science Рудольф Константинович Баландин Тайновидение вместо приборов?

История лозоходства — биолокации — исчисляется тысячелетиями. Однако единой точки зрения на этот феномен никогда не существовало. Одни доказывали практическую ценность лозоходства, другие считали «волшебную лозу» орудием дьявола. Так кто же прав в этом затянувшемся споре? Способна ли современная наука объяснить эффект биолокации? Можно ли к биолокации относить ясновидение? Попытка ответить на эти вопросы предпринята в этом выпуске «Знака вопроса».

http://znak.traumlibrary.net

ru
fb2design http://znak.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 02 January 2012 AECCC448-F830-4992-9222-DCF6ECFD0C50 2.0 Тайновидение вместо приборов? Знание Москва 1992 5-07-002514-7

Знак вопроса 1992 № 6

Рудольф Константинович Баландин

Тайновидение вместо приборов?

К читателю

Человек создал, сложнейшие технические системы и уникальные приборы, способные улавливать ничтожные доли секунды и определять возраст, исчисляемый миллиардолетиями, измерять невообразимо крохотные элементарные частицы и непомерно огромные расстояния между галактиками.

Но как бы велики и удивительны ни были технические достижения, будем помнить, что они порождены человеком и определяются его необычайными возможностями, прежде всего интеллектуальными. Не случайно в древности человека называли микрокосмом — земным воплощением Разума Вселенной.

Но достаточно ли полно мы используем данные нам возможности и как использовать их с максимальным эффектом?

Конечно, никто не отрицает, что возможности человека значительно расширяются благодаря использованию традиционных методов научно-технических исследований. Однако существуют и нетрадиционные способы познания. Об одном из них у нас сейчас пойдет речь. Прежде он назывался лозоходством, а теперь возрожден, обновлен и получил название «биолокация».

Судьба его непроста. Испытал он и широкую популярность, и почти полное заменив. Одни доказывали его практическую ценность, а другие называли подобные исследования забобонами. И до сих пор биолокация остается интригующей загадкой и вызывает разнообразные, порой взаимно исключающиеся мнения.

БАЛАНДИН Рудольф Константинович — писатель, автор 30 книг и многочисленных статей и очерков. Главные темы — история Земли и жизни, взаимодействие общества с природой, судьбы материальной и духовной культуры.

Тайновидение вместо приборов?

По следам убийц

Начнем с удивительной истории, рассказанной в начале XVII века аббатом де Валлемоном в книге «Оккультная физика, или Трактат о волшебной палочке».

5 июля 1692 года около 10 часов вечера в Лионе были обнаружены в погребе тела виноторговца и его жены. Убийцы (или убийца?) ограбили лавку и скрылись. Ничего не могли сообщить и соседи убитых. Расследование трагедии зашло в тупик.

И тут кто-то вспомнил о Жаке Эймаре, богатом крестьянине из Дофине. Ходили слухи, будто он находит воров и убийц с помощью волшебного орехового прута.

Королевский прокурор согласился на участие Эймара в расследовании убийства. В погребе Эймар почувствовал сильное волнение, пульс участился, а палочка, которую он держал за два ответвления, повернулась к тому самому месту, где были найдены трупы. Настроившись таким образом, он двинулся в путь, руководствуясь указаниями орехового прута. Несмотря на то что уже настала ночь, он шел уверенно, но вынужден был прекратить поиски, поскольку все ворота города уже закрыли.

На следующий день Эймар с сопровождающими прошли Ронский мост и двинулись по правому берегу реки. На их пути встретился домик садовника. Войдя туда, Эймар приблизился к обеденному столу и указал на бутылку — одну из трех, перед которой палочка качнулась вниз. «К этому столу и к этой бутылке притрагивался убийца», — сказал он.

Следователь допросил садовника и его жену. Они утверждали, что вчера в их дом никто не заходил. Двое их детей повторили то же самое, но были чем-то сильно напуганы. После дополнительных расспросов они признались, что забыли запереть дверь и к ним в комнату зашли три незнакомца, которые по очереди пили вино из этой бутылки. По словам детей, среди непрошеных гостей был горбун.

Эймар вновь взял в руки ореховый прут, и все двинулись в путь. Вскоре подошли к причалу. Одной лодки недоставало. Преследователи тоже решили двигаться по реке. Пройдя под аркой Вьенского моста, они причалили к берегу. Палочка привела в ближайшую харчевню. Эймар указал стулья, стол, миски, кружки, кровати, к которым прикасались убийцы. Хозяин харчевни подтвердил, что у него переночевали трое мужчин.

Невидимые глазом, но ощущаемые с помощью палочки следы привели Эймара со спутниками в Соблонский военный лагерь. Эймар остерегся вести там поиски: это могло вызвать гнев гордых гвардейцев. Пришлось вернуться в Лион и заручиться рекомендательным письмом от королевского прокурора. Однако в лагере убийц не оказалось. Эймар и следователи двинулись в Бокер, где в этот день была ярмарка. Побродив по улицам городка, они остановились возле тюрьмы. Там содержались пятнадцать заключенных. Их по очереди подводили к Эймару, пока его прут не указал на одного — горбатого, задержанного несколько часов назад за мелкую кражу. Горбун категорически отрицал свою причастность к убийству. Тогда его повели по трактирам и гостиницам, где Эймар отмечал остановки убийц. И везде горбуна опознавали. А когда его узнали дети садовника, горбун признался, что был соучастником преступления, но убивал не он, а два провансальца, которые наняли его слугой.

Поиски оставшихся двух преступников были продолжены. Ореховый прут довел преследователей до границы с Италией, но здесь им пришлось повернуть назад.

Горбун же получил по заслугам: его приговорили к колесованию. А перед мучительной казнью провезли мимо дома, где совершилась трагедия.

Случай, рассказанный аббатом де Валлемоном, пытались объяснить по-разному. В начале нашего века французский ученый Анри Маже предложил: «Палочка не играла никакой роли в успехе Жака Эймара. Этот крестьянин… был ясновидящим».

Вроде бы исчерпывающее объяснение. Только вот хотелось бы уточнить, каким образом ясновидящий восстанавливает события прошлого, зримые следы которых не сохранились? А. Маже на эти вопросы не отвечает.

Было высказано мнение, что Эймар обладал уникальным обонянием, подобно собаке-ищейке, и руководствовался в своих поисках запахами — осознанно или бессознательно. Такой вариант не исключен, хотя совершенно непонятно в таком случае, как сохранялись запахи ка реке?

Рис. 1. С таким «волшебным прутом» шел по следу убийц Жак Эймар

Де Валлемон предположил, что существует особое истечение тонкой материи (как называют в наше время био- и геополя), которое улавливается некоторыми людьми, пользующимися ореховым прутом. Но каким образом подобные гипотетические излучения сохраняют память о былых мимолетных событиях? Вопрос остался без ответа.

Чудесный способ раскрытия преступлений заинтересовал многих. Священник Лебрен решил исследовать удивительные способности Эймара. Оказалось, что лозоходцу не всегда сопутствовала удача. Выяснилось, например, что некие молодые люди предложили Эймару узнать дома, где живут женщины легкого поведения. Пройдя по улицам, он указан на несколько домов, но, как вскоре выяснилось, неверно. В другой раз крестьянин попросил его найти воров, укравших зерно. Эймар достаточно уверенно, руководствуясь движениями палочки, указал на один крестьянский двор. Однако и на этот раз произошла ошибка.

Парижская академия наук дала такой отзыв на книгу Лебрена: «Мы все подтверждаем, что книга, опубликованная отцом Лебреном, священником из Оратуара, полна редких исследований, что в ней заложены твердые принципы для отличия естественного от ложного и тайные действия людей, которые он осуждает, не следует относить к физике».

Правда, надо отметить, что в те далекие времена против использования орехового прута выступали не столько ученые, сколько священники, считавшие его орудием нечистой силы. Вот и Лебрен предполагал, что палочка вращается «из-за разумной причины — дьявольской или человеческой».

В самом конце прошлого века проф. А. Леманн в «Иллюстрированной истории суеверий и волшебства», приведя тот же случай в Лионе, предположил, что был казнен мнимый убийца, а не настоящий, ибо никаких доказательств его вины, кроме показаний Эймара, не было обнаружено. Следователи и судьи, по мнению Леманна, высказали излишнее доверие к методу «волшебной палочки».

По словам ученого, сын герцога Конде провел несколько опытов с Жаком Эймаром, предлагая ему отыскать спрятанные металлические предметы, а также воров, местопребывание которых было известно полиции. Результаты поисков всегда были отрицательными.

За давностью лет вряд ли можно с полной уверенностью сказать, подлинного ли убийцу обнаружил Жак Эймар. Но не исключено, что в данном случае «волшебный прут» помогал оператору сосредоточиться на малозаметных следах, оставленных убийцами. И эта сосредоточенность помогла раскрыть преступление.

А чем объясняются неудачные опыты по проверке способностей Эймара? И это обстоятельство находит объяснение. Дело в том, что люди, наделенные «сверхобычными» способностями, проявляют их далеко не всегда. Когда ради выполнения определенной задачи необходимы особое эмоциональное напряжение, умение полностью отрешиться от посторонних факторов, отдельные (или даже частые) промахи и неудачи вполне возможны. Было бы даже странно, если бы оператор всегда действовал безошибочно.

Еще раз заметим, что единого мнения о лозоходстве не существовало никогда. Так, иезуит Каспар Шитт писал в 1659 году: «Одни предполагают, что ореховая палочка вращается действием расстроенного воображения; есть и такие, которые из духа противоречия утверждают довольно резко, что только игра рук и ловкое мошенничество помогают палочке вращаться; нашлись такие, которые не задумались сказать, что здесь кроется тайный договор с самим сатаною; вот почему они не разрешали мне употребить эту палочку, заставив меня предварительно отказаться от всякого договора с дьяволом, требуя, чтобы я прикрепил кусочек священного воску на концах палочки и произнес заклинания от бесов во время ее вращения… Я всегда смеялся над теми, кто делает это с церемониями. Однако я заметил, что орешник, срезанный в полнолуние, имеет больше силы».

Итак, лозоходство всегда вызывало сомнение, но тем не Менее живет уже более трех тысячелетий! Особенно возрос интерес к нему в последние десятилетия. Это тем более удивительно, что именно во второй половине XX века — в период необычайной активности научно-технической мысли — создано множество замечательных приборов, помогающих исследовать окружающую среду и самого человека.

Впрочем, отношения человека с техникой складываются непрост. Известно, что посредством технических систем, приборов, механизмов необычайно усиливаются человеческие возможности: человек быстрее движется, зорче видит, лучше слышит… Более того, появляется возможность преодолеть ограничения нашей биологической природы, улавливая и оценивая интенсивность радиоактивных излучений, геомагнитных полей, ультразвуковых колебаний и т. п.

Но чем активнее в нашей жизни техника, тем пассивнее становится человек. Ныне даже умственная деятельность попадает во все большую зависимость от компьютеров. Все это, конечно; не означает, что современный человек обречен на физическую и умственную деградацию. Однако некоторые свои способности, дарованные природой и подавляемые техникой, он вполне может утратить, если не будет их сознательно поддерживать и развивать.

Для сохранения силы и гибкости тела, координации движений, биофизической активности используются разнообразные способы и методы «физической культуры». С психикой и органами чувств дела обстоят значительно хуже. До сих пор не ясно, как влияют на наше психическое здоровье, органы чувств и интеллект разнообразные электромагнитные поля, техногенные излучения. Вряд ли можно сомневаться в том, что результаты таких воздействий если не катастрофичны, то во всяком случае «антиприродны», что они заглушают естественные способности, некоторые из которых до сих пор мало изучены. Вот к таким заглушённым способностям относятся феномены биолокации — дар улавливать тайные знаки природы, не всегда доступные техническим приспособлениям. Приходится писать о феноменах во множественном числе на тот вполне вероятный случай, если под этим явлением скрываются более или менее различные эффекты. А связывает их воедино то, что для их реализации в конкретных формах используется, в частности, биолокационная рамка (разных модификаций), сменившая древнюю лозу.

Сегодня биолокация применяется очень широко. Наиболее успешно и стабильно используется она в медицине, экологии, геологии, при технической диагностике, для обнаружения неисправностей коммуникационных сетей.

А как же с раскрытием преступлений? Идут ли ныне операторы, вооруженные рамками, по следам убийц? Об этом изредка встречаются упоминания в прессе. Однако приводить их без серьезного подтверждения, без ознакомления с соответствующими документами не стоит. К тому же обычно в таких случаях речь идет об экстрасенсах и ясновидящих. Вокруг них складываются легенды, в которых нелегко выделить «рациональное зерно», доказанные факты. Журналистов интересуют сенсации, экстрасенсов (обычно) — реклама, а ученые, стремящиеся к объективным исследованиям, эту тему предпочитают не затрагивать.

