sci_politics Сергей Ервандович Кургинян Смысл игры. Выпуски № 1-13

Расшифровка интернет-телепередач Сергея Ервандовича Кургиняна «Смысл игры».

http://eot.su

ru
traum FictionBook Editor Release 2.6 08 March 2012 http://open-eot.su F119EEB3-FA58-4809-9883-93F681EF6986 2.0

Сергей Ервандович Кургинян

Смысл игры

Выпуски № 1-13

2011.12.09. Смысл игры № 1

Что мы обсуждаем? Некую волну протестов. Волна протестов захлестнула Россию, волна протестов готовится захлестнуть Россию, волна протестов подымается, скоро будет 9-й вал. Хорошо, волна протестов. Мы же еще не в Кащенко. Это же не волна протестов вообще. Не волна буйств, а волна каких-то политических протестов, имеющих, даже не цель еще — это следующий вопрос, но хотя бы какой-то ясный адресат. Против кого протестуют? Против кого, чего? Мне на это сразу ответят: «Как против кого!? Против власти. Протестуют против власти, которая вам, конечно же, нравится», — как говорил господин Сванидзе. Что я на это отвечал? Во — кукиши. На каждой передачи исторический протест… оговорка по Фрейду. На каждой передачи исторический процесс я только так и отвечал. Почему? Потому что я понимал, зачем Сванидзе нужно было любой ценой вбить меня в крайне несимпатичную мне власть. Затем же, зачем другим, крайне лживым образом, поженить меня с Горбачёвым. За тем, чтобы лишить меня возможности высказывать независимые суждения. Вот на это я отвечал: «Во», [два кукиша в кадре]. Я считаю власть абсолютно губительной для страны. Я считаю, что власть ведет страну к гибели. «А почему вы не радуетесь, если будет волна протестов?» Потому что я не считаю, что Навальный ведет страну к счастливому будущему. Или Каспаров. Или Касьянов. Я считаю, что они погубят страну еще быстрее, чем Путин. Гораздо быстрее. И много раз об этом говорил. Мне на это возразят справедливо: «А при чём тут Каспаров, Касьянов и т. д.? Их в микроскоп не видно. Зюганов! Вот ведь, главная фигура. Зюганов оседлает волну протестов. Придет к власти.» Тут уже говорится, что он Кремль готов штурмовать. Когда-то говорил, что Россия исчерпала лимиты на революции, теперь Кремль готов штурмовать. «Набрался храбрости, наберется храбрости окончательно. Придёт в Кремль. Восстановит Советский Союз. Вернёт всё…. на магистральную дорогу социализма». Вот и прекрасно. Пусть будет так. Что от меня надо? Чтоб я это поддержал? Я это поддерживаю. Чтоб я к этому присоединился? Я к этому присоединяюсь. Но вот только это тут при чем?..

У меня есть к КПРФ несколько вопросов. Вот первый из них. У меня на столе лежит документ. Он называется. «Иван мельников о событиях на Чистых прудах. Люди вышли против массовых нарушений закона.» Время выхода этого документа 16.34. Подписано — Павел Щербаков, пресс-служба ЦК КПРФ. 6 декабря 2011 г. 16.34 — повторяю. Тут сказано: «Что касается Навального, то он много сделал в течении кампании в плане борьбы за честные выборы, а КПРФ давно объявила, что поддерживает каждого, кто за честные выборы. И поэтому вопросу готовы со всеми объединять усилия.» Из этого высказывания ясно следует, что КПРФ объединяет усилия с Навальным. Я не хочу вначале обсуждать плохо это или хорошо, имеют коммунисты на это право или нет? Я просто хочу зафиксировать, что это документ никоим образом не является фальшифкой. Этот документ центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации. Сразу хочу оговорить, что к 20 часам 4-м минутам 6 декабря 2011 г. эти фразы убраны из документа. КПРФ мечется. И мечется лично Мельников. Потому что он с одной стороны очень хочет построить отношения с Навальным, а с другой стороны он не так глуп, чтобы не понимать последствий построения подобных отношений и ущерба для репутации. Если бы это было всё, то можно было бы сказать, что, как бы, вопрос, как минимум, крайне проблематичен. Но это же не всё. Есть интервью того же Мельников Иван Ивановича, первого заместителя председателя ЦК КПРФ, руководителя центрального штаба КПРФ. «Иван Мельников об участиях КПРФ в акциях 10-го октября» Этот же вопрос интересует будут ли участвовать в акциях 10-го октября, в каком виде. Иван Мельников Говорит: «Их организатор — атмосфера в обществе». Понятно, да? Их организатор не Навальный, не стоящие за Навальным силы, либеральные круги, преследующие свои цели, никакого отношения к целям Ивана Мельникова не имеющие. Или кто-то считает, что этим кругам нужны честные выборы и они хотят передать власть коммунистам? Есть такие идиоты, которые так считают? Это атмосфера в обществе, говорит Иван Мельников, — организатор событий 10-го октября (может декабря?). Дальше я просто внимательно читаю то, что говорит Иван Иванович: «Иван Иванович,» — задают ему вопрос. «Как КПРФ относится к акциям, запланированным на 10-е октября?» (!!!) «…Мы относимся ко всем протестным мероприятиям, которые сейчас активно проходят в стране после выборов, как форме искреннего и справедливого негодования народа..» Значит, если даже Ивану Мельникову докажут, что действия, которые организует очень определенная группа, имеющая очень определенную подпитку и эта группа выводит очень определенный контингент, то для Ивана Мельникова это искреннее естественное негодование народа. Я хочу спросить Ивана Ивановича. О (!!!) какие-нибудь радикальные антисоветские демократические группы, которые выходили против КПСС в конце 80-х годов тоже выражали истинное искреннее естественное негодование народа? Иван Иванович ТАК считал наверное в конце 80-х годов. Или нет? «…За 10 лет в стране выросло и возмужало целое поколение людей, которое на дух не переносят когда, выражаясь молодежным языком, их разводят…» Иван Иванович, это поколение очень разное. Это поколение, состоящие из тех, кто вас ненавидит и хочет зачищать, при чем более беспощадно, чем люди старшего поколения, которые, всё таки, и в пионер-лагерях побывали и в комсомоле и прочее. И из людей, которые гораздо левее вас. Это не единое поколение. Поэтому просто говорить — это поколение не любит, когда их разводят… Часть этого поколения вполне солидарно с глобалистскими силами, а часть этого поколения загнано в социальное гетто и хочет сражаться с этими силами. Что вы говорите, Иван Иванович? О каком поколении в целом может идти речь? С каких пор это стало языком партии?

«Опасается ли партия, что несистемная оппозиция перехватит ваших сторонников», — задают вопрос Мельникову. «Уж, этого мы точно не боимся». А зря вы не боитесь, Иван Иванович. Потому что речь идет не о прямом перехвате. Не о том, что бабушки и дедушки, которые опустили за вас бюллетени начнут влюблённо опускать эти бюллетени за Навального. Не о том, что Навальный станет председателем КПРФ. Речь идет о другом. Речь идет о том, каким именно образом люди, гораздо более мастерски владеющие этими технологиями, обученные американцами и руководимые ими, начнут распоряжаться той энергией, которую собрали вы. При этом они будут распоряжаться этой энергией в целях нашего врага. В целях тех групп, которые имеют диаметрально противоположные ценности по отношению к тем, под которыми вы собирали энергию. Это называется манипуляция, Иван Иванович. Когда своей энергии нет — берут чужую. А еще, Иван Иванович, это называется лохотрон.

«Умышленно говорю об обществе. Термин несистемная оппозиция здесь неуместен.» А почему он неуместен? А с каких это пор все силы надо называть обществом? Иван Иванович, мы говорим о компрадорах, о либеральных силах антинациональных и прочих. Для вас этого термина уже нет?

Для вас все братья? Вы готовы обниматься со Сванидзе, Млечиным и кем угодно ещё, лишь бы против Путина? Я у вас спрашивал это перед выборами. Вы тогда отмалчивались, отнекивались. Теперь что вы говорите? «Да, там на сцене есть фигуры, от общения с которыми мы предпочитаем воздерживаться». Ну так вы бы и воздерживались! Иван Иванович, вы бы воздерживались от того, что вы поддерживаете Навального. Вы бы воздерживались от того, чтобы фотографироваться [не разборчиво] вместе с очевидно либероидной группой. Очевидно, несистемной либероидной группой. Вы бы воздерживались от таких фотографий, Иван Иванович. И клянусь, всем, что мне дорого, у вас бы голосов было гораздо больше.

«Если же говорить о всяческих разговорах про происки Госдепа США, то, конечно, внешним силам выгодна политическая дестабилизация в России, кто тут сомневается. Но кто же заварил кашу?». Не понял. Предположим, что кашу заварила Единая Россия. Предположим, что эта каша выгодна США. Предположим, что США хотят нас развалить. И если кашу заварила Единая Россия, то вы будете участвовать в каше, которая нужна США? Но вы то родину любите! Предположим, Единая Россия её не любит, а вы то любите! Так вы что будете её кидать к ногам Соединённых Штатов?

Ну наконец главное. «Планируют ли ваши депутаты участвовать в субботней акции?». Вот это прямой вопрос. «10 декабря наши товарищи примут участие в протестных акциях в десятках регионов. Что касается Москвы, то все желающие активисты и сторонники партии могут принять участие в субботнем мероприятии, а выступит от имени партии Андрей Клычков. Он руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме, блестящий юрист, молодой, близкий этой аудитории…». «блестящий юрист, молодой, близкий этой аудитории…» У тех, кто это читает волосы дыбом не встают?«…да и он сам с поля боя: в ночь с 4 на 5 побывал на массе избирательных участков, где лично вытаскивал из полиции незаконно задержанных наблюдателей.» Итак. Некий Андрей Клычков. Блестящий юрист, близкий этой аудитории, примет участие в субботнем мероприятии. Он является руководителем фракции КПРФ в Мосгордуме. Мельников (руководитель штаба КПРФ) говорит, что «все желающие активисты и сторонники КПРФ могут принять участие в субботнем мероприятии»., То есть в акции либероидов во главе с Навальным. Это то что такое? Это зачем? Почему в это же время, днём раньше или днём позже не организовать свой митинг? Со своей символикой, ведь вы же победили, Иван Иванович! Вы, а не Навальный! Либеральные силы фантастический разгром получили. Вы хотите их поддержать? Вы их затягиваете на свою площадку, зачем? Мы двадцать лет боролись за то, чтобы свести их на ноль. Зачем вы их реанимируете, Иван Иванович? Это то ваш развёрнутый текст. То, что вы сначала сказали что-то про Навального, а потом сняли могло бы быть воспринято как то, что вы исправились. Но вместо этого, извините, уже 9 декабря следует текст, в котором вы говорите намного больше, чем в тексте в котором между прочим сказано что-то о Навальном, что «мы его поддерживаем».

И это не всё. Вот уже Зюганов: «Мы будем защищать право граждан на достойные и честные выборы!». «Наша молодежь и депутаты будут участвовать в акции 10 декабря.» То есть в акции Навального. А зачем?

Вот Интерфакс, «Коммунисты посылают своего представителя на субботний митинг гражданский активистов». «„В четверг на заседании президиума ЦК КПРФ было принято решение направить для участия в субботнем массовом митинге протеста против фальсификации итогов парламентских выборов руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме Андрея Клычкова“, — сообщил „Интерфаксу“ секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы пятого созыва Сергей Обухов.»

Это зачем нужно всё? Зачем? Есть победа. Есть активисты, есть контингент. Выводите их на улицы. Если вы убеждены в том, что выборы сфальсифицированы с фантастической грубостью, то выводите их на улицы, но выводите их под своими знамёнами. Под теми знамёнами, наличие которых определило поддержку народом вас.

Если бы завтра вы направили своих представителей к Гитлеру, и они бы выступили на его митинге, это было бы нормально? Господин Обухов, господин Мельников. Значит к Гитлеру нельзя, а к Навальному можно? Так это что такое? На наших глазах начинает формироваться красно-оранжевый альянс, который просто плюёт в лицо всем тем, кто за вас голосовал, кто принёс вам последнюю энергию. Ради вашей победы я отказался от критики КПРФ. Ради вашей победы, потому что это не ваша лично победа, а победа дорогих нам идей. Мы громили Сванидзе с Млечиным. Теперь вы берёте всю эту энергию и хотите принести ещё Млечину и Сванидзе, людям гораздо хуже, чем они? Сванидзе говорит, «нет-нет Навальный это уж слишком круто, слишком цинично, слишком однозначно». А вы с ним лижетесь? Ради чего?

В этой связи уже совершенно иначе смотрится и некоторый твиттер-блог Зюганова. Я не знаю. Я запутался в твиттер-блогах Геннадия Андреевича Зюганова и готов считать, что это не его твиттер-блог, и вообще я понимаю, что твиттер-блог, это такая вещь, за которую Зюганов не до конца отвечает. Но в контексте всего, что уже есть, этот твиттер-блог, это маленькая капля. Здесь сказано: «всем, кто нас упрекает за поддержку Навального, отвечаю: мы его поддерживали, поддерживаем, и будем поддерживать». Геннадий Андреевич, если это не ваш твиттер-блог, если вы так не считаете, то примите меры. Дайте опровержение. Вы знаете, как это делается, потому что это висит, и сейчас висит на сайтах вашей организации. Может быть вы их не мониторите, но это висит, и это создаёт в обществе определённую атмосферу.

Но самое главное не в этом. Уберите Клычкова с этого митинга. Чтобы духу его там не было. Уберите своих представителей с этого митинга. Чтобы духу их там не было. И организовывайте другой митинг под красными знамёнами. А не лезьте в объятия американских ставленников. Вы с ума сошли? Вы что делаете?

Я очень хотел бы ошибиться. Мне бы очень хотелось, чтобы катастрофа, к которой сейчас руководство тянет коммунистическое движение, была остановлена, но это надо делать немедленно. Потом будет поздно. Там вы уже не отмежуетесь. Там вы не скажете: «господин Гитлер и все, кто иже с ним, мы вообще-то вместе с вами, потому что А, Б, В, но в целом мы против вас!». Это поздно. Достаточно, чтобы возникла картинка, на которой вы окажетесь вместе с этим. И это моральная катастрофа коммунистического движения, которую надо преодолеть. Её надо преодолеть немедленно.

Зюганов получил письмо Чурова:

«В связи с Вашим заявлением о том, что Вы считаете прошедшие выборы депутатов Государственной Думы ФС РФ шестого созыва „абсолютно нелегитимными и с правовой, и с нравственной точки зрения“, а также о том, что „процентов 12–15 они приписали“, прошу пояснить, означает ли Ваше заявление, что все кандидаты в депутаты Государственной Думы ФС РФ 6 созыва, включённые в выдвинутый КПРФ федеральный список кандидатов, представят в Центральную избирательную комиссию РФ заявления об отказе от получения депутатских мандатов в соответствии с частью 2.1 статьи 85 федерального закона от 18 мая 2005 года № 51 ФЗ „О выборах депутатов в государственную думу федерального собрания Российской федерации“. Прошу вас также пояснить, означает ли ваше заявление несогласие с материалом, представленным в ЦИК России 30 ноября 2011 года секретарём ЦК КПРФ депутатом государственной думы федерального собрания российской федерации 5 созыва С.П. Обуховым. Текст прилагается.»

В тексте, который прилагается, Обухов, с ума великого, приводит планируемые ими проценты, которые Обухов приводит как высоко вероятные согласно их исследованиям. Они весьма близки к тем, которые, реально получены. Вопрос Чурова звучит тоже вполне конкретно и подкрепляется вопросом Явлинского. Лидер «Яблока», Григорий Явлинский, призвал партии прошедшие по результатам выборов в Госдуму и считающие итоги выборов сфальсифицированными, отказаться от депутатских мандатов. Такое заявление он сделала на пресс-конференции в Москве.

«„Если есть партии, которые считаю, что фальсификации на этих выборах были велики: покидайте Госдуму“, сказал Григорий Явлинский. Он призвал эти партии также выступить с предложением о проведении новых парламентских выборов. Григорий Явлинский при этом отметил, что проведение различных митингов в поддержку честных выборов, а также драки с ОМОНом мало что решают.»

Решают, решают, господин Явлинский. Решают. Потому что нужно подключить к процессу актив, который и одного процента на выборах не может собрать, а вот на улице попытается каким-то образом нарисоваться. И собрав под себя энергию чуждых ему сил, использовать эту энергию для того, чтобы развернуть новую игру. У вас этих боевиков нет, господин Явлинский. Поэтому для вас уличная игра также проигрышна, как и игра на выборах. А для Навального, и тех несистемных сил, которых, как говорит господин Мельников не существует, эта игра кажется выигрышной, хотя бы по началу. Они сразу заявляют о себе, они берут на прицеп коммунистов и всех прочих, и начинают раскручивать игру, в которой не важно, что именно думает народ, как было не важно как именно народ проголосовал на референдуме по поводу сохранения Советского Союза. Важно будет какая толпа когда и где соберётся, в нужный момент нащупав слабину власти обрушит это всё до конца. Вот на что идёт ставка, господин Явлинский. Что касается всего остального, я полностью поддерживаю вашу позицию. Действительно, либо — либо. Либо настоящий политический демарш. Политический и именно политический, из которого будет явствовать, что люди идут на обострение кризиса ради того чтобы прийти к окончательной победе. Либо полное отмежевание от различного рода сил, и работа в парламенте. Но только не смесь одного с другим. Идём в думу, и одновременно, выходим на улицу вместе с Навальным. Вот эта композиция, при всей её кажущейся циничной эффективности, она абсолютно проигрышна, абсолютно. А они на неё идут то ли по неразумию, то ли по каким — то другим причинам, вытекающим из желания госпожи Остатиной сфотографироваться вместе с Байденом, а также Каспаровым, Вами и всеми прочими. Вот в этой компании показаться со всеми вытекающими отсюда последствиями. Попросту это означает, что если процесс не будет остановлен, то произойдёт моральная катастрофа, при которой окажется, что коммунисты, что Навальный, что Каспаров, что Касьянов — это всё марионетки международных сил. Это всё танцоры, танцующие под их дудочку. И когда это окажется и будет показано с абсолютной непреложностью, в каком положении окажутся все патриоты, которые отдавали КПРФ последние силы души, последнюю политическую энергию? В каком положении они окажутся? Вы о них подумали? Вы то тоже окажетесь в положении глупейшем. И кончится это для вас полным фиаско. Но вам кажется, что вы вывернетесь из подобной игры. А они как из неё вывернуться? Вы их на что обрекаете? Там есть люди очень не молодые, которые за вас отдали последнее. Это вы им зачем такую игрушку устраиваете? Вы в это их зачем макаете постфактум, перед президентскими выборами?

Остановитесь. Пока не поздно, остановитесь.

Осталось совсем мало времени. Но как было сказано в фильме Крамера «На последнем берегу»: «Есть ещё время, брат». Остановитесь. Вы идёте к политической катастрофе и к катастрофе моральной. Вы просто, по-видимому, не можете просчитать на два хода вперёд и хватаетесь за всё, что как вы считаете, повышает ваш потенциал. Вспомните фразу Сталина о сложении сил оскоплённых. Про зиновьевских блок и бухаринский. Как они воевали друг с другом, а когда они объединились, то произошло сложение сил оскопленных. В чём была сила зиновьевского бока, говорил, Сталин, в том что они вели непримиримую борьбу в бухаринским блоком, но когда они перестали вести борьбу, они оскопили себя, лишили себя сил. А в чём была сила бухаринского блока? В том что они вели непримиримую борьбу с Зиновьевым его компанией. Но как только они перестали вести эту борьбу, они оскопились, лишили себя силы. Получилось сложение сил оскоплённых. В чем была ваша сила? В том что вы вели непримиримую борьбу с либероидно-западно-американскими силами. В чем была сила…? В том что они непримиримую борьбу с коммуняками. Но как только вы пытаетесь объединиться, получается сложение сил оскоплённых. Не хотите слушать меня, послушайте Иосифа Виссарионыча. И немедленно.

А теперь давайте двинемся дальше. Все таки занимаясь аналитикой, я повторяю, я надеюсь что Кащенко еще не возобладало. И, все таки, перестанем валять дурака и скажем честно. Волна протестов чем порождена? Общим недовольством к власти? Возможно это в стратегическом плане это именно так. Лично я этому крайне рад. Но порождена то она конкретно, как все нам говорят, масштабными нарушениями выборного процесса. Правильно? Масштабными нарушениями выборной процедуры. Но тогда, если мы не в Кащенко, давайте зададим два вопроса. Первый. Каков масштаб нарушений? То что он есть безусловно. Но это такой масштаб нарушений, что действительно, так сказать, вся картина меняется? Вот Зюганов говорит, председатель ЦК КПРФ: «Выборы абсолютно не легитимны ни с правовой, ни с нравственно-этической (что значит с нравственно-этической не очень понимаю) точки зрения. Единая Россия потерпела сокрушительное поражение и процентов 12–15 они приписали». Откуда Зюганов берет цифру 12–15? Он ее может доказать? Если он ее может доказать, то надо выходить на улицу. Но пусть он ее докажет. Почему он не доказывает? «Выборы были беспрецедентными по грязи, невиданному давлению, невиданной машине фальсификации». Ну докажите. Докажите людям, что это так. Вот мне лично докажите, что это так. Я понимаю, что машина фальсификации была. Я понимаю, что фальсификация всегда существует. Каков масштаб? Каковы доказательства этого масштаба? И второе, что крайне плотно связано с этим. Для того, что бы понять масштаб, нужно понять кто и как осуществлял нарушения. Путин их нарушал? У нас 95000 избирательных участков. Путин по ним по всем ходил? На летающей тарелке перелетал от одного к другому? Мне скажут справедливо, что на каждом маленьком участке есть маленький Путин. Что есть 95000 маленьких Путиных, путиных, которые нарушали. Согласен, есть 95 тысяч маленьких путиных. Но ещё на каждом из этих участков (и это такая же истина как дважды два четыре и Волга впадает в Каспийское море) есть 95 тысяч маленьких зюгановых, маленьких жириновских, маленький явлинских, маленьких мироновых и т. д.

Голову-то людям не дурите. Перед тем, как рассказать о масштабе нарушений и обо всём прочем, расскажите людям, как именно устроены выборы. А если вы не рассказываете, то наша обязанность аналитиков об этом рассказать. И пусть люди, поняв в чём дело, принимают решения. Хотят — идут на выборы, хотят — не идут на выборы. Но пусть они сначала поймут в чём дело.

Что на каждом участке есть избирательная комиссия. Что в эту избирательную комиссию входят представители всех партий, участвующих в выборах. Что все эти представители подписывают протокол, фиксирующий результаты выборов на данном участке. И что без этих подписей на протоколах, протокол недействителен.

Так как именно осуществлялись масштабные фальсификации, если они осуществлялись? Нельзя ли мне объяснить? Беспрецедентные, чудовищные, 12–15 %? Вот как они осуществлялись? Дьявол в деталях.

Представитель компартии РФ подписывал протокол вместе с другими, зная что данные фальсифицированы? Ну тогда он или трус, или алчный человек, которому дали деньги, или дурак. А выборы — это политическая борьба, это не социологический опрос. И если у партии нет необходимого количества представителей для того чтобы сидеть на участках и бороться, честных людей, которые под давлением и в ситуации разного рода финансовых соблазнов, не будут подписывать, то не надо участвовать в выборах. Это бессмысленно.

А почему нет такого количества людей? Почему? Не потому ли, что своими руками разгромили партию? Не потому ли, что своими руками провели негативную селекцию в партии? В любом случае, как только всматриваешься в механизм фальсификаций, то понимаешь, что по-настоящему масштабные, беспрецедентные фальсификации могли быть осуществлены только в одном случае: в случае СГОВОРА всех партий, участвующих в выборах. И прежде всего в случае, если КПРФ там, на этих участках повела себя весьма определённым, постыдным образом. Либо супер-масштабных фальсификаций не было, либо в них участвовала КПРФ наряду с прочими. И у всех «рыльце в пушку». Потому что третьего не дано, когда всматриваешься в механизм. Поэтому-то и надо, чтобы никто в механизм не всматривался.

О чём речь идёт? Есть 95 тысяч участков. На них сидят представители партий. Они получают копию протокола и подписывают протокол перед тем как получить эту копию. Они эту копию передают по компьютеру или по телефону в Центр, в партию. Сейчас 2011 год. У партии есть вся возможность, как у любого комитета за честные выборы, выдавать на гора данные параллельно с ЦентрИзбирКомом. Для этого нужно немножко современной техники и немножко мозгов. Пусть с небольшой задержкой, но, в любом случае, точные данные на гора. И говорить: «сфальсифицировали 11,5 %», а не «то ли 12 %, то ли 15 %».

Почему этого не было сделано? Почему этого не было сделано заранее? Ведь все готовились к тому, чтобы делегитимировать выборы. А что если это не было сделано потому, что если бы это было сделано, то не удалось бы так орать, как резаным, по поводу того, что беспрецедентные фальсификации и т. д.? Конечно они были. Конечно это партия жуликов и воров. Только другие-то партии — это партии чего? Честных людей? Обездоленных? Чего лапшу-то на уши вешать! Каждый тянул в свою сторону. Поскольку у власти больше возможностей, то партия власти, естественно, тянула больше в свою сторону. Партия самых крупных жуликов и воров.

И что? Если другие партии хотели этому противодействовать, если они боролись за власть, то надо было потерпеть и не брать бабки. И страх свой засунуть куда подальше. Сжать зубы и сказать: «не буду подписывать вашего дерьма!» А после того, как подписали — что выть-то после этого?

Сколько было фальсификаций, сколько торчит этих роликов в интернете. Ну сколько? Давайте все соберём. Давайте посмотрим: они тянут вместе на миллион голосов? На полтора — два, тянут? Чтобы было вокруг чего сыр-бор разводить. Или не тянут? В этом же главный вопрос, а не в чём-то другом.

Массовый выход 10 декабря на улицы и т. д., а 18 декабря пройдёт протестное шествие КПРФ. Ну хорошо. Так вы и идите 18-го, или прямо же 10-го, но на другой площади. Но нет, «пойдём вместе»! Вместе все пойдём, вместе будем протестовать. Идём. Куда идём? К Байдену? Почему вместе-то? Я спрашиваю: почему вместе? Почему порознь нельзя? У Навального так много сил? Зачем нужен Навальный?

Люди пришли с коммунистическими убеждениями, верящие в красное дело. Пришли и бюллетени притащили. А их вот этим всем надо вот так вот угощать, да? Всем сразу? И вот этой вот фигнёй? (фото) И этими заявлениями в твиттере, и всем остальным? А зачем, какая в этом политическая целесообразность? Что вы хотите, штурмом брать Кремль? Вам Навальный что ли в помощь будет?

«Лидер партии Григорий Явлинский призвал партии, прошедшие в Госдуму и считающие итоги сфальсифицированными», — я бы добавил «беспрецедентно сфальсифицированными», процитировав Зюганова — «отказаться от депутатских мандатов». «Если есть партии, которые считают, что фальсификации на этих выборах были велики, покидайте Госдуму», — заявил Явлинский. Он призвал эти партии также «выступить с предложением о проведении новых парламентских выборов». Явлинский при этом отметил, что «проведение различных митингов в поддержку честных выборов, а также драки с ОМОНом, мало что решают».

Нет, господин Явлинский, они решают… нечто! Просто в вашей партии особо драться некому. А у Навального и других, есть кому драться. И если нужно побеждать в умах и на массовых голосованиях, то тогда КПРФ худо-бедно способно это делать. А когда нужно будет выкатывать на улицу боевиков и всё остальное, то силы перераспределятся в нужную кому-то сторону. Видимо, в сторону, нужную господину Байдену, господин Явлинский. Поэтому нужны именно драки с ОМОНом, а не что-то другое. А также они нужны потому, что нас всех нужно окунуть в такое дерьмо, в котором мы будем плавать до марта месяца и позже.

Явлинский сказал, что «Яблоко намерено оспорить в судебном порядке результаты выборов». «Сейчас проведём обработку жалоб, поступивших от наблюдателей, будем проходить всё от начала и до конца. Открывать уголовные дела, добиваться отмены всех результатов выборов» — говорит Явлинский. Явлинский ведёт себя политически вменяемо. При этом он говорит, что «никакого поражения Единая Россия не потерпела, наоборот, образовалась новая левая партия власти, которая теперь вместо отработанного ресурса Единой России будет состоять из Справедливой России, КПРФ, и это будет ещё более тормозящая для страны сила» — но будет ли она тормозящей или нет, это всё на совести господина Явлинского.

Но он-то разговаривает на каком-то политическом языке! А не на языке нагнетаемой истерии. А кому и зачем нужна эта истерия, это и есть отдельный вопрос. Вот кому нужны, например, такие кривые? (диаграмма) Эти кривые должны свидетельствовать о полной нелегитимности выборов. Потому что, якобы, вот все эти кривые… Явлинского там, КПРФ и все прочие, — они одномодальные. Тут дальше сразу рассказывается, что такое «мода», что такое одномодальный закон и так далее, закон Гаусса, распределение голосов, а вот тут у Единой России — не одномодальная кривая.

А кто сказал, что они должны быть одномодальные? Почему?

Я, как специалист, защищался по выявлению нескольких модальностей, суммы Гауссовых законов. Здесь два-три распределения. Одно — на Северном Кавказе, например, а другое где-нибудь там в других районах. Или — на разных участках в одном городе. И так далее. Если выборка статистически неоднородна, то почему эти распределения должны быть одномодальными? Я не понимаю…

По крайней мере, не это является доказательством, друзья мои. Доказательством может быть только одно. Только одно: протоколы, протоколы и еще раз протоколы. И больше ничего. Если партии почему-то не могут собрать протоколы и быстро обработать данные, давайте им поможем. Давайте пойдем на митинги с открытыми глазами, и не будем напоминать слепых Брейнера, которых волокут неизвестно куда и неизвестно зачем.

Политическая борьба — это вещь замечательная. А вот такой вот идиотский бунт, лохотрон, в котором большинство волокут куда-то, а это большинство зачем-то волочется по воле меньшинства и стоящих за ним сил — вот это-то вещь совсем другая.

Мне говорят: «Какое? Это все Путин сказал, и Вы следом за ним повторяете, что вот там какой-то есть Клинтон… Где Клинтон, Вы его видели? Хилари Клинтон что-то где-то сказала про какие-то выборы, а на самом деле все это…»

Ну, знаете, во-первых, когда я вижу Fox News, в котором мятежи в Москве показываются, так сказать, с использованием греческих протестов, и видно, что люди в маечках посреди зимы бегают по городу, то я испытываю то же отвращение, что и Виталий Третьяков и другие, но просто я не люблю, когда из меня лоха делают. А во-вторых… Разговаривать «вообще» о том, стоит ли Госдеп США и Хилари Клинтон and company за Навальным, за его группой и за, так сказать, развернутой сейчас системой протестных акций, мне кажется — контрпродуктивно. Понимаете, это оскорбляет огромное количество честных людей, которые по-разному возмущены тем, что происходит сейчас. Возмущены властью, как и я ею возмущен. За то, что она ведет страну к очень понятному концу. И хотят выразить это возмущение. И не знают ни про госпожу Клинтон, ни про Госдеп США, ни про ЦРУ, ни про что другое.

Итак, подобный разговор «вообще» мне представляется контрпродуктивным и, я бы сказал, наивным в политическом смысле. Другое дело, когда поступают конкретные материалы, которые нельзя не обсуждать.

Такой материал предоставил обществу Life News, опубликовав тайную переписку некой организации «Голос» с Госдепом США.

Как только это произошло, начался разговор, что Life News сделал это незаконным образом, что он нарушает какие-то правовые нормы и так далее. В журналистике, занимающейся подобного рода расследованиями, нормы свои. Господин Ассанж нарушил массу норм — и что с того? Боб Вудворд, когда разбирался с Уотергейтом, нарушал все нормы — что с того? Вопрос не в нормах, и не в моральном облике издания под названием Life News. Это разговор смешной, вопрос в достоверности предоставляемых Life News материалов. Эта достоверность подтверждена как раз самим «Голосом». Она неопровержимо подтверждена «Голосом». Чуть ниже я скажу и об этом. А пока что давайте разберемся с материалом. Во-первых, это документы. Life News предоставляет не просто какие-то кусочки текста, он предоставляет документы, что невероятно ценится в западной журналистике. Нет у вас документов, ну… болтайте так, вообще. А вот если есть — это уже огого!

Во-вторых, давайте посмотрим, что же все-таки именно пишет Life News. Life News пишет, что ему «удалось получить документы, свидетельствующие о характере сотрудничества проправительственных структур Соединенных Штатов Америки с Ассоциацией „Голос“ в период подготовки к выборам депутатов Государственной думы.» Life News справедливо говорит: «Если до сих пор разговоры о том, что ассоциация некоммерческих организаций „Голос“ спонсируется из-за океана, оставались не более чем разговорами, то теперь этому есть реальное доказательство.»

А-ах, какой плохой Life News! А-ах, это желтое издание! А-ах, они каким-то страшным образом добывают документы! А-ах, зачем нужны такие люди с такой репутацией! Извините. Когда б вы знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда. Цветы информации растут из разного сора. И не надо все время кричать о соре, когда нюхаются эти цветы. Слишком уж цветочки пикантные. И достоверные!

Оригинал статьи Life News: http://www.lifenews.ru/news/76604

«В распоряжении портала Life News оказалась переписка Исполнительного директора „Голоса“ Лилии Шебановой с ее заместителем Григорием Мелконянцем. Обнаружились очень интересные документы о том, кто и как управляет ассоциацией НКО „Голос“. В одном из них Юлия Косткина, финансовый аналитик USAID — агентства США по международному развитию — направляет Мелконянцу лист замечаний и направлений по работе „Голоса“, а также пишет, что ждет от него недостающих документов (орфография и пунктуация сохранены).»

Вот что конкретно пишет Юлия Косткина. А вот ее письмо, как конкретный документ:

Оригинал: http://ncontent.life.ru/media/2/news/2011/12/76604/1024-2.jpg

«Недостающие документы которые мы ожидаем получить от Вас: Политика и процедуры по применению курсов валют к бухгалтерскому учету и отчетности Голоса; Процедуры закупок; Процедуры управления собственностью с учетом процедур, существующих в USAID; Приведение в соответствие субсоглашения с финансовыми и программными политиками, разработанными в РОО „Голос“; Полное и окончательное штатное расписание РОО „Голос“; Пересмотренную политику в отношении работы во внеурочное время и выходные дни (Положение по учету рабочего времени и оплате труда); Пересмотренные процедуры в отношении разделения затрат при нескольких источниках целевого финансирования». Итак: «Если „Голос“ декламирует своей целью „независимое наблюдение за выборами и защиту прав избирателей“ — задачи вполне благие и невинные для России, то USAID не скрывает, что ее цель — поддержка внешней политики Соединенных Штатов.» «Получается, что „независимые“, но финансируемые Америкой организации получают миллионы долларов для поддержки курса, проводимого Госдепом США по всему миру.»

Извините, но когда публикуется документ, то это весьма серьезный вопрос. Он бы в любой стране мира был бы скандально серьезный: в Италии, во Франции, — где угодно.

За каждую копейку, или вернее — цент, полученный на развитие необходимой Америке демократии в России, судя по переписке, приходится отчитываться.

«Галина, благодарю за поддержку! Высылаю предварительную смету (в программах нашу дискуссию выделил красным). 1. транспортные расходы (для проезда на форум экспертов и участников дискуссии, активистов общественных организаций Перми, сотрудников и волонтеров „ГОЛОСа“) — аренда автобуса (отъезд 31 июля в 8.00 — возвращение 22.00) 12 часов * 900 руб. в час. = 10.800 руб. (возможна оплата безналичными, вскоре вышлю реквизиты фирмы для составления договора) 2. кофе-брейк для участников дискуссии из расчета 30 чел. * 300 руб. = 9000 руб. (оплата наличными, сложность в том, что как Вы помните питание происходит в полевых кухнях, где нет ни чеков ни кассовых аппаратов, друга возможность оплатить через организаторов форума (Шмырова) талоны на питание для участников дискуссии).»

Оригинал: http://ncontent.life.ru/media/2/news/2011/12/76604/1024-1.jpg

Итак. Спокойно, по-американски, простраивается организация, в которой: идет инструктаж, обучают работе, нужной «Голосу» и USAID, который платит деньги и заказывает «Голосу» музыку, идут сметы: небольшие суммы, типичные виды работ. Эти небольшие суммы складываются по гигантскому количеству точек в большие суммы. В ИЮЛЕ это все начинают готовить, в ИЮЛЕ. Не тогда ли, когда оказалось ясным, что уже невозможно развести Путина и Медведева.

А вот «Голос» приводит письмо активиста Андрея Суворова тому же Мелконянцу, орфография и пунктуация сохранены

«Привет! Хотел ещё раз согласовать условия нашей нынешней работы. Она является, как мы определились, сдельной. Какая сумма будет за одно полноценное обращение по сообщению о нарушении? Какая сумма будет за выявленное некорректное сообщение о нарушении? Жду ответа. Если необходимо напишу свои предложения. Всего наилучшего!

Андрей.»

Исполнительный директор «Голоса» Лилия Шибанова объяснила переписку о расценках за сообщение о нарушениях тем, что Суворов, который это все пишет, юрист, который действительно получал сдельную оплату за проверку подобных месседжей.

Как говорится в подобных случаях Maybe yes or maybe no. Далее исполнительный директор «Голоса» Лилия Шибанова говорит главное. «Эта переписка, — т. е. все документы публикуемые „Голосом“, — получены незаконным образом. — прокомментировала Life News Лилия Васильевна. — Она взята из почты моего заместителя Валерия Мелконянца. Он часто посылал письма со своей почты по моему указанию. Взлом почты — это нарушение закона. Мы будем подавать в суд.»

Значит, Лилия Васильевна, здесь признает подлинность всех документов. Мы готовы вместе с ней возмутиться тому, каким способом они получены. Но они достоверны, Лилия Васильевна, вы здесь признали их достоверность. USAID нашёл себе хорошего партнера для соответствующего типа работы. Вы честный человек, спасибо Вам за это.

И напоследок, публикуем благодарственное письмо пресс-секретаря Совета Национальной Безопасности США Томми Виеттера руководству «Голоса». «Мы гордимся, — пишет Томми Виеттер, — что поддерживаем „Голос“ — организацию направленную на усиление демократических институтов. США всегда поддерживало, и будет поддерживать те государственные организации, деятельность которых будет направлена на свободные и честные выборы в России. Белый Дом. 2 декабря 2011 года. Публикация особой важности. Обращение пресс-секретаря Совета Национальной Безопасности США Томми Виеттера.» И текст.

Товарищ или господин Мельников, товарищ или господин Обухов, товарищ или господин Зюганов, вас еще не стошнило? Вы не понимаете, во что вляпались? Вы не понимаете, куда вы волочете партию? Ведь это всё единое целое. Этот «Голос», Навальный, митинг 10 декабря. Зачем вы всё это делаете? Зачем?

То есть мы начинаем понимать следующее. Что есть организация с хорошим по московским меркам бюджетом. А возможно есть и какие-то другие деньги, которые мы обсуждать не будем. С помощью этих денег фиксируются как подлинные, так и не подлинные фальсификации и устраивается интернет-компания в твиттере. Эта компания начала расписываться, начиная с июля. Начиная с июля, начинает разрабатываться технология подобной интернет-игры. Начинают разрабатываться технологии фиксации фальсификаций. Технологии фальсификации, в том, что касается наличия фальсификаций. А я убеждён, что фальсификаций было ВО! (показывает выше головы), их было безумное количество, они были грубейшие. Весь вопрос в другом, в том, что если их все собрать вместе, они в лучшем случае потянут на один процент. Потому что, если всё, что было набрано всеми этими методами правда, то скажите мне, о каком количестве фиксаций речь идёт и почему молчали те, кто подписывает протоколы? Почему молчали представители ваших партий? Почему не боролись за честные выборы, так как положено? Почему все деньги американцев ушли на то, чтобы выкинуть толпы на улицу, возбудив их, взбудоражив, сделав всё что угодно, а не на то, чтобы создать нормальный центр параллельного контроля за результатами выборов? Чтобы все мы, смотрели не данные Центризбиркома в эту ночь, а данные хорошо построенного центра по интернету. Почему так это не сделано было? Не потому ли, что в 2007 году это было сделано, хотя и с запозданием тем же Зюгановым и оказалось, что разница не так велика?

Итак, в чем состоит задача? В том чтобы действительно зафиксировать масштаб нарушений, после этого вывести людей за осознанную политическую борьбу за свои интересы? Или в том, чтобы раздуть пузырь и вытащить людей на улицу для того чтобы они таскали каштаны из огня невесть кому и невесть зачем? А иногда тем, кого они ненавидят больше, чем Путина, чтобы они под дудочку танцевали тем. Кого они больше, чем Путина ненавидят. Хотите бороться за социализм, за Советский Союз? Помойте руки! И мозги прочистите! И после этого начинайте бороться так, как за это бороться положено. Хотите по-настоящему честных выборов? Не отправляйте на них мздоимцев и трусов. Выковывайте партию, которая способна бороться. Хотите действительной политической борьбы даже сейчас? Возьмите голову в руки и посчитайте, кто и насколько вас «кинул». Создайте настоящий гражданский комитет по подсчёту. Сообщайте людям правду, а не гоните им туфту. И не манипулируйте людьми, которых вы потащите на улицу, а организуйте настоящую политическую борьбу за ясные цели и на основе ясных программ. Как только всё погрузится в митинговую стихию а-ля «Перестройка», а всем господам, вот всем этим господам вместе (показывает фото), госпоже Останиной, которая там стоит, господину Каспарову и всем прочим, вот им всем вместе, очень хочется Перестройки-2. Не только Немцову и Каспарову хочется Перестройки-2, но и Останиной. Так вот я надеюсь, что Коммунистической Партии Российской Федерации хватит ума и совести для того, чтобы не марать себя этим дерьмом, дать внятные суждения по этому поводу, наладить нормальную линию политической борьбы. И вместо белых ленточек каким-то образом сооружаемых непонятно откуда и непонятно зачем, надеть красные не стыдясь своего цвета. И я первый её надену, если речь пойдёт о том, чтобы с чистыми руками и со здоровым рассудком бороться за то великое дело, которому я служу, а не таскать каштаны из огня разной нечисти.

У нас возникает два конкретных политических вопроса. Первый. Оценка масштаба фальсификаций, доказательства масштаба фальсификаций. Если этот масштаб фальсификаций таков, что меняется расклад политических сил и левые силы действительно ущемлены — нужна политическая борьба. Но, как говорилось, утром деньги — вечером стулья. Утром доказательства — вечером борьба. Это можно сделать в течение очень короткого времени. Для этого не надо таскаться по судам в течение полугода. Это можно сделать прямо сейчас, если направить на это настоящие силы. И второе. Полное отмежевание то американцев. Мы будем анализировать, и показывать реальный американский след в происходящем. Каков его масштаб, каковы его цели, где здесь игра людей, которые бессильны собрать общественную энергию, но зато очень хотят распорядиться общественными энергиями собранными другими людьми. И поэтому выставляют этих людей на передний план, общественная энергия передаётся этим людям, а потом у этих людей забирают энергию и кидают её на другие цели. Но я вам скажу, почему я по этому поводу так резко высказываюсь, не потому, что кто-то там чего-то от меня хочет. А потому, что я побеждал Сванидзе и Млечина не для того, чтобы потом люди почище Сванидзе и Млечина пользовались плодами моих побед и волокли массы к очередному развалу. ВОТ (показывает кукиш обеими руками) эти люди что-нибудь такое получат от нас! Мы достаточно умны и достаточно умны и достаточно серьёзны для того, чтобы не допустить этого. И мы будем с этим разбираться постоянно все эти месяцы, несмотря ни на что, что будут вытворять наши стратегические противники живущие на деньги USAID и других организаций. И не надо нам говорить, что это клевета, хула на людей с чистыми помыслами. Есть люди с чистыми помыслами, есть наивные люди, которые идут просто так, не надо меня за дурака считать. Не надо считать за дурака тех, кто говорит о чужом следе в этой игре. Это всё не так делается. Не представители USAID или ЦРУ звонят каждому честному человеку, который выйдет протестовать против власти, которая меня возмущает не меньше этих честных людей. Не так это делается. Деньги даются тем, кто накачивает это всё ложной энергией, а потом начинается Игра. Нельзя раскачать процесс, если в нём нет, так называемых, собственных колебаний. В любой конструкции есть собственные колебания. Есть гигантский потенциал недовольства. Вопрос заключается в том, куда и кем оно будет направлено. Вот направляют его сейчас, или пытаются направлять, люди с очень мерзкими помыслами. Я это показал. А то что сама эта энергия может быть благой и чистой, ну что ж, главное чтобы благими намерениями не была вымощена дорога в ад новой Перестройки. Перестройки номер два не будет. Политическая борьба будет, а Перестройка-2 не будет. И мы сумеем провести грань между одним и другим. Никогда больше Перестройка не возобладает в нашей стране. Пусть об этом знает Хиллари Клинтон, господин Байден, господин Обама, следующие президенты, а также все остальные, кто хотел бы еще раз повторить ту гнусность, которая когда-то состоялась не без их помощи. Тогда народ был намного наивнее, тогда силы, которые готовы были бороться против таких Перестроек были намного слабее. Сейчас и мы сильнее и народ совсем другой. Зарубите себе это на носу все, кто тянут в Перестройку-2. Этот номер не пройдёт. Точка.

2011.12.10. Смысл игры № 2. Болото

Экспресс анализ митинга, состоявшегося 10 декабря 2011 года в Москве на Болотной площади.

В истории не бывает случайностей. Митинг, который я хочу обсудить происходил на болотной. И было в нём, согласитесь, что-то болотное. Гнилое, трясинное, невнятное, мутное, примитивное и одновременно коварное. Детали этого события я обсужу в следующей передаче. Я все эти детали обсужу, от и до. А сейчас я хочу обсудить только стратегию. Только самое главное.

Митинг на болотной, письмо Навального, дрожащие губы представителей нашей блистательной самонадеянной элиты, — всё это слишком напоминает события конца 80-х годов, приведшие к распаду СССР. Я знал что это повторится, и это начинает повторяться. Однако сейчас и мы другие, и общество другое, и возможности для диалога с обществом у нас, хошь — не хошь, но другие. Не может быть так, что у одних интернет и твиттеры, а у других только дубина и шкура. Твиттерная революция, говришь, интернет революция, говоришь, ну хрен с ним, давай интернетную. Но только не в одну сторону, дорогой. Так уже никогда не будет. И всё — же поговорим, напоследок, без лохотрона, без валяний дурака, без пустых и жалких деклараций на посторонние «сюсюкающие» темы. Давайте-ка выявим суть нынешней политической ситуации, не «прибамбахи», которые с таким вкусом обсуждают на болоте, а суть этой ситуации. И давайте освободим эту суть от словесных побрякушек. Так в чём же эта суть, которая становится всё яснее, с каждым новым заявлением, с каждым новым политическим шагом. Неужели кому то хочется свести всё опять к дешёвому противостоянию, к представлению на моральную тему, в котором авторы отводят себе роль доброго Буратино, а своим противникам роль злого Карабаса-Барабаса. Дело не в том, что авторам хочется быть добренькими, а остальным они делегируют роль злодеев. Дело в том, что само это детское сказочное противопоставление не отвечает остроте текущего политического момента. Если мы хотим вернуться в историю, из которой мы очевидным образом выпали, оказавшись не где-нибудь, а именно на болоте, то надо распрощаться с политическими детскими сказочками и говорить по-взрослому, на настоящем языке. То есть признать, что дело не отдельных злодеях и не в отдельных добрых людях. И не в людях вообще, не в гнусных карабасах-барабасах, а в социально-политическом раскладе сил. Надо признать, что есть правящий, а точнее даже господствующий класс, класс криминальной буржуазии. Я предупреждал о том, что на сцену выйдет этот класс в результате «перестроечки», предупреждал об том 20 лет назад, и вот он созрел этот класс, он вышел, он пожирает страну. Попытки разделить этот класс на карабасов-барабасов и буратин, бесплодны, лживы, бесперспективны. Грубее всё, обнаженнее, асентиментальнее, беспощаднее. И уж давайте попытаемся провести демаркационную линию так, как она на самом деле проходит.

Наверное, и в криминальный класс буржуазии, господствующей класс пожирающий страну входят отдельные честные люди. Даже, наверняка, такие люди существуют. И что? Я же не говорю о том, что это класс состоящий из жуликов и воров. Я говорю совсем другое. Я говорю, что это класс — жулик, это класс — вор, это класс — бандит, это класс — пожиратель и так далее. Повторяю, я не о классе, состоящем из плохих людей говорю, а о плохом классе.

Напрягитесь и почувствуйте разницу. Если сейчас не почувствуете, будет поздно, потому что вас втянут в разборку, суть которой от вас, как пушечного мяса, скроют так же, как скрыли эту суть в конце 80-х годов прошлого века, когда шла разборка под названием Перестройка-1. Приглядитесь пристальнее, ведь столько лет прошло, столько ужасов навалилось на наши плечи, столько всего страшного, асентиментального, недетского мы испытали. Неужели и после этого приглядеться пристальнее нельзя? Приглядитесь, только приглядитесь сами. И вы без труда обнаружите за всякого рода красивыми и не очень красивыми словами, которые извергались пузырями на Болотной, очередную разборку внутри господствующего класса-бандита. Того класса, в который вы очевидным образом не входите и никогда не войдёте. Цель этой разборки, равно как и предыдущей, не в том, чтобы вас спасти, чтобы облегчить вашу участь или даже создать для вас желанную для кого-то движуху, то бишь развлечение. Цель этих разборок — внутриклассовый передел собственности и власти. Класс состоит из групп. Эти группы борются, кому именно достанется почётное право вас обкрадывать, пожирать, уничтожать и так далее.

Итак, господствующий криминальный класс — вот главное. Это базис, как говорил Маркс. Каков базис, такова и надстройка. Каков господствующий класс, такова и политическая система. Криминальный класс может построить только криминальное государство. Освободиться от криминального государства можно двумя способами. Изгнав криминал, позитивный способ, и разрушив государство, к чему как раз и призывают по сути на этой самой Болотной.

Если государство рухнет, то не факт, что удастся построить новое. А если не удастся построить новое, то почётное право грабить вас и пожирать вас будет уже не у отечественного криминального класса, а у иноземного оккупанта, который будет это делать вместе с местными полицаями. А кто станет этими полицаями, как вы думаете? Догадайтесь с трёх раз. Держу пари, что это будут уцелевшие представители того самого господствующего криминального класса, который оправданно ненавидят и против которого, вроде бы, восстают. Ведь и в конце 80-х годов тоже восставали против номенклатуры, да? И чем это кончилось? Ельцин — не номенклатура? Против привилегий восставали. И чем это кончилось? Вот будет опять то же самое. Просто вот видно невооружённым глазом, что будет именно так.

Итак, разборка эта произойдёт. И даже если в болоте одни упыри удушат других, то речь будет идти о том, что уцелевшие представители преступного класса вступят в ещё более тесный сговор с иноземными оккупантами и начнут грабить Россию, уничтожать её, растаптывать, оскорблять ещё гораздо более сильно. Вот и всё, чем пахнет болото. Этим и только этим. Нюхайте, слушайте, запоминайте, следите за этим и разбирайтесь. Вот этот запах — он и есть запах Перестройки-2. Дело, кстати, не новое. Оккупанты всегда зачищают строптивых и опираются на покладистых. Вот то же самое произойдёт при триумфе болота. Оккупанты иноземные и их приспешники вырежут строптивых бандитов, входящих в класс-бандит, и возьмут в услужение покладистых бандитов из того же самого класса.

Это делали все колонизаторы и это будут все неоколонизаторы. А у нас сейчас на дворе эпоха новой колонизации, ещё более форсированной.

Именно этим дышит и Ливия, и Египет, и многое другое. Это и у нас происходило при татаро-монголах. А что они делали? Они как раз и вырезали строптивых вожаков и покладистых ставили, давали им ярлык на княжение, так ведь. Это-же происходило и при поляках, правда, недолго, в эпоху смутного времени. И при нацистах на оккупированных территориях. Это мировая практика, посмотрите, что происходит сейчас в Африке, в Южной Америке, в других странах третьего и четвёртого мира. Разборка, которую мы лицезрели на болотной площади, и будем лицезреть в ближайшие месяцы, по сути своей, является конфликтом строптивых бандитов и бандитов покладистых. Это суть происходящего, всё остальное бантики, демагогия, жалкие полусгнившие словеса, под которые разрушали страну в конце 80-х годов и под которые пытаются её опять разрушить сейчас. Или точнее доразрушить. Всё что и тогда было уже не первой свежести: «Мы ждём перемен!» и так далее, теперь уже просто смердит.

