sci_tech Техника и вооружение 2004 03

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.5 23.04.2012 FBD-475D50-9CED-0949-0CA2-377A-22FD-954B81 1.0 Техника и вооружение 2004 03 2004

Техника и вооружение 2004 03

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Март 2004 г.

Виктор Сергеев

На южных рубежах

201-я Гатчинская дважды Краснознаменная мотострелковая дивизия в структуре сухопутных войск России занимает особое место. Личный состав этого соединения несет службу за тысячи километров от родной земли, но это не дань имперским амбициям предков. И термин "защита Родины на передовых рубежах" тоже не пафос, это объективная необходимость.

Республика Таджикистан, на территории которой несут свою службу воины 201-й Мел, не обладает необходимыми экономическими ресурсами, обеспечивающими ее безопасность и целостность границ. Южный сосед Таджикистана Республика Афганистан в настоящее время является поставщиком наркотиков, основные пути транзита которых пролегают через Таджикистан и далее по всему миру. Наркокурьеры везут "белую смерть", имея мощнейшее вооруженное прикрытие, позволяющее в буквальном смысле прорывать бреши на слабо охраняемых участках границы. Зачастую такие прорывы сопровождаются огнем артиллерии и минометов. При таких условиях пи армия Республики Таджикистан, которая еще только находится в стадии своего становления, ни пограничники не смогут противостоять, вооруженным до зубов моджахедам. Неспокойная обстановка в Афганистане, продолжающаяся там война и опасность выхода на границу и ее переход вооруженными бандформированиями также заставляют быть начеку воинов 201 — й дивизии.

Это значит, что в любой момент дивизия может приступить к выполнению боевой задачи. Естественно, что в таких условиях задачи могут быть выполнены только в том случае, если личный состав дивизии обладает достаточными навыками и высокой обученностью. В связи с этим укомплектование частей и подразделений соединения осуществляется только на контрактной основе, при этом проводится тщательная проверка морально-психологических качеств кандидатов для прохождения службы. Необходимо отметить, что уже на протяжении нескольких лет в дивизии не отмечено ни одного случая досрочного расторжения кон трактов офицерами, а также рядовыми и сержантами.

Среди военнослужащих этого соединения много лиц таджикской национальности. Это обусловлено несколькими причинами: во-первых, таджики, принятые на службу по контракту в 201-ю Мсд. получают российское гражданство, во-вторых, оклад денежного содержания военнослужащего российской армии в несколько десятков раз превышает размеры средней заработной платы по Таджикистану. Последнее обстоятельство немаловажно, так как экономика республики после распада бывшего СССР практически умерла и ее реанимацией пока еще никто позанимался. Большая часть трудоспособного таджикского населения правдами п неправдами прорывается в Россию на заработки. Получение российского гражданства во время службы в Российской армии после окончания контракта значительно облегчает проблему трудоустройства в России. Да и служба для таджикских парней в 201-й дивизии — это прежде всего зашита своей республики.

Основное время повседневной деятельности занято боевой подготовкой. Выучке личного состава Этого воинского контингента могут позавидовать многие командиры частей и соединений. дислоцированных во внутренних военных округах. Большинство офицеров соединения имеют боевой опыт, полученный еще во время войны в Афганистане. Многие из числа солдат и сержантов контрактной службы участвовали в боевых действиях в Чечне или в других "горячих точках".

Другое дело — состояние техники и вооружения, которыми оснащена 201-я дивизия. Возраст многих образцов техники уже превышает 20 лет. В некоторых БМП можно увидеть надписи. которые нацарапали солдаты 1970-х гг. — "ДМБ-80". Во время тактических учений 42-го мотострелкового полка можно было увидеть тот самый БТР-80КШ, на котором генерал Борис Громов покидал Афганистан, или, например. танки Т-72Л самых первых выпусков. Понятно, что вероятный противник в это м регионе не обладает современными видами вооружений, и поэтому имеющиеся па вооружении дивизии образцы обеспечивают выполнение поставленных перед ней задач.

Несмотря на свой возраст, техника дивизии вполне исправна и находится в боевой готовности. Достигается это, опять-таки. благодаря высокому профессионализму тех. кто ее эксплуатирует. Офицеры, сержанты и солдаты восстанавливают машины буквально голыми руками. Например, БМП-2 с пробегом 24–25 тыс. км без единого капитального ремонта здесь вполне нормальное явление. А условия эксплуатации техники в Таджикистане очень сложные. Каменистый грунт, высокая запыленность воздуха и высокогорье не прибавляют ресурс машинам, а как раз наоборот. Ни одна из существующих машин западных образцов, будь то танк или БМП, столько без капитального ремонта, да еще в таких суровых условиях не живет.

Причина такого "долголетия" кроется. конечно, не только в высоких способностях личного состава дивизии. Основная причина в том. что новая техника в 201-ю дивизию не поставляется. Это связано с тем, что руководство Таджикистана заявило о том. что в случае вывода с территории республики российских войск все вооружение и техника дивизии должны быть переданы армии Таджикистана, причем безвозмездно. Естественно, при такой постановке вопроса новую технику на территорию Таджикистана из России никто отправлять не будет.

Сейчас в Таджикистане и на его южных границах спокойно. Пока спокойно. Но это спокойствие кажущееся. За время проведения американцами операции в Афганистане там не было уничтожено ни одного макового поля.

А значит, рано или поздно караваны с "белой смертью" поползут оттуда на север. И предотвратить распространение этого зелья по всему свету смогут только российские Пограничники и воины 201-й Гатчинской мотострелковой дивизии.

Редакция журнала "Техника и вооружение" благодарит пресс-службу Министерства обороны РФ и лично начальника мобильного пресс-центра полковника Николая Пиранова за содействие и организацию поездки нашего корреспондента в Республику Таджикистан.

Зенитный артиллерийский расчет за боевой работой

А. Лашков, В. Голотюк

Новатор русской зенитной артиллерии Часть III (окончание)

Начат см. ТиВ №№ 12/2003 г. 12/2110-1 г.

Значительный рост в русской армии количества противосамолетных батарей неизменно ставил перед военным руководством вопрос о необходимости специальной подготовки кадров для зенитной артиллерии. Возможности I — й автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту для решения данной проблемы были ограничены. В связи с этим Верховный Главнокомандующий принимает решение (приказ ВГК 1917 г. за № 236) в целях качественной подготовки офицерских кадров для батарей воздушной обороны па Северном и Юго-Западном фронтах организовать курсы стрельбы по воздушному флоту 1*

Начальником курсов на Северном фронте по праву был назначен подполковник В.В. Тарновский. Опыт его боевой и организаторской работы позволил определить задачи курсов по переподготовке офицеров-артиллеристов для квалифицированного руководства батареями по борьбе с воздушным противником. Осуществлялось теоретическое и практическое обучение офицеров полевой артиллерии стрельбе по воздушным целям, доводились основы организации команд службы связи и наблюдения, установления тесного взаимодействия артиллерии и авиации. На курсы возлагались также задачи подготовки личного состава вновь формируемых батарей, проведение испытаний новых приборов и приспособлений для ведения борьбы с воздушным противником.

На трехнедельных курсах под руководством Тарновского успешно прошли переподготовку многие офицеры полевой артиллерии. Выработанные практикой способы применения в войне противоаэропланных батарей начальник курсов обобщил в виде — Инструкции командиру полевой батареи (взвода) для стрельбы но воздушному флоту". В ней определялись боевой порядок батарей на обороне важных объектов и на прикрытии группировок войск, а также организация связи с наблюдательными пунктами, порядок ведения огня по самолетам и другие вопросы. Инструкция была издана в 1917 г.

Особое внимание в учебном процессе обращалось на проведение стрельб из артиллерийских зенитных орудий обр. 1914/1915 гг. К сожалению, их количество было минимальным и достигало всего 3,6 % от общего числа противоаэропланных орудий на фронте 2*.

Учитывая это обстоятельство и отсутствие возможности российских заводов выпускать такие орудия в нужном количестве, в инспекции артиллерии Западного фронта предложили, что <главной задачей курсов должно быть обучение стрельбе именно из орудий обр. 1900 и 1902 г.-. Одновременно высказывалась мысль о необходимости выработки единых подходов в организации развития зенитной артиллерии и ее стрельбы по воздушным целям.

Из доклада Инспектору артиллерии армий Западного фронта (21 августа 1917 г.) 3*

Три года войны дачи обширный материал в этой области (стрельбы по воздушному флоту), с каждым месяцем. даже с каждой неделей материал накапливается. То, что было издано в 1916 г. летом, перерабатывалось уже осенью. Выпущенная в декабре 1916 г. книжка о стрельбе из орудий 1900 г. потребовала в марте месяце сего года дополнения, а период летней кампании 1917 г, когда особенных боев и налетов на нашем фронте не было, уже заставляет всю книжку переиздавать сызнова.

Отсутствие технической помощи от технических учреждений, которым надлежит этим ведать, заставляет отдельных лиц изобретать и изготовлять почти кустарным способам разные, может, и не слишком точные приборы для стрельбы, и таких приборов много.

Но что делается в этой области на одном фронте, дня другого фронта остается неизвестным, а если и становится известным, то не вызывает там сочувствия или просто потому, что оно чужое, или потому что недостаточно, может быть, ясно изложено в книжке, — .кажется, что опыта было сравнительно достаточно, материала много, необходимо только весь материал обработать и то, чему обучают на курсах, сделать общим для всех фронтов..

На основании изложенного выше… необходимо составить особую комиссию, в которую должны войти представители всех фронтов… Эта комиссия, ознакомившись со всем обширный материалом, выберет все наилучшее, что дал опыт стрельбы для каждой системы орудий, и наметит те пути, по которым должно развиваться искусство стрельбы по воздушному флоту.

Таким образом, имевшаяся система подготовки кадров для воздушной обороны не могла удовлетворять руководство русской армии и требовала новых подходов.

В начале сентября 1917 г. принимается решение разместить имеющиеся Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта в г. Евпатории. С этой целью исполняющий обязанности Полевого инспектора артиллерии при Штабе Верховного Главнокомандующего полковник В.А. Значко-Яворский отправил 13 сентября в штабы фронтов и в адрес В.В. Тарновского секретный документ следующего содержания:

"Предложено Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта переместить в Евпаторию. Полевой инспектор просит немедленно командировать в Штаб Одесского округа и Евпаторию подполковника Тарновского с квартирьерами.

Вместе с курсами предлагается переместить из 5-й армии пулеметную команду для стрельбы по воздушному флоту, отдельную автомобильную команду, вооруженную 75-мм французской пушкой, и одно электроосветительное отделение, находящееся в прикомандировании к 21-й отдельной легкой батарее для стрельбы по воздушному флоту.

3- дюймовая пушка обр. 1902 г. на станке Б.Н. Иванова в составе зенитной артиллерии Красной Армии (1920-е гг.).

Самолет-мишень для тренировки зенитных расчетов (из фондов Музея войск ПВО).

Артиллерийское орудие, приспособленное для стрельбы по воздушным целям, на станке конструкции капитана Б.Н. Иванова.

"Мертвая" воронка и зона досягаемости при стрельбе из 3-дюймовой пушки обр. 1902 г

В этот период в Ставке (управлении Полевого инспектора артиллерии) обсуждался вопрос об откомандировании подполковника Тарновского в Англию и Францию для изучения опыта стрельбы по воздушному флоту. В связи с чем в адрес генерала Жанена (представителя французской армии при Ставке ВГК русской армии) даже был отправлен специальный запрос (№ 49415 от 1З сентября 1917 г.). Но Василий Васильевич но распоряжению той же Ставки уже работал над проектами штата и положения нового учебного заведения — Офицерской школы стрельбы по воздушному флоту. Это обстоятельство и проблемы, связанные с предстоящей передислокацией Курсов Северного фронта па юг и формированием там Школы, настоятельно требовали присутствия его в составе действующей армии. Поэтому заграничная командировка откладывалась на неопределенный срок. Между тем вопрос о переводе Курсов стрельбы по воздушному флоту непрерывно затягивался. Наконец 23 октября был подписан официальный документ, определивший дальнейшую судьбу В.В. Тарновского.

Из приказа начальника Штаба

ВГК № 788 от 23 октября 1917 г.

1. Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта, сформированные приказом Верховного Главнокомандующего сг. № 236, переформировать в Офицерскую школу стрельбы по воздушному флоту по объявляемым при сем штатам и положению.

2. Сформировать при Школе батарею по объявляемому при сам штату.

3. Курсы стрельбы по воздушному флоту Юго-Западного фронта-расформировать… генерал-лейтенант Духонин (По Управлению Полевого генерал-инспектора) 25 октября на фронты 4* была послана соответствующая телеграмма.

Текст телеграммы 5*

Наштаверх (Прим. авт. — такой аббревиатурой обозначалась должность начальника штаба Верховного Главнокомандующего) приказал:

Первое. Переместить в Евпаторию курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта и переформировать их в офицерскую школу стрельбы по воздушному флоту упразднив вместе с сим курсы стрельбы по воздушному флоту Юго-Западного фронта и обратив необходимую часть личного состава на формирование управления школы.

Второе. Формирование батарей школы выполнить одновременно, обратив для этой цепи личный состав 7 отдельной позиционной батареи для стрельбы по воздушному флоту, находящейся в 6 армии, и отдельной пулеметной команды дня стрельбы по воздушному флоту и электроосветительного отделения, прикомандированного к 121 отдельной легкой батарее для стрельбы по воздушному флоту находящихся в 5 армии, для чего эти части теперь же переместить в Евпаторию… 17965 6*

Руководителем Офицерской школы с правами начальника дивизии назначается подполковник В.В. Тарновский при штатной категории по воинскому званию "генерал-майор".

Разработанное В.В. Тарновским и введенное в действие приказом начальника Штаба ВГК Положение об Офицерской школе стрельбы по воздушному флоту определяло весомое предназначение данного военно- учебного заведения. Прежде всего это теоретическое и практическое обучение офицеров полевой артиллерии и пулеметных частей стрельбе по воздушным целям. Окончившие школу офицеры выступали "передатчиками" полученных сведений и организаторами воздушной обороны в войсках. Обучающимся давался курс по изучению организации службы специальных команд и подразделений, необходимых для ведения стрельбы по воздушным целям, как днем, гак и ночью. Для этого батарея и мастерская школы имели на снабжении различные приборы — оптические и механические дальномеры, телефонное имущество, вспомогательные приборы, станки и различный инструмент. Изучались способы тесного взаимодействия артиллерии и авиации при совместной борьбе с воздушным флотом противника. При обучении осваивались приемы замятий с расчетами, вырабатывались упражнения по подготовке и ведению стрельбы. В Офицерской школе проводились также испытания вновь предлагаемых технических приспособлений.

Прицеп для стрельбы по самолетам из приспособленного орудия.

Зенитный пулеметный расчет на огневой позиции

Русские телефонисты на передовой позиции.

Из Положения об Офицерской школе стрельбы по воздушному флоту

§ 24 В переменный офицерский состав школы командируются:

а) от батарей для стрельбы по воздушному флоту и от пулеметных команд командир или один из офицеров общее число офицеров, командируемых на очередной курс от каждого из четырех европейских фронтов, не /должно превышать/ 15 человек от артиллерии и 10 человек от пулеметных команд…

б) 15 офицеров от судов флота, морских крепостей и портов…

в) 5 офицеров от частей воздушной обо/юны города Петрограда. § 33. В переменный солдатский состав школы командируются:

а) фейерверкеры или бомбардиры (артиллерийские унтер-офицеры или командиры) для обучения работе на приборах, опознаванию самолетов и действиям при орудиях…

б) унтер-офицеры или ефрейторы от пулеметных команд частей войск для практического изучения стрельбы из пулеметов по воздушному флоту…

в) по одному старшему электроосветителю от электроосветительных частей.

При разработке проекта штата Школы В.В. Тарновский особое внимание уделил батарее, игравшей важную роль в практическом обучении переменного состава. Имея сведения о доброй славе и боевом опыте 7-й батареи капитана Б.Н. Иванова, Тарновский включил положение о привлечении командира батареи Школы (по усмотрению начальника военно-учебного заведения) к руководству практическими стрельбами с обучаемыми офицерами.

Из штата батареи Офицерской школы стрельбы по воздушному флоту

В батарее содержатся:

а) 4 орудия обр. 1900 г. на позиционных установках,

4 орудия обр. 1902 г. на позиционных установках,

4 орудия обр. 1914 г. на позиционных установках;

б) 2 запряженных зарядных ящика:

в) один неподвижный электроосветительный аппарат:

г) в пулеметов на специальных станках.

В качестве установок для стрельбы под большими углами возвышения в Табель артиллерийского имущества были включены системы капитана Иванова, генерала Розенберга (доработанные капитаном Мак-Киббином) и завода Навеля.

Программой обучения в Школе предусматривалось доведение широкого круга вопросов.

Из раздела Положения о школе

V. Учебная часть

§ 35. Преподавание в школе обнимает следующие отделы:

а) по авиации

1/ Краткие сведения об устройстве и боевых свойствах самолетов, дирижаблей и змейковых аэростатов у нас ну противника.

2/ Отличительные признаки и особенности наших и неприятельских воздушных средств.

3/ Сведения о техническом и тактическом использовании воздушных средству нас и у противника.

б) по артиллерии.

1/ Изучение свойств орудий и пулеметов при углах возвышения, отвечающих высоте полета воздушных цепей.

2/ Изучение действия снарядов и трубок в указанных условиях.

3/ Оценка пригодности и свойств существующих образцов артиллерии и пулеметов для стрельбы по воздушному флоту. Организация этой артиллерии, боевое применение, устройство материальной части и установок для стрельбы.

4/ Теоретическое обоснование принятых. методов стрельбы.

5/ Решение по таблицам стрельбы задач, относящихся к стрельбе по воздушному флоту.

6/ Ознакомление с существующими вспомогательными приборами для стрельбы.

7/ Организация службы наблюдения и связи.

8/ Комнатные подготовительные к стрельбе упражнения.

9/ Подготовительные к стрельбе упражнении при орудиях и пуле метах по своим самолетам.

10/ Практическая стрельба по искусственным воздушным подвижным целям.

Таким образом, разработанные и утвержденные документы по Офицерской школе стрельбы по воздушному флоту и практическая деятельность Тарновского по их выполнению обеспечивали подготовку квалифицированных кадров для воздушной обороны русской армии.

Предполагалось, что имеющаяся в Офицерской школе стрельбы 12-орудийная батарея с двумя пулеметными и одним прожекторным взводом сможет пропускать во время войны в течение двухмесячного курса до 300 нижних чинов в качестве инструкторов. В дальнейшем, с окончанием войны, предполагалось всех "зенитчиков", уходящих в запас, держать на особом учете и периодически призывать ежегодно на двухнедельный срок на службу в батареи для стрельбы по воздушному флоту с целью ознакомления с новыми требованиями для тренировки.

Несмо тря на продолжающиеся военные действия, творческая мысль Тарновского уже рассматривала вопросы развития воздушной обороны в послевоенной России. В конце 1917 г. им был подготовлен доклад начальнику Управления артиллерии действующей армии о безусловной необходимости иметь в составе армии большее число зенитных батарей, причем в мирное время в достаточном количестве (развернутых по штатам военного времени) расквартировывать их ближе к границам в виде так называемой артиллерийской воздушной приграничной стражи. Остальные же зенитные батареи содержать в кадровом составе при условии их быстрого развертывания при первом реальном признаке войны идо ее начала в готовности отражения совместно с истребительной авиацией воздушного нападения со стороны противника.

В ноябре назначенные подразделения для формирования Офицерской школы прибыли в Евпаторию. Однако развернуть деятельность школы по подготовке офицеров-зенитчиков Тарновскому не удалось. В декабре 1917 г. в ходе общей демобилизации армии школа прекратила свое существование.

После Октябрьской революции 1017 г. в ходе "украинизации" армии на юге России Василий Васильевич был приглашен на работу в Киевское артиллерийское управление. Позднее, в 1918 г., он перебирается в Керчь, где в составе Добровольческой армии приступил к формированию курсов стрельбы по воздушному флоту. С поражением в годы Гражданской войны белого движения Тариовский, как и многие русские офицеры, эмигрирует из России и обосновывается в Париже. В 1922 г. ему поступает предложение от чешского правительства переехать в г. Пильзень и участвовать в разработке и внедрении в производство на заводах фирмы "Шкода" приборов для стрельбы по воздушным целям. Тарновский, не видя дальнейшего приложения своих знаний, был вынужден согласиться с таким заманчивым предложением. Но, к сожалению, судьба отмерила ему слишком малый срок. Сердце талантливого русского артиллериста остановилось на 47 году жизни. Он скончался 25 октября 1926 т.

Благодаря его активной деятельности в годы Первой мировой войны в русской армии были заложены основы боевого применения отечественной зенитной артиллерии и организации противовоздушного боя.

Несмотря на вынужденную эмиграцию, Василий Васильевич оставил в Советской России много талантливых учеников, воплотивших его замыслы уже при строительстве воздушной (противовоздушной) обороны Красной Армии.

В апреле 1918 г. Главное управление Генерального штаба получило от заместителя наркома по военным делам КА Мехоношина 6* указание о принятии в ведение руководства формированием артиллерийских частей для стрельбы по воздушному флоту (зенитных батарей). Предлагалось сформировать в составе Ярославского военного округа (в г. Рыбинске) 7* Управления заведующего формированиями зенитных батарей 8*. Инструкторами вновь формируемого управления стали ученики В.В. Тарновского А.Г. Свияженинов 9*. Н.С. Сурменев 10* , П.А. Кузнецов 11*, В.А. Иващенко 12*, Б.П. Листовский 13* и др.

Мехоношин Константин Андреевич, заместитель наркома по военным делам (1917–1918 гг.).

Первый начальник Управления заведующего формированием зенитных батарей (Упрзазенфор) РККА Б.П. Ненашев /в центре) среди командиров- артиллеристов КА (снимок 1920-х гг.).

1 июля 1918 г. вышеуказанное Управление (Упрзазенфор) было официально сформировано и включено в состав РККА 14*. По сути, оно помимо формировании зенитных батарей взяло на себя функции Школы стрельбы по воздушному флоту. Именно своей научно-учебной работой Управление положило начало созданию учебной сети но подготовке командиров-зенитчиков. Осенью 1919 г. была создана Школа стрельбы по воздушному флоту для среднего и старшего комсостава; весной 1920 г. — команда связи для подготовки разведчиков и связистов, реорганизованная в 1921 т. в учебную команду для подготовки младших командиров всех специальностей воздушной обороны. Общее руководство Управлением было возложено на бывшего командира 7-й автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту Б.П. Ненашева (будущего генерал-майора), выходца из Отдельной батареи для артиллерийской обороны императорской резиденции в Царском Селе от воздушного нападения. Он лично хорошо знал В.В. Тарновского и его методы борьбы с воздушным противником, периодически бывая у него в Двинске на войсковой стажировке в годы Первой мировой войны.

Сын В.В. Тарновского Михаил, к сожалению, выбрал другой жизненный путь. Будучи в эмиграции, он оказался под влиянием антисоветских настроений и добровольно сотрудничал с фашистской Германией в годы Второй мировой войны.

В ноябре 1920 г. Михаил тринадцатилетним подростком вместе с семьей эвакуировался из Крыма. Проживая в Чехословакии, в 1931 г. окончил летную школу и пошел работать в гражданскую авиацию вплоть до оккупации республики фашистской Германией. В октябре 1937 г. Михаил становится членом Народного трудового союза, имевшего явно профашистскую направленность. Именно это обстоятельство привело Тарновского (младшего) к сотрудничеству со средствами германской пропаганды. С августа 1941 т. он выступает диктором и редактором ряда передач радиостанции "Винета", разрабатывая сценарии и ведя радиопередачи антисоветского характера. Весной 1943 г. Михаил подал заявление о вступлении в Русскую Освободительную Армию (РОА). руководимую бывшим генерал- лейтенантом Красной Армии Л.Л. Власовым. Местом службы стал Гвардейский ударный батальон формируемой отдельной бригады РОА под Псковом. С конца мая Михаил числился в офицерской роте резерва, затем последовательно занимал должности командира взвода и заместителя командира роты в чине поручика РОА В сентябре он переводится на службу в отдел обработки разведданных "Восток". Через месяц ему поручают организацию формирования 1-й восточной авиационной эскадрильи в Морицфельде (в районе г. Истенбурга) из числа пленного командно-начальствующего состава ВВС Красной Армии, добровольно согласившихся участвовать в войне на стороне Германии. В это время Михаил получает капитанский чин В начале декабря 1943 т. Тарновский (младший) завершил формирование и в должности командира эскадрильи вместе с подразделением был направлен в группу ночного боя "Остланд" при штабе 1-го воздушного флота люфтваффе.

До марта 1944 г он принимал активное участие в боевых действиях против партизан в районе Двинска, который его отец успешно защищал от германской авиации в годы Первой мировой войны. Затем Михаил вместе со своей эскадрильей переводится в район г. Лиды. где поступает в подчинение штаба 6-го воздушного флота люфтваффе.

К июню того же года им лично было совершено 36 боевых самолето-вылетов, в ходе которых выявлено расположение четырех лагерей советских партизан. За отличия по службе Тариовский (младший) был удостоен двух медалей для "восточных народов" и германского знака "Участник борьбы против партизан".

Учитывая высокие организаторские способности талантливого русского офицера, германское командование отправляет Михаила в распоряжение штаба инспектора иностранных кадров люфтваффе к Морицфельде, где ему было поручено приступить к формированию новой авиаэскадрильи РОА. В дальнейшем Тариовский (младший) принял активное участие в создании 1-го авиационного полка ВВС РОА. В декабре он назначается офицером для особых поручений в отдел разведки и контрразведки штаба ВВС РОА в Карлсбаде. В начале 1945 г. Михаил снова возвращается к работе по подготовке летных кадров для РОА. Являясь командиром 5-й учебно-тренировочной эскадрильи, он осуществляет фактическое руководство школой подготовки и переподготовки летного состава.

