sci_politics Рон Пол Манифест: Революция

Труд «Манифест: Революция» известного американского политика Рона Пола стал не просто очередной книгой кандидата на пост президента США. Эта книга является вызовом современному миру, современной американской политике, современному избирателю. Почему «вызовом»? Рон Пол поднимает такие вопросы, ответы на которые принимаются сейчас в виде аксиом, он критикует интервенционистскую внешнюю политику (поддерживаемую двумя крупнейшими партиями США), практику централизации власти в Вашингтоне, отход от принципов Конституции, попрание естественных прав и свобод граждан. Нужно ли говорить, что Рон Пол призывает к революции в бытовом понимании этого слова американцами?

Мы рады познакомить российского читателя с этим замечательным политиком. Вы увидите, что Россия и США сейчас находятся практически на одном этапе развития. Между нами нет большой разницы, и перед нами жизнь ставит одни и те же вопросы. Мы уверены, что предложения Рон Пола в равной степени применимы как для России так и для США.

Конечно, предложения Рон Пола смотрятся революционно, и скептики могут считать, что изменить что-то уже не получится. Но Рон Пол доказал на своем примере, что это не так. Его победы, позволяют нам, участникам движения по созданию «Либертарианской Партии России», надеяться на скорый успех. Мы уверены, что мы победим, поскольку мы выступаем за то, что внутренне разделяет каждое живое существо, поскольку, мы строим свои Принципы на основе «Естественного закона» - данного нам самой природой.

Перевод: Жилин Владимир

Книга переведена по заказу "Либертарианской Партии России"

политика США ru en Владимир Жилин
Your Name FictionBook Editor Release 2.6 24 February 2012 http://libertynews.ru/node/190 E5A93ACC-F16C-451B-BABA-2A394DE26EA4 1.0

1.0 — создание файла


Предисловие переводчика

Автор книги – Рон Пол – известный американский политик, конгрессмен и один из кандидатов в президенты на выборах 2008 года от Республиканской партии. По некоторой информации, его с удовольствием увидела бы своим кандидатом и Либертарианская партия. Его книга – это изложение взглядов, с которыми он пошел на выборы, его политическая программа. Однако и сам автор говорит в начале книги, что это не предвыборная агитка, такие книги долго не живут. Книга гораздо шире – в ней изложена философия автора, и не побоюсь добавить, философия Свободы; сделана попытка заложить теоретические основы для движения за возрождение свободы в США, это возрождение он и называет «революцией».

Моему поколению (поколению нынешних тридцатилетних) демшизоидная пропаганда, восхвалявшая и идеализировавшая Америку в условиях нашей разрухи 1990-х, наиболее сильно «проехала по мозгам». Но события нового века заставили всех интересоваться, что же на самом деле происходит в стране, которую нам преподносили как недостижимый идеал, тем более что ее внешнеполитические шаги как-то не очень вязались с демократией, миром, дружбой и жвачкой. Из этой информации становилось понятно, кому-то раньше, кому-то позже, что не так уж все и хорошо в их американском королевстве, но любой здравомыслящий человек, обладающий здоровым скептицизмом, понимает, что и негативную информацию об «империи зла» нужно смело делить на десять. И в условиях информационного хаоса эта книга очень своевременна. Она – просто бесценный кладезь информации из первых рук, прямо с американской политической кухни.

Не стану делать краткого конспекта глав и излагать содержание книги - вы все сможете прочесть сами. Скажу только, что из нее вы почерпнете великое множество интересных фактов, которые вряд ли знали. Некоторые из этих фактов просто шокируют тех, кто не следит внимательно за американской политической жизнью, да что там говорить – неизвестны и большинству американцев. Эти факты резко противоречат тому, что мы привыкли думать об Америке, что вбивалось нам в головы пропагандой 1980-х-1990-х. Вы увидите, что вообще-то, говоря словами Егора Летова «…там то же что у нас, там все идет по плану». Вообще, читая книгу, не единожды ловишь себя на мысли, насколько все, что там описано похоже на то, что мы видим вокруг себя, разве что, условно говоря, их чиновники еще краснеют, принимая откаты, да и то уже не факт. А изложению этих фактов, я думаю, вполне можно доверять, читая книгу, вы поймете, что это не пропаганда, а их суровая действительность.

Ну и, напоследок, два небольших академических замечания. Первое. Те, кто знаком с экономическими взглядами неоавстрийской школы найдут для себя немало поучительных примеров из области деятельности государства. Причем, эти примеры как будто сошли со страниц книг и придуманы специально для иллюстрации теорий - настолько точно теоретические выкладки австрийцев предсказали то, что получается в результате вмешательства государства в экономику – а ведь примеры на самом реальны. И второе. В книге немало отсылок и цитат из работ Отцов-Основателей США – тех самых, которых мы знаем только по портретам на купюрах, если только не изучали глубоко политологию. Для многих, я думаю, окажется сюрпризом то, насколько далеко эти люди прозревали развитие событий. Не зная, когда сказаны те или иные фразы, ни за что не подумал бы, что этим словам около двухсот лет, настолько точно они описывают, что и почему происходит с демократией сейчас.

Рекомендовано и рекомендовано весьма.

Владимир Жилин.


Предисловие автора

Моим сторонникам:

Ничто для меня так не трогательно и почетно как

ваша беззаветная преданность Свободе и Конституции

Борцы за Независимость смогли сделать это

Сможем и мы

Каждый избирательный цикл мы голосуем за кандидатов, которые обещают нам «изменения», и цикл 2008 года ничем из них не выделяется. Но в современном американском политическом лексиконе изменения всегда значат одно и то же: больше правительственного вмешательства, больше ограбления американцев, больше инфляции, больше полицейского государства, больше ненужных войн, больше централизации власти.

Настоящие изменения должны подразумевать что-то совсем противоположное. Они включают в себя следование нашей Конституции. И это одна из вещей, которую американцам никогда не позволяют услышать. Мы живем в иллюзорном мире. Наши социальные программы – банкроты: через пару десятилетий дефицит их бюджетов будет составлять десятки триллионов долларов. Между тем, рынок жилья рухнул, а курс доллара падает. Мы занимаем у Китая миллиарды каждый день, чтобы поддерживать зарубежное военное присутствие, которое ослабляет нашу национальную оборону и настраивает против нас мировое общественное мнение. И все, что может предложить нам наша политическая элита - продолжать в том же духе.

Один колумнист выразил это примерно так: мы занимаем у Европы, чтобы защитить Европу, мы занимаем у Японии, чтобы поддерживать низкие цены на нефть, идущую в Японию, мы занимаем у арабских режимов, чтобы установить демократию в Ираке. Не кажется ли вам, что в таком «изоляционизме» есть что-то не то?

На горизонте маячит национальное банкротство, а политики из обеих партий продолжают раздавать многотриллионные обещания «бесплатных» товаров от правительства, при этом хоть один заикнулся бы о том, можем ли мы позволить себе содержать войска – и это не опечатка – в 130 странах по всему миру. Это кончится рано или поздно, так как финансовая система чувствует себя все хуже и хуже. Но вместо того, чтобы думать о том, что это значит, и как нам вести внутренние и внешние дела, наши пустозвоны из средств массовой информации, неспособные, похоже, говорить ни о чем, кроме пустых банальностей, и вовсе не обеспокоились выпустить ни одной серьезной статьи. Фундаментальные вопросы, такие как этот, и несметное множество других - просто важных, не попадают в сферу внимания масс-медиа, которые сосредоточены на тривиальностях и фальшивых дебатах, в то время как мы бодро маршируем к пропасти. Единство по этим вопросам, проходящее красной нитью через программы обеих партий, доминирует в наших мэйнстрим-медиа, душит стремление к свободе и процветанию, которые когда-то породили американскую нацию. Несогласные, которые пытаются донести правду до граждан страны, становятся объектами грязных кампаний, которые с завидным постоянством обрушиваются на политических еретиков. Правда в империи лжи воспринимается как предательство.

Существует альтернатива национальному банкротству, раздутым полицейским штатам, войнам ценой в триллионы и правительству все больше паразитирующему на полезной энергии американского народа. Эта альтернатива называется свободой. Но пока нас не научит горький опыт, мы не хотим слышать об этом ни слова, если наш политический и медиа истэблишмент о ней ничего не говорит.

Если мы хотим жить в свободном обществе, мы должны отбросить эти искусственные ограничения свободных дебатов и снова начать задавать эти серьезные вопросы. Я рад, что моя президентская кампания, наконец, подняла некоторые из них. Но это – долгосрочный проект, который идет далеко в будущее. Этим идеям нельзя дать погибнуть под ворохом пустых лозунгов и бессодержательных дебатов, которые сейчас составляют официальный политический дискурс Америки.

С такой целью я и написал эту книгу.


Глава 1. Псевдо-выбор политического курса

Каждый выборный сезон Америке предоставляется возможность принять несколько политических псевдо-решений. Должны мы начать превентивную войну в этой стране или в той? Должен ли каждый американский округ жить при той социальной политике или при этой? Должна ли третья часть наших доходов отбираться налогом на доходы или налогом с продаж? Общие предпосылки, лежащие в основе этих вопросов, никогда не ставятся под сомнение, более того, эти вопросы даже не поднимаются. А те, кто желают задавать другие вопросы или предполагают, что эти вопросы в той форме, в которой заданы, исключают другие гуманные толкования, ipso facto (лат: в силу самого факта) выдавливаются из основной дискуссии.

И таким образом каждые четыре года происходит одна и та же набившая оскомину предсказуемая рутина: два кандидата, не имеющие особых разногласий по фундаментальным вопросам, притворяются, что представляют противоположные философии государственного управления.

Некий кандидат от республиканской партии на дебатах вещает о «расточительстве» правительства и грозит прикрыть $10-миллионную чиновничью кормушку - проект субсидий, который вызвал его возмущение – или снизить затраты на проект исследования влияния потребления сельдерея на развитие склероза — и собирает на этом аплодисменты подсадной аудитории. Все это хорошо, но $10 миллионов – это 0.00045% от общего объема бюджета. Что он собирается делать с остальными 99.99955%, чтобы вернуть нашу страну к жизни по средствам? Ни слова. Те же три или четыре идиотских тезиса будут продвигаться на протяжении всей кампании и это все, что мы узнаем о мыслях кандидата по поводу государственных расходов. Но приверженцам Республиканской партии говорят, что они должны поддерживать своих кандидатов и они поддерживают, надеясь на лучшее. И ничего не меняется.

Даже отношение к войне не отличает одну партию от другой. Хилари Клинтон и Джон Керри голосовали за войну в Ираке. За исключением Денниса Кучинича и Майка Грэвела, даже представители демократической партии, которые позиционировались как антивоенные кандидаты на предварительных выборах сезона 2008, не обязательно являются противниками ненужных войн. У каждого обычно есть свой список других военных интервенций, которые они бы поддержали, ни одна из которых не имеет ни малейшего смысла, не играет роли в обеспечении безопасности страны и не ведет к оздоровлению финансовой системы. Но приверженцам Демократической партии говорят, что они должны поддерживать своих кандидатов и они поддерживают, надеясь на лучшее. И вновь ничего не меняется.

Значительная часть консервативного движения стала жалкой пародией самих себя. Бывшее ранее пристанищем выдающихся интеллектуалов и литераторов, оно ныне приветствует и даже призывает к антиинтеллектуализму и шовинизму. Это весьма удивило бы ранние поколения консервативных мыслителей. И сейчас можно найти хороших и порядочных консервативных лидеров, а также некоторую часть устоев, оставшихся не затронутыми трансформацией консерватизма в группу влияния на правительство. Но такой формат консервативного движения, похоже, понравился многим ораторам в стране и за ее пределами. Однажды после этого они уловят ложный, но звучащий в духе консерватизма лозунг “налоговой реформы” - примерно как при игре в наперстки, при которой налоги тасуются под наперстками, но реально они не снижаются – для того, чтобы успокоить консервативных избирателей, но и только.

Когда Республиканская партия победила на промежуточных выборах в 1994 году, неоконсервативный деятель Билл Кристол убедил всех не совершать ничего радикального до тех пор, пока кандидат от Республиканской партии не победит на президентских выборах 1996 года. Этого не случилось, и с тех пор ничего вообще не было сделано. Вместо этого, руководство республиканцев убедило новоизбранных конгрессменов сфокусироваться на беззубой, навевающей сон программе под названием “Контракт с Америкой”, которая бесстыдно рекламировалась как программа кардинальной реконструкции федерального правительства. Ничто не может быть дальше от истины. “Контракт с Америкой” был типичным примером того, о чем я писал выше: никаких фундаментальных вопросов, множество громких радикальных и революционных проектов, на поверку оказавшихся малозначительными и осторожными. Бруклинский Институт, в конечном счете, заявил, что если это консерваторы считают революционными мерами, то они просто заранее признали свое поражение.

Не стоит и говорить, что меня также не впечатляют и левые либералы. Несмотря на то, что они позиционируются как критические мыслители, их самоуверенность в вопросах управления непростительно наивна и основана на банальностях из учебника гражданского права, которые не имеют никакого отношения к реальности. Даже Говард Дин полностью поддержал начатую Биллом Клинтоном интервенцию в Боснии, зайдя так далеко, чтобы призывать президента к унилатеральной военной акции вместо мультилатеральной, которая имела место. Идейные либералы, с другой стороны, были глубоко и неприятно поражены серией различных предательств, с помощью которых движение, которое они поддерживали заключило мир с истэблишментом. Неудивительно, что расстроенные американцы стали называть наши две партии «республикратами». И неудивительно, что новостные каналы будут скорее фокусироваться на четырехсотдолларовых стрижках, чем на вопросах по существу. Вопросов по существу вообще не осталось.

В конце 2006 года группа друзей и коллег убедила меня участвовать в президентской гонке. Я согласился неохотно, не будучи полностью убежденным в том, что существует достаточная избирательная база для кампании, базирующейся на идеалах Свободы и Конституции, а не на преследовании специальных интересов и распределении кормушек.

Как я ошибался.

5 ноября 2007 мы установили рекорд, собрав в онлайн пожертвований на $4 миллиона за один день. 16 декабря 2007, на годовщину Бостонского чаепития мы побили этот рекорд, собрав более $6 миллионов. В четвертом квартале 2007 мы собрали пожертвований более чем вдвое больше чем любой другой республиканский кандидат. Оказалось, что идея свободы не просто популярна, но если готовность людей жертвовать на нее деньги является индикатором, то она значительно популярнее, чем любая другая политическая идея.

К концу 2007 года, было сформировано более чем вдвое больше групп общения в поддержку нашей кампании, чем сформировали все оставшиеся кандидаты – республиканские и демократические – вместе взятые. Я никогда не видел такой разношерстной компании, собравшейся под одним лозунгом. Республиканцы, демократы, независимые, зеленые, конституционалисты, черные, белые, латиноамериканцы, азиаты, антивоенные активисты, сторонники домашнего образования, религиозные ортодоксы, свободомыслящие - и все были не просто заинтересованы, но испытывали энтузиазм. И, несмотря на их философские различия в других областях, это люди обнаружили, что они понимают и принимают друг друга.

Мэйнстрим-медиа не понимали, что с этим делать, так как мы нарушали все правила и все равно привлекали достаточно разнообразных и при этом активных последователей. Я стал делать это центральной точкой своих публичных выступлений, я говорил, что причина, по которой такие разные группы людей выступают единым фронтом – это то, нас объединяет уникальная сила – свобода.

Это может звучать как клише, но это не так. Это здравый смысл. Когда мы соглашаемся не относиться друг к другу как к средствам удовлетворения своих эгоистических интересов, решаем уважать друг в друге индивидуумов с собственными правами и целями, сразу же устанавливается атмосфера доброжелательности и кооперации.

Моя политическая идея – это свобода и права индивидов. Я верю в то, что каждый имеет право на жизнь и свободу, что физическая сила может применяться только в защитных целях. Мы должны уважать друг в друге рациональных существ, пытаясь достигнуть наших целей через здравый смысл и убеждение, а не через угрозы и насилие. Это, а не «экономическая эффективность», является основным моральным основанием для противостояния попыткам правительства вмешаться в нашу жизнь: правительство – это сила, а не причина. Вы можете подумать, что я говорю о чем-то, что несовместимо с принципами Республиканской традиции. Но прислушайтесь к словам Роберта А. Тафта, который в старые времена был видным выразителем ее стандартов:

«Когда я говорю «свобода», я не просто имею в виду «свободное предпринимательство». Я подразумеваю свободу индивида иметь свои собственные мысли и жить своей собственной жизнью, думать и жить так, как он желает; свободу семей решать как они хотят жить, что они хотят есть на завтрак и обед, как им проводить свободное время; свободу индивида развивать свои идеи и учить этим идеям других людей, если он считает, что эти идеи имеют ценность для окружающих; свободу каждой местной общины решать, как построить образование детей, как должен проходить этот локальный процесс и кто должен быть его местным руководителем; свободу человека выбирать род своих занятий; и свободу каждого вести собственный бизнес так, как он считает нужным, до тех пор, пока это не нарушает прав других на аналогичное занятие.»

Как мы увидим в следующей главе, Тафт также был противником ненужных войн и неконституционного их проведения по решению президента.

Это и есть республиканская традиция, к которой я принадлежу.

На ранних стадиях моей президентской кампании люди начали описывать мои обращения и намерения как «революцию». В некотором смысле это революция и есть, хотя и мирная. В стране, в которой политические дебаты ограничены настолько как в нашей, вопрос о том, нужны ли нам войска в 130 странах мира и не будет ли лучше неинтервенционистская политика, которую рекомендовали наши Отцы-Основатели и вправду звучит революционно. Революционно спрашивать и о том, хороша ли для нас все нарастающая концентрация власти в Вашингтоне. Революционно поднимать фундаментальные проблемы частной неприкосновенности, мер полицейского государства, налогообложения, социальной политики и бессчетное множество других.

Такая революция, впрочем, не абсолютно нова. Это мирное продолжение Американской Революции и принципов Отцов-Основателей: свободы, самоуправления, Конституции и неинтервенционистской внешней политики. Это то, чему они учили нас и то, что мы сейчас защищаем.

Я никогда не был заинтересован в написании специальной книги под президентскую кампанию, так как такие книги имеют (заслуженно) очень короткую жизнь. Но идеи, которые я продвигаю, и которые нашли такой мощный отклик среди американцев – это идеи, которые скрывают и которыми пренебрегают вследствие того, что они не умещаются в рамки тривиальных вопросов, которыми я открыл данную главу. Эта книга – возможность выдвинуть на первый план и изложить систематически то, что просто невозможно сделать в рамках публичных выступлений и президентских дебатов.

Революция, которую мои сторонники хотят провести, продолжится еще надолго после моего ухода из политики. Эта книга - моя попытка дать им долгосрочный манифест, базирующийся на идеях, а также, возможно, краткосрочное руководство к действию.

В то же время, я также описываю то, какой должна быть политическая программа преемника Джорджа Буша, если он хочет сделать поворот к свободному обществу. Наша страна движется к беспрецедентному финансовому кризису именно потому, что наша свобода задавать вопросы так ограничена нашим политическим и медийным истэблишментом. Независимо от того, хотят или нет политики их слышать, никогда ранее не было более важным начать задавать важные и фундаментальные вопросы. «В любом случае», - писал Бертран Рассел, - «никогда не вредно поставить вопросительный знак около тех утверждений, которые мы долго принимали на веру». Я не имею привычки цитировать Рассела, но когда в американской истории это утверждение было более правильным?


Глава 2. Внешняя политика Отцов-Основателей

Наши Отцы-Основатели дали нам отличные наставления по внешней политике. Томас Джефферсон в своей первой инаугурационной речи призвал к “миру, коммерции и честной дружбе со всеми народами, без выборочных альянсов”. Джордж Вашингтон несколькими годами раньше поднимал эту же тему в своем прощальном послании. “Гармоничные, свободные отношения со всеми нациями целесообразны с политической, человеческой и экономической точки зрения”, - утверждал он. “И даже наша торговая политика должна строиться на равной и справедливой основе, а не получении или предоставлении исключительных привилегий и преференций”. Вашингтон добавляет:

«Наилучшим правилом поведения на мировой арене будет расширение наших торговых отношений и поддержание как можно меньшей их связи с политическими. ... Зачем бросать свою землю ради чужой? Зачем переплетать нашу судьбу с судьбой любой части Европы, связывая наш мир и процветание с сетями европейских амбиций, соперничества, интересов, шуток или капризов?»

К сожалению, мы прожили прошедшее столетие презрев этот мудрый совет. Если советы Отцов-Основателей вообще изучаются, они отвергаются на основании того, что мы живем в другое время. Такой же банальный аргумент можно тогда применить и вообще ко всем принципам, которые дали нам Основатели. Не следует ли нам отменить Первую Поправку потому что времена изменились? Как насчет отмены всего остального, Билля о правах? Наивно и лицемерно отменять основополагающие принципы только потому, что они мешают сегодняшней безрассудной политике. Принципы, закрепленные в Конституции не меняются. Скорее наоборот, сегодняшний более сложный мир просто вопиет о моральной оправданности антиинтервенционистской внешней политики.

Легко отрицать антиинтервенционистскую точку зрения как старомодную прихоть людей, живших в менее сложном мире, но не так-то просто обосновать, как наша текущая политика служит каким-либо национальным интересам вообще. Вполне возможно, что честное исследование американского интервенционизма в ХХ столетии, от Кореи и Вьетнама до Косово и Ближнего Востока покажет, что Отцы-Основатели предвидели гораздо больше, чем нам кажется.

Любой, кто защищает антиинтервенционистскую внешнюю политику должен быть готов к тому, что его заклеймят изоляционистом. Но я, например, никогда не был изоляционистом. Я выступаю за вещи, которые очень далеки от изоляционизма: дипломатию, свободную торговлю и свободу передвижения. Настоящие изоляционисты – это те, кто устанавливают санкции и эмбарго на страны и народы по всему миру из-за несогласия с внутренней и внешней политикой их лидеров. Настоящие изоляционисты – это те, кто выбирают силовой путь насаждения демократии вместо поиска дипломатических решений, убеждения и воздействия собственным позитивным примером. Настоящие изоляционисты – это те, кто изолируют свою страну, настраивая против нее мировое общественное мнение, проповедуя бессмысленную агрессию и войну, которые не имеют ничего общего с легитимной концепцией национальной безопасности.

Что интересно, Джордж Буш во время президентской кампании 2000 года озвучивал некоторые из этих мыслей. В то время многие республиканцы устали от военных интервенций Билла Клинтона и вмешательств во внутренние дела других государств и желали остановить это. Достаточно напомнить, что Буш говорил о скромной внешней политике, отказе от национального строительства и роли “мирового полицейского”. В 1999 году губернатор Буш говорил: “Пусть американская внешняя политика отражает американский характер. Скромность настоящей силы. Умеренность настоящего величия”. В дебатах с вице-президентом Элом Гором в следующем году Буш сказал: “Я не уверен, что роль США в том, чтобы идти по миру и говорить “Вот так должно быть” ... Я думаю, что если мы хотим, чтобы на нас перестали смотреть как на “злых американцев”, мы должны идти по миру и говорить: “Мы делаем это так, смотрите на нас и делайте также”.

Буш также отрицал национальное строительство. «Наша миссия в Сомали начиналась как гуманитарная, но пошла по пути превращения в нациостроительную», - говорил он. «И вот именно на этом месте миссия пошла по неправильному пути. Она изменилась. И как результат нашему народу пришлось заплатить дорогую цену. И я думаю, что наши войска не должны использоваться для того, что называют национальным строительством». Он добавляет: «Я думаю, что мы должны только убеждать людей, живущих на территории [самим] строить свои нации. Может быть, я что-то здесь упускаю – но мы, что, собираемся иметь что-то вроде ‘национальностроительных войск’?»

И, наконец, в обсуждении восприятия США другими странами Буш сказал: «Если мы будем высокомерной нацией, они будут на нас обижаться. Если мы будем скромной нацией, но сильной, они будут нас приветствовать. Наша страна сейчас одинока в мире в терминах силы и именно поэтому мы должны быть скромными». Мы должны быть «гордыми и уверенными в наших ценностях, но умеренными в отношении к нациям, которые провозглашают сейчас желание идти собственным путем».

Другими словами, президент Буш провозглашал и победил благодаря внешней политике, сильно отличающейся от той, которую, как мы говорили, должны поддерживать республиканцы. И, конечно же, мы все видим, что произошло потом. На предварительных выборах 2008 года один из лидирующих республиканских кандидатов зашел так далеко от исходной платформы Буша, что заявил национальное строительство в качестве одной из стандартных функций американской армии.

Некоторые американцы могут знать предостережение Джона Квинси Адамса, гласящее, что Америка не должна выходить за свои границы для того, чтобы найти чудовище, которое нужно уничтожить. Но его отношение выходит далеко за рамки этой часто цитируемой максимы. Во-первых, Адамс считал, что в защиту Америки нечего будет сказать, если никто не сможет обнаружить, что полезного она сделала для всего мира:

«Что, если мудрые и образованные философы будущего мира … обратятся к своим сердцам с вопросом, что Америка сделала полезного для всего человеческого рода? Пусть наш ответ будет таким: народ Америки с той же страстью, с какой доказывал свое существование как нации, провозглашал всему миру непоколебимость прав человека и необходимость только законных оснований формирования правительства. Америка среди множества наций, после ее признания ими, всегда безвариантно, хотя часто и бесплодно, протягивала каждой из них руку честной дружбы, равенства свобод и доброго паритета. Она постоянно говорила им, хотя часто они были невнимательными и высокомерными слушателями, на языке равенства свобод, равенства перед законом и равных прав; она на протяжении более чем половины столетия доказывая и обретая свою собственную независимость без единого исключения уважала независимость других наций; она воздерживалась от вмешательства в дела других стран, даже если конфликт возникал вокруг принципов, которых она придерживается».

Адамс затем описывает принципы внешней политики Американской республики:

«Там, где распускаются цветы свободы и независимости, там будут сердца всей Америки, там будет ее благословение и ее молитвы. Но она не должна выходить за свои границы в поисках чудовища, которое нужно уничтожить. Она искренне желает свободы и независимости для всех. Но она защищает и воюет только за свои собственные. Она проводит в жизнь эти идеалы, вызывая сочувствие и благоприятное восприятие собственного примера. Она отлично понимает, что, единожды выступив под чужим знаменем, будь оно даже знаменем чьей-то независимости, она перейдет точку возврата и погрязнет в войнах и интригах, индивидуальных интересах, зависти и амбициях, которые лишь рядятся в цвета свободы и прикрываются стандартами свободы. Фундаментальные максимы ее политики незаметно повернутся от свободы к силе. ... Она может даже стать диктатором мира, но при этом навсегда утеряет собственный дух». ...

Это не был «изоляционизм». Это было элегантным изложением простого здравого смысла и принципов, которые в то время принимались как данность почти всеми.

В том же контексте Генри Клэй просто повторял мудрые суждения Джорджа Вашингтона, но не давал права голоса изоляционизму, когда предупреждал сограждан: «Политикой, которой мы придерживаемся с дней Вашингтона ... мы достигли большего для дела свободы, чем достигли бы любые армии; мы показали другим нациям путь к величию и счастью. ... И еще больше получили их для себя ... приверженность свободе, которая определила нашу миролюбивую политику и позволила избежать участия в европейских войнах, мы должны поддерживать как прожектор, ярко горящий на западном побережье [Атлантики – прим. перев.] и дающий свет всем народам, а не рисковать ей среди руин, разрушенных или разрушающихся республик в Европе». Поэтому мы должны действовать примером, а не силой, поддерживать модель, которой остальные народы захотят следовать. Мы никому не принесем пользы своим банкротством.

Ричард Кобден был политиком, который в 19 веке выступал против всех внешних интервенций своего правительства. В те дни люди куда лучше понимали философию антиинтервенционизма и никто не оказался столь глуп, чтобы называть Кобдена изоляционистом. Вместо этого он вполне заслуженно приобрел репутацию интернационалиста.

Многие обвиняют антиинтервенционистов в недостаточной амбициозности за то, что они не хотят признавать “национальное величие” - как будто бы величие нации может быть измерено чем-либо кроме добродетели его народа и качеством его социальных институтов. Этим критикам нужно бы иметь смелость упрекать в этом и Отцов-Основателей, но они не осмеливаются. Им, наверное, понравится, если я скажу, что нынешний правящий класс, несомненно, наделен историческим гением, а Джефферсон, Вашингтон и Мэдисон были непроходимыми дураками.

То, что говорили нам Отцы-Основатели по поводу внешней политики, стало более важным, но еще более игнорируемым после ужасных террористических атак 11 сентября 2001.

В недели, следующие за этим роковым днем, большинство американцев следило за поиском и наказанием организаторов теракта. Это было достаточно осмысленно. Я лично голосовал за то, чтобы проследить за Аль-Каедой в Афганистане. Но люди стали интересоваться, почему мы были атакованы – и, конечно же, не потому, что они хотели простить террористов, но из естественного интереса к тому, что так разозлило этих людей. Поиск мотивов – это не поиск оправданий; криминалисты всегда ищут мотивы преступления, но никто не обвиняет их в том, что они хотят оправдать убийства.

Семью годами позже, тем не менее, наш политический класс все еще отказывается говорить о чем-либо серьезном, продолжая бередить раны и заниматься пропагандой. Остальной мир поражен этим отказом говорить откровенно о реальной ситуации. А ведь от этого может зависеть наша безопасность.

Один из людей, с которыми нам надо было бы посоветоваться, если мы хотим понять, кто желает нам зла – это Майкл Шойер, который был шефом отдела по Осаме бен Ладену контртеррористического центра ЦРУ в конце 90х годов. Шойер – консерватор и противник абортов, который никогда не голосовал за Демократическую партию. И он отказывается верить официальной точке зрения, гласящей, что террористические атаки на Америку не имеют отношения к политике по отношению к исламскому миру. “Фактически, - говорит он, эти атаки имеют - “прямое отношение к тому, что мы делаем”. Некоторые люди просто не слушают таких доводов или притворяются, что их не понимают, опошляя это высказывание, ссылками на то, что Шойер “обвиняет Америку” в террористических атаках. Однако Шойер, абсолютно недвусмысленно пишет, что все участники террористических атак на американцев должны нещадно караться за свои акты варварства. Его точка зрения очень проста: наивно, более того – утопично, ожидать, что люди не будут возмущены и не возжелают мести, когда наше правительство бомбит их, поддерживает полицейские режимы в их государствах и накладывает на их родные страны убийственные санкции. Эта месть в различных формах, которую ЦРУ называет “отдача” - непредусмотренное следствие военных интервенций.

Очевидно, что вина все равно лежит на тех, кто организует теракты, независимо от их мотивации. Вопрос, который я задаю вместе с Шойером – это не вопрос о том, кто несет моральную ответственность за терроризм – только дурак может возлагать ее на кого-либо кроме самих террористов. Вопрос, который мы задаем, отнюдь не дурацкий, а, напротив, очень серьезный: если наша гиперинтервенционистская политика с большой вероятностью дает нам такую “отдачу”, нужна ли нам такая внешняя политика? Оно реально того стоит? Основной акцент нашей критики, другими словами, состоит в том, что внешняя политика правительство ставит под угрозу американский народ и делает его более уязвимым для атак, чем было бы в других случаях. Это и есть вопрос, который мы хотим поставить перед американским народом.

Интервенционистская политика, которая дает террористическую “отдачу” реализуется обеими партиями. К примеру, госсекретарь Билла Клинтона, Мадлен Олбрайт, в передаче “60 минут” сказала, что смерть полумиллиона иракских детей в результате санкций в 90х годах “того стоит”. Кто может быть таким наивным, настолько оторванным от реальности, чтобы думать, что высказывания вроде этого – которые, можете быть уверенными, слышит весь арабский мир – не вызовут ответной реакции? Если американцы теряют членов семьи и друзей, разве они не ведут охоту за злоумышленниками и не удовлетворяются до тех пор пока они (злоумышленники) не будут наказаны? Вопрос риторический. Так почему же мы не должны ожидать, что другие люди не захотят мести за такую нашу политику? Я ни разу не получил ответа на это простой и очевидный вопрос.

Это не означает, что американцы плохие люди и что они виновны в терроризме – такие ложные аргументы приписывают нам сторонники интервенционизма чтобы запутать вопрос и демонизировать оппонентов. Это означает только то, что действие порождает противодействие и что американцы должны быть к этому готовы, если их правительство продолжит интервенционистскую политику. В 2000 году я писал: “Цену в терминах потери свобод, а также неоправданной опасности терроризма сложно определить, но со временем всем станет очевидно, что внешний интервенционизм не приносит выгод гражданам Америки, а является угрозой нашим свободам”. Я и сейчас готов подписаться под каждым словом.

Тем, кто говорит, что террористы мотивированы ненавистью к западным либеральным ценностям или моральному разложению американской культуры, Шойер напоминает, что иранский аятолла Хомейни в течение десятилетия пытался поднять антизападный джихад точно на такой основе. И это ни к чему не привело. Обращения же Бен Ладена кажутся множеству людей такими притягательными потому, что они носят сугубо оборонительный характер. Бен Ладен, говорит Шойер, “ушел от полного отрицания западных ценностей”, сфокусировавшись вместо этого на “простейших утверждениях о том, что существует широкий заговор против мусульман”.