Повторяю, суть в том и только в том, что часть правящего криминального класса, которую я бы назвал строптивыми бандитами, обидела завтрашних оккупантов, то есть США и НАТО. Строптивые бандиты проявили возмутительную, с точки зрения этих иноземных сил, амбициозность. Они отказались платить нужную дань своим иностранным хозяевам. Это не значит, что они перестали воровать, они слишком много стали класть себе в карман. А это ужасное прегрешение. Они возомнили себя императорами тайги, то бишь великой суверенной России. Они захотели быть чуть ли не на равных с элитами, с хозяевами мирового капитализма. А у хозяев дела идут всё хуже и хуже. В этом суть времени. А значит им надо кого-то ограбить. У них чем хуже дела, тем больше просыпается аппетит, тем больше просыпаются грабительские инстинкты. Им просто нужно кого-то ограбить, эдак, на пару триллиончиков долларов, причём быстро. А ещё им надо, чтобы строптивые бандиты из страны с отвратительным названием «Россия» — той страны, которую они как раз и намылились грабить, не стали с ума великого работать на Китай, то есть на их главного конкурента. Не стали поставлять туда сырьё, не вознамерились вступить с Китаем в союз по геополитически вопросам. По той же иранской проблеме, например, или по сирийской.

Итак, мировыми хозяевами было принято решение зачистить российских строптивых бандитов и поставить на их место бандитов покладистых. По сути иноземцы, устами президента США, нобелевского лауреата Барака Обамы, заявили о том, что Владимир Путин является, по их мнению, строптивым бандитом номер один. И на этой основе, предъявили Путину полномасштабный политический ультиматум. Они же снисходительно предоставили Дмитрию Медведеву возможность сыграть выгодную, по их мнению, роль покладистого бандита номер один, которого они готовы «перезагрузочно» обласкать. Напрямую, конечно, слово «бандит» сказано не было, было всего лишь сказано с очаровательной наглостью, что Путин только одной ногой стоит в будущем, и поэтому с ним работать нельзя и он должен уходить, а Медведев — двумя ногами стоит в будущем, и потому должен заменить Путина. Меру унизительности подобного заявления понимает любой, кто хоть сколько-нибудь занимался международной политикой. Это унизительно даже для пятиразрядной африканской страны. В начале иноземцы надеялись, что русские бандиты, они же элита, господствующий политический класс, всё поняли и будут действовать адекватно. Но потом они заподозрили неладное. В июле стало ясно окончательно, что Медведев вроде как-бы начинает колебаться, исполнять ли ему роль обласканного покладистого бандита номер один, и в этих колебаниях может зайти далеко. Тогда иноземцы срочно начали мобилизовывать группу наиболее к ним близких покладистых бандитов. Но у этой группы абсолютно верных иноземцам покладистых бандитов не было никакой массовой поддержки.

Поэтому иноземцы рекомендовали этим, вошедшим с ними в особо близкий контакт покладистым бандитам, для начала, поддержать любые силы, которые смогут разгромить «Единую Россию», как оплот строптивых бандитов. Байденом было подчёркнуто, что поддержать надо любые силы, хотя бы и КПРФ, но только для начала, никто не хотел политической победы КПРФ. Нужен был политический кризис, а не такая победа, полномасштабный кризис любой ценой.

Преуспевшие на выборах противники «Единой России», поддержанные покладистыми бандитами и их иноземными покровителями, должны были заявить о чудовищных фальсификациях и этим соорудить кризис. Они и заявили, с ума великого или по наущению. Это заявление тут же подхватили внесистемные силы, лишённые серьёзной электоральной поддержки, но способные вывести сколько-то людей на улицы. Одно — дело получить 10, а то и 20 миллионов голосов по стране, а другое дело — вывести на улицу 10, и даже 100 тысяч людей.

Что в результате оказалось? Что и Миринов, заявивший о чудовищных фальсификациях, и Зюганов, заявлявший об этом с особой активностью таскают каштаны из огня для несистемной оппозиции. Или, как минимум, буду говорит осторожнее, их пытаются заставить это сделать. Я очень надеюсь, что произойдёт некоторое опамятование.

Вот в чём смысл игры. Сначала понизить потенциал «Единой России» с помощью Зюганова, Миронова и Жириновского. Потом начать игру, уличную, в ходе которой, системные силы буду скомпрометированы и подчинены, по сути, несистемным. И с помощью такой игры обеспечить потом, на третьем ходе, победу своим ставленникам, этим самым покладистым и верным им до конца бандитам а также несистемным оппозиционным силам, тесно связанным с этими бандитами.

То есть, в результате, задача состоит в том, чтобы используя для начала благородный потенциал протеста, рост советских настроений и прочее в финале создать формат власти, позволяющий приступить к последнему, завершающему этапу ограбления и расчленения страны.

Вот в чём смысл игры. Как только те, кого грабят, помогут покладистым бандитам скинуть строптивых бандитов, покладистые бандиты, естественно, начнут грабить обездоленных ещё сильнее. Во-первых, потому что им надо иноземцам дань выплатить в полной мере. А во-вторых, потому что им самим надо напоследок побыстрее обогатиться. Они зачем рвутся к власти, покладистые? Потому что им надо быть поближе к кормушке. И красть им нужно будет побыстрее, им надо будет не просто обогатиться, а побыстрее. Потому что дань иноземцам нужно будет выплатить неподъёмную. А значит ограбить обездоленных нужно будет окончательно. После чего государство рухнет, а обездоленных, которых перестанут судорожно доить, надо будет забить на мясо.

И опять-таки, ничего нового и избыточно экстравагантного в том, что я говорю, нет. Потому что буквально то же самое происходит повсюду. И буквально то же самое происходило в момент распада Советского Союза.

Итак. Не надо нам про Карабасов-Барабасов и Буратин камлать на болоте. Ухать. Верещать аки кикиморы. Нет этого расклада. Другой расклад: между бандитами строптивыми и покладистыми. Точка.

«Чем строптивый бандит лучше покладистого?», — спросят меня. Отвечаю: ничем он не лучше, до тех пор, пока не начинает огрызаться на иноземцев. Если иноземец, действительно, обрек его на заклание, и если он, строптивый бандит поэтому начинает огрызаться, то да, он лучше того, кто лижет иноземцу сапог. Почему? Не потому, что у него драйв. А потому что огрызнуться-то он не зубами должен, он же не волкодав, не волк, не лев и не тигр. Огрызнуться он может, только создав дееспособное государство, со всеми его слагаемыми: сильной армией, идеологией, культурой, промышленостью и так далее. Бывали в Истории очень редкие случаи, когда строптивые бандиты, начав огрызаться, преуспевали. И в какую-то нормальную колею входили. О чём говорит опыт тех же США. Называется это на научном языке: выход из первоначального накопления капитала.

Пока что я не вижу у наших строптивых бандитов никаких поползновений к тому, чтобы по-настоящему огрызнуться, понимаете? Вот всё, что они изображают на эту тему, это пока ничто. Это — не называется «огрызнуться». Это «и нашим, и вашим»… Это всё более напоминает какие-то такие слова в полусне. Не огрызаются они по-настоящему. А кроме того, я не уверен, что даже захотев огрызнуться по-настоящему, они смогут. Потому что для того, чтобы это смочь, нужно же государство построить, как инструмент этого огрызания хотя-бы. Ладно уж не священной истории, ни метафизики — ничего нет. Но хотя-бы этого огрызания. Так это надо суметь построить, это дело-то непростое. Но всё то, что я говорю, что я крайне не уверен в том, что строптивые бандиты действительно строптивы, что я не уверен, что даже если они строптивы они смогут построить государство, а значит как-то облегчить бремя народа. Потому что нельзя, не облегчив бремя народа, создать сильное государство. Все эти сказки о том, что де государство, значит, оно там пухло, народ хирел — так не бывает. Нужен сильный солдат, как-то образованный, в достаточном количестве, своя техника, а значит своя промышленность, а значит многое и многое другое. Чтобы этот солдат был не бандитом — нужна идеология, а значит нужна культура, и так далее. Много слишком нужно. Когда народ так грабят, то он не обязательно даже сопротивляться начинает и протестовать, он может просто умереть. Может просто не вынести креста государственности, что на наших глазах, как мне кажется, и происходит. Это — главный процесс. Всё остальное — рябь.

Так вот: я вовсе не уверен, что наши так называемые строптивые бандиты а) — строптивы, б) — дееспособны, и, наконец, это — не мой наилучший вариант. Не об этом я мечтаю. Не к этому тянется моя душа. Но все эти три (не уверен в том что строптивый, не уверен в том, что даже если строптивый — дееспособный, и «не любо мне это») не значат, что я не должен всё это обговорить, и это не значит, что я буду любить покладистых бандитов, которые гордятся тем, что они будут будущими полицаями на нашей оккупированной территории. А ведь именно это скрывается под жалким лепетом о борьбе за свои права, восстановленном чувстве собственного достоинства, выходе из состояния скотского безмолвия, сброшенном оцепенении, отказе от рабского и скотского состояния и прочих дешевках, которые приятно слушать холую с зарплатой от десяти тысяч долларов в месяц и выше. А также ворам, временно отодвинутым от кормушки, и надеющиеся опять к ней приблизиться. Всех же остальных от этого тошнит, как в моральном так и в историческом и политическом плане. Вот под этим углом давайте посмотрим на резолюцию митинга. Предположим, что требования, изложенные в этой резолюции, приняты. Что: первое — отменили итоги сфальсифицированных выборов. Просто вот взяли и отменили. Ни в чем не разобравшись. Под давлением толпы, никакого отношения к народу не имеющей, состоящей из крайне разнородного и отнюдь не народного контингента. Ну отменили выборы — дальше что? Отправили в отставку Чурова — дело совсем не хитрое. Кого-то наказали за нарушение… стоп. Кого будем наказывать? Власть? Кого и как будем наказывать? Наказывать то будет та же власть. Чурова, кого-то ещё, та же власть будет наказывать. Власть, состоящая из жуликов и воров, да? Я правильно понимаю? И как она будет наказывать? Она их будет судить, да? Она же не на копья их будет бросать болотников? Она их будет судить. Где — в басманном суде. А кто будет это всё контролировать? Как говорят болотники — воровская прокуратура, чудовищные органы, гебня — всё то, что эти болотники поносят особенно смачно.

Понятно? Что это все не просто двусмысленно. Это просто насквозь проникнуто смрадным болотным запахом. Теперь хорошо. Предположим, что каким-то образом наказали. Неизвестно кого. Неизвестно кто. Неизвестно… Ну наказали. Дальше что? Дальше второе. Дальше выборы. Которые почему-то будут честными. А почему они будут честными? Что, изменится законодательство? Кто его изменит? То, что болотники называют воровской властью. Под давлением болотной толпы воровская власть изменит законодательство? Хорошо. Она его изменит. А кто его будет соблюдать? Болотникам понятно кто — честные люди. А кто такие эти честные люди? Можно было бы имена услышать, а? Правозащитники наши!?! Кто? Ну договаривайте. Ну называйте имена. Кто такие эти честные люди, и как они будут соблюдать законодательство? Как они его будут соблюдать? Он придет этот правозащитник на выборы, что то проблеет, ему скажут — «Пошел нафиг» — местный бандит. «Цапок» местный скажет: «Пшел». И он уйдет. А что он сделает? Значит он что-то может сделать, только взяв власть. Но это называется замкнутый круг.

Власть должны взять честные люди. Но для того что бы они ее взяли, должны быть честные выборы. А для того что бы честные выборы были, эти выборы должны контролировать честные люди. Но вы что, вы эту потеху устраиваете в трагической ситуации. Зачем? Но главный вопрос о честности тех людей, которые все это будут делать. Кто эти честные люди? Навальный, Каспаров, Лимонов? Кто это? Зюганов? Ну если Зюганов это будет делать, то его другие обвинят в бесчестности. Он же лицо заинтересованное. Так что скажите сразу, что бесчестного Путина, чудовищно проводящего выборы надо заменить на честных американцев, которые выборы будут проводить бла-га-род-но. В пользу болота. А если окажется, что 60 % на этих выборах получил к примеру Сванидзе, и кто то в этом усомнившись опять выйдет на площадь, то честные американцы скажут своим честно победившим сторонникам открыть огонь на поражение так же, как они приказали в 1993 году Ельцину. После чего начнется окончательный по беспощадности грабеж. Предельный или точнее беспредельный. Нет же семантического слуха, да. Ну совсем нет. Это то же символ болота. Без Путина, да? Слышите как звучит? Не слышите? Так вот такой грабеж и начнется.

И так признайте, что хотя бы ситуация такова, что выходов из нее два. Один — превращение свирепых бандитов в мало мальски приемлемую национальную буржуазию, строящую государство. Если меня спросят, верю ли я в это, то я скажу, не верю. Если меня спросят, нравится ли мне это, то я скажу, что не нравится. Если меня спросят, считаю ли я это перспективным, то я скажу, что это перспективным не считаю. Но это возможно. И я должен указать на то, что это возможно. Должен как аналитик, как человек, которому судьба страны дороже его собственных историосовских симпатий. И не сейчас впервые я обо всем об этом сказал. Я с первой же передачи «Суть времени» стал говорить только об этом. И говорю об том сейчас. Потому что когда я начал передачу «Суть времени», я уже знал, что кончится все именно таким болотом. И перед этим книги об этом писал. Потому что запах этого болота уж с 2005 года чую. Но это не единственный вариант, этот самый национально-буржуазный, в котором вдруг произойдет превращение Сава в Павла, и бандит станет национальным капиталистом. Это не единственный вариант. Есть второй. Поскольку, скорее всего бандит не станет национальным капиталистом, а Россия должна жить. И это есть главное.

Россия выше капитализма. То есть второй вариант — разорвать решительно с капиталистическим типом жизни как таковым. Слышите? Разорвать решительно с капиталистическим типом жизни КАК ТАКОВЫМ. Ни с ужасным Путиным в пользу благородного Каспарова, Навального. Это так можно бесконечно перебирать фигуры, ухудшая и ухудшая ситуацию. Не фигуры надо перебирать, а менять тип жизни. И это есть мое предложение. Я на этом настаиваю. Надо вернутся к тому, что было поругано двадцать пять лет назад, надо исправить тогдашние ошибки, привнести в проект что-то новое, отказаться от роли неуспевающего ученика в так называемой «школе мировой цивилизации» и вновь взять на себя ответственность за мировую историю. Тогда, наверное, будет голодно, холодно, неспокойно, дискомфортно, но на ряду с этими минусами и минусиками будет огромный плюс — счастье возвращения к своей исторической сущности, счастье от ощущения, что не гниешь, не разлагаешься на болоте, не тонешь в его трясине, не умираешь, а творишь историю и самого себя — это ВЕЛИКОЕ СЧАСТЬЕ. Никаких других вариантов, кроме как освободиться от первоначального накопления и начать скучную и, по мне так, бесперспективную национально-буржуазную жизнь, и освободиться от капитализма, и вернуться к свое исторической сути НЕТ. Есть два этих варианта. Третий — гибель.

На кону стоит судьба России, а значит и судьба мира. И разменивать все это на понты о движухе, без которых нет кайфа и собственное достоинство, которое, кстати, если кто-то когда-то хоть на час потерял, то никогда не восстановит. Особенно на болоте. Которое, вообще-то говоря, либо есть, либо его нет. Которое, кстати, является производным от исторической судьбы и места в истории. Потому что если есть какое-то там «достоинство» при униженности своего народа и растоптанности страны, то «нафиг-нафиг», как вы любите говорить, такое «достоинство». Безмерный чувствую стыд, ибо народ мой унижен, и эти унижен я сам. Вы о каком достоинстве говорите? О достоинстве, которое у вас здесь будет взлетать под небеса, когда вы будете регистрировать в иноземных комендатурах? О достоинстве полицаев? О чем говорите-то? О вашем беспредельном росте достоинства в условиях беспредельного унижения страны? Может быть господа митингующие и испытают оргазм достоинства в тот момент, когда здесь оккупанты будут над кем-то измываться, как американцы над Хусейном или SAS-овцы над Каддафи. Но это их личное и очень подлое дело.

Те же, кто поддерживает мое видение ситуации, пусть наденут не белую ленту — ленту, просто знаменующую иноземную капитуляцию. Да? Белый флаг, белая лента. Вы бы хоть цвет-то понимаете какой себе взяли? Ведь не случайно же взяли его на болоте? А ленту другого цвета: красного, если вы за второй вариант или георгиевскую — если вы за первый. Если вы хотите национально-буржуазного развития, национально-освободительной борьбы за подлинный капитализм, с которым еще неизвестно что нужно будет делать. Капитализм в отдельно взятой стране? Да? Социализм можно строить. Как строить капитализм, я не знаю, в условиях краха капитализма в мире. Но если вы этого хотите, если вы не за СССР 2, а за что-то другое, наденьте георгиевскую ленту. А если вы за СССР 2 и за тот второй вариант, которым мы возвращаемся к своей исторической сущности, производим соответствующий исторический апгрейд и идем вперед по тому пути, который нам был завещан нашими великими дедами и отцами, вот тогда наденьте красную ленточку. И противопоставить красную георгиевской, нас друг другу не удастся. Сначала мы поганой метлой изгоним иноземную нечисть с ее приспешниками, а потом будем бороться за поддержку народа в вопросе о судьбе России и в выборе исторического пути. Это будет спор любящих Россию. Перестройка 2 — это затея тех, кто Россию ненавидит и презирают. Перестройка 2 не пройдет.

2011.12.15. Смысл игры № 3

4 декабря состоялись выборы. 10 — митинг на Болотной. До митинга — мы обратились к КПРФ и всем другим здравомыслящим патриотическим силам не ходить на Болотную. Не справлять шабаш вместе с Немцовым, Касьяновым и другими. Мы не призвали их отказаться от борьбы, признать результат выборов. Мы сказали: «боритесь сами, без посторонних, без оранжевой чумы». Потому что, во-первых, начав бороться вместе с ними, вы будете им таскать каштаны из огня. Во-вторых, они вас просто скомпрометируют и отнимут у вас часть электората. И в-третьих, это просто морально, метафизически не приемлемо. Это сучья свадьба, блуд, не надо этого делать. Это со всех точек зрения недопустимо. К тому моменту, как мы обратились к руководителям всех патриотических сил, существовала другая точка зрения, согласно которой надо дружить с Навальным, надо идти на болотный митинг, и так далее и тому подобное. На настоящий момент с радостью могу сказать, что эта другая точка зрения не возобладала, что победила здравая точка зрения согласно которой, ни против Путинской власти, ни против кого ещё, дружить вместе с Немцовым, Касьяновым и иже с ними нельзя. Что нельзя творить эту сучью свадьбу, этот шабаш на Болотной. Точка зрения, согласно которой с оранжистами союз заключать нельзя ни по одному вопросу, включая вопрос о фальсификации выборов, убедительно изложена не абы кем, а лидером КПРФ Российской Федерации Геннадием Андреевичем Зюгановым. Вот что он говорит 13 декабря 2011 года politpros.tv

(http://www.politpros.tv/programs/program/3/?video=605):

Politpros.tv: Геннадий Андреевич, некоторые наблюдатели упрекают КПРФ за то, что партия не спешит объединяться в борьбе против фальсификации результатов голосования с Немцовым, Касьяновым и другими представителями правых. Возможно ли в принципе такое сотрудничество?

Геннадий Зюганов: Нынешний режим толкает страну в объятия «оранжистов». Эта грязная власть уже задушила братскую Югославию. Она исковеркала судьбу соседней милой братской Украины. Она привела к власти в Грузии «саакашистов», которые залили кровью Кавказ, развязав войну против Южной Осетии. Что касается наших «оранжистов» — Касьяновых, Немцовых — это пособники и подельники Ельцина и Путина. Они вместе с ним проводили ту же политику.

Господин Немцов, будучи губернатором в Нижнем Новгороде, закрывал все двери для оппозиции. Мы проводили там митинги, встречи. Они перекрывали нам все — и возможное, и невозможное! В том числе и эфир. Там и не пахло никакой демократией. Он же был в правительстве Ельцина вместе с Чубайсом. Они распродавали собственность! Гробили ее!

Что касается Касьянова, то он руководил правительством Путина. Все, что заложено от 122-го, самого мерзкого закона, распродажи собственности, в том числе и земли, до всего, что связано с приватизацией стратегических отраслей — все это проекты господина Касьянова. За немцовыми и касьяновыми стоят американские олигархи. Все это прекрасно знают! И попытка их играть на настроении граждан, использовать их в своих корыстных, а точнее в интересах заокеанских покровителей, на мой взгляд, не только отвратительно, но и недопустимо.

Ну вот и все. Вот и все господа, которые несколько дней подряд срывая горло орали, что мы торпедируем Зюганова, который мудрым образом будет объединяться с оранжистами. Зюганов не будет объединятся с оранжистами, поняли?!? И никогда я не боролся против КПРФ. Всегда боролся За КПРФ. А против — никогда не боролся.

Лента. ру Новости. Среда 14.12.2011, 15:33:29 (http://www.lenta.ru/news/2011/12/14/lepra/):

КПРФ и ЛДПР назвали митинг на Болотной «оранжевой проказой»

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил об опасности «оранжевой проказы» на встрече лидеров парламентских партий с президентом России Дмитрием Медведевым, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на участника этой встречи, лидера фракции ЛДПР в Госдуме пятого созыва Игоря Лебедева. Встреча состоялась 13 декабря в Горках.

«Оранжевой проказой» Зюганов назвал митинги на Болотной площади в Москве, и партия ЛДПР с ним согласилась, заявив, что эти волнения — «происки американских спецслужб». По словам Лебедева, обе партии полагают, что «все эти Немцовы и им подобные России не нужны, что возврата 90-х никто не хочет и 'оранжевую революцию' никто не допустит».

Понятно? И тут же начинается борьба за Зюганова. Зюганов сделал очень цельное, точное, невероятно важное заявление, с далеко идущими последствиями, а члены его команды пытаются взять монополию на интерпретацию, и фактически говорят Зюганову: «Заткнись. Твое высказывание не имеет никакой силы». Как именно это происходит. 14 декабря секретарь ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы С.П. Обухов заявляет «Свободной прессе»

(http://kprf.ru/otvet/100386.html)

«СП»: — Сергей Павлович, как можно совместить вчерашнее высказывание лидера КПРФ Зюганова после встречи с президентом Медведевым про «оранжевую проказу» и желание КПРФ привлечь на свой митинг 18-го числа на Лубянке тех же самых людей что вышли на Болотную? Судя по сообщениям в блогах и соцсетях — они приняли это на свой счет?

То есть справедливо поняли, что они то и есть оранжевая проказа.

Обухов: У Зюганова вырвали из контекста фразу про «оранжевую проказу». Факт, что слова Зюганова перевирают, понятен — власти это выгодно.

Ну так кто перевирает Зюганова? Обухов? Кто его перевирает? Он дал развернутую отповедь оранжевой проказе. Все расставил на свои места. Кто его перевирает? Идет борьба внутри самой КПРФ? Внутри руководства КПРФ? Что происходит? Вы нам то тоже объясните! Не только, простите, блогерам в соцсетях, которые тяготеют к Ксении Собчак и Михаилу Горбачову, но и нам объясните что происходит. Итак, у него вырвали фразу из контекста про «оранжевую проказу». Его перевирают, это власти это выгодно, да? Власти выгодно перевирать Зюганова. А нельзя ли что бы Зюганов заявил о чем то так, что бы его переврать было невозможно? Хватает ли на это Зюгановского разума и коллективного разума партии?

Обухов: Но также понимаем, что есть силы, которые пытаются использовать протест в своих целях — это к словам Зюганова о «происках американского империализма».

Не понял, какие силы? Есть вообще силы, которые вообще что-то пытаются использовать?

Обухов: Но извините — на Болотной площади была КПРФ, ее представители выступали. Как вы понимаете, мы сами себя «агентами империализма» и «оранжевой проказой» называть не можем. Так что вся эта ситуация — чушь собачья, которая специально делается сурковскими пропагандистами.

Не понял. Ну там написано, черным по белому то что я процитировал. Что написано пером, не вырубишь топором. Зюганов Сурковский пропагандист? Говорили о том, что как ужасна встреча каких-то там людей с Сурковым. Но теперь Зюганов встречается с Медведевым. Что естественно. Все со всеми встречаются. И говорит об оранжевой проказе.

Потом даёт интервью и говорит там всё, чётко, расставляя всё по полочкам, так внятно, как никогда. Теперь Обухов говорит, что Зюганов — сурковский пропагандист. Кто сурковский пропагандист? Я готов воспринять Зюганова так, как это решит КПРФ, но вы скажите что-нибудь чётко. Вы скажите с кем вы. С теми кто против американцев, против Немцова, против Касьянова, против «оранжевой проказы», или с самой это «проказой»?

«Так что вся эта ситуация — чушь собачья, которая специально делается сурковскими пропагандистами. Более того, мы выйдем и поддержим митинг 24 декабря.»

Оба! Ну это серьёзно. Обухов поддержит митинг от 24 декабря или Зюганов? Имеется ввиду новый митинг на «болоте». Теперь он будет происходить не на болоте там где-то, а на площади Сахарова, так я понимаю. Но это тот же митинг Немцовско-Касьяновский. Они выйдут и поддержат, говорит Обухов. Обухов говорит! А Зюганов только что назвал это всё «оранжевой проказой», с которой ему не по пути. Так Зюганов встанет на трибуну с Ксенией Собчак, Михаилом Горбачёвым или не встанет? «Наше болото», как говорит Горбачёв, станет ещё и болотом Зюганова, и кладбищем КПРФ или нет? Вы понимаете, что идёт острейшая борьба? Не хочу её превращать в какую то стычку, мне этого ничего не надо — мне ясность нужна. Ясность. И не мне одному, поверьте, очень и очень многим.

«„Свободная Пресса“:

— Что значит, вырвана из контекста? Что же имел в виду Геннадий Андреевич под словами „оранжевая проказа“ если не Болотную площадь?

Обухов:

— То, что он всегда имел в виду, говоря эти слова…»

А нельзя Зюганова спросить, а? Без Обухова, без никого, что он имел ввиду?

«Они не новы, он много раз говорил об „оранжевой проказе“ и всегда это относилось к таким политикам как Немцов и Касьянов. Именно их мы считаем агентами „американского империализма“, и не думаю, что те 50-100 тысяч вышедших на Болотную площадь вышли именно, чтобы поддержать этих ультра-либералов….»

Но они же их не изгнали? Я не понял. Они там правили. И почему они пришли не к вам на площадь восемнадцатого и зачем вам поддерживать их митинги, если вам нужно сейчас создавать свои?

«„СП“: — Но один из организаторов митинга 24 декабря — Борис Немцов, и вы собираетесь митинг поддержать свои присутствием? Немного не складывается…

Обухов:

— Почему не складывается — тут все как раз понятно — ведь не считаете же вы, что те тысячи вышедших на Болотную москвичей и те, кто придет 24 декабря, — поклонники Немцова и Касьянова? Вот и мы так не считаем.»

Почему, Собчак и её крольчата, поклонники. Много дезориентированных людей, которых Вы, господин Обухов, дезориентируете. Это раз, теперь Рашкин.

«как пояснил „Росбалту“ секретарь ЦК КПРФ по кадрам и депутат Думы 5-го созыва Валерий Рашкин, заявление Геннадия Зюганова было о другом.»

Он заявил:

«в рамках закона граждане обязаны отстаивать свои права и возможности, но (мы) категорически против оранжевой проказы…»

Говорит о другом это заявление, не о Болотной площади, тогда о чём?

«Рашкин призвал „не смешивать массы, приходящие на митинги, и Бориса Немцова“. По мнению Рашкина, на народной волне протеста, так называемые „либералы“ „просто пытаются заработать себе авторитет“, „крайне правые сейчас перебежали на наше поле, поле социальной защиты“, „Мы, Компартия, участвуем во всех шествиях и митингах и поддерживаем на этом этапе всех, кто добивается честных выборов, и на улице, и в суде“. Рашкин пообещал, что коммунисты примут участие и в следующем митинге за честные выборы, который намечен в Москве на 24-е.»

Ну вот как, так же метаться же нельзя. Ну как так можно метаться, как так можно дезориентировать? Пусть Зюганов сделает чёткое заявление про «оранжевую проказу» и про всё остальное, и объяснит своим сторонникам зачем нужно брататься на трибуне, перед президентскими выборами, с Собчак, Немцовым, крольчатником и всем прочим. Пусть он это объяснит.

Вот опять сказано, что он говорит (Рашкин):

«На 18-е мы назначили акцию „За честь и достойные выборы. За подлинно-народную власть.“, она пройдёт от Лубянской площади в Москве до Дальнего Востока…»

Ну и замечательно! Вот это чистая, нормальная протестная акция, это то что и должно быть. Никто ж не призывает утереться, никто не призывает не отстаивать свои выборные права. Почему их надо отстаивать вместе с Собчак?

«Мы считаем, что в рамках закона граждане должны отстаивать свои права и возможности.»

Да, да, конечно.

«Но категорически против „оранжевой проказы“, которая может парализовать страну.»

Не понял, 24-го выйдете или нет на этот митинг? С Собчак, Немцовым и прочими будете выходить на митинг? Вот почему нужен свой митинг, против «оранжевой проказы». Потому что вот здесь идут шараханья из стороны в сторону. Я не хочу эти шараханья превращать в дискредитацию КПРФ и её руководства. Я верю, что у Геннадия Андреевича хватит и ума, и силы воли навести порядок в своих рядах. Я верю, что возобладает моральное чувство, как он говорит, «морально-этическое», а также просто элементарное политическое чутьё. Но пока что я вижу борьбу. Я не успел обрадоваться и сделать заявление по поводу того, что полностью поддерживаю Зюганова, как возникли прямо противоположные заявления, что не Зюганов нам сказал про «оранжевую проказу», а сурковские пропагандисты.

Ну ребята, идти на выборы при таких внутренних метаниях невозможно. И тут вообще возникают все вопросы. А те, кто так переигрывают, так переинтерпретируют фразы Геннадий Андреевича, они часом не находятся в глубокой диалектической связи с «болотом» и его представителями. Согласитесь, что такой вопрос абсолютно правомерен, коль скоро лидер говорит одно, а его интерпретаторы СТРОГО противоположное.

А теперь о самом этом «болоте». Так чьи же интересы вы защищаете на Болотной? Чьи? Зюганова, который назвал вас «оранжевой проказой», Жириновского, ведь не единой же россии, правда?! А может быть её интересы вы защищаете на Болотной площади. Такая дикая, парадоксальная мысль. Может быть дело в этом? Может тут-то и есть разгадка? Что какая-то либеральная часть Кремля сооружает митинг на Болотной для того, чтобы давить на Кремль в целом и перераспределять там власть, в пользу либерального слагаемого Кремля. Ведь именно так это происходило при Горбачёве. Когда либеральная часть в лице Александра Яковлева, как минимум, а теперь-то как мы знаем и в лице самого Михаила Сергеевича давало директиву послушным горкомам, московскому в том числе, которые участвовали в сборе митингов, требовавших отмены шестой статьи конституции. То есть требовавших изъятия власти из рук своей партии.

Так что же, теперь кто-то из руководства самой Единой России, обращается с Единой Россией также, как когда-то руководство КПСС обращалось к КПСС. А почему такая мысль должна казаться слишком дикой, если это уже происходило в нашей истории и называлось «перестройкой», а то что сейчас происходит называется «перестройкой-2». Четыре года назад я сказал, что начинается «перестройка-2», что она планируется и потом это повторили все подряд, включая «оранжистов». Если это новая перестройка, если это ремейк, то почему я не могу предположить, что определенная часть Кремля стимулирует «болотную чуму» в своих интересах и в интересах, как минимум развала или ликвидации Единой России. Ведь Горбачёв и Яковлев действовали в интересах ликвидации КПСС, будучи её руководителями.

Я никоим образом не хочу сказать, что Владимир Путин действует подобным образом. Я не имею никаких оснований утверждать, что это делает Дмитрий Медведев. Но, я абсолютно убеждён, как человек, четверть века активно занимающийся политологией и политикой, что либеральная, очень мощная группировка в Кремле есть и что её связь с «болотом» очевидна любому профессиональному человеку.

А теперь о самом этом «болоте».

Прежде всего, на нем появился главный «леший», Михаил Сергеевич Горбачев, который заявил, что нужно бороться незамедлительно за отмену выборов от имени, внимание, возникшей этой нашей системы, скажем, болотинской. Болотной, Михаил Сергеевич, болотной, болотинской не бывает. Итак, к процессу подсоединился Михаил Сергеевич Горбачев. Если бы вовремя не возобладал политический разум у главных оппозиционных партий страны, они бы в следующий раз стояли бы на трибунах не только вместе с Немцовым, Касьяновым и другими, но и с Горбачевым. И это было бы их уже тотальное политическое и метафизическое фиаско. И здесь я хочу сказать всем: вы хотите быть вместе с Горбачевым? Пожалуйста. Идите, идите на новую перестройку, идите вместе с ним, как вы когда-то шли против КПСС, теперь идите против Единой России вместе с Горбачевым. Но когда вы идете вместе со злом куда угодно, то зло тут же вас оседлывает, и начинаете вы служить ему, а не использовать его в своих интересах. Но это метафизическое ощущение зла исходит не только от людей, которые гордятся своими связями с элитой ЦРУ, не только от людей, которыми гордятся своими связями с американцами, не только от людей, которые гордятся своей близостью к самой зловещей либеральной олигархии России. Этот смрад исходит не только с трибун, но и из того, что можно назвать аудиторией «Болота», от его, так скажем, обычных «кикимор» или от его «кикимор-активистов». Монолог одной из этих «болотных кикимор» я сейчас зачитаю.

«Сегодня Света Бондарчук делала замечательный благотворительный ужин, на детей собрали 734 тысячи долларов. Я, выступая на Интерене, не знала, что Света все-таки пришла на митинг. Когда мы с ней разговаривали, она еще не была уверена — не могла подставить Федора, мужа своего. Но Федор сам благородно разрешил ей пойти. Вместе со Светой была Полина Дерипаско (уже практически Юмашева). У Полины, как вы понимаете, все в жизни шоколадно. Она устроена, любима, дети, капитал, но она пришла выразить свою гражданскую позицию. Позиция эта искренняя — Полина и Света говорили мне еще год назад, что они хотят придти на марш несогласных.

Но каково же было мое изумление, когда пришла Ульяна Хачатурова. Красавица, жена миллиардера и автор того самого прелестного платья с воротничком, в котором я была на Интерне. Это Ксения Собчак привела ее на митинг и приобщила к Сопротивлению. Кстати, я дам в лобешник любому, кто посмеет хоть на миллиметр скривить пасть по поводу ее прихода.

Ксения — эффективнейший деятель Сопротивления. А нашему Сопротивлению как раз и не хватает эффективных людей». Нашему, слышите? Нашему с Горбачевым, нашему с Касьяновым и Немцовым, нашему с Ксенией Собчак, нашему с Полиной Дерипаско.

«Собчак приобщает к нашему движению богатых и знаменитых, это раз. Она реально выводит людей на площадь. У Ксении огромная паства — она кумир крольчат. И как только у крольчонка в башке начинает слегка прорезываться мысль, что мол, а не на***вают ли нас, а хорошо ли это, несменяемый Путечка, и вообще, как-то чего-то блин, не кавайно, и Медведик походу не такой няшка, в этот момент, крольчонок смотрит на Собчак, на ее реакцию и хлопает себя по лбу: блин, я же подозревал! Так вон оно чо! И выходит за Ксенией на площадь. И дает ту самую рекордную явку. Ксения реальный властитель дум, и многие сомневающиеся приходят в Сопротивление благодаря ее деятельности».

А также ее статусу, как все понимают, да?

«У Светы [Бондарчук] в конце аукциона было братание всех пришедших на митинг. Среди них оказалась жена зама крупнейшего питерского деятеля. Все у нее хорошо, красавица редкая, ослепительная, дети в Лондоне. Вышла просто по совести. Я собственными руками привела троих олигарчиков на площадь, думала, ну четверо их там было. Но после встречи у Светы понимаю, что реального олигархоза было до фига. И это вселяет».

Обездоленные, которые криком кричат: это что это вы ломаете союз Зюганова с «оранжевыми», — вас это тоже вселяет? Вам нужно чтобы на трибуне стояли вместе Ксения Собчак, Михаил Горбачев, Полина Дерипаско и другие, а также Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, вы этого хотите, да?

Я прочитал такие стихи Емелина Всеволода, проникнутые, как мне кажется, таким внутренним метафизическим ужасом по отношению к произошедшему. Вот одно из этих стихотворений «Моя революция».

Повяжу я белую ленточку, Попрошу прощенья у тещи, Попрощаюсь с малыми деточками И пойду на Болотную площадь. До чего ж вы довели страну, ворюги? До чего ж вы довели народ, сволочи? Если я на шестом десятке, в субботу, с похмелюги Тащусь слушать коллективного Шендеровича? Но, если повторится подобная акция, Я опять пойду на нее все равно. А если спросят у меня про мотивацию, Я скажу два слова: [ «за**ли» и «гавно»].

«Осточертели» и «дерьмо». Я понимаю, что Всеволод Емелин просто как человек творческий видит происходящее таким образом. Я хочу сказать, Всеволод, это уже не так, это все уже по-другому. Нет этого растерянного, дезориентированного, ничего не понимающего контингента, который собчаки, дерипаски и кто угодно еще будут гонять, куда хотят, и соединять, с чем угодно. Нет этой всеядности бесконечной политических лидеров. Кончилась эпоха абсолютного непонимания, что по чем. Все люди грешные, но уже очень многие из тех, кто любит Россию, понимают, что «оранжевая проказа» и вот этот самый сон разума, который она все время использует, ее истерики гонят страну на бойню, а страна на бойню не хочет, Всеволод. Она уперлась и говорит: не хочу. Это не значит, что можно просто так отсидеться дома. Нельзя отсидеться дома. Я обращаюсь ко всем, нельзя. Уже нельзя. Процесс пошел. Его запустили, его запускают очень мощные силы. Но вон там, на улице не должно клубиться одно только безумие. Где-то рядом с ним должны быть точки разума и политической воли. Подчеркиваю, не сервильности, не влюбленности во власть, не попытки ее защитить. Я и Горбачева то с КПСС никогда не защищал, потому что, во-первых, понимал, что Горбачев это одно, а КПСС — другое, а во-вторых, слишком точно видел, какая идет игра. Но тут это, знаете ли, совсем другой коленкор. В КПСС все-таки что-то было дорого, и люди были приличные, и идеи, и какая-то связь с историей, с великими историческими деяниями была, поэтому на КПСС мне было не наплевать. Я видел все ее изъяны, я понимал всю двусмысленность происходящего, но так что-то было, что для меня имело ценностное значение. А с Единой Россией, тьфу на нее, чтобы ее защищать. Нет, не ее, не власть надо защищать. Разум, политическую волю, вот чтобы не было так, как это описывает Емелин. Этого, Емелинских описаний быть не должно. Я очень благодарен Емелину, что он дает образное, яркое, описание происходящего.

«Обкуренные демократы в дредах и джинсах, роют окопы на Волоколамке, чтобы воспрепятствовать дивизии Дзержинского ввести в Москву БТРы и танки. Девушка провожала на позицию милого, собирала в вещмешок траву и провизию, он уходил в ополчение имени генерала Панфилова, чтобы не пустить в Москву имени проклятого поляка дивизию. А бойцы дивизии имени великого чекиста, задолбанные кавказцами и старослужащими, вытягивают тонкие шеи из камуфляжей нечистых, и озираются по сторонам с ужасом, вокруг них стоят дворцы Рублевки, взрываются фейерверки, визжат бл…ди, а бойцам выдали автоматы и снайперские винтовки, чтобы они защищали счастье этого дяди. Они поминутно засыпают, как все в нашей армии, ночами драящей унитазы. Просыпаясь, хватаются за пакеты санитарные, пытаясь выполнить команду „Газу“. А Панфиловцы видят цветные сны, ковыряясь лопатами в лужах гов..а. Вот так будет выглядеть на просторах нашей страны, приближающаяся гражданская война.»

Так вот, спасибо Емелин, что вы это написали, так она выглядеть не должна. Надо выходить на свои митинги! Надо противопоставлять, этой сучьей свадьбе другую энергетику, другую волю. Если надо будет — я выйду один. Но отстаивать свою правду, а не правду Собчак, Горбачева, Касьянова, Немцова, Шендеровича, Сванидзе и других! И, если я сначала выйду один, а потом со мной выйдет десять человек, а потом сто, а потом тысяча — то в итоге нас и будет сто тысяч. И тогда, той картины бесконечной русской беспомощности, растерянности, дезориентированности, вот этой картины мычания, вот этой картины… молчания ягнят, вот этого ощущения бойни, ведь это описана не гражданская война, а бойня, хаос, который очень быстро прекратят иноземные завоеватели, и если этот хаос продлится сколько то времени в этом мычащем, стонущем, дезориентированном виде, то все еще скажут спасибо этим оккупантам, да? Вот всего этого нельзя допустить и ради этого надо переходить к новой фазе борьбы. И я заявляю, первое, что вот он настоящий знак, для тех кто хочет действительно бороться, а не ссучиваться на «Болоте». Вот он знак. Георгиевская ленточка — для тех кто является национал патриотом, и красная — для тех кто исповедует советские ценности. Вот этот знак. Что же касается вот этой белой ленточки, которой все гордятся. Вот этой ленточки Горбачёва, Собчак и прочих разных, зарвавшихся троцкистов, которые не могут уже исторгнуть из себя ничего кроме хулы, мычания, поношения и прочих каких то воплей, то вот ЭТО надо сжечь! (на видео Сергей Еревандович сжигает ленточку) Вот так это надо взять — и сжечь. И то что я делаю, я делаю ответственно — ЭТОГО НЕ БУДЕТ. Госпожа Клинтон, господин Бжезинский и все прочие — слышите? Я знаю, что вы внимательно меня слушаете, этого не будет! В стране нет дезориентированности. Она не представляет собой мычащее стадо шарахающееся из стороны в сторону, которое ваши пастухи своими кнутами будут погонять куда угодно. Страна уже другая, и вы увидите, что она уже другая. Вы это увидите. Вы увидите политическую волю, и политический разум, который сначала выстоит в волнах безумия которые вы будете разогревать, а потом это безумие погасит, разговаривая со своим народом на языке разума и любви. Вот на этом языке давайте поговорим.

Сначала начнем с разума.

Перестройка два не сводится к тому, что некоторые, очень важные бонзы, правящей партии власти, которая напрямую сопрягаются с правящей партией, манипулируют митинговой стихией, оказывая давление на противников из другого крыла той же партии. Она не сводится к тому, что Горбачев вдруг заговорил на языке Че Гевары, перед этим так обожал Путина, так расшаркивался перед ним, как наверное в предыдущую эпоху перед Андроповым, будучи секретарем Ставропольского райкома КПСС. Она не сводится к этому. Ее очень важное слагаемое — это психологическое давление численностью митингующих. Это мифы о бесконечной мощности проходящих митингов. Я обратился ко всем представителям движения «Суть времени», которые умеют работать по настоящему с компьютером, владеют современной техникой и так далее. И я попросил их — «Подсчитайте, пожалуйста, нормально, на сегодняшнем языке, сколько же там всего народу побывало, и не надо ничего фальсифицировать, да?» Какое значение то по-настоящему, ну было двести тысяч, и что? Ну будет миллион, это одна двенадцатая часть населения Москвы, и одна сто сороковая населения России. И что? Голосуют же не миллионы, а десятки миллионов. Уличная демократия, в том то ее и червоточина, что она всегда разговаривает на языке меньшинства. А когда толпы сталкиваются, из них выделяются ядрышки такие, владеющие огнестрельным оружием, и холодным тоже. И они начинают потасовку вместе с тобой. Победит то одна из и этих толп — это будет уже война полевых командиров. Сначала была площадь Шахидун, на которой стояли действительно сотни тысяч людей в Таджикистане, а потом полевые командиры расправлялись друг с другом на протяжении еще полутора лет. Четыреста тысяч трупов, вот что такое переход от подлинной — процессуальной демократии, для которой руль находится в руках тех, кто борется на выборах, в руках крупных политических партий, в руках хозяев умов и сердец миллионов и миллионов людей, десятков миллионов. У них в руках этот руль и они все таки рулят достаточно медленно. Потом руль переходит к митинговым лидерам. Это потрясающая картина. Потрясающая! В Ереване митинги начинал Сива Капутикян и другие, они призывали к умеренности, а толпа уже разогрета, у нее есть свойство разогрева, она ревет, выходят следующие лидеры, они говорят круче, толпа начинает им подвывать. Они еще заводятся. Но тут какие то другие лидеры хотят еще чего то покруче. И так вот волнами. Революция пожирает своих детей, это просто видно на одном митинге. Митинг же долго не может дышать только проклятиями, он рано или поздно переходит к действию. А тогда этих всех митинговых лидеров отодвигают ребята с автоматами, говорят «Ты пока посиди в стороне, а мы поработаем.» Вот что такое картина прихода к власти активного меньшинства. Вдумайтесь, мы победили в том, что подавляющее большинство населения России не хочет либероидов и так далее. Но подавляющее не значит абсолютное. Ну, десять процентов тоу Сванидзе все время есть, а иногда и двадцать, пятнадцать. Но это же 10–15 миллионов людей. Есть люди богатые, активные. У нас много богатых с криминальным мозгом. И кто сказал, что из них не выделится некоторый контингент, который будучи абсолютным меньшинством — возьмет власть. Для того чтобы было не так. Нужно чтобы у тебя было не только парламентское преимущество, еще и механизм политических забастовок, действительно улицы, и разного рода «камо»(???) и так далее. Это же на данном этапе никакого отношения к КПРФ не имеет, к Жириновскому тоже, к Миронову тоже. Так в чьи же руки мы все передаем? В руки этого самого меньшинства? Итак, перестройка это подобная эскалация, когда очень быстро разговаривать от имени народа начинает активное вооруженное меньшинство, или активное разогретое меньшинство. Митинговых лидеров. Это в лучшем случае.

В худшем — это активное вооруженное меньшинство. И это постоянное психологическое давление: «ВСЁ. Вся страна! Весь народ! Народ не хочет! Народ, народ, народ… на площади». Давайте всё-таки договоримся, успокоившись: никогда не может выходить народ. На площади выходит определённый контингент в определённом количестве. Я не хочу сводить весь контингент к крольчатам, как это говорят светские львицы, выходящие на митинг и считающие, что людей собирает Ксения Собчак. К тем, кто смотрит Дом-2 и так далее. Но согласитесь, что вполне может быть, что значительная часть контингента именно таковая. Кроме того, есть дезориентированные люди, не понимающие: то ли стоит выходить, то ли нет?

Но сейчас-то эпоха дезориентации кончена! Повторяю: мы пережили первую острую фазу. Ключевые политические лидеры крупных оппозиционных партий отмежевались от «оранжевых»: «Не надо ходить, крольчата! Не надо ходить на болото! Не надо обниматься с Собчак». Это названо проказой, вы слышите? Американскими происками. И если теперь туда пойдёт патриотический контингент, то дело будет не в том, что он наплевал на какие-то ни к чему не обязывающие сентенции господина Кургиняна. Это значит, что он плюнул в лицо лидерам своей партии, точнее своих партий. Вряд ли контингент захочет это делать, потому что я всё время, убей меня Бог, не понимаю, зачем: ну 18-го митинг Зюганова — и идите туда! Идите все! Никто же не призывает отказаться от политической борьбы. Просто хотят, чтобы борьба не превращалась в сучью свадьбу, в ходе которой ВЫ потеряете ВСЁ, что завоевали на выборах. А главное, вы гораздо большее потеряете — вот эту новую советскую энергию, страсть широчайших масс к советскому опыту. То, что с таким трудом удалось извлечь из недр народной души! Это же терять нельзя, это же гигантская драгоценность.

Ну так вот, ещё раз. Ни на какой площади, по определению, народа не бывает. На площади бывает дофига людей. Которые принадлежат к разным группам. Всегда важно знать не просто, что их дофига, а сколько. Каждый раз в ходе перестройки разыгрывалась одна и та же игра: представители МВД заявляли, что людей столько-то — столько-то. Говорилось: «Ну так это же представители МВД, это же власть, это поганая власть, которая нас боится, которая нас пытается замолчать, затереть, спрятать концы в воду. А МЫ! Мы вам говорим, что нас было полтора миллиона». «А кто вы-то такие? Вы — кто? Вы — люди заинтересованные, вам надо подымать цену своего политического товара, набивать себе цену, поэтому ваше-то мнение почему не должно быть ангажировано?» «НЕТ! Это честнейшие люди, это вам не какие-то менты».

Подождите, а причём тут вообще в XXI веке, в 2011 году, менты, не менты? Вот панорамный снимок площади.

[снимок площади]

Вот берётся квадратик, вот так вот. На нём чудовищное число народу. Битком набито. Подожди. Вот давай сделаем так вот: увеличим его. Вот так увеличим, да?

[снимок площади 2]

Потом вот так увеличим.

[снимок площади 3]

Вот так увеличим:

[снимок площади 4]

А дальше зелёной краской будем метить каждого. Да? На компьютере будут выскакивать циферки. И мы увидим, сколько их, на мосту. Вот в этом квадрате их сколько? Вот в этом квадрате? Вот здесь? Сколько их? Их 893 человека. Вы нам не верите. Считаете, что мы сатрапы режима и кого-то. Ну выведите это на экран и посчитайте по головам. Если у вас получится другая цифра, то мы её охотно примем. Пересчитайте сами. Пересчитайте. Вот здесь вот уже всё поплотнее. Да? Если в сумме всё это посчитать, то получится за двадцать тысяч. Это не мало. Но давайте точно, точно, до человека назовём: сколько их на фотографии. Это два часа работы для людей, серьёзно владеющих компьютером в условиях наличия первичного материала. Мы в XXI веке, в 2011 году. Сколько их было там? Сколько? И тогда каждый, кто говорит о том, что там мы вывели сто пятьдесят тысяч, которые завтра скажут, что вывели миллион, а потом скажут, что весь народ, да? Это крольчонок! И это не круто. В 2011 году. Круто пересчитать. Причём желательно самим. Самим. Но без понтов. Потому что это всё находится под перекрёстным вниманием. Людей много. Все умеют считать. Если кто-то захочет смухлевать, другие возьмут за руку.

Я здесь вообще не о результате говорю. Мне абсолютно всё равно, сто их там тысяч или двадцать. Я о технологии, понимаете? Об остужении эмоций. Политическая борьба — это борьба людей, обладающих политическим разумом, политической волей. Это не могут быть люди дезориентированные. Дезориентированные люди — это скот, который погонят куда угодно. Нам надо выйти, фундаментальным образом выйти из этого состояния. И ради того, чтобы из него выйти, и показать всем бжезинским и прочим, что есть разная Россия, что разум и воля существуют, что есть точки кристаллизации, вокруг которых будет собираться разум и воля. Не на изъявления сервильности и лояльности, а на разумную политическую борьбу. И надо выходить на митинг под этим знаком.

Мы выйдем на него 24-го, и, повторяю, даже если я один выйду, я буду знать, что за мной правда. А если за мной сегодня правда и я один, то завтра будут десятки, а потом сотни, потом тысячи. Я был почти один в перестройку, да? Я все двадцать лет говорил всё то, что я думаю. Я знал, что я прав. И в какой-то момент оказалось, что за мной не только внутренняя правота, но и поддержка большинства. Так и будет в дальнейшем. Ещё раз повторяю: бжезинские, гейтсы и иже с ними. Запомните: это будет именно так. Мы будем выступать и против фальсификаций, требуя, чтобы они были доказаны, и против перестройки-2. Против крольчатника, против шабаша на болоте, против болотных кикимор. За что? В чём позитивная программа? Давайте посмотрим, что происходит.

Вот есть наша реальность. И говорить, что она никому не выгодна, неправда. Есть выгодополучатели. Есть те, кто выиграл. Десять ли их процентов, пять или три — это отдельный вопрос. Но то, что они есть — это безусловно. Вот эта реальность, та, которая за окном, она желанна крольчатнику и хозяевам крольчат. Она для них привлекательна. У них уже мозги под неё подстроены, да? Но наряду с этими выгодополучателями есть обкраденное большинство. Большинство, отданное на убой. И это факт, что оно есть. Оно воет. Оно в ужасе от происходящего и понимает, что если ещё раз выгодополучатели втёмную его разыграют, это большинство, то уже будут не доить, мешая молоко с кровью, а забивать на мясо. Оно же тоже есть.

Теперь. Выгодополучателей не устраивает Путин по одним причинам. А обкраденное и отданное на убой меньшинство [оговорка: большинство] не устраивает Путин по другим причинам. Такой господин Пионтковский, который иногда достаточно чётко пишет, а иногда вдруг заходится в таких каких-то бессмысленных завываниях или в таком желании какие-то сказки сочинять. У него такой зуд к художественному творчеству.

Он — человек с математическим образованием. Пока сухо пишет — все нормально, по крайней мере, мысль можно понять, потом уже перестаешь понимать. Он все время говорит, что Путин, режим там… — не важно, потерял влияние на умы и сердце народа. Ну, господин Пионтковский, у народа не бывает умов и сердец. Есть английское слово «people», которое одновременно у нас читается и как «люди», и как «народ», а у англичан разницы нет. У них — что люди, что народ. А у нас-то разница большая: у народа есть ум и сердце России, ибо он — коллективное, соборное целое. А сердца и умы есть у людей. И вы вполне могли сказать, будучи современным человеком, что Путин потерял влияние на умы и сердца людей. Каких людей? Как только вы сказали «людей», нужно говорить, каких именно групп людей, почему, чего хотят эти группы, какие у них интересы. Есть, господин Пионтковский, два антагонистических интереса. И сколько бы всякие там ребята, изображающие из себя левых, не извергали на нас проклятия… Знаете, оттого, что я — исчадие ада, мои выкладки не становятся неверными. На этой площади определенное количество людей, и даже если я являюсь супер-демоном для всего человечества, там людей ровно столько, сколько будет посчитано на компьютере. Так вот, выкладки, которые я сейчас приведу, они так же объективны, как данные о количестве людей на площади.

