sci_psychology Зик Рубин Дети без друзей ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:44:56 2007 1.0

Рубин Зик

Дети без друзей

Зик Рубин

Дети без друзей

(Одиночество у детей: отсутствие друзей)

Перевод Е. Егоровой

Существует много категорий детей без друзей, среди них те, кто живет в уединенных местах, где просто нет возможности завести друзей, есть и такие дети, которых избегают из-за серьезных физических, умственных или эмоциональных недостатков. Встречаются дети, которые на определенных стадиях своего развития не испытывают большой потребности или желания дружить, которых, по крайней мере в данный момент, рисование, чтение или музыка интересуют больше, чем общение с другими детьми. В данной статье я сосредоточил внимание на трех крупных категориях "детей без друзей". Каждая из них включает детей, которые хотели бы расширить или улучшить свои дружеские контакты. Я не стану заниматься крайними случаями отчужденности от общества или теми детьми, которые совершенно не общаются со своими ровесниками. Предметом обсуждения будет гораздо более о обширная область трудностей при общении, которые может испытывать большинство детей на каком-то этапе своей жизни.

Я рассмотрю три категории детей без друзей. Первая из них - это дети, которым трудно завести друзей или сохранить дружеские отношения из-за отсутствия необходимых навыков общения. Вторую категорию представляют дети, потерявшие друзей в результате смены местожительства или школы. И третья категория - это дети, у которых дружба пошатнулась или прервалась в результате постепенного возникновения психологической изоляции. Данные три категории не исключают друг друга. Так, например, может оказаться, что девочка, переехавшая с семьей в другой район страны, также не имеет навыков общения, необходимы для того, чтобы завести друзей в своем новом окружении. Но эти категории удобны как обобщающие понятия, которые помогут нам рассмотреть круг вопросов, относящихся к детской дружбе, ее отсутствию или потере. В каждом случае я буду приводить описание переживаний детей, анализировать гипотезы относительно факторов, которые могут влиять на переживания, связанные с дружбой, и высказывать предположения, как можно было бы упростить достижение положительных результатов. В конце статьи будут приведены некоторые соображения о том, что дает изучение проблемы "дети без друзей" для понимания истоков одиночества.

Статья будет носить описательный характер, указывающий скорее на вопросы и темы, касающиеся детской дружбы, чем на попытку документально зарегистрировать причины и следствия одиночества детей. Такой подход вызван тем, что существует относительно мало исследований детской дружбы. Ощущается настоятельная необходимость в систематическом исследовании многих вопросов, которые я здесь предлагаю для обсуждения, большинство приводимых ниже описаний основывается на моих наблюдениях за группой трехлетних детей детского сада при Центре изучения ребенка. Х. И. Джонса в Беркли (штат Калифорния) в 1977-1978 годах. Некоторые наблюдения относятся ко времени моего повторного визита в детский сад год спустя, когда дети были в возрасте между четырьмя и пятью годами. Сведения об отношениях более старших детей к дружбе и ее утрате получены из журналов, которые они вели по просьбе своих учителей и которые были любезно предоставлены мне Пегги Стаббз. Имена детей изменены.

Отсутствие навыков общения

Многим детям бывает трудно завести друзей или сохранить дружбу, потому что им не хватает необходимых для этого навыков общения. Дэнни - как раз такой ребенок. Это сообразительный, живой трехлетний мальчишка, который посещал утренние занятия в подготовительном классе пять раз в неделю. Дэнни очень хотелось иметь друзей, но у него из этого ничего не получалось. В начале года он обычно редко подходил к другим детям и большую часть времени мог бродить сам по себе. Он заметно выделялся на уроках пения, когда пускался в пространное воспроизведение выученных дома песен. В течение семестра Дэнни неоднократно пытался стать участником детских забав, но все его попытки были безуспешными. Например, подойдет он к Элисон и Бекки, которые разгадывают головоломку, и встанет рядом. Элисон ему спокойно говорит: "Уходи отсюда". "Почему?" - спрашивает Дэнни. "Потому что ты мне здесь не нужен". Дэнни тихонько исчезает. В другой раз Дэнни подходит к столу, за которым трудится Джош, и говорит ему: "Привет". Джош не откликается, и Дэнни просто-напросто удаляется. Поскольку Дэнни не удалось привлечь к себе внимание других детей, он пытался общаться с учителями. Так, во время игры некоторых детей с цветными пластиковыми трубками Дэнни берет несколько трубок и, обращаясь к старшей воспитательнице, спрашивает: "Вы соберете их со мной, миссис Бенсон?" Когда же в ответ воспитательница предлагает ему поиграть с Диланом, Дэнни с трубками в руках уходит к дальнему столу один, напевая при этом какую-то песенку сам для себя. Другой случай: Дэнни и Кэвин качаются вместе на канатах. Потом Кэвин убегает и зовет присоединиться к нему своего лучшего друга Джейка. Дэнни оставили качаться одного. Он медленно идет к школьному забору и долго смотрит в щелку на соседний школьный двор, где играют незнакомые дети из параллельного класса. На вопрос, кто его лучший друг в школе, Дэнни отвечает "Кэлеб". Когда же Дэнни спрашивают, почему Кэлеб его друг, он отвечает: "Потому что я этого хочу".

