sci_philosophy Константин Эдуардович Циолковский Миражи будущего общественного устройства (сборник)

В настоящий сборник включены статьи Константина Эдуардовича Циолковского, посвященные совершенствованию общественных отношений.

Целью общественного развития К. Э. Циолковский считал бесконечное развитие человека и человеческого общества, спасение человечества после истощения земных ресурсов и остывания нашего солнца, освоение космоса. Все аспекты человеческой жизни рассматриваются им с точки зрения соответствия этой цели.

К сожалению, часть работ в файле отсутствует.

http://ruslit.traumlibrary.net

ru
fb2design http://ruslit.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 04 April 2012 DD15F027-764B-4816-8966-F454C82F801E 2.0 Миражи будущего общественного устройства Самообразование Москва 2006 5-87140-010-8

Константин Эдуардович Циолковский

Миражи будущего общественного устройства

Общественные установления, их преимуществ и недостатки

Право человека на собственную жизнь

У всех культурных народов существует это право. Убийца схватывается обществом, предается суду и терпит наказание или ограничение свободы. Чем ниже стоит какая-либо раса в сонме человеческих народов, тем это право слабее, неопределеннее и необеспеченнее. У самых низших рас его не существует, к человеку относятся, как к зверю, охотятся за ним, убивают и съедают, как хорошую дичь. Также, чем дальше отодвигаться в глубь истории, тем право это в общем, было ниже. Несомненно были времена у каждого самого культурного теперь народа, когда прав этих у него совсем не существовало. Оно росло от нуля, от зачаточного состояния, до теперешнего его вида. Но и теперь у самых культурных народов это право отчасти фиктивно. Воинская повинность отнимает это право. Болезни, бессилие, увечье, сиротство лишает человека необходимого и, следовательно, его права жить. Стараются отстранить эту причину смерти или сокращение жизни, но пока мало достигают цели. Идеальное общество должно устранить все причины гибели.

Возможно ли существование общества, если нет этого права на личную жизнь? Стадо животных существует сплошь и рядом, не истребляя себя взаимно, хотя у них нет суда для убийцы, нет сплоченности, заступничества друг за друга. Корова не убивает корову не столько из дружества, сколько из бессилья это сделать, а также и из бесполезности такого поступка.

У каждого стадного животного есть инстинкт, мешающий ему вступать в борьбу с равным, или у него нет орудий для убийства. Если бы это было иначе, то самое стадо не могло бы существовать. Естественный подбор выработал этот инстинкт. Нет ничего губительнее борьбы с равным (по силе) существом. Действительно, такая борьба должна окончиться печально для одного и еще печальнее для другого. Один может быть убит, а другой изранен, что может также окончиться смертью. Не сострадание, не милосердие, не жалость удерживают от такой безумной борьбы, а скорее инстинкт. Он может быть заменен чувством дружбы к равному или подобному, симпатиею или другим чувством, но любовью, справедливостью его нельзя назвать. Справедливость или милосердие должны относиться ко всякому существу даже слабейшему, между тем как стадные животные спокойно истребляют существа иной породы и даже собственных собратий более слабых, больных, или раненых. Значит, главный повод образования этого инстинкта — невыгода борьбы с равносильным. Из наших слов как бы выходит, что и человек руководствуется несправедливостью и милосердием, а чем-то другим. Действительно, его эксплуатация домашних животных беспощадное и жестокое их убийство не говорит в пользу милосердия и правды.

Может быть и у первобытного человечества был такой же звериный инстинкт, мешавший его самоистреблению. Не было суда, но был инстинкт, который не мешал ему истреблять младенцев, уродов, слабых, больных, старых и раненых. Животные одного вида, приблизительно, равносильны, потому что одинаково вооружены (рога, зубы и т. д.). Но люди, вооруженные искусственно, далеко не равносильны. Таким образом, их неравенство в силе могло дать повод к борьбе, ибо она была для хорошо вооруженных выгодна. Также способность людей образовывать ассоциации делала неравными группы. И тут борьба могла быть выгодной. Значит, ни одно животное не склонно так к убийству, как человек.

Когда не было у человека, как и у животного, развитого воображения, — то не было и тягостным существование члена в обществе без твердо выраженного права на личную жизнь. Но представьте себе теперешнего человека, с его сильно развитым воображением, с заботою о малейших предстоящих огорчениях, с мыслью о куске хлеба, жилище, обеспеченном существовании для себя и близких! И вдруг у этого человека, который весь в будущем, нет права на существование! Сегодня же его могут убить ради мяса, ради его имущества, жены или детей. Может ли этот человек работать, быть спокойным, может ли быть счастливым? Не сошел ли бы он с ума от ужаса, от силы воображения, не отказался ли бы заранее от жизни? Каждому грозит болезнь, смерть, старость и ее финал. Но все это не то. Нельзя предвидеть время кончины, как бы не был человек стар и слаб. Если вам 70 лет, вы можете прожить еще десять, если — 80, то еще шесть и т. д. Без права на жизнь, обеспеченного твердо и неуклонно исполняющимися законами, человечество было бы в ужасном состоянии. Хуже его трудно было бы что-нибудь придумать. Все же и с этим, к сожалению, примиряется человек. Действительно, милитаризм вечно грозит каждому подвергнуться насилию и быть убитым или искалеченным. Пускай воюют желающие. Если же общество насильно посылает своих членов на войну, то оно нарушает право на жизнь. Где войска наемные, там нет этого нарушения. Но там соблазняют население хорошим содержанием и жалованием. И так набирают войска. Впрочем, общество не может обойтись без солдат. Но члены общества должны быть свободны вступать в него или не вступать. Наконец, войска в совершенном обществе не убивают, а только ограничивают свободу преступников.

Теперь обратим внимание на недостатки существующих законов о праве на личное существование. В самых культурных странах преступник за жестокое убийство и теперь еще наказывается смертью. Страх наказания удерживает от преступления многих людей, склонных к убийству. Кара эта обеспечивает людям спокойное существование, надежду на жизнь. Но удерживаются от убийства, в силу страха, только люди с сильным воображением. Преступники же как раз его имеют чересчур мало. Потом, преступление часто совершается под влиянием вспышки гнева, ревности и других страстей, унаследованных от животных предков или от предков, бывших и живших в иных условиях. Одним словом, склонность к преступлению всегда наследственна или рождается роковыми для преступника условиями жизни. Иногда стечением необыкновенных обстоятельств.

Как же казнить человека? Не сам же он себя родил, не сам создал все условия своего бытия! Не будет ли его казнь подобна мести, т. е. удовлетворением далеко нехороших чувств? Бывает и осуждение невинного: как загладить тогда судебную ошибку? Мы не можем возвратить жизнь казненному. С другой стороны нельзя не воспользоваться устрашением преступных элементов, ради устранения возможных преступлений. Хорошо, что хоть люди с воображением уклонятся от убийства. Устрашение — плохое средство к добру, но что же делать, если человек так плох и устрашение действует на очень несовершенную психику человека весьма благодетельно. Изменится человек — и страха тогда не будет нужно. Пока же пренебрегать им законодательство не может. Все же оставим страх казни и заменим его другим, менее мучительным страхом — лишением свободы и другими лишениями, только не лишением жизни. Разве может кто-нибудь поручиться за себя, что он или его близкие никого не убьют! Неожиданное оскорбление, клевета на человека или его близких могут вывести человека из равновесия и причинить неосторожное убийство. Кто от этого обеспечен! Уничтожив казнь, выбросив ее совершенно из обихода наказаний, мы успокоим тем все человечество. Оно вздохнет тогда свободно за себя, за близких и за преступников. Разве казнь совершается только за убийство? Так называемые политические преступления, несогласие мыслей человека с мыслями правящих, разность убеждений, борьба партий, в сущности неправых с обеих сторон, не вызывает ли в смутное время бездну смертных казней. Уверены ли вы в том, что не попадете в эту сутолоку, и не будете лишены жизни за инакомыслие? Не казнили ли даже праведников, героев, благодетелей человечества, гениев, спасителей, изобретателей, людей науки! А если так, то казни совсем не должно быть. Человек не может ручаться за справедливость казни, так как казнено чересчур много невинных и продолжает казниться. Сколько, напр., уничтожила праведников, психически больных, великих мыслителей и т. д. инквизиция. Итак, зарубим на носу твердо: казни совсем не должно быть. Убийств будет, может быть, больше и они должны караться, но не убийством же, а лишением свободы и страхом других наказаний. За то остальное невинное человечество будет спокойнее и это добро во много раз превысит возможное увеличение числа преступлений.

Преступник может измениться, переродиться и сделаться хорошим и полезным человеком. Разве можно ручаться за то, что это не мыслимо? А если так, то надо оставить надежду самому ужасному разбойнику. Эта надежда скрасит его жизнь, даст ему силы на исправление, улучшение, на борьбу с самим собою. Он будет знать, он должен знать, что все для него может вернуться, лишь бы он победил в себе дурное. Статистика, допустим, может неопровержимо доказать, что с отменой смертной казни число убийств увеличилось. Но та же статистика укажет, что успокоение человечества вследствие отмены жестокого закона, увеличила продолжительность жизни вообще. Сумма прироста лет жизни, наверно, окажется бесконечно больше убыли лет от убийств.

Возможно убийство в борьбе двух или нескольких. Тут уже будет не один преступник, а несколько. Драка может быть между двумя лицами, между двумя группами, между двумя обществами и даже между двумя государствами. Во всех случаях драка или борьба должна подвергаться суду.

Если я нападаю на вас с целью убить или сделать какое-либо другое насилие, то, защищаясь, вы можете меня нечаянно лишить жизни и остаться по суду оправданным. Останется виновным нападающий и если он только ранен, то подвергается суду и исправительному наказанию. В борьбе групп также могут быть невинные группы, несмотря на произведенные ими убийства. Также и в борьбе народов.

Как же избежать этих ужасных, хотя, может быть, и невинных убийств? Это описано у меня «В совершенном общественном строе». Драку немногих предупреждает и судит маленькое общество, живущее тесною, близкою жизнью. Также предупреждается нападение и насилие. Все на виду в этом маленьком обществе — и преступление в самом корне, в его зачатке может быть уничтожено. Также справляется более сильное общество с нападением друг на друга маленьких обществ. Борьба и преступление низших обществ положим, третьего разряда задерживается более сильным обществом четвертого разряда. Борьба государств задерживается и судится всем человечеством, т. е. союзом всех стран земли.

Если неизбежна борьба и сопряженные с ней убийства и насилия, то нужно, по возможности, обезвредить эти войны и драки. Для этого нужно ввести закон: запретить производство всяких орудий истребления человека. За уклонение от этого закона должны судиться страны, общества и отдельные лица. Союз всех народов сам с собою не может воевать, разве с союзом народов других планет, но пока эта борьба нам не угрожает. Свои же части, т. е. отдельные страны он всегда может привести к покорности, так как целое сильнее своей части. Борьба останется, будут и орудия, но они не будут так специальны, так систематичны, обильны, жестоки и губительны. Нельзя сразу хорошо вооружиться. Значит и борьба будет почти на одних кулаках)если не считать случайных орудий, т. е. инструментов), окончится скоро и не будет иметь таких жертв, как при употреблении, например, современных орудий истребления, или еще более совершенных орудий будущего. Мы видим, что право человека на жизнь осуществляется современными установлениями далеко несовершенными способами. Это право будет усилено, если мы введем такие дополнения к известным законам:

1. СМЕРТНАЯ КАЗНЬ ВСЕГДА И ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ ОТМЕНЯЕТСЯ. (Нам давно твердили: не убей. Но мы и этого понять не можем.)

2. ПРОИЗВОДСТВО ВСЯКИХ ОРУДИЙ ИСТРЕБЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА СТРОГО КАРАЕТСЯ ЗАКОНОМ.

3. БОРЬБА ЛИЦ И ОБЩЕСТВ ПОДАВЛЯЕТСЯ И СУДИТСЯ ОСОБЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ ЛЮДЕЙ.

Может быть нам скажут, что борьба служит (и полезна) для отбора сильнейших и выносливых. Да, если она на кулаках. Но такой войны как раз теперь и нет. Кроме того, разве кулаки всего важнее. Наконец, в совершенном обществе устанавливается искусственный отбор, который и совершенствует людей, а не «грубая борьба». Все же и войны и сейчас не совсем преобладание народу более совершенными отношениями. Эти же народы но должен быть выше других. Также более многочисленному народу. Но многочисленный союз удерживается при повышенных индивидуальностях.

Разумеется и современные установления, сравнительно с нулем, хороши и должны быть сохраняемы до замены их лучшими. Законы непрерывно совершенствуются. И существовавшие установления играли важную роль и были лучше полного беззакония. Казнь убийц была лучше полной безнаказанности, или мести обиженных родственников убитого. Все же эти непрерывные, часто несправедливые и ошибочные казни улучшали в общем человечество: становилось меньше людей, склонных к убийству. Даже безнаказанная смертельная борьба лиц приносила некоторую пользу, так как победителями были люди более сильные, ловкие, запасливые, расчетливые, бдительные. Таким образом совершалось индивидуальное развитие человечества. Развитие может быть двух сортов: индивидуальное и общественное. В хорошо устроенном обществе должно быть одновременно и то и другое, так как отдельно и то и другое негодно и ведет к гибели или жалкому существованию. Безнаказанная борьба обществ также сыграла свою роль. Она способствовала единению групп, их солидарности, дружбе, любви хотя между собою, в тесном кружке людей. Сначала развивалась личная сила человека, потом сила семьи, далее — маленьких обществ, затем больших обществ и государств. Теперь должно быть единение всех людей. Не все сразу. Человечество имеет историю. Постепенность развития неизбежна. Но никто не мешает нам это развитие ускорить и довести его до его вершины, до единения всего населения земного шара. Мы уже говорили, что право жить, как оно совершенно ни организовано, в сущности фиктивно. Множество людей по разным причинам, лишаются необходимого для жизни и потому умирают или сокращают свою жизнь. Общественное устройство должно быть таково, чтобы этого сокращения не было. Только тогда это право достигнет совершенства.

Право собственности на вещи, землю и животных и человека.

У животных его нет. Там мы видим право сильного. Хищный зверь распоряжается жизнью всех слабейших существ. Он же отнимает у них все, что находит нужным. Стада не делят провизию, а грызутся из-за нее. Кто сильнее, наглее, храбрее, тому и достается больше, а иногда все. Только при изобилии пищи, например, травы, нет борьбы между существами. Нет борьбы и между очень сильным и очень слабым, потому что слабейший благоразумно скрывается, чтобы спастись и не увеличить съедобную порцию сильного. Последний же, ничем не рискуя, просто съедает слабого.

Когда-то было так и в человеческой среде. Не было законов, не было собственности, но было право сильного, так называемое естественное право, которое простиралось иногда и на людей. Но и зверь признает право собственности за своей супругой и за детьми. Человек также, на какой бы низкой ступени не стоял, не мог не признавать хоть в незначительной степени этого права за своей семьей. Без этого невозможно было бы существование рода. Напр., наседка-курица не только не отнимает найденный цеплятами корм, но и помогает им отыскивать его. Впрочем, возможно существование нисших видов существ и без семейного права собственности. Таковы одноклеточные, многие насекомые и т. д. Род их и усиленным размножением. Те роды людей и животных, которые не признавали семейного права собственности, должны были погаситься, или вымереть натуральным способом. Слабые и голодные дети должны были гибнуть прежде своего полного развития. Итак, семейное право собственности, также как и семейное право жизни зародились еще на самых низких ступенях существования животных и человека. Затем оно распространилось на маленькое общество, далее — на большие, на целое государство. В какой семье или обществе право собственности было слабо, так была из-за нее борьба, ослаблявшая общество. Оно было слабее других, уничтожалось ими. Так общества, признававшие право собственности, существовали, а другие исчезали. Но не распространилось оно еще на все человечество. Сильное государство или союз их может на деле распоряжаться прочими, как хочет.

В чем же состоит право собственности? Кто первый нашел какую-нибудь вещь в природе, тот ею и пользуется. Кто обработал или изменил как-нибудь эту вещь, тот тем более имеет на нее право. Супруги не отнимали друг у друга найденного корма, не отнимали его также у своих детенышей. Таким образом, семейное право собственности устанавливалось, хотя и не без многих и грубых уклонений. Так некоторые самцы даже поедают своих детей без всякой надобности. Паучиха съедает паука-супруга. Коты иногда съедают котят. Право это распространялось и на добытых и прирученных более слабых существ. У человека оно распространялось на пленных, покоренных или более слабых членов человеческого рода, даже на членов семьи.

Но право одной семьи нарушалось другой более сильной семьей. Соединение двух семей, не враждовавших, согласившихся признавать взаимно права собственности, придавало этому союзу двойную крепость и способность нарушать права отдельных семей. Союз трех семей побеждал и парные союзы. Возникали маленькие общества, согласившиеся взаимно признавать права собственности и побеждавшие более слабые союзы. Победа не могла бы существовать, если бы не было предварительно признано право собственности для нескольких семей. Действительно, если бы не было этого установления, то семьи бы боролись между собой и не могли бы составить победоносный союз. С течением времени, численность союзных обществ росла, так как давала преимущества. Росла и величина обществ, так как более многочисленное общество покоряло и обирало менее многочисленное.

Право собственности человека заключается в правах на землю, на плоды личного труда, на вещи, на животных, на людей и в посмертном праве завещать после смерти все имущество детям, родственникам или другим лицам, по своему желанию. Только право на людей в большинстве стран теперь не существует и преследуется, как преступление. Остальные же права более или менее процветают. Разберем же положительные и отрицательные стороны этих прав.

Право на землю

В настоящее время всякий, при известных условиях, может сделаться, даже во многих культурных странах владельцем любого количества земли. К чему же это ведет? Владелец обширной земли обыкновенно бывает и капиталистом. Он не лишен часто и таланта, если только не получил землю по наследству. Капитал дает ему возможность хорошо организовать обработку земли, завести самые лучшие машины, агрономов и в результате, с небольшим числом рабочих и сравнительно незначительной затратой труда и капитала, достигнуть блестящих последствий, т. е. получить от земли в десятки раз больше продуктов, чем при мелком землевладении. Предполагаем идеальный случай. Если допустить, что этот человек, еще высок в нравственном отношении, что он не завещает своей земли недостойным людям, что не будет чрезмерно роскошествовать, заставив работать лично на себя возможно большее число людей, — то в этом идеальном случае крупное землепользование выгоднее человечеству, чем мелкое. Но всегда ли так бывает? Часто землю получает ограниченный наследник, даже не интересующийся обработкой земли. Землю он сдает на аренду фермерам и крупное землевладение превращается в мелкое. Если же он и сам организует обработку земли, то в силу своей средней ограниченности, не получит блестящих результатов. Крупное землевладение, таким образом, не дает человечеству ничего. С другой стороны, слабый нравственно владелец, получая аренду, еще более падает, не имея надобности трудиться, размышлять и развращаемый еще более возможностью удовлетворять всем своим страстям, в рабство к которым так легко склоняется даже сильный человек. Итак, мы губим самого владельца. Кроме того, полученные от земли без труда средства, он может употребить не только на излишнюю роскошь и прихоти, которые заставят множество людей работать на него, но развести кругом себя целую уйму дармоедов. Соблазн чересчур велик и мы видим в жизни часто такие плоды.

Мелкие владельцы земли, соединившись в организационный союз, могут завести общие дорогие и совершенные орудия, общую обработку, знающего и заведующего всем человека. Тогда результаты получатся, как и от идеальной капиталистической обработки. Но трудно образование общества. Сплошь и рядом не удаются организации и дело идет даже хуже, чем при работе врозь.

Далее, мелкие владельцы, при удачных делах, отдавши и все дело в хорошие руки, могут сами, получая доходы, впасть в бездеятельность. Получится далеко не отрадная картина. Пример: акционерные общества. Члены получают доходы, ничего не делая. Как же быть? Земля принадлежит людям. Больше некому ею владеть. Каждая человеческая душа имеет право на 9 гектаров суши. Семья в 10 человек может пользоваться чуть не квадратным километром земли (около ста десятин).

Идеальное право на землю состоит в том, чтобы каждый владел 9-ю десятинами земли. Вернее суша должна быть разделена на 1.600.000.000 равноценных участков, конечно, самой разнообразной величины, и каждый участок вручен одной человеческой душе. Это идеал, к которому не может притти человечество сразу. Но и этот идеал еще не полон. О его усовершенствовании мы можем говорить только в связи с общественным устройством. Хотя все существующие законы о земле должны строго соблюдаться, но нужно постепенное их изменение и приближение к идеалу. Не должно быть безрассудной борьбы классов, напрасных страданий и самоистребления, неизбежного при грубом перевороте. Можно, например, провести закон, по которому владельцы обширных земель каждый год должны вращать человечеству несколько процентов своей земли. Можно также ограничить и наследников земли. Они также могут уступать ежегодно уже большую часть своей земли человечеству. Можно и вознаграждать чем-нибудь потерю земли.

Право на землю было великим шагом вперед. У животных нет этого права, у малокультурных народов оно постоянно нарушается и трудно осуществляется. И в культурных странах надо много хлопот, чтобы оградить это право даже на ничтожный клочок земли. Вспомните, как трудно даже оградить сад от ребятишек, которые обрывают еще незрелые плоды и ломают деревья. Право на землю давало возможность владельцу серьезно заняться землей, улучшить удобрение и обработку земли. Оно давало энергию владельцу, который, в надежде на урожай, усердно работал: пахал, удобрял, полол, выкапывал, собирал и хранил плоды. Без права на землю не возможна была бы агрикультура. Мы бы и сейчас оставались скотоводами или охотниками. Численность населения земли не достигла бы и десятой доли существующей. Не было бы и теперешней культуры.

Итак, сделаем вывод: ОБШИРНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ СВЕРХ НОРМЫ, ВРЕДНО ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ И САМОМУ ВЛАДЕЛЬЦУ. ЗАКОНЫ ДОЛЖНЫ ПОСТЕПЕННО ОГРАНИЧИВАТЬ ВЕЛИЧИНУ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ, ПОКА НЕ ДОВЕДУТ ЕГО ДО СРЕДНЕЙ НОРМЫ В 9 ГЕКТАРОВ НА ЧЕЛОВЕКА ИЛИ ДО РАВНОЦЕННОГО УЧАСТКА.

Из этого, однако, не следует, что земледельческий труд будет обязателен для всякого. Он и земля должны быть доступны для всякого желающего. Это для индивидуалистов. Общества же устраиваются иначе, очень сложно, о чем мы не имеем возможности сейчас говорить. Не забудем только, что в члены обществ вступают добровольно, а в члены высших обществ еще и по избранию. Можно ли отказать в праве на землю? Да кому же ею и владеть, как не людям? Если предоставлять владения только обществам, то возмутим индивидуалистов, их вражду и бедствия борьбы. В обществах только ничтожная часть членов занимается обработкой земли, так как благодаря машинам земледелие потребует ничтожного времени. Или, может быть, все участвуют в земл. трудах, но каждый немного, напр. 2 часа. Все ли люди заслуживают одинаковых по ценности участков? Цену человека определить трудно. Эта задача будет приблиз. решена в совершенном обществе. Пусть один человек в 100 раз дороже другого. Он наверно будет состоять членом одного из высших обществ и потому уже там получит награду в виде движении и содействия его хорошим начинаниям. Общество само будет удовлетворять его разумные желания. Избыток земли ему ни к чему.