В канун капитуляции германских войск Тарновский (младший) был произведен в чин майора. 30 апреля в районе Лангдорфа он сдался в плен американским войскам, где с группой офицеров- летчиков 1 — го авиационного полка, парашютно-десантного батальона и зенитного полка содержался в лагере военнопленных под Шербуром (Франция).

Как подданный Чехословацкой Республики Михаил по закону не подлежал выдаче советской стороне, но он добровольно решил разделить участь своих подчиненных, подлежащих репатриации. 21 августа в г. Галле (Восточная Германия) его передали советским представителям, где вскоре и арестовали органы контрразведки "СМЕРШ" 47-й армии. После недолгого следствия он был приговорен военным трибуналом к высшей мере наказания и расстрелян. В наши дни дело Тарновского (младшего) было заново рассмотрено. и, учитывая отсутствие за ним особых преступлений в годы войны, принято решение о его реабилитации.

В отличие от своего сына, Тарновский (старший) никаких преступлений против России не совершал, а всю свою жизнь честно и преданно служил ей. Его имя но праву должно стоять рядом с именами выдающихся людей нашего отечества, оставивших заметный след в военной истории. Вклад В.В. Тарновского в развитие воздушной (противовоздушной) обороны российского государства поистене неоценим и требует уважения и признательности потомков.

Германский знак "За борьбу с партизанами" Вторая мировая война (1939–1945 гг.)

Ссылки и сноски

1*РГВИА. ф 2011. on 1. д.27

2*Там же

3* Там же.

4* К октябрю 1917 г в составе действующей армий имелись пять фронтов Северный. Западный Юго-Западный. Румынский и Кавказский

5* РГВИА, ф 2128. on 1 д 18. п.37

6*Мехоношин Константин Александрович [30 10(11 11) 1889-7 05 1938] — советский военный деягель, политработник Красной Армии В 1909–1914 гг. учился в Петербургском университете. В 1914–1915 гг. научный сотрудник Каспийской морской экспедиции Академии наук На военной спужбе с 1915 года, рядовой После Февральской революции 1917 г член полкового комигега. Петроградского Совета и Петроградского комитета большевиков с апреля член Военной организации при ЦК РСДРП(б) а с июня член Всероссийского бюро фронтовых и тыловых военных организаций при ЦК РСДРП(б). В дни подготовки и проведения Октябрьского восстания член Петроградского ВРК. В октябре — ноябре 1917 г. комиссар Петроградского ВО С ноября 1917 г. заместитель наркома по военным делам в декабре 1917 г — сентябре 1918 г член Всероссийской коллегии Наркомвоена С января 1918 г член Всероссийской коллегии по формированию и организации РККА, с апреля 1918 г член Высшего военного совета. С июля 1918 г член РВС Восточного фронта. С сентября 1918 г по июль 1919 г. член РВС Республики В дальнейшем последовательно занимал должности председатель РВС 11 — й Отдельной армии, 11-й армии Юго-Восточного фронта и 3-и армии Западного фронта В 1921–1923 гг заместитель начальника и начальник Всевобуча В 1926–1927 гг военный атташе в Польше В 1927–1931 гг работал в Госппане СССР и Осоавиахиме В 1931–1934 гг член коплегии Наркомата связи, затем директор Всесоюзного НИИ океанографии и морского хозяйства. В 1938 г. необоснованно репрессирован. Реабилитирован в 1956 г.

7* С ноября 1918 г Управление размещалось в г Калуге, а с мая 1919 г — в г. Нижнем Новгороде

8* РГВА. ф 25906, on 1. д.57 л л.4а — 8

9* Свияженинов Алексей Григорьевич [? —?] — российский аргиллерист Окончил Санкт-Петербургский университет, три курса Военно-медицинской академии и Михайловское артиллерийское училище В годы Первой мировои войны старшии офицер по назначению и выборам 1-й отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту затем руководитель Курсов стрельбы по воздушному флоту Северного фронта и член учебного комитета Курсов, поручик В 1918 г заведующий формированием Управления заведующего формированием зенитных батарей РККА

10* Сурменев Николаи Сергеевич [?-?]- российский артиллерист Проходил обучение иа математическом факультете Санкт-Петербургского университета, окончил Михайловское артиллерийское училище В годы 1-й мировой воины руководитель и адьютант Курсов стрельбы по воздушному флоту Северного фронта и член учебного комитета Курсов, поручик В феврале 1918 г делопроизводитепь 1-й бригады 1-го корпуса РККА, затем инструктор по артиллерии Управления заведующего формированием зенитных батарей РККА

11* Кузнецов Петр Алексеевич [?-?]- российский артиллерист Проходил обучение в Политехническом институте, окончил Михайловское артиллерийское училище и Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта. В годы Первой мировой войны старший офицер по назначению и выборам 2-й отдельной железнодорожной батареи для стрельбы по воздушному флоту, подпоручик В 1918 г помощник инструктора поартипперии Управления заведующего формированием зенитных батарей РККА

12* Иващенко Виктор Алексеевич [7?] — российский артиллерист. Проходил обучение в Политехническом институте, окончил Михайловское артиллерийское училище и Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта. В годы Первой мировой войны заведующий гаражом 1 — й отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту, поручик. В 1918 г инструктор по автомобильно-технической части Управления заведующего формированием зенитных батарей РККА

13* Листовский Борис Петрович [?-?]- российский артиллерист. Проходил обучение в Санкт-Петербургском университете, окончил Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта. В годы Первой мировой войны вольноопределяющийся 1 — й отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту. Формировал 1-ю отдельную железнодорожную батарею для стрельбы по воздушному флоту, старший офицер по назначению и выборам, затем — врио командира данной батареи, подпоручик В 1918 г инструктор службы связи Управления заведующего формированием зенитных батарей РККА. Командир Стального зенитно-артиллерийского дивизиона (1918–1919 гг.).

14*В соответствие с приказом по Главному артиллерийскому управлению (ГАУ) за № 769 1 мая 1918 г создана специальная комиссия (на базе Путиловского завода в г Петрограде), преобразованная 1 июня того же года в Управление заведующего формированием зенитных батарей (Упрзазенфор) РККА.

Зенитная управляемая ракета 5В21.

Система-200

Сергей Ганин Владимир Коровин Александр Карпенко Ростислав Ангельский

Акторы выражают глубокую благодарность за помощь ветерану войск ПВО Михаилу Лазаревичу Бородулину

Продолжение. Начало см. ТиВ №№ 11.12/2003 г. № 12/2004 г.

Зенитная управляемая ракета 5В21 скомпонована но двухступенчатой схеме с пакетным расположением четырех стартовых ускорителей. Маршевая ступень выполнена по нормальной аэродинамической схеме.

Конструктивно корпус маршевой ступени ракеты 5B21 состоял на семи отсеков.

Отсек № 1 длиной 1793 мм объединял в герметичный блок радиопрозрачный обтекатель и ГСП. Стеклопластиковый радиопрозрачный обтекатель покрывался теплозащитной шпаклевкой м несколькими слоями лака.

Бортовая аппаратура ракеты (блоки ГСН), автопилот, радиовзрыватель, счетно-решающий прибор) размещалась во втором отсеке длиной 1085 мм.

Третий отсек ракеты длиной 1270 мм предназначался для размещения боевой части, бачка горючего для бортового источника питания (ВИН). При снаряжении ракеты боевой частью головная часть изделия до стыка между отсеками № 2 и № 3 поворачивалась на 90 — 100 град, в сторону левого борта.

Отсек № 1 при длине 2440 мм включал баки окислителя и горючего и воздушно-арматурный блок с шар-баллонном в межбаковом пространстве.

Бортовой источник питания, бачок окислителя бортового источника питания, баллоны гидросистемы с гидроаккумулятором размещались в отсеке № 5 длиной 2104 мм. К заднему шпангоуту пятого отсека крепился маршевый жидкостный ракетный двигатель.

Шестой отсек длиной 841 мм прикрывал маршевый двигатель ракеты и обеспечивал также размение рулей с рулевыми машинками. Задние узлы крепления стартовых двигателей располагались на сбрасываемом после отделения кольцевом седьмом отсеке длиной 752 мм.

Все корпусные элементы ракеты покрывались теплозащитным покрытием.

Крылья сварной конструкции каркасного типа размахом 2610 мм были выполнены в малом удлинении с положительной стреловидностью 75 град, по передней кромке и отрицательной 11 град, по задней. Корневая хорда составляла 4857 мм при относительной толщине профиля 1,75".. концевая хорда — 160 мм. Для уменьшения габаритов транспортной тары каждая консоль крыла технологически делилась на переднюю и заднюю части, которые крепились к корпусу в шести точках. На каждом крыле размещался приемник полного воздушного давления.

Жидкостный ракетный двигатель 5Д12 одноразового действия (без повторного включения) с турбонасосной системой подачи компонентов топлива в камеру сгорания, выпускался в комплектации с топливной, воздушной и газовой системами. Двигатель работал на азотной кислоте с добавкой четырехокиси азота в качестве окислителя и триэтиламинксилидине, используемом как горючее. Температура газов в камере сгорания двигателя достигала 2500–300 °C.

Двигатель был выполнен по — открытой' схеме — с выбросом продуктов сгорания газогенератора турбонасосного агрегата через удлиненный патрубок в атмосферу При запуске турбонасосного агрегата его ротор раскручивался пиростартером, что сопровождалось характерным выхлопом темного дыма перпендикулярно оси корпуса ракеты.

С целью обеспечения максимальной дальности пуска ракеты либо полета на максимальной скорости при обстреле целей на малой дальности предусматривалось несколько режимов работы двигателя. Программы их реализации выдавались перед стартом ракеты на регулятор тяги двигателя 5Ф45 и программное устройство на основании решения баллистической задачи, выработанного ЦВМ "Пламя".

Режимы работы двигателя обеспечивали поддержание постоянных максимального (10000±300 кг) или минимального (3200±180 кг) значений тяги При отключении системы регулировании тяги двигатель "шел в разнос" с дальнейшим разрушением, при этом развивалась тяга до 13000 кг. Режимы переменной тяги обеспечивали постепенное снижение тяги от максимальной до минимальной со средним градиентом 97±8 кг/с или резкий спад тяги до минимального значения.

Комбинация режимов позволяла реализовать несколько программ изменения тяги двигателя в полете. Первая основная программа предусматривала запуск двигателя с быстрым выходом на максимальную тягу. Начиная с 43± 1.5 с полета начинался спад тяти с остановкой двигателя по выработке топлива через 6,5-16 с с момента подачи команды "Спад". Вторая основная программа отличалась тем, что после запуска двигатель выходил на промежуточную тягу 8200±350 кг со снижением се с постоянным градиентом до минимальной тяги и работой двигателя до полной выработки топлива на -100 с полета. Две промежуточные программы позволяли использовать максимальную тягу двигателя в течение любого временного интервала в пределах 0,2 — 50,8 с полегл с последующим спадом с постоянным градиентом до полной выработки топлива или производить запуск двигателя с тягой 8200 — 10000 кг с последующим снижением тяги с постоянным градиентом до полной выработки топлива в ходе полета.

В баках окислителя и горючего размещались специальные заборные устройства, при больших знакопеременных поперечных перегрузках отслеживающие положение компонентов топлива и обеспечивающие их подачу в двигатель при поступлении в баки сжатого воздуха для поддержания давления подпора Трубопровод подачи окислителя проходил под прикрытием короба по правому борту ракеты, а короб для проводки бортовой кабельной сети размещался с противоположной стороны корпуса.

Входивший в комплект двигателя турбонасосный агрегат обеспечивал компонентами топлива двигатель маршевой ступени, а также бортовой источник питания (при его работе от основных баков горючего и окислителя). Привод турбонасосного агрегата осуществлялся с использованием газогенератора, представлявшего собой автономную камеру сгорания компонентов топлива.

Бортовой источник питания 5И43 обеспечивал генерирование в полете электроэнергии (постоянного и переменного тока), а также создание высокого давления в гидравлической системе для работы рулевых приводов.

Ракеты оснащались стартовыми двигателями в одной из двух модификаций 5С25 и 5С28. Стартовый двигатель конструктивно состоял из четырех блоков, включавших корпус с отделяемыми носовым обтекателем и сопловым блоком, воспламенитель, и двух пиропат ронов. Нижний стартовый двигатель ракеты оснащался бугелями, закрепленными в носовой части на крестовине, и роликовыми опорами на хвостовой части, обеспечивающими опирание ракеты на транспортных машинах. механизированных стеллажах и пусковой установке, а при старте — движение ракеты по направляющей пусковой установки.

Н передней части каждого блока стартового двигателя находился технологический разъем для снаряжения двигателя твердым топливом.

Комплектом поставки допускалось оснащение ракеты двумя оборудованными роликовыми опорами "нижними" стартовыми двигателями типа 5С25. в этом случае один из них крепился на ракете сверху.

Стартовый двигатель 5С28 оснащался твердотопливным зарядом 5Б28 из топлива марки РАМ-10К, состоявшим из шашки и обеспечивающих се фиксацию в корпусе двенадцати "сухарей". Комплект поставки допускал только один "нижний" двигатель.

Сопла каждого ускорителя были наклонены относительно продольной оси корпуса таким образом, что вектор тяги проходил в районе центра масс ракеты и разнотяговость (до 8 % для 5С25 и до 14 % для 5С28) противоположных ускорителей не создавали неприемлемо высоких возмущающих моментов по тангажу и рысканию. В околосопловой части каждый ускоритель на двух консольных опорах крепился к седьмому отсеку маршевой ступени — литому кольцу, сбрасываемому после окончания работы ускорителей и их отделения.

В передней части ускоритель двумя аналогичными опорами был связан с силовым шпангоутом корпуса ракеты в районе межбакового отсека. Узлы крепления к седьмому отсеку обеспечивали проворот и последующее отделение ускорителей после разрыва передних связей противоположных блоков.

Для обеспечения аэродинамической устойчивости ракеты на стартовом участке полета на каждом из ускорителей размещалось по стабилизатору. На нижнем ускорителе стабилизатор складывался под углом 45 град, в сторону левого борта ракеты и занимал рабочее положение только после схода ракеты с пусковой установки.

Осколочно-фугасная боевая часть 5Ы41Н снаряжалась 87,6 -41 кг взрывчатого вещества ТГ-20 и оснащалась 37000 шарообразных поражающих элементов двух диаметров, включая 21000 элементов массой 3.5 г и 16000 массой 2 г. что обеспечивало надежное поражение целей при стрельбе на встречных курсах и вдогон. Угол пространственного сектора статического разлета осколков составлял 120 град., скорость их разлета — 1000–1700 м/с. Подрыв осколочной боевой части ракеты осуществлялся по команде радиовзрывателя при пролете ракеты в непосредственной близости от цели, а при большом промахе — в конце управляемого полета ракеты, по пропаданию бортового питания.

Аэродинамические поверхности на маршевой ступени были расположены Х-образно по "нормальной" схеме с задним положением рулей относительно крыльев.

ЗУР5В21.

1. Головка самонаведения 2. Автопилот 3. Радиовзрыватель 4. Счетно-решающий прибор 5. Предохранительно-исполнительный механизм 6 Боевой часть 7. Бачок горючего БИП 8. Бак окислителя 9. Воздушный баллон 10. Стартовый двигатель 11. Бак горючего 12. Бартовой источник питания /БИП) 13. Бачок окислителя БИП 14 Бак гидравлической системы 15. Маршевый двигатель 16. Аэродинамический руль

Ракета 5В21 скомпонована по двухступенчатой схеме с пакетным расположением четырех стартовых ускорителей.

Руль (руль-элерон) трапециевидной формы состоял из двух связанных торсионами частей, что обеспечивало автоматическое уменьшение угла поворота большей части руля при увеличении скоростного напора для сужения диапазона величин управляющих моментов. Рули устанавливались на шестом отсеке ракеты и приводились в движение гидравлическими рулевыми машинками. Максимальный угол поворота руля составлял ±-45 град.

Контроль за пространственным положением ракеты п функционированием ее бортовой аппаратуры во время полета осуществлялся по сигналу контрольного радиоответчика.

Во время предстартовой подготовки ракеты производилось включение бортовой аппаратуры, ее прогрев, проверка функционирования; раскручивались гироскопы автопилота. Питание бортовой аппаратуры производилось от наземных источников через бортовые разъемы. Для охлаждения аппаратуры на борт ракеты от магистрали пусковой установки подавался воздух. При выдаче команды на подготовку ракеты к пуску на 17 с производилось разарретирование антенны ГСН. "Синхронизация" головки самонаведения с лучом радиолокатора подсветки цели по направлению достигалась при повороте пусковой установки по азимуту в направление на цель и выдаче с ЦВМ "Пламя" расчетного значения утла места для наведения ГСП.

В соответствии с выданной командой головка самонаведения производила поиск и захват на автоматическое сопровождение назначенной для уничтожения воздушной цели. Не ранее чем за 3 с до пуска при отводе электровоздухоразъема производилось отключение ракеты от внешнего электроснабжения и воздушной магистрали с переходом аппаратуры на бортовой источник питания.

Бортовой источник питания предварительно запускался подачей электрического импульса на пиропатрон пускового стартера, после чего срабатывал воспламенитель порохового заряда. Турбина раскручивались сначала продуктами сгорания порохового заряда. Через 0.55 с осуществлялся перевод ее питания на жидкое топливо. После рас крутки турбины до 0,92 номинального числа оборотов проходила команда па разрешение старта ракеты и осуществлялся перевод всех систем на бортовое питание Рабочий режим турбины бортового источника питания, соответствующий 38200+3 % об/мин при максимальной мощности 65 л. с… поддерживался в течение 200 с полета. Топливо для бортового источника питания в ходе дальнейшего полета поступало из специальных топливных бачков.

При прохождении команды "Пуск" последовательно производились разарретирование гироскопа автопилота, уборка отрывного разъема, запуск бортового источника питания, подрыв пиропатронов запуска стартового двигателя. При запуске верхнего стартового двигателя продукты сгорания его топлива. поступая через пневмомеханическую систему, открывали доступ сжатого воздуха из баллона в баки горючего и окислителя маршевого двигателя и в топливные бачки бортового источника питания.

При достижении заданного скоростного напора сигнализаторами давления формировалась команда на подрыв пиропатронов двигателя 5Д12, включался исполнительный механизм регулятора тяги.

Первые 0.45 — 0,85 с после старта ракета летела без задействования рулей для управления и стабилизации.

Отделение блоков стартового двигателя происходило после 3–5 с их работы при скорости полета ракеты около 650 м/с на удалении порядка 1 км от пусковой установки. Противоположные стартовые ускорители при монтаже на ракете скреплялись в их носовой части натяжными лентами. проходившими через среднюю часть корпуса маршевой ступени. На участке спада тяги по достижении установленного давления при выработке топлива в одном из двигателей установленный на нем специальный замок освобождал ленту крепления, идущую от противоположного блока. После выгорания топлива и падения давления в противоположном двигателе происходило освобождение второй ленты, обеспечивающее одновременное отделение обоих ускорителей. Для гарантированного увода ускорителей от маршевой ступени они оснащались скошенными носовыми коническими обтекателями. При разрыве крепления в носовой части под действием аэродинамических сил блоки ускорителей поворачивались относительно узлов крепления на седьмом отсеке в хвостовой части ракеты. Отделение седьмого отсека происходит под действием осевых аэродинамических сил после отделения последней пары ускорителей.

Зона падения блоков ускорителя располагалась на удалении до I км от пусковой установки, что накладывало определенные требования по участкам размещения огневых средств системы в зоне охраняемых объектов и ограничения секторов стрельбы Через секунду после сброса стар товых ускорителей автопилот подключался к органам управления полетом ракеты.

При стрельбе в "дальнюю зону" через 30 с полета производилось переключение методов наведения: метод "с постоянным углом упреждения" сменялся методом пропорционального сближения. Подача сжатого воздуха в баки окислителя и горючего маршевого двигателя производилась до тех пор. пока давление в шар-баллоне не снижалось до 50 кг/см. После этого воздух подавался только в топливные бачки бортового источника питания для обеспечения управления па пассивном участке полета. В случае промаха по окончании работы бортового источника питания с предохранительно-исполнительного механизма снималось напряжение и с задержкой до 10 с выдавался сигнал на электродетонатор. что приводило к самоликвидации ракеты.

Автопилот ракеты, головка самонаведения. боевая часть и многие другие комплектующие поставлялись заводами-смежниками. Ленинградский Северный завод после проведения полной сборки маршевой ступени ракеты проверял все бортовые системы и узлы на правильность функционирования и соответствие изделия техническим требованиям. Ракеты с завода направлялись по разнарядке непосредственно в воинские части и на полигоны для отстрела.

ЗУР снабжалась стартовым двигателем, состоявшим из четырех блоков. На фото хорошо видно, что сопла каждого ускорителя наклонены относительно продольной оси корпуса

Ракеты могли транспортироваться автопоездами, железнодорожным, морским, речным и воздушным транспортом в специальной таре или на специальных транспортных тележках. Каждая ракета, произведенная па заводе, отправлялась на базы хранения, полигоны или в войска в возвратной таре, позволявшей при необходимости хранить в ней ракеты вне инженерных сооружений в течение 10 лет.

Для транспортировки ракет любыми видами транспорта и их хранения использовалась штатная тара в виде герметичных и негерметичных контейнеров, ящиков для размещения и укладки комплектующих ракеты. Разработкой тары занималось одно из подразделений КБ Ленинградского Северного завода.

В системе С-200 "Ангара" предусматривалось применение двух вариантов ракет:

5В21 (В-860, изделие "Ф") — первый серийный вариант ракеты в боевом исполнении. Ракета комплектовалась головкой самонаведения 5Г22. счетно-решающим прибором 5Э22, автопилотом 5A41. Ракеты 5В21 выпускались на ранней стадии отработки системы С-200;

— 5В21А (В-860П, изделие "1Ф") — усовершенствованный вариант ракеты 5В21. укомплектованный бортовой аппаратурой. усовершенствованной по результатам полигонных испытаний. На ракете В-860П применялись головка самонаведения 5Г23, счетно-решающий прибор 5Э23, автопилот 5А43.

Головки самонаведения 5Г22 и 5Г23 осуществляли захват цели только до старта, при нахождении ракеты на пусковой установке.

Для отработки у расчетов навыков по заправке ракет выпускались учебно-заправочные ракеты УЗ. на которых идентично боевым ракетам выполнялась только топливная система (баки, трубопроводы, заправочные горловины и т. п.). Отработка навыков по заряжанию пусковых установок производилась на габаритно-массовых макетах ракет УТМ. также выпускавшихся серийно. В ряде случаев в качестве учебных ракет после соответствующей "доработки" использовались частично разукомплектованные боевые ракеты с истекшим сроком службы или получившие повреждения в ходе эксплуатации. Выпускавшиеся Северным заводом учебные ракеты УР предназначались для обучения курсантов военных училищ устройству ракет и представляли собой изделие в инертном снаряжении с "четвертным" вырезом по всей длине.

Обратите внимание на стабилизаторы, которые устанавливались на ускорителях. Виден один из поворотных рулей на корпусе шестого отсека ЗУР

Зенитная ракетная система С-200В "Вега"

После принятия на вооружение первого варианта системы С-200 в дополнение к продолжавшимся интенсивным полигонным испытаниям, проводимым организациями-разработчиками. началась эксплуатация аппаратуры и техники в войсках. Выявленные при пусках недостатки, поступающие от строевых частей отзывы и замечания позволили выявить ряд недоработок, непредвиденных и неисследованных режимов работы, слабых мест техники системы. Кроме того, разработчиками было создано и испытано новое оборудование, обеспечивавшее повышение и расширение боевых возможностей и эксплуатационных показателей системы.

Уже к моменту приема на вооружение стало ясно, что система С-200 обладала недостаточной помехозащищенностью и могла поражать воздушные цели только в простой помеховой обстановке, при действии постановщиков непрерывных шумовых помех. Поэтому важнейшим из направлений совершенствования комплекса стало повышение помехозащищенности.

"Еще во время заводских испытаний системы С-200, — вспоминает М.Л.Бородулин, — в НИИ-108 выполнялась НИР "Партитура" по созданию новых средств радиопомех, при разработке которых якобы использовалась и аппаратура, снятая со сбитого американского самолета-разведчика U-2. Самолет, оборудованный макетом новой аппаратуры помех, по договоренности с НИИ-108 был перебазирован на полигон для проверки ее воздействия на радиолокатор подсвета цели и головки самонаведения системы С-200. Облеты системы С-200 этим самолетом показали, что РПЦ и ГСН не справляются с некоторыми видами создаваемых его аппаратурой радиопомех, ранее не заданных при создании аппаратуры системы.

Учитывая, что у вероятного противника уже существовала аппаратура, создающая подобные радиопомехи. еще в процессе испытаний системы С-200 было принято решение о проведении в КБ-1 научно-исследовательской работы "Вега". В ходе этой работы требовалось изыскать пути обеспечения возможности системе С-200 вести борьбу с постановщиками широкого класса специальных активных радиопомех — выключающихся, прерывистых и уводящих по скорости и дальности.

Работа проводилась па стендовой аппаратуре в КБ-1 и на реальных средствах системы на полигоне, где для этой цели с помощью НИИ-108 офицером Б.Д. Гоцом был создан наземный помеховый комплекс. НИР была успешно завершена и принята заказчикам еще до принятия системы С-200 на вооружение.

