sci_tech ВЕРТОЛЕТ 2000 02

Российский информационный технический журнал

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 16.01.2012 FBD-58C152-DB78-AE45-FF9F-67AB-183E-F84D7D 1.0 ВЕРТОЛЕТ 2000 02 2000

ВЕРТОЛЕТ 2000 02

УЧРЕДИТЕЛИ

Казанский вертолетный завод

Казанский государственный технический университет им. А. Н. Туполева – КАИ

ИЗДАТЕЛЬ Редакция журнала «ВЕРТОЛЕТ»

Фотографии

В.Соломахин, Ю.Савинский, В. Митин, Б.Аксенов, В.Володин, Р.Галеев, А.Мухаметзянова, М.Аюпов, а также из архивов редакции и авторов

Российский информационный технический журнал

№2131 / 20110 Издается с июня 1998 года. Выходит 4 раза в год

Полет Продолжается

В сентябре 2000 г. Открытое акционерное общество «Казанский вертолетный завод» отметило свое 60-летие. Две даты: 1940 год, когда на базе слияния двух ленинградских заводов – им. Каракозова и «Лентекстильмаш» был создан завод № 387, и год 2000, в который питерский по «рождению» и с 1941 г. казанский по прописке завод вошел как крупнейший в стране производитель серийной вертолетной техники и разработчик новой. Между ними – богатая событиями история.

В Казани во время Великой Отечественной войны собирали знаменитый самолет По-2 – всего более 11 тысяч машин, разнообразное оборудование для других типов авиатехники. За вклад в борьбу с фашизмом коллектив завода в 1945 г. был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В послевоенные годы принцип «массового качества» сохранился в производстве сельхозтехники, в том числе первого в СССР самоходного комбайна С-4.

Не отступил от этого принципа завод и на протяжении своей почти полувековой «вертолетной» биографии. Приступив в 1951 г. к производству Ми-1, завод сразу же заявил о себе как о поставщике надежных серийных машин. Выпуск с 1953 г. вертолетов Ми-4 упрочил эту репутацию и подготовил почву «эпохе Ми-8», начавшейся в 1963 г. В эту эпоху завод №387 вошел с новым именем – «Казанский вертолетный завод».

Особенно интересная страница в истории Казанского вертолетного завода была открыта, как это ни странно, в самое трудное для отечественного производителя винтокрылой техники время. Конец 80-х, перестройка, экономическая нестабильность не сломали годами налаженного производства. Завод сумел не только сохранить кадровый потенциал, но и выбрать единственно верную дорогу, ведущую к стабилизации и успеху.

Именно об этом времени в биографии Казанского вертолетного завода мы хотели бы рассказать более подробно.

Вопреки обстоятельствам

Перестройка, а также последовавший за ней период реформ многое отняли у Казанского вертолетного завода и многое ему дали. Тяжелым ударом стало резкое снижение оборонных заказов в связи с изменением внешней политики страны. Производство вертолетов стало постепенно уменьшаться, а к началу девяностых их выпускать практически перестали. Зато те, которые все же делали, отправлялись главным образом в дальнее зарубежье, принося предприятию твердую валюту – доллары. В изменившихся экономических и политических условиях часть их стала поступать непосредственно на KB3. Генеральный директор завода А.П. Лаврентьев и его, как это теперь принято говорить, команда с умом распорядились этими деньгами: в 1990-1995 гг. в общей сложности свыше 30 миллионов долларов были вложены в реконструкцию и оснащение производства самым современным оборудованием.

В начале 90-х представители казанского завода стали регулярно посещать крупнейшие международные авиационные выставки в Ле Бурже (Франция) и Фарнборо (Англия), чтобы быть в курсе новейших мировых достижений.

Мощное предприятие, десятилетиями выпускавшее огромными партиями гарантированно востребованную стандартную продукцию, готовилось начать новую жизнь. Радикальные перемены в экономической стратегии государства оставляли вертолетостроительному заводу лишь два пути: становиться современной фирмой западного типа, способной конкурировать по качеству продукции с иностранными производителями, либо бесплодно ждать госзаказы и надеяться на бюджетное финансирование. Второй путь казанцев абсолютно не устраивал.

Вертолет Ми-17 противопожарной службы Малайзии после выполнения полетов на выставке UMA-99

Фирма современного типа

Первым шагом на пути вхождения в рыночные отношения стало начало производства модифицированной версии Ми-8. Один за другим из сборочных цехов выходили Ми-8МТВ, МИ-8МТВ-1, МИ-8МТВ-2, Ми-8МТВ-3, Ми-8МТВ- ЗГА, Ми-8МТВ-5, Ми-172, Ми-172А, Ми-172-01, Ми-172-02…

Прекрасно понимая, что потребность внутреннего рынка бывшего СССР в вертолетах такого класса еще долгое время будет минимальной, КВЗ ориентировался, главным образом, на экспорт продукции. А для этого пришлось становиться современной вертолетостроительной фирмой, перенимая все ее характерные черты, совершенно несвойственные «классическому» советскому серийному заводу. Начав с изготовления штучных заказных вертолетов, продолжили трансформацию в 1992-93 гг. освоением на предприятии капитального ремонта своей продукции.

Освоили и ремонт. Причем так, что эксплуатанты просто не узнавали в возвращаемых им сверкающих вертолетах машины, которые они пригоняли на завод. После получения официальной лицензии на право ремонта вертолетной техники КВЗ только за 7 лет восстановил 85 машин.

Еще одна черта современной авиастроительной фирмы – способность производить подготовку и переподготовку летно-технического персонала. В 1993 г. заводской учебный центр был сертифицирован, через него ежегодно проходит около трехсот российских и иностранных специалистов. Непременным условием успешного выживания в рыночных условиях является также умение выигрышно представить предлагаемые продукцию и услуги. Для этой цели в 1992 г. на предприятии создали службу маркетинга. За несколько месяцев ее сотрудники – вчерашние инженеры и рабочие освоили специфическое искусство рекламы, научились оформлять выставочные стенды, проводить долгосрочные рекламные кампании и вести сложные переговоры, предшествующие заключению контрактов. Большое внимание было уделено тому, чтобы КВЗ вышел из тени «Авиаэкспорта» и стал известен во всем мире как производитель и экспортер знаменитых российских вертолетов. Распространение буклетов и другой полиграфической продукции, создание собственных экспозиций на крупных международных выставках и включение информации о заводе в мировые каталоги дали результат: предприятие, как и другие крупные авиастроительные фирмы, получает приглашения на аэрокосмические салоны, участвует в тендерах на поставки вертолетов даже в те регионы, куда раньше никогда не было доступа советской и российской авиатехнике.

«Легкий» выход из тупика

Сборка второго прототипа вертолета «Ансат»

В 1992 г. аналитики КВЗ провели серьезное исследование мировых потребностей в вертолетах среднего класса, результаты которого заставили руководство завода задуматься о том, не стоит ли прекратить выпуск модификаций Ми-8, загрузив производственные мощности ка- кой-нибудь менее специфической и более ходовой продукцией. Только вот пойти на это, решив трудные проблемы самым примитивным путем, было сродни капитуляции перед обстоятельствами. В конце концов был найден достойный вариант, суть которого, казалось, изначально лежала на поверхности. Но за кажущейся легкостью решения скрывалась маленькая революция в отечественном вертолетостроении: провинциальный серийный завод дерзнул самостоятельно разрабатывать вертолет, к тому же принципиально нового класса!

Нужна была новая отечественная машина, высококачественная и недорогая. Однако создание ее, по предварительным оценкам, требовало больше десяти лет и астрономических капиталовложений…

Второй прототип вертолета «Ансат» после доработки конструкции достигал скорости 260 км/ч

«Ансат» в полете

Наземные испытания первого прототипа вертолета «Ансат» на летно-испытательной станции

Учтя все эти факторы, руководство КВЗ определило два направления деятельности: тактическое – дальнейшее совершенствование Ми-17, и стратегическое – подготовку производства нового легкого вертолета взлетной массой 3-3,5 тонны. Разработку последнего сначала собирались заказать конструкторам головного предприятия – Московского вертолетного завода им. М.Л. Миля. Там сказали: нет проблем, только заплатите 500 миллионов долларов. Цена по мировым стандартам приемлемая (немцы, например, на создание своего ВК-117 потратили полтора миллиарда долларов), однако у казанцев не набиралось и сотой доли требуемой суммы. И тогда по инициативе заместителя Генерального директора завода Валерия Борисовича Карташева решили спроектировать вертолет силами своих конструкторов.

Работу над новой машиной в 1993 г. начало специально организованное общественное конструкторское бюро – по сути дела, инициативная группа авиационных специалистов. В 1994 г. было сформировано техническое задание на разработку многоцелевого двухдвигательного вертолета взлетной массой 3,3 тонны, грузоподъемностью до 1300 кг, соответствующего нормам летной годности АП-29 (FAR-29). Тогда же начались научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, к которым подключились Казанский авиационный институт (прочностные и аэродинамические расчеты), НПП «Авикон» (несущая система) и АО «Аэромеханика» (трансмиссия). По мере продвижения работ участие в проекте приняли и другие фирмы-партнеры, большинство из которых в свое время находилось в ведении Минавиапрома.

Хотя появляющийся на чертежах вертолет назвали «Ансат», что в переводе с татарского означает «простой» или «легкий», процесс создания машины никак не соответствовал имени. Конструкторы задались целью создать перспективный современный геликоптер на уровне лучших мировых образцов и при этом недорогой. Этого можно было добиться применением передовых технических решений, новейших конструкционных материалов и технологий, а также эффективных методов проектирования, основанных на широком использовании компьютерной техники. Изначально «Ансат» закладывался как вертолет, полностью отвечающий и отечественным, и международным нормам. Облегчить выполнение этого требования помог выбор сертифицированного и в России, и во всем мире канадского двигателя Pratt & Witney-PW-206C.

Достаточно простая цельнометаллическая конструкция летательного аппарата, близкая по типу к хорошо освоенной заводом конструкции «восьмерки», имела целью обеспечить дешевизну изделия и возможность его быстрой адаптации к крупносерийному производству. Зато внутри клепаной «скорлупы» впервые на российском вертолете разместилась электродистанционная система управления, которой были оснащены новейшие европейский NH-90 и американский RAH-66 Comanche.

В 1996 г., когда уже планировалось строительство летного образца, на заводе начали процесс оформления необходимого сертификата. На КВЗ побывала комиссия с представителями от двадцати пяти отраслевых институтов. Целую неделю специалисты ходили по заводу, смотрели. Все им понравилось, акт подписали, но согласования в инстанциях длились еще полгода. 17 января 1997 года руководитель МАК Татьяна Анодина подписала нужные бумаги, и КВЗ получил сертификат, после чего работы по «Ансату» стали продвигаться ускоренными темпами.

Казалось, ничто не помешает быстро построить и поднять в небо прототип №1 – первый полет надеялись совершить в 1998 году. Но планам сначала помешали возникшие технические проблемы, а затем 17 августа 1997 года грянул финансовый кризис…

В последующие за этой переломной для российской экономики датой месяцы казалось, что проект «Ансат» пополнит длинный список других начинаний, нокаутированных финансовым кризисом. Лишь потом выяснилось, что резкое подорожание доллара в итоге пошло лишь на пользу отечественным производителям, в особенности тем из них, кто экспортировал свою продукцию и зарабатывал валюту.

Именно 17 августа, только 1998 года, в первую годовщину кризиса и в день открытия VI Московского авиационно-космического салона, прототип «Ансата» первый раз поднялся в небо и, управляемый заводским летчиком-испытателем I класса Виктором Русецким, совершил 12- минутный полет. На следующий день видеозапись этого события уже демонстрировалась в Москве на стенде КВЗ под аплодисменты ведущих авиационных специалистов страны. Впервые в истории России провинциальному предприятию удалось самостоятельно создать и довести до летных испытаний совершенно новый тип вертолета.

Семь недель спустя новый вертолет совершил первый демонстрационный полет на глазах у большой группы приглашенных: руководителей Республики Татарстан, высокопоставленных российских военных, представителей МЧС и прессы. В 12 ч. 25 мин. 11 октября 1998 года бело-голубая машина оторвалась от бетонки аэродрома КВЗ и около 20 минут уверенно кружила в небе. Безукоризненная посадка была встречена рукоплесканиями. Естественно, одним только проявлением эмоций показ не ограничился – многие из присутствующих на демонстрационном полете выразили желание приобрести «Ансаты» сразу, как начнется серийное производство. А это серьезные, платежеспособные заказчики. Появились потенциальные покупатели и за рубежом. Конечно, рано еще говорить о полном успехе нового проекта казанских вертолетостроителей – следует сначала дождаться первых продаж серийных «Ансатов». Однако уже никто не может подвергнуть сомнению факт, что в Казани работает сильное, перспективное предприятие, которое в эпоху экономических потрясений смогло выжить, реконструировать производственную базу, модифицировать и успешно продавать на экспорт старую технику и всего за семь лет с нуля создать новую. И идти дальше – в рамках международного проекта «Евромиль» совместно с концерном Eurocopter создается перспективный вертолет среднего класса Ми-38. А в недрах заводского КБ зреет очередная собственная разработка – сверхлегкий вертолет «Актай».

Птица счастья завтрашнего дня

Двигатель фирмы Pratt & Whitney PW-206, установленный на вертолете «Ансат»

Когда стало ясно, что выход из трудного положения – только в расширении гаммы выпускаемой продукции и начале выпуска многоцелевого легкого вертолета, в котором нуждался российский рынок, стали искать подходящую машину. В первую очередь, естественно, обратились к главному генератору идей и разработок – МВЗ. Москвичи утверждали, что у них есть проект Ми-54. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что реально имеются только название, эскизный набросок и написанные на бумаге желаемые летно-технические характеристики. Нужно было искать другие варианты. Одним из них была попытка договориться с Eurocopter о производстве на КВЗ вертолета Ecureuill. Машина эта не новая, и на заводе предполагали, что французы с радостью ухватятся за возможность выйти с этим уже не слишком востребованным на Западе товаром на бездонный российский рынок.

Планировалось, что сначала КВЗ будет только собирать вертолеты из привозных деталей, а затем часть комплектующих начнет производить сам. Казанский завод готов был предоставить партнерам производственные мощности, уладить необходимые формальности в Авиарегистре МАК, подключить свои экономические связи, организовать рекламные акции и провести работу среди заказчиков, короче говоря, обеспечить русифицированной версии Ecureuil все условия для успешной продажи. КВЗ для предварительного ознакомления, проведения рекламных мероприятий и в качестве производственных образцов были необходимы хотя бы один-два вертолета, бесплатно предоставленные французской стороной. Но французы потребовали полной оплаты – по 1,2 миллиона долларов за машину, и проект сорвался.

Переговоры с американцами о совместной работе тоже не привели к искомому результату. Но к тому времени на заводе полным ходом делали «Ансат» и, естественно, утратили интерес к чужой технике.

Одной из главных проблем в работе по «Ансату» сразу стал выбор двигателя. На КВЗ очень рассчитывали на АЛ-34 ОКБ Люльки, но выяснилось, что он находится на стадии проектирования и вряд ли выйдет из нее в ближайшие десять лет. Специалисты КАИ по просьбе завода провели исследование, в результате которого обнаружилось, что двигателя с подходящими параметрами в стране нет и, похоже, не ожидается.

Помогло участие КВЗ в проекте «Евромиль», организованном для совместного с Eurocopter производства вертолетов Ми-38. В рамках этого проекта в 1994 г. состоялся ряд конференций в Санкт-Петербурге, на которых присутствовали и представители питерской моторостроительной фирмы «Климов». Они в тот период налаживали отношения с канадцами и собирались производить по лицензии двигатель Pratt-Whitney PW-206, который подходил для будущего «Ансата». Казанские разработчики дали климовцам понять, что очень заинтересованы в этих двигателях и, по всей видимости, завод станет их заказчиком.

Работы над машиной пошли еще энергичнее, определился ее облик, полноразмерный макет был показан на авиасалоне в Ле Бурже. Но и на этом этапе мало кто верил, что машину удастся воплотить в металле и поднять в небо.

Впрочем, для пессимизма были основания, ведь с производством в Санкт-Петербурге PW-206 так ничего и не вышло. Тогда представители завода поехали в Канаду сами договариваться о прямых поставках двигателей, просить о поддержке, благо, с фирмой уже имелись дружеские контакты. К тому времени у Pratt & Whitney подряд сорвалось около десятка различных начинаний в России, и к новым затеям подобного рода ее руководство относилось весьма критично. Однако казанцам все же удалось убедить их, и четыре двигателя были получены.

Сейчас уже изготовлено два прототипа «Ансата»: один для статических, второй для летных испытаний. В ближайших планах – изготовление третьего, который пройдет сертификационные испытания в 2001 г.

В ближайшие два года «Ансат» пойдет в серийное производство. «Газпром», МЧС, военные торопят с выпуском машины. В Южной Корее и в Малайзии проявили интерес к приобретению лицензии на его производство.

Возвращение на рынки сбыта

Казанский вертолетный завод, не отказываясь от идеи самостоятельно выйти на рынок, одновременно укреплял контакты с новыми государственными экспортерами: компаниями «Росвооружение» и «Авиаэкспорт». Это позволило сохранить уже имеющихся постоянных заказчиков, налаженные экономические связи и удержать многие традиционные рынки сбыта. А новая маркетинговая служба КВЗ стала самостоятельно и планомерно работать для того, чтобы обеспечить предприятию прямой выход на российских и зарубежных покупателей техники. Здесь собрались высококвалифицированные специалисты со знанием языков, имеющие большой производственный опыт, знающие технику и умеющие выгодно представить ее потенциальному покупателю.

На международной выставке Ле Бурже в 1993 году КВЗ впервые в своей истории имел собственный стенд. Казанцы показывали свою продукцию и одновременно учились сложному и непривычному делу рекламы, умению грамотно оформлять экспозицию. Впоследствии оформление выставочных интерьеров даже отрабатывали в специально построенных макетах павильонов. Так было до тех пор, пока не появилась возможность моделировать дизайн экспозиции с помощью компьютеров.

Целым направлением деятельности стало изготовление масштабных копий предлагаемых на продажу вертолетов. Искусно выполненные модели не только украшают выставочные экспозиции, но и служат представительским презентом при подписании контрактов на поставки их полноразмерных «близнецов».

Сейчас предприятие ежегодно участвует в среднем в 15 выставках, причем не только в самых престижных и известных, потому что участие в выставках для Казанского вертолетного – не самоцель, а возможность приобретать новые контакты, новый опыт, потенциальных покупателей. Завод получил ряд заказов (на «салоны» и «госпитали») от Узбекистана, Турции, Азербайджана. Близок к подписанию договор с Алжиром о поставке в эту страну запчастей к вертолетам.

Повышению престижа и популярности КВЗ не только в нашей стране, но и за рубежом способствует проводящаяся каждый год на заводе международная конференция эксплуатантов казанской винтокрылой техники. На нее приезжают представители авиакомпаний из разных стран мира.

Сегодня предприятие прочно заняло место в первом ряду мировых экспортеров вертолетной техники, хотя продвижение казанских машин идет не так гладко, как бы хотелось, по ряду объективных причин. Иногда непреодолимым препятствием для машин становится необходимость сертификации их в соответствии с международными нормами. Хотя продукция КВЗ соответствует отечественным ГОСТам и отличается высокой надежностью, в большинстве стран ориентируются на требования FAR-29. А процесс получения необходимого сертификата требует очень больших денег, в США, например, за это нужно выложить около 50 миллионов долларов. К тому же прохождение сертификации связано с преодолением бесчисленных искусственно возводимых препятствий: могучие конкуренты, имеющие свое лобби в международных авиационных организациях, об этом позаботятся.

Но все же продукция Казанского вертолетного завода все увереннее приходит и на новые рынки. Настоящим достижением можно считать «проникновение» в Малайзию. Рынок этой страны считался недоступным, поскольку она входит в двадцатку наиболее развитых государств мира и в первую тройку экспортеров радиоэлектроники (после Японии и Южной Кореи). Считалось, что малазийцев может заинтересовать только особенно престижная американская или французская авиатехника. Тем не менее, многие месяцы продуманной рекламной кампании в сочетании с выгодным показом товара лицом на международных выставках сделали невозможное возможным: малазийцы купили казанские вертолеты.

Прорывы на новые рынки очень важны и потому, что помогают ломать сложившееся в мире стереотипное представление о машинах семейства Ми-8 как о предельно упрощенных военных транспортниках. Такими они были десять лет назад, в эпоху массового конвейерного производства, однако сейчас практически каждая машина делается по специальному заказу в соответствии с пожеланиями покупателя. При необходимости завод обращается к европейским и американским фирмам с заявкой на поставку самой современной авионики, оборудования для салонов.

Приобретенный КВЗ статус разработчика вертолетной техники в сочетании с рядом перспективных проектов, таких, как «Ансат», Ми-38 и «Актай», дает заводу очень сильные козыри в борьбе за рынок с российскими конкурентами. На КВЗ уже сейчас есть чем заменить Ми-8 на производственных линиях. Более того, можно применять многие найденные передовые технические решения и на Ми-17, например, новые лопасти, авионику, стеклопластиковые элементы фюзеляжа.

А тем временем, как надеются на заводе, в полную силу развернется выпуск «Ансата» и, вероятно, «Актая», и завод сможет закрыть почти все ниши отечественного рынка вертолетов, одновременно расширяя свой экспортный потенциал. Впереди новые этапы борьбы за рынки сбыта, и КВЗ к этому вполне готов.

Ми-38: трудное, но перспективное будущее

Макет вертолета Ми-38

Если с Ми-8, «Ансатом» и «Актаем» на заводе все более или менее понятно и предсказуемо, то перспективный проект среднего вертолета Ми-38 уже несколько лет остается объектом постоянного и напряженного внимания. Диапазон мнений о судьбе машины простирается от весьма оптимистических прогнозов до глубочайшего скепсиса. Первоначально за этот проект взялись Московский вертолетный завод, КВЗ, санкт-петербургский Завод им. Климова и французское подразделение европейского концерна Eurocopter – они и создали совместное предприятие «Евромиль». Ответственность разделилась следующим образом: МВЗ проектировал, завод им. Климова отвечал за создание двигателя ТВ7-117, Eurocopter – за оснащение вертолета современной авионикой и сертификацию по европейским нормам летной годности, КВЗ должен был обеспечить серийный выпуск вертолетов.

С 1998 г. в связи с известными трудностями в стране из проекта временно вышел завод Климова, но подключилась канадская фирма Pratt & Whitney, хорошо знакомая казанцам по плодотворному сотрудничеству в проекте «Ансат». Канадцы надеются освоить производство новых для фирмы двигателей вертолетов средней грузоподъемности.

У КВЗ есть опыт оснащения вертолетов современной авионикой (американской, израильской), но руководство завода понимает, что вертолет нужно постараться снабдить оборудованием с оптимальным соотношением цены и качества. И здесь не надо сбрасывать со счетов и бурно развивающегося российского производителя авионики. Поэтому не исключено, что в ближайшем будущем в этом проекте могут появиться и другие участники. Главная же задача сегодня – изготовление первого летного прототипа, который должен подтвердить прогнозы и определить нишу вертолета на рынке.

Уже существует сетевой график создания первого прототипа, утвержденный всеми участниками проекта. И работы по Ми-38 продолжаются: на МВЗ идут статические испытания первого фюзеляжа и динамические испытания комплекта лопастей, изготовленных по новой для КВЗ намоточной технологии.

Многое в этом проекте впервые в практике отечественного вертолетостроения, в том числе и то, что для оптимизации затрат на создание вертолета уже опытный образец машины производится на серийном заводе. А это позволяет оперативно устранять недостатки в конструкторской документации и на месте производить доработки. Конечно, это стало возможным только благодаря современной системе подготовки производства.

Очень важно, что в процессе работы над созданием вертолета Ми-38 внедрена новая технология создания лопастей третьего поколения. На КВЗ подготовлена производственная база для изготовления лопастей по технологии намотки. Эта уникальная технология разработана и внедрена только в России.

… Безусловно, ответы на вопросы о судьбе и перспективах Ми-38 будут получены в процессе испытания первого вертолета, который планируется поднять в небо уже в 2001 г. А до конца текущего 2000 года – казанцы предполагают вывести вертолет на сборку.

Стратегия эволюции

Ми-8МТВ-5

Крупный серийный завод, а ныне еще и разработчик винтокрылой техники. Казанский вертолетный свои планы на будущее связывает с двумя основными направлениями: производством принципиально новых вертолетов и улучшением летно-технических характеристик серийно выпускаемых вертолетов Ми-8/17.