Право на сырье

Положим, у кого-нибудь на надельной земле оказались драгоценные залежи каких-либо руд: угля, фарфора, золота и т. п. Тогда участок этот уже не станет равноценным другим и потому его придется для владельца уменьшить в 100, 1.000, может быть, миллионы раз. Тогда он окажется уже недостаточным для поселения и потому от владельца отбирается и заменяется удобным средней ценности. Таким образом, по мере изучения земли, ее недр, ее естественных богатств происходит переоценка участков и драгоценные отходят в пользу общества. От них пользуется все человечество и индивидуалисты получают свою долю: может же кому-нибудь попасть в удел водопад или другая сила природы, ценность которой, как значительной механической энергии, весьма велика. Каждый индивид или общество пользуется сырьем своей земли, пока это сырье не оказывается по ценности превышающим норму удела. В жизни мы не видим такого отношения к сырью. Владелец земли, открывший у себя залежи драгоценного материала, остается большею частью их собственником. Такое право ведет к капитализму и могуществу владельца без всяких заслуг с его стороны. Наследственное право, присоединяясь к праву владения, рождает еще ряд людей, могущих существовать без пользы для человечества, в обременение ему. Все же не нужно грубой ломки законов. Реформа их должна вводиться постепенно. Можно дозволить сначала пользоваться 50%, или половинью найденных сокровищ, потом 40, 30, 20 и т. д. процентами, пока не дойдем до нуля или невещественного награждения открывшего ценность. Следует поощрять такие изыскания, в особенности, когда на них затрачены труд и время. Такой человек, сообразно заслугам, должен вознаграждаться почестью, поощрением его рода, записью в книги, облегчением физического труда, улучшением питания и других условий жизни. Новое законодательство будет полезно для всего человечества, так как будет способствовать открытию богатств природы. Даже избыток в поощрении не вредит. Но потом, этот избыток, в совершенном строе, просто окажется излишним, тягостным для самого триумфатора.

Право на обработанное сырье, или право на свои труды

Известно в чем выражается это право людей. Я сделал из своих материалов, своими руками стул, комод, дом, молоток, машину — они принадлежат мне, я могу кому угодно их дарить или на что-нибудь обменивать, также — завещать, кому хочу. Это так естественно и вполне справедливо: чем больше человек трудится, чем производительнее этот труд, тем больше и вознаграждения за него. Странно было бы, если бы я трудился, а бездельник, лентяй или неумелый пользовался (по праву, а не по моей милости), трудами моих рук и моего ума. Если бы так было, то и трудоспособные перестали бы работать; размножились бы бездельники и люди были бы на пути к вырождению и гибели. Если существует право на сырье, то тем сильнее это право на сырье обработанное. Обработанное сырье может быть дороже золота и алмазов. Напр., «волоски» карманных часов.

Но представим себе современного человека и современные законы. И один человек может сделать многое. Он пользуется силами природы, машинами и производит в тысячу, в миллион раз больше, чем другой менее мыслящий, менее искусный и трудолюбивый человек. Не может ли тут выйти зла?

Наш счастливый производитель выменивает свои изделия на необходимое ему пропитание, на одежды, на золото и другие драгоценные материалы, которые легко хранить и которые не портятся от времени. Он умирает и все накопленное переходит целиком человечеству. Что же оно теряет!

Но может быть необыкновенный производитель прячет или истребляет свои изделия, может быть он дарит их угодным ему, но бездельным людям и рождает так паразитство, может быть отдает все за удовлетворение своим прихотям и заставляет так служить себе множество людей. Правда, в последнем случае он только справедливо, хотя и неумеренно вознаграждает сам себя. Что он дал, что сделал, то и получает в равноценном обмене.

Зарождение тунеядства — вот соблазн положения. Как же быть! Как избежать этого зла: зла тунеядства, зла роскоши, прихотей, капризов, уничтожения своего же добра, возможности человеконенавистничества!

Чаще всего человек впадает в таком случае в соблазн удовлетворения страстей далеко не похвального характера, которые губят его и сделанное им добро. Приходится регулировать право собственности необыкновенного труженика. Запрещается порча, уничтожение и сокрытие трудов. Запрещается неумеренная жизнь, роскошь и чрезмерный прихоти, запрещается порождение тунеядства. Все это само собой совершается при описанной мною организации общества. Часть людей, несмотря на свои таланты, по своим нравственным качествам, останется вне обществ и будет жить жизнью близкой к существующей. Они должны владеть описанными мною правами. Законы должны понемножку склоняться к исправлению и к регулированию прав собственности на свои труды.

Право собственности имеет еще дурную сторону. Закон покровительствует этому праву, но главная забота по охране собственности лежит на владельце. Как же должен он мучиться, по мере ее накопления. Чем ее больше, тем больше и забот, тем больше и сил поглощает она! Наступает момент, когда все силы собственника устремлены и целиком отданы на хранение своего добра. Как охранить быстропортящиеся продукты? Если отдать их за золото, серебро и другие металлы и камни, то опять таки охрана их будет стоить не дешево. Придется за имение таких вещей, может быть, поплатиться жизнью. Правда, теперь драгоценности хранятся в банках и других специализированных для того зданиях. Но можно ли и там поручиться за целость охраняемого. Вон в Америке бомбисты — воры снабжены всеми последними усовершенствованиями, чтобы разрушать стальные и бетонные стены и взламывать или отпирать замки. Мне кажется, легче собственнику сдавать сработанные им продукты обществу, которое их немедленно пускает в дело, а самому получить удостоверение общества в сдаче вещей на такую-то сумму. Это гораздо покойнее и в зачатке существует. При надобности или желании, владелец часть своего труда получает обратно. Но что, собственно, со своими продуктами он может сделать для себя? Объедаться — вредно, лакомство и изысканная пища скоро портит пищеварение и притупляет вкус. Роскошная одежда, обстановка, жилище — возбуждают зависть и потому причиняют огорчения, а иной раз служат причиною насильственной смерти. Раздача вещей и продуктов людям — развращает их, возбуждает между ними зависть, вражду, лесть, ложь, тунеядство, а иногда неблагодарность и ненависть. Помогать нуждающимся — дело очень трудное и не всякому по силам. Остается одно — пускать имущество в оборот и все более и более наживаться. Но это затруднения имущего еще более увеличивает.

Наживаться можно разными способами. Можно наживаться процентами, биржевой игрой, картами и тому подобными средствами, что составит, основанный на легкомыслии, чистейший согласный грабеж и законами скоро должно быть совсем воспрещено. Можно обогатиться организацией крупной торговли, это может быть важным делом. Торговец должен иметь таланты, чтобы успешно вести дело. Он должен знать избыток или недостаток товара по всей земле, он должен уметь его самым экономным способом перевести, упаковать, сохранить от грабителей и от порч. При талантах он может приносить человечеству огромную пользу. Без торговца избыток товара гниет в одном месте, а в другом он недоступен по цене. Но еще лучше, если богатый займется промышленными предприятиями. Тут польза от его деятельности еще больше. Она достигает максимума, когда предприятия новы и благодетельны. Таковы осуществления новых изобретений, облегчающих или ускоряющих человеческое хозяйство, дающих ему новые могущественные орудия работы, оздоровляющие труд и т. д. Тогда и накопление богатств в одних руках будет до некоторой степени благодетельно для людей. Обилие, роскошь и прихоти богача поглотят сравнительно ничтожную часть плодов, приносимых им обществу. Но все же это редкий случай! Не так добывается богатство и не такие приносит плоды! Я хочу только показать, что хотя богатство имеет и много шипоколющих и общества и владельца, но можно вообразить исключения и они бывают, хотя и редко. Поэтому неизбежны законы, регулирующие зло богатства. Они могут постепенно ограничивать это зло, с согласия самих богачей и общества, со снисхождением к невежеству и к человеческим страстям: к алчности, к любостяжанию, властолюбию, гордости и т. д. Высший же источник богатства: изобретение или полезная идея. Только в редких случаях удается мыслителям извлечь золото из своих гениальных мыслей. Если же это происходит, то этот источник богатства самый почтенный. Но и таким людям богатство опасно и для них и для людей.

Право на идею, на изобретение

Современный закон дает только право на изобретение, но не на идею. В этом уже заключается ошибка: идея и изобретение одно и то же. И то и другое может быть одинаково благодетельно для людей и потому всячески должно поощряться и отличаться.

Право на изобретение теперь дается не всякому, только человеку со средствами (Вообще не имею в виду СССР) и после больших хлопот и большого промежутка времени. Человек, раскрывший свое изобретение до получения документа, теряет на него права. Это особенно возмутительная несправедливость. Изобретатель разглашает (часто по незнанию этого закона) свое изобретение всеми способами, вплоть до печати, ради быстрейшего введения его в жизнь и осуществления. Он вредит только самому себе, так как после разглашения иногда трудно доказать, что изобретение принадлежит именно ему. Этот закон скрытности введен отчасти ради того, чтобы изобретение сделалось тайною одного государства, если оно военного характера. Изобретение может обогатить человека, уже имеющего некоторые средства (так как на разработку и исполнение нужны деньги); и потому выдача обычных патентов может только усилить известные последствия накопления богатств в одних руках. Тем не менее и существующие права на изобретения благодательны для человека, так как поощряют открытия, которые приносят неисчислимую пользу человечеству, становясь через 10–20 лет его беспошлинным правом.

Жаль только, что это поощрение недостаточно для бедных и слабых, что оно требует много расходов, что доступно более капиталистам. Таким образом масса изобретателей находятся в беспомощном состоянии и изобретения их попадают в чужие руки за бесценок и даже честь изобретения ускользает от бедняков.

Крайне важно знать, кто именно изобрел. Людям выгодно это точно знать, чтобы поощрять изобретателя и его род, определить драгоценные его свойства и пользоваться ими всегда.

Не только изобретение должно поощряться, но и всякая добрая мысль. Старая — менее, новая — более. Должен быть отличен и записан в книги человек, именно он, подаривший людям новую великую идею, или восстановивший старую, забытую, но полезную. Надо прежде всегда облегчить проникновение новых мыслей в общество. Как это сделать — уже описано в моем новом общественном строе. Ни одна хорошая мысль, как и ее автор, не может там скрыться и потонуть в житейской суете.

Таким образом, я предлагаю право собственности даже на каждую новую полезную идею и право заслуги на возрождение старых, но забытых идей, честь открытия которых должна оставаться за их источником и возобновляться в книгах. Если бездарный человек найдет возможным приписывать ложно себе великие мысли и изобретения, то мы будем поощрять лжецов и ничтожных людей, будем способствовать размножению их рода и поведем человечество назад. Кроме вопиющей несправедливости, ведь это будет и гибелью для людей.

Как же поощрять идею и ее осуществление? — Так, чтобы это способствовало размножению великих идей и размножению их творцов. Прежде всего нужно внимание ко всем. Организация нового общества это уже предполагает. Далее, беспристрастное обсуждение идеи и ход ее кверху, по мере ее достоинства. Затем, если идея оказывается ценной, она осуществляется всеми силами общества. Она переоценивается вновь на практике. Автор ее подробно описывается в книге, с указанием его заслуг и осуществленного изобретения или нововведения. Ему уменьшается количество обязательного физического труда, улучшаются условия жизни, согласно его желаниям, увеличивается внимание к другим его идеям, дается некоторая общественная сила для бесконтрольного его распоряжения, поощряется размножение его рода и оказывается особенное покровительство его потомству и даже родичам. Объясняется всему населению степень важности его мыслей, их плоды, внушается необходимость некоторого особенного почета и уважения мыслителю. Разумеется, если он падает, не приносит более плодов, то хотя и бывает вознагражден и почтен, но эти поощрения не возрастают, а даже ослабевают. Также и поощряемый род, если окажется бездарным, понемногу лишается особого покровительства законов. Однако не сразу. Бывает возникновение талантов в третьем, четвертом, может быть, десятом поколении. Род великого мыслителя или изобретателя навсегда отличается и пользуется вниманием. От него ждут рано или поздно чего-нибудь высокого и возможно, что дождутся. Тут много значат браки. Разумные браки могут еще усилить талантливость рода. Безумные ее теряют.

Кажется, зачем награждать дарования! Как бездарный, так и талантливый не сами себя создают. Они — продукт среды и их родителей. Не виноват немощный, преступник; также, как будто, не заслуживает поощрения гений и талант! Но ради собственной выгоды человечества, необходимо всяческое внимание, поощрение и отличие изобретателю, гению и его роду. Если всякий будет знать, что его великая мысль или открытие встретит внимание, сочувствие, поощрение, вознаграждение, — улучшением жизни его и его рода, — почетом, вечною памятью и записью в книги, если самый род его воспринимает его радости, — то всякий и будет стремиться к высокому, по мере своих сил. Кому нужно работать, напрягать мысль, отказываться от простых радостей жизни, если в результате он встретит неблагодарность, зависть, невнимание, презрение или равнодушную кражу его идей лжецами или обществом! Тебя, де, породило общество, ты его вещь, она принадлежит нам и также все, что от нее исходит!

Не только поощрением будем достигать справедливости, удовлетворения высшего нравственного чувства, но и обильного проявления талантов, обильной работы мыслей, самоотречения от житейской суетности и обычного шаблонного труда, размножения даровитого рода и умножения гениев, в виде новых удачных рождений. Так будет не только благоденствовать кресцендо, но и непрерывно совершенствоваться человеческий род.

Право на людей и животных

Право на людей считается теперь преступлением и преследуется во всех странах. Таковы рабство и продажа людей. Всякого рода неволя и насилия — только удел нарушителей закона. Установления эти прекрасны. Но давно ли и рабство и продажа людей процветали. Поэтому и нравственные качества людей еще чересчур низки и выражены немногими, лучшими представителями человеческого рода. Деспотизм человечества принял другую оболочку: рабство существует в виде власти капитала и власти сильных над слабыми. Под видом свободы, мы по-прежнему имеем рабов и измываемся над ними, сколько угодно — при помощи рубля и наших, видно, не очень прекрасных установлений. Все же замена рабства капитализмом есть великий шаг вперед. Все же сильные духом, при капитализме, имеют выход к свободе. Они работают над землей, они ремесленники, торговцы… трудно, но можно найти доступ к свободе и независимости. Впрочем, легче переменить владыку, чем избежать его совсем. Но прежде и того не было. Права людей над людьми все же должны иметь место, хотя и не в виде владения, крепостничества, рабства и даже не в виде капитализма. Это право высших избранных, гениев. Оно состоит в руководстве, учительстве, управлении, указаниях… Как пастух пасет овец, так избранные человечеством ведут его по пути к счастью. Право их принимается людьми добровольно, с радостью, желанием и надеждою на улучшения жизни и самого людского рода. Кроме того, не может не быть прав средних людей над элементами несовершенными, нарушителями закона и детьми, не достигшими еще полного умственного развития.

Еще больше права людей над животными. Сейчас они почти неограничены, кроме права бесцельной или устранимой жестокости. Пускай остаются права жизни под насекомыми, вредителями, хищными существами. Но права человека над высшими животными им же должны быть понемногу ограничены. Ведь сами животные не в силах за себя заступиться. Это может сделать только человек.

В самом деле, беспрерывное и жестокое убийство миллионов высших животных ради их мяса, не может вечно продолжаться. Это унижение для человечества. Неужели мы не можем основать наше питание, — без убийства, без мяса, — на пище растительной! Разве плохи бананы, фрукты, овощи, растительные жиры, хлеба и т. д.! Чего, чего не дает растительный мир! Мир животный постепенно должен, без мучений, ликвидироваться: разлучением полов, особой безболезненной кастрацией. Но законы эти нужно проводить не сразу, а по малу, по убеждению, согласно желанию большинства населения, по мере практической возможности. Народу нужно открыть глаза, пробудить совесть и показать выход из экономических затруднений. Прежде чем будет этот выход найден и применен, до тех пор нельзя строго требовать от общества иного отношения к животным. Необходимо ввести постепенно и сначала, хоть право высших животных умирать естественной смертью.

Право наследования земли и имуществ

Оно имеет и хорошую сторону. Человек деятельный, трудолюбивый, умеренный, расчетливый — мозгом и руками накопляет имущество и умирает. Дети наследуют это имущество. Справедливо ли это? Разумно ли? Полезно ли человечеству? Свойства отца передаются отчасти детям. Обеспеченные имуществом дети вырастают, не обеспеченные умирают с голоду и от других лишений. Дети ленивого беспечного человека не должны иметь одной участи с детьми трудолюбивого человека. Пускай лучше вырастают в благоприятных условиях дети труженика! Так мы поддержим род трудоспособных, расчетливых и умеренных людей. Человечество тогда обогатится труженическим элементом. Введение права наследования для ближайших родственников умершего есть бессознательное стремление общества усовершенствовать человеческий род. Это более искусственный, чем естественный подбор. Чего легче обществу отнять от слабой вдовы и беспомощных детей, наследственное имущество! Но оно не отнимает, а оберегает его от хищников — это шаг вперед! Так было в давнишние времена, когда и наследств больших не оставалось, не было миллиардеров, владельцев пароходов, громадных складов, железнодорожных линий, фабрик, обширных земель и т. п.

Но и это современное наследование не есть ли также разумный и полезный для усовершенствования человеческого рода искусственный подбор? Отчасти — да, но не совсем. Не всегда состояния приобретаются трудоспособностью, гением и хорошими нравственными качествами. Нечестный поступок, дутое банкротство, тайное ограбление, воровство, убийство, подлог — могут также служить причиною обогащения. Иногда — случай, например, нахождение руды, дорогих россыпей, наконец, благоприятное стечение обстоятельств. Про такое наследование я уже не говорю. Но допустим, что богатство приобретено бедняком хорошими его свойствами: умом, трудолюбием, умеренностью, честностью, изобретательностью. Передадутся ли все эти качества детям? Если — да, то, конечно, мы улучшаем человеческий род. Но на деле, человек богатый, своей силой прельщает любую женщину, которая не любя его, приносит ему детей. Сильно поизрасходованный богач покупает себе жену, прельщаясь по человеческой слабости чисто внешними свойствами невесты. Нет у ней ни плодовитости, ни здоровья, ни нравственных качеств, ни таланта… т. е. может быть все это есть в некоторой степени, а может быть и нет ничего, а только ложные признаки привлекательности. Вырастают же махровые бесплодные цветы, бывают же красивые ядовитые ягоды! Привлекателен же табак, опиум, морфий, эфир, алкоголь… — и столько же губителен. Что мы видим от наследников богатых имуществ? Всегда ли хорошее? Не часто ли пустоту и ничтожество. Далеко не всегда передаются хорошие качества отца детям. Да и так ли уже хороши качества отца! Человек сострадательный не может разбогатеть: он будет раздавать свое имущество голодным и нуждающимся. Правда, он может быть мудрецом: делать добро расчетливо, по мере сил и потому оставаться богатым. Если он половину чистой прибыли будет отдавать в пользу нуждающихся, а остальное тратить на расширение своего дела, то он останется в силе. Но такой системы мы в жизни ни у кого не видим. Хотя возможна она и может быть есть. Жадность поглощает человека. Найдется ли способный ее победить? Соединение бескорыстия и великодушия с твердым холодным расчетом — большая редкость. Обыкновенно, кроме умственных достоинств, причиною обогащения бывает неумеренная скупость не только к другим, но даже к самому себе.

Итак, в большинстве случаев, правом наследования мы укрепляем роды черствые, равнодушные к человеческим бедствиям, нередко скряжнические.

Все же допустим, что наследник приобрел только хорошие свойства своего родителя. Посмотрим, что тогда из него выйдет. У него все готово, ему льстят, всячески угождают, предупреждают его желания. Его уверяют в его дарованиях, в том, что он выше других людей, что имеет право на роскошь, на прихоти, на лучших женщин. Излишество всякого рода губит все хорошие качества, полученные им от родителей. Будучи от природы хорошим, он расслабляется разнузданными страстями, теряет силу им сопротивляться, все более и более впадает в нравственное рабство. Ни голод, ни холод, ни желания, всегда удовлетворенные готовым богатством, не побуждают его трудиться, мыслить, искать. Его силы и физические и умственные атрофируются. Он порождает и слабое поколение. Последнее также влачит жалкое, бесполезное, паразитическое существование. Не многое нужно, чтобы поддерживать эти бесполезные для людей роды богачей. Именно нужно строгое сохранение обществом законов наследования, нужна малая забота богача о своем здоровье, нужны еще половой инстинкт и семейный эгоизм. Довольно капли ума, чтобы собирать проценты с капитала, брать аренду с земли, или доходы с домов, и вот тунеядствующие роды живут и живут. Напротив, если наследник получает часть наследства, необходимую на то, чтобы начать дело, не умереть с голоду, иметь самостоятельность, выбрать труд по душе, то некоторые лишения, невредные для здоровья, недостаток средств, неудовлетворенные желания, отсутствие льстецов и прихлебателей, отсутствие почета — заставит его направить все силы ума, души и тела, чтобы достигнуть удовлетворения желаний, особенно сильных у наследника энергичных родителей. Пробуждаются добрые наследственные свойства и укрепляются трудовой жизнью. Этим умеренным правом наследования мы действительно будем способствовать улучшению человеческого рода. Все же нельзя сразу радикально изменить наследственное право. Резкостью мы возбудим классовую борьбу и сопряженное с нею самоистребление. И зла получим больше, чем добра. Надо развитие обществ, сознание им пользы реформ, его согласие. Нужно, чтобы оно само вводило эти реформы. Сначала нужно сделать так, чтобы закон отдавал наследникам 50–80% наследства, потом, очень постепенно, можно этот процент уменьшать, оставив в конце концов минимум, необходимый для поддержки даровитых родов богачей. Резкое и наследственное уничтожение права наследования может повести к обходу этого закона родителями таким образом. Они еще при жизни растратят свое богатство или передадут права на него детям и родственникам. Что же выиграют люди?

Денежные знаки

Из предыдущего видно, что мы отрицательно относимся к существующему праву наследования. Оно должно быть урегулировано законом. Тогда оно сделает еще шаг вперед. Конечно страсти, инстинкты, ложные представления, рутина, ограниченность человеческого ума и воли поддерживают существующие права наследования. Любовь к детям, жене, роду (короче — семейный эгоизм, в котором человек себя только с трудом может ограничить в пользу высших соображений) — кажется ему наиболее удовлетворенной при неограниченном праве наследования. Но надо же дать место и рассудку. Этой неограниченностью мы наших же детей и губим, не считаясь уже с другими соображениями высшего свойства. Но если это люди ясно не сознают, то бесплодны и законы, отменяющие наследование.

Перейдем теперь к значению денег. Нельзя сразу уничтожить золото, серебро и другие материалы, как средство обмена и накопления богатств. Мы видели, также, что производителю, сдавшему свои произведения на руки общества, выдается расписка в получении вещей на такую-то сумму. В сущности это памятка. Общество само делает запись, и без всякого предъявления расписки выдаст желаемую часть товара или драгоценного металла вкладчику. Оно же и опять запишет выдачу. Нужно ли, чтобы расписка вкладчика служила ему вместо денег. Т. е. не моет ли он, отдавши эту расписку кому-либо, получить вместо нее другой товар? Конечно, это возможно, но может послужить к большому злу. Найдутся подделыватели расписок, грабители, которые будут угрожать жизни владельцу документа. Расписка может преобразиться в бумажные деньги, а тут злоупотреблений может быть еще больше. Деньги можно нечаянно сжечь, сгноить, потерять. За что же пострадает небогатый владелец этих знаков — ведь они достались ему кровным трудом! Могут и общества впасть в заблуждение или в искушение в трудную минуту жизни. Выпуская бумажные деньги, они бесконтрольно грабят остальные общества как злоупотребляли и злоупотребляют денежными знаками бесчисленные государства старых и в особенности новых времен. Самое лучшее совсем вывести из употребления условные деньги, вещество которых не стоит их номинальной цены. Так мы избежим множества соблазнов и поводов к преступлению. Средства к войнам, рискованным и азартным предприятиям малокультурных стран ограничатся, если не иссякнут. Человечество навеки должно изгнать из употребления деньги не стоющие сами по себе своей номинальной цены. Производство таких денег не только лицами, но и обществами и государствами должно преследоваться, как преступление, как война, как вооружение, как насилие над человечеством.