Чтобы завести друзей и сохранить дружбу, детям необходимо овладеть несколькими различными навыками. Они должны уметь включаться в групповую деятельность, научиться с одобрением относиться к своим ровесникам и поддерживать их, улаживать конфликты соответствующим образом и проявлять чуткость и такт. Овладение такими навыками может оказаться трудным делом. Как показывает опыт Джэнни, в детском саду дети, предпринимающие непосредственные попытки включиться в уже сложившуюся групповую деятельность, подвергаются риску получить резкий отказ. Вильям Корсаро отмечает, что, как только двое или более детей придумали и определили для себя определенного рода деятельность, будь то разгадывание головоломки или полет на борту космического корабля, они часто "защищают" свою деятельность, не подпуская никого из посторонних, кто мог бы осмелиться попроситься к ним. На приветствие они могут не отозваться, на вопрос "А что вы делаете? - ответить: "Мы-то куличики делаем, а ты - нет", и на прямой вопрос: "Можно мне с вами?" - дать такой же прямой ответ: "Нет". Таким образом, чтобы включиться в деятельность, ребенку, видимо, нужно быть осторожным, уметь искусно маневрировать и быть настойчивым после первого отказа - мастерство, которым Дэнни еще не овладел.

Искусство дружить включает также умение быть другом. Самыми популярными детьми, с которыми одноклассники любят играть, оказываются те дети, которые часто уделяют внимание своим сверстникам, хвалят их и охотно откликаются на их просьбы. И напротив, детей, которые часто игнорируют, высмеивают, обвиняют ровесников, угрожают им или отказываются вступить с ними в контакт, одноклассники обычно недолюбливают. Значит, для того, чтобы ребенка включили и приняли в свое сообщество другие дети, он или она тоже должны "включать" и "принимать". Надо признать, однако, что "дружеское" поведение не всегда вознаграждается дружбой. Будет ли проявление нежности действительно оценено другим ребенком по достоинству, зависит от того, как выражена эта нежность и как ее понимает получатель. Если некоторым детям надо научиться вести более дружелюбно, то другим надо научиться сдерживать слишком бурное проявление дружеских чувств.

По мере развития у детей чуткости они постигают также и тонкое искусство взаимодействия, необходимое для того, чтобы уладить конфликт и сохранить дружбу. Даже четырехлетние дети могут проявлять такой такт, особенно если речь идет о близких друзьях. В качестве подтверждения этих слов я могу, например. сослаться на подслушанный мною разговор между Дэйвидом и Джошем, которые прогуливались вместе, изображая роботов:

ДЭЙВИД. Я - робот-ракета и могу пускать ракеты из пальцев. Я могу пускать их из любого места, даже из ног. Я - робот-ракета.

ДЖОШ (поддразнивая). Нет, ты - пукающий робот.

ДЭЙВИД (протестуя) Нет, я - робот-ракета.

ДЖОШ. Нет, ты пукающий робот.

ДЭЙВИД (обижен, почти плачет) Да нет, Джош!

ДЖОШ (поняв, что Дэйвид расстроен) И я - робот пук-пук.

ДЭЙВИД (вновь развеселившись) Я - робот пи-пи.

Во время этой ссоры Джош сообразил, что сказал нечто такое ("Ты пукающий робот"), что очень расстроило его друга. Он искусно вышел из положения, унизив и себя ("И я - робот пук-пук"), показав, таким образом. что его издевательство не стоит принимать всерьез. Ответ Дэйвида ("Я робот пи-пи") на ход Джоша означает, что Джош точно оценил ситуацию и с успехом избавил друга от унижения.

Приобретение навыков дружеского общения может оказаться весьма трудным делом для дошкольника, особенно если он или она не имели в прошлом достаточного опыта взаимоотношений с ровесниками без непосредственного наблюдения со стороны взрослых. Детские сады часто служат "испытательным полигоном" для развития таких навыков. Развитие общих навыков общения через взаимоотношение со сверстниками, терпел неудачу при попытках завести друзей, вероятно, из-за относительно неразвитой способности к общению. Когда Дэнни приобрел некоторый опыт общения, ему, как выяснилось, легче удавались попытки подружиться. В мой повторный приезд, когда Дэнни было уже четыре с половиной года, он гораздо успешнее вступал в контакт, и некоторые дети сами искали его общества.

