sci_tech Мир Авиации 1997 02

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.5 14.04.2012 FBD-C957E4-1469-8444-1690-DBD6-05FC-8E9B5C 1.0 Мир Авиации 1997 02 1997

Мир Авиации 1997 02

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г № 2(14) 1997 г.

На обложке:

Один из успешных ночных вылетов ТБ-3 в Великую отечественную воину Рисунок В. Золотов

Владимир РАТКИН

В полете — ТБ 3 из 1 го АП ДД май 1942 г Архив М. Маслова

Боевой счет ТБ-3

Противник поначалу был исполнен пренебрежения к этом\ самолету. 11а четвертый день войны Гальдер отметил в своем дневнике: русские перешли к применению старых тихоходных четырехмоторных бомбардировщиков-мол, совсем плохи дела у авиации "красных"… Пройдет время, и на перехват ТБ-3 будут бросать хорошо подготовленных истребителей-ночников. После каждого ночного боя с ТБ-3 на их "Мессершмиттах" рисовали отметки об очередной одержанной воздушной победе. Но проходил день, наступала ночь, и "сбитые" гиганты прилетали снова, чтобы бомбить врага.

Самолет шел над целью так медленно, что, казалось, зависал в воздухе — "становился на якорь", и бросал бомбы в цель, несмотря на обстрел, совершенно равнодушно пропуская сквозь свое гофрированное тело десятки осколков и даже крупнокалиберные снаряды немецких зениток.

В боевой эксплуатации туполевский гигант показывал истинные чудеса. Мог летать с перепаханных полей, совершать посадки в снег глубиной до 1 м. Возил на внешней подвеске тяжелые негабаритные грузы — танки Т-38, грузовики ГАЗ-АА. артиллерию… и работал, несмотря на возраст, на редкость активно. К исходу первого года войны значительное число экипажей ТБ-3 совершили по 100 боевых вылетов, а к концу Сталинградской битвы некоторые имели их до двухсот. Труд авиаторов. летавших на ТБ-3. отметили достойно — одним из первых авиаполков, получивших гвардейское звание, стал 250-й ТБАП…

Перед вторжением Германии ВВС РККА имели у западной границы СССР 4 полка ТБ-3: 7 ТБАП (40 БАД 1 ДБАК), северо-западное направление, имел 44 самолета, из них 18 исправных. 1-й и 3-й ТБАП (3 ДБАК). западное направление, имели 94 ТБ-3. Кроме того в районе базирования 3-го ТБАП находилось 14 неисправных ТБ-3. 14 ТБАП (18 БАД ВВС КОВО), юго-западное направление. имел 32 исправных самолета (данные на 1.6.41). В ремонте находилось 6 ТБ-3. 1 самолет был придан 16-мч ББП.

Основное внимание в боевой подготовке тяжелобомбардировочных полков уделялось отработке высадки десантов. В 3-ем и 7-м ТБАП некоторые экипажи имели опыт в транспортировке тяжелых грузов на внешней подвеске (между основными стойками). Перебазирование авиаполков на полевые аэродромы также не обходилось без участия ТБ-3 — наиболее грузоподъемного в то время самолета.

В тяжелобомбардировочных полках проводились также и учебные бомбометания. Экипажи 3-го и 7-го ТБАП имели опыт ночных боевых действий на финской войне. Выучка экипажей находилась на высоком уровне.

Отношение же к матчасти. на которой приходилось летать, было разным. Где-то — доброжелательным, где-то — неприязненным. Так. 14-й тяжелобомбардировочный полк получал ТБ-7, и на ТБЗ там смотрели как на старье, из которого уже ничего не выжмешь. Такое отношение к машине-ветерану крепло в полку по мере освоения ТБ-седьмых экипажами 2 АЭ. И можно представить разочарование летчиков 14-го полка, когда вступить в войну им пришлось все же на столь нелюбимых ТБ-3.

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Ближе всех к западной границе располагался 3 ТБАП. Бетонная полоса его основной базы — Боровичей. находилась на реконструкции: работы вели заключенные под руководством (и охраной) специалистов НКВД. А полк, поскольку наступил период летних сборов, перелетел на расположенный неподалеку запасной грунтовый аэродром. Рано утром 22 июня лагерь подняли по тревоге, а комэскам приказали явиться в штаб за срочным донесением. Привыкший к участившимся в последнее время учебным тревогам, личный состав полка особо не волновался, решив, что и в это воскресное утро состоялась одна из них.

Прибыв в штаб, комэски не застали там никого. Здание было пусто. Они постояли некоторое время в недоумении, после чего разошлись по своим палаткам — досматривать прерванные сны.

А утром, еще до выступления Молотова и получения каких-либо разъяснений обстановки, увидели столб дыма, поднимавшийся над той частью горизонта, где располагался Минск. Ветер доносил до аэродрома пепел и обгорелые бланки госучреждений СССР…

1 и 3 ТБАП вступили в бой уже вечером 22 июня 1941 г… отбомбившись по войскам противника, а к началу июля уже все находившиеся на советско-германском фронте полки ТБ-3 совершали ночные вылеты на бомбометание.

Хотя ТБ-3 не воспринимался в 19–11 г. как дальний бомбардировщик (износ матчасти, вкупе с эксплуатационными ограничениями, привел к понижению летных характеристик), одной из первых ему была поручена все же дальнебомбардировочная операция: в ночь на 24 июня 1941 г. 1 и 3 ТБАП бомбили железнодорожные узлы на территории Польши: Бяла-Подляска. Седлец, Цехоновец. Острув. Малкина-Гура.

Обслуживание бомбардировщика между вылетами ЦАМО РФ

Замена мотора M17 на ТБ-3 250 АП ДД.1942 г. ЦАМО РФ

С началом войны в дело пошел бомбовый запас, создававшийся на складах подразделений в мирное время в расчете на те задачи, которые, как планировалось, придется выполнять в ходе войны. 7 ТБАП имел арсенал, пригодный для решения многообразных задач — от уничтожения мостов до поражения объектов, разбросанных на большой площади. Перед войной склады 7 ТБАП получали не только фугасные бомбы самых разных калибров, но и САБы, ЗАБы, РРАБы (для комплектования последних поступали бомбы АО-2.5–8: шарики "КС"), Это позволило осуществлять успешные бомбометания по самым разным целям.

1 и 14 ТБАП имели на вооружении старые машины с двигателями М-17б и М-17ф. которые рассчитывали использовать на войне только в качестве транспортно-десантных самолетов. 14 ТБАП перед войной даже носил наименование "десантно-бомбардировочного", с упором па первом слове. Некоторые самолеты в 14 ТБАП встретили войну разоруженными, без бомбодержателей. поэтому их пришлось применять в основном для десантирования людей и грузов, а также для разбрасывания листовок в тылу немецких войск. Соответственно типаж бомб на складах 1 и 14 ТБАП в 1941 г. имел ограниченный характер. Осветительные бомбы отсутствовали. отчего бомбометания первое время производились "вслепую". Из-за отсутствия в полках аэрофотоаппаратов, эффективность бомбовых ударов там оценивали приблизительно.

О хаосе, воцарившемся в первые дни войны на Западном фронте, написано много. Связь работала неустойчиво. штабы не имели разведданных, а если и получали их. то, как правило, уже устаревшие из-за темпов прохождения по инстанциям. Направление действий противника, его численность. темпы продвижения из-за этого определялись неверно. К итоге немцы захватывали аэродром за аэродромом, и не всегда удавалось эвакуировать в тыл неисправную матчасть. 26 ноября 1941 г. авиаразведчик 750-го ДБАП обнаружил на аэродроме Витебска, захваченном немцами. 8 самолетов ТБ-3. часть из которых, вероятно, принадлежала З-му ТБАП.

ТБ-3. захваченные противником в местах вынужденных посадок Архив Г. Петрова

3 ТБАП оказался самым невезучим из всех. Абсурдными приказами полк терзали с самого начала войны. Так. днем 23 июня был потерян ТБ-3, один из четырех, посланных на… разведку движения танковых колонн! И итоге уже к 30 июня 1941 г. полк лишился 11 машин, причем 7 из них — от истребителей противника.