И золотые и драгоценные деньги есть уже зло, допустимое только временно, за неимением пока лучшего законодательства. Бумажные же деньги есть двойное зло. И золото и драгоценности должны употребляться для технических целей, для непосредственной пользы человека: для пломбирования зубов, покрытия крыш, для посуды, пуговиц, на разные машины, хирургические инструменты, электрические приборы, смотря по имеющемуся количеству золота или другого металла. Но из снисхождения к человеческим страстям, слабости ума, воображения, в виду постепенности, во избежание безумной борьбы, ввиду возможности просвещения ума и ослабления рутины — остаются на некоторое время драгоценные деньги, как средство обмена и накопления. И с ними возможны злоупотребления. Разве не подделывают серебряные и золотые монеты, не надувают простодушных людей, лишая их сразу потом и кровью заслуженных излишков, а иногда и насущного хлеба! За корову дают два блестящих медных грошика или какую-либо искусную подделку золота, за овцу — табачную бандероль! Бумажные деньги также нельзя сразу уничтожить. Придется их заменить золотыми по курсу. Положим, что современный курс рубля таков. Килограмм золота стоит тысячу рублей кредитных. Понемногу, по мере возможности, каждому выдается золото в обмен на его кредитки, а эти уничтожаются. Можно выдавать не только золото, но и другие металлы и материалы по существующему курсу. Расплата может быть постепенная. Кто может обижаться, если ему дадут золотых денег столько, сколько можно их купить на данную сумму кредиток!

1919

Идеальный строй жизни

Предисловие

Статья написана в 1917 году. Тут революционный дух направлен не на человека, а на природу. Хотя идет и ломка человека, но мирным путем, без огорчения и разного рода несчастий. Пускай поймет и узнает. Тогда и сам изменится.

Я не отрицаю необходимость жестоких переворотов. Они уже потому неизбежны, что существуют. Но имеет право на существование и обратное течение, — опять потому, что исторически и они всегда оправдываются. Вселенная то и другое допускает, — может быть, как элемент эволюции, как переходную ступень к лучшему.

Это умеренное обращение подходит более к западному строю, чем к нашему. Семнадцатый год сказывается. Может быть и оно пригодится.

Богатства человека

К нему мы можем притти не путем насилия, горя, а путем просвещения. Всегдашнее подчинение установленному порядку, законам и правительству еще недостаточно. Этого мало. Надо еще и уступчивость, милосердие, прощение, размышление и другие свойства.

То, что я буду говорить об общественном строе, есть только В МОИХ глазах совершенство, да и то, я думаю, что во многом ошибаюсь, многого не решаю и не предвижу. Скорее, мои мысли есть только попытка отыскать совершенные формы жизни. Путь к ним особенно труден и мало известен, потому что основан на недостатках и достоинствах человеческой души. Свойства же ее не только мало изучены, но и чрезвычайно разнообразны. Свойствам души я посвящаю особый труд, еще не готовый (не закончен).

Люди имеют: 500 миллионов кв. километров поверхности земного шара; солнечную энергию; имущество — в виде домов, путей сообщения, фабрик, обработанных полей, садов, орудий и т. д.; силу, ум и добрые душевные качества в самих себя; знания и науку — наследие человечества — за тысячи лет; людей особенно даровитых и гениев; пространства вне земли, пока недоступные, окружающие Солнце, которые получает в 2,2 миллиарда раз более солнечной энергии, чем Земля и, которые, благодаря гениям, могут сделаться доступными человечеству; бесчисленное множество солнц, рассеянных во вселенной; мы видим их ночью в форме звезд; они тоже могут сделаться доступными нашему потомству через десятки тысяч лет; наконец, можно иметь в виду неоткрытые еще силы природы.

Богатства людей беспредельны. Нужно только умение взять их. Гораздо разумнее их искать и брать у природы, чем отнимать друг у друга. Ведь сумма богатств человечества от этого не увеличится. От этой борьбы только увеличиваются хищные свойства людей. Правда, вместе с тем увеличиваются сила и ум отдельных лиц. Но не лучше ли их усиливать искусственным подбором родителей?

Поэтому истинный путь к совершенству состоит в том, чтобы ничего ни у кого без согласия не отнимать, не делать никаких насилий, не нарушать свободы и желаний ближних, если только они не угрожают нам тем же. Успокойте всех людей! Скажите им и обещайте, что ни у кого ничего не отнимается. Нет надобности отнимать, когда в природе богатства рассеяны в бесконечном количестве. Тогда будет мирен, счастлив и успешен наш путь к идеалу.

Поверхность Земли

Поверхность земного шара имеет 510 миллионов кв. километров (или верст). На сушу приходится 147 миллионов, а на воду 363 миллионов. Население Земли составляет около 1.600 миллионов человек. В кв. километре ровно 100 гектаров (или, приблизительно, десятин). Так что на каждого земного обитателя приходится около 9 гектаров (десятин) суши и 23 гектара моря. Всего — 32 гектара. Море пока плохо эксплуатируется, ибо его продукты прокармливают только малую часть человечества. Океан бы должен иметь в этом отношении большое преимущество перед сушей. Обратим внимание на сушу. 9 десятин на живую человеческую душу, 90 десятин на семью в 10 человек!.. — это вполне достаточно для сытой жизни. Правда, часть земли приходится на полярные и холодные страны, часть на бесплодные, каменистые, или песчаные пустыни, часть на леса, тундры и недоступные холодные горы. Зато половина этой земли приходится на теплые, даже жаркие страны, со среднею температурою от 16 до 28 °C.

Если положить, что только 4 десятины земли приходится на душу в теплом климате, то продуктов земли получим гораздо больше, чем нужно на одного среднего человека. Картофель даст, в среднем, на 4 десятины, 2.000 пудов; на человека в день — более 5 пудов. А при уходе он же приносит до 4000 пудов, т. е. 10 пудов в день на 1 человека. Урожай свеклы доходит до 6.000 пудов с десятины, а с 4 десятин 24.000 пудов. На человека в 1 день приходится более 60 пудов. Среднее количество ржи с 4 десятин составит 320 пудов, в сутки придется от 1-го до 2-х пудов, т. е. в 50 раз больше, чем нужно. При удобрении получается овса 187 пудов с десятины, а с 4-х десятин 748 пудов; в сутки 2 пуда. Ячмень при удобрении дает 130 пудов с десятины или 520 пудов с 4-х десятин, т. е. более пуда на человека в сутки. Столько же дает пшеница. Мучная сердцевина одного сагового дерева достаточна для прокормления человека в течение года. 15 деревьев обеспечивают семью.

В Китае иногда собирают с десятины до 950 пудов рису. С 4 десятин 4000 пудов. На человека в день приходится около 10 пудов или в 400 раз больше, чем нужно. С десятины же в урожайные годы получается там более 2200 пудов разных питательных продуктов, а с 4 десятин 8.800. Это в день на человека придется 24 пуда, т. е. в 400–800 раз больше, чем нужно. 4 гектара могут дать в год 100 тысяч пудов бананов. Это в день на человека составит 280 пудов, т. е. в 2.000 раз больше, чем нужно для прокормления одного человека.

Банан есть главная пища островитян Океании. По Гумбольдт, банан приносит в 133 раза больше питательных веществ, чем пшеница, при одной площади поля. Хлебное дерево почти также производительно: два, три хлебных дерева достаточны для обеспечения человека на всю жизнь. Десять кокосовых пальм заменяют поле, назначенное для прокормления семьи. Арум — корнеплодное — до того плодовито, что 1 кв. сажень, занятая арумом, может иногда кормить человека круглый год.

Какой же вывод? Земля теплых стран, даже при современном состоянии агрономии, может давать продуктов питания в 2.000 раз больше, чем нужно и, следовательно, может прокормить со временем в тысячи раз больше людей, чем теперь.

В самом деле, 4 десятины пшеничного поля могут дать в худшем случае 200 пудов пшеницы. Банан же, по Гумбольдту, дает в 133 раза больше питательных материалов, что соответствует 26.600 пудам пшеницы. На человека в день придется 73 пуда, т. е. в 2.000 раз больше, чем нужно. Этого достаточно для прокормления 2.000 человек в течение года.

Итак, есть ли из-за чего ссориться, когда у нас на Земле, под рукой земли непочатый угол! Правда, политические условия, также леса, болота, бактерии, насекомые, болезни, климат и т. д. мешают сейчас воспользоваться тропической землей и т. д. Но если миллионные армии труда пойдут на это дело, то природа будет побеждена. Леса, болота и вредные животные будут уничтожены и человек заживет там райской жизнью.

Энергия солнечных лучей

Если бы свет солнца, не проходя через атмосферу, светил непрерывно в течение суток на кв. метр поверхности, перпендикулярной к лучам, то получили бы 43.200 калорий. Этого тепла довольно, чтобы 1.000 килограммов воды, или тонну (80 ведер воды) нагреть от нуля до 43 °C.

Но вследствие круглоты Земли, на квадратный метр, в среднем, приходится в 4 раза меньше, т. е. около 10.000 калорий. Половина этого количества поглощается воздухом, половина облаками. Таким образом, в среднем, до почвы доходит не более 2.500 калорий: на экваторе несколько больше этого, а к полюсам — меньше.

Механическая энергия, соответствующая такому количеству тепла, составит более 1.000.000 килограммометров, т. е. она достаточна, чтобы в сутки поднять 1.000 килограммов на 1.000 метров, или тонну на 1 километр, или 60 пудов на 1 версту.

На практике, десятина земли дает в год не более 25.000 пудов (400 тонн) питательных продуктов. С одного квадратного метра получим 2,5 пуда, или около 40 килограммов. Это в год; в сутки же найдем только 0,11 кило, или 110 граммов. Значит, чтобы получить килограмм питательных веществ (2,4 фунтов), надо 9 кв. метров поля.

Пища, подобная банану, аруму или картофелю дает около 1.000 калорий (по Лебону) на килограмм. Следовательно, на 110 граммов получим 110 калорий.

Итак, плоды утилизируют не всю энергию солнечных лучей, а только ничтожную ее часть, ибо 110 меньше 2.500 в 23 раза; это составляет около 4% солнечной энергии. По Тимирязеву, поле не утилизирует больше 2% солнечной энергии, считая и несъедобные для человека продукты (корни, листья). Но во время опытов, при лучших условиях, утилизация в два, три раза больше и доходила уже до 5%.

Значит, урожай бананов не есть еще идеальный. Идеальным будет то поле, которое дает продуктов в 23 раза больше, чем засеянное бананами. Этого предела, конечно, не достигнут, но производительность почвы может еще увеличиться в 5-10 раз. (Кактус Бербанка утилизирует до 10% солнечной энергии. Гервуд. Перевод Тимирязева.)

Если теперь земля может прокормить в 5.000 раз больше, чем есть на ней народу, то со временем прокормит в 50.000 раз больше. Этого может достигнуть наука.

Сейчас уже площадь в 10–40 кв. метров может доставить пропитание одному человеку, правда, при самых благоприятных, но вполне теперь неосуществимых условиях. Следовательно, со временем, благодаря науке, может быть достаточным поле в 1–4 кв. метра. Великая сила в солнце! И ничтожная ее доля перепадает человеку в виде урожаев, топлива, движения воды и т. п.: в частности, не более какой-нибудь 1/20, а, в общем, не более 1/50.000.

Вот первая цель человека: овладеть возможно большей частью лучистой энергии солнца. Вместо того, чтобы спорить о ничтожных клочках земли, победите солнце. Овладейте тайнами природы. Конечно, необходимо освободиться от всех видов деспотизма, завоевать свободу духа и тела, но не пренебрегайте и борьбою с природой и с невежеством…

Самая энергия земли, получаемая от солнца, ничтожна в сравнении со всей громадной энергией, испускаемой Солнцем — мимо Земли и бесплодно. Этой энергии в два миллиарда раз больше, чем какая попадает на нашу планету. Уловите энергию, мимоидущую, бесцельно пропадающую! Тут стоит трудиться, стоит победить! Но это могут сделать гении. Поэтому надо, прежде всего, отыскать гениев.

Сейчас и из той-то энергии, которая падает на нашу долю, мы извлекаем лишь одну пятидесятитысячную часть, т. е. 1/500 процента, или в 1.000 раз меньше, чем можно сейчас. Это нерасчетливо: бросать окружающие богатства и тянуться к ближнему, чтобы из двух десятин сделать 2 1/4! Стоит ли из-за этого огорчать неразумное существо!

Все великое делается гениями, и мы еще поэтому должны решить задачу: отыскать гениев. Без них мы останемся ничтожны…

Мы говорили, что, в среднем, кв. метр земли получает 2,5 тысячи калорий в сутки, или работу в 1 миллион килограмметров. В 1 секунду получим работу в 12 килограмметров. Утилизируется паровыми машинами не более 1/6 теплоты, а бензиновыми — 1/3, т. е. из 12 получим 2–4 единиц работы. Если принять 8-часовой рабочий день, то это составит работу одного дюжего рабочего. Солнечными же двигателями утилизируется пока не более 1%. Значит, только 33 кв. метра сейчас могут дать силу одного рабочего.

Где жить?

В тропическом поясе средняя температура составляет от 20 до 28 °C. В общем, температура теплого климата, занимающего, примерно, половину всей суши, составляет около 20 °C. Тут так тепло, что днем нет надобности ни в обуви, ни в одежде. И такой теплой земли придется около 4 десятин на человека! Всего земли между 40° северной широты и 40° южной около 60% всей земной суши. Так что приходится 5 1/2 десятин на человека.

Здесь отпадает громадная забота человека об одежде! Но непогода, ночной холод и сырость требуют и в теплом климате хорошо устроенных жилищ.

Вот главная забота человека в теплом климате: земледелие и наука. Для прокормления современного человечества надо ничтожное количество земли в теплом климате, но нельзя оставить на произвол и остальную землю…

Другие местности суши также должны быть обитаемы: в них могут быть минеральные богатства и потому фабричная деятельность. Даже полюсы могут быть, если надо, эксплуатированы. Где возможно земледелие, там земля не будет пропадать даром. Множество красивых мест может быть занято людьми, освобожденными от физических трудов. Пускай климат суров, бесплодна во всех отношениях земля, но природа прекрасна, виды чудны, а жилища теплы и светлы. Большинство, однако, поселится на местах фабричной или земледельческой промышленности. Эти же места обусловлены пребыванием в них минеральных богатств и энергии в виде угля, движения воды и проч.

Как жить?

Каждому человеку приходится на долю 9 десятин суши. Вот и способ существования!

Человек имеет право на выделение своей доли земли. Допустим, что нашелся субъект, не желающий иметь какое бы то ни было дело с остальными людьми. Чужих прав он не нарушал, никого не трогал, не обижал, — но желает жить отдельно, не видя никого. Можно ли допустить такое существование? Думаю, что можно и должно, иначе получится насилие. Вреда никакого от этого не будет. Пройдет срок, он умрет и оставит землю человечеству. Все такие субъекты вымрут, останется один общественный элемент. Получится полезное очищение человечества без нарушения прав, без насилия, без страданий и страха для одиноких и мрачных.

Если бы и жена согласилась с ним жить также одиноко, то и то можно бы допустить, лишь бы не было много детей. Детей же много нельзя дозволить иметь, так как материя получит форму и разум, не желательные для общества. Каждый не появившийся еще на свет человек должен получить хорошие свойства разума и тела. Помимо нежелательных свойств, — как взять от родителей детей, если родители будут тому противиться, что весьма естественно. А между тем каждый имеет право на общественную жизнь и нельзя оставить детей с дикими родителями или хотя бы без воспитания и обучения. Впрочем, с известного возраста дети должны быть свободны и потому могут уйти от родителей.

Теперь спрашивается, хорошо ли будет одинокому или парочке, изолированной от остальных людей? Как они прокормятся, как защитят себя от враждебных сил природы: от голода, холода, зверей, насекомых и т. д.?

Возьмем самые благоприятные условия. Субъект поселился в райском климате Океании. Хищных зверей кругом нет, нет несносных термитов и других еще более ужасных насекомых. Вечное солнце, лето, плодородная земля; одежды не нужно. Десяток кокосовых пальм, маленькое банановое поле, клочок земли, засаженный арумом, 2–3 хлебных дерева — и парочка совершенно обеспечена в отношении питания и хижины. Легкий труд для поддержания этих благ делает жизнь вечным праздником, полным света и покоя.

Но такие люди будут жалки, потому что бессознательны, как звери. У них не будет представления о земном шаре, о вселенной, о собственной жизни и ее великом значении.

Пойдем далее. Один из парочки умирает, другой в это время выражает участие и помогает больному. Но наступает конец. Остается только один из супругов и ему приходится быть беспомощным на случай болезни, слабости и старости. Я уже не говорю о помощи медицины, о непосильном для старого труде с первобытными орудиями, о комфорте и т. д.

Разумеется, милосердие людей может облегчить участь одиночек, но тогда уже будут общественные отношения и не будет идеальной нелюдимости. Тогда уже и нашей парочке придется работать на общество, т. е. доставлять какие-либо плоды своих трудов.

Итак, при самых благоприятных условиях, человеку невыгодно жить в одиночку или даже парой. Потом и человечество не может их оставить совершенно без надзора. Их взаимные отношения, также отношения к животным не могут быть безразличны для доброго человечества. Думаю, что все-таки случаи одинокой жизни возможны в человечестве и имеют право быть.

Общество. Семья. Права не родившихся существ

Люди, имеющие детей, уже не могут избежать общественных отношений.

Самый брак может быть допущен на основании склонности брачующихся, но деторождение — только с разрешения общества. Лишь благоприятная оценка родителей может дозволить деторождение. Человек или вообще существо еще не появившиеся в мир также имеет права. Права эти состоят в том, чтобы иметь возможно совершенное тело, ум и нравственные качества.

На этом основании недопустимо также и рождение: коров, лошадей, овец и других животных. Нельзя, чтобы материя облекалась в дурную бессознательную форму.

По мере сил, человек этому должен препятствовать. Только растения, бактерии, насекомые имеют право на рождение, насколько человеку они не вредны, — так как их жизнь не жизнь, а только проблески жизни, сон материи, в форме, мало чувствующей и не страдающей серьезно.

Семейный инстинкт весьма силен и потому уже одному человечество принуждено жить общественною жизнью (хотя бы только с детьми и женою): трудно отрешиться от желания иметь детей.

Ну, а других поводов разве нет? В суровом климате тяжела борьба за существование. В обществе, в единении она облегчается. Разъединение людей может их сделать жертвой хищных зверей и враждебных сил природы. Разъединение людей может понизить человеческий род и низвести его к животному, т. е. к бессознательному существованию (когда существо глупо и преступно).

Следующие стремления заставляют людей жить общественной жизнью. Облегчение борьбы за существование, стремление знать, понять природу, ее законы. Также понять устройство, сущность жизни и таким образом возвысить благосостояние и общественную организацию. Облегчить, ослабить, прекратить болезни; увеличить продолжительность жизни и, если можно, уничтожить смерть; усовершенствовать человеческий род и довести его до высшего состояния; мирно завоевать не только землю, но и другие миры; воспользоваться всей солнечной энергией, которая в два миллиарда раз больше, чем получает земля; предотвратить бедствия человечества, когда солнце начнет терять свою силу и угасать.

Всего этого и многого другого можно достигнуть только сообща, выделив гениев, особенною организациею общества и следуя их открытиям и указаниям.

Еще цели общественной жизни

Знаем ли мы, что возможно и невозможно? Может быть, возможно полное и бесконечное блаженство существ. Поэтому знание великих вещей есть главная цель общественной жизни. Чем больше будет людей, и чем они будут совершеннее, тем возможнее появление гениев и разрешение этих задач. Значит, распространение рода совершенных существ также является одним из стремлений общественной жизни.

Современный порядок. Собственность. Деление богатств вселенной

Свободу человек должен взять, если может. Но как делить богатства земли? Не отнять ли все у собственников и не разделить ли поровну? Подымется возня, взаимное истребление. Богатства, и без того пока скудные, еще будут скуднее. Много будет обиды, злобы, мести, вражды, которая никогда не погаснет. Достойно ли это человека? Не лучше ли взять, чего нам недостает, у беспредельной природы! Не лучше ли достигнуть того же взаимным согласием, уступками, просвещением, когда человек сам поймет, что наследственный капитал для него гибель.

Люди имеют разные силы ума и тела и потому думают, что имеют разные права на землю и имущества. И отчасти они правы. Лучше существовать и продолжать род сильным, здоровым, долголетним, умным и добрым, чем людям с противоположными свойствами. Это будет лучше даже и для худших, так как их материя после смерти воплотится тогда в совершенное существо!

Но в смысле владения богатствами и лишения необходимого слабых — эгоисты не правы. Прежде чем произойдет национализация земли и других предметов, объявите каждому, что он и его семья будут вполне и полюбовно обеспечены, что больные, слабые, старые, непривыкшие к тому или другому труду, будут содержаться в полном покое, уходе, свободе, сытости и удовлетворении. Тогда немногие побоятся новой жизни, немногие будут противиться, но и тех не надо ломать и насиловать. Сумейте убедить! Собственность тогда для многих потеряет свою привлекательность.

Горечь собственности

Если мои потребности удовлетворяются, то зачем мне собственность? Она, правда, дает возможность удовлетворять прихотям, чрезмерному аппетиту, честолюбию и власти, но ведь это мне же во вред.

Прихоти в пище рождают разные ревматизмы, подагры, расстройство пищеварения, расстройство нервов и, вообще, здоровья. Честолюбие и власть развращают человека. Женщины расслабляют ум и тело. Не лучше ли удовлетворение без вредного избытка! Узда животным страстям человека ему же на пользу. Власть и богатство не только развращают нас, но и детей наших, наших близких и помощников. Поклонение, потакание, лесть и почет особенно губительны в молодом возрасте, когда душа так восприимчива и неустойчива.

С другой стороны — как мучительны заботы о сохранении земли и богатств!! Как преждевременно старят они человека!.. И земля и богатства — все это в нашем сердце. Вред им — урон и сердцу.

Как обработать большую землю, сохранить посевы, собрать их, продать? Как сохранить золото, серебро, вещи, одежду? Металлы ржавеют, но ржавчина садится на сердце. Червяк ест хлеб, но он гложет и сердце. Моль точит не только драгоценные меха, но и душу. Воры обкрадывают не только поля и дома, но и сердце богача.

Но вот я не имею собственности. У меня украдут одежду. Я не беспокоюсь, потому что дадут другую. Да и кому красть, если в этом нет надобности! Так как и желающий воровать имеет все необходимое. Я не забочусь о пище: она всегда у меня есть. Моя единственная забота — исполнить возложенный на меня обществом дневной труд. Но и труд этот не продолжителен и не обременителен, так как обставлен самыми лучшими орудиями и совершается более силами природы, чем моими мускулами. 4–6 часов определенных легких обязанностей — и я свободен, как ветер!

Если я слаб, болен, меня освобождают от труда, заботятся обо мне, пока не поправлюсь. Нет заботы о детях, так как они кормятся и воспитываются обществом. Нет опасения, что жена и семья останутся нищими, что их ограбят, обманут, убьют и т. д. Нет забот о мебели, о доме, о животных. Где живу, куда приехал, пришел, — там и мой дом. Там и постель, и пища, и тепло и защита от враждебных сил природы. Там и закон — защита от дурных людских стремлений.

Трудность отрешения от собственности

На деле не скоро люди проникнутся такими идеями. Долго, долго еще будет господствовать капитализм и собственность. Нельзя ломать жизнь, а надо переделывать ее понемногу, без мук — силою убеждения. Сразу это невозможно. Понадобятся века. Исторически мы в этом убеждаемся. Подумайте об истории коммун и разных социальных преобразований и опытов, рассмотрите современное состояние самых культурных народов запада, — и вы не будете в этом сомневаться.

Все же некоторые люди и сейчас способны начать новую жизнь там, где уже не играют роль капитал и собственность. Из тысячи, может быть, найдется один, а может быть и больше способных к артельной жизни.

160 миллиардов населения земли тогда дадут 1.600.000 человек. Почему бы, хотя им не зажить счастливой, разумной жизнью? А мы бы любовались на них, и сами подумывали о том же. Может быть, и еще до чего-нибудь додумались бы!

Социалистические опыты

Я не понимаю, почему не начнут с опытов артельной жизни? Они, правда, были, но их же надо производить непрерывно. Мне кажется, отсутствие этих опытов, равнодушие к ним зависит от неимения в человечестве соответствующих идей. Сколько перевороты, без предварительных опытов, могут принести жертв и даже гибели! Экспериментатор, устраивая коммуну, подбирает желающих. Их воображение может быть и очень сильно. Пылки и желания их, но ведь этого недостаточно. Нужна способность к артельной жизни. Напротив, у истинных общественников может и не быть пылкого воображения, может и не быть сильных желаний, но у них есть необходимые особые свойства для такой жизни.