После принятия системы С-200 на вооружение войск ПВО страны вышло решение ВПК о реализации результатов НИР "Вега" путем проведения ОКР по модернизации стрельбового канат и ракеты системы С-200. Кроме того, в техническом задании на ОКР по предложении КБ-1 дополнительно предусматривались реализация захвата цели на автосопровожденне головкой самонаведения на шестой секунде полета ракеты для стрельбы со стартовых позиций с большими углами укрытия, применение средств коллективной защиты боевого расчета аппаратных кабин канала от боевых химических и радиоактивных отравляющих веществ, а также обеспечение проводки целей через курсовой параметр, когда радиальная скорость цели относительно РНЦ становилась равной нулю.

Модернизация стрельбового капала осуществлялась путем разработки ряда новых блоков и доработки части имевшихся. Для коллективной защиты от поражающих факторов оружия массового поражения предусматривались герметизация аппаратных кабин канала, а также разработка в КБ-1 специальных подкатываемых под кабины воздухоохладителей, на которые замыкалась вентиляция аппаратуры и установка на кабинах фильтровентиляционных установок для защиты боевых расчетов и создания избыточного давления внутри кабин.

Модернизация ракеты осуществлялась путем установки на ней новой головки самонаведения и нового радиовзрывателя. Модернизированный стрельбовый канал должен был допускать использование наряду с новой ракетой В-860ПВ также и ракеты В-86011 от исходной системы С-200.

Для ускорения работ по изготовлению опытных обращав модернизированного наземного оборудования и ракет 4 ГУ МО выделило разработчикам серийный стрельбовый канал системы С-200 и необходимое количество ракет этой системы. В начале 1968 г. опытный образец модернизированного стрельбового канала и первые образцы модернизированных ракет были поставлены на полигон.

Практически одновременно с началам ОКР по реализации результатов НИР "Вега" совместным решением Министерства обороны и Министерства радиопромышленности была задана модернизация командного пункта огневого комплекса системы С-200 с целью повышения его боевых возможностей.

Модернизированный командный пункт должен дополнительно обеспечивать применение автономных средств целеуказания РЛС П-14Ф ("Фургон" и радиовысотомера ПРВ-13, обеспечивающих при их совместной работе достаточную точность целеуказания по одиночным целям, не требующую секторного поиска РПЦ, использование радиорелейной линии РЛ-30 для получения радиолокационной информации от удаленных РЛС. Кроме того, предусматривалось оборудовать более удобное рабочее место командира комплекса и применить коллективную защиту боевого расчета командного пункта от отравляющих химических и боевых радиоактивных веществ.

Сопряжение РЛС П-14Ф (в последующем и РЛС 5Н84А — "Оборона-14") с модернизированным командным пунктом осуществляюсь непосредственно с помощью кабеля. Для сопряжения с РЛ-30 и радиовысотомером в модернизированном командном пункте имелись места для установки и подключения шкафа аппаратуры РЛ-30 и выносного шкафа радиовысотомера ПРВ13 (в последующем ПРВ-17). Обеспечение коллективной защиты боевого расчета модернизированного командного пункта от оружия массового поражения осуществлялось так же, как и аппаратных кабин, модернизированного стрельбового канала.

Модернизация командного пункта была выполнена КБ Московского радиотехнического завода при участии КБ-1. Опытный образец модернизированного КП в начале 1968 г. был поставлен на полигон.

Модернизированные стрельбовой канал, командный пункт и ракета составили модернизированную систему С-200, получившую обозначение С.-200В. Как это следует из изложенного, строго говоря, создание такой системы не задавалось правительственными документами и ТТХ на нее не выдавалось Однако принимать на вооружение целесообразно не отдельные модернизированные средства, а получившуюся фактически новую систему. Да и разработчикам это сулило большие премии.

В ходе испытаний системы С-200В требовалось проверить лишь те характеристики огневого комплекса и ракеты. которые изменились в результате модернизации. Поэтому для ускорения принятия системы на вооружение мы договорились с разработчиками провести испытания в один этап.

Для обеспечения испытаний были изготовлены и поставлены на полигон четыре оборудованных штатной аппаратурой активных помех самолета-мишени — по паре Ту-16М и МиГ-19М. Кроме того, без согласия КБ-1 мы привлекли к испытаниям самолет НИИ-108, оборудованный макетной аппаратурой, позволяющей создавать новые виды помех, более сложные, нежели создаваемые штатной аппаратурой. установленной на самолетах-мишенях. Разработчики новых видов активных помех были заинтересованы в проверке эффективности своих решений, а мы смогли проверить средства системы с помощью не только штатной аппаратуры помех.

Комиссию по проведению испытаний было решено создать на "рабочем уровне" без "высокого" начальства, чтобы она могла практически постоянно работать на полигоне. Трудно было подобрать ответственного и технически грамотного председателя комиссии. Удалось получить согласие на эту работу главного инженера ЗРИ ПВО генерал-майора Леонида Леонова и согласовать эту кандидатуру с КБ-1.

Решением ВПК комиссия по проведению испытании системы С-200Н была назначена в следующем составе:

— председатель — главный инженер ЗРИ ПВО страны генерал-майор Леонид Леонов;

— заместители председателя — начальник второго управления полигона полковник Борис Большаков и заместитель главного конструктора системы Валентин Черкасов;

— члены комиссии:

— от Министерства обороны — полковник Михаил Бородулин, подполковники Александр Ипполитов. Иван Кошевой, Игорь Солнцев, Рудольф Смирнов, Леонид Тимофеев, Евгений Хотовицкий. Александр Кутьенков, Виктор Гуров:

— от промышленности — Виктор Мухин, Борис Марфин. Александр Сафронов, Евгений Кабановский, Владимир Яхно, Борис Перельман, Лев Улановский.

Испытания системы проходили на полигоне с мая по октябрь 1968 года.

И качестве постановщиков помех для облетов огневого комплекса использовались самолеты — мишени и упомянутый выше самолет НИИ-108 с макетом аппаратуры помех. Правда, "промышленная" часть комиссии протестовала против использования этого самолета. Присутствовавший на этом заседании комиссии начальник 4 ГУ МО Байдуков отказался быть арбитром в этом споре. Он заявил — Комиссия назначена ВПК, которая и должна решать ваши разногласия". Тогда "военная" часть комиссии решила все-таки провести облет этим самолетом, несмотря на отказ "промышленности" участвовать в нем. Однако к началу облета все "промышленники" уже были на своих рабочих местах. Облет прошел нормально, с большой пользой д ля всех трех сторон.

Кроме того, были проведены и облеты для проверки сопровождения цели РПЦ при прохождении ее через курсовой параметр.

Стрельбовые испытания по постановщикам активных помех производились только по трем самолетам-мишеням. так как один самолет Ту-1бМ во время проведения облета упал в озеро.

Была также проведена и стрельба по самолету-мишени с захватом цели головкой самонаведения на шестой секунде налета ракеты.

Всего было выполнено восемь пусков ракет В-860ПВ системы С-200В. Были сбиты четыре самолета-мишени, из которых три были постановщиками активных помех. Один обычный самолет-мишень был сбит при пуске с захватом цели головкой самонаведения на шестой секунде полета ракеты.

Испытания показали, что огневой комплекс соответствует заданным требованиям и может обстреливать одиночный постановщик любого вида активных помех.

И начале ноября 1968 г. комиссия подписала акт испытаний, в котором рекомендовала принять систему С-200И на вооружение войск ПВО страны, что и было определено Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР, приняты м в 1969 г. Утвержденные Постановлением характеристики системы С-200В учитывали результаты выполненных на полигоне работ но расширению боевых возможностей системы С-200: максимальная дальность стрельбы была увеличена до 180 км. а нижняя граница зоны поражения снижена до 300 м. Необходимо отметить большую роль в разработке и организации выпуска этого Постановления сотрудника ВПК Сергея Нюшенкова.

Уже в 1969 г. началось серийное производство средств системы С-200В вместо средств системы С-200. Система С-200В существенно увеличила боевые возможности зенитных ракетных войск ПВО страны но борьбе с постановщиками различного рода активных радиопомех. Часть конструктивных решений стрельбового канала системы С-200В впоследствии была внедрена в стрельбовые каналы системы С-200, уже находившиеся в войсках. Создание системы С-200В было отмечено Государственной премией СССР. Лауреатами стали И.Л. Андреев, Е.Л. Афанасьев, Г.Ф.Байдуков, Б.В.Бункин, В.Л.Жабчук, Ф.Ф.Измайлов, К.Л.Князятов. Л.М.Леонов. Б.А.Марфин и В.Л.Черкасов.

Система С-200В включала в свой состав следующие основные элементы.

Командный пункт (К-9М) мог работать как с использованием упомянутых выше АСУ, так и с использованием автономных средств целеуказания: модернизированной РЛС П-14Ф "Фургон" (5Н84А) и радиовысотомеров ПРВ-13 (ПРВ-17). Командный пункт мог использовать радиорелейную линию для приема данных о воздушной обстановке от удаленной РЛС.

Новый радиолокатор подсвета цели 5Н62В внешне практически не отличался с РПЦ 5Н62. На новых РПЦ, выпускавшихся по-прежнему с широким использованием радиоламп, в заводских условиях были реализованы доработки аппаратуры, производившиеся на полигонах и в войсках за годы испытаний и эксплуатации комплексов системы С-200 "Ангара". Была применена новая модификация ЦВМ ("Пламя-КВ"), размещенная в кабине управления К-2В.

Пусковая установка 5П72В предназначалась для использования как ракет 5В21В системы С-200В "Вега", так и 5В21А системы С-200 "Ангара". Обеспечивалась перевозка пусковой установки на автопоезде 5П53М и ее работа со всеми заряжающими машинами. На установке применена новая стартовая автоматика и произведены доработки конструкции. Серийный выпуск осуществлялся с 1969 по 1990 гг. на заводах "Большевик" (Ленинград) и "Большевик" (Киев), т. к. пермский завод после выпуска двух опытных установок 5П72В передал производст во киевскому "Большевику".

Зенитная управляемая ракета 5В21В (В-860ПВ) — вариант ракеты, предназначенный для использования в составе комплексов С-200В. С цслыо повышения боевой эффективности на ракете применена помехозащищенная ГСН типа 5Г24 и радиовзрыватель 5Е50.

Проведенные доработки и усовершенствования аппаратуры и технических средств комплекса С-200В позволили не только расширить границы зоны поражения целей и условия применения комплекса, но и ввести дополнительные режимы боевой работы.

Режим стрельбы по "закрытой цели" позволял производить пуск ракет в направлении облучаемой и сопровождаемой РПЦ цели без захвата ее головкой самонаведения ракеты перед пуском. Захват цели ГСН ракеты производился в ходе полета — на шестой секунде, после отделения стартовых двигателей.

Наряду с реализацией режима "закрытой цели" ГСН 5Г24 позволила также производить и стрельбу по постановщикам активных помех с многократным переходом в полете ракеты от сопровождения цели ГСН в полуактивном режиме по отраженному от цели сигналу РПЦ к пассивной пеленгации и самонаведению на источник излучения — станцию постановки активных помех. Для наведения ракеты на цель применялись методы "пропорционального сближения с компенсацией" и "с постоянным углом упреждения".

При отсутствии отраженного сигнала ог цели в течение 5 с головка самонаведения самостоятельно переходила на режим поиска цели по скорости в таком диапазоне. После пяти сканирований в узком диапазоне начиналось сканирование в широком диапазоне. При возобновлении подсвета цели РПЦ происходил ее перезахват головкой самонаведения ракеты с возобновлением процесса самонаведения. При отсутствии подсвета ракета уходила вверх на самоликвидацию.

Кабина управления стартом К-ЗВ отличалась применением аппаратуры КПЦ — контроля подсвета цели ("малый КИПС") для проверки функционирования ГСН ракет, находящихся на пусковых установках. Во всех аппаратных кабинах предусматривалась возможность коллективной защиты боевого расчета от боевых отравляющих и радиоактивных веществ.

Размещение боевых элементов системы С-200В в различных природных и климатических зонах СССР вносило свои коррективы в конфигурацию стартовых и технических позиций. В "северном" исполнении практиковалось строительство инженерных сооружений и навесов над площадками технической позиции для уменьшения снежных заносов изделий и техники.

Автоматизированные средства управления

Большая дальность действия системы С-200 теоретически позволяла производить многократный обстрел одиночных высотных целей при их приближении к обороняемому объекту, вести эффективную борьбу с групповыми целями до разделения их боевых порядков при выходе к цели, производить обстрел целей, ведущих налет с различных направлений. Согласно техническим требованиям, заданным при проектировании новых с[Х!дств автоматизированного управления (АСУ) в конце 1950-х — начале 1960-х гг… требовалось обеспечить их сопряжение со средствами зенитной ракетной системы С-200, которая должна была поступать па вооружение зенитных ракетных соединений смешанного состава. Принятые ранее на вооружение КП и АСУ войск ПВО адаптировались и дорабатывались для обеспечения совместной работы С-200 с имеющейся на вооружении войск ПВО страны ракетной системой ПВО С-75. В начале 1960-х it. на вооружение была принята и система С-125, что потребовало дополнительных доработок АСУ.

Как и системы воздушного перехвата. зенитные ракетные системы ПВО и средства их управления создавались в предположении наличия единой территориальной системы информационного обеспечения.

Комплекс средств автоматизированного управления ракетными комплексами АСУРК-1М был принят на вооружение в середине 1960-х гг. и использовался для управления действиями комплексов С-75 всех модификаций и С-125. Модифицированный вариант автоматизированной системы управления АСУРК-1МА, разработанный под руководством главного конструктора B.C. Семенихина, позволял управлять действиями соединений зенитных ракетных комплексов С-75. С-125 и С-200 различных модификаций с использованием информации от внешних РЛС.

Мобильная автоматизированная система управления действиями группировки ПВО в составе ЗРВ и авиации ПВО "Вектор-2" также позволяла вести работу с комплексами систем С-75. С-125 и С-200. Средства системы автоматизированного управления позволяли осуществлять работу при ее размещении как в полевых условиях, гак и в укрытиях на подготовленных позициях. Обмен информацией между КП бригады и огневыми средствами велся либо по кабельной (проводной) линии связи, либо по радиорелейному каналу.

Автоматизированная система управления командного пункта (КП) 5С99М "Сенеж" (в модернизированном варианте — 5С99М-1 "Сенеж-М", экспортный вариант — "Сенеж-М1Э") была принята на вооружение войск ПВО и используется в настоящее время для централизованного автоматического и автоматизированного управления боевыми действиями группировки зенитных ракетных войск смешанного состава, включающей системы и комплексы С-300П, С-300В, С-200В, С-200Д С-75, С-75М1. С-75М4. С-125, С-125М2.

Системой "Сенеж" решаются задачи приведения группировки ПВО в боевую готовность, целераспределения и целеуказания комплексам и системам ЗРС по аэродинамическим целям, постановщикам помех, координации боевых действий огневых средств; автоматизированного наведения истребителей на воздушные цели, контроля за безопасностью полетов наводимых истребителей-перехватчиков и их привода на аэродромы базирования; комплексной тренировки боевых расчетов.

Аппаратура АСУ полка (бригады) ЗРВ ПВО "Сенеж" разработана в екатеринбургском ОКБ "Пеленг" и производится ГПО "Вектор".

Продолжение следует

Будни полигона

Николай Юрьев

Испытании новых зенитных ракетных комплексов войск ПВО сухопутных войск (об особенностях испытаний ЗРК "Куб" рассказано в "ТиВ" № 1/2004 г.) предполагалось проводить на единственном в ведении ГРАУ — заказчика этих комплексов — зенитном Донгузском полигоне.

Территория полигона была сравнительно невелика, директриса длиной около 50 км не удовлетворяла требованиям но безопасности даже при проведении бросковых испытаний ЗУР, не говоря об отказных пусках ракет при непредсказуемых траекториях их полета. Поэтому сразу встал вопрос о создании полигона, удовлетворяющего требованиям по безопасности проведения испытаний, по крайней мере, комплексов армейского, а в дальнейшем и дивизионного типа.

Частично проблема решилась в 1960 г., когда была выделена достаточная территория в соседней Казахской ССР и начал создаваться практически в чистом поле Эмбинский полигон. Отметим несуразное с точки зрения орфографии, но укоренившееся уже название полигона Эмбенский — по наименованию близлежащих поселка и железнодорожной станции. Но ведь никому в голову не приходит именовать, например, комбинат в г. Караганде Караганденским, а полигон близ станции Юрга — Юргенским. Видимо, сказалось созвучное "Энский — Эмбенский".

На вновь создаваемый в системе ГРАУ Эмбинский зенитный полигон были сразу же переданы испытания комплекса "Круг", а затем вскоре и комплекса "Оса", тем более что разработка их велась одним и тем же Головным разработчиком комплексов в целом. Руководство нового полигона, часть инженерно-технического персонала, в том числе все начальники тематических подразделений, были выделены из личного состава Донгузского полигона.

Донгузский полигон, один из старейших, был образован в 1920 г. как стрельбовый полигон для подразделений ПВО и размещался первоначально в Петергофе. затем был передислоцирован в Феодосию, а в 1930-е гг. — на ст. Донгузская. Длительное время, вплоть до разработки и начала испытания первых ЗРК войск ПВО страны, Донгузский полигон был единственным зенитным полигоном, на котором отрабатывалось и испытывалось все вновь создаваемое зенитное артиллерийское вооружение и радиолокационная техника. Естественно. что с началом разработки ЗРК войск ПВО СВ перед полигоном встал

вопрос подготовки в короткие сроки материально-технической базы и методического обеспечения испытаний ЗРК. Решить в основном нужно было две взаимосвязанные задачи:

— разработать аппаратуру обеспечения безопасности применения радиоуправляемых мишеней (РУМ) в условиях территориальных ограничений по выбору секторов пуска ракет и районов безопасного падения (или принудительного уничтожения) мишени в случае ее частичного поражения и методику управления РУМ;

— обосновать количественно и оснастить необходимой измерительной аппаратурой пункты внешнетраекторных измерений (ВТИ); разработать методику обработки данных ВТИ и определения промаха.

Совокупность измерительных пунктов, задействуемых при проведении пусков, стали именовать схемой ВТИ.

Особую сложность представляло решение проблемы обеспечения безопасности проведения пусков ракет по РУМ. После изучения опыта применения РУМ на полигоне войск ПВО страны было признано необходимым разработать специальную аппаратуру ликвидации мишени после частичного ее поражения с целью пресечения дальнейшего произвольного полета или же преднамеренного уничтожения мишени в выбранном безопасном районе при отказе аппаратуры управления, срыве наведения ракет на цель и т. п. Аппаратура ликвидации РУМ была разработана в составе:

— предохранительно-исполнительного механизма, программника, боевого заряда, устанавливаемого под килевым оперением самолета-мишени;

— аппаратуры приема команд на борту мишени, обеспечивающей функционирование аппаратуры ликвидации;

— наземной аппаратуры подачи команд на снятие ступени предохранения, включения и выключения программного механизма подрыва боевого заряда и собственно подачи команды на ликвидацию мишени (подрыв).

После удовлетворительных лабораторно-стендовых и летных испытаний по оценке надежности прохождения команд по всей трассе вождения РУМ аппаратура ликвидации (ее самолетная часть) была установлена на специально выделенных для целей проводки и предназначенных к уничтожению двух РУМ М-28 и М-17. Обе РУМ были успешно выведены на боевой курс и ликвидированы в заданном районе. Мишень после подрыва хвостового оперения переходила в беспорядочное, практически вертикальное падение, отклонение центра падения остатков мишени от эпицентра точки подрыва не превышало 1,5 высоты ее полета.

Для эффективного использования радиоуправляемых мишеней с учетом сравнительно малых дальностей пусков ракет было решено заводить РУМ в случае непоражения ее на первом (втором) залете на боевой курс неоднократно. Но существовали еще достаточно жесткие требования по точности вывода на боевой залет по курсу и особенно по высоте, которые практически не могли быть обеспечены при использовании аэродромных радиолокационных средств управления полетами (РЛС типа П-35 и П-15). Поэтому было решено выводить РУМ на боевой курс по докладам летчика истребителя сопровождения мишени.

Рис. 1. Схема вождения РУМ по "коробочке".

По готовности к взлету РУМ истребитель сопровождения поднимался в воздух, заходил на траекторию взлета РУМ и давал команду на старт мишени. Затем летчик пристраивался к мишени и с требуемой периодичностью докладывал о параметрах ее полета. Следует отметить, что истребитель сопровождения при необходимости мог выполнить и роль перехватчика.

При стрельбе по низколетящей мишени до вывода ее на боевой курс полет совершался на высоте 500–700 м. При заходе на боевой курс на определенной дальности подавалась команда на снижение мишени, и по команде летчика истребителя сопровождения на требуемой высоте подавалась команда "Горизонт" на вывод мишени в горизонтальный полет. "Проседание" мишени составляло 150–200 м. Для гарантированного прохождения команд на снижающуюся на малой высоте мишень в районе ее выхода из пикирования располагался дополнительный пункт подачи команд.

Истребитель сопровождения при выводе мишени на боевой курс, еще до входа ее в зону поражения комплекса, отходил в сторону и двигался параллельно, не входя в зону комплекса.

При испытаниях комплекса "Куб" на мишенях М-28 устанавливали три. а на М-17 — два мощных трассера для визуального обнаружения мишеней на больших дальностях и сопровождения их оптическими средствами схемы ВТИ. Трассеры поджигались по команде с земли и использовались по одному на каждом боевом залете. Следует указать, что мишени М-17 применялись без подвесных баков, управлялись не только по курсу, но и по высоте, а М-28 только набирали высоту и выполняли горизонтальный полег.

Во время боевой работы по РУМ в воздухе барражировала пара истребителей-перехватчиков в районе Оренбурга и Актюбинска с задачей перехвата при необходимости мишени и уничтожения ее в безопасном районе.

Схемы вывода мишени на боевой курс и вождения по "коробочке" приведены на рис. 1 и 2.

Как показали дальнейшие события, в процессе испытания ЗРК "Куб" не раз приходилось в случае неудачных пусков ракет оставшиеся целыми и невредимыми мишени ликвидировать в пределах территории полигона.

Были и случаи отказа системы управления мишенью, и дальнейший ее не управляемый полет. Вспоминаются наиболее опасные из них.

На боевом курсе мишень М-17, летевшая на высоте 200 м, отклонилась от боевого курса, корректу ру (команду на доворот на боевой ку рс) не выполнила и продолжала полет в направлении г. Оренбурга. Наведенному на мишень перехватчику было приказано выбрать по курсу полета безопасный район и подать команду на ликвидацию. Мишень была уничтожена вне полигона.

В другой раз после пуска ЗУР в телеметрическом варианте (ракета наводилась) мишень М-17 перестала управляться и продолжала полег в направлении г. Актюбинска. После наведения перехватчика на мишень и выбора безопасного района для ее ликвидации оказалось. что и команда на ликвидацию не проходит. Тогда пришлось пойти на крайнюю меру — уничтожить мишень в безопасном районе пушечным огнем истребителя.

Опасения в части сложности обеспечения безопасности применения РУМ были отнюдь не беспочвенными, однако все обошлось: техника и четкость в соблюдении мер безопасности оказались достаточными, чтобы избежать чрезвычайных происшествий и человеческих жертв в ходе испытаний.

Полигон и в последующие годы при испытаниях комплексов с инфракрасными и фотоконтрастными ГСН участвовал в создании и совершенствовании мишеней.

Так, по предложению полигона па основе использования реактивных снарядов РСЗО М-13 был создан имитатор подвижной цели, известный под индексом ИПЦ-10. Для использования в качестве ИПЦ реактивные снаряды охолащивались, снабжались донным трассером — имитатором ИК-излучения самолета. ИПЦ-10 нашел широкое применение не только на полигоне при контрольных испытаниях серийной партии ракет, но и при обучении стрелков-зенитчиков на войсковых полигонах и при проведении войсковых учений.

Для испытания ЗУР с фотоконтрастными ГСН применялись созданные на полигоне аэростаты, ЭПР которых примерно соответствовала ЭПР самолета.

После известных событий на Синайском полуострове обострилась проблема борьбы с внезапно появляющимися вертолетами огневой поддержки (ВОП).

Первоначально для имитации вертолетов использовались те же трассеры. поднимаемые на короткое время на высоту 10–15 м по принципу колодезного "журавля". В дальнейшем было предложено использовать вертолеты, выработавшие свой летный ресурс. На насыпной курган высотой 7-10 м, вымощенный аэродромными плитами, устанавливался и прочно закреплялся балластом и крепежными тросами вертолет-мишень. Перед пуском ракеты обычно измерялась индикатриса излучения в зависимости от положения продольной оси вертолета по отношению к плоскости стрельбы. Двигатели вертолета перед пуском работали в полетном режиме.

Одновременно с созданием аппаратуры ликвидации РУМ велись работы по обоснованию требований к схеме ВТИ, началось практическое строительство измерительных пунктов и оснащение их необходимой измерительной аппаратурой. Расположение измерительных пунктов на местности увязывалось с выбранным районом огневых позиций комплекса, предполагаемой трассой вождения РУМ и обеспечением требования по точности определения координат ракет на траектории.

Исследования показали, что при заданных значениях промахов ракет по целям нужная точность определения координат траектории ракет и, собственно. промаха достигалась только при использовании оптических средств.

п

Рис. 2. Схема вывода РУМ на боевой курс.

1 — Взлет РУМ

2 — Полет РУМ М-28 на заданной высоте (М-17 перед выводом на малую высоту).

3- Участок снижения М-17.

4 — Полет М-17 на малой высоте.

5 — Подъем М-17 после стрельбы на 1-м залете (после промаха) для вывода на следующий заход.