Дети приобретают навыки общения не столько от взрослых, сколько от контактов друг с другом. Путем проб и ошибок они с большей вероятностью обнаруживают, какая линия поведения срабатывает, а какая нет. Навыкам общения дети учатся также под непосредственной опекой своих сверстников или на их примерах. Когда однажды Дэйвид захныкал: "А Гарри толкнул меня", Джош уверенно ему посоветовал: "Скажи просто, чтобы он прекратил". В других случаях дети знакомят своих друзей друг с другом, помогают другим найти общее дело или показывают, как им разрешить конфликты. И я склонен считать, что такого рода советы и помощь уважаемых ровесников зачастую более действенны, чем подобное же вмешательство со стороны учителей или родителей.

Однако бывают случаи, когда детям необходима помощь взрослых, чтобы овладеть особыми навыками дружеского общения. Порочный круг - когда дети хотят дружить, но не имеют навыка дружеского общения - можно привести в движение. Одинокие дети должны общаться со своими ровесниками, чтобы приобрести уверенность в себе и навыки, необходимые для успешного общения. Но отсутствие у них навыков общения - например, если они неспособны обратиться к другим детям или часто отпугивают их - может лишить их именно такой возможности. В подобных случаях может потребоваться вмешательство родителей или учителей. Один способ - это свести ребенка, у которого нет друзей, с каким-то другим конкретным ребенком - иногда с тем, у которого тоже нет друзей, - с которым, по мнению взрослых, он мог бы поладить. По крайней мере в некоторых случаях такое "сводничество" помогает двум замкнутым детям приобрести первоначальный и ценный опыт общественного признания. Другой способ заключается в том, чтобы составить пару из ребенка постарше возрастом, который слишком любит помериться силой или чересчур агрессивен, и ребенка помоложе, к которому первый (задира) будет относиться как "старший брат" и, выступая в этой роли, узнает, что можно завоевать признание, не будучи задирой.

Психологи разработали также ряд программ для обучения навыкам общения детей дошкольного и школьного возраста. По таким программам с детьми, отнесенными к категории одиночек или "изгнанников", проводится ряд занятий с показом особых навыков общения, предоставлением возможности попрактиковаться в нем и отзывами о результатах. В соответствии с одной из таких программ не пользовавшиеся популярностью ученики третьего и четвертого классов участвовали попарно в ряде тренировочных занятий, нацеленных на приобретение четырех групп навыков: как принять участие в определенных играх, делать что-то поочередно и вместе, общаться с другими детьми более многословно и как поддерживать ровесников, уделяя им внимание и оказывая помощь. По крайней мере в некоторых случаях такие программы обучения заметно способствовали вовлечению в общение первоначально непопулярных в кругу ровесников детей.

Поскольку в программах обучения навыкам общения прослеживается тенденция уделять основное внимание тому, чтобы способствовать признанию детей1 в обществе или их популярности, возникают некоторые мучительные вопросы о системе ценностей. Действительно ли эти программы помогают детям развить способность дружить или же они подогнаны под американский идеал бойкой общительности и добродушия, который мало связан с настоящей дружбой. (Питер Сведфельд поясняет склонность нашего общества выступать "за то, чтобы все вместе") Ответ на данный вопрос зависит как от деталей программы, так и от системы ценностей у тех взрослых, которые ее реализуют. С точки зрения некоторых, во всяком случае ведущих, практиков, "цель обучения навыкам общения не в том, чтобы создать "популярных" или "общительных" детей, а в том, чтобы помочь детям, к какому бы типу личности они ни относились, развить настоящие отношения... по крайней мере с одним ребенком или двумя. Можно также усомниться и в том, этично ли навязывать обучение навыкам общения детям, у которых в этом вопросе почти нет выбора и которые в отдельных случаях могут на самом деле не испытывать желания превратиться в "более дружелюбных". В конечном счете, самый убедительный довод в защиту таких программ - это то, что они, видимо, могут повысить у ребенка уровень самоконтроля собственной жизни:

"Ребенок, который способен положить начало игре или общению с себе подобными, может все же предпочесть проводить время в одиночестве. Но такой ребенок сможет успешно общаться, когда он (она) этого захочет или если того потребует обстановка. С другой стороны. ребенок, не владеющий навыками общения, может оставаться один или быть "изолированным" скорее по необходимости, чем по своей воле".

Чтобы обучить детей навыкам дружеского общения в школьной или домашней обстановке, родителям и учителям не обязательно открывать официальные курсы; достаточно прибегнуть к демонстрации подобных навыков, объяснениям и отзывам о ним. Хотя взрослым при обучении детей навыкам общения приходится играть роль, лучше, если они будут играть ее ненавязчиво. В особенности же взрослым нужно остерегаться "поправлять"на виду у всех не овладевших еще какими-то навыками детей и таким образом смущать их, а также публично называть детей "застенчивыми", ибо и они начнут считать себя как раз таковыми.