Прямыми опытами нельзя всех людей перепробовать, ибо их чересчур много. Как же узнать эти свойства, как выделить людей с ними и кто этим делом будет заниматься? Один человек этого не может сделать, как бы умен и гениален он не был. Для того ведь нужно изучить тысячи миллионов людей. Не хватит ни времени, ни сил. Кроме того, такой человек может и ошибиться. Да и где мы его найдем. Пускай же решает этот вопрос все человечество. Заодно удовлетворяется и его жажда управлять собой.

Люди живут и сейчас общинами, деревнями, селениями. Члены маленьких обществ и сейчас немного знают друг друга. Знание это, правда, несовершенно. При более тесной общественной жизни, в хорошо организованных общих дворцах, это знание было бы основательней. Но что делать! Надо мириться с существующим, пока лучшее невозможно.

Качество выбранных также еще будет зависеть от степени культурности и развития жителей поселка. Опять таки и тут приходится мириться с несовершенством.

Но можно каждую минуту способствовать увеличению общественности, взаимному познанию и развитию сельчан. Мы увидим, что эти благоприятные условия будут сами собой увеличиваться, стоит только ступить на путь широкой общественности и на путь отбора.

Итак, каждая община — человек в 500 или в 1000 — выберет одного или нескольких людей с теми качествами, которые, по мнению выборщиков, достаточны будут для управления и процветания коммуны.

Думаю, если коротко выразиться, что это будут люди с зачатками таких свойств: сила в соединении с красотою, здоровье в союзе с умом, твердость с кротостью, любовь к людям в соединении с некоторой дозой любви к себе, к детям, близким и лучшим людям, — сосредоточенность на важнейшем, красноречие с умеренностью в слове, плодовитость вместе с целомудрием и т. д.

Объясним картинно населению, к какой жизни предназначаются избранные — и само оно поймет, — какие нужны люди, есть ли они у них и сколько их. Чем их больше, тем лучше. Иные селения могут никого не дать, иные много, иные сделают ошибку, т. е. выберут негодных или не лучших. Ошибка со временем исправится, а деревни, не имеющие людей с подходящими к общине свойствами, могут получить их от других селений, имеющих избыток. Каждое селение должно иметь выдающихся людей или получить их из других мест.

Часть этих людей будет исполнять общественные должности в местечке.

Как разрешать споры обывателей, разные дрязги между женщинами, мужьями и их женами, отцами и детьми? Как пресекать и исправлять преступления, как повышать нравственный и умственный уровень населения, учить детей, двигать вперед благосостояние, улучшать земледелие, утварь, дом, орудия, одежду?

Если все это предоставить самому себе или самосуду, то начнутся потасовки, драки, увечья, убийства, кражи — короче сказать: взаимное ослабление, разорение, если не уничтожение. Во всем застой.

Пускай справедливейший нас судит и исправляет, умнейший и знающий — учит, добрейший — трогает сердце, уча милосердию и уступчивости, сильнейшие защищают и исполняют постановление судьи. Способные к технологии пусть улучшают и облегчают нашу жизнь. Поэтому община должна отобрать субъектов с такими свойствами. Часть их должна служить общине, а другая половина отправиться для образования ВЫСШЕЙ коммуны. Обе части чередуются между собою и каждая поочередно: то служит обществу, то отправляется в высшую коммуну в качестве ее членов.

Очень важно, чтобы избранные были периодически и управителями избравших. Тогда они на своей шкуре испытают их нравственные качества. Тут менее возможна ошибка. Если избранный только льстец, справедлив только для немногих, если он притворщик, то это скоро обнаружится в его системе управления и он будет свергнут. Важно также, чтобы члены высшей коммуны не могли сами исключать своих членов без согласия избравших. В противном случае высшая коммуна может развратиться. Это должно быть общим законом для всех высших коммун. Свергать могут только избравшие.

Устройство основной ячейки или низшего общества

Как же должна управляться и жить основная общественная ячейка? Приблизительно так, как теперь живут или как живут в демократических республиках (потому что эти несовершенные учреждения соответствуют несовершенным людям.). В каждой ячейке будет народоправство. Общество выбирает на определенное или неопределенное время: судью, исполнителей, учителя детей и взрослых, техника, врача, проповедника нравственности и разрешителя браков. Последняя должность может соединяться с должностью судьи. Также должность учителя с должностью ученого и техника. Итак, в примитивном обществе можно ограничиться: судьею — он же проповедник нравственности, разрешитель браков и всяких спорных вопросов; учителем — он же ученый и техник; врачом, тоже ученый и техник; исполнителями, т. е. представителями силы, здоровья, добродушия, повиновения. Учитель и врач могут замениться одним лицом. Всего для примитивной ячейки понадобится двое, кроме исполнителей. Судей может быть два или более. Они управляют по очереди — то живя в своей ячейке, то переходя в высшую. Это главное лицо в обществе. Его решения не нарушаются, пока он судья. Но его могут во всякое время лишить этого звания.

Его резолюции, в случае сопротивления, исполняются избранными 2-м или 3-им представителями силы. Это мускулистые, добрые и послушные ребята. Уроны выборных от упущения в хозяйстве обеспечивают деньгами или натурой.

Судья пользуется советами учителя и врача, но прав решающего голоса в суде и других делах они не должны иметь, иначе будет замедление, волокита, споры, интриги и т. д. Если судья плох, то он сейчас же меняется и обращается к обычной жизни.

Какими же законами руководствуется судья? Больше всего — разумом и обстоятельствами дела, но он не может нарушать основных законов, выработанных высшими коммунами для низших обществ. Законы эти должны быть кратки, не стеснительны и всем членам ячейки известны. Они должны соответствовать простоте, примитивности, грубости, ограниченности и невежеству первичного общества. Не должны очень превышать его нравственные силы.

Основные законы примерно таковы: насилию подвергаются только насильники. Для ненасильника — полная свобода. Насильники обезвреживаются, но не наказываются.

Лица, не подчинившиеся решению судьи или наложенным им ради исправления взысканиям, должны исключаться на некоторое время из общества. Они должны жить одинокой жизнью на определенном отрубе земли. Если же и этому подчиниться не хотят, то лишаются на некоторое время свободы, подвергаются изолированию с такими же, — но не унижению, лишениям и смерти.

Вторая высшая ячейка, или мир избранных

Общество избранных исключительно состоит из судей — представителей высшей справедливости, учителей, врачей, представителей техников и ученых. Избранные эти, — конечно, обоего пола и приблизительно в одинаковом количестве. Женщины могут выбираться женщинами, мущины — мущинами. Могут выбираться и все безразлично — это зависит от обществ. Возраст не ограничен: старцы и дети одинаково могут быть избраны.

Я же тут рисую только примерную картину общественной жизни. Подробности устанавливаются обществом, постоянно меняются и совершенствуются по мере движения общества вперед. Также выбираются техники, ученые и представители силы, добродушия, красоты и плодородия.

Понемногу эти общества будут совершенствоваться и со временем почти сравняются с высшими коммунами. Тогда не будет капитала и собственности! У них будет общий дом из металлов, бетона и стекла. Основание бетонное, каркас и крыши металлические, а окна стеклянные. Главный материал — сталь, покрытая слоем никеля и хрома. Сталь может заменить и бетон. Дом многоэтажный имеет форму кольца с круглым двором посередине. Двор закрыт стеклянным куполом, имеет земляной пол и представляет сухой и теплый сад во всякую погоду. Внутри комнат растений нет. Центральные и нижние комнаты имеют высшую температуру. Они темнее и предоставлены для спален. По мере приближения к стенам и крышам, температура понижается. Это сохраняет превосходно теплоту центральных частей даже без употребления на строительство плохих проводников теплоты. Впрочем, никелированная сталь — только клетка, каркас. Остальные части — воздух между стенами и стеклами — принадлежат к дурным проводникам. Блестящий никель, или хром, своим отражением препятствует выходу лучистой теплоты из комнат. Все стены, потолки и полы прозрачны: некоторые прозрачны для форм и состоят из зеркальных стекол, другие же прозрачны для света, состоят из матового, рифленого, бугорчатого, вообще неплоского стекла. Сводчатые крыши также вполне прозрачны, состоя из толстых стекол с вплавленной в них стальной прочной сеткой. (Стекла эти пропускают ультрафиолетовые лучи солнца).

Температура внутри регулируется особыми стенками, прекрасно отражающими или поглощающими солнечный свет. В холода же комнаты отапливаются электричеством или другими способами. Дезинфекция жилища производится систематически — медленным нагреванием всего дома до 100 °C. Воздух возобновляется особою системою вентиляции. Влажность также устанавливается наиболее здоровая. Воздух очищается от пыли и бактерий особыми очистителями. Этому же помогают и солнечные лучи, пронизывающие дом сверху донизу. Дом состоит: из спален, отдельных для каждой семьи; из общей спальной для холостых мущин; из общей спальни для девушек и вдов; из мастерских разного рода с соответствующими орудиями; из школьных комнат; из ванных и уборных для мущин, женщин и маленьких детей; из нескольких больниц; из залы собрания и выборов, из молчальной, из говорильной и из судейской комнат; из прачечной, кухни, столовой; из особого помещения для земледельческих и других орудий.

Мастерские — более холодные и светлые, читальни — теплые и светлые, прогулочные — светлые и прохладные. Комнаты старых и детей — теплее других.

Наружный диаметр круглого дома — 50 метров, внутренний — 30 метров, ширина кольца — 10 метров, высота 10-ти этажей — 30 метров, средняя окружность дома — более 120 метров, объем около 36.000 куб. метров. При тысячном населении на каждого жильца придется 36 куб. метров, или комната в 3 метра высоты и 12 кв. метров пола. Я не считаю зимний сад, который тоже отвлекает часть населения, в особенности в теплое время. Площадь сада более 675 кв. метров при высоте в 30 метров. В таком саду полному населению поместиться тесно. Но сады и хозяйство еще и снаружи. Практичное здание в 3 этажа и с огромным садом, хоть и непокрытым.

Вода дождевая и снежная собирается с крыш в особые баки на крыше же, там очищается фильтрами и идет на разные потребности: в ванные, прачечные и т. д. Для питья в дом проводится ключевая или речная вода из ближайших источников, также и для поливки окружающих дом полей и садов. Зимний сад часто служит для собраний.

Порядок жизни в ячейках второго класса

Общество это живет, приблизительно, тою же жизнью, как и основная ячейка. Оно трудится, мыслит, учится, учит, выбирает и т. д.

Также выбирают несколько судей, представителей справедливости, власти. Управляет один, который сменяется другим, если дела много. Половина избранных отправляется в высшее общество третьего порядка. Пожив там, они возвращаются для управления своей ячейкой, а управлявшие удаляются в качестве равноправных членов в ячейку третьего разряда.

Судья также пользуется советами выборных учителей и врачей, т. е. техников и ученых. Они также половину времени проводят в своей ячейке и половину в высшей.

Исполнители (воины) есть и во второй высшей коммуне. И они половину времени проводят в ячейке третьего разряда.

Ячейки высшего порядка

Из ячеек третьего порядка составляется население ячеек четвертого рода. Из выборных от обществ четвертого разряда, положим, составится только тысячу человек. Это будет последняя ячейка высочайшей степени, но с таким же характером управления, как нижележащие ячейки.

Трудно пока представить себе разницу между разного разряда высшими ячейками. Одно несомненно: чем выше ячейка, тем она совершеннее, законы строже, жизнь, деятельность и учреждения сложнее, ошибок меньше.

Низшая ячейка выбирает людей получше, эти еще выше и т. д., пока не выберут самых высочайших. Будут ли они гениями или хотя бы самыми одаренными субъектами из всего человечества? Конечно, нет! В особенности сначала.

Мы дали, как будто лучший способ изучения и отбора наиболее одаренных особей, но ошибки неизбежны. В низшем обществе, разумеется, отличат людей с дарованиями, но будут ли они высочайшими? Как теперь мы ошибаемся в оценке людей, так и потом будут ошибаться. Но благодаря частым выборам, перепробуют всех выдающихся людей на опыте, и потому в самой жизни увидят, каковы они и насколько годны. По плодам узнают их. Правда, плоды иногда растут очень долго, требуют благоприятной почвы, удобрения и знатоков для своей оценки, и потому возможны заблуждения.

Наконец, жизнь членов основных ячеек, подобная жизни в демократических республиках, чересчур изолированная, мало способствует взаимному изучению и оценке. Понемногу она, однако, перейдет в коммунистическую, подобную ячейкам высшего разряда. В самом деле, избранные, возвращаясь из высшей более общественной ячейки, рассказывают, что они там видели, как устроена там жизнь, какие там преимущества, какое благосостояние. Пропитанные ею, они стараются достигнуть того же и там, где они управляют. Управляемые проникаются новыми идеями и понемногу приходят к отрицанию собственности, денег, отдельных жилищ, орудий и т. д.

Кроме того, неблагоприятные высшей жизни элементы населения не получают возможности так сильно размножаться, как благоприятные. Поэтому общественные инстинкты растут и доводят жизнь до высшей формы.

Во второй ячейке, в виду тесной жизни, взаимное понимание совершеннее, почему и отбор безошибочнее. Одним словом, с течением времени, высшее общество в действительности будет состоять из лучших людей и, может быть, из гениальных, если они есть в данной век на земле.

Гениальность и ее сила

Гениальность или, вернее, ее последствия распространяются сверху и доходят до самых примитивных обществ, им благодетельствуя. Она вырабатывает основные законы и специальные законы для ячейки каждого класса. Она изучает свойства человека и изображает их ясно, как на ладонке. Придумывает способы исправления людей, и улучшения пород разумными браками. Гениальность изобретает машины и орудия для быстрой и совершенной обработки земли силами природы. Она отыскивает эти силы и порабощает их на пользу человека. Она улучшает породы растений, увеличивает их плодородие, доводит урожаи до баснословной, почти предельной величины, соответствующей могучей энергии солнечных лучей. Она отыскивает новые вещества, изучает их свойства, применяет к строительству, делает совершенными пути сообщения и разного рода фабричные производства. Она смотрит на небо и достигает его. Машины подымают нас от земли, завладевают небесными пространствами, беспредельной энергией солнца и звезд. Человек становится колонистом вселенной: разрушается ограничение его размножению и распространению.

Самое человечество преобразовывается до неузнаваемости, выделяя из себя цветы чудной красоты и бесконечного разнообразия.

Гениальность предвидит все бедствия, угрожающие земному шару или людям. Она устраняет их, или спасает от них людей.

Болезни облегчаются, увеличивается продолжительность жизни, устраняются страдания и жизнь становится неопределенно долгой.

Ум же указывает человеку на субъективную вечность жизни, на беспредельное существование, на причину миров…

Знания, возможности!!.. где вам предел? Получим то, о чем сейчас и вообразить не можем… Идите только путем истины, милосердия, путем уже указанным высочайшими учителями.

Сущность всего, или резюме

Сущность предлагаемого преобразования общества состоит в том, чтобы установить демократическую республику вроде американской, существующей в Соединенных Штатах Америки и доступной людям и сейчас по их свойствам. Но это в низах. Одновременно из них выделяются общества все более и более близкие к коммунизму. Низшие же общества понемногу, может быть в течение столетий, переходят к другому строю, коммунистическому, введенному сознательно и добровольно.

Вот, как это может, примерно, быть. Человечество, состоящее из 1.600 миллионов человек, разделяется на 9.600.000 обществ (по 167 человек). Каждое из них выделяет из себя 6 выборных. Трое остаются в обществе и будут практиковаться в управлении под надзором существующего правительства, а трое отравляются для образования высших обществ. Получим 28.800.000 членов, которые составят 170.000 обществ (по 167 членов). Они управляться будут своими собственными выборными. Но общества эти поддерживаются вначале внешним обычным миром. Их устраивают, дают жилища, орудия, земли и т. д. Когда они окрепнут, то останется только над ними легкое наблюдение. В поддержке они уже нуждаться не будут. Напротив, избыток земледельческих и мануфактурных продуктов они будут отдавать устроившему их обыкновенному миру. Пройдет несколько месяцев или лет — члены обществ изучат друг друга и сделают отбор, подобный отбору обществ 1-го порядка, т. е. также укажут на 6 лучших членов: три останутся для управления, а три направятся для составления обществ 3-го порядка. Составится 510.000 членов или 3.100 обществ 3-го разряда (по 167 человек). Для обществ 3-го порядка все будет подготовлено уже окрепшими обществами 2-го порядка. Пройдет, примерно, год. Общества 3-го разряда окрепнут, ознакомятся взаимно со свойствами членов и выберут от себя 9.300 человек для составления 54 обществ 4-го порядка (по 167). Еще через год — эти отберут 168 лучших. Они уже составят одно общество с тремя выдающимися: один с оттенком судьи — для управления, другой с оттенком ученого, третий — с оттенком техника или практика — исполнителя задуманного. Но все трое, приблизительно одинаковы по своим главным качествам.

В каждом обществе, вместе с выборными, получилось 168 членов, потому что мы приняли население в 1.600 миллионов человек и пять выборов, или 5 классов обществ.

При 4 классах, в каждом обществе будет гораздо больше членов. Но, чем меньше членов, тем взаимное изучение совершеннее, выборов больше, стало быть, и самые выборы вернее.

Неизвестно, какое число членов и какое число выборов даст лучшие результаты. Все будет меняться в этом строе, согласно указанию опыта и высочайших. Экономические выгоды требуют большого числа членов для общежития. Поэтому в одном жилище может помещаться несколько обществ, смотря по роду местности, климата и другим условиям. Но взаимное изучение и выборы будут обязанностью для небольшой группы людей, посильной для изучения одного человека.

В высших обществах, где люди будут сильнее по своим качествам, число членов, может возрастать, по мере возвышения разряда общества.

Что же дальше? Как же будут два правительства? Старое правительство будет существовать, пока не дойдут до самых высших людей. Тогда они заменят президента, сенаторов, депутатов, чиновников и т. д.

Если каждому обществу для ориентировки надо дать год, то потребуется всего 5 лет для установки нового строя. А если только месяц, то всего 5 месяцев.

А как же жилища, орудия? Все для начала может быть примитивно, с течением же времени оно будет совершенствоваться, как и самые отобранные люди.

Коммунистический порядок в низших обществах все-таки настанет только через много десятков лет. Принуждений не должно быть совсем. Они будут только для нарушителей законов, т. е. для убийц и других насильников.

Предлагаем таблицу, подводящую итог сказанному.

Разряд обществ — Число людей во всех обществах одного разряда вместе с избранными / Число обществ

1 — 1.600.000.000 / 9.6000.000

2 — 28.800.000 / 170.000

3 — 510.000 / 3.100

4 — 9.300 / 54

5 — 168 / 1

Законы избрания. Способы избрания

Избирают все желающие обоего поля с определенного обществом сознательного возраста, ну хоть с 15–20 лет.

Избирающим должна быть хорошо выяснена цель избрания и желательные качества избираемых. Каждый избиратель может быть избран. Для разъяснения сущности выборов могут быть назначены предварительные выборы наиболее толковых людей с ораторскими задатками. Но такой талант не есть еще указатель на пригодность избираемого, как члена высшего общества. Это тоже должно быть выяснено избирающим.

Весьма важно упростить способ выборов в смысле быстроты, точности и правдивости. В низшем обществе они должны быть тайные, так как взаимная зависимость современного мира мешает им быть открытыми для всех.

Выбирать нужно всех взрослых членов поочередно, например, по алфавиту.

Каждый держит в зажатой руке шарик черный или белый, чего никто не знает. Он подходит к ящику и кладет, под покровом, шарик в отверстие. Шарик задевает колокольчик и звонит. Сотне человек довольно 2-х минут, чтобы положить шарики. По весу шариков можно проверить, не положил ли кто зараз два или более, хотя это видно и по звуку колокольчика.

Положим, Иванов получил белых шаров больше всех других. Тогда он и выбран.

В обществе может быть закон, по которому только получивший более 2/3 всех шаров или голосов считается избранным. Тогда иное общество может остаться без начальства и высшего состава. В таком случае ему дают избранных из других обществ, где есть избыток. Из него оно и избирает. Нужен ли такой закон, может показать опыт.

Для определения достоинства или годности всех, примерно, ста членов, потребуется, значит, около 600 минут или 10 часов.

Но эти выборы можно сократить, если сделать открытыми. Положим, выбирается Арбузов. Желающие его выбрать становятся отдельно. Их сосчитывают. Так перебираются все лица по порядку. Многие не получат ни одного голоса и только серьезных кандидатов будут выбирать. Так выборы могут сократиться до нескольких минут.

Получившего наибольшее и достаточное количество голосов можно переизбрать тайно с помощью шаров.

Конечно, возможны и лучшие способы. Нужно добиваться, чтобы выборы не затрудняли общество, ни временем, ни расходами, ни трудами.

Можно поразительно упростить и ускорить выборы всех членов общества. Если, напр., от тысячи мест избирателей провести проводники в одну центральную точку и пропустить ток, то он уклонит стрелку тем сильнее, чем больше будет избирателей. Всем сразу будут видны результаты выборов. Так что тысяча избраний потребует только тысячу секунд или 1/4 часа. Без всяких ухищрений и расходов можно выборы производить уходом избравших в одну сторону, в особую кучку.

Избранный не может быть исключен из высшего общества иначе, как за преступление, т. е. за нарушение основных законов или частных законов общества. И то он подвергается суду избравших. Извергнутый исключается на определенное время и может быть снова избран низшим обществом для высшего. Последнее опять его может обвинить, а низшее оправдать или избрать. Только самое низшее может исключить временно из своего общества на отруба, а в случае серьезных проступков лишить свободы на некоторое время.

Этот закон исключения применяется ко всем обществам, т. е. каждое общество может возвратить за проступки своего члена следующему низшему обществу. Это, рассмотрев поступок своего бывшего члена, может оставить его у себя, а может и еще понизить. Но может и не найти состава преступления, т. е. вновь избрать изгнанного в то же высшее общество и оно не может его не принять. В самом низшем обществе поступают также — вплоть до лишения свободы. Но тут контроля не может быть, так как более низших обществ нет. Отрубники иногда талантливы и влиятельны, но официальных прав голосования не имеют.

Это страшно важный закон. Пренебрежение им может служить причиною введения деспотии. Надо поставить всех избранных в зависимости от всего человечества. При нарушении закона — этой зависимости не будет: высшие общества будут зависеть только от самих себя и потому могут исключать несогласных с ними членов и развратиться.

Дети избранных, достигшие совершеннолетия, помещаются в основные общества. Там они своими заслугами и качествами могут возвышаться и переходить а высшие общества, насколько хватит сил и таланта. Иногда они снова достигают родителей, а иногда подымаются и выше их.

Браки возможны только между членами обществ одного класса, например, женщина 3-го класса не может выйти замуж за мущину 2-го класса. Цель — улучшение пород на основании явлений наследственности. Этот закон можно облегчить, допустив для близких классов. Например, третьим и четвертым, первым и вторым.

Выбор и так не будет мал, в особенности для низших классов. Так, например, население 4-го класса содержит 9.300 человек. Неужели несколько тысяч женщин мало для выбора! С ними и познакомиться то хорошенько не удастся. Третий класс дает уже более полмиллиона населения. Кажется довольно!

Да и удовлетворяется ли в современной жизни желаемый выбор супруга? Положим, Ботунов хочет жениться на Бебекиной. Но последняя этого не хочет. На нее еще зарятся тысяча претендентов. Понятно, она не может достаться Ботунову. То же будет в высших обществах, т. е. без взаимного согласия брак быть заключен не может и аппетит приходится всегда и везде умерять.

Наши классы ничего общего с этим словом прошедших и настоящих времен не имеют. Переход из класса в класс теперь затруднен, а из касты в касту — почти невозможен. У нас же человек 1-го класса, путем выборов, благодаря своим качествам и трудам, всегда может возвыситься до высшего класса и даже сделаться верховным президентом. И наоборот, верховный президент, не удовлетворяющий своему положению, или опустившийся, неизбежно падает вниз, даже до отрубников или несвободных (насильников).