Сторонники Бен Ладена обращают внимание на то, что, как вновь и вновь ими повторяется, наше правительство поддерживает непопулярные режимы на Ближнем Востоке, держит войска на Аравийском полуострове, поддерживает активность правительств, которые жестко обращаются с мусульманским населением (как, например, в России), а так же, как они верят, питает пристрастие к Израилю. Дело не в том, что мы должны согласиться с этими аргументами, а в том, что это важно для понимания, что именно заставляет такое большое число людей собираться под знамена Бен Ладена. Мало кто оставил бы свои мирные занятия и семью и обратился к насилию на основе пустой идеологии; существуют реальные обиды, иногда подкрепленные идеологией, которые заставляют столь многих людей действовать.

На пресс-конференции, которую я проводил в Национальном Пресс-клубе в мае 2007, Шойер сказал репортерам: Единственная вещь, которая удерживает в целости шаткую коалицию, которую собрал Осама Бен Ладен – это общая для всех мусульман ненависть к влиянию внешней политики США. ... Они все объединены ненавистью к внешней политике США. В той степени, в которой мы изменим эту политику в своих интересах, в той они будут больше и больше фокусироваться на внутренних проблемах”. Это не то, что говорит большинство телекомментаторов, но мало кто лучше разбирается в обращениях Бен Ладена, чем Шойер, один из лучших в стране экспертов по этому человеку.

Филипп Джиральди, другой консерватор и бывший эксперт ЦРУ по терроризму, добавляет, что “каждый, кто имеет представление о том, что происходило в последние десять лет, поймут, что существует несомненная причинно-следственная связь между политической программой Аль-Каеды и обидой. Обидой на то, что “мы находимся здесь”. Простой факт состоит в том, что “из нашего присутствия на Ближнем Востоке существуют следствия и, если мы хотим решать проблему терроризма, нам нужно обращать на это пристальное внимание”.

Даже заместитель министра обороны Пол Вулфовиц понимает, что внешние интервенции могут иметь непредсказуемые последствия, и что американское присутствие на Ближнем Востоке привело к враждебности против нашей страны. 29 мая 2003, агентство Рейтер сообщило: «Вулфовиц привел и другую причину для вторжения [в Ирак] «почти незаметную, но крайне важную» - а именно, то, что свержение Саддама позволит США вывести войска из Саудовской Аравии, где они уже долгое время являются основным раздражающим фактором для Аль-Каеды». Вкратце аргументация Вулфовица состоит в том, что одним из мотивов террористической атаки 11 сентября было недовольство нахождением американских войск на Аравийском полуострове. Заметим снова, ни Вулфовиц, ни я никогда не говорили и не подразумевали, что Америка получит удар именно 11 сентября, или что атаки морально оправданы или какой-либо подобной ерунды. Точка зрения проста: покуда наше правительство вмешивается в дела по всему миру, всегда существует вероятность, что оно-таки разворошит осиное гнездо; таким образом, правительство подрывает безопасность американского народа. Это очевидно. Но едва ли кто-либо в нашем правительстве осмелится сказать американскому народу правду о провале нашей внешней политики.

«Отдача» ни сложна для понимания, ни неожиданна для консерваторов и либертарианцев, так как они часто рассматривают под этим углом внутренние программы, которые, будучи благими по намерениям, часто ведут к неожиданным и непредсказуемым последствиям. Мы может дать волю воображению, насколько значительнее и непредсказуемее могут быть последствия внешних интервенций.

Классическим примером «отдачи» может быть свержение премьер-министра Ирана Мухаммада Моссадеха в 1953 году. Американская и британская разведки, действуя совместно, добились свержения популярного и законно избранного правительства Моссадеха, заменив его политически удобным, но репрессивным шахом. Несколькими годами позже революционное правительство Ирана захватило американских заложников и удерживало их в течение 444 дней. Здесь есть связь – и не потому, что последователи радикального Ислама считали, что от светского правительства Моссадеха будет много пользы, а потому, что для простых людей неприятно вмешательство во внутренние дела их государства.

Когда дело доходило до террористов-смертников, я всегда, как и многие другие, считал, что их движущим мотивом является исламский фундаментализм. Обещание вечного рая как награды за убийство неверных, вроде бы объясняет их действия. Однако мировой эксперт по суицидальному терроризму заставил меня переосмыслить этот внешне правдоподобный ответ. Роберт Пэйп из Чикагского университета для своей книги "Умирая чтобы победить: стратегическая логика суицидального терроризма", собрал базу данных по 462 случаям атак террористов-смертников за период с 1980 по 2004. Одним из выводов, к которым он пришел, является то, что религиозные верования имеют куда меньшее мотивирующее значение, чем мы привыкли думать. Мировым лидером суицидального терроризма является светское марксистское движение «Тигры Тамила» на Шри-Ланке. Самые крупные фундаменталистские исламские государства не были ответственны ни за один суицидальный теракт. Ни один из них не исходил из Ирана или Судана.

Решающий вывод таков: наиболее сильной мотивацией, по Пэйпу, были не религиозные соображения, а страсть «заставить современные демократии удалить военные силы с территорий, которые террористы считают своими родными землями. В период между 1995 и 2004 годами две трети всех террористических атак Аль-Каеды пришли из стран, где размещены американские войска. Хотя вероятность появления террористов из стран, где ваххабиты (радикальные исламисты) занимают сильные позиции вдвое больше, чем обычно, она вдесятеро больше для стран, где размещены американские войска. До вторжения США в Ирак в 2003 году, в этой стране ни разу не было суицидальных террористических атак. Между 1982 и 1986 годами в Ливане был совершен 41 суицидальный теракт. После вывода войск США, Франции и Израиля из страны ни одного теракта больше не произошло. По мнению Пэйпа причина прекращения терактов была в том, что сторонники Осамы Бен Ладена по всему миру больше не смогли завербовать добровольцев вне зависимости от их религиозных убеждений.

Пэйп в результате своих обширных исследований пришел к уверенности, что чем дольше будет длиться оккупация мусульманских территорий, тем выше шансы у США на продолжение атак, подобных 11 сентября.

Многие американцы не знают, что в начале двадцатого столетия наша страна имела отличную репутацию на Ближнем Востоке - части мира, которая, как нам сейчас говорят, ненавидит нас независимо от того, что мы делаем. Да, теперь после десятилетий вмешательства, наше правительство ненавидят на Ближнем Востоке и во всем мире в такой степени, какой я не видел за всю свою жизнь. И это не делает нашу жизнь безопаснее.

Безусловно, всегда будут существовать те, кто желает нам зла безотносительно к внешней политике, которую мы проводим. Но тем, кто набирают единоверцев-добровольцев для проведения политики насилия по отношению к американскому народу, будет куда сложнее делать это, если им не на что будет указать как на материальные факты в оправдание своих взглядов. Эти материальные факты составляют у Бен Ладена специальный список обид, которые привели столь многих под его знамена. Вполне предсказуемо, что набор в Аль-Каеду многократно вырос после вторжения в Ирак.

Война в Ираке была одной из наименее обоснованных, плохо спланированных, и просто необязательных военных конфликтов в американской истории и я возражал против ее начала. Но об этом начале я начал говорить не в 2002 или 2003 годах. Еще в 1997 и 1998, сразу после моего возвращения в Конгресс после дюжины лет медицинской практики, я возражал против действий администрации Клинтона, которые, как мне виделось, ведут нас к войне с Ираком. Исходные точки нашей последующей политики были заданы именно в это время. Те же голоса, которые требовали от администрации Клинтона атаковать Ирак, позже стали требовать от администрации Буша атаковать Ирак, эксплуатируя трагедию 11 сентября для того, чтобы реализовать свои давнишние планы захвата этой страны Америкой. В ход пошли любые обоснования: «оружие массового поражения», слабость режима Саддама (вопрос, который никак не беспокоил большинство этих политиков в 1980е, когда они поддерживали его режим), связи с Аль-Каедой и все что угодно еще. Пока их ближневосточные амбиции не удовлетворены, их не волнует, как это будет преподнесено народу.

По всем стандартам - конституционным, финансовым, национальной безопасности – я не вижу ничего полезного во вторжении в Ирак. Любой серьезный эксперт по Ближнему Востоку мог бы сказать нам (если бы мы хотели его услышать), что Ирак не имеет значительного отношения к терроризму. (Во время войны в Персидском заливе в 1991 году Осама Бен Ладен предлагал, если необходимо, быть проводником армий, защищающих Саудовскую Аравию от Саддама). Ирак не атаковал нас и деятели нашего правительства, включая Кондолизу Райс и Колина Пауэлла, говорили о том, что Саддам надежно изолирован и не представляет ни для кого угрозы. Политический режим Саддама не был исламистским и за изменения в этом вопросе мы можем быть благодарны только войне.

Некоторые апологеты войны до сих пор пытаются доказать, что оружие массового поражения действительно было, или что Саддам был действительно связан с Аль-Каедой, но я не понимаю, почему они сейчас об этом беспокоятся. Администрация давно отказалась от этих утверждений.

Среди всего этого важно не забывать о моральных сторонах войны и тех столетиях, в течение которых христианские, а затем и светские мыслители пытаются ограничить и сократить распространение войн. Больше чем тысячу лет существует доктрина и христианское определение справедливой войны. Эта традиция начинается с четвертого столетия нашей эры, от Амвросия Медиоланского и Блаженного Августина, но приобрела зрелость у Фомы Аквинского и поздних схоластиков, таких как Франциско де Виториа и Франциско Суареса. Требования к справедливости войны разнятся от комментатора к комментатору, но у всех, кто писал на этот предмет, есть несколько общих принципов. Война в Ираке даже близко не удовлетворяет им.

Во-первых, должен присутствовать акт агрессии, в ответ на который начинается справедливая война. Но против США не было никакого акта агрессии. Мы находимся в 6000 миль от Ирака. Пустые разговоры о беспилотных самолетах, которые могут нанести по нам удар, мягко говоря, не слишком убедительны.

Во-вторых, не были исчерпаны возможности дипломатического решения. Их, в общем-то, никто и не попытался применить.

Традиционный критерий справедливой войны также требует, чтобы решение о войне принимало лицо, облеченное должными полномочиями. По Конституции США должных полномочий не имеет ни президент, ни ООН. Решение может принять только Конгресс – но Конгресс вопреки Конституции делегировал это право президенту.

Я слышал, что Саддам совершил реальный акт агрессии против США: он стрелял по нашим самолетам. Эти американские самолеты проводили мониторинг зон запрещенных для полетов над Ираком. Эти зоны, как говорили, установлены резолюцией ООН №688, которая предписывает нациям способствовать мирному урегулированию между курдскими и шиитскими областями. Однако резолюция в действительности не говорит ничего о зонах запрещения полетов и ничего о бомбежках Ирака.

То, что Саддам за 12 лет потерял все свои самолеты, в то время как наши самолеты сделали десятки тысяч вылетов, показывает абсолютную слабость его как врага: нищую нацию Третьего Мира, которая испытывает недостаток военно-воздушных сил, войск ПВО и флота. И это было представлено нам как величайшая угроза, требующая немедленного вмешательства. Этот бред – оскорбление для нашего интеллекта, заставляющий остальной мир сомневаться в нашей вменяемости.

И пропаганда продолжается по сей день. В республиканских президентских дебатах после обвинения в изоляционизме - (честно, ну неужели разница между антиинтервенционизмом и изоляционизмом действительно так трудноуловима?) – Мне с мудрым видом сказали, что тот курс, который я рекомендую по отношению к Ираку схож с политикой «умиротворения» Гитлера! Конечно, все мы уже наслушались бредовой политической пропаганды, особенно во время президентских дебатов, но это реально выходит за все возможные пределы! Неужели американский народ может поверить, что если он не поддержит вторжение и оккупацию полностью парализованной страны Третьего Мира, он будет похож на тех, кто обеспечивал комфорт и помощь Гитлеру? Неужели этот кандидат и правда так низко оценивает интеллект американского народа?

Как, в конце концов, Гитлер изначально пришел к власти? Он сделал себе имя денонсировав Версальские соглашения, которые определяли условия мира для Германии по итогам Первой Мировой Войны. В то время и позже многие эксперты описывали эти соглашения как жестокие и односторонние. (И действительно, эти соглашения не были похожи на обычные послевоенные: после наполеоновских войн, последнего континентального конфликта до Первой Мировой войны, Венский конгресс выставил побежденной Франции разумные требования и всего через несколько лет полностью принял ее обратно в сообщество наций). Гитлер апеллировал именно к этому чувству несправедливости части германского народа: доколе, спрашивал он, мы будем позволять относиться к себе как к нации третьего сорта?

Теперь давайте вспомним решение президента Вудро Вильсона о вступлении США в Первую Мировую войну (уровень общественной поддержки решения Вильсона, вероятно, был определен массированной пропагандистской кампанией, не имевшей прецедентов в американской истории, когда правительству удалось перевернуть общественное мнение). Война в Европе зашла в тупик в основном из-за вмешательства Вильсона. Благодаря этой интервенции Союзники не только победили, но и оказались в силах навязать побежденной Германии карательные Версальские соглашения. Я вовсе не намереваюсь сказать, как говорят многие историки, что решение Вильсона о вступлении в войну непредумышленно дало импульс гитлеровской политике жесткого национализма, вследствие того, что заключенные в результате победы соглашения косвенно помогли Гитлеру оказаться в центре внимания. Гитлер якобы мог иначе остаться неизвестным. Германский президент Поль фон Гинденбург говорил, что видел в нем потенциально хорошего министра почты.

Неужели Вильсон хотел этого исхода? Неужели он намеревался дать Гитлеру и его партии превосходную стратегию для политического продвижения? Конечно, нет. Но получилось именно так, и вот нам отличный пример непредсказуемых последствий внешней интервенции и того, что, свергая плохое правительство, мы можем получить вместо него не лучшее правительство, а худшее.

Но даже после этого ни либертарианцы, ни традиционные консерваторы, к которым принадлежу я, не испытывают неуважения к утопическим попыткам Вильсона. Мэйнстрим левого движения его дней был сильно разочарован результатом, так как надеялся на более справедливый мир, а по-настоящему прогрессивные деятели, такие как Роберт ла Фоллетт, Рэндольф Борн и Джейн Аддамс выступали против войны с самого начала. Поэтому небольшое количество неоконсерваторов и сейчас остается защитниками Вильсона. Но вряд ли можно вообразить лучший исторический урок, чем этот.

Война в Ираке иногда приписывается инициативе консерваторов или либералов. Это неверно. Сторонники войны и империи – выходцы из обеих партий, их хватает и среди консерваторов и среди либералов. «Свободные СМИ» поддержали войну в Ираке с энтузиазмов и их вовлеченность в механическое повторение официальной линии привело к отрицанию любых критических мнений, которые у них были. Американские СМИ настолько вопиюще увлеклись нарушением своего долга во время иракской войны, что одна из групп наблюдателей объявила награду в 1000 долларов за указание на репортера, который задаст администрации хотя бы один провокационный вопрос по поводу предвоенных разведданных. Хилари Клинтон была яростной сторонницей войны. Вслед за довыборами 2006 года большинство демократов в Конгрессе вновь прискорбно выставили себя пародией на оппозиционную партию, продолжив финансировать войну и отказываясь от каких-либо решительных действий.

Большую часть 2006 и 2007 годов все выглядело, как будто мы смотрим зацикленную киноленту: пропаганда и лозунги, многократно повторяемые СМИ, угрожающие вовлечь нас в новую войну.

Затем ситуация изменилась. В декабре 2007 в документах Национальной Разведывательной Оценки, подготавливаемой аппаратом шестнадцати разведывательных агентств США, прозвучал вывод, о том, что Иран свернул свою ядерную программу в 2003 году и не возобновлял ее. До самого момента как был опубликован этот документ, наши так называемые “свободные СМИ” подобострастно служили некритическими рупорами военной пропаганды администрации, готовя прикрытие для нового дорогого и необязательного конфликта. “Это никогда не повторится”, - уверяли нас репортеры и сочинители передовиц после фиаско в Ираке. Не прошло и десяти минут, как они вернулись к своему обычному сговору с политическим истэблишментом.

Я всегда говорил, что Иран не представляет непосредственной ядерной угрозы для нас или своих соседей и теперь сообщество разведчиков подтвердило эту точку зрения – точку зрения, о которой любой, кто читает не только американские газеты, достаточно информирован для того, чтобы принять как данность. Риторика администрации, с другой стороны, пытается создать впечатление, что ничего не изменилось. Впрочем, с их стороны действительно ничего не изменилось, так как они, очевидно, имели доступ к этому документу уже несколько месяцев, до его публикации в начале декабря.

Неуклюжие попытки администрации закрыть глаза на эту новую информацию натыкаются на логические и риторические проблемы. Поначалу официальные лица попытались дискредитировать доклад, несмотря на то, что он является одной из наиболее исчерпывающих докладов разведки на этот предмет, опирающимся более чем на тысячу источников. Затем они заявили, что Иран прекратил ядерную программу в 2003 году – и этот факт, взятый из доклада, который они объявили ошибочным, якобы доказывает, что военное давление США работает, так как Иран прекратил ядерную программу после вторжения в Ирак. Поэтому правительство должно усиливать давление путем наложения следующего уровня санкций. Россия и Китай не «купились» на этот “анализ” и наши изоляционисты в Вашингтоне снова оставили Америку в полном одиночестве на мировой сцене.

Как и от Ирака, от Ирана пытаются добиться логически невозможного трюка, доказывающего негатив. Иран подразумевается виновным, пока не докажет свою правоту, потому что очевидных доказательств обвинения не предъявлено. Все еще не очевидно, что Иран – участник Договора о нераспространении ядерного оружия, когда-либо нарушал его условия – условия, разрешающие Ирану использовать ядерную энергию в мирных целях. США не могут в единоличном порядке изменить условия этого договора, а наложение санкций без веской причины является нечестным и недальновидным с дипломатической точки зрения. Иран, между прочим, может заметить закономерность: если страна обретает ядерное оружие, ее оставляют в покое, и даже субсидируют. Если же ядерного оружия нет, то стране постоянно угрожают войной. При такой внешней политике, какая страна не захочет иметь ядерное оружие? Но даже при всем этом нет никаких признаков того, что Иран имеет ядерное оружие или может его получить в ближайшем будущем, даже если немедленно возобновит свою ядерную программу.

Однако пока влиятельным частным интересам выгодна война, в ход пойдут любые предлоги, и даже информация Национальной Разведывательной Оценки не гарантирует, что наше правительство перестанет тянуть руки к Ирану. В конце лета 2007, когда для правительства стало очевидным, что доказательства наличия ядерного оружия у Ирана найти не удастся, президент Буш подписал исполнительный приказ, обозначающий 125-тысячный элитный Корпус Стражей Революции «террористической» группой, тем самым, создавая новый предлог для нападения на Иран. Однако гораздо меньшее число американцев воспринимает это как обоснование для войны. Доклад разведывательных служб не отменил полностью возможность войны, но, как минимум, затруднил ее продвижение общественному мнению.

Неоконсерваторы – ложные консерваторы, которые ввергли нас в хаос Ирака и подталкивают к тяжелой войне с Ираном – продолжают занимать высокие посты. Это мне непонятно. Все прогнозы, которые они сделали относительно разгрома Ирака – как например, то, что это будет легкая победа, что издержки будут компенсированы нефтяными доходами, что религиозные мотивы сопротивления будут слабы – все эти прогнозы полностью опровергнуты реальными событиями. И эти люди до сих пор получают места в главных газетах страны и на телевизионных ток-шоу. Вместо того, что бы быть покрытыми позором, как этого требует здравый смысл, они до сих пор считаются мудрецами, каковыми, очевидно, не являются. Мне припоминается Джордж Оруэлл, с его «модернизированным человеком, который думает лозунгами, а говорит заголовками».

Между тем, где внимание к тем, кто поддерживал антиинтервенционистскую внешнюю политику? С этими людьми мы бы избежали иракского провала. Америка была бы на триллионы богаче, иракское общество не лежало бы в руинах, бесчисленные американцы и иракцы были бы все еще живы. Позиция антиинтервенционистов полностью оправдалась. И, тем не менее, они теперь не занимают высоких постов в администрации, которые должны были покинуть те, кому они были дарованы истэблишментом и кто оказалась кругом неправ и несет ответственность за резню и разрушение, которые уничтожили наше доброе имя во всем мире и изолировали нас больше чем когда бы то ни было. Но антиинтервенционистов в администрации почти нет.

Хотя вы никогда не узнаете этого из американских газет и телевизионных ток-шоу, те, кто поддерживают антиинтервенционистскую политику Отцов-Основателей занимают видное место в истории Республиканской партии, консервативного и либертарианского движений. Так называемые «старые правые» или «подлинные правые», противостояли идее «большого правительства», считая интервенционизм вне и внутри страны двумя сторонами одной монеты. Они считают «большое правительство» не более компетентным в делах внешней политики, чем оно показало себя в делах политики внутренней. В обоих случаях это одно и то же учреждение, с одними и теми же людьми, оперирующими одинаковыми мотивами.

Недавняя статья в консервативном журнале «Современная эпоха» (Modern Age), основанном в 1957 году Расселом Кирком, иллюстрирует эту точку зрения. Феликс Морли, например, был одним из основателей старейшего консервативного еженедельника в Америке «Общественные события» (Human Events). В 1957 году он написал статью под названием «Американская республика или Американская империя». В ней Морли предупреждал: «Мы пытаемся заставить федеративную республику выполнять функции империи без честного признания того, что все наши традиционные институты специально приспособлены для предотвращения централизации власти. ... В какой-то момент, тем не менее, этот фундаментальный конфликт между нашими институтами и нашей политикой должен будет разрешиться».

В «Свободе и федерализме» Морли процитировал Адольфа Гитлера: «сильное национальное правительство может значительно вторгаться в свободу индивидов, равно как и в свободу других государств и брать на себя ответственность за это без ослабления имперской идеи только в том случае, если каждый гражданин осознает, что такие меры – это средства сделать нацию сильнее.» Морли затем тщательно разъясняет, что имел в виду Гитлер:

«Другими словами, проблема имперского строительства в высшей степени мистична. Она должна как-то поощрять впечатление, что человек велик в той степени, в какой великой является его нация; что германец как таковой превосходит бельгийца как такового; англичанин превосходит ирландца; американец превосходит мексиканца: просто потому, что страны, названные в парах первыми сравнительно сильнее, чем вторые. И люди, которые не имеют индивидуальных достоинств, рады принимать это вредную чушь, потому что она дает им чувство значимости без приложения каких-либо собственных усилий».

Феномен, описанный Морли, и далее не удалось исключить из идеологии республиканского правительства, члены которого чужды нам, так как выросли в условиях военного противостояния.

Рассел Кирк был одним из главных основоположников американского консерватизма и его книга “Консервативное мышление” стала одним из наиболее его ярких текстов. Он также весьма подозрительно относился к милитаризму: критиковал высокие военные расходу, выступал против войны во Вьетнаме, хотя и в частном порядке. К 1990 годам он стал выраженным противником военных интервенций правительства и был убежден, что таким образом Америка наживает себе ненужных врагов. “Президенты Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и Линдон Джонсон были ярыми сторонниками американского доминирования в мире”, сказал он в своем выступлении в исследовательском центре “Фонд Наследие” (Heritage Foundation) в 1991 году. “Теперь Джордж Буш [старший], похоже, собирается превзойти этих выдающихся демократов. ... В целом республиканцы на протяжении всего двадцатого столетия были сторонниками благоразумия и сдержанности в ведении внешней политики”.

Что касается войн “за демократию”, Кирк – оставаясь традиционным республиканцем, которым всегда был – едва ли воспринимал эту идею серьезно. “Мы что собираемся полностью разбомбить большую часть Африки и Азии из-за справедливости, свободы и демократии?” - интересовался Кирк. “И даже завершив это, как мы можем быть уверенными, что взамен людоедов, которых мы стерли с лица земли к власти не придут еще большие нечестивцы? Как, вспомните, это случилось в Конго три десятка лет назад или сейчас в Заире, который однажды назвали Бельгийским Конго, где мы рьяно возводили к власти диктатора Мобуту, который оказался более кровавым, чем Саддам. Или мы забыли Кастро на Кубе?”

В книге “Политические принципы Роберта А. Тафта”, которую он написал в соавторстве с Джеймсом МакКлелланом, Кирк отмечал антипатию Тафта к войне. (Роберт Тафт был выдающимся “старым правым” в Сенате 1940х и 1950х). “Война, осознавал Тафт, была врагом конституции, свободы, экономической безопасности и традиционного уклада. ... Хотя он и не был убежденным пацифистом, он настаивал, что до применения военной силы должны быть исчерпаны абсолютно все альтернативные возможности. Война сделает президента США фактическим диктатором, снизит конституционные права Конгресса, ограничит гражданские свободы, повредит традиционной уверенности в своих силах и самообладанию американского народа, подорвет частную и общественную мораль.”. Он продолжает:

«Предубеждение Тафта по отношению к войне было столь же сильно, как и его неприязнь к имперским идеям. Так же как римляне построили империю в припадке безумия, он опасался, что Америка может обрести имперскую силу с лучшими намерениями – и худшими последствиями. Он предвидел жестокую возможность размещения американских гарнизонов в отдаленных уголках мира, широкое влияние военного истэблишмента, фанатичный “демократизм”, проводимый во имя американского образа жизни, пренебрежения внутренними делами в погоне за мировой мощью, растрате ресурсов Америки на бессмысленные наднациональные структуры, разложение свободы внутри страны в той степени, в какой Америка предполагает править миром: Тафт не раз употребляет термин “государство-гарнизон”. США в роли управляющего заокеанскими территориями не вдохновляла, а американская Конституция не дает возможности для широкомасштабного и длительного имперского управления. В стремлении излечить мир от всех его болезней, американцы могут вместо этого скатиться к тягостному имперскому доминированию и разложению».

Ричард Вивер, еще один важный деятель в истории консерватизма и, возможно, наиболее известный из-за своей книги “Идеи имеют последствия”, возражал против атомной бомбардировки Японии, и с презрением относился к Теодору Рузвельту, который желал “распирать, угрожать и запугивать наших слабейших соседей”. Вивер опубликовал выдающееся эссе об антиморальности тотальной войны в своей книге “Видение порядка”, доказывая, что “из многих вещей, напоминающих нам, что дух цивилизованности иссякает, ни одна не дает более глубокого предупреждения, чем тотальная война”.

Консервативный социолог Роберт Нисбет напоминал своим слушателям, что война носит революционный, а не консервативный характер. Он также предупреждал, что в условиях войны социалистические предложения часто становятся законами страны.

Взгляды трех названных деятелей – Кирка, Вивера и Нисбета – имеют важную общую точку. Одно из крупнейших и уважаемых исследований американского консерватизма – книга Джорджа Нэша “Консервативное движение в США с 1945 года” называет трех этих мыслителей наиболее значимыми фигурами среди тех, кого называют традиционными консерваторами. Это означает, что три наиболее крупных мыслителя послевоенного периода были в той или иной степени милитаристами. Ни один из них не был пацифистом, но все они верили, что война – это нечто настолько материально и морально катастрофическое , что однозначно должно рассматриваться только как последнее средство. И с тех пор как Рэндольф Борн сказал, что “война это здоровье нации”, они также осознавали и внутренние негативные эффекты войны – такие как налоги, государственный долг, потерю свобод и ослабление Конституции.

Как в эту картину вписывается Израиль, с которым США долгое время поддерживали специальные отношения? Я не вижу, почему дружба не может продолжаться. Я за установление с Израилем той самой честной дружбы, которую Джефферсон и Отцы-Основатели призывали нас установить со всеми народами. Но это также означает отсутствие специальных привилегий, таких как внешняя помощь – это позиция, которую я считаю необходимо занимать в двусторонних отношениях также и со всеми остальными странами. Это означает и то, что я выступаю против помощи правительствам, являющимся настоящими или потенциальными врагами Израиля, которые вместе взятые получают американской помощи много больше, чем получает Израиль. Оказание помощи обеим сторонам очевидно заставляет простых израильтян и американских евреев сделать вывод, что Америка в этой игре лицемерно страхует свои ставки.

Я выступаю против международной помощи по причинам, которые я детализирую в одной из следующих глав. Международная помощь не просто аморальна вследствие того, что подразумевает насильственное перераспределение благосостояния; она еще и приводит к обратным результатам пока продолжается поток бесплатных благ. Внешняя помощь была просто бедствием для стран Африки, приводя к откладыванию серьезных экономических реформ и порождая расточительство и бездеятельность. Более того, когда выделенная помощь тратится на приобретение товаров, произведенных американскими корпорациями, это и вовсе форма поддержания корпоративного благосостояния, которую я категорически отвергаю.

Только те, кто очень поверхностно относится к Израилю может действительно радоваться, что он продолжает получать американскую помощь более чем на 2 млрд. долларов в год. В отсутствие таких грантов Израиль был бы вынужден строить более свободную экономику, тем самым, принося своему народу большее благосостояние и приобретая большую уверенность в своих силах. Внешняя помощь только замедляет полезные реформы, те реформы, которые каждый настоящий благожелатель Израиля хотел бы там увидеть. К примеру, Институт стратегических и политических исследований в Иерусалиме доказывает, что «внешняя помощь – это главное препятствие экономической свободы в Израиле». Ни для кого не является секретом, что военная промышленность Израиля неэффективна и крайне забюрократизирована – и эти недостатки постоянная американская помощь только укрепляет. Зачем проводить трудные реформы, если миллиарды помощи будут получены вне зависимости от того, что делается?

Наше правительство также оказывает Израилю медвежью услугу, ограничивая его суверенитет. Израиль ищет одобрения Америки на военную акцию, которую он считает необходимой, он консультируется с Америкой по поводу собственных границ, и даже ищет поддержки Америки в переговорах о мире со своими соседями – которую не всегда получает. Это должно быть остановлено. Имея арсенал более чем в сто ядерных боеголовок Израиль более чем способен постоять за себя в войне с любым врагом. Израиль должен сам отвечать за свою судьбу.

Перед лицом людских издержек войны – тысячи американских военнослужащих убиты, десятки тысяч ранены – подсчет материальных затрат несколько блекнет. Но мы и не говорим о нескольких миллиардах долларов, затраченных туда или сюда. Цена нашей внешней политики столь высока, что она может привести нас к национальному банкротству.

Когда я говорю «банкротство» я не имею в виду, что федеральное правительство прекратит выписывать чеки и тратить деньги. Федеральное правительство так скоро не выйдет из бизнеса. Я имею в виду то, что эти чеки и деньги не смогут ничего купить, так как доллар как валюта будет уничтожен.

Немногие американцы осознают, как дорого им обходится внешняя политика. Ларри Линдсей, главный экономический советник администрации Буша, удивил Белый Дом, когда предупредил со страниц «Уолл-стрит джорнэл», что Иракская война может обойтись в 100-200 млрд. долларов. Возмутительно, ответили официальные лица. Развитие событий, однако, показало, что Линдсей оказался оптимистом. В начале 2006 года Линда Билмс из Гарварда и Джозеф Стиглиц из Колумбии оценили долгосрочные последствия войны, включая расходы на уход за изувеченными солдатами, в 2 триллиона долларов. К концу года они же говорили, что и цифра в 2 триллиона слишком мала.

И бюджет подрывает не только иракская война – его подрывает наше заокеанское военное присутствие в целом. Мы достигли уровня военных расходов в 1 триллион долларов в год. Один триллион долларов. предполагаемый бюджет одного Пентагона составляет на 2008 год 623 млрд. долларов. «Что примечательно в военном бюджете этого года», - пишет один военный аналитик, - «это то, что бы достигли максимального бюджета со времен Второй Мировой войны, но мы-то в данный момент не участвуем во Второй Мировой войне...»

И так же, как увеличение внутренних правительственных трат редко приводит к росту их эффективности, я сильно сомневаюсь, что значительная часть наших военных расходов действительно ведет к повышению национальной безопасности. Америка была бы куда сильнее и куда безопаснее, если бы наше правительство проводило антиинтервенционистскую внешнюю политику и положило конец межнациональному напряжению. И не только потому, что внешнеполитическим вмешательством мы наживаем себе врагов – это-то как раз очевидно. Гораздо больший вред приносят огромные расходы человеческих ресурсов, техники и средств на чрезмерно раздутое заокеанское присутствие. Эти ресурсы пригодились бы для непосредственной защиты США. Наши войска растянуты слишком тонкой пленкой по всему миру более чем на 700 военных базах, задействованы в национальном строительстве, за которое республиканцы не так давно критиковали Билла Клинтона.

Мы держали войска в Корее более пяти с половиной десятилетий и почти столько же в Европе и Японии. Сколько лет должно пройти, чтобы мы удовлетворились? Американское присутствие в этих местах позиционировалось как временное, до исчезновения военной угрозы, которая была причиной их появления там. Милтон Фридман был прав – нет ничего более постоянного, чем «временная» правительственная программа.

С государственным долгом в 9 триллионов, 50-триллионными обязательствами по правительственным программам и долларом в свободном падении, как долго мы еще сможем позволять себе эти ненужное и непозволительное расточительство?

