sci_psychology Велло Серма Одиночество студента - тип личности ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:44:58 2007 1.0

Серма Велло

Одиночество студента - тип личности

Велло Серма

Одиночество студента: тип личности

(некотороые ситуативные и личностные корреляты одиночества)

Из книги "Лабиринты одиночества"

Перевод Е.Н. Егоровой

В течение ряда лет автор данной статьи с помощью группы аспирантов и студентов Йоркского университета в Торонто (Канада) собирал данные о случаях одиночества в форме автобиографических отчетов, структурированных интервью, анкет и тестов, определяющих тип личности. Кроме того, ранее автор получил несколько сотен очерков об одиночестве из трех других университетов: Орегонского университета, университета штата Калифорния в Сан-Франциско и университета в Торонто. Практические соображения, такие, например, как отсутствие денежных средств в фонде научных изысканий на исследование подобного рода на его ранних этапах, свели начальную работу к изучению лишь демографического состава студентов и преподавателей университета, хотя совсем недавно нам удалось начать исследование групп населения за пределами университета.

По данным на сегодняшний день, не более одного - двух процентов опрошенных сообщают о том, что никогда не чувствовали себя одинокими, в то время как от десяти до тридцати процентов людей в различных выборках утверждают, что испытывали глубокое чувство одиночества со скачкообразными колебаниями в течение большей части своей жизни. Типы вскрытого одиночества довольно равномерно распределены между университетскими группами и группами населения за пределами университета, хотя оказывается, что среди переживших жестокие и травмирующие периоды одиночества, о чем свидетельствуют признания в попытках самоубийства и психиатрическое лечение, более высокий процент приходится на долю тех, кто изъявил желание участвовать в нашем исследовании в ответ на призыв, опубликованный в газетных и журнальных статьях.

Мы начали исследование с того, что попросили людей описать во всех деталях, как они сами переживают одиночество или как его переживают те, кого они хорошо знают и о ком могут дать подробную информацию. Затем мы проанализировали содержание этих письменных документов. Оказалось, что многообразие личных переживаний одиночества можно свести к определенным общим темам и категориям. Например, каждый третий из четырех респондентов объяснял свое одиночество прежде всего непредвиденными трудностями или разладом в личном, интимизированном общении с другими людьми. Респонденты ощущали отсутствие какой-либо возможности поделиться наиболее важными для себя мыслями, чувствами и беспокойством с кем-то, кто бы понял и признал, кого бы взволновало то, о чем они хотели рассказать. Смерть близкого человека, неудавшееся важное начинание или более общее ощущение, что человек не оправдал своих собственных надежд и ожиданий, - в этих и других переживаниях люди часто усматривали причину появления или усиления чувства одиночества. Мы также получили группу ответов, в которых одиночество не связывалось с каким-то особым, подтолкнувшим к данному состоянию событием или кризисом, а, казалось, скорее имеет экзистенциальную природу. В таких ответах экзистенциального характера одиночество объяснялось осознанием своей исходной отделенности от других людей, невозможностью полностью поделиться чувствами и переживаниями с кем бы то ни было, необходимостью принимать важные решения одному и при отсутствии определенности, а также осознанием того, что человек смертен.

Со временем мы разработали группу вопросов, нацеленных на получение той же информации, но более систематическим и структурированным образом. Мы включили эти вопросы в анкету "ситуативного одиночества". Хотя расположение пунктов по степени важности несколько отличалось для разных групп населения, определенные ситуации и случаи постоянно соотносились с более высокой степенью описанного людьми одиночества.

У людей преимущественно молодых и с университетским образованием среднюю оценку между 6,5 и 8,0 по 10-балльной шкале "интенсивности чувства одиночества" получили следующие пункты анкеты:

"Чувствуете себя одиноко, когда умер кто-то близкий (родители, ребенок, супруг или друг)".

"Чувствуете себя одиноко, когда вы расстались с другом, подругой или разошлись с супругом/супругой (только противоположного пола)".

"Чувствуете себя одиноким в обществе человека, с которым у вас должны быть близкие, интимные отношения (например, с вашим мужем/женой, любовником/любовницей, другом или подругой)".

"Ощущаете, что вы здесь лишний, что люди вокруг вас - чужие и как человек вы их не интересуете".