Модернизация Ми-8/17, идущая сегодня на заводе, отражает требования времени. Военные действия в Чечне показали острую необходимость в вертолетах, обладающих системами ночного видения. Над адаптацией кабин к установке таких систем на КВЗ начали работать еще три года назад. Весной 1997 г. на заводском летном поле появился вертолет, кабина которого имела специальную внутреннюю окраску и адаптированную к инфракрасному диапазону работы подсветку приборов.

Технологии и материалы, освоенные в начале 80-х, позволили внедрить в производство лопасти из композиционных материалов, обладающих улучшенными аэродинамическими характеристиками. В настоящее время на заводе есть возможность серийного производства таких лопастей для вертолета Ми-38. Подготовлен комплект для полномасштабных летных испытаний по результатам которых планируется адаптировать эти лопасти к применению на серийно выпускаемых вертолетах Ми-8/17.

На КВЗ созданы специальные структуры, которые в соответствии с требованиями заказчика на базе сертифицированных вертолетов Ми-172А готовы разработать различные варианты салонов, в том числе и Vip.

Для успешной конкуренции на мировом рынке на заводе создана программа многовариантной модернизации авионики, целью которой является создание интегрированного комплекса, обеспечивающего вывод как полетной навигационной информации, так и информации, полученной с оборудования и приборов целевого назначения.

Бесспорно, модернизация если не панацея от всех и всяческих потрясений (от которых наша промышленность, в том числе и вертолетостроение, не застрахованы), то перспективный путь, открывающий перед производителем винтокрылой техники большие возможности. А в том, что Казанский вертолетный завод всегда умел использовать свои возможности, успешно преодолевать трудности сомнений нет, вся 60-летняя история предприятия тому убедительнейшее подтверждение.

Зарубежный триумф Ка-32

Вертолеты Bell-212 и Ка-32 на базе фирмы HeviLift. Сидней, Австралия

30 июля 1990 года три вертолета Ка-32, принадлежащие Владивостокскому авиапредприятию, были доставлены в Порт Морсби – столицу островного государства Папуа – Новая Гвинея. Днем позже в аэропорту Велп вблизи швейцарского города Берн приземлился вертолет Ка-32 с группой специалистов фирмы «Камов» на борту. Делегацию, прибывшую по приглашению фирмы Heliswiss, возглавлял заслуженный летчик СССР Игорь Евдокимов. Так 10 лет назад открылась зарубежная страница биографии одного из самых популярных вертолетов семейства «Ка».

И в ПНГ, и в Швейцарии российские машины ожидали с интересом, но с некоторым недоверием. В первых числах августа 1990 г. на аэродроме Порта Морсби собрались представители авиационных властей, общественности, телевизионщики. Ждали сенсации: предстоял демонстрационный подъем пятитонного груза на внешней подвеске российского вертолета. «Неужели эта груда железа способна оторваться от земли?» -недоверчиво произнес кто-то из наблюдавших. Не только оторваться, но и аккуратно поднять груз, сделать плавный круг над аэродромом и опустить ношу в заданное место! Все это Ка-32 произвел с ювелирной точностью. Сенсация состоялась!

В Папуа – Новой Гвинее в то время активно разрабатывались природные богатства. Крупные западные компании буквально вгрызались в недра островов: бурили нефтяные и газовые скважины, осваивали золотоносные породы, добывали ценные сорта дерева. Места разработок обычно располагались высоко в горах, и иных дорог к ним, кроме воздушных, не было. Вертолеты Ка-32 со своими прекрасными тяговыми и маневренными качествами оказались очень кстати. А российские экипажи не нужно было специально готовить к своеобразным условиям работы в горах и приморских тропиках: за их плечами был опыт работы по обслуживанию плавучих буровых установок на Сахалине, перевозке и монтажу опор ЛЭП в горной и холмистой местности Приморья.

К концу 1990 г. количество вертолетов Ка-32 в ПНГ удвоилось, за 1991 г. они налетали почти 4000 часов.

«Дебютом» Ка-32 в Швейцарии стало участие в расчистке лесных завалов в Альпах, образовавшихся после бури, пронесшейся здесь в феврале 1990 г. Со своей нелегкой задачей вертолет Ка-32 справился за три месяца. Затем он стал применяться на монтаже опор и установке подвесных мостов. Один из таких мостов – 50-метровый пешеходный деревянный мост был установлен над ущельем буквально за считанные минуты.

Признанием высокого качества вертолета фирмы «Камов» стал сертификат летной годности, выданный швейцарской администрацией F0CA модели Ка-32А12 17 июня 1996 г.

Успешная работа россиян в ПНГ и Швейцарии не прошла мимо внимания авиационных кругов. Одним из тех, кто приехал в ПНГ и лично наблюдал здесь за работой вертолетов Ка-32, был президент канадской компании VTH Logging Кен Нори. Он был настолько поражен увиденным, что лично полетел в Москву для встречи с президентом фирмы «Камов» С. Михеевым. И вскоре вертолет Ка-32 заступил на трудовую вахту в лесах Британской Колумбии.

Результаты работы Ка-32 на логгинге были такими впечатляющими, что компания VIH отказалась от использования американских вертолетов S-61, арендовала еще две винтокрылые российские машины, а также инициировала процесс сертификации модели вертолета Ка-32А11ВС по американским нормам летной годности FAR-29. И такой Сертификат типа № Н-100 был выдан 11 мая 1998 г. Министерством транспорта Канады.

Таким образом, вертолет Ка-32 стал первым российским летательным аппаратом, получившим сертификат летной годности в западном полушарии.

География применения вертолетов Ка-32 в Тихоокеанском регионе также расширялась. Примеру Папуа – Новой Гвинеи последовали Бирма, Лаос, Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Новая Зеландия, Соломоновы острова. Блестяще показала свои возможности наша машина и в Австралии. Так, в 1995 г. Ка-32 в паре с Bell-212 за 500 летных часов смонтировал опоры для 7,5-километровой подвесной дороги вблизи курортного городка Кернс, в 1998 г. водрузил три олимпийские фигуры на верхнюю площадку 305-метровой телевизионной башни Сиднея. С помощью вертолетов Ка-32 за два дня были установлены 120 столбов для освещения северной части Сиднея, пирамидальные купола на старинном кафедральном соборе. Ювелирной точности потребовала установка опор ЛЭП в Сиднейском заливе: каждую из них весом свыше 3 тонн и габаритами 6x20 м нужно было соединить с выступающим на 3 м из воды металлическим фундаментом с помощью 24 болтовых соединений.

Канада. Логгинг

Канада. Логгинг

Швейцария. Установка опор ЛЭП

Швейцария. Установка подвесной дороги

В предместье Канберры летом 1999 г. Ка-32 участвовали в работах по укреплению плотины: с помощью вертолетов в проделанные отверстия вставлялись металлические жгуты, которые затем заливались бетоном.

Не миновала вертолет Ка-32 и кинематографическая стезя: оснащенные бутафорскими ракетами и пушками, соосные «вертушки» стали героями австралийского фантастического фильма «Побег невозможен».

Хорошо известны наши вертолеты и в Европе. В Австрии, Франции, Испании, Греции вертолет Ка-32 прекрасно проявил себя при тушении пожаров, на транспортных и монтажных работах.

Крупная «колония» машин Ка-32 образовалась в Южной Корее. Эта страна купила 33 вертолета и успешно использует их в морской полиции, для охраны леса и борьбы с пожарами.

Среди многочисленных «профессий» вертолета Ка-32 есть и военная – три такие машины находятся на вооружении ВВС Алжира.

Сейчас, на исходе века, за рубежом работают 75 вертолетов Ка-32. Для века грядущего фирма «Камов» подготовила ряд проектов, которые предусматривают создание новых модификаций на базе этой машины: пассажирской с салоном повышенной комфортности; со специальным оборудованием для тушения пожаров; выполнения монтажных и спасательных работ; с грузоподъемностью на внешней подвеске до 8 тонн.

Пользователи винтокрылой техники давно ждут такие вертолеты.

Юрий САВИНСКИЙ, зам. начальника отделения логистического обеспечения (фирма «Камов»)

Эксплуатация Ка-32 за рубежом
Страна базирования Модель Количество Основной род деятельности
    (в том числе проданных)  
Южная Корея Ка-32Т, Ка- 32С 23 (23), 8 (8) Морская полиция, охрана леса, борьба с пожарами
Папуа - Новая Гвинея Ка-32Т, Ка-32С 2,4 Участие в освоении нефтяных и газовых месторождений, перевозка золота
Малайзия Ка-32Т, Ка-32С 1,4(1) Логгинг
Иран Ка-32Т 3 Туризм
Алжир Ка-32Т, С 3(3) ВВС
США Ка-32Т, С 3(2) Полиция, перевозка грузов внутри фюзеляжа
Колумбия Ка-32Т, С 3(3) Перевозка людей и грузов
Испания Ка-32Т 3 Борьба с пожарами
Канада Ка-32А11ВС 2(2) Логгинг
Соломоновы острова Ка-32Т, С 2 Логгинг
Австралия Ка-32А Ка-32С 1 (1), 1 Монтаж, борьба с пожарами, перевозка грузов на внешней подвеске
Австрия Ка-32Т,С 2(2) Монтаж, перевозка грузов на внешней подвеске
Вьетнам Ка-32Т 2(2) Разные работы
Лаос Ка-32Т 2 Разные работы
Швейцария Ка-32А12 1(1) Перевозка грузов, монтаж
Франция, Греция, Филиппины,      
Индонезия, Новая Зеландия Ка-32Т, С 6 - по одному вертолету в стране Борьба с пожарами, монтаж, логгинг, перевозка грузов
    Всего 76 (48)  

Все дороги ведут в Казань

Представители почти двадцати авиакомпаний стран дальнего зарубежья прибыли в столицу Татарстана, чтобы принять участие в III Международной конференции эксплуатантов казанских вертолетов, проходившей на Казанском вертолетном заводе с 9 по 11 августа. Самый крупный производитель вертолетов конструкции М.Л. Миля, КВЗ выпускает винтокрылые машины различных модификаций для нужд военных и гражданских организаций. Эксплуатанты в нашей стране и в 70 странах мира пользуются неоспоримыми преимуществами надежной конструкции казанских вертолетов, их ремонтопригодностью и надежностью в работе.

Ми-17-1В на аэродроме

Интерес к казанской винтокрылой технике не ослабевает, поэтому и число участников конференции год от года растет, расширяется тематика вопросов, которые на ней обсуждаются. На нынешней конференции участники и гости получили информацию об основных изменениях, которые происходят на заводе, ознакомились с новейшими предложениями и достижениями КВЗ в области норм летной годности, производства, технического обслуживания, ремонта, контроля качества вертолетов. На конференции были обсуждены возможные направления совместной контрактной деятельности, пути увеличения эффективного технического обслуживания и эксплуатации.

В докладах Генерального директора А.П. Лаврентьева, главного конструктора А.И. Степанова, главного инженера И.С. Бугакова и других был сделан подробный анализ сегодняшнего состояния производства, очерчены перспективы на будущее.

«Предприятие проводит большую работу по модернизации своей продукции, – отметил в своем докладе главный инженер И.С. Бугаков. – С момента проведения 2 года назад последней конференции в конструкцию и оборудование вертолетов были внесены изменения, которые не могут не быть оценены эксплуатантами. Среди них: возможность адаптации кабины пилотов под очки ночного видения, установка прожектора с инфракрасной шторкой, системы аварийного приводнения фирмы «Аэрозур» и системы перерезания проводов линий электропередач, установка системы картографии и навигации «Абрис» российской фирмы «Транзас», новых энергопоглощающих кресел фирмы «Фишер».

Говоря о перспективах дальнейшего развития и модернизации винтокрылой техники, выпускаемой заводом, главный инженер отметил два основных направления. Во-первых, это установка нового двигателя ТВЗ-117 ВМА-СБЗ, расширяющего температурный режим применения, повышающего безопасность и, главное, увеличивающего эксплуатационные ресурсы вертолета. Во-вторых, это работы по модернизации несущей системы, позволяющие получить качественно новый вертолет с увеличенными взлетным весом и максимальной и крейсерской скоростями.

В следующем году эксплуатантам будет предложен вертолет Ми-17В5, в базовую комплектацию которого войдет не только все лучшее из того, что имеется сегодня на заводе, но и новая система энергоснабжения, базирующаяся на бесщеточных генераторах ГТ 40ПЧ8В.

Одно из перспективных направлений работы КВЗ сегодня – оснащение вертолетов современной авионикой. Ми-172 уже имеет такой комплекс приборного оборудования фирмы

Honeywell. Эти работы будут продолжены, и вертолет получит возможность полностью автоматизированного управления. Ведутся работы и по оборудованию вертолета самой современной авионикой российского производства фирм «Кронштадт» и «Транзас». Первые результаты этой работы были представлены на последней выставке в Фарнборо в виде действующего прототипа кабины вертолета, оформленной в виде тренажера.

Производители казанской техники постоянно работают над повышением надежности производимых винтокрылых машин. Для этого разработаны и будут устанавливаться на вертолеты уже в конце этого или начале следующего года двухкамерные гидроусилители КАУ-80.

Отмечено, что Казанский вертолетный завод будет продолжать активную работу и по разработке новых вертолетов «Ансат» и «Актай».

Докладчики говорили о том, что на заводе активно занимаются корректировкой и переизданием эксплуатационной документации. В скором времени она будет выпускаться на лазерных дисках, а впоследствии – в гипертекстовом формате с элементами мультимедиа. Для иностранных заказчиков КВЗ предложит возможность получения документации в стандарте АТА 100.

Следует добавить, что все услышанное на конференции ее участники смогли увидеть и оценить на летном поле завода.

«С каждым годом мы все больше убеждаемся, что встречи производителей вертолетной техники и ее эксплуатантов имеют очень большое значение, – отметил в своем докладе Генеральный директор КВЗ А.П. Лаврентьев. – Нам важно знать о том, как работают наши машины, получать конкретные предложения и замечания. Ведь деятельность завода всегда была направлена на улучшение эксплуатации вертолетов, обеспечение заказчиков техникой, соответствующей их требованиям и ожиданиям».

Наталия КРАЕВА

Высоко лечу, тяжело несу

Хорошо известна в авиационных кругах байка: пилоты кукурузника, совершающего свой обычный рейс, вдруг замечают, что по небу совершенно самостоятельно летит…здоровенное бревно. Молодой летчик, пораженный увиденным, обращается к командиру: «Смотрите, бревно летит!». «Я его уже двадцать минут вижу, – отвечает умудренный опытом командир,- но если мы про это расскажем кому-нибудь, нас «спишут» за галлюцинации, поэтому молчу».

В этой байке, как ни странно, все могло быть правдой. Бревно действительно могло лететь, но только на тросе внешней подвески вертолета, которого пилоты из-за облаков просто не видели. Почти такая история произошла и с первым бревном, вывезенным пилотами Хабаровской авиакомпании «Восток» из глубины тропического леса: внезапно из тумана появилось огромное шестнадцатикубовое бревно и только чуть позже, как будто привязанный к нему восьмидесятиметровым тросом внешней подвески, выплыл вертолет Ми-26.

А началось все летом 1994 г., когда в отдел маркетинга авиакомпании обратились представители малазийской компании «Римбунан Хиджау» с предложением использовать российские вертолеты на трелевке леса в джунглях Калимантана. Вскоре представители авиакомпании отправились на место будущей работы.

Даже дальневосточников, привыкших к кедрам-гигантам, поразили леса Калимантана: 60- метровые деревья-башни диаметром в два-три метра, обросшие целым «миром» лиан, орхидей, мхов – норма здешних джунглей. Крутые склоны, покрытые скользкой глиной, и дороги, постоянно размываемые тропическими ливнями, завершали пейзаж. Было понятно, почему малазийцы обратились за помощью к вертолетчикам: в таких условиях трудно даже представить привычный трелевочный трактор.

Однако менеджеры компании «Римбунан Хиджау» возразили, что тракторы, особенно такие как знаменитый Caterpillar, вполне можно использовать, но это невыгодно! Оказалось, что если ты используешь в лесу трактор, то должен платить все налоги и сборы, связанные с экспортом леса, тебе даются меньшие квоты на экспорт, да и цены на заготовленный лес будут ниже. К тому же страны Европы уже давно дотируют зарубежных лесозаготовителей, использующих природосберегающие технологии.

Да, в Малайзии только сумасшедший стал бы заготавливать лес с помощью трелевочных тракторов, даже самых современных. В этой стране не приходят в лес на время. Для лесозаготовителей строят специальные лагеря. Строят добротно и надолго. В лагере «Ланджак», где побывали дальневосточники, стояли хорошие жилые дома, просторная столовая, большой офис со всеми видами современной связи, хорошо оборудованный гараж и многое другое, чего никогда не увидишь в нашем поселке лесозаготовителей.

… Прибыв на место со своими машинами, российские вертолетчики рьяно взялись за дело и уже через три месяца стали конкурировать по производительности со знаменитой американской компанией «Эриксон Скай Крэн». Конечно, работы шли непросто. Сначала заказчики выразили недовольство тем, что воздушный поток от винтов огромного Ми-26 ломает при подъеме бревна ветки соседних деревьев. Пришлось удлинить трос внешней подвески. Потом возникли нелады с посредником, поставляющим топливо, продукты и все необходимое для полетов вертолетов.

В 1997 г. в Юго-Восточной Азии разразился экономический кризис, и авиаторам-дальневосточникам пришлось покинуть Калимантан.

Дома вкусившие цивилизованной трелевки леса авиаторы бросились «внедрять» малазийскую технологию на родном Дальнем Востоке. Здесь и лес более приспособлен к воздушной трелевке (не такой густой), и вокруг каждого бревна нет таких зарослей из лиан и папоротников, мешающих работе автоматического захвата.

Первой была попытка вертолетной трелевки ясеня. Ясень растет обычно вдоль таежных ручьев и речек, в водоохранной зоне, куда въезд тракторам заказан. Да и экспортная цена ясеня с лихвой покрывает немалые расходы по эксплуатации вертолета. Но лесные власти решили по своему: заходишь в лес, рубишь и вывозишь все подряд. Никого не интересует, что ты будешь делать с тонколесьем или с деревьями, которые пойдут только на дрова. Руби все или плати штрафы. Первый заказчик в Хабаровском крае так и делал: рубил то, что можно было продать, а за остальное платил штрафы. Оставались на делянах береза, ель, пихта. Пусть растут и ждут своего часа, когда цены на эту древесину поднимутся и будет выгодно ее продавать.

Но заросли бюрократических препон оказались намного гуще лесных, и из-за множества штрафов, запретов работу пришлось остановить. А жаль. Многое могло измениться в лучшую сторону с приходом в лес винтокрылых машин: каждое дерево оказалось бы под контролем, исчезли бы ночные лесовозы на дорогах, меньший ущерб понесла бы экология.

… А пока в лесном ведомстве появляются бумаги, и приветствующие вертолетную трелевку, и категорически ее запрещающие. Вот и ждут авиаторы, когда снова полетит бревно над лесом, надеются, что уже скоро.

Юрий ИВАНОВ

Открыты для сотрудничества

Открытое акционерное общество «Мотор Сич», ведущее предприятие Украины в области авиадвигателестроения, ведет свою историю с 1916 года. Сегодня более 60 типов самолетов и вертолетов, оснащенных двигателями ОАО «Мотор Сич», эксплуатируются в 98 странах мира.

Уникальные авиационные технологии, внедренные в производство, и огромный интеллектуальный потенциал позволяют ОАО «Мотор Сич» создавать технику нового поколения, успешно конкурирующую на мировом рынке с продукцией ведущих фирм мира.

Тщательная отработка конструкций, использование высокопрочных материалов, применение передовых технологий, оснащенность современным оборудованием и высокая культура производства обеспечили двигателям производства «Мотор Сич» высокие эксплуатационные характеристики.

В.А. БОГУСПАЕВ, председатель правления,Генеральный директор ОАО «Мотор Сич», профессор

Особое место среди продукции предприятия занимают турбовальные двигатели.

Самый мощный в мире турбовальный двигатель Д-136, разработанный ЗМКБ «Прогресс», предназначен для супертяжелых транспортных вертолетов Ми-26 и Ми-26Т. Основными достоинствами двигателя являются большая взлетная мощность -11400 л.с., низкий удельный расход топлива, высокая надежность, большой срок службы, высокая контроле- и ремонтопригодность, позволяющие производить эксплуатацию по техническому состоянию.

Наиболее известными среди турбовальных двигателей, выпускаемых предприятием, являются двигатели семейства ТВЗ-117, разработанные коллективами специалистов ГУЛ «Завод им. В.Я.Климова» (г. Санкт-Петербург) и ОАО «Мотор Сич» (г. Запорожье). Уже более тридцати лет боевые, транспортные и гражданские вертолеты среднего класс; Ми-14, Ми-17, Ми-24, Ми-28, Ка-32, Ка-50, Ка-52 и другие^ оснащаются этими двигателями.

Одна из последних разработок – турбовальный двигатель ВК-2500, предназначена для установки на новые модификации российских вертолетов марки «Ми» и «Ка». Мощность двигателя на взлетном режиме составляет 2400 л.с., на чрезвычайном – 2700 л.с. Конструкция турбины компрессора позволяет увеличить температуру газа перед турбиной и обеспечивает повышение мощности. Применение новой цифровой системы автоматического управления и контроля БАРК-78 обеспечило оптимизацию эксплуатационных характеристик двигателя и вертолета в целом. Теперь наши винтокрылые машины смогут подниматься на 1000 м выше при нагрузке, превышающей прежнюю на 1-2 т (в зависимости от типа машины), возрастет их скорость и улучшится маневренность. Как гражданские, так и военные вертолеты получат принципиально новые возможности при эксплуатации в высокогорных районах и районах с жарким климатом.

Двигатель ВК-2500 имеет модульную конструкцию. Значительная часть модулей в эксплуатации может быть заменена без съема двигателя с вертолета. Высокая степень эксплуатационной технологичности и контролепригодности позволяет перейти от планово-предупредительного обслуживания двигателей к обслуживанию по техническому состоянию. Двигатель обеспечивает высокие экологические показатели – низкие уровни шума и эмиссии вредных веществ. Первый полёт вертолёта Ми-24М с двигателями ВК-2500 состоялся 30 мая 2000 года.

Другая новинка – турбовинтовой двигатель ВК-1500 взлетной мощностью 1500 л.с., предназначенный для применения на самолетах класса Ан-38, Ан-3, Бе-32, использующихся на местных воздушных линиях. Он имеет турбовальную модификацию ВК-1500В для вертолетов типа Ка-60, Ка-62.

На предприятии начался процесс освоения производства малоразмерных турбовальных двигателей семейства АИ-450, мощностью от 450 до 600 л.с. Эти двигатели найдут свое применение на вертолетах Ка-228. Они также могут быть установлены на выпущенные ранее вертолеты Ми-2, на легкие самолеты авиации общего назначения типа Як-58 и другие.

ВК-2500

Начало серийного производства всех этих двигателей – один из этапов реализации большой программы, которая позволит нашему предприятию укрепить позиции на мировом авиационном рынке.

Вся продукция ОАО «Мотор Сич» выпускается на сертифицированной производственной базе. Система качества ОАО «Мотор Сич» сертифицирована фирмой Bureau Veritas и фирмой BVQI и соответствует требованиям международного стандарта ISO 9002.

ОАО «Мотор Сич» является активным проводником политики партнерства и взаимовыгодной кооперации с двигателестроителями России и других стран. Одним из направлений деятельности в области международного сотрудничества является ремонт и техническое сопровождение авиадвигателей, выпущенных на предприятии, в течение всего срока их эксплуатации.

Наше предприятие открыто для сотрудничества, а укрепить деловые и научные связи с двигателестроителями других стран нам помогает репутация надежного, солидного, делового партнера, которую мы зарабатывали почти 85 лет.

Как слышите? ПРИЕМ!

Системы мобильной спутниковой связи появились чуть больше 20 лет назад, намного позднее систем фиксированной связи. Причины этого вполне объяснимы: низкая энерговооруженность подвижных объектов и более сложные условия эксплуатации. Обычные стационарные земные станции осуществляют устойчивую связь при рабочих углах места 5° и выше. Надежную связь с подвижными объектами можно гарантировать лишь при более высоких углах места. Именно такую связь обеспечили революционные преобразования в области мобильной спутниковой связи, произошедшие в начале 90-х годов. Они были обусловлены, главным образом, коммерческим использованием космических программ для связи с подвижными объектами и повсеместным переходом на цифровую связь с применением современных компьютерных технологий.