Взрослым не надо навязывать навыки общения без разбора, нужно уважать реальные различия между детьми, которые одних детей побуждают установить дружеские отношения со многими сверстниками, других - сосредоточиться на одной или двух дружеских связях, а третьих - проводить много времени в одиночестве. Любая из этих моделей может удовлетворить отдельного ребенка и подойти ему. Пытаясь помочь детям подружиться, мы должны быть больше заинтересованы в качестве дружеских контактов детей, а не в их количестве.

Смена школы или местожительства

Когда через год я снова посетил дошкольников, за которыми вел наблюдения, я тут же обратил внимание, что Рикки - когда-то самый общительный и популярный мальчик в классе - был теперь необычайно тихим и подавленным. Хотя Рикки и играл с другими детьми, однако все его занятия были ниже обычного для него уровня изобретательности. Например. играя, он все время подпрыгивал на доске, и похоже, то делал он это без увлечения. Когда я на следующий день вернулся в школу, Рикки подошел ко мне и сказал с грустью: "Приятель Джош, приятель Тони, приятель Дэйвид". Я спросил, почему он так говорит. "Потому что это мои приятели, - ответил он. - мне так их не хватает". К концу первого года моих наблюдений Рикки, Джош, Тони и Дэйвид составили тесную компанию. Они относились к наиболее изобретательным детям в классе и часто все вместе строили гаражи-стоянки, бросались тушить пожар или составляли экипаж космического корабля. За два месяца до моего повторного приезда родители перевели Джоша, Тони и Дэйвида из дневного детского сада в дошкольное учреждение с продленным днем. Поэтому из прежней компании тут остался один Рикки. Несмотря на то что он, казалось, понимал ситуацию и приспосабливался к ней, его чувство утраты было безошибочным.

Социологи, давно изучающие последствия кратковременной и долговременной разлуки детей с родителями, не провели, по сути, никакого систематического исследования разлуки детей со своими друзьями. И тем не менее рассуждения о последствиях переезда детей на новое местожительство весьма распространены и по большей части представляют собой общие предположения. Говоря о первых годах в школе, Салливан заявляет, что частные переезды нередко "губительно" воздействуют на жизнь детей и что любые переезды в этот период могут стать серьезной помехой для общения. Не так давно один видный детский психолог высказал предположение, что переезд травмирует как дошкольников, так и подростков, "жизнь которых расстроилась из-за того, что они покинули родной город и оставили там друзей".

Резкая реакция на переезд может быть отчасти понята как горестная реакция на потерю особо близких друзей, тех людей, с которыми человек привык общаться и находить у них поддержку. Подобные потери обычно вызывают чувство одиночества, депрессию, раздражительность и гнев. Такие чувства может испытать ребенок, у которого друг переехал на новое место жительства, а также тот ребенок, который переехал сам. По крайней мере, в некоторых случаях боль потери может ощущаться очень сильно:

"Я так много передумал, что теперь надо написать об этом. Я столько сам себе сказал, и теперь все должно выйти наружу. Иногда мне хочется покончить с собой. Хочу ли я этого? Серьезно, я об этом думал. Моя проблема в том, что я хочу вернуться в прежнюю школу и туда, где мой настоящий дом".

Дополнительная трудность заключается в том, что ребенок, переехавший на новое место жительства, должен теперь стать частью нового социального окружения, где - что значительно ухудшает положение - "каждый ведет себя так, будто знает каждого очень давно". У детей любого возраста такие переезды могут возродить все трудности и опасения, какие он испытывал при первом появлении в кругу дошкольников. Иногда завести новых друзей оказывается особенно трудным делом для детей старшего возраста, так как к концу детского возраста компании, как правило, уже сложились, и в них нелегко войти новичку.

Возможность поддерживать связь со старыми друзьями может быть приятна детям и после переезда на новое место жительства, но подобного рода контакты могут также напоминать ребенку, насколько ему или ей их не хватает. Тринадцатилетняя Марлен, которую родители с ее неполного согласия перевели на одной частной школы в другу, поведала о своей встрече со старым другом:

"Мне на самом деле так иногда не хватает Бэнкрофта. За завтраком я увидела действительно близкого друга - по крайней мере он был таким в прошлом году, - и он так мило себя вел. Мне просто захотелось сбежать с уроков и весь день с ним разговаривать. Каждый раз, как только я поговорю или увижусь с кем-нибудь оттуда, мне становится так грустно. Мне так грустно, что меня там уже нет, но в то же время я так рада, что я не там. Все так запуталось, и от этого чертовски больно."

Такая двойственность переживаний может быть характерной для детей, которые сменили одну обстановку на другую и когда они пытаются разобраться как со своим ощущением утраты, так и с потребностью смириться со своим новым положением.