В то время как наше правительство увеличивает дефицит бюджета для финансирования своих заокеанских интересов, отрывая средства от собственной экономики, другие страны, такие как Китай, заполняют ниши, развивая свои торговые связи. Я никогда не понимал разговоров о нашем военном присутствии как о «стратегическом резерве западной цивилизации». Лучшим индикатором нашей цивилизации всегда был авторитет во внешней торговле. Мы должны считать, что лучшая мера американского величия исходит из свободной и мирной торговли, а не из демонстрации нашей военной мощи.

Сейчас большим шагом вперед станет простое обсуждение внешней политики, которая сейчас проводится, и которой (с небольшими различиями) придерживается истэблишмент обеих наших главных партий. Один писатель очень метко назвал это «дискуссией, которой мы никогда не увидим». Несмотря на то, что многие американцы против продолжения внешней экспансии «большого правительства», антиинтервенционизм никогда не предлагался им как вариант выбора. Так называемые «дебаты» между экспертами, которые они видят по телевизору или читают в газетах, умышленно ограничивают пределы обсуждения минимально значимыми вопросами. Дебаты всегда идут в терминах того, какую интервенционистскую политику правительству нужно проводить. Возможность того, что мы должны избегать истощения своих ресурсов в бесконечном внешнем вмешательстве даже не обсуждается. Ей-богу, какие могут быть дебаты, если все спорящие стороны согласны с тем, что Америке нужны войска в 130 странах?

Это может быть похоже на дебаты, которые раньше дозволялись в газете «Правда», но в свободном обществе мы вправе ожидать более здравого обмена идеями!

Если мы будем обсуждать эти проблемы, некоторые американцы могут решить, что повышенный риск терроризма – это разумная цена, которую они готовы платить за интервенционистскую внешнюю политику правительства. Другие осознают, что интервенционизм разоряет нас и делает нашу жизнь менее безопасной. К чему бы оно не привело, мы должны иметь возможность это обсуждать. И в результате таких дебатов, делает вывод Майкл Шойер, американцы «могут решить, что существующий статус-кво во внешней политике это именно то, что им нужно. Но если даже так, то они должны делать выбор с открытыми глазами и знать, что их ждет длительный период войн, чрезвычайно кровавых и разорительных войн».

Между тем, отсутствие дебатов имеет катастрофические последствия для нашей республики. Джеймс Бамфорд считает, что лидеры Аль-Каеды надеялись втянуть нас в этакий «Вьетнам в пустыне» - ненормально дорогую войну, которая бы истощала наши ресурсы и помогала бы им вербовать местное население на войну с нами. И это у них получилось. Издержки войны измеряются триллионами. Доллар коллапсирует. Все больше становится террористов. В соотвствии с результатами исследования Центра глобальных исследований и международных отношений в Герцлии (Израиль), подавляющая часть тех, кто сейчас сражается с международными силами – это иракские граждане, которые ранее никогда не имели отношения к терроризму, но были радикализированы американским присутствием в Ираке – второй по значимости священной области Ислама.

Если вкратце, то террористы играют с нами как кошка с мышкой. Своей ненужной и неспровоцированной атакой на Ирак мы добились только того, что они хотели.

Американцы имеют право на защиту от внешних атак, и это не пустое заявление. Но эта защита очень мало похожа на развязывание превентивных войн против стран, которые не атаковали и не могли атаковать нас, у которых почти нет морских и воздушных войск, и чей военный бюджет составляет доли процента нашего. Политика свержение и дестабилизации любого режима, который не нравится нашему правительству - это не политика вообще, если конечно нашей целью не является международный хаос и обнищание американского народа.

Пришло время провести коренной пересмотр нашей политики интервенционизма, оккупации и национального строительства. Это в наших национальных интересах и в интересах всего мира. Это послание волнует не только американцев в целом, но и военных США: во втором квартале 2007 года наша кампания позволила собрать больше пожертвований от действующих и отставных военных, чем кампания любого другого республиканского кандидата, а в третьем квартале – больше чем любой из остальных кандидатов от всех партий. В четвертом квартале мы собрали пожертвований от военных больше чем все республиканские кандидаты вместе взятые. Наш призыв популярен, он базируется на американской безопасности, финансовом здоровье и здравом смысле.


Глава 3. Конституция

Хотя писанные законы «могут нарушаться в моменты волнения или заблуждений», - писал Томас Джефферсон в 1802 году, «по сию пору они предоставляют нам текст, вокруг которого ответственные люди могут вновь собраться и объединить народ».

Сложно сказать, прошло ли потрясение и дезориентация от 11 сентября. Я, тем не менее, верю, что достаточно американцев уже могут посмотреть трезвым взглядом на то, чем мы позволили нашей стране стать с того ужасного дня, что Конституция вновь может быть документом, вокруг которого люди могут сплотиться и объединиться.

В ранней американской истории Конституция часто упоминалась в политических дебатах. Люди хотели знать, а политики должны были объяснить, как те или иные схемы, которые они обсуждают в Конгрессе, сочетаются с Конституцией. В двадцать первом столетии, напротив, Конституция стала чем-то вроде слона в посудной лавке, которого все стараются не замечать.

Исполнительная власть, к примеру, давно уже вышла далеко за рамки, которые представляли себе творцы Конституции. Один из механизмов, усиливших ее, это исполнительный приказ, которым президент может получить столько власти, сколько Конституция никогда и не намеревалась ему давать. Исполнительный приказ это директива, которую издает исключительно президент, не согласовывая ее с Конгрессом. Этот приказ может нести легитимные функции. С его помощью президенты могут выполнять свои конституционные обязанности, к примеру, отдавая директивы подчиненным. Но они также могут быть соблазном для амбициозных президентов (я не слишком тонко намекаю?), так как они не могут удержаться от попыток использовать их вместо формальных законов, добиться принятия которых они не могут. Тем самым, президент может обойти нормальный, конституционный законодательный процесс.

Исполнительные приказы в девятнадцатом столетии были редкостью; для президента издание даже нескольких дюжин было чем-то «из ряда вон». Теодор Рузвельт, первый президент, пробывший у власти в двадцатом веке полный срок, издал их более тысячи. Его дальний родственник Франклин Рузвельт выпустил их более трех тысяч. Исполнительные указы продолжили служить потенциальным оружием в арсенале президента.

Конгресс иногда подыгрывал президентам в злоупотреблении исполнительными указами, как давая постфактум санкцию президенту на уже совершенное действие, так и игнорируя вместе с ним злоупотребления властью. Последний случай возникал тогда, когда конгрессмены были согласны с решением президента, но не хотели быть к нему официально причастными (например, из-за того, что оно противоречило партийной доктрине или было политически непопулярным). Исполнительными приказами президенты могут посылать наши войска на необъявленные войны, уничтожать промышленность или проводить беспрецедентные изменения социальной политики. И эти действия остаются неизвестными публике, так как происходят за дверями Овального кабинета, вводятся без уведомления и выполняются скрытно. Это пародия на нашу конституционную систему и любой президент, достойный своей должности, должен избегать использования исполнительных приказов, за исключением случаев, когда он может доказать, что его действия конституционны или опираются на статутное право.

Другое злоупотребление, особенно опасное еще и тем, что оно неизвестно большинству американцев, включает использование так называемого президентского заявления при подписании закона. Когда президент подписывает законопроект, тем самым превращая его в закон, он может сопровождать его напутственным заявлением, которое не обязательно оглашается на церемонии подписания, но в обязательном порядке включается в закон. Эта практика не нова, но она почти всегда носила сугубо церемониальный характер: выразить благодарность сторонникам, подчеркнуть значимость законодательства или иных чисто риторических целей.

Администрация Буша напротив, очень часто использовала заявление при подписании как способ для выражения направленности, в которой президент считает нужным интерпретировать некоторые положения закона (а его интерпретация очень часто противоречит изначальным намерениям Конгресса), или даже для выражения четкого пожелания не применять спорные положения вовсе. Не всегда легко определить, где именно президент совершает эти опасные действия, так как они часто проводятся в областях, в которых Белый дом прикрывается туманом секретности – внешней политике или нарушений личной неприкосновенности. В 2005, тем не менее, Комитет по подотчетности правительственного аппарата (Government Accountability Office) представил грубую оценку того, как часто соблюдаются пожелания президента не применять положения закона: в одной трети из девятнадцати исследованных дел, положения “забракованные” президентом не применялись. Профессор права Джонатан Терли выразился жестко: “Такое использование заявления при подписании делает президента единоличным правителем”.

Таким способом администрация Буша поставила под вопрос больше положений законов, чем любая другая администрация президента в американской истории. Если бы Билл Клинтон сделал такое, мы бы обсуждали это до сих пор. Сегодня лишь некоторые республиканцы достаточно мужественны или принципиальны для того, чтобы возражать против такого очевидного злоупотребления властью. (Среди них Брюс Фейн, заместитель министра юстиции в администрации Рейгана, и бывший конгрессмен Боб Фарр.)

Повторюсь, американский президент должен приносить клятву никогда не использовать заявление при подписании закона как альтернативный и нелегитимный источник законодательной власти, а американский народ и Конгресс должны удерживать его от этого.

Я опишу всплеск интереса к Конституции в контексте Билля о правах и войны с террором в другой части книги. В этой части я не могу уделить этому больше внимания. Тем не менее, американцы должны помнить, что Конституция разработана не только для того, чтобы просто запрещать правительству нарушать права, которые позже появились в Билле о правах. Она также предназначалась для ограничения федеральной власти в целом. Перечисление прав Конгресса содержится в статье 1 разделе 8. По нормам обычного права такой список является исчерпывающим и закрытым.

Согласно Десятой поправке, все властные полномочия, не делегированные впрямую штатами федеральному правительству (статья 1, раздел 8) и не запрещенные штатам Конституцией (статья 1, раздел 10), зарезервированы за штатами или за американским народом. Томас Джефферсон утверждал, что этот принцип – главная основа нашей Конституции. Этот принцип гарантировал, что опыт Америки, терпевшей британское господство, никогда не повторится, и что политические решения будут приниматься местными законодателями, а не далеким центральным правительством, которое штатам сложно, если не невозможно контролировать.

Подход Джефферсона к Конституции – для которого, как он твердо верил, достаточно иметь средние способности и не нужно быть мудрецом в черной тоге – был предельно прост. Если предлагаемый федеральный закон не входит в список властных полномочий Конгресса, перечисленных в статье 1, разделе 8, то вне зависимости от того, каким притягательным он кажется, он должен быть отвергнут на основе Конституции. Если закон настолько мудр или притягателен, то не должно быть проблем с соответствующим изменением Конституции. И в соответствии с мнением Джефферсона, мы должны насколько возможно держать в уме исходные намерения тех, кто создавал и ратифицировал Конституцию: «По любому вопросу истолкования мысленно вернитесь во время, когда создавалась Конституция, почувствуйте дух, выраженный в дебатах и, вместо того, чтобы пытаться выжать из текста значения или изыскать противоречие, постарайтесь согласовываться с тем значением, которое текст имел при принятии».

«Наша особенная безопасность состоит во владении письменной Конституцией», - наставлял нас Джефферсон. «Так давайте не будем истолкованиями делать из нее чистый лист.» Иными словами, Джефферсон опасался, что мы позволим правительству интерпретировать Конституцию так широко, что нами будет управлять чистый лист, на котором можно написать все что угодно. Конституционные ограничения, наложенные на федеральную власть должны восприниматься серьезно, если мы хотим сохранить свободное общество. Всегда будет существовать сильный соблазн позволить федеральному правительству делать что-то, что многие люди хотят, но что не дозволено Конституцией. Так как процесс внесения поправок весьма длителен, появится следующий соблазн: просто применить незаконную власть без изменения Конституции. Но тогда какой вообще смысл в ее существовании?

Это правда, что Джефферсон, будучи знаменитым экзегетом конституции, сам не присутствовал на Конституционном Конвенте. Но идеи Джефферсона не были только его идеями: они содержались во множестве мнений, высказанных при ратификации такими значимыми и при этом различными фигурами как Эдмунд Рэндольф, Джордж Николас и Патрик Генри - не говоря уже о Джоне Тэйлоре из Каролины, наверное, наиболее плодовитом политическом памфлетисте 1790х. Джефферсон лишь озвучил эту куда более широкую традиции, когда высказал свои строго конструкционистские взгляды.

«Доверие – всегда предок деспотизма», - говорил Джефферсон в 1798. «Свободное правительство основывается на острой бдительности, а не доверии. … В вопросах власти нам не следует более доверять человеку - во избежание злоупотребления нам следует сковать его цепями Конституции». Около четверти века предупреждение Джефферсона было слышно: «Что является главным принципом нашей Конституции – доверие и свобода выбора или ЖЕСТКОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ?».

Я иногда слышу то возражение, что некоторые положения Конституции дают федеральному правительству большие полномочия, чем перечислено в статье 1 разделе 8. В этой связи часто цитируется положение «общее благосостояние», хотя часто выдвигаются и столь же нечестные интерпретации межштатной торговли и пункта о «необходимых и надлежащих» законах. Я уже замечал, что по нормам обычного права списки подобные приведенному в статье 1 разделе 8 являются исчерпывающими и закрытыми – и это положение опровергает идею о том, что квалификационные фразы наподобие «общего благосостояния» могут придать открытый характер списку полномочий. Доводы творцов Конституции также не допускают двойного толкования. Джеймс Мэдисон писал: «Если Конгресс сможет делать то, что могут сделать деньги и будет продвигать общее благосостояние, правительство более не будет ограничено, владея перечисленными правами, но обретая неограниченные полномочия благодаря специальным исключениям». Ближе к концу своей жизни он писал: «Что касается слов «общее благосостояние», я всегда считал их ограниченными детализацией полномочий, связанных с ними. Трактовка их в литературном и неограниченном смысле будет превращением Конституции в сборник доказательств, которые не предполагались ее создателями». И, конечно, как писал Мэдисон в другом месте, если правительству действительно вверялись неограниченная власть во имя «общего благосостояния», какой смысл был перечислять конкретные полномочия в статье 1 разделе 8, если неограниченная власть их все равно включает?

В качестве типичного ответа на этот аргумент, если он вообще возникает, предлагается то, что Александр Гамильтон имел другие взгляды на пункт об «общем благосостоянии». Конечно, имел, но что это доказывает? Гамильтон вообще высказывал взгляды серьезно отличные от других делегатов Конституционного Конвента. Он был также и непоследователен во взглядах, говоря одно до принятия Конституции и другое после. В своем «Докладе к промышленникам» в 1791 он отрицал, что финансовые полномочия Конгресса ограничены списком статьи 1 раздела 8, распространяясь на широкий класс областей, где он хотел бы видеть правительственное финансирование – как раз тех областях, где он отрицал юрисдикцию федерального правительства, когда писал эссе «Федералист» №17 и №34 несколькими годами раньше.

Патрик Генри поднял в точности этот вопрос при обсуждении ратификации Конституции в Вирджинии: не будет ли «общее благосостояние» опасной открытой фразой, которая позволит федеральному правительству делать все что тому заблагорассудится, прикрываясь тем, что все эти меры направлены на «общее благосостояние»? Сторонники Конституции Дале Генри определенный ответ: нет, «общее благосостояние» не может иметь такой расширительной трактовки.

Но неужели наша Конституция не является «живым» документом, эволюционирующим вслед за пресловутыми меняющимися временами? Нет и тысячу раз нет! Если мы чувствуем необходимость изменить Конституцию, мы вольны вносить в нее поправки. В 1817 году Джеймс Мэдисон напомнил Конгрессу, что создатели Конституции «предусмотрели [в Конституции] надежный и практичный режим улучшения ее с помощью накопленного опыта» - ссылаясь, таким образом, на процедуру внесения поправок. Но это не то, чего хотят сторонники так называемой «живой» Конституции. Они выступают за систему, при которой федеральное правительство, и, в частности, федеральные суды, вольны – даже в отсутствие каких-либо поправок – интерпретировать конституцию в ином ключе, чем те, кто ее создавал и кто голосовал за ее ратификацию.

Оставляя в стороне предполагаемую проблему точного определения того, что создатели имели в виду в том или ином положении – если уж сторонники «живой» Конституции считают, что Конституция должна эволюционировать, должны быть готовы сформулировать исходное намерение как отправную точку. Если народ согласился с данным конкретным пониманием Конституции и в течение следующих лет не предпринял никаких официальных действий к его пересмотру, меняющему его исходное понимание (как, например, внесения поправок в соответствии с накопленным знанием), по какому праву может правительство в одностороннем порядке менять условия своего договора с народом, интерпретируя его слова как значащие что-то отличное от того, что изначально говорилось американскому народу?

«Живая» Конституция – это вещь, которую любое правительство получило бы с невероятным удовольствием – представьте себе, что люди начинают жаловаться на нарушение конституционных прав, а суды с подсказки правительства объясняют людям, что они, дескать, просто неправильно поняли: Конституция за прошедшее время просто эволюционировала. Это как в «Скотном дворе» Оруэлла: «животные не должны спать в кровати» становится «животные не должны спать в кровати с простынями», «животные не должны потреблять алкоголь» мигрирует в «животные не должны потреблять алкоголь сверх меры», а «ни одно животное не должно убивать другое животное» меняется на «ни одно животное не должно убивать другое животное без причины».

Именно поэтому по этому вопросу я полностью согласен с историком Кевином Гуцманом, который говорит, что те, кто хотят «живой» Конституции в результате получат мертвую, потому что она не сможет защищать нас от произвола правительства.

За свою политическую жизнь я заработал прозвище «Доктор нет», из-за своих прежних занятий медициной в сочетании с последовательным нежеланием голосовать за предложение, с которым не согласен, даже если при этом я оставался один против всего Конгресса. (Я действительно оказывался единственным на весь Конгресс голосом «против» чаще, чем все остальные конгрессмены, взятые вместе.) На самом деле, я не держусь за это прозвище, не воспримите меня как противника всего и вся, голосующего «против» ради собственного удовольствия. Поданные мной голоса «против», как и все остальные мои голоса в Конгрессе – следствие того, что при голосовании я думаю лишь о том, чтобы сказать «да» свободе и Конституции.

Конституция может многое нам сказать и по поводу внешней политики, если, конечно мы готовы слушать. Более половины столетия две основные партии сделали все, чтобы ее игнорировать, особенно когда речь шла об инициировании военных действий. Обе партии разрешили президенту использовать власть, от которой творцы Конституции надеялись его отлучить. И с тех пор, как обе партии презрели конституционное разделение военных полномочий между президентом и конгрессом, ни один – за редкими исключениями – не призвал восстановить равновесие.

Отцы-основатели не хотели, чтобы американский президент напоминал английского короля, от которого они отделились лишь несколькими годами ранее. Даже Александр Гамильтон, известный своими симпатиями к британской модели, на страницах «Федералистских эссе» указывал на критические различия между королем и президентом в представлении, основанном на Конституции:

«Президент – главнокомандующий армией и флотом США. В этом смысле его власть номинально такова же, как власть короля Великобритании, но на самом деле она гораздо меньше. Она не представляет собой ничего более, чем главное командование и руководство военными и морскими силами, как главного генерала и адмирала Конфедерации, в то время как власть британского короля простирается и на то, чтобы объявлять войну, а также, подъем и упорядочивание флотов и армий – полномочия, которые по Конституции регулируются законодательно».

Какое бы основание вы не выбрали – историческое или конституционное, вердикт очевиден: Конгрессу даны права объявлять войну, а президент, в свою очередь, должен вести войну после объявления. Это правило скрупулезно соблюдалось на протяжении всей американской истории вплоть до 1950 года и Корейской войны. Во всем коротком списке объявленных войн Конгресс, тем не менее, поддерживал конфликт законным образом. Все исключения из этого списка были столь незначительны, что вряд ли заслуживают упоминания.

Корейская война была важным переломным моментом в захвате президентом власти над военной политикой. Президент Гарри Трумэн послал американцев через полмира безо всякого намека на одобрение Конгрессом. Согласно Трумэну одобрение со стороны ООН было вполне достаточным и сделало согласие Конгресса необязательным (Кроме того, что эта идея опасна, она просто-напросто ложна: Статья 43 устава ООН гласит, что одобрение ООН применения силы должно быть одобрено правительством каждой нации «в соответствие с их собственными конституционными процессами». Этот принцип был подтвержден в США в дебатах по поводу Акта об участии в ООН в 1945). Трумэн кроме того заявил, что конституционные полномочия главнокомандующего дают ему право втравливать Америку в войну по собственной инициативе.

Трумэновская интерпретация Конституции была полностью несостоятельна. Ничто в американской истории не говорит в ее пользу: ни Конституционный Конвент, ни ратификационные конвенции штатов, ни “Федералистские эссе”, ни ранние судебные решения, ни даже реальная военная практика США. Даже ранние примеры того, что сейчас приводится как очевидное объявление президентом войны – действия Джона Адамса во время квази-войны с Францией и конфронтация Томаса Джефферсона с берберскими пиратами северной Африки – не указывают ни на что подобное. Оба этих мелких инцидента прошли в соответствии с постановлениями Конгресса и вердиктами Верховного Суда о недействительности президентских директив, противоречащих указанным постановлениям.

Вопреки полному отсутствию конституционных оснований, вера в то, что президент может вовлечь страну в войну собственной властью, без консультации с кем-либо, стала общим местом в воззрениях обеих партий, хотя против иракской войны и было несколько скромных возражений. Неоконсерваторы были весьма рады продвижению этого нарушения Конституции. Это, похоже, их версия “живой” Конституции.

Достаточно интересно то, что одним из главных критиков Трумэновского применения силы был сенатор Роберт А. Тафт, один из наиболее консервативных республиканцев тех дней (и который, кстати, имел прозвище “мистер республиканец”). С трибуны Сената, Тафт разоблачал аргументы и поведение Трумэна в соответствующих выражениях:

«Я требую посвятить это послеполуденное время только обсуждению вопроса присвоенной президентом власти посылать войска в любую точку мира и вовлекать нас в любую войну, а также вовлекать нас в любую войну, в которую он захочет нас вовлечь. Я призываю защитить полномочия Конгресса и указать, что Конгресс имеет власть предотвратить будущие аналогичные поползновения президента; что президент не имеет таких полномочий по Конституции и что Конгресс обязан показать наглядно свои конституционные полномочия, если не хочет потерять их».

“В конечном итоге,” Тафт приходит к тому, что

«Вопрос, который мы должны решить, включает, я думаю, не только жизненно важную свободу, но и мирное существование американского народа. ... Если во всем широком спектре вопросов внешней политики президент будет иметь произвольную и неограниченную власть, как он сейчас утверждает, тогда это станет концом свободы в США в огромной спектре внутренних дел, которые в долгосрочном аспекте затронут каждого человека в Соединенных Штатах. ... Если президент имеет неограниченную власть вовлекать нас в войны, войны более вероятны. История показывает, что ... единоличные правители во все времена были куда больше склонны к войне, чем их народы».

В ответ на различные аргументы, приведенные президентом и официальными лицами, Тафт заявил: “Я отвергаю выводы, содержащиеся в документах, представленных президентом или его администрацией, и я скажу, что если доктрина, провозглашенная в указанных документах, будет проведена в жизнь, это станет концом правления народа, потому что наши зарубежные интересы будут все больше преобладать и отнимать все больше и больше места у нормальной активности наших людей.”

В 2002 году, когда перспективы войны с Ираком становились все яснее, я предложил Конгрессу официально объявить войну Ираку, собираясь, естественно, голосовать против. Мысль состояла в том, чтобы подчеркнуть нашу конституционную ответственность за объявление войны до начала основных военных операций, вместо того, чтобы оставлять решение за президентом или принятия резолюций, которые бы делегировали президенту полномочия на военную политику. Председатель Комитета международных отношений ответил: “В Конституции есть положения, которые опровергаются событиями, опровергаются временем. Объявление войны – одно из них. Есть вещи, более не релевантные современному обществу. Мы скажем президенту – используйте свое суждение. [То, что вы предложили нам] неуместно, анахронично, оно больше не работает.”

Какое счастье, что в нашем правительстве есть люди, которые объясняют нам, какие положения Конституции они считают более не релевантными!

Так все же, авторизовал ли в конце концов Конгресс войну в Ираке? Нет, и уж точно нет, если вести речь о способах, предусмотренных Конституцией. Конгресс не имеет конституционного права делегировать президенту решения об использовании военной силы. Это решение намеренно и по понятным причинам было дано в руки законно избранным народом представителям законодательной власти.

Луис Фишер, один из ведущих экспертов по президентским военным полномочиям, описал то, что произошло следующим образом: “резолюция позволила оказать давление на Совет Безопасности ООН для направления в Ирак инспекторов для поиска оружия массового поражения. Они не нашли ничего. На тему должна ли начаться война комитет умыл руки. Принятием закона, который позволил президенту принять это решение Конгресс переложил всю ответственность с законодательной власти на исполнительную. Это именно то, против чего Отцы-основатели яростно сражались.”

Между тем, во всех этих войнах должен кто-то сражаться и это та причина, по которой военные наборы обсуждаются все больше и больше. Благодаря заокеанским амбициям столь большой части нашего политического класса, результат этих наборов может оказаться ближе, чем нам кажется. (На самом деле, у нас сейчас есть только военные наборы де-факто, что в полной мере отражается на наших войсках.) Растянув наши войска до крайней степени, где они собираются брать войска для следующего конфликта?

Воинская повинность – это тоталитарный институт, который базируется на идее, что правительство владеет индивидом и может распоряжаться им как оно того хочет. Сенатор Роберт Тафт говорил, что воинская повинность “гораздо более типичен для тоталитарных наций, чем для демократических. Он абсолютно антагонистичен принципам индивидуальной свободы, которые всегда считались частью американской демократии.” Консервативный мыслитель Рассел Кирк называл воинскую повинность “рабством”. Воинская обязанность, говорил Рональд Рейган в 1979, “исходит из того, что ваши дети принадлежат государству. ... Это предположение не ново. Нацисты тоже находили его прекрасной идеей.” В следующем году в речи, произнесенной в Луизианском университете Рейган добавил:

«Я против регистрации для службы в армии ... потому что безопасность свободы гораздо надежнее достигается как безопасность через свободу. Полностью добровольные войска базируются на историческом американском принципе добровольной готовности защищать свободу. ... Соединенные Штаты верят, что свободных людей не нужно принуждать к защите их страны или их ценностей и что принципы свободы это лучшие и единственные основания на которых может строиться защита свободы. Мое видение безопасной Америки базируется на моей вере, в то, что свобода взывает к лучшим проявлениям человеческого духа и что защита свободы может и будет проходить из любви к родной стране, любви, которая не требует принуждения. Из этой любви вырастет безопасность, потому что в конечном итоге сердце и дух свободного человека есть лучшая и самая надежная защита».

В конце 1814 года, опасаясь, что в Америке вот-вот будет введена воинская повинность, Дэниэл Вебстер произнес волнующую речь с трибуны Палаты представителей. (Вебстер много лет был членом как Конгресса, так и Сената и был руководителем аппарата Госсекретаря в ранних 1840 и 1850х.) Вера Вебстера в в сильное центральное правительство сделала его выступления против воинской повинности еще более убедительными. «Где в Конституции написано», спрашивал он, - «в какой статье или разделе содержится требование забирать детей у их родителей и родителей от их детей и заставлять из сражаться в битвах любой войны, которую развязало безрассудство или злоба правительства?» Воинская повинность несовместима как с принципами свободного общества, так и с положениями Конституции. «Делегируя Конгрессу право набирать армии», объяснял Вебстер, «народ делегировал ему все средства, которые традиционны, обычны и не противоречат свободе и безопасности людей, как таковых, но не дал ничего сверх того. ... Свободное правительство, имеющее произвольные средства управления – это противоречие; свободное правительство без соблюдения личных прав и свобод граждан – это абсурд; свободное правительство с неограниченным правом военного набора – это нелепость, наиболее возмутительная и отвратная из когда-либо приходивших человеку в голову.»

Вебстер был прав, как с моральной, так и с конституционной точки зрения. Нигде в Конституции федеральному правительству не дано право принудительно набирать граждан в армию. Право набирать армии – это не право принуждать людей к военной службе. Вебстер говорит об этом так:

«Я считаю ниже своего достоинства углубляться в цитаты и ссылки для доказательства того, что эта отвратительная доктрина не имеет оснований в Конституции страны. Достаточно знать, что наш основной закон задуман как база для свободного правительства и что власть, возражающая против него, несовместима с любым пониманием индивидуальной свободы. Попытки совместить эту доктрину с нормами Конституции – это упражнения в извращенных попытках собрать рабство из деталей свободного правительства».

Он продолжает:

«Согласно Конституции Конгресс имеет право набирать армии, Министр [обороны] утверждает, что на средства проведения военного набора не должно быть никаких ограничений, кроме установленных в явном виде в направленном ему письменном указании. Другими словами, что Конгресс может реализовывать свои полномочия любыми средствами, кроме тех, которые специально запрещены. Но общая природа и объект Конституции устанавливают жесткие ограничения на средства реализации властных полномочий и содержит множество прямых запретов. И первый принцип, применимый к данному случаю – это то, что никакие толкования, ослабляющие общую природу и характер конституционных ограничений недопустимы. Правительство, построенное на принципах свободы, должно толковать законодательные акты и каждое их положение исходя из духа основного закона. Применение средств призыва в армию, ущемляющих наши права абсурдно. И что может быть более абсурдным, чем при действующей Конституции, свято охраняющей великие принципы и достижения свободы, давать правительству неограниченное право военного призыва? А ведь именно это абсурдное предложение содержится в комментарии Министра обороны».

Более мягкие формы военного призыва, такие как обязательная «государственная служба» базируются на той же неприемлемой посылке. Молодые люди – не материал для эксплуатации политическим классом от имени модной политической, социальной или военной причуды. В свободном обществе их жизни - не игрушка в руках правительства.

Одной из наиболее дискуссионных тем в нашем обществе за последние три с половиной десятилетия – это аборты. Как врач, более того, врач-акушер, принявший более 4000 родов, я всегда особенно интересовался этой темой. Когда я изучал медицину в медицинском университете Дюка в период с 1957 по 1961 годы, этот вопрос никогда не поднимался. Во время моего обучения в ординатуре в Питтсбургском университете в середине 1960х, тем не менее, имело место широкое неповиновение законам против абортов во многих частях страны, в том числе и в моей.

Ординаторы имели право посещать различные операционные для изучения проводимых там процедур. Однажды я зашел в операционную не зная, что именно я буду наблюдать, а доктора в это время были в середине операции кесарева сечения. Это был аборт путем гистеротомии. Женщина была приближенно на шестом месяце беременности, и ребенок, которого она вынашивала, весил около килограмма. В то время доктора не были столь изощренными, иначе не скажешь, чтобы умертвить ребенка до извлечения, поэтому они извлекли его и бросили в бадью в углу комнаты. Ребенок пытался дышать, пытался плакать, но все вокруг притворялись, что его здесь нет. Я был глубоко потрясен увиденным и в тот момент понял как важна человеческая жизнь.

Я слышал аргументы в пользу аборта много раз и все они меня глубоко возмущают. Популярный академический аргумент требует от нас, чтобы мы считали плод «паразитом» в организме женщины, от которого она вправе избавиться. Но такой аргумент оправдывает и детоубийство, если его применить к уже рожденным детям – ведь новорожденный требует даже больше внимания и заботы, и в этом смысле еще более «паразитичен».

Если мы столь черствы, чтобы считать растущего ребенка в утробе матери паразитом, тогда я начинаю еще больше опасаться за будущее этой страны. Будь то война или аборты мы предпочитаем скрывать насильственную природу действий от глаз за витиеватыми словосплетениями, призванными обесценить жизнь тех кого мы считаем лишними. Погибшие гражданские лица становятся «сопутствующими потерями» и либо все вместе игнорируются, либо рационализируются согласно ленинским заветам о том, что нельзя приготовить омлет, не разбив яиц. (Апостол Павел, с другой стороны, осуждал идею того, что мы должны творить зло, чтобы добро его победило). Люди спрашивают будущую мать о том, как себя чувствует ее ребенок. Они не спрашивают ее о плоде, или куске ткани, или паразите. Но это именно то, чем становится ребенок, когда он нежелателен. В обоих случаях мы пытаемся умалить человеческую жизнь, свести ее к чему-то меньшему только потому, что мы так хотим.

После решения по делу «Рой против Вейда» в 1973, похоронившего законы об абортах по всей стране, даже некоторые сторонники абортов были сбиты с толку решением на основе конституционного закона. Джон Харт Эли писал в «Йельском правовом вестнике»: «Что пугает в деле Роя, это то, что это сверхзащищенное право не следует напрямую из языка Конституции, мыслей ее создателей об этой проблеме, общих ценностей, выводимых из положений, которые они включили или структуры управления государством». Решение, говорит он, «не исходит из конституционного закона и обязательства, которые пытаются из него вывести, не имеют почти никакого смысла».

В Конституции нигде не сказано, что федеральное правительство должно играть какую-либо роль в регулировании абортов. Кроме вечного ожидания решения Верховного Суда, которое должно быть принято в соответствии с Конституцией, американцы, сведущие в фундаментальном праве и/или заинтересованные в теме абортов, имеют, однако некоторый законодательный ресурс. Статья 3 раздел 2 Конституции дают Конгрессу полномочие лишать суды, включая Верховный, юрисдикции над широким спектром вопросов. Вследствие решения по делу Дреда Скотта 1857 года, аболиционисты потребовали лишить суды юрисдикции над делами, связанными с рабством. Суды также были лишены юрисдикции над делами о «политике Реконструкции» в 1860х годах.