Есть интересы выгодополучателей, которые заключаются в том, что Путин и его приближенные украденное у народа поделили между собой, а широкому кругу выгодополучателей досталась малая доля. Скажем, вот так: они получили 85 %, а эти получили 15 %, а их много, и им обидно. Они хотят перераспределения, они хотят, чтобы здесь делились. Кроме того, они (совокупные выгодополучатели) — они, в общем, уже довольно космополитично настроены, как говорит господин Бжезинский, и им неохота терять симпатии Запада. Для них Запад гораздо более важная инстанция, чем Путин, и Путин сам в этом виноват. Понимаете, если какие-нибудь руководители непризнанных республик очень долго вели республики в Россию: строили контакты с Россией и т. д., за что я их очень уважаю, ценю, люблю и всегда буду поддерживать. А потом Россия в лице хотя бы власти или кого-то их «кинула», то они же уже заложники выбранных стратегий. Путин такой же заложник другой стратегии: он вел Россию на Запад, он вел Россию туда, он все время говорил, что там будет хорошо, там надо быть и так далее. Путин и сейчас не отказался от этого. Он не поменял курс. Но если он ведет Россию на Запад, и он не нужен Западу, он Западом ненавидим, то у него возникает та же коллизия, как у руководителя непризнанной республики, который ведет свою республику в Россию, а российскому руководству или кому-то он почему-либо не нужен. Понимаете? Это та же коллизия. Если стратегия политического лидера ориентирована на вхождение в чужое огромное пространство, доминирующее над твоей страной по очень многим показателям (по численности населения, по объему производства и так далее), то есть на подчиненное вхождение в большое целое, то, осуществляя эту стратегию, ты и сам должен подчиниться воле того, что ты называешь хозяином. Если Запад — хозяин (а нельзя ввести Россию в Запад, маленькую Россию в гигантский Запад, не сделав ее придатком — сырьевым и прочим к этому Западу), итак, если Запад — это хозяин, а ты вводишь в это замечательное, благое место, которым управляет хозяин, некий придаток под названием Россия, и ты не понравился хозяину, то тебе надо уходить. А что делать-то? Не только потому, что хозяин говорит: «Пошел вон!», но еще и потому, что хозяин говорит классу: «Меня этот человек не любит». А класс, политическая опора твоя, те люди, которые вместе с тобой хотели вводить Россию в Запад, они говорят: Ну, если ты не люб хозяину, ну, извини — но что мы можем поделать, старик. Может …… может ты и шоколадно нам жизнь устроил, но там есть же другое, старик. Есть Запад. Мы туда бабки перевели, мы туда семьи перевели, у нас там интересы. Да? Ты нам сам сказал, что он и есть альфа и омега, что он есть хозяин, ты же нам казал? Да? Мы это все сделали. Теперь Запад (Вашингтонский обком) говорит тебе (Путину), чтобы ты уходил, и нам говорит, что если ты не уйдешь, у нас не будет шоколадно. Ну, мы, извини, старик, подчиняемся Вашингтонскому обкому. И ты, будь добр, подчинись Вашингтонскому обкому. И все.

Путина на сегодняшний момент предало не какое-то там абстрактное население или народ. Хотя я понимаю, что курс, который он вел вообще и в последние годы в особенности, он достал все население, и об этом говорят выборы. Но, прежде всего, возникает конфликт между Путиным и выгодополучателями, то есть этим меньшинством населения. Путин недостаточно делится с этим кругом выгодополучателей. Он, тем не менее, вынужден балансировать между ними и народом. Ну и тогда он им нежеланен. Особенно потому, что есть третий фактор: он потерял любовь Запада, он потерял доверие Запада, Запад больше его не хочет по каким-то там причинам, которые я даже обсуждать здесь не буду. Явно ведь, что не хочет, да? Он говорит: «Уходи». Говорит: «Не уйду». Но это ж нельзя просто сказать. Нужно нащупать новую базу опоры. Если Ксения Собчак тебя предала, и Бондарчуки тебя предали, и такие-то и такие-то тебя предали, и Дерипаски тебя предали и т. д. и т. п., ну так значит нельзя больше на них опираться. Надо либо исполнить их волю и уйти, а ты уже задержался. Либо найти другую базу опоры. Но это же значит изменить стратегию, это значит изменить все. Во-первых, эту базу надо нащупать. Во-вторых, это же не вопрос, что ты захотел — и она твоя. Извините, у нее есть свои ценности, свои представлении о должном. А у того, кто хочет, так сказать, получить опору в этом слое людей, у него-то есть, он может в своей душе нащупать что-то подобное? Он проснуться-то может, хочет, или нет?

Все время говорю, знаете, Путин была такая магическая любовь населения, а потом возникло так, что вот население его разлюбило, или народ там, умы и сердца. Ну, сказки-то эти не надо рассказывать. Политика — не секс, а Путин — не мачо, оседлавший женщину, которая то любит, то не любит. Ситуация совсем другая. Есть интересы, при этом жизненно важные. Есть чаяния, есть тревога за будущее, есть глубокий аксиологический кризис. Есть новое поколение, которое тоже разное, которое отчасти влюблено в Советский Союз, а отчасти Советский Союз ненавидит так, что никакому Пионтковскому или Пивоварову не снилось. Это же очень разные все вещи. Для того, чтобы удержать процесс, нужно повернуть в сторону большинства. Надо суметь осуществить стратегический поворот.

А не рассуждать о любви или не любви. Это не брачный контракт, это политический договор. Если Путин и то, что его окружает, — не может поменять опорный слой и базовую стратегию, если этот опорный слой рассыплется, а не расколется, если к оставшемуся готовому держаться за Путина осколку не добавится широкая база, а она добавится только в случае абсолютно другого предложения, которое будет убедительно предъявлено. Не в качестве предвыборного лозунга, а в качестве новой стратегии, и будут даны доказательства, что эта стратегия новая. Если всего этого не произойдет, то крах Путина — неминуем. Но это же не значит, что власть надо передавать «коллективному Сванидзе», «коллективному Шендеровичу» и Бог знает кому. Это же не значит, что вот эти крольчата и вот этот весь слой, который недоволен тем, что Путин слишком много нахапал, а им мало досталось и у них не хватает на Бентли, что они должны взять власть и еще больше начать эксплуатировать народ, потому что те источники, которые до сих пор удавалось использовать для обогащения — оскудевают. Значит, народ они будут грабить еще сильнее. Кроме того, Запад потребует свою долю в грабеже. А для того, чтобы хватило и Западу, и «крольчатнику», народ просто надо раздеть до нитки. И задача митинга на Болотной в этом: перераспределение власти в пользу «крольчатника» и его западных хозяев, а также их ставленников. И никаких тут чудес нет, и все кто работает на это — работают на это. Эти левые, которые на это работают, называют себя троцкистами. Я слишком уважаю Троцкого. Я его не слишком уважаю в том смысле, что он является героем моего романа. Он никогда им не являлся, он являлся героем романа Млечина. А я как раз отстаивал правоту Сталина перед Троцким. Я тем ни менее считаю Троцкого крупнейшей фигурой, со своей философией, очень четкими и иногда глубокими политическими наблюдениями. А вот эти неотроцкисты всякие, которые что-то говорят, просто шваль. Типичная, не способная уже ни к мировоззрению, ни к внятному высказыванию, уличная такая часть крольчатника, к сожалению. Пусть останутся они и сам крольчатник, а все остальное пойдет по другую строну. Пусть на этом белом пути останутся они и крольчатник, а по другую сторону будет вот это. А где будет Путин — я не знаю. Скорее всего — нигде. И что? Страна выше Путина, ей жить. Но все, кто сейчас находится у власти, должны подумать, всерьез подумать о том, что случилось. А не метаться между желанием замылить происходящее, по принципу: мухлевали и будем мухлевать. Не выйдет. Американцы не дадут, крольчатник не даст, другие силы не дадут. Зажаты с разных сторон! Воевать сразу со всеми невозможно. Хотите оставаться со своим любимым крольчатником? Уходите и купайтесь в волнах его любви! Хотя сейчас уже поздно. Хотите менять крольчатник на что-то? Во-первых, вы должны суметь, во-вторых, вы поясните на что. Хотите оставаться этой узкой кликой «а-ля Мубарак» — погибнете, потому что широкая база вас не поддержит, а крольчатник вас сметет. Но только когда крольчатник вас сметет, вы утешьтесь в одном: что мы сметем крольчатник. Для этого нужны митинги. Крольчатнику мы власть не отдадим. Я объяснял и сейчас объясняю, что было замыслено. Что было замыслено еще в момент передачи «Суда времени» и там всего остального некоторыми людьми. Передача «Суд времени» и передача «Исторический процесс» делались талантливым либеральным, очень порядочным продюсером Татьяной Никоновой с некой моей помощью, скромной. Наталья не хотела ничего кроме того, чтобы была драматургия и были высказаны позиции. У нее была такая странная и парадоксальная идея, на которую как раз я, как говорят сейчас, запал.

Она сказала: «Вот Вы — подлинный. А шоу нужна подлинность.» Я рассмеялся и подумал: «Либо шоу, либо подлинность. Не может быть шоу, которому нужна подлинность. Либо подлинность съест шоу, либо шоу съест подлинность.» Ну, короче говоря, это все разработалось, и началось. И всем было понятно, что это крупное идеологическое событие, что это акция, а не очередное шоу. С определенными результатами. Не замысливалось оно ни Кремлем, ни антикремлевскими силами — никем. Оно делалось энергичными людьми. Но. За этим же наблюдали! Наблюдали в том числе люди, которые ВЕСЬМА далеки от советских ценностей и которые, тем не менее, не звонили и не запрещали это! А они ВСЕГДА могли это сделать. ПАЛЬЦЕМ надо было пошевельнуть, чтобы это сделать. А они НИКАК не действовали! Бездействовали. Они это не поддерживали и не осуждали. И мне было абсолютно ясно почему. Говорили две вещи: «Кургинян, у тебя есть какая-то убедительность там… и все прочее…

[начинает рисовать схему]

Ты сейчас не по нашему заказу, а по зову сердца раскачаешь ситуацию. Появится энергия. Эта энергия будет советская. Советскую энергию — у тебя же нету партии! — ты отдашь Зюганову. А поскольку у тебя еще нет и телевидения, то когда надо будет, ты по нему будешь выступать, а когда надо — не будешь. Соответственно, поскольку мы являемся контролерами двух ресурсов, партийного и телевизионного, то ты-то кто? ты — человек которому дадут стать несколько более известным. А потом… Так сказать, пчелы, собирают мед, но они его не едят.»

Я нарушил эту игру дважды: когда начал телевизионную программу «Суть времени» — свою! — и начал делать одну такую телевизионную программу за другой, и когда заявил о том, что будет Движение. Как только я заявил о том, что будет Движение, они просто рассмеялись, потому что поняли — пока ты соберешь его из случайных людей, а эти люди с тобой еще и грызться начнут, ты в этом запутаешься, и это будет очень долго длиться. Когда я сделал опору на тех людей, которых знаю 20 лет, пресловутое ЭТЦ, тогда ВЗВЫЛИ. Потому что поняли, что тут что-то серьезное может получиться. Но. Рассмотрим с ИХ точки зрения все происходящее. Есть Сванидзе, который получает 10 %

[начинает раскладывать на столе символические фигуры, визуализирующие описываемую игровую ситуацию]

Есть Кургинян, который получает 90 %. Есть Зюганов, который идет на выборы. Есть «Единая Россия», оппонентом которой является Зюганов. И есть Тусовка, которая хочет превратить это все в «оранж». Значит, в первом такте Кургинян «съедает» Сванидзе. Сванидзе уходит в сторону. Во втором такте Кургинян передает энергию Зюганову. На третьем такте Зюганов «съедает» «Единую Россию». А на четвертом такте Зюганова заставляют придти к коллективному сванидзе, и коллективный сванидзе «съедает» Зюганова. В итоге получается, что телевизионная победа Кургиняна над Сванидзе приводит к стратегическому поражению, которое коллективный сванидзе осуществляет по отношению ко всем сразу: Кургиняну, Зюганову и т. д. Главная задача коллективного сванидзе — разгромить «Единую Россию» и Путина. Как только эта задача решена, пространство очищается, и начинается перегруппировка сил. Но в этой перегруппировке сил нет места не только Кургиняну, но и Зюганову. Там идет другая перегруппировка сил, при которой последовательно зачищается все то, что побеждает не выборах, потому что оно нужно только для того, чтобы победить «Единую Россию». Мавр сделал свое дело, мавр может уходить.

Свою часть работы я выполнил. Я показал мерзавцам, которые это все моделировали, что на их хитрость есть другой политический ум. Но безумно важно, как будет вести себя в этой ситуации Зюганов! А также Жириновский и все остальные.

Потому что когда я говорю о том, что нельзя таскать оранжистам, коллективному Сванидзе, коллективному Шендеровичу и так далее, каштаны из огня, я имею в виду именно это. Вообразите себе, что все эти митинги приведут к одной ма-аленькой трансформации в пределах самой власти. И что все они нужны для давления на власть. Чтобы трансформирующаяся власть потом, после того как она осуществила эту трансформацию, и соединилась с американцами в объятиях перезагрузки, начнёт мочить всё подряд. И у неё найдутся для этого и антисоветские силы, и антисоветские ресурсы, и всё что угодно. Она воспрянет. Потому что она опять подключится к американскому штабу. Вот когда она отключилась эта власть от этого штаба, она как обесточена. А тут её снова подключат. И все, сейчас остановившиеся куклы, снова задвигаются. Кроме тех, которых выбросят на помойку. Вообразите себе это. Подумайте об этом смысле игры. И вы поймёте, что не выть надо, и не шарахаться, а разум напрягать. Разум и волю. Бомба мир не переделает. Только мысль.

Если нет чёткой политической стратегии, если нет окончательности во всём, что касается политики, если нет своей цели и видения игры, если нет понимания смысла игры, то в лучшем случае ты — фигура, которую передвигают. Ты даже не тот, кто передвигает фигуры. А сейчас меняются игровые правила. Сейчас наступает время тех, кто может создавать новые правила игры. Постоянно. Masters of Game. Хозяева Игры. Их время, не крольчатников. И не чего-то там противоположного, не экстазных толп.

Общественная энергия нужна, но не игра растерянных людей, которые с похмелья то ли попрутся к коллективному Шендеровичу, то ли нет… Не эта энергия нужна. Не энергия людей, которые шарахались и будут шарахаться. Другая энергия. Энергия политического актива. Который сам будет знать точно цель, задачу, проект, будет готов на всё ради осуществления этого, и поведёт людей за собой. Выиграв борьбу за сердце и ум народа. Или за сердца и умы людей, как хотите. Мне тут всё равно. Но эту борьбу выиграет не Шендерович, и не Касьянов, и не Немцов. Их песенка спета. Как пелось в песне Цоя: «Дальше действовать будем мы». И у нас есть свои метафизические ориентиры.

Я никогда не был врагом Соединенных штатов Америки. В отличие от многих, кто говорили, что они враги. Но обезумевшие Соединенные Штаты, Соединенные Штаты, уничтожающие своих вчерашних союзников, Соединенные Штаты, заключающие стратегическое партнёрство с Аль-каидой, Соединенные Штаты, сеющие хаос по всему миру, и готовящие третью мировую войну, Соединенные Штаты, которые не могут сами ничего сделать с собой, но зато хотят изнасиловать всех — это падший, растленный Рим, который ни на что не способен, но всего хочет и ничем не готов поступиться — ЭТО АБСОЛЮТНЫЙ ВРАГ. Абсолютный. Метафизический. Всё, что находится рядом с ним, является придатком к этому абсолютному врагу. Самое тяжелое в ситуации — что мы никогда до конца не знаем, какие компоненты власти и до какой степени вошли в сговор с этим абсолютным врагом. И поэтому мы будем осторожны. Но тем не менее, это свои порочные, грешные, Бог знает какие отечественные политики. Соответственно, мы никогда не будем вступать в союз с абсолютным врагом, обезумевшим, и лелеющим планы, которые никак с нашей жизнью и с нашим достоинством несочетаемы.

Мы можем разговаривать с ним о чем-то, у нас могут быть с ним какие-то ситуационные точки пересечения, но СОЮЗА быть не может! Или этот субъект выйдет из своего безумия и обретет минимальную вменяемость — и тогда мы посмотрим, что хочет он, и чего хотим мы — либо мы говорим, что это абсолютный враг и все, что рядом с ним, это тоже абсолютные враги. Следующий враг — это политическая система и класс, которые не могут обеспечить жизнь страны. Здесь вопрос другой. Либо это система трансформируется, класс расколется, что-то перегруппируется, и возникнет возможность обеспечить жизнь страны, и тогда наш разговор деликатен. Либо этого не произойдет, и тогда, честно говоря, даже нельзя сказать, что наш разговор будет не деликатен — просто говорить будет не с кем. Но мы не имеем морального права не готовить борьбу с абсолютным врагом, чья тень нависает над нашей территорией, и чьи ставленники занимаются у нас здесь сучьей свадьбой. Как говорил когда-то Дантон (и он был полностью прав!): «Нет ничего хуже, чем отказ от борьбы, когда борьба необходима».

Я закончу одним примером из истории Французской революции. Были такие жирондисты (умеренные). Потом из победили якобинцы (радикальные революционеры). Особенно жирондистам ставили в вину убийство Жана-Поля Марата Шарлоттой Корде. После этого началась война между якобинцами и жирондистами. Жирондисты тоже воевали против якобинцев и, наконец, отбиваясь от них, организуя одно восстание за другим, они оказались в одном портовом городе, где их осадила армия якобинцев, а они отбивались. И вот к жирондистам пришли, желая спасти их от якобинцев, два субъекта — не лица, не как бы кролика, а очень серьезные политические субъекты. Один из них — роялисты, которые сказали, что готовы заключать с жирондистами договор против якобинцев. А другие — англичане. Которые сказали, что флот движется, что нужно просто впустить английский флот в припортовый город — высадится десант, и якобинцев сметут. Что сделали жирондисты? Они открыли огонь по роялистам и по английскому флоту. Якобинцы вошли в город. И жирондистов казнили.

У очень крупного и мудрого французского писателя и драматурга Ромена Роллана эта трагическая драма, сюжет которой я сейчас описал, называется «Торжество разума». Торжество разума это еще и торжество метафизики. Жирондисты, во-первых, разумом поняли, что когда они войдут в союз с роялистами да еще и с англичанами, их все равно повесят, все равно казнят. Но во-вторых, они сердцем и сверхразумом поняли, что поступая таким образом, они перестают быть людьми, они перестают быть носителями великого французского духа — они становятся ПАДАЛЬЮ, метафизической падалью.

Ситуация сейчас не так трагична, как тогда. Еще есть время, брат. Есть время подумать, есть время опамятоваться. Но события развиваются очень быстро.

Отдать все во власть хаоса, крольчатника, горбачевщины и сучьей свадьбы «оранжистов» мы не имеем права. Мы должны выходить и говорить о том, что ЕСТЬ альтернатива крольчатнику, «оранжизму» и всему, что это породит. Иначе мы превратимся в башню из слоновой кости — мы будем сидеть здесь, а там, на улице, будет клубиться черт знает что. Это политически неразумно и это метафизически скверно! Поэтому мы так поступить не можем.

2011.12.20. Смысл игры № 4

Во второй части этой передачи я просто зачитаю обращение к гражданам с призывом идти к нам на митинг на Воробьёвы горы 24 декабря в 14 часов на смотровую площадку. Обращение я буду зачитывать, потому что это вопрос серьёзный, тут каждое слово на вес золота и такая словесная импровизация недопустима. Но в первой части я всё-таки позволю себе определённую аналитическую преамбулу.

В голове у очень многих существует упрощённая картина. Причём губительно упрощённая. Картина такова: есть власть, о которой народ справедливо говорит, что она наделена такими-то, такими-то, такими-то и такими-то скверными качествами. Всё правильно. Есть такие скверные качества, такие, такие и такие и какие-то другие.

Я что-то добавлю к этой оценке чуть позже, когда буду обсуждать другие скверные качества, которые, к сожалению, пока что не входят в этот привычный перечень: коррумпированность, заносчивость, недееспособность и так далее. Итак, власть есть, наделённая всеми этими скверными качествами. И есть оппозиция, которая схватила власть за руку, обнаружила, что власть ведёт себя недостойно, и теперь выражает тем самым некоторые народные чаяния. Кстати, о чаяниях народа всё время говорит Хиллари Клинтон. Каждый раз после того, как в американских устах возникает слово «чаяния народные», начинаются подрывные действия и бомбёжки. «Мы поддерживаем чаяния египетского народа», «чаяния ливийского народа», «чаяния сирийского народа», «чаяния иранского народа» — классическая такая фраза Хиллари Клинтон. Но вопрос здесь не в Клинтон — у народа есть какие-то чаяния, народ чего-то хочет, и вот оппозиция это выражает.

Соответственно этому, нужно поддержать оппозицию, поскольку власть ведёт себя хамски и вне выхода на улицу она навяжет свои хамские установки обществу и не обратит вообще ни на что внимания. Потому надо выходить на улицу вместе с оппозицией и её поддерживать, с тем чтобы оказать давление на власть.

Вот такая картинка — власть с этими скверными качествами; оппозиция, выражающая народные чаяния; — является глубоко неверной, коль скоро речь идёт о знаменитом митинге на Болоте и о готовящемся митинге на проспекте Сахарова.

Ну, неверная эта картинка и всё. Она неверная в каждом из этих двух слагаемых: и в том, что касается первого слагаемого под названием «власть»; и в том, что касается второго слагаемого под названием «оппозиция». Всё не так. Ну просто конкретно не так.

Среди тех, кто пойдёт сейчас на Болото, на проспект Сахарова (не важно — туда, к этим людям, да?), — среди них есть сколько-то людей, способных реально мыслить и что-то даже знающих. Но пусть потом эти люди не говорят, что их одурачили.

Потому что такие же люди, в том числе из числа моих знакомых, приходя ко мне на спектакли после 20 лет перестроечного и постперестроечного процесса, вдруг говорили с круглыми глазами: «Нас одурачили… Нас обвели вокруг пальца… Боже мой! Если бы мы знали!..» И так далее и тому подобное.

Сейчас они снова пойдут на этот проспект Сахарова и на болото, но перед тем, как они туда пойдут, я все же скажу им правду.

КТО наиболее сильно раскручивает активность «Болота» (Немцова, Касьянова и других). Вот этот митинг на Болоте, кто раскручивал особо активно? ТЕЛЕКАНАЛ «Дождь». Правильно? Да или нет? Правильно.

Кто ХОЗЯИН телеканала «Дождь», не номинальный, а РЕАЛЬНЫЙ?

Телеканал «Дождь», как и другие ресурсы сходного типа, которые сейчас безумно бурно работают, загибался. А потом вдруг воспрял. Потому что получил финансовую подпитку. От КОГО он получил финансовую подпитку? От кого? (Сейчас скажут, что Кургинян скажет, что от ЦРУ!.. Да какое там ЦРУ.) Это ЛИБЕРАЛЬНАЯ часть Кремля, понимаете? Значит, вот эта власть (показывает на схеме на круг, ее обозначающий) расколота, и некая ЛИБЕРАЛЬНАЯ часть Кремля не просто поддерживает немцовско-касьяновское «болото» — эта часть Кремля как раз и ОРГАНИЗУЕТ это болото! Поэтому на митинге у Зюганова — 5 тысяч человек, а на митинге на проспекте Сахарова МОЖЕТ быть до 50 тысяч. Почему нет? Спокойно. Не только какие-то там американские ресурсы и структуры это поддерживают. — Это поддерживает ЛИБЕРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ КРЕМЛЯ. А вся другая часть Кремля как МИНИМУМ парализована. А как МАКСИМУМ — ей уготована на будущее роль ГКЧП-2. Что тоже вполне возможно.

Власть не просто парализована — она в своей наиболее активной части работает НА немцовско-касьяновскую оппозицию.

Для меня — так это ясно как простая гамма. Я двадцать лет этим занимаюсь и я не хочу, чтобы люди, которые ХОТЬ КАК-ТО склонны ориентироваться в ситуации, оказались в очередной раз ЕЩЕ БОЛЕЕ дезориентированы, чем в конце 80-х годов прошлого века. ХВАТИТ! Так нельзя! Пусть НИКТО потом не говорит, что меня не услышали! Я ЭТО ГОВОРЮ. И я ЗНАЮ, что говорю (я в таких вопросах НИКОГДА не даю неточной информации). Если я говорю, что это так (что реальный спонсор телеканала «Дождь» и других сходных структур — это либеральная часть Кремля), то, значит, я ЗНАЮ, что это так!

И говорю это не для того, чтобы эту либеральную часть Кремля дискредитировать. Я потому и не называю людей, что я не хочу придавать этому какой-либо оттенок дискредитации, внутрикремлевской борьбы — мне это НЕ НУЖНО, я в этой борьбе не участвую. Я говорю это для того, чтобы НЕ БЫЛО дезориентированных людей, чтобы не вешали лапшу на уши. А также для того, чтобы провести аналогию между тем, что происходит сейчас, и — чем? — ПЕРЕСТРОЙКОЙ эпохи Михаила Сергеевича Горбачева, Перестройкой-1, основной перестройкой.

В чем главная черта Перестройки? Чем она отличается от, там, я не знаю, мятежа «оранжевых», от чего угодно еще? Тем, что Михаил Сергеевич сам, а также его ближайший соратник Александр Николаевич Яковлев, будучи руководителями Коммунистической Партии Советского Союза, не просто устраивали какие-то там либерализации, а делали всё, чтобы разгромить КПСС. Не перестроить, как они говорили, а разгромить, уничтожить, и потом в этом признавались. Публично, открыто. Они действовали внутри неё как ликвидаторы, как подрывной элемент. Теперь кто-то, весьма близкий к руководству «Единой России» и явно входящий в то слагаемое власти, которое мы называем «либеральная часть Кремля», делает то же самое с «Единой Россией». Он её УНИЧТОЖАЕТ. С помощью уличной оппозиции Немцова, Касьянова и других. Ему надо уничтожить «Единую Россию». Если я говорю, что КПСС мне было чем-то дорого, то «Единая Россия» — это тьфу, но я должен констатировать, в чём суть ситуации, с чем мы имеем дело. С перестроечным смрадом. Вы не видели, как работает вертикаль власти, когда она работает? Не видели, да? Не помните? Не помните, сколь активны, так сказать, головы, говорящие по кремлёвскому телевидению? Не помните, да? В острых ситуациях, когда власть консолидирована. В том же самом 2008 году, когда речь шла о грузинских преступлениях против Южной Осетии. Помните, как всё было консолидировано, да? А в других ситуациях? Эфир был накалён. Гостелеканалы для того и были в руках власти, чтобы быть накалёнными до предела. Почему они парализованы [сейчас]? Потому что некому говорить от лица власти? Некому её защищать? Бросьте! Бросьте эти фокусы! Потому что всё парализовано этим либеральным слагаемым Кремля. Парализована партия — она не может дёрнуться, потому что её руководители сказали «Молчать!» Парализованы средства массовой информации, потому что им говорят «Молчать!» Им, конечно, объясняют, что просто не надо колыхать, не надо гнать волну, нужно дать, чтобы всё рассосалось, но то же самое, то же самое делали и Горбачёв, и Яковлев. Всё один к одному. Это потрясающая аналогия. Потрясающая! И полная закрытая поддержка уличной оппозиции, которая требует сокрушения Кремля, а Кремль в либеральной части это поддерживает. И что я это тоже не помню? Я не хочу сказать, никогда не скажу — это просто глупо, что все люди, которые вышли на улицу протестовать против коммунистической номенклатуры в конце 80-х годов, были, я там не знаю, агентами КГБ или агентами этой номенклатуры. Так просто в жизни не бывает, это бред. Конечно, было много искренних людей, которые ненавидели коммунистов и советскую власть, а были люди дезориентированные, а были люди, которые просто хотят перемен. Разные были люди. Но то, что Московский Городской Комитет Партии по директиве Центрального Комитета КПСС выводил людей на митинг за отмену 6-й статьи Конституции, т. е. за уничтожение власти собственной партии, — это факт. Он их выводил. И он не мог ничего сделать. Партия — это военизированная структура. Подобные партии власти, КПСС или «Единая Россия», — это военизированные структуры. Дай директиву — будут делать. Что, нечего было сделать в ответ на Болото так сказать охранителям, ревнителям власти, к коим я себя никоим образом не отношу, близко я к этому не имею никакого отношения и не буду иметь? И все в этом убедятся еще неоднократно. Но охранители есть. Их много, они известны. Что, они не могли быть мобилизованы для того, чтобы состоялся альтернативный митинг, полномасштабный, против Болота? Да могли они быть мобилизованы, могли. Янукович таких мобилизовывал, а уж тут вполне могли мобилизовать.

В чем главная черта Перестройки? Чем она отличается от, там, я не знаю, мятежа «оранжевых», от чего угодно еще? Тем, что Михаил Сергеевич сам, а также его ближайший соратник Александр Николаевич Яковлев, будучи руководителями Коммунистической Партии Советского Союза, не просто устраивали какие-то там либерализации, а делали всё, чтобы разгромить КПСС. Не перестроить, как они говорили, а разгромить, уничтожить и потом в этом признавались. Публично, открыто. Они действовали внутри неё как ликвидаторы, как подрывной элемент. Теперь кто-то, весьма близкий к руководству «Единой России» и явно входящий в то слагаемое власти, которое мы называем «либеральная часть Кремля» делает то же самое с «Единой Россией». Он её УНИЧТОЖАЕТ. С помощью уличной оппозиции Немцова, Касьянова и других. Ему надо уничтожить «Единую Россию». Если я говорю, что КПСС мне было чем-то дорого, то «Единая Россия» это тьфу, но я должен констатировать, в чём суть ситуации, с чем мы имеем дело. С перестроечным смрадом. Вы не видели, как работает вертикаль власти, когда она работает? Не видели, да? Не помните? Не помните, сколь активны, так сказать, головы говорящие по кремлёвскому телевидению? Не помните, да? В острых ситуациях, когда власть консолидирована. В том же самом 2008 году, когда речь шла о грузинских преступлениях против Южной Осетии. Помните как всё было консолидировано, да? А в других ситуациях? Эфир был накалён. Гостелеканалы для того и были в руках власти, чтобы быть накалёнными до предела. Почему они парализованы? Потому что некому говорить от лица власти? Не кому её защищать? Бросьте! Бросьте эти фокусы! Потому что всё парализовано этим либеральным слагаемым Кремля. Парализована партия, она не может дёрнуться, потому, что её руководители сказали «Молчать!» Парализованы средства массовой информации, потому что им говорят «Молчать!» Им, конечно, объясняют, что просто не надо колыхать, не надо гнать волну, нужно дать, чтобы всё рассосалось, но тоже самое, тоже самое делали и Горбачёв и Яковлев. Всё один к одному. Это потрясающая аналогия. Потрясающая! И полная закрытая поддержка уличной оппозиции, которая требует сокрушения Кремля, а Кремль в либеральной части это поддерживает. И что я это тоже не помню? Я не хочу сказать, никогда не скажу это просто глупо, что все люди, которые вышли на улицу протестовать против коммунистической номенклатуры в конце 80-х годов были, я там не знаю, агентами КГБ или агентами этой номенклатуры. Так просто в жизни не бывает, это бред. Конечно, было много искренних людей, которые ненавидели коммунистов и советскую власть, а были люди дезориентированы, а были люди, которые просто хотят перемен. Разные были люди. Но то, что Московский Городской Комитет Партии по директиве Центрального Комитета КПСС выводил людей на митинг за отмену 6-й статьи Конституции, т. е. за уничтожение власти собственной партии — это факт. Он их выводил. И он не мог ничего сделать. Партия — это военизированная структура. Подобные партии власти КПСС или «Единая Россия» — это военизированные структуры. Дай директиву — будут делать. Что нечего было сделать в ответ на Болото так сказать охранителям, ревнителям власти, к коим себя ни коим образом не отношу, близко я к этому не имею ни какого отношения и не буду иметь. И все в этом убедятся еще не однократно. Но охранители есть. Их много, они известны. Что, они не могли быть мобилизованы для того, чтобы состоялся альтернативный митинг, полномасштабный, против Болота? Да могли они быть мобилизованы, могли. Янукович таких мобилизовывал, а уж тут вполне могли мобилизовать.

Были для этого люди! Кипели охранительные страсти в чьих-то сердцах! Им сказали: «Цыц! Карнавальчик — в понедельник!» В России, стране, где все-таки люди бурно отдыхают по воскресеньям, в понедельник митингов не устраивают, да? Кроме чрезвычайных ситуаций. А тут устроили карнавальчик на День Конституции. Так это, между прочим. Почему? Потому же, почему коммунистам НЕ ДАВАЛИ выводить народ в АЛЬТЕРНАТИВУ «ДемРоссии» и всем прочим. НЕ ДАВАЛИ, парализовывали Горбачев, Яковлев и другие! Это не ситуация, когда у власти есть своя возможность обратиться к народу, а у оппозиции — своя. Это другая ситуация! Когда власть ПАРАЛИЗОВАНА единым центром, который, к сожалению моему, находится понятно где — увы! — в Вашингтоне, который одновременно дирижирует и оппозицией, и, по крайней мере, этой либеральной частью власти.

ОН это все парализует (в том, что касается власти) и активизирует (в том, что касается оппозиции), а также говорит власти, что она должна поддержать. Да оно и само понимает — вот это либеральное слагаемое власти, — что оно должно поддержать. А что еще делать?

ЭТО — двусмысленность перестройки! Поэтому ко всем скверным качествам власти, я добавляю не одно еще какое-нибудь хорошее, уравнивающее, а еще БОЛЕЕ скверное качество, которое обнажается именно сейчас, — ДВУСМЫСЛЕННОСТЬ! Двусмысленность пронизывает ВСЁ!

Возможно, Владимиру Путину показалось, что он очень убедительно выступил по телевизору. Он, действительно, был уверен в себе, проявлял чувство юмора, очень четко говорил и т. д. Но он ОТКАЗАЛСЯ принять вызов! Он отказался ПРИНЯТЬ вызов и отказался ОТВЕТИТЬ на вызов. Он уклонился. И заодно чуть-чуть раздразнил сторонников оппозиции, адресуясь к контрацептивам и всему прочему. ВЫЗОВ он не принял! ПОЧЕМУ он его не принял? А потому что ситуация такова. Есть ОПОРНАЯ группа, или класс. И есть лидер, В.В.Путин. Опорная группа включала в себя: Тину Канделаки, Федора Бондарчука и многих многих других. А также какое-нибудь другое крыло. И крылья эти ПРЕКРАСНО жили вместе (вспоминается Шолохов: «Зараз проявились у Советской власти два крыла: правая и левая. Когда же она сымется и улетит от нас к ядрене-фене?») Вот, значит, эти два крыла, правое и левое, прекрасно жили вместе — прекрасно! ДРУЖИЛИ. Были ОДИНАКОВО гламурны и ОДИНАКОВО представляли собой богатую тусовку, которая писала кипятком от Путина! Но Путин-то вел эту Тусовку на Запад! И тусовка шла за ним! И обзаводилась там собственностью, детишек туда перевозила, счета денежные туда переводила и многое другое. Теперь ЗАПАД сказал Путину — уходи! И сказал Тусовке, что Путин не люб. У Тусовки ВСЁ уже там, от «огня сердец» (ценностных ориентаций) до денег и детишек, и они говорят Путину: «Владимир Владимирович, а что это ты хочешь оставаться, если Хозяин сказал тебе „уходи!“? Ведь ты же говорил нам, Владимир Владимирович, что это НАШ хозяин! Ну, объясни нам, почему мы ТЕПЕРЬ должны вести себя иначе?» А он им не объясняет ничего, он им говорит: «Идите сюда, бандерлоги». Они говорят: «Ха-ха! Ну, знаешь ли!.. Нам ЕСТЬ куда идти, и мы ТОЧНО знаем, куда мы идем, — мы идём ТУДА, в Мекку нашу и Медину — в Брюссель и Вашингтон. Мы, конечно, готовы на патриотическую риторику и так далее, пока не будет ущерба нашим СЧЕТАМ, нашим ДЕТИШКАМ, нашим ВИЗАМ, нашим видам на жительство, нашему двойному гражданству — всем остальному. Пока ЭТОМУ не будет ущерба. Мы ГОТОВЫ к патриотичесткой риторике и компрадорскому поведению.»

Но ТЕПЕРЬ-то наступает момент истины! И либо этот класс расколется — и Путин РЕШИТЕЛЬНО его РАСКОЛЕТ, оставив себе какой-то кусок, либо этот класс РАССЫПЕТСЯ. И тогда Путин окажется ни с чем.

С чем он окажется? С двусмысленным чиновничеством, с чем? Значит, если класс расколется, то какую сторону он будет развивать? Самоё себя? С тем, чтобы стать достаточным для того, чтобы удержать власть. Куда придется смещаться Путину? Влево, в национализм, куда? Ведь Путин хочет остаться на той точке, на которой он есть. Он хочет использовать все приёмы, которые ему обычно приносили успех. А эти приемы невозможны, недостаточны. Они не срабатывают. И не надо мне говорить, что народ разлюбил Путина. Политика не интимная жизнь. Вопрос не в том, разлюбил ли народ Путина. Вопрос заключается в том, что Путин, как я тоже уже неоднократно говорил, сдержал некий обвальный процесс, начавшийся в эпоху Горбачева и Ельцина, и превратил его в такой пологий склон, при котором страна могла бы дожить примерно до 2017 года, а потом бы распасться полностью. Народ, когда вот этот крутой склон, при котором страна могла бы быть уничтожена в 2000 году, перешел в пологий, он перевел дыхание. И Путин целые одиннадцать лет использовал некий центристский политический язык. А теперь язык выдохся. Народу нужно, чтобы пошёл процесс наверх. Вот туда, вот туда он должен пойти. Не вниз, к смерти, а наверх. А Путин этого обеспечить не может. Он может сказать, что он — гарантия от быстрого обрушения. Но, понимаете, этого же недостаточно. В подобного рода эпохи при такой накопившейся энергии, при такой степени недовольства, чистое охранительство просто ничего не дает. Нужен новый политический язык, новая стратегия, новая политическая база и многое другое. Но ведь Путин — не функция, не машина, не компьютер. Это человек, только сейчас начинающий понимать, что что-то наверное чуть-чуть не в порядке. Желающий использовать отработанные, известные для него приемы, которыми он, между прочим, неплохо пользуется… Неизвестно, вот на этой новой политической базе как он будет себя вести? Как корова на льду или как рыба в воде? Неизвестно. Неизвестно, захочет ли он вообще туда смещаться. Власть парализована. Парализована фундаментальной коллизией отношения с западом. Собственным разочарованием от того, что заданный проект окончательного вхождения в Европу, в НАТО и в ЕС не осуществился. А ведь ради этого проекта разрушался Советский Союз и отбрасывались азиатские, по крайней мере, республики, Кавказ. Ведь это же ради этого всё делалось. Теперь оказалось, что все это бессмысленно.

Власть фантастически стратегически дезориентирована. А либеральная её часть занята только одним, повторяю: поддержкой несистемной оппозиции и именно её митинга. Именно её митинга, а не какого-то другого. Потому что с её помощью эти либералы хотят решить какие-то свои задачи. Не важно, какие там. Таких задач может быть много. Поскольку идет реальная живая политическая борьба, я даже всех обсуждать не буду. Но она не имеет никакого отношения ни к победе Зюганова, ни к победе патриотических сил, ни к законному выборному процессу. Речь идет совершенно о другом. И вот для этого нужен этот митинг. Он никак не выражает никакие народные чаяния. Во-первых, потому что он выражает чаяния олигархата и примкнувшей к нему части населения, вот этого мень-шин-ства, которое уже глобально ориентировано. А как иначе. Если у нас есть глобализация. Глобализация идет на уровне инфраструктуры, финансов, экономики. Разве может быть так, что она одновременно с этим не идет на уровне политики. А значит должно быть понятие глобальная власть. В социальных процессах. А значит должно быть понятие «глобальное общество». И в каждой стране есть сегмент, по сути своей, глобального общества. И этот сегмент очень чуток по отношению к сигналам глобальной власти, глобальных СМИ. Это не мировое правительство. Это достаточно размытая диффузная структура, которая тем не менее реально существует и которая с каждым годом консолидируется.

Мирового правительства нет. Но оно, конечно, БУДЕТ Потому что чем более оформляется это глобальное общество, тем более над ним оформляется глобальная власть. Глобальный базис предполагает глобальную надстройку. Будет что-то другое. На сегодняшний день КИТАЙ ведет себя как полноценное национальное суверенное государство. Сказать, что так ведет себя Россия, я не могу. Этого поведения нет…

Но! Есть ОДИН ключевой СУПЕР фундаментальный, метафизический, стратегический и экзистенциальный вопрос. А если всё идет в направлении, которое указывает глобальное общество и глобальная власть — в направлении на этот самый «человейник», как говорил Зиновьев, — то что сопротивляться-то? что дергаться? Этот вопрос есть у ливийцев, этот вопрос есть в Латинской Америке — много где. У консервативно настроенных, вообще как-то неглобалистически настроенных частей европейского общества, в Соединенных Штатах. (Я никогда не был оголтелым врагом Соединенных Штатов. Никогда не говорил, что Соединенные Штаты сами по себе — это абсолютное зло. ВЗБЕСИВШИЕСЯ Соединенные Штаты — это абсолютное зло. Соединенные Штаты, которые объединяются с Аль-Каидой как стратегическим партнером во имя новых контуров глобального общества, — это абсолютное зло. А Соединенные Штаты — нет. Почему? Замечательная страна Хэмингуэя, Фолкнера… Великий народ, великая техника… Есть идеи, есть представление о жизни. Я их уважаю. Мой респект им, как и всем остальным.) Не в этом же дело! Дело в том, что весь мир спрашивает, что если всё идет в сторону этого глобального «человейника», то что сопротивляться? что «суетиться под клиентом»? Я отвечаю: Единственная страна в мире, пребывающая в настоящий момент в состоянии ЧУДОВИЩНОЙ ничтожности, разодранности на части, дезориентированности и т. д., но (!) с точки зрения исторического ОПЫТА и способа своего существования на протяжении веков ГОТОВАЯ указать человечеству ДРУГИЕ пути, кроме «человейника», в который ведет Глобальное общество, — это Россия. НЕТ других слагаемых у мира, кроме «человейника» (Глобальное общество, Глобальная власть и всего, что из этого последует) и России. Не Китай будет указывать исторические пути человечества. Китаю достаточно указать путь для себя — он слишком велик для того, чтобы думать о ком-то другом. И не исламские страны — там победит исламизм, и он в этот «человейник» встроится в качестве второго слагаемого, «глобальной деревни», и мы уже видим, как он встраивается. Это сделает либо Россия, либо НИКТО. У России на нынешнем дне ее падения ВСЁ РАВНО остался этот потенциал, потому что она нужным для того, чтобы сейчас стать историческим лидером, образом жила СТОЛЕТИЯМИ! Потому что у нее есть великий советский опыт, абсолютно НЕБЕЗУСЛОВНЫЙ, обладающий массой изъянов и при этом ВЕЛИКИЙ и судьбоносный для будущего! У нее есть и ДОсоветский опыт в этом смысле! Россия МОЖЕТ указать миру другие пути развития! Другую метафизику, другую онтологию — реальную! практическую! — кроме той, которую предлагает «человейник» (Глобальная власть, Глобальное общество и всё остальное)! Россия МОЖЕТ! ПОЭТОМУ она должна быть уничтожена прежде всего! И то, что сейчас началось, — это не игры двух крыльев Кремля, и даже не игры обезумевших американцев, и не классовые мелкие интересы! Это стремление тех, кто хочет, чтобы «человейник» состоялся (а надо, чтобы он состоялся быстро!), ИЗЪЯТЬ из процесса оставшиеся альтернативные слагаемые! УБИТЬ Россию, чтобы потом сказать: «А нету ничего! Да-да, наверное было… Ой-ёй-ёй! Сколько же было альтернативных возможностей, но теперь-то их НЕТ! ВСЁ!» Поэтому Россия — это последний оплот для ВСЕХ, кто хочет отстоять исторические пути, судьбу человечества, двигающуюся по другому историческому пути, нежели тот, который ведет в «человейник», в Глобальное общество и в Глобальную власть — т. е. в конечном счете в АНТИ-мир, в АД! Метафизический, политический, экзистенциальный и другой. В место, где кончится единство человечества, где будет кончено всё с идеей развития, с принципом гуманизма и со всем остальным — ведь ЭТО же «человейник»! Вот ЧТО сейчас «лежит на весах» по-настоящему! Вот ЧТО «совершается ныне»! Вот в ЧЕМ смысл происходящего.

Теперь давайте всмотримся опять в эти политические картинки. Итак, мы имеем дело с Перестройкой-2, при которой КАК МИНИМУМ — подчеркиваю, как минимум — либеральное крыло власти ВМЕСТЕ с американцами спонсирует и поддерживает ИМЕННО немцовско-касьяновскую оппозицию. И всё это видно. Ну, видно! Снова посмотрите на факторы, которые я [уже] назвал. Большие средства массовой информации бездействуют (все эти госканалы, которые были накалены)? — Бездействуют. «Единая Россия» бездействует, как в рот воды набрала? — Как в рот воды набрала. Всякие охранительные структуры («Наши» и т. д.) бездействуют? — Бездействуют. А кто их остановил? КТО ИХ остановил? Они же ВСЕ естественным путем рвались с поводка! Так же, как деятели КПСС и верные коммунизму граждане с тем, чтобы отстоять СВОИ идеалы, а им говорили: «Цыц! Молчать! Нельзя!» Кто это сделал, лорды? Это же не ЦРУ сделало! И не Хилари Клинтон с Бараком Обамой. Это ЗДЕСЬ где-то происходит! Но ведь это факт? — Факт. ЧТО представляет собой оппозиция? Не народные чаяния она собой представляет, а интересы 10 % населения (этих самых глобиков, членов Глобального общества) и дезориентированных граждан, которые потом опять будут говорить: «нас обманули». Хватит. Хватит рассуждать наивным образом и потом оправдывать себя наивностью. Пора понимать, что к чему!

Значит, вот эта штука отражает интересы 10 % населения (глобиков) и дезориентированных людей, которые держатся на подхвате. А также из различного рода завезенных сюда тусовок из других стран как ближнего, так и дальнего зарубежья (в основном ближнего, разумеется): инструкторов, фанатов различного рода звёзд, которых кто-то привел на митинг. Они такие, знаете, опасливые очень, звёзды, а сейчас они вдруг прямо как черные пантеры… Баадер-Майнхоф! * [Немецкая леворадикальная организация городских партизан, действовавшая в ФРГ и Западном Берлине] Это кто же их так завёл? (иронично улыбается)

Я наблюдая это МНОГО лет. И очень хорошо знаю, что все эти охранители и вся эта околовластная тусовка — они начинают действовать, когда власть даёт им энергию. Она говорит: «Можно» — и ВКЛЮЧАЕТ энергию. А когда власть ее ВЫКЛЮЧАЕТ, они как мертвые куклы, как обесточенные роботы. И наоборот, не охранители, а так называемые либералы ОБЕСТОЧЕНЫ, когда власть даёт энергию охранителям, а когда власть переводит эту энергию НА либералов, ОНИ начинают гореть — ЭТИ куклы начинают гореть «подлинным огнём революционной страсти». Этот огонь ТУТ же затухает, когда власть даёт назад. Ну, я это знаю! (иронично усмехается). И я ВИЖУ именно ЭТО.

Перестройка-2, господа, а также товарищи, она НАЧАЛАСЬ, ВСЁ! Она началась. И ЦЕНТР её — вот эта Болотная, проспект Сахарова и т. д. Предположим, что на проспекте Сахарова соберётся 24-го числа 50 тысяч человек. Если вы внимательно посмотрите, какова длина проспекта и ширина, а это можно сделать, просто взяв компьютер и включив соответствующие программы, очень простые. И сразу станет ясно: длина — такая, ширина — такая-то, количество квадратных метров — такое-то. Больше трёх людей, как вы понимаете, на одном квадратном месте быть не может, поэтому на проспекте Сахарова не может быть больше 40 тысяч людей, но предположим, что их будет сто! А вам скажут, что миллион. И что? Миллион должен диктовать свою волю оставшимся ста тридцати девяти? Москва должна диктовать свою волю России? ОПЯТЬ Перестройка!

Миллионы наших сограждан в Советском союзе заявили, что они хотят обновлённого СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО государства, Советского союза — Союза Советских Социалистических республик.

В Москве возникла ситуация. Поднялась тусовка, совсем небольшая ([неразборчиво; похоже на «конечно»] миллиона там не было!), и эта тусовка московская привела к власти Ельцина, а Ельцин ПО ВОЛЕ этой московской тусовки развалил Советский Союз, т. е. НАРУШИЛ волю сограждан. Уличная демократия — это НЕ демократия. Это уже ЗАВЕДОМО власть меньшинства. Власть АКТИВНОГО меньшинства. Его-то и ведут к власти как либеральная часть Кремля, так и американцы. При том, что есть ВСЕ виды связи: между либеральной частью Кремля и американцами, между американцами и внесистемной оппозицией, между внесистемной оппозицией и властью — всё это есть, всё находится в этом треугольнике (показывает на схеме). Это ТИПИЧНЫЙ перестроечный треугольник, господа и товарищи. Вы хотите подпитать его энергией?

В чем разница между сегодняшней ситуацией и ситуацией конца 80-х годов? ТОГДА общественные умонастроения были в основном АНТИ-советские, АНТИ-коммунистические и поэтому тусовка, которая исповедовала эти настроения, она хоть ЧТО-ТО представляла собой (в конце концов, ведь не тусовка избрала Ельцина)! Да, всего лишь Президентом Российской Советской Федеративной Социалистической республики. Но ведь избрала! И он уже достаточно откровенно говорил в 91-м году, чего он хочет. Поэтому у тусовски ТОГДА была КАКАЯ-ТО легитимность — она отражала в каком-то смысле доминировавшие умонастроения. Или, по крайней мере, настроения, которые охватили СЕРЬЁЗНУЮ часть народа. При помощи правящей партии, которая самым подлым образом устроила антисоветскую и антикоммунистическую истерию, плоды которой мы пожинаем и поныне, — такие тараканы посеяны в сознании, что дальше некуда. Но БЫЛИ эти антисоветские настроения!

ТЕПЕРЬ настроения абсолютно ПРО-советские. Теперь господствует НОСТАЛЬГИЯ — back to the USSR — и всё прочее. А тусовка немцовско-касьяновская по-прежнему АНТИ-советская, АНТИ-коммунистическая. ЧТО ей нужно, чтобы КАК-ТО легитимировать себя? ЛЮБАЯ связь с КПРФ, с ненавидимым ею Зюгановым!

Есть эта связь — они ДЫШАТ, нет этой связи, перекрыт кислород — они НЕ дышат. На уровне СЛОВ Зюганов — с уважением и радостью должен сказать, ибо для меня слова — это немало, — дает «оранжевой» тусовке отлуп и говорит очень правильные и точные вещи. А на уровне ДЕЙСТВИЙ этого НЕ происходит! Зюганов стоит, и ТУТ ЖЕ представители КПРФ кричат: «Мы ПРИДЁМ на митинг Перестройки-2! Мы БУДЕМ там! МЫ не называем этот митинг „оранжевой проказой“! Там замечательные граждане!» Конечно, там есть и замечательные граждане. Но там есть ХОЗЯЕВА, там есть ВЕКТОР, там есть ЯЗЫК!

Поскольку власть парализовала всё, бездействут как в Перестройку по понятным причинам, которые я только что описал, то есть только ОДНА возможность. Вот этому полю, которое создает:

а) либеральный Кремль (при парализованном ином Кремле; как минимум, парализованным, подчеркиваю); б) глобальный центр под названием США и в) эта вот Улица (она же — Болото; «засахаренное», обычное — не важно); —

[в противовес] нужно создавать ДРУГОЙ общественный центр. Мы НЕ МОЖЕМ сейчас действовать так, что просто будем говорит гражданам здесь (показывает на схеме то, что обозначет Улицу) «опомнитесь!» Что значит «опомнитесь»? В конце концов, я подчеркиваю, здесь много НОРМАЛЬНЫХ граждан, которые ПРОСТО фиксируют ВСЕ скверные качества власти. У них есть НЕДОВОЛЬСТВО. Они СПРАВЕДЛИВО хотят, чтобы кто-то ОРГАНИЗОВАЛ это недовольство! Либо его организует Немцов, либо кто-то еще. ТРЕТЬЕГО не дано!