Некоторые авторы предполагают, что частые переезды, кроме непосредственного воздействия, вызванного необходимостью бросить старых друзей и заводить новых, оказывают и более длительное воздействие на людей. В "Нации странников" Венс Паккард рассказывает о типичном случае, когда молодому человеку, выросшему в семье военного, с детства с трудом удавалось завести близких друзей: "Он был уверен, что это происходило по вине обстоятельств, потому что, когда он рос, друзья его, дети из семей военных, обычно менялись каждые два года. Повторяющаяся боль утраты друзей невольно заставила его, как он подозревает, избегать близких, дружеских контактов".

Но переезд не всегда оказывает такое резко отрицательное воздействие на детей. Немногочисленные данные на этот счет не дают возможности установить систематическую связь между количеством переездов людей в детстве и их чувством одиночества в зрелом возрасте. Детям, конечно же, действительно не хватает старых друзей, и зачастую они еще долго продолжают думать и говорить о них. Маленькие дети порою вводят прежних друзей в свои воображаемые игры, чтобы как-то компенсировать потерю ("Вот космический корабль Ронни, а вот мой"). Некоторым детям старшего возраста тоже удается поддерживать связь с друзьями в течение многих лет, переписываясь, перезваниваясь по телефону и изредка навещая их. В то же самое время многие дети рассматривают свой переезд как благоприятную возможность приобрести новых друзей, и большинству из них удается постепенно завести друзей на новом месте.

Хотя реакция на разлуку у разных детей сильно отличается в каждом конкретном случае, в целом. я думаю, мы должны отдать должное нашим детям за их гибкость в подобных ситуациях. Например, четырехлетнему Рикки удалось приспособиться к своему новому положению, когда рядом не оказалось самых близких ему товарищей. Постепенно Рикки все больше времени стал проводить с другими одноклассниками, включая тех, кого он прежде игнорировал. Он также "открыл" для себя и полюбил новые забавы, такие, как исполнение роли "папы" в игре в семью с некоторыми девочками из своего класса. Таким образом, потеря старых друзей имела для Рикки скрытое преимущество, предоставив ему возможность испытать новые чувства и вступить в другие контакты. Родители и учителя должны, однако, учитывать, что вынужденная разлука с друзьями и появление в новом коллективе вызовет стресс у детей любого возраста, точно так же, как это бывает и у взрослых. В такое время поддержка со стороны семьи и прочные семейные взаимоотношения являются, по всей вероятности, особо важными для ребенка.

Хотя социологами еще недостаточно изучена проблема разлуки детей со своими друзьями, эта тема все же нашла отражение в произведениях детских писателей. Примером может служить книга "Джейни" Шарлотты Золотов. Это именно та книга для детей в возрасте четырех - восьми лет, к тому же хорошо иллюстрированная, в которой боль разлуки воспринимается всерьез. Девочка, от лица которой ведется повествование, весьма красноречиво описывает свои чувства (в переводе сохранена пунктуация оригинала):

"Джейни мне весь день так одиноко с тех пор как ты переехала. Когда я брожу под дождем, а листья мокрые и липнут к тротуару я вспоминаю как мы с тобой обычно шли домой из школы... Я вспоминаю как мы шли домой обедать и я никак не могла дождаться конца обеда, чтобы позвонить тебе. Но иногда ты мне первая звонила... Я не хотела чтобы ты уезжала. Ты тоже не хотела. Джейни может когда-нибудь мы вырастем и снова будем жить рядом".

Подобные книги для детей заслуживают серьезного внимания со стороны исследователей, стремящихся постичь реакцию детей на разлуку с друзьями. Они могут также оказаться полезными в качестве средства, с помощью которого ребенок легче перенесет разлуку и утрату. Ценный перечень и обзор таких книг приводит Бернштейн.

Когда друзья расходятся

Пятилетний Эрик был лучшим другом Питера в течение двух с половиной лет, находясь в дневном детском саду при Центре изучения ребенка. Постепенно Питер стал проявлять все больший интерес к игре с новым мальчиком, Кертисом, который попал в эту группу. Их учительница Пегги Стаббз вспоминает:

"В конце концов Питер построит такие отношения с Кертисом, которые полностью исключали Эрика. Эрик поначалу реагировал на эту перемену гневно и яростно. Какое-то время он был не в состоянии полностью участвовать в учебном процессе. Казалось, у него появилась потребность воображать перед всей группой, хотя раньше он никогда не пытался привлечь к себе внимание столь явно. Он чересчур бурно реагировал на замечания, долго нервничал и спорил, тогда как прежде благоразумно признавался в плохом поведении и спокойно переносил следовавшее за этим наказание. Он сурово протестовал против того, что Питер вдруг отвернулся от него, и долгое время продолжал мешать своим присутствием общению Питера с новым другом".

