sci_tech Д. В. Лихарев Эра адмирала Фишера. Политическая биография реформатора британского флота

Имя Фишера хорошо известно в Англии не только историкам. И в блестящей плеяде великих флотоводцев и адмиралов, которых дал миру Королевский флот, англичане не случайно отводят Фишеру вторую ступень после Нельсона 2. Его служба на флоте, длившаяся свыше шести десятилетий, началась в 1854 г., и закончилась в декабре 1918 г. Она составила целую эпоху в истории британского флота — самую переломную и революционную — эпоху перехода от парусника до подводной лодки. Джон Фишер, или «радикальный Джек», как называли его современники, известен, прежде всего, как великий реформатор и создатель знаменитого «Дредноута», человек, заложивший основы побед британского флота на морях в 1914–1918 гг.

Прим.: К сожалению в сети не нашелся источник с текстами сносок (сноски оставлены если вдруг кто найдет).

ru
ExportToFB21, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.4 16.03.2012 FBD-D81C45-54C4-A84B-24A7-9EBF-E06F-DA3FA3 1.1 Эра адмирала Фишера. Политическая биография реформатора британского флота Издательство Дальневосточного университета 1993

Д. В. ЛИХАРЕВ

Эра адмирала Фишера. Политическая биография реформатора британского флота

ББК 63.3(0) 53 Л 65

Рецензенты:

д-р ист. наук Г. Р. Левин, канд. ист. наук А. А. Егоров

0504040000 Л 180(03) 10-93

ISBN 5-7444-0426-0

ББК 63.3(0)53

(С) Издательство Дальневосточного университета 1993

ВВЕДЕНИЕ

21 октября 1904 г., в девяносто девятую годовщину Трафальгарской битвы, двери английского Адмиралтейства распахнулись перед адмиралом Джоном Арбетнотом Фишером, который вошел туда в качестве первого морского лорда Британской империи. По этому случаю в «Дейли Экспресс» был помещен рисунок. На рисунке изображен адмирал Нельсон, взбирающийся обратно на свою колонну на Трафальгарской площади, видя, как внизу Фишер проходит под аркой Адмиралтейства. Подпись под рисунком гласила: «Я было уже совсем собрался спуститься и помочь им сам, но раз Джеки Фишер берется за дело, мне не о чем беспокоиться. Я возвращаюсь на свой пьедестал» 1. Этот рисунок очень удачно передавал настроения английской публики того времени. Для всех, кто хоть немного был знаком с проблемами морской политики Великобритании, приход Фишера в Адмиралтейство означал, что военный флот ожидают большие перемены. И эра реформ не заставила себя ждать. Прошло совсем немного времени и гигантская военно-морская машина Британской империи, недвижимо застывшая в своем традиционализме, дрогнула и сдвинулась с места. А вскоре она уже гудела и вибрировала, как корпус огромного линкора, идущего на полном ходу.

Имя Фишера хорошо известно в Англии не только историкам. И в блестящей плеяде великих флотоводцев и адмиралов, которых дал миру Королевский флот, англичане не случайно отводят Фишеру вторую ступень после Нельсона 2. Его служба на флоте, длившаяся свыше шести десятилетий, началась в 1854 г., и закончилась в декабре 1918 г. Она составила целую эпоху в истории британского флота — самую переломную и революционную — эпоху перехода от парусника до подводной лодки. Джон Фишер, или «радикальный Джек», как называли его современники, известен, прежде всего, как великий реформатор и создатель знаменитого «Дредноута», человек, заложивший основы побед британского флота на морях в 1914–1918 гг.

К сожалению, советскому читателю имя Фишера практически ничего не говорит. Ни одним из наших историков не было предпринято попытки осветить военную или политическую деятельность этого человека, сыгравшего столь заметную роль в истории Англии. Цель данного исследования — заполнить существующий пробел.

Правомерна ли книга об адмирале Фишере именно как политическая биография? Могут возразить, что хотя «война есть продолжение политики другими средствами», все же профессиональный военный — не политик. Он лишь исполнитель решений, принимаемых политиками. Однако более глубокое и тщательное изучение той ситуации, в которой проходила деятельность Фишера, убеждает в правильности именно такой постановки проблемы.

Многие историки справедливо называют конец XIX — начало XX столетий эпохой «нового маринизма». Это был период зарождения и господства теорий морской мощи Мэхена и Коломба, влияние которых вышло далеко за рамки адмиралтейств и морских штабов. Это было время, когда в коридорах власти Лондона и Вашингтона, Берлина и Петербурга, Рима и Парижа, Вены и Токио свято верили, что без большого военного флота нет благополучия и процветания нации, пет эффективной внешней политики, нет статуса «великой державы». Эпоха «нового маринизма» породила не только своих теоретиков, но и «практиков», воплощавших их теории в жизнь, — решительных и ярких личностей — Джона Фишера и Альфреда фон Тирпица. Уникальная ситуация дала в руки этих адмиралов-политиков очень большую власть. Пожалуй, ни один из флотоводцев в истории ни до, ни после этих двух не имел таких больших возможностей влиять на политику своих государств.

Страшные бедствия принесла человечеству первая мировая война. Адмирал Фишер был одним из тех людей, кто стоял у ее истоков. Долгие годы он и его немецкий антагонист Тирпиц готовили армады своих империй к решающей схватке за мировое господство. Изучение их карьеры и деятельности дает ключ к более глубокому пониманию политической истории и духа эпохи кануна первой мировой войны, причин ее возникновения.

За рубежом об адмирале Фишере существует обширная литература. Его первым биографом был адмирал Реджинальд Бэкон, хорошо знавший Фишеоа лично и долгое время служивший под его началом 3. В 1969 г. вышла книга Ричарда Хафа «Первый морской лорд» 4. Огромное место реформаторской деятельности Фишера уделено в основательных исследованиях американского историка Артура Мардера «Анатомия британской морской мощи» и фундаментальном пятитомнике «От «Дредноута» до Скапа Флоу» 5. Последний труд до сих пор остается непревзойденным и, надо думать, вряд ли когда-либо будет превзойден. В более поздней биографии адмирала, принадлежащей перу английского историка Раддока Маккея, главный упор сделан на рассмотрение раннего периода деятельности Фишера 6. К перечисленным трудам надо добавить общие работы по истории британского флота на рубеже веков и несметное число научных статей в английских, американских и немецких исторических журналах.

Может ли российский историк в этом случае сказать что-либо новое? Думается, да. Несмотря на высокую степень изученности, существует еще немало вопросов, связанных с личностью Фишера и его деятельностью на посту первого морского лорда — фактического руководителя морской политики Великобритании. В настоящее время, по-прежнему, более детального изучения требует ранний период морской карьеры Джона Фишера от начала его службы на военном флоте до работы в качестве делегата на Гаагской конференции по разоружению 1899 г. Был ли Фишер гением, и если это так, то как проявил себя его особый дар в технической революции, охватившей военные флоты в конце XIX столетия? Можно ли добавить что-либо новое к уже написанному о его участии в морских операциях второй опиумной войны 1856–1860 гг. или штурме Александрии? Насколько можно считать британский флот 1914 г. детищем адмирала Фишера, был ли он обязан ему своими сильными или слабыми сторонами?

На некоторые вопросы, связанные с деятельностью Фишера, более исчерпывающие ответы можно дать, привлекая русские дипломатические и военные документы, которые прежде не использовались его зарубежными биографами. Более подробного рассмотрения заслуживает участие Фишера в переговорах Эдуарда VII и Николая II в Ревеле в июне 1908 г., а также вопрос о том, насколько серьезными были его намерения высадки силами британского флота, русской армии на балтийском побережье Германии в годы первой мировой войны и как далеко зашла разработка «Балтийского проекта».

Постараемся, насколько возможно, приподнять завесу над этими проблемами, оценить роль Фишера без предвзятости, помня, что речь идет о деятеле своего времени — выразителе определенных политических интересов своей страны той эпохи.

Часть 1 ДОЛГОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ 1841 — 1902

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

В ВОДАХ КИТАЯ

ПУШКИ И ТОРПЕДЫ

БОЕВОЙ КОМАНДИР

ОТ ГААГИ ДО СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ

Несите бремя белых, — И лучших сыновей На тяжкий труд пошлите За тридевять морей…

(Редьярд Киплинг)

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

25 января 1841 г. в семье капитана Уильяма Фишера, адъютанта английского губернатора Цейлона, родился мальчик, который получил имя Джон Арбетнот. Если бы тогда нашелся кто-либо, кто мог сказать Софи Фишер, каких высот достигнет ее первенец — будущий адмирал, барон Килверетон, великий реформатор, флотоводец и политик, личный друг короля Эдуарда VII, — думается, двадцатилетняя мама очень удивилась бы.

Детство Джека (так звали его в семье) продолжалось только до исполнения ему 13 лет. С 13 лет он начал свою службу на военном флоте. Главными периодами его детства были шумная и веселая жизнь первые 6 лет и последующий довольно неприятный этап, когда он вынужден был покинуть свой отчий дом и отправиться в Англию учиться. Джон Фишер оставил после себя несколько сумбурные, но весьма содержательные мемуары, в которых с редкой аккуратностью и тщательностью описаны многие эпизоды его жизни в молодые годы 1. Однако при чтении их создается впечатление, что первые 13 лет он постарался вычеркнуть из памяти и забыть. В особенности это относится к самому раннему периоду, который он провел на кофейной плантации своего отца.

В 1841 г. капитан Уильям Фишер решил выйти в отставку. С этого времени миссис Фишер произвела на свет семерых детей. Эти семеро, в той последовательности, которой они родились, были: Джек, Алиса, Люси, Артур, Фрэнк, Фредерик Уильям (род. в 1851 г., впоследствии дослужился до полного адмирала) и, наконец, Филипп (род. в 1858 г., также морской офицер).

Благодаря Фредерику Уильяму, остались свидетельства об их жизни в поместье Уэйвендон на Цейлоне до того времени, как детей отправили учиться в Англию. «Когда я был мальчишкой, Нувара Элиа была совершенно диким местом, населенным горсткой белых людей, которые проживали в шести домах, разбросанных на значительном пространстве среди обширных лесов, изобилующих крупной и мелкой дичью. Мой отец, будучи спортсменом и заядлым охотником, держал свору гончих, используемых, главным образом, для травли оленей… Охота, купания, поездки верхом и отсутствие учителей… — словом, для нас, мальчишек, это было замечательное время» 2.

Капитан Уильям Фишер был удачливым охотником на крупного зверя и, по всей видимости, человеком большой храбрости. Когда в округе объявился бешеный слон, который нападал на людей и даже убил местного почтальона, он, не долго думая, в одиночку отправился на поиски этого слона. В конце концов, капитану удалось выследить его и убить. Однако Фишер старший плохо кончил. В 1866 г. отставной капитан разбился насмерть, упав с лошади 3.

Можно предположить, что удаль и лихость вытеснили в Уильяме Фишере те качества, которые необходимы рачительному и экономному хозяину. Его кофейная плантация находилась в плачевном состоянии, с финансовой точки зрения, и этим во многом объясняются те превратности и лишения, которые испытали Джек и младшие дети за время обучения в Англии.

Когда родители отправляли шестилетнего Джека в Англию, предполагалось, что он будет жить у своего деда по отцу — джентльмена старой закалки. Однако судьба распорядилась иначе. В те времена путешествие на паруснике было долгим делом. Пока внук добирался до Англии, старый Фишер успел благополучно умереть, и Джеку пришлось жить у своего деда по матери. Старик был человеком суровым, держал внука в строгости и даже не кормил его досыта.

Пожалуй, самым ярким воспоминанием, оставшимся у Фишера о тех временах, были уличные беспорядки, связанные чартистским движением: «… также я помню чартистские бунты 1848 г., когда я видел как жестоко, даже в моем детском понимании, вели себя полицейские по отношению к людям. Я помню ковыляющего старика, у которого полицейский вырвал костыли и с размаху переломил их о колено. Мне также пришлось быть свидетелем того, как маленькая фаланга из 40 здоровенных полицейских (они тогда носили высокие шляпы и длиннополые шинели) разгоняли, как мне показалось, тысячную толпу… Они заламывали им руки, били их и рвали их знамена» 4.

Впоследствии, добившись больших чипов и наград, Фишер любил подчеркивать, какие трудности и лишения он перенес в юности. Но эти мрачные воспоминания не следует воспринимать слишком серьезно. Уильям Фишер возможно и не был богат, но был достаточно знатного происхождения: его род восходил к XVII столетию, предки имели титул баронов и наследственные владения в Корнуэлле. Предки воевали под командой знаменитых военачальников и флотоводцев. Прадед Джона Фишера получил смертельную рану на поле Ватерлоо, где он сражался в армии герцога Веллингтона. Такое прошлое в известной степени объясняет, почему отец Джека был не только адъютантом сэра Роберта Хортона, губернатора Цейлона, но и то, почему леди Хортон стала крестной матерью Джека. Следует также принять во внимание, что капитан Фишер спас жизнь старшему сыну Хортонов. Правда, сам губернатор вскоре после этих событий умер, но леди Хортон, будучи женщиной богатой, и после отъезда в Англию продолжала принимать участие в судьбе Джека и его младших братьев и сестер.

Впоследствии Фишер всегда вспоминал Кэттон-Холл — имение леди Хортон в Англии — с большой теплотой. Неподалеку от дома протекал небольшой ручей, в котором он любил удить рыбу и подолгу сидеть на берегу. По соседству с имением проживал адмирал Уильям Паркер — «последний из капитанов Нельсона», которого леди Хортон хорошо знала. Обширные знакомства покровительницы Джека в среде флотских начальников предопределили его судьбу. Леди Хортон решила определить своего протеже на морскую службу.

Отец Фишера был не против. Незадолго до отъезда на корабль Джек получил от родителя скуповатое послание с наставлениями на будущее: «К тому времени, как ты получишь это письмо, ты вероятно уже будешь на борту корабля. Леди Хортон сказала мне, что ты сам выбрал службу на флоте. Я надеюсь, ты ее полюбишь. Ты должен помнить, что я очень беден и что у тебя много братьев и сестер, поэтому я не могу дать тебе карманных денег» 6.

13 июня 1854 г., в возрасте 13 лет, Фишер начал свою службу на военном флоте. Его первым кораблем был знаменитый «Виктори» — флагманский корабль Нельсона, который в то время еще оставался в составе флота. На борту парусника Джека осмотрел судовой врач, затем юный моряк написал короткий диктант под диктовку корабельного священника и решил несколько задачек по арифметике 7. После сдачи этого несложного экзамена Джон Фишер был внесен в списки команды и стал кадетом Флота ее королевского величества. «Я столкнулся с массой жестокостей, когда впервые попал на флот», вспоминал Фишер впоследствии. «Например, в мой первый день на корабле, будучи еще мальчишкой, я увидел, как шестерых матросов наказывали линьками, — при виде этой сцены у меня закружилась голова» 8.

С днем, когда Фишер начал свою службу, возникает некоторая путаница. Сам Фишер в своих «Записках» называет число 13 июня (р. 261), но в его же «Воспоминаниях» (р. 137) указана дата 12 июля. По-видимому, на «Виктори» Фишер только принимал присягу, после чего он должен был отправиться в Плимут и согласно предписанию явиться на линейный корабль «Калькутта». До Плимута Фишер добирался на маленьком пароходике «Сэр Фрэнсис Дрейк». Пассажиры пароходика с большим сочувствием отнеслись к маленькому одинокому мальчишке, страдавшему морской болезнью.

Будучи уже в преклонном возрасте, Фишер всегда с умилением вспоминал о своем прибытии на «Калькутту»: «Среди пассажиров был и маленький мичман, полный впечатлений от пребывания на «Виктори». Он вскарабкался на адмиральский корабль и с уверенностью тринадцатилетнего направился прямо к внушительной фигуре в синем, шитом золотом, мундире и сказал, протягивая письмо: «Будьте добры, передайте это адмиралу». Человек в сине-золотом взял письмо и вскрыл его. «Вы и есть адмирал?» — спросил мальчик. «Да, я — адмирал». Он прочитал письмо и, потрепав мальчика по голове, сказал: «Ты должен остаться и отобедать со мной». «Я думаю, сказал мальчик, — мне бы лучше отправиться на свой корабль». Он говорил так, как будто от него зависела судьба всего британского флота. Адмирал расхохотался и повел его вниз обедать. В ту ночь мальчик спал на борту «Калькутты»…» 9.

«Калькутта» была частью старого флота. Парусный линейный корабль, вооруженный 84 гладкоствольными пушками, размещенными на двух артиллерийских палубах вдоль бортов, «Калькутта» была построена в 1831 г. и имела водоизмещение 2 299 т. почти такое же, как «Виктори» Нельсона. В отличие от некоторых парусников, прошедших модернизаций к 1854 г., паровая машина на «Калькутте» отсутствовала. Тем не менее, «Калькутта» продолжала оставаться в составе флота первой линии. В те времена еще полагали, что такие корабли даже без самого небольшого парового двигателя будут представлять собой известную боевую ценность в морских операциях.

Современному человеку трудно даже представить все большие и малые трудности и неудобства, сопряженные со службой на парусниках викторианской эпохи. Вот, например, баня. Четверым мичманам выделялось корыто с водой, которое ставилось в другое, несколько большее по размеру. Все четверо мылись в одной и той же воде по очереди, и «не дай бог, кто-нибудь расплескает грязную воду на палубу!» «Когда я был молодым лейтенантом», — вспоминал Фишер, — «первый морской лорд сказал мне, что во время плавания он вообще не мылся и что он не видит причин, какого собственно черта, мичманы должны желать этого теперь!» 10. Прибавьте к этому, скверное питание, которое зачастую состояло только из несвежей воды, протухшей солонины и изъеденных червями сухарей. В 1916 г. Фишер, уже, будучи в отставке, сетовал: «Мой отец был шести футов и двух дюймов ростом и очень привлекательным внешне. Почему я такой урод, это одна из самых удивительных загадок физиологии, не поддающаяся разрешению. Я не вырос потому, что в те дни, когда я отправился в моря маленьким несчастным мичманом, мне приходилось стоять по три вахты подряд и плохо питаться» 11.

Фишер начал службу на флоте в один из интереснейших периодов его истории. В марте 1854 г. Великобритания вступила в Крымскую воину — конфликт, который может считаться рубежом между войнами старого и нового типа. В этом плане особенно большое влияние оказали на английский флот операции в Балтийском море, показавшие огромные преимущества паровой машины перед парусом. Таким образом, длительная служба Фишера на флоте началась, одновременно с эрой кардинальных технических преобразований в военно-морском деле. Крымская война стала рубежом между веком паруса и веком паровой машины и броненосных кораблей. Осознание того, что техническая революция требует и нового тина офицеров, пришло не сразу и не легко. Военные моряки особенно привержены традициям и едва ли следовало ожидать, что люди, затратившие многие годы на освоение определенных типов кораблей и определенных видов морского оружия, сразу же признают эти корабли и это оружие устаревшими.

Чарльз Уолкер, например, считал, что «даже 1870 г. было бы слишком самонадеянно считать рубежом, отделившим новое поколение морских офицеров от старого» 12. В свете перечисленных обстоятельств, тем более в пользу Фишера свидетельствует тот факт, что он еще в самом начале своей службы осознал, чем грозит военному флоту отставание в техническом прогрессе. И впоследствии, занимая высокие посты, Фишер никогда не останавливался на достигнутом, не пытался отстоять устаревшую технику, он всегда стремился к новому, еще не изведанному, боролся за то, чтобы ввести это новое в практику.

В июне 1855 г. «Калькутта» присоединилась к эскадре адмирала Ричарда Дандаса, которая вела военные действия против России на Балтийском море. Это произошло как раз в тот момент, когда эскадра готовилась штурмовать морскую крепость Свеаборг13. Однако русская крепость оказалась крепким орешком. По свидетельству подполковника гвардейского инженерного корпуса В. Д. Кренке, на батареях Свеаборга имелось 565 орудий, расчеты которых были сформированы в полуторном комплекте. Союзников ждал и сюрприз — новое морское оружие — 994 подводные морские мины, размещенные на подступах к крепости 14.

На морских минах, пожалуй, следует остановиться подробнее, поскольку Фишер впоследствии станет одним из крупных экспертов на британском флоте по этому оружию. Имеется любопытное свидетельство адмирала Бартолмью Саливана об одном из первых инцидентов с русскими минами: «К своему изумлению, я узнал, что «Валчер» подорвался на «адской машине», находясь в самой середине эскадры… Адмирал Сеймур и Холл выловили одну и подняли при помощи носовой лебедки. Удивительно как только не были, при этом, затронуты маленькие ползунки (спусковые механизмы. — Д. Л.). Потом они перетащили ее на корабль адмирала Дандаса и снова там с ней забавлялись; потом адмирал Сеймур забрал ее на свой корабль и, установив на корме, собрал вокруг офицеров для изучения… Некоторые офицеры указывали на опасность того, как бы она не взорвалась, но адмирал Сеймур сказал: «О, нет. Она действует вот таким образом», — и ткнул пальцем в ползунок, показывая как на его взгляд, она должна сработать. Она сразу же взорвалась, раскидав всех стоявших вокруг. (Многие из людей получили ожоги или ранения)…»15. Самым удивительным в этой истории было то, что адмирал Сеймур остался жив. Правда, «специалист по русским минам» лишился руки и одного глаза. Первые мины времен Крымской войны имели явно недостаточный заряд, не превышавший 10–15 фунтов обыкновенного пороха 16. Только это и спасло бравого адмирала.

Но такие мелкие неприятности не могли заставить союзников отказаться от намерения овладеть Свеаборгом. 25 июня огромная англо-французская эскадра в 77 вымпелов вытянулась на несколько миль в дугообразную линию у входа в бухту Свеаборга. Утром 28 июня, после тщательной рекогносцировки, 21 паровое судно союзников, войдя в бухту, начали обстрел укреплений. Сотни орудий вели ожесточенную канонаду в течение 45 часов 17. Однако многочасовой обстрел не принес желаемых результатов. Вот свидетельство участника обороны Свеаборга русского офицера М. Михайлова: «Изредка неприятель делал попытки приблизиться на канонерских лодках к крепости. Но в этих случаях его не оставляли безнаказанным. Множество обломков, принесенных волнами к нашим берегам, пароход, оттаскивающий подбитые канонерки на буксире, и, наконец, поднятие черных флагов на тех судах, в которые попали наши каленые ядра и бомбы» 18.

Несмотря на длительную бомбардировку и огромный расход боеприпасов, повреждения, причиненные русским укреплениям, были ничтожны. Единственное, чего удалось добиться союзному флоту на Балтике, это заставить русское командование держать на побережье Финского залива большую армию на случай возможной высадки десанта.

Что касается «Калькутты», то ее непригодность к активным боевым операциям на море в полной мере выявилась после того, как она присоединилась к англо-французской эскадре у острова Нарген. Участие «Калькутты» в военных действиях началось с того, что ее встретило военное паровое судно «Валчер» и отбуксировало к месту якорной стоянки эскадры 19. Во время обстрела русских укреплений парусные линейные корабли смогли послужить только в качестве складов с боеприпасами для канонерских лодок, непосредственно участвовавших в бомбардировке20. «Калькутта» стояла на якоре примерно в 50 милях от места боевых действий, и ее команда могла только слышать канонаду.

25 августа «Калькутта» снялась с якоря и направилась в Англию. После перехода, длившегося почти месяц, корабль прибыл в Плимут. Вскоре кадет Фишер вместе со всей командой был списан на берег. Военные действия к тому времени уже завершились. 30 марта 1856 г. в Париже был подписан мирный договор.

2 марта 1856 г. Фишер был зачислен в состав команды корабля, который сыграл в Крымской войне гораздо более существенную роль, нежели «Калькутта». Это был «Агамемнон», вступивший в состав флота незадолго до начала войны. Имея водоизмещение 3102 т. и вооруженный 91 пушкой, он стал первым парусным линейным кораблем, на котором, согласно проекту, с самого начала предусматривалось установление паровой машины. На «Агамемноне» держал свой флаг энергичный и способный командир — контр-адмирал Эдвард Лайонс. Экипаж корабля прошел при нем хорошую выучку. Это в немалой степени способствовало тому, что в севастопольскую кампанию «Агамемнон» показал себя гораздо лучше многих линейных кораблей, особенно тех, на которых отсутствовали паровые машины.

В марте 1856 г. «Агамемнон» направился в Черное море за очередной партией солдат для отправки их на родину. По возвращении из этого плавания Фишер был произведен в мичманы и направлен на паровой корвет «Хайфлаер».

Итак, война для мичмана Фишера окончилась. В возрасте 15 лет он уже успел «понюхать пороха», во всяком случае, находился к военным действиям достаточно близко, чтобы быть награжденным «Балтийской медалью» 21. Вскоре ему предстояло снова стать свидетелем и участником вооруженной борьбы, на этот раз в водах Китая.

В ВОДАХ КИТАЯ

Летом 1856 г. Фишер получил назначение на паровой корвет «Хайфлаер», направлявшийся в Китай, чтобы пополнить эскадру адмирала Мичела Сеймура.

В Китае полным ходом шел процесс внедрения европейцев в его экономику. Англичане играли в этом деле лидирующую роль и трехсотмиллионная нация, непоколебимо уверенная в своем превосходстве над всеми остальными, но безнадежно отставшая от Европы, уже не могла противостоять растущей мощи западной технологии, и вынуждена была принимать европейский взгляд на мир.

Задачей Фишера, так же как и других военных моряков, было содействовать формированию у китайцев образа «прогрессивности» западной цивилизации. Первые конфликты, положившие начало второй опиумной войне, начались в 1856 г. Независимое мнение в интерпретации пунктов Нанкинского договора приняли не только жители Кантона, но и высшие бонзы в Пекине, не позволявшие своему императору поддаться на уговоры послов Великобритании и других «западных варваров», добивавшихся разрешения на организацию торговых факторий в Китае. Англичане же, «вдвойне подлая нация» по понятиям кантонцев, свято верили в свою миссию «приобщения азиатов к цивилизации» путем насаждения западной торговли.

Вскоре переговоры зашли в тупик, и англичане, действуя совместно с французами, решили прибегнуть к военной силе. Командование морскими операциями было возложено на адмирала Мичела Сеймура, того самого, который так неудачно изучал русские морские мины на Балтике. Очевидно, из-за потери правого глаза адмирал действовал с особой жестокостью, уничтожая китайские прибрежные поселения и джонки в бухтах и реках. Несмотря на то, что карательные операции велись с большой интенсивностью в течение полугода, результат был достигнут ничтожный.

Союзники вынуждены были перейти к более целенаправленной стратегии. В 1856–1857 гг. главным театром военных действий стали воды у юго-восточного побережья Китая, а главной целью военных усилий союзников стал захват Гуанчжоу (Кантона), считалось, что овладение этим городом сделает пекинское правительство более сговорчивым. Однако прежде чем подступиться к Гуанчжоу, Сеймуру нужно было обезопасить свой тыл и коммуникации от угрозы со стороны китайского флота. Две большие флотилии китайских джонок также были сосредоточены у Гуанчжоу для оказания противодействия англичанам. Несмотря на то, что джонки уничтожались в большом количестве, они представляли серьезную опасность. Эти сравнительно небольшие и маневренные парусно-гребные суда, вооруженные 24- или 32-фунтовыми европейскими пушками, могли, при умном использовании, самым существенным образом нарушить судоходство союзников на подходах к китайским портам.

В самый разгар военной кампании к флоту Сеймура присоединился «Хайфлаер». Первый удар было решено нанести по меньшему отряду, состоявшему из 41 джонки и сосредоточившемуся в одном_из рукавов реки в 25 км к юго-востоку от Гуанчжоу 1. 25 мая 1857 г. военные пароходы «Гонконг», «Сэр Чарльз Форбс» и несколько винтовых канонерских лодок, под общим командованием коммодора Эллиота, вошли в реку и атаковали китайцев. У канониров на джонках не выдержали нервы и они дали залп слишком рано. Ядра упали с недолетом, не причинив англичанам никакого вреда. Джонки попали под убийственный огонь с английских кораблей и вскоре многие из них были покинуты командами. Коммодор Эллиот докладывал Сеймуру, что в течение 25–27 мая его корабли уничтожили или захватили 40 джонок2. По большей части это были совсем небольшие суда, вооруженные одной 32- пли 24-фунтовой пушкой, расположенной в носовой части, и шестью легкими пушками, размещенными вдоль бортов. Англичане легко разделались с ними, потеряв всего 2 человека ранеными 3.

Сложнее обстояло дело со второй флотилией джонок, сосредоточившейся в фошаньском рукаве реки Чжуцзян, примерно в 12 км юго-западнее Гуанчжоу. Она состояла из 70 или 80 судов, значительно более крупных, чем те, которые были уничтожены 25 мая. Каждое из этих судов несло от 10 до 14 32-фунтовых длинноствольных пушек европейского производства 4. Вход в залив прикрывал небольшой форт, вооруженный 19 пушками.

31 мая «Хайфлаер» отбуксировал к устью реки госпитальное судно и несколько канонерских лодок с тем, чтобы на следующий день они могли начать атаку. Сражение в заливе Чжуцзян началось 1 июня 1857 г. Адмирал Сеймур лично осуществлял руководство операцией. Пока отряд десантников высаживался на берег и штурмовал форт, канонерские лодки под прикрытием кораблей «Хайфлаер» и «Калькутта» приняли бой с многочисленными джонками, подоспевшими к месту сражения. Положение англичан осложнялось тем, что фарватер оказался перегороженным барьером из затопленных лодок, нагруженных камнями. Из-за этого канонерские лодки, имевшие большую осадку, не смогли подойти к джонкам на достаточно близкую дистанцию. Англичанам для преодоления препятствия пришлось использовать шлюпки. 50 или 60 лодок с десантом обшей численностью около 2 тыс. человек устремились к китайской флотилии. На одной из этих шлюпок был и шестнадцатилетний мичман Фишер.

Во время фошаньского сражения был момент, когда перевес оказался на стороне китайцев. Англичане во время атаки подверглись такому частому и меткому обстрелу, что почти все шлюпки получили пробоины. Был потоплен баркас с «Калькутты». Этот эпизод получил отражение в записках Фишера: «Когда китайские пушки открыли стрельбу, и ядро просвистело над лодкой, мы все побросали весла и пригнулись. «А ну-ка, приналягте на весла, друзья», — сказал капитан Шэдуэлл, и пустился в пространные рассуждения о том, насколько наш испуг замедлил продвижение лодки, по-видимому, совершенно не отдавая себе отчета, насколько нас задержала его лекция» 5.

Первая атака англичан захлебнулась, и они вынуждены были отступить и перегруппироваться. Сражение закончилось в тот же день, 1 июня. Британскому десанту, в конце концов, удалось преодолеть простреливаемое пространство и взять китайские джонки на абордаж. Большинство джонок было уничтожено. Разгром китайского флота и установленная союзниками с августа 1857 г. блокада реки Чжуцзян дали адмиралу Сеймуру возможность сосредоточить все силы на операции по захвату Гуанчжоу.

Несмотря на военные неудачи, китайский представитель Е Мин-чэнь отклонил требования, предъявленные английским и французским посланниками. Однако он не предпринял никаких мер для подготовки к защите Гуанчжоу, хотя концентрация военных кораблей на морских подступах к городу и захват англичанами и французами острова Хэнань явно свидетельствовали о намерениях союзников. Бомбардировка, почти не оборонявшегося города, началась утром 28 декабря. 29 декабря десант союзников начал штурм города, и на следующий день он был захвачен. Общая численность британских и французских войск, участвовавших в захвате Гуанчжоу, составила 5679 человек 6. В числе 69 матросов и офицеров, которых отрядили на берег из команды «Хайфлаера», был и Джон Фишер. Поскольку цинские власти не обороняли города, союзники понесли совсем незначительные потери.

В первой половине 1858 г. в военных действиях наступило некоторое затишье. Отряд канонерских лодок адмирала Сеймура отправился весной 1858 г. вверх по реке Байхэ, сопровождая британского посла лорда Элгина в Пекин. Крупные корабли британского флота пока бездействовали, отстаиваясь на рейде Шанхая. На время своего отсутствия Сеймур назначил командира «Хайфлаера» капитана Шэдуэлла командующим английскими морскими силами в Шанхае. В этом городе офицеры с «Хайфлаера» встретили весьма теплый прием в доме Эдмунда Уардена, управляющего отделением одной из английских пароходных компаний в Китае. Джек Фишер особенно подружился с миссис Уарден. Эту пожилую женщину знали многие мичманы с английской эскадры в китайских водах. В те времена военным морякам приходилось служить многие годы вдали от родных берегов. Особенно тяжело переживали долгую разлуку самые молодые. Для юных мичманов дом миссис Уарден становился чем-то вроде маленького островка «доброй старой Англии», где они могли отдохнуть и отведать домашних пирогов. Миссис Уарден знала многих мичманов эскадры по именам, а с некоторыми даже переписывалась 7.

Фишер также написал несколько воодушевленных писем супруге Эдмунда Уардена. Шестнадцать из них сохранились до наших дней. Много лет спустя, после описываемых событий, сын адмирала Фишера приобрел их за 21 фунт стерлингов 8. В 1952 г. они были опубликованы в первом томе переписки Фишера, издаваемой под редакцией американского историка Артура Мардера. Первое письмо к миссис Уарден датировано 15 июня 1859 г., последнее — 13 июля 1860 г. Поскольку Фишер никогда не вел дневник, эти «китайские письма» являются самым ранним источником для изучения его биографии.

Письма не только проливают свет на многие эпизоды службы Фишера в китайских водах, но и позволяют понять некоторые черты его характера. Существенный штрих к характеристике Фишера добавляет его фраза в письме к миссис Уарден с описанием сражения на реке Байхэ, где он замечает, что его письмо к ней «больше, чем, то которое я написал своей матери» 9.

С тех пор, как Фишер в возрасте б лет покинул Цейлон, он ни разу не видел своей матери и, похоже, очень от этого страдал. С возрастом Фишер стал вспыльчивым, и в своих отношениях как с друзьями, так и с родственниками, мог быть очень резок, если его желания не совпадали с их собственными. Но в молодые годы эти черты его характера еще не проявились со всей отчетливостью. Тогда, вне всякого сомнения, ему хотелось иметь и какие-то нежные отношения. Это очень хорошо просматривается в его письмах к миссис Уарден, в которых он называет ее «Мамс». Он писал миссис Уарден с каждой почтой и не упускал случая отчитать «Мамс», если очередной почтовый пароход не привозил письма от нее.

Тем временем вторая опиумная война шла своим ходом. Захват Гуанчжоу и успешные действия против китайского флота у юго-восточного побережья не принесли англичанам и французам желаемых результатов. В связи с этим центр тяжести военных операций было решено перенести в северные воды и постараться осуществить вооруженное вторжение в столичную провинцию. Военное командование союзников, располагавшее сравнительно небольшими силами в Китае, полагало, что дальнейший успех будет зависеть от энергичного проведения военных операций вблизи Пекина. Предполагалось, что это сделает цинских правителей более сговорчивыми 10.

С середины апреля 1858 г. военные корабли союзников начали сосредоточиваться в районе устья реки Байхэ — кратчайшего водного пути от побережья к Пекину. Вход в реку охранялся фортом Дату, который представлял собой земляные укрепления по обеим берегам, вооруженные несколькими десятками пушек. Позиции китайских укреплений были довольно сильными из-за узкого фарватера и топких илистых берегов на подступах к стенам форта.

20 мая эскадра Сеймура подошла к Дагу, и адмирал потребовал сдачи укреплений в течение 2 часов. Китайцы отклонили ультиматум, после чего канонерские лодки начали усиленный обстрел фортов. Затем был высажен десант, и Дагу был взят штурмом. Для захвата укреплений потребовалось всего около 1200 десантников, в то время как китайский гарнизон насчитывал 8-10 тыс. человек 11. Такой знаменательный успех союзников объяснялся тем, что старшие офицеры цинского гарнизона бросили свои войска, когда началось наступление англичан и французов 12. Китайские солдаты были деморализованы, хотя некоторые из них пытались организовать оборону и не покидали своих пушек до последнего. После взятия фортов британский и французский посланники смогли беспрепятственно добраться до Пекина.

Однако события развивались таким образом, что год спустя англичанам пришлось совершить еще одну военную экспедицию к Байхэ. Мичману Фишеру довелось быть участником этого похода. Эскадра, которой на сей раз командовал адмирал Джеймс Хоуп, состояла из 16 военных кораблей. На кораблях находились английский и французский посланники, а также 1200 солдат морской пехоты.

Корабли прибыли к Дагу 20 июня 1859 г. Англичане были неприятно удивлены, обнаружив вновь отстроенные и обновленные укрепления, а реку перегороженной. Британскому офицеру, посланному в качестве парламентера, китайцы не позволили даже высадиться на берег 13. Очевидно, Цины опасались, что добровольное снятие заграждений в устье Байхэ и пропуск иностранных военных кораблей к Пекину вызовет дальнейшее падение внутриполитического престижа маньчжурской династии. За прошедший год китайцы обновили и усовершенствовали укрепления Дагу, установив на батареях новые пушки европейского, в том числе и английского производства. Гарнизоном крепости теперь командовал маньчжур Сэнгэрипчи, известный в Восьмизнаменной армии как решительный и инициативный военачальник 14. Лейтенант Натаниэль Боуден-Смит, бывший участником еще первой экспедиции 1858 г., опытным глазом военного сразу оценил происшедшие изменения: «У меня в душе не было ни малейших сомнений, что мы возьмем их позиции также как и в прошлом году, но с 1858 г. существенные перемены действительно имели место. Не только огонь китайцев был более метким; они также вырыли несколько рвов на подступах к фортам, и эти рвы были наполнены жидкой грязью…»15.

Адмирал Хоуп решил атаковать. Его диспозиция была достаточно незамысловата. Адмирал разделил канонерские лодки на две группы. Первый отряд под командованием капитана Чарльза Шэдуэлла должен был атаковать укрепления на южном берегу реки, другая флотилия, под началом Николаса Ванситтарта, двинулась к северному берегу 16. Фишер находился в южном отряде на канонерской лодке «Бантерер».

Утром 25 июня канонерские лодки «Стерлинг», «Янус», «Плавер» (флаг адмирала Хоупа), «Корморан», «Ли», «Кестрел» и «Бантерер» вытянулись в кильватерную колонну вдоль китайских укреплений на южном берегу и открыли по ним огонь. С китайских фортов им ответили от 30 до 40 пушек, и завязалась ожесточенная артиллерийская дуэль 17. Стрельба китайских канониров была убийственно точной. «Каким-то чудесным образом я остался невредимым, писал Фишер миссис Уарден, — хотя мой Дорогой старый Шкипер (капитан Шэдуэлл, — Д. Л.) получил серьезную рану большой картечиной в ногу, и она до сих нор не вынута» 18. Англичане, как видно из этого письма, сразу же начали нести большие потери. Вначале китайцы сосредоточили огонь на флагманской канонерской лодке. Вскоре из 36 человек команды «Плавера» 26 были убиты или тяжело ранены. Его командира Рэйсона разнесло китайским ядром «в брызги». Командующий вынужден был перейти на «Корморан», поскольку «Плавер», окончательно выведенный из строя, начал тонуть. Однако на «Корморане» адмирал получил серьезное ранение, и ему пришлось передать общее руководство операцией Шэдуэллу 19.

К 17 ч. 40 мин. был потоплен «Кестрел», вслед за ним подбит и выбросился на берег «Ли». Из команды «Кестрела» невредимыми остались только 3 человека. Последним под воду ушел «Корморан». Только к вечеру англичанам удалось привести часть китайских пушек к молчанию и высадить десант. Попытка штурма выглядела поистине жалкой. Широкие рвы, заполненные жидкой грязью, оказались очень серьезным препятствием, тем более, что матросам пришлось преодолевать их под градом пуль и ядер. Едва ли 150 десантников добрались до второй траншеи. До стен смогли добежать всего 50 человек 29. Карабкаться на насыпь, где их ожидали сотни вооруженных до зубов китайцев, они просто не решились. Десант бесславно вернулся на корабли. Фишер также принимал участие в этом неудачном штурме. Он чудом остался жив и вернулся на корабль, перемазанный грязью с ног до головы и смертельно уставший. В течение 36 часов во рту у них не было ни крошки.

Союзники вынуждены были с позором отступить. Потери англичан, названные в официальной реляции адмирала Хоупа, составили 89 убитых и 345 раненых 21. Но, по-видимому, число убитых и раненых было еще большим. Фишеру довелось побывать неподалеку от китайских укреплений спустя три дня после штурма. Теперь вражеские форты представляли собой совершенно жуткое зрелище. «…На следующую ночь после неудачной атаки китайцы сделали вылазку и, выловив всех европейцев, застрявших в грязи траншей, отрезали им головы и выставили их на стенах» 22. Следует также отметить, что во время сражения, у англичан были выведены из строя почти все старшие офицеры: серьезные ранения получили командующий эскадрой Джеймс Хоуп и капитан Шэдуэлл, командиру северного отряда канонерских лодок Николасу Ванситтарту ядром оторвало ногу.

В артиллерийской дуэли с китайскими фортами английский флот лишился 4 канонерских лодок. Три из них затонули на мелководье так, что верхние палубы и надстройки торчали над водой. Их решено было уничтожить, чтобы не достались противнику. «Мы сожгли «Плавер» до кромки воды или, точнее, до кромки грязи. Мы частично взорвали «Корморан» и попробовали еще раз (снять с мели) «Ли». Это было довольно рискованное дело, поскольку мы находились на расстоянии максимум 300 ярдов от берега, и около 25 пушек были нацелены прямо на нас, но они почему-то позволили нам работать. Я уверен, что мне не суждено быть застреленным. Маленький «Кестрел» затонул, но, я думаю, они его потом легко поднимут» 23.

3 июля эскадра снялась с якоря и взяла курс на Сянган. Англичане потерпели серьезное поражение. Особенно унизительным было осознание того, что отступить пришлось перед китайской армией. «Эти китайцы сражались как никогда», — писал Фишер. «Некоторые из наших торжественно клянутся, что видели русских совершенно отчетливо, когда перебирались через ров. Я думаю, что это все-таки были русские; ни один китаец не сражался так, как те люди, которые бились вчера» 24.

Штурм Дагу был последним крупным сражением, в котором довелось участвовать Фишеру в ту кампанию. Вторая опиумная Война близилась к концу. Можно смело утверждать, что мичман Фишер полностью заслужил свою «Китайскую медаль» и почетную «Кантонскую пряжку» к ней. Но, на наш взгляд, главным для Фишера за время его службы в китайских водах были, все же, не сражения и награды.

В те времена была совсем другая система подготовки морских офицеров на британском флоте по сравнению с той, которая существует в наши дни. Современный морской офицер вначале получает солидное образование в военно-морском училище на берегу и, лишь затем попадает на военный корабль. На английском флоте середины XIX века все было по-другому. Тогда будущий офицер еще совсем мальчишкой 13–14 лет сразу попадал на корабль. Дальше все зависело от того, чему научат юного кадета командир корабля или офицеры команды, ибо для получения офицерского чина нужно было сдавать очень сложный экзамен. И если «отцы-командиры» почему-либо не могли или не хотели его учить, будущая карьера этого кадета становилась весьма проблематичной.

Фишеру необычайно повезло в том отношении, что командиром парового корвета «Хайфлаер» был капитан Шэдуэлл. Впоследствии Фишер охарактеризует его как «самого святого человека на земле» 25. Чарльз Шэдуэлл был мягким интеллигентным человеком. Матросы дали ему кличку «наш небесный отец». «Вся команда упала в обморок», когда капитан однажды позволил себе выругаться вслух. Натаниэль Боуден-Смит, сослуживец Фишера по «Хайфлаеру», дал командиру такую характеристику: «Я, будучи лейтенантом, получил назначение на паровой корвет «Хайфлаер», которым командовал капитан Шэдуэлл — настоящий ученый. Он был из тех людей, которые слишком хороши для того, чтобы командовать военным кораблем» 26. Шэдуэлл действительно был ученым-астрономом. Впоследствии он опубликовал несколько работ в этой области. Он сыграл очень важную роль в образовании Фишера и дальнейшем продвижении его по службе. Командир много занимался со своим мичманом, который оказался весьма способным учеником. Под руководством Шэдуэлла Фишер освоил сложнейшие курсы алгебры, геометрии и астрономии. Он научился прекрасно разбираться в таких сугубо прикладных дисциплинах, как навигация, кораблевождение, артиллерийское дело.

Забегая вперед, скажем, что по возвращении в Англию в 1861 г. Фишер блестяще сдал квалификационный экзамен на чин лейтенанта, проявив незаурядные способности. Экзамен отличался большой сложностью: нужно было сдавать несколько дисциплин, по которым выставлялась совокупная оценка по 1000-балльной шкале. Ответы оценивались специальной комиссией Адмиралтейства. Соискатель Фишер набрал 963 балла из 1000 возможных! Это был лучший результат за предшествующие шесть лет 27. За блестящие знания по навигации ему был вручен специальный приз — несколько книг и навигационные приборы.

Достижения Фишера особенно удивительны, если вспомнить, в каких условиях ему приходилось изучать все эти науки. Морская служба во все времена была трудным делом, и юному мичману доставалось не только от китайцев. Чего, например, стоит пьянка в ночь перед Рождеством на «Хайфлаере», подробно описанная Фишером в одном из писем к миссис Уарден: «Минут через сорок пять после двенадцати все на этом корабле будут мертвецки пьяны. Двое или трое уже давно изрядно навеселе, можно только гадать, сколько они приняли. Один из матросов подходил к моему гамаку прошлой ночью раз шесть, умоляя отдать его под трибунал; другой прятался во все дыры и щели, уверяя, что однажды убил человека, и что теперь брат убитого гоняется за ним с ножом! В восемь вечера на Рождество было нечто ужасное, Мамс. Около тридцати моряков протащили меня по всей палубе круга четыре, и каждый заставлял меня пробовать его грог и т. д. и т. д., и все это под скрипку и барабан. После двух часов процедуры я, улучив минутку, ускользнул от них. Полчаса они меня повсюду искали со своим грогом. Я с удовольствием всыпал бы им по две дюжины горячих, негодяи. Я закрылся в каюте старого Брайса и пока в безопасности, но кто-то только что подошел к двери. Мне придется погасить свечки и притвориться спящим. Ох, как бы мне хотелось быть там, где я в это время был в прошлом году! Какая тоска!» 28.

Зимой 1859 г. Фишеру пришлось распрощаться со своим любимым командиром. Капитан Шэдуэлл так и не смог оправиться от раны, полученной им под Дагу. Осенью ему несколько раз оперировали ногу, но все безуспешно. В конце концов, Чарльз Шэдуэлл был списан на берег по инвалидности и в январе 1860 г. отбыл в Англию. Перед отъездом его лично посетил адмирал Джеймс Хоуп. Шэдуэлл настойчиво рекомендовал командующему мичмана Фишера, как очень одаренного юношу. Своему любимому ученику Шэдуэлл дал на прощание пространные наставления и подарил свои книги.

Адмирал Хоуп внял рекомендациям бывшего командира «Хайфлаера», и вскоре Фишер очутился на флагманском корабле. Уже тогда юный мичман был не лишен тщеславия: «Он (Хоуп — Д. Л.) повернулся ко мне и сказал: «Спускайся в мою лодку». И все на эскадре видели, как мичман садится в адмиральский ботик» 29. Фишер быстро сориентировался в новой обстановке и был с командующим в прекрасных отношениях. «…Мы отлично ладили», вспоминал он впоследствии. — «У меня был такой крупный почерк, что адмирал мог читать его без очков» 30.

Фишер также произвел на Хоупа самое благоприятное впечатление своими незаурядными способностями к точным наукам, и адмирал, со своей стороны, способствовал его быстрому продвижению по службе. Как только на эскадре открылась вакансия, Фишер сразу же был назначен на лейтенантскую должность. Это существенно сказалось на его материальном положении: теперь вместо кадетских 1 шиллинга и 9 пенсов в день, он получал 10 шиллингов.

29 марта 1860 г. вместе с производством в лейтенанты Фишер получил назначение на «Перл» — 21-пушечный винтовой корабль, но прослужил на нем недолго. Он планировал попасть на 16-пушечный шлюп «Фьюриес», прибытия которого ожидали в Шанхае двумя месяцами позже. «Фьюриес» должен был доставить в Шанхай сэра Фредерика Брюса — британского посланника, который затем собирался проследовать в Пекин для урегулирования спорных вопросов в англо-китайских отношениях. Возможно, Фишер лелеял мечту, что адмирал Хоуп замолвит за него словечко и ему удастся устроиться экспертом по морским вопросам при особе Брюса.

Замысел почти удался благодаря протекции Хоупа. Имея в кармане рекомендательное письмо адмирала, Фишер отбыл в распоряжение Оливера Джонса, командира «Фьюриеса». Однако для молодого честолюбца наступили трудные дни, когда он, согласно назначению, прибыл на борт означенного корабля. «Фьюриес» был деревянный колесник, водоизмещением 1286 т., имевший также и парусную оснастку. Он неплохо шел под парусами при попутном ветре, но очень скверно маневрировал при встречном. В штормовую погоду «Фьюриес» был подвержен жестокой килевой качке, плохо слушался руля, и для разворота ему требовалось большое пространство. Мощность паровой машины была недостаточна.

Фишер также столкнулся с большими трудностями, налаживая отношения с капитаном. В письме к миссис Уарден от 25 июня 1860 г. новоиспеченный лейтенант жаловался: «Он («Фьюриес» — Д. Л.) представляет собой ужасное старое корыто, на котором отсутствует всякий комфорт. Его командир Оливер Джонс — жуткий негодяй. По его вине на корабле уже однажды случился матросский мятеж. Он поступает очень хитро, стараясь иметь на корабле из офицеров только молодых лейтенантов, зная, что они исполнительны и не станут с ним связываться, рискуя своей карьерой» 31.

Основываясь на цитированном послании, можно предположить, что адмирал Хоуп совершил ошибку, направив своего любимца на «Фьюриес». Однако это письмо, написанное видимо под первым впечатлением, не вяжется с той характеристикой, которую Фишер дал Оливеру Джонсу значительно позднее: «Оливер Джонс, командир корабля, на котором я вернулся домой, был удивительным человеком… Он был очень притягательной личностью. В нем было столько шарма, он имел такие царственные манеры, был прекрасным наездником, замечательным лингвистом, экспертом в навигации и непревзойденным моряком. Он имел лучшего кока и лучшие вина на военном флоте…» «Мне кажется, — добавляет Фишер, — я был единственным офицером, которого он не сажал под арест. Я почему-то хорошо сошелся с ним, и он назначил меня штурманом корабля» 32. Словом, лейтенант Фишер приноровился к порядкам, царившим на «Фьюриесе», и вскоре обнаружил, что с эксцентричным капитаном можно ладить и у него есть чему поучиться.

К августу 1860 г. объединенная англо-французская эскадра вновь была готова атаковать форты на реке Байхэ и восстановить престиж, утраченный в июне 1859 г. Британскими военно-морскими силами командовал все тот же адмирал Хоуп, к тому времени уже оправившийся от ранения, полученного в предыдущую кампанию.

Под влиянием прошлой неудачи Хоуп пересмотрел свою тактику. Теперь он старался избежать прямой атаки фортов. Фишер во время операций находился на борту «Фьюриеса», прикрывавшего своей артиллерией высадку десанта в устье небольшой речки, впадавшей в море несколькими милями севернее Байхэ. 21 августа войска союзников атаковали форты Дагу, в то время как подошедшие канонерки подвергли их обстрелу с моря.

Китайцы сражались с таким же воодушевлением, как и в прошлом году, но на этот раз союзникам удалось преодолеть их сопротивление. «Фьюриес» оставался вне боя, хотя стоял на якоре достаточно близко, и Фишер мог наблюдать все, что происходило у фортов. В документах отсутствуют какие-либо указания на то, что ему пришлось принимать непосредственное участие в сражении. Однако он был награжден в числе некоторых других участников этого боя почетной «Пряжкой Дагу» к «Китайской медали». Заметим, что те, кто участвовал в кровопролитном, но неудачном для англичан сражении за Дагу в июне 1859 г., никаких медалей или пряжек не получили.

В марте 1861 г. «Фьюриес» покинул Гонконг и направился в Англию. В Гонконге капитан Джонс получил распоряжение командующего подойти по дороге к небольшому островку в Индийском океане с длинным туземным названием и «присоединить его к британской короне». Этот торжественный акт должен был выглядеть следующим образом: англичане высаживаются на остров и в присутствии лиц, его населяющих, водружают Юнион Джек (британский флаг), после чего Корабль Ее величества «Фьюриес» салютует флагу 21 залпом. «Фьюриес» появился около островка 19 июня. Чтобы получить более полную информацию о новой жемчужине в короне Британской империи, капитан Джонс приказал лейтенанту Фишеру высадиться на берег и осмотреть остров. Фишер нашел его «абсолютно пустынным».

Дальнейший путь прошел без особых приключений, и 20 августа 1861 г. «Фьюриес» бросил якорь в Портсмуте. Так закончился пятилетний период пребывания Фишера в Китае. В характеристике, данной ему капитаном Джонсом, было записано: «Как моряку, офицеру и джентльмену самая высокая моя похвала не будет чрезмерной» 33.

ПУШКИ И ТОРПЕДЫ

С момента, когда Фишер покинул «Фыориес», в конце августа 1861 г. и до середины января 1862 г., он находился на берегу, продолжая числиться лейтенантом действующего флота и получая полное жалование. За это время он успешно сдал квалификационный экзамен на чин лейтенанта, о чем уже говорилось в предыдущей главе. На берегу Фишеру жилось не так уж плохо. Он имел в Англии двух замужних теток, и двери дома леди Хортон также всегда были открыты для него. Родители Фншера, по-прежнему жившие на Цейлоне, следили за продвижением своего первенца с восхищением. Спустя несколько месяцев после боев на реке Байхэ, Фишер писал миссис Уарден: «На Цейлоне я превратился в настоящего героя. Моя дорогая матушка думает, что я совершил не меньше подвигов, чем сам адмирал Хоуп» 1.

Успехи Фишера при сдаче экзамена на офицерский чин не прошли незамеченными. 17 января 1862 г. он получает назначение на «Экселлент» — главный артиллерийский учебный корабль британского флота.

В 1830 г., по решению Адмиралтейства, 74-пушечный парусный линейный корабль «Экселлент» был поставлен на стационарную стоянку в Портсмуте. Ею решили использовать в качестве школы по инструктажу морских офицеров в артиллерийском деле 2. С того времени «Экселлент» начал играть весьма важную роль своего рода технической лаборатории, где испытывались многие нововведения на флоте. К началу 60-x гг. учебный корабль превратился в своего рода элитарное заведение, где готовили военно-морских офицеров с высшей технической квалификацией. «Экселлент» стал воплощением новой тенденции на военном флоте, выразившейся в росте интереса офицеров к новой боевой технике. Новые веяния нашли также свое выражение в создании в 1860 г. Института военно-морских архитекторов и некоторых других подразделений, подчиненных Адмиралтейству.

С назначением Фишера на этот корабль в качестве артиллерийского инструктора начинается период его научно-технической деятельности. На английском флоте это было время настоящей технической революции, которая у многих ассоциировалась с именем Астли Купера Кея. Кей был назначен командиром «Экселлента» только с июня 1863 г., когда Фишера уже перевели на другой корабль. Их пути пересекутся несколько позднее. Но и предшественник Кея был высококвалифицированным артиллерийским экспертом, и Фишер всегда с удовольствием вспоминал свою службу под его началом.

Первый биограф Фишера Реджинальд Бэкон приводит свидетельства офицеров, проходивших в то время инструктаж на «Экселленте». Они отмечали, что молодой лейтенант был «очень строгим экзаменатором по практическим стрельбам. Обычно он смотрел на свои «жертвы» пустым, ничего не выражающим, взглядом и только по движению его карандаша, ставившего точки и черточки, можно было догадываться о потерянных или приобретенных очках. Он был абсолютно беспристрастен» 3.

К сожалению, до наших дней почти не дошло документальных свидетельств о службе Фишера на «Экселлснте» с января 1862 г. по март 1863 г. Несколько лучше в этом плане обстоит дело с последующим назначением, которое он получил на «Уорриор».

«В те времена «Уорриор» был тем, чем стал «Инфлексибл» в 1882 г., а «Дредноут» — в 1905 г., и приковывал к себе всеобщее внимание. Им командовал знаменитый капитан, сын великого моряка лорда Дандональда, и еще более известный старший офицер — сэр Джордж Трайон, который впоследствии погиб на «Виктории». На нем была отборная команда офицеров и матросов, и мне очень посчастливилось стать на нем артиллерийским офицером в таком молодом возрасте… Мы все жили очень дружно, и меня баловали словно ребенка. Я почти не ходил в увольнение на берег, и другие лейтенанты меня очень любили за то, что я их иногда подменял на вахте» 4.

«Уорриор» был знаменит, прежде всего, тем, что он стал первым английским броненосным кораблем. Он был заложен в мае 1859 г. и вошел в состав флота в октябре 1861 г. «Уорриор» явился своего рода ответом англичан на успехи французов в вооружении кораблей такого типа. Его конструкция была существенным отступлением от традиций и общепринятых канонов английской школы военного судостроения. «Уорриор» не только олицетворял растущую зависимость морской мощи от технического прогресса и уровня экономического развития государства. Он, по сути дела, открыл новую эру в развитии военно-морских флотов, продолжающуюся и в наши дни, когда корабль, спущенный на воду, по прошествии десяти лет, являлся уже устаревшим. В эпоху парусников линейный корабль мог оставаться в составе флота и пятьдесят лет и более и при этом не считаться устаревшим.

Фишер, проведший свои юные годы под парусом и получивший образование от офицеров старой школы, к 22 годам превратился в блестящего технического эксперта с передовыми взглядами благодаря службе именно на этом, в полном смысле слова, эпохальном корабле британского военно-морского флота.

«Уорриор» имел водоизмещение 9 215 т и на ходовых испытаниях показал максимальную скорость 14 узлов. Главная концепция его конструкции состояла в том, чтобы он превосходил любой существующий корабль. Такая концепция навсегда осталась руководящим принципом Фишера, когда он, 40 лет спустя, находясь в зените славы и могущества, возглавил создание и разработку кораблей для британского флота.

«Уорриор», считавшийся фрегатом, нес также и парусную оснастку и мог под парусами развивать скорость до 13 узлов. Но Фишера, как артиллерийского офицера, интересовали, главным образом, 40 пушек, составлявших вооружение корабля. Артиллерия «Уоррнора» состояла из восьми 110-фунтовых орудий Армстронга, заряжавшихся с казенной части, и двадцати шести 68-фунтовых пушек Уитворта, расположенных вдоль бортов на батарейных палубах. Еще шесть малокалиберных пушек были размещены на верхней палубе. Со временем предполагалось заменить, все гладкоствольные пушки на корабле новыми орудиями Армстронга, как только они будут изготовлены. Жизненно важные части корабля защищал пояс из стальных плит толщиной 4,5 дюйма, укрепленных болтами на деревянной основе борта.

В августе и сентябре 1863 г. «Уорриор» крейсировал вдоль побережья Англии, часто заходя в порты и подолгу там простаивая. Во время стоянок корабль был открыт для посещения местной публикой, которая активно этим правом пользовалась. «Уорриор» был гордостью британского флота, и Адмиралтейство активно использовало его в пропагандистских целях, демонстрируя среднему налогоплательщику, что его деньги потрачены не впустую. Бэкон приводит веселую историю, связанную с одним из таких посещений, во время стоянки «Уорриора» в Ливерпуле. «В тот день на корабль пришло особенно много людей, которые буквально наводнили его помещения. Несколько девиц остановились прямо над световым люком офицерской кают-компании и, не обращая внимания на находившихся внизу лейтенантов, принялись нарочито щебетать на кокни, что в те времена считалось признаком остроумия. Офицеры некоторое время мужественно переносили это зрелище. Наконец, Фишер не выдержал и громко сказал: «Если бы эти девицы вспомнили, в каком состоянии их нижнее белье, они бы не останавливались прямо у нас над головами!» Смущенные девицы быстро удалились» 5.

На «Уорриоре» для Фишера, как артиллерийского офицера, было большое поле деятельности. Во времена королевы Виктории от морского офицера прежде всего требовали блестящего умения ходить под парусами и управляться с такелажем. Артиллерийской подготовке уделялось гораздо меньше внимания. На нее смотрели скорее, как на неприятную, но неизбежную повинность. Однако Фишера это не обескураживало. Он много времени уделял тренировкам своих артиллеристов, и вскоре ему удалось добиться впечатляющих результатов. Молодой лейтенант пользовался авторитетом и любовью у матросов не только благодаря своим познаниям в артиллерийском деле. При погрузке угля он не гнушался носить мешки наравне с нижними чинами. В те времена такой поступок офицера и джентльмена выглядел, по меньшей мере, экстравагантным.

Вскоре Фишеру представилась хорошая возможность продемонстрировать блестящую выучку канониров «Уорриора». Это произошло в апреле 1864 г., когда корабль посетил один из известнейших людей XIX столетия — Джузеппе Гарибальди. Гарибальди находился в зените своей славы. Его имя и деяния приковывали к себе внимание всей Европы. Весной 1864 г. он побывал в Англии, и Адмиралтейство любезно предоставило ему возможность осмотреть некоторые корабли британского флота. Гарибальди ненадолго задержался на «Эдгаре»- флагманском корабле адмирала Дакреса и попросил доставить его на «Уорриор», которым больше всего интересовался.

Этот визит Фишер подробно описал в письме к своей тетке Катрин Уимпер от 28 апреля 1864 г.: «Затем он поднялся на борт к нам, адмирал представил его, он пожал руки лейтенантам, поклонился остальным офицерам и направился к месту, изрядно возвышавшемуся над палубой. Когда он поднялся туда, старший офицер взмахнул рукой, и все матросы корабля промаршировали вокруг по четыре в ряд строевым шагом под музыку гимна Гарибальди. 750 марширующих моряков, упитанных и хорошо экипированных, представляли собой внушительное зрелище. Гарибальди очень понравилось, и он сказал, что моряки маршируют прямо как солдаты… Полковник Пирс (сопровождавший Гарибальди) запел гимн Гарибальди, и все присутствующие итальянцы присоединились к нему, все они были очень возбуждены»6.

Это письмо Фишера опровергает довольно распространенную легенду, будто моряки «Уорриора», которые в тот знаменательный день стройными рядами продефилировали перед именитым гостем, все как один пели гимн Гарибальди. С точки зрения здравого смысла обучить за несколько часов сотни матросов новому гимну было бы довольно проблематично.

Далее в распоряжение Гарибальди поступил лейтенант Фишер, который должен был продемонстрировать высокому гостю корабельную артиллерию. Канониры «Уорриора» не ударили лицом в грязь и блестяще продемонстрировали все возможные эволюции с орудиями. Фишер отметил, что его подчиненные работали с небывалым подъемом: «Мне кажется, если бы я сказал им, что Гарибальди желает, чтобы они столкнули все орудия за борт, они в несколько минут выпихнули бы все до одного, несмотря на то, что каждое весило 5 тонн» 7.

У читателя может сложиться впечатление, что служба на «Уорриоре» сплошь состояла из показухи, и парадных приемов. Это было не совсем так. Фишеру пришлось совершить несколько длительных походов в европейских водах. Континент в то время сотрясали политические катаклизмы. Бисмарк приступил к выполнению своей политики объединения Германии «железом и кровью». События в Шлезвиг-Гольштейне показали неспособность Великобритании самостоятельно предотвратить агрессию сильного континентального государства, не имея надежного союзника в Европе. Конфликт 1864 г. продемонстрировал порочность доктрины Пальмерстона манипулировать балансом сил на континенте и положил начало политике «блестящей изоляции» Великобритании от европейских дел. Фишер стал свидетелем того, как Англия, будучи в зените славы и могущества, не смогла эффективно воздействовать на развитие событий на континенте.

Фишеру приходилось решать в то время не только служебные проблемы, по и некоторые вопросы личного свойства. Его младший брат Фредерик Уильям также решил связать свою судьбу с военным флотом. Фишер устроил ему удачное назначение через капитана Шэдуэлла, с которым продолжал поддерживать отношения. И еще одно важное событие происходит в жизни Фишера- он женится. Когда он познакомился со своей невестой Кэтрин Дельвиг-Брафтон — вопрос спорный. Бэкон считает, что Джек впервые встретил свою будущую жену, когда служил на «Уорриоре»8. Другой авторитетный биограф Фишера — Раддок Маккей — утверждает, что их знакомство произошло гораздо раньше — в 1862 г., когда он служил на «Экселленте» 9.

Свадьба Джека и Кэтрин, дочери приходского священника из Блетчли, состоялась 4 августа 1866 г. Им обоим было по 25 лет. Они проживут вместе 52 года. После помолвки Кэтрин не уставала повторять, что ее Джек обязательно достигнет больших вершин на служебном поприще, и что она ни в коем случае не будет ему в этом препятствовать. И Кэтрин действительно всю жизнь строго придерживалась своего намерения. К сожалению, ни одно из ее писем к мужу не сохранилось, хотя имеется более сотни писем Фишера к ней. Часть из них была впоследствии опубликована. Тем не менее, этого достаточно, чтобы понять, что она была не только хорошей женой и матерью, но также и большой поддержкой своему мужу в его продвижении по службе. Нельзя сказать, чтобы она была очень умна, но определенный уровень познаний у нее был и она всегда держалась с достоинством. Фишер ее очень любил, причем эта любовь пробуждала в нем даже какие-то религиозные чувства, чего раньше за ним не замечалось. |

По современным стандартам 25 лет, пожалуй, самый подходящий возраст для вступления в брак. Однако на британском флоте прошлого столетия придерживались другого мнения. Обычно морские офицеры не женились до получения ими чина не ниже капитана 3-го ранга, чтобы иметь достаточное жалование для содержания семьи. То сеть средний возраст вступления в брак был 35–40 лет. Некоторые ждали еще дольше. Сослуживец Фишера, впоследствии командовавший флотом в водах метрополии в 1914–1916 гг., Джон Джеллнко женился в 40 лет, будучи уже капитаном 1-го ранга10. Другой сподвижник Фишера, Артур Уилсон, сменивший его на посту первого морского лорда в 1910 г., был глубоко убежден, что морскому офицеру вообще не следует жениться, считая, что настоящий моряк должен быть «обручен со службой»11.

«Уорриор» Фишер покинул за два года до своей женитьбы в марте 1864 г. На сей раз, его назначили командиром небольшого посыльного судна «Сторк», приписанного к «Экселленту», которое также служило в учебных и экспериментальных целях. «Сторк» был канонерской лодкой, специально приспособленной к условиям Крымской воины, в свое время принимавшей участие в бомбардировке Свеаборга. Его вооружение состояло из одной 68-фунтовой и двух 24-фунтовых гладкоствольных пушек. Это было совсем небольшое суденышко водоизмещением 232 т. и длиной 32 м. На «Сторкс» имелась паровая машина мощностью 60 л. е., позволявшая развивать скорость до 8 узлов. Команда состояла из 36 человек. Фишеру, как командиру посыльного судна, полагалась надбавка к жалованью.

К тому времени, как Фишер был назначен командиром «Сторка» «Экселлент» превратился в настоящую экспериментальную лабораторию флота, прежде всего благодаря Астли Куперу Кею.

Кей, совмещавший в себе глубокие теоретические знания с опытом достаточно продолжительной службы на флоте, был, без сомнения, одним из интеллектуальных лидеров нового поколения прогрессивно мысливших офицеров британского флота 60-х гг. прошлого столетия 12. Астли Кей принимал самое активное участие в Крымской войне и в «опиумных» войнах в Китае. Еще с 40-х гг. Кей стал убежденным сторонником внедрения паровых машин на флоте. Его служба в качестве командира «Экселлента» продолжалась около двух лет, до сентября 1866 г., когда он получил должность начальника отдела морской артиллерии при Адмиралтействе.

За время совместной службы Кен оказал бесспорное влияние на Фишера, на его подготовку как технического эксперта. Типичный английский морской офицер викторианской эпохи, помешанный на занятиях спортом и плавании под парусами, весьма скептически относился к изучению сложных технических дисциплин. Таким людям путь на «Экселлент» был закрыт. Но даже и эта инертная масса начала осознавать, что эпоха, когда британская морская мощь определялась количеством парусных кораблей, уходит в прошлое. Появилась острая необходимость в освоении военными моряками новых сложных видов техники. Фишера никак нельзя назвать человеком, который держался компромиссного курса, выбирая между новым и старым. В этом у него было много общего с Астлн Кеем. Он совершенно определенно отдавал себе отчет о своем интеллектуальном превосходстве над сослуживцами и, по крайней мере, к 1870 г., начал рассматривать себя в качестве наследника и продолжателя дела Кея на британском флоте.

В апреле — мае 1866 г. Фишер проходил инструктаж по стрелковой подготовке в Хите. На этом любопытном эпизоде следует остановиться подробнее, поскольку именно тогда Фишеру впервые пришлось иметь дело с армейскими чинами, и он надолго определил его отношение к армии. Фишер считал, что занятия не принесли ему никакой пользы с профессиональной точки зрения: «Я оказался в составе небольшой группы офицеров; справа от меня сидел генерал, слева — полковник. Полковник убивал время, рисуя генерала… Когда нас экзаменовали по «теории», мы должны были вставать, отвечая на вопрос (как маленькие дети в воскресной школе)… Естественно, нам задавали всякие устрашающие вопросы. Один из тех, которые достались мне, звучал так: «Как вы заливаете воду в ствол винтовки, когда чистите его?» Мой ответ был неправильным. Я сказал: «С помощью жестяной воронки». Правильный ответ был — «аккуратно» 13.

Впоследствии Фишер всегда приписывал армейским чинам особую тупость. Занятия в стрелковой школе Хита, по-видимому, только укрепили его в этом убеждении. «Тем не менее, — вспоминал он, — я провел там время прекрасно; английская армия, была ко мне снисходительна, и я также полюбил ее» 14. Излишне упоминать, что Фишеру было выдано свидетельство об успешном окончании этих курсов.

В 1867 г. он познакомился с замечательным молодым офицером, служебный путь которого впоследствии весьма тесно переплетется с карьерой Фишера. Лейтенант военно-морского флота Артур Уилсон был на год моложе Фишера. Оба впоследствии станут крупными авторитетами в области морских вооружений, оба поочередно будут занимать пост главного инспектора флота, а в 1910 г. Артур Уилсон примет у Джона Фишера пост первого морского лорда. Что касается знаний и профессиональной подготовки, то здесь они были почти равны, хотя впоследствии интересы Уилсона сосредоточились на военно-морской тактике, а Фишер занялся управлением флота и административными функциями. Однако по характеру они были полной противоположностью друг другу. Если Фишер был энергичным и темпераментным, то Уилсон, напротив, олицетворял викторианскую самодисциплину и самоограничение. Словно член некоего монашеского ордена, Уилсон был настоящим фанатиком своего дела. Служба и военный флот были его единственной любовью и привязанностью. С полным безразличием воспринял он известие о награждении его высшей наградой Великобритании — Крестом Виктории. Уинстон Черчилль, у которого не было причин испытывать расположения к Уилсону, все же дал этому моряку высокую оценку: «Он был, вне всякого сомнения, наиболее самоотверженным человеком, какого я когда-либо встречал» 15.

1867 г. открывает весьма важный этап в службе Фишера. С этого времени он приступает к систематическому изучению электротехники и минного дела. Период его карьеры, который условно можно назвать «торпедный», продолжался до 1876 г. Информация о деятельности Фишера в указанной области весьма скудна и следствием этого явилось множество недомолвок и ложных представлений, встречающихся в трудах позднейших исследователей.

В тс годы торпедное дело было совершенно новым и неизведанным. Если английский морской офицер в 1867 г. употреблял слово «торпеда», он отнюдь не имел в виду самодвижущуюся торпеду, устремлявшуюся к цели в подводном положении. Он подразумевал либо морскую мину, либо взрывное устройство на конце длинного шеста, крепившегося к носовой части небольшого катера. Принимая во внимание, что к 1869 г. Фишер, несмотря на молодость и небольшой чин, стал крупным авторитетом по торпедам, его деятельность на этом поприще заслуживает более пли менее подробного описания.

Мемуары адмирала Киприана Бриджа содержат емкую характеристику того состояния дел на флоте, при котором Фишеру предстояло начать знакомство с новым видом морского оружия: «Следует упомянуть, что я был первым офицером на флоте, которого экзаменовали по морскому минированию, контрминированию и торпедному делу. Признаюсь мне было очень жаль, оставлять «Экселлент», поскольку я заинтересовался артиллерийским делом и всем, что с ним связано. Происходили большие перемены. На военном флоте начали применять электричество; морское минирование начало рассматриваться как практика ближайшего будущего; защита кораблей броней и применение бронебойных приспособлений было предметом ежедневных экспериментов. И в то же время мы придерживались старых принципов и методов. На кораблях по-прежнему держали абордажные пики и топоры. А упражнения по абордажу, хотя и не в таком количестве как в прежние времена, продолжали отрабатываться» 16.

До середины 60-х гг. на флоте проявляли мало интереса к минному делу, которое было целиком отдано на откуп инженерам и ученым. Инициатива о необходимости выделить морских офицеров для обучения «торпедному делу» по-видимому, исходила от профессора Фредерика Эйбела, который был специалистом-химиком в королевской лаборатории в Вулвиче. В Адмиралтействе сочли это предложение разумным.

В октябре 1867 г. в Вулвич прибыла группа офицеров, в составе которой был и Фишер. Фишер взялся за дело с присущей ему энергией и, по свидетельству Эйбела, зарекомендовал себя как самый способный из всех обучавшихся. К январю 1868 г. он подготовил учебное пособие, в основу которого легла серия лекций, прочитанных профессором Эйбелом. Эта небольшая книжка, объемом 128 страниц, называлась «Краткий курс по электротехнике и обращению с электрическими торпедами». Пособие было первым опытом, и когда Фишер работал над ним, ему фактически не на что было опереться. Кей, ознакомившись с содержанием учебника, определил, что информация, содержащаяся в нем, не является секретной и при отсутствии возражений со стороны Эйбела, дал добро на публикацию. Адмиралтейству было рекомендовано приобрести учебник из расчета, чтобы иметь по два экземпляра на «каждом военном корабле действующего флота» 17.

С точки зрения нового, что было внесено самим Фишером, наибольшего внимания заслуживает краткое приложение на восьми страничках, озаглавленное «Осуществление орудийного выстрела посредством электричества». Здесь была описана схема централизованного управления артиллерийским огнем корабля тридцать лет спустя принятая на всех флотах мира. Практическая детализация схемы Фишера произвела на Эйбела благоприятное впечатление. Но когда проект был представлен на рассмотрение специальной комиссии военного министерства (в то время в Англии морская артиллерия находилась в ведении военного ведомства, а не Адмиралтейства), его отвергли. Каких-либо документальных свидетельств о реакции Фишера на решение комиссии не сохранилось. Скорее всего, этот случай еще более усилил его неприязнь к армии и послужил дополнительным доказательством непроходимой глупости «солдат королевы». Адмиралтейство, со своей стороны, не сочло нужным каким-либо образом повлиять на решение комиссии.

Что касается основного текста учебника, то здесь необходимо поставить точки над «i» относительно довольно распространенного заблуждения по поводу отношения Фишера к самодвижущейся торпеде Уайтхеда. Некоторые места в пособии были расценены позднейшими исследователями, как пророческое предвидение автором самодвижущейся торпеды 18. Но при внимательном прочтении «Краткого курса», не остается сомнений, что Фишер под термином «электрические торпеды» имел в виду только морскую мину с электрическим детонатором.

Фишер не имел непосредственного отношения к созданию самодвижущейся торпеды Уайтхеда, и смог познакомится с ней только в августе 1869 г., во время поездки в Германию. Первые испытания торпеды состоялись, как известно, в 1866 г. в Фиуме. Информация об этих испытаниях была получена в Адмиралтействе только в январе 1867 г. и с ней был ознакомлен очень узкий круг лиц.

Таким образом, едва ли Фишер мог что-либо знать о торпедах до 1869 г., когда он, благодаря своей высокой репутации технического специалиста, был включен в состав делегации, направляемой в Германию по приглашению прусского короля. Там должна была состояться церемония открытия военного порта, призванного служить базой флота Северогерманского союза, впоследствии названная Вильгельмсгафеном. 12 июня Фишер прибыл на линейный корабль «Минотавр», который должен был доставить представителей Великобритании к месту проведения церемонии.

Торжества состоялись 17 нюня. Фишер имел возможность хорошо рассмотреть Вильгельма I. На торжественном ужине он сидел через одного человека от прусского короля. Мольтке и Бисмарк также присутствовали, оба в серых шинелях и остроконечных шлемах. Бисмарк даже обменялся с Фишером каким-то едким замечанием по поводу торжественной речи бургомистра города. Можно предположить, что канцлер высказался по-английски, поскольку Фишер так никогда и не освоил ни французского, ни немецкого. Впоследствии Фишер утверждал, что даже прусский король спросил его, почему он был включен в состав делегации и правда ли, что он является единственным специалистом по морским минам (к тому времени, когда старый адмирал писал мемуары, ему уже казалось, что в 1869 г. он был единственным специалистом по морским минам). В своих «Воспоминаниях» Фишер дал несколько кратких характеристик руководителей прусского государства, присутствовавших на церемонии. Фон Роон показался ему веселым и жизнерадостным человеком. Мольтке, напротив, «был замкнутым и неразговорчивым с непроницаемым выражением на лице, но по-английски он говорил также хорошо, как и я»19. Фишер также досадовал, что не оказался в числе англичан, получивших немецкие награды: «Наверное, они сочли меня слишком молодым» 20.

Здесь, пожалуй, уместно обратить внимание на некоторые характерные особенности мемуаров Фишера. Оба тома — «Воспоминания» и «Записки» — содержат записи, продиктованные им в 1918 и 1919 гг. Многие характеристики и описания в мемуарах содержат известную долю преувеличения или искажения, поскольку Фишер, диктуя текст, подчас имел намерение еще и развеселить присутствующих. И тем не менее, его «Воспоминания» остаются ценным историческим источником. В возрасте 78 лет Фишер сохранил прекрасную память и замечательную ясность мысли и там, где дело касалось цифрового материала, фактов, он давал информацию поразительной точности.

Тогда же руководство флота приняло решение просить Форин Оффис о ходатайстве перед прусским правительством позволить лейтенанту Фишеру ознакомиться с состоянием дел на военном флоте Северогерманского союза и присутствовать на испытаниях самодвижущейся торпеды в Киле. Первому морскому лорду адмиралу Сиднею Дакресу казалось, что это самый дешевый способ заполучить какую-либо информацию о торпедах.

По такому случаю, Фишер в возрасте 28 лет был произведен в капитаны 3-го ранга и 11 августа 1869 г., согласно разрешению, полученному от прусского правительства, прибыл в Киль. Он должен был присутствовать на испытаниях торпеды в Кильской бухте, затем ему была предоставлена возможность посетить арсенал в Шпандау и артиллерийский полигон военно-морского флота неподалеку от Берлина.

Однако поездка в Киль разочаровала Фишера. Сопровождавший его прусский морской офицер сообщил, что испытаний торпеды в Киле пока не предвидится, и что ничего похожего на это там никогда не проводилось. В течение трех дней Фишер пробыл в этом городе в обществе немецких офицеров: «В Киле была восхитительная гостиница, и они принимали меня по-королевски» 21. Там он получил возможность ознакомиться с немецкой стационарной морской миной Герца. Устройство этой мины было гораздо более совершенным, чем той, которая использовалась на британском флоте. В своем докладе Фишер настоятельно рекомендовал английскому морскому командованию принять на вооружение мину Герца.

Конструкция немецкой мины, разработанная доктором Альбертом Герцем, оказалась настолько удачной, что она применялась фактически без изменений вплоть до 1919 г. Но английское командование оставило рекомендацию Фишера без внимания, хотя он неоднократно возвращался к этому вопросу впоследствии. Англичане на протяжении многих лет безуспешно пытались внести какие-то улучшения в конструкцию своей морской мины. Первая мировая война со всей наглядностыо продемонстрировала превосходство немецкого образца, и с 1917 г. британское командование вынуждено было принять на вооружение морскую мину, являвшуюся точной копией системы Герца.

Во время посещения артиллерийского полигона военно-морского флота под Берлином Фишер познакомился с доктором Шайменсом. Вернер Шайменс, продемонстрировал ему свое «замечательное изобретение — фонарь особого устройства, который будучи соединен с мощной дииамомашиной, мог давать сильный луч света, позволявший даже в сплошной темноте в дождливую погоду осветить объект на расстоянии до 3000 м. Фишер сразу оценил значимость этого изобретения, особенно в связи с возможностью обнаружения морских мин в ночное время. Первым английским кораблем, на котором был установлен прожектор, стал «Минотавр» 22.

В докладе о посещении арсенала в Шпандау, Фишер большое место уделил описанию запальных трубок для артиллерийских снарядов, которые использовались немцами. Особенно им было подчеркнуто значение стандартизации. Немцы пользовались только двумя видами запальных трубок, в то время как англичане обременяли себя девятью. На Фишера также произвела впечатление дисциплина, царившая на заводах арсенала.

За время своего непродолжительного пребывания в Берлине Фишер завел немало знакомств с прусскими морскими и армейскими офицерами. Одним из самых полезных оказалось знакомство с капитаном 1-го ранга Хассеннфлугом, недавно принятым на службу. До этого он служил на австрийском флоте и в феврале 1868 г. состоял в комиссии, присутствовавшей на очередных испытаниях торпеды Уайтхеда. К огромной радости Фишера капитан 1-го ранга позволил ему ознакомиться со своими копиями документов работы комиссии австрийского военного флота по торпедам, начиная с июля 1867 г.23. Фишер тщательно скопировал чертежи и записи и включил информацию в очередное послание Адмиралтейству.

Наверняка доклад Фишера содержал данные, которые должны были заинтересовать британское морское командование. Однако умы их превосходительств в тот момент были заняты предвкушением получения информации от группы морских офицеров, возглавляемой вице-адмиралом Александером Милном, которая была допущена на испытания торпеды в Фнуме.

II все же отчеты Фишера не были оставлены без внимания. К тому времени значение нового морского оружия получило достаточно высокую оценку у военных моряков многих стран. Стало известно, что в составе военно-морского флота США бы то сформировано специальное подразделение, которое занялось изучением вопросов, связанных с применением морских мин и торпед. Осенью 1869 г. было решено создать аналогичное подразделение в составе британского флота. Предполагалось что оно будет укомплектовано специалистами самого различного профиля: гидрографами, военными инженерами и т. д. Задачей вновь созданной организации, была разработка планов защиты главных баз флота и крупнейших морских портов с помощью минных полей, а также изучение возможностей осуществления наступательных операций силами кораблей флота с применением торпед. К концу октября 1869 г. состав подразделения был окончательно утвержден, при этом Фишер получил одни из руководящих постов.

Возможно, на принятие такого решения оказала влияние продолжительная беседа, которую имел Фишер с первым морским лордом адмиралом Сиднеем Дакресом сразу по возвращении из Германии: «Упрямое сопротивление британского военного флота переменам является историческим фактом. Первый морской лорд однажды заявил мне, что когда он пришел на флот, никаких торпед не было и что он не видит причин, какого собственно черта эти проклятые штуковины должны быть теперь. Я приложил немало усилий, привлекая внимание его безмятежного и самодовольного ума к тому обстоятельству, что британский военный флот не имеет ни одной торпеды, в то время, как небезызвестный мистер Уайтхед (с которым я был знаком) уже изобрел самодвижущуюся торпеду стоимостью около 500 ф. ст., которая может проделать пробоину величиной с карету его превосходительства (стоявшую у дверей) в днище самого большого и мощного корабля в мире и отправить его на дно в шесть минут» 24.

Вот еще один эпизод его беседы с Дакресом: «С самоуверенностью молодого лейтенанта я сообщил тогдашнему первому морскому лорду, что немецкая морская мина Герца, которую я наблюдал за несколько дней до того, в Киле, революционизирует морскую войну настолько, что сделает невозможным преследование одной эскадры другой, поскольку ускользающий флот будет сбрасывать по пути следования морские мины. Дикие морские набеги времен Нельсона наверняка отойдут в прошлое. Он добродушно выпроводил меня, поскольку уже был наслышан обо мне, как лунатике, проповедующем гибель мачт и парусов…»25.

Осенью 1869 г. у Фишера были неплохие виды на будущее. Его брак оказался счастливым, и он уже имел двух детей. Служба на флоте была его призванием и любимым делом, и Фишер надеялся, что вскоре он получит кресло в Адмиралтействе в качестве заместителя начальника отдела морской артиллерии. Это назначение казалось ему гораздо более предпочтительным, чем возможность стать командиром военного корабля. Однако судьба в лице капитана 1-го ранга Ф. Б. Сеймура, личного секретаря первого морского лорда, распорядилась иначе. Фишер получил назначение на военный корабль «Оушен», входивший в состав британской эскадры в китайских водах. Все биографы Фишера сходятся на том, что это было в высшей степени в интересах его карьеры. Но молодой отец, по-видимому, не очень радовался. Ему хотелось быть поближе к семье. С другой стороны, хотя он зарекомендовал себя наилучшим образом на обычной военной службе на корабле, он все же предпочитал такой род деятельности, каким ему приходилось заниматься на «Экселленте».