6 — Истребитель сопровождения

Схема ВТИ включала в себя несколько измерительных пунктов, образующих попарно измерительные базы. Измерительные пункты оснащались кинофототеодолитами КФТ-10/20 (темп съемки 10 или 20 кадр/с). Для определения величины и момента промаха применялись скоростные кинотелескопы с темпом съемки несколько сотен кадров в секунду; кинотелескопы принудительно наводились па РУМ радиолокационными станциями типа СОН-ЗО ("Кама"). Задействованные в схеме ВТИ измерительные средства, другая регистрирующая аппаратура, используемая при пусках ракет, были увязаны между собой системой единого времени (СЕВ). К измерительным пунктам были проведены подземные силовые кабели и линии связи. Использование в схеме ВТИ оптических средств со съемом информации на кинопленку сделало необходимым применение "мокрого" процесса (химической обработки кинопленки), ручного съема ("в две руки") данных и их подготовки для ввода в ЭВМ.

Процесс обработки был чрезвычайно трудоемким и длительным по времени. Экспресс-данные о промахах, например, подготавливались к исходу трех суток, полностью обработанные траектории ракет были готовы, как правило, через 10 суток.

О вооружении двухзвенных танков и тяжелых двухзвенных боевых машин пехоты

Алексей Стенании, Рем Уланов

Мы продолжаем излагать свои взгляды на использование двухзвенных бронированных машин в современной армии в ее перспективе. Эта статья является продолжением ранее опубликованных статей ("Техника и вооружение" № 9/1999 г., № 5/2002 г., № 4,9/2003 г. и др.) и посвящена вооружению двухзвенных танков и тяжелых боевых машин пехоты (ТЕМП).

Прежде чем вести разговор о вооружении двухзвенных танков и ТБМГ1. целесообразно рассмотреть возможные варианты штатных структур смешанного танкомотострелкового взвода. Предварительная оценка этих структур показывает, что существует несколько вариантов. застуживающих внимания: а) взвод состоит из одного двухзвенного танка и двух двухзвенных ТБМП; б) во взводе два двухзвеиных танка и одна двухзвенная ТБМП; в) взвод состоит из двух двухзвеиных танков и двух двухзвен ТБМП. Могут быть и другие варианты. по нам представляется, что по многим причинам более целесообразен третий вариант — два танка и две ТВМП. Поэтому далее мы будем рассматривать распределение вооружения среди четырех машин этого условного взвода.

Важным является также вопрос о месте командира роты трех взводного состава. Здесь возможны два варианта: а) командир роты имеет свой двухзвенный танк; б) командир роты размещается на отдельной двухзвенной ТБМП. В первом варианте в роте семь двухзвенных танков и шесть двухзвенных ТБМП. Во втором варианте в роте шесть двухзвенных танков и семь двухзвенных ТБМП. Но какую бы машину ни имел командир рога в двухзвенной машине, особенно в ТБМП. ему могут быть созданы лучшие условия для командования взводами роты, так как в двухзвеиных машинах больше места для более рациональной компоновки современных радиотехнических средств управления боем и отражения на дисплеях тактической обстановки.

В двухзвеиных танках и тяжелых боевых машинах пехоты, созданных на технологической базе этих танков и предназначенных для совместного использования в различных видах боевых действий, очень важным является вопрос распределения систем вооружении между этими двумя типами бронетехники. Это следует серьезно обосновывать. памятуя о том, что противоборство танков и других бронированных машин между собой и с другими видами боевой техники (артиллерией, самолетами, вертолетами и др.) всегда имело вид дуэльных поединков, в которых победителем выходил тот, кто на секунду-две раньше обнаруживал цель и производил выстрел. В настоящее время и в дальнейшем дуэльные ситуации будут принимать вид еще более быстротекущих поединков. Причем расстояние между "дуэлянтами" с годами будет все время увеличиваться. Поэтому победа будет за теми техническими средствами, которые будут обладать наряду с поражающей эффективностью, дальнобойностью, автономностью, быстродействием и высокой точностью. Возможно, в больших конфликтах война со временем станет "бесконтактной", т. е. не будет линии фронта или зон непосредственного контакта противоборствующих сторон. Но в локальных конфликтах борьба будет в большинстве случаев по-прежнему контактной.

Вооружение современных танков, по существу, сформировалось в конце XX века, и в настоящее время у большинства из них основное вооружение составляют гладкоствольные пушки калибром 120 мм и более, которые позволяют вести огонь с использованием разнообразных снарядов и ракет для поражения противостоящих им танков, самоходных орудий, различных возимых противотанковых систем и других опасных для танков объектов или целей.

Для защиты от угрозы с воздуха современные танки в большинстве случаев имеют на башнях крупнокалиберные пулеметы, эффективность которых по воздушным целям (самолетам и вертолетам) очень низкая. При этом часто стрелок остается незащищенным. и вероятность его поражения велика. А защищаться от нападения с воздуха следует обязательно, так как во многих современных армиях совершенствованию авиационных средств поражения бронеобъектов уделяется много внимания.

Конечно, можно и нужно искать эффективные пути защиты от нападения с воздуха за счет усиления бронирования крыш башни и корпуса и за счет совершенствования средств пассивной и активной защиты (экраны. ДЗ и другие специальные устройства). В то же время следует обратить серьезное внимание на уменьшение заметности боевых машин на поле боя во всех возможных диапазонах (радиолокационном, тепловом. акустическом и визуальном). Но, видимо, более правильно и эффективно использовать такие средства защиты от нападения с воздуха, которые поражали бы воздушные цели на расстояниях, превышающих дистанции использования ими своего вооружении. Нам могут возразить, что это должны делать различные самоходные зенитные ракетные комплексы. Да, должны, но их не так уж много, чтобы они могли защищать танки и ТБМП на больших по площади районах ведения боевых действий.

Кстати, здесь уместно заметить, что двухзвенные шасси той или иной грузоподъемности могут быть очень рационально использованы для установки на них различных новых перспективных противотанковых и особенно зенитных комплексов, имеющих па пусковой не одну ракету, а несколько и большой возимый запас ракет.

Один из нас принимал в свое время участие в создании самоходного бронированного колесного шасси для ЗРК "Оса". Как было трудно при компоновке машины найти более удобные места для размещения операторов и других членов экипажа этой машины! А если бы шасси было двухзвенным, то этих трудностей не было бы. Кроме того, следует учитывать, что при необходимости двухзвенные машины можно превратить в трехзвенные, добавив третье звено (ведущее или буксируемое). что предоставит конструкторам широкие возможности использовать дополнительную грузоподъемность и объемы. Необходимо также учитывать, что у двухзвенных машин (гусеничных и колесных) большие запасы для модернизации, существенно превышающие таковые у мономашин.

Тем не менее было бы гораздо лучше, если танки и ТБМП имели бы свои зенитные средства. На монотанках это сделать практически невозможно — нет необходимых мест и объемов корпусов.

На двухзвенных танках такие возможности значительно шире. Эти зенитные средства можно размещать в корпусах вторых звеньев, причем на всех танках взвода могут использоваться ПЗРК типа "Игла" или "Стрела" или более совершенные, которые придут им на смену и будут применяться как непосредственно со звена танка, так и вне его.

Не исключено, что размещение основного вооружения на двухзвеных танках может быть выполнено не так, как предложено в журнале "Техника и вооружение" № 9/2003 г. Как вариант, башня с гладкоствольной пушкой и боекомплектом компонуется на втором звене танка, а на первом — моторная установка, отделение десанта, малогабаритная установка для ПТУР и ПЗРК. Но, по существу, такая схема общей компоновки может быть получена из схемы, показанной в журнале № 9, при повороте башни на 180 град., поскольку механик-водитель размещается в башне. Но его наблюдение за впереди лежащей местностью будет несколько хуже. Возможен и третий вариант, когда башня с вооружением и отделением десантников размещена на втором звене, а на первом звене находится механик-водитель, установка ПТУР и основной запас боекомплекта. Сравнение этих трех схем общих компоновок показывает, что все они имеют свои "плюсы" и "минусы", но. видимо, первый вариант более предпочтителен.

Кроме того, во вторых звеньях танков следует иметь только ПЗРК, но такие, которые бы позволяли запуск зенитных ракет и во время движения танка, и с места. Мы при указании желательного вооружения все время говорим не о конкретной модели оружия, а о его типаже, поскольку эти виды вооружения совершенствуются достаточно быстро. Среди всех существующих ПЗРК — Стрела" является наиболее малогабаритной и имеющей сравнительно небольшую массу.

При таком подходе к защите танков от нападения с воздуха можно устанавливать такие же переносные системы борьбы с воздушными целями и на тяжелых двухзвенных боевых машинах пехоты.

Желательно, учитывая, что в корпусах вторых звеньев ТБМП больше свободных объемов, чтобы эти системы защиты от нападения с воздуха были более эффективными по сравнению с существующими как по дальности, скорости и высоте целей, так и по поражающему эффекте Может быть, для этих машин более подошли бы пушечно-ракетные комплексы типа "Сосна".

Одно из перспективных направлений в области защиты бронетехники — создание активных систем, таких, как показанный на фото комплекс "Арена-Э".

Допустим, что рота двухзвенных танков в составе трех взводов, каждый из которых будет иметь по штату два двухзвенных танка и две двухзвенные тяжелые боевые машины пехоты, имеющая на своих танках семь ПЗРК типа "Стрела" и шесть комплексов типа "Сосна", будет выполнять какую-то боевую задачу в определенном районе. В этом случае прикрытие от нападения с воздуха, если учитывать еще и специальные зенитные подвижные средства, будет эффективным и существенно снизит потери от атак вертолетов и самолетов.

На схеме приводимого ниже рисунка показаны, как возможный пример, зоны прикрытия танков и тяжелых боевых машин пехоты от нападения с воздуха вертолетов типа AH-64D с использованием ракет "воздух-земля" типа "Хеллфайр" с дальностью пуска 8 км. В этом случае роту танков новой структуры будут прикрывать 13 зенитных комплексов высокой эффективности, размещенных на семи двухзвенных танках и шести ТБМП, т. е. каждый танк и ТБМП будет иметь свою защиту. При такой степени защищенности в радиусе нескольких километров огонь основных видов вооружения и танков и ТБМП может быть сосредоточен на наземных целях, опасных для танков и ТБМП.

Конечно, могут бы ть и другие варианты защиты танков и ТБМП от нападения с воздуха. Например, комплексы типа "Сосна" можно не устанавливать на вторых звеньях двухзвенных танков, а расположить их только на вторых звеньях двухзвенных ТБМП. А на танках во вторых звеньях иметь только ПЗРК типа "Стрела".

Теперь более подробно о вооружении двухзвенных тяжелых боевых машин пехоты. Ранее в журнале "Техника и вооружение" № 4 за 2003 г. в статье "К вопросу о машинах поддержки или сопровождения танков" были предложены в качестве основного вооружения автоматические пушки калибра не более 45 мм и спаренные с ними пулеметы. крупнокалиберные и обычные. Но сочетание малокалиберной пушки и спаренного с ней крупнокалиберного пулемета вряд ли обосновано, поскольку малокалиберная пушка с соответствующими снарядами будет более эффективна по сравнению с крупнокалиберным пулеметом (12,7 или 14.5 мм). Видимо, лучше сочетание мелкокалиберной пушки, спаренной с обычным танковым пулеметом калибра 7,62 мм. Отказ от крупнокалиберных пулеметов позволит увеличить боекомплект пушки и улучшить компоновку вооружения в башне или вне башни над ней. Появятся возможности для удобной компоновки систем запуска ПТУР.

Десант двухзвенной ТБМП целесообразно по многим причинам размещать в корпусах как первого звена, так и второго. Это позволит в корпусах вторых звеньев освободить объемы для размещения зенитных комплексов. а может быть и универсальных ЗРК. способных также вести огонь по наземным бронированным целям (танки, САУ и др.). Возможно, будет более целесообразно вооружение вторых звеньев ТБМП выполнять по-разному: на части ТБМП устанавливать зенитные средства, а на другой — системы запуска ПТУР. Оптимальное распределение этих систем может быть выявлено специальными расчетами с учетом вероятностей поражения целей этими системами.

В заключение следует отметить, что в статье не ставилась задача определить марки и модели различных видов вооружения, предлагаемых для установки в передних и задних звеньях двухзвенных танков и двухзвенных ТБМП. Главным было показать, что в современных условиях необходимо:

а) искать другие структуры танковых подразделений в виде штатного сочетания танков и ТБМП во взводах и ротах.

б) обратить внимание на то. что вооружение и танков и ТБМП должно дополнять друг друга по огневым возможностям;

в) делать танки и ТБМП более автономно защищенными от нападения с воздуха и с земли, т. е. сделать их такими. ч тобы они могли активно воевать без поддержки со стороны зенитных средств войскового звена и средств борьбы с танками (САУ, установки с ПТУР).

Осуществить это очень непросто, но нужно искать и разрабатывать более современные и перспективные боевые бронированные машины XXI века, в полной мере отвечающие все более жестким требованиям ведения локальных и других боевых действий в различных географических регионах. При этом не следует забывать и об экономической стороне создания этих образцов (танков. БМП и др.). В настоящее время обсуждается несколько подходов к использованию перспективных танков и БМП.

Один подход, если его можно назвать подходом, заключается в том, что полностью отрицается роль и значимость использования танков и других бронированных машин в различных видах боевых действий. Следовательно, затраты на создание новых образцов бронетехники нет и эти суммы можно направить на другие виды приоритетных вооружений.

Второй подход заключается в том. что танки надо совершенствовать, но для успешного их использования они должны действовать совместно с целым семейством других бронированных машин (новых боевых машин пехоты, самоходных артиллерийских установок, зенитных самоходных установок. возимых противотанковых ракетных систем и тд.). Этот подход потребует для разработки перечисленного комплекса бронированных машин больших сумм денег, которых может и не быть.

Третий подход, который излагается кратко в этой статье, сводится к тому, что нужно создавать новые типы бронемашин в виде двухзвенных танков и двухзвенных тяжелых боевых машин пехоты, оснащенных как эффективными ПТРК. так и ЗРК. Эти работы также потребуют затрат значительных сумм, но их величина гораздо меньше, чем при втором подходе.

Опытный танк "объект 476" с 1000-сильным двигателем 6ТД

Сергей Суворов

Танк Т-64

Окончание.

Начало см. "ТиВ" М 9 — 12/2003 Л/2004 г.

Опытные танки и специальные машины, созданные на базе Т-64

В 1966 г. в Харькове прорабатывался вопрос установки н танк "объект 434" новой 125-мм танковой пушки Д-85 со сферическим затвором. На одну из опытных машин такая пушка была установлена. Опытный образец танка получил индекс "объект 437" и прошел испытания, однако на вооружение принят не был из-за ненадежной работы затвора.

В связи тем что мощности ХЗТМ по выпуску двигателя 5ТДФ были ограничены, а также было много нареканий из войск по надежности и ресурсу работы этого двигателя, на уровне правительства было принято решение проведения ОКР по созданию вариантов "объекта 434" с другими видами силовых установок. Так, в соответствии с Постановлениями ЦК КПСС и СМ СССР N-645-205 и № 802–266 (оба от 15.08.67 г.) в ХКБМ была разработана проектно-конструкторская документация на вариант танка "объект 434" с двигателем В-45. Такая машина была создана и получила индекс "объект 436". После испытаний опытного образца на машине было усовершенствовано МТО, которое было установлено на одном из Т-64А, получившем обозначение "объект 438".

Двухтактный турбопоршневой дизель 61Д.

Основной боевой танк Т-64БВ ("¦объект 447А"), 1987 г.

Опытный танк "объект 476" с 1000-сильным двигателем 6ТД.

В 1969 г. харьковским заводом были изготовлены четыре опытные машины с двигателем В-45 для всесторонних испытаний. Эти машины получили индекс "объекг439". Испытания прошли успешно, харьковским КБ комплект технической документации на эту машину был передан в ЦКБ УВЗ. В соответствии с ней на Уралвагонзаводе такой танк был построен и получил индекс "объект 172" (1970 г.), позже после целого ряда доработок превратившийся в знаменитый Т-72.

Ленинградским CKIi-2 совместно с КБ авиадвигателей им. Климова в 1068 г. был создан опытный танк с ГТД "объект 210 сп.1". Эта машина также создавалась на основе танка Т-64А. В дальнейшем после усовершенствования конструкции был создан опытный танк "объект 219 сп.2", ставший прототипом первого в мире серийного танка с ГТДТ-80.

В середине 1970-х гг. в ХКБМ проводились ОКР по разработке машины на базе Т-64А с новым МТО. в котором должен быть установлен более мощный двигатель 6ТД Технический проект такого танка был завершен в 1975 г., а к февралю 1976 г. на ХЗ'ГМ были построены три опытных образца танка Т-64А с двигателем 6ТД получивших индекс "объект 476". После ряда испытаний решением коллегии МО СССР и Министерства оборонной промышленности в 1978 г. новый 1000-сильный двигатель 6ТД был запущен в серийное производство. В соответствии с этим была разработана и утверждена техническая документация по установке нового двигателя в танки Т-64 А. Т-64АК, Т-64 Б и Т-64Б1 при проведении их капитального ремонта. Модернизированные таким образом машины в соответствии с приказом МО СССР № 0262 от 21.12.81 г. получили обозначение Т-64АМ. Т-64АКМ. Т-64 Б М и Т-64Б1М соответственно.

В ходе проведения дальнейших ОКР в ХКБМ в башне "объекта 476" был установлен КУРВ 9К112-1 и новый М3. В дальнейшем башня была доработана под установку более совершенного КУО 1А45 "Иртыш" и КУРВ9К119 "Рефлекс". Башня устанавливалась на опытный танк "объект 478", ставший прототипом серийного Т-80УД.

Гусеничный многоцелевой тягач-транспортер МТ-Т создан с использованием элементов ходовой части и силовой передачи танка Т-64. Он предназначен для транспортировки различных грузов массой до 12,5 т и перевозки людей в кузове, а также для буксировки прицепов массой до 25 т в условиях бездорожья, районах крайнего Севера и Антарктиды.

Инженерно-дорожная машина БАТ-2

Котлованная машина МДК-3.

Самоходный паром ПММ-2, созданный с использованием шасси танка Т-64.

Одним из больших недостатков танка Т-64 длительное время считалась невозможность использования его базы в народном хозяйстве и для создания специальных машин. Действительно, нерентабельной оказалась установка двигателей 5ТДФ или 6ТД в такие машины. Но так это и попятно. двигатели создавались прежде всего для танков. Почему-то никому в голову не придет признать ошибкой создание самолетов семейства Су-27 только потому, что их двигатель АЛ-31 нельзя использовать в гражданской авиации.

Т-64 создавался в эпоху мирового противостояния двух систем, и задача А.А. Морозова была создать машину, способную выйти победителем в противоборстве с вероятным противником. а не для использования в народном хозяйстве. Тем не менее специальные машины на базе Т-64, правда, с другим двигателем, создавались, выпускались серийно и успешно эксплуатировались. Среди них артиллерийские тягачи, инженерные машины, ремонтно-эвакуационные машины и другие.

Основной боевой танкТ-64БВ ("объект 447А"), 1985 г.

Переправа танков Т-64БВ на пароме из парка ПП-91.

Ведущее колесо танка Т-64БВ. Оно практически не отличается от ведущего колеса танков Т-64 и Т-64А.

Упоры крепления элементов динамической защиты на бортах башни танка Т-64БВ

Противорадиационный надбой на башне танка Т-64БВ

Плавающий гусеничный транспортер ПТС-2

Бронированная ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-64

Опытный ракетный танк "Объект 780". созданный на базе танка Т-64 в КБ ЧТЗ.

Опытный ракетный танк "объект 287", созданный на базе танка Т-64 в КБ ПКЗ.

Опытный ракетный танк "объект 288", созданный на базе танка Т-64 в КБ ПКЗ с газотурбинной силовой установкой, состоящей из двух ГТД-350

Выполнение учебного упражнения по вождению танка на ходовом тренажере ХТВ-64.

Выпуском артиллерийских тягачей с использованием шасси танков Харьковский: ПМ занимался давно. После поступления на вооружение танков Т-64 в одном из отделов Харьковского КБТМ занялись созданием артиллерийского тягача па базе нового танка. Эти работы завершились принятием на вооружение в 1979 г многоцелевого транспортера-тягача МТ-Т.

В 1980-х гг. на базе тягача МТ-Т были разработаны и запущены в серийное производство машины для вооружения инженерных войск — путепрокладчик БАТ-2 и котлованная машина МДК-3.

Для замены имеющихся на вооружении инженерных войск плавающих транспортеров К-61 и ПТС-1 на базе тягача МТ-Т был разработан и принят на вооружение плавающий транспортер ПТС-2. Он предназначен для транспортировки и переправы через водные преграды личного состава, артиллерийских систем, колесных и гусеничных машин, различных грузов массой до 12 т.

Дальнейшее развитие и совершенствование тягача МТ-Т привело конструкторов к созданию самоходного парома ПММ-2М, поступившего на замену ГСП. Главным отличием новой машины от предшественницы является то, что для переправы, например, танка достаточно одной такой машины, в то время как при использовании ГСП было необходимо в воде стыковать две машины. Грузоподъемность одного ПММ-2М при использовании его в качестве самоходного парома составляет 50 т.

Усложнение систем танков с появлением в войсках таких машин, как 'Г-64, Т-72 и Т-80, потребовало и соответствующих ремонтных и обслуживающих машин. В связи с этим в ХКБТМ была разработана бронированная ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-64, предназначавшаяся для замены в войсках тягачей БТС-2, БТС-4 и БТС-4Л. Надо отметить, что в этой БРЭМ в силовой установке использован танковый двигатель 5ТДФ. Правда, при буксировке неисправных танков двигатель БРЭМ имел свойство перегреваться, но. тем не менее, машина была оснащена всем необходимым для производства ремонта и обслуживания оборудованием.

Для обучения вождению танков типа Т-64 в киевском конструкторско-технологическом центре на базе танка Т-64 был разработан ходовой тренажер вождения ХТВ-64. Эта машина выпускалась 115-м ремонтным заводом в т. Харькове.

В рамках производства конверсионной продукции начиная с 1990 г. конструкторами были созданы самоходный кран КСГ-25 с максимальной грузоподъемностью 25 тс, промышленный бульдозер БГ-1, универсальная пожарная машина УПГ-92 с дальностью доставки огнегасящих реагентов 30–40 м. Машина предназначена для тушения пожаров классов А (твердых веществ). В (жидких веществ). С (газообразных веществ) и электрооборудования под напряжением при ликвидации последствий аварий и катастроф.

Кран КГС-25 не имеет аналогов в своем классе

Конверсионная продукция, созданная на базе танка Т-64 — гусеничный бульдозер БГ-1

Универсальная пожарная машина УПГ-92 в работе.

Универсальная пожарная машина УПГ-92

Заключение

Мы были первыми и создании танков первого послевоенного поколения, были первыми и в создании танков второго послевоенного поколения, которое открыл Т-64. К сожалению, в настоящее время в силу политических амбиций Украина, где с участием многих регионов СССР создавался знаменитый Т-64, стала отдельным государством. Экономические проблемы, постигшие и Россию и Украину, вынудили сдать свои позиции в мировом танкостроении. Но, будем надеяться, это не навсегда. Настанет время, когда два братских народа общими усилиями докажут миру, кто есть законодатель в мировом танкостроении, и выкатят машину, о какой никто даже и не мечтал.

Автор выражает большую благодарность Василию Чобитку и Максиму Саенко за помощь материалами и фотодокументами при создании этой публикации, а также слушателям Общевойсковой академии ВС РФ, участвовавшим в боевых действиях в Приднестровье, администрации музея бронетанковой техники в Кубинке и лично его бывшему начальнику подполковнику запаса Владимиру Нильмайеру.

Список использованной литературы и источники

1. 125-мм танковые пушки 2А46М и 2А46М-1. Техническое описание и инструкция по эксплуатации. 2А46М ТО. — М.: Воениздат, 1984 т.

2. Документальный фильм —"И танки наши быстры!" Студия "Крылья России". 2001

3. Интернет- Броне-сайт Чобитка Василия http://www.armor.kiev.ua.

4. Интернет, сайт Харьковского конструкторского бюро по машиностроению им А.А. Морозова http://morozov.com.ua.

5. Карпенко А В. Обозрение отечественной бронетанковой техники (1905–1995 гг.). — Санкт-Петербург, Невский бастион. 1996.

6. Костенко Ю.П. Танки (воспоминания и размышления), часть III М. 1999.

7. Кривомаз Н.Т. Пакистанский контракт Харьков. 2001.

8. Моисеев В. Танки в Приднестровье. Журнал Танкомастер. № 4/2000, с. 28–35.

9. Обьект 434. Техническое описание и инструкция по эксплуатации. Книга вторая — М.: Воениздат, 1973 г.

10. Обьект 434. Техническое описание и инструкция по эксплуатации. Книга вторая Допопнение — М. Воениздат, 1979 г.

11. Обьект 447А (437А). Техническое описание и инструкция по эксплуатации Книга вторая. — М.: Воениздат. 1985 г

12. Саенко М… Чобиток В. Основной танк Т-64. Издательский центр "Экспринт", 2002 г

13. Под редакцией Сафонова Б. С. и Мураховского В.И. Современные танки. М., 1995 г.

14. Танк Т-64А. Техническое описание и инструкция по эксплуатации Книга первая — М Воениздат. 1973 г

15. Танк Т-64А. Техническое описание и инструкция по эксплуатации. Книга первая. Дополнение — М.: Воениздат, 1977 г.

16. Харьковское конструкторское бюро по машиностроению им А.А. Морозова Харьков, рекламное агентство — Ирис". 1998 г.

17. Холявский Г.Л. Энциклопедия танков Полная энциклопедия танков мира 1915–2000 гг. Минск. 2000

18. Jane's Armour and Artillery 1994–1995 гг

Огненный меч

Семен Федосеев

Огневые фугасы и огневые заграждения (преграды)

См. ТиВ №№ 1,3–5,7-10,12/2002 г.; № 1–5,8-12/2003 г.

