось, и в 1962 г. некоторое количество снимаемых с вооружения F-8A было переоборудовано в двухместные учебно-тренировочные самолёты.

Впрочем, это был не единственный вид деятельности для выходивших в отставку первых серийных «Круссейдеров». В 1967 г. некоторое количество F-8A переоборудовали в самолеты наведения для испытаний крылатых ракет «Регулус»I и II. Получившие обозначение DF-8A, самолёты были выкрашены в яркие цвета и поступили на вооружение эскадрилий VC-7 и VC-8. Небольшое количество F-8A переоборудовали в носители мишеней DF-8F. Ещё несколько F-8A переделали в беспилотные мишени OF-8A, известные также как DQF-8A.

В 1969 г. один F-8A (бортовой №141354) был передан НАСА, которое присвоило ему бортовой №666. С '«тавром Дьявола» машина, что называется, в принципе, не могла иметь долгую жизнь, тем более в исследовательском центре НАСА. Хотя она использовалась только в качестве самолёта сопровождения для NF- 106В, от судьбы уйти не удалось, и уже в конце года она была разбита в катастрофе.

Другой F-8A(бopт. №141353), также попавший в НАСА, использовался для исследований характеристик сверхкритического крыла, которое характеризуется кривизной нижней поверхности и плоской верхней, что позволяет осуществлять полёт на трансзвуковой скорости без бафтинга. Кроме того, ожидалось, что такое крыло позволит сократить дистанцию разбега перед взлётом и пробега после посадки, а также улучшит управляемость на малых скоростях. Самолёт, получивший в НАСА бортовой №810, оснастили сверхкритическим крылом размахом 13,115 м. Тонкое длинное крыло придало машине изящный, птицеподобный внешний облик. После завершения этой части программы, исследования сверхкритического крыла продолжились на специально оборудованном F-111.

Окончание в следующем номере.

ЮБИЛЕЙ

подполковник авиации Сергей Корж

«Нимрод» – на рубеже стихии и тысячелетий или 30 лет на службе Ее Величества

Продолжение, начало в ИА №4/2000.

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

В то время, пока ломались копья вокруг AEW-версии «Нимрода», патрульные самолеты этого типа продолжали исправно выполнять возложенные на них обязанности как непосредственно по охране Британских островов, так и в рамках роли, отведенной им в НАТО. Хотя следует заметить, что, в силу малочисленности, вклад этих самолетов в решение патрульно-противолодочных задач альянса был не очень большим, особенно в сравнении с масштабами деятельности основных патрульных самолетов НАТО Р-3 «Орион» (выпущено около 650 самолетов). Этот вклад стал еще меньше после того как в 1978-1979 гг. «Нимроды» были выведены с Мальты и отозваны из Сингапура. Зато они всегда активно участвовали в различных учениях НАТО, и всяческого рода показательных мероприятиях, таких как авиасалоны в Фарнборо, празднования различных юбилеев RAF и королевской семьи. В одном из таких мероприятий, проходившем в конце июля 1977 г. на авиабазе Финнингли в честь 25- летия царствования Королевы Елизаветы II, участвовали пять «Нимродов»MR.I вместе с еще двумя сотнями других самолетов.

Модернизация по программе «Фаза 2» также проходила без особых осложнений. Правда, поставки серийных образцов РЛС «Сёрчуотер» и процессоров AN/ASQ-901 начались с задержкой в 1978 г. и 1979 г., соответственно. Поэтому первый переоборудованный «Нимрод»MR.2 (per. №XV236) был официально возвращен в 201-ю эскадрилью только 23 августа 1979 г. в новой камуфляжной раскраске НАТО. В дополнение к описанным выше усовершенствованиям, переоборудованные самолеты имели более мощную ВСУ фирмы «Лукас», а также модифицированные системы кондиционирования гермокабины и охлаждения нового оборудования. Естественно, что размещение последнего на самолете привело к уменьшению свободного пространства, так что теперь в нем можно было разместить сверх стандартных 12 еще «только» 10 человек! Кроме того, было принято решение постепенно оснастить часть модернизируемых самолетов системой РЭР фирмы «Лорал», разрабатываемой в рамках программы «Нимрод»AEW.

В этом же году Королевские ВВС как бы получили шестой «Нимрод»МР. 1 из дополнительного заказа 1972 г., что позволило обеспечить «рекордные» сроки поставки военных самолетов – в среднем менее одного в год(!). Но ни этот самолет, ни два последних MR. 1, в войска не попали, а были оставлены в Вудфорде для переоборудования в прототипы AEW-модификации. Всего же по программе «Фаза 2» планировалось модернизировать 32 «Нимрода»МР.1 (из 46 заказанных).

Но прошло лишь чуть более года после начала обратных поставок «Нимродов»MR.2, как один из уже переоборудованных самолетов (per. №XV256) потерпел катастрофу 17 ноября 1980 г. Он был приписан к 236-й учебной части (OCU) и участвовал в программе переучивания экипажей на новую модификацию самолета. В тот день выполнялся последний зачетный полет для очередного экипажа, поэтому на «Нимроде» находился двойной комплект операторов и дополнительный бортинженер, в результате чего количество людей на борту самолета достигло 20 человек. Для некоторых из них этот полет действительно стал последним.

В 07:30 в предрассветных сумерках самолет под командованием сменного офицера австралийских ВВС Ноэла Энтони выполнил взлет с авиабазы в Кинлоссе. Практически сразу после отрыва от ВПП «Нимрод» попал в плотную стаю чаек, в результате столкновения с которыми один из его двигателей начал помпажировать, а тяга двух других резко упала почти до нуля. Дальнейший полет продолжался фактически на одном двигателе, который, несмотря на полученные повреждения, функционировал нормально. Здесьто и проявились положительные качества аэродинамической схемы «Нимрода» с близким расположением двигателей к оси самолета, позволившей без труда парировать незначительный разворачивающий момент. Главная же заслуга в дальнейшем развитии событий принадлежала, конечно, командиру корабля, который в сложнейшей ситуации успел убрать шасси и отдать команду экипажу пристегнуться и приготовиться к аварийной посадке. В то же время, вместе со вторым пилотом из состава Королевских ВВС Стефаном Белчером, он невероятно «долго» – целых 27 секунд – выдерживал самолет в режиме управляемого падения с высоты около 70 м, чему способствовала относительно высокая тяга единственного нормально работающего «Спея». Но попытка перетянуть через лес Роузайсл и совершить посадку на воду в заливе Морэй не удалась, и тяжелый, полностью заправленный топливом самолет, зацепив верхушки деревьев, упал на землю в 1300 м от конца ВПП.

Как показывает статистика летных происшествий, в подобных ситуациях редко кто остается в живых на борту терпящего бедствие самолета. В этом же случае, благодаря мастерству и выдержке пилотов, а также прочности планера «Нимрода», самолет не взорвался, хотя вылившееся топливо и подожгло вокруг него лес. Вертикальная перегрузка при падении была настолько умеренной, что даже не сработали инерционные датчики включения стационарных огнетушителей. В то же время, съемные огнетушители и другие слабо закрепленные предметы при торможении самолета вылетели из своих гнезд и пронеслись снарядами по кабине, к счастью, никого не задев. Далее, в результате коротких замыканий электропроводки загорелась звукоизоляция кабины операторов, едкий дым от которой сделал непереносимым пребывание людей в самолете уже через две минуты после падения. Тем не менее, большинство членов экипажа «Нимрода», 18 человек, смогли покинуть самолет через аварийные люки, двери, разбитые смотровые блистеры и просто дыры в полу, причем только двое из них получили травмы. Главные же герои этой истории – летчики, так и не смогли выбраться из горящего самолета…

Появление заправочных штанг на «Нимроде»MR.2р привело к снижению и без того недостаточной путевой устойчивости, что было компенсировано появлением мощного подфюзеляжного аэродинамического гребня и дополнительных килей на хвостовом оперении.

После этой катастрофы на ВПП обнаружили 77 мертвых чаек, а так как за предыдущие 14 месяцев из-за столкновений с птицами англичане потеряли еще и три «Хариера», то это самым очевидным образом свидетельствовало о неэффективности оборудования военных аэродромов по обнаружению и отпугиванию птиц. Поэтому по результатам расследования катастрофы «Нимрода» были даны указания по усовершенствованию этого оборудования. Кроме того, выяснилось, что если бы пилоты имели защитные шлемы, хотя бы как в истребительной авиации, они возможно остались бы живы. Поэтому Институту Авиационной Медицины было выдано задание на разработку подобных шлемов для экипажей «Нимродов». Также было принято решение заменить материал внутренней звукоизоляции этих самолетов на менее горючий и токсичный, а также доработать нижний люк аварийного покидания.

Примечательно, что эта первая за 11 лет эксплуатации «Нимрода» катастрофа произошла всего через восемь дней после завершения коммерческой эксплуатации «Кометы» (9 ноября 1980 г.), на базе которой он был создан, и вскоре после ухода в отставку Джона Каннингхема – летчика-испытателя впервые поднимавшего в воздух как все прототипы «Кометы», так и первый прототип «Нимрода». Вероятно, есть все-таки какая- то связь между судьбами самолетов и людей, посвятивших им свою жизнь.

15 января 1981 г. один из «Нимродов» из состава 42-й эскадрильи принимал активное участие в проведении операции по спасению экипажа «Атлантика» 1* голландских ВМС, который, увлекшись слежением за советским авианесущим крейсером «Киев», упал в Атлантический океан вследствие обледенения руля высоты. Несмотря на то, что погода была очень плохой (шквалистый ветер и волны достигавшие 10-метровой высоты), наводимые «Нимродом» и другими самолетами вертолеты смогли вытащить из воды девять из 12 членов экипажа погибшего самолета.

В июле 1981 г. «Нимрод»MR.2 из состава 201-й эскадрильи принял участие в показательных выступлениях на авиашоу «Тэтту», где вместе с ним участвовали турбовинтовые «Атлантики» и «Орионы». По результатам этих выступлений экипаж В.Коуэна английского самолета был признан лучшим в ведении фоторазведки.

Тем временем модернизация «Нимродов»MR.1 в MR.2 продолжались на заводе в Вудфорде, где одновременно переоборудовалось до пяти машин. Тогда же, в 1981 г., в связи со списанием ряда надводных кораблей, способных вести противолодочную борьбу, было решено увеличить количество патрульных «Нимродов», переоборудуемых в рамках программы «Фаза 2», еще на три машины. Это предполагалось сделать за счет уменьшения числа «Нимродов»МВ.1, выделенных на программу создания AEW-модификации с 14 до 11 путем доведения впоследствии всех трех прототипов до серийного стандарта. Таким образом, всего 35 самолетов с учетом потерянного должны были быть переоборудованы в модификацию MR.2 к середине 1984 г. Но события весны-лета 1982 г. вокруг Фолклендских островов скорректировали как содержание программы модернизации, так и сроки ее проведения.

Так выглядит размещенный на законовке крыла «Нимрода» MR.2р контейнер радиоэлектронной разведывательной системы «Лорал».

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Военный конфликт между Англией и Аргентиной явил собой уникальный в новейшей истории пример разрешения споров между двумя государствами, разделенными примерно 14.000 км водной поверхности. При этом ближайшая авиабаза, с которой могли действовать английские самолеты, находилась на острове Вознесения 2* в 6000 км от предмета спора – Фолклендских островов. Поэтому на ней было срочно сосредоточено около 75% парка самолетов-заправщиков «Виктор», а с экипажами стратегических бомбардировщиков «Вулкан», всерьез не занимавшихся дозаправкой более 15 лет, провели трехнедельные тренировки. В то же время, англичане не имели самолетов, подходящих для решения задач на таких удалениях от средств обеспечения. Поэтому в апреле 1982 г., практически сразу после начала конфликта. была высказана идея о целесообразности использования для этих целей патрульных «Нимродов»МИ.2 и военно-транспортных С- 130 «Геркулес» после их оснащения системами дозаправки топливом в полете.

Вообще-то удивительный народ англичане: то, что в мирное время из-за присущего бюрократизма растягивается у них на годы, в критической ситуации может занять месяцы и даже недели. Очень знакомая черта! В результате, всего за три недели четыре «Нимрода» были оснащены системами дозаправки топливом в полете – благо такая возможность предусматривалась еще при создании самолета. Но размещение дозаправочных штанг над кабиной пилотов привело к сниже нию и так недостаточной путевой устойчивости этих самолетов, что было чрезвычайно опасно при сближении с самолетом-заправщиком. Для устранения этого недостатка провели еще ряд конструктивных усовершенствований: карликовый фальшкиль заменили на существенно более солидный подфюзеляжный аэродинамический гребень; на стабилизаторах установили дополнительные вертикальные поверхности finlets (небольшие кили) – по две на каждом сверху и снизу; на передних кромках каждого полукрыла разместили по 11 генераторов вихрей. Кроме того, на консолях установили по одному дополнительному узлу внешней подвески для ракет класса «воздух-воздух», а грузоотсеки доработали с целью размещения в них новой боевой нагрузки: недавно принятых на вооружение легких противолодочных торпед «Стингрэй» разработки концерна «Маркони», фугасных бомб калибра 454 кг и кассетных бомб BL755. Доработанным самолетам было присвоено обозначение «Нимрод» MR.2p

1* Базовый патрульный самолет, разработанный французской фирмой «Дассо» в 1965 г.

2* Территория острова принадлежит Великобритании.

«Нимрод» R.1 из состава 51-й эскадрильи.

Пока шло переоборудование, 6 апреля на о. Вознесения временно перебросили два «Нимрода»МВ.1.из состава 42-й эскадрильи, а 12 апреля их сменили три «Нимрода»MR.2 с Кинлосса (по одному самолету из 120,201-й и 206-й эскадрилий). Эти самолеты использовались в основном для разведывательного обеспечения развертывания сил Королевского флота. Первый же из «Нимродов» MR.2p поднялся в воздух с ВПП испытательного центра в Боскомб Даун 27 апреля 1982 г., а уже 9 мая состоялся их первый боевой вылет.

После взлета с о.Вознесения «Нимроды» брали курс в район о.Триндади (около 1500 км от берегов Бразилии), где проводили дозаправку топливом от «Викторов». Примечательно, что из около 600 дозаправок, выполненных экипажами последних по всем типам самолетов («Вулканы», «Геркулесы», «Нимроды»), только шесть оказались неудачными, да и то без потерь. В это число вошло и происшествие с одним из «Нимродов», который при дозаправке погнул приемную штангу и был вынужден вернуться на базу. Помимо мастерства экипажей, такой высокий процент удачных дозаправок объяснялся наличием на всех самолетах навигационной системы «Омега», позволявшей с высокой точностью выходить на рубежи дозаправки вплоть до Фолклендских островов.

После дозаправки «Нимроды» направлялись или к берегам Аргентины, где вместе с переоборудованными «Вулканами» осуществляли патрулирование выходов из аргентинских портов, или в район конфликта для поисково-спасательного обеспечения действий авиации и флота. В районе решения задачи они могли дежурить 5-6 часов на двух двигателях, в то время как общая продолжительность полета на четырех двигателях возросла за счет дозаправки в воздухе с 12 до 19 часов. Кроме того, два раза в неделю «Нимроды» осуществляли разведывательные полеты по замкнутому 750 км маршруту вокруг о.Вознесения с целью контроля за перемещением судов.

В середине мая в ходе полета к берегам Аргентины один из «Нимродов» встретился в воздухе с аргентинским «Боингом»707, осуществлявшим слежение за кораблями Королевского флота. Но из-за спешки эти самолеты еще не были окончательно готовы к применению ракет «воздух-воздух». В результате, кроме табельного оружия экипажа других пригодных для атаки воздушных целей средств на борту «Нимрода» не оказалось, и ему пришлось довольствоваться ретирадой «Боинга» с места событий. Этот случай ускорил завершение соответствующей доработки, и с 26 мая «Нимроды» начали летать в зону конфликта с четырьмя ракетами AIM-9L «Сайдуиндер» (по две на каждом узле подвески). К сожалению, «Боинг» больше не попадался, и «Нимродам» так и не удалось открыть свой счет сбитым самолетам. Однако, эта доработка имела своей целью не столько превратить патрульные самолеты в перехватчики, сколько обезопасить их самих – «Нимродам» часто приходилось летать в районах, где существовала реальная опасность подвергнуться атакам аргентинских истребителей. И хотя «Сайдуиндеры» не гарантировали полной безопасности, психологическую поддержку экипажу они оказывали существенную.