Если федеральные суды отказываются следовать Конституции, Конгресс должен применить против них конституционное снадобье. Простым большинством Конгресс может лишить федеральные суды юрисдикции над делами об абортах, тем самым автоматически отменив неконституционное решение по делу Роя. С этого момента тема вернется на уровень штатов, где она по Конституции и должна находиться, ибо про апеллирование по ней к федеральным судам никогда и нигде ничего не говорилось. (Я предлагал Палате представителей сделать это в акте H.R. 300.).

Давайте, однако, вспомним, что закон имеет очень большое значение. Закон – это не то, что делает аборты возможными - аборты проводились и в 1960е вопреки закону. Суды пошли на поводу социальных и моральных изменений в обществе. Закон отражает мораль народа. В конечном счете, при наличии или отсутствии закона мораль дается нам родителями, духовенством, сохраняется в том, как мы воспитываем детей, как мы общаемся с соседями и друзьями. Тем, какой пример мы подаем, определяются изменения в культуре.

Тем, кто доказывает, что штатам нельзя позволять самостоятельно принимать решения об абортах, потому что некоторые примут неверное решение, я могу ответить, что это достойный аргумент для сторонников единого мирового правительства – как же мы можем позволять отдельным государствам принимать решения по поводу абортов, они же могут принять неправильное решение! Однако же опасность единого мирового правительства очевидна всем, несмотря на аборты.

Поэтому давайте займем конституционную позицию, которая понятна, достижима и дает хорошие результаты, избегая при этом утопической идеи о том, что зло может быть окончательно побеждено. Подход Отцов-основателей не решит все проблемы и не будет совершенным. Но тот, кто ищет в этом мире совершенства, будет, боюсь, постоянно разочаровываться.

То же относится и к молитвам в школах. Эти вопросы никогда не решались федеральными судьями. Одной из главных целей Американской революции было восстановление принципа местного самоуправления. Британцы отрицали то, что колониальные законодатели должны иметь право принимать политические решения. Колонисты, в свою очередь, настаивали, что будут подчиняться только избранным ими представителям. Это оставалось операционным принципом, как Статей Конфедерации, так и Конституции: локальные законодательные собрания имеют власть везде, кроме местностей, в которых они отказались от власти.

Мы привыкли считать нормальным то, что девять судей в Вашингтоне решают вопросы социальной политики, которые влияют на каждый округ, каждую семью и каждого индивида в Америке. Одна сторона дебатов надеется, что судьи должны принять один набор правил, другая поддерживает иной набор. Исходная посылка о том, что такая централизация нужна и другой альтернативы нет, никогда не подвергается сомнению или, во всяком случае, подвергается сомнению не так часто как должна бы. Отцы-основатели никогда не хотели сделать все округа Америки в точности одинаковыми – если этот импульс где-то и был, то он тоталитарен – или что все дискуссионные вопросы социальных ценностей должны решаться федеральными судьями. Конституционным подходом к решению всех спорных вопросов, который в явном виде не сформулирован в нашем основном законе, является принцип: пусть округа и местности управляются самостоятельно.

Отцы-основатели сильно удивились бы, каким политизированным стало наше общество, что любой вопрос, по которому расходятся мнения, становится федеральным и решается в Вашингтоне. Джефферсон предупреждал: «Когда все правительства, местные и зарубежные, будут по большим и малым поводам обращаться в Вашингтон как в центр силы, это сделает бессмысленным ограничение одними правительствами других, власть неминуемо станет коррумпированной и деспотической – как и любое правительство, на которое мы не можем влиять». Кто еще нас должен предупредить чтобы мы послушали?

Если вкратце, то как мы должны отрицать имперские интересы за рубежом, так мы должны отрицать их и внутри страны. Единообразная социальная политика, диктуемая невыборными федеральными судьями, на которых имеет влияние империалистический капитал - не та система, на которую американцы подписывались, ратифицируя Конституцию.

Некоторые люди утверждают, что доктрина прав штатов - один из центральных принципов Томаса Джефферсона - ответственна за расизм. Но расизм – это порок разума и может возникать в любом государстве независимо от того, централизована оно как гитлеровская Германия или децентрализована, как наша страна. В «Mein Kampf» Гитлер с восторгом говорит о процессе централизации власти, проходящем во всем мире, когда местному самоуправлению остается все меньше власти. Это была тенденция, которую он хотел продолжить в Германии для построения "сильного национального Рейха", в котором центральное правительство могло бы диктовать свою волю. Гитлер писал:

«Национал-социализм, в принципе, должен претендовать на право применять свои принципы на территории всей Германии без учета предыдущих федеративных границ, и продвигать свои идеи и концепции. Как церкви не обращают внимания на границы и не стеснены политическими рубежами, так и национально-социалистическая идея не будет более зажата границами земель нашего отечества. Национал-социалистическая идея – не для какой-то одной федеративной единицы – когда-нибудь она станет править германской нацией».

Ни одна форма политической организации не устойчива к жестоким злоупотреблениям, такими как законы Джима Кроу, посредством которых правительство намеревается регулировать то, как группам людей взаимодействовать друг с другом. Мирное неповиновение таким законам, которое я поддерживаю всеми фибрами души, иногда необходимо на любом уровне правления. Людям приходится использовать это как последнее средство для того, чтобы бороться с несправедливостью, где бы она не происходила.

В долгосрочном аспекте расизм может быть побежден только философией индивидуализма, которую я продвигаю всю мою жизнь. Наши права принадлежат нам не потому что мы принадлежим к какой-то группе, а потому что мы индивиды. И как индивиды мы должны уважать друг друга. Расизм - это особенно одиозная форма коллективизма, в которой индивиды оцениваются не по заслугам, а из-за принадлежности к какой-либо группе. Ничто в моей политической философии, которая строго противоположна расовому тоталитаризму, не допустит такого образа мысли. Напротив, моя философия индивидуализма - это наиболее радикальный интеллектуальный вызов расизму, который можно вообразить.

Правительство углубляет расовое мышление и подрывает индивидуализм, потому что существование расизма заставляет людей организовывать группы по расовому признаку и лоббировать групповые интересы. Это лоббирование, в свою очередь, создает враждебность и подозрительность между группами, каждая из которых верит, что ее интересы ущемлены, и она получает меньшую долю, чем другие.

Мы должны отказаться от мышления в терминах рас – да-да, в 2008 году еще нужно об этом напоминать – и понять, что свободы и процветания достойны все американцы. Как указывает Томас Сауэлл, лоббисты каждой расовой группы тратят все свое время на то, чтобы продвинуть программы, помогающие только этой группе, несмотря на то, что их группа получила бы куда больше выгод от развития экономической свободы в целом. Он приводит пример лицензионных ограничений на такси, ущемляющих права чернокожих. Но поскольку тема расизма у нас не обсуждается как таковая, расовые группы влияния не делают ничего для того, чтобы это исправить. Вот цитата из Сауэлла:

«Политически, между тем, для лидеров чернокожих гораздо больше смысла в том, чтобы бороться всеми силами за введение большего числа рабочих мест по программе CETA (Закон о расширении занятости и обучении) в гетто Филадельфии, чем бороться за отмену лицензионных ограничений в такси, даже несмотря на то, что эта последняя мера создала бы тысячи рабочих мест для чернокожих, с большей оплатой, чем на работах по программе CETA. Такие рабочие места несут в себе будущие выгоды, хотя и хуже оплачиваются. Выгоды для чернокожих – это не знак отличия лидера, даже если чернокожие получают больше выгод, чем другие путем приобретения доступа к тому, что было им ранее недоступно».

Как я буду обсуждать в главе 5, федеральная борьба с наркотиками наносит непропорциональный вред меньшинствам. Передача этого вопроса на уровень штатов была бы вполне уместна, так как штаты справились бы с этой задачей лучше и гибче, чем федеральное правительство. Люди, знакомые с моей политической программой и записью голосований, знают насколько постоянны мои политические взгляды на протяжении времени. Однако читая эту книгу они увидят серьезный сдвиг: в последние годы я отказался от поддержки смертной казни на федеральном уровне. Это слишком большая власть для федерального правительства и применяется дискриминационно: если подсудимый беден или он чернокожий, шансы получить это наказание у него значительно выше.

Мы не должны думать в терминах черных, белых, испанцев и других групп. Этот образ мысли лишь разделяет нас. Только в одном случае я одобряю мышление «мы против них» - в том случае, когда «мы» - это весь народ – а «они» - это правительство, которое лжет нам, угрожает нашим свободам и уничтожает нашу Конституцию. Это проблема не черных и белых, это проблема американцев и это та идея, на основе которой должны объединиться все расы. Это кстати, может быть той причиной, по которой наша политическая программа оказалась самой популярной из республиканских кампаний среди чернокожих граждан.

Если бы наше правительство точно выполняло Конституцию, нам бы не пришлось особенно волноваться, когда лицо, философия которого отличалась от нашей, занимало политические посты. Наша Конституция делегирует федеральному правительству сравнительно мало задач, поэтому было бы практически безразлично, кто избран. Нам не пришлось бы волноваться, что социальная политика, в которой мы разочарованы, применялась бы к нашему округу по прихоти нового президента и его судебных назначенцев или что больше денег было бы украдено из наших карманов для финансирования очередной пустой правительственной программы. И мы были бы избавлены от комедии, которую разыгрывают многочисленные индивиды и корпорации, яростно спонсируя кандидатов на политические посты, чтобы в случае их победы зацепиться за выгодные федеральные предприятия.

Я многократно предупреждал консерваторов, которые хотят дать больше власти федеральному правительству в целом или исполнительной власти в частности, что эти полномочия затем достанутся следующему, кто займет пост, и это может оказаться не тот, кто нам нравится. Я сейчас предупреждаю об этом и либералов: как бы соблазнительно не выглядела перспектива увеличить власть федерального правительства, поймите, что тем самым вы открываете ящик Пандоры. Однажды потеряв уважение к Конституции и превратно истолковав ее для того чтобы пробить какую-нибудь любимую государственную программу, мы не вправе затем удивляться, когда окажется что наши политические оппоненты, придя к власти, имеют свои мысли о том, как им интерпретировать Конституцию.

Конечно, я не утверждаю, что Конституция США совершенна и вряд ли многие станут против этого возражать. Однако наша Конституция все равно очень хороша, и она определяет и ограничивает полномочия власти. Как только мы заведем привычку игнорировать ее – или, что то же самое – вольно трактовать ее ключевые фразы так, что федеральное правительство сможет делать все что хочет, мы подвергнем себя опасности. Мы придем к ситуации, в которой находимся сегодня, и которая мало кому в Америке нравится.

Я не верю, что большинство американцев хочет дальше идти этим путем: бесконечные необъявленные войны, все больше полицейского государства и игнорирование Конституции. Но это не предопределено. Мы не обязаны жить в такой Америке. Еще не поздно объединиться вокруг идей Конституции, диктатуры закона и нашей традиционной республики.


Глава 4. Экономическая свобода

Экономическая свобода базируется на простом моральном правиле: каждый имеет право на свою жизнь и собственность и никто не имеет права лишать кого-либо этих вещей.

До определенной степени все принимают этот принцип. К примеру, если человек ворвется с оружием в дом своего соседа и, держа того на прицеле, заберет у него все деньги, его немедленно арестуют как вора, невзирая на то, какими бы бескорыстными и благородными целями он при этом ни руководствовался.

Но по каким-то причинам считается морально приемлемым, когда аналогично поступает правительство. Мы позволяем правительству действовать в соответствии с его собственными моральными правилами. Фредерик Бастиа, один из величайших политических и экономических писателей всех времен, называл это “легальным ограблением”.

Он описал три подхода к такому ограблению:

1. Немногие грабят многих.

2. Все грабят всех.

3. Никто не грабит никого.

На данный момент у нас присутствует ситуация за номером два: каждый ищет возможности использовать правительство для того, чтобы обогатиться за счет соседа. Именно поэтому Бастиа называл государство “великой фантазией, с помощью которой каждый старается жить за чужой счет”.

Вот вам радикальная идея: а что если мы будем стремиться к варианту номер три и обязуемся не обворовывать друг друга? Что если мы решим, что людям будет лучше и человечнее непосредственно взаимодействовать между собой? Что если мы перестанем делать то, что мы считаем морально недопустимым для индивидов, но полагаем вполне нормальным для государства из-за одного лишь упоминания фразы “государственная политика”?

Под легальным ограблением Бастиа имел в виду любое использование правительства для обогащения одной группы людей за счет другой притом, что такие действия считались бы незаконными, если бы на месте правительства были индивиды. Он не говорил только о программах, призванных помочь бедным. Бастиа был достаточно язвительным наблюдателем человеческой натуры, чтобы осознать, что люди всех классов всегда будут рады использовать государственный механизм, если с его помощью они смогут получить доходы вместо того, чтобы зарабатывать их честно.

Богатые более чем рады урвать себе долю добычи – к примеру, в виде субсидированных низких процентных ставок по займам (как в случае с Импортно-Экспортным банком), государственной поддержке в случаях, когда дела с их рискованными инвестициями идут плохо, схемах регулирования, которые удушают их более мелких конкурентов или затрудняют вход на рынок новых игроков. Конечно же, лидеры отрасли представят такое регулирование как преследующее общественные цели, а медиа, всегда склонные трактовать регулирование положительно, сделают все, чтобы американцы на это купились.

Простая идея, что правительство должно оставаться в стороне от ведения бизнеса и оставить дела индивидов в покое, имела огромную моральную притягательность на протяжении всей истории США. Американский поэт Уолт Уитмен предупреждал, что “не должен человек обогащаться за счет соседа. ... Пока политики в своем скудоумии, умащивают благовониями и окуривают фимиамом свои изощренные законы, одного этого простого правила ... достаточно для того, чтобы дать отправную точку для всего, что необходимо правительству; чтобы не издавать законов кроме тех, что полезны для предотвращения посягательств человека на права других людей”.

Подобным образом Уильям Леггетт, известный публицист начала XIX века, верил, что сфера влияния правительства должна быть ограничена до “разработки общих законов, однозначных и универсальных в своем применении”, для единственной цели - защиты людей и их собственности.

Правительства не имеют права вмешиваться в ведение дел индивидами, как предписывают им общие законы, не имеет права предлагать стимулы и даровать привилегии отдельно взятому классу, отрасли или группам людей – поскольку все отрасли и все люди одинаково важны для общего благосостояния и имеют равные права на защиту своих интересов.

Как только правительство полагает возможным выборочно ущемлять или поощрять различные классы в обществе, оно, в результате, становится повелителем их благосостояния и узурпирует права, которые ни один разумный человек добровольно не отдал бы своим правителям. Затем правительство становится основным регулятором доходов каждой отрасли промышленности, и отделяет благосостояние человека от результатов его собственных усилий, вместо этого давая лишь зависимость от собственных капризов. Правительство не имеет права вмешиваться в дела частного производства ни на миллиметр дальше защиты прав человека и собственности.

Используя свою власть вмешиваться в частные интересы и индивидуальные занятия граждан, правительство может для собственного удовольствия обогащать один класс и обеднять другой; может в один день потворствовать исключительно фермерам, на следующий день механикам, а на третий – промышленникам. Все они станут простыми марионетками изменчивого закона, вместо того чтобы быть независимыми гражданами, рассчитывающими на свои силы в достижении своего благополучия. Правительство в этом случае присваивает функции, которые могут принадлежать только всесильному Провидению, и претендует на роль всеобщего мерила добра и зла.

Рассмотрим один простой и тривиальный пример правительственного фаворитизма: квоты на сахар. Правительство США ограничивает количество сахара, который может быть импортирован из других стран. Это квоты делают сахар более дорогим для всех американцев, так как теперь у них меньше выбора в результате снизившейся конкуренции. Эти квоты также ухудшают конкурентную позицию тех производителей, которые используют сахар в качестве сырья для своей продукции. Это кстати, причина того, что в американских «…–колах» используется сироп вместо сахара: американский сахар, спасибо квотам, просто слишком дорог (это также причина того, что в других странах эти напитки значительно вкуснее).

Конечно, количество людей, работающих в американской сахарной индустрии очень мало по сравнению с населением Америки в целом. Как получилось, что они добились решения правительства, которое вредит такому числу их сограждан? Ответ прост: выгоды сконцентрированы, а издержки распределены на всех. Небольшая группа людей, работающих в сахарной отрасли, существенно выиграли от введения квоты. Поэтому для них выгодно нанять профессиональных лоббистов, чтобы получить и продолжать получать этот концентрированный поток выгод.

С другой стороны, поскольку издержки этой политики распределены на весь американский народ, на одного покупателя сахара или продуктов, содержащих сахар, придется лишь их небольшая часть. Для большинства людей невыгодно направлять ресурсы на то, чтобы лоббировать остановку этой программу; вряд ли для них имеет смысл даже тратить свое время на получение о ней информации. Каждый потребитель платит дополнительно пятьдесят-сто долларов в год из-за этой программы – мелочь по сравнению с тем, сколько промышленность зарабатывает на этом. Естественно, из-за такой суммы нет смысла предпринимать какие-либо усилия. Так тенденция к ограблению публики становится хуже и хуже: против концентрированных доходов, которые она приносит, трудно устоять, а распределенные издержки от каждой такой программы в отдельности слишком малы, чтобы вызывать ответную реакцию.

Умножьте этот маленький пример примерно на миллион, чтобы учесть бесчисленное множество аналогичных хищнических схем, и вы получите некоторое представление о том, что такое «легальное ограбление».

Если мы верим в свободу, мы должны также помнить и о тех, кого Уильям Грэхем Самнер называл «забытыми людьми». Забытый человек – это тот, чей труд эксплуатируется для политической благотворительности по прихоти правительства.

Тип и формула большинства схем филантропии и гуманитарной помощи такова: A и B садятся и решают, что C должен сделать для D. Ключевой проблемой такой схемы с социологической точки зрения является то, что С лишен в этом вопросе права голоса, его мнение, характер, интересы, как впрочем, и все его влияние на общество, полностью игнорируются. Так С становится забытым человеком…

Они тем самым игнорируют источник, из которого черпают всю энергию для своих проектов, а, кроме того, игнорируют всех членов общества, кроме тех, кто находится в фокусе их внимания. Всегда находясь под влиянием правительственных заблуждений и забывая, что правительство само вообще ничего не производит, они оставляют за бортом факт, который никогда не должен быть забыт в любой социологической дискуссии – тот факт, что чтобы дать кому-либо цент, государство должно отобрать этот цент у кого-то другого, как раз у того, кто этот цент заработал и сохранил, того, кто в итоге и окажется забытым человеком.

Как только правительство вовлекается в какую-либо сферу, интеллектуальная и институциональная инерция прочно его там удерживает. Люди теряют политическое воображение. Становится невозможным поверить, что этот же процесс может идти другим путем. Отказ от современной бюрократии становится немыслимым. Мифы о том, какими ужасными были прошлые времена, становятся общепринятой мудростью. Между тем, бюрократия, руководствуясь инстинктом самосохранения и увеличения своего финансирования, привлекает все возможные ресурсы для того, чтобы получить на следующий год больший бюджет вне зависимости от производительности. Фактически, чем хуже производительность, тем больше ресурсов будет, скорее всего, выделено – в прямую противоположность тому, что происходит в частном секторе экономики, где те, кто лучше удовлетворяют нужды сограждан награждаются доходами, а те, кто делает это плохо, наказываются убытками.

Возьмем для примера финансирование искусства. Некоторые американцы думают, что искусство в Америке исчезнет, если не будет Национального фонда искусства (НФИ), учреждения созданного в 1965 году. Они не могут вообразить себе, что может быть по-другому даже притом, что это уже происходит по-другому все время существования нашей страны и истории всего человечества. В то время как правительство запросило 121 миллион долларов на финансирование искусства за 2006 год, частные пожертвования на искусство составили за этот же год 2.5 миллиарда, в сравнении с которыми бюджет НФИ становится карликовым. Фонд обеспечивает лишь малую часть финансирования искусства – это факт, который мало кто осознает. В конечном счете, работает свобода, и деньги, пожертвованные добровольно, вероятнее всего, работают эффективнее, чем правительственные: НФИ не обязательно финансирует лучших артистов, а чаще тех, кто лучше умеет заполнять заявки на гранты. Я сомневаюсь, что они одновременно и лучшие артисты.

Алексис де Токвиль был весьма впечатлен, когда посетил нашу страну в XIX столетии, тем, сколько частных ассоциаций американцы образовали для достижения общественных целей. «Политические объединения, которые существуют в США, это лишь небольшая часть из огромного множества ассоциаций в этой стране» - писал он. «В любом новом начинании, во главе которого вы увидите правительство во Франции или человека высокого положения в Англии, в США вы наверняка увидите ассоциацию». Де Токвиль восхищался «редкостным умением граждан США направлять на общественные цели усилия множества индивидов и добиваться добровольного участия людей в их достижении».

Кто-то может сказать, что такой подход хорош для искусства и подобных вещей, но частные усилия не смогут заменить гигантского объема правительственных расходов на различные формы социальной поддержки. Но частная система и не должна будет заменять этот бюджет доллар на доллар. Около 70 процентов социальных бюджетов проедается бюрократией. Более того, на правительственных программах значительно легче паразитировать, и деньги, которые они распределяют, скорее станут для реципиентов вредной привычкой, чем деньги, распределяемые на более локальном уровне или через частные формы поддержки.

Почему мы ожидаем, что система, базирующаяся на легальном ограблении, как наша, дает какие-либо чистые выгоды беднейшему и среднему классу, во имя которых провозглашается так много правительственных программ? Каждая специальная преференция, на лоббирование которой тратятся сотни миллионов долларов каждый год, делает товары более дорогими, компании менее эффективными и конкурентными и экономику более застойной. Исходя из того, что получить привилегии и доходы от правительственных инициатив могут в основном политически влиятельные и имеющие хорошие связи люди, – среди которых, заметим, нет представителей среднего или бедного классов – я не понимаю, почему принимается как данность, что чистый экономический результат всего этого грабежа будет положительным для людей, стоящих на более низких ступенях социальной лестницы. И когда награбленное выплачивается путем печатания денег и раскрутки инфляции, которая (как я покажу в главе, посвященной деньгам) наиболее сильно вредит самым уязвимым слоям населения, предположение о том, что все это вмешательство помогает бедным, становится просто отвратительным фарсом.

Чтобы оценить разницу между общественным и частным управлением в терминах бюрократии и экономии издержек, рассмотрим один случай. Джон Чабб из Брукингского института однажды задался вопросом о численности бюрократического аппарата центрального офиса общественных школ Нью-Йорка. Шесть телефонных звонков наконец-то позволили найти кого-то, кто знал это число, но не имел права его разглашать. Еще шесть телефонных звонков и Чабб нашел человека, который знал ответ и имел право его сообщить: в центральном офисе работало 6000 бюрократов.

Затем Чабб позвонил в Нью-Йоркскую Епархию, чтобы узнать аналогичное число здесь. (Городская католическая школа обучает примерно одну пятую от общего числа учеников общественных школ.) Первый звонок Чабба вывел его на кого-то, кто не знал ответа. «Опять» - подумал Чабб. Но через мгновение она сказала: «Подождите, я посчитаю». И, посчитав, ответила – 26.

Еще, несмотря на моральную и философскую притягательность свободной экономики, в которой никому не разрешается использовать правительство для ограбления других, ее критикуют как философию, поддерживающую состоятельных людей и неограниченный бизнес. Не видел более бестолковой критики. Как я уже говорил, бизнесмены тоже желают специальных преференций и активно лоббируют любые возможности перераспределения дохода в свою пользу. Очень редко бизнесмены приходят ко мне в офис в Конгрессе, чтобы поблагодарить меня за приверженность Конституции. Они приходят потому, что хотят чего-либо, и это что-то, как правило, не разрешается Конституцией.

Я не утверждаю, что бизнесмены как класс коварны и безнравственны, потому что я не признаю вредные обобщения по поводу какой-либо группы. Я утверждаю лишь, что они так же, как и все остальные, поддерживают правительственное вмешательство, которое приносит им нетрудовой доход. Я не питаю ничего кроме восхищения и уважения к честным бизнесменам. Их вклад в наше общество крайне важен, но почти совсем не признан. Предприниматель, который рискует всем, что у него есть для того, чтобы реализовать свою мечту – и улучшить нашу жизнь в процессе – занят ценным и почетным делом, которое, впрочем, приносит ему мало уважения в нашем обществе. Экономический историк Бартон Фолсом проводил разграничение между рыночными предпринимателями, которые стали богатыми за счет свободного приобретения их товаров широкой публикой, и политическими предпринимателями, которые стали богатыми потому, что правительство удушило их конкурентов или дало монопольные привилегии. Фолсом даже показывает, что некоторые из наших наиболее эффективных и уважаемых бизнесменов преуспели в борьбе с конкурентами, пользовавшимися правительственными субсидиями и привилегиями.

Я не могу закончить разговор об ограблении без упоминания подоходного налога. Ранее я объяснял свою оппозицию по военному призыву, институту, базирующемуся на идее, что правительство владеет своими гражданами и может свободно распоряжаться их судьбой. Подоходный налог воплощает ту же идею: правительство владеет индивидом и благосклонно разрешает ему оставить себе ту часть результатов труда, которую считает нужной. Такая идея несовместима с принципами свободного общества.

Роберт Нозик, известный политический философ XX века, не нашел ни одного слова сочувствия налогообложению доходов, полученных от труда. Чем, спрашивал он, это отличается от рабства? В Америке в результате всего этого средний гражданин бесплатно работает на правительство шесть месяцев в году. Люди, которые выступают за такую систему, должны честно признать, что они поддерживают рабский труд. И не слушайте пошлые банальности о «долге» перед «обществом», которые умышленно запутывают вопрос для того, чтобы люди терпели существующую систему.

Фрэнк Чодоров, знаменитый поборник естественного права, излагает это следующим образом:

«Гражданин свободен только тогда, когда он может сохранить результаты своего труда и наслаждаться ими. Если государство покушается на его собственность, он должен готовиться к тому, что его затем попросят встать перед государством на колени. Когда нарушается право собственности, подрываются и все остальные права. Говорить о свободном гражданине, не имеющем абсолютного права собственности – абсурд. Это подобно объявлению раба свободным потому, что он свободен делать все что угодно (пусть даже и голосовать), кроме владения результатами своего труда».

Хотя единого мнения по поводу отмены подоходного налога пока не установилось (хотя я не перестаю голосовать и говорить в пользу такого исхода), я стараюсь максимально уменьшить налогообложение доходов и другое налогообложение во всех случаях, когда это возможно, чтобы заложить хотя бы минимальные основы его отмены в будущем. К примеру, я предложил для тех категорий населения, основной доход которых состоит из чаевых, исключать их из налогообложения. Я предложил предоставление налогового кредита учителям для увеличения их доходов. Я предложил, чтобы люди с неизлечимыми болезнями освобождались от социальных налогов на время лечения (как мне кажется, не существует никаких моральных оправданий в обложении налогами людей, борющихся за свою жизнь).

Мы должны далее говорить об отмене подоходного налога и без замены его каким-либо другим налогом. Сейчас правительство финансируется за счет акцизов, налога на прибыль корпораций, налогов на фонд заработной платы, подоходного налога и множества других налогов. Отмена подоходного налога с граждан сократит доходы правительства примерно на 40 процентов. Я слышал заявления о том, как это радикально – и по сравнению с теми минимальными изменениями, которые мы привыкли видеть в нашей политике, я думаю это так. Но в абсолютных терминах, так ли это радикально? Для того чтобы представить себе, каково жить в Америке, чей бюджет на 40% меньше текущего, нужно вернуться назад … всего-то лишь в 1997 год.

Так ли сложно представить себе жизнь в 1997 году? Взамен мы получим такую здоровую и динамичную экономику, что она наверняка превзойдет даже мои собственные оптимистичные ожидания. И мы раз и навсегда отречемся от тоталитарных предпосылок, которые лежат в основе подоходного налога.

Как вообще возникла речь о подоходном налоге? Изначально он был предложен по нескольким причинам. Таможенные пошлины, за счет которых осуществлялась большая часть финансирования федерального правительства, по разным причинам стали приносить меньший доход. В то же время, расходы правительства росли, в частности благодаря росту военного бюджета. Требовались альтернативные источники доходов. Кроме того, многие американцы негативно относились к таможенным пошлинам, так как считали эти налоги нечестными и обременительными для себя как потребителей, и помогающими только крупному бизнесу путем ограждения его от международной конкуренции. Доказывалось, что налог на доходы, по крайней мере, заставит богатых платить свою долю. Так подоходный налог и был навязан людям: налоговые послабления для вас, в форме низких ставок и рост ставки налога для богатых. Не волнуйтесь, говорили людям, только богатейшие из богатых будут платить этот налог.

Обещания оказались пустыми. Всего через несколько лет, налоговые ставки стали запредельными, а те классы, которые думали, что они никогда не будут платить этот налог, обнаружили, что и они им не забыты. К 1920м годам таможенные тарифы были вновь подняты, и обманутые люди получили в результате все худшее из обеих систем.

Сейчас множество политиков говорит о прелести низких налогов и некоторые даже утверждают, что хотели бы при этом сократить расходы. Немногие, впрочем, на самом деле так думают, если посмотреть на записи их голосований. Но если мы хотим больше экономической свободы и более здоровой экономики, необходимо и серьезное снижение в федеральных расходах. Иначе снижение налогов приведет к увеличению государственного долга, инфляции и дальнейшему снижению курса доллара. Как я уже писал, мы платим около 1.4 миллиарда долларов только в качестве процентов по национальному долгу. Из-за того, что наше правительство не хочет жить по средствам, мы каждый день платим 1.4 миллиарда долларов и не получаем абсолютно ничего взамен.

Но вместо того, чтобы говорить о том, как нам восстановить здоровье нашего бюджета, политический истэблишмент пытается запутать нас пустыми разговорами, как например обсуждением "специальных лимитов", законодательных положениях, которые направляют федеральные деньги напрямую в локальные проекты. Не нужно заглядывать глубоко, чтобы найти примеры злоупотребления ими. Но даже если специальные лимиты будут отменены, мы не сохраним ни пенни в федеральном бюджете. Финансирование специальных лимитов определяется уровнем расходов бюджета, который утверждается еще до того, как хотя бы один лимит принят. Поэтому с ними или без них уровень государственных расходов останется тем же.

Все, чего мы достигнем отменой специальных лимитов, предлагаемых Конгрессом – это того, что решения о финансировании перейдут к федеральным бюрократам и еще более удалятся от избранных народом представителей. В нашей дефективной системе специальные лимиты, по крайней мере, позволяют конгрессменам иметь большую роль в распределении федеральных денег – наших налогов – чем, если бы решения о распределении средств принимались за закрытыми дверями бюрократических кабинетов.

Настоящая проблема, которая, к сожалению, не была поднята в дискуссии о специальных лимитах 2007 года – это размер расходов федерального правительства - количество денег, которое мы тратим на его проекты. Урезание бюджета проекта на миллион долларов не сильно снизит объем трат, притом, что бюджет проектов может составлять сотни миллиардов. Это очевидно, однако мне непонятно, почему политики и медиа тратят наше время на обсуждение таких проектов.

Существует опасность, что сторонники ограниченного правительства отвлекутся на этот тривиальный вопрос и пропустят другую и очень важную проблему, которая возвращает правительство к уровням затрат, значительно превышающим его конституционные полномочия. Без пристального рассмотрения общих затрат по проектам мы можем упустить из виду реальную угрозу нашей экономической безопасности.

Еще один вид экономии на расходах, который, очевидно не пройдет легко, так как наше правительство сделало очень многих американцев зависимыми от федеральных программ. Эти программы не смогут существовать дальше без финансового коллапса. Наш национальный долг, на данный момент – 9 триллионов долларов – не включает в себя необеспеченные обязательства по программам социального обеспечения и страхования здоровья престарелых, которые в ближайшие десятилетия достигнут 50 триллионов долларов. Выполнение таких обязательств просто невозможно. Уровень налогообложения, необходимый для финансирования этих обязательств, убьет американскую экономику и до предела сократит базу, с которой могли бы взиматься эти налоги.

Дэвид Уолкер, начальник Главного контрольно-финансового управления США объясняет, что две эти программы обречены на крах из-за демографических тенденций и растущих издержек на здравоохранение. Количество молодых налогоплательщиков на одного уходящего на пенсию продолжит сокращаться. Спрос на «бесплатные» лекарства, прописываемые в рамках программы медицинского страхования, возрастет лавинообразно. Если продолжатся современные тенденции, то к 2040 году весь нынешний бюджет будет уходить только на эти две социальные программы. Сорок процентов нашего национального дохода понадобится потратить на две социальные программы! Единственным способом балансирования бюджета будет сокращение остальных 60 процентов трат или удвоение федеральных налогов.

Более того, Уолкер доказывает, что экономический рост не сможет решить этой проблемы. Ускорение роста может только отложить неизбежные неприятные решения. Для преодоления этого долгосрочного разрыва экономика США должна расти с двузначными показателями темпа следующие 75 лет.

Вопросы такого рода часто освещаются как дискуссии между благородными людьми, которые хотят предоставить помощь согражданам с одной стороны, и мизантропичными скрягами, которым безразличны чужие страдания с другой. Мне вряд ли стоит специально разбирать абсурдность этой карикатуры. Факт состоит в том, что у нас нет ресурсов для того, чтобы поддерживать эти программы. И этот простой факт нельзя обойти, как бы ни старались политики его игнорировать или скрывать для того, чтобы и дальше потчевать сограждан сладкими речами.