Итак, лоза и биолокационная рамка все-таки помогают человеку. В этих приборах нет ничего особенного, чудесного, сверхъестественного: вполне нормальные сучки и веточки или обычные проволочки. Все дело в том, КТО держит в руках эти приспособления.

В поисках подземных кладов

Мы начали с детективной истории ради динамичной, интригующей завязки. Но особо: место в истории лозоходства (биолокации) занимают поиски родных залежей.

В 1626 году из Германии во Францию приехали барон де Басолей с женой Мартиной де Бертеро. Барон занимался горным делом. По-видимому, супруги добились аудиенции у кардинала Ришелье, убедили его, что могут принести пользу Франции, и получили разрешение провести обследование всех провинций Франции и выявить рудные залежи. Затратив немало времени и средств, супруги, пользуясь «волшебным ореховым прутом», открыли около 150 месторождений золота, серебра, меди, цинка, сурьмы, железа, серы, каменного угля. В 1632 году они предоставили Людовику XIII отчет о проведенных исследованиях. Однако королевская канцелярия не выплатила им вознаграждения и воздержалась от какого-либо ответа.

Мартина написала книгу, в которой рассказала, в частности, о «магической лозе» и се использовании в поисках подземных богатств. Книгу она послала кардиналу. И через некоторое время получила своеобразный ответ: ее обвинили в колдовстве и заточили в темницу Вансенна, а де Басолея — в Бастилию. У них были конфискованы коллекции минералов, инструменты, драгоценности.

Трудно сказать, чем была вызвана столь жестокая кара и в чем действительная причина расправы с супругами-лозоходами. Обвинение в колдовстве, по-видимому, доказывает, что их геологические поиски дали блестящий результат, объяснить который в те времена трудно было каким-то рациональным образом. Надо учесть, вдобавок, что ореховый прут относился к «магическим приборам», и пользовались им обычно с определенными ритуалами и заклятьями. Успехи супругов-лозоходов на этом фоне могли выглядеть как содружество с нечистой силой.

И все-таки давайте учтем, что в этом случае «волшебная лоза» использовалась людьми, хорошо знакомыми с горным делом, исследовавшими несколько рудников, читавшими соответствующую литературу, собравшими коллекции минералов. Короче говоря, они были специалистами. Потому их успех не стоит объяснять одними озарениями.

Не исключено, что в данном случае «рудоискательный прут» был лишь вспомогательным приспособлением в руках знающих горняков. Ведь супруги де Басолей читали, конечно же, классический трактат Георга Агриколы, где было сказано: «Настоящий горняк, в котором мы хотим видеть основательного и серьезного человека, не станет пользоваться волшебной палочкой, ибо мало-мальски сведущий в природе вещей и рассудительный человек понимает, что „вилка“ ему в этом деле никакой пользы не принесет, но что он имеет в своем распоряжении… естественные признаки руд, которыми он и должен руководствоваться».

Спору нет, естественные признаки руд знать необходимо. Однако вовсе не исключено, что определенную пользу (определенным людям) способна принести эта самая «вилка». Агриколу нельзя обвинить в своем скептицизме. В те времена — в середине XVI века — стоял вопрос о выборе метода — мистического или рационального — для обнаружения минеральных сокровищ. В первом случае поисковику оставалось бы только подыскивать подходящие ветки, соблюдать установленные заговоры или молитвы. Знания же по геологии были бы совершенно не нужны.

Агрикола предостерегал от этого тупикового пути, доказывая великую пользу знаний. В дальнейшем научные методы геологических поисков и разведки совершенствовались, так что в конце концов стало казаться, что «рудоискательная вилка» безнадежно устарела, отойдя в разряд наивных и экзотичных приспособлений «старины глубокой». Стали появляться и успешно использоваться точные геофизические прибору, дающие объективную информацию о тех или иных свойствах земных недр. Наступила научно-техническая эра.

И тут произошло нечто неожиданное. В начале нашего века в разных странах Западной Европы возродился интерес к этому архаичному примитивному «прибору». В сентябре 1911 года в Ганновере был создан «Союз для выяснения проблем волшебного прута». Проводились самые разнообразные опыты в лабораториях и в природных условиях. Преимущественно велись поиски подземных вод, по словам А. П. Карпинского, — «самого драгоценного минерала Земли».

Вскоре выяснилось… Впрочем, ничего окончательно доказать не удалось. Были очевидные удачи. Так во время поисков воды в Южной Африке указали 800 участков, где она, возможно, есть. И вода действительно оказалась на более чем шестистах участках. Высказывались предположения, что «вилка» отклоняется под действием электромагнитного поля, возникающего при движении подземных вод, или от повышенной по той же причине радиоактивности. Ни та, ни другая гипотеза не подтвердилась.

Рис. 2. Поиски полезных ископаемых с помощью «волшебной лозы» (средневековая гравюра)

Весьма впечатляющими оказались опыты французского ученого Арманда Вире. С помощью «волшебного прута» он находил подземные водопроводы, никаких примет существования которых нельзя было увидеть на поверхности. На окраине Парижа Вире провел с помощью того же приспособления съемку сети подземных выработок, совершенно незаметных снаружи. Эти результаты были сопоставлены с картой выработок, хранившейся в инспекции по горному надзору. Совпадение двух документов оказалось удивительным.

Появились сторонники этого метода и в России, среди них гидрогеолог Н. А. Кашкаров, горный инженер проф. В. А. Гуськов. Однако первая мировая война и последующие политические и экономические кризисы помешали продолжению исследований. Тем более что начался необычайный взлет научной теоретической мысли, а затем и бурный технический прогресс.

Но вот во второй половине нашего века вновь возродился интерес к «волшебному пруту». Правда, теперь вместо палочек стали употребляться металлические рамки различных конструкций, а метод получил название биолокации. Она стала с успехом применяться в традиционной области — геологоразведке. Сравнительно недавно об этом сообщил кандидат геолого-минералогических наук Н. Н. Сочеванов в научном журнале «Разведка и охрана недр». Вот некоторые из приведенных им многочисленных фактов.

На Южном Урале ежегодно бурятся сотни скважин для водоснабжения сельскохозяйственных и промышленных предприятий. От 16 до 19% скважин оказываются безводными. В результате работы операторов биолокации под руководством инженера И. М. Инютина процент безводных выработок снизился до 2–8. Ежегодная экономия составила более 50 тысяч рублей.

На Енисейском кряже при поисках участков сульфидного и колчеданно-полиметаллического оруднения благодаря рекомендациям оператора В. Г. Прохорова удалось повысить эффективность бурения с 40 до 90%.

Прекрасные результаты получены при использовании биолокации в инженерно-геологических исследованиях. Например, при строительстве нового микрорайона в городе Подольске возникла опасность разместить жилые кварталы над заброшенными штольнями. Здесь некогда добывали известняк для Москвы белокаменной. Схем этих выработок не сохранилось (да и были ли они — неизвестно). По заданию Мосгражданпроекта биолокационное обследование территории провел А. И. Плужников. Он наметил опасные зоны, где последующее бурение скважин подтвердило существование старых выработок.

Метод биолокации, как оказалось, позволяет улавливать качественные показатели полезных ископаемых. В Северной Осетии Н. Н. Сочеванов и А. П. Полевой на полиметаллическом месторождении выделили участки с богатой и бедной рудой. В Красноярском крае на Соском молибденовом комбинате геологи С. М. Бибик и В. В. Лотоцкий установили в карьере границы рудоносной зоны…

Древний метод лозоходства возродился несмотря на то, что в наше время для геопрогнозов используется богатый арсенал геологоразведочных приборов и методик. И вот уже снова возникают недоуменные вопросы и раздаются голоса противников биолокации, утверждающих, что все это — сплошное мракобесие и мистицизм.

У опровергателей биолокации есть свои козыри. На их стороне как будто выступает даже такой великий ученый, как М. В. Ломоносов, который в середине XVIII в. писал: «К поиску рудных жил употребляют некоторые горные люди прут… Некоторые сие почитают за натуральное действие и приписывают металлам силу, которою будто бы они рудоискательный прутик к себе тянули. Но повседневное искусство и здравый разум учат, что такой притягивающей силы в металлах быть нельзя: ибо помянутые вилки не у всякого человека и не на каждом месте к металлам и рудам наклоняются… Способом развилистого прута руд ищущие никогда не найдут, если тому вышепоказанных признаков прежде не приметят. Немало людей сие за волшебство признают и тех, что при искании жил вилки употребляют чернокнижниками называют. По моему рассуждению лучше на такие забобоны, или как прямо сказать, притворство не смотреть, но вышепоказанных признаков держаться, и ежели где один или многие купно окажутся, тут искать прилежно».

Так что же, прав был Ломоносов или нет? Кому следует, больше верить: ему или современным сторонникам биолокации?

Вообще-то в подобных вопросах никому верить не рекомендуется. Надо по возможности основываться на фактах и логике. Обдумывая высказывание Ломоносова, приходишь к выводу, что оно вполне справедливо, но вовсе не опровергает возможности биолокации. Действительно, никакой особой силы, притягивающей «волшебный прут» к рудным телам, не существует. Во всяком случае, до сих пор ее обнаружить не удалось. А магические операции и заговоры, якобы помогающие искать скрытые в недрах земли природные сокровища, поистине можно называть забобонами. О реальном волшебстве тут говорить не приходится.

Следует, согласиться и с утверждением Ломоносова, что лозоходцы не добьются успеха, если «прежде не приметят» определенных поисковых признаков. Ведь обратите внимание, что успешно применяют биолокацию для поисков полезных ископаемых люди, сведущие в геологии.

Не знаю, согласятся ли со мной специалисты по биолокации, но, по моему мнению, этот метод не только не исключает, а даже предполагает определенные знания геологии в тех случаях, когда приходится давать геопрогноз, вести поиски полезных ископаемых или определять их качество. Трудно поверить, что совершенно несведущий в этом деле человек, полагаясь только на интуицию или некое мистическое прозрение, успешнее обнаружит подземные воды или рудные тела, чем опытный геолог.

Было бы даже полезно и интересно провести опыт: пусть на одном и том же участке проведут исследования рудоносности два оператора биолокации — знающий поисковую геологию и абсолютно с ней незнакомый. После этого с помощью традиционных геохимических и геофизических методов можно было бы установить, кто из них оказался ближе к истине. Ну а пока такие эксперименты не проведены, не хотелось бы давать волю фантазии. Давайте условимся, что, говоря о биолокации, мы постараемся осмыслить этот феномен, рассмотрим его с точки зрения сегодняшней науки, а незнание свое не будем скрывать за таинственными понятиями.

Где еще применяется биолокация?

Мы уже знаем две области ее применения: расследование преступлений (сведения об этом скудны и противоречивы) и поиски залежей полезных ископаемых. В далекие времена у лозоходства была еще одна достаточно экзотическая задача: поиски кладов, богатых захоронений. Об этом писали не раз, этой деятельностью — с непременными заклятиями демонов — занимался знаменитый граф Калиостро. Однако достоверных сведений о нахождении кладов таким методом мне обнаружить не удалось.

В наши дни это направление биолокации получило неожиданное развитие. Правда, речь идет не о кладах, а о других свидетельствах прошлого, об археологических памятниках.

На Бородинском поле местный музей заинтересовался расположением так называемых волчьих ям — круглых шурфов диаметром два и более метра с деревянными колами в центре. Сверху ямы маскировались ветками и травой. Предназначались они для заграждения от атакующей конницы Наполеона.

С той поры прошло почти два столетия. За это время волчьи ямы полностью сравнялись с земной поверхностью, а почвенный горизонт многократно перепахивался. Никаких зримых признаков существования волчьих ям не осталось. Геофизические методы в таком случае бессильны. Можно было бы выкапывать разведочные канавы, но такой способ слишком дорог и трудоемок.

А. И. Плужников обследовал территорию с помощью биолокационной рамки и указал места расположения ям. Последующие раскопки в подавляющем большинстве подтвердили его прогноз.

«Между прочим, — пишет Плужников, — иной раз биолокаторам удаются вещи на первый взгляд совершенно невероятные. Так мои коллеги обнаружили на Бородинском поле место, где был смертельно ранен генерал Багратион».

