sci_tech Техника и вооружение 2003 03

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 08.03.2012 FBD-F0DCD9-C70E-B747-5BAB-59B0-3D08-86A9AB 1.0 Техника и вооружение 2003 03 2003

Техника и вооружение 2003 03

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал индекс 71186

Март 2003 г.

На обложке использованы фото В. Киселева, С. Скрынникова, А. Чирятникова и А. Юргенсона

Ростислав Ангельский

Залп дальнего боя

«Вас, провинциалов, всегда тянет на Невский!» — сказал коллега-петербуржец моему другу — москвичу. Ему действительно есть чем гордиться. Как почти весь центр города, «всеобщая коммуникация Петербурга» благополучно избежала вторжения сталинского ампира, хрущевских «стекляшек» и новорусского постмодернизма. Конечно, история грозного XX века все-таки оставила на нем свои следы. В начале проспекта на одном из домов уже более полувека о лихолетье блокады напоминает надпись «Граждане! При обстреле эта сторона улицы наиболее опасна!».

Известно, что враги окружили Ленинград со всех сторон. Но рассудительные финны предвидели, что им еще веками жить бок о бок с русскими и сдерживали наиболее злодейские порывы. Снаряды летели только с юга и запада, от немцев, которые подошли настолько близко, что смогли осуществлять систематические акции вандализма даже без привлечения каких-либо уникальных дальнобойных артсистем.

А ведь в начале века, в варварском стремлении разрушить другой не менее прекрасный город — Париж «сумрачный германский гений» породил специальное орудие сверхбольшой дальности- 210-мм пушку «Колоссаль», зачастую неверно именуемую «Большой Бертой». Ценой огромных расходов удалось произвести всего 367 выстрелов, убив 256 и ранив 620 парижан.

В развитии любого огневого средства поражения прослеживается стремление увеличить дальность его применения. Этот процесс ограничивался как просто техническими сложностями реализации — та же немецкая 210-мм пушка весила сотни тонн, так и более глубокими обстоятельствами, ставящими под сомнение саму целесообразность дальнейшего наращивания дальности. Применительно к неуправляемым снарядам — как ствольной, так и, в особенности, реактивной артиллерии — лимитирующим фактором стало неприемлемо большое рассеяние точек падения снарядов. Ведь точность подобных систем находится в довольно узком диапазоне значений показателей. которые для пушек составляют 0,1–0.3 % дальности, а для реактивных систем залпового огня — 1–2%. С ростом дальности абсолютные значения отклонений точек попадания на местности растут, достигая сотен метров. Конечно, и при такой точности трудно промахнуться, стреляя по Парижу или Ленинграду. Но столь крупных целей не так уж много… Да и вообще, авиация решала крайне сомнительную с моральной точки зрения задачу разрушения городов куда эффективней, чем «стратегические» артобстрелы — бомбы весили на порядок больше снарядов.

Тем не менее военные требовали обеспечить все большую дальность стрельбы. В особенности это касалось новых реактивных систем залпового огня — ведь в отличие от ствольной артиллерии для них сверхдальняя стрельба достигалась без роста масс и габаритов до уровней, практически лишающих аналогичные артсистемы подвижности.

Для обычных твердотопливных или, как их тогда именовали, пороховых реактивных снарядов первых послевоенных лет предел дальности обозначился при разработке МД-20 — около 20 км для многоствольной системы размещаемой на шасси автомобиля повышенной проходимости.

Однако к этому времени уже были отработаны двигательные установки с большими энергетическими возможностями, применение которых обеспечивало дальнейшее наращивание дальности. Немецкие разработки в годы Второй мировой войны практически подтвердили давно известные в теории преимущества жидкостных ракетных двигателей. И не только в крупных управляемых баллистических и зенитных ракетах, но и в сравнительно небольших зенитных неуправляемых реактивных снарядах «Тайфун-F». продемонстрировавших превосходство по летно-тактическим показателям над своим твердотопливным аналогом — «Тайфун-Р».

В послевоенные годы воспроизводство этих 100-мм немецких реактивных снарядов поручили расположенной в подмосковном Калининграде головной проектно-конструкторской организации по ракетной технике — НИИ-88 Министерства вооружения.

Разработка жидкостных неуправляемых зенитных реактивных снарядов велась в отделе № 6 СКБ НИИ-88, который возглавлял Павел Иванович Костин. Примечательно то, что ранее именно он планировался на роль главного конструктора по воспроизводимой Фау-2 все в том же НИИ-88, то есть на должность, позднее предоставленную С.П. Королеву.

После проведения в 1949–1950 гг. нескольких сотен испытательных пусков аналогов ракеты «Тайфун» (включая усовершенствованный вариант, удлиненный с 2 до 3,5 м с увеличением массы с 24 до 30,7 кг) на полигон поступили более крупные ракеты Р-110 в калибре, увеличенном со 100 до 122 мм при стартовой массе, доведенной до 50 кг. В дальнейшем был разработан еще один вариант жидкостного зенитного реактивного снаряда, выполненный в калибре 115 мм, так же как и отечественные твердотопливные аналоги «Тайфуна» — реактивные снаряды «Ворон» и «Стриж».

В 1953 г. структура НИИ-88 была в очередной раз перестроена В параллель с уже лет пять работавшим в НИИ-88 коллективном двигателистов А.М. Исаева, преобразованным из отдела 9 СКБ во вновь сформированное ОКБ-2, создается ОКБ-3, также занятое разработкой жидкостных ракетных двигателей и возглавляемое Домеником Домениковичем Севруком, перешедшим из ОКБ-456, где он занимал должность заместителя главного конструктора В.П. Глушко. Основной задачей ОКБ-3 становится создание жидкостных ракетных двигателей для управляемых ракет.

В начале 1950-х гг разработка управляемых зенитных ракет передается из НИИ-88 в организацию Минавиапрома — ОКБ завода Ne 301 главного конструктора С.А. Лавочкина В НИИ-88 остается только тематика неуправляемых зенитных ракет, порученная коллективу ОКБ-3, в который направляются и соответствующие специалисты, в том числе Костин и Евгений Валентинович Синильщиков, ранее возглавлявший работы по воспроизводству наиболее солидной из немецких зенитных управляемых ракет — «Вассерфаль»

Конструкция Р-110 вновь была пересмотрена, взамен двигателя Исаева начали разрабатывать собственный. На полигоне прошли испытания десятки реактивных снарядов, к серийному производству которых уже готовился завод в Коврове Однако в 1957 г. разработка Р-110 «Чирок» была прекращена. С ростом высоты и скорости полета зарубежных самолетов, а в особенности — после успешного завершения разработки первых ЗУР В-300 для «Системы-25» неуправляемые ракеты уже не предусматривались для применения в ПВО.

«КОРШУН»

Как и в случае с твердотопливным «Стрижем», для применения в реактивных системах залпового огня был разработан и полевой вариант Р-110 — «Чирок-Н». Однако обеспечиваемое жидкостным ракетным двигателем превосходство над «Стрижем» в дальности на 25 % не оправдывало усложнение конструкции и эксплуатации. Значительными преимуществами обладала более мощная система «Коршун», проектирование которой в ОКБ-3 велось по Постановлению Совета Министров СССР от 19 сентября 1953 г № 2469–1022 практически одновременно с работами по «Чирку».

Система «Коршун» 2К5 с жидкостной неуправляемой ракетой ЗР7 предназначалась для поражения целей на дальностях до 55 км мощными боевыми частями массой 100 к:: Многократное увеличение массы боевой части и дальности стрельбы даже при использовании высокоэнергетичного жидкого топлива определило почти двукратное утяжеление «Коршуна» по сравнению с МД-20.

В отличие от немецкого «Тайфуна», в котором бак окислителя концентрично охватывал бак горючего, отечественный неуправляемый реактивный снаряд ЗР7 был выполнен по традиционной схеме с последовательным расположением баков триэтиламинксилидина (ТГ-02, «Тонка») и азотной кислоты. Был также разработан более дешевый вариант двигательной установки с применением ТГ-02 только в качестве пускового горючего, а более доступного ТМ-130 — как основного. Как и на многих других ракетах 1950-х гг., в ЗР7 использовалась вытеснительная подача жидкого топлива, что обеспечивало упрощение и удешевление конструкции двигателя ценой некоторсго утяжеления корпусов рассчитанных на большое давление баков. Впрочем, на небольших ракетах масса конструкции изделия в целом оказывалась вполне приемлемой с учетом некоторого облегчения двигателя за счет исключения из его состава турбонасосного агрегата.

В передней части реактивного снаряда располагалась боевая часть. Внутри хвостового отсека размещался жидкостный ракетный двигатель С3.25 (С3.25Б в варианте с основным горючим ТМ-130), а на наружной поверхности корпуса отсека крепился стабилизатор, четыре трапециевидных пера которого располагались под небольшим углом к набегающему потоку, что обеспечивало проворот по крену для осреднения действия газодинамических и аэродинамических возмущающих сил.

Для снижения аэродинамического сопротивления и удобства размещения на боевой машине корпус реактивного снаряда был выполнен в большом удлинении. Длина составляла 5535 мм при диаметре 250 мм.

При размещении боевой машины «Коршуна» на ставшем уже типовым для послевоенных систем залпового огня шасси ЗиС-151 или его модификациях она не смогла нести более двух реактивных снарядов ЗР7 массой по 385 кг Более благоприятные перспективы открывались при использовании трехосного шасси повышенной проходимости ЯАЗ-214, разработанного в начале 1950-х гг. После перевода производства этого автомобиля из Ярославля в Краматорск его наименование сменили на КрАЗ-214. Боевая машина системы «Коршун» 2П5 при массе 18,14 т могла развивать скорость по шоссе 55 км/ч. запас хода составлял 530 км. Пакет для размещения шести реактивных снарядов на спиральных направляющих мог выводиться на угол возвышения до 52 град. Горизонтальное наведение осуществлялось в пределах угла 6 град. Артиллерийская часть боевой машины разрабатывалась в Ленинграде в ЦКБ-34 под индексом СМ-55.

Большой опыт создании зенитных неуправляемых ракет, объединение разработки ракеты и двигателя в одном коллективе ОКБ-3 НИИ-88 позволили быстро завершить этап наземной отработки и с середины 1950-х гг. перейти к летным испытаниям, прошедшим достаточно успешно и подтвердивших достижение заданных показателей комплекса. Была выпущена небольшая серия боевых машин, с 1957 г. демонстрировавшихся на парадах на Красной площади.

Но фактически «Коршун» на вооружение не поступал Коллективы Исаева и Севрука, работавшие на конкурсных началах в составе одной организации — НИИ-88, оказались в ситуации, обычно характеризуемой как «два медведя в одной берлоге». Более реалистическая техническая политика Исаева одержала верх, и в конце 1958 г. коллектив Севрука влили в ОКБ-2. Объединенное подразделение НИИ-88 получило наименование ОКБ-5 (ОКБ-2 + ОКБ-3), а в начале следующего года выделилось в совершенно самостоятельную организацию — ОКБ-2, сосредоточившую свою деятельность на двигателестроении В результате вслед за коллективом ОКБ-1 С.П. Королева практически все конструкторские подразделения выделились из НИИ-88, который в полном соответствии с наименованием превратился в научную организацию теоретического и экспериментального профиля. Сам же Севрук вернулся в организацию Глушко.

Официально разработка «Коршуна» была прекращена Постановпением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 5 февраля 1960 г. № 135-48.

Боевые машины 2П5 системы «Коршун» на параде

«КОРШУН» (уральский вариант)

Помимо НИИ-88 к разработке системы типа «Коршун» привлекалось и СКБ-385 при заводе № 66. расположенном поблизости от уральского города Златоуст. В конце 1940-х гг. это предприятие ппанировалось в качестве основного изготовителя ракет Р-1 — воссозданной коллективом С П Королева немецкой Фау-2 и баллистических ракет, создававшихся в их развитие. При заводе в 1947 г. было создано КБ во главе с М.И. Дуплищевым, с 1949 г. выделенное в самостоятельное СКБ-385. Однако в начале 1950-х гг. было принято решение развернуть серийное производство Р-1 не в Златоусте, а в Днепропетровске. На Урале велись и опытные работы по ракетостроению, но связанные с далеко не самой актуальной тематикой. Там разрабатывалось изделие «50РА» — все та же Р-1. но с применением в отсеках фанеры вместо металла. Позже и эти работы передали в Днепропетровск, а в Златоусте занялись ракетой типа «Коршун» — 8Б51 По сравнению с вариантом НИИ-88 она была меньше — длина 4 м при калибре 240 мм. что должно было определять и несколько худшие тактико-технические характеристики. Естественно, что жидкостный ракетный двигатель разрабатывал не конкурент — Севрук, а А.М. Исаев, правда, работавший все в том же НИИ-88, Однокамерный двигатель С2.260 также работал на азотной кислоте и керосине. Вытеснительная подача компонентов топлива обеспечивалась с применением порохового аккумулятора давления.

После разработки эскизных проектов и проведения ряда экспериментальных работ был сделан выбор в пользу варианта Севрука. и работы по 8Б51 прекратили. Однако при ее проектировании был накоплен опыт содружества СКБ-385 с двигательным КБ Исаева, ставшего на многие десятилетия основой кооперации множества организаций по созданию жидкостных баллистических ракет для подводных лодок, сформированной в дальнейшем главным конструктором этих ракет В.П. Макеевым, возглавившим СКБ-385 в 1955 г.

«ВИХРЬ»

В конце 1950-х гг. велась также и разработка ракетной системы еще большей дальности, которую, как ни странно, так же как и в случае с «Коршуном», поручили не ракетчику, а «узкому специалисту», исконному двигателисту Михаилу Макаровичу Бондарюку. В отличие от Севрука он специализировался на прямоточных воздушно-реактивных, а не на жидкостных ракетных двигателях. В его активе уже была успешная разработка прямоточных маршевых двигателей для первой отечественной ракеты береговой обороны «Шторм», а также для гигантской межконтинентальной крылатой ракеты «Буря». В интересах отработки прямоточных двигателей руководимым Бондарюком ОКБ-670 в первой половине и середине 1950-х гг. был создан ряд небольших экспериментальных ракет — Р-200, «025», «034», по массо-геометрическим показателям близких к реактивным снарядам систем залпового огня. Таким образом, в качестве попутного продукта был создан научно-технический задел, необходимый для создания системы залпового огня большой дальности.

В соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 13 февраля 1958 г. за № 189-89, в интересах Сухопутных войск была развернута разработка трех систем реактивного вооружения, по современной терминологии — ракетных комплексов. На фоне предназначенных для доставки специальных зарядов управляемых ракет «Онега» и «Ладога» довольно скромно смотрелась ракета системы «Вихрь», способная нести лишь обычную боевую часть массой 100 кг на дальность от 20 до 70 км. Масса ракеты «Вихры> ограничивалась величиной 450 кг, точность должна была обеспечиваться на уровне 1/100 от дальности.

Выпуск эскизного проекта и представление ракеты на летно-конструкторские испытания предусматривались в III кв. 1958 г., а проведение зачетных испытаний во II кв. 1959 г.

Головным разработчиком системы в целом, ракеты и прямоточного двигателя было определено ОКБ-670. Хорошо известно, что при высоком энергетическом совершенстве прямоточный двигатель обладает немаловажным и принципиально неустранимым недостатком — он работоспособен только на относительно больших скоростях и не способен самостоятельно обеспечить старт летательного аппарата. Поэтому для ракеты «Вихрь» предусматривалась комбинированная двигательная установка. Создание стартового двигателя поручалось основному для авиационной промышленности разработчику подобных систем — коллективу КБ-2 московского завода № 81 во главе с И.И. Картуковым, твердотопливного заряда для этого двигателя — конструкторам люберецкого НИИ-125 во главе с Б.П. Жуковым. Боевая часть разрабатывалась НИИ-24, взрыватели — НИИ-22. Пусковая установка и транспортно-заряжающая машина конструировались в ОКБ сталинградского завода №-221, более известного как завод «Баррикады».

Задание на разработку системы было конкретизировано утвержденными 14 апреля 1958 г. тактико-техническими требованиями № Т-007589. В частности, длина ракеты была ограничена величиной 6,5 м, диаметр — 0,36 м. Важным требованием, связанным с обеспечением безопасности своих войск при применении относительно массовой системы вооружения, было отсутствие отделяемых в полете частей ракеты.

Именно оно в значительной мере определило компоновку ракеты. Как и большинство летательных аппаратов с прямоточными двигателями, примененная в комплексе «Вихрь» ракета «036» была выполнена по схеме с лобовым воздухозаборником, с коническим центральным телом, обеспечивающим образование системы косых скачков уплотнения при сверхзвуковом полете. За центральным телом последовательно размещались осколочно-фугасная боевая часть с 45 кг взрывчатого вещества «ПС», бензобак маршевого двигателя, устройства, обеспечивающие подачу этого топлива, и корпус стартового двигателя. Продукты сгорания твердого топлива истекали через камеру прямоточного двигателя. В хвостовой части на корпусе размещался стабилизатор с четырьмя плоскостями трапециевидной формы. Как и на большинстве оперенных реактивных снарядов, плоскости стабилизатора устанавливались под небольшим углом к оси ракеты, что обеспечивало поддержание проворота для осреднения действия возмущений Длина ракеты составляла 6056 мм, диаметр — 364 мм.

В отличие от ранее созданных реактивных снарядов систем залпового огня, регулирование дальности полета ракеты «Вихрь» достигалось не изменением наклона траектории за счет придания перед стартом соответствующего угла возвышения направляющим пусковой установки, а путем более или менее точного достижения заданного значения конечной скорости с использованием устройства отсечки подачи бензина в камеру сгорания прямоточного двигателя, осуществляемой по сигналу от временного механизма. Этот механизм не являлся даже сугубо упрощенным вариантом автономной системы управления. Отсечка тяги производилась вне всякой зависимости от скорости, фактически достигнутой при конкретном пуске в заданный момент времени, а возмущения, действующие по поперечным осям, никак не парировались.

Старт ракеты «036» производился при постоянном угле возвышения. Твердотопливный двигатель ПРД-61 с тягой около 6.6 т обеспечивал разгон до скорости, в 1,62-1,82 раза превышающей звуковую. По выгоранию твердого топлива по признаку падения давления в камере включался прямоточный двигатель РД-36, при работе которого скорость возрастала до 1000 м/с. Тяга двигателя достигала 0,932-1.118 т. После отсечки подачи бензина Б-70 временным механизмом ракета продолжала пассивный полет по баллистической траектории.

Для ракет «Вихрь» разрабатывалась боевая машина с двумя направляющими на шасси ЯАЗ-214, по основным характеристикам близкая к созданной для системы «Коршун».

Эскизный проект был выпущен в заданный срок, но летные испытания начались с некоторым опозданием и проходили с 1959 г. во Владимировке. в целом успешно Разработали и испытали усовершенствованный вариант ракеты — «036А», оснащенный маршевым РД-36А с тягой, увеличенной до 1,1–1,2 т. Было проведено около 30 пусков, но в 1960 г. работы по созданию системы «Вихрь» прекратились.

Незавершенность работ по системам «Коршун» и «Вихрь» в значительной мере определялась сомнительной целесообразностью их разработки. По диапазону дальностей они совгадали с успешно развивавшимся в те годы классом тактических ракет, отличавшихся от реактивных снарядов систем залпового огня многократно большей полезной нагрузкой и, соответственно, стаотовой массой, допускавшей размещение на пусковой установке всего одной ракеты. Неуправляемые тактические ракеты при пусках на максимальную дальность также характеризовались разбросом точек падения, измеряемым многими сотнями метров, и при использовании обычных боевых частей не могли обеспечить сколько-нибудь эффективное применение по большинству объектов вооруженных сил противника Однако неуправляемые твердотопливные ракеты «Марс» и «Филин» с боевыми частями массой более 660 кг могли служить средством доставки все еще весьма несовершенных, тяжелых и крупногабаритных специальных зарядов середины 1950-х гг. Ни «Коршун», ни «Вихрь» с боевыми частями массой в 100 кг в те годы еще не могли быть оснащены специальными зарядами. Применение же столь крупных реактивных снарядов с моноблочными боевыми частями обычного снаряжения при наличии ядерного оружия представлялось пустой тратой сил и средств.

боевая машина 9П140 системы «Ураган»

Перед боевым применением БМ 9П140 кормовая часть вывешивается на домкратах, а пакет направляющих размещен таким образом, что хвостовая часть реактивных снарядов опускается почти до уровня осей колес шасси

«УРАГАН»

Как известно, с середины 1960-х гг. наступила своеобразная реакция на то особое внимание, которое уделялось развитию ядерного оружия в период пребывания Н С. Хрущева на высших партийно-правительственных постах. Наряду с этим субъективным фактором сам ход развития истории свидетельствовал о том, что наиболее реальной перспективой становятся ведущиеся без применения ядерного оружия ограниченные военные конфликты на территории «развивающихся стран».

После завершения разработки системы «Град», в конце 1960-х гг. была поставлена задача создания и более дальнобойного комплекса, получившего в дальнейшем наименование 9К57 «Ураган». Необходимость увеличения дальности обосновывалась тем. что в быстроменяющейся боевой обстановке реактивные системы залпового огня не всегда успевали обеспечить своевременный «маневр колесами» — требовалось расширить их возможности по «маневру огнем». Кроме того, боевые порядки высоко мобильных частей противника как в обороне, так и при подготовке к наступлению располагались на большую глубину от линии боевого соприкосновения.

Естественно, что коллектив тульского государственного НИИ точного машиностроения (как стал именоваться с 1966 г. НИИ-147 в ходе всесоюзного перехода к системе «открытых» наименований «почтовых ящиков») максимально использовал в новом 220-мм реактивном снаряде технические решения, столь успешно реализованные в системе «Град», в частности по раскрываемому при старте оперению. Для снижения потерь на преодоление аэродинамического сопротивления дальнобойный снаряд должен быть тяжелым, что определило и значительную массу его боевой части Как и у предшествующих «Коршуна» и «Вихря», боевая часть «Урагана» весила 100 кг. Однако применительно к обычной осколочно- фугасной моноблочной боевой части такая размерность являлась явно избыточной для применения по большинству типовых целей Для сравнения укажем на то. что масса снаряда 203-мм гаубицы составляет 110 кг. а 152-мм артсистем — менее 45 кг.

Поэтому реактивные снаряды 9М27 системы «Ураган» разрабатывались в нескольких модификациях, отличавшихся комплектацией одной из семейства головных частей различного назначения при неизменной так называемой ракетной части — двигательной установке, стабилизаторах, устройствах взаимодействия с пусковой установкой.

Боевой опыт свидетельствовал о том, что преимущества реактивных систем залпового огня в наибольшей мере проявлялись при внезапном массированном огневом налете на скопления живой силы и небронированной техники противника. По подобным целям наиболее эффективным оказывалось действие относительно малокалиберных — весом в несколько килограммов — осколочных боеприпасов К концу 1960-х гг. они уже были созданы для кассетных авиационных бомб и других видов самолетного вооружения.

Применительно к варианту реактивного снаряда 9М27К была создана кассетная головная часть 9Н128К массой 89 5 кг, оснащенная 30 боевыми элементами 9Н210. Боевой элемент массой 1,85 кг при массе заряда взрывчатого вещества 300 г представляет собой цилиндр диаметром 65 мм и длиной 263 мм. После вскрытия головной части по срабатыванию дистанционной трубки на разлетающихся боевых элементах раскрываются многолопастные стабилизаторы, обеспечивающие их дальнейший устойчивый полет вплоть до соприкосновения головного взрывателя с грунтом и подрыва разрывного заряда, разбрасывающего 370 готовых поражающих элементов, выполненных в виде роликов. Типовые цели характерной площадью 0,35 м2 поражаются осколками с энергией не менее 10 кг. м/с на площади 1150 м2 При характерной площади цепи 1.8 м2 и энергии осколков свыше 135 кг. м/с площадь поражения составляет 930 мг Осколки на дальности 10 м пробивают стальную преграду толщиной 6 мм, а при увеличении удаления до 100 м — 2-мм лист стали.

Длина реактивного снаряда системы «Ураган» с кассетной боевой частью составляет 5,178 м. вес — 271 кг. Диапазон дальностей стрельбы — от 8,5 до 34–35 км.

Наряду с этим был разработан более традиционный реактивный снаряд 9М27Ф с моноблочной фугасной головной частью 9Н128Ф массой 99 кг, снаряженной 57,5 кг взрывчатого вещества. При этом длина реактивного снаряда составляет 4.832 м, масса — 280.4 кг. Создан также вариант 9М27Д с агитационной кассетной головной частью 9Н128Д (шифр «Абзац»), При создании боевой машины 9П140 был использован опыт разработки в начале 1960-х гг. выполненных на шасси семейства ЗиЛ-135 самоходных пусковых установок для комплекса С-5 с крылатой ракетой П-5 и тактического комплекса с неуправляемой ракетой «Луна-М». После освоения серийного производства на Брянском заводе это шасси получило обозначение БАЗ-135ЛМ.

Шестнадцать трубчатых направляющих боевой машины 9П140 расположены в люльке в три ряда, при этом в верхнем установлено всего четыре направляющих. Максимальный угол возвышения достигает 55 град. Горизонтальное наведение производится в секторе ±30 град., при этом в зоне обхода кабины угол возвышения должен превышать 5 град. Вертикальное и горизонтальное наведение со скоростью 3 град./с осуществляется электроприводом. В качестве резервного может задействоваться ручной привод. Уравновешивающий механизм — торсионного типа. Время залпа составляет 8.8 с с постоянным темпом схода реактивных снарядов, либо 20 с с переменным темпом, обеспечивающим лучшую точность стрельбы.