"Чувствуете себя одиноко, когда близкий друг (тот, с которым у вас не было романа) живет теперь далеко от вас".

"Испытываете такое чувство, что невозможно или бесполезно говорить с кем бы то ни было о своих самых важных и глубоких чувствам, тревогах, мыслях и т.д., потому что вам казалось, что другие не поймут или не проявят интереса и сочувствия или даже могут проявить недоброжелательность".

"Чувствуете себя одиноко, когда вам кажется, что люди, с которыми вы считаетесь, низкого мнения о вас, или если они высказывали свое неодобрение или неприятное мнения или суждение о вас".

"Чувствуете себя одиноко тогда, когда вам захотелось поговорить с хорошим другом и вы внезапно поняли, что все, кого можно считать таковыми, живут далеко, на трудно преодолимом от вас расстоянии".

Каждый респондент отвечал только на те пункты анкеты, которые имели отношение к тем чувствам и переживаниям, что он или она испытывали сами. Все перечисленные выше пункты имели непосредственное отношение к большинству случаев одиночества во всех выборках. К тому же оказалось, что некоторые пункты особенно показательны для отдельных подгрупп. Например, выяснилось, что у мужчин выше баллы одиночества, связанного с "чувством, что они не оправдали своих надежд; что они сами себя подвели в жизни". Молодые люди, причислившие себя к малым этническим группам, те, которые или родились за границей, или у которых родители иммигрировали в Северную Америку непосредственно перед их рождением, сообщили о довольно сильном ощущении одиночества, когда они почувствовали, что "никому из окружающих не понять, что они пережили".

Хотя большинство респондентов сообщили, что на каком-то этапе им доводилось испытывать физическую изолированность от всех остальных людей, средние баллы чувства одиночества, связанного с такой изоляцией, были обычно умеренными. Имеются данные, свидетельствующие о том, что длительная и полная изоляция от общества в целом может привести к сильному душевному расстройству и полностью парализовать способности человека (например, в случае одиночного заключения в тюрьме или когда человеке оказывается на необитаемой территории в результате кораблекрушения или авиакатастрофы). Однако лишь немногие респонденты (очень небольшой процент) ответили, что они пребывали в физической изоляции хотя бы в течение нескольких дней, и менее одного процента находились в изоляции более недели. Примерно три из четырех опрошенных сообщили о чувстве одиночества, испытанном в то время, когда они никоим образом не были физически изолированы от других людей, а из не вошедших в число ответивших таким образом респондентов около половины показали, что вполне могли бы встретиться с близкими людьми или повидать старых друзей, когда им было одиноко, но они не приложили к этому никаких усилий.

Тщательное изучение содержания 401 рассказа респондентов о пережитом одиночестве не выявило сколько-нибудь значительной связи между степенью физической изоляции каждого из них от других людей и силой чувства одиночества. Фактически изучение ответов показало, что, пожалуй, более тяжелая форма одиночества характерна для ситуаций, когда человек не испытывает недостатка в общении. Гораздо труднее преодолеть чувство одиночества, которое не проходит, несмотря на то, что мы находимся в обществе друзей или членов семьи.

Мы использовали оценки самих респондентов для определения прежде всего наличия, а затем и силы чувства одиночества, так как одиночество скорее субъективное переживание, чем внешнее состояние, которое могут объективно наблюдать и оценивать беспристрастные судьи. Ответы на вопрос, какого рода и в какой мере необходимо человеку общество, чтобы преодолеть одиночество, тоже, оказывается, отличаются у разных людей. Сейчас мы придерживаемся той точки зрения, что сила чувства одиночества пропорциональна несоответствию, которое ощущает человек между видами межличностных отношений, существующих у него, по его мнению, в данное время, и видами отношений, являющихся, по его мнению, желательными или такими, какие он хотел бы иметь в идеальном случае. Но мы не утверждаем тем самым, что каждый человек обязательно обнаружит способность описать отношения, которые ему хотелось бы иметь, как бы он ни был неудовлетворен своим настоящим положением. Сказанное, возможно, особенно верно в тех случаях, когда люди были более или менее хронически одиноки всю свою жизнь, и поэтому им, видимо, особенно трудно представить, каким вообще могло бы быть идеальное состояние.