Под термином "огневой фугас" военными специалистами понимается сочетание зажигательного вещества (или их смеси) с взрывчатым, устанавливаемым так, что при подрыве последнего (например, тротила) воспламеняется зажигательное вещество, которое чаще всего применяется в жидком виде (например, могут быть использованы обычные огнеметные смеси). самовоспламеняющиеся вещества и иногда — в твердом виде (например, фосфор). Взрывчатого вещества берется столько, сколько требуется для того, чтобы выбросить на поверхность земли и поджечь зажигательную смесь, не распыляя ее и не разбрасывая по площади с большим радиусом, а создать. по возможности, концентрированный огненный факел, что позволяет повысить эффективность поражения цели.

Огневой фугас с сюрпризом: 1 — емкость с зажигательным веществом: 2 — заряд ВВ: 3 — упрощенный взрыватель: 4 — выдергивающаяся предохранительная чека: 5 — уровень земли: 6 — проволока или бечева, выдергивающая чеку при задеваний бечевы: 7 — детонатор: 8 — направляющий блок.

Обычно огневой фугас приводится в действие или автоматически при проходе неприятельских частей через место расположения фугаса (в этом случае он играет роль обычной мины, только огненной), или же при помощи электроподрывной машинки и электрозапалов или детонаторов (в этом случае он играет роль управляемого минного поля).

В ряде случаев зарытый в земле и тщательно замаскированный огневой фугас приводится в действие при помощи упрощенного взрывателя. Снаряженный взрыватель приводит в действие капсюль-воспламенитель или детонатор тотчас после того, как из взрывателя будет выдернута предохранительная чека. В зависимости от схемы монтажа чека упрощенного взрывателя может быть выдернута при прохождении неприятельских солдат над фугасом или вблизи него (например, проволока зацеплена ногами). Она может привязываться к замаскированным шпагату, веревке, проволоке и т. д. (фугас с сюрпризом).

Огневые фугасы применяются при защите оборонительных рубежей укрепленных районов, совершении диверсий и тд. Помимо психологического воздействия на наступающего горящая масса зажигательной жидкой смеси, падая, осыпает дождем горящих капель обмундирование солдат и создает тяжелые огневые поражения, одновременно действуя морально на личный состав, не попавший непосредственно в зону поражения.

Огнеметные фугасы различной конструкции применялись в Первую и Вторую мировые войны. Обычно применялись фугасы емкостью в 6 — 15 л жидкой зажигательной смеси. В больших огневых фугасах количество зажигательного вещества может доходить до 100 кг и более. В качестве зажигательного снаряжения чаще всего применяют фосфор, некоторые его смеси и соединения, огнеметные смеси и смеси легковоспламеняющихся жидкостей.

В качестве горючего в них использовались бензин, керосин, нефть, а также загущенное горючее. В современных огненных фугасах используются, как правило, напалмовые смеси.

Огнеметные (напалмовые) мины-фугасы получили широкую известность с весны 1951 г., когда они были применены американскими инженерными войсками в Корее. Для устройства противопехотных мин-фугасов железные бочки из-под горючего емкостью 200 л, наполненные напалмом, американцы зарывали в землю на расстоянии 50 — 100 м от переднего края обороны и маскировали тонким слоем грунта. Напалмовая смесь выбрасывалась и поджигалась взрывом внутри бочки дымовой ручной гранаты, снаряженной белым фосфором и обмотанной несколькими метрами детонирующего шнура. Взрыватель гранаты связывался проволокой с установленными малозаметными препятствиями (-проволочными силками-). Взрыв происходил при задевании противником за проволоку.

Иногда под бочку подкладывался вышибной заряд из тротиловых шашек или минометных мин. В этом случае взрыв мог производиться электродетонатором с помощью стандартной подрывной машинки. Взрыв мины-фугаса, сделанной из бочки емкостью в 200 а наносил поражения в радиусе 50–60 м.

Американцы применяли также напалмовые фугасы, изготовленные из стреляных гильз или укупорок от крупнокалиберных артиллерийских снарядов. В результате получалась небольшая огнеметная мортирка. Эти фугасы зарывались в грунте наклоном в сторону противника. Напалмовая смесь выбрасывалась специальным вышибным зарядом взрывчатого вещества, который подрывался посредством электродетонатора и воспламенялся ручной фосфорной гранатой, находившейся перед открытым концом гильзы или укупорки. Граната взрывалась одновременно с вышибным зарядом. Для устройства самодельных противопехотных напалмовых мин-фугасов использовались также бочки, банки и гильзы различных размеров.

Стандартный огневой фугас: 1 — провод к запальной (подрывной) машинке: 2 — корпус фугаса: 3 — пробка для заливки: 4 — стакан для запального и рассеивающего заряда: 5 — запальный или рассеивающий заряд: 6 — зажигательное вещество (смесь веществ); 7- метательный заряд; 8 — электрозапал; 9 — маскировка и уровень земли.

В дальнейшем американцы стали применять в Корее напалмовые мины заводского изготовления. По сообщению военной прессы, напалмовые мины-фугасы по своему действию значительно превосходят все существующие осколочные противопехотные мины. Американцы утверждают, что взрывом напалмовых мин, установленных на расстоянии 15–40 м одна от другой, создастся непреодолимый для пехоты огневой рубеж.

Напалмовые фугасы возможно использовать также в качестве осветительного средства. Одна бочка напалма емкостью 200 л может гореть в течение всей ночи и освещать значительную поверхность. Однако при ветре, дующем в сторону своих войск, применение напалма для освещения местности нецелесообразно: при горении выделяется много черного дыма, оказывающего раздражающее действие на глаза. Современные войска насыщены приборами ночного видения, и в этом случае меры освещения поля боя не актуальны. Но в современных полупартизанских войнах применение иррегулярными войсками подручных средств освещения весьма полезно.

Надо сказать, что напалмовые фугасы являются разновидностью огнеметных фугасов аналогичной конструкции, применявшихся, как было сказано выше. еще в Первую и Вторую мировые войны, правда, в несколько меньших масштабах. Огневые фугасы могут применяться в одиночном порядке или групповом; в последнем случае они располагаются, как правило, в шахматном порядке.

Крупные огневые фугасы широко используются на маневрах и учениях войск и качестве имитаторов атомного взрыва Для этого в землю вкапывается бак с напалмом (емкостью до нескольких тонн смеси), под который предварительно укладывается мотками детонирующий шнур. Психологический эффект от взрыва обычно превосходит все ожидания: огненный шар, вспышка и "гриб" выглядят совсем как "атомные", только без ударной волны и радиации.

Огневой преградой (поясом огневой защиты) называется искусственная огневая завеса или препятствие, создаваемые обороняющейся стороной при помощи зажигательных веществ на пути движения неприятеля.

Огневая преграда может быть создана при помощи жидких зажигательных веществ. Обычно она создается перед рубежом обороняющейся стороны и представляет собой площадь известной длины, ширины и глубины, залитую сравнительно легко воспламеняющейся жидкостью, зажигательным веществом (их смесями), причем такими, которые обладают плохой впитываемостью в землю. Они малолетучи и испаряются с трудом. В ряде случаев эти вещества могут быть самовоспламеняющимися или воспламеняющимися от удара или трения.

Напалмовые мины-фугасы: 1 — напалмовая смесь; 2 — фосфорная граната; 3 — взрыватель: 4 — детонирующий шнур; 5 — проволочные силки; 6 — электрозапал; 7 — вышибной заряд: 8 — источник тока: 9 — снарядная гильза

Огневая преграда: а) 1 — узел обороны: 2 — проволочные заграждения; 3 — огневая преграда; б) 1 — узел обороны; 2 — проволочные заграждения: 3 — огневая преграда в виде серии зажигательных бутылок (бутылки замаскированы).

В зависимости от условий обстановки. качества, свойства вещества и его количества, идущего на создание огневой преграды, последняя может воспламеняться принудительно (обороняющейся стороной) или автоматически с появлением в ее пределах наступающей стороны.

В одном случае обороняющаяся сторона воспламеняет по мере необходимости. пояс огневой защиты (зажигательные вещества) ружейной или ручной зажигательной гранатой, бикфордовым шнуром, электрозапальной машинкой и т. д., а в другом, при проходе наступающей стороны через пояс огневой защиты вследствие нажима или трения сапог движущихся солдат, действия скрытых сюрпризов, огневых фугасов и тд., вещество пояса огневой защиты вспыхивает, огонь передается по всему ее поясу и перед наступающей стороной возникает трудно преодолимая огневая завеса, перед которой неприятель в замешательстве останавливается, а обороняющаяся сторона, пользуясь этим, расстреливает его.

Пояс огневой преграды может быть создан другим способом, например размещением перед линией обороны расположенных вблизи друг от друг а серий замаскированных жидкостных зажигательных гранат с самовоспламеняющейся жидкостью (зажигательных бутылок). При проходе через такую преграду танки своими гусеницами давят зажигательные бутылки, их снаряжение вспыхивает, и огонь передается на танк с теми или иными последствиями.

В Великую Отечественную войну на танкоопасных направлениях наши войска помимо обычных минных полей устраивали поля из бутылок с КС. Широко применялись бутылки и в системе противотанковых и противопехотных заграждений. В оборонительных боях под Москвой использовали уже "огневые валы" и "поля". Огневые валы устраивали из различных горючих материалов и поджигали бутылками с КС. На минных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке в сочетании с противотанковыми минами. А для борьбы с пехотой наши бойцы использовали "миноогнефутасы". В ямы, отрытые перед передним краем, укладывалось до 20 бутылок и небольшие заряды ВВ. подрываемые дистанционно. Площадь сплошного поражения такого фугаса составляла в среднем 250 м2.

Таким образом, огневая преграда в основном играет роль временного трудно преодолимого огневого рубежа и подавляюще действует на наступающую сторону.

Владимир Асанин

Бегущая по волнам

Продолжение. Начало см. ТиВ № 2/2004 г.

Выбор в качестве разработчика комплекса в целом и большей части бортовой и корабельной аппаратуры систем управления и наведения (кроме автопилота, проектировавшегося в ОКБ-923) московского КБ-1 определялся огромным опытом этой организации, уже создавшей авиационный противокорабельный комплекс "Комета" и зенитную ракетную систему "Беркут" С-25 и ведущей в то время разработку авиационных комплексов К-5, К-10 и К-20, берегового и корабельного комплекса с ракетой "Стрела". а также зенитного комплекса С-75. КБ-1 в середине 1950-х гг. было почти монополистом в области создания комплексов с управляемыми крылатыми и зенитными ракетами.

При определении технического облика комплекса учитывалось, что наряду с перечисленными выше достоинствами катер как носитель ракетного оружия обладал и рядом недостатков, прежде всего ограниченными возможностями но размещению ракет и сопутствующего оборудования. Применительно к катерам было абсолютно невозможно создание стабилизируемых пусковых установок, принятых для ракет "Стрела" и КСЩ. Вместо стабилизации ракеты пришлось при предстартовой подготовке вводить в бортовую аппаратуру данные об углах бортовой и килевой качки катера. В отличие от условий эксплуатации на крупных кораблях на борту катера ракета и корабельная аппаратура комплекса подвергались воздействию намного более мощных вибраций, многократных ударов и перегрузок, характерных для скоростного плавания "москитного флота" по неспокойному морю. Да и само морс оказывалось на удалении всего лишь одного метра от пусковой установки ракеты, что приводило к ее интенсивному забрызгиванию и заливаемости волной.

Малая высота катера наряду с положительным свойством — малой радиолокационной заметностью — обусловливала и существенный недостаток. Радиолокационные средства катера на предельной дальности могли фиксировать излучение, отраженное только от мачт и надстроек крупного корабля противника. Даже этот слабый сигнал позволял опытному оператору обнаружить цель, но он был явно недостаточен для захвата полуактивной головкой самонаведения, выполненной на уровне техники середины 1950-х it. Поэтому из радиолокационных средств для ракеты наиболее подходила активная головка самонаведения. На уровне развития техники того времени для аппаратуры, по массогабаритным показателям приемлемой для применения на борту ракеты, захват на автосопровождение даже такой крупной цели, как крейсер, обеспечивался на удалении от него не более чем на 10–15 км. то есть i ia завершающем участке полета.

Опытный ракетный катер пр 183РЭ

Таким образом, при выборе системы управления исходили из применения активной системы самонаведения только на конечном участке траектории. Но она не могла обеспечить управление на предшествующих фазах полета. Исходя из относительно малой дальности катерной ракеты, определенной с учетом возможностей радиолокационных поисковых средств катера. оказалось допустимым применить автономную систему с автопилотом. без радиокоррекции от корабельных средств. Даже скоростная цель за время автономного участка полета ракеты смогла бы удалиться не более чем на 1 км.

Основой бортовой аппаратуры ракеты являлась головка самонаведения МС-2, созданная в КБ-1 коллективом конструкторов во главе с Яковом Ивановичем Павловым. Она работала на одной из четырех фиксированных частот в диапазоне 8 — 10 ГТц 1*.

Послестартовое управление ракетой осуществлялось автопилотом АП-15. Высота полета определялась по данным баровысотомера (статоскопа) и поддерживалась постоянной — 300 м. При достижении установленного значения пройденной дальности головка самонаведения включалась на излучение и, сканируя в горизонтальной плоскости, начинала поиск цели на заданном удалении с допуском ±1 км. После приема восьми ответных импульсов она переключала на себя управление ракетой. Протяженность последующего участка самонаведения составляла от 5 до 12 км.

Применение ракет обеспечивалось корабельной аппаратурой комплекса, прежде всего спроектированной в НИИ-49 (в настоящее время ЦНИИ "Гранит") коллективом конструкторов во главе с Виктором Андреевичем Кучеровым РЛС "Рангоут", работавшей в диапазоне 8-12 ГГц на четырех фиксированных частотах, разнесенных в диапазоне шириной ±10 МГц. Станция "Рангоут" имела два уровня мощности (20 и 100 Вт) и могла осуществлять круговой обзор с частотой 4 или 12 об/мин. Исходя из элементарных геометрических расчетов при размещении антенны РЛС на мачте катера примерно 10 м от водной поверхности, надстройки корабля противника высотой 20–30 м могли быть обнаружены на удалении 25–28 км. При обычных показателях рефракции дальность обнаружения должна была увеличиться до 30–35 км. Однако разработчиков РЛС ожидал приятный сюрприз — тот самый редчайший случай, когда показатели системы не только не ухудшаются, но и возрастают в процессе отработки.

При проведении экспериментальных работ выяснилось, что при работе РЛС данного диапазона частоте расположенной на малой высоте антенной образуется своего рода канал распространения излучения вдоль водной поверхности на дальности, намного превышающей удаление геометрического горизонта. При благоприятных условиях крупная цель обнаруживалась на дальности до 60 морских миль (112 км). Крейсер проекта (пр.) 68ббис катерная РЛС обнаруживала на расстоянии 60–80 км. В свою очередь, ракетный катер засекался РЛС крейсера на дальности 20–30 км. Тем не менее считалось удовлетворительным гарантированное обнаружение эсминца катерной РЛС на удалении 24 км. В качестве резервного оптического средства прицеливания использовался визир ПМК-453.

После обнаружения цели подключался корабельный прибор управления стрельбой "Клен", разработанный под руководством главного конструктора Алексея Алексеевича Мошкова в морском НИИ-1.

Для выработки выдаваемого на борт ракеты полетного задания наряду с данными о координатах, скорости и курсе цели, поступающими в аппаратуру "Клен" от РЛС "Рангоут", в нее вводились величины собственной скорости и курса стреляющего катера, текущие параметры килевой и бортовой качки. В ходе предстартовой подготовки катер должен был на протяжении нескольких минут выдерживать постоянный курс с точностью до +/-10 — 15 град., совпадающий с направлением на точку встречи ракеты с целью, при этом скорость катера должна была превышать 15 узлов.

Напротив, для разработки собственно ракеты П-15 (обозначение в несекретной переписке — "изделие 4К-40") выбрали новичка — филиал ОКБ-155 А.И. Микояна. Это была первая самостоятельная работа коллектива, возглавляемого А.Я. Березняком.

1* Представленные ниже сведения по характеристикам и особенностях функционирования аппаратуры комплекса заимствованы из справочника "Джейн".

Малый ратный катер пр. 183Р. Хорошо видны пусковые установки ракет П-15.

Малый ракетный катер пр. 183P.

Александр Яковлевич Березняк, родившийся в 1912 г., с 19 лет работал в авиационной промышленности. Но окончании МАИ в 1938 г. он поступил в ОКБ В.Ф. Болховитинова, где в 1941–1942 гг. совместно с А.М. Исаевым создал первый советский ракетный самолет БИ. Этот этап жизни и деятельности Березняка еще с 1950-х гг. широко пропагандировался в интересах утверждения отечественного приоритета в области ракетостроения и реактивной авиации, хотя сам перехватчик БИ не удалось довести до серийного производства и принятия на вооружение. Напротив, в доперестроечное время дальнейший жизненный путь Александра Яковлевича терялся в тумане, так как был связан с идеологически сомнительными либо слишком секретными обстоятельствами.

В конце 1940-х гг. Березняк стал заместителем главного конструктора ОКБ-2 завода № 1, расположенного в поселке Иваньково (почтовое отделение Лодберезье) на Волге, напротив Дубны. Завод был построен на берегах только что заполненного водой Московского моря в конце 1930-х гг. и первоначально предназначался для производства гидросамолетов. Главным же конструктором ОКБ-2 завода № 1 был Хайнц Рессинг, вывезенный из поверженной Германии немец, как, впрочем, и большинство инженерного состава этого КБ. Можно предположить, что Александр Яковлевич играл в этом арийском коллективе ту же роль, что и русский по национальности второй секретарь ЦК компартии союзной республики в структуре КПСС.

К началу 1950-х гг. стало ясно, что деятельность ОКБ-2 по созданию опытного "самолета 356" оказалась столь же бесперспективной, как и работы других "трофейных" ученых и конструкторов. Причиной была не ущербность тевтонских мозгов, а оторванность этих КБ от других организаций оборонных отраслей советской промышленности. Последними достижениями в считавшихся особо секретными областях науки и техники не желали делиться с людьми, которым рано или поздно предстояло вернуться на Запад.

Уже по Постановлению Совета Министров от I сентября 1951 г. завод № 1 был привлечен к серийному производству первой советской противокорабельной ракеты КС. разработанной коллективом ОКБ-155 во главе с А.И. Микояном. Спустя девять дней по приказу министра авиационной промышленности при заводе был организован филиал ОКБ-155 для технологического обеспечения производства КС. После ликвидации немецкого ОКБ филиал ОКБ-155 возглавил А.Я. Березняк. Постепенно филиал ОКБ-155 перешел от решения сугубо производственных задач к доводке и обеспечению испытаний крылатых ракет К- 1 °C, "Стрела". КС-7 и Х-20. Все они были сконструированы в ОКБ-155. где работы по ракетной тематике возглавлял М.И. Гуревич. Последнюю ракетную разработку микояновского ОКБ — авиационную ракету Х-22 — завершил уже коллектив Березняка, ставший с июля 1965 г. независимым ОКБ-2-155, а с апреля 1966 г. получивший открытое наименование МКБ "Радуга".

Разумеется, что еще задолго до выхода правительственного Постановления по результатам предварительных проработок был в общих чертах определен технический облик ракеты.

Все ранее созданные в СССР противокорабельные ракеты оснащались воздушно-реактивными двигателями. На принятой на вооружение "Комете" и отрабатывавшейся КСЩ стояли турбореактивные двигатели РД-500 и РД-9, применявшиеся также и на истребителях, а на доведенной только до стадии летной отработки береговой ракете "Шторм" — прямоточный РД-1A. Однако турбореактивный двигатель нужно было запустить и вывести на режим еще до старта ракеты, что было уместно на борту крейсера при подготовке к пуску корабельной модификации "Кометы" — ракеты КСС, или на эсминце, готовящемся к пуску "Щуки". Но для деревянного катера с размерами, ненамного превышающими габариты ракеты. сколько-нибудь длительная так называемая "предстартовая гонка" двигателя грозила пагубными последствиями. Напротив, прямоточный двигатель в принципе невозможно было запустить до старта ракеты и разгона до скорости не менее половины скорости звука. Как показал опыт создания "Шторма", для этого ракету требовалось оснастить вместо обычного стартовика намного более мощным стартово-разгонным двигателем, что привело бы к увеличению габаритов и массы сверх приемлемых величин.

Кроме того, при заданной относительно малой дальности не успевали проявиться в полной мере преимущества воздушно-реактивных двигателей, использующих кислород воздуха и. следовательно, не требующих размещения окислителя на борту ракеты. Таким образом, для новой ракеты вполне подходил запускаемый на любых скоростях ракетный двигатель.

В середине 1950-х гг. освоенные в СССР твердые топлива устойчиво горели только при высоких давлениях. Это определяло высокую скорость их горения. Практически все отечественные твердотопливные двигатели работали не более нескольких секунд, что было в десятки раз меньше требуемой продолжительности полета ракеты. Кроме того, эти двигатели были еще очень тяжелы и обладали низкой энергетикой

К этому времени в СССР на зенитных и авиационных ракетах уже были отработаны жидкостные ракетные двигатели с уровнем тяг, близких к требуемому для катерной ракеты. Разумеется, условия эксплуатации П-15 исключали применение использовавшегося в пер вых баллистических ракетах криогенного жидкого кислорода, обеспечивающего наибольшую энергетику. Из высококипящих компонентов наиболее освоенными к тому времени были азотная кислота в сочетании с керосином или триэтиламинксилидином ("тонкой", ТГ-02). Последний самовоспламенялся при контакте с азотной кислотой. что обеспечивало надежный запуск и устойчивую работу двигателя.

Наибольший опыт создания двигателей на высококипящих компонентах топлива в то время накопил коллектив входившего в НИИ-88 ОКБ-2, руководимый Алексеем Михайловичем Исаевым — партнером Березняка по легендарной разработке ракетного перехватчика БИ.

Торпедный катер пр. 183.

Малый ракетный катер пр. 183Р.

Система подачи топлива была выбрана не сразу. В начале разработки рассматривался двигатель С2.278 с вытеснительной подачей топлива. Подобная схема применялась на первых отечественных зенитных ракетах комплекса С-25, в оперативно- тактической баллистической ракете Р-11 (8А61), первой в семействе пресловутых "Скадов". Но на этих изделиях баки образовывали силовой корпус ракеты, который должен был обеспечивать достаточную прочность и жесткость для восприятия внешних нагрузок. Поэтому некоторое их дополнительное усиление, обусловленное воздействием необходимого для вытеснительной подачи высокого — несколько десятков атмосфер — внутреннего давления в баках, не слишком сказывалось на уровне весового совершенства конструкции ракеты.

Однако Березняк принял для своей ракеты схему с вкладными баками. В этом сказались и самолетостроительные традиции, и опасение того, что еще со времен Петра 1 именовалось на флоте "неизбежной на море случайностью". Предполагалось, что в аварийной ситуации не повредит лишняя стенка наружного силового корпуса, прикрывающего баки с самовоспламеняющимися компонентами. Ведь даже и без воспламенения топлива простое разлитие кислоты из поврежденного бака на палубу катера имело бы намного более тяжкие последствия, чем на территории зенитной ракетной части. Но вкладные баки утяжелялись практически прямо пропорционально давлению и при его увеличении становились неподъемным для ракеты грузом. Поэтому пришлось отказаться от вытеснительной подачи, несмотря на все ее преимущества в части простоты, дешевизны и надежности.

В конечном счете ракета поступила на вооружение с оснащенным турбонасосным агрегатом двигателем С2.722В. Так как стартовик придавал ракете скорость, не превышающую 100 м/с, дальнейший разгон должен был обеспечить ЖРД, при работе на повышенном режиме развивающий тягу 1211 кг. По достижении скорости около 1150 км/ч тяга уменьшалась до значения 511 кг, примерно равного силе аэродинамического сопротивления на маршевом участке полета.

Исходя из опыта предыдущих разработок и умеренных требований по маневренности для П-15 была принята "самолетная" общая аэродинамическая схема. Однако, в отличие от ранее созданных и разрабатывавшихся в то время авиационных "самолетов-снарядов" (КС, К-ЮС, Х-20), на П-15 установили крыло так называемой "ромбовидной", а не стреловидной формы. Это определялось крайне жестким ограничением поперечного габарита. Ширина катера почти равнялась размаху стреловидного крыла ракеты КС. На катере же требовалось разместить побортно две пусковые установки, при том что между ними еще находилась и рубка. "Ромбовидные" крылья уже применялись на зенитных ракетах комплекса С-25, серийно выпускавшихся с 1953 г. В настоящее время такие крылья относят к трапециевидным, хотя они очень напоминают треугольные, отличаясь от них основательно срезанной законцовкой и обратной стреловидностью задней кромки. Ту же форму в плане имели киль и стабилизатор. Консоли последнего располагались под углом 30 град, к горизонту, способствуя обеспечению не только продольной, но и пугевой устойчивости. Конструкторы сочли нецелесообразным наращивать высоту киля — это вело к увеличению габаритов пусковой установки, а применению подфюзеляжного киля мешал стартовый двигатель. Компоновка оказалась перспективной — три равномерно расположенные по окружности одинаковые хвостовые поверхности в дальнейшем идеально вписались во вновь созданную контейнерную пусковую установку. Органы управления располагались по обычной самолетной схеме — элероны на крыле, рули — на киле и стабилизаторе.

Первоначально ракеты оснащались крыльями традиционной для авиации клепаной конструкции. В дальнейшем технологи дубнинского завода отработали намного более производительный процесс изготовления цельнолитого крыла методом выжимания. Новая конструкция крыла была запущена в производство и на серийном заводе в г. Арсеньеве. Конструкторы и технологи были награждены медалью ВДНХ.