1917

Миражи будущего общественного устройства

Предисловие

Недостаток этой статьи, между прочим, в том, что все поселки или все общества имеют, по численности, одно население и одно число выборных. Впоследствии (см. мое ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА) я пришел к тому выводу, что чем выше общество, тем оно сложнее, тем больше в нем членов и тем организация управления сложнее и потому многочисленнее. Степень сложности может быть определена только путем опыта, постепенно.

И вообще идеи общественного устройства, даже без опыта, теоретически, путем размышления, непрерывно совершенствуются. Как же они изменятся путем социалистических опытов или, тем более, в жизни!

Под душою подразумевается совокупность высших свойств человека, под духом — общее направление и сущность чего бы то ни было.

Необходимость общения существ

Если бы каждый человек был совершенно независим, то ему бы легко причинить вред, ибо многие животные и многие люди сильнее его. Два, три человека, составив союз, согласившись действовать за одно, могут распоряжаться одиночкой (человеком), как хотят. Отсюда видна необходимость обществ, согласного действия, повиновения одной мысли, или одному человеку, содержащему эту мысль.

Общество может успешно защищаться от опасных и сильных животных, от злых, но могущественных людей, от других обществ в меньшим числом членов, но с завоевательными и деспотическими наклонностями. Значит важна и многочисленность общества. Предел его — союз всего человечества. Тогда не с кем будет и бороться, т. е. уничтожать бесплодно свои силы. Итак, идеал общественного устройства есть союз из всех людей земного шара.

Низшие животные (напр., бактерии) не имеют даже семейных союзов, высшие, напротив, не только имеют семейные союзы, но и собираются в стада, стаи, табуны.

Связь общественная при этом выражается то слабо, то довольно сильно. Так табуны оленей, диких лошадей энергично защищаются сообща от хищных зверей. Это дает им возможность существовать. Но ни одно животное не способно так к образованию обществ, как человек (благодаря его разуму и языку). Избранному повинуются, чтобы одновременно поднимать, опускать, совершать определенные работы, нападать, защищаться, бежать. Стремление к союзу — есть малосознаваемое желание составить из слабых единиц могущественное, сложное существо с органами ума, силы, долголетия — для победы над природой и неорганизовавшимися людьми. Разумно составленное общество подобно громадному, умному и сильному животному. Но таких животных на земле, конечно, нет. Когда человечество объединится, то сила его организации будет направлена больше всего на борьбу с природой.

Общественная жизнь выработала способность и необходимость повиновения. В связи с разумом это одно из драгоценных качеств человека, выработанных тесной жизнью. Но одного его без других качеств, разумеется, недостаточно…

Как бы не был великолепен человек, как бы не был он силен, изобретателен, умен, трудолюбив, но без союза с другими людьми он будет побежден слабыми тлями (людьми), способными к союзу и повиновению. Правда, что ум должен толкать человека к союзу, но ум может иногда сопровождаться странною, дикою независимостью и даже отвращением к себе подобным. Мизантропия умных людей доходит иногда до болезненных пределов.

На практике, кажется, эти качества, т. е. повиновение и независимость находятся в обратном отношении с индивидуальными дарованиями: чем больше общественности, тем меньше индивидуальных даров природы и, наоборот. Однако, исключений — бесчисленное множество. Крайности не представляют большой ценности. Напротив, — известное сочетание общественных инстинктов с индивидуальными талантами представляет наивысшую ценность.

Понятна причина этого обратного отношения между индивидуальными дарованиями и общественными, между эгоистическими и альтруистическими чувствами. Если у человека мало способности к союзу с другими людьми, то происходящая от этого слабость может загладиться и спасти человека и его потомство от уничтожения только личными силами, т. е. трудоспособностью, хитростью, ловкостью, плодовитостью, красотою, коварством и т. п. Если же субъект отличается любовью к обществу, то это общество и защитит его в борьбе за существование, несмотря на недостаток личных сил.

Выборное начало. Условия разумного выбора

Единение людей должно быть разумным, т. е. вести к их выгоде. Общая идея, подлежащая исполнению, должна быть мудрой. Человек, ее рождающий, — также. Поэтому общество из своей среды должно выбрать лучшее. Лучший человек должен быть поставлен во главе. Чтобы это случилось, надо, чтобы люди хорошо знали друг друга, а для этого нужно, чтобы общество было не очень многочисленно и, по возможности, жило тесной жизнью, или чаще сходилось для взаимного общения. Собственно, надо бы жить в одном доме, работать в одних мастерских, на одном поле и т. д. На практике, в современной жизни, этого нет и скоро достигнуть совместной жизни нельзя. Между тем время не терпит. Надо сейчас устраиваться, чтобы не победили враги — люди и природа.

Мы должны, пока, довольствоваться существующим. Деревня, часть села или города может служить таким обществом. Должно быть в нем столько народу, чтобы люди как можно лучше знали друг друга. Человек 100, тысячу довольно. Они присматриваются друг к другу и выбирают лучшего. Конечно, не выберут самого совершенного: средний человек ограничен, не видит гения, или человека, который чересчур высок и недоступен для понимания обывателя. Но все же выберут лучше самих себя, т. е. лучше, чем средний из них по достоинствам. Это — ничего. Неизбежно, что прозевали величайшего, хотя величайших мало, а в маленьком обществе он едва ли и попадется. (В каком-нибудь обществе он должен быть, но его, едва ли заметят и выберут.)

Если число членов общества чересчур велико, то взаимное познание невозможно и выберем, сами не зная кого. Что он за человек, большинство хорошо не ведает. Выберем по слухам, по газетным описаниям, по привлекательному наружному виду, по ласковости обращения, по сладкому голосу, по обольстительному красноречию. Дел его мы знать не будем.

Судить же хорошо о человеке можно, главным образом, по делам его или по плодам, которые он приносит обществу.

Вывод: ПРЯМОЕ избирательное право для собрания, превышающего несколько тысяч человек, вредно. Итак, положим, чтобы в обществе было не более тысячи человек. Если же поселок велик, то надо разбить его на части или на общества, в каждом из которых не должно быть более тысячи. Из них деятельных членов не найдется свыше 300–500. Дети, больные, престарелые, индивидуалисты, некоторые женщины — участия добровольного в общественной жизни не примут. Принуждать же нельзя и неразумно. Из тысячи человек населения, на основании статистических данных Соединенных Штатов Северной Америки, только около 54% мужчин и женщин от 20 лет, т. е. 540 человек на 1000 чел. населения. Эти 540 разделяются на мир мужчин и женщин, в каждом по 270 человек. Выборы мужчин, как увидим, подлежат мужчинам, а выборы лучших женщин — женщинам. Таким образом, каждому мужчине или женщине избирательного возраста окажется полная возможность изучить свой однополый мирок в течение нескольких лет. Если же принять во внимание равнодушие многих к общественным делам, то изучать придется еще меньшее число людей, например, человек 200.

Второе условие основательных выборов: возможно частое, тесное и продолжительное общение.

Третье — надо знать кого выбирать, т. е. кто нам нужен. Я хочу сказать: надо знать те качества, которые должен иметь выбираемый человек. Если он будет только силен, то он не годится. Он уподобится тогда локомотиву или слону. Сила есть качество полезное, доброе, но малоценное и в руководящую идею не пойдет. Если он будет только добр и послушен, то в избранники тоже не годится. Качество это хорошее, но не может (одно) управлять миром. И овца незлобива и голубь кроток, но мало овечьей кротости и рабства пред обществом. Положим, на село нападут злодеи или звери, а он скажет: ах, как бы в борьбе кому не повредить, и не организует защиту. Если он только ограниченно, узко умен, то опять и этого мало. Бывает умен и злой человек. Умен для себя, для жены, детей, но не для общества.

Необходимо сочетание ума, кротости, здоровья и общественных инстинктов. Необходима известная твердость характера, т. е. непреклонность в своем хорошем, также способность влиять на общество, убеждать. Такое надо сочетание, которое давало бы добрые плоды ему самому, семье и, главное, обществу. По этим плодам вы безошибочнее всего решите вопрос о годности человека, как общественного руководителя.

Конечно, человек новоприбывший или вне общества живущий, не знающий его, неизвестный также обществу не может участвовать в выборах и быть избираем. Всякий желающий быть избранным, или подлежащий выборам по желанию общества, должен объявить свою программу (credo) или указать на известные принципы, которых он предполагает придерживаться при управлении. Он может следовать также программе одного из своих предшественников, на что должно быть с его стороны точное указание. Но и без этого указания можно баллотироваться. Из жизни будет видно, годен ли человек, особенно когда он некоторое время правит обществом. Самый лучший экзамен — это испытание на деле его способности управления.

Как производить выборы?

Выборы можно производить на год, на месяц, как найдут нужным. Пока новый не избран, старому должно повиноваться, если законы им не нарушены. Можно избирать на неопределенный срок — пока годен. Это одно из важнейших общественных прав. С одной стороны выгодно выбирать на долго, так как тогда избираемый лучше освоится со своим делом, приобретет опытность, знание, сноровку и будет давать плоды, с каждым годом возрастающие, с другой — вследствие недостатков человеческой природы, представитель власти понемногу развращается, теряет энергию, услужливость, растет честолюбие, самоуверенность, эгоизм, корыстолюбие, наступает расслабление, равнодушие к общественным делам. Для каждого выбираемого и общества есть неизвестный максимум времени, в течение которого выбранный управляет с возрастающим успехом. Так как этот максимум неизвестен и обнаруживается только жизнью, то нет надобности избирать человека на определенный срок.

Общественная обязанность заключается в повиновении, без нарушения законов, избранному до нового избранника. Но все же неопределенность срока может произвести замешательство в управлении. Поэтому всегда должен быть наготове заместитель, в случае увольнения начальника. Заместитель или кандидат также выбирается. Но и определенный срок выбора полезен. Во-первых, сразу нельзя сделать оценку способности управлять, во-вторых, надо, чтобы общество было хоть немного наказано за свою ошибку в выборе. Это полезно для него самого.

Избрание шарами и другими способами

Чтобы не было промедления, расходов и трудов при избрании, надо избирать простейшим способом. Число членов невелико и потому можно избирать всякого желающего. Положим, ИВАНОВ, желает быть избранным или многие члены общества желают его избрать, а он тому не противится. Тогда Иванов указывает на свою программу, хотя это необязательно. Председатель, т. е. прежний избранник предлагает выйти из толпы всем, желающим Иванова. Выходит 100 человек; записывают это число. Другие желают избрать Васильева. Поднимают руки за Васильева. Очевидно, рук поднялось очень мало и Васильев забаллотирован. Если за Васильева поднялось много рук, то поднявшие приглашаются выйти. Их пересчитывают и опять записывают число сторонников. Так можно перебрать тех членов общества, которые не отказываются от избрания. Положим, Николаев получил наибольшее число голосов, например 200 из 300. Это составляет 2/3 всего числа.

Если закон находит эту дробь достаточно близкой к единице, то Николаев утверждается.

Нельзя, чтобы человек получал мало голосов, например, только половину. Тогда в обществе будет много противоречивых членов, мало согласия и любви и не будет дружной работы. Одна часть общества может восстать на другую. А так как число противников равно, то междоусобица кончается сильным взаимным истощением. Лучше всего производить временами оценку всех лиц общества по числу голосов, стоящих за каждого. Напр., выходит Иванов для оценки. Предлагается людям склонным к нему удалиться из толпы. Выходит 10 человек. Число это записывается, как оценка Иванова. Так производится оценка и всех членов общества. Кто получил наибольшее число голосов и ДОСТАТОЧНОЕ, тот и считается избранным. Итак, во всяком обществе сохраняться переменная таблица с оценкою всякого члена числом поданных за него голосов. Наибольшее число дает право на управление, следующие займут места помощников и кандидатов. В случае переоценки какого-нибудь члена, напр., заведующего, на его место становится имеющий наибольшее число голосов. Так что замешательства никакого быть не может.

Может случиться, что ни один из избираемых не получит достаточно голосов. Как же тогда быть? Кто будет руководителем общества? Есть из этого выход. Если минимум, напр., составляет 75% и никто столько не получил, то избрание не состоится и придется заимствовать людей из других обществ. Для этого может быть пригодятся заурядные члены более культурных рас. Испытание способности управления каждого управляющего может изменить его оценку. Насильное избрание недопустимо.

Время голосования

Время открытого избрания не превышает дневного 8-ми часового труда, а обыкновенно поглощает час, два. Тайное голосование затруднительнее. Но необходимо ли оно при новом строе!

При желании тайного голосования берут ящик, разделенный на две совершенно одинаковых и равных половины с двумя близкими друг к другу отверстиями. Одно отверстие ведет в одну половину, другое рядом лежащее — в другую. Оба прикрываются покровом или дощечкой так, чтобы не было видно было куда кладет избиратель свой шар: направо или налево. Также постилается на дно ящика что-нибудь мягкое, чтобы особенность стука не выдала избирателя. Всем дают по одному шару. С обнаженной по локоть рукой избиратель показывает свой шар и кладет направо, если стоит за кандидата или налево, если не желает его избрания.

Еще и по стуку или по звону можно видеть, когда избиратель сфальшивил. Тогда шар, прежде чем упасть на мягкое дно, должен ударить в колокольчик, что укажет на выпуск шара. О правильности выборов можно судить и по общему числу шаров во всем ящике. Если избирателей, например, 500, то надо 500 шаров и небольшой ящик. Шары можно заменить камушками. Каждый камушек может публично передавать доверенное лицо подошедшему избирателю. Чтобы положить шар, довольно 3-х секунд. Так что, при 500 избирателях, понадобится 25 минут. Число одинаковых шаров не считая, можно узнать по весу. Обе половины ящика могут разъединяться и прямо показывать вес шаров. Выборы 60-ти кандидатов тогда потребуют 25 часов, т. е. двое, трое суток. Наблюдают, чтобы положившие шары сейчас же удалялись в сторону или уходили домой. Если бы даже те же люди явились, чтобы положить шар другой раз, то значительное злоупотребление обнаружилось бы излишним весом шаров или их общим числом. Незначительное же нарушение одним или немногими не окажет заметного влияния на избрание при необходимости 0,7 или 0,8 всех голосов.

Повторяю, открытое избрание и кратко и точно, а потому способствует не только сохранению времени, но и позволяет в короткое время испытать всех членов в деле управления. Оценка всех выходом из толпы всего вернее и короче. Каждый выход и запись поглотит не более минуты, 500 выходов потребует 8 часов, а на деле еще меньше. Необходимы опыты. В самом деле, немногие дерзнут быть руководителями. Одно недостаточное поднятие рук уже сделает в один момент невозможность избрания. Редко поднятых за желающего рук окажется значительным. Тогда отделение толпы поднявших и счет их неизбежен. Уйдет немного часов. Что сделать, чтобы люди не боялись открытого голосования? Для этого каждый должен иметь право на землю, с правом отдавать ее в аренду на один год. Каждый должен обладать правами: голоса — во всех видах, правом свободного передвижения и т. д. Чего же тогда бояться, если я могу говорить все, что хочу безнаказанно и в моральном отношении ни от кого не завишу. Но в то же время необходимо, чтобы всякий проникся своими правами и все вместе защищали человека, у которого отнимают эти права.

Способны ли к этому люди? Опыты могут дать на это ответ.

Внутренние отношения в обществе. Связь обществ. Основные законы

Если бы всего на свете было тысячу человек, то общество могло бы описанным образом управляться. Но таких обществ составится множество. Между ними также должно быть единение, а потому организация общества указанным не кончается, так как общества без связи могут враждовать между собою.

Несколько миллионов людей, особым приемом, выделяют из себя наиболее гениальных, которые вырабатывают основные законы, обязательные для всех людей. Уже были попытки выработать эти законы. Таковы десять заповедей Моисея, учение Галилейского мученика, Римское право, законы Соломона, Магомета, Конфуция, Русская Правда и т. д. Как можно выработать их наилучшим образом — об этом речь впереди. Допустим пока, что они есть и обязательны в нашем маленьком обществе. Как же оно будет существовать?

Оно выбирает несколько лучших, которые управляют по очереди, чтобы не переутомляться. Положим, требуется защита от зверей. Несколько человек командируется председателем или заведующим для уничтожения зверя. Один из охотников назначается предводителем.

Как поступить при драке? На этот случай, для ее прекращения, опять назначается несколько человек наиболее подходящих и под руководством одного. Никаких споров!.. Все назначения делаются сейчас же, а иногда заранее. Дравшиеся судятся выборным. Смотря по вине, назначается исправительное наказание. Неподчиняющийся исключается из общества по постановлению заведующего. Что делает при этом исключенный, как живет — на то укажут основные законы.

Также судится всякий нарушитель основных законов. Как напр., за нарушение целомудрия, прав собственности, свободы, за лень, неумелость, неосторожность, ложь, неразумие и т. д. Ругань относится к проступку против правды. Неразумный присуждается к наставлению и надзору. Неосторожный учится ловкости.

Хуторское, общинное и коммунистическое владение землей

Главный источник питания — земля. Хорошо, если бы земля была общим достоянием и обрабатывалась сообща. Полученные продукты делились бы по душам и потребностям. Но человек так привык к эгоистической жизни, к собственности, что едва ли общая обработка будет успешной. Попробовать можно. Но пока такие пробы не были вполне удачными. Каждому кажется, что он трудится больше других, а получает меньше. Результатом этого бывает обжорство, ссоры, общая лень, апатия и недостаточность плодов труда. Также неизбежны зависть, споры, раздоры, драки, попреки и ненависть. Общая обработка земли имеет громадные материальные преимущества. Если бы поняли хорошо это члены общества, то крепко за нее ухватились бы. Пока же ее нет, приходится устраиваться, как до сих пор было принято: делением земли на участки, сообразные величине рабочих сил каждого семейства.

Эта дележка очень несовершенна, так как очень скоро может случиться, что земли для семьи окажется мало или много: и в трудовом и в потребительском отношении. И в самом деле этого равновесия трудно достигнуть. То едоков много, а сил мало, то обратное. Семейный надел приходится часто менять. Находятся и недовольные. Я, мол, буду удобрять землю, а у меня ее через 5 лет возьмут и дадут другую, которую не удобряли. Результатом этого будет пренебрежение к земле, неохота удобрять ее и улучшать иными способами. Для таких и индивидуалистов приходится заводить хуторское хозяйство, которое составляет предел неразумия.

Право собственности на землю ведет к наибольшему злу. Право сильного, право кулачное, пожалуй, еще хуже, но я не имею его в виду, потому что из этой стадии мы, если еще и не вышли, то способны выйти, не считая уродливых исключений. Таковы: разбои, войны.

Попытаюсь привести тут преимущества общинного владения, общей обработки земли и общего пользования ее продуктами. Эти выгоды, мне кажется, должны загладить те недостатки, которые произойдут от лени, апатии и зависти, вообще, от дефектов человека.

1) Обработка земли может производиться облегченным и ускоренным способом, благодаря употреблению дорогих орудий, которые недоступны отдельной семье. Орудия могут облегчить труд во много раз и сделать его настолько же производительнее. Например, в Соединенных Штатах Северной Америке требуется для получения меры зерна 8 минут, а в России 80, т. е. в десять раз больше.

2) Уничтожение межей, лучшее удобрение.

3) Достигается равномерное и справедливое распределение продуктов. Например, семья со многими малолетними членами, больными и старыми получит продукты по едокам, а не по своей трудоспособности.

4) Общее хранение орудий и продуктов легче и надежнее.

5) Останется много свободного времени, которое пойдет на усовершенствование оружий, на фабричный труд и на умственное и нравственное развитие общества.

6) Разумное распределение работы по способностям, силам, возрасту и полу.

7) Болезнь и несчастия в семье, потеря трудоспособности никому не будут страшны. Исчезнет страх за себя и близких, производящие слабость и уныние.

Недостатки общего пользования орудиями в следующем: небрежное отношение к ним, как к казенщине (не мое де). Но за это должно быть взыскание, и порчи тогда не будет.

Недостатки общей работы и правильного потребления такие: 1) Сильные будут обижаться на слабых работников за равную награду. 2) Усердные будут недовольны ленивыми. 3) Ловкие — неловкими. 4) Умеренные — лакомками и обжорами. 5) Бездетные — многосемейными. 6) Вследствие этого недовольства труды окажутся не так обильны, больше будет поломов, большее потребление пищи, больше ссор. Вопрос еще: загладятся ли все эти несчастия выгодами социалистического строя?

8) Жилище тоже должно бы быть одним для всех. Во-первых, для общения и взаимного тщательного изучения, затем из материальных выгод. Такое жилище, выстроенное из камня, металлов и стекла, будет вечным и ремонта будет требовать самого незначительного. Значит оно страшно выгодно. Затем, оно может быть идеально чисто, гигиенично и иметь удобства, которых малое семейное жилье иметь не может. Это то же, в первоначальной общественной ячейке и на первых порах, едва ли достижимо. Причина — непривычка к общественной жизни и вытекающие отсюда столкновения и ссоры семейств. На первое время довольно отдельных домиков на разное число членов. Эти домики можно сделать общественным достоянием. Действительно, когда число членов одного жилища увеличивается или уменьшается значительно, то оно уже становится неподходящим и приходится переводить семьи из одного дома в другой. Значит собственность тут неудобна.

Опять таки за небрежное отношение ко всякой общественной собственности должен быть суд. Учить приходится не только малых, но и больших и не наукам только, но и многому другому. Выборный назначает учеников и учителей по своему желанию, так чтобы знающий, искусный, нравственный усовершенствовал более слабых. Предоставляется вся власть и сила очередному выборному, пока он не нарушил основных законов, или пока не выбрали другого, более умелого (т. е. пока другой не получил более числа голосов). Этим общество выигрывает массу времени, так как не будет бесконечных споров, ссор и торможения. Если плох человек, никто не мешает обществу тотчас же его заменить новым. Если даже никого для этого поста нет, то и тогда найдется выход: выпишут для выбора людей из более культурных областей. Будет обмен людьми, ради выгод управления и организации общества. Общество устраивается возможно лучше, но не уклоняясь чрезмерно, сверх сил, от привычной, хотя и несовершенной жизни. Поэтому мы думаем, что вероятно оправдается социалистический опыт о необходимости ПОСТЕПЕННОГО перехода от обычной жизни к социалистической: не только по времени, но и по свойствам людей. Низы народа мало уклонятся сначала от теперешних порядков.

Также разумно общинное владение лесом, топливом и всякими минеральными богатствами. Могут быть общие столовые, банк; но трудно предоставить все продукты на полную свободу каждого: ешь, сколько хочешь, бери, что надо. Это возможно только для людей с высшими способностями души. Вследствие же ее недостатков у среднего обывателя, ему представляется, что он ест и пьет меньше других, результатом чего будет излишнее и вредное для здоровья потребление и даже недостаток продуктов особенно лакомых. Отсюда — зависть, ссоры, неустройство, разлад, бегство членов, гибель общения. От того же не будет беречь платье и другие вещи. Будут препирательства и ссоры, на которые уйдет бесполезно много времени. Значит надо распределение продуктов порциями по решению и постановлению выборного.

Браки должны иметь в виду улучшение рода в смысле увеличения здоровья, силы, продолжительности жизни, красоты, ума, производительности, — в смысле улучшения нравственных и общественных качеств. Я не хочу сказать, что браки должны быть без согласия брачующихся. Но дело это все таки сложное.

Вот в нашем современном обществе есть красивейшая, добрейшая, умнейшая, наиболее привлекательная для мужчин женщина. А вернее, ни то, ни другое, ни третье, а просто одна половая привлекательность: хорошие качества у нее смешаны с дурными, и дурных может быть больше, чем хороших. Ее желают иметь женою чуть ли не все мужчины. Кому же она достанется? Между мужчинами начинается борьба, зависть, ссоры, драки, убийства, ложь, подвохи, всякое коварство и низость. В конце концов, овладевает сильнейший — в самом грубом смысле. Он, обладая для женщины небольшой дозой привлекательности, достаточно силен, добр, умен, но вместе с тем коварен, жесток, скуп, эгоистичен. Какое же от таких браков произойдет потомство? Сильнейшее, побеждающее, но не лучшее в общественном смысле.