Человек может также ошибаться в определении сущности своих переживаний и вовсе не осознавать их как одиночество. Например, он может выражать презрение к каким-то людям или в порыве гнева собирается заявить на них в суд, когда считает, что они поступили с ним несправедливо, вместо того, чтобы на самом деле признать себя обиженным их нежеланием проявить по отношению к нему свое одобрение и дружбу. Далее, все самооценки уязвимы из-за ошибок и искажений, попыток показать себя в более выгодном свете и из-за того, что можно отрицать или не осознавать индивидуальные особенности личности или образа жизни, указывающие на слабость и ранимость. Так, я встречал людей, категорически отрицавших, что они когда-либо испытывали чувство одиночества, и провозглашавших себя независимыми и самостоятельными. Эти же люди избирают такой способ поведения, который непременно наводит на мысль, что они сильно озабочены поисками общения с другими людьми, даже если сами при этом встали на путь, который ведет к неудачам и разочарованию. Поскольку все вышеприведенные самооценки и ответы респондентов не позволяют сделать вывод, что то, как люди отвечают на вопросы о своем чувстве одиночества, всегда дает верное и полное представление о внутреннем состоянии человека, мы начали разрабатывать другие, более косвенные оценки одиночества, которые можно сравнить с данными самооценок. Тем не менее понятие одиночества как субъективно переживаемого несоответствия между наблюдаемой реальностью и желанным идеальным состоянием кажется все же самым подходящим для описания сущности проблемы.

Хотя в центре нашего внимание при таком подходе находится человек - его прошлое, его восприятие настоящего и то, каким образом он справляется с одиночеством, - мы не собираемся игнорировать или преуменьшать важность социальных условий и норм культуры, которые могут усилить одиночество многих людей нашего общества. Более того, факторы, усиливающие широко распространенное одиночество, могут иметь и важные социальные последствия. Так, например, недавно собранные данные говорят о том, что процент случаев самоубийств среди подростков и молодых людей в возрасте немногим более двадцати лет удвоился за последние десять лет и что одним из главных факторов, способствующих этому явлению, оказывается сильное и почти непередаваемое чувство одиночества. Персонал Центра доверия в Торонто, поддерживающий круглосуточную телефонную связь с людьми, которые испытывают желание поговорить с кем-то во время кризиса, сообщает, что причиной приблизительно 80 процентов всех поступающих звонков было одиночество абонентов. В данной статье мы, однако, не станем рассматривать социальные последствия одиночества, а ограничимся обсуждением некоторых аспектов субъективного одиночества у человека и способов преодоления этого состояния.

Один из возможно представляющих интерес подходов - это сопоставление тех людей, которые, по-видимому, поддерживали в целом удовлетворительные межличностные отношения в течение большей части жизни, но страдают от одиночества из-за какого-то иного кризиса, такого, как смерть или разлука, с теми людьми, которые испытывали постоянное чувство одиночества без всякой на то определенной внешней причины. Хотя мы не располагаем результатами долговременного повторного исследования, собранные нами автобиографические отчеты дают основание предполагать, что человек с опытом хороших межличностных отношений, вероятно, обладает достаточными навыками межличностного общения и запасом общительности, чтобы в конечном счете опять установить удовлетворительные новые межличностные отношения. Вовремя оказанная поддержка и утешение в пик кризиса вполне могут помочь ему справиться с ситуацией. Конечно, есть и такие люди, которым навыков межличностного общения хватало только до кризисных перемен в их жизни, например, иммигрант, попавший в совершенно новую культурную среду, или человек с опытом весьма удовлетворительной брачной связи, очутившийся в абсолютно иной социальной ситуации из-за смерти супруга/супруги. При таких обстоятельствах может оказаться, что ранее достаточные навыки межличностного общения больше не срабатывают в изменившемся социальном окружении. И наоборот, бывают люди с длительным, почти непрерывным опытом одиночества, которые, как выясняется, прибегают к неадекватным или неподходящим способам установления контактов. И действительно, оказывается, что они ведут себя иногда таким образом, что их поведение создает или надолго закрепляет обстановку, в которой у них возникает чувство одиночества.