При старте тяжелых реактивных снарядов с мощными двигателями боевая машина подвергается сильному возмущающему воздействию. Поэтому перед боевым применением кормовая часть вывешивается на домкратах, а пакет направляющих размещен таким образом, что хвостовая часть реактивных снарядов опускается почти до уровня осей колес шасси, свешиваясь позади рамы боевой машины. Тем самым снижается плечо действия возмущающих сил и величины соответствующих моментов. Для уменьшения длины боевой машины в транспортном положении с 10.83 до 9,63 м пакет направляющих в положении «по-походному» разворачивается на 180 град. Так что не только «пушки к бою едут задом». Ширина машины в походной конфигурации составляет 2.8 м, высота — 3,225 м. Заряженная боевая машина с расчетом весит 20,2 т, без реактивных снарядов и личного состава — 15,1 т. На шоссе она способна развивать скорость до 65 км/ч, запас хода — 500 км. Время развертывания в боевое положение составляет 3 минуты. Боевой расчет — четыре человека.

Заряжание боевой машины реактивными снарядами, весящими более четверти тонны, требовалось механизировать, поэтому в состав комплекса вводились транспортно-заряжающая машина 9Т452, выполненная на том же шасси ЗиЛ-135ЛМ, несущая 16 реактивных снарядов, а также подъемно-загрузочное оборудование.

На ранней стадии разработки комплекса наряду с колесной техникой для применения в качестве шасси боевой машины рассматривался гусеничный «объект 123», аналогичный используемому в зенитном ракетном комплексе «Круг».

Комплекс 9К57 «Ураган» был принят на вооружение Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 18 марта 1975 г. № 724–227 (здесь и далее документы, определяющие поступпение образцов на вооружение, ряд их характеристик и наименование шифров тем приводятся по данным экспозиции санкт-петербургского Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи). Однако процесс совершенствования системы на этом не закончился, и для расширения ее боевых возможностей в дальнейшем был создан ряд модификаций реактивных снарядов.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 18 июля 1980 г. № 622–205 были приняты на вооружение реактивные снаряды для дистанционного минирования местности (шифр — «Инкубатор»), 9М27К2 с кассетной головной частью 9Н128К2, оснащенной 24 противотанковыми минами 9Н211 (типа ПТМ-1) и 9М27КЗ с кассетной головной частью 9Н128КЗ, снаряжаемой 312 противопехотными минами 9Н212 (типа ПФМ). Противотанковая мина цилиндрической формы при массе 1,5 кг снаряжается 1,1 кг взрывчатого вещества ПВВ-12С. Залп боевой машины обеспечивает минирование 150 га местности. Самоликвидация производится с задержкой от 3 до 40 ч. Противопехотная мина нажимного действия лепестковой формы при массе 80 г содержит 40 г жидкого взрывчатого вещества ВС-6Д. Время самоликвидации — от 1 до 40 ч.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 июня 1983 г. № 622–205 принят на вооружение реактивный снаряд 9М27С с зажигательной головной частью 9Н128С (шифр «Абрикос»).

В соответствии с Приказом Министра обороны от 27 апреля 1989 г. № 0112 на вооружение поступил реактивный снаряд 9М59 с кассетной головной частью 9Н528КЗ, оснащенной девятью противотанковыми минами ПТМ-3 массой по 4,9 кг, снаряженными

1.8 кг взрывчатого вещества. Боевая машина своим залпом обеспечивает дистанционное минирование 250 га местности. Самоликвидация мин производится через 16–24 ч.

Принят на вооружение также реактивный снаряд 9М27К1 с кассетной головной частью 9Н516, оснащенной боевыми элементами осколочного действия с надземным подскоком 9Н235 (шифр «Попрыгунья»).

Шестнадцати трубчатых направляющих боевой машины 9П140 расположены в люльке в три ряда

Системы «Ураган» поступали на вооружение реактивных артиллерийских полков армейского или окружного (в военное время

— фронтового) подчинения. В состав полка входило 36–48 (в отдельном случае — 26) боевых машин. Кроме того, ими была вооружена реактивная артиллерийская бригада, насчитывавшая 72 боевые машины.

Системы «Ураган» применялись во время войны в Афганистане, где в условиях разреженного воздуха максимальная дальность увеличивалась до 41 км. При этом легко представить характер поражаемых целей — маловероятно, что при этом рассчитывались новые таблицы стрельбы. Использовались системы «Ураган» и в ходе боевых действий в Чечне.

По данным справочника «Jane», в 2001 г. боевые машины системы «Ураган» состояли на вооружении армий бывших республик СССР (более 800 боевых машин в России, 50 в Казахстане, 15 в Молдавии, 12 в Таджикистане, 54 в Туркмении, 48 в Узбекистане, 139 на Украине), а также Афганистана (18 боевых машин), Болгарии (84 боевые машины) и Сирии.

«БУРАТИНО»

Применение реактивных систем залпового огня для стрельбы прямой наводкой, казалось бы, попностью противоречит основам тактики применения этого оружия. Хотя в истории Великой Отечественной войны и известны случаи подобного использования «катюш», эти боевые эпизоды можно отнести к тем самым исключениям, которые, как известно, подтверждают правила. Низкая точность реактивных снарядов практически исключала успешное поражение таких точечных целей как танки и артиллерийские орудия, в то время как эти боевые средства противника имели все возможности метким огнем безжалостно уничтожить ничем не защищенные боевые машины систем залпового огня.

С другой стороны, опыт Второй мировой и последующих локальных войн подтвердил оправданность создания такого средства вооруженной борьбы, как бронированные самоходные «штурмовые орудия», предназначенные в первую очередь для подавления огнем прямой наводкой огневых точек, расположенных как в специальных фортификационных сооружениях, так и в «мобилизованных» гражданских строениях. В вермахте они именовались именно таким образом, но и в Советской Армии такие самоходки как, ИСУ-122 и ИСУ-152, наиболее успешно решали данные тактические задачи.

В послевоенное время наряду с ранее известными средствами поражения живой силы в оборонительных сооружениях, включавшими, в частности, различные зажигательные средства, были созданы боеприпасы объемного взрыва (термобарические боевые части, «вакуумные бомбы»), наиболее эффективные при срабатывании внутри замкнутых объемов помещений.

Для успешного применения оружия для поражения личного состава внутри огневых точек и других оборонительных сооружений их носитель должен был иметь защищенность, позволяющую более или менее безопасно приблизиться к цели на дальность прямого выстрела.

Создание 220-мм системы залпового огня «Ураган» стало одной из необходимых предпосылок разработки тяжелой огнеметной системы ТОС-1 с несколько игривым наименованием «Буратино».

Боевая машина системы ТОС-1 создана на базе основного танка Т-72 с заменой башни на поворотный в горизонтальной плоскости и наводимый пс вертикали блок для размещения пакета с 30 направляющими для 220-мм реактивных снарядов. Помимо силовых следящих приводов наведения пакета направляющих, боевая машина комплектуется квантовым дальномером, баллистическим вычислителем, датчиком крена. Масса боевой машины соответствуют базовому образцу танка — 42 т. Дальность стрельбы составляет от 500 до 3500 м.

Тяжелые огнеметные системы ТОС-1 применялись в ходе боевых действий в Чечне.

ТОС-1 «Буратино»

Боевая машина 9А52 комплекса «Смерч» в боевом положении

Боевая машина 9А52 комплекса «Смерч» в транспортном положении

Пакет направляющих РСЗО «Смерч». Вид сзади.

«СМЕРЧ»

Дальнейшее повышение дальности стрельбы реактивных систем залпового огня сверх уровня, достигнутого в советском комплексе «Ураган» и в его американском аналоге MLRS (35–40 км), было ограничено неизбежным для неуправляемых систем ухудшением точности попадания до уровня, исключающего их эффективное боевое применение.

Тем не менее перед Сухопутными войсками ставилась задача поражения объектов на дальностях более 50 км без использования специальных зарядов. В ракете созданного в начале 1970-х гг. комплекса «Точка» использовалась упрощенная, но все-таки относительно дорогостоящая аппаратура системы управления, команды от которой отрабатывались сложными и опять-таки дорогостоящими рулевыми приводами, отклоняющими аэродинамические рули.

При создании комплекса 9К58 «Смерч» тульские конструкторы пошли иным путем На реактивном снаряде установили крайне упрощенную бортовую аппаратуру и газодинамические органы управления, демпфирующие колебания относительно осей тангажа и рысканья. При этом, так же как и на широко известных противотанковой ракете «Малютка» и ракете переносного зенитного комплекса «Стрела-2», за счет вращения ракеты относительно продольной оси достигнуто как упрощение собственно органов управления, так и минимизация рулевого привода.

Применение системы угловой стабилизации обеспечивает парирование возмущений, уводящих реактивный снаряд от заданной траектории, но не способно скомпенсировать влияние разбросов параметров работы его двигательной установки, приводящих к перелету или недолету относительно точки прицеливания. Поэтому для снижения отклонений по дальности бортовая аппаратура выдает команду на отделение боевой части реактивного снаряда по достижению расчетной дальности, чем достигается одноразовая коррекция продольной скорости боеприпаса.

В целом за счет реализации данных мероприятий удалось снизить разброс точек падения до 0,21 % дальности, что даже при пуске по наиболее удаленной цели соответствует приемлемой величине отклонения на местности порядка 150 м.

Выбранные решения по обеспечению точности попаданий определили применение на ракете либо кассетной, либо отделяемой моноблочной головных частей. Аналогично системе «Ураган», для комплекса «Смерч» было разработано семейство модификаций реактивных снарядов, отличающихся головными частями.

Наиболее сложным их них можно считать реактивный снаряд 9М55К1 с кассетной головной частью 9Н152, оснащенной пятью предназначенными для поражения бронеобъектов самоприцеливающимися боевыми элементами, комплектуемыми двухдиапазонными инфракрасными координаторами, обеспечивающими поиск цели под углом 30 град. Самоприцеливающиеся боевые элементы «Мотив-ЗМ» массой 15 кг содержат заряд в 4,5 кг взрывчатого вещества, способный поразить объект с толщиной брони 70 мм на удалении 150 м. Боевые элементы с габаритными размерами 284x255x186 мм аналогичны применяемым в авиационной разовой бомбовой кассете РБК-500. Время самоликвидации при достижении поверхности земли не превышает минуту.

Более простым средством поражения бронетехники является реактивный снаряд 9М55К5 с кассетной головной частью 9Н176 с 646 кумулятивными боевыми элементами с бронепробиеаемостью 120 мм

Для поражения живой силы и небронированной техники предназначен реактивный снаряд 9М55К с кассетной головной частью 9Н139, оснащенной 72 боевыми элементами 9Н235. Боевой элемент цилиндрической формы массой 1,75 кг, длиной 263 мм при диаметре 65 мм содержит 312 г взрывчатого вещества и комплектуется готовыми поражающими элементами двух фракций — тремя сотнями размером 5x5 мм и массой по 0,8 г и шестьюдесятью размером 7x15 мм, массой по 4,5 г. Легкие поражающие элементы на удалении 10 и 100 м обеспечивают пробитие стальных листов толщиной, соответственно, 5 и 1 мм, а тяжелые — 7,5 и 3 мм.

Реактивные снаряды отечественных РСЗО (слева направо):

ЗР7 системы «Коршун»;

«036» системы «Вихрь»;

9М27 системы «Ураган»;

9М55 системы «Смерч»

Пуск реактивного снаряда 9М55 РСЗО 9К58 «Смерч»

Типовые цели характерной площадью 0,35 м2 поражаются осколками с энергией не менее 10 кг. м/с на площади 1150 м2. При характерной площади цели 1,8 м2 и энергии осколков свыше 135 кг. м/с площадь поражения составляет 930 м2, а при энергии 240 кг. м/с — 300 мг.

Дистанционное минирование местности обеспечивается применением реактивного снаряда 9М55К4 массой 800 кг с кассетной головной частью 9Н539, оснащенной 25 противотанковыми минами массой по 4,8 кг.

Для разрушения различных сооружений может использоваться реактивный снаряд 9М55Ф массой 810 кг с отделяемой моноблочной фугасной головной частью, оснащенной зарядом в 92,5 кг взрывчатого вещества.

Разработан также реактивный снаряд 9М55С массой 800 кг с моноблочной зажигательной головной частью.

Реактивные снаряды комплекса «Смерч» при массе около 800 кг несут боевую часть массой 280 кг на дальность от 20 до 70 км. Длина реактивного снаряда составляет около 7,2 м при диаметре 300 мм.

При проектировании боевой машины 9А52 для комплекса «Смерч» было использовано шасси семейства MA3-543M, аналогичное применяемым в зенитной ракетной системе С-300П и преемственное по отношению к MA3-543, использовавшимся в качестве базы пусковых установок широко известного оперативно-тактического комплекса Р-17 (СКАД). Характерной особенностью компоновки боевой машины комплекса «Ураган» является размещение дополнительной кабины позади моторного блока и основной кабины Масса боевой машины в заряженном составляет 43,71 т (без снарядов и расчета — 33,7 т), длина — 12,1 т, ширина — 3.05 м и высота — 3,1 м.

Транспортно-заряжающая машина 9Т234 создана на аналогичном шасси МАЗ. Масса транспортно-заряжающей машины составляет 40,45 т. При движении по шоссе скорость достигает 60 км/ч. а запас хода — 650 км.

Комплекс 9К58 «Смерч» принят на вооружение Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 ноября 1987 г. № 1316-322.

В дальнейшем был создан комплекс «Смерч-М» с боевой машиной 9А52-2 на шасси MA3-543-A1 и транспортно-заряжающей машиной 9Т234-2 на аналогичном шасси. Разработано семейство реактивных снарядов с дальностью, увеличенной до 90 км за счет реализации комплекса мероприятий, аналогичных принятым при повышении дальности модернизированной системы «Град» до 35–40 км, в первую очередь связанных с совершенствованием двигателя.

К вновь разработанным изделиям, согласно справочнику Jane, относятся следующие:

— Реактивный снаряд 9М525 с кассетной головной частью, комплектуемой 72 боевыми элементами массой по 1,75 кг;

— Реактивный снаряд 9М526 с кассетной головной частью, оснащенной пятью боевыми самоприцеливающимися элементами с двухдиапазонными инфракрасными координаторами;

— Реактивный снаряд 9М527 с кассетной головной частью, оснащенной 25 противотанковыми минами массой по 4,8 кг;

— Реактивный снаряд 9М528 массой 815 кг с моноблочной фугасной головной частью, оснащенной зарядом 95 кг:

— Реактивный снаряд 9М529 с моноблочной термобарической головной частью, содержащей 100 кг объемно — детонирующего наполнителя:

— Реактивный снаряд 9М530 с проникающей фугасной головной частью:

— Реактивный снаряд 9М531 с кассетной головной частью с 646 боевыми элементами с бронебойностью 120 мм

Наряду с применением реактивных снарядов систем «Смерч» и «Смерч-М» как оружия для поражения целей, в соответствующей модификации они могут использоваться в качестве средства доставки к объекту разведки одноразовых беспилотных летательных аппаратов Р-90, разработанных в Казанском НИЦ «ЭНИКС» и неоднократно экспонировавшихся на авиасалонах, начиная с МАКС-93. Беспилотный разведчик оснащается телевизионной аппаратурой. системой спутниковой навигации, средствами передачи телевизионной информации на дальность до 70 км. Беспилотный летательный аппарат снабжен пульсирующим воздушно- реактивным двигателем и раскрываемыми после отделения тандемно расположенными крыльями большого удлинения.

Беспилотный аппарат способен осуществлять программный разведывательный полет продолжительностью до получаса со скоростью до 145 км/ч.

Согласно справочнику Jane, в 2001 г. около 300 боевых машин состояло на вооружении армии России, 94 — Украины, 48 — Белоруссии, 6 — Объединенных арабских эмиратов. Кроме этого, системы «Смерч» поступили в армии Индии и Кувейта.

Дальнейшие перспективы

В современных финансово-экономических условиях перспективы производства и дальнейшего совершенствования отечественного оружия в решающей мере зависят от возможности их экспортных поставок и, следовательно, поступления денежных средств от иностранных заказчиков. Среди систем залпового огня наибольшим экспортным потенциалом, по-видимому, обладает система «Смерч». За прошедшие четыре десятилетия производство аналогов «Града» всеми праведными и неправедными путями освоили десятки стран. Система «Ураган» по основным свойствам близка к американской MLRS, а заокеанские производители весьма ревностно относятся к сохранению своих позиций на рынке вооружений. Система «Смерч» в настоящее время не имеет аналогов, хотя тульским конструкторам уже «наступают на пятки» китайцы со своей системой WM-80. предназначенной для поражения целей на дальностях до 80 км.

В то же время система «Смерч» обладает также и значительным модернизационным потенциалом. В 2002 г. в журнале «Военный парад» в NeNs 2 и 3 опубликованы статьи, раскрывающие возможные направления дальнейшего совершенствования 300-мм систем. Отмечается, что реализованная к настоящему времени дальность 90 км не является предельной — возможно ее увеличение до 120 км и более. Однако при этом для эффективного применения необходимо обеспечить дальнейшее улучшение точности стрельбы.

Отмечается, что еще не вполне исчерпаны перспективы совершенствования системы угловой стабилизации и коррекции дальности, аналогичной реализованной в комплексе «Смерч». Совершенствование методов стабилизации, осуществление коррекции с учетом возмущений, действующих как на активном, так и на пассивном участках траектории, позволит улучшить точность почти в два раза. Применение новой элементной базы может обеспечить по крайней мере двукратное снижение весогабаритных показателей блока системы коррекции, обеспечив соответствующее утяжеление боевой части или топливного заряда двигателя.

Еще большие возможности в части улучшения точности попаданий открывает переход к упрощенной бесплатформенной инерциальной системе управления или к системе радиоуправления. В последнем варианте обеспечивается возможность поражения подвижных целей при применении перспективной системы залпового огня в составе разведывательно-ударных комплексов. Однако при этом возникают специфические именно для данного оружия проблемы одновременного радиокомандного наведения большого числа одновременно летящих реактивных снарядов. Использование как упрощенной инерциальной системы, так и радиокомандного наведения сопряжено с переходом к классическому непрерывному управлению. В качестве соответствующего конструктивного решения рассматривается размещение в передней части реактивного снаряда блока аэродинамических рулей. При этом за счет реализации режима подпланирования открывается возможность увеличения максимальной дальности на треть в сравнении с достижимой при традиционной для таких снарядов баллистической траектории.

Определенные перспективы связаны и с совершенствованием боевого оснащения Так, уже найдены технические решения. обеспечивающие снижение массогабаритных показателей самоприцеливающихся боевых элементов, что позволит удвоить их число в боевой части 300-мм реактивного снаряда и применить для комплектации 122-мм реактивных снарядов.

Предусматривается и дальнейшее совершенствование боевых машин комппексов в части применения современных ЭВМ. средств навигации и прицеливания, повышения степени автономности, всепогодности и всесуточности применения. Возможно также использование пакетного заряжания, в том числе и блоками со снарядами различных калибров.

В последнее время опубликованы фотографии нового варианта системы «Смерч» с размещением на пятиосном шасси.

Показательно то, что на протяжении четырех десятилетий коллектив ФГУП «ГНПП «Сплав», как с 1992 г. именуется бывший НИИ точного машиностроения, не только создал три базовых образца реактивных систем залпового огня, ставших основой соответствующего вооружения нашей армии, но и в процессе поспедовательной модернизации обеспечил расширение их боевых возможностей и поддержание их характеристик на уровне современных требований. Такой процесс эволюционного развития системы реактивного вооружения обеспечил достижение высокой результативности при минимальных затратах, а в современных сложных экономических условиях зачастую является единственно возможным путем поддержания боевых возможностей армии на требуемом уровне.

Достигнутые успехи в создании реактивных систем залпового огня и предпосылки для их дальнейшего совершенствования обеспечены напряженным трудом коллектива тульских конструкторов, в различные годы руководимых Александром Николаевичем Ганичевым, Владимиром Николаевичем Рогожиным, Геннадием Алексеевичем Рогожиным и Николаем Александровичем Макаровцом.

РСЗО 9К58 «Смерч» на шасси автомобиля «Татра»

Литература

Баллистические ракеты подводных лодок России. Под редакцией И.И Величко, «ГРЦ «КБ им. академика В П. Макеева», Миасс, 1994 г.

С М Ганин, А.В. Карпенко. В.В. Колногоров, Г.Ф Петров. Беспилотные летательные аппараты. «Невский бастион», СПб. 1999 г.

А.З. Карпенко. Отечественные тактические ракетные комплексы. «Невский бастион». СПб, 1999 г.

В С. Князьков Молодежи о военной технике. Издательство ДОСААФ. М. 1983 г.

М М. Ленский, Цыбин, Советские Сухопутные войска в поспедний период СССР

Оружие России. Том VII, АОЗТ «Военный парад». М.1997 г.

Оружие России 2000 г.

Оружие России 2001–2002 гг.

А.Б. Широкорад Отечественные минометы и реактивная артиллерия Харвест Минск-Москва, 2000 г.

Jane’S armour and artillery, 2000-2001

Михаил Растопшин

Зарубежные реактивные системы залпового огня

Успехи Советского Союза в создании РСЗО, несомненно, оказали влияние на другие государства, наиболее развитие из которых только в 1970–1980 гг. смогли создать современные образцы этого грозного оружия.

РСЗО является одним из эффективных средств полевой артиллерии сухопутных войск. Важнейшими достоинствами этого вооружения считаются внезапность и высокая плотность огня по площадным целям как в наступлении, так и в обороне при любой погоде днём и ночью. С появлением кассетных боевых частей (БЧ) РСЗО получили возможность наносить сплошное поражение живой силе и технике на всей площади распределения ракет при стрельбе залпом. К положительным качествам РСЗО относятся также способность манёвра огнём, высокая мобильность самоходных пусковых установок (ПУ). снижающая их уязвимость от огня артиллерии и ударов авиации, простота конструкции, сравнительно низкая стоимость.

Одной из главных задач РСЗО за рубежом считают борьбу с бронетанковой техникой с помощью кассетных БЧ, снаряженных самоприцеливающимися, самонаводящимися, кумулятивно-осколочными кассетными элементами (КЭ) и противотанковыми минами (ПТМ).

Ракетные системы залпового огня состоят на вооружении сухопутных войск США. ФРГ. Японии, Испании, Израиля, Китая, ЮАР, Австрии, Бразилии и др. стран.

Немного истории

Впервые РСЗО были использованы в боевых условиях Советским Союзом в начале Великой Отечественной войны (ВОВ). В свою очередь, зарубежные образцы реактивной артиллерии, появившиеся во время ВОВ и в послевоенный период, значительно уступали по своим тактико-техническим характеристикам советским РСЗО. Немецкие буксируемые шестиствольные миномёты были значительно менее эффективны, чем советская РСЗО БМ-13 как по величине залпа, так и по манёвренности. В США полевая реактивная артиллерия начала развиваться с 1942 г.

В послевоенный период реактивная артиллерия начинает внедряться во многих иностранных армиях, но только в 1970-е гг. ФРГ стала первой страной НАТО, в которой на вооружение сухопутных войск поступила РСЗО LARS, отвечающая по своим тактико-техническим характеристикам современным требованиям.

В 1981 г. в США принята на вооружение РСЗО MLRS, производство которой началось летом 1982 г. Программа оснащения армии этой системой рассчитывалась на много лет. В основном производство системы MLRS осуществлялось заводом фирмы «Воут» в г. Ист-Кэмден, шт. Арканзас. Планировалось за 15 лет произвести примерно 400000 ракет и 300 самоходных пусковых установок. В 1986 г. для оснащения блока НАТО был организован международный консорциум по производству РСЗО MLRS, в который вошли фирмы США, ФРГ, Великобритании, Франции и Италии. Вместе с тем, 8 период с 1981 по 1986 гг. ФРГ, Франция, Италия и др. продолжали завершение своих программ по созданию РСЗО собственных конструкций.

РСЗО MLRS (США)

Система MLRS предназначена дпя поражения бронетехники, артиллерийских батарей, скоплений открыто расположенной живой силы, средств ПВО, командных пунктов и узлов связи, а также других целей.

РСЗО MLRS включает самоходную пусковую установку (ПУ), ракеты в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) и аппаратуру управления огнём. В артиллерийскую часть ПУ, смонтированную на гусеничной базе американской БМП М2 «Брэдли», входят: неподвижное основание, установленное на корпусе шасси; поворотная платформа с закреплённой на ней качающейся частью, в бронированной коробчатой ферме которой находятся два ТПК; механизмы заряжания и наведения. Необходимая жёсткость установки на огневой позиции обеспечивается выключением подрессоривания ходовой части.

В бронированной кабине размещается расчёт из трёх человек: командир, наводчик и механик-водитель. Там же смонтирована аппаратура управления огнём, включающая ЭВМ, средства навигации и топопривязки, а также пульт управления. Аппаратура управления огнём РСЗО MLRS может сопрягаться с автоматизированными системами управления огнём полевой артиллерии. Создаваемое в кабине избыточное давление и фильтровентиляционная установка защищают расчёт от газов, образующихся при стрельбе, и от поражающих факторов при применении атомного и химического оружия.