Сменную команду на «Оушен», находившийся у берегов Китая, должен был доставить другой военный корабль — «Донегал». На время перехода из Англии в Китай Фишер должен был исполнять обязанности командира этого корабля. «Донегал» был одним из последних деревянных линейных кораблей, поэтому в дополнение к парусной оснастке на нем имелась небольшая паровая машина. Старый парусник был переполнен людьми до отказа. Еще бы, ведь на нём находились две команды — собственная и сменная команда для «Оушена» — всего 1300 человек. 50 офицеров каким-то образом исхитрились помещаться в кают-компании 26. В этих ужасающих условиях предстояло совершить переход через три океана.

Фишер писал жене из Китая о том, что он чувствовал, прибыв на «Донегал» 25 ноября 1869 г.: «Сегодня исполняется два года, как я прибыл на «Донегал», а через 17 дней будет два года, как мы сказали друг другу «до свидания». Я думаю, что, пожалуй, никогда не был таким несчастным, как в тот день» 27. Тем не менее, Фишер тщательно скрывал свои чувства и держал себя в руках. О плавании на «Донегале» сохранились воспоминания одного из его участников некого Дж. Макдоннела: «Переход в Китай вокруг мыса Доброй Надежды был заполнен учениями, учениями, учениями, упражнениями всякого рода так, что когда мы прибыли в Гонконг, все были отлично натренированы в артиллерийских стрельбах и работе с такелажем…. Мне кажется, из 1300, находившихся на борту, Джеки (Фишер. — Д. Л.) мог каждого назвать по имени, и не просто назвать по имени — он знал откуда каждый родом и какую религию исповедует… Должен сказать, что за 40 лет всей моей последующей службы я никогда не встречал команды, равной по обученности экипажу «Оушена»…» 28.

Фишер еще долго продолжал пребывать в состоянии сильного раздражения из-за утраченной возможности попасть в Адмиралтейство. Ему дали понять, что командование собирается задержать его на «Оушене» надолго. Молодой офицер, сознавая, что это, в конце концов, может даже пойти ему на пользу, продолжал возмущаться, что Адмиралтейство предоставляет возможность быстрого продвижения только тем, кто имеет сильную руку среди большого начальства.

Тем не менее, Фишер был уже многими отмечен как один из самых способных офицеров на флоте, и его опасения, что командование о нем забудет, были напрасными. В апреле 1870 г. он отправил в Адмиралтейство рукопись своего учебника в новой редакции, который получил полное одобрение 29. Приняв командование «Оушеном», Фишер не только довел боевую подготовку команды до высочайшего возможного уровня, но и бомбардировал Адмиралтейство рапортами по инстанции, в которых докладывал о технических усовершенствованиях, осуществленных им на корабле.

Фишер продолжал испытания со взрывами морских мин, пытаясь определить оптимальную глубину, на которой они будут действовать наиболее эффективно. Им осуществлялись также поиски наиболее приемлемой изоляции для защиты электрических проводов от воздействия морской воды и т. д.

В водах Китая Фишер снова обращается к корабельной артиллерии. Это была давняя сфера его интересов и в ней он достиг гораздо больших успехов, чем с минами и торпедами. Выше уже говорилось о приложении к учебнику Фишера «Осуществление артиллерийского выстрела посредством электричества». Первоначально его схема централизованного управления артиллерийским огнем корабля была отвергнута Адмиралтейством, но позднее ей очень заинтересовались контр-адмирал Астли Кей и капитан 1-го ранга Артур Худ,

Во многом, благодаря их энтузиазму и настойчивости, отдельные элементы системы было решено использовать на новых линейных кораблях «Тандерер» и «Девастейшн», заложенных в 1869 г. и вошедших в состав флота в 1873 г. Эти два броненосца составили целую эпоху в британском военном кораблестроении. Многое из того, что было применено на них, имело место впервые. Для того времени, вид их был совершенно необычным, и они, в значительной степени, определили силуэт военного корабля на многие десятилетия вперед размещение орудий главного калибра в защищенных броней башнях, система расположения машин и вспомогательной артиллерии, огромные угольные ямы, позволявшие принять большой запас топлива. «Тандерер» и «Девастейшн» стали первыми океанскими кораблями британского флота, на которых полностью отказались от парусной оснастки и мачт, способных нести паруса. Их появление произвело не меньшее впечатление, чем появление «Дредноута» в 1905 г. Более того, на «Девастейшне» была впервые установлена система, позволявшая осуществлять централизованное управление и корректировку артиллерийского огня из боевой рубки. Таким образом, не будет преувеличением утверждать, что Джон Фишер внес свой вклад, и при том немалый, в развитие военно-морской тактики и техническое совершенствование морских вооружений в 70-е гг. XIX века.

За время службы на «Оушене» у Фишера сложились хорошие отношения с командой и, особенно, с младшими офицерами корабля. В целом, несмотря на его беспокойство по поводу оторванности от Адмиралтейства и «Экселлента», двухлетний период службы на Дальнем Востоке сыграл огромную роль в его превращении во всесторонне образованного, закаленного морского офицера. Тогда же им были подготовлены две небольшие работы: «Военно-морская тактика» и «Артиллерия, снабжение и администрация». Фишер писал жене: «…Я был занят написанием, во-первых, моей новой книги, насчет которой тебе не следуем быть слишком оптимистичной, во-вторых, того, что, на мой взгляд, будет очень хорошим памфлетом о делах на флоте вообще и морской артиллерии в особенности. Я думаю послать этот памфлет адмиралу Кею и спросить его совета, следует ли его опубликовать анонимно, нескольку некоторых он затрагивает очень серьезно, или может все же подписать свое имя…» 30.

Анализируя работу Фишера по военно-морской тактике, нельзя сказать, что в ней содержалось много новых или оригинальных мыслей. Ее основной постулат — «с мачтами и парусами должно быть покончено» — на флоте уже давно разделялся многими офицерами, и Фишер наверняка не был первым, кто провозгласил и отстаивал этот лозунг. Другая брошюра явилась своего рода итогом довольно длительного периода службы Фишера на «Экселлента», где он имел возможность ознакомиться с самыми передовыми идеями, имевшими хождение среди морских офицеров. Таким образом, его работа была весьма эклектична. Ценность ее состояла в том, что в ней как в зеркале отразилось состояние военно-теоретической мысли на британском флоте 70-х гг. прошлого века, это поистине переломный период для военных флотов всего мира.

60-80-е гг. XIX века стали для английского флота временем экспериментов. С одной стороны, военно-морской флот переживал этап беспрецедентной технической революции, когда вооружение и конструкция военных кораблей, стратегия и тактика времен Крымской войны — все это было поставлено под вопрос, и многое заменялось принципиально новым. С другой стороны, эволюция военно-морского флота в сторону передового и неизведанного, осуществлявшаяся в условиях провозглашенной правительством экономии, грозила затянуться. Естественно, что подобное состояние дел повергало в уныние таких нетерпеливых новаторов, как Джон Фишер. Лишь благодаря своеобразному международному положению викторианской Англии, в условиях отсутствия серьезного соперника в борьбе за господство на море британский флот получил уникальную возможность позволить себе метод проб и ошибок.

В январе 1872 г. «Оушен» отправился в длительное плавание к родным берегам. По пути следования корабль сделал несколько остановок, в том числе в Тринкомали и Коломбо, где Фишер имел возможность повидать свою мать и брата Фрэнка, Фрэнк готовился к карьере гражданского чиновника в колониальном аппарате Цейлона, и старший брат приветствовал его намерение. Однако впоследствии Фишер сохранил довольно прохладные отношения со своими братьями и сестрами, и его дети росли в полном неведении о своих дядях и тетях, за исключением Фредерика Уильяма.

Из писем Фишера тех лет видно, что его амбиции возрастают, и он определенно убежден, что ему суждена большая карьера. Впрочем, так считали многие из тех, кто его знал, и эти мнения не были лишены оснований. Если сравнить Фишера с другими талантливыми командирами и флотскими руководителями Великобритании того времени, то он ни в чем не уступал им по уровню своей образованности и знанию сложных технических дисциплин. Джон Фишер в равной мере был одарен и качествами боевого командира и флотоводца: инициативностью, решительностью и умением быстро ориентироваться в сложной ситуации. Но чем он превосходил всех остальных, так это своей энергией и целеустремленностью. Наряду с перечисленными качествами Фишер проявил себя еще и тонким интриганом, что в немалой степени способствовало его продвижению по служебной лестнице. В своих мемуарах он не единожды упоминает, что в молодости заслуживал бы и более быстрого продвижения. Тем не менее, в 28 лет Фишер уже был капитаном 3-го ранга, а в 33 года — капитаном 1-го ранга. Из этого следует, что ему, в общем, не на что было обижаться.

Пока Фишер нес службу на Дальнем Востоке, в Адмиралтействе его уже планировали на новый пост инструктора по торпедному делу, учрежденный на «Экселленте». Впоследствии Фишер вспоминал об этом не без сарказма: «…У меня был замечательный друг в Адмиралтействе- сэр Б. Сеймур, впоследствии лорд Алчестер, который был убежден, что мне следует отправиться в Китай. В Китай я и отправился, но все окончилось счастливо, поскольку у моего адмирала началось размягчение мозга, и мне рассказывали, что когда он вернулся на родину и пришел в Адмиралтейство, он помнил только одно слово — «Фишер»!» 31.

«Оушен» прибыл в Плимут 5 июня 1872 г. и был немедленно поставлен в дек. Это неудивительно, если принять во внимание жестокий шторм, который пришлось выдержать кораблю и команде к берегам Мадагаскара. Волнение было настолько сильным, что размах качки достигал 40°. Казалось, что старый деревянный парусник вот-вот развалится на куски. Положение усугублялось тем, что несколько орудий сорвалось со своих креплений и носилось по палубе, сокрушая все на своем пути. Волнами смыло все шлюпки и разрушило квартер-дек 32. Фишер в течение нескольких часов находился на верхней палубе, подбадривая команду и отдавая необходимые распоряжения матросам и офицерам. «Оушен» чудом не потерпел крушения.

По прибытии в Англию Фишер до сентября находился на половинном жаловании, оставаясь на берегу. Затем последовало назначение на «Зкселлент», где его служба на должности инструктора по торпедному делу продолжалась 4 года. Фишеру пришлось приложить немало усилий по налаживанию четкой работы обучения морских офицеров новой науке. «Курсы по торпедному делу для офицеров флота организовал я, — вспоминал он впоследствии, — при этом пришлось преодолеть колоссальные трудности! Особенно упрям был первый морской лорд. Когда он начинал службу, торпед еще не было и в помине, и он не видел причин для их появления теперь» 33.

Однако обвинения, которые Фишер возводил на высшее руководство флота, мягко говоря, были не совсем справедливы. Если судить по результатам специального заседания в декабре 1875 г., на котором решался вопрос о статусе учебного торпедного судна «Вернон», как самостоятельной единицы с независимой командной должностью, адмирал Милн (первый морской лорд в 1872–1876 гг.) одобрил предложение без особых возражений.

«Вернон» был заложен в 1831 г. и классифицировался как 50-пушечный фрегат. К 1872 г. это был уже безнадежно устаревший корабль, хотя и сохранивший свои классические обводы времен чайных клиперов. Его-то и решили переоборудовать в учебное судно.

В апреле 1874 г. «Вернон» посетил представитель германского флота. Им был не кто иной, как доктор Альберт Герц, разработавший самые эффективные конструкции морских мин, какие только были применены впоследствии в первой мировой войне. Визит был организован на началах взаимности. В обмен на любезное разрешение посетить «Вернон» командование германского военно-морского флота, со своей стороны, разрешило офицерам британских военно-морских сил посетить и получить любую информацию о торпедных арсеналах в Киле и Вильгельмсгафене в любое удобное время. Согласно заявлению германского морского командования, английскому представителю будет позволено ознакомиться со всем, что он пожелает. Представителем английского флота стал Джон Фишер.

Фишер утверждал, что Герц сообщил ему все об организации минного и торпедного дела на германском флоте. Она очень походила на английскую. Правда, в Германии установка минных полей в целях защиты побережья целиком находилась в ведении флота, а не армии. Герц также сообщил, что в Киле и Вильгельмсгафене предстоят весьма любопытные испытания. Какой-либо новой для себя информации Фишер не получил, за исключением описания нового электроконтактного взрывателя морской мины. Герц намекнул, что кое-что он привез с собой и обещал продемонстрировать новинку в Лондоне.

Глубина технических познаний доктора Герца произвела на Фишера большое впечатление, и он не сомневался, что немец представит своему командованию детальный отчет о посещении «Вернона». Что касается новшеств, привезенных Герцем в Англию, то он действительно вскоре их продемонстрировал. После визита на «Вернон» Герц выступил в Адмиралтействе с докладом, представив на нем детали новой электроконтактной морской мины, которую он недавно разработал. Ее конструкция, уже принятая на вооружение германским флотом, была гораздо более дешевой и простой в производстве, но сравнению с английской системой. Срабатывала она почти безотказно. Однако чтобы убедить Адмиралтейство в преимуществах новой системы, потребовалось почти 40 лет времени и десятки тысяч погибших моряков с кораблей, подорвавшихся на немецких минах! Парадокс ситуации заключался в том, что тогда, в 1874 г., сами немцы уговаривали чиновников в британском военно-морском ведомстве принять на вооружение новую систему в обмен на разрешение посетить «Вернон»!

Фишер не нес личной ответственности за принятие опрометчивого решения отвергнуть немецкую мину. Главная вина лежала на комитете по торпедному делу, при этом нет никаких свидетельств, что Фишер мог каким-либо образом повлиять на его решение. Но, с другой стороны, во время своего последующего визита в Германию он имел все условия для того, чтобы оценить на месте преимущества немецкого варианта и исправить ошибки Адмиралтейства позднее. Ведь впоследствии он занимал самые высокие посты в руководстве флотом. Однако этого не произошло.

В те времена многие на английском флоте были склонны преувеличивать значение мин в будущих операциях на морских коммуникациях. Считалось, например, что постановка минных полей даст почти 100 % гарантию от попыток вторжения противника на побережье. В отличие от большинства энтузиастов, Фишер рассматривал возможности морских мин более трезво. Он был противником установки обширных минных полей у побережья Англии, считая, что они представят существенную помеху маневрам британских эскадр. Кроме того, Фишер справедливо полагал, что траление минных полей противника — задача вполне осуществимая и, таким образом, они не станут панацеей от вражеских десантов.

Фишер был большим энтузиастом самодвижущейся торпеды и предсказывал этому оружию большое будущее. Он считал необходимым как можно быстрее принять его на вооружение и всемерно совершенствовать. Фишер признавал, что появление торпеды и ее распространение ослабляло позиции английского флота, и было на руку военно-морским силам других держав. С его доводами в комитете по торпедному делу никто не спорил, но в Адмиралтействе никак не могли понять, зачем нужно совершенствовать морское оружие, существование которого будет подрывать безраздельное господство Британии на морях.

Ситуации, когда Фишер выступал, горячим сторонником какою-нибудь новшества, а вышестоящее начальство относилось к этому прохладно, были очень характерны. Не зря ему дали прозвище «радикальный Джек». Впоследствии всякий раз оказывалось, что его идея, на первый взгляд столь уязвимая для критики, будучи воплощенной, в действительности, с успехом доказывала свою жизнеспособность.

Уже за время службы в качестве командира «Вернона» Фишер получил репутацию смелого новатора. Офицерам флота, проходившим курс обучения на «Верноне», он настойчиво стремился привить свои радикальные идеи, в особенности по поводу торпедного оружия. Соратник Фишера по Китайской войне 1856–1860 гг. Натаниэль Боуден-Смпт, получивший в 1873 г. чин капитана 1-го ранга, был направлен на «Вернон» для прохождения курсов по торпедному делу. О своем обучении он вспоминал: «Хотя курсы Фишера посещали несколько флаг-офицеров и капитанов 1-го ранга, он сумел нас всех заинтересовать, и мы получали удовольствие от его лекций».34 Высшее руководство флота, в том числе морской министр Гошен, адмиралы Милн и Сеймур были достаточно хорошо осведомлены о деятельности Фишера и давали о ней благоприятные отзывы.

Возможно, здесь и лежит ключ к пониманию причин той головокружительной карьеры, которую проделал Фишер. Он был прекрасным специалистом в своей области, но отнюдь не гением. Фишер был энергичным, думающим и работоспособным офицером, но свою энергию он направлял на получение очередного воинского звания. И надо заметить, что по мере продвижения по служебной лестнице Фишер все более и более отходил от своих прежних научных интересов. Отстаивая какую-либо идею, Фишер мог убедить в ее правильности практически кого угодно. При этом он не был оратором и не любил выступать перед большой аудиторией, предпочитая разговор с отдельным человеком или небольшой группой. Он достаточно мастерски излагал свои мысли на бумаге, но всегда предпочитал живое слово и непосредственный контакт с тем, к кому обращался.

Деятельность Фишера на «Верноне» получила высокую оценку в Адмиралтействе. И хотя ему можно поставить в упрек, что он не добился принятия на вооружение морской мины системы Герца, в целом его вклад в модернизацию военной техники был существенным. Во многом, благодаря Фишеру, на флоте в короткий срок были приняты и начали широко использоваться такие новшества, как прожектор и электрооборудование внутренних помещений корабля. Можно с полной уверенностью утверждать, что Фишер, будучи в звании капитана 3-го ранга, внес значительно больший вклад, в ускорение технической революции на флоте, чем многие из тех, кто занимал высокие посты и, следовательно, обладали в этом плане большими возможностями.

БОЕВОЙ КОМАНДИР

Восстание в Боснии в 1876 г. против турецкого владычества и последовавшие за ним волнения в Болгарии вновь подняли так называемый «Восточный вопрос» со всей остротой. Как всегда в такой ситуации британское правительство было обеспокоено прежде всего тем, какую позицию займет Россия. Считалось, что если Россия укрепится в Средиземноморье, морские пути из Великобритании в Индию будут поставлены под угрозу. В мае 1876 г. Дизраэли принимает решение придвинуть английский Средиземноморский флот поближе к району нового балканского кризиса.

В ноябре 1876 г. Фишер получил неожиданное назначение командиром одного из кораблей упомянутого флота, а именно — корвета «Паллас», имевшего водоизмещение 3794 т и вооруженного четырьмя 203 мм и четырьмя 152 мм пушками. «Паллас», вошедший в состав флота в 1866 г., был сравнительно новым кораблем и имел некоторые конструктивные особенности, примененные на английском флоте впервые. Он был первым английским военным кораблем, снабженным в носовой части подводным стальным шпироном, предназначенным для таранного удара. На нем также впервые была установлена паровая машина компаунд. «Паллас» был детищем Рида, известного в то время английского военно-морского инженера. С виду короткий, кургузый и неповоротливый, он был легок в управлении и оказался весьма маневренным судном 1. Однако в 1875 г. прошло уже почти десять лет его службы в составе флота. Корпус и котлы «Палласа» порядком износились и нуждались в основательном ремонте.

В своих мемуарах Фишер вспоминает путешествие по Средиземноморью, совершенное в большой спешке. До Неаполя он добрался на поезде, оттуда — морем на Мальту. На Мальте ему в последний момент удалось попасть на небольшую английскую шхуну, на которой он достиг Константинополя 2.

Это назначение носило временный характер: Фишер должен был заменить прежнего командира в связи с его болезнью. На «Паллас» Фишер прибыл 3 декабря, застав его на якорной стоянке у берегов Греции. Непосредственное командование английским Средиземноморским флотом осуществлял Джеффри Хорнби — «лучший адмирал после Нельсона». Впоследствии Фишер очень гордился расположением, выказанным по отношению к нему великим флотоводцем: «Адмирала Хорнби я просто обожал… Пока красили каюту на моем корабле, он пригласил меня на флагман пожить у него, что я и сделал. В походном ордере мой корабль шел следующим за флагманским» 3.

Однако эта «идилия» продолжалась недолго. Уже в январе 1877 г. Фишер получил приказ вести свой корабль на Мальту, где его должен был принять прежний командир. Вскоре Фишер отбыл в Англию, где его ждало новое назначение — командиром флагманского корабля эскадры адмирала Кея в Вест-Индии.

Служба Фишера на «Беллерфоне», флагманском корабле Астли Кея, продолжалась чуть более года — с апреля 1877 по июль1878 г. Джозеф Хоккер, служивший тогда на «Беллерфоне» мичманом, вспоминал, что известие о назначении Фишера командиром корабля было воспринято командой с ужасом. К тому времени о Фишере на флоте уже были наслышаны, и он был известен как поборник строгой дисциплины. «Беллерфон» как раз проходил текущий ремонт в доках Бермуды, и прежний командир покинул корабль примерно за три недели до прибытия Фишера. За это время команда успела порядочно разболтаться. В своем обращении к матросам Фишер заявил: «А теперь я намерен устроить вам ад в течение трех месяцев, и если за этот срок вы не уложитесь в мои стандарты, у вас будет ад и в последующие три месяца» 4. Хоккер свидетельствует, что новый командир «в точности сдержал свое слово». Через три месяца команда была натренирована как никогда.

Так же как и во время службы в дальневосточных водах на «Оушене», Фишер находил особое удовольствие в общении с младшими офицерами и не считал это для себя зазорным. Неплохо принимали его и на нижних палубах, несмотря на суровую дисциплину, которую он насаждал на корабле. Принимая командование, Фишер объявил, что пройдет не так много времени и его экипаж сможет потягаться с лучшим кораблем на Средиземном море. А Средиземноморская эскадра считалась в то время самым боеспособным соединением британского флота. Через несколько месяцев поставленная цель была достигнута. Команда также почувствовала удовлетворение от полученного результата. Вначале на корабле не знали, как воспринимать нового командира, но со временем, поняв, чего он добивается, его начали уважать и даже гордиться им.

Эскадра Астлн Кея была призвана обеспечивать интересы Великобритании в Западной Атлантике. «Беллерфон» в сопровождении двух или трех легких кораблей двигался в зависимости от сезона: весной от Бермудских островов к Галифаксу и другим северным портам; осенью возвращался обратно к Бермудским островам и всю зиму крейсировал в водах Вест-Индии5. «Беллерфон» или, как называли его моряки эскадры, «старый Билли», отличался весьма скверными условиями для существования команды, как матросов, так и офицеров. Тем не менее, он считался одним из наиболее удачно сконструированных кораблей инженера Рида. «Беллерфон» поставил рекорд по продолжительности службы в качестве флагманского корабля эскадры- 14 лет.

За время службы на эскадре А. К. Кея Фишер получил самую высокую оценку адмирала. Дочь адмирала Кея, впоследствии миссис де Криспини, вспоминала, что отец отзывался о Фишере как о «человеке, которого ждет большое будущее, и вообще, считал его «самой светлой головой на всем флоте». Адмиральской дочке Фишер запомнился как очень веселый человек. Он любил танцевать и частенько участвовал в матросских плясках на палубе корабля. Она также вспоминала, что капитану 1-го ранга очень нравилось посещать церковные службы, и он это делал всегда, как только предоставлялась возможность 6.

Бэкон считает, что именно за время службы в Североамериканских водах Фишер приобрел интерес к бальным танцам, «который скоро превратился в настоящую манию и не угасал в нем с того года до самой смерти»7. Если на званом вечере или на балу Фишер находил себе партнершу, которая хорошо вальсировала, он мог протанцевать с ней весь вечер. Надо сказать, что в викторианской Англии такой поступок выглядел скандальным и предосудительным. Считалось, что кавалер не должен танцевать со своей партнершей больше двух танцев подряд, иначе он мог скомпрометировать даму.

Между тем, в Европе политическая обстановка становилась все более напряженной. К началу 1877 г. серьезно обострилась ситуация на Балканах. В апреле Россия начала военные действия против Турции. Русские войска нанесли туркам несколько поражений и быстро продвинулись до Адрианополя. Британское правительство, стремясь не допустить полного разгрома Турции, отдало приказ командующему Средиземноморским флотом адмиралу Хорнби ввести военные корабли в Босфор и Дарданеллы. Англию захлестнула волна антирусских настроений. Именно тогда слово «джингоизм» прочно вошло в употребление.

В мае 1878 г. оба, и Фишер и Кей, получивший полного адмирала, были отозваны в Англию. В водах метрополии лихорадочно формировалась «особая эскадра», которая, на случай войны с Россией, должна была действовать в Северном и Балтийском морях, базируясь на порты Великобритании. 7 нюня адмирал Кей поднял свой флаг на «Геркулесе», а Фишер вновь стал его флаг-капитаном. «Геркулес», имевший водоизмещение 8680 т и вступивший в состав флота в 1868 г., представлял собой увеличенный прототип «Беллерфона». Слабой стороной этого корабля была разнотипность и разнокалиберность его артиллерии. На нем были установлены орудия трех разных калибров, часть из которых была гладкоствольными, а часть — нарезными.

18 июня эскадра выстроилась на рейде Портленда. В ее состав входили 6 броненосных кораблей с дополнительным парусным вооружением, включая «Геркулес», 1 броненосец нового типа («Тандерер»), 6 броненосцев береговой обороны типа «Принц Альберт», 1 парусный фрегат, 4 канонерских лодок и одно посыльное судно 8. Рассортировав это разношерстное сборище на два соединения, Кей начал учебные маневры.

Наибольшее беспокойство командованию доставил, конечно, визит королевы, которая решила устроить смотр «особой эскадре». Кульминационное событие было запланировано на 13 августа. Главное, что в данной ситуации не следовало упускать из виду флотскому начальству — это нелюбовь королевы Виктории к слишком громкой пушечной стрельбе. Все было устроено так, что когда эскадра давала «королевский салют», яхта королевы находилась на приличном расстоянии, чтобы «не слишком беспокоить ее величество». Фишер сыграл не последнюю роль в разработке хитроумной диспозиции. Меры предосторожности оказались нелишними, и адмирал Кей получил благодарность ее величества за «хорошее состояние кораблей эскадры».

Войны с Россией, как известно, не произошло, «особую эскадру» расформировали, и в сентябре 1878 г. Фишер был временно списан на берег с половинным жалованьем. Это очень осложнило его финансовое положение, поскольку к тому времени он уже был отцом четверых детей: Беатрис, Сесиля, Дороти и Памелы. И хотя с получением звания капитана 1-го ранга жалованье Фишера возросло до 12 ф. ст. в неделю, содержать семью было все труднее. В период службы Фишера на Вест-Индской эскадре его супруга с детьми жили во Франции, поскольку там жизнь была дешевле. В целом, Фишерам все же удавалось держать себя на уровне, соответствующем их положению. Сын Фишера Сесиль впоследствии даже закончил Оксфордский университет.

В начале 1879 г. Фишер вновь получает назначение на Средиземноморский флот в распоряжение адмирала Хорнби. Если бы существовала какая-либо альтернатива, Фишер наверняка отказался бы. На Средиземном море ему предстояло принять под команду «Паллас», тот самый, на котором он уже побывал в 1876 г.

Материальная часть корабля уже тогда была крайне изношенной, и за прошедшие три года се состояние не улучшилось. Броневое покрытие на бортах «Палласа» ко времени прибытия Фишера удерживалось исключительно благодаря цепям, пропущенным под днищем корабля. Мичманы «Палласа», вспоминая о длительном переходе в Англию, острили: «Джеки все время лазил в нижние помещения и что-то там проверял. Очевидно, он беспокоился, как бы у нашей посудины не оторвалось днище, прежде чем мы доберемся до места» 9.

Несколько месяцев службы на «Палласе» прошли для Фишера не без пользы. Особенно большое удовлетворение он получил от общения с командующим флотом. Известный английский историк-маринист Уильям Клауэс охарактеризовал адмирала Хорнби не только как выдающегося боевого командира, знатока морской стратегии и тактики, но и как ученого, специалиста в технической области, военно-морской теории и истории флота 10. В своих мемуарах Фишер также дает Хорнби высокую оценку: «Этот великий человек был лучшим адмиралом после Нельсона. В Адмиралтействе он не состоялся! Нельсон наверное бы тоже! Их стихией было море, а не служебный стол»11.

Если судить по переписке Фишера тех месяцев, Хорнби часто устраивал маневры и учебные стрельбы. Русско-турецкая война к тому времени уже закончилась, русские армии отошли от Адрианополя, а Хорнби, в свою очередь, отвел свои корабли в Галлиполи. Фишер был склонен придавать большое значение миссии английского флота: «Когда русские были у ворот Константинополя, британский флот под началом адмирала Хорнби в слепящую метель, подвергаясь огромному риску, не взирая на то, что прибрежные форты уже были заняты русскими и могли открыть огонь, — этот флот в последнюю минуту перекрыл и заблокировал ворота Константинополя от русских и способствовал заключению мира» 12.

17 марта 1879 г. турецкий султан дал торжественный обед в честь англичан. Фишеру довелось быть в числе приглашенных. На обеде присутствовало около тридцати человек, из них десять английских адмиралов и офицеров. Султан показался Фишеру «человеком маленького роста с крючковатым носом и коротко подстриженными бакенбардами. Султан выглядел несколько утомленным, но когда он говорил, на его лице неизменно была обворожительная улыбка» 13. Была ли эскадра Хорнби главным и решающим фактором, который предотвратил захват русскими войсками Константинополя, остается вопросом спорным. Тем не менее, султан неустанно провозглашал тосты за здоровье гостей и всякими другими способами выражал им свою признательность. С каждым из английских морских офицеров он поговорил в отдельности.

До отплытия эскадры Фишер успел осмотреть знаменитый собор святой Софии в Константинополе, но он не произвел на него большого впечатления. 19 марта английский флот покинул Дарданеллы и вышел в Средиземное море. На Мальте «Паллас» был поставлен в док для текущего ремонта, а спустя месяц Фишер повел свой корабль в Англию.

1879-й оказался для Великобритании тяжелым годом. И не только потому, что Соединенное королевство пережило тяжелый экономический кризис. Этот год можно рассматривать как веху, обозначившую конец торговой и промышленной монополии Англии в мире. Именно тогда Германия ввела у себя всеобъемлющую систему протекционистских тарифов, положив конец политике фритредерства. Очень скоро ее примеру последовали другие великие державы, и грозный призрак промышленного соперничества между ними начал все более отчетливо проявлять себя. Балканский кризис 1876–1879 гг. поставил военных и политических руководителей Англии перед задачей сооружения разветвленной сети военно-морских баз и угольных станций, которые могли бы обеспечить действия британского броненосного флота. В сентябре 1879 г. для изучения этой проблемы была создана специальная комиссия во главе с лордом Карнарвоном.

Россия, которая, по мнению англичан, своей активностью в Средней Азии угрожала британскому владычеству в Индии, теперь, вдобавок ко всему, приступила к созданию мощного броненосного флота. При разработке судостроительной программы, было подчеркнуто, что крейсерская война в открытых морях продолжает оставаться «почти единственным и весьма сильным средством для нанесения существенного вреда торговым интересам неприятеля, обладающего более или менее значительным коммерческим флотом» 14.

Другая угроза исходила от Франции. Там активизировался интерес к заморским территориям, а лучшим обеспечением колониальной политики служит, как известно, сильный военный флот. В 1878–1879 финансовом году расходы на военно-морские нужды Франции сравнялись с английскими. И хотя, так называемый, «либеральный альянс» между Лондоном и Парижем продолжал свое призрачное существование, уже почти никто не сомневался, что в скором времени безраздельное господство Великобритании на морях будет поставлено под вопрос. Приближалась «эра Фишера» с ее военным психозом и растущими расходами на морские вооружения.

С конца 70-х гг. прошлого столетия континентальные европейские державы начали вооружать свои новые корабли исключительно орудиями, заряжающимися с казенной части. Английское же Адмиралтейство продолжало сохранять прямо-таки нибелунгову верность гладкоствольным пушкам, заряжавшимся с дула. Это можно было понять в 60-е гг., когда техника изготовления орудийных замков была еще несовершенна и стрельба из казнозарядных пушек грозила большой опасностью для орудийной прислуги. Однако за сравнительно короткий срок артиллерийское дело существенно продвинулось вперед. В результате, новые броненосцы континентальных европейских держав, вооруженные длинноствольными казнозарядными орудиями, обещали, в скором будущем, свести на нет численное превосходство флота «владычицы морей». В августе 1879 г. группа английских морских офицеров побывала в Германии, где они присутствовали на испытаниях новых нарезных орудий Круппа. Их доклад подтвердил огромное превосходство казнозарядных пушек и окончательно повлиял на решение Адмиралтейства начать перевооружение флота.

В августе 1879 г. первым морским лордом стал Астли Купер Кей. Он пришел в Адмиралтейство с обширной программой строительства броненосцев и крейсеров. Теперь в необходимости выполнения морских программ нужно было убедить правительство и народ. Задачу «воспитания» публики в соответствующем духе взял на себя Томас Брассей, занимавший пост морского министра в 1880–1884 гг. (он же стал основателем знаменитого справочника по военно-морским флотам «Брассейз Нейвал Энъюал»). В начале 80-х гг. Брассей организовал серию публикаций, освещавших нужды военно-морского флота. Но рядового налогоплательщика призывы морского министра видимо не проняли. Нужны были более сильные средства.

Тем временем, в 1880 г. Фишер получил назначение на «Нортгемптон» — новый военный корабль, который вот-вот должен был вступить в строй. В Адмиралтействе планировали, что «Нортгемтон» усилит эскадру адмирала Леопольда Маклинтока в Карибском море. Сэр Леопольд был знаменит тем, что принимал участие в арктических экспедициях и во время одной из них «не мылся в течение 179 дней» 15.

С начала 80-х гг. Фишер уже был на короткой ноге с большим флотским начальством. Люди, под началом которых ему когда-то довелось служить, теперь занимали самые высокие посты. Астли Кей — первый морской лорд, Артур Худ — второй морской лорд. Чарльз Шэдуэлл стал адмирал-президентом научно-исследовательского подразделения флота в Гринвиче. Он теперь представлял Фишера старым адмиралам как «своего парня» и «лучшего моряка, какого он когда-либо встречал» 16. С 1876 по 1882 гг. Фишер почти все время провел в походах на различных военных кораблях. Эти годы стали началом его популярности. Фишера знают не только в Адмиралтействе, но даже английская королева наслышана о нем.

Несмотря на то, что «Нортгемптон» был совершенно новым кораблем, водоизмещением 7360 т, на нем сохранили дополнительную парусную оснастку. Соотношение площади парусов и водоизмещения было почти таким же, как у старого «Беллерфона». «Нортгемптон» оказался одним из самых неудачных кораблей «эры Барнаби». Натаниэль Барнаби разрабатывал его скорее как броненосный крейсер, нежели линейный корабль, рассчитывая, что он заменит «Беллерфон» в качестве флагмана Вест-Индской эскадры. Однако максимальная скорость «Нортгемптона» оказалась всего 14 узлов, даже меньше той, которую показывал «старый Билли». Таким образом, у Барнаби получился неудачный броненосный крейсер, из-за недостаточной скорости хода, и неудачный линейный корабль, из-за слабости бронирования и вооружения 17.

На «Нортгемптоне» были опробованы некоторые новшества, в том числе фонари особой конструкции для освещения внутренних помещений. Их изобрел капитан 1-го ранга Филипп Коломб, впоследствии известный военно-морской теоретик и историк, и ими собирались заменить старинные светильники времен Нельсона. Фонари Коломба оказались тяжелыми, громоздкими и низко свисали на своих креплениях. Когда на «Нортгемптоне» стало известно, что корабль собирается посетить изобретатель знаменитого фонаря, Фишер немедленно распорядился повесить изобретение прямо перед входом в одно из нижних помещений. Во время инспекции капитан Коломб жестоко ударился в темноте о свое детище. «Прошу прощения», — сказал ему Фишер, — «но эти проклятые лампы висят повсюду» 18. Тем не менее, новый фонарь впоследствии получил одобрение и был рекомендован к широкому использованию.

Служба Фишера на «Нортгемптоне» была самой обычной, если не считать трагического эпизода, связанного с его братом Филиппом. Лейтенант Филипп Фишер проходил службу неподалеку на учебном судне «Атланта». Незадолго до этого он служил на королевской яхте, где пользовался благосклонностью королевы Виктории, и теперь широко использовал свои великосветские связи. Благодаря им, Филипп получил назначение на «Атланту», служба на которой считалась престижной и не слишком обременительной. Но в результате каких-то непредвиденных обстоятельств с кораблем произошло несчастье: в 1880 г. «Атланта» бесследно исчезла в водах Вест-Индии. Корабли английской эскадры, в том числе и «Нортгемптон», безуспешно прочесывали район предполагаемого бедствия. Им не удалось обнаружить ни людей, ни обломков, ни каких-либо других следов катастрофы 19.

Находясь у берегов Америки, Фишер не терял связи с Адмиралтейством и был в курсе всех новшеств и экспериментов, проводившихся на флоте. Он принял самое активное участие в обсуждении проекта нового линейного корабля, что в то время активно практиковалось военными и конструкторами. Результаты дискуссии получили воплощение в новом броненосце «Коллингвуд», заложенном 12 мая 1880 г. Этот корабль был полностью освобожден от парусной оснастки. Он оказался настолько удачным, что стал родоначальником целого поколения английских эскадренных броненосцев, впоследствии известных как корабли типа «Адмирал». С появлением «Коллингвуда» был положен конец эпохе экспериментальных конструкций. Он стал также первым английским броненосцем, главная артиллерия которого состояла из длинноствольных нарезных орудий, размещенных на вращающихся барбетах.

По иронии судьбы, Фишера, обеими руками голосовавшего за «Коллингвуд», — прототип корабля будущего, в январе 1881 г. назначили командиром «Инфлексибла», считавшегося устаревшим уже в день своего спуска на воду. Однако известие об этом назначении Фишера чрезвычайно обрадовало. «Моя дорогая, — писал он жене, — ты не можешь себе представить, как я был обрадован этим утром телеграммой, пришедшей на имя сэра Леопольда (Маклинтока. — Д. Л.): «Лорд Нортбрук выбрал капитана Фишера для «Инфлексибла». Отправить его домой немедленно, если у вас нет возражений, и назвать имя заместителя» 20. Есть все основания полагать, что своей службой на «Инфлексибле» Фишер гордился и впоследствии: «Инфлексибл» был чудом. У него была самая толстая броня, самые большие орудия, и он был самым большим кораблем в мире… И самым большим кораблем командовал самый молодой командир» 21.

Этот неординарный корабль был, тем не менее, буквально переполнен новшествами, начиная от сверхсложной системы бронирования и заканчивая электрооборудованием внутренних помещений. Помимо паровой машины «Инфлексибл» имел полную парусную оснастку. При водоизмещении 11 800 т. он являлся крупнейшим военным кораблем того времени. Главная артиллерия «Инфлексибла» состояла из 4 гладкостенных орудий совершенно чудовищных размеров: калибром 406 мм и весом 81 т каждое. Эти орудия были размешены в двухорудийных башнях, расположенных по диагонали в центральной цитадели корабля. В дополнение к ним имелось еще восемь 105 мм нарезных пушек. Толщина главного броневого пояса достигала 24 дюймов (св. 600 мм). Паровая машина «Инфлексибла» имела мощность 8010 л. с, что позволяло кораблю развивать скорость до 13 узлов 22.

Одним из новшеств, использованных на «Инфлексибле», было приспособление для ликвидации качки корабля, представлявшее собой две больших цистерны с водой, расположенных в нижних помещениях. Движение воды в них должно было уменьшать размах качки корпуса броненосца. Однако Натаниэль Барнаби, по-видимому, недостаточно продумал свою конструкцию, и «Инфлексибл» всегда испытывал жесточайшую болтанку даже при незначительном волнении. «Вместе со мной он (Барнаби. — Д. Л.) отправился на нем в Средиземное море, — вспоминал Фишер. В Бискайском заливе мы попали в сильный шторм. Сэр Натаниэль едва не умер от морской болезни. Когда я попытался ободрить его, он пробормотал в ответ: «Дураки строят дома, чтобы в них жили умные люди. Умные люди строят корабли, чтобы на них плавали дураки» 23. Англичане вернулись к идее этой конструкции лишь в 1910 г., и после необходимой доработки она с успехом применялась на океанских лайнерах и других типах кораблей.

Помимо указанного броненосец страдал еще целым рядом недостатков. По причине неудачного расположения пушек их угол обстрела был весьма невелик. Из-за низкого надводного борта даже при небольшом волнении батарейная палуба заливалась водой. Но, несмотря ни на что, «Инфлексибл» считался одним из сильнейших кораблей флота.

Среди «замечательных» качеств броненосца была также длительность срока, который потребовался на его сооружение. Корабль был заложен в феврале 1874 г., в апреле 1876 г. он сошел со стапелей, но был окончательно достроен лишь к октябрю 1881 г. По завершении всех работ «Инфлексибл» отправился в Средиземное море, где он должен был присоединиться к эскадре адмирала Сеймура.

В марте 1882 г. броненосец бросил якорь в бухте Вильфранш, где оставался в качестве «почетного корабля охранения» королевы Виктории, пока она пребывала в Ментоне. Фишер был представлен королеве и сумел быстро завоевать ее расположение своим обаянием и остроумием. «Королева прислала мне прекрасный эстамп со своим изображением и очаровательную большую фотографию принцессы, а также в высшей степени теплое письмо от сэра Понсонби, в котором он просит рассматривать все это как память о почетном охранении королевы в Ментоне», — писал Фишер жене по окончании своей миссии 24. Такой успех Фишера у царственной особы был тем более удивителен, что королева Виктория в общем-то не очень жаловала военных моряков. В особенности после того, как большие чины в Адмиралтействе наотрез отказались произвести наследника престола в звание адмирала флота.

На «Инфлексибле» Фишер продолжал совершенствовать свои знания по торпедному делу, благо возможности для этого имелись. Броненосец был вооружен двумя палубными 356 мм торпедными аппаратами и одним подводным аппаратом, размещенным в носовой части. Кроме того, на «Инфлексибле» были два паровых торпедных катера, которые могли быть спущены на воду, и атаковать противника в ночное время. Таким образом, Фишер не мог пожаловаться на отсутствие торпедного оборудования.

В конце мая 1882 г. английский Средиземноморский флот двигался к острову Крит. Однако на пути к цели адмирал Сеймур получил приказ срочно изменить курс: эскадре идти на Александрию..

В 70-е гг. XIX века британские интересы в Египте, считавшегося сферой французского влияния, существенно возросли. Вскоре после того, как 1869 г. было завершено строительство Суэцкого канала, правительство Дизраэли приобрело 45 % акций этого предприятия. И хотя в коридорах власти Лондона поначалу не планировали полную аннексию Египта, оставлять такую важную артерию на пути в Индию в руках французов также не собирались. Мало помалу хедив Измаил залезал в долги к западным державам, что привело к установлению англо-французского контроля над финансами страны. Контроль над финансовой системой неизбежно повлек за собой внедрение в другие сферы государственной жизни. Под давлением Англии и Франции турецкий султан, формально являвшийся сюзереном Египта, назначил нового хедива — послушную марионетку прозападной ориентации. Это вызвало недовольство египетской армии, в том числе и высших военных чипов. В 1881 г. часть египетских военных формирований во главе с Ораби-пашой восстала.

Франция, боявшаяся распространения мятежа на свои североафриканские владения, стояла за применение самых крутых мер. В июне 1882 г. турецкий султан предоставил западным державам «свободу рук» в Египте. Ситуация накалялась. Главный калибр британского флота готовился открыть огонь отнюдь не по учебным мишеням, и «Инфлексибл» оказался в самой гуще событий.

На фортах Александрии, защищавших морские подступы к городу, имелось 103 пушки. Из них только 20 были современными нарезными орудиями, на которые египтяне возлагали особые надежды 25. Однако, как показало последующее сражение, подготовка египетских артиллеристов оставляла желать лучшего. После захвата Александрии англичане обнаружили на складах 674 морские мины, которые не были использованы только потому, что защитники города не знали, как с ними обращаться 26.

Эскадра Сеймура состояла из 8 броненосцев и 5 деревянных канонерских лодок. В ночь с 10 на 11 июля английские корабли заняли предписанные им позиции с тем, чтобы утром начать бомбардировку. Согласно диспозиции 5 наиболее мощных броненосцев- «Александра», «Инфлексибл», «Султан», «Сьюперб» и «Темерер» — должны были уничтожить укрепления, прикрывавшие северные подступы к городу. На 3 других броненосца и канонерские лодки возлагалась задача подавить батареи, защищавшие внутренний рейд александрийского порта.

Бомбардировка началась ранним утром. «День был замечательно ясный и море спокойное. Легкий ветерок сносил дым из труб кораблей к берегу, закрывая артиллеристам цель и мешая им пристреляться» 27. Задачей «Инфлексибла» было уничтожить батарею у маяка и затем присоединиться к остальным кораблям эскадры. Капитан-лейтенант военно-морского флота США Каспар Гудрич, бывший очевидцем этих событий и представивший своему морскому министерству подробный рапорт о них, отмечал, что артиллеристы «Инфлексибла» действовали очень умело, используя для пристрелки малокалиберные пушки, чтобы не тратить впустую ценных больших снарядов. «Когда 1700-фунтовый снаряд с «Инфлексибла» взорвался перед самой амбразурой форта, поднялся столб пыли и обломков высотой как сама башня маяка»28.

К вечеру того же дня батареи были подавлены и важнейшие ключевые позиции города захвачены английским десантом.

К. Гудрич приводит полные тексты рапортов командиров кораблей британской эскадры о полученных повреждениях и понесенных потерях за исключением рапорта с «Инфлексибла». Англичане сочли эти данные секретными и не позволили американскому наблюдателю ознакомиться с документом. Броненосец получил несколько попадании, из которых только два были серьезными. Один из снарядов сделал подводную пробоину, настолько большую, что «Инфлексибл» по возвращении на Мальту пришлось поставить в док. Другой снаряд калибром 10 дюймов разрушил кормовые надстройки, убив корабельного плотника и смертельно ранив одного из офицеров 29.

Офицеры с «Инфлексибла» проявили в этой операции большое служебное рвение. После того как огонь египетских батарей был подавлен, у форта Мекс высадился отряд моряков под командой Артура Уилсона, которые, двигаясь вдоль берега, вывели из строя около 100 пушек египетских береговых укреплений. Лейтенант Гарви Пиготт, с «Инфлексибла», бывший в составе этого отряда, с большим риском вскарабкался на полуразрушенную башню маяка и зажег фонарь. Однако, оказавшись наверху, лейтенант обнаружил, что спуститься без посторонней помощи не сможет. Пиготту пришлось сидеть на маяке, пока его не сняли 30.

До «эры Фишера» было еще далеко, но на кораблях участвовавших в операции, находились люди, которые впоследствии будут играть в эту эру главные роли. Тогда будущие знаменитые адмиралы и флотоводцы были еще мичманами и лейтенантами. Среди «пловцов в пруду Фишера» на эскадре были капитан 1-го ранга Артур Уилсон, лейтенант Перси Скотт, мичман Реджинальд Бэкон, принц Луи Баттенберг и Джон Джеллико. Тут же были и люди, впоследствии составившие антифишеровскую партию. Будущий главный недруг Фишера Чарльз Бересфорд командовал канонерской лодкой «Кондор», прекрасно проявившей себя в артиллерийской дуэли с египетскими батареями. Выражение «Отлично сработано, «Кондор»!» обошло тогда, все английские газеты. Им же приветствовали выступления Бересфорда в парламенте31.

Другим офицером, также примкнувшим впоследствии к противникам Фишера, был будущий победитель при Фолклендах, а тогда еще лейтенант, Доветон Стэрди.

После захвата Александрии Фишера назначили командиром десантного отряда в составе 900 морских пехотинцев и 850 матросов, который должен был оборонять город от возможной контратаки повстанцев 32. Были созданы и импровизированные полицейские силы для наведения порядка в Александрии. Их командиром стал Чарльз Бересфорд 33.

Забот у Фишера сразу прибавилось. «Не знаю даже с чего начать, — писал он жене, — поскольку предшествующие десять дней мне показались целой жизнью. Бомбардировка началась 11-го, а 14-го я высадился для занятия фортов и города, и два следующих дня были самыми беспокойными в моей жизни, поскольку наши силы были совершенно недостаточными. Ни одному из нас не удалось выкроить для сна ни минутки в течение трех суток, и когда прибыл генерал со своими войсками, мы уже совершенно не держались на ногах» 34.

Под руководством Фишера матросы соорудили из подручных материалов импровизированный бронепоезд, установив на нем несколько малокалиберных корабельных пушек. Бронепоезд совершил несколько успешных вылазок против вражеских позиций на подступах к Александрии. Газета «Таймс» сообщала, что Фишер удостоился аудиенции египетского хедива и тот лично благодарил его за службу 35. На Фишера египетский правитель произвел самое благоприятное впечатление: «Позавчера за мной послал хедив, настаивая, чтобы я, прежде чем сдать командование, нанес ему прощальный визит. Я пробыл у него около часа. Он такой приятный человек, настоящий джентльмен. У него только одна жена, он не пьет и не курит, и, как говорят, пока не совершил ни одной ошибки» 36.

До прибытия главных сил под командованием генерала Гарнета Уолсели положение англичан в Александрии было довольно шатким. Но Ораби-паша почему-то не использовал благоприятную возможность для контратаки. К 11 августа большая часть моряков, принимавших участие в захвате города, была возвращена на корабли. Несколько дней спустя в Александрию прибыла английская экспедиционная армия. Согласно диспозиции командующего флот должен был прикрывать тыл и приморский фланг экспедиционного корпуса. В помощь армии вновь сформировали бригаду моряков и морских пехотинцев, задачей которых было действовать вдоль железнодорожной ветки. 13 сентября войска Уолсели одержали решающую победу над повстанцами под Тель-эль-Кебиром.

Фишеру уже не довелось участвовать в этих сражениях, поскольку он вернулся к своим прямым обязанностям командира «Инфлексибла», а несколько дней спустя, заболел дизентерией в тяжелейшей форме. «Офицер, который занял мое место на бронепоезде на следующий день, после того как меня свалила дизентерия, был убит вражеским снарядом и домой послали телеграмму, что убит был я. Королева Виктория запросила о подробностях, и появилась очень интересная передовая статья, в которой расписали, кем бы я мог стать, если бы остался жив… Когда меня доставили на борт корабля на короткое время, ко мне вернулось сознание, и я услышал, как врач сказал: «Он не дотянет до Гибралтара». После чего я решил, что буду жить»37.

После перенесенной болезни кожа Фишера приобрела неестественный желтый цвет, который сохранился на всю жизнь. Во всей внешности Фишера, при его среднем росте и круглом скуластом лице, и без того было немало азиатского. Теперь это впечатление необычайно усилилось. Данное обстоятельство послужило впоследствии поводом для многих кривотолков. В матросской среде, например, ходили упорные слухи, что Фишер побочный сын цейлонской принцессы. Серьезные люди этому, конечно, не верили, но члены правительственного кабинета частенько называли адмирала за глаза «старым малайцем». Недруги отечественные из высшего командного состава Средиземноморского флота дали Фишеру кличку «желтая опасность», а недруги зарубежные, в лице германских морских атташе, были глубоко убеждены, что именно благодаря азиатскому происхождению в натуре Фишера так много подлости и коварства.

Узнав о болезни Фишера, королева Виктория выразила ему свое сочувствие. Адмирал Уильям Доуэлл писал жене Фишера: «Королева соизволила осведомиться о здоровье капитана Фишера и выразила желание, чтобы я передал ее сожаления по поводу болезни и пожелания скорейшего выздоровления. Свое сочувствие выразил и наследник престола, будущий Эдуард VII. Что касается непосредственного начальства, то морской министр лорд Нортбрук настоял, чтобы Фишер на время оставил корабль и отправился домой для поправки здоровья. «У нас будет много «Инфлексиблов», — сказал он, — но Джек Фишер только один» 38.

Как уже отмечалось, королева Виктория питала определенную неприязнь к военному флоту, но лично к Фишеру она продолжала выказывать расположение. В январе 1883 г. Фишер получил приглашение королевы посетить Осборн. С тех пор он получал такие приглашения ежегодно.

После выздоровления в апреле 1883 г. Фишера назначили командиром его любимого «Экселлента». Возвратившись на «Экселлент» после длительного перерыва, он, к своему изумлению, обнаружил, что на корабле для артиллерийской практики по-прежнему используются гладкоствольные пушки. О плачевном положении на «Экселленте» свидетельствовал и Перси Скотт, ставший впоследствии выдающимся экспертом по морской артиллерии: «В 1878 г. я прибыл на «Экселлеит» для прохождения артиллерийских курсов на звание лейтенанта. Он был старым трехдечным кораблем, очень плохо обеспеченным необходимым оборудованием, необходимым для проведения курсов по артиллерийскому делу, так что почти каждая лекция завершалась замечанием следующего порядка: «Но это уже устарело, а нового, чтобы вам показать, у нас нет» 39.

Фишер сразу же энергично взялся за дело. Он произвел кардинальные перестановки в офицерском и унтер-офицерском составе учебного корабля, добившись списания на берег почти всех офицеров предпенсионного возраста, которые, по его мнению, только зря занимали место40. По распоряжению Фишера гладкоствольные орудия были немедленно заменены современными скорострельными нарезными пушками. Таким образом, в короткий срок облик «Экселлента» претерпел существенные изменения.

Фишер стремился собрать на корабле способных молодых офицеров. Среди тех, кто служил тогда под его началом, был Чарльз Друри, ставший вторым морским лордом в «эру реформ» начала XX века; лейтенант Фрэнк Янгблад, который уже служил с Фишером на «Нортгемптоне» и на «Инфлексибле»; лейтенант Перси Скотт; и, наконец, лейтенант Джон Джеллико, будущий командующий флотом в годы первой мировой войну. Во время прохождения артиллерийских курсов на «Экселленте» он был отмечен Фишером как способный и подающий надежды молодой офицер, и Фишер добился его перевода в состав команды учебного корабля. Биограф Джеллико английский историк Джон Уинтон подчеркивает, что для молодого лейтенанта было большой удачей «попасться на глаза Фишеру в нужный момент» 41. В дальнейшем он продолжал играть большую роль в продвижении Джеллико по служебной лестнице.

Нельзя не упомянуть еще одну примечательную личность — Джеймса Вудса, служившего в те годы на «Экселленте» простым матросом. Много лет спустя Вудс стал известным публицистом и военно-морским обозревателем, писавшим под псевдонимом Лайонел Йексли. Его перу принадлежат ценные мемуары о жизни и нравах на британском флоте конца XIX — начала XX веков, написанные с позиций рядового матроса. Вудс был знаком с жизнью на «нижних палубах» отнюдь не понаслышке» 42.

80-е гг. XIX столетия были для британского Адмиралтейства насыщены многими важными событиями. Астли Кей за время пребывания на посту первого морского лорда сделал для флота очень много. Завершилось перевооружение новых кораблей казнозаряднымн нарезными пушками. С начала 80-х гг. в составе флота впервые появились миноносцы. В 1882 г. была заложена серия однотипных эскадренных броненосцев класса «Адмирал». В том же 1882 г. при Адмиралтействе был учрежден комитет иностранной разведки, позднее реорганизованный в отдел военно-морской разведки. В 1879 г., когда Кей пришел в Адмиралтейство, французский флот по своей силе почти нагонял британский. Шесть лет спустя, когда он уходил в отставку, британский флот вновь восстановил подавляющее превосходство над своим самым сильным потенциальным противником. Оскар Паркес писал впоследствии: «Семилетнее пребывание Купера Кея в Уайтхолле стало весьма динамичным периодом в развитии военного флота, поворотным пунктом в его техническом перевооружении» 43.

Однако флотским «ультра» такие темпы наращивания морских вооружений казались недостаточными. Результатом их деятельности стали события, получившие название «морской паники 1884 г.» Фишер сыграл в них весьма важную роль, и к тому же довольно неприглядную.

«Морская паника 1884 г.» занимает в истории британского флота совершенно особое место. Интерес общественного мнения к военному флоту в современной Англии рассматривается как обстоятельство само собой разумеющееся, и большинство англичан убеждены, что такое положение дел существует как минимум со времен Нельсона. Однако в реальности все обстояло далеко не так. Несмотря на то, что флот являлся важнейшим инструментом военной политики и дипломатии Лондона и играл на протяжении столетий огромную роль в истории Англии, пристальный интерес к нему английской общественности насчитывает чуть более 100 лет. В 80-е гг. прошлого столетия капитан 1-го ранга Сеймур Фортескью писал, что за пределами крупных военных портов «невежество британской публики во всем, что касается военного флота, может быть охарактеризовано как колоссальное» 44. Со времен окончания наполеоновских войн и до конца XIX века вопрос защиты морских рубежей ни разу не тревожил умы рядовых англичан.

Историк тщетно будет искать обсуждения проблем военного флота в английской печати 60-70-х гг. прошлого века. Только в лондонской «Таймс» и нескольких местных газетах, выходивших в крупных приморских городах, можно было изредка встретить короткие заметки на морскую тематику. В те времена все, что касалось военного флота, считалось запутанным, неинтересным и делом специалистов. Следствием молчания прессы была апатия среднего англичанина. Морское господство понималось рядовыми гражданами довольно абстрактно — оно считалось чем-то вроде неотъемлемого права и тем, что ни в коем случае нельзя утратить. Вопросы военно-морской стратегии или тактики никого не интересовали и были целиком оставлены на усмотрение экспертов. Военно-морская история считалась сухой и нудной хроникой. Из сочинений на морскую тематику спросом пользовались только «леденящие душу истории» Фредерика Марриета.

Причины для отсутствия интереса были достаточно вескими. Возбуждение, вызванное появлением первых броненосцев, вскоре прошло, и военные флоты в Европе перестали пользоваться высокой репутацией. Во время франко-прусской войны сильный французский флот оказался бесполезным против немецких дивизий, и предотвратить поражение Франции оказалось не в его силах. Несмотря на подавляющее превосходство турецких морских сил на Черном море во время войны 1877–1878 гг., русский Черноморский флот делал, что хотел и даже нанес туркам чувствительные потери. Наличие военного флота считалось дорогим, хотя и необходимым, атрибутом всякой «великой державы». Однако в дипломатических калькуляциях «европейского равновесия» военные флоты не котировались высоко. И только в Лондоне продолжали верить, что с помощью флота можно сделать все или почти все.

В этих условиях и разразилась «морская паника» на Британских островах. К 1884 г. обострились отношения Англии с Францией и Россией. Это подстегнуло внутри страны агитацию за строительство «большего флота». В середине 80-х гг. она ассоциировалась с именем известного журналиста У. Т. Стида, написавшего серию статей под общим заголовком «Правда о военно-морском флоте». За последние 15 лет, утверждал он, английский флот уменьшился, в то время как зарубежные флоты возросли в среднем на 40 %, и в результате соотношения сил изменилось не к выгоде Англии. Он требовал от правительства усилить флот по всем показателям и, прежде всего, увеличить ассигнования на него 45. Позднее в. кампанию включились и другие газеты, в том числе и влиятельная «Таймс», которая потребовала от правящего кабинета «дать исчерпывающий ответ»46. В настоящее время уже давно не секрет, что выступления У. Т. Стида были инспирированы свыше, и флотское руководство сыграло в этом не последнюю роль 47.

В августе 1884 г. X. О. Арнольд-Форстер, ставший в 1900 г. парламентским секретарем Адмиралтейства, разыскал в редакции «Пэлл Мэлл Газетт» бойкого на перо журналиста и убедил его написать серию статей о том, на каком недопустимо низком уровне находится боевая мощь британского флота. Затем со Стидом установил контакт Реджинальд Бретт, будущий виконт Эшер, уже тогда вращавшийся в высших правительственных кругах. Он снабдил Стида информацией политического характера и посоветовал ему сойтись поближе с капитаном 1-го ранга Фишером, от которого можно получить дополнительные сведения о флоте. Впоследствии Стид написал об этом в своей статье «Лорд Фишер», опубликованной в февральском номере «Ревью оф Ревьз» за 1910 г.: «Его рекомендовали мне как самого одаренного офицера на флоте. Я его разыскал, и мы стали лучшими друзьями» 48.

Фишер уже неоднократно продемонстрировал способность к интриге. На этот раз он сделал все, чтобы замести свои следы. Во всяком случае, в документах отсутствует подтверждение того, что Фишер и Реджинальд Бретт встречались. Содержание письма и телеграммы Фишера к виконту Эшеру, датированных 9 ноября 1903 г., которые были опубликованы в четырехтомном собрании дневников и писем последнего, свидетельствуют, что до этого времени они не были знакомы, и Реджинальд Бретт был наслышан о Фишере от третьих лиц. Скорее всего, Стиду посоветовал обратиться к Фишеру адмирал Хокинс. В уже упоминавшейся статье 1910 г. Стид писал, что во время кампании за «правду о военном флоте» адмирал сказал ему, что «Фишер единственный морской офицер по своим дарованиям сопоставимый с Нельсоном. Я уже забыл этого адмирала, но, по-моему, им был Хокинс». И, наконец, письмо Стида Р. Бретту от 18 октября 1884 г. свидетельствует в пользу того, что это все-таки был Хокинс.

Оптимизм Стида в отношении силы воздействия его статей на публику был вполне оправдан. Интерес английской общественности к состоянию дел на флоте и се беспокойство по поводу мнимой слабости военно-морских сил превзошел все ожидания. В связи со сложившейся ситуацией парламентская фракция консерваторов объявила, что собирается оказать воздействие на правительство и добиться принятия решения о строительстве новых броненосцев, крейсеров, миноносцев и других военных кораблей. «Мрачным временам» военного флота наступил конец. В декабре 1884 г. лорд Нортбрук объявил о расширении программы военно-морского строительства. В дополнение к уже утвержденному морскому бюджету было отпущено 3 100 000 ф. ст. Кроме того, еще 2 400 000 ф. ст. предназначались для сооружения угольных станций флота в различных районах земного шара и отдельно на развитие морской артиллерии 49.

На принятие решения не в последнюю очередь повлияло растущее могущество французского флота и ухудшение отношений с Россией. Англичан беспокоило медленное, но верное продвижение русских к границам Афганистана. После занятия русскими войсками Мерва в 1884 г. в отношениях между двумя странами наступил кризис. В начале марта 1885 г. Адмиралтейство представило меморандум, в котором перечислялись действия флота на случай военного конфликта. Когда 30 марта русские войска вышли к афганской границе, правительство Гладстона решило принять контрмеры.

Вначале было решено направить флот через Босфор и Дарданеллы и высадить на черноморском побережье России сильный экспедиционный корпус, чтобы отвлечь русские войска от продвижения к Индии. Однако Турция нашла предлог уклониться от выполнения требования англичан открыть проливы. Каких-либо других действий против континентального гиганта, кроме посылки флота в Балтийское и Черное моря, в Лондоне предложить не могли. В условиях же разбросанности английского флота по всем морям земного шара его сосредоточение было делом достаточно сложным и длительным. В Адмиралтействе и на флоте совершенно не имели опыта войны против первоклассной державы. 25 марта 1885 г. по флоту был отдан приказ, привести в полную боевую готовность все корабли, находившиеся, в водах метрополии. Но только по прошествии трех месяцев плавсостав был приведен в указанное состояние.

Командующим 3-й особой эскадрой, предназначенной для действий в Балтийском море, назначили вице-адмирала Джеффри Хорнби. Флагманом эскадры, командиром которого был назначен Фишер, стал «Минотавр», тот самый, который в 1869 г. доставил его на церемонию в Вильгельмсгафен. К моменту кризиса ни одни из новых эскадренных броненосцев еще не был достроен, поэтому эскадра Хорнби представляла собой довольно убогую картину — разношерстную смесь из разнотипных кораблей, вооруженных гладкоствольными пушками «эпохи проб и ошибок». Правило формировать соединения линейных кораблей из однотипных судов стало непреложным гораздо позднее.

К концу июня Россия продемонстрировала готовность искать выход из кризиса путем переговоров. Хорнби еще в течение целого месяца проводил на эскадре усиленные учения и тренировки по отработке совместных маневров. Основной упор делался на применение паровых торпедных катеров, спускавшихся на воду с крупных кораблей эскадры. В качестве защитного средства от возможных торпедных атак противника англичане собирались применить противоторпедные сети. Фишеру очень нравились эти военные игрища и служебное рвение Хорнби, который назначил его своим начальником штаба.

Год спустя, начали вступать в строй новые эскадренные броненосцы. 4 мая 1886 г. Фишер в составе большой комиссии военных экспертов и представителей фирмы Армстронга присутствовал на артиллерийских испытаниях «Коллингвуда» — первого корабля новой серии. Главная артиллерия броненосца состояла из четырех 305 мм орудий, расположенных попарно на вращающихся барбетах и весивших 43 т каждое. Учебные стрельбы должны были производиться 290 кг болванками. Ожидание экспертов было вознаграждено феерическим зрелищем. После первого же выстрела конец орудийного ствола длиной около 2,5 м разнесло на мелкие части. Некоторые надстройки на верхней палубе получили серьезные повреждения, но, по счастью, обошлось без человеческих жертв.

Этот «блестящий» эксперимент ни в малейшей степени не поколебал убежденности Фишера, что флоту нужны именно такие орудия. После испытаний он стал добиваться в Адмиралтействе разрешения заменить 305 мм пушки типа «Марк-2» на «Коллингвуде», на более дальнобойные и надежные орудия типа «Марк-5» того же калибра. В Адмиралтействе с доводами Фишера согласились, но перевооружение «Коллингвуда» так и не состоялось. На нем оставили пушки прежнего типа, снабдив их стволы дополнительными металлическими муфтами для предотвращения разрыва.

Существовавшая тогда система производства и обеспечения флота артиллерией и боеприпасами была весьма несовершенной и абсолютно не отвечала новым условиям. Со времен крымской войны производство и обеспечение артиллерии, армейской и корабельной, находилось в ведении военного министерства. Производство амуниции и боеприпасов для морской артиллерии было, соответственно, отнесено на счет бюджета армии. Причины для такого совмещения носили чисто финансовый характер. Таким способом пытались избежать дублирования в производстве и лишних расходов, с ним связанных. Однако начавшееся с 1879 г. перевооружение флота нарезными орудиями с их специфической формой установки на кораблях, потребовало изменения существующей системы.

При таких обстоятельствах состоялось назначение Фишера начальником отдела морской артиллерии при Адмиралтействе. Попытки решить проблему артиллерийского обеспечения флота предпринимались и ранее. Еще в 1879 г. была образована совместная комиссия из представителей армии и флота, которая должна была заниматься вопросами обеспечения объединенного артиллерийского парка, но работа комиссии не привела к изменениям в лучшую сторону. С 1881 г. армейское руководство сочло возможным выделять Адмиралтейству только 1/3 требуемой суммы на нужды флотской артиллерии 50.

К моменту назначения Фишера на новый пост морским министром был лорд Джордж Гамильтон, а первым морским лордом адмирал Артур Худ. Гамильтон занимал кресло морского министра в течение 6 лет — срок по тем временам исключительно длительный. В силу этого, Гамильтон считал себя очень опытным и сведущим человеком во флотских проблемах, по сравнению с остальными коллегами по Адмиралтейству. Особенно подозрительно он относился к Бересфорду, считая его «слабым звеном» в своей команде и «человеком невоздержанным на язык». С приходом в Адмиралтейство Фишера забот у морского министра значительно прибавилось. «Лорд Джордж Гамильтон особенно много натерпелся от меня, когда я был начальником отдела морской артиллерии и бился с военным министерством», — вспоминал Фишер впоследствии 51.

Незадолго до того как Фишер вступил в новую должность, в Адмиралтействе была создана очередная межведомственная комиссия, задачей которой было «рассмотреть вопрос о передаче флоту контроля над морскими вооружениями». Фишер оказался в составе этой комиссии вместе с контр-адмиралом Гопкинсом. 11 ноября 1886 г. комиссия сделала заключение, что денежные суммы, необходимые для производства морских вооружений, включая корабельную артиллерию и боеприпасы, должны быть включены в военно-морской бюджет и поступать в распоряжение флотского руководства.

Фишер, как и многие его коллеги, считал, что решение комиссии должно быть претворено в жизнь как можно скорее. Однако высшее руководство в Адмиралтействе все еще колебалось, опасаясь, что увеличение военно-морского бюджета путем добавления к нему расходов на вооружение флота может вызвать недовольство в парламенте. Фишер и сам разделял эти опасения. Он признавал, что существующая система при всех ее недостатках все же обеспечивает флот самой лучшей артиллерией, в то время как армия обычно довольствовалась тем, что оставалось.

И Фишер решает, что идеальным выходом, позволяющим обойти щекотливый вопрос увеличения морского бюджета, было бы создание независимого от армии и флота некоего министерства артиллерии. Идея была встречена в Адмиралтействе с энтузиазмом. 3 января 1888 г. Фишер писал Хорнби: «Я выдвинул мысль создания министерства артиллерии, которое будет общим для армии и флота, будет иметь свой собственный бюджет и своего представителя в парламенте. Надеюсь, что уже через несколько лет такое министерство создадут» 52.

Но в июне 1888 г. вопрос решили следующим образом: флот из своего бюджета оплачивает свою артиллерию и боеприпасы к ней, а их производство по-прежнему остается под контролем военного министерства. И только спустя почти 20 лет, когда Фишер стал первым морским лордом, Адмиралтейство получило право контроля, за проектированием и производством корабельной артиллерии 53.

И хотя задача радикального изменения положения дел с обеспечением флота корабельной артиллерией не была разрешена, Фишеру все же удалось немало сделать на посту начальника отдела морской артиллерии. Именно благодаря его усилиям самым существенным образом ускорилось производство и вооружение кораблей флота малокалиберными скорострельными пушками. Начиная с 80-х гг. прошлого века, применение таких орудий приобрело огромное значение. На военных флотах Франции и России вопрос о самом широком использовании миноносцев против крупных артиллерийских кораблей получил практическое воплощение в жизнь. Французские военные моряки считали также целесообразным, в случае военного конфликта, осуществление силами миноносцев ночных атак против невооруженных торговых судов 54.

В свете таких решений на флотах потенциальных противников вооружение английских эскадренных броненосцев и кораблей охранения эффективной вспомогательной артиллерией приобрело особое значение. Наиболее удачной по своим тактико-техническим данным оказалась 102 мм пушка Элсвика со скорострельностью 9 выстрелов в минуту 55.

В Адмиралтействе у Фишера сложились хорошие отношения е его непосредственным начальником Чарльзом Бересфордом. Особенно плодотворным было их сотрудничество в деле пропаганды увеличения расходов на военно-морской флот. С этой целью, по настоянию Бересфорда, были устроены большие учения флота в нюне 1887 г., носившие пропагандистский и показательный характер. Фишер принял самое активное участие в деле организации этого зрелища. Для наблюдения за маневрами на рейде Портсмута Бересфорд пригласил 120 членов парламента, «чтобы они могли собственным и глазами увидеть, на что расходуются отпущенные для флота деньги» 56. При этом Фишер оказался достаточно проницательным, чтобы держаться подальше от политических дрязг, в которых активно участвовал Бересфорд и которые привели к его уходу из Адмиралтейства в 1888 г. Бересфорд казался Фишеру чем-то вроде английского варианта генерала Буланже. В конце 80-х гг. Бересфорд и Хорнби приложили огромные усилия для нагнетания военной паники и взвинчивания английской публики, добиваясь дополнительных расходов на флот. Этой цели были посвящены грандиозные морские маневры 1888 г.

Ведущие французские военно-морские теоретики, принадлежавшие к так называемой «молодой школе», выдвинули гипотезу, что в условиях парового броненосного флота тесная блокада побережья противника невозможна 57. Одной из задач маневров 1888 г. было проверить эту гипотезу на практике. Флот «А» должен был играть роль британского, флот «Б» изображал военно-морские силы Франции и базировался на Берхавен и Лох-Суилли, под которыми подразумевались Шербур и Брест. Примерное соотношение сил между флотами «А» и «Б» было выдержано в тех же пропорциях, каким было реальное соответствие между британским и французским флотами.

Две эскадры флота «А» заблокировали выход из баз учебного противника так, как это делалось во времена парусных кораблей. Как показали дальнейшие события, флоту «А» не удалось осуществить тесную блокаду «вражеских» портов. Командующий флотом «Б» действовал смело и решительно, вполне возможно потому, что это были всего лишь учения. Под покровом темноты из Берхавена ускользнули три крейсера. Вскоре второй флагман «французов» прорвался из Лох-Суилли в открытое море, имея под командой эскадренный броненосец «Родней» и два крейсера. Корабли противника, вырвавшиеся на морской простор, перерезали океанские коммуникации и напали на торговые порты западной Шотландии, «налагая на них контрибуции и сея панику» среди прибрежного населения.

Командующий «английским» флотом, блокировавший Берхавен, сразу оказался в трудном положении в связи с переходом инициативы в руки «противника». Он не знал сколько «вражеских» кораблей ускользнуло, а сколько осталось в бухте. Таким образом, адмирал не мог решить, какие силы ему отправить в погоню без риска серьезно ослабить блокаду и в результате окончательно потерпеть поражение. Все кончилось тем, что флот «А» вынужден был снять блокаду и сосредоточиться в устье Темзы для защиты столицы от возможного рейда «противника». Тем временем прорыватели блокады встретились в условленном месте и сосредоточенными силами «нанесли удар» по Ливерпулю 58.

Причин для невозможности осуществления эффективной тесной блокады оказалось несколько. Корабли флота «А» сразу же столкнулись с проблемой пополнения своих угольных запасов. Даже при относительно небольшом волнении загрузка углем в открытом море была делом чрезвычайно хлопотным и утомительным. В результате, кораблям флота приходилось постоянно «отлучаться» для пополнения запасов топлива в свои порты. Команды миноносцев блокирующего флота были совершенно измотаны из-за постоянной болтанки в открытом море. Эти маленькие суденышки подвергались такой качке, что их матросы и офицеры сутками не имели возможности ни отдохнуть, как следует, ни поесть, горячей нищи. В то же время команды миноносцев «противника» наслаждались жизнью в порту и могли атаковать блокирующий флот, когда им вздумается. Постоянное ожидание торпедной атаки, в свою очередь, создавало на кораблях блокирующего флота дополнительную нервозность.

Маневры 1888 г. наглядно продемонстрировали невозможность «непроницаемой» блокады английским флотом военных баз потенциального противника. Другим результатом этих военных игрищ было принятие парламентом нового закона об ассигнованиях на флот 1889 г.

4 января 1889 г. премьер Солсбери принял делегацию представителей крупнейших приморских городов: Глазго, Эдинбурга, Ливерпуля, Ньюкастла и др. В петиции, которая была вручена правительству, выражалось «глубокое чувство тревоги ввиду опасности, угрожающей нашей торговле и крупным торговым портам». | Подписавшие петицию призывали правительство «не терять времени в деле разработки и осуществления планов, гарантирующих безопасность наших городов и способных восстановить серьезно поколебленное чувство уверенности, которое является существенной предпосылкой торговой деятельности и процветания» 59. Публикация полного текста петиции вызвала сочувственный отклик в прессе. Через неделю после описанных событий «Таймс» потребовала от правительства представить свои соображения «в зрелой форме и как можно скорее» 60.

В Адмиралтействе также не теряли времени даром: военные моряки представили доклад, в котором подчеркивалась необходимость создания флота, способного вести войну против Франции или против России и Франции вместе взятых. Была рекомендована обширная судостроительная программа, предусматривавшая сооружение в течение 5 лет восьми первоклассных эскадренных броненосцев и двух броненосцев 2-й линии.

В конце мая 1889 г. английский парламент принял закон о крупных ассигнованиях на военно-морское строительство: бюджет Адмиралтейства, утвержденный незадолго перед этим, увеличивался еще на 25 % 61. Увеличение военно-морского бюджета сопровождалось решительным заявлением: в тексте закона говорилось, что отныне Англия должна иметь флот сильнее, чем объединенные флоты двух крупнейших морских держав. Таким образом, именно тогда была впервые сформулирована доктрина «двухдержавного стандарта», надолго определившая морскую политику Великобритании.

ОТ ГААГИ ДО СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ

2 августа 1890 г. Фишер получил звание контр-адмирала. В том же году он представил Адмиралтейству меморандум «Английская и зарубежная артиллерия», в котором подводился итог перевооружения флота за время его пребывания на посту начальника отдела морской артиллерии1. Вопрос о качестве корабельной артиллерии для англичан стоял в то время весьма остро.

Согласно информации, имевшейся в Адмиралтействе, английские орудия по своим качествам превосходили все зарубежные образцы, продававшиеся в других странах, за исключением немецких. Немецкие пушки по своим тактико-техническим данным были либо равноценны английским, либо стояли на целый порядок выше. Германские оружейники успешно сбывали свой товар по всему свету, и в ряде конфликтов англичанам пришлось испытать на себе отличные качества их артиллерии. Это подрывало не только британский престиж за границей, но и спрос на оружие английского производства. В своем меморандуме Фишер предложил предоставить самые широкие возможности частным оружейным фирмам и стимулировать их торговлю на внешнем рынке. Конечно, это может привести подчас к продаже английского оружия потенциальным противникам Великобритании, но, с другой стороны, стимулирует качественное совершенствование артиллерийских систем в конкурентной борьбе с немцами.

21 мая 1891 г. Фишер становится начальником военных верфей в Портсмуте. На новой должности, как и на всех предыдущих, он развивает кипучую деятельность. Контр-адмирал приложил максимум усилий, чтобы ускорить ввод в состав флота головного эскадренного броненосца новой серии «Роял Соверен». Заложенный в сентябре 1886 г. он должен был быть закончен, как и семь его собратьев, через 3 года — сравнительно короткий период по тем временам. Обычно на строительство эскадренного броненосца уходило тогда от 4 до 7 лет2. Фишер лично проследил, чтобы изготовление и установка корабельной артиллерии осуществлялась без проволочек. Благодаря его усилиям «Роял Соверен» был построен в рекордно короткий срок — за 2 года и 8 месяцев.

В результате выполнения новой расширенной программы позиции Великобритании на морях существенно укрепились. Сыграл свою роль и тот факт, что новый министр финансов Артур Джеймс Бальфур проявил живейший интерес к вопросам обороны. В 1892–1893 гг. один за другим вступили в состав флота 7 эскадренных броненосцев типа «Роял Соверен» — сильнейшее соединение линейных кораблей. Они величественно утюжили моря и бесспорно считались наиболее удачными кораблями, разработанными Уильямом Уайтом. За время с 1886 по 1892 г., когда кресло морского министра занимал Джордж Гамильтон, Великобритания была выведена на уровень двухдержавного стандарта по отношению к Франции и России. Но благодушие и успокоенность 60-70-х гг. больше уже не возвращалось в британское Адмиралтейство. Гонка морских вооружений продолжалось, и Англии из года в год приходилось пребывать в напряжении и прилагать титанические усилия для удержания «трезубца Нептуна» в своих руках.

В начале эпохи шаткого морского превосходства Великобритании Джон Фишер в возрасте 51 года становится третьим морским лордом, т. е. получает пост главного инспектора военно-морского флота. В новую должность Фишер вступил 2 февраля 1892 г. «Дейли Ныос» так отреагировала на это событие: «Выбрав контр-адмирала Фишера преемником вице-адмирала Гопкинса, Адмиралтейство не ошиблось. Адмирал Фишер, заслуживший основательную репутацию под Александрией мастерским командованием броненосцем собственной конструкции, считается среди морских офицеров человеком исключительных дарований… В качестве главного инспектора военно-морского флота адмирал Фишер будет иметь большие возможности для проявления своих качеств и все, кто служил под его началом, выражают удовлетворение этим назначением» 3.

Фишер оправдал возлагавшиеся на него надежды, прослужив на этом посту с февраля 1892 г. по август 1897 г. Главными его достижениями за указанный период были разработка и ввод в состав флота истребителей миноносцев, установка на военных кораблях водотрубных котлов, а также борьба за утверждение либеральным кабинетом судостроительной программы Спенсера.

Одной из проблем, которыми занялся Фишер в начале 90-х гг., была задача что-либо противопоставить на случаи военного столкновения многочисленным французским миноносцам, базировавшимся в портах северного побережья Франции. Еще в 1891 г. Фишер представил пространную докладную записку «Увеличение французских торпедных сил, базирующихся на побережье Ла-Манша, с предложениями наилучшего способа борьбы с ними». Рапорт был основан на информации, доставленной отделом военно-морской разведки. «В случае войны с Францией, — писал Фишер, — будет совершенно необходимо любой ценой либо уничтожить миноносцы, либо заблокировать Булонь, Кале и Дюнкерк таким образом, чтобы полностью парализовать их действия. Поскольку миноносцы с этих баз имеют достаточный радиус действия, они смогут полностью перекрыть проход через Ла-Манш для торговых судов, а при плохой видимости и для военных» 4.

Противопоставить французским миноносцам англичане могли только свои миноносцы. Однако в зоне пролива у англичан было 49 миноносцев, а у французов — 80. И Фишер берется за разработку истребителя миноносцев — корабля с более мощным артиллерийским и торпедным вооружением и достаточно высокой скоростью хода для борьбы с миноносцами потенциального противника. Воспользовавшись своим высоким служебным положением, в марте 1892 г. он создает специальный комитет по разработке проекта «истребителя миноносцев». Вскоре фирма Торникрофта получила заказ на первую серию таких кораблей 5. Нельзя сказать, что взгляды Фишера оказались чересчур уж новаторскими. В составе британского флота уже имелись большие миноносцы типа «Рэтлснейк» и типа «Шарпшутер» около 750 т водоизмещением. Но они были недостаточно быстроходными и маневренными для эффективной борьбы с миноносцами. Первые «истребители», разработанные с участием Фишера, оказались слишком малы по размерам (240–600 т водоизмещением) для операций за пределами Ла-Манша в открытом океане. Но в главном Фишер был прав — в определении основных параметров «истребителей» или эскадренных миноносцев.

В 1893–1894 гг. первые два истребителя миноносцев были построены под непосредственным руководством известного морского инженера Альфреда Ярроу. Первым был закончен «Хэвок», вошедший в состав флота в октябре 1893 г. На испытаниях он развил максимальную скорость 26,8 узла. Это был мировой рекорд 6.

Его собрат «Хорнет» был достроен несколько позднее. На нем использовали новинку — водотрубные котлы. «Хорнет» сразу же показал скорость 27,6 узла. А однажды, во время очередных испытаний на мерной миле, был достигнут совершенно фантастический по тем временам результат — 30,5 узла. «Хэвок» и «Хориет» положили начало большой серии аналогичных кораблей, водоизмещением около 300 т и скоростью хода 27 узлов. На большинстве из них были установлены водотрубные котлы. Однако размеры этих кораблей оказались недостаточными, чтобы повлиять на их мореходные качества. В свежую погоду они не могли развивать проектную скорость, поэтому последующая серия миноносцев состояла из кораблей несколько больших размеров с улучшенной мореходностью. Многие из них приняли впоследствии самое активное участие в первой мировой воине. Условия проживания команды на этих кораблях были чрезвычайно стесненными и при волнении они подвергались потрясающей болтанке 7.

Находясь на должности главного инспектора флота, Фишер принял самое активное участие в борьбе за увеличение военно-морского бюджета. Главной фигурой в организации новой «морской паники» был адмирал Фредерик Ричардс, ставший в ноябре 1893 г. первым морским лордом. Фишер оказал ему в этом деле всяческую поддержку. «Мы с сэром Фредериком Ричардсом прекрасно нашли общий язык. Он был упрям, имел безапелляционные суждения и абсолютно игнорировал мнение других» 8. Ричардс был типичный служака с красным лицом и зычным голосом, жесткий и даже жестокий, продубленный всеми ветрами старый морской волк с необузданным темпераментом. В особенности он нагонял страху на министра финансов, которому приходилось нести тяжкий крест, отбиваясь от адмиралов с их непомерными требованиями увеличения морского бюджета.

В ноябре 1893 г. Ричардс выдвинул требования новой большой программы строительства флота, главным образом линейных кораблей и миноносцев. На сей раз предлогом для наращивания вооружений, послужило образование франко-русского союза. Отношения Великобритании с этими двумя державами и без того оставляло желать много лучшего. Считалось, что Франция угрожает британскому владычеству в Египте и Сиаме, а Россия все ближе подбирается к Индии. Лорд Томас Брассей немедленно подсчитал, что в то время как на английских верфях строятся 3 эскадренных броненосца суммарным тоннажом 42 150 т во Франции сооружается 9 аналогичных кораблей общим водоизмещением 94 686 т а в России — 8 (81 190 т).

Капитан 1-го ранга С. Эрдели-Уилмот писал в «Военно-морском Ежегоднике»: «Россия расходует ежегодно 2 600 000 ф. ст., Франция — 2 800 000 ф. ст., вместе — 5 400 000 ф. ст. в год только на сооружение новых кораблей. В настоящий момент наши расходы на строительство новых единиц составляют чуть более 3 000 000 ф. ст. ежегодно. Если наше государство собирается держать свои расходы в этих рамках, в короткий срок мы утратим свое превосходство на морях, и потом потребуется длительное время, чтобы исправить ситуацию» 10.