Личностными переменными, соотносящимися с описанным одиночеством, оказались две - враждебность и пассивность, или покорность. В докторской диссертации Джозефа Мура из Йоркского университета было показано, что первокурсницы колледжа, получившие высокие баллы по анкете одиночества Сизенвейна, также получили значительно более высокие баллы как при оценке враждебности, так и при оценке покорности по вопроснику межличностных отношений Лири, чем студентки с низкими баллами при оценке одиночества. Впоследствии я попросил студентов из семинара по психологии анонимно оценить себя как с точки зрения чувства одиночества в целом, так и с точки зрения своей склонности сердиться на людей. Полученная в результате корреляция +0,39 оказалась значительной при степени доверия почти в 0,01.

В другом исследовании двое независимых друг от друга исследователей-наблюдателей оценивали межличностное поведение членов трех небольших групп, встречавшихся на десяти еженедельных трехчасовых занятиях. Оценке подвергались их поведенческие характеристики, такие, как выражение эмоций, попытки контролировать поведение других и управлять им, предложения оказать помощь другим членам группы и предпочтение высказаться по поводу того, что происходит в группу в это время, а не уходить с головой в свои собственные заботы. Оценки каждому члену группы выставлялись на основе всех переменных в течение нескольких занятий, и их подсчет осуществлялся в том порядке, в котором, по мнению авторов, происходит упрощение межличностных отношений. После десятой встречи группы каждого ее члена попросили назвать (не называя своего имени) трех человек из группы, с которыми он бы счел удобным осуждать свои личные дела, а также попросили выбрать трех человек, с которыми он предпочел бы не оказаться в другой группе такого рода. Выставленные экспертами общие оценки поведения дали корреляции: +0,52 с выбором человека, с которым можно обсуждать личные вопросы, и -0,46 с исключением какого-то члена из будущего состава группы. Несмотря на то что эти наблюдения велись за очень небольшой выборкой людей (16), обе корреляции оказались важными. Таким образом, было выявлено, что наблюдатели способны правильно определить некоторые межличностные формы поведения в кругу группы, которые могут предсказать реакцию других членов группы на данного человека.

При исследовании 125 студентов Йоркского университета, пожелавших участвовать в программе, составленной для группы с целью усовершенствования их навыков межличностного общения, Мур и Серма обнаружили, что люди, которые сообщили, что испытывали чувство одиночества "часто" или "все время" в течение прошлого года, значительно отличались по тесту личностной ориентации Шострома POI от тех, кто ответил "вовсе нет" или "немного" на вопрос об одиночестве за тот же период времени. Оказалось, что более одиноких людей сильнее беспокоили чувства сожаления и вины по отношению к прошлому и что они чаще строили твердые или слишком идеалистические платы на будущее. Эти люди, по всей вероятности, руководствовались не столько внутренними побуждениями, сколько подавались внешнему давлению или влиянию. Другие важные различия говорили о том, что, чем более одинок человек, тем труднее ему осознать свои чувства и поступать сообразно им, тем меньше он способен спонтанно выражать свои мысли, тем меньше он терпим к гневу и агрессивности в самом себе и тем труднее ему устанавливать личные, близкие контакты с другими людьми. Более одинокие получали также ниже баллы по пунктам самореализации и чувства собственного достоинства в тесте личностной ориентации.

На основе полученных данных была установлена следующая корреляция: люди, сообщившие о себе как о более одиноких, получали также более высокие баллы в тесте на тип личности по признаку "враждебность покорность", хотя при этом они обладали меньшей способностью сдерживать гнев, меньшей спонтанностью и не столь развитым умением устанавливать межличностные отношения. Наблюдение за индивидуальным поведением в группе и более глубокое изучение отдельных лиц наводит на мысль, что одним из факторов, способствующих одиночеству, является нежелание человека очутиться в такой ситуации межличностного общения, при которой он подвергается риску получить отпор, почувствовать смущение и разочарование. Враждебность и пассивность могут быть результатом прежних неудовлетворительных контактов, а отсутствие ощущения надежности и теплоты в отношениях родителей с детьми вполне может вызвать у человека склонность закрепить свою отчужденность от общества и одиночество как норму последующего образа жизни.

Если мы обнаружим, что из-за боязни рискнуть, вступив в общение, человеку становится труднее преодолеть одиночество и что этот страх фактически способствует некоторым образом созданию обстановки, вызывающей чувство одиночества, мы можем прийти к лучшему пониманию одиночества, а также к реальной отправной точке для принятия профилактических и терапевтических мер против него.