Пусковая установка MLRS не имеет традиционных направляющих. Два ТПК с ракетами размещаются в бронированной коробчатой ферме качающейся части ПУ. Они представляют собой пакет из шести стеклопластиковых трубчатых направляющих, смонтированных в два ряда в коробчатой ферме, выполненной из алюминиевого сплава. ТПК снаряжаются ракетами на заводе-изготовителе и герметизируются, что обеспечивает сохранность ракет без обслуживания в течение 10 лет. Предстартовой подготовки ракет к стрельбе практически не требуется.

Система управления огнём использует сигналы со спутников глобальной системы навигации МО США, позволяющие экипажу РСЗО точно устанавливать своё положение на земной поверхности перед запуском ракет.

После введения в аппаратуру управления огнём установок для стрельбы наведение ПУ осуществляется по команде с помощью эпектрогидравлических силовых приводов. На случай отказа предусмотрены ручные приводы.

Ракеты состоят из БЧ, РДТТ и раскрывающегося в полёте стабилизатора.

БЧ РСЗО MLRS может быть многоцелевой либо противотанковой. Многоцелевая БЧ предназначена для поражения живой силы, огневых средств и бронированных машин. Такая БЧ снаряжена 644 кумулятивно-осколочными КЭ М77 с бронепробиваемостью 70 мм. Противотанковая БЧ снаряжается шестью самоприцеливающимися КЭ SADARM (бронепробиваемость- 100 мм) либо 28 противотанковыми минами типа АТ-2 (бронепробиваемость — 100 мм). В то же время продолжались работы по созданию КЭ TGCM. ВАТ, а также фугасных КЭ и противовертолётных мин.

В 1990 г. армия США приняла на вооружение тактическую армейскую ракету ATACMS (Army Tactical Missile System), предназначенную для использования с РСЗО MLRS. В 1986 г фирма LTV (США) получила заказ на разработку этой ракеты, а в феврале 1989 г. началось её серийное производство. События в Персидском заливе обусловили размещение в 1991 г. этих ракет в Саудовской Аравии.

Самоходная пусковая установка РСЗО MLRS на гусеничной базе американской БМП М2 «Брэдли» (вверху); Пуск ракеты ATACMS РСЗО MLRS (слева)

Противотанковая мина АТ-2

Установка с помощью РСЗО противотанковых мин АТ-2

В 1984 г. применительно к снаряжению БЧ ракеты ATACMS отделение Electronics Systems американской фирмы Northrop начало разработку КЭ ВАТ (Brilliant Anti-Tank). Аббревиатура «ВАТ» переводится как «летучая мышь» и несёт определённое смысловое значение. Как летучие мыши используют ультразвук для ориентации в пространстве, так и КЭ ВАТ имеет в ГСН акустический и ИК датчики обнаружения целей.

КЭ ВАТ способен обнаруживать и сопровождать движущиеся бронецели с последующим испопьзованием ИК датчика для наведения на уязвимые зоны танков и других бронемашин. Кассетные элементы ВАТ предназначены для снаряжения БЧ ракет ATACMS (Block 2). Поспе выбрасывания из БЧ КЭ ВАТ начинают свободное падение. Масса каждого элемента равна 20 кг, длина 914 мм, диаметр — 140 мм. После отделения от ракеты КЭ ВАТ использует акустическую сенсорную систему, состоящую из четырёх зондов, действие которых дифференцированно по времени для обнаружения и отслеживания подразделений бронемашин Затем включается вмонтированная в носовую часть КЭ ИК-ГСН для наведения на бронецель, которая поражается с помощью кумулятивной БЧ. КЭ ВАТ может поражать цели в сложных метеорологических условиях при низкой облачности. сильном ветре и даже при высокой запылённости атмосферы.

Система MLRS создана корпорацией LTV Missiles and Electronics Group, в которую входят фирмы Atlantic Research Corporation (изготовление РДТТ), Brunswick Corporation (производство пусковых контейнеров), Morden Systems (создание систем управления огнём) и Sperry-Vickers (изготовление привода ПУ), Для обнаружения целей на больших дальностях американская фирма Boeing Military Airplane разработала запускаемый с помощью РСЗО MLRS дистанционно пилотируемый аппарат Robotic Air Vehicle-3000 (RAV-3000). ДПЛА RAV-3000 снабжён воздушно- реактивным двигателем. РСЗО комплектуется двенадцатью ДПЛА, которые могут запускаться одновременно. Перед запуском ДПЛА программируются на выполнение различных задач, включая поиск целей с учётом радиоэлектронного противодействия. ДПЛА размещается в контейнере на заводе-изготовителе и может храниться в течение пяти лет без технического обслуживания.

Производство РСЗО MLRS для НАТО

США не упускают малейшей возможности заработать на торговле оружием. Исключением не является акция американцев по внедрению РСЗО MLRS во все страны НАТО. Заранее предусматривалось, что до 2010 г. эта система будет единой не только для американской армии, но и для всех стран этого военного блока.

В 1986 г. в рамках блока НАТО был образован международный консорциум по производству РСЗО MLRS. в который вошли фирмы США, ФРГ, Великобритании. Франции и Италии.

Серийное производство систем MLRS в Европе осуществляется отделением Tactical missiles division фирмы Aerospatiale (Франция) по лицензии США.

Харантеристики системы MLRS

Ракетная система

Боевой расчёт 3 человека

Боевая масса 25000 кг

Тягач

Тип Шасси БМП М2 «Брэдли»

Мощность двигателя 373 кВт

Максимальная скорость движения 64 км/ч

Длина пробега (без заправки) 480 км

Пусковая установка

Число пусковых труб 12

Вид огня Большая, малая серия, одиночный огонь

Скорострельность 12 выстрелов за 50 с

Время перезаряжения Около 10 мин.

Ракеты

Калибр 227/237 мм

Длина 3,94 м

Масса 310 кг

Дальность стрельбы 10–40 км

Боевая часть С КЭ или ПТМ

Взрыватель Дистанционный

Система MLRS на учениях армии ФРГ

Пуск реактивного снаряда РСЗО MLRS

Ракета с кассетной БЧ:

1 — взрывательное устройство; 2 — кумулятивно-осколочные КЭ: 3 — цилиндрический полиуретановый блок; 4 — запал; 5 — сопло, 6 — лопасти стабилизатора: 7 — твёрдотопливный ракетный двигатель; 8 — надкалиберные насадки.

Ракеты ATACMS в Персидском заливе

События в Персидском заливе наглядно показали, насколько эффективным было там применение РСЗО. Во время боевых действий из РСЗО было выпущено свыше 10000 обычных ракет и 30 ракет ATACMS с дальностью действия 100 км.

Всего в войне з Персидском заливе по бронированным целям было выпущено 30 ракет ATACMS (Block 1). Боевые части ракет Block 1 содержат 950 кумулятивно-осколочных кассетных элементов М74. Траектория полёта ракеты ATACMS не является полностью параболической: на её нисходящем участке ракета управляется аэродинамическим способом, что препятствует обнаружению противником точки пуска. Направление движения ракеты при выстреле может отклоняться от прямого направления на цель на угол до 30 град, по азимуту. Высота и время выброса кассетных элементов этой ракеты программируются.

Перед началом боевых действий ракеты ATACMS были дислоцированы в Саудовской Аравии, откуда они запускались по объектам ПВО и службам тыла на территории противника. При этом всегда наблюдалось комбинированное использование РСЗО с батареями М109 и М110 для обеспечения непосредственной огневой поддержки передовых частей. Представители вооружённых сил Ирака сообщили, что действие такого огня было просто опустошающим, как после недельной бомбардировки В- 52. Так, при ведении контрбатарейного огня из РСЗО в течение 10 минут одной батареей было уничтожено 250 человек.

Исходя из опыта ведения войны в Персидском заливе максимальная дальность стрельбы РСЗО MLRS при использовании ракет с КЭ была увеличена с 32 до 46 км. Для достижения такой дальности стрельбы понадобилось уменьшить длину БЧ на 27 см, а заряд твёрдого топлива на столько же удлинить. БЧ XR-M77 (с увеличенной дальностью действия) содержит на два слоя КЭ меньше (518 шт.). Но уменьшение числа КЭ компенсируется повышением точности стрельбы, что обеспечивало такую же эффективность действия новой ракеты. Опытные образцы новой ракеты были испытаны в ноябре 1991 г. на полигоне White Sands (США). Разработка этой ракеты была вызвана военными действиями в районе Персидского залива

Самоходная ПУ системы HIMARS

Выгрузка самоходной ПУ системы HIMARS из ВТС С-130

Лёгкая РСЗО HIMARS

В своё время американская фирма Loral Vought Systems занималась созданием артиллерийской ракетной системы повышенной мобильности (HIMARS), предназначенной для удовлетворения потребности армии США в лёгком мобильном варианте РСЗО MLRS. которую можно транспортировать самолётом С-130 Hercules.

Существующую установку РСЗО MLRS можно транспортировать только на самолётах С-141 и С-5, но не на самолёте С-130 из- за её больших габаритных размеров и массы. Возможность транспортирования системы HIMARS на самолёте С-130 была продемонстрирована на ракетном полигоне в штате Нью-Мексико. По данным фирмы Loral, потребуется на 30 % меньше авиарейсов, чтобы перевести батарею системы HIMARS, по сравнению с перевозкой батареи существующих РСЗО MLRS.

Система HIMARS включает в себя шасси среднего тактического грузовика (6x6) массой 5 т, на кормовой части которого смонтирована ПУ с контейнером на 6 ракет MLRS. Существующее РСЗО MLRS имеет два контейнера с ракетами и массу 24889 кг, в то время как система HIMARS имеет массу лишь 13668 кг.

Контейнеры новой системы такие же, как в системе РСЗО MLRS серийного производства. Система HIMARS имеет единый блок из шести ракет MLRS и те же характеристики, что и система РСЗО MLRS, включая СУО, системы электроники и связи.

Тенденции развития зарубежных РСЗО

Создание европейского консорциума MLRS-EPG обусловило замену устаревших РСЗО в странах НАТО системой MLRS Можно предполагать, что РСЗО MLRS будет навязана и поставлена на вооружение не только странам НАТО. По этой причине РСЗО, созданные в ФРГ, Франции, Италии и др. странах, после принятия на вооружение MLRS стали достоянием истории. Всем им были присущи уже известные общие конструктивно-схемные решения.

Пусковые установки состоят из артиллерийской и ходовой частей. Артиллерийская часть включает: пакет из определённого количества стволов, поворотную раму, тумбу, подъёмные поворотные механизмы, электрооборудование, прицельные приспособления и др.

Ракеты РСЗО имеют твёрдотопливный двигатель, работающий на небольшом участке траектории. Борьба с бронетехникой обусловила снаряжение ракет кассетными БЧ с кумулятивно-осколочными КЭ либо с противотанковыми минами. В своё время дистанционному минированию в европейских странах уделялось большое внимание. Внезапное минирование местности воспрещает или затрудняет манёвр танков противника, создавая одновременно благоприятные условия для поражения их другими противотанковыми средствами Установка углов наведения и их восстановление от выстрела к выстрелу осуществляется автоматически с помощью силовых приводов.

В числе недостатков, присущих РСЗО, особенно старых конструкций, можно назвать такие: значительное рассеивание боеприпасов: ограниченная возможность манёвра огнём вследствие трудностей получения малых дальностей стрельбы (поскольку двигатель ракеты работает до полного выгорания топлива): в конструктивном отношении ракета более сложна, чем артиллерийский выстрел; стрельба сопровождается хорошо заметными демаскирующими признаками — пламенем и дымом; происходят значительные перерывы между залпами из-за необходимости смены позиции и перезаряжания пусковых установок.

Рассмотрим особенности некоторых зарубежных РСЗО. созданных до проникновения MLRS в различные страны

Пуск ракеты ATACMS РСЗО MLRS

РСЗО LARS-2 на шасси 7-тонного автомобиля повышенной проходимости армии ФРГ на учениях;

110-мм 36-ствольная РСЗО LARS (внизу);

РСЗО LARS (ФРГ)

В 1970-е гг. ФРГ была единственной страной НАТО, имевшей на вооружении сухопутных войск многоствольную систему залпового огня LARS (Leichte Artillerie Raketen System). РСЗО LARS представляет собой 110-мм 36-ствольную самоходную пусковую установку. которая была оазработана в двух вариантах, с одним пакетом из 36 стволов и с двумя пакетами по 18 стволов в каждом.

В качестве шасси использовался 7-тонный армейский автомобиль повышенной проходимости. Кабина водителя имеет лёгкое бронирование для предохранения окон от газовых струй снарядов. БЧ ракет LARS оснащались следующими боеприпасами: противотанковыми минами АТ-2, осколочными элементами и дымовыми шашками.

Но несмотря на модернизацию, к 1980-м гг. РСЗО LARS по дальности стрельбы, калибру ракет и эффективности их действия по различным целям уже не соответствовала новым требованиям Однако как средство быстрой постановки минных взрывных заграждений перед наступающими танками противника РСЗО LARS продолжала оставаться на вооружении армии ФРГ.

В результате модернизации, проведённой в начале 1980-х гг., РСЗО LARS получила наименование LARS-2 Новая система также смонтирована на 7-тонном автомобиле повышенной проходимости. РСЗО LARS-2 оснащена приборами для проверки технического состояния ракет и управления стрельбой. Максимальная дальность стрельбы — 20 км.

В составе батареи РСЗО LARS-2 имеется система «Фера», включающая специальные пристрелочные ракеты, радиолокатор слежения за траекториями их полёта. Радиолокатор совместно с вычислительным блоком смонтированы на одном автомобиле. Одна система «Фера» обслуживает 4 ПУ В БЧ пристрелочных ракет установлены отражатели и усилители радиолокационных сигналов. Последовательно с установленным интервалом осуществляется пуск 4 ракет. За траекториями их полёта автоматически следит радиолокатор. Среднее значение четырёх траекторий вычислительный блок сравнивает с расчётными и определяет поправки, которые и вводятся в установки прицельных устройств. Так учитываются ошибки при определении координат цели и огневой позиции ПУ, а также отклонения метеорологических и баллистических условий в момент стрельбы от действительных.

Характеристики системы LARS

Боевой расчёт 3 человека

Боевая масса 16000 кг

Тягач

Тип Автомобиль MAN

Мощность двигателя 235 кВт

Максимальная скорость движения 90 км/ч

Длина пробега (без заправки) 800 км

Пусковая установка

Число пусковых труб 36

Вертикальный угол наведения до +55 град.

Горизонтальный угол наведения ±95 град.

Вид огня Большая, малая серия, одиночный огонь

Скорострельность 36 выстр./18с

Время перезаряжения Около 10 мин.

Ракеты

Калибр 110 мм

Длина 2,26 м

Масса 32…36 кг

Дальность стрельбы 20 км

Боевая часть С КЭ или минами АТ-2

Взрыватель Ударный (дистанционный)

РСЗО LARS-2 в боевом положении

Бразильская РСЗО ASTROS II

Состоящая на вооружении сухопутных войск Бразилии РСЗО ASTROS II обеспечивает стрельбу тремя типами ракет различного калибра (127, 180 и 300 мм) в зависимости от типа цели. Ракеты имеют осколочно-фугасную или кассетную БЧ. Батарея РСЗО имеет в своём составе машину управления огнём, от четырёх до восьми ПУ и по одной транспортно-заряжающей машине на каждую установку. В качестве ходовой части всех компонентов батареи используется шасси десятитонного автомобиля TECTRAN повышенной проходимости. На машине управления огнём установлены: швейцарская РЛС корректировки огня, вычислительное устройство и средство радиосвязи.

Бразильская фирма Avibras во время операции «Буря в пустыне» в районе Персидского залива не упустила случая для испытаний своей РСЗО ASTROS II, которая была оснащена тремя типами БЧ. РСЗО ASTROS II может вести огонь тремя различными типами ракет: SS-30. SS-40 и SS-60 для различных дальностей стрельбы. Эти ракеты несут боеприпасы двойного действия (по борьбе с бронированной техникой и живой силой) с эффективной площадью поражения, зависящей от установки электронного взрывателя на определённую высоту срабатывания. Фирмой Avibras разработаны три новых БЧ, позволяющих увеличить типы поражаемых на больших дальностях стрельбы целей, что. по мнению фирмы. может в какой-то степени заменить применение в таких случаях авиации. Первый вариант представляет собой фугасную зажигательную БЧ, снаряжённую белым фосфором, для борьбы с живой силой, быстрой постановки дымовой завесы и уничтожения материапьных объектов. Второй вариант БЧ предназначен для установки трёх различных типов мин: противопехотных с радиусом действия 30 м. для поражения материальных объектов и противотанковых мин, обеспечивающих пробитие 120-мм брони. Третий вариант БЧ обеспечивает ведение боевых действий по воспрещению использования противником аэродромов и несёт значительное число кассетных элементов с взрывателем замедленного действия и мощным зарядом ТНТ, обеспечивающим пробитие армированного бетона топщиной более 400 мм. При этом радиус образующегося в бетонном покрытии кратера составляет 550–860 мм, а глубина кратера — 150–300 мм. Кроме того, по утверждению фирмы, такие боеприпасы по воспрещению обеспечивают также поражение самолётов, ангаров и оборудования по восстановлению авиационной техники.

Испанская РСЗО TERUEL-3

В Испании в 1984 г. была создана РСЗО TERUEL-3, включающая два пусковых контейнера (по 20 трубчатых направляющих в каждом), систему управления огнём, средства топопривязки и связи, а также метеорологическое оборудование. Аппаратура управления РСЗО и расчёт из пяти человек размещаются в бронированной кабине автомобиля повышенной проходимости. В состав РСЗО входит автомобиль подвоза боеприпасов, способный транспортировать 4 контейнера по 20 ракет. В систему управления огнём входит вычислительное устройство, определяющее исходные данные для стрельбы и количество боеприпасов в зависимости от характеристик цели. Ракета может снаряжаться осколочно-фугасной БЧ либо кассетной БЧ с кумулятивно-осколочными КЭ или противотанковыми (противопехотными) минами.

Всего сухопутным войскам Испании ранее было намечено поставить около 100 систем TERUEL-3.

Испанская РСЗО TERUEL-3

РСЗО RAFAL-145 (Франция)

РСЗО RAFAL-145 принята на вооружение в 1984 г, ПУ состоит из трёх пакетов трубчатых направляющих, общее количество которых — 18 Калибр ракеты — 160 мм. Максимальная дальность стрельбы — 30 км. минимальная — 9 км. Масса ракеты — 110 кг, масса БЧ — 50 кг. ПУ монтируется на шасси автомобиля. Аппаратура пуска ракет и управления стрельбой размещается в кабине автомобиля. Кассетная БЧ ракет может снаряжаться кумулятивно-осколочными КЭ или ПТМ.

Бразильские РСЗО ASTROS II

Итальянская РСЗО FIROS-30

РСЗО FIROS-30 (Италия)

Итальянская фирма SNIA BPD в 1987 г. сдала на вооружение армии РСЗО FIROS-30, в состав которой входят: ПУ, 120-мм неуправляемые ракеты v транспортно-заряжающая машина. ПУ содержит два сменных пакета с 20 трубчатыми направляющими в каждом, подъёмный и поворотный механизмы, а также систему пуска ракет. ПУ может размещаться на автомобиле или гусеничном бронетранспортёре, либо на прицепе. Максимальная дальность стрельбы — 34 км. БЧ ракет могут быть осколочно-фугасными, осколочными или кассетными, снаряженными противопехотными или противотанковыми минами.

Пути повышения боевых характеристик зарубежных РСЗО

Основными направлениями развития зарубежных РСЗО являются: увеличение дальности и повышение точности стрельбы; повышение огневой производительности; расширение числа задач, решаемых РСЗО; повышение мобильности и боевой готовности.

Увеличение дальности стрельбы осуществлялось путём увеличения калибра ракет, применения высокоэнергетических ракетных топлив и использования облегчённых БЧ. Как правило, с увеличением диаметра двигателя возрастает масса заряда твёрдого топлива, что повышает дальность стрельбы Так, повышение калибра американской РСЗО MLRS с 227 до 240 мм позволило увеличить дальность стрельбы до 32 км. В другом случае за счёт уменьшения массы БЧ со 159 до 107 кг удалось увеличить дальность стрельбы до 40 км.

Повышение точности стрельбы достигалось за счёт создания кассетных самонаводящихся и самоприцеливающихся элементов, а также использования автоматизированных систем управления (АСУ) огнём батареи РСЗО, применения специальных пристрелочных ракет, снабжения ПУ автоматическими системами восстановления наводки, совершенствования конструкций и технологий изготовления пусковых установок и неуправляемых ракет.

АСУ огнём батареи РСЗО существенно сокращают время на подготовку к открытию огня и увеличивают точность стрельбы за счёт меньшего «старения» данных о координатах цели. После получения распоряжения на поражение цели её координаты вводятся в вычислительную систему. Система управления огнём указывает ПУ, которая наиболее эффективно сможет выполнить задачу, рассчитывает для неё установки прицельных устройств и взрывателей БЧ. передавая их по каналам кодированной радиозвязи.

Применение устройств автоматического ввода поправок и установки прицела для компенсации наклона ПУ на местности исключает надобность в её горизонтировании и вывешивании на домкратах или иных опорных устройствах. Достаточно включить тормозное устройство ходовой части и выключить её подрессоривание. При этом время перевода ПУ из походного положения в боевое и наоборот сокращается до 1 мин. что весьма важно для РСЗО. сильно демаскирующей себя в момент залповой стрельбы.

Динамическое нагружение пусковой установки за время залпа изменяет её положение на грунте и вызывает упругие колебания конструкций, часто с возрастающей амплитудой, в результате чего углы наведения сбиваются. Применение системы автоматического восстановления углов наведения ПУ от выстрела к выстрелу повышает точность стрельбы и уменьшает рассеивание ракет при стрельбе залпом.

Повышение огневой производительности РСЗО осуществлялось путём механизации заряжания и перезаряжания ПУ. автоматизации систем наведения и пуска, применения автоматизированных систем управления огнём, устройств выбора типа БЧ из числа заряженных в ПУ ракет.

Механизация заряжания базируется на использовании предварительно снаряженных пакетов направляющих, автомобильных кранов, кранов транспортно-заряжающих машин. Наиболее перспективным решением является заряжающее устройство, являющееся частью конструкции ПУ.

Расширение числа боевых задач, решаемых РСЗО, достигается. главным образом, созданием различных типов основных и специальных боевых частей ракет. Для повышения эффективности действия ракет у цели большинство боевых частей выполняются кассетными.

Повышение мобильности и готовности РСЗО обеспечивается созданием самоходных пусковых установок на базе гусеничных или колёсных машин высокой проходимости, использованием современных средств топопривязки, применением высокоскоростных механизмов перевода ПУ из походного положения з боевое и обратно, механизации процесса заряжания ПУ и автоматизации систем наведения и управления огнём.

Сухопутные войска стран НАТО, имеющие современные РСЗО, способны:

— эффективно поражать ракетами с кассетными ВЧ значительно превосходящую численно артиллерию противника;

— устанавливать на большом удалении противотанковые минные заграждения;

— поражать при помощи самонаводящихся и самоприцеливающихся КЭ наступающие бронированные колонны противника.

РСЗО «Смерч» на шасси автомобиля «Татра»

РСЗО «Смерч»

РСЗО «Ураган»

РСЗО «Смерч»

РСЗО «Смерч». Вид 3/4 сзади

Сергей ГАНИН, Владимир КОРОВИН, Александр КАРПЕНКО, Ростислав АНГЕЛЬСКИЙ

Система — 75

Ракеты комплексов типа С-75 с прямоточными двигателями

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» №№ 10. 12/2002 г… № 1/2003 г.

В середине 1950-х гг… по мере совершенствования средств воздушного нападения все большее значение стали приобретать проблемы увеличения дальности, высоты и скорости полета зенитных управляемых ракет. С учетом ограниченных энергетических возможностей существовавших в те годы двигательных установок, для решения этой проблемы было предложено использование ракетно-прямоточных или прямоточных воздушно-реактивных двигателей, в создании которых к этому времени были достигнуты определенные успехи как в нашей стране, так и за рубежом. В числе летательных аппаратов, использовавших в те годы подобные двигательные установки, были межконтинентальные крылатые ракеты «Буря» и «Навахо», ЗУР «Бомарк», «Тэйлос» и «Бладхаунд», летающие лаборатории «Вега» и «Статалтекс». Опираясь на этот позитивный опыт, в 1958 г. к проектированию зенитных ракет с прямоточными двигателями приступили в СССР. Практически одновременно эти работы начались в ОКБ-8 по ракете ЗМ8 для ЗРК «Круг», в ОКБ-134 по ракете ЗМ9 для ЗРК «Куб» и в ОКБ-2 по ракете 17Д для комплекса С-75М.

Ракета В-751 (Летающая лаборатория КМ)

Первые работы по использованию двигательных установок подобного типа в ОКБ-2 начались еще в середине 1950-х гг. В то время конструкторское бюро приняло участие в проведении работ по экспериментальной ракете КМ (В-751), проводившихся совместно с ОКБ-670 М М. Бондарюка, имевшим к тому времени более чем десятилетний опыт работ над прямоточными воздушно-реактивными двигателями.

КМ представляла собой двухступенчатую ракету, выполненную на основе разработанной в ОКБ-670 неуправляемой ракеты «025», оснащенной твердотопливным стартовым ускорителем и небольшим, работающим на бензине сверхзвуковым ПВРД. Эта ракета должна была стать летающей лабораторией, предназначенной для исследования процессов работы прямоточного двигателя составе зенитной управляемой ракеты, летающей в широком диапазоне высот и выполняющей энергичные маневры. С этой целью на КМ было установлено переднее крестообразное оперение и соответствующие органы управления.