В передней части фюзеляжа под радиопрозрачным обтекателем, выполненным из стеклотекстолита ACT с полистиролом IIC, располагалась антенна разработанной в КБ-1 под руководством Ивана Прокофьевича Кучеренко головки самонаведения (ГСН), основная аппаратура которой размещалась в следующем фюзеляжном отсеке. Далее последовательно располагались фугасно-кумулятивная боевая часть 4Г-15, шар-баллон сжатого воздуха, бак горючего из алюминиевого сплава Д-20, основные блоки аппаратуры автопилота, сферический бак окислителя из алюминиево-магниевого сплава АМг-6. Сжатый воздух использовался для задействования пневматических рулевых машинок, а также в системе вытеснения компонентов.

Разработанный под руководством главного конструктора Ивана Ивановича Картукова в ОКБ-2 завода № 81 стартовый двигатель СПРД-30 был выполнен по вполне обычной для тех лет схеме с вкладным зарядом баллиститного твердого топлива рецептуры РСИ-12К массой 149 кг, размещенным в стальной камере сгорания. Общая масса стартовика составляла 480 кг. Сопло было наклонено вниз относительно продольной оси двигателя, с тем чтобы вектор тяги проходил вблизи центра масс ракеты, что обеспечивало минимизацию обусловленного работой стартового двигателя возмущающего момента. Той же цели снижения возмущений, действующих при работе стартового двигателя, служило и крепление ускорителя на одном переднем и двух регулируемых задних узлах. Отделение стартовика происходило по окончании работы под действием веса и скоростного напора. Тяга двигателя находилась в диапазоне 28–30 т, время работы составляло около 1,5 с.

Разработку катера с "реактивным вооружением" поручили ленинградскому ЦКБ-5. Оно размещалось на заводе, основанном в 1933 г. как верфь Морпогранохраны ОГПУ, а в 1939 г. преобразованном в завод № 5 НКВД. В войну основным заказчиком стал Военно-морской флот, и завод передали в Наркомат судостроения. В первые послевоенные годы на территории завода организовали ОКБ-5, так называемую "шарашку", в котором работал в основном "спецконтингент" — коллектив инженеров-заключенных во главе с Павлом Густавичем Гойкинсом, переведенный из аналогичной организации в Казани — ОКБ-340. Они разработали наиболее крупный из послевоенных катеров — проект 183, принятый на вооружение в 1949 г. Катер пр. 183 был создан с использованием опыта строительства советских, а также зарубежных торпедных катеров ("Элко", "Хиггинс", "Воспер"), поступавших по ленд-лизу и собиравшихся в СССР.

Парадоксально, но наши моряки "вплыли" в ракетную эпоху на деревянном суденышке. Это объяснялось вовсе не особенностями национальной индустрии. Из дерева были выполнены и первые английские торпедные катера, обломки которых представлены как трофей в Центральном военно- морском музее. Столь странный для "просвещенных мореплавателей" выбор материала объяснялся тем, что при равной прочности стальная обшивка корпуса получалась слишком тонкой и быстро ржавела. Те же проблемы, пусть и в меньшей степени, возникали и с алюминиевыми сплавами. Кроме того, в нашей стране было мало "крылатого металла" — в предвоенные годы его не хватало даже для наиболее ответственных деталей самолетов. Позже сказалось и еще одно достоинство деревянного корпуса катера — он отражал только 4 % падающего на него радиолокационного излучения.

Катер пр. 183 оказался очень удачным. В дальнейшем было построено более 360 таких катеров с дизелями, а также 25 катеров пр.183Т с дополнительной ускорительной газотурбинной установкой и 52 катера в противолодочной модификации пр. 199. Катер пр. 183 стал крупнейшим из серийных советских торпедных катеров и послужил основной для создания ракетной модификации, разработанной под руководством главного конструктора Евгения Ивановича Юхнина.

За счет снятия 533-мм ТА и кормовой зенитной спаренной 23-мм установки 2М-ЗМ на катере пр.183Р установили две открытые пусковые установки с направляющими рельсового типа для ракет. Каждая направляющая включала расположенные под углом 11,5 град, к горизонту две опорные поверхности, связанные U-образным профилем. Первоначально длина направляющих составляла 4,5 м, но по результатам отработки ее удалось уменьшить до 2,85 м.

Надо отметить, что жесткие массогабаритные ограничения по пусковым установкам в данном случае дали положительный результат — конструкторы не пошли по тупиковому пути создания поворотных, а тем более стабилизированных установок. Правда, при этом накладывались определенные ограничения на тактику применения ракетного оружия — катер на протяжении нескольких минут предстартовой подготовки должен был удерживать курс, близкий к направлению на упрежденную точку встречи ракеты и цели.

Малый ракетный катер пр. 183Р с двумя ПУ ракет П-15.

Первые проектные проработки но "катеру с реактивным вооружением" начались еще в 1952 г. Спустя пару лет был разработан технический проект ракетного катера. В 1956–1957 гг. проводились наземные полигонные испытания, для проведения которых был создан специальный стенд с натурной рубкой и фрагментами палубы катера. По результатам пусков габаритно-массовых макетов ракеты с натурными стартовыми ускорителями была определена необходимость введения газоотражателей струи стартового двигателя и защиты листами из алюминиево-магниевого сплава палубного настила перед пусковыми установками. Осмотр размещенных на стенде подопытных животных позволил сделать вывод о приемлемом уровне шумового воздействия в помещениях боевых постов при старте ракеты.

В 1957 г. два катера пр. 183Э были построены в Ленинграде на заводе № 5 (ныне "Алмаз") и По внутренним водным путям перешли на Черное море. Предполагалось, что первый пуск будет проведен в безлюдном режиме — предстартовые команды должны были поступить с другого катера по кабельным трассам. Однако погода испортилась, и поднявшееся волнение привело к обрыву кабелей. Первый пуск решили не откладывать. На катере стрелявшего катера находились пять сотрудников ЦКБ-5, в том числе Е.И. Юхнин. лично осуществивший все стартовые операции. Этот первый в истории пуск был успешно проведен 16 октября 1957 г.

В процессе отработки комплекса вскрылся ряд недоработок К счаст ью, удалось своевременно и без особого ущерба преодолеть опасную склонность комплекса к осуществлению самопроизвольного пуска ракет. Немало неприятностей доставили и пожары, возникавшие в хвостовом отсеке ракеты. При наземной стендовой отработке этого явления не наблюдалось. Причиной пожара оказалось затягивание в отсек раскаленной струи выхлопа продуктов турбонасосного агрегата под действием образующегося в полете так называемого донного разрежения в хвостовой оконечности фюзеляжа. Для устранения последствий выхлопной патрубок удлинили, выведя его срез подальше от торца хвостового отсека.

Неудачи па испытаниях провоцировали гнев начальства. А.Я. Березняк таким образом схлопотал строгий выговор. снятый только незадолго до завершения испытаний.

Наряду с недостатками испытания выявили и перспективы совершенствования комплекса. В частности, взамен первоначально заданной дальности пуска 25 км удалось обеспечить величину 35 км. Ракета П-15 гарантированно могла лететь и на 40 км. но во многих тактических ситуациях эффективное применение на эту дальность не обеспечивалось средствами целеуказания.

Государственные испытания ракеты с радиолокационной головкой самонаведения прошли с октября 1958 г. по сентябрь 1959 г. С 29 августа по 28 октября 1959 г. 10 пусками была успешно испытана модификация ракеты П-15Т, оснащенная первой в СССР круглосуточной тепловой (инфракрасной) головкой самонаведения " Кондор", разработанной в НИИ-10 коллективом во главе с Дмитрием Павловичем Павловым. Работы по этому варианту ракеты начались только 13 мая 1957 г. по распоряжению Совета Министров. Совместное применение ракет с радиолокационной и тепловой головками самонаведения было призвано повысить эффективность применения ракетного оружия в условиях организованного противодействия противника.

Принятие на вооружение комплекса в составе ракет П-15 с радиолокационной и тепловой ГСН станции обнаружения и сопровождения целей "Рангоут", аппаратуры "Клен" было оформлено Постановлением от 8 марта 1960 г. Диапазон дальностей был определен величинами от 8 до 35 км, скорость полета — 1100–1200 км/ч, высота полета 100–200 м. Вес боевой части составлял 500 кг. Вероятность попадания оценивалась величиной 0,7. Но еще до принятия комплекса на вооружение началось серийное производство ракет на заводе № 1 16 в дальневосточном городе Арсеньеве, ранее загруженном производством самолетов Як-18.

В соответствии с Постановлением от 3 декабря 1958 г. строительство катеров велось на заводах № 5 (в Ленинграде) и № 602 (Владивостокский судостроительный завод). Для серийной постройки предназначались катера пр.183Р, отличавшиеся от экспериментальных несколько иной мачтой со станцией "Рангоут", применением открытых с торцов легких металлических укрытий для ракет, исполнением рубки из стали вместо дерева.

Ракетные катера пр. 183Р в сравнении с торпедными пр. 183 при той же длине 25.5 м и ширине 6,2 м имели полное водоизмещение, увеличенное с 66,4 т до 81 т. Скорость уменьшилась с 43–44 до 38 узлов, но дальность возросла с 700 до 1000 миль. Экипаж увеличился с 14 до 17 человек.

Впрочем, катера пр. 183P стали своего рода побочным результатом создания экспериментального пр. 183Э Первоначально ракета П-15 предназначалась для более крупного катера. Ее размещение на катерах на базе пр. 183 не предусматривалось первоначальным планами судостроения на VI пятилетку 1956–1960 гг. Только спустя год после начала работ по П-15 Постановление от 17 июля 1956 г. задало применение этих ракет на пр.183Р. До 1960 г. предусматривалось построить 48 катеров пр. 183Р.

Всего в строй вступило 112 катеров, включая 54 переоборудованных из ранее построенных торпедных катеров пр.183. В частности, на заводе № 5 построили 26 ракетных катеров и еще 30 переоборудовали из катеров пр. 183.

Продолжение следует

Представление художника о том. какой могла бы стать лазерная боевая станция в космосе, оснащенная лазером "Альфа" (эксперимент "Зенит Стар").

Анатолий Демин

Лазер на полпути к звездным войнам

Продолжение. Начало см. ТиВ № 9-12/2003 г..№ 1,2/2004 г.

С 1988 г. работы по программе "Космическая лазерная триада" вступили в новую фазу. Фирма Martin Marietta со своими субподрядчиками — TRW и Lockheed Missiles начала работы, связанные с подготовкой осуществления космического эксперимента по программе Zenith Star ("Зенит Стар"), Предполагалось оценить лазер "Альфа" и зеркало, а также выявить возможность их объединения в единую систему для испытаний в космосе, разработать график наземных и летных испытаний, определить порядок проведения испытаний в космосе и оценить их стоимость.

Экспериментальный космический комплекс "Зенит Стар" представлял собой образец лазерной системы оружия, созданной на основе химического лазера "Альфа" (длина 2–4 м. ширина 4.5 м. общая масса 45–50 т) с главным зеркалом диаметром 4 м. В первой половине 1988 г. МО США проверило ход подготовки Управления СОИ к осуществлению этого эксперимента. Макет экспериментального космического комплекса "Зенит Стар" в натуральную величину изготовили и продемонстрировали президенту Р.Рейгану в конце ноября 1987 г. во время посещения им завода фирмы Martin Marietta в Денвере (шт. Колорадо).

Первоначально проведение космического эксперимента "Зенит Стар" намечалось на первую половину 1990-х гг, В его ходе планировали получить необходимые данные для создания средств для быстрого и точного наведения лазерного луча на цель, удержания его на цели в течение необходимого времени и быстрого перенацеливания лазерной системы оружия, а также для разработки механизмов, способствующих гашению вибрации.

Юстировка 80-см телескопа, установленного в отсеке полезной нагрузки МТКК" Спейс Шаттл" для эксперимента "Старпэб".

Вывод комплекса "Зенит Стар" в космос предполагали осуществить двумя ракетами "Титан-4": сначала — модуль с главным зеркалом, датчиками подсистемы захвата, слежения и прицеливания и маломощным лазером. а затем, примерно через четыре месяца — лазер "Альфа". Работы по сборке комплекса в космосе предполагалось производить с помощью роботов под контролем человека. По заявлению представителя фирмы Martin Marietta, запуск комплекса двумя модулями обеспечит то преимущество, что сначала основное внимание будет сосредоточено на технике захвата, слежения, прицеливания и быстрого перенацеливания. С выводом па орбиту лазера будет изменен режим эксперимента, чтобы сконцентрировать внимание на характеристиках луча.

В середине 1980-х гг. в американской печати особо подчеркивалось, что принимаются все меры, чтобы данный эксперимент соответствовал условиям Договора по ПРО от 1972 г. В частности, в ходе эксперимента "Зенит Стар" будут использоваться небаллистические мишени, оборудованные аппаратурой "запрос-ответ", отражателями лазерного излучения и другими устройствами.

Пока во второй половине 1980-х гг. шла подготовка к проведению космических экспериментов "Старлэб" и "Зенит Стар", не прекращались рабо ты по созданию и отработке лазерного оружия наземного базирования и тактического лазерного оружия. К сожалению, формат дайной публикации не позволяет подробно осветить все эти интересные и уникальные эксперименты, поэтому остановимся лишь на наиболее значительных.

Наиболее перспективным типом лазера для создания систем оружия ПРО наземного базирования в США считался лазер на свободных электронах (ЛСЭ). Впервые об этом заявил начальник Управления СОИ генерал-лейтенант Дж. Абрахамсон в ноябре 1085 г. на совещании в министерстве обороны, когда было сообщено, что ЛСЭ наземного базирования с длиной волны около 1 мкм принят в качестве основного типа лазера для разработки оружия ПРО.

Достоинствами ЛСЭ является высокая средняя мощность, перестройка длины волны излучения в широком диапазоне. высокий КПД н малая дифракционная расходимость. Наземная система оружия, созданная на его основе, была бы менее уязвима по сравнению с другими типами лазерных систем оружия, так как необходимые для нее космические зеркала, по мнению специалистов. будут "иметь сравнительно небольшие размеры", а дорогостоящие и более тяжелые компоненты системы будут находиться на земле. Наиболее активно разработками ЛСЭ для военных целей в те годы в США занимались Ливерморская и Лос-Аламосская национальные научно — исследовательские лаборатории, Стэмфордский университет. фирмы TRW и "Боинг". Па начало 1988 г. насчитывалось восемь действующих ЛСЭ коротковолнового диапазона. несколько ЛСЭ сантиметрового диапазона, еще шесть лазеров находились на различных стадиях создания.

Основными целями НИОКР по ЛСЭ по-прежнему оставались разработки лазера с длиной волны около 1 мкм, повышение КПД и отработка методов масштабирования ЛСЭ до уровня мощности. достаточной для решения задач ПРО. Так. в Л иверморской лаборатории с 1986 г. проводились эксперименты по программе Paladin с ЛСЭ ИК-диапазона, связанные с повышением КПД и мощности. Учитывая большую важность работ, приняли решение построить на полигоне Уайт Сэндз экспериментальную наземную систему оружия на основе ЛСЭ. Использовать ее предполагалось с применением зеркала-переотражателя. выводимого на геостационарную орбиту высотой около 33 тыс. км, и боевых зеркал на более низких орби тах для направления луча на цель.

Работы по строительству технических и вспомогательных сооружений дня экспериментальной лазерной системы оружия на полигоне Уайг Сэндз начались в 1986 г. фирмами Fluor и Bechtel. По первоначальному плану Управление СОИ в 1988 г. намеревалось заключить два контракта: на разработку и изготовление ЛСЭ и создание подсистемы управления лучом для этого ЛСЭ. Конкурентами на заключение контракта по созданию лазера выступили Ливерморская лаборатория совместно с фирмой TRW, которые предлагали ЛСЭ с индукционным ускорителем, и Лос-Аламосская лаборатория с фирмой "Боинг", ведущие разработку ЛСЭ с ВЧ-ускорителсм.

Фирма-подрядчик должна была спроектировать, изготовить и смонтировать на полигоне Уайт Сэндз ЛСЭ — средней мощности" (предположительно в десятки мегаватт). Уровень мощности этого лазера, как сообщалось, должен быть меньше, чем требуется для боевой системы оружия, но достаточен для проведения чрезвычайно важных экспериментов по прохождению излучения и исследованию поражающих возможностей ЛО данного типа. В дальнейшем при проведении экспериментов мощность лазера на полигоне должна будет постепенно наращиваться от "средней" до десятков мегаватт, а впоследствии до 1 ГВт. Но из-за недостатка финансовых средств в 1988 г. контракт не был подписан, и конкурс на его заключение планировали провести в первой половине 1989 г., а его подписание должно было состоя ться в середине 1989 г.

Контракт стоимостью 179 млн. долл. на создание подсистемы управления лучом для данного ЛСЭ был подписан с фирмой Lockhecd Missiles and Space на пять лет. Фирма-подрядчик должна была разработать, изготовить и смонтировать подсистему с 3.5-м зеркалом. Субподрядчиками являлись фирмы United Technologies Optical Systems, North East Research Associates, Ralph M. Parsons, Jaycor и Perkin-Elmer.

МО США планировало приступить к проведению экспериментов на испытательной площадке "Орогранде" полигона Уайт Сэндз с указанной экспериментальной лазерной системой оружия на ЛСЭ в конце 1992 г. Однако, в связи с тем что конгресс США уменьшил на 25 % запрошенную админист рацией сумму на финансирование НИОКР по программе СОИ на 1988 ф.г., расходы на реализацию проекта создания системы оружия на ЛСЭ были сокращены с 212 до 155,5 млн. долл. (на 27 % по сравнению с запросом). Из заявления начальника Управления СОИ и представителя командования стратегической обороны армии, осуществлявшего непосредственное руководство работами по данному проекту, следовало, что в такой ситуации лазер и подсистема управления лучом, по-видимому. не смогут быть готовы ранее конца 1993 г.

МО США планировало, используя экспериментальную лазерную систему оружия на ЛСЭ, провести начиная с 1991 г. целый ряд комплексных технических экспериментов, в том числе испытания зеркал космического базирования и подсистемы управления лучом с применением адаптивной оптики. Большое внимание предполагалось уделить отработке методов компенсации искажений луча высокомощного лазера при прохождении через атмосферу. С целью получения необходимых данных о прохождении и воздействии излучения в пределах атмосферы и в космосе должны были использоваться специально оборудованные аэростаты, беспилотные ЛА, зондирующие ракеты, спутники на орбитах 300–500 км. В итоге планировалось оценить возможности применения ЛО наземного базирования для поражения ракет противника на активном участке траектории их полета и получение необходимых данных для создания подобной системы оружия ПРО.

Проверка на оптическое качество большого 1,55-м зеркала на оптическом стенде фирмы "Литтон Айтек". Впоследствии на легкое плоское зеркало (разгруженное от напряжений) будет нанесено алюминиевое отражающее покрытие толщиной в несколько микрон.

Технологический макет изготовленного в Европе космического модуля "Спейслэб", используемого на борту МТКК "Спейс Шаттл" в эксперименте"'Старлзб". Макет использовался как функциональный имитатор для подготовки экипажа, участвовавшего в эксперименте.

Другим типом лазера, который оценивался как перспективный для создания наземных систем оружия ПРО и ПКО. являлся эксимерный. Работы по лазерам на галогенидах инертных газов в США вели различные научно-исследовательские организации и фирмы. среди них Лос-Аламосская и Ливерморская национальные лаборатории, научно-исследовательские лаборатории — ВМС, им. Максвелла, фирмы Avco, Rockwell International, Northrop. TRW, Western Research и др. В разработках эксимерных лазеров для систем оружия наибольших успехов достигли фирма Avco, отделение Rocketdyne фирмы Rockwell International и фирма Western Research.

Фирма Avco и отделение Rocketdyne фирмы Rockwell International создали XeF-лазер EMRLD. Финансирование работ осуществляли ВВС и Управление СОИ. причем последнее рассматривало этот тип лазера в качестве возможного кандидата для создания ПРО, а ВВС — для оружия ПКО. Первый образец лазера EMRLD прошел испытания в 1986 г. на полигоне фирмы. Второй модернизированный образец этого лазера было решено смонтировать и испытать на полигоне Уайт Сэндз. В 1987 г. началась его сборка на полигоне, детали и узлы доставлялись с предприятий, находящихся в г. Эверетт и Уилмингтон (шт. Массачусетс) и г. Канога-Парк (шт. Калифорния). Конструкция лазера EMRLD состояла из трех основных элементов — задающего генератора, усилителя мощности и основной ВКР- ячейки. 21 мая 1988 г. на полигоне Уайт Сэндз начались испытания задающего генератора, испытания всей системы лазера EMRLD предполагалось начать в 1990 г.

Другой эксимерный лазер в рамках программы СОИ создала фирма Western Research. 11 и 15 марта 1088 г. прошли первые его испытания, в ходе которых была достигнута импульсная мощность 800 МВт. Ширина луча составила 20 см, длительность импульса 0,5 мкс. энергия 400 Дж на длине волны 0,333 мкм. Лазер излучал со сдвигом частоты благодаря использованию вынужденного комбинационного рассеяния (ВКР).

Главные цели НИОКР, проводимых с эксимерными лазерами в интересах МО, заключались в разработке методов их масштабирования, средств и способов компенсации атмосферных искажений луча и в создании аппаратуры для точного наведения луча на цель. Кроме того, весьма важны были работы по сопоставлению характеристик эксимерных лазеров и ЛСЭ для решения вопроса о целесообразности их применения при создании противоспутниковых систем оружия. По расчетам специалистов ВВС США, демонстрационные испытания эксимерного лазера можно было подготовить раньше ЛСЭ. По их мнению, при создании оружия ПКО на основе эксимерного лазера не потребуются зеркала-переотражатели космического базирования. а в случае использования его в качестве оружия ПРО применение таких зеркал необходимо.

Важность работ по созданию противоспутникового оружия подтвердило и решение министра обороны США Ф.Карлуччи модернизировать экспериментальную систему оружия на базе химического лазера MIRACL, которая с 1984 г. использовалась в экспериментах на полигоне Уайт Сэндз Управлением СОИ и ВМС. За 6–8 месяцев предстояло усовершенствовать лазер и подсистему управления лучом для полномасштабной отработки доставки МЛИ через атмосферу и системы наведения.

Создание новой вакуумной камеры (27 х 9 м) свидетельствовало также и о том, что лазер MIRACL продолжал играть важную роль в программе СОИ, несмотря па финансовые ограничения. По словам сотрудника полигона Уайт Сэндз Дэвиса, сообщения в прессе о "преждевременной кончине" MIRACL появились в связи с тем, что этот мощный химический лазер использовался для решения двух различных задач, причем финансовые ограничения коснулись только одной из них. Одна из задач, непосредственно входящих в перечень главных задач Управления СОИ. это использование MIRACL в качестве источника интенсивного излучения в испытаниях по проверке поражающей способности и уязвимости ОВТ. В странах. Запада подобной установки для проведения таких экспериментов не было и нет. Другая задача, ранее так же финансировавшаяся Управлением СОИ, заключалась в изучении возможности применения высокоэнергетических лазеров в тактических целях, таких как системы ПВО для поражения ракет с ВРД и самолетов, Эга задача побудила ВМС США финансировать разработку лазера MIRACL в целях создания системы корабельной обороны по программе Sea Lite.

ВВС также выполняли большой объем работ по созданию оружия наземного базирования, предназначенного для борьбы со спутниками. Специалисты этого ведомства посчитали наиболее приемлемыми для систем ПКО эксимерный и йодно-кислородный лазеры. Поэтому ВВС США принимали даже более активное участие, чем Управление СОИ, в работах с эксимерным лазером EMRLD на полигоне Уайт Сэндз и выполнили значительный объем НИОКР но дальнейшему усовершенствованию йодно-кислородных лазеров, проводимых лабораторией оружия ВВС.

Система наведения и слежения Sea Lite фирмы Hughes.

По свидетельству генерал-майора Р. Рэнкина, руководившего работами ВВС, выполняемыми в рамках космической программы и программы СОИ, в 1988–1089 гг. ВВС должны были выбрать тип лазера для создания системы оружия ПКО и приступить к развертыванию двух или трех боевых систем. В 1988 г. продолжались работы по выбору места расположения позиций под эти лазерные системы, разместить которые собирались в пустынной местности, высоко над уровнем моря с таким расчетом, чтобы в любое время года и суток хотя бы одна из позиций не была закрыта плотными облаками. Напомним. что еще на 1982–1983 гг. намечалось начало строительства двух высокомощных противоспутниковых систем оружия на DF-лазерах в районах авиабазы Киртленд и центра оружия Чайна-Лейк (шт. Калифорния), но затем стройки законсервировали и отложили до завершения комплексных космических испытаний.

Одновременно с другими типами лазеров министерство энергетики США в рамках программы СОИ при активном участии МО США вело интенсивные работы по созданию системы оружия на основе рентгеновского лазера с ядерной накачкой. Министерство энергетики в рамках программы СОИ также выполняло и другие НИОКР, связанные с разработкой лазеров оптического диапазона, оружия на пучках частиц и микроволнового оружия, гиперзвуковых снарядов и др. Основным центром по разработке системы оружия на основе рентгеновского лазера с ядерной накачкой являлась Ливерморская лаборатория. В работах участвовали также Лос-Аламосская и Сандийская национальные лаборатории, с 1987 г. — фирма "Мартин-Мариетга" со своими субподрядчиками Honeywell, Hughes, Sparta, Photon Research Associates и Applied Research, Национальные лаборатории разрабатывали рентгеновский лазер с ядерной накачкой в вариантах Excalibur и еще более мощный Superexcalibur, предназначенные. соответственно, для создания систем оружия ПКО и ПРО. Фирма "Мартин-Мариетта" занималась конструкцией платформы для размещения и вывода в космос этой системы оружия, а также подсистемы захвата, слежения и прицеливания для нее. В рентгеновском лазере для ПКО предполагали использовать ядерный заряд мощностью 150 кт (масса около 455 кг).