В краткосрочном периоде для того, чтобы обеспечить тех, кого мы уже сделали зависимыми от социальных программ, их можно поддерживать. Мое предложение в том, чтобы финансировать их за счет сокращения нашего заокеанского военного присутствия, сэкономив сотни миллиардов долларов из того триллиона, который правительство каждый год заставляет нас тратить на имперские амбиции, параллельно сокращая нашу раздутую армию и делая ее более эффективной. Это единственная статья бюджета, на которой реально можно легко сэкономить деньги, частично применяя их на внутренние программы, а оставшимися погашая государственный долг.

Наше неконтролируемое «государство благосостояния» также способствует увеличению масштабов нелегальной иммиграции. Когда что-то субсидируется, этого чего-то становится больше и, предлагая бесплатную медицинскую страховку и другие формы государственной поддержки, обсуждая проекты амнистии, мы получаем все больше нелегальных иммигрантов. Между прочим, больницы уже начали закрываться из-за того, что правительства штатов и округов отказываются оплачивать их счета. Это одна из причин, по которой либертарианский экономист Милтон Фридман однажды сказал: «Вы не можете одновременно иметь свободу иммиграции и государство благосостояния». Джон Хосперс, первый кандидат в президенты от Либертарианской партии и автор «Декларации принципов», придерживается такой же точки зрения.

Более того, государство больше разделяет нацию, чем объединяет. По отношению к иммигрантам было бы куда меньше враждебности, если бы не существовало мнения, что они приехали получить что-то бесплатно, в то время как остальные американцы трудятся за то, чтобы свести концы с концами. Также было бы меньше враждебности, если бы наша экономика была здоровой, какой она, несомненно, станет, если мы будем следовать советам из этой книги. Сейчас же, когда благодаря политике правительства, экономика сотрясается в кризисах, наподобие того, который произошел с недвижимостью, а инфляция растет, проще всего сделать иммигрантов козлами отпущения за наши экономические беды, тем самым, отводя гнев от бездарей и мошенников, которые проводят нашу экономическую политику.

Растущие расходы правительства не просто вгоняют нас в долги. Чарльз Мюррей предлагает провести маленький мысленный эксперимент, иллюстрирующий то, как общество благосостояния оказывает разлагающий эффект на нашу волю и наше общество. Представьте себе, что все федеральные социальные программы внезапно отменены. И представьте, что штаты решили не заменять их своими (что они на самом деле наверняка сделали бы). Вопросы, на которые хочет обратить ваше внимание Мюррей таковы. Как вы будете реагировать? Станете ли вы добровольцем благотворительного продовольственного фонда? Станете ли вы добровольцем благотворительного образовательного центра? Если вы врач или юрист, будете ли вы предоставлять услуги на общественных началах?

Мы не ответили «да» на все эти вопросы, не правда ли? Тогда затем мы должны спросить себя: а почему мы не делаем этих вещей сейчас? И ответ будет в том, что мы уже затронуты разлагающей логикой государства благосостояния: мы думаем, что кто-нибудь другой сделает это за нас. Я не должен отдавать себя, и считаю долг перед согражданами выполненным тем, что заплатил налоги. Неужели наша ответственность перед людьми и впрямь простирается не дальше?

К примеру, в те дни, когда не было медицинского страхования престарелых и правительственных ассигнований на медицинскую помощь бедным, они принимались в больницы примерно в том же количестве и получали хорошую помощь. Как практикующий врач, я никогда не принимал деньги от этих программ, но всегда оказывал услуги по сниженным ценам или бесплатно тем, кто не мог себе позволить их оплатить. Пока не появились эти программы, каждый врач понимал, что несет ответственность перед теми, кому меньше повезло, и бесплатное оказание им услуг было всеобщей нормой. Едва ли сегодня об этом кто-то знает – ведь это не вписывается во вдалбливаемую нам в головы картину о правительстве, спасающем нас от хищного и жадного частного сектора. Законы и нормативы, взвинтившие цену медицинских услуг и установившие непомерно высокие стандарты ответственности для медиков-профессионалов, даже когда они работают на бесплатной основе, сделали цену бесплатных услуг чувствительной для тех, кто их предоставляет. Однако надо запомнить, что раньше, когда Америка еще не была такой зависимой от правительства, бесплатная медицина для бедных существовала в широких масштабах. Мы утеряли свою веру в дееспособность свободы, потому что больше не имеем достаточно воображения, чтобы представить себе как свободные люди могут решать общественные проблемы без насильственного вмешательства, каковым, несомненно, являются правительственные решения.

В книге «От взаимопомощи к государству благосостояния: Фратриальные сообщества и социальные услуги, 1890-1967» историк Давид Бейто рассматривает то, как люди обеспечивали свои нужды в отсутствие массовых бюрократий, финансового хаоса и моральных убытков, которые те неминуемо приносят. Бейто обращает особое внимание на фратриальные формы организации, которые всего лишь несколько десятилетий назад обеспечивали своих членов всеми видами услуг, которые, как сейчас считается, могут быть предоставлены только с участием правительства. К примеру, такие организации, будучи сильны числом, могли эффективно торговаться с врачами и получать достаточно дешевые медицинские услуги.

Сейчас же, напротив, почти каждый человек недоволен той медицинской системой, которая есть у нас сейчас, и винит в этом свободный рынок. На самом же деле, наша система – целиком и полностью результат деятельности правительства с его вмешательством, регулированием, мандатами и другими искажениями, которые привели нас к этому разбитому корыту.

Легко забыть, что несколько десятилетий назад США имели систему здравоохранения, которой завидовал весь мир. У нас были лучшие доктора и больницы, пациенты получали высококачественную и доступную медицинскую помощь, тысячи частных благотворительных фондов помогали в оказании медицинской помощи бедным. Я работал в отделении неотложной помощи, где никому ни разу не отказали из-за отсутствия денег. Люди имели страховку на случай тяжелых заболеваний, но платили наличными за текущую медицинскую помощь. И это имеет смысл: страховка предназначена для защиты от непредвиденных катастроф, к примеру, пожара, наводнения или смертельных заболеваний. Страховка, коротко говоря, предполагает измерение риска. Теперь же ничего подобного не делается. Что-то действительно не в порядке с системой, где нам нужна страховка уже для обычного визита к врачу или профилактического осмотра, которые на самом деле являются вполне предсказуемыми событиями нашей жизни.

На сегодняшний день американцы получают медпомощь через Организацию Здравоохранения (ОЗ) и другие подобные организации представляющие регулируемую медицинскую помощь, через программы медицинского страхования престарелых или медпомощи неимущим. Поскольку очень сложно провести актуарные расчеты для текущих визитов к врачу, ОЗ берет со всех членов примерно одинаковый ежемесячный страховой платеж. Но так как ОЗ тоже должна экономить расходы, то она довольно часто отказывается оплачивать различные лекарства и лечебные процедуры. Система медицинского страхования престарелых тоже не имеет неограниченных средств, в связи с чем обычно покрывает лишь часть затрат. В результате это приводит к тому, что ни пациент, ни доктор просто не могут определить, какое лечение назначать. Вместо этого они ломают голову, пытаясь угадать мысли бухгалтеров ОЗ и государственных бюрократов.

Когда за лечение платит третья сторона, у врачей возникает соблазн присоединиться к легальному ограблению. Они получают мотив максимально раздуть счет и назначают все мыслимые обследования и процедуры. Стимул к снижению издержек пропадает и врачи (работающие теперь точь-в-точь как работники низших уровней), в новом институциональном обрамлении ищут, как бы «оторвать» побольше денег Организации Здравоохранения. До 1965 года терапевты и больницы (как и все, кто борется за доллары потребителей) стремились тратить минимум, теперь же, поскольку оплата идет от третьей стороны, они стараются потратить максимум. В то же время, пациенты страдают от того, что не назначаются реально необходимые виды лечения. Организации Здравоохранения стали корпоративными, бюрократическими посредниками в нашей системе здравоохранения, из-за них повышается стоимость и деградирует качество обслуживания. Во всех отраслях развитие технологии ведет к снижению издержек – кроме здравоохранения – спасибо системе регулирования, которая нам навязана.

В результате взрывного роста цен, все больше американцев уезжают за рубеж, чтобы получить высококачественную и недорогую медицинскую помощь – только в 2005 году таких было полмиллиона. Ничего необычного нет в том, что люди предпочитают провести операцию в Индии, руками специалистов обученных на Западе, сэкономив 60 процентов от ее непомерной стоимости в США.

История с созданием Организации Здравоохранения – это классическая иллюстрация того, что однажды сказал Людвиг фон Мизес: правительственное вмешательство порождает непредвиденные последствия, которые требуют еще большего вмешательства, и так далее по разрушительной спирали все возрастающего правительственного контроля. В начале 1970-х годов Конгресс одобрил ОЗ в ответ на беспокойство о растущей стоимости здравоохранения. Но решение Конгресса само по себе привело к росту цен из-за того, что контроль за средствами, идущими на здравоохранение ушел от потребителей услуг и, тем самым, позволил потребителям не принимать во внимание затраты при выборе медицинских услуг. Теперь Конгресс хочет снова вмешаться, обратившись к проблеме здравоохранения, им же ранее и порожденной.

Теперь, когда ОЗ полностью и окончательно стала непопулярной, те же политики, которые и ввели ее для нас, присоединились к требованиям о ее отмене, надеясь, что американский народ не заметит или ему не скажут, что фактически главным автором этой системы было само федеральное правительство. Налоговый кодекс позволяет исключить затраты на медицинское страхование из налогообложения, если они приобретаются работодателем, но не самим работником. Вдобавок к этому, Закон об ОЗ 1973 года обязал все предприятия, исключая самые малые, предлагать услуги ОЗ своим работникам. Результатом стало противоестественное соединение медицинского страхования и занятости, которое в результате часто оставляло безработных без экстренной медицинской помощи. Как обычно, правительственное вмешательство привело к непредвиденным и нежелательным последствиям, но политики обвиняют ОЗ, вместо того, чтобы обвинять тех, кто одобрил вмешательство в экономику. Потребители жалуются на страховщиков и ОЗ, принуждая политиков принимать новые регулирующие законы, чтобы им угодить. Большее регулирование ограничивает выбор, повышает издержки и ведет к новому недовольству. И цикл продолжается.

Наиболее очевидный путь вырваться из замкнутого круга – это исключить вмешательство государства в здравоохранение, которое было вполне доступно и стоило разумных денег до того, как вмешалось государство. Наиболее простая и политически легко реализуемая мера – это дать возможность пациентам и их врачам возможность исключить себя из системы путем введения индивидуальных накопительных счетов. В такой системе потребители медицинских услуг смогут накапливать доналоговые средства на специальных счетах. Эти деньги будут использоваться для выплаты стоимости врачебных услуг, при этом пациент будет торговаться непосредственно с врачом, которых он выберут без влияния бюрократических правил и решений организаций подобных ОЗ. Мотив для врачей будет состоять в том, чтобы получить средства за услуги немедленно, а не ждать несколько месяцев оплаты от ОЗ или страховой компании.

Из средств на индивидуальных медицинских сберегательных счетах большинство американцев сможет покрыть расходы на текущее медицинское обслуживание в течение года. Страхование же вернется к выполнению своей обычной роли – покрытию крупных, неожиданных событий и станет вследствие этого гораздо доступнее.

Даже сейчас, впрочем, врачи могут работать вне нашей сумасшедшей системы, если приложат специальные усилия. Несколько лет назад я встречался с доктором Робертом Бери, который прибыл в Вашингтон свидетельствовать перед Объединенной экономической комиссией, членом которой я был. Доктор Берри открыл в сельскохозяйственной части штата Теннеси клинику с низкими ценами. Клиника не принимала медицинские страховки и прочие виды государственных субсидий, упоминавшиеся выше, что позволило доктору Берри обслуживать пациентов без вмешательства государственных бюрократов или администраторов ОЗ. Вследствие этого пациенты смогли самостоятельно выбирать для себя соответствующее лечение.

Другими словами, доктор Берри оказывает медицинские услуги так, как они оказывались 40 лет назад, когда пациенты платили наличными за текущее лечение и имели страховку на случай непредвиденных случаев серьезных травм или заболеваний.

Такое ведение дел дает ему дополнительные преимущества. Освобожденный от бюрократов ОЗ и правительства он может сосредоточиться на медицине, а не выставлении счетов. Работая за наличный расчет, он существенно снижает накладные расходы, тем самым, получая возможность устанавливать более низкие цены, чем другие врачи. Он часто выставляет счет всего в 35 долларов за лечение обычных болезней – лишь чуть больше, чем доплата к страховке, которую берут другие клиники. Его доступные цены позволяют небогатым пациентам обращаться к нему до того, как мелкие проблемы становятся серьезными и, в отличие от других врачей, доктор Берри принимает пациентов в тот же день без предварительной записи.

Его пациенты – это рабочие люди с невысокими доходами, которые не могут себе позволить медицинскую страховку и не всегда попадают в категорию государственных льготников. Некоторые из них были вынуждены обращаться в пункты неотложной помощи с обычными болезнями, потому что практикующие врачи отказывались их принимать. Другим не нравилось долгое ожидание и плохое отношение, с которым они столкнулись в государственных клиниках.

В разговоре о плохом отношении в государственных клиниках, тем, кто выступает за государственное здравоохранение, следует взглянуть на ветеранские госпитали. Это их государственная медицина. Эти учреждения – национальный позор. Если это та забота, которую правительство оказывает тем, кто проявил героизм, кто наиболее достоин уважения, то чего же тогда ждать всем остальным?

У американцев создали впечатление, что "регулирование" - это всегда хорошо, и что любой, кто говорит о дефектах регулирования - это антисоциальный людоед, который готов принести безопасность и благосостояние в жертву экономической эффективности. Если уничтожить хоть одну из страниц Федерального регистра, содержащего все государственные нормативы, то мы все немедленно умрем.

Настоящая история регулирования не так прямолинейна. Бизнесмены часто призывают к регулированию в надежде осложнить жизнь своим более мелким конкурентам, которым сложнее соблюсти все требования норм. Крупные корпорации помогают вводить совершенно бессмысленные регулирующие правила, которые наносят серьезный вред частному бизнесу – и вреда куда больше чем пользы, для которой они введены – но эти крупные корпорации сами не страдают от этих норм, они не несут издержек от их защиты.

Когда сенатор Джордж Мак Говерн ушел из политики, он стал собственником небольшого отеля в Коннектикуте, под названием «Стрэтфорд Инн». Через два с половиной года его принудили закрыть отель. После опыта в собственном бизнесе бывший сенатор Мак Говерн имел честность поинтересоваться, где же положительный эффект от регулирующих норм, которые он, надо заметить, сам же помогал вводить. «Законодатели и регулирующие органы должны более тщательно учитывать экономические и управленческие издержки, которые мы приносим бизнесу», - сказал он. Он продолжает:

«Как владелец отеля, я хотел обеспечить отличную защиту от пожаров. Но я очень удивился, когда узнал, что мое двухэтажное здание, которое имело в каждом номере огромные двери, открывающиеся в общий коридор, построенный целиком из бетона, требует системы пожаротушения, более подходящей для отеля «Уолдорф-Астория». Дорогостоящая автоматическая система распылителей, которая была вполне способна утопить «Стрэтфорд Инн», как я убежден, ничего не добавила к безопасности постояльцев и работников. А промо-компания так толком и не стартовала отчасти из-за того, что мой менеджер был вынужден днями просиживать над вычислением излишне запутанных форм федеральных налогов и налогов штата».

«Я за защиту здоровья и благополучия как работающих, так и потребителей», - продолжает Мак Говерн. «Я за чистую окружающую среду и экономическую справедливость. Но я также считаю, что мы могли бы достигать более крупных целей, если бы значительно урезали этот невероятный объем бумажной волокиты, запутанные налоги, сиюминутные регулирующие акты и почти бесконечные требования к отчетности, которые причиняют вред американскому бизнесу. Множество предприятий, особенно малых и независимых, таких как «Стрэтфорд Инн», просто не могут переложить требуемые регулирующими актами издержки на плечи потребителей и остаться конкурентоспособными и доходными». Он заключает: «Если бы я вернулся в Белый Дом или Сенат, я задал бы множество вопросов, прежде чем голосовать за любые нормы, обременяющие тысячи предприятий, борющихся за выживание по всей стране». Это важный урок: правительственное вмешательство в экономику не может заранее приветствоваться как благотворное и справедливое.

Но таким его представляют в большинстве уроков американской истории. Студенту легко обнаружить в книге утверждение о том, какой хаос и несправедливость царили везде до того, как вмешалось федеральное правительство, движимое глубоким стремлением к общественному благу и стремлением защитить народ от жестокого свободного рынка. Утверждается, что «монополии» диктовали цены несчастным потребителям. Рабочих заставляли принимать все уменьшающуюся заработную плату. А гигантские корпорации благодаря своему экономическому превосходству без труда пресекали попытки добиться успеха тех, кто был достаточно глуп, чтобы конкурировать с ними.

Каждое слово в этих утверждениях – ложь, что, впрочем, не мешает этой версии нашей истории распространяться и приниматься на веру. Я не виню людей за эту веру – она является лишь отражением того, что им говорили; кроме счастливой случайности ничто не могло им указать, где искать правду. Но за этой простой, глупой и карикатурной версией истории стоит программа: напугать людей «неограниченным» свободным рынком, заставить их принимать все возрастающие обременения, которые политический класс накладывает на частный бизнес, как единственно верный путь, ведущий к их благу.

Аргумент, который мы слышим даже сейчас, был изобретен сотню лет назад, когда федеральное правительство было куда меньше, чем сейчас, люди были гораздо беднее и работали в куда худших условиях. Сейчас, якобы, из-за большей роли федерального правительства, государственного вмешательства и регулирования, люди стали жить значительно богаче. Это классический пример логической ошибки post hoc, ergo propter hoc (после значит вследствие – прим. переводчика) Эта ошибка случается когда мы неосторожно предполагаем, что если событие А предшествовало В, то А – причина В. Якобы, если люди более богаты сейчас, то это правительство спасло их от ограбления свободным рынком.

Но это же бред. Конечно же, люди были беднее сотни лет назад, но не по той причине, которую подбрасывает нам модная теория. Просто в сравнении с сегодняшним днем, раньше в Америке было меньше капитала. Производственные возможности экономики по сегодняшним стандартам были очень маленькими и, следовательно, на единицу капитала могло быть произведено очень мало товаров. Большинство населения вынуждено было довольствоваться куда меньшим, чем считается минимальным сейчас, потому что так мало могло быть произведено. Все законы и регулятивные акт не могут обойти ограничения, наложенные самой реальностью. Как бы мы ни старались облагать налогами богатых и перераспределять доходы, в экономике, страдающей от недостатка капитала, просто очень мало благосостояния, которое можно перераспределить.

Единственный путь увеличения уровня жизни каждого – это увеличение капитала в расчете на одного работника. Дополнительный капитал повышает производительность труда, а это означает, что каждый работник теперь может производить больше товаров, чем раньше. Когда экономика становится способной производить больше товаров, их изобилие приводит к тому, что они становятся более доступными в терминах долларов (если Федеральная Резервная Система не увеличивает денежную массу). Перераспределение доходов от богатых к бедным ведет только к одному: богатые решают укрывать доходы, уезжают из страны или перестают много работать. Но инвестиции в капитал делают богаче всех. Это единственный путь к благосостоянию для всех. Мы сегодня богаче, чем раньше, потому что наша экономика способна производить больше, чем раньше и с меньшими издержками. И поэтому, просто с практической точки зрения, глупо взимать налоги с каждого шага этого процесса, так как это замедляет единственный процесс, который может создать благосостояние для всех.

Процветание является следствием не только внутренней экономической свободы, но и свободы внешней торговли. Если бы внешняя торговля не была выгодной, мы бы покупали только то, что производится внутри наших городов. Или даже могли бы покупать только то, что производится на наших родных улицах. Или вообще покупали бы только то, что произведено в нашем домохозяйстве, торгуя с членами семьи. Когда логика ограничения торговли обретает реальное воплощение, ее обедняющее влияние становится очевидным.

Фредерик Бастиа однажды написал сатирическую петицию во французский парламент от имени изготовителей свечей и связанных с ними производителей. Он требовал защиты от «внешнего конкурента, который работает в гораздо лучших условиях, чем наша промышленность, и света, которым он заполняет наш внутренний рынок по чрезвычайно низкой цене». «Внешним конкурентом», о котором он говорил, было солнце, которое «нечестно» раздавало свет бесплатно. Предлагаемым решением было принять закон, требующий от всех держать шторы закрытыми и таким образом стимулировать свечную промышленность страны. По большому счету, к этому сводятся все аргументы против свободной торговли.

Поскольку я являюсь активным сторонником свободной торговли, я считаю необходимым выразить свою оппозицию к существующим торговым соглашениям, которые появились в последние годы. К примеру, хотя я не работал в то время в Конгрессе, я выступал против как Североамериканского соглашения о свободной торговле (СССТ), так и против ВТО, которые активно поддерживались политическим истэблишментом. Изначальные основания для подозрений дает ужасающая длина текста этих соглашений: ни одно соглашение о свободной торговле не должно иметь длину в 20000 страниц.

Многие, если не все, сторонники свободного рынка поддержали эти соглашения. Совсем другой была ситуация около шести десятков лет назад, когда создание ВТО только обсуждалось. В это время консерваторы и либертарианцы пришли к согласию в том, что наднациональная бюрократия с возможностью ограничения суверенитета США как необязательна, так и нежелательна. Бизнесмен Филипп Кортни, близкий друг знаменитого экономиста и сторонника свободного рынка Людвига фон Мизеса, начал движение против ВТО, выпустив книгу «Экономический Мюнхен». Генри Хазлит, автор классической либертарианской «Экономики за один урок», включил книгу Кортни в «Библиотечку свободного человека» - свой аннотированный библиографический список книг, важных для понимания свободы.

В 1994 Ньют Джингрич, который поддерживал ВТО, с редкостной прямотой говорил о количестве полномочий, которые США передали в наднациональной организации:

«Я только утверждаю, что мы должны честно признать тот факт, что мы отдали новой организации важные на практическом уровне полномочия. Это трансформационный момент. Я бы лучше чувствовал себя, если бы все люди, которые поддерживали это, просто честно признали масштаб изменений. … Это не просто новое торговое соглашение. Это очень похоже на то, что Конгресс отверг дважды – один раз в 1940х и другой в 1950х. Я даже не говорю, что мы должны это отвергнуть; фактически я к этому склоняюсь. Но я думаю, что мы должны быть очень осторожны, так как это очень большой перенос власти».

Для настоящей свободной торговли такой передачи власти не требуется. Настоящая свободная торговля не требует конвенций и соглашений между правительствами. Наоборот, свободная торговля возникает в отсутствие правительственного вмешательства в свободный оборот товаров через границы. Организации наподобие ВТО или СССТ представляют схемы торгового оборота подконтрольного правительству, а не истинную свободную торговлю. ВТО, предназначенная для управления снижением таможенных тарифов, на самом деле представляет собой агентство, которое дает разрешения на введение тарифов в случае поступления жалоб на демпинг. Торговля под управлением правительства по своей природе политизирована, а это означает, что политики и бюрократы будут решать, кому победить, а кому проиграть на рынке.

Передача квази-правительственным международным организациям права принимать решения об американских правилах торговли опасно и неприемлемо нарушает суверенитет Америки. Конгресс меняет американские налоговые законы только потому, что ВТО решило, что эти правила нечестны по отношению к Европейскому Союзу. Я припоминаю сессию Конгресса, на которой притом, что сотни налоговых законопроектов, ожидающих своей очереди в Бюджетном комитете, один законопроект, предназначенный специально для того, чтобы удовлетворить ВТО, был принят практически мгновенно.

Был также случай, когда ВТО вместе с европейцами выступила против нашего закона, который давал американским компаниям, делающим продажи за рубеж, налоговые льготы. По мнению Европейского Союза, Корпоративная программа зарубежных продаж, утвержденная при президенте Рейгане в 1984 году, сейчас стала «нелегальной субсидией». ВТО думает прямо-таки по-оруэлловски: то, что компании позволено оставить себе больше самостоятельно заработанных денег путем снижения налогов – это «субсидия». Фактически же, эта программа на самом деле просто компенсирует (и то лишь частично), несправедливые налоги США на налоги других государств, с заработанного корпорациями за рубежом – затруднение, которого иностранные конкуренты не испытывают со своими правительствами.

Попросту говоря, это означает, что Европа, с ее высокими налогами, огорчена тем, что в Америке налоги низкие и желает уравнять позиции, заставив Америку поднять налоги. Паскаль Лами, еврокомиссар по торговле, действительно провел несколько встреч с влиятельными членами Конгресса, чтобы прощупать, готовится ли уже новый налоговый кодекс, который бы его удовлетворил. Если мистер Лами, член Социалистической партии Франции, останется неудовлетворенным изменениями в наших налоговых законах, он угрожает развязать торговую войну в Европе против импорта из США. Фактически этот зарубежный бюрократ действовал как теневой законодатель, вмешивающийся в наш законодательный процесс. И никого не удивило, что Конгресс решил согласиться с ВТО в том, что американские налоги должны быть изменены для того, чтобы привести их в соответствие с «международными законами».

Это возмутительное оскорбление нашего суверенитета было, конечно, предсказуемо, когда мы присоединялись к ВТО. Во время дискуссий нас уверяли, что вступление в организацию ничуть не повлияет на наш суверенитет. Хорошо известный либертарианский научно-исследовательский институт, где мы могли бы ожидать какого-либо скептицизма по поводу международной бюрократии, управляющей торговлей, выдал нам благоприятный прогноз: «Механизм дискуссий ВТО помогает нациям решать торговые споры без затратных торговых войн. Система основывается на добровольном согласии, которое не ограничивает национальный суверенитет». Это был нонсенс. Доклад исследовательской службы Конгресса вполне ясно раскрыл последствия нашего вступления: «Как член ВТО США обязывается действовать в соответствии с правилами многонациональной организации. Обязательным является устранение конфликтов между национальным законодательством и правилами ВТО».

ВТО принесло нам худшее из двух этих систем: мы пожертвовали национальным суверенитетом путем изменения внутренних законов в пользу международной организации, и все равно с нами ведут торговые войны по целому ряду продуктов. В любом случае, ВТО ухудшило торговые отношения, дав нашим зарубежным конкурентам средства для коллективной атаки на торговые интересы США.

И давайте не будем забывать, что Конституция дает Конгрессу и только Конгрессу полномочия регулировать налоги на производство и продажу. Конгресс не имеет права передавать эти полномочия ВТО или любой другой международной организации. Президент также не может легально подписывать договоров, предусматривающих это. Наши основатели никогда не намеревались делать Америку частью глобальных торговых схем, и уж тем более не подразумевали, что наши законы будут подчинены международной бюрократии.

Свободная торговля должна однозначно приветствоваться, а вот международная помощь - абсолютно отрицаться. В пользу этой точки зрения говорят конституционные, моральные и практические аргументы. Конституционность этой помощи, по меньшей мере, сомнительна. Морально я не могу не осуждать насильственное перераспределение собственности от американцев в пользу других правительств - правительств, которые обычно и виноваты в бедственном положении своих стран. Безусловно, мы не можем одобрить то, чтобы американцы бесплатно работали на чужое правительство, а ведь именно этим, по сути, и является международная помощь.

Для тех, кто считает приведенные аргументы абстрактными и далекими от реальности, могу привести практический пример. Международная система благосостояния работает ничуть не лучше, чем внутренняя, несмотря на то, что и та и другая тратят триллионы. Кроме того, зарубежная помощь снижает мотивацию правительств к выходу из сложной ситуации, а иногда и удерживает у власти отвратительные реакционные режимы. Триллионами долларов были потрачены, позже результаты разработанных программ помощи оказались столь плохи, что даже «Нью-Йорк Таймс», которая обычно ни с чем не соглашается, вынуждена была признать, что программы не работают. Неудивительно, что кенийский экономист Джеймс Шиквати, когда его спросили о программах развития Африки, ответил для всего Запада: «Ради Бога, остановитесь, просто остановитесь».

Одним из ведущих критиков международной помощи, которого игнорировали до тех пор, пока его прогнозы не начали сбываться с поразительной точностью, с 1980х годов был Питер Бауер из Лондонской школы экономики. В противовес пустым лозунгам, я рекомендую его выдающиеся произведения всем, кто действительно интересуется тем, как помочь нуждающимся людям или сомневается в праве на жизнь международных социальных программ.

С другой стороны, все истории экономических успехов за последние полвека вышли не из международной помощи, а из работы свободного рынка – лучшего двигателя человеческого благосостояния, который всех учат ненавидеть. Я бы выбрал свободу, даже если это означало бы меньшее благосостояние, но к счастью мы не стоим перед таким выбором. Посмотрите на страны, которые выросли от бедности к достатку и вы увидите в них экономику, в которой свободному рынку был дан шанс, уважаются права собственности и контракты. Посмотрите на Ботсвану, которая имеет одну из самых свободных экономик – и является одной из самых богатых стран на африканском континенте. Посмотрите в Южной Америке на Чили, жители которой наслаждаются уровнем жизни, о котором остальные страны континента могут только мечтать. Посмотрите на экономическое чудо в Ирландии, на огромные темпы роста в Эстонии. Давайте перестанем притворяться, что мы не знаем способа сделать людей богатыми, когда очевидные примеры окружают нас.

Идеи свободы и свободной экономики еще не распространялись по миру с такой скоростью, никогда они и не воплощались столь последовательно. Результаты также превосходны. За период с 1980 по 2000 годы реальный ВВП на душа населения в Индии более чем удвоился, в Китае реальный доход на душу населения вырос на 400 процентов. Бедность в Китае снизилась с 28 процентов в 1978 году до 9 процентов в 1998. В Индии бедность упала с 51 процента в 1977-1978 годах до 26 процентов в 1999-2000. «Никогда раньше», - пишет экономист Мартин Вулф, «столько людей или такая доля населения мира - не наслаждались таким огромным ростом своего уровня жизни».

Бедность также снижалась и в мире в целом. В 1820 году более 80 процентов населения жило в таких условиях, которые в современной литературе определяются как «крайняя бедность». К 1950 году эта цифра снизилась до 50 процентов. В 1992 она равнялась 24 процентам (в США снижение уровня бедности проходило в период с 1950 по 1968 годы. С тех пор как программы поддержки бедных получили значимое финансирование, уровень бедности стабилизировался и более не снижается, несмотря на затрачиваемые триллионы).

Никогда раньше в истории мира столько людей не наблюдало положительные сдвиги в своем уровне жизни. И эти результаты получены чуть ли не вопреки официальным программам помощи в развитии экономики, проводимыми Западом. Они стали результатом работы рыночной экономики. Забудьте о пропаганде, о лозунгах, дезинформации и деланном непонимании того, как работает рыночная экономика, забудьте весь этот модный бред. У вас на руках факты – они ни для кого не будут неожиданными, если понимать основы экономики.

Если бы американцы знали реальную историю международной помощи, и то, как она деформирует экономику страны-реципиента, помогает тоталитарным или тираническим режимам и даже приводит к вооруженной борьбе, они бы гораздо активнее выступали за ее прекращение. Если бы они знали о результатах деятельности Международного валютного фонда и Всемирного банка в развивающихся странах, они бы пришли в ужас. В конце концов, эти кажущиеся неприкасаемыми программы должны быть поставлены под сомнение и, наконец, отменены навсегда.

Моя позиция кажется «изоляционистской» только тем, кто считает, что народы могут взаимодействовать между собой только через свои правительства, или только через наднациональную бюрократию. Эта невысказанная предпосылка опасна и бесчеловечна. Ничего изоляционистского нет в том, чтобы протестовать против принудительного перераспределения богатства от правительства к правительству. Индивиды, которые хотят помогать какому-то делу за рубежом напрямую – и если это дело не является делом правительства Третьего мира, чья деструктивная политика привела их народы к бедности – то они должны иметь свободу делать это. Фактически, по исследованиям Хадсоновского института, в 2006 году американские граждане добровольно оказали помощи иностранным гражданам в три раза больше, чем ее оказало правительство США. Свобода работает!

Вопросы, которые я поднял, показывают, насколько важно для свободного человека четкое понимание экономики. Я сам считаю себя последователем школы экономики, которая известна как Австрийская, ключевыми представителями которой в XX столетии были Людвиг фон Мизес, Фридрих Аугуст фон Хайек, Мюррей Ротбард и Ханс Сеннхольц. Австрийская школа экономики пережила новый подъем после того, как Хайек, один из ее ярчайших представителей, получил в 1974 году Нобелевскую премию. И все последние взрывы финансовых пузырей, от бума дот-комов десять лет назад до недавнего краха рынка недвижимости, весьма заинтересовали финансовых аналитиков в изучении этой школы, потому что это была единственная школа, которая предсказывала появление таких пузырей. Сам Мизес был практически единственным в 1928 году, кто настаивал, что постоянный рост не может продолжаться вечно (в чем большая часть экономистов уверяли всех в течение десятилетия), и что, напротив, экономику ожидает неизбежный спад.