В ОКБ-2 специально для КМ были разработаны устройства программного управления полетом, служившие для реализации движения ракеты по траекториям, близким к характерным для зенитных ракет.

В январе 1956 г. модель КМ прошла полный цикл продувок в ЦАГИ, и весной этого же года состоялись первые четыре пуска на полигоне, Всего до осени 1957 г. было произведено 10 пусков КМ.

Ракета В-757

Разработка твердотопливной ракеты В-757 была задана Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 4 июня 1958 г. № 608–293 о создании комплекса С-75М, предусматривавшим также создание ракеты В-755 с применением ЖРД на маршевой ступени. Разработка ракеты В-757 велась в ОКБ-2 МАП. Согласно техническому заданию твердотопливная ракета разрабатывалась для перехвата воздушных целей, летящих со скоростями до 2300 км/ч на высотах до 25 км. После рассмотрения нескольких вариантов был принят к дальнейшей проработке проект ракеты с комбинированным ракетно-прямоточным твердотопливным двигателем.

Основная проблема, с которой предстояло столкнуться разработчикам такой ракеты, была связана с созданием высокоэффективной маршевой двигательной установки. Несмотря на то, что конструкция использовавшихся на первых зенитных ракетах жидкостных, твердотопливных и прямоточных воздушно-реактивных двигателей была доведена до максимально возможной для того времени степени совершенства, все они обладали существенными недостатками.

Так, наличие на борту ракеты жидкого топлива приводило к значительному усложнению и удорожанию ее конструкции. усложняло ее эксплуатацию, понижало надежность действия, увеличивало время подготовки такой ракеты к боевому применению. Двигатель был весьма трудоемким и сложным в изготовлении.

Твердотопливный двигатель обеспечивал максимальную простоту конструкции ракеты, удобство ее эксплуатации, что повышало надежность действия всей системы. Но низкие энергетические характеристики существовавших тогда твердых топлив и невысокое массовое совершенство конструкции двигателей приводили к неприемлемому увеличению стартового веса ракеты при заданных летных данных.

Сверхзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, использовавший для своей работы нетоксичное и неагрессивное жидкое топливо (как правило. определенные сорта керосина), обладал высокими энергетическими характеристиками. Однако они снижались при полете на больших высотах, представлявших тогда наибольший интерес для разработчиков зенитных ракет.

Специалисты ОКБ-2 пришли к рассмотрению варианта ракеты с комбинированным ракетно-прямоточным двигателем, работавшим на твердом топливе, для зенитных ракет в то время еще не применявшимся. По предварительным оценкам, такой двигатель должен был обладать высоким удельным импульсом (по расчетам до 500 кг. сек/кг) при возможности работы в широком диапазоне высот и скоростей полета. Приемлемый удельный импульс (до 160 кгс. с/кг) обеспечивался и при малых скоростях полета, а также на больших высотах, что делало весьма привлекательным применение такого типа двигателя на зенитной ракете. Для снижения к минимуму технического риска было признано целесообразным разработать изделие с таким двигателем на базе одной из уже существующих зенитных ракет.

В ОКБ-2 были проведены предварительные проработки двухступенчатой зенитной ракеты с маршевым комбинированным ракетно-прямоточным двигателем на базе ракеты В-755, первый пуск которой состоялся в мае 1958 г. Основное внимание было уделено выбору требуемых параметров этого двигателя, обеспечивавших получение летных данных ракеты, аналогичных оснащенной жидкостным двигателем В-755 Как показали результаты расчетов, такая ракета с маршевым ракетно-прямоточным двигателем могла обладать требуемыми летными характеристиками при стартовой массе одного порядка с В-755, но при этом ее длина значительно уменьшалась, а эксплуатационные характеристики улучшались. В качестве ускорителя предусматривалось использование стартового двигателя от ракеты В-755 без каких-либо изменений.

Полученные в ОКБ-2 результаты стали основой для уже упомянутого Постановления от 4 июня 1958 г. в части разработки ракеты В-757. Работы по созданию системы управления и бортовой аппаратуры ракеты должны были выполняться в КБ-1, а разработка экспериментальной ракеты, получившей заводское обозначение 17Д, в ОКБ-2 и на его филиале, размещавшемся на московском заводе № 41. Ведущим конструктором новой разработки был назначен В.В. Коляскин, ставший вскоре главным конструктором филиала ОКБ-2.

Встретившиеся на начальных этапах разработки ракеты теоретические и конструктивные проблемы потребовали привлечения широкого круга специализированных научно-исследовательских (ЦАГИ. ЦИАМ и пр.) и конструкторских организаций. Выбор параметров маршевого двигателя ракеты осложнялся также тем, что для ракеты предполагалось использование уже имевшегося стартового ускорителя В связи с этим время работы маршевого двигателя и количество топлива в нем, обеспечивающие активный полет маршевой ступени, были практически однозначно определены, при этом энергетические возможности оказались несколько хуже, чем при реализации теоретически оптимальных характеристик. Свойственный зенитным управляемым ракетам широкий диапазон изменения параметров набегающего потока определил то, что величина развиваемой маршевым двигателем тяги значительно менялась в зависимости от этих условий. Ситуация усложнялась тем, что практически отсутствовала возможность регулирования процесса горения топлива для соответствия оптимальным значениям секундного расхода конкретным условиям полета.

На начальных стадиях проектирования для регулирования тяги маршевого двигателя было решено использовать сопло с величиной критического сечения, изменяемой в соответствии с условиями полета. На дальнейших этапах вместо этого для газогенератора маршевого двигателя подобрали такую форму твердотопливного заряда, которая обеспечивала приемлемую зависимость расхода топлива по времени полета для типовой траектории ракеты.

Спроектированный твердотопливный ракетно-прямоточный двигатель обладал простотой и надежностью твердотопливного двигателя в сочетании с высокими энергетическими характеристиками прямоточного Ожидалось достижение при его работе величин удельного импульса порядка 400–450 кгс. с/кг Органическое сочетание достоинств этих типов двигателей обеспечивало необходимые величины тяги маршевой двигательной установки во всем рабочем диапазоне высот полета ракеты. На низких траекториях основную долю тяги должен был создавать прямоточный двигатель, а на больших высотах для поддержания высокой средней скорости полета оказывалось достаточно тяги, возникающей при истечении газов из газогенератора.

Однако весьма непростые вопросы эффективной совместной работы твердотопливного и прямоточного двигателей в то время находились еще в стадии теоретической и экспериментальной проверок и отработок. Требовалась проверка основных положений, заложенных в конструкцию этого двигателя, на различных масштабных моделях. В процессе продувок моделей в аэродинамических трубах получили первые данные о возможности дожигания специального твердого топлива в прямоточном двигателе, о необходимых для обеспечения высокой эффективности процесса сгорания размерах камеры двигателя и т. д.

Для удовлетворения противоречивых требований по устойчивости и управляемости ракеты, обеспечения необходимой эффективности ее боевой части, достижения наивыгоднейших параметров работы двигательной установки, удобства эксплуатации и обслуживания бортовой аппаратуры, при выборе компоновки ракеты было рассмотрено множество вариантов размещения элементов ЗУР.

Для ракеты была выбрана нормальная аэродинамическая схема. На корпусе маршевого двигателя были размещены крылья и рули, служащие для управления по тангажу и курсу, а также для стабилизации по всем трем каналам.

На носовой части корпуса ракеты находились неподвижные дестабилизаторы. снижающие запас статической устойчивости до уровня, при котором рули ракеты выводипи бы ее на заданный угол атаки. В отличие от схемы «утка», такое расположение аэродинамических поверхностей обеспечивало нормальную работу кольцевого воздухозаборника маршевого двигателя, перед которым не было возмущающих воздушный поток подвижных элементов.

Состоявшее из пяти отсеков центральное тело двигателя маршевой ступени по компоновке было в основном аналогично корпусу ракеты В-755. Внутри него последовательно располагались радиовзрыватель 5Е11, боевая часть с ПИМ И-98. радиоаппаратура ФР-15М с автопилотом АП-755, газогенератор с топливом и механизмы управления рулями. Антенны системы радиовизирования и приема команд располагались на внешнем корпусе в передней и задней частях ракеты.

Экспериментальная ЗУР семейства 17Д перед бросковым испытанием

Передняя часть корпуса, включая разъемы для установки боевой части и радиовзрывателя, ракет В-757 и В-755 была идентична. К заднему торцу газогенератора крепился конус. Центральное тело и обечайка маршевого двигателя соединялись с помощью четырех пилонов. Маршевая ступень ракеты и ускоритель были связаны стальной фермой, которая крепилась шпильками к конусу Ускоритель крепился к ферме болтами, которые в начальный момент движения срезались, позволяя ускорителю отделиться после окончания его работы.

Ускоритель, состоявший из твердотопливного двигателя, четырех стабилизаторов. упорного конуса и хвостового отсека, за исключением узлов сочленения и расцепки с маршевой ступенью, ничем не отличался от ускорителя ракет «семейства» В-750.

Камера сгорания маршевого ракетнопрямоточного двигателя была образована кольцевым зазором. Продольное сечение этого зазора, в котором происходило движение воздуха и продуктов сгорания, было спрофилировано по результатам газодинамических расчетов двигателя и испытаний моделей. В передней части был образован диффузор для входа сверхзвукового потока воздуха. В этом же месте был предусмотрен отвод пограничного слоя в специальные отверстия и далее сквозь полости в пилонах — на наружную поверхность внешнего корпуса ракеты с истечением через специальные обтекатели.

Примерно в середине канала двигателя происходило смешение с потоком воздуха продуктов сгорания топливного заряда (со значительным количеством несгоревшего магния), поступавших из газогенератора через щелевые отверстия, расположенные под углом от 70 до 80 град, к продольной оси ракеты. Количество этих отверстий на разных модификациях ракеты было различным и составляло от 20 до 26, в зависимости от состава применявшегося топлива. Получавшийся в процессе догорания магния газ выбрасывался из двигателя ракеты через сопло, образованное двумя коническими поверхностями.

В конструкции ракеты широко использовались элементы из магниевых и алюминиевых сплавов с защитными покрытиями. На крылья и части корпуса, подвергавшиеся в процессе полета аэродинамическому нагреву, наносились теплозащитные покрытия. Корпус ракеты, включая стыки отсеков и люки, был защищен от проникновения влаги.

Конструкция обеспечивала изготовление основных элементов корпуса ракеты из листового материала с широким применением сварки. Для изготовления ряда частей корпуса, крыльев и рулей применялось крупногабаритное литье и штамповка. Это позволило сократить число деталей и удешевить производство ракеты. Конструкция и технология изготовления отдельных частей ракеты обеспечивала полную взаимозаменяемость готовых изделий, отсеков и других ее элементов.

Ракета 17Д из-за наличия в ее составе комбинированного ракетно-прямоточного двигателя по своей форме и компоновке значительно отличалась от всех ракет «семейства В-750». Тем не менее для ее первых пусков использовались уже имевшиеся на полигоне наземные средства с незначительной доработкой, включая и пусковую установку.

Создание первой в нашей стране ЗУР с маршевым прямоточным воздушно-реактивным двигателем на твердом топливе потребовало проведения испытаний макетных образцов и натурных двигателей, для чего было построено и переоборудовано несколько стендов в ЦАГИ. филиале ЦИАМ. НИИ-1 ГКАТ и в НИИ-G ГКОТ. На это ушло около года, что привело к срыву ранее намеченных сроков. Уже осенью 1959 г. отставание работ стало предметом рассмотрения ВПК, в решении которой от 20 октября 1959 г. № 108 было отмечено, что Постановление СМ СССР в части передачи средств комплекса С-75В на совместные испытания в И! кв. 1959 г. не выполнено. Этим же решением предприятиям- поставщикам были назначены уточненные сроки по изготовлению аппаратуры АП-757, РУВ-757, маршевому РПДТТ, стартовому РДТТ, пусковой установке СМ- 90 и боевой части ДВР-755. Новым сроком предъявления ракеты на совместные испытания был предусмотрен II кв. 1960 г.

К тому времени в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 4 июля 1959 г № 735–338 в разработке находился вариант ракеты В-757Кр (ЗМ10) для ЗРК2К11 «Круг».

Предъявление В-757Кр на совместные испытания было намечено на IV квартал 1960 г. Работа велась параллельно с ранее начатой разработкой для этого же комплекса ракеты ЗМ8, которая велась в свердловском ОКБ-8 и была призвана подстраховать деятельность коллектива уральских конструкторов во главе с Л. Люльевым.

Первые пуски В-757 состоялись в начале 1960 г. Опыт отработки зенитных ракет показал, что их летные испытания должны проводиться в три основных этапа — баллистические (или бросковые), автономные и испытания в замкнутом контуре управления.

Для первого этапа испытаний в конце 1959 г. было специально подготовлено три макетных образца ракеты 17Д с не полностью снаряженным газогенератором маршевого двигателя и максимально упрощенным бортовым оборудованием, На этих образцах, которые представляли собой, по существу, летающую лабораторию, отсутствовали рули и дестабилизаторы. Внутри ракеты располагалось множество разнообразных датчиков, измерявших давление и температуру в контуре маршевого двигателя. Стартовая масса этих ракет составляла около 2,2 т.

Компоновочная схема варианта ракеты 17Д

1 — приемник воздушного давления; 2 — радиовзрыватель; 3 — дестабилизаторы; 4 — боевая часть; 5 — блок радиоуправления и визирования; 6 — блок питания; 7 — автопилот; 8 — отверстия для «слива» пограничного слоя; 9 — сливная полость: 10 — сливной карман; 11 — газогенератор; 12 — крыло; 13 — тор-баллон с воздухом: 14 — рулевая машина; 15- руль; 16- ферма; 17 — стартовый РДТТ; 18 — стабилизатор; 19 — опорный ролик.

На них должны были определяться характеристики воздухозаборников нескольких вариантов маршевого двигателя с различными площадями входа, производиться оценка работоспособности этого двигателя, исследоваться процессы старта и разделения ступеней.

Первый пуск такой ракеты прошел успешно 23 января 1960 г. с неподвижной пусковой установки под углом возвышения 40 град. После окончания работы ускорителя и его отделения маршевый двигатель запустился и разогнал ракету со скорости 560 м/с до 690 м/с. Дальность полета при этом составила около 23 км. Результаты анализа полученной информации показали их достаточно хорошую сходимость с расчетными характеристиками.

Успешным был и второй пуск. Во время третьего пуска через несколько секунд после включения маршевого двигателя начался помпаж на данном образце ракеты был установлен воздухозаборник с большей, чем ранее, плошадью входного сечения.

С четвертого пуска, осуществленного 22 апреля 1960 г., начался этап автономных испытаний, в ходе которых должны были определяться величины уходов ракеты от направления пуска к началу радиоуправления, качество стабилизации ракеты автопилотом, осуществляться проверка надежности работы бортовой аппаратуры и всей системы управления в целом.

10 пусков из этой серии должны были производиться в замкнутом контуре управления (т. е. в заданную точку пространства по условной цели) для оценки функционирования всей системы «ЗРК — ракета» и достижения режимов полета, по скорости и углам атаки сопутствующим реальному процессу перехвата воздушной цели с целью оценки качества стабилизации ракеты автопилотом. Во время этих пусков должны были также уточняться аэродинамические характеристики ракеты и проверяться работоспособность конструкции.

При выполнении маневров в соответствии с командами системы наведения были получены резкие изменения аэродинамических характеристик ракеты при достижении ею углов атаки свыше 7-10 град. Это явилось следствием срыва пограничного слоя перед воздухозаборником. При этом режиме /правление и стабилизация полета ракеты становились практически невозможными. Одной из мер борьбы с этим явлением было удаление («слив») пограничного слоя через специальные обтекатели на внешнем контуре ракеты.

Слив пограничного слоя позволил отодвинуть наступление срывных явлений до углов атаки 12–12,5 град. Как показали продувки моделей, при отводе пограничного слоя не сквозь обтекатели, а через специальные полости в крыльях эта величина должна была достигнуть не менее 14 град… что было достаточно для обеспечения необходимой управляемости ракеты.

С весны 1961 г. для газогенератора маршевого двигателя стало использоваться другое топливо с лучшей энергетикой и стабильностью характеристик при различных температурах, большей взрывобезопасностью и относительно простой технологией изготовления. Но для реализации дополнительных мер по усилению теплозащиты двигательной установки испытания были приостановлены на несколько месяцев.

Летом 1961 г. на ракете установили более мощный ускоритель, что позволило увеличить скорость перед запуском маршевого двигателя.

Стартовая масса испытывавшихся ракет с полностью снаряженными двигателями составляла от 2635 до 3045 кг, что было связано с неоднократными доработками ракеты. Максимальная скорость полета ракеты при испытаниях соответствовала М=3,7. Дальность активного участка полета достигала 40 км при средней скорости 820–860 м/с. Максимальная достигнутая ракетой высота активного полета составила 23 км.

Отставание по срокам регулярно становилось предметом рассмотрения в ВПК Так, 2 февраля 1961 г. было выпущено решение ВПК № 17, где был отмечен срыв установленных ранее сроков работ по созданию комплекса «Круг». В целях ускорения этих работ было признано целесообразным до окончания автономных испытаний ракет, предназначенных для ЗРК «Круг», проводить заводские летные испытания с серийными ракетами типа В-750, а на февраль-май 1961 г. наметили срок окончания отработки ЗУР В-757 в контуре управления системы С-75М. Решением ВПК от 28 декабря 1961 г. срои начала летных испытаний В-757Кр был перенесен уже на сентябрь 1962 г. В этом году московский завод № 41 должен был изготовить для испытаний 52 ЗУР В-757Кр. но летом 1962 г. испытания практически прекратились.

Задолго до их завершения стало ясно, что созданная для ЗУР В-757 принципиально новая двигательная установка имеет значительные резервы как по энергетическим, так и по массовым характеристикам, которые давали основания для развертывания работ в этом направлении. С конца 1960 г. в ОКБ-2 и его филиале на заводе № 41, возглавлявшемся В.В. Коляскиным, велись работы над новыми ЗУР с ракетно-прямоточными двигателями с более высокими характеристиками.

С другой стороны, к лету 1962 г., после принятия на вооружение ЗРК С-75М с ракетой В-755 и первых успехов, достигнутых разработчиками ЗМ8, дальнейшие работы по В-757 становились нерациональными в условиях выполнения в ОКБ-2 ряда значительно более серьезных и ответственных заданий. Окончательно же работы по ракетам В-757 и В-757Кр были прекращены по Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР N0694-237 от 15 июня 1963 г.

Схема ракеты 17Д в штатном варианте

Ракета В-758

Проведенные в период 1960–1962 гг. около сорока пусков ЗУР В-757 и В-757Кр с маршевым твердотопливным ракетно-прямоточным двигателем показали определенную перспективность использования такого типа двигательной установки для зенитных управляемых ракет.

По решению ВПК, принятому в апреле 1961 г., в ОКБ-2 и в его филиале на заводе № 41 были начаты работы по созданию новой ЗУР, являвшейся развитием В-757 (17Д), но отличавшейся повышенной скоростью полета и способностью поражать высокоскоростные малоразмерные цели на высотах более 30 км.

Ракета, получившая обозначение В-758 (заводской индекс — 22Д), была предназначена для модернизированного варианта ЗРК С-75. Первоначально варианты этой ракеты внешне практически не отличались от 17Д. В процессе проработки различных вариантов в ОКБ-2 была предложена и испытана в стендовых условиях твердотопливная ракетно-прямоточная двигательная установка с кольцевым диффузором (как у 17Д), в камере сгорания которой устанавливались восемь небольших твердотопливных двигателей. Их установка преследовала двойную цель. С одной стороны, они должны были выполнять роль стартового ускорителя, а с другой — использоваться как горючее для ракетно-прямоточного двигателя. Изготавливаемые из магниевого сплава корпуса этих двигателей почти полностью выгорали в процессе его работы. Ракета, получившая обозначение 18Д, осталась только в проекте, но ее компоновка стала прообразом широко применяющейся в настоящее время «интегральной» схемы ПВРД на ракетах различного назначения.

В процессе дальнейшего проектирования 22Д ситуация резко изменилась. К концу 1962 г. в ходе проведения экспериментов по поиску путей увеличения дальности действия станции наведения комплекса С-75 было достигнуто устойчивое автоматическое сопровождение целей типа среднего бомбардировщика на дальностях свыше 100 км и высотах до 35-км.

Исходя из этих результатов, с учетом предварительных работ ЦК КПСС и СМ СССР 4 июня 1963 г. было принято Постановление о разработке 3VP с более высокими характеристиками. Новая ракета должна была обеспечивать поражение на дальностях до 60 км целей, летящих на высотах до 35 км со скоростями до 3000 км/ч.

В связи с тем, что возникла необходимость в увеличении дальности почти в полтора раза по сравнению с 17Д и высоты полета ракеты, принятую ранее компоновочную схему пришлось пересмотреть. Этому способствовало и то, что постановлением задавалось сохранение величин стартовой массы, размеров и моментов инерции на уровне серийно выпускавшихся ракет комплекса С-75, что было связано с необходимостью использования для новой ракеты уже имевшихся в частях ПВО пусковых установок, транспортных средств и технологического оборудования. Тем самым устанавливался предел стартовой массы ракеты — 2800 кг.

Перед проектировщиками стояли и другие проблемы. Так, для обеспечения эффективного поражения высокоскоростных и высотных целей ракета на конечном участке своей траектории при подлете к цели должна была совершать маневры с перегрузками более двух единиц. При этом цель могла находиться на высоте более 30 км, где аэродинамические органы управления ракеты сколько-нибудь реальных размеров обеспечивали требуемые перегрузки при скорости полета свыше 1400 м/с. Однако при большой скорости сближения ракеты с целью резко снижалась эффективность срабатывания боевой части, что требовало значительного увеличения ее массы и габаритов. Потребовалось проведение дополнительных исследований по определению рациональных уровней величин как массы боевой части ракеты, так и скорости ее полета на конечном участке траектории. Оптимальное значение скорости составило 1400–1500 м/с. Предъявленные к ракете высокие требования по величине средней скорости полета при ограничениях в конечной скорости предопределили характер траекторных характеристик. После интенсивного набора высокой сверхзвуковой скорости до сброса стартового ускорителя при работе ракетно-прямоточной двигательной установки начинался дополнительный разгон с дальнейшим поддержанием на маршевом режиме скорости полета на уровне свыше трех скоростей звука. С учетом полученных к тому времени результатов испытаний 17Д, показавших невозможность эффективной работы ракетно-прямоточного двигателя как на высотах более 20 км из-за возникновения помлажных режимов, так и при больших углах атаки, было принято решение об установке на ракете еще одного твердотопливного двигателя для достижения требуемых высот и скоростей перехвата цели. Таким образом, проектируемая ракета стала трехступенчатой.

Использование подобной схемы ракеты сулило значительное повышение ее летных данных и обеспечивало рациональное расходование топлива по траектории и, соответственно, активный полет на полную заданную дальность — 60 км. Подобная дальность полета для ракет, оснащенных только твердотопливными двигателями, в те годы была большим достижением. При полете на максимальную дальность на высотах менее 20 км топливо ракетно-прямоточных двигателей должно было использоваться полностью, после чего они должны были сбрасываться. При полете к цели, находящейся на высотах более 20 км, маршевые двигатели могли сбрасываться в любой момент их работы Непосредственно перед их сбросом должен был запускаться двигатель третьей ступени, который и осуществлял разгон ракеты до необходимой скорости более 1400 м/с.

Для В-758 была принята нормальная аэродинамическая схема. На корпусе третьей ступени ракеты были размещены четыре прямоугольных крыла малого удлинения и четыре руля-элерона, служащих для управления и стабилизации ракеты по всем трем каналам. Первая ступень ракеты включала в себя ускоритель со стабилизаторами, который в то время также использовался на ракете 17Д.

Примерно через год после начала испытаний в составе 22Д стал использоваться новый, более мощный ускоритель, который за 3–4 с разгонял ракету до скорости 600 м/с и более. Для обеспечения необходимых параметров работы при различных условиях окружающей среды в его сопле было установлено специальное устройство, позволявшее регулировать величину критического сечения.

Компоновка ракеты 22Д

1 — приемник воздушного давления: 2 — передающая антенна радиовзрывателя; 3 — радиовзрыватель; 4 — предохранительно-исполнительный механизм; 5 — боевая часть; 6 — приемная антенна рациовзрывателя; 7 — РПДТТ; 8 — заряд твердого топлива: Э — крыло; 10 — бортовой источник питания: 11 — антенны радиоуправления; 12 — рулевая машина; 13 — переходной конус; 14 — РДТТ первой ступени; 15 — стабилизатор; 16 — ролик — задняя опора на ПУ; 17 — сопло РДТТ третьей ступени; 18 — руль-элерон: 19 — воздушноарматурный блок; 20 — бортовой электроразъем: 21 — заряд твердого топлива; 22-РДТТ третьей ступени: 23 — бугель — передняя опора на ПУ; 24 — блок аппаратуры радиоуправления и радиовизирования; 25 — блок автопилота.