Последней доработкой «Нимродов»MR.2р, проведенной в период Фолклендской кампании, стало их оснащение американскими ПКР AGM-84A «Гарпун» разработки «МакДоннелл-Дуглас», которые могли размещаться как внутри грузоотсека, так и снаружи – на подкрыльевых пилонах. Испытания с новым оружием проводились в июне 1982 г., но опробывать его в боевых действиях не успели, так как вскоре Фолклендская эпопея закончилась победой англичан. Правда, досталась она далеко не малой кровью, а один из тяжелых уроков этой войны имел прямое отношение к AEW-модификации «Нимрода». Непосредственные же участники боевых действий, патрульные «Нимроды», успешно выполнили все возложенные на них задачи и вернулись в Англию без потерь. Неслучайно поэтому среди награжденных по результатам Фолклендской кампании был и Д.Эммерсон из 206-й эскадрильи «Нимродов», получивший «Крест за Летные Заслуги». Интересно, что в это же время вспомнили и о пилотах самолета, потерпевшего катастрофу в ноябре 1980 г., посмертно наградив таким же орденом командира экипажа Н.Энтони, а второго пилота С.Белчера – Королевской медалью «За Отличие в Воинской службе».

Что касается уроков, то самый главный из них состоял в нанесении непропорционально высокого ущерба Королевскому флоту аргентинскими ВВС, сумевшими потопить шесть кораблей и еще несколько вывести из строя. Это было прямым следствием отсутствия у англичан современной авиационной системы обнаружения низколетящих целей – "Нимрод"-AEW.3, которая к этому времени уже должна была находиться на вооружении Королевских ВВС. Но реального практического результата все еще не было, а неспособность допотопных «Гэннетов»AEW.3 справляться с возложенными на них обязанностями, привела к снятию с вооружения этих самолетов еще до начала конфликта. В результате, имея на вооружении всего пять ПКР французского производства АМ.39 «Экзосет» воздушного базирования, аргентинские «Супер Этандары» сумели потопить транспорт-вертолетоносец «Атлантик Конвейер» и эсминец УРО «Шеффилд».

Потопление «Шеффилда» 4 мая 1982 г. вообще можно было бы отнести к громким военным курьезам, если бы оно не сопровождалось гибелью и увечьями людей. Так, наведение «Супер Этандаров» на современный боевой корабль осуществлял еще более «древний», чем «Гэннеты», поршневой аргентинский «Нептун» SP-2H (борт. №2-Р-112), который в течении почти трех часов пять раз(Ш) входил в радиолокационный контакт с британскими кораблями для уточнения их координат на дистанциях 110-165 км и затем прятался от их РЛС над самой водой. В ходе этих эволюций собственная РЛС «Нептуна» несколько раз выходила из строя, после чего «приводилась в чувство» героическими усилиями ее оператора. Англичане же, зная, что за ними следят, не только не предприняли никаких мер, а наоборот вообще отключили РЛС эсминца, так как она мешала глубокомысленным переговорам с Лондоном по спутниковой связи «Скайнет».

В этот момент к «Шеффилду» над водой на высоте 30 м уже неслись «Супер Этандары» и, сделав «горку» за 35 км до цели, произвели пуск ракет. Так как высота полета «Экзосет» не превышает 8 м, то на «Шеффилде» заметили одну из них визуально лишь за 6 сек. до удара, когда ничего сделать было уже нельзя – единственное, в чем повезло англичанам было то, что 165-килограммовая боевая часть почти пятиметровой ракеты не сработала. Тем не менее, от продолжавшего работать двигателя «Экзосет» на корабле возник пожар, который так и не удалось потушить. В результате, «Шеффилд» после нескольких часов безуспешной борьбы за живучесть практически полностью выгорел, и впоследствии, при попытке отбуксировать его на более мелкое место, пошел ко дну. Беспечность, доведенная до абсурда, привела к потере мощного корабля и 20 членов его экипажа из 286 (еще 24 моряка получили ранения).

Прототип «Нимрода»MR.2 (per. №XV248) в ходе испытаний с контейнерами системы радиоэлектронной разведки «Лорал» EW-1017A.

Кроме ПКР воздушного базирования, аргентинцы имели две подобные ракеты и на наземной пусковой установке, одной из которых они умудрились попасть в ангар эсминца «Глэморган». По свидетельству же специалистов, если бы Франция с началом конфликта не наложила вето на поставку Аргентине этих ПКР, Королевский флот не досчитался бы еще, как минимум, с десяток кораблей. Но и без «Экзосетов» аргентинские штурмовики МВ.339 и «Скайхок» А-4 смогли потопить бомбами четыре английских корабля, используя тактику низковысотного полета.

О ПОЛЬЗЕ МОДЕРНИЗАЦИЙ И ВРЕДЕ СОВПАДЕНИЙ

После в целом успешного применения патрульных «Нимродов»MR.2р в Фолклендском конфликте, количество самолетов, оснащенных системами дозаправки топливом в полете, довели до 16. Кроме того, в них предусмотрели дополнительные места для размещения сменных пилота и штурмана- навигатора в дальних перелетах. Кроме того, подобной системой оснастили и, по меньшей мере, один из трех разведывательных «Нимродов» (per. №XW664), который по аналогии с патрульными получил новое обозначение R.1p. Это, в свою очередь, потребовало выполнения на перечисленных машинах и описанного выше комплекса аэродинамических мероприятий, направленного на повышение путевой устойчивости самолетов. На остальных же «Нимродах»МР.2 провели доработки, позволяющие устанавливать систему дозаправки топливом прямо в эксплуатации. Кроме того, на всех патрульных машинах выполнили подготовительные мероприятия для расширения при необходимости номенклатуры сбрасываемых средств поражения до стандарта, принятого на самолетах, участвовавших в Фолклендском конфликте (торпеды «Стингрей», ПКР «Гарпун», оборонительные ракеты «Саидуиндер», новое бомбовое вооружение).

В результате проведения дополнительных доработок модернизация патрульных машин по программе «Фаза»2 была закончена не в 1984 г., как планировалось, а в начале 1985 г. Но и после этого продолжалось их усовершенствование. Так, к сентябрю 1985 г. шесть самолетов были оснащены новой системой РЭР «Лорал» EW-1017A, унифицированной с аналогичной системой «Нимродов»АEW.3. Правда, установка обтекателей антенн этой системы на концах консолей крыла привела к дополнительному снижению путевой устойчивости самолетов. Поэтому при размещении EW-1017A на «Нимродах», оснащенных дозаправочными штангами, «кильки» на их стабилизаторах пришлось заменить на такие же, но большей площади. Также в 1985 г. продолжили усовершенствование и РЛС «Сёрчуотер» в направлении наиболее полной реализации требований по наведению ПКР «Гарпун» на надводные цели. Тестирования этой РЛС при решении противокорабельных задач были проведены в США на одном из «Орионов», в результате чего американцы выдали удовлетворительное заключение. В конце же года англичане сами проверили противокорабельные возможности «Нимродов»MR.2р, потопив «Гарпунами» свой же списанный фрегат «Салисбери».

В результате, последний из 34 «Нимродов»MR.2p Королевские ВВС получили только в 1986 г. Стоимость же модернизации одного самолета составила около 6.5 млн. ф. ст. в ценах конца 1980 г. – это практически равнялось стоимости одного исходного «Нимрода»МВ.1 (4.37 млн. ф. ст. в ценах начала 70-х гг.). С учетом же того, что боевые возможности этих самолетов возросли в три- пять раз, хотя «Нимроды»МН.2р и уступали новым версиям «Ориона» P-3C-III 3* , реализация программы «Фаза»2 продемонстрировала достаточно эффективное вложение денег в усовершенствование военной техники. Правда, в результате модернизации масса пустого самолета увеличилась на 2720 кг и почти на 3000 кг максимальная взлетная масса. Но на летные характеристики это заметного влияния не оказало.

Пока шла модернизация по программе «Фаза»2, в эксплуатации с «Нимродами», за исключением катастрофы XV256 в ноябре 1980 г., произошло еще несколько неприятных инцидентов различного рода. Так, в июне 1984 г. в ходе отработки учебной поисково-спасательной задачи серьезное летное происшествие произошло с самолетом из состава 42-й эскадрильи. Интересно, что и в этом случае имели место несколько странных совпадений: инцидент произошел 13 июня, на борту самолета находились 13 человек, к тому же он имел следующий за погибшим бортовой номер XV257.

После выполнения взлета с авиабазы Сейнт Моугана первый штурман-навигатор подал, в соответствии со стандартной процеду^рой, напряжение на сигнальные ракеты, находящиеся в грузоотсеке. Через 30 сек после этого в кабине загорелся индикатор пожара в этом отсеке. Командир экипажа сразу же отдал команду второму пилоту возвращаться на базу, в то время как сам передавал сигнал бедствия и оповещал экипаж об аварийной ситуации на борту. Еще через некоторое время на приборной доске загорелись практически все пожарные индикаторы и индикаторы перегрева, а летчики почувствовали, что появились проблемы с управлением самолетом и посадочной механизацией – к этому моменту огнем были частично повреждены магистрали гидросистемы, проходящие снаружи грузоотсека. Свидетели, наблюдавшие заход «Нимрода» на посадку, видели как из самолета, за которым тянулся шлейф густого дыма, сыпались горящие ракеты, их парашюты и другие предметы. Тем не менее, несмотря на сложность ситуации, пилотам все-таки удалось посадить самолет, а затем в составе всего экипажа благополучно покинуть его. Подоспевшие же пожарные достаточно быстро потушили «Нимрод».

По результатам расследования этого летного происшествия все сигнальные ракеты были временно сняты с эксплуатации для оценки их безопасности и-проведения необходимых доработок. В то же время, экипажам «Нимродов» было предписано впредь подавать напряжение на ракеты, только после открытия створок грузоотсека.

Другой инцидент, произошедший в июле 1985 г. также с участием самолета 42-й эскадрильи, был не столько серьезным, сколько курьезным. Базой для инцидента послужила практика, принятая командованием, в соответствии с которой корреспондентов центральных английских газет и журналов время от времени брали на борт военных самолетов для более полного положительного освещения деятельности Королевских ВВС. Но в данном случае получилось как раз наоборот, и после ознакомительного полета на «Нимроде» корреспондента газеты «Санди Таймс», в ней появилась сенсационная статья, о том, что эти самолеты при выполнении боевых заданий… «маскируются под гражданские авиалайнеры, что бы ближе подобраться к группировкам советских надводных кораблей»!…

Поводом к такому утверждению стало сообщение репортера о том, что на борту «Нимрода» был написан регистрационный номер, начинающийся с буквы «G», подобный принятым в гражданской авиации Соединенного Королевства. Более того, репортер заявил, что сначала самолет следовал по эшелону около 9000 м, выделенному для пассажирских авиалайнеров, а затем резко пошел на снижение в районе местонахождения советских кораблей. Все это, по заключению «Санди Таймс», подвергало серьезной опасности гражданские самолеты, выполняющее полеты на трансатлантических маршрутах. Масла в огонь подлила «Гардиан», процитировавшая высказывание неназванного представителя службы управления воздушным движением аэропорта Шеннона (Сев.Ирландия) об обнаружении радарами внезапно снизившегося самолета, который они первоначально приняли за авиалайнер на маршруте Лондон-Нью-Йорк.

3* P-3C-III, оснащаемые новым акустическим процессором IBM «Протей» AN/UYS-1, начали поступать на вооружение ВМС США в 1984 г.

Затянувшася доводка БРЭО «Нимрода»AEW не позволила задействовать самолеты этого типа в боевых действиях у Фолклендских островов.

В ходе разбора этого инцидента Королевские ВВС предоставили запись вызова, посланного с советских кораблей, которая начиналась со слов: “Нимрод Голф Уан Хотол…», а далее шел "непереводимый русский фольклор». Из этого следовало, что с кораблей видели, что к ним приближается военный самолет, и даже разглядели надпись на его борту “Golf One Hotel», которая, действительно, начиналась с буквы «G». Но к идентификации, принятой в гражданской авиации, эта надпись отношения не имела, так как на английских авиалайнерах собственное имя самолета пишется лишь после полного регистрационного номера, например: G-BDIW India Whisky. К тому же у «Нимрода» на консолях имелись отчетливые видимые опознавательные знаки ВВС, которые с гражданским регистрационным номером спутать достаточно трудно. Кроме того, командование RAF заявило, что резкое уменьшение высоты полета при решении подобных задач является типовым тактическим маневром, и что «Нимроды» не осуществляют патрулирование вблизи маршрутов пролета гражданских самолетов. После отпора «Санди Таймс» и уличения ее сотрудников в некомпетентности, подтверждения информации «Гардиан» почему- то также не нашлось. Истоки же разразившегося скандала следует, вероятнее всего, искать в событиях сентября 1983 г,, когда советским истребителем был сбит южнокорейский «Боинг»747-230В, пролет которого над нашей территорией имел своей целью вскрытие системы ПВО Дальнего Востока.

«ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО МЫ ХОТИМ, СКАЖИТЕ, ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ!»

Так должны были выглядеть C-130AEW (слева) и P-3AEW (внизу), предложенные американской фирмой «Локхид».

Несмотря на получение «обнадеживающих» результатов в ходе радарных испытаний второго и третьего прототипов «Нимрода»AEW.3, весь 1983 г. прошел в бесплодных попытках довести целевую радиоэлектронную систему до требуемого уровня. В начале 1984 г. парламент потребовал от министерства обороны отчета за потраченные деньги налогоплательщиков. В ответ на это военные заверили избранников народа, что у них нет причин сомневаться в успехе программы, несмотря на имеющиеся объективные трудности. Основные из них заключались в том, что из-за недостаточной мощности передатчика антенны РЛС и низких возможностей приемника по характеристике «сигнал-шум» отраженный от цели сигнал почти сливался с фоном и компьютер, мощность которого была недостаточной, не мог выделить отметку цели. Понимая всю сложность, проблем, Королевские ВВС выразили готовность получить до конца 1984 г. для ознакомления и тренировок экипажей первый серийный самолет, даже если он не будет в полной мере соответствовать требованиям ASR 400. Такой подход устраивал и ВАе с «Маркони Авионике». Поэтому в декабре 1984 г. первый серийный “Нимрод»АЕ\Л/.3 был переведен с испытательного центра Боскомб Даун в войсковое испытательное подразделение JTU (Joint Trials Unit) на авиабазе в Вэддингтоне (гр.Линкольншир), где впоследствии должны были базироваться все 11 самолетов этого типа. Правда, злые языки поговаривали, что самолет сбагрили военным, чтобы освободить место в самом испытательном центре.

Слухи были недалеки от истины, так как выяснилось, что переданный самолет пригоден для тренировок лишь летного и инженерно-технического составов. Операторов же «Нимродов»AEW.3 пришлось готовить на наземных станциях слежения, так как «Шеклтоны»АВЛ/.2 годились для этих целей еще в меньшей степени.

В это время «Маркони Авионике» в очередной раз сменила свое название, теперь уже на GEC «Авионике». И, несмотря на критическое положение с программой «Нимрода»AEW.3, именно в этот период GEC начала активно рекламировать свою систему для установки на другие самолеты: в сентябре 1984 г. на Фарнборо она представила модель AEW-комплекса на базе французского военно-транспортного «Трансала», а в июне 1985 г. в Ле-Бурже – модель С-130AEW с РЛС своей разработки. По оценкам GEC «Авионике» эти комплексы должны были существенно дешевле “Нимрода»AEW.З и могли найти спрос среди небогатых стран третьего мира. Это, в свою очередь, позволило бы ей получить дополнительные финансовые средства и освободиться от опеки MoD в принятии принципиальных решений.

Но пока GEC занималась изготовлением моделей, фирма «Боинг» поставила 25 апреля 1985 г. последний 18-й Е-ЗА странам НАТО в Европе. Англичане же сумели ответить поставкой в Вэддингтон до конца этого года еще двух бесполезных «Нимродов»AEW.3, выполненных, как и первый серийный, по так называемому «стандарту 1983 г.».

Последней каплей в чашу терпения военных и ударом по самолюбию англичан, стало намерение их давнего партнера Франции отказаться в пользу покупки Е-ЗА от разработки собственного AEW-комплекса на базе «Трансала» или «Атлантика», контракт на создание целевой системы для которого GEC получила еще в 1982 г. Это решение было объявлено в январе 1986 г., а уже в феврале новый секретарь MoD Джордж Янгер заявил, что он более не намерен мириться с ситуацией вокруг «Нимрода»АЕМЗ, на разработку которого к этому времени было потрачено уже 882 млн. ф. ст. – почти в три раза больше первоначальной сметы. В результате в начале марта с GEC «Авионике» (ВАе к этому времени свои обязательства по модификации планеров «Нимродов» уже выполнил) был заключен контракт, по которому она обязывалась за шесть месяцев и 50 млн. ф. ст. довести систему до уровня требований ASR 400. Примечательно, что по этому контракту половину всех расходов GEC должна была взять на себя и получала деньги обратно только после подтверждения выполнения требований MoD. Последнее, в свою очередь, обязывалось не вмешиваться в разработку, но оставляло за собой право проведения тендера на подобный комплекс с участием других фирм. В случае же успеха, GEC «Авионике» получала еще три года на завершение испытаний двух прототипов, а затем еще 12-18 месяцев на ввод всех 11 самолетов в эксплуатацию.