Многие знакомы с романом К.Симонова "Живые и мертвые". И, конечно же, помнят эпизод уничтожения группы ТБ-3 немецкими истребителями. Описанное в деталях повторяет то. что произошло днем 10 июля 1941 г. в районе Житомира: 12 самолетов ТБ-3 14-го ТБАП вылетели на бомбометание без истребительного прикрытия и в районе цели подверглись атаке двух Bf 100. Один из истребителей был сбит дружным огнем с бомбардировщиков. однако второй продолжал атаки и уничтожил 7 машин. Экипажи сбитых самолетов спаслись на парашютах. Эпизод романа имеет также сходство с происходившим 29 июня 1941 г. на Западном фронте в районе Бобруйска: 3 ТБАП получил боевой приказ с запозданием, и самолеты не успевали подняться в воздух до рассвета. Конечно, было неразумно выпускать их засветло, но устоять под нажимом — верхов-, требовавших немедленного вылета на бомбометание, командование не смогло, и взлет был произведен под утро. Над целью бомбардировщики появились при свете яркого солнца — погода была идеальной, как никогда! После бомбометания два отряда кораблей пошли маршрутом, проложенным, вероятно но привычке, над населенными пунктами, которые к тому моменту уже заняли немцы, были "вычислены" и сбиты один за другим. Из командиров кораблей в живых остался только старший лейтенант Пожидаев.

К счастью, то были исключительные случаи. Однако прискорбно, что рассказ писателя, в общем-то правдивый. впоследствии был догматизирован, навязан общественному мнению как единственно верный факт боевой работы ТБ-3 и стал восприниматься как свидетельство работы всей нашей бомбардировочной авиации в 1941 г.

В НОЧНОМ НЕБЕ

Днем в воздухе врагом ТБ-3 становился любой неприятельский самолет. Поохотиться за медленно ползущей по небу громадиной жаждали не только истребители: иной — Хейнкель-. возвращавшийся с бомбометания, тщился надеждой записать на свой счет еще и сбитый ТБ-3… Даже сильное истребительное прикрытие не способно было спасти полки ТБ-3 от больших потерь при дневных полетах, в том числе и над своей территорией. Значительное число экипажей в тяжелобомбардировочных полках было подготовлено к ночным боевым полетам. и необходимости в дневных бомбометаниях не было никакой. К счастью, это поняли и — наверху-, экипажи ТБ-3 стали совершать боевые вылеты исключительно ночью, и в 1941 году на длительное по военным меркам время оказались в относительной безопасности. Хотя выхлопные коллекторы двигателей ТБ-3 не имели пламегасителей. и огоньки выхлопа хорошо были заметны в ночной тьме с пролетавших выше самолетов, встречи с немецкими истребителями стали происходить значительно реже. 14-й авиаполк в ходе ночных боевых вылетов встреч с истребителями не имел. Другим везло меньше. Однако "ГБ-3 был не так безобиден, как кажется сегодня. Воздушные стрелки, обнаруживая, что бомбардировщик преследуется неприятельским самолетом, открывали по нему интенсивный огонь из всех точек. Огненные трассы в ночном небе психологически очень сильно действовали на летчиков противника, и желающих на собственной шкуре проверить калибр оружия, защищавшего воздушного великана, находилось немного.

При ночных воздушных боях с немецкими истребителями ТБ-3 не был обречен на уничтожение, даже если выводились из строя воздушные стрелки. Характерны в этой связи следующие эпизоды.

ТБ-3 из 250 АП ДД после возвращения с боевого задания. Самолет был атакован истребителем противника. Возникший на борту пожар экипах потушил своими силами 1942 г. ЦАМО РФ

Экипаж ст. л-та Смушкина осматривает самолет после возвращения из боевого вылета. Обнаружена пробоина в стойке киля 250 АП ДД. лето 1942 г. ЦАМО РФ

В ночь на 23 февраля 1942 г. экипаж майора Мосолова (3 ТБАП) вылетел для доставки за линию фронта управления десантного авиакорпуса во главе с генерал-майором Левашовым. При подходе к площадке приземления корабль был атакован истребителем Bf 110. Осколком снаряда убило Левашова. Летчик совершил посадку па первую подвернувшуюся площадку (основная не годилась — на снегу ясно виднелись черные воронки от бомб), высалил штаб десантников и. несмотря на полученное во время атаки повреждение двигателя, произвел взлет. Оказавшись в воздухе, он был вторично обстрелян Bf 110. барражировавшим поблизости. После двух атак фюзеляж ТБ-3 был изрешечен, один из членов экипажа убит. Но самолет не горел, держался в воздухе. Маневрируя. летчик ушел от истребителя и вернулся на свой аэродром.

Во время вылета в район Вязьмы ТБ-3 капитана Пляшечника (1 ТБАП) атаковали два Bf 110. Были убиты оба воздушных стрелка, перебита бензосистема, на борту возник пожар. Но противник радовался преждевременно. Радист повел бой. отражая башенным УБТ атаки — Мессершмиттов-. Штурман Михайлов предотвратил распространение огня по самолету, зажав поврежденную трубку бензосистемы. Сымитировав падение корабля и уйдя от преследования, экипаж через 40 минут после атаки перелетел линию фронта и произвел посадку в поле. Пожар потушили, после чего самолет взлетел и вернулся на свой аэродром.

ТБ-3 на посадке Архив Г. Петрова

Эмлаж Филина перед вылетом на боевое задание 1 АП ДД На носу бомбардировщка видны следы камуфлирования. Архив Г Петрова

ПОТЕРИ В ПЕРВЫЙ ГОД ВОЙНЫ

Не столь значительными в первый год войны оказались и потери полков ТБ-3 от немецких бомбардировок (16 машин). Хотя казалось, что все вело к обратному. Из- за продолжавшегося отступления войск трудно было создать в прифронтовой полосе надежно действующую систему оповещения о налетах противника. Габариты самолета затрудняли его маскировку на аэродроме. Но немецкие бомбардировки не были равно эффективны на всех участках фронтов. Больше всего самолетов от вражеских бомбардировок летом 1941 г. потерял 1 ТБАП -7 ТБ-3. Иначе обстояло дело на юго-западном направлении. Днем 25 июня 1941 г. немцы подвергли бомбардировке аэроодромы 14-го полка — Борисполь и Гоголево. На гоголевском аэродроме в тот момент находилось 30 ТБ-3, рассредоточенных по всему полю. Немцы сбросили 36 бомб, сделали 2 захода на штурмовку, но даже слабый зенитный огонь снизил эффект от удара: результатом атак противника был только один сожженный ТБ-3. В 14-м полку он оказался единственной потерей от бомбардировок за весь 1941 г.

3 ТБА11 потерял в 1941 г. от бомбардировок только один самолет — благодаря большому объему работ, выполнявшемуся наземным составом для маскировки кораблей. В первый год войны, когда З ТБАП базировался в лесистой местности, для каждого из самолетов в лесу вырубалось место под стоянку, куда они и закатывались после вылета, а затем укрывались маскировочной сетью.

КАМУФЛИРОВАНИЕ ТБ-3

Как известно, вплоть до войны окраска советских самолетов была однотонной. Первых немецких ударов оказалось достаточно для того, чтобы убедиться в ее неэффективности и предпринять соответствующие меры. Сразу после начала войны появился приказ о камуфлировании машин, впрочем, трактовавший этот процесс весьма общо, что привело к появлению самых разнообразных окрасок. Это касалось практически всех типов самолетов. В отношении ТБ-3 имелась одна особенность: величина бомбардировщика да еще при интенсивности боевых действий, характерных для начала воины, затрудняло выполнение приказа. К тому же командование тяжелобомбардировочных полков скептически относилось к эффективности камуфляжа. Крылатый корабль был слишком огромен, спрятать ТБ-3 от "ока" авиаразведки таким образом было практически невозможно, и трата краски большей частью не имела смысла.

Лишь к началу 1942 г. большинство ТБ-3 приобрели "покровительственную окраску", а к лету практически на все бомбардировщики, воевавшие на Советско-Германском фронте, поверх довоенной зеленой-хаки краски были нанесены черные (или темно-зеленые) полосы. Низ самолетов не перекрашивался, оставаясь светло-голубым.