Основное внешнее отличие 22Д от 17Д состояло в установке на концах крыльев четырех твердотопливных ракетнопрямоточных двигателей, которые и были второй ступенью ракеты. Каждый ракетно-прямоточный двигатель имел осесимметричный диффузор, газогенератор с твердым топливом и камеру дожигания. В газогенераторе, изготовленном из листового титана с теплозащитным покрытием, было выполнено 18 сопловых отверстий, через которые газ поступал в камеру дожигания. Топливо газогенератора почти на треть состояло из порошка алюминиево-магниевого сплава, давало при сгорании значительное количество несгоревших частиц и обладало более высокими энергетическими характеристиками при меньшем разбросе величины скорости горения, чем топливо, использовавшееся в газогенераторе 17Д. Это вело к значительному снижению разницы в тяге каждого двигателя, что было весьма важным при одновременной работе четырех двигателей в составе ракеты. Сам твердотопливный заряд был выполнен в виде двух шашек. Камера сгорания и цилиндрическая часть обечайки диффузора изготавливались из стеклотекстолита, применение которого заметно упрощало и облегчало их конструкцию. Элементы для «слива» пограничного слоя на этих двигателях не устанавливались ввиду того, что при их работе на маршевом участке полета не предусматривался выход ракеты на углы атаки более 7-10 град.

Третья ступень ракеты, которая и должна была достигнуть цели, состояла из пяти отсеков. В первом отсеке располагались радиовзрыватель с передающей антенной. В носке ракеты был установлен приемник воздушного давления. Корпус первого отсека был смешанной конструкции. В зоне расположения передающей антенны радиовзрывателя он был выполнен из радиопрозрачного материала, а остальная часть изготавливалась литьем из магниевого сплава. Второй отсек предназначался для размещения осколочной боевой части с предохранительно-исполнительным механизмом. Корпус этого отсека выполнялся из листа легкого и достаточно прочного сплава АМГ-6Т, подкрепленного шпангоутами В третьем аппаратурном отсеке был расположен силовой шпангоут, использовавшийся для установки передних лонжеронов крыльев и устройств отделения ракетно-прямоточного твердотопливного двигателя. Корпус третьего отсека изготавливался литьем из магниевого сплава. Четвертый отсек представлял собой твердотопливный двигатель с зарядом в виде одной вкладной шашки, форма которой обеспечивала необходимый закон изменения тяги. Сопло этого двигателя было выполнено по схеме с удлиненным газоводом. что позволило разместить заряд в центре тяжести третьей ступени и, соответственно, избежать при его работе значительных изменений в центровке ступени. Корпус двигателя изготавливался из высокопрочной нержавеющей стали. В пятом отсеке по оси находилось сопло с газоводом. В кольцевом зазоре между ним и корпусом располагались блок питания, воздушный аккумулятор давления и рулевые машины управления рулями-элеронами. На изготовленном из магниевого сплава корпусе этого отсека были установлены четыре руля-элерона. Снизу в корпусе отсека располагался электроразъем. через который бортовая аппаратура ракеты перед пуском получала информацию от наземных средств, а сверху располагалась антенна канала радиоуправления.

Значительное внимание при разработке 22Д было уделено обеспечению отделения от ракеты твердотопливных ракетно-прямоточных двигателей, каждый из которых весил около 100 кг и к тому же располагался как раз в плоскости рулей-элеронов. Принятая схема их отделения с помощью специальных пироцилиндров позволила создать надежную и достаточно легкую конструкцию. Как показали испытания, она обеспечила отделение двигателей во всем необходимом диапазоне скоростей и высот полета без внесения значительных возмущений в полет ракеты и нарушения функционирования ее аппаратуры-. Тем не менее эти возмущения определили проведение сброса двигателей не позже, чем за 8-10 с до момента встречи с целью. За это время ракета с работающим двигателем третьей ступени успевала парировать возмущения и ликвидировать имевшуюся к этому времени ошибку наведения на цель.

Первоначальными планами предусматривалась поставка на испытания трех и семи ракет соответственно в III и IV кварталах 1963 г. На совместные испытания ракета должна была быть передана в декабре 1963 г. Производство ракет осуществлялось на заводе № 464 и в ОКБ-2.

Схема ракеты 22Д

ЗУР 22Д

К концу 1963 г. опытное производство ОКБ-2 изготовило первый образец 22Д для летных испытаний. Вместо боевой части была установлена радиотелеметрическая аппаратура с комплектом датчиков, предназначенных для измерений давления, скоростей и температуры в различных точках ракеты. Практически не потребовалось проведения каких- либо значительных переделок наземных пусковых устройств и оборудования, что позволило незамедлительно приступить к пускам. Экспериментальной проверке подлежала новая схема разделения ступеней ракеты, устойчивость работы и характеристики ее двигательных установок и остальных элементов конструкции. Среди прочих вопросов разработчиками ракеты и аппаратуры особое значение придавалось оценке качества прохождения радиосигналов от станции наведения на борт ракеты и сигналов ответчика обратно на станцию через шлейф газов с большим содержанием сгоревших металлических частиц.

Первый пуск В-758 по баллистической траектории с застопоренными рулями и без штатного заряда РДТТ третьей ступени состоялся 27 декабря 1963 г. В процессе этого испытания перед отделением ускорителя были запущены все четыре ракетно-прямоточных двигателя. Были отмечены столь большие возмущающие моменты из-за их разнотяговости, что их оказалось нечем парировать. После 20 с полета разрушился один из двигателей. а затем и ракета в целом.

Последующие испытания, проводившиеся с интенсивностью примерно один пуск в месяц, позвонили постепенно добиться устойчивого полета на заданную дальность и высоту. Пришлось отказаться от первоначально принятой конструкции стеклотекстолитовых камер ракетно-прямоточных двигателей, которые в процессе работы не выдерживали нагрева и теряли прочность. Увеличение их толщины вдвое не улучшило их работу, но масса камер при этом возросла и была практически равна массе аналогичной камеры из титанового листа с теплозащитным покрытием.

С десятого пуска 22Д, который состоялся 5 сентября 1964 г., камеры из титана уже использовались в составе ракеты В целях дальнейшего улучшения ракетно-прямоточных двигателей количество сопел в газогенераторе увеличили с 18 до 66. Это позволило уменьшить размеры струй газов, истекавших из газогенератора и размывавших теплозащиту в зоне их касания со стенками камеры, после чего каких-либо проблем при работе ракетно-прямоточных двигателей уже не возникало.

С одиннадцатого пуска, состоявшегося 10 октября 1964 г., начались программные и контурно-программные пуски. В контурно-программных пусках полет ракеты происходил в замкнутом контуре управления с наведением ее на условную неподвижную цель с последующей реализацией ступенчатых команд, выдаваемых программным механизмом ракеты или радиолокационной станцией наведения, что позволяло моделировать процесс перехвата.

За весь период испытаний до 25 августа 1966 г. было осуществлено 33 пуска ракеты 22Д с твердотопливными ракетно-прямоточными двигателями. Стартовая масса ракет в этих пусках составляла от 3110 до 3260 кг. Максимальная скорость, достигнутая ракетой при включенном двигателе третьей ступени и сброшенных ракетно-прямоточных двигателях, соответствовала 4,8 М, или около 1400 м/с. Достижение скоростей полета в атмосфере, близких к гиперзвуковым. было значительным достижением. При работе двигателя третьей ступени максимальная высота полета ракеты 22Д составила более 30 км. Маневренность ракеты на этих высотах оказалась достаточной для осуществления наведения на цель и ее перехвата. С работающими ракетно-прямоточными двигателями ее скорость не превышала 3,9 М (эта величина получена в девятнадцатом пуске

22Д 31 июля 1965 г.), а высота полета — 22 км. До этих скоростей и высот при углах атаки до 10 град, ракетно-прямоточные двигатели работали устойчиво, без срывных явлений и помпажа. Однако эффективность работы этих двигателей при скорости полета более ЗМ заметно снижалась из-за попадания в камеру дожигания сверхзвуковых течений и снижения из-за этого полноты сгорания топлива в ней.

К началу первых пусков 22Д в ОКБ-2 велась параллельная разработка ее варианта с четырьмя жидкостными прямоточными воздушно-реактивными двигателями. Увеличение удельного импульса до 1200 кгс. с/кг вместо 550 кгс. с/кг у твердотопливного варианта позволяло добиться снижения стартовой массы ракеты примерно до 2850 кг. Однако это вело к появлению на ракете жидкого компонента топлива — керосина, от чего ее разработчики стремились уйти еще при создании 17Д.

Задание на разработку такой двигательной установки было выдано в возглавлявшееся М.М. Бондарюком ОКБ-670, которое к середине 1960-х гг. уже имело опыт разработки жидкостных сверхзвуковых прямоточных двигателей различных размеров и уровня тяги. Проект двигателя, получившего обозначение РД-046, был готов к концу 1965 г., а в феврале следующего года состоялся первый (и 27-й с момента начала испытаний) пуск 22Д с четырьмя РД-046, изготовленными на заводе № 464. Ракета с жидкостными двигателями стала легче примерно на 200 кг, несколько улучшились ее летные характеристики. Летом 1966 г. были проведены еще два пуска ракеты с РД-046, но к этому времени история 22Д уже подходила к концу.

Это не было связано ни с неожиданно проявившимися конструктивными просчетами, ни с какими-либо неудачами при испытаниях. Ракета 22Д была на высоте предъявлявшихся к ней требований — скоростная, высотная, с дальностью полета, которая по результатам испытаний могла достигать 70 км. Но характеристики самой системы С-75, для которой и предназначалась 22Д, оказались недостаточными для обеспечения поражения целей на таких дистанциях. К тому же за годы создания 17Д и 22Д улучшились характеристики оснащенных жидкостными двигателями ракет семейства В-750. Дальность их полета к середине 1960-х гг. подходила к 50 км, высота — к 30 км, а начавшаяся война во Вьетнаме подтвердила их достаточно высокие боевые качества. Зенитные ракеты этого семейства к этому времени были освоены в производстве и в частях ПВО, где для них была создана соответствующая инфраструктура (заправочные средства и т. п.). Применение токсичных и агрессивных жидких топлив стало привычным и не являлось сдерживающим фактором для их широкого использования. В этих условиях было признано нецелесообразным принятие на вооружение более совершенной и менее требовательной, но более дорогой и трудоемкой ракеты.

Прекращение работ по ракете 22Д определилось и осознанием исчерпанности возможностей для радикальной модернизации комплекса С-75 при наметившейся потребности в создании комплекса нового поколения как основного направления развития зенитной ракетной техники, которая в дальнейшем была реализована в ЗРК системы С-300.

Варианты ракет для комплексов типа С-75

Свидетельством огромного объема работ, выполненных ОКБ-2/МКБ «Факел» по совершенствованию ракет комплексов семейства С-75, может служить далеко не полный список некоторых известных как реализованных, так и нереализованных модификаций ракет для этих ЗРК.

— В-750 (1Д) — первая поступившая на вооружение ракета диапазона «В» (10 см);

— В-750П — экспериментальная ракета с поворотным крыпом;

— В-750ИР — вариант с импульсным радиовзрывателем;

— В-750В (11Д) — ракета диапазона «В» с увеличенной высотностью;

— В-750Н — ракета диапазона «Н» (6 см);

— В-750ВН (13Д) — ракета диапазона «Н» с увеличенной высотностью;

— В-751 — экспериментальная ракета КМ с прямоточным двигателем на основе «025» М М. Бондарюка;

— В-752 — вариант ракеты по пакетной схеме (с боковым расположением ускорителей);

— В-753 — вариант ракеты для корабельного комплекса М-2;

— В-754 — вариант ракеты с разработанной в НИИ-648 полуактивной радиолокационной ГСН ПАРГ-6-ЗВ;

— В-755 (20Д) — глубокая модернизация ракеты В-750ВН;

— В-755С — вариант ракеты, предназначавшийся для применения в составе макета системы «Сатурн-М»;

— В-756 — вариант ракеты для корабельного комплекса М-2бис:

— В-757 (17Д) — двухступенчатая ракета с ПВРД на маршевой ступени;

— В-757КР (ЗМ10) — вариант ракеты В-757 для комплекса Сухопутных войск «Круг»;

— В-758 (22Д) — трехступенчатая ракета с ПВРД на второй ступени;

— В-759 (5Я23) — модернизация ракеты В-755;

— В-760 (15Д) — вариант ракеты В-755 со спецзарядом;

— В-760В (5В29) — вариант ракеты В-759 со спецзарядом.

Окончание следует

Алексей Шеленков

Последний «Рюрик»

Имя легендарного норманнского конунга Рюрика, призванного в 862 г. на княжение в древний Новгород и заложившего основы российской государственности, в русском флоте носило несколько кораблей.

Первым в этом ряду был бриг «Рюрик». который в 1815–1818 гг. совершил кругосветное плавание под командованием Отто Коцебу.

В 1852 г. на верфи в финском городе Або (Финляндия тогда входила в состав Российской Империи) был построен 4-х пушечный пароходофрегат «Рюрик», находившийся в составе российского военного флота до 1870 г.

Его сменил третий «Рюрик» — пароходофрегат, построенный тоже в Або, служивший с 1870 по 1890 гг.

В веках прославил имя «Рюрик» четвертый корабль — крейсер 1-го ранга, спущенный на воду в 1892 г. и отличившийся во время русско-японской войны 1904–1905 гг. В составе Владивостокского отряда крейсеров он действовал на японских морских коммуникациях Утром 1 (14) августа 1904 г… находясь в Корейском проливе, отряд в составе крейсеров «Россия», «Громовой» и «Рюрик» вступил в бой с четырьмя броненосными и двумя легкими крейсерами японцев. В ходе боя «Рюрик» получил тяжелые повреждения, потерял управление, из 763 членов экипажа погибли 204, включая командира корабля капитана 1 ранга Е. Трусова и старшего офицера капитана 2 ранга Н. Холодовского, еще 305 человек были ранены. Принявший командование лейтенант К. Иванов, ввиду угрозы захвата утратившего боеспособность корабля противником. приказал затопить крейсер.

В память о славном корабле и его отважном экипаже, до конца выполнившем свой воинский долг, имя «Рюрик» получил пятый корабль, — броненосный крейсер, вошедший в состав Российского флота в июле 1909 г. О нем наш рассказ.

Броненосный крейсер такого типа явился развитием идеи создания башенного 15000-тонного крейсера, которая была выдвинута еще в 1895 г. конструкторами Балтийского Судостроительного и механического завода в Санкт-Петербурге и нашла воплощение в эскадренных броненосцах типа «Пересвет». Тактическое назначение такого крейсера — непосредственное взаимодействие с эскадрой линкоров в бою.

В июле 1904 г. был объявлен конкурс среди фирм-строителей. В результате обсуждения предложений в Морском Техническом комитете Морского министерства (МТК) лучшим был признан проект известной британской фирмы «Виккерс», находящейся в городе Барроу-ин-фернесс.

Крейсер «Рюрик»

Крейсер «Рюрик» в достройке

После утверждения эскизных чертежей и спецификаций 31 мая 1905 г. фирма «Виккерс» получила подряд на постройку крейсера. Предварительный срок работ определялся в 20 месяцев, стоимость заказа оценивалась в 1,5 миллиона фунтов стерлингов. Предполагалось, что по чертежам заказанного фирме «Виккерс» крейсера еще два его систершипа будут построены в России, но из-за предложения применить в качестве главного двигателя турбины и необходимости внесения в первоначальный проект значительных изменений постройку этих кораблей сначала отложили, а затем и совсем отменили.

В июне 1905 г. теоретический чертеж крейсера был передан на плаз завода фирмы «Виккерс», 9 августа на стапеле установили первый лист горизонтального киля. К январю 1908 г. масса корпуса на стапеле уже достигала 2600 тонн.

С русской стороны наблюдение за постройкой корабля осуществляли: старший делопроизводитель кораблестроительного отдела МТК К.А. Теннисон; его помощниками, наблюдавшими за работами по корпусу, были корабельные инженеры А.Н. Прохоров и В.П. Соколов. За работами по механической части наблюдал подполковник Т.Р. Нейман, по артиллерии — полковник В.Л. Голубцов, по минно-торпедному вооружению — лейтенант А.В. Развозов.

Командир корабля капитан 1 ранга Н.О. Эссен и наблюдающие прибыли в Великобританию в апреле-июне 1906 г. В январе следующего года Теннисона сменил младший судостроитель подполковник А.П. Титов, В.П. Соколова в июле — корабельный инженер поручик В.П Костенко (участник Цусимского сражения, впоследствии — видный судостроитель).

По проекту корабль имел следующие тактико-технические элементы

— наибольшая длина 161,2 м (по грузовой ватерлинии — 157,8 м);

— наибольшая ширина (с броней) 22,9 м;

— осадка 7,92 м, высота борта — 12,2 м;

— нормальное водоизмещение 15170 тонн

Две паровые машины тройного расширения общей мощностью 19700 л. с и 28 паровых водотрубных котпов системы Ярроу должны были обеспечивать кораблю скорость хода в 21 узел (наибольшая — 21,43 узла), скорость экономического хода — 10 узлов.

Нормальный запас угля составлял 1200 тонн, полный — 2000 тонн. Дальность плавания экономическим 10-узловым ходом достигала 4000 миль Развив 21-узловой ход. крейсер мог пройти до 2200 миль.

В состав вооружения «Рюрика» входили четыре 254-мм орудия в двух концевых башнях, восемь 203-мм орудий в четырех бортовых башнях, двадцать 120-мм орудий. в том числе в кормовых казематах — 4 и 16 в центральных батареях (по 8 орудий с каждого борта).

Артиллерийское вооружение дополняли четыре 47-мм пушки, две 63,5-мм десантные пушки и восемь 7.62-мм пулеметов системы «Виккерс»

Минно-торпедное вооружение включало два подводных траверзных 450-мм торпедных аппарата и до 500 якорных мин заграждения.

Броневой пояс по ватерлинии состоял из двух рядов бронеплит общей высотой 3,2 м (нижняя кромка располагалась ниже ватерлинии на 1,5 м). Толщина бронеплит — 152 мм (в оконечностях уменьшалась до 102 и 76 мм). Казематы защищались 76-мм броней, главная и нижняя палубы имели толщину 37,5 и 25.4 мм, броневые скосы — 37,5 мм, спардек — 25,4 мм, толщина бронебашен была, соответственно. 203 мм для орудий калибра 254-мм и 178 — для 203-мм орудий Барбеты башен имели броню толщиной 203 и 178 мм. крыши — 64 и 50 мм соответственно. Боевая и дальномерная рубки защищались броней, соответственно, 203 и 127-мм толщины Общая масса брони составляла 32 процента нормального водоизмещения.

Непотопляемость обеспечивалась делением корпуса на водонепроницаемые отсеки и высокоэффективной системой выравнивания крена и дифферента, концевые бортовые отсеки и таковые отсеки в средней части корабля соединялись между собой широкими перепускными каналами, расположенными в междудонном пространстве. и могли быть заполнены в течение 1,5 минуты.

Подводная лодка «Акула» и крейсер «Рюрик»

Крейсер «Рюрик» и линкоры «Слава» и «Цесаревич» на зимовке в Гельсингфорсе

Кубрик на крейсере «Рюрик»

Крейсер «Рюрик». Стрельбы

Экипаж составлял 943 человека (данные на 1913 г.), из них — офицеров — 26. кондукторов — 22. нижних чинов — 895.

Закладка крейсера на стапеле состоялась 9 августа 1905 г., спуск на воду 4 ноября 1906 г. К июню 1907 г были завершены достроечные работы, включая монтаж котлов и главных механизмов Однако к моменту закрытия верхней палубы произошла задержка с поставкой палубной брони.

8 июля 1907 г. «Рюрик» приступил к ходовым испытаниям на мерной миле в Склермории (залив Ферт-оф-клайд близ города Гпазго).

Приемную комиссию возглавлял генерал-майор корпуса корабельных инженеров П.Е. Черниговский. Испытания корабля проводились без артиллерии и бронебашен. так как изготовлявший их завод в Шеффилде не уложился в заданный срок. Необходимо отметить, что 8-дюймовая (203-мм) двухорудийная артустановка была разработана на металлическом заводе в Санкт- Петербурге и устанавливалась на линкорах типов «Андрей Первозванный» Такие же пушки, но в орудийных башнях британского производства имел и крейсер «Рюрик». 10-дюймовая (254-мм) пушка являлась полностью «виккерсовской». Она разрабатывалась по тактико-техническому заданию русского Морского министерства. В связи с этим в орудии использовалась система скрепления ствола длинными цилиндрами, тогда как в британской практике применялась проволочная конструкция.

Крейсер «Рюрик» оказался единственным в русском флоте носителем этих артиллерийских систем, так как в начавшуюся «эпоху дредноутов» требовались уже более мощные орудия. Зато 120-мм пушки, установленные на этом корабле, нашли широкое применение в русском флоте: они стояли на первых русских дредноутах типа «Севастополь», на речных мониторах типа «Шквал» Амурской флотилии. По поводу передачи британской стороне чертежей орудий, числившихся секретными, в русской Государственной Думе даже было возбуждено парламентское расследование. При передаче этих документов не были соблюдены все положенные бюрократические формальности, но дело свелось к обычной парламентской шумихе и серии статей в «желтой прессе».

Итак, испытания начались. Крейсер совершил 14 пробегов по мерной миле, достигнув максимальной скорости 21,58 узла. Средняя скорость корабля при водоизмещении 15133 тонны составила 21,43 узла при мощности машин 20580 л.с. В целом результаты испытаний оказались вполне удовлетворительными.

Монтаж башен и установка артиллерии затянулись до весны 1908 г. В августе того же года на корабле был поднят русский Андреевский флаг, и вскоре крейсер ушел в Россию.

Флагман вице-адмирала Н.О. Эссена крейсер «Рюрик», 1911 г.

Крейсер «Рюрик» и линкоры «Андрей Первозванный» и «Император Павел I» в учебном походе

Внесенные в ходе постройки изменения проектной документации, связанные с учётом опыта русско-японской войны, и увеличение массы принятых грузов привели к росту водоизмещения до 17250 тонн при осадке 8,73 метра.

Первые артиллерийские стрельбы потребовали проведения работ по подкреплению и переделке подбашенных конструкций, оказавшихся слабыми для новых русских орудий.

Окончательно крейсер вступил в строй Российского Императорского флота в июле 1909 г. В том же году он принял участие в торжествах по случаю прихода в Шербур (Франция) отряда русских кораблей и в большом морском параде британского флота на Спитхедском рейде. В следующем году «Рюрик» в составе русской эскадры участвует в визите в княжество Черногория. На обратном пути в ноябре 1910 г. в проливе Ла-Манш и в Северном море перегруженный корабль попал в шторм. Амплитуда бортовой качки достигала 16 градусов. на крейсер обрушивались огромные водяные валы. Вода проникла в помещения под жилой и броневой палубами через неплотности в кожуховых крышках, установленных без резиновых уплотнителей. Корабль, однако, с честью аыдержал удары стихии и благополучно вернулся в Россию.

В годы Первой мировой войны крейсер «Рюрик» являлся флагманским кораблем командующего Балтийским флотом адмирала Н. О. Эссена, своего первого командира. Корабль принимает активное участие в боевых операциях, в том числе в обеспечении и самостоятельном выполнении активных минных постановок. 13 февраля 1915 г. крейсер потерпел серьезную аварию, налетев на камни в районе маяка Фарэ (остров Готланд). Приняв около 2400 тонн воды, «Рюрик» сумел самостоятельно дойти до базы.

Доковый ремонт в Кронштадте занял три месяца. Уже 2 июля 1915 г. отремонтированный крейсер участвует в бою у о. Готланд с германским отрядом, ведя поединок с броненосным крейсером «Роон» и легким «Любек». Бой длился 25 минут, в «Рюрик» попало одиннадцать 150-мм снарядов с «Роона» (все попадания — выше ватерлинии) В ходе боя в носовой 254-мм башне «Рюрика» вышла из строя система вентиляции, в результате чего семь человек из артиллерийского расчета отравились газами. Осколками германских снарядов ранены девять человек. Убитых в этом бою не было.

В июле 1915 г. «Рюрик» участвует в обеспечении перехода линкора «Слава» в Рижский залив, в октябре-ноябре — в новых минно-заградительных операциях.

19 ноября 1916 г. отряд русских кораблей в составе линкора «Андрей Первозванный», крейсеров «Баян» и «Рюрик» и четырех миноносцев совершал переход из Свеаборга в Кронштадт, вечером того же дня, когда отряд находился в районе острова Гогланд, под форштевнем «Рюрика» взорвалась мина, поставленная германской подводной подкой «UC-27». Взрыв 150-килограммового заряда разворотил подводную носовую часть оконечности крейсера на протяжении от 0 до 20 шпангоута. Корабль приняп около 500 тонн воды и осел носом на 9,1 метра Хорошо обученный экипаж крейсера умепо и активно боролся за живучесть. Уже через 35 минут после подрыва «Рюрик» смог дать ход и некоторое время спустя благополучно прибыл в Кронштадт. После двухмесячного ремонта корабль вновь вошел в состав действующего флота. В ходе ремонтно-восстановительных работ были произведены: переборка главных и вспомогатепьных механизмов; замена трубок в котлах; установлена треногая мачта английского типа: переоборудован ходовой мостик; изменен состав вспомогательной артиллерии, которая стала включать две 47-мм пушки, одну 40-мм зенитку и два 7.62-мм пулемета.