А так должен был выглядеть «Хокрод» – гибрид «Нимрода» и «Хокая».

Естественно, такое решение, несмотря на то, что оно уже давно назрело, не могло не вызвать бурной реакции всех заинтересованных сторон. Так, в ответ на обвинения со стороны промышленности о постоянной корректировке своих требований, представители MoD заявляли: «Мы хотим иметь возможность действовать над Северным морем и частично над побережьем. Это и есть наши исходные требования.». «Мы говорим GEC: «Вы знаете чего мы хотим, скажите, что вы можете сделать! Мы не требуем невозможного». В свою очередь, GEC «Авионике», защищаясь от нападок прессы, поведала, что она «предупреждала MoD о возможных проблемах еще в 1977 г., но оно само отказалось от необходимых улучшений…».

На стороне производителей, как всегда в подобных случаях, выступили и профсоюзы: «Закрытие программы «Нимрода»AEW будет актом вандализма и означает полный захват Америкой еще одной высокотехнологичной области». Нельзя сказать, что бы все эти высказывания и упреки являлись несправедливыми, но с фактами спорить было трудно: с начала разработки «Нимрода»AEW.3 прошло почти девять лет, были потрачены огромные деньги, а самолета так и не было.

Но после кратковременной словесной перепалки, все поняли, что времени мало и занялись своими делами. Так, MoD, чтобы избежать повторных упреков в изменении требований, пришлось опубликовать те из них, по которым планировалось подводить итоги тендера: -время барражирования на тактическом радиусе 1300 км – 7-8 ч;

– наличие системы дозаправки топливом в полете:

– шесть радарных станций, одна контрольная станция, а также возможность установки еще трех станций;

– возможность слежения за 400 целями одновременно;

– способность обнаружения низковысотных и малозаметных целей, в том числе, над водной поверхностью;

– система передачи данных с «Нимрода»AEW.3;

– время от команды на взлет до выруливания – 15 мин., с выходом датчиков на рабочий режим до взлета.

Свои заявки на участие в тендере, кроме GEC «Авионике», прислали американские фирмы «Боинг», «Грумман» и «Локхид», а также европейские «Эйршип Индастриес» и «Пилатус Бритен-Норман» 4* , правда последние принимали лишь номинальное участие в конкурсе. Основная же борьба на первом этапе проведения тендера развернулась между американскими фирмами.

Фирма «Боинг» изначально рассматривалась как основной претендент на победу, и еври предложения естественно строила вокруг Е-ЗА. Но, ввиду того, что из всех соискателей проект на базе Е-ЗА являлся самым дорогим, авиакомпания из Сиэтла в качестве запасного варианта предложила и разработку более дешевого комплекса на базе «Боинга»707 с РЛС «Вестингауз» AN/APY-1.

Другой участник тендера, фирма «Грумман», предложила англичанам два варианта решения их проблем. Первый, самый простой и дешевый, подразумевал продажу Англии серийно выпускающихся палубных самолетов Е-2С «Хокай» в исполнении для берегового базирования. Но этот вариант не удовлетворял ни требованиям по тактическому радиусу, ни по характеристикам AEW-системы. Второй предполагал создание гибрида «Хокай»-«Нимрод» и потому получил «очаровательное» название «Хокрод» (дословно «ястребиная удочка, прутик», хотя в переносном смысле можно перевести и как «хищная сила»). «Хокрод», по предложению “Грумман», должен был представлять собой «Нимрод» с РЛС AN/APS-145 (планировалась к установке на «Хокай» с 1991 г.) и процессором с «Хокая». В этом случае на «Нимрод» необходимо было установить и грибообразный обтекатель антенны APS-145, что придавало самолету весьма своеобразный вид и снижало время барражирования на заданном тактическом радиусе до 5-6 часов. Естественно, что у руководства GEC этот проект ничего кроме раздражения вызвать не мог. Поэтому глава этой компании Джеймс Приор охарактеризовал его как «курьезный бизнес».

И, наконец, фирма «Локхид» также предложила на конкурс два проекта: Р-3 AEW и С- 130 AEW. Первый проект базировался на планере патрульного «Ориона» и, также как и «Хокрод», должен был оснащаться AEW-системой с Е-2С. Второй проект на базе военнотранспортного «Геркулеса» предлагалось оснастить AN/APY-920 разработки GEC «Авионике», поэтому подобно «Нимроду»AEW.3 этот самолет должен был иметь расположение антенн РЛС по схеме «нос-хвост».

Первые оценки, выполненные в рамках проведения тендера, показали, что помимо «Нимрода»AEW.3 и Е-ЗА, реальные шансы на победу имеют «Хокрод» и P-3AEW (С- 130AEW как реальный претендент не рассматривался, так как было неясно – доведет ли GEC «Авионике» свою систему хотя бы на «Нимроде»). Несмотря на то, что у «Хокрода» были проблемы с выполнением требований по летным характеристикам, он, ввиду высокой степени унификации с бортовым оборудованием Е-2С (около 70%) и наличия готовых планеров «Нимрода», получался относительно недорогим. Предложения по Р-3 AEW были проработаны в большей степени (первый прототип этого самолета летал с июня 1984 г.), и этот самолет получался еще дешевле. Правда, в эксплуатации «Хокроды» были бы предпочтительнее для англичан, так как во многом унифицировались с патрульными «Нимродами», в частности, по системам и средствам технического обслуживания. Но в июле 1986 г. оба этих проекта, также как и предложения по покупке исходных Е-2С, были простым и изящным шагом фактически выведены из конкурса, когда руководство НАТО запретило англичанам использовать в своей разработке частоту, на которой работала РЛС AN/APS-145.

4* Британская фирма «Пилатус Бритен-Норман» довела свою разработку «Дифендер»AEW до летных испытаний в 1987 г. Первый вариант этого самолета оснащался доработанной РЛС «Серчуотер» с Нимрода MR.2p

Первый прототип «Нимрода» (per. №XV148) в ходе испытаний. Самолет не имеет увеличенного форкиля и штанга магнитометра. Авиабаза Вудфорд, Великобритания, лето-осень 1967 г.

Серийный патрульно-противолодочный «Нимрод»MR. 1 (per. №XV257) из состава 201-й эскадрильи. Авиабаза Кинлосс, Северная Шотландия, начало 70-х гг.

Трудно сказать, кто стоял за этим решением, но в результате количество реальных претендентов сразу уменьшилось в два раза. Утешением же для разработчиков AEW- версии «Ориона» из американской фирмы «Локхид» стало то, что приобретенный в ходе этого тендера опыт впоследствии поз

волил этому самолету получить право на жизнь, как существенно более дешевой, чем Е-ЗА, авиационной системе ДРЛО. Б итоге, в первых числах октября 1986 г. ко второму этапу тендера были допущены только две разработки: «Нимрод»AEW.3 и комплекс на базе Е-ЗА.

«Kometa»AEW – демонстратор возможностей британской авиапромышленности. Торжественная выкатка этого самолета состоялась 1 марта 1977 г. в Вудфорде .

Первый прототип «Нимрода »АЕW.3 (per. №XZ288) в процессе летных испытаний на допуск к эксплуатации по летным характеристикам. В отличие от серийных самолетов, прототипы «Нимрода» AEW.3 не имели штанг системы дозаправки топливом в полете.

Интересно, что работы по доведению «Нимрода»AEW.3 до уровня требований ASR 400 GEC «Авионике» начала, как и раньше, с громких заявлений, наиболее характерным из которых было высказывание ее менеджера по маркетингу Джона Палмера: -То, что мы сделаем за следующие несколько месяцев, остановит насмешки и поставит Е-2 и Е-3 на их место.»!. Но, как это не парадоксально, GEC, освободившись от опеки MoD, за короткий срок действительно смогла справиться с большей частью проблем «Нимрода»AEW.3. Во-первых, она разработала новую параболическую антенну с еще более высоким уровнем подавления излучений в боковых лепестках, оснастив ее к тому же корреляционным фильтром для устранения помех от наземных объектов при идентификации низколетящих целей типа «вертолет». Во-вторых, фирма- разработчик сумела адаптировать свой новый компьютер GEC-4190F для размещения на «Нимроде»AEW.3. По сравнению с исходной ЭВМ GEC-4180, модификация 4190F имела почти в два раза более высокую производительность, а на подходе была и версия 4190Е, улучшенная по этому параметру еще на 50%. Это, в свою очередь, существенно повышало качество и скорость обработки радиолокационной информации.

Помимо трех серийных машин, поставленных Королевским ВВС, в распоряжении GEC «Авионике» также находились три «Нимрода»AEW.3 – прототипы, имевшие обозначения DB.1, DB.2 и DB.3 (development batch – опытная партия ). К октябрю 1986 г. DB.2, оснащенный всеми нововведениями, выполнил семь полетов, общей продолжительностью около 30 ч. В это же время на DB.1 отдельно испытывался компьютер, a DB.3 переоборудовался в новый серийный стандарт. Результаты испытаний DB.2 были настолько впечатляющими, что даже настроенные против «Нимрода»AEW.3 представители ВВС вынуждены были констатировать, что самолет «из бесполезного монстра превратился в практического работника».

Сравнение работы оборудования самолета до и после модификации показало, что уровень помех от побережья и городских кварталов снизился примерно на 95%, а блики от снега и морских волн стали даже ниже, чем у наземного радара AR.1! Использование же корреляционного фильтра позволило с высокой вероятностью обнаруживать и классифицировать низколетящие цели со скоростью большей 130 км/ч относительно самолета. Далее, в соответствии со своими возможностями GEC «Авионике» предложила трехэтапный порядок поставки доработанных самолетов:

1. Поставка трех самолетов по стандарту DB.2 во второй половине 1987 г.;

2. Поставка шести самолетов с середины 1988 г. до середины 1990 г. в комплектации близкой к окончательной, за исключением системы засекречивания сообщений;

3. Поставка 11 самолетов в окончательной комплектации с октября 1991 г. по сентябрь 1993 г.

Таким образом, всего за семь месяцев (лишний месяц был добавлен по просьбе «Грумман») и менее чем за 50 млн. ф. ст. GEC «Авионике» смогла самостоятельно решить все основные вопросы, которые не поддавались этому девять лет, пока проект находился под неусыпной опекой MoD. Понимая важность наступательной тактики, GEC в последние месяцы перед принятием окончательного решения развернула широкомасштабную экспортную кампанию и нашла потенциальных заказчиков на установку своей системы на самолеты С-130, ВАе-146 и Y-8 (китайский аналог Ан-12), а также вертолет ЕН, 101. Но надеждам GEC «Авионике» не суждено было сбыться, так как против нее работало потерянное время и еще три фактора, действие которых в сумме и решило спор не в пользу «Нимрода»AEW.3.

НОВЫЙ «ТИТАНИК»

Первым и, наверное, главным фактором, работавшим против продолжения программы «Нимрода»AEW.3, было отрицательное отношение к нему нового руководства MoD. В своей неприязни к проекту, оно с одной стороны опиралось на реальное недовольство Королевских ВВС поставленными ему самолетами и вычерпанный лимит доверия к GEC «Авионике», а другой стороны, так как немалая часть вины лежала на самих военных, у MoD имелось стойкое желание побыстрее вообще забыть об этой разработке, а не растягивать ее еще на 5-6 лет. Но просто так сделать это, особенно после того, как GEC за чуть более полгода решила практически все проблемы и доказала способность работать самостоятельно, министерство обороны Англии не могло. Тем более, на стороне GEC были как другие субподрядчики проекта, так и профсоюзы. Потому для прекращения разработки «Нимрода»АЕ\Л/.3 нужны были весьма серьезные аргументы, которые предоставили MoD фирма «Боинг» и… Франция.

Как одна из старейших авиастроительных фирм, «Боинг» достигла нынешнего своего статуса – самой мощной авиакорпорации мира – не только благодаря умению делать хорошие самолеты, но и приобретению навыков ведения конкурентной борьбы. Поэтому сразу же после объявления тендера, она не бросилась вовсю рекламировать свои предложения, как другие фирмы, тем более, что ее разработки в этой области и так имели достаточно высокую репутацию. В руководстве «Боинг» прекрасно понимали, что сила «Нимрода»AEW.3 вовсе не его характеристиках, а в национальных чувствах англичан, не желающих уступать США еще одну высокотехнологичную область. Поэтому основной удар «Боинг» направила именно в этом направлении, начав поиск фирм в Соединенном Королевстве, которых можно было бы привлечь на свою сторону, отдав им часть работ по созданию английской версии Е-ЗА.

Свою «тихую кампанию» она завершила только в второй половине июня, после чего сразу перешла к активным наступательным действиям, объявив, что в случае, если победа в тендере будет присуждена ей, английские производители получат контракты на сумму, равную 35% стоимости контракта по Е-3 (так называемая 35-процентная офсет-программа). А уже в августе 1986 г. было объявлено о подписании соглашений между «Боинг» и несколькими английскими разработчиками авиационного радиоэлектронного оборудования и компьютеров, фирмами «Плесси», «Феррэнти» и «Рэкал», по которому последним предлагались контракты, стоимостью около 10% от стоимости возможного заказа Е-3. Кроме того, «Боинг» пообещала этим фирмам подключение к ее программе разработки перспективной РЛС, систем дистанционно управляемых ЛА и тренажеров, а также к работам по программе СОИ – предел мечтаний любой компании. Планка же полной офсет-программы поднялась в августе до 100%! В это же время представители «Боинг» начали открыто критиковать и сам «Нимрод»AEWЗ, заявляя, что масса, габариты самолета, состав радиоэлектроники и мощность системы охлаждения совершенно недостаточны для выполнения предъявляемых требований.

В итоге интенсивной деятельности обоих конкурсантов – GEC «Авионике» в достижении технического прогресса с «Нимродом»AEW.3, а «Боинг» в области закулисных интриг – к октябрю 1986 г. оба предложения практически сравнялись друг с другом. Это подтвердил и министр, отвечающий за военные поставки, лорд Трефган: «Ни одно из предложений не свободно от риска и ни одно полностью не удовлетворяет предъявляемым требованиям, но и Е-3 и «Нимрод» имеют потенциальные возможности выполнить эти требования». Для решающего перевеса в ту или иную сторону нужен был дополнительный фактор и вскоре он дал о себе знать.

Результаты испытаний DB.2 говорили сами за себя: уровень помех от побережья и городских кварталов снизился примерно на 95%, а блики от снега и морских волн стали даже ниже, чем у наземного радара AR.1! Использование корреляционного фильтра позволило обнаруживать и классифицировать низколетящие цели со скоростью большей 130 км/ч относительно самолета.

Демонстрируя близость финала GEC «Авионике» перекрасила прототипы «Нимрода»AEW в соответствие со стандартами Королевских ВВС, по все было тщетно…

Подготовленная «Бритиш Аэроспейс» производственная линия по переоборудованию патрульно-противолодочных «Нимродов» в самолеты AEW так и не заработала на полную мощность. Расплачиваться за все пришлось как обычно налогоплательщикам…

Как мы помним, спусковым крючком в процессе активизации MoD в отношении «Нимрода»AEW.3 стало решение Франции об отказе от разработки собственного авиационного AEW-комплекса в свете намерения заказать Е-ЗА. В дальнейшем, после объявления тендера, французы решили подождать с принятием окончательным решения до подведения его итогов. Более того, в начале осени 1986 г. Франция уже открыто заявляла, что она примет сторону победителя и закажет ту машину, которую выберет и министерство обороны Англии.

Однако, скорее всего, французы лукавили и набивали себе цену, так как вариант с «Нимродом»AEW.3 их не устраивал по двум причинам. Во-первых, они верили в возможности GEC -Авионике» довести самолет до требуемого уровня еще меньше, чем англичане, а во-вторых, три-четыре необходимых им самолета англичанам просто негде было взять. Здесь было три возможных варианта решения проблемы: уменьшение количества самолетов, заказанных RAF до семи-восьми, переоборудование в «Hимрод»AEW.3 уже далеко не новых “Нимродов»MR.2р и совместное использование Англией и Францией всех 11 машин. Но ни один из вариантов Францию в полной мере не устраивал, поэтому с середины октября, после получения определенных гарантий от «Боинг» по собственной офсет-программе, ее представители начали в открытую склонять MoD к выбору Е-3.