Я всегда восхищался Людвигом фон Мизесом как человеком и как одним из величайших экономистов всех времен. Его книга «Человеческая деятельность», хотя и является местами вызывающей по отношению к традиционным взглядам, доставит истинное интеллектуальное удовольствие тому, кто жаждет истины (начинающим изучать экономику лучше начать с его более простых книг, предназначенных для широкой аудитории). И не только его взгляды привлекают меня, но и его моральная стойкость. Мизес следовал принципу, высказанному Тацитом: «Не поддавайтесь злу, а боритесь против него». Мизес никогда не старался получить преимуществ, говоря то, что хочет слышать какой-либо политический класс. Экономика, говорил Мизес это «вызов самонадеянности тех, кто стоит у власти. Экономист не может быть фаворитом автократов и демагогов. С ними он всегда будет смутьяном и тем, чем больше они внутренне понимают, что он прав, они будут сильнее его ненавидеть». И нацисты ненавидели его, во-первых, за то, что он имел еврейские корни и, во-вторых, за то, что он разоблачал несостоятельность их экономической программы во имя свободного рынка.

Мизес верил в свободную торговлю, толерантность и мир – доктрины в точности противоположные автократичному учению Национал-социалистов, чье жестокое учение набирало силы в 1930х годах. В 1934 году Мизес занял должность профессора международной экономики в Женевском институте международных исследований. Четырьмя годами позже нацисты уничтожили его книги и библиотеку в Вене. В 1940 году Швейцария оказалась окруженной государствами, входящими в ось Берлин-Рим-Токио, Мизес улетел в Соединенные Штаты. Когда он прибыл в США, он не имел готовой преподавательской ставки, не имел ресурсов и не говорил по-английски. Ему было 60.

В этих условиях он создал несколько своих самых изнуряющих трудов: в дополнение к тому, что он работал над расширенными изданиями двух свои основных работ – «Теория денег и кредита» и «Социализм», он опубликовал большой спектр крупных статей и обучил множество студентов, из которых затем выросло поколение выдающихся мыслителей своего времени. И все это, вопреки всем невзгодам, выпавшим на его долю после 60-летия, когда его личная и профессиональная ситуация были столь сложны. В 1940х годах он выпустил книги «Всемогущее правительство» - свое исследование нацистского феномена, «Бюрократию», и свой лучший труд – «Человеческая деятельность» - 900-страничный трактат, написанный на английском – языке на котором он не мог сказать ни слова в 1940 году. 1950е годы дали нам еще один его великий трактат – «Теория и история».

Мизес продолжал плыть против течения до своей смерти в 1973 году, теоретизируя и обучая свободе во времена засилья в экономической науке кейнсианцев и других сторонников центрального планирования. Большинство их имен сейчас забыто, а имя и наследие Мизеса живет, и его работы воспитывают новые и новые поколения интеллектуалов понимающих ценность свободы, которые могут распознать правду за ложью планировщиков и тиранов.

В 1982 году я имел честь сыграть небольшую роль в основании Института Людвига фон Мизеса – передового центра изучения и продвижения свободной рыночной экономики в традициях австрийской школы. Через свои программы и публикации Институт играет важную роль в распространении идей свободного общества, надежных денег и мира. Его сайт в сети - Mises.org – содержит множество учебных программ, лекций и публикаций и даже целых книг – на их изучение может уйти целая жизнь.

Я иногда встречаю людей, которые считают экономику скучной. Это почти всегда означает, что они никогда не читали австрийцев, чьи книги читаются с предельным интересом (посмотрите мой список рекомендуемого для чтения в конце книги).

Некоторые ошибочно полагают, что сторонники свободного рынка являются оппонентами защитников окружающей среды, которые заботятся только об экономической эффективности и не озабочены проблемами загрязнения и других примеров деградации. Но настоящий сторонник частной собственности и персональной ответственности не может быть равнодушным к вреду, наносимому природе и должен рассматривать ее как форму неоправданной агрессии, которая должна быть наказана, запрещена или отработана так, чтобы удовлетворить все заинтересованные стороны. Частный бизнес не должен иметь права переносить свои издержки на общество, путем обременения других людей отходами своей деятельности.

Экономист Мартин Андерсен излагает это следующим образом: сваливать свой мусор на участок соседа – неправильно. Но загрязнение – это тоже форма мусора. По этой причине предложения брать с производителей налоги, зависящие от объемов загрязнения, не отвечает требованиям справедливости. Андерсен сравнивает это с обложением воров налогами с целью дать им мотив не обкрадывать квартиры. Если практика неправильна, закон должен относиться к ней подобающим образом. «Если фирма создает загрязнение без предварительного соглашения со всеми заинтересованными сторонами, или стороны не могут прийти к соглашению, определяющему стоимость и степень загрязнения, для определения издержек должна использоваться судебная система» - говорят экономисты Уолтер Блок и Роберт Мак Ги.

Примерно, таким образом, американские законы и трактовали загрязнение. Но серия судебных прецедентов 19 века изменили это: суды неожиданно решили, что некоторый уровень загрязнения допустим, и оправдывается целями общего блага. В качестве примера приводились случаи уничтожения собственности небольшого числа фермеров проходящими поездами, как разумная плата за технический прогресс (им-то легко об этом говорить!). Эти прецеденты разрешили частной промышленности нарушать права собственности других людей, лишив тех законной защиты. Я не могу обвинить в этих решениях свободный рынок .

Я, естественно, не имею в виду загрязнение в малых неопределяемых дозах или, например, запрет пролета самолетов над частными домами. Эти дела относятся к компетенции судов, и они были корректно разрешены в прошлом.

Представьте, если бы ранний подход к загрязнению не был изменен и загрязнители бы были обязаны отвечать за свое вмешательство в чужую собственность. Блок и Мак Ги предполагают, что мы бы уже давно «наслаждались чистыми технологиями, не наносящими вреда природе, где не было бы места открытым дымовым трубам. Вместо этого трубы вели бы обратно в химический реактор, который бы поглощал самые минимальные загрязнения». Этот подход также стимулировал бы рост экологической судебной индустрии, которая бы специализировалась на идентификации ответственных за загрязнение, определяя каждый источник так же точно, как анализ ДНК позволяет определить насильника или убийцу.

Реформа финансов компаний была предметом жесткой дискуссии в Америке не так давно. Теперь дискуссия потеряла смысл. До тех пор пока наше правительство считает возможным эксплуатировать работающих американцев на пользу групп специальных интересов, до тех пор, пока оно может разрушить любой бизнес, через, к примеру, налоговую политику, политически мотивированными антитрестовскими мерами и необоснованными регулирующими мерами и, в общем – до тех пор, пока экономические победители и проигравшие будут определяться в Вашингтоне, люди будут пытаться влиять на правительство с целью использовать его для ограбления сограждан. Финансовая реформа – это лечение симптомов, а не причин.

Это одна из причин, по которой я скептически относился к предложениям друзей включиться в президентскую гонку. В Вашингтоне больше лоббистских групп, пробивающих привилегии и специальные выгоды, чем может представить себе американец. Я не выступаю против той или иной группы я против этой системы в принципе. Я выступаю против аморальной системы, с помощью которой мы используем правительство в своих личных интересах. Для того чтобы победил кто-то вроде меня, необходимо наличие достаточного числа американцев, верящих в свободу, для того чтобы победить силу объединенных лоббистских групп, чья власть растет тем быстрее, чем растет отношение к человеку как к ресурсу, который следует эксплуатировать для получения частных доходов. Было ли достаточно людей для этой цели?

Что вдохновляет меня, когда я думаю о своих сторонниках в президентской гонке – это их потрясающие усилия и творческая энергия – выдающаяся и беспрецедентная, насколько я могу судить – которую они вкладывают в дело, которое не даст им специальных привилегий, не даст ничего награбленного со своих сограждан. Мой призыв обещает им только свободу и никаких специальных привилегий для кого-либо. Никто не удивится тому, что люди делают пожертвования в расчете получить специальные привилегии в случае победы кандидата. Я же был удивлен тем, сколько людей готовы жертвовать, добровольно помогать и голосовать только за свободу, а также за процветание, которое она действительно приносит.


Глава 5. Гражданские права и свобода личности

«Свобода» означает не только свободный и добровольный бизнес, но также и невмешательство правительства в наши личные дела. Фактически, «свобода» является в нашем понимании неделимым целым. Экономическая свобода и свобода личности неразделимы. Как вы собираетесь осуществлять свое право на свободу слова, если у вас нет экономической свободы для приобретения средств, необходимых для распространения ваших взглядов? Или как мы можем наслаждаться своим правом на частную жизнь, если не защищается право собственности?

Правительство должно уважать наше право на частную жизнь, а не посягать на него по любому пустячному поводу. Должно соблюдать традиционные юридические нормы при работе с уголовными подозреваемыми. И вместо того, чтобы пытаться заставить нас изменить своим вредным привычкам под дулом пистолета, следует больше внимания уделять семье и прочим, нормальным для гражданского общества способам воспитать в людях моральные ценности.

Война с терроризмом показала большему, чем когда-либо, количеству американцев, что правительство использует страх, и даже свои собственные ошибки, чтобы оправдать разрушение наших гражданских свобод. Примеров тому – без счета. Например, лишь постфактум американцы обнаружили, что правительство нарушало закон, ведя неправомочный надзор международных телефонных разговоров американцев. Попридержав эту историю в течение года, «Нью-Йорк Таймс» наконец опубликовала информацию в декабре 2005-го.

Само по себе это должно заставить нас задуматься: почему в свободном обществе, с предположительно свободными СМИ, наиболее влиятельная газета в США держит американцев в неведении о такой программе [речь о программе надзора международных звонков американцев. Прим. ред.]? Полученный ответ, сопровождаемый туманными ссылками на национальную безопасность, гласит, что «Таймс», якобы не хотели рисковать. Но это объяснение совершенно неубедительно. Мы можем без сомнений предполагать, что террористы, и без сообщений «Таймс», достаточно умны, чтобы понимать, что наше правительство прослушивает их разговоры. Само название FISA («Закон о Международной Разведке», принятый в 1978 года) является утечкой информации. Насколько нам известно, единственное, чем эта программа, руководимая Агентством Национальной Безопасности США (АНБ), отличается от предыдущих программ разведки это тем, что она не оперирует постановлениями FISA – постановлениями, разработанными в строгой секретности специальными судами, в соответствии с Законом 1978 года Осведомленность об этом аспекте программы ничем террористам не помогла. Во всяком случае, положения FISA секретны, и таким образом, ни программы FISA, ни аналогичные АНБ не дают террористам уверенности в том, что правительство прослушивает их разговоры.

Эта история стара как мир: правительство говорит: «национальная безопасность», и естественный и нормальный скептицизм, которому научили нас Отцы-Основатели по отношению к правительству, тут же испаряется. Простой и самый прямой причиной желания силовых структур сохранить программу в тайне, вопреки всему, последовательно сбивая всех с толку, является то, что она попирает закон.

Причины, по которым эта программа якобы может быть необходима, были столь же неубедительны, как и попытки «Таймс» защититься умолчанием. Во-первых, нам сказали, что единственной целью программы были люди, связанные с террористическими организациями, типа Аль-Каеды. И в то же время, большое количество наблюдаемых объектов сделало неприменимыми положения FISA. Я думаю, конституционный адвокат Гленн Гринвальд нашел бы фатальное противоречие в этих претензиях. Если исполнительная власть и вправду знала местонахождение такого большого количества людей, связанных с Аль-Каедой, зачем было пытаться прослушивать их телефоны? Почему было их сразу не арестовать? Это ведь, в конце концов, администрация, которая уже прославилась задержанием людей на неопределенный срок без каких-либо причин, основываясь на, зачастую, шатких подозрениях о связях с Аль-Каедой. И теперь мы должны поверить, что администрация имела информацию о несметном количестве членов Аль-Каеды, но решила оставить их на свободе? Неправдоподобно, и поэтому, похоже, что объектами надзора были многие американцы, не имеющие никакого отношения ни к Аль-Каеде, ни к терроризму.

Затем, нам, в конце концов, сказали, то эта программа, оказывается, была законной – президент получил эти полномочия от Конгресса в 2001 году с «Разрешением на применение военной силы» (AUMF), которое санкционировало военное вторжение в Афганистан. Кажется сомнительным, что все в то время в Конгрессе, понимали AUMF, как предоставление президенту полномочий на неправомочное прослушивание телефонов в нарушение установленного закона. По мнению Брюса Фейна, заместителя министра юстиции в администрации Рейгана, такая интерпретация AUMF должна означать, что президенту также даются полномочия на «вторжения в жилища, вскрытие почты, пытки арестованных, или даже открытие лагерей для перемещенных лиц из числа американских граждан в нарушение федеральных статутов для нужд внешней разведки”. Намек на то, что Конгресс якобы санкционировал такие экстремальные полномочия косвенно, или простым умолчанием, не выдерживает никакой критики. Если такое понимание AUMF является правильным, то «Патриотический акт» становится частично бесполезным. И, наконец, если даже предполагать, что верно утверждение администрации о том, что FISA явно и специфично предназначен для нужд разведки, в то время как в AUMF ничего о внешней разведке не сказано, FISA согласно действующим юридическим принципам автоматически имел бы приоритет над AUMF.

Сама администрация даже не принимает этот аргумент всерьёз. Ведь если впрямую задаться вопросом, то ясно, если бы администрация считала FISA не соответствующим своим требованиям, она бы не стала его менять. Министр юстиции Альберто Гонзалес откровенно признается, что они и не рассчитывали на подтверждение Конгрессом изменений в FISA. Но, несмотря на это, программа была запущена. Это само по себе настораживает, но фактом запуска поправок в рассмотрение администрация противоречит сама себе и обесценивает свои претензии, на то, что AUMF дает им нужные полномочия. Зачем они решили внести изменения в FISA, дабы обрести полномочия, которые у них предположительно уже есть?

Затем, нам сообщили, что АНБ проводит так называемый, «интеллектуальный анализ данных», который означает прочесывание коммуникаций всех американцев, а FISA этого не разрешает (ну, хорошо, я думаю, что не разрешает).

Наконец, есть еще один довод, дающий президенту возможность действовать оперативно для достижения преследуемых им целей. Этот довод тоже не убеждает – существующий закон весьма мягко относится к оперативному наблюдению, разрешая на несколько дней специальный надзор в случае крайней необходимости.

Так какова настоящая цель этой программы? Против кого она направлена и почему? Ответов на эти вопросы не предвидится. Мягкотелую уверенность, что наши лидеры добры и заслуживают доверия, никогда не злоупотребят властью, и не будут украдкой использовать ее в противоречии с законом, трудно разделять всерьез любому, кто верит в свободное общество. Вспомните наставления Джефферсона о доверии между людьми: мы должны остерегаться наших правительственных чиновников, связывая их цепями Конституции, чтобы они не злоупотребляли властью. Злоупотребления в контроле правительства над личностью бывали в прошлом, и они всегда были направлены против политических противников или политических еретиков. Вот почему ограничения на возможные действия властей и были установлены в первую очередь. Фрэнк Черч, бывший сенатором США от Айдахо в течение четверти века, разработал и провел проект реформы надзорных полномочий американских разведывательных служб, заметил еще в 1975, что АНБ, попади оно не в те руки, могло бы позволить правительству «навязать тотальную тиранию, без всякой возможности ей сопротивляться».

Данная конкретная программа, известная как «Программа слежения за террористической активностью» (Terrorist Surveillance Program), будучи обнародованной, привлекла значительное внимание общественности. Но что часто упускалось из виду в последующих обсуждениях, так это то, что исполнительная власть, вероятно, проводила куда более широкую агрессивную деятельность, но ответов на вопросы в этой области мы не получим. На вопрос, производили ли они на территории страны прослушивание телефонных разговоров, несанкционированные обыски и досмотр личной корреспонденции людей, чиновники отвечали, тщательно и уверенно формулируя, что эти вещи не были произведены в рамках программы (то есть, «Программы слежения за террористической активностью») и в рамках нее не обсуждались. Так, может быть, они проводились в рамках какой-то другой программы? Нет ответа.

Затем, когда Министр юстиции Альберто Гонзалес отвечал перед Сенатской Комиссией в феврале 2006, ему задавали вопросы, к примеру, производила ли администрация прослушивание телефонных разговоров на территории страны. «Только не в рамках программы, о которой я свидетельствую» - следовал ответ. Такие действия, сказал Министр юстиции, находятся «за пределами программы, о которой я свидетельствую сегодня».

Мы знаем, что в период времени с 11 сентября 2001 по март 2004 силовые структуры производили действия по надзору настолько не сочетающиеся с американским законом, что Генеральный прокурор Джон Эшкрофт, Директор ФБР Роберт Мюллер и Заместитель Генерального прокурора Джеймс Коми угрожали подать в отставку, если это будет продолжаться. Что же такого силовики наделали, что вызвало такую волну протеста даже среди их единомышленников? Сколько жертв было за это время? Почему мы не слышим ответов – или хотя бы вопросов?

Закон, по ошибке названный «Патриотическим», представленный публике как антитеррористическая мера, в действительности фокусировался на американских гражданах, а не на иностранных террористах. Определение «терроризма» для федеральных преступных целей весьма широко, и таким образом любой законный протест против деятельности правительства может однажды поместить гражданское общество под федеральный контроль. Также, ваши выходы в Интернет могут быть под наблюдением без вашего ведома, и вашего Интернет-провайдера могут принудить предоставлять всю пользовательскую информацию органам охраны правопорядка по первому требованию без ордера и судебного поручения.

Наибольшая проблема со всеми этими новыми полномочиями состоит в том, что они имеют очень малое отношение к борьбе с терроризмом. Надзорные полномочия до крайности расширены, а контроль и равновесие над правительством очень существенно сокращены. Слежка, доносы и внезапные проверки становятся чаще с каждым днем. Большинство постановлений, которых силовые ведомства добиваются в течение многих лет, направлены не на борьбу с терроризмом, а на увеличение их полицейских полномочий по отношению к американскому народу. Федеральное правительство не доказало нам, что оно не смогло выявить и предотвратить атаки 11 сентября, из-за того, что ему не хватило полномочий, которые затем предоставил «Патриотический акт».

Теперь мы знаем, что было множество сигналов, предупреждающих об угонщиках [самолетов; Прим. ред.], которые чиновники просто проигнорировали. Это скорее недееспособность силовых структур, чем нехватка надзорных полномочий. У наших чиновников была информация. Они просто ничего не смогли с ней сделать. А потом они перевернули всё с ног на голову и использовали свой собственный провал, чтобы получить больше контроля над американским народом, запросив новые полномочия, которые все равно не смогли бы предотвратить 11 сентября. Только правительство могло попытаться выйти сухим из воды с такими нелепыми оправданиями.

«Патриотический акт» нарушает Конституцию, дозволяя розыск и преследование американских граждан и их имущества без ордера, выданного независимым судом, на предположительных основаниях. Специальные суды внешней разведки, чьи стандарты не удовлетворяют конституционным требованиям Четвертой Поправки, могут выдавать ордера на просмотр личных записей, включая медицинские и библиотечные карты. Это может делаться в глубокой тайне, и человеку, который передает записи, затыкают рот и заставляют молчать о досмотре. Генеральный прокурор получил полномочия безнадзорно писать «письма национальной безопасности», обязывающие держателей каких-либо ваших личных записей выдавать их правительству для проверки – полномочия, которыми этот прокурор уже злоупотребил. И вам никогда не узнать, что это делалось с вашими записями.

Требование предоставить достаточные основания, прежде чем оспаривать гарантии защиты личной жизни, никак не затруднит расследование террористической деятельности. Во-первых, у федеральных властей есть огромное количество инструментов для расследования и отслеживания активности неграждан, подозреваемых в терроризме. Во-вторых, восстановление защиты Четвертой Поправкой никак не противоречит положениям «Патриотического акта», который снял запреты, препятствующие правительственным силам охраны правопорядка и разведывательным агентствам в доступе к информации.

Требование достаточных оснований для выписки ордера не задержит расследование террористической деятельности. Приготовления могут быть проведены в соответствии с конституцией в случае чрезвычайной ситуации, и разрешения могут быть выданы для дел, в которых у силовиков не хватает времени на получение ордера. Фактически, требование к силовым структурам о предъявлении достаточных основания, может помочь силовикам обращать внимание на реальные угрозы, в связи с чем, исчезнет проблема информационного переполнения, которая сильно затрудняет попытки правительства отследить источники финансирования террористов.

История показывает, что власть, которую мы даем федеральному правительству сегодня, остается у него на неопределенный срок. Как мы можем быть уверены, что грядущие президенты не злоупотребят этой властью? Политически мотивированные налоговые проверки и расследования ФБР были использованы прошлыми администрациями для уничтожения политических противников. Прошлые злоупотребления надзорными органами были первопричиной появления FISA.

Даже некоторые из самых горячих сторонников текущей волны нарушений закона о частной жизни и нападений на гражданские свободы однажды поняли – когда уже Билл Клинтон заявил, что эти полномочия слишком опасны, чтобы вверять их правительству. Джон Эшкрофт, в течение нескольких лет генеральный прокурор при администрации Буша и ярый сторонник «Патриотического акта», не всегда был так безразличен к гражданским свободам. Будучи сенатором США во времена Клинтона, Эшкрофт предупреждал о предполагаемых вторжениях в частную жизнь:

«Администрация Клинтона желает дать федеральному правительству возможность следить за всеми внутренними и международными компьютерными коммуникациями. ФБР хочет иметь доступ к декодированию, систематизации и обсуждению финансовых сделок, личных электронных почтовых ящиков, и личной информацией посылаемой за границу – и всё это во имя национальной безопасности.

Заинтересованность администрации в досмотре электронной почты – это весьма нездоровый прецедент, особенно данное этой администрацией ФБР право записывать чужие разговоры, а налоговой службе – лезть не в свое дело. Каждое средство, с помощью которого люди поддерживают связь, может быть использовано ими для незаконных действий. Тем более это не повод давать Большому Брату ключи от наших е-мейл-дневников, открывать записи наших расходов, читать наши медицинские карты, или переводить наши международные сообщения. ... Это может иметь далеко идущие последствия, касающиеся индивидуальных пользователей, компаний, библиотек, университетов, учителей и учащихся».

Вот четкий пример предупреждения и скептицизма. Но Республиканская администрация хочет тех же полномочий, а все предупреждения улетают дымом к небесам.

Консерваторы осмотрительнее отнеслись к запросу администрации Клинтона о надзорных полномочиях, осознавая, что те запросто могут быть использованы на полицейские или идеологические цели. Например, «терроризм» может быть просто определен как активизм, который теперешняя вашингтонская администрация осуждает. А не далее как в 1970-х, консервативный ученый Роберт Нисбет предупреждал:

«Давно прошел тот день, когда эта фраза [«национальная безопасность»] была ограничена тем, что непосредственно касается реальной войны. Каждому известно, что со времен Второй Мировой войны и президента Ф.Рузвельта эта фраза стала постоянно расширяющимся прикрытием для любых правительственных действий, направленных на применение силы, сокрытие информации и непомерное и непрерывное расширение армии правительственных чиновников. ... Как мы теперь точно знаем, использование ФБР и других силовых ведомств президентами и другими высшими чиновниками исполнительной власти для целей негласного сбора информации, электронной слежки и других подобных вторжений в частную жизнь, восходит напрямую к Ф.Рузвельту, и эта практика с тех времен только расширилась и интенсифицировалась как никогда ранее. И, естественно, эти самодержавные вмешательства со времен Уотергейта оправдываются национальной безопасностью. Из документов очевидно следует, что практика прикрытия национальной безопасностью использовалась каждым из президентов после Ф.Рузвельта».

Судья Эндрю Наполитано недавно спросил: «Почему, собственно, правительственные агенты шпионят за нами? Они работают на нас? Как насчет того, чтобы мы шпионили за ними? За полицейскими, когда они арестовывают и допрашивают людей или собираются нарушить их свободу; за прокурорами, когда они решают, кого обвинять и какие доказательства использовать; за судьями, когда они придумывают, как обойти наши гарантированные права; за членами Конгресса, когда они встречаются с лоббистами, и те пробивают нужное им законодательство и договариваются о том, как бы половчее ограничить наши свободы или залезть в наши бумажники».

Для американца-патриота в таком отношении совершенно нет ничего радикального. Так учили Отцы-Основатели. Если наши критики намерены отречься от Отцов-Основателей, то туда им и дорога. Если они недостаточно честны для этого, то должны, по крайней мере, воздерживаться от осуждения тех из нас, кто еще верит в мудрость оставленную Основателями потомкам.

На карту поставлено гораздо больше, чем нарушение права на личную жизнь и неконституционные обыски, хотя, и эти вещи также важны и опасны. К примеру, президент в одном из своих письменных документов в явном виде поддержал применение силы и пыток, вопреки постановлениям Конгресса. Меморандум Министерства обороны говорит о том же.

Прежде всего, оставив пока в стороне требования закона, американский народ и правительство никогда не должны санкционировать применение пыток нашими военными и разведывательными ведомствами. В приличном обществе никогда не примут и не оправдают пытки. Они дегуманизируют обоих – и палача и жертву, и к тому же редко дают надежные результаты. Пытки, производимые негодяями из числа американских солдат и агентов, подвергают риску всех американцев, особенно наших рядовых солдат, размещенных в десятках опасных мест по всему земному шару. Нетрудно представить ситуацию, когда американских солдат и путешественников берут в заложники в качестве своеобразной компенсации за Абу-Грейб.

А за этим еще и угроза, следующая из отсутствия контроля над исполнительной властью. Юристы силовых структур высказывают претензию на то, что полномочия президента, как главнокомандующего перевешивают федеральный закон о запрете на пыток. Но довод в пользу чрезвычайных обстоятельств военного времени приводился и приводится снова и снова, всегда со скверными для нас результатами и ущемлением наших свобод. Война использовалась президентами для оправдания заключения в тюрьму американских граждан японского происхождения, для ограничения свободы слова, для приостановления habeas corpus [гарантии основных личных свобод; Прим. ред.], и даже для контроля частных предприятий. Вот почему точно во время кризиса мы должны как можно точнее придерживаться Конституции, а не отказываться от нее. Основатели специально подчеркивали тему консолидации власти во время войн и национальных катастроф. Война не оправдывает приостановление действия законов об убийстве, процессуальных норм или пренебрежение Второй Поправкой.

Священное право habeas corpus тоже пало жертвой войны с террором. Military Commisions Act от 2006 года дает президенту власть задерживать людей на неопределенный срок и отказывать обвиняемым в любую реальной возможности ответить на предъявленные обвинения. По сути, этот закон антиамериканский. Название закона может оставить ложное впечатление о том, что подпадающие под его действие могут хотя бы представить свое дело военному трибуналу. Но это не так. Если президент захочет покарать обвиняемого «вражеского пособника», он может представить его этой комиссии. Но по закону он не обязан этого делать и скорее согласится оставить человека в тюрьме навечно – он волен выбрать такой способ действий.

Законодательство дает возможность легально вернуться к практике, которую администрация уже проводит. Али Салех Калах аль-Марри, гражданин Катара, женат, пятеро детей, жил в Америке легально в 2001 году, пока не был голословно обвинен в причастности к событиям 11 сентября. Его дело дошло до суда в июле 2003. Что бы там ни было по существу дела против него, но далее происходит изумительный отход от американских принципов и традиций. Прежде чем дело дошло до суда, президент вдруг объявил аль-Марри «вражеским пособником», после чего все обвинения гражданским судом были с него сняты, и он был посажен в военную тюрьму, бессрочно.

Нужно прислушаться к своим чувствам: возможно ли терпимо относиться к президенту, у которого есть право сажать людей на неопределенный срок, даже пожизненно, и при этом не позволять им узнать, в чем их собственно обвиняют. Повод – преступники и террористы не должны выходить на свободу. Приверженцы Конституции просто утверждают, что люди, по крайней мере, имеют право защищаться от выдвинутых голословных обвинений.

Дело Хосе Падилла (Jose Padilla) вообще поразительно. Сначала мы слышим, что Падилла планировал заложить радиологическую («грязную») бомбу в одном из американских городов. Правительство ничтоже сумняшеся обвиняет его в преступлении, в котором он признался под пыткой. Окончательные обвинения, выдвинутые против него гораздо более неопределенные и менее интересные.

Но федеральное правительство не выдвинуло против него обвинений сразу. Вместо этого, Падилла был объявлен «вражеским пособником» и, следовательно, послан в тюрьму на неопределенный срок, без предъявления ему каких-либо обвинений. Единственной причиной предъявления Падилле обвинения через три с половиной года, была боязнь администрации, что Верховный Суд воспротивится такому с ним обращению. При слушании его дела администрация могла бы возразить Суду, объявив, что Падилла получил суд, которого добивался, и, следовательно, его жалобы спорны.

В течение трех с половиной лет, которые он содержался под стражей, Падилле пришлось выдержать много разных пыток. Содержащийся в одиночном заключении Падилла был подвергнут лишению сна. В камере его травили ядовитыми испарениями. Его камера была ужасно холодной большую часть времени. Он был накачан наркотиками, дезориентирован и ему угрожали всевозможными ужасными перспективами.

Для нас настало время проснуться. Мы позволили президенту похитить американского гражданина на американской земле, объявить его «пособником врага» (обвинение, которое обвиняемый не может опротестовать, выдвигаемое президентом секретно и без разглашения), задержать на неопределенный срок, отказать ему в праве на законное разбирательство и подвергнуть бесчеловечным издевательствам. Можем ли мы не обеспокоиться при таком положении дел? Или мы так ослеплены пропагандой, забывшей об основополагающих принципах Америки и законодательных гарантиях, что вернулись к британскому законодательству восьмисотлетней давности? Это возмутительное преступление против Америки и ее Конституции. Утверждения о том, что такие средства будут использоваться только против плохих парней, не стоит даже и слушать.

В апреле 2006, обладатель Пулитцеровской премии фотограф «Асошиэйтед пресс» Биляль Хуссейн был арестован американскими военными в Ираке и присоединился к почти четырнадцати тысячам захваченным правительством США по всему миру. Он не был обвинен ни в каком преступлении, а запросы из «Ассошиэйтед пресс» натыкались на «глухую стену» молчания. «АП» безуспешно добивалась его освобождения, или хотя бы предъявления ему формального обвинения.

«АП» наконец было сказано, что их фотограф замешан в похищении двух журналистов в Рамади, но эта история лишена всякой логики: журналисты, когда их спросили, ответили, что Хуссейн им очень помог, после того как их отпустили, ведь у них не было ни машины, ни денег. Та неправдоподобная история никак не помогла переломить бытующее мнение, что настоящей причиной ареста фотографа «АП» были фотографии, сделанные им в зоне боевых действий, которые выставляли в неприглядном свете американских военных.

Что произошло с нашей страной и с ее имиджем во всем мире, и почему мы позволили этому случиться? В этой книге я попытался по возможности ссылаться лишь на некоторые части законодательства, так как я предпочитаю сосредоточиться на идее, а не на отдельных моментах, да и не имею особого интереса писать политический справочник. Здесь я должен сделать исключение, поскольку часть законопроекта, который я внес в Конгресс в конце 2007, кратко отражает мои взгляды на гражданские свободы и исполнительную власть в свете войны с террором. Отсылаю вас к American Freedom Agenda Act от 2007 года.

Среди прочего законопроект:

• отменяет Military Commisions Act от 2006 года;

• запрещает использовать признания, полученные под пыткой как доказательства в любом из гражданских и военных судов;

• подчиняет надзорную деятельность спецслужб требованиям FISA;

• дает Палате Представителей и Сенату возможность опротестовать в суде любой подписанный президентом указ, который показывает намерение спецслужб проигнорировать любое из положений закона;

• предусматривает, что ничего в Законе о Шпионаже от 1917 года не ограничивает журналистов в публикации информации полученной от силовых структур или Конгресса, «за исключением публикаций, могущих нанести прямой, безотлагательный и невосполнимый вред национальной безопасности Соединенных Штатов».

Кроме того, законопроект ограничивает полномочия президента на создание военных трибуналов для обвинения в военных преступлениях: «только в тех местах, где ведутся военные действия против Соединенных Штатов, и где скорый суд необходим для сохранения свежих улик, либо чтобы предотвратить местную анархию». Он запрещает «любые бессрочные аресты какого-либо лица по обвинению в пособничестве врагу, при отсутствии доказательств, что данное лицо прямо участвовало в боевых действиях против США, при условии, что ни один гражданин Соединенных Штатов не может быть арестован как незаконный вражеский пособник». Любой индивид, арестованный Соединенными Штатами как вражеский пособник, «должен иметь право ходатайствовать об исполнительном листе habeas corpus под разделом 2241, статьи 28, Кодекса Соединенных Штатов».

Закон также гласит: «Ни один офицер или агент Соединенных Штатов не может похищать, заключать в тюрьмы, или пытать кого-либо за границей, основываясь только на вере президента, что субъект похищения, заключения в тюрьму, или пыток является вражеским пособником; похищение подозреваемых допускается только в случае, если применяется для доставки их с целью проведения судебного процесса или допроса для сбора разведывательных данных перед трибуналом, соответствующим международным нормам по объективности и по ведению процесса». Выявленные нарушения этого раздела наказываются как тяжкие уголовные преступления. Меня поражает то, что такой законопроект вообще стал нужным в Америке. Это же принципы, которые должны не просто исполняться президентами, но и быть их искренними убеждениями.