Особенно сильное возбуждение в Англии вызвал визит военных кораблей русского Балтийского флота в Тулон в октябре 1893 г. В английской прессе немедленно раздались вопли о неспособности Великобритании контролировать ситуацию в Средиземноморье. «Теперь мы почти изжили представление о том, что «первый удар» будет нанесен непосредственно по нашим берегам, — писал Филипп Коломб, — и отчетливо осознали, что идеальный «первый удар» Франция при большем или меньшем содействии России нанесет нашему ослабленному флоту на Средиземном море. Битва, которой суждено будет определить судьбы Европы на века вперед, разыграется в Средиземноморье; я даже с уверенностью могу назвать конкретное место — недалеко от Гибралтара, неожиданно превратившегося в важнейшую базу флота, которому предстоит выдержать сокрушительное испытание» 11.

Адмиралам пришлось вести борьбу главным образом с премьером Гладстоном и его министром финансов Уильямом Хэркортом, принципиальным противником увеличения военных расходов. Подавляющее большинство членов кабинета признало необходимость принятия новой морской программы, и Гладстону пришлось закончить свою славную политическую карьеру 1 марта 1894 г. Его отказ рассматривать франко-русские морские силы как угрозу Великобритании на морях был подтвержден развитием последующих событий. Но когда в 1895 г. Гладстон увидел, как молодой кайзер делает смотр германскому флоту на празднике по случаю открытия Кильского канала, он произнес пророческие слова: «Это — война!»12.

12 марта на рассмотрение парламента был представлен морской бюджет на сумму 17 366 100 ф. ст. В числе прочих кораблей новая программа предусматривала строительство 7 первоклассных эскадренных броненосцев. Это был минимум, которого требовали вожди Адмиралтейства. Кроме указанных броненосцев в программу были включены 6 броненосных крейсеров, 36 миноносцев и 2 шлюпа 13.

В мае 1894 г. стало известно, что Фишер будет представлен к награждению орденом Бани 2-й степени. Несмотря на то, что на должности главного инспектора флота Фишер находился под неослабным контролем сверху и часто был подвергаем критике и жестоким нападкам, он практически не утратил своей популярности среди матросов и офицеров флота, чего нельзя было сказать о его коллегах по Адмиралтейству. Из тех, с кем ему довелось работать в 1894–1897 гг., многие впоследствии жестоко критиковали Фишера и всячески противодействовали его назначению на пост первого морского лорда. В числе его противников оказались адмиралы Киприан Бридж, Льюис Бомон и сам Фредерик Ричардс.

В мае 1896 г. Фишер получил звание вице-адмирала, а 24 августа он поднял свой флаг на «Ринауне» — флагманском корабле Вест-Индской эскадры. За пять лет до этого Фишер настоял на поручении Уильяму Уайту проекта трех эскадренных броненосцев 2-го класса — совершенно новая категория кораблей, о которой Уайт не имел ни малейшего представления. Их назначением должно было стать несение службы на отдаленных морских театрах. Новые броненосцы представляли собой ярчайший пример экономии, которая потом дорого обходится, Согласно идее Фишера, они должны были нести «самую легкую артиллерию главного калибра и самую тяжелую артиллерию вспомогательного калибра».

Таким образом, «Центурион», «Барфлер» и несколько более крупный «Ринаун», будучи результатом неоправданного энтузиазма времен 1892 г., с главной артиллерией, состоявшей из четырех 250 мм пушек, оказались, совершенно несравнимыми, с классическими эскадренными броненосцами, вооруженными 305 мм орудиями 14. По логике вещей создавать заведомо ослабленные линейные корабли было бессмысленно, поскольку первоклассные эскадренные броненосцы, устаревая, так или иначе со временем переходили в разряд кораблей второй категории и могли с таким же успехом нести службу на отдаленных театрах. Однако в 1892 г. Фпшер так настойчиво проводил в жизнь свою идею, что английский флот едва избежал «счастья» быть обремененным 6 такими кораблями вместо 3.

В конце 90-х гг. прошлого столетия международная обстановка оставалась довольно напряженной. Продолжалось жестокое соперничество Англии и Франции по поводу заморских владений. В дни фашодского кризиса казалось, что земли в верховьях Нила стали значить для французов больше, чем Эльзас и Лотарингия. Франция, натолкнувшись на холодную и тяжелую реальность британской морской мощи, вынуждена была отступить. Кайзер Вильгельм, злорадствуя по поводу ее унижения, заметил: «Бедные французы! …они не читали Мэхена!» 15.

Командуя Вест-Индской эскадрой, Фишер разработал весьма оригинальный план действий своего соединения на случай военного столкновения с Францией. Корабли Фишера дислоцировались весьма далеко от тех мест, где развернулись бы решающие операции, тем не менее, план был разработан с учетом всех мелочей. В то время французское общество лихорадил политический кризис, получивший название «дела Дрейфуса». Еще за 4 года до фашодских событий капитан Дрейфус был сослан отбывать заключение на Дьявольский остров, расположенный в 800 милях к югу от Барбадоса. Фишер тут же принимает решение в случае войны направить сильное соединение кораблей из состава своей эскадры к острову с тем, чтобы перерезать французские подводные кабели и заодно захватить Дрейфуса. Впоследствии, но мысли Фишера, Дрейфуса можно было бы тайно высадить где-нибудь на побережье Франции, чтобы добиться там еще большие беспорядков 16. Для выполнения задачи предполагалось отрядить 5 крейсеров и 5 миноносцев.

Реджинальд Бэкон утверждает, что у Фишера имелись и другие планы атаки многочисленных французских владений в водах Вест-Индии 17. Гендерсон и Дьюар это отрицают. План похищения Дрейфуса и некоторые другие оригинальные разработки Фишера получили впоследствии немало эпитетов, начиная от «смелых», «оригинальных» и «неожиданных» и кончая «дикими» и «безумными».

В марте 1899 г. Фишер получил телеграмму от нового морского министра Гошена, в которой говорилось, что он назначен главным военно-морским экспертом английской делегации, отправляющейся на конференцию по разоружению в Гаагу. Далее в телеграмме было сказано, что по окончании конференции Фишер должен будет принять командование Средиземноморским флотом.

Гаагская конференция по разоружению была инициативой России, которая в январе 1898 г. обратилась с предложением к великим державам обсудить проблему возможного сокращения военных флотов и армий. На повестку конференции были вынесены следующие вопросы: 1) сокращение вооружений; 2) права воюющих сторон; 3) арбитраж по решению международных споров.

К моменту созыва Гаагской конференции положение Великобритании, как великой морской державы, на первый взгляд казалось прочным и незыблемым. 26 нюня 1897 г. было устроено грандиозное празднование бриллиантового юбилея царствования королевы Викторин. По этому случаю на рейд Спидхеда прибыли 165 военных кораблей. В их числе были 21 эскадренный броненосец 1-го класса и 25 броненосных крейсеров 18. Эскадры, вытянувшиеся в кильватерные колонны на многие десятки километров, представляли собой внушительное зрелище. «Наш флот, — с гордостью писала «Таймс», — без сомнения представляет собой самую неодолимую силу, какая когда-либо создавалась, и любая комбинация флотов других держав не сможет с ней тягаться. Одновременно он является наиболее мощным и эффективным орудием, какое когда-либо видел мир» 19.

Эта могучая сила, в свою очередь, покоилась на самой разветвленной морской торговле и самой стабильной финансовой системе, поскольку Великобритания продолжала оставаться богатейшей страной в мире. Благодаря своим обширным колониальным владениям, Англия контролировала важнейшие стратегические пункты и имела военно-морские базы по всему свету. «Пять стратегических ключей, на которые запирается земной шар, — чеканил адмирал Фишер, — Дувр, Гибралтар, мыс Доброй Надежды, Александрия и Сингапур — все в английских руках!»20.

И все же о будущем ничего определенного сказать было нельзя. На верфях Японии, Германии и США лихорадочно сооружались могучие эскадры, которые через несколько лет будут брошены на чашу весов мирового равновесия, и никто не мог наверняка утверждать, в чью пользу она склонится. Британское правительство было также чрезвычайно заинтересовано в сохранении «статус-кво» в Европе, и русские предложения в целом соответствовали этому стремлению.

Британскую делегацию, прибывшую в Гаагу 17 мая 1899 г., возглавлял сэр Джулиан Паунсфот, бывший до этого послом в США. Фишер, имевший к тому времени за плечами 45 лет службы на флоте, был самым старшим военным представителем Великобритании на конференции и советником Паунсфота по морским делам. Своим поведением адмирал совершенно очаровал У.Т. Стида, молодого, но уже весьма популярного и талантливого журналиста, аккредитованного на конференцию. Стид охарактеризовал Фишера как «самого сердечного, самого веселого и самого популярного делегата на конференции». На первом званом вечере, дававшемся в резиденции британской делегации, «Фишер, разменявший шестой десяток, перетанцевал всех» 21.

Сам Фишер весьма скептически относился к попыткам договориться о сокращении вооружений и определить права воюющих сторон. Впоследствии в своих мемуарах он напишет: «На первой мирной конференции в Гааге в 1899 г., когда я был британским делегатом, городили ужасную чушь о правилах ведения войны. Война не имеет правил. …Суть войны — насилие. Самоограничение в войне — идиотизм. Бей первым, бей сильно, бей без передышки!» 22. Тем не менее, на официальных заседаниях Фишер вел себя осмотрительно, в отличие, например, от германского военного представителя полковника фон Шварцхоффа, благодаря поведению которого Германию потом заклеймили как поборницу милитаризма и державу, виновную в срыве конференции. Так, Фишер официально голосовал за запрещение химических снарядов. Хотя с самого начала было ясно, что если одна из сторон начнет применение таких снарядов, другая не замедлит сделать то же самое.

Единственным позитивным достижением мирной конференции Паунсфот считал учреждение постоянного международного арбитража в Гааге. Фишер, памятуя о позиции морского министра Гошена по данному вопросу, приложил все усилия, чтобы сорвать принятие этого решения. Здесь он оказался солидарен с главой германской делегации князем Мюнстером. Причины, по которым позиции германских военных и английских моряков совпадали, были примерно одинаковы. Немцы гордились быстротой, с которой могла быть осуществлена мобилизация их сухопутных сил, и считали, что возможные проволочки, связанные с разрешением конфликта арбитражным путем, будут им невыгодны. На конференции Мюнстер оказался в изоляции по этому вопросу, и в Берлине скрепя сердце решили принять предложение на общих основаниях» 23.

В целом, у Паунсфота не было причин для недовольства своим военно-морским экспертом, и в своем отчете глава британской делегации дал высокую оценку позиции Фишера на конференции. Однако имелась и другая сторона деятельности адмирала в Гааге. Это, прежде всего, его неофициальные, встречи, на которых он подчас давал волю своим чувствам. Информация о таких встречах содержится в отчетах французских делегатов 24. Самого благодарного слушателя Фишер нашел в лице германского представителя капитана 1-го ранга Зигеля. О беседе с Фишером Зигель сообщил следующее: «Он сказал мне, что его выбрали делегатом на конференцию потому, что его взгляды на морскую войну и большой опыт хорошо известны. …Он признает только одну аксиому — сила всегда права» 25.

В Гааге Фишеру удалось пообщаться и с князем Мюнстером, которого он совершенно очаровал. Когда конференция близилась к концу, Мюнстер направил канцлеру пространное послание, в котором, помимо прочего, содержался ряд характеристик некоторых членов иностранных делегаций в Гааге. Кайзер внимательно прочел послание и сделал на нем многочисленные пометки. Англичане, писал Мюнстер, с самого начала смотрели на конференцию как на неудачную шутку (пометка кайзера — «правильно»). Свою точку зрения Мюнстер подкрепил, сославшись на беседу с «замечательным адмиралом сэром Джоном Фишером», который назвал главу делегации России «предводителем всего этого безумия» 26.

Впоследствии в своих «Записках» Фишер описал «одну очень оживленную беседу», которую он имел в Гааге. Согласно его версии, и Зигель и Шварцхофф стали его «большими друзьями». «Но, — пишет Фишер, — именно тогда я еще больше укрепился в мысли, что Северное мере станет ареной наших сражений» 27.

Таким образом, документы свидетельствуют, что адмирал в немалой степени способствовал срыву конференции по разоружению в Гааге. Впрочем, в британских коридорах власти прекрасно отдавали себе отчет о взглядах Фишера на возможности разоружения и, думается, что включение его в состав делегации было далеко не случайным. Когда было приняло решение, об участии Великобритании в конференции, Адмиралтейство направило в Форин Оффис докладную записку, в которой указывалось на желательность избежать каких-либо конкретных обязательств. Их превосходительства считали также нецелесообразным введение международного контроля над производством и использованием вооружений новейшего типа. В Адмиралтействе также были против соглашений, «регулирующих способы ведения войны» на том основании, что они могут привести «почти наверняка к взаимному совершению различных жестокостей» 28.

Ко времени своей поездки в Гаагу Фишер уже серьезно размышлял о возможности занять кресло первого морского лорда. Но в 1899 г. судьба распорядилась иначе, и высокий пост достался адмиралу Уолтеру Керру, бывшему всего на год старше Фишера. По истечении срока службы Керра в качестве первого морского лорда Фишеру должно было исполниться 63 года, а это значительно снижало его шансы.

По окончании конференции Фишер отправился принимать командование Средиземноморским флотом. Этот пост был одним из самых важных и престижных. Средиземное море являлось средоточием значительных экономических, политических и стратегических интересов Великобритании. Даже до открытия Суэцкого канала через Средиземное море шло 16 % английского импорта и 21 % экспорта. После 1870 г. эти показатели составили соответственно 26 % и 29,5 % 29. Потеря торговли нанесла бы серьезный удар английской экономике. От безопасности средиземноморских путей в значительной степени зависела и целостность огромной колониальной империи.

В бассейне Средиземного моря англичане контролировали важнейшие стратегические пункты: Кипр, Гибралтар, Египет и Мальту. Аксиома военно-морской стратегии гласит: военный корабль должен быть там, где находится враг. В 90-е годы прошлого века Средиземное море рассматривалось британскими адмиралами как главный театр возможного морского конфликта. Главные силы флота второй морской державы — Франции — были сосредоточены именно в Средиземном море. На протяжении XIX века Англия и Россия нередко оказывались на грани конфликта. Крымская война продемонстрировала слабость обороны черноморского побережья. Российской империи. С тех пор присутствие сильной британской эскадры у черноморских проливов расценивалось как важный фактор давления на «Северного колосса».

После того как франко-русский союз стал реальностью, «средиземноморская проблема» превратилась в настоящий кошмар для британских адмиралов и политиков. К 1895 г. в Англии оформились три основных подхода к ее решению.

Первую группу, названную «Ла-Маншской школой», возглавили лорд Томас Брассей и адмирал Филипп Коломб. Сторонники их точки зрения считали, что наращивание военного флота в Средиземном море вызовет ответные аналогичные меры со стороны Франции и России и, в конечном счете, не приведет к кардинальным изменениям в пользу Англии в этом регионе. Поскольку Ла-Маншская эскадра могла бы в случае необходимости прибыть в Гибралтар через 4 дня, Брассей и Коломб не видели причин для беспокойства. В мирное время английский Средиземноморский флот вполне мог оставаться слабее французского. В данной ситуации флот в водах метрополии следует рассматривать как резерв Средиземноморского флота и всемерно укреплять именно его 30.

Другая группа военно-морских теоретиков, представлявших противоположную точку зрения, получила название «отзовистов». Их взгляды разделяли многие гражданские политики, в том числе члены кабинета и морской министр Гошен. Суть их доктрины сводилась к тому, что в случае военного столкновения с Францией и Россией Средиземное море удержать будет невозможно. Обоснование доктрины было сделано в 1895 г. Уильямом Клауэсом в его статье «Мельничный жернов на шее Англии», опубликованный в мартовском номере «Найнтинс Сенчури энд Афтер» 31. В случае военного конфликта автор рекомендовал отозвать английский флот из Средиземного моря и заблокировать Гибралтар и Суэц.

Третью точку зрения проповедовали представители так называемой «Средиземноморской школы», призывавшие всемерно укреплять военно-морские базы в Александрии, на Мальте, Кипре и Гибралтаре и держать в этом регионе флот, как минимум равный французском. Такую позицию разделяло большинство офицеров плавсостава, а также те адмиралы, которым довелось командовать Средиземноморским флотом: Хокинс, Ричардс и другие.

Фишер был в числе тех, кто выступал за удержание Средиземного моря, во что бы это ни стало. Он хотел, чтобы его командование запомнилось надолго, и достичь своей цели ему бесспорно удалось. Фишер чувствовал в себе большие силы и энергию, он намеревался воплотить в жизнь свои идеи о надлежащей организации и боевой подготовке современного флота. Для реализации честолюбивых замыслов в его распоряжении теперь была сильнейшая английская эскадра — Средиземноморский флот. Было бы ошибкой полагать, что до Фишера флотом командовали только рутинеры и ретрограды. Незадолго до описываемых событий на мачте флагмана эскадры развивался штандарт такого выдающегося флотоводца как Джеффри Хорнби. Однако мемуары офицеров, служивших под началом предшественников Фишера, свидетельствуют, что им не удалось заразить своим энтузиазмом личный состав флота.

Морис Хэнки, в то время еще капитан морской пехоты на Средиземноморском флоте, писал о грандиозном мытье палуб и покраске на кораблях эскадры накануне прибытия нового командующего. «Новый командующий — Фишер — только что прибыл на флот. Говорят, он — страшный скандалист. По слухам, в его жилах течет цейлонская кровь» 32.

Как уже говорилось, в конце 90-х гг. прошлого века в стратегических раскладах британской морской мощи Средиземноморскому флоту отводилось первое место. Его ядро составляли от 12 до 14 эскадренных броненосцев 1-го класса, базировавшихся на Мальте 33. Но численное превосходство было только внешней стороной дела. В реальности все обстояло далеко не так благополучно. Флот продолжал благодушно пребывать в эпохе «чистки и надраивания». Главным предметом забот для командиров эскадры был тщательно вымытый, вычищенный корабль с надраенными медными частями. Только через это лежал путь к продвижению по служебной лестнице. Торпедное оружие рассматривалось как предмет недостойный серьезного внимания. И даже артиллерийская подготовка считалась чем-то вроде неприятной и тяжелой повинности. Случаи, когда снаряды, предназначенные для артиллерийских учений, попросту выбрасывались за борт, были не так уж редки. По причине отсутствия современных приборов управления огнем стрельба по мишеням обычно ограничивалась дистанцией около 2000 ярдов, немногим большей, чем во времена Нельсона 34.

С приходом Фишера все изменилось. «Тому, кто не служил при прежнем командующем, трудно было даже представить, какие перемены принес Фишер на Средиземноморский флот» 33. Теперь матросы и офицеры работали, не покладая рук, над устранением слабых мест в боевой подготовке кораблей и соединений. Во время длительных и частных походов практиковались учения по борьбе за живучесть корабля, буксировка крейсерами миноносцев и буксировка одним линейным кораблем другого. Результаты не замедлили сказаться. Вскоре Средиземноморский флот превратился из «12-узловой эскадры с поломками и остановками в 15-узловую без поломок и остановок» 36.

Во время стоянок на Мальте командующий читал офицерам эскадры лекции по военно-морской стратегии и тактике. Фишер установил специальные поощрительные премии для офицеров за лучшие письменные работы по этим предметам. Так, в июне 1900 г. он объявил приз в виде кубка стоимостью 50 ф. ст. за лучшую работу по военно-морской тактике на предмет использования миноносных сил в обороне и нападении. Офицеры эскадры с готовностью откликнулись. Лучшими оказались работы Реджинальда Бэкона и Мориса Хэнки 37.

Но особенно заметный прогресс был достигнут в артиллерийской подготовке кораблей. С 1901 г. Фишер начинает широко практиковать стрельбы по мишеням на больших дистанциях. Значительно увеличился и процент попаданий. Вскоре специальным приказом Адмиралтейства стрельбы на больших дистанциях были введены во всех флотах. Для поощрения успехов в этой области Фишер учредил на Средиземноморском флоте переходящий кубок за лучшие результаты в стрельбе из орудий главного калибра.

Итак, на британском военном флоте начиналась «эра Фишера». Морис Хэнки затронул в своих мемуарах один из важнейших вопросов, связанных с наступающим периодом реформ. Суть вопроса состояла в следующем: мог ли Фишер осуществить свои преобразования, не вызвав к жизни тех нескончаемых дрязг, которыми сопровождались последние годы его карьеры? Конечно, такие прогрессивные офицеры, как Реджинальд Бэкон или Герберт Ричмонд не имели никаких возражений против стремления Фишера к созданию «нового флота», но если судить по воспоминаниям Эрнела Чэтфилда, деятельность Фишера на Средиземноморском флоте посеяла семена не только надежды, но и недовольства.

Значительно позднее, Чэтфилд, в начале 30-х гг. также командовавший Средиземноморским флотом, а затем в 1933–1938 гг. занимавший и пост первого морского лорда, писал: «Фишер имел привычку консультироваться с молодыми офицерами, что само по себе было неплохо. Но, к сожалению, он мог говорить при них плохо о вышестоящих чинах. Его необузданный характер и отсутствие такта, привели к взаимным, злобным обвинениям, и враждебности, которые потрясали военный флот, нанося огромный вред его работе. Величие Фишера тогда еще не осознали. Зато было много таких, кто его ненавидел, и он ненавидел их. Сглаживание противоречий было не его методом, он правил жестко и безжалостно. Он сам же гордился своей политикой и хвастался своим презрением к оппозиционерам. Трудно сказать, можно ли было своротить военный флот со старого пути и подготовить его к войне без таких крутых мер, но, по-моему мнению, — нельзя. Он был лидером, которого «молодые технари» давно ждали. В самый трудный момент он помог нам, продвинул наши идеи и стимулировал нас своими, и в то же время он оставил безжалостный след, создал врагов, разделивших военный флот на два лагеря так глубоко, насколько вообще возможно разделить королевскую службу» 38.

Принцип нового командующего — «фаворитство — секрет эффективности», восходящий своими корнями еще к нельсоновской «ватаге братьев», — проводился в жизнь на Средиземноморском флоте с особой настойчивостью. Фишер начал окружать себя молодыми прогрессивными офицерами, в которых он видел единомышленников и проводников своих взглядов. Однако «фаворитство», насаждаемое Фишером, зашло так далеко, что он практически перестал консультироваться с теми людьми, с которыми это было положено делать по уставу, — начальником штаба флота и вторым флагманом. Командующий предпочитал обращаться через их головы к младшим офицерам39.

Имеется достаточно свидетельств нежелания Фишера советоваться по любым вопросам со своими непосредственными подчиненными. В марте 1900 г. Фишер назначил капитана 1-го ранта Джорджа Кинг-Холла своим начальником штаба. При этом командующий с самого начала рассматривал Кинг-Холла как своего подручного, который должен избавить его от занятий повседневными мелочами и только. Хотя способности Джорджа Кинг-Холла и его познания в области стратегии и тактики заслуживали лучшего применения.

В дневнике Кинг-Холла того времени имеется следующая запись: «Фишер — тяжелый человек, если иметь с ним дело. Боюсь, он — переменчив. Его взгляды на мои обязанности сильно изменились. Его трудно убедить в чем-либо. Однако мне часто приходится это делать. Мне очень жаль, что командующий ни в малейшей степени мне не доверяет. То же самое с Бересфордом; он ничего ему не говорит и не дает ему ничего делать» 40.

О том, что у Фишера была «мания величия», говорили не только его недруги, но и люди вполне нейтральные и даже чувствовавшие к нему расположение, как, например. Хэнки и Асквит. Впрочем, эту неприятную черту подмечал у себя и сам Фишер и не всегда стремился ее скрывать. В письме к жене Фишер, описывая большие маневры Средиземноморского флота, которые ему удалось блестяще провести, замечает: «Теперь главное следить за тем, чтобы меня вновь не обуяла гордыня!» 41.

Здесь, на Средиземном море, впервые произошла крупная ссора между Фишером и его вторым флагманом лордом Бересфордом. Бересфорд уже давно зарекомендовал себя как человек трудноуправляемый и не считающий нужным соблюдать субординацию. Он обладал исключительным стремлением к лидерству во всякой ситуации, при этом Бересфсрду была присуща чудовищная самоуверенность, основанная главным образом, на сознании своего аристократического превосходства. На счет Чарльза Бересфорда было немало весьма неблаговидных выходок по отношению к тем, кого он считал ниже, себя по происхождению. Благодаря своей принадлежности к высшей элите британского общества, Бересфорд неоднократно избирался депутатом парламента, а впоследствии получил звание пэра. «На флоте его никогда не считали настоящим моряком, полагая, что он больше политик; в палате общин, как говорят, его не воспринимали в качестве политика, полагая, что он — моряк» 42. По своему интеллекту Бересфорд существенно уступал Фишеру. Проведя большую часть жизни в политических дрязгах, любовных приключениях, и поисках удовольствий разного рода, он в значительной степени утратил технические знания, которые когда-то имел и которые были совершенно необходимы для адмирала, командующего соединением современных кораблей.

В 1900 г. Чарльз Бересфорд в звании контр-адмирала получил назначение вторым флагманом на Средиземноморский флот. Положение усугубилось тем, что, как только стало известно о назначении Бересфорда, в прессе промелькнуло несколько публикаций, в которых говорилось, что лорд Чарльз отправляется на Средиземное море «поучить линейный флот», как надо «маневрировать». С легкой руки самого Бересфорда эта фраза получила довольно широкое хождение 43. Из нее вытекало два вывода: либо Средиземноморский флот действительно нуждается в том, чтобы его «поучили», либо его главнокомандующий Фишер — человек некомпетентный для такой должности, во всяком случае, по сравнению с Бересфордом. Естественно, Фишер принял эти высказывания на свой счет. Командующий Средиземноморским флотом был вовсе не тем человеком, в адрес которого можно было делать такие выпады безнаказанно.

Фишер с самого начала намеревался заставить Бересфорда строго подчиняться всем своим требованиям. Ему вскоре представилась возможность продемонстрировать свое вышестоящее положение, причем самым нелицеприятным образом. Флот, после учений в открытом море, возвращался на якорную стоянку у берегов Мальты. Флаг-капитан Бересфорд очень неумело сманеврировал при входе в бухту, чем вызвал большую сумятицу и надолго задержал 2-й дивизион линейных кораблей. Командующий, потеряв терпение, велел просигналить Бересфорду открытым текстом на глазах у всей эскадры: «Вашему флагману снова выйти в море и вернуться назад, как положено!». Эрнел Чэтфилд считал, что именно этот сигнал положил начало длительной ссоре между Фишером и Бересфордом 44.

Однако тогда окончательного разрыва между ними не произошло. Главной общей целью, которая объединила Фишера и Бересфорда в их непрочном союзе, было стремление усилить Средиземноморский флот и подготовить его на случай войны. Фишер вошел в историю, прежде всего, как дальновидный военный деятель, который, предвидя войну с Германией, принял решение сосредоточить главные силы британского флота в Северном море. В наше время тем более парадоксальным выглядит тот факт, что и 1900–1902 гг. Фишер всячески стремился к усилению именно Средиземноморского флота. При неохотном содействии Бересфорда Фишер добился от скептически настроенных лордов Адмиралтейства принятия решения об увеличении числа броненосцев, крейсеров и миноносцев на Средиземном море и посылки туда лучших кораблей.

Такая кажущаяся несообразность вполне объяснима. Международная ситуация претерпела с 1899 по 1904 г. кардинальные изменения. Англо-французская Антанта, оформившаяся к 1904 г., положила конец колониальному соперничеству, которое было источником напряженности между двумя странами, начиная с 80-х гг. прошлого века. К концу 1904 г. русский флот потерпел ряд крупных поражений в русско-японской войне, а военный флот Германии начал обгонять французский. В то время, когда Фишер принял пост командующего Средиземноморским флотом, его позиция была весьма сложной. Едва он приступил к своим обязанностям, как началась англо-бурская война (октябрь, 1899 г.). Начало войны было для англичан неудачным, и их армия потерпела ряд поражений. Европейское общественное мнение было враждебно Англии. Некоторые горячие головы в России, Франции и Германии носились с мыслью организовать совместную интервенцию в защиту буров. На Фишера как командующего Средиземноморским флотом сразу же легла огромная ответственность. Он должен был иметь план военных действий на случай вмешательства Франции и России. Теперь Фишеру приходилось постоянно взвешивать шансы своего флота в возможном конфликте.

Высшее руководство флота в лице лорда Селборна и адмирала Уолтера Керра не верило в реальность военного столкновения. Керр критиковал Фишера за стремление преувеличить опасность со стороны Франции и России 45. В оправдание Фишера можно только сказать, что французский Средиземноморский флот под командованием адмирала Жерве, базировавшийся в Тулоне, постоянно содержался в состоянии повышенной боевой готовности и представлял собой очень боеспособное соединение.

Насаждая на кораблях флота суровую дисциплину во время учений и маневров, Фишер не забывал и об отдыхе матросов и офицеров. Корабли эскадры были частыми гостями в Фиуме, Заре, Майорке и портах Греции. В сентябре 1900 г. Средиземноморский флот посетил Константинополь. В этот поход Фишер взял жену и двух незамужних дочерей — Дороти и Памелу. В Константинополе Фишер был принят турецким султаном Абдул-Хамидом. «Султан оказал мне особые почести…», — утверждал Фишер впоследствии 46.

Учитывая честолюбивые стремления Фишера занять кресло первого морского лорда, следует признать, что не в его интересах было затевать ссору с Адмиралтейством по поводу усиления Средиземноморского флота. Тем не менее, Фишер продолжал настаивать на своем. Чтобы добиться цели, он решил использовать для давления на Адмиралтейство прессу.

20 февраля 1900 г. Фишер пишет письмо военно-морскому обозревателю «Таймс» Дж. Терсфилду: «Мы очень боимся сокрашения военно-морского строительства в следующем бюджете. Это будет иметь фатальные последствия. По всем слухам, которые до меня, доходят, сэр М. Хикс Биг (министр финансов — Д.Л.) затерроризировал Адмиралтейство, а единственный человек, которого он боялся (сэр Ф. Ричардс), вышел в отставку. Мы требуем значительного увеличения числа линейных кораблей для замены тех старых калош, которые еще учитываются в нашем балансе сил, вводя в заблуждение нацию и военный флот, а также увеличения числа крейсеров всех классов и особенно миноносцев» 47.

Фишер активно заводит новые знакомства с представителями прессы. Одним из «новых друзей» становится Арнольд Уайт — ярый джингоист и горячий сторонник усиления британской морской мощи. Военные моряки не очень-то жаловали Арнольда Уайта: «Этот писака, напоминавший своей внешностью покойного Бисмарка, был весьма падок на дешевые сенсации и умел мастерски подогревать настроения английской публики» 48. Но Фишер в достижении своих целей не гнушался ничем. Арнольд Уайт писал свои статьи в духе У. Т. Стида и остался преданным поклонником Фишера до самой смерти последнего. Он же получил и последнее письмо, написанное Джоном Фишером незадолго до смерти 7 июля 1920 г.49.

Тем временем, в ноябре 1900 г., Гошена на посту морского министра сменил лорд Селборн. Фишер, не теряя времени, пишет ему пространное послание, в котором обосновывает необходимость всемерного усиления Средиземноморского флота: «Средиземное море в силу необходимости является жизненно важным центром морской войны, и Вы не в силах этого изменить, так же как не в силах сдвинуть с места гору Везувий; географическое положение, Севастополь и Тулон, Восточный вопрос приведут к тому, что Армагеддон развернется на Средиземном море» 50.

Отношения Фишера с новым морским министром имели негативные последствия и для него самого и для флота в целом. Селборн, занявший этот высокий пост в возрасте 41 года, принадлежал к партии либеральных юнионистов. До прихода в Адмиралтейство он был заместителем министра по делам колоний и проявил себя способным администратором, не чуждавшимся новых идей. В год вступления Селборна в новую должность военно-морской бюджет страны уже в два раза превышал те суммы, которые отпускались на нужды флота менее чем год назад. И все же в январе 1901 г. он вынужден был поставить в известность правительственный кабинет, что Великобритании с большим трудом удается удержать превосходство над объединенными франко-русскими силами. Если же вышеупомянутые державы полностью выполнят свои морские программы, то к 1906 г. они будут иметь 53 эскадренных броненосца, то есть ровно столько, сколько Англия. Кроме того, за последние годы наблюдалось резкое усиление военно-морских сил США, Германии и Японии. Селборн заявил, что если США реализуют свой экономический потенциал, Англия будет не в состоянии следовать доктрине двухдержавного стандарта, т. е. иметь флот, равный по силе флотам Америки и Франции, вместе взятым. Таким образом, Великобритании следует стремиться к превосходству только над Францией и Россией. Но даже и в этом случае предвидится стремительный рост военно-морского бюджета. Селборн также представил министру финансов докладную записку, в которой говорилось, что значительному увеличению расходов на флот он видит «только одну возможную альтернативу» — заключение союза с Германией 51.

Усилия Фишера по наращиванию сил Средиземноморского флота встретили непонимание, а затем и противодействие со стороны способного морского офицера Реджинальда Кастенса, бывшего в 1899–1902 гг. начальником отдела военно-морской разведки. Именно Кастенс, а не Фишер стад первым английским военным моряком, кто указал на растущую германскую опасность на морях.

Это привело к тому, что Фишер занял по отношению к Кастенсу откровенно враждебную позицию и начал против него интриговать. Кастенс, со своей стороны, видел в Фишере препятствие для правильной оценки внешней опасности и нужного распределения военно-морских сил. На заседании 14 сентября 1900 г. в. Адмиралтействе Кастенс высказал о требованиях Фишера следующее мнение: «Внимание ваших превосходительств неустанно привлекается к нуждам Средиземноморского флота его командующим. Флот метрополии не имеет такого защитника, между тем, маневры продемонстрировали необходимость как можно более частых совместных учений линейных кораблей, крейсеров и миноносцев с тем, чтобы во всеоружии встретить растущую германскую мощь на Северном море» 52.

Именно при таких обстоятельствах Селборну пришлось иметь дело с Фишером. Бурная кампания, которую вел адмирал за усиление Средиземноморского флота, давно уже раздражала гражданских чиновников военно-морского ведомства, что не могло не оказать влияния на Селборна. С декабря 1900 г. Фишер буквально забросал морского министра письмами. Он также пытался воздействовать на Селборна через Уилмота Фокеса, служившего ранее под началом Фишера, а затем перешедшего в Адмиралтейство.

Фишер попытался завоевать себе поддержку в лице других влиятельных руководителей. Завязалась переписка с X. О. Арнольд-Форстером — парламентским секретарем Адмиралтейства. Не забыл Фишер и первого морского лорда Уолтера Керра, хотя незадолго до этого активно подрывал авторитет последнего, натравив на него газетных писак.

Подвергнувшись такому давлению, Селборн решил лично совершить поездку на Средиземноморский флот и там встретиться с Фишером. Кампания, начавшаяся в прессе, заставила морского министра ускорить свой визит. В марте 1901 г. Селборн. Керр, Кастенс и Фокес прибыли и Ла Валетту, где Средиземноморский флот встретил их громовым салютом. Итогом обсуждения было обещание морского министра увеличить число миноносцев с 16 до 24. Такой результат не удовлетворял Фишера ни в малейшей степени. 22 мая он пишет письмо лорду Розбери: «Мы находимся в серьезном и опасном положении на Средиземном море… Поверьте, все, что нам сейчас нужно — это компетентная администрация в Адмиралтействе. Вот в чем суть вопроса! Они совершенно утратили чувство реальности: они видят верхушку и не могут разглядеть саму гору!» 53.

Уолкер Керр, напротив, считал, что чувство реальности утратил Фишер и его требования совершенно непомерны. По мнению Кастенса, Фишер абсолютно искажал факты и сознательно вводил в заблуждение руководство в Адмиралтействе относительно той угрозы, которая могла исходить от русского Черноморского флота. Фишер утверждал, что если русские введут свой флот в Средиземное море, это серьезно ослабит позиции англичан. Кастенс весьма скептически относился к возможности возникновения такой ситуации. Информация, которой располагал начальник военно-морской разведки, свидетельствовала, что русский Черноморский флот пребывал в плачевном состоянии 54.

В 1901 г. Фишеру исполнилось 60 лет, и он начал размышлять о возможности выхода в отставку. Он уже не так оптимистично расценивал свои шансы стать первым морским лордом и был готов прийти в Адмиралтейство и в более скромном качестве. Как раз в это время начали ходить упорные слухи, что вице-адмирал Арчибальд Дуглас собирается выйти в отставку и освободить пост второго морского лорда.

И действительно, 9 февраля 1902 г. Фишер получил официальное предложение принять у Дугласа пост второго морского лорда: «Дорогой адмирал, — писал Селборн. — Вы неоднократно оказывали на меня давление, настаивая, чтобы я освободил Вас от обязанностей на Средиземном море до проведения больших маневров с тем, чтобы дать возможность Вашему преемнику набраться опыта, а Вам дать возможность выращивать капусту или еще что-нибудь в отдаленной английской деревеньке. Теперь я собираюсь поймать Вас на слове, только вместо выращивания капусты в сельской местности … я хочу, чтобы Вы заняли место адмирала Дугласа в качестве второго морского лорда… Я получил разрешение короля сделать Вам это предложение, но я бы хотел сразу дать некоторые разъяснения, чтобы избежать всякого недопонимания в будущем. Я очень надеюсь, что Вы согласитесь, поскольку я убежден, предстоит огромная работа, связанная с личным составом, и вместе мы сможем принести военному флоту большую пользу, но не обещаю Вам пост первого морского лорда по прошествии времени. Я сохраняю за собой, или за тем, кто будет на моем месте, полную свободу выбора…» 55.

Анализ письма Селборна показывает, что морской министр очень тщательно взвесил все «за» и «против», прежде чем сделать такое предложение Фишеру. Из текста послания также следует, что у Фишера был готов пакет реформ, которые он собирался проводить в жизнь.

В ноябре 1901 г. Фишер был произведен в полные адмиралы. Назначение человека в таком высоком звании на пост второго морского лорда было в Англии тех времен делом несколько необычным. Сам Фишер рассматривал его лишь как ступеньку к креслу первого морского лорда.

Часть 2 ВРЕМЯ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ 1902 -1910

ПЕРВЫЙ МОРСКОЙ ЛОРД

ЛЮДИ И КОРАБЛИ

МОРАЛЬ И АДМИРАЛТЕЙСТВО

«КОПЕНГАГЕН — КОМПЛЕКС»

«МОРСКАЯ ПАНИКА» 1909 г.

Владей собой среди толпы смятенной, Тебя клянущей за смятенье всех, Верь сам в себя, наперекор «селенной, И маловерным отпусти их грех…

(Редьярд Киплинг)

ПЕРВЫЙ МОРСКОЙ ЛОРД

«Эрой Фишера», когда им были осуществлены основные реформы британского флота, обычно принято считать время с 1902 по 1903 г., когда он занимал должность второго морского лорда, и далее, с 1904 по 1910 г., когда Фишер был первым морским лордом — самый высокий пост, какой только мог занимать военный моряк в Великобритании. Основные преобразования, осуществленные Фишером, можно свести к следующим пяти положениям: 1) реформа системы обучения и подготовки морских офицеров; 2) передислокация основных сил флота и сосредоточение их в водах метрополии; 3) сокращение численности корабельного состава флота за счет отправки на слом устаревших судов; 4) введение системы «неполных экипажей» на кораблях резерва; 5) создание «Дредноута» — линейного корабля принципиально нового типа, имя которого стало нарицательным для всех последующих кораблей этого класса.

Было бы весьма затруднительно дать изложение реформаторской деятельности Фишера в хронологической последовательности. Проведение в жизнь большинства из перечисленных реформ началось почти одновременно, они были весьма тесно взаимопереплетены и связаны между собой. Поэтому представляется более целесообразным предложить анализ преобразований Фишера, построенный по проблемному принципу. Начать следует, пожалуй, с характеристики самого Фишера и тех предпосылок и основ, благодаря которым его реформы были проведены в жизнь.

Ко времени возвращения Фишера в Адмиралтейство в качестве второго морского лорда, у него за плечами было уже 48 лет нелегкой морской службы. Без сомнения, Фишеру было присуще огромное честолюбие: свою военную карьеру он буквально «выкладывал по камешкам». Он всегда умел находить общий язык и ладить с вышестоящим начальством, во всяком случае, с теми, от которых зависело его продвижение по служебной лестнице. Достаточно сказать, что все капитаны, под началом которых ему довелось служить, предлагали ему оставаться и продолжать службу на их кораблях. Реджинальд Бэкон был недалек от истины, утверждая, что «Фишер… в своей морской карьере не сделал ни одной ошибки» 1.

И все же, это было долгое восхождение. Когда 21 октября 1904 г. Фишер, наконец, достиг вожделенного кресла первого морского лорда, ему было уже 63 года. Несмотря на солидный возраст, Фишер, ясностью мысли, душой и энергией, продолжал оставаться самым молодым человеком на военном флоте» 2.

На портретах и фотографиях тех лет Фишер выглядит человеком среднего роста и плотного телосложения. У него необычайно круглые широко открытые глаза с каким-то застывшим немигающим взглядом. Короткие с проседью волосы, жесткие, как проволока. Широкое скуластое лицо, неестественно желтый цвет кожи и низко опущенные уголки полных губ придавали всей внешности Фишера странные монголоидные черты. О кривотолках и слухах, связанных с якобы азиатским происхождением адмирала, уже говорилось. Фишера эти домыслы забавляли, хотя иногда и приводили в раздражение.

Адмирал Фишер был одной из интереснейших исторических личностей XX столетия. Он не являлся профессиональным политиком — оратором и ловцом человеческих душ, он не мог похвалиться богатством или аристократическим происхождением. Всем, чего он достиг, Фишер был обязан своей железной воле, энергии и упорству.

Фишер имел прекрасную память, быстрый и гибкий ум и большую работоспособность. Помимо всего прочего, адмирал был непревзойденным рассказчиком, веселым, и остроумным, не лишенным артистического таланта. Его память хранила неистощимый запас анекдотов и морских историй. Фишеру нельзя отказать и в способности к импровизации. Неплохой пример дает запись в дневнике британского посла в Германии Эдварда Гошена, датированная 6 сентября 1905 г.: «В ожидании короля (Эдуарда VII — Д. Л.) ужинали с Кемпбелл-Баннерманом. Появился сэр Джон Фишер, и стало очень весело. За едой король пытался подшучивать над ним: «Знаю я вас моряков, говорят, у вас в каждом порту жена». «То-то, я смотрю, Вам хочется стать моряком, сэр», — парировал Фишер» 3. Адмирал испытывал некоторое недоверие к печатному слову и всегда предпочитал ему непосредственное общение. Слово на бумаге утрачивает частично силу своего воздействия или, как выразился сам Фишер, теряет свою «арому» 4. Думается, что те «привилегированные», перед чьим носом Фишеру довелось потрясать кулаком, охотно согласились бы с этим утверждением.

В официальных отношениях Фишер часто бывал жестким, а если дело касалось серьезных промахов, допущенных подчиненными, то и жестоким. Немного найдется людей из числа современников Фишера, которые бы относились к нему равнодушно: он либо притягивал, либо отталкивал. Те офицеры, которые не числились в «пруду» Фишера, частенько автоматически попадали в число аутсайдеров. Знаменитые три «Н» Фишера — «нещадно», «неумолимо», «непреклонно» — шли бок о бок с внедрением в жизнь его реформ. «Если ты будешь противодействовать моей системе образования, я тебя сокрушу», прорычал как-то Фишер злосчастному капитану Эгертону 5. «Эра Фишера» — это не только дредноуты и подводные лодки, новая тактика и стратегия. «Эра Фишера» — это и длинные списки морских офицеров, часто из высокопоставленных семей, порой не бесталанных, которым навсегда пришлось распрощаться со своей карьерой. «Эра Фишера» — это взаимная подозрительность и непонимание между Адмиралтейством и флотом, шпионаж и интриги на кораблях и эскадрах. Флотские дрязги и скандалы выплеснулись далеко за пределы кают-компаний и кабинетов Адмиралтейства, затопив страницы газет, Уайтхолл и трибуну парламента. Стоит ли удивляться огромному количеству противников Фишера, как военных, так и гражданских.

И в то же время первый морской лорд мог быть мягким, добрым и даже сентиментальным. Он был восприимчив ко всякому проявлению чувств и всегда стремился отвечать добром на добро. Его «жесткий рот» смягчался в ответ на улыбку, а улыбка полностью меняла выражение его лица. Маленькие дети — самые строгие судьи — тянулись к старому адмиралу, и ему очень нравилось, когда они трогали его парадный мундир, играли с орденами и звездами.

Но, пожалуй, самым удивительным, была глубокая религиозность Фишера. Адмирал свято верил в божественное Провидение и неотвратимость Страшного Суда. Каждый день первый морской лорд неукоснительно посещал утреннюю службу в Вестминстерском Аббатстве или в соборе св. Павла. Фишер очень любил просто посидеть и поразмышлять в церкви… Его знание текста библии было просто потрясающим. Он мог цитировать наизусть целые разделы. Письма и мемуары Фишера изобилуют выдержками и примерами из священного писания. Еще в 1870 г. он писал своей Кэтрин из Китая: «Моя дорогая Китти, я боюсь, ты скоро начнешь думать, что мои письма — это сплошные выписки из библии» 6.

Фишер никогда не играл в футбол или в крикет и даже не интересовался никаким из видов спорта. В юности он пробовал охотиться на кроликов в имении леди Хортон и однажды по ошибке выстрелил, и попал в дворецкого. Мелкая дробь не причинила ему особого вреда. Сам Фишер прокомментировал этот эпизод следующим образом: «Он был заносчивый и чванливый человек, и это пошло, ему на пользу» 7. Тем не менее, описанный случай окончательно убил в нем всякий интерес к охоте. Единственным способом, которым адмирал поддерживал себя в хорошем физическом состоянии, были длительные пешие прогулки. Через всю жизнь Фишер пронес неистребимую любовь к танцам и даже в преклонном возрасте оставался непревзойденным танцором. Прогулка по палубе корабля или парку, чтение газеты или романа после обеда, беседа со старыми друзьями — вот, пожалуй, главные способы, с помощью которых Фишер отвлекался от работы и занимал свободное времяпрепровождение.

Немногие работали так, как это умел делать первый морской лорд. Спать Фишер ложился рано — обычно около 9.30 вечера. Зато в 6 или в 5.30 утра он был уже на ногах и готов к работе. Большую часть дел адмирал завершал в эти утренние часы еще до завтрака. Затем Фишер направлялся в Адмиралтейство. На службе он редко пользовался телефоном, предпочитая говорить о делах непосредственно. Адмирал не любил диктовать официальных циркуляров и часто писал приказы или докладные записки сам. Сохранилось большое количество его писем, написанных крупным размашистым почерком. Зачастую их автор не скупился на эпитеты для своих недоброжелателей, называя их «подлецами», «вонючками», «сутенерами», а то и кое-чем похуже. Распространенными прилагательными были «заразный» и «проклятый». Послания, адресованные близким друзьям, обычно заканчивались выражениями типа «Твой, до замерзания ада».

Фишер обладал поразительным запасом энергии для человека, которому за 60. Однажды врач, осмотревший пожилого адмирала, сказал, что его здоровья хватило бы на двух человек. Фишер остался очень доволен, и часто любил повторять эту фразу. Однажды капитан 1-го ранга Чарльз Уолкер не удержался и сказал первому морскому лорду: «Какое счастье, что это не так!. Только подумайте, что таких как вы, на флоте было бы двое!» 8. В ответ Фишер только ухмыльнулся.

Все биографы адмирала сходятся на том, что Фишер был прирожденным администратором. Он имел прекрасную память, настойчивость в достижении поставленной цели и умение распределять работу между подчиненными. Как только принципиальное решение бывало достигнуто, разработку деталей первый морской лорд перекладывал на профессионалов, которым доверял. «Я не для того держу свору собак, чтобы гавкать самому», — одна из любимых поговорок создателя «Дредноута».

Фишер никогда не был догматиком. «Один осел из военного министерства написал бумагу, обвиняя меня в непостоянстве», — писал адмирал Джеймсу Бальфуру 14 апреля 1910 г. «Непостоянство-это пугало для дураков. Я гроша ломаного не дам за человека, который не может изменить намерений, если изменились обстоятельства! С какой стати я из принципа буду надевать плащ, если на улице светит солнце!» 9.

Первый морской лорд обладал потрясающей силой убеждения, в основе которой были глубокое знание предмета, профессионализм, искренность и уверенность в своих силах. Капитаны большого бизнеса, эксперты крупнейших судостроительных компаний и оружейных фирм, профессора, политики и журналисты всегда внимательно слушали его, воспринимали его идеи и, казалось, готовы были выполнять его распоряжения. Морис Хэнки считал, что на его памяти было только два первых морских лорда — Джон Фишер и Дэвид Битти, — которые «могли позволить себе на равных разговаривать с самыми высокопоставленными членами кабинета министров и отстаивать перед ними свои убеждения» 10.

Конечно, Фишеру далеко не всегда сопутствовал успех в его столкновениях с великими политиками. Отчасти это объяснялось неумением адмирала достаточно ясно сформулировать свои главные цели, но первый морской лорд не всегда давал себе труд это делать. Он испытывал смесь неприязни и презрения к политикам, большим и малым. Ему казалось, что у данной категории людей не всегда хватает здравого смысла, моральной убежденности. Фишеру не нравилось присущее политикам стремление к компромиссу, особенно, его раздражало, их нежелание окончательно определить свои позиции в его тяжбе с адмиралом Бересфордом. Кабинет министров часто ассоциировался у адмирала с «напуганными кроликами». Позднее, будучи уже в отставке, Фишер частенько говаривал, что наблюдения за политиками всегда укрепляли его веру в божественное проведение. Иначе как можно объяснить тот факт, что Британия по-прежнему существует как государство.

Еще большую неприязнь Фишер испытывал к бюрократам и бумажным делам. В бытность Фишера первым морским лордом Адмиралтейство вело изнурительную тяжбу с военным министерством по поводу испорченной амуниции Хайлэндского пехотного полка. Полк был переведен с Востока на Мальту. После длительного путешествия моряки военных транспортов довольно бесцеремонно высадили солдат на каком-то мало приспособленном для такой цели пляже. При этом амуниция была испорчена морской водой. Военное министерство потребовало от Адмиралтейства возмещения убытков. Пухлая папка с бумагами по данному делу трижды в год описывала потный круг по инстанциям. На следующий год все начиналось сначала. Фишер, унаследовавший тяжбу от предшественников, решил положить конец бумажной войне. Адмирал попросту бросил папку в камни, а начальнику штаба Генри Оливеру велел всем говорить, что забрал ее домой. Фишер был уверен, что к нему чиновники приставать не решатся. Волокита прекратилась 11.

Таков был человек, который взялся подготовить флот Британской империи к грядущей схватке за мировое господство. И все же, несмотря на все замечательные качества, Фишеру не удалось бы столь успешно осуществить свои реформы без основательной поддержки со стороны тех, в чьих руках была сосредоточена реальная власть в Великобритании. Важным условием успеха стали отношения первого морского лорда с новым королем.

С началом XX столетия в Англии закончилась викторианская эпоха. 22 января 1901 г. на престол вступил Эдуард VII. Новый король «оказался человеком большого и очень гибкого ума, широкого кругозора, настойчивого характера, огромных способностей к притворству, крупнейших дипломатических талантов, отчетливого понимания сложившейся мировой и, в частности, европейской конъюнктуры» 12. Эдуард VII, прекрасно осознавая надвигающуюся опасность со стороны Германии, разглядел в Фишере человека, который сможет надлежащим образом реорганизовать военный флот в духе времени и подготовить его к грядущим испытаниям.

Их первая встреча состоялась в Балморэле осенью 1903 г. В то время Фишер на короткий срок был переведен на должность начальника военных верфей в Портсмуте. Король попросил адмирала изложить его взгляды на вопросы национальной обороны. Своей горячностью и личным обаянием Фишер произвел на Эдуарда VII очень благоприятное впечатление. В письме к жене от 4 октября 1903 г. адмирал сообщал: «Ты не можешь себе представить, как доброжелателен король ко мне. Он засадил меня писать различные меморандумы, которые, я надеюсь, не навлекут на меня неприятностей позднее, но Его Величество обещал, что никто кроме него, наследника престола и лорда Кноллиса, с ними ознакомлен не будет» 13. В этих докладных записках Фишер изложил свои взгляды на перспективы развития флота.

Встреча в Балморэле имела далеко идущие последствия. С того времени и до самой смерти Эдуарда VII в 1910 г. их дружба оставалась непоколебимой. Фишер не без основания говорил о короле — «мой друг» 14. Старый морской волк охотно развивал перед королем свои планы и подчас, входя в раж, не стеснялся в выражениях. Говорит, Эдуард даже воскликнул однажды: «Фишер, будьте так добры, перестаньте трясти кулаком у меня перед носом» 15.

Не следует забывать, что Эдуард VII имел огромное влияние на правительственный кабинет. Уже один только факт поддержки Фишера королем заставлял многих недоброжелателей адмирала умерить свой пыл и воздержаться от критики 16.

Незадолго до вступления Фишера на пост первого морского лорда с санкции короля в административном устройстве военно-морского ведомства были сделаны значительные преобразования. Главной фигурой в британском Адмиралтействе был морской министр. Эту должность, как правило, занимал гражданский чин — политик от правящей партии, являющийся членом кабинета министров. Военные чины Адмиралтейства — морские лорды — несли ответственность перед морским министром. В случае смены правительственного кабинета и ухода в отставку морского министра, они также должны были покинуть Адмиралтейство, уступив место другим адмиралам и офицерам. Первый морской лорд был только «первым среди равных». С октября 1904 г. положение существенно изменилось. В руки первого морского лорда перешла значительная власть, и круг его полномочий расширился. Теперь он «нес полную и единоличную ответственность за боеготовность флота и за военно-морское строительство» 17. Младшие морские лорды с того времени несли ответственность не перед министром, а перед первым морским лордом и подчинялись только ему. Первый морской лорд теперь стал «главным военным советником морского министра, представляющего интересы флота в парламенте и правительстве»18. В случае смены кабинета и ухода морского министра военные чины продолжали оставаться в Адмиралтействе.

Через три месяца после вступления Фишера на пост первого морского лорда ему исполнилось 64. По уставу через год он должен был выйти в отставку. Если бы его произвели в звание адмирала флота, он мог бы оставаться на службе до достижения возраста 70 лет. Но количество вакансий было строго ограничено, и все они были заполнены. Однако с санкции короля создали дополнительное место, Фишер получил звание адмирала флота и смог продолжать свою реформаторскую деятельность. Более того, специально для него была учреждена полуофициальная должность главного советника короля по морским делам. Имея постоянный личный контакт с монархом, адмирал получил возможность решать многие вопросы непосредственно, через голову морского министра 19.

Встреча с королем в Балморэле имела и другие последствия. Одним из ее результатов было включение Фишера в состав комиссии по реорганизации военного министерства под руководством лорда Эшера, созданной в сентябре 1903 г. Новый премьер _Артур Бальфур — занимался формированием правительственного кабинета. По этому; поводу он и Эшер имели продолжительные совещания с Эдуардом VII в Балморэле. Лорд Эшер всячески стремился избежать назначения на пост военного министра и, по его собственному выражению, «выдвинул контрпредложения». В то время военные подвергались жестокой критике из-за неудач в англо-бурской войне. Эшеру нужен был человек, который разделил бы с ним министерскую ответственность, бывшую всегда для него анафемой. С этой целью Эшер предложил создать комиссию для рассмотрения вопроса о соответствующей реорганизации министерства. В комиссию вошли сам Эшер, адмирал Фишер и генерал Генри Брэкенбери 20. Именно в связи с этим Фишер был вызван в Балморэл. Он прибыл 28 сентября, когда Эшер и Бальфур уже уехали.

Эдуард VII попросил адмирала изложить свои взгляды на возможность реорганизации военного ведомства. Некоторые из бумаг, составленных тогда Фишером, позднее вошли в отчет комиссии Эшера. Указанные документы содержат весьма странное предложение, если знать, что оно исходит от Фишера — создать единое министерство обороны. Выше уже говорилось о том, что Фишер был непримиримым противником такой идеи в 1889 г. Тем не менее, в октябре 1903 г. Фишер доказывал полезность объединения Адмиралтейства и военного ведомства. Он утверждал, что такая реорганизация позволит сократить расходы на оборону с 84 млн. ф. ст. до 60 млн., и при этом сделает флот на 30 % сильнее, а армию на 50 % эффективнее 21.

Почему же Фишер согласился участвовать в комиссии Эшера и даже выдвинул такое, противоречащее его принципам и взглядам, предложение? Тем более что начальник отдела военно-морской разведки принц Луи Баттенберг и другие морские лорды всячески отговаривали Фишера от участия в работе комиссии 22.

Собираясь выйти в парламент с предложением о создании единого министерства обороны, Фишер исходил из следующей ситуации. С 60-х гг. прошлого столетия в Великобритании расходы на армию превышали расходы на военно-морской флот. Однако, с 1895 г. в связи с усложнением морских вооружений и техники баланс изменился в пользу военно-морского бюджета: 19 724 000 ф. ст. против 18 460 000 ф. ст. К 1904 г., когда Фишер стал первым морским лордом, военно-морской бюджет составил 36 830 000 ф. ст. против 29 740 000 ф. ст., отпущенных на армию. Но это были, так сказать, официальные цифры. На сессии парламента 6 февраля 1903 г. сэр Чарльз Дилкс заявил, что фактические расходы на сухопутные воинские формирования Империи превысили 50 млн ф. ст. Во время англо-бурской войны расходы на армию только за 1901–1902 финансовый год составили 92 542 000 ф. ст., причем это не привело к существенному улучшению ситуации на полях сражений 23.

Фишер полагал, что в связи с возникновением опасений вторжения сильного континентального противника на Британские острова, общественность может потребовать создания мощной полевой армии по образцу континентальных европейских держав. В случае принятия такого решения военно-морской бюджет был бы значительно урезан. Сам Фишер был глубоко убежден, что безопасность метрополии и империи покоится главным образом на флоте. Армии он отводил только вспомогательную роль, рассматривая ее лишь в качестве силы, необходимой для участия в десантных операциях. Фишер стремился во что бы то ни стало добиться стабилизации военно-морского бюджета, даже в условиях сокращения расходов на оборону в целом. Таким образом, в 1903 г. Фишер, дав согласие работать в комиссии Эшера, намеревался либо подчинить армию флоту, либо добиться контроля над распределением оборонного бюджета. Когда несколько лет спустя, возникла реальная перспектива создания единого министерства обороны во главе с таким деятельным руководителем, как новый военный министр лорд Холден, старый адмирал сопротивлялся всеми силами.

Работа Фишера в комиссии Эшера вызвала сильное чувство недовольства и озлобления против него в армейских кругах. В целом, конструктивный вклад адмирала в деятельность комиссии был весьма невелик. Во всяком случае, он не стоил той враждебности, которую Фишер возбудил к себе со стороны военных. Еще до того как комиссия приступила к работе, Фишер потребовал исключения из ее состава генерала Брэкенбери 24. Адмирал во всеуслышание заявил, что ни один из руководителей военного министерства в настоящее время не пользуется ни малейшим доверием у публики и что всю «прежнюю банду» надо разогнать. Стены Букингемского дворца стали свидетелями горячих дискуссий между Фишером и генералами, причем обе стороны не считали нужным подбирать выражения.

Отчет комиссии Эшера, состоявший из четырех частей, был подготовлен в течение февраля — марта 1904 г. Участие Фишера в данном мероприятии свелось, главным образом, к проганде и защите ультрамаринистских идей. Адмирал подверг жестокой критике систему полковой организации армейских соединений, поддержав в этом вопросе Китченера, занимавшего в то время пост главнокомандующего британскими войсками в Индии.

В 1902–1903 гг. против Фишера начала складываться сильная оппозиция и в военно-морских кругах. Ядро оппозиции составили старые адмиралы во главе с Фредериком Ричардсом, славившимся своим консерватизмом и активно выступавшим, прежде всего против новой системы подготовки и обучения морских офицеров. Ричардс и другие отставные адмиралы еще сохраняли влияние в офицерской среде. Другой крупной фигурой, стоявшей на пути Фишера к руководству флотом, был адмирал Льюис Бомон, служивший вместе с ним на «Экселленте» и «Беллерфоне», а также в Адмиралтействе в 1894–1897 гг. Он «приложил немало усилий, чтобы помешать Фишеру стать первым морским лордом» 25. Позднее число недовольных пополнили адмиралы Чарльз Бересфорд, Уильям Мэй, Реджинальд Кастенс и многие молодые офицеры, поддержанные самим наследником престола, — будущим Георгом V.

В условиях существования довольно широкой оппозиции и сильного противодействия с ее стороны решающее значение для Фишера приобретали отношения с морским министром. Морской министр был ключевой фигурой в британском Адмиралтействе. Он отвечал перед парламентом и правительством за все решения или действия, предпринятые военным флотом. Его ответственность была полной и единоличной, поскольку все высшие военные чины Адмиралтейства — четыре морских лорда — подчинялись ему. Даже Фишер, которому была предоставлена гораздо большая независимость, всякий раз должен был заручаться поддержкой и одобрением морского министра для всех своих решений, будь то долговременная политика или незначительная сиюминутная проблема.

За всю историю существования должности морского министра известны только четыре случая, когда ее занимали военные. Все прецеденты относятся к XVIII столетию. Последним военным моряком, занимавшим этот пост в эпоху наполеоновских войн первых лет XIX века, был адмирал лорд Бархэм. С тех пор морскими министрами становились только гражданские политики. Традиция была настолько сильна, что все попытки Фишера добиться в 1915–1917 гг. чрезвычайных полномочий и сосредоточить в своих руках одновременно власть морского министра и первого морского лорда окончились провалом.

Выше уже упоминалось о том, что с октября 1904 г. были произведены некоторые изменения в распределении обязанностей военных экспертов Адмиралтейства. Первый морской лорд — высший военный чин Адмиралтейства — нес полную ответственность за боеготовность флота и являлся главным военным советником морского министра. Второй морской лорд отвечал за комплектование и подготовку экипажей кораблей флота. В ведении третьего морского лорда (главного инспектора флота) находились конструирование и строительство военных кораблей. Четвертый морской лорд занимался вопросами транспортной службы и снабжения. Так называемый гражданский лорд отвечал за береговые сооружения и медицинское обеспечение. И, наконец, имелись еще финансовый и парламентский секретари Адмиралтейства, которые одновременно являлись членами парламента. В ведении первого были финансовые вопросы и надзор за расходованием военно-морского бюджета. Парламентский секретарь занимался общими организационными вопросами, входящей и исходящей корреспонденцией и одновременно являлся экспертом по процедуре заседаний и прецедентам.

Вплоть до министерства Спенсера (1892–1895 гг.) в год всеобщих выборов и смены кабинета вместе с морским министром военные эксперты Адмиралтейства также должны были выходить в отставку, а точнее возвращаться в действующий флот. В середине 90-х гг. этот порядок был сочтен нецелесообразным. В дальнейшем с отставкой правительственного кабинета менялись только гражданские чиновники Адмиралтейства. Для младших морских лордов срок пребывания в Адмиралтействе был определен в 3 года, затем они уходили в плавсостав и их сменяли другие офицеры.

Несмотря на некоторую громоздкость и архаичность, британская система военно-морской администрации в целом функционировала довольно эффективно. Многое в успешной работе Адмиралтейства зависело от личности первого морского лорда и от того, как сложатся его отношения с морским министром. На рубеже веков в британском Адмиралтействе тандем морской министр-первый морской лорд, как правило, подбирался весьма удачно. По складу характера они хорошо дополняли друг друга, что служило залогом успеха для взаимопонимания и выработки единой позиции по всем вопросам. По мнению Артура Мардера, успешнее всего работала пара Реджинальд Маккенна — Джон Фишер в 1908–1910 гг 26. Когда же, принцип совместимости нарушался, это приводило к негативным последствиям. Причем неудачные комбинации дважды имели место именно в годы первой мировой войны: Черчилль — Фишер в 1914–1915 гг. и Бальфур-Джексон в 1915–1916 гг. Успешной работы не получилось из-за того, что в обоих случаях военный моряк и политик оказались слишком похожими по складу характера. И Фишер и Черчилль обладали слишком сильным стремлением к единоличному лидерству и избытком энергии, что привело к частым столкновениям на службе, хотя в неофициальной обстановке они ладили прекрасно. Джексон и Бальфур на службе обходились без конфликтов, но в данном случае и адмиралу и политику не хватало решимости, что привело во время войны к недопустимой пассивности военного флота и сковывало инициативу подчиненных.

Что касается Фишера, то в 1904–1910 гг. ему пришлось иметь дело с четырьмя морскими министрами в такой последовательности: Селборн (октябрь 1900 — февраль 1905), Каудор (февраль — декабрь 1905), Туидмаут (декабрь 1905 — апрель 1908), Маккенна (апрель 1908 — октябрь 1911).

Пожалуй, наиболее сложные отношения у Фишера были с лордом Селборном. Морской министр не мог простить Фишеру участия в комиссии Эшера, и ему всегда не нравилось, что адмирал портит отношения с военными. Не ясно также, насколько глубоко Селборн был посвящен в планы Фишера по реорганизации флота. Тем не менее, 11 мая 1904 г. Селборн направил послание премьер-министру, в котором, в частности, говорилось: «Срок пребывания Уолтера Керра на посту первого морского лорда истекает в конце октября. Согласны ли Вы, с моим намерением рекомендовать кандидатуру Фишера королю на эту должность?» Три дня спустя Селборн сообщил Фишеру, что король одобрил его назначение 27.

После прихода Фишера в Адмиралтейство в качестве первого морского лорда его отношения с Селборном не всегда оставались гладкими. Селборну было трудно противостоять доводам напористого адмирала. «Пришел Селборн и был настолько сердечен, что я счел момент благоприятным для броска и имел огромный успех. Ему пришлось проглотить все без остатка, причем я четко объяснил, что, принимая это целиком, он подписывается под тем, что он — осел, поскольку не сделал, этого раньше! Я усадил его в кресло в своем кабинете и битых два часа с четвертью тряс кулаком у него перед носом без перерыва! Затем он прочитал 120 страниц текста и с ним случился коллапс!» 28.

Впрочем, морской министр оказался достаточно мудрым, чтобы не противодействовать Фишеру, и в большинстве случаев предоставлял адмиралу полную свободу рук. Немецкий военно-морской атташе капитан 1-го ранга фон Керпер отмечал, что Селборн полностью подпал под влияние Фишера и «не глядя подписывает все его проекты»29. Впоследствии Фишер всегда вспоминал Селборна с большой теплотой. «Он, будучи морским министром, совершил необычный поступок, прибыв на Мальту для встречи со мной, когда я командовал Средиземноморским флотом (в то время бурская война поставила Англию в критическое положение). И хотя в Адмиралтействе был большой раздор, он выбрал меня после трех лет командования на пост второго морского лорда и позволил мне внедрить систему образования, не изменив в проекте ни одной запятой. Более того, он великодушно отпустил меня из Адмиралтейства, сделав комендантом Портсмута, чтобы я мог проследить за проведением системы в жизнь. Многие полагали, что этот шаг означает конец морской карьеры, да я и сам тогда так думал, но через год я стал первым морским лордом, и ни один морской министр не оказывал более теплой поддержки своему главному советнику, чем та, которую Селборн оказывал мне» 30.

В марте 1905 г. Селборн вышел в отставку и уехал в Южную Африку. Морским министром стал лорд Каудор — маленький человек с мягкими манерами джентльмена, умный и работоспособный, имевший репутацию хорошего бизнесмена. Узнав, кто станет преемником Селборна, Фишер, по его собственным словам, «перерадовался». Граф Каудор пришел в Адмиралтейство «будучи предпринимателем, который не имел ни малейшего понятия о проблемах военного флота и никогда ими не интересовался…» 31. Впрочем, Каудор пробыл морским министром всего несколько месяцев — с апреля по декабрь 1905 г. Этого времени Каудору оказалось недостаточно, чтобы как-то проявить себя на своем первом министерском посту или хотя бы изучить новую сферу деятельности. К тому же у графа было слабое здоровье. Каудор в еще большей степени, чем его предшественник, полагался на усмотрение и опыт Фишера.

С падением консервативного кабинета в декабре 1905 г. на смену Каудору в Адмиралтейство пришел барон Туидмаут. «На пост морского министра он подходил с таким же успехом, как и на должность королевского астронома» 32. Туидмаут был совершенно бесцветной фигурой, начисто лишенной каких бы то ни было талантов. Терзаемый двумя противоборствующими группировками в Адмиралтействе — сторонниками и противниками Фишера, — он так и не решил для себя окончательно, к какой из них примкнуть, У Туидмаута не было ни решительности, ни силы воли, которые так необходимы хорошему администратору. Не имея никаких знаний о военном флоте, он не имел и собственных суждений и крайне редко вмешивался в дела и решения морских лордоз. Окончательно свой авторитет Туидмаут утратил после того, как раскрылось его участие в афере по снабжению флота несвежим пивом. Морской министр был держателем солидного пакета акций фирмы по производству алкогольных напитков и добился для нее контрактов по снабжению военно-морского ведомства. Туидмаут также стремился особо не напрягаться на службе по причине слабости здоровья, и в течение двух с половиной лет его министерства Фишер был полностью предоставлен сам себе.

После того, как в апреле 1908 г. в кресле главы либерального кабинета Кемпбелл-Баннермана сменил Герберт Асквит, Туидмаута убрали из Адмиралтейства, подыскав ему менее хлопотную должность. В Адмиралтействе его уход «оплакивали» немногие. Преемником Туидмаута стал Реджинальд Маккенна — один из самых способных морских министров «эры Фишера». Когда Маккенна готовился возглавить военно-морское ведомство, ему еще не было 45. Высокий, стройный, с сухощавой фигурой атлета, Маккенна был крепок, как стальной прут. В студенческие годы морской министр занимался греблей и даже входил в сборную команду Кембриджа. До прихода в Адмиралтейство Маккенна возглавлял отдел образования в 1907–1908 гг., проявив себя первоклассным администратором. Новый морской министр имел ясный и холодный математический ум, его суждения всегда были взвешенными, четкими и хорошо сформулированными. Маккенна приучил себя к строгой самодисциплине и был требовательным к подчиненным. Он никогда не откладывал в долгий ящик работу с. деловыми бумагами и усаживался за них почти всегда сразу по мере их поступления. В палате общин Маккенна чувствовал себя как рыба в воде и прекрасно знал всю «парламентскую кухню». Он обладал незаурядными способностями адвоката в аргументировании своей точки зрения и отстаивании позиций Адмиралтейства в парламенте 33.

Самое удивительное, что при всех своих талантах Маккенна так никогда и не стал ни авторитетным морским министром, ни популярным политиком. Его «превосходительная манера» общения, высокомерная церемонность во время ответов на вопросы и участия в прениях раздражали депутатов парламента. Либеральные политики не любили Маккенну за то, что он, по их мнению, слишком легко менял свои убеждения. Работая в министерстве финансов в 1905 г., Маккенна прославился как приверженец строгой экономии и сокращения военных расходов. Став спустя три года морским, министром, Маккенна повел борьбу за увеличение военно-морского бюджета в связи с растущей «германской угрозой». Это раздражало представителей группировки «экономистов» в либеральной партии, возглавляемой Ллойд Джорджем и Черчиллем, и они не уставали твердить, что Маккенна стал игрушкой в руках адмиралов и, прежде всего, Фишера.

Если отношения Фишера с Селборном, Каудором и Туидмаутом носили в большей степени формальный характер, то с Маккенной старый морской волк сошелся прекрасно 34. Они отлично сработались, и вскоре, их, отношения стали дружескими и сердечными. Со временем они стали близкими друзьями и продолжали поддерживать контакты после того, как их пути разошлись.

В том же 1908 г., когда Маккенна пришел в Адмиралтейство, в его жизни произошло другое важное событие — он женился. Жениху уже исполнилось 45, а его невесте — Памеле Джекилл — только 19. Фишер завязал переписку с юной супругой морского министра. Адмирал приобрел привычку делиться переживаниями по поводу своих неудач или успехов с молодой женщиной. Сохранилось немало писем Фишера к ней, часть из которых была опубликована в уже цитированном трехтомном сборнике под редакцией Артура Мардера..

Таковы были первый морской лорд и люди, от которых непосредственно зависело проведение в жизнь его программы реформ британского военного флота.

ЛЮДИ И КОРАБЛИ

Первой в списке преобразований Фишера стоит реформа обучения и подготовки морских офицеров. Критики адмирала часто упрекали его в чрезмерном увлечении чисто техническими вопросами и пренебрежении к проблемам личного состава флота. Между тем, Фишер всегда был убежден, что «люди важнее машин». Еще будучи командующим Средиземноморским флотом, Фишер активно взялся за изучение проблемы отбора, обучения и подготовки макросов и офицеров флота. Поиск наилучших форм системы военно-морского образования был весьма актуален для британского флота на протяжении многих лет. Многочисленные комиссии, которые занимались изучением данного вопроса еще с 70-х гг. прошлого века, были единодушны в том, что существующее положение вещей надо менять. Однако все рекомендации этих комиссий имели совершенно ничтожный практический результат.

Идея унифицированного обучения морских офицеров не была единоличной заслугой Фишера. Известный английский военно-морской теоретик Джон Коломб почти 20 лет пропагандировал этот принцип 1. Заслуга Фишера состояла в том, что он претворил идею в жизнь.

Реформа подготовки морских офицеров началась с опубликования в конце декабря 1902 г. так называемой «схемы Селборна», которая предусматривала новые правила приема и новую программу обучения морских офицеров. Несмотря на то, что проект был назван по имени морского министра, «…в действительности он был детищем адмирала Фишера, …который и являлся реальной движущей силой в Адмиралтействе того времени» 2.

Новая система предусматривала общие правила поступления и единую программу обучения для трех основных отраслей военно-морской специальности — командной, инженерной и морской пехоты. Для этого планировалось создать два военно-морских колледжа в Осборне и Дартмуте с двухгодичным курсом обучения. По окончании Королевского военно-морского колледжа молодой человек последовательно в чине кадета, мичмана и младшего лейтенанта в течение 4–5 лет проходил обучение вначале на учебном корабле, а затем на одном из боевых кораблей флота. В возрасте 22 лет ему присваивалось звание лейтенанта, и курс обучения считался законченным. Далее морской офицер мог по своему желанию специализироваться в любой из трех названных областей 3.

«Схеме Селборна» в Англии склонны были придавать большое значение. Интерес к предстоящей реформе вышел далеко за пределы узких рамок военно-морского ведомства. Полный текст проекта реформы опубликовали многие газеты. В «Таймс», например, ему отвели целых шесть полос, отпечатанных самым мелким шрифтом. Проектирование здания Королевского военно-морского колледжа в Дартмуте было поручено одному из лучших архитекторов — Астону Уэббу. «Военно-морской ежегодник» Томаса Брассея опубликовал эскиз здания. 7 марта 1902 г. Эдуард VII в торжественной обстановке лично заложил первый камень в фундамент главного корпуса будущего колледжа.

«Схема Селборна» представляла собой громадный шаг вперед в деле подготовки командных кадров для флота. До реформы существовало раздельное обучение морских офицеров разных специальностей. Программы обучения различались самым существенным образом, и в дальнейшем между разными отраслями службы продолжала сохраняться «китайская стена». В самом плохом положении находились военно-морские инженеры. Они были лишены многих прав по сравнению с «палубными» офицерами и их продвижение по служебной лестнице было затруднено. Морские инженеры носили совсем другую форму, не имели права наказывать матросов и т. д. У морского инженера практически не было шансов дослужиться до адмирала и даже капитана 1-го ранга. В условиях, когда роль морского инженера возрастала по мере усложнения судовых механизмов и насыщения корабля новой техникой, такое положение дел вызывало в их среде законное недовольство 4.

С другой стороны, «палубные» офицеры, не получавшие технического образования, практически не имели никакого представления о судовых механизмах. Чарльз Бересфорд как-то заметил в одном из своих писем: «Через 20 лет морские офицеры будут удивляться, как мог паровой броненосный флот управляться людьми, которые не имели ни малейшего понятия о паре и механизмах…» 5. По системе Селборна командные кадры стали получать солидную техническую подготовку и в случае необходимости могли нести вахту в машинном отделении.

По реформе Фишера морские инженеры получали те же права, что и «палубные офицеры». Различия в военной форме между ними сводились к минимуму, устанавливалась общая очередность в присвоении воинских званий. Согласно новому уставу морской инженер в чине капитана 1-го ранга мог быть назначен командиром крупного корабля. Морской инженер, получивший адмиральские погоны, вполне мог рассчитывать на такие престижные посты, как начальник государственных военных верфей или комендант военной базы в Портсмуте.

«Схема Селборна» предусматривала большую степень интеграции морской пехоты в систему военно-морской службы. До реформы офицеры морской пехоты обучались только сухопутному бою и рассматривали себя как часть армии, а не флота. Офицерский корпус морских пехотинцев до 1902 г. формировался на добровольном принципе из числа выпускников армейских колледжей в Вулвиче или Сэндхерсте. Теперь подготовка кадров для морской пехоты велась в военно-морских колледжах Осборна и Дартмута по единой программе обучения с курсантами других специальностей. По новому уставу у офицеров морской пехоты появились обязанности на корабле: учения во время плавания и несение вахты во время стоянки в бухте 6.

Однако «схема Селборна» была делом гораздо более серьезным, нежели просто пересмотр устава и программы обучения. Реформа носила ярко выраженную социальную направленность. На рубеже XIX и XX веков в офицерской среде британского, военно-морского флота господствовал «дух корпоративности». «Палубные» офицеры представляли собой замкнутую элитарную касту. Все они, как правило, были выходцами из очень обеспеченных семей, многие могли похвастаться аристократическим происхождением. Военно-морские инженеры, выделившиеся в самостоятельную отрасль службы на английском флоте с 1843 г., вообще не рассматривались как офицеры.

Надо отдать должное Фишеру — он всячески стремился демократизировать корпус морских офицеров: «…ум, характер и манеры не являются исключительными качествами детей тех родителей, которые могут позволить себе потратить тысячу фунтов на их обучение, Давайте дадим каждому мальчишке испытать свой шанс независимо от глубины кошелька его родителей»7. По подсчетам Фишера, плата за обучение в военно-морском колледже автоматически исключала из числа претендентов представителей тех семей, чей годовой доход был меньше 700 ф. ст. «Если предположить, что средний состав семьи пять человек, то отсюда следует, что число людей, из которых набираются морские офицеры, составляет не более 1 500 000, а ведь больше половины этого числа женщины и дети. Из оставшейся части населения в 41 500 000 человек практически ни один не имеет шанса стать офицером военного флота! Поистине мы ищем наших нельсонов внутри слишком узкого круга!» 8.

На наш взгляд, утверждение американского исследователя Артура Мардера, что «Фишер был демократом, а возможно даже в душе социалистом» 9, страдает некоторым преувеличением. Тем не менее, приведенные выше высказывания характеризуют взгляды Фишера на проблему комплектования офицерского корпуса, как, весьма радикальные. Такие убеждения тем более удивительны, что адмирал, на первый взгляд, сам был представителем замкнутой военной касты. Но это только на первый взгляд. Как уже говорилось, в начале своей морской карьеры Фишер испытал серьезные материальные затруднения и быстрым продвижением был обязан только своим талантам и настойчивости. За военные заслуги в 1894 г. Фишер получил титул барона (барон Килверстон), а в 1909 г. стал пэром и пожизненным членом палаты лордов. Титулы облегчили Фишеру доступ к монарху, возможность общения с членами кабинета министров, сделали возможными связи и знакомства с влиятельными людьми. И все же Фишер так и не смог «интегрироваться» в истеблишмент Британской империи, оставшись до конца своих дней аутсайдером, несмотря на титулы и заслуги. Лондонский высший свет не принял адмирала. В одном из писем Эдварда Грея от 12 июля 1905 г. есть такие строчки: «Вчера вечером на обеде у Розбери леди Фишер сделала массу неуместных замечаний, которые шокировали всех, кроме самого Фишера» 10.

Неприятие, по-видимому, было взаимным, поскольку адмирал часто высказывался о верхушке в весьма нелестных выражениях, критикуя «старую банду» 11. Несмотря на частые контакты с монархом, и танцы с герцогинями на придворных балах, Фишер до конца дней остался радикалом по своим политическим убеждениям. Старый адмирал считал, что подавляющее большинство людей, облеченных высшей властью в Британии, занимают свои посты по праву рождения, а не по заслугам. Как правило, Фишер предпочитал общество либеральных политиков, таких как Маккенна, Черчилль, Асквит, Ллойд Джордж. Тори гораздо чаще навлекали на себя критику адмирала, который называл их «мандаринами», и «ретроградами». Возможно, именно по этой причине у первого морского лорда были довольно натянутые отношения с Лигой военно-морского флота Великобритании, которая неизменно поддерживала консерваторов.

Аналогичным образом политические убеждения Фишера характеризуют и его связи с прессой. Среди журналистской братии «лучшими друзьями» адмирала были либо откровенные радикалы вроде У. Т. Стида, либо, на худой конец, «неортодоксальные» правые вроде Арнольда Уайта. Таким образом, стремление Фишера демократизировать офицерский корпус военнно-морского флота не шло вразрез с его политическими убеждениями.

Неудивительно, что многим, из власть имущих, такая радикальная реформа подготовки морских офицеров пришлась не по вкусу. Десять лет спустя после опубликования «схемы Селборна» Фред Джейн напишет: «Немногие реформы критиковались так неистово и в то же время так незаслуженно… Как и все его преобразования, она явилась слишком смелым шагом для ультраконсервативных умов британского флота, ненавидевших все, кроме самых медленных, постепенных перемен» 12. Здесь следует отметить, что «социальная» критика «схемы Селборна» началась гораздо позднее. Первоначально реформа получила почти единодушное одобрение. Даже такие непримиримые критики Фишера из числа профессиональных военных, как Карлион Белаерс, отметили ее положительные качества и своевременность 13.

Поначалу немногочисленные критики, главным образом, отставные адмиралы и офицеры, требовали отказа от «схемы Селборна» под тем предлогом, что на военных флотах других стран такие изменения не планируются. Этот аргумент был отвергнут. Некоторое время спустя многие морские державы последовали примеру Англии, осуществив аналогичные преобразования в системе подготовки морских офицеров. Причем в Японии это было сделано в самый разгар войны с Россией.

31 августа 1903 г. Фишер покинул Адмиралтейство, получив назначение начальником военных верфей в Портсмуте. Он оставался на указанной должности чуть более года. Как было официально объявлено, пребывание в Портсмуте позволило адмиралу наилучшим образом контролировать проведение в жизнь разработанной им системы образования. Многим тогда казалось, что такое перемещение Фишера означает опалу и, по сути дела, конец его карьеры. Иногда так думал и сам Фишер. Однако его опасения оказались напрасными. Когда срок пребывания Уолтера Керра на посту первого морского лорда стал близиться к концу, было решено, что его заменит Фишер. 21 октября 1904 г. Фишер вновь вернулся в Адмиралтейство, на этот раз в качестве руководителя морской политики Британской империи.

В мае 1904 г. Селборн направил ему два программных документа, в которых сжато излагались некоторые аспекты будущей морской политики 14. В первом меморандуме говорилось о новом распределении функций в Адмиралтействе и расширении полномочий первого морского лорда. Этот шаг был предпринят с целью усиления позиций Фишера на тот случай, если его реформы встретят оппозицию в военно-морском ведомстве.

Второй документ содержал целый ряд положений, которые уже неоднократно высказывал сам Фишер: обучение артиллерийскому бою на дальних, дистанциях, вывод из состава флота устаревших кораблей, требование большего количества миноносцев и подводных лодок, введение новых принципов мобилизации, разработка новой военно-морской доктрины. Была упомянута и необходимость перераспределения базирования британского флота, правда, в очень обтекаемом виде: «организация и комплектование наших заграничных эскадр требует пересмотра». Самая главная мысль, которая совершенно четко выражалась в первом параграфе меморандума, гласила, что в основу будущей политики Адмиралтейства должен быть поставлен принцип строжайшей экономии. Наличие такого положения не вызвало удивления у Фишера и не особенно его расстроило. Фишер не отказался от своего намерения удержать на прежнем уровне расходы на военно-морской флот за счет сокращения армейского бюджета.

В дальнейшем выяснилось, что позиция министра финансов в данном вопросе была непреклонной: он требовал — сокращения как армейского, так и флотского бюджетов. Ожидалось существенное сокращение в таких важных статьях, как строительство новых кораблей и ремонт военных судов. В меморандуме Селборн перечислил количество и типы военных кораблей, закладка которых предусматривалось в 1905–1906 и 1906–1907 гг.: 5 эскадренных броненосцев, 8 броненосных крейсеров, 8 легких крейсеров, 28 миноносцев, 20 подводных лодок и 6 вспомогательных судов. По поводу судостроительных программ было отмечено, что осенью 1904 г. предстоит решить, будут ли они аннулированы или выполнены частично. Решение зависело от исхода войны между Японией и Россией 15.