Эрик тяжело переживал свою утрату. Он потерял своего любимого товарища, того, кто был ему закадычным другом половину его жизни. Хотя Питер, отвергая Эрика, не был с ним груб или жесток, дела это не меняло: он его бросил. Вполне вероятно, что даже у пятилетнего ребенка при подобных обстоятельствах возникает вопрос: "Почему он меня не любит?" - за которым обычно следует: "Чем я хуже?" Уныние Эрика, его враждебность, желание привлечь к себе внимание окружающих можно понять как реакцию и на его ощущение потери друга, и на недавно пробудившиеся сомнения в своих достоинствах.

Такие случаи, когда дети сами прерывают дружеские отношения, встречаются, видимо, чаще, чем расставание в результате переезда. Дети, похоже, редко порывают с друзьями раз и навсегда из-за одной ссоры. Разрыв дружеских отношений скорее результат медленного расхождения, возникшего тогда, когда один из друзей или оба постепенно осознали, что их дружба больше не приносит им прежнего удовлетворения. По мере того как растет и взрослеет каждый отдельный ребенок, его меняющиеся потребности, способности и интересы неизбежно отражаются и на смене друзей. Эти изменения особенно поражают в тот период, когда ребенок - каждый по-своему и со свойственными ему или ей темпами - превращается в подростка. "Иногда ребенок взрослее, а его друг в это время еще продолжает оставаться ребенком, - поясняет такую ситуацию девочка постарше. - И тогда вдруг оказывается, что у вас нет ничего общего. Тебе нравятся мальчики, а она еще в куклы играет."

В отчете о результатах наблюдения за четырьмя мальчиками в детстве и в подростковый период, что входило в программу долговременного исследования, начатого в тридцатые годы, Мэри Джонс подробно описала такие изменения:

"Четверо мальчиков в начальной школе были близкими друзьями. Им было в то время 10 1/2 лет, разница в возрасте составляла всего четыре месяца. У всех мальчиков обнаружились способности выше среднего уровня и разница коэффициента их умственных способностей достигала всего лишь десяти баллов. Это были здоровые, живые мальчишки из благополучных семей, они хорошо успевали в школе и вообще радовались жизни. Их связь было настолько крепкой даже в средней школе, что когда их развели почему-то по разным классам, они продолжали говорить о себе как о друзьях вплоть до восьмого класса.

Потом началось разобщение, появившееся, видимо, в результате различий в степени социальной зрелости и темпов физического созревания. Боб, физически самый развитый среди них, и в социальном плане был самым зрелым из них. Например, наблюдая за ним во время танцев в одиннадцатом классе, мы заметили , что он "хорошо держится, ловко и уверенно ведет в танце, подобно взрослому, не привлекает к себе внимания". Боб уже был в числе первых по статусу в своей группе и остался лидером в этом отношении. А, как развивались другие мальчики? Какие у них произошли изменения в средней школе?

Один из ребят, Нельсон, как бы пришел вторым на гонках, он стал своего рода "пограничным членом" престижной группы Боба, хотя они оставались лучшими друзьями все школьные годы. Уровень его физического развития был несколько ниже среднего в этот период, и в обществе он чувствовал себя менее уверенно. На балу старшеклассников, например, Нельсон, танцуя, как-то странно сгибался пополам и держал свою даму почти под прямым углом е себе. Однако ценою неимоверных усилий, что не раз отмечали наши наблюдателя, ему удалось не отстать от Боба и войти в состав его компании.

Гарри, наименее из всей четверки развитый физически, но так же как Боб и Нельсон, интересовавшийся общественными мероприятиями, оказался не на высоте в условиях общения смешанной группы подростков, не показав себя таким же взрослым, как Боб или Нельсон. На балу старшеклассников Гарри, не расставаясь с жевательной резинкой, вел себя как "заяц во хмелю" и обменивался партнершами с другими мальчиками, как обычно поступают дети моложе возрастом. По неопытности он чересчур стремился подчиниться заведенному ритуалу: в паузах между разговорами он нервно хихикал и забавлялся, как малыш, затеяв, например, бой с тенью Его бросили прежние друзья, какое-то время он переживал, что его отвергли, но вскоре нашел себе такого же социально незрелого товарища, с которым ему было хорошо. Фактически Гарри, видимо, легче было общаться в этой новой обстановке, чем его бывшему другу Нельсону, который едва дотянул до группы с более высоким положением и которому пришлось изрядно потрудиться, чтобы остаться с ней.

Последний из прежних четырех друзей, Фил, более или менее развитый физически, мог бы стать украшением общества. Но Фил психологически не был готов участвовать в жизни смешанной группы своих ровесников. В качестве друга он выбрал себе нового мальчика, которого, как и самого Фила, можно было бы охарактеризовать как относительно необщительного. На вечере в восьмом классе, "когда девочки настояли на танцах, Фил сбежал в канцелярию и печатал там на машинке, вернувшись позднее, чтобы сыграть партию в шахматы со своим другом Пирсом".