Конечно, многие дурные качества в новом строе проявиться даже не могут. Но во всей красоте они проявляются в обычной жизни и передаются роду, который от этого очень сомнительно улучшается. Зачем, наконец, эта борьба, уничтожающая массу сил в обществе и ухудшающая его в нравственном отношении? При том и брак получается какой-то однобокий. Мужчина доволен своей победой, но женщина часто бывает вынуждена выйти замуж. В сущности получается несчастный брак — драма семейная…

Вот также в современном обществе есть наиболее привлекательный для женщин мужчина. Его желают иметь мужем чуть не все женщины поселка. Начинается взаимная вражда между женщинами. Все силы тела и ума напрягаются односторонне и непроизводительно для общества. Пускаются в ход все хорошие и дурные свойства женщин, чтобы овладеть мужчиной. Одна побеждает. И опять заключается брак несчастный для мужчин и недобросовестный для женщины. Конечно, она также должна обладать хоть какой-нибудь долей привлекательности для мужа, в противном случае предприятие чересчур трудно и победа бы не увенчалась. В современной жизни, однако, возможно и полное отсутствие привлекательности. Этот брак еще несовершенен и в силу того, что в малом обществе ни женщины, ни мужчины не имеют возможности найти достойного супруга. При высшей организации самое достойнейшее сходится с таким же.

Действительно, при лучшем строе брак без взаимности затруднителен, так как отпадает сила богатства, положения и власти. Во всяком случае не желательна ни в каком обществе эта постыдная, развращающая борьба. В результате этой безрассудной траты общественных сил возникает вопрос: соединяется ли лучшее с лучшим, улучшается ли таким образом человеческий род, заглаживается ли зло, нанесенное обществу бесцеремонною борьбою, с неизбежными ее жертвами? Не только в современном обществе, но в обновленном, мы видели, что нет, нет и нет!! Часто добросовестность, скромность, чистота, правда, красота и здоровье останутся в стороне. Как же быть, как заключить брак? Не лучше ли предоставить выбор им самим, а другим стушеваться. Едва ли способны люди с их страстями на эти жертвы. Но есть разум, есть общественная сила. Не могут ли они победить страсти? В таком случае наиболее привлекательная женщина указывает на наиболее привлекательного для нее мужчину из числа ее желающих. Тогда вопрос решен, хотя и далеко не совершенным образом, потому что половая привлекательность не есть еще гарантия истинного совершенства. Все же общество должно на основании разума, всячески содействовать такому соединению.

Если так просто решается вопрос о браке и всякий член общества это знает, то и безумная борьба окажется излишней. Будут только дурные попытки не многих, которые мудростью общества будут подавляться.

Какие же результаты? Будет ли улучшение рода? Это покажет опыт. Во всяком случае такой закон уничтожает борьбу, насилие, способствует счастью и справедлив. Пока остановимся на этом.

Повторим кратко сущность этих браков: вот женщина. Кто ее желает? Выходит сто человек. — Выбирай из них женщина! И брак заключен. Или так: вот мужчина. — Кто его желает? Выходит 100 женщин. — Выбирай из них мужчина. Женщина стыдлива. Поэтому предлагать надо всех женщин по порядку, а не мужчин. Конечно, плохеньким будут доставаться плохенькие, а лучшим лучшие. Но по крайней мере тут взаимное согласие. Уклонение от этого закона людей или самой жертвы над собой же. Добровольное насилие над собой совершают только члены общества для высших целей.

Инстинкты указывают, в большинстве случаев, безошибочно. И тут инстинкт указал на союз людей и потому брак должен быть не только счастливым, но и плодотворным в отношении потомства. Конечно, инстинкты должны проверяться разумом. Когда разум и опыт докажет неверность инстинкта, то его требование можно изменить. Общество может выбирать разных руководителей, которые будут все проверять и устанавливать закону по разуму. Таким способом скорее произойдет улучшение рода, чем каким-либо другим.

Нельзя же предоставлять право победителю, представителю вообще силы. Сила-то может быть чистой или нечистой! Один из брачующихся почти всегда тогда бывает жертвой победителя. Можно бы лучшую женщину, во мнении общества, отдавать лучшему, в высшем смысле, мужчине. Но общество может ошибаться, брак может выйти несчастным и потомство плохо. Насилие не может одобряться обществом. Надо, чтобы согласие на брак было взаимным и искренним… Лучше для начала руководствоваться инстинктом и справедливостью. Брак все же разрешается, без нарушения законов, лишь очередным избранником. Собственно избранник может задержать брак лишь в случае очевидного нарушения свободы и согласия. Так заключаются все браки, пока все желающие не переженяться. Браки с наилучшим потомством должны поощряться к деторождению, с худшим — нет. Деторождение должно быть тем более ограничено, чем потомство плоше. В иных случаях — совсем прекращено.

Впрочем, Земля так пустынна и так нуждается в заселении и хорошей обработке, что размножение должно поощряться и отбор не может быть строгим до максимального заселения Земли.

Общество второго порядка

Но наше маленькое общество ведь не одно. Оно не может потерять отношений к другим таким же обществам и вообще к остальному человечеству. Одно общество не может доставить себе всех промышленных продуктов, всех колониальных товаров, всех плодов человеческого гения. Оно одно не может и вести борьбы против более многочисленного общества. Оно не может обойтись также и без открытий и знаний, приобретенных лучшими представителями человечества. Описанное общество есть только первоначальная ячейка, клеточка очень сложного организма, составляющего человечество.

Я говорил, что примитивное общество выбирает из своей среды несколько лучших людей. Одна их часть занимается по очереди управлением в среде избравших, другая назначается для составления нового высшего общества второго порядка. Все общества первого порядка, а их очень много, отбирают своих наиболее достойных членов. Их набирается несколько миллионов и они также собираются во многие общины, подобные общинам 1-го порядка.

Цель учреждения малых обществ есть достижение удобства для взаимного изучения, выбора лучших, улучшения рода, улучшения жизни и образования из отборных членов высших обществ второго порядка.

В маленьком обществе все на виду, все можно решить и рассудить по совести, на основании имеющихся у каждого данных.

Если члены первого общества не могут вести довольно совершенной жизни, то может быть члены второго общества будут к ней пригодны. Выбирают все таки лучших. Члены общества второго порядка состоят из людей высших свойств. От них и ожидать можно большего.

На земле 1.600.000.000 людей. Если будет 168 членов в каждом обществе, то составится 9.600.000 примитивных обществ. Каждое общество отбирает, примерно, три человека для собственного очередного управления, а три — для составления высших обществ второго порядка. Эти трое, пожив некоторое время (напр., месяц) в высшем обществе, возвращаются к избравшим для их управления, а трое управляющих уходят в высшее общество 2-го порядка.

Так эти тройки, чередуясь в управлении, живут то у себя в 1-ом обществе, то в гостях — во втором. Цель этого чередования та, чтобы было непрерывное общение между низшими и высшими обществами, чтобы отборные члены, видя лучший пример, высшую науку, лучшую жизнь, лучшие технические условия, лучших людей — передавали свои знания, впечатления и свойства первичному обществу. Кроме того, чередование позволяет непрерывно проверять избранных в их способности служить обществу. Надо, чтобы они хоть периодически были на глазах у него.

Отобранных членов хватит для составления 170.00 обществ второго порядка, то же по 168 членов каждое.

Общество 2-го порядка, состоя из более совершенных членов, устраивает и жизнь совершеннее, чем общество 1-го порядка. Там менее бушуют страсти, сильнее разум, искуснее, умнее и трудолюбивее люди. Там может быть одно жилище для всех, общий стол, больше доверия друг к другу, меньше раздоров, суда, зависти, недоразумений. Дела выше, тоньше.

Эти общества представляют улучшенное подобие первых. И деятельность их подобна. Они также отделяют 3-х лучших членов для управления и трех для составления обществ высшего третьего порядка. Здесь собираются люди еще выше по своим нравственным и умственным свойствам. Эти люди уже не совсем доступны и понятны для общества 1-го порядка. Действительно, члены обществ второго порядка проницательнее, совершеннее и видят то, что могут упустить члены первого порядка. Тем более члены общества 3-го порядка, которые для них (первых обществ) уже составляют авторитет второй степени. Члены этих обществ делают то, что не совсем доступно членам первого порядка.

Члены обществ 3-го порядка, переселяясь в общество 2-го порядка, обогащают их своими знаниями, возвышают их ум и благосостояние, рассказывая о жизни и делах членов общества 3-го порядка.

Каждое высшее общество служит школою и примером для следующего низшего и высоким авторитетом для еще более низших обществ. Не может быть непосредственного сношения между разрядами обществ далекими друг от друга, ибо получится взаимное непонимание…

Составится всего 3100 обществ 3-го порядка. Они выделят из себя описанным путем 9.3000 членов, по три от каждого и дадут материал для получения еще 54 обществ 4-го разряда, по 168 членов в каждом.

Эти общества 4-го порядка дадут около 168 членов. Получим самое высочайшее общество 5-го порядка, которое также будет отбирать трех членов для своего управления и трех членов для размышления, усовершенствования, статистических, научных и технических работ.

Эти члены также чередуются, т. е. заняты то управлением, то наукой. Избранные 6 членов — самые величайшие из всего человечества (это условно).

Они составляют основные законы, обязательные для всех людей. Они же создают и частные правила, обязательные только для них, т. е. для всего их общества.

Мы даже в полной мере не можем себе представить величие и благо высшего общества… Получим ли мы таким способом действительно самых гениальных людей? Сначала — нет. Они будут велики, но не самые лучшие, потому что безукоризненному выбору будут препятствовать недостатки человеческого ума, недостаток знания, ясного понимания цели выборов и свойств избираемых и т. д. Но со временем, когда породы улучшатся, знания увеличатся, выборы будут совершеннее, — последние шесть избранных в 5-ом обществе будут все более и более приближаться к идеалу и оправдывать свое название высочайших.

Понятна цель устройства обществ разных порядков. Все общества маленькие и потому взаимное изучение и отбор лучших возможен. СССР даст 960.000 обществ первого порядка, 17.000 — второго, 300 — третьего, 5 — четвертого. Они дадут 15 членов, которые должны войти в состав последнего 5-го мирового общества.

Таким образом, последнее будет состоять из представителей всех обширных государств.

Государства с населением в 30 миллионов дадут только одно общество 4-го порядка, т. е. 3 члена для 5-го общества. Страна с населением меньшим 30 миллионов не составит целого общества 4-го порядка. Поэтому составит только часть какого-либо общества 4-го порядка. Прочие члены будут иной национальности. Но все же они именно и могут быть выбраны и попасть в общество 5-го порядка. Как бы национальность не была немногочисленна, — это не лишает ее возможности видеть своих членов не только членами высших обществ, но и шестью самыми высочайшими. В самом деле, какой-нибудь бельгиец или болгарин может быть избран в общество 2-го порядка. Там он может быть избран для общества 3-го порядка. Перебираясь так все выше и выше, может попасть и в величайшие.

Итак, при указанном строе ни один человек, ни один талант не лишается возможности справедливой оценки и соответствующего возвышения.

Каждый человек тщательно изучается, как бы слаб он не был. Сначала, в первом обществе, он у всех на глазах. В обществе второго порядка, если он отличен и попал туда, изучают его еще более тщательно, так как жизнь там теснее. В обществе 3-го порядка он попадает к еще более мудрым, справедливым, беспристрастным людям и оценивается еще вернее и т. д.

Вот когда таланты и дарования не укроются и сослужат человечеству службу, плоды которой, их обилие, качество и характер не может теперь представить самое пылкое воображение.

Мир мужчин и женщин

В этом изложении мы не различали полов. Так что в верховное общество, как и во всякое другое, могут попасть одни женщины или одни мужчины, или те и другие не в равном числе, что не совсем удобно в отношении размножения.

Собственно каждый пол составляет особый мир. Понимание его, оценка более всего доступны членам этого пола, а не противоположного. Поэтому выборы лучших мужчин должны бы производиться мужчинами. Также и выборы отменных женщин — женщинами. Получится еще удобство: в каждом обществе будет почти одинаковое количество мужчин и женщин. Мужчины будут управляться мужчинами, а женский мир — женщинами.

Тогда в каждом двуполом обществе будет 3 мужских правителя и три очередных женских. Столько же выборных мужчин и женщин будет отсылаться для составления высших обществ. Тогда надо положить в каждом первоначальном соединенном обществе вдвое более членов, т. е. 336. Общества будет вдвое меньше, но отберут они все вместе столько же членов. Из них обществ второго порядка опять составится вдвое меньше. Эти отберут прежнее число членов, но обществ составится также вдвое меньше и т. д. Выразим это таблицею (см. таблицу).

Во всех обществах будет по 336 членов, кроме последнего верховного, которое будет иметь только 168 мужчин и женщин.

Разряд общества — Число членов во всех обществах одного разряда вместе с избранными / Число обществ

1 — 1.600.000.00 / 4.800.000

2 — 28.800.00 / 85.000

3 — 510.000 / 1.550

4 — 9.300 / 27

5 — 168 / 1

Мы даем примерный расчет. Легко сделать, чтобы было в каждом обществе по равному числу членов, чтобы разрядов было больше или меньше. На то есть простые формулы. (См. мое «Общественная Организация Человечества». 29 г.)

Но сейчас мы не можем в точности решить многое, т. е. определить наилучшее. Например, сколько должно быть членов в обществах 1-го разряда? Одинаковы ли оно во всех ячейках одного разряда? Больше или меньше должно быть членов в обществах других разрядов? Каково число разрядов?

Мы только знаем, что членов не должно быть много потому что в таком случае взаимное изучение будет несовершенно. Мы думаем также, что чем выше разряд общества, тем больше может быть в нем членов, так как ум и память у высших членов обществ будут значительнее. Хотя с другой стороны у них больше самоуглубления, больше высших дел, что может отвлечь от взаимного изучения. Также — совершенство верховных членов будет состоять не столько в развитии памяти и знаний, сколько в качестве этих знаний, — не столько в количестве ума, сколько в его качестве. Наконец, более тщательное и глубокое их взаимное изучение не одолеет большого числа сочленов. За большее число членов в высших обществах говорит их тесное общение, при котором взаимная оценка облегчается. Одним словом, вопрос чересчур сложен, чтобы сейчас же его решить.

Если же дать постоянное число членов в каждом обществе и определенный отбор, то число разрядов можно только вычислить, но не изменять по желанию. Можем получить дробное число, что не годится. Наоборот, можно, например, принять пять разрядов, известное число членов населения земли и тогда определяется самое число членов в каждом обществе. Если принять 5 разрядов и население в 1.600.000.000, то число членов в каждом обществе вычислим, при 6 отборных членах, в 290,4 членов. Не забудем, что отбирается 12 человек, но половина остается для управлением обществом и только 6 человек отправляются в следующее высшее общество. Вот таблица.

Раздел — Число людей во всех обществах одного разряда вместе с избранными / Число обществ

1 — 1.600.000.000 / 5.501.700

2 — 33.000.000 / 113.800

3 — 684.000 / 2.359

4 — 14.160 / 49

5 — 290 / 1

Мы отбираем 3 правителя для каждого пола, но достаточно ли их, если они должны дежурить то днем, то ночью, не застрахованы от болезни, слабости и усталости. На каждого тогда придется 8 часов работы, а иногда и ночного бодрствования. Если положить 4 правителя, то работать каждому нужно по 6 часов. Это легче, при том они еще отдыхают душою и набираются сил, когда половину времени по очереди проводят в высшем обществе, как равноправные члены. При 4 правителях каждого пола и 5-ти разрядах получим в каждом обществе 366 членов. При 5 правителях каждого общества — 437 членов. Отсюда видно, что число членов в каждом обществе, при одном и том же числе разрядов, тем больше, чем больше отбирается правителей для составления высших обществ. Таким образом можно получить желаемое число членов в обществе и даже увеличить число разрядов.

Суд между разными полами

Раздоры между мужчинами должны решаться выборным мужчиною, раздоры между женщинами — избранной женщиной. Но споры и раздоры, конечно, будут и между разными полами, также и дела разнообразные, например, брачные. Кто же должен их решать?

В обществе всегда на лицо, положим, 8 управляющих обоего пола, из которых дежурят двое: мужчина и женщина. Чей же голос и мнение принимать решающим? Можно предложить несколько решений, но какое лучше? Вот некоторые из этих решений. При смешанных делах судят оба очередных: мужчина и женщина. Если решение их сходно, то и конец делу, если — нет, то можно назначить в таких случаях нечетное число судей, чтобы всегда было большинство.

Чем важнее дело, тем большее число судей его решает, потому что тем требуется больше согласия. Для решения вопроса требуется то 2/3 всего числа голосов, то 3/4, то единогласное решение. Если не получается законного большинства, то дело переносится в уездный суд, оттуда в губернский и т. д.

Благодаря союзу, все общество может обрушиться на нарушителя законов. Каждый, за силою общества, может считать себя в безопасности.

Село, уезд, губерния, округ, вся земля. Размеры территории

Остановимся на следующей таблице: для 5 разрядов, 4-х правителях одного пола, и при 366 членах в каждом обществе.

Разряд обществ — Число людей во всех обществах одного разряда вместе с избранными. Отбирается 8 мужчин и 8 женщин, но для обществ поступает половина, т. е. 4 м. и 4 ж., всего 8 челов. По 366 членов в каждом. / Число обществ

Население земного шара — 1–1.600.000.000 / 4.372.000

Население округа — 2 — 34.960.000 / 95.520

Население губернии — 3 — 764.000 / 2.088

Население уезда — 4 — 16.720 / (45,63) 46

Население села — 5 — 366 / 1

46 обществ составляет новое общество: 46 сельских — уезд, 46 уездов — губернию, 46 губерний — округ, 46 округов — всю землю. Всегда в каждом обществе 16 правителей, но управляют только 2 очередных: мужчина и женщина. Все человечество заселяет весь земной шар. На каждого человека, как известно, приходится около 9 десятин суши. Следовательно, на каждое общество 1-го порядка приходится около 3.360 гектаров, т. е. 33 квадратных километра, или площадь квадрата со стороною около 6 верст. Высочайший правитель, или президент, управляя всей землей, имеет под своим ведением все общества и 147 мил. квад. километров суши. В его обществе 366 членов, которых избрали 46 обществ 4-го порядка. Одновременно они управляются 46 сменяемыми по очереди правителями, т. е. членами верховного общества. Под ведением одного правителя находится около 3,2 миллионов квадрат. километров, или квадрат со стороною в 1.800 верст.

Это целая страна — округ. Заведующий им — окружной, есть начальник 4-го разряда, или член 5-го разряда. Число обществ 3-го порядка составляет 2.088. На каждое приходится земли около 71.200 квад. кило, или квадрат со стороною более 267 кило. Это губерния, департамент, а заведующий есть префект, губернатор или точнее начальник 3-го разряда и одновременно член 4-го общества. Обществ 2-го разряда 95.520. Начальнику 2-го разряда приходится земли около 1.540 квадратн. кило, или квадрат со стороною более 39,3 кило. Такая территория есть уезд. Правитель уезда есть начальник 2-го разряда или уездный. Наконец, на каждое общество 1-го порядка придется 33,64 квадр. кило или квадрат со стороною в 5,8 кило, что мы уже видели. Это поселок, деревня, дом. Начальника 1-го разряда назовем сельским. Он одновременно состоит членом 2-го общества.

Население села — 366, уезда — 16.720, губернии — 764.000, округа — 34.960.000 человек, земного шара — 1.600.000.000.

Название округов: испанский, французский, русский (русских может быть 5–6) и т. д.

Итак, вся сумма земли выражается квадратом со стороною в 12.800 кило. Территория эта рассеяна по всему земному шару в виде материков и островов.

Избранные земли, высочайший президент заведует ею. Округ составляет квадрат со стороною в 1.800 кило, губерния — 267 кило, уезд — 39 кило, деревня — 5,8 кило. Каждый квадрат длиннее следующего по размерам в 6, 7 раз. Начальники от 5-го до 1-го разряда, называются: верховный, окружной, губернский, уездный, сельский. Равномерное распределение земли неразумно, его не будет, и потому указанные площади не таковы, но они все более и более изменяются и уравниваются по справедливости.

Обязанности сельских и высших начальников

Избранные 1-го разряда изучают свой надел, его почву, наклоны вод, растительные и минеральные богатства, также и людей. Они определяют материальные и умственные потребности своего поселка, его работоспособность, качество и т. д. Им помогают сельчане.

Земли должно быть в каждом столько, чтобы не обременять население работою, большей 6 часов в сутки, чтобы не обременять также пути сообщения перевозкой излишества питательных легкопортящихся продуктов и тяжелых строительных материалов.

Заведующий собирает сведения о силе водопадов, ветра, течений и других силах природы, которыми бы можно воспользоваться.

Сначала распределение земли может быть пропорциональным населению, вообще — неправильным, или таким, каким оно есть. Потом, по изучении, это распределение изменяется.

Каждый уездный председатель имеет общение с сельскими, и потому получает подробные сведения о своем уезде. Он излагает их, записывает числами, словами, картами, планами, картинами, диаграммами, выражает моделями и т. д. Иметь ясное представление о своем уезде — его обязанность.

Такое же представление имеет губернский о своей губернии и окружной о своем округе.

Верховный получает сведения о всем земном шаре.

Верховный, имея все данные о земле и ее населении, обладая высшими душевными свойствами, умом и знаниями, излагает свои соображения и повеления. Конечно, мы не можем их знать, но приводим их в виде фантазии, опирающейся на современные научные данные.

Он определяет потребности всего человечества: столько-то хлеба, овощей, фруктов, помещений, одежд, орудий, машин, книг, бумаги, путей сообщения и т. д. — необходимо для земного шара. Он вычисляет, что могут дать при 6-часовом труде людей все богатства природы: продукты земледелия, механические силы, земная кора, леса, солнце и т. д. Он ограничивает излишнее производство не нужных предметов, например, земледельческих и увеличивает нужных, например, фабричных: стекла, машин, новых путей.

Высший регулирует производство и потребление округов, окружной — губерний и т. д. На них лежат заботы о знании, просвещении, введении общего алфавита и языка, общих мер, изобретений, улучшений быта, улучшения рода, размножения, мирном завоевании вселенной.

Средние расстояния

Среднее расстояние между примитивными домами или селами составляет 5,8 кило, т. е. 1 1/2 часа ходьбы пешком, или полчаса езды на велосипеде. От центрального дома до границ — 2,9 кило, до средины сельской земли — 1,5 кило. Средний проезд сельского начальства для осмотра своей земли — 1 1/2 километра. Это есть и средний проход местного земледельца, собирающегося обрабатывать почву. Трактор не сделает ни одного лишнего метра при общественной обработке земли.

Уездный президент должен жить в средней части уезда. Расстояние уездов 39 кило. Среднее расстояние, которое ему нужно проезжать при осмотре уезда во время очередного правления — 10 кило.

Также и губернский, со своим поселком-общежитием, занимает центр своего департамента. Расстояние до ближайшей губернии — 267 кило. Средний его проезд к избравшим — 70 кило.

Окружной занимает центр страны со своими избирателями. Среднее протяжение страны — 1800 кило. Ему надо проезжать к избравшим 450 кило.

Верховный помещается со своими окружными где-нибудь в центре старого или нового света.

Сельским начальникам, т. е. членам уезда приходится переселяться периодически в уездный поселок не далее чем на 20, а в среднем на 10 кило. Уездным начальникам, или членам губернского поселка — не более 140, в среднем — 70 кило. Губернским начальникам или членам округа — не более 900 кило, в среднем 450 кило. Окружным начальникам, или членам верховного поселка — на разное расстояние, не больше 12.00 верст.

Организация армии. Подавление восстаний

Уездный живет с сельскими начальниками и получает от них все сведения об уезде, имеет общее представление о нем, а чего не знает, может узнать от сельских.