Мобильная спутниковая связь реализована в системах с космическими аппаратами на высоких (Inmarsat, «Марафон» и др.), средних (ICO, Odyssey, Ellipso) и низких орбитах (Globalstar, Orbcomm).

В космосе с самого начала соперничали две базирующиеся на геостационарных спутниках глобальные системы: Inmarsat и «Горизонт». И все же первенство оказалось за системой Inmarsat. Она признана всеми странами мира и функционирует, постоянно обновляясь и развиваясь, как единая, а в настоящее время и единственная, глобальная навигационная система.

Первые терминалы в гражданской авиации были установлены на самолетах типа Boing, имели массу более 50 кг и работали в основном стандарте. Их стоимость с установкой составляла $700 тыс. 1997 г. ознаменовался появлением цифровых терминалов стандарта Mini «М» весом от 2 до 4 кг и стоимостью от $6 тыс. (автомобильный вариант) и до $65 тыс. (самолетный вариант).

Спутниковые системы не только обеспечивают расширение спектра услуг радиотелефонной и пейджинговой сетей, но и позволяют в перспективе решить острую проблему обеспечения связью малонаселенных, удаленных и труднодоступных районов. Весьма перспективна установка спутниковых терминалов на подвижных транспортных средствах, в том числе и на винтокрылых летательных аппаратах. Ими оборудуются чаще всего VIP-варианты вертолетов. В том случае, когда вертолет-салон используется в качестве воздушного командного пункта, он оснащается не только современными системами спутниковой навигации, но и спутниковыми системами связи, обеспечивающими стабильную работу в любой самой удаленной точке земного шара, на всем разрешенном диапазоне высот эксплуатации.

На Казанском вертолетном заводе работы по оснащению винтокрылых машин спутниковой телефонной связью начались в 1998 г. За содействием обратились к московской фирме «Сатлинк». Учрежденная в 1992 г. французской телекоммуникационной компанией Geolink (одним из мировых лидеров в области продаж спутникового оборудования системы Inmarsat), «Сатлинк» к тому времени имела репутацию надежной компании, предлагающей клиентам в России и СНГ весь спектр услуг на самых выгодных условиях. Компания обеспечивала и решение всех вопросов, возникающих в процессе эксплуатации оборудования. Репутацию свою москвичи подтвердили, оперативно предоставив спутниковое оборудование и квалифицированных технических специалистов для его установки.

Первый полет с целью проверки спутниковой связи состоялся 21 апреля 1998 г. Определялись наиболее эффективные места установки антенн с точки зрения их работоспособности и качества связи при маневрировании вертолета и при различных уровнях вибрации. В процессе проверки выяснилось, что телефонным переговорам на борту салона мешает сравнительно высокий уровень шума, особенно когда переговоры ведутся при открытых дверях или люках в полете или на земле. Поэтому специалистами казанского завода вместе с сотрудниками фирмы «Сатлинк» было отработано применение спутникового телефона и авиагарнитуры с активным шумоподавлением фирмы Bose. Это обеспечило комфортное ведение переговоров на борту вертолета.

В конце 1999 г. комплекс спутниковой связи системы Inmarsat был установлен на вертолете- салоне, предназначенном для президента одного из африканских государств. Комплекс представляет собой базовый спутниковый телефон, факс, гарнитуру с активным шумоподавлением и специальной клавиатурой для набора номера, дополнительные радиотелефоны. Оборудование позволяет осуществлять глобальную конфиденциальную телефонную и факсимильную связь, организовывать конференц-связь между людьми, находящимися как в вертолете, так и на значительном удалении от него. Таким образом, идея установки на вертолете комплекса мобильной спутниковой связи нашла практическое воплощение.

Вскоре при помощи такой системы будет возможна передача фото- и видеоматериалов, электронных данных и определение местоположения вертолета при аварийных ситуациях. Передача видеоинформации и компьютерных данных с вертолета позволит решать многие вопросы, возникающие в экстремальных условиях. В частности, можно получить при необходимости срочную консультацию врачей иных специалистов.

Оснащение вертолетов современными системами спутниковой связи расширяет гамму дополнительного (опционного) оборудования, что позволит удовлетворить самые «изысканные» требования заказчиков. Следовательно, продукция завода в целом станет более конкурентоспособной.

Булат ВАЛЕНВ, ведущий конструктор КВЗ

Первая демонстрация вертолета-госпиталя на выставке в Ле Бурже

На помощь летит… госпиталь

Разработка медицинского варианта вертолета Ми-8 началась на КВЗ в 1988 году, причем не вполне традиционным путем. Обычно любая работа над новой модификацией имеет четко установленный порядок: техническое задание по заказу конкретного заказчика, эскизный проект, проектирование, рабочий проект, довольно длительные испытания, потом только решение о внедрении. При самом благоприятном раскладе это занимает от 3 до 5 лет.

На Казанском вертолетном все пошло гораздо быстрее – жизнь заставила, а вернее, цепь трагических событий в стране: землетрясение в Армении, крушение двух поездов в Башкирии. Срочно понадобился транспорт, который мог бы быстро оказать медицинскую помощь в чрезвычайных ситуациях, при массовом поражении людей.

Оборудование реанимационного отсека

Инициатива создания необходимой модификации вертолета исходила от самого вертолетного завода и непосредственно от Генерального директора А.П. Лаврентьева. Решено было делать вертолет на собственные средства завода, вне плана. В те годы это было очень смелое решение, на которое было весьма трудно получить разрешение и найти лимиты.

Начались консультации с Министерством здравоохранения СССР, были подключены соответствующие институты. Уже через год идея приобрела ясные очертания, были сформулированы основные требования к вертолету и оборудованию, которое должно было на нем размещаться. К делу приступили люди, имевшие большой опыт в вертолетостроении.

Трудность заключалась, в основном, в том, что оборудование обычной скорой помощи для медицинского вертолета не годилось: задача скорой – оказать первую помощь и везти пострадавшего в лечебное учреждение, задача медицинского вертолета – оказать максимальную квалифицированную медицинскую помощь на месте, в момент происшествия.

В Минздраве перечень необходимого оборудования утвердили. А как дошло до дела, выяснилось, что такого оборудования практически нет. КВЗ сам стал искать поставщика. Вскоре одна из венгерских фирм откликнулась на предложение завода оказать помощь в приобретении медицинского оборудования и установке его на вертолет. В 1989 г. казанская машина была отправлена в Венгрию, где ее оснастили в соответствии с перечнем, который определил Минздрав. В установке оборудования принимала участие оперативная бригада КВЗ. Это была по-настоящему творческая работа грамотных, заинтересованных в конечной цели специалистов. Через три месяца вертолет был готов. Его приняли комиссии Минздрава, представители эксплуатанта, и машина была допущена к эксплуатации.

Дальнейшая жизнь нового вертолета началась достаточно бурно – с выставки в Париже 1989 г., где он вызвал живой интерес. Таких вертолетов на Западе тогда не было. После выставки в Казани продолжались испытания машины, была выпущена необходимая техническая документация.

В 1991 г. Минздрав принял решение направить в разные регионы страны шесть таких вертолетов, и винтокрылые машины были запущены в производство. Вскоре перестал существовать СССР, но вертолеты КВЗ все же «дошли» до адресатов, а работа по модификации была продолжена. Медицинское оборудование по-прежнему устанавливали на вертолеты в Венгрии, затем перегоняли машины «домой». К 1993 г. наметился круг серьезных заказчиков на пять машин: Чита, МЧС Дагестана, Азербайджана…

Первый заказ на пять машин был успешно выполнен. Однако работа по дальнейшему совершенствованию многофункционального специализированного вертолета не остановилась. Эта машина поистине уникальна: ведь в полете врачи могли не только оказывать первую помощь пострадавшим, но и поддерживать жизненно необходимые функции организма; на земле вертолет, работая в автономном режиме, мог стать стационарным пунктом обработки раненых и более серьезной квалифицированной медицинской помощи. На борту вертолета имелся даже операционный стол.

Места транспортировки больных

Внутри вертопета-госпиталя

Завод разработал и другие варианты летающего госпиталя для труднодоступных районов, где есть необходимость проведения профилактических медицинских мероприятий при помощи современной диагностической аппаратуры. На борт Ми-8 можно поставить и рентгеновскую установку, и УЗИ, и лабораторию для анализа крови. Кроме диагностического варианта, прорабатывался вариант вертолета, оборудованного всем необходимым для оказания стоматологической помощи.

Особенно активно пошла работа над модификацией вертолета, когда был получен заказ из Турции на две машины. Существующий вариант вертолета заказчиков не совсем устраивал. Претензии вызвало, в частности, отсутствие обеспечения необходимой стерильности на борту при проведении операций. И вот тогда на КВЗ (поскольку этот вопрос уже рассматривался) решили, учтя пожелания турецких заказчиков, пойти значительно дальше. Была предложена внутренняя перепланировка вертолета: передний отсек, перегородка, за ней места для больных. Был предусмотрен специальный отсек – операционная с передвижным столом. Вертолет, таким образом, стал иметь три отсека: лечебный или транспортировочный, операционный и технический. Все места для перевозимых больных были оснащены системами искусственной вентиляции легких.

Турецкие заказчики такой вариант одобрили сразу. На заводе дооборудовали уже существующие вертолеты и в 1996 г. отправили в Турцию.

За этим заказом последовал другой – из Египта, уже на пять машин. Сегодня КВЗ выполняет заказ для Алжира на два вертолета, причем заказ этот с перспективой поставки еще шести машин.

… В нынешнем виде винтокрылый госпиталь выглядит следующим образом. Грузовая кабина разделена перегородкой по шпангоуту № 8 на три отсека: операционный, реанимационный и технический. В реанимационном (переднем) отсеке, расположенном с 1 по 8 шпангоут, оборудованы 4 места для размещения тяжелобольных на носилках. Носилки нижнего яруса установлены на ящиках-диванах, носилки верхнего – на специальных складных кронштейнах. Все 4 места оборудованы системами искусственной вентиляции легких (ИВЛ), многоканальными датчиками общего состояния больного. Отсек оборудован кронштейнами для крепления дополнительных приборов – карулографа, карулоскопа, дефибриллятора, прибора измерения давления. У перегородки по шпангоуту № 8 по правому борту устанавливаются баллоны кислородной и наркозной систем.

Между шпангоутами № 8 и 14 расположен операционный (задний) отсек с оборудованием, необходимым для проведения хирургических операций, осмотра больных. Медикаменты, лекарственные препараты, перевязочные материалы находятся в большом стеллаже по левому борту.

Здесь же располагается и универсальный стол на колесах, который может свободно перемещаться по операционному и реанимационному отсекам, а с помощью специальных направляющих его можно выкатить через задний люк, положить на него больного и доставить на борт вертолета. Здесь этот стол устанавливают на упоры, поднимают и поворачивают до наиболее удобного для проведения операции положения. После операции больного перевозят на этом же столе в реанимационный отсек.

В грузовых створках вертолета-госпиталя размещаются два электрогенератора с приводом от двигателя внутреннего сгорания, которые обеспечивают медицинское оборудование электроэнергией на земле. В полете они подпитываются от электросистемы вертолета.

Между шпангоутами № 14 и 16 расположен технический отсек, где находится вспомогательное медицинское оборудование: вакуумный компрессор, испаритель-кондиционер, умывальник с баком и сборным баком и т.д.

…Модифицированный медицинский Ми-8 вообще вызывает большой интерес за границей, в том числе и в Европе, где сейчас службы вертолетной скорой помощи активно развиваются. К сожалению, этого нельзя сказать о нашей стране. Содержание медицинских вертолетов очень дорого. Если такой вертолет используется только как медицинский, он должен постоянно находиться в «боевой» готовности, проходить все формы обслуживания, при нем должна быть постоянная медицинская бригада. Такая машина может быть востребована сегодня, а может через месяц. На Западе, где авиационная медицинская служба поддерживается через страховую медицину, таких проблем практически нет. Кроме того, во всех цивилизованных странах чрезвычайно ценится каждая человеческая жизнь, поэтому спасение в год даже 3-4 человек при помощи летающего госпиталя оправдывает дорогостоящее содержание вертолета. Но все же и в богатой Европе думают об экономии, поэтому в качестве скорой летающей помощи используют, как правило, небольшие, а значит, и менее дорогие вертолеты.

Вот и на КВЗ в начале нового века надежды на завоевание не только западного, но по большей части своего, отечественного рынка связывают с новой разработкой КВЗ – легким «Ансатом». Разработана концепция модификации вертолета в медицинский, спасательный. Как только «Ансат» подойдет к завершению летных испытаний и будет стоять вопрос о его серийной внедрении, один из его вариантов будет медицинским. Представители ВВС считают, что сегодня можно говорить о заказе в 50- 60 вертолетов. А есть еще МЧС, гражданская авиация.

Значит, и работы по модификации на КВЗ будут продолжены.

Лев ПЕРСОН, директор фирмы «Хелико»

ЕС-135 с красным крестом на борту

Идея использования самолетов и вертолетов в качестве летающих госпиталей не нова, однако еще не так давно их применение в медицинских целях в Великобритании ограничивалось эвакуационными полетами.

Первый полет британского летающего госпиталя состоялся в 1917 г. в Турции. Биплан De Haviland DH.5 доставил раненого солдата в госпиталь всего за 45 минут вместо трех дней, необходимых для перевозки наземным транспортом. Однако, несмотря на все преимущества такого вида сообщений, этот случай оставался единственным вплоть до начала 30-х годов. Именно тогда шотландское Министерство здравоохранения стало использовать летающий госпиталь для улучшения медицинского обслуживания жителей отдаленных островов. Первый из серии полетов гражданского назначения был совершен в 1933 г., когда пассажирский биплан DH Dragon доставил тяжелобольного с небольшого островка в госпиталь Глазго.

Под впечатлением успеха шотландских служб Британское общество Красного Креста учредило в 1935 г. Отдел летающих госпиталей, а Главная авиастроительная компания сконструировала двухмоторный самолет специально для этих целей. Из шести выпущенных аппаратов три были проданы Испании и использовались во время гражданской войны.

В тридцатые годы военные продолжали пользоваться в медицинских целях бипланом. Во время Второй мировой это были уже вертолеты типа Airspeed Oxford, Avro Anson, DH Domenie & Tiger Moth, Douglas C.47 Dacota. Однако после войны авиационная коммерческая санитарная служба действовала лишь в Шотландии, в Англии ее не было.

В 50-е, когда казалась реальной угроза мировой ядерной войны, британское правительство сформировало войска гражданской обороны, выполнявшие пробные эвакуационные полеты на вертолете Bristol Sycamope. Он был оснащен спасательным подъемником и мог перевозить больных на носилках. Однако никто не рассматривал возможность постоянного использования летающих госпиталей по их прямому назначению в мирное время.

В конце 50-х на авиасалоне в Фарнборо появился гражданский самолет Saro Skeeter с красным крестом на борту. Но и этот улучшенный образец летающего госпиталя не имел успеха на коммерческом рынке, и все созданные образцы оказались в британской армии. В качестве летающего госпиталя была также предложена модель Westland Wirgeon усовершенствованный пятиместный вариант WS-51 Dragonfly с более мощным мотором и четырехлопастным основным винтом. Его отличительной особенностью был люк в носовой части для более удобной эвакуации лежачих больных. 15 летательных аппаратов типа Wirgeon сошло с конвейера, одним из немногих потребителей этой продукции было правительство Гонконга, использовавшее машины для поисково-спасательных операций и в качестве летающего госпиталя. В Великобритании эти вертолеты в таком качестве не использовались.

ВК-117

Оборудование вертолета-госпиталя

Так получилось, что именно военным пришлось выполнять медицинские полеты на территории Британских островов (причем только в случаях крайней необходимости). Использовались для этого, главным образом, машины поисково-спасательных служб военно-морских и военно-воздушных сил, такие, как Sycamore, Whirlwind & Wessex, хотя иногда применялись и гражданские самолеты береговой охраны. При необходимости срочного санитарного вылета власти графств через Министерство внутренних дел делали запрос в Министерство обороны, а там, в свою очередь, выделяли, если это возможно, летательный аппарат. Подобная система до сих пор нормально функционирует в Соединенном Королевстве несмотря на то, что и в военно-морских силах, и в поисково-спасательной службе поколение вертолетов типа

Whirlwind & Wessex было заменено вертолетами типа Sea King. Эти военные вертолеты могут быть вызваны в случаях дорожно-транспортных и иных аварий, однако вначале они всегда берут на борт гражданский медицинский персонал и перевозят его к месту происшествия, работая скорее как воздушное такси, чем как летающий госпиталь.

Не только военные, но и несколько гражданских чартерных компаний предлагали специализированные медицинские полеты на легких машинах типа Beech Baron и Piper Navajo, а некоторые использовали также вертолеты специального назначения типа AS-350 Squirrel производства компании Aerospatiale и Jet Ranger фирмы Bell. В середине 80-х Служба безопасности полетов начала осуществлять специальную программу медицинских мероприятий на базе аэропорта в местечке Станстед близ Лондона, рассчитанную на использование вертолета AS-350. Экипаж этой машины состоял из трех человек: пилота, врача и анестезиолога. Новое подразделение должно было оказывать необходимую помощь при перемещении тяжелобольных из одного госпиталя в другой. Владелец вертолета – компания Careflight оказывала поддержку нескольким частным госпиталям и другим медицинским учреждениям, которые находились вне контроля региональных служб здравоохранения. Позднее компания заменила первый, одновинтовой, вертолет двухмоторным AS-355.

Несмотря на то, что правительство Великобритании признавало достижения других стран в разработке программ авиационной медицины для чрезвычайных ситуаций (только в Соединенных Штатах Америки было разработано более 200 подобных проектов), высокая стоимость эксплуатации воздушных судов останавливала развитие подобных программ в стране.

К концу 80-х в Западной Европе (в Германии, в частности) сложились хорошо спланированные системы авиационной медицины. В Британии же ни одной подобной системы не было, хотя количество чрезвычайных ситуаций (особенно на дорогах), требующих немедленной медицинской помощи, постоянно увеличивалось. Часто врачи простой «скорой помощи», прибывшие на место аварии, констатировали смерть пострадавшего лишь из- за того, что человека просто не смогли вовремя доставить в госпиталь.

Первыми на эту проблему обратили серьезное внимание на Корнуолле – юго-восточном районе Англии, представляющем собой узкую, длиной около 32 км полосу земли, с трех сторон окруженную водой. Корнуолл и находящиеся на значительном расстоянии от берега острова – популярнейшие места отдыха в Англии. Поэтому во время летних отпусков служба скорой помощи работает в особенно напряженном режиме и часто не может оказать медицинскую помощь в течение 8-10 минут после вызова (таковы требования Департамента здравоохранения); военные тоже не всегда могли быстро прийти на помощь.

Было совершенно очевидно, что нужна более надежная и постоянная служба. Поэтому в 1987 г. Медицинский департамент Корнуолла первым в стране учредил специальную коммерческую службу, использующую в качестве летающего госпиталя вертолет Во-105 с экипажем, состоящим из пилота и двух медиков. Небольшой вертолет оправдал себя практически сразу: в течение первых 15 недель он сделал 163 вылета, перевез 151 пациента и налетал в общей сложности 100 часов, совершая полеты лишь днем.

Годовое обслуживание летающего госпиталя в Великобритании обходится только в дневное время более чем в миллион долларов, поэтому власти Корнуолла стали искать дополнительные источники финансирования. В результате служба летающего госпиталя была зарегистрирована в качестве благотворительной организации и смогла получать деньги от спонсоров и частных жертвователей. Для поддержки новой системы было даже создано «Общество друзей летающего госпиталя», которое проводило мероприятия по сбору денег для поддержания вертолета в рабочем состоянии.

В 1989 г. в Лондоне в целях оказания скорой медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях стали использовать вертолет AS-365N Dauphin G-HEMS (Helicopter Emergency Medical Services – Вертолетная служба скорой медицинской помощи). Экипаж машины состоял из двух пилотов, врача и его помощника. Вертолет мог принять на борт 1-2 лежачих больных. Для этого была специально оборудована кабина. Местные органы здравоохранения взяли на себя часть расходов по эксплуатации летающего госпиталя, однако основным спонсором стала компания Express Newspaper, а вертолет получил название Flying Crusader. Первоначально вертолет базировался в Кенте, но впоследствии была оборудована взлетная площадка на крыше Лондонского королевского госпиталя в Уайтчапеле, в котором с лета 1990 г. и стала располагаться Вертолетная служба скорой медицинской помощи.

ВК-117

Во-105

С этой взлетной площадки вертолет мог достичь любой точки в границах Лондонской окружной автострады за 10-15 минут. Благодаря высокому расположению двигателя и защищенному хвостовому двигателю Dauphin может приземляться в городской тесноте и взлетать с небольших участков автотрассы, железнодорожных путей, школьных площадок и мест парковки автомобилей. Однажды, когда необходимо было ликвидировать последствия серьезной аварии пассажирского поезда, вертолету пришлось приземлиться даже на железнодорожной платформе. Словом, летающий госпиталь может быстро прибыть в такие районы, куда обычной «скорой помощи» или не добраться вовсе, или потребуется для этого слишком много драгоценного времени.

За 10 лет Dauphin сделал более 10000 медицинских вылетов со средней продолжительностью полета 10-20 минут, спас жизни сотен людей. Вертолет службы скорой медицинской помощи работает в светлое время суток все 7 дней в неделю. Министерство гражданской авиации присвоило ему категорию «А», дающую право в случае чрезвычайных вызовов беспрепятственно перемещаться в плотно загруженном пространстве Лондонского аэропорта Хитроу. HEMS является единственным в Великобритании летающим госпиталем, на борту которого находится квалифицированный врач. Сегодня подразделение ищет новую машину взамен отлетавшего уже 10 лет вертолета Dauphin. Наиболее реальными вариантами являются ЕС-135, ЕС-155, ВК-117 компании Eurocopter или А-109 Power производства фирмы Augusta, но решение по этому вопросу еще не принято, и, возможно, окончательный выбор будет сделан лишь через несколько лет.

Параллельно с Лондоном в 1989 г. Шотландская служба скорой помощи (SAS) также организовала работу летающего госпиталя на случаи чрезвычайных ситуаций. Вертолет Во-105, в экипаж которого входят пилот и два медика, готов к вылету пять дней в неделю. Из-за больших расстояний Шотландии винтокрылой машине было дано 30 минут на реагирование на вызов. К1992 г. для увеличения зоны охвата в эксплуатацию поступил второй вертолет Во-105, а в следующем году к парку машин добавился Dauphin для обслуживания островов и нефтяных платформ, находящихся далеко от шотландских берегов. При спонсорской поддержке нескольких расположенных в Шотландии компаний и финансировании со стороны органов здравоохранения три вертолета летают сегодня все семь дней в неделю от рассвета до заката, a Dauphin при необходимости может совершать вылеты и в ночное время. Кроме того, продолжает действовать и первая программа, начатая еще в 30-е годы.

Одним из основных спонсоров SAS является коммуникативная компания British Telecom (ВТ), поэтому вертолеты выкрашены в желтый цвет и имеют надпись ВТ в дополнение к традиционной раскраске SAS. В 1999 г. SAS заявила, что намерена заменить имеющиеся летательные аппараты на вертолеты ЕС-135. Ожидается, что эксплуатация первой машины начнется уже в 2000 г.

Поскольку концепция специализированного воздушного госпиталя вполне оправдала себя, региональные органы здравоохранения по всей стране начали предлагать свои собственные программы использования вертолетов в медицинских целях. К третьей декаде 1999 г. действующие подразделения уже существовали в Девоне (Во-105), Эссексе (Во-105), Кенте (AS-355), Линкольншире (Во-105), Норд-Исте (AS-355), Сассексе (MD-902), Вест-Мидланде (Во-105) и Вилтшире (MD-902). Именно в Вилтшире был осуществлен первый проект совместного действия полиции и медицинской службы. Сегодня специализированные авиационные санитарно-полицейские подразделения действуют в Сассексе (MD-902) и Уэльсе (А-109Е Power). Преимущество таких совместных проектов состоит в том, что расходы на новые дорогие аппараты делятся между заинтересованными ведомствами. Это позволяет обоим пользователям иметь более совершенную технику, чем ту, которую мог себе позволить каждый из них в отдельности.

Использование вертолета Bell-412 для эвакуации пострадавших в автомобильной катастрофе

Более чем за десять лет полетов коммерческих вертолетов система летающих госпиталей в Великобритании добилась рекордных результатов в области безопасности полетов. Единственная авария со смертельным исходом произошла в Кенте в 1998 г., когда летающий госпиталь AS-355 G-MASK врезался в линию электропередач, загорелся и разбился, унеся жизни трех членов экипажа. Служба спасения быстро приобрела новый вертолет, и в память о погибших он был зарегистрирован как GKGMT: эта аббревиатура содержит первые буквы имен погибших.