Правда, в этом случае не вполне ясно, каким образом подтвердилось это указание: соответствующих документов нет, да и свидетелей вроде бы не осталось… Шутки-шутками, однако некоторые результаты биолокации вызывают не только сомнения, но и недоумение, удивление. Возможно, в подобных случаях мы сталкиваемся с загадками, понять которые с позиций современной науки невозможно. Об этом у нас еще будет сказано подробнее. А пока сошлемся еще на одно высказывание А. И. Плужникова: «Одно из перспективных направлений — морская археология. В прошлом году (т. е. 1990. — Р. Б.) к нам приезжал известный американский биолокатор Стефан Шварц, автор книги о биолокации в археологии. Он рассказывал, что при проведении морских исследований у них на корабле находятся до семи биолокаторов… А ведь морская археология — это не только поиски легендарной Атлантиды, это и вполне реальные, более того, крайне необходимые работы. К примеру, лет пять тому назад мы передали Союзсудоподъему отчет и устную информацию о наших возможностях в проведении поиска затонувших кораблей…»

По его словам, в море можно использовать биолокацию для регистрации подводных лодок или встречных судов в условиях плохой видимости, когда они находятся в «мертвой зоне» радиолокатора. Правда, разрешения на проведение серии экспериментов по использованию биолокации в судоходстве и тем более на использование метода на практике получить энтузиастам не удалось. Современные навигационные приборы достаточно надежны, а главное — они имеют вполне определенные достоинства и ограничения, которые учитывает наблюдатель. Он не просто верит показаниям, приборов, но имеет возможность их проверять, уточнять, дублировать.

При использовании биолокации ситуация иная. Приходится верить оператору, полагаясь на его интуицию. А если она подведет? А если оператор не сумел должным образом настроиться и сделать точные определения? Конечно, по примеру С.Шварца можно пользоваться данными нескольких операторов. Но и тут не все просто Как учитывать их результаты? Выводить средние показатели? Но ведь в действительности кто-то ошибается, а кто-то сообщает достоверную информацию. В среднем же получится полуправда-полуложь, доверять которой вряд ли разумно.

Наконец, есть проблема ответственности. В случае неудачи оператор биолокации всегда может сослаться на субъективные обстоятельства: плохое самочувствие, рассеянность, психологические помехи и т. п. А производство требует инженерного подхода, возможности контроля и ответственности конкретного исполнителя. В результате мы приходим к очевидному и неоригинальному выводу: для инженерных целей биолокация должна использоваться в сочетании с другими традиционными (техническими) методами.

Это обстоятельство учитывается в технической биолокации (название условное), призванной определять неисправности и указывать возможные аварийные ситуации технических систем и сооружений. Пожалуй, наиболее оперативно и наглядно проводятся биолокационные исследования различных трасс, коммуникаций. Так, на 400-километровой линии газопровода Торжок — Минск — Иванцевичи оператор В. М. Филимонов обнаружил две аномальные зоны с интенсивной коррозией. По заключению треста Гипроспецгаз для данных целей метод биолокации эффективен. В настоящее время общая-протяженность исследованных таким образом трасс составляет тысячи километров. Делается это официально на основе трудовых соглашений. А если организации берутся оплачивать данные работы, значит, есть в этом производственная необходимость и экономическая целесообразность.

При Минэнерго России и Украины действуют специальные курсы, где учат применять биолокацию для поисков повреждений электрических кабелей. Правда, оператором способен стать не каждый. Но после отбора наиболее перспективных учеников и недолгого обучения результаты получаются хорошие. Согласно справкам заказчиков точность определений поврежденных участков составляет около 30 см. Можно себе представить, насколько облегчается обслуживание трасс и коммуникаций, когда биолокаторы предварительно проводят свои обследования!

Мне довелось познакомиться с вице-президентом Ассоциации инженерной биолокации Владимиром Григорьевичем Хлопковым и его сотрудницей Лидией Дмитриевной Графоновой. Они рассказали много случаев успешного использования метода. Один из них показался мне поистине ошеломляющим.

Их группа проводит, в частности, биолокационные обследования и диагностику оборудования промышленных предприятий с целью определения аварийных участков. На одном из заводов в Западном Казахстане бригада операторов, ассоциации составила прогноз возможных критических ситуаций. Вечером того же дня на указанном в прогнозе участке разрушилась стенка крупной емкости, и хранившееся там ядовитое вещество попало в окружающую среду. На других объектах, признанных опасными, были своевременно приняты профилактические меры.

Впрочем, подобное предвидение можно объяснить. И не выходя за границы традиционной науки. Ведь если биолокационное обследование проводилось визуально, операторы имели возможность бессознательно уловить неявные признаки аварийного состояния определенных объектов, а биолокационные рамки среагировали на увиденное.

Но это как бы прелюдия к тому необычайному случаю, о котором зашла речь. На Новокуйбышевском нефтеперерабатывающем заводе начальник лаборатории технического надзора поставил перед группой почти неразрешимую задачу: дать биолокационный прогноз возможных случаев травматизма. Это, по существу, была попытка заглянуть в будущее, обреченная, с позиций современной науки, на неудачу.

Две группы операторов, работая независимо, постарались справиться с этим заданием. По их прогнозу, на одном из участков в определенный срок могло произойти дорожно-транспортное происшествие, в результате которого человек получит тяжелое увечье. Эти данные были, конечно, приблизительные.

Затем попытались конкретизировать событие. В результате было выявлено, что скорее всего под большегрузный автомобиль попадет женщина. Такие сведения получили операторы обеих групп. Кроме того, Н. В. Александров и О. Н. Суханова уточнили: автомобиль будет двигаться задним ходом, и случится несчастье вечером.

Какой критерий оценки работы оператора биолокации? Наличие проверяемого результата. В приведенном выше примере прогноз подтвердился, что и зафиксировал акт о несчастном случае. Пострадавшими оказались две женщины. Наезд совершил автомобиль КамАЗ с полуприцепом для перевозки длинных грузов при движении задним ходом.

Этот факт, о котором мне сообщили, проще всего счесть сомнительным, недоказанным или случайным совпадением. Тем самым определится его принадлежность к мирам воображаемым, а не к реальности.

И все-таки хотелось бы провести специальные исследования. Для этого автору пришлось более основательно познакомиться с работой биолокаторов. Но об окончательных результатах говорить еще слишком рано.

Одна из нетрадиционных и достаточно загадочных областей применения биолокации — медицина. Вот свидетельство А. И. Плужникова: «Однажды моя знакомая рассказала мне удивительную, на ее взгляд, историю. Неподалеку от Москвы в небольшом доме располагается некое учреждение, а в нем — в одной из комнат — бухгалтерия, где работают самые обычные служащие. И вот что странно: за последние годы жертвами неизлечимой болезни здесь стали уже пять человек.

Приехав туда, я узнал, что дом этот раньше принадлежал супружеской чете, и эти люди тоже как-то очень быстро, друг за другом, сошли в могилу. Выяснилось, что большую часть времени муж и жена проводили в той самой комнате.

Я начал исследование, и вскоре стала понятна причина болезни. Дело в том, что комната… оказалась в центре активной геопатогенной (вредной для здоровья) зоны шириной три и длиной шесть метров. Люди, которые находились в комнате непродолжительное время, никакого дискомфорта не испытывали, а постоянные обитатели, увы, страдали куда сильнее…

Это одна из экологических задач, которые мы решаем, — поиск зон повышенного риска… Выполняем заказы учреждений, промышленных предприятий, частных лиц… На крупных предприятиях под Самарой и Москвой мы исследовали планировку кабинетов руководителей (директоров, главных инженеров). Люди прислушались к нашим рекомендациям — и сразу почувствовали себя лучше. Это не случайно, ведь геопатогенные зоны оказывают на человека очень сильное воздействие…»

Операторы биолокации проводят экологические работы, определяя источники и интенсивность загрязнения наземных и подземных вод, почвы. Подобные исследования, по сути своей, вполне обычны, хотя и выполняются с помощью экзотичного, можно сказать, метода.

В некоторых же случаях применение биолокации и ее результаты — или сообщения об этих результатах — могут вызвать не только изумление, но и недоумение. Так, кандидат геолого-минералогических наук Ю. Кононов в статье «Снова о Туринской плащанице и не только о ней» (Наука и религия. — 1990. — № 11) утверждает: «Опытами Т. П. Решетниковой (киевская группа комиссии биолокации) доказано, что биополе человека, которое относят к слабым видам энергии, оказывается способно изменять процесс релаксации (ослабления) протонов при ядерном магнитном резонансе, а также… вызывать взаимопревращения химических элементов в биологических объектах». В этом случае вызывает сомнения не только сам факт психического воздействия на элементарные частицы, но и возможность посредством биолокации уловить подобные тончайшие явления микромира.

В той же статье сказано: «Мы решили установить, обладает ли фотография плащаницы биолокационным эффектом… Эффект был зарегистрирован работами нескольких операторов». Причем обследовали они копию весьма посредственного качества — из газеты. Вывод же исследователи сделали довольно странный. Оказывается, не имеет значения, чем пользоваться — оригиналом или копией: «Интенсивность биолокационного эффекта… при этом практически совпадает». Но ведь оригинал они не изучали вовсе! (Странно уже то, что сама по себе фотография, служит объектом биолокации, выступая в роли «заместителя» оригинала.)

Возможно, по фотографии в определенных случаях можно установить состояние человека на тот момент, когда производился снимок. Но как она может сообщить о том, что случилось с человеком позже? Вообще, что означает биолокационный эффект по отношению к фотографии? Какие могут исходить из нее излучения? Может быть, оператор на основе зрительных впечатлений бессознательно строит какие-то догадки? Или он с помощью фотоснимка «настраивается» на некие информационные сигналы, поступающие от человека?

По-видимому, из этой гипотезы исходят те биолокаторы, которые работают с фотографиями. Хотя и в этом случае возникают непростые вопросы, удовлетворительный ответ на которые вряд ли возможен… Впрочем, о теоретических представлениях относительно биолокации мы поговорим особо.

Гипотезы информационного поля

Нередко в наше время вместо объяснения какого-то феномена предлагается некий термин или несколько замысловатых слов, которые лишь маскируют незнание. Например, биолокацию объясняют существованием биополя у человека. Что такое биополе? Отвечают: аура, энергетические излучения. Почему одни люди обладают способностью сильных биолокаторов и даже ясновидцев? Тоже вроде бы понятно: это экстрасенсы, вот и все.

Признаться, меня подобные объяснения совершенно не устраивают. В науке уже более полувека назад укоренилось понятие биополя. Но оно подразумевает нечто совсем иное, чем то, о чем пишут в популярных изданиях, ссылаясь на колдунов и экстрасенсов. Самое печальное, что при этом нередки ссылки на высокие научные авторитеты, совершенно некорректные, а то и ложные.

Вот, к примеру, высказывание Ю. Кононова (этого автора мы уже упоминали): «До совсем недавнего времени в разряд сверхъестественного, а значит, нереального наше общество решительно зачисляло телепатию, ясновидение, яснослышание, словом, все то, что современная наука не может объяснить на основе имеющихся теоретических представлений и экспериментальной базы. Между тем все это сегодня у всех, что называется, на слуху — энергия биополя, пси-энергия, космические силы и космический разум, абсолютная идея, информационное поле. Если классифицировать такие феномены, то можно говорить о проявлении биологической энергии по В. И. Вернадскому…

В. И. Вернадский назвал бионической энергией все виды неизвестной пока науке энергии биологических объектов… Вся практика экстрасенсов, начиная с диагноза заболевания и его лечения вплоть до определения судьбы человека по его фотографии, — это тоже проявление бионической энергии».

Самое занятное, что Владимир Иванович Вернадский говорил прямо противоположное тому, что приписал ему уважаемый автор: «Предположение об особой форме или формах энергии, характерных для живого вещества и отличающих его от мертвой материи, не дает нам ни малейшего увеличения наших знаний о психических процессах, происходящих в организме, и о высшей их форме — о явлениях сознания». Ни о какой «бионической энергии» он не писал. Правда, Вернадский особо подчеркивал способность живой материи «регулировать проявления энергетических процессов». Но под этим он подразумевал вполне обычную (привычную, но оттого не менее загадочную) активность организмов, их способность проявлять свою волю, действовать целенаправленно.

Ю. Кононов же (на его примере удобно анализировать сложившийся ныне наукоподобный метод сокрытия сущностей) явно отдает предпочтение неясным терминам и таинственным явлениям: «Операторы — специалисты по биолокационному эффекту чувствуют градиенты биополей (возбужденных электронных состояний биоплазмы). Мы еще не можем фиксировать приборами это биоплазменное состояние вещества — таких приборов у нас пока нет… Можно с достоверностью предположить одно: по силе своего проявления биоплазма превышает любые известные взаимодействия, включая гравитационные и внутриядерные…»

И снова ссылка на то, что подобные взгляды основаны «на идеях и предвидениях В. И. Вернадского». В действительности великий ученый никогда не имел в виду ничего подобного, а вполне традиционно писал о клеточной плазме (цитоплазме), в которой некоторые ученые выделяют биоплазму. Это нечто совершенно иное, чем термоядерная плазма, и связано с гравитационными и внутриядерными процессами не больше, чем в огороде бузина, а в Киеве дядька.

Обо всем этом приходится писать на тот случай, если вам кажется, будто существующие гипотезы биолокации имеют хотя бы какое-то научное обоснование или подкреплены какой-то теорией. Не будем поддаваться гипнозу мудреных слов, а постараемся по возможности прояснить предмет исследований.

Обычны в разговорах о биолокации ссылки на существование информационного поля. Что это такое?