Прильнуть в этот момент к власти — хоть вам либеральной, хоть консервативной, хоть какой — это безумие. Она парализована, она может только скомпрометировать собой. Зачем эти дешёвые сплетни? Сурков, не Сурков… Распространяемые людьми, которые каждый день бегают в другие кабинеты, просто каждый день, не вылезают от них. Ну для того, чтобы… «А, вот вы прильнули туда — у вас есть ХОЗЯЕВА! У вас охо-хо!». И на каких-то впечатлительных людей до сих пор действует, другие люди говорят: «Руки прочь от Зюганова!». Какие руки прочь? Не надо защищать Зюганова от нас! Один шаг КПРФ — отмежевание, отмежевание не только на словах, что уже произведено, но и на деле от вот этого сгустка, решимость собирать по-настоящему свой большой альтернативный сгусток и пожалуйста! Пожалуйста! Если бы я не видел вот в этом поведении, в том, что на словах-то всё хорошо, а на деле всё плохо, — двусмысленности, если бы я её не видел… Так я бы и сейчас всё это поддержал! Вопрос не в моих личных отношениях к Зюганову. То, что я описываю — это ужас кромешный! И нахождение страны у бездны. Вот взяли вдруг так — и оказались вдруг прямо над бездной небытия. Какие там чувства к Зюганову, не к Зюганову?.. Дело же не в этом. Дело в том, что здесь поведение двусмысленно. Придут ли коммунисты на митинг на Сахарова? Придут или нет? Ну их там будет не много, но их покажут. Потому что они для «запаха» нужны, как лавровый лист в этом самом вареве. Для «запаха». Убедили большинство коммунистов идти с красной ленточкой. Или вот как я сижу — с красной и георгиевской, да? Они пришли с красной. Несколько людей пришли на свой митинг с белой. Показали только этих людей и сказали: вот коммунисты с белой ленточкой. Понятно? Понятно, чего стоит белая ленточка, которую я сжег в предыдущей передаче?

Понятно значение символов? НЕТ у нас сейчас возможности уклониться. Нет ее! Есть возможность: — либо создать альтернативный Немцову центр общественной активности, выдвигающий СВОИ требования к власти от лица того, что и есть народ, или граждане, а не глобики, — либо ПРОИГРАТЬ страну!

Не какую-то там ФАЗУ политического процесса, не какие-то там все эти Думы, не Думы… не какие-то там возможности таскаться или не таскаться на какие-то их мероприятия… Тьфу на это на всё! СТРА-НУ! Кончится это просто иноземной оккупацией. Расчленением. А что, не так?

У нас вообще очень ТРУДНО спасти страну, если гибнет политическая система. Губернаторов сейчас начнут избирать? Сначала так, как говорит Путин, да? — С фильтром. Потом без фильтра. Может быть, их и надо было избирать… Дело же совершенно не в этом…Их избрали бы местные бандиты… Ну, в конечном итоге регионы хотя бы понимали, что каким-то способом они все-таки — хотя бы символически! — подотчетны. Я помню, что Дарькин избран был. И что? Дело-то не в этом. Когда их сначала ЛИШИЛИ избранности, а сейчас им назад ДАДУТ избранность, то они не идиоты, и в условиях ослабления власти она неизбежно в случае краха политической системы ослабнет. Они будут добиваться бОльшей власти, как гарантии от очередного чекистского шока, или чего-нибудь в этом смысле. И СРАЗУ начнут активизироваться сепаратисты во всех национальных республиках. СРАЗУ речь зайдет о конфедерации — сначала де факто, а потом и де юре. Это ТАК происходит в России в условиях слабости гражданского общества каждый раз, когда рушится политическая система.

Значит, надо сделать ВСЁ ВОЗМОЖНОЕ, чтобы если крушение политической системы неминуемо, а она, во-первых, изношена, и, во-вторых, сама хочет себя обрушить (как говорят в таких случаях, «красиво жить не запретишь»; красиво умереть — тоже), то нужно сделать так, чтобы СТРАНУ спасти. Страну! А это — вопрос о гражданском обществе. То, что находится на Болоте, не является гражданским обществом. Это — определенные классовые интересы, очень сильно связанные с глобальными интересами (это уже «человейник» московский, потенциальный или уже даже актуальный) в наибольшей части, в ядре своем. Что находится на периферии? Нормальные люди находятся, которые не понимают, куда они идут. ВСЕГДА они находятся, ВСЕГДА они влекутся зачем-то, и ВСЕГДА они потом говорят: «Нас обманули! Мы же такие наивные!.. Боже мой!.. Мы не видели, что это Немцов и Касьянов, мы не видели тогда Ельцина — не понимали, что знаменует собой его лицезрение.»

Итак. Нам нужно собирать ГРАЖДАН. Нам нужно собирать НАРОДНОЕ БОЛЬШИНСТВО, его представителей. У нас на то, чтобы его формировать, осталось мало времени. За нами нет ни американских денег, ни — не питайте никаких иллюзий, прошу вас! — КАКОЙ-ЛИБО поддержки Кремля. А то ведь с ума великого на россказни провокаторов может кто-то купиться. На надо, милые, не надо! НЕТ никакой поддержки Кремля. НЕТ никаких денег. НИЧЕГО НЕТ, кроме того, что мы понимаем, что это НАША СТРАНА, НАШ НАРОД, НАША ИСТОРИЯ! И что отвечаем мы и за свою историю, и за своих живых и мертвых, за свою историческую судьбу, а в каком-то смысле, простите меня за пафос, и за судьбу человечества, потому что БЕЗ России это человечество гораздо быстрее завалится в «человейник», а так — может быть, и не завалится, если Россия: а) выживет; б) ОКРЕПНЕТ.

Поэтому сейчас ВСЁ зависит от того, ЧТО мы соберем здесь, у себя. На Воробьевых горах. На Горе, как мы говорим. Не в Болоте, а на Горе. ВСЁ зависит от этого! И я понимаю, что, не имея ни денег, ни звёзд, а имея дело с растерянными охранителями, с очень слабой двусмысленной средой, которая пытается куда-то там дергаться, мы СРАЗУ никакой победы не одержим. Но если мы понимаем, что пробил ПОСЛЕДНИЙ час, то к МАРТУ, к решающему моменту, мы СОБЕРЁМ нечто, ВПОЛНЕ соразмерное с тем, что соберется от лица глобиков, Немцова, Касьянова, Макфола, Горбачёва, Собчак и других. Даже если ЭТО собравшееся будет поддержано Кремлем, мы ВСЁ РАВНО соберем ДОСТАТОЧНО для того, чтобы отстоять и судьбу России, и достоинство своего народа, и свою историю. И, между прочем, еще и человеческое достоинство, а также выборный процесс, демократию и всё остальное. Потому что нам сейчас это надо ОТСТАИВАТЬ. ВСЕ силы на это положу! ПОСЛЕДНЕЕ на это отдам! И ТВЁРДО знаю, что альтернативы этому нет! К этому же призываю всех других: уже тех, кто пришел к нам, тех, кто придет к нам, а также тех, кто никогда к нам не придет, но имеет одинаковые с нами стратегические задачи. Всех их призываю!

Друзья! Братья и сёстры! Пора! Надо идти и что-то начинать противопоставлять всему этому маразму, которые я описал. Что-то противопоставлять сейчас! Моделировать ДРУГУЮ повестку дня! Настроения народные замыкать не на тех, кто приведет народ к гибели, а на здоровые силы! ПОРА размыкать эту связь: между КПРФ и другими партиями и этим самым Болотом. Пора! Потом будет поздно!

Это — СТАРТ. НЕ ВАЖНО, какой он будет. Надо сделать, чтобы он был МАКСИМАЛЬНЫЙ — чтобы МАКСИМАЛЬНОЕ количество людей собралось и принесло клятву на Воробьевых горах. Но если даже в момент сбора это и будет что-то несоразмерное тому, что соберут все вместе геи, лесбиянки, фанатики, кролики Ксении Собчак, клоака, растерянные граждане, власть сама, давая соответствующие двусмысленные сигналы, — ДАЖЕ ЕСЛИ это будет несоразмерно тому, что они соберут СЕГОДНЯ, надо сделать ВСЁ, чтобы ЗАВТРА, ПОСЛЕЗАВТРА, к МАРТУ (а вокруг марта идёт основная игра; ради этого приехал послом США в России Майкл Макфол — ради ЭТОГО всё делается!) на другой чаше весов лежало нечто СОРАЗМЕРНОЕ тому, что соберет Глобальная власть, местные властные предатели, тусовки либеральные и прочие. А также массовая растерянность. Прежде всего с НЕЮ надо БОРОТЬСЯ!

Я по определению да и по вкусам своим не могу испытывать сильных симпатий к младотуркам и к Кемалю. Но в каком-то виде он спасал свою страну. Как мы видим сейчас — КРАЙНЕ неадекватно (сейчас идет такая разочарованность в кемализме, что дальше некуда). Но я хочу сказать про одну его фразу. Он же был генералом и сумел отстоять страну в решающий момент. Это фраза, на первый взгляд, звучит странно… Ну, его противники входили в Турцию, растерянную, терявшую Османскую империю, как нож в масло, а ему хотелось ТУРЦИЮ. Не империю, а Турцию… (Я считаю, что это была глубочайшая ошибка, кстати. Он погубит в этом эксперименте турецкий народ, и на него ляжет историческая ответственность, но не это важно. Он тогда хотел отстоять Турцию.) Он сказал вдруг фразу, что он не приказывает победить, а приказывает умереть. И тогда турки победили. Это ОЧЕНЬ важная фраза. Вопрос сейчас, действительно, состоит в том, что отступать некуда. Надо бороться! С нами ПРАВДА. А раз она с НАМИ и мы действительно хотим стать центром организации кристаллизации будущей победы, то мы НАЙДЕМ в себе силы начать раскрутку и завершить ее в марте! Найдем силы. Они не окажутся со своим Болотом хозяевами улицы и силой, предписывающей всем остальным свои гнусные компрадорские изменнические либеральные правила. Они НЕ ОКАЖУТСЯ в этом положении! Они оказались в нем в 1991 году. А в 2012-м НЕ ОКАЖУТСЯ! ДАВАЙТЕ сделаем всё, чтобы это было именно так. Потому что картина такова, как я ее описал.

А теперь, описав эту картину и тем закончив очередную аналитическую передачу «Смысл игры», я зачитаю Обращение — обращение к людям, которых мы призываем прийти на Митинг 24 декабря на Смотровую площадку на Воробьевы горы.

2011.12.20. Смысл игры № 5. Призыв на Альтермитинг

Обращение ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ДВИЖЕНИЯ «СУТЬ ВРЕМЕНИ» СЕРГЕЯ КУРГИНЯНА К ОТВЕТСТВЕННЫМ ГРАЖДАНАМ СТРАНЫ С ПРИЗЫВОМ ПРИЙТИ 24 ДЕКАБРЯ НА АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ МИТИНГ. МИТИНГ СОСТОИТСЯ В СУББОТУ 24 ДЕКАБРЯ В 14:00 НА СМОТРОВОЙ ПЛОЩАДКЕ ВОРОБЬЕВЫХ ГОР.

Я зачитаю обращение к людям, которых мы призываем прийти на митинг 24 декабря на смотровую площадку на Воробьевы горы.

Так случилось, что наш митинг, альтернативный тому, который устраивают оранжисты и опекающие их кремлевские либералы, состоится на Воробьевых горах. Конкретно, на смотровой площадке 24 декабря в 14–00. Мы призываем всех, кому дорога судьба страны, кто видит, как распахивается бездна очередной двусмысленной смуты — бездна Перестройки-2, прийти на наш альтернативный митинг. То, что наш митинг проходит на Воробьевых горах, символично, ибо митинг наших противников проходил не где-нибудь, а на болоте. И название «болото» к нему уже прилепилось. Не зря М. С. Горбачев назвал собравшихся на болотной площади болотинцами. Итак, они собрались на болоте — а мы собираемся на горе. Противопоставление горы и болота имеет свою историческую и символическую традицию. Во времена Великой Французской Революции «горой» называли якобинцев, представителей широких народных масс, а «болотом» — жирондистов, представителей половинчатой либеральной буржуазии. Мы хотим, чтобы митинг на Воробьевых горах сформировал нашу политическую гору, наших якобинцев 21 века. Жиронда Немцова и Касьянова хочет активизировать политическую борьбу. Она получит ответ. Спокойный, достойный и убедительный. Проводя параллель между Немцовским болотом и болотом эпохи Великой Французской Революции, мы льстим Немцову и его клике. Ибо французские жирондисты, обитатели тогдашнего политического болота, не согласились снюхаться со сторонниками монархии и иноземными оккупантами, навязывавшими Франции реставрацию. В этом смысле даже наше болото 20 века — кадеты, октябристы и пр. — достойнее, чем немцовская клика. Ибо они завершили свою политическую карьеру в обозе Антанты, у иноземных оккупантов, подавлявших наш народ в эпоху гражданской войны, а Немцов и его клика начинают с того, чем завершилась карьера их опозоренных предшественников.

Они ПРЯМО говорят о своей связи с американцами, с их обозом. Они гордятся этой связью, кичатся могуществом американской поддержки — как финансовой, так и иной.

Понимая это, мы призываем: собирайтесь на нашу гору! Пусть любители карнавалов собираются на болоте или где-либо еще. Мы собираем на горе тех, кто готов бороться за народные интересы. Помните клятву Герцена на Воробьевых горах? Давайте СНОВА на этих же горах поклянемся в верности народным интересам! Помните Высоцкого? «Ведь это НАШИ горы, они помогут НАМ!» Время заветного сигнала пришло, граждане! И они ОПЯТЬ пытаются нас поработить. Снова здесь «стрелки из „Эдельвейс“. Их надо сбросить с перевала!» НУЖНО! Другого пути у нас нет. И никто, кроме нас, их с перевала не сбросит. Болотная нечисть, лебезящая перед кремлевскими либералами, живущая по их директивам, на их деньги, под их опекой, пытается инкриминировать нам какие-то связи с властью. Да мы бы и связались с нею, если бы сама эта власть не стала сооружать Перестройку-2. А поскольку она ее сооружает, В ЧЕМ СМЫСЛ? В чем смысл сражаться против американцев вместе с М. С. Горбачёвым, если САМ Михал Сергеич уже СДАЛ страну американцам?! Найдутся во власти не сдавшиеся — пусть докажут, что они не новые горбачевцы. А пока что надо понять: упование на власть — это в лучшем случае артель «Напрасный труд», а в худшем — путь в новое ГКЧП!

Судьба России на сегодня находится НЕ в руках власти, а в руках гражданского общества! Это гражданское общество противостоит обществу Глобальному! Ведь есть глобализация? Есть же? А если есть, то она касается всего, не правда ли? — и экономики (глобальная экономика, глобальные финансы), и власти (глобальная политика, глобальная власть), и социума (глобальное общество), и быта, и культуры — всего на свете. Болото представляет интересы нашего глобального общества.

Этих самых 10–20 % наших сограждан, для которых директива Вашингтона и Брюсселя важнее воли своего народа, глобальная перспектива важнее смысла своей истории. Гора обязана противопоставить глобикам интересы НАРОДНОГО гражданского большинства, ибо если никто не будет представлять интересы этого большинства, никто не будет это большинство организовывать — меньшинство ПРЕДАСТ большинство, раздавит его, отдаст его на растерзание иноземцам и их приспешникам. Судьба России — в руках формирующегося народного гражданского большинства! Мы зовём это большинство на Гору! Мы говорим, что «ПРОБИЛ ЧАС МУЖЕСТВА». Чего мы конкретно требуем, есть у нас за душой что-то, кроме красивых слов? Да! В том-то и дело, что только у нас сегодня и есть КОНКРЕТНЫЕ ГРАЖДАНСКИЕ требования. От Болота вы их не дождётесь — у него их нет и не может быть, потому что СУТЬ Болота иная! Его обитатели (за вычетом дезориентированных людей), повторяю, — не граждане, а глобики. В этом их духовная политическая суть. А раз так, не может у них, у глобиков, быть конкретных реальных НАЦИОНАЛЬНЫХ требований!

Почему Болото лукавит? Почему топит всё в мутных словах? Почему ловит рыбу в мутной воде? Почему боится конкретики, как черт — ладана? Да потому что Болоту нужно не провести честные выборы, а СОРВАТЬ выборный процесс! Ему нужна не демократическая власть, а ДЕЛЕГИТИМАЦИЯ власти ВООБЩЕ, после чего и МОЖЕТ быть установлена ГЛОБАЛЬНАЯ либерально-антинациональная диктатура меньшинства над большинством! Вот почему смутные заявления, смутные бормотания, смутные клёкоты, крики — вот почему Болото! В тихом омуте черти водятся.

В тихом омуте Болота водятся черти американской оккупации! Той же, которая была осуществлена в Ливии! Той же, которую готовят другим странам, и нам тоже! Либероидам, собравшимся на Болоте, нужно захватить власть. Болото жаждет не демократии, а мятежа, который при поддержке американцев установит болотную диктатуру.

Болотники призывают отправить Чурова в отставку… И что это изменит?! ОТКУДА такие жалкие половинчатые требования?! Не от того ли, что всё время нужно оглядываться на Кремль? на СВОЙ либеральный Кремль! ПОЧЕМУ наши радикалы, извергающие из себя хулу по отношению к чему угодно, так боятся отмежеваться от Касьянова и Немцова? Им же не выгодно, либералам нашим — неотроцкистам! Эта связь им не выгодна — с Касьяновым, Немцовым и другими «семейными» деятелями, деятелями ельцинского периода! Но они же берегут эту связь! Потому что они ЗАВИСИМЫ во всех смыслах, отнюдь не только в финансовом. Но и в финансовом тоже! Поэтому они очень РЕЗВО льют всякую пакость на кого угодно еще, а от этой невыгодной связи не отмежевываются! И не могут отмежеваться — боятся! В лучшем случае — ЮЛЯТ, а в худшем — лижут сапоги, штиблеты, точнее: сапоги американцев и штиблеты Немцова. Вот они чем занимаются. Итак, отправят Чурова в отставку. Что это изменит, можно спросить? Спокойно, ТРЕЗВО. А? Назначат нового Чурова? А кто его назначит? Ась? Кто? Путин с Медведевым? Т. е. воровская власть, как вы говорите, «партия жуликов и воров». Ну, хорошо, они поставят нового чурова. И что будет? Ничего не будет. Значит, надо всех собрать — там колготить ради того, чтобы одного Чурова заменить другим? А почему нужно отправить Чурова в отставку, а не оправдать его или посадить в тюрьму? Если он не виновен, его надо оправдать — как и любого другого человека, у него есть презумпция невиновности. Если он виновен, его надо АРЕСТОВАТЬ! Судить! Нужный срок он должен отбывать в местах не столь отдаленных — тот, который ему отведен ЗАКОНОМ за преступление!

(передразнивая) «Мы отправим в отставку!» — (слегка усмехаясь) «Я милого УЗНАЮ по походке»

Если Чуров фальсифицировал выборы, повторяем, его надо арестовать и отдать под суд. Если он их НЕ фальсифицировал, перед ним надо ИЗВИНИТЬСЯ. Но прежде всего всего надо провести что? — Независимое полное объективное РАССЛЕДОВАНИЕ. Хватит кормить людей сказками!

Хватит кормить людей сказками. Мы призываем в качестве конкретного дела создать «КАРИК» — комитет по альтернативному расследованию и контролю. Речь идет об альтернативном, свободном, гражданском расследовании результатов думских выборов. И о таком же свободном, гражданском, альтернативном контроле за президентскими выборами. Другие группы гражданского общества хотят контролировать нас? Пожалуйста. Наши данные будут абсолютно прозрачными. Наш дом открыт для всех, кто хочет честности. А все наши данные можно будет проверить. Итак, повторяю, речь идет о контроле за президентскими выборами, мартовскими, и о расследовании думских выборов, декабрьских. И о том, и о другом. Первая задача «КАРИК» — немедленно собрать и пересчитать бюллетени со всех участков. Этих участков примерно 95 000. В 2011 году серьезный комитет может пересчитать 95 000 протоколов за несколько дней. В принципе такой комитет по расследованием и контролю давно должны были создать три думские партии — КПРФ, ЛДПР и справедливая Россия. Почему они не создают такой комитет? Если они его не создадут и если это ИМ не под силу, придется нам его создавать. Ну кто-то должен его создать. А если они его создадут и это устроит граждан, то мы займемся решением других назревших проблем, требующих нашего гражданского вмешательства. Но мы-то знаем, что они скорее всего его не создадут, а значит нет альтернативы «КАРИК»-у — расследованию и контролю со стороны гражданского общества. Я еще раз повторю. Мы готовы помочь думским партиям, полностью отдать это в их руки, но мы не готовы наблюдать уличные радения оранжистских либероидов по непонятному поводу, с невнятными выкриками, воем, визгом и верещанием, наблюдать всё это, как наблюдали перестройку-1, и бездействовать. Бесконечному словоблудию «БОЛОТА» надо противопоставить не охранительное «ОДОБРЯМС» в адрес власти, а волевые, конкретные, альтернативные гражданские действия. Что именно должен сделать «КАРИК», для того чтобы оценить масштаб думских нарушений и исправить ситуацию? Что должно находиться в центре его внимания, в плане выявления нарушений?

Во-первых, протоколы которые не подписал кто-нибудь из членов избирательно комиссии. Такие протоколы должны быть изъяты из данных, на основе которых говорится о том, какая из партий сколько голосов получила. Напоминаю, что членами избирательных комиссий с правом решающего голоса являются члены всех партий, представители всех партий. Значит, если хоть одна из партий не подписала какой-нибудь протокол, этот протокол должен быть изъят из данных, на основе которых говорится о том, какая из партий сколько голосов получила.

Во-вторых, протоколы, сфальсифицированные на местах, должны находиться в фокусе внимания «КАРИК». Кем сфальсифицированы? Председателями избирательных комиссий. Или по сговору этих председателей с какими-то членами избирательных комиссий. Ведь это сделать совсем не трудно. Ибо в руках всех членов комиссий есть заверенные копии протоколов. Если председатели избирательных комиссий отдали в Центризбирком сфальсифицированные протоколы, то есть протоколы, в которых фигурируют цифры, не совпадающие с цифрами, которые фигурируют в протоколах, выданными членами избирательных комиссий, то фальсификаторов надо отдавать под суд. Каждый человек — кузнец своего счастья, в том числе и своих наручников. А данные после этого надо исправлять. Если же нет, то нет. «Si no no». Это закон юриспруденции, закон правового государства, закон нормальной логики.

В-третьих, надо выявлять несоответствие между данными, которые содержатся в поданных Чурову протоколах и данными, предъявленными Чуровым. И опять-таки, это сделать совсем не трудно. Если Чуров сошел с ума и решился исправлять данные, полученные с мест, понимая при этом, что его могут легко поймать за руку, то надо руководствоваться принципом: каждый, кто нарушает, — кузнец собственных наручников. Но только тогда надо не ныть по поводу того, что его нужно отправить в отставку. Надо действовать строго, сообразно закону. Если же Чуров не сделал всего этого, то перед ним надо извиниться. Или надо объяснить, что же ему именно инкриминируют, потому что ничего другого он-то и сделать не может сам. Он может только принять одни протоколы, а вместо них поставить фиктивные цифры. Но если он это сделал — наручники. А если нет — то нет.

Краеугольный принцип нормального правового государства гласит: нельзя огульно обвинять кого бы то ни было, бросать бояр на копья, устраивать суды Линча, карать тех или иных граждан, потому что они не нравятся улице, — это путь к смуте, хаосу, крови, криминальному беспределу. Если этот принцип не может и не хочет отстоять власть, то его должна отстоять оппозиция. Если этот принцип не отстаивает и оппозиция, то его должно отстоять гражданское общество. Если Болоту на этот принцип наплевать, его должна отстоять Гора. Если всем на него наплевать, то нас ждет смута и иноземная оккупация. Но пусть по крайней мере кто-нибудь отстоит достоинство России перед мертвыми и живыми! Комитет по альтернативному расследованию и контролю за выборами должен не только выявлять нарушения, сделанные в ходе думских выборов, и исправлять результаты сообразно выявленным нарушениям — это лишь первая его задача. Вторая задача — позаботиться о том, чтобы нарушений не было на президентских выборах. Для этого необходимо: во-первых, разработать и внести на утверждение в Государственную Думу поправки к законам о выборах, позволяющие усилить прозрачность выборного процесса; во-вторых, сформировать по всей России мощные общественные группы, которые будут мгновенно реагировать на любые сигналы о давлении на избирателей; в-третьих, сформировать альтернативный гражданский Центризбирком, в который одновременно с официальным Избиркомом будут поступать данные о результатах президентских выборов. Главные выборы в стране — это президентские выборы. Болото добивается не честности этих выборов, а их срыва. Повторяю: не честности выборов, а срыва выборов и делегитимации всей власти в стране, после чего можно будет навязать стране власть меньшинства и иноземных хозяев этого меньшинства. Мы же должны добиваться того, чтобы выборы мартовские были честными как ни одни другие. Это общий интерес всех сил. Мы не дадим иноземцам и их местным оранжевым ставленникам столь желанного для них повода делегитимации власти. Выборы будут честными! Именно на это должны брошены быть все силы всех ответственных гражданских групп в оставшиеся три месяца. Третья задача комитета по альтернативному расследованию и контролю за выборами — не допустить диктатуры улицы. Предположим, что комитет отследит всё, что только возможно, и предоставит данные, которые не устраивают либероидов и их американских хозяев. А ведь легко предположить, что либероидов и их американских хозяев не устроят никакие данные, что они заранее приговорили к нелегитимности и власть, и оппозицию и что им нужно установить диктатуру улицы, превратив её достаточно быстро в диктатуру оккупационного образца. Тогда любые результаты президентских выборов, будь они в сто раз прозрачней, чем в США, будут объявлены сфальсифицированными. И тогда в марте либероиды выведут на улицы до полумиллиона людей. А почему бы им их не вывести? Лихорадочно назначенный послом США в России специалист по оранжевым революциям Майкл Макфол будет щедро награждать тех, кто готов активизировать московскую оранжевую улицу. На это выделены большие официальные деньги. Никто не стесняется этого. Не надо сказок про интернет-кошельки. А еще большие деньги будут выделены из соответствующих спецфондов. В Москве есть пара миллионов сторонников коллективного Сванидзе. Эта пара миллионов будет поддерживать Зюганова и требовать, чтобы он стал президентом вместо Путина? Как бы не так! Эта пара миллионов хочет навязать свою волю шестидесяти-семидесяти миллионам российских избирателей. И в этом весь смысл болотной активности: привести к власти меньшинство. Однажды и надолго посадить нам на шею тех самых «пчёл» — умных людей, поддерживающих Сванидзе, которых либеральный журналист Минкин противопоставил «мухам», то есть тому большинству, которому Сванидзе не люб. Которое высказалось за Зюганова и которому хотят сейчас навязать Сванидзе! Минкин прямо заявил: «да, мух большинство, и что?» Ну так как? Болото бросает этот вызов. Если его не принимает никто другой, Гора его принимает. Комитет по альтернативному расследованию и контролю должен собрать гражданское большинство. Оно не так активно, как либероиды, дезориентировано, рассеяно по всей России и, к сожалению, отчасти готово поддаться на либероидные лукавые песни и поверить, что либероиды не рвутся к власти, а защищают Зюганова и честные выборы. К сожалению, это делается при достаточно неоднозначной позиции КПРФ: Зюганов говорит правильные слова, а его соратники зовут КПРФ прийти на либероидный митинг.

Итак, большинству надо объяснять, в чем дело. Объяснять, объяснять и объяснять! Пусть не понимают вначале. Объясняйте! Идите к массам. Объясняйте своему народу, в чем дело.

Итак, народ надо просветить и его надо собрать. Промедление смерти подобно! Каково бы ни было количество людей, собравшихся 24 декабря на Воробьевых горах, 4 марта «Гора» должна собрать миллион людей, готовых противостоять на митинге всесилию либероидного «болота». Если этого не будет, Россия погибнет окончательно.

Мы заявляем о трех задачах, стоящих перед гражданским большинством. Ради решения этих трех задач мы собираем «Гору» — митинг на Воробьевых горах. Мы готовы объединяться со всеми здравомыслящими силами, ставящими перед собой те же задачи. У нас нет никаких политических или иных претензий. Мы просто знаем, «что ныне лежит на весах и что совершается ныне». Мы знаем, что враги замыслили Перестройку-2. Что власть бездействует или совершает непростительные ошибки. Что Родина принадлежит не власти, а народу. Что народ надо не осуждать за бездействие и дезориентированность, а просвещать и пробуждать к действию. Что Отечество в опасности и что никто, кроме нас граждан, защитить его по определению не может. Мы знаем также, что «болото» с наслаждением продаст страну за 30 сребренников, а если можно, то и даром.

Мы знаем, что сегодня «болото» сильнее нас. Что на его стороне — и кремлевская либеральная перестроечная компания, и олигархи, и американцы, и цепкое меньшинство, всегда готовое отстаивать свой классовый антинародный, антинациональный интерес.

Мы знаем, что они будут 24 декабря упиваться обилием собранных ими на митинге людей, отчасти дезориентированных, отчасти же ангажированных. Мы знаем, что крольчата Ксении Собчак, фанаты иных шоуменов, купленные клакеры, цепкие компрадоры и одураченные граждане вознамерились доминировать на улице вообще. Знаем, что они будут хихикать над нами, заявляя что «Гора родила мышь». Но так же хихикали жирондисты и дохихикались. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Мы будем последовательно переламывать ситуацию. Терпеливо бороться за умы и сердца сограждан. Мы будем собирать гражданское большинство. И мы его соберем! С нами правда. С нами наша история, наш народ. И он заявит свою волю, отличную от воли либерального меньшинства. Он заявил ее на выборах и заявит, если надо, на улице. Организованный народ — великая сила. И мы будем организовывать народ, разъяснять ему что к чему. Призывать его к защите Отечества. Не власти, — слышите вы нас? — Отечества, истории и судьбы. Мы пробьемся к народу, потому что знаем, что отступать некуда. За нами — и живые, и мертвые. Перестройка-2 не пройдет!

2012.01.16. Смысл игры № 6

Ситуация острая сегодня, до предела. Я занимаюсь реальной политикой более 25 лет. И такой острой, такой напряженной, такой сложной и двусмысленной она (ситуация) не была никогда. Даже в чудовищную эпоху перестройки, даже перед 91 годом.

Никогда она еще не была такой опасной, такой острой, такой острой и такой двусмысленной. Поэтому я сделаю передачи короче, а выступать буду чаще: два или три раза в неделю.

Ситуация сложна и двусмысленна. Двусмысленно очень и очень многое. Двусмыслен Кремль, поделившийся на части внутри себя и частью своей очевидным образом заигрывающий с американцами. Двусмысленны сами американцы и НАТО. Двусмысленна «оранжевая» улица, заигрывающая и с либеральным Кремлем, и с НАТО. Двусмысленны коммунисты. И это, может быть, самое тяжелое из того, что есть. Всё двусмысленно, и в эту двусмысленность втягивают народные массы, которые не обязаны вникать во всё это. Слишком сложное, слишком двусмысленное, слишком противоречивое варево, которое засасывает, как засасывают огромные воронки. Когда-то было сказано, что наступил период турбулентности — да, вот турбулентность, глобальная турбулентность пришла и по нашу душу. Турбулентность — это и есть вот такие вот вихри, водовороты, воронки, когда всё волочет, как щепки, в каком-то огромном потоке. И для того чтобы это все не кончилось катастрофой, нужно, чтобы огромное количество людей — простых людей, людей, ранее политикой не занимавшихся, — осознало ситуацию во всей ее сложности и противоречивости. Это почти невозможно. Но для того чтобы это состоялось, нужно сделать всё возможное и невозможное. И я это сделаю.

Я понимаю, что в такие периоды — перевозбужденности общественной, а турбулентность — это еще и гигантская общественная перевозбужденность, граничащая с психозом, чем угодно еще, — мало говорить о смысле событий и восклицать: «Люди, какая вам разница, кто я такой, дважды два ведь — всё равно четыре». Нужно еще и говорить о себе, потому что прежде всего будут спрашивать: «А ты-то кто? А почему ты об этом говоришь? А в Интернете о тебе то-то и то-то написано». Понимая это и понимая ответственность за то, что происходит, я переламываю себя и занимаюсь тем, чем никогда не хотел заниматься. То есть ёмкой, короткой манифестацией собственной позиции, ответом на вопрос, кто я такой.

Я никогда не хотел этим заниматься еще и потому, что считал, что моя позиция слишком ясна тем, кто знаком с моей деятельностью на протяжении десятилетий, с моими текстами, с моими поступками. И что в таких-то вопросах, в конце концов, решающее значение имеет не заявление, которое ты делаешь сейчас, а прожитая жизнь. Но — смута у порога. Воистину она у порога, а вместе с нею рука об руку идет вот эта самая перевозбужденность, знакомая мне по Перестройке, она же — социально-психологический коллективный невроз, психоз и так далее.

И поскольку в этой ситуации планировать свое политическое поведение должны люди, которым в предшествующую эпоху было глубоко наплевать на то, что именно я писал, что именно я делал и говорил. Вот все-таки я этим людям, перед тем как начать рассказывать про ситуацию, что-то скажу о себе.

Что придает смысл человеческой жизни? Идеалы. Я считаю, что только они. Если у человека есть идеалы, которые у него внутри, в каждой клеточке его тела, в сердце, в мозге — везде. Вот если они есть, то у жизни есть смысл. А также всё остальное: вкус, цвет, запах, энергетика, реальное содержание и всё прочее. Потому что вообще-то говоря, честно говоря, положа руку на сердце, жизнь — штука крайне небезусловная.

Люди стареют, теряют близких, умирают, болеют и т. д. И вот пока есть идеалы, все эти невзгоды можно сносить. Можно любить других, можно сострадать другим, можно составлять вместе с этими другими единое целое. И не важно, называется это маленький коллектив или огромная страна. Всё равно. Можно избежать такого воющего одиночества и всего, что связано с этим.

Но главное, наверное, даже не это, а то, что пока идеалы есть — есть новизна, в жизни открываются новые страницы. Ты можешь идти наверх, восходить, открывать для себя что-то страшно важное, новое, восхищаться, говорить: «Надо же, я думал, что всё уже понятно, а на самом-то деле о-го-го!» Значит, когда ты сохранил идеалы — ты сохранил молодость. Внутреннюю молодость. Потому что только идеалы, я убеждён в этом, опять-таки, на тысячу процентов, противостоят самому страшному, самому губительному и унизительному заболеванию — внутреннему старению.

Говорят, что идеалы с возрастом меняются. Я в это не верю. Если это и происходит, то крайне редко, по-настоящему. И сопряжено с огромными катастрофами. Чаще же всего происходит другое. Идеалы не меняют — идеалам изменяют. А изменивший идеалам человек превращается в живого мертвеца. Лучше всего об этом сказано у Блока: «Живым, живым казаться должен он» — и ещё там в том же стихотворении сказано: «То кости лязгают о кости».

Так вот, я никогда не хотел стать таким живым мертвецом, усевшимся в совсем-совсем длинную машину, даже с мигалкой или с кортежем. А также усевшимся на яхту, а также рассевшимся в каком-нибудь дворце. Я всегда понимал, что пока ты не живой мертвец, а человек, то тебе доступно пусть горькое, но счастье человеческой жизни. А когда ты становишься живым мертвецом, то всё становится очень сладко, но это сладкое унижение. Многие по этому поводу говорят: «У нас всё в шоколаде».

Короче, пусть тот, кто хочет, предаёт идеалы и говорит при этом, что у него они с возрастом изменились, и становится живым мертвецом. Пусть тот, кто хочет, говорит, что он, вообще-то, может обойтись без идеалов — зачем они нужны? — он такой прагматик, натурально, у него всё хорошо, такая корневая система, он и так живёт счастливо. Для меня лично идеалы — это главное. И их потеря невосполнима ничем. Ни шубами, Бентли, яхтами, ни вертушками и постами — ничем. И я как-то, с особой остротой, понимал это с раннего детства.

Именно поэтому я никогда не был и не мог стать ни горбачёвцем, ни ельцинистом, ни путинистом. Потому-то однажды и навсегда в ранней молодости, не сказать в ранней юности, я присягнул коммунистическим идеалам, я как-то восхитился ими внутренне — и эти идеалы останутся для меня спасительны и священны до конца жизни. Зачем мне их обменивать на что-то, когда я понимаю, что это, мягко говоря, крайне неэквивалентный обмен.

Я был верен этим идеалам тогда, когда нынешний антикоммунист, он же ортодоксальный коммунист раньше, главный редактор «Московского комсомольца» теперь и работник ЦК ВЛКСМ раньше, Павел Гусев, мой сокурсник по институту, требовал, чтобы меня исключили из Комсомола за ревизионизм, и написал по этому поводу соответствующую бумагу. Я был верен этим идеалам и тогда, когда началась Перестройка, и когда я мог получить всё, что угодно, если бы я, ну не знаю, даже не предал эти идеалы, а просто что-нибудь смикшировал. Вместо этого, в разгар антикоммунистической истерии, по отношению к которой нынешняя истерия — это ничто или пока что ничто — я написал книгу о коммунистическом будущем, о коммунистической перспективе, которая называлась «Постперестройка».

Я был верен этим идеалам и тогда, когда началась перестройка. И когда я мог получить всё что угодно, если бы я даже не предал эти идеалы, а просто что-нибудь смикшировал. Вместо этого в разгар антикоммунистической истерии (по отношению к которой нынешняя истерия — это ничто, пока что ничто) я написал книгу о коммунистическом будущем, о коммунистической перспективе, которая называлась «Постперестройка». И меня за это начали тогда травить по полной программе. Так сейчас травить не могут — общество стало слишком цинично, для того чтобы его можно было так на кого-то натравить. И именно тогда номенклатурщик, вовремя ставший антикоммунистом, Юрий Афанасьев воскликнул на такой специфической организации «Антикоммунистическая московская трибуна»: — Надо-же, смотрите какую книгу издал Кургинян! Знаете, с этим надо кончать. А то ведь у коммунистов появляются мозги, а вслед за мозгами может появиться и воля. Я и потом был верен этим идеалам. Тогда когда меня таскали по прокуратурам. Сначала после ГКЧП, когда я, ничего не зная про это ГКЧП, просто для того чтобы не рвать партбилет, как другие подонки, и не вставать в двусмысленную позицию по отношению к арестованным друзьям, а занять позицию однажды и навсегда, сказал, что я идеолог чрезвычайного положения. Я им не был. Я взял это на себя, потому что я брал на себя ради верности идеалам. Я был верен этим идеалам после расстрела Дома Советов. Когда меня вывели оттуда с автоматами, для того чтобы случилась катастрофа. И все понимали, что, пока я там останусь, катастрофы не будет. Развивая коммунистическую идеологию во имя верности этим идеалам и во имя того, чтобы эти идеалы не превратились в догмы, я написал сотни статей и издал несколько больших книг. За 25 лет моей публичной политической деятельности я никогда не сказал ничего, что могло бы быть истолковано не только как посягательство на эти идеалы, но даже просто как фигура некоего компромисса. Я сказал очень много, слишком много, яростно защищая эти идеалы, и не только защищая, но и развивая их. Потому что я идеолог, по профессии и призванию. Во имя верности этим идеалам я посылал куда подальше всех, кто предлагал мне разного рода возможности, говоря: «Ну, умоляем Вас, ну, Вы же можете войти в правительство, вы же можете получить какие-то другие посты. Только скажите, пожалуйста, мягко и однажды, что в „Постперестройке“ Вы, так сказать, пошутили. Всё!» Во имя этих идеалов я ставил спектакли, писал книги, занимался аналитикой, культурологией, работал в горячих точках. И наконец, во имя этих идеалов, я пошёл на передачу «Суд Времени», победил в этой передаче, сделал передачу «Суть Времени», пошёл снова на передачу «Исторический процесс» и победил там. Уже совсем в немыслимой ситуации. И сейчас пойду на эту передачу снова, когда ситуация стала прямо-таки беспредельной. И во имя верности этим идеалам, во имя верности этим идеалам, а не чего-то другого я критиковал и буду критиковать Зюганова. За половинчатость, а не за что-то другое. Одновременно с этим все сейчас понимают, все, кто не предвзят, что во имя верности этим идеалам я делал раньше, сделал теперь и сделаю в дальнейшем для Зюганова больше, чем кто угодно другой, включая его самого. Потому что речь идёт не о моём отношению к Зюганову, а о моей верности определённым идеалам. Я сделаю всё для него в любом случае, даже если вся КПРФ целиком будет меня поносить. Но я никогда не позволю людям, представляющим священные для меня идеалы, перейти грань между политической борьбой и национальной изменой. Грань между антипутинизмом и оранжизмом. Дилетанты, обеспокоенные ростом моего авторитета в коммунистической среде, вышли за все мыслимые и немыслимые рамки. На сайте КПРФ уже заявили, что меня жена моя выгнала из дома. Это уже предел падения, пошлости, глупости и всего остального. Кроме таких дилетантов есть и профессионалы канадские, американские и другие, работают в интернете не покладая рук. Они сейчас получили задание разбираться со мною как повар с картошкой. И всё, что они смогли выискать, — это чью-то листовку без подписи. Непонятно кем сотворённую листовку, в которой говорилось в 1989 или 90-м году какими-то сторонниками Кургиняна,

то ли незнакомыми мне людьми, то ли провокаторами, то ли какими-то, так сказать, простаками, что если республики СССР будут отделяться, им надо выставить счет в том, что касается платы за сырьё и за многое другое. Ни одного моего текста — вот моего, аутентичного, как говорят, т. е. подлинного текста, в котором бы я что-нибудь непоследовательное сказал в плане отстаивания коммунистических идеалов, — найти никто не сумел. Потому что нельзя найти чёрного кота в чёрной комнате, если его там нет! В силу отсутствия этого кота все, кто его очень долго искали, выволокли на свет эту жалкую бесстыдную глупенькую листовку, демонстрируя своё бесплодие, свою несостоятельность, а также мою верность коммунистическим идеалам. Я не говорю, что эта листовка сама по себе является чем-нибудь плохим. Самое смешное заключается в том, что она довольно наивная, такая, вялая, серенькая… Но она абсолютно не зловредная! Она совершенно нормальная. Что можно было сказать в это время республикам, которые хотели отделиться, ну что? Что их танками задавят? Во-первых, кто их задавит? Горбачёв не то что танками их не хотел давить — он их всячески обласкивал-отталкивал, обласкивал-отталкивал. А во-вторых, к чему бы это привело? А вот выставить этим республикам полный счет: экономический (цены на сырьё), геополитический (ну, знаете, как говорят сепаратистам в Канаде? если делима Канада, то делим и Квебек. Можно было сказать «если делим СССР, то делима и Грузия, Молдавия, Украина и т. д.»). А также демографический или политико-демографический счёт. (Т. е. мы категорически настаиваем на равноправии всех граждан нашей страны, где бы они ни проживали. Если так называемые русскоязычные проживают в Латвии и т. д., то надо признать, что если вы отделяетесь, то они такие же граждане, у них те же права и т. д. и эти права должны быть особо защищены во всех вопросах: вопросе языка и т. д.). Вот если бы это всё произошло, то это неминуемо обернулось бы ВОЗВРАТОМ республик в СССР, они бы не начали отделяться! Подумали бы десять раз перед этим украинцы, что будет, если мы заявим о делимости Украины или Грузии и т. д. И никуда бы НЕ ДЁРНУЛИСЬ! Поэтому в листовке-то этой, серенькой, такой тривиальной, обычной патриотической тех времён, ничего ПЛОХОГО не написано! Она просто серая, просто обычная, очень такая отражающая патриотизм своего времени…Ну и что? Это всё, что удалось нарыть на меня в плане какой-то антикоммунистичности — чужую листовку 89-го года, насквозь добропорядочную и серенькую, не похожую на то, что я писал?

Повторяю. Мне очень интересно, как гора, сооружаемая зарубежными технологами, рождает эту невинную мышь, и как технологи, зажмурившись, отчаянно орут: «Посмотрите! Вот он, этот чудовищный дракон двусмысленности! Ууу!!! Какой ужас!»

Что ещё наковырял дружный коллектив за много месяцев работы и за истерическую работу огромного коллектива после того, как я заявил, что будет альтернативный митинг? Сразу и антивластные, и «оранжевые», они испугались просто до умопомрачения и стали все что-то рыть на меня… Что ещё нарыл дружный коллектив? Моё заявление в какой-то ранней работе, что поздний сталинизм маразмировал? А что, он не маразмировал, да? Предательство соратников Сталина, грызня позднесталинских кланов, подбиравшихся к горлу вождя… Вождя, не сумевшего, между прочим, ни консолидировать кланы, ни выдвинуть преемника, ни зачистить кланы! Вождя, который героически руководил страной после инсультов! И вождя, которого, поскольку он всего этого не сумел, растоптало его ближайшее окружение сразу после смерти. Вот это всё вместе не маразм, да? А если бы не было маразма, то мы бы жили в СССР! Правда? Китайцы сумели обеспечить преемственность власти, а Сталин не сумел. Ну, не сумел! По ФАКТУ! Старался, хотел, было много причин, но ведь НЕ СУМЕЛ! Политики такого масштаба, как Сталин (а Сталин — это гениальный выдающийся политик своего времени) — они не могут ссылаться на обстоятельства. Они отвечают за РЕЗУЛЬТАТ. Преемственности не было! Если бы она была, мы жили бы при СССР. Поскольку был этот поздний маразм, мы живём там, где мы живём.

Повторяю, вот сейчас, сейчас, когда я это сказал, мы подходим к самому главному.

Я восхищался СССР и восхищаюсь. Дело моей жизни — восстановление СССР. И я это дело завещаю своим наследникам и своим преемникам. И найду таких преемников, в отличие от Иосифа Виссарионовича. Для этого создана организация «Суть времени». Для меня СССР прекрасен всем. Все его недостатки меркнут перед его достоинствами. Все жизненные неудобства в СССР — ничто по сравнению с тем благом, которое он с собой нес гражданам страны и мира. Но люди, втянутые сейчас в воронку турбулентного безумия, должны отдавать себе отчет в одном стратегическом изъяне СССР, в одном единственном: в том, что его нет. Вы слышите: его нет! Его уже 20 лет нет, правда?

Проводя цикл передач «Суть времени», создавая организацию «Суть времени», я постоянно говорил, что нельзя перекладывать ответственность за распад СССР на каких угодно иноземцев, на любые злые внешние силы. Это не значит, что подобных сил не было и что они не чинили своих происков. Они чинили происки и еще ого-го какие. Я очень хорошо понимаю, что такое «перестройка», и именно потому очень хорошо понимаю, что такое «перестройка-2», которая началась 4 года назад и сейчас входит в самую острую фазу. «Перестройка-1» — это когда Горбачев и Яковлев, руководя КПСС, вот так вот привязывают Партию к столбу канатами и наручниками. После этого говорят, что идет свободный демократический бокс. И диссиденты избивают Партию, а она вот так вот привязана и должна изображать собой беспомощного боксера. А привязали ее к столбу руководители Партии. Я хорошо знаю, достоверно, очень точно знаю о том, что митинги… Вот 4 февраля будет новый митинг в годовщину митинга за отмену 6 статьи конституции — о том, что КПСС является руководящей и направляющей силой — правящей партией попросту. Вот эти митинги, которые были в 1990 году, собирали по распоряжению Горбачева и Яковлева, которые давали приказ горкому московскому партийному — выводить людей на митинги. А когда люди спрашивали: «Почему мы должны выходить на митинги против самих себя?» — им говорили: «Так решило высшее руководство, ему виднее, у нас дисциплина». И поэтому мне очень легко понять, что происходит на Болотной площади, почему туда выходят звезды, откуда берутся деньги, как именно кто освещает по телевидению происходящее, — мне это очень хорошо понятно. И конечно я понимаю, что если бы не Горбачев и Яковлев, то Партия бы отбилась. Мы бы показали диссидентам даже тогда все то, что мы показали им сейчас, либералам нашим замечательным, в серии передач «Исторический процесс» и «Суд времени». Но. Почему КПСС не освободилась от Горбачева и Яковлева? Почему это не сделали пленумы, съезды? Почему Съезд народных депутатов СССР, уже все понимая, не объявил импичмент Горбачеву? В условиях, когда там фактическое большинство было у КПСС?

Короче. Как бы прекрасен ни был СССР, а для меня он, повторяю, прекрасен при всех его частных недостатках и порожденных этими недостатками жизненных дискомфортах. Как бы ни был прекрасен СССР, но раз его нет, то были стратегические изъяны? Ну были? А значит их надо выявить и исправить, да? Выявить и исправить. А значит нужна не просто реставрация СССР, которая вдобавок и невозможна, — нужен СССР 2.0. «2.0» — это такой жесткий компьютерный образ… знак. То есть это глубокий upgrade, существенно новая, исправленная редакция того же самого.

То же самое с коммунизмом. Надо, во-первых, глубже вообще понять, что такое коммунизм. Какова его история, какую традицию он наследует. Куда эта традиция направлена, в какое будущее. Это же не может быть одна точка, да? Это историческая линия, иначе мы ничего не поймём. Во-вторых, надо сделать поправки на очень новые явления, которые происходят в жизни мира. Между прочим, эти явления, при том, что коммунизм находится на крайней точке своего исторического падения, они дают коммунизму огромные перспективы в XXI веке. Потому что именно сейчас, да-да, именно сейчас, буржуазия почти открыто предала идею развития, отбросила идею развития и превратилась из исторического класса в антиисторический класс. А значит у всего антибуржуазного, а коммунизм — это крайнее антибуржуазное выражение идеи Развития, есть свое будущее. Но это будущее надо суметь добыть. Нужно понять, как оно связано с прошлым, как оно связано с нынешней стратегической новизной, и что-то предложить миру. Вот мы именно это и называем Сверхмодерном, но вопрос тут не в названии — вопрос в новом историческом проекте, проекте, способном продолжить историю в момент, когда ее пятисотлетняя эпоха, как говорят ЭОН в таких случаях, завершается, а буржуазия предает главное, что у нее было в плане позитивного содержания, — предает Историю, предает идею Развития. Даже в том варианте, в котором она её провозглашала вместе с Великой Французской Революцией — Свобода! Равенство! Братство!

Короче, сейчас не время реставраторских нюнь. Сейчас время стратегического футуристического красного реваншизма. Реставрация обречена на провал, она жалка и никчемна. Реванш возможен в случае, если найдется стратегическая новизна, если она оседлает волну времени, волну вот этой самой турбулентности. И если, оседлав эту самую волну, она на этом политическом серфинге ворвется во второе двадцатилетие XXI века. Может быть, если она этого не сделает, то миру всему конец. И сделать это может именно Россия — я убеждён. Реванш основан на анализе ошибок и их исправлении. Это как когда боксёр хочет выиграть новый раунд, он всё время обсуждает с тренером: «А как я вот этот удар пропустил, а как этот? А какие недостатки были в моей атаке, а какие в моей обороне, а какую я выбрал неправильную линию?». Мучительно это обсуждает, потому что он был в нокауте, и он хочет победить. Реставрация никогда ничего не обсуждает, она всегда говорит, что всё было замечательно, что судья подсуживал, что пол кто-то там полил маслом и что, так сказать, тогда была победа, а нового матча не будет, потому что потому, что кончается на У. В реванше есть воля и есть новизна, и именно это отличает нас от Зюганова. А еще нас отличает от коммунистов, пришедших на Болотную, — не дай им Бог продолжить эту линию — то, что мы патриотические коммунисты, или то, что называется коммуно-патриоты. Вы, господа либералы, считаете это ругательным словом, а для нас это (показывает на приколотую на грудь красно-георгиевскую ленту) является нашим гордым знаком, и мы никогда не пойдём ни на какие шашни с антипатриотическими силами, с пятой колонной иноземцев, с очевидными предателями, а также с иноземцами, которые хотят использовать здешние противоречия в собственных интересах, не совместимыми с жизнью нашего народа и нашей страны. Мы никогда на это не пойдём. И лучше бы вы с этим познакомились, друзья, которые, что-то про меня сочиняют. Познакомились повнимательней, а не искали бы чёрного кота в чёрной комнате, потому что там его нет. Нет и нет. Чужими листовочками занимаетесь, которые не я писал? Выковыриваниями слов? Вы лучше бы занялись тем, как Зюганов в 1996 году во всеуслышание и на всю страну заявил, написал, вбил в свои главные тексты и заставил Партию сказать, что Россия исчерпала лимиты на Революцию. Было сказано это или нет?

Да или нет? Я тогда выступил, тогда всё началось. Тогда началась полемика с Зюгановым. Я тогда спросил: где выдают лимиты? А также квоты и всё остальное? В Вашингтоне? Где? Но там выдают лимиты и квоты на «оранжевую» революцию, а не на революцию как таковую. Всё же остальное зависит от «крота истории». «Так, старый крот! Как ты проворно роешь! Отличный землекоп!». Это Шекспир. Крот истории не понимает, что такое квоты, лимиты. Он роет — и всё. Это — марксизм. А как квоты и лимиты соотносятся с марксизмом, спросил я, ибо Зюганов же ведь не отказался формально от марксизма-ленинизма тогда, но заявил про эти лимиты. Вот лучше бы этим занялись, а также многим другим.