Продольный разрез броненосного крейсера «Рюрик»

Район взрыва мины

Район разрушения от взрыва мины

Крейсер «Рюрик». Общий вид на пробоину от взрыва мины

Крейсер «Рюрик» в штормовом море

В 1918 г. «Рюрик» участвует в обеспечении перехода русских кораблей из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. В отечественной историографии этот переход известен как «Ледовый поход Балтийского флота 1918 года». 24–27 февраля «Рюрик» совершает переход из Ревеля в Гельсингфорс. а 12–17 марта — в Кронштадт; 6-10 апреля «Рюрик» конвоирует ледокол «Ермак», вышедший навстречу кораблям 2-го отряда, идущим из Гельсингфорса.

В октябре 1918 г. «Рюрик» сдали в Кронштадский порт на долговременное хранение. Во время Гражданской войны 1917–1922 гг. с законсервированного крейсера сняли семнадцать 120-мм орудий, которые были установлены на ряде кораблей Северодвинской речной флотилии. Волжской и Онежской военных флотилий, а также на бронепоездах. В 1923 г. крейсер «Рюрик» был разобран на металл. 21 ноября 1925 г. его исключили из списков флота. Снятые с корабля 203-мм башенные орудия были установлены на форте «Передовой» («Серая Лошадь») Кронштадтского Оборонительного района. Во время Великой Отечественной еойны они использовались для обороны так называемого Ораниенбаумского пятачка.

Оценивая проект в целом, можно сказать. что крейсер «Рюрик» являлся самым мощным и боеспособным крейсером русского флота, проявил высокую живучесть и хорошие мореходные качества. Основными недостатками его были невысокая скорость хода и слабое вертикальное бронирование относительно калибра артиллерии, Постройка броненосного крейсера «Рюрик» послужила первым шагом к созданию нового в русском флоте класса кораблей — линейных крейсеров, заложенных в декабре 1913 г. («Измаил», «Кинбурн», «Бородино» и «Наварин»).

Из зарубежных «собратьев» наиболее близко к «Рюрику» стоят итальянские броненосные крейсера типа «Амальфи» («Амальфи». «Пиза» — вошли в строй в 1909 г.) и построенный по заказу Греции «Г. Аверов» (вошел в строй 8 1911 г., до настоящего времени сохраняемый в качестве корабля-музея в пригороде Афин).

Снова возвращаясь к «Рюрику», можно сказать, что моряки Российского флота не забыли славный корабль: на вечном хранении в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге находятся серебряная закладная доска крейсера «Рюрик», преподнесенная в 1907 г. фирмой «Виккерс», модель корабля, изготовленная в 1906 г. в Великобритании (выставлены в 1-м зале ЦВММ), а также документация по постройке корабля и личные вещи некоторых членов экипажа.

В конце 1990-х гг. на Калининградском заводе «Янтарь» предполагалась постройка серии из трех сторожевых кораблей проекта 12441 «Гром», разработанного ЦКБ «Алмаз» одному из которых предполагалось присвоить имя «Рюрик». Из-за отсутствия должного финансирования дальше закладки головного «Новика» в июле 1997 г. дело так и не пошло. Однако все же хочется верить, что когда-нибудь в строй флота ВОЗРОЖДЁННОЙ России вновь войдет корабль, на борту которого будет сверкать золотом славное имя «РЮРИК».

Район разрушения от взрыва мины. Вид с носа

Крейсер «Рюрик» после ремонта 1917 г.

Крейсер «Рюрик» под флагом вице-адмирала Н.О. Эссена

Крейсер «Рюрик» перед началом Первой мировой войны

Литература

1. Боевая летопись русского флота. М. 1948 г.

2. Иванов С В Живучесть боевого надводного корабля МЛ. 1940 г.

3. История отечественного судостроения, т. 2. СПб, 1995. т. 3. СПб. 1996 г.

4. Корабли и вспомогательные суда советского военно-морского флота (1917–1927 гг.)!/ Бережной С.С. и др., М 1948 г

5. Мельников P.M. Броненосный крейсер «Рюрик» // Судостроение, 1980 г., № 11, с. 61–71.

6. Моисеев С. П. Список кораблей русского парового и броненосного флота (с 1861 по 1917 гг.), М., 1948 г.

7 Оружие российского флота (1696–1996 гг.) Петров А.М. и др., СПб. 1996 г.

8. Пузыревский К.П. Повреждение кораблей от подводных взрывов и борьба за живучесть. ЛМ, 1938 г.

9. Пузыревский К.П Повреждения кораблей от артиллерии и борьба за живучесть. П… 1940 г.

10. Пузыревский К.П. Повреждения кораблей, борьба за живучесть и спасательные работы. МЛ. 1942 г..

11. Апальков Ю.Б. Боевые корабли русского флота. 8.1914-10.1917. СПб. 1996 г.

12. «Морская коллекция», номера с 1997 по 2000 гг.

13. Сулига С Корабли русско-японской войны. Российский флот М. «Аскольд». 1993 г… с. 12 — (Взяты данные о экипаже). — «Рюрик-1».

14. Rene Greger. The Russian fleet. 1914–1917. London, 1972.

Алексей Ардашев

Огненный меч. Часть 5

Продолжение. Начало см. в "ТиВ" №№ 1,3–5,7,10,12/2002… № 1/2003 г

Реактивные огнеметы

На фронтах Второй мировой войны наиболее были распространены струйные огнеметы, когда горела вся летящая к цели струя огнесмеси. Воспламенение огнесмеси у них происходило с помощью зажигательного патрона непосредственно у дульного среза. Форс пламени в кратчайший отрезок времени поджигал практически всю струю. Конечно, огненная «змея», вытянувшаяся на десятки метров, обладала весьма высокими боевыми качествами, нанося противнику ощутимый физический и моральный урон. Но это не экономично, так как основная масса смеси сгорала еще на траектории, не достигнув цели. По нормативам было принято, что до цели могло долетать только 30 % огнезаряда. При попытке стрельбы на большие дистанции струя огнесмеси просто полностью сгорала в воздухе. В послевоенное время конструкторы продолжали совершенствовать огнеметы. В результате разработали капсульно-струйный принцип огнеметания. «спакетировав» огнеметную струю, чтобы она «в собранном виде» достигала цели.

Учитывая всю значимость зажигательных средств, германские конструкторы-оружейники на заключительном этапе Второй мировой войны приступили к работам над совершенно новыми видами огнеметного вооружения, в том числе над одноразовыми огнеметами Все новые поражения, наносимые Третьему Рейху, требовали создания оружия, способного переломить ход войны. Поэтому надежды на «чудо-оружие», которое сможет остановить победоносное наступление союзников по антигитлеровской коалиции, не только активно распространялись и поддерживались пропагандой в войсках и среди населения. Эти напряженные ожидания стимулировали и мысль немецких конструкторов, которые в те годы буквально фонтанировали новыми проектами, как реальными, так и самыми фантастическими.

Вооруженным силам Германии были предложены сотни различных проектов вооружения и боевой техники, среди которых были и такие, что действительно обещали произвести революцию в военном деле. Некоторые из них удалось освоить в массовом производстве, гак что они успели принять участие в последних боях Второй мировой. В числе прочих новинок Третьего Рейха, вслед за получившим большую популярность ручным противотанковым гранатометом «Панцерфауст/Фаустпатрон». созданным в первую очередь для уничтожения бронетехники, на вооружение вермахта в 1944 г принимают и его огнеметный аналог, который, однако, предназначался для уничтожения живой силы противника.

Одноразовый огнемет образца 1944 г. (Einstossflammenwerfer 44) — максимально простое в производстве и в то же время достаточно эффективное оружие — поступал на вооружение пехотных подразделений. Он использовался в качестве дополнения к сложным и дорогим ранцевым огнеметам многоразового действия. Гитлеровское руководство планировало максимально насытить ими свою пехоту, что. наряду с «Фаустпатронами», помогло бы затормозить наступление союзников и нанести им невосполнимые потери в живой силе и технике. Одноразовый огнемет 1944 г. снабжался зарядом огнесмеси л после нажатия на рычаг спуска выпускал в течение 1,5 с направленную струю («форс») пламени на дистанцию до 27 м. Этого вполне хватало для уничтожения живой силы противника, укрытой в зданиях, легких полевых фортификационных сооружениях и даже в долговременных огневых точках (ДОТы и ДЗОТы). Однако сложность освоения в производстве нового огнеметного оружия привела к тому, что до конца войны вермахт получил лишь небольшое количество подобных огнеметов, и они не успели сыграть существенную роль.

Американский четырехствольный 66-мм реактивный гранатомет-огнемет ХМ191

Американский четырехствольный 66-мм реактивный гранатомет- огнемет М202А1

После окончания Второй Мировой Войны огнеметное оружие вновь было востребовано, но уже на качественно новом уровне. Успешнее всех немецкий опыт использовали американцы, которые в 1950- 1960-х гг. приняли самое непосредственное участие во множестве войн и локальных военных конфликтов. Они также нуждались в эффективных пехотных средствах ближнего боя, среди которых немалая роль отводилась и огнеметам.

В частности, специфика войны в Южном Вьетнаме привела к тому, что уже в конце 1960-х гг. в дополнение к новейшим системам стрелкового оружия сухопутных войск и морской пехоты США появились и специальные гранатометы для стрельбы зажигательными фанатами.

Наряду с ними, там же проходил войсковые испытания и четырехствольный 66-мм реактивный гранатомет многократного использования ХМ191. Он предназначался лпя поражения зажигательными гранатами открыто расположенных или укрытых целей, и в первую очередь для борьбы с партизанами, скрывавшимися в многочисленных подземных оборонительных сооружениях. Стрельба из него велась с плеча реактивными снарядами, содержащими огнесмесь, которая при ударе снаряда о препятствие (цель) разбрызгивалась и воспламенялась.

Гранатомет был предназначен для замены находящегося на вооружении ранцевого огнемета. По оценкам американских специалистов, основными преимуществами гранатомета ХМ191 (М202А1) перед ранцевыми огнеметами являются малый вес (около 12 кг), большая точность и дальность действия, меньшая уязвимость личного состава, использующего гранатомет, а также высокий коэффициент использования огнесмеси. Кроме того, гранатомет ХМ191 может применяться и для стрельбы фугасными гранатами или дымовыми шашками.

Гранатомет ХМ 191 имеет четыре изготовленных из стекловолокна ствола, расположенных в одном прямоугольном корпусе. Длина ствола без обоймы 68,6 см, с обоймой — 88,3 см, вес снаряженного гранатомета — 12 кг. Каждая обойма содержит четыре 66-мм зажигательные реактивные гранаты длиной 53,3 см и весом по 1.36 кг. Время для перезаряжания гранатомета новой обоймой занимало 30 с. В течение 4 с можно произвести четыре выстрела.

Боевая часть зажигательной гранаты содержит 615 г самовоспламеняющейся смеси ТРА. Реактивный двигатель гранаты (М54) обеспечивает ей начапьную скорость 110 м/с.

В гранатомете имеется оптический прицеп МЗО (от 88.9-мм противотанкового ружья), который обеспечивает прицельную стрельбу по точечным целям на дистанциях до 200 м, а по площадным до 730 м.

На основании боевого опыта, полученного в Южном Вьетнаме, американское военное командование пришло к выводу, что зажигательное оружие чрезвычайно эффективно при выполнении целого ряда задач: для поражения и деморапизации живой силы противника, усиления инженерных заграждений, освещения местности в ночных условиях с целью повышения действенности артиллерийско-пулеметного огня, для быстрого уничтожения растительного покрова при необходимости демаскировать войска противника и т. п. Поэтому после достаточно длительной эксплуатации оружия в войсках, с учетом высказанных пожеланий и замечаний фронтовых частей, четырехствольный 66- мм огнемет был усовершенствован, и уже в 1974 г. на вооружение сухопутных войск США был принят его модернизированный вариант М202А1.

Особенностью этого огнемета стала его способность вести огонь как кумупятивными гранатами, так и гранатами, снаряженными самовосппаменяющейся огнесмесью или раздражающим боевым отравляющим веществом слезоточивого действия типа CS- 2. Минимальная дальность стрельбы из М202А1 составляет 20 м, максимальная — 750 м, прицельная — 200–350 м, радиус разброса огнесмеси — 20 м. На огнемете смонтирован оптический прицел МЗО. В 1980-х гг. это оружие еще раз подверглось совершенствованию с целью повышения его боевых и служебно-эксплуатационных качеств. В настоящее время на вооружении армии США находится 66-мм огнемет М202А2.

В печати отмечалась недостаточная его эффективность при стрельбе по отдельным целям вследствие малого запаса огнесмеси в гранате и быстрого ее сгорания.

Реактивный огнемет РПО «Рысь»

Огнеметный выстрел РПО «Рысь»

Прыжок «Рыси»

Вслед за «главным вероятным противником» самое пристальное внимание на новое, весьма эффективное вооружение обратили и наши конструкторы. Уже после первых публикаций в западной военной печати о новейшем американском огнемете ХМ 191 советские военные совместно с представителями Миноборонпрома были вынуждены заняться подготовкой достойного ответа. В конце 1960-х гг. наши оружейники впервые приступили к проработке вопроса о создании оболочечно-струйного пехотного огнемета для вооружения мотострелковых и воздушно-десантных войск.

В 1972–1974 гг. с целью усиления пехотных средств ближнего боя специалисты тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) создали реактивный пехотный огнемет многоразового действия — РПО «Рысь» Принятый на вооружение Советской Армии в 1975 г., «Рысь» сразу же занял место в системе пехотного вооружения в качестве очень мощного группового оружия нападения и защиты. Он предназначался для поражения противника на открытой местности, уничтожения его укрытых огневых точек, вывода из строя автомобипьной и легкобронированной техники.

Реактивный пехотный огнемет «Рысь» относится к типу динамореактивных систем, в которых отдача при стрельбе компенсируется истечением пороховых газов через казенное отверстие трубы пускового устройства. Огнемет состоит из пускового устройства, созданного с использованием отдельных деталей и агрегатов ручного противотанкового гранатомета РПГ-16. и двух видов ракет с боевой частью, заполненной огнесмесью с зажигательным («Рысь-3») или дымообразующим («Рысь- Д») составом. Наведение на цель осуществлялось с помощью простейших прицельных приспособлений, состоящих из мушки и откидывающегося на прицельной рамке подвижного целика.

Для обеспечения большей устойчивости на бруствере окопа или на грунте при стрельбе из этого достаточно тяжелого оружия (массой около 7.5 кг) служила двуногая сошка, смонтированная в передней части пускового устройства.

В конструкции «Рыси» впервые был реализован капсульно-струйный принцип. «Рысь» стреляет капсулой, содержащей 4 литра огнесмеси. на расстояние 400 метров. при этом зона поражения достигает 4 метров по ширине и 40 метров по направлению стрельбы Огнемет состоит из двух крупных основных частей: ружья и огнеметного выстрела. Термин «Ружье» специалисты применили, видимо, отдав дань традиции. Использование подобной терминологии вполне оправданно. Хотя в конструктивном отношении эта часть огнемета скорее напоминает пусковую трубу ручного противотанкового гранатомета и имеет ствол, ударно-спусковой механизм, прицельное устройство (мушка, прицельная планка). Есть также сошки и ремень для переноски. Масса ружья — 3,5 кг.

Вспомним реактивный гранатомет. Стреляют из него, как известно, кумулятивной гранатой, которая, по сути, является твердотопливной неуправляемой ракетой, поскольку имеет реактивный двигатель, запас топлива для его работы и боевую часть.

А теперь обратимся к огнеметному выстрелу. Его основные части: контейнер, капсула с огнесмесью, вышибная двигательная установка и репер. Фактически огнеметный выстрел есть не что иное, как настоящая ракета: вышибная двигательная установка представляет здесь реактивный двигатель (отсюда и название огнемета — реактивный), пороховой заряд двигателя — запас твердого топлива на борту, капсула с огнесмесью — боевая часть, репер и контейнер — вспомогательные элементы. Репер выполняет функцию стабилизатора, лопасти которого, закрепленные под углом к образующей, раскручивают огнеметный выстрел на траектории полета относительно продольной оси. Таким образом достигается устойчивый полет, выстрел буквально «ввинчивается» в воздух, что повышает меткость и кучность стрельбы.

Сборка огнемета не представляет особых трудностей: огнеметный выстрел тремя замками «пристегивается» к ружью — просто и удобно. Длина огнемета в боевом положении составляет 1440 мм.

Когда выбрана цель, предназначенная для поражения, огнеметчик наводит ружье в точку прицеливания и нажимает на спусковой крючок. Тотчас приводится в действие генератор, вырабатывающий электрический ток, от которого воспламеняется пороховой заряд вышибной двигательной установки. При выстреле пламя от запала передавалось по огнепроводной трубке и воспламеняло реактивный двигатель, заряд которого полностью сгорал, а корпус отделялся от капсулы во время движения выстрела по стволу. Пороховые газы истекают через сопла — возникает реактивная сила, она выталкивает огнеметный выстрел из ружья и бросает его на цель В момент прохождения дульного среза раскрываются лопасти репера. Одновременно часть пороховых газов используется для зажигания воспламенителя, продукты сгорания которого поджигают огнесмесь. Так что капсула летит по траектории с воспламенившейся внутри нее огнесмесью

Практическое использование капсульно-струйного принципа действия обеспечило реактивному гранатомету высокие ТТХ Достаточно сказать, что прицельная дальность составляет 190 м, а максимальное расстояние, на которое может быть заброшена капсула, — 400 м.

Реактивный пехотный огнемет «Шмель» — РПО-А в боевом поношении (внизу); Носимый комплект (вьюк) РПО-А «Шмель» состоит из двух заряженных пусковых контейнеров (с зажигательной и дымообразующей смесью)

Капсула достигла цели и ударилась о нее. При соприкосновении с преградой срабатывает взрыватель. Корпус моментально разрушается, и горящие куски огнесмеси летят в направлении стрельбы еще на 30–40 м. При этом ширина полосы разлета достигает 34 м.

Поражение цели происходит за счет высокой температуры горения. В то же время огнеметание из РПО «Рысь» сопровождается сильным звуковым эффектом и значительным выбросом назад (на расстояние до 45 м в секторе 110 град.) струи газов повышенного давления. Поэтому запрещалось нахождение людей и животных в этой опасной зоне. Ограничения накладывались и на стрельбу из закрытых помещений, где требуемое расстояние от казенного среза огнемета до задней стены составляло не менее 6 м. а до боковых — не менее 1 м.

РПО удобен для транспортировки и применения. Два огнеметных выстрела и ружье составляют комплект РПО: они соединяются во вьюк, масса которого не превышает 22 кг. За 60 с огнемет переводится из походного положения в боевое. Перезаряжание происходит также за 60 с. Так что в целом обеспечивается хорошая скорострельность — 1 выстрел в мин. РПО надежен и живуч, Достаточно сказать, что гарантийный ресурс использования ружья составляет 100 выстрелов. Новое советское оружие быстро нашло самое широкое применение в различных условиях ведения боевых действий.

Огненный полет «Шмеля»

Используя значительный боевой опыт, накопленный в Афганистане, отечественные специалисты продолжили работы по созданию более эффективных образцов огнеметов. В 1976 г. тульские конструкторы из КБП под руководством генерального конструктора Аркадия Шипунова приступили к проектированию более перспективного типа реактивных пехотных огнеметов РПО-А «Шмель», и уже вскоре РПО «Рысь» был заменен качественно новой моделью, известной под названием «реактивный пехотный огнемет РПО-А «Шмель», но уже не многоразового, а одноразового использования.

Новейшее отечественное пехотное оружие — 93-мм реактивный пехотный гранатомет РПО-А одноразового применения — создан в середине 1980-х гг Афганские моджахеды называли его «шайтан-труба», «черная смерть».

Конструкция его основана на другом принципе огнеметания — капсульном. Его выстрел (капсула, наполненная огнесмесью) летит по траектории к цепи, если так можно выразиться, «в холодном состоянии» в нем ничего не горит и не поджигается. Как только капсула ударится о цель, сработает воспламенительно-разрывной заряд, расположенный внутри оболочки. Огнесмесь воспламеняется, ее горящие куски разлетаются, поражая все вокруг.

Конструкция огнемета предельно проста. Из трубы вылетает капсула с пороховым ракетным двигателем, летит на километр и взрывается. И все. Однако все в этой простоте по-настоящему гениально. Баллистика неуправляемой ракеты позволяет опытному стрелку с расстояния в 600 м попасть в цель размером с небольшую форточку (например, амбразуру ДОТа).

РПО-А служит для уничтожения и подавления живой силы противнике, вывода из строя легкобронированной и автомобильной техники. Может также применяться для стрельбы по различным укреплениям.

Существенная конструктивная особенность этого образца реактивного огнемета — отсутствие ружья. Вместо него используется фактически пусковой контейнер, который после производства выстрела выбрасывается, т. е. РПО-А — огнемет одноразовый.

Отсюда и оригинальность конструкции данного образца. Собственно контейнер, являющийся пусковой трубой, предельно прост по устройству. Здесь можно выдепить ударно-спусковой механизм, прицельное устройство (оптический прицел, мушка, но можно использовать оптический прицел ОПО-1), откидную переднюю рукоятку, тягу. Длина контейнера 920 мм.

Стреляющий механизм размещен в отдельном корпусе, смонтированном на внешней части пускового устройства, и представляет собой откидную рукоятку с фиксатором, собственно корпус ударно-спускового механизма со спусковой скобой и предохранителем, стреляющий механизм в кожухе и капсюльную втулку. Для более устойчивого удержания огнемета при стрельбе на его корпусе закреплена дополнительная откидывающаяся рукоятка.

Что касается огнеметного выстрела, то его конструкция опять-таки напоминает твердотопливную неуправляемую ракету. Есть реактивный двигатель, 8 качестве твердого топлива которого используется пороховой заряд, и капсула, являющаяся боевой частью огнеметного действия. Репер выполняет функцию стабилизирующего устройства.

Следует особо отметить тот факт, что РПО-А обладает отличными ТТХ, которые в комплексе определяют его боевые возможности. Например, масса огнесмеси, закладываемой в капсулу, составляет 2,1 кг (капсула с дымообразующим составом содержит 2,3 кг смеси). И несмотря на это, эффективность использования огнемета-малютки в полной мере отвечает жестким требованиям современного боя Дело в том, что применяемая огнесмесь имеет высокие параметры воспламенения и горения, на траектории полета не теряется ни одной ее капли. Впечатляет и дальность огнеметания этого образца вооружения: реактивный двигатель может легко забросить капсулу с огнесмесью на 1000 м.

Другие боевые характеристики огнемета: масса в боевом положении составляет 11 кг, а вьюка — 22 кг. Из походного положения в боевое огнемет переводится за 30 с. Вьюк содержит контейнеры зажигательного и дымового действия, которые очень эффективно дополняют друг друга в бою.

Стрельба из «Шмеля» ведется с плеча. Подготовить РПО-А к стрельбе не сложно. Надо только принять необходимое положение, откинуть переднюю рукоятку, взвести ударно-спусковой механизм и навести огнемет в точку прицеливания. При необходимости вести стрельбу можно и непосредственно из вьюка.

Но особую ценность и главный секрет огнемета представляет его боевая часть термобарического действия, размещенная в металлической капсуле. Все остальное — не более чем одноразовый контейнер для его пуска. По принципу действия боеприпас схож со снарядами объемного взрыва — при срабатывании заряда высокотемпературный импульс сопровождается резким перепадом давления. Облако, образованное при взрыве боеприпаса РПО-А, быстро сгорает без детонации, когда огнесмесь образует гораздо меньшее избыточное давление, а горение более растянуто по времени, чем у обычного взрывчатого вещества. Мощность взрыва термобарической смеси такова, что разлетаются на куски бетонные доты, рушатся многоэтажные постройки, начинает гореть и плавиться даже металл. Трудно поверить, но ручной огнемет калибра 93 мм по фугасному воздействию сравним с артиллерийским 122-155-мм снарядом.

Тактико-технические характеристики реактивных огнеметов
Модель М202А2 США РПО «Рысь» СССР РПО-А «Шмель» СССР
Длина в боевом положении, м 822 1440 920
Масса общая, кг 12 7,5 11
Объем огнесмеси, л 0,61 4 2,1
Прицельная дальность, м 350 190 600
Эффективная дальность стрельбы, м 200 - 350
Максимальная дальность стрельбы, м 750 400 1000
Время перевода из походного в боевое положение, с 30 60 30

Впервые «Шмель» был использован советскими войсками в Афганистане в 1983–1984 гг. для «выкуривания» душманов из пещер и подземных убежищ.

Есть еще одна интересная особенность. В зоне взрыва на значительной площади мгновенно и полностью выгорает кислород. Для живой силы это неминуемая смерть. Но ведь это «смерть» и для огня, требующего для горения только кислород. А значит, в перспективе в конверсионном исполнении «Шмель» вполне возможно применять и для тушения труднодоступных очагов пожара.

При взрыве высокотемпературный импульс сопровождается резким перепадом давления, уничтожающим все живое на площади в 50 м2. А в замкнутом пространстве, например, в доте, дзоте, доме, поражаемый объем составляет до 80 м!. В боях в Грозном при выстреле в подвальное окно, из которого велся огонь, уничтожались не только боевики, находящиеся непосредственно в поражаемом помещении, но и в соседних, сообщающихся с ним..

В последней модели огнемета РПО-А, впервые использованной в Чечне, применен комбинированный боеприпас. Его кумулятивная боевая часть, первой пробивая преграду, способствует глубокому проникновению основной боевой части, заполненной топливно-воздушной огнесмесью, внутрь объекта, что позволило использовать реактивные пехотные огнеметы для поражения не только живой силы противника в укрытиях, огневых точках, зданиях или на местности, но и для уничтожения легкобронированной и автотранспортной техники.