Наблюдения Джонс подчеркивают тесную взаимосвязь физических и психических изменений, с одной стороны, и смены друзей, с другой стороны. Ее отчет помогает уяснить, что прекращение дружеских контактов и замену их новыми обычно следует считать скорее признаком нормального развития, чем признаком социальной несостоятельности. Как пишет самый известный детских врач в мире: "Сам факт, что дружба тает и идет на убыль, свидетельствует о том, что на каждой стадии своего развития дети склонны ощущать потребность завести друзей, непохожих на прежних, и как следствие вынуждены время от времени искать новых" /Спок/.

Но хотя такой исход и является нормальным и необходимым аспектом процесса взросления, детям часто бывает очень трудно пережить разрыв дружеских отношений. Как и в случае прекращения брачных или любовных связей, прекращение дружеских отношений редко происходит по взаимному согласию. Типична ситуация, когда один ребенок разочаровывается в дружеских отношениях быстрее, чем другой, и становится "тем, кто порывает", в то время как второй оказывается "тем, с кем порывают". И ту и другую роль бывает очень трудно сыграть. Для детей постарше, научившихся считаться с чужими чувствами, принять решение разорвать дружеские отношения, которые ты перерос, или сохранить их, особенно мучительный процесс. Двенадцатилетняя Нейэми пережила эту внутреннюю борьбу, размышляя о своей дружбе с Марси:

"Она такая хитрющая обманщица, воображала и притворщица. Но я не могу ей сказать, что она меня бесит, потому что она начинает оправдываться, смущается и обижается. Я пробовала это сделать, так как у нас был уговор высказывать друг другу свои жалобы, вместо того чтобы о них шептаться. Но Марси думает , что я ее подруга, а я не могу дружить с ней. В последнее время мне не хочется находиться с ней рядом".

Уладить такой конфликт, проявляя чуткость, - трудный тест для ребенка на стадии развития навыков общения. Во многих случаях подобного рода лучшее решение проблемы - к чему фактически пришла Нейэми - это продолжать дружить, но поумерить свои дружеские чувства.

Смириться с тем, что друг тебя бросил, еще труднее. Когда ребенок младшего возраста, как например, пятилетний Эрик, обнаруживает, что его друг не хочет больше с ним играть, такой поворот отношений может порой показаться ему совершенно непостижимым и от этого особенно обидным. И даже если ребенок способен понять чисто отвлеченно, что у них с другом не так много общего, как было прежде, разрыв все равно может стать для него страшным ударом.

На пороге юности дети особенно сильно озабочены переменами в дружеских отношениях, как бы готовя себя к возможному их исходу. В классе, где учились дети разного возраста - одиннадцати-, двенадцати- и тридцатилетние, - некоторые девочки помоложе (из тех, кто быстрее взрослел, стремились подружиться с девочками постарше. В результате другие девочки младшего возраста остро отреагировали на вероятность, что их могут бросить. Одна из них, Сэйра, с горечью писала учителям: "Рэйчел проводит все время с Полой Джэйвис. А меня бросает. Рэйчел очень громко разговаривает с двумя дурами в своем закутке и не дает мне сосредоточиться. Рэйчел меняется на глазах, это уже не Рэйчел." Рэйчел и сама была огорчена тем, что ситуация меняется. Хотя ее восприятие перемен несколько отличалось от восприятия Сэйры:

"Как подумаешь о друзьях, так страшно становится. Все бросают своих лучших друзей, каждый кого-то еще и ненавидит; у Полы Дэйвис не осталось никого, кроме меня да Сэйры, Кристина удрала с Лиз, а Джоан из одиннадцатилетней превратилась в двенадцати- или тринадцатилетнюю девушку, и, ох, ну да ладно, я думаю, так происходит каждый год".

Хотя перемены в дружеских отношениях принесли этим девочкам огорчение, их восприимчивость к подобным превратностям в конечном счете может принести им пользу. Такая восприимчивость может помочь детям точно определить возникающие психологические различия, которые, возможно, приведут к разрыву дружеских отношений, и, пожалуй, они не будут усматривать в этом злой умысел других детей, объяснять это собственной глубокой несостоятельностью. Оценивая причины разрыва, дети обычно критически подходят к определению своих реакций на него. В то время как самобичевание, например, может отвратить детей от попыток завести новых друзей (на том основании, то "я никогда никому не понравлюсь"), более полное понимание психологических различий, повлекших за собой разрыв, может помочь им установить более удовлетворительные дружеские отношения в будущим. Есть основания считать к тому же, что девочки более чувствительны к превратностям в близких отношениях, чем мальчики. Отчасти, может быть, именно по этой причине и в зрелом возрасте женщины легче переживают разлуку и потерю, чем мужчины.