С этой целью мы попытались выяснить степень предрасположенности к риску при общении. Первоначальный тест состоял из 52 пунктов, которые описывали ряд ситуаций межличностного общения, от относительно официального до достаточно интимного. Среди включенных в тест вопросов были, в частности, следующие: "Легко ли было бы человеку, только что поступившему на новую работы, спросить у других, справляется ли он с ней, если он сам в этом сомневается?", "Когда человек знал, что останется на выходные один, а ему хотелось быть в обществе, как бы он отнесся к тому, чтобы обратиться к кому-нибудь с предложением составить ему компанию?", "Если бы у человека создалось впечатление, что друг сердится на него или раздражен, и если бы он не знал причины или не был бы уверен, что так оно и есть, как бы он отнесся к тому, чтобы спросить у него, в чем дело?" Мы предложили этот тест 169 женщинам и 32 мужчинам, пожелавшим участвовать в нашем исследовании в ответ на призыв, опубликованный в канадском журнале, и обнаружили, что большинство вопросов, независимо от их содержания или степени интимности, оказались тесно взаимосвязанными. Тест из 15 лучших вопросов дал корреляцию 0,85 от общего счета; тест из 30 пунктов дал корреляцию 0,91. Получилось, будто мы в основном имели дело с тестом одного измерения: те респонденты, кому было трудно справиться с одной "рискованной" ситуацией, обычно считали трудными и остальные ситуации.

Когда же мы проанализировали связь этой степени предрасположенности к риску с признаниями в одиночестве, то обнаружили поразительное расхождение между респондентами-мужчинами и респондентами-женщинами. Несмотря на относительно малое число тестируемых мужчин, их общий балл предрасположенности к риску давал довольно значительную (r=0,53, p 0,001) корреляцию с одиночеством, в то время как у тестируемых женщин практически не было корреляции между этими двумя переменными (r=0,009, p=0,131). Позднее я предложил тот же тест из 52 пунктов целому курсу студентов-психологов в составе 23 мужчин и 44 женщин. В другой раз, несколько недель спустя, этому же курсу было предложено оценить степень своего одиночества по анкете, состоявшей из ряда других вопросов. Выставляя оценки по шкале, респондент не называл своего имени; последнее можно было установить только по шифру, известному ему самому. Полностью себя аттестовали всего 16 мужчин и 34 женщины; недостающие ответы объясняются прогулами студентами одного из двух занятий. Несмотря на эти скромные цифры, корреляция одиночества и предрасположенности к риску вновь оказалась значительной лишь для мужчин (r=0,52, p=0,019), но не для женщин (r=0,08, p=0,326). Выявленное таким образом отсутствие существенной связи между двумя оценками у женщин наряду с постоянно прослеживаемой между ними связью у мужчин было подтверждено в некоторых других анкетах для студентов других университетов при использовании более краткого перечня из 15 вопросов о предрасположенности к риску. Известно одно исключение: при тестировании 20 студентов и 20 студенток, когда одиночество оценивалось как непосредственным, так и косвенным (предположительным) образом, выяснилось, что предрасположенность к риску и одиночество находятся в существенной взаимосвязи и у мужчин, и у женщин. Однако до тех пор пока мы не повторим это исследование с большим количеством участников, нам не хотелось бы делать какие-либо выводы. Расхождение между полами в степени предрасположенности к риску выявилось и тогда, когда краткий тест из 15 пунктов был соотнесен с различными другими характеристиками личности: баллы за краткий тест говорят, видимо, о несколько отличных у мужчин и женщин типах личности.

При сравнении индивидуальных корреляций 52 вопросов с общей оценкой за весь тест на предрасположенность к риску мы также обнаружили их разницу при первом тестировании неуниверситетских групп населения и при втором тестировании студентов университета. Тем не менее корреляции всего теста с одиночеством были почти идентичными. Ниже приводятся 8 из 52 вопросов, выбранных по той причине, что они показали существенные корреляции с общей оценкой за тест на предрасположенность к риску и/или с баллом описанного самими респондентами одиночества и у тестируемых мужчин, и у тестируемых женщин в обеих выборках. Они расположены в порядке значимости по их корреляции с общей оценкой за 52 пункта в первой выборке из 201 человека, колебавшейся от 0,68 до 0б54 за первые шесть вопросов, которые были также включены в краткий вариант из 15 вопросов...