После такого нажима положение GEC «Авионике» заметно осложнилось. Тем .не менее, она попыталась убедить французов в работоспособности своей системы, выполнив для них ряд демонстрационных полетов DB.2. Для оказания помощи GEC во Францию были срочно откомандированы и представители «Локхид», заинтересованной в потенциальном сбыте своего C-130AEW. Также, GEC попыталась снова поднять вопрос о возможной разработке Францией собственного AEW-комплекса, теперь уже на базе А-320 концерна «Эрбас». Но, по-видимому, окончательное решение Францией было уже принято и все попытки GEC «Авионике» склонить ее на свою сторону оказались безрезультатными.

В это время -Боинг», избегая лишних комментариев, использовала тактику проведения хорошо спланированных по времени брифингов и сообщений, в которых демонстрировалась несостоятельность «Нимрода»AEW по отношению к Е-3. Причем, ведущие роли в этом спектакле играли именно английские фирмы – будущие подрядчики «Боинг», которым было заявлено, что они не получат ни цента, если Е-3 не выиграет тендер.

Более чем девятилетняя история приближалась к своему финалу и в начале декабря Джордж Янгер начал личные инспекционные полеты на Е-ЗА и «Нимроде»AEW.3. В это время, как бы между делом, прошла информация о том, что министр обороны США Каспар Уйнбергер объявил 6 декабря о допуске англичан к жирному пирогу СОИ и подписании с MoD четырех контрактов, правда пока на сумму всего в 8.7 млн. долл. по разработке электромагнитной пушки, боевых космических систем управления и т.д. Планка же офсет-программы «Боинг» к этому времени «взлетела» аж до 130% – фактически «Боинг» обещала заключить контрактов на сумму в 1.3 раза превышающую ее собственный возможный контракт с MoD. Это, в свою очередь, опять же по расчетам «Боинг», давало английской аэрокосмической промышленности около 40.000 рабочих мест(!), против 7000 «нимродовских». Но и это еще было не все, так как продажная цена Е-3 была сбита в это время до невероятно низкой отметки – всего по 65 млн. долл. за штуку. В этой связи интересен тот факт, что страны НАТО за свои последние самолеты заплатили по 184 млн. долл., а Саудовская Аравия вообще выложила по 240 млн. долл. за самолет. Неправда ли, завидный альтруизм?!

И результат не замедлил сказаться: 18 декабря 1986 г. Джордж Янгер объявил о выборе в качестве базы для английского AEW- комплекса Е-ЗА и закрытии программы «Нимрода»AEW.3. Таким образом, 9.5 лет работы и почти 1 млрд. ф. ст. (930 млн. ф. ст. с учетом последнего контракта с GEC «Авионике» плюс стоимость закрытия работ), потраченные на его разработку, были фактически выброшены коту под хвост.

После подведения итогов тендера, Янгер, выступая в парламенте заявил, что «Нимрод»AEW.3 и Е-ЗА были одинаково хороши под требования ASR 400, но первому было отказано из-за мнения экспертов MoD, согласно которому технический риск завершения его программы в заданные сроки был существенно выше, чем для Е-ЗА. В кулуарах же Янгер сообщил: «Я сожалею, но не могу сказать, что уверен в реализации предложений GEC, которая определенно сделала прорыв в некоторых областях». Правда, впоследствии выяснилось, что MoD еще в июне начало сочинять бумагу как отделаться от «Нимрода», но карты военных были спутаны существенным прогрессом достигнутым GEC «Авионике» в совершенствовании своей системы. Это, в результате, потребовало поиска более сильных аргументов и затянуло тендер до декабря. Затем, еще несколько месяцев длился разбор этой дивной истории и поиск виновных. В результате, крайним оказался лорд Вейнсток, глава «Маркони», за его нежелание тратить собственные деньги концерна на высокотехнологичные исследования.

Примечательно, что события вокруг программа разработки «Нимрода» AEW.3 – изначальная помпезность, замешанная на чрезвычайной самоуверенности, трата огромных средств и драматический финал – во многом напоминали трагическую историю «Титаника», к гибели пассажиров которого, по иронии судьбы, также приложила руку в то время радиотелеграфная компания «Маркони». Дело в том, что тогда лайнер «Калифорниан» (находившийся всего в 20 милях от тонущего “Титаника») так и не услышал сигналов о помощи. Причина «глухоты» заключалась в том, что в составе его экипажа (в соответствии с практикой «Маркони») находился лишь один радист 5* . Последний же, отсидев положенную вахту, в момент катастрофы как раз отдыхал, выключив в соответствии с инструкцией радиоприемник. Летающий же «Титаник» – «Нимрод»AEW.3 – концерн «Маркони» «утопил» самолично, при активной «помощи» министерства обороны Соединенного Королевства.

Что касается самой GEC «Авионике», то она еще некоторое время пыталась найти нишу для своей системы и пристроить 13 собранных комплектов AEW-оборудования. Но, лишившись правительственной поддержки, эта фирма в феврале 1987 г. вынуждена была прекратить всю деятельность на AEW- рынке (как позднее выяснилось не окончательно) и распалась на несколько более специализированных компаний. В марте же 1987 г. сама собой умерла и программа С- 130 AEW. В то же время, все 11 планеров «Нимрода»AEW.3 были законсервированы на авиабазе в Эбингдоне (гр. Беркшир).

5* В то время радисты на кораблях находились в штате и получали жалованье в той радиотелеграфной компании, которая оснащала корабль соответствующим оборудованием. На не очень больших кораблях из экономии предписывалось иметь только одного радиста, работавшего по расписанию.

Окончание в следующем номере.

Вызов и ответ

О «конструктивной» критике, «правдолюбах» и «миговедах» (открытое письмо в редакцию)

Я бы не стал обращать еще раз внимание читателей на выпад в мой адрес, опубликованный в журнале «Авиация и Космонавтика" №7/2000 (за полвека, прожитые мной, и более чем 30-летний период сбора и систематизации материалов по советской и российской авиации, довелось видеть и слышать многое), если бы не одно интересное обстоятельство. На небосклоне истории авиации вдруг засияла «сверхновая звезда», которая, с одной стороны (по его же собственным словам), вроде бы и не очень сильный знаток этой самой истории (зачем иначе обращаться к «коммерческим» изданиям?), но с другой стороны, как оказалось, просто кладезь архивной информации, которая высыпается на читателя номерами постановлений Совмина, номерами заводов и самолетов, детальными сведениями об опытном оборудовании, информацией из летных книжек летчиков-испытателей, нюансами из заводских отчетов и отчетов НИИ ВВС и т.д. И, что самое интересное, – исключительно по самолетам «МиГ», и только в мой адрес (по «МиГам» разными авторами в последние годы написано столько, что другая фирма могла бы просто позавидовать). Действительно, ошибки бывают (часто нужные документы или сведения попадают в руки уже после публикаций), опечаток вообще множество в авиационных журналах (на оплату работы корректора денег всегда не хватает), а иногда, к сожалению, и подписи к фотографиям составляют не авторы (что, например, случилось и с моей статьей по МиГ- 19 – из-за моего периодического отсутствия в Москве). Приводимая «условным» полковником информация отчасти могла бы оказаться весьма полезной как для меня, так и прежде всего для читателей, если бы… она действительно предназначалась для этой цели. А вот в этом, уважаемый читатель, стоит, по-моему, усомниться.

Почему «условный» полковник? Да потому, что за этим чином и подписью стоит не только (а скорее – не столько) приведенное «авторское» лицо, а совершенно конкретные личности, которым в последнее время ну просто покоя нет от желания сделать быструю карьеру на поприще авиационной истории и любым способом поставить барьеры тем, кто исследует «их тему». Еще недавно, торгуя на клубе «архивными» фотографиями (некоторыми – по повышенным расценкам за уникальность), молодые «бурлаки-миговеды» в настоящее время «из кожи лезут вон», чтобы «переплюнуть» (скорее оплевать) известных (по их словам) «корифеев». Приведу целиком цитату из уже опубликованного несколько ранее в том же журнале «Авиация и Космонавтика" «предисловия” к одной из монографий.

«Между тем, некоторые «известные публицисты от истории отечественной авиации» в погоне за приоритетом публикации любой новой темы не утруждают себя рутинным поиском и детальным анализом исторических документов. Их стиль работы – «первыми прокукарекать» – выигрышен в том плане, что по ранее неизвестным темам они практически не имеют оппонентов. Поэтому опубликованные ими на эту тему материалы как у нас в стране, так и за рубежом не «страдают избытком документальности», а потому так же далеки от истины, как и конструктивное сходство моноплана-парасоль с космическим кораблем многоразового использования.»

Какую же цель преследуют «правдолюбы»? Об этом нетрудно догадаться, выбранные методы «дискуссии» не оставляют сомнений в намерениях. Да и чин военный для повторной атаки выбран не случайно. Как бы «для большей эффективности поражения цели». Не хочу занимать слишком много места для ответа в журнале, предназначенном, вообще-то, совершенно для других целей, но упомянутые выше «традиции» всегда были, есть и, видимо, будут в нашей стране. О методах «дискуссии» все же стоит поговорить.

Хотелось бы отметить, что «знатоки» не только типов самолетов, но и гинекологии (см. с.26 АиК №7/2000), в некоторых упомянутых ими эпизодах моих монографий не брезгуют идти на прямой обман читателей, вырвав, например, информацию о Постановлениях Совмина об однодвигательном и двухдвигательном вариантах будущего МиГ-19 из контекста, как раз и объяснявшего, в связи с чем эти Постановления издавались (в моем тексте было сказано, что Постановление от 15.08.1953 г. было выпущено в дополнение к изданному Постановлению от 25 марта 1952 г.). Замечу, что по одному и тому же вопросу издавались десятки Постановлений и с довольно большой разницей во времени, о чем преднамеренно умолчал рецензент. Точно также он поступил и с якобы моим утверждением о том, что СП-2 (в монографии по МиГ-17, «Авиация и Время» №4/1999 г.) полеты начал совершать с марта 1951 г В моей статье вообще не говорится о дате начала полетов на СП-2, а приводится лишь период заводских испытаний – с марта по ноябрь 1951 года. И только не надо утверждать, что этап заводских испытаний опытных самолетов всегда начинается с первого полета. Далеко не всегда. Это прежде всего зависит, укомплектована ли машина всем необходимым для начала испытаний оборудованием. С утверждением о том, что СП-6 с ракетно-пушечным вооружением стал прототипом серийного перехватчика МиГ-17П (только с пушечным вооружением) могу согласиться лишь наполовину – во многих документах (в том числе и в первых техописаниях конструкции) серийный МиГ-17П фигурирует как изделие СП-7 (и уж точно не как СП-6), а вот МиГ-17ПФ – часто и как изделие СП-7, и как изделие СП-7Ф.

Также не стоит полностью принимать на веру и утверждение «автора» о том, что на СП-10 проводились испытания лишь нового прицела «Аист». В одном из отчетов завода № 155 о проделанной работе за 1955 год говорится, что самолет N“58210627 (бывший СП-9, доработанный к середине октября 1954 года под СП-10) летом 1955 года использовался для испытаний нового пушечного вооружения (к сожалению, подпись под фотографией «борта 627» опять же составлял не автор). Ну и т.д.

В ряде случаев могу согласиться с полковником лишь в том, что ко многим документам следует действительно относиться осторожно.

Какое же «уважение» к читателю и какую же неприязнь ко мне надо испытывать, чтобы для доказательства количества строившихся СМ-50 привести предполагавшийся план-график постройки пяти машин, отнявший у читателя почти половину страницы журнала! Полковнику, специалисту по авиационному вооружению, наверное не стоило применять «бомбу такого большого калибра» для поражения столь незначительной цели.

Кстати, о самой «цели». В недавно выпущенном фирмой «Крылья России» компакт- диске (CD) о самолетах ОКБ А.И.Микояна сообщается: «В августе-ноябре 1956 г. переоборудован серийный МиГ-19С №61210310 под ускоритель одноразового действия У-19 с ЖРД СЗ-20М разработки НИИ-88 МОП. Самолет 21 ноября был отправлен на заводские испытания… 9 декабря 1957г., после получения двигателей СЗ-20М. ВВС сданы еще два самолета СМ-50, из которых один производства ОКБ-155, а второй – завода №21. Последующие три экземпляра (завода №21) в 1957 г. сданы заказчику не были, по причине выявившихся больших производственных дефектов, обнаруженных в процессе их предъявления.»

И что теперь читателю, глядя на план-график, делать с арифметикой из вышеприведенной цитаты? А что вообще значит фраза «но лучше бы они этого не делал…» (с. 25, вторая сверху строка третьей колонки)? Или последний абзац «критической» статьи, звучащий буквально так: «В музее ВВС в настоящее время хранится первый экземпляр Е-152М, построенный на базе Е-152/1, так что украшающая его борт надпись в полной мере соответствует действительности.». Это как понять: придуманное для ФАИ название Е-166 на борту упомянутого самолета «в полной мере» и на самом деле соответствует действительности? И все это после намеков на якобы низкое качество «причесывание» и литературного редактирования?!..

Так что «кашу», дорогие «оппоненты», всегда лучше расхлебывать свою. А еще лучше – не «заваривать» ее вообще (как тут не вспомнить басню Крылова?!..). В связи с «состоявшейся дискуссией» вспоминаются также и заключительные слова главного героя из замечательного фильма «Тот самый Мюнхгаузен», относящиеся, пожалуй, КО ВСЕМ НАМ: «Умное лицо, господа, еще не признак ума. Все глупости на свете были сделаны именно с этим выражением лица.».

С уважением к читателям всех журналов, Ефим Гордон.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Виктор Марковский

Афганский дебют истребителей-бомбардировщиков МиГ-27

Истребители-бомбардировщики МиГ-27 являлись одними из наиболее массовых самолетов советских ВВС, однако на протяжении почти полутора десятков лет службы ни одному из них не довелось принять участие в реальных боевых действиях. Даже в годы афганской войны до самых последних месяцев не возникал вопрос об их отправке в состав ВВС 40-й армии и потому боевой экзамен для них стал тем более неожиданным.

Этому были свои причины. Задачи ИБА в ВВС 40-й армии исправно выполняли Су-17, первые из которых (так называемые «Су-17 без буквы») были переброшены в Афганистан уже при вводе войск. После не слишком впечатляющего дебюта (в основном, из-за малого радиуса действия и ограниченной боевой нагрузки) их быстро сменили Су-17МЗ, ставшие настоящей «рабочей лошадкой». При этом пошли даже на спешное переформирование в авиаполки истребителей -бомбардировщиков (АПИБ) истребительных полков ПВО южных округов, которым в афганской войне отводилась главная роль. Так, 136-й АПИБ из Чирчика и 156-й из Мары успели совершить по несколько «залетов» в Афганистан, а осенью 1987 г. их сменили Су-17М4 из Калинина.

Машины, прозванные «стрижами», пользовались славой надежных и неприхотливых самолетов, находившихся, что называется, на своем месте. Помимо этого, базирование из года в год самолетов одного и того же типа упрощало обслуживание, снабжение и планирование боевых вылетов, так что объективно вопрос о переходе на другой тип истребителя-бомбардировщика не возникал.

К осени 1988 г. подоспел срок очередной замены (по сложившейся практике, полки ИБА сменяли друг друга после года работы в октябре-ноябре). Но «подручные» полки из САВО и без того, едва вернувшись из Афганистана, то и дело срывались со своих баз, продолжая боевую работу «за речкой» с приграничных аэродромов. Других полков, успевших освоить боевое применение в условиях горно-пустынной местности, во всех ВВС было не так-то много. Вместе с тем, ИБА располагала еще одним типом истребителя-бомбардировщика – МиГ-27, которыми к концу 80-х гг. были укомплектованы свыше двух десятков авиаполков.

Возникло естественное предложение – направить на замену МиГ-27, в пользу чего имелось несколько доводов, основным из которых была возможность в оставшиеся месяцы войны опробовать самолет в реальных боевых условиях. Одновременно, самым простым и надежным способом разрешался вопрос, которому было посвящено не одно военно-научное исследование – какая же из двух машин, созданных по одним и тем же требованиям при сопоставимых характеристиках, вооружении и БРЭО является более эффективной.

Имела место и известная ревность летного состава частей «двадцать седьмых» к понюхавшим пороху и заслужившим боевые награды коллегам, летавшим на МиГ-21, МиГ-23, Су-17 и Су-25. Впрочем, если сами летчики и техники, за небольшим исключением, относились к выполнению интернационального долга как к предложению «добровольно-принудительному» и придерживались принципа «на службу не напрашивайся, от службы не отказывайся», то командование имело иные взгляды. В конечном счете субъективный фактор сыграл не последнюю роль, включая и то, что во главе ВВС 40-й армии к этому времени находился генерал- майор Д.С.Романюк, прибывший из Забайкалья, где он командовал дивизией ИБА и сам летал на МиГ-27 1* .