За исключением межведомственных проектов, все вышеназванные подразделения воздушной медицинской помощи действуют так же, как и в Корнуолле. Все они зарегистрированы как благотворительные общества, не финансируются государством и получают поддержку практически только от спонсоров и частных жертвователей.

Великобритания имеет значительное количество действующих летающих госпиталей, но некоторые районы страны в конце 90-х годов все еще оставались вне этой системы. Назрела необходимость создания общенациональной службы, подобной той, которая существует в Германии и некоторых других европейских странах. Это особенно важно для спасения людей, попавших в дорожно-транспортные происшествия: только в 1998 г. на дорогах Великобритании погибли 3599 человек.

В связи с этим одна из крупнейших коммерческих автодорожных спасательных организаций Королевства – Автомобильная ассоциация (АА) заявила в 1998 г., что будет помогать вновь созданной Национальной ассоциации службы летающих госпиталей (NAAAS) в создании сети авиационной скорой помощи. До 2002 г. Автомобильная ассоциация собирается вложить в проект более 220 миллионов долларов для того, чтобы семь новых летающих госпиталей появились в стратегически важных точках страны. В соответствии с планом через три года любой уголок Соединенного Королевства станет доступным для воздушной скорой помощи семь дней в неделю в светлое время суток.

Три первых вертолета – два Во-105 и один А-109Е Power были приобретены в 1999 г., еще 4 вертолета поступят в течение следующих двух лет. Ассоциация предоставит 15 миллионов долларов для обеспечения этих вертолетов, а также от 60 до 80 тысяч долларов в год на поддержание работоспособности уже действующих воздушных госпиталей. Несмотря на то, что Автомобильная ассоциация спонсирует как новые, так и уже существующие подразделения, в одном из пунктов соглашения между АА и NAAAS записано, что решение проблем развертывания и текущего функционирования летающих госпиталей остается в ведении органов здравоохранения.

Когда все вертолеты NAAAS начнут функционировать, Великобритания наконец-то будет стопроцентно обеспечена авиационной скорой медицинской помощью. Тогда все мы будем чувствовать себя на дорогах безопаснее. Чем скорее это произойдет, тем лучше.

Том КАММИНГЗ, офицер охраны бизнес-центра Доксфорда, член правления Северо-восточного авиационного музея

Перевод с английского Марины РУМЯНЦЕВОЙ

Демонстрация вертолета перед испытаниями

В небе древней Эллады

В июне 2000 г. в Греции проходили тендерные полеты, в которых принял участие Ми-17-1В, построенный специально для конкурса на Казанском вертолетном заводе. Основанием для его участия стало приглашение Генштаба авиации Сухопутных войск Греции. Цель программы полетов – демонстрация летно-технических возможностей десантно-транспортного вертолета Ми-17-1В. Эти возможности были расширены для использования винтокрылой машины в составе аэромобильного соединения. Некоторые изменения, внесенные в конструкцию машины, отличают вертолет от серийного образца. В соответствии с приказом Генерального директора КВЗ А.П. Лаврентьева в Грецию была направлена бригада специалистов из восьми человек. Одного из них – ведущего летчика-испытателя завода Бориса АКСЕНОВА мы попросили рассказать об этой командировке более подробно.

На базу ВВС Греции Стефановикион мы прилетели 17 июня. Полет проходил в сложных метеоусловиях (грозы, обледенение), но закончился благополучно, и практически сразу после приземления мы включились в работу.

Рабочий день начинался рано: в 7 часов надо было быть на базе. Потом брифинг, на котором нас знакомили с районом полетов, правилами их выполнения, выдавали полетные карты, затем подготовка авиатехники и – в небо.

Полеты обычно начинались в полдень, когда средняя температура воздуха доходила до +40°, что добавляло «жару» испытаниям. Это были уникальные для нас испытания: мы впервые могли сравнить силы и возможности наших машин с возможностями зарубежных вертолетов производства известных авиационных фирм – S-70 Black Hawk фирмы Sikorsky и AS-532U2 Cougar компании Eurocopter. Причем сравнить не по справочным и рекламным проспектам, а в реальных и, главное, равных условиях.

Требования, предъявленные участникам тендера, касались различных сторон эксплуатации вертолета, летных характеристик, материально- технического обеспечения, вопросов сертификации, комплектации, соответствия машины международным нормам летной годности. Непосредственно в летные испытания входили: переброска 14-24 десантников (вес каждого с полным боевым снаряжением 110 кг) на расстояние 500 морских миль при высоте полета 2000 футов; демонстрация кренов с максимально допустимыми углами: проверка возможностей автопилота; транспортировка полезного груза на расстояние 500 морских миль при высоте 2000 футов; взлет вертолета с максимальной взлетной массой с площадки, находящейся на высоте 4000 и 5000 футов над уровнем моря; полет с максимальным количеством десантников; приземление и выгрузка с хронометражем времени; полет с демонстрацией работы лебедки СЛГ-300 с высотой висения 55 м и поднимаемым грузов в 300 кг; полет на определение статического потолка при максимальной взлетной массе; полеты в очках ночного видения и многое другое.

Перед началом конкурса

Упражнение на скорость погрузки в вертолет

Размещение греческих десантников внутри вертолета Ми-8МТВ-5

Ведущий инженер Ю. Андронов уверен, что КВЗ конкуренты не страшны!

Вертолет S-70(UH-60)

В салоне вертолета S-70

Вооружение вертолета Cougar МК-2

Отметим сразу, что наш вертолет не только выдержал испытания в объеме тендерных требований авиации Сухопутных войск Греции, но и по многим параметрам превзошел своих соперников. Он перевозил больше груза внутри кабины и на подвеске, поднимал больший вес лебедкой, выполнял зависание с максимальным взлетным весом на высоте 5000 футов вне зоны влияния воздушной подушки, что другим вертолетам было не под силу. В нашей машине могло разместиться с достаточным комфортом больше десантников, чем в других вертолетах. Наличие рампы давало неоспоримое преимущество при погрузке-выгрузке людей и грузов, и в то же время вертолет оставался высокоманевренным.

Без сложностей во время тендерных испытаний не обошлось. В середине программы по вине греков автопогрузчиком были повреждены два концевых отсека лопасти несущего винта нашего вертолета. Хотя повреждения были незначительными, они могли выбить нас из графика дальнейших испытаний: приезд казанских ремонтников занял бы очень много времени. Посовещавшись, решили произвести ремонт сами, конечно, не без активной помощи греческой стороны. В результате мы потеряли только один летный день, который впоследствии быстро «догнали». Отремонтированная лопасть не подвела в дальнейшем и во время испытаний, и во время перелета домой.

Всякий тендер – это настоящие соревнования, в которых возможны и проблемные, спорные моменты, о которых тоже хотелось бы рассказать. Полет на 500 морских миль с десантниками на борту проходил над морем, поэтому топлива мы взяли с некоторым запасом. Это позволило нам в ходе полета увеличить скорость и догнать американцев, которые вылетели перед нами с 10-минутным интервалом. Вскоре мы заметили, что американская машина изменяет высоту полета: видимо, летчики подбирали оптимальный профиль для наименьшего расхода топлива (наше предположение подтвердилось, когда мы узнали, что сел S-70 с минимальным остатком горючего). На аэродром оба вертолета пришли практически строем. Именно на это обстоятельство и обратил внимание представитель американцев в беседе с председателем комиссии, «обвинив» русских в том, что они не выдерживают установленный интервал.

За полчаса до второго полета на ту же дальность с грузом внутри кабины комиссия приняла беспрецедентное решение включить в полезную нагрузку и массу экипажа. Судя по всему, американский вертолет просто не набирал необходимых по тендерным требованиям 1900 кг, и, чтобы не снимать его с соревнований, были внесены подобные изменения. В этом туре мы настолько точно рассчитали вес топлива, что после посадки его оставалось только на 10-12 минут полета. А груза мы все же перевезли больше, чем другие участники тендера.

Греческие летчики, принимавшие участие в полетах, отметили мощь казанского вертолета, оценили наличие автоматического режима поддержания скорости несущего винта, навигационную аппаратуру «Абрис» с режимом предупреждения об опасном сближении с препятствиями при полетах в сложных метеоусловиях. После окончания тендерных испытаний прорабатывался даже вопрос о помощи Ми-17-1В в тушении пожаров, бушевавших в то время в лесах Греции. И только отсутствие специального устройства для тушения пожаров Bamby backet не позволило это сделать.

Участие в греческом тендере было полезным во всех отношениях: мы продемонстрировали возможности своей техники западным потенциальным заказчикам, а сами смогли сформулировать те замечания и предложения, реализация которых позволит увеличить конкурентоспособность казанской машины в дальнейших испытаниях. Тендер продолжается. Будем ждать результатов.

Апгрейд, или Путевка в XXI век

Фото 1. Вертолет Huey (модель СН-135) на выставочной площадке Аббодсфордского авиационного салона в Ванкувере

Фото 2. Вертолет AH-1W (4BW) Viper на выставочной площадке авиасалона в Фарнборо

Как это ни странно, накануне XXI века одновременно с разработкой качественно новых образцов авиационной техники возник большой интерес к совершенствованию самолетов и вертолетов 70-80-х и даже 60-х годов с целью продления срока их службы.

Английское слово «апгрейд» (upgrade) прочно вошло в русский язык. Оно означает совершенствование, модернизацию существующей техники. Сегодня уже можно говорить об апгрейде как особом направлении развития авиационной техники.

Авиационные долгожители

В современном понимании вопрос апгрейда авиационной техники впервые обозначился на 38-й Международной авиационно-космической выставке в Лe Бурже в 1989 г. Появившийся интерес к продлению срока службы авиационной техники заставил обратить внимание на примеры ее «долгожительства». История авиации как-то не очень жаловала своим вниманием эту «геронтологическую» сторону существования летательных аппаратов, обращая внимание, в основном, на авиатехнику, уникальную по своим техническим характеристикам.

Среди известных образцов вертолетной техники немало «долгожителей». Один из них – вертолет UH-1. Созданный американской фирмой Bell еще в 1960 г., он до сих пор летает во многом благодаря не только своим удачным техническим и эксплуатационным характеристикам, но и постоянной модернизации, совершенствованию, то есть апгрейду.

Сегодня трудно дать точную хронологию апгрейда. Многие специалисты, возможно, уже и не вспомнят первое наименование UH-1 – Iroquois, под которым он поступил на вооружение армии США. Это потом уже одна из его модификаций, адаптированная к требованиям Корпуса морской пехоты США, получила наименование Huey, с которым вертолет UH-1 и вошел в историю. Huey стал родоначальником целой серии последующих модификаций и модернизаций как военного, так и гражданского назначения.

За первыми гражданскими моделями Bell-204 и Bell-205, не имевшими, по американским представлениям, коммерческого успеха (эти модели вертолета были выпущены в количестве всего около 400 штук), последовал крупносерийный выпуск моделей Bell-212, Bell-214, а затем и Bell-412. Здесь уже объем производства исчислялся тысячами. И это только в Соединенных Штатах, а было еще и лицензионное производство этой винтокрылой машины. В Канаде модели Bell-212 и Bell-412 выпускались под обозначением СН-135 и СН-146.

Появление каждой новой модели невольно превращало вертолет в новинку авиационной техники. И сегодня, несколько десятилетий спустя после своего дебюта, вертолет Huey продолжает оставаться в числе демонстрационных образцов на международных авиационных выставках (фото 1). Мало того, армия США и ряд других американских федеральных структур уже выпустили объединенные требования к очередной модификации вертолета, получившей наименование Huey-703. Они рассчитаны на продление срока эксплуатации базовой модели UH-1H (иными словами – Bell-205) еще на 25 (!) лет. Аналогичные намерения есть у Корпуса морской пехоты США, основного эксплуатанта военных образцов вертолета Huey.

Никто не может предсказать, что будет с вертолетом Huey еще через 20-25 лет эксплуатации. Может быть, очередной апгрейд еще на пару десятков лет увеличит его жизненный цикл. Однако и сегодня за счет модернизации и модификации «долголетие» вертолета UH-1 доведено до рекордного уровня.

Фото 3. Вертолет АН-64 Apache Longbow

Под стать рекордным показателям долгожителя UH-1 и показатели вертолета АН-1. Созданный фирмой Bell еще в середине 60-х годов, этот боевой вертолет прошел целую серию модернизаций. Так, к началу 90-х в США была завершена модернизация всего парка вертолетов АН-IT Sea Cobra в новый вариант AH-1W Super Cobra.

Практически сразу же была начата работа по дальнейшему совершенствованию вертолета. Уже в 1990 г. на международной выставке в Фарнборо фирма Bell представила вариант машины, получившей обозначение AH-1W(4BW) Viper. По своему внешнему облику (фото 2) он отличался от находившегося в эксплуатации вертолета AH-1W Super Cobra четырехлопастным несущим винтом и наличием в составе вооружения самолетных управляемых ракет «воздух-воз- дух» AIM-9 Sidewinder.

В октябре 1996 г. инициативные разработки фирмы Bell были поддержаны Корпусом морской пехоты США, в результате чего появился новый вариант вертолета, получивший официальное обозначение AH-1Z. Однако прошло еще четыре года, прежде чем работы по модернизации вышли на финишную прямую. Таким образом, только на обоснование и детальную разработку программы модернизации ушло практически 10 лет. Однако игра стоила свеч: срок эксплуатации модернизированного вертолета был продлен до 2020 г., что увеличивало общую продолжительность жизненного цикла АН-1 до 55 лет.

Из этого, разумеется, не следует, что эксплуатацию любого летательного аппарата надо тянуть до бесконечности. Речь идет об особых случаях, когда такое «продление жизни» имеет объективные предпосылки.

Рынок программ модернизации Сегодня в самой организации работ по модернизации можно достаточно четко выделить два направления:

• модернизация летательных аппаратов в странах – производителях авиационной техники;

• модернизация, проводимая в странах, не имеющих отношения к разработке и производству этой техники.

Уже упоминавшаяся выше модернизация американских вертолетов UH-1 и АН-1- яркий и довольно типичный пример работ по первому направлению, когда модернизация авиационной техники, находящейся в эксплуатации, является предметом постоянного внимания со стороны разработчика.

Среди наиболее масштабных программ модернизации, проводившихся самими разработчиками вертолетов, можно отметить создание фирмой McDonnell Douglas (США) модернизированного вертолета AH-64D Apache Longbow (фото 3).

В числе программ модернизации, реализуемых разработчиками, можно назвать также вертолет А-129 фирмы Agusta, получивший обозначение А-129 International. Хотя эта машина ориентирована на внешний рынок, что подчеркивается названием, сначала она нашла применение в самой Италии. Программа модернизации вертолетов А-129, находящихся в итальянских вооруженных силах, оценивается в 200 млн. долл. В такую же сумму оценивается проводимая в Великобритании программа модернизации вертолета ВМС Sea King компании Westland.

Таблица 1. Планируемые на начало 2000 г. программы модернизации военных вертолетов
Страна Вертолет Содержание модернизации Размер парка, шт. Стоимость программы, млн.долл.
Австралия S -70 Установка системы РЭП 54 193
  Sea King Установка системы РЭП 7 129
  SH-2 Совершенствование авионики и системы вооружения, доработка двигателей 11 386
Германия Sea Lynx Совершенствование авионики и несущей системы, доработка двигателей и конструкции 17 130
Дания Sea Lynx Совершенствование авионики и несущей системы, доработка двигателей и конструкции 8 33
Индия Ми-24 Совершенствование авионики 25 20
Канада Bell-412 Установка системы РЭП, совершенствование авионики 16 15
  CH-146 Доработка информационного поля кабины 99 15
Колумбия UH-1 Совершенствование несущей системы, доработка двигателей 8 8
Румыния SA-330 Совершенствование авионики 24 100
Таиланд SH-2 Замена двигателей, системы вооружения и спецоборудования, совершенствование авионики 8 нет данных
Чехия Ми-24 Совершенствование авионики и системы вооружения 36 нет данных
Южная Корея Sea Lynx Доработка конструкции, несущей системы и двигателей, совершенствование авионики 13 50
Япония AH-1 Доработка двигателей, совершенствование авионики и системы вооружения нет данных нет данных

Столь же заметной по своим масштабам и значению может быть программа модернизации российского боевого вертолета Ми-24, предложенная МВЗ им. М.Л. Миля. Ми-24ВМ (такое обозначение получил модернизированный вертолет) снабжен несущим и управляющим винтами, созданными для вертолета Ми-28.

Апгрейд сегодня – самостоятельный сегмент международного рынка авиационной техники, в котором предложения по модернизации вертолетов зависят от спроса. В табл. 1 дана общая характеристика международного рынка модернизации авиационной техники, находящейся в странах, не являющихся разработчиками этой техники. Естественно, что эксплуатанты вынуждены обращаться к помощи зарубежных фирм, предлагающих свои услуги по модернизации. Правда, из этого не следует, что фирмы-разработчики получают гарантированные преимущества в этих заказах: преимущества получает тот, кто предлагает больше, просит меньше и действует более активно и умело.

Фото 4. Вертолет Ми-24 (модифицированный вариант Ми-23/35 Mission-24) на выставочной площадке салона в Ле Бурже

Фото 5. Ми-172 южнокорейской береговой полиции

Лидирующее положение на этом поприще завоевали израильские фирмы, входящие в объединенную корпорацию Israel Aircraft Industries (LAI). He являясь разработчиками ни одного из находящихся в эксплуатации вертолетов, израильские фирмы добились участия в 30% программ модернизации военных винтокрылых машин, представленных в табл. 1.

На выставке в Ле Бурже в 1999 г. был показан модернизированный все той же корпорацией IAI наш вертолет Ми-24/35 Mission-24 (фото 4). В отличие от программы модернизации машины, подготовленной к этому времени его непосредственным разработчиком – коллективом МВЗ им. М.Л. Миля, израильское предложение было нацелено на модернизацию вертолета как боевого комплекса всепогодного и круглосуточного применения. Для этого машина была снабжена рядом систем специального бортового оборудования, куда, в частности, входят:

– многофункциональная оптико-электронная система HMOSP;

– интегрированная навигационная система, объединяющая доплеровскую и спутниковую навигацию;

– новые элементы информационно-управляющего поля кабины экипажа (многофункциональные цветные дисплеи, очки ночного видения, нашлемная система индикации и целеуказания, дисплей с цифровой картой местности);

– новая бортовая вычислительная система с возможностью реализации полета по заранее подготовленному полетному заданию.

Многофункциональная система HMOSP включает в себя телевизионную и тепловизионную станции, дополненные лазерным дальномером-целеуказателем.

Боевые возможности модернизированного вертолета повышаются за счет использования новых высокоточных управляемых ракет Spike израильского производства; новых систем предупреждения о радиолокационном и лазерном облучении; системы предупреждения о ракетной атаке; системы пассивных помех с дипольными отражателями и ИК-трассерами.

Особенностью израильского модернизационного пакета является упор на использование высоких технологий. Это объясняет и высокую стоимость предложений (оснащение одного вертолета обходится примерно 1 млн. долл.). Однако консорциум IAI не исключает возможности широкой реализации своего предложения по модернизации Ми-24 и его модификаций. Контракт, полученный на модернизацию таких вертолетов ВВС Индии, является подтверждением этого. Учитывая, что парк Ми-24 (согласно прикидкам III) в настоящее время насчитывает около 1000 единиц, доходы консорциума могут составить весьма внушительную сумму. Страны, откликнувшиеся на предложение израильской фирмы, не останутся в накладе, так как срок эффективной эксплуатации основной части модернизированных вертолетов может быть продлен до 2020 г.

Единственный, кто остается ни с чем, так это наша отечественная авиационная промышленность, вытесняемая с международного рынка модернизации.

От частичной модернизации – к полной модификации

В 1994 г. на выставке Asia Aerospace в Сингапуре многие специалисты обратили внимание на выставленную в экспозиции фирмы Daewoo модель разрабатываемого вертолета МК-30. Напористость этой южно-корейской фирмы, уже вышедшей на международный рынок со многими видами своей продукции, в том числе с автомобилями, хорошо известна. Но все же вертолет намного сложнее автомобиля. Вопрос прояснился, когда стало известно, что, помимо самой фирмы Daewoo, в разработке МК-30 принимают участие МВЗ им. М.Л. Миля и Казанский вертолетный завод. По сути дела, речь идет о смене «функциональной оболочки» машины на технической основе отечественного вертолета Ми-17. Элегантные внешние формы МК-30 не оставляли сомнения в его принадлежности к категории helibus, а не к обычным вертолетам транспортной авиации.

Модернизация летательных аппаратов с внесением глубоких изменений в их функциональный облик не является редкостью для апгрейда. Двигательная установка и несущая система вертолета являются базовыми элементами. Планер же оказывается той составляющей конструкции, за счет которой создаются новые варианты вертолета. Разработка МК-30 является в этом отношении отнюдь не первым и, надо думать, далеко не последним примером глубокого апгрейда вертолетной техники. (От редакции: к сожалению, сложности, возникшие на фирме Daewoo, не позволили завершить этот проект. Его «подхватила» фирма LG, по заказу которой вскоре был создана новая глубокая модернизация вертолета для береговой полиции Южной Кореи (фото 5). Об этой машине мы неоднократно писали в своем журнале (№ 4 за 1999г. и №1 за 2000 г.).

Фото 6. Макет вертолета Penetrater в экспозиции фирмы American Aircraft International

В1992 г. на выставке в Фарнборо американская фирма American Aircraft International демонстрировала вертолет Penetrater, поразивший многих специалистов необычным внешним обликом (фото 6). Обращала на себя внимание конфигурация фюзеляжа вертолета, напоминающая конфигурацию вертолета RAH-66 Comanche, выполненного с применением технологии «стеле». Экипаж вертолета состоял из двух человек (пилот и второй пилот – оператор системы вооружения). Грузовая кабина была рассчитана на перевозку 10 пехотинцев с полным вооружением. Усиленная система вентиляции кабины обеспечивала достаточно комфортные условия для находящихся там людей.

Необычным было вооружение вертолета. Оно включало в себя четыре подвижные стрелково-пушечные установки, размещенные в передней и задней части по бокам корпуса вертолета. Передние СПУ управлялись оператором системы вооружения, находящимся в пилотской кабине, задние СПУ – пехотинцами, размещенными в грузовой кабине.

Создание этого боевого вертолета фирма осуществила по собственной инициативе и на собственные средства. Это вызывало немалое удивление специалистов-участников выставки. Все встало на свои места, когда выяснилось, что за необычной «функциональной оболочкой» вертолета скрывается техническая основа хорошо известного и распространенного во всем мире американского вертолета UH-1 Huey.

Спустя четыре года Московский вертолетный завод им. Миля ответил на появление вертолета Penetrater демонстрацией на выставке «Фарнборо-9б» среди прочих перспективных разработок проекта Ми-40. Это тоже была авиационная боевая машина пехоты, рассчитанная на перевозку до 8 пехотинцев с полным вооружением. Дублирование жизненно важных систем, экранирование более важных агрегатов второстепенными и малая ИК-заметность обеспечивали вертолету высокую живучесть. Вертолет Ми-40 – это глубокий апгрейд отечественного вертолета Ми-28, чьи двигательная установка и несущая система составили техническую основу Ми-40.

Приведенные выше примеры апгрейда вертолетной техники, скорее всего, мало известны широкому кругу специалистов: многие не вышли за пределы демонстрационных образцов, другие «растворились» в море вертолетной техники. Вряд ли кто-то помнит, что, помимо вертолетов Sea Cobra и Super Cobra, в числе моделей американского боевого вертолета АН-1 была еще и Huey Cobra. Это та самая первая модель вертолета АН-1, которая была создана фирмой Bell путем глубокого апгрейда транспортного вертолета UH-1 Huey. Насколько не похожи вертолеты UH-1 и АН-1 не только по своему функциональному, но и внешнему облику, можно судить по рассмотренным выше «производным» от этих вертолетов – транспортному вертолету СН-135 и боевому вертолету AH-1W (4BW) Viper. Однако именно двигательная установка и несущая система первого вертолета стали в свое время технической основой, обеспечившей создание второго.

Спустя 20 лет этот прием был повторен южноафриканской фирмой при создании боевого вертолета CSH-2 Rooivalk. Разработка машины, начатая в 1984 году, была обусловлена острой потребностью армии ЮАР в современном противотанковом вертолете. Приобретение такой машины за рубежом было невозможно из-за действия в тот период ограничений ООН на продажу в Южно-Африканскую Республику оружия и военных технологий.