Зимой 1942/43 гг. предпринимались попытки перекрашивать бомбардировщики в белый цвет. В 14-м полку из-за нехватки краски для столь крупногабаритных машин они окончились ничем. В 7 ТБАП, после того, как была выкрашена половина крыла одного из ТБ-3, от подобных экспериментов отказались. К 325 полку было приказано перекрасить в белый цвет три бомбардировщика, но как приказ был исполнен, остается неизвестным.

Работы по зимнему камуфлированию проводились и в 1-м полку — об этом свидетельствует сохранившаяся фотография (слева, на с. 6).

Стрелок И.Никулин из 1 АП ДД май 1942 г Турельная установка с пулеметами ДА-2 РГАКФД

Турели самолета ТБ-3-4М-17 Снимок периода войны Архив Г Петрова

ПОВЫШЕНИЕ БОЕВЫХ КАЧЕСТВ ТБ-3

К весне 1942 г. были предприняты меры но повышению боевых качеств ТБ-3. Произвели замену оборонительного вооружения бомбардировщиков: самолеты, имевшие центральную (иногда — и хвостовую) башню со ШКАСами, стали оснащаться турелями УТК-1 с 12,7-мм пулеметами УБТ. Это усилило защиту самолета от воздушного нападения. Монтаж в люковой установке крупнокалиберного пулемета (БС, УБТ) позволил стрелкам при полете на низких высотах "гасить" прожектора противника. Было дано указание оснастить все ТБ-3 в тяжелобомбардировочных полках ночными коллиматорными прицелами HКПБ-3. Их установка на самолетах способствовала повышению точности бомбометания.

Политинформация на аэродроме 250 АП ДД Лето 1942 г ЦАМО РФ

Руководящий состав 250 АП ДД Лето 1942 г ЦАМО РФ

Экипаж капитана Солодких у своего самолета 250 AП ДД. 1942 г ЦАМО РФ

ПОПОЛНЕНИЕ ПАРКА ТВ-3 НА ФРОНТЕ

Число полков ТВ-3, действовавших на фронтах Великой Отечественной войны, в 1941 году не только не уменьшилось, а наоборот — выросло. 28 июни 1941 г. в Харьковском военном округе приступили к формированию 325 десантно-бомбардировочного полка (впоследствии — 325 тяжелобомбардировочный полк). Для его оснащения было получено 22 ТБ-3 из летных школ. К 1 сентября 1941 г. в части подготовили 7 экипажей- ночников. которые сразу же приступили к боевым вылетам. Кроме того. 25 июня 1941 г. с Дальнего Востока на запад всем составом (49 машин) вылетел 250 тяжелобомбардировочный полк и к 9 июля прибыл в район Ворошиловграда. Осенью 1941 г., после завершения операции в Иране, из Среднеазиатского военного округа на Западный фронт перебазировалась 39-я отдельная эскадрилья, имевшая 12 самолетов ТБ-3-4М-17.

Появление на советско-германском фронте новых авиачастей, оснащенных "дедушками русской авиации-, вряд ли можно назвать "латанием дыр". Ход войны в ее первые дни был еще непредсказуем. и потому прибытие ТБ-3 на фронт говорит скорее о том значении, которое придавали их боевым и особенно транспортным возможностям.

С. первых же дней войны полки ТБ-8 стали переходить в непосредственное подчинение командования ВВС фронтов. Использование этих самолетов в качестве ночных фронтовых бомбардировщиков большой грузоподъемности было весьма эффективно. Еще большей результативности использования ТБ-З способствовала концентрация всех тяжелобомбардировочных полков и АДД. проведенная в марте 1942 г. Были образованы две дивизии Дальнего Действия: 53-я — на базе 23-й С..VI. и 62-я на базе 22-й БАД. Каждая из них имела 3 полка ТБ-3, по 3 эскадрильи в каждом. Количество матчасти в полках определялось не штатной численностью, а исправностью авиапарка. К середине 1942 года хорошим результатом можно было считать готовность в полку к боевым вылетам 15-ти ТБ-3. Численность боеготовых машин, благодаря фантастическому труду ремонтников и техсостава. могла подняться до 20-ти. но такое происходило крайне редко. Основные трудности связывались с недостатком запчастей к давно снятым с производства моторам М-17 и М-34.

ТАКТИКА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Тактику действий ТБ-3 в ходе Отечественной войны строили с учетом полного использования его положительных качеств, а также — активности средств ПВО противника на том или ином участке фронта. Выход к цели осуществлялся на разных высотах, с разных направлений и с выдержкой по времени. На ТВ-3 (за исключением разве что 325-го полка, чей личный состав набирали из офицеров запаса) летали, как правило, "старые" экипажи, имевшие достаточный опыт, который позволял уверенно выходить на цель, выдерживать боевой курс и понимать сигнализацию штурмана о поправках к курсу "без слов", так как систем внутренней связи большинство ТВ-3 не имели. Высокой точности бомбометания способствовали малая скорость полета ТВ-3 и хороший обзор из штурманской кабины, а большая масса бомбовой нагрузки. поднимаемая самолетом, допускала подвеску на ТВ-3 бомб практически всех имевшихся тогда типов и калибров. и в различных сочетаниях. По прошествии года войны командующие фронтов отмечали, что ТВ-3 как ночной бомбардировщик полностью себя оправдал.

Основными для этого бомбардировщика стали площадные, крупногабаритные цели: железнодорожные узлы, аэродромы, скопления войск противника. При ударах по ним использовались бомбы преимущественно крупного калибра (250 н 500 кг), которые уничтожали объекты не только прямым попаданием, но и взрывной волной. Для повышения поражающей способности, одновременно с фугасными сбрасывались осколочные, зажигательные бомбы. РРАБы, снаряженные стеклянными шариками "КС".

Техсостав перед подвеской ФАБ-250 на ТБ-3 250 АП ДД. 1942 г. ЦАМО РФ

Запуск мотора М-34 Архив Г. Петрова

Площадь поражения, накрываемая шариками, выброшенными центробежной силой из вращающейся РРАБ, могла составить гектар и более — в зависимости от высоты сброса. Недостатком являлось то, что часть стеклянных шариков, сталкиваясь в воздухе друг с другом, воспламенялась еще до падения на землю. Особые меры предосторожности приходилось соблюдать и при снаряжении ими РРАБов.

Бомбы калибра 1000 кг сбрасывались с ТВ-3 лишь дважды да войну: 17 марта 1942 г., экипажем старшего лейтенанта Бородкниа из 7-го авиаполка, и 23 марта 1942 г… экипажем капитана Якушкниа из 3-го авиаполка (оба — из 53 АП ДД). Применяли их в сочетании с осколочными и зажигательными бомбами по войскам противника в районе г. Гжатска.

При уничтожении вражеских колонн бомбометание по цели проводилось с высот 700-1000 м. При действиях по хорошо прикрытым зенитками железнодорожным узлам и аэродромам высота боевого полета поднималась до 2000 м (для самолетов ТБ-3-4М-31 и TБ-3-4M-17), 2600–2800 м (ТВ-3-4М-34Р) и 3300–3500 м (TB-3-4M-34РН). Конечно. и на этих высотах бомбардировщики были досягаемы для немецких артсистем. А шум, создаваемый — прямыми- (безредукторными) моторами М-17 и М-34, обозначал их положение в ночном небе. Медленно "Наползающий" на противника рев невидимой армады (которая нередко отзывалась одиночным ТБЗ) давал зенитчикам противника время подготовиться к "встрече". Двигатели АМ-34Р, РБ, РН и РНБ работали гораздо "мягче", но тоже не были бесшумными.

Но как это ни покажется странным, прицельная стрельба по ТБ-3 из зенитных орудий показала во время войны свою полную неэффективность. И этом проглядывалось что-то мистическое: корабль, захваченный прожекторами и подвергавшийся интенсивному обстрелу, висел в воздухе, бросал бомбы и не желал падать. В немецких частях, над которыми регулярно появлялись ТБ-3, прошел слух, что самолет прикрыт броней и потому неуязвим…

Конечно, не дополнительные килограммы железа, а низкая скорость воздушного корабля становилась для него спасением: на нее не была рассчитана немецкая крупнокалиберная зенитная артиллерия. Повторялась ситуация с бипланом У-2. Следует учесть, что при подходе к цели летчики ТБ-3 нередко уменьшали скорость полета, "приглушая" моторы, и она не превышала 1-15 км/ч.