Тем из нас, кто еще упоминает Конституцию и наши обязанности ее соблюдать, иногда кратко отвечают: «Мы на войне». Да, мы действительно ведем необъявленные войны в Ираке и Афганистане, а также бесконечную войну с терроризмом по всему миру. Но если президент требует особых полномочий на военный период, а мы ведем необъявленные войны без начала и без конца, то когда же кончится срок этих экстраординарных полномочий? Поскольку терроризм никогда не будет побежден окончательно, должны ли все будущие президенты иметь право действовать без оглядки на Конгресс и Конституцию, просто отвечая всем: «Мы на войне»?

В конце 2007 года сенатор Джефф Сейшнс заявил: «Некоторые люди в этой Палате любят Конституцию больше, чем национальную безопасность. Мы все должны отослать президенту Бушу письмо с благодарностью за то, что он защищает нас». Какими же идиотами надо считать американцев, чтобы ожидать от них веры в такую дешевую пропаганду?

Война с террором, тем не менее, имеет нежелательные и опасные внутриполитические последствия. Такие же последствия имеет и война с наркотиками. Я говорю так, не надеясь приобрести себе популярность: мнения людей так глубоко укоренились, что крайне трудно заставить их хотя бы беспристрастно обсуждать этот вопрос.

Но мы должны его рассмотреть. Мы серьезно ошибаемся, если считаем, что работа правительства заключается в том, чтобы искоренять наши плохие привычки или заменять собой те общественные институты, которые несут ответственность за формирование общественной морали. Наша слепая вера в правительство вновь приносит негативные результаты. Экономист Дэн Клейн пишет: «Множество исследований и высказанных мнений возлагают на нее [войну с наркотиками] ответственность за рост уличной преступности, бандитской активности, подделку наркотиков, полицейскую коррупцию, загруженные суды и переполненные тюрьмы. Запрет наркотиков порождает черный рынок, который общество не может контролировать».

Война с наркотиками имеет особенно опасные последствия для районов, в которых проживают национальные меньшинства, так как даже добропорядочным родителям становится сложно внушать детям правильные моральные ценности. Сверхдоходы, порожденные черным рынком, делают наркодилеров внешне процветающим сектором общества, родителям же становится труднее убедить детей избегать таких доходов и стремиться к менее оплачиваемой, хотя и более почетной работе. Конец федеральной войны с наркотиками немедленно отобрал бы доходы у наркокоролей, которые развязали новую волну террора на улицах наших городов. В результате порядочные американцы, которые живут там, наконец, почувствовали бы себя в безопасности.

Несмотря на то, что многие консерваторы поддерживают федеральную войну с наркотиками, все возрастает число тех, кто подобно Уильяму Ф. Бакли относится к ней скептически. Консервативный экономист Томас Сауэлл находит всю войну с наркотиками более утопичной, чем консервативной: «Что имело бы куда больше смысла [чем текущая политика], так это признать, что мы не Бог, что мы не можем жить жизнью других людей или спасать людей, которые этого не хотят, снизить доходность наркотиков путем декриминализации рынка. Отмена наказания положила бы конец бутлегерским бандам».

Это не такая уж и новость для христианской традиции. В «Трактате о законе» из «Суммы теологии», Фома Аквинский объясняет (цитируя Августина), что не все пороки должны преследоваться законом. Человеческий закон должен карать все, что ведет к непосредственному причинению физического вреда другим; Аквинский приводит убийство и кражу как примеры. По отношению к деяниям, которые не ведут к физическому вреду или ограблению (какой бы нематериальный ущерб они не причиняли), следует воздерживаться от законодательного наказания, если оно принесет еще большее зло - точка зрения, которая весьма напоминает проводимую здесь мной.

Более того, закон не может сделать плохого человека хорошим. В соответствии с воззрениями Аквинского, это может сделать только Божья благодать. Закон в этом просто некомпетентен. Закон может только обеспечить мир и порядок, в рамках которого люди ведут свои дела. Множество вещей крайне важных для жизни общества делается отнюдь не в силу закона, а в рамках гражданского общества, семей и сообществ. Эти полезнейшие влияния, никак не связанные с законом, играют основную роль в моральном развитии индивидов. Мы не должны увиливать от собственной ответственности, поручая политикам – которые уж точно и сами не без греха – нести эту важную функцию.

Когда начинаешь изучать реальную историю федеральной борьбы с наркотиками, открывается такое нагромождение лжи, ханжества и невежества, что просто лишаешься речи.

Как минимум в одной из областей те, кто ратовал за запрет алкоголя, были честны: Конституция не дает федеральному правительству права просто запрещать такие вещи. Когда обсуждалось введение сухого закона, все поняли, что для этого требуется конституционная поправка. И для того чтобы запретить конкретный вид наркотика, Налоговый закон Харрисона от 1914 года просто обложил его запретительно высокими налогами. Никто не смог бы платить такой налог, поэтому каждый, задержанный с «субстанциями», указанными в законе, обвинялся не во владении, которое не преследовалось уголовно, а в уклонении от налогов.

А теперь я расскажу вам об одном особенно интересном факте из истории запрещения марихуаны. Существенным моментом, который повлиял на все обсуждения данного запрета, была связь его с мексиканцами, с которыми в то время она широко ассоциировалась. В сенате штата Техас один из сенаторов заявил: «Все мексиканцы абсолютно сумасшедшие и делает их такими эта трава». Похожие слова можно было услышать во многих штатах по всей стране. Гэрри Эшлингер, возглавлявший федеральное правительственное Бюро по наркотикам ,однажды сказал что «основной причиной по которой надо запретить марихуану – это ее влияние на вырождающиеся расы». Это не оговорка: Эшлингер запросто раздавал такие комментарии направо и налево.

Появившийся в результате Закон о налоге на марихуану от 1937 года (да-да, федеральному запрету всего семь десятилетий!) – не имел ничего общего с наукой и медициной, зато очень многое с этнической рознью, карьерными устремлениями в Бюро по наркотикам, дискриминацией и пропагандой в желтой прессе. Слушания по этому важнейшему вопросу заняли всего два часа, слишком мало для того, чтобы разобраться с ее воздействием на здоровье – основной, как все ошибочно полагают, причиной ее запрета.

По вопросу было заслушано всего два эксперта. Одним из них был Джеймс Мюних, профессор, который заявил, что ввел активное вещество марихуаны тремстам собакам и две их них умерли. На вопрос, почему он выбрал собак как аналог для моделирования реакций человека, он окрысился: "Я не знаю! Я не собачий психолог".

Мы можем твердо утверждать, что этот профессор никаким собакам этого ингредиента не вводил, так как он был впервые лабораторно выделен в Голландии годами позже. Но запомните этого товарища.

Другим экспертом был Уильям Вудворт, который представлял Американскую медицинскую ассоциацию. Он высказался против законопроекта, как не подтвержденного медициной продукта невежества и пропаганды. Он заявил: «Американская медицинская ассоциация не имеет свидетельств того, что марихуана является опасным наркотиком». На что один и конгрессменов ответил: «Доктор, если вы ничего не хотите сказать в поддержку закона, почему бы вам не отправиться домой?»

В Конгрессе все обсуждение национального запрета марихуаны заняло полторы минуты.

«Мистер Спикер, о чем этот законопроект?» - спросил конгрессмен от Нью-Йорка.

«Я не знаю, - было ему ответом, - он о том, что нам делать с чем-то, называемым марихуана. Я думаю это какой-то наркотик».

Второй вопрос от конгрессмена: «Мистер Спикер, поддерживает ли этот законопроект Американская медицинская ассоциация?»

Как мы помним, АМА была против законопроекта. Но Спикер ответил: «Их доктор Вентворт [sic!] был здесь. Они поддерживают законопроект на сто процентов».

И этой ложью завершились все дебаты.

В 1937 году законопроект был принят, Эшлингер созвал национальную конференцию, на которую пригласил всех, кто что-либо знал о марихуане, кого смог найти. Из 42 человек, 39 в той или иной степени высказались, что не понимают, зачем их сюда пригласили, и что они мало что знают о предмете. Остальные трое были: 1) Уильям Вудворт от АМА, 2) его ассистент, 3) Джеймс Мюних, профессор с собачками.

Вы можете сами догадаться, что случилось потом. Джеймс Мюних, единственный на всей конференции, кто соглашался с позицией Эшлингера по марихуане был назначен Официальным Экспертом в Федеральном Бюро по наркотикам. Единственный человек, который согласен с позицией правительства, назначается Официальным Экспертом! Если это не хрестоматийный случай того, как действует правительство, то я не знаю, что будет лучшим примером.

Теперь вспомните заявление Эшлингера – от которого он потом отказался под давлением медицинской общественности - что марихуана "это наркотик, вызывающий привыкание, приводящий наркоманов к сумасшествию, преступлениям и смерти". В конце 1930-х –начале 1940-х годов защитники этой точки зрения, комментируя серию хорошо освещенных в прессе судебных процессов об убийствах, охотно цитировали эту фразу, предполагая (что бы вы думали?), что преступники перед совершением насилия употребляли наркотики.

На одном из таких судов приснопамятный Официальный Эксперт был призван, чтобы доказать, что марихуана вызывает сумасшествие. В своих свидетельских показаниях в суде Ньюарка, штат Нью-Джерси, Мюних сообщил, что испытывал этот наркотик на себе. На вопрос, что происходило, когда он принял наркотик, он ответил: «После двух затяжек марихуаны мне показалось, что я превратился в летучую мышь». И пятнадцать минут летал по комнате, добавил он.

Поверите ли, это все доказательства, которые он представил. Обвиняемые теперь знали что говорить: «После двух затяжек марихуаны мои клыки выросли до шести дюймов и обагрились кровью». Вот и все доказательства того, что марихуана вызывает сумасшествие.

Между тем, Эшлингер сообщил Мюниху, что его должность Официального Эксперта окажется под угрозой, если тот продолжит утверждать, что превращался в летучую мышь. Тот и перестал.

В 1970 году федеральное правительство отменило налоговые меры, и просто ввело запрет на ряд веществ. Никаких конституционных обоснований представлено не было.

Мы не относимся к алкоголикам как к преступникам и не заключаем их в тюрьмы. Такого видимо никогда и не увидим, так как политики сами наслаждаются алкоголем. Проблема наркотиков – аналогична – это проблема медиков, а не полицейских. Семья, церковь и общество должны понимать свою ответственность за то, что люди отравляют себя наркотиками. Загружать наши суды и тюрьмы делами, состоящими в том, что у человека обнаружено микроскопическое количество запрещенных веществ и которые никогда не причиняли никакого вреда другим, пожирает ресурсы, необходимые для борьбы с настоящими опасными преступниками, которые угрожают нам. За последние два десятилетия по делам, связанным с наркотиками было заключено под стражу больше людей, чем за все остальные преступления вместе взятые. И это не считая продолжающейся эрозии наших гражданских свобод, за которые война с наркотиками также ответственна.

Провал в федеральной борьбе с наркотиками очевиден хотя бы из того факта, что правительство не может предотвратить употребление наркотиков в тюрьмах, которые окружены вооруженной охраной. Факт остается фактом – наркотики не перестали быть доступными для тех, кто хочет их употреблять. Это кошмарный сценарий развития событий, которого все боятся; но они не могут осознать, что мы уже к нему пришли. Опрос за опросом в большинстве высших учебных заведений подтверждают, что студенты легко могут достать наркотики, если того хотят. Так и работает черный рынок: запрещение товара, который востребован, не отменяет его востребованности, но просто порождает более опасные и нежелательные каналы доставки этого товара, дает криминальному сектору экономики новый источник дохода и власти. Как и со многими другими вещами, конституционным методом действий будет оставить федеральное правительство за кадром и отдать решение вопроса штатам.

Независимо от нашей позиции по войне с наркотиками в целом, мы обязаны согласиться с разрешением медицинского использования марихуаны. Использование этого запрещенного сейчас препарата могло бы облегчить невыносимые страдания бесчисленных пациентов. Как можем мы отвергать поддержку свободы и индивидуальной ответственности в данном, очевидном случае? Какой вред это нанесет кому-либо, если мы позволим нашим согражданам, мучающимся болью, найти необходимое им облегчение? Что это за «сострадательный консерватизм»?

Как обычно, это грубое нарушение Конституции получает поддержку обеих партий. Администрации Клинтона угрожала штатам, разрешившим медицинское применение марихуаны, подвергнуть уголовному преследованию врачей, которые будут ее прописывать. В 2005 году назначенные Клинтоном судьи Верховного суда Рут Бадер Гинзбург и Стефен Брейер поддержали претензии правительства на запрет медицинского использования марихуаны для тех штатов, которые проголосовали за ее разрешение. (Алабама, Миссисипи и Луизиана, которые не разрешили медицинского использования марихуаны и имеют жесткие антинаркотические законы, выпустили совместное заявление о том, что, несмотря на то, что они не согласны с политикой Калифорнии, они еще больше возражают против того, чтобы федеральное правительство имело возможность влиять на эту политику и применять свою власть в этой области).

Конституционные аргументы в пользу разрешения федеральному правительству карать медицинское применение марихуаны даже в штатах, где местные органы его разрешили – это оскорбление для американского народа. Они основаны на полном непонимании положений Конституции, касающихся коммерции и сферы применения этих положений. Однако если вы хотите понять как эти положения используются теми, кто понимает настоящее намерения создателей Конституции, обратитесь к красноречивому особому мнению, высказанному судьей Кларенсом Томасом по делу Гонсалес vs (против) Райх (2005).

Свободы личности, которые я описываю, касаются не только индивида, но и включают его семью и домохозяйство. К примеру, я всегда поддерживал семьи с домашним обучением, идеология которого распространяется от воззрений вермонтских «зеленых» до южных евангелистов. Я всегда говорил, что правительство не владеет своими гражданами – и не владеет вашими детьми. Очень плохо, что некоторые родители принуждаются к оплате обучение своих детей, которое они не только не считают полезным, но и которое они и не одобряют с философской или религиозной точки зрения (я когда-то очень интересовался тем, почему люди, которые вроде бы вполне понимают, что неправильно требовать у людей деньги на поддержку религий, которые они не разделяют, без колебаний проделывают то же в случае сбора денег на образование, философии которого люди не приемлют). Хуже того, в некоторых случаях, они вынуждены лавировать между законами, чтобы все же дать детям образование, которое они считают нужным.

Можно написать длинную книгу о том, как правительство вмешивается в законные права семей, но давайте рассмотрим один пример, который интересен еще и тем, что почти не освещался в масс-медиа. В 2004 году президентская инициатива, под названием Новая комиссия свободы выпустила доклад, в котором предлагала ввести принудительное обследование психического здоровья, начиная с дошкольного возраста. Несмотря на то, что программа не была принята на федеральном уровне, гранты все равно были отправлены в штаты для введения пилотных программ в соответствии с докладом. Я думаю, все поняли, что это значит.

Перед тем, как обсуждать, насколько отвратительно это предложение, давайте посмотрим, кто, очевидно, выигрывает от этого решения: фармацевтическая индустрия. Мало сомнений остается в том, что в результате этой программы у дополнительных миллионов детей сразу обнаружится потребность в психотропных препаратах. Около 2.5 миллионов детей уже используют эти препараты, при этом (по данным журнала Американской медицинской ассоциации) в период с 1991 по 1995 произошел трехкратный рост. Цифра выросла еще в пять раз с 1995 по 2002 годы.

Хорошо ли это? Мы склонны относиться к этому скептически. Отсутствуют данные о долгосрочных последствиях приема психотропных препаратов детьми, чей мозг еще развивается. Медицинская наука не проводила исчерпывающих исследований каждого препарата, так что может получиться, что мы накачиваем наших детей наркотиками. Краткосрочные побочные эффекты уже проявляются у многих детей, в то время как многие родители уже подверглись преследованию органов опеки за то, что отказываются давать препараты своим детям. Еще сложнее станет противостоять режиму, если будет введена программа исследования ментального здоровья. Диагностика многих отклонений весьма субъективна, а врач Карен Эффрем даже высказывает опасения, что дети могут таким образом преследоваться за то, что исповедуют религиозные или политические взгляды, отличающиеся от ортодоксальных.

Ключевой вопрос состоит в том, по какому праву правительство вмешивается в эту область. Вопрос психического здоровья – это, очевидно, вопрос исключительно родителей и их врачей. Какой свободный человек отдаст сокровенные вопросы психического здоровья своего ребенка бездушным правительственным чиновникам?

Даже когда появился этот доклад, я пытался заблокировать финансирование этой программы. Мои оппоненты расценили это как слишком резкую реакцию. Но так ли это в свете обычных методов действия правительства? Если история правительственного вмешательства чему-либо нас учит, то сейчас самое время сражаться против деспотических и абсурдных программ до того, как они утверждены, так как после утверждения их невозможно будет искоренить. Их нужно блокировать до того, как они получили шанс начать действовать. Иначе локальные программы с федеральным финансированием будут тихо расти и шириться, пока мы в результате не получим обязательную программу ментального сканирования. Так бывает всегда.

Я упомянул этот пример не потому, что он сейчас наиболее сильно угрожает нашей республике, а потому что случай очень разоблачающий: доклад, родившийся в недрах исполнительной власти рекомендует поголовное ментальное сканирование всех американских детей, но не получает никакого внимания. Даже поколение назад медиа раструбили бы об этом случае, и американские родители отвергли бы его так, что никто бы не посмел поднять его еще раз. Этот пример еще и очень полезен в качестве иллюстрации того, как правительство начинает наступление на наши гражданские права – в ограниченном масштабе и полное сладких речей – и как группы специальных интересов, в данном случае психиатрический истэблишмент и фармацевтическая отрасль, пробивают решения, которые позволяют им откусить кусок общественного пирога (я прямо-таки упиваюсь своей искренней верой в то, что только в результате простого стечения обстоятельств эти люди получат новые миллионы клиентов).

Наша Конституция была написана для того, чтобы ограничивать правительство, а не людей. Правительство всегда имело соблазн перевернуть эту истину вверх ногами. Как сказал однажды Джордж Вашингтон, один из основателей нации: «Правительство – это не благоразумие, это не красноречие; это власть. Как огонь оно – опасный слуга и страшный господин.


Глава 6. Деньги: Запретная тема американской политики

Американцы осведомлены о состоянии наших финансов: крах рынка недвижимости, коллапсирующий доллар, признаки инфляции. Большинство не знает о том, что породило такую ситуацию, но чувствуют, что в экономике что-то неладно.

Ни одна политическая партия не говорит с нами честно и откровенно. Вместо этого телекомментаторы говорят им, что их правители знают, что идет неправильно и очень скоро поставят все на свои места. Ничего фундаментального не происходит - немного манипуляций со стороны Федеральной Резервной системы и все будет хорошо.

Эти натянутые и неестественные ответы мало кого удовлетворяют, но других ответов, американцы не получают.

Повторюсь еще раз: американцы лишены полномасштабной и плодотворной дискуссии нпо вопросам, представляющим хоть какую-то важность. Весь спектр дебатов ограничивается мышиной возней: следует ли Федеральной резервной системе провести это минимальное изменение или другое? Прочитайте внимательно любую газету или посмотрите новости по телевидению – вы не увидите ни одного обсуждения фундаментального вопроса. Дебаты c завидным постоянством сводятся к поверхностным вопросам.

В 2000-ом году я писал: “Относительная стабильность нашей валюты, которой мы наслаждались, вступая в XXI столетие, не продлится вечно. Нестабильность финансовых рынков в связи с повсеместным использованием доллара в качестве резервной валюты приведет к разрушительным сдвигам, с которыми Конгрессу неожиданно придется иметь дело». Стремительное падение доллара в 2007-ом и начале 2008 года показало, что все обещания и уверения в нормальности нашей системы были ложью.

Дальнейшие полумеры только отдалят неизбежный день расплаты. Давно пришло время американцам перестать верить вероломным нефтяным коммерсантам, чья денежная система уничтожила ценность доллара, и обратиться к экономистам, проповедовавшим свободный рынок. Большую часть двадцатого столетия они предостерегали нас именно от той денежной системы, которую мы сейчас имеем. Чем больше американцев будет об этом знать, тем больше шансов у нас на возвращение к осмысленной денежной системе. Как писал Джон Адамс Томасу Джефферсону в 1787 году: “Все затруднения, ошибки и страдания Америки происходят не столько из дефектов Конституции или Конфедерации, и не столько из поисков славы и добродетели, сколько из полного игнорирования природы денег, кредита и обращения.”

Конституция четко определяет монетарные полномочия федерального правительства. Конгресс имеет конституционные полномочия определять золотое или серебряное содержание доллара, но не “выпускать аккредитивы”. Наследие Отцов-Основателей недвусмысленно указывает, что именно таковы были их намерения. Власть регулировать ценность денег не означает, что правительство может лишить деньги базы; эта власть никогда федеральному правительству не предназначалась. Вся власть над деньгами, принадлежащая правительству – это кодифицировать в терминах золота существующее определение доллара (которое уже определена Конституцией); правительству также отдано право определять в стандарте доллара соотношение между золотом и серебром или другим металлом, базируясь на рыночной стоимости этих металлов.

Эта ответственность более-менее качественно соблюдалась в девятнадцатом столетии, несмотря на злоупотребления, которым подвергся доллар в связи с Гражданской войной, а также непрекращающиеся попытки создать центральный банк. Эта политика позволяла сохранить относительно стабильные цены, проблемы начались только тогда, когда игнорировали или злоупотребляли золотым стандартом. (Поверхностное понимание экономической истории XIX века винит золотой стандарт в тяжелых проблемах экономики, что абсолютно абсурдно. Полное опровержение этих взглядов см. книгу Мюррея Ротбарда «История денежного обращения и банковского дела в США: От колониального периода до Второй мировой войны» (русское издание - Челябинск: Социум, 2005. – прим. перев.)).

Отцы-Основатели имели достаточно опыта общения с бумажными деньгами и этот опыт настроил большинство из них жестко против. Война за независимость частично финансировалась выпущенной правительством Континентальной валютой, которая не была обеспечена золотом и к использованию которой люди были принуждены. Эта валюта выпускалась во все большем и большем избытке до тех пор пока ее ценность не была полностью разрушена. Неудивительно, что большинство государственных деятелей протестовали против выпуска государством необеспеченных денег и Конституция, которую они разрабатывали, нигде не предоставляет правительству такого права.

По этой причине Джеймс Мэдисон однажды написал, что конституционное запрещение аккредитивов (под которыми имелись в виду бумажные деньги) должно

«принести пользу каждому гражданину пропорционально его любви к справедливости и понимания истинных источников общественного процветания. Потери, которые Америка понесла с момента установления мира от пагубных эффектов бумажных денег в области доверия между людьми, надежды на государственные институты, негативные последствия для морали людей и промышленности, а также репутации республиканского правления, составляют огромный моральный долг, который Штаты приобрели этой непродуманной мерой».

Большую часть американской истории доллар был привязан к определенному количеству золота. До 1933 года 20 долларов можно было обменять на одну унцию золота. Но в том году правительство отошло от золотого стандарта, и доллар стало невозможно на что-либо обменять. Правительство конфисковало у граждан сбережения в золотых монетах, аннулировало контракты, которые подразумевали оплату золотом за услуги или товары и объявило, что доллар более не может быть обменян на золото гражданами США - но разрешило иностранным центральным банкам обменивать доллар на золото по 35$ за унцию. Но даже эта слабая привязка кончилась в 1971 году, когда Ричард Никсон объявил, что если продолжать торговать своим золотом по 35$ за унцию, то в течение года у США вовсе не останется золота. С этого момента Никсон официально закрыл золотое окно, так что теперь даже зарубежные центральные банки не могли получить за доллары золото. Таким образом, он обрезал последнюю нить, привязывавшую доллар к золоту.

Теперь давайте ненадолго заглянем внутрь механизма работы Федеральной Резервной Системы (ФРС). Что означает, когда мы читаем, что председатель ФРС снижает ставки процента? Аналитики ссылаются на некую ставку процента по федеральным фондам, ставку под которую банки занимают деньги друг у друга. Банки должны держать некоторую часть своих средств в резерве, не выдавая их в кредит, чтобы быть способными обеспечить изъятие части денег своими вкладчиками. Иногда банки обнаруживают, что их резервы ниже, чем установлено ФРС, потому что они выдали слишком много кредитов или потому что необычно большое количество людей изымает у них вклады. Когда банкам необходимо восстановить резервы наличности, они занимают ее друг у друга чтобы поддержать соответствие нормативам резервирования ФРС.

Ставка по федеральным фондам растет, когда банки проявляют слишком большой спрос на краткосрочные кредиты, а предложение средств невелико, по причинам, о которых мы поговорим позже, ФРС часто заинтересовано в низкой ставке по федеральным фондам. В связи с тем, что ФРС не может напрямую устанавливать ставку, она вмешивается в экономику для того, чтобы повысить или понизить ставку. Понижение ставки производится путем покупки ценных бумаг у банков. Это дает банкам свободные средства, чтобы дать их в кредит тем банкам, которые в этом нуждаются. Свободные средства теперь перестали быть редкими, и ставка по федеральным фондам соответственно понизилась.

Где же ФРС берет деньги для того, чтобы выкупить ценные бумаги? Она создает их из воздуха, просто подписывая чеки на свое имя и выдавая их банкам. Если это звучит подозрительно, то вы все правильно поняли.

Вот таким образом деятельность ФРС ведет к снижению ставки по федеральным резервам. Благодаря покупкам ценных бумаг банки теперь имеют свободные средства, которые они могут одалживать (другим банкам, корпорациям или частным лицам). Чтобы привлечь дополнительных заемщиков, они должны снизить процентные ставки или снизить требования к заемщикам или и то и другое.

Когда ФРС вмешивается в экономику, создавая денежную массу из ничего, она порождает все виды экономических проблем. Снижается ценность доллара, из-за этого люди становятся беднее. А в долгосрочном аспекте даже то, что кажется стимулом для экономики – дополнительное потребление вследствие заимствований – также оборачивается вредными для последствиями, так как кажущееся изобилие на самом деле готовит почву для очередной рецессии или даже кризиса.

Во-первых, рассмотрим влияние инфляции, ценой которой ФРС увеличивает предложение денег на ценность доллара. Увеличивая предложение денег, ФРС снижает ценность каждого уже существующего доллара. Представьте себе, если бы запас бейсбольных карт Микки Мэнтла был безграничен, каждая карточка не стоила бы почти ничего. Тот же принцип приложим к деньгам: чем больше их выпускает ФРС, тем ниже ценность каждой денежной единицы, находящейся в чьем-то владении. Когда возрастает предложение денег, растут цены на товары – так как каждый доллар теперь стоит меньше, на него можно приобрести меньше товаров, чем раньше. Или представьте себе аукцион, на котором каждому участнику дали дополнительно к имеющимся деньгам по миллиону долларов. Конечно же, мы имеем все основания ожидать, что ставки возрастут. Рынок работает точно так же, за тем исключением, что на свободном рынке вместо одного аукциониста присутствуют миллионы независимых продавцов.

Существует точка зрения, что коль скоро цены растут, вместе с ними растут доходы и заработные платы, и что рост цен не создает реальных проблем в целом. Эта ошибочная концепция не замечает один из самых незаметных, но при этом аморальных эффектов инфляции: она перераспределяет благосостояние от бедных и среднего класса к людям, имеющим хорошие политические связи. Рост цен в результате инфляции не происходит разом и в одинаковой степени на все товары. Те, кто первыми получают новые деньги, получают их до роста цен. Они наслаждаются неожиданным счастьем. Однако, когда они потратили деньги и следующая волна реципиентов потратила их цены начинают расти по всей экономике, обычный человек теперь платит более высокие цены, зарабатывая старую зарплату, которая еще не индексирована с учетом увеличенного предложения денег. Все время, пока деньги не пройдут полный круг по экономике, обычные люди платят повышенные цены, и только после этого (возможно) получают повышение доходов. Обогащение тех, кто имеет политические связи, другими словами – тех, кто получает только что созданные деньги первым: государственные подрядчики, крупные банки и тому подобные – получают доходы за счет всех остальных. Этот эффект носит название дистрибутивного эффекта инфляции или эффекта Кантильона, в честь Ричарда Кантильона. Обычных людей попросту молча грабят с помощью этого незаметного средства, и они обычно не понимают, что именно с ними происходит. И, естественно, почти никто из политического истэблишмента не имеет мотивов сказать им об этом.

Я уже обсуждал здравоохранение, но и здесь важно упомянуть, что растущие издержки здравоохранения не могут быть полностью поняты отдельно от денежных вопросов. Коль скоро в этой сфере крепко замешано правительство, то сюда направляется существенная часть заново созданных денег. Поэтому издержки на здравоохранение растут быстрее, чем в других секторах экономики: там, куда направляются новые правительственные деньги, повышение цен проявляется наиболее быстро и заметно.

Когда ценность сбережений американцев сознательно снижается путем инфляции – это налог, пусть и скрытый. Я называю его инфляционным налогом, налогом, который наименее заметен и наиболее коварен: большинство американцев и не представляют себе какие причины его вызывают, или почему их уровень жизни снижается. Между тем, правительство и его дружественные структуры продолжают получать свои доли в награбленном. Дело верное, пока никто не догадывается, что происходит.

Между тем, мудрые американцы в прошлом вполне понимали вред, который необеспеченные деньги причиняют наименее обеспеченным слоям населения. «Рост цен, который следует за экспансией [бумажных денег]», - писал Уильям Гуж, казначейский советник администрации Эндрю Джексона – «не влияют на все виды труда и товаров одновременно и в равной степени. … Заработная плата обычно возрастает в последнюю очередь. … Рабочий человек обнаруживает, что все предметы, которые использует он или его семья растут в цене, а расценки на его труд остаются теми же». Сам Джексон предупреждал, что инфляционистская денежная политика, осуществляемая путем выпуска «необеспеченных бумажных денег», «всегда приводит к потерям для трудящихся классов». Подобным же образом, сенатор Дэниэл Уэбстер доказывал, что «из всех способов обмана рабочего класса нет более эффективного, чем запутать его в необеспеченных деньгах».

Более того, «уровень инфляции», который отслеживается с помощью индекса потребительских цен (ИПЦ), чаще всего измеряется неправильно. Ради интереса, спросите среднего американца, верит ли он в то, что цены растут с темпом всего несколько процентов в год, как утверждает официальная статистика. Показатели так называемой реальной инфляции не включают пищевые продукты и энергию, а ведь их цены растут наиболее быстро.

Но есть и другой, более существенный вопрос, в рамках которого измерения «инфляции» больше затемняют, чем проясняют. Людвиг фон Мизес говорил, что правительство будет всегда стараться при разговоре об инфляции сфокусировать внимание людей на ценах. Но растущие цены – это результат инфляции, а не сама инфляция. Инфляция – это увеличение предложения денег. И если мы будем рассматривать ее таким образом, то сразу станет понятно, как ее лечить: нужно просто запретить ФРС увеличивать денежную массу. Фокусируя внимание на ценах, мы можем ошибочно диагностировать проблему, а также стать более восприимчивыми к фальшивым правительственным «решениям» вроде контроля за ценами и заработными платами, как в 1970-х.

Теперь давайте рассмотрим, что реально происходит когда ФРС понижает процентные ставки. Мы часто слышим призывы к ФРС делать именно это в качестве бесплатного способа обеспечить вечное всеобщее благосостояние. Однако ложное процветание, которое приносит снижение ставок, не является ни бесплатным, ни вечным. Когда ФРС искусственно снижает ставки, это искажает экономические условия и ведет людей к совершению необоснованных инвестиций. Возможности инвестиций, которые раньше представлялись невыгодными из-за высокой ставки процента, теперь в свете низких ставок кажутся привлекательными. Это ошибочные инвестиции, которые бизнес не совершил бы в случае, если бы имел корректную экономическую информацию, а не искаженную ложными сигналами ФРС.

В краткосрочном аспекте проявляются ложные признаки процветания. Бизнес расширяется. Везде идет новое строительство. Люди чувствуют себя богаче. Это, кстати, основная причина политического давления на ФРС с целью снижения ставок перед выборами: процветание длится недолго, а болезненная коррекция наступит уже после того, как люди проголосовали.

После того, как заемщики потратили деньги, которые успели занять, они начинают бороться между собой за редкие ресурсы, что ведет к росту цен и процентных ставок. Так экономика выявляет, что многие долгосрочные проекты, которые были начаты, теперь нельзя завершить, так как кредитные ресурсы подорожали. Некоторые из них закрываются со всеми неприятными последствиями: разбазаренный капитал, неправильное размещение ресурсов, приостановка производства, увольнения и т.д.

Ставки процента находились на исходном уровне не случайно: сбережения были низки, и поэтому инвесторам было почти нечего занимать, цена кредита (процентная ставка) была высока. Сдерживаемые определенной рынком ставкой процента, инвесторы воздерживаются от излишнего заимствования при финансировании долгосрочных проектов, результатом чего будет умеренное заимствование и рост. Ставки процента, установленные рынком, координируют производственный процесс в соответствии с реальными экономическими условиями. Запускаются только наиболее доходные, социально востребованные проекты. Когда ФРС снижает процентные ставки, она систематически дезориентирует инвесторов и создает искусственные экономические бумы. Нобелевская премия Ф.А. Хайека по экономике, которой он был награжден в 1974 году, была получена им именно за работы в этой области: как центральный банк, манипулируя процентной ставкой, вносит хаос в экономику и предопределяет неизбежный кризис.