Специфические условия, в которых создавался вертолет, определили особенности его разработки. Наиболее дорогостоящие и сложные в производстве компоненты вертолета (двигательная установка, несущая система, трансмиссия, рулевой винт) были заимствованы у французского транспортного вертолета AS-330 Рита.

Начав разработку CSH-2 Rooivalk в 1985 г. фактически на голом месте, фирма Atlas уже через пять лет приступила к проведению летных испытаний. С 1993 г. фирма начала регулярно рекламировать вертолет на международных авиационно-космических салонах, предлагая его для экспортной продажи.

Таблица 2. Прогнозируемый (по состоянию на начало 90-х годов) рынок модернизации боевых самолетов прошлых лет разработки
Самолет Разработчик самолета Общее число самолетов в эксплуатации, шт. Основные страны- эксплуатанты Разработчик программы модернизации
МиГ-21 ОКБ им. А.И.Микояна 3000-4000 Индия, Румыния, Хорватия, Венгрия, Финляндия, Алжир, Болгария РСК «МиГ» (Россия);IAI(Израиль)
Т-7 (лицензионный вариант МиГ-21) ОКБ им. А.И.Микояна 4000-5000 Китай  
F -4 McDonnell Douglas (США) Более 1600 Турция, Южная Корея, Греция
F-5 Northrop (США) Более 1000 Тайвань, Южная Корея, Швейцария, Сингапур, Чили, Бразилия, Венесуэла IAI(Израиль)
Mirage-III/5/50 Dassault (Франция) Около 1000 Аргентина, Колумбия, Египет, Индия, Иран,Пакистан  
А-4 Grumman Aerospace Corporation (США) Несколько сотен Аргентина, Сингапур, Новая Зеландия
Новое – хорошо забытое старое

Создание нового летательного аппарата – это, как правило, выход на более высокий уровень технологий. Аналогичного подхода требует и модернизация авиационной техники. Но, в отличие от создания новых самолетов и вертолетов, апгрейд возможен только при наличии подходящей машины, соответствующей по своим конструктивным особенностям, эксплуатационным свойствам и прочим характеристикам главной цели модернизации.

Фото 7.Один из российских вертолетов Ми-2, сохранившихся в летной эксплуатации

Фото 8. Ми-2 на подмосковном аэродроме

Иногда определяющее значение приобретают именно «прочие характеристики», среди которых могут быть не только технические, но и экономические, политические и т.д. Вряд ли появился бы южно-африканский боевой вертолет Rooivalk, если бы французский транспортный вертолет Рита не оказался в числе товаров, продаваемых в ЮАР в условиях экономического эмбарго.

Рассматривая с этих позиций ту часть проблемы апгрейда, которая связана с продлением срока службы находящихся в эксплуатации летательных аппаратов, можно констатировать, что имеющаяся здесь база модернизации не во всех своих составляющих полностью определена и не все заслуживающие внимания разработчиков вертолеты взяты на учет.

Достаточно глубокое изучение этого вопроса в предыдущие годы проводилось, пожалуй, только для боевых самолетов разработки 50-60-х годов. В 1993 г. в материалах 40-й Международной авиационно-космической выставки в Ле Бурже появились результаты первых маркетинговых исследований, посвященных изучению рынка модернизации устаревших боевых самолетов. Рассматривая некоторые данные, представленные в табл. 2, подчеркнем, что речь идет о потенциальных возможностях проведения модернизации и прогнозах практической их реализации. Отсутствие подобных исследований применительно к вертолетам выпуска 50-60-х годов объясняется сложностью получения точных данных об общем парке этих летательных аппаратов. Они получили более широкое распространение по всему миру, причем без точной фиксации места их эксплуатации. В то время как именно сведения о странах-эксплуатантах являются для разработчиков авиационной техники первостепенными при решении вопроса модернизации летательных аппаратов.

Можно констатировать, что основным правилом стратегического маркетинга при разработке программ модернизации авиационной техники является ориентация на количество потенциальных заказчиков, а не на количество находящихся в эксплуатации летательных аппаратов. Сказанное выше иллюстрируется данными, представленными в табл. 2.

Что касается вертолетной техники, глубоких маркетинговых исследований, подобных тем, результаты которых приведены в табл. 2, практически не проводилось, хотя рынок модернизации вертолетов разработки 50-60-х годов существует. В качестве примера можно рассмотреть хотя бы модернизацию вертолета Ми-2 (табл. 3). Выбор машины не случаен. Вертолет Ми-2, созданный на МВЗ им. М.Л. Миля в 1961 г., до сих пор широко эксплуатируется во многих странах мира. В России машина тоже летает, правда, возможности ее используются не в полной мере (фото 7, 8). К тому же судьба этого винтокрылого летательного аппарата в определенном смысле похожа на судьбу вертолета UH-1. Оба вертолета созданы в самом начале 60-х годов, дошли в своем практически первозданном внешнем облике до сегодняшнего дня, имеют многочисленные модификации, расширяющие сферу их применения (грузовой, поисково-спасательный, боевой и другие варианты). По обоим вертолетам было организовано лицензионное производство в других странах. Но если передача производства Ми-2 в Польшу привела к тому, что он был в некотором роде забыт в родном отечестве, то UH-1 и после развертывания его производства в Канаде оставался под пристальным вниманием создавшей его фирмы Bell. И если вертолет Ми-2 так и не подвергался ни разу сколько-нибудь серьезной модернизации, то вертолет UH-1 прошел целый ряд таких модернизаций. В этом проявилось отношение разработчиков к продлению срока службы созданной ими техники. Фирма Bell непосредственно участвовала в модернизации вертолета UH-1 вне зависимости от того, где находится их парк: в США, Канаде или Колумбии.

… В конце 90-х израильская корпорация IAI уже представила на международный рынок модернизации российские самолеты МиГ-21 и МиГ-29 и боевой вертолет Ми-24/35. Никого не удивит, если модернизацией парка вертолетов Ми-2, разбросанных по всему миру, займется именно Israel Aircraft Industries.

А может быть, путевку в XXI век российскому вертолету Ми-2 даст все-таки российская авиационная промышленность?

Таблица 3. Прогнозируемая программа модернизации многоцелевого вертолета Ми-2
Вертолет Разработчик вертолета Общее число вертолетов в эксплуатации,шт. Основные страны-эксплуатанты Разработчик программы модернизации
Ми-2 ОКБ им. М.Л. Миля Около 1000 Россия ОКБ им. М.Л. Миля
Ми-2 ОКБ им. М.Л. Миля Более 1000 Польша, Болгария, Чехия, Дания, Египет, Швеция, Иран, Ирак, Ливия, Судан, Куба  

Вячеслав ВОЛОДИН, начальник НИЦ ГосНИИАС

Чтобы помнили

Долгие годы рядами стояли «на приколе» в Ухте, на заросшем травой бетоне вертолеты и самолеты моей авиационной юности. Но однажды появились здесь представители какой-то московской фирмы. Быстро, деловито начали снимать оборудование со «старичков». В ход пошли дисковые резаки, и вскоре «корабли моей юности» один за другим навсегда покинули стоянки, чтобы превратиться в …

Не хочу сейчас думать, во что именно может превратиться тот или иной вертолет, в моей памяти все они еще живы, каждый из них рождает цепь воспоминаний и раздумий о работе, крепко-накрепко связанной с каждой из этих машин.

…Первым под нож пошел вертолет Ми-10К № 04135.

Ми-10К

Из множества милевских машин, на которых довелось работать, монтажный вертолет Ми-10К выделялся особой трудностью в эксплуатации. Вибрации колотили вертолет, как землетрясение. В полете иногда вываливались приборные доски, лопались шпангоуты, куда-то проваливался гидроблок. Порой казалось, что на аппарате нужно ставить крест. Но за все время работы в авиации не помню другого такого случая, когда бы КБ, изготовитель и эксплуатанты работали так дружно, устраняя дефекты машины. И вертолет все уверенней и уверенней стал работать на монтаже.

Несмотря на все свои недостатки, Ми-10К в свое время идеально подходил для нашей огромной страны. В таблицах ФАИ не предусмотрены рекорды скорости и дальности для вертолетов-кранов, а жаль. Если бы таковые были, то принадлежали бы нашей стране. Парадокс – рекорд скорости и дальности для крана. Но многочисленность заявок на выполнение монтажных работ и география их выполнения оправдывали навигационное оборудование, позволяющее летать днем и ночью.

К сожалению, работа Ми-10К планировалась не в количестве монтажей и доходах от них, а в летных часах. И это для крана! Чем дальше было место проводимого монтажа, тем выгоднее было владельцу вертолета. При такой эксплуатации ресурс винтокрылых кранов был растранжирен самым бездарным образом. Экономика социализма в полном смысле слова убила этот вертолет. Календарные сроки эксплуатации уникальной монтажной машины устанавливались, как рядовому Ми-6. И когда наступили смутные девяностые годы и оказалось, что частные особняки можно строить без вертолетов, а продление межремонтного календарного срока в условиях отсутствия спроса на вертолет такого типа – затея в финансовом отношении утопическая, машины пошли на слом.

Я внимательно изучил все потаенные места на разрезанных Ми-10К. Искал коррозию – в девяностые она стала бичом вертолетов. И не нашел.

Причин, препятствующих продолжению эксплуатации Ми-10К по планеру, я тоже не смог обнаружить. Летать бы им еще и летать. Тем более, что с приходом в Коми компании «Лукойл» спрос на вертолеты еще больше возрастет. Наверняка понадобятся тяжелые машины – 10-20-тонники. Но все, что осталось от социализма, в 90-е годы «проели». Неужели будем летать на Chinook-axl

Ми-6

… На соседних стоянках один за другим превращались в груды металла вертолеты Ми-6. Один из них, с бортовым номером RA-21854, во многом примечательный вертолет. Это первая ухтинская машина, полученная в Ростове в 1962 году. 32 года в строю, 20 тысяч часов в полетах. На этом вертолете я начал свою летную биографию, на нем и закончил.

Честно говоря, машины более трудоемкой в эксплуатации, чем Ми-6, я не знаю. Но ведь именно эта машина обеспечила, если так можно сказать, большую нефть и газ нашей страны, перевозя с буровой на буровую геологов и нефтяников, продукты, горючее. Машине этой не грех памятник поставить за участие в освоении тюменского Севера.

Через ухтинское предприятие прошли 32 вертолета Ми-6, Ми-6А. 15 из них безвозвратно утеряны. Если бы не мощнейшая инженерная служба Ухты, потери были бы больше. Командиры Ми-6, долетавшие до пенсии на этих вертолетах, достойны звания Героев России. В сорокаградусный мороз, в снег, в полярную ночь на вертолете без автопилота и автомата висения перевозили они многотонные грузы.

Несмотря на сложность эксплуатации «шестерки», мы ее любили и многое ей прощали. Вертолет Ми-6 был гигантским технологическим прорывом вперед. Он положил начало новому направлению в развитии мирового вертолетостроения – созданию тяжелых винтокрылых машин.

На тех четырех Ми-6, что разрезали в Ухте, следов коррозии и быть не могло: «шестерка» на протяжении всей эксплуатации «утопает» в первосортном минеральном масле. Техника Ми-6 на всех аэродромах страны всегда определяли по лоснящейся от масла спецодежде. Грузовые створки подгнили, но это следствие отсутствия туалета (машина все же «дальнобойная»), В нижней части фюзеляжа тоже обшивка снаружи подгнила, видимо, это «эффект земли». А так на «старушке» еще вполне можно летать.

К сожалению, коренной модернизации Ми-6 не производилось, а жаль, потому что такая модернизация машины, хорошо освоенной в эксплуатации, вероятно, сделала бы ненужным для гражданской авиации Ми-26Т. Но историю не повернуть вспять. Земной поклон всем, кто конструировал и производил Ми-6.

МИ-26Т

В 1988 году Ми-26Т начали эксплуатироваться в Ухте. Геологи, исходя из своих потребностей, дали заявку на 3 вертолета. Позже их оказалось намного больше. Постепенно сложилась тактика применения этих вертолетов. Заказчики месяц готовили объем работы. Ми-26Т летал из Ухты в Воркуту, иногда с заходом на Ямал. Этот рейд, как правило, укладывался в неделю. Машина имела такую гигантскую производительность, что остановился за ненадобностью весь парк Ми-6 в Коми. У заказчика пропала необходимость в разборке- сборке буровых машин и механизмов, подгонке их веса под возможности Ми-6, Ми-ЮК. Производство в результате использования Ми-26 выигрывало, люди – страдали, оставались без работы. Начались переговоры о разделе сфер деятельности между Ми-6 и Ми-26Т.

Ми-26Т никак не хотел вписываться в социалистические понятия о производительности труда, он, как таран, рушил систему, основанную на дешевой рабочей силе и ручном труде. Система не сдавалась, основным экономическим показателем оставался плановый налет часов. Машину бездарно загубили, как и Ми-10К, бессмысленно растратив ее ресурсы.

На уровне Министерства гражданской авиации не было стратегии использования вертолетов этого типа. Каждый «удельный князь» в лице руководителя предприятия пытался заполучить Ми-26Т даже без особой надобности. Кто знаком со статистикой по безопасности полетов Ми-26Т, знает, чем это кончилось. В конце 80-х говорить о предприятии, совмещающем в себе функции проектировщика, изготовителя и эксплуатанта, не приходилось, время не пришло.

Мало кто знает, что в 1990 году в Папуа – Новой Гвинее в борьбе за контракты американской фирмы Chevron конкурировали самые современные вертолеты. Владивостокцы на Ка-32 быстро «поставили на место» западные машины. Сложнее пришлось ухтинцам на Ми-26Т. Конкурент был старый, но серьезный – вертолет Chinook. Он работал только с внешней подвеской, потому как при самом большом желании внутрь загрузить что-либо было невозможно. С вертолета сняли подвесные баки, обшивку кабин и настил на полу. Торчали только голые шпангоуты.

С Ми-26Т повторилось то, что было в свое время в Афганистане с Ми-8. Двигатели Д-136 явно не были высотными. При базировании на ограниченных по размерам площадках на высоте порядка 2000 метров Chinook в «раздетом» виде «наступал нам на пятки». Ми-26Т в весовом отношении настолько «вылизанная» машина, что снимать с нее практически нечего. Решились на съемку грузовых створок и трапов. В результате наши вертолеты «сделали» Chinook.

В апреле 1991 года в джунглях ПНГ при разгрузке на тельферах при работающих двигателях в результате изменения центровки и отсутствия упора на трап Ми-26 «сел» на хвост, разрушились хвостовой винт и балка.

Было ясно, что восстановить вертолет в джунглях без ОКБ и завода-изготовителя невозможно. Но мы решились на рискованную операцию и привезли все нужное оборудование сюда, в Папуа.

За 20 дней мы восстановили вертолет, вклепали новую хвостовую балку и заменили половину агрегатов. Потом был перелет в 5000 километров над Тихим океаном до Сингапура. Уже другие экипажи перегнали машину под флагом ООН в Кампучию, а по окончании работы летом в Ухту.

Все это я передумал, бродя по свалке около Ми-26Т N 06005. Наша первая ухтинская машина этого класса. Год выпуска -1988.

…Вертолету 12 лет. Визжат резаки. Бессмысленно где-то искать коррозию. Машина как со стапеля. Как говорят на аэродроме – «новье».

Некому, к сожалению, в России заниматься применением вертолетов, отработавших свой ресурс. А ведь они могли бы долгие годы служить ветряными электростанциями на русском Севере. На Ямале был брошен крепко помятый Ми-6. Через 3 года, когда понадобились запчасти по мелочевке, техники были немало поражены: вертолет стоял на своем месте и отчаянно крутил винтами: ветер с Ледовитого океана дует постоянно. Летом 1999 года довелось осмотреть лопасти Ми-1 – памятника, снятого с постамента для покраски. У вертолета, 20 лет простоявшего на открытом воздухе, я обнаружил вспучивание только на 3 отсеках лопастей. Это, по сути, вечный двигатель.

Конечно, когда-нибудь мы вспомним о возможности применения отживших вертолетов в новом качестве. Но по хорошей русской традиции только тогда, когда порежем последнюю машину.

… Как-то я привел на стоянку отработавших свое машин внука Митю. Показывал вертолеты, рассказывал о них. Кто знает, может быть, он унаследует любовь деда к этой прекрасной технике, у которой, я не сомневаюсь, блестящее будущее.

Сфотографировались на память: дед, внук и вертолет. Чтобы помнить…

Владимир МИТИН, ст.инженер Ухтинского филиала «Газпромавиа»

КТО ЕСТЬ КТО в авиационном двигателестроении

Двигатель ВК-3500 фирмы «Климов»

На этот вопрос достаточно полно ответила прошедшая в Москве в апреле этого года международная выставка «Авиадвигатели- 2000». Целью выставки и прошедших в ее рамках научно-технических симпозиумов было не только ознакомление с последними достижениями в области двигателестроения, но и развитие взаимовыгодных контактов в сфере наукоемких технологий. Около 150 ведущих фирм России, ближнего и дальнего зарубежья экспонировали свою продукцию, но для нас особый интерес, безусловно, представляют предприятия, производящие двигатели для вертолетов. В России лидирующее положение в этой отрасли занимает санкт-петербургский Завод имени В.Я. Климова. Двигатели серии ТВ2-117 и ТВЗ-117 стали самыми распространенными в нашей стране. К тому же новые разработки климовцев во многом определяют положение в отрасли в целом.

Одним из основных партнеров питерских двигателистов является запорожское объединение «Мотор Сич». Партнерские отношения обеих фирм были закреплены в конце 1999 г. созданием нового акционерного общества «Владимир Климов – «Мотор Сич». Ведущим направлением деятельности совместного предприятия является реализация программ по разработке, производству и модернизации именно вертолетных двигателей, а также маркетинг, продажа, изучение рынка.

На выставке окончательно утвердилось введение новых обозначений двигателей. Отныне все новые двигатели и модификации уже существующих будут выходить под обозначением ВК – Владимир Климов (см. таблицу).

На выставке «Авиадвигатель-2000» на стенде «Владимир Климов – «Мотор Сич» была представлена информация о перспективных разработках. Прежде всего речь идет о создании на базе двигателя TB3-117BMA модернизированного варианта ТВЗ-117ВМА-СБЗ, получившего обозначение ВК-2500.

ВК-2500 – это вертолетная версия самолетного двигателя ТВЗ-117СБМ1. Он относится к третьему поколению двигателей и является глубокой модификацией ТВЗ-117ВМА. ВК-2500 предназначен для установки на модернизируемых и серийно выпускаемых средних вертолетах разработки MB3 им. М.Л. Миля (Ми-24ВМ, Ми-8МТВ) и фирмы «Камов». На двигателе установлены цифровая система автоматического регулирования и контроля БАРК-78 и счетчик наработки и контроля СНК-78. Ряд усовершенствования в том числе турбина компрессора новой конструкции с лопатками «направленной кристаллизации», обеспечивает повышение температуры газа перед турбиной, что позволяет увеличить мощность двигателя.

Сертификация ВК-2500 запланирована на конец 2000 года. Он будет производиться серийно на двух заводах: «Мотор-Сич» и заводе им. Климова. Количество двигателей, выпускаемых на каждом предприятии, будет пропорционально численности занятых на каждом из этих заводов.

Уже после выставки двигатель успешно прошел летные испытания на ростовском вертолетном заводе, а 30 мая «Роствертол» провел официальную презентацию модифицированного Ми-24В с новым двигателем ВК-2500.

На заводе им. Климова в стадии разработки находится несколько перспективных двигателей, в их числе – ВК-3500, ВК-3000, ВК-800.

ВК-3000 представляет собой вертолетную версию известного самолетного двигателя ТВ7-117С. В экстремальных ситуациях двигатель может развивать мощность 3500-3750 л.с. На нем установлен цифровой электронный блок автоматического регулирования и контроля БАРК-65.

В выставочном зале

На стенде фирмы «Климов»

Сертификация двигателя ВК-3000 планируется в 2001 г. Двигатель выполняется в двух вариантах: для вертолета Ка-52 (с выводом вала отбора мощности назад) и для вертолета Ми-38 (с выводом вала отбора мощности вперед).

Надо отметить, что канадская фирма Pratt & Whitny, представленная на выставке «Авиадвигатель-2000», также создает двигатель для вертолета Ми-38. Более того, участниками проекта принято решение о том, что на первом прототипе вертолета будут установлены не климовские, а именно канадские двигатели PW-127/5 вертолетная версия самолетного турбовинтового PW- 127Н. На серийных вертолетах планируется установка двигателя модификации PW-127N/S.

Однако на проведенном недавно научно- техническом совещании представители завода им. В.Я. Климова и MB3 им. М.Л. Миля решили снова вернуться к вопросу об установке на Ми-38 российского двигателя.

Двигатель ВК-1500, разработанный на базе двигателя TB3-117BMA, изначально создавался для самолетов Ан-38, Ан-3, Бе-32, модернизируемых самолетов Ан-28 и других. Но разработана и вертолетная версия двигателя для Ка-60/62. Завершение его сертификации планируется на декабрь 2001 – начало 2002 гг.

Двигатель пятого поколения ВК-3500 (ранее обозначавшийся как ТВа-3000) – перспективная разработка климовского КБ. На двигателе, выполненном в модульной конструкции, установлены двухступенчатый центробежный компрессор, цифровая система автоматического управления и контроля нового поколения. Он отличается низкими показателями шума и эмиссии. Количество деталей этого двигателя сокращено на 1000 единиц по сравнению с двигателями предыдущих поколений. Газогенератор и свободная турбина ВК-3500 разработаны как основные узлы двигателей для вертолетов, самолетов и энергоустановок. На базе отдельных узлов этого двигателя планируется создание ВК-800 для разрабатываемых вертолетов Ми-54, «Ансат».

Обозначение Комментарий Поколение
ВК-3500 Прежнее обозначение -ТВа-3000 5
ВК-3000 Прежнее обозначение -ТВ7-117В  
  Вертолетный двигатель на базе самолетного ТВ7-117 4
ВК-2500 Прежнее обозначение -ТВЗ-117ВМА-СБЗ 3
ВК-1500 Новый двигатель, созданный на базе ТВЗ-117ВМА 3

Двигатель Arriel французской фирмы Turbomeca

Двигатель сотой серии фирмы Pratt & Whitney

Последней серийной модификацией двигателя ТВЗ-117 является высотный модернизированный двигатель ТВЗ-117ВМА. В 1993 г. он получил от АР МАК Сертификат типа №34-Д, а в 1994 г. – Сертификат об одобрении производства 07-ПД. В 1994 г. двигатель получил Сертификат Министерства гражданской авиации Индии, а в 1997 г. был сертифицирован в Канаде. Межремонтный ресурс серийных ТВЗ-117ВМА составляет 2000 часов при назначенном ресурсе 7500 часов. Однако климовцы совместно с АР МАК и сертификационными центрами планируют добиться перехода на эксплуатацию двигателя «по состоянию» без определения назначенного ресурса с заменой некоторых деталей и узлов, ограничивающих ресурс.

Кроме вертолетных двигателей, завод им. В.Я. Климова представил на выставке свою не менее знаменитую самолетную продукцию. Прежде всего это двигатель ТВЗ-117ВМА-СБМ1 для самолета АН-140. В создании этого двигателя принимает активное участие еще одно украинское предприятие – Запорожское машинострои тельное конструкторское бюро «Прогресс» им. акад. А.Г. Ивченко, известное как создатель двигателя Д-136 для сверхтяжелого вертолета Ми- 26. Продукция украинских разработчиков тоже была представлена на выставке и привлекла внимание посетителей.

«Мотор Сич» успешно продолжает производство и сопровождение в эксплуатации 43 типов и модификаций двигателей для самолетов и вертолетов различного назначения, в чем посетители выставки могли убедиться, побывав на экспозиции предприятия.

Важным событием выставки было вручение Сертификата типа Авиарегистра МАК на двигатель ТВЗ-117ВМА-СБМ1 Заводу им. В.Я. Климова, ЗМКБ «Прогресс» и ОАО «Мотор Сич».

Отечественное вертолетостроение всегда испытывало острую потребность в авиадвигателях в диапазоне мощности 150-750 л.с. для вертолетов легкого класса. Фактически ни одного такого серийно выпускаемого отечественного двигателя создано не было, за исключением поршневого двигателя М-14 разработки воронежского ОКБ машиностроения и климовского газотурбинного ГТД-350. Однако эти двигатели уже морально устарели и требуют замены. Установка их на новые вертолеты (например, двигателя М-14В-26В – на вертолет Ми-34) является вынужденной мерой.