Больше беспокоил заградительный огонь. Поскольку снаряды рвались хаотически, на разных высотах без всякой системы, уберечься от их разрывов было неимоверно трудно. Но ТБ-3 имел минимальное количество пневмо- и электроагрегатов, поэтому множественные осколочные повреждении от разорвавшегося снаряда и подавляющем большинстве случаев не приводили к пожарам или потере управления. Кроме того, самолет и его экипаж выручала большая прочность конструкции планера ТБ-5. Показателен такой пример живучести бомбардировщика:

Ремонт ТБ 3, получившего повреждении при зенитном обстреле над целью. 250 АП ДД. 1942 г ЦАМО РФ

Капитальный ремонт ТБ-3 250 АП ДД. лето 1942 г ЦАМО РФ

Штурман ст. сержант Веняев в штурманской кабине ТБ-3-4М17 250 АП ДД. 1942 г. Правой рукой штурман держится за рукойтку сбрасывателя бомб СБР-9, левой — удерживает прицел ОПБ, зафиксированный в подпятнике. По правому борту (на уровне головы штурмана) смонтирована панель РПК-2 РГАКФД

В ночь на 2(1 марта 194л г. при бомбардировании эшелонов противника на станции Бахмач самолет старшего лейтенанта Алексеева (7 АН ДД) был пойман лучами восьми прожекторов и обстрелян огнем крупнокалиберной артиллерии и МЗА. От прямого попадания снаряда загорелся мотор № 4 (крайний правый). Погасить пожар не удавалось. Однако — редкая случайность: очередной крупнокалиберный снаряд, попав в крыло, отбил мотор, и тот горящим упал па землю.

Зенитки прекратили обстреливать самолет, но ситуация все равно оставалась сложной. Осколки снарядов пробили бензобаки. перебили тягу к левому элерону. Самолет с легким скольжением, но держался в воздухе. Командир корабля, выровняв бомбардировщик на высоте 1400 м. повел его па свою территорию. После полутора часов полета, перелетев линии" фронта. Алексеев произвел посадку на подходящую площадку.

Куда большую опасность для самолетов представлял огонь "Эрликонов". "Лесенка" из светящихся снарядов, "выстроенная- скорострельной пушкой, вынуждала экипажи поднимать высоту бомбометания более чем на 2000 м. Конечно, при бомбометании с меньших высот, порядка 500–700 м. точность попадания оказывалась выше. но у ТБ-3 перед остальными бомбардировщиками и так уже имелся козырь — малая скорость полета, которая работала на уменьшение разноса бомб. Поэтому переход на высоты, недоступные снарядам МЗА. мало сказывались на точности бомбометания с ТБ-3.

Для того, чтобы снизить эффективность воздействия зенитного огня, использовались различные приемы. При подходе к цели экипажам ТБ-3 рекомендовалось держаться "некруглых" высот. Расчет был на то, что дистанционные трубки, выставленные на "круглую" высоту, не дадут крупнокалиберному снаряду взорваться даже при прямом попадании в самолет. И нередко этот расчет оправдывался. Кроме того, имелось немало случаев, когда летчики. желая ввести в заблуждение зенитчиков противника, зажигали подвешенные под крыло посадочные ракеты "Хольт". Яркое пламя ракет создавало впечатление, что самолет горит, и зенитчики оставляли его в покое.

"Пассивными" методами меры борьбы с ЗА противника не исчерпывались. Еще в 1941 году некоторые экипажи приберегали несколько бомб для прожекторов противника. которые сбрасывали по ним. закончив бомбометание по основной цели. Иногда такие атаки имели определенный успех, зенитное противодействие уменьшалось. С начала 1942 г. эту инициативу узаконили: в тяжелобомбардировочных полках стали выделяться экипажи для борьбы с зенитками и прожекторными установками. На средства ПВО сбрасывались, как правило, РРАБы. снаряженные осколочными бомбами, фугаски ФАБ-50 и ФАБ-100. Зенитчики противника поменяли тактику — не стали вести огня до начала бомбометания, рассчитывая. что ТБ-3 пойдут на интенсивно подсвечиваемую ложную цель. Экипажи бомбардировщиков не сбрасывали все бомбы сразу, ожидая, что зенитчики не выдержат и проявят себя, открыв тем самым собственное положение как для лидирующего бомбардировщика, так и для подходивших следом самолетов.

Огонь из пулеметов по зенитным точкам и прожекторам велся при полетах на малых высотах. Однако отмечалось. что в 325 АП некоторые стрелки увлекались и открывали огонь даже с высот полета 2000–2500 м. Помимо того, что эффективность стрельбы с таких высот была нулевой, создавалась угроза поражения самолетов, подходивших к цели на меньших высотах. Однажды в боевом донесении 62 АД ДД появились строчки о том, что стрелки вышелетяших бомбардировщиков, обстреливая прожектора. мешали выполнять бомбометание. Поэтому в 1942 г. специальным приказом ведение пулеметного огня по зенитным точкам было ограничено по высоте.

ТБ-3 выруливает на старт Кадр военной хроники Архив M. Маслова

ФОТОКОНТРОЛЬ РЕЗУЛЬТАТОВ БОМБОМЕТАНИЯ

К фотоконтролю результатов бомбометания тяжелобомбардировочные полки приступили неодновременно. 53 АД ДД занялась им только в январе 1943 г… получив ночные фотоаппараты НАФА-19. В 7-м полку дивизии были выделено два самолета фотоконтроля: для выполнения контрольных полетов назначены опытные экипажи Н. Бобина и В. Калыгмна. 1 ТБАП результаты налетов не фиксировал. В 62-й авиадивизии фотомсьемку результатом бомбометания проводили экипажи 250-го ТБАП: снимки, выполнявшиеся ими. отличались исключительно высоким качеством, так как фоторазведка входила в план УБП полка еще во время его пребывания на Дальнем Востоке. Мри выполнении фотографирования сбрасывались бомбы ФотАБ-35.

Методика выполнения фотоконтроля была следующей. Перед налетом к цели приходил самолет-контролер и производил ее фотографирование, затем отходил в сторону. и его экипаж наблюдал за действиями бомбардировщиков: штурман фиксировал на карте точки падения всех бомб, отмечая время возникавших при этом взрывов н пожаров. После завершения бомбометания, самолет- контролер проходил над целью и проводил повторное фотографирование. Ночной фотоаппарат НАФА-19 устанавливался в хвостовой части фюзеляжа (на самолетах 7 AП ДД) или в штурманской кабине (в 25(1 AП ДД).

Перед вылетом Крымский фронт, 1941 г Архив М. Маслова

ТРАНСПОРТНО-ДЕСАНТНЫЕ ОПЕРАЦИИ

Когда в предвоенный период некоторые авиационные командиры рассматривали ТБ-3 лишь как транспортник. считая его и в этой роли временной машиной (мол. куда ему тягаться с перспективным Ли-2), то и предполагать не могли, как будут развиваться события в первый год войны…

Днем 22 июня, выполнив рассредоточение, экипажи 7 ТБАП приступили к доставке на нолевые аэродромы горючего для частей 1-го ДБАК (Северо-Западный фронт).

29 июня 1941 г. 14 ТБАП в составе 24 самолетов произвел выброску десанта в районе Слуцка. Это была первая за войну десантная операция.

В июле полки ТБ-3 перебросили в район Киева большую диверсионную группу. 3 ТБАП летом и осенью 1941 г. выполнял доставку горючего танкистам Западного фронта. С 30 августа по 10 сентября на участке Северо-Западного фронта 7 ТБАП сбрасывал грузы выходившей из окружения Лужской группировке. 3 октября 1941 г. 40 тяжелых бомбардировщиков доставили под Мценск танки Т-38, противотанковую артиллерию, грузовики, оружие, боеприпасы для высалившейся в этом районе 5-й воздушно-десантной бригаде. Ей была поставлена задача закрыть разрыв в обороне советских войск.