1. "Если бы я был на вечере и меня окружало бы много незнакомых лиц, смог бы я проявить инициативу и попытаться познакомиться с кем-то из этих новых людей?"

2. "Если бы мне захотелось пообщаться и меня бы пригласили на вечер, где я никого не знаю, то пошел бы я туда?"

3. "Если меня знакомят с кем-то, а я не расслышал имени, попросил бы я повторить его?"

4. "Если бы на вечере я увидел человека, который мне очень нравится, и появилась бы возможность обратиться к нему или к ней, то смог бы я подойти и представиться?"

5. "Если бы я жил в собственном доме в районе, где я никого не знаю, и мне бы захотелось познакомиться с людьми, то пошел бы я к соседям, чтобы им представиться?"

6. "Если бы у человека, с которым я плохо знаком, была бы какая-то вещь, положим, инструмент, который был бы мне очень нужен, то пошел бы я просить одолжить мне его на время?"

7. "Если бы я был увлечен человеком противоположного пола и у меня был бы друг, который знал ее (или его), то попросил бы я своего друга познакомить нас?"

8. "Если бы в магазине я никак не мог разыскать, где находится какая-то необходимая мне вещь, то обратился бы я за помощью к продавцу?"

Респонденты оценивали каждый пункт по 6-балльной системе с точки зрения того, "насколько трудной или легкой (неудобной или потребовавшей бы определенной смелости) посчитал бы он или она данную отдельную ситуацию или задачу". В предварительном исследовании мы также просили каждого респондента оценить вопросы с точки зрения того, "насколько вероятно, чтобы он или она поступили так, как указано в вопросе", то обнаружили, что субъективная оценка трудности ситуации давала более высокие корреляции с описанным респондентами одиночеством, чем оценка того, "сделали ли бы они это или нет".

Если внимательно посмотреть на вышеприведенные пункты, то можно заметить, что первые семь из них предполагают необходимость проявить инициативу в ситуациях общения. Лишь последний пункт (который у женщин дает наибольшую корреляцию с одиночеством из всех 52 пунктов) и, возможно, также шестой относятся к такому типу отношений зависимости, при которых человек из-за своего поступка не подвергается сколько-нибудь значительному риску получить отказ или растеряться. Проанализировав внимательно те вопросы, которые у женщин дали наибольшие корреляции с одиночеством, мы поняли, что одиночество в основном было связано с трудностями преодоления вынужденной зависимости и вступления в личные и достаточно интимные контакты. Эти трудности обычно не характерны для первых попыток познакомиться, а скорее отличают более зрелую стадию интимных отношений. С другой стороны, оказалось, что вопросы, давшие у мужчин наибольшие корреляции с одиночеством, подчеркивают их способность проявить инициативу в общении ту особенность, которая типичным образом ассоциируется с ролью мужчины в нашем обществе. Так, вопрос, при ответах на который получена наибольшая корреляция с одиночеством в случае 169 женщин в первой выборке (по всей Канаде), подразумевая звонок подруге в случае подавленности, депрессии, ощущения одиночества (r=0,273), в то время как самый высокий показатель у 32 мужчин - приглашение на вечеринку совсем незнакомой женщины (r=0,673). Во второй выборке (Йоркского университета) самый высокий показатель для мужчин занимал ту же устойчивую позицию (r=0,699), а у женщин он понизился до двенадцатой позиции из 52 (r=0,213). По-видимому, студенткам легче, чем женщинам за пределами университета, обсуждать волнующие их проблемы со своими ровесниками, или у них есть больше возможностей для этого.

Тест на предрасположенность к риску находится в состоянии разработки и пока не применялся к достаточно крупным и представительным выборкам из различных групп населения. Сейчас мы пытаемся сформулировать пункты, относящиеся к предрасположенности к риску в общении в более интимных ситуациях, которые могли бы иметь непосредственное отношение к случаям одиночества у женщин. Между тем наши догадки о различии полов в отношении предрасположенности к риску в общении и к одиночеству остаются по необходимости умозрительными, хотя трудно усомниться в том, что такие различия действительно существуют.