Другой вынужденной мерой является установка на российские вертолеты двигателей западного производства.

Отечественные эксплуатанты и разработчики вертолетной техники в последнее время особенно остро ощущают все последствия использования импортных авиадвигателей: дороговизна запасных частей, сложности с техническим обслуживанием. К тому же отношения с зарубежным партнером всегда могут осложниться из- за изменения политической ситуации. Поэтому все отечественные разработчики авиатехники с нетерпением ждут появления новых отечественных двигателей.

Сегодня в этой области намечается некоторое оживление. В настоящее время в России работы по созданию авиадвигателей мощностью 400-600 л.с. ведутся одновременно на нескольких предприятиях. Двигатель ТВД-400 разрабатывается Московским машиностроительным КБ «Гранит», двигатель НК-123 – Самарским научно-техническим комплексом им. Кузнецова. Однако на завершение всех названных проектов потребуются не менее 3-5 лет и огромные капиталовложения.

Разработкой двигателей для легких вертолетов занимаются и украинские конструкторы. Запорожское КБ «Прогресс» им. А.Г. Ивченко на протяжении последних лет ведет разработку авиационного двигателя мощностью 450 л.с. для ряда легких вертолетов, прежде всего для камовского вертолета Ка-226, а точнее – украинской модели Ка-228. Программа организации серийного производства этой машины на Украине была принята еще в конце 1993 г. Если двигатель будет соответствовать всем техническим требованиям фирмы «Камов», возможна его установка и на вертолете Ка-226. КБ «Прогресс» планирует завершение работ по АИ-450 к концу 2000 г., однако более реальным сроком установки двигателя на вертолет является 2001 г. Серийное производство двигателей будет развернуто на «Мотор Сич».

Казанское моторостроительное производственное объединение продемонстрировало на московской выставке всю гамму своей продукции. Недавно на КМП0 начаты работы по организации участка сборки и испытаний двигателей PW-207 для вертолета «Ансат».

Разработку и изготовление опытных образцов роторно-поршневых двигателей от 45 до 400 л.с. для авиации общего назначения начало ОАО «АвтоВАЗ».

Выставка «Авиадвигатель-2000», безусловно, была ярким событием весны 2000 года. Как и ожидалось, она реально отразила картину, сложившуюся в российском двигателестроении, со всеми ее проблемами и противоречиями.

Понимание того, что «особый путь развития», которым всегда гордилась Россия, не пригоден не только в политике, но и в сфере производства, пришло, к сожалению, в условиях смены хозяйственного механизма, разрушения привычной системы госзаказов и госфинансирования финансовых кризисов. И все же российское двигателестроение живо, о чем свидетельствует и проведение выставки.

В последнее время появились основания говорить о росте внимания государства к авиа- и двигателестроению и о возможности государственной поддержки этих отраслей. Программа развития авиации до 2015 г предусматривает, в частности, создание двигателя ТВД-1500 для самолетов типа Ан-38 и средних вертолетов, двигателей РД-600С и РД-600В для легких и средних вертолетов типа Ка-60, ряда поршневых и газотурбинных двигателей различной мощности для авиации общего назначения, в том числе двух двигателей мощностью 400-500 л.с. и 800 л.с., мощного двигателя для вертолета средней грузоподъемности типа Ми-38, а также совершенствование и создание новых модификаций двигателя ТВЗ-117.

Несмотря на все позитивные перемены, совершенно ясно, что сейчас государство не готово взять на себя финансирование отрасли, требующей колоссальных капиталовложений.

Можно с уверенностью сказать, что успех отрасли во многом зависит от того, насколько разработчики и производители готовы изменить идеологию своей деятельности. Политика секретности, характерная для производства в прежние времена, совершенно не годится когда нужно искать инвесторов, готовых вложить средства в новые проекты или рассчитывать потенциальные возможности рынка продукции. В этой ситуации грамотный маркетинг и профессионально проведенная рекламная компания могут привлечь к тому или иному проекту внимание и принести не меньше средств, чем государственная программа финансирования.

Одной из форм рекламной деятельности и прекрасной школой рыночных отношений является участие в выставках. В этом плане значение форума «Авиадвигатель-2000» трудно переоценить.

Дмитрий КОЗЛОВ

Место встречи изменить нельзя

Lynx НМА8

Проводимые раз в два года авиационные салоны в Англии и Германии традиционно приковывают к себе внимание всех, кто имеет отношение к авиации. Место этих, как, впрочем, и других выставок, традиционно, его изменить нельзя. А вот время, как оказалось, не столь постоянная категория.

Традицию, вопреки английскому консерватизму, нарушил салон в Фарнборо. В этом году было решено провести авиашоу с 24 по 30 июля вместо привычного начала сентября. И можно считать, что это время отныне станет постоянным для английского авиасалона: на 2002 год Фарнборо приглашает своих участников и зрителей 22-28 июля.

Как было официально заявлено, причины, побудившие устроителей перенести время выставки, связаны с заявками зарубежных участников – производителей авиационной техники. Однако организаторы Берлинского салона, официально признавшие, что отныне они находятся в несомненной конфронтации с салоном в Фарнборо, не без основания считают, что причины кроются скорее в жесткой конкуренции на мировом рынке авиационной техники и попытке оказать давление на своих немецких коллег-соперников. Представители же авиационных компаний довольно скептически отнеслись к нововведению и скорее им недовольны.

Оба салона, по мнению обозревателей, оказались рекордными и по количеству представленной техники, и по заключенным контрактам, и по сопровождавшим их событиям. Воистину, авиационный мир встречает новое тысячелетие рекордами!

Берлинский салон ILA-2000, пятый в истории, прошел в июне и собрал 316 летательных аппаратов из 38 стран-участниц и 941 экспонента. В отличие от Фарнборо, здесь были широко представлены не только крупные фирмы и концерны Западной Европы и США, но и восточноевропейские и азиатские компании. Среди участников – Россия, Ирландия, ЮАР, Узбекистан. Вместе с тем отмечается, что берлинская выставка явно проиграла своим конкурентам (Фарнборо и Лe Бурже), поскольку некоторые ведущие мировые фирмы (например, Boeing, «Сухой») не приняли в ней участие.

Выставку посетили 212000 человек, из них 84000 – с деловыми и торговыми целями. Было объявлено о заключении контрактов и сделок на сумму более $ 25 млрд.

Фарнборо-2000, одна из крупнейших выставок новинок авиационной техники, предоставила возможность представителям 25 стран показать свои достижения в 13 национальных павильонах и 218 шале. Во время салона был продемонстрирован 101 летательный аппарат. И если по числу участников Фарнборо-2000 уступал салону двухлетней давности (Фарнборо-1998 привлек внимание 1325 экспонентов из 32 стран), то по количеству заключенных сделок он был рекордным. Уже на четвертый день выставки их объем составил более $ 51 млрд. По словам организаторов, показатели 1998 г. по коммерческим заказам были превышены в течение первых восьми часов работы салона. Их общий объем только на гражданские самолеты превысил цифру $ 40 млрд.

ЕС-635

• ILA-2000

Конечно, преимущество на подобных «парадах» принадлежит различным типам самолетов и техническим средствам их эксплуатации. Однако вертолетные новинки тоже были представлены достаточно широко. В частности, в Берлине на стендах, на летной площадке и в воздухе можно было увидеть более 50 винтокрылых летательных аппаратов. Свою продукцию представляли британская компания GKN Westland, американские фирмы Bell Helicopter Textron, MD Helicopters и Robinson, международный консорциум NH Industries, российские компании «Роствертол», МВЗ им. М.Л. Миля, Казанский вертолетный завод, польский завод PZL Swidnik.

Практически все образцы своей продукции представила компания Eurocopter. В Берлине ее стендовые экспозиции были самыми значительными. Фирма продемонстрировала почти весь спектр своей продукции, за исключением нового вертолета ЕС-145. Зрители могли увидеть ЕС-135 и макет его военной версии (ЕС-635), ЕС-155, ЕС-120 Colibri и AS-350B3 Ecureuil. В полетах ежедневно принимали участие NH-90 и Tiger с опознавательными знаками германской армии. Бундесвер, демонстрировавший все вертолеты, находящиеся на вооружении германской армии, представил и модель модернизированного тяжелого транспортного вертолета компании Sikorsky CH-53GS. Интересно, что на нескольких последних салонах в Фарнборо компания Eurocopter не выставляет свою продукцию. Этот год не стал исключением.

Компания MD Helicopters, Inc. (MDHIJ участвовала в обеих выставках, причем в Фарнборо – впервые. MDHI является дочерним предприятием компании RDM Holding NV – европейской промышленной группы, занимающейся проблемами авиации и космонавтики.

MDHI добилась значительных успехов после покупки у компании Boeing в феврале 1999 г. производственной линии по изготовлению коммерческих легких вертолетов. Компания производит, продает и обслуживает одно- и двухмоторные вертолеты, включая MD-500E, MD-530F, MD-520N, MD-600N и MD-900 Explorer. На обоих салонах были представлены MD-902 Explorer и MD-600N.

На салоне в Берлине было объявлено, что полиция Германии планирует закупить еще два вертолета Explorer в дополнение к трем, которые будут поставлены в следующем году. Всего немецкие заказчики приобрели 12 вертолетов MD-902 Explorer. Удачным для компании MD Helicopters был и салон в Фарнборо, где полиция Дании тоже подписала договор о намерении купить восемь вертолетов MD-900 Explorer.

Вертолеты компании Boeing в Берлине демонстрировали американские военные. Это были машины, находящиеся на вооружении армии США: АН-64А и CH-47D Chinook.

Российские компании были шире представлены в Берлине, чем в Фарнборо. ОАО «Роствертол» демонстрировал в Германии макеты вертолетов Ми-26Т и Ми-35.

Программа модернизации вертолета Ми-35, включающая оснащение его новым, более мощным двигателем, установку систем спутниковой навигации и ночного видения, обеспечила значительное улучшение его эксплуатационных характеристик. Новая модернизированная модель двигателя ТВЗ-117ВМА-СБЗ, разработанная совместно заводом им. Климова и украинской корпорацией «Мотор Сич», имеет большую подъемную мощность и автоматическую систему контроля топлива. Изменения в конструкции компрессора турбины вдвое увеличивают срок эксплуатации до капитального ремонта (до 3000 часов) и общую продолжительность эксплуатации (до 7500 часов).

Стенд Казанского вертолетного завода знакомил посетителей с продукцией и перспективными планами предприятия – лидера отечественного вертолетостроения, выпускающего известную во всем мире «восьмерку» (Ми-171/172 – модель, ориентированная на западный рынок). К концу 2001 г. завод рассчитывает получить сертификаты FAA и JAR, что сделает российские машины еще более конкурентоспособными.

МВЗ им. М.Л. Миля совместно с немецкой фирмой Miropa представил на выставке ILA-2000 вертолет Ми-8МТВ-1.

Ми-17-1В

Robinson R-22

R-44

А-119 Coala

• Фарнборо-2000

Как всегда, крупнейшие вертолетные компании мира демонстрировали свою технику на авиасалоне в Фарнборо.

Sikorsky Aircraft Corporation – мировой лидер в проектировании и производстве новейших вертолетов коммерческого, промышленного и военного назначения. На стендах в Фарнборо фирма представила модель UH-60L Black Hawk, что не удивительно, ведь важнейшие программы компании связаны с модификацией вертолетов типа Н-60, армейского Black Hawk и серии Sea Hawk для военно-морских сил и подразделений морской пехоты США.

В стендовом варианте экспонировался и вертолет S-76+. Это новейшая из производимых коммерческих моделей. Компания ведет разработки по увеличению семейства вертолетов этого типа. В частности, перспективной моделью, в которой планируется усовершенствование всех узлов, станет S-76D. Фирма заключила контракт с МВЗ им. М.Л. Миля на разработку системы противообледенения лопастей.

На стенде в Фарнборо демонстрировался также вертолет S-92 Helibus, разрабатываемый международной компанией при ведущей роли фирмы Sikorsky. В настоящее время ведутся работы по модификации машины для поисково-спасательных работ. Перемещенный вперед центр тяжести улучшает летные характеристики машины на режиме висения, вставленная 40-сантиметровая секция фюзеляжа увеличивает вместимость вертолета и создает лучшие условия для регулировки центра тяжести. Для более эффективного использования вертолета в поисково-спасательных операциях расширен люк. Здесь же были представлены макет вертолета S-92 на 19 пассажиров, интерьеры коммерческого и VIP-варианта. Sikorsky демонстрировал также два вертолета S-61N с опознавательными знаками Британской береговой охраны.

Коммерческое положение компании достаточно стабильно. На салоне в Фарнборо было подписано соглашение с норвежской фирмой Aircontactgruppen о поставке шести 20-местных S-92. Поставки вертолетов запланированы на 2000-2007 гг. первоначально на условиях аренды. Это значительный шаг к увеличению военных продаж. Заказы на поставку S-92 военного назначения поступили также от Канады, Швеции, Дании и Финляндии. Канадские военные в ближайшем будущем объявят о своем намерении заменить вертолетом S-92 находящиеся в настоящее время в эксплуатации машины СН-124 Sea King. Машинами S-92 намерена пополнить свой парк поисково-спасательных вертолетов в Атлантическом океане Португалия.

WAH-64 Apache

MD-900 Explorer

NH-90

Европейские салоны опять не увидели совместную разработку компаний Sikorsky и Boeing – новый разведывательный вертолет RAN-66 Comanche. Он не выставляется в Европе, поскольку продажа этой модели за пределами США не планируется вплоть до 2010 г. В начале июня был подписан контракт стоимостью $ 3,1 млрд. на финансирование программы технической доработки вертолета. Будет произведено пять новых машин для проведения испытаний. Тестированию подвергнется также все цифровое навигационное оборудование, средства связи и целенаведения.

Boeing/Sikorsky заключили контракт с компанией Smiths Industries Aerospace на поставку речевых регистраторов полетных данных для установки на RAN-66 Comanche. Поставки начнутся в начале 2001 г. Речевой регистратор станет элементом набора цифрового оборудования вертолета.

Компания Boeing демонстрировали в Фарнборо вертолет AH-64D Longbow Apache. Машина участвовала в показательных полетах.

К сожалению, среди новинок Фарнборо не было и детища компаний Bell-Boeing MV-22B Osprey, хотя представители объединения Bell- Boeing присутствовали на салоне ради продвижения своей машины. Компания Boeing спонсировала пресс-конференцию, проводимую для поддержки своего проекта, столь необходимой после апрельской трагедии. Командующий ВМС США согласился с официальным заявлением о том, что падение машины не было результатом технологических недоработок. Он заявил, что его ведомство заинтересовано в проекте и будет поддерживать его, а также разработки будущего четырехмоторного варианта летательного аппарата. «Благодаря этим вертолетам нового поколения авиация военно-морских сил сможет летать дальше, быстрее и с большей гарантией безопасности», – заявил генерал Джеймс Дж. Джонс. Таким образом, в Фарнборо было подтверждено обязательство Военно-морского ведомства США использовать вертолеты Bell- Boeing V-22B Osprey.

Компания Bell Helicopter приехала в Фарнборо победителем. Дело в том, что накануне выставки фирма заключила крупный контракт на поставку Турции 50 боевых вертолетов AN-IZ King Cobra (с возможным увеличением количества машин еще на 95). Стоимость сделки – $ 1,5 млрд. Первые поставки планируются на конец 2003 г. Затем Bell Helicopter будет поставлять заказчику по одному вертолету ежемесячно в течение последующих четырех лет. Большая часть оборудования будет изготавливаться в Турции. Турецкая фирма Tusas Aerospace Industries станет основным подрядчиком программы. Вертолет King Cobra оснащен двигателями General Electric E-700-GE-701, авионикой Litton, оборудованием связи и обнаружения, поставляемым турецкой компанией Aselsan. В борьбе за турецкий рынок фирма Bell Helicopter соперничала с фирмой «Камов», предлагавшей совместно с компанией Israel Aircraft Industries вертолет Ка-50-2 Erdogan. Совершенно очевидно, что на решение турецкого правительство оказало влияние членство Турции в НАТО, а значит, выбор вертолета стал актом не столько экономическим, сколько политическим. Совершенная сделка, безусловно, повлияет на результаты тендеров в Австралии, Польше, Южной Корее, в которых участвует и King Cobra.

Кроме того, в Фарнборо демонстрировался VTP-вариант вертолета Ве11-206В компании Bell Helicopter.

Объединение Bell/Agusta продвигало в Фарнборо ВА-609 и впервые представленный на стенде средний двухмоторный АВ-139. Благодаря целому ряду модификаций вертолет может выполнять самые различные функции: огневой поддержки, военно-транспортные, командные и контрольные, использоваться для береговой охраны и в правоохранительных целях. Бронированный корпус, ромбовидный фюзеляж, низкий уровень радиозаметности с инфракрасными ловушками призваны повысить его выживаемость. Машина оснащена пятилопастным несущим винтом, кабина пилота оборудована цифровой авионикой Primus Epic производства компании Honeywell. Окончательная сборка двух первых машин проходит в настоящее время в Италии.

GKN Westland демонстрировала на стендах модели вертолетов Lynx НМА8, WAN-64 Apache и Merlin. Merlin участвовал также в показательных полетах.

Новое объединение Agusta/Westland в очередной раз демонстрировало в Фарнборо свою решимость стать мировым лидером в области вертолетостроения. Общий объем заказов на продукцию компании оценивается в $ 8 млрд. Среди заказов – легкий одномоторный восьмиместный гражданский А-119 Koala, реальный годовой объем продаж которого превысил запланированный. Очередная продажа вертолета английской компании, занимающейся организацией автомобильных гонок, состоялась в день подписания договора о сотрудничестве Bell/Agusta. Было подписано соглашение с компанией Denel на поставку 30 вертолетов А-119 Koala в Южно- Африканскую Республику. Первые пять будут произведены и собраны в Италии. В дальнейшем их лицензионное производство будет осуществляться в ЮАР. Это, в свою очередь, позволит республике в перспективе выйти на рынок гражданской вертолетной техники.

Ми-8МТВ-1 фирмы Miropa

Портфель заказов компании гарантируется ее участием в трансатлантическом сотрудничестве – в программах по производству гражданских летательных аппаратов с поворотным винтом АВ-139 и ВА-609, военных многоцелевых ЕН-101 Merlin и NH-90, а также вертолетов Lynx. Значительный доход объединению обеспечивает имеющееся соглашение между компаниями Westland и Boeing по производству английских WAH-64 UK Apache, а также А-129 фирмы Agusta.

Американская фирма Катап накануне авиасалона в Фарнборо подписала контракт с авиакомпаниями Германии и Австрии на продажу 2 вертолетов К-Max. Эти машины грузоподъемностью 3 т будут использоваться как воздушные грузовики и подъемные краны в строительстве и на лесоразработках. В конструкции вертолета используется уникальная схема «перекрещивающихся винтов», при которой не требуется дополнительного хвостового. Особенности машины дают пилоту возможность следить за грузом с обеих сторон кабины. С начала эксплуатации вертолеты этого типа уже налетали около 80000 ч. Они закупались Канадой, Швейцарией, Японией. Сборка шести очередных машин будет закончена в этом году, еще 36 находятся на конвейере завода в Блюмфильде, США.

В начале июля правительство США одобрило приобретение пяти вертолетов К-Max на сумму в $ 32 млн. для использования их в компании по борьбе с наркотиками в Латинской Америке.

На салоне в Фарнборо продукция нескольких российских предприятий экспонировалась на стенде «Авиаэкспорта». В частности, «Роствертол» демонстрировал макеты Ми-26 и Ми-35.

На общем стенде КВЗ и МВЗ им. М.Л. Миля посетители выставки могли ознакомиться с информацией о перспективах модернизации вертолетов Ми-8/Ми-17.

Казанский вертолетный завод представил на Фарнборо многофункциональный вертолет Ми-17-1В, предназначенный для берегового патрулирования и обслуживания морских нефтяных скважин. Вертолет оснащен двумя внешними топливными баками емкостью 900 литров, обеспечивающими дальность полета в 1100 км, а также системой аварийного приводнения (АПВ) и израильской авионикой.

Enstrom F-28F

MD-600N

• Компании

В салонах приняли участие все основные производители двигателей для летательных аппаратов. В первую очередь это компания Turbomeca, чья продукция ориентирована исключительно на обслуживание вертолетного рынка. Более 50 лет фирма является признанным мировым лидером в производстве турбовинтовых двигателей мощностью от 450 до 3500 л.с. для вертолетов. Практически каждый второй вертолет на Западе оснащен двигателями этой компании. В настоящее время это двигатели Arius, Arriel, Macila и ТМ-333.

Совместное предприятие компании Turbomeca – Rolls-Royce Turbomeca Ltd. руководит программой выпуска двигателей RTM-322 для боевых вертолетов NH-90, ЕН-101, WAH-64 Apache. Кроме того, компания разрабатывает новые, более мощные модификации двигателя (3000 л.с.), появление которых ожидается в ближайшие годы.

Совместное предприятие Rolls-Royce Turbomeca получило в Берлине заказ на производство более 800 турбореактивных двигателей для вертолетов NH-90. Это часть многонациональной сделки, которая была подписана в Берлине на авиасалоне ILA-2000 8 июня.

Первоначальный контракт предполагает поставку двигателей для 219 немецких, 160 французских и 20 голландских вертолетов NH-90. Одна только эта сделка будет означать для Turbomeca продажу на $ 1 млрд. Детали двигателя будут выпускаться в каждой из этих стран, а окончательная сборка будет производиться на предприятиях Rolls-Royce в Германии и Turbomeca во Франции.

Из четырех стран, выбравших NH-90, только Италия отказалась от использования RTM322, остановив свой выбор на конкурирующем двигателе Е700-Т6Е1 – совместной разработке FIAT Avio и General Electric.

Недавней победой Turbomeca является и заказ 50 двигателей RTM322 со стороны Hindustan Aeronautic для двухмоторного Advanced Light Helicopter. Ожидается, что в ближайшие 15 лет будет произведено еще 300-400 таких вертолетов. Позиции компании на рынке легких двухмоторных вертолетов укрепились контрактом с фирмой Agusta на поставку 60 двигателей Arrius 2К2 к 30 легким вертолетам А-109 Power для Военно-воздушных сил ЮАР.

Компания Pratt &Whitney поставляет сегодня турбовинтовые двигатели серий РТ-6 и PW-200 крупнейшим производителям вертолетов – фирмам Agusta, Sikorsky, BellEurocopterw. MD Helicopter. Компания производит двигатели мощностью от 500 до 2000 л.с., используемые для легких одноместных, средних и тяжелых вертолетов.

Хорошим примером для российских авиаремонтных предприятий является участие в авиасалоне в Фарнборо канадской компании Vector Aerospace – независимого провайдера авиаремонтных услуг. Ремонт различных типов самолетов, вертолетов, двигателей, динамических частей вертолетов и фюзеляжей, авионики – вот неполный перечень услуг, оказываемых компанией. Мы не случайно говорим о компании в связи с двигателестроением: Vector Aerospace, имеющая отделения по всему миру, объявила о завершении формальностей по регистрации в качестве компании, производящей капитальный ремонт вертолетных двигателей РТ-бТ.

Bell-430

Schweizer 330SP

• Производители авионики

Компания Telephonies демонстрировала на салоне в Фарнборо аппаратуру связи пилотов с землей. В частности, цифровая система SDI нового поколения высокоточных аудио- и информационных модульных систем пригодна в том числе и для вертолетов. Преимуществом этой системы является цена, которая в два раза ниже цены иных цифровых систем.

Радару APS-143 компании Telephonies отдала предпочтение фирма Westland, планирующая оснастить им морские вертолеты Lynx. Обычно эти вертолеты оснащались моделями радаров ВАЕ Systems Seaspray. Если сделка состоится, Telephonies поставит пять радаров с дополнительным (запасным) блоком, используемым в том числе для тренинга.

Компания Team Apache Systems представила разработанную для машин Apache систему ночного видения Arrowhead второго поколения. Она на 40% производительнее и на 130% надежнее системы, установленной на вертолетах Comanche. Новое оборудование повышает безопасность полетов, совершаемых в любое время суток, при любой погоде и на низкой высоте. Компания конкурирует с фирмой Raytheon, производящей системы FIREsight, за заказ командования армии США.