Для испытаний различных типов лазеров и анализа излучения различных длин волн вновь понадобился самолет- лабораторня КС-135 (борт. № 60- 0371). В конце 1986 г. его вновь доработали, самолет получил новое имя "Аргус". На борту смонтировали пять видеокамер с высокой разрешающей способностью, работающих в видимом спектре, две камеры, работающие в ИК-диапазоне, и ИК-спектрометр. Всю аппаратуру установили с левого борта в отсеке возле грузовой двери, она наводилась на цель с помощью компьютерной системы целеуказания и слежения.

Часть аппаратуры сделали сменной и смонтировали на поддонах, чтобы облегчить переоборудование самолета под конкретное полетное задание. Кроме многочисленных датчиков на борту "Аргуса" устанавливали лазерные "прицелы". астросектанты и ИК-радиометры. Место между пилотской кабиной и грузовой дверью занимала фотоаппаратура "Каст Глане" ("брошенный взгляд"), разработанная Тихоокеанским центром испытания ракетного оружия ВВС США. Она состояла из семи фотокамер, сопряженных с телескопом, и использовалась в экспериментах. проводимых в интересах ВМС, ВВС, НАСА и по программе СОИ. Сопровождение цели производилось вручную, поэтому область применения аппаратуры "Каст Глане" в ряде испытаний была ограничена.

С левого борта на самолете выполнили целый набор квадратных окон. Их остекление было сменным, и в зависимости от задачи и характера установленной аппаратуры могли быть установлены окна из кварца, германия или сульфида цинка (прозрачные для лазерного излучения различных участков спектра). С правого борта над передней кромкой крыла появились два внушительных квадратных наплыва с круглыми окнами, покрашенными в белый цвет. На фюзеляже нанесли разнообразные метки для замеров при съемках (утверждали, что к прямому назначению самолета эти метки отношение не имели).

Борт 60-0371 эксплуатировался 4950-м истребительным авиакрылом, хотя был приписан не к авиабазе Райт- Паперсон, а к авиабазе Киртленд, Перед каждым испытательным полетом спецоборудование проходило тщательную проверку, для чего к левой стороне подгоняли специальный "сухой док", плотно прилегавший к фюзеляжу, чтобы внутрь не попала пыль и фязь и не вывела из строя нежную аппаратуру.

Несмотря на то что затраты на создание тактического оружия в середине 1980-х гг, составляли чуть менее 4 % от общего финансирования программы СОИ. виды вооруженных сил США провели ряд интересных экспериментов по лазерному оружию. Наиболее "продвинутым" оказался лазер MIRACL. выступавший в роли "слуги двух господ" — Управления СОИ и ВМС США.

С октября 1987 г. ВМС начали новую программу работ Shipboard Laser Weapons (Корабельное лазерное оружие). Этому предшествовала передача в середине 1987 г. в распоряжение ВМС от Управления СОИ уже неоднократно упоминавшейся экспериментальной системы ЛО. созданной на основе лазера MIRACL, созданного фирмой TRW по программе ВМС Sea Lite. Подсистему управления лучом лазера Sea Lite изготовила фирма Hughes Aircraft, а подсистему управления огнем — фирма Unisys. В 1984 г. экспериментальную лазерную систему оружия передали Управлению СОИ, использовавшему ее на полигоне Уайт Сэндз для изучения прохождения лазерного излучения ИК-диапазона в атмосфере, исследования поражающих способностей ЛО данного типа, а также для изучения возможностей применения высокомощных лазеров для решения задач ПВО (оборона от тактических ракет и самолетов).

Куполообразные сооружения полигона Уайт Сэндз, в них раньше размещались приемная и передающая антенны РЛС. После модернизации сооружений полигона в них находится оборудование независимых систем управления высокоэнергетических лазеров ВМС США (фирмы TRW) и армии США (фирмы Bell).

18 сентября 1987 г. ВМС провели первое успешное испытание лазерной системы оружия MIRACL с СНС Sea Lite, по поражению управляемой ракеты- мишени BQM-34s Firebee-1, летевшей со скоростью 926 км/ч на высоте 450 м и по своим параметрам близкой к боевым крылатым ракетам ВМС США с дальностью более 1000 км. (Однодвигательная турбореактивная телеуправляемая мишень BQM-34S Firebee имела длину 7 м, размах крыльев 3,9 м, диаметр корпуса 0,95 м, стартовый вес 1135 кг, скорость полета 1100 км/ч, дальность полета 1245 км.) Эксперимент проводился с целью определения возможности применения МЛИ в качестве оружия для обороны надводных кораблей. 2 ноября 1987 г. эксперимент повторили, вновь в полете была уничтожена телеуправляемая ракета-мишень BQM-34S, дистанция до цели в этот раз была удвоена. В обоих случаях лучом лазера выводились из строя электронные компоненты системы самонаведения. в результате чего ракета- мишень теряла управление, входила в штопор и разбивалась. ВМС планировали провести еще несколько подобных испытаний, для чего в 1988 г. фирма Teledyne оснастила несколько ракет- мишеней Firebee-1 специальными подкрыльевыми отражателями, что предотвратило бы разрушение мишеней и обеспечило возможность их многоразового использования. Испытания MIRACL с использованием таких мишеней запланировали и на 1989 г. В апреле того же года было принято решение о модернизации стенда с лазером MIRACL для определения возможности его использования в системе ПКО ASAT,

По заявлению представителей ВМС США, эти испытания достигли своей цели — они "продемонстрировали возможности лазерного оружия обеспечить оборону кораблей от быстродвижущихся целей", однако, по мнению ряда специалистов, "необходимо уменьшить габариты силовой установки, применяемой для генерации энергии этого лазера". В связи с этим в ВМС США посчитали, что лазерная система оружия для обороны кораблей может быть создана не ранее чем через 15–20 лет. Возможность поражения быстролетящих целей на малых высотах, что весьма важно для обороны крупных надводных кораблей, подтвердилась 23 февраля 1989 г., когда лучом MIRACL сбили противокорабельную ракету Talos, летевшую на низкой высоте со скоростью 2400 км/ч. Уже упоминалось, что армия США с начала 1980-х п. приступила к разработке экспериментальной лазерной системы оружия FALW-D (Forward Area Laser Weapons Demonstrator — демонстрационная система лазерного оружия передового базирования) с использованием ряда наземных транспортных средств ПВО. В 1983 г. начались испытания лазерной системы Roadrunner, установленной на модернизированной плавающей машине, предназначенной для высадки морской пехоты.

Использование в сухопутных войсках оружия на химических DF-лазерах, считавшихся в тс годы наиболее перспективными, представляло опасность из-за токсичности фтора и продуктов его сгорания. Поэтому армия США активно проводила работы, направленные на изыскание путей безопасного применения химических лазеров. Для этого проводились демонстрационные испытания по программе MAD (Mobile Army Demonstration), использовалась мобильная установка с DF-лазером мощностью 100 кВт. Основной задачей испытаний являлась отработка технологии "сменных патронов" химического лазера, т.с. создание такой системы, в которой одни сменные патроны будут содержать, лазерное вещество, а другие — поглощать отработанные газы.

Во второй половине 1980-х гг. армия США вела разработки тактического лазерного оружия по нескольким проектам в рамках программы Laser Weapon Technology — "Технология лазерного оружия".

По проекту Stingray фирма "Мартин- Мариетта" на основе маломощного твердотельного лазера фирмы General Electric создала и в 1986–1987 гг. испытала на полигоне Уайт Сэндз демонстрационный образец мобильной системы оружия (на шасси танка). Система предназначалась для постановки помех и вывода из строя оптико-электронных средств бронетехники противника. Командование связи и электроники армии США намечало опубликовать в конце 1988 г. запрос на предложение о разработке опытного образца системы лазерного оружия Stingray. Однако нельзя было исключить возможность создания опытного образца данной системы оружия и на основе другого типа лазера, например СО2, если учесть, что все виды вооруженных сил, и особенно армия, накопили богатый опыт в разработке СО;-лазеров для тактического ЛО.

В интересах ПВО для поражения воздушных целей фирмы МВВ и Diehl предлагали использовать бронемашину с подъемной платформой, на которой устанавливалось фокусирующее зеркало диаметром более 1 м и следящая система (то есть поворотный механизм и некоторые электронные устройства), а также система пассивного наблюдения и целеуказания, позволявшая осуществлять одновременное слежение за несколькими целями. Подъемная платформа существенно расширяла обзор. Интервал времени между захватом цели и поражением ее лазерным излучением был очень короткий. В качестве самоходной платформы предлагалось использовать шасси танка "Леопард-2". Кроме лазера на нем можно было разместить контейнер с топливом, окислитель и водяной охладитель. Решетка сопл для газового лазера могла быть размерами 2,0x0.5 м и обеспечивать выходную мощность излучателя в несколько мегаватт. Общая масса всей системы составляла около 20 т. и. по мнению специалистов, для обслуживания такой установки было достаточно двух человек.

В течение ряда лет по проекту Cameo Bluejay проводились работы по созданию бортовой вертолетной системы оружия, предположительно на основе маломощного лазера. Она предназначалась для вывода из строя оптикоэлектронных систем и их элементов, а также, как указывалось в ряде сообщений, для противодействия лазерным средствам противника. Принятие на вооружение тактической системы лазерного оружия Cameo Bluejay намечалось на 1992 г. Главным подрядчиком по этой системе оружия являлась фирма Sanders Associates (филиал фирмы "Локхид"). На более раннем этапе работы вели фирмы Loral и Perkin-Elmer.

По программе Dazer разрабатывалась переносная лазерная установка для пехоты армии США. Цель программы — создать лазерное устройство для выведения из строя танковых лазерных дальномеров, приборов ночного видения, а также для временного ослепления живой силы противника. Стоимость единичного разрабатываемого устройства при серийном производстве должна была составить, по некоторым оценкам, до 50 тыс. долл.

После испытаний ЛЛЛ NKC-135A в 1983 г. ВВС США временно отложили проект создания ЛЛЛ второго поколения. однако вовсе не исключалась его "реанимация" на основе химического лазера. Во второй половине 1980-х гг. работы по созданию тактического лазерного оружия ВВС осуществляли по программам Advanced Radiation Technology — "Перспективная лучевая техника" и частично по Advanced Weapons: Laser Application — "Перспективные виды оружия: Применение лазеров". В 1988–1989 гг. ВВС намечали провести летные испытания бортовой авиационной лазерной системы оружия Coronet Prince, а затем принять решение о разработке ее опытного образца. Данная система создавалась на основе маломощного твердотельного лазера и предназначалась для вывода из строя оптико-электронных средств противника. Устанавливать се предполагалось под фюзеляжем самолета на специальной платформе.

По заказу ВВС США, известному под названием Sigma, фирма Rocketdyne изготовила цилиндрический химический лазер мощностью 2.2 МВт с прокачкой горячей газовой смеси. Лазер Sigma мощностью примерно в два раза меньше по сравнению с разрабатываемым лазером "Альфа" в конечном итоге был предназначен для установки на борту самолета. По словам представителей МО, он имел ценность с точки зрения отработки технологии изготовления цилиндрических лазеров.

Без преувеличения можно сказать, что 1987 г. стал "золотым веком" программы "звездных войн" 1980-х гг. XX столетия. Уже в следующем, 1988 ф.г. бюджетные ассигнования на программу СОИ урезали более чем на четверть, и далее они постепенно снижались. Основной причиной явилась наступившая в СССР "эпоха перестройки и гласности". "Империя зла" рассыпалась буквально па глазах, а пришельцы с далеких звезд и планет все не прилетали, вот и оказалось, что воевать в космосе было просто не с кем. В итоге снижение бюджетных ассигнований привело к тому, что большинство запланированных на конец 1980-х — начало 1990-х гг крупномасштабных и комплексных экспериментов по программе СОИ на земле и в космосе в полном объеме так и не провели.

Один из трех стационарных контрольно-измерительных пунктов на трассе полигона для оценки характеристик пучка высокоэнергетических лазеров и крупногабаритных оптических систем. Пункт находится на расстоянии -450 м от лазера, другие — на удалении -0,8 км и 2 км

Это касалось в первую очередь экспериментов "Зенит Стар" и "Старлэб", кроме того, значительно урезали программу экспериментов на полигоне Уайт Сэндз с ЛО наземного и космического базирования. Еще на 1988 г. в соответствии с реализацией программы "Зенит Стар" на комплексе HELSTP полигона были запланированы испытания химического HF-лазера космического базирования "Альфа", объединенного с оптической системой LODE/LAMP и "предназначенного для демонстрации возможности создания высокомощных химических лазеров с излучением в ИК-области спектра для применения в космосе". Главное зеркало и другие оптические компоненты подсистемы управления лучом этого лазера разработала по проекту LODE фирма Lockheed Missiles and Space. В рамках этого же проекта осуществлялись работы и по программе LAMP (Large Advanced Mirror Program — создание крупногабаритного адаптивного зеркала). Стендовая отработка "Альфы" проходила на полигоне Сан-Хуан Капистранос 1988 г. В апреле 1989 г. впервые получили генерацию излучения в течение 0,2 с.

Другими экспериментами, запланированными на 1989–1990 гг. на комплексе HELSTF полигона Уайт Сэндз. являлись полномасштабная экспериментальная проверка прохождения МЛИ через атмосферу и отработка наведения излучения лазера MIRACL с системой наведения и слежения (СНС) Sky Lite на космические объекты (до 1993 г.), а также завершение подготовки к космическому эксперименту "Зенит Стар" с проведением наземных испытаний лазера "Альфа" с элементами LODE/LAMP, предусматривавших соответственно испытания устройств управления лучом и крупногабаритных с малым весом оптических устройств, предназначенных для эксплуатации в космосе (до 1990 г.).

На экспериментальном комплексе оружия наземного базирования с ЛСЭ (площадка "Орогранде") на 1990–1995 гг. были запланированы:

— 1990 г. — ввод в эксплуатацию лазерной установки на свободных электронах для наземных испытаний МЛН мощностью в несколько мегаватт:

— 1991 г. — испытания ЛСЭ мощностью 10–30 МВт;

— 1992 г. изучение прохождения излучения ЛСЭ через атмосферу и демонстрация возможности переотражения луча зеркалом космического базирования:

— 1995 г. — эксперимент с использованием ЛСЭ с мощностью излучения до 100 МВт и космического переотражающего зеркала диаметром 4 м.

До 1993 г. также намеревались провести эксперимент с демонстрацией прохождения высокоэнергетического луча эксимерного лазера через атмосферу.

Однако не следовало забывать и об опубликованном еще 25 апреля 1987 г. в Вашингтоне докладе 'Научно-технические аспекты оружия направленной энергии" объемом 424 с., подготовленном группой из 17 экспертов — членов Американского физического общества. Все они также представляли научную общественность, оборонную промышленность, федеральные лаборатории. вооруженные силы и имели доступ к секретным материалам. Подготовка доклада заняла полтора года, еще более полугода заняла его проверка в МО США. Американские физики, в их числе было немало крупных специалистов по лазерной технике, сделали вывод, что "даже при самых благоприятных обстоятельствах потребуется десять или более лет интенсивных научных исследований", прежде чем можно будет принять обоснованное решение о возможности создания лазерного и пучкового оружия для решения задач ПРО.

В докладе содержались следующие оценки состояния разработок высокомощных лазеров в рамках программы СОИ:

— химические HF- и DF-лазеры для поражения ракет нуждаются в увеличении выходной мощности по крайней мере на два порядка по сравнению с достигнутой:

— мощность эксимерных лазеров необходимо повысить по крайней мере на четыре порядка и увеличить частоту повторения импульсов;

— ЛСЭ как более новый и менее изученный тип лазеров "требует проверки нескольких физических концепций", его мощность необходимо увеличить на шесть порядков;

— рентгеновские лазеры с ядерной накачкой "требуют проверки многих физических концепций", прежде чем могут использоваться в качестве оружия;

— методы коррекции оптического качества лазерного луча "необходимо усовершенствовать на много порядков"; даже в космосе необходимо использовать новые адаптивные методы фазовой коррекции, чтобы получить близкую к дифракциооной расходимость луча;

Главное зеркало диаметром 4 м фирмы ltek (элемент оптической системы LAMP), используемое в программе "Зенит Стар"

— потребность в электроэнергии для работы платформы с космическим оружием вызывает необходимость в создании значительно более мощных ядерных реакторов. По мнению авторов доклада, это предполагает "решение многочисленных, пока не рассматривавшихся инженерных проблем".

В заключение ученые-физики отметили: "Каков бы ни был порядок усовершенствования оперативных параметров, потребуется много новых открытий и изобретений. Несоответствие между нынешним этапом развития оружия направленной энергии и требованиями к нему настолько велико. что для достижения намеченных целей необходимо ликвидировать крупные пробелы в технических знаниях". Названный в докладе возможный срок принятия решения о создании лазерных систем оружия ПРО. по- видимому, не слишком отличался от сроков, фигурировавших в планах МО США. Так. в начале 1987 г. при обсуждении вопросов о возможном начале в 1993–1994 гг. первого этапа развертывания системы ПРО администрация и конгресс США указывали, что на этом этапе активными средствами ПРО будут ракеты наземного и космического базирования. Лазерное оружие рассматривалось как оружие второго поколения.

В результате получилось так, что осторожные научно-технические прогнозы и мировая геополитическая ситуация, "объединившись", начали свое движение "в едином строю" После распада СССР в 1991 г. о полномасштабном выполнении всех лазерных экспериментов по программе "звездных войн" речь уже не шла. В январе 1993 г. уходивший с президентского поста республиканец Дж. Буш-старший даже подписал с первым президентом России Б.Н. Ельциным договор об очередном сокращении СНВ. С приходом к власти в США демократов во главе с Б. Клиитоном "звездные войны" потеряли актуальность, и произошла очередная определенная переоценка взглядов на лазерное оружие. Программу СОИ официально не закрыли, но постепенно стали сворачивать, одновременно пытаясь найти "Конверсионное" применение всем этим накопленным научнотехническим и технологическим наработкам. Появились различные проекты уничтожения с помощью мощных лазеров малоразмерного (до 10 см) космического мусора, в большом количестве засоряющего низкие (200–600 км) околоземные орбиты. Начались поиски соисполнителей среди стран Запада и закупка технологий в бывших странах социалистического лагеря, в первую очередь в странах СНГ.

Виктор Сергеев

Бронетанковая техника Индии

Кроме танков в Индии на Государственном артиллерийско-техническом заводе в г. Медакс по лицензии строятся боевые машины пехоты БМП-2 под названием Sarath. Первая машина, собранная из комплектующих советского производства, была передана индийской армии в августе 1987. С тех пор количество БМП индийского производства увеличивалось год от года и к 1999 г. составило приблизительно 90 % от всего парка этих машин.

Sarath, как и БМП-2, вооружена 30-мм автоматической пушкой 2Л42, 7,62-мм спаренным пулеметом ПКТ и установленной на крыше башни пусковой установкой ПТРК "Конкурс" (АТ-5 Spandrel) с максимальной дальностью стрельбы 4000 м. С начала производства на машине было проведено много усовершенствований, включая установку новой радиостанции и модернизацию стабилизатора вооружения (AL4423), а также осуществлены и другие незначительные доработки.

Государственный артиллерийско- технический завод в г. Медаке отвечает за изготовление корпуса и башни, окончательную сборку и испытание машины, а также за изготовление подвески, двигателя, 30-мм и 7,62-мм боеприпасов, системы питания боеприпасами, топливной системы, пусковой установки ПТУР и системы управления ракеты.

Отметим и другие компании, привлекаемые к программе строительства БМП:

— артиллерийско-технический завод в Триши — выпуск 30-мм пушки:

— завод MTPF в Лмбарнасе производит приводы наведения башни и пушки. а также некоторые части пусковой установки ПТУР;

— завод Орудийных лафетов в Джабалпуре изготавливает монтажный комплект для пушки и дымовые гранатометы:

— завод OLF в Дехарадуне занимается дневными н ночными приборами наблюдения п прицелом;

— компания BFML KGF поставляет трансмиссию и приводы управления:

— BELTEX в Мадрасе — стабилизатор вооружения и электрооборудование;

— BDL в Медаке — ракеты и пусковые установки ПТРК.

Внутреннее оборудование индийской бронированной санитарной машины.

Бронированная санитарная машина AAV — вариант модернизации базовой БПМ-2.

По некоторым оценкам, к началу 1999 г. общее количество выпущенных в Индии БМП-2 составило приблизительно 1200 единиц. Кроме них на вооружении индийской армии имеется приблизительно 700 (по другим источникам — 350) БМП-1, поставлявшихся из Советского Союза ранее.

Используя накопленный опыт в строительстве БМП, индийские конструкторы, как и в случае с танком Т-72М1. занялись разработкой на ее шасси собственных бронированных машин. Одной из таких машин является бронированная санитарная машина AAV. В настоящее время она находится в серийном производстве и представляет собой измененный вариант базовой БМП-2, предназначенный для выполнения функций санитарной машины, с сохранением башни, но со снятым вооружением. Машина служит для быстрой эвакуации с поля боя раненых с оказанием им неотложной медицинской помощи. Она обладает отличной подвижностью на любой местности и имеет возможность преодолевать различные заграждения и водные преграды вплавь. Как и БМП, она оборудована системой коллективной защиты от ОМП.

Машина может быстро переоборудоваться для перевозки четырех раненых на носилках, или двух раненых на носилках и четырех сидячих, либо для восьми сидячих раненых. Она имеет экипаж из четырех человек, включающий водителя, командира и двух медиков. Полная масса машины составляет 12200 кг.

Медицинское оборудование включает носилки, емкости с кровью или плазмой. оборудование для переливания крови, кислородное оборудование, контейнеры со льдом и с горячей или холодной питьевой водой, шины и гипс, комплект медикаментов, подушки и наволочки, подносы для инструментов, мочеприемник и судно.

По заказу индийских инженерных войск была создана бронированная машина инженерной разведки AERV. Машина имеет корпус и башню БМП-2, по. кроме пусковых установок дымовых гранатометов, все вооружение снято. AERV сохранила возможность плавать. Движение по воде обеспечивается перематыванием гусениц.

Машина оснащена всем необходимым оборудованием для получения разведывательной информации, ее записи и передачи на командный пункт, давая возможность иметь необходимые сведения о характере препятствий и водных преград. Используя свое оборудование, AERV может обеспечивать штабы детальной информацией о высоте и наклоне речных берегов, несущей способности грунтов и профиле дна водных преград.

Оборудование, установленное на AERV, включает гироскопическую и спутниковую навигационные системы, радиокомпас, курсопрокладчик с планшетом, прибор определения плотности грунта, электронный теодолит, лаг, эхолот, лазерный дальномер, устройство установки указок и шанцевый инструмент.

Автоматическое устройство установки указок установлено на левой стороне корпуса машины ближе к корме и позволяет AERV быстро отметить маршрут для сзади идущих машин. При движении указки находятся в горизонтальном положении, при необходимости их использования они устанавливаются в вертикальное положение. Указки выстреливаются в грунт при помощи электропневматической системы из магазина емкостью 50 указок. Каждая указка представляет собой металлический прут высотой 1,2 м и 10 мм в диаметре с закрепленным на нем флажком.

Все оборудование на AF.RV объединено через последовательный интерфейс на IBM-совместимый компьютер. Стандартное оборудование машины включает установленную на крыше систему кондиционирования воздуха, систему защиты от ОМП, два откачивающих насоса и гирополукомпас. Первоначально разработанная для военных целей, сейчас AERV рассматривается также и для применения в гражданских целях.

Многофункциональная 3-координатная РЛС, используемая вместе с ЗРК Akash.

Рабочее место оператора машины AERV.

Индийская инженерная разведывательная машина AERV

В соответствии с требованиями индийских инженерных войск также был разработан и бронированный плавающий бульдозер AAD. Он представляет собой шасси БМП-2 со снятой башней и большим количеством дополнительного оборудования, позволяющего выполнять новые специфические задачи. Машина имеет экипаж из двух человек, состоящий из водителя и оператора, расположенных спиной к спине, что обеспечивает дублированное управление машиной. Оборудование включает гидравлический ковш на корме машины емкостью 1,5 м\ лебедку с тяговым усилием 8 тс, ножевой минный трал, установленный спереди, и анкер с ракетным двигателем, подобный установленному па британском инженерном тракторе, который был на вооружении индийской армии в течение нескольких лет. Анкер с ракетным двигателем используется для самовытаскивания и имеет максимальную дальность запуска от 50 до 100 м в зависимости от условий. Машина имеет максимальную скорость по шоссе 60 км/ч и па плаву 7 км/ч. Она оборудована системой коллективной защиты от ОМП.

Широко используется шасси БМП-2 и в индийской ПВО. На ее базе созданы ЗРК Akash и Trishul Шасси БМП для них было несколько удлинено и имеет по семь опорных катков с каждого борта. На крыше машин установлены вращающиеся пусковые установки с тремя ракетами "земля-воздух-. Па такой же базе выполнена и многофункциональная 3-координатная РЛС, используемая вместе с ЗРК Akash.

Опытный легкий танк на базе БМП-2 с двухместной башней TS-90.

Инженерная машина AAD — еще один вариант использования шасси БМП-2.

Внутреннее оборудование самоходного 81-мм миномета. Хорошо видны ствол миномета и укладки для его боекомплекта.

Индийский самоходный 81-мм миномет на шасси БМП-2.

В ближайшее время планируется начать производство боевой машины Namica с ПТРК Nag (Кобра), разработанной индийской компанией DRDO. На пусковых установках БМ Namica будут находиться четыре готовых к пуску ПТУР, а дополнительный боекомплект размещается внутри. Перезаряжание ракет производится внутри машины под защитой брони.

ПТРК Nag относится к комплексам третьего поколения, реализующим принцип "выстрелил и забыл". Стартовый вес ракеты составляет 42 кг, дальность стрельбы более 4000 м. Тандемная кумулятивная боевая часть способна поражать основные боевые танки, оснащенные динамической защитой.