Насколько мне известно, общепринятого представления об информационном поле не существует. Наиболее обстоятельно и последовательно разрабатывает эту тему старейшина советской биолокации Н. Н. Сочеванов. Постараюсь пересказать его идеи.

Как известно, традиционные взгляды на природу покоятся на трех «китах»: материи, энергии, движении. Знаменитая формула Эйнштейна связывает их воедино: E = mc, где E — энергия, m — масса, c — скорость света. Однако есть еще одна фундаментальная составляющая, без которой — замечу от себя — лишаются смысла первые три, информация.

Энергия, материя, движение не существуют просто так сами по себе: они связаны с какими-то определенными носителями, объектами, признаками. Так, энергия может характеризовать электромагнитное поле, распад атомов, горение дерева, биологические процессы; материя принимает формы кристаллов, газов, небесных тел; движение относится к перемещению масс, колебаниям струн, звуковым волнам… Вот эти уточнения и показывают свойство информативности, характерное для всех реальных объектов и явлений. Даже самый крохотный сгусток энергии — электромагнитный квант, фотон — обладает определенными показателями, свойствами, то есть несет в себе целый комплекс информации.

Ничто в мире не исчезает бесследно. Любое событие, даже самое мимолетное, оставляет о себе память. Например, земная кора — это поистине каменная летопись планеты, хранящая на своих слоях-страницах свидетельства всей истории земной жизни (биосферы). Конечно, не все объекты и явления земной природы сохранились одинаково. Есть окаменевшие деревья, не изменившие свою структуру за сотню миллионолетий: их ткани пропитаны минеральными солями. От иных обитателей Земли сохранились отпечатки, а от других — просто капельки органических веществ, рассеянных в горной породе. Сгоревшие растения перешли снова в излучения и прах земной… Но ведь и луч, и, пепел — тоже формы памяти, пусть даже первый умчится в космическое пространство, а второй станет частью почвы, питая новые растения.

Даже простейший кристалл — вовсе не безликая геометрическая фигура, а индивид со своими неповторимыми особенностями. Он представляет собой сгусток информации о месте и условиях своего рождения, своем возрасте, истории, об окружающей среде и взаимоотношениях с себе подобными. И все вокруг — тоже сгустки информации. Скажем, рельеф местности рассказывает специалисту о многих геологических и географических событиях, а то и о фактах истории человечества. Недаром существует выражение: «читать рельеф»…

Можно было бы бесконечно рассказывать о видах и сути информации, заключенной в объектах и явлениях окружающего мира. Вернемся к гипотезе Н. Н. Сочеванова. Он предложил всю совокупность — не просто механическую сумму, а взаимосвязанный комплекс — событий, сопровождавших историю Вселенной, считать своеобразным Информационным полем. И если в нем действительно присутствует исчерпывающая информация о настоящем и прошлом Вселенной (а иначе быть не может, ибо мироздание представляет собой единый объект), то логично включить сюда и будущее.

Может показаться, что тем самым приходится признавать полнейшую предопределенность будущих событий. И тогда Вселенная предстает как бы застывшим навечно четырехмерным магическим «кристаллом», в котором заключено все пространство-время всех былых и будущих объектов и явлений.

Мне кажется, идея Информационного поля Вселенной предполагает примерно такой вариант. У него есть один изъян с философско-религиозных (да и научных) позиций. Недвижный четырехмерный монолит мироздания — это полнейшая несвобода, бессмысленность творчества, неожиданности игровых ситуаций, выбора. В этом видится полная бессмыслица бытия, какой-то вечно и бесцельно работающий сверхмеханизм, находящийся в решительном противоречии с самим принципом жизни, основанном на целесообразности, поисках, свободе, творчестве, устремленности в неведомое.

Как можно преодолеть эту мертвящую безысходность?

По-видимому, есть такой выход. Придется предположить, что нет полной предопределенности, а в будущем могут реализоваться разные варианты с той или иной долей вероятности. Понятно, они основаны на прошлом и в немалой степени им определены. Так вот, все эти вероятности тоже должны содержаться в Информационном поле!

Возможно, стоило бы обдумать такой вариант. Хотя сразу же скажу, что для меня эта гипотеза в любом варианте представляется сомнительной: не могу себе представить, что идеальная категория информации образует нечто материальное, называемое полем. Так же, например, как затрудняюсь вообразить «поле интеллекта» или «поле души». Но это, конечно, личное мнение, которое не хочу навязывать читателю. Хотелось бы просто изложить гипотезу Н. Н. Сочеванова с некоторыми комментариями. Итак, предложив идею Информационного поля, этот автор высказал предположение, что Вселенную можно рассматривать как величайшую голограмму (иначе говоря, как информационную копию себя самой). Человека с древних времен называли микрокосмом. И он действительно является микроскопической частичкой вселенской голограммы. В таком случае он должен содержать с некоторой степенью неопределенности всю информацию не только о своей жизни, но и обо всем мироздании. Вопрос только в том, как раскрыть, как выявить эти сведения, а точнее, те из них, которые нужны для определенных целей. Тут-то и приходит нам на помощь метод биолокации.

Правда, при всех его достоинствах, он не является абсолютно объективным. Биолокатор может ошибаться, он работает при постоянных помехах. Чтобы свести их к минимуму, желательно, чтобы задание выполняли несколько независимых операторов, а затем надо обратить внимание на совпадающие показания.

«Информационное поле Вселенной», — пишет Сочеванов, — используется людьми, обладающими высокой чувствительностью, — так называемыми экстрасенсами. Они в зависимости от своих способностей и целей пользуются теми или иными приемами. Таких приемов довольно много. К ним следует отнести использование фотографий для оценки здоровья людей; психографию — самопроизвольные записи, рисунки; «внутренние голоса», которые слышит экстрасенс в ответ на задаваемые допросы (примером может служить известная болгарская прорицательница Ванга); нечто подобное экрану, где «проецируется» зримая информация, и т. д.

Еще раз хочу подчеркнуть: согласно этим взглядам различные приемы или предметы — от фотографий до биолокационных рамок — служат не просто непосредственными источниками информации, а средствами для ее получения из Информационного поля.

И тогда возникают вопросы: если само по себе слово «поле» ничего не проясняет, то в чем оно все-таки выражается? Какими материальными носителями представлено? Как воздействует на человека? Важно иметь хотя бы предположительные ответы на подобные вопросы. Приведу такую аналогию. Книга содержит информацию, но для того чтобы ее извлечь, надо уметь читать и понимать написанное. О каком информационном поле книги может идти речь? В данном случае о существовании особого энергетического носителя «книжной информации» говорить не приходится, ибо в противном случае не знающий языка экстрасенс с помощью определенных приемов смог бы «подключиться» к этому «информационному полю» и узнать содержание книги. Насколько мне известно, такой способ чтения, мягко говоря, не практикуется.

То же самое можно сказать о геологической информации, окаменевшей в слоях горных пород. Человек, не знакомый с «азбукой каменной летописи», рассчитывая только на интуицию или на свои сверхчувственные способности, не прочтет и двух-трех фраз из нее. Правда, с помощью биолокации, как мы уже знаем из материалов, приведенных, в частности, Н. Н. Сочевановым, удается определять условия залегания рудных тел. Но в таких случаях вполне может воздействовать на человека не гипотетическое информационное поле, а вполне обычные геофизические поля, которые в принципе могут улавливаться приборами. Не исключено, что оператор фиксирует и некоторые зримые признаки аномалий. Тем более что обычно проводят подобные работы люди, более или менее знакомые с геологией. Например, Н. Н. Сочеванов геолог, и сведения об условиях залегания рудных тел может извлекать не из абстрактного Информационного поля, а на основе поисковых геологических признаков.

Конечно, кто-то сошлется на телепатию — передачу мысли на расстояние непосредственно, без каких-либо технических приспособлений и физических действий. Однако это явление (большинство ученых считают его сомнительным) совершенно не объяснено. Разумно ли прояснять один загадочный феномен с помощью другого, не менее загадочного?

Теоретик и практик: биолокации А. Ф. Охатрин предложил гипотезу (ее выдвигал и Б. И. Искаков), согласно которой биолокационный эффект вызван своеобразным газом из микролептонов — сверхлегких слабо взаимодействующих частиц. По мнению Охатрина, «сверхлегкий газ при возбужденном состоянии микролептонов… вокруг тел и в воздухе может образовать макрокластеры» — особые структуры, которые фиксируются с помощью, например, крутильных весов. В таком случае оператор биолокации реагирует на подобные явления, улавливает, по словам Охатрина, микролептонное отображение объекта «во всех его деталях».

Должен признаться, что в этой гипотезе для меня много загадочного. Не исключено, что она может оказаться фантастической. В частности, непонятно, каким образом оператор умудряется расшифровать столь потаенную информацию, заключенную в «микролептонном газе»? Не проще ли тогда предположить, что она поступает в виде едва уловимых запахов (известно, что собаки способны по запаху распознавать месторождения некоторых минералов)? И уж совсем неправдоподобно, что в микролептонных структурах может содержаться, а затем и прочитываться человеком вся информация о прошлой и будущей истории Вселенной. Разумнее предположить, что содержится она во всех видах полей и во всех частицах, телах и структурах, которые составляют мироздание.

Возникает вопрос: а почему бы не предположить нечто подобное для конкретных частиц, например нейтрино? Эти частицы обладают колоссальной проникающей способностью, легко проходя сквозь земной шар или другие небесные тела. Однако проблема заключается в том, что и тело человека совершенно «прозрачно» для таких лучей. Гипотетическое микролептонное пространство требует дополнительной гипотезы, предполагающей особое свойство человеческого мозга улавливать и расшифровывать его сигналы, чего пока еще не способен сделать ни один физический прибор.

Выходит, вместо того чтобы выяснить суть интересующего нас явления, приходится допускать другие, еще более загадочные объекты и процессы.

Нет никаких сомнений, что Вселенная заключает в себе непомерное, практически бесконечное количество информации и даже не только о том, что было и будет, но и о том, что могло и может произойти. Но, я повторяю, это еще не означает, будто существует. на свете некое единое поле, из которого эту информацию можно черпать.

Сочеванов привел несколько примеров почти одновременного открытия учеными: периодической системы, радио, лазера, разветвленных цепных реакций… Подобные случаи, а также примеры открытий, сделанных во сне, Сочеванов склонен объяснять подсознательным восприятием идей из Информационного поля Вселенной.

С таким выводом трудно согласиться. Прежде всего надо учесть, что озарения во сне приходят не любому смертному, а только исследователям, упорно думающим над данной проблемой. Скажем, химик А. Кекуле увидел во сне группы обезьян, которые, играя, уцепились за хвосты друг дружке и образовали гирлянды. Проснувшись, ученый сообразил, что могут существовать молекулы, образующие цепочки. Ничего удивительного в этом случае нет. Давно известно, что мозг человека в определенные фазы сна работает очень интенсивно. Не исключено, что многие идеи и образы, осеняющие нас в периоды бодрствования, выработаны были во сне, когда на деятельность головного мозга оказывают минимальное влияние внешние раздражители.

Итак, по моему мнению, гипотеза Информационного поля не объясняет явление биолокации, а лишь ставит множество новых проблем. Хотя, возможно, другая научно-фантастическая гипотеза позволит объяснить странный феномен: предугадывание будущих событий (вспомним рассказ В. Г. Хлопкова и Л. Д. Графоновой). Но об этом чуть позже. А пока хочу рассказать об одном опыте, в котором участвовали эти два специалиста по биолокации и который довелось наблюдать мне.

Единичный эксперимент

Это произошло 13 декабря 1991 года в студии радиовещания, где в прямом эфире шел разговор о биолокации. Хлопков и Графонова рассказывали, я пытался что-то комментировать, а вел передачу Роман Владимирович Чудинов.

Группа операторов биолокации, которой руководит Хлопков, занимается главным образом исследованиями промышленных объектов, трасс различных коммуникаций. Об этом в основном и шел разговор. Но когда до конца передачи осталось 15 минут, Роман Владимирович предложил провести эксперимент непосредственно на слуху у радиослушателей.

Оказывается, еще до начала передачи он подобрал семь одинаковых картонных коробок, пронумерован и поставил вдоль стены радиостудии. Затем заполнил трехлитровую банку водой и предложил одному из коллег положить ее в коробку, не называя ее номер, а сам на это время вышел. Человек, спрятавший банку, уехал домой. Никто на студии не знал, куда он ее положил. И вот теперь Чудинов предложил специалистам по биолокации обнаружить банку с водой при помощи рамок.

— Вы согласны на такую проверку? — спросил он.

— Что ж, попытаемся, — без долгих раздумий ответил Хлопков.

— Конечно, обстановка немножко нервная, — сказала Графонова.

Они достали свои приборы. Хлопков пользовался двумя рамками в виде буквы П, держа их за перекладинки. У Графоновой прибор был в виде буквы Г. Операторы встали из-за стола и стали настраиваться, поглядывая временами на коробки. Однако передача подходила к концу, и надо было приступать к поискам.