Большой вклад внесли ТБ-3 в организацию — воздушного моста- в Ленинград. В ноябре-декабре 1941 г. и начале января 1942 г. 7 ТБАП восемнадцатью самолетами. 14 ТБАП пятью самолетами 1-ой и 3-ей АЭ доставляли продовольствие в осажденный город. Чтобы увеличить полезную нагрузку, с бомбардировщиков сняли бомбодержатели. стремянки, часть оборудования.

В конце 1941 г. из четырнадцати экипажей 250-го полка и пяти экипажей 14-го полка была образована Группа тяжелых бомбардировщиков особого назначения. Грише поручили доставку горючего, авиамасла и антифриза базировавшимся на аэродромах Керченского полуострова 8, 12 и 347 ИАП. В Керчь, Багерово. на аэродром Семь Колодезей перевозились также подвесные баки, новые двигатели, прожекторные установки. Доставлялось пополнение. вывозились раненые.

Самолетами группы в тыл противника забрасывали десантников: не сбрасывались мины, боеприпасы, продовольствие: проводилась бомбардировка занятых противником станций Джанкой и Симферополь. Осень 1941 г. и зима 1942 г. в Крыму не отличались хорошей погодой: истребительная авиация противника была прикована к земле частыми снегопадами, а в редкие летные дни действовала довольно пассивно. Однажды задержавшийся ТБ-3 производил выброску десанта в неприятельском тылу поутру. Заметив Bf 109 барражировавший в районе выброски, завершил десантирование и скрылся от преследования в облаках.

Осмотр мотора М-17 Крымский фронт, 1941 г РГАКФД

Десант перед посадкой в ТБ 3 Крымский фронт, 1941 г РГАКФД

Пострадали от капризов погоды и воздушные гиганты. Мощные снегопады заваливали аэродромы снегом. Тогда на их расчистку бросали весь свободный наземный персонал и местных жителей. Без их непрерывного труда на летном поле трудно было бы осуществлять приказы командования. В большой степени интенсивность полетов ТБ-3 в Крыму связана с самоотверженностью людей, работавших на земле. Впрочем, так было и на других участках советско-германского фронта.

Крымская катастрофа весны 1942 г. вынудила командование сократить транспортные и десантные операции на полуострове. К июлю 1942 г. Группа тяжелых бомбардировщиков перебазировалась на аэродром Никифоровка. под Мичуринск (Центральный фронт). Экипажи влились в состав 62 АД ДД и приступили к нанесению бомбовых ударов но противнику, наступавшему на Воронеж. Полеты в Крым до осени 1942 г. продолжали осуществлять экипажи 325 АП ДД. но из-за большого удаления аэродромов базирования от Крымского полуострова это делалось с меньшей интенсивностью.

В двадцатых числах января 1942 г. началась подготовка авиаполков к Вяземской воздушно-десантной операции. (Самолеты 1. 3, 7. 14 ТБАП и 1-й отдельной эскадрильи ВДВ (всего 25 ТБ-3) перелетали на аэродром Грабцево под Калугой. Сосредоточение шло медленно, размеры кораблей не способствовали обеспечению скрытности подготовки операции, и не удивительно, что их появление вблизи от линии фронта заинтересовало немецкую разведку.

ТБ-Зрн 52 Гвардейского полка — участники воздушного парада в честь дня авиации Август 1945 г РГАКФД

Днем 27 января над Грабцево появился Bf 110. Зайдя со стороны солнца, сбил ЛаГГ-3, выполнявший пилотаж, и ушел. Не желая тратить силы без должной эффективности. немцы в тот же день провели до разведку цели. В 17.00 над аэродромом появились два Bf 110. Один из них, снизившись до бреющего, обстрелял корабли на стоянках, вызвав на себя огонь средств ПВО, другой же тем временем на высоте порядка 1000 м прошел над аэродромом, видимо, фотографируя его. В 19.30 над Грабцево появились бомбардировщики противника. Бомбовым ударом группе самолетов, обеспечивавших десантирование. был нанесен ощутимый урон. 1 ТБАП потерял 4 самолета. 3 ТБАП — 3. 14 ТБАП и 4-я отдельная эскадрилья ВДВ — по 2. был уничтожен один бомбардировщик из состава 7 ТБАП. При повторном налете немецкой авиации 3 февраля были сожжены еще два ТБ-3 — из состава 3 и 7 ТБАП, проходившие в Грабцево ремонт после налета 27 января.

Пришлось сдвигать сроки десантной операции и отказаться от идеи использования прифронтовых аэродромов. Выброску десантников под Вязьму проводили во второй половине февраля 1942 г… на этот раз самолеты влетали с аэродромов Внуково и Люберцы.

К месту выброски ТБ-3 подходили на максимально возможной высоте. Не доходя 25–30 км до точки сбрасывания. приглушались моторы, и самолет снижался до высоты 300–600 м. Парашютисты покидали его через бомболюки и верхние турели стрелков.

Доставлялось под Вязьму и тяжелое вооружение. Самолетами 3 ТБАП десантникам были доставлены аэросани.

Весна 1942 г. — время интенсивного использования ТБ-3. По ряду обстоятельств, наступавшие армии генералов Белова и Ефремова (Западный фронт) были окружены. Задачу обеспечения продовольствием и боеприпасами окруженных войск, а также выброшенных на их поддержку десантников, полки ТБ-3 выполняли до начала апреля 1942 г.

Одновременно экипажи ТБ-3 бомбили части противника в Вязьме и Гжатске.

В апреле 1942 г. потребовалось оказать экстренную помощь войскам Северо-Западного фронта, удерживавшим в районе Демянска немецкую группировку. Наземные войска, ведшие боевые действия в болотистой местности, отрезанные от своих весенней распутицей, попали в тяжелое положение. На полки ТБ-3 легла задача бесперебойного снабжения окруженных всем необходимым для ведения боя.

Доставка грузов осуществлялась с 19 апреля 1942 г. челночными рейсами. Загруженные ТБ-3 взлетали с аэродрома Монино. На участке маршрута от станции Пола до места выброски пролетали на высоте 1000–1200 м по узкому коридору шириной 10–15 км; не раз подвергались обстрелу немецкими войсками, расположенными по обеим сторонам коридора. Прибыв к цели, самолеты снижались до высоты 150–200 м и выбрасывали груз в мешках с парашютной подвеской по выложенным сигналам из костров. Без парашютов груз сбрасывался с высот 20–50 м (иногда он приходил в упаковке из высокопрочной бумаги — конструкторы и в военное время искали пути удешевления десантных операций). Посадку самолеты совершали на аэродроме подскока Ям-Хотилово. Заправлялись, загружались и вылетали вторично той же ночью к линии соприкосновения войск. Произведя выброску на установленные площадки у деревень Ляховичи и Щелгуново, возвращались на аэродром Монино уже с рассветом следующего дня. И так ночь за ночью. Интенсивность полетов была очень высокой: отдельные экипажи (например, Н. Бобина из 7 АП ДД) совершали по три рейса за ночь, с двумя посадками на аэродром подскока.

Снабжение немецкой группировки из-за распутицы также осуществлялось по воздуху, с посадкой транспортных самолетов на грунтовый аэродром у с. Глебовщина. Зная о регулярных полетах ТБ-3 в данном районе, немецкая авиация, по-видимому, как только подсохли взлетные площадки, повела борьбу за местное господство в воздухе. Ночью в районе десантирования стали появляться немецкие истребители. Действовали они первое время нерешительно; после того, как стрелки бомбардировщиков открывали по ним интенсивный огонь, отваливали в сторону и уходили прочь. Но вскоре действия авиации противника активизировались. В районе выброски грузов ТБ-3 стали встречать патрулирующие Bf 110; подкарауливали их на высотах 1000–1500 м, чтобы при снижении корабля до высоты выброски 100–300 м нанести удар сверху. Попутно бомбардировались площадки десантирования, обозначенные кострами.

Не остались в долгу и экипажи ТБ-3, нанеся бомбовый удар по аэродрому немцев у с. Глебовщина. Было уничтожено до 10 самолетов Ju 52.

В мае 1942 г. полки ТБ-3 осуществляли снабжение кавалерийских частей Красной армии, совершавших рейд но тылам немецких войск. Грузы доставлялись в район западнее Вязьмы, на площадки у деревень Б. Вергово, Глухово, Преображенское. Только за одну ночь на 4 мая они доставили 1,8 т боеприпасов, 6,7 т продуктов и 1 т горючего.