Предпринята попытка наладить производство на шасси БМП Sarath легкого танка с 90-мм пушкой. Он представляет собой корпус БМП-2 с двухместной башней TS-90 производства французской компании Giat с 90-мм пушкой и 7,62-мм спаренным пулеметом. Эта машина была разработана для замены легких танков ПТ-76 советского производства, имеющихся на вооружении индийской армии. Были изготовлены всего два опытных образца, после чего выпуск прекратился.

Шасси БМП Sarath использовалось и для создания 81-мм самоходного миномета. Огонь из него ведется изнутри машины. Углы наведения миномета по вертикали составляют от 40 до 85 град., по горизонту — 24 град, в каждую сторону. В комплект машины входит и опорная плита миномета для его использования в выносном варианте. Возимый боекомплект составляет 108 выстрелов. В состав комплекса вооружения самоходного миномета включены 84-мм противотанковый гранатомет Karl Gustaf с 12 выстрелами и 7,62-мм пулемет MAG Tk-71 с боекомплектом 2350 патронов. Экипаж машины составляет пять человек.

В заключение можно сказать, что в настоящее время Индии стала еще одной страной, производящей собственные образцы бронетанковой техники, имея при этом мощный потенциал.

Патрик М. МакШерри, Николай Митюков

Захват Гуама

Остров Гуам, самый крупный в Марианском архипелаге, в 1668 г. официально закрепился за Испанией, после того, как на нем основали испанскую миссию. Но за прошедшие двести с лишним лет на острове так и не было ничего сделано для его укрепления. Тем не менее, в Соединенных Штатах в планах войны с Испанией захвату острова придавали если не ключевое, то достаточно видное место: Гуам занимал выгодное стратегическое положение на линиях, связывающих Америку с Филиппинами.

Поскольку последняя депеша, полученная губернатором острова вплоть до его захвата, датировалась 14 апреля, испанцы просто ничего не знали о начале войны, и потому операция по овладению Гуамом прошла столь быстро.

Вероятно, поэтому в отечественной литературе операция по захвату Гуама предана забвению: она не дала и не могла дать ничего нового военному искусству. Единственным документом, в большей или меньшей степени упоминаемым по этому вопросу, является письмо российского генерального консула в Нью-Йорке Теплова Ламздорфу, датированное 24 июня 1898 г. "Чарльстон", войдя в бухту Гуама, сделал семь выстрелов по имеющимся там старым испанским фортам. Местный губернатор, полагая, что речь идет об обычном салюте, послал сказать на "Чарльстон", что крайне сожалеет, что за неимением пороха не может дать ответного салюта. Когда же ему разъяснили истину и объявили, что он сам считается уже военнопленным, губернатор стал протестовать с величайшим негодованием против всего происшедшего, утверждая, что ему ничего не известно было об объявлении войны между Испанией и Соединенными Штатами".

Нам кажется, что любителям военной истории будет интересно ознакомиться с подробностями этой операции.

Первые планы по захвату Гуама появились в Морском департаменте задолго до начала войны. Сейчас мало афишируется факт, что командиру Азиатской станции американского флота коммодору Джорджу Дьюи надлежало сразу после объявления войны идти вовсе не к Маниле, а захватить Гуам и оборудован, на нем угольную станцию для дальнейших действий против Филиппин. Однако Дыои, всегда отличавшийся самостоятельностью и отчаянностью, пошел своим путем. Он сразу форсировал вход в Манильскую бухту и на следующее утро, 1 мая 1898 г. наголову разбил находившийся там испанский флот.

Тем не менее, Морской департамент не отказался от своих планов. На сей раз захват Гуама был возложен на экспедицию, отправленную к Дьюи с пополнениями. Чтобы не дать испанцам времени на подготовку обороны, приходилось спешить.

Уже 3 мая стало известно, что в Сан- Франциско зафрахтован почтовый пароход "Сити оф Пекин", который начали переоборудовать в тени таль и плавучую мастерскую. Вместе с двумя угольщиками под конвоем крейсера "Чарльстон" его предполагалось 15 мая отправить в Манилу. Но 9 мая планы переменились. От оборудования госпиталя на "Пекине" отказались, а вместо этого загрузили на пароход больше запасов различных материалов и боеприпасов, а также послали на его борт запасных матросов и машинистов с мастеровыми из адмиралтейства в Маре-АЙленде. На борту двух других пароходов, "Сити оф Сидней" и "Австралии", предполагалось послать в Манилу десантные партии, но из первоначальных 5000 человек удалось разместить лишь 2500.

Из-за поломок в машинах "Чарльстона" выход его несколько раз откладывался, пока 18 мая он, наконец, не вышел из Сан-Франциско с грузом боеприпасов. Но и на этот раз обнаружились неисправности в холодильниках, и 19-го крейсер был вынужден возвратиться. Исправление поломок заняло около двух суток, и он снова вышел в море, направившись в Гонолулу. На его борт, кроме боеприпасов для Дыои, загрузили также орудие для "Балтимора" взамен поврежденного в бою 1 мая и 67 человек для пополнения некомплекта в экипажах. А 28-го транспорты "Сити оф Пекин", "Австралия" и "Сити оф Сидней" с десантниками под командованием бригадного генерала Андерсона наконец вышли в море. В начале июня экспедиция прибыла в Гонолулу.

Сейчас мало известен факт, что к началу испано-американской войны Гавайи, тогда независимое государство, выступило союзником американцев. Правда, это стало скорее формальностью, поскольку пятисотенная гавайская армия просто не могла оказать серьезную поддержку. Но, тем не менее, главным последствием этого союза стало превращение Гавайских островов в штат САСШ. И не последнюю роль в этом процессе сыграло прибытие на острова экспедиции генерала Андерсона, встреченной местным населением с большим энтузиазмом.

4 июня караван покинул Гавайи и двинулся в путь. Уже в море командир "Чарльстона", "по совместительству" выполнявший обязанности начальника конвоя, кептен Генри Гласс открыл запечатанное секретное предписание и с удивлением обнаружил, что в соответствии с ним конвою предписывалось "по дороге" занять Гуам.

Как уже говорилось, несмотря на то, что война с Америкой приближалась, Испания практически не сделала ничего для укрепления этого отдаленного форпоста империи. На момент объявления войны последний раз корабль ВМС Испании заходил на остров лишь полтора года назад. Военные специалисты в Соединенных Штатах подозревали о сложившейся на острове ситуации, и потому на овладение Глассу отводилось один-два дня.

Поскольку десантным партиям предстояло сразу с берега вступить в бой, а личный состав был только что призван и совершенно не имел боевого опыта, в пути начали проводить тренировки со стрелковым оружием, которое в большом количестве приняли в ящиках на борт "Пекина". По мере приближения к острову "учения" становились все более серьезными, и, например, даже организовали стрельбу по мишеням.

Штормовым утром 20 июня американцы благополучно достигли острова. Успешно пройдя мимо испанского наблюдательного поста на мысе Ритидан, конвой незамеченным прошел в бухту Аганы. "Чарльстон" зашел вглубь бухты, а транспорты держались примерно в полумиле.

В Гонолулу ходили упорные слухи, что на острове имеется какая-то испанская канонерка, и потому, бросив якорь в бухте Сан Луис д'Апра, на "Чарльстоне" с нетерпением стали ожидать ее появления, чтобы сразиться. Но вскоре судно, видневшееся в глубине бухты, было опознано как торговая бригантина (она оказалась японской "Минатогавой", прибывшей на остров с грузом копры). "Чарльстон" продолжил движение вперед, пока не вошел в зону обстрела форта Санта Крус. С борта крейсера невозможно было определить, в боеготовности ли форт, и "Чарльстон" сделал по нему в течении четырех минут тринадцать выстрелов из своего 47-мм орудия. Но ответа с форта не последовало. Тогда "Чарльстон" встал на якорь посреди бухты, чтобы держать под прицелом любое передвижение в ней.

Капитан Гласс уже было приказал своему офицеру подняться на борт японской бригантины, чтобы поинтересоваться относительно статуса острова, когда была замечена шлюпка под испанским флагом, приближавшаяся к крейсеру. На ее борту были лейтенант испанского флота Гарсия Гутьеррес и исполняющий обязанность командира порта доктор испанской армии Ромеро. Поднявшись на борт "Чарльстона", испанцы первым делом вежливо поинтересовались здоровьем команды и затем заявили, что они к, сожалению… не могут ответить на американский салют по причине отсутствия на острове пороха!

Испанские офицеры были буквально ошарашены фактом войны между Америкой и Испанией, которая, кстати, длилась уже два месяца, и тем, что отныне они считаются военнопленными.

Испанский гарнизон острова состоял из 54 солдат, вооруженных винтовками Маузера образца 1896 г… и 56 ополченцев, называемых на Гуаме "чаморрос" ("бритоголовые"), с настоящей коллекцией винтовок Ремингтона образцов от 1845 до 1890-х гг. Так что оба пленных были временно освобождены, чтобы передать приказ губернатору немедленно прибыть на борт крейсера.

Транспорт "Ситиоф Пекин" с войсками идет в Манилу.

Транспорт "Сити оф Пекин" покидает Сан-Франциско 25 мая 1898 г.

Крейсер" Чарльстон".

Губернатор Хуан Марина ответил, что испанский закон запрещает ему подниматься на борт заходящих в порт судов, и попросил, чтобы американский капитан сам прибыл к нему, гарантируя ему безопасное возвращение. Но когда письмо с ответом губернатора прибыло на крейсер, было уже поздно, и губернатора информировали, что офицер будет послан на берег утром.

На следующее утро в 8.30 штурман "Чарльстона" лейтенант Уильям Браунерсрейтер сошел на берег, чтобы встретиться с губернатором и его свитой в Пити. Одновременно на пляж у Пити на шлюпках прибыла сформированная десантная партия. Лейтенант доставил письмо капитана Гласса, который требовал сдать острова, на что отводилось полчаса после вручения письма, при этом уже устно губернагору напомнили, что неподалеку стоит тяжело вооруженный американский корабль и несколько транспортов, загруженных войсками, которые только и ждут команды, чтобы сойти на берег. Двадцать девять минут спустя губернатор возвратился с ответом, адресованным командиру "Чарльстона". После того, как Браунерсрейтер сломал печать, губернатор сказал скороговоркой: "Ой! Но это для комманданте!", на что лейтенант с присущим ему пафосом ответил: "Я представляю его здесь!" и попросил губернатора зачитать письмо. Вкратце там говорилось следующее:

"Находясь без должной обороны и не в силах противостоять чему-либо в данной ситуации, я с грустью должен признать свою капитуляцию перед такими превосходными силами и, к сожалению, согласиться с вашими требованиями. В то же время я возражаю против подобного акта насилия, так как я не имею никакой информации моего правительства о том, что Испания находится в состоянии войны с вами".

Спустя некоторое время Браунерсрейтер заявил: "Господа, отныне вы мои пленные и отправляетесь на борт "Чарльстона" вместе со мной".

Губернатор, после короткого совещания со своей свитой, снова протестовал против того, что его сделали заключенным: ведь американцы сошли на берег под белым флагом, а вместо этого взяли в плен губернатора и сопровождавших его офицеров.

Но Браунерсрейтер имел четкие инструкции кептена Гласса, так что губернатору пришлось смириться со своей неизбежной судьбой и последующие выделенные им десять минут потратить на написание сообщений родным и военной администрации в Агане, чтобы ровно в 16.00 все 54 солдата местного гарнизона (две рогы) построились со своим оружием и боеприпасами, со всеми четырьмя испанскими флагами для принятия капитуляции.

Процедура завершилась в 11.30 и все письма вскоре доставили в Агану. Губернатора же со своей свитой, состоявшей из доктора, капитана порта и секретаря, попросили перейти в шлюпку. После того, как она приблизилась на милю к транспортам, на последние передали условный сигнал, что изготовившаяся к десантированию партия может благополучно вернуться обратно.

Спустя несколько часов началась решающая стадия разоружения испанского гарнизона. В 15.30 четыре шлюпки с тридцатью морскими пехотинцами под командованием лейтенанта корпуса морской пехоты Мийерса и шестнадцатью моряками под командованием энсина Вальдо Эванса направились на берег. Общее командование операцией снова возлагалось на лейтенанта Браунерсрейтера. Для доставки обратно на корабли пленных, рядом со шлюпками шла шаланда.

В 16.00 американцы без каких-либо инцидентов разоружили испанские отряды и "чаморросов". Солдат кадровой армии переправили на борт "Сити оф Сидней", а всех ополченцев отпустили. "С превеликой радостью солдаты иррегулярных войск встретили известие, что они могут возвращаться по домам, — вспоминал лейтенант Браунерсрейтер, — в порыве благодарности они срывали с себя пуговицы, нашивки и знаки отличия и дарили их как сувениры американским солдатам." Операция по доставке 54 пленных солдат и двух лейтенантов на корабли завершилась в 19 часов.

Всего в ходе операции были взяты следующие трофеи: 7500 7-мм патронов для винтовок Маузера: 2000 патронов для винтовок Ремингтона; 52 пояса, 45 штыков и ножен для винтовок Маузера: 64 патронташа, 45 кожаных поясов, 60 штыков с ножнами для винтовок Ремингтона; 52 винтовки Маузера, три сабли, 62 винтовки Ремингтона и четыре испанских флага.

Таким образом, испанская власть на Гуаме была ликвидирована, и Соединенные Штаты получили в свое владение первую территорию на Тихом океане.

Капитан Гласс имел категоричный приказ уничтожить все испанские укрепления на острове. Однако, посетив форты, он заключил, что те находятся в столь плачевном состоянии, что не имеют никакой боевой ценности. Лишь на единственном форте обнаружились орудия — четыре старых железных пушки, которые, судя по всему, представляли большую опасность для собственной прислуги, нежели для врагов. Также самолично американский кептен установил большой американский флаг на форте Санта Крус. Незамедлительно ему салютовали орудия "Чарльстона".

22 июня 1898 г. американский конвой покинул Гуам и продолжил свой путь к Маниле. 30 июня "Чарльстон" с транспортами достиг мыса Энхано, где его уже ожидал крейсер "Балтимор", и в тот же день все корабли благополучно вошли в Манильскую бухту. Впоследствии герои этих событий приняли участие также в штурме и взятии Манилы.

Необходимость быстрейшего занятия Гуама стала для всех очевидна месяц спустя, когда у его берегов появился немецкий легкий крейсер "Аркона", прибывший туда, очевидно, для занятия острова с целью основать позднее там базу для Кригсфлотте. Но немецкий "визит" опоздал, так как на острове уже была американская администрация, а открытая вражда с американцами пока не входила в планы кайзера.

Литература

Владимиров Л.С. Дипломатия САСШ в период американо-испанской войны 1898 года. — М.: Госполитиздат, 1957. — 256 с.

Испано-американская война. Дневник войны.//Морской сборник. — 1898. -№ 6.-C. 10–25.

Collier's World Atlas and Gazeteer. — New York (P.F.): CollierS Son Corp., 1940. — 166 p.

Clerk of the Joint Commission, The Abridgement: Message from the President of the United States to the Two Housesof Congress. Vol. IV.-Washington: Government Printing Office, 1899. -P. 151–157. Davis O.K. Harpers Weekly. — New York: Harper and Brothers, Publishers. — 1898. — August 20. — P. 829–830.

O'Toole G. J. A. The Spanish War. — New York: W.W. Norton amp; Co., 1984.

Американские корни (современные БМП)

Окончание. Начало см. в ТиВ№ 2/2004 г.

Семен Федосеев

TIFV

Машину AIFV выбрала для своих сухопутных войск и Турция вскоре после ее появления, но первый заказ 1978 г. на 500 машин был аннулирован. Осенью 1987 г. Турция объявила торги на совместное производство 1700 боевых машин на шасси AIFV с усиленным бронированием. В них участвовали западногерманская фирма "Краусс-Маффей. со своей ББМ "Пума", британская GKN "Сэнки" с БМП MCV-80 "Уорриор" и американская FMC с той же БМП AIFV. Последняя вполне ожидаемо и выиграла торги. И в мае 1988 г. FMC и турецкая фирма "Нурол" подписали соглашение о создании смешанной компании FNSS для совместного производства боевых машин, в июне того же года американская компания "Детройт Дизель" и турецкая фирма "Хема" подписали соглашение о создании совместного предприятия по производству двигателей для этих машин на заводах "Хема" в городах Кайсери и Полатлы.

Завод "Нурол" в г. Гельбаши для производства машин строился при непосредственной финансовой поддержке Великобритании. Бельгии и Нидерландов. На этом заводе запланировали выпустить 1698 боевых машин, в том числе 650 БМП, 830 БТР, 170 самоходных минометов. 48 самоходных ПТРК "Toy"(стоимость всей программы оценивалась в 1 000 076 500 долларов).

К производству бронекорпусов для этих БМП подключилась бельгийская фирма "Коккериль".

20 готовых БМП AIFV поставили из США для ознакомления и освоения производства и сборки турецким техническим персоналом. Турецкая боевая машина получила обозначение TIFV (Turkish Infantry Fighting Vehicle). Первые TIFV поступили в боевые подразделения сухопутных войск Турции уже в 1991–1992 гг.

В одноместной башне американского типа "Шарпсшутер" установлена 25-мм американская пушка М242 "Бушмастер" с двухленточным питанием и внешним электромеханическим приводом автоматики. 165 выстрелов боекомплекта пушки готовы к стрельбе, 199 размещаются в укладках (правда, по другим данным, боекомплект пушки меньше — 230 выстрелов). С пушкой спарен 7,62-мм пулемет. Установка вооружения стабилизирована, углы наведения по вертикали — от -8 до +48 град., приводы наведения электрогидравлические. Могут устанавливаться два блока по три дымовых гранатомета.

Для повышения подвижности машины двигатель 6V-53T форсировали, доведя его мощность до 300л. с… так что удельная мощность возросла до 21.42 л.с./т. Улучшенная автоматическая трансмиссия обеспечивает четыре скорости переднего и одну заднего хода. Перекомпоновка обитаемого объема позволила увеличить число посадочных мест для десанта до восьми, усилив состав мотопехотного отделения. В остальном TIFV почти полностью идентична своему американскому прототипу.

Еще до выполнения всей программы производства, с 1997 г. уже планировалось начать модернизацию 1479 БМП. На шасси TIFV выполнены также БТР с 12,7-мм пулеметом в одноместной башне, самоходные 120-и 81-мм минометы (огонь можно вести с машины или с грунта), самоходный ПТРК "Toy" с двумя пусковыми установками во вращающейся башне.

Турецким вариантом БМП заинтересовалась Малайзия, вознамерившаяся закупить его в модификации А300 — с 25-мм пушкой или с сочетанием 40-мм автоматического гранатомета и 12,7-мм пулемета в башне.

Тактико-технические характеристики БМП TIFV

Боевая масса, т 14,01

Экипаж, чел 3

Десант. чел 8

Длина по корпусу, м 5,258

Ширина, м 2,819

Полная высота, м 2,79

Высота по крыше башни, м 2,01

Клиренс 0.43

Вооружение:

пушка 25-мм автоматическая М242 "Бушмастер"

пулеметы 1x7,62-мм

Боекомплект.

выстрелов 364 или 230

патронов 1610

Двигатель:

марка 6V-53T "Детройт Дизель"

тип 6-цилиндровый, дизельный, форсированный, жидкостного охлаждения

мощность, л. с 300

Емкость топливных баков, л 416

Трансмиссии гидромеханическая ТХ200-4 "Аллисон"

Механизм поворота дифференциального типа

Подвеска индивидуальная торсионная

Гусеница стальная, с РМШ и подушками

Максимальная скорость по шоссе, км/ч 65

Максимальная скорость на плаву, км/ч 6,3

Запас хода по шоссе по топливу, км 490

Преодолеваемый подъем, град. 37

Угол крена, град 25

Ширина рва, м 1,83

Высота стенки, м 0.74

Глубина брода, м плавает

KIFV, или К-200

Неудивительно, что армия Южной Кореи также выбрала в качестве прототипа для своей легкой БМП американскую AIFV. Всегда широко используя американское вооружение, Южная Корея выпускала ряд его моделей у себя по лицензии. В их число вошел и БТР M113А 1. Выбор БМП на его шасси значительно облегчал налаживание собственного серийного производства. Американская компания FMC в этих работах не участвовала, разработку вело подразделение "специальной продукции- фирмы "Дэу Хэви Индастриз". В итоге БМП, в которой до 90 % деталей и узлов унифицировано с M113А1. получила существенные отличия от AIFV. В 1985 г. она поступила на вооружение сухопутных войск Южной Кореи. Эта машина известна под обозначением К-200. но встречается и название KIFV. Производство было налажено на заводе фирмы "Дэу Хэви Индастриз" в г. Чханвон.

Схема компоновки К-200 в целом аналогична М113А1. с совмещенными по длине МТО (справа) и отделением управления (рабочие места механика-водителя и командира) в передней части корпуса и десантным отделением в кормовой. Рабочее место механика-водителя оснащено четырьмя призматическими смотровыми блоками М27, один из которых может заменяться пассивным ПНВ. Командир машины пользуется пятью перископическими приборами наблюдения — четырьмя стандартными призматическими блоками М17 и одним прибором М20А1 с кратностью усиления 1х (для наибольшего поля обзора) или 6х (для наблюдения с увеличенным разрешением), который при необходимости можно заменить пассивным ПНВ. В десантном отделении смонтировано девять индивидуальных посадочных мест для бойцов. Посадка и высадка десанта производятся через откидную кормовую аппарель с силовым приводом либо через одностворчатую дверь, выполненную в левой части аппарели. Для высадки вверх (например, на плаву, при переправе вброд) служит большой люк в крыше.

Южнокорейская БМП KIFV.

ЗСУ К-263А1 с 20-мм пушкой "Вулкан"".

В плане вооружения корейцы ограничились стрелковым оружием. Справа от места командира между МТО и десантным отделением размещена открытая сверху башенка (бронированная турель) кругового вращения с 12,7-мм пулеметом М2НВ. передним подвижным бронещитом и приборами наблюдения и стрельбы (подобно БТР M113А3) — Командир, высунувшись из своего люка, может вести огонь из 7,62-мм единого пулемета М60 также американского образца, установленного на шкворне. В бортовых верхних наклонных листах и кормовой аппарели смонтировано по две установки для стрельбы из оружия десанта. Машины с таким комплексом вооружения формально относят к бронетранспортерам. однако в ряде стран они рассматриваются именно как БМП. К тому же. имеется модификация K1FV, в которой на тот же стандартный корпус установлена башня с 20-мм автоматической пушкой (ПТРК не предусмотрен).

Бронекорпус сварен из листов алюминиевого броневого сплава, в лобовой части и по бортам усилен стальными броневыми плитами. На верхнем лобовом листе выше волноотбойного щитка установлен блок из шести дымовых гранатометов.

В МТО установлен силовой блок, включающий 8-цилиндровый V-образный дизельный двигатель MAN D-2848M германского образца и британскую автоматическую трансмиссию Т-300, обеспечивающую в сумме семь скоростей переднего и заднего хода. Ходовая часть включает на борт пять сдвоенных обрезиненных опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской (торсионный вал в трубе и гидравлические амортизаторы на первом, втором и пятом узлах подвески) без поддерживающих роликов. Ведущее колесо — переднего расположения. Двигатель мощностью 350 л.с. позволяет развивать максимальную скорость 74 км/ч. Машина плавает за счет водоизмещения корпуса, движение на плаву — за счет перематывания гусениц.

В стандартное оснащение машины входят система защиты от ОМП и противопожарное оборудование.

На шасси К-200 (KIFV) разработаны БТР KAFV с 40-мм гранатометом и пулеметом в башне, самоходный ПТРК "Тоу", командно-штабная машина K-277AI с увеличенной высотой десантного отделения, БРЭМ К-2881А1, самоходный 81-мм миномет К-281А1, ЗСУ К-263А1 с 20-мм пушкой "Вулкан", транспортер боеприпасов К-255, невооруженная машина радиационной и химической разведки, а также перспективная БМП FKIFV с 40-мм автоматической пушкой и машины огневой поддержки с 75-мм и 90-мм пушками.

Усовершенствованная модель БМП предусматривает силовой блок из дизельного двигателя D2848T, форсированного турбонаддувом до 350 л.с., и автоматической трансмиссии X-200-5D "Аллисон".

Тактико-технические характеристики БМП KIFV

Боевая масса, т 13.2

Экипаж, чел 3

Десант, чел 9

Длина по корпусу, м 5,480

Ширина, м 2,846

Высота по крыше корпуса, м 1.93

Полная высота, м 2,518

Клиренс, м 0,41

Вооружение:

основное 12,7-мм пулемет или автоматическая пушка

дополнительное 7,62-мм пулемет на турели

Двигатель:

марка MAN D-2848M

тип 8-цилиндровый дизельный

мощность, л.с. 350

Трансмиссия гидромеханическая Т-300

механизм поворота-дифференциального типа

Подвеска индивидуальная торсионная

Гусеница стальная, с РМШ и подушками

Ёмкость топлинных баков, л 400

Максимальная скорость по шоссе, км/ч 74

Максимальная скорость на плаву, км/ч 6

Запас хода по шоссе по топливу, км 480

Преодолеваемый подъем, град. 37

Ширина рва. м 17

Высота стенки, м 0,63

Боевая машина пехоты YPR-765 армии Нидерландов

Боевая машина пехоты KIFV малайзийской армии в окраске миротворческих сил ООН в Боснии, 1994 г.

Боевая машина пехоты AIFV (бывшая итальянская VCC-1) армии Саудовской Аравии.

Сейчас эти машины переоборудованы в носители ПТУР "Тоу".

Южнокорейская БМП KIFV.

Боевая машина пехоты TIFV армии Турции.

Боевая машина пехоты AIFV в базовой конфигурации.