Avionic Specialties FLIR Systems является лидером в производстве высокоэффективных авиационных термических систем распознавания. С1981 г. свыше 2000 систем было установлено на более чем 75 типах авиационной техники по всему миру. Системы FUR неоднократно доказывали свою состоятельность при выполнении военных, правоохранительных и гражданских заданий. Посетители Фарнборо стали свидетелями выхода на мировой рынок новейшей инфракрасной детекторной технологии, воплощенной в двух новых системах компании FLIR. Это QWIR (квантовый инфракрасный фотодетектор) и STAR-Q – новейший вариант семейства военных систем наблюдения STAR-SAFIRE.

В рамках авиасалона Фарнборо компания FLER впервые в Европе осуществила рекламный показ новой системы STAR-SAFIRE II, основанной на хорошо зарекомендовавшей себя на мировом рынке STAR-SAFIRE.

Российские производители авионики участвовали в обоих салонах. В Берлине свою продукцию представлял Уральский оптико-механический завод. Его аппаратура позволяет использовать военно-транспортные вертолеты Ми-8 и ударные Ми-24 круглосуточно.

На ILA-2000 состоялся дебют новой российской компании «Кронштадт», работающей над созданием электронного оборудования пилотских кабин, навигационных систем и симуляторов для ряда российских военных машин. Компания приняла участие и в авиасалоне Фарнборо, где была представлена кабина вертолета Ми-17 с жидкокристаллическими дисплеями и подвижными цифровыми картами, объединенными с системой визуального наблюдения. Элементы новой кабины проходят в настоящее время летные испытания на борту казанского вертолета Ми-17. Испытания полной конфигурации начнутся в начале следующего года. Вертолет с новым оборудованием был представлен на тендере в Греции. «Кронштадт» предлагает оборудование кабины для установки на борту Ка-52М/ АН-Х, который будет участвовать в тендере в Южной Корее.

Компания Simula Safety Systems Inc. представляла на салоне в Фарнборо свою продукцию, предназначенную для обеспечения безопасности полетов (авиационные подушки безопасности, жесткие устройства безопасности, энергопоглощающие сидения для военных и коммерческих вертолетов). Существующие в настоящее время авиационные подушки безопасности были разработаны и приспособлены для вертолетов UH-60A/L (S70C) и 0H-58D (Bell-406). Энергопоглощающими бронированными и небронированными креслами фирмы Simula оснащены военные вертолеты CH-53, S/U/VH-60, АН-64, RAH-66, UH/AH-IY/Z, СН-47 и V-22, а также НН-65 (AS-365N).

Подразделения корпорации Simula – Simula Technologies, Inc. (STI), Pxoenix и AZ выполняют необходимые научные исследования, ориентированные, в первую очередь, на создание средств защиты при авариях для авиационного, наземного и водного транспорта. STI имеет в своем распоряжении полностью оборудованную испытательную лабораторию, которая включает в себя две испытательные башни для моделирования аварий летательных аппаратов, одна из которых, высотой свыше 9 метров, находится в помещении, а другая, высотой около 23 метров, – под открытым небом. Кроме того, лаборатория имеет в своем распоряжении стенд для моделирования авиационных и автомобильных аварий. Баллистическая лаборатория дает возможность тестирования широкого спектра бронированных изделий.

Tiger

• Прогнозы и итоги

На салоне в Фарнборо были обнародованы прогнозы развития мирового вертолетного рынка, сделанные группой американских аналитиков из Вирджинии. Согласно их данным, в ближайшие 10 лет ведущие позиции на рынке будут принадлежать пяти компаниям: Bell, Boeing, Eurocopter, Sikorsky и Agusta/Westland (если союз этих двух компаний окончательно окрепнет). Пять этих компаний будут удерживать 92% мирового вертолетного рынка. Исследования показали, насколько высоки ставки в мировой борьбе за раздел рынка: с 2000 по 2009 г. планируется выполнить заказы на 9206 машин общей суммой на $ 74,5 млрд., из которых $ 62,2 млрд. будет приходиться на военный сектор. Остальная часть относится к машинам гражданского назначения, объем производства которых существенно не изменится. По сравнению с периодом 1990-1999 гг., новое десятилетие принесет увеличение объема капиталовложений более чем на $ 23 млрд.

Ми-2 полиции Германии

CH-53GS

ЕН-101

После того, как в 1997 г. доля военной техники упала до рекордно низкой отметки ($ 3 млрд.), военный сектор рынка вновь оживляется, что позволяет делать оптимистические прогнозы на ближайшее десятилетие. Оживление этого сектора связывается с производством вертолетов Bell-Boeing V-22, с реконструкцией AN-IZ UH-IY (компания Bell), с модернизацией СН-60 и SH-60R (компания Sikorsky) и переоснащением AH-64D и CH-47F (компания Boeing).

Особенностью прогноза, поскольку обычно такой учет не проводился, является учет объема модернизированных машин: в предстоящее десятилетие их количество достигнет 19% от численности всего вертолетного парка. Однако аналитики приходят к весьма интересным выводам: компания Boeing, которая, согласно прогнозам, будет контролировать 27% рынка, обеспечит себе лидирующее положение, в основном, проведением работ по модернизации вертолетов AH-64D и CH-47F.

По мнению аналитиков, предполагаемое в будущем объединение компаний Agusta/ Westland и Bell, несомненно, ускорит переговоры о союзе между компаниями Sikorsky и Boeing. Однако вряд ли стоит надеяться на их скорое объединение, каким бы перспективным оно ни казалось, ибо и с европейской, и с американской стороны есть серьезные препятствия к такому объединению.

Будущее компании Eurocopter, согласно прогнозу, выглядит радужно благодаря правительственным обязательствам, связанным с проектами боевого вертолета Tiger и морского вертолета NH-90, в производстве которых доля компании составляет 63%.

Бурно развивающимся сектором рынка станет в ближайшее десятилетие рынок летательных аппаратов с поворотным винтом. Это, в первую очередь, V-22 производства Bell/ Boeing, 8-10-местный ВА-609 фирм Bell/Agusta, поисково-спасательная модификация которого (HV-609) уже испытывается Береговой охраной США, и новый проект компании Bell – Quad Tiltrotor. Продвижение новой технологии позволит американским производителям, добившимся на сегодняшний день больших успехов в этой области, упрочить свои позиции на мировом рынке.

Несмотря на то, что обе выставки уже стали достоянием истории, некоторые подписанные на них соглашения, несомненно, будут определять расстановку сил в вертолетостроении на ближайшие 10-15 лет.

После долгого подготовительного периода завершилось создание Европейской компании по обороне и исследованию космического пространства (EADS – European Aeronautic Defence and Space Company). Создание новой германо- франко-испанской группы многие обозреватели назвали событием исторического значения. Совершенно естественно, что компания заявила о себе в Берлине, а не в Фарнборо.

Вторым важным событием стало подписание 8 июня в Берлине масштабного соглашения между правительствами Франции, Германии, Италии и Голландии о совместном производстве военно-транспортных вертолетов NH-90. Представители министерств обороны четырех стран подписали меморандум о взаимопонимании по поводу планируемого общего объема закупки (595 машин). В 2003 г.

будет приобретено 366 вертолетов. Контракт на первую партию в 298 вертолетов был подписан в конце июля. Из них, в соответствии с соглашением, Италия приобретет в общей сложности 116 вертолетов различных модификаций, Франция – 27, Германия -103, Голландия – 20 машин.

Производственные доли участников распределятся следующим образом: Франция (Eurocopter) – 31,25%, Италия (Agusta) – 32%, Германия (Eurocopter Deutschland) – 31,25% и Голландия (Stork Еоккеп) – 5,5%. Контракт обеспечит работой 15000 человек стран-участниц, в том числе 1000 человек будут заняты на производстве двигателей в компании Rolls-Royce/ Turbomeca. Именно ее двигатель RTM322-01/9 был принят всеми странами, кроме Италии, для установки на вертолет.

Объединение компаний Agusta/Westland, безусловно, тоже окажет большое влияние на расстановку сил в мировом вертолетостроении. Годовой оборот совместного предприятия предположительно будет составлять $ 2,1 млрд. Компания примет участие практически во всех важнейших европейских вертолетных программах, включая разработки, связанные с WAH-64 UK Apache.

Итак, выставки завершили свою работу. Устроители Берлинского салона вновь вышли с предложением относительно проведения трех известнейших европейских салонов поочередно, раз в три года. Ответа ни из Фарнборо, ни из Ле Бурже пока не последовало. Что ж, подождем.

Марина РУМЯНЦЕВА (По материалам зарубежной прессы)

Покорительница

…До сих пор помнит Татьяна Владимировна Руссиян тот хмурый декабрьский вечер 1938 года, когда по радио объявили о гибели Валерия Чкалова. Хорошо помнит, как плакала, будто потеряла родного человека. И это не удивительно: в то время не только взрослые, но и дети близко к сердцу принимали все, что происходило в отечественной авиации. У всех на устах были имена летчиков Чкалова, Байдукова, Белякова, Громова, Данилина, Юмашева, летчиц Гризодубовой, Расковой, Осипенко.

Кто знает, может быть, именно из этого детского восторженного обожания героев-летчиков и возникло впоследствии у Татьяны Владимировны желание стать летчицей? Большое влияние на выбор жизненного пути оказал ее родственник Николай Михайлович Брагин, один из первых российских летчиков, командующий Восточно-Сибирским военным округом. Он был веселым, жизнерадостным человеком, прекрасным рассказчиком, и каждый его приезд в Сокольники, где жила семья Руссиян, становился для Тани праздником.

После окончания школы, в 1948 году, Татьяна по примеру своей школьной подруги Кэлочки Уральской поступила в Московский авиационный институт. Первым ее увлечением стал планер. Она записалась в аэроклуб, где осваивала искусство свободного полета под руководством Маргариты Карловны Раценской – жены заслуженного летчика- испытателя Сергея Николаевича Анохина.

В 1951 году Татьяна Руссиян совершила свой первый полет на планере, прыгнула с парашютом и.. .вышла замуж. Однако семейные отношения не сложились, и брак через три года распался.

Годы учебы пролетели незаметно. Темой Таниного дипломного проекта был двухместный вертолет соосной схемы, поэтому после окончания МАИ Руссиян получила направление в КБ, которое возглавлял один из основателей российского вертолетостроения Н.И. Камов. Здесь она оказалась в лопастной бригаде замечательного конструктора Марка Александровича Купфера. Коллектив встретил Татьяну радушно, и работа была интересной, но ее неудержимо тянуло летать.

На просьбу перевести на работу на летноиспытательную станцию Камов ответил категорическим отказом: не место женщинам на ЛИСе. Татьяна настаивала, даже нашла энергичных союзников в лице молодого талантливого инженера-аэродинамика Сергея Герштейна и энергичного ведущего конструктора Виктора Ивановича Бирюлина. И Камов уступил натиску.

В 1956 году Татьяна Руссиян была назначена помощником ведущего инженера по летным испытаниям, а в конце того же года получила свидетельство экспериментатора, дающее право принимать участие в выполнении служебных полетов, и была переведена на летно-испытательную станцию завода. Мечта начала осуществляться: она в небе Москвы на борту вертолета Ка-15, пилотируемого Владимиром Михайловичем Евдокимовым, в будущем заслуженным летчиком- испытателем.

Ка-15

Конец 50-х оказался для КБ Камова очень тяжелым. Впервые главному конструктору удалось довести свой проект – военно-морской вертолет Ка-15 – до серийного производства. Однако, по мере развертывания реальной эксплуатации, начали проявляться недостатки машины, не выявленные при заводских и государственных испытаниях. Из строевых частей, осваивавших новую машину, приходили трагические известия о летных происшествиях: флаттер, схлестывание лопастей несущих винтов нередко приводили к катастрофам, к гибели летчиков. «Болезни» вертолета дали основание для разговоров об органических «пороках» соосной схемы, о принципиальной невозможности создать надежный летательный аппарат такого типа. Ставилось под сомнение само право на существование конструкторского бюро.

Необходимо было срочно установить причины «болезней» вертолета и найти эффективные способы их лечения. Важная роль в этом деле принадлежала летному эксперименту. Так Татьяна Руссиян оказалась «на острие атаки».

В 1957 году в паре с шефом-пилотом завода, замечательным летчиком и талантливым инженером Дмитрием Константиновичем Ефремовым она изучает феномен «вихревого кольца». Это явление, не вполне ясное и сейчас, возникает при вертикальном или близком к вертикальному спуске вертолета, когда машина попадает в вихревой след от собственного несущего винта и как бы проваливается в черную дыру, переставая повиноваться органам управления. Можно без преувеличения сказать, что это были первые в мире испытания такого рода. Позже они проводились и другими летчиками, причем не всегда заканчивались благополучно. Ефремов и Руссиян совершили более двух десятков сложных полетов, установили границы опасных зон, нашли способы вывода вертолета из опасного режима при непреднамеренном в него попадании. Решение Правительства СССР о принятии вертолета Ка-15 на вооружение авиации ВМФ стало своеобразным одобрением работы конструкторов и испытателей.

Плодотворное сотрудничество летчика Ефремова и экспериментатора Руссиян было продолжено. В 1958 году они выполняют 27 полетов, исследуя влияние соконусности лопастей на вибрации вертолета в полете. В результате были разработаны соответствующие рекомендации по регулировке установочных углов лопастей, и уровень вибраций вертолета Ка-15 был снижен более чем в два раза.

В следующем году Дмитрий Ефремов и Татьяна Руссиян решают новую задачу: определяют наиболее выгодное положение и величину противофлаттерных грузов, установленных на лопастях ЛД-10М. Было испробовано 10 вариантов лопастей. 80 (!) раз летный экипаж выводил вертолет на границу флаттера, 60 раз флаттер возникал при проведении наземных гонок. Сейчас такое «безумство храбрых» было бы оценено почти как преступление. Но тогда, в отсутствие надежной теории и мощных компьютеров, обширный летный эксперимент был, пожалуй, единственным верным средством обеспечить безопасную эксплуатацию вертолетов.

В 1960 году Ефремов и Руссиян выполнили, наверное, самые опасные в своей жизни исследования по определению сближения вращающихся навстречу друг другу лопастей верхнего и нижнего несущих винтов вертолета Ка-15 на всех режимах полета. Техника эксперимента была допотопной, попытка запечатлеть сближение лопастей с помощью киносъемки оказалась неудачной. Руссиян предложила замерять расстояние между лопастями с помощью обычной мерной линейки, прислоненной к упору, обеспечивающему постоянство расстояния между глазом наблюдателя и диском установленных на лопастях балансиров. Вот выдержка из официального отчета Руссиян:

«При испытаниях была использована способность глаза видеть след от вращающихся предметов в виде линии. Такие хорошо видимые линии образуют начищенные до блеска противофлаттерные балансиры на фоне темных облаков при ярком солнце. Для визирования расстояний между лопастями направление полета выбиралось таким образом, чтобы сектор, где возможны наибольшие сближения, был с «подсолнечной» стороны. При выполнении криволинейного полета для обследования всего маневра приходилось несколько раз менять курс…».

Добавим, что профиль полета включал висения, развороты на месте, энергичный разгон, авторотацию, глубокие виражи, резкие торможения, «горки» и боевые развороты. Выполненные исследования были использованы для совершенствования кинематики управления лопастями, что, в конечном счете, позволило обеспечить требуемые по условиям безопасности полета запасы по сближению лопастей.

Энергичные усилия коллектива КБ, в которых важное место заняли испытания с участием Руссиян, принесли свои плоды: постепенно летные происшествия вертолета Ка-15 сошли на нет.

У летающего экспериментатора очень интересная работа, но Татьяна Владимировна Руссиян стремилась к большему. Ей хотелось самой пилотировать вертолет. С начала 1956 года она занимается в первом вертолетном отряде при Центральном аэроклубе СССР им. В.П. Чкалова и в этом же году аттестуется как летчик-спортсмен по вертолетам. В 1958 году Руссиян пилотирует вертолет Ми-1 на воздушном параде в Тушино. Семь машин Ми-1 несут портрет Ленина и лозунг «Да здравствует Советская авиация».

Татьяне, одной из двух допущенных к параду летчиц, доверено «нести» слово «Советская».

Скоро стало понятно, что молодой летчице по плечу и более сложные задачи. В то время большинство вертолетных рекордов принадлежало западным летчикам. Как инженер, знающий технику, Руссиян была убеждена, что возможности отечественных винтокрылых машин отнюдь не ниже зарубежных. Она начинает соответствующую организационную и техническую подготовку и в период с 1960 по 1967 годы устанавливает на вертолетах Ми-1, Ми-2, Ми-4 и Ми-8 двенадцать мировых рекордов. В их числе рекорды высоты (7524 м, 12 января 1965 года), дальности (1052,49 км, 2 августа 1965 года) и скорости полета на базе 500 км (273,51 км/ч, 23 августа 1967 года).

Т.В. Руссиян и Е.И. Ружицкий

Ка-25

Для рекордных полетов на первом и единственном в то время экземпляре вертолета Ми-2 Татьяну лично пригласил главный конструктор Михаил Леонтьевич Миль. Заслуги Руссиян отмечены орденом Знак Почета, престижным дипломом Поля Тиссандье, почетными знаками М. Миля, И. Сикорского, И. Кожедуба, медалью Ю. Гагарина и другими наградами.

В 1963 году ей присваивают звание мастера спорта СССР по вертолетному спорту, в 1967 году она становится мастером спорта СССР международного класса.

Летные испытания в КБ и вертолетный спорт дали обширный материал для аналитической работы. В 1963 году Татьяна Владимировна Руссиян поступает на учебу в аспирантуру МАИ, работает над диссертацией «Вихревая теория несущего винта на крутом планировании». Ей удается выполнить уникальные эксперименты по визуализации вихревого потока на натурной установке НВУ-2 в ЦАГИ. Однако стремление к живому делу пересиливает, и, не завершив оформление диссертации, Руссиян в 1964 году переходит на работу в ЦАГИ, а с 1968 по 1985 годы работает в ЛИИ в должности ведущего инженера по летным испытаниям. В обоих научных институтах Руссиян участвует в испытаниях почти всех типов отечественных вертолетов, в том числе Ка-15, Ка-18, Ка-26, Ка-25, Ми-4, Ми-8, Ми-6, Ми-24.

Решительный, сильный характер, работа в мужском летном коллективе не мешали Татьяне Руссиян оставаться обаятельной, нежной, удивительно привлекательной женщиной. Грубоватые, не очень сдержанные в выражениях летчики и авиационные техники были с ней ненавязчиво предупредительными, никто никогда не сказал при ней ни одного «крепкого» слова.

Личное счастье пришло к ней, когда она познакомилась с Юрием Николаевичем Губановым. Доцент МВТУ, альпинист, человек с разносторонними интересами оказался ей духовно близок. В 1972 году они поженились, а через год Татьяна Руссиян установила, как она говорит, свой тринадцатый рекорд – родила сына Николая.

В 1985 году, после 37 лет служения любимой авиации Татьяна Владимировна вышла на пенсию, вернее, оформила ее, потому что с авиацией не рассталась. Благодаря ее активной помощи летчицы-спортсменки Татьяна Зуева и Надежда Еремина не только освоили вертолет Ка-32, но и побили на нем рекорды своей наставницы. В1991 году Руссиян присваивают звание судьи всесоюзной категории по вертолетному спорту. Она вновь в гуще вертолетных дел.

Татьяна Руссиян – человек разносторонних интересов и увлечений. Среди ее друзей не только авиаторы, но и художники, артисты, спортсмены. В 1992 году она вместе с летчиком- испытателем, абсолютной чемпионкой мира Галиной Корчугановой, летчиком-инструктором, мировым рекордсменом Лидией Зайцевой и еще десятью видными авиаторами основывает Клуб женщин летных специальностей «Авиатрисса». С тех пор она – вице-президент этого клуба, в котором сейчас состоят многие замечательные женщины-авиаторы: летчики, планеристы-спортсмены, пилоты гражданских самолетов, авиационные штурманы и техники, ветераны Великой Отечественной войны, представители авиационного зарубежья. Клуб организует встречи, тематические выставки, вечера, посвященные памятным датам, выдающимся авиаторам.

… В августе этого года летчице, мировой рекордсменке Татьяне Владимировне Руссиян исполнилось 70 лет. Покорительница неба, она – гордость отечественной авиации. Уверен, что к моему пожеланию юбиляру счастья, здоровья, успехов, долголетия присоединятся все коллеги-вертолетчики России.

Юрий САВИНСКИЙ, зам. начальника отделения логистического обеспечения (фирма «Камов»)

Парижское лето 65-го

Впервые Советский Союз представил свою авиационную технику на авиасалоне в Ле Бурже в 1965 г. Вертолеты Ми-б, Ми-10, Ми-8 имели здесь огромный успех. Сам их перелет во Францию дальностью 7000 км по маршруту Москва – Варшава – Берлин – Копенгаген – Брюссель – Париж уже был рекордным.

Наши вертолеты к тому времени довольно успешно продавались за рубеж, участие же в авиасалоне давало надежду на расширение рынка сбыта советской винтокрылой техники. Особые надежды представители СССР возлагали на демонстрационные полеты вертолетов.

Западные газеты в те дни писали: «Посмотрим, выстоят ли русские в коммерческих джунглях, которые представляет ныне торговля авиационной техникой на Западе, с ее часто жесткой и ни перед чем не останавливающейся конкуренцией. Если выстоят, то их аппараты доставят западным коммерсантам много головной боли… Русские ясно показали, что их авиационная мысль близка западной, а иногда значительно опережает ее».

Любой международный авиасалон, особенно такого ранга, как Ле Бурже, – это уникальная возможность ознакомления с продукцией вертолетных фирм, общения, встреч с ведущими авиаконструкторами мира.

Михаил Леонтьевич Миль придавал очень большое значение таким встречам. В 1960 г. в Америке он лично познакомился с конструкторами Глухаревым, Дугласом, Хислопом, Хиллером, Пясецким и теперь с нетерпением ожидал новых встреч с коллегами. Вспоминая позже эти дни во Франции, Миль писал: «Встречи с товарищами по профессии имеют чрезвычайно важное значение для развития техники. Самостоятельно мыслящие люди не часто приходят к одним и тем же новым решениям. И если даже по форме решения близки, пути, подходы к ним всегда разные. Разными являются и технические возможности, и условия применения машин в разных странах…

Поэтому и разумный обмен мыслями и мнениями между конструкторами разных стран опасности для государственных интересов каждой данной страны не представляет. А дать может очень многое…

Общение между творческими людьми может служить для них лишь средством проверки правильности своих мыслей, возможностью глубже узнать слабые или сильные места в концепциях сторонников другой технической идеи. Случается и так, что среди множества концепций и подходов два человека, живущие в разных странах, независимо друг от друга приняли одну и ту же концепцию. Тогда общение между ними приносит высшее удовлетворение».

Парижский авиасалон 1965 г. был богат на двусторонние встречи. От французской фирмы Zuid Aviasion наших представителей принимали ведущие специалисты во главе с Главным конструктором господином Леграном.

На встрече с делегацией американской фирмы Boeing Vertol советскую сторону представляли М.Л. Миль, А.Л. Котиков, И.П. Братухин, а американцев – вице-президент компании господин Пэк, представитель фирмы в Европе господин Добльхофф, главный конструктор господин Дуглас. Обсуждали возможность визита американских коллег в СССР, в ОКБ М.Л. Миля и организации международной научно-технической конференции.

Наши специалисты встречались и с представителями другой крупной американской фирмы – Fairchild Hiller. Ее главный конструктор Стэнли Хиллер передал М.Л. Милю официальное приглашение посетить Филадельфию.

Фирму Sicorsky представляли на встрече с советскими вертолетчиками конструкторы господа Кофф и Джонсон. Договаривались о полетах на S-61.

…В первый день работы авиасалона Миль отправил конструкторов M.A. Лейканда и А.К. Котикова в павильон фирмы Boeing Vertol с поручением пригласить ее представителей посетить советский павильон и ознакомиться с вертолетами. Приглашение вызвало полное замешательство: на контакты с русскими шли неохотно и с опаской. Господин Пэк отправил к Милю своего заместителя господина Толли, правнука Барклая де Толли, хорошо говорившего по-русски. Когда Михаил Леонтьевич подтвердил приглашение, явился и сам Пэк с сопровождающими лицами.