К 1988 г. ИБА южных округов, как и все ВВС, претерпела ряд преобразований. Почти сразу же после начала афганской войны в авиации начались радикальные организационные реформы, начало которым положил Приказ МО СССР от 5 января 1980 г., призванный свести «под одни знамена» ВВС и сухопутные войска с целью повышения их взаимодействия. В результате, силы фронтовой авиации были реорганизованы в ВВС военных округов, в которые вошла и авиация ПВО. Теперь они подчинялись командованию округов, что и привело к созданию собственно ВВС 40-й армии. Кроме того, Приказом МО СССР от 21.08.84 г. были созданы Главные Командования направлений, в которых имелись свои Управления ВВС, а ударные силы бомбардировочной авиации собрали в объединения централизованного подчинения – Воздушные Армии оперативного назначения (ВА ВГК ОН) и стратегического назначения (ВА ВГК СН). Созданное ГК Южного направления, со штабом в Баку, курировало ТуркВО и САВО, а также деятельность 40-й армии в Афганистане.

Такая структура оказалась чрезмерно сложной, децентрализованной и далекой от армейского единоначалия, что, в конце концов, дало обратный задуманному начинанию эффект – снижение потенциала имевшихся в наличии сил. Окружная организация была крайне непопулярной среди самих авиаторов, попавших под начало к «краснопогонному» командованию. Далекое от авиационной специфики – объемных работ на сложной технике и поддержания летной выучки, – на низовом уровне оно часто подменяло ее «углубленным изучением уставов» и излюбленной строевой подготовкой.

Летом 1988 г. порочность такой системы была признана Советом Обороны, восстановившим объединение сил ФА в Воздушные Армии, подчинявшиеся ГК ВВС. К этому времени ТуркВО и САВО слились в один округ, унаследовавший наименование САВО, однако перенесший штаб в Ташкент. Соответственно, авиачасти вошли в состав ВВС САВО (за исключением некоторых переданных под начало ВГК и подчинявшихся штабу Южного направления). С отходом от окружного подчинения они получили статус "ВВС на территории САВО». Полностью же волна перемен сникла уже после окончания афганской войны, когда 28 февраля 1989 г. была восстановлена 73-я Воздушная Армия со штабом в Ташкенте.

1* Последний командующий ВВС 40-й армии находился в должности вдвое дольше, чем кто-либо другой, прибыв в Кабул в сентябре 1986 г., он бессменно оставался на этом посту до конца войны.

До последних месяцев афганской войны, имевшиеся в южных округах МиГ -27 не привлекались к боевой работе.

К 1988 г. в округе имелись пять полков ИБА в составе двух авиадивизий. Три из них (136, 156-й и 217-й АПИБ), прошедшие Афганистан, были укомплектованы Су-17 разных модификаций, а два (129-й и 134-й) летали на МиГ-27. Примечательно, что такое же соотношение «два к трем» соответствовало и общим количествам этих машин в наших ВВС, имевших около 800 МиГ-23БН/МиГ-27 и несколько более 1200 Су-17.

129-й и 134-й АПИБ на МиГ-27 к осени 1988 г. входили в 24-ю АДИБ. Дивизия также завершила многоступенчатую реорганизацию: прежде она была смешанной (САД), представляя собой «сборную солянку» из почти всех видов фронтовой авиации и включала ИАП, АПИБ и БАП. После «разгрузки» и переподчинения части авиаполков, дивизия сохранила 129-й АПИБ, базировавшийся в Талды-Кургане (в просторечии именовавшемся «Талдыком») и была пополнена 134-м АПИБ из Жангизтобе, куда вскоре перебрался и штаб самого соединения.

Части довольно долго довольствовались старой техникой – перевооружение «тыловых» округов традиционно осуществлялось во вторую очередь, что изменилось лишь с обострением обстановки на южных рубежах СССР. 129-й АПИБ до 1975 г. летал на МиГ-17, которых сменили МиГ-21ПФМ, но уже в 1979 г. получил МиГ-27. Впрочем, у соседей дела обстояли не лучше – вступивший в боевые действия в Афганистане в числе первых, 136- й АПИБ начал воевать тоже на МиГ-21ПФМ. Вскоре положение было оперативно исправлено и, в соответствии со стратегией укрепления южного направления, полки начали перевооружать на новую технику, параллельно сводя их в мощные соединения с упором на ударные возможности (прежде в округах преобладали истребители-перехватчики).

Процесс шел не без неразберихи: в некоторых частях при переводе в ИБА и БА за два – три года сменялось по несколько типов самолетов. Переучивание на каждый занимало много времени и достижение боеготовности затягивалось. Так, тот же 136-й АПИБ, уже весной 1980 г. пересев с МиГ- 21 ПФМ на МиГ-21 СМ, без задержки через год сменил их на Су-17МЗ. Соседний, 156-й ИАП, входивший в состав 17-й ИАД ПВО. сменил специфику более радикально, перейдя летом 1981 г. в состав 34-й АДИБ и получив взамен перехватчиков Су-15 истребители-бомбардировщики Су-17МЗ.

К осени 1988 г. оба полка 24-й АДИБ имели МиГ-27 последних моделей: 129-й был оснащен МиГ-27М и МиГ-27Д, причем последние были доработаны из прежних полковых МиГ-27 1982-1984 гг. выпуска. Несмотря на различие в названиях, МиГ-27Д представляли собой аналогичные МиГ-27М машины: самолеты первых серий (изд.32-25) доводились до уровня «эмок» на авиазаводе в Иркутске. Они получали удлиненный нос с новым ПРНК-23М, лазерной прицельной системой «Клен-ПМ» вместо «Фона», служившего только для измерения дальности, а также развитый наплыв крыла, улучшавший поведение самолета на больших углах атаки, и турбулизаторы на киле, повышавшие эффективность руля направления, который оборудовался парой гидродемпферов. В составе оборудования РСБН-6С заменялась на А-321 «Клистрон», устанавливалась РСДН, новые радиовысотомеры А-031, резервная курсовертикаль, и менялось кабинное оборудование, важнейшим отличием которого был телемонитор для наведения ракет с ТВ ГН. После модернизации МиГ-27Д, получивший наименование изд.32-29, мог нести расширенный состав вооружения, включая управляемые ракеты Х-25, Х-27ПС, Х-29Л и Х-29Т.

Внешне МиГ-27Д отличался от «оригинальных» МиГ-27М мелкими деталями (в частности, на киле отсутствовал обтекатель антенны дополнительной КВ радиостанции Р-864, оказавшейся ненадежной в эксплуатации), однако нес характерное «родимое пятно» в окраске. Иркутский авиазавод в это время выпускал серию МиГ-23УБ и для сокрытия точного числа прошедших модернизацию боевых МиГ-27 на закабинном отсеке светло-серой краской наносилось броское изображение второй кабины, призванное уподобить самолет «спарке». Попутно создавалось впечатление, что завод производит только МиГ-23УБ. Неизвестно, ввела ли ко- го-то в заблуждение подобная маскировка характерного хищного профиля истребителя-бомбардировщика, однако приметная «вторая кабина» служила сведущему глазу верной приметой МиГ-27Д.

К осени 129-й АПИБ был пополнен также 16 МиГ-27М и Д из белорусских Постав, где переданный в штурмовую авиацию полк осваивал Су-25.134-й АПИБ в Жангизтобе (для краткости называемого «Жангизом») на севере Казахстана, помимо МиГ-27М и Д, имел одну эскадрилью «Кайр» – МиГ-27К (изд. 32-26) – наиболее совершенных машин этого типа, прозванных по наименованию прицельного комплекса «Кайра». Эта лазернотелевизионная система, сопряженная с ПрНК-23К, обеспечивала применение новых типов управляемого оружия, включая корректируемые бомбы, наведение которых осуществлялось даже при выполнении самолетом сложных видов маневра.

Приказ о направлении «для выполнения специального задания» поступил из ГШ ВВС, однако ни для кого не было секретом, что свою роль сыграла «протекция» генерал-майора Тимченко, недавнего командующего ВВС САВО (его сменил вернувшийся из ДРА генерал-майор Шканакин), выступившего с инициативой проверить в боевой обстановке имевшиеся в его подчинении МиГ-27. Свою роль сыграло и приближение окончательного вывода 40-й армии, что лишило бы командование самой возможности такого «экзамена».

При формировании группы сказались товарищеские отношения командующего с «талдыкскими» командирами, в первую очередь с комэском-2 подполковником В.Дорошенко, настаивавшим на своем участии в командировке. В результате направленные в Афганистан две эскадрильи 134-го АПИБ дополнила до полного полкового состава эскадрилья 129-го АПИБ, которой, естественно, командовал Дорошенко. В «талдыкскую сборную», как называли это подразделение, отобрали наиболее опытных летчиков только 1-го и 2-го классов, оставив «молодых» набираться опыта дома; такой подход практиковался и в других частях. Причем, по прибытии на место классным летчикам доставались и наиболее опасные задания – бесстрастная статистика свидетельствовала, что ВВС 40-й армии к началу апреля 1988 г. потеряли 190 авиаторов носивших 1-й класс, 41 – 2-й и 54 – 3-й!

Впервые за афганскую кампанию в ДРА направлялся полк ИБА полного состава. До этого обычно обходились двумя эскадрильями, а иногда и одной, что отчасти было вызвано нежеланием посылать на войну едва оперившуюся молодежь, только вчера закончившую училище и сменившую курсантские погоны на лейтенантские. В немалой степени существовавшая практика диктовалась и необходимостью сохранять в строю на базе хотя бы часть сил, правда при этом полк с боевого дежурства все равно снимался и оставшийся летный состав занимался плановой учебой.

В первую очередь усиление группы ИБА объяснялось изменившейся обстановкой – в результате начавшегося вывода войск к 15 августа был оставлен Кандагар, где базировалась почти треть ВВС 40-й армии. Правда, часть из них была переброшена в Шинданд, но отнюдь не уменьшившиеся объемы задач, с учетом перемен в дислокации, требовали пополнения авиагруппировки.

Подготовка к будущей командировке началась заранее. По специальной программе летчики отрабатывали особенности боевого применения в горно-пустынной местности, совершенствовали летно-тактическую подготовку в дневных и ночных условиях. Первоначально для освоения программы предлагался Центр подготовки летного состава в Чирчике, однако наличие в Казахстане горного политана Кзыл-Агаш позволило провести курс на месте. Повышение мастерства включало боевое маневрирование с боевой нагрузкой на средних и больших высотах, действия в особых случаях, выполнение взлета и посадки с максимальным взлетным весом по укороченным схемам в объеме 16-18 полетов. Летно-тактическая подготовка посвящалась особенностям самолетовождения при слабом навигационном обеспечении, в условиях высокогорья и запыленности воздушного пространства, отработке приемов преодоления ПВО. подавления и уничтожения огневых средств, прикрытия и взаимной поддержки при действиях в составе группы, а также методике полетов на различные задачи – разведку, целеуказание, прикрытие и поддержку войск. Основной упор в боевом применении делался на отработке атак наземных целей с использованием бомб, НАР и пушки, нанесение ударов днем и ночью с подсветом САБ. Бомбометание выполнялось исключительно с пикирования, вплоть до отвесного. Завершалась подготовка боевым сколачиванием пар, звеньев и всего состава эскадрилий (под ним понимается слетанность и тактическое слаживание – -чувство локтя» и взаимопонимание летчиков).

Каждый самолет за вылет расходовал полсотни ИК ловушек ЛО-43 и окрестности аэродрома были завалена горами стреляных гильз от них.

Несмотря на наличие в 134-м АПИБ МиГ- 27К, обладавших наибольшими возможностями и наиболее уважаемых летчиками, командование приняло решение не включать их в состав группы. Афганский опыт однозначно показал, что в сложных горных условиях, далеких от расчетной “малопересеченной» местности, на скоростной машине не удается использовать весь потенциал бортового оборудования. Электроника и прицельные системы оказывались бесполезными при поиске целей в хаосе скал, камней и зарослей зеленки. Сплошь и рядом цели вообще было невозможно выделить с высоты без подсказки наземного или вертолетного наводчика. А взять малоразмерный объект удара (им могло быть строение в кишлаке, огневая точка, засада за дувалом) на автосопровождение и целеуказание при скоротечном контакте и маневре не под силу было даже «Кайре» – наиболее совершенной системе, имевшейся тогда во фронтовой авиации 2* . Причина заключалась в поднятой до 5000 м нижней границе безопасного от «Стингеров» эшелона, что накладывало серьезные ограничения на использование бортового прицельного лазерно-телевизионного комплекса. В результате, малоразмерные цели на местности оказывались за пределами дальности обнаружения установленной на самолетах аппаратуры наведения, поскольку оптимальный диапазон высот применения КАБ-500, УР Х-25 и Х-29 лежал в пределах 500-4000 м. Причем ракеты рекомендовалось пускать на скоростях 800- 1000 км/ч с пологого пикирования, когда самостоятельно разглядеть объект удара и обеспечить наведение из-за скоротечности сближения уже было практически невозможно. Дорогостоящие управляемые боеприпасы в этих условиях оставались оружием штурмовиков, действовавших в плотном контакте с авианаводчиками, а на истребителях-бомбардировщиках ПрНК с лазерным и телевизионным каналами наведения оставались балластом. К тому же они были подверженны частым отказам, что сказывалось и на работе сопряженных систем. Другим доводом было то, что на МиГ – 27К, несшем массивную «Кайру» отсутствовали бронеплиты кабины, отнюдь нелишние в боевой обстановке.

К моменту отправки «на войну» МиГ-27Д и М прошли типовой «афганский» комплекс доработок. Он включал регулировку системы запуска для повышения его надежности в жарком разряженном воздухе, некоторое повышение ограничения температуры газов за турбиной (обычно «срезанное» с запасом для экономии ресурса двигателя и разрешенное к увеличению только в боевой обстановке), а также установку на центроплане кассет с ИК ловушками ВП-50-60 с необходимой электроарматурой. Кресло КМ-1 дорабатывалось под размещение «боевого» НАЗ-7Б, для чего из его рамы выбирался лишний металл. ПрНК-23М проходил настройку «под горы», в результате которой прицельная задача, учитывавшая множество вводных (высоту, температуру и давление воздуха, угол пикирования, дальность до цели, баллистику боеприпасов и пр.) решалась в расчете на превышение и уклон местности вместо привычного равнинно-холмистого рельефа. В перебранный НАЗ вместо бесполезных удочек и спасательной лодки укладывали пару фляг с водой, ручные гранаты, автомат АКС-74У и запасные магазины к нему.

К октябрю группа 24-й АДИБ, составлявшая полноценный авиаполк, в составе которого было три эскадрильи (по 12 боевых МиГ-27 в каждой и четыре «спарки» МиГ- 23УБ) была готова к вылету. Командовал 134-м АПИБ, как именовали группу в документах, подполковник В.С.Маркелов, ставший впоследствии Героем России 3* . Эскадрильями командовали подполковники В.Акашев, А.Блинов и В.Дорошенко. Путь на войну эскадрилья последнего начала, проделав 500-км «крюк» в обратном направлении: 20 октября ее МиГ-27 вылетели на север, направившись в Жангизтобе, где группе предстоял сбор и получение задачи в штабе дивизии. Через несколько дней вместе с полком они вновь оказались дома – по пути в ДРА в Талды-Кургане была выполнена первая промежуточная посадка (по этому случаю летчиков уже ждал буфет).

Следующими пунктами стали аэродромы Чимкент и Мары-1, где летному составу выдали обязательный камуфляж, включая зимние куртки и «ползунки», небесполезные близившейся зимой. Ознакомление с будущим ТВД по «Справке о местности» позволило узнать, что «в течение года здесь можно выделить лишь два сезона – холодный (середина ноября – начало марта) и жаркий (начало марта – середина ноября), причем переход от одного сезона к другому совершается очень быстро». В резко континентальном климате сухая теплая осень сменялась неустойчивой и промозглой погодой с ночными морозами до – 15°. Такой и выдалась последняя военная зима 1988- 1989 гг. для ограниченного контингента советских войск в Афганистане…

В Мары-1 были, помимо всего прочего, улажены пограничные формальности и оформлены необходимые документы. Последнее представляло собой в то время в известной степени нудную процедуру, включавшую заполнение деклараций с дотошным вопросом в графе «Цель Вашей поездки», выдачу «синих» (служебных) загранпаспортов и прохождение таможни. Время, затраченное на перелеты, было записано в летные книжки как не достававшие каждому по Курсу боевой подготовки упражнения начиная от «полетов по маршруту» до «полетов в облаках», поскольку объемы учебы улетавшим воевать никто не снимал.