Эффективность этих полетов оценил в первую очередь противник: зависимость между интенсивностью полетов ТБ-3 и собственными потерями в боях с конниками оказалась прямой. И впервые с начала войны на уничтожение этого "воздушного моста" были брошены большие силы. Участились случаи невыполнения боевых заданий по причине сильного зенитного противодействия. Противником бомбардировались площадки десантирования. Для обнаружения в воздухе ТБ-третьих барражирующие истребители, едва только на площадках разводились сигнальные костры, сбрасывали САБы на высоте порядка 4000 м. Летящие ТБ-3 освещались, становились видимыми для ночных истребителей. В полках 53 АД ДД появились потери, правда, не столь многочисленные, как могло быть — сказывалась хорошая подготовка воздушных стрелков.

В августе 1942 г. полки ТБ-3 доставляли горючее для танкистов в район Ржева.

Участие в обороне Сталинграда ТБ-3 53-й и 62-й АД ДД начали с бомбежек переправ через Дон. Битва за Сталинград потребовала большого напряжения всех сил, и осенью 1942 года полки ТБ-3 в основном прекратили участвовать в десантных операциях, сосредоточившись на бомбардировке немецких войск.

В середине 1942 г. в 53 АД ДД состоялась конференция, на которой экипажи бомбардировщиков ТБ-3 делились своим боевым опытом. Частям, имевшим на вооружении этот тип самолета (а таковых к тому моменту на советско-германском фронте было 6), выдали рекомендации по его эффективному использованию.

ТБ-3-4М-17 хв. 1 (голубой) 250 АП ДД. пето 1942 г Треуогольные смотровые стекла штурманской кабины заделаны металлическими листами

ТБ-3-4М-17 хв. 9 (голубой) 250 АП ДД. лето 1942 г

***

Несмотря на скептическое отношение к тихоходному гиганту, которое преобладало в начале войны, ТБ-3 показал себя весьма достойно и внес существенную лепту в дело Победы. Более того, самолет не был списан с боевой работы и по окончании войны — на ТБ-3 экипажи 52-го Гвардейского полка продолжали выполнять планы учебно-боевой подготовки вплоть до осени 1946 г.

Использованы материалы ЦАМО РФ.

Помощь при подготовке материала оказали: Л. Н. Агеев, С. С. Сугак, В. И. Калыгин.

ТБ-3-4М-17 зав. № 2298, хв. 16 (красный), 250 АП ДД 62 АД ДД. Командир корабля — Савушкин. Лето 1942 г.

Самолет выпущен заводом № 22 в сентябре 1932 г., сдан военной приемке 2,10,1932 г. Принят в состав 92 ТБЭ 23 Тяжело-бомбардировочной бригады (ТББ) весной 1933 г. в июле 1933 г. перелетел на Дальний Восток, гое вошел в состав 26 ТББ ВВС Отдельной краснознаменной дальневосточной армии 10КДВА). После проведенной в 1938 году реорганизации частей и соединений ВВС находился в составе 4 ТБАП ВВС ЗабВО. Участвовал в бо ях на Халхин-Голе как бомбардировщик К ноябрю 1939 г. на самолете совершено 858 вылетов (налет — 1040 часов), в 1940 г… после перевооружения 4-го полка на ДБ-За. передан в состав формировавшегося 250 ТБАЛ. Там самолет был дооборудован радиополукомпасом РЛК-2 (обтекатель антенны — в носовой части). В сентябре 1942 г. в связи с переоснащением попка самолетами Ли-2. передан в 325 АД ДД. где находился в составе 2АЭ. получил хвостовой № 18.

17 июля 1943 г был сбит противником при выполнении боевого задания (экипаж Колентьева)

Самолет сверху окрашен защитно-зеленой краской, снизу — светло-голубой. Стаж машины отразился на ее окраске — бомбардировщик весьма потерт. Звезды с тонкой черной окантовкой — в шести позициях. Номер на руле направления — красный с тонкой белой обводкой. Красная полоса под номером означает принадлежность самолета к 62-й авиадивизии ДД

Винты деревянные двухлопастные. Стойки шасси — серого цвета "Гармошка" кожуха амортизатора прикрыта обтекателем.

От редакции

Эта статья является лишь малой частью огромного материала о выдающейся туполевской машине. Нашим издательством подготовлена целая книга, в которой более 300 фотографий, подробные и верные чертежи, прорисовки, цвет, таблицы производства по годам и заводам, частей-эксплуатантов ТБ-3, потерь (по самолетно) и д.

В книгу включены такие главы: история создания, испытания, совершенствование конструкции, отличия но модификациям, военное и гражданское использование и многое-многое другое.

Гигантский труд; давно готов. Но нет денег на издание. В ожидании их мы и пребываем. Быть может эта публикация и подвигнет тех, у кого средства есть. Наш телефон: 947-06-33.

Владимир РАТКИН

В-17 и В-24 в СССР. Новые сведения

С тех пор. как в МА 2-95 была опубликована статья о применении В-17 и В-24 в Советском Союзе, мы получили дополнительную информацию на эту тему.

Из польского города Быдгощь пришло письмо от механика вертолета Ми-2 Ремигиуша Гадача. Он интересуется историей авиации и собирает материалы о машинах, пребывавших на аэродроме Быдгощь во время войны В частности, он поведал историю одного из бомбардировщиков В -17 № 43 -38420.

18 марта 1945 г. эта машина после вылета на задание из Англии совершила аварийную посадку в Быдгоще В июне для восстановления бомбардировщика на аэродром прилетела группа советских и американских механиков, однако отремонтировать машину им не удалось В1946 г., по рассказам рабочих аэродрома, самолет был отправлен на металлолом Каково же было удивление польского историка. когда он обнаружил этот В-17 в списках 890-го полка 45-й дивизии, опубликованных в нашем журнале.

Пан Гадач состоит в переписке с пилотом этого самолета — М Н "Bud" Abbott, который прислал ему несколько фотографий, отражающих пребывание американского экипажа в Быдгоще. а также копию публикации из журнала ветеранов 379 Bomber Group "Contrails" 8-96 с описанием полета 18 марта 1945 г Как видно на фотографии, вместе с членами американского экипажа находятся и советские военнослужащие Скорее всего, это представители 817 Авиаремонтных мастерских, с 1945 года расположившихся в Быдгоще Есть маленькая надежда, что кто-то из читателей определит, кто из советских военнослужащих изображен на фотографии Это интересует и мистера Аббота, и нашего польского коллегу, и нас самих.

Известно, что командиром 817 АРМ был капитан Грикевич (?) Работники мастерских вспоминают еще одного командира — Правинчева.

First row (L-R): Russian female soldier. Russian officer; M H Bud" Abbott, pilot; Ted Hale, co-pilot; Peter Keman. navigator; Russian officer. Second row (L-R): Joe Tonsic. ball turret gunner. Angelo Paolo, radio operator/gunner. Thomas Vance, nose gunner A/С; Russian soldier. Canadian corporal. Bernard Gasda. tail gunner. Stanley Feldman, flight engineer/top turret gunner Vance and Gasda are deceased Photo by Russian photographer taken in Bydgosczc, Poland

После выхода статьи об использовании "Крепостей" и "Либерейторов" в АДД автор. Владимир Раткин. получил ряд сведений. дополняющих ранее опубликованную информацию

***

Летом 1945 года В-17 43-38929. как имевший наиболее полный комплект радиооборудования, после замены 1- го и 3-го двигателей и мелкого ремонта передали в НИИ-17 Самолет применялся там как летающая лаборатория для исследований радиоэлектронных агрегатов вплоть до конца 1951 г Помимо этого в НИИ-17 находилось еще несколько (4–5 штук) "Летающих крепостей".

В1948 году один В-17 был задействован в НИИ ВВС при испытаниях новых моделей парашютов с самолета выполнялись высотные прыжки парашютистов-испытателей.

После перелета 890 полка в Казань, на аэродроме Балбасово осталось несколько неисправных В-17 Их присутствие там отмечается еще в 1948 году

***

В 1948 году три "Либерейтора" осели в полтавской авиадивизии — на них летный состав обучался управлению самолетом с передней стойкой, готовясь к освоению Ту-4.