Он обязан в своем уезде подавлять восстания, борьбу, беспорядки, вообще массовое нарушение законов. Если два сельских общества его уезда затевают войну, то он из каждого сельского общества вызывает очередных воинов, примерно по 20. Составится батальон из 920 воинов, чего достаточно для подавления восстания или прекращения междоусобицы. Конечно, число призываемых воинов может быть различно, сообразно величине возмущения.

Если борьба обнаружится между уездами, то губернский начальник, через уездных, собирает полк, соответственный величине восстания.

При борьбе губерний — окружной, через губернских, собирает дивизию для подавления борьбы между губерниями.

Наконец, при борьбе округов, верховный собирает, через окружных, армию для подавления борьбы между округами.

Если и возможны возмущения между низшими обществами, то едва ли они состоятся в среде высшей, отобранной, с лучшими душевными качествами, т. е. едва ли борьба будет между уездами (или уездными поселками), и тем более — между высшими территориями (или поселками высшего разряда).

Итак, каждое низшее общество должно всегда иметь возможность вооружить несколько очередных воинов, послушных и здоровых для борьбы против зла. Также в случае неповиновения решению суда и т. д. Если каждое сельское общество даст только по одному воину и то составится армия в 4.372.000 человек, чего довольно для подавления самых ужасных возмущений. Если же по 20, то — 47 миллионов, между тем как целый округ содержит только 34 миллиона.

Ротным назначается один из очередных сельских начальников для подавления возмущений в селе, батальонным — один из уездных — для порядка в уезде, полковым — один из губернских — для порядка в губернии, дивизионным — для порядка в округе и корпусным — для порядка на всей земле — при борьбе между округами. Их можно называть еще проще: сельским воинским начальником, уездным, губернским, окружным и верховным.

Женщины могут не участвовать в войнах и не исполнять воинской повинности, так как это народ мирный и между ними едва ли организуется массовая борьба. Тем более, что они заняты детьми, их рождением. Неизбежна только военная организация женщин в отдельных поселках.

Воинской повинности человечеству пока нельзя избежать, но она не только не будет обременительна, но едва ли и заметна. Постоянного войска не будет. (Если не считать очень маленьких постоянных войск и поселковых отрядов.) Но нужно быть готовым и должны быть для этого репетиции или маневры. Все же и воинское дело должно быть добровольным и повинностей вообще не должно быть никаких, так как всякий на следуемый ему и станет

Как собирается рота, батальон, полк, дивизия и армия

Сельское общество должно давать несколько человек, положим 10, для роты. Первое применение ее — подавление маленьких непорядков в селении, второе — ее может вызвать уездный. от 46 обществ составится батальон в 460 человек. Назначение батальона подавлять восстание в уезде. Конечно, можно вызывать больше 10, и батальон тогда будет сильнее. Вообще же вызывается половина всех воинов (5 человек). Остальные остаются для надобностей села. Батальоны, со своими уездными командирами, могут вызваться губернским для подавления непорядков в губернии. Губернский составляет полк в 20.700 воинов, во главе с губернским воинским начальником, с подчиненными уездными и сельскими начальниками.

В случае непорядка в округе, окружной собирает дивизию из полков, и под своим предводительством получает войско из 952.200 солдат, т. е. почти миллион. Верховный, из 46 дивизий, получает корпус в 43.790.000 воинов, или почти в 44 миллиона человек.

Число воинов составляет 10 на 366, или 2,7%, что возможно, хотя едва ли может понадобиться такая армия. Довольно десятников и их рот для порядка в низших обществах.

Когда непорядок в селе, — распоряжается сельский и никто больше не мешается в это дело: ни уездный, ни другие начальники. Когда непорядок в уезде, распоряжается уездный и т. д. При непорядке в округе, повелевает окружной, и только при борьбе округов — командует верховный.

Только при значительных возмущениях в селе, вызывается батальон. Также при значительных возмущениях в уезде, вызывается полк с губернским воинским начальником.

Верховных начальников всего 16 человек — 8 мужчин и 8 женщин. Тут возникает вопрос: а что если верховный, пользуясь армиею, сделается диктатором (т. е. тираном, деспотом, самодуром, дуроломом)? Человек с обширным умом, отборными нравственными качествами, выбранный за это 5 раз, зависящий от своего общества, — никогда не может впасть в диктаторство. Притом устранение его — один момент (когда у него нет армии, т. е. в мирное время).

Заводы

Заводы приготовляют орудия для фабрик и других заводов, материалы (т. е. металлы, сплавы, стекла, топливо), орудия для мастерских, для обработки земли, для приготовления одежды, пищи, жилищ, машин, путей и способов сообщения, — научные приборы, бумагу, книги, педагогические предметы. Во всем этом нуждается все человечество и обойтись без этого оно не может, если не хочет влачить жалкое существование.

Верховный и его товарищи определяют общие и частные потребности людей во всем. Определяют местности, годные для добывания сырых продуктов (угля, руды и т. д.), для учреждения фабрик, — их величину, устройство, число рабочих.

Для многих производств довольно части населения одного поселка, например для шитья одежды, обработки земли. Для других — собираются рабочие из целого уезда (16.720 человек населения). Для третьих — может быть понадобятся рабочие от губернии, округа и т. д.

Число фабричных, в особенности сначала, не будет велико в СССР. Если их даже будет 10% населения, то село даст 36 человек, уезд — 1600, губерния 76.000, округ 3 миллиона и все человечество — 160 миллионов рабочих.

По мере усовершенствования земледельческих орудий и обработки земли, добывание насущного хлеба будет поглощать все меньшее число людей, — напротив, фабричная промышленность, в виду улучшения жизненных удобств, — все большее и большее.

Верховный определяет все необходимое для этого время и число часов работы каждого. Он распределяет работу по округам, окружной — в своем округе — по губерниям, губернский — по уездам, а уездный — по сельским обществам. Сельский уже назначает работу односельчанам. Число часов обязательной работы непрерывно будет уменьшаться: дойдет до 4 часов и меньше. Остаток времени составит свободу, свободную деятельность для развития тела, ума, нравственности, усовершенствования рода и т. д.

Больницы. Обучение. Исправление преступников

В каждом поселке будет небольшая больница для недужных и умирающих. Но есть болезни, для которых нужны специальные приспособления и особые врачи. Поэтому будут еще больницы уездные, а для еще более редких больных — губернские и окружные. Также и обучение наукам и технологии частию совершается в сельских школах, частию в уездных и т. д. Одни проходят цикл сельских наук, другие доходят до верховной школы (5-ой ступени), а иные не проходят никакой школы, если не желают.

Исправление преступных элементов также идет в селе, но это дело настолько трудное, что во многих случаях совершается в уездных и высших исправительных заведениях. Впрочем, все зависит от степени преступления.

Склады и пути сообщения

Как видно, между народами совершается громадный обмен продуктов и движение людей.

Каждое общество нуждается в орудиях, машинах и предметах, производимых только на отдаленных фабриках. Оно нуждается также в дополнительных материалах. С другой стороны, всякое общество производит само избыток каких-либо продуктов, которыми делится с человечеством. Отсюда необходимость складов сельских, уездных и т. д. и потребность в перевозке товаров и сырых материалов.

Рабочие периодически направляются на фабрики и возвращаются через некоторое время в свои места. Также перемещаются и воины в случае беспорядков. Систематично бывает передвижение выборных, непрерывно движение путешественников, переселенцев. Избытком способных к управлению людей также делится человечество. Отсюда — необходимость дорог: сельских — внутри поселка, уездных, губернских и т. д. Сначала они будут подобны существующим, потом улучшатся.

Разница обществ и членов

Обладая правом выбора, общество перепробует множество своих членов и видя плоды их управления, изучит их, сравнит их годность и полезность. После многих неудач, оно остановится на лучших.

Заведующий должен знать степень способности к управлению каждого, что выражается числом полученных голосов.

Если много способных к управлению, получивших более 2/3 голосов, то часть их может быть направлена в другие общества, где есть нужда в управителях.

Каждое неизбрание лишает забракованного и членства в высшем обществе, но пребывание тем, хотя бы и кратковременное, не напрасно.

Лучшие из членов общества 2-го порядка выбираются в члены 3-го порядка, или в уездные представители. Тогда они ускользают от власти первичного общества, но при браковке опять попадают в простые члены уездного общества. Как таковой, половину своего времени он проводит в селе. Но там уже его президентское место замещено и он числится только кандидатом в сельские президенты.

Исключенный из президентов какого бы то не было разряда, например, 4-го, одновременно состоит заурядным членом 4-го и 3-го общества и живет попеременно то в том, то в другом. Вот и такие кандидаты могут направляться на низшие президентские места, где в них нуждаются. Все однако зависит от числа полученных голосов, которые с каждыми выборами меняются.

При избрании в высшее общество одного из супругов, другой может последовать за ним в высшее общество, но без права членства. Он может и оставаться в первом обществе и только часто видеться с супругом. Супруги могут также развестись при взаимном желании, особенно если разница их обществ будет чересчур велика.

Дети родителей всякого разряда, по достижении совершеннолетия, направляются в первичное общество. И ранее — учение в сельской школе заставит их жить в первичном обществе, хотя и по близости от отца и матери.

Браки могут заключаться только между членами общества одного разряда. Но при этом может быть, что один из супругов понизится, или повысится. Тогда, оставаясь вместе, один из супругов лишается членства в том обществе, из которого исключен.

Исключение из общества не за преступление, т. е. забраковка президента не представляет ничего неприятного и есть только акт правды. Жизнь во всех обществах прекрасна. Но чем выше общество, тем труднее эта жизнь для неизбранного. Неправильное избрание или ошибочное повышение будет чувствоваться, как тяжесть, как неестественное положение. Какое же тут горе в забраковке? Это облегчение! Смешно, если сельского учителя заставят преподавать в университете, — смешно и больно самому учителю. Также и неправильное избрание, хотя бы и было повышением.

Степень взаимного понимания разных обществ. Вопросы самолюбия

Сельский избранный еще понятен рядовому обывателю. Избранный второго разряда или уездный президент уже смутнее рисуется сельчанину. Чем выше разряд избранного, тем недоступнее его личность для первичного члена. Менее всего доступны пониманию верховные члены высочайшего общества. Но роль их, значение для всех обществ вполне понятны. Не столько разница тут умственная, сколько нравственная. Качества душевные — высоки. Более покорены страсти и злые мысли. Человек владеет собой, подчиняет свои поступки высочайшей правде, высочайшему разуму.

Но одного разума и знания тут мало. Для рядового члена низшего общества борьба эта немыслима. Он не понимает как можно так владеть собой, своими животными страстями. Он бы и рад быть таким, но не хватает силы высшего духа. Конечно, и умственные силы у избранного выше, однако не в них только сила, но и в природных качествах души.

Не обидно ли это для обывателя? Не обидно, потому что эти члены высших обществ избираются, в конце концов, им же самим и зависят от него же. В самом деле, члены общества из сельских председателей вполне зависят от рядового населения земли. Оно избирает их и бракует всегда, когда найдет нужным. Никто, кроме них не вправе этого делать. От этого состава людей второго рода зависит состав людей 3-го рода, 4-го и 5-го.

Если рядовой обыватель не может иметь прямого влияния на верховных, то косвенное имеет. Так, если население земли изменит состав людей второго порядка, то от этого изменится, хотя и не сразу, состав людей высшего разряда и значит состав верховных. Верховных они могут, таким образом, всегда удалить или переменить, но не прямо, а изменением качеств своих непосредственных выборных.

Прямое избрание верховного неразумно и невыгодно, так как обыватель не может знать всех 1.600.000.000 людей и, следовательно, выбирать достойнейшего. Не выбравши же такого, сельчане окажутся в зависимости от человека ограниченного, следовательно, пойдут гибельным или сомнительным путем и вернуться к современной несчастной жизни. Кроме того, сельчане не могут и оценить гения прямым путем или увидать, узнать его, — потому что еще не доросли до него духовно. Косвенным же путем они избирают его, находят и видят.

Избрание высочайшего необходимо, как средство единения всего человечества. Не могут распоряжаться во многих случаях десять умов, ибо тогда между ними возникнет борьба, самоослабление или дисгармония в деятельности. Верховный уничтожает борьбу округов, если нельзя это сделать мирным путем. Он устанавливает общий алфавит и язык, общие меры, основные законы. Он заведует всем человечеством, направляет его по общему руслу добра, сносится с жителями других планет, заботится о высшей судьбе людей, распределяет работы и продукты по округам и учит свое общество окружных, а значит и все человечество…

Если не обидно подчиняться и руководствоваться несовершенными правителями старого строя, которых мы не знаем и которые не далеки от нас по своим слабым качествам, то как может быть оскорбительна власть совершеннейшего, добродетельнейшего и мудрейшего существа, избранного нашими хорошо нам известными избранниками!

Если даже моему уму мало доступен верховный, то что в этом унизительного: он велик, а я мал! Разве мы завидуем гениям, которые служат нам же и страдают от нас же и за нас! Еще можно завидовать гению, не нами созданному. Но ведь верховный есть дело рук наших, нашего внимания, нашего труда и отбора 1-го рода.

Наша обязанность избирать, как можно разумнее, наших ближайших выборных, соблюдать законы, а остальное сделается само собою, т. е. избранными, если они также будут соблюдать тщательно свои обязанности, как и мы. Но раз мы их соблюдаем, то тем более их будут сохранять более совершенные.

Если мы будем судить о том, что нам недоступно, будут ли от того добрые плоды! Незнающий назовет руду золотом, драгоценный камень — стеклом, умного — глупым, великого преступником. Распнет его, как распинал великих учителей, отравит, как отравил Сократа, сожжет, как сжег Джордано-Бруно… И хорошо, что обыватель не входит в высшие сферы и не судить вкривь и вкось о том, что ему недоступно. Он бы погубил сам себя. Наша обывательская обязанность — делать только доступное нам и возможное, но вполне добросовестно.

Качества первых выборных и последующих

Надо, чтобы от выборных мы видели добро. Выборный думает, как бы улучшить жизнь общества, облегчить труд, доставить ему лучшее жилище, температуру, воздух, одежду, пищу, здоровье, знание, надежду на вечность, избавив от страха смерти… Он делает все то, что называется любовью к ближним.

Плоды его мыслей и трудов мы получаем в настоящем и будущем, т. е. для современных и будущих поколений. Он заботится об улучшении рода, и это очень важно, хотя сказывается медленно. Плоды пожинают и родители, и дети, и все наши родственники, и общество, но более всего отдаленные потомки, а также и мы в наших следующих воплощениях.

Такими же свойствами, только в высшей степени, должны обладать и избранные второго порядка, или уездные выборные, т. е. члены губернского поселка. Иначе и быть не может: избранные разумнее и любвеобильнее избравших. Поэтому вторичное избрание дает лучших между лучшими, или совершенных второй степени.

Вторая степень людей дает третью, эта — четвертую, а четвертая — пятую, т. е. 8 мужчин и 8 женщин, управляющих поочередно каждый своим полом в верховном поселке.

Лучшее суждение о избранном — по плодам его. Но они получаются не сразу и потому нужно уменье ценить человека и в его обыденной жизни, в жизни рядового, а не только, как председателя. Надо тоже иметь терпение, чтобы дожидаться плодов, не спешить оценкой, не спешить ни избранием, ни свержением избранного. Иной плохой в семье, хорошо как избранник и обратно. Плохой может быть хорошим начальником нужна общая и специальная оценка.

Жизнь обществ

Налогов никаких нет. Есть только обязанность усердно трудиться (но не превышая своих сил), слушаться избранного, добросовестно избирать, никого не насиловать, кроме насильников, избыток продуктов передавать начальнику, который предоставит их уездному складу. Нужное или недостающее для жизни 1-ое общество получает от сельского начальника, который получает его от уездного, — из уездного склада.

Сравним новое с настоящим положением сельского обывателя. Он всю жизнь думает о налогах, о продаже продуктов, о купле необходимого, замучен тяжелой, грязной, нездоровой и продолжительной работой. Теперь же он ничего не знает, кроме исполнения легких основных законов (не насиловать), 6-ти часового труда, избрания достойных и послушания им без нарушения законов. (Кто же не соглашается на соблюдение общественных законов, выходит на отруба.)

Заботы о прокормлении семьи ужасны, но их не будет.

Правда, в начале учреждения обществ, дело пойдет почти по старому. Будут те же бесплодные земли, тот же холод, грязь, нечистота, дурная, нездоровая пища, плохие жилища, может быть и труд длиннее 6 часов. Но все это быстро начнет улучшаться под влиянием единого избранного к любимого, который многому научится от своего уездного Президента, этот от губернского, губернский — от окружного и окружной получает высшую истину и ее благие плоды от верховного.

Почему улучшается жизнь

За свой 6-ти часовой труд на поле и на фабрике общество получает все необходимые, возможно совершенные орудия обработки, простую одежду, материалы, книги, науку, лечение, недостающие продукты и предметы. Откуда же? Да от всего человечества, от всей природы земли, богатства которой могут доставить, при разумном труде, в сотни раз больше, чем нужно. Возьмем например землю. На каждого человека приходится 9 гектаров почвы, из них от 4 до 5 в райском тропическом климате. Но как производительна там земля! Как работает Солнце! 4 десятины, засеянные бананами могут дать в год 1.600.000 килограммов продуктов. В день это составит 4.400 килограммов, или в 5.000 раз больше, чем нужно для одного человека. Также и многие другие растения плодовиты. Какой же может быть недостаток в пище? 8 кв. метров (2 кв. сажени) хорошо обработанной земли, в теплом климате, уже дают пропитание человеку. Также не может быть недостатка в орудиях, утвари и одежде. Машинная работа ускоряет производство в сотни и тысячи раз. Даже земледельческие работы в Соединенных Штатах Северной Америки ускоряются, сравнительно с русскими, в 10 раз.

1918

Общественный строй

[текст отсутствует]

Что делать на Земле?

[текст отсутствует]

Права и обязанности человека

[текст отсутствует]

Разум космоса и разум его существ

[текст отсутствует]

Разговор (диалог) о праве на землю

Каждый человек должен питаться. Пищу доставляют растения. Для растений нужна почва, воздух, солнце и труд. Человек пропитывается определенной площадью Земли. Эта площадь тем меньше, чем благоприятнее климатические условия и научнее обработка почвы. Для каждой местности можно указать наименьшее (минимум) количество почвы, пропитывающее человека. Я спрашиваю: может ли какой-нибудь человек обходиться без земельного надела?

— Конечно, не может, если за него не трудятся другие. Впрочем, может, если он будет производить что-нибудь полезное для людей. Но с землей он не так будет зависеть от них. Напр., болен, потерял трудоспособность, состарился: есть кусок земли — есть и хлеб. Желательно, чтобы каждый имел землю. Обижен человек, которого лишили земли. За что? Почему одним дать, а другим нет? Надельная земля — вечная пенсия, вечная награда природы для каждого, родившегося на земле.

— Однако, мы животных лишаем права на землю. Почему же не лишить и некоторых людей?

— От животных ни в каком случае нельзя получить того же, что от людей. Животные, как дети, управляются взрослыми. Разница между теми и другими должна быть в том, что дети выкармливаются и вообще не лишаются потомства, а животные умирают своей естественной смертью без размножения: конечно высшие, каковы млекопитающие и птицы. Такова же точно и судьба средних людей — лишение рода. Несовершенные же в одном отношении (напр., в физическом) могут быть совершенны в другом. Такие оставляют более или менее многочисленное потомство, смотря по общественной оценке.

— Значит право на почву имеют все люди? Однако, есть нежелающие обрабатывать землю, есть неспособные к труду, есть калики, младенцы, старцы. Одним словом, не все могут заниматься этим делом. Зачем же таким земля?

— Все неспособные, слабые или нехотящие заниматься землей отдадут ее на год в аренду и на этот доход будут жить. Тогда не будет бедных (пролетариата), сироты не будут жить из милости. Старцы, калеки и больные не будут унижаться ради приюта и куска хлеба.

— Кто же будет арендовать эту землю?

— Нанимать ее будут общества, с превосходными орудиями, агрономами и управлением. Они получат в десятки раз больше плодов, чем владельцы земли. Таким образом будет огромная прибыль продуктов питания.

— Что же будут делать остальные?

— Одни будут расти, питаться и набираться сил, иные поступят на другую работу, для них более свойственную и приятную. Их будут нанимать разные ученые, агрономические и технические общества. Так они увеличат свой доход. Калеки, старые, слабые и больные будут благословлять свою судьбу за получаемую аренду и, может быть, тоже чем-нибудь займутся, судя по своим силам.

— А вдруг большинство предпочтет лежать на боку? Тогда не будет ни продуктов, ни работников: Зачем им работать, когда они обеспечены?

— Конечно, ленивые найдутся, но их окажется не много, — да и те найдут работу по своей склонности. Ленивый часто ленив от того, что ему не дают подходящую и желательную для него работу. Неспособный не способен к одному делу, но способен к другому. Дайте ему свободный выбор и бездельник окажется драгоценным для человечества. Вообще же человек не может жить без дела. Труд есть потребность людей. Без умеренного труда они будут страдать. А неумеренный труд не нужен, как убивающий здоровье.

— Но есть ленивые расы, это именно жители тропических стран. Их вы не заставите работать без насилия. За что же они будут пользоваться землей? Они ее загадят и ничего не дадут.

— Такие и не станут работать, а отдадут свою землю в аренду. Так что земля не пропадет, они же будут изобильно питаться и хорошо жить на получаемый доход со своей земли.

— Но ведь это выйдет сословие паразитов. Они расплодятся, наполнят землю лентяями и погубят человечество.

— Да! Размножение лентяев не желательно. Но ведь ленивый и совершенно бесполезный человек будут судиться и будут приговорены к бесплодию. Или их самих, или их жен сделают бесплодными. Тогда они проживут жизнь в счастьи, но не обременят человечество своим родом.

— Не лучше ли сразу расправиться с ними и просто прекратить их существование или силою заставить их работать, как животных.

— И с животными подобная жестокость безумна, а с людьми — тем более. Чем они виноваты, что родились такими. Виноваты их родители. Даже и родители не виноваты, а виноваты общества, которые допустили это рождение. Потом можете ли вы поручиться, что и наше потомство всегда окажется трудоспособным. Тогда эта жестокость обрушится на нас самих.

— Выходит, по вашему, что все люди, несмотря на их бесконечное разнообразие, получат при рождении одно и то же наследство: ленивый сравнивается с трудолюбивым, бездарный — с талантливым, глупый — с умным, злой — с добрым!

— А как же иначе мы не знаем что с кем будто, когда младенцы вырастут. Мы даем новорожденным одно и то же наследство, потому что не можем судить об их будущем и об их талантах или бездарности. Впоследствии обнаружится большая разница в судьбе людей, несмотря на одинаковое первоначальное наследство и все получат по своим заслугам.

— Как же это, позвольте узнать?

— Напр., лентяй будет пользоваться только арендой и браком (если найдется жена), но не оставит потомства. Так же насильник, неспособный ни к чему, больной, калека. Трудолюбивый же, кроме аренды, поступит работником в какое-нибудь промышленное общество. В обществе он может возвыситься и труд его, сообразно его дарованию, может оплачиваться очень высоко. Чем нужнее человек, тем большим уважением будет пользоваться; лентяй же и неспособный лишается почета и род его вымирает. Напротив, полезный член женится и оставляет многочисленное потомство, чему всячески будет способствовать общество.

— Соглашаюсь с вами! Какое счастье не видеть нужды и знать, что никто из моего рода не будет нищим и будет иметь все условия для свободного труда и развития способностей. Если я обеспечен, то какая мне надобность лгать, подлаживаться, льстить, воровать, насиловать и делать другие преступления, которые сейчас делаются ради куску хлеба и теплого угла. И Я буду также безмерно радоваться, что общество, породившее несчастных и виноватое в том, не будет их наказывать, а напротив хорошо их обеспечит.

— Однако, не понимаю, как распределяются между людьми их реальные богатства, энергия водопадов и другие силы природы?

— Это просто. Положим, что клочок земли в один гектар (десятина) содержит богатства, дающие в год миллион граммов золота. Если средняя аренда почвы составляет 100 граммов, то миллион граммов будет доход 10000 человек. Они и получают эти деньги.