Для большинства детей потеря друзей - это нормальное и необходимое явление процесса взросления. Но такой разрыв может также привести к ощутимому кризису в их жизни. Родители, похоже, часто недооценивают значимость подобных потерь, особенно когда речь идет о детях младшего возраста. Они склонны недооценивать значение таких потерь, уверяя ребенка: "Не беспокойся, найдешь себе нового друга", выдавая, таким образом, свое ложное представление о том, что юные друзья похожи на стандартные, заменимые детали. Было бы лучше, если бы родителя придали этой ситуации большее значение и отнеслись к ней серьезнее. Во многих случаях, однако, детям удается в конченом счете превратить потери в приобретения, подобного рода переживания весьма плодотворно влияют на расширение круга их интересов и знакомств. Ученые-бихевиористы в свою очередь должны всесторонне изучить такие изменения в дружбе детей, чтобы ответить на вопрос, как помочь детям справиться с этой проблемой более действенным образом.

Заключение

Мы рассмотрели три категории одиноких детей: тех, которым не хватает навыков общения, необходимых для того, чтобы завести друзей и дружить; тех, кто сменил (или чьи друзья сменили) школу или местожительство, и тех, чья дружба распалась из-за того, что дети постепенно психологически дисассоциировались и их отношения не приносили им больше прежнего удовлетворения. Еще в трехлетнем возрасте и, как я подозреваю, даже раньше, дети могут ощущать то, что Роберт Вейс называет "одиночеством в результате изоляции от общества". Хотя одиночество детей отличается своими нюансами от одиночества подростков или взрослых, я считаю, что мы говорим об одном и том же в своей основе переживании. Как и взрослые, когда их не удовлетворяет круг знакомых, одинокие дети могут испытывать болезненно ощутимые недомогания, скуку и отчуждение. К одиночеству часто примешивается такое чувство, что тебя оттолкнули, отвергли, и это наносит удар по самолюбию. К одиночеству, которое испытали маленькие дети, такие, как Андреа, Марлин, Сэйра и Рэйчел, нужно относиться с тем же пониманием и сочувствием, как к одиночеству взрослых.

Перенесенное в детстве одиночество приобретает особую важность из-за того значения, которое оно может иметь для последующей жизни. Мы имеем очень мало достоверной информации о влиянии дружбы детей на их психологическую и социальную приспособляемость в зрелом возрасте. Хотя в результате некоторых долговременных исследований и получены данные об определенных периодах между детским и взрослым опытом общения, нет оснований полагать, что отсутствие удовлетворительных отношений с ровесниками в раннем детстве создает пробел, который нельзя будет восполнить, приобретя опыт. Однако своеобразие опыта у одиноких детей, вероятно, окажет влияние на то, как эти дети перенесут разлуку и потерю в зрелом возрасте. Если ребенок убедится, что он или она может успешно справиться с одиночеством, вполне вероятно, что ему или ей легче будет выйти из подобной ситуации двадцать, сорок или шестьдесят лет спустя. В связи с этим особенно важно четко различать (как это делают Сведфельд и другие исследователи) "одинокого человека" и "одиночку". Дети, привыкшие считать, что находиться одному и быть одиноким и отверженным - одно и то же, вполне могут страшиться одиночества весь период взросления.

Я полагаю, что дети без друзей могут помочь нам понять одиночество взрослых. У маленьких детей дружба обычно складывается в течение более короткого промежутка времени, чем у взрослых, и в менее разнообразной обстановке, и проявляется в такой форме, что обычно делает ее более открытой и доступной для стороннего наблюдателя. Поэтому дружба детей младшего возраста - уникальная возможность для исследования отношений общения, их отсутствия или утраты. В дошкольной обстановке исследователь может наблюдать начало и конец дружбы в миниатюре, что намного труднее выявить, если вообще возможно, среди подростков или взрослых. Акцент на перемены, связанные с развитием, столь естественный для нас, когда мы изучаем одиноких детей, может также стать ценной перспективой для рассмотрения процесса разлуки и потери друзей среди взрослых. Хотя этот вопрос и не исследовался, натянутость близких отношений у многих взрослых и недовольство ими, как правило, тоже отражают естественный процесс развития у взрослых, который протекает по-разному и с разными темпами в каждом конкретном случае. У одиноких взрослых есть много общего с детьми, у которых нет друзей, поскольку перед ними встают проблемы, как вовлечь других в общение, как справиться с физической разлукой и разрывом связи и как отнестись к изменившимся у человека потребностям, интересам и системе ценностей. Таким образом, ученые, исследующие одиночество, могут многое узнать, изучая детей без друзей.