В 1949 году был потерян первый самолет из этой тройки — при взлете борт техник неправильно действовал при переключении топливных баков, двигатели остановились из-за прекращения подачи горючего, и В-24 потерпел аварию, упав в лес.

В 1950 году был потерян второй "Либерейтор" — в полете на борту возник пожар, экипаж совершил экстренную посадку в поле, и самолет догорел на земле.

Третий В-24 эксплуатировался в дивизии до 1951 года, мо двигатели его стали работать ненадежно — "обрезали" "Либерейтор" перестали выпускать на полеты и в 1952 году разрезали на металлолом.

Следует в заключении отметить, что эксплуатация В-17 и В-24 в советских ВВС показала высокое мастерство авиаторов АДД Летчики прибывали на место вынужденной посадки бомбардировщика и после осмотра и мелкого ремонта поднимали в воздух незнакомую им до того машину, даже если у той не работал какой-либо из двигателей.

Дополнительная информация получена при содействии В Г. Лунца и В И Крючкова

Дополнения к таблице. В -17 № 42-32083 совершил посадку на аэродроме 678 ТАП в м. Холежи

АСЫ МИРА

Леонид КРЫЛОВ, Юрий ТЕПСУРКАЕВ Москва

Николай Иванович Иванов

…Прошло время, когда бредили дальними перелетами и подвигами Чкалова. Искренне верим, что не навсегда. А пока нынешние кумиры — банкиры и "киллеры". Только, быть может, истинные герои здесь, рядом с ними? Может, вон тот неприметный пенсионер, что живет в обшарпанном соседнем подъезде?..

Собирая материалы о войне и Корее, нам посчастливилось познакомиться со многими и многими замечательными летчиками. Большинство из них — прекрасные рассказчики, истории их жизни можно слушать часами. Но вот что странно: часто первая реакция на повествования — ощущение, что сидящие перед тобой убеленные сединами ветераны говорят не о себе. Нет, они не выдумывают, все невероятные истории — правда, но правда не из их жизни. Такие события — удел лихих киношных майоров Булочкиных или лейтенантов — Кузнечиков, но не этих обаятельных, любимых внуками дедушек… Потом вдруг понимаешь, что сейчас ты видишь и слышишь живую легенду — человека, который пропустил сквозь себя историю авиации и сам творил эту историю. Не рассказывать о таких людях невозможно.

Мы хотим познакомить Вас с пилотом-истребителем. которому на протяжении его летной работы откуда-то свыше, казалось, не раз давались верные знаки: "Сейчас ты проскочил, но в другой раз так не повезет". Но он продолжал летать, и сражаться, и получил новые звоночки-предупреждения от судьбы, и снова поднимался в небо…

В первом ряду Н.И. Иванов, Н.П. Плитин Во второй — Виктор Веряскин, Л. И. Русаков, Н. И. Сьчев Август 1952 г

Эта фраза о человеке, отдавшем авиации более полувека. звучит не совсем обычно, но, тем не менее — в детстве Николай Иванов о работе летчика не помышлял. Псковский аэродром рядом, мальчишки всей страны, едва научившись ходить, мечтают о самолетах, а он свою судьбу с небом долго всерьез не увязывал. Но к восемнадцати годам, когда пришлось выбирать свой жизненный путь, он уже влюбился в авиацию — крепко и на всю жизнь — и в 1941-м поступил в Сталинградскую школу пилотов.

Он хорошо запомнил лень 22 июня 1941 года. "Нас ведь как воспитывали? Врага будем бить только на его территории. И вот прекрасно помню: воскресенье, замечательный солнечный день, в училище выходной. Когда в час дня Молотов coобщил по радио о начале войны, то сначала никто не поверил. А потом нее рванулись на фронт. И я очень на фронт хотел. Хотелось показать себя, казалось, что вот-вот — и война закончится, без нас. Но дело оказалось значительно сложнее".

В 1943 г… овладев пилотированием Яков. Н. И. Иванов закончил обучение и был направлен в запасной полк в Саратов. Там его и нашел "купец", отбиравший летчиков для фронтовых дивизии. Перелетели в Воронеж, но — новая задержка. В Воронеже нам воевать не довелось. Самолеты пришлось сдать, нас отправили в Люберцы. И хотя понятно было, что война скоро не кончится, но время шло, и начинало казаться, что повоевать мы все же не успеем. Наконец, Николай получил направление под Смоленск, в поселок Знаменка. в 149-й полк 323-й дивизии Резерва ВГК, вошедшей в 1-ю воздушную армию Громова. Ему повезло.

и его взял к себе ведомым замечательный летчик Арсений Морозов. Недалеко стояла знаменитая французская эскадрилья 18-го ИАП 303-й дивизии, ставшая впоследствии полком "Нормандия-Неман".

Отсюда, со Знаменки, и выполнил младший лейтенант свои первые вылеты. Это был напряженный период, до конца 1943 г. Н. Иванов совершил 21 боевой вылет. провел 16 боев, одержал две победы и сам был сбит. За это же время его ведущий А. Морозов сбил 10 самолетов.

Первым самолетом, над которым одержал победу Иванов, стад FW 190. После боя Арсен спрашивает:

— Ну, ты как себя чувствуешь? Доволен?

— Доволен, очень доволен!

— А о чем думал, когда увидел, что ты его сбил?

— Я хотел, — отвечаю, — чтобы он выпрыгнул.

— Дурак ты, — или что-то вроде того. — Говорит Арсен. — Он же завтра вернется и тебя или кого другого собьет. Их нужно уничтожать!

А я очень хотел, чтобы пилотяга выпрыгнул. Он ведь человек, а мне очень сложно было сразу переменить свои убеждения.."

Скоро Н. И. Иванов первый раз попал в списки погибших. "В тот раз меня не истребители сбили, бомбардировщики. Я завалил одного и в азарте зашел с хвоста на второго. А в то время, немцы интересную штуку придумали — гранаты на парашютиках сбрасывали. И в мой самолет попала такая граната. Самолет получил 107 пробоин, я был ранен в ногу, и при посадке — я не прыгал, садился с убранными шасси на передовой — ударился головой о прицел и получил травму черепа.

Меня вытащили наши войска, и через три дня я вернулся в полк. А там меня уже и не ждали. Беги был тяжелый, ну, и меня отнесли к погибшим героически".

Зимой 1943-44 гг. нелетная погода практически полностью приковала и нашу, и вражескую авиацию к земле. 323-я дивизия РВГК — своеобразная затычка на самых горячих направлениях — не летала, а к лету 1944-го вошла в 16-ю армию Руденко и участвовала в Бобруйской операции. Николай много летал, набираясь опыта от своего ведущего, Героя Советского Союза старшего лейтенанта Арсения Ивановича Морозова. Но 24 июля 1944 года комэск Морозов не вернулся из вылета.

"Арсена очень ценили, самые ответственные задания давали. И иногда я ходил с ним на разведку. В одном из таких вылетов он и погиб. С 41-го года летал, ни одной пробоины не привозил, а тут его зенитки подловили.

…Станция та называлась то ли Черемха, то ли Крещелье, это за Западным Бугом. Мы отштурмовались по немецким платформам с техникой, с солдатами, и Арсен передал: "Колька, разворачиваемся вправо!" И на развороте я увидел за его самолетом дымок. Это снаряд пробил водорадиатор. Я больше ни на что не гляжу, подхожу к нему… Мы только отштурмовались, высота метров двести всего. "Арсен! Арсен!" — а он в кабине согнулся, и самолет как был в развороте, так с креном и идет. Я ему: "Бери влево! Влево ручку!" Он услышал, смотрю — крен убавился. А на себя — никак… "Арсен! Возьми ручку на себя!" Но, видать, не пересилить ему. Я ему: "Триммером возьми!" Он ничего не смог сдергать. А самолет все ниже, ниже… Июль, цветущие поля, уже замелькал, заблестел впереди Западный Буг. А на восточном берегу недалеко наш аэродром был. Я только и думал о том, как бы нам эту речку перемахнуть — а там уже свои. А самолет Арсена все ниже, ниже. И какая-то неровность, бугорок. Он как ахнулся — все! — и развалился…"

По завершении Бобруйской операции 323-я ИАД перешла в 4-ю воздушную армию Вершинина, где принимала участие в освобождении Польши.