Хлопков предпочел проводить биолокацию на расстоянии, поглядывая поочередно на коробки. Рамки в его руках в какой-то момент начали двигаться, сближаться. Графонова подошла к коробкам, и рамка в ее руке тоже стала вращаться.

Прошло меньше десяти минут (Чудинов вел репортаж, сообщая слушателям о действиях операторов). Эксперимент завершился. Хлопков сказал:

— Мне кажется, банка во второй коробке.

Графонова согласилась с ним. Я встал и открыл все коробки. Трехлитровая банка с водой находилась в седьмой.

Передача закончилась. Чуть позже мы все отправились в другую студию для записи короткого сюжета о биолокации для радиожурнала «Архимед». В этой передаче Роман Владимирович рассказал, что мы проделали эксперимент с поисками воды, закончившийся неудачно. Добавил:

— Можете делать из этого свои выводы.

Вроде бы намек ясен: раз опыт неудачен, значит, данный метод очень сомнителен. Но я, обдумав заново ситуацию, решил, что дело обстоит не так просто, как представляется на первый взгляд.

Прежде всего специалисты по биолокации согласились на эксперимент, хотя могли отказаться, сославшись, например, на волнение — все-таки впервые вышли в открытый эфир, — многочисленные помехи (в частности, рядом с коробкой № 2 проходил электрокабель) и другие причины. Следовательно, они действительно надеялись на успех, верили в свои силы и возможности. Ведь вероятность случайного угадывания была все-таки невелика — один из семи.

Кроме того, они вдвоем указали на одну коробку. Для перестраховки им было бы выгодней разойтись во мнениях, и тогда вероятность случайного угадывания возросла бы вдвое.

Наконец, студийная обстановка в процессе прямой трансляции, конечно же, не способствовала сосредоточенной работе, да и срок эксперимента был очень ограничен.

Таковы вполне резонные объяснения отрицательного результата эксперимента. А еще надо учесть — и это не раз повторялось в радиопередаче, — что биолокация почти никогда не дает безошибочных результатов; например, при технических исследованиях количество верных определений составляет обычно 60–70%.

С учетом всех этих обстоятельств не удивительно, что эксперимент окончился неудачей.

Позже я поговорил с исполнителями-биолокаторами. Они обсуждали этот результат спокойно, деловито, с некоторым огорчением, но без особых переживаний. И это понятно: полной уверенности в успехе у них не было, да и быть не могло. По их мнению, при многократном повторении того же эксперимента в более спокойной обстановке в большинстве случаев задача будет решена успешно.

Надеюсь, в ближайшие месяцы удастся осуществить подобную проверку. Однако, как мне представляется, в случае удачи останется немало трудных вопросов, на которые хотелось бы найти ответы. Прежде всего следует выяснить, чем определяется феномен биолокации?

Скептик сразу же волен возразить: а есть ли сам по себе такой феномен? Нет ли тут самообмана или намеренного шарлатанства, в лучшем случае фокусничания?

Подобные сомнения приходится выслушивать, обсуждать и обдумывать. Действительно, в некоторых случаях те или иные манипуляторы ради выгоды охотно обманывают доверчивых людей. Шарлатанов за последние годы появилось множество, они получили возможность действовать легально и нахально. Однако при всем при том выявить подобных манипуляторов сравнительно нетрудно. Они предпочитают иметь финансовые отношения с отдельными гражданами, а не с организациями, избегают любых возможностей проверки и контроля. В тех случаях, о которых шла у нас речь, все эти признаки отсутствуют. Поэтому давайте поверим, что эффект биолокации существует.

Признав это, можно ли объяснить его с позиций современной науки на основе известных нам теорий или он требует некоторых новых знаний или предположений о жизни окружающей нас природы?

Первый вариант, безусловно, предпочтительней, ибо позволяет объяснять неизвестное известным без ссылок на неведомое. Во втором очень непростом варианте имеет смысл среди множества гипотез отыскать ту, которую трудно опровергнуть. Наконец, есть еще один как бы объединяющий вариант: часть биолокационных эффектов можно объяснить вполне естественными явлениями, а другую — так называемыми сверхъестественными, то есть непонятными и загадочными. Вот этот последний вариант, похоже, наиболее приемлем. Нет ничего невероятного в том, что оператор биолокации, настраиваясь на решение определенной задачи, бессознательно улавливает скрытую информацию.

Давно известно, что каждый из нас примечает удивительно, неправдоподобно много, но очень немногое осмысливается нами, переводится в область сознания. Находясь в гипнотическом сне, человек способен вспомнить сведения, о которых вроде бы не может иметь никакого представления. Например, сколько ступенек было на парадной лестнице в школе, где он когда-то учился, что написано на той или иной странице книги, которую он когда-то невнимательно прочитал и т. д. Выходит, каждый из нас обладает феноменальной наблюдательностью и памятью, только доступ к ним весьма затруднен. По-видимому, биолокация заключается прежде всего в том, чтобы активизировать скрытые возможности человеческого разума.

Вполне возможно, что немало людей обладают в той или иной степени способностями улавливать малейшие признаки, указывающие на залежи полезных ископаемых, условия залегания подземных вод, аварийные ситуации. Конечно, в наше время существуют разнообразные точные приборы, помогающие исследователю. Однако у человека в отличие от любого прибора имеется целый комплекс ощущений. Прибор настроен на вполне определенный конкретный вид информации — вариации электромагнитных или гравитационных полей, механическую вибрацию, гамма-излучение и др. А человек воспринимает одновременно всю полифонию звуков, запахов, зримых образов, излучений. Благодаря чрезвычайно сложно организованному, головному мозгу можно — осознанно или бессознательно, а обычно и так и эдак — упорядочить поступающую информацию, извлекая из нее необходимые сведения, и осмысливать их. Несомненно, для фиксации некоторых типов полей и излучений специализированные приборы предпочтительней. Однако наилучшего результата можно добиться, сочетая традиционные технические исследования с биолокацией.

Например, в одном из крупнейших в России Иосифо-Волоколамском монастыре в результате биолокационных исследований А. И. Плужникова удалось обнаружить положение и размеры некоторых полностью утраченных фундаментов: северного и южного крыльца Успенского собора (XV–XVII в.в.), галереи и трапезных палат XVI в. По свидетельству Плужникова, все работы были проведены за два дня.

Однако при осуществлении реставрационных работ организаторы не ограничатся биолокационной разведкой: для подтверждения данных, полученных биолокатором, они займутся архивными разысканиями, археологическими раскопками, изучением древней архитектуры.

Успешное использование биолокации в наземном обследовании можно объяснить в принципе психобиологическими эффектами, о которых у нас шла речь: повышенной восприимчивостью оператора к скрытым следам, практически неуловимым простыми людьми. Ведь какие-то признаки былых строений и перестроек должны оставаться: в неприметных особенностях микрорельефа, растительного покрова, почвы, строений.

Такой вывод выгладит логичным и вполне удовлетворительным с научной точки зрения. Он же позволяет убедительно объяснить неудачу опыта, проведенного в радиостудии. Дело в том, что благодаря предусмотрительности ведущего передачи не сохранилось никаких видимых свидетельств нахождения банки с водой в какой-либо коробке. Вполне возможно, что человек, прятавший банку, сначала положил ее в коробку № 2, а потом переложил, но на второй коробке остались какие-то следы. К тому же ведущий не знал, где спрятана банка, и не мог непроизвольно передать эти сведения биолокаторам — взглядом, интонациями, движениями. Не удивительно, что биолокационные поиски не увенчались успехом.

Необъяснимое

Итак, мы вроде бы выяснили, что биолокация — это прежде всего способ активизации человеческих возможностей. Однако не все так просто. Мы уже упоминали о том, что в некоторых случаях биолокаторам удается, судя по всему, предугадывать будущее. Не менее удивительны успешные поиски объектов, информация о которых вроде бы никак не могла быть воспринята операторами.

А. И. Плужников привел несколько примеров биолокации надводных и подводных судов в открытом море. Он находился на ходовом мостике теплохода «Карелия» на высоте 18 м. над уровнем моря при дальности видимости горизонта 9 миль. Его задача была запеленговать с помощью двух рамок встречные суда, находящиеся за линией горизонта.

Фиксировалось направление, по которому рамки давали наиболее сильную реакцию. Затем вахтенный штурман включал радиолокационную станцию «Наяда» или «Океан» и получал инструментальные сведения о встречных судах. Погрешность биопеленгации, как показали опыты, не превысила 50%. Испытания проводились осенью 1979 года в Атлантическом океане и Северном море поздним вечером (в 22 и 23 часа), в полной темноте и при сильном ветре.

На первый взгляд кажется, что эти опыты проведены вполне корректно, исключена была любая возможность «чувственного» восприятия человеком удаленных за горизонт объектов. Однако чтобы показать читателю, насколько трудно осуществить бесспорный эксперимент, придется высказать такое сомнение. В ночное время при невысокой облачности светящиеся объекты, расположенные за линией горизонта, можно увидеть… по отражению в облаках. Этот эффект мне приходилось наблюдать неоднократно в степях и пустынях. Таким образом можно предугадать появление ночью автомобиля по отраженному в «небесном зеркале» свету фар. А когда сам едешь в автомобиле, задолго узнаешь о поселках, над которыми в небе обычно светится более или менее большое пятно.

Не исключено, что именно по таким признакам, воспринятым невольно и практически неразличимым при обычном наблюдении, Плужников сумел запеленговать корабли. Можно возразить: этот вариант маловероятен. Да, безусловно. Однако и его необходимо учитывать. И еще. Надо бы знать, сколько было подобных экспериментов. Если всего два, то тогда практически исключено случайное совпадение биолокационного прогноза и реальной ситуации. Но если подобные эксперименты проводились неоднократно, а положительные результаты были в двух случаях, то случайное совпадение вполне вероятно.

Как видим, даже вполне корректные на первый взгляд опыты могут быть истолкованы неоднозначно. Это обстоятельство приходится учитывать при изучении биолокации.

Наиболее же загадочны два вида биолокации: дистанционные поиски (аварийных зон, аномалий, пропавших людей) с помощью карт и планов и ясновидение.

Оперируя с картами или планами, биолокатор мысленно переносится на данную территорию, сосредоточиваясь на выполнении задания. Оператор перемещает одной рукой визирную линейку или какой-либо указатель по карте, держа в другой биолокационную рамку. Таким образом определяется аномальная область, предположим, в определенном квадрате. Затем проводится более детальное биолокационное обследование (по карте) этого квадрата, где конкретизируется аномальный участок. По мнению А. И. Плужникова, наибольший эффект получается при предварительном очном знакомстве с местностью, формирующем зрительный образ с характерными ориентирами.

Однако совершенно неясно, каким образом оператор, находясь вдали. от обследуемой территории, работая с картой (пусть даже сохраняя в мыслях образ данной местности), способен «почувствовать» аномалии, в результате чего рамка в его руке реагирует… На что? На собственный мысленный образ? Но насколько он соответствует реальности? Тем более что можно и вовсе не иметь никакого понятия о реальной обстановке и все-таки провести успешную биолокацию.

Правда, имеются на картах, и тем более на аэро- и космоснимках, признаки, по которым опытный специалист распознает вероятные зоны глубинных разломов, близкого залегания подземных вод, тектонические структуры. Возможно, все это можно обнаружить и с помощью биолокации. Но как удается по картам и схемам определять аварийные участки? С позиций традиционной науки, да и то при некоторых гипотетических допущениях, такие поиски имеют смысл только в том случае, если предварительно был проведен визуальный осмотр объекта, а не его изображения.

…Шаманы, колдуны, маги нередко используют образ объекта для воздействия на сам объект. — Так изготавливалась кукла, изображающая определенного человека, и с ней совершались магические манипуляции, Порой в результате такого чародейства человек без видимых внешних воздействий заболевал, а то и умирал. Например, у австралийских аборигенов не раз исследователи отмечали подобные случаи со смертельным исходом. Был достаточно характерный эпизод. Умирающего от магического воздействия аборигена поместили в госпиталь, и он, представьте себе, выздоровел. Сам пострадавший объяснял исцеление так: «Магия белого человека оказалась сильнее колдуна».

Ученые относят все случаи такого рода в разряд гипнотических воздействий или самовнушения. Хотя порой высказываются предположения, что тут проявляются телепатические или-какие-то иные загадочные явления.

Проблема парапсихологии, телекинеза, телепатии увела бы нас слишком далеко от главной темы обсуждения. Надо лишь заметить, что фотография местности или карта вряд ли обладают магическими свойствами, позволяющими оператору преодолевать естественные ограничения во времени и пространстве, детально обследовать места, где он никогда не бывал, или не менее странным образом вторгаться в будущее. А если все-таки действительно реально существует магия образов и мир духовный напрямую связан с материальным, то все это заслуживает специальных исследований и… сомнений.