Наконец, 29 октября после 40-минутного перелета группа преодолела последний, самый короткий, отрезок маршрута и приземлилась в Шинданде, аэродром которого с самого начала войны служил базой ИБА. Помимо двух эскадрилий Су-17М4 сменяемого 274-го АПИБ, здесь находилась выведенная из Кандагара штурмовая эскадрилья Су-25 из состава 378-го ОШАП, звено МиГ-23МЛД из 120-го ИАП, а также 302-я ОВЭ, оснащенная смесью Ми-8 и Ми-24. Именно они и встретили первыми новичков, патрулируя окрестности аэродрома и прикрывая их посадку. Общая же численность шиндандской группировки советских войск составляла 8600 человек, в то время как все население города не превышало 5 тыс. Помимо советских авиационных частей и подразделений, в Шинданде базировался и афганский 355-й смешанный авиаполк оснащенный Ан-26, Ми-8, Ми-25 и Су-7.

По устоявшейся практике, 274-й АПИБ задержался для помощи ввода в строй новичков, каждый из которых после изучения района и подготовки карт несколько раз слетал на полигон, привыкая к местности. Дважды выполнили полеты совместным составом Су- 17М4 и МиГ-27, однако не удалось вывезти летчиков 134-го АПИБ на «спарках» для практического ознакомления с наиболее часто встречающимися целями и ориентирами, а также и типовыми тактическими приемами, при которых передача опыта происходила буквально из рук в руки и была наиболее полноценной. У летчиков «МиГарей» не было допуска к полетам на Су-17УМ, а летчики «сушек» не имели опыта пилотирования МиГ- 23УБ. Смена матчасти заставила также перебросить в Шинданд необходимые для МиГ-27 средства наземного обслуживания. Кое-что (вместе с техсоставом) доставили Ил-76 и Ан- 12, а машины ТЭЧ и громоздкое оборудование везли эшелоном до Кушки, а оттуда – своим ходом в составе транспортных автоколонн.

На помощь соседей-афганцев к этому времени рассчитывать не приходилось. Те продолжали летать на Су-7БМК, занимаясь своими задачами и совместных вылетов никогда не предпринималось, хотя объективных препятствий, на первый взгляд, не было – все афганские летчики знали русский язык, а средства связи и управления были советского производства. Истинной причиной охлаждения отношений было разное отношение к боевой работе. Со стороны вообще могло показаться, что «коллеги» участвуют в разных войнах. В то время как группы советских самолетов и вертолетов постоянно вылетали для нанесения ударов по отрядам оппозиции, караванам и базам моджахедов, афганские летчики выполняли один-два вылета в неделю одиночным Су-7 или парой, не рискуя приближаться к "огрызающимся" целям, а в случае их работы вблизи советских частей в воздух поднимали МиГ- 23, «присматривавшие» за союзниками.

2* Заметим, что авиация НАТО эту задачу не смогла решить даже спустя десять лет, когда весной 1999-го против Югославии была начата операция «Решительная сила». Подробнее см. ИА №1/1999 и №1/2000.

3* Он получил это звание за участие в боях в ходе чеченской кампании.

Значительную помощь в освоении районов будущей работы экипажам ударных МиГов оказали летчики-истребители 120-го ИАП. На «спарках» они провезли новичков по типовым маршрутам, указав характерные приметы, ориентиры и опасные места.

Ухудшавшиеся отношения проявлялись даже на бытовом уровне: привыкшие опираться в своих действиях на мощь 40-й армии, правительственные военные с началом вывода советских войск в открытую стали звать наших «предателями», постреливали по стоянкам и подбрасывали на рулежки всякого рода колющий и режущий мусор, полосовавший пневматики. У некоторых летчиков нарастала склонность окончить -свою войну» самым простым способом, в результате чего за 1988-1989 гг. за границу были угнаны 11 самолетов и вертолетов, а в самом Шинданде полеты больше напоминали -доламывание» машин, восстановлением которых афганцы себя не утруждали, из-за чего уже на подлете окрестности базы поражали количеством разбитых и разграбленных остовов Су-7.

Заметную помощь в освоении районов работы оказали соседи-истребители, за три месяца работы успевшие побывать во всех «углах» зоны ответственности. На «спарках» они провезли новичков по типовым маршрутам, указав поворотные точки, характерные приметы и ориентиры, направления заходов и опасные места, появления над которыми без дела следовало избегать. Помимо особенностей штурманского дела, ветераны подсказывали детали боевого маневрирования, поиска целей и тактики, иные из которых находились на грани, а то и выходили за рамки наставлений, относясь уже не к технике боевого применения и производства полетов, а к летному искусству.

С учетом тонкостей, определяемых местным колоритом, вылеты на удар преимущественно планировались в ранние утренние или вечерние часы (полуденную жару и население и душманы пережидали в тени дувалов, «зеленки» и пещер, а потому поиск противника был обречен на неудачу). Караваны, прятавшиеся днем в кишлаках и укрытиях, трогались в путь лишь под вечер; при поиске следовало большое внимание уделять затененным склонам; в ночных полетах в первую очередь требовалось следить за собственным положением в пространстве и окружающим рельефом – столкновение с горами было опаснее любого зенитного огня. Общим правилом при построении боевого захода была атака с крутого пикирования, предпочтительная и по точности, и по безопасности – самолет находился над целью минимум времени и, разогнавшись, -поплавком» выскакивал за пределы возможной зоны досягаемости ПВО (соблюсти предписанную нижнюю границу в 5000 м удавалось не всегда, как из-за различного превышения местности, так и индивидуальных особенностей летчиков и боевого азарта).

Помимо знакомства с ТВД, в первые же дни личному составу пришлось заняться оборудованием стоянок и жилого городка для защиты от возможных обстрелов. В принципе, окрестности Шинданда считались относительно тихими – с местными моджахедами удалось договориться по принципу «мы вас не трогаем, вы – нас», но с началом вывода войск в провинции участились диверсии не успевших навоеваться «непримиримых», грозивших напоследок уходящим советским частям «кровавой баней». В августе отряды оппозиции на севере тут же захватили оставленный советскими войсками Кундуз, причем правительственным частям удалось удержать только подготовленный к обороне аэродром. Гератский мулла Акбар объявил: «Шурави вредили нам девять лет, но сейчас мы поручаем их Аллаху» и только Всевышний знал, чего больше в этом призыве – смирения или угрозы. Не полагаясь на Всевышнего, отряд -Хезбе Алла» (Партии Аллаха) местного командира Доврана подобрался к Шинданду и организовал артналет реактивными снарядами. Обстрел пришелся как раз на время посадки самолетов, но использовавшиеся душманами снаряды повышенной кустарными средствами до 20-25 км дальности из-за большого рассеивания рвались в окрестностях авиабазы.

За три дня в каменистой земле на стоянках и в жилой зоне отрыли укрытия и огневые точки, но все же опасность оставалась – на открытой -поляне» аэродрома даже без прямых попаданий осколки беспрепятственно разлетались на большие расстояния, а излюбленные душманами зажигательные (фосфорные) снаряды можно было тушить разве что имевшимся в изобилии песком. Стены модулей 4* обшили стальными щитами, набранными из полос аэродромного покрытия К-1Д, завезенными в Шинданд как раз для подготовки к базированию усиленной авиагруппировки. Настилы предназначались для обеспечения полетов самолетов с взлетным весом 12 тонн, однако специально проведенные летные испытания позволили установить. что эти изделия имеют повышенный запас прочности и способны выдерживать 18-тонные машины. В конечном счете летать с них не пришлось, ограничились лишь использованием К-1Д для расширения стоянок, а остаток пошел в качестве разнообразного стройматериала – от столбов для колючей проволоки до пешеходных дорожек и облицовки строений. В качестве защиты использовались также ящики из-под боеприпасов, набитые песком и камнями. Стены защищали до высоты человеческого роста, хотя те, кто спал на втором ярусе коек, чувствовали себя не очень уютно. К счастью, проверить на практике эффективность всех этих мероприятий не пришлось – за все время пребывания полка аэродром был обстрелян всего два раза, и то разрывы легли с разбросом вдали. Поговаривали, что они адресовались соседям-афганцам, продолжавшим обмен ударами со «своими» противниками.

Безопасности базы способствовал характер окрестностей – каменистая пустыня с редкими кустами колючки, лишенная укрытий. К концу осени опустели многие селения, жители которых уходили со стадами на горные пастбища, а кочующие банды также избегали безлюдных мест, где они не могли получить приют и поддержку. Свидетельством этого было то, что большинство боевых повреждений самолеты и вертолеты получали не во время взлета и посадки, считавшихся наиболее рискованными режимами, а при работе в других районах; последняя потеря в шиндандской зоне имела место два года назад, когда поисково-спасательный Ми-8 7 октября 1986 г. был сбит снайперским выстрелом из “бура» в 180 км от базы и, после эвакуации экипажа, уничтожен с воздуха.

4* Популярное название сборных домиков пошло от их проектного обозначения К-120 «Модуль».

Техники возятся с бомбовыми тележками, капризными и не очень надежными, но необходимыми для подвески бомб крупного калибра. На стоящем рядом МиГ-27М видна ФАБ-500М62.

«Ухудшать показатели», тем более напоследок, не хотелось. Так как МиГ-27 на 3- 4 тонны превосходил МиГ-23 по взлетному весу и заметно уступал в «тягловой силе» (его двигатель Р-29Б-300 развивал на форсаже 11.500 кге против 13.000 кге у Р-35- 300), то набор высоты «свечой» с расположенного на высоте 1150 м аэродрома был невозможен. По массе МиГ-27 также превосходил «стрижей», отставая при этом в тяговооруженности, а потому был ощутимо тяжелее на взлете. Поэтому технику последнего в 134-м АПИБ изменили. Теперь, выведя РУД на «полный форсаж», после отрыва летчики слегка давали ручку от себя, разгоняя самолет на почти горизонтальной площадке до ближнего привода и, после уборки шасси и закрылков, набравшая скорость машина круто уходила вверх по углом 30°-40°. На горке с интервалом 2-4 сек. производился отстрел ловушек, которые шлейфом догорали позади до набора безопасной высоты. Сбор группы происходил на высоте 7000-8000 м, после чего по заложенному в ПрНК-23М маршруту МиГ-27 шли на цель.

Посадка также выполнялась в быстром темпе, «колом вниз». Уже по дороге домой группа шла со снижением, проходя с обратным посадочному курсом вдоль ВПП и растягивая интервалы между самолетами до 40 секунд. На траверзе БПРМ с высоты 1800 м МиГ-27 один за другим выполняли крутой нисходящий виток, выходя к полосе. Обороты двигателя держали на «малом газу», стараясь не разгонять машину более 550 км/ч. По мере приближения скорость гасили до 260-270 км/ч, при этом закрылки автоматически опускались с 15° до 50°, а в случае необходимости летчик истребителя-бомбардировщика подтягивал «на газке».

Зона ответственности летчиков Шинданда включала, помимо прилегающих провинций Герат и Фарах, также южные районы, где отроги Гиндукуша переходили в однообразные нагорья и пустыню, перемежавшуюся сухими руслами, промоинами, холмистыми грядами, нагромождениями скал и валунов. В сотне километров находился пользовавшийся недоброй славой горный массив Луркох, остававшийся – несмотря на неоднократные «чистки» и авиаудары – базой местных банд. К западу от него лежала «зеленка» Анардары (последнюю бомбить то и дело запрещали из Кабула – говорили, что в здешних садах и рощах находятся землевладения столичной знати). За пустыней, у иранской границы постоянными целями служили базы, расположенные у Рабати-Джали и озер Сабари и Хамдун, откуда в глубь страны двигались караваны с оружием и боеприпасами.

Обстановку под Кандагаром при всем желании трудно было оценивать оптимистично, однако блокированный центр провинции продолжал контролироваться правительственными войсками. Вывод частей 40-й армии и невозможность использования Кандагарского аэродрома (теперь он принимал только транспортные и санитарные самолеты) серьезно осложнили работу авиации. Город и аэродром, разделенные 20 км (до ухода наших различали «афганский» и «советский» Кандагар) окружали значительные силы моджахедов, прочно оседлавших дороги и отрезавших его от центра страны. «Духи» свободно передвигались в окрестной зеленой зоне, то и дело обстреливая город из минометов и реактивных установок. Контроль провинции и борьба с отрядами оппозиции для местного 2-го армейского корпуса генерала Олюми были непосильным делом – в округе действовало около полутысячи банд и, чтобы избежать стычек, штаб корпуса шел на выплату денег противнику, а иногда делился с ним продовольствием и боеприпасами.

Основная роль в противостоянии у Кандагара отводилась авиации, для которой эта задача оставалась первоочередной. Прежде цели у Кандагара регулярно обрабатывали базировавшиеся здесь эскадрильи МиГ-23, Су-17 и Су-25, теперь же, чтобы дотянуться из лежащего ближе всего Шинданда, приходилось преодолевать 350-400 км. Вылеты в этот район занимали до 75% общего объема работ эскадрилий Шинданда (как МиГ-27 и Су-25, так и поднимавшихся на их прикрытие истребителей). Цели, обнаруженные разведкой вокруг блокированного города, изо дня в день появлялись в плановой таблице 134-го АПИБ, из-за чего подфюзеляжный ПТБ-800 вообще никогда не снимали. Хотя по «чистому» штурманскому расчету дальность полета МиГ-27М с полной заправкой только внутренних баков составляла 1750 км, а радиус действия с 1000 кг бомб – 800 км, в реальной обстановке приходилось принимать во внимание дополнительный расход топлива с учетом особой процедуры взлета, время, необходимое на сбор группы и, главное, поиск целей, который проводился исключительно самостоятельно.

К самостоятельной боевой работе группа 134-го АПИБ приступила 3 ноября, когда последние Су-17М4 ушли домой. Впрочем, по инерции и в силу привычки к бессменным «сушкам» во многих документах штаба в Кабуле принявший эстафету полк до самого конца продолжали называть прежним 274-м! Между тем, работа шла без перерывов и выходных, с редкими «отбоями» по погоде. Выполнение задач и производство полетов регламентировалось Боевым уставом, однако не без подсказанных практикой поправок. 8 частности, для оперативности, боевое распоряжение штаба ВВС из Кабула, поступало уже с вечера по телефону. В нем указывались цели и места работы на следующий день, обычно из расчета три вылета на летчика. Последняя цифра определялась выносливостью летного состава – при большей нагрузке люди уже работали «на износ», теряя форму. На вечерней постановке задач командир и начальник штаба полка собирали летчиков, давая им указания, маршруты и назначая состав групп. Одновременно изучался район цели (характеристика объектов удара, их координаты, характерные ориентиры, ПВО противника, запретные зоны (где размещались свои и афганские части, а также мирные кишлаки) и готовились карты.

МиГ-27 на маршруте. Снимок сделан через прицел самолета капитана Кирьянова.

Утром из штаба телеграммой приходило подтверждение боевой задачи, окончательно утверждавшее согласованный со штабом части наряд сил, боевой расчет, высоту полета, высоту вывода из атаки, определявшуюся по ожидаемому противодействию ПВО, и точное время удара. Привлекавшиеся самолеты определялись планом-графиком полка, учитывавшим запас ресурса, их готовность и резерв сил. Для оперативного реагирования при появлении внезапных задач («работы по вызову») или задержке с вводными «сверху», комполка имел право самостоятельно назначить наряд сил и планировать вылеты на следующий день. На случай подмены вышедших из строя самолетов, усиления удара или срочных заданий, в полку выделялось дежурное звено. Причем, особенностью дежурства в 134-м АПИБ было вооружение МиГ-27 только бомбами, хотя дома предусматривался и истребительный вариант с ракетами Р-60 на подфюзеляжных АПУ-60-ll, при котором самолеты вылетали на перехват и наводились на цель по командам с земли (такое дежурство несли оставшиеся в Талды-Кургане и Жангизтобе МиГ-27). В Шинданде ракеты Р-60 с ИК ГСН не подвешивались даже при вылетах в приграничные районы, где не исключался риск встречи с пакистанскими истребителями – задачи сопровождения, как и ПВО базы, обеспечивали находившиеся рядом «настоящие» истребители МиГ-23МЛД.

В летную смену на полеты обычно выводилось 16 МиГ-27. Как правило, за смену выполнялось три-четыре вылета эскадрильей, а на летчика приходилось два-три вылета. Боевой порядок на маршруте строился колонной пар с визуальным контактом между ними и острым пеленгом самолетов в паре, обеспечивавшим хороший обзор и не препятствовавшим маневру. Однако полностью автоматизированный полет по маршруту и атака с использованием ПрНК-23М, обеспечивавшего проход трассы с поворотными и целевыми точками реализовать не позволяли ни особенности местности, ни характер целей. Сброс бомб «в автомате» давал площадное накрытие, при рассеивании с высоты достигавшим в лучшем случае 300-500 м, а потому такой вид действий оставался пустым расходом ресурса и боеприпасов. Точечные цели – отдельные здания, крепости, стоянки и укрепленные позиции моджахедов, не говоря уже о кочующих отрядах и караванах – необходимо было отыскивать в нужном квадрате визуально. Поэтому автоматика использовалась лишь во время 20-30-минутного полета по маршруту, пока навигационный комплекс ПрНК-23М и САУ-23Б1 вели самолет.