Но главное — оранжизмом. О-ран-жиз-мом! Оранжизму — нет! «Оранжевые» — это американский проект, который делается на американские деньги, с помощью американских спецслужбистов и консультантов, с опорой на американские резидентурные сети и позиции, с использованием американских технологий. Мы об этом поговорим: о Шарпе и обо всём прочем; о так называемых «мирных» революциях; о господине Навальном и его интересе к Шарпу; о том, как Шарп работал в Вильнюсе; о том, как «мирные», безумно «гуманистические» революции связаны со снайперами, которых сажают на крыши, для того чтобы бить сразу по двум сторонам, которые находятся в преддверии столкновения и не хотят сталкиваться, — по народу и по войскам. Мы обо всём этом поговорим. Это «оранжевые» и есть — вот это они. Это американский проект. Я не говорю, что если это американский проект, то все, кто в нём участвует, — агенты ЦРУ. Надо разделять, что такое проект и что такое ресурс. Для «оранжевого», американского насквозь, проекта нужен ресурс. В виде растерянных людей, в виде общественных недовольств, в виде чего угодно ещё. Мне говорят, что на улице очень много людей, которые просто недовольны Путиным. Ну что ж, их полное право — быть недовольными Путиным. Но если они идут к Немцову, Навальному, Собчак и другим, если они несут им свою энергию, то они за это исторически отвечают. Они люди, у них свободная воля. В конце концов, процесс действительно страшно сложен, но есть и простота, моральная простота: если моральное чувство позволяет идти туда — значит, оно позволяет идти туда. Наверное, там много сбившихся с толку людей, растерянных, которые потом опомнятся. Ну что ж, на демократических площадях тоже стояло очень много таких людей. Среди демократических активистов были люди, которые уже через три года опомнились и перешли на другую позицию. Но это же не значит, что в момент, когда они действовали, к ним можно было прийти и сказать: «Ребята, а вы знаете?..» Ребята уже сделали свой выбор. Их волочёт определённая волна.

И что? Что теперь? Теперь можно сделать только одно. Вот этой воронке оранжевой, которая крутится, противопоставить нечто другое. Во имя тех людей, которые недовольны Путиным совершенно справедливо, и чьё недовольство я не только разделяю — я считаю, что то, что сделал Путин, просто несовместимо с жизнью страны. По-настоящему. Я не сейчас, а когда все писали от Путина кипятком, назвал происходящее ликвидкомом. Слышите? Ликвидкомом! То есть комитетом по ликвидации страны. Я сказал, что для того, чтобы понять происходящее, к названию каждого министерства надо добавить соответствующие эпитеты. Министерство образования, да? Нет — министерство смерти образования. Министерство обороны? Нет — министерство смерти обороны. И так далее. Я когда это сказал? Когда все восхищались Путиным. Значит, я не могу не разделять недовольство этих людей.

И во имя того, чтобы они могли выразить это недовольство, не замарываясь в национальной измене, в фокусах Ксюши Собчак, Миши-2% или 3 %, сколько там. Он хочет, чтобы теперь их стало 7? В фокусах Немцова — Ельцинского пуделя. Чтобы они не замарались во всем этом, а также в играх американцев, которые кончатся только тем, что будут бомбить страну. И не надо говорить мне, что по причине наличия у нашей стране ядерного оружия этого не произойдет. Произойдет! И очень хитрым и двусмысленным образом. Будет сооружена некая просьба о том, что в связи с хаосом американцы должны оккупировать зоны размещения наших ядерных сил. И американцы скажут: ну, это же просьба… Она будет инициирована либеральным крылом Кремля, и после этого как можем мы ее не выполнить. Потом в стране начнется черте что. Мы поставим мир на грань ядерной войны. Американские авантюристы вместе со здешними соорудят из этого черт знает что. Вот во имя того, чтоб этого ничего не произошло, надо не защищать Путина, а идти на альтернативные митинги. Туда, где выступают против власти и оранжизма. Власти и оранжизма, вместе. Это ужасно трудно. Но именно это надо сделать. Именно в этом сейчас историческое спасение России. И именно этим мы и занимаемся. Именно потому мы этим и занимаемся, что мы любим своих соотечественников, которых Путин достал вот так, и не хотим отдавать их во власть оранжизма. А еще мы занимаемся этим, потому что в этом наши идеалы, в этом. А не в криминально-буржуазном гламуре, который устроил Путин, как и его предшественники. Мои идеалы неизменны, как и мое отношение к идеалам, я как считал так и считаю, что жить без идеалов невозможно, точнее скучно и тоскливо до ужаса. Что сдавать их может только жалкая тварь, а я хочу быть человеком. И я буду им до конца и не понимаю, зачем отказываться от этого. Это единственное счастье в мире. Я достаточно сказал о своих идеалах? Достаточно, согласитесь. Вот сказав это, я заявляю: граждане, с этими моими идеалами, идеалами, не совместимыми с путинизмом, я, такой как я есть, я, никуда не сдвигавшийся ранее и не сдвигающийся теперь, говорю всем: отечество в опасности! В такой опасности, в какой оно не было даже в 91 г. Это всё не шуточки — то, что там происходит. Это кризис, быстро переходящий в коллапс. И моя такая констатация не имеет ничего общего с примирением с путинизмом. Я ни к какому примирению с путинизмом не призываю. Эта моя констатация означает совсем другое. Что на данном этапе во имя сохранения страны необходим широкий антиоранжевый фронт. В который должны войти как люди с такими же идеалами, как у меня и моих соратников, так и люди с другими идеалами, так же как и мы любящие Россию, являющиеся такими-же патриотами. Люди, готовые так же, как и мы, в случае иноземного наезда взяться за оружие. И защищать Родину. Родину, а не Путина! Вот такой антиоранжевый и антивластный митинг, созданный широким фронтом, такая единая политика на этом кризисном, сверхкризисном этапе, реализуемая широким фронтом, необходима. Еще раз подчеркиваю тем, кто будет извращать то, что я говорю. Что в предлагаемом нами фронте, выступающем на митингах и проводящим другие действия, нет никакого места «Единой России» и прочим ревнителям нынешнего курса. Но в этом фронте есть место как тем, кто хочет очень резко изменить курс власти, так и тем, кто соединяет антиоранжевость, т. е. патриотизм, и неприятие того, что делает власть, с вот этой самой антивластностью. Даже не с желанием резко изменить курс, а просто с констатацией того, что власть ведет страну к гибели. Вот мы относимся к последним. И именно такие люди должны составить ядро широкого фронта. Есть еще одна причина, по которой это абсолютно необходимо.

Эта причина состоит в том, что если патриотизм — вот патриотизм! — т. е. желание спасать отечество, желание отделиться каким-то образом от оранжевой заразы, жаление бороться с теми, кто уже сейчас готовит нашу оккупацию, — будет монополизирован властью, а антипатриотизм будет монополизирован оппозицией, т. е. противниками власти, то мы уже потеряли страну! Понимаете, её уже нет в этом случае. Потому что в этом случае власть, не повернув стратегически, не изменив базу опоры, а просто осуществив какие элементарные телодвижения, всё равно будет волочь страну к гибели, а вся оппозиция, с которой, в случае если власть поволочёт страну к гибели, будут связаны все надежды, все упования, станет оранжевой, т. е. антирпатриотической. Она заложит этот код в сознание наших граждан, отчаявшихся, — и они смирятся с оккупацией. Смирятся с чем угодно ещё. Очень скоро, если власть будет доводить их до ручки, если власть будет продолжать свой курс, будет именно так.

Поэтому исторически невероятно важно, как бы события ни разворачивались, иметь патриотическую оппозицию, которая была бы стратегически против нынешнего курса, стратегически против нынешнего криминального-буржуазного гламура. Стратегически была бы антибуржуазной вообще! И при этом национальной, патриотической. Вопрос наличия такой оппозиции сегодня, при том раскладе который мы имеем, — это вопрос жизни и смерти!

Соответственно, мы не охранители. Мы совсем другие. Пусть охранители действуют с оглядкой на Кремль. На двусмысленный до крайности Кремль, уже очень напоминающий Кремль эпохи Горбачёва и Яковлева. Мы на Кремль оглядываться не будем. У нас к нынешнему Кремлю претензий больше, чем у оранжевой улицы. И эти претензии носят гораздо более глубокий, острый и принципиальный характер. Но ни в какой внутриполитической борьбе нельзя снюхиваться с иноземцами, готовящими оккупацию России. Те, кто будут так снюхиваться, должны запомнить, что они получат отпор. Что всё, что они получат при жизни, — это глубокое политическое фиаско; а то, что, они получат после смерти, — это историческое проклятие своего народа!

Заявляя это, мы собираем 23 февраля в День Защитника Отечества не заурядный митинг. Мы не спецы по митингам, и у нас, как все понимают, нет политических претензий. Мы не выдвинули своего кандидата в президенты, мы не идём сейчас на прямую политическую арену — мы пойдём на неё, когда поймём, что ситуация стала терминальной, не сомневайтесь, мы в этот момент придём и туда. Но пока нас там, очевидно, нет. Мы просто видим, что страна зависла над пропастью — действительно зависла над ней как в 91 году! — и мы не хотим, не хотим, чтобы при нашей пассивности, в том числе уличной, при понятной всем общенародной растерянности, при параличе охранителей, вполне таком же, как 91 году, страна опять рухнула в пропасть. А она может туда рухнуть в любую минуту!

Говорят: подумаешь, «путенярня», «эрэфия» — зачем её жалеть, она и так является местом нашего унижения, местом гниения и так далее… Извините! Если мы потеряем Родину, потеряем Отечество сегодня, — не будет завтра никаких наших идеалов, никаких наших красных реваншей, никакого СССР 2.0, никаких белых империй — ничего не будет тогда, если мы прозеваем сегодня! Будет жалкое безгосударсвенное прозябание людей, которые растратили великое наследство, погубили всё, что мучительно создавали кровью и потом их великие предки! Вот в чём наше кредо, наша точка зрения.

И я не просто сейчас заявил это кредо, — я в серии передач — в серии, подчёркиваю, передач! — попытаюсь убедить всех в том, что я прав. Я не буду гипнотизировать или завлекать — я буду убеждать, т. е. предоставлять такие доказательства, которыми все смогут распорядиться. Распорядиться как граждане, как люди, обладающие разумом, духовным, человеческим суверенитетом, повторяю, как граждане, а не как хомячки и кролики, питающиеся какими-то брендами, мемами, интернетными суррогатами. Я всем предоставлю эту возможность в серии передач. И пусть потом никто не говорит, что этой возможности не было!

2012.01.24. Смысл игры № 7

Мне бы больше всего хотелось вот так спокойно и размеренно обсуждать с теми, кого это по настоящему интересует, все аспекты нынешней ситуации. И мне кажется, что это чрезвычайно необходимо, потому что некоторые аспекты сложившейся ситуации не понимают даже очень искренние, совсем неглупые и достаточно образованные люди. Не изощренные в политике. Не читающие подряд все те статьи, которые сейчас выходят. Не улавливающие определенных нюансов. Нужно, чтобы люди знакомились с серьезным материалом. Нужно, чтобы они улавливали нюансы. Нужно, чтобы они получали спокойную взвешенную информацию, позволяющую им ориентироваться в произошедшем. Но еще нужно и другое. И только потому, что нужно еще и другое, я соглашаюсь участвовать в передаче «Исторический процесс».

Что же именно нужно? Видите ли, дело в том, что вожди «Болотной» и «Сахарова» — Рыжков, Собчак и другие — ведут себя уже как победители. И они, к моему глубокому сожалению, имеют для этого определенные основания. Конечно же то, как они «напыжились», — смешно. Это смешно. Это невероятно пошло. Мягко говоря, несвоевременно. Но это только одна сторона медали. Есть и другая. Она состоит в том, что слишком многие прогибаются перед силой. Перед вот этой клубящейся энергией. Энергией тридцати тысяч людей. То есть количества людей меньшего, чем бывает на крупном футбольном матче, и примерно такого, который бывает на очень большом рок-концерте. Вот перед этим количеством людей начинают прогибаться. И я точно знаю, что это так.

Очень патриотические, умные, честные люди. С большими заслугами перед патриотическим движением. Приходят ко мне. Начинают меня убеждать идти туда — на «Болотную» и «Сахарова». Говорить, что это политически разумно. Что не надо «упираться». Что там можно работать. Что там можно как бы перехватывать энергию. Что там можно кого-то в чем-то разубеждать. А когда я, улыбаясь, смотрю на них и говорю:

— Что за чушь! Кого и в чем Вы хотите там переубеждать? Там на трибунах стоят определенные люди, которые, ну, так сказать, самим фактом своего наличия на трибуне, самим фактом своего этого вождизма прекрасно объясняют всем пришедшим «Who is who» и что всё это означает; когда я долго смотрю на них и улыбаюсь, а они все аргументируют, аргументируют и аргументируют… всё умнее, всё тоньше, всё убедительнее, — я говорю: — Какая чушь! Какая чушь! Какая чушь! — то, наконец, они срываются, и это не один случай, и говорят:

— Сергей Ервандович, их там много! Ужасно много, понимаете?!

И я понимаю. Я понимаю главное — что они пасуют перед силой. Или перед видимостью силы, не важно. В подобной ситуации крайне важно, глядя глаза в глаза этим вождям — Рыжкову, Собчак и всем прочим, — сказать, что я плевал на вас с высокой горы! Есть «вы для меня — никто, и звать вас — никак». Ясно? И наплевать мне на то, победите вы или нет. Наплевать мне на то, кого вы будете сажать в тюрьму, а кого будете награждать. Мне на всё наплевать, потому что вы — ничтожества. И изменники. И место ваше подлинное — такое-то и такое-то. Точка. И если это сказать, если создать какую-то точку «непрогибания», то многие процессы изменятся. Потому что прогибаться уже начинают не только растерянные оппозиционные лидеры. Отнюдь не все — я знаю людей которые не прогибаются. Но эти люди пока что либо не готовы собраться в одно большое целое, для того чтобы давать адекватный отпор, либо просто удовлетворяются тем, что пишут статьи и разговаривают по Интернету. А этого уже недостаточно.

Итак. Не только отдельные оппозиционные лидеры прогибаются (а я вижу как они прогибаются) — прогибается и власть. Это самое глупое, позорное, — но это же факт! Что такое законопроект «О прямых выборах губернаторов», который Президент Медведев послал в Государственную Думу? Это не такое прогибание? А что это? А, я понимаю, да, это очень «тонкий и хитрый маневр». Да. Все у нас сейчас «специалисты» по «тонким хитрым маневрам». Я не знаю, нужно избирать губернаторов или назначать. По мне так и то и другое — плохо, пока у власти находится криминально-буржуазный класс, разрушающий страну. Но я знаю твердо, что сначала отказаться от избрания губернаторов во имя централизации России — а в этом есть определенный смысл, — а потом согласиться под давлением, — это путь к распаду страны! К реальному и быстрому распаду страны! И я посмотрю, как на этот внесенный законопроект отреагирует «Единая Россия». А также все остальные силы. Потому что речь идет о судьбе Родины, а не о «хитрых тонких маневрах». И это абсолютно понятно. И если сегодня так прогибаются, то неизвестно, как будут прогибаться завтра. Потому что прогибаются не перед тридцатью тысячами вышедших на улицу людей — прогибаются перед тем, что стоит ЗА этими людьми. А за ними стоят огромные международные силы, и это все понимают. Перед этими силами уже сейчас прогибаются. Повторяю, очень и очень многие. Поэтому…

Во-первых, нужно просто сказать, глядя в глаза:

— А вот я этого делать не буду, ясно?

И во-вторых. Надо собирать альтернативную силу. Надо делать всё для того, чтобы собирать альтернативную силу. Большой альтернативный митинг нужен для этого. Чтобы была альтернативная сила. Потому что иначе эта монополия на уличную силу поволочет нас к распаду. Как поволокла она нас к нему в 91 году. А раз так — то надо вступать в прямой конфликт на таких передачах как «Исторический процесс». Надо. Противно, мерзко, но ничего не поделаешь. И есть еще третья причина, по которой это надо делать. Вот как ведет себя Чёрт? Чёрт из романа Достоевского «Братья Карамазовы»? Тот самый Чёрт, который разговаривает с Иваном Карамазовым. Или Чёрт из романа Томаса Манна «Доктор Фаустус»? Вот как он себя ведет? Как ему предписано средневековыми легендами, из которых всё черпали великие писатели, которых я сейчас назвал, а также другие, ничуть не менее великие писатели? Чёрт сначала соблазняет, притворяясь. Благородной девушкой. Гордым рыцарем. Чуть ли не ангелом. Кем угодно. И он побуждает на недолжное. На то, чего не должно быть. Когда же соблазненный им несчастный начинает двигаться в неправильном направлении, то Чёрт постепенно меняет обличие. И в конце, когда несчастный уже очень далеко ушел от правды и любви, вот в конце, Чёрт обязательно показывает себя в подлинном обличии. С хвостом, с копытами, рогами. Со всей своей грубостью. Со всеми своими вонючими запахами. Почему? Потому что по ту сторону жизни, в которой можно соблазнятся, обманываться, двигаться в ненужном направлении, вот по ту сторону, когда начнется Суд, то не должно быть оправданий. «Боже мой, а мы такие доверчивые. А мы всё время то западали на Чёрта под названием Горбачев, то на Чёрта под названием Ельцин, то на Чёрта под названием Лебедь», и так далее и тому подобное. Это всё потому, что мы все время хотели благого. Это потому что нам всё время говорили благие слова. Нет, милая!!! Нет!!! Чёрт в конце, в главный момент, хочет явить свое подлинное обличие, для того чтобы никто ни в чем оправдываться не мог.

И он стоит на Болотной, Сахарова, на пьедестале. Он стоит в этом своём подлинном обличьи. В обличьи Ксении Собчак, заявившей, что русские — это генетическое быдло <«Россия стала страной генетического отребья» http://www.echo.msk.ru/blog/statya/709632-echo/, http://eternaltown.com.ua/content/view/8802/167/>, в обличии Немцова, в обличии Каспарова, в обличии всех других. Он там стоит и говорит: «Вот он я, родненькие, и если я вам не нравлюсь — валите вон. Но если вы ко мне влечётесь, то потом не оправдывайтесь — не надо, не хитрите, не умствуйте».

И третья задача таких передач, как «Исторический процесс», для меня заключается в том, чтобы ещё и ещё раз содрать румяна лживые с физиономий этих самых чертей. Чтобы все их увидели в их подлинном обличии, увидели, насколько это мелкие, пошлые и опасные люди. Вот увидели… «Фэйс ту фэйс» на экране, увидели не каких-то абстрактных героев, говорящих не понятно какие слова, а вот эти лица увидели, корчащиеся, кривляющиеся, ненавидящие, увиливающие, — потому что им надо избежать каких-то там обвинений. Потому что их прихватили, потому что они попали в тупик, потому что они не знают, что им ответить. Вот ЭТИ лица чтобы увидели — для этого тоже нужна передача «Исторический процесс». А для того, чтобы разбираться спокойно, нужны другие передачи. Такие, как эта. И мне придётся, как это ни трудно, сочетать такие передачи с передачами такими, как «Исторический процесс». Придётся сочетать. Потому что нужно, чтобы люди разобрались во всём до деталей, чтобы они могли принять ответственное решение. Чтобы они могли понять, НАСКОЛЬКО ВАЖНО СТАТЬ СЕЙЧАС, ИМЕННО СЕЙЧАС, ТОЧКОЙ СОПРОТИВЛЕНИЯ, ТОЧКОЙ НЕПРОГИБАНИЯ, ТОЧКОЙ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ СИЛЫ И, НАКОНЕЦ, ТОЧКОЙ ПРАВДЫ. Точка сопротивления, непрогибания, альтернативной силы и правды — ЭТО И ЕСТЬ МИТИНГ, КОТОРЫЙ МЫ СТРЕМИМСЯ СОБРАТЬ 23 ФЕВРАЛЯ.

Я рассказываю о том, что происходит, рассказываю спокойно, углубляясь в нюансы, рассказываю из передачи в передачу для того, чтобы могли принять спокойное, независимое решение. Для себя самих его принять. Не под давлением каких-то там, так сказать, ораторов, гипнотизёров, а вот спокойно, наедине самими с собой. Вот для этого нужны такие передачи, как «Смысл игры».

И я буду спокойно зачитывать некоторые тексты.

Если кто-то смотрел «Исторический процесс», в котором Владимир Рыжков говорил, что «(24:30) …Я вам сейчас приведу факт, что вы лжете, когда вы говорили что Касьянов в Хельсинки требовал от Путина передать ему власть — ложь, я там был…». Вы слышали это. Вы слышали, что, когда я ему показал статью и он понял, что она у меня на руках, он струхнул и отполз. Ну так вот теперь давайте эту статью вместе и почитаем.

Это статья «Декабристы 2.0» <http://www.gazeta.ru/politics/elections2011/2011/11/10_a_3828446.shtml> от 11 ноября 2011 года. Когда у нас выборы были? 4 декабря. Значит, за 20 дней с лишним до этих этих выборов. И она выходит в «Газете Ру» — одном из самых объективных изданий. Что пишет «Газета Ру»:

«Лидеры нескольких оппозиционных и незарегистрированных политических партий и объединений, известные правозащитники, эксперты, деятели культуры и искусства создадут в России новую форму протестной деятельности: 12 декабря в Москве пройдет заседание „Общероссийского гражданского круглого стола“. „Это новая форма давления на власть“, — объявил инициатор созыва мероприятия экс-премьер России и сопредседатель не получившей регистрации партии ПАРНАС Михаил Касьянов в среду вечером в Хельсинки — там при его участии открылась международная конференция „Хельсинки 2.0“».

И дальше опять цитата из Касьянова:

«„От теряющего рейтинг Путина власть переходит к элитам — творческим, интеллектуальным, профессиональным, которые, как в 70-е гг. 20-го века, должны, опираясь на свой авторитет, создавать атмосферу недоверия этому режиму, и тогда Путину придется начинать вести с этими элитами переговоры о добровольном отказе от власти“, — говорил Касьянов в зале Государственного дворца Финляндии, где в 1975 году подписанием заключительной Хельсинкской декларации страны Запада и „восточного блока“ гарантировали друг другу мирное сосуществование и уважение основополагающих прав человека.»

Что именно там гарантировали друг другу страны Запада и «восточного блока», можно обсуждать отдельно. С Хельсинки начался распад СССР. Потому что всё, что там было зафиксировано, Запад-то не выполнил, а мы выполнили. Запад на нерушимости границ-то не настаивал, а мы с правами человека пошли очень далеко. И не зря говорится о Хельсинки 2.0, потому что нужна новая редакция некой капитуляции. Но перед кем капитуляции? Перед «круглым столом»? А кто в него входит?

«Часть приглашений разослана или согласована, говорит Касьянов, упоминая среди возможных участников нескольких известных политологов (Лилия Швецова, Георгий Сатаров), двух своих коллег по ПАРНАСу Бориса Немцова и Владимира Рыжкова, а также группу культурных деятелей — Лию Ахеджакову, Олега Басилашвили, Наталью Фатееву. В числе участников будут корифеи правозащитного движения Людмила Алексеева и Сергей Ковалев.

…Представителей бизнеса на первой встрече не будет, так как сейчас „важно собрать моральные авторитеты в своих областях“, говорит Касьянов. В будущем бизнесмены могут появиться, могут вестись переговоры и с политиками, которые участвуют в легальной политике, — с левыми и „Яблоком“, допускает он. К участию может быть приглашен и Михаил Горбачев, сказал политик.

Будут и неожиданные лица, для которых раскрытие их оппозиционности будет смелым шагом, обещает Касьянов.»

Значит, сейчас они не оппозиционные, а какие? Внутрисистемные. Значит, Касьянов обещает, что система-то скоро покажет свою двусмысленность и начнёт переговоры с «круглым столом», потому что она уже вошла в этот «круглый стол».

Но с какой стати Владимир Путин начнёт уступать власть Лие Ахеджаковой, Лилии Швецовой, Георгию Сатарову и даже Борису Немцову, а также Олегу Басилашвили и Наталье Фатеевой? Какое давление будет оказано?

Берём другую статью, которая выходит в Правда. Ру: «„Элита“ идёт на абордаж». Статья выходит… Если эта статья, в Газете. Ру, выходит 11-го ноября, то «„Элита“ идёт на абордаж» выходит 10-го ноября. Опять же речь идёт о том, что до выборов остаётся ещё двадцать с лишним дней. Значит, всё готовится заранее — правильно? Я правильно называю даты? А раз даты такие, то и логика абсолютно очевидна.

Так вот там говорится:

«Сопредседатель незарегистрированной Партии народной свободы Михаил Касьянов объявил в Хельсинки о формировании „круглого стола, в рамках которого в будущем состоятся переговоры о передаче власти“. Первая конференция запланирована на 12 декабря.»

«Михаил Касьянов… выступает с докладами за пределами России. На этот раз в Финляндии, где либерально-демократическая фракция Европарламента и Российский народно-демократический союз организовали конференцию под названием „Хельсинки 2.0: За демократию и верховенство права в России“. Проводится она в „Финляндия-холле“, где в 1975 году был подписан Хельсинкский Заключительный акт — судя по всему, для придания происходящему некой символичности.»

«Михаил Касьянов призвал европейцев не признавать результаты будущих выборов. По его словам, хотелось бы „чтобы Европа и Запад в целом отвергли мимолетные выгоды от потакания путинскому режиму во имя ценностей, на которых построено западное общество“. „Это означает, что предстоящие выборы не должны считаться нормальными, а их результаты — по-настоящему легитимными“, — заявил он.»

«По версии Михаила Касьянова… оппозиционеры и представители „правозащитной и интеллектуальной элиты“ приступили к формированию „круглого стола, в рамках которого в будущем состоятся переговоры о передаче власти“.»

Откуда Касьянов знает, что состоятся переговоры о передаче власти? Значит, в то время как на Западе проходит этот «круглый стол», в России уже готовятся митинги, уже точно известно, что выборы будут «чудовищно сфальсифицированными», «кошмарно сфальсифицированными» и настолько сфальсифицированными, что надо будет возмутиться до ужаса, до колик, до судорого, до отвращения и выводить людей на улицы.

Итак, во-первых, ещё до выборов известно, что же будет на выборах, что там произойдут чудовищные, кошмарные фальсификации. И во-вторых, уже строится некий терминал между улицей и властью, который называется «круглый стол». Значит, дело не только в том, что выборы будут чудовищно сфальсифицированы, соответственно, возникнет волна возмущения, а в том, что одновременно с демаршем по поводу чудовищных фальсификаций (всем ведь понятно, что фальсификации тут — только повод: никто ещё не знает, что будет, а все уже планируют взрыв общенародного возмущения — в количестве 30 тыс. человек) в результате этого демарша должна быть делегитимирована вся власть: Путин как тот, кого выдвинула «Партия жуликов и воров», сама «Партия жуликов и воров», Медведев как первое лицо в этой партии, Конституционный суд, Дума как место, где заседает «Партия жуликов и воров». И тогда окажется, что легитимны — как мне нравится это слово! — только вожаки улицы и создаваемый ими «круглый стол». То есть власть переходит не Зюганову, не каким-либо другим демократически избранным кандидатам в президенты. Власть переходит «круглому столу», состоящему из Касьянова, Немцова и Лии Ахеджаковой, то есть, попросту говоря, к СА-МО-ЗВАН-ЦАМ. Коронованным кем? Улицей. Тридцатью тысячами людей.

И это не мои фантазии, простите, — это Газета. Ру, это Правда. Ру, и вы спокойно можете это сами прочитать и убедиться, что речь идёт не о мелочах, не о поддержке Зюганова или кого-либо ещё, кому делегированы народные надежды. Здесь речь идёт об этой элитной пакости, о смуте, о власти элитного меньшинства, о диктатуре «круглого стола» и уличных вожаков, которые его сформируют. При том, что эта диктатура должна, дорогие мои сограждане, найти партнёра по диалогу в лице либеральной части Кремля, которая, как говорит Касьянов, «будет неожиданностью для всех… возникнет раскрытие тайной оппозиционности… это будет с их стороны смелый шаг». То есть речь идёт о заговоре, в котором очевидным образом участвует супер-элитный Кремль в какой-то своей части. Не я об этом говорю, об этом говорит Касьянов, как говорят в таких случаях, городу и миру. Но это не всё.

Вот редакционная статья в «Независимой газете» от 29-го декабря 2011-го года. Она называется «Путин-light, или „Облегченная“ версия Путина как компромисс». Подзаголовок: «Власти стоит задуматься об ограничении полномочий главы государства». Я прошу всех, кто хочет всерьёз разобраться в происходящем, вместе со мной внимательно читать статью. Как говорят в таких случаях, статья для медленного чтения. И комментариев.

«В противостоянии власти и протестующего креативного класса наметилась тенденция, неприятная для правящей элиты. Пересидеть бурю едва ли удастся.»

Что мы с ходу видим? Что улица, на которой собрались очень разные люди, названа с ходу креативным классом. То есть диктатура улицы превращается в классовую диктатуру.

В других статьях говорят о том, что это класс-гегемон, креативный. Значит, людям, случайно собравшимся на улице — там «всякой твари по паре»: там есть просто недовольные, есть крайние националисты, а есть представители элиты, «норковой», как говорит г-жа Собчак, — всем им придан статус класса. А класс выдвигает в качестве института, с помощью которого он будет управлять страной, «круглый стол», то есть реализует свою диктатуру. И тут даже ссылка на декабристов достаточно знаменательна. Потому что декабристы-то были разные, а в основном-то они тоже не к демократии тяготели. Итак, значит, в противостояние включены власть и креативный класс — все остальные побоку. Народа нет — есть креативный класс. Понятно?

«Пересидеть бурю едва ли удастся.

Движение за честные выборы постепенно становится движением против Владимира Путина. Уход действующего премьера с политической арены начинает восприниматься не как возможный результат выборов в близком или отдаленном будущем, но как добровольный жест власти, залог и гарантия прозрачности избирательных процедур. Постоянный прямой контакт между властью и протестующими не налажен…»

Заметили? Касьянов его налаживает, тут говорится, что он не налажен.

«…естественным развитием этой ситуации является обращенное к правящей элите требование пожертвовать по-настоящему крупными фигурами. Попытки заморозить конфликт могут привести к тому, что даже прозрачных выборов может оказаться недостаточно для того, чтобы креативный класс принял Путина, смирился с его новым президентским сроком.»

Я читаю медленно: «Попытки заморозить конфликт могут привести к тому, что ДАЖЕ ПРОЗРАЧНЫХ ВЫБОРОВ…». Слышите ещё раз? «…ДАЖЕ ПРОЗРАЧНЫХ ВЫБОРОВ может оказаться недостаточно для того, чтобы КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС ПРИНЯЛ ПУТИНА, СМИРИЛСЯ С ЕГО НОВЫМ ПРЕЗИДЕНТСКИМ СРОКОМ».

Вы когда-нибудь читали что-нибудь конкурирующее по наглости? Это, заметьте, фраза, которую затем повторяет Борис Березовский в своём обращении к патриарху: даже абсолютно прозрачные выборы ничего не решают, отберите власть у Путина. (неразборчиво) и передайте её народу. Здесь же говорится — креативному классу, милая, креативному классу. А креативный класс на улице, а вожди его — «круглый стол». Им передавайте власть, им передавайте. И мы это готовили на Западе ЗА-РА-НЕЕ. И плевать нам на то, честные выборы или нечестные. Так ведь? Или не так? В том-то и дело, что так.

«Вместе с тем по разным причинам Путин остается явным фаворитом любых, самых открытых, честных и демократических выборов в современной России. Это единственный реально работающий политический бренд правящей элиты и воплощение, символ созданной ею системы. Отказ от него может стать для нее суицидальным актом.

Протестный декабрь обострил и сделал более выпуклыми противоречия внутри самой правящей элиты — то, о чем прежде приходилось рассуждать лишь умозрительно, подчас гипотетически. Условный „силовой“ блок предлагает игнорировать требования улицы и закрутить гайки в том случае, если она не выпустит пар и не успокоится. Условный „либеральный“ блок…»

Внимательно следите за мыслью автора, которую я вам здесь воспроизвожу?

«…Условный „либеральный“ блок осознает, что на улицу выходят не маргиналы, а интеллектуальный, творческий авангард общества, люди, без поддержки или хотя бы частичной лояльности которых ни один режим не может быть долговечным. Два блока, две группировки борются за влияние на Путина, принимающего решения. При этом предложения „силовиков“ могут лишь усугубить конфликт, а отложенные решения негативно сказываются на шатком доверии протестующих к „либералам“ от власти.

Что в этой ситуации может сделать власть? Во-первых, установить контакт с протестующими…»

С креативным классом, да? Помимо народа. Просто снюхаться с креативным классом помимо народа, который хочет проголосовать за Зюганова. И других.

«Во-вторых, выработать собственные концептуальные компромиссные предложения, которые можно было бы обсуждать. Компромиссной инициативой могла бы стать ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ».

«Россия — суперпрезидентское государство. В этой ситуации конфликт власти и протестного движения вокруг фигуры Путина можно было бы перевести в плоскость дискуссии об ограничении президентских полномочий.»

Значит сначала они сказали о том, что будут прямые выборы губернаторов, теперь они говорят об ограничении президентских полномочий.

«Одним из системных сценариев таких ограничений может стать переход от президентской к парламентско-президентской форме правления, в рамках которой правительство формирует коалиция депутатских фракций». [источник: http://www.ng.ru/editorial/2011-12-29/2_red.html)] «Системное ограничение полномочий — один из способов легитимизации весьма вероятной победы Путина на президентских выборах в глазах креативного класса». [источник — тот же]

Но это не всё… Это не всё. Дальше начинается серия заявлений.

Березовский говорит патриарху: «Какие бы прозрачные и честные выборы власть ни провела, и кто бы на них ни победил, общество не примет их результатов». [источник: http://readers.lenta.ru/news/2012/01/16/letter] Значит, если победит Зюганов, то же, общество не примет их результатов. Возьмите власть у Путина и передайте её — дальше говориться — народу. [цитата: Задача патриарха видится ему в том, чтобы «мирно, мудро, по-христиански» взять власть из рук Владимира Путина и передать ее народу.] Прям вот так вот возьмите и передайте НАРОДУ. Мы говорим народ — подразумеваем Березовский? Или кто еще? Касьянов?

Касьянов, Немцов и Рыжков заявляют в своей статье — вот эта статья — «Вернуться в русло конституции» [источник: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1466009/vernutsya_v_ruslo_konstitucii]. Не надо мне говорить, что её нет. Эта статья в американской газете «Ведомости». То есть в нашей, но в американской, как мы знаем. В разделе «политический кризис» 29 декабря 2011 года: «… необходимо принять и реализовать „дорожную карту“ возвращения страны в конституционное русло…» [источник — тот же] — имеется в виду вот это — этот мятеж антиконституционный, называется возвращением в конституционное русло.

Дальше Горбачев заявляет: перемены вообще не возможны без реформы нынешней конституции. [цитата «перемены невозможны без реформы нынешней Конституции» http://www.mk.ru/politics/article/2011/09/20/625247-chtobyi-idti-vpered-nuzhno-izmenit-sistemu.html]

Один их этих участников Касьяновского великого круглого стола, на котором должна произойти передача власти говорит (Шевцова): надо требовать другую конституцию, кстати первым из политиков об этом заговорил Горбачов [цитаты: «Надо требовать другую Конституцию…», «Кстати, первым из политиков о конституционной реформе заговорил Михаил Горбачев.» http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24436982.html].

Редакционную статью Путин-light, великолепную статью, где особо выпукло обозначена роль креативного класса, я уже зачитал. «Компромиссом между Путиным и креативным классом должно стать изменение формы правления» [источник не найден]. Акунин говорит более прямо: надо сделать Россию парламентской республикой [цитата: «Сделать Россию парламентской (а не президентской) республикой;» http://borisakunin.livejournal.com/50315.html]. Навальный говорит: конституция РФ должна быть изменена. Шевцова говорит: все громче звучат голоса в пользу перехода к парламентской республике, для этого в свою очередь требуется созыв учредительного собрания [цитата: «Свидетельством тому все громче звучащие голоса в пользу перехода к парламентской республике, которая позволит воспрепятствовать, наконец, возрождению российского единовластия. Для этого, в свою очередь, рекомендуется созыв Учредительного собрания.» http://www.novayagazeta.ru/politics/50372.html]. Еще один участник круглого стола, великого касьяновского круглого стола, говорит Сатаров: «нам нужен новый основной закон» [источник: http://www.grani.ru/Politics/Russia/m.194685.html]. Характерно, что название статьи, где Сатаров это заявляет — «… как полиция идет на переговоры с террористами, так и мы должны идти на переговоры с властью» [источник тот же]. Значит понятно, о какой дорожной карте идет речь. Сначала выборы губернаторов, на что уже пошел Медведев. Скоро, говорит Касьянов, мы увидим, что и во власти есть члены круглого стола. И для них это будет смелым жестом. Скоро, скоро мы все увидим — говорит Касьянов.

Итак, на выборы губернаторов уже пошли, дальше дума объявляется нелигитимной и переходной. А значит просто власти нет. Дальше говориться о том, что нужна новая конституция. Дальше говориться о том, что… А кто будет принимать новую конституцию? Дума переходная не может ее принять, по определению. Значит, что нужно будет сделать? Референдум проводить? Фи-гуш-ки! Потому, что в референдуме будут вопросы, крайне неудобные для этих людей. Значит нужно учредительное собрание. А пока начнут собирать учредительное собрание, произойдет то, что всегда происходит в России, когда это начинают собирать. Произойдет распад территории. А дальше что угодно. Монархия — как предлагает Белковский, при участии и под давлением внешних сил. Прямая оккупация. Мало ли еще что.

Повторяется, повторяется зловещий февраль 1917 года. Когда в дневниковых записях посол Франции в России Морис Палеолог записал в марте 1917 года: «Самый опасный зародыш, заключающийся в Революции, развивается, вот уже несколько дней, с ужасающей быстротой. Финляндия, Лифляндия, Эстляндия, Польша, Литва, Украина, Грузия, Сибирь требуют для себя независимости или, по крайней мере, полной автономии. Французская Революция начала с объявления Республики единой и неделимой. Этому принципу принесены были в жертву тысячи голов — и французское единство было спасено. Русская Революция берет лозунгом: Россия разъединенная и раздробленная…» [источник: http://warlost.ru/paleolog2/304.htm]

Вот это и есть свойство нашей псевдо-демократической сволочи и ее отличие от жирондистов, от якобинцев, от буржуазно-демократической революции, происходившей во Франции, Великой французской революции, что там страсти по единству Франции, государственной страсти, страсти по благу народу и так далее КИПЕЛИ! А тут кипят к власти по поводу своего «креативного» класса, своих «норковых» прелестей и разрушения России. И ПОЛНОСТЬЮ подряд разрабатывается весь механизм разрушения России.

А вы говорите, что на альтернативный митинг не надо идти? Не идите, не надо! Сходите на основной или не идите никуда. Но только когда вы очутитесь в этой расчлененной России, когда будет записано в каком-нибудь ещё дневнике: «Татарстан, Башкортостан, Якутия, Тува, Северный Кавказ, Сибирь требуют для себя независимости или, по крайней мере, автономии… Опасный зародыш развивается с неслыханной быстротой», тогда будет поздно. Тогда уже не митингами всё будет определяться, а либо существованием большевистской партии, которая ИНАЧЕ будет решать проблему, либо ничем. Либо просто КОНЦОМ исторического бытия. ПОСТЫДНЫМ, ЖАЛКИМ КОНЦОМ! Сначала люди опозорятся, сбегав к Чёрту на митинг, а потом Чёрт лишит их Родины и Судьбы.

Теперь всё-таки по поводу «креативного» класса. Тут есть очень интересные детали. Есть такой Ричард Флорида. Американец или канадец — я не знаю, как точнее определить (у нас сейчас люди такого типа тяготеют к глобализму, т. е. к тому, чтобы свободно передвигаться от одной территории к другой). Это известный достаточно человек, который утверждает, что ядро нормального креативного класса составляют учёные, инженеры, педагоги и врачи. Слышите? УЧЁНЫЕ, ИНЖЕНЕРЫ, ПЕДАГОГИ и ВРАЧИ. Т. е. люди, которые в России ЗАГНАНЫ в НИЩЕТУ, в унизительную нищету! Они никакой не креативный класс в России! ГЛАВНЫЕ группы, составляющие ядро НОРМАЛЬНОГО креативного класса, в России загнаны в СОЦИАЛЬНОЕ НЕБЫТИЕ! Превращены в ЛЮМПЕНОВ, в лишних людей. А Борис Немцов, которому нужен ЕГО креативный класс, он говорит, что [неразборчиво] креативный класс — это белые воротнички, менеджеры, интернет-активисты, деятели культуры и искусства. Чувствуете разницу? Вот это — два диаметрально противоположных креативных класса! Потому что креативный класс есть и в Уганде. А уж в Судане — так тем более! А уж какой он в Нигерии — так просто обалдеть! Потому что всегда надо что-то обслуживать: какие-то финансы, какую-нибудь трубу или какие-нибудь прииски, какую-нибудь власть, — и это всё можно назвать «креативным классом». Только в КОЛОНИЯХ, в странах четвертого мира, у этого класса ОДНО содержание — то самое, о котором говорит Немцов, а в странах первого мира у него абсолютно другое содержание. И уже по тому, какое содержание задаётся здесь митингом креативному классу — митингом Немцова, Касьянова и других — говорится о том, КУДА ведут страну. Её все ДАЛЬШЕ ведут в КОЛОНИЮ, всё ДАЛЬШЕ ведут к небытию.

Говорят, нам нужны перемены. Другие говорят: «Упаси бог, нам не нужны перемены!» Конечно, перемены нужны! Но КАКИЕ перемены? Перемены к лучшему? перемены к худшему? Это же смешно, эта фраза Цоя: «Мы ждём перемен!» КАКИХ перемен? КТО их будет проводить? В ЧЬИХ интересах? Мы хотим их проводить в интересах народа, а вот Немцов, Касьянов и другие ПРЯМО говорят, что это будет ДИКТАТУРА креативного класса КО-ЛО-НИ-И! КОЛОНИИ!!! Государство, в котором 100 миллионов людей, включая всех этих, ядро креативного класса (ученых, инженеров, педагогов, врачей), будут просто ЛИШНИМИ! Они НЕ НУЖНЫ для обслуживания трубы, об этом уже много раз говорили!

Значит, они ДАЛЬШЕ развивают ситуацию! Они НАРАЩИВАЮТ небытийность! При поддержке УЛИЦЫ они ее наращивают! Они НАРАЩИВАЮТ безгосударственность. При поддержке улицы ее наращивают! И они говорят: «Вот наши лица, лица чертей. Мы ничего не скрываем. Мы вас называем „генетическим быдлом“, а вы пойдёте за нами!»

И что же, ПОЙДУТ за ними? Так ПОЗОРНО надо подвести черту под историческим бытием?..

Белковский ссылается на того же самого Флориду и утверждает, что «именно ГЕИ являются важнейшей движущей силой и составной частью креативного класса». [источник: http://echo.msk.ru/programs/personalno/843662-echo/] «Поэтому я считаю, — пишет Белковский, — что правление геев — это не так плохо для современной России» [источник — тот же].

Заметим, что перед этим Николай Сванидзе, который не называет, правда, креативного класса, а называет его средним, говорит о классе-гегемоне. Ведь говорит! КАК они проклинали коммунистов за то, что они говорили, что пролетариат — гегемон! Теперь они говорят о СЕБЕ как о гегемоне. О себе любезных! И о том, что они установят то, что устанавливает гегемон. Зачем слово «гегемон»? Чтобы была ГЕГЕМОНИЯ. А как она поддерживается? ДИКТАТУРОЙ. Диктатурой чего? Вот этой самой пакости! Что должна оформить диктатура? Оккупацию и распад.

Анатолий Ермолин, выпускник института КГБ им. Ю. В. Андропова и — очень мне это все нравится — Школы менеджмента Йельского университета, предлагает классу-гегемону заняться созданием — только в обморок не падайте! — НОВОГО РОССИЙСКОГО НАРОДА! [источник: http://www.ryzkov.ru/publications.php?id=8848] По технологии Белковского будет создан новый российский народ. И как вам всё это? Вам ЭТО всё нравится? Я это всё выдумал? Я за Касьянова сказал то, что он сказал? Я за редакцию — подчеркиваю! — РЕДАКЦИЮ «Независимой газеты» сказал то, что тут сказано? Я так призывал своеобразно вернуться в русло Конституции или они? Я выдумал все эти цитаты из Белковского, Березовского, Шевцовой и всех прочих? Я их просто СОБИРАЮ, потому что в этом моя профессия. Я собираю их для того, чтобы можно было разобраться в степени ПАКОСТНОСТИ того, что клубилось на Болотной и Сахарова и будет клубиться 4-го февраля. Это всё вместе — АКТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИЗМЕНЫ! Это всё вместе — манифестация ФАНТАСТИЧЕСКОГО социального высокомерия. Если говорить уж совсем по-крупному, то ОДНА идея ждёт своего воплощения общемирового. Одна-единственная идея: идея ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА. ЭТО — новая идея 21-го века. Новое — это хорошо забытое старое. И не может эта идея СРАЗУ воплотиться в Соединённых Штатах, Франции или где бы еще. Ибо если бы там сказали про креативный класс, про то, что мимо народа будет происходить какой-то сговор, про класс-гегемон и про всё прочее, то людей, которые сказали бы, облили ПРЕЗРЕНИЕМ, газеты, которые это бы напечатали, ЖГЛИ вместе с газетными киосками, а всю эту манифестацию измены и неравенства ЗАДУШИЛИ бы в зародыше, потому что граждане ТАМ понимают, «ЧТО лежит на весах и ЧТО совершается ныне». Необходимо, чтобы это поняли и здесь. Потому что ЗДЕСЬ, повторяю, происходит что-то неслыханное, и ПРОЦЕСС УЖЕ ПОШЁЛ! Не надо делать вид, что процесс не пошёл — процесс пошёл! И к 4-му февраля он ещё ускорится. И если 23-му мы очередной раз не остановим этот процесс ещё более мощно, чем мы остановили его 24 декабря, если мы не скажем всему этому: «шло бы ты туда-то и туда-то», — еще более ВНЯТНО с позиции силы, чем это было сказано в телевизионных передачах, то мы потом потеряем ВСЁ.

Но, между прочим, к тому, что я здесь сейчас изложил, дело, как это ни странно, не сводится. И как бы трудно не было собирать митинг, одновременно вести различные политические переговоры и программу «Исторический процесс», я НАЙДУ время для того, чтобы спокойно и подробно разобрать в этой интернет-передаче «Смысл Игры» все аспекты готовящейся пакости. Спокойно и подробно. Я буду это делать в серии передач. Это — вторая из передач, в которой я собираюсь это делать. За ней будет третья и четвертая. Мы скажем всё для того, чтобы люди могли спокойно самоопределяться по-настоящему. Но не любопытствовать, не почитывать, а САМООПРЕДЕЛЯТЬСЯ и ДЕЙСТВОВАТЬ. ЛИБО — гражданское действие в ближайшем будущем, ЛИБО — РАБСТВО и безгосударственное бытие позорное потом. И не только тем, кто сегодня будет бездействовать, но их детям и внукам.

2012.02.06. Смысл игры № 8. Митинг на Поклонной

[Титры с текстом-вступлением]

Эта передача — не аналитическая, она информационная. Но в каком-то смысле одновременно и философская. С философской точки зрения, она знаменует собой возвращение реальности. Как ни странно, реальность возвращается вместе с интернетом. И она возвращается неумолимо. Следующие выборы (а они, как все понимают, произойдут не через 6 лет), будут целиком зависеть от интернета и цифрового телевидения, которое будет с интернетом конкурировать. Что такое кража реальности? Это когда события существуют лишь постольку, поскольку их интерпретируют СМИ. Например, у вас на митинге 10 тысяч человек, а «Эхо Москвы» говорит что у вас 200 человек. Другие это повторяют — и вы «убиты», потому что нет ничего, кроме СМИ. Так было раньше. А теперь выкладываете в Интернет соответствующие панорамные съемки — и «убитыми» оказываются «Эхо Москвы» и любые другие СМИ, которые захотят врать. Что бы ни врали сейчас СМИ о митинге на Поклонной и роли в нем Сергея Кургиняна, они будут опозорены этой плёнкой, в которой всё даётся без купюр и из которой всё видно. После того, как вы всё это увидите, я — уже в следующей передаче — обсужу смысл произошедшего события, а также ход дальнейших событий. А пока предлагаем вашему вниманию подобное сочетание фактологии с философией.

С. Кургинян

(Сергей Кургинян)

Десятки тысяч сигналов людей, которые хотят прийти на антиоранжевый митинг, и в течение этих 5 дней мы слышим клевету под лозунгом того, что здесь кого-то сгоняют силой, что здесь кого-то подкупают за деньги. Здесь пришли ГРАЖДАНЕ, которые хотят сказать:

— ДА — честным выборам!

— НЕТ — оранжевой чуме. НЕТ — ОРАНЖЕВОЙ ЧУМЕ!

Сейчас на сцену выйдут и перед вами выступят люди с очень разными представлениями о благе.

Это — и люди, которые верят в курс Владимира Путина.

Это — и люди, которые верят, что Путин круто изменит курс.

Это — и люди, которые, как я, ПРОТИВ [его] курса. Я — ЗА Советский союз! За КРАСНЫЙ проект!

Но за то, чтобы мы боролись здесь за разные проекты, нужна РОССИЯ, а наш враг хочет ее развалить!

Мы все — ПРОТИВ ОРАНЖЕВОЙ ЧУМЫ. Потому что оранжевая чума — это страшное социальное высокомерие людей, которые говорят о том, что они — «норковые», что они — богатые, что в этой игре нет места бедным и обездоленным. Это игра людей, которые говорят о том, что они РАЗВАЛЯТ Россию, что они каким-то образом изменят её. Они начинают высказывать какие-то фантазии об учредительных собраниях, о парламентской республике, о новых конституциях. Они ведут нас к беззаконию!

Начав с честных выборов, они теперь говорят об антиконституционном МЯТЕЖЕ! И — ЭТОМУ мы говорим «НЕТ», [а] не борьбе за честные выборы. Мы будем БОРОТЬСЯ за них с тем, чтобы победил ЛЮБОЙ(!) кандидат на честных выборах!

Но мы говорим:

— НЕТ — деструкции России!

Мы говорим:

— НЕТ — оранжевому высокомерию!

Мы говорим: — НЕТ — американскому посольству, к которому эти люди унизительно ПОДЛО пошли сразу же, как приехал Майкл Макфол. Организованной толпой коровы шли на водопой!

Мы говорим ЭТОМУ — НЕТ, НЕТ и еще раз НЕТ!

Я прошу на сцену моего соведущего Максима Шевченко, известного своей патриотической позицией, и всех, кто будет перед Вами выступать. Вы — очень разные. Мы очень по-разному понимаем благо. Но давайте все вместе скажем «нет»:

— тем, кто хочет отнять у нас Россию;

— тем, кто молится на Горбачёва, этого убийцу Советского союза!

Скажем им всем — НЕТ! ВЫМЕТЕМ оранжевый мусор и разберёмся между собой по вопросу о том, как мы понимаем благо.

НЕТ — ИМ!

НЕТ — НАТО! Им, их подлости, их проискам, всему тому, что они волокут с собой!

НЕТ — развалу России!

ДА — нашему единству РАЗНЫХ патриотов, которые хотят ВЫМЕСТИ из политического процесса оранжевый мусор!

ДА — нашему единству в ЭТОМ вопросе!

ДА — нашей политической борьбе!

НЕТ — американцам и всем, кто с ними.

УРА! И пусть они видят нас! Они хотели улицу, они говорили, что они на ней — монополисты.

ВОТ — НАШ ответ!

ВОТ им — УЛИЦА! И она будет ЕЩЁ БОЛЬШЕ! Пусть они это видят!

(Максим Шевченко)

Здравствуй, Россия! Здравствуй, Москва! Сегодня мы здесь собрались для того, чтобы продолжить развитие страны по пути демократии, по пути свободы. Они, как в 91-м, клевещут на нашу страну! Они хотят ее развала, они хотят утопить её в крови! Кто такие «они»? Те, кто называют вас толпой, те, кто называют вас быдлом, и те только себя считают избранными людьми, только себя считают теми, кто в праве наследовать то, что останется от нашей с вами Родины после того, как они спляшут на её развалинах как в 1991 году. Здесь есть те, кто за Путина, есть те, кто против Путина. Нам надоел произвол силовиков, нам нужно демократическое развитие! Путин должен это развитие продолжить! Его должен продолжить ЛЮБОЙ человек, который победит на наших выборах. На ЧЕСТНЫХ! На выборах, которые будут проходить не под диктовку американского прокуратора, присланного к нам надзирателем из высокого штаба новой империи! Мы свободные люди! Мы сами найдём свой путь! И сегодня я горжусь вами — кто по собственному желанию пришел сюда, в это священное для России место! Рядом с этой православной церковью, рядом с другими святынями народов России для того, чтобы сказать, что мы хотим ЧЕСТНЫХ выборов, и мы НЕ ХОТИМ оранжевого переворота! Мы не хотим оранжевой чумы. У нас есть профилактика против этой болезни! Это — наша воля, наше единство, это наша готовность продолжать нашу историю. Я сразу скажу — наши враги (а надо называть вещи своими именами — нет никакого гражданского общества), они клевещут на нас каждый день и каждый час. Вы ехали сюда и вы слышали по их оранжевым телеканалам, по их оранжевым радиостанциям — они рассказывали что Вас ЗАСТАВИЛИ сюда прийти. Скажите, это так или нет?

(Голоса митингующих): — Нееет!

(Сергей Кургинян)

— Пусть они это слышат!

(Максим Шевченко)

— Еще раз скажите им, что вы сами сюда пришли!