О биолокации будущего (иначе говоря, ясновидении) надо поговорить особо. Она заключается в том, что оператор с помощью рамок (или без них биолокация может вестись непосредственно, без приспособлений) дает прогноз аварийных ситуаций, социальных конфликтов и т. д.

Феномен ясновидения по сию пору остается проблематичным как с научной, так и с религиозной точки зрения. Даже если верующий уверен, что Богом предопределены все прошлые и будущие события во Вселенной, но и тогда неправдоподобно, будто какие-то манипуляции или молитвы, заклинания, ритуалы помогают обычному человеку проникать в этот божественный замысел. С позиций христианства полная предопределенность бытия делает человека тупым исполнителем воли и желаний Бога, ведь тогда даже самые страшные преступления получают оправдание, ибо не сам человек выбирает между истиной и ложью, добром и злом, а тот, кто определяет будущее.

Для науки такие рассуждения не имеют значения: надо позаботиться о фактах, доказывающих реальность ясновидения, проскопии. (Речь идет, безусловно, не о статистических прогнозах и не о расчетах состояния механических систем, в частности движения небесных тел, а о предсказании судеб конкретных людей.) И хотя в нашей обыденной жизни о подобных фактах мы слышали неоднократно, да и сталкивались порой с удивительными, почти невероятными совпадениями и сбывшимися предчувствиями, о научных доказательствах предвидения нет, в сущности, никаких сведений.

Впрочем, некоторые верные прорицания вошли в>литературу. У поэта-философа Максимилиана Волошина есть даже специальная работа: «ПРОРОКИ И МСТИТЕЛИ. Предвестия великой революции». Издана она в 1906 году и сама по себе может считаться предвидением 1917-го, рокового для России года.

«Души пророков похожи на темные анфилады подземных зал, — писал Волошин, — в которых живет эхо голосов, звучащих неизвестно где, и шелесты шагов, идущих неизвестно откуда. Они могут быть близко, могут быть далеко. Предчувствие лишено перспективы. Никогда нельзя определить его направления, его близости. Толща времени, подобно туману, делает предметы и события грандиознее и расплывчатее».

Одним из наиболее убедительных и страшных предсказаний считал Волошин пророчество писателя Жака Казотта, рассказанное историком и драматургом, членом Французской академии Ла Гарпом. Это случилось в начале 1788 года на ужине у важного вельможи, где собрались знатные и умные гости, преимущественно вольнодумцы, демократы. Они обсуждали справедливость и благо грядущей революции. И вдруг писатель Жак Казотт, известный оккультист, мрачно заметил, что никому из присутствующих нет повода радоваться революции, которая произойдет вскоре… И он поочередно предсказал каждому, что ждет его: Кондорсе отравится, дабы не быть казненным, Шамфор умрет через несколько месяцев после неудачной попытки самоубийства, а большинство присутствующих погибнут на эшафоте. Ко всеобщему возмущению предрек он и казнь короля (да и свою собственную тоже).

Ла Гарп, переживший ужасы революционных трибуналов, из атеиста сделался христианином и мистиком в полном соответствии с предсказанием Казотта. Все сбылось, о чем было сказано в тот вечер, — словно прочитано в раскрывшейся книге судеб…

Но есть ли такая книга? И чем, кроме мистического озарения, можно объяснить этот случай?

В поисках ответа надо учесть, что рассказ Ла Гарпа о пророчестве Казотта был опубликован только в 1806 году, уже после смерти автора. Вовсе не исключено, что действительные предвидения Казотта были не столь конкретны и лишь имели в виду возможный революционный террор. А вспоминая об этом несколько лет спустя, престарелый Ла Гарп, побывавший в тюрьме, невольно уточнил слова Казотта. Такой эффект уточненных воспоминаний весьма распространён.

Подлинные же социальные предвидения — это прежде всего результат знаний и размышлений, а в последнюю очередь туманных предчувствий. Это похоже на познание природных явлений: одной интуиции тут совершенно недостаточно. Другое дело — предсказание конкретной судьбы того или иного человеку. Это уже не статистика. Так, даже в квантовой механике достоверно нельзя предопределить все параметры, координаты в пространстве-времени одной, частицы в отличие от «массового проведения», от статистически точных законов больших групп. Что уж тогда говорить о человеке, наделенном свободой воли, разумом, переменчивыми эмоциями и во многом зависимом от взаимодействия с такими же своевольными разумными изменчивыми созданиями.

Казалось бы, все ясно. И все-таки…

Остается немало случаев биолокационных прогнозов, объяснить которые с позиций современной науки не представляется возможным или по крайней мере очень затруднительно. О них мне рассказали участники экспериментов, а отдельные эпизоды подтверждены документально или независимыми свидетелями. Одним из наиболее странных и необъяснимых (о нем уже шла речь) является случай, рассказанный Л. Д. Графоновой. У меня есть свидетельство операторов биолокации Н. Б. Александрова и О. Н. Сухановой, проводивших исследование. Напомню этот случай.

Администрация Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода предложила биолокаторам дать прогноз аварийных ситуаций, сопровождающихся тяжелыми травмами. Биолокационным методом на плане завода был определен участок, где может произойти несчастный случай, время данного события и его конкретное выражение (дорожно-транспортное происшествие, при котором пострадает женщина, а наезд произведет большегрузный автомобиль, двигаясь задним ходом).

Все произошло так, как было предсказано. Правда, пострадали и были госпитализированы две женщины, и произошло несчастье несколько раньше указанного срока. Операторы биолокации объяснили это тем, что человек мысленно моделирует прогнозируемую ситуацию и, по-видимому, способствует ее реализации в более короткий срок.

Трудно согласиться с таким мнением. Представим себе, как складывался данный эпизод: каждый из его участников в тот день встречался с разными людьми, совершал невольные и продуманные действия, прежде чем все трое — шофер и две женщины — оказались в критической ситуации. На каком этапе и каким образом неведомый для них прогноз повлиял на их судьбу? Непонятно.

В принципе можно признать существование эффекта предвидения даже для столь экзотичных случаев. Например, на любом производстве имеются более или менее определенные опасные участки с повышенной вероятностью аварий транспорта (плохо оборудованные подъезды к складам, места погрузок и разгрузок, повороты с плохой видимостью и т. п.), тем более там, где машины могут двигаться задним ходом. Обнаружить подобные участки можно и без биолокации. Но не исключено, что метод биолокации позволяет провести такое обследование с минимальными затратами времени и средств.

Наконец, надо бы учитывать и анализировать достаточно большое количество биолокационных прогнозов для того, чтобы выяснить возможность случайных совпадений. Большинство из нас склонны забывать свои ошибки и хорошо помнить удачи. Когда какое-то предчувствие не сбывается, оно быстро забывается. А если хотя бы одно наше предчувствие сбылось, то именно этот случай накрепко врежется в память, и мы не устаем о нем повторять из года в год…

Как могли бы заметить вы, читатель, я стараюсь всеми силами оставаться на привычных научных позициях, избегая прямых или косвенных (скрытых за таинственной терминологией) ссылок на чудеса. Однако в то же время приходится учитывать, что знания наши — каждого по отдельности и всех вместе — неизбежно ограничены, и слишком многое остается в мире непознанного, неизвестного, а потому и кажущегося чудесным.

Чудеса реальные и мнимые

Чтобы получше разобраться в сути биолокации и ее возможностях, я неоднократно встречался со специалистами-биолокаторами, главным образом из группы, руководимой В. Г. Хлопковым. Не раз приезжал я к ним в полуподвал дома № 11 по улице Ремезова, где находится одно из отделений Ассоциации биолокации. Здесь мы, в частности, провели ряд опытов, давших, скажу сразу, противоречивые результаты.

Один из вопросов, который меня интересовал: насколько эффективно используется этот метод в криминалистике для поиска преступников или их жертв? Памятный случай с Жаком Эймаром, как известно, толкуется по-разному. А что нового в этой, области теперь?

Об этом шла у нас речь с Андреем Литвиненко. Он неоднократно принимал участие в некоторых официальных и неофициальных расследованиях. В ряде случаев верно определял местоположение пропавших вещей, пройдя биолокационное обследование… нет, не на местности, а по схемам и картам. Как это делалось?

Например, в незнакомой ему квартире пропала серебряная цепочка. Потребовались план квартиры и описание пропавшего предмета. Литвиненко, держа в одной руке рамку, медленно провел линейкой вдоль и поперек плана, сделав засечки там, где «указала», отклонившись, рамка. Так была обнаружена точка предполагаемого нахождения цепочки. Для контроля он перевернул лист и снова провел биолокацию, на этот раз держа в руке маятник. Отметил точку, над которой маятник стал вращаться. Оказалось, что эта точка не совпала с первой. Пришлось в комнате обследовать оба места предполагаемого нахождения цепочки. В одном из них она действительно была обнаружена.

В другом случае сходным образом были найдены потерянные ключи. Случались и неудачи. Но порой и они могут свидетельствовать об успехе. Однажды оператора попросили определить, где в квартире могло затеряться золотое кольцо. Андрей указал на схеме точку. Она пришлась как раз на ванную комнату. Кольца там не нашли. Возникло вполне резонное предположение, что оно соскользнуло с пальца во время мытья и было унесено струей воды в раковину, у которой, между прочим, отсутствовала решетка. Еще один случай. Из автомашины пропал кейс с документами и деньгами. По карте Москвы методом биолокации, засечками, Андрей приблизительно определил место, где может находиться пропавшая вещь. Затем, закрыв глаза и сосредоточившись на ее образе, увидел (ясновидение?) между двух домов на земле раскрытый «дипломат» и разбросанные рядом бумаги. Картина была отчетливой, хотя точного адреса этих домов нельзя было определить. Несколько позже хозяину кейса позвонил мужчина и сообщил, что нашел на улице раскрытый «дипломат», а телефон хозяина был в записной книжке, валявшейся возле него.

А вот две криминальные истории, рассказанные тем же оператором биолокации.

Школьный товарищ, работающий в уголовном розыске, попросил его помочь в расследовании убийства. Рассказал некоторые факты, показал фотографии. Настроившись на образ жертвы, оператор предположил, что убитого задушили, а преступников было трое — восточного типа. На карте с помощью рамки и маятника наметил точки, где следует искать убийц. Точки соответствовали Киевскому вокзалу и общежитию одного московского института.

Все эти сведения подтвердились. Действительно, подвергшийся нападению умер от удушья: после побоев его связали так, что он задохнулся. Преступники были родом из Дагестана; к тому времени один из них уехал домой с Киевского вокзала, а два других находились в Москве, их задержали в указанном общежитии.

В другой раз Литвиненко выехал на поиски пропавшего в районе Ногинска человека. Согласно биолокационному прогнозу труп искали в лесу, но безуспешно. Возникло ощущение, что показания рамки и собственные предчувствия не совпадают: когда на машине проезжали мимо кладбища, то Андрея как будто начала бить лихорадка.

Погибшего нашли позже и не в лесу. Там его действительно убили, но тело перенесли на кладбище и закопали.

Перечень подобных историй можно было бы продолжить. Хотя вопросов остается немало, и связаны они прежде всего с невозможностью ни в точности восстановить прошедшие события, ни хотя бы гипотетически объяснить их. А почему возникает необычайный дар биолокации, позволяющий провидеть события и ситуации, о которых у оператора нет совершенно никакой привычной для нас информации?

Андрей Литвиненко говорит, что неординарные способности появились у него неожиданно и сравнительно недавно. Было это 22 июля 1985 года. С группой музыкантов он играл вечером на палубе теплохода «Климент Ворошилов». Шли из Астрахани в Москву. Широкая река, звездное небо. Около 22 часов 30 минут неожиданно по правому борту корабля взлетело нечто светящееся, подобное ракете, и зависло в небе. На этом месте возник серебристый шар, окруженный ореолом. На теплоходе вырубилось освещение. Все словно оцепенели. Ощущение было неприятное.

Из шара выбился луч, разделенный на две части. Он постепенно, импульсами, опускался к воде. Затем световое пятно двинулось к теплоходу и пересекло его. Оно коснулось глаз Андрея. Вскоре луч тоже рывками «втянуло» в шар. Раздался хлопок, будто кто-то надул и прихлопнул бумажный пакет. Вокруг шара появилось неправильное голубовато-серебристое кольцо. Шар стал удаляться, превратился в звездочку и исчез. В небе еще оставалось медленно расходящееся кольцо. В этой работе я не буду высказываться по поводу того, что наблюдали пассажиры «Климента Ворошилова» — НЛО или нечто вполне рукотворное. Это тема для другого исследования. Замечу лишь, что мне, например, в пустыне под Байконуром довелось ночью увидеть светящийся шар, который сначала как бы завис в воздухе, а затем стал быстро удаляться. Это была космическая ракета.