На маршруте для экономии топлива крыло всегда оставляли в положении 16°, выдерживая скорость 800 км/ч и полетный эшелон 10.000-10.500 м абсолютной высоты .При подходе к заданному району группа размыкалась на пары, начинавшие поиск. Каждой паре назначалась своя цель – их было так много, что с лихвой хватало на всех, а разделение позволяло избежать путаницы и не мешать друг другу. Ввиду удаленности объектов, на указания авманаводчиков с земли и вертолетов надеяться не приходилось. Ориентирами служили характерные изгибы реки или дороги, арыки, квадраты полей, садов и заметные издалека зеркала оросительных прудов-хаузов. На картах и планшетах указывались также приметные «свечки» минаретов, развалины и обветшалые, но хорошо заметные с высоты фрагменты древних стен, обычно отдельно стоящие и служившие надежной точкой отсчета (к тому же в утренние часы они давали четкие тени). Сами цели чаще всего приходилось отыскивать в селениях и «зеленке», где моджахеды останавливались на отдых, там же находились склады всех видов поступавшего из-за рубежа предметов снабжения, окруженные, как правило, укрепленными позициями.

Обнаружив цель, ведущий вводил свой МиГ-27 в пикирование, доводя угол до 40-45°, оптимальных по скорости снижения – более пологое затягивало время атаки, при крутом – самолет разгонялся и терял высоту слишком быстро, так что спустя секунды, не успев толком прицелиться, его нужно было выводить из атаки. За ним, слегка отстав, следовал ведомый, прицеливавшийся индивидуально. Самолет постепенно разгонялся до 1000 км/ч и скоростной напор ощущался дрожью всей загруженной бомбами машины. В пикировании МиГ-27 шел с небольшим скольжением, позволявшим точнее наложить прицельную марку. При прицеливании использовался лазерный дальномер «Клен-ПМ», данные которого учитывались вычислителем при выносе марки. Добившись наложения марки на цель, летчик плавными движениями педалей устранял скольжение, «успокаивал» машину по крену и рысканию и без задержки сбрасывал бомбы. Тут же следовал вывод с крутым набором высоты. Последнее выполнялось не только из опасений зенитного огня – запрет снижаться ниже 5000 м действовал строго, а тяжелая рука командующего ВВС 40-й армии была известна. В 134-м АПИБ летчики, «нырнувшие» ниже оговоренного «потолка», не раз получали взыскания и их на день-другой для острастки отстраняли от полетов за «грубое нарушение летной дисциплины». В летных кругах ходила популярная история о том, как одного из таких асов генерал пригрозил «выгнать с войны» и отправить в Союз, на что нарушитель отвечал: «Не пугайте меня Родиной!».

Боевым распоряжением, по букве Устава, оговаривалась «заданная степень поражения объектов» по типу «А», «В» и «С», означавшие соответственно уничтожение, и вывод из строя не менее чем на сутки повреждение «на время боя», определявшая количество и тип боеприпасов, потребных для выполнения тех или иных задач. На практике снаряжение самолетов больше зависело от наличия и подготовленности боеприпасов. Шиндандский склад боепитания выгодно отличался налаженным снабжением и завозом из недалекой Кушки, где разгружались эшелоны и боеприпасы машинами доставлялись на аэродром. На базе бомбы сортировали по типам, по возможности сразу же освобождали от упаковки и при получении задачи их оставалось только развезти по самолетам. Отлаженная система и в последние месяцы войны работала бесперебойно, однако в ход стало идти все подряд, без особого различия типов и марок боеприпасов.

По плановым целям «выкатывался» заданный тоннаж, благо при постановке задач характеристики целей звучали однообразно: ^крепость, занятая мятежниками,… дувал, где остановилась банда,… здание исламского комитета…” В то же время, 134-й АПИБ не получал заданий на непосредственную авиаподдержку, где играли особую роль точность и эффективность удара, требовавшие конкретного средства поражения. Имел место и другой повод – «подчистка» складских запасов по мере близившегося конца войны, дата которого была известна каждому. Выработка запасов шла столь интенсивно, что перед уходом пришлось спешно пополнять склады, закладывая на них запрошенный Кабулом трехмесячный запас боеприпасов, доля авиационных средств поражения в котором составила 823 тонны бомб и ракет.

Обычный вариант снаряжения МиГ-27 состоял из двух «пятисоток» либо четырех бомб массой по 250 или 100 кг, размещаемых на передних подфюзеляжных и подкрыльевых узлах. Чаще всего использовались ФАБ-250 и ФАБ-500 разных типов и моделей, ОФАБ-250- 270 и -100-120. Последние, впрочем, летчики относили к разряду «гуманных» боеприпасов из-за недостаточного поражающего эффекта, особенно при бомбометании с больших высот, когда невысокую точность нужно было компенсировать мощностью или количеством боеприпасов. Применения крупного калибра требовал и характер целей, большей частью защищенных и трудно уязвимых – развалить глинобитный дувал или толстую саманную стену «сотки» могли далеко не всегда. Даже на открытом месте их поражающее действие (осколки и фугасный эффект) по живой силе в 1,7-2 раза (в зависимости от различных условий) уступало ФАБ-250, не говоря уже о мощных «полутонках». При ударе же по легким строениям последние вообще обладали в 2,5- 3 раза более высокой эффективностью.

А это уже кадры, запечатленные капитаном В.Правдивцем.

Вид через прицел "МиГ-27М (вверху). Атака в пригороде Кандагара, ориентир – изгиб шоссейной дороги (в центре). Атака колонны машин. Справа внизу видны разрывы ОФАБ-100-120, сброшенные самолетом комэска (внизу).

В ход шли также зажигательные бомбы ЗАБ-100-175 с термитными патронами и ЗАБ-250-200, наполненные вязкой липучей смесью. Хотя гореть в горах и кишлаках было особенно нечему, а начавшаяся зима делала ЗАБ еще менее эффективными, огненные удары давали большой психологический эффект. Как правило, такие «гостинцы» могли накрыть довольно значительную площадь, а разлетавшиеся широким веером даже небольшие горящие капли, вызывали тяжелые ожоги. Поправка на тип цели делалась, когда стояла однозначная задача поражения живой силы – для этого старались использовать РБК-250 и РБК-500, сметавшие все живое шквалом разрывов в радиусе сотен метров.

К самолетам то и дело подвозили ОДАБ- 500 и -500П, однако отношение к капризному боеприпасу было неоднозначным. Очевидцы- десантники рассказывали о впечатляющих результатах их действия – сметенных строениях, выжженных проплешинах в зарослях «зеленки» и обгоревших трупах с выбитыми глазами. Спастись от объемного взрыва не помогали ни складки местности, ни окопы, ни укрытия. Более того, в замкнутых объемах строений содержимое ОДАБ оказывалось в наиболее благоприятных условиях (отсутствие ветра и низкая влажность), давая максимальный фугасный и термический удар. Вместе с тем, надежность ОДАБ (особенно зимой) оставляла желать лучшего. Поражающие качества объемного взрыва, сжигавшего все в сотнях кубометров высочайшей температурой и давлением, достигалась лишь при определенной концентрации топливо-воздушной смеси. К тому же, несмотря на впечатляющий калибр, бомбы содержали относительно небольшое количество жидкого ВВ

– 93 кг сжиженной окиси этилена в ОДАБ-500 и 145 кг пиперилена в ОДАБ-500П. Создание аэрозольного облака оптимальной насыщенности и его своевременный подрыв должны были обеспечить находящиеся в бомбе сначала шашки разрывного, а затем детонирующего действия. Их подрыв производился взрывателями через четко заданные временные интервалы. Получаемый эффект, однако, зависел от ветра, температуры, влажности и атмосферного давления, а также соблюдения режима бомбометания и не всегда достигался даже в полигонных условиях. В афганской обстановке неблагоприятными были сразу все факторы, из-за чего часто не происходил не только подрыв, но и простое горение без детонации. Конструкция ОДАБ-500П и ПМ, помимо перехода на другой тип ВВ, включала целую систему шашек разрывного заряда, формирующего облако нужной концентрации, и специального лидера-упредителя на трехметровом штоке, подрывавшего заряд над поверхностью земли. Усложнение конструкции не решило всех проблем, хотя надежность боеприпасов заметно повысилась, но все же ОДАБ срабатывали не всегда, особенно с наступлением зимней сырости и низких температур, при которых капельки смеси не хотели воспламеняться.

На переднем плане толстостенные ФАБ-500ТС, дававшие при разрыве массу тяжелых осколков.

В ожидании команды техники группы вооружения отдыхают на бомбоскладе Шинданда, сидя на ОДАБ-500П. На заднем плане видны РБК-500 (внизу).

На аэродроме к ОДАБ относились не без опаски – прошел слух, что их содержимое ядовито, да и хлюпавшая начинка требовала осторожности в обращении, в то время как обычные фугаски запросто сбрасывали на землю и катали по бетонке. Загрузка МиГ-27 в группе могла быть самой разной – часть машин несла ФАБ и ОФАБ, другие – РБК, ОДАБ или БетАБ.

При перебазировании с собой захватали блоки УБ-32-57 и Б-8, но они оставались без дела. Использованию мощных НАР С-24 прозванных в Афганистане «гвоздями», в некоторых случаях предпочтительному, препятствовало то же ограничение по высоте полетов: пуск с 5000 м не мог быть прицельным, т.к. их максимальная эффективная дальность стрельбы составляла 4000 метров. О таких “Карандашах», как С-5 и С-8, и говорить не приходилось – их прицельная дальность составляла всего лишь 1800-2000 м. По той же причине “балластом» оставалась мощная 30-мм шестиствольная пушка ГШ-6-30, обладавшая скорострельностью в 5000 выст./мин. и мощным 390-граммовым снарядом. Тем не менее, полный боекомплект к ней (260 патронов) всегда находился на борту.

Обслуживание самолетов велось по боевым требованиям 2-й части НИАС на военное время. Такое разрешение было введено только с июня 1986 г. Прежде Главный штаб ВВС афганский конфликт к войне не приравнивал, а работы велись в обычном порядке, хотя и с поправками, вызванными многократно возросшей трудоемкостью. Используемая в Союзе предварительная подготовка была отменена и заменялась текущей предполетной и послеполетной, а также целевыми осмотрами с контролем «нужных» систем, вместо принятого ранее «все подряд». Разрешалось выпускать самолет в полет с неисправностями и отказами, если они не сказывались на безопасности и позволяли выполнить задачу. Если даже подходил срок регламентных работ, МиГ-27 продолжали службу – разрешено было продление ресурса до 50 часов при нормальной работе машины.

Несмотря на различного рода подобные «послабления», общий объем трудозатрат на техническую эксплуатацию возрос по сравнению с «союзным» на 92%, а основную долю времени занимало снаряжение и подвеска боеприпасов, расход сил на который увеличился в 24 раза. На помощь оружейникам приходили все – от техников самолетов и механиков до незанятых летчиков. Подготовка велась группами по три-пять человек. Одна вскрывала «цинки» с патронами ИК-ловушек, развозила их по самолетам и набивала кассеты ВП-50-60. Другая растарировала бомбы, сбивая бандажи и извлекая их из деревянной упаковки (бомбы готовились всегда с запасом на один-два вылета из расчета, что лишняя сотня фугасок не помешает). Остальные на прицепах и тележках доставляли бомбы к самолетам, где их принимали подготовленные расчеты с техником-оружейником во главе, взводившим замки держателей, проверявшим цепи управления и руководившим подвеской. После этого специалисты из группы АВ с тележкой подготовленных взрывателей обегали стоянку, вкручивая их в бомбы и снимая чеки (снаряжать бомбы загодя и хранить их было опасно и строго запрещалось).

Лимит времени, особенно при подготовке к повторному вылету, делал необходимым одновременный осмотр самолета, заправку, зарядку воздухом и азотом, проверку систем и подвеску вооружения. На всякий случай при этом следили, чтобы никого не было в кабине, электропитание на цепь управления оружием не подавалось и соответствующий переключатель устанавливался на “невзрыв» – в этом случае взрыватель не взводился даже при сорванной чеке и случайном срыве бомбы с замка. После подвески и снаряжения бомб никому, кроме летчика, не разрешалось занимать место в кабине или включать аппаратуру готового к вылету самолета (случаи стрельбы на земле и отстрела ИК-ловушек, грозивших сжечь стоянку, были далеко не единичными – достаточно было отключить блокировку по шасси и не обратить внимание на положение «нужного» тумблера).

В обязательном порядке заполнялись сжатым азотом баллоны системы нейтрального газа, обеспечивавшие МиГ-27 наддув топливных баков для снижения опасности пожара при простреле.

Вылеты под Кандагар чередовались с ударами по Луркоху, Гиришку и предместьям Герата, наносившимися как в ответ на вылазки моджахедов, так и для их предотвращения. Требование командования обезопасить вывод сухопутных войск, вызвало необходимость «профилактической» бомбардировки придорожных зон и потенциально удобных для организации засад мест, а также путей выхода банд к коммуникациям. Как правило, авианалеты однозначно давали понять противнику, что обстрел колонны немедленно повлечет удар авиации по этому месту и близлежащим кишлакам, дававшим приют отрядам «непримиримых».

В целом эффективность высотного бомбометания не могла быть высокой. Наряду с трудностями поиска и распознавания целей, основными причинами оставались отсутствие единой методики и зависимость от личных навыков летчика, значительное рассеивание бомб, в лучшем случае составлявшая несколько десятков метров, а также сами горы с их неустойчивой метеообстановкой (колебания температур, частые ветры, струйные течения, восходящие и нисходящие потоки) влияние которой не поддавалось учету ни прицелом, ни летчиком. Даже в лучшие времена, когда ограничения по высоте были не такими строгими, объективным контролем засчитывались в разряд результативных (помимо прямых попаданий), разрывы, ложившиеся не далее чем в 50 м от границы цели. Недовольный существующим положением, полковник Александр Руцкой, до августа 1988 г. бывший заместителем командующего ВВС 40-й армии по фронтовой авиации, уничтожающе характеризовал навязанный летчикам стиль работы: «Зачем вообще тогда летать, жечь керосин, сбрасывать сотнями тонн в сутки дорогостоящие боеприпасы, если результативность ударов нулевая?..».

Фрагмент полетной карты-двухкилометровки провинции Фарах. Масштаб 1:200.000, т.е. в 1 см 2 км. Виден прочерченный курс, кружок – район поиска и цель в центре (справа на с.61). Запасы авиабомб на складе боепитания.

Один из примеров нанесения на МиГ-27Д из состава 134-го АПИБ отметок боевых вылетов. Две большие красные звездочки, видимо, обозначают вылеты, в ходе которых были уничтожены особо важные цели.

Приходилось искать другие способы использования авиации. До трети вылетов 134- го АПИБ проводилось на минирование местности. Помимо основной задачи – сковывания противника и препятствия его передвижениям – минирование отчасти компенсировало ограниченный характер воздействия, ведь остававшаяся сотня самолетов ВВС 40-й армии не могла обеспечить постоянное господство над обширными зонами ответственности, тем более круглосуточно. Сброшенные на минирование ФАБ и ОФАБ, взрывавшиеся то туг, то там в течение нескольких суток, позволяли растянуть срок «присутствия» и давали эффект давления на противника. Если обычный налет можно было переждать, укрывшись от самолетов, то таившиеся бомбы-мины и неожиданные взрывы в прямом смысле слова подрывали желание покидать убежища. Обычные методики не позволяли оценить эффективность такого бомбометания – оно не давало немедленного поражения, но в его пользу говорили специальные рекомендации психологов: при свойственном мусульманам фатализме, скрытая неотвратимая угроза подавляет больше, чем явная опасность.

Под МиГ-27Д подвешена штурмовая низковысотная авиабомба ОФАБ-250ШН.

8 то же время, «засев» зарекомендовавшими себя заградительными авиаминами, которыми набивали РБК и КМГУ, накрывавший большие площади при высокой плотности (на каждые несколько квадратных метров приходилось по мине), требовал сброса с небольших высот. При разбросе груза с заданных по условиям безопасности 5000 м мины относило ветром, разброс становился чрезмерным и хлопки небольших мин, срабатывавших при самоликвидации в течение трех суток, не производили должного впечатления. Единственным способом оставались бомбардировки изо дня в день фугасками, подавлявшими противника сотрясавшими землю могучими разрывами. К тому же, разлетавшиеся осколки «пятисоток» и обломки камней сохраняли убойную силу на расстоянии в 600-700 м.