ФРС часто пытается оттянуть день расплаты – болезненный период, когда ошибочные инвестиции ликвидируются и экономика возвращается к истинному здоровью. Ставки снова искусственно понижаются, ложное благополучие продолжается, но проблема ошибочных инвестиций становится только острее. ФРС не может продолжать это вечно: бесконечное увеличение денежной массы может привести к гиперинфляции и полному разрушению денежного обращения. В некоторых случаях центральные банки обнаруживают, что когда они после некоторого выжидания возвращаются к инфляции как способу оживить деловую активность, это не приносит видимого эффекта. Ресурсы системы просто истощились.

Японская экономика предоставляет нам яркий пример тщетности манипулирования процентными ставками. Японская экономика находилась в депрессии все 1990е годы, несмотря на то, что японский центральный банк урезал процентные ставки. Снижение процентных ставок не смогло стимулировать экономику. Благоденствие не может быть сотворено центральным банком из воздуха.

Именно поэтому я был в восторге, когда комик Джон Стюарт, в то время как в его программе участвовал бывший глава ФРС Алан Гринспен, спросил того, зачем вообще нужна ФРС и почему процентные ставки не могут просто устанавливаться на свободном рынке. Это великий вопрос, тот вопрос, который никогда не задают в Америке «серьезные» люди, в поисках ответа на него Гринспен просто что-то бессвязно бормотал. Даже сторонники Гринспена были шокированы тем, как слабо он ответил на вопрос о необходимости учреждения, которым он руководил около двух десятилетий.

Идея центрального экономического планирования дискредитирована настолько, насколько вообще может быть дискредитирована какая-либо идея. Но даже декларируя свою преданность свободному рынку мы почему-то в то же время централизованно планируем нашу денежную систему – сердце экономики. Американцы должны отбросить всякую мысль о том, что один человек, будь то Алан Гринспен, Бен Берненке или любой другой председатель ФРС может знать, какое количество денег и процентные ставки нужны рынку. Это может определить только сам рынок. Американцы должны усвоить этот урок, если мы хотим избежать продолжающихся и углубляющихся рецессий и получить экономику, растущую на здоровой и постоянной основе.

Немногие американцы знают, что раньше Гринспен был честным защитником золотого стандарта как единственной денежной системы, подходящей для свободного общества. Через некоторое время после моего возвращения в Конгресс в 1996 году, я разговаривал с Гринспеном на специальном мероприятии, которое проводилось перед его речью для банковского комитета Конгресса. На этом мероприятии каждый конгрессмен мог подойти и пообщаться или сфотографироваться с первым лицом ФРС. Я решил принести свою оригинальную копию его статьи 1966 года в журнале «Вестник объективизма», под названием «Золото и экономическая свобода» - выдающаяся работа, в которой излагались экономические и моральные достоинства товарного денежного стандарта по сравнению с неразменными бумажными деньгами. Он любезно согласился подписать ее для меня. И пока он подписывал статью, я спросил, не желает ли он написать опровержение. Он ответил, сохраняя естественный вид, что недавно перечитывал статью и что сейчас он не изменил бы в ней не слова. Я нашел это восхитительным: неужели в самой глубине своего сердца Гринспен все еще верит в железную логику своей классической статьи?

Чуть позднее, я решил - быть может, в этом была и толика озорства – принести эту статью и привести аргументы, изложенные в ней, во время выступления Гринспена перед комитетом. Но Гринспен, председатель ФРС, на публике отнесся к ним куда менее сочувственно. Он ответил, что его взгляды изменились с момента написания статьи и он даже высказал абсурдное мнение, что ФРС не способствует экспансии правительства и дефицитному бюджету.

Реальные взгляды Гринспена, интересные разве только для информации, на самом деле абсолютно неважны. Важна система. Понятное дело, абсурдно было бы председателю ФРС выйти в Конгресс и жаловаться, что настоящая причина проблем в экономике происходит от дефицитного бюджета и что виноват только Конгресс и его неосмотрительное обращение с бюджетом. Это не так: виновата вся система. Конгресс не мог бы из года в год утверждать бюджет с превышением расходов над доходами, если бы ФРС отказалась его финансировать, приобретая банковские ценные бумаги на деньги, создаваемые из воздуха.

Истинный вопрос, который мы должны задавать таков: нужна ли нам денежная система, которой политики могут манипулировать исходя из своих выгод? Должны ли мы позволять им оплачивать свои экстравагантные проекты деньгами, которые печатаются по их запросу и обкладывают скрытыми налогами всех американцев, разрушая ценность нашего доллара?

Золото нельзя добывать также дешево, как ФРС печатает деньги. Нельзя и каждодневно манипулировать его запасом. В золотом стандарте заключено великое распределение власти. Это сила системы, позволяющая людям замечать любые монетарные выкрутасы их правителей и не разрешать им эксплуатировать себя путем ослабления ценности денег.

Золотой стандарт всегда был надежным бастионом на пути инфляции. В инфляции виноваты только политические манипуляции деньгами, которые мы наблюдаем с 1930-х годов. Это не новость и это не так сложно понять. Запас золота относительно стабилен и растет медленно. Но в свободной экономике инвестиции в капитал ведут к всевозрастающей производительности труда и способности экономики производить все больше и больше товаров. Но при том, что количество золота относительно стабильно, а предложение товаров растет, золото должно становиться относительно дороже, а цены товаров должны становиться все ниже и ниже.

История доказывает это. Вещь, которая стоила 100$ в 1913 году (когда был принят закон о Федеральном резерве), в 2006 году стоила бы 2014.81$. Вещь, которая стоит 100$ в 2006 году, в 1913 стоила бы всего 4.96$. Как мы видим, доллар потерял почти всю свою ценность с момента основания ФРС. Если бы золотой стандарт привел к такому удешевению доллара, мы не услышали бы конца воплям его противников. Но ФРС довела доллар до этого и … мертвое молчание. ФРС удалось оградить себя от той критики, которая обычно должна обрушиваться на все институты, которые вредят американцам.

И, заметим, золотой стандарт не приводил к таким последствиям. Сбережения людей росли в цене и не разграблялись инфляцией. Вещь, которая стоила 100$ в 1820 году, в 1913-ом стоила бы 63.02$.

Федеральная резервная система теперь не публикует значение агрегата М3, общего предложения денег. Ответственные лица утверждают, что одна из причин этого в том, что сбор исходных данных для его подсчета стоит слишком дорого – и это мы слышим от учреждения, которое создает из ничего столько денег, сколько оно желает, без всяких ограничений и проверок! Я уверен, реальная причина, по которой мы не получаем этих цифр – это то, что они слишком разоблачающие. Они скажут нам больше о том, что на самом деле творит ФРС и покажут истинный размер вреда, наносимого нашим долларам, чем ФРС хочет, чтобы мы знали.

Любое правительство, которое ведет инфляционистскую политику, несет риск гиперинфляции, которая начинается тогда, когда предложение денег становится таким большим, что деньги теряют всю свою ценность. Это происходит очень быстро и всегда неожиданно, а также обладает сильной положительной обратной связью.

Классический пример гиперинфляции имел место в Германии в 1923 году (хотя, еще худший вариант имел место в Венгрии после Второй Мировой войны). Когда в том году французские войска заняли Рур, индустриальный и богатый ресурсами район западной Германии, правительство Германии призвало рабочих устроить всеобщую забастовку и отказаться работать. Оно выплачивало им заработную плату, просто допечатывая необходимые деньги.

Однако процесс вышел из-под контроля. Люди видели, как быстро их деньги теряют ценность, они знали, что чем дольше они держат деньги на руках, тем меньше они смогут на них купить. Поэтому они спешили как можно быстрее купить все что могли купить, купить что-нибудь стоящее больше чем кусочки бумаги, которыми стремительно становились немецкие марки. И чем больше они тратили, тем выше становились цены, мотивируя еще большее число людей к бегству от наличности, закупки первых попавшихся товаров и еще большему росту цен в будущем. И так далее. Результатом стал полный крах немецкой марки, из которой дети делали бумажных птичек, а взрослые жгли для того, чтобы согреться.

Для кого станет сюрпризом то, что в 1923 году Адольф Гитлер сделал первую попытку прийти к власти? Нетерпимость и экстремизм всегда обретают свою аудиторию в неблагоприятной или (в данном случае) хаотической экономической обстановке.

В США только в ноябре 2007 года оптовые цены возросли на 3.2 процента – если привести это к годовому росту, то получится почти 40 процентов. Притом, что предполагается оказывать помощь ипотечным заемщикам и том, что ФРС активно производит все больше и больше денег, можем ли мы быть уверенными, что гиперинфляция не начнется прямо здесь и сейчас? На сегодняшний день этот исход становится все более и более вероятным.

Инфляция денежной массы также порождает финансовые пузыри и нестабильность. Инфляция 1990-х принесла 145 миллиардов долларов дохода высокотехнологичным компаниям, котирующимся на бирже NASDAQ в период с 1996 по 2000 годы. Такую же сумму они потеряли в течение года – не говоря уже о триллионах долларов убытков на ценных бумагах, упавших после пика, достигнутого в начале 2000 года. Политик плачутся о гигантских убытках фондового рынка, но никогда не связывают экономику финансовых пузырей и денежную инфляцию, генерируемую ФРС. Конгресс вместо этого решил вменить ошибочные инвестиции в вину аналитикам – чья вина в заблуждениях инвесторов почти нулевая по сравнению со значимостью ложной информации, которую генерирует ФРС своими искусственно заниженными процентными ставками, и финансированием фондовых рынков, которым в последние десять лет предоставлялись щедрые кредиты при любых признаках коррекции. Предотвращая ликвидацию плохих долговых ценных бумаг, ошибочных инвестиций и излишних мощностей, действия ФРС поддерживали финансовые пузыри и делали неизбежный крах все более и более жестоким.

Это политика дешевых кредитов, проводимая ФРС, привела к финансовому пузырю на рынке недвижимости, который доставил серьезные проблемы столь многим американцам. Банки, купающиеся в наличности, созданной ФРС, из воздуха начали предоставлять ипотечные кредиты чуть ли не первому встречному. При наличии свободно доступного кредита люди покупали дома большего размера и более дорогие, чем подсказывал здравый смысл. Они были обречены на катастрофу когда реальность неизбежно прорвалась в иллюзорный мир, созданный ФРС. Используя денежный агрегат MZM мы обнаруживаем, что рост задолженности по ипотечным кредитам с 2001 года практически равен объему прироста денежной массы, проводимому ФРС. Вот куда пошли эти новые деньги и вот откуда взялся пузырь на рынке недвижимости.

И пострадали не только люди, которые соблазнились доступным кредитом и жили не по средствам. Пузырь на рынке недвижимости склонил их и к другим непродуманным и разрушительным решениям. Вследствие искусственного роста цен на недвижимость, люди чувствовали себя более богатыми, чем они были на самом деле. Чувствуя, какими дорогими домами они владеют, они меньше сберегали. Как выразился экономист Марк Торнтон, американцы стали использовать свои дома как гигантские банкоматы для выкачивания денег из собственного капитала.

1990-е годы показали резкий рост нового строительства. Во время рецессии 2001 года темпы нового строительства не снижались, и это была единственная рецессия, когда ожидаемого снижения не было зафиксировано.

Мало кого удивит и статистика: в период с 1998 года по 2005, цены на жилье выросли примерно на 45 процентов. Как замечает Торнтон, этот показатель становится еще более впечатляющим, если учесть факторы, которые должны были снизить цены: новые технологии, удешевляющие строительство, рост предложения дешевой рабочей силы, в основном из Мексики, а также то, что новые дома строились на более дешевой земле. Из-за этих факторов цена объективно не могла расти так быстро, и ее рост был явным признаком опасного финансового пузыря.

Все это имело реальные последствия для обычных людей. Когда пузырь лопнул, многие пережили обращение требования на заложенную недвижимость или даже банкротство, их кредитные рейтинги упали. Строительные фирмы переживают тяжелые времена, и безработица в отрасли значимо растет. Влияние на другие сектора экономики может стать не менее разрушительным.

Кто в разгар катастрофы покажет пальцем на ее истинную причину? Кто призовет к ответу ФРС за вливание в экономику всех этих шальных денег, которые в основном и создали пузырь на рынке недвижимости?

Предыдущий председатель ФРС Алан Гринспен однажды хвалился тем, что политика ФРС позволила многим людям обзавестись жильем. Эта похвальба поблекла, когда пузырь начал лопаться и вверг жизни этих людей в смятение и хаос. Правительственное вмешательство, как обычно, имело вредные непредвиденные последствия – трюизм, который особенно верен в отношении вмешательства в денежную систему. Разоренные домовладельцы – лишь последние его жертвы.

Все опции, облегчающие получение кредита, были доступны почти любому человеку с любым кредитным рейтингом, включая сниженные или аннуитетные платежи, плавающие ставки или ипотечные займы с выплатой только процентов. Люди, которые хотели следовать более традиционной схеме приобретения жилья, такой как кредит с фиксированной ставкой и 20-процентным начальным платежом, были полностью выброшены с рынка недвижимости – таков еще один извращенный эффект пузыря.

Так что же делать?

В первую очередь – давно пришло время вернуть денежные проблемы обратно в рамки честного публичного обсуждения, а затем начать задавать давно забытые вопросы. Больше ста лет тема денег была исключена из нашего политического процесса. Ни одна политическая кампания не строилась на ней и, более того, не обращала на эту тему сколь-нибудь серьезного внимания. Для большинства людей ФРС – это чудесная организация, чьи операции непостижимы. Эта ситуация очень нравится ФРС. Мы этой ситуацией не интересуемся и склонны принимать все как должное, как воздух которым мы дышим. Мы доверяем системе – ведь эксперты, которые управляют нашей денежной системой, плохого не посоветуют (Те самые эксперты, которые больше всех заинтересованы в сохранении статус-кво)! Но указать на нашу денежную систему как на причину снижения уровня жизни, на причину экономических циклов и финансовых пузырей, которые разорили множество американцев? Эта точка зрения просто не встречается ни в одном из разрешенных мнений в Америке.

Пришло время трезво поразмыслить об изменениях – непредвзятой, рациональной переоценке денежной системы, которую сейчас представляют нам как лучшую из возможных, но чьи опасности с каждым днем становятся все более явными и более неотложными.

Первой практической мерой, которую следует принять – это легализация конкуренции. Возврат американцам права использовать драгоценные металлы в качестве средства обмена – первый и осмысленный шаг, если мы верим в свободу. Важно дать американцам шанс уйти из порочной системы и защитить себя от возможного финансового краха путем использования золота и серебра по желанию. Если после этого кто-то захочет проводить транзакции в обесценивающихся долларах – они вольны делать это. Но те, кто предпочитает твердую валюту, которая сохраняет свою ценность и не превратится в туалетную бумагу только потому, что правительству вздумалось запустить печатный станок, получат реальную возможность использовать такую валюту.

На сегодняшний день множество ограничений затрудняют использование золота в рыночных транзакциях. Для того, чтобы их облегчить следует срочно отменить налоги с продаж и на прибыль с драгоценных металлов, и восстановить защиту сделок, номинированных в золоте.

Какие еще политические меры следует принять для защиты американцев от коллапса доллара? Можно ли доверять удобным иллюзиям от ФРС, обещающей все исправить, ведь, только она одна ответственна за тот финансовый хаос, который мы сейчас наблюдаем? Как можем мы так сильно доверять ФРС, которую нам никогда не позволяли проверять? И даже если председатель ФРС действительно является тем гением, которым наши медиа и политики его рисуют вне зависимости от того, кто он, что если ситуация прошла точку, на которой ФРС еще могла остановить коллапс? Что если приведенные в действие экономические законы, на которые ФРС может повлиять не больше, чем на законы гравитации, уже близки к тому, чтобы снести ФРС и американский народ как волна цунами, перед которой польза от урезания процентных ставок сродни пользе зонтика, при защите от падающих кирпичей?

Другими словами, что если я и другие защитники обеспеченной валюты правы?

Если мы неправы, то все что произойдет – это отмена нескольких налогов на золото и серебро. Никакого вреда это не принесет. Но если мы правы, то мы дадим американскому народу надежную защиту от финансового коллапса.

Латание «тришкиного кафтана» – это не решение, но, как я уже говорил, это все что нам сегодня предлагается. Давно пришло время задать фундаментальные вопросы, которые просветят людей, а не запутают и смутят их. Простые попытки исправить проблемы после того, как они проявились, будь то финансовый пузырь NASDAQ или кризис рынка недвижимости, игнорируют корень проблемы и будут проваливаться раз за разом. Мы не можем решить проблему инфляции путем еще больше инфляции. Мы должны спросить – а почему это случилось? Что стало причиной этих финансовых пузырей? Истэблишмент говорит нам; финансовые пузыри просто случаются; эти пузыри – стечение обстоятельств и неизбежные побочные эффекты рыночной экономики. Это абсурд. Но этот нонсенс удобен для многих людей, поэтому он и повторяется так часто. Он дает возможность реальным виновникам финансовых кризисов шанс соскочить с крючка. Мы не должны этого допустить.


Глава 7. Революция

Я слышал речи о том, что род человеческий не хочет свободы, что люди будут счастливы стать рабами, если их будут хорошо кормить и развлекать. Я также слышал, что большинство американцев верят версии событий, которую выдают им мэйнстрим-медиа и сами хотят, чтобы им объясняли, что хорошо, что плохо, кто политически приемлем, а кто нет.

Я не верю в это ни на секунду. Как минимум, наша собственная Американская Революция была бы невозможна, если бы эта ментальность превалировала. Вопреки тому, чему нас учили, большинство, а не меньшинство колонистов поддержало борьбу за свободу против Великобритании .

Факт состоит в том что, свободе не дают честного шанса в нашем обществе, ни в медиа, ни в политике, ни (особенно) в образовании. Я за свою карьеру общался со многими молодыми людьми, многие из которых никогда раньше не слышали моих идей раньше. Но когда я объяснял им свою философию свободы и объяснял им некоторые факты американской истории в свете этих идей, у них загорались глаза. Это было то, чего они никогда не слышали раньше, но это было неодолимо и влекло за собой, обращаясь к их идеалистическим чувствам. Свобода никогда не предлагалась им как вариант выбора.

Мы участвуем в великой битве идей и выбор, который стоит перед нами не может быть яснее. Я призываю всех, кто согласен с этим, пройти самообучение в школе свободы. Прочтите некоторые книги из тех, которые я предлагаю в прилагаемом списке для чтения. Изучайте материалы Института Мизеса и сайта mises.org, самого популярного экономического сайта в мире. Посещайте сайт LewRockwell.com, выдающийся и крайне важный сайт, который я посещаю каждый день [русскоговорящие читатели могут посетить самый крупный российский либертарианский портал LibertyNews (http://libertynews.ru) и знаменитый Либертариум (http://libertarium.ru); Прим. ред.].

Я посвятил эту книгу идеям, которые считаю важными, которыми обычно пренебрегают, но которые необходимы для того, чтобы наша страна когда-нибудь вернулась к тому, чем по-настоящему являлась. Какая часть моей программы может быть завершена за один президентский срок, за десятилетие или два, я не знаю. Но в качестве минимума, который должен стремиться провести преемник Джорджа Буша я предлагаю следующее:

Во-первых, мы должны переосмыслить роль правительства и сделать это быстро. Если мы продолжим думать о нашем государстве как о мировом полицейском и как об ангеле-хранителе, который должен вести нас от рождения до смерти, наши проблемы будут расти все больше и больше и падение экономики в пропасть, начало которого мы сейчас наблюдаем, будет только ускоряться. Роль мирового полицейского разоряет нашу страну и делает ее менее безопасной. «Государство благосостояния» угрожает нашей платежеспособности и привело к деградации когда-то мощных институтов гражданского общества, – которые оказались не нужны, поскольку правительство перехватило у них все функции.

Прямо сейчас наша страна занимает 2.2 млрд. долларов каждый день, преимущественно у Китая и Японии, чтобы оплачивать свои имперские амбиции. Так как доллар продолжает падать, благодаря наращиванию денежной массы ФРС, американские финансовые инструменты теряют свою ценность. Мы не можем ожидать, что эти и другие страны будут держать наши ценные бумаги вечно. И когда они решат, что они больше не желают этого делать, наш мир фантазии рухнет на нас. Никакой больше империи, никаких больше триллионов долларов в закладных. Реальность вернется, и она будет жестока.

Короче говоря, наш нынешний курс несостоятелен. Вспомните статистику: для того, чтобы мы имели возможность оплатить наши долгосрочные обязательства, наша экономика должна расти с темпом, отражаемым двузначным числом, в течение 75 следующих лет. Когда мы последний раз хоть в одном году наблюдали двузначный темп роста? Наша мотовская политика закончится в любом случае - либо одним путем, либо другим. Политики ни словом не упомянут этот вопрос, пока надеются, что коллапс произойдет после окончания срока их работы на занятом посту. Они верят, что американский народ настолько глуп, неосведомлен и близорук, и что они могут отделаться от него приятными словами и пустыми обещаниями больших и больших льгот.

Однако все больше и больше разумных американцев понимают реальное положение дел. Сейчас мы еще можем встретить эту проблему как взрослые люди и сменить наш курс на постепенный выход из этой финансовой ямы, на будущее это станет уроком для тех, кого учили во всем полагаться на государственную поддержку. В краткосрочном аспекте этот подход сохранит действующие социальные программы, от которых мы приучили американцев зависеть, но в соответствии с Конституцией этот подход постепенно приучит штаты, округа и семьи самостоятельно вырабатывать приемлемые решения. В противном случае нам придется встретить коллапс, подобного которому еще не было, и пытаться разобраться в наступившем экономическом хаосе. Я знаю, какой вариант я выберу.

Никто, кого приучили пользоваться социальными программами, не будет выброшен на улицу. Но в долгосрочном аспекте эти программы являются банкротами. Если мы не начнем переходный процесс их сокращения, финансируемый за счет экономии на нашем невероятно раздутом зарубежном военном присутствии, то на улицу окажутся выброшенными все, потому что эти программы просто коллапсируют.

С американцами, когда они начали платежи в Фонд социального страхования, был заключен имплицитный контракт, поэтому никто не собирается отбирать у американцев ресурсы, которые они ожидают получить после выхода на пенсию. Вопреки популярным воззрениям, сейчас деньги на получателей социальных платежей идут не из некоего «трастового фонда», в который люди вносят деньги на протяжении всей карьеры. Если бы все конгрессмены голосовали так, как голосую я - а я твердо стою на точке зрения, что из Фонда социального страхования не следует тратить ни цента - тогда бы мы не имели сейчас многих серьезных проблем. Дело в том, что сейчас в «трастовом фонде» нет денег. Правительство потратило их на другие нужды. Деньги на выплату пенсий и пособий идут непосредственно из текущих поступлений. Те, кто сейчас работают, не создают себе основу для пенсионного обеспечения; они просто дают деньги текущим получателям и могут только надеяться на то, что к моменту их выхода на пенсию останется достаточно работников, чтобы подержать их. Никакая часть системы не предусматривает передачи денег правительству и последующего получения своих средств с процентами в определенном возрасте. Правительство поддерживает эту иллюзию надежности и честности, но это не более чем иллюзия.

Я долгое время поддерживал проекты по предоставлению молодым людям права не вступать в государственную систему социального обеспечения, что вполне соответствует моей вере в индивидуальную свободу. Но так как текущие получатели социальных выплат поддерживаются за счет платежей текущих работников, как нынешние работающие смогут получить свои пенсии, если молодые люди смогут выходить из системы? Переходный период должен финансироваться за счет сокращения наших зарубежных военных трат, которые, во-первых, никак не контролируются, а во-вторых, подвергают нас опасности вследствие слишком большого рассредоточения наших военных сил. Если мы действительно против идеи «большого правительства», мы не должны делать исключения и для раздутых военных бюрократий, на которые мыслящие в традиционных бюджетных категориях консерваторы никогда не смотрели как на потенциальный источник экономии. Многие империи на протяжении человеческой истории слишком поздно поняли, что больше не значит лучше. В этом плане у нас более выгодное положение, чем у этих империй, так как мы можем поэтапно осуществлять идеи ответственности и веры в свои силы - идеи здравого смысла, на которые, когда я их упоминаю, молодые люди откликаются очень позитивно.

В дополнение, размеры бюджетов каждого федерального департамента должны быть, как минимум, немедленно заморожены – политика, которую все здравомыслящие люди без сомнений поддержат. Каждый должен жить по средствам - а особенно федеральные агентства, которые не предусмотрены Конституцией. Большинство федеральных департаментов и агентств, за исключением министерства обороны, занимаются тем, что наша Конституция оставляет для решения на уровне штатов или на уровне индивидов, и люди не должны больше эксплуатироваться для их поддержки. Слишком долго вашингтонские бюрократы нагуливали жир, богатство и власть – и все во имя «общего блага», как они нас уверяли – на деньги американского народа. Это следует прекратить.

Забудьте крики о том, какие необходимые эти департаменты – американцы отлично жили без них 80 процентов нашей истории. У нас нет на них ресурсов. И точка. Принудительный труд для их финансирования ни морально приемлем, ни экономически осмыслен.

Только наша интеллектуальная инерция и недостаток воображения заставляет нас думать, что эти департаменты и министерства необходимы. Федеральный департамент образования, к примеру – это оскорбление для американского народа, который более чем способен на то, чтобы организовать обучение свих детей без государственного грабежа, поддерживающего образовательную бюрократию. Мы отлично проживем и без нее, как жили большую часть двадцатого столетия, период когда (вот, совпадение-то!) население было куда лучше образовано, чем сейчас. Исходя из прискорбных заслуг Департамента образования, если бы я задумал сделать народ вовсе необразованным, то предложил бы утроить бюджет этого департамента.

Если мы примем осмысленную политику наподобие той, которую я предлагаю, только ее официальное объявление укрепит доллар. И чем дольше мы будем жить по средствам, тем меньше будет инфляция, тем меньше будет страдать малоимущий и средний класс, так как давление на ФРС по монетизации долгов значительно снизится.

Мы также должны приступить к восстановлению монетарной свободы, которая означает, что американцы получат право вести сделки, номинированные в золоте и серебре, если он того хотят. Это важно, чтобы американцы имели возможность защитить себя от любого приближающегося денежного кризиса, который бы заставил их держать обесценивающиеся бумажные деньги. Ни один политик или ни одно СМИ не говорит об этом, поэтому вы должны понимать, что это на самом деле очень важно.

Многие вещи президент не может делать в одиночку, они требуют одобрения Конгресса. Он может только рекомендовать определенный курс действий и пытаться вести народ за собой, но инициатива остается за Конгрессом. Все, что мы описали в этой главе, относится именно к таким решениям. С другой стороны, в областях, критичных для здоровья республики президент имеет огромные полномочия в своих собственных руках.

К примеру, каждый президент устанавливает приоритеты в применении законов и дает соответствующие наставления министру юстиции. Но власть не должна применяться только потому что она есть. Президент может просто объявить, что исполнительная власть не выделяет ресурсов на наказание пациентов, использующих марихуану в медицинских целях. Он может отказаться нарушать habeas corpus. Он может отказаться заключать людей под стражу на неопределенный срок и без предъявления обвинений. Он может принять эти и другие значительные меры, даже если Конгресс не согласится сократить его полномочия, поскольку закон не обязывает его применять эти полномочия. Он может воздержаться от выпуска исполнительных приказов, отменив те, которые издали предыдущие президенты.

Во внешней политике президент как главнокомандующий, может приказать вывести войска из Ирака не за годы, а за месяцы – в этом, кстати, заключается позиция нынешнего ведущего демократического кандидата на выборах 2008 (еще одна тема про «оппозиционность» партий). Пропагандисты войны говорят нам, что вывод войск приведет к хаосу, как будто хаоса там нет сейчас – но это те же люди, которые убеждали нас, что война будет короткой и легкой и окупится доходами от нефти. Почему мы должны снова всерьез принимать их прогнозы? В случае с Вьетнамом, который теперь стал нашим торговым партнером, мы получили гораздо больше выгод от мира, чем от непомерно дорогой войны.

Частично в свете Национальной Разведывательной оценки, которая была выпущена в декабре 2007 года, президент должен отдать приказ флоту уйти от берегов Ирана, а также пояснить, что мы не имеем намерений нападать на эту страну. Президент должен также объявить, что США впредь воздерживается от изоляционистской политики отказа от дипломатических контактов с Ираном и хочет говорить с его лидерами, как ранее общались с лидерами СССР и Китая другие президенты во времена Холодной войны. Санкции в отношении Ирана должны быть сняты, в качестве жеста, демонстрирующего отход нашей страны от изоляционизма.

Только эти действия и заявления остановят падение доллара и рост нефтяных цен. США неожиданно станут дипломатически вменяемыми впервые за долгие годы. Международная изоляция, в которой мы находимся по вине наших лидеров, закончится сразу же, когда наше правительство станет соблюдать международные нормы, которые соблюдают все другие страны. Белый Дом, на который сейчас в мире смотрят так, как ранее смотрели на старую коммунистическую газету «Правда» - через призму вала военной пропаганды, в которую не верит никто, кроме доверчивых (а часто и ангажированных) американских медиа. Никогда больше патриотические лозунги не будут эксплуатироваться для оправдания войн, которые несут больше имперских амбиций, чем реальной национальной безопасности.

Иными словами, нам следует быть разумными и не вести международную политику слона в посудной лавке, убеждая себя, что это и есть политика национальной безопасности. Мы должны восстать против морального релятивизма, прекратив считать военные акции справедливыми только потому, что их проводит наше правительство.

И если мы реально против изоляционизма, как наши политики, которые на каждом углу уверяют нас в этом, санкции против Кубы также должны быть сняты. Санкции обычно наносят вред местному населению, а не правящему режиму. Как наши санкции помогли режиму Фиделя Кастро, который с радостью эксплуатировал эту тему для популяризации антиамериканских настроений? Нет причин, по которым американцам не следует ездить отдыхать на Кубу. Когда я предложил это на Республиканской конференции в Майами, ответ не был для меня неожиданным. После этого я говорил на большом митинге, на котором 70 процентов были американцами кубинского происхождения – и все они поддержали идею свободы. Похоже, это вопрос поколений: молодые люди, эмоционально или политически не связанные с нашей провальной политикой, считают, что режим Кастро обречен независимо ни от чего, и что свобода - наиболее привлекательная стартовая позиция для Америки.

Пришло время и вывести войска из всего мира – это абсолютно необходимо, если мы хотим удержать наш бюджет под контролем. Мы идем к банкротству и все еще держим 75000 военных в Германии? Холодная война давно позади. Мы должны уведомить союзников, что никто не должен ожидать непредсказуемых американских шагов и начать вывод войск. Мы не имели нормальной внешней политики много-много лет, и давно пришло время ее восстановить. Если мы это сделаем, Америка станет безопаснее, наша армия станет более эффективной, и мы сделаем отличный шаг к восстановлению международной конкуренции – другие страны, не обремененные таким расходами, как наши, обогнали американскую экономику на много лет.

То, что я описываю – это единственный реалистичный путь, который есть у Америки (Точнее, он был бы наиболее реалистичным, если бы кто-то в правительстве его действительно предложил). Альтернатива состоит в растущей финансовой нагрузке, усилении полицейского государства и бесконечной череде войн, преподносимых американцам на блюде сиюминутной пропаганды и финансируемых за счет все больших заимствований, увеличивающихся налогов и денег, создаваемых из воздуха. Коллапс доллара окажется не за горами.

Имперские игры нашего правительства, так или иначе, придут к концу. Это судьба всех империй: они чрезмерно расширяются, а затем терпят финансовую катастрофу, обычно из-за разрушения своей валюты. Мы видим все признаки этого. Мы можем либо выйти из этого кризиса, как я предлагаю, либо остаться в нашем иллюзорном мире до тех пор, пока банкротство не заставит нас свернуть внешние дела. И вновь, я знаю, что я предпочитаю.

Будет ли это трудно? Возможно. Но не настолько, насколько думает большинство людей. Мы должны когда-то начать снимать себя с крючка нарастающего долга и необеспеченных облигаций, которые слишком долго висели на нашей экономике тяжким грузом. Наша страна получит куда более здоровую и производительную экономику, чем мы имели в течение многих десятилетий. Богатые и бедные смогут смотреть в будущее с уверенностью, вместо неизвестности и тревоги.

Ничего не делать будет значительно труднее. В своих путешествиях по стране я обнаружил, что молодые люди быстрее пробуждаются от спячки, так как видят, что очередные косметические меры не помогут в предотвращении финансовой катастрофы, которая, как они теперь понимают, ими унаследована. Какие вменяемые родители хотят такого для своих детей?

Фатализм – не для нас, наша судьба не выбита в камне. Последний рубеж обороны Конституции состоит из самих людей. Если люди хотят быть свободными, если они хотят сбросить с себя бремя государственного аппарата, который угрожает их свободам, просаживает их ресурсы на бессмысленные войны, уничтожает ценность их доллара и загружает их пропагандой о своей необходимости и о том, как нам без него будет плохо, то никто кроме людей не остановит это.

Если мы хотим свободы, то мы должны пойти и взять ее.

Пусть же Революция начнется!