На теплоходе зажегся свет. Выяснилось, что японские электронные часы Андрея вышли из строя — погас экран (их пришлось выбросить: починить никто не взялся). На следующий день на палубе он неожиданно почувствовал нарастающую головную боль и ухудшилось зрение. Слева от себя, как бы в дымке, увидел: сидит, гармонист из их группы курит и пепел стряхивает в банку. Видение исчезло, боль прошла. А зайдя в каюту, Андрей увидел ту же картину наяву.

Через год в Москве случилось нечто подобное. На этот раз привиделось письмо от армейского друга. Однако в почтовом ящике обнаружил только газеты. Принес их домой, а там из них выпало то самое письмо. После этого он стал заниматься гипнозом, биолокацией, ясновидением. Прошел курсы операторов у Плужникова. Проверил свое умение: на дачном участке своего знакомого определил самое удобное место для колодца.

Рис. 3

Вверху наиболее распространенные виды и размеры рамки: ручка (1–2) — 12–15 см; (2–3) — 17–25 см, ширина(2–2) — 7-15 см, диаметр проволоки — 2–3 мм

Слева: приемы фиксации рамок рукой.

Справа: схема биолокации с горизонтальной осью вращения: показано положительное направление вращения, цифры — доли полного оборота рамки

Обладает ли Андрей какими-нибудь сверхобычными способностями экстрасенса? Я попытался это выяснить. Проведя ладонью вдоль моей спины (на расстоянии), он точно указал на две точки с нарушениями и одну с воспалительным процессом. Не помешало диагностике даже то, что я был в костюме. Затем он предложил мне вообразить облик близкого человека. Этот мысленный образ — порождение моего, а не его воображения — он обследовал с помощью биолокационной рамки и, к моему удивлению, вновь дал достаточно точный диагноз заболеваний, указав даже шрам на теле.

Никакого логичного объяснения второму опыту я дать не могу. Не исключено, что имеется некий типичный набор недугов, характерных для определенных возрастных групп, а потому и повышается вероятность правильного прогноза.

Как бы там ни было, а медицинские сведения, полученные путем биолокации, оказались верными даже в случае с отсутствующим и совершенно незнакомым человеком, образ которого я передавал мысленно, находясь в нескольких метрах от медиума.

Конечно, единичные опыты не дадут убедительных доказательств или опровержений биолокационных эффектов и тем более не выявят их причины. Требуются многочисленные и разнообразные эксперименты. Однако мои предварительные наблюдения подтверждают как будто версию «обостренного интуитивного восприятия» операторами биолокации определенных признаков, примет (сигналов, информации). Условно можно говорить об Информационном поле, из которого как бы извлекаются эти сведения. В действительности информационные свойства присущи любому материальному объекту. Весь окружающий нас мир буквально перенасыщен информацией. Вопрос в том, каким образом, с помощью каких приборов и органов чувств выделить, воспринять и расшифровать интересующие нас сведения. Восприимчивым и сверхчутким «прибором» остается человек, а раздвоенная лоза, металлическая рамка или маятник нужны ему для того, чтобы выявить собственные бессознательные ощущения, предчувствия, догадки.

О ясновидении

Сформулированный выше вывод не является оригинальным. Еще в начале нашего века Анри Маже писал о «волшебной палочке». «Причиной движений… может служить ясновидение или мысль как источники непроизвольных и бессознательных движений». Тогда же он характеризовал ясновидение как способность воспринимать «мысленные образы в соседнем мозгу» (по типу передачи мысли на расстояние). Однако в телепатию он не верил и склонен был считать убедительно доказанной только способность улавливать едва приметные сигналы, свидетельствующие о тех или иных действиях, чувствах. Так «магнетизеры» выполняют неведомое для них задание, держа за руку человека, думающего о нем.

Правда, в начале века бытовало немало домыслов о «животном электричестве» и возможностях передавать на большие расстояния как по «беспроволочному телеграфу» — телепатировать — мысли от одного человека к другому. Показательно, что книга А. Маже «Как находить источники и руду с помощью ореховой или металлической палочки…» вышла в серии «Библиотека по магнетизму», а, заканчивалась главой, посвященной геофизическим приборам, в частности, улавливающим естественные электрические токи. С тех пор появились такие геофизические и биофизические приборы, о которых в начале века не мечтали даже фантасты. И несмотря на это, не удалось обнаружить ничего подобного лучам, волнам или полям, благодаря которым мысли могут непосредственно передаваться «из головы в голову».

Спору нет, все еще остается — пусть даже совсем ничтожная — надежда обнаружить какой-то материальный носитель «мысленной информации». Мы уже упоминали гипотезу «микролептонного газа». Развивая ее, Б. И. Исхаков предположил, что человек способен мысленно творить своего «микролептонного двойника» весом 10–35 г. Этот двойник способен покидать пределы тела и уноситься в любую точку пространства-времени, на любые расстояния, в прошлое и будущее…

Насколько я понял, такая гипотеза призвана объяснить феномен ясновидения (излагаю ее по книге А. П. Дуброва и В. Н. Пушкина «Парапсихология и современное естествознание»). Трудно сказать, каким образом была измерена масса «микролептонного двойника», почему он не растворяется в «микролептонном газе» Вселенной, как функционирует и обрабатывает информацию, а затем передает ее в мозг человека. Вновь перед нами гипотеза, которую можно отнести в разряд научно-фантастических, ибо она опирается на гипотезы и предположения, а не на факты и эксперименты.

А. П. Дубров и В. Н. Пушкин предлагают свой вариант объяснения пси-явлений (так называют они загадочные феномены человеческой психики: экстрасенсорику, телепатию, телекинез, ясновидение…).

«Во всех указанных пси-явлениях, — пишут они, — проявляется способность человека оперировать вакуумным состоянием и наполняющими-его виртуальными частицами и их потенциалами»

После этого хотелось бы получить более обстоятельное объяснение данной концепции. Однако авторы, к сожалению, ограничиваются самыми общими формулировками с использованием замысловатых научных терминов: «Если принять нашу гипотезу о вакуумном состоянии пси-явлений, тогда будут понятны особенности нового вида пси-материального носителя … специфической топологии его пространства-времени, следствием чего является способность к локализации в материализуемом физическом макропространстве и времени. Становятся понятными топологические свойства новой психической пространственно-временной формы движения материи, включающие в себя многомерность и цикличность времени, неоднородность и анизотропность, многомерность и прерывистость пространства и т. д.»

Подобные объяснения, как мне представляется, могут лишь безнадежно запутать проблему. Доверчивый читатель и вовсе не станет вникать в суть таких понятий, как «метризируемое физическое пространство», «формы движения материи», «многомерность времени», а простосердечно примет их на веру и согласится с гипотезой авторов.

И еще. У меня вызывают глубокие сомнения попытки материализовать проявления духовной жизни, в частности человеческую мысль. Фантастичной представляется мне идея о «микролептонном двойнике», порожденном работой мысли. К той же категории отношу я и гипотезы, представляющие время как нечто материальное, способное совершать работу, производить энергию.

Например, мне довелось присутствовать при экспериментах доктора технических наук, члена-корреспондента Белорусской академии Альберта Иозефовича Вейника. В частности, он с помощью своеобразной биолокационной рамки передавал и принимал свои собственные мысленные сигналы через земной шар и на космические расстояния. Прием сигнала фиксировался падением рамки, которую он держал в руках. Этот эксперимент показался мне слишком субъективным, целиком зависящим от произвола наблюдателя. В моих руках биолокационная рамка не давала таких же результатов, как у Альберта Иозефовича. Конечно, это может свидетельствовать о недостатке у меня соответствующего опыта или таланта. Однако проще всего предположить — в полном соответствии с современными научными воззрениями, — что мысль экспериментатора не отделялась от его тела, так что и подавал и принимал он сигнал сам для себя.

В своих теоретических выкладках Вейник исходит из существования «хронального» и «метрического» вещества (хронона и метриора), которые определяют проявления времени и пространства. В таком случае имеется теоретическая возможность существования в природе систем вне времени и вне пространства. Как пишет А. И. Вейник, «вырисовывается возможность существования более тонких, что ли, чем наш, миров, отличающихся исключительной экзотичностью свойств… Как видим, действительность оказывается много интересней, богаче и фантастичней всех самых фантастических измышлений»

Да, чрезвычайно интересно и непривычно размышлять о бесхрональных или безметрических телах, для которых вместо времени — вечность, а вместо пространства — всюдность. Тогда появляется возможность объяснить самые загадочные феномены, включая ясновидение. Однако и в этом случае перед нами не более чем гипотеза, основанная на гипотезе. Заманчиво считать время и пространство материальными категориями, предполагая возможность их независимости. Но ведь с давних пор люди воображали такую независимость только для бесплотных духов, а не материальных тел. Затем был явлен образ Бога, пребывающего вне времени и пространства. Но допустимо ли человеку и порожденной им мысли претендовать на это? Безусловно, мысль наша в мгновение может перенестись к отдаленнейшим звездным мирам, квазарам, пусть даже свету необходимы миллиардолетия, чтобы достичь их. Разве это означает, будто произошли материализация мысли и перенос ее вне времени и пространства? Проще предположить, что в нашем мозгу существует мысленная модель Вселенной, с которой оперирует наш рассудок.

У нас не научный трактат, и в нашу задачу не входит критика одних идей и утверждение других. В некоторых случаях гипотезу одинаково трудно и доказать, и опровергнуть. Это свидетельствует о том, что она — по крайней мере на данном уровне знаний — не относится к компетенции науки, какими бы терминами ни оперировали ее приверженцы. Кстати, и «научность» то есть доказуемость, еще не есть синоним истины; в науке заблуждений и нелепости не меньше, чем в обыденной жизни, вот только у них свое качество, свои особенности, которые следует учитывать. В противном случае возникает своеобразная форма религиозных предрассудков: вера в науку. А ведь науку надо знать.

Впрочем, у читателя может быть на этот счет свое мнение. Не исключено, что кому-то придутся по вкусу гипотезы Охатрина и Исхакова, Дуброва и Пушкина, Вейника или каких-то других авторов.

Как знать, не сказываются ли на наших представлениях о мире научно-фантастические сочинения о машинах времени? Писатели-фантасты с давних пор мечтали о путешествиях в прошлое и будущее. Порой эти описания настолько реалистичны, что возникает иллюзия принципиальной возможности подобных странствий во времени, напоминающих перелет из одной точки земного пространства в другую. Но приходится помнить о резких различиях пространства и времени. В пространстве мы имеем возможность перемещаться в различных направлениях. И хотя проникнуть к центру Земли, в каменную плоть и в космическое пространство не так-то просто, с помощью техники удается преодолевать и?то затруднение.

Отношения со временем у любого живого существа складываются не так просто. Нет никакой возможности не мысленно, а в реальности вернуться в прошлое, даже недавнее, или перенестись в будущее. Нам суждено находиться в «вечном настоящем», как давным-давно отметили философы. И наши представления о прошлом и будущем тоже принадлежат настоящему времени. Любая наша мысль, какой бы мимолетной она ни была, «развертывается во времени», охватывает некую протяженность. То же можно сказать о наших чувствах. Конечно, та или иная идея, образ могут долго храниться в памяти человека или компьютера. Но даже если эта идея будет оставаться совершенно неизменной, как бы вне времени, о самом человеке этого не скажешь: в нем происходят биологические процессы, идет необратимое «старение» клеток и тканей.

Всегда есть искушение предположить существование некой особой субстанции жизненной силы или субстанции разума, обладающих материальными свойствами, включая вес, протяженность, скорость движения. Однако научные исследования так и не смогли в реальности обнаружить ничего подобного. Жизнь есть совокупность сложнейших процессов, если речь идет о биологических структурах, или она есть просто бытие природы. Сущность мысли, разума я бы не рискнул сейчас анализировать. Однако готов признать, что обладают разумом не только люди или гуманоиды, не только отдельные земные или инопланетные организмы, но и вся биосфера как целое — живая мыслящая оболочка планеты — или даже звезды, галактики и, безусловно, Вселенная. Тогда еще отчетливей понимаешь, что разум или мысль — это не какая-то материальная субстанция, а идеальное свойство, как бы принадлежность к иному миру, который невозможно измерить граммами, сантиметрами, секундами.

О соотношениях идеального и материального миров возможны разные точки зрения. Наименее спорное мнение: материя и сознание находятся во взаимодействии. Без материи мы не имеем возможности что-либо знать, а без сознания не можем судить о существовании материи Но из этого еще не следует, будто мысль сама по себе непосредственно влияет на материю, не считаясь с законами физики, химии, биологии и т. д. Ведь и законы эти, говоря словами М. Зощенко, «из головы выдуманы». Однако в отличие от других проявлений мысли придуманы они во взаимодействии с материальным миром на основе фактов и логики Пренебрегать этими законами — значит не считаться с реальностью предпочитая собственные иллюзии.