Прежде чем приступить к выполнению своей геркулесовой задачи реформирования военного флота Фишер предпринял еще одну попытку покушения на армейский бюджет. На сей раз адмирал призвал правительство пересмотреть оценку ситуации на индийских границах. Он указывал, что требование армейского руководства держать там 100 тыс. солдат явно завышено, и что, по его мнению, там за глаза хватило бы 60 тыс. Свое послание Фишер адресовал премьер-министру 16. Адмирал полагал, что если с этой попыткой у него ничего не выгорит, он все равно ничего не потеряет и сможет развернуться в пределах тех ограниченных средств, которые обещал Селборн.

То, что Фишер был противником сокращения военно-морского бюджета, факт неоспоримый. Он, например, с самого начала потребовал, чтобы его жалованье на посту первого морского лорда было увеличено на 600 ф. ст. против обыкновенного! В письме к Эшеру от 11 сентября 1904 г., подписанном в обычной манере адмирала «Ваш до гробовой доски», он писал: «Поскольку я собираюсь здорово порадовать моих братьев-офицеров в качестве первого морского лорда, я прошу сделать исключение для моей персоны и увеличить мое годовое жалование с 3 400 ф. ст. до 4 000, чтобы доставить им удовольствие!» 17.

Селборн воспротивился такому исключению из правил, и просьба Фишера не была удовлетворена. Но, позднее, адмирал своего добился. После того, как в 1905 г. Селборн оставил пост морского министра, Фишер вновь обратился с этой просьбой к премьеру А. Дж. Бальфуру и тот счел возможным ее удовлетворить. Но увеличения морского бюджета за счет бюджета армии Фишеру осуществить не удалось.

Средства на преобразования пришлось изыскивать за счет внутренних резервов. Единственный путь, который вел к экономии финансов и позволял высвободить дополнительный резерв обученных офицеров и матросов, было сокращение численности корабельного состава флота за счет устаревших судов, утративших боевую ценность. Фишер смело пошел на эту меру, поскольку был убежден, что она не приведет к ослаблению боевых качеств военного флота. Одна из заповедей первого морского лорда гласила: «Главной обязанностью военного флота является ежеминутная готовность к нанесению удара по врагу, а это может быть достигнуто только при концентрации кораблей, несомненной боевой ценности, абсолютно не обремененных устаревшими единицами» 18.

Британский военный флот начала XX столетия представлял собой благодатное поле деятельности для таких сокращений. По всем морям планеты на берегах британских колоний были разбросаны многочисленные морские станции, на которые базировалось несметное число изолированных друг от друга маленьких канонерских лодок, старинных шлюпов, отслуживших свой срок крейсеров 2-го, 3-го и т. д. классов, которые были заняты исключительно «показом флага» и выполнением необременительных полицейских функций. Эта система распределения сил флота восходила еще к тем временам, когда отсутствовал беспроволочный телеграф и запрос о вмешательстве кораблей военного флота в случае возникновения такой необходимости мог идти много дней. Такой порядок вещей устраивал чиновников из Форин Оффис и в особенности дочек британских консулов, с которыми изнывающие от безделья морские офицеры играли в теннис и танцевали. Иногда эти корабли и их команды использовались для оказания помощи местному населению в случае землетрясений или других стихийных бедствий.

Однако для военных целей они были совершенно непригодны. Мало того, что на содержание допотопного флота уходила уйма денег. В случае столкновения с сильной морской державой все эти суденышки сразу же стали бы добычей вражеского крейсера, который уничтожил бы их без всякого ущерба для себя. Они даже не смогли бы избежать своей участи по причине недостаточной скорости хода. Офицеры и матросы устаревших канонерских лодок постепенно утрачивали свою квалификацию, не имея возможности тренироваться с современными видами морских вооружений, а также отрабатывать совместные маневры кораблей во время плавания в составе эскадры.

По инициативе Фишера большинство отслуживших свой срок кораблей и устаревшая система базирования были ликвидированы. Эту меру Фишер назвал «наполеоновской по своей смелости и кромвелевской по своей тщательности»: «…мы вернули домой около 160 военных судов, которые были не в состоянии ни сражаться, ни удирать, и офицеры с которых стреляли фазанов на китайских реках и распивали чаи с британскими консулами, Что эти консулы писали! Как бесновался Форин Оффис!» 19.

Многие сослуживцы Фишера были недовольны чрезмерной поспешностью, с которой осуществлялась реформа. Сидней Фримантл, служивший в то время командиром флагманского броненосца британской эскадры в китайских водах, вспоминал об этих событиях следующее: «Фишер был приверженцем, как он выражался, «смелого росчерка пера», скорее всего потому, что коренная реформа, и он это предвидел, вызовет неистовый протест со стороны многих ведомств — военно-морского, дипломатического и коммерческого. Таким образом, он не предупредил Ноэля (адмирал Джерард Ноэль — командующий английским флотом в китайских водах — Д. Л.) о том, что готовится, и в один прекрасный день пришла телеграмма с приказом в кратчайшие сроки разоружить и распродать все шлюпы и канонерские лодки. Некоторые из них были распроданы прямо на местах их стоянки в отдаленных портах или бухтах, остальные собрали в Гонконге и перевели в резерв самого низшего разряда, что означало полное разоружение, снятие имущества, такелажа, двигателей и передачу их под надзор нескольких китайцев. Офицеры и матросы при первой же возможности были отправлены на родину для укомплектования современных кораблей, находившихся в постройке. …В кратчайшие сроки около 25 судов были списаны и распроданы, а еще 15 или около того разоружены и поставлены в резерв в бухте Гонконга. …Еще многие месяцы гонконгские кули щеголяли в матросских ботинках и бушлатах»20.

Аналогичную картину можно было наблюдать на всех отдаленных военно-морских станциях. Лишь несколько канонерских лодок сохранили для выполнения полицейских функций на реках Китая и у западного побережья Африки. Подавляющее большинство малых военных судов было отозвано с заграничных станций, разоружено и продано на слом. Уже к 1 декабря 1904 г. эта мера позволила сэкономить 40 000 ф. ст. и высвободить около 7 000 обученных матросов и офицеров 21.

Однако политика «разоружения», проводившаяся Фишером, не исчерпывалась сокращением заморских эскадр британского флота. Следующий удар был нанесен по военным судам так называемого «докового резерва». По количеству эти корабли составляли значительную часть действующего флота, но на деле подавляющее большинство из них могло послужить только в качестве музейных экспонатов. Это были разнотипные броненосцы «эпохи проб и ошибок» 60-70-х гг. прошлого века, с замысловатыми настройками, вооруженные еще гладкоствольными пушками. Среди судов «докового резерва» имелись даже деревянные корабли с полной парусной оснасткой и такелажем, защищенные накладной бортовой «броней», которую снаряды современных нарезных орудий могли прошить с такой же легкостью, как если бы эти плиты были деревянными. К перечисленным «боевым единицам» следует прибавить целую армаду маленьких и совершенно бесполезных в силу своей устарелости шлюпов и канонерских лодок.

Первый морской лорд приказал немедленно вычеркнуть все корабли «докового резерва» из списков действующего флота. По его распоряжению под сокращение попали все эскадренные броненосцы со сроком службы большим, чем у двух кораблей типа «Нил», спущенных на воду в 1887 г. Было также решено прекратить работы по доделке строящихся броненосных крейсеров, проектная скорость которых не превышала 25,5 узлов. Такая радикальная политика «экономии средств» вызвала ожесточенное сопротивление не только со стороны некоторых адмиралов и офицеров, но и в дипломатическом ведомстве, поддержанном представителями финансовых кругов, ведущих активную торговую и предпринимательскую деятельность в колониях. Впоследствии даже создали специальную комиссию для расследования деятельности Фишера в данной области.

Но, несмотря на все препоны, Фишеру удалось «списать» в общей сложности 154 корабля22. Из них 90 были квалифицированы, как «совершенно бесполезные», полностью разоружены и проданы на слом. Из оставшихся 64, 37 разоружили и поставили в резерв, для использования их в случае войны в качестве тральщиков или минных заградителей. И, наконец, 27 судов зачислили в так называемый «материальный резерв». Ремонту они не подлежали и деньги на их содержание не отпускались. В дальнейшем ежегодно создаваемая комиссия должна была производить ревизию кораблей «материального резерва», результатом которой становились очередные сокращения их численности.

Реформа оказала благотворное влияние на повышение боеготовности британского флота. Акватории военных портов Англии были очищены от большого количества устаревших кораблей. Значительно сократились расходы на содержание флота. По подсчетам профессора Мардера экономия только на ремонте устаревших судов составила 845 тыс. ф. ст. ежегодно23. Малокалиберные пушки, снятые с канонерских лодок, частично были использованы для укрепления береговой обороны, а частично переданы в учебные подразделения для тренировки курсантов и матросов 24. Но самым главным итогом было высвобождение значительного количества обученных офицеров, старшин и матросов. За счет полученного резерва удалось осуществить другую реформу — внедрение системы неполных экипажей на кораблях резервного флота.

По старой системе, существовавшей до реформ Фишера, организация британского флота включала следующие подразделения. В число кораблей 1-й линии в составе действующего флота входили новейшие боевые единицы с полными экипажами матросов и офицеров по комплекту военного времени. Они подразделялись на флоты и эскадры и находились в состоянии боевой готовности. Корабли 2-й линии делились на «флот резерва» и «доковый резерв». В «доковом резерве» числились устаревшие суда, полностью утратившие свою боевую ценность и не принимавшие участия даже в ежегодных больших маневрах. Как уже говорилось, «доковый резерв» Фишер практически ликвидировал.

Однако существовавшая система нуждалась в дальнейшем совершенствовании. Вполне еще новые и боеспособные корабли флота резерва ржавели у причальных стенок. После 1889 г. военно-морское ведомство испытывало хроническую нехватку обученного персонала для поддержания этих кораблей на должном уровне боеготовности. Все пополнения поглощались укомплектовкой новейших кораблей действующего флота. До реформы на кораблях резерва оставлялось всего по нескольку человек «для присмотра». И лишь на короткий срок, во время ежегодных больших маневров, они укомплектовывались командами из резервистов по комплекту военного времени и выходили в море. Эта эскадра представляла собой жалкое зрелище. Команды были плохо обучены и не имели опыта совместного плавания и обращения с судовыми механизмами.

Большинство кораблей, едва выйдя в море, вынуждены были возвращаться назад из-за частых поломок. Так, например, во время больших маневров 1903 г. только два корабля из состава флота резерва смогли выполнить все требуемые эволюции и выдержать без серьезных аварий до конца учений 25.

Имея в своем распоряжении резерв обученных офицеров и матросов со списанных устаревших кораблей заграничных эскадр, Фишер получил возможность в корне изменить систему комплектования кораблей 2-й линии. По распоряжению первого морского лорда для всех кораблей резерва были сформированы так называемые «неполные экипажи», составлявшие примерно 2/5 численности комплекта военного времени 26. В состав «неполного экипажа входили офицеры и старшины основных специальностей. Такого количества людей было достаточно, чтобы держать военный корабль в состоянии высокой боевой готовности.

Флот резерва был подразделен на три компактных и хорошо сбалансированых эскадры, базирующихся на Портсмут, Девонпорт и Ширнесс. Регулярно раз в три месяца они выходили в плавание, продолжавшееся от 10 до 14 дней. Экипажи отрабатывали совместные маневры и проводили учебные артиллерийские стрельбы. Раз в год корабли резерва укомплектовывались полными экипажами для участия в больших маневрах. На эскадрах резко сократилось число поломок и аварий. В случае необходимости превращение флота резерва в грозную боевую силу с полным комплектом экипажей было делом нескольких часов. Недаром Фишер назвал систему «неполных экипажей» краеугольным камнем нашей готовности к войне».

Гораздо более важной и имевшей далеко идущие политические последствия стала реформа по передислокации главных сил британского флота. Она явилась венцом преобразований Фишера, осуществленных им в 1904–1905 гг.

Прежняя система распределения кораблей английского флота восходила своими корнями еще к эпохе парусников, когда длительность плавания и отсутствие современных средств коммуникации требовали самого широкого рассредоточения боевых единиц для защиты протяженных торговых путей Британской империи. К моменту прихода Фишера в Адмиралтейство военно-морские силы Великобритании подразделялись на девять флотов или эскадр. Между тем, новые условия требовали создания более концентрированных и мобильных соединений. Условия эти были созданы не только техническим развитием и совершенствованием военных кораблей и морских вооружений, но и изменениями в международной обстановке. Заключение тесного военного и политического союза с Японией в 1902 г. сделало излишним содержание мощной эскадры линейных кораблей в дальневосточных водах. Оформление англо-французской Антанты в 1904 г. дало возможность Великобритании сократить число военных кораблей в Средиземном море.

Многие биографы Фишера утверждали, что острие его реформы по перераспределению сил флота с самого начала было направлено против Германии. Это не совсем так. Его схема, разработанная в ноябре 1904 г., практически не отличалась от той, которую он предлагал несколькими годами ранее, будучи командующим Средиземноморским флотом. Прежде всего, Фишер стремился сократить дробность британских военно-морских сил, уменьшив число основных флотов с девяти до пяти. Согласно проекту деление было следующим: 1. Отечественный флот с главной базой в Дувре; 2. Атлантический флот, базирующийся на Гибралтар; 3. Средиземноморский флот со стратегическим центром в Александрии; 4. Западный флот, сосредоточенный у мыса Доброй Надежды; 5. Восточный флот, базирующийся на Сингапур. Согласно проекту ядро Отечественного флота должны были составить только 8 эскадренных броненосцев. Для Средиземноморского флота первоначальная схема Фишера предусматривала 12 эскадренных броненосцев, причем самых новых и самых лучших 27. Именно за такое количество Фишер проводил агитацию в 1901 г.

Отдельные флоты на Тихом океане, в Южной Атлантике и Северо-американских водах были ликвидированы. За последние два военно-морских театра отныне отвечал Западный флот, базировавшийся на мысе Доброй Надежды. Восточный флот с главной базой в Сингапуре контролировал огромные пространства «к востоку от Суэца». В его состав входили Австралийская, Китайская и Ост-Индская эскадры. Предполагалось, что каждая из них в мирное время будет иметь самостоятельное командование. Раз в год все они собирались в Сингапуре для участия в совместных больших маневрах28.

Таким образом, в своих стратегических планах Фишер по-прежнему не брал в расчет Германию. Можно с уверенностью утверждать, что его первоначальный вариант распределения сил флота был рассчитан на любого потенциального противника, пока Фишер не получил заряд антигерманских настроений в результате инцидента у Доггербанки. В связи с этим на событиях осени 1904 т. следует остановиться несколько подробнее.

Сентябрь и большую часть октября Фишер провел на континенте. Затем он вернулся в Лондон и 21 октября официально приступил к своим обязанностям на посту первого морского лорда. На следующий день, 22 октября, 2-я русская Тихоокеанская эскадра Зиновия Рожественского, направлявшаяся из Балтийского моря в Порт-Артур, приняла несколько английских рыбацких судов у Доггербанки за японские миноносцы и обстреляла их. Этот инцидент послужил причиной большого международного скандала, и в течение двух недель казалось, что война между Россией и Англией неизбежна. Были опасения, что этот конфликт мог повлечь за собой и военное столкновение с союзницей России Францией.

По Англии прокатилась волна шовинистического угара. Шла русско-японская война, и Великобритания была связана с Японией военным союзом. Фишер срочно направил командующим флотами приказы о приведении кораблей в полную боевую готовность. Однако спустя несколько дней стороны нашли удовлетворявшее их решение, и инцидент был исчерпан.

Как ни парадоксально, но во время октябрьского кризиса лично Фишер испытал гораздо больше враждебности по отношению именно к Германии, а не к России или Франции. «Ситуация весьма серьезная, — писал адмирал жене 28 октября, — за всем этим делом определенно стоят немцы… Фактически Германия нарушает нейтралитет и оказывает поддержку России. Кайзер отдал приказ своему флоту вести наблюдения за японцами и сообщать русским о всех их передвижениях и постановках минных полей» 29.

Утверждения Фишера вовсе не были безосновательными. По мере эскалации войны на Дальнем Востоке Германия начала «соскальзывать» с позиций строгого нейтралитета. В случае поражения Росси, и, вытеснения ее, из Китая, баланс морской мощи в западной части Тихого океана складывался не в ее пользу. Все германские колонии в этом регионе становились абсолютно беззащитными перед лицом мощной англо-японской коалиции. К августу 1904 г. Берлин оказался в весьма двусмысленном положении. Германский нейтралитет был открыто скомпрометирован действиями угольщиков немецкой пароходной компании «Гамбург — Америка», которая взяла на себя обязанность по обеспечению топливом эскадры Рожественского. В Германии откровенно желали победы России. Кайзер отдал приказ военно-морским силам Германии принять участие в обеспечении перехода русской эскадры через Балтийское и Северное моря. Руководство флота и министерство внутренних дел в Германии получили распоряжение взять под особое наблюдение всех «подозрительных японцев с багажом» на предмет предотвращения возможной диверсии против русского флота 30.

После инцидента у Доггер-банки Фишер внес существенные изменения в свой проект перераспределения сил британского флота. С этого момента Адмиралтейство начало «медленно, но верно» концентрировать свои лучшие корабли в водах метрополии.

Количество эскадренных броненосцев на Средиземном море сократилось с 12 до 8. К лету 1905 г. все 5 современных линейных кораблей, составлявших главную ударную силу английской эскадры в водах Китая, были возвращены в Англию и из них сформировано отдельное соединение31. Отечественный флот переименовали во Флот Ла-Манша. Число эскадренных броненосцев в его составе увеличилось с 8 до 17 32.

Затем был сформирован отдельный Атлантический флот, базирующийся на Гибралтаре. Его ядро составили 8 самых быстроходных эскадренных броненосцев. В зависимости от конкретной ситуации он должен был служить стратегическим резервом, как для Средиземноморского флота, так и для Флота Ла-Манша. Атлантический флот дважды в год участвовал в совместных маневрах со Средиземноморским флотом и один раз в год с Флотом Ла-Манша. Каждому из трех флотов в европейских водах была придана отдельная эскадра броненосных крейсеров. От содержания эскадренных броненосцев в водах Северной Америки и Вест-Индии решили отказаться, теперь служба в этом регионе была возложена на 4-ю эскадру крейсеров, базирующуюся в Девонпорте. В мирное время 4-я эскадра выполняла роль соединения учебных кораблей и «показывала флаг» у берегов британских владений на Американском континенте. В случае войны она должна была присоединиться либо к Средиземноморскому флоту, либо к Флоту Ла-Манша.

Таким образом, суть новой политики передислокации сил военного флота сводилась к тому, что 3/4 от общего числа эскадренных броненосцев Великобритании были сосредоточены именно против Германии. Количество эскадренных броненосцев и броненосных крейсеров, базировавшихся на порты Англии, в «эру Фишера» изменялось следующим образом: 1902 г. — 19, 1903 г. — 20, 1907 г. — 64 33. «Эпоха блестящей изоляции» самой сильной морской державы подходила к концу, Англия начала поворачиваться лицом к Европе.

Несмотря на важность и значимость вышеописанных преобразований, адмирал Фишер вошел в историю, прежде всего, как создатель знаменитого «Дредноута». Именно в чисто технической сфере его гений проявился со всей полнотой. И в то же время ни одна из реформ Фишера не критиковалась столь настойчиво и последовательно, как два его детища — «Дредноут» и «Инвинсибл».

Хотя существует огромное количество публикаций о роли Фишера в разработке проектов «Дредноута» и «Инвинсибла», в настоящее время появился целый ряд новых данных по данной проблеме. В случае с «Дредноутом» было очень много споров о времени, затраченном на его сооружение, и о своевременности его строительства вообще. Как известно, появление «Дредноута» сразу же сделало все существующие линейные корабли устаревшими, независимо от срока их службы. Но с другой стороны, его появление дало Германии шанс, о котором она не могла бы и мечтать при прежнем положении дел: после 1906 г. гонка морских вооружений началась с новой точки отсчета, и Германия оказалась в равном положении с Англией. Таким образом, данную проблему правомерно рассматривать именно в контексте англо-германского морского соперничества.

Фишер размышлял над возможностью создания линейного корабля принципиально нового типа, еще будучи командующим Средиземноморским флотом в 1899–1902 гг. При этом адмирал исходил из предположения, что в обозримом будущем Англии придется спорить с Францией и Россией. Темпы военного судостроения двух главных соперников не внушали никаких опасений и были на порядок ниже, чем в Великобритании. Существенного рывка вперед в этих двух странах в ближайшем будущем также не предвиделось. И даже Кастенс, который в отличие от Фишера, склонен был уже тогда, видеть главного противника в Германии, не усматривал особой опасности в техническом превосходстве немецких судостроителей и той относительной быстроте, с которой сооружались военные корабли на германских верфях.

Отправную точку Фишер определил в письме к Селборну от 2 августа 1904 г. «Упадок военно-морской мощи России позволяет нам сделать небольшой перерыв, прежде чем приступить к созданию новых линейных кораблей» 34. В данном случае не последнюю роль сыграли и соображения экономии. Период с октября 1904 по май 1905 г. дал Великобритании передышку перед тем, как англичане приступили к осуществлению новых морских программ, на сей раз уже направленных против Германии. В январе 1905 г. комиссия из морских офицеров и инженеров, созданная Фишером, приступила к разработке проектов «Дредноута» и «Инвинсибла».

Роль лично Фишера в создании линейного корабля, появление которого наряду с подводной лодкой ознаменовало «вторую революцию» в развитии военно-морского искусства, была сильно преувеличена его современниками и почитателями. Сама идея создания линейного корабля, вооруженного как можно большим количеством тяжелых орудий единого калибра, впервые была высказана итальянским военным инженером Витторио Куниберти. Его статья «Идеальный линейный корабль для британского флота» была опубликована в 1903 г. в военно-морском ежегоднике, выходившем под редакцией Ф. Т. Джейна 35. Корабль, спроектированный итальянским конструктором, должен был иметь водоизмещение 17 000 т, бортовую броню, толщиной 305 мм, скорость хода 21–22 узла и нести двенадцать 305 мм орудий в шести двухорудийных башнях. Главные размерения и тактико-технические данные, намеченные Куниберти, оказались очень близки к тем, которые были воплощены в «Дредноуте». В то время Фишер занимал пост начальника военных верфей в Портсмуте. Он, несомненно, ознакомился с этой статьей и проект Куниберти оказал на него влияние. События русско-японской войны полностью подтвердили правильность идеи итальянского инженера. Теперь ее нужно было воплотить в жизнь.

По распоряжению первого морского лорда был создан особый комитет для разработки технических деталей нового линкора. Комитет работал в обстановке строжайшей секретности. В его состав вошли «семь самых светлых голов на флоте»: пять военных — капитаны 1-го ранга Генри Джексон, Джон Джеллико, Реджинальд Бэкон, Чарльз Мэдден, Уилфрид Гендерсон; и двое гражданских инженеров — главный конструктор портсмутских военных верфей Уильям Кард и лучший конструктор фирмы «Фэйрфилд Шиппинг Компани» Александер Граси 36.

«Дредноут» был построен в беспрецедентно короткий срок. Его киль заложили 2 октября 1905 г., а 3 октября 1906 г. линейный корабль отправился на ходовые испытания. В декабре 1906 г. «Дредноут» вступил в состав флота. Этот замечательный корабль, явившийся чудом техники того времени, был сооружен всего за один год и один месяц. Обычно на строительство эскадренного броненосца в те годы требовалось не менее трех лет, поскольку все дело упиралось в изготовление орудийных башен главного калибра, на сооружение которых требовалось гораздо больше времени, чем на строительство корпуса.

В случае с рекордными сроками строительства «Дредноута» «ларчик открывался» довольно просто. По распоряжению Джона Джеллико, занимавшего тогда пост начальника артиллерийского обеспечения флота, для «Дредноута» были переданы уже готовые орудийные башни, предназначавшиеся для строящихся броненосцев «Лорд Нельсон» и «Агамемнон» 37. Таким образом, благодаря расторопности молодого капитана 1-го ранга, сроки ввода в строй нового линейного корабля сократились в три раза.

Когда стали известны тактико-технические данные «Дредноута», военные моряки всего мира были поражены. Его стандартное водоизмещение равнялось 17 900 т, что на 2–5 тыс. т превышало водоизмещение обычного линейного корабля додредноутного типа 38. К числу главных новшеств принадлежали, прежде всего, особенности размещения артиллерии. Обычное вооружение эскадренного броненосца того времени составляли четыре 305 мм орудия в двухорудийных башнях в носу и на корме и 12–16 пушек калибром 152 мм, размещенных на верхней палубе в башнях или в казематах. Главное артиллерийское вооружение «Дредноута» составляли десять 305 мм орудий в пяти двухорудийных башнях. Их расположение было, по-видимому, недостаточно хорошо продумано, поскольку в бортовом залпе могли участвовать только 8 орудий из 10. Таким образом, при бортовой стрельбе «Дредноут» был равен двум линейным кораблям предшествующих типов, а при стрельбе с носа или кормы — трем. В качестве вспомогательной артиллерии на «Дредноуте» имелось 27 пушек калибром 76 мм. От артиллерии среднего калибра было решено вообще отказаться. Общий вес бортового залпа «Дредноута» в 1,5 раза превышал этот показатель у сильнейших английских броненосцев типа «Кинг Эдвард VII» З9.

«Дредноут» был оснащен принципиально новой системой централизованного управления артиллерийским огнем. Наблюдательный пост разместился на фок-мачте и имел телефонную связь со всеми башнями для корректировки стрельбы. «Дредноут» также стал первым английским броненосцем, на котором отказались от подводного носового шпирона, предназначенного для таранного удара по вражескому кораблю. Его конструкторы совершенно справедливо решили полагаться только на пушки. Возможно благодаря тому, что осадка «Дредноута» несколько превысила проектную, корабль оказался очень устойчивой артиллерийской платформой, что не могло не сказаться на точности стрельбы 40.

B связи с артиллерией «Дредноута», хотелось бы обратить внимание на факт, который отмечается в мемуарах Реджинальда Бэкона, принимавшего непосредственное участие в разработке проекта нового броненосца. Бэкон указывает, что Фишер, как ни странно, меньше всего интереса проявил к унификации артиллерии главного калибра. Между тем, именно этот аспект и явился самым важным, определившим все остальные конструктивные особенности корабля 41.

Другим важнейшим новшеством стали машины линкора. «Дредноут» был первым в мире большим военным кораблем, на котором в качестве главной силовой установки использовали паровую турбину мощностью 23 000 л. с. Это позволяло ему развивать скорость 21 узел — на три узла больше броненосцев, оснащенных поршневыми паровыми машинами. Во время первых испытаний на мерной миле «Дредноут» превысил максимальную проектную скорость на 3/4 узла. Впоследствии его неоднократно удавалось разогнать до 22 узлов 42. Существенное преимущество в скорости теоретически позволяло «Дредноуту» занимать выгодную для него артиллерийскую позицию и навязывать свою инициативу в сражении.

Паровая турбина дала также и ряд других важных преимуществ. Любой военный моряк начала века мог бы подтвердить, что машинное отделение эскадренного броненосца, идущего на полном ходу, представляло собой настоящий ад. Нестерпимая жара, оглушительный грохот, из-за которого невозможно было расслышать команды, на полу — настоящее болото из смеси воды и машинного масла 43. Машинное отделение «Дредноута» являло собой разительный контраст. Даже во время работы паровой турбины на полных оборотах оно оставалось чистым и сухим. Бэкон даже утверждал, что определить, работают машины «Дредноу shy;та» или нет, можно было, только поглядев на датчики приборов 44.

Конечно, «Дредноут» не был свободен от конструктивных недостатков. Наиболее последовательный их разбор сделал американский военно-морской теоретик Франклин Персиваль. Как уже говорилось, на «Дредноуте» была не совсем удачно размещена артиллерия главного калибра, в результате чего из 10 орудий в бортовом залпе могли участвовать только 8. Пояс бортовой брони «Дредноута» оказался слишком узким, и при полной загрузке корабля он практически полностью погружался под воду. Неясно, почему фок-мачта с центром управления артиллерийским огнем оказалась размещенной позади первой дымовой трубы, а не впереди нее, как это было на всех кораблях. Дым из трубы мешал наблюдателям определить дистанцию артиллерийского огня. Существенным недостатком оказалось отсутствие артиллерии среднего калибра. 76 мм пушки «Дредноута» оказались слишком слабыми для борьбы с новыми эсминцами. Можно также отметить, что Фишер и его «команда» так спешили с разработкой и постройкой «Дредноута», что даже не озаботились обеспечить сооружение достаточно больших доков, способных принять такой крупный корабль и осуществить его ремонт 45.

В целом, перечисленные недоработки можно квалифицировать как несущественные, особенно если учесть, что «Дредноут» был революционным кораблем и первым в своем роде. Все эти недос shy;татки были легко устранены на кораблях дредноутного типа последующих серий.

Первым командиром «Дредноута» стал капитан 1-го ранга Реджинальд Бэкон. О таком назначении мечтал каждый уважающий себя офицер британского флота. Думается, что кандидатура Бэкона едва ли вызвала удивление среди военных моряков, поскольку он уже давно и прочно числился в любимчиках Фишера. Военно-морской официоз «Нейвал энд Милитари Рекорд», сообщая об этом назначении, не без ехидства отмечал, что «…капитан Бэкон слишком быстро продвигался по служебной лестнице» 46.

Под командой Р. X. Бэкона «Дредноут» отправился в длительный поход через Атлантику в Тринидад и обратно для прохождения всех испытаний. Тринидад был выбран не случайно. Огромная закрытая со всех сторон бухта позволяла почти в идеальных условиях опробовать его скоростные качества, маневренность и провести артиллерийские стрельбы при полном отсутствии волнения. Длительное плавание протяженностью почти 70 тыс. миль корабль выдержал вполне успешно 47. Конкретные результаты испытаний и тактико-технические данные «Дредноута» тщательно скрывались и долгое время не были опубликованы. После своего трансатлантического похода новый линейный корабль стал флагманом Отечественного флота 48.

Вскоре англичане приступили к планомерному строительству линейных кораблей дредноутного типа. Первая тройка новых линкоров — «Беллерфон», «Сьюперб» и «Темерер» — вошла в состав флота в 1907 г. На этих кораблях уже была установлена вспомогательная артиллерия — 16 пушек калибром 102 мм. Они имели водоизмещение на 700 т больше, чем «Дредноут» и меньшую скорость хода. Следующие две тройки линкоров — типа «Сет-Винсент» и типа «Колоссус» — имели такую же артиллерию главного калибра, как и «Дредноут» и, по сути дела, ничем от него не отличались, за исключением несколько большего водоизмещения (19 250 т и 20 000 г соответственно) и более мощной вспомогательной артиллерии 49.

Качественно новую ступень представляли собой дредноуты типа «Орион» («Орион», «Конкверор», «Тандерер» и «Монарк»), явившиеся следствием «морской паники 1909 г.» и вступившие в состав флота в 1911–1912 гг. «Орионы» вооружили вместо 305 мм пушек орудиями калибром 343 мм. Позднейшие исследователи считают, что идея отойти от традиционных двенадцатидюймовых и увеличить калибр главной артиллерии принадлежала Джону Джеллико50. Вес снаряда новых пушек был большим, и при стрельбе они оказались более точными. Однако отметим, что первенство в предложении новой идеи Фишеру оспаривал Р. X. Бэкон: «Я должен также заметить, что 13,5-дюймовые орудия внедрил не сэр Джон Джеллико. В то время когда они были одобрены, он находился в море. В качестве начальника отдела артиллерийского обеспечения флота я доложил свои предложения непосредственно Фишеру, который был моим прямым начальником в таких вопросах… Потребовался весь авторитет сэра Джона Фишера, чтобы протолкнуть это дело, поскольку кабинет был очень против увеличения тоннажа линкоров, но он и мистер Маккенна настояли на своем. Таким образом, это полностью заслуга их двоих» 51.

«Орионы» оказались гораздо более удачными кораблями, нежели дредноуты предшествующих типов. При водоизмещении 22 500 т они развивали скорость хода 21 узел. Их артиллерия главного калибра состояла из десяти 343 мм орудий, против десяти 305 мм на «Дредноуте». При этом на кораблях типа «Орион» двухорудийные башни разместили эшелоном в диаметральной плоскости, в результате чего в бортовом залпе были задействованы все 10 пушек 52. В дальнейшем, в 1911–1912 гг. были построены еще две серии дредноутов (или супердредноутов, как их стали называть) — типа «Кинг Джордж V» и типа «Айрон Дьюк» — по 4 корабля в каждой. Они представляли собой улучшенные проекты «Ориона».

Появление линейных кораблей дредноутного типа повлекло за собой массу проблем технического и военно-стратегического характера. Дредноуты свели к нулю не только значение прежних эскадренных броненосцев, но и броненосных крейсеров. Необходимость разработки новых крейсеров, которые бы соответствовали линейным кораблям дредноутного типа, была осознана с самого начала. В 1905 г. профессор Массачуссетской школы кораблестроения в США В. Ховгард сформулировал задачи, которые должен был выполнять идеальный эскадренный крейсер будущего. Они сводились к следующему: быстрое сосредоточение и охват флангов противника; навязывание противнику боя и удержание огневого контакта с ним до подхода главных сил; преследование отступающего противника; разведка боем; самостоятельные дальние операции; поддержка легких крейсеров.

Каким же рисовался американцам будущий корабль? В сущности, это должен был быть эскадренный броненосец по вооружению и бронированию и увеличенный в размерах для того, чтобы развивать более высокую скорость. Но в 1904–1905 гг. английским конструкторам, которые проектировали «эскадренный крейсер» под стать «Дредноуту», еще претила мысль о том, что крейсер может быть крупнее броненосца. Поэтому они приняли второй путь: повышение скорости хода не за счет увеличения водоизмещения, а в основном за счет ослабления бронирования. Немцы, принявшие вызов англичан, избрали третий путь: довольствуясь меньшей скоростью, они больше внимания уделили бронированию и живучести.

«Инвинсибл» не в меньшей степени, чем «Дредноут» заслужил право считаться революционным кораблем в военном судостроении. Его появление также заставило другие державы последовать примеру Англии в сооружении кораблей аналогичного класса. Появление «Инвинсибла» и однотипных ему крейсеров повлекло за собой путаницу, за которую главную ответственность несет Фишер. Лишь несколько позднее, по классификации, принятой в 1911 г., эскадренные броненосцы стали именоваться линейными кораблями, а «эскадренные крейсеры» — линейными крейсерами. Основой для неразберихи послужили не конструктивные особенности корабля, взятые сами по себе, а цель, для которой «Инвинсибл» создавался. Здесь главную роль сыграло убеждение Фишера, что «броненосный крейсер — это не что иное, как быстроходный линкор». Плюс другое его высказы shy;вание: «Нет такой задачи для линейного корабля, которую не мог бы выполнить броненосный крейсер».

Такая точка зрения и легла в основу задачи, сформулированной еще в августе 1904 г. и предусматривавшей строительство броненосного крейсера со скоростью хода 25 узлов и линейного корабля с максимальной скоростью 20 узлов (на практике «Инвинсибл» и «Дредноут» показали соответственно максимальную скорость 26,5 и 21 узел).

Можно с уверенностью сказать, что в первых английских линейных крейсерах защита приносилась в жертву скорости и огневой мощи, и упор делался больше на крейсерские функции, чем на эскадренные. «Спор по поводу бронирования был очень ожесточенным; но в тот день победил аргумент, что орудия должны быть такого же калибра, как у линейного корабля, чтобы, таким образом, крейсера могли быть использованы в эскадренном сражении как дополнительное быстроходное соединение… Скорость и вооружение были определены, а бронирование могло быть позволено лишь настолько, насколько возможно было избежать превышения приемлемого тоннажа» 53.

Первые в истории линейные крейсеры «Инвинсибл», «Инфлексибл» и «Индомитебл» сошли на воду в течение 1907 г. Будучи почти равными современному им «Дредноуту» в водоизмещении (17 250 т против 17 900 т), они несли по 8 орудий калибром 305 мм, 16 пушек калибром 102 мм и развивали скорость 26 узлов. Цена этих достоинств выявляется легко при сравнении броневой защиты: там где у «Дредноута» стояла 279 мм броня, у «Инвинсибла» была только 152 мм 54.

Следующая серия английских линейных крейсеров — «Идефатигебл», «Австралия» и «Новая Зеландия» — были просто улучшенными инвинсиблами. Рост водоизмещения на 1500 т пошел на усиление противоминной артиллерии и броневого пояса в местах, прикрывающих жизненно важные части корабля. Хотя мощность машин сохранилась прежней, увеличение длины корпуса и улучшение его обводов дали прирост скорости на целый узел. На испытаниях «Индефатигебл» развил рекордную по тем временам скорость — 29,13 узла.

И все же, с пути, намеченного Ховгардом, не удалось свернуть ни англичанам, ни немцам: столбовой дорогой развития линейных крейсеров после их появления стало неуклонное увеличение водоизмещения от серии к серии.

Фишер оставил пост первого морского, лорда в 1910 г., но прежде чем уйти, он сделал следующий важный шаг. По его настоянию, после нескольких серий дредноутов, вооруженных 305 мм пушками, был заложен первый супердредноут «Орион», несший десять 343 мм орудий. Для новых линейных кораблей понадобились и новые линейные крейсеры. Ими стали «Лайон», «Принцесс Ройял» и «Куин Мэри», заложенные в 1909–1913 гг. Вооруженные восемью 343 мм орудиями, при максимальной проектной скорости 28 узлов, они имели водоизмещение 26 350 т каждый и оказались на несколько тысяч тонн тяжелее современных им линкоров типа «Орион». Мощность силовой установки «Лайона» достигала 80 000 л. с., что позволило ему во время испытаний на мерной миле показать скорость 31,7 узла! При работе машин на 3/4 от полной мощности линейный крейсер развивал скорость в 24 узла. Однако испытания продемонстрировали и другую особенность его силовой установки. При работе машин на полную мощность расход топлива составлял 950 т в сутки. Другими словами, могучие легкие «Лайона» «выдыхали» почти тонну угля на милю пути 55.

Четвертый корабль серии — «Тайгер» — в ходе строительства был подвергнут множеству переделок. В результате его водоизмещение возросло до 28 500 т и на некоторое время он стал крупнейшим кораблем в мире, мощность силовой установки которого превысила 100 тыс. л. с.56. Но, хотя толщина броневого пояса у новых линейных крейсеров увеличилась со 152 мм до 229 мм, эти «кошки адмирала Фишера», как их непочтительно называли, имели слишком тонкую шкуру по сравнению не только с линейными кораблями, но и с линейными крейсерами Германии. В первую мировую войну Англия вступила с 10 линейными крейсерами, у которых, как уже говорилось, крейсерские качества преобладали над эскадренными. Считалось, что такие корабли смогут уничтожить более слабого противника и уйти от более сильного. Эта концепция блестяще подтвердилась в сражении у Фолклендских островов. Увы, подтверждение так и осталось един shy;ственным: за первым успехом английских линейных крейсеров последовали тяжелые потери.

В годы первой мировой войны линейные крейсера прекрасно зарекомендовали себя в качестве защитников морских коммуникаций. Но получилось так, что линейные крейсера в день Ютландского сражения заняли место в колонне линкоров Гранд Флита без скидок на их конструктивные особенности. Главным фактором, повлиявшим на такое решение, было мощное артиллерийское вооружение линейных крейсеров, которое английское командование стремилось использовать в линейном сражении. Ютландский бой оказался слишком суровым испытанием для ослабленной броневой защиты этих кораблей. Для 3 из 10 английских линейных крейсеров упомянутое сражение оказалось последним. Немецкие снаряды сравнительно легко пробивали не только палубную и бортовую броню, но даже броневые плиты колпаков и стен башен главного калибра.

Ответственность за конструктивные недостатки линейных крейсеров лежит, главным образом, на Фишере. Правда, в 1905 г. он допускал возможность появления корабля, в котором были бы совмещены качества линейного крейсера и линкора, т. е. сильная броневая защита и вооружение с достаточно высокой скоростью хода. Но следует иметь в виду, что когда разрабатывался проект «Инвинсибла», в составе флотов потенциальных противников не было линейного корабля, который мог бы без особого риска для себя принять с ним бой на дальних дистанциях. Фишер забыл только о том, что такое положение дел не могло продолжаться долго. Всего полгода спустя, после того, как был закончен «Инвинснбл», начали вступать в строй первые германские дредноуты!

К вышеописанным реформам Фишера можно добавить, что он был в числе тех немногих военно-морских чинов Великобритании, которые еще задолго до первой мировой войны предсказали большие наступательные возможности подводных лодок. Уже в 1902 г., всего два года спустя, как в Англии начали строить субмарины, Фишер неоднократно утверждал, что новое оружие полностью революционизирует войну на море.

Более основательно с подводными лодками Фишер ознакомился в первой половине 1904 г., когда был начальником воен shy;ных верфей в Портсмуте. Подводными лодками тогда занимался Реджинальд Бэкон. Весной 1904 г. он испытывал первые 5 субмарин, построенных для Голландии на английских верфях. Фишер присутствовал на испытаниях и ознакомился с рапортами Бэкона. К идее использования подводной лодки, как средства обороны побережья от вторжения противника, Фишер отнесся скептически. Он полагал, что у субмарины гораздо больше перспектив, как у активного наступательного средства против военного флота и морской торговли противника 57,

Испытания подводных лодок проводились в Портсмуте на протяжении всего 1904 г. Артур Уилсон, старый знакомый Фишера по совместной службе, ставший к тому времени командующим Отечественным флотом, также сделался большим энтузиастом нового оружия. Во время одного из испытаний, проводив shy;шегося в присутствии Уилсона, произошел несчастный случай. Проходившее вблизи от места маневров торговое судно, таранило и потопило подводную лодку А1. Данный инцидент, а также многочисленные аварии подводных лодок иностранных флотах, сопровождавшиеся, как правило, большими человеческими жертвами, имели своим последствием принятие в 1906 г. таких строгих мер предосторожности, что проведение нормальных испытаний стало почти невозможным. Это обстоятельство существенно замедлило как принятие на вооружение самих подводных лодок, так и развитие средств борьбы с ними.

Так, например, еще в 1904 г. на страницах «Нейвал Эннъюал» были опубликованы разработки, в которых говорилось о возможности использования против подводных лодок особых ныряющих снарядов. Однако на это не обратили должного внимания. В результате 10 лет спустя британский флот вступил в первую мировую войну, не имея сколько-нибудь эффективного противолодочного оружия.

Подводная лодка типа А1, разработанная Бэконом совместно с инженерами фирмы «Виккерс», стала также и любимым детищем Фишера. Адмирал принялся весьма активно пропагандировать новое морское оружие, демонстрируя подводную лодку государственным деятелям и журналистам. «При этом, старик лично вникал во все детали, пересказывая их по многу раз подряд все новым высокопоставленным посетителям» 58.

На страницах работ об адмирале Фишере можно довольно часто встретить утверждение, что первый морской лорд занимался сугубо техническими вопросами и почти не уделял внимание человеческому фактору. Это не совсем так. Причем, если влияние Фишера в технической сфере развития военного флота не всегда может быть оценено положительно, то его работа с нижними чинами, пожалуй, заслуживает больше добрых слов.

Ни для кого не секрет, что решающее влияние на то, насколько успешно военный флот сможет выдержать длительную войну, оказывает моральный дух и настроения господствующие на «нижних палубах». Работе с рядовым составом флота Фишер всегда придавал большое значение. На рубеже веков в матросской среде британского флота росло недовольство. Не устраивали условия проживания, низкое жалованье, ограниченные возможности продвижения по службе. Еще в 1902 г. Фишер в одном из писем к Селборну указывал на необходимость принятия срочных мер: «За последние годы матрос сильно изменился, но я боюсь, что многие наши старшие офицеры этого еще не осознали. У них в гораздо большей степени развито чувство справедливости и стремление к ней, они склонны более критически оценивать профессиональные качества тех, кто поставлен над ними, …но лично мне кажется, что именно благодаря этому дисциплину на флоте можно будет поддерживать гораздо легче» 59

В 1903 г., благодаря настойчивости Фишера, сотни уорент-офицеров были произведены в лейтенанты, старшинам было значительно увеличено жалованье. Несмотря на сокращения военно-морского бюджета, Фишер, став первым морским лордом, изыскал средства для того, чтобы предпринять дальнейшие шаги в этом направлении. В 1905 г. вступило в силу постановление о выплате единовременного денежного пособия матросам, увольняемым с действительной службы. Эта мера в значительной степени способствовала снижению недовольства в матросской среде.

Первый морской лорд продемонстрировал гибкость и понимание ситуации во время волнений кочегаров и котельных машинистов в Портсмуте в ноябре 1906 г. Он сразу же послал телеграмму Эдуарду VII, в которой подчеркивал, что инцидент в значительной степени раздут прессой. «Среди недовольных были в основном молодые кочегары и машинисты, недавно начавшие службу на флоте и еще не привыкшие к воинской дисциплине. Некоторые их требования могут быть удовлетворены, и тогда конфликт будет легко исчерпан» 60. Показательно, что Бересфорд совсем по-другому реагировал на события в Портсмуте и требовал «сурового наказания бунтовщиков». Дальнейшие события показали, что прав был Фишер.

За время пребывания Фишера на посту первого морского лорда жалованье рядовому составу не повышалось. Однако в 1907 г. было существенно улучшено снабжение флота продовольствием и питанием для рядового состава на кораблях и во флотских столовых. Лайонел Йексли подсчитал, что эта реформа была равноценна прибавке к ежедневному жалованью матроса в 7 пенсов. Денежное довольствие старшего матроса на британском флоте в то время равнялось 1 шиллингу и 8 пенсам в день 61.

Лайонел Йексли сам служил на флоте старшим матросом. После демобилизации в 1905 г. он основал газету для нижних чинов, называвшуюся «Флот». Йексли был большим почитателем Фишера и непоколебимо верил, что если бы не личное вмешательство первого морского лорда, то реформа 1907 г. никогда не была бы претворена в жизнь.

Подход Фишера к поддержанию дисциплины на флоте можно проиллюстрировать тем, что в 1907 г. в Адмиралтействе было принято решение о смягчении наказаний, применяемых на флоте. В октябре 1909 г. началось строительство военных тюрем в трех главных базах военно-морского флота. С этого времени морские офицеры, виновные в совершении каких-либо преступлений, больше не направлялись для отбывания срока в гражданские тюрьмы. Теперь военно-морской флот имел собственные тюрьмы. Заключенные в них были обязаны носить морскую форму, заниматься строевой и физической подготовкой, а также выполнять различные принудительные работы 62.

На этом можно закончить о принципиальных реформах британского военного флота, осуществленных Фишером. Первый морской лорд в то время приблизился к зениту своей славы, он был в расцвете творческих сил и способностей. Его заслуги в Адмиралтействе получили широкий отклик и признание. В феврале 1905 г. «Дэйли Экспресс» потребовала, чтобы заслуги Фишера по реорганизации флота были отмечены крупной денежной суммой и пожалованием ему пэрства 63. «Нейвал энд Милитари Рекорд» выразила беспокойство и возмущение по поводу того, что в начале 1905 г. Фишер не был произведен в адмиралы флота 64.

В 1905 г. Фишеру исполнилось 64 года. 29 октября морской министр Каудор направил письмо главе кабинета Бальфуру с напоминанием о том, что если Фишер останется в звании адмирала, то по уставу он должен будет выйти в отставку 25 января 1906 г. Производство Фишера в адмиралы флота продлило бы его пребывание в Адмиралтействе еще на 6 лет. Однако свободных вакансий не было, а число адмиралов флота строго ограничивалось. Между тем, в декабре 1905 г. Бальфур сам ушел в отставку. Производство Фишера в звание адмирала флота затягивалось до последнего момента, пока благодаря вмешательству Эдуарда VII не была создана дополнительная вакансия, и вопрос решился положительно.

Нельзя сказать, что смена правительственного кабинета отразилась на положении Фишера каким-либо негативным образом. Новый Совет Адмиралтейства постановил ходатайствовать перед правительством «о повышении ежегодного жалованья адмиралу флота сэру Джону Фишеру, первому морскому лорду на 2000 ф. ст. за его особые заслуги на этом посту и продолжать доплачивать ему указанную сумму после выхода им в отставку». Министерство финансов с готовностью откликнулось на это ходатайство, с той лишь оговоркой, что «такое высокое жалованье будет выплачиваться не всякому первому морскому лорду в звании адмирала флота, но только тем, которых Адмиралтейство особым образам рекомендует в знак признания выдающихся заслуг, сопоставимых с теми, которые были сделаны сэром Джоном Фишером» 65.

Это была оценка на перспективу. С января 1906 г. и вплоть до своей отставки в январе 1910 г, Фишер продолжал стоять у руля морской политики Великобритании. Он будет продолжать дело совершенствования управления флотом и сокращать «паразитов» так же как и прежде, но ничего более или менее сопоставимого с теми выдающимися конструктивными реформами первых 14 месяцев его пребывания на посту первого морского лорда он больше не сделает. Более того, семена раздора, которые были посеяны еще в самом начале, теперь дадут пышные всходы. Морская служба превратится в рассадник интриг и шпионажа. С 1906 по 1910 г. обстановка на флоте и в Адмиралтействе будет напоминать джунгли, где «охота за головами» станет одним из самых популярных занятий.

Было бы ошибкой винить во всем этом одного Фишера. Во многом возникновению нездоровой обстановки способствовал Бересфорд с его нежеланием соблюдать какую-либо субординацию. Бересфорда начали рассматривать как наиболее вероятного преемника Фишера на посту первого морского лорда. Вокруг него сплотилась группа единомышленников, и они отнюдь не были людьми, которые бы могли или хотели продолжить реформы Джона Фишера.

МОРАЛЬ И АДМИРАЛТЕЙСТВО

Несмотря на доверие и поддержку, которые были оказаны Фишеру со стороны многих крупных политических деятелей и высокопоставленных военных, многие из его реформ вызвали к жизни мощную оппозицию как внутри военно-морского ведомства, так и за его пределами. Из всех значительных преобразований Фишера всеобщее одобрение встретила, пожалуй, только система «неполных экипажей».

Против политики же сокращения устаревших судов высказались значительная часть британской прессы и многие морские офицеры. Отдаленные военно-морские станции оказались лишенными значительного числа кораблей, выполнявших полицейские функции, что, по мнению оппонентов, способствовало падению престижа Великобритании. Некоторые адмиралы пытались утверждать, что корабли, отправленные Фишером на слом, могли бы обеспечить эффективную защиту морских торговых путей в случае войны. На флоте выражали также недовольство тем, что уменьшение численности корабельного состава флота сократило число независимых командных должностей для младших офицеров 1.

В 1912 г, Чарльз Бересфорд писал: «С недавнего времени защита морских торговых путей была серьезно ослаблена и опасная ситуация продолжает сохраняться по сей день» 2. К тому времени он, по-видимому, уже забыл, как в 1902 г. активно выступал за отозвание и списание «бесполезных кораблей», которые были «не в состоянии ни сражаться, ни удирать». Гораздо более серьезное обвинение, выдвинутое Бересфордом, заключалось в том, что в «эру Фишера» оказалось в полном пренебрежении строительство легких крейсерских сил 3.

Ряд обстоятельств сыграл на руку критикам Фишера. Решения Гаагской конференции 1907 г. и Лондонской конференции 1909 г. дали понять, что в случае большой европейской войны Англии потребуется огромное количество крейсеров для защиты ее коммуникаций. На конференциях было закреплено право за воюющими сторонами вооружать свои торговые суда и превращать их в рейдеры. Лондонская декларация 1909 г. провозгласила, что продукты питания, перевозимые нейтральными судами для одной из воюющих сторон, могут рассматриваться другой стороной как военная контрабанда.

После сильного землетрясения, разрушившего порт Кингстон на Ямайке в январе 1907 г., английские газеты запестрели словами «позор», «бесчестие», «национальное унижение». Помощь пострадавшему населению первыми оказали корабли флота Соединенных Штатов. Английских военных судов под рукой не оказалось. Весь Карибский бассейн с обширными «британскими интересами» был оставлен на попечение всего двух крейсеров. «Британские интересы» не были должным образом защищены и во время волнений на Кубе и Занзибаре в 1906 г. Такое положение дел очень обеспокоило Форин Оффис, в котором полагали, что политика Фишера поставила под угрозу жизии и имущество британских подданных за границей. Дипломатическое ведомство в очень резкой форме потребовало увеличения числа боевых единиц, базирующихся на отдаленные военно-морские станции. Риск их уничтожения в случае войны с сильной морской державой ничего не значил «перед лицом пошатнувшихся мировых интересов Империи». Дипломатов поддержали чиновники из министерства по делам колоний и Комитет имперской обороны. Даже Эшер, неизменно выступавший на стороне первого морского лорда, на этот раз счел их претензии обоснованными» 4.

Под давлением общественного мнения Фишеру пришлось создать 4 соединения броненосных крейсеров, которые занялись «показом флага» у берегов отдаленных колоний.

Реакция адмирала на нападки министерства иностранных дел была бурной. В марте 1907 г. Фишер представил кабинету министров пространный меморандум с обоснованием своей морской политики. Дело потребовало вмешательства премьера Кемпбелл-Баннермана. В конечном итоге Фишеру удалось отстоять основы своей политики. Землетрясения и прочие события аналогичного характера не должны повлиять на «большую стратегию» и долговременную морскую политику перед лицом растущей германской угрозы. Что касается ослабления защиты торговых путей, то устаревшие суда все равно не смогли бы ее обеспечить. Опыт русско-японской воины показал, что нападения на морские коммуникации всякий раз осуществлялись силами мощных соединений броненосных крейсеров, отражение которых требовало значительных усилий. Исходя из этого опыта, философия Фишера по проблемам защиты торгового судоходства была довольно проста: «Первой задачей британских флотов и эскадр будет поиск флотов и эскадр противника с целью навязать им сражение, поскольку, в конечном счете, решающий фактор один — господство на море» 5.

С 1906 г. началась планомерная кампания критики всей политики Адмиралтейства, возглавляемого Фишером, начиная от новой системы подготовки морских офицеров и кончая строительством дредноутов. На флоте сложилась группировка оппозиционно настроенных офицеров, получившая название «синдикат недовольных». С их стороны все настойчивее раздавались требования создать правительственную комиссию по расследованию положения дел в Адмиралтействе и непродуманной политики адмирала Фишера 6.

Пожалуй, никогда еще в истории Великобритании английские морские офицеры не писали так много, как в «эру Фишера». Те из них, которые находились на действительной службе, предпочитали публиковаться под псевдонимами, опасаясь, и не без основания, что Фишер испортит им карьеру. Так, например, вице-адмирал Реджинальд Кастенс в 1907 г. опубликовал злопыхательскую анти-фишеровскую брошюру «Морская политика» под псевдонимом Барфлер7. Среди активных публицистов выделялись такие, как «Цивис»8, «Дредноут», «Критик»9, и еще целый ряд авторов, писавших под довольно своеобразными псевдонимами. Впрочем, многие флагманы, например, адмиралы Пенроуз Фицджеральд или Вессей Гамильтон, не боялись подписываться и своими настоящими именами 10.

Особенно неистовствовали недовольные Фишером отставники, которым уже нечего было терять и некого бояться. Лейтенант Карлион Белаерс, демобилизовавшийся по состоянию здоровья и ставший позднее депутатом парламента, активно громил в своих речах в палате общин Фишера и его реформы. Доставалось от него и прессе, выступавшей в защиту первого морского лорда. Газету «Нейвал энд Милитари Рекорд» он, например, именовал не иначе как «официоз Адмиралтейства» 11. Многим старым отставным адмиралам вроде Фредерика Ричардса или Эдмунда Фримантла «новомодные» преобразования Фишера также пришлись не по вкусу и они не замедлили высказать свое мнение.

Разгорающимися страстями поспешили воспользоваться политики находившейся в оппозиции консервативной партии. Консервативная пресса приложила большие усилия по дискредитации Фишера и его «команды», рассматривая это как часть «кампании, направленной против правящего либерального кабинета в целом. В периодических органах, традиционно считавшихся выразителями взглядов тори — «Нэшенел Ревью», «Блзквудз Мэгазин», «Дэйли Мэйл», «Глоб», «Морнинг Пост» и «Стандард», — можно было довольно часто встретить публикации с выпадами против первого морского лорда. Имели все основания быть недовольными Фишером и армейские чины. Яркий пример тому статьи военного обозревателя «Таймс» полковника Чарльза Репингтона.

Политический диапазон антфишеровской оппозиции был весьма широк. На крайнем левом фланге недовольных стояли лейбористы. Для критики первого морского лорда у британских социалистов имелся достаточно серьезный повод. Фишер стремился наладить как можно более быструю и ритмичную работу военных верфей для обеспечения своевременного ввода в строй новых дредноутов и линейных крейсеров. Добиться своего он собирался не только за счет технических преобразований, но и широкомасштабного увольнения рабочих, «чьи политические убеждения способствуют возникновению общественных беспорядков и отрицательно сказываются на эффективной работе верфей». Любопытно, что данное предложение адмирала вызвало большой энтузиазм у либерала Селборна, который назвал его «великой реформой». Аристократ же Бересфорд выразил свое отношение к столь архаичному подходу только одним словом: «невозможно» 12.

Первый морской лорд пользовался дурной славой и во многих великосветских салонах Лондона. Здесь его не любили, главным образом, за реформу обучения в военно-морских колледжах и стремление демократизировать корпус морских офицеров. Аристократическую «фронду» возглавляла леди Лондондерри. «Критика справа» заключалась не только в одних разговорах. Сэр Роланд Бленнерхассет раскритиковал реформы Фишера по всем позициям и засвидетельствовал свою солидарность с «Барфлером» — Кастенсом на страницах «Нэшенел Ревью» 13.

В борьбе со своими противниками Фишер не был одинок. Выше уже говорилось, что Эдуард VII и многие видные государственные деятели были неизменно на стороне первого морского лорда. Но ими число его друзей не исчерпывалось. За Фишера стояла почти вся либеральная пресса. Старому адмиралу и его делу верно служили своим пером такие известные публицисты, как редактор «Ревью оф Ревьюз» У. Т. Стид, редактор «Вестминстер Газетт» Дж. А. Спендер, А. Дж. Гардинер, возглавлявший «Дэйли Ньюс». В лагере консерваторов единства по отношению к реформам Фишера не было, и добрая часть консервативной прессы выступала в их поддержку: блестящий редактор «Обсервер» Дж. Л. Гарвин, влиятельные «Таймс» и «Дэйли Телеграф». Почти все видные военно-морские обозреватели — Арчнбальд Хэрд, Джон Лейланд, Фред Джейн, — приветствовали эру реформ на флоте. На стороне Адмиралтейства выступала и военно-морская периодика, представленная «Нейвал энд Милитари Рекорд», «Арми энд Нейви Газетт» и ежегодником «Брассейз Нейвал Эннъюал». Лучшую статью в защиту первого морского лорда, называвшуюся «Недавние атаки против Адмиралтейства», написал выдающийся военно-морской теоретик и историк Джулиан Корбетт 14. Сам Фишер назвал ее «непревзойденной и бессмертной». Но самым главным было то, что за реформы Фишера выступило большинство офицерского корпуса, не только молодые офицеры, но и многие авторитетные флотоводцы.

В течение нескольких лет полемика между сторонниками и противниками Фишера велась с переменным успехом, и на чьей стороне был решающий перевес сказать затруднительно. Германскому военно-морскому атташе капитану 1-го ранга Виденманну, наблюдавшему всю эту свару со стороны, казалось, что их число примерно одинаково 15.

Едва ли Фишеру удалось бы осуществить безболезненно все его преобразования. В истории, пожалуй, не было ни одной реформы, проведение в жизнь которой не встретило бы оппозиции. Почти всегда сила противодействия зависела от глубины изменений. Однако в случае с Фишером положение дел усугублялось теми жесткими и бескомпромиссным способами, с помощью которых он устранял препятствия. В своей практической деятельности Фишер стремился окончательно выйти из-под контроля Совета Адмиралтейства. Многие ответственные решения принимались им единолично, чаще всего под предлогом спешности и неотложности проведения их в жизнь. Офицеров на командные должности и в Адмиралтейство Фишер подбирал по принципу личной преданности. В подавляющем большинстве это были люди, по своим качествам скорее послушные исполнители приказов, нежели способные к принятию самостоятельных решений и отстаиванию в более высоких инстанциях.

Вот суждение К. Дж. Дъюара, хотя и несколько предвзятое, но в целом верно отражавшее положение дел: «Сэр Джон Фишер … засадил за разработку деталей своих, так называемых реформ, некоторое число офицеров, подбирая таких людей, которые были способны только расставлять точечки над «i» и перекладинки над «Т» в его приказах» 16. Первый морской лорд, как это часто бывает со всякой сильной личностью, подавлял окружающих своей волей и энергией. Фишер действительно олицетворял британский флот начала века и стремился создавать и реорганизовывать его в соответствии со своими идеями.

В «эру Фишера» заседания Совета Адмиралтейства стали очень редкими. Первый морской лорд взял за правило общаться со своими подчиненными индивидуально, с глазу на глаз. Принимаемые решения были его решениями, проводимая политика была его политикой, то, что можно было сделать немедленно, делалось немедленно, и даже еще быстрее. Как и всякий жесткий администратор, Фишер «тянул» за собой весь персонал военно-морского ведомства, и как всякого жесткого администратора, аутсайдеры третировали его как «автократа» и «деспота». Строго говоря, в таких отношениях между начальником и подчиненными в британском Адмиралтействе не было ничего нового. За сто лет, предшествовавших «эре Фишера», можно найти немало примеров автократичного правления того или иного первого морского лорда. Другое дело, что эта власть действовала как консервативная сила, а не преобразовательная.

Противники Фишера часто бросали ему упрек в чрезмерной торопливости 17. Можно с уверенностью заявить, что «торопливость» адмирала в проведении его реформ имела под собой более чем серьезные основания. Фишер прекрасно отдавал себе отчет, что срок пребывания его в Адмиралтействе ограничен шестилетним периодом, и он, естественно, стремился успеть сделать как можно больше. Особенно эта «торопливость» была нужна при форсировании строительства дредноутов и линейных крейсеров. Начав гонку морских вооружений с новой точки отсчета, для Великобритании было жизненно важным с первых же шагов получить достаточную «фору» по отношению к другим державам. В противном случае с господством на море пришлось бы распроститься.

В деятельности Фишера на посту первого морского лорда нет примеров, когда бы он попытался аргументированно переубедить своих оппонентов, постараться обратить их в свою веру, сделать так, чтобы они умерили свою критику. Его непоколебимая вера в себя и непогрешимость своих суждений могла сравниться разве что только с его презрением к способностям и аргументам противников. «Никогда не пускайся в объяснения», — один из любимых девизов Фишера.

Близкие друзья и единомышленники адмирала неоднократно пытались указать ему самым деликатным образом на недопустимость и крайнюю нежелательность третирования старших офицеров и превращения их в противников администрации. Виконт Эшер писал первому морскому лорду: «В такой стране, как наша, где правит дискуссия, великого человека никогда не вешают. Он вешается сам. Поэтому прошу Вас быть Макиавелли и играть на деликатном инструменте общественного мнения пальцами, а не ногами, каково бы ни было искушение прибегнуть к последнему… Во время войны это проходит, поскольку во время войны нужен Человек. В мирное время за спиной Человека нужна Партия… Ни один англичанин не должен стать «врагом» сэра Джона Фишера. Каждый англичанин должен быть его лейтенантом. А это уже будет зависеть от самого Первого морского лорда» 18.

«Я собираюсь награждать людей пинками, если они будут пинать меня!» — таков был ответ Фишера 19. Результаты были самые плачевные. Методы Фишера продолжали плодить врагов и справа, и слева. Старый адмирал воспринимал это как должное. И много лет спустя, будучи уже в отставке и имея возможность оглянуться назад и переосмыслить все по-новому, он не пожалел ни о чем. «Нельсон был бойцом, а не администратором и усыпителем змей — вот таким и должен быть Первый лорд» 20. Борьба стала настоящей, навязчивой идеей адмирала. Фишеру очень нравилась эпитафия, однажды увиденная им на могиле какого-то капитана нельсоновских времен: «Смерть нашла его сражающимся».

По давней многолетней традиции британский военно-морской флот справедливо рассматривался как «Великий Немой». В военно-морском ведомстве было не принято «выносить сор из избы» и делать адмиралтейские дрязги достоянием гласности и предметом публичных обсуждений. Еще недавно журналист уходил совершенно счастливым, если после двухчасового сидения в коридорах Адмиралтейства ему удавалось взять интервью у какого-нибудь капитана 3-го ранга. Теперь все изменилось в корне. Первый морской лорд, под свою ответственность, лично снабжал журналистскую братию из дружественной прессы «боеприпасами» (выражение Фишера) для поддержки своей политики. Дж. А. Спендер дал яркое описание того, как адмирал «лелеял прессу». «Он оделял обеими руками каждого из нас по очереди, и мы воздавали сторицей такой рекламой его самого и его идеи, какую никогда ни один военный моряк не получал от прессы и, наверное, не получит» 21.

В Адмиралтействе готовились специальные бюллетени с информацией, для прессы. Но этим дело не исчерпывалось. Журналистам давали возможность ознакомиться с секретными меморандумами и приказами по флоту, иногда документы, предназначенные строго для внутреннего пользования, пересылались прямо по почте. Джулиан Корбетт, познания, которого, в области военно-морской стратегии котировались очень высоко, привлекался не только к чтению секретных бумаг, но даже к составлению некоторых из них 22. Хотя, конечно, Корбетт представлял собой нечто большее, чем просто журналист. Он всегда оставался горячим сторонником Фишера и был убежден в правильности его политики. Подавляющее же большинство газетчиков, с которыми имел дело первый морской лорд, не могли судить профессионально о его реформах. Они были склонны принимать на веру все, что он им говорил, и многие считали политику администрации Фишера практически безошибочной.

Такие действия Фишера вряд ли можно считать оправданными. Сам первый морской лорд был искренне убежден, что без поддержки прессы его преобразования не имели шансов быть воплощенными в жизнь, но это обстоятельство не может считаться извинительным. Заигрывание адмирала с прессой вызывало большое недовольство у многих офицеров флота.

Однако в «эру Фишера» на британском флоте начали насаждаться нравы, представлявшие собой кое-что похуже, нежели манипулирование прессой и общественным мнением.

Незадолго до того, как Чарльз Бересфорд поднял флаг командующего Средиземноморским флотом, между ним и Фишером произошла крупная ссора в Адмиралтействе, причем в присутствии свидетелей. Бересфорд не хотел принимать пост командующего Атлантическим флотом, предложенный ему первым морским лордом. Эта должность, по его мнению, не могла предоставить ему желаемой самостоятельности. Джордж Кинг-Холл, присутствовавший при столкновении, так описал его в своем дневнике: «Фишер ответил: «Раз так, значит вы не пойдете и на Средиземное море». Из-за чего между этими двумя людьми произошел окончательный разрыв на долгие годы; и Бересфорд сказал: «Вы смеете угрожать мне, Джеки Фишер, не так ли? Я выполняю приказы, исходящие только от Совета (Совета Адмиралтейства — Д. Л.). Если 7 февраля мне придется спустить флаг, я уйду в отставку вчистую, отправлюсь в Бирмингем, пройду в парламент и вышвырну вас обоих — и вас и Селборна…» Было сказано еще много слов; в результате Бересфорд добился своего, но я буду очень удивлен, если Фишер не сыграет с ним какую-нибудь штучку и не найдет способа, как ему отплатить» 23.

Бересфорд добился своего назначения на Средиземное море. Затем он попытался настроить против Фишера нового морского министра Туидмаута. Адмирал писал ему: «Вся служба крайне недовольна и возмущена не столько тем, что делается, сколько тем, как делается». Бересфорд был раздражен, что во время больших маневров его поставили в подчинение Уилсону. Морской министр, в свою очередь, информировал Фишера во всех подробностях о кляузах средиземноморского командующего 24.

Туидмаут, за время пребывания на должности морского министра, так и не смог для себя решить, кто же вносил больше смуты на флоте, Фишер или Бересфорд. Адмирал Розлин Уэстер-Уэмисс, тогда еще беспристрастный наблюдатель, писал своей жене в апреле 1906 г.: «Лорд Туидмаут показался мне в высшей степени приятным человеком, но я пришел к выводу, что он разрывается между фишеровцами и антифишеровцами и, не будучи профессионалом, так и не пришел ни к какому окончательному выводу для себя» 25.

Многие морские офицеры — современники Фишера — обвиняли первого морского лорда в установлении тотального шпионажа и слежки на военном флоте. Адмирал действительно получал информацию о флотах и эскадрах не только из официальных источников, т. е. от их командующих. На многих кораблях и соединениях у первого морского лорда были «свои люди», как правило, из младших офицеров, которые имели с ним неофициальную переписку и информировали о речах и настроениях плавсостава,

О настроениях, царивших в кают-компаниях Средиземноморского флота, Фишер извещал капитан 1-го ранга Реджинальд Бэкон, комадовавший одним из кораблей в эскадре Бересфорда. О Бэконе уже неоднократно шла речь в нашем повествовании. Фишер считал его «одним из умнейших офицеров на флоте». Бэкон был одним из тех, кто стоял у истоков британского подводного флота, работал в составе комиссии по проектированию «Дредноута», а затем был назначен первым командиром знаменитого корабля. Этот исключительно одаренный «технарь» был всецело предан Фишеру и его делу и безгранично верил в него. Весной 1906 г., когда Бэкон попал под начало Бересфорда, Фишер попросил своего любимца писать ему о том, что там происходит. Результатом стали 6 или 7 писем на имя Фишера с информацией о настроениях Бересфорда и его окружения, получивших впоследствии название «писем Бэкона».

Основываясь на этой информации, Фишер неоднократно жаловался морскому министру на «беспрецедентное поведение Бересфорда, которое наносит ущерб авторитету Адмиралтейства и дискредитирует его политику» 26. Система поощрения конфиденциальных рапортов младших офицеров на своих непосредственных начальников продолжала разрастаться. Слухи о шпионаже на флоте и неких «письмах Бэкона» начали циркулировать в офицерской среде примерно с осени 1907 г. Но настоящий взрыв последовал два года спустя. Фишер, в поисках дополнительного «компромата» на Бересфорда, приказал отпечатать письма Бэкона в нескольких экземплярах в машинописном виде и, не спросив согласия автора, пустил по рукам с тем, чтобы с ними могли ознакомиться «верные» офицеры. Весной 1909 г. часть писем попала в руки сторонников Бересфорда и была опубликована. В донесении, полученном 17 ноября 1909 г., русский военно-морской атташе в Лондоне Л. Б. Кербер сообщал о громадном скандале, который разразился в связи с публикацией писем 27. «Письма Бэкона» окончательно скомпрометировали не только их автора, но и первого морского лорда.

В своих мемуарах, увидевших свет в 1940 г., Бэкон попытался неуклюже оправдать свой поступок: «…Это было на пользу флоту и мне самому — докладывать по просьбе Адмиралтейства сэру Джону Фишеру о слабых местах, выявлявшихся во время плавания. Ни в одном из них (писем — Д. Л.) не было ни слова критики в адрес вышестоящих или младших офицеров эскадры, за единственным исключением… я не упомянул ни одного из их имен» 28.

И в армии и на флоте во все времена быстрое продвижение некоторых офицеров по служебной лестнице зачастую становилось результатом «особых интересов»: семейных и родственных связей, политических соображений и проч. В «эру Фишера» фаворитство было возведено в ранг полуофициальной политики. В оправдание Фишера можно только оказать, что в большинстве случаев его протеже были обязаны карьерой своим способностям и заслугам. Первый морской лорд терпеть не мог «дураков», «ослов» и «круглых идиотов». Однако после 1905 г. залогом успешной карьеры и критерием отбора претендентов на ключевые посты все чаще становилась личная преданность первому морскому лорду. В «эру Фишера» в администрации Адмиралтейства произошло существенное «омоложение» кадров. Зачастую назначение молодых офицеров осуществлялось через голову претендовавших на ту или иную должность в силу более длительной выслуги лет и в порядке очередности, а зачастую и более старших по званию. Это служило дополнительной причиной для недовольства.

В числе «шакалов Фишера», как их называли сторонники Бересфорда, неизменно числились Перси Скотт, Джон Джеллико, Реджинальд Бэкон, Генри Оливер, Чарльз Мэдден, Герберт Ричмонд и Генри Джексон. Это были самые выдающиеся пловцы в «пруду Фишера». К 1914 г. все они, кроме Скотта и Бэкона, уже занимали важнейшие посты в системе военно-морского командования. Сразу после начала войны Джеллико стал главнокомандующим военно-морскими силами в водах метрополии. Ричмонд, командовавший «Дредноутом» после Бэкона, дослужился до вице-адмирала, стал выдающимся военно-морским теоретиком и историком. Многие его труды по истории британского флота считаются классическими. Генри Оливер — одаренный стратег — возглавлял отдел военно-морской разведки, затем- генеральный морской штаб. Успешно продвигался по службе Чарльз Мэдден, ставший в конце 20-х гг. первым морским лордом.

Что касается тех, кто пытался противодействовать реформам Фишера или критиковать их, с ними первый морской лорд обошелся сурово. Существо политики Фишера по отношению к «военной оппозиции», пожалуй, лучше всех передал Уинстон Черчилль в своем «Мировом кризисе: «Осуществляя далеко идущие преобразования, он создал себе яростную оппозицию на флоте, а его методы, которыми он так гордился, только вызвали горькое озлобление, на которое он отвечал тем же. Он дал понять, более того, прямо провозгласил, что офицеры, в каком бы высоком звании они ни были, если станут противодействовать его политике, распрощаются со своей карьерой. Что касается предателей, т. е. тех, кто явно или тайно выступал против его взглядов, «их жены станут вдовами, их дети — безотцовщиной, их дома — могильными курганами». Он не уставал повторять эти слова снова и снова. «Нещадно, неумолимо, неотвратимо» — фразы, которые все время были у него на устах, и многие адмиралы и капитаны 1-го ранга, «оплакивавшие свои карьеры на берегу», служили живыми напоминаниями о том, что его слова не расходились с делом. Он не колебался облечь свою политику в такие формы, как будто нарочно хотел спровоцировать своих врагов и критиков» 29.

Перед лицом многочисленных фактов трудно согласиться с профессором Мардером, утверждавшим, что Фишер «больше лаял, чем кусал» 30. Впрочем, американский исследователь вынужден признать присутствие в политике Фишера чисто личностного аспекта — сильных симпатий или антипатий, известной предвзятости, лишивших постов и званий многих офицеров, готовых скорее поддержать, нежели противостоять его реформам. Некоторые из них, субъективно честные люди, понимавшие нужность и своевременность этих преобразований, были доведены до того, что стали на путь открытого неповиновения, граничащего с бунтом.

Так было с адмиралом Джерардом Ноэлем, прекрасным офицером, хотя жестким и суровым человеком, имевшим высокую репутацию моряка старой закалки. Будучи командующим эскадрой в водах Китая, 6 июня 1905 г. он получил телеграмму Адмиралтейства с приказом немедленно направить все 5 эскадренных броненосцев, находящихся в его распоряжении, в порты метрополии. Как было объяснено, там они могут срочно потребоваться на случай «затруднений» с подписанием мирного договора между Японией и Россией. Ноэль храбро телеграфировал прямо морскому министру, что он ставит под сомнение мудрость такого распоряжения, в условиях, когда США имеют у берегов Китая 3 первоклассных эскадренных броненосца. Быстрый и короткий ответ из Адмиралтейства потребовал от Ноэля выполнения приказа. Однако командующий уже «закусил удила». Отозвание всех крупных кораблей в Англию практически лишало его статуса командующего флотом. Ноэль попытался оставить хотя бы один эскадренный броненосец, но ему не позволили и этого. Адмирал «едва удержался, чтобы не подать в отставку» 31.

Несмотря на явное нарушение субординации Ноэлем и открытую враждебность Фишеру, впоследствии он стал командующим Отечественным флотом, а в декабре 1908 г. получил звание адмирала флота. Но «безнаказанность» Ноэля была скорее исключением, чем правилом. Обычно Фишер «действовал в соответствии со своими свирепыми заявлениями» 32.

История с Барри Домвилом выглядит совсем неприглядной. Много лет спустя, Домвил, будучи уже адмиралом, изложил ее в письме к Артуру Мардеру от 10 октября 1950 г. В 1906 г. лейтенант Домвил написал статью об идеальном линейном корабле, которой критиковал проект «Дредноута» за отсутствие артиллерии среднего калибра. Фишеру это очень не понравилось, а тот факт, что Домвилу пришлось служить на «Дредноуте» артиллерийским офицером, только усилили раздражение первого морского лорда. В 1909 г., когда подошел срок для присвоения Домвилу очередного воинского звания, выяснилось, что его имя в списки не внесено. Когда он прибыл в Адмиралтейство, чтобы разобраться с недоразумением, Фишер организовал медицинскую комиссию, давшую заключение, что капитан-лейтенант Домвил глухой и к дальнейшей службе непригоден. Офицера спасло только заступничество Маккенны. Несколько дней спустя, морской министр подписал документ о присвоении Домвилу очередного звания, скрыв это от Фишера. Луи Баттенберг писал адмиралу Джорджу Кинг-Холлу о Фишере 24 февраля 1909 г.: «Он действительно великий человек и почти все его проекты оказались полезными для флота. Но он же начал практику разделения флота на группировки… Всякий, кто каким-либо образом противостоял Дж. Ф., пошел вниз» 34.

Признанным лидером «синдиката недовольных» стал, конечно же, адмирал Бересфорд. Наряду с Фишером он был одним из самых известных военных моряков Англии начала века. Как личность, Бересфорд был, пожалуй, чересчур прямолинеен, импульсивен и подвержен влиянию со стороны некоторых морских офицеров из его окружения. Слабой стороной характера адмирала была любовь к показному блеску, стремление быть все время в центре внимания. Несмотря на аристократическое происхождение и титул лорда, Бересфорд не очень обременял себя какими-то моральными заповедями, и многие его поступки не давали повода квалифицировать его как джентльмена. Тем не менее, на флоте Бересфорд пользовался известным авторитетом и был популярен. Многие матросы и офицеры, служившие под его началом, отзывались о «Чарли Би» с симпатией и уважением. Громкую славу Бересфорду сделали участие в ряде сражений, в том числе в штурме Александрии, о чем уже упоминалось, а главное, активная самореклама.

К сожалению, уровень интеллекта и профессиональной подготовки этого адмирала-аристократа не мог соперничать с обаянием его личности. Как известно, Бересфорду удавалось совмещать военную службу с активной политической деятельностью. Он неоднократно избирался депутатом парламента. Нельзя сказать, что адмиралу сопутствовал большой успех на политическом поприще. Его публичные выступления были эмоциональными и, на первый взгляд, Бересфорд производил впечатление опытного оратора. Однако адмирал был слабоват по части аргументирования выдвигаемых им положений. Частенько он выступал просто не по существу.

Уннстон Черчилль весьма едко высказался по поводу парламентской карьеры Бересфорда. Когда Бересфорд выступал в палате общий, Черчилль, по его словам, не мог отделаться от впечатления, что адмирал, идя к трибуне, не знал, о чем будет говорить; когда был на трибуне, не соображал, что говорит; когда садился на место, не отдавал себе отчета о том, что он сказал. Джеймс Гарвин однажды назвал Бересфорда «самым большим из всех существующих воздушных шаров». Нелестную характеристику дал адмиралу и германский морской атташе капитан 1-го ранга Керпер: «Как ирландец, он обладал богатым воображением, пылким темпераментом, природным юмором и острословием. Он говорил много и часто неправду» 35.

Как флотоводец и командир, Бересфорд был неутомим. Он имел, редкий дар управлять людьми и, при необходимости, выжимал из них все, что можно. Бересфорд мог неплохо осуществлять судовождение и маневры большими соединениями кораблей, но как стратег, он котировался невысоко. Тем не менее, сторонники адмирала искренне верили, что из него получился бы лучший первый морской лорд, чем из Фишера.

Бэкон полагал, что окончательный разрыв между Фишером и Бересфордом произошел после того, как 4 декабря 1905 г. Фишеру было присвоено звание адмирала флота и тем самым его пребывание в Адмиралтействе продлилось на пять лет. Это окончательно разрушило все надежды Бересфорда на высший пост в военно-морской иерархии 36. Однако Бересфорд активно овал реформы первого морского лорда и ранее. В сентябре 1905 г. Фишер жаловался: «…этот вульгарный, хвастливый осел Бересфорд написал самую большую гадость, какую я только читал в своей жизни. Суть в том, что лорды Адмиралтейства — круглые идиоты, а Бересфорд — единственный человек, который что-то знает» 37.

Разногласия достигли апогея, когда в июле 1906 г. Бересфорду было предложено принять командование Флотом Ла-Манша, сменив на этом посту Артура Уилсона. Он согласился на условиях, что ему, также как и Уилсону, будут подчиняться все соединения в водах метрополии и он полностью сосредоточит в своих руках «подготовку флота к войне и немедленным действиям» 38. Но к тому времени, когда лорд Чарльз в апреле 1907 г. поднял флаг командующего, реальное положение дел уже не соответствовало его запросам.

Командование Флотом Ла-Манша Бересфорд начал осуществлять в лучших традициях времен «чистки и надраивания». Один из офицеров эскадры — Лайонел Даусон — впоследствии вспоминал: «Никогда в своей жизни я не видел более «флагманского» флагманского корабля… Все вертелось вокруг персоны адмирала, а церемония была возведена в абсолют… Главное воспоминание, которое моя память сохранила о тех днях, это бесконечные свистки, окрики, построения и постановки на вид» 39.

Флагманский корабль Бересфорда и подчиненный ему штаб Флота Ла-Манша скорее напоминали двор феодального сеньора, окруженного верными вассалами, нежели командный состав крупного военно-морского соединения начала XX века. Еще раз предоставим слово Л. Даусону: «Он (Бересфорд. — Д. Л.) блистал «великолепными манерами»! К команде корабля он обращался с такой торжественностью, как будто произносил речь в палате общин или на большом политическом митинге. Хорошо поставленным голосом он с расстановкой произносил: «Команда моего флагманского корабля… Ваш корабль, капитан Пелли…» По мере того, как он продолжал, интересно было наблюдать за восхищенными лицами матросов, которые с равным успехом воспринимали бы и лекцию о биноме Ньютона в его исполнении!» 40.

Не лишним будет сказать и о тех людях, которые окружали Бересфорда. Вторым флагманом на Флоте Ла-Манша стал вице-адмирал Реджинальд Кастенс. Он считался способным военно-морским теоретиком. Эрудированный, владевший несколькими европейскими языками, Кастенс был прекрасно осведомлен о положении дел на иностранных флотах, отлично знал зарубежную литературу по военно-морской стратегии и тактике. Его способности были замечены и Кастенс быстро продвигался по службе. Ему довелось быть военно-морским атташе сначала в Париже, а затем в Вашингтоне — оба поста первостепенного значения. Долгое время Кастенс возглавлял отдел военно-морской разведки. Отношения с Фишером у него не сложились с самого начала. Возможно, здесь присутствовало не только несогласие с политикой Фишера с чисто профессиональной точки зрения, но и личностный конфликт. Во всяком случае, Фишер думал так: «Кастенс смертельно ненавидит меня потому, что я поставил его на место, когда был вторым морским лордом и опрокинул все его планы» 41. Кастенс тоже не остался в долгу. Серия анонимных статей в «Блэквудс Магазин» под общим названием «Ретроградное Адмиралтейство» и «ругательная» брошюра «Морская политика» принадлежали его перу.

«Нейвал энд Милитари Рекорд» нисколько не покривила душой, сообщив, что «объявление о назначении вице-адмирала сэра Реджинальда Кастенса вторым флагманом на Флот Ла-Манша вызвало большое удивление» 42. В военно-морских кругах прекрасно знали, что Кастенс не жаловал Бересфорда, а последний вообще не переносил Кастенса. Фишер также был обо всем этом осведомлен и, по его собственному выражению, с «подлым коварством» непосредственно назначил Кастенса в подчинение Бересфорду. Однако первый морской лорд не мог предвидеть, что Кастенсу удасться легко обвести вокруг пальца своего нового шефа и заронить в его широкую, но не очень глубокую душу семена подозрения относительно реальных или вымышленных интриг, плетущихся против него в Адмиралтействе. В дальнейшем второй флагман никогда не упускал случая подтолкнуть первого к ссоре с Адмиралтейством, хотя Бересфорд и сам рвался в бой, не нуждаясь в подталкивании.

Другой важной фигурой в окружении Бересфорда стал будущий победитель при Фолклендах Доветон Фредерик Стэрди. «В военно-морских кругах естественно будет много спекуляций по поводу назначения лордом Чарльзом Бересфордом своим начальником штаба капитана 1-го ранга Фредерика Стэрди, который торопливо принял это предложение в стремлении побыстрее набрать требуемый стаж морской службы для получения адмиральского звания. В настоящее время имя капитана Стэрди стоит 22-м в служебном списке, но в наши дни быстрых продвижений не будет ошибкой предположить, что в скором времени этот офицер получит очередное звание» 43. Стэрди был начальником штаба Бересфорда на Средиземноморском флоте и в том же качестве перекочевал вместе со своим шефом на Флот Ла-Манша. Бересфорд принимал самое горячее участие в продвижении по службе своего любимца.