Главная проблема, которая едва была затронута в исследовании одиночества, - это проблема определения достоверности и обоснованности оценок одиночества. С помощью повторного тестирования мы попытались получить сведения о достоверности данных, касающихся "ситуативного одиночества" на примере двух выборок студентов университета. Однако повторяемость результатов была, к сожалению, очень низкой, а число женщин и мужчин, заполнивших обе анкеты, столь небольшим, что нам не хотелось бы делать никаких выводов; мы можем лишь отметить, что достоверность данных при повторном тестировании значительно варьировалась от вопроса к вопросу и от выборки к выборке. Например, при ответе на один и тот же вопрос получен коррелят 0,155 в одной группу студентов и 0,904 - в другой. Коэффициенты надежности оказались значительно выше, когда второе тестирование проводилось через четыре - шесть недель, чем тогда, когда его провели через три месяца после первого; они также оказались выше у студентов, слушавших курс моих лекций, чем у студентов других групп, откликнувшихся на призыв принять участие в тестировании; наконец, они были выше у женщин, чем у мужчин. Когда группе из 20 студентов четвертого курса семинара, который я вел, тест на одиночество предлагали с перерывами в одну неделю, выяснилось, что выставленные им баллы оставались вполне стабильными в течение двух месяцев, кроме нескольких случаев, когда изменение в оценках оказалось связанным с важными переменами в межличностных отношениях респондентов.

Вероятно, люди будут менее осторожны в своих признаниях в одиночестве, если интервью у них будет брать человек, который постарается сначала найти с ними общий язык и рассеет их опасения относительно цели исследования. Возможно также, что и у разных групп населения наблюдается разная степень откровенности при обсуждении этой темы. Например, обращаясь к людям старшего возраста, живущим как в собственных коттеджах, так и в многоквартирных домах, мы обнаружили, что среди этих категорий населения многие (довольно высокий процент опрошенных) вообще отказываются давать интервью и что даже те, кто охотно разговаривает с нами, часто отрицают, что они в настоящее время хоть в какой-то мере чувствуют себя одинокими, хотя и могут легко признать, что испытывали одиночество в различных особых ситуациях: когда кто-то из близких умер или когда дети общались с ними не так часто, как им бы этого хотелось. Возможно, для этих людей отрицание одиночества - способ защитить себя от уже свершившегося падения в своих собственных глазах, от того, что от них отвернулись общество и семья, и от сознания, что у них столь ограниченные средства, чтобы сделать свою жизнь значительной и содержательной.

Стабильность или отсутствие стабильности собственных оценок одиночества, вероятно, связаны также с возрастом и той стадией развития, на которой человек находится в настоящее время. Когда человеку немногим более двадцати лет или он еще не достиг указанного возраста и у него происходят резкие перемены в домашней обстановке, в окружении по месту учебы или работы и в межличностных отношениях, то вполне можно предположить, что его самооценка повседневного чувства одиночества будет менее стабильной, чем на том этапе жизни, когда он "овладеет" профессией и обзаведется своим домом и семьей. Не так давно, однако, некоторые исследователи высказали предположение, что существуют повторяющиеся и предсказуемые моменты кризиса на протяжении большей части взрослой жизни человека. Таким образом, вполне вероятно, что оценки одиночества тоже меняются со временем, и нет оснований считать одиночество устойчивой чертой характера у большинства людей. Исключением может быть человек, хронически одинокий из-за того, что ему ни на каком этапе жизни не удалось установить удовлетворительные межличностные и социальные отношения.

Таким подходом к изучению одиночества, который свел бы к минимуму большую часть перечисленных методологических трудностей, стало бы долгосрочное исследование. Оно бы обеспечило постоянный контакт между данным человеком и исследователем, и в этом случае факторы, усугубляющие одиночество, сущность этого переживания и характерные для отдельного человека средства его преодоления можно было бы наблюдать тогда, когда происходят подобные события, а не полагаться на способность и желание человека вспоминать прошлое. Длительный контакт между исследователем и исследуемым помог бы также создать обстановку доверия и взаимопонимания с тем, чтобы последний не так противился открытому проявлению своих чувств и переживаний. Однако даже при более ограниченной методике, описанной выше, нам удалось уяснить некоторые закономерности в тех видах ситуаций и чертах характера личности, которые связаны с одиночеством. Это та область исследования, которая лишь недавно привлекла к себе внимание ученых, но это также такая область, которая имеет огромное значение для общества, индивида и для тех, кто работает в самых различных организациях по оказанию помощи населению.