[что кричат митингущие — не разобрала]

(Сергей Кургинян)

— Они говорят, что здесь только покорные. Здесь — ГРАЖДАНЕ, которые говорят им — НЕТ!

(Голоса митингующих): — НЕЕТ!!!

(Максим Шевченко)

— Давайте сейчас послушаем то, что нам скажут на этом митинге, люди, которых знает и уважает вся страна. Я хотел бы сейчас, чтобы как это часто было принято в истории России имеенно женщина — женщина, которая известна всем, — начала наш митинг. Я хочу сюда пригласить всеми уважаемую и любимую Татьяну Анатольевну Тарасову — женщину, которая столько сделала для нашей страны, и которая сегодня здесь с нами. Татьяна Анатольевна…

(Митингующие скандируют): — Рос-си-я! Рос-си-я! Рос-си-я! Рос-си-я!

(Татьяна Тарасова)

— Спасибо! Спасибо за то, что Вы сюда пришли! Дорогие москвичи! Дорогие товарищи, — а слово «товарищ» для моего отца-тренера было главным словом его жизни — я не политик, я тренер, любящий свою работу, и я хочу вам сказать, что в 90-х годах абсолютно закончилась наша работа: были закрыты все не то что катки, а просто спортивные сооружения, на которых тренировались и работали наши дети, которые преодолевали и становились сильными. И часть тренеров — большая часть, их 600 человек — должны были уехать из страны. И они уехали и составляют сейчас нам очень большую конкуренцию. Те, кто уехал и приехал обратно, а сейчас у нас наблюдается очень большая тенденция, вот уже 8 лет, к возвращению наших кадров, лучших кадров мира, обратно в нашу страну, и наша страна сегодня начинает опять подниматься с колен в спорте — не только в нашем… Но я хочу вас всех поздравить и с нашей большой победой, с «фигурной» победой на чемпионате Европы, который только что прошёл. И это — результат большого труда именно руководства страны, и я в этом принимала тоже огромное участие. Я не хочу об этом не говорить, потому что это важно для воспитания следующего поколения людей для того, чтобы мы выбрали себе правильное направление в нашей жизни. И еще я хочу сказать, что у нас растёт молодая сборная страны, которая за последние 10 лет из 4-х летних детей превратилась в 14-летних подростков, которая выиграла абсолютно ВСЕ медали прошлого года на чемпионате мира. Я считаю, что это результат очень большой работы руководства. Они нам дали всё. Они построили в стране большее 250 стадионов крытых, где могут тренироваться люди. В каждом дворе сегодня опять возобновлены хоккейные коробки. Дети могут выходить со своими родителями так, как мечтал мой отец. Он так создал «Золотую шайбу» — просто во дворе, у себя во дворе, в доме № 75 по Ленинградскому проспекту! И так будет! Я верю в Путина! Я знаю его. Это — умный человек, который поведет нашу страну (и ведёт) по правильному настоящему пути. Я — за него! Я сегодня говорю смело, спокойно: мы можем ГДЕ УГОДНО сегодня отдыхать, мы можем где угодно учить своих детей, мы можем спокойно передвигаться по всей планете, мы можем что угодно ЧИТАТЬ и что угодно смотреть. Я считаю, что это — свобода. Спасибо вам за то, что, думаю, вы вместе с ним.

(Максим Шевченко)

— Спасибо Вам, Татьяна Анатольевна!

(Сергей Кургинян)

— Спасибо тем, кто работает на величие России! ВЕЛИЧИЮ РОССИИ — ДА! ОРАНЖЕВОМУ РАЗВАЛУ — НЕТ! Нет — оранжевому развалу! НЕТ!!!

(Максим Шевченко)

— Честным выборам — ДА! Оранжевой чуме — НЕТ!

(Сергей Кургинян)

Я звал сюда ВСЕХ оппозиционных политиков. Звал сюда Зюганова, звал сюда всех — сначала надо объединиться против оранжевой чумы! И я предоставляю слово Михаилу Леонтьеву, нашему ведущему телевизионному интеллектуалу, публицисту, политику. У меня — одно мнение, у него — другое. Но мы ЕДИНЫ в том, что оранжевой чуме — НЕТ!

(Митингующие: «Нееет!». Отдельные выкрики: «Нет, конечно! Пробуждение!»)

(Михаил Леонтьев)

Здравствуйте! Спасибо вам, что вы пришли! Большое спасибо. Нам предлагают «перестройку-2». Нам предлагают перестройку все — от американского посла до кремлёвских советников. Они считают, что у нас коллективная амнезия, что у нас отбило мозг. На самом деле, появился Горбачёв — «Меченый», который говорит, что Путин должен уйти. ЕМУ нужно, чтобы Путин ушёл. Он мешает ЕМУ. Это — важное обстоятельство. Эти «болотные люди» — они не хотят видеть ничего, ничего помнить, и ничего слышать, кроме своего пупа.

(Выкрики митингующих: «Хотят зомбировать нас!»)

Эти «болотные люди» — либо идиоты, либо предатели. А точнее — идиоты, ведомые предателями. Мы не дадим делать русскую историю предателям и идиотам! Они хотят сейчас снести не Путина — здесь разные люди. Кто-то — за Путина, у кого-то есть претензии к Путину. Но мы понимаем — они хотят снести российское государство и русскую власть. Они хотят объявить власть незаконной. Всякая власть, кроме них, для них незаконная. Если власть незаконная и выборы незаконные — значит, властью может объявить себя кто угодно. И добиваться её с помощью своих зарубежных хозяев. Это — не прорыв к демократии, это — не прорыв к свободе. Это — гражданская война. Никто этой оранжевой, болотной слизи Россию не отдаст. И власть в России не отдаст. Мы их не боимся. Мы пришли сюда не потому, что мы боимся болотных, а потому, что мы не хотим гражданской войны. И поэтому мы вышли на улицы. Поэтому мы здесь. Мы вышли, и больше с этих улиц не уйдём. Нас — больше!

[что кричат митингущие — не разобрала]

Да!

[что кричат митингущие — не разобрала]

Да! Мы не уйдем! Да!

(Митингующие: «Дааа!»)

Нас — больше! Нас — больше! Нас — больше! Нас — больше!

(Сергей Кургинян)

И нас будет ещё больше!

[что кричат митингущие — не разобрала]

(Максим Шевченко)

Сейчас, когда нам рассказывают о прелестях демократии и перестройки, как она пришла в девяносто первом, я спрашиваю тебя, Россия: «Ты помнишь девяносто второй год?»

(Митингующие «Дааа!»)

Россия, ты помнишь Чечню девяносто четвёртого?

(Митингующие «Дааа!»)

Ты помнишь голодных детей на наших улицах?

(Митингующие «Дааа!»)

Ты помнишь костры, которые горели на Тверской?

(Митингующие «Дааа!»)

Ты помнишь стариков, которых выгоняли из квартир?

Ты помнишь рабочих, которым не платили годами зарплату? Вы этого хотите?

(Митингующие «Нееет!»)

(Сергей Кургинян)

Для того, чтобы мы реализовывали свои проекты — коммунистические или имперские, или демократические — НУЖНА РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ЛЮБИМ! Россия, про которую Есенин сказал: «Если кликнет Рать Святая: „Кинь ты Русь, живи в раю!“, я скажу: „Не надо рая, дайте — Родину мою!“». ДА ЗДРАВСТВУЕТ РОССИЯ! МЫ ЕЁ НЕ ОТДАДИМ! РОССИЯ — ДА! РАЗВАЛУ — НЕТ! ОРАНЖЕВОЙ ЧУМЕ — НЕТ!

(Митингующие «Нееет!»)

(Сергей Кургинян)

Я предоставляю слово Николаю Старикову — ведущему патриотическому интеллектуалу. Николай, говорите о том, что вы думаете. Мы разные, но нас объединяет ЭТО.

(Николай Стариков)

Мы собрались здесь, чтобы сказать «Нет!» оранжевой чуме. Мы помним, что случилось с нашей страной в девяносто первом году. Мы знаем, что случилось с ней в феврале семнадцатого. Мы знаем, что все разговоры под хорошими лозунгами заканчиваются не шутками. Мы знаем, что разруха, гражданская война, голод и смерть идут за очень хорошими лозунгами, которые выдвигают не очень умные люди и те, кто получает деньги из американского посольства. И мы собрались сегодня здесь, чтобы сказать «НЕТ!» им всем. НЕТ! НЕТ! НЕТ!

(Стоящие на трибуне подхватывают: «НЕТ! НЕТ!»)

(Митингующие «Нееет!»)

(Николай Стариков)

НЕТ- оранжизму! ДА — России!

(Максим Шевченко)

ДА — России! НЕТ — оранжизму! ДА — России!

(Николай Стариков)

Мы сегодня собрались здесь. Мы разные. У нас разные взгляды. Но четвёртое февраля будет неполным без четвёртого марта. Наш протест против оранжевой чумы должен быть закончен четвёртого марта. В президентских выборах участвуют пять кандидатов. Мы должны голосовать за того, кто не замаран оранжевой чумой, кто не посылает своих представителей в американское посольство, кто не отправляет своих соглядатаев туда. Кто не получает денег оттуда. Кто не заключает договоров с марионеточными организациями, и с теми, кто нарушает законы России и с теми, кто готовится их нарушить. Поэтому, когда мы с вами придём четвёртого марта, мы должны завершить то дело, которое мы начали сегодня, здесь, на Поклонной четвёртого февраля и проголосовать за того единственного кандидата, который не замаран оранжевой чумой и не в контакте с американцами, чьи представители туда не ходят и против кого вся эта оранжевая чума направлена. ДА — России!

(Митингующие поддерживают криками)

ДА — России! ДА — России! ДА — России!

(Митингующие поддерживают криками. Чья-то пищалка пытается заглушить)

(Николай Стариков)

Им, вот там (показывает назад), кто ходит в американское посольство, нужны великие потрясения. А нам с вами нужна великая Россия! УРА — России!

(Митингующие: «Урааа! Урааа! Урааа!»)

(Максим Шевченко)

Нам нужна свободная, демократическая Россия, в которой каждому человеку будет возможность для развития, для состязания. Нам не нужен девяносто первый. Сейчас я приглашаю сюда православного человека, Союза… председателя Союза православных граждан. Человека, который в самые трудные годы нашей страны работал над созданием православных гимназий, не хотя за это никакие деньги. И православная церковь встала. Они ненавидят православную церковь. Послушайте, что они говорят про наших верующих, что они говорят про православных, про мусульман, про людей веры, которыми гордится наша земля. Валентин Лебедев!

(Митингующие приветствуют)

(Сергей Кургинян)

Валентин Лебедев, Валентин Лебедев, с которым меня многое разделяет, и который, как и я, и как Максим Шевченко, и как все выступающие, считает, что оранжевой чуме надо сказать НЕТ! Что есть некая рамка, внутри которой мы будем выяснять свои политические отношения, но им мы скажем единое НЕТ! Оранжевой чуме — НЕТ!

(Валентин Лебедев)

Братья и сёстры! Соратники! Сегодня борьба за Россию, страну, над которой до сих пор (врагам это ненавистно) не заходит солнце, принимает особый характер. Враг стоит — и это не преувеличение — у ворот Кремля. Сегодня революции и войны совершаются совершенно иным способом. Это уже не танки и самолеты, это информационная, политическая, экономическая, духовно-психологическая (я имею в виду секты) борьба! И вот началось. Вашингтонский, манхэттенский, скажем прямо, обком сказал, и наша политкорректно именуемая оппозиция, а на самом деле пятая колонна, сказала ДА. Кто эти люди? Давайте сегодня назовем. Кто эти люди, которые были у власти? Мы их знаем в лицо. Это люди времен залоговых аукционов, этнического сепаратизма, дефолта, криминального террора, когда людей убивали в подъездах. Это они говорят сейчас с коробкой денег о честных выборах. Есть и другие, тихие люди, которые говорят о правах человека, которые говорят о правах человека. Они никогда не были у власти, но имели большую власть. Они всегда работали деструктивно. А главное — против государственно-национальных интересов. И сегодня вот эта компания выводит простодушных людей с белыми ленточками на Болотную (хорошее название, да?) площадь. Сегодня на Болотную площадь, а завтра, минуя врата американского посольства, сюда, с белыми флагами, уже не ленточками, на Поклонную гору. С ключами от города Москвы, перед войсками НАТО, которые выставили к нашим границам системы ПРО. Но здесь стоим мы. Мы — народ, который не даст этому произойти. Они не прой-дут!

(Максим Шевченко)

Слава народу! Слава России!

(Валентин Лебедев)

Слава России! Недавно в Россию, вы все знаете, прибыл пояс Пресвятой Богородицы. Величайшая святыня. И что же? Миллионы наших сограждан приложились к этой святыне. Это было чудо народной веры! Было ясно, что Россия — жива! Что мы — народ! Что сколько бы ни трещали морозы, а Россия всё равно воскреснет. Об этом говорил и отец Ефрем, игумен ватопедского монастыря, который привёз эту святыню. И что же? По возвращению в Греции оранжевые глобалисты его арестовали. Его арестовали потому, что он наступил сатане на хвост. Его арестовали потому, что для мировой закулисы неделимая, великая Россия — это нож в горле. Но память о нём, память о заключенном в узах — делает нас сильнее! Отец Ефрем сказал, что Россия воскреснет. ДА! Скажем мы. Но только в том случае, если мы прекратим межнациональные, межрелигиозные усобицы. Если мы встанем сейчас, как сегодня, плечом к плечу, хоругвь к хоругви, знамя к знамени, если мы выкинем из нашей жизни все [не разборчиво — разноименные мерзости?]: ассоциации планирования семьи, абортов, ювенальной юстиции. Если мы будем строить нашу жизнь на крепком основании наших духовных национальных ценностей. И тогда Бог, по молитвам всех святых, в России просиявших, предстательством Георгия Победоносца, купол которого светится сейчас на солнце храма, в который раз помилует и спасет Россию! И она станет вновь великой, могучей, непобедимой державой, и мы тогда скажем уже не кичась: «Мы русские! С нами Бог!»

(митингующие): Даа! Слава России!

(Валентин Лебедев)

— Слава России! Слава России! Слава России! Спаси, Господи!

(Сергей Кургинян)

Дух Горбачёва парит над ними! Они — прославляют его, он — прославляет их! Дух развала, мёртвый дух, парит над ними. Что мы скажем этому духу?

(митингующие вместе с ведущими): Нет! Нет — ему! Нет — духу Горбачёва! Пусть он сгинет!

(Сергей Кургинян)

Сейчас перед вами выступит на видео экране выдающийся патриотический интеллектуал Наталья Нарочницкая. Ей — слово.

(Наталья Нарочницкая)

Дорогие соотечественники, я выступаю, обращаясь к вам с чувством глубокой солидарности к вашим чувствам, потому что вы вышли сегодня на митинг, для того чтобы защитить наше государство от распада и хаоса. В столице задумали, по-видимому, какую-то новую революцию, думая, что большая страна последует за ними. Но куда нас зовут идеологи Болота? Они что, зовут нас к либеральному реваншу, как счастливо сообщил нам об этом Сванидзе в недавней передаче? Они что, думают, что большой народ поддержит их? Они хотят великих потрясений. Но на самом деле, они демонстрируют великий конфуз и абсурд. Потому что они, сами записные фальсификаторы, вдруг начали агитировать за честные выборы! Что же они не агитировали за них, когда подлог полный, а не просто фальсификации, был в 96-м году? когда после расстрела Парламента под их улюлюканья и счастливые аплодисменты была переписана Конституция, и погас монитор на встрече нового политического года, потому что народ их не поддержал. Идеологи Болота записались сейчас в блюстителей нравственности, честности и справедливости. Это — они растлили нашу молодежь, внушили ей идеалы гламура и, сидя сегодня в своей гламурной резервации, пресыщенные от скуки, они сеют какую-то иррациональную параноидальную маниакальную жажду к ниспровергательству и обличительству. Мне жалко нашу молодежь, потому что они — идеологи Болота — внушают ей стыд за свою страну, и это — горе для любого человека. Почему идеологам Болота нужен конституционный кризис? Ведь дело не в выборах — они поддерживали все нечестные выборы. Потому что им нужна Россия, погрязшая во внутренних противоречиях, совершающая уступки в момент, когда Запад готовится пойти на Иран, сбить цену на нефть, а потом установить базы ПРО по всем границам Российской Федерации. Выстоять перед этим натиском может только сильная спокойная и стабильная Россия — Россия, которая услышала чаяния основного народа, интересы которого выражаем мы. Это — Россия, которая уже идёт по пути подъёма, и надо продолжить этот путь, и думаю, что Владимир Путин — тот человек, может повести этим путём.

(Сергей Кургинян)

У нас разные точки зрения. Но мы едины в том, что у нас есть страна, что в 91-м году у нас отняли Советский союз и что Россию им мы не отдадим! Мы не позволим им её развалить! Мы сначала скажем ЭТОМУ — «нет», а потом разберёмся между собой. Максим, предоставьте слово следующему выступающему.

(Максим Шевченко)

Я не видел такого количества свободных людей, начиная с 90-го года, когда на улицах Москвы были демонстрации. Я не видел такого количества людей, которые открыто, не боясь, демонстрирует любовь к своей Родине! Страна хочет перемен. Страна хочет демократии. Страна хочет порядка! Страна хочет развития! Сегодня, когда мы здесь собрались, я хочу напомнить вам о наших братьях и сёстрах, которые волей Горбачёва и Ельцина и подобных им преступников, оказались отрезанными от нас в 91-м году. Нам сказали, что это были свободные референдумы о распаде единой семьи, о распаде Советского союза. Это — ложь! Миллионами жизней заплатили наши братья в Гризии, в Айзербаджане, в Армении, в Средней Азии, в Молдове, в Украине, в России.

(Максим Шевченко)

Это наши братья. Мы их любим. И они вернутся к нам. Кровь Таджикистана, кровь Киргизии, кровь Чечни, кровь России на них, на этих преступниках, которые сегодня хотят повторить то же самое. Я сейчас передаю слово Эдуарду Багирову, писателю, известному не только своим прекрасным романом, интернационалистским романом «Гастарбайтер», но и недавно проведшему некоторое время в молдавских застенках. За него не заступались оранжевые. Они заступались за тех, кому здесь, в Москве давали <несколько?> суток. Эдуард, вам слово!

(Эдуард Багиров)

Добрый день всем! Поразительно, сколько народу. Рад вас всех видеть. Максим совершенно верно сказал, что за меня заступилось государство целиком. Но я ещё помню девяностые годы, когда ничего подобного и близко невозможно было представить. Сейчас я вижу государство, которое на моих глазах буквально создал Владимир Владимирович Путин за последние несколько лет. Единственное — что сейчас, сегодня Москва разделилась на две части. Изрядная часть находится на Болотной площади. Все раздолбаи и бездельники собрались там. А вы сегодня здесь — мне приятно вас видеть. Сейчас стало известно, что наш митинг сегодня поддержал сам Владимир Владимирович Путин. И я…

(Митингующие: «Ура!»)

И я, как доверенное лицо…

(Митингующие: «Урааа!»)

И я, как доверенное лицо Владимира Владимировича <здесь надо перепроверить, очень неразборчиво было> на президентских выборах, передаю ему привет и рад, что вы сделали правильный выбор. Рад вас видеть здесь, ребята! После предыдущих ораторов и последующих <может убрать «последующих» — явно Эдуард оговорился?>, мне, я боюсь, сказать больше нечего. Спасибо вам, что вы сегодня здесь! Привет!

(Митингующие — не поняла, что кричат)

(Сергей Кургинян)

Мы все очень разные. Я сейчас передам слово Йохану Бекману — правозащитнику, председателю антифашистского комитета Финляндии, который обратится к вам с его «Нет оранжевой чуме!». Мы все разные и хотим разной политики. Но мы все едины в одном — в том, что этот оранжевый мусор будет выметен. Я не являюсь ничьим доверенным лицом и не буду являться, но СНАЧАЛА — ПОБЕДА НАД ОБЩИМ ВРАГОМ, А ПОТОМ — БОРЬБА ЗА РАЗНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ! У НАС — ЕДИНАЯ РОССИЯ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ РОССИЯ! УРА!

(Митингующие: «Урааа!»)

(Максим Шевченко)

Я хочу представить вам Йозефа <Йохана?> Бекмана. Это финский адвокат, гражданин Финляндии, который боролся за антифашистов Прибалтики. Когда ребята в Эстонии защищали памятник Советскому Солдату, и когда фашистский режим бросил в тюрьму Дмитрия Литтера, Максима Ревву, других ребят, то мало кто за них вступился. Мы видели, как оранжевые говорили, что — правильно, что надо ломать могилу советских солдат, что это могила оккупантов, что они не имеют отношения к нам. И <финн?>, родители или дед которого когда-то защищал <защищали?> свободу своей страны, встал сегодня вместе с нами за правду, за Интернет <столицу? — непонятно> и за справедливость. Йозеф!

(Йохан Бекман)

Привет, русский народ!

(Митингующие: «Урааа Йозефу!»)

(Йохан Бекман)

Я хочу вам сказать следующее. Вы очень счастливый народ! Потому что вы имеете право голосовать на выборах и судьба нашей планеты в ваших руках. Поэтому я очень рад выступать на вашем митинге. К сожалению, сегодня идёт война против России. Это информационная война. Это оранжевая война. И мы выступаем против этого. Поэтому — счастья вам! Спасибо!

(Митингующие: «Спасибо!» «Урааа!»)

(Сергей Кургинян)

У Йохана фамилия такая же, как у моего деда, который поддержал Советскую Власть, будучи царским офицером и который говорил о том, что Советский Союз — великая страна. Спасибо, Йохан, за ваши тёплые слова! Спасибо за то, что вы пришли!

(Митингующие: «Урааа!»)

(Максим Шевченко)

Скажите, народ, вы помните, что они сделали с нашей армией?

(Митингующие: «Дааа!»)

Вы помните? Здесь есть офицеры, здесь есть солдаты, которые терпели унижения в девяностые годы? Которых бросили убивать своих братьев? Которых наёмниками послали по всему миру? Здесь есть офицеры, которые помнят распад армии, распад страны? Есть, я знаю! (Митингующие: «Дааа!»)

(Максим Шевченко)

Мы когда-то (люди моего поколения) давали присягу защищать Советский союз. Мы не исполнили эту присягу — дадим себе в этом отчёт. Мы, мужчины, не исполнили ту присягу, которую давали… Сегодня мы должны вернуться и исполнить её! Мы должны защитить то, что осталось от нашей Родины. Мы должны восстановить нашу Родину! Иначе, когда мы умрем, нам трудно будет смотреть в глаза Господу Богу, когда он будет разговаривать с нами на страшном суде. Я хочу предоставить слово Павлу Поповских, председателю Центрального совета «Союза десантников России», человека, которого все 90-е годы пытались прессовать и мучить оранжевые бандиты. Пожалуйста, прошу Вас…

(Павел Поповских)

Дорогие москвичи!

(Митингующие): Урааа!

(Павел Поповских)

С вами сегодня «Союз десантников России» от Владивостока до Калининграда. Мы — с вами! И всегда будем стоять на защите нашего государства и нашего Отечества. С вами не только «Союз десантников России» (это ветераны и молодые военнослужащие, [уже] отслужившие), с вами — действующие военнослужащие войск (они тоже всегда стояли и стоят на страже). Мы защитили в своё время страну от распада в чеченских горах в 94-96-м годах. Мы защитили страну от унижения в Закавказье в 2008-м году. И мы не дадим её растоптать оранжевым и развалить еще раз как в 91-м! Россия не повторит судьбу Советского Союза — у неё есть защитники. Но будьте бдительны, дорогие москвичи, дорогие русские люди, российский народ (а это — не только русские). Мы — россияне, и давайте будем бдительны! Давайте будем бдительно следить за происками оранжевых. Ведь они уже — выборы ещё не начались, выборы через месяц, но они уже вчера ещё объявили, что эти выборы — незаконны, нелегитимны. Они готовятся их опровергнуть. И их будут поддерживать! Но мы должны встать плечом к плечу и защитить итоги выборов, которые будут четвёртого марта. И десантники будут выбирать выбирать Верховного Главнокомандующего (потому что Президент по Конституции Российской Федерации является Верховным Главнокомандующим) — того Верховного Главнокомандующего, который сможет выполнить программу (Государственную программу вооружений, уже принятую и уже реализуемую), того Главнокомандующего, который сможет восстановить боеспособность армии в постреформенный [период] (реформа даёт свои плоды). Того Главнокомандующего, который сумеет остановить и заменить ОФФШОРНУЮ элиту, несущую угрозу национальной безопасности, НАЦИОНАЛЬНО ориентированной элитой! Мы — против оффшорной элиты! Это — она сегодня на Болотной! А национальная элита — она здесь, вот она! Вот — Проханов Александр Андреевич (он будет еще сегодня выступать), Кургинян Сергей, Максим Калашников… Вот ЭТО — национальная элита! И десант — с вами, дорогие друзья! Ура!

(Митингующие): Урааа! Урааа!

(Сергей Кургинян)

Мы будем выбирать по-разному. Но мы едины с Павлом в одном. [несколько перефразирует строки из песни В. С. Высоцкого] Он снова тут, он снова здесь! Ты ждешь заветного сигнала. И он, должно быть, тоже здесь, среди стрелков из «Эдельвейс». Их надо СБРОСИТЬ с перевала!

Мы их СБРОСИМ с перевала и разберёмся БЕЗ НИХ! Все знают, что у нас много расхождений с Александром Дугиным. Я предоставляю ему слово, потому что в ЭТОМ — мы едины! Мы СБРОСИМ их с перевала! Сбросим ВМЕСТЕ! Да здравствует Россия!

(Александр Дугин)

Дорогие русские люди! Сегодня глобальная американская империя стремится установить свой контроль над всеми странами мира — они вторгаются туда, куда хотят, не спрашивая разрешения ни у кого. Но заходят они не со своей авиацией [неразборчиво], а с пятой колонной, которая откроет, как они считают, им двери к природным ресурсам, к внешнему управлению над странами, народами и континентами. И сегодня, когда они вторглись в Афганистан, в Ирак, в Ливию, на повестке дня Сирия, Иран. Но целят он в Россию! И мы — ПОСЛЕДНЯЯ ПРЕГРАДА на пути построения глобальной империи Зла! Поэтому их внутренняя агентура с двух сторон — со стороны радикальной оппозиции, которая собирается на Болотной площади, и со стороны их агентов влияния ВНУТРИ САМОЙ ВЛАСТИ — делают всё возможное, чтобы ослабить Россию для того, чтобы открыть её завоевателю двери и установить над нами внешний глобальный контроль. Для того, чтобы отразить эту серьёзнейшую опасность, которая нависла над нами, мы должны быть едины, солидарны, мобилизованы. Мы должны вспомнить, что мы — РУССКИЕ, что мы тысячелетия отстаивали свободу и независимость нашей страны. Мы пролили моря крови, своей и чужой, чтобы Россия была Великой. И Россия будет Великой, либо её не будет вообще. Россия — всё, остальное — ничто! Россия — всё, остальное — ничто! СЛАВА РОССИИ!

(Максим Шевченко)

Слава России!

(Митингующие): Урааа! Урааа!

(Максим Шевченко)

Александр Дугин вспомнил народы мира, которые сегодня борются против вооружённого захватчика. Я бывал в Афганистане. Я бывал в Ливии во время войны сейчас. Я много раз бывал в Сирии. Я вижу, как истекает кровью народ Афганистана. Я вижу, как истекала кровью Ливия — на наших глазах под такие же слова о демократии, о свободных демонстрациях превратили страну в кровавую кашу. Сегодня в Ливии ОТКРЫТО высаживается американская морская пехота, оккупируя нефтеносные районы после зверского убийства её руководителя Муаммара Каддафи. Сегодня в Ливии уже никто не говорит о демократии. Там нет демократии. Там есть хаос, война и иностранная оккупация. Также будет и у нас, если мы сегодня дадим ИМ развалить нашу страну. Дадим им не позволить нам воплотить в жизнь нашу демократию, нашу народную свободу. Также сегодня истекает кровью народ Сирии. Открыто террористические банды приходят на территорию Сирии. Никто не скрывает — ни Америка, ни стоящие за их спинами саудовские лакеи Америки, ни Израиль — что они финансируют террористов и бандитов, которые приходят в Сирию. Также будет и с нами! Вспомните, как это было в 90-е! Вспомните как уничтожали и взрывали нашу страну, убивали наших людей! Я хочу предоставить слово человеку, который в самые тяжелые дни 91-го года, 93-го года — да я не вспомню ни одного дня, когда он склонил бы шею, когда он отступил бы от своей позиции! Я хочу предоставить слово великому патриоту нашей общей советской Родины Александру Проханову.

(Митингующие): Урааа! Урааа! Про-ха-нов! Про-ха-нов! Про-ха-нов! Про-ха-нов! Про-ха-нов!

(Александр Проханов)

Братья, оранжевый цвет — это цвет собачьей мочи на снегу…

(Митингующие смеются)

(Александр Проханов)

…Но этот цвет может превратиться в кроваво-красный. Мы пришли сюда, чтобы предотвратить НАЧАВШУЮСЯ — не будущую, а сегодняшнюю! — оранжевую революцию, оранжевый переворот, который заострил своё остриё и бьёт в Кремль.

(Александр Проханов)

…Он говорит, что он бьёт в Путина. Он бьёт в российскую государственность, еще хрупкую, робкую, не состоявшуюся до конца, и если она будет разрушена, начнется гигантская бойня всех против всех, русских против кавказцев, кавказцев против татар, русских против русских. Начнется та катастрофа, которая была уже после февраля семнадцатого, и против <может, после?> августа 91-го года. Единственный кандидат в президенты, кто поддержал наш антиоранжевый митинг, является Владимир Владимирович Путин. И мы говорим ему: «Путин!..»

(митингуюшие: «Путин!»)

(Александр Проханов)

«…Путин, ты можешь, можешь предотвратить оранжевую революцию, уничтожив и сократив олигархический беспредел в России, когда горстка миллиардеров танцует на костях великого народа. Ты можешь предотвратить оранжевую революцию, если прекратишь перекачивание русских ресурсов в западные банки, если укротишь безумное либеральное телевидение, которое развращает народ в течение двадцати лет». Мы за честные выборы! Мы за немедленное развитие России, чтобы опять были восстановлены наши заводы, чтобы летали в небе самолёты и плавали лодки в океанах, чтобы наш, русский звездолёт летел к Марсу. Мы за честные выборы! Я говорю: «Да здравствует русская победа! Да здравствует неизбежная русская победа! Слава России! Слава России! Слава России! Слава России!»

(митингующие: «Урааа! Урааа!»)

(Сергей Кургинян)

Мы собрались здесь очень разные. Есть наша общая резолюция, и все ее читали и поддержали. Мы собрались здесь очень разные, и мы будем по-разному видеть наше будущее. Но мы чувствуем оранжевую опасность! Они хотели продиктовать волю стосорокамиллионному народу, выведя несколько десятков тысяч людей на площади. Пусть они видят, сколько людей вышло против них! Против них! И пусть они знают, что завтра выйдет еще больше. Сначала мы выметем тех, кто ходит толпой к американскому посольству, кто называет русский народ генетическим отребьем, кто призывает к распаду России и новой Конституции, кто плюёт на честные выборы, используя их как предлог для распада. А потом мы вместе будем думать о том, как жить дальше. Слава России!

(митингующие: «Слава России!»)

(Сергей Кургинян)

Позор оранжевым! Я звал сюда всех кандидатов в президенты, всех кандидатов в президенты! И мы говорим всем: Анти-оранжевый пакт! Кто его не подпишет — пусть пеняет на себя! Мы все должны быть анти-оранжевые, потому что мы все за Россию. Слава России!

(митингующие: одобрительные возгласы, неразборчиво)

(Максим Шевченко)

Мы сегодня здесь собрались для того, чтоб показать, что в России есть народ, многонациональный народ. Мы разные, нас много, нас — огромная страна, которая сложилась по воле истории и по воле наших народов. Мы заплатили кровью за наше единство, и мы не позволим его развалить! Это наш наказ. Сегодня мы принимаем <неразборчиво…> наказ тем кандидатам в президенты, которые идут на выборы. Мы им говорим: «Мы хотим народную демократию, мы хотим свободы слова, мы хотим, чтобы люди не боялись коррупционеров, не боялись произвола силовых структур. Мы хотим свободную, сильную страну, мы хотим, чтобы президент нашей страны был ответственен перед народом». И так и будет. И сегодня мы говорим, что пусть победит тот, кто самый сильный, у кого самая внятная программа, но это наш выбор, это наша страна, это наша свобода. Это не их, американская и западная, фальшивка, которую хотят нам представить. Мы сами решим, кто у нас будет президентом, а не они решат. Слава России!

(митингующие: Слава!)

(Сергей Кургинян)

И мы будем бороться за честные выборы. Будем! Но они дружно забыли об этом! Вы видите, что они об этом забыли? Они говорят: от лозунга «За честные выборы» к лозунгу «Долой самодержавие». От лозунга «Долой самодержавие» к лозунгу Учредительного собрания. Скажем им нет! НЕТ!

(митингующие: «Ура! НЕТ!»)

(Сергей Кургинян)

И пусть они это слышат! Наше НЕТ оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме!

(ведущие и митингующие, все вместе: «Нет оранжевой чуме!»)

(Сергей Кургинян)

Сказали это — завтра придем в еще большем количестве, если они посягнут на Россию. Да?

(митингующие: «Дааа!»)

(Сергей Кургинян)

А теперь — пусть поют песни! Мы пришли и показали свою силу, и пусть они умоются, и не смеют говорить от имени народа! Да здравствует народ! Да здравствуют свободные выборы! Нет оранжевой чуме!

(митингующие: «Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Нет оранжевой чуме! Урааа!»)

(музыкальный проигрыш: Время, вперед!)

(Сергей Кургинян)

Никто с митинга не ушел, все здесь?

(митингующие: «Даа! Все!»)

(музыкальный проигрыш: Время, вперед!)

Конец.

2012.02.10. Смысл игры № 9

Открытием последнего времени для меня стал Удальцов. Я встретился с ним на передаче у Доренко, на Русской Службе Новостей <http://www.rusnovosti.ru/guests/interviews/28306/185740/>, и эта встреча меня очень впечатлила. Я не буду упражняться в колкостях по поводу данного персонажа, меня до предела огорчил масштаб. Я увидел перед собой человека, бесконечно мелкого, напористого, внутренне пустого, без мечты, без идеалов, с таким дурным, прямолинейным драйвом. И, конечно же, я увидел человека крайне двусмысленного. Вопрос тут не в моём впечатлении и я бы не стал никак акцентировать на нём ваше внимание, а вопрос в некоторых высказываниях Удальцова и, в сущности, в одном его главном высказывании, что господин Кургинян — человек тонкий, там не знаю… думающий и такой дошлый (ну, не важно, я не помню точно, как он это назвал) — а значит, он понимал, что, поскольку средства массовой информации находятся в руках таких-то и таких-то, то его Событие, какое бы он его ни создавал, будет обязательно освещено так, как нужно — таким-то и таким-то.

Во-первых, это утверждение неверно. Во-вторых, давайте задумаемся над его политическим смыслом, потому что именно смысл этого утверждения и раскрывает масштаб Удальцова. Не мои какие-то первые впечатления (а они могут быть неверными или продиктованными степенью недоброжелательства ко мне господина Удальцова), а вот ЭТА фраза дорогого стоит. Значит, что утверждается. Что <начинает рисовать на листе бумаги схему> любое Событие, которое ты создаёшь <рисует круг>, получает освещение в средствах массовой информации <рисует прямоугольник с надписью «СМИ»>, которые принадлежат либо либералам и их западному партнёру, либо власти, и тут тоже ещё непонятно, какая часть из журналистов, так сказать, ревностно выполняет заказ власти, а какая часть, так сказать, подыгрывает этому западному партнёру <рисует соответствующие элементы схемы>. А значит, если ты создаёшь Событие и хочешь, чтобы оно имело успех, ты неизбежно обращаешься, если следовать логике Удальцовых, к одной из этих двух сил.

Ну, вот, дальше он говорит, что поскольку господин Кургинян не может это не понимать… то он же понимает, что либералы превратят Событие в провластное <продолжает добавлять соответствующие надписи на схеме> и власть превратит Событие в провластное, а тогда — толку ли его создавать? Ну, так что именно говорит господин Удальцов? Что есть две силы, и одной из них надо отдаться. Либо надо отдаться Путину, власти и всем прочим — и тогда будет один результат, либо надо отдаться либералам и западному партнёру — и тогда будет другой результат. И в точности это человек — сказать «мелкий», значит ничего не сказать, сказать «пустой», значит тоже ничего не сказать — ТАКОЙ человек говорит (я знаю это точно) ближайшему окружению Зюганова, самому Зюганову, КПРФ (и они же слушают, они натурально и слушают, и делают выводы, а мы-то тоже ведь должны делать выводы), что с таким подходом… ну, как бы… можно быть либо агентом власти, либо агентом ЦРУ, и ясно, что давно уже выбрано вот это <обводит на схеме либералов с западным партнёром>. Это не значит, что надо быть агентом власти. Это значит, что весь подход порочен.

Он порочен в принципе. Глубочайшим образом. Он порочен уже сейчас. Эпоха Интернета вернула людям реальность — нет жрецов, которые препарировали реальность и от которых полностью всё зависело! Все правильно, ещё недавно было почти так. Например, я вывожу по данным милиции 3,5 тысячи людей — т. е. больше, чем Зюганов и Жириновский вместе взятые, на Воробьёвы горы, «Эхо Москвы» говорит, что у меня 500 человек. Это подхватывает ещё 5–7 газет, мне в глаза смотрят наглые журналисты и говорят: «Вот мы что хотим, то из события и сделаем. Будет у вас там 200 человек, мы напишем, что 200 000. Будет у вас 200 000, мы напишем, что 200 человек. И вы полностью в руках у нас, как у средств массовой информации! Какую картинку создадим — то и будет.» Да, в конце 80-х годов было именно так (с поправкой на малотиражные патриотические газеты). Нужно было либо отдаваться в руки именно этих людей (и тогда бы они превращали твои события, пусть и ничтожные, в бог знает что), либо нужно было биться как рыба в неводе и понимать, что про тебя рассказывают бог знает что, а ты должен слушать. И что ты можешь быть десять раз прав, но если тебе припишут какие-нибудь ужасные черты и обвинят тебя неизвестно в чём, ты будешь виноват.

Было ТАК, господин Удальцов, а также множество ему подобных, а также те наивные и уныло бредущие в капканы, расставленные Удальцовым люди из КПРФ! Было так когда-то! Но даже тогда мы знали, что правда имеет абсолютное, т. е. метафизическое значение. Я о метафизике разговаривал не потому, что хотел секту создавать, как кому-то казалось, а потому что я знал, что наступит время, когда именно метафизическое чувство — чувство абсолютной правды и абсолютной лжи, абсолютного добра и абсолютного зла — оно будет всё решать. И вот оно уже решает. И к сожалению, очень многие поддались соблазну, который я, человек абсолютно светский, называю бесовским, или дьявольским. Соблазны эти заключаются в том, чтобы поволочься вслед за силой. Я говорил уже, что ко мне приходили люди из очень левых движений и долго объясняли, почему они идут на Болотную, и когда я в итоге объяснял, что этого нельзя делать, что там творится то-то, то-то и то-то, они вытарищавали глаза и мне говорили: «Сергей Ервандович, ну их же там ТАК МНОГО, ТАК МНОГО!!!» И я понимал, что эта воронка «Так много», воронка Силы, всасывает в себя всё новых и новых людей. Она будет всасывать в себя чиновничество, она будет всасывать в себя масс-медиа, она будет всасывать в себя так называемые элиты, и потом уже сама эта воронка будет, всасывая, раскручиваться, раскручиваться и раскручиваться, пока оттуда не покажется харя дьявола.

Так вот об этой харе. Известно, что дьявол, когда сооблазняет, выступает всё время в разных обличиях (ещё раз подчеркну, что человек я абсолютно светский): то в обличии прекрасной девушки, то в обличии какого-нибудь святого старца. И люди влекутся. Понимая, что влекутся куда-то не туда, но прельщаясь этим обликом. Это называется прельщение. Но в конце этой игры — перед тем, как схватить грешника и отправить его в ад — дьявол обязательно должен показать своё подлинное обличие. Вот от должен его показать! И он превращается из прекрасной девушки во что-то, чем ему и полагается быть: в некое существо, уродливое, хрюкающее, с копытом, хвостом, — в некий ужас. И последнее решение прельщенное существо должно принять в виде дьявола в натуральном виде, БЕЗ всех этих масок. Так вот, на этой Болотной и Сахарова стоит дьявол в НАТУРАЛЬНОМ виде, без масок. Я поражаюсь, насколько обнаглели американцы, что они показывают ЭТИ лики: Собчак (которая сказала, что русский народ — это народ генетического отребья), Немцова, Рыжкова. И над всем этим парит дух Михаила Горбачёва, благословившего всё это и сказавшего «наше болотинское движение» — вот ЭТОТ дух!

А рядом находится Макфол, к которому они все бегают, и я много раз говорил, что ни один Че Гевара, ни один Фидель Кастро в мире, в момент, когда они совершают революции, не побегут в американское посольство, даже если Батисты, против которых эти революции совершаются, зашатались. Вот так вот, грубо, страстно, гурьбой, они туда не побегут.

Итак, все явлено именно в неприглядном, дьявольском виде. И в этом виде кто-то туда влечётся. А я должен по этому поводу говорить, что влекущиеся хотят блага, справедливости и так далее. Что они так недовольны Путиным, что влекутся за благом к Немцову; что их настолько не устраивает нынешнее образование, что они хотят, чтобы Собчак стала министром образования; что их настолько не устраивает нынешняя культура, что они хотят отдать ее в руки Шендеровича, и так далее. Они влекутся именно туда, куда они влекутся, не надо мне сказок, что им не понятно, куда. Стоят определенные вожди, в диапазоне от Удальцова до Собчак, стоят вместе, плечом к плечу, а над этим парит дух Горбачёва. И к этому влекутся. И не надо говорить что влекущиеся, так сказать, — они на самом деле хотят всего хорошего, просто так вот влекутся, непонятно почему. Так можно было говорить, пока не было альтернативных митингов, других претензий к власти, но поскольку они есть, и мы будем эти претензии озвучивать все более и более активно, то говорить об этом уже нельзя. А тогда каждый делает свой выбор, каждый выбирает для себя, и это — метафизический выбор. Метафизический.

Мой отец воевал в пехоте (сначала в кавалерии, потом очень быстро перешел в пехоту), закончил войну контуженным под Кённингсбергом. И он никогда предельных каких-то чувств к немцам не испытывал отрицательных. Ну воевал — воевал. Один его друг, по поручению центра, воевал все время в партизанских отрядах. И видел всё — карателей видел, как они убивали, жгли, что они творили. И у него осталось совершенно другое чувство к немецкой речи, к образу немца, чувство, как я считаю, естественно, неправильное, потому что нельзя ненавидеть какой-либо народ. Но такое, какое есть. Прошло десять лет, или одиннадцать, и где-нибудь в году пятьдесят седьмом — пятьдесят восьмом, не помню точно, по поводу какого-то фестиваля, собрания ГДРошного, или чего-то еще, несколько друзей собрались, друзей отца, в том числе и вот этот воевавший в партизанском отряде, и он говорит: «Не пойду на это мероприятие!» И кто-то ему сказал: «Да ладно тебе, ну пойдём, ну чего это? Социалистические немцы, у них пиво хорошее…» И он посмотрел на этого человека и сказал: «К фрицам — только с автоматом». Я не говорю что это правильно. Это были уже ГДРовские немцы, мы с ними дружили, там было много коммунистов, которые боролись с фашизмом. Но вот ТАК человека достало, да?

Я считаю, что по отношению к Горбачёву и всему остальному, по отношению к митингу, который очевидно сооружается американцами, во всех мыслимых и немыслимых смыслах этого слова и с предельной обнажённостью, по отношению к этому формула должна быть одна. Вот к этому можно прийти, конечно же, в рамках законности и Конституции и так далее, только тем путем, метафорическим, о котором говорил друг моего отца. Никаких других отношений к этому не может быть, и это есть понятие В-Р-А-Г [записывает слово «Враг» на листе бумаги]. Враг. Нет понятия врага вне метафизики. Враг — это носитель некоего Абсолютного зла [пишет «АЗ» на листе]. Это враг. Переговоры можно вести и с врагом.

Но это — враг. И к врагу ходят не агитировать кого-то по поводу чего-то, к врагу ходят на поклон [записывает на листе «НА ПОКЛОН»], чтобы быть кем-нибудь назначенными в новом правительстве, или оказаться в какой-нибудь депутатской группке, или как-то куда-то прибиться, потому что он, враг, — сила! [запиывает на листе «СИЛА»]. И не говорите мне, что во всех этих походах на Болотную есть что-то кроме этого [указывает на лист с записями]. Вот ЭТО — их формула.

Оранжевые — это враг. Это люди с невероятным чувством социального высокомерия, говорящие бог знает что о русском народе и о, как бы, людях простых. Мне надо все время читать, что они говорят, мне всех надо все время убеждать в том, что Волга впадает в Каспийское море? Вот статья Латыниной «Путинг с анчоусами» [показывает распечатку статьи Юлии Латыниной «Путинг с анчоусами», Ежедневный журнал, 6 февраля 2012 года http://www.ej.ru/?a=note&id=11750], в которой говорится, что «мы все дельфины, а их немного; а те, кто собрались за Путина, — это анчоусы». Стоит три автобуса — говорят «На митинг анчоусов свозят автобусами». Приехали люди из других городов — они на чем должны приезжать? Через рамки метро прошло больше ста тысяч. Все, кто там шли, они же живые люди, они видели, как они давились, что они десять раз могли отказаться туда идти. Они шли и шли, в невероятной давке, улыбаясь, спокойно, как на первомайскую демонстрацию. И всех этих людей надо назвать «анчоусами».

И это же не в первый раз. Это все то же самое, что Минкин говорил: мух, то есть тех, кто голосует за Кургиняна, больше чем пчёл, то есть тех, кто голосует за Сванидзе. А вот Берг [показывает распечатку статьи Михаила Берга «Два народа», Ежедневный журнал, 7 февраля 2012 года http://www.ej.ru/?a=note&id=11754]. Это всё — одна компания. Что они говорят: [цитирует Берга]

«…сквозь телевизионную трансляцию от этого сборища с его квасной ксенофобией, горячечно-болезненным патриотизмом так шибало потным совком, словно опять судили Солженицына или Синявского с Даниэлем.»

Я не знаю, кто судил Солженицына, но Синявский потом признался что он агент КГБ, между прочим. Сам! Лично! [продолжает зачитывать статью Берга]

«Короче, сто раз можно повторить, что это было сборище быдла или анчоусов, митинг рабов против митинга свободных людей на Болотной, но не узнать этих людей и не признать в них помноженного на обстоятельства путинской России вечного российско-советского обывателя, главного субъекта российской истории, невозможно. Именно этот субъект медленно запрягает и быстро и глупо ездит. Именно он долготерпелив до кровавых мозолей души. Именно ему мы обязаны тем, что называется последствиями татаро-монгольского ига и всеми многовековыми ошибками дома Романовых, потому что никогда ничего не требовал, а только ждал. Именно этот субъект затоптал солдатскими сапожищами февральскую революцию и совершил октябрьскую. Он с обеих сторон Гражданской войны резал и вешал политических оппонентов. Он рукоплескал Сталину, разоблачавшему и уничтожавшему врагов народа. Да и с удовольствием работал надзирателем, следователем и палачом. Он, он без оглядки бежал от наступающих гитлеровских войск в сорок первом и брал Берлин в сорок пятом. Он был вечным одобрямсом при брежневском застое. И первый испугался социальной конкуренции при Ельцине…»

Понятно? Социальной конкуренции при Ельцине он испугался!

«…и попер в обратную сторону, к родным красно-коричневым. Ему на миру и смерть красна, а оставшись перед миром один на один — он трус и конформист, каких свет не видывал. Короче, это и есть…», — слышите меня? — «…наш замечательней, описанный в стихах, былинах и романах простой русский народ…»

Он описывает тут что он ненавидит — простой русский народ! И он просто брызжет: «Ненавижу!». Латынина брызжет: «Анчоусы». Минкин говорит там: «Мухи».

Пришёл он, простой русский народ, на этот митинг. В невероятном количестве. Растерянный Путин сказал: «Столько административным ресурсом не соберешь»

В последний день я обсуждал график метро, потому что было уже ясно, что на Поклонной может быть давка — столько людей захотело придти! У меня в организации ограниченное количество людей. Они сбились с ног — с утра до вечера принимали звонки организаций, — только организаций! — которые хотели собраться. Административный ресурс? Административный ресурс применяют все!

Олигархоз Божены Рынской знаете что говорит, своим подчинённым? Что ВСЕ приличные люди находятся на Болотной и Сахарова. А НЕ приличным людям в моей организации делать нечего! Рассказать подряд, кто это говорит? Это не называется «сгонять»? Кто-то там пригнал автобус и ему сказали, что «а! Ты всех согнал!»? Какие-то идиоты, не разбираясь что к чему, говорят, что им деньги платили? Вот в этом мутной стихии, которая существует в ЛЮБОМ супермероприятии, в ней выискать 20 ничего не стоит! Нанять пиар-команду — 200 человек будут орать, что им заплатили, ничего не стоит! Это — низкие, омерзительные, глупейшие приёмы!

Хотите еще и еще раз знать, что там было? — Скажу.

В конце ноября я понял, что готовится нечто абсолютно омерзительное. Потому что в Хельсинки собралась некая специфическая публика, которая объявила, что они сооружают «Хельсинки 2.0», т. е. второй развал! Потому что Хельсинкская декларация, в которой было одновременно «права человека» и «нерушимость границ», была использована Западом в том смысле, котором касалась «прав человека» (и тогда всё начала всё разрушать, потому что это же были специфические права — права людей, которые хотят служить американцам). А вот всё, что касается нерушимости границ — об это вытерли зад, как мы видим! Иначе не мог бы состояться распад Советского союза! Вот ТАК работал враг! Теперь сказали, что будем работать снова так же. И соорудили круглый стол 12 декабря (объявили о том, что этот стол будет). Сказали, что этот стол состоит, как айсберг, из открытой части, где будет Лия Ахеджакова, Сатаров и бог знает кто ещё (Шевцова и прочие) и закрытой части, в которой есть место всем, включая деятелей нынешней власти. И когда-нибудь потом, [как] сказал Касьянов, мы назовём имена этих смелых людей. Ровно тогда, когда это началось, я сказал, что если готовится оранжевый комитет под оранжевую революцию, то надо готовить АНТИ-оранжевый комитет, что МНЕ бояться нечего, а кто даже боится, пусть сидит здесь[показывает на нижнюю закрытую часть треугольника на схеме]. И ко мне стали (сначала по одному, а потом маленькими группками) приходить бизнесмены разного типа — ОТНЮДЬ не провластные (эти — просто без власти и Путина НИЧЕГО бы никогда не сделали). Стали приходить, оглядываться, шептаться, что у них семьи на Западе и т. д., но что их оранжевые заколебали. И что в принципе они на что-то готовы, но, наверное, всё сделает Путин. Потом начались эти огромные митинги. Бизнесмены ещё более испугались. Но после того, как мы провели Альтернативный митинг 24 декабря [на Воробьёвых горах] они стали приходить всё более и более активно! Я их всё время накручивал, потому что я знал ОДНО — НУЖНО ПОВЕРНУТЬ ПРОЦЕСС, и без широкой коалиции его не повернёшь! Антиоранжевые — значит, антиоранжевые. Нельзя сказать, чтобы собирались ВСЕ антиоранжевые, и сказать: «А каждый, кто имеет отношение к Путину, хотя бы косвенно, — не смейте приходить.» Это — ХАМСТВО! И верх политического идиотизма. АНТИ-оранжевые — значит, антиоранжевые. Всё! ТОЧКА!

Возбуждённые мною бизнесмены начали говорить со своими друзьями. Меня стали вводить в самые разные социальные среды, где люди (иногда в подпитии, а иногда и с трезва) орали, что этим гадам ничего не позволим и так далее и так далее… Начал складываться вот этот снежные ком… И, наконец, большое количество таких людей (я подчеркиваю снова, там есть люди с Хай-Тека, есть люди, связанные с военно-промышленным комплексом (не первой величины!), есть люди, связанные с обычной промышленностью, с сельским-хозяйством!..) — пришли, наконец, все и сказали, что если вы согласны на настоящую широкую коалицию, вообще без ограничений (хоть там Дугин, хоть кто), если вы свои идеологические заморочки оставите и согласитесь на это, то мы начнём действовать. Я говорю: «Действуйте!» Куда они побежали? Каждый — туда, где он имеет ПОЗИЦИИ. Кто — к казакам, которым он помогает в виде спонсора или в виде кого-нибудь еще или просто друга, то — к каким-нибудь афганцам, то — к кому-то еще. Ну, конечно, все отряды уже следующим кругом побежали к власти. Власть — мычала, упиралась, не хотела ничего делать. Наконец, лавина — я сыграл здесь со своим коллективом «Суть времени», со своим ЭТЦ и со своим вот этим антиоранжевым комитетом роль камня, кинутого в снежную лавину — лавина ПОШЛА.