Встреча авиаконструкторов на авиасалоне Ле Бурже-65

Миль пригласил гостей осмотреть вертолеты и предложил задавать любые вопросы. Американцы недоумевали, удивляясь такой открытости. Надо отметить, что команда Миля проводила официальную политику советского руководства, давшего конструкторам разрешение обстоятельно отвечать на вопросы представителей западных фирм и прессы, знакомить их с салоном вертолета, совершать прогулочные полеты. А.К. Котиков, владевший английским языком, показал американцам вертолет Ми-10, рассказывал о нем. Многие заметили, как гости украдкой фотографируют приборную доску вертолета. Американцы увидели также Ми-6 и Ми-8. Они поблагодарили за демонстрацию и с удовольствием приняли приглашение Михаила Леонтьевича полетать на советском вертолете. Через день-два полеты состоялись. Американские коллеги были удивлены отсутствием вибраций на нашей винтокрылой машине (проблема, которая мучила многие западные фирмы) и относительной бесшумностью работы винтов самого большого в то время вертолета в мире. С разрешения Миля летчики фирмы Boeing приняли участие в полетах в качестве вторых пилотов.

Руководство американской фирмы решило ответить на гостеприимство русских. Но как это сделать? Их машины были огорожены канатами, на борт вертолетов не пускали. Американцы пытались получить разрешение у Пентагона, но, увы, не получили.

И все же нашей делегации удалось посмотреть вертолет Bell-47 и даже полетать на нем.

Пилотировал его вице-президент и шеф-пилот фирмы Bell господин Мэшмен. Приземлившись на окраине Парижа, он уступил кресло пилота нашему летчику. Михаил Леонтьевич попросил А.К. Котикова смотреть за приборной доской, обратив особенное внимание на указатель крутящего момента. Его интересовало, какие перегрузки возникают на вираже, поскольку по инструкциям фирмы Bell, известным М.Л. Милю, существовали запреты на выполнение некоторых маневров.

На вертолете фирмы Sikorsky удалось полетать А.В. Некрасову.

После этих полетов господин Пэк и М.Л. Миль договорились организовать на «советской территории» выставки встречу всех присутствующих на авиасалоне конструкторов. Под фюзеляжем длинноногой десятки раскинули шатер и накрыли столы. Миль представлял всех своих коллег, отвечал на многочисленные вопросы. Конструкторы вертолетов из разных стран смогли поближе познакомиться друг с другом в неформальной обстановке.

Незадолго до окончания авиасалона, 18 июня, вице-президент фирмы Boeing Vertol господин Пэк, главный конструктор фирмы господин Дуглас и известный западногерманский конструктор-аэродинамик господин Добльхофф пригласили советских специалистов на дружеский завтрак в узком кругу в отеле на Елисейских Полях. Миль отправился на встречу вместе с И.П. Братухиным и А.К. Котиковым.

Михаил Леонтьевич задавал хозяевам вопросы, связанные с технологией упрочнения отдельных узлов и защитой их от коррозии. Миля интересовала проблема выбора схемы для нового большегрузного вертолета. Сохранился листок с графическими «ответами» Дугласа (рис.1). Милю было известно о разработках вертолета грузоподъемностью 20 т, предпринятых на фирмах Sikorsky и Boeing Vertol. Однако по каким-то причинам эти работы были прекращены. С какими недостатками одновинтовой и продольной схем вертолета пришлось столкнуться конструкторам? Возможно, в этой беседе М.Л. Миль надеялся найти подтверждение своим выводам об особенностях вертолетов продольной и одновинтовой схем.

Добльхофф нарисовал М.Л. Милю схему (рис. 2) с направлением боковых сил при срыве потока на вертолетах продольной и одновинтовой схем. Комментируя этот рисунок, М.Л. Миль писал: «При полетах в горных районах может происходить срыв из-за восходящих потоков воздуха, и роторы, имеющие различное направление вращения, заваливаются в разные стороны. Машина при этом может встать боком к направлению полета. Такой случай произошел при испытаниях вертолета Chinook в горном районе ФРГ. В результате немцы предпочли вертолетам продольной схемы одновинтовой вертолет фирмы Sikorsky. По заявлению главного конструктора фирмы Дугласа, для устранения этого недостатка в вертолетах продольной схемы необходимо иметь большой запас в коэффициентах тяги, то есть нагружать несущий винт меньше, чем это возможно на одновинтовых вертолетах».

Эта встреча помогла М.Л. Милю еще раз убедиться в правильности его предположений о недостатках вертолета продольной схемы. Он окончательно убедился в том, что для нашей огромной страны с множеством горных районов вертолеты продольной схемы разрабатывать нецелесообразно, а решение о постройке вертолета поперечной схемы – верно.

Другой вопрос, который занимал в то время М.Л. Миля, – выбор направления вращения винтов для вертолета поперечной схемы.

Анализируя рисунок Добльхоффа, он писал: «Вертолет поперечной схемы при вращении винтов типа «брасс» (по аналогии со стилем плавания – от фюзеляжа наружу) даже на режиме срыва дает оптимальное решение при внезапном нарушении балансировки. А это значит, что вертолет поперечной схемы имеет меньшие запасы по срыву, чем вертолет продольной схемы, следовательно,… (имеет преимущества – ред.) в весовой отдаче.

У вертолета симметричной поперечной схемы при одновременном попадании в срыв левого и правого винтов разбалансировки не происходит… Обеспечение удовлетворительной управляемости при срыве является важнейшей задачей конструктора».

В Ле Бурже Милю удалось встретиться с 67-летним шеф-пилотом фирмы Fock-Angelis Францем Боде, испытателем первого в мире вертолета поперечной схемы FW-61. Боде испытывал и все последующие вертолеты этой фирмы. В разговоре Миль опять вернулся к вопросу о преимуществах и недостатках вертолетов поперечной схемы и о соображениях, которыми руководствовался создатель FW-61, выбирая вращение винтов типа «брасс». Немецкий летчик ответил, что такое направление вращения позволяет обеспечить координированный разворот вертолета, то есть «рыскание», возникающее при крене во время выполнения разворота, будет направлено в сторону крена. Среди недостатков поперечной схемы он назвал большое вредное сопротивление таких машин из-за подкосов, а также возникновение некоторой неустойчивости на малых скоростях полета вблизи земли (вследствие влияния земли на тягу и момент винтов), что компенсируется несколько большей высотой полета.

Советские самолеты и вертолеты на аэродроме Ле Бурже

Рис. 1. Ответы Ли Дугласа на вопросы М.Л. Миля

Рис. 2. Направление боковых сил при срыве потока у вертолетов. Рисунок Добльхоффа

Конструкторы вертолетов из разных стран мира на «советской территории» авиасалона

Эти беседы были очень важны для Михаила Леонтьевича. Он долго подходил к началу работы над эскизным проектом В-12: были у него сомнения. Ведущие аэродинамики ЦАГИ высказывались за продольную схему. Время показало, что М.Л. Миль был прав в выборе схемы вертолета грузоподъемностью свыше 20 т. Встречи в Ле Бурже с западными коллегами, имеющими опыт конструирования и эксплуатации таких машин, помогли ему утвердиться в своем мнении.

После окончания Парижского салона по приглашению правительства Франции советская делегация посетила авиационные заводы фирмы Zuid Aviasion и моторостроительный завод фирмы Turbomeca. С президентом этой фирмы господином Шидловским, выходцем из России, были установлены деловые контакты. В конце 1965 г. глава Turbomeca с авиационной делегацией Франции посетил ОКБ М.Л. Миля в Москве. Обсуждали совместные предложения по производству двигателей для вертолетов и самолетов. Однако время для совместной работы еще не пришло…

Подводя итоги 1965 года и посещения авиасалона в Ле Бурже, М.Л. Миль писал: «На салоне я организовал встречу, наиболее широкую за все существование вертолетов… Наши вертолеты имели большой успех и были сенсацией салона. Во всех классах вертолетов у нас есть соответствующие машины, мы опережаем мировой опыт на 3-4 года, а вот в классах военных вертолетов, таких как Iroquois – пробел…»

Во время салона было заключено несколько сделок по продаже вертолетов. Всего в 1965 г. за границу было продано 88 советских винтокрылых машин. Сумма контракта составила около 42 млн. долларов. Парк вертолетов, проданных за рубеж, составлял к тому времени 52,5% от общего парка советских вертолетов.

На 26 парижском авиасалоне М.Л. Миль заложил основы международного научно-технического сотрудничества в области вертолетостроения. В знак признания заслуг в вертолетостроении представители ведущих мировых вертолетных фирм предложили М.Л. Милю стать Президентом международного вертолетного общества.

…На следующий авиасалон 1967 г. М.Л. Миля, в соответствии с политическими веяниями того времени, в последний момент не пустили.

Надежда МИЛЬ, президент фонда М.Л. Миля Евгения МИЛЬ, старший научный сотрудник ИБФ РАН

Новинки киижной полки

За последние полгода наша редакционная книжная полка значительно пополнилась изданиями по вертолетной тематике,в том числе и выпущенными в созданном при журнале издательстве «Вертолет». Спешим познакомить с новинками своих новых и «старых» читателей. Надеемся, что все эти книги вызовут у вас интерес.

Фирме «Камов» – 50 лет

Этой большой дате в истории отечественного вертолетостроения посвящена книга, вышедшая в Москве в издательстве «Центр авиации и космонавтики». В этом поистине уникальном издании рассказывается о 50-летней истории опытно-конструкторского бюро им. Н.И. Камова, даются описание технического облика серийных и опытных машин фирмы, сведения о проектах и перспективных разработках. Прекрасные фотографии не только великолепно иллюстрируют текстовые материалы, но и делают издание по-настоящему подарочным.

«Я всю жизнь занимался любимым делом. Все мои планы осуществились», – писал основатель ОКБ Николай Ильич Камов. Его ученики и соратники и сегодня высоко несут марку фирмы «Камов».

«Мотор Сич» – марка известная

Моторостроительных предприятий такого уровня, как украинское ОАО «Мотор Сич», немного не только на Украине. Предприятие это является одним из крупнейших в мире производителей авиационных двигателей для самолетов и вертолетов различного назначения. У «Мотор Сич» налажены теснейшие связи с вертолетостроительными фирмами России. Поэтому не только украинским конструкторам и эксплуатантам вертолетной техники, но и всем их российским коллегам будет интересна новая книга, рассказывающая о 85-летней истории предприятия, о наиболее значительных разработках выдающихся конструкторов А.Д. Швецова, С.П. Изотова, В.А. Лотарева, А.Г. Ивченко и других.

Вышла книга в начале 2000 г. в издательском комплексе «Мотор Сич». В издании много иллюстраций, единственный минус – небольшой тираж, что уже делает «Мотор Сич: от поршневых к газотурбинным» изданием раритетным.

90-летию М.Л. Миля

Совсем недавно в московском издательстве «Машиностроение» вышла книга «Как создать вертолет, нужный людям», в которую вошли материалы из творческого наследия Генерального конструктора, подготовленные к изданию дочерьми Михаила Леонтьевича Миля – Надеждой и Евгенией Миль. В ней собраны труды конструктора, в которых он излагает основные принципы конструирования и применения винтокрылых машин. Впервые в широкой печати публикуется работа Миля, посвященная устойчивости и управляемости вертолетов поперечной схемы.

Книга иллюстрирована фотографиями из архивов МВЗ им. М.Л. Миля, Фонда М.Л. Миля, чертежами и рисунками самого конструктора.

На обложке книги – слова Генерального конструктора: «Нам выпали честь и удача претворить в жизнь идеи нескольких поколений ученых о новом виде техники, создать эти машины и поставить их на службу людям».

От планеров до винтокрылых машин

Совсем недавно в Казани увидела свет еще одна книга, посвященная вертолетам: о деятельности Казанского научно-производственного предприятия «Вертолеты «Ми».

Ее автор С.А. Мазо – один из старейших сотрудников конструкторского коллектива назвал свой труд «От планеров-мишеней до вертолетов «Ми», а жанр определил как очерки-воспоминания. В них описаны рождение, развитие и успешная деятельность конструкторского коллектива, создавшего аэропоезда с беспилотными планерами-мишенями, пикирующими мишенями, а затем участвовавшего в разработке, постройке и испытаниях вертолетов «Ми» для гражданской авиации и ВВС России.

Очерки обращены к самому широкому кругу читателей – от ветеранов вертолетостроения до молодежи, интересующейся авиацией и историей авиационной Казани.

Книга С.А. Мазо посвящена 50-летию КНПП «Вертолеты «Ми».

Юбилею посвящается

«Казанские вертолеты: полет продолжается» – так называется книга, вышедшая в издательстве «Вертолет» к 60-летию первого в стране серийного производителя винтокрылых машин марки «Ми» – ОАО «Казанский вертолетный завод».

В солидное 200-страничное издание вошли 260 цветных и черно-белых снимков, 120 графических схем, среди них – уникальная «портретная галерея» продукции КВЗ – от самолета По-2 до вертолетов Ми-38, «Ансат» и «Актай». В пяти главах книги рассказывается об истории становления предприятия, при этом особый акцент сделан на современном состоянии производства и перспективах дальнейшего развития завода, связанных с началом самостоятельной разработки и производства новых винтокрылых машин.

При подготовке книги использованы материалы из архивов КВЗ, Государственного музея Республики Татарстан, журнала «Вертолет».

Казанский вертолетный завод стоял у истоков отечественного вертолетостроения и продолжает оставаться одним из признанных лидеров отрасли – эта мысль красной нитью проходит через всю книгу.

Впервые в России

Вышел в свет первый выпуск каталога «Мир вертолетов России». В нем представлена информация о 40 предприятиях отечественного вертолетостроения и 25 вертолетах. На страницах каталога собрана информация о фирмах, имеющих отношение к разработке, производству, эксплуатации, ремонту вертолетной техники.

Цель издания – помочь участникам вертолетного бизнеса обрести новых партнеров, найти новую нишу для своей деятельности. Каталог уникален тем, что в нем впервые предпринята попытка показать полную картину состояния отрасли. «Консолидация отрасли – это требование времени, она отвечает стратегическим интересам отечественного вертолетостроения и государственным интересам в целом», – сказал в своем обращении к читателям Сергей Михеев, Генеральный конструктор фирмы «Камов», подчеркнув тем самым актуальность каталога и своевременность его выпуска.

«Мир вертолетов России» открывается аналитической статьей о состоянии отечественного вертолетного рынка.

Издание выпущено на двух языках – русском и английском, богато и красочно иллюстрировано.

Каталог подготовлен к выпуску в издательстве «Вертолет».

Хобби Ми-28А

Модель Ми-28А, масштаб 1:72

Модель вертолета Ми-28 выпускается гонконгской фирмой Dragon. В Европе она продается в коробке с двумя логотипами – Italeri и Dragon с приложением итальянских декалей и инструкции – так называемый «ребокс» (от английского re-box – переложенный из коробки в коробку). Но в России можно встретить также и модель, полностью сделанную в Гонконге.

Предполагается что такие узлы модели, как пушка 2А42, обзорно-прицельная станция, хвостовое колесо и, естественно, несущий и рулевой винты, должны быть подвижными. Авторы модели воспроизвели и вооружение Ми-28:8 ПТУР 9М120 комплекса «Атака-В» и 2 блока НАР Б-8В20.

Литьё очень хорошее – без облоя и утяжек. В коробке находятся четыре литника из серого пластика, на которых размещено около 100 деталей, пять прозрачных деталей, инструкция и декаль. В инструкции даны декаль и схема окраски для третьего экземпляра вертолета Ми-28 – Ми-28А (бортовой № 032).

Деталировка кабины небогатая: фигурки и кресла пилота и оператора, ручки управления экран отображения информации. Приборные панели выполнены в виде двух декалей. Фонарь кабины тонкий и чистый, с проработанными стеклоочистителями. Однако его торцы сзади и снизу следует увеличить полосками полистирола толщиной 0,4-0,6 мм. После такой несложной процедуры деталь идеально встанет на место.

Совмещение половин фюзеляжа идеальное. Расшивка панельных швов фюзеляжа – внутренняя. Две скобы, отлитые вместе с одной из половин фюзеляжа, для удобства работы следует отрезать, чтобы после основной сборки снова приклеить или заменить самодельными (в зависимости от Вашего желания), поскольку качество литья этих скоб оставляет желать лучшего.

Стадии сборки, описанные в инструкции, вполне приемлемы, за исключением сборки пушки. Не следует собирать ее сразу целиком, как написано в инструкции. Лучше собрать и вклеить только подвижную установку и лишь после окончательной сборки (кроме винтов) и покраски всей модели собрать пушку до конца. В противном случае Вам придется соблюдать крайнюю осторожность при сборке и покраске, чтобы не сломать пушку.

К единственному недостатку декали следует отнести то, что надпись «Вращающийся винт» напечатана с ошибками. При желании это можно исправить следующим образом: после наклейки, осторожно удалив средние части букв, восстановить правильное написание краской или с помощью гелевой ручки. В последнем случае надо обязательно нанести защитное покрытие из лака.

Схема окраски и предложенные цвета лишь частично совпадают с оригиналом. Для фюзеляжа могу рекомендовать следующие краски: светло-серую (Н127)*, светло-оливковую (Н86) или цвета хаки (Н102), коричневую (Н186), темно-зеленую (Н149), палевую (Т/ММ1716). Для лопастей рулевого винта: лопасть – песочная краска (Н63), законцовка – желтая (Н24), комлевая часть лонжерона – коричневая (Н186), лонжерон – серебристая (НИ).

В качестве справочного материала использовалась книга «МВЗ им. М.Л. Миля 50 лет». В целом модель Ми-28А очень хорошо изготовлена и может занять достойное место в Вашей коллекции. А при появлении в продаже модели Ми-28Н (фирма Revell сентябрь 1999 года) серия моделей вертолетов Ми-28 станет полной.

Евгений БОРИСОВ

* В скобках указаны номера красок: Н – Humbrol Т/ММ – Testors/Model Master.

Что наша жизнь? -Игра!

На протяжении ряда последних лет компьютерные авиасимуляторы развиваются в двух полярных направлениях. Первое – создание захватывающей аркады с примитивной летной моделью,второе – попытка сделать самый реалистичный симулятор, в котором «играбельность» присутствует как неизбежное зло, дань уважения широким массам. Любителей последней категории игр называют хардкорными игроками, их отличительные признаки – «подкованность» в аэродинамике, профессиональное отношение к авиации и, разумеется, обладание дорогой моделью джойстика. Противопоставленная им аудитория – это так называемые «случайные» игроки, люди, играющие во все без разбора и не способные провести за руководством к игре более 15 минут. Впрочем, и у тех, и у других появился реальный шанс найти точки соприкосновения благодаря недавно появившемуся авиасимулятороу Enemy Engaged: RAH-66 Comanche vs. Ka-52 Hokum (о первой части игры – Apache vs. Havoc мы писали в номере 1 (4) за 1999 г.). По сложившейся у дизайнерской команды Razorworks традиции в игре «сталкиваются лбами» две самые смертоносные винтокрылых машины – американский Comanche и русский Ка-52.

ВВОДНАЯ

Не думайте, что речь идет о банальной дуэли между двумя «брэндами». Настоящим испытанием для боевой техники является полномасштабный, разворачивающийся во времени и пространстве вооруженный конфликт. И если большинство современных компьютерных игр наделяет пользователя качествами супермена, то в Enemy Engaged все наоборот – Вашему экипажу предстоит играть роль «винтика» в громоздкой машине войны.

Квинтэссенцией летной модели игры являются очевидные тактические преимущества вертолетов перед прочими JIA: способность зависать в воздухе и совершать маневры по вертикали. Без знания этих ключевых особенностей не стоит вообще подходить к симулятору вертолета. Кстати, именно подобным маневрам уделяется больше всего времени в тренировочной части Enemy Engaged. Здесь учат почти инстинктивно перемещать в трехмерном пространстве многотонную боевую машину, мгновенно реагировать на изменение тактической ситуации. Поверьте, в дальнейшем это пригодится! Не пропускайте режим Tutorial, тем более что руководство к игре, честно говоря, оставляет желать лучшего.

КОМПАНИЯ

На «движок» динамической компании Enemy Engaged хотелось бы обратить внимание всех разработчиков игр. Это настоящее произведение искусства, феномен, не имеющий на данный момент аналогов. Вне зависимости от выбранного режима игры (будь то одиночный вылет, сетевой бой с участием 16 персон или вдумчивое прохождение основной компании) действие разворачивается на фоне активных боевых операций, динамически изменяющихся в реальном режиме времени.

По умолчанию (эту опцию можно отключить в настройках) ваш радиоэфир заполнен десятками переговоров, возникающих во время идущих вокруг боев. Реально идущих, а не выдуманных авторами! В пиковые моменты поблизости может находиться около 2000 взаимодействующих объектов: самолетов, кораблей, танков, наземных частей, эскадрилий МиГов или «Фалконов». Вот слышен запрос на огневую поддержку из миссии, которую Вы пять минут назад уступили соседнему звену, решив, что важнее выполнить эскортную. А вот танковый взвод на марше спешно занимает круговую оборону, и в эфире появляются позывные противотанковых вертолетов. Самое замечательное заключается в том, что цель можно поменять во время вылета, основываясь на текущей тактической ситуации, и возглавить, к примеру, «вынос» танковой колонны.

Не всегда действие требует Вашего непосредственного участия – порой Ваш борт просто не способен выполнить задание, как в случае с высадкой «Морских котиков» в заданном районе (для этого существуют транспортные вертолеты). Однако Вы вполне в состоянии содействовать этому, отозвавшись на просьбу десанта поддержать их при высадке огнем пушек. Enemy Engaged полностью состоит из таких решений, успешно заменяющих набор фиксированных миссий.

Из динамической природы компании следует важность стратегического расчета при выборе задания. Разумеется, как и в реальной жизни, экипаж отдельно взятой машины не способен в одиночку повернуть ход войны, однако влиять на развитие конфликта способен. Сам процесс выбора миссий очень напоминает обстановку в штабе командования. На экране отображается текущее положение дел на ТВД и возникающие в реальном режиме доступные миссии: подавление ПВО, разведка, точечные удары, противокорабельные и противотанковые вылеты, сопровождение, огневая поддержка войск. Выбирай не сердцем, но умом.

ВОЙНЫ

Enemy Engaged предлагает три сценария вооруженного конфликта. В первом случае после провозглашения Тайванем своей независимости Китай начинает вооруженное вторжение на остров. Сценарий второй: обосновавшиеся на территории Ливана террористы угрожают ядерным оружием миру. И третий: Йемен пытается решить силой спорный вопрос о границе с Саудовской Аравией. Все три зоны боевых действий по-своему уникальны и дают Вам возможность пройти по карьерной лестнице от лейтенанта до полковника.

Режим Skirmish позволяет выбирать задания в любом из сценариев и за любую из сторон. Есть возможность ускорять течение времени, чтобы долго не ждать подходящей миссии. Очень интересная находка – Campaign.

Theatre Demo. Эта функция позволяет играющему следить за происходящими параллельно боевыми действиями в роли зрителя, как бы просматривающего «видеосюжеты с фронта» абстрактной службы теленовостей.

ИТОГИ

Счастливым обладателям современных видеокарт игра предлагает установить максимальное (до 1600x1200) разрешение и насладиться эффектами в полной мере. Тут Вам и блики, и погодные катаклизмы, и красочные фейерверки взрывов, и на редкость детальные модели боевой техники. В кабине «работают» все приборы и датчики, очень правдоподобно выглядит нашлемный прицел. Думаю, что скриншоты убедят Вас в том, что с графикой в игре полный порядок. Но помните о минимальных системных требованиях: хорошая видеокарта (Directid или Glide), процессор PII-300 МГц и 64 Мб оперативной памяти.

Идею хорошего авиасимулятора можно выразить словами – «полное погружение». В игре Enemy Engaged это достигается так легко и так часто, что я позволю себе утверждать: перед нами симулятор нового поколения. И нового тысячелетия.

Влад СОСЕДКИН

Фотосалон

Пожар на Останкинской телебашне – беда и позор национального масштаба. Беда вдвойне, поскольку опять мы не были к ней готовы: опять с «дубинкой» против «танков»…

Во всем мире с пожарами на высотных зданиях давно и успешно борется специальная противопожарная вертолетная служба – винтокрылые машины, оснащенные всем комплексом необходимого для этого оборудования. Наши противопожарные вертолеты на наших пожарах на башнях тоже присутствуют, но только, к сожалению, в качестве наблюдателей.

…Вскоре после того, как пожар на Останкинской телебашне был потушен, в Москве прошло совещание, на котором рассматривался и был утвержден план мероприятий по оснащению вертолетов устройствами, способными обеспечить тушение пожаров на высотных зданиях и башнях. Правительство Москвы даже объявило конкурс на такой вертолет.

Ну как тут не вспомнить о хорошей мысли, которая приходит «опосля», и о мужчине, который ни за что не перекрестится, пока пожар, то бишь гром, не грянет? Хотя лучше поздно, чем никогда!

Устали стрекозы Носиться в безумной пляске… Ущербный месяц. Из японской поэзии, XV век

28 августа. Останкинская башня