С апреля 1907 г. Бересфорд, в качестве командующего флотом Ла-Манша, начал политику открытого неподчинения приказам Адмиралтейства — случай беспрецедентный в истории британского флота. Он делал публичные заявления в самой грубой и бестактной форме о своем несогласии с политикой экономии и сокращения сил флота, со строительством дредноутов, передислокацией эскадр и т. д. Его мнение о Фишере («наш опасный лунатик») было доведено до всех офицеров флота. Особенно недоволен был, Бересфорд сокращением военно-морских сил, находившихся в его подчинении. Действительно, Фишер, создавая так называемый Отечественный флот, стремился, чтобы он не попал под командование Бересфорда. Бересфорд также был раздражен, что в Адмиралтействе отсутствовал детально разработанный стратегический план действий флота на случай возникновения войны. Первый морской лорд снабдил командующего лишь самыми общими рекомендациями на сей счёт.

Бересфорд решил воспользоваться этими обстоятельствами и надежде подорвать позиции Фишера в Адмиралтействе и при дворе. Адмирал направил лорду Кноллису письмо следующего содержания: «Я в высшей степени обеспокоен и встревожен полным отсутствием организации и подготовки флота к войне. Это опасно для государства, и если Германия предпримет неожиданное нападение на нас, она причинит огромные разрушения и, возможно, добьется победы. Мой предшественник имел 67 кораблей, хотя я не могу обнаружить плана, согласно которому они должны были действовать; я имею только 21, в настоящий момент-13. Отечественный флот — это самый большой блеф, какой когда-либо преподносили общественности… Это не подготовка к войне, а хаос и ад кромешный. Я готов сделать все от меня зависящее, чтобы помочь властям навести порядок» 44.

Летом 1906 г. Адмиралтейство под давлением правительства вынуждено было предпринять дальнейшие шаги в целях сокращения расходов на флот. В резерв перевели еще 7 эскадренных броненосцев с комплектом экипажей 3/5 от полного. В результате в составе Флота Ла-Манша осталось 14 эскадренных броненосцев вместо 17. Именно при таких обстоятельствах Фишер решил сформировать Отечественный флот. Ядро нового флота составили 7 эскадренных броненосцев и 4 броненосных крейсера, укомплектованных неполными экипажами. Таким образом, получился «отлично сбалансированный резервный флот в водах метрополии, базирующийся на Чатам и Дувр. Это будет дополнительная защита от атаки германского флота на случай, если Флот Ла-Манша первой линии будет находиться в дальнем крейсерстве» 45.

Картина, нарисованная Бересфордом, страдала большими преувеличениями. Корабли Отечественного флота в любую минуту могли быть укомплектованы полными экипажами и введены в состав соединений первой линии. Тогда в водах метрополии сразу оказался бы 21 современный эскадренный броненосец. Количество кораблей британского флота, уровень боевой подготовки экипажей и способность быстрой мобилизации при подавляющем превосходстве над германскими военно-морскими силами делали возможность нападения немцев в 1907 г. маловероятной. Фишер был очень задет критикой со стороны Бересфорда и Стэрди. Первый морской лорд направил морскому министру Туидмауту меморандум, в котором давал объяснение сложившейся на флоте ситуации и требовал принять меры против Бересфорда и его сторонников.

Ответ морского министра Фишер получил 8 июля 1907 г. Лорд Туидмаугг с готовностью соглашался, что поведение Бересфорда достойно всяческого осуждения, но, по мнению морского министра, в этом деле была и другая сторона: «Я знаю, что он претенциозен, хвастлив и склонен к самовосхвалениям в своих речах, да и все осведомлены об этих его дурных качествах и никто лучше, чем вы, когда рекомендовали назначение его и сэра Реджинальда Кастенса… Но у лорда Чарльза есть и много хороших качеств. Он активен, полон задора и служебного рвения, он может выявлять и мобилизовывать способности, таланты и преданность, как офицеров, так и матросов, и люди, служащие под его началом, замечательны». В заключение морской министр добавил: «Я буду последним человеком в мире, который хоть на йоту поступится полномочиями Совета Адмиралтейства, но мне кажется, что мы иногда считаем свои взгляды безошибочными и не готовы прислушаться к мнениям тех, кто не согласен с нами, но дает нам также ценные идеи и информацию» 46.

Такая позиция морского министра самым негативным образом сказалась на дисциплине на флоте. Однако Туидмаут явно не желал предпринимать решительных шагов, чтобы поставить на место Бересфорда, и последний очень скоро это понял. Между тем морской министр мог бы довольно легко снизить остроту антагонизма между Фишером и Бересфордом. Достаточно было расширить полномочия Бересфорда, как командующего Флотом Ла-Манша, или, напротив, передать весь стратегический контроль Адмиралтейству. Но Туидмаут не сделал ни того, ни другого.

Вместо того, чтобы принять радикальные меры, морской министр решил устроить встречу Фишера с Бересфордом, чтобы попробовать их примирить. «Конференция» с участием Туидмау-та, первого морского лорда и командующего флотом состоялась 5 июня в Адмиралтействе, но окончилась безрезультатно. Конфликты продолжались. В ноябре 1907 г. Бересфорд забросал Адмиралтейство жалобами, предвидя перевод трех своих главных сторонников — Кастенса, Стэрди и Монтгомери — на другие соединения. Командующему мягко отвечали, что насчет перевода Кастенса он ошибается, а Стэрди и Монтгомери сами с готовностью приняли предложенные им новые должности с учетом пожеланий самого Бересфорда.

Тогда же, в ноябре 1907 г., произошел еще один «военно-морской скандал», прогремевший на всю страну и ставший знаменитым под названием «дело Бересфорда — Скотта». Контр-адмирал Перси Скотт, самый авторитетный эксперт по морской артиллерии на британском флоте, в октябре 1907 г. был назначен командующим 1-й эскадрой крейсеров в составе Флота Ла-Манша47. Адмирал Скотт был добросовестным служакой, помешанным на артиллерийском деле и известным как сторонник реформ Фишера. В начале ноября Флот Ла-Манша приступил к проведению артиллерийских стрельб. Однако 4 ноября Бересфорд прекратил маневры и отдал приказ по флоту о чистке и покраске кораблей для подготовки к грандиозному смотру на рейде Спитхеда. 11 ноября предстоял визит Вильгельма II, который изъявил желание осмотреть корабли.

Крейсерская эскадра отрабатывала стрельбы по особой программе, разработанной Скоттом, и приказ Бересфорда привел его в крайнее раздражение. Когда с крейсера «Роксборо» запросили, следует ли им продолжать учения, Скотт велел просигналить: «Кажется покраска у нас важнее, чем артподготовка, поэтому вам лучше заняться приведением себя в порядок, чтобы выглядеть прилично к 8-му сего месяца» 48.

Сигнал был принят на виду у всей эскадры. Когда Бересфорду доложили об этом, он приказал младшему флагману немедленно прибыть на его корабль. В присутствии офицеров штаба флота командующий заявил Скотту, что его сигнал «огорчительно вульгарен, оскорбителен по своему тону, нарушает субординацию по характеру и лишен приличия». Скотт, «бледный как стенка», выслушал тираду Бересфорда молча. Высказавшись, Бересфорд велел младшему флагману отправляться обратно. Командующий также приказал вычеркнуть запись сигнала из судовых журналов «Роксборо» и «Гуд Хоупа».

Бересфорду не следовало раздувать скандал с Перси Скоттом, тем более что германский император отказался от посещения кораблей флота из-за плохой погоды. Однако лорд Чарльз решил этого дела так просто не оставлять и направил в Адмиралтейство рапорт, в котором, в частности, писал: «Я полагаю, что после такого публичного оскорбления моего авторитета перед всем флотом под моим командованием, контр-адмирал сэр Перси Скотт должен быть отстранен от командования 1-й эскадрой крейсеров»49. В Адмиралтействе, несмотря на все требования Бересфорда, ограничились лишь небольшим посланием в адрес Перси Скотта, в котором довольно мягко его «пожурили». Бересфорду было сообщено, что младший флагман получил письменное взыскание. На этом все закончилось. Администрация Фишера совершенно определенно стала на сторону контр-адмирала Скотта.

Инцидент с покраской быстро стал достоянием гласности. Любопытно, что такие газеты, как «Дэйли Мэйл», «Нейвал энд Милитари Рекорд» и «Манчестер Гардиан», обычно стоявшие на противоположных точках зрения, на этот раз были единодушны. Все три печатных органа выразили удивление ситуацией, когда адмирал Бересфорд, прославившийся несоблюдением субординации по отношению к Адмиралтейству, теперь поднимает шум по поводу нарушения дисциплины его подчиненным. Некоторые газеты пошли еще дальше, утверждая, что обвинения Бересфорда не имеют под собой основания. Так, например, еженедельник «Джон Булль» поместил статью, в которой говорилось, что Бересфорд» с самого начала намеревался просто унизить Скотта». Этот инцидент, по мнению автора статьи, доказал, что лорд Чарльз «неспособен заменить Фишера» 50. Каждый офицер Флота Ла-Манша получил номер «Джона Булля» с указанной статьей в запечатанном конверте.

Рассвирепевший Бересфорд потребовал, чтобы Адмиралтейство преследовало «Джона Булля» в судебном порядке и добилось примерного наказания авторов «бунтовской статьи». Адмирал также желал, чтобы военно-морское ведомство опубликовало свою версию «инцидента с покраской», которая выставила бы его в более благоприятном свете. Адмиралтейство ограничилось тем, что разослало всем офицерам флота свое письмо с выговором Перси Скотту 51.

Инцидент был исчерпан, но он только расширил пропасть между Фишером и Бересфордом. За всем этим скандалом лорд Чарльз усмотрел руку первого морского лорда. Бересфорд не уставал повторять, что неуязвимость контр-адмирала Скотта явилась следствием покровительства «джентльмена с Цейлона».

После скандала с Перси Скоттом на флоте началась настоящая вендетта между сторонниками Фишера и сторонниками Бересфорда. Традиции нельсоновской «ватаги братьев» и единения представителей нелегкой морской службы были прочно забыты. Произносились пылкие обвинительные речи. Представители обеих лагерей усердно скрипели перьями, кропая анонимные «подметные» письма и пасквильные статьи в газеты. Древние отставные адмиралы багровели от злости, когда в их присутствии упоминали ненавистное имя первого морского лорда. Британский флот начала XX века сотрясали чернильные залпы.

К середине 1908 г. падение дисциплины на флоте зашло слишком далеко. В глазах общественного мнения ситуация стаяла не только скандальной, но и опасной для морских рубежей Британии, ослабляющей боевую подготовку военно-морских сил. Если бы не поддержка Эдуарда VII и некоторых высокопоставленных политиков Фишеру, без сомнения, пришлось бы уйти в отставку.

Весной 1908 г. Эдуард VII сделал попытку примирить двух противников, воздействовав на них своим авторитетом. Оба адмирала были приглашены на официальный банкет, назначенный на 11 мая. Но, как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Три дня спустя «Реджинальд Эшер писал В. М. Бретту: «Сегодня видел Джеки (Фишера — Д. Л.). Он был публично оскорблен Бересфордом у Леви. В присутствии короля, министров и морских офицеров — кавалеров Ордена Бани Джеки подал руку для дружеского пожатия, а Ч. Б. повернулся к нему спиной. Скандал на весь флот» 52.

Летом 1908 г. последовал новый инцидент. Флот Ла-Манша был задействован на больших учениях. 1 июля 3-й дивизион тяжелых кораблей под командованием Перси Скотта двигался двумя параллельными колоннами при совершенно ясной погоде. Неожиданно был принят сигнал с флагманского корабля Бересфорда: обеим колоннам повернуть навстречу друг другу. В случае его выполнения два головных корабля — «Арджил» и «Гуд Хоуп», — описав «циркуляцию, неминуемо столкнулись бы. Быстро оценив ситуацию, Скотт не выполнил приказ, и его эскадра продолжала двигаться в прежнем ордере 53.

Бересфорд потребовал немедленно отдать своего младшего флагмана под трибунал. В Адмиралтействе прекрасно понимали, что суд над Скоттом, каким бы ни был его исход, потребует серьезного предварительного расследования и создания правительственной комиссии для его осуществления. Скандал разросся, было, до грандиозных размеров, в ходе его могли всплыть и другие вещи, огласки которых в военно-морском ведомстве не желали. Следует также учесть, что морские лорды, сидевшие в Адмиралтействе, были отнюдь не дилетанты, и абсурдность приказа Бересфорда в данной ситуации была для них совершенно очевидна. Скотт вновь остался безнаказанным.

6 июля «Таймс» опубликовала письмо гражданского лорда Адмиралтейства Артура Ли, в котором, в частности, говорилось: «…больше нет возможности скрывать, что командующий Флотом Ла-Манша (который в случае войны автоматически станет командующим всеми военно-морскими силами) не разговаривает с адмиралом, командующим крейсерской эскадрой в составе его соединения, с одной стороны, и с первым морским лордом, с другой…» 54.

В прессе все чаще стали раздаваться призывы уволить в отставку либо Фишера, либо Бересфорда, либо их обоих. Летом 1908 г. оставалось уже немного таких, кто верил, что дело может быть решено разумным компромиссом. Они еще продолжали возлагать надежды на Эдуарда VII. Виконт Эшер писал лорду Кноллису: «Никто кроме короля не сможет положить конец этому глупому раздору. Я всегда верил, что король, пригласив Фишера и Бересфорда, заставив их пожать руки в его присутствии и взяв с них клятву, положить конец ссоре, личной и служебной, заслужил бы аплодисменты всей нации»55. В августе 1908 г. королевская чета, к большому недовольству Фишера, посетила корабли Флота Ла-Манша 56. Эдуард имел длительную беседу с Бересфордом в надежде убедить его пойти на компромисс, но безуспешно.

Незадолго до описанных происшествий, В апреле 1908 г. Туидмаута на посту морского министра сменил Маккенна. Поначалу Фишер воспринял отставку Туидмаута как угрозу своей позиции, но Эдуард VII, утверждая кандидатуру Маккенны, поставил непременным условием сохранение за Фишером кресла первого морского лорда 57. С первых же дней Фишер постарался привить Маккенне свои идеи морской политики, что поначалу оказалось довольно трудным делом. Не меньшее значение придавал Фишер отношению Маккенны к Бересфорду. Сохранение прежнего порядка вещей на флоте было для него невозможным. Фишер неоднократно обвинял кабинет в отсутствии решимости предпринять шаги к обузданию Бересфорда. Маккенна сразу же сделал Бересфорду предупреждение, что его скверные отношения с первым морским лордом подрывают авторитет Адмиралтейства на флоте и не способствуют укреплению боеспособности военно-морских сил.

К концу мая 1908 г. Маккенна окончательно решил для себя, что Бересфорд должен быть освобожден от командования. Был найден и прецедент для обоснования его отставки. Когда в 1795 г. адмирал Худ, в качестве командующего флотом, начал конфликтовать с Адмиралтейством, он был смещен. В июле 1908 г. Маккенна представил на рассмотрение кабинета министров план реорганизации военно-морских сил в европейских водах. Проект морского министра предусматривал к началу 1909 г. включение Флота Ла-Манша в состав Отечественного флота. Это означало смещение Бересфорда до окончания срока нахождения его на посту командующего. После некоторых проволочек в декабре 1908 г. вопрос был решен положительно.

В марте 1909 г., когда реорганизация флота была закончена, адмирал Бересфорд спустил флаг командующего и был списан на берег. Еще раньше, в мае 1908 г., Реджинальд Кастенс, досрочно произведенный в чин полного адмирала, также был неожиданно для многих отправлен в отставку 58. Профишеровское «Ревью оф Ревьюз» злорадствовало: «С чувством огромного облегчения мы узнали о предстоящей отставке лорда Чарльза Бересфорда с поста командующего Флотом Метрополии… Когда два человека едут на одной лошади, гласит старая пословица, один из них должен сидеть позади. Лорд Чарльз никак не мог осознать, что он и есть этот последний. Отсюда возникновение состояния раздора, скандала и, в конечном счете, опасности для службы. К счастью, теперь все позади. Лорд Чарльз Бересфорд, после спуска своего флага, возможно найдет более подходящее поле для применения своих талантов в палате общин, где всегда с готовностью внимали его квартердековскому красноречию» 59. На флоте отставку Бересфорда восприняли спокойно, но эта безмятежность оказалась обманчивой. Эдуард VII, ругавший кабинет министров «сборищем трусов», за нерешительность в отношении Бересфорда, теперь пришел к выводу, что Адмиралтейство слишком поторопилось. Бересфорду оставался год до истечения положенного трехлетнего срока. По мнению короля, лучше было выждать и дать ему возможность «удалиться красиво». Принц Уэльсский выразил беспокойство, что скандальный адмирал, вернувшись в парламент, поведет борьбу за создание правительственной комиссии по расследованию положения дел на флоте и «еще бог знает чего» 60. Дальнейшие события доказали правильность предположений наследника престола.

«КОПЕНГАГЕН — КОМПЛЕКС»

Теперь настало время обратиться к такой важной проблеме, как военно-морское соперничество между Англией и Германией в начале XX века и попытаться дать оценку той роли, которую сыграл Фишер в разжигании англо-германского антагонизма. Ведь в основе реформ адмирала Фишера лежали причины внешнеполитического характера, а претворение их в жизнь, в свою очередь, имело большой резонанс в европейской и мировой политике.

Развитие монополистического капитализма в Германии привело к решительному отходу германского правительства от позиции Бисмарка по колониальному вопросу, который в последние годы говорил, что дружба с Англией для него дороже всей Африки, В «либеральную эру» Вильгельма к государственному рулю Германии приходят новые люди. «Император Вильгельм II, еще будучи кронпринцем, чертил схемы кораблей и, не имея прямого отношения к Адмиралтейству, завел себе специального судостроителя, который помогал ему в любимом занятии» 1.

Примерно с 1894 г. колониальные захваты стали одной из главных целей внешней политики Германии 2. Вступив на пост имперского канцлера, Б.Бюлов продолжил эту политику. В пользу заморской колониальной экспансии и строительства сильного флота заработала мощная пропагандистская машина кайзеровского рейха. Видный немецкий историк Ганс Дельбрюк писал в 1899 г.: «Мы хотим быть мировой державой и проводить колониальную политику с большим размахом. Это предрешено. Пути для отступления нет. Все будущее нашего народа, как великой нации, зависит от этого. Мы можем проводить такую политику с Англией или без Англии. С Англией это будет означать мир, без Англии — войну» 3. Число членов военно-морской лиги Германии к 1901 г. достигло 600 000 человек. Любопытно сравнить, что число лиц состоявших в военно-морской лиге Великобритании, в том же году составило только 15 000 человек 4.

Новое направление внешней политики было чревато для Германии, расположенной в центре Европы между другими великими державами и имевшей «наследственного врага» в лице Франции, многими опасностями. Колониальные приобретения Германии имели в то время скромные размеры, но даже если бы немцам удалось добиться их существенного расширения, владение ими, в конечном счете, зависело от доброй или злой воли британского соперника, который пользовался господством на морях. Но дело было, не только в колониях. Английский флот в любой момент мог блокировать германское побережье, отрезав пути для немецкой внешней торговли, что парализовало бы германскую промышленность, нуждавшуюся в импортном сырье и рынках сбыта. Таким образом, новый курс неотвратимо толкал Германию, к конфликту с крупнейшей морской державой.

3 мая 1897 г. кайзер приказал главнокомандующему военно-морскими силами адмиралу Вильгельму фон Кнорру разработать оперативный план на случай военного конфликта, с Англией. Непосредственное выполнение задания было возложено на офицера морского штаба капитана 1-го ранга Людвига Шредера. Шредер нашел задачу чрезвычайно сложной в силу уже одного только географического положения Англии, огромности британского военного флота и явной недостаточности морских сил Германии. Решение было предложено следующее: Германии следует неожиданным ударом без объявления войны захватить Антверпен и устье Шельды, а затем попытаться с бельгийского берега осуществить вторжение на территорию непосредственно Англии. Успех этого предприятия показался проблематичным даже автору смелого плана. Поэтому Шредер поспешил предупредить: «Мы должны принять во внимание, прежде всего, что война между Англией и Германией поставит под угрозу все наше национальное богатство, благосостояние немецкого народа, да и возможно, на карту будет поставлено наше существование как независимого государства. Перед лицом таких обстоятельств, строгое соблюдение норм международного права становится вопросом чистой этики, когда логика принуждает отказаться от них. Если на карту поставлено существование нации, нарушение нейтралитета Бельгии и Нидерландов не должно смущать нас… История войн во все прошлые эпохи дает нам такие примеры. И они будут повторяться до тех пор, пока будут вестись войны. Английское правительство никогда не колебалось нарушать права нейтральных государств, когда затрагивались британские интересы» 5.

План вторжения через Бельгию был тщательно изучен военными специалистами и доработан в деталях. Однако у плана Шредера оказались как сторонники, так и противники, в том числе и в военно-морских кругах. Среди инициаторов другого подхода к проблеме противоборства с Англией был Альфред фон Тирпиц. К концу 80-х гг. Тирпиц был уже хорошо известен не только в правительственных кругах и на флоте, но и среди крупных промышленников — сторонников заморской экспансии. Будущий руководитель морской политики Германии, так же как и его британский коллега, Фишер, излишней скромностью не страдал: «Когда в январе 1892 г. я был назначен начальником штаба верховного командования, получив личное поручение кайзера разработать тактику Флота Открытого моря, из всех офицеров флота я имел самую основательную тактико-стратегическую подготовку…» 6.

В 1897 г., когда начал разрабатываться план захвата бельгийского побережья, Тирпиц уже стал морским министром. Год спустя, в октябре 1898 г., рейхсканцлер Гогенлоэ вызвал к себе Тирпица, чтобы узнать его мнение о плане Шредера. Согласно записи в дневнике Гогенлоэ от 24 октября 1897 г., Тирпиц заявил, что «идея вторжения в Англию безумна. Даже если бы нам удалось высадить два армейских корпуса, нам бы это ничего не дало, поскольку два армейских корпуса недостаточно сильны, чтобы удержать плацдарм в Англии без подкреплений. Тирпиц заключил, что с войной против Англии придется подождать до тех пор, пока наш флот не станет таким же сильным, как и английский» 7.

Скорее всего, канцлер не совсем правильно понял Тирпица, поскольку последний никогда не имел в виду создание флота «такого большого, как английский». Он выступал за превосходство по качеству и эффективности. Новый статс-секретарь по делам флота всегда должен был считаться с необходимостью для Германии содержать огромную сухопутную армию. Он прекрасно понимал, что его страна не сможет ассигновать такие же средства, как и Великобритания, имеющая лишь небольшую профессиональную армию и являвшаяся самой мощной в мире державой в финансовом отношении.

Именно, исходя из этих обстоятельств, Тирпиц разрабатывал свою знаменитую «теорию риска». «Мы не могли приобрести дружбу и покровительство Англии иначе, как превратившись вновь в бедную земледельческую страну. Но средство для существенного улучшения отношений имелось — это было создание германского флота, который сделал бы мысль о нападении на германскую торговлю более рискованной, чем в те времена, когда Бисмарк сказал свою знаменитую фразу» 8.

Главный упор был сделан на тактическое и, в особенности, техническое превосходство немецких кораблей над английскими. Создавая такие корабли, Тирпиц стремился испробовать все новинки судостроительной и боевой техники. Благодаря его настойчивости, немецкие корабли продемонстрировали поразительную живучесть и непотопляемость, достигнутые путем применения особых противоминных переборок, повышения качества бронирования и т. д. 280 мм орудия германских броненосцев оказались мощнее, и их бронебойность была лучшей, чем у английских 305 мм пушек. Цейсовская оптика дальномеров на немецких кораблях также превосходила по своим качествам аналогичные английские приборы. Немцы также отлично натренировали своих артиллеристов. Тирпиц был совершенно прав, когда говорил, что немцы по качеству кораблей и тактическим достижениям стояли в мировой войне выше англичан.

Немецкий адмирал полагал, что если Германии удастся создать мощное сбалансированное соединение линейных кораблей в Северном море, они составят серьезную угрозу морскому господству Англии, особенно если учесть разбросанность соединений британского флота по отделенным морским театрам. Когда в 1897–1898 гг., Тирпиц выступил инициатором принятия Закона о флоте, Великобритания обладала 38 эскадренными броненосцами 1-го класса и 34 броненосными крейсерами, а Германия, соответственно, только 7 и 2. Но и после выполнения новой морской программы 1898 г. будущему германскому флоту, ядро которого должны были составить 19 новейших эскадренных броненосцев, едва ли хватило бы сил, чтобы вырвать трезубец Нептуна из рук «владычицы морей» 9. Однако замыслы Тирпица носили долговременный характер. Воспользовавшись международной ситуацией и англофобией шовинистических кругов Германии, подогретых событиями англо-бурской войны, статс-секретарь военно-морского ведомства добился в 1900 г., от рейхстага согласия на двойное увеличение числа линейных кораблей по сравнению с законом 1898 г., т. е. до 38 броненосцев 10.

Тирпиц и руководимое им военно-морское ведомство уделяли большое внимание подготовке офицерских кадров флота. Если до 1897 г. в Германии было всего около 250 морских офицеров, то к началу первой мировой войны их число возросло до 2500. Хотя по сравнению с офицерским корпусом германской сухопутной армии, насчитывавшим 30 тыс. человек, морских офицеров было относительно немного, они играли в вильгельмовской Германии особую роль. К 1907 г. более 85 % курсантов военно-морских училищ являлись выходцами с территории, расположенной севернее линии Майнц — Кобург. У прусского дворянства не было традиций морской службы. Большинство немецких дворян по своему воспитанию и мировоззрению не подходили для таких профессий, как, скажем, военно-морской инженер. Подавляющее большинство немецких морских офицеров принадлежали к «третьему сословию». Процент кадетов дворянского происхождения колебался весьма незначительно: в 1895 г. они составляли 14 %, в 1902-13 %, в 1905-14 %. Многие известные адмиралы и флотоводцы кайзеровского рейха — Кнорр, Кестер, Хольман, Мюллер, Тирпиц, Ингеноль, Поль, Шредер, Капелле, Хиппер -

получили дворянство только после долгих лет службы 11.

Таким образом, прогресс германской морской мощи на рубеже веков был налицо. Однако каковы бы ни были стратегические достоинства «теории риска» фон Тирпица, у нее было одно весьма существенное слабое место. Морская мощь не создается в один день, она требует длительного периода кропотливого созидания. В связи с этим возникает вопрос: могли ли колоссальные усилия Германии по созданию военно-морского флота, остаться незамеченными. Англией, и могла ли Британия остаться пассивным созерцателем перед лицом растущей угрозы?

Впрочем, Тирпиц прекрасно отдавал себе отчет о грозящей опасности. Гросс-адмирал вполне допускал возможность превентивного удара со стороны британских военно-морских сил с тем, чтобы без объявления войны уничтожить еще недостаточно сильный германский флот. Тирницу, как и многим его современникам, принадлежавшим к поколению европейцев, воспитанных на идеях социал-дарвинизма, мысль о превентивном ударе вовсе не казалась чем-то диким или несовместимым с моральными нормами цивилизованного общества.

В связи с вышеизложенным, любопытно отметить, что нападение японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре без объявления войны не вызвало в Англии ни осуждения, ни особого удивления. «Возмущение, которое, как говорят, охватило Петербург, в связи с нападением Японии, без формального объявления войны, является любопытной иллюстрацией того, как прочно укоренились традиционные представления в умах общественности… — вещала «Дэйли Трэфик». — Фактически объявление войны так же устарело, как, например, посылка средневекового герольда с известием о начале враждебных действий» 12.

Фишер выразил свое мнение по поводу действий адмирала Того в письме к Уильяму Мэю: «Чтение о восьми атаках Того на Порт-Артур заставило меня расхохотаться! С чего! Если бы у него были подводные лодки, достаточно было одной единственной атаки. Весь русский флот был бы пойман, как крысы в мышеловке и полностью уничтожен. …Не предпринимать нападение первым! Да если наш адмирал на Средиземном море стоит той соли, которой он пропитался, он отбуксирует свои подлодки со скоростью 18 узлов от Мальты к Тулону, запустит их в Тулон (как хорьков на кроликов) прежде чем война будет объявлена; точно так же, как японцы действовали на глазах у русских офицеров, знавших, что война вот-вот начнется! На войне все дозволено! Бить в живот или еще куда! Лучшим объявлением, войны будет потопление вражеского флота! Это первое, что нужно знать о войне!» 13.

Поначалу германские морские программы 1898 и 1900 гг. не вызвали особой тревоги в британском Адмиралтействе 14. Однако к 1902 г. благодушие начало быстро улетучиваться. Из официальных лиц одним из первых забил тревогу X. О. Арнольд-Форстер — парламентский и финансовый секретарь Адмиралтейства. Летом 1902 г. Арнольд-Форстер посетил главные базы германского флота Киль и Вильгельмсгафен и то, что он там увидел, произвело на него большое впечатление. По возвращении на родину Арнольд-Форстер представил кабинету министров меморандум, утверждая, что Германия должна рассматриваться как потенциальный противник. Для того, чтобы встретить возможную опасность во всеоружии, он предлагал начать сооружение военно-морской базы на восточном побережье Англии, усилить Отечественный флот и пересмотреть военные планы с поправкой на Германию.

Фишер полностью поддержал опасения своего гражданского коллеги и даже написал письмо Арнольду Уайту с просьбой выступить в прессе о германской угрозе и намекнуть на желательность сближения с Францией 15. В октябре того же года Селборн и правительственный кабинет, изучив имеющуюся в их распоряжении информацию, пришли к выводу, что германские военно-морские программы, не в пример русским или французским, выполняются быстро и пунктуально, и планируют их, скорее всего, имея в виду Англию. Морской министр не преминул указать, что военно-морской бюджет Великобритании в связи с этими фактами следует увеличить на 3 млн. ф. ст. 16.

В течение последующих двух лет тревога в Англии по поводу растущей германской морской мощи продолжала увеличиваться. Произносились многочисленные речи, писались статьи и памфлеты, предупреждавшие о грядущем «германском вызове». Известный военно-морской обозреватель Арчибальд Хэрд, ставший позднее редактором авторитетного «Брассейз Нейвал Эннъюал», начал с этого времени специализироваться на «германском вопросе», не уставая напоминать своим читателям; «Германия обещает стать самым серьезным нашим соперником на морях» 17. Некоторые публикации были даже паническими: «В то время как морская мощь в руках Британии не может представлять угрозы, в руках Германии она превратится в страшную угрозу миру, тем более, что история новейшей германской политики это история агрессии, стремление к расширению своих границ и захвату чужих колоний любой ценой» 18.

Но, несмотря на растущее беспокойство общественного мнений, никаких изменений в военные планы Адмиралтейства внесено не было. Первые конкретные планы военных действий против германского флота появились в июле 1904 г. и были разработаны принцем Луи Баттенбергом — немецким аристократом на английской службе, бывшим в то время начальником отдела военно-морской разведки. План предусматривал использование миноносцев и торпедных катеров для блокады устья Эльбы и выходов из германских военных портов. Однако планомерное сосредоточение британской морской мощи в водах метрополии началось только после того, как Фишер стал первым морским лордом, т. е. с октября 1904 г.

Тирпиц предвидел возможные осложнения с Англией в связи со строительством «большого флота». В предстоящем создании германской морокой мощи был неизбежен период, который Тирпиц назвал «опасной зоной». «Опасная зона» будет пройдена только тогда, когда размеры германского флота достигнут такой величины, что сделают войну Англии против Германии рискованной. Статс-секретарь по делам флота полагал, что опасный период Германия пройдет с меньшим риском, если дипломатия кайзеровского рейха будет воздерживаться от внешнеполитических авантюр и опасных провокаций в отношении Великобритании. «Положение в моем собственном ведомстве, — писал впоследствии Тирпиц, — заставляло меня вдвойне осуждать всякие демонстрации на международной арене» 19. Но надеждам руководителя германской морской политики не суждено было сбыться: вильгельмовская дипломатия никак не могла удержаться от бессмысленных «демонстраций».

Выше уже говорилось о том, какое неблагоприятное впечатление в Англии в целом, и на Фишера в частности, произвело участие германских угольщиков в обеспечении перехода эскадры Рожественского в Тихий океан. 22 октября 1904 г., во время инцидента у Доггер-банки, нервы у всех в германском Адмиралтействе и внешнеполитическом ведомстве были взвинчены не в меньшей степени, чем у русских моряков, паливших из орудий по рыбацким судам. Последовавшие за этим неистовая реакция британского общественного мнения и балансирование в течение 10 дней на грани войны между Англией и Россией добавили страхов в Берлине. К тому времени в Англии были убеждены, что за спиной России стоит Германия и именно этим объясняется агрессивность и самоуверенность русских.

Думается, Фишер был бы очень удивлен, если бы знал, в каком страхе пребывало германское руководство. Доггер-банка неожиданно сделала весьма опасной дипломатическую ситуацию, в которой оказалась Германия. Если бы Англия решила выступить на стороне своего союзника Японии, германским угольщикам, следовавшим с эскадрой Рожественского, тут же пришел бы конец. В ноябре — декабре 1904 г. в Берлин посыпались тревожные сообщения военно-морского атташе в Лондоне. В послании от 17 ноября капитан 1-го ранга Керпер сообщал: «Случайно за день до этого я слышал, что в Адмиралтействе проводят военную игру «Германия против Англии», которая, как полагают, завершится до октября». Кайзер, ознакомившись с посланием, сделал на полях отметку: «К весне мы должны быть готовы ко всему» 20. Дальнейшее перераспределение сил британского флота явилось для Вильгельма II подтверждением его опасений, и он наметил консультацию с участием министра иностранных дел и начальника генерального морского штаба, на которой планировалось обсудить дипломатические последствия возвращения германских заграничных эскадр в воды метрополии с «целью подготовки к возможной атаке англичан весной» 21.

К рождеству 1904 г. страх перед возможным нападением британского флота на побережье Германии стал центральным вопросом дипломатических отношений между двумя странами. Английский посол в Берлине сэр Фрэнк Лэссэлс был приглашен к рейхсканцлеру на важную беседу. В послании лорду Ленсдауну Лэссэлс докладывал о предмете беседы, который вращался, главным образом, вокруг «убеждения», что Великобритания должна вот-вот напасть на Германию. Опасения немцев были настолько сильны, что кайзер даже вызвал в Берлин Меттерниха — германского посла в Англии — для консультаций по данному вопросу. Меттерних поспешил уверить Вильгельма II. что ни у правительства его величества, ни у английского народа нет ни малейшего намерения нападать на Германию, чем несколько успокоил кайзера 22.

Однако Лэссэлс и Меттерних были чересчур оптимистичны. Именно в эти дни в дипломатическом словаре англо-германских отношений все чаще начинает встречаться термин «Копенгаген», означавший для немцев начала XX века нечто большее, чем просто название датской столицы. Это слово одновременно означало событие прошлого и страх настоящего, страх, что в один прекрасный день, примерно такой же, как тот апрельский день 1801 г., когда эскадра Нельсона появилась на рейде Копенгагена, британский флот появится у Вильгельмсгафена и Киля и без предупреждения атакует прекрасные новенькие корабли императорского флота. Германские линейные корабли, беззащитные и захваченные врасплох на якорных стоянках, превратятся в дымящиеся груды металлолома и вместе с ними весь политический вес Германии в мире, ее претензии и надежды будут сокрушены одним ударом и похоронены навсегда. А уничтожение датского флота Нельсоном без объявления войны и бомбардировка Копенгагена разве не являются неопровержимым подтверждением британского коварства и жестокости, только прикрытых маской цивилизованности? И кто может наверняка знать, в какой момент эта маска будет отброшена снова! Поступательное развитие германского военного флота, как и вся «мировая политика» Германии оказались подвешенными на тонкой нити, которая в любой момент могла быть перерублена неотвратимым безжалостным ударом. «Английская угроза» ощущалась немцам всё явственнее. «Копенгаген-комплекс», возникнув как призрак в 1904 г., прочно занял позиции на заднем плане англо-германских отношений и сохранял их на протяжении 10 лет вплоть до 1914 г. Призрак «Копенгагена», превратившись для немцев в неотъемлемую часть внешнеполитического окружения, в свою очередь, способствовал формированию конкретных шагов германской политики на мировой арене, которые делали нараставший конфликт неотвратимым.

Насколько реальны были опасения немцев относительно возможности превентивной морской войны Англии против Германии? Нас эта проблема будет интересовать лишь постольку, поскольку она связана с деятельностью Фишера. Раддок Маккей считает адмирала причастным к появлению статьи Арнольда Уайта в одном из ноябрьских номеров «Сан», в которой автор призывал «копенгагировать» германский флот и тем самым положить предел росту морской мощи этой державы 23. Нам представляется, что Фишер, будучи фактически руководителем морской политики Империи, не мог не быть причастным и к выступлению гражданского лорда Адмиралтейства Артура Ли, которое имело место в феврале 1905 г. и наделало много шума. Ли, в частности, заявил: «Если при существующих условиях война все-таки начнется, то британский флот нанесет свой первый удар прежде, чем противная сторона успеет прочитать об объявлении войны в газетах» 24.

Стремление Фишера к превентивной войне против Германии имеет и более основательное подтверждение. Первый морской лорд как минимум дважды, в конце 1904 и в начале 1908 гг., обращался к Эдуарду VII с предложением «копенгагировать» германский военный флот, пока его мощь не достигла критических для Британии размеров. Оба раза его предложение было отвергнуто. В первом случае король воскликнул: «Мой бог, Фишер, вы, должно быть, сошли с ума!» Однако во второй раз этот план не показался Эдуарду таким уж безумным 25. В мае или июне 1905 г. Фишер, как говорят, прямо заявил морскому министру Каудору: «Сэр, если вы хотите уничтожить германский флот, я готов это сделать сейчас. Если вы прождете еще пять или шесть лет, то такая работа станет гораздо более трудной» 26.

Эти предложения делались Фишером неофициально, но, по-видимому, первый морской лорд не считал нужным скрывать свои взгляды. Во всяком случае, многие официальные лица в Германии, включая самого кайзера, действительно верили в реальность планов превентивной войны, якобы разработанных Фишером. «В то же самое время он (кайзер — Д. Л.) знал, что Англия желает войны — не король и не министры, — но некоторые очень влиятельные люди, как сэр Джон Фишер» 27. Такие убеждения в официальном Берлине поддерживались английской прессой, в которой время от времени появлялись статьи, изобиловавшие намеками и полунамеками на воинственные намерения первого морского лорда.

В нюне 1906 г. кайзер заявил английскому морскому атташе капитану 1-го ранга Думасу: «Вы знаете, что ваши офицеры и те, кто обличен властью, думают, что самая большая цель сэра Джона Фишера — сражаться с нами». На основании бесед с германскими морскими офицерами и официальными лицами Думас заключил, что «опасения войны с Англией в этой стране очень велики». В своем донесении Думас особо подчеркнул отношение к Фишеру, который в Германии рассматривался как «сильная личность», способная принять решение об уничтожении германского флота. Кем-то брошенный клич «Фишер наступает!» вызвал настоящую панику в Киле в январе 1907 г., где в течение двух дней родители не пускали детей в школу, ожидая с минуты на минуту нападения английского флота. Паника случилась и на берлинской бирже. А несколько лет спустя адмирал фон Мюллер охарактеризовал английскому послу Фишера как «архи-негодяя», хотевшего увековечить себя «трафальгарским» разгромом Германии и войти в историю под именем лорда Фишера Гельголандского» 28.

Насколько все же были реальны угрозы, исходившие от Фишера? Мнения историков на этот счет существенно различаются. Профессор Мардер был убежден, что предложение первого морского лорда «копенгагировать» германский флот не следует принимать всерьез 29. Другие авторитетные специалисты как, например, Джонатан Стейнберг и Раддок Маккей придерживаются мнения, что такие заявления, исходившие от человека, облеченного большой властью и пользовавшегося огромным влиянием, сбрасывать со счетов нельзя 30. Нам представляется, что угрозу превентивной войны Англии против Германии и готовность Фишера ее осуществить нельзя считать совсем уж беспочвенной. В конце концов, Англия разгромила датский флот на рейде Копенгагена без объявления войны в начале XIX века, а в 1940 г. Уинстон Черчилль взял на себя смелость отдать приказ об уничтожении флота своих союзников французов в портах Северной Африки. Такой человек как Фишер, имей он одобрение верхов, тем более мог отдать приказ атаковать немецкий флот. Во всяком случае, впоследствии в своих мемуарах старый адмирал сожалел, что в то время в Англии не было «сильной личности», которая взяла бы на себя смелость отдать такой приказ. «Увы! — писал Фишер, — у нас не нашлось ни Питта, ни Бисмарка, ни Гамбетты» 31.

Таким образом, после шока, полученного в конце 1904 — начале 1905 гг., англо-германские отношения так и не смогли вернуться в нормальное русло. Именно с 1905 г., после того как комитет по разработке проектов новых линейных кораблей завершил свою работу, британский военно-морской флот начал подготовку к перераспределению своих главных сил, имея в виду прежде всего возможность военного столкновения с Германией.

Немцы, чрезвычайно обеспокоенные складыванием англо-французской антанты, предприняли рискованную попытку вбить клин между двумя державами, пытаясь использовать для этой цели французское проникновение в Марокко. Согласно достигнутой в 1904 г. договоренности, Великобритания обещала дипломатическую поддержку французской политики в Марокко в обмен на аналогичную поддержку Францией британской политики в Египте.

Когда немцы вмешались в марокканские дела, у них не было ясного представления, что они собственно там будут делать. Они хотели показать, что Германию нельзя игнорировать ни в одном мировом вопросе и смутно надеялись ослабить англо-французскую антанту. В Берлине жаловались, что их не уведомили официально об англо-французском соглашении относительно Марокко, словно ничто в мире не могло происходить без их разрешения. Поэтому они упорно подходили к Марокко как к независимой стране, и Вильгельм II во всеуслышание заявил об этом, когда 31 марта 1905 г. прибыл в Танжер. Франко-германские отношения достигли крайней степени напряженности. В британских коридорах власти также нашлось немало сторонников жесткой позиции по отношению к Берлину. Луи Малле — один из лидеров антигерманской группировки в Форин Оффис — заявил, что Англия «должна воевать, если в этом будет необходимость», чтобы не допустить попадания Франции в зависимость от Германии 32.

В Великобритании очень болезненно относились к возможности получения какой-либо европейской державой военно-морской базы у западного входа в Средиземное море. У министра иностранных дел Ленсдауна возникли сильные подозрения, что Германия собирается потребовать себе такую базу в Марокко в обмен на признание французской гегемонии в этой стране.

По поручению Ленсдауна Луи Малле отправился к Фишеру для консультации о возможных последствиях получения немцами военно-морской базы в Марокко. О своем разговоре с Фишером Малле написал два дня спустя английскому послу в Париже Фрэнсису Берти. По словам Малле, первый морской лорд предположил, что немцы, скорее всего, потребуют Могадор и что англичанам взамен, пожалуй, следовало бы потребовать Танжер. Впрочем, адмирал уверил своего собеседника, что все страхи относительно появления немецкой базы на марокканском побережье — чепуха, поскольку она никаких особых преимуществ, противнику не даст. Однако Фишер тут же сообщил Малле, что он собирается заявить министру иностранных дел, что такая база в руках немцев будет представлять огромную опасность британскому господству на морях и что ее возникновение следует использовать как повод к войне. Малле прокомментировал это следующим образом: «Он (Фишер. — Д. Л.) отличный парень и прямо-таки горит желанием воевать с Германией» 33.

О том, что Фишер не предавал серьёзного значения приобретению немцами военно-морской базы в Марокко, свидетельствует и письмо немецкого посла Меттерниха, написанное несколько месяцев спустя после указанных событий. «Лорд Туидмаут, — писал Меттерних, — заявил, что Германия, очевидно, желает укорениться на атлантическом побережье Марокко, заняв там угольную станцию или порт. При определенных обстоятельствах британское правительство не стало бы этому противиться. Лорд Туидмаут недавно обсудил проблему с адмиралом сэром Джоном Фишером, который сказал, что не имеет возражений против приобретения Германией порта на Атлантическом побережье, добавив: «Если мы действительно собираемся воевать с Германией, должно же быть что-то, что мы будем бомбардировать. (Пометка кайзера: «Повсюду Фишер!»)» 34.

Американский историк Джон Кутан, по-видимому, прав, утверждая, что Фишер «намеренно собирался использовать кризис для провокации англо-французского нападения на Германию»35.

Сразу же после разговора с Луи Малле неутомимый адмирал садится за послание к шефу своего собеседника лорду Ленсдауну. Это письмо заслуживает того, чтобы привести из него пространную цитату: «Совершенно ясно, что немцы захотят порт на побережье Марокко, и вне всякого сомнения такой порт в их распоряжении представит смертельную угрозу для нас с военно-морской точки зрения и должен быть немедленно использован как повод к войне, если мы не получим Танжера… Кажется это золотая возможность начать войну против немцев в союзе с французами, и я искренне надеюсь, что Вы сможете довести до этого… Вся моя надежда, что Вы пошлете телеграмму в Париж о том, что британский и французский флоты отныне одно целое. Через сутки мы могли бы овладеть германским флотом, Кильским каналом и Шлезвиг-Гольштейном» 36.

Получив воинственное послание первого морского лорда, не на шутку перепуганный Ленсдаун отбил телеграмму премьеру Бальфуру: «Германия будет оказывать давление на Францию, чтобы получить порт на побережье Марокко. Адмиралтейство считает такой исход фатальным. Могу ли я дать совет французскому правительству не уступать до тех пор, пока мы не используем все средства на переговорах, чтобы избежать выполнения этого требования?» 37.

Заручившись одобрением Бальфура, Ленсдаун проинструктировал Берти обещать французскому правительству «любую поддержку с нашей стороны» в противостоянии германскому давлению. Такое обещание фактически связывало правительство Бальфура обязательством ввязаться в войну на континенте в случае нападения Германии на Францию. По-видимому, члены кабинета имели самое смутное представление о последствиях такого шага для Великобритании. Поддержка континентального союзника для англичан традиционно означала корабли и деньги. Однако в начале XX столетия европейский баланс сил был уже совсем иным. Вильгельм II справедливо заметил, что «никакой флот не сможет защитить Париж». Французский премьер, в свою очередь, сожалел, что «Королевский флот не может передвигаться на колесах». Для Ленсдауна обещать поддержку было гораздо легче, чем для Великобритании действительно оказать таковую в случае начала войны в Европе. И это в условиях, когда главный континентальный союзник Франции — Россия — был по рукам и ногам связан войной на Дальнем Востоке и терпел от японцев одно поражение за другим.

Фишера, чья ложь относительно военной ценности теоретической германской базы в Марокко заставила правительство совершать столь опрометчивые шаги, нисколько не беспокоило то обстоятельство, что Британский флот едва ли сможет оказать действенную помощь Франции. Ради сокрушения германской морской мощи адмирал вполне был готов воевать с кайзеровским рейхом до последнего француза.

Согласно взглядам Фишера, единственной целью Англии могло быть только уничтожение германского военного флота и торгового судоходства таким образом, чтобы их уже невозможно было восстановить. Кто станет новым соперником Великобритании на морях, уже будет зависеть от того, чем закончится борьба на континенте. Поскольку действенную поддержку Франции англичане могли оказать только на море, то Фишер не видел никаких противоречий между авансами Ленсдауна и устранением Англии от борьбы на суше.

После первой мировой войны многие авторы жестоко критиковали британское руководство за то, что оно избрало «континентальную стратегию» в войне с Германией и отдало ей предпочтение перед традиционной «морской стратегией». Им казалось, что прав был Фишер, отстаивавший ведение военных действий силами флота и отчасти при помощи десантных операций. Для них критерием ошибочности выступал тот факт, что Великобритания, несмотря на свое островное положение, понесла громадные потери из-за активного участия ее армий в военных действиях на Западном фронте. В войнах против Испании, Голландии и Франции англичане полагались главным образом на свою морскую мощь, высаживая десанты в неожиданных для неприятеля местах, где они, несмотря на сравнительную малочисленность, добивались значительных успехов. Накануне первой мировой войны Англия, по мнению этих критиков, повернулась спиной к своему славному прошлому. Она преступно растрачивала свои драгоценные людские ресурсы, бросив их в бескрайние болота грязи и крови позиционной войны, в безнадежную битву с полчищами континентальных конскриптов.

Но вернемся к событиям 1905 г. Марокканский кризис и перспективы военного сотрудничества с Францией вселили большой энтузиазм в представителей армейского руководства. После англо-бурской войны авторитет английской армии упал очень низко, и она часто подвергалась резкой критике и нападкам. Теперь армия вновь становилась нужна. Под предлогом помощи союзникам и подготовки к участию в войне на континенте можно было нажить политический капитал и главное — получить дополнительные субсидии. В это же время у военного ведомства появляется и свой реформатор, правда, в отличие от Фишера, человек гражданский — новый военный министр Ричард Холден.

Фишер, наблюдавший из своего «вороньего гнезда» в Адмиралтействе тяжбы по поводу размеров армейского бюджета, почему-то решил, что всякое увеличение отчислений на военное ведомство будет производиться за счет флота. В связи с этим первый морской лорд всячески противодействовал военным «Каждый пенс, потраченный на армию, — это пенс, отобранный у флота. Но миллионы армий будут бесполезны, если флот не будет сильным во всех отношениях!»37. К беспокойству, связанному с якобы имевшими место покушениями на флотский бюджет, примешалась и личная неприязнь Фишера к Холдену, которого адмирал подозревал в честолюбивых устремлениях. Военного министра Фишер именовал не иначе, как «скользкий Наполеон Б. Холден». Впрочем, подбор эпитетов для нового недруга у адмирала был достаточно богат и разнообразен. В письмах Фишера Холден частенько фигурирует как «мыльный» или «масляный Иезуит» и проч. 38.

Нежелание Фишера сотрудничать с армией в деле стратегического планирования с особой наглядностью показали неофициальные англо-французские переговоры в декабре 1905 — январе 1906 гг., которые велись на уровне генеральных штабов. Целью переговоров была выработка плана совместных действий на случай войны Англии и Франции против Германии. Одним из самых больших энтузиастов совместного стратегического планирования был полковник Чарльз Репингтон — активный участник переговоров. Репингтону хотелось сделать англо-французское стратегическое планирование всеобъемлющим и он решил подключить к переговорам Адмиралтейство. Вопреки советам Кларка и Эшера, полковник встретился с Фишером 30 декабря, на предмет участия последнего в переговорах с французами.

Разговор был продолжительным и довольно сумбурным. Адмирал сказал Репингтону, что «абсолютно верит в Антанту». Далее первый морской лорд поведал полковнику, что Адмиралтейство проводит систематическое усиление флота в водах метрополии, сокращая военно-морские силы у берегов Китая и в Средиземном море. Фишер также выразил убеждение, что Флот Ла-Манша под командованием Артура Уилсона способен самостоятельно уничтожить весь германский флот. В заключение первый морской лорд огорчил Репингтона, заявив, что от французов ему, собственно говоря, никакой помощи и не нужно, разве что если они возьмутся установить поперек Ла-Манша кордон против подводных лодок. Представитель военного ведомства удалился ни с чем. Расстроенный полковник вынужден был констатировать, что адмирал в глубине души, наверное, не сомневался, что «немцы разобьют французов» 39.

В скептическом отношении Фишера к военному потенциалу союзников французам вскоре пришлось убедиться непосредственно. 2 января 1906 г. первый морской лорд принимал у себя французского военно-морского атташе капитана 1-го ранга Мерсьера де Лостенда. Если исходить из известных на сегодняшний день документов, то эта полуофициальная встреча была единственной попыткой за время нахождения Фишера на посту первого морского лорда установить контакт с французами и договориться о совместных действиях союзных флотов. Скажем сразу — встреча неудачная. Фишер повторил французскому морскому офицеру то же. самое, что он говорил Репингтону и ни словом не обмолвился о том, что британский флот желал бы получить какое-либо содействие от французского. Не было сделано предложения об обмене сигнальными кодами или распределении зон ответственности на морских театрах между союзными флотами. Фишер не счел нужным ознакомить представителя союзной державы даже в общих чертах с военными планами британского Адмиралтейства и даже не выразил желания продолжить переговоры 40.

Примерно месяц спустя после неудачной встречи де Лостенда с Фишером до французов дошли слухи о том, что морской министр Туидмаут и его первый морской лорд готовы заключить сделку с немцами за счет своих союзников, предоставив кайзеру свободу рук в приобретении порта Могадор в Марокко. Эта информация вызвала большое беспокойство в Париже, следствием которого стали несколько истерических запросов Жюля Камбона 41. Слухи были официально опровергнуты, но недоверие французов к Фишеру только возросло.

Фишер явно был против активного участия английских войск в борьбе на франко-германском фронте. Первый морской лорд предпочитал высадку сильного десанта на бельгийском побережье, если нейтралитет этой страны будет нарушен немцами, или захват посредством десантной операции Шлезвиг-Гольштейна. Справедливости ради, заметим, что взгляды Фишера разделяли и некоторые военачальники, например генерал Джон Френч 42. После встречи с де Лостендом адмирал полностью отмежевался от переговоров, которые вели английские и французские военные. Он также запретил участвовать в них своему подчиненному — начальнику отдела военно-морской разведки Оттли 43.

Такая позиция крайне возмутила Чарльза Репингтона: «Он даже отказался оказать содействие в перевозке наших войск через Ла-Манш под тем предлогом, что это может помешать другим морским операциям». Репингтона целиком поддержал член Комитета имперской обороны сэр Джон Кларк: «Он (Фишер — Д. Л.) хочет вести свою собственную войну на свой собственный манер. Для меня не имеет значения, собрался ли он осуществлять только морские операции. Но, он хочет использовать нашу армию для этих самых морских нужд. Он все рвется на Балтику и хочет, чтобы армия помогала ему, а не французам» 44.

Репингтон и Кларк решили жаловаться на Фишера виконту Эшеру с тем, чтобы последний оказал давление на адмирала. Специально по этому поводу они встречались с Эшером, но их усилия оказались безуспешными. Эшер дал понять, что он на стороне первого морского лорда. Его поддержкой во многом объясняется и позиция Фишера, который едва ли бы стал вести себя так только на свой страх и риск. Имеются и документы, подтверждающие нашу точку зрения.

Кларк написал Эшеру письмо, в котором обвинял адмирала в отсутствии у него конкретных планов действий на случай войны. Эшер переслал это письмо первому морскому лорду. 14 января Фишер окончательно определил свою позицию: «Ну и что доказывает письмо Кларка, которое вы мне переслали? Военных планов для флота нет, потому что он их не видел!». Далее Фишер расставляет точки над «i»: «Французское военное министерство не раскрыло английскому военному министерству своих планов, Дураками бы они были, если бы это сделали. Рисковать своими военными планами ради той капли в океане, которую представляет собой наша военная помощь. Именно поэтому английское Адмиралтейство и намеревается держать свои планы при себе!» 45.

Ответ Эшера был также однозначным: «Чем больше я наблюдаю за работой Адмиралтейства, тем больше она мне нравится. Чем больше я наблюдаю работу генерального штаба, тем меньше она мне нравится. Французы не раскрыли нам своих планов на суше, и я их не виню. Я полагаю, что ничто не заставит Вас раскрыть свои планы кому-либо, и Вы будете правы»46.

После январских событий 1906 г. Кларк окончательно поссорился с Фишером. Это привело, в конечном счете, не только к отставке Кларка, но и к тому, что Комитет имперской обороны не смог выполнять функции центра, координирующее британское стратегическое планирование. После указанных событий Фишер полностью бойкотировал Комитет имперской обороны в знак протеста против попыток вмешательства в дела Адмиралтейства, которое он рассматривал в качестве только своего поля деятельности.

Фишеру, за время пребывания на посту первого морского лорда, еще дважды удалось проявить себя на дипломатическом поприще — один раз косвенным образом, другой раз непосредственно. Оба случая пришлись на 1908 г. Первый из них связан с весьма любопытным эпизодом в англо-германских дипломатических отношениях начала века, вошедшим в историю под названием «письма Вильгельма II лорду Туидмауту».

В начале 1908 г. про-бересфордовски настроенная Имперская морская лига начала активную кампанию с требованием создать правительственную комиссию для расследования положения дел в Адмиралтействе, возглавляемом Фишером. В поддержку кампании пытались привлечь крупных политиков, в том числе виконта Эшера. 6 февраля 1908 г. ряд влиятельных английских газет опубликовали письмо Эшера, адресованное Имперской морской лиге, в котором он отклонял предложение поддержать их требования. В письме, в частности, были следующие строки: «Нет ни одного человека в Германии, начиная с императора, который не приветствовал бы отставки сэра Джона Фишера» 47.

Впоследствии биограф Черчилля Питер Де Мендельсон удивлялся: «Как мог такой тонкий комбинатор, как Эшер, позволить опубликовать столь непродуманное письмо, остается загадкой»48. Однако нам эта ситуация представляется несколько в ином свете. С определенным основанием можно утверждать, что публикация письма была продуманной, заранее спланированной акцией. Вот запись в дневнике Эшера от 7 февраля 1908 г.: «Фрэнсис (Ф. Кноллис, личный секретарь Эдуарда VII. — Д. Л.) сказал мне, что король и Принц Уэльсский оба полагают, что я поступил правильно, согласившись на публикацию моего письма к морской лиге»49. Очевидно Эшер и его единомышленники собирались таким образом поднять авторитет Фишера в глазах общественного мнения. Чего они не могли предвидеть, так это реакции кайзера.

Вильгельм ознакомился с публикацией и, судя по всему, она привела его в крайнее раздражение. Трудно сказать, натолкнул ли кто-то на эту мысль кайзера, или Вильгельм действовал по собственному почину, но 16 февраля германский император написал письмо на 13 страницах… лично морскому министру Туидмауту! В своем пространном послании кайзер обрисовал якобы существующий в Германии страх перед Фишером как «явную галиматью». Письмо также содержало выпад против Эшера. Кайзер «рубанул с плеча», что человек, «отвечающий за присмотр канавок у королевского дворца» (Эшер имел почетный титул управляющего Виндзорским замком) не может иметь суждений о морской политике. Автор послания также не преминул подчеркнуть, что активное строительство военного флота в Германии вовсе не является угрозой морскому могуществу Великобритании 50.

Ситуация возникла, мягко говоря, оригинальная. Случай невиданный в истории дипломатии, чтобы коронованная особа одной державы обращалась с посланием через голову всех официальных инстанций непосредственно к члену кабинета министров другой державы, тем более к морскому министру. По сути дела, это было вмешательством во внутренние дела Англии. Если бы Вильгельм дал себе труд предварительно посоветоваться с канцлером Бюловым, думается, что последнему удалось бы удержать кайзера от непродуманного шага. Но этого не произошло. Полагают, что письмо к Туидмауту было отправлено с ведома статс-секретаря по иностранным делам фон Шена. Уже один только этот промах послужил бы достаточным основанием, чтобы снять его с занимаемой должности.

Бернгард Бюлов, второй человек в Германии по занимаемому посту, узнал о злополучном письме от …английского посла Лэссэлса, которого он вызвал к себе, чтобы справиться о достоверности дошедших до него слухов! Когда Лэссэлс разъяснил канцлеру суть происходящего, говорят, Бюлов рухнул в кресло как подкошенный. Лэссэлс даже испугался, как бы канцлер не отдал богу душу. Затем Бюлов слабым голосом попросил британского посла снабдить его копией письма, чтобы быть во всеоружии и попытаться хоть что-то исправить51.

Положение усугубилось тем, что недалекий лорд Туидмаут, получив письмо от коронованной особы, почувствовал себя очень польщенным и склонен был рассматривать послание кайзера как комплимент собственной персоне52. Морской министр принялся «на каждом углу» рассказывать о полученном им письме и даже накропал ответ Вильгельму II довольно льстивого характера. Туидмаут благодарил кайзера за письмо и даже опустился до заверений, что морские программы Великобритании ни в коем случае не направлены против Германии. Морской министр также выразил нечто вроде сожаления по поводу того, что британская пресса практически недоступна для официального контроля 53. В результате активной саморекламы Туидмаута все усилия кабинета министров замять скандал потерпели крах. О переписке кайзера с английским морским министром «разнюхал», уже неоднократно нами упомянутый, полковник Чарльз Репингтон. Репингтон был военным корреспондентом «Таймс», и с его легкой руки скандальные письма стали достоянием гласности 51.

Выходка кайзера вызвала крайнее раздражение Эдуарда VII, который имел весьма нелицеприятные беседы с Туидмаутом, Эшером и даже Фишером, который, казалось, был совершенно не при чем. Наследник престола спросил у Эшера: «Что бы вы сказали, если бы король написал письмо вроде этого фон Тирпицу?» 55. Эдуард VII отправил короткое послание кайзеру, сообщив ему в довольно резком тоне: «Ваше письмо моему морскому министру является «новым подходом», и теперь я не вижу, как можно предотвратить призывы нашей прессы привлечь внимание к строительству военных кораблей в Германии, за которыми последует увеличение нашего флота» 56. А неделю спустя Франк Лэссэлс вручил Бюлову меморандум, начинавшийся словами: «Правительство его величества никогда не претендовало на право критиковать действия германского или какого-либо другого правительства, связанные с их морскими или военными нуждами» 57.

Дипломатический скандал выставил в самом дурацком свете трех человек: Эшера, Туидмаута и кайзера. Наибольшую пользу из него, без сомнения, извлек Фишер, который в то время начал кампанию за увеличение военно-морского бюджета. Можно с уверенностью сказать, что никто не получил такого удовольствия от этой дипломатической «заварухи», как первый морской лорд. Эшеру, в конечном счете, удалось выкрутиться без особых издержек. Зато Туидмауту пришлось заплатить сполна — он распрощался с креслом морского министра.

Несмотря на то, что формально Туидмаут был «шефом» Фишера, фактически все вопросы решал первый морской лорд.

Влияние адмирала в высших политических кругах возросло настолько, что его попросили рекомендовать преемника. Фишер остановил свой выбор на молодом Уинстоне Черчилле, полагая, что этот энергичный политик сможет стать сильной поддержкой для проведения в жизнь его планов. Первый морской лорд дал понять Асквиту, что ему хотелось бы, чтобы дяде наследовал племянник (Туидмаут доводился Черчиллю дядей). Премьер действительно предложил Черчиллю портфель морского министра, но последний отклонил это предложение. Восходящая звезда британского политического небосклона сочла министерство торговли более подходящей сферой деятельности. В результате морским министром стал Реджинальд Маккенна, Фишера успокоили, что Эдуард VII взял с Маккенны клятву сохранить за старым адмиралом пост первого морского лорда и полную свободу действий. Впрочем, опасения Фишера оказались напрасны: очень скоро ему удалось «обратить в свою веру» и Реджинальда Маккенну 58.

Другой важной дипломатической акцией, в которой довелось принимать участие Фишеру, было ревельское свидание Эдуарда VII и Николая II в июне 1908 г. В этой поездке Эдуарда было много необычного. Впервые за всю историю английский монарх отправлялся в Россию. Правда, Эдуарду VII не довелось ступить на русскую землю — он побывал только в российских территориальных водах, поскольку свидание проходило на яхте. Тем не менее, факт сам по себе примечательный. Несмотря на то, что поездка была представлена как сугубо развлекательный вояж, дружеская встреча представителей двух царствующих домов, было очевидно, что официальная версия «шита белыми нитками». Никогда еще королевская яхта «Виктория и Альберт» не имела на борту столько «политических орудий», как в то плавание 59.

Только присутствие королевы Александры несколько сглаживало впечатление официальности предстоящего визита. «Для дела» на королевской яхте находились Чарльз Гардинг, считавшийся в Форин Оффис специалистом по России, генерал Джон Френч и первый морской лорд Джон Фишер.

Информация о ревельской встрече и в особенности о той роли, ли, которую в ней сыграл Фишер, довольно скудна. Имеется официальный отчет Гардинга о поездке. Его тест приводится в первом томе мемуаров Эдварда Грея, но не полностью и ошибочно датирован 12 июля 1908 г. 60. В оригинале он помечен 12 июня. Позднее отчет Гардинга без купюр был опубликован в 5-м томе «Британских документов о происхождении войны, 1898–1914» 61. Однако в отчете Гардинга Фишер упоминается лишь вскользь; в плане дополнительной информации гораздо интереснее мемуары и переписка самого адмирала.

Несмотря на ветреную погоду и волнение, королевская яхта благополучно пересекла Северное море и 7 июня прибыла в Киль, где августейшая чета была встречена принцем Генрихом Прусским с супругой. Новенькие германские броненосцы, вытянувшиеся в кильватерную колонну на рейде Киля, навели участников плавания на серьезные размышления. Англичане также имели возможность убедиться, что работы по углублению Кильского канала уже начались, и что по прошествии некоторого времени он будет готов пропускать германские дредноуты. Речи Генриха Прусского, пересыпанные заверениями в прочности англо-германской дружбы, звучали на фоне таких пейзажей не очень убедительно. Эволюции, безупречно выполняемые флотилиями германских миноносцев, вызвали восхищение английских морских офицеров, находившихся на борту королевской яхты 62.

Пробыв один день в Киле, «Виктория и Альберт» отправилась в дальнейшее плавание в сопровождении крейсеров «Минотавр» и «Ахилес». Переход через Балтийское море прошел без приключений, и 9 июня королевская яхта бросила якорь на рейде Ревеля (Таллинна). Там ее уже ожидали две императорских яхты и крейсер «Алмаз» — участник Цусимского сражения.

Из всех официальных лиц с русской стороны наибольшее впечатление на Фишера произвел Петр Аркадьевич Столыпин. Адмирал охарактеризовал его как «самого великого, самого смелого и в высшей степени самостоятельного премьер-министра, какого Россия когда-либо имела». Фишеру также понравилось, что российский премьер «бегло говорил по-английски и был настроен явно про-британски» 63. Столыпин имел продолжительную беседу с первым морским лордом, в ходе которой были затронуты вопросы военной стратегии на случай конфликта с Германией. Столыпин высказал опасения относительно уязвимого положения Санкт-Петербурга в случае войны и неоднократно возвращался к мысли о целесообразности перенесения столицы в Москву. Российский премьер поделился с британским адмиралом своими тревогами относительно западной границы России. По словам Фишера, «главной и единственной заботой всей его жизни было сделать эту границу непреодолимой для Германии, в смысле людских резервов, вооружений и стратегических укреплений. Но ему не хватило жизни, чтобы осуществить свой план»64. Столыпин дал пенять, что Англия, обладая морской мощью в 5 раз превосходящей германскую, могла бы оказать огромную помощь своим союзникам, предотвратив превращение Балтийского моря в «германское озеро» (Первая мировая война продемонстрировала, что сила английской морской мощи оказалась для этого недостаточной). Из беседы со Столыпиным Фишер вынес впечатление, что российский премьер не очень верит в помощь со стороны Англии в случае войны России и Франции против Германии. «Увы! Он помнил, как мы обманули Данию, когда немцы захватили Киль и Шлезвиг-Гольштейн!» 65.

Спустя два месяца после переговоров в Ревеле, Фишеру довелось еще раз встретиться со Столыпиным на курорте в Богемии. «…Столыпин спросил меня: «Что вы полагаете нам нужно прежде всего?» Он думал, что я отвечу, столько-то линейных кораблей, столько-то крейсеров и т. д. и т. д. Но вместо этого я сказал: «На вашей западной границе недостаточно войск и ваши склады пусты. Наполните их, и тогда поговорим о флотах!» Столыпин хмуро посмотрел на меня и ничего не сказал» 66.

В целом, ревельские переговоры принесли удовлетворение обеим сторонам. С. Ю. Витте заметил в своих мемуарах: «…визит этот являлся как бы естественным продолжением заключенного с Англией соглашения относительно Персии, Афганистана и Тибета, т. е. продолжением шага дружественного и формального сближения Англии с Россией. В этом смысле визит имел историческое значение» 67.

Эдуард VII был настолько доволен результатом встречи в Ревеле, что принял решение произвести Николая II в звание адмирала британского флота. Тем самым он доставил русскому царю большое удовольствие. По словам Фишера, «император радовался, как ребенок, узнав, что его произвели в адмиралы флота»68.

Между тем, эта вроде бы чистая формальность была вовсе не такой простой, как может показаться на первый взгляд. Достаточно сказать, что Адмиралтейство отказалось произвести в адмиралы флота самого Эдуарда VII, когда тот был еще наследником престола. Это вызвало большое раздражение королевы Виктории, тем не менее, адмиралы не побоялись испортить с ней отношения ради принципа. Суть дела была предельно четко выражена виконтом Эшером: «Были большие, почти серьезные осложнения по поводу присвоения царю звания адмирала флота. Король принял решение, не посоветовавшись с министрами. Джеки (Фишер. — Д. Л.) довольно безапелляционно телеграфировал Маккенне о том, чтобы все документы были подготовлены немедленно. Кажется, король превышает свои полномочия, но не в этом суть. Настоящая неприятность в том, что действия короля создадут трения в парламенте и чреваты осложнениями с Японией» 69. Однако щекотливое дело, вопреки опасениям Эшера; было улажено почти гладко.

Рассказывая о переговорах в Ревеле, нельзя не упомянуть о той удивительной дружбе, которая сложилась между Фишером и младшей сестрой Николая II очаровательной великой княгиней Ольгой. Адмирал познакомился с сестрой царя примерно за год до ревельской встречи. Это произошло при следующих обстоятельствах. В конце лета 1908 г. Фишер отдыхал в Карлсбаде. Узнав, что на курорт прибыл Эдуард VII, адмирал отправился засвидетельствовать королю свое почтение. Первый морской лорд застал монарха за ужином в обществе очаровательной молодой дамы, которая оказалась великой княгиней Ольгой, и ее мужа — великого герцога Ольденбургского. Фишер был доволен, когда позднее Ольга Романова развелась со своим супругом. «Мне он очень не понравился с самого начала», — вспоминал адмирал70. Когда ужин был окончен, король сказал Фишеру, что его племянница, великая княгиня Ольга, почти никого не знает в Карлсбаде, и что он хотел бы, чтобы адмирал попытался развлечь ее и сделать времяпрепровождение приятным. Фишер без долгих предисловий спросил сестру царя, умеет ли она вальсировать. Получив утвердительный ответ, старый морской волк немедленно отодвинул стол, освободив середину комнаты, и довольно бесцеремонно попросил Эдуарда отойти в угол. Король вначале был несколько шокирован, но потом тоже развеселился, поаплодировал танцующим и даже крикнул «браво».

Словом, адмирал развлекал сестру Николая II и небезуспешно. Фишер очень гордился своим новым знакомством. Первый морской лорд шутил, что его танцевальные уроки в Карлсбаде способствовали укреплению и расширению Антанты и что «с министерства иностранных дел ему за это причитается» 71. Получив предложение Эдуарда принять участие в англо-русских переговорах, Фишер обрадовался, узнав, что Ольга также прибудет в Ревель: «Король любезно предложил мне отправиться с ним в Россию, что само по себе прекрасно, поскольку королева телеграфировала, что великая княгиня, которую я люблю, приедет, и мы встретимся!» 72.

Фишер и Ольга с таким вдохновением танцевали вальс под музыку из «Веселой вдовы», что развеселили всех, включая всегда серьезную и неулыбчивую императрицу. Адмирал беспрестанно сыпал шутками и анекдотами, которых знал великое множество. Эдуард даже попытался одернуть Фишера, напомнив ему, что он не мичман и что они не на офицерской попойке 73. По возвращении в Англию первый морской лорд получил от Ольги большое письмо с описанием празднования ее имении. По этому поводу был большой пикник на природе. Все прошло замечательно и единственным огорчительным обстоятельством, было то, что комары «накусали» великой княгине лодыжки. Фишер немедленно «отбил» в Гатчину телеграмму: «Как жаль, что я не был одной из этих мошек» 74. Переписка между ними еще некоторое время продолжалась, но больше им встретиться не довелось.

«МОРСКАЯ ПАНИКА» 1909 г

Для того, чтобы понять причины политического кризиса, охватившего Англию и получившего название «морской паники» 1909 г., необходимо вернуться к «Дредноуту», а точнее, к последствиям, вызванным появлением этого корабля.

Появление «Дредноута» в один миг сделало устаревшими все существовавшие линейные корабли, независимо от их срока службы. В Европе в течение 12 месяцев не было заложено ни одного броненосца, поскольку это событие опрокинуло все планы военно-морских ведомств ведущих держав. Фишер ликовал: «Тирпиц подготовил секретную бумагу, в которой говорится, что английский флот в четыре раза сильнее германского! И мы собираемся поддерживать британский флот на этом уровне. У нас 10 дредноутов готовых и строящихся, и ни одного германского не заложено до марта!» 1.

Оптимизм Фишера базировался на определенных расчетах, которые казались ему безошибочными. Адмирал никогда не отрицал, что появление «Дредноута» аннулирует существующие эскадренные броненосцы, даже самые новые. Первый морской лорд прекрасно понимал, что это даст определенные преимущества главному сопернику Англии — Германии. Теперь немецкое отставание на морях будет исчисляться не на десятилетия, как до 1905 г., а, в лучшем случае, на годы. Следовало также принимать в расчет, что средние сроки строительства линейного корабля на германских верфях были такими же, как и на английских. Но у Фишера не было выбора. Появление линейного корабля, вооруженного как можно большим количеством тяжелых орудий единого калибра, стало неизбежным. Идея уже носилась в воздухе. Военно-морской департамент США принял решение о строительстве двух линейных кораблей «Саут Каролина» и «Мичиган», ставших первыми американскими дредноутами, еще в марте 1905 г.2. Почти одновременно с англичанами, с той только разницей, что американцы подошли к проблеме с большей осторожностью и их дредноуты строились гораздо дольше.

На что же рассчитывал первый морской лорд? Выше уже говорилось о невиданно коротких сроках строительства «Дредноута». За счет этого Англия получила «фору» по времени. Почти год адмиралтейства европейских держав размышляли и выжидали, стоит им следовать примеру англичан или нет. Британские верфи тем временем работали. Не следует также сбрасывать со счетов фактор Кильского канала, хотя эта проблема по сей день остается спорной, и историки-маринисты трактуют ее по-разному.

В 1940 г. профессор Мардер писал: «Существует часто повторяемый миф о том, что имелись «стратегические и международные» соображения для появления «Дредноута», поскольку оно ударило по Германии сильнее, чем по Англии, из-за необходимости расширения и углубления Кильского канала, не пропускавшего через свои шлюзы корабли такого водоизмещения, как «Дредноут» 3. Но появление «Дредноута» действительно имело такие последствия для Германии. Фактор Кильского канала играл определенную роль и до 1905 г. Именно по этой причине германские броненосцы строились гораздо меньшего водоизмещения — 11 000 — 13 000 т., по сравнению с английскими кораблями, имевшими водоизмещение 15–16 тыс. т. Поставленным перед необходимостью строить дредноуты и линейные крейсера, немцам пришлось затратить годы и огромные средства на реконструкцию Кильского канала. Мардер утверждает, что «этот аргумент на 100 % ошибочный. Нет ни одного документа, ни в бумагах Фишера, ни в архивах Адмиралтейства, ни в отчетах конструкторского бюро, в которых Германия упоминалась хотя бы косвенно. Соображения были чисто технологическими, обусловленными уроками русско-японской войны, а также информацией о том, что в других странах начаты разработки проектов линейных кораблей нового типа» 4.

Против доводов американского историка можно привести только одно возражение: сам Фишер задним числом признавал, что при разработке проекта «Дредноута» принимался во внимание и фактор Кильского канала. В 1919 г. старый адмирал писал: «Германское Адмиралтейство ломало голову над проблемой «Дредноута» в течение восемнадцати месяцев и ничего не могло поделать! Почему? Потому, что это означало расходование 12,5 млн. ф. ст. на расширение и углубление их Кильского канала, на расчистку бухт и фарватеров, ибо, если бы они этого не сделали, строительство германских дредноутов потеряло бы смысл…» 5.

Как бы то ни было к 1907 г. дополнительные трудности немцев, связанные со строительством дредноутов, были очевидны. Это дало повод Фишеру чувствовать себя уверенно и даже самоуверенно. 9 ноября 1907 г. первый морской лорд произнес речь на большом официальном банкете. В присутствии лиц, облеченных властью, Фишер заверил своих соотечественников, что они «могут спокойно спать в своих кроватях». Адмирал заявил, что морские рубежи Британии находятся в полной безопасности и все «жупелы» о возможном вторжении, которыми пугают народ, не имеют под собой почвы. Речь Фишера была принята хорошо и по истечении нескольких дней опубликована почти во всех крупных газетах 6. Впоследствии это выступление дало дополнительное оружие в руки политических противников первого морского лорда.

Между тем, из Германии еще в начале 1907 г. стали поступать тревожные сообщения. В январе пришло известие из Берлина от посла Лэссэлса и военно-морского атташе Думаса о том, что германские военные и морские эксперты якобы всерьез заняты идеей вторжения в Англию 7. На протяжении весны и лета 1907 г. Думас засыпал министерство иностранных дел цифровыми выкладками о новых германских морских программах. Эта информация, наряду с воинственными высказываниями некоторых немецких газет, навела британских политиков, на серьезные размышления. Осенью 1907 г. по распоряжению премьер-министра было создано особое подразделение Комитета имперской обороны временного характера. С 27 ноября 1907 г. по 28 июня 1908 г. подкомитет провел 16 заседаний. Главным предметом обсуждения стали различные аспекты обороны морских и сухопутных рубежей Великобритании. Некоторые военные чины, например Репингтон и Робертс, полагали, что при определенных обстоятельствах попытка вторжения на Британские острова может увенчаться успехом.

Первый морской лорд отмел их предположения, как «чистейшую невозможность» 8. Виконт Эшер, неизменно покровительствовавший адмиралу, настоятельно рекомендовал ему не отмахиваться от высказываний военных, а постараться использовать нагнетаемые страхи в пропагандистских целях в борьбе за увеличение военно-морского бюджета. «Страх перед вторжением — это божья мельница, которая намелет Вам целый флот дредноутов и поддержит в английском народе дух воинственности»9. Но тогда Фишер не внял мудрым советам. Дальнейшие события показали, что оптимизм первого морского лорда был преждевременным.

Слухи о «Дредноуте» привели в движение гигантскую машину, созданную в Германии усилиями гросс-адмирала Тирпица. В течение многих лет он, будучи начальником морского штаба, а с 1897 г. — морского министра, готовил страну к строительству «большого флота». По его инициативе к популяризации флота привлекались издатели, художники и литераторы. Начал издаваться военно-морской журнал; школьникам за сочинения на морские темы выдавались награды; премировались художники и писатели, посвятившие свое творчество военно-морскому делу. А пока шла кропотливая подготовка общественного мнения, казенные верфи из «простых жестяных мастерских» превращались в отлично оборудованные крупные предприятия, обучались рабочие, велись исследования по непотопляемости и бронированию кораблей, по совершенствованию морской артиллерии. Усилия Тирпица не пропали даром: не успели еще отчаянно торопившиеся англичане достроить «Дредноут», как в июле 1906 г. на имперской верфи в Вильгельмсгафене был заложен «Нассау»- головной корабль первой серии германских дредноутов.

Первые сведения о германских дредноутах вызвали в Англии вздох облегчения: по сравнению с новыми британскими линкорами немецкие выглядели менее внушительно 10. Хотя на «Нассау» имелось 12 орудий против 10 на «Дредноуте», они были размещены так неудачно, что в бортовом залпе могли принять участие лишь 8, то есть столько же, сколько на «Дредноуте». А если учесть, что калибр германских орудий был 280 мм, а английских — 305 мм, то сравнение складывалось не в пользу немцев. Не решившись отказаться от промежуточной 150 мм артиллерии и 6 торпедных аппаратов, Тирпиц вынужден был пойти на ухудшение условий обитаемости. И, наконец, поскольку в Германии лишь один завод мог изготавливать паровые турбины нужной мощности, гросс-адмиралу пришлось довольствоваться поршневыми паровыми машинами, развивавшими скорость только до 20 узлов.

Компенсацией за все перечисленные недостатки была превосходная защита. Высшим качеством корабля Тирпиц считал его способность сохранять устойчивость в вертикальной плоскости и продолжать бой. Спроектированный и построенный в соответствии с этим принципом, «Нассау» нес 306 мм главный броневой пояс, доходивший до верхней палубы, противоосколочную броню для защиты казематных орудий и мощное бронирование оконечностей и шахт орудийных башен. Превосходная подводная защита и оборудование борьбы за живучесть сочетались с высокой остойчивостью. В результате усиленного бронирования «Нассау» оказался на целую 1000 т тяжелее «Дредноута» и на 300 т тяжелее «Беллерфона» — английского дредноута следующей серии 11.

Но было бы неверно считать «Нассау» перезащищенным, но недовооруженным кораблем. Неприятным сюрпризом для англичан оказалось то, что 280 мм снаряды германских пушек лучше пробивали броню, чем 305 мм снаряды английских. На кораблях этого класса впервые были применены металлические гильзы для зарядов орудий главного калибра. Вероятно, именно поэтому за всю войну был только один случай самовозгорания взрывчатых веществ на германском флоте, да и то на устаревшем корабле. На немецких дредноутах также были более мощные прожекторы и усовершенствованные приборы для ночной стрельбы.

За четырьмя дредноутами типа «Нассау» («Позен», «Рейнланд», «Вестфален») в 1908 г. последовали 4 линкора типа «Гельголанд»- «Остфрисланд», «Тюринген», «Ольденбург». Будучи сходными с «Нассау» по расположению башен, они отличались тем, что несли более тяжелые 305 мм орудия и были на 4 тыс. т тяжелее.

В 1909–1910 гг. на германских верфях заложили дредноуты следующей серии — типа «Кайзер» — первые турбинные линкоры Германии. Они несли 5 двухорудийных башен: 3 в диаметральной плоскости и 2 в средней части корабля, несколько отнесенные к бортам в шахматном порядке. Такое расположение позволяло 4, а при определенных курсовых углах и всем 5 башням участвовать в бортовом залпе. Хотя по сравнению с предыдущим типом количество 305 мм орудий уменьшилось с 12 до 10, водоизмещение возросло до 25 390 т. За счет этого толщина главного броневого пояса увеличилась до 350 мм! «Кайзеры» оказались более чем на 2000 т тяжелее соответствующих им английских «Орионов» 12.

Из четырех дредноутов следующей серии, заложенных в 1911–1912 гг., — «Кениг», «Гроссер Курфюрст», «Маркграф» и «Кронпринц» — только один был закончен к началу войны, остальные достраивались уже в ходе военных действий. На этих кораблях — последних германских дредноутах с 305 мм пушками — башни, наконец, были расположены в диаметральной плоскости, как на английских линкорах. Водоизмещением новые дредноуты на 1 тыс. т превосходили «Кайзера», благодаря чему удалось увеличить на 1 узел скорость и усилить защиту.

Морское соперничество в области линейных крейсеров развивалось не менее драматично. Как ни скрывали англичане тактико-технические данные своего первого линейного крейсера, кое-какая информация о нем в Германию все же просочилась. Выяснилось, что «Инвинсибл» станет подобием «Дредноута», только вместо 305 мм орудий будет нести такое же количество 234 мм пушек. Не раздумывая долго, немцы заложили крейсер «Блюхер» — облегченное подобие «Нассау», вооруженный 12 орудиями калибром 210 мм. Увы, дошедшая из Англии информация оказалась дезинформацией. Вот почему «Блюхер» получился настолько слабее «Инвинсибла», что у немцев язык не повернулся назвать его линейным крейсером. Он получил необычную для тех времен классификацию тяжелого крейсера и рассматривался как переходный тип между прежними броненосными и новыми линейными крейсерами.

В конструкции следующего корабля — «Фон дер Танна» — в полной мере проявились те особенности, которые отличали все немецкие линейные крейсеры от английских. При разработке проектов линейных крейсеров Тирпиц остался верен себе, поставив во главу угла принцип живучести и способности выдерживать удары вражеской артиллерии. У германских кораблей данного класса эскадренные качества преобладали над крейсерскими. На немецких линейных крейсерах устанавливались лучшие марки броневой стали, использовались наивыгоднейшие способы расположения брони, было принято во внимание свойство угля поглощать энергию подводных взрывов и значение цельных водонепроницаемых переборок ниже уровня ватерлинии. Одновременно разрабатывались новые принципы организации службы по борьбе за живучесть корабля в бою.

Значительную роль сыграло впоследствии и превосходство немецкой морской артиллерии. На первых трех типах германских линейных крейсеров устанавливались 280 мм орудия против 305 мм на английских. Когда англичане перешли на 343 мм пушки, немцы применили 305 мм. Почему же им удавалось обходиться более легкими орудиями? Боевой корабль представлял собой такой симбиоз брони и вооружения, в котором мощь нападения тесно связана со стойкостью защиты. Последние немецкие линейные крейсеры имели по восемь 305 мм орудий, против 343 мм на английских, зато толщина их брони составляла 300 мм против 229. В итоге 305 мм немецкий снаряд пробивал тонкую английскую броню с дистанции 11 700 м, а более тяжелый английский снаряд становился опасным для германских линейных крейсеров лишь на расстоянии 7 880 м!