Когда она пошла, в это уже включились все элиты, какие только можно. И они сумели вместе все собрать ЧЕРТОВСКИ МНОГО людей. КОЛОССАЛЬНОЕ количество людей, НЕВИДАННОЕ в Москве! И когда они их собрали, оказалось, что этих людей в несколько раз больше, чем на Болотной. Восстановилась ситуация с господином Сванидзе и мною, как его оппонентом! Снова было показано, что ЕСТЬ консервативное большинство (можете проклинать его и называть чем угодно!), ЗДОРОВОЕ большинство! Нас — БОЛЬШЕ! Что, за меня когда голосовали, я всех делил на тех, кто будет потом за Путина или против Путина? За меня голосовали те, кто против Сванидзе! Я просто повторил «Исторический процесс» и «Суд времени», но уже НА УЛИЦЕ! Они-то считали, что этого не будет — и ИМЕЛИ на это право! Имели право так считать, потому что всё в МОСКВЕ происходит, в Москве, а не в России! А во Москве МНОГО богатых людей, МНОГО довольных людей, много людей, которым хочется ещё большей свободы грабить своих ближних — свободы ОТ обязательств. И эти люди ВПОЛНЕ могут выйти под Горбачёва и под Собчак, и под кого угодно ещё. А также под пиар-фирмы, которые создают некие ивенты. Здесь так много людей, которые не понимают, как ИВЕНТЫ создают и кто именно их там создаёт? Мне ивентологов по именам называть?

Так вот, это всё произошло, и было понятно понятно, что оно произойдет — на миллион богатых людей в Москве может найтись 30 тысяч активных. А вот то, соберутся ли на улицу те, кто голосовал против Сванидзе, это был БОЛЬШОЙ ВОПРОС. Я был на грани отчаяния и думал, что они НЕ соберутся, что они опять отдадут страну так, как они её отдали в 91-м году. Но ОНИ оказались уже более мобильными. Они — шли и шли, и шли! В метро их прессовали как сельдей в бочке, а они — шли! И смеялись! Теперь среди этой гигантской лавины будут отыскивать там кого-то кто скажет, что на меня цикнули?.. А с другой стороны не цикали? И что, так на многих цикали? И если только цикали, что же они такие счастливые шли в давке-то? Им ничего не стоило повернуться и идти в другую сторону! А они — шли и радовались! И стояли вот эти НОРМАЛЬНЫЕ люди! Теперь их надо облить грязью. Им надо объявить войну. Их надо назвать «анчоусами», «мухами» и всем прочим. Ну, хорошо, это делает враг. А МЫ-то что делаем? ОТКУДА такие сомнения в так называемых политических рядах?

Я задаюсь политическими вопросами. Вопрос номер один. Шёл ли процесс всё это время — процесс! — в направлении, которое нужно Немцову, Собчак, Рыжкову и их покровителям Макфолу и Горбачёву? Шёл ли процесс в этом направлении [рисует на схеме стрелку вверх по диагонали]? Шёл! Потому что улица была МОНОПОЛЬНО у них! И они были преисполнены такой надменности, такой уверенности в том, что игра уже сыграна, что дальше некуда. Первый раз эта надменность чуть-чуть заколебалась, когда мы собрали митинг в 3,5 тысячи людей, но они начали говорить: «Да там 200 челоек! Там вообще никого нет! там милиции больше чем людей!» Второй раз эта надменность заколебалась в трёх передачах «Исторического процесса», когда я показал им их МЕСТО, и что их никто не боится! По крайней мере, Я не боюсь! И вот тогда ещё больше забегали ко мне бизнесмены, уговаривающие собрать этот широкий митинг. МНЕ будут рассказывать как его собирали?! Он собрался и — повернул процесс. Надолго ли, в какой степени, но процесс оказался повернут. Они — растеряны!

На передаче у Гордона они стояли просто с жалким видом, потому что они поняли, что их игра проиграна. Латынина вопит, что игра проиграна, другие. Я не считаю, что их игра проиграна. Они набирают силы. Это первое поражение. Первое. Это даже не битва под Москвой. Но их блицкрига, их вхождения как нож в масло, уже нет, его остановили. Так я спрашиваю: «Что, надо было это останавливать, или не надо?» Вот, я готов, например, предложить всей организации «Суть времени» простой вопрос.

Первое — было ли это направление монопольным?

Второе — было ли это направление деструктивным?

Третье — раз оно было монопольным и деструктивным, то надо ли было поворачивать?

Четвёртый вопрос — можно ли было повернуть, не обеспечив подавляющее большинство людей по отношению к тому, которое выходит на Болотную и Сахарова?

Пятое — можно ли было обеспечить такое подавляющее большинство людей, не создав широчайшую коалицию?

Шестое — можно ли было создать такую широчайшую коалицию, не включая в неё антиоранжевых центристов, которые хотят Путина либо надеясь, что он изменится, либо просто его поддерживая?

Поскольку ответы на все эти вопросы очевидны, то всё делится на три… на четыре категории людей. Первая категория людей — которая понимает, что сделано сумасшедше важное дело, абсолютно позитивное и повернувшее ход российского, а значит, и мирового процесса. Мне звонят очень крупные знакомые из-за рубежа и говорят: «Мы не шутим! Нам говорили, что Обама, обсуждая это событие, которое абсолютно сломало американскую игру, и они теперь в растерянности и не понимают, что делать, всё время спрашивает: „Что такое Сють Времени, Essence of Time?“, „Что такое Сють Времени“?». Я говорю: «Да бросьте Вы, Вы мне льстите.» Он говорит: «Да что — „льстите“? У него идёт сообщение по экрану, что некая „Сють Времени“ собрала сто сорок тысяч людей и поломала игру, в которую было инвестировано более полутора миллиардов долларов» (только из Великобритании полмиллиарда долларов шло по разным каналам в Россию. Сказочки, тоже, мне не надо рассказывать, что это всё даром делалось). Событие позитивное, масштабное, исторически значимое, и что? И в чём дело? Дело в том, что оно принесло очки Путину. Правильно, правильно — оно принесло очки Путину! Почему? Почему оно принесло ему очки? По двум причинам. Во-первых, потому, что очень странно, мягко говоря, повёл себя Геннадий Андреевич Зюганов. А также, между прочим, остальные кандидаты в Президенты. Клянусь тем, что мне дорого, что, конечно, когда пошла снежная лавина, я не мог контролировать каждую точку процесса. Но я контролировал «мейнстрим» и я твёрдо знал, что первым на сцену выходит Зюганов (если он приходит) и говорит всё, что хочет. И если бы он тогда пришёл — а я на сто один процент гарантированно мог это обеспечить — он получил бы реальную возможность побеждать Путина. Но он не пришёл. Не я его отговаривал — бился в истериках Удальцов и заражал своими истериками других. Там очень трудная идёт борьба внутри КПРФ за Зюганова. Комментировать я её не хочу, как не хочу комментировать и весь бессмысленный, дикий и странный хай по моему поводу, который развернулся после этого митинга. Одним ходом я мог обеспечить Зюганову очень крупные очки — он отказался. Но это не всё. Вторая часть заключается в том, что нельзя затыкать людям рот или навязывать им свои суждения. Я сказал на митинге всё, что думал. Я сказал, что на митинге собрались и те, кто верит в Путина, и те, кто верит, что Путин круто поменяет курс, и те, кто, как я, являются политическими противниками Владимира Путина. Я это сказал?

Запись, надеюсь, все просмотрели? Я специально задержал передачу на некоторое время, чтобы все её просмотрели. Кстати, совершенно неверно, что все средства околовластные массовой информации передали, что это всё Путинский митинг. Второй канал, на котором, так сказать, я являюсь соведущим программы «Исторический Процесс», передал по-другому, что Кургинян сказал, что он будет голосовать за Зюганова. Я не сказал, что я буду голосовать за Зюганова, я сказал, что буду голосовать за него, если он не оскоромится оранжевым, в другой передаче. Но я рад, что это прозвучало!

И чем больше я говорю, что я ЗА Зюганова, тем больше КПРФ проклинает меня во всех смертных грехах! Ксения Собчак, которая сказала, что будет голосовать за Путина — душка, милашка, потому что она ходит на либеральные митинги. Я говорю, что буду голосовать за Зюганова, являясь политическим противником Путина, я — непримиримый враг! Это что такое? Это — диагноз! Диагноз, с одной стороны — перевозбуждённости, а с другой стороны — определённая ориентированность. Значит, определённая часть людей считает, что процесс, который двигали Немцов, Собчак и другие, двигался в правильном направлении. Что оранж — это хорошо.

И не надо делать вид, что господин Удальцов и другие не понимают, что такое оранж. Не надо делать вид, что они боятся того, что процесс будет двигаться в оранжевом направлении! Оранжевого процесса боится Зюганов, которого толкают туда, тянут в оранжевый капкан. А Удальцов и другие ХОТЯТ оранжа. Они уже давно отдались во власть либеральных СМИ, их международных хозяев, либеральных ресурсных возможностей, американских посольств и всего остального. Это уже давно спецкрасные. Так вот, эти спецкрасные раскручивают истерику, истерику эту поддерживают просто оранжевые. Мне ли не знать, как организуются некие выступления на сайте КПРФ? А также, всё это заводит людей, которые в политике вообще не разбираются.

Но я спрашиваю ещё раз, я надеюсь, что не просто большинство, а подавляющее большинство, абсолютное большинство людей, которые вошли в «Суть Времени», понимают, что оранж — это смерть страны. ЭТО абсолютный враг! Путин — политический противник, с которым можно бороться всеми возможными способами. Но оранж — это абсолютный враг! И Немцов, Собчак, Рыжков и другие, двигали в оранжевую сторону процесс. Двигали его неумолимо. Он разворачивался по их повестке дня, день за днём. Понимая это (а они ОБЯЗАНЫ понимать, что процесс надо было повернуть), понимая, что его нужно повернуть, они ОБЯЗАНЫ понимать, что процесс могла повернуть только ОГРОМНАЯ масса людей, ОБЯЗАНЫ, не столько, сколько на Болотной и Сахарова, а в несколько раз больше.

Понимая, что только такая масса людей могла повернуть процесс, они должны понимать, что ЭТУ массу людей нельзя было собрать иначе, как на антиоранжевой широкой основе. Сказав: «ВСЕ против оранжевых!», а за кого, куда — как хотим. Хоть национализм, хоть либерализм, куда угодно! Понимая и это, тридцать, сорок людей должны были собирать эти сто с лишним тысяч. Как и там, между прочим. Там же рядом нацики и либералы, и это никого, почему-то не возмущает? Понимая это всё, ясно было, что придут люди и за Путина. А дальше начинается политика, которую так жаждет обсуждать милейший господин Удальцов.

Есть крупное Событие <рисует на листе бумаги круг>. Каждый раз, когда вы создаёте крупное Событие, круп-но-е Событие <пишет эти слова в круге> (а Событие на Поклонной Горе не крупное, а крупнейшее), начинается политическая борьба всех сил за приватизацию этого События. Это — неизбежный закон игры. Если бы Зюганов пришёл, он бы приватизировал до восьмидесяти пяти процентов События. Но он НЕ пришёл. И Жириновский не пришёл. И Прохоров не пришёл.

Тогда Путин, у которого возможностей приватизировать событие — я имею в виду штабы, средства массовой информации — намного больше, чем у всех остальных, говорит: «я к этому событию имею отношение». Он, кстати, ведёт себя достаточно сдержано. Помимо разговоров о том, кто именно заплатит какие-то штрафы(http://putin2012.ru/events/183), что с моей точки зрения, является как раз переходом от сдержанности к неукротимому желанию приватизировать всё и вся, он ведёт себя сдержано, говорит «широкая антиоранжевая сила» и так далее и тому подобное. Не важно. Он имеет право как угодно приватизировать это событие, потому что это право есть у всех. Если это событие — крупный футбольный матч, все пытаются посылать приветствия, или жать руку футболистам. Если это событие — кинофестиваль, все на него идут. Это элементарный закон игры. Что вообще не создавать событий? Не создавать их даже тогда, когда нужно поворачивать процесс и его можно повернуть только с помощью событий? Т. е. надо просто смириться с тем, что американцы всё развалят?

Значит создано событие. За него начинается борьба. Зюганов эту борьбу проигрывает просто потому, что он каким-то странным образом не хочет приватизировать это событие. Загадочным образом, никому не понятным. Но он мог бы ещё приватизировать хотя бы часть события, сказав: «Это не за Путина, это и за нас тоже. Кургинян сказал, что он против Путина, он был ведущим митинга. Не говорите, что это все там были за Путина.» Что вместо этого? С его подачи или нет, даётся «ФАС!» и средства массовой информации коммунистов, у которых чудовищно трудное положение, вдруг начинают, с непонятного резона, проклинать меня столь надрывным образом, который вызывает вопрос у всех. И между прочим у электората. Потому что никто не может объяснить: «а что сделал Кургинян?». Плёнка есть, все видят. Я сначала сказал, что я политический противник Путина, и что я за СССР и красный проект. Каждый раз, когда потом выступающие говорили, что они за Путина, я говорил: «тут собрались люди с разными точками зрения, с разными позициями». Завершая это всё я опять сказал: «мы очень разные». Вместо того, чтобы сказать: «Видите, видите, видите! Это и наше событие!», человек, который назвал оранжевых проказой, начинает проклинать меня. Ну ради бога. А я всё равно протягиваю руку, говорю: «Давайте, мир. Мы противники Путина.» — Ещё больше проклятий. Я снова протягиваю руку… Нет ли в происходящем некоторой странности? А в чём дело? И я боюсь, что это обернётся сокрушительным проигрышем коммунистов. Я не хочу этого проигрыша. Я ещё и ещё раз прошу их опомниться, подумать, понять что к чему и сделать соответствующие выводы.

Мы сейчас пойдём на новые митинги. Пойдём на них сплочёнными рядами с тем, чтобы теперь, после того как мы переломили процесс сообща, заявить о себе. Но что же мы собираемся заявлять о себе? Это очень серьёзный вопрос, потому что есть люди, которые говорят о том, что следующие митинги должны быть, поскольку «Суть Времени» красная организация, то они должны быть чисто красные. А что значит «чисто красные»? Об этом часто говорят люди, которые в 91 году не писали книгу «Постперестройка», где я отстаивал коммунизм. И не отстаивали этот коммунизм все 90е годы, когда я бился за него почти в одиночестве. Об этом говорят люди, у которых, в отличии от меня нет заслуг перед красным мировым движением. Общепризнанных. Книга «Суть времени» сейчас переводится на разные языки мира. Манифест «Сути времени» переведён на языки, включая форси. Я говорю это не к тому, чтобы кого-то осуждать. Я говорю это потому что перед нами действительно сейчас стоит колоссальной важности проблема, выходящая за рамки так называемой митинговой стихии, антиоранжевой борьбы и всего прочего. Наша проблема завтрашнего дня — это проблема синтеза патриотов, которых обычно называют националистами, и коммунистов.

Не объединение их, как это сейчас происходит по принципу эклектики, против оранжевой чумы и либералов, временного правительства Ельцина-Бурбулиса. Это — огромная заслуга Александра Проханова, это труд, который он исполнил на первом этапе нашей политической борьбы. А теперь наступает второй этап, на котором надо обеспечить не эклектику, а синтез. И сорок одна передача «Сути Времени», и книги «Суть времени», и всё, что мы делаем и собираемся делать в дальнейшем, посвящено решению этой наиважнейшей задачи. Произойдёт синтез патриотизма и коммунизма. Произойдёт это и помножится это на наш собственный ответ на вопросы о глобальном смысле развития в двадцать первом веке. Вот тогда мы превратимся в наимощнейшее политическое движение. Не будет этого синтеза — мы будем одним из факторов и не более того. Значит, мы никогда не должны рвать связи с национально-патриотическим движением, той его части, которая готова идти нам навстречу, не только против общего врага, но и идеологически. Поэтому, мы с гораздо большим вниманием, чем на предыдущем этапе, будем принимать заявки на участие в митинге, мы не будем отсекать от этих заявок людей лишь потому, что они, видите ли, не «красные», а патриотические, или имперские и другие. Это было бы с нашей стороны невероятной, непоправимой ошибкой. Я разобрал в этой передаче «Смысл Игры» то, что произошло с митингом на Поклонной Горе. Я специально перед этим продемонстрировал полную видеосъёмку митинга.

http://www.youtube.com/watch?v=6s7TmYj2KE4&t=47m23s

Я твёрдо знаю, что произошло нечто исторически важное. Я твёрдо знаю, что процесс только начался, что оранжевый враг не отступит.

Некоторые говорят, что сначала 12 лет будет править Путин, потом 12 лет его преемник. Умоляю вас, не надо наивности, всякая наивность должна знать меру. У нас в лучшем случае 2 года до событий, которые перекроют то, что сейчас происходит, в сотни раз. И нам надо лихорадочно готовиться к будущему.

Я абсолютно не убеждён, что всё не кончится политической катастрофой 5 марта или с марта по май или в августе этого года. Но даже если рассматривать самый благополучный сценарий, интервал относительного, очень относительного, благополучия, т. е. отсутствия политической войны в её крайних формах, развёрстанной на всю страну — это 2 года.

Для того, чтобы этого не случилось, нужны невероятно крутые, действительно, перемены курса. А шансы на это, увы, до крайности невелики.

Итак, нам предстоит на этом коротком историческом этапе, если он будет завоёван, в виде достаточно тягостной и достаточно унизительной паузы, как того сомнительно лучшего сценария, который можно завоевать на этом этапе. В условиях, когда, ещё раз подчеркну, Геннадием Андреевичем Зюгановым совершена очень крупная политическая ошибка, крупнейшая в его биографии, о чём я всячески сожалею. И я, несмотря на всё, что говорится в мой адрес, сделаю всё возможное, чтобы помочь поправить эту ошибку.

Так вот, вот этот унизительно стабильный сценарий, на короткое время, нужно использовать для того, чтобы решить вот эту идеологическую задачу <показывает ранее нарисованную схему> и предуготовиться к более тяжёлым сценариям развития процесса. А для того, чтобы это было, нужна сплочённость, сплочённость и ещё раз сплочённость. Вот, меня всё время спрашивают, буду ли я формировать центральный комитет, или какой-то центральный совет. Вот, люди, которые отпахали полностью на пикетах, на всём прочем, люди, которые сейчас сбиваются с ног для того, чтобы собирать новый митинг, наш митинг, наш митинг с нашими принципиальными союзниками, вот ЭТИ люди уже по ФАКТУ являются членами центрального совета. Мы создаём партию ДЕЛ, партию ЖИВОЙ политической борьбы, партию политической сплочённости. Это не имеет ничего общего с рабским повиновением, с «одобрямсом» и всем прочим. Просто, мы понимаем, что нам удалось сделать — нам удалось сделать больше, чем гораздо более зрелым, крупным движениям в стране. Мы сделали ОЧЕНЬ много. Мы показали американцам, что они не являются монополистами на поляне под названием «Большая Игра», вот на этом зелёном игровом поле. Мы повернули ход исторического процесса. Но это — мелкий ситуационный успех, а нам нужно добиваться решения наших главных, принципиальных задач. Нам нужно восстановить нашу великую Родину, исправив все ошибки, которые были на предыдущем этапе, нам нужно восстановить те великие идеологические смыслы, которыми жила Родина и не просто восстановить, а обновить их самым радикальным образом. И нам нужно вновь сказать о том, что возрождённая Россия будет лидером и будет указывать пути миру в двадцать первом столетии.

2012.02.13. Смысл игры № 10

В ближайшее время выйдут еще две передачи «Смысл игры». В одной из них я обсуждаю митинг на Поклонной горе со своими соратниками из движения «Суть Времени», в другой я обсуждаю то же самое с членами КПРФ и другими гражданами, собравшимися для встречи со мной в городе Протвино. Членам КПРФ сильно задурили голову, обвиняя меня в том, что я про-путински выступил в ходе митинга на Поклонной горе. Но когда ты внимательно и вежливо разговариваешь с людьми, которым задурили голову, то люди быстро выкидывают из головы дурь и начинают понимать что к чему, тем более что факты — вещь упрямая. Я был единственным, кто на Поклонной горе выступил, прямо сказав, что я являюсь противником политики Путина, сторонником СССР 2.0 и Красного проекта. Я несколько раз повторял на этом митинге, что здесь люди с разными точками зрения. Это происходило каждый раз, поскольку я был ведущим, после того, как кто-нибудь начинал говорить «Да здравствует Путин!» Я сожалею, что кроме меня внятно сказать, что я являюсь противником политики Путина, не захотел никто, но каждый человек высказывается так, как он хочет. Обратите внимание, что и господин Вассерман, который на самом деле не присутствовал среди высказавшихся на Поклонной горе, и потом говорил некоторые странные вещи, в передаче у Гордона открыто и однозначно поддержал Путина. А я еще раз заявил, и на этой передаче, и на всех других, что я являюсь противником политики, проводимой сейчас Путиным и Медведевым. И это — неоспоримый факт.

Сейчас говорят все о митинге на Манежной, который осуществят некие сторонники Путина. Говорится об этом довольно странно, человек я, все-таки, обладающий определенным политическим опытом, и мне кажется, что буквально того, о чем говорится, просто не будет. Я исхожу из тона заявлений, из того, кто именно делает эти заявления, из противоречивости этих заявлений, но что бы в итоге ни произошло, состоится ли про-путинский митинг на Манежке, или он не состоится, произойдут ли какие-то другие акции в этот день в городе, которые будут носить про-путинский характер, или эти акции не произойдут, меня там не будет, как не будет там и организации «Суть Времени». Меня там не будет так же, как не было меня в числе так называемых «кремлевских политологов», или политологов, пришедших на встречу с Владимиром Путиным. Многие ждали меня там со злорадным ликованием. Ну, как я говорил господину Сванидзе в свое время на передачах, так говорю всем, кто ждет со злорадным ликованием меня на каких-нибудь про-путинских акциях: ВОТ! [демонстрирует комбинацию их трех пальцев на обеих руках]. Я заявил, что являюсь противником проводимого курса, я никогда не смогу поддержать главные слагаемые этого курса как по причинам стратегическим, так и по причинам конкретно-политическим; стратегически я вообще противник философии, на которой строится политика Путина, а политически я не приемлю очень и очень многого. И эта линия будет проводиться все время.

И эта линия будет проводиться всё время. Кто бы, чтобы не говорил. Я никогда не стану уподобляться своим противникам и поносить их так, как он поносят меня. Кроме всего прочего я считаю, что если меня так поносят — значит всё в порядке. Нам удалось сделать то, что хотели. Нам удалось повернуть процесс в нужную сторону или точнее не допустить, чтобы он шёл в ненужную сторону. Этого нельзя было сделать, не создав широкий анти-оранжевый комитет, включающий всех. Включая как сторонников Путина, таких как Михаил Леонтьев, так и условных сторонников Путина, считающих, что Путин должен повернуть курс то ли в одном направлении, то ли в другом, таковыми являются и Максим Шевченко, и Александр Проханов.

Я понятно, внятно и чётко выразил свою позицию, правда же?! И то что она не голословна, подтверждают все записи того, что происходило на Поклонной горе.

Теперь о судьбе анти-оранжевого комитета. Анти-оранжевый комитет инициирован моим обращением ко всем гражданам России. Граждане откликнулись, как сторонники Путина, так и противники. Начинается сбор подписей под анти-оранжевым пактом, который опять-таки я предложил и подписал. И его будут подписывать другие, повторяю, очень разные люди. Члены анти-оранжевого комитета могут действовать так, как они сочтут нужным. Они все абсолютно свободные и независимые люди. Там нет начальников и подчиненных. Кто-то хочет и идёт на мероприятия Путина, для кого-то это просто естесственно, кто-то так определяется. Как я уже сказал, я определяюсь по-другому и имею право на такое определение в той же степени, на какой другие имеют противоположное право определяться так, как они хотят.

Итак анти-оранжевый комитет, как и анти-оранжевый пакт, как и анти-оранжевый митинг на Поклонной горе инициирован мною лично и организацией «Суть времени». Но мы являемся одним из небольших слагаемых. Мы являемся камнем, брошенным в лавину, которая «пошла». И это хорошо.

Но это необходимо, и этого недостаточно. Наш митинг 23 февраля, на ВДНХ, будет альтернативным митингом. Если хотите, смотром наших сил. Он будет собирать, так называемую, «третью силу», то есть людей, которые выступают и против проводимого курса резко, и против оранжевых. Он будет также митингом, на котором мы будем рассматривать свою повестку дня и то, что можно назвать гражданским действием, то есть как же всё-таки недопустить тех сценариев развития событий после пятого марта, которые нам навязывает противник. Противник, конечно, хочет столкновения силовых структур с митингующими и дальнейшего разворачивания событий в ту сторону, в которую они разворачивались в странах арабского мира, странах СНГ. Мы будем обсуждать то, как этого не допустить. Мы собираемся там сами, приглашая на это наших стратегических союзников, людей, с которыми у нас общее мировоззрение, а не просто некая ситуационная связь, по принципу «мы все не хотим оранжевого». Это гораздо более узкий круг наших союзников. На митинг на ВДНХ собираются наши союзники и наши соратники. Это тоже понятно?!

В связи, с навязчивыми обращениями ко мне, подчеркну окончательно и бесповоротно: Никакого отношения мероприятиям Путинским, проводимым на Манежной площади или в другом месте, это не имеет и не будет иметь. У нас стратегически совершенно другая позиция. И это будет доказано делом.

Пиарить можно что угодно. Но когда ты не даёшь повода к тому, что пиарится, когда все видят, что пиарится ложь, то обвинения в итоге оказываются очень обоюдоострыми. Если обвиняют в том, чего очевидным образом нет, то грязь этих обвинений не тебя марает, а тех, кто выдвигает эти обвинения.

Завершив эту первую часть внеочередной и, как мне кажется, чрезвычайно важной передачи, я перехожу ко второй решающей части. Я хочу еще и еще раз подчеркнуть, что митинг на Поклонной горе был собран не для того, чтобы продиктовать другую волю используя фактор улицы. Как говорят некоторые «воля большого народа по отношению к малому народу». Такой цели мы не преследовали. По крайней мере МЫ, как Суть Времени, как инициаторы этого события, его идеологи и люди которые придали этому событию импульс. Мы хотели другого, чтобы никто — ни мы, ни наши противники, а я считаю оранжевых своими противниками и даже врагами постольку, поскольку речь идет о том, что я много раз перечислял: о хождениях в американское посольство, о социальном высокомерии, о требовании изменения Конституции с помощью улицы, о гегемонии какого-то креативного класса и т. д. и т. д., вот эта совокупность оранжевых признаков для меня есть образ врага. Я считаю подобные силы действительно врагом России коллективным и против них я буду бороться. Если они дальше вознамерятся продиктовать волю улицы вопреки воле народа, то они получат в ответ другую улицу. Надо надеяться, что еще более убедительно многочисленную, чем в предыдущий раз. Но это потом и лучше всего этого не допустить. Мы не хотим монополии на уличное движение со стороны оранжевых.

Но Мы не хотим переводить процессы России в русло борьбы оранжевых и антиоранжевых. Если оранжевые, как говорят в таких случаях, попрут, наплевав на все, они получат ответ. Но желательно, чтобы этого не произошло. И вот здесь я перехожу к самому главному.

Обращение руководителя движения «Суть времени» С. Е. Кургиняна ко всем политическим, общественным, гражданским силам страны, ко всем гражданам России.

Прошу рассматривать этот текст как мое официальное обращение ко всем политическим, общественным, гражданским силам страны, ко всем гражданам России. «Суть времени» и я, как ее руководитель, инициируют другое начинание. Мы объявили это давно и проводили действия, которые позволяли этому начинанию состояться всерьёз. Это начинание называется КАРИК (Комитет Альтернативного Расследования И Контроля). Мы создали этот комитет. Этот комитет открыт для всех. Подчеркиваю, для всех политиков, для всех общественных деятелей, для кого угодно. Потому что у этого комитета есть такая цель, которую, как мне представляется, нельзя не разделить. Её не могут не разделять с нами все люди. Как бы их убеждения не были нам антагонистичны или даже враждебны. Совершенно не важно, кем мы являемся (с точки зрения нашей идеологии, морального облика строителей коммунизма, приверженности или неприверженности власти), это не имеет никакого значения. Потому что мы занимаемся одним простым делом — собиранием протоколов участковых избирательных комиссий. И созданием на базе этих протоколов альтернативной модели, которая может как выявить подлоги на парламентских выборах, так и выявить подлоги на президентских выборах, а значит этих подлогов не допустить.

Мы создаём такой Комитет по расследованию парламентских выборов и контролю за Президентскими выборами. На основе абсолютно внятной идеи. Я хочу её ещё раз пояснить всем.

В стране девяносто пять тысяч участковых избирательных комиссий. Членами участковых избирательных комиссий являются полномочные представители ВСЕХ оппозиционных партий — так это обстоит в соответствии с законом о выборах. Значит, избирательная комиссия, участковая, состоит из членов, а членами являются представители всех оппозиционных партий. Я не говорю сейчас о наблюдателях. Возмутительно, если их удаляют с участков, но это вопрос второй, это — наблюдатели. Есть члены избирательных комиссий, члены. Эти члены при подсчёте голосов присутствуют, и удалить их невозможно. Если их удаляют — это возмутительное правонарушение, уголовно преследуемое, по которому немедленно следует сообщить по горячей линии. Вам будут названы телефоны, по которым об этом надо будет сообщать — это немедленно будет проверяться нами, как Комитетом по Альтернативному Расследованию и Контролю. Но, поскольку это — огромная редкость, то члены избирательной комиссии, конечно, присутствуют при подсчёте голосов и подписывают протокол участковой избирательной комиссии — вот такой вот протокол они подписывают [показывает лист формата А4], все. Вот тут стоят подписи [расписывается несколько раз и показывает на листе, где именно], подписи представителей КПРФ, других оппозиционных партий, понимаете? Этот протокол является единственной по-настоящему серьёзной бумагой, на основе которой можно вести политическую борьбу. Потому что, если речь идёт о подлоге на выборах — а именно ЭТО представляет собой переход власти от демократии к тирании — то подлог выглядит так [начинает рисовать схему на листе]: в территориальную избирательную комиссию, которая находится НАД участковыми избирательными комиссиями, НАД [показывает крупным планом лист со схемой] участковыми избирательными комиссиями (вот это — территориальная избирательная комиссия, а это — участковая избирательная комиссия [продолжает рисовать схему и сразу же показывает крупным планом]) поступают протоколы участковых избирательных комиссий. Они суммируются, и на основе этой суммы [быстро рисует дополнения в схеме] территориальная избирательная комиссия создаёт сводный протокол [показывает лист крупным планом]. Если глава этой территориальной избирательной комиссии, или вся комиссия в целом, хотят осуществить подлог, то это значит, что они делают эту сумму [добавляет надпись и снова показывает], видят, что там на самом деле голоса распределились между партиями или между кандидатами в Президенты так, так и так [показывает схему], потом перечёркивают эти цифры и пишут свой протокол территориальной избирательной комиссии — фиктивный, подложный — и подают его наверх [пишет и показывает схематические пояснения]. Если просуммировать протоколы, по данной территории, участковых избирательных комиссий, то этот подлог сразу выявится, потому что, подчёркиваю ещё раз [быстро добавляет пояснения в схеме и показывает], протоколы эти — копии заверенные этих протоколов — есть у всех членов участковых избирательных комиссий, в том числе, у КПРФ, но и не только. У ВСЕХ. Значит, ВСЕ могут следить за этим подлогом [показывает на листе, где именно подлог]. И он может быть моментально выявлен. Человек, который его осуществил — председатель избирательной комиссии территории (территориальной избирательной комиссии ТИК) — должен быть осуждён по соответствующей статье Уголовного Кодекса, которая существует. Вопрос не в каких-то там административных наказаниях — ЭТО УГОЛОВНО НАКАЗУЕМОЕ ДЕЯНИЕ.

Дальше уже эти сводные протоколы поступают в комиссии субъектов федерации, и здесь опять может быть осуществлен подлог, но его тоже очень просто выявить. Надо просто просчитать все протоколы Участковых избирательных комиссий по данному субъекту и найти разницу в этих данных. Если данные рознятся — это подлог. И наконец, после этого это поступает в Центральную избирательную комиссию, в которой тоже может быть осуществлен подлог. Но если он был осуществлен господином Чуровым на парламентских выборах, то господин Чуров должен быть не снят с занимаемой должности, а осужден — в соответствии со статьей Уголовного кодекса. Если же он не был осуществлен, то ничего другого господин Чуров осуществить не может.

Не надо эксплуатировать архаическое или постмодернистское сознание наших сограждан. Чуров — не паук, не осьминог, не всемогущий маг, не Кощей Бессмертный. Он — человек, который располагает определенными возможностями для того, чтобы исказить результаты выборов. Он либо применял эти возможности, и тогда он — преступник, осуществивший подлог, либо не применял. Но все остальные возможности, так широко обсуждаемые: карусели пресловутые, запихивание лишних бюллетеней в мешки, в урны, — это не Чуров делает, это делается на участковых избирательных комиссиях. Но там сидят представители оппозиционных партий в статусе членов избирательной комиссии. Членов! И они должны не подписывать протоколы, заявлять протесты, бить во все колокола, они должны держать удар. И уж как минимум они не должны вступать в отношения сговора или в отношения купли-продажи. В этом есть политическая борьба.

Что касается грязности избирательного процесса, то он везде грязный. Что не мешает нам у урн менять политику правительства, власть. Уго Чавес пришел к власти в результате процесса электорального. В котором грязи было больше чем у нас. Наше общество достаточно криминальное, и эту грязь мы не можем отменить, мы можем сделать это только очистив общество. Поэтому все, что мы можем реально делать сейчас, если речь идет не о бузе, не о, простите меня, метяже, не о каких-то деструктивных действиях, а о борьбе за честные выборы, — это осуществить то, о чем я говорю! Вот это надо осуществлять совместными усилиями. И тут нет никакого вопроса о том, как к тебе относится тот, кто хочет в этом участвовать, какие у тебя убеждения, сколь сильно они отличаются от его убеждений. Вообще ни о чем речь не идет, ни о какой оранжевости, ни о чем. Это, кстати, тест. Индикатор.

Я обращаюсь сейчас официально к Лиге избирателей России. И говорю: «Давайте вступим в диалог с КАРИК. Мы такие же граждане, как и вы. Давайте вместе собирать протоколы. И мы будем предоставлять собранные протоколы вам, а вы — нам».

В отличие от Лиги избирателей России, я обращаюсь к Алексею Навальному. Если господин Навальный хочет поднять оранжевый мятеж, то это один разговор. Но если господин Навальный хочет подсчитывать протоколы — пожалуйста, давайте сотрудничать! Если действительно кого-то интересует честность выборов, давайте сотрудничать! Но если вы отказываетесь сотрудничать в таком элементарном, абсолютно ясном вопросе, то вы демонстрируете странный, крайне странный характер ваших намерений. Поэтому, как мне кажется, вы от этого предложения просто не можете отказаться. И не должны. А я надеюсь, что и не будете.

Данное предложение адресовано также — и в этом отличие КАРИК от Лиги избирателей России — Геннадию Андреевичу Зюганову, господам Прохорову, Жириновскому. Ко всем! Давайте контролировать власть совместно. Давайте собирать протоколы. И если мы в состоянии это сделать — а я в лепешку разобьюсь для того, чтобы это сделать — то давайте создадим общественный избирком, который выдаст результаты раньше. Раньше, чем центризбирком. Это можно сделать. Это очень амбициозная задача, но она — возможная. И мы не хотим действовать отдельно от вас. Потому что мы хотим убедить всех граждан в абсолютной конструктивности наших намерений.

Говорю в очередной раз, что для меня победа Зюганова — это не ужас и кошмар моих ночей, как для госпожи Собчак, а совершенно нормальное политическое событие. Я не понимаю, почему этого надо страшиться. Я страшусь распада страны, гражданской войны, каких-то эксцессов, иностранного вмешательства, а вовсе не того, что победит Зюганов.

Но для начала давайте, пока не поздно, расследуем то, что происходило на парламентских выборах — это можно сделать за считанные дни. Я еще раз обращаюсь к Геннадию Андреевичу Зюганову, мне абсолютно все равно, сколько за это время некомплиментарной информации исторгла из себя КПРФ. Если я обращаюсь к господину Навальному, к Лиге избирателей России, то уж тем более я обращаюсь к людям, чьи убеждения мне абсолютно симпатичны и дороги, и мне абсолютно безразлично, что они думают обо мне. Я и движение «Суть времени» сделали очень много для них в предвыборный период. И если бы Зюганов пришел на Поклонную гору, на которую его звали, то мы бы одни сделали для него больше, чем все вместе взятые. Он не захотел этого сделать, это его проблемы, у него свое видение процесса, но давайте протоколы пересчитывать. Геннадий Андреевич Зюганов сказал «Эхо Москвы», что у него было 400 тысяч наблюдателей на 95 тысячах участков. Значит, протоколы есть! Ну давайте их вместе пересчитывать.

Я обращаюсь ко всей стране. Ко всем политикам. Давайте вместо того, чтобы оказаться обвиненными в авторитарности, зажиме свободы слова и демократии, вместо того, чтобы оказаться в одном ряду с другими странами, давайте сделаем шаг вперед. Мы сейчас реально имеем возможность двинуться в сторону неслыханной демократии — прямой электронной демократии! Ведь протоколы участковых избирательных комиссий, там же нет тайны голосования, там уже есть сводные цифры. Там нет людей. Почему нам не показать 95 тысяч протоколов участковых избирательных комиссий всем гражданам России? Ведь мы же не хотим где-то сами под столом пересчитывать голоса, а потом объявлять вам результаты. Мы хотим сделать так, чтобы все это могли проверить, все. Все, кто угодно. Американцы, французы, англичане, китайцы. Любая, ненавидящая нас сила. Все граждане России, все! Россия с этого момента становится самой демократической страной мира. Клянусь, что это можно сделать.

Господин Навальный, господа из Лиги избирателей России, кандидаты в президенты: господа Прохоров, Жириновский, Геннадий Андреевич Зюганов, представитель идеологического направления, которое мне наиболее близко и дорого, — давайте все вместе это сделаем! Это не принадлежит никому, это не принадлежит Кургиняну и «Сути времени», это не принадлежит каким-то там активистам, это — абсолютно широкий демократический процесс. Нам всем гражданам надо показать эти результаты.

Есть одна мелочь, которая почему-то волнует только меня. Она заключается в том, что Чуров — тоже человек. Как ни странно. Еще не волшебник, а человек. С семьей, детьми, родственниками. Не политик, между прочим, как ваш покорный слуга, который решив, что будет заниматься этой профессией, взял на себя просто в качестве профессиональной обязанности принимать любые потоки клеветы от своих политических противников. Он нормальный человек. И либо он совершил подлоги, и тогда его надо не снимать с должности, а судить и подвергать уголовному наказанию в соответствии со статьей Уголовного кодекса, а там, между прочим, серьезный тюремный срок. Либо перед ним надо извиниться. Но ТАК нельзя, это не правовой климат, это хуже, чем маккартизм, это — охота на ведьм.

Сегодня так будут охотиться на господина Чурова, завтра — на кого-нибудь ещё, послезавтра — ещё на кого-то. Если мы ВСЕ хотим вместе строить ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ, ПРАВОВОЕ общество, то любая вина должна быть ДОКАЗАНА. Что же касается умозрений по поводу каких-то там статистических закономерностей. У меня есть скромные заслуги перед советской математикой. Я занимался этими статистическими закономерностями. Будучи ещё не театральным режиссёром, а научным работником, я защищал кандидатскую диссертацию (и защитился достаточно успешно, как кандидат физико-математических наук) именно в связи с асимметричными распределениями вероятностей <неразборчивое слово>, и мне смешно это всё слышать. Я знаю, что это таскают по всем собраниям, начиная, между прочим, с девяносто четвёртого года, когда этим занимался господин Собянин (не нынешний мэр Москвы, а другой Собянин), доказывая, что коммунисты тогда что-то сфальсифицировали, и теперь занимаются всё время. Не надо этого! Не надо каких-то умозрений иностранных журналов по поводу того, что, поскольку если нет единой социальной модели, то столько-то. Но в России не может быть единой социальной модели, а главное, не нужно это потому, что на руках есть вот это [кладёт руки на листы с протоколами], вот это. Вот все подписали протоколы, да, и взяли себе копии заверенные, и с этого момента все — хозяева политической судьбы. Всё! ТАК создан Закон о выборах. Если мы хотим ещё что-то к нему добавить, давайте добавлять быстро, лихорадочно быстро. Потому что для нас всех не просто крайне желательно, а судьбоносно, чтобы выборы Президентские прошли так, как надо, чтобы ВСЕ граждане России поняли, что это — ЧЕСТНЫЕ выборы. Честные, разумеется, в той степени, в какой на это способно наше общество. А изменить это общество быстро не могу ни я, ни господин Навальный, ни Геннадий Андреевич Зюганов, ни Владимир Владимирович Путин, никто. Общество таково, каково оно есть. Поэтому, мы должны освободить выборы от подлогов, а также, взять их под максимальный контроль с точки зрения фальсификаций. Но после того, как мы освободим выборы от подлогов и объясним гражданам, что такое подлоги (а ведь граждане не все это понимают) и проконтролируем фальсификации (которых в Латинской Америке больше, чем у нас, да и в Соединённых Штатах отнюдь не мало, поверьте, могу привести количественные данные), после того, как мы это сделаем, давайте признаем любой результат.

Побеждает Зюганов — прекрасно. Мирно, спокойно, без всяких угроз в адрес других кандидатов, он вступает в должность, и мы живем при Зюганове. Не побеждает Зюганов — тоже нет мятежа.

У нас впереди непростое будущее, все, кто говорят (как представители власти, так и представители оппозиции), о том, что 12 лет будет Путин, потом 12 лет Медведев, — просто ничего не понимают в процессе. Процессы развиваются очень быстро, нам еще много раз придётся вступать в подобного рода диалоги, для того чтоб избежать наихудшего. И дай бог нам всем вместе этого избежать. В конце хочу сказать своим коллегам, которые говорят, что «Титаник» построили профессионалы, а Ноев Ковчег — дилетант. Да, был такой дилетант, его звали Ной, но вспомните, по чьим чертежам он строил этот ковчег. Вспомните об этом.

И давайте не будем кичиться своим дилетантизмом. То, что сейчас я предлагаю, безусловно с гражданской точки зрения, понятно любому дилетанту, и одновременно является профессиональным действием в нужном для нас всех направлении. Я обращаюсь ко всем, подчеркиваю — ко всем, прежде всего к Лиге избирателей, ну еще к господину Навальному, которого Лига избирателей сочла ненужным, потому что он имеет профессиональные претензии, а так же к таким профессионалам высшего ранга, как Зюганов, Жириновский, Прохоров; обращаюсь ко всем с тем, чтобы они признали необходимость прямой электронной демократии, как вообще, так и в условиях кризиса в особенности, необходимость вывешивания 95 тысяч первичных протоколов участковых избирательных комиссий, необходимость альтернативного контроля и пересчета, чтобы они это признали и подписали до выборов. Нельзя говорить, что как бы честно выборы не проходили, мы все равно их не признаем, потому что это позиция Бориса Абрамовича Березовского. Тогда присоединяйтесь к ней, но зачем тогда вообще идти на выборы? Давайте сейчас, до выборов, расследуем ту ситуацию, кроме всего прочего это же очень плохо, когда парламент нелегитимен, правда? Когда все нелегитимно, это же не просто политический кризис, это кризис конституционный, и даже более глубокий. Зачем нам он? Расследуем! У нас хватит на это сил. И давайте осуществим необходимый контроль за президентскими выборами. Тут давайте все подпишем единый меморандум. Антиоранжевый — это на случай когда улица постарается навязать какие-то экстремальные варианты. А вот этот — это меморандум мира. Меморандум за чистые выборы. Он адресован всем, тут не может быть никаких исключений.

Я благодарю всех, кто это прослушал. Я обращаю внимание на то, что это мое обращение носит обязующий характер. Я обращаю так же внимание на то, что нельзя его не принять, потому что оно носит абсолютный характер. И наконец, я обращаю внимание на то, что неприятие его породит соответствующие глубокие имиджевые потери, а так же на то, что и я лично, и организация «Суть Времени» будет побуждать все стороны к подписанию подобного меморандума. Мы будем побуждать всеми методами, которые были предложены великим индийским политиком и общественным деятелем Ганди. Мы не оставим страну в недоумении перед выборами. Мы не дадим возбудить необоснованные, пустые, фиктивные страсти. Мы не дадим состояться лохотрону. Нам нужна честность, серьезность, ответственность. Давайте эти три условия выполним — честность, серьезность, ответственность. Ответственность — самое главное. Мы отвечаем за страну, за свой любимый город, за всех граждан России. Мы не можем необоснованно, иррационально, глупо поволочь страну в направлении, противоположном гражданскому миру и нормальной, честной демократической политической борьбе. Спасибо тем, кто меня прослушал, я жду, что все на это откликнутся, а в дальнейшем и я, и «Суть времени», которая это всё инициировала, оставляем за собой право на соответствующие методы корректного побуждения к подписанию подобных бумаг. Спасибо.

2012.02.18. Смысл игры № 11. Разбор митинга на Поклонной

Разбор митинга на Поклонной с активистами московских ячеек.

[Расшифровка пока отсутствует.]

2012.02.26. Смысл игры № 12

Я записываю эту передачу в 5 часов утра 26 февраля 2012 года. Пройдет ночь, и начнутся действа так называемой несистемной оппозиции, чья системная природа всё более обнажается. К тому моменту как передача выйдет в эфир, десятки тысяч людей уже посмотрят полную версию митинга на ВДНХ, нашего митинга, — митинга движения «Суть времени» — и поймут, что именно произошло на ВДНХ, чем произошедшее на ВДНХ отличается от произошедшего в других местах, в чём позиция движения «Суть времени» и в какой степени произошедший митинг открывает новую страницу и в истории нашего движения, и в российской политической истории 21-го века. Но о нашем митинге я поговорю чуть позже. А сейчас я поговорю о смысле игры, который в каком-то смысле [смеется] (смысл-смысле) стал ясен только сейчас.

В принципе, конечно, смысл игры был ясен и раньше. Но раньше этот смысл надо было разгадывать по каким-то знакам — он был зашифрован. Я выступал всё время как такой опытный дешифровальщик, а люди могли сказать: «Батюшки, а почему он так дешифровывает знаки, а не иначе? Это, наверное, его произвол, его желание навязать процессу определённое содержание, интерпретировать процесс определенным образом.» Теперь смысл игры стал беспощаден, и что самое, для меня лично, трагическое — это никого не взволновало. Господин Удальцов на встрече с президентом Медведевым прямо предложил Его Императорскому Величеству продлить срок полномочий на 2 года и за эти два года провести необходимые политические реформы. Это холуйское бесстыдное предложение, обнажившее всю подоплёку митингов на Болотной и Сахарова как митингов ДАВЛЕНИЯ на некие лица в Кремле, давления, осуществляемого с помощью дворцовой части самого же этого либерального Кремля. Это холуйское предложение, предельно оскорбительное для КПРФ, которое, вроде идёт на выборы Зюганова, а не на продление срока Медведева, не вызвало никакой реакции. Вот это отсутствие реакции говорит о том, что НЕЧТО, некая политическая субстанция, СМЕРДИТ. Она ГНОЙНАЯ насквозь! В ней нет ничего живого, ничего настоящего. Потому что всё живое, всё настоящее должно бы было закричать от боли, возмутиться, взорваться, выразить своё предельное отвращение к подобному развитию событий, к подобного рода высказываниям. Но не произошло НИЧЕГО! Все сделали вид, что они ничего не заметили, они ничего не поняли. Это говорит о том, что хорошо выдрессированы эти все, что когда надо, они могут смотреть точно туда, куда надо и не видеть ничего, что находится рядом, сколь бы ярким выдающимся по степени своей пакостности это нечто ни было. Ну, не замечают его, и всё!

Итак, господин Удальцов сделал ЯСНОЕ ЧЁТКОЕ сенсационное заявление, обнажающее смысл игры, ставящее КПРФ в ЧУДОВИЩНУЮ позицию! А КПРФ НИЧЕГО не заметила! Она вообще на это не отреагировала. Она остро реагирует только на моё появление на Поклонной горе, где я говорю, что являюсь противником политики Путина. Вот на это она реагирует ВЁДРАМИ грязи! А на БЕССТЫДНОЕ заявление своего нового любимца КПРФ не реагирует ВООБЩЕ! (Я имею в виду, конечно, элиту КПРФ, способную реагировать.)

И что же? Когда так бесстыдно снимаются маски на карнавале, что дальше делать-то? Делать вид, что маски всё ещё напялены или нет? Но ведь это не всё. Это совсем не всё!

Параллельно с высказыванием господина Удальцова о продлении на 2 года президентских полномочий президента Медведева В ТОЧНОСТИ такое же заявление сделал господин Караганов, знаменитый подельник господина Федотова в том, что касается десталинизации-десоветизации нашего общества, член комиссии, которая должна была осуществлять подобную десталинизацию-десоветизацию — президентской, подчёркиваю, комиссии! Господин Караганов сказал, что продление на 2 года президентства Медведева нужно для того, чтобы ПОЛНОСТЬЮ осуществить десоветизацию-десталинизацию-декоммунизацию, приравняв коммунизм к НАЦИЗМУ, а декоммунизацию — к денацификации. Но, как вы знаете, денацификация предполагала запрет нацистской партии, а декоммунизация будет предполагать запрет Коммунистической партии Российской Федерации. Да или нет? Итак, два года президентства Медведева — два новых года президентства Дмитрия Анатольевича Медведева — нужны для того, чтобы провести денацификацию коммунистического советского сталинского, приравняв его к нацизму, выжечь это из народной души, запретить партии с соответствующими названиями и потом идти на новые выборы.

А господин Удальцов, предлагающий те же самые 2 года, является главным другом КПРФ! Так в чём же судьба КПРФ? Либо эта партия совершит такой поворот в либеральную сторону (левый поворот, как говорил, господин Ходорковский), при котором она превратится в нечто евро-коммунистическое или там, скажем, неотроцкистское, но при таком повороте из партии просто ВЫЛЕТЯТ все представители старшего поколения, которые верны советским идеалам или которые почитают Сталина, правильно? Либо КПРФ попадёт под каток этой десталинизации-десоветизации и так далее. Так в чём же игра? Вы объясните, пожалуйста, в чём же тогда игра-то? Господа, обласкивающие Удальцова и рычащие на господина Кургиняна, в чём ваша игра и ваша ли она? Во что вы играете, на чьей поляне? КТО диктует вам всё новые и новые ходы? Почему за всё это время вы не поддержали наше предложение о пересчёте протоколов участковых избирательных комиссий, тогда как это могло ПОЛНОСТЬЮ определить, кто именно на каких территориях каких субъектов федерации осуществлял подлоги, осуществлял ли их господин Чуров?! Почему вы этого не осуществляете, когда вам говорят, что Дума, в которой вы являетесь крупной партией, нелегитимна?! Почему вы не осуществляете никаких мер — серьёзных настоящих мер! — для того, чтобы осуществлять контроль за президентскими выборами?!

Потому что, на самом деле, нужно любыми средствами обеспечить продление на 2 года президентства Медведева? и что вы являетесь просто одной из лошадок, впряжённых в этот замысел великий? поэтому, да?

А при чём тут тогда выборы Зюганова? Объясните! Отреагируйте как-нибудь на слова господина Удальцова! Но вы же не реагируете никак! На наших глазах осуществляется КОЛОССАЛЬНЫЙ поворот. Коммунистическая партия явным образом дрейфует уже в совершенно новую сторону. И при этом всё это делается с флегматичным видом людей, которые говорят: «Как же? Мы все идём прежним курсом. Это на нас клевещут».

Я клевещу на господина Удальцова, когда говорю, что он предложил продлить на 2 года президентство Медведева? Ваш избиратель будет в восторге, если будет сказано, что именно ради этого он шёл и опускал бюллетень за Зюганова? Ведь в числе ваших избирателей есть пожилые люди, верные коммунистическим идеалам, и трясущимися руками опускают эти бюллетени за вас. Они по вашей отмашке начинают проклинать всяких негодяев, которые клевещут на Геннадия Андреевича, а вы творите вот этот фокус? И этот фокус не вызывает никаких возмущений ни у кого. Ни у кого: ни у левых блогеров, которые критикуют нас за то, что мы пришли на Поклонную и сказали, что мы — противники политики Путина, ни у КПРФ-ной молодёжи, которая цинично смотрит на то, как осуществляется эта напёрсточная игра, и пикнуть не хочет по этому поводу. Ни у людей из КПРФ, из её руководства, которые ведь ВСЁ уже понимают, всё уже понимают и молчат. Молчат, как воды в рот набравши.

Это же всё что такое? А общество? Почему у общества на это нет реакции? Я понимаю, почему. Об этом я говорю, начиная с первых передач программы «Суть времени». Совершено метафизическое падение. Коммунистическое первородство продано за чечевичную похлёбку псевдо-потребительского общества. При таком метафизическом падении неминуемо падение нравственное. Возникает неспособность к отличению добра и зла, проведению четкой грани между одним и другим, возникает неспособность к настоящей любви, к настоящему отвращению от зла, от скверны. А ведь то, что я описываю, — это именно скверна. И в метафизическом, и в политическом смысле. Возникает ощущение, что в обществе совсем немного точек, в которых еще есть какая-то живая способность к адекватной реакции на происходящее, что количество этих точек уменьшается, что все пространство политическое оказывается сковано хозяином какой-то игры.