Помимо плановых ударов, МиГ-27 привлекались к ведению разведывательно-ударных действий (РУД) – самостоятельному поиску и уничтожению, шире известному как «свободная охота». Большей частью они выполнялись для поиска караванов и отдельных машин вдоль троп и дорог, из-за чего РУД иногда расшифровывалась как «разведка участков дороги». Особенно оживлялось движение душманского транспорта по ночам, когда под покровом темноты караванщики чувствовали себя увереннее, а правительственные войска предпочитали не покидать гарнизонов и застав. Это отчасти упрощало задачу летчикам: свет фар машин с высоты 3500-5000 м можно было наблюдать на удалении 40-60 км, а наносить удар – немедленно, так как свои колонны пережидали ночное время под защитой городских стен и блокпостов.

В дневное время поиск велся парами, а для наращивания усилий можно было привлечь МиГ-27 дежурного звена, постоянно находившихся в готовности №1. Готовясь к вылету на «охоту», летчики изучали район поиска по фотопланшетам и картам крупного масштаба, с помощью разведданных определяя наиболее вероятные пути движения противника, отмечая положение своих постов и прохождение колонн на дорогах. На картах- пятикилометровках наносили азимутально-координатную сетку РСБН, маршрут полета, зоны радиокоррекции и приграничную 10-км зону. После участившихся стычек с пакистанскими F-16A, своему положению по отношению к «ленточке» приходилось уделять особое внимание. Боевой порядок в паре при поиске держали в строю «пеленг» с углом 20-25° и дистанцией 400-600 м с превышением ведомого на 100-150 м. Основное внимание на маршруте уделяли просмотру дорог, троп, речных долин и горных проходов.

Вывод сил спецназа и вертолетных эскадрилий, игравших главную роль в охоте за караванами, изрядно развязал моджахедам руки. Теперь, наряду с лошадьми и верблюдами, все чаще можно было видеть колонны джипов и грузовиков повышенной проходимости. Только за октябрь 1988 г. разведка 40- й армии зафиксировала прохождение границы более чем 100 караванами с оружием и боеприпасами. В ответ все большую роль в работе фронтовой авиации и 134-го АПИБ стали занимать ночные вылеты. Помимо борьбы с караванами, это делало воздействие круглосуточным, а целями становились лагеря и стоянки, выдавшие себя светом костров. К ночным вылетам привлекали только летчиков 1 -го класса, обученных бомбометанию по освещенным с воздуха целям и выполнивших не менее 10 контрольных и тренировочных полетов в темное время суток.

На ночные полеты выводили до десятка МиГ-27. Поиск вели одиночными самолетами, преимущественно в равнинной местности и предгорьях, лишь в ясные лунные ночи назначались квадраты для «охоты» в горах, когда отчетливо просматривались вершины и хребты. При этом во время подготовки особо отмечалось положение горных пиков по азимуту и дальности от маяка РСБН. Продолжительность полета составляла не более 1 часа 20 мин, а в воздухе одновременно находились два МиГ-27, направлявшиеся в разные стороны. После завершения поиска и поворота домой поднимались следующие и, тем самым, РУД велись без перерыва. На самолеты подвешивались по две САБ-100 и от двух до четырех ОФАБ-100-120 или ОФАБ-250-270.

Ночная работа вызвала рост нагрузки на летчиков – помимо утомления при пилотировании по приборам и ориентировке, изматывал напряженный поиск в темноте и «рваный» суточный ритм чередующихся дневных и ночных вылетов. Так, уже 10 ноября капитану В.Правдивцу пришлось в затянувшуюся смену шесть раз подниматься в небо – после двух дневных вылетов он еще четыре раза вылетал ночью! По два-три ночных вылета были нормой и в последующие сутки, а позднее ему пришлось и 31 декабря встречать в.воздухе – взлетев накануне полуночи, летчик приземлился уже во втором часу ночи следующего дня.

Ночная атака выполнялась по следующей методике: обнаружив цель, летчик выходил на ее траверз на удалении 10-15 км, уточняя место и направление движения. Одновременно производился запрос КП и, в случае получения «добро» на атаку, пилот наносил удар «с ходу» или сбрасывал САБ, горевшую не менее семи минут. Этого времени было вполне достаточно для оценки обстановки и организации атаки. На следующий день обычно проводили контроль результатов, визуально или фотографированием. В случае удачи на месте оставались развалины, трупы лошадей и верблюдов или разбитые машины; тогда, при возможности, вертолетчики забирали уцелевшие трофеи.

В одном из таких вылетов еще накануне днем один из летчиков обратил внимание на небольшой, но очень удобный для стоянки сосновый лесок в районе Анардары. Проходя над районом ночью, он заметил внизу огонек и, обойдясь без подсветки (как он потом рассказывал, из опасения, что «духи» услышат гул самолета и погасят костер), «потушил» его бомбовым ударом.

Время от времени МиГ-27 выполняли вылеты по вызову на освещение под Кандагар, где цели лежали в опасной близости от позиций правительственных войск. Парашютные факелы САБ использовались не только для подсветки при ударах с воздуха, но и для ведения артиллерийского огня. Для этого самолеты несли не только САБ-100, но и более мощные многофакельные САБ-250-200, дававшие вдвое большую яркость света. По медленно опускавшимся на парашютах «люстрам» тут же открывали отовсюду огонь, пытаясь их «погасить» и нащупать самолет. Это, в свою очередь, использовали летчики, хорошо видевшие трассы и в ответ наносившие удар по выявленным позициям.

Ночная посадка, с учетом сложности маневра, нервного напряжения и накопившейся усталости, была трудной даже для опытных летчиков. Не обошлось без поломок, к счастью, обошедшихся без серьезных последствий: на двух самолетах при касании полосы были стесаны фальшкили, причем их пилотировали командир полка подполковник Маркелов и замполит Бесчеревных. В остальном МиГ-27 доставляли минимум проблем: отказы по конструкции и системам свелись к паре случаев, в одном из которых после пробега не сбросился тормозной парашют из-за заедания замка, а в другом – на севшем и зарулившем на заправку самолете крыло не складывалось из положения 16° (виной чему оказался дефект в системе управления поворотом консолей). В обоих случаях отказы удалось устранить на месте. Усиленное шасси с мощной амортизацией без противоперегрузочных клапанов позволяло избегать поломок, нередких у других самолетов при грубых посадках, а выносливые основные колеса (такие же, как на Су-25, но имевшие систему охлаждения тормозов), не «разувались» при перегреве, что у «грачей» было обычным делом.

Небольшим оставалось и число отказов по оборудованию: изредка «гуляла» работа системы воздушных сигналов СВС-П-72 и топливной автоматики, в жиклерах которой оседала вездесущая пыль. ПрНК-23М и РЭО, вызывавшие довольно много нареканий в Союзе, попав «на войну», вели себя пристойно – впрочем, в значительной мере потому, что редко использовались в полном объеме и ограничивались проводкой МиГ-27 по маршруту в район цели. Кроме того, полеты обходились без использования пушки – частого источника отказов и поломок конструкции. Стрельба из ГШ-6-30 сопровождалась 11,5-тонной отдачей, которую полностью не могли погасить демпферы. Результатом этих «бортовых залпов» были обрывы цепей питания и волноводов, выключение АЗС, обесточивание оборудования, а то и выход его из строя. Невозможность использования этого оружия в немалой степени способствовала тому, что за весь срок пребывания 134-го АПИБ в Афганистане срывов вылетов из-за отказа матчасти не было.

Офицеры рядом с МиГ-27Д из состава 2-й эскадрильи 134-го АПИБ. Хорошо видна накрашенная «кабина» и «заголовник».

Однообразная утомительная работа днем и ночью изматывала летчиков и техников. Хотя авиационные медики, сопровождавшие деятельность ВВС 40-й армии, относили летную работу к категории тяжелых, условия для отдыха оставались минимальными – даже выспаться в битком набитых «кубриках» удавалось редко. Предписанные приказом Главкома ВВС №018 за 1984 г. контроль установленной нормы налета и «исключение переналета наиболее подготовленных экипажей» обеспечить не удавалось, как и направлять людей в «отпуска с войны» – 15-дневный отдых дома в профилактории. Оставалась лишь сооруженная самостроем баня в ТЭЧ и расслабление известным способом – ежевечерним снятием напряжения «наркомовской нормой». Однако и на этом пути приходилось проявлять изобретательность, поскольку местный военторг, принявший в борьбе за всенародную трезвость (неожиданно!) самое непосредственное участие, мог предложить только лимонад, одеколоны и лосьоны. Оба последних вида жидкости раскупались мгновенно, так как цены на доставлявшиеся контрабандой из Союза водку и коньяк были весьма кусачими. Сам МиГ-27, в отличие от некоторых других боевых машин, был «сухим» самолетом, использовавшим в системе охлаждения оборудования куда более теплоемкий, чем спиртосодержащие жидкости, но (увы!) совершенно не питьевой антифриз. Оставалось довольствоваться спиртом, выдававшимся на протирку контактов АСО и ловушек, – рецепты его экономии и списания сменщикам передавали прежде всего. С питанием проблем не возникало – снабжение Шинданда выгодно отличалось от других мест: среди зимы в столовой появлялись венгерские яблоки и болгарские овощи, полагавшуюся селедку заменяла красная рыба и значившаяся в рационе закуска вечером исполняла свое прямое назначение.

После встречи Нового Года работа 134-го АПИБ продолжалась в прежнем ритме. Налет на летчика в полку за январь составил 18-25 часов. Война не собиралась идти на убыль и в последние дни. Запоминающимися стали несколько срочных вылетов МиГ-27, вызванные понесенными авиацией потерями. 11 января возвращавшийся в Шинданд МиГ-23МЛД капитана С.Лубенцова из-за отказа топливного насоса упал в 110 км от аэродрома. О катапультировании летчика в горах на КП узнали сразу же от его ведомого – А.Лактионова. Сопровождая спускавшегося на парашюте командира, он не удержался от комментария: «Ну, красиво ты оттуда вылетел, зрелище – сила!». В Шинданде тут же начали спасательную операцию: в воздух немедленно поднялось звено Су-25, отыскавшее летчика и атаковавшее замеченную неподалеку вооруженную группу. Следом за «грачами» через полчаса под прикрытием МиГ-27 подошли вертолеты группы ПСС, забравшие летчика.

В воскресенье, 22 января, МиГ-27 срочно вылетели к Кандагару на выручку попавшему под огонь экипажу Ан-26. «Спасатель» из 50-го ОСАП. прилетевший за ранеными, сразу после посадки попал под ракетный обстрел и был так изуродован осколками, что летчикам пришлось спешно покинуть свой «борт». Подоспевшее звено МиГ-27 обработало позиции ракетчиков, дав возможность другому самолету забрать экипаж и пострадавших.

Вылеты продолжались до начала февраля, причем летчики Шинданда покинули Афганистан позже остальных. Первоначальным планом вывода предполагалось оставить аэродром 27 января, однако по настоянию Кабула 40-я армия в конце месяца предприняла операцию против моджахедов и встал вопрос о задержке в ДРА части советского контингента. Однако в Москве решили выполнить подписанные соглашения в установленные сроки и в последнюю январскую ночь из Баграма вылетели последние советские самолеты. Следом Кабул покинули транспортники 50-го ОСАП. Шиндандская авиагруппировка уходила 4 февраля. Первыми взяли курс к советским границам штурмовики 378- го ОШАП, следом – истребители. За ними поэскадрильно взлетели МиГ-27 и, последними, прикрывавшие взлет вертолеты.

За 95 дней командировки летчики 134-го АПИБ выполнили, в среднем, по 70-80 боевых вылетов, имея по 60-70 часов налета (в летной книжке капитана В.Правдивца сохранилась запись о «персонально» сброшенных 36.250 кг бомб). В САВО группа задержалась на запасном аэродроме Капай-Mop в 50 км от границы в составе сосредоточенной рядом с ДРА группировки, готовой поддержать Кабул на случай крупномасштабного наступления моджахедов. Призывы об авиаударах с советских аэродромов звучали очень настойчиво, но снова вмешиваться в войну руководство страны не хотело, ограничившись снабжением афганцев продовольствием и оружием. Ровно через месяц, 4 марта, МиГ- 27 вернулись на свои аэродромы.

По результатам афганского экзамена МиГ-27 показал себя надежной и выносливой машиной. Вместе с тем, возможности самолета и комплекса его вооружения были использованы далеко не полностью, в первую очередь из-за своеобразия ТВД и характера боевых действий, сопровождавшихся множеством директивных ограничений 5* .

Афганистан позади. Подполковник В.С.Маркелов докладывает Главкому ВВС маршалу авиации Н.М.Скоморохову. Аэродром Калай-Мор.

Истребитель-бомбардировщик, создававшийся для поражения малоразмерных подвижных и стационарных целей с использованием широкой номенклатуры боеприпасов, применялся исключительно для бомбардировки с больших высот, из-за чего большая часть его прицельного оборудования и оружия не могла быть задействована. Это относилось как к применению ПрНК- 23М, работу которого приходилось заменять ручными режимами, так и неполному объему использования АСУ-23Б1, для которой за пределами возможностей оказывались сложные профили взлета и посадки. Местные условия и ограничения “нивелировали» боевую нагрузку самолетов (будь то МиГ-23, МиГ-27 или Су-17) до типовой пары «пятисоток», а эффективность удара определялась, в первую очередь, выучкой летчика.

Адекватной оценки боевой эффективности МиГ-27 кратковременно использование в Афганистане дать не позволило. Тем не менее, некоторые его достоинства удалось оценить: МиГ-27 выгодно отличался отСу-17МЗ и М4 запасом топлива во внутренних баках (4560 кг против 3630 кг) и, соответственно, имел несколько большую дальность и продолжительность полета при равной загрузке. Более выгодная компоновка оборудования по сравнению с «сушкой» позволяла при необходимости расширить радиус действия, обходясь всего одним подфюзеляжным ПТБ-800, в то время как Су-17 приходилось нести сразу два бака той же емкости, что увеличивало взлетный вес, ухудшало летные качества и сокращало количество точек подвески вооружения. Загрузка МиГ-27 для афганских условий оказалась более удобной: самолет постоянно нес четыре подфюзеляжных держателя, а у Су-17 такой вариант оснащения требовал перестановки массивных БДЗ-57МТ.

Однако МиГ-27 был более тяжелым – даже при равном с Су-17 запасе топлива и боевой нагрузке давали себя знать «лишние» 1300 кг массы планера и оборудования, из- за чего на 10-12% выше была нагрузка на крыло и меньшей тяговооруженность (избыточные килограммы требовали большего расхода топлива и без того более «прожорливого», чем у Су-17, двигателя). Результатом оказывалась худшая летучесть самолета и взлетные характеристики – МиГ-27 дольше разбегался и медленнее набирал высоту. На посадке он был несколько проще, сказывались особенности конструкции цельноповоротными консолями, а также несущие свойства фюзеляжа и наплывов, благодаря чему посадочная скорость МиГ-27 составляла 260 км/ч против 285 км/ч у Су-17М4, несколько короче был и пробег.

«Перегруз» не был однозначным конструктивным просчетом – в него вошли внушительные 9-мм титановые бронеплиты кабины (помимо МиГ-27, надежную бронезащиту имел только Су-25, летчикам Су-17 приходилось надеяться только на разнесенную дюралевую обшивку огибавших кабину воздушных каналов). В то же время, оставались уязвимыми двигатель, топливная система, особенно крыльевые баки, при значительной поражаемой площади не имевшие заполнителя полиуретановой губкой, эффективно останавливавшей течи топлива и гасившей вспыхивавшие пожары. Подача в баки азота была лишь полумерой, недостаточно эффективной для ударного самолета. Все эти меры были реализованы только в боевых машинах следующего поколения, к которому относился Су-25. Именно Афганистан окончательно подтвердил – для самолета, действующего над полем боя, защищенность должна иметь первостепенное значение.

Однако МиГ-27 (особенно его позднейшие модификации) никогда и не являлись штурмовиками 8 классическом представлении, а были предназначены в основном для «дистанционного» поражения противника с помощью управляемого оружия. Будучи значительно дешевле мощных фронтовых бомбардировщиков Су-24, они могли наносить достаточно эффективные удары по огневым точкам, бронетанковой технике и позициям войсковой ПВО противника, создавая в его боевых порядках незащищенные бреши, а потому решение о выведении самолетов этого типа из боевого состава ВВС РФ выглядит не до конца обоснованным.

5* Это же относилось и к другим типам боевых самолетов, загнанных ПВО противника на большие высоты. Даже действия своих штурмовиков А.В.Руцкой с едким сарказмом определял как “стратегическую бомбардировочную авиацию»

МиГ-27М из состава 2-й эскадрильи 134-го АПИБ.

Изображена эмблема 1-й эскадрильи раннего образца. На других самолетах «кобры» имели иное исполнение, включая змею в шапке-ушанке. Эмблемой 2-й эскадрильи служил летящий дракон.