В числе недостатков немецких линейных крейсеров специалисты называли установку орудий среднего калибра (150 мм) и большого количества торпедных аппаратов, которые, как явствовал опыт, были ненужным балластом на крупных кораблях. При сравнении «Фон дер Танна» и «Инвинсибла», нетрудно заметить, что немецкий корабль был на 1000 т тяжелее, имел броню на 75 мм толще и развивал скорость на 1 узел больше 13.

Недостатки «Фон дер Танна» были устранены на крейсерах следующей серии — «Мольтке» и «Гебене». При водоизмещении в 22 616 т и скорости хода 28 узлов, они несли по десять 280 мм орудий, двенадцать 150 мм и столько же 88 мм пушек 14. Утолщение барбетов башен, две дополнительные броневые палубы, броневая защита оконечностей корабля, дымоходов и дымовых труб, пятая кормовая башня главного калибра, стреляющая поверх другой — все это потребовало увеличения водоизмещения на 3600 т по сравнению с «Фон дер Танном». Для повышения живучести в бою на «Мольтке» и «Гебене» установили два руля (один за другим), приводимые в действие из разных отсеков, что должно было свести к минимуму возможность их одновременного выхода из строя.

За «Фон дер Танном» и «Мольтке» последовал, линейный крейсер «Зейдлиц», вооруженный, как и его предшественники, десятью 280 мм орудиями. Орудийные башни на нем располагались так же, как и на «Мольтке», за исключением носовой, установленной на высоком полубаке, возвышающемся на 10 м над ватерлинией. Высокий полубак, усиленная защита носовой части, увеличенный объем боеприпасов и дополнительная 30–70 мм броневая защита погребов повысили водоизмещение корабля до 24 610 т.

В 1913 г. был заложен «Дерфлингер» — головной корабль последней серии немецких линейных крейсеров, вооруженный 305 мм орудиями главного калибра. Он вступил в строй в 1914 г. за ним в 1915 и 1917 гг. последовали однотипные «Лютцов» и «Гинденбург». В Германии так тщательно секретили данные новых кораблей, что вплоть до начала войны в мировых военно-морских кругах считали, что у немецких линейных крейсеров скорость и артиллерийское вооружение принесены в жертву защите. Отчасти такое мнение не было лишено оснований. Толщина броневого пояса на «Дерфлингере» составляла 300мм на 75 мм больше, чем на английском «Тайгере», а 100мм броневая палуба крейсеров этого типа была толще палубы любого из иностранных броненосных кораблей тех лет. Более совершенной была и система обеспечения живучести немецких кораблей. Затопление одного главного машинного отделения и прилегающих к нему боковых отсеков на «Дерфлингере» создавало крен всего в 6,9°, в то время, как на английском «Принцесс Ройял» целых 17°.

Большой неожиданностью для англичан оказалась быстроходность немецких линейных крейсеров. Фактически они развивали скорость на 1–2 узла больше, чем указывалось в официальных справочниках. Так, «Мольтке» вместо 25,5 узла давал 28,4, а «Дерфлингер» вместо 26,5 — 28 с лишним. Удачно разрешили немцы и проблемы мореходности: сильно увеличив высоту носовой части своих кораблей, они получили достаточный надводный борт при пониженном расположении главной артиллерии. Это дало экономию в весе, улучшило остойчивость и уменьшило размер цели для артиллеристов противника.

Считали, что расплатой за эти достижения окажется меньшая огневая мощь германских крейсеров. Но немцы и артиллерию не оставили в забвении, не только создав более совершенную оптику, прицелы, заряды и снаряды, но и отлично натренировав своих артиллеристов. Вот почему в боевых столкновениях линейных крейсеров успех далеко не всегда сопутствовал более мощным английским кораблям. Если немецкие артиллеристы пристреливались за 3 минуты, то англичанам на это требовалось вдвое больше. Если 5 попаданий немецких снарядов было достаточно, чтобы отправить на дно английский линейный крейсер, то «Зейдлиц» и «Дерфлингер», получив соответственно 21 и 17 попаданий, смогли удержаться на плаву и дойти до своей базы. И еще: «Индефатигебл» и «Инвинсибл» ушли под воду в течение 3 минут, «Куин Мери» и того быстрее — за 38 секунд, в то время как единственный погибший в том бою немецкий линейный крейсер «Лютцов», затонул после 24 попаданий, возвращаясь на базу.

Естественно, что в 1907 г, Фишер и его сподвижники не могли знать всего этого и предвидеть все неудачи, которые поджидали британский флот в грядущей войне. Однако известия, поступившие из Берлина осенью 1907 г., сильно встревожили первого морского лорда. 3 октября капитан 1-го ранга Думас информировал в Берлине посла Лэссэлса, что по имеющимся у него данным, германское Адмиралтейство готовится вынести на обсуждение предстоящей сессии рейхстага Закон о военно-морском строительстве от 1900 г. для внесения в него поправок. Сообразно новой ситуации, германские военные моряки планировали сократить срок службы эскадренного броненосца с 25 до 20 лет, после чего корабль подлежал замене новой боевой единицей. Было решено, что впредь все новые линейные корабли будут дредноутного типа. Под термином «большие крейсера», фигурировавшем в программе 1900 г., отныне следовало понимать линейные крейсера. Это означало, что выполнение программы 1900 г. даст Германии вместо 38 эскадренных броненосцев и 20 броненосных крейсеров, как предусматривалось ранее, 58 дредноутов и линейных крейсеров 15. Предсказания Думаса сбылись очень скоро. 18 ноября проект Закона с внесенными в него изменениями был опубликован в прессе, а 6 февраля 1908 г. получил одобрение рейхстага и вступил в силу.

Первыми забеспокоились в Адмиралтействе. «Дорогой Э., — писал Фишер Эшеру 8 мая 1908 г., — сожгите это, когда прочтете. Вчера в присутствии всех морских лордов Маккенна формально согласился на четыре дредноута, а если потребуется, шесть дредноутов на следующий год (возможно, самый большой из известных триумфов)» 16. На расширенном заседании Совета Адмиралтейства было решено, что Англии для удержания превосходства на морях необходимо закладывать в год по 4 дредноута, а возможно и по 6. Сам Фишер предпочел бы 8, но он полагал, что требовать такую цифру безнадежно. Адмирал предвидел, что и более скромные запросы вызовут большие трения в парламенте и «протащить» их через палату общин будет очень сложно.

Между тем, из Германии доходили все новые и новые слухи об увеличении мощностей немецкой судостроительной промышленности, о расширении производства броневых плит, орудий, орудийных башен и других подразделений, на которых базируется военная судостроительная промышленность. Часть информации просочилась в прессу, что вызвало брожение общественного мнения в Англии. Фишер принялся убеждать Маккенну, что минимальное число ежегодно закладываемых дредноутов нужно увеличить с 4 до 6: «Меня очень пугают приближающийся кризис и неурядицы. Я совершенно убежден, что цифра, которую вы назвали Ллойд Джорджу, абсолютно недостаточна… Мы подошли уже к той стадии, когда на следующий год необходима закладка 6 дредноутов, а не 4. …Я боюсь, что если вы будете настаивать на цифре в два миллиона (ф. ст.), вы окажитесь в очень трудном положении и я не вижу, как его можно оправдать или поддержать» 17.

18 декабря 1908 г. Маккенну принял король, которому морской министр доложил о настоятельной необходимости увеличения числа дредноутов, планируемых к строительству на 1909–1910 финансовый год, с 4 до 6. Для обоснования своих требований Маккенна выдвинул следующие аргументы. Адмиралтейству из официальных и неофициальных источников стало известно о значительном расширении мощностей германской судостротельной промышленности. На германских оружейных заводах снижены сроки по производству орудийных башен главного калибра, а это определяющий фактор времени, затрачиваемого на сооружение самого корабля. Адмирал Джеллико получил сведения из секретных источников о расширении производства в оружейных подразделениях фирмы Круппа. Производственные мощности соответствующих площадок Круппа значительно превысили возможности английских фирм, производящих морскую артиллерию. По словам Маккенны, Адмиралтейство имело «все основания полагать», что Германия способна вводить в строй по 8 дредноутов в год (здесь он явно преувеличил возможности германских верфей). Далее морской министр сообщил, что Крупп тайно создавал запасы никеля, который, как известно, является одним из главных компонентов для производства лучших сортов стали и броневых плит. Все эти факты говорили о том, что Германия собирается предпринять рывок в наращивании своей морской мощи, и что ее возможности в данной области по крайней мере сравнялись с английскими. Времена, когда британские верфи по темпам строительства почти на 1/3 опережали лучшие предприятия других европейских держав, по-видимому, миновали.

Обрисовав Эдуарду VII столь мрачную картину, Маккенна был не так уж далек от истины. К 1908 г., благодаря развитию технологии на заводах Круппа, в Германии на строительство дредноута или линейного крейсера в среднем затрачивалось 27 месяцев, вместо 36, отпущенных Тирпицем в качестве минимального срока 18. Несколько позднее стало известно, что из 4 дредноутов, запланированных в Германий к строительству в 1909 г., 2 были заложены еще в октябре 1908 г., до того как программа была одобрена рейхстагом. Поначалу германский морской атташе всячески отрицал данный факт, но когда Меттерних вынужден был признать наличие 2 дополнительных строящихся дредноутов, немцы окончательно утратили доверие Лондона. Теперь в британском Адмиралтействе решили, что от Тирпица можно ожидать всего. Исходя из новой ситуации, морские лорды немедленно подсчитали, что к весне 1912 г. Германия будет иметь 17 дредноутов вместо 13, как заверяли в Берлине. Английские военные моряки естественно отталкивались от предположения, что 4 корабля программы 1910 г. будут заложены в 1909 г., точно так же, как дредноуты программы 1909 г. были сдвинуты на 1908-й. Некоторые даже, полагали, что Германия сможет построить к 1912 г. не 17, а 21 дредноут. И если это так, то соотношение сил линейных флотов двух держав, включая броненосцы додредноутного типа, в первом случае составит 4:3, а во втором — 5:4. Таким образом, двухдержавный баланс будет полностью опрокинут. Все эти выкладки и предположения содержались в меморандуме, представленном морскими лордами Реджинальду Маккенне 19.

Как часто бывает в таких ситуациям, начали искать виновных, из-за которых «просмотрели» грозящую опасность. Тревога, нагнетаемая усилиями Германии по наращиванию своей морской мощи, послужила причиной политического скандала, получившего название «дела Мулинера».

Г. Мулинер был молодым талантливым менеджером нового военного завода по производству артиллерийских орудий в Ковентри, возникшего в 1904 г. как дочернее предприятие трех крупнейших судостроительных фирм — «Джон Браун», «Кэммел Лайярд», «Фэйрфилд Шиллинг Компани», — получавших крупные военные заказы от Адмиралтейства. B начале XX в. промышленный шпионаж частных фирм приобрел уже довольно широкий размах. В мае 1906 г. Мулинер направил в Адмиралтейство докладную записку, в которой подробно сообщалось об угрожающих темпах расширения производств в Германии, занятых изготовлением морских вооружений. Мулинер также сделал весьма обоснованный и аккуратный прогноз на обозримое будущее 20. Данные английского оружейника почти полностью подтвердились как фактами последующего развития, так и сообщением отдела военно-морской разведки, возглавлявшегося в то время Чарльзом Оттли.

В феврале 1909 г. британские адмиралы могли констатировать, что прогнозы их соотечественника сбылись почти полностью. С 1902 по 1909 г. количество рабочих на заводах Круппа увеличилось с 45 до 100 тыс. человек. Показатели по изготовлению морской артиллерии фирмой Круппа в 2 раза превысили максимальные возможности трех самых крупных английских производителей вместе взятых. При этом немцы изготовляли орудия в 3 раза быстрее англичан 21. Мулинер еще за три года до «морской паники» предупреждал, что если в один прекрасный день Германия всерьез решит соревноваться с Англией в строительстве линейных кораблей, она рано или поздно выиграет эту гонку. Немцы будут иметь возможность вооружать свои дредноуты так же быстро, как будут строиться их корпуса.

Утверждение профессора Мардера о том, что Мулинер действовал сугубо из «патриотических побуждений»22, можно, пожалуй, поставить под сомнение. Скорее всего, молодой честолюбивый директор хотел напугать адмиралов, чтобы получить дополнительные заказы для своей фирмы. Можно предположить, что морские лорды именно так и поняли его послание и никак на него не прореагировали. Однако во время «морской паники» 1909 г. Мулинер вновь появился на сцене. Он публично заявил о том, что в свое время предупреждал Адмиралтейство о грозящей опасности. «Дело Мулинера» даже фигурировало на парламентских дебатах. В Адмиралтействе это вызвало крайнее раздражение. Морские лорды официально объявили всем оружейным и судостроительным фирмам, что те из них, которые будут пользоваться услугами мистера Мулинера, военных заказов не получат. «Докучливый» менеджер был отовсюду уволен 23.

Эпизод сам по себе не заслуживал бы упоминания, если бы не был связан с проблемой взаимоотношений военных ведомств с частными оружейными фирмами и ролью последних в «большой политике». Давление оружейных фирм на правительство и военные ведомства, нагнетание военного психоза через прессу, начиная с 80-х гг. прошлого века, стало уже привычным фактором внутриполитической жизни европейских держав. В начале XX в. крупнейшие фабриканты вооружений имели сильное лобби в палате общин и довольно тесные связи с правительством. Именно с этого времени можно отметить начало процесса сращивания монополий со структурами управления военного флота и армии. Это проявилось в использовании крупных военных специалистов на управленческих постах частных фирм, занятых производством вооружений. Британское Адмиралтейство в рассматриваемый период дает немало ярких примеров такого сотрудничества.

Достаточно сказать, что злополучного Мулинера на посту управляющего артиллерийским заводом в Ковентри сменил никто иной, как контр-адмирал Реджинальд Бэкон, приглашенный на работу руководством фирмы после его вынужденной отставки в 1909 г.24. Три года спустя на руководящие посты в частные фирмы придут: адмирал Чарльз Оттли и секретарь по делам финансов флота Джордж Меррей. Фирмы охотно использовали знания, опыт, а главное, старые связи людей, которые «знали толк, в такелаже».

Необходимость организованного давления на правительство и нагнетания паники показали дальнейшие события. Маккенна, как и предсказывал Фишер, столкнулся с большими трудностями и «кризисом», когда представил кабинету министров коллективные соображения Адмиралтейства по увеличению военно-морского бюджета. Несмотря на обоснованность доводов морского министра и подробные описания угрожающей ситуации в меморандуме морских лордов, в правительстве сложилась сильная группа противников увеличения расходов на военный флот. Возглавили «экономистов» такие энергичные и влиятельные люди, как Дэвид Ллойд Джордж и Уинстон Черчилль, Ллойд Джордж, выдвинувшийся к тому времени в число лидеров правящей либеральной партии, занимал ключевой пост министра финансов и от его позиции многое зависело. Он отнюдь не был противником двухдержавного стандарта и поддержания морского превосходства Великобритании. Еще в марте 1905 г., выступая в Розайте, Ллойд Джордж с большим пылом говорил о необходимости иметь сильный флот. Однако требование адмиралов увеличить военно-морской бюджет с 1909 г. ставило под удар честолюбивую программу социального обеспечения, намеченную министром финансов либерального кабинета. Это обстоятельство и привело Ллойд Джорджа в лагерь пацифистов 25.

В готовящемся противоборстве известную роль сыграл личностный фактор. У министра финансов уже давно не сложились отношения с Маккенной. По свидетельству осведомленного чиновника А. Фитцроя, Ллойд Джордж питал к морскому министру глубокую неприязнь, что также повлияло на его отношение к предложениям Адмиралтейства 26.

Ллойд Джорджа активно поддерживал Черчилль. «Мне пришлось, — писал Черчилль много лет спустя, пытаясь объяснить свою позицию по отношению к военно-морскому бюджету в 1908–1909 гг., — на скорую руку проанализировать характер и состав британского и германского военных флотов на текущий момент и на перспективу. Я не мог согласиться с утверждением Адмиралтейства, что к 1912 г. возникнет опасная ситуация. Я находил, что цифры, приводимые Адмиралтейством на этот счет, были очень преувеличены. Я не верил, что немцы тайно строили дредноуты помимо тех, которые были заявлены в Законе о флоте». Черчилль пришел к выводу, что «программа из 4 кораблей удовлетворит все наши потребности» 27.

Таким образом, основной спор развернулся вокруг вопроса — 4 или 6 дредноутов должны быть заложены по программе 1909 г. В правительстве за Ллойд Джорджем и Черчиллем пошли Морли, Берне, Лореберн и Хэркорт. Главным аргументом «экономистов» против увеличения военно-морского бюджета было подавляющее превосходство британского флота по эскадренным броненосцам додредноутного типа.

Надо отдать должное Фишеру — он не потерял присутствие духа перед лицом могущественной оппозиции. Первый морской лорд подозревал, что Ллойд Джордж и Черчилль не станут биться за свои принципы до конца и, будучи «припертыми к стенке», уступят. Когда во время встречи с ними Фишер высказался за 8 дредноутов, его собеседники заявили: «Хорошо, но тогда мы все уйдем». В письме к Дж. Л. Гарвину адмирал язвительно прокомментировал: «Не такие они дураки» 28. Точку зрения первого морского лорда разделял и виконт Эшер. Его письмо Кноллису свидетельствует, что большинство старой гвардии «великой либеральной партии» не только не одобряет позицию двух не в меру честолюбивых политиков, но и не доверяет им. «Джордж (Д. Ллойд Джордж, — Д. Л.) в один прекрасный день переметнется к тори. …Джордж — это круглый человек в квадратной дырке. Он верит в военный флот, но в настоящий момент вообразил себя представителем радикалов. Поэтому он тащится в хвосте у Черчилля.…Я никогда не поверю, что эти люди будут бороться до конца. Их дело плохо» 29.

К концу января 1909 г. отношения внутри правительственного кабинета окончательно зашли в тупик. 23 февраля Фишер встретился с Остином Чемберленом — влиятельным политиком консервативной партии. На протяжении нескольких месяцев, предшествовавших решающей схватке в Парламенте по поводу военно-морского бюджета, консервативная пресса и политики в самых резких тонах требовали принятия программы строительства 6 дредноутов ежегодно и обеспечения бесспорного британского морского превосходства. Остин Чемберлен и другие лидеры консерваторов призывали морских лордов «стоять до конца» и выражали надежду, что они своего добьются, как это уже было в аналогичной ситуации с программой Спенсера в 1893–1894 гг. Страсти накалялись. Когда 26 февраля «Дэйли Кроникл» сообщила, что в правительстве якобы достигнуто соглашение о 4 дредноутах, Чемберлен взорвался: «Если морские лорды согласились на это, они заслуживают, чтобы их расстреляли, и если вся эта история не вранье, Асквит заслуживает, чтобы его повесили» 30.

Но главную ставку Фишер делал на поддержку премьера Асквита и министра иностранных дел Грея. И не ошибся. Как это часто бывало в Великобритании, когда к власти приходила левая партия, в ее среде всегда находились политики, которые старались показать, что могут быть столь же твердыми и решительными, как любой консерватор. К такой категории либералов, без сомнения, принадлежал Эдвард Грей, и персонал министерства иностранных дел скоро стал выражать «приятное удивление» жесткой политикой нового шефа. Первый морской лорд начал именно с Грея. 4 марта Фишер встретился с министром иностранных дел и имел с ним продолжительную беседу. До последнего момента Грей не видел особой необходимости в расширении морских программ, но после встречи с Фишером его мнение, по-видимому, кардинально переменилось, поскольку адмирал в письме к Эдуарду VII, написанному по горячим следам беседы, не скупился на похвалы главе Форин Оффис: «У Вашего величества есть один замечательный слуга в кабинете министров — министр иностранных дел. Он на голову выше всех остальных» 31.

Грей впервые сталкивался с Фишером непосредственно и еще не имел понятия о тех методах, которыми пользовался старый адмирал. Несколько дней спустя после их беседы глава внешнеполитического ведомства, еще ничего окончательно для себя не решивший, вдруг с изумлением обнаружил, что редактор «Обсервер» Дж. Л. Гарвин уже поведал народу со страниц своего издания, что министр иностранных дел Грей настаивает на закладке 4 дополнительных дредноутов и угрожает отставкой в случае несогласия 32. При этом Гарвин подкреплял свои утверждения авторитетом первого морского лорда. Грей был возмущен и страшно разозлился на обоих. Фишер вынужден был констатировать: «Боюсь, что мы с ним отдалились, но теперь уже ничего не поделаешь и лучше всего помалкивать» 33.

Приближалась кульминация кризиса — решающая схватка между противоборствующими группировками по поводу военно-морского бюджета в парламенте. Пропагандистская машина работала на полную мощность. Английской публике, обезумевшей от страха перед морской блокадой и вторжением, нагнетаемого прессой, 6 дредноутов в под уже казалось мало; Чеканная фраза, брошенная депутатом парламента от консерваторов Джорджем Уиндхемом — «Мы хотим восемь и восемь просим!» — стала лозунгом британских ультрамаринистов.

Дебаты по военно-морскому бюджету в палате общин начались с выступления Маккенны 16 марта 1909 г. Морской министр, просто и печально поведал депутатскому корпусу об усилиях, предпринимаемых в Германии по строительству военно-морского флота и подрыву британского господства на морях. В связи с угрожающей ситуацией Маккенна потребовал увеличения ассигнований на морское строительство на 2 823 000 ф. ст. в 1909–1910 финансовом году по сравнению с предыдущим и закладку 6 дредноутов ежегодно34. Маккенна отстаивал свои взгляды решительно, его аргументы были продуманы и обоснованы, но в одиночку выиграть это дело ему бы ни за что не удалось. Политический вес морского министра был явно недостаточным. Но в решающий момент на чашу весов Адмиралтейства был добавлен авторитет Эдварда Грея.

29 марта 1909 г. шеф Форин Оффис произнес перед палатой общин одну из самых важных речей в своей жизни. Грей начал с того, что лично ему не нравится наметившаяся за последнее время во всех европейских державах тенденция к увеличению расходов на военные флоты и армии. Но, к сожалению, всеобщее разоружение пока что невозможно, а одностороннее разоружение не решит проблемы. Великобритания не может себе позволить сокращение военно-морского бюджета, поскольку это может повлечь за собой введение всеобщей воинской повинности и, в конечном счете, к утрате ею своего суверенитета. В отличие от Германии, для Англии военный флот был и остается основой ее обороны и жизненно важным фактором ее существования. В связи с вышеизложенным, министру иностранных дел представляется, что Германия должна первой предпринять шаги по сокращению своего флота, и тогда Британия со своей стороны также сделает шаг навстречу. Такая договоренность, естественно, должна базироваться на превосходстве британского военного флота. Если она будет достигнута, сказал в заключение министр иностранных дел, Европа получит стабильный и гарантированный мир 35.

Речь Грея произвела большое впечатление в палате общин и как считает профессор Роббинс, министр иностранных дел в значительной степени несет ответственность за наращивание военно-морского бюджета Великобритании в 1909 г. Чаша весов качнулась в сторону ультрамаринистов. Теперь решающее слово было за премьером. Недаром военно-морской официоз «Нейвал энд Милитари Рекорд» еще за четыре года до описанных событий восклицал: «…K счастью, у нас есть мистер Асквит»36. И либеральный премьер оправдал надежды своих адмиралов. На открывшемся очередном заседании кабинета министров Герберт Асквит «с подачи» Грея заявил, что военно-морской бюджет должен быть пересмотрен. И он был пересмотрен! Компромисс, найденный главой кабинета, поистине был невообразим. «В конце концов, — писал Черчилль, — было найдено удивительное и любопытное решение. Адмиралтейство требовало 6 кораблей, «экономисты» предлагали 4, и в заключение мы сошлись на 8» 37. Таким образом, Маккенна и Фишер выиграли это политическое сражение. Военно-морское ведомство добилось увеличения бюджета на строительство флота на 3 млн. ф. ст. и вместо требуемых 2 дополнительных дредноутов получило 4. Строительство 8 дредноутов одновременно — это был максимальный предел возможностей британского военного судостроения того времени. Причем дело упиралось не в верфи и строительство корпусов, а в отсутствие достаточных мощностей по сооружению башен и орудий главного калибра.

Как и ожидалось, два главных «борца за социальную справедливость» — Ллойд Джордж и Черчилль — в отставку не подали, а позорно капитулировали. Стремление удержаться в министерских креслах перевесило моральные принципы. О принципиальности Ллойд Джорджа здесь уже говорилось. Что касается Черчилля, то лучше всех о нем в данной ситуации сказал Морли. Наблюдая «крестовый поход» за разоружение, возглавленный молодым честолюбивым политиком, он предположил: «Если Черчилль когда-нибудь станет морским министром, он потребует не восемь дредноутов, а шестнадцать» 38.

Тем не менее, тогда, в марте 1909 г., Черчилль был искренне расстроен исходом борьбы. Фишер, зная о готовящемся решении еще до заседания кабинета, на котором оно было принято, не удержался, чтобы не написать «гадость» своему новому знакомцу: «Я думаю, как замечательно было бы назвать четыре дополнительных дредноута:

№ 1. «Уинстон»

№ 2. «Черчилль»

№ 3. «Ллойд»

№ 4. «Джордж»

Как они будут сражаться! Непобедимо! Зачитайте это кабинету министров» 39.

Подводя итог событиям политического кризиса 1909 г., заметим, что «морская паника» не имела под собой реальной почвы, поскольку немцы не собирались увеличивать свои и без того обременительные морские программы. К лету того же года стало известно, что предполагаемое увеличение морского бюджета Германии оказалось блефом. Чтобы как-то спасти положение, Фишер устроил большой парад военных кораблей в Спитхеде, на который пригласил многочисленных представителей прессы. Этим шагом первый морской лорд рассчитывал привлечь на свою сторону газетчиков. Поведение Фишера на устроенном, им спектакле вызвало неодобрение многих его сослуживцев.

Герберт Ричмонд облегчил свою душу пространной записью в дневнике: «Фишер должен иметь газетчиков для себя, он должен устраивать представления, он должен иметь саморекламу. Это было отвратительно. Там он был всегда прав — в центре толпы людей, ни один из которых не имел понятия о военном флоте, рассказывая им это, рассказывая им то… Вот откуда начинается деградация — с первого морского лорда, который считает себя первой и единственной звездой, а своих сослуживцев — ничем…» 40.

Но положение, по-видимому, уже нельзя было исправить никакими военными игрищами. «Морская паника» оказалась палкой о двух концах, и другим своим концом она ударила именно по создателю «Дредноута». Еще в марте «Дэйли Экспресс» провозгласила, что Фишер «несет всю ответственность за то, что военно-морской флот содержался на «голодном пайке» в течение трех последних лет… Даже если он и угрожал отставкой в случае принятия неудовлетворительной программы, его уход только развязал бы руки сторонникам экономии. Более того, его пресловутая речь «спите спокойно в своих кроватях» (ноябрь 1907 г.) явилась прямым оправданием политики радикалов» 41.

Вслед за «Дэйли Экспресс» и другие газеты принялись обвинять первого морского лорда в том, что он «проспал» германскую опасность, что он с самого начала не требовал 8 дредноутов и т. д. Критики адмирала как либерального, так и консервативного толка утверждали даже, что Фишер отчасти повинен в ускорении морского строительства Германии. Появление «Дредноута», по их мнению, дало в руки немцам дополнительные преимущества, а реклама, которую адмирал обеспечил своему детищу, способствовала началу строительства этих кораблей другими державами. Общественное мнение и без того, было возбуждено слухами, об усилении германского флота и выпады в прессе против первого морского лорда только подлили масла в огонь.

Фишер пытался оправдаться. Обвинение в том, что он «проспал» германскую опасность, адмирал назвал «наглой ложью». «Мы знали уже через неделю об ускорении германского кораблестроения, а также о расширении заводов Круппа сразу, как только оно началось, и у меня есть копия докладной записки Туидмауту (3 декабря 1907 г.) для кабинета министров»42.

Между тем, требования отставки Фишера усиливались. Особенно усердствовал Чарльз Бересфорд. Бересфорд официально спустил флаг командующего флотом 24 марта 1909 г., в самый разгар «морской паники». Момент против обыкновения был обставлен очень торжественно. У причалов Портсмута собралась огромная толпа, выказавшая энтузиазм и бурные эмоции. Когда он прибыл в Лондон, у вокзала Ватерлоо его также приветствовала толпа. Впечатление было такое, будто восторженные жители столицы встречают не отставного адмирала, а национального героя, только что выигравшего большое морское сражение. Все громко вопили, мужчины кидали вверх головные уборы, а женщины махали носовыми платочками.

Как уже было отмечено, карьера бравого адмирала завершилась за два года до истечения положенного срока, и в свете «морской паники» события получили совсем иную окраску. «Он был уволен министром Маккенной, потому что бесстрашно говорил правду. В этом предложении вся суть ситуации»43. И Бересфорд решил использовать представившийся ему шанс, тем более, что теперь он был свободен от любых условностей, налагаемых военной службой и статусом командующего флотом. Не откладывая дел в долгий ящик, он добился приема у премьер-министра и 30 марта встретился с Асквитом. Отставной адмирал в самых общих чертах обрисовал положение дел в Адмиралтействе, которое, по его мнению, было совершенно недопустимым с точки зрения безопасности морских рубежей Англии.

2 апреля Бересфорд направил письмо главе кабинета, в котором уже подробно по пунктам обосновал свою мысль об отсутствии должной организации на флоте, начиная с 1907 г. Имевшее место недавно переформирование соединений кораблей не ликвидировало слабых мест, писал Бересфорд, и не способствовало надлежащей подготовке флота к войне. Далее адмирал жаловался, что за время его пребывания на посту командующего Флотом Ла-Манша он ни разу не получил от Адмиралтейства сколько-нибудь подробного стратегического плана, согласно которому он должен был бы действовать в случае военной необходимости. В заключение Бересфорд угрожал, что если правительство не предпримет мер, то он будет действовать на свой страх и риск и дезавуирует руководство военно-морского ведомства44.

Асквит, посовещавшись с Маккенной, решил создать правительственную комиссию по расследованию положения дел в Адмиралтействе. 19 апреля стал известен ее состав: четыре члена кабинета министров — Крю, Морли, Грей и Холден. Председателем комиссии стал сам премьер Асквит45. В большинстве своем это были люди, лояльно настроенные по отношению к Фишеру, и они не стали бы «топить» своего коллегу Реджинальда Маккенну, поскольку это, в конечном счете, могло вызвать падение либерального кабинета. Тем не менее, решение правительства привело Фишера в крайнее раздражение. Он обозвал либеральный кабинет «бандой подлецов» и поначалу даже хотел подать в отставку.

От необдуманного шага его отговорил виконт Эшер: «Вечером я отправился в город и имел долгий разговор с Джеки. Мы сошлись на том, что перед лицом нападок на него отставка невозможна. Только «самый крайний случай» заставит его уйти из Адмиралтейства»46. Вскоре Фишер взял себя в руки, заявив, что он «не уйдет до тех пор, пока ему не дадут пинка».

Работа правительственной комиссии стала, по словам профессора Мардера, «большим унижением» для военно-морского ведомства, поскольку впервые в истории деятельность британского Адмиралтейства была подвергнута расследованию по требованию отставного адмирала, уволенного с флота за нарушение воинской дисциплины. Одновременно с Адмиралтейством, наверное, самое большое унижение в своей жизни пришлось испытать и Фишеру.

Здесь необходимо вернуться к пресловутым письмам Реджинальда Бэкона. В декабре 1905 г. любимец Фишера получил назначение на Средиземноморский флот командиром броненосца «Иррезистебл». Бзкон сам выпросил это назначение у своего патрона, поскольку Фишер не хотел посылать его под начало Бересфорда, командовавшего в то время Средиземноморским флотом. Молодой капитан 1-го ранга узнал, что броненосец будет послан к берегам Греции. Он очень хотел там побывать и пострелять фазанов на побережье 47. Ох, боком вышли эти фазаны молодому честолюбцу и его покровителю четыре года спустя!

И Бересфорд, и его второй флагман контр-адмирал Лэмбтон знали, что Бэкон — «приближенный» первого морского лорда. Тем не менее, они открыто обсуждали с ним политику Адмиралтейства, высказывали свое мнение, спорили. А командир «Иррезистебла» писал обо всем Фишеру. По признанию самого Бэкона им было написано 6 или 7 писем, некоторые по 20 страниц мелким почерком 48. Выше уже говорилось, что часть писем первый морской лорд приказал размножить без согласия их автора и пустил по рукам в Адмиралтействе.

Каким-то образом два письма Бэкона, наиболее компрометирующие из них, — от 21 марта и от 15 апреля 1906 г. — попали в руки старинного недруга Фишера сэра Джорджа Армстронга; 2 апреля 1909 г. Армстронг сделал публичное заявление об этих письмах, а 23 апреля написал о них в «Таймс» 49. Еще в 1892 г. молодого офицера Джорджа Армстронга уволили с военного флота за нарушение воинской дисциплины. Столкновение у него было именно с Фишером, перед которым ему пришлось, публично извиниться. С тех пор Армстронг стал непримиримым врагом первого морского лорда и усердно собирал на него «компромат» 50. Его заявление о существовании писем Бэкона произвело сенсацию и дало убийственное оружие против Фишера в руки Бересфорда и его сторонников, обвинивших первого морского лорда в насаждении системы шпионажа на флоте. Немало острых вопросов было задано по этому поводу в прессе и в парламенте. Русский морской атташе в Лондоне докладывал в Петербург: «Сэр Джон Фишер, у которого я недавно завтракал, вид имеет несколько пришибленный. Травля, очевидно, подействовала на него, тем более, что публично защищаться он не может благодаря официальному своему положению» 51..

Лучше всех суть происходящего была вскрыта «Вестминстер Газетт»: «Когда самое плохое о существующем положении дел уже сказано, они выглядят вполне тривиально по сравнению с интересами службы, но когда к ним возвращаются снова и снова, это производит впечатление, что главной целью является не установление истины, а организация кампании против конкретного лица»52. И действительно, противники первого морского лорда, «поймав его на крючок», не собирались позволить ему так легко «сорваться». После опубликования писем Бэкона число недоброжелателей адмирала резко увеличилось. На стороне Бересфорда активно выступил и наследник престола, будущий Георг V, открыто потребовавший отставки Фишера.

Здесь трудно согласиться с биографом Георга V Гарольдом Никольсоном, утверждавшим, что Принц Уэльсский сохранял строгий нейтралитет по отношению к ссоре Фишера и Бересфорда, «Хотя его бомбардировали жалобами и контр — жалобами его бывшие командиры и сослуживцы по флоту, ему удавалось придерживаться нейтралитета. Он очень сожалел, но старался не вмешиваться в ссору»53.

Эта цитата требует некоторых пояснений. Дело в том, что Принц Уэльсский в молодости пробовал свои силы в морской службе, начав в качестве кадета Флота Ее Величества. В октябре 1885 он даже изучал артиллерийское дело на «Экселленте» под руководством Фишера. Последний не преминул написать королеве Виктории письмо, в котором расточал самые высокие похвалы успехам ее внука 54. Очевидно, комплименты Фишера были просто данью вежливости, поскольку свидетельства более или менее беспристрастных наблюдателей рисуют Принца Уэльсского, как весьма посредственного военного моряка. Уинстон Черчилль, будучи уже морским министром, отмечал, что Георг V рассуждал о военном флоте в высшей степени глупо: «Было несколько обескураживающе слушать всю ту чушь, которой он набрался. Баттенберг согласился, что в военно-морской стратегии король ничего не смыслит» 55.

Можно смело утверждать, что с тех пор, как ссора Фишера и Бересфорда стала достоянием гласности, Принц Уэльсский никогда не относился к ней как бесстрастный наблюдатель. Подтверждение тому можно найти в мемуарах Бэкона. В апреле 1906 г. английский Средиземноморской флот находился на стоянке у острова Корфу. Здесь же находилась королевская яхта с Эдуардом VII и греческим королем Георгом на борту. Со дня на день ожидали прибытия эскадренного броненосца «Ринаун», на котором Принц Уэльсский совершал длительное плавание с посещением английских морских баз и эскадр в водах Дальнего Востока и Индийском океане. Бэкон также с нетерпением ожидал прибытия Принца Уэльсского. Еще кадетами они служили на учебном судне «Нортгемптон», и Бзкон полагал, что наследник престола не забыл своего друга по совместному обучению. И действительно, по прибытии «Ринауна» к Корфу будущий король первым делом пригласил к себе Бэкона. Однако командира «Иррезистебла» ждал холодный прием. «Принц говорил резко без обиняков», — вспоминал Бэкон56. Наследник престола высказал крайнее недовольство реформами Фишера. Незадолго перед этим принц пообщался с командирами кораблей и соединений на отдаленных морских театрах, которые были раздражены сокращением устаревших судов и сосредоточением главных сил флота в водах метрополии. Из-за этого любимец Фишера имел весьма нелицеприятную беседу со своим «сослуживцем».

Вскоре Бэкона вызвал к себе на яхту Эдуард VII. Король сообщил моряку, что Принц Уэльсский, Бересфорд и Лэмбтон говорили с ним, и что все они недовольны реформами первого морского лорда. Теперь Эдуард хотел знать мнение Бэкона. Последний со всей горячностью убедил короля в необходимости и своевременности преобразований Фишера. Эдуард, выслушав Бэкона, сказал, что первому морскому лорду надлежит знать обо всем этом, включая мнения принца, Бересфорда и Лэмбтона. Буквально за два часа до отхода «Ринауна» в Англию Бэкон второпях пишет письмо Фишеру и отправляет его с оказией в Адмиралтейство.

Именно это послание и попало в руки Армстронга три года спустя после описанных событий. Оно стоило карьеры Реджинальду Бэкону, а Фишеру кресла первого морского лорда. С того времени Георг V навсегда остался непримиримым врагом Фишера и противодействовал ему во всем. В апреле 1909 г. Кноллис писал Эшеру о своем разговоре с принцем: «Он говорил с каким-то ожесточением и о Джеки и об Адмиралтействе… Он воспринимает все это как личную обиду. А все дело в том, что люди, с которыми он общается, — все противники Фишера, а его друг — офицер (капитан 1-го ранга Г. Кэмпбелл — Д. Л.), который все время с ним и который, по-моему, ведет себя безобразно по отношению к вышестоящим, самый худший из всех. Принц Уэльсский даже и слушать не хочет мнения другой стороны, разве что меня или Вас, но ведь мы не профессионалы» 57.

Правительственная комиссия по расследованию положения дел в Адмиралтействе провела 16 заседаний за период с 27 апреля но 13 июня. Были рассмотрены многочисленные документы и выслушаны устные свидетельские показания. «Истцами» выступали главным образом Бересфорд и Кастенс. От имени Адмиралтейства свидетельствовал Маккенна. Фишер не принимал активного участия в перепалках с Бересфордом и на заседаниях комиссии вел себя довольно пассивно. Лучше всех позиции Адмиралтейства защищал морской министр. И хотя многие нарекания в адрес военно-морского ведомства были признаны справедливыми, Маккенне удалось отвести большинство наиболее серьезных из них.

13 июля комиссия завершила свою работу. 12 августа протоколы заседаний были опубликованы в качестве парламентского документа. Документы представляли собой два довольно увесистых тома, отпечатанных убористым шрифтом: 328 страниц протоколов заседаний и 245 страниц приложений. Бересфорду, Маккенне и другим свидетелям было задано 2600 вопросов58. Многие сторонники Фишера, в том числе и Эдуард VII, склонны были рассматривать заключение комиссии как полное оправдание деятельности Адмиралтейства.

Однако сам первый морской лорд был настроен по-другому. Когда отчет комиссии опубликовали, Фишер находился на отдыхе в Южном Тироле. От чтения этого документа он получил меньшее удовлетворение, чем его противник Бересфорд. В письме к Эшеру адмирал возмущенно заметил, что отчет подписан «пятью негодяями» 59. Впрочем, Фишер был не совсем неправ. Своим содержанием отчет предполагал, что адмирал вскоре должен оставить свой пост.

Травля первого морского лорда в прессе продолжалась. Осенью Бересфорд опубликовал свои письма Асквиту, в которых указывал на нарушения воинской дисциплины и насаждение «кумовства» в Адмиралтействе 60. Еще ранее в «Нэшенел Ревью» была помещена большая статья с перечислением всех «смертных грехов», совершенных Фишером на посту первого морского лорда61.

В октябре 1909 г. подготовка к уходу Фишера из Адмиралтейства была завершена. Асквит дал понять, что к дню рождения короля 9 ноября будет приурочено пожалование Фишеру звание пэра. Премьер также сообщал: «Пользусь случаем, я желаю выразить Вам искреннюю и глубокую признательность от имени правительства Его Величества за ту огромную работу — уникальную для нашего времени, — которая была Вами осуществлена по развитию и совершенствованию военного флота, укреплению морского могущества Великобритании»62.

Это была, вне всякого сомнения, справедливая оценка. Она, пожалуй, в большей степени может быть отнесена к периоду деятельности Фишера до 1906 г., нежели к последним четырем годам его пребывания в Адмиралтействе. Конечно, есть определенная доля истины в том, что реформы 1904–1905 гг. отняли инициативу у командиров соединений на удаленных морских театрах. Совершенно справедливо и то, что Фишер несет ответственность за распри и дрязги, раздиравшие Адмиралтейство и флот в 1907–1909 гг. И все же в истории немного найдется великих, конструктивных преобразований флота, которые были бы сопоставимы с реформами, осуществленными под руководством Фишера. Самой большой ошибкой Фишера было то, что он не увенчал своей реформаторской деятельности созданием генерального штаба флота и даже всячески противился его организации. Во многом такая позиция первого морского лорда объясняется качествами его личности. Фишер не допускал мысли, что он может что-либо упустить или недосмотреть. Возможно, что именно благодаря этому обстоятельству была утрачена координация действий между Адмиралтейством и военным министерством.

В пользу Фишера свидетельствует программа строительства дредноутов 1909–1910 гг., ликвидировавшая пробел, вызванный необоснованным сокращением военно-морского бюджета в течение трех предшествующих лет. Была решена проблема с рядовым составом на кораблях флота. Значительно усовершенствовалась корабельная артиллерия. При Фишере впервые начали присваивать звание контр-адмирала, не взирая на возраст, впервые начал изучаться всерьез вопрос о тралении минных полей противника, впервые на линейных кораблях начали устанавливаться 13,5-дюймовые орудия.

Деятельность Фишера на посту первого морского лорда поистине уникальна и, возможно, что до сих пор она еще не получила достаточно глубокой и всеобъемлющей оценки. Анализируя его достижения, не следует забывать, что когда началась первая мировая война, то, несмотря на преклонный возраст, и на всем известные недостатки его характера, Фишер оказался самой подходящей кандидатурой на пост первого морского лорда. Не менее поразительно и то, как Фишер, вновь заняв эту высокую должность в годы войны, подчинил своему влиянию такую сильную личность, как Уинстон Черчилль. Возможно, это произошло благодаря некоему «демонизму», присущему Фишеру, который всегда производил такое впечатление на журналистов и некоторых военных моряков. «Всякий, войдя, в зал, полный народа, обязательно обратил бы внимание на Фишера и спросил бы, кто он. Всякий, кто хоть раз говорил с ним, не мог не оказаться под впечатлением его личности», — писал Реджинальд Бэкон б3.

Очень лестную характеристику Фишеру дал Гарольд Бегбн в своих мемуарах, опубликованных незадолго до смерти старого адмирала: «Ни один человек из тех, с кем доводилось мне встретиться, не оставил впечатления такой демонической гениальности, как этот изгой общества, сделавший больше, чем любой другой англичанин для спасения британской демократий от прусского ига» 64.

Даже командиры с весьма средним уровнем мышления, как Луи Баттенберг или Морис Хэнки, вынесли от общения с Фишером впечатление и убеждение в его «гениальности». Хэнки, например, даже считал, что отсутствие такой важной структуры, как генеральный морской штаб, в 1909 г. «не имело особого значения, поскольку все стратегическое планирование осуществлялось таким гением, как Фишер, и иногда при помощи таких профессионалов, как Оттли…» 65.

Можно смело утверждать, что объективно уход Фишера был своевременным. Техническая революция завершилась, теперь флоту нужно было время, чтобы осмыслить новую ситуацию, научиться пользоваться новым грозным оружием, которое он получил. Во главе угла теперь стоял вопрос о разработке новой морской стратегии и тактики, а главное — необходимо было создание генерального морского штаба, который занялся бы разработкой научного плана современной морской войны.

Фишер, как известно, был противником организации такого штаба 66. Наиболее способные морские офицеры из числа его сослуживцев весьма скептически отзывались о представлениях Фишера о способах ведения современной морской войны. Вот, например, какую оценку дает им Герберт Ричмонд: «Он высказывался о войне лишь в общем, утверждая, что она должна быть жестокой, что врага надо бить сильно и часто, и много других афоризмов. Все это не так уж трудно было сформулировать. Но логическая и научная система войны была совсем другим делом» 67.

Причины такого положения дел предельно четко, на наш взгляд, был» вскрыты другим морским офицером, также современником Фишера, К. Дж. Дъюаром: «Такие планы были продуктом эпохи на флоте, когда обучение офицеров ведению морской войны находилось в полном небрежении. Уилсон и Фишер работали в узкой технической сфере. Их взгляды были типичными для артиллерийско-торпедной школы и едва ли было бы справедливым обвинять их в некомпетентности в совершенно другой области» 68.

Итак, Фишер, адмирал флота, первый барон Килверстон, получив пэрство, 25 января 1910 г. в возрасте 69 лет уходит в отставку. Несколько месяцев спустя, 6 мая 1910 г., самый высокопоставленный сторонник Фишера — король Эдуард VII- отошел в лучший мир.

Таким величественным и грандиозным было зрелище в то майское утро 1910 г., когда 9 монархов ехали в траурном кортеже на похоронах короля Англии, что по притихшей в ожидании и одетой в траур толпе прокатился гул восхищения. В алом, голубом, зеленом и пурпурном, по трое в ряд суверены проехали через ворота-в шлемах с перьями, с золотыми аксельбантами, малиновыми лентами, в усыпанных бриллиантами орденах, сверкавших на солнце.

За ними следовали пять прямых наследников, сорок императорских или королевских высочеств, семь королев — четыре вдовствующие и три правящие, а также множество специальных послов из «некоронованных» стран. Вместе они представляли семьдесят наций на этом самом большом и, очевидно, последнем в своем роде сборище королевской знати и чинов, когда-либо съезжавшихся в одно место. Впереди гроба шел в полной парадной форме с обнаженным клинком адмирал лорд Фишер — ближайший сподвижник покойного. Колокола Биг Бена приглушенно пробили девять утра, когда кортеж покинул дворец. Однако часы истории указывали на закат, и солнце старого мира опускалось в угасающем зареве великолепия, которое должно было исчезнуть навсегда.

Часть 3 БОЕВАЯ РУБКА ИМПЕРИИ 1911 — 1920

ФИШЕР и ЧЕРЧИЛЛЬ

«ИХ ЖЕНЫ СТАНУТ ВДОВАМИ, ИХ ДЕТИ — БЕЗОТЦОВЩИНОЙ»

ЗА ЧТО БЬЮТ НА ВОИНЕ

ЭПИЛОГ ВЕЛИКОЙ КАРЬЕРЫ

Нет хуже работы — пасти дураков. Бессмысленно храбрых — тем более. Но я их довел до родных берегов Своею посмертною волею.

(Редьярд Киплинг)

ФИШЕР И ЧЕРЧИЛЛЬ

Преемником Фишера на посту первого морского лорда стал его сослуживец и единомышленник адмирал Артур Уилсон, который, как предполагалось, будет продолжать политику своего предшественника. Уилсон крайне неохотно согласился сменить боевую рубку, флагманского броненосца на кресло руководителя, морской политики Империи. Потребовались большие усилия и даже давление со стороны Эдуарда VII, чтобы уговорить его. Уилсон прекрасно проявил себя в качестве командира эскадры, а затем и целого, флота, но как показали дальнейшие события, администратора крупного масштаба из него не получилось.

Когда. 2 декабря 1909 г. было опубликовано официальное сообщение о предстоящем назначении, Артура Уилсона, на флоте эта новость, вызвала настоящий «вздох облегчения»1. Уилсон всегда старался держаться подальше от ссор и служебных интриг и никогда не участвовал ни в фишерской, ни в бересфордовской группировках. Таким образом, его назначение на высшую должность в военно-морской иерархии Великобритании должно было оказать благоприятное влияние на консолидацию морской службы.

Адмирал Уилсон был среднего роста, крепкого телосложения, с открытым благородным лицом, обрамленном седой бородкой, и с блестящими глазами фанатика. Адмирал Уилсон был фанатиком своего дела, целиком посвятившим себя морской службе, не нашедшим даже времени для того, чтобы жениться и обзавестись семьей. В одежде он был неопрятен и не придавал никакого значения своему внешнему виду. Уилсон всегда был невозмутим, молчалив и очень замкнут. Адмирал никогда не имел близких друзей. Королевский Флот стал единственным интересом в его жизни. «Он был, вне всякого сомнения, писал Черчилль, — наиболее самоотверженным человеком из тех, с кем мне приходилось когда-либо встречаться или даже прочитать в книгах» 2. В редкие минуты хорошего настроения, Уилсон мог и пошутить, но шутки у него получались какие-то сухие и мрачные. Моряки звали между собой Артура Уилсона «старый Арт». Служить под его командой считалось нелегким испытанием. Адмирал, отдаваясь без остатка военной службе, не щадил и подчиненных, заставляя их работать не покладая рук. Ежегодный плановый поход Флота Ла-Манша к берегам Испании, Уилсон как назло назначал в канун рождественских праздников. На все мольбы и протесты женатых матросов и офицеров, лелеявших мечты встретить Новый Год в кругу семьи, Уилсон бросал сквозь зубы: «Служба!». Впрочем, на флоте его по-своему любили и уважали, возможно, именно за его самоотверженность и принципиальность. В офицерской среде Уилсону дали кличку «Буксир», за его огромную работоспособность и, наверное, за непобедимое упрямство, которое было присуще адмиралу в высшей степени.

Трудности начались сразу же по приходу Уилсона в Адмиралтейство. Официально он вступал в должность с 25 января 1910 г., но фактически он приступил к делам еще в декабре 1909-го… «Многие уже начинают охать, — докладывал русский морской атташе в Петербург, — что с момента вступления первого морского лорда в свои обязанности придется весьма тяжело, т. к. новый начальник почти не разговаривает, но зато работает день и ночь. Характерно, что на следующий день после выхода приказа о том, что адмирал с 25 января нов. ст. должен занять пост первого морского лорда, адмирал Вильсон уже поехал в турне по портам. До Рождества он объехал почти все учреждения морского министерства и теперь ежедневно работает по несколько часов в Адмиралтействе» 3.

Уилсон с первых же дней взял за правило никого не ставить в известность о принимаемых им решениях и почти не консультировался с Советом Адмиралтейства. Были люди, которые все эти трудности предсказывали с самого начала. Узнав о назначении, Уилсона, второй морской лорд Фрэнсис Бриджмен писал Фишеру: «Уилсон — самая лучшая кандидатура, но я знаю по собственному опыту, что служить под его началом мало радости. Тоска смертная! И полная бескомпромиссность, как Вы знаете. Он никогда не будет ни с кем советоваться, а чужие доводы только выводят его из себя» 4. Вскоре худшие опасения Бриджмена полностью подтвердились. «Маккенна находит, что с сэром Артуром Уилсоном «очень тяжело». Он высокомерен и обращается с адмиралом Бриджменом так, как будто тот младший лейтенант на корабле; и он очень упрям» 5.

Ожидать каких-либо новшеств от Уилсона не приходилось, он был слишком консервативен и в своей политике строго придерживался тех направлений, которые наметил еще Фишер.

Уилсон целиком погрузился в проблемы, связанные с материальной частью, пренебрегая вопросами комплектования экипажей и стратегическим планированием. «С переменами в составе Совета… двери Адмиралтейства закрылись для всех новых идей и новых начинаний» 6. Даже Фишер вынужден был признать, что «от Уилсона на берегу мало толку!» 7.

С приходом Уилсона в Адмиралтейство определенные надежды связывали сторонники Бересфорда. Об этом свидетельствует донесение русского морского атташе капитана 1-го ранга Л. Б. Кербера, полученное 17 ноября 1909 г.: «На днях мне пришлось познакомиться с сэром Джорджем Армстронгом, владельцем газеты «Глоб» и бывшим морским офицером. Как известно, англичане после обеда в частном доме делаются очень разговорчивыми. Так это было и в данном случае. Несколько ловко предложенных хозяину вопросов развязали язык почтенному сэру, и он сообщил многое, что, по моему мнению, не следовало бы говорить в обществе, тем более в присутствии иностранных офицеров. Первый морской лорд — лорд Джон Фишер, — который зачислен, в пэры Соединенного Королевства в день рождения короля 8 ноября, в ближайшем будущем покинет свой пост. Ввиду же того, что по ходу событий в январе непременно будут новые выборы, результаты которых предвидеть нельзя, то преемник лорда Фишера будет почти наверняка временным, т. е. на несколько месяцев. Более всего шансов, что таковым будет адмирал Вильсон. По утверждениям сэра Армстронга, за январскими выборами последуют в скором времени вторые выборы — примерно в марте. После вторых выборов произойдет перемена министерства и тогда же переменится и первый морской лорд, т. е. адмирал Вильсон. Кто заменит его, пока трудно оказать, но из слов Армстронга было видно, что он намекает на лорда Бересфорда. Наш собеседник уверял, что лорд Бересфорд очень любим во флоте и в доказательство своих: слов привел, что на ежегодном, так называемом. «Трафальгарском обеде», в этом году было больше народу, чем когда-либо, даже в день столетия боя, только потому, что лорд Бересфорд согласился занять председательское кресло» 8.

Однако надежды сторонников Бересфорда не оправдались. Уилсон пробыл первым морским лордом не два месяца, а два года. А когда в 1911 г. морским министром стал Уинстон Черчилль, шансы Бересфорда стали нулевыми.

Тем временем, Фишер, выйдя в отставку и поселившись у своего сына в Килверстоне, с большим трудом начал адаптироваться к спокойной размеренной жизни и красотам окружающей природы. Его супруга явно была довольна окончанием бурной карьеры своего мужа. Но, несмотря на усиленные посещения Церкви и надежды его жены на бесповоротное завершение кипучей деятельности адмирала, сказать, что Фишер полностью смирился со своим положением, было бы слишком самонадеянным.

В течение 1910 г. репутация Фишера существенно возросла в условиях совершенной непригодности его преемника. Сам Фишер этого никак не ожидал. В ноябре 1909 г. он считал кандидатуру Уилсона самой лучшей и единственно возможной. И даже летом 1910 г. Фишер еще полагал, что Уилсон «справляется со своими обязанностями прекрасно» 9. Однако новый руководитель с самого начала наделал множество серьезных ошибок. Скорее всего, с подсказки Фишера Уилсон сразу же дал понять, что не собирается поддерживать Эшера в деле усиления координирующей роли Комитета имперской обороны. Он также наотрез отказался предпринять какие-либо шаги по организации генерального морского штаба.

Как только в Килверстон пришло известие о смерти Эдуарда VII, Фишер срочно отбыл в столицу для участия в погребении своего высокого покровителя. Запись в дневнике леди Фишер рисует поведение отставного адмирала следующим образом: «Он прошел в комнату, где наша милая королева стояла в одиночестве у тела своего умершего супруга. Это был самый тяжелый момент для них обоих. …Джек поцеловал ей руку, но она задержала его ладонь и принялась с жаром говорить о нем (покойном короле. — Д. Л.) и о его любви к Джеку. Я с гордостью подумала о том, что мой муж ни разу не воспользовался своим влиянием на короля для собственных личных выгод. Все его помыслы были направлены только на благо страны и военного флота, которым он служил так преданно. И король знал обо всем и ценил его за это» 10.

Заметим, что "Джек", узнав о смерти Эдуарда VII», не забыл тут же написать письмо с выражением верноподданных чувств наследнику престола. Правда, Фишеру, несмотря на его неоднократные попытки, так и не удалось, в отличие от его приятеля виконта Эшера, с легкостью трансформироваться от старого двора к новому. Вскоре Фишер начал очень критически относиться к монархии вообще и к новому монарху в частности. В письме к Арнольду Уайту он заметил: «Короли нынче, как селедки, — стоят дешево!» 11.

Фишер продолжал быть в курсе всех флотских дел. Он еще больше сблизился с Маккенной и написал за это время огромное количество писем юной супруге морского министра. К концу 1910 г. в своих письмах он уже обращался к миссис Маккенна не иначе как «Моя одинокая и преданная Памела!» В письмах он пересказывал ей все известные ему флотские и великосветские сплетни. Послания адмирала к Памеле Маккенна иногда заканчивались подписью: «Нежно преданный Вам Джеки», но чаще просто «Ф» или «Ваш до замерзания ада».

Отставной адмирал был не только в курсе всех дел военно-морского ведомства, но и пытался оказывать на них влияние. В письмах к Маккенне в августе 1910 г. он настоятельно рекомендовал рассмотреть в Адмиралтействе вопрос о возможности использования на линейных кораблях дизельных силовых установок. «Лайон» так же превосходит «Дредноут», как «Дредноут» превосходил все предшествующие линейные корабли. Дизельный линейный корабль будет иметь такие же преимущества перед «Лайоном», как «Лайон» перед «Дредноутом»!» 12.

Другой вопрос, который очень волновал Фишера, был социальный состав корпуса морских офицеров. В том же письме он возмущался: «Демократическая страна не потерпит аристократического флота! Как минимум 19 % офицеров из верхней десятки!.. Если Вам удастся это изменить, Вы сделаете великое дело: государственные субсидии на обучение и повышение жалования офицерам» 13.

Фишер принял самое активное участие в судьбе Джона Джеллико — будущего командующего флотом в 1914–1916 гг. Благодаря рекомендациям Фишера, Джеллико очень быстро продвигался по службе. Бывший первый морской лорд был уверен, что в случае войны он не останется сторонним наблюдателем. В связи с этим он стремился заполнить места в Адмиралтействе «своими людьми». Его протеже Морис Хэнки, несмотря на молодость, уже готовился заменить Оттли в Комитете имперской обороны. Данное обстоятельство также добавляло Фишеру уверенности, что в случае конфликта с Германией он вновь будет руководить морской политикой. 25 января 1911 г. Фишеру исполнилось 70 лет. Это означало, что теперь он, как адмирал флота, уходит в отставку и исключается из списка адмиралов на действительной службе. В день своего юбилея Фишер получил письмо от Хэнки: «Если случится война, Вы «не долго пробудете не у дел, ибо страна призовет Вас — как Цинцинната — вернуться в город и руководить войной. Это главная причина сохранения за Вами места в Комитете имперской обороны» 14. Адмирал не имел против этого никаких возражений.

И все же Фишер тяжело переживал свою отстраненность от «больших дел». Накануне отставки он жаловался Памеле Маккенна: «У меня такое ощущение, будто я остался один в целом свете» 15. Теперь это чувство еще более усилилось. Правда, у Фишера остались весьма почетные общественные обязанности — как уже говорилось, ему были пожалованы титул барона и звание пэра. Это было большое отличие. На памяти Фишера только одни военный моряк удостоился такой чести — адмирал Артур Худ, занимавший пост первого морского лорда в конце 80-х гг. прошлого века, в бытность которого была принята доктрина двухдержавного стандарта. Но удовлетворение Фишера новыми регалиями было неполным. Честолюбец рассчитывал на титул виконта! 16. Однако после тщательного изучения ситуации и в связи с отсутствием такого прецедента в истории, Эдуард VII отклонил этот вариант. Действительно, даже самые выдающиеся флотоводцы прошлого, как Нельсон и Энсон, удостоились, только баронства.

Став пэром Англии, Фишер получил пожизненное место в палате лордов. Однако среди депутатов верхней палаты парламента старый адмирал чувствовал себя «не в своей тарелке».

Получив титул исключительно за заслуги перед отечеством, Фишер с некоторой долей презрения относился к наследственной знати, составлявшей большинство в палате лордов: «Наследственные титулы — полная нелепость в условиях современной демократии, и чем быстрее мы избавимся от этих снобов, тем лучше» 17.

Фишер почти никогда не выступал в прениях, и все время ломал себе голову, к какой фракции в палате лордов ему примкнуть. Поскольку эту дилемму ему разрешить не удалось, адмирал обычно усаживался в центре. Лорд Фишер голосовал поочередно то за либералов, то за консерваторов, в зависимости от того, чьи решения, как ему казалось, были выгодны для военного флота. Старик по-прежнему мыслил категориями дредноутов и на проблемы внутренней политики «смотрел через якорный клюз».

Тем временем в Адмиралтействе произошли большие перемены, которые в значительной степени явились следствием неудачного стратегического планирования, практиковавшегося во времена Фишера.

Нельзя сказать, что за время нахождения Фишера на посту первого морского лорда стратегическими планами вообще не занимались. Когда к концу 1906 г. была в основном завершена передислокация основных сил флота и сосредоточение их против Германии, возникла необходимость в пересмотре существовавших военных планов. Поскольку генеральный морской штаб в то время отсутствовал, Фишер поручил начальнику отдела военно-морской разведки Оттли и капитанам 1-го ранга Слейду и Бэлларду разработать новые военные планы на случай войны с Германией. Им также помогал в этом деле Морис Хэнки 18. Комитет, назначенный Фишером, работал в период с 1906 по 1908 г. и подготовленный им стратегический план определял политику Адмиралтейства вплоть до 1911 г. Впоследствии он был опубликован в двухтомном сборнике документов «Архив адмирала сэра Джона Фишера», составленным военно-морским историком П.К. Кемпом 19.

Суть стратегического плана состояла в том, чтобы поставить Германию на колени посредством длительной морской блокады, лишив противника продовольствия и сырья для его промышленности. Одновременно флот должен был обеспечить защиту и бесперебойное функционирование британских морских коммуникаций 20. В плане особо оговаривалось, что «по причинам, известным каждому морскому офицеру, ясно, что в будущей войне дальняя блокада займет место ближней блокады в качестве основы военно-морской стратегии» 21. Комиссия Бэлларда работала над этими планами довольно долго, и они неоднократно подвергались изменениям. Так, в 1907 и 1908 гг. в стратегический план дважды вносились коррективы с поправками на взаимодействие с французским военным флотом.

В целом, военные планы Адмиралтейства «эры Фишера» можно характеризовать как полный отказ от «континентальной стратегии». Руководители британского военно-морского ведомства явно исходили из предположения, что Германию можно будет победить посредством одних только морских операций и главным образом непроницаемой морской блокадой. Однако при внимательном чтении текста планов комиссии Бэлларда создается впечатление, будто авторы стратегической разработки сами не очень-то верили в действенность морской блокады против Германии. Во вводной части говорилось: «Первое, что определяет суть военного плана, это характер предстоящей войны; мы должны решить, будет ли это ограниченная или неограниченная война, то есть, будет ли главной целью защита какой-либо части территории или другие специальные и ограниченные задачи, или главной целью будет уничтожение всей боевой мощи противника и приведение его к капитуляции» 22.

Из дальнейшего следовало, что британское Адмиралтейство планировало «специальные и ограниченные задачи», главной целью которых было заставить кайзеровский рейх отказаться от активной морской политики. «Нашей целью будет ни в коем случае не покорение Германии, но стремление заставить ее привести свою политику в соответствие с нашими интересами» 23.

Разработки комиссии Бэлларда, строго говоря, нельзя рассматривать как стратегический план ведения флотом боевых действий на море. Для этого они были слишком неконкретны и расплывчаты. Скорее их можно считать некими общими рекомендациями. В принципе, план Бэлларда так никогда и не был принят в качестве официального руководства к действиям.

Так называемый «стратегический план» с самого начала был подвергнут многими специалистами суровой, но справедливой критике. Авторитетный военно-морской теоретик Джулиан Корбетт очень негативно отозвался о плане Бэлларда, отметив, правда, что в нем в целом правильно изложены принципы использования различных классов боевых кораблей, в том числе получила отражение теория промежуточного класса военных судов — линейного крейсера 24. Пожалуй, самую убийственную характеристику стратегических разработок Фишера дал Герберт Ричмонд: «Планы Адмиралтейства, в моем понимании, являются самой неконкретной, и непрофессиональной поделкой, какую я когда-либо видел. Я не могу понять, как они обсуждались и какие идеи положены в их основу. Самая характерная черта — ослабление сил из-за рассредоточения их по всей Линии. Главная идея отсутствует вообще, за исключением той, что вражеский флот надо принудить к сражению, что и является главной целью… Фишер, непревзойденный в своем презрении к истории и недоверии к людям, не ищет и не принимает советов» 25.

По мнению Фишера, стратегический план и не нуждался в особой конкретизации. Все дополнения и конкретные детали, станут ясны только по ходу дела, когда война уже начнется. В таком виде стратегическое морское планирование просуществовало вплоть до того момента, пока «гром не разразился», А расплачиваться за все просчеты пришлось другу и единомышленнику Фишера Реджинальду Маккенне.

В феврале 1911 г. Фишер отправился отдыхать на континент. В это время разразился Агадирский кризис. Ллойд Джордж произнес свою знаменитую речь в Мэншн-хаузе, которая, по существу, хотя и не являлась обязательством поддержать Францию против Германии, но содержала предостережение, что Англию нельзя обойти ни при каком новом разделе Марокко 26. Публичные речи — опасное дипломатическое оружие: они поражают кого-то, но обычно не того, кого нужно. Речь Ллойд Джорджа была прочитана не только государственными деятелями, но и немецкой и французской публикой. И в обеих странах она сделала компромисс недостижимым, Кидерлену пришлось повысить свои требования и всерьез заговорить о войне; Кайо был вынужден отказаться от мысли о подготавливаемом им соглашении.

Однако первый морской лорд сэр Артур Уилсон был совершенно убежден, что война не начнется, и на выходные дни отбыл на охоту. Когда напряженность между союзниками и Германией достигла апогея, и Уилсона хватились, на месте его не оказалось. Более того, никто в Адмиралтействе не мог сказать ничего вразумительного относительно плана действий флота на случай войны. Стратегический план находился там, где, как полагал Фишер, он и должен был быть — в голове у Уилсона.

Уилсон был принципиальным противником всяких планов, в особенности он стремился вести независимую линию от военного министерства, и ему это удавалось даже в большей степени, чем Фишеру. Но больше всего адмирал не желал участия флота в перевозках войск на континент и потому был противником широкого участия Англии в сухопутных операциях. Да и сам Фишер еще до Агадирского кризиса неоднократно предупреждал Маккенну, чтобы тот ни в коем случае на такой план не соглашался 27.

Позиция двух адмиралов, скорее всего, и определила поведение Маккенны на заседании Комитета имперской обороны во время Агадирского кризиса. Морской министр без обиняков заявил, что флот не сможет участвовать в переброске экспедиционного корпуса на континент, поскольку все транспорты будут мобилизованы в качестве вспомогательных военных судов28. Маккенна возражал даже против отправки во Францию регулярной армии, состоявшей всего из 6 дивизий! Особенно неблагоприятное впечатление на остальных членов Комитета имперской обороны произвел Артур Уилсон. Он полагал, что достаточно будет ограничиться захватом островов у германского побережья и тесной блокадой германских портов. Регулярные дивизии, по его мнению, должны быть задействованы в захвате Гельголанда. Это предложение было расценено, как безумное и с негодованием отвергнуто.

После описанного заседания Холден потребовал незамедлительных перемен в Адмиралтействе. К нему присоединился и Черчилль, требовавший неотложных мер по созданию генерального морского штаба. Асквит не счел возможным сразу же удалить из Адмиралтейства Уилсона, но Маккенна вынужден был подать в отставку. 25 октября 1911 г. он распрощался с военно-морским ведомством.

Главных претендентов на пост морского министра оказалось двое — Черчилль и Холден. Фишер уже давно подозревал военного министра в поползновениях возглавить военно-морское ведомство. «Наполеону Б. (Холдену) не терпится выбраться из военного министерства — говорят, хочет просочиться в Адмиралтейство…» 29. В конце сентября Холден и Черчилль отправились навестить Асквита в Арчерфилд, где каждый доказывал премьеру, что именно он должен заняться проблемами военного флота. Главный аргумент Холдена состоял в том, что он уже приобрел известный опыт, реформируя военное ведомство. Военный министр пытался также доказать, что Черчилль слишком нетерпелив и импульсивен для такого деликатного дела, к тому же адмиралы наверняка не забыли, как он боролся за сокращение военно-морского бюджета в 1908–1909 гг.30.

Проблема была не из легких. После встречи с Холденом и Черчиллем, Асквит отправился в Балморэл, где долго совещался с Георгом V и Кноллисом. Тщательно взвесив все «за и «против», от кандидатуры Холдена решили отказаться. Переход военного министра к управлению делами флота был бы, пожалуй, «актом нелогичным». Но самое главное — Холден не являлся депутатом парламента, а отсутствие морского министра в палате общин существенно ослабило бы позиции Адмиралтейства. 23 октября 1911 г. морским министром стал Уинстон Черчилль.

В стремлении молодого честолюбивого политика занять пост морского министра не последнюю роль сыграло влияние Фишера. Они впервые познакомились, по-видимому, еще в начале 1907 г., когда первый морской лорд был в апогее своей популярности. В письме к Арнольду Уайту адмирал сообщал, что «…имел двухчасовую беседу с глазу на глаз с Уинстоном Черчиллем, который готов принять мою сторону… Уинстон сказал, что испытывает большую симпатию ко мне, поскольку меня всегда рисуют большой кистью!»31. Весной того же года они встретились на курорте в Биаррице. Старый адмирал окончательно покорил Черчилля: «Мы проговорили весь день и далеко за полночь. Он рассказывал мне удивительные истории о военном флоте и о своих планах — все о дредноутах все о подводных лодках, все о новой системе подготовки морских офицеров разных специальностей, все о больших орудиях, о замечательных адмиралах, и о жалких и ничтожных, и о Нельсоне, и о библии…» 32. На курорте их повсюду видели вместе, и они никак не могли наговориться. Эдуард VII писал леди Лондондерри: «Сэр Джон Фишер и Уинстон Черчилль прибыли сюда несколько дней тому назад, и они прямо-таки неразлучны; я прозвал их «болтунами» 33. Между новыми друзьями завязалась переписка. Во время бракосочетания Черчилля 12 сентября 1908 г. Фишер послал ему подарок — дорогой и вычурно изукрашенный нож для разрезания бумаги 34.

После встречи с Черчиллем в Биаррице, Фишер полагал, что заполучил еще одного сильного сторонника из числа влиятельных политиков и всерьез рассчитывал использовать молодого Черчилля против Бересфорда. «Я ужинал вдвоем с Черчиллем 19 января 1908 г. Он неожиданно пришел в Адмиралтейство, и мы закатились в «Ритц». Я провел с ним два часа. Ему не терпится сражаться на моей стороне, и он просто кипит от возмущения Бересфордом и К0…» 35. Тогдашний морской министр лорд Туидмаут доводился Черчиллю дядей, и Фишер не замедлил сообщить ему о своем восхищении племянником: «Я думаю, он один из самых прекрасных людей, каких я когда-либо встречал, и такой умный, что говорить с ним одно удовольствие» 36. Однако вскоре первый морской лорд был сильно разочарован своим молодым другом. Размолвка произошла из-за той позиции, которую Черчилль занял по вопросу о военно-морском бюджете во время политического кризиса 1908–1909 гг. Особенно Фишера возмутило то обстоятельство, что во время острых дебатов о флоте Черчилля консультировали «люди Бересфорда» — Реджинальд Кастенс и Уильям Уайт. «Дорогой Гарвин, — писал адмирал, — вчера Уинстон Черчилль сказал Маккенне, что Кастенс и У. Уайт посоветовали ему, что четыре дредноута будет достаточно, и они снабдили его всеми аргументами, техническими и прочими! Дело в том, что они, Кастенс и Уайт, знают, что только четыре дредноута заставят меня подать в отставку» 37.

Как уже говорилось, Черчилль и Ллойд Джордж потерпели поражение. Как только исход дела стал очевиден и страсти «морской паники» начали утихать, Черчилль немедленно решил наладить отношения с первым морским лордом. Однако упрямый старик игнорировал все его попытки. Два дня спустя после того, как окончательное решение по морскому бюджету было принято, Фишер сидел в клубе Атенаеум и читал «Нейшн»., Когда в зал вошел Черчилль, адмирал едва кивнул ему и продолжал чтение, как ни в чем не бывало. После того, как Фишер отложил газету и вышел на улицу, Уинстон последовал за ним и попытался завязать дружескую беседу. Однако адмирал довольно невежливо заявил Черчиллю, что обсуждать флотские дела с ним не собирается. Когда Уинстон спросил Фишера о его планах на будущее, старик отрезал, что его будущее — это иметь 20 дредноутов к апрелю 1912 г. и зашагал прочь.

Но Черчилль не оставил мысль восстановить отношения с Фишером. После выхода адмирала в отставку, Уинстон написал старику теплое письмо: «Со слабой надеждой я протягивал Вам лапу дружбы, но тщетно. Вы мне очень симпатичны и я искренне сожалею, что ход событий не позволил нам работать вместе. Известие о пожаловании Вам пэрства доставило мне большое удовольствие, но это далеко не полная награда за вашу службу на благо британской морокой мощи» 38. Трудно было сочинить более дружелюбное и обезоруживающее послание, но адмирал был неумолим и по-прежнему не желал мириться с «одним из самых прекрасных людей, каких он когда-либо встречал». Но едва прошел слух о том, что «двойной изменник» Черчилль получит пост морского министра, отставной адмирал уцепился за «лапу дружбы» с прямо-таки неприличной поспешностью. Вскоре между ними восстановились самые дружеские отношения

36-летний морской министр по приходе в Адмиралтейство взялся за дела чрезвычайно рьяно. Несомненно, Черчилль был более талантлив и по своему интеллекту далеко превосходил Маккенну, но ему недоставало основательности последнего. Молодой честолюбец был слишком энергичен, непоседлив и непредсказуем в своих действиях. За первые полтора года в должности главы военно-морского ведомства Черчилль более 6 месяцев провел в море с целью ознакомления со службой на флоте. Он лично посетил практически все военные доки и верфи Англии и почти все более или менее значительные военные корабли, базирующиеся на порты метрополии и Средиземного моря.

Весьма показателен, на наш взгляд, следующий эпизод. В 1912 г. Асквит и Черчилль прибыли на один из кораблей флота метрополии с тем, чтобы присутствовать на артиллерийских учениях эскадры. У. Э. Мартин, впоследствии контр-адмирал, также присутствовавший при этом, вспоминал, что Черчилль так и не удержался среди официальных лиц, с большим достоинством стоявших на мостике корабля. Вскоре морской министр вместе с орудийными расчетами «метался у пушек, стрелял, заряжал, прицеливался». Асквит не преминул заметить по этому поводу: «Мой молодой друг так испачкался, как будто собирался сыграть роль Отелло!» 39.

Сохранилась замечательная фотография, запечатлевшая один из эпизодов посещения Черчиллем учебного корабля «Меркурий». Морской министр медленно проходит вдоль шеренги юных кадетов, пристально вглядываясь в лица стоящих навытяжку босоногих мальчишек в матросской форме. Глава военно-морского ведомства весь подался вперед, его цилиндр сбился на затылок, на губах скептическая полуулыбка. Это не старый морской волк, привычным взглядом окидывающий свои владения, но абсолютно посторонний человек, впервые столкнувшийся с неким экзотическим миром, в котором ему все ново и интересно.

В принципе, в Англии от морского министра, как человека сугубо гражданского, никогда и не требовалось каких-то глубоких знаний о военном флоте. Он осуществлял лишь общее руководство. Но Черчилль, в отличие от своих предшественников, не собирался особенно полагаться на своих профессиональных советников. Новый министр с самого начала взял за правило самому вникать во все тонкости морской службы. Во время больших маневров 1912 г. Черчилль все время вмешивался в распоряжения командующего флотом, передавая свои приказы и контрприказы прямо из Уайтхолла по беспроволочному телеграфу. После окончания маневров морской министр вызвал к себе всех флаг-офицеров и долго им объяснял, как должны осуществляться маневры крупными соединениями кораблей40. Положение усугублялось тем, что первые морские лорды, с которыми Черчиллю довелось работать после Артура Уилсона — Фрэнсис Бриджмен и Луи Баттенберг — оказались людьми слабохарактерными и позволяли морскому министру помыкать собой.

Черчилля на флоте сразу невзлюбили. Адмиралам не нравилось выслушивать от бывшего гусарского лейтенанта «постоянные поучения о том, как лучше командовать военно-морским флотом» 4. Вскоре у морского министра сложились напряженные отношения почти со всеми флагманами. Между флотами и Адмиралтейством воцарилась атмосфера отчужденности и недоверия. Не следует забывать, что на флоте и раньше относились к Черчиллю с подозрением, памятуя, о его выступлении против увеличения военно-морского бюджета в 1908–1909 гг.42. Из всех военных моряков, кто занимал более или менее высокие посты в министерстве Черчилля, только Роджер Кейс с полным одобрением отзывался о деятельности главы военно-морского ведомства: «…в большинстве случаев его вмешательство было в самых лучших интересах службы» 43. Однако к тому времени, когда писались эти строки, Кейса уже нельзя было назвать беспристрастным свидетелем.

По всей видимости, Черчилль предвидел те трудности, с которыми ему предстояло столкнуться в Адмиралтействе. И не случайно три дня спустя после его официального вступления в должность, 29 октября 1911 г. он встретился с Фишером, «…я начал беседу без всякой мысли о возможности возвращения Фишера. Но к вечеру в воскресенье сила этого человека настолько повлияла на меня, что я уже почти решился сделать то, что я сделал три года спустя — снова поставить его во главе морской службы. Протестов я не боялся: к тому времени я чувствовал себя достаточно сильным, чтобы преодолеть их. Но, судя по его характеру, возобновление и продолжение распрей стало бы неизбежным. Затем меня также беспокоил его возраст. Я чувствовал, что не мог бы полностью положиться на умственные способности человека 71 года. На следующее утро всю дорогу к Лондону меня так и подмывало сказать: «Приди и помоги мне»; и если бы он хотя бы одним намеком дал понять, что желает вернуться, я бы наверняка произнес эту фразу. Но он оставался невозмутимым, а через час мы уже были в Лондоне. …я думаю, прав я был или нет» 44.

Прав был тогда Черчилль или нет, сказать трудно, и мнения по данному вопросу разделились. Интересно, что многие биографы Фишера, например Артур Мардер, считают, что его уход в 1910 г. был своевременным, а Р. Ф. Маккей полагает, что ему лучше было уйти даже в 1906-м. Большинство же биографов Черчилля, и среди них такие авторитетные, как Рандолф Черчилль, Мартин Гилберт и Тед Морган, сходятся на том, что морскому министру следовало вернуть Фишера в Адмиралтейство еще в 1911 г., а не в 1914 г. уже во время войны 45. Этот спор, по мнению автора, не имеет принципиального значения, ибо вскоре Черчилль сделал старого адмирала своим главным неофициальным советником. К 1912 г. влияние Фишера на решения морского министра настолько возросло, что профессор Мардер совершенно справедливо определил его статус в 1911–1914 гг. как «некоронованного первого морского лорда» 46.

В чем же выразилось влияние Фишера? Прежде всего, по его намеку или указке морской министр осуществил ряд важных перемещений в иерархии флотской служебной лестницы. Фишер оставался верен своему принципу — заполнять ключевые посты в Адмиралтействе и на флоте нужными и преданными ему людьми. Уже в первый день пребывания Черчилля в Адмиралтействе старый адмирал засел за составление «подробного руководства к действиям» для нового морского министра: Луи Баттенберг должен сменить Уилсона в качестве первого морского лорда — он «раскатает» всех противников Адмиралтейства в Комитете имперской обороны, Джордж Эгертон должен стать вторым морским лордом, Джеллико назначить заместителем командующего Отечественным флотом с тем, чтобы он смог стать «будущим Нельсоном» и т. д. 47. В письме к виконту Эшеру от 3 января 1912 г. Фишер хвастался: «Между прочим, Вы видите — я играю первую скрипку. По счастью, Уинстон очень восприимчив… 16 адмиралов отправлены на металлолом, а я популярен более чем когда-либо!» 48.

Особенно живое участие Фишер принял в скорейшем продвижении по службе своего друга и протеже Джона Джеллико. 5 декабря 1911 г. Черчилль по указке Фишера назначил Джеллико через голову 20 адмиралов (в списке из 22 вице-адмиралов Джеллико по выслуге лет стоял на 21-м месте) вторым флагманом Отечественного флота. Занимаемая должность в случае войны автоматически делала его главнокомандующим всеми военно-морскими силами в водах метрополии. Фишер очень радовался за своего любимца. В тот же день он писал Памеле Маккенна: «Мой милый ангел, …теперь я могу передать вам то, что произошло только одним словом — «Джеллико!»49.

Некоторых людей Черчилль подобрал только по своему усмотрению, и в ряде случаев его выбор оказался исключительно удачным. Это, прежде всего, относится к кандидатуре личного секретаря морского министра по делам флота. Этот ответственный пост Черчилль предложил самому молодому контр-адмиралу на флоте — 40-летнему Дэвиду Битти. В данном случае министр поступил вопреки настоятельным советам своих морских лордов. Последним не нравилось, что Битти слишком быстро продвигался по службе. Кроме того, молодому контр-адмиралу недавно был предложен пост второго флагмана Атлантического флота, но Битти отказался., Согласно традиции, в таких случаях альтернативные назначения не предлагались, и он должен был отправиться на берег и «сесть» на половинное жалованье 50. Скорее всего, отговорки морских лордов были чисто формальными, и за всем этим стояли более серьезные опасения. Адмиралов беспокоило то обстоятельство, что у Битти «слишком много интересов на берегу». Красавец контр-адмирал с мужественным лицом и чеканным профилем, всегда элегантный, стройный и подтянутый, действительно уделял много времени светским развлечениям. А его недавняя женитьба на дочери владельца самого большого универмага в Чикаго Этель Филд, принесшая Битти 8 млн. ф. ст. приданого, наводила многих на мысль, что бравый моряк вскоре вообще распрощается с военной службой.

Тем не менее, Черчилль решил взять Битти в Адмиралтейство. Возможно, морскому министру импонировало, что контр-адмирал, несмотря на молодость, имел солидный боевой опыт. Он командовал канонерской лодкой в верховьях Нила во время завоевания Судана и принимал участие в военных действиях против Китая в 1900 г. Битти, как и Черчилль, имел талант оказываться в нужное время в нужном месте. Словом, между ними было что-то общее, и они прекрасно сработались. Говорят, при первой встрече Черчилль сказал Битти: «Вы выглядите слишком молодо для адмирала». На что моряк, бывший на три года старше своего нового шефа, не замедлил ответить: «А вы выглядите слишком молодо для морского министра»51. В дальнейшем Битти произвел на Черчилля самое благоприятное впечатление своими глубокими познаниями в морской стратегии и тактике, умением выделить в проблеме главное и стремлением не злоупотреблять профессиональным жаргоном.

Новый секретарь по делам флота, конечно же, был не без недостатков, Многим бросались в глаза его высокомерие и надменность. Но как бы то ни было, в годы первой мировой войны Дэвид Битти оказался лучшим боевым адмиралом британского флота. В двух крупнейших морских сражениях, в которых ему довелось участвовать, Битти чудом остался жив. Его флагманский корабль — линейный крейсер «Лайон» — дважды был превращен германскими дредноутами буквально в груду металлолома и дважды едва не взлетел на воздух. Битти везло. С конца 1916 г. и вплоть до завершения войны он уже командующий флотом в водах метрополии. После войны он прекрасно зарекомендовал себя на посту первого морского лорда и осуществлял руководство морской политикой Великобритании в течение необычайно длительного срока — с ноября 1919 г. по июль 1927 г.52.

Другие служебные перемещения, сделанные Черчиллем на свой страх и риск, едва не поссорили его с Фишером окончательно. Речь шла о присвоении очередных званий Беркли Милну, Реджинальду Кастенсу и Хедуорту Мексу. Милн был совершенно бездарным флагманом. Именно он упустил Гебена в самом начале войны, дав ему возможность прорваться в Турцию, что, в конечном счете, подтолкнуло эту державу к выступлению на стороне Германии. Мекс был скорее придворным интриганом, нежели флотоводцем, а Кастенс продолжал оставаться одним из главных критиков реформ Фишера. Черчилль не мог не знать всех этих обстоятельств. Возмущению Фишера не было предела «Боюсь, это будет мое последнее послание к вам вообще, — писал старый адмирал Черчиллю 22 апреля 1912 г.,- мне очень жаль, но я полагаю, вы сильно повредили военному флоту этими тремя назначениями, и что заставило вас обмануть мое доверие не могу даже предположить…» 53.