Мир иллюзий бывает прекрасным и увлекательным. И все-таки приходится постоянно помнить, что это мечта, а не действительность. В противном случае нас можно считать психически ненормальными, обуянными манией, которой пытаемся подменить реальность. Благо, если при этом мы не склонны силой навязывать свою иллюзию другим или ополчаться на тех, кто нам возражает. Особенность маниакального восприятия окружающего заключается в том, что человек вольно или невольно выбирает из всех событий и ситуаций только те, которые подтверждают его идею. Так, для доказательства — другим или себе — явления ясновидения приводятся и повторяются только сбывшиеся прогнозы, предчувствия.

Итак, по моему мнению, ясновидение остается вне науки. В него можно верить или не верить. Однако в любом случае надо относиться к нему со вниманием, стараясь понять, каким образом объясняются успешные прогнозы и предсказания. Судя по всему, мы склонны недооценивать свойства нашей психики, отзываться на ничтожнейшие сигналы, благодаря которым можно предугадывать некоторые явления, события, судьбы.

Для любителей научно-фантастических гипотез подобная осторожность покажется скучной и неинтересной. Почему бы не вообразить, скажем, параллельный антимир, события которого проходят в антивремени относительно нас? То, что для нас будущее, для них уже прошлое. Воспринимая каким-то образом сигналы из этого антимира, человек (ну, например, подвергшийся воздействию НЛО) получает возможность видеть, понимать будущее…

Хотелось бы подыскать какие-то научные подтверждения такой гипотезе. Тем более что антимиром с антивременем заманчиво вообразить вакуум. Эта удивительная субстанция, структура которой остается загадкой, казалось бы, идеально подходит на роль антимира с антивременем.

Увы, чем больше обдумываешь эту идею, тем менее привлекательной она становится. Два сквозных и взаимосвязанных потока времени оказываются все тем же проявлением недвижности, вечности — единства прошлого, настоящего и будущего.

Как научная гипотеза идея четырехмерного недвижного пространства-времени мироздания (оно становится пятимерным при встречных потоках времени-антивремени), пожалуй, ничуть не хуже модели взрывающейся или пульсирующей Вселенной, происхождения живых организмов из мертвой материи и т. д. Однако следует помнить, что при огромном разнообразии выдуманных, воображаемых, гипотетических миров существует одна-единственная реальность.

И еще одно существенное обстоятельство. Эта единственная реальность бесконечно сложна и разнообразна. Многое в ней остается неведомым или непонятным.

Широко распространено убеждение, что познание мира напоминает подъем в гору, когда с каждым шагом открываются новые перспективы, расширяется обзор, отдаляется линия горизонта. Так осуществляется научный прогресс.

В действительности ситуация значительно сложней и противоречивей. Идет накопление новых фактов, знаний — это бесспорно, хотя часть информации теряется или искажается. Но ведь само по себе огромное количество фактов еще никак не может дать более или менее цельного представления о конкретном объекте или о мироздании в целом. Сведения эти необходимо осмыслить, освоить, привести в единую систему. Чем больше фактов, тем трудней это сделать. Вдобавок, создавая новые приборы и методы исследований, мы открываем неизвестные ранее свойства, явления, сущности.

Представим: в прошлом отважный мореплаватель открыл новую землю. Когда о ней не знали, то и никаких загадок она не представляла. Но как только о ней стало известно, появилась возможность изучать ее флору и фауну, рельеф, геологическое строение и многое другое. Иными словами, открытие расширяло сферу непознанного, стимулировав новые исследования.

Сходным образом любое научное открытие является именно открытием новых проблем, вторжением в неведомое, и позволяет увидеть и познавать то, о чем прежде не догадывались. Увеличение знаний расширяет и область незнания.

Вот почему не надо забывать, что достигнутый ныне уровень науки вовсе не означает, будто мы лучше знаем природу и самих себя, чем наши предки. Просто у многих появляется больше самоуверенности и категоричности в суждениях…

Теперь вернемся к проблеме ясновидения. Нетрудно заметить, что приведенные выше сомнения в ее реальности носят скорее философский, чем научный, характер. Они основаны на личном мнении и общих соображениях. А в качестве научных гипотез имеют право на существование даже невероятные на первый взгляд идеи, противоречащие обыденному опыту и привычному здравому смыслу.

Мне, например, представляется интересным и плодотворным предложение о существовании «вакуумного двойника», но не как порождение мысли, а как своеобразное отражение материальных тел и процессов. Не исключено, что в вакуумной среде иные законы передачи и приема сигналов, своя информационная структура. И тогда как фантастический, проблематичный, но не безнадежный вариант можно предположить, что в процессе мышления происходит взаимодействие нашего привычного и вакуумного миров, а при этом сигналы передаются практически мгновенно из самых разных источников…

Не станем фантазировать дальше. Какие, бы наукоподобные гипотезы ни выдвигались, они требуют прежде всего проверки. А предсказания многих событий действительно возможны, но только на основе имеющейся, а не поступающей из будущего информации.

Биолокация: наука или искусство?

Для начала напомню, что в античности слово «технос» означало умение, ремесло, искусство. И это понятно, ибо в те времена изделия рук человеческих создавались не на основе научных знаний, а преимущественно по интуиции, общим соображениям, догадкам (если требовалось отступать от стандарта). В число подобных «искусств» входило и лозоходство. Современная биолокация по многим признакам тоже продолжает оставаться более искусством, чем наукой.

Дело в том, что все попытки теоретически обосновать эффект биолокации и методику этих исследований нельзя считать удовлетворительными. Да и большой ли прок в таких научных обоснованиях? Ведь речь идет не о каком-то замысловатом приборе, а о способностях человека, его бессознательных ощущениях, интуиции. Это действительно сродни искусству.

Возникает парадоксальная ситуация. Предположим, удастся на основе науки детально проанализировать искусство биолокации. Казалось бы, это позволит усилить ее эффективность. Но может оказаться наоборот. Стремление осознать и рационализировать бессознательные процессы в данном случае грозит дать отрицательный результат: оператор будет ориентироваться не на свою интуицию, а на знания, а это резко снизит его возможности. Вспомним, как в гипнотическом состоянии человек вспоминает факты и события, которые, казалось бы, давно забыл или даже не заметил. Подобная обостренность восприятия информации — получаемой из «кладовых» собственной памяти или из окружающей среды — проявляется именно на бессознательном уровне, и вмешательство рассудка тут может оказаться роковым.

То же характерно для всех видов искусства. Например, если артист танцуя будет осмысливать механику своих движений, певец во время пения — физику звуковых колебаний, они не смогут создавать художественные образы. Наше счастье, что при ходьбе не приходится «научно управлять» движениями многочисленных мышц, а в разговоре — сознательно подбирать слова; иначе мы передвигались и говорили бы медленно и неуклюже.

Мозг ежесекундно совершает колоссальную работу, распознавая и сопоставляя образы, оперируя памятью, регулируя деятельность внутренних и внешних органов… Все это лишь в малой доле проявляется в сознательных мыслях и движениях. Рассудочная деятельность напоминает волны, захватывающие лишь поверхностные слои великого глубокого океана бессознательного.

Рис. 4. Эмблема Ассоциации инженерной биолокации

Сказанное не означает, будто биолокацию не следует исследовать с научных позиций. Ведь существует и развиваются, например, литературоведение, языкознание, искусствоведение. Эти области знаний не подменяют собой искусство или литературу, а способствуют их развитию и пониманию их роли в общественной и личной жизни. И никто не стремится перевести литературу, искусство на «научную основу»

Биолокации можно обучиться в меру своих способностей и желания. Однако ее изучение связано с познанием свойств человека — психических, физиологических и интеллектуальных в их единстве. А самопознание — процесс принципиально незавершимый: чем больше неожиданного открывается в духовной жизни человека, тем больше возникает новых проблем и вопросов. К тому же и сам объект исследований изменчив.

Наиболее просто и точно можно изучать физиологические реакции организма в процессе биолокации. О них написано, например, в книгах Я. Я. Валдманиса, Я. А. Долациса, Т. К. Калниня «Лозоходство — вековая загадка» (Рига, 1979) и Н. Н. Сочеванова, B. C. Стеценко, А. Я. Чекунова «Использование биолокационного метода при поисках месторождений и геологическом картировании» (Москва, 1984). В этих работах приведены соответствующие таблицы и графики. Судя по всему, эти сведения подтверждают предположение о том, что биолокация сопровождается активизацией интеллектуальных и физических сил. Так, американский профессор С. Тромп — эксперт ЮНЕСКО по геологии — провел следующий опыт. Студенты вели биолокацию, проходя по определенным профилям с завязанными глазами и с датчиками работы сердца и электрического потенциала кожи. Согласно показаниям приборов студенты реагировали на одинаковые зоны вдоль профилей. Французский физик И. Рокард в книге «Сигнал водоискателя» связал подобный эффект с реакцией организма на теллурические (земные) токи и слабые градиенты геомагнитного поля. В 1973 году было организовано Международное общество по исследованию психотроники (изучению биополей посредством приборов), конгрессы которого прошли в Праге, Монако, Токио, Сан-Пауло, Братиславе.

В Москве же существует Ассоциация инженерной биолокации, на всякий случай для интересующихся биолокаций, сообщаю адрес: Москва, 113447, а.я. 156. В Ассоциации работают представители разных специальностей. Профессиональные знания помогают им анализировать и уточнять результаты исследований, проводимых с помощью локационных рамок. Более того, в ряде случаев используются современные приборы. Короче говоря, все чаще следует говорить не просто о биолокации, а о проведении комплексных научно-технических исследований, включающих и этот метод.

Какой же можно дать ответ на вопрос: что такое биолокация? По моему мнению, это способ активизации духовных и интеллектуальных сил человека для решения определенных задач. О сути этого явления высказано немало предположений, не имеющих убедительного научного обоснования. Но этот метод вовсе не чужд научно-техкическим исследованиям, не противостоит им. Напротив! Судя по всему, он имеет смысл и наиболее эффективен в том случае, когда сопровождается или контролируется традиционными методами. И это понятно: интуиция призвана дополнять знания, а не подменять их. Вопросов же остается предостаточно и для противников, и для сторонников метода биолокации. Во всяком случае для меня он представляется интересным и загадочным.

«Тайновидение вместо приборов?» Нет, тайновидение вместе с приборами — только на этом пути, судя по всему, биолокация может рассчитывать на новые успехи.

От редакции

Вы получили шестой — последний в этом году — номер «Знака вопроса». На полгода мы с вами расстаемся. Но, надеюсь, вы не забудете нас и в 1993 году снова станете нашими читателями. А материалы вас ждут самые интересные и разнообразные.

Где расположена таинственная Шамбала? Сколько науки в хиромантии? Исцеляют ли филиппинские хиллеры? Как влияет на человека космос? Точных ответов на эти вопросы нет и поныне. Ни читателей «Знака вопроса» получат-самую полную (на сегодняшний день) и достоверную информацию по этим и многим другим не менее увлекательным проблемам, познакомятся с различными точками зрения на аномальные явления живой природы и на то таинственное и труднообъяснимое, что порой поджидает наев повседневной жизни.

В 1993 году читатели «Знака вопроса»

ПРОЧТУТ о таинственном графе Калиостро, умевшем создавать своих двойников и творившем множество других чудес. Так кто же он? Шарлатан? Удачная выдумка, ставшая легендой? Или реальный человек, обладающий уникальными, потрясающими способностями?

УЗНАЮТ любопытные сведения о малоизвестных эпизодах отечественной и зарубежной космонавтики, которые дали пищу для многочисленных слухов.

ОКУНУТСЯ в тайны истории, и перед их изумленными взорами встанут неясные контуры загадочных сооружений из камня. Каменные шары в Центральной Америке, каменные «цирки» Британии, мальтийские храмы и английский Стоунхэндж — кто и зачем их создавал? Есть ли между ними какая-то связь?

ПОЗНАКОМЯТСЯ с последними разработками ученых в области воздействия на психику человека. Ведь по некоторым данным сеансы гипноза можно проводить не только в аудиториях или по телевизору. Есть и более эффективные способы воздействия на настроение, самочувствие и даже на мышление людей.

В 1993 году в «Знаке вопроса» откроется новая рубрика: читатели смогут получать исчерпывающие ответы на свои вопросы и комментарии к интересным, но очень кратким материалам, опубликованным в других изданиях. Изменится и оформление серии: брошюры «оденутся» в плотные яркие обложки.

Дорогие друзья! Не забудьте подписаться на «Знак вопроса». Подписка будет, по-видимому, полугодовая и годовая. Цену вы сможете узнать в подписном каталоге. Она, конечно, возрастет, но минимально, так, чтобы серия просто могла сводить концы с концами. «Знак вопроса» будет одним из самых дешевых изданий.

Подписной индекс же останется старым — 70194.

Пожалуйста, дорогие читатели, не бросайте «Знак вопроса» в трудную минуту, судьба серии теперь зависит только от вас.