Хозяин игры. Master of a game. Это очень строгий термин. В теории политических игр все участники игры делятся на 3 категории: на хозяев игры, которые способны менять игровые правила, на игроков, которые играют по заданным правилам — это уже более низкий разряд, и на совсем низкий разряд фигур, то есть тех политиков, которых игроки двигают по великой шахматной доске. Фигуры могут быть как мелкие, так и крупные, но любая фигура — это лишь орудие в руках любого игрока. Игроки могут быть мелкие, крупные, но любой игрок есть орудие в руках хозяев игры, которые меняют игровые правила. Вы, вроде, начинаете выигрывать в шахматы, но тут вам изменили правила, оказалось, что нужно играть в бокс или стрелять. Вы, если вы только игрок, а не человек, меняющий игровые правила, оказываетесь беспомощны. Россию однажды уже обыграли в той игре, которая называлась «перестройка».

Русских трудно и почти невозможно победить в войне, потому что в войне есть ясность: вот это враг, это друг, наше дело правое, победа будет за нами. В игре ясности нет. Игра — это всегда лабиринт. Понимая это, противник считает, что здесь никто не будет создавать игровые правила. Поэтому особенно взбесил митинг на ВДНХ — митинг третьей силы, потому что правило-то, которое задаёт противник, очень простое: должен быть народ, или общество, и это должно полностью быть собственностью «круглого стола» 12 декабря господ Касьянова, Каспарова, Шендеровича и других, а также стоящих за ними сил, включая кремлёвско-дворцовые. Вот эта сила должна называться «народ». А всё остальное должно быть «властью». «Народ» против «власти». Если этот формат игры будет принят, то у американцев есть возможность делать всё что угодно — бомбить, выбрасывать десанты, потому что они же поддерживают народ, а власть же находится в состоянии тирании, как же можно тут не поддержать народ? А вот если возникает третья сила, то есть явным образом народная сила, которую с властью-то невозможно состыковать, которую во власть вколотить нельзя, вот если такая третья сила возникает, то меняются игровые правила. Это уже не народ против власти, это уже, вроде, два народа, да? Один — белоленточный, а другой — с георгиевской и красной лентой. Ситуация резко усложняется. Хозяевам игры не нужно, чтобы здесь кто-то менял игровые правила, поэтому им позарез нужно, чтобы митинг на ВДНХ не состоялся, или чтобы его удалось замолчать.

Но митинг-то был. Вот я сейчас говорю, а к этому моменту повторяю, уже десятки тысяч людей посмотрели этот митинг, причём он был снят очень качественно, и все убедились, что этот митинг стал и по содержанию, и по своему количеству крупным событием в политической жизни России. Что касается содержания, то это содержание является абсолютно новым. Ни на одном митинге оппозиционном за все эти 20 лет не было ни этой энергетики, ни этого, как принято сейчас говорить, контента. Не было его — и всё. Что касается количества участников, то отказавшись во имя этого содержания от широкой коалиции, или даже узкой коалиции, которая была, например, на Воробьёвых горах, мы, тем не менее, существенно нарастили численность, что тоже все видели. Мы нарастили её в условиях, когда в этот же день часть ушла к коммунистам, а часть к Путину, впрочем, тоже с самыми такими антиоранжевыми целями. Итак, нам это удалось. Могло ли нам удаться больше? Да, могло. Если бы все члены нашей организации когерентно, консолидировано и страстно работали на достижение сокрушительного по численности результата. Мы бы его получили, если бы эта работа была работой всей нашей организации. Но событие показало, что существенная часть нашей организации пошла на всё для того, чтобы победить, что люди приезжали из самых дальних уголков России, по три дня ехали, для того чтобы прибыть на митинг, стояли плечом к плечу и были счастливы; но что другие люди, и это тоже прискорбный факт, который надо называть, — пора назвать, его нельзя обходить молча, — лежали на диване и рассуждали о наших несовершенствах, о наших, так сказать, прегрешениях, о дефектах нашей пропаганды, о несовершенстве наших контентов и так далее. Движение разделилось на «большевиков» и «меньшевиков». На бойцов, готовых сражаться до конца за исторически важное дело, и рассуждающих интеллигентов, про которых когда-то Ленин всё уже сказал.

Я господину Сванизде когда-то сказал, точнее, господину Любимову, которому я напомнил эту фразу, что всегда она меня не радовала, но с годами всё точнее понимаю, что Ленин был прав. В одной пьесе Островского героиня говорит: «Всё я скверна [да скверна], а сами-то вы каковы после этого!». Вот именно вот это ощущение бесконечного желания что-то выискивать, находить, обмусоливать когда-то абсолютно идиотские детали (даже не второстепенные, третье-четвертостепенные!) — историческая пропасть распахивается, Россия действительно сейчас готова провалиться в бездну, а тут как бы: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить?» — говорил герой Достоевского. Так я скажу: «Пусть свету провалиться, а мне — чай пить!» И в то время, когда одни боролись, другие пили чай. Поэтому. Митинг был очень большой, очень убедительный и действительно открывший новую страницу в истории России. Мы исторически победили в том смысле, что это уже необратимо ведёт Россию к новому состоянию общества! Это — то, что мы сделали — ведет Россию в некое завтра. Но. Для того, чтобы СЕГОДНЯ добиться ГРУБОГО ВНЯТНОГО политического результата, нам нужно было больше! И мы МОГЛИ положить на стол глобальной большой игры это «больше», если бы все вели себя как бойцы, как борцы, как люди Дела, как большевики — если бы всё не поделилось на этих большевиков и меньшевиков.

Я хочу, чтобы люди, которые делают ещё для себя выбор, будут они большевиками или меньшевиками в пределах нашего движения, поняли всю меру мерзостности нынешней ситуации. Для этого мне мало описать всё то, что касается действий господина Удальцова, а также провести параллель между этими действиями и заявлениями господина Караганова. Для этого мне нужно обсудить основную историю, в которой наше движение тоже приняло участие.

Организовав митинг на Поклонной горе, заявив там твёрдо и однозначно, что я являюсь политическим противником политики Путина (но одно дело — политические противники, а другое дело — «оранжевые враги») и добившись сокрушительного преимущества Поклонной над Болотной и Сахарова, я тут же обратился ко всем здравомыслящим либеральным силам, ко всему, что есть нормального вненяемого достойного на Болотной и Сахарова с ЕДИНСТВЕННЫМ предложением: о МИРЕ, о ГРАЖДАНСКОМ МИРЕ! Мы не хотели использовать достигнутое количественное преимущество для навязывания своих условий. Мы ТУТ ЖЕ стали спрашивать тех, кто разговаривал с нами до Поклонной на языке силы (мол, у них подавляющее преимущество по численности): «Что вы скажете теперь? Теперь — у НАС подавляющее преимущество по численности, но мы не хотим его использовать. Давайте мы договоримся на языке ПРАВДЫ — договоримся о том, что называется „легитимностью“, или „доверием“. Давайте мы сейчас вместе проанализируем, как можно добиваться честности и чистоты выбором, как можно проверять эту честность и чистоту. Оговорим всё, что только можно. Но если выборы будут чистыми и честными, давайте договоримся, что мы ПРИЗНАЕМ их легитимность, иначе зачем идти на выборы, какой в этом смысл?! Нужно же договориться о каких-то ПРАВИЛАХ, соблюдение которых позволит признать, кто победил, а кто — проиграл. И пусть победить сильнейший!(Кстати, тут до конца всё ещё нет абсолютной предопределённости.)»

Мы предложили это «Лиге избирателей России» господина Парфёнова. И на передаче господина Гордона это было ПРЯМО ОБСУЖДЕНО неделю назад с небольшим! Там, на этой передаче, были кандидаты в президенты и там были Парфёнов и сотоварищи. И все подняли руку за то, что НУЖЕН общественный договор о легитимности, что он НЕОБХОДИМ! Перечислялись его условия.

Это происходило в четверг. Было также договорено, что мы, движение «Суть времени», а точнее наш КАРИК — комитет по альтернативному расследованию и контролю — предложим некий начальный вариант документа, пакта, общественного договора о легитимности выборов, об условиях легитимности. Мы предложили этот вариант, переписав основные условия из выступлений г-на Парфёнова со товарищи и добавив какие-то свои, очень скромные, пункты. Первичный такой документ — а подобного рода первичные документы, документы для согласования сторон, для внесения всяких-разных поправок, альтернативных проектов и так далее — был представлен г-ну Парфёнову уже, фактически, вечером в пятницу. А утром в субботу на первой полосе газеты «Коммерсант» вышла статья, в которой этот первичный вариант соглашения, бумага, предназначенная для того, чтобы её править, черкать, вставлять новые пункты, предлагать альтернативные варианты, эта бумага не цитировалась, но облаивалась, а всё занятие, связанное с тем, чтобы искать эту легитимность выборов, объявлялось чудовищной, дьявольской провокацией. Видимо, в этом случае заведомая нелегитимность выборов является не дьявольской, а ангельской затеей. А поскольку за нею следует стрельба и всё остальное, то понятно, что ангелы соответствующие, западного окна, так сказать. Итак — я подчёркиваю здесь одно — в пятницу вечером был передан первичный текст, первичный, предназначенный для исправлений, а в субботу вышла статья на первой полосе «Коммерсанта». Для того чтобы это соорудить, нужна колоссальная политическая сила, понимаете? Колоссальная! Тут мало «вашингтонского обкома», тут прямо в кремлёвском дворце должны находитсья крайне влиятельные люди, которые просто вбивают этот пасквиль на первую полосу «Коммерсанта». Вбивают! И мы понимаем, что это за люди. Они и вбили этот пасквиль с тем, чтобы поломать легитимность. Понятно? Потому что если будет легитимность, то предложение г-на Удальцова и Караганова о продлении срока президента Медведева бессмысленно. А вот если легитимности не будет, то тут есть некие шансы. И некие очень высокопоставленные безумцы хотят поиграть в эти эфемерные шансы и готовы в этой игре на всё.

Это произошло в субботу, в субботу вышла статья. И Парфёнов всё-таки не хотел выходить из соглашения. Г-н Парфёнов всё-таки согласился прислать своих людей в министерство чрезвычайных ситуаций Шойгу… Кстати, все говорят, а почему в министерстве чрезвычайных ситуаций? Объясняю: вот если не будет пакта о легитимности, если действительно начнут выводить обещанные не то полмиллиона, не то миллион людей, если это сделают с двух сторон, то чрезвычайная ситуация — не положение чрезвычайное, а чрезвычайная ситуация — станет уделом Москвы, превращённой в Душанбе какого-нибудь 1992–1993 годов, времени войны между «вовчиками» и «юрчиками». И вот тогда американцы будут иметь все возможности делать всё что угодно, в том числе и высаживать десант для контроля над нашими ядерными объектами. Итак, г-н Парфёнов всё-таки согласился прислать своих людей в министерство чрезвычайных ситуаций. Туда ещё пришёл г-н Миронов, туда ещё пришли представители г-на Прохорова. Весь день мы обсуждали каждую запятую в этом соглашении и договорились под камерой — и это вышло на ОРТ, — что мы пришли к единому тексту. Мы объявили об этом «городу и миру», всей России. Вышел представитель г-на Парфёнова и ваш покорный слуга, и мы об этом сказали.

Это происходило в понедельник. И вышла новая статья «Коммерсанта»: одновременно с этим «Круглый стол 12 декабря» объявил о том, что он не признаёт никакой легитимности выборов. Любая прозрачность и честность выборов, введение любых условий не приведут ни к какой легитимности. Это истерически было сделано в связи с тем, что мы договорились с «Лигой избирателей» г-на Парфёнова. А затем всё то же крайне высокое лицо, всё те же — скажу горькую правду — патронессы высокопоставленные г-на Парфёнова, кремлёвские, а не какие-то другие, патронессы сломали Парфёнова. Полностью. Сказали этой самой «Лиге избирателей»: «Вы, идиоты! Вы думаете, что вы власти помогаете тут какую-то легитимность обеспечить, и вам за это благодарность будет? Да мы вас за это растопчем! Вы только попробуйте куда-нибудь к этой легитимности двинуться. Только попробуйте!» И тогда «Лига избирателей России» заявила, что такие-то, такие-то и такие-то условия есть, но принцип легитимности не имеет к этому никакого отношения. Она повторила то же, что сказал этот самый «Круглый стол 12 декабря». И я абсолютно убеждён, что в закрытую часть «Круглого стола 12 декабря» входят и патронесса г-на Парфёнова, и Караганов, и уж не знаю, как там г-н Удальцов, но там есть тому из тех, кто курирует г-на Удальцова, в это войти. Словом, никто не хочет легитимности, а значит все хотят превращения Москвы в Душанбе. Все из этих людей, которые всё время говорили на языке гражданского мира. Маски сброшены! Тут речь идёт не просто о двухлетнем продлении срока, в течение которого будет проведена декоммунизация, десоветизация, десталинизация и так далее. Тут речь идёт ещё о том, что добиться этого двухлетнего продления срока можно только с помощью кровавого шоу в Москве. И что все идут на это шоу. Ради чего? А вот ради того, о чём я сказал. И с того момента как оказался поломан договор о легитимности, это стало ясно ребёнку. И не надо притворяться, что вы этого не понимаете, господа и товарищи, ибо это непреложный факт.

Я не буду подробно рассказывать о том, на каком уровне обсуждались любые, даже мелкие, дискредитации митинга на ВДНХ, какие для этого применялись усилия, тоже несоразмерные митингу. Я хочу сказать о том, что ряска подлой и грязной игры захватывает всё большую и большую часть политического пространства, и что, кроме «Сути времени», почти не остаётся точек, которые не были бы охвачены этой самой подлой игрой. Просто по факту: смотрите внимательно — и вы это увидите.

В этой ситуации деление на большевиков и меньшевиков является просто необходимым. Мы никоим образом не хотим дискредитировать меньшевиков. Мы не хотим с ними рвать варварским способом, не хотим называть негодяями, кем-то ещё. Это просто люди, выбравшие свою линию. Они выбирают жизнь: болтовню в Интернете, рефлексии, капризы, претензии по поводу того, что мы делаем. Мы говорим им, повторяя одну фразу известного героя, по-моему, Шукшина: живите! Живите! Берите от жизни своё удовольствие, радуйтесь, пейте чай, как подобает подпольщику, который говорит «Свету ли провалиться, или мне чаю не пить? Так я скажу: свету провалиться, а мне чай пить.»

Пейте. Радуйтесь. Фыркайте. Критикуйте. Но только в одном политическом пространстве, а мы мягко окажемся в другом. В этом другом пространстве нам необходимо оказаться для того, чтобы нарастить усилия. Мы не можем всё время разубоживать себя. Мы должны собрать настоящие, сплочённые ряды и там развить предельную энергию в связи с нарастанием неблагополучия ситуации. И мы это сделаем. Мы добьёмся того, чтобы хотя бы в части того пространства, которое называется «Суть времени», были только бойцы, только те, кто готовы на предельные усилия, только те, кто себя не жалеет, только те, кто понимает, какое это счастье — сражаться бок о бок с товарищами.

Когда я говорю «бойцы», «сражаться», я не призываю к тому, чтобы перейти грань, отделяющую мирную гражданскую деятельность от чего-то другого. Если противник перейдёт её очевидным образом, то встанет вопрос о том, как ему отвечать. Пока речь идёт о другом. Пока речь идёт, наоборот, об обеспечении гражданского мира мирными средствами. Подчёркиваю, гражданского мира мирными средствами. Но для этого уже сейчас нужно быть безумно консолидированными, нужно иметь невероятно высокую сплочённость и дисциплину. И в каком-то смысле (вот в том, о котором я говорю) нужна армия народных миротворцев с её делением на отделения, взводы, роты, батальоны, полки и так далее. Я подчёркиваю, что здесь речь идёт о полках, ротах, взводах и так далее людей, которые готовы мир защищать мирными средствами, для того чтобы не допустить Душанбе. И готовых к политическому манёвру, а главное — к предельной консолидации, вот той консолидации, счастье которой испытали люди, плотнейшим образом стоявшие на митинге плечом к плечу. Теперь консолидация должна быть ещё выше.

5 марта на митинг я допущу только тех, кто предварительно уже войдёт в эти сугубо мирные отделения, взводы, роты и батальоны. Я никого другого туда не допущу. А от тех кто придёт потребую предельной самоотдачи, железной дисциплины и абсолютной когерентности с другими участниками. Совершенно не важна в данном случае численность любой ценой. Численность хороша только тогда (в подобных ситуациях), когда она соединяется с качеством. И мы этого качества добьёмся. «Есть ещё время, брат», как говорилось у Стенли Крамера, есть ещё время перейти в такие, большевистские, ряды. Кто не захочет, пусть остаётся в рядах меньшевиков. Пусть пьёт чай, радуется жизни, критикует нас и живёт. Живёт, живёт и ещё раз живёт. Мы, в конце концов, ведь сражаемся-то за то, чтобы он мог жить. История всегда делается руками тех, кто понимает, какое счастье — вот так вот сражаться и побеждать. Другие же потом пользуются результатами. Пользуйтесь! Вы упускаете только одно: счастье творить историю.

2012.02.28. Смысл игры № 13

Предыдущая передача моя вызвала много вопросов. И на ряд из них необходимо сразу ответить. Но прежде чем отвечать на них, давайте чуть-чуть обсудим ситуацию, ведь мы всё-таки говорим о некотором смысле игры, а не только о себе любимых. О смысле игры, которая явным образом для того, чтобы у нас вообще не было страны. И чтобы никто из нас никому никаких претензий не мог предъявить, потому что исчезнет сама необходимость предъявлять претензии. Надо будет переустраиваться в каких-нибудь маленьких ханствах, эмиратах или независимых княжествах, и всё. Или ехать за границу.

Вот для того, чтобы так не произошло, надо поломать игру. Поломать игру можно только задавая другие правила. И всё, что делается с митингами теми или иными на том или ином этапе, делается для того, чтобы поломать игру. Грязную, деструктивную игру, которая ведется против России.

Единственное, что я никак не могу понять — в настоящий момент уж тем более, но не мог понять и ранее, это то, как можно не видеть вопиющий, чудовищный характер этой игры. Как можно не понимать, насколько патологичен процесс, который происходит у вас на глазах. Как можно вообще к этому процессу относиться как к норме.

Смотрите, что получилось, и как вообще должна была выглядеть норма. Проходят выборы. Они проходят с большими нарушениями. Вопреки этим нарушениям, заметьте, на этих выборах резко набирает очки коммунистическая партия российской федерации, которой руководит опытный политик, Геннадий Андреевич Зюганов. Эта партия резко набирает очки, а на самом деле заявляет, что она получила ещё гораздо больше, но у неё, так сказать, отобрали голоса.

Как должна выглядеть в этом случае норма: обманутая партия объявляет митинг, регистрирует этот митинг, и выводит на этот митинг как своих сторонников, так и тех, кто присоединяются, будучи возмущенными ужасным поведением власти, а так же людей, которые вообще недовольны властью. На трибуне объявленного КПРФ митинга, зарегистрированного на членов КПРФ, с оргкомитетом из КПРФ и присоединенных к КПРФ организаций — ядро КПРФ, периферия, присоединившиеся организации. На трибуне такого нормального митинга находятся Геннадий Андреевич Зюганов как руководитель партии, которая триумфально нарастила свой электорат (и которая, вдобавок, возмущена тем, что у неё отняли часть голосов), и его ближайшие сторонники. К ним могут присоединиться представители любых других общественных групп, как близких КПРФ по убеждениям, так и в принципе выражающих интересы электората, возмущенного нарушениями выборов, каким бы этот электорат не был. Избегать при этом надо, в условии когда выборы эти есть лишь пролог к выборам президентским, появления на трибунах людей не совместимых с электоратом КПРФ, потому что в случае этого появления, КПРФ могут в чем-то обвинить, а также КПРФ может потерять свой электорат. Но главное — что митинг должен быть зарегистрирован на партию, которая победила на выборах или по крайней мере резко там набрала очки, оргкомитет должен быть партийный, с другими группами, которые к нему примкнули, сценарий должен быть партийный, или согласованный с наиболее интересными из этих групп, выступать должны лидеры партии, а также другие, кого сочтут нужным внести в этот список лидеры партии, и кто совместим с электоратом партии и выгоден для будущих президентских выборов. Вот этот процесс можно назвать нормальным. Лозунгами на митинге должна быть сильная президентская власть, национализация определенных отраслей промышленности, прежде всего сырьевых отраслей, изменение социальной политики, политики в сфере образования и т. д.

Если бы так нормально развивались события, что бы сделала организация «Суть времени» — она бы пришла на митинг Зюганова поддержать Зюганова и его сторонников. Всё. Причем в любом качестве: в качестве одной из колонн, не важно, выступающих, не выступающих, в том качестве, в котором это сочтет нужным сделать партия. Которой отдал голоса народ, которая считает, что её обманули, и которая дальше идет на президентские выборы, для того, чтобы решить наше общее дело — победа социализма, изменение фундаментальной политики страны и т. д. Это же все есть очевидный нормальный сценарий. Вместо этого нормального сценария, что имеет место быть? На трибуне появляются люди, являющиеся квинтэссенцией всего того, что ненавидит партия, что ненавидит электорат этой партии, люди, которых лидер этой партии Г. А. Зюганов поначалу совершенно справедливо называет «оранжевой проказой».

Но не говорите мне дальше, что нет ничего общего между вождями и теми, кто собрался на митинг. Так не бывает! Есть вожди, есть оргкомитет, есть инфраструктура, есть ядро митинга, есть его несколько периферий. Митинг — это политическое событие, формирующееся вокруг определенной группы. Группы, вокруг которых формируется событие, являются смертельные враги коммунизма, Зюганова и всего остального. Сам Зюганов раньше, чем это делаем мы, называет вождей «оранжевой проказой», тем самым указывая, что к ним присоединяться нельзя — прокаженные, лепрозорий! Вот эти два события, во-первых, абсолютная подмена нормальных митингов с нормальными выступающими, с теми выступающими, которые определяются победой КПРФ — ростом электората КПРФ, новыми возможностями КПРФ, которым во многом способствовала и передача «Суд времени», и передача «Исторический процесс», это тоже ведь понятно, да? Не было более мощных кампаний по телевидению, увеличивших электорат КПРФ и Зюганова. Значит, вместо того, чтобы на митинге, зарегистрированном от лица КПРФ, как партии, которая требует изменений, появился Зюганов и другие, а также примкнувшие к ним группы, возникает митинг, зарегистрированный на кого-то не имеющего никакого отношения к КПРФ. А на трибуне стоят все, кого КПРФ считает своими мерзкими, отвратительными врагами. И этот факт фиксирует Зюганов! Непреложно фиксирует в своих собственных выступлениях, которые потом соратники Зюганова называют то ли сурковской, то ли путинской пропагандой. Но это же говорит сам Зюганов! Он же сам даёт оценку этим людям, и он много раз её давал на протяжении политической истории своей. Это же не новые фигуры. Это фигуры вызывающие омерзение в коммунистическом движении.

Откуда эта подмена? Что она собой напоминает? Есть ли прецеденты таких подмен в истории ХХ века? Есть! Представьте себе, есть очень яркий прецедент. Он называется «Майдан». На Украине во время оранжевой революции было именно так. Появились «западенцы», которые и составляли ядро митинга. То есть люди, ненавидящие Россию, ненавидящие любую пророссийскую ориентацию, абсолютно ориентированные на Запад, радикально ненавидящие всё русское вообще, русофобы, которым нет равных. И, кроме того, это люди, которые ненавидят саму Восточную Украину, ненавидят Крым, ненавидят всё омоскаленное, зараженное хоть какой-то степенью русскости, и имеющие очень диктаторские кровавые планы по отношению ко всему такому зараженному москализмом. Эти люди сложили ядро митинга, от их лица выступали Ющенко и Тимошенко против Кучмы и Януковича.

А кто к ним присоединился, кто создал всему этому легитимность? Симоненко — как руководитель Компартии Украины, и Мороз — как руководитель Социалистической Партии. Без них это было невозможно. Это и есть сценарий Майдана. С ними американцы переговаривались ещё до того, как начался Майдан. Они были перетянуты на ту сторону. За счёт этого всему этому был придан характер общенародного, общеукраинского движения, ДВИЖЕНИЯ СИЛ С РАЗНОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИЕЙ — народ против Кучмы и Януковича. К этому моменту восточная Украина не подоспела на альтернативный митинг. Кучма был свержен, Янукович отброшен на глубокую периферию. Начался шабаш Ющенко и Тимошенко — чудовищный шабаш, чуть не обернувшийся в две тысячи восьмом году русско-украинской войной, про которую некоторые западенцы говорили, что это будет война с применением оставленного на Украине ядерного оружия.

Теперь происходит то же самое. На митинг наших «западенцев», нашего «малого народа», возглавляемого Немцовым, Шендеровичем и другими (вновь и вновь подчёркиваю, что я не использую, говоря «малый народ», ничего, отдающего какими-нибудь этническими соображениями — я использую термин, который имеет социальное, культурное, мировоззренческое и прочее значение «западники», «западенцы» наши, которые, в отличие от западенцев на Украине, не имеют даже идеала России никакого, они её просто ненавидят, и это тоже видно по митингам) — итак, на трибуне оказываются прежде всего эти западенцы, не имеющие даже сильных лидеров, готовых бороться за президентские возможности. Ющенко-то за них боролся! Дальше, к этому западентству начинают больше или меньше примыкать сначала — надевающий белую ленточку Миронов, слегка растерянный ситуацией, потом — Зюганов, который проходит поразительную эволюцию от его первых слов про оранжевую проказу до последних заявлений о том, что «кольцо протеста организуют наши сторонники». Почему никто не обращает внимание на эту дичайшую метаморфозу, которая, как я сказал в предыдущей передаче, дополняется тем, что главный нынешний союзник, брат, соратник, правая рука Зюганова, человек по фамилии Удальцов, прямо говорит, что всё это нужно для того, чтобы продлить на два года срок президентства Медведева? Я уже говорил — Медведева, который хочет проводить программу десталинизции, десоветизации и так далее. То есть, западентскую программу. Вдруг оказывается, что всё озападентстилось. Вплоть до Жириновского, который, так сказать, тоже уже начинает в этом оскорамливаться. На этот момент единственная возможность что-то противопоставлять такому вот оранжевому мутирующему субстрату — это собрать широкую антиоранжевую коалицию. Донецкую. Донецкие должны успеть в Москву. И они успевают. Сначала — на наш митинг, потом — на Поклонную Гору, потом — снова на наш митинг.

Да, это не может не интегрировать в себя фактор Путина и всего, что связано с этим. И что? Надо позволить оранжоидам бесноваться так, как они хотят? Но ведь, в этом бесновании уже не пахнет никакой победой КПРФ, никаким социалистическим проектом. Речь идёт о продлении срока Медведева, о десталинизации, десоветизации и вообще о западентской программе у нас. Если эту программу не сорвать, то, в отличие от западенцев на Украине, которые хотят иметь там Ридну Незалежну Украину, залитую кровью, так сказать, всего омоскаленного, но всё-таки могучего и так далее, здесь будет просто распад, и потому и нет у западенцев сильных вождей, что нужен окончательный распад России. Вот, почему никто не обращает сразу внимание на эту странную мутацию нормального политического процесса, в котором у Сути Времени была бы совершенно одна позиция, и процесса, радикальнейшим образом смутировавшего и дошедшего до полного безобразия? При том, что я уже давно спрашивал и Ивана Ивановича Мельникова: «Иван Иванович, скажите, будете Вы с либералами или с консерваторами, если возникнет вопрос о какой-то коалиционной борьбе? Почему Вы, Иван Иванович, не ответили, когда Вице-Президент Байден сказал, что он будет поддерживать коммунистов — почему Вы не отвергли ЭТО с негодованием, как партия?»

Я же спрашивал это в программе Минаева «Честный понедельник» задолго до того, как всё это началось, значит, я что- то в этом понимал, что-то чувствовал. Ну, хорошо — я когда-то что-то чувствовал, я аналитик, то ли я там правильно разгадываю шифры, то ли неправильно, но когда это началось, когда все увидели этих людей на трибунах, почему в ЭТОТ момент что-то не шелохнулось в душе? Почему не стало ясно, что это же просто мутация, потом эта мутация нарастала, нарастала, нарастала. Удальцов просто открыл карты. Он вам сказал, кого вы ведёте к власти — отнюдь не Зюганова, а десталинизаторов и десоветизаторов, это же было сказано прямым текстом, не я же это сказал, а господин Удальцов. Почему даже после ЭТОГО не произошло какого-то опамятования, извинения перед теми, кто об этом предупреждал? Что это за ДУРДОМ? И что, в угоду ДУРДОМУ абсолютно напоминающему перестроечное безумие и являющемуся по сути Перестройкой — 2, нужно отдать Россию, будущее наших детей и внуков? Нужно позволить её расчленить с тем, чтобы потом снова какие-нибудь взбалмошные особы мужского и женского рода говорили: «Ах, ах, нас опять обманули!»?

Итак, после того, как всё это начало происходить, мы сделали единственно правильное решение. Мы это решение осуществили на Поклонной Горе, потому что переломить процесс и тогда, и сейчас, и в будущем, можно будет только в широкой антиоранжевой коалиции. Нельзя выбрасывать из неё никакие слагаемые, потому что едва хватает сил для его гражданского перелома. Тем более, что те силы используют, между прочим, и властные рычаги, и иноземную помощь, и вот этот Дурдом. Можно ли было переламывать процесс силами только одной «Сути Времени»?

Да, можно, можно — БЫЛО БЫ — в одном единственном случае. Если бы зарегистрировавшиеся пятнадцать или шестнадцать тысяч каким-то чудесным способом не только переместились в Москву сами, но и перевезли туда же, на время митинга, своих друзей и родственников. Вот в этом бредовом случае можно было бы всё переламывать только «Сутью Времени». И тогда не было бы ни портретов Путина, прижимаемых к груди каких-то женщин, которые поют: «В чистом поле система Град. За нами Путин и Сталинград!», ничего другого. Было бы то, что вы увидели на митинге у ВДНХ, и соответствующий тип претензий, и политическая победа, окончательная и бесповоротная. В этом случае можно было бы победить. Если бы Зюганов пришёл на Поклонную Гору, а не говорил, что у него горло болит. Вы видели, что он отвечал Леонтьеву по поводу того, почему он не пришёл? Посмотрите.

В этих случаях можно было бы победить именно таким вот социалистическим альянсом. Либо нашим собственным, либо в коалиции с КПРФ. Но КПРФ повторяет судьбу симоненковской коммунистической партии и переходит на сторону западенцев, НАШИХ западенцев, которые гораздо больше ненавидят Россию, чем западенцы Украины. Это никто не видит, это непонятно? Таким образом, «Суть Времени» может побеждать только одна. Но тогда она должна мобилизоваться соответствующим способом? Я-то лично считаю, что этот способ абсолютно невозможен. Но, объявив митинг двадцать третьего у ВДНХ, мы объявили мобилизацию именно по этому принципу. Мы сказали: «Люди! Если мы хотим переламывать ситуацию сами, нам надо собрать минимум тридцать тысяч. Минимум.» Для этого, каждый член организации, который, естественно, может это сделать, который не находится где-то в Тмутаракани, который не болен (у нас есть замечательные люди, у которых так болят ноги, что они по комнате с трудом ходят, которые великолепно работают в Интернете или где-то ещё). Тут все другие люди должны не только прийти сами, они должны ещё и привести всех, кого они могут. Тогда РЕАЛЬНЫЕ пять тысяч людей, которые заявили, что они являются членами «Сути Времени», приводят тридцать-сорок тысяч людей.

Это элементарно делается. Если все пять тысяч этого хотят. Но ведь не пять тысяч этого захотели, и не три тысячи, правда же? Этого захотел некий актив. Он уродовался днём и ночью. Честь ему и хвала. Честь и хвала всем тем, кто работали в информационном пространстве, находясь на других территориях, в других государствах — всем им честь и хвала и низкий поклон, потому что вы прекрасно понимаете, что освещение события ещё важнее, чем само событие. Была проведена блестящая работа ПЕРЕД митингом. Теперь я призываю всех провести такую же работу ПОСЛЕ митинга. Потому что то, что мы предложили уже сейчас и то, что мы предложим в четверг, выпустив уже окончательный вариант, такого художественного качества, продукции по митингу, надо показывать коммунистам, другим сомневающимся группам. Надо создавать кинопросмотры, надо искать проекторы и показывать это всё на соответствующих экранах, надо раздавать это по домам там, где не смотрят Интернет. Там, где смотрят, надо всячески давать ссылки, ссылки и ссылки, создавать новые информационные продукты, потому что все совместными усилиями сделали фактически идеальный митинг, выражающий всё, чего мы хотим.

Но ведь, даже по отношению к этому идеальному продукту, находятся люди, которые выискивают недостатки, на что-то там, на отдельные элементы, фыркают, кривляются, дёргаются, не понимая, какой ценой всё это сделано, каким подвижническим трудом людей, какое это всё имеет историческое значение и на каком высоком классе всё это было организовано теми, кто отдал этому все силы, всю душу. Чего вы теперь хотите от меня, дорогие наши друзья виртуального клуба «Суть Времени»?

Мы не хотим ущемить интересы в виртуальном клубе ни одного человека, что бы он ни делал. Мы не хотим оскорбить никого, и в названии «меньшевики» нет ничего оскорбительного. Мы близко не заденем интересы человека, который просто нас смотрит и ничего не делает, но так же будет смотреть. Мы не заткнём рот людям, которые даже по-дурацки выражают какие-то свои претензии. Мы всё выслушаем. Потому что, возможно, тут есть крупица правды, и потому что мы благодарны за интерес к нашей программе. Мы всем за всё благодарны. Ну, чего вы хотите? Чтобы мы приравняли человека, который потерял работу, на протяжении месяца стоял в пикетах, потом всё это организовывал, и который решил, что это для него жизнь и судьба — и человека, который лежит на диване и смотрит нашу передачу? Но, если мы приравняем таких двух людей, мы бесконечно оскорбим тех, кто работает! Мы же не хотим сказать, что работа — это только прийти на митинг? Работа — это так или иначе вложить определённую долю труда в организацию общего События, имеющего историческое значение, судьбоносное значение для России. Вот туда надо вложить ТРУД, труд. Нужно РА-БО-ТАТЬ, так или иначе, одним или другим способом. Любым.

Когда мы говорили о ролевых функциях, мы же говорили и о другом. Что главным критерием для каждого человека являются его трудозатраты, его рабочие усилия. Да, их не всегда можно объективно оценить, поэтому мы не рвёмся ни к какой здесь формализации. Но мы понимаем, что в любой организации есть соратники, сторонники и поддерживающие, это всегда есть. И люди сами определяют, где они, не мы будем определять, кто из вас является большевиком и меньшевиком, а вы. И гораздо удобнее, комфортнее, быть меньшевиком. Что, большевики что-нибудь особенное получат? Но это образ, это метафора. «Ах, меня оскорбили! Ах, меня обидели!». Сколько времени можно так носиться с собой? С собой, любимым? Сколько времени можно иметь такую тонкую кожу и такую тонкую чувствительность по отношению к тому, как к ТЕБЕ отнеслись в ситуации, когда главное — это СТРАНА, когда надвигаются совершенно неприятные события.

Сколько времени можно так сильно шарахаться из стороны в сторону, как под влиянием общественных психозов. Мы же прекрасно понимаем все, что линия «Сути Времени» была безупречной на протяжении этих месяцев, что мы нарастили позиции неслыханно. При этом не поступившись ни долей своих принципов, своей идеологии. Кто может в чём упрекнуть людей, проведших такой митинг, как на ВДНХ — никто! Что касается митингов широкой коалиции, то они абсолютно необходимы по одной простой причине — потому что в нынешнем своём состоянии, «Суть Времени» не может собрать ни тридцать, ни, тем более, сто тысяч людей. Не может. Если тысяча людей будут настолько талантливы, что каждый из них будет приводить по пятьдесят, по тридцать, по двадцать, как, между прочим, это делают пи-ар группы, собирающие массовые мероприятия, вот тогда мы сможем. Если наших соратников будут десятки тысяч — мы тоже сможем. В СЕГОДНЯШНЕЙ ситуации мы этого не смогли, правда же? Ну, не смогли, по факту, мы выложились. Я лично, человек, имеющий вполне ограниченные возможности, отдал всё, что я мог, на то, чтобы это мероприятие было предельно убедительным. И я не скорблю по этому поводу, я горжусь тем, как это всё было произведено. Но ведь нету возможности ЭТО сделать, правда? Если она есть, значит, её кто-то не использовал, а почему не использовал? Не потому же, что листовки были такими или другими? Не от этого зависит, правда, всё? А от того, какое количество людей создают какой мощности магнитное поле, втягивая в это всё остальное. Да, нам было трудно, да, одновременно с нашим митингом шёл и митинг КПРФ, и митинг в Лужниках, И многие из наших же сторонников пошли в Лужники на Пут <здесь, похоже, фрагмент речи выпал из записи> оранжевой угрозы, держа в руках наши же листовки.

И что? Вот в той реальной исторической ситуации, которая есть сейчас, мы собрали столько, сколько собрали. Мы собрали очень много — гораздо больше, чем мы собирали с помощью достаточно сильных союзников на предыдущий митинг. Сейчас же этих союзников не было, мы были одни. И слава Богу, что мы собрали столько, что мы остались одни, и мы сумели создать образ самих себя, без всяких широких коалиций. «Вот это — Мы!» — сказали Мы, — «Пусть все на это смотрят!». Теперь все будет зависеть от работы тех, кто этот образ будут распространять. Потому что этот образ — безупречен! И безусловен! И он предъявлен (визуализирован) на очень высоком уровне уже сейчас. И будет предъявлен (визуализирован) через несколько дней, на еще в более высоком уровне. Это оружие в ваших руках. Как вы им распорядитесь — это первая задача, большевики вы, меньшевики или кто другой.

Теперь скажите, нет ли второй задачи, которая заключается в том, чтобы люди, решившие посвятить себя этому ДЕЛУ, делу, и сказавшие сами: «Мы это готовы сделать», и подтвердившие это степенью своего участия, оказались структуризированы таким способом, чтобы они могли получить соответствующее этому их желанию образование, чтобы их научили тому, как работать с людьми, как создавать это магнитное поле. Ведь они хотят, а те, кто не присоединились — этого не хотят. Может, они хотят знать что-то о философии или о идеологии — так мы же им расскажем! Мы же их не обидим, мы вообще никого не обидим из тех, кто ходит в виртуальный клуб «Суть Времени». И никого ни к чему не призываем. Люди работают по той программе, которая была, там, связана с историей, с философией — слава Богу, пусть работают! Мы же не говорим, что они должны прекратить работать, или что они люди второго сорта.

Мы хотим собрать тех, кто готов к политической активной борьбе, как в информационном поле, информационно-идеологическом — но, конкретной борьбе. Информационное противодействие, агитация и так далее. Так и в борьбе прямо, в реалиях, прямо на митингах. Мы хотим их собрать, их научить чему-то, отвечающему этим их конкретным желаниям, и за счёт этого собирать большие митинги, больше и больше, а также другие политические акции. Мы хотим это сделать именно для того, чтобы со временем меньше и меньше нуждаться в широких коалициях, которые размывают нашу идеологическую ориентацию и вызывают соответствующие упрёки у соответствующих капризных людей, поддающихся на психологическую диффамацию наших откровенных врагов, многочисленных, а также, немногочисленных идиотов.

Вот в этом нашем желании нет ничего плохого и ничего, обижающего других! А если я это желание не удовлетворю, если я не структуризирую группу тех, кто готов к политической борьбе — вновь подчеркиваю! — в информационном пространстве или в реале, или и там, и там, то я совершу непростительную ошибку и оскорблю ЭТИХ подвижников! Но главное не в том даже, что я их оскорблю — я не сумею насытить их всем тем материалом, который нужен, чтобы они работали активнее! Т. е. я ПРОВАЛЮ деятельность организации — лишу ее будущего! Лишу ее всех тех возможностей, которые сейчас перед ней открылись! Понимаете о чем идёт речь? Не о том, чтобы кого-то обидеть, а о том, чтобы Россию реально спасать и наращивать потенциал организации! И ни о чем больше. Обижать никто никого не будет. Но вы-то сами подумайте, откуда берётся эта бесконечная обидчивость НЕКОТОРЫХ членов нашей организации, эта капризность, эта психическая неустойчивость? Она берётся от того, что регресс, дорогие товарищи, и в этом регрессе люди становятся слишком пластичными, слишком нервными, слишком зацикленными на себя! Это же надо избывать вне зависимости от того, хотите вы быть большевиками или меньшевиками — просто для того, чтобы жить! Для того, чтобы ВМЕСТЕ делать историю — вот о чём идёт речь.

Теперь о реальных событиях. По данным социологов Левада-центра, т. е. самого американского центра, непрерывно получающего американские гранты и всегда работающего на американцев: из тех, кто точно придёт на участки 04.03.12 за Путина готово проголосовать 66 %, за Зюганова — 15 %, за Жириновского — 15 %, за Прохорова — 6 %, за Миронова — 5 %.

По данным ФОМ (Фонд «Общественное мнение») 58,7 % поддержит Путина; 16,2 % — Зюганова; 8,8 % — Жириновского; 8,6 % получит Прхоров; 6,1 % — Миронов. По данным ВЦИОМ (т. е. самого прокремлёвского, как всегда говорили, источника): отдать свой голос за Путина решили 58,6 % избирателей; Зюганову — 14,8 %; 9,4 % — Жириновскому. За Прохорова высказалось 8,7 % респондентов, за Миронова — 7,7 %.

Что это всё означает? Что это за политическая игра, при которой Левада-центр даёт Путину на 8 % больше, — что вообще беспрецедентно! — чем лояльный к Путину центр? Не задумываетесь, что это за игра? Это игра, при которой хочется включить знаменитый кремлёвский код успокоения (я много раз о нём говорил в таких случаях) — «всё в шоколаде!». Всё, победа в кармане; всё — зашибись;, всё замечательно, надо успокоиться, наплевать на то, как именно развиваются события, всё равно мы победили; вперёд-вперёд-вперёд. Кто это делает? Это американцы делают! И теперь возникает вопрос, могут ли американцы позволить событиям развиваться по спокойному сценарию.

Я не могу ответить на этот вопрос точно. Но моя аналитическая интуиция говорит мне, что не могут. Я объясню почему. Потому что американцы ГДЕ-ТО должны развязать <«бэмс»>. Либо в Сирии и Иране, либо у нас. А где ещё? Больше негде. Они должны развязать этот <бэмс> по очень разным соображениям. Прежде всего просто по предвыборным: Обаме нужен пиар. Ему нужно шоу. Кроме того, есть соображения оперативно-стратегические, каковые заключается в том, что они должны каким-то образом где-то что-то нарастить с тем, чтобы поднять свой рейтинг и не дать этому рейтингу обвалиться. И,наконец, есть соображения подлинно стратегические — они должны менять мир. Они не могут в этом деле засиживаться, делать какие-то паузы, откатываться назад. Откатятся назад хоть чуть-чуть — покатятся вообще чёрт знает куда.

Значит, они ГДЕ-ТО должны устроить <бэмс>. Где? Либо в Сирии и Иране, либо у нас. Но в том варианте, в каком мы сейчас существуем и особенно в случае победы Путина, ни в Сирии, ни в Иране они не могут устроить <бэмс> при нашей поддержке. Не могут! Потому что мы этих вещей не поддерживаем уже сейчас и не поддержим в дальнейшем, если Путин победит. Напротив, мне кажется, что готовность поддержать и Сирию, и Иран сейчас в России больше, чем она была когда-либо.

Но если это так, то НЕЛЬЗЯ начать <бэмс> на сирийско-иранском направлении. Об этом уже начинает осторожно говорить Хилари Клинтон. Какие остаются в запасе направления? Только русское. Не устроить <бэмс> нигде — наверное, кто-то скажет, что это высоко вероятно, но не я. Я в это не верю! Я НЕ считаю это возможным. В соответствии с этими моими — пока что — умозаключениями я считаю, что <бэмс> будет. И что цифра «66» есть цифра, которая призвана успокоить Кремль. А на самом деле, идёт форсированная подготовка самых разных неблагоприятных для России вещей. И весьма кровавых, что не исключено. И каких-то таких беспрецедентно массовых за огромные американские деньги, и информационно-психологических, и других. Будет использоваться всё. Либеральное крыло Кремля будет давить на тех, на кого оно может надавить. И ведь понятно на кого — лишние два года и так далее…

Это же всё некое предложение, по отношению к которому будут осуществляться все меря давления. И все шоу на Болотной, Сахарова и в дальнейшем — это есть шоу, нацеленное на подобное давление, на усиление этого давления! Это всё спектакли для одного актёра, которого надо на что-то сподвигнуть, и всё! А все остальные — статисты в этом спектакле! Так ведь, по крайней мере, я считаю. Я УБЕЖДЁН в своей правоте и уже приводил аргументы в пользу этой правоты. Значит, все формы давления будут. К ним относится и кровь, снайперы, драки, стрельба… И давление с помощью массовых мероприятий, которые можно осуществить только на ОГРОМНЫЕ деньги и в условиях эксцессов. И какие-нибудь стачкомы, и дикие кампании дискредитации, информационно-психологические войны… И другие формы давление Запада… И мало ли ещё что! Не вижу я возможности благополучного завершения данной истории. Не вижу! А поскольку я этого не вижу, то понимаю, что во-первых, мы должны собрать собственное ядро, мобилизовав его до предела.

И это абсолютно не значит, что все, кто в это ядро не войдут, будут исключены — не важно — из организации или из состава большевиков. Но я вас умоляю! Ну, перестаньте так нервничать! Никто никого не хочет обижать! Дел у нас других нет, кроме как обижать отдельных членов ВКСВ! Вот просто нечем больше заниматься, понимаете, кроме как этими членами! Значит, мы хотим собрать некоторый реально действующий мобильный актив. Вы хотите и можете в него входить — дверь открыта. Не хотите или не можете…Если не можете — ну, не можете. Применяйте другие методы действий. Ну, вы стояли в тех же пикетах, собирали где-нибудь в регионе какие-нибудь митинги. Но они сейчас менее эффективны…Ну, прекрасно, собирайте! Вы хотите концентрировать рабочие усилия на направлении, так сказать, контроля за выборами — концентрируйте!

Мы только вам объясняем, где лежат приоритеты — хотим объяснить, что после того, как «Лига избирателей России» сказала вместе с «Круглым столом 12 декабря», что НИКАКИЕ результаты не будут признаны легитимными, фокус переносится на эксцесс! Потому что ТАК говорят ТОЛЬКО, когда делают ставку на эксцесс, это понятно? Как именно мы будем противодействовать эксцессам, зависит от того, какие формы будут принимать эксцессы. В одних случаях усилия «Сути времени» как организации могут оказаться именно решающими, но это требует определённых усилий, и это может происходить только в определённых случаях. В других случаях широкая антиоранжевая коалиция ПОНАДОБИТСЯ, потому что надо будет переламывать какие-то мощные движения западенского характера с русской спецификой. Это не предопределено. Мой анализ — что ни март, ни апрель, ни май не будут благополучными. Что нам надо готовиться к противодействию. А для того, чтобы готовиться, нужно собирать актив, насыщать его определённым уровнем подготовки, а все остальные должны активу помогать.

А вход в актив — свободный. Свободный, но только есть один термин: РАБОТА. Работа. Не «работа вообще». Ну вот человек занимается философией. Ну и замечательно, он занимается, что-то пишет. Мы ему благодарны за это, у него работа замечательная. Но зачем его тогда учить, как собирают сторонников? Как с ними разговаривают, как их агитируют, как ведут себя психологически? Через что переступают в себе самих, через какие свои комплексы, сомнения, страхи? Ему же не надо этого рассказывать, он философскую статью пишет, и спасибо ему! Ну, он не хочет, чтобы его назвали меньшевиком — ну пусть он называется сторонником, какая разница? Если эти названия путают (а мне казалось, что они не должны путать), то используйте другие термины. Будьте твёрдо убеждены в одном: никто никого не заденет ни в какой степени, но тех, кто хочет стать соратниками, и готов к активной — подчеркиваю снова — как работе в реальной, так и в информационной войне, или другим методом действия на поле этой борьбы — вот ИМ будет оказано особое внимание. Это не значит, что другим не будет оказано внимания вообще, это означает, что им будет оказано внимание ОСОБОЕ. Соответствующее их специфике.

Ну конечно, проще всего это называть «лицей», но в лицее-то есть и философы, и кто угодно, поэтому ну взяли термин, там, ВКСВ(б). Ну и что? Он условен. Ну назовите это «соратники». Опять-таки подчёркиваю: все туда могут войти. Люди не могут приехать — пусть оказывают более активную информационную поддержку, и мы вообще не будем там щупать всё до деталей, потому что кого-то можно обидеть, у нас нет такой цели. Но те, по кому видно, что они уже встали на этот путь, и не просто вкалывают, а отдают этому всё время и все силы — на это мы откликнемся, потому что в противном случае — а вам не приходило это в голову? — мы обидим ИХ! Правда же? Встаньте на их место и посмотрите на всё их глазами. А самое главное, о чём я хотел вас просить — в столь ответственный час, при столь неблагоприятном развитии ситуации, при такой остроте нарастающей конфликта — перестаньте, повторяю в третий раз, думать о себе и своих обидах, тем более, что они вымышленные. Никто вас обижать не собирается. Давайте я перед вами извинюсь, что вы все такие нервные, и что каким-то не слишком ловким словом я вас обидел.

Успокоились? Просто потому что обижать никого не хочется. Вокруг столько скотства, столько элементарной пьянки, столько стеклянных, тупых лиц, что каждый человек с духовной ориентацией, как бы обидчив и нервен он не был, всё равно является драгоценным ресурсом страны. Но только страну спасти не удастся, если подобного рода человек не откажется от своей этой нервности, возбудимости, подозрительности, обидчивости, и не встанет в ряды бойцов в той мере, в какой жизнь позволяет ему это сделать, а даже, может быть, в еще большей мере, и, как ни странно, жизнь его от этого станет богаче. Не надо надрываться с пятым числом, считая, что кто-то кого-то ущемит из тех, кто не придёт. Не надо. Надо понять ситуацию, подумать над ней и действовать РАЗУМНО. Мы же, со своей стороны, пятого будем готовить людей к дальнейшему развороту событий. При одном развороте событий всё снова войдёт в застойное вялое русло, и мы будем готовиться к новым испытаниям, которые будут отсрочены на какое-то время, мы перегруппируем силы, обучим людей, соберём еще больше сторонников и соратников, спокойно. При другом, турбулентном развитии событий, мы будем действовать адекватно им: когда надо — собирая широкие коалиции, когда надо — заявляя свою позицию с предельной резкостью и определённостью. Это — политическая война. Вам её придется вести вместе с нами. Вам придётся научиться это всё понимать, спокойно, без всяких раздражений на это реагировать и действовать всё более сплочённо.

Всё в большей степени думая не о себе любимом, а о нашем общем деле и о нашей Родине, которой, поверьте, не хорошо, совсем не хорошо сегодня. Поэтому мы не снимаем, а, наоборот, подчёркиваем главный лозунг текущего момента: «Отечество в опасности», или, как говорили ещё в таких случаях, «Граждане, Отечество в опасности». Давайте будем считать, что все мы — граждане, а граждане — это люди, которые всегда говорят о том, что они могут сделать для Отечества, а не что Отечество может сделать для них, или ýже — что они должны сделать для общего дела, а не что это общее дело должно сделать для них, обласкав их или, как минимум, их не обижая. Нельзя, никого не обижая, собирать людей на борьбу. Не получалось это ни у кого. Всё, что я могу сказать о себе — что я всегда был для подобного рода вещей слишком мягким человеком, слишком сильно ценил всех людей, которые не относятся к категории, так сказать, упивающихся скотством. Слишком сильно всегда любил и ценил каждого человека с какой-либо духовной ориентацией.

Сейчас наступает время, когда мало этой духовной трепетности, она по-прежнему меня восхищает, но к ней надо добавить что-то другое. Бойцовское чувство, готовность к самопожертвованию — я имею в виду здесь обычное, мирное, рабочее самопожертвование. Самопожертвование, которое заключается в акте труда и самоотдачи. Кто знает, ещё чего потребует от нас развитие ситуации. Дай бог, чтобы это развитие не было экстремально-бурным, ибо Россия, как целое, к этому не готова. Но что-то, что будет — то будет. Поймите меня правильно, все мои дорогие соклубники, которых я всех люблю одинаково, поймите, что действовать придётся именно так, поймите, примите это, и делайте свой свободный выбор. Никто вас ни к чему не обязывает, вы абсолютно свободны его сделать, но сделав его, вы ставите себя в зависимость от собственного выбора. Это — единственная благородная зависимость, которая существует, сделав выбор, человек дальше отвечает за него перед самим собой, а также перед мёртвыми и живыми, страной, близкими и много-много ещё чем, перед своими идеалами, перед своими любимыми, перед своими ценностями, и так далее. Вот этот вид ответственности и является главным из тех, которые могут что-то спасти. Возникнет, пробудится до конца это чувство ответственности — возможно, мы и возьмём все те невероятно трудные барьеры, которые нам предстоит брать в ближайшем будущем.

Спасибо, что вы меня выслушали, и до новых встреч.