Письмо Фишера было оскорбительным по содержанию, но Черчилль не собирался рвать отношения со старым грубияном. Примерно через месяц примирение состоялось. Во второй половине мая Черчилль отправился в круиз по Средиземному морю на яхте Адмиралтейства «Эншантресс». Помимо морского министра в путешествии приняли участие еще много других высокопоставленных лиц. Там были, премьер министр Асквит со своей дочерью Вайолет (впоследствии Вайолет Бонхэм-Картер. — Д. Л.), супруга Черчилля, первый морской лорд принц Луи Баттенберг и три секретаря морского министра Дэвид Битти, Эдди Марш и Джеймс Мастернон-Смит 54.

Путешествие носило скорее увеселительный характер, но у Черчилля была и конкретная цель — встретиться с Фишером в Неаполе. Яхта Адмиралтейства подходила к острову Эльба, где Черчилль посетил дом своего кумира Наполеона и осмотрел его посмертную маску. Битти, будучи человеком действия, умирал от тоски, Луи Баттенберга путешествие также не особенно радовало. Черчилль, без умолку, говорил о море и военном флоте и о тех великих делах, которые ему предстоит совершить. Супруга Черчилля показалась Битти дамой несколько глуповатой. Старый Асквит ко всеобщему восхищению своих слушателей зачитывал вслух большие отрывки из путеводителя Бедекера. Асквит держался настолько «просто», что Битти всякий раз испытывал некоторую неловкость, когда на берегу иногда приходилось представлять его как премьер-министра Великобритании 55.

24 мая «Эншантресс» бросила якорь в заливе Неаполя. Пока праздные путешественники совершали утреннюю прогулку по Неаполю, Битти увидел, как «старый негодяй» Фишер карабкается на борт адмиралтейской яхты 56. Этот визит очень живо описан в дневниковых записях Вайолет Асквит от 24 и 25 мая, опубликованных в ее воспоминаниях об Уинстоне Черчилле. «Возвратились на яхту к обеду — а там лорд Фишер, собственной персоной! Я изучала его с минуту, пытаясь определить его настроение и обнаружить в нем хоть искру кротости. Его глаза все время сверкали как уголья, зажигаясь всякий раз от его же собственных шуток. Он был дружелюбен к папе и принцу Луи, но, мне показалось, немного зол на Уинстона. Мне он пересказал кучу анекдотов, историй, хохм и шуток, какие можно было услышать разве что от биндюжников (теперь я думаю, что «великие люди» ведут себя так всегда — или только с женщинами?)» 57.

Фишер в душе был очень польщен уделенным ему вниманием. В распоряжение старого адмирала была предоставлена его прежняя каюта первого морского лорда. Черчилль откровенно льстил ему, и они часто «запирались» вдвоем для обсуждения неотложных проблем военного флота. Когда подошло время расставаться, Черчилль и Фишер уже вновь были большими друзьями. Судя по дальнейшим шагам, предпринятым Черчиллем в деле наращивания британской морской мощи, его неапольское свидание с Фишером было плодотворным. Влияние старого адмирала во многом сказалось на морских программах 1912–1914 гг. Еще в 1909 г. Фишер принял революционное решение установить на дредноутах типа «Орион» вместо традиционных 305 мм орудий длиной 50 калибров, 343 мм пушки длиной 45 калибров. Это резко увеличило точность артиллерийской стрельбы, причем вес снаряда возрос в 1,5 раза 58.

«Я немедленно решил пойти на порядок выше, — писал Черчилль. «Во время регаты я намекнул на это лорду Фишеру, и он с жаром принялся доказывать: «Не меньше чем 15 дюймов для линкоров и линейных крейсеров новой программы» 59. Так родилась идея создания знаменитого «быстроходного дивизиона» линейных кораблей. Новые дредноуты типа «Куин Элизабет», закладка которых предусматривалась программой 1913 г., имели выдающиеся по тем временам тактико-технические данные. При водоизмещении в 27 500 т и основательном бронировании, они имели необычайно высокую для таких больших кораблей скорость хода — 27 узлов. Их главная артиллерия состояла из восьми 381 мм орудий, размещенных в 4 двухорудийных башнях 60. Эти пушки были способны поражать цель своими 800 кг снарядами на расстоянии до 30 км.

Линкоры типа «Куин Элизабет» получились на редкость удачными. Эти корабли прошли с честью две мировые войны, прослужив в составе британского флота более 30 лет. От Черчилля потребовались большая смелость и настойчивость, чтобы убедить правительство в необходимости столь дорогостоящей судостроительной программы. Более того, морской министр взял на себя ответственность отдать распоряжение о закладке корпусов линкоров до того, как новое 381 мм орудие прошло необходимые испытания. Если бы они оказались неудачными, вся дорогостоящая программа потерпела бы полный провал. По словам самого Черчилля, он «обливался кровавым потом» при одной мысли об этом. Однако риск оправдал себя 61. Благодаря решительности Черчилля, дредноуты типа «Куин Элизабет» начали вступать в строй уже в 1915 г. А участие «быстроходного дивизиона» в Ютландском сражении заранее предрешило его исход 62.

В отличие от Черчилля его немецкий коллега фон Тирпиц решил не рисковать, и строительство аналогичных германских дредноутов было начато только после тщательного испытания 381 мм орудий. Германские линкоры типа «Байерн» были на 2350 т тяжелее «Куин Элизабет» и имели бортовую броню на целый дюйм толще. Если бы байерны появились в Ютландском сражении, они, по выражению Ф. Персиваля, просто «стерли бы эскадру Битти с лица земли» 63. Но из-за нерасторопности германского морского министра они вошли в состав флота только к 1917 г.

Конечно, ни Тирпиц, ни Черчилль не могли точно знать, когда их империи сойдутся в решающем сражении за мировое господство. В связи с этим представляется в высшей степени любопытным, с какой точностью Фишер предсказал дату начала первой мировой войны за три года до того, как она действительно разразилась. «Я скажу вам (и только вам) весь секрет оставшихся изменений, — писал Фишер Арнольду Уайту в конце ноября 1911 г. — сделать Джеллико командующим Отечественным флотом до 21 октября 1914 г., которое станет датой решающей битвы Армагеддона» 64. Несколько позднее адмирал в послании к Памеле Маккенна назвал время начала предстоящей большой европейской войны сентябрь 1914 г., поскольку это «самый подходящий момент для немцев. …Их армия и флот к тому времени будут отмобилизованы. Кильский канал закончен и новые программы завершены!» 65.

И, наконец, другим важнейшим шагом, предпринятым в министерство Черчилля, явился перевод главных сил флота на жидкое топливо. Нефть давала огромные преимущества по сравнению с углем, Она позволяла поддерживать более высокую температуру в топках, увеличивая тем самым число оборотов и скорость хода корабля. Эта мера давала возможность сократить число людей, необходимых для обслуживания машинного отделения, более чем наполовину — отпадала нужда в многочисленных кочегарах. Жидкое топливо избавляло команды кораблей от изнурительных погрузок угля, расход которого возрастал по мере увеличения мощности силовых установок. Жидкое топливо позволяло осуществлять заправку судов в открытом море, повышало их автономность и дальность плавания.

Решение о переводе военного флота на жидкое топливо было принято именно во время встречи Черчилля и Фишера в Неаполе в мае 1912 г. Однако, для осуществления такого крупного мероприятия требовалось решить массу проблем: закупка и хранение нефти, обеспечение нефтяных коммуникаций на случай войны и т. д. По возвращении в Англию Черчилль создает особую «Королевскую комиссию по нефтяному топливу». Возглавить комиссию и решать эти огромные проблемы мог только очень энергичный и авторитетный человек, обладающий профессиональными знаниями в области военно-морского дела. Лучшей кандидатурой был отставной адмирал Джон Фишер — большой энтузиаст жидкого топлива. Недаром, еще в бытность первым морским лордом, Фишера прозвали «нефтяным маньяком». И июня 1912 г. Черчилль писал старому адмиралу: «Вам предстоит найти нефть: показать, как могут быть созданы запасы без перерасходов; как дешево могут осуществляться регулярные покупки в мирное время и с абсолютной гарантией во время войны. Затем изыскать наиболее оптимальные пути для соответствующей реконструкции существующих и строящихся кораблей» 66.

В июне 1912 г. Фишер согласился вернуться в Англию и возглавить комиссию по нефти, 72-летний адмирал блестяще справился с поставленной перед ним задачей. К началу 1913 г. комиссия в основном завершила свою работу, хотя некоторые мелкие проблемы еще решались вплоть до февраля 1914 г., когда был опубликован окончательный отчет 67. 17 июля 1913 г. морской министр провозгласил перед парламентом страны, что в истории британского военного флота открыта новая глава. И хотя уголь еще некоторое время будет оставаться базовым топливом для военных кораблей, его место постепенно займет нефть.

Фишер также оказал значительное влияние на стратегическое планирование военно-морского ведомства в предвоенные годы. Старый адмирал, бывший в. свое время инициатором сосредоточения главных сил британского флота в водах метрополии, теперь стремился привить свои взгляды на эту проблему Черчиллю. В марте 1912 г. Фишер писал морскому министру: «Давайте предоставим заботу о Средиземном море французам, ох и горяченькое время у них там будет, в этом озере, кишащем подводными лодками! Нам будет лучше держаться от него подальше» 68.

Когда в середине июня 1912 г. Фишер вернулся из Неаполя, он застал морского министра занятого, разработкой планов по перераспределению сил флота в ответ на новую морскую программу Тирпица, одобренную рейхстагом в мае 1912 г. Фишер адресовал Черчиллю меморандум, в котором полностью одобрил его намерение отозвать с Мальты все линейные корабли додредноутного типа. «Было бы большой ошибкой, — подчеркивал адмирал, — иметь значительные силы на второстепенном театре военных действий, не имея подавляющего превосходства на главном». Он также указывал, что быстровозрастающая эффективность подводных лодок «сделает необязательным присутствие тяжелых военных кораблей на Средиземном море». Английские подводные лодки смогут одни предотвратить захват Мальты, точно так же, как вражеские подводные лодки поставят под вопрос средиземноморские перевозки. Копия этого меморандума была приложена к письму Фишера лорду Стэмфордхэму 69.

Предложение Черчилля и Фишера об эвакуации Средиземного моря, традиционно рассматривавшегося как сфера «жизненных интересов» Великобритании, многим тогда показалось «экстравагантным». Заседание кабинета министров 27 июня 1912 г. было полностью посвящено проблемам военно-морской стратегии. Главным оппонентом Черчилля выступил бывший морской министр Маккенна, теперь занимавший пост министра внутренних дел. Маккенна представил правительству докладную записку, в которой доказывал, что 8 эскадренных броненосцев типа «Кинг Эдвард VII», базирующихся на Мальте, и 8 эскадренных броненосцев типа «Формидебл», базирующихся на Гибралтаре, смогут эффективно обеспечить британский контроль над средиземноморскими коммуникациями 70. Черчилль доказывал, что все эти броненосцы окажутся совершенно беспомощными перед новыми австрийскими и итальянскими дредноутами, которые должны были пополнить флоты потенциальных противников в ближайшем будущем. Обсуждение было очень бурным, и к окончательному решению кабинет министров так и не пришел.

4 июля 1912 г. Фишер принял участие в заседании Комитета имперской обороны, на котором обсуждалась возможность удаления тяжелых кораблей со средиземноморского театра военных действий. Присутствовали все 12 членов Комитета, включая Черчилля. Кроме Фишера был приглашен Артур Уилсон. Заседание продолжалось целый день, и страсти очень накалились. «Маккенна и Уинстон были готовы выдрать друг другу глаза, — писал Фишер своему сыну на следующий день 71. К концу заседания Черчилль и Фишер принялись горячо доказывать, что опасность для транспортов со стороны подводных лодок полностью исключит возможность вторжения. Более того, если англичане сосредоточат мощные флотилии подводных лодок и эсминцев на Средиземном море, это поставит под вопрос и передвижение линейных кораблей противника.

Опасность со стороны подводных лодок для торговли воюющих сторон до этого практически не обсуждалась. Большинство специалистов были убеждены, что главной целью подводных лодок должны быть военные корабли и, прежде всего, линкоры. Исходя из этого предположения, Маккенна утверждал, что Северное море, так же как и Средиземное, станет крайне опасным для передвижения линейных сил. Такой же точки зрения придерживался и Черчилль. Морской министр настаивал, чтобы главной базой английских дредноутов сделать какой-либо порт на севере Шотландии или на побережье у западного входа в Ла-Манш. Если германские дредноуты выйдут в море, они будут атакованы подводными лодками и эсминцами. И лишь в том случае, если им удастся продвинутся достаточно далеко, они будут вынуждены принять бой с главными силами английского флота.

Первый и второй морские лорды тут же одобрили точку зрения Черчилля. Похоже было, что Бриджмен и Баттенберг уже во всем были готовы заранее соглашаться с морским министром. В заключение Черчилль сказал, что Адмиралтейство разделяет взгляды лорда Фишера на подводные лодки лишь отчасти 72. В Адмиралтействе действительно были склонны преувеличивать эффективность действия подводных лодок против военных кораблей, и к лету 1912 г, полностью отказались от мысли о тесной блокаде германского побережья в случае войны. Стратегический план военно-морского ведомства предусматривал главным образом дальнюю блокаду соединениями легких крейсеров и эсминцев, патрулирующих у юго-западного побережья Норвегии и в середине Северного моря. Считалось, что у побережья Германии легкие корабли будут подвергаться слишком большой опасности 73.

Любопытно заметить, что немцы вступили в первую мировую войну с твердым убеждением, что англичане тут же начнут активные атаки с моря против их побережья 74.

События первой мировой войны показали, что в открытом море идущий на полном ходу дредноут, да еще с выполнением противолодочного маневра, представляет для подводной лодки чрезвычайно сложную цель. Напротив, когда в 1917 г. Германия начала неограниченную подводную войну на британских торговых путях, немцам едва не удалось поставить Англию на колени. Таким образом, накануне войны Фишер оказался, пожалуй, единственным специалистом, который реально оценил возможности подводных лодок в предстоящей борьбе на океанских коммуникациях.

В начале 1913 г. Фишер занялся разработкой меморандума о роли подводных лодок в будущей войне. Первоначальный вариант этого документа был готов к 15 мая 1913 г. и в том виде, в каком он был представлен Артуру Бальфуру, не имел заголовка. Он начинался следующим утверждением: «Пока не существует средств, способных помешать выходу вражеских подводных лодок из портов и их операциям в открытом море, включая постановку минных заграждений и блокаду торговых путей». Несмотря на такое пессимистическое начало, перспектива виделась автору в радужном свете. По мнению Фишера, Германия не имела подводных лодок в достаточном количестве, в то время как Англия ее значительно в этом превосходила75.,

Впоследствии разработки Фишера были существенно расширены и дополнены, получив заголовок «Двигатель на жидком топливе и подводные лодки». К тому времени адмирал получил информацию, что на верфях Виккерса заложены опытные образцы океанских подводных лодок водоизмещением 1640 т. Фишер включил ее в свою разработку, придав этому большое значение: «Подводные лодки водоизмещением 1700 т теперь становятся доминирующим фактором морской войны. Еще никем не разработан способ уничтожения подводной лодки! Субмарина будет господствовать на морях дольше, чем дредноут». Впоследствии полный текст этого меморандума был опубликован в «Записках» Фишера и двухтомном «Архиве Джеллико» 76.

Меморандум Фишера без сомнения произвел большое впечатление в Адмиралтействе. К несчастью его эффект оказал скорее парализующее воздействие, нежели побудил к каким-то конструктивным мерам. В оставшиеся 7 месяцев до начала войны было тем более необходимо предпринять шаги для поиска и создания действенных противолодочных средств. Но в военно-морском ведомстве все еще надеялись, что высокая скорость хода, выполнение противолодочных маневров, а также завеса из эсминцев вокруг больших кораблей позволят уменьшить опасность со стороны подводных лодок. Что касается военных кораблей, то эти предположения полностью либо частично оправдались. Но ведь главной опасности со стороны подводных лодок подверглось именно торговое судоходство.

Черчилль высоко оценил «эпохальный меморандум Фишера о подводных лодках». Во всяком случае, когда уже во время войны Фишер вновь вернулся в Адмиралтейство, Черчилль постоянно подгонял его со строительством субмарин. Когда позднее немецкие подводные лодки приступили к неограниченной войне против торгового судоходства союзников, это послужило весьма эффектным подтверждением гениальности Фишера и его способности видеть наперед. Впрочем, тому были и другие подтверждения, например, еще на Гаагской мирной конференции 1899 г. Фишер предсказал возможность «тотальной войны» между европейскими державами.

В июне 1914 г., буквально за месяц до начала войны, Фишер и Черчилль отправились на яхте «Эншантресс» в Портсмут. Морской министр, специально организовал эту поездку для Фишера, чтобы тот мог своими глазами увидеть, как происходят испытания самых больших субмарин под руководством Роджера Кейса. Кейс в своих мемуарах оставил яркое и весьма правдивое описание визита Черчилля и Фишера. Этот сухощавый морской офицер с хищным лисьим лицом и большими оттопыренными ушами прославился своими резкими манерами и способностью говорить начальству «правду в глаза». Кейс недолюбливал Черчилля за его чрезмерную активность и постоянное вмешательство в дела флота. С Фишером у него ассоциировались дрязги и склоки, раздиравшие одно время военно-морское ведомство, которые он, как выходец из Ольстера, воспринимал очень болезненно.

Морской министр был настроен очень агрессивно и, не приступив к осмотру субмарин, уставился на Кейса и резко спросил его, почему в Англии строится так мало океанских подводных лодок. На это моряк резонно заметил, что именно лорд Фишер в свое время сделал ошибку, предоставив фирме Виккерса монополию на строительство подводных лодок. Из-за этого теперь на сооружение одной субмарины уходит два с половиной года. Стоявший рядом Фишер только процедил сквозь зубы: «Очень интересно» и, повернулся к разговаривающим спиной. Тем не менее, когда три месяца спустя Кейс узнал о назначении Фишера на пост первого морского лорда, он приветствовал этот шаг правительства, поскольку считал, что Фишер «начнет вести войну по-настоящему и вскоре загонит врага в угол!» 77.

«ИХ ЖЕНЫ СТАНУТ ВДОВАМИ, ИХ ДЕТИ — БЕЗОТЦОВЩИНОЙ»

Начало войны и ее первые несколько месяцев были для британского флота, мягко говоря, не совсем удачными. Этот период характеризовался необычайной пассивностью английского командования. По выражению американского историка Ф. Персиваля, до возвращения Фишера в Адмиралтейство «флот попросту ждал, когда ему дадут пинка, размышляя, когда и в какое место он его получит… С несколько большим для себя основанием немцы делали то же самое»1. Но дело было не только в пассивности, которая разлагающе действовала на экипажи и подрывала их боевой дух. В первые месяцы войны на море англичане допустили ряд серьезных промахов, и флот понес весьма ощутимые потери.

Одну из первых и к тому же очень тяжелых ошибок британское командование совершило на Средиземном море. Еще в ноябре 1912 г. Тирпиц сформировал немецкий средиземноморский дивизион в составе двух новейших военных кораблей — линейного крейсера «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау» 2. «Гебен», имевший водоизмещение 23 000 т, скорость хода 29 узлов, вооруженный десятью 280 мм орудиями, двенадцатью 152 мм, двенадцатью 88 мм и 4 торпедными аппаратами, по совокупности огневой мощи и бронирования превосходил любой корабль союзников на Средиземном море. С октября 1913 г. командование дивизионом принял решительный и инициативный контр-адмирал Сушон 3.

Естественно, что с началом войны немецкий средиземноморский дивизион стал предметом «особых забот» со стороны союзного командования. Адмиралу Беркли Милну был отдан приказ «не спускать с «Гебена» глаз». 4 августа, за несколько часов до объявления Англией войны Германии, произошла встреча «Гебена» с английскими линейными крейсерами «Индефатигэбл» и «Индомитэбл», которые долгое время двигались с ним параллельным курсом на дистанции артиллерийского боя. Нервы у военных моряков были напряжены до предела. По свидетельству немецкого морского офицера Германа Лорея, «Гебен» имел серьезные неполадки в силовой установке и мог развивать лишь ограниченную скорость хода 4. Однако британский кабинет так и не решился отдать приказ открыть огонь до истечения срока ультиматума, предъявленного Германии 5.

На следующий день, когда война была уже объявлена, «Гебен» продолжал двигаться на восток в сторону Турции, формально еще соблюдавшей нейтралитет. Тем временем английские линейные крейсеры контр-адмирала Трубриджа на всех парах неслись в противоположную сторону, полагая, что главная цель немцев — помешать перевозке французских войск из Северной Африки в метрополию. 6 августа «Гебен», отогнав несколькими залпами два английских легких крейсера «Глостер» и «Дублин», вошел в Дарданелльский пролив.

Поначалу союзники ничего не поняли. «С тех пор, как строятся военные корабли, ни одно событие не было столь неожиданным, как бегство «Гебена» и его маленького спутника «Брес-лау», — писала «Нейвал энд Милитари Рекорд», — при одном виде легкого крейсера «Глостер» германские корабли удрали под прикрытие Дарданелл. Чем бы ни кончилась война, это событие навсегда останется непонятным; мало вероятно, чтобы германский генеральный морокой штаб выступил, наконец, с разъяснениями и признался немецкому народу в бесславном жребии, выпавшем на долю обоих кораблей в Средиземном море» 6.

В Лондоне и Париже потирали руки, ожидая, когда нейтральная Турция; потребует, чтобы корабли Сушона покинули ее территориальные воды. Тем временем в Константинополе начали происходить удивительные вещи. Вот информация, что называется, «из первых рук» — свидетельство турецкого министра Джемаль-паши: «Английский командующий флотом (турецким флотом. — Д. Л.) издал желаемый приказ, и все английские офицеры и матросы были сняты со службы на наших судах. Затем последовал императорский указ о назначении адмирала Сушона на пост командующего нашим флотом. На следующий день на «Гебене» и «Бреслау», которые были переименованы в «Иоус» («Явуз») и «Мигилли», был поднят турецкий флаг, они вошли в Стамбульский порт и стали на якоре у пристани Мода. Через несколько дней его величество султан присутствовал на маневрах турецкого флота, который включал теперь «Иоуса» и «Мигилли». Невозможно описать тот энтузиазм, который охватил население Константинополя в эти дни. Все сочувствовали нашим военным приготовлениям, и ни один мусульманин не сомневался в конечной победе Германии и Австрии» 7.

20 сентября было сообщено, что контр-адмирал Трубридж отозван из Средиземного моря и отдан под трибунал по делу о прорыве немецких кораблей в Турцию. Последняя вскоре вступила в войну на стороне Германии. Большинство исследователей сходятся на том, что в истории флотов нет примера, когда бы один корабль сыграл роль подобную той, какая выпала на долю «Гебена». Все разрушения, причиненные знаменитыми крейсерами вроде «Алабамы», бледнеют перед теми бедствиями, причиной которых стал «Гебен». Что касается его «печального жребия», то у этого линейного крейсера была, без сомнения, самая счастливая судьба из всех дредноутов кайзеровского флота. Он не только с честью прошел всю мировую войну, нанеся огромный ущерб «союзникам», но и прослужил в составе военно-морских сил Турции до …1973 г.! 8.

Фишер очень болезненно переживал эту неудачу британского командования. Особенно старик злился на Беркли Милна, называя его не иначе как «Беркли Гебен». Но не меньшая доля вины лежала и на Адмиралтействе, которое своими бестолковыми приказами гоняло Трубриджа и Милна по Средиземному морю взад и вперед.

Не лучше обстояли дела и в водах метрополии. Два дня спустя после вступления Англии в войну, легкий крейсер «Эмфион», возвращаясь из похода и не зная в точности протяженности германского минного поля, наткнулся подряд на две мины, из которых вторая вызвала взрыв его артиллерийских погребов. Он пошел ко дну, унося с собой 149 человек команды и 18 пленных немцев с минного заградителя «Кениген Луизе» 9. «Эмфион» был новеньким легким крейсером, водоизмещением 3500 т, вошедшим в состав флота в 1911 г., и его гибель была серьезной потерей.

22 сентября британский флот потерпел одну из величайших катастроф за всю войну. Рано утром в тот день старые броненосные крейсеры «Абукир», «Кресси» и «Хог», водоизмещением по 12 000 т каждый, несли дозор в проходе между британскими минными полями, протянувшимися от устья Темзы до голландского берега. Они двигались 10-узловым ходом на 2-мильных интервалах, без зигзагов и без охранения из эскадренных миноносцев. В 6.30 утра произошел сильнейший взрыв у правого борта «Абукира», и он начал тонуть. Подводных лодок не было видно, и сначала предположили, что он натолкнулся на мину. В то время еще не был отдан приказ, запрещавший британским кораблям приближаться к тонущим товарищам, если подозревалось присутствие подводной лодки, и «Хог» пошел на помощь «Абукиру», но тотчас же получил две торпеды. «Абукир» затонул через 25 мин. после попадания, «Хог» — через 10 мин. «Кресси» не ушел, что было бы единственно правильным образом действий, а оставался неподвижным, оказывая помощь находившимся в воде. Как только он дал ход, в него попала сначала одна торпеда, затем — вторая. «Хог» перевернулся и пошел ко дну.

Столь успешная атака была осуществлена подводной лодкой «U-9» (капитан-лейтенант Отто Веддиген), водоизмещением 500 т, вооруженной 4 торпедными аппаратами. Это событие стало самым выдающимся подвигом подводной лодки за годы первой мировой войны, когда, в сущности, совсем крохотное суденышко с экипажем в 28 человек отправило на дно, один за другим, 3 броненосных крейсера и вместе с ними 62 офицера и 1397 матросов. Еще 857 человек были подобраны голландскими пароходами «Флора» и «Титан» 10. Подвиг Веддигена стал возможен скорее благодаря неправильным действиям англичан, плохой тактике и ошибкам морского штаба, который несколько дней подряд направлял злополучные крейсера в один и тот же район.

Ситуация на море продолжала ухудшаться. В день катастрофы Асквит писал Вениции Стэнли: «Мы только что получили несколько плохих новостей, я думаю, самых худших с начала войны. Три хороших и мощных крейсера, старых, но не устаревших — «Кресси» и два его собрата — потоплены сегодня утром в Северном море. …В настоящее время дела у военного флота идут не очень хорошо: около полудюжины германских крейсеров — «Эмден», «Дрезден», «Карлсруэ» и т. д. — рыщут по морям во всех частях света, уничтожая и захватывая английские торговые суда. Сегодня напряженность в кабинете министров достигла кульминации, когда мы узнали, что новозеландцы наотрез отказались посылать свои экспедиционные силы — все уже погружены на транспорты и готовы к отплытию завтра или послезавтра- до тех пор, пока мы не обеспечим их мощным эскортом для конвоирования из Веллингтона в Аделаиду, где они присоединятся к австралийскому контингенту» 11.

Между тем сдвигов в лучшую сторону пока не предвиделось. 15 октября все тот же Веддиген на «U-9» потопил бронепалубный крейсер «Хок», водоизмещением 7350 т. Вместе с ним погибли 525 матросов 12. 27 октября 1914 г. во время ходовых испытаний у берегов Северной Ирландии на германскую мину нарвался линейный корабль «Одешес». Его агония продолжалась около 8 часов. За это время с него удалось снять всю команду, насчитывавшую свыше 1000 человек, но корабль спасти не удалось. Он затонул во время буксировки. «Одешес» был новейшим дредноутом, водоизмещением 23 500 т и вооруженным десятью 343 мм орудиями главного калибра. Его потеря явилась чувствительным ударом для британского флота и долгое время тщательно скрывалась 13.

Что же тем временем происходило в Адмиралтействе? Поначалу морской министр, взялся за руководство войной с присущей ему кипучей энергией. Черчилль был полон оригинальных идей и новых проектов, подчас вызывавших глубокое изумление у военных моряков. 20 августа Герберт Ричмонд записал в своем дневнике: «Я действительно начинаю верить, что Черчилль не в своем уме. Начиная с прошлого понедельника, вся его энергия направлена на формирование военно-морского батальона для операций на побережье, состоящего из резервистов, кочегаров, бывших машинистов, не занятых на кораблях, а также из остатков морской пехоты и морских артиллеристов. Мне уже сказали (но едва ли это правда), что будет кавалерия из ополченцев. Джек Фишер будет полковником, Бересфорд и некоторые другие знаменитости, вроде Уилфрнда Гендерсона со злополучным Оливером, — его помощниками, и еще какие-то офицеры, о которых я даже не слышал! Для чего эта сила предназначена, один бог знает. Им будет придана легкая артиллерия, а сейчас они размещены в лагерях и их тренирует буйный Уилфрид (Гендерсон. — Д. Л.). Уинстоном изобретена специальная униформа цвета хаки, но матросского покроя. Вчера ее притащили сюда и вызвали морских лордов полюбоваться; Уинстон радовался как ребенок! И это начало великой войны, в которой все будущее зависит от правильного использования военного флота!» 14.

Но по мере того, как число неудач британского флота множилось, энтузиазм Черчилля начал иссякать. За 3 месяца войны, не считая весьма сомнительной победы в морском сражении у острова Гельголанд, англичане пока могли записать в свой реестр одни поражения. Особенно разлагающе действовало на военных моряков пассивное бездействие флота. Битти жаловался в письме к своей супруге: «Мы только играем в войну! Мы мечемся, как коты, в страхе потерять жизнь, потерять корабли и рисковать. Нами правит закон паники, но пока мы не рискнем чем-нибудь, мы ничего и не достигнем» 15. Запись в дневнике капитан-лейтенанта Бертрама Рамсея прекрасно отразила настроения младших офицеров: «Мне очень не нравится состояние выжидания, когда враг предпримет что-либо первым… Мы должны иметь наготове план, как вынудить немцев принять сражение в выгодных для нас условиях…» 16.

Каково же было возмущение прессы и британской общественности, ожидавших, что их флот с первых же дней войны нанесет врагу решающее поражение, устроит немцам нечто вроде нового Трафальгара.

Вскоре Черчилль и его первый морской лорд принц Луи Баттенберг превратились в настоящих козлов отпущения. Особенно доставалось от желтой прессы последнему. Еще в 1911 г., когда впервые был поднят вопрос о возможности назначения принца Лун первым морским лордом, были сделаны серьезные возражения из-за его принадлежности к высшей немецкой аристократии, что в случае войны могло бы стать нежелательным обстоятельством 17. Теперь худшие опасения подтвердились. Началась травля Луи Баттенберга в бульварной прессе. Сразу вспомнили, что Баттенберги являются младшей ветвью дома Гогенцоллернов, что принц Луи через свою жену состоит в довольно близком родстве с принцем Генрихом Прусским, который, как известно, не только родной брат Вильгельма II, но и главнокомандующий военно-морскими силами Германии. Естественно, что первое обвинение, предъявленное первому морскому лорду Англии, состояло в том, что он — германский шпион.

Черчилль прекрасно понимал, что если дела пойдут так и дальше, ему в правительстве не удержаться. Он уже давно внушал недоверие коллегам по кабинету, не говоря уже об оппозиции, своей напористостью, исключительной самоуверенностью и неудержимым стремлением к вершине политической власти. Сложившаяся критическая для морского министра ситуация вызывала у подавляющего большинства членов либерального правительства скорее злорадство, нежели сочувствие, и ни один из них не пошевелил бы пальцем, чтобы выручить из нее Черчилля. «Морнннг Пост» уже предсказывала, что Великобританию ожидают на морях дальнейшие просчеты и катастрофы, которые, в конечном счете, приведут к развалу Империи, если Черчилль останется во главе Адмиралтейства 18.

Нужно было срочно искать выход самому. 27 октября Асквит писал своей подруге: «Перед обедом сюда пришел Уинстон в довольно мрачном настроении. Строго между мной и тобой, сегодня он пережил ужасную катастрофу на море («Одешес» подорвался на мине), которую я не смею описать из страха, что письмо попадет в чужие руки: это известно только ему и мне и долгое время должно держаться в секрете. Он уже окончательно решил, что настало время для кардинальных перемен в его ведомстве; нашему бедному голубоглазому немцу (Баттенбергу — Д. Л.) придется уйти…» 19.

Таким образом, Черчилль для начала решил избавиться от своего первого морского лорда. Впоследствии пристрастный биограф Баттенберга адмирал Марк Керр напишет, что отставка его кумира стала результатом происков «некоторых высших чинов, по большей части отставных, которые всегда завидовали принцу Луи из-за его способностей, высокой репутации и любви, которыми он пользовался у подчиненных, доверию, оказываемому ему старшими офицерами в Адмиралтействе» 20.

Упрек Марка Керра явно адресован Фишеру и Уилсону, и его никак нельзя считать справедливым. Баттенберг, раздавленный травлей прессы, и потоком возмущенных писем, приходивших в Адмиралтейство и правительство, уже давно искал предлога для ухода в отставку. Он, конечно же, не был никаким шпионом, и из людей облеченных властью никто не воспринимал всерьез выдвигаемые против него обвинения. И, тем не менее, уход Луи Баттенберга был необходим в интересах дела. Суть сложившейся ситуации удачнее всего вскрыл виконт Эшер: «Иногда есть ощущение, что состав Адмиралтейства нуждается в переменах: личные нападки на принца Луи, сами по себе в высшей степени несправедливые, существенно продвинули дело вперед… Требуется более мощная движущая сила, и они ее найдут» 21.

Флегматичная и, если угодно, анемичная натура Луи Баттенберга совершенно не подходила для руководства морскими операциями во время войны. Здесь нужны были энергия, агрессивность, умение и желание рисковать — качества, начисто отсутствовавшие у этого аристократа. Морские офицеры, служившие в Адмиралтействе, в первые месяцы войны, были просто шокированы, когда, приходя утром на службу, заставали первого морского лорда за неторопливым чтением «Таймс» в его кабинете. И это в то время, когда на морских коммуникациях шла напряженнейшая, ни на минуту не прекращающаяся борьба, требовавшая самого пристального внимания и, подчас, очень быстрых решений! Недаром у принца Луи, по свидетельству личного секретаря Бальфура Кеннета Янга, была кличка «медленный конкур» 22.

Теперь Черчиллю срочно нужен был человек, приход которого в Адмиралтейство смог бы изменить положение. Таким человеком мог быть только Джон Фишер. Британской общественности его имя было хорошо известно, он пользовался огромной популярностью. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что Фишер добрался до самых вершин служебной лестницы исключительно благодаря своим способностям и личным заслугам. Для лондонской толпы он был воплощением типичного «старого морского волка», и она безгранично верила в него.

Идея о возвращении Фишера в Адмиралтейство, по-видимому, неоднократно посещала морского министра с начала войны. «Теперь мне предстояло найти преемника, и моя мысль работала в одном, и только одном направлении» 23. Фишеру тогда было уже 73. Однако на сей раз, это обстоятельство не смутило Черчилля: «Лорд Фишер чистенько заглядывал в Адмиралтейство, и я украдкой наблюдал за ним, пытаясь оценить его физическое самочувствие и умственные способности. Ни то, ни другое, не вызывало ни малейшего сомнения» 24. Полученное 19 октября письмо от Роберта Холдена, в котором говорилось, что возвращение Фишера и Уилсона «заставит страну почувствовать, что на военный флот вернулся старый боевой дух»25, окончательно укрепило морского министра в его намерении.

Итак, решено — Луи Баттенберга заменят «два хорошо ощипанных цыпленка один 74, другой 72 лет…» 26. Самым большим препятствием, которое пришлось преодолеть Черчиллю на пути к осуществлению своего замысла, было противодействие Георга V, который еще со времен старых ссор оставался убежденным бересфордовцем. Когда 27 октября, в день катастрофы «Оде-шеса», Черчилль был принят королем, Георг V был непреклонен. Фишер слишком стар, конечно, его заслуги неоспоримы, но, он же и привнес на военный флот раздоры и нездоровое соперничество. Черчилль возразил, что из «старой гвардии» уже почти никого не осталось, поэтому ссориться будет некому. Тогда Георг V предложил кандидатуру Хедуорта Мекса, старинного недруга Фишера. Морской министр заявил, что никогда с ним работать не будет. Затем Черчилль так же безапелляционно отклонил кандидатуры Генри Джексона и Доветона Стэрди, которые монарх пытался ему навязать. Таким образом, между королем и его волевым морским министром произошла очередная ссора. Раздраженный Георг V заявил, что не согласится на кандидатуру Фишера до тех пор, пока не узнает мнения премьер-министра 27.

Асквит довольно подробно описал свой поход в Букингемский дворец два дня спустя. «После обеда отправился к королю по делу Уинстона. Уговорить монарха согласиться на возвращение Джеки Фишера оказалось очень и очень трудной работой. Он пересказал мне бесконечный и красноречивый каталог его старых промахов и преступлений, доказывая, что его назначение будет болезненно воспринято большинством на флоте, и что он не сработается с Уинстоном. Если на то пошло, у меня у самого были сомнения на этот счет, но Уинстон никого другого не захочет, да и среди адмиралов нет никого под рукой, к которому я бы испытывал достаточно доверия и кто бы на него воздействовал. Поэтому я стоял на своем твердо и, в конце концов, получил от короля его неохотное согласие. Надеюсь только, что его опасения не подтвердятся» 28.

30 октября Фишер был принят Георгом V. «Сегодня утром старый Джеки зашел повидать меня перед заседанием кабинета- свеж, как огурчик, — и сказал, что только что имел с королем очень «жаркую» часовую беседу, после которой они порешили регулярно встречаться раз в неделю!» 29. В состав Совета Адмиралтейства был включен и Артур Уилсон, хотя и без предоставления ему какой-либо официальной должности.

Назначение Фишера первым морским лордом было благожелательно встречено практически во всех политических и военных сферах Великобритании. Возвращение Фишера в Адмиралтейство получило одобрение практически всех крупных периодических изданий, за исключением, пожалуй, только «Морнинг Пост» 30. Большинство офицеров флота также выразили удовлетворение, в том числе и те из них, которые относились к старому адмиралу достаточно критически. Даже такой скептик, как Герберт Ричмонд, записал в дневнике: «Буксир» (сэр Артур) Уилсон включен в Совет или штаб в каком-то качестве, поэтому я теперь надеюсь, что у нас будет больше жизни и конкретных дел вместо пассивной обороны…» Теперь под руководством Дж. Ф. это будет сделано так, как должно было быть сделано пару месяцев назад» 31.

Дэвид Битти, которого также трудно заподозрить в особых симпатиях к Фишеру, писал по поводу назначения последнего: «Это лучшее, что они могли сделать, но мне бы хотелось, чтобы он был лет на десять моложе. В нем по-прежнему сильны служебное рвение, энергия и решительность, помноженные на низкое коварство, что как раз и необходимо в данный момент. Ему также присущи смелость и готовность взять на себя любую ответственность. Он сделает свою позицию прочной и наложит на Адмиралтейство и Уинстона свою тяжелую руку. У него есть патриотизм и твердая вера в хорошие качества флота, что он может сделать, что угодно и дойти куда угодно, и, слава богу, мы изменим наши методы в пользу мощной наступательной политики»32.

Самого Фишера перспектива возвращения в Адмиралтейство приводила в восторг. 1 ноября он написал Эшеру: «Мой дорогой друг! Спасибо за Ваше доброе письмо! Разве не забавно возвратиться назад! Некоторые чертовы дураки думали, что я умер и закопан! Я уже занялся некоторыми из них! Вчера я проработал 22 часа, но 2-часовой сон оказался недостаточным, поэтому я снижу темп. Секретно. Король сказал Уинстону (я полагаю, отговорка!), что работа меня убьет. В своем незамедлительном ответе Уинстон был просто неподражаем: «Сэр я не могу себе представить более славной смерти!» Разве это не замечательно» 33.

Конечно, было бы ошибкой утверждать, что приход Фишера в Адмиралтейство в качестве первого морского лорда обрадовал на флоте всех. Адмирал Уэстер-Уэмисс квалифицировал новость о возвращении Фишера как «ужасающую». Его пугало, что старик сразу же займется «внутренними интригами» и преследованием своих недоброжелателей. Уэмисс также предсказывал, что Черчилль и Фишер не сработаются. «Они вначале будут страшно довольны друг другом, но только до первых разногласий по какому-либо вопросу, скорее всего по поводу того, кто из них будет № 1, и тогда они начнут интриговать друг против друга»34.

Одновременно с приходом Фишера в Адмиралтействе были сделаны и другие важные кадровые перестановки. Как уже говорилось, вместе с Фишером в военно-морское ведомство был приглашен и Артур Уилсон. Черчилль хотел предложить ему достаточно высокий пост, но Уилсон отказался, пожелав действовать как лицо сугубо неофициальное и отказавшись от денежного вознаграждения. Он давал совет, когда его спрашивали, и впоследствии принял участие в разработке некоторых морских операций. Уилсон и новый секретарь Черчилля по делам флота Чарльз де Бартолме оказались очень полезными в составе генерального морского штаба. Особенно это относится к последнему. Бартолме оказался весьма компетентным профессионалом и был незаменим в качестве штабного офицера. Этот военный моряк имел разительное сходство с Наполеоном, не только чисто внешнее, но и некоторыми своими манерами.

Большие проблемы в Адмиралтействе создавал Доветон Стэрди, которого Черчилль еще до войны поставил во главе генерального морского штаба. Стэрди был необычайно упрям и своенравен, всякий профессиональный совет, идущий вразрез с его мнением, он воспринимал как личное оскорбление. Именно Стэрди упрямо не желал менять порочную тактику направлять большие крейсера на боевое дежурство несколько раз подряд в один и тот же район. Потопление немецкой подводной лодкой «Хока» и трех крейсеров типа «Кресси» были в значительной мере на его совести. Плавсостав был крайне недоволен его руководством. «Стэрди был одним из проклятий флота (в качестве начальника штаба), — писал Битти — он несет главную ответственность за все наши катастрофы на море, и Фишер воздал ему должное, выгнав его. Больше всего я сожалею, что он вообще предложил ему другое назначение»35. Заметим, что до этого Битти нигде не имел личных столкновений со Стэрди, и потому его свидетельство может рассматриваться как вполне непредвзятое.

Фишер также был склонен возлагать на Стэрди ответственность за большинство «преступных глупостей», совершенных в начале войны. В любом случае, Фишер, в качестве первого морского лорда, никогда не потерпел бы старого бересфсрдовца Стэрди в качестве начальника морского штаба. Стэрди вынужден был уйти.

5 ноября начальником штаба (вице-адмиральская должность) назначили контр-адмирала Генри Оливера. Это был неутомимый трудяга обычный рабочий день которого длился по 14 часов, без праздников и выходных. По свидетельству современников, у Оливера начисто отсутствовало честолюбие и стремление к лидерству. Но ему был присущ здравый смысл, и во многих отношениях он обладал выдающимися качествами. На флоте Оливер считался хорошим моряком и имел репутацию «старой мудрой черепахи». Новый начальник штаба прославился своим немногословием, во всяком случае, без необходимости, он старался не высказываться, всегда сохраняя на лице непроницаемое выражение. Думается, что кличка «Манекен», которой наградили его в Адмиралтействе, говорит о многом. Оливер также имел репутацию самого неопрятно одетого офицера на Королевском Флоте! 36.

На этих людей была возложена задача, добиться коренного перелома в военных действиях на море. Решающую роль здесь, несомненно, сыграл Фишер, и его приход в Адмиралтейство оказался очень своевременным. Над британским флотом готовилась разразиться очередная катастрофа.

Вне европейских вод, Германия, в 1914 г. располагала только одним значительным соединением — эскадрой на Дальнем Востоке под командованием вице-адмирала фон Шпее, базировавшейся на Цзяочжоу. Германская эскадра состояла из 6 боевых единиц: двух однотипных броненосных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» (водоизмещением по 11 405, скоростью хода 22 узла, вооруженных восемью 210 мм орудиями и шестью 152 мм пушками) и трех легких крейсеров — «Эмден», «Нюрнберг» и «Лейпциг» 37.

В преддверии военного столкновения с Англией фон Шпее увел свою эскадру на секретную базу в бухте острова Паган Марианского архипелага в западной части Тихого океана. Несмотря на высокие боевые качества германских броненосных крейсеров, отличную выучку их комендоров, известную на всем Дальнем Востоке, эскадра фон Шпее подвергалась большому риску. Хотя никто из союзников не знал, где находится немецкое соединение, неподалеку от него крейсировали большие силы англичан под командованием адмирала Джерама. После вступления в войну Японии следовало также ожидать, что в охоте на фон Шпее примут участие и мощные японские эскадры.

13 августа на Пагане состоялось совещание германских офицеров, после которого фон Шпее решил вести свои силы к побережью Чили, выделив «Эмден» для действий против торговли англичан и их союзников в Индийском океане 38. Франко-бельгийская граница уже полыхала сплошной цепью ожесточенных сражений. В тот же день, за 30 тыс. километров от Европы, из бухты острога Паган цепочкой вышли 5 крейсеров и 8 угольщиков фон Шпее, Все корабли держали самую экономичную скорость — 10 узлов. Эскадра должна пересечь Тихий океан по диагонали — более 18,5 тыс. километров. Тяжелые крейсера сжигали 100 т угля в сутки, легкие -50. Фон Шпее предусмотрел переход без стоянок и загрузки углем на суше.

12 октября немецкая эскадра подошла к острову Пасхи. Там к ней присоединились легкий крейсер «Дрезден» и еще три угольщика. На острове работала британская археологическая экспедиция, но англичане не подозревали, что немецкую эскадру лихорадочно ищут. Фон Шпее также не причинил археологам вреда. 18 октября немецкие корабли снялись с якоря и двинулись к чилийским берегам, навстречу успеху, который подготовил им своими распоряжениями начальник генерального морского штаба Доветон Стэрди.

Путь немцам в Южную Атлантику преграждала английская эскадра контр-адмирала Крэддока. Она состояла из двух броненосных крейсеров — «Гуд Хоуп» (14 000 т, 22 узла, два — 234 мм, шестнадцать-152 мм) и «Монмаут» (9000 т, 22 узла, шестнадцать-152 мм), легкого крейсера «Глазго» и вооруженного торгового парохода «Отранто», имевшего ничтожную боевую ценность 39. Боеспособность английского соединения была очень низка, так как команды броненосных крейсеров состояли из резервистов и комплектовались только перед самой войной. Прицельные приборы устарели, «Гуд Хоуп» и «Монмаут» с начала войны не проводили серьезных артиллерийских учений, кроме повседневных занятий при орудиях. Посылать эту эскадру против призовых артиллерийских кораблей германского флота, каковыми являлись «Шарнхорст» и «Гнейзенау», было ошибкой, которая имела самые гибельные последствия. Правда, на помощь Крэддоку направили старый броненосец «Канопус». Годность такого слабого и устаревшего корабля для совместных действий с крейсерской эскадрой вызывает большие сомнения, но думается, что броненосец мог бы сослужить Крэддоку хорошую службу.

В результате большого количества противоречащих друг другу распоряжений, отданных английскому адмиралу Черчиллем и Стэрди, Крэддок, не дожидаясь «Канопуса», двинулся навстречу немецкой эскадре. Английские корабли двигались на север вдоль чилийского побережья. 1 ноября ближе к вечеру противники увидели друг друга и пошли на сближение. На море было сильное волнение, дул холодный южный ветер, вдали на востоке виднелись неясные очертания горных вершин Анд. Высокие волны перебрасывали воду и брызги через палубы кораблей, испытывавших сильную качку.

Английский флагман рассчитал свою позицию таким образом, чтобы держать немецкую эскадру между своими кораблями и берегом. Заходившее солнце хорошо освещало германские крейсера, и его лучи били в глаза немецким комендорам, мешая им прицелиться. Однако к моменту открытия огня, когда солнце село за горизонт, корабли фон Шпее слились с темными силуэтами гор, очертания британских крейсеров, напротив, резко выделились на ярком фоне закатного неба 40.

В 19.30 германская эскадра открыла огонь с дистанции 55 кабельтовых (ок. 10 км.), англичане ответили с некоторым опозданием. Отлично натренированные комендоры «Шарнхорста» накрыли «Гуд Хоуп» уже с третьего залпа и сразу вывели из строя систему управления артиллерийским огнем. С момента накрытия немцы давали залпы каждые 15 сек. Английские крейсеры стреляли через 50 сек. и полных залпов всем бортом замечено не было. Таким образом, артиллеристы фон Шпее стреляли в 3 раза быстрее 41.

Вскоре положение британской эскадры стало безнадежным. Через 40 минут после начала боя фон Шпее снизил ход и начал уменьшать артиллерийскую дистанцию. Бой превратился для немцев в учебную стрельбу по мишеням. В 19.50 после попадания тяжелого немецкого снаряда между второй и третьей трубой «Гуд Хоупа» оттуда поднялся столб пламени выше его мачт и шириной 20–30 м. Крейсер все еще держался на плаву, и его героическая команда вела безнадежный бой. В течение нескольких минут немцы стреляли в него с расстояния около 4 км. Затем они скрылись в темноте. «Гуд Хоуп» пошел ко дну, унося с собой британского адмирала и около 1000 человек команды»42.

Судьба «Монмаута» также была печальной. В 19.40 с громадным пожаром на баке, поражаемый каждые четверть минуты германскими залпами, он выкатился из строя и. не прекращая огня, начал оседать на корму. В 21.28 «Монмаут» с развивающимся флагом перевернулся и пошел ко дну. Что касается «Отранто», то он, хотя и не получил никаких приказаний, в самом начале боя покинул колонну, начал отходить к западу, а затем скрылся. Легкий крейсер «Глазго» счастливо отделался 6 попаданиями, все — в ватерлинию, но все — в угольные ямы. В 20.00 он прекратил огонь и ушел на запад. Его командир рассудил здраво, отказавшись принести в жертву свой корабль и свою команду. С «Гуд Хоупа» и «Монмаута» не спасся ни один человек.

Когда занялась заря следующего дня, фон Шпее увидел вокруг только пустынное море. Только тогда командующий отдал приказ поднять сигнал: «Одержана блестящая победа, за которую я благодарю и поздравляю команды». Германские корабли пострадали очень мало. Флагманский «Шарнхорст» получил только два попадания малокалиберными снарядами. Ни один человек из его команды не был даже задет. В «Гнейзенау» англичане попали 4 раза, на нем 2 матроса получили ранения. Англичанам это сражение стоило гибели 2 броненосных крейсеров и 1654 офицеров и матросов 43. Уничтожение этих кораблей ничем не было компенсировано: никаких потерь, никаких повреждений немцы не понесли. Репутация британского флота жестоко пострадала, когда стало известно, что германские корабли отделались так легко, уничтожив своих противников так невероятно быстро.

4 ноября Черчилль получил телеграмму о результатах сражения под Коронелем. 5 ноября члены кабинета министров только качали головами, выслушивая объяснения главы военно-морского ведомства. Черчилль утверждал, что им были приняты все меры для обеспечения превосходящих сил под командованием Крэддока, но авантюристическая натура последнего толкнула его совершить столь опрометчивый шаг. Крэддок уже на дне думал Асквит, иначе его следовало отдать под трибунал. Все это дело серьезно подорвало авторитет флота. Фельдмаршал Китченер был просто обескуражен — о чем думал этот адмирал? Как это похоже на Черчилля, обвинить во всем Крэддока, который погиб вместе со своим кораблем и теперь уже ничего прояснить не сможет, размышлял Ллойд Джордж 44.

Между тем положение нужно было срочно исправлять. Эскадра фон Шпее, обогнув мыс Горн, уничтожила бы все английское судоходство в Южной Атлантике. Под угрозой гибели оказались многочисленные транспорты с войсками, находившиеся в тот момент у побережья Южной Африки.

Фишер, как обычно, действовал стремительно. Два любимых детища первого морского лорда — линейные крейсеры «Инвинсибл» и «Инфлексибл»- были срочно изъяты из состава Гранд Флота и получили приказ, приняв полный запас угля, срочно следовать к Фолклендским островам 45. Командиром соединения был назначен вице-адмирал Стэрди, которому, таким образом, была предоставлена возможность самому исправить ошибки, которые он допустил на посту начальника генерального морского штаба.

В тот момент на линейных крейсерах шел текущий ремонт. 9 ноября Стэрди доложил Фишеру, что ближайший срок, когда крейсеры смогут отправиться в путь, — 13 ноября, пятница. До этого рабочие не успеют закончить кладку перемычек из огнеупорного кирпича между котлами «Инвинсибла». Сообщить такое морскому волку старой закваски! Нужно быть круглым идиотом, чтобы отплывать 13-го, да еще в пятницу! Последовало распоряжение первого морского лорда — эскадре отбыть в среду 11-го. Вместе с командой на «Инвинсибле» отправилась бригада рабочих, которые должны были закончить ремонт в пути 46.

Одновременно Фишер отправил линейный крейсер «Принцесс Ройял» в Карибское море на тот случай, если бы фон Шпее решил повернуть назад и пройти в Атлантику через Панамский канал. Приняв такое решение, Фишер сильно рисковал. По подсчетам профессора Мардера, после гибели «Одешеса» и отправки в Южную Атлантику трех линейных крейсеров в первой половине ноября 1914 г., германскому Флоту Открытого моря представилась лучшая за всю войну возможность померяться силами с британским флотом в наивыгоднейших для себя условиях47. Джеллико, обеспокоенный отправкой «Принцесс Ройял», вслед за «Инвинсиблом» и «Инфлексиблом», писал Фишеру: «Я считаю, что решение о выделении из состава флота еще одного линейного крейсера должно быть пересмотрено» 48. Но первый морской лорд остался непреклонен, и последующие события подтвердили его правоту и оправданность риска, на который он пошел.

«Инвинсибл» и «Инфлексибл» — хорошие ходоки — 7 декабря в 10.30 утра подошли к Фолклендским островам и вскоре бросили якорь в бухте Порт-Стэнли 49. Прежде чем начать поиски немецкой эскадры, линейные крейсеры должны были срочно пополнить свои запасы топлива. Рано утром 8 декабря угольщик был подан для «Инвинсибла», и он начал грузиться. Вслед за ним к погрузке приступил и «Инфлексибл».

Тем временем, эскадра фон Шпее, разгромив соединение Крэддока, продолжала медленно двигаться на юг. По пути немцы захватили канадский парусник с грузом кардиффского угля, который был очень кстати. Отконвоировав канадца в уединенную бухту Огненной Земли, уголь перегрузили на германские крейсеры. Это заняло несколько дней, и до 6 декабря фон Шпее не мог продолжать плавание. Случайность задержала его как раз, на столько времени, сколько потребовалось англичанам, чтобы достигнуть района действий 50.

Во время совещания офицеров германской эскадры относительно плана дальнейших действий командующий выдвинул, в качестве первоочередной задачи, нападение на Фолклендские острова с целью уничтожения английской базы в Порт-Стэнли. Некоторые офицеры, в том числе командир «Гнейзенау» Меркер, считали, что было бы разумнее избегать Фолклендских островов, но фон Шпее настаивал на своем опрометчивом решении. Выполнение операции было возложено на «Гнейзенау» и «Нюрнберг».

В 8.30 утра два немецких крейсера, приблизившись к Порт-Стэнли, увидели низкие холмы, окаймлявшие гавань с юга и поднимающийся дым. По мере их приближения дым становился все гуще и гуще, так что над всей гаванью навис черный туман. Это обстоятельство не встревожило немцев; они приписали его тому, что англичане уничтожают склады топлива. В 9.25, когда «Гнейзенау» приблизился на дистанцию огня, перед ним взметнулись два водяных столба, и из гавани донесся грохот выстрелов тяжелых орудий. Это открыл огонь «Канопус». Меркер, полагавший, что он имеет дело только со старым тихоходным броненосцем, нисколько не смутился. Однако, несколько минут спустя, немцы увидели «роковые» треногие мачты линейных крейсеров, двигающиеся в гавани по направлению к морю. Германский флагман поднял сигнал не вступать в бой и уходить на северо-восток полным ходом.

Как только Стэрди доложили о приближении к Порт-Стэнли двух вражеских крейсеров, он тут же отдал приказ прекратить погрузку угля, приготовиться к бою и поднимать якоря. В начале 11-го оба линейных крейсера уже вышли из гавани. Видимость была изумительной; море спокойное и ослепительно-голубое; дул легкий северо-западный ветер. В 10.20 на флагмане подняли сигнал «общей погони» 51.

Английским линейным крейсером потребовалось некоторое время, прежде чем они смогли развить свой ход до полного и сблизиться с немецкими кораблями на дистанцию артиллерийского огня. Около 13.00 рявкнули двенадцатидюймовки «Инвинсибла». С расстояния 14,5 км он выпустил несколько снарядов по «Лейпцигу», замыкавшему германскую кильватерную колонну. После этого фон Шпее отдал приказ своим легким крейсерам рассредоточиться и уходить. «Нюрнберг», «Дрезден» и «Лейпциг» повернули на юго-запад и дали полный ход… Английские легкие крейсера «Кент», «Корнуэл» и «Глазго» немедленно бросились за ними в погоню 52. С этого момента сражение распалось на несколько очагов.

Германский адмирал решил дать бой только своими броненосными крейсерами. Поскольку «Шарнхорст» и «Гнейзенау» не могли развить более 18 узлов, избежать сражения было невозможно. Стэрди не стал немедленно сближаться на дистанцию решительного боя, на которой расход боеприпасов был бы наименьшим, и которая обеспечивала бы ему быструю победу. Он знал о высокой артиллерийской репутации двух своих противников и хотел избежать хотя бы малейших повреждений линейных крейсеров. В бою на предельной дистанции риск для кораблей Стэрди отсутствовал вовсе, но зато расход снарядов почти наверняка должен был быть огромным.

Сначала «Инвинсибл» стрелял по «Гнейзенау», а «Инфлексибл» по «Шарнхорсту», поменявшись целями, когда германские корабли изменили свое расположение. Комендоры «Шарнхорста» с третьего залпа попали в «Инвинсибл». Когда дистанция уменьшилась до 11 км, немцы ввели в дело и 152 мм орудия. Стэрди увеличил дистанцию до 14 км, а затем вышел за пределы артиллерийского огня. Около 14.00 обе стороны прекратили стрельбу. Фон Шпее в последней попытке спасти свои корабли, круто повернул на юг, направляясь в воды, где можно было ожидать туманов, шквалов и пасмурной погоды. В первой фазе боя стрельба англичан оказалась исключительно плохой. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» получили только по 2 попадания, и ни один из них не был серьезно поврежден. Разрушительная сила английских 305 мм снарядов оказалась гораздо меньшей, чем можно было ожидать 53.

Примерно через час англичане снова пошли на сближение и возобновили стрельбу. Бой сделался жарким, дистанция вновь уменьшилась до 11 км. Попадания в германские корабли участились. «Гнейзенау», который в начальный период боя потерял только 1 убитого и 10 раненых, теперь жестоко страдал. Весь его корпус вздрагивал от ударов тяжелых снарядов, в нескольких местах одновременно полыхали пожары. Вскоре стал явственно заметен крен на левый борт. «Шарнхорст» также сильно страдал от огня. Огромные водяные столбы от падавших в воду 305 мм снарядов заливали пробоины в бортах германских крейсеров, не давая пожарам полностью охватить их. Стрельба англичан была бы точнее, если бы Стэрди не держал «Инфлексибла» в густом дыму труб флагманского корабля.

В начале 4-го стало ясно, что «Шарнхорсту» приходит конец: он сильно осел, на верхней палубе бушевало пламя. Тем не менее, на нем развивался германский военный штандарт и он продолжал энергично действовать уцелевшей артиллерией 54. Англичане были поражены стойкостью немцев, регулярностью и быстротой их залпов. В 16.00 Шпее в пылу боя успел просигналить Меркеру, что последний был прав, высказавшись против нападения на Фолклендские острова, и приказал «Гнейзенау» уходить, если он сможет. После этого адмирал повернул свой флагманский корабль и пошел на англичан. Только одна из четырех труб «Шарнхорста» продолжала стоять, он имел большой и все возрастающий крен на левый борт, его корма была охвачена огнем. В 16.04, дав последний залп из носовой башни, он стал медленно переворачиваться, короткий промежуток времени пролежал на борту с вращающимися винтами и, наконец, скрылся под водой носом вперед 55.

Так как бой продолжался, британские крейсеры не могли оказать помощь команде «Шарнхорста». К тому же вода была настолько холодна, что едва ли немецким морякам можно было чем-либо помочь, даже если бы рядом не было «Гнейзенау». Таков закон морской войны — сначала уничтожить противника и только после этого спасать людей.

Конец «Гнейзенау» был не менее трагичен. Англичане уже вели спокойную размеренную стрельбу, напоминавшую прицельный огонь по мишеням. Вскоре одним из попаданий был поврежден рулевой привод и «Гнейзенау» начал описывать циркуляции. Его сопротивляемость ужасающему огню была поразительна. Особенно надо отметить, что ни на одном из германских крейсеров не произошло взрыва боеприпасов, какие случились на кораблях Крэддока. Около 17.30 он еще держался на воде в виде разбитого остова, большая часть его кочегарок была затоплена, все пушки, кроме одной, приведены в негодность, боезапас почти иссяк, на палубе бушевали пожары. Около 600 человек из команды «Гнейзенау» были перебиты 56.

Англичане прекратили огонь и начали подходить к «Гнейзенау» медленно и осторожно, поскольку на нем все еще развивался германский военный флаг. В 17.40 оставшиеся в живых собрались на груде железного лома — все, что осталось от надстроек и палубы германского крейсера. В тишине, наступившей после грохота боя, прозвучало троекратное «ура» и корпус «Гнейзенау» стал опрокидываться на правый борт. Командир Меркер отдал приказ открыть кингстоны и взорвать корабль. «Гнейзенау» еще некоторое время лежал вверх килем, а затем исчез, погружаясь кормой вперед57.

Хотя в южном полушарии стояло лето, вода в том районе Атлантики сильно охлаждается айсбергами и холодными течениями, идущими от Антарктиды. Ее температура не превышала 6° выше нуля. Немногие оставшиеся в живых из команды «Гнейзенау», которых удалось подобрать из воды, вскоре скончались от полученного шока. В числе погибших были фон Шпее и один из его сыновей (другой погиб на «Нюрнберге») и оба командира германских броненосных крейсеров. Незадолго перед тем, как «Гнейзенау» начал тонуть, погода изменилась — пошел мелкий дождь. Если бы он начался 2–3 часами раньше, возможно германским крейсерам удалось бы ускользнуть. Данный факт показывает опасность с промедлением нанесения решительного удара, которое допустил английский адмирал. Как известно, Стэрди, начав погоню рано утром, примерно около 11.00 отдал приказ замедлить ход и команде приступить к завтраку 58.

Что касается легких крейсеров, то англичане после погони, длившейся несколько часов, настигли и потопили «Лейпциг» и «Нюрнберг». «Дрездену» удалось ускользнуть. В конце концов, он был застигнут двумя английскими крейсерами в уединенной бухте чилийского побережья и уничтожен. Но случилось это только 14 марта 1915 г.

Легкий крейсер «Бристоль» и вооруженный пароход «Македония» получили от Стэрди приказ потопить транспорты, сопровождавшие эскадру фон Шпее. Английские корабли довольно быстро обнаружили 2 германских вспомогательных судна — «Баден» и «Саита-Изабель»- с грузом нефти, угля и различных припасов. Все это отлично пригодилось бы Стэрди, но старший из британских командиров ничего не доложил флагману и пустил ко дну оба этих ценных приза. Так неудачно кончился день, отмеченный крупным успехом англичан.

Сражение, разыгравшееся между главными силами, было боем кораблей неравноценных по классу, и потому не представляет большого интереса с точки зрения тактики. Англичане имели подавляющее превосходство в скорости, артиллерии и водоизмещении. Своим успехом они в значительной степени были обязаны Фишеру, который приготовил такой потрясающий сюрприз для германского командования и сумел смело использовать свои ресурсы. Отправка линейных крейсеров была, без сомнения, одним из самых выдающихся маневров за всю войну и она принесла британскому флоту единственную решительную победу в эскадренном бою.

15 лет спустя после окончания первой мировой войны адмирал Марк Керр, будущий биограф и большой почитатель Луи Баттенбергского, пытался приписать себе идею посылки «Инвинсибла» и «Инфлексибла» в Южную Атлантику. Обоснованию этих претензий Керр посвятил несколько страниц своих мемуаров, увидевших свет в 1933 г.59

Незадолго до начала первой мировой войны вице-адмирал Марк Керр во главе довольно большого контингента офицеров и старшин был направлен в Грецию для организации ее военно-морских сил. Греческое правительство назначило его командующим флотом. Когда началось война, Керр получил приказ оставаться на своем посту. Адмирал поддерживал активную переписку с Луи Баттенбергом. В своих мемуарах Керр пишет, что как только в Афины пришло сообщение из Берлина о разгроме кораблей Крэддока, он немедленно направил своему патрону письмо, в котором говорилось о необходимости отправки в Южную Атлантику «Инвинсибла» и «Инфлексибла». В мемуарах приводится текст письма, не помеченный никакой датой.

Далее бравый адмирал пишет: «Принц Луи покинул Адмиралтейство как раз перед тем, как письмо было получено, и, следовательно, его преемник покойный лорд Фишер Килверстон наверняка вскрыл его, и указанные корабли были посланы…» 60.

Претензии Марка Керра на авторство или даже соавторство в разработке Фолклендской операции нам представляются необоснованными. В связи с этим письмом возникает масса неувязок. Как известно, Фишер официально вступил в должность, сменив на посту первого морского лорда Луи Баттенберга 30 октября 1914 г. Сражение у мыса Коронель закончилось вечером 1 ноября, а победную реляцию фон Шпее отправил только на следующий день. Надо думать, что «известия из Берлина» в Афинах были получены и того позже. Таким образом, Луи Баттенберг ушел из Адмиралтейства не «как раз перед тем, как письмо было получено», а как минимум за неделю до того, как Марк Керр сел его писать. И командующий греческим флотом не мог не знать о столь кардинальных переменах в британском Адмиралтействе. К тому времени, как письмо было получено (если оно вообще когда-либо было отправлено), даже если допустить, что Фишер вскрыл и прочел его, решение о посылке двух линейных крейсеров уже было принято.

Когда донесение Стэрди о полной победе у Фолклендских островов достигло Лондона, в Англии оно вызвало бурю ликования. Больше всех, наверное, радовался Черчилль. Щедрый на похвалы, когда дела шли хорошо, он от души поздравил Фишера — события в Южной Атлантике явились яркой демонстрацией его счастливой звезды. Последняя германская эскадра за пределами Северного моря была уничтожена. Впоследствии многие военно-морские историки будут утверждать, что бой у Фолклендских островов явился крупнейшей победой британского флота со времен Трафальгарского сражения. Наверное, оно стало последним сражением надводных кораблей XX века, больше всего напоминавшим времена Нельсона: его исход от начала и до конца решила корабельная артиллерия, без использования торпед, морских мин, авиации или подводных лодок.

Фишер, казалось, напротив, был недоволен результатами операции. Особенно морской лорд злился на Стэрди за его промедление с началом артиллерийской дуэли. Затем колоссальный расход ценных 305 мм снарядов — «Инвинсибл» и «Инфлексибл» выпустили 1174 штуки. И, наконец, Фишер склонен был возложить вину на адмирала за то, что ускользнул «Дрезден». Поначалу старик даже хотел перевести Стэрди на крейсер «Карнарвон» и оставить его в Южной Атлантике гоняться за «Дрезденом». Фишер не сделал этого только благодаря заступничеству Черчилля, справедливо указавшему, что «победителей не судят» 61.

Первый морской лорд явно вновь собирался в «поход за головами». 22 декабря Герберт Ричмонд записал в дневнике: «К несчастью, Фишер опять за любимым делом, кажется больше занят притеснением своих врагов, чем врагов своей державы. Он уже преследует «Беркли Гебена» (т. е. Милна), как он его называет, а в данный момент еще и Стэрди. Он уже избавился от Леве-сона, и капитан Томас Джексон занял его место. Очень огорчительно видеть, что эта страсть обуяла его в такое время» 62.

С приходом Фишера Адмиралтейство вновь очнулось от спячки и испытало приличную встряску. В первые 3 месяца войны выполнение практически всех судостроительных программ было приостановлено. Достраивались только те корабли, которые планировалось закончить к 1915 г. После начала войны из новых боевых единиц были заказаны дополнительно только 12 эсминцев и 12 подводных лодок 63. Многие флотские руководители и, прежде всего сам Черчилль, полагали, что война продлится недолго и надеялись завершить ее имеющимися силами.

Фишер думал иначе. 4 дня спустя после вступления в должность первого морского лорда, 3 ноября 1914 г. он собрал расширенное совещание в Адмиралтействе с участием представителей военных верфей и частных судостроительных фирм. Роджер Кейс, присутствовавший на этом совещании, описал его следующим образом: «Он открыл заседание, сообщив нам о своих намерениях относительно будущего строительства подводных лодок, и, повернувшись к инспектору по контрактам, сказал, что сделает его жену вдовой, а дом — могилой, если тот привнесет в дело бюрократизм; ему нужны подводные лодки, а не бумажки. Он дал понять, что они должны быть построены через 8 месяцев; если он не получит их через 8 месяцев, то сделает себе харакири. Эдисон пробормотал себе под нос, но думаю так, что Фишер слышал: «Теперь мы точно знаем, сколько ему предстоит прожить!» Я хохотнул и, полагаю, довольно непочтительно. Это действительно выглядело абсурдным: мы были не в состоянии выкрутить подводные лодки у Виккерса и Чатамеких доков в течение двух с половиной лет. Он свирепо уставился на меня и произнес: «А если кто вздумает перечить мне, тому лучше сделать себе харакири сразу» 64.

На том же совещании была принята знаменитая судостроительная программа военного времени и подписаны контракты на постройку 5 линейных крейсеров, 64 подводных лодок, 37 мониторов, 200 самоходных десантных барж и т. д., всего военных кораблей и вспомогательных судов числом 612 65. «Этот огромный новый флот, иначе его не назовешь, — восторженно писал Черчилль впоследствии, — оказался для Адмиралтейства настоящей помощью Провидения, когда более чем два года спустя германские подводные лодки начали воевать по-настоящему. Его строительство в таком масштабе является одной из величайших заслуг перед нацией гения и энергии лорда Фишера. Возможно, у Фишера за всю его долгую жизнь ни разу еще не было такого момента высшего счастья, как это гигантское усилие в области новых конструкций. Ни один человек не знал лучше его, как воплотить в корабле идею войны. Судостроение было самой великой страстью всей его жизни. И теперь все военные верфи Британии были в его распоряжении, и все сундуки казначейства были для него распахнуты» 66.

Оценка Черчиллем судостроительной программы военного времени, пожалуй, чересчур восторженна. И здесь поневоле придется добавить «ложку дегтя», особенно при разъяснении таких положений, как «распахнутые сундуки казначейства» и «лучшее воплощение военной идеи в корабле».

Начнем с новых линейных крейсеров. После триумфа линейных крейсеров в Фолклендском сражении Фишер окончательно убедился в концепции быстроходного и сверхвооруженного корабля с легким бронированием, а в Адмиралтействе окончательно уверовали в гений Фишера. По решению первого морского лорда два последних корабля в серии линкоров типа «Ройял Соверен» — «Рипалс» и «Ринаун» — должны были достраиваться как линейные крейсеры. Война подгоняла как моряков, так и конструкторов. Разработка новых кораблей велась столь стремительно, что их общие виды были вычерчены и утверждены за 10 дней! 25 января 1915 г. — в день рождения Фишера — их кили были заложены на стапеле, а в августе-сентябре 1916 г. строительство «Рипалса» и «Ринауна» завершилось.

Новые линейные крейсеры имели водоизмещение по 26 500 т и развивали невиданную для таких больших кораблей скорость — 31–33 узла. Этот рекорд был достигнут за счет уменьшения числа 381 мм орудий с 8 (первоначальный проект для линкора) до 6 и снижения толщины броневого пояса до 152 мм. Таким образом, «Рипалс» и «Ринаун» ознаменовали отход от наметившихся тенденций и возврат к первоначальному варианту «Инвинсибла» 67.

При создании этих двух кораблей пришлось преодолеть не только технические трудности, но и препятствия чисто финансового характера. Поначалу Черчилль наотрез отказался даже пытаться ставить вопрос о финансировании их строительства перед кабинетом. Военные расходы были и без того огромны. Выполнение новой программы отвлекло бы средства от более неотложных дел. Но хитрый старик нашел способ преодолеть и эту трудность. Он попросил Джеллико написать ему «как бы случайное письмо, которое я мог бы показать кабинету (не такое, как будто Вы отвечаете на мой запрос и не официальный меморандум)»68, с настоятельным требованием большего количества линейных крейсеров. Командующий флотом был рад стараться и вскоре Фишер размахивал его посланием перед носом морского министра. Одобрение кабинета было получено, и проблема разрешилась в пользу первого морского лорда.

Не успели еще смолкнуть дебаты о «Рипалсе» и «Ринауне», как Фишер выдвинул идею о строительстве еще 3 линейных крейсеров. Официально «Фьюриес», «Корейджес» и «Глориес» фигурировали как «большие легкие крейсеры». При знакомстве с их тактико-техническими данным создается впечатление, что Фишер решил довести до логического конца свою концепцию «главное оружие — скорость». «Корейджес» и «Глориес» имели водоизмещение по 18 600 т, «Фьюриес» -19 100 т, могли развивать скорость до 35 узлов и имели очень легкое бронирование — бортовой пояс всего 76 мм. Названные корабли несли всего несколько, но зато самых тяжелых орудий: два первых имели по четыре 381 мм пушки, последний был вооружен одним 456 мм орудием! (Первоначальный вариант предусматривал установить на «Фьориесе» два 456 мм орудия, но одно из них было изъято генералом Хейгом для нужд фронта). Малая осадка этих линейных крейсеров — не более 6 м — позволяла им входить в прибрежные районы мелководного Балтийского моря 69.

Заложенные в 1915 г., «Корейджес», «Глориес» и «Фьюриес» по замыслу Фишера должны были вступить в строй через год, но установленный срок оказался нереальным. В 1916 г., когда «белые слоны», как их иногда называли, только сошли на воду, настало самое неподходящее для их предназначения время. В памяти англичан были совсем свежи впечатления от кровавых событий Ютландского боя, в ходе которого 3 английских, линейных крейсера взлетели на воздух именно из-за слабости броневой защиты. Доверие к кораблям этого класса на флоте сильно пошатнулось. Несмотря на то, что сразу после Ютландского сражения «Ринаун» и «Рипалс» были поставлены в доки для установления на них дополнительных броневых плит, прикрывающих бомбовые погреба и элеваторы башен главного калибра, даже после такой основательной модернизации Битти старался не допускать их к активным боевым действиям. «Корейджес» и «Глориес» он вообще отказался включить в состав Гранд Флита. Адмирал оказался прав: в первой же случайной стычке с кораблями противника «Корейджес» получил сквозную пробоину через оба борта от снаряда легкого немецкого крейсера. Среди матросов «белые слоны» пользовались дурной славой. Недаром на флоте «Фьюриес», «Корейджес» и «Глориес» прозвали соответственно «Спьюриес», «Аутрейджес», и «Апрориес» (непереводимая игра слов. «Furious» («Неистовый»), «Courageous» («Отважный») и «Glo-rius» («Славный»), соответственно превратились в «Snurious» («Фальшивый»), «Outrageons» («Бешеный») и «Uproarious» («Горластый»)).

Таким образом, Ютландский бой положил конец экстравагантным крейсерским экспериментам адмирала Фишера.

ЗА ЧТО БЬЮТ НА ВОЙНЕ

Теперь от морской тактики и программ строительства флота настало время перейти к вопросам стратегического планирования. Именно по вопросам стратегии между морским министром и первым морским лордом возникли непримиримые разногласия, которые, в конечном счете, привели к отставке их обоих, падению правительственного кабинета и явились одной из причин разразившегося в середине мая 1915 г. грандиозного политического кризиса.

Какие же качества требовались от первого морского лорда в начальный период войны? При данных географических и стратегических условиях важнейшим качеством было терпение, позднее это подчеркнул и сам Фишер. Кроме того, как признавали впоследствии многие адмиралы и старшие офицеры, в Адмиралтействе нужен был сильный человек, который мог бы сдержать Черчилля в тех случаях, когда последний начинал стремиться к претворению в жизнь какого-либо безумного плана 1.

Любопытно отметить, что Черчилль, настаивая на возвращении Фишера в Адмиралтейство, считал, что он сможет контролировать адмирала, в то время как все остальные полагали, что Фишер в Адмиралтействе будет призван контролировать Черчилля 2. И действительно, Фишер весьма преуспел в обуздании активности морского министра. Этот антагонизм в конечном счете и привел к его отставке. Если бы Фишер создавал более благоприятные условия для коллегиального принятия решений и больше прислушивался к мнению других, ему бы вскоре удалось реорганизовать генеральный морской штаб и полностью подчинить его своему влиянию. Тогда бы он имел возможность с легкостью отклонять прожекты Черчилля, не жертвуя при этом своим партнерством с морским министром, поистине не имевшим аналогов в истории британского Адмиралтейства. Но поскольку этого не случилось, то Фишер вынужден был прибегать к различным формам саботирования решений, человека, который способствовал его возвращению в Адмиралтейство.

Анализируя стратегические планы британского военно-морского ведомства первых месяцев войны, необходимо вернуться к грандиозной морской программе, намеченной на совещании 3 ноября 1914 г. Первоначально, многочисленные десантные суда и линейные крейсеры с необычайно малой осадкой предназначались для осуществления так называемого «Балтийского проекта» — грандиозной десантной операции по высадке силами британского флота русских армий на померанском побережье Германии. Эта версия по сей день остается общепринятой и разделяется большинством специалистов. Опровергнуть ее попытался один из биографов Фишера — профессор Раддок Маккей.

Английский историк утверждает, что участники совещания 3 ноября занимались главным образом вопросами, связанными с подводными лодками. Относительно судов других классов в протоколах конференции было всего несколько слов о том, что необходимо обеспечить пополнение флота военными кораблями в соответствии с потребностями 3. Главный аргумент Маккея состоит в следующем: в результате тщательных архивных изысканий им было установлено, что в протоколы ноябрьского совещания 1914 г. были внесены существенные изменения в сентябре 1916 г.4. С тех пор создавалось впечатление, будто все распоряжения, отданные о строительстве новых кораблей с ноября 1914 по май 1915 г., были сделаны в один день 3 ноября. В дальнейшем и Фишер, и Черчилль приложили немало усилий, утверждая, что вся деятельность Адмиралтейства подчинялась «Балтийскому проекту». После окончания войны Фишер еще больше преувеличил это впечатление в своих «Воспоминаниях» 5, хотя его репутация как военно-морского стратега сильно пострадала от этого. Тем не менее, факт остается фактом: именно после 3 ноября в течение нескольких месяцев конца 1914-начала 1915 гг. было заложено огромное количество судов, предназначенных для действий против побережья противника, в том числе свыше 200 самоходных десантных барж и 37 мониторов. В сооружении последних Фишер и Черчилль принимали самое живейшее участие. Когда представитель американских судостроительных фирм сообщил, что у них имеется несколько 356 мм двухорудийных башен, предназначавшихся для греческих дредноутов, строившихся в Германии, морской министр и первый морской лорд немедленно решили их приобрести 6. Башни установили на 4 больших мониторах, которые, кстати сказать, вызвали впоследствии нарекания некоторых специалистов.

К. Дж. Дьюар, командовавший одним из мониторов данной серии, вспоминал впоследствии: «Эти мониторы представляли собой плавсредства диковинного вида. На означенном имелись два 14-дюймовых орудия в башне в носовой части и противоминная наделка, торчавшая вдоль корпуса, как кринолиновые оборки. Она защищала его от торпедной атаки, но снижала максимальную скорость до 6 узлов. Изначально они строились лордом Фишером как часть флота, предназначенного для операций в Балтийском море, но один бог знает, что бы они там делали, если бы туда добрались, и я сомневаюсь, знал ли это сам Фишер. И хотя «Балтийский проект» так никогда и не материализовался, на нем лежит ответственность за пустую трату денег и труда. Помимо мониторов, дорогостоящие аномалии вроде «Фьюриеса» и «Глориеса» также предназначались для этих целей» 7.

Возможно, тогда Фишер и представлял себе, как неповоротливые мониторы громят своей артиллерией побережье Германии и волны русских солдат катятся через дюны померанских пляжей. Но, несмотря на то, что мемуары адмирала Дъюара лишний раз свидетельствуют в пользу общепринятой концепции, от аргументов профессора Маккея просто отмахнуться нельзя. Для разрешения данной проблемы уместно совершить краткий источниковедческий экскурс. Главная трудность проистекает от того, что в августе-октябре 1916 г. Фишер и Черчилль, возобновив дружеские отношения после отставки и разрыва в мае 1915 г., стали тщательно согласовывать свои показания перед «Дарданелльской комиссией» 8. Поддерживая тесные контакты с Черчиллем, Фишер давал показания согласно выработанной ими общей линии, утверждая, что все корабли морской программы 1914–1915 гг. предназначались для «Балтийского проекта». Да и сам термин «Балтийский проект» появился только с сентября 1916 г.

Это всегда следует помнить при использовании «Мирового кризиса» и мемуаров Фишера в качестве источников по истории данной проблемы. В своей книге Черчилль с удовольствием обращается к теме балтийской экспедиции, много пишет о поддержке ее Фишером, о планах использования русских войск в качестве десанта, который предложил он сам еще в августе 1914 г. При этом Черчилль явно навязывает читателю свою версию.

После смерти адмирала в 1920 г. и выхода в свет первого тома «Мирового кризиса» в 1923 г., Черчилль во многом пересмотрел свои отношения с Фишером и вместе с ними свои взгляды на «Балтийский проект». Но только в конце 20-х гг. Черчилль счел возможным сделать достоянием гласности, насколько далеко Фишер заходил в своих нападках на него, как в Адмиралтействе, так и в правительственном кабинете в мае 1915 г.

Когда в 1929 г. вышла двухтомная работа Реджинальда Бэкона о Фишере, Черчилль был крайне раздосадован той критикой, которой подверг его автор на страницах своего труда. В ответ на нападки Бэкона бывший морской министр опубликовал в апреле 1930 г. большую статью о своих отношениях с Фишером. Впоследствии этот материал был включен в книгу Черчилля «Великие современники». Публикация Черчилля очень важна для правильного понимания той роли, которую сыграл Фишер в Адмиралтействе в годы войны, и его отношения к «Балтийскому проекту». Черчилль, в частности, писал: «Биограф изо всех сил тщится представить его блестящим военно-морским стратегом и военным руководителем. Нам напоминают о том, что у него был замечательный план по форсированию проливов и прорыва на Балтику силами британского флота с тем, чтобы завоевать господство на этом море, отрезав Германию от скандинавских источников сырья и высвободив русские армии для десантной операции поблизости от Берлина. Действительно, лорд Фишер часто говорил и писал о данном проекте, и мы с ним начали строительство множества бронированных плоскодонных судов для высадки войск под огнем. Я, тем не менее, не верю, что у него когда-либо был конкретный и всеохватывающий план действий»9.

В большей своей части раздел о Фишере в «Великих современниках» звучит убедительно. Во всяком случае, эта публикация Черчилля снимает камуфляж, сделанный в 1916 г., и немного позднее. Как ни парадоксально, но она скорее укрепляет репутацию Фишера, как стратега, нежели подрывает ее. Если адмирал действительно считал возможным полагаться только на дальнюю блокаду и выжидать, пока не представится случай для сражения в выгодных для английского флота условиях, такую позицию трудно оспаривать. Если «Балтийский проект» был ни чем иным, как поводом для разговоров и средством для того, чтобы предотвратить претворение в жизнь наиболее рискованных проектов Черчилля, это свидетельствует в пользу Фишера!

Таким образом, «Балтийский проект» служил для Фишера прикрытием, под которое он «выбивал» деньги для выполнения судостроительной программы, а впоследствии предлогом не давать кораблей для Дарданелльской операции. В пользу такого предположения имеется немало косвенных свидетельств. Фишер никогда не обсуждал план прорыва в Балтийское море с командующим флотом в водах метрополии адмиралом Джеллико. Перед генеральным морским штабом ни разу не была поставлена задача разработать операцию по высадке десанта в Померании. Никто за всю войну не спрашивал мнения военных о «Балтийском проекте» 10. И, наконец, никаких консультаций по поводу возможных совместных действий не было проведено с русским командованием.

Фишер прекрасно понимал, что для осуществления такой грандиозной десантной операции нужно выполнить целый ряд не менее тяжелых предварительных условий. Для обеспечения успеха следовало прочно заблокировать немецкие корабли в устьях Эльбы и Яды, захватить в качестве плацдармов несколько островов у побережья Германии и, самое главное, нанести решающее поражение основным силам германского флота, что, кстати сказать, так и не было сделано за всю войну. Но даже если бы все это удалось осуществить и высадить десант, немцы, используя свою разветвленную сеть железных дорог, смогли бы быстро сосредоточить превосходящие силы и сбросить десант в море. Поскольку в те времена отсутствовала стратегическая бомбардировочная авиация, разрушить германские сухопутные коммуникации было невозможно. Британские же перевозки морем пополнений, боеприпасов и амуниции для экспедиционной армии сразу были бы поставлены под вопрос из-за действий немецких подводных лодок.