Советские огнеметы «Рысь» и «Шмель» снискали большую популярность в войсках, зарекомендовав себя грозным оружием в горах Афганистана, Таджикистана и Чечни. Во многих военных конфликтах и локальных войнах последних лет, в которых участвовала Советская, а затем и Российская армия, в достаточной степени удалось отработать успешную тактику применения реактивных пехотных огнеметов.

На основе значительного боевого опыта, накопленного при использовании реактивных пехотных огнеметов, считается, что их успешное применение требует таких мероприятий, как подготовка огнеметных расчетов для совместных действий в боевых порядках войск, тщательная разведка подлежащих поражению целей. Блокирование целей и путей подхода к ним с помощью артиллерийско-минометного огня и дымовых средств, огневая поддержка действий огнеметных расчетов, тесное взаимодействие огнеметных расчетов, тесное взаимодействие с пехотой, маневр силами и огнем. При этом выделяется необходимость учета возможностей огнеметных средств в сводном плане огневой поддержки, противотанковой обороны и заграждений.

Но и такое грозное оружие может быть успешно использовано в мирной жизни. «Шмель» прекрасно себя зарекомендовал как средство борьбы со снежными лавинами и в качестве… огнетушителя. Взрыв термобарического боеприпаса эффективно гасит очаги самых мощных пожаров.

Продолжение следует

ЛИТЕРАТУРА

1. Фра Ос А. и Вест К. «Химическая война» М. 1924 г.

2. Фарроу Э.С. «Газовая война» М 1925 г.

3. Borden W.A. «Army Ordnance» Wsh 1924 г.

4. Сухаревский М. «Основы огнеметного дела» М. 1924 г.

5. Эдере Ш. «Химическое оружие и его токсическое действие» М 1938 г.

6. Савицкий И. «Огнеметы Техника химического нападения» М. 1927 г.

7. Баташев В «Применение огнеметов в маневренной войне», «Техника и снабжение Красной Армии» 1925 г. № 4 (181).

8. «Военно-инженерный зарубежник» М. 1922 г. вып. 7. вып. 5.

9. Bield Charrenton «Огнеметы», «Военный зарубежник» 1922 г №№ 14–15.

10. «Употребление огнеметов». «Информационный бюллетень ВОХИМУ» 1926 г. № 5.

11. Новиков И. В. и Конюхов В.И. «Огнеметно-зажигательное оружие» М. ДОСААФ. 1957 г.

12. Горлов А. П. «Зажигательные вещества, их применение и способы защиты» М-Л. Наркомхоз РСФСР, 1940/43 г.

13. Отечественные и зарубежные периодические издания.

Современные зарубежные БМП

Семен Федосеев

"Уорриор"- БМП по-британски. Часть 1

История создания

Великобритания приняла на вооружение боевую машину пехоты сравнительно поздно, сразу начав со второго поколения. При том. что прообразы такой машины создавались именно в этой стране Можно начать, например, со свидетельства Юлия Цезаря о применении древними британцами боевых колесниц в I веке до н. э.: «Сначала их гонят кругом по всем направлениям и стреляют… Пробравшись в промежутки между эскадронами, британцы соскакивают с колесниц и сражаются пешими. Тем временем возницы мало-помалу выходят из линии боя и ставят колесницы так. чтобы бойцы… могли легко отступить к своим. Таким образом… достигается подвижность конницы в соединении с устойчивостью пехоты». Конечно, это еще очень отдаленный прообраз тактики «механизированной пехоты», да и к древним британцам нынешние имеют весьма отдаленное отношение.

Но первые зачатки механизации пехоты также появились в британской армии — став пионером боевого применения танков, она первой же столкнулась и с проблемой согласования движения и огня пехоты и танков в бою Появилась идея вооруженных «десантных танков», дающих пехотным подразделениям защиту и подвижность, равную танкам. Первые такие машины появились в 1918 г. в виде танков Мк V", способных кроме обычного экипажа и вооружения (два 57-мм орудия и 4 пулемета) перевозить 20–24 пехотинца. Теоретически эти «троянские кони Танкового корпуса» должны были доставлять пехоту или пулеметные расчеты через позиции противника к последнему объекту атаки, здесь высаживать их и оказывать им огневую поддержку. Однако попытка такого применения Mk V* 8 августа 1918 г. под Амьеном закончилась неудачно — танки доставили команды «Виккерс» и «Льюис» к атакуемому рубежу, но солдаты в танке угорали, да и тряска вымотала их настолько, что понадобилось время для отдыха.

В межвоенный период внимание многих армий привлекла идея бронетранспортера (БТР) для доставки пехоты к полю боя и снабжения механизированных частей. В Великобритании были созданы опытные БТР (активным сторонником моторизации пехоты здесь был, в частности, Б. Лидеп Гарт), но на вооружение поступили легкие открытые гусеничные БТР типа «Брен-Кэрриер» и «Юниверсал-Кэрриер», созданные в развитие танкетки. Они обладали неплохой проходимостью, но ограниченной вместимостью и защищенностью и служили носителями пехотного оружия.

БТР FV432 «Троуджен» на марше

Один из первых прототипов MCV-80 с двустворчатой кормовой дверью

После Второй мировой войны британская армия некоторое время продолжала использовать легкие БТР «Юниверсал» Т.16 и «Оксфорд». В 1953 г. появился последний представитель этого семейства — 6-местный «Кембридж». Но эти машины уже никак не отвечали требованиям современной войны, были слабоваты даже для действий в колониях И в том же 1953 г. фирма «Алвис» начала производство семейства колесных (6x6) бронемашин FV600. в которое вошли БТР FV603 «Сарацин» с пулеметным вооружением и боевая машина FV 601 «Саладин» с 76-мм пушкой в башне. На том же шасси были созданы штабной БТР FV604 (1954 г.), машина управления артиллерийским огнем FV610 (1955 г.), санитарный БТР FV611, самоходная РЛС. До 1972 г. для британской армии и на экспорт было выпущено 1838 машин семейства FV600. С 1956 г. на вооружении состоял также легкий (4x4) БТР на шасси «Хаммер» в качестве грузового и носителя ПТРК «Малкара» Но настоятельно требовались и гусеничные бронемашины.

В 1958 г. фирма «GKN Файтинг Уикл Девелопмент Дивижн» (ныне «GKN Дефенс») представила опытное гусеничное шасси FV420. на базе которого по заказу министерства обороны и совместно с «Ройал Орднанс» разработала семейство бронемашин FV430. В 1961 г. были представлены прототипы, а в 1963 г. принят на вооружение полностью закрытый плавающий гусеничный БТР FV432 «Троуджен» («троянский», вспомним появившегося за 45 лет до того «троянского коня» Mk V*). БТР имел массу 15,3 т, вместимость 12 человек, толщину брони 12-6 мм, многотопливный дизель мощностью 240 л.с., максимальную скорость хода 52 км/ч (на плаву 6 км/ч), запас хода 580 км, вооружался 7.62-мм пулеметом на открытой установке Это была первая британская машина, оснащенная гусеницей с резинометаллическим шарниром «Троуджен» более соответствовал условиям крупномасштабной войны с применением ОМП и поставлялся в части Британской Рейнской Армии, дислоцированные в Германии. На его шасси строили командно-штабную машину. БРЭМ FV434. машины связи, управления артиллерийским огнем, технической поддержки, самоходную РЛС засечки минометных позиций «Саймбелайн». бронированную инженерную машину, с 1971 г. — самоходные 81-мм миномет L16 и ПТРК «Свингфайр» FV438. «Виккерс Дефенс Системз» использовала элементы БМП в самоходной 105-мм пушке FV433 «Аббот». Небольшая часть БТР, поставленных британским частям в Европе, была оснащена двухместной башней с 30-мм пушкой «Рарден» — дискуссия, развернувшаяся в это время вокруг автоматических малокалиберных пушек, привела к убеждению, что они прекрасно подходят для вооружения легких бронемашин и борьбы с авиацией на сверхмалых высотах.

Введение «Троуджена» вызвало деление мотопехоты в зависимости от типа БТР — мотопехотные батальоны (мпб) стали именоваться «механизированными батальонами на гусеницах» («Троуджен») и «механизированными батальонами на колесах» («Сарацин», а позднее — «Саксон»), Уже в начале 1980-х гг. мпб разделили на три типа в зависимости от оснащенности — первый предназначался для действий в составе сил НАТО в Европе, второй — в качестве резерва для частей в ФРГ, третий — для непосредственной обороны британских островов. В это время на вооружении сухопутных войск оставалось около 2400 БТР «Троуджен» и 600 «Сарацин» (в британских частях за рубежом они использовались до 1993 г.). До 1971 г., когда производство было прекращено, выпустили свыше 3000 «Троуджен». На 1993 г. в британской армии оставалось 1000 «Троуджен» и самоходных минометов на его шасси. В 1969–1971 гг. Управление исследований и разработок боевых машин (впоследствии — Управление разработки военных машин) выработало концепцию новой машины для замены БТР «Троуджен» Предлагалась тяжелая машина массой около 30 т, с дизельным двигателем в 750 л.с., 30-мм пушкой и комбинированным бронированием по схеме «чобхэм». Однако эта концепция была отвергнута по причине высокой стоимости, хотя было построено и испытано шасси машины.

Основные конструктивные решения MCV-80 были реализованы уже в первых прототипах

MCV-80 «Уорриор» демонстрирует свою проходимость на местности

Компоновка БМП «Уорриор»:

I — 30-мм пушка; 2 — дымовые гранатометы; 3 — антенна; 4 — прицеп командира: 5 — казенник пушки: 6 — боеукладка: 7 — сидение командира: 8 — радиостанция; 9 — сидение наводчика; 10 — сиденья стрелков-десантников; 11 — ящик ЗИП; 12 — смотровой блок; 13 — гидропривод открывания двери: 14 — санитарное устройство (биохимический туалет); 15 — фильтровентиляционная установка (ФВУ). 16 — сидение механика-водителя; 17- штурвал: 18 — люк механика- водителя. 19 — прибор наблюдения механика-водителя; 20 — складное зеркало заднего вида; 21 — кожух воздухозаборника; 22 — ведущее колесо. 23 — броневая крышка люка ФВУ в левом спонсоне; 24 — опорный каток: 25 — поддерживающий ролик: 26 — направляющее колесо. 27 — заднее крыло: 28 — комовая дверь; 29 — крышка верхнего люка десантного отделения. 30 — корзина на башне с уложенной маскировочной сетью

Вслед за этим в 1972 г. была объявлена программа PD1 (Project Definition 1) создания БМП для британской армии. В качестве конкурсантов выбрали «GKN» и «Виккерс Дефенс Системз». После оценки первых проектов в 1976–1977 гг. были уточнены требования к БМП, а министерство обороны объявило о готовности выбрать основного подрядчика для выпуска новой боевой машины.

Проработка проектов продолжалась до 1979 г., когда основным подрядчиком была выбрана «GKN Сэнки». а сам проект получил обозначение MCV-80 (Mechanised Combat Vehicle — 80). В 1979 г. был построен первый ходовой макет, а в 1980 г. уже три прототипа — один с 30-мм пушкой в двухместной башне, один с пулеметным вооружением и один в качестве опытного шасси Заметим, что параллельно в 1978–1980 гг. военное ведомство Великобритании, определенно нацелившись на БМП тяжелого класса, изучало опытную американскую БМП ХМ2.

Требования к «боевой машине механизированной пехоты», которая должна была поступить на вооружение в одно время с основным боевым танком второго поколения «Челленджер», были изложены в «документе 3533» Генерального Штаба:

a) вместимость 10 человек, включая механика-водителя и наводчика вооружения:

b) маневренность, достаточная для взаимодействия с основными танками «Челленджер»;

c) защита от осколков артиллерийских снарядов и огня стрелкового оружия;

d) огневая мощь, достаточная для борьбы с легкобронированными целями, общей поддержки подразделения и отчасти — решения задач ПВО

Отметим, в какой последовательности перечислены боевые качества — подвижность, защищенность, огневая мощь. В июне 1980 г. министерство обороны признало прототип MCV-80 соответствующим требованиям британской армии, однако доведение его до серийного образца затянулось. Оставался открытым и вопрос об основном подрядчике для производства машин — кроме GKN на получение контракта претендовали «Алвис», «Ройал Орднанс» и «Виккерс Дефенс Системз». Первоначально планировалось закупить 1900 БМП. затратив на всю программу 1.2 биллиона фунтов стерлингов, но в 1981 г. заказ, в целях сокращения расходов, уменьшили до 1053 машин, из них — только 602 с 30-мм пушкой в башне.

Во время испытаний 12 машин предсерийной модели «намотали» около 200 000 км и прошли проверки обстрелом, а экземпляр с дистанционным управлением — наездом на противотанковую мину. Доработка и доведение БМП потребовали около 9000 отдельных проработок, разработки заново 250 комплектующих, узлов и агрегатов. Наконец, в 1983 г. две машины из 12 прошли испытания на Ближнем Востоке, а осенью 1984 г. Четыре машины приняли участие в учениях «Лайонхерт» на территории Германии. 30 ноября 1984 г. MCV-80 была принята на вооружение армии Великобритании; министерство обороны объявило о намерении закупить первую партию в 250 машин на сумму 150 млн. фунтов стерлингов. Заметим, что в этот период приняли на вооружение новый колесный (4x4) БТР «Саксон», как относительно дешевую бронемашину с максимальным использованием коммерческих узлов и агрегатов.

В 1985 г. БМП вдобавок к аббревиатуре получила имя «Уорриор» (Warrior- «воин»), вполне соответствующее имени основного боевого танкз «Челленджер» («поединщик»), «напарником» которого ей предстояло стать. Машина получила стандартный для британской системы БТВТ индекс FV510. Основным подрядчиком стала GKN. Серийное производство «Уорриор» началось в январе 1986 г, на специально построенном заводе в Телфорде (Шорпшир), и уже з декабре были готовы 290 машин (170 линейных боевых и 120 специальных). По соглашению с министерством обороны, GKN сама выбрала субподрядчиков. Сборку корпусов и шасси полностью производила GKN, готовые башни с вооружением поставляла «Виккерс Дефенс», силовой блок — «Перкинс Энджайн» (до 1984 г — «Роллс-Ройс»), существенную часть заказа получила и «Алвис». Специальные машины семейства «Уорриор» полностью строила GKN.

Заказ на 1053 машины впоследствии сократили еще на 5, всего же планировали поставить 595 линейных БМП, 146 командирских, 35 машин артиллерийских наблюдателей, 110 ремонтных и 67 ремонтно-эвакуационных (БРЭМ), 95 машин OPV. Этого количества должно было хватить для вооружения 13 мотопехотных батальонов 1-й, 3-й и 4-й бронетанковых дивизий 1-го корпуса Британской Рейнской Армии, создания технического резерва и обучения (включая оснащение Учебного Центра британских сухопутных войск Сафилд в Алберте, Канада). Планировалось за период с 1988 г, по 1994 г. перевооружать на БМП по два механизированных батальона на гусеничных БТР в год при среднем ежегодном выпуске 140 машин. Общая стоимость оценивалась в 725 млн фунтов стерлингов. Эксплуатация «Уорриор» рассчитывалась до 2010 г.

Заметим, что в то же время «Алвис» разработала семейство гусеничных бронемашин «Стормер», в которое вошла легкая БМП массой 12,7 т и вместимостью 8-10 человек. БМП могла вооружаться 30-мм («Рарден»), 25-мм («Бушмастер») или 20-мм (КВВ) пушкой с комбинированными прицелами «Айвимо» и лазерным дальномером, имела дизельный двигатель Тб-3544 с противолежащими цилиндрами мощностью 254 л.с., шестикатковую ходовую часть, скорость хода до 80 км/ч, запас хода до 600 км, удельное давление 0.4 кг/кв. см. «Виккерс Дефенс» разработала свою БМП на базе американской М2 «Брэдли» с башнями М25 и МЗО. М25 несла вооружение, аналогичное М2, но с английскими приборами наблюдения и прицеливания и дымовыми гранатометами. МЗО вооружалась 30-мм «Рарден». Обе башни имели углы вертикального наведения пушки от -10 до +30 град, и электроприводы наведения. БМП предназначалась, прежде всего, дпя взаимодействия с танком «Виккерс» Мк7. Однако БМП «Алвис» и «Виккерс Дефенс» не вышли из стадии опытных.

Установка вооружения и дымовых гранатометов БМП “Уорриор"

Основные конструктивные особенности БМП «Уорриор»

Компоновка MCV-80 «Уорриор» выполнена с расположением моторно-трансмиссионного отделения впереди справа Слева от МТО на регулируемом сидении с опускающейся спинкой и подголовником располагается механик-водитель. Его люк выполнен в лобовом листе и имеет откидную вверх-назад крышку На марше в боевой зоне крышка люка может фиксироваться «промежуточном горизонтальном положении, прикрывая механика- водителя от осколков воздушных разрывов В центре находится двухместная башня. Ее небольшое смещение влево призвано уравновесить правое расположение МТО для равномерного распределения нагрузки на гусеницы. В башне справа от орудия находится рабочее место командира, спева — наводчика. Они имеют одинаковые сидения с вапиком-подголовником и люки в крыше башни с откидными назад крышками Башня снабжена подвесным поликом с ограждением и сдвижной влево сетчатой дверью для прохода в десантное отделение, занимающее кормовую часть машины. Здесь вдоль бортов на откидных сидениях размещаются семь десантников — трое у левого борта и четверо у правого. Расположение десантников лицом друг к другу связано с отказом от бортовых амбразур и стремлением обеспечить максимально быструю высадку. Посадка и высадка производится через широкую одностворчатую кормовую дверь, открываемую вправо и упраепяемую гидроприводом. Опытный прототип имел, подобно «Троуджен». двухстворчатую дверь, но по результатам испытаний ее признали менее удобной Гидропривод двери управляется с места механика-водителя, но имеется и его ручной выключатель под правым сидением десанта. Кроме того, десант имеет верхний пюк с двухстворчатой крышкой Створки могут фиксироваться в открытом положении. Любопытно. что места экипажа и десанта снабжены упругими ремнями безопасности.

В качестве основного вооружения MCV-80 была выбрана 30-мм автоматическая пушка L21A1 «Рарден», уже опробованная к тому времени на БРМ «Фокс» и «Симитар». Пушка была разработана RARDE («Королевским заведением исследований и разработок вооружения») и «Ройал Орднанс Фэктори», для MCV-80 поставлялась «Бритиш Мэньюфэкчуринг энд Рисеч Компани», а с 1992 г. ее производство перешло в ведение «Ройал Орднанс». Пушка имеет автоматику на основе отдачи ствола с длинным ходом, может вести огонь одиночными выстрелами или очередями по шесть выстрелов (точнее — две очереди по три выстрела подряд), питание — кассетами по три выстрела, скорострельность 80–90 выстр./мин. Сравнительно невысокий темп стрельбы позволил повысить ее меткость. Той же цепи служат демпферы, установленные на конце кожуха ствола и гасящие колебания ствола при выстреле. Максимальная дальность стрельбы 4000 м. Стреляные гильзы удаляются через лючок за пределы башни. Длина ствола «Рарден» -2438 мм, масса «тела» — 110 кг, пушка снабжена коническим пламегасителем, рукояткой перезаряжания, расположенная внутри башни казенная часть имеет длину всего 430 мм. БМП не снабжена (в отличие от ряда других БМП второго поколения) стабилизаторами вооружения — по британским взглядам, боевые машины могут вести прицельный огонь только с остановок.

В боекомплект, размещенный в башне между местами командира и наводчика, входят унитарные выстрелы 30x170 нескольких типов. В качестве бронебойного поначалу использовался выстрел с бронепробиваемостью 30 мм на дальности 1000 м. В 1985 г. был принят выстрел L14A2 массой 822 г и длиной 285,55 мм с бронебойным подкалиберным трассирующим снарядом (APDS-T. разработка «Ройал Орднанс» и американской РАТЕС). Масса снаряда — 300 г, начальная скорость — 1175 м/с, на дальности до 1500 м он пробивает 40-мм стальную броню при угле встречи до 45 град., после вылета снаряда из канала ствола его поддон распадается на 4 сектора, а пирофорный состав в носке снаряда позволяет наблюдать попадания. Считалось, что такой снаряд позволит «Уорриор» успешно бороться с советской БМП-2. Выстрел L5A2 со снарядом типа APSE-Т массой 357,4 г имеет полную массу 904,4 г, начальную скорость 1070 м/с; выстрел L13A1 с осколочным трассирующим снарядом HEI-T, соответственно, 903,9 г, 356,9 г и 1070 м/с. Время полета снаряда на дальность 400 м — 0,39 с, 1000 м — 1,08 с, 4000 м — 7,71 с. Практический выстрел L12A1 по баллистике аналогичен осколочному. Могут использоваться также выстрелы к швейцарской пушке 811L «Эрликон». Углы наведения по вертикали — от -10 до +45 град. В единой литой маске с пушкой, слева от нее установлен 7,62-мм пулемет L94A1 системы «Чэйн Ган» с внешним электроприводом автоматики и ленточным питанием — английская копия американского пулемета ЕХ-34, разработанного «Макдоннел Дуглас Хеликоптер». После испытания ЕХ-34 в Англии в 1978–1979 гг. «Ройал Орднанс» приобрела лицензию на его выпуск (впоследствии пулемет выпускала также фирма «Мюллер энд Ко»). Стреляные гильзы выбрасываются из башни вперед, а звенья ленты собираются в сменный звеньесборник. Электрический привод «Холдсварс» поворота башни и механический вертикального наведения вооружения управляются наводчиком или командиром. Слева от наводчика расположен маховик запасного механического привода поворота башни.

Прицельные приспособления поставляла фирма «Пилкингтон ПЕ». Места командира и наводчика оснащены бинокулярными перископическими комбинированными прицелами «Рэйвен» этой фирмы. Прицел имеет три канала — дневной без увеличения (для обзора поля боя), дневной с фиксированной кратностью увеличения 8х, ночной усилительного типа с кратностью увеличения 2х и 6х. Дальность обнаружения цели днем достигает 5000 м, идентификации — 3000 м, ночью, соответственно, 2500 и 1000 м. Изображение на все каналы подается через верхнее качающееся зеркало, позволяющее изменять направление оси поля зрения от -12 до +47 град. В поле зрения находится прицельная марка, соответствующая направлению оси канала ствола. Прицелы защищаются откидными бронещитками.

Вооружение десанта состоит из восьми 5,56-мм штурмовых винтовок L85A1 и двух ручных пулеметов L86A2, 94-мм РПГ LAW-80 (укреплен вертикально на внутренней стенке корпуса слева от башни). Укладка боекомплекта к ним размещается под сидениями. Ведение десантом огня с машины изначально не предусматривалось. Заметим, что и на других тяжелых БМП — германской «Мардер» 1АЗ, американской М2А2 «Брэдли» — в конце концов, отказались от ведения огня десантом в пользу дополнительного бронирования бортов.

Проекции прототипа MCV-80 (ряд его черт сохранился в серийных командирских вариантах «Уорриора»)

Корпус MCV-80 сварен из катаных листов алюминиево-магний-цинкового сплава. Использование алюминиевых броневых сплавов для англичан также стало традиционным — такой сплав был применен в бронемашинах «Феррет-80», «Фокс», семействе легкого танка «Скорпион». Корпус MCV-80 дает круговую защиту от 14,5-мм пуль и от осколков 155-мм осколочно-фугасных снарядов, днища — от 9-кг противотанковых мин. Лобовые листы корпуса и верхняя часть бортовых листов (кроме левого спонсона) установлены под наклоном. Борта корпуса и частично ходовая часть прикрыты резиновыми протиаокумулятивными экранами. Восьмигранная башня сварена из катаной стальной брони и установлена на роликовом погоне. Внутренний подбой корпуса защищает от осколков брони, а также несколько снижает уровень шума в обитаемом объеме. Пространство между спинками сидений десанта и бортами корпуса используется дпя укладки ЗИП и имущества десанта, что создает дополнительную защиту отделения. Равным образом дополнительную защиту дают сетчатые внешние корзины. На бортах башни «кустами» по 4 укреплены 66-мм дымовые гранатометы, их электроспуск выведен на рабочее место наводчика. Заметим, что опытные образцы снабжались гранатометами в виде монолитных сменных блоков.

В МТО установлен V-образный 8-цилиндровый четырехтактный многотопливный дизельный двигатель CV8 ТСА «Кондор» жидкостного охлаждения. Он развивает мощность до 550 л.с. Диаметр цилиндров — 135 мм, ход поршня — 152 мм. Заметим, что 12-цилиндровая версия «Кондор Перкинс Энджайн» устанавливается на танках «Челленджер» и танковых транспортерах «Скэммел», т. е. двигатели танка и БМП включены в один конструктивный ряд. На опытных БМП топливные баки устанавливали вдоль бортов, но на серийных машинах отштампованный из полиэтилена бак на 772 л помещен под попиком башни. Полупрозрачные стенки бака позволяют визуально оценить запас топлива.