— Трудно разделить землю на равноценные участки, т. е. такие, которые дают один и тот же доход. Не так уж трудно, но приведу еще пример. Водопад дает обществу в год 100000 грамм золота. Это будет арендная плата для 1000 человек. Кто не желает брать аренду, может брать землю. Но, вообще, человечеству не выгодно частное пользование наделом. Что может сделать наш владелец со своим ничтожным клочком почвы без трактора, комбайна, элеватора и проч. Завести их ему не по силам, да и невыгодно для маленькой земельци. Поневоле, ради собственной выгоды, он отдаст свой клочок в аренду обществу. Общество может завести оборудование и получать хорошие урожаи, частник — никогда.

— Все же найдутся чудаки, которые захотят жить и трудиться на своем наделе?

— Найдутся. Но это или ограниченные люди или с дурным характером, которые нигде не могут ужиться. Возможно, что это также люди, склонные к преступлению, изолирующие сами себя, чтобы уклониться от ссор и дурных поступков.

— А сколько земли в среднем получит каждый человек?

— На каждого приходится суши и моря не менее 25 гектаров. Одной суши около 7 гектаров. Годной для обработки почвы будет около 6 гектаров, причем в райском климате, без зимы, придется 3 гектара. Семья в 10 человек получит 30 гектаров.

— Такой надел, конечно, легко обработать человеку, в особенности в нашем умеренном климате, но каково на экваторе?

— И там это возможно — коллективно и с помощью современных технических средств. Одиночке это немыслимо. Но и тут выступит на помощь могущество орудий.

— Не будет ли тогда избыток продуктов?

— При теперешних растениях, каковы пшеница, кофе, чай и проч. не будет. Но по мере увеличения поселения, для прокормления его, будут пользоваться корнеплодными, бананами, кактусами, рожковыми и тому подобными растениями, которые пропитают население в сто раз более многочисленное, чем теперь.

Право на землю

Земля — общее достояние людей. Они до тех пор не успокоятся, пока земля не будет разделена на равноценные участки и каждому не дадут по участку.

Кто из нас выше, кто ниже — вопрос спорный. Каждый считает себя лучше всех. Разделим же землю между всеми поровну. Кто этим будет недоволен? Только себялюбцы, корыстолюбцы, алчные, жадные, несправедливые, злые, самомнительные. Нечего с ними считаться.

На каждого человека: на младенца и старца, на мужчину и женщину, на больного и здорового придется не менее 25,5 десятин (гектаров) океана и суши. Одной суши будет 7,3 десятины.

Эту землю каждый может вытребовать для себя и мы все обязаны ему ее отдать.

На нашей планете пока множество неудобной земли. Но будем считать только сушу теплого климата, среднего качества, в размере 3-х десятин на человека.

Что же может человек сделать с надельной его землей? Пусть семья состоит из 5 человек. Тогда она имеет 15 десятин.

Если семья земледельческая, то она будет продолжать свою работу. Если же нет, если у ней нет ни жилища на его участке, ни орудий, ни золота для приобретения необходимого для обработки почвы, то она может отдать на год свою землю за плату желающим ее использовать.

На эти деньги безработная семья может жить и набирать понемногу капитал для постройки жилища и покупки необходимых орудий. Если набрано сколько нужно и если есть охота сесть на землю, то семья это и делает, взявши в свои руки свой надел.

Тогда каждая семья, а, следовательно, и все люди будут обеспечены в материальном отношении. Обеспеченность даст им независимость слова и поступков.

Не породит ли этот закон бездельников и эксплуататоров? Один человек может набрать в аренду множество земли, обрабатывать ее с помощью машин и наземных работников, собирать множество продуктов и продавать их, набивая себе карман золотом.

Это возможно, но это не принесет людям никакого вреда. Наемные работники все имеют землю и получают с нее арендную плату. Кроме того, они получают плату и от арендатора за свой труд у него.

Если им у него плохо, то они бросают такую работу. Идут к тому, кто их хорошо обеспечивает, лучше платит. Нет нужды и причин, которые заставляли бы их терпеть несправедливость и лишения. Набравши какой-либо работой золото, они всегда могут завести свое хозяйство на своей надельной земле.

Чем искуснее, ловчее, умнее и знающей человек, тем больше он будет арендовать земли и собирать урожаев. Сам он всего не поест. Значит, собранные продукты пойдут на пользу человечества.

Напротив, неумелые люди будут отдавать свою землю в аренду. И это хорошо, потому что неумелый соберет плохой урожай и даст мало людям. Ест же он столько же, сколько и арендатор.

Неумелый человек даже выгадает, отдавши свою землю в аренду. Положим, он может собрать со своей земли 15 тонн продуктов. Арендатор же 30 тонн. Ему выгодно платить аренду в 15 тонн. Их получит владелец земли без всяких хлопот. Свободное же время даст ему еще заработок на другом роде труда или на этом же у арендатора.

Золото (деньги) будет скопляться у умелых арендаторов. Принесет ли это вред людям? Арендатор может копить золото, не пуская его в оборот. Пусть все золото скопится у арендаторов, у человечества же не останется ни одного грамма. Принесет ли это гибель миру? Но ведь все люди имеют право на землю, или все получают за нее аренду золотом или продуктами. Так что все обильно питаются и на арендное золото покупают все себе необходимое. Гибели никакой произойти не может. Ясно, что и золото не может удержаться у арендатора. Но если аренда так выгодна, то все начнут арендовать землю. Между арендаторами начнется соревнование, они будут возвышать арендную плату все более и более, пока арендаторы не ограничатся очень умеренной прибылью, немного превышающей доход рабочего. Но какова бы ни била прибыль, объесть человечество арендаторы не могут. Ведь не слоны же они?

Но они могут строить себе дворцы, заводить дорогую обстановку, разного рода роскошь, раздавать свое золото льстецам, паразитам и женщинам.

Мы, однако, видим, что успешно ведут дела только люди сдержанные в своих желаниях, умеющие обращаться с наемниками и угождать им. Таким образом, менее чем все другие люди, они склонны к поощрению лени, распутству и роскоши. Я не говорю про людей, получивших наследство и развращенных им. Мы говорим про людей, начавших организационные работы с пустыми руками или с одной только своей надельной землей.

Все, что они построят, сохранят и наберут — после их смерти — останется человечеству, так как наследники, т. е. дети и родственники умершего, не нуждаются в наследстве, имея собственную землю. (Закон может им отказывать в их стремлении к получению наследства).

Личная земля каждого не велика (3 десятины), на ней очень не разъедешься. А при малейшем неумении или оплошности арендатора арендная земля отнимается владельцами. Последние будут повышать арендную плату до последней возможности, так что обогащение арендатора весьма сомнительно.

Но не разведется ли так стадо мелких дармоедов — владельцев земли? Получай себе готовенькое, живи и не тужи. Гуляй, спи, ничего не делай. Но большинство людей умеренную работу считают за наслаждение, за необходимую потребность тела. Мозг и руки нуждаются в работе, не могут без нее обходиться, человек страдает без нее. С другой стороны нет предела человеческой жадности, предела желаний. Получил одно, давай другое и так без конца. Это побудит всех людей искать работу. Только работа будет подходящая, приятная, умеренная и поэтому до последней степени производительная.

Конечно, есть нации и субъекты в каждой нации, склонные к безделью или такой деятельности, которая человечеству ничего не дает. За них будут трудиться другие. Опять таки от этого человечество ничего не теряет. Заставьте их трудиться на своей земле, и они дадут меньше, чем получают арендаторы. Пускай будут счастливы и лентяи, тем более, что это счастье будет только полезно для человечества. А может быть эти лентяи и дадут что-нибудь людям! Редко человек не имеет каких-нибудь даров природы, каких-нибудь способностей. Полная свобода может их проявить на пользу всем людям.

Однако не выродится ли человечество? Может быть, лентяи будут размножаться быстрее трудящихся и заполнят землю паразитами. Но чем больше будет паразитов, тем ниже будет арендная плата и тем площе будет им и их детям. Размножению это едва ли будет способствовать. Трудящиеся будут иметь больше пищи, всяких удобств, к ним охотнее и пойдут женщины. Блеск нарядов, хорошая пища, роскошь, тепло, свет-все это будет привлекать женщин.

Все же ничего не делающие и усиленно размножающие представляют некоторую опасность для человечества. Размножение — вот горе.

Мы знаем, что даровитые, сильные телом и умом менее склонны к размножению. Это давно известно. Обратное явление также несомненно. Оно принимает угрожающие размеры при хорошем питании и безделии.

Ограничить размножение бездельников необходимо.

Можно не лишать их женщин, но после рождения немногих детей (от нуля до двух или трех), посредством безболезненной и безвредной операции, сделать дальнейшее рождение невозможным.

Но ведь может быть и так. Поколения лентяев чередуются с людьми плодоносящими, с тружениками и талантами. Отец ленив, сын трудовик, а внук блестящий талант. И обратно: трудовики иногда производят бездеятельное потомство. Закон наследственности сложен и прихотлив. Нужен долгий ряд наблюдений, чтобы решить негодность рода и приговорить его к лишению потомства. Судится не только человек, но и его род. Нужны сотни лет, чтобы узнать истинную ценность рода и прийти к разумному и, конечно, милосердному решению…

Какова же будет деятельность государства? Будут ли строиться дороги, средства сообщения, больницы, школы, судебные и законодательные учреждения, фабрики, заводы и прочее?

Общественная организация человечества мною описана в моих книгах.

Каждое общество имеет землю и существует от нее. Деятельность частных обществ будет конкурировать с деятельностью правительственных, по установленным выборам.

Откуда правительство возьмет большие средства и откуда частные общества?

Больших личных капиталов у одного лица скопляться не может. Поэтому про единоличную деятельность говорить не будем, хотя она и возможна.

Большие средства и силы могут бить только у общества. У каждого есть избыток золота. Многочисленное общество может владеть и миллионными капиталами.

Оно затевает разные предприятия: торговые и промышленные, строит фабрики, заводы, дороги, лечебницы и прочее.

Но откуда же правительство берет свои средства?

Отдельные лица или семьи, не входящие в состав правительственных обществ, пользуются полной свободой. Пока не насильничают, они не связаны никакими обязательствами. Но член хотя бы первого низшего правительственного общества уже связан законом этого общества, он не вполне свободен, он подчиняется низшим законам этого общества.

Так избыток продуктов их общей земли продается. На часть полученного золота покупается необходимое для общества: одежда, орудия, книги и т. д.

Другая часть золота идет на общие государственные учреждения: больницы, школы, заводы, дороги и множество других великих предприятий.

Так же поступают и в обществах высших порядков.

Некоторые земли не подлежат земледельческой обработке. Например, земли с минеральными богатствами.

Положим, три десятины такой земли дают чистого дохода 100 миллионов граммов золота в год, а средняя арендная плата на человеческий земельный надел составляет 100 граммов золота. Тогда эта сумма есть доход миллиона человек. Нежелающие обрабатывать сами свою землю могут получать эти деньги ежегодно. Одним словом, каждому выдается или надел земли определенной доходности, равной для всех, — или золото в размере средней арендной платы.

Одиночка, для своей же выгоды, принужден отказываться от земли. Последняя, при его малых знаниях, плохих орудиях, дурном удобрении, слабом уходе и слабой защите от вредителей — не даст ему столько, сколько арендная плата. Только общества могут получить наивысшие урожаи и доходы. Одни лишь чудаки сами отдельно будут заниматься своей землей и терпеть лишения всевозможных сортов.

Ступени человечества и преобразование Земли

Законы обеспечивают полный простор как индивидуальной (каждого человека), так и общественной жизни.

Распространяются науки об идеальном общественном строе и способе постепенного перехода к нему. Постепенно изменяются законы в пользу социальной жизни.

Производятся непрерывные и обширные опыты индивидуальной и общественной жизни. Народы земли объединяются. Вводится единая власть над землей. Вводится общий календарь, общие меры, азбука и язык. Вследствие развития индивидуальной (частной) и в особенности общественной жизни, гигантскими шагами двигаются ремесла, техника, искусство и наука.

Благосостояние людей служит причиною усиленного размножения. Наука основная, космическая состоит в изучении свойств материи: твердой, полутвердой, жидкой, полужидкой, парообразной, газообразной и т. д. Биология — есть высший отдел этих наук. Высший отдел последних — человек и его свойства. Последний отдел этого — есть социология и общественный строй. Цементом всех наук служит математика. Остальные науки, как география, геология, астрономия и т. п. — науки прикладные. Это науки описательные, фактические, объяснительные. В их состав могут входить и геометрия, и физика, и биология, одним словом все науки, поскольку нужно.

Вследствие отсутствия войн (и иных видов самоистребления) и общей успешной борьбы с болезнями и другими враждебными силами природы, население доходит до 10 миллиардов жителей. На человека тогда придется более десятины суши и не менее полдесятины удобной для обработки земли в теплом климате, где не приходится бороться с холодом.

Наступает огромная эксплуатация недр земли и необыкновенное развитие металлургии и других технических наук. Трудовые общечеловеческие армии (но добровольные) уничтожают первобытные леса жарких стран. Все негодные растения и все вредные животные устраняются. На землях засаживаются только полезные для человека растения. Остальная флора и фауна сохраняется в обширных изолированных ботанических и зоологических научных учреждениях. Через сжигание минерального топлива, металлургию и бетонное дело количество углекислого газа в атмосфере увеличивают до 1%, т. е. в 30 раз, от чего урожаи увеличиваются, температура Земли повышается и уравнивается.

Для предохранения от вредителей Земля разделяется на участки, которые изолируются друг от друга стенами, сетками и другими средствами, так что распространение вредителей, зараз всякого рода затрудняется и с ними легче расправляется человек.

Рабочий день сокращается до 4-х часов. Техника растет. Население во всем обеспечено. Сообщение очень дешевое не только по суше и воде, но и по воздуху — на громадных стальных дирижаблях. Все местности Земли легко доступны.

Заселяются пустыни — песчаные, каменистые, сухие и довольно холодные. Для удержания воды, получения определенной температуры и избавления от вредителей пустыни делятся на части, изолированные даже сверху стеклами и снабженные разными приспособлениями. Это — дешевые отражатели света, собиратели воды из воздуха, подземные скважины или трубы и т. п.

Результаты превосходные: чистота культуры полезных растений, отсутствие вредителей, удобная дезинфекция почвы, ее орошение, удобрение, обработка, ясные дни, искусственная благоприятная атмосфера — с обилием углекислого газа и достаточной влажности. Углекислый газ добывается сжиганием угля, нефти, растений или накаливанием каменистых пород: мела, известняков и других углекислых металлов. Урожаи баснословны. Крохотный клочок земли прокармливает человека. Оранжереи эти все улучшаются и достигают большого совершенства путем систематических опытов с применением цветных стекол, электричества, удобрения, подбора растений и т. п.

Распространяются железобетонные постройки для человека с регулированием температуры и особой чрезвычайно чистой атмосферой в домах.

Путем искусственного подбора и скрещивания растения культивируются; получаются новые их породы, которые доводят утилизацию ими солнечной энергии до 20%, т. е. увеличивают ее в 1000 раз — в сравнении со средним теперешним использованием (0,02%). В этом нет ничего удивительного, так и теперь использование лучистой энергии бананами, корнеплодными кактусами Бербанка и другими доходит, при уходе и урожае, до 5%. Такое использование оказалось пока излишним ввиду незначительного населения земли. Но оно дало надежду на возможность прокормления населения, еще в 140 раз большего, или в 1000 раз большего, чем настоящее. Результат — усиленное размножение: хлеб для него был обеспечен заранее. Стали применять приемы изолирования земельных участков не только в безводных пустынях, но и всюду. Тогда и там урожаи усилились и уход за полем и садом стал много легче. Потребность в сооружении оранжерей по всей Земле усилило техническое производство. Население росло и скоро достигло 50 миллиардов душ. Вследствие введения всюду оранжерей и замедления испарения воды (дожди падали, но стекали под крышу и не испарялись вновь, избыток ее стекал подземным путем в океан), ясность атмосферы увеличилась, альбедо (отражаемость тепла и света Землей) уменьшилось, и средняя температура земли увеличилась. Это не было опасно для экватора, так как температура жилищ и оранжерей регулировалась, но умеренные и полярные страны стали теплее, обитаемость их возросла.

Люди стараются уменьшить волнение океанов и их испарение разведением особых водорослей или полуводорослей (морская пальма), густо заселяющих поверхность воды и препятствующих ее испарению. Это еще более уменьшает альбедо, проясняет атмосферу и увеличивает среднюю температуру земли.

Водоросли до того оплели и засорили поверхность океана (и в особенности небольших морей), покрыли его таким толстым и малоподвижным слоем, так ослабили волнение, что дали возможность поселений на воде. Сначала жизнь людей распространялась по окраинам, по внутренним морям, потом проникала все глубже и глубже, пока не захватила все океаны. Конечно, не обошлось без технических приспособлений, укреплений, плотов, где было неглубокое дно, зацепки за острова, которых десятки тысяч на одном Великом океане. Оставлены пути вроде каналов между поселениями на водорослях — для транспорта. Альбедо еще уменьшилось, температура планеты увеличилась, ясных дней стало еще больше, отчего урожаи и жатвы возросли и приготовили пищу и удобства для будущих поколений. Размножение, руководимое знанием, шло быстрым темпом. Общественная организация также возросла. Качество населения повышалось путем искусственного подбора и мудрых браков. Население стало давать тучи гениев и даровитых людей. Общий уровень — физический, умственный и нравственный сильно повысился. Население дошло до 200 миллиардов человек. На каждого приходилось 500 кв. м суши. Кроме того, водоросли сделались понемногу съедобными и плодовитыми. Нужды не могло быть и для дальнейших многочисленных поколений. Таким образом скоро население еще увеличилось в 5 раз (1000 миллиардов). На человека приходилось всего 100 кв. м суши и втрое больше моря, укрепляемого все более и более и превращаемого в сушу. Это еще более усилило господство людей над природой и их благосостояние.

Растениям выгодна очень разреженная атмосфера определенного состава, влажности и температуры с большим процентом СО2. Человеку также выгодна особая атмосфера почти из чистого кислорода, примерно в 1/10 настоящей плотности воздуха (у уровня океана). Разрежение атмосферы (в камерах) для растений и человека устраивать трудно, пока есть на Земле плотный воздух с его огромным все разрушающим давлением. Решили сильно разредить атмосферу не только для облегчения устройства камер, но и ради равномерности температур на разных высотах. На больших высотах была низкая температура, неудобная для человека и земледелия, хотя отчасти она и регулировалась, благодаря оранжереям и их приспособлениям.

Не надо забывать, что население увеличилось так сильно, что на одного человека приходилось только 500 кв. м суши и воды, т. е. квадрат со стороною в 22,4 м. Господствовать над такою поверхностью суши, воды и воздуха с помощью огромной солнечной энергии и машин совсем не мудрено.

Искусство (человека) из азота атмосферы образует твердые и жидкие его соединения, например, мочевина содержит 28 частей азота, 4 — водорода, 12 — угля и 16 кислорода. При образовании этого вещества азот атмосферы мог бы поглотить весь кислород, и последнего бы даже недостало. Но кислорода сколько угодно в земной коре, так что недостатка его быть не может. Тоже достаточно в ней и углерода, например, в известняках, меле, в углекислых металлах и в запасах каменного угля и нефти. Довольно водорода и в той же коре. Его можно, как и кислород, взять из воды. Океаны при этом потеряют незаметно мало. Частью азот может войти также в состав почвенных твердых удобрений для растений, в состав самих растений, человека и предметов его потребления. Это один из способов разрежения атмосферы, но есть и другие, более осуществимые. Мы говорим про искусственное положение температуры на полюсах Земли. Благодаря этому можно излишние газы атмосферы хранить в ожиженном состоянии поблизости полюсов. Это сделалось бы само собою, если бы атмосфера Земли была разреженной. Основа искусственного ожижения — ночное лучеиспускание у полюсов в течение полугодовой длинной ночи. Стараются устранить движение воздуха над охлаждаемыми местностями и усилить черными поверхностями лучеиспускание или потерю ими тепла. Ожижение и отвердевание газов было бы неудачным, если не ослабление испарения океанов и суши, не всегдашняя ясность неба и резкая разница между температурой воздуха на экваторе и полюсах. Дождей и твердых осадков почти не будет, если не считать ожижение и отвердевание атмосферы. Сначала этот процесс пойдет чрезвычайно медленно, но по мере разрежения атмосферы и скопления ее на полюсах в твердом виде он пойдет все быстрее и быстрее, так как атмосфера (воздух) все менее и менее будет переносить тепла с экватора на полюсы. С известного момента и без всяких усилий со стороны человека и ожижение, и отвердевание пойдет само собой, как результат разрежения воздуха, замедления испарения почвы и океанов, чистого неба и ослабления водяных осадков. Сильное разрежение атмосферы ослабило ветры, что способствовало укреплению искусственной твердой поверхности океанов.

Температура экваториальных и даже умеренных стран сделалась бы невыносимой, если бы не регулирование ее с помощью отражающих тепло поверхностей и другими способами. Она поглощается также растениями, утилизирующими большой процент солнечной энергии. Это накопленное в растительных продуктах тепло, переведенное в умеренно холодные страны, согревает их.

Жизнь в океанах и морях под слоем закрепленных водорослей или льдом, лишенная света, уничтожилась. И так прекратилось взаимное мучение существ в воде. Жизнь осталась только на поверхности океанов, на плотах или слое водорослей, где она регулировалась разумом и была потому только сознательной и совершенной, если не считать растений, нужных для человека.

Теперь уже всюду были замкнутые оранжереи для растений и такие же только с другой атмосферой и другой ее плотностью человеческие жилища. Над жилищами растений и человека оставался только очень разреженный слой воздуха, пронизанный днем лучами солнца при полном отсутствии пасмурных дней. Население достигло 5000 миллиардов (5 биллионов), так что на душу приходилось 100 кв. метров земли. Из них 60–70 кв. м всегда были пригодны не только для жизни растений, но и человека. Теперь он стал полным хозяином поверхности земли и атмосферы, так как ему приходилось наблюдать только за 100 кв. метров, распоряжаться над столбом атмосферы с основанием в 100 кв. метров и над почвой такой же поверхности. В его распоряжении были обильные технические и научные знания, инструменты, машины и двигатель в 10 метр, сил, что могущественнее его самого в 1000 раз, имея в виду женщин, стариков, детей и четырехчасовую работу человека.

Зачем работать

[текст отсутствует]

Земная этика

[текст отсутствует]

Выводы из моих «монизма» и «этики»

[текст отсутствует]

Какое правительство я считаю лучшим

1. Оно не устраивает дорогих пиров, но и не истощает себя воздержанием.

2. Оно не украшает себя золотом, серебром и драгоценными камнями, не имеет сотни дорогих и разнообразных костюмов, но одевается просто, тепло и гигиенично.

3. Оно не занимает дворцов, в которых поместилось бы в 100 раз больше народу, но и не лишает себя гигиенического простора и удобства.

4. Оно не окружает себя красавицами, которые вертят им, как хотят. Их жены живут так же скромно, как и их мужья.

5. Оно любит своих жен и детей и не обижает их, но не выдвигает их по их качествам и заслугам.

6. Оно не окружает себя сотнями слуг, а стараются обойтись совсем без них.

7. Оно не боится слова и слушает все (насколько хватает времени и сил), как бы горько и обидно ни было.

8. Оно признает за каждым человеком, каков бы он ни был, одинаковое право на землю.

9. Оно ограничивает свободу насильников и делает их безвредными, но не мстит им.

10. Основою всего оно считает мысль, руководимую мировым знанием и опытом, т. е. наукой.

11. Всякая мысль и слово свободны, пока не сопровождаются насилием.

12. Оно распространяет знания.

13. Оно отыскивает даровитых людей и использует их на общее благо.

14. Оно исследует недра Земли и ищет в них богатства.

15. Оно всячески использует всевозможные силы природы.

16. Оно всячески способствует развитию промышленности.

17. Оно земледелие считает одной из отраслей промышленности.

24 марта 1934 года

Дополнения

[текст отсутствует]