Таким образом, крупная десантная операция против балтийского побережья Германии даже в теории выглядела весьма проблематично. Добавим, что германские военно-морские эксперты никогда не принимали всерьез такую возможность 11. Рейнгард Шеер, которому довелось командовать Флотом Открытого моря в Ютландском сражении, заметит впоследствии в своих мемуарах: «Что Англия станет искать боя с германским флотом в Балтийском море, — это было невероятным, так как все выгоды были здесь на нашей стороне…» 12.

Стратегическая обстановка в декабре 1914 г. все больше повергала Черчилля в уныние. Фишер, все время твердивший о «Балтийском проекте», стойко отвергал его план по захвату острова Боркум, хотя морской министр настаивал, что захват этого острова должен стать необходимым предисловием к балтийской операции. Черчилль очень удивился, когда первый морской лорд отверг такую последовательность.

Бомбардировка Ярмута линейными крейсерами Хиппера и особенно короткое безрезультатное сражение между главными силами германского и английского флотов, когда первый предпринял бомбардировку Скарборо, заставили Фишера сосредоточить внимание на нуждах Гранд Флита. К середине декабря начали все явственнее проявляться симптомы его раздражения против Черчилля. Чтобы отвлечь морского министра от планов по захвату острова Боркум, Фишер начал настаивать на проведении более наступательной политики постановки минных полей. Здесь он полностью принял точку зрения Джеллико, что активное минирование вод в районе Гельголанда есть наилучший способ заблокировать германский флот. Черчилль же постоянно противился этой идее, полагая, что минные поля впоследствии помешают проведению десантных операций против германского побережья 13.

4 января 1915 г. Фишер подал прошение об отставке. Причиной послужил налет цеппелинов на Лондон. За несколько месяцев до этого Черчилль признал ответственность Адмиралтейства за защиту страны от нападений с воздуха. В дневнике Асквита имеется следующая запись, датированная 5 января 1915 г.: «Старик Фишер всерьез предложил в ответ на рейды цеппеллинов расстреливать всех немецких пленных, и когда Уинстон отказался воплотить в жизнь это по-государственному мудрое решение, он послал формальное прошение об отставке. Но мне кажется, что к этому времени он уже одумался» 14.

В 20-х числах января произошло событие, которое заставило морского министра и первого морского лорда на время забыть свои ссоры. Как известно, в самом начале войны германский крейсер «Магдебург» во время операции против русского побережья в Финском заливе ночью наскочил на мель. На следующий день его обнаружили русские крейсера «Богатырь» и «Пал-лада». Моряки русского Балтийского флота, тщательно обыскав мелководье поблизости от «Магдебурга», нашли шифровальные таблицы и книгу трехфлажного сигнального кода, выброшенные немцами за борт при подходе кораблей противника 15. Русское командование снабдило ценной информацией союзников, и вскоре она начала приносить свои плоды.

В полдень 23 января Уилсон и Оливер вошли в кабинет Черчилля и доложили, что в комнате 40 (отдел военно-морской разведки) перехвачена и расшифрована немецкая радиограмма о готовящемся выходе в море линейных крейсеров Хиппера. У англичан было «впритык» времени послать им навстречу эскадру Битти в сопровождении легких сил Тируита. Перехват мог состояться предположительно в районе Доггер-банки недалеко от датского побережья 16.

Действительно, в тот же день около 18.00 соединение Хиппера начало вытягиваться из устья реки Яды. Главную ударную силу составляли «Зейдлиц» (флаг.), «Дерфлингер», «Мольтке» и «Блюхер». Отсутствовали «Лютцов» и «Фон дер Тан», проходившие текущий ремонт. Силы сопровождения состояли из легких крейсеров «Грауденц», «Росток», «Штральзунд» и «Коль-берг», а также двух флотилий эскадренных миноносцев общим числом в 19 кораблей 17.

На рассвете 24 января Битти уже подходил к Доггер-банке. В его распоряжении была добрая половина всей «стратегической кавалерии» Гранд Флита — 5 линейных крейсеров — «Лайон» (флаг.), «Тайгер», «Принцесс Ройял», «Нью Зеланд» и «Индомитебл». Силы сопровождения под командованием Тируита состояли из 3 легких крейсеров и 35 эсминцев. К месту также подтягивалась 2-я эскадра легких крейсеров Уильяма Гуденафа 18. Предположения комнаты 40 оправдались с поразительной точностью. Вскоре англичане узнали силуэты кораблей Хиппера.

Обнаружив превосходящие силы англичан, германские линейные крейсеры повернули обратно, В тот момент противников разделяло около 14 миль. На британском флагмане был поднят сигнал, увеличить ход до 29 узлов! Серые, хищно вытянутые корпуса «кошек адмирала Фишера», сомкнув интервалы в кильватерной колонне, мощно устремились вперед. Ветер буквально свистел в ушах офицеров, стоявших на мостиках. Скупая пометка в рапорте Битти: «Большая благодарность машинным командам «Нью Зеланд» и «Индомитебла»- эти корабли значительно превысили свою проектную скорость» 19.

Расстояние быстро сокращалось. В 8.52 «Лайон» дал одиночный пристрелочный выстрел по концевому «Блюхеру». Через 15 мин стрельба уже велась залпами и на поражение. По мере сокращения дистанции в артиллерийскую дуэль один за другим включались «Тайгер», «Принцесс Ройял», «Нью Зеланд» и, наконец, «Индомитебл». Противник отвечал незамедлительно. Первый залп по британскому флагману дал «Зейдлиц». Около 10.00 «Блюхер», шедший концевым в германской колонне и пострадавший больше всех, начал терять ход. Германские комендоры не оставались в долгу. Орудийные расчеты работали как заведенные, их огонь был быстрым, точным и убийственным. За каких-нибудь полчаса «Лайон» получил 15 попаданий тяжелыми снарядами. Вскоре британский флагман стал «подобен кромешному аду». В бортах и палубе зияют громадные пробоины, с грохотом рушатся надстройки, повсюду бушует пламя. С одной из башен главного калибра сорвана крыша — огромная броневая плита, в другой башне ствол 343 мм орудия сиротливо задран в небо, второй отсутствует вообще — сбит германским снарядом. В 11.55 «Лайон», потеряв управление, рыскнул с курса и начал описывать циркуляцию 20.

Тем временем в большом полутемном зале Адмиралтейства среди мягких ковров и массивной мебели громко тикали часы и несколько человек, разговаривая вполголоса, отмечали на карте движение кораблей у Доггер-банки по мере поступления донесений. Внесли очередную радиограмму и кто-то сказал: «Лайон» готов!». Черчилль мгновенно представил длинную похоронную процессию у Вестминстерского Аббатства, людей в морской форме и гроб, накрытый британским флагом. Затем он вспомнил мужественное лицо Битти и его, всегда сдвинутую набекрень, адмиральскую фуражку 21.

Но Битти чудом остался жив, несмотря на то, что в течение всего сражения стоял на открытом мостике под градом германских снарядов. Когда «Лайон» выкатился из строя, а следующие за ним мателоты проходили мимо, лишь с большим трудом удалось просигналить приказ Битти о преследовании противника. Пока командующий переходил на подошедший эсминец, время было упущено. Следующие по старшинству офицеры эскадры Мур и Пелли, находившиеся на «Тайгере», либо неправильно поняли сигнал командующего, либо побоялись взять на себя дополнительную ответственность. Английские линейные крейсеры, вместо того, чтобы преследовать отходившие на юг главные силы Хиппера, набросились на агонизирующий «Блюхер» 22.

Знаменитая фотография, запечатлевшая гибель «Блюхера», отпечатанная в миллионных тиражах «Дэйли Мэйл» и «Илластрейтед Лондон Ньюс», вскоре обошла весь мир. Огромное бронированное чудовище, окутанное паром и дымом, полностью завалилось набок, добрая половина днища почти отвесно воэвышается над поверхностью моря, по скользкому борту карабкаются, словно муравьи, маленькие людишки и, срываясь, сыплются в черную ледяную воду Северного моря. Гибнущий «Блюхер» уносил с собой двенадцать сотен матросов и офицеров, из которых удалось спасти едва ли больше 200. Положение осложнил немецкий аэроплан, решивший, что терпят бедствие англичане. Он сбросил бомбы на шлюпки и обстрелял тонущих из пулемета, многих убив и ранив. Немецкий летчик отогнал и шлюпки англичан, а каждая лишняя минута пребывания в ледяной купели грозила гибелью.

Что касается «Лайона», то он оставался на плаву и был взят на буксир «Индомитеблом», Битти перенес свой флаг на «Принцесс Ройял», и эскадра благополучно вернулась на базу 23.

Действия Мура и Пелли и тот факт, что Битти упустил эскадру Хиппера, навлекли на них суровую критику высшего военно-морского командования. Фишер писал, что «Пелли находился уже далеко впереди и должен был продолжать преследование безотносительно полученных сигналов, если бы в нем было хоть что-то от характера Нельсона. Как Нельсон у Копенгагена и Сент-Винсента! На войне первый принцип — не соблюдать приказов. Выполнять приказы сможет любой дурак!» 24.

Впрочем, Битти тоже досталось от первого морского лорда. Известный военный корреспондент тех лет Филсон Янг, прикомандированный к эскадре Битти и написавший после войны увлекательную книгу о действиях линейных крейсеров, вспоминал, что в первые 48 часов после возвращения соединения на базу на имя флагмана пришло от двух до трех сотен поздравительных писем и телеграмм. B их числе, было послание и от Фишера, в котором первый морской лорд грозно вопрошал, как могло получиться, что бой прервался, и противник не был разгромлен до конца 25.

Кстати сказать, отношения между Фишером и Битти как-то сразу не сложились. До войны им непосредственно сталкиваться не приходилось. Однако пост командующего эскадрой линейных крейсеров, на который Битти был назначен Черчиллем, сразу сделал его заметной фигурой. Когда вышеупомянутый Филсон Янг получил разрешение находиться на «Лайоне» и сопровождать эскадру в походах, перед отъездом он был принят Фишером. Состоявшийся между ними диалог, а точнее монолог, произнесенный первым морским лордом, настолько запал Янгу в душу, что впоследствии он воспроизвел его в своей книге о линейных крейсерах дословно. «Все говорят мне, что он первоклассный парень. Я навещал его (Битти — Д. Л.) на борту «Лайона» в Спитхеде в июле. Что ж, вам предстоит очень увлекательно провести время. Вы направляетесь, пожалуй, на самое интересное соединение флота и вам, без сомнения, предстоит быть в центре всего, что бы ни случилось». Затем после паузы: «Да, всегда есть, что узнать от увиденного свежим взглядом. Посторонний человек зачастую видит больше, чем профессионал. Если вы услышите что-нибудь интересное или вам покажется что-нибудь не так — черкните мне строчку; вы всегда сможете послать мне письмо с адмиралтейской почтой, пометив его «лично», и никто его не прочтет». Таковы были слова старика и, признаться, мое сердце екнуло, когда он их произнес» 26. Когда Янг прибыл на «Лайон», он слово в слово передал разговор Битти. Излишне говорить, что это не прибавило симпатий последнего к Фишеру.

К началу января 1915 г. стабилизация Западного фронта и повсеместный переход к позиционной войне привели к распространению упаднических настроений в лагере союзников. В связи с этим появились соображения открыть «периферийный фронт» и попытаться таким образом добиться решающего успеха» 27. Тем временем Россия обратилась к своим западным союзникам с просьбой предпринять достаточно крупную отвлекающую операцию против турецкого побережья с целью ослабить давление турок на Кавказском фронте, где русские армии оказались в тяжелом положении. Эта просьба была «сочтена справедливой». Еще в начале сентября 1914 г. Черчилль предлагал осуществить захват Дарданелл в союзе с Грецией, войска которой он собирался доставить к месту военных действий силами британского флота. Однако армейское руководство скептически отнеслось к данному проекту. Когда проблема обсуждалась на заседании Военного Совета 25 ноября, Фишер задал его участникам вполне уместный вопрос: «А что если Греция откажется принять участие в атаке на Галлиполи на стороне союзников?» 28.

Тем не менее, первый морской лорд отдал приказ о постепенном сосредоточении военных транспортов в Александрии, на случай если решение об атаке Черноморских проливов будет все же принято. Напомним, что в данном случае, речь шла о совместных действиях армии и флота против турецкого побережья.

Обращение главнокомандующего русскими армиями великого князя Николая Николаевича за помощью к союзникам было сочтено Черчиллем основательным поводом для форсирования подготовки операции по захвату проливов. И хотя армейское командование наотрез отказалось выделить даже небольшое количество войск для десанта, это обстоятельство не смутило Черчилля. Морской министр потратил несколько дней на изучение возможности форсирования Дарданелл силами одного только флота, используя линейные корабли додредноутного типа. Конечно же, Черчилль предпочел бы совместную операцию с использованием крупных армейских соединений, но к тому времени окончательно выяснилось, что они не могут быть предоставлены. Небезынтересно узнать источник, откуда морской министр почерпнул идеи о возможности атаки проливов силами одного флота. Это была разработка вице-адмирала Льюиса Бэйли, командовавшего Флотом Ла-Манша, автора нескольких безумных десантных операций, составленных им в 1913 г. Бэйли, в свое время квалифицированный Фишером как «свиноголовый офицер», предлагал осуществить атаку Дарданелл силами 5-й эскадры линейных кораблей (броненосцы типа «Лорд Нельсон»). Для этого «корабли должны войти в пролив еще до рассвета и форсировать его на как можно большей скорости и как можно ближе к фортам» 30.

Оптимизм внушала и пробная бомбардировка турецких укреплений в начале ноября 1914 г. Одним из результатов прорыва «Гебена» в Константинополь стала необходимость постоянно держать сильное соединение кораблей у выхода из проливов. Этой эскадрой командовал контр-адмирал Карден. Первоначально в ее состав входили линейные крейсеры «Индефатигебл» и «Индомитебл», 2 легких крейсера, 12 эсминцев и 3 подводных лодки. Позднее, когда поведение Турции стало более подозрительным, к ним присоединились 2 старых французских броненосца «Веритэ» и «Сюффрен» 31.

Когда 1 ноября началась война с Турцией, Карден получил приказ обстрелять форты, охранявшие вход в Дарданеллы, с дистанции, на которой береговая артиллерия не могла быть опасна для кораблей. 3 ноября 4 тяжелых корабля из эскадры Кардена выпустили по турецким укреплениям 76 снарядов из своих 305 мм орудий. Эффект бомбардировки был впечатляющим: форты Седд-эль-Бар и Кум-Кале на расстоянии казались превращенными в груду развалин. На Седд-эль-Баре взорвался главный склад боеприпасов, при этом 64 человека было убито и 20 ранено 32. Все орудия фортов временно вышли из строя. Однако с оперативной точки зрения бомбардировка была большой ошибкой. Она заставила турок усилить свои укрепления и привела к утрате внезапности действий со стороны союзников 33.

В начале января Черчилль направил Кардену телеграмму с запросом, считает ли он возможным, хотя бы ценой серьезных потерь, форсировать Дарданеллы одним только флотом? Ответ Кардена, полученный 5 января, гласил, что «прорваться нельзя», возможно только «длительное форсирование большим количеством кораблей» 34.

6 января Карден получил приказ морского министра представить подробный план операции с указанием потребного количества кораблей. Пять дней спустя адмирал представил подробный план с указанием количества кораблей и последовательность операций против турецкого побережья 35. 13 января во время короткого и весьма сумбурного заседания Военного Совета план атаки Дарданелл силами одного флота был одобрен и утвержден.

Судя по всему, к середине января Черчилль уже считал возможным и планировал проведение не отвлекающей бомбардировки, а крупной операции по захвату Черноморских проливов. Предполагалось разрушение турецких укреплений по обоим берегам прохода, захват Константинополя и, в конечном счете, выведение Турции из войны. 20 января Черчилль уведомил Николая Николаевича через британское посольство в Петрограде, что ориентировочно в середине февраля британский флот начнет проведение крупной операции по захвату Черноморских проливов. В ней предполагалось задействовать 12 линейных кораблей, из них 2 дредноута, 3 легких крейсера, 6 эсминцев, 4 подводных лодки и 1 гидроавиатранспорт. Морской министр также обещал, что в операции примут участие французские корабли. В заключение Черчилль выражал надежду, что «российское правительство окажет мощное содействие в предполагаемой атаке, предприняв в подходящий момент морскую операцию у устья Босфора и имея наготове войска, чтобы использовать всякий достигнутый успех» 36.

Французские военные моряки действительно проявили живейший интерес к возможному удару по Дарданеллам. Когда после предварительного совещания 13 января Черчилль поставил союзников в известность о планируемой атаке, французский морской министр Огаиьер прибыл в Лондон для ее обсуждения. Всецело одобряя проект, он высказал мнение о желательности участия в операции и французского флота 37.

Однако в Петрограде сообщение Черчилля вызвало совсем иную реакцию. Ко времени получения указанной депеши необходимость в отвлекающей операции отпала благодаря блестящим победам русской армии под Сарыкамышем и Караурганом. Что касается захвата Константинополя и проливов, то на этот счет в Петрограде имели свои взгляды. Перспектива утверждения западных союзников на берегах Дарданелл и Босфора стала предметом горячего обсуждения в кулуарах политической власти Северной Пальмиры и при штабе верховного главнокомандующего.

На наш взгляд, в наиболее концентрированном виде позицию русской стороны отразила точка зрения генерала Данилова. На предмет атаки проливов англичанами с ним беседовал директор дипломатической канцелярии при штабе главнокомандующего князь Н. А. Кудашев, подробно передавший содержание разговора министру иностранных дел С. Д. Сазонову. Это послание заслуживает пространной цитаты, ибо его можно рассматривать, как руководство к действию.

«Он (Данилов — Д. Л.) подтвердил мне невозможность, даже при условиях успеха английского предприятия, в каковой он, лично, безусловно, не верит, посылки нами каких-либо войск для десантной операции на Босфоре. Он усмехнулся, когда я сказал, что в ответе великого князя упоминается минимум для десанта в два корпуса: меньше как о четырех корпусах даже и говорить не стоит. Тем не менее, он считает, что одна попытка англичан овладеть Дарданеллами уже принесет свою пользу. «А потом, — прибавил он, — скажите Сергею Дмитриевичу (Сазонову. — Д. Л.), чтобы он, отнюдь, не расхолаживал англичан. Пользу их предприятие принесет несомненно, удастся оно или нет» 38. Резюме русского генерала было однозначным: «…никакой десант, который они могли бы выслать, не в состоянии был бы одолеть турецкую армию, которая не отдаст же без боя столицу. Если принять во внимание это обстоятельство, то, по мнению генерала Данилова, мы ничем не рискуем, поощряя англичан к осуществлению их мероприятия».

Ответ русского главнокомандующего Китченеру начинался с категоричного утверждения, что «десантная операция русских войск … не может иметь места, так как она могла бы осуществиться только за счет сил, находящихся на главном театре войны, ослабляя их, по крайней мере, на два корпуса»40. Тем не менее, подготовка к операции Черноморских проливов шла в Англии полным ходом.

Заметим, сразу, что из представителей высшего руководства флота далеко не все испытывали оптимизм по поводу предстоящего форсирования Дарданелл. Когда у Артура Уилсона спросили его мнения относительно предстоящей операции, он ответил: «Если бы я был первым морским лордом, этот план не прошел бы» 41. На Военном Совете по вопросу использования морской артиллерии докладывал Оливер. На него, впрочем так же как и на всех остальных, произвела большое впечатление степень воздействия, морских снарядов главного калибра на береговые укрепления. Но в своих показаниях перед Дарданелльекой комиссией Оливер не упомянул, что был склонен поддержать план операции, поскольку она потребовала бы переброски линейных кораблей додредноутного типа в Средиземное море и тем самым исключила бы возможность претворения в жизнь рискованного плана Черчилля использовать их против германского побережья. Определенно не верили в успех операции флота против дарда-нелльских укреплений Перси Скотт, Стэрди и Генри Джексон, сменивший позднее Фишера на посту первого морского лорда 42. Что касается Фишера, то он был поражен той легкостью и поспешностью, с которой план атаки Дарданелл силами флота был утвержден на заседании Военного Совета 13 января. Первый морской лорд испытывал большие сомнения в ее целесообразности. Еще в начале января он писал Черчиллю по поводу бомбардировки турецких укреплений: «Что хорошего дала последняя бомбардировка (3 ноября)? Отвлекла ли она с Кавказа хоть одного турка?» 43.

В середине января Фишер был глубоко убежден, что речь идет только об отвлекающей операции, заключавшейся в обстреле турецких укреплений. Он даже предложил направить к проливам новейший линкор «Куин Элизабет», только что вошедший в состав флота, и опробовать его гигантские 381 мм орудия в стрельбе по вражеским фортам, чтобы не тратить крупные снаряды впустую. Черчилль сразу ухватился за эту мысль. 800-кг снаряды дредноута новейшей конструкции могли легко смести с лица земли турецкие укрепления по обоим берегам пролива. Теоретически, дальнобойные морские орудия, с низкой траекторией стрельбы и, высокой начальной скоростью полета снаряда представляли грозную опасность для высоких насыпей береговых батарей с расположенными на них крепостными орудиями. Казалось, новейшие достижения военной техники перечеркнули печальные уроки прошлой борьбы «корабль против крепости» 44.

Причиной завышенной оценки эффективности корабельной, артиллерии послужили также успешные действия германских крупнокалиберных гаубиц против бельгийских крепостей Льежа и Намюра в самом начале войны. На эти укрепленные районы в Бельгии и Франции возлагали большие надежды, очевидно, памятуя о Порт-Артуре, который продержался 329 дней. Каково же было удивление военных экспертов Европы, когда немецкие тяжелые орудия разрушили их за несколько суток.

Исходя из указанных посылок, Черчилль и другие сторонники использования флота против турецких укреплений забывали, что даже самый большой дредноут представляет собой сравнительно неустойчивую артиллерийскую платформу, и потому его стрельба никогда не будет такой точной, как огонь противостоящих ему береговых батарей. Как показал в дальнейшем опыт борьбы за Черноморские проливы, главную опасность для кораблей союзников представляли не долговременные фортификации, а подвижные полевые батареи тяжелых гаубиц. Они все время меняли место расположения и могли вести навесной огонь по кораблям из-за укрытий. Бороться с этими германскими и австрийскими гаубицами было чрезвычайно трудно, особенно если учесть, что угол возвышения орудий главного калибра на броненосцах не превышал 27°, а навесная стрельба с кораблей вообще неэффективна 45.

Не следовало забывать, что оборона проливов облегчалась и географическими условиями. Западный берег Дарданелл, во многих местах возвышенный, представлял отличные командные высоты для размещения артиллерии. Сам проход был узкий и извилистый: ширина пролива в среднем около 6 км, но у Чанака он всего лишь 1 км с четвертью. В узких местах нетрудно было поражать корабли торпедами с береговых аппаратов. С началом войны турки перегородили проливы мощными минными заграждениями, состоящими из 10 линий и находящимися под защитой береговых батарей. Сильное течение в проливе позволяло обороняющимся пускать навстречу английским и французским кораблям плавающие мины 46. Обороной проливов руководили опытные немецкие морские и армейские офицеры, которые использовали каждый промах союзников.

Примерно между 13 и 28 января Фишер окончательно определил свое отношение к плану захвата Дарданелл и стал принципиальным противником проведения этой операции силами одного флота. Первого морского лорда одолевали мрачные мысли. Весь огромный жизненный опыт старого моряка подсказывал, что гнать корабли на минные поля к береговым батареям чревато страшной катастрофой для флота. Ведь еще старинная нельсоновская аксиома гласила: «Моряк, который атакует форт — дурак!» Кроме того, всякий корабль, посланный к Дарданеллам, ослаблял военно-морские силы на решающем театре.

19 января он жаловался в письме к Джеллико: «А теперь кабинет принял решение взять Дарданеллы одним только флотом, используя 15 линейных кораблей и 32 других судна, и изъять 3 линейных крейсера и флотилию эсминцев — все неотложно требующееся на решающем театре дома! Есть только один выход — подать в отставку! Но Вы говорите «нет», а это будет попросту означать мою принадлежность к сторонникам того, что я полностью не одобряю. Я не согласен давать ни единого корабля, и то, что я, в соответствии с Вашим желанием остаюсь, здорово играет против меня» 47.

В очередном письме Фишер вновь настаивает, что «Дарданеллы окажут существенное влияние на наши нужды в водах метрополии». И далее он добавляет: «К Дарданелльской операции я питаю отвращение только до тех пор, пока не будут произведены кардинальные изменения, и она не превратится в военную операцию с участием 200 тыс. человек при содействии флота. Мне кажется, что Китченер теперь уже склоняется к такой же точке зрения на это дело» 48.

С помощью Хэнки Фишер излагает свои взгляды в «Меморандуме первого морского лорда о положении британского флота и его роли как «неослабного давления» от 25 января 1915 т. Текст меморандума почти полностью воспроизведен в «Мировом кризисе» Черчилля 49. Впоследствии Черчилль утверждал, что этот документ представлял собой совершенно неожиданное для всех изменение взглядов первого морского лорда 50. В меморандуме говорилось, что бомбардировка военными кораблями укрепленных побережий без взаимодействия с армейскими соединениями будет играть только на руку Германии. Перед лицом огромной мощи и отличной артиллерийской подготовки германского флота от британских военно-морских соединений требуется терпеливое сосредоточение и накопление сил. В то же время блокада Северного моря должна становиться все более непроницаемой. Повсюду в меморандуме Фишер указывает, что любая крупная операция против укрепленных побережий противника, будь то Зеербрюгге или Дарданеллы, должна проводиться в тесном взаимодействии с армейскими подразделениями.

Подготовив такой продуманный документ, столь тщательно и всесторонне обосновывающий его позиции, Фишер почему-то не обратился к нему на роковом заседании Военного Совета, когда было принято окончательное решение об атаке Дарданелл. За три дня до заседания Совета он направил копию меморандума Черчиллю, передав при этом, что больше не желает «продолжать бессмысленное сопротивление планам Военного Совета, с которыми он не может согласиться»51. Он так же просил, чтобы меморандум был отпечатан и его копии вручены всем членам Совета. В своем ответе от 26 января Черчилль подчеркивал подавляющее превосходство британского флота и обосновывал необходимость атаки Дарданелл. Ответ Черчилля был размножен и его экземпляры вручены всем членам Военного Совета. По необъяснимым причинам меморандум Фишера не был отпечатан и руководители страны не были с ним ознакомлены 52.

Асквит, например, выступал за проведение Дарданелльской операции. Однако когда Черчилль ознакомил его с меморандумом Фишера и своим ответом на него, премьер-министр к досаде и разочарованию Черчилля согласился с доводами первого морского лорда. Утром 28 января Фишер написал Асквиту записку, в которой признался, что он решил не идти на заседание Военного Совета в тот день: «Я не согласен с морским министром и не думаю, что было бы так просто заявить об этом на Совете. Его ответ на мой меморандум не снимает моих доводов. Я. повторяю, что бомбардировка Зеербрюгге и Дарданелл может быть оправдана с военно-морской точки зрения только участием армейских соединений, что компенсирует потери кораблей и незаменимых матросов и офицеров. Как чисто морские операции они не могут быть оправданы, поскольку уменьшают наше численное превосходство — кстати, не такое уж значительное, — в связи с авариями на «Конкероре» и «Монарке», в условиях использования мин и подводных лодок, гибели «Одешеса» и «Формидебла» и других предшествующих больших потерь, с дураками-адмиралами вроде Бэйли! …Мне очень не хочется расставаться с морским министром. К нему лично я чувствую большое расположение и восхищаюсь им, но не вижу никакой возможности согласовать наши идеи» 53.

Асквита уже давно беспокоил назревающий разрыв между морским министром и первым морским лордом. 20 января премьера посетил Морис Хэнки, рассказавший о своем разговоре с Фишером. По словам Хэнки, старик выглядел очень подавленным и все время жаловался, что Черчилль «забивает его арументами» 54. Фишер действительно был гениальным военным руководителем. Как многие харизматические натуры, он зачастую руководствовался предчувствиями и инстинктами, неким шестым чувством, если угодно. Это чувство подсказало старику, что он прав, но ему не хватало логики и аргументов, не хватало слов, чтобы убедительно выразить свои мысли. И здесь он, конечно, не мог тягаться с таким непобедимым парламентским оратором, как Уинстон Черчилль. Старик был беспомощен перед напористостью своего молодого и энергичного оппонента.

28 января премьер-министр вызвал Черчилля и Фишера в свой кабинет на Даунинг-стрит, 10. Встреча была назначена на 11.10 утра — ровно за двадцать минут до начала заседания Военного Сонета. Фишер кратко повторил свою точку зрения, что бомбардировка Дарданелл без взаимодействия с армией ничем не оправдана. Впоследствии Асквит так рассказал об этой встрече: «Неурядицей личного плана, которая очень беспокоила меня, была растущая отчужденность между Уинстоном и Фишером. Они оба зашли ко мне утром перед Военным Советом и принялись жаловаться друг на друга. Я постарался уладить противоречия, предложив компромисс, по которому Уинстон должен был отказаться от планов бомбардировки Зеербрюгге, а Фишеру следовало, отказаться от противодействия Дарданелльской операции. Когда на Военном Совете мы начали обсуждать последнюю, получившую горячую поддержку Китченера, Грея и А. Дж. Б. (Бальфура — Д. Л.), старый Джеки хранил упрямое и мрачное молчание. Он все время угрожал отставкой и почти ежедневно писал послания Уинстону, в которых выражал желание вернуться в Ричмонд выращивать розы» 55.

На утреннее заседание Военного Совета было вынесено несколько вопросов. Один из них был посвящен германскому крейсеру «Кенигсберг», загнанному в устье реки на африканском побережье, где английские крейсеры никак не могли до него добраться. Фишер предложил решить проблему путем буксировки к месту действий двух мониторов с малой осадкой, которые могли бы, поднявшись вверх по реке, обстрелять немецкий корабль.

Только к концу заседания был поднят вопрос о Дарданелльской операции. Выступил Черчилль. Он указал, что во Франции и в России считают целесообразным проведение такой операции, причем французы обещают оказать непосредственную поддержку, выделив в помощь соединение своих кораблей. Подготовка операции будет завершена к середине февраля. В это время Фишер поднялся со своего места и направился к личному секретарю премьер-министра, чтобы подать ему прошение об отставке. Однако его остановил фельдмаршал Китченер. Между ними состоялся короткий диалог вполголоса, во время которого Китченер неоднократно указал Фишеру, что он является «единственным противником операции» 56.

Адмирал вернулся на свое место. Ни Асквит, ни Черчилль не предложили ему высказать свое мнение. Первый морской лорд также не стал просить слова. Он хранил молчание, пока остальные члены Совета обсуждали преимущества от будущего успеха операции, не предупредив их о ее рискованности и о тяжелых последствиях в случае ее провала 57.

25 января Фишеру исполнилось 74. Со времени возвращения в Адмиралтейство в октябре 1914 г. старый моряк все время находился в состоянии непрекращающегося и все увеличивающегося напряжения, которое могло бы оказаться не по силам многим молодым мужчинам. Его рабочий день начинался в 4–5 утра и завершался лишь к 8 вечера. Черчилль, напротив, приходил в Адмиралтейство позже, но зато продолжал работу до 2 часов ночи 58. Таким образом, в «боевой рубке Империи» два главных руководителя флота несли почти круглосуточную вахту.

Усталость первого морского лорда не осталась незамеченной его подчиненными. Герберт Ричмонд записал в своем дневнике: «Фактически он ничего не делает. Днем он идет домой и спит. Он стар, измучен и раздражителен. По-прежнему судьбы Империи находятся в руках угасающего старика, жаждущего славы и боящегося тактических неудач, которые могли бы перепутать его планы» 59. Именно перенапряжение последних месяцев, непомерная усталость, временная утрата уверенности в себе привели к тому, что Фишер уступил Асквиту и Черчиллю 28 января.

В последние месяцы своего пребывания на посту первого морского лорда Фишер по-прежнему продолжал, очень много, и продуктивно работать, особенно если судить по результатам подготовки к Дарданелльской операции. В феврале на Совете Адмиралтейства было принято решение разместить у 26 фирм заказ на строительство 152 больших десантных судов, каждое из которых могло бы перевозить до 500 солдат с боеприпасами и снаряжением. На каждом из них планировалось установить дизельную силовую установку и высокий стальной фальшборт для защиты десантников от винтовочного и пулеметного огня противника 60.

Надежды Фишера на успех Дарданелльской операции увеличивались или уменьшались в зависимости от колебаний Китченера посылать или не посылать войска в Галлиполи.

Тем временем, 18 марта, была предпринята решающая попытка союзного флота форсировать проливы. В то мартовское утро казалось, что все военные корабли мира, от величественной «Куин Элизабет» до маленького тральщика, собрались у входа в Дарданеллы. В 10.45 6 британских и 4 французских линейных корабля двинулись к проливу, выходя на дистанцию артиллерийского огня. Первым утреннюю тишину разорвал гром 15-дюймовок «Куин Элизабет». Один за другим к ней присоединились другие броненосцы и вскоре залпы их орудий слились в чудовищную какофонию. Стрельба велась неторопливо и методично с дистанции от 7,5 до 11 км. Внешние форты по обоим берегам пролива окутались клубами пыли и дыма; с кораблей казалось, что они превратились в развалины 61.

Как только огонь турецких укреплений ослабел, старые эскадренные броненосцы начали втягиваться в пролив. Им все время следовало находиться в движении, так как становиться на якорь под огнем турецких пушек и гаубиц было слишком опасно. Подвижные полевые батареи турок еще раз доказали, сколько беспокойства может причинить их огонь. «Агамемнон» попал под обстрел 152 мм гаубиц, которые в течение какого-нибудь получаса добились 12 попаданий. Положение «Инфлексибла» оказалось еще хуже: одна из опор его треногой мачты была перебита, на мостике вспыхнул пожар. В довершении ко всему он нарвался на мину, которая взорвалась у борта на уровне носового отделения торпедных аппаратов. Взрывом было убито и утоплено 20 человек. Это повреждение едва не стало для «Инфлексибла» роковым. Линейный крейсер получил огромную пробоину и принял около 2000 т воды. Лишь с большим трудом его удалось отбуксировать на Мальту 62.

К середине дня кораблям союзников удалось достичь Кефеца, то есть преодолеть около 1/3 протяженности пролива. Неожиданно огонь турецких батарей вспыхнул с новой силой. Французский эскадренный броненосец «Голуа» получил ряд попаданий, и хотя потери в людях на нем были невелики, он был сильно поврежден и отошел в сопровождении эсминцев, имея большой крен. Другой французский броненосец, «Буве», также был неоднократно поражен, в том числе дважды 600 кг снарядами калибром 356 мм. Очевидно, один из этих снарядов проник в его бомбовый погреб и вызвал колоссальный взрыв. «Буве» мгновенно пошел ко дну, унося с собой 700 человек экипажа 63.

В тот момент никто не подозревал, что союзные корабли попали на новое минное заграждение, которое турки скрытно поставили в месте, недавно протраленном английскими тральщиками и потому считавшимся безопасным. Ближе к вечеру на эти Турецкие мины нарвались английские броненосцы «Иррезистебл» и «Оушен». Когда выяснилось, что спасти их невозможно, команды пришлось снять, а броненосцы бросить в проливе. К утру их потопила береговая артиллерия противника 64.

Таким образом, сражение 18 марта окончилось для союзников полным крахом. Из 16 линейных кораблей, участвовавших в операции, 3 были потоплены («Буве», «Иррезитебл» и «Oу-шен») и 3 получили такие сильные повреждения («Инфлексибл», «Голуа» и «Сюффрен»), что нуждались в длительном капитальном ремонте и в дальнейших сражениях уже не участвовали. Были даже большие сомнения, смогут ли они добраться до ближайших верфей союзников. «Голуа», например, пришлось посадить на мель и наскоро заделать его пробоины, прежде чем буксировать на Мальту. Кроме того, «Агамемнон» и «Альбион» имели серьезные повреждения надстроек и артиллерии. Французский броненосец «Шарлемань» получил довольно неприятную пробоину, и одна нз его кочегарок была залита водой.

Попытка форсирования Дарданелл силами флота, предпринятая 18 марта, ясно показала, что решить задачу без крупного десанта не удастся. Теоретически шансы на успех у союзников были, но их свели на нет предшествующие ошибки командования. Черчилль продолжал настаивать на расширении военных усилий против Турции в районе проливов. Ему удалось добиться посылки туда значительных воинских контингентов. Командующим экспедиционной армией был назначен генерал Ян Гамильтон, Но высадка десанта 25 апреля не принесла решающего успеха. Продвижение экспедиционного корпуса вскоре было остановлено, и все усилия союзников расширить захваченный ими небольшой плацдарм не принесли результатов. Англичане дали втянуть себя в позиционную войну и на этом фронте.

Что касается Фишера, то по его глубокому убеждению, Дарданеллы уже давно превратились в бездонную яму, в которой исчезали люди и корабли без всякой пользы для дела. 27 марта Фишер представил Черчиллю пространную докладную записку, в которой настаивал на первоочередной важности удовлетворения нужд флота в водах метрополии. Первый морской лорд утверждал, что дальнейшая трата сил в боях за Дарданеллы ничем не оправдана. Он был очень обеспокоен слухами о возможной оккупации Голландии немцами. Это дало бы им возможность осуществить крупную операцию против английского побережья силами флота 65.

Между первым морским лордом и Черчиллем стали частыми резкие и неприятные стычки 66. Фишер ругался из-за каждого корабля, из-за каждого солдата. Командующий союзной экспедиционной армией в Галлиполи Ян Гамильтон писал, что телеграмма с просьбой о присылке подкреплений «…обязательно должна попадать к Уинстону; если она попадет в руки Фишера — все пропало… Моряки хотели, чтобы я доставал каштан из огня, но я не собирался иметь разговор с их боссом даже на самых соблазнительных условиях, а сами они телеграмму не посылали, боясь Фишера» 67.

В течение короткого периода пребывания на посту первого морского лорда во время войны Фишер показал как первоклассный стратег, причем в гораздо большей степени, чём это можно было ожидать, судя по его деятельности в предвоенные годы.

Единственной и самой крупной его ошибкой во время войны было нежелание реорганизовать штаб военно-морского флота таким образом, чтобы с его помощью контролировать прожекты Черчилля — профана в области военно-морской тактики и стратегии несмотря на всю его одаренность и готовность принимать ответственные решения. Первый морской лорд рассматривал офицеров генерального штаба флота, как «мелких людишек». Давая показания перед Дарданелльской комиссией, Фишер заявил: «Я не собирался валять дурака с этими парнями, бывшими у меня в подчинении». Артур Уилсон придерживался такой же точки зрения. Той же комиссии он без ложной скромности сообщил: «На всем флоте нет людей, обладающих большим опытом, чем лорд Фишер и я» 68.

Фишеру не потребовалось много времени, чтобы понять, что сосредоточение в руках Черчилля слишком большой власти представляет собой серьезную опасность. Это положение не устраивало и остальных профессиональных военных в Адмиралтействе. По данному вопросу они подготовили меморандум. Таким образом, младшие морские лорды предложили Фишеру шанс изменить баланс сил в свою пользу, но он им не воспользовался. Вместо того, чтобы искать конструктивное решение проблемы, первый морской: лорд продолжал полагаться на грубые средства давления, в который раз извещая Джеллико, что «в любой момент готов подать в отставку» 69.

Вопреки измышлениям Ричмонда, Фишер продолжал сохранять доверие Джеллико и Битти вплоть до самой своей отставки. Нет сомнения в искренности письма Битти, написанного им несколько дней спустя после отставки старого адмирала: «Сегодня утром командующий сказал мне, что Вы ушли в отставку. Я не могу этому поверить — не может быть, чтобы правительство приняло ее. Это было бы большей катастрофой, чем поражение на море. Если для Вас это хоть что-нибудь да значит, то знайте, что флот потрясен от одной мысли, о ее возможности. Бога ради, это невозможно…» 70.

Действительно, в тот момент трудно было найти кого-либо на флоте или в правительстве, кто желал бы ухода Фишера. Несмотря на столкновения из-за Дарданелльской операции, Черчилль по-прежнему хотел, чтобы Фишер оставался. Того же хотел и Асквит. Однако, к середине мая терпению Фишера пришел конец. Обстоятельством, ускорившим конфликт, послужила очередная, крупная неудача, постигшая британскую эскадру, задействованную в Дарданелльской операции. 12 мая турецкий миноносец «Муавенет-и-Милет» под командованием германского морского офицера Рудольфа Фирле (весьма способный офицер, впоследствии довольно известный военно-морской теоретик и историк, автор книги «Война на Балтийском море», переведенной в 1937 г. на русский язык, выйдя под прикрытием темноты из Дарданелл, проник незамеченным на якорную стоянку британской эскадры в бухте Морто. Подойдя к эскадренному броненосцу «Голиаф» на расстояние около 100 м, «Mуавенет» выпустил в него, три торпеды и попал всеми тремя. На «Голиафе» сдетонировали бомбовые погребы, и он буквально взлетел на воздух. Погибли командир и 570 матросов. Турецкий миноносец ушел безнаказанным71.

На следующий день Фишер написал Асквиту: «Я желаю честно заявить Вам, что не могу более оставаться на занимаемой мною должности из-за непрекращающегося ежедневного (практически ежечасного) разбазаривания наших резервов с решающего театра войны. Самое худшее состоит в том, что вместо сосредоточения усилий Адмиралтейства, на борьбе с растущей опасностью от подводных лодок в водах метрополии, мы все прикованы к Дарданеллам, а морской министр своей ни днем, ни ночью, не прекращающейся деятельностью обчищает всех и вся на флоте и на берегу в интересах Дарданелльской эскадры» 72.

В пятницу 14 мая состоялось заседание Военного Совета. Оно началось с крупной межведомственной ссоры из-за намерения Фишера отстранить от участия в Дарданелльской операции новейший дредноут «Куин Элизабет» и отозвать его из Средиземного моря по причине возросшей угрозы со стороны вражеских подводных лодок в этом регионе. Фишер был очень возбужден. В еще большее раздражение его привели попытки Черчилля уверить Китченера, что морские силы, занятые в Дарданелльской операции, будут еще увеличены. Правда, к концу заседания Черчилль и Фишер нашли все же компромиссное решение и распрощались вполне дружески. В тот день первый морской лорд лег спать как обычно рано. Когда на следующее утро он вновь приступил к работе, ему доложили, что за это время Черчилль единолично принял решение об отправке к Дарданеллам еще двух подводных лодок типа «Е». Терпение старика лопнуло. Он немедленно направляет письмо Черчиллю с извещением об уходе в отставку. Копия письма одновременно была послана премьер-министру. В тот момент он явно не отдавал себе отчета о всех последствиях своего поступка. Фишер даже элементарно не подумал, кто может занять пост первого морского лорда после него. Он просто написал в конце своего послания: «Я уезжаю в Шотландию немедленно, и не отвечаю ни на какие вопросы» 73.

Тем не менее, до середины дня он продолжал оставаться в Адмиралтействе. Затем Фишер отправился к министру финансов. Ллойд Джордж так описал эту встречу: «Утром в субботу 15 мая, проходя через парадный подъезд дома премьер-министра, я встретил лорда Фишера и был поражен происшедшей с ним резкой переменой. Вместо обычной любезной приветливости, я натолкнулся на вызывающую суровость; нижняя губа его выдавалась вперед, а углы рта были более обозначены, чем обычно. Восточные черты его лица более чем когда-либо напоминали деревянного идола восточного храма. «Я подал в отставку!», — сказал он мне вместо приветствия, и когда я поспешил спросить о причинах, он ответил: «Я больше не мог этого выдержать». Он затем сообщил мне, что намеревается повидать премьер-министра, не желая больше принимать участие в дарданелльской «глупости» и в тот же день отправляется в Шотландию. Я попытался убедить его подождать до понедельника, что дало бы ему возможность изложить свою точку зрения в Военном Совете, но он отказался ждать хотя бы лишний час» 74.

Ллойд Джордж, в свою очередь, кинулся к Асквиту: «Поскольку мне не удалось убедить лорда Фишера, я отправил письмо Асквиту. Он был на свадьбе Джеффри Хауарда (Асквит проявлял странную любовь к свадьбам и похоронам и редко пропускал их). Я сообщил ему, что считал бы крайне важным, если бы он в тот же час принял лорда Фишера» 75.

С некоторым опозданием премьер осознал всю серьезность момента. Он написал Фишеру: «Именем короля я приказываю Вам сейчас же вернуться на Ваш пост!». Однако записка не нашла адресата. Фишера в Адмиралтействе уже не было. Пробыв некоторое время на Чаринг-Кросе, адмирал во второй половине дня отправился на Даунинг-стрит,10, где встретился с Асквитом. Фишер казался окончательно успокоившимся, но на все увещевания премьера приступить к своим обязанностям ответил отказом. Остаток дня старик провел в Атенаеум-клубе, чтобы «избежать встречи с Уинстоном» 76.

ЭПИЛОГ ВЕЛИКОЙ КАРЬЕРЫ

Поддавшись первому порыву возмущения совершив такой, на первый взгляд, необдуманный поступок, Фишер стал к концу дня потихоньку приходить в себя и осмысливать сложившуюся ситуацию. А что если правительство Асквнта падет в результате его отставки? Если к власти придут консерваторы, они вновь вернут его в Адмиралтейство. Более того, они могут сделать Фишера не только первым морским лордом, но и морским министром. Ведь руководит же военным ведомством профессиональный военный — фельдмаршал Китченер, совмещая одновременно два поста, в том числе и министерский. Морская политика Империи должна, наконец, целиком перейти в руки профессионала. Либеральный кабинет, опасаясь общенационального скандала, еще не объявил официально об отставке первого морского лорда, и Фишер решил действовать незамедлительно.

В последнее время старый адмирал поддерживал весьма тесные отношения с лидером консервативной оппозиции Эндрю Бонар Лоу. Они регулярно переписывались, иногда Бонар Лоу получал приглашения отобедать с первым морским лордом. Архив Бонар Лоу не дает представления, насколько адмирал был откровенен с вождем юнионистов, но, вне всякого сомнения, лидер консерваторов был осведомлен о противоречиях между первым морским лордом и морским министром и растущем отчуждении между ними 1.

Первый намек об отставке Фишера Бонар Лоу получил довольно оригинальным образом. Ему пришло анонимное послание, адрес на котором без сомнения был написан характерным почерком Фишера. В конверте была вырезка из старой газеты с подчеркнутым в ней одним предложением: «Лорд Фишер был принят королем и имел аудиенцию в течение получаса» 2. После некоторого времени размышления над этим посланием Лоу решил, что Фишер таким образом сообщил ему о своем уходе из Адмиралтейства.

В понедельник утром Бонар Лоу отправился к Ллойд Джорджу за разъяснениями. Из всех членов либерального кабинета именно с ним лидер оппозиции был в наилучших отношениях. Бонар Лоу показал министру финансов полученное им письмо и без обиняков спросил, действительно ли Фишер подал в отставку. Ллойд Джордж подтвердил его предположения. Собеседники быстро сошлись во мнении, что если к общенациональному скандалу по поводу нехватки амуниции и боеприпасов для армии добавится уход Фишера из Адмиралтейства, либеральное правительство не сможет удержаться в прежнем составе. Ллойд Джордж никогда не был противником коалиции и ни в коем случае не хотел рвать отношений с консервативной оппозицией. Попросив Бонар Лоу подождать у него в кабинете, Ллойд Джордж немедленно отправился к Асквиту.

«Я пошел один к Асквиту и совершенно откровенно изложил ему обстоятельства дела. Премьер тот же час признал, что во избежание серьезного парламентского конфликта, который, безусловно, нанесет ущерб престижу правительства, если и не приведет к его поражению, необходимо реконструировать кабинет и ввести в состав правительства некоторых вождей консервативной партии. Это решение было принято с почти невероятной быстротой. Я вернулся к Бонар Лоу и пригласил его сопровождать меня в зал заседаний правительства, чтобы переговорить об этом с премьером. В течение какой-нибудь четверти часа мы пришли к убеждению, что либеральное правительство должно уйти в отставку и быть заменено коалиционным правительством» 3.

Одним из условий Бонар Лоу было требование, что в случае ухода Фишера Черчилль также должен будет уйти, и в состав нового правительства не войдет ни под каким видом. Кстати сказать, в тот же день, только позднее, Бонар Лоу получил письмо от Фишера, в котором последний уже подробно сообщал о причинах своей отставки. Послание содержало резкую критику морского министра: «…У. Ч. представлят собой большую опасность, чем немцы…». В том же письме Фишер подчеркнул, что он очень недоволен «вашим» Артуром Бальфуром, который повсюду поддерживал Черчилля и Дарданелльскую операцию, и именно по этой причине автор письма не собирается иметь с ним никаких дел 4. По-видимому, старик был убежден, что новое правительство вернет его в Адмиралтейство и намекал, что будет против выдвижения консерваторами Бальфура на пост морского министра.

Судьба Черчилля была решена. Асквит прекрасно понимал, что с уходом Фишера в Адмиралтействе вновь возобладает единоначалие. Он также знал, что Черчилль имеет мощную поддержку в палате общин, опираясь на которую он мог бы отбить практически любую атаку на правительство. Но дух борьбы покинул 63-летнего премьера. Асквит находился в состоянии тяжелейшей депрессии из-за пережитой им драмы личного характера. За пять дней до описанного разговора он узнал страшную новость о Веннцни Стэнли, молодой женщине, которую он любил страстно, безоглядно, любил, невзирая на всю нелепость ситуации. Эта любовь была для него источником силы, поддерживала его в самые трудные минуты. Но судьба сыграла с британским премьером жестокую шутку, какая только могла быть в таком случае: его пассия выходила замуж за его же ближайшего друга, единственного наперстника его сердечных дел — Эдвина Монтагю.

Веинция Стэнли, дочь лорда Щеффилда, принадлежала к числу тех молодых женщин пост-внкторианской эпохи, которые стремились не обременять себя какими-либо моральными заповедями. Своей главной целью она провозгласила стремление получить как можно больше удовольствий от жизни. Стэнли не уставала повторять, что она — «язычница», и что ей неведомы ощущения греховности, вины или угрызения совести. Асквит, который был в три раза старше Вениции, начал переписываться с ней примерно за год до начала войны. В 1913 г. премьер написал «предмету своих воздыханий» 50 писем. Начиная с июля 1914 г. он уже писал ей каждый день, несмотря на огромную загруженность работой и перенапряжение, связанное с политическим кризисом и начавшейся затем войной. В первые три месяца 1915 г. он отправил ей 141 письмо. В один только день 30 марта британский премьер сочинил своей возлюбленной четыре послания!

Осенью 1914 г. Стэнли перебралась в столицу, намереваясь служить добровольной сестрой милосердия в одном из военных госпиталей Лондона. Теперь Асквит мог видеться с ней гораздо чаще. Несмотря на экстренные заседания Военного Совета и парламента, посвященные важнейшим вопросам ведения войны, лидер правящей партии всякую свободную минуту мчался к ней. В стремлении поддержать у молодой женщины интерес к собственной персоне, Асквит напоминал человека, показывающего ребенку карточные фокусы. В своих письмах он описывал ей внутриправительственные и парламентские интриги, рассказывал о многих вещах, являвшихся государственной и военной тайной, придумывал обидные клички и смешные прозвища многим членам правительства и военным руководителям 5.

Всякий раз, получив письмо от Стэнли, Асквит тут же очень сосредоточенно прочитывал его и немедленно садился писать пространнейший ответ. Покончив с этим делом, премьер нетерпели

во звонил в звонок, вызывая рассыльного, и вручал ему очередное послание. Другие члены правительства и, в частности, Ллойд Джордж, были просто шокированы, видя, как глава кабинета, во время ответственнейших заседаний строчит любовные письма.

И вот теперь его Веницня выходит замуж. И за кого! За Эдвина Монтагю, фактически аутсайдера, восьмого ребенка из еврейской семьи, того самого Монтагю, которого они больше всех высмеивали в своих письмах! Страшная новость настигла премьера, как раз в тот момент, когда он больше всего нуждался в Стэнли. Должно же было так случиться, что самая ужасная вещь произошла именно в то время, когда сложнейшие проблемы громоздились одна на другую. Этот день навсегда остался самым черным в жизни Асквита. Он без разговоров согласился на коалицию. Больше премьера в этой жизни ничто не интересовало.

Тем временем, Черчилль продолжал пребывать во власти иллюзий, что за выходные дни, если в этом будет необходимость, он сможет легко подыскать замену Фишеру и в понедельник представить на утверждение палаты общин новый состав Адмиралтейства. 15 мая он послал письмо первому морскому лорду, уговаривая его вернуться. Но ответ Фишера был однозначным: «Вы намерены штурмовать Дарданеллы и ничто не заставит Вас отступиться — ничто. Уж, я то Вас знаю! Вы оставайтесь. Я уйду…» 6. Поступая таким образом, Фишер был глубоко убежден, что чем меньше Черчилль задержится на посту морского министра, тем лучше.

Ничего не подозревая о любовной трагедии Асквита и о том, что вопрос о коалиции уже фактически решен, Черчилль предложил Артуру Уилсону пост первого морского лорда и Уилсон принял это безнадежное предложение. Днем 17 мая Черчилль направился в палату общин, намереваясь произнести речь, призванную спасти либеральное правительство. Там он встретил Ллойд Джорджа, сообщившего ему, что формирование коалиционного кабинета уже не может быть отложено 7. Черчилль немедленно помчался к Асквиту, но премьер был неумолим: вопрос обсуждению не подлежит. Когда морской министр назвал Асквиту новый состав Адмиралтейства, последний отклонил список: «Так не пойдет. Я решил сформировать общенациональное правительство путем коалиции с юнионистами и потребуются гораздо более глубокие перемены…» 8.

Надолго остался у Черчилля горький осадок от этого разговора. Даже 20 лет спустя он не мог спокойно вспоминать об этом эпизоде: «Он просто отмахнулся от опасений лорда Фишера относительно Дарданелл. Почти месяц накануне решающей попытки форсировать проливы 18 марта 1915 г. он не созывал заседаний кабинета. Естественно это было не по забывчивости. Он хотел, чтобы дело окончательно прояснилось. После первого поражения он был полон решимости продолжать. К несчастью для себя самого и для всех остальных он не собирался стоять до конца. Когда лорд Фишер подал в отставку в мае, а оппозиция угрожала нежелательными дебатами, Асквит, не останавливаясь ни перед чем, разрушил свой кабинет, потребовал отставки всех министров, поломал политические карьеры половине своих коллег, бросил на растерзание Холдена, свалил на меня всю ответственность за Дарданеллы и победоносно выплыл во главе коалиционного правительства. Нет, не «все создано добротой»! Не везде розовая водичка! Таковы были конвульсии амбициозного «человека действий» в тисках неумолимых обстоятельств» 9.

17 мая для Черчилля забрезжила призрачная надежда удержаться в Адмиралтействе, за которую он ухватился как утопающий за соломинку. Поступило известие о, якобы, готовящемся выходе в море германского флота. Все были крайне встревожены. Черчилль срочно вернулся в Адмиралтейство. Гранд Флит почти в полном составе был выведен на оперативный простор. Морской министр, с тревогой и надеждой ожидал каждой радиограммы командующего флотом. Если бы германский флот был разгромлен именно, в тот день, т. е. фактически под руководством Черчилля, вопрос о его отставке снялся бы сам собой. Но этого не произошло, тревога оказалась ложной, как и предполагал Фишер с самого начала 10. Однако этот эпизод добавил неприязни власть предержащих, особенно Георга V, к старому адмиралу. Все здорово переволновались и были очень злы на Фишера, за его упрямое нежелание вернуться к своим обязанностям в столь ответственный момент.

Итак, шансов у Черчилля не осталось. Топор, приведенный в движение Фишером, обрушился на голову морского министра. Но, амбициозным планам первого морского лорда также не суждено было сбыться, и во многом благодаря ошибкам, совершенным им самим. Что больше всего вызвало раздражение Фишера, так это совместный меморандум младших морских лордов, адресованный одновременно ему и Черчиллю, и который, если трезво смотреть на вещи, свидетельствовал в пользу первого морского лорда.

Фишер очень разозлился, узнав, что младшие морские лорды перед лицом общенациональной опасности не только отказались уйти в отставку в знак протеста, но сделали все, чтобы предотвратить уход его самого. Фишеру следовало бы обратить внимание на то, что адмиралы определили «существующий метод сосредоточения усилий и распределения сил флота» как «крайне ошибочный и весьма уязвимый для критики». Копию меморандума они направили премьер-министру11. Это самым существенным образом подкрепило требование Бонар Лоу об удалении Черчилля из Адмиралтейства, доказав в то же время правоту Фишера.

Большое влияние на последующее поведение Фишера оказало письмо виконта Эшера, полученное им 16 мая. Старый приятель адмирала писал: «Мой дорогой Джеки, Вам никогда не удастся окончательно положить конец этим дрязгам. Единственное, что следует сделать, так это, восстановить институт Лорда Адмирала (т. е. совмещение одним лицом, постов морского министра и первого морского лорда — Д. Л.) и Вам самому его принять. В противном случае, нас выкупают в море; и до тех пор, пока лорд К. (Киченер — Д. Л.) не взял ведение войны в свои руки, то же самое было бы и на суше» 12.

Ни один из советов не принес Фишеру большего вреда. Такой метод организации руководства флотом совершенно не соответствовал ни характеру войны, ни военной технике XX века. Однако ход событий 16 и 17 мая внушил Фишеру мысль, что его позиции настолько сильны, что он может пренебречь отношением к себе младших морских лордов и. расправиться с ними после. Тем временем Асквит, достигнув соглашения о коалиционном правительстве, написал Фишеру: «Я считаю необходимым сообщить Вам строго конфиденциально о том, что в настоящий момент идут существенные перестановки в правительстве, и в общих интересах Вам не следует, ничего сообщать или предпринимать и течение одного или двух дней» 13. К сожалению, Фишер как раз намеревался сказать, и сказать очень много!

В тот же день было решено, что в новом коалиционном кабинете морским министром будет Артур Бальфур. Приняв во внимание длительное сотрудничество Бальфура и Фишера в прошлом, а также высокое мнение последнего о познаниях Бальфура в вопросах обороны, в коридорах власти предполагали, что его кандидатура полностью устроит первого морского лорда. Но Фишер уже занес Бальфура в списки своих врагов, так же, как он это сделал в отношении Холдена накануне войны. Адмирал, не мог простить Бальфуру его выступление в поддержку Дарда-нелльской операции 28 января.

Утром 18 мая Фишер нанес визит Морису Хэнки, изложив ему в несколько сумбурном виде идею о совмещении высших гражданского и военного постов в руководстве флотом 14, Таким образом, Фишер начал прокручивать, вариант, предложенный Эшером. Свои грандиозные идеи первый морской лорд изложил в меморандуме, адресованном премьер-министру: «Если ниже следующие шесть условий будут приняты, я могу гарантировать успешное завершение войны и полную ликвидацию угрозы подводных лодок…

1. Мистер Уинстон Черчилль должен быть выведен из кабинета, и не мешать мне; также не буду служить под началом мистера Бальфура.

2. Сэр А. К. Уилсон, должен покинуть Адмиралтейство, Комитет Имперской обороны и Военный Совет, поскольку мое время будет тратиться на сопротивление бомбардировке Гельголанда и другим диким проектам…

3. Состав Адмиралтейства должен быть полностью обновлен.

4. Ведение войны на море должно быть полностью подчинено мне, а также дислокация сил флота, назначение офицеров всех рангов, и полное, единоличное руководство всеми соединениями, где бы то ни было.

5. Обязанности морского министра должны быть строго ограничены политикой и парламентскими вопросами…

6. В моем полном подчинении должны быть все доки и контроль над всеми гражданскими предприятиями, обслуживающими флот.

60 % своего времени и энергии, которые я израсходовал на 9 морских министров в прошлом, в дальнейшем я желаю посвятить успешному ведению войны. Вот самая главная причина выдвижения шести пунктов. Эти шесть условий должны быть опубликованы незамедлительно, с тем, чтобы флот ознакомился с моей позицией» .

К меморандуму Фишер присовокупил список кандидатур на различные командные посты на флоте, в том числе новый и гораздо более слабый состав младших морских лордов. Прежде чем предпринять какие-либо решительные шаги, Фишер посчитал нужным ознакомить с рукописью Мориса Хэнки: «В то утро Фишер пришел в офис рано, имея при себе в высшей степени нелепый перечень «условий», на которых он собирался вернуться; например, Черчилль не должен быть членом кабинета, Бальфур не должен быть морским министром… Он показал мне список новых назначений — очевидно, он немедленно собирался на «охоту за головами». Я запротестовал и сказал ему, что его условия неприемлемы и что ни один уважающий себя министр даже не взглянет на них. Я снова встретил его вечером и попытался уговорить взять свои условия обратно, но было уже поздно, они были отправлены премьер-министру и сильно уязвили его… Я решил, что в любом случае он не должен возвращаться в Адмиралтейство» 16.

Некоторые из близко знавших Фишера людей даже поставили под сомнение здравость его рассудка, когда узнали о содержании документа. Хэнки в письме к Джулиану Корбетту заметил: «По-видимому, у Джеки началась мания величия!» 17.

Фатальные последствия меморандума были усугублены письмом Черчилля премьер-министру, которое Асквит получил одновременно с «условиями» Фишера. Черчилль указывал, что «морские лорды выразили серьезную озабоченность по поводу оставления лордом Фишером своего поста во время войны, которое длится шесть дней, в то время, как на различных морских театрах ведутся серьезные операции». Далее Черчилль сообщал, что младшие морские лорды, в случае возвращения Фишера в Адмиралтейство, считают, что выполнение ими своих обязанностей «встретиться с громадными трудностями» 18.

«Топить» своего соратника Черчилль решил только после того, как испробовал все способы вернуть Фишера в Адмиралтейство. Вечером 19 мая он послал к старику Джорджа Ламберта, гражданского лорда Адмиралтейства, передать на словах, что он готов принять все условия Фишера, включая кресло в кабинете министров, что уравняет его с Китченером, если адмирал вернется к своим обязанностям, и они продолжат совместную работу. Предложение Черчилля окончательно убедило старика в своей незаменимости. Он немедленно написал Бонар Лоу «совершенно секретное и личное» послание: «Этим вечером Уинстон прислал Ламберта … предложить мне кресло в кабинете министров, если я вернусь как его морской лорд, с ним, Уиистоном, как морским министром! Но я отверг 30 серебрянников за обман моей родины!» 19. Но больше всех на Фишера разозлился король, который и раньше-то, не очень жаловал старого адмирала. Даже три года спустя после окончания войны Георг V не мог без содрогания вспомнить об этом эпизоде: «Если бы я был в Лондоне, когда Фишер нашелся, я бы прямо сказал ему, что его следует повесить на рее за оставление поста перед лицом противника. Действительно, это был самый большой скандал, в наказание за который следовало немедленно уволить со службы с последующей дискредитацией». Дж. Давидсон, присутствовавший при этом монологе, отметил, что «при воспоминании о действиях Фишера лицо короля стало красным от злости» 20.

К 20 мая Фишер окончательно утратил свои позиции. Узнав, что адмирал интригует с «газетчиками», Хэнки решил под каким-либо благовидным предлогом удалить его из Лондона. «…Большую часть утра потратил оказывая давление на Фишера по разным позициям, чтобы отправить его в Шотландию подальше от влияния газетчиков… Я присмотрелся к нему, стал гнуть линию к тому, чтобы он стал «в позу «сильного молчаливого человека», обиженного, но по-прежнему хранящего молчание. Я вспомнил, как он сам подал такой совет Китченеру с отличными результатами и сказал, что для него это единственный шанс вернуться в Адмиралтейство» 21.

Все тот же Хэнки взял на себя миссию получить у Асквита официальное решение об отставке первого морского лорда. Фишер уже находился в поезде, направляясь в поместье герцога Гамильтона в Ланкашире, когда премьер-министр, будучи в очень дурном расположении духа, дал положительный ответ на запрос Хэнки. По пути следования поезда Фишеру вручили телеграмму. В тот вечер Асквит положил конец его службе на флоте, продолжавшейся с 1854 г., следующими словами: «Дорогой лорд Фишер, я получил распоряжение короля принять Вашу отставку с поста первого морского лорда Адмиралтейства. Искренне Ваш, Г. Г. Асквит» 22.

Последние дни Черчилля в Адмиралтействе ознаменовались новыми трагическими событиями па подступах к Дарданеллам. В середине мая к месту военных действий из Германии прибыла новая большая подводная лодка «U-21» (капитан-лейтенант Херзинг). К тому времени военные действия на полуострове Галлиполи уже приобрели позиционный характер. 25 мая «U-21» на глазах у двух противоборствующих армий торпедировала английский эскадренный броненосец «Трайумф». Со слов турецкого наблюдателя сцена выглядела примерно так: «Через несколько минут корабль накренился на один борт, скоро трубы и мачты легли на воду, шесты сетевых заграждений торчали вверх; имея ход вперед, корабль опрокинулся и лег килем вверх. Дикая суматоха — эскадренные миноносцы, пароходы, шлюпки, люди в воде, а посередине — красное тело умирающего гиганта. Корабль опрокинулся через 12 минут после взрыва; через 21 минуту корма его поднялась высоко вверх и корабль погрузился носом в глубину, оставив целое кладбище обломков. В окопах началось громкое ликование и крики «ура», стрельба прекратилась, друг и враг смотрели на воду, переживая незабываемые минуты»23. При этом погибли 3 офицера и 70 матросов.

Два дня спустя подводная лодка Херзинга отправила на дно второй линейный корабль — «Маджестик», на котором погибло 40 человек24. Таким образом, худшие опасения Фишера относительно опасности для Дарданелльской эскадры со стороны подводных лодок полностью подтвердились.

О том, что Черчилль должен уйти, было решено с самого начала политического кризиса, вызванного поступком Фишера. В Адмиралтействе и на флоте сложилась мощная оппозиция против Черчилля. Второй морской лорд Фредерик Гамильтон представил Асквиту рапорт, в котором от его имени и от имени остальных морских лордов говорилось, что в случае дальнейшего пребывания Черчилля в Адмиралтействе «мораль на флоте падет окончательно». Единственным авторитетным военным моряком, который согласился принять пост первого морского лорда и при этом работать с Черчиллем, был Артур Уилсон. Впоследствии Черчилль рассматривал согласие Уилсона, как самый большой комплимент, когда-либо им полученный. Однако, Уилсона на флоте тоже не хотели. Престарелый адмирал был плохим администратором, а у политиков еще свежи были в памяти воспоминания, как Уилсон противился возможной транспортировке войск через Ла-Манш 25.

25 мая новый коалиционный кабинет приступил к своим обязанностям. Бальфур стал морским министром, адмирал Генри Джексон — первым морским лордом. Черчилль также вошел в состав правительства, однако несколько месяцев спустя он решил отправиться офицером на Западный фронт.

Тем временем Фишер, оказавшись в отставке, начал лихорадочно обдумывать способ, как ему вернуться в Адмиралтейство. Возможно, стремясь удержать Фишера от необдуманного шага, Бальфур предложил ему стать председателем Комитета по изобретениям и исследованиям при Адмиралтействе. Возглавляя это подразделение, старик, как полагал Бальфур, «мог бы делать большое общественное дело» 26. Фишер немедленно ответил согласием, хотя комитет представлял собой слишком ограниченное поле деятельности для кипучей натуры бывшего первого морского лорда. Многие чиновники военно-морского ведомства не без основания опасались, что Фишер, используя кресло председателя Комитета по изобретениям и исследованиям, вновь прорвется в Адмиралтейство и «проломит головы» тем, кто, как он полагал, способствовал его отставке. Вскоре подразделение, возглавляемое Фишером, начали именовать не иначе как «Комитет по интригам и реваншу».

Задача этой организации состояла в стимулировании научных исследований и внедрении изобретений для военно-морского флота. Комитету оказывали содействие на общественных началах многие известные ученые и изобретатели. Их главные усилия сосредоточились на разработке «средств обнаружения и уничтожения подводных лодок». Результатами этих изысканий стали «вполне удовлетворительный гидрофон» и магнитная морская мина 27. Однако наиболее важным новшеством стало изобретение АСДИК или гидролокатора. Было бы самонадеянным утверждать, что Фишер внес какой-либо научный вклад в разработку гидролокатора, но никто не отрицает его большого вклада в дело организации и создания условий для проведения и финансирования исследований, что было весьма немаловажно, в трудных условиях военного времени. Эта деятельность получила высокую оценку командующего флотом США в европейских водах адмирала Уильяма Симса, который отмечал, что комитет Фишера проделал колоссальную работу, рассмотрев не менее 40 тыс. проектов 28.

Вынужденная отставка в самый разгар войны с поста морского министра не могла не оставить у Черчилля чувства горечи и обиды. Впоследствии он всегда испытывал недоверие и даже враждебность к высшим военно-морским чинам. Исключение составлял, пожалуй, только «сорви-голова» Роджер Кейс, который до самого конца был уверен в возможности форсирования Дарданелл силами флота и с жаром отстаивал эту идею. Именно поэтому он впоследствии неизменно пользовался благосклонностью бывшего морского министра 29.

Какие же чувства должен был испытать Черчилль, когда узнал о том, что Фишер вновь привлечен к руководству военными вопросами? И это менее чем два месяца спустя после всех воплей об «оставлении своего поста» и о том, что «он заслуживает быть повешенным на рее»! После того, как по его вине Великобритания во время жесточайшей войны в течение 10 дней оставалась без первого морского лорда! Именно действия Фишера привели к унижению Черчилля перед всем миром и устранению его от дел. И вот теперь бывший морской министр в изгнании, а бывший первый морской лорд снова при Адмиралтействе. 6 июля Черчилль заявил свой протест Асквиту и даже потребовал объяснений у Бальфура. Последний резонно возразил, что Черчилль сам всячески превозносил оригинальность мышления Фишера и его изобретательские таланты 30.

15 ноября 1915 г., незадолго до отбытия на фронт Черчилль решил сделать заявление в парламенте, как приватное лицо. Бывший морской министр испытывал потребность как-то ответить своим критикам, которые не прекращали нападки на его промахи в связи с Дарданелльской операцией. Его речь была довольно пространной и при отсутствии в ней конкретных фактов, что объяснялось секретностью этих данных, почти сплошь состояла из самовосхвалений и самооправданий. В отношении Фишера Черчилль сказал следующее: «Сегодня я не собираюсь набрасываться на кого-либо с упреками, — начал он риторически, — но должен указать, что от первого морского лорда я не получал ни четкого указания до событий, ни твердой поддержки после, которые я ожидал. Если он не одобрял операцию, он должен был заявить об этом на Военном Совете. Война — трудное и жестокое дело и в ней нет места для обид и недомолвок. Если первый морской лорд не одобрял операции, если он полагал, что она пойдет не так как ожидают, если он думал, что она приведет к неприемлемым потерям, его обязанностью было заявить о своем несогласии…»31.

Выступление Черчилля получило неожиданную поддержку со стороны Бонар Лоу. Однако далеко не все разделяли позицию лидера консерваторов. На большинство депутатов речь бывшего морского министра, назвавшего Дарданелльскую операцию «законным риском», произвело крайне неблагоприятное впечатление. В их глазах она подтвердила непомерные амбиции Черчилля, его готовность с легкостью жертвовать жизнями солдат и офицеров для восстановления своей репутации.

Многие также считали, что Черчилль был несправедлив к «Джеки» Фишеру. Но больше всех это выступление шокировало самого Фишера. На следующий день на заседании палаты лордов старик поднялся и прорычал краткую реплику так, что ее, наверное, услышали на том берегу Ла-Манша. Выступление Фишера в верхней палате парламента произвело эффект разорвавшейся бомбы, поскольку старый адмирал со времен своего избрания ни разу не брал слова. Пораженные пэры пролепетали «слышим, слышим» в ответ на следующие слова адмирала: «Я 61 год служил своей стране, и свои дела оставляю на суд соотечественников. Вчера премьер-министр сказал, что мистер Черчилль упомянул одну или две вещи, о которых не следовало говорить, и что он намеренно и естественно обошел молчанием некоторые моменты, которые должны были быть названы. Я согласен подождать. Не принято сводить личные счеты, затрагивающие национальные интересы, когда моя страна находится в разгаре великой войны» 32. Затем старый моряк скомкал бумажку с речью, засунул ее в карман кителя и, повернувшись на каблуках, вышел из зала.

Самым удивительным было то, что спустя некоторое время дружба Фишера и Черчилля возобновилась вновь. Вернувшись в Англию в начале 1916 г., Черчилль решил принять участие в дебатах по военно-морскому бюджету. Дж. Л. Гарвин, редактор газеты «Обсервер», и П. К- Скотт, редактор «Манчестер Гардиан». повели широкую кампанию за возвращение Фишера в Адмиралтейство. Они также требовали назначение Черчилля министром авиации. Первая идея имела, без сомнения, определенный успех. Даже Ллойд Джордж, беседуя по этому поводу с лордом Ридделлом, возглавлявшим в то время «Ньюс оф зе Уорлд», назвал Фишера «гением войны» 33.

К нескрываемому ужасу своей супруги, и, несмотря на все ее отговоры, Черчилль пригласил старого адмирала отужинать с ним 5 марта в его особняке на Кромвель-роуд. Там он показал Фишеру свою речь, подготовленную к обсуждению военно-морского бюджета на предстоящий финансовый год. Черчилль предлагал подвергнуть критике деятельность Бальфура, потребовать отставки Генри Джексона и немедленного возвращения Фишера в Адмиралтейство в качестве первого морского лорда. Неудивительно, что эта идея привела Фишера в восторг 34.

Асквит, прослышав о намерениях бывшего морского министра, счел их «в высшей степени неумными», но Черчилля, теперь уже всячески подзуживаемого Фишером, остановить было невозможно. На следующий день старик направил своему «сподвижнику» восторженное письмо, изобилующее прилагательными, в котором, в частности говорилось: «Вы можете стать премьер-министром, если захотите»; и, которое заканчивалось: «Разве мы вдвоем не объединимся, … чтобы выиграть войну! Объединимся! Вперед!» 35. Таким образом, Фишер совершенно определенно подталкивал Черчилля к новому безрассудству.

Свою речь Черчилль произнес 7 марта 1916 г. Перечислив заслуги и успехи, которые были им достигнуты в военно-морском ведомстве совметно с Баттенбергом и Фишером, он перешел к жестокой критике деятельности Бальфура на посту морского министра. Главные промахи новой администрации, по мнению Черчилля, состояли в неспособности завершить судостроительную программу, намеченную Фишером, неэффективности мер по борьбе с подводными лодками и рейдами германских цеппеллинов. И хотя многие из обвинений Черчилля выглядели преувеличенными, выпады против Бальфура палата общин встретила в целом благосклонно. Хэнки, присутствовавший на этих дебатах и описавший их в письме к своей супруге, отметил, что «Джеки сидел впереди меня с непроницаемым лицом, как индийский божок» 36. Однако, когда Черчилль перешел к описанию своего «замечательного» сотрудничества с Фишером и завершил призывом к возвращению последнего в Адмиралтейство, эта часть выступления вызвала у депутатов «весьма умеренный энтузиазм». Бальфур очень болезненно воспринял критику Черчилля и на следующий день, 8 марта, взял реванш, пройдясь по вопросу о возвращении Фишера на пост первого морского лорда. Черчилль прямо-таки корчился под градом острот и язвительных замечаний, которыми осыпал его новый морской министр.

В тот же день, отчасти благодаря активности газетчиков, которые склонны были видеть в Фишере нечто вроде мессии, отчасти благодаря Хэнки и Джеллико, которые были обеспокоены замедлением строительства новых кораблей, адмиралу было позволено выступить перед Военным Советом. Согласно протоколам заседания «лорд Фишер выразил серьезную озабоченность по поводу нехватки легких крейсеров и эсминцев», а также «сделал ряд ценных замечаний по лучшей организации межведомственного взаимодействия». По всей видимости, его речь не произвела должного впечатления. Асквит по поводу его выступления заметил, что Фишер «прекрасный конструктор, но не стратег». «У него есть то, что американцы назвали бы энергичностью, но этого довольно и у многих других» 37. Описанный эпизод положил конец последней серьезной попытке Фишера попасть в Адмиралтейство.

Заслуживают внимания те огромные усилия, которые затратили Фишер и Черчилль при подготовке и согласовании свидетельских показаний, которые они должны были давать перед Дарданелльской комиссией. В 1916 г. была создана специальная правительственная комиссия по расследованию причин катастрофы, постигшей союзников в результате неудачной операции по форсированию Дарданелл. В 1916 и 1917 гг. комиссия провела 89 заседаний, заслушав показания многих политических и военных деятелей, причастных к данной операции. Полные стенограммы заседаний Дарданелльской комиссии, составившие много пухлых томов, так никогда и не были опубликованы. Однако в 1917 г. увидели свет так называемые «Отчеты» Дарданелльской комиссии, содержавшие выборочные отрывки свидетельских показаний, подтверждавших выводы комиссии 38. (Имеется и русский перевод «Первого отчета», выполненный капитаном 1-го ранга Б. Жерве и опубликованный в нескольких номерах «Морского сборника» за 1919 и 1920 гг.39).

Главная работа, связанная с Дарданелльской комиссией, была возложена на Мориса Хэнки, он же свидетельствовал от правительства. Хэнки также оказал большую помощь Черчиллю и Фишеру в подготовке их показаний. С обоими он имел хорошие дружеские отношения, и его помощь в значительной степени способствовала тому, что бывший морской министр и бывший первый морской лорд «вышли сухими из воды». Достаточно сказать, что за все время работы Дарданелльской комиссии ни разу не был поставлен вопрос об «экстравагантном» поведении Фишера в середине мая 1915 г. Впрочем, последствия данного разбирательства для Черчилля и Фишера были неодинаковы. Поскольку все знали, что старый адмирал был с самого начала противником форсирования Дарданелл, для него все сошло вполне благополучно, чего нельзя было сказать о его «сподвижнике». И хотя пространным свидетельствам Черчилля в их полном объеме не нашлось места в «эрзац-отчетах» Дарданелльской комиссии, все это дело довольно серьезно повредило его репутации.

После своей отставки Фишер продолжал поддерживать тесные отношения с адмиралом Джеллико. У последнего уже сложилась устойчивая привычка забрасывать Фишера жалобами по поводу насущных нужд флота, что крайне раздражало морского министра Бальфура. Назначение Джеллико на пост первого морского лорда 29 ноября 1916 г. окончательно похоронило все надежды Фишера попасть в Адмиралтейство в этом качестве самому. В начале 1917 г. Фишер предложил Джеллико свою кандидатуру на должность третьего морского лорда и одновременно главного инспектора флота, мотивируя это тем, что он единственный человек, который может ликвидировать кризис, созданный немецкими подводными лодками. Джеллико, после бессонной ночи, проведенной в мучительных размышлениях, все же решил ему отказать. Суть его ответа Фишеру сводилась к следующему: «Есть только два поста, которые, по моему мнению, Вы можете здесь занимать, — это морской министр, или первый морской лорд. В любом другом случае я не могу не думать о тех сложностях, которые неизбежно возникнут» 40. Фишер был крайне огорчен.

Вскоре в военно-морском ведомстве вновь произошла смена руководства, причем повлекшая за собой, гораздо более глубокие изменения, чем все предшествующие перестановки. Морским министром стал Эрик Геддес, вместе с назначением которого, последовала реорганизация системы управления флотом, ликвидировавшая чрезмерную централизацию. Таким образом, система «эры Фишера», когда один «великий» человек был сам в курсе всех дел и единолично отдавал приказы, система, которая совершенно не подходила для успешного проведения сложных морских операций в войнах XX века, теперь окончательно ушла в прошлое 41.

После февраля 1917 г. Фишер практически прекратил переписку с адмиралом Джеллико. Последнего в декабре 1917 г. на посту первого морского лорда сменил Розлин Уэстер-Уэмисс. Но это извинительное в глазах Фишера обстоятельство было полностью перечеркнуто выходом в свет весной 1919 г. книги Джона Джеллико «Гранд Флит. 1914–1916: его создание развитие и функционирование» 42. Комплименты в адрес Фишера на страницах названного труда по поводу его концепции линейных крейсеров не могли оправдать поступка Джеллико. Фишер был крайне возмущен, что автор частично возложил на него ответственность за нехватку в составе флота легких крейсеров и эсминцев, пренебрежение к развитию минного дела и неспособность обеспечить противолодочную оборону военно-морских баз на восточном побережье Англии. По поводу выдвинутых против него обвинений старик высказался в обычной для него манере: «Джеллико действительно заслуживает, чтобы его расстреляли!»43.

В июле 1918 г. умерла жена Фишера. По поводу ее кончины старый адмирал получил соболезнование даже от Георга V. Король, каково бы ни было его мнение о самом Фишере, очень хорошо относился к леди Фишер. Он запомнил ее еще в 1885 г., когда молодым офицером проходил практику на «Экселленте». Старый морской волк очень трогательно ухаживал за супругой в ее последние дни в доме их дочери Беатрис Нилд, неподалеку от Малмсбери.

Тем не менее, их отношения в последние годы были далеки от идиллии. Фишер причинил жене немало страданий после отставки в мае 1915 г., когда он отправился к герцогу Гамильтону в его имение. Несмотря на усиленные поиски путей для возвращения в Адмиралтейство, Фишер находил время «приударить» за молодой супругой хозяина и не без успеха 44.

Невзирая на преклонный возраст, Фишер так и остался до конца своих дней «несносным ребенком» и непоседливым «радикальным Джеком». Во время Парижской мирной конференции в апреле 1919 г. Фишер прибыл вместе с герцогиней Гамильтон в столицу Франции, где увеселял обеды у Ллойд Джорджа бесконечными анекдотами и стремительно вальсировал в танцевальном зале отеля «Маджестик». Личный секретарь Ллойд Джорджа, Фрэнсис Стивенсон, много лет спустя ставшая его женой, находила, что «лорд Фишер, казалось, никогда не уставал, и после очередного танца сказал мне: «Не правда ли, вполне прилично для старика в возрасте под восемьдесят!» 45.

В первой половине 1920 г. Фишер перенес четыре сложных хирургических операции по удалению раковой опухоли. Адмирал, по-видимому, имел смутное представление о характере своей болезни и продолжал пребывать в веселом расположении духа. Последняя операция была 9 июля. На следующий день на глазах у леди Гамильтон «черный ангел» военного флота скончался. Ему было 79 лет.

13 июля в Вестминстерском Аббатстве состоялись торжественные похороны. «Те, кто видел это зрелище, никогда его не забудут. Только похороны короля Эдуарда, преданного друга лорда Фишера, могли сравниться с ними» 46. В западной части Сент-Джеймс-сквер гроб, покрытый британским флагом, был установлен на лафет и лорд Фишер двинулся в свой последний путь. Процессия прошествовала по Пэлл-Мэлл, затем прошла под окнами дворца вдовствующей королевы, через Триумфальную Арку Адмиралтейства, мимо колонны земного бога Фишера лорда Нельсона к западным воротам Вестминстерского Аббатства. Мерная поступь почетного караула морской пехоты. Толпы молчаливых соотечественников с непокрытыми головами.

Перед торжественной церемонией гроб с телом покойного находился в доме герцога Гамильтона на Сент-Джеймс-сквер,19. Говорят, старый морской волк адмирал Джеллико, когда-то бесстрашно стоявший на мостике своего флагмана под градом германских снарядов, плакал, не стесняясь своих слез.

* * *

Примерно через год после своей отставки, 29 марта 1916 г., Фишер написал письмо… Альфреду фон Тирпицу!

«Дорогой старина Тирпиц! Мы оба оказались в одной лодке! Как бы то ни было, мы обошли тебя с линейными крейсерами, и я слышал, ты сказал, что никогда не простишь мне, что наши отправили на дно «Блюхер» и фон Шпее с его командой!

Не вешай носа, старик!.. Ты единственный немецкий моряк, который понимает толк, в войне! Убей своего врага, чтобы он не убил тебя. Я не виню тебя за эти дела с подводными лодками. Я бы и сам делал то же самое и давно предупреждал об этом, только наши идиоты в Англии не верили! Пока! Твой, до замерзания ада. Фишер» 47.

Автор не ставил перед собой задачи повторять в качестве итогов те выводы и обобщения, которые уже даны на предшествующих страницах: там они непосредственно связаны с фактическим материалом, там им и место. Выводы не должны отъединяться от своей аргументации. Думается, что приведенное письмо Фишера к Тирпицу — достойный финал этому повествованию. Долгие годы они готовили армады своих империй к решающей схватке за мировое господство, но когда «битва Армагеддона» была в самом разгаре, оба оказались не у дел. Пожалуй, ни один из флотоводцев в истории ни до, ни после этих двух адмиралов-политиков не получал в свои руки такой большой власти и таких больших возможностей влиять на правительства своих государств. Изучение их карьеры и деятельности дает ключ к более глубокому пониманию политической истории и духа эпохи кануна первой мировой войны, причин, ввергших народы Европы в чудовищную военную катастрофу.