Автоматическая гидромеханическая трансмиссия Х300-4В разработана «Аллисон Трансмишн» (подразделением «Дженерал Моторе») и выпускается «Перкинс Энджайн» по американской лицензии. Она обеспечивает четыре передачи вперед и две назад с варьированием передаточного числа за счет гидростатической передачи, имеет отвод мощности к генератору, вентилятору и гидравлическому насосу. Нейтральное положение гидростатической передачи обеспечивает поворот машины на месте. Механизмом поворота служит двойной дифференциал с гидростатическим управлением. Двухступенчатые цилиндрические зубчатые бортовые передачи смонтированы в выступающих спереди картерах. Органами управления машиной механику-водителю служат качающийся штурвал в форме коромысла, педали газа, служебного и стояночного тормозов, рычаг переключения передач на семь положений. Слева от штурвала находится приборная панель. Силовой блок обеспечивает БМП неплохую приемистость — с места она разгоняется до 48 км/ч за 13,5 с передним ходом и за 24 с задним Заметим, чго трансмиссия Х300-4В была позднее выбрана и для шведской БМП CV-90 («Бофорс»/«Хёгглунд»). «Перкинс Энджайн» поставляет готовый силовой блок, который может быть заменен в полевых условиях силами двух членов экипажа (механика-водителя и наводчика) при помощи сборного крана в течение 40–60 минут. Система охлаждения МТО «Уорриор» включает вентилятор с левой стороны двигателя и откидной вверх блок радиаторов. Решетки радиатора на петлях выполнены в верхнем лобовом листе и могут откидываться на петлях. Выхлопная труба с глушителем выведена на правый борт и также прикрыта решеткой.

Ходовая часть включает на один борт: шесть сдвоенных обрезиненных опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской, три поддерживающих ролика — передний и задний одинарные. центральный сдвоенный, ведущее колесо переднего расположения и спицованное направляющее колесо Опорные катки имеют диаметр 610 мм и штампованные из высокопрочного алюминиевого сплава диски. Первый, второй и шестой узлы подвески снабжены гидравлическими лопастными амортизаторами, смонтированными в корпусе вместе с торсионами. На бортах укреплены буферы упора рычагов подвески. Поворот рычага на угол болев 90 град, и динамический ход катка 350 мм обеспечивают машине возможность движения по пересеченной местности со скоростью до 35 км/ч. Гусеница — мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с резинометаллическим шарниром и съемными наружными резиновыми подушками дпя движения по асфальту. Литые стальные траки имеют ширину 460 мм и центральный гребень. Длина опорной поверхности — 3.82 м, ширина базы — 2,54 м Спереди и сзади гусеницы прикрыты штампованными крыльями.

Экипажу и десанту БМП обеспечен неплохой обзор В крышке люка механика-водителя смонтирован широкоугольный перископический прибор, который может заменяться пассивным прибором ночного видения усилительного типа. На марше при открытом люке механик-водитель пользуется откидными зеркалами заднего вида и съемным прозрачным экраном с «дворником». Кроме того, его люк защищен V-образным грязеотбойным щитком По периметру крыши башни установлены 8 призменных смотровых блоков, дающих, в сочетании с комбинированными прицелами, круговой обзор командиру и наводчику. Между прицелами смонтирован поворачивающийся вручную на 360 град, выдвижной перископический прибор. Десант имеет два выдвижных поворотных призменных блока, смонтированные в крыше у бортов. Один смотровой блок имеется в кормовой двери. В кормовой нише башни — традиционно для британской бронетанковой техники — установлена радиостанция. Выводы заваливающихся штыревых антенн расположены в кронштейнах по бортам башни. Экипаж пользуется ТПУ.

Бортовая электросеть БМП «Уорриор» напряжением 24 В выполнена по однопроводной схеме и защищена от воздействия электромагнитного импульса Фары и передние габаритные и сигнальные фонари размещены по передним углам корпуса к защищены решетками, на кормовом листе по бокам от двери также установлены сигнальные и габаритные фонари.

ЗИП, маскировочный комплект и часть имущества экипажа укладываются в корзины на башне и бортах корпуса и два кормовых ящика по бокам от двери. На передней части бортов корпуса может крепиться шанцевый инструмент, запасные траки Дпя установки маскировочной сети на углах корпуса и по бортам башни укреплены блоки трубчатых гнезд. В дополнение на бортовых экранах крепятся свернутые тканевые полотнища для прикрытия ходовой части на стоянке. Комплект ППО «Чабб Файр Секьюрити» включает два баллона с огнетушащим составом «Хэлон 1301». установленные в передней части корпуса, форсунки по периметру МТО, датчики. Кроме того, три ручных огнетушителя укреплены внутри машины и два снаружи, над кормовой дверью В спонсоне по левому борту корпуса смонтирована ФВУ. разработанная фирмой «Хоуден Эйрконтрол». ФВУ включает сменные кассеты фильтров, обеспечивает подачу через штанги к местам экипажа и десанта очищенного воздуха, создание внутри машины избыточного давления, может использоваться для поддержания температуры в обитаемом объеме. Люк на левом борту корпуса с откидной вперед крышкой служит именно для доступа к ФВУ ФВУ. два электроподогревателя для пищи (в передней части десантного отделения) и установленный перед левым сидением десанта «химический туалет» (танковое санитарное устройство) должны обеспечить экипажу и десанту пребывание внутри машины в течение 48 часов.

Внутренний вид десантного отделения БМП MCV-80 «Уорриор». Слева — сидение для трех пехотинцев, справа — для четырех. Видны два выдвижных поворотных призменных блока, открытая крышка верхнего люка. Сетчатое ограждение полика башня смещается влево для перехода экипажа из башни в десантное отделение

Силовой блок БМП MCV-80 «Уорриор» включает V-образный 8-цилиндровый четырехтактный многотопливный дизельный двигатель CV8 ТСА «Кондор» и автоматическую гидромеханическую трансмиссию Х300-4В. Единый блок готов к установке в МТО машины

Откинув сошник, БРЭМ MRV(R) 7–0 бронетанковой бригады испытывает работу лебедки.

Легко увидеть, сколь велика эта машина

БРЭМ MRV(R) с поднятой крановой стрелой и опущенными кормовыми гидравлическими домкратами

БМП способна без подготовки преодолевать брод глубиной 1,3 м. От плавучести разработчики отказались (БТР «Троуджен», по крайней мере, снабжался кожухом плавучести и волноотбойным щитком). С учетом того, что при разработке БМП приоритет отдавался защищенности, а сама машина не предназначалась для преодоления водных преград вплавь или быстрых перебросок по воздуху в составе «сил быстрого реагирования», ограничение массы «Уорриор» 23,5 т кажется странным.

Специальные машины на базе БМП «Уорриор»

На основе БМП уже в начале 1980-х гг. велась разработка обширного семейства машин, включая БРМ, самоходные ПТРК и ЗРК, БРЭМ, инженерные машины, транспортное шасси. РСЗО. Часть этих машин была принята на вооружение, другие так и остались опытными. Командирская машина «Уорриор» имела три варианта: для взводов, рот и батальонов, различавшихся дополнительным радиооборудованием. Установка радиооборудования и планшетов для карт готовилась GKN, но непосредственно производилась на армейских складах перед отправкой новых машин в части. Внешне командирские машины отличаются от линейных дополнительными антеннами и двухстворчатой кормовой дверью.

Уже в 1986 г. GKN представила две специальные машины: БРЭМ FV513 MRV(R) (Mechanised Recovery Vehicle (Repair) и ремонтную машину FV512 MCRV. Обе предназначались, прежде всего, для обслуживания машин семейства «Уорриор». Экипаж MRV(R) составляют командир, механик-водитель и три ремонтника. С левой стороны увеличенного корпуса установлен поворотный на 360 град, гидравлический кран грузоподъемностью 6,5 т с телескопической стрелой длиной до 4,52 м. Кран рассчитан на замену силового блока «Челленджера» или «Уорриор». При работе краном кормовая часть БРЭМ вывешивается на двух гидравлических домкратах. Подвеска для большей жесткости может отключаться. Кроме того, в кормовой части смонтирован откидной сошник. На марше он укладывается на крышу кормы, а в действие приводится гидравликой при работе лебедкой. Основная лебедка имеет трос длиной 100 м, тяговое усилие 20–38 тс, вспомогательная — 200 м и 1,25 тс. БРЭМ оснащена командирской башенкой с пулеметом L94A1, электрогидравлическим насосом-нагнетателем для форсирования двигателя, компрессором, ФВУ, буксирной цепью, жесткой V-образной сцепкой. MCRV отличается от MRV(R) отсутствием лебедок и сошника, поскольку предназначена только для ремонта машин на поле боя. Для доставки сменного силового блока танка или БМП может использоваться четырехколесный прицеп Т4 фирмы GKW грузоподъемностью 10,5 т. Подвеска позволяет сохранять платформе Т4 горизонтальное положение при движении по местности. Всего было заказано 45 прицепов.

В 1988 г. был представлен опытный образец машины артиллерийских наблюдателей MAOV с экипажем 6 человек, разработанной по заданию командования Королевской Артиллерии, а с 1990 г. начался ее серийный выпуск. Внешне MAOV отличается от БМП количеством антенн, но реально оснащена лишь макетом пушки. В башне установлена бинокулярная система наблюдения «Пилкингтон ПЕ Оспрей», включающая дневной канал с кратностью увеличения 1х и 8х, тепловизионный канал на основе модуля GEC «Эвионик Класс II», может устанавливаться лазерный дальномер. Монитор тепловизионной системы установлен между местами командира и наблюдателя. Имеется и стандартный прицел «Рэйвен». В корме башни на специальной раме смонтирована РЛС разведки наземных целей «Торн» EMI MSTAR. В десантном отделении на отдельных сидениях размещены три члена экипажа и смонтирована радиоаппаратура, РЛС разведки артиллерийских позиций BATES «Маркони Системз». MAOV оснащена инерциальной системой навигации и топопривязки. Одновременно с MAOV начались производство и поставки в полки полевой артиллерии подвижных артиллерийских командных пунктов (машин командиров батарей).

Обильное оснащение машин семейства «Уорриор» средствами наблюдения и связи соответствует стремлению армий НАТО к постоянному совершенствованию системы «С3» (Communications. Command and Control), призванному обеспечить высокую командную управляемость как отдельных машин, так и подразделений и частей в целом и постепенную реализацию единой автоматизированной системы управления войсками.

В конце 1982 г. GKN продемонстрировала самоходный ПТРК второго поколения «Хот» — башня MCV-80 заменялась низкопрофильной одноместной башней НСТ с вынесенной установкой 4 ПТУР «Хот» и прицела (кратность Зх и 12х), в корпусе находилась укладка для 14 ПТУР. Установка допускала наведение по вертикали от -18 до +23 град. Работы над этой машиной были прекращены. То же произошло с установкой на шасси MCV- 80 ЗРК «Рапира», «Роланд» и «Старстрик» (с высокоскоростными ЗУР), ЗСУ с 30-мм пушкой CBF «Сэйбр» французской фирмы «Томпсон» и рядом других машин. Машина АРС-90 (вариант «Уорриор» с укороченным корпусом, пятикатковым шасси и одноместной пулеметной башней) представляла собой БТР повышенной защищенности. В варианте самоходного миномета на шасси MCV-80 ставилась закрытая башня с 81- или 120-мм минометом.

К середине 1984 г. была готова опытная машина-истребитель танков MCV-AT — на шасси «Уорриор» установили башню СМ-90 бельгийской фирмы «Коккерил». Двухместная башня несла 90-мм пушку Mk III, 7,62-мм спаренный пулемет, СУО LRS-5 с цифровым баллистическим вычислителем, двухплоскостной системой стабилизации «Кадиллак Гейдж Текстрон». В другой башне «Коккерил» С-25 устанавливалась 25-мм пушка КВВ «Эрликон» скорострельностью 170 или 800 выстр./мин, 7,62-мм пулемет и стабилизатор GKN демонстрировала также шасси «Уорриор» с американской ПТ системой LRAT на подъемной платформе. В 1988 г в качестве легкого танка предлагалась так называемая «низкопрофильная Уорриор» (высота по крыше корпуса 1,6 м) — машина рассчитывалась на установку башни со 105-мм пушкой. Она же рассматривалась как британский вариант шасси универсальной ракетной системы ADATS. Заметим, что «легкие танки» со 105-мм пушкой L7A3 со сниженной силой отката в двух- и трехместных башнях предлагали также фирмы «Алвис» (на упомянутом шасси «Стормер») и «Виккерс Дефенс Системз» (на шасси М2 «Брэдли»).

БМП FV513 MRV(R) буксирует на жесткой сцепке БМП «Уорриор»

Опытный самоходный ПТРК «Хот» на шасси прототипа БМП MCV-80 «Уорриор»

БРЭМ MRV(R) буксирует колесный прицеп Т4 с силовой установкой танка «Челленджер»

Машина артиллерийских наблюдателей MAOV с дополнительными антеннами

БМП «Уорриор» с 25~мм пушкой в опытной башне

Санитарная машина «Уорриор» не имела башни, а в ее увеличенном корпусе можно было разместить несколько сидячих и лежачих раненых. Машину снабжения отличали удлиненное шасси, корпус с кормовой аппарелью и площадкой для погрузки типовых паллет, кран, лебедка.

Специальная машина «Уорриор Инжиниринг» несла комплект сменного оборудования — реактивный удлиненный заряд разминирования «ЭМИ Рэйнджер», навесной минный трал «Ройал Орднанс Бар», поворотную телескопическую штангу с креплением для бура или ковша В командирской башенке ставился пулемет Эта машина осталась опытной, но по заказу штаба сухопутных войск «Пирсон Инжиниринг» разработала два типа навесных устройств для использования штатных БМП «Уорриор» в качестве инженерных — плужный минный трал SMP и бульдозерный отвал UDK-2 SMP имеет массу 1150 кг, ширину 4,16 м и представляет собой составной двухсторонний отвал с собранными в четыре блока 16-ю ножами для снятия мин, установленных внаброс. Трал расчищает полосу шириной 3,14 м, может навешиваться на «Уорриор», «Троуджен» или колесные машины. Шарнирное крепление. гидравлическая система, возможность вертикального перемещения каждого лезвия обеспечивают постоянный контакт трала с грунтом на пересеченной местности. UDK-2 — облегченный вариант UDK-1, созданного для танков «Челленджер», может использоваться для расчистки пути или подготовки огневой позиции. «Пирсон Инжиниринг» предложила также катковый трал ARC-MP Система навески трала обеспечивает перенос части массы машины на катковые секции трала (ширина секции 700 мм) и давление секции на грунт около 400 кг. Общая масса трала — 1т

Окончание следует

Облик БМП — из письма в редакцию

Серия статей о возможном облике перспективной боевой машины пехоты, опубликованных в «ТиВ». вызвала немалый интерес читателей. Здесь мы в порядке дискуссии публикуем мнение подполковника Ю.В. Евграфова. Автор много лет проработал конструктором, а затем военпредом на Волгоградском тракторном заводе (выпускавшем боевые машины десанта) и в своем письме касается базовых вопросов — из каких соображений создавались существующие боевые машины пехоты и боевые машины десанта и насколько они соответствуют или не соответствуют своим задачам.

БМП-1

БМД-1

БТР-Д

Пишу в связи со статьёй в «ТиВ» № 7/2002. Вот на какие моменты хотелось бы обратить ваше внимание:

1 В своём рабочем блокноте 1977 г. мной, тридцатилетним военпредом участка ОКР, была сделана следующая запись:

«Почему, собственно, медлит Пентагон с принятием БМП? Можно предположить, что основной причиной является отсутствие ясной концепции этой машины, т. е. — увязанных между собой трезво поставленных тактических целей и технических возможностей…»

Прошло 25 лет, но подчёркнутая часть фразы, на мой взгляд, по-прежнему верно отражает суть дела.

2 Во всех, известных мне, современных публикациях отечественных авторов концепция БМП расплывается — не поддаётся чёткой формулировки. Тому, на мой взгляд, есть только одна причина — неприятно констатировать, что, начиная с БМП-1. ни одна из реализованных в металле БМП не отвечает своему, взятому по определению, назначению, а именно: дать размещённой в ней пехоте возможность ведения боя не спешиваясь. Думаю, что излишне доказывать верность этого положения.

3. Изучение сорокалетней истории боевых машин пехоты, приводит непредвзятого исследователя к тому, что все причастные к созданию и проталкиванию БМП-1.‘будучи ослеплены карьерными мечтаниями, легко уверовали в атомную войну по нашим правилам. Это так, потому что концепция БМП-1 отвечала бы только такому сценарию боевых действий сухопутных войск, когда перед наступающими войсками простирается ядерная пустыня, образованная ударами средств из имевшегося у нас арсенала ОМП.

Запустив валовое производство БМП-1. мы спровоцировали массовый выпуск БМП по всему миру Надо же было что-то противопоставить армаде наших БМП. Правда, американцы упирались очень долго, пока не убедились, что выиграют у нас гонку высокоточных вооружений, и тогда они смогут вести боевые действия не в ядерной пустыне, а в «высокоточной».

У нас развитие концепции БМП-1, оказавшейся фантомом, «увенчалось» созданием настоящего монстра — БМП-3. Тем самым мы продемонстрировали свою исключительную «твердолобость». Особенно впечатляют два основных технических решения БМП-3, а именно — многоствольное вооружение в башне и размещение людей в корпусе по образцу БМД-1 (Для пояснения последнего замечания прикладываю соответствующую записку с анализом компоновки БМД-1).

Вывод: Дискуссия о концепции современной БМП беспредметна и, следовательно, бесперспективна без уяснения того, что под общеупотребительным термином «боевая машина пехоты» скрывается не качественно новый вид БТТ, а всё тот же БТР точнее — его эволюция, искусственно заведенная в тупик.

Если уклониться от этого вывода, то рано или поздно участники дискуссии будут осмеяны потомками, до которых всё равно дойдёт, что означает вид кучи мужиков, разъезжающих по Чечне на крышах БМП. И не питайте иллюзий — этот бесконечно повторяющийся сюжет телехроники есть своеобразный памятник создателям БМП-1, да и самой советской системе разработки и постановки на производство ВВТ.

С уважением Ю.В. Евграфов

Записка о ядерной пустыне

Полагаю, что авторы, даже главные конструкторы, не знают точно, из каких соображений руководством страны принимались решения по БМП.

Я тоже не знаю этого точно, но настойчиво пытался узнать.

И вот однажды во время учёбы в академии ко мне в руки попали учебные карты слушателей «очников», и сразу бросилось в глаза их резкое отличие от карт нашего, заочного факультета У них всё пространство перед наступающими мотострелковыми частями на БМП было свирепо усеяно значками тактических ядерных ударов (и нанесены они были не вручную, а типографским способом!). Тогда же мелькнула мысль, что сделано это с целью избавить молодых офицеров от раздумий — как реально будем воевать с НАТО на нашей технике, в том числе на БМП. С заочниками, на треть прошедшими Афган, это бы точно не прокатило без скандала!

Однако, по зрелому размышлению, пришёл к более общему выводу: к первому суждению следует ещё добавить, что, по-видимому, я столкнулся с отражением того, как наши генералы собираются воевать в условиях нарастающего отставания по высокоточному оружию (ВТО). А нас, тридцатилетних семейных мужиков, опасаются травмировать картиной планируемого ядерного апокалипсиса. Да еще на фоне перестроечных публикации о «ядерной зиме».

Если интерпретация наблюдения сделана верно, то выходит, что на самом деле БМП представлялась нашему Генштабу прежде всего как усиленный именно в противоатомном отношении БТР, способный доставить в нужную точку ядерной пустыни хоть какую-то пехоту.

Тогда сами собой находят объяснение некоторые странные вещи. Например, почему через столько лет после принятия БМП-1 вдруг с грандиозным скандалом озадачились неэффективностью орудия 2А28 «Гром». Или почему в каждом вновь выдаваемом ТТЗ на создание перспективных БМП вскачь росли требования ко времени «безвылазного» нахождения экипажа и десанта в БМП [последовательность примерно такая — 8, 12, 24 и наконец 48 часов]

БМД-2

БМП-3

Записка о компоновке БМД-1

Общая компоновка БМД-1 необычна для боевых машин пехоты. Она ближе к танковой: обитаемое отделение — спереди, моторно-трансмиссионное — в корме.

Ещё оригинальнее, в сравнении с мировой практикой, размещен экипаж и десант: три человека — в носу, в ряд (слева направо по ходу): командир машины (он же — стрелок левого курсового пулемета), механик-водитель, стрелок правого курсового пулемета; далее, в корму — наводчик-оператор в башне и. наконец, три стрелка у моторной перегородки.

Самым спорным компоновочным решением БМД-1 оказались курсовые установки ПКТ. Их боевая ценность не раз подвергалась сомнению. Ночью они практически бесполезны, т. к. прицелы ТНПП-220 чисто дневные. О стрельбе с ходу не может быть и речи, т. к. при движении машины оператор просто не в состоянии удержать пулемет. Командир перегружен функцией стрелка. Плюс этого решения только в высокой плотности огня с места или с коротких остановок вперед по курсу.

В 1970-х гг десантники не раз требовали заменить пулеметы ПКТ на РПКС-74. Мотивировали тем, что РПК можно, по крайней мере, снять с поврежденной машины, а ПКТ придется оставить. (Мне это предложение не нравилось по чисто личным мотивам Я стрелял из курсовых пулеметов не хуже любого из тройки лучших заводских стрелков-испытателей, поэтому знал, какова точность хорошо пристрелянной курсовой установки БМД-1. с места, на 400 метров, первым одиночным выстрелом — в центр каски солдата Точность боя спаренного ПКТ, несмотря на солидный прицел, существенно ниже. Так что. жаль было снайперской, по сути, пулеметной установки.) И тут вдруг десантники перестали настаивать на замене Спустя некоторое время, от одного из офицеров НТК ВДВ стала известна причина смены «курса». Оказалось, что в Кабуле во время очередного мятежа всего- то одна БМД огнем трех своих пулеметов рассеяла толпу численностью от 3-х до 5-ти тысяч человек, среди которых хватало вооруженных моджахедов, и тем отстояла здание Царандоя (афганского МВД). Это впечатлило!

Стрелки могут вести огонь из личного автомата через амбразуры (т. н. — «шаровые опоры») Бортовые амбразуры имеют броневые заслонки и смотровые обогреваемые бронестекла (конструкция заимствована у БМП-1) Кормовая амбразура — без заслонки и без стекла, зато с внешними выступами-ограничителями для предотвращения обстрела емкостей ЗИП и крыши МТО. Ведение прицельного огня из кормовой установки невозможно, т. к. стрелка не удалось разместить так, чтобы он мог наклониться к автомату. Стрельба ведется путем наблюдения через старинный (британский по происхождению) прибор МК-4, с корректировкой огня по трассам. Если удобство бойцов на передних рабочих местах и оператора в башне не вызывало особых нареканий, то места трех задних стрелков заводские испытатели метко назвали «собачьим ящиком».

Итак, в машине семеро десантников. Почему их именно столько?

Из случайной беседы с пожилым офицером ВДВ я узнал, что, оказывается, в 1950-х гг. в ВДВ за каждой АСУ-57 каким-то хитроумным путем штатно закреплялись не трое, как должно быть, а семеро бойцов! Но как же они размещались? Ведь АСУ-57 не имеет столько посадочных мест. Да и 12 % перегрузка машины с ее и без того невысокой удельной мощностью (15,1 л.с./*), вроде то же не есть здорово? И, тем не менее «дерзкие» десантники как- то ухитрялись и считали это оправданным с точки зрения тактики мелких подразделений. Действительно, спешенный боевой порядок — уравновешен: машина в центре, по два стрелка на флангах. Помимо того, что АСУ-57 — и транспорт, и огневое средство, очень здорово, что стрелки-десантники могли мгновенно спешиться и также быстро вновь вскочить на открытую сверху «низкорослую» машину. И еще один очень важный плюс — непосредственная зрительная и голосовая связь командира с бойцами В итоге, АСУ-57 и четверо стрелков — это подразделение, полностью отвечавшее тактике, а лучше сказать — духу Десанта.

Хочу особо подчеркнуть, что первичные сведения об АСУ + 4 были подкреплены ещё несколькими свидетельствами Но не документами!

Выходит, что семь мест в БМД-1 были первоначально заданы по аналогии с «АСУ плюс четыре», о чем создатели об 915, естественно, не догадывались.

Курсовые пулеметы нарушали слаженность функций бойцов, по сравнению с исходной тактической формулой АСУ + 4. Правый стрелок-пулеметчик выключался из спешиваемого десанта Но как ВДВ могли преодолеть соблазн и отказаться от шквала пулеметного огня? И наши «дерзкие» десантники пошли по проторенной дорожке, решив явочным порядком засовывать в «собачий ящик» четвертого человека. Что неоднократно с раздражением отмечалось представителями завода при посещении войск.

Однако, со временем выяснилось, что это были зряшные потуги. Командир БМД-1 не имел связи со спешенными десантниками, был занят пулеметом, и имел обзорность существенно худшую. чем стрелок-оператор в башне. Если он высовывался из своего люка, чтобы покомандовать своими спешенными людьми, то блокировал башню. Жалкое и унизительное для командира положение Даже вручение радиостанций каждой паре спешенных бойцов мало помогало.

Таким образом, в какой-то момент времени командование ВДВ уяснило, что низовая тактическая группа вокруг объекта 915 не выстраивается. Вот только когда это произошло? И что решили делать? Могу только предположить, что ситуацию достаточно быстро разрядил БТР-Д (об. 925). А уж затем появилась БМД-2" (об 916) с 2А42 вместо быстро устаревшего «Грома», но, к сожалению, с одноместной башней

БТР-Д

БМП-1

БМД- 1