16 февраля 1945 года старший летчик старший лейтенант Н. И. Иванов на Як-9Т вылетел на прикрытие войск, наступавших за Вислой. Когда горючее уже кончалось, группа обнаружила 12 FW 190, идущих с бомбовым грузом. Николай сообщил, что вступает в бой, и атаковал "Фоккеров". Четверку Me 109 он не заметил… "…Мой ведомый Ковалев Вася передает мне во время, боя: "Я ранен!" Уже после войны я, как и вы, наверное, читал Твардовского, и мне понравилось его четверостишие:

У летчиков наших такая порука, Такое заветное правило есть: Врага уничтожить — большая заслуга, А друга спасти — это высшая честь!

Тогда я этих строк не знал, но потом, после войны, когда живой остался, подумал, что это действительно было неписаным законом. И когда ведомый передал, мне, что ранен, я начал отбивать от него "Фокке-Вульфов" и не уследил за атакой "Мессершмиттов".

Трасса прошла по правой плоскости, — это я видел, — и все в кабине полетело на меня. Такой яркий был день, и вдруг в один момент он сменился огнем. Самолет потерял управление, и я сбросил фонарь, чтобы, выпрыгнуть. Еще успел увидеть, что плоскость отрублена, но, как только открыл кабину, пламя рвануло через меня. Я перенял от наших летчиков привычку не пристегиваться плечевыми ремнями, только пЬясными — так было легче осматриваться. А когда осколки попали мне в лицо, и пламя в лицо, то я уже и замка не видел.

Это рассказывать долго, а так все произошло мгновенно. Я пытался нащупать замок ремней, а руки в перчатках начали обгорать. И тут у меня такая мысль проскользнула… Я знал, как заканчиваются такие падения в горящем самолете, и я попытался открыть рот, чтобы набрать в себя пламени, и потерять сознание. Жить хочется всем и всегда, и мне, конечно, хотелось, но я не мог расстегнуть ремни. Но, возможно, раз в жизни силы человека удесятеряются. Я рванулся, очень сильно рванулся, и потерял сознание. А когда пришел в себя, то почувствовал, что падаю.

Попытался глаза открыть, а у меня веки обгорели — левым глазом ничего не вижу, правым — почти ничего. Рукой нащупал кольцо парашюта и рванул. И когда стропы пошли, парашютик выскочил, я свою ногу в стропах заметил. И сразу — удар. Если бы я упал в поле, то погиб бы, конечно, но я попал на деревья. Упал я в чистый, очень чистый разреженный лес — на передовой, но на немецкой территории. Сгоряча правое веко рукой поднял, парашют отстегнул и побежал — еще нормально себя чувствовал. Смотрю — снег за мной красный… Я ранен был, но боли еще не чувствовал, не до того было. Подбегаю к куче валежника, смотрю — человек. Я ему крикнул: "Держи!" — и больше ничего сказать не смог.

Тот парень оказался стрелком-радистом с Ил-2. Сашей его звали, а фамилию я не запомнил. Он меня спас, вытащил на свою территорию. А наши приняли меня за немца — я длинный был, и обгорел весь так, что ничего не понять. Начали шуметь — мол, ура! Немца поймали! Да парень тот объяснил, что я свой…"

На аэродроме, приняв сообщение о начале боя, выслали группу Яков на помощь. Их Н. И. Иванов не видел, но они успели заметить, как он вел бой и был сбит. Летчики видели, как вспыхнул, а чуть позже взорвался его самолет, но его самого, раскрывшего парашют перед самой землей, не заметили. Вернувшись, они доложили о гибели старшего лейтенанта Иванова — "и сомнений никаких не было. Не пропал без вести, не что-то еще. Все было понятно — погиб".

Вероятно, еще не осознав до конца всю тяжесть произошедшего с ним, Николай попытался вернуться в свой полк. Но окружающим с первого взгляда становилось ясно, что война для страшно обгоревшего пилота уже закончилась. Его переправили в Познань, откуда самолетом доставили в Москву, на Ходынку. А с Ходынки Главный хирург ВВС полковник Сельцовский направил Николая в Сокольники, в Центральный авиационный госпиталь. Попал он в глазное отделение. Оперировали Н.И. Иванова Александр Александрович Вишневский (сын знаменитого академика и сам будущий академик, генерал-майор, Главный хирург Советской Армии) и подполковник медицинской службы Евгений Максимович Белостоцкий.

Здесь, в госпитале, Николай Иванов встретился с человеком, ставшим при жизни легендой отечественной авиации. "Лежал я один в палате для тяжелораненых на три места. Вишневский вынул осколки, веки прооперировал и наложил на глаза повязки. Так что ничего я видеть пока не мог.

Как-то приходит медсестра Стеша и говорит: "Теперь тебе веселее будет". Понятно — значит, еще кого-то притащат.

Слышу — внесли. И лежит тот человек, молчит, дышит неровно, но не охает. Я все жду, когда же он заговорит со мной — не знал еще, что он, как и я, ничего не видит. Наконец, он через какое-то время спрашивает: "Есть здесь кто?" А я так долго ждал этого вопроса, что сходу выпалил: "А ***** не видишь?!" Ему, наверное, очень тяжело было, но он спокойно так отвечает: "Если бы видел — не спрашивал бы".

Разговорились мы с ним, и оказалось, что это капитан Анохин, летник-испытатель. Я про его случай в "Огоньке" читал, но он, что интересно, сказал, что парашют не открывал. 1* И еще говорит: "Ты курсантом фильм смотрел про перегрузки? Так это меня снимали".

Настроение у меня в те дни было, конечно, унылое, но он меня здорово поддержал:

— Не падай духом! — говорит.

— Да нет, — отвечаю, — тут дело труба. И руки у меня обгорели, и не вижу пока.

— Ничего! И я летать буду! — а у него один глаз удален, ребра, руки, ноги поломаны…

— Как же так, — спрашиваю, — ведь у тебя уже глаза нет?!

— Я летать буду!

И как-то ободрил шуткой: "Ты только духом не падай. В крайнем случае будем с тобой у Белорусского вокзала спичками торговать". Тогда это очень доходным занятием было, летчики, знаю, этим промышляли.

Дня через три Анохина забрали в хирургическое отделение. Но я запомнил его мужество, его уверенность, и они не раз еще мне в жизни помогали."

Н. И. Иванов и С. Н. Анохин снова встретились через 11 лет, в 1956 году.

"Я тогда учился в Академии ВВС. Едем мы как-то с товарищем в Монино — а в тех электричках всегда полно летунов. И вдруг товарищ говорит:

— Смотри — вон в тамбуре стоит небольшого роста, окруженный пилотягами. Знаешь его?

— Нет, — отвечаю, — не знаю, и знать не хочу.

— А надо бы, это же единственный в Союзе одноглазый летчик-испытатель. Есть еще штурмовик один, а этот — испытатель! Героя получил, полковник.

— И кто же это?

— Да Анохин!

Я сначала воспринял это, как обычную информацию, а потом в голове шевельнулось: "Черт возьми! Я же с каким-то Анохиным в госпитале лежал!"

— А как его зовут, — спрашиваю, — не знаешь?

— Нет. Знаю, что полковник, Герой, а по имени…

— Слушай, давай-ка подойдем!

А знаете, я ведь его не видел тогда, в госпитале. Но он меня своими словами здорово воодушевил, и я его в своем воображении представлял таким, как на картинках летчиков рисуют — высоким, широкоплечим, розовощеким. А этот какой-то… Ну, ни то, ни с. Приблизились, я примеряюсь — и выходит, что я на целую голову выше.

— Что, — спрашиваю у товарища, — вот этот плюгаш?

— Вот именно. Да ты подойди, подойди!

Подошел. Я в форме был, при погонах, а он без них, в шлемофоне.

— Здравствуйте, товарищ полковник, — говорю.

— Здравствуйте, майор. Но я Вас не знаю, — он отвечает. А потом — хвать меня за шинель:

— А вот голос Ваш кажется знакомым!..

И тут я ему напомнил:

— А кто звал к Белорусскому вокзалу спичками торговать?

— Николай?!

— Он самый!

Но тут поезд подошел к Чкаловской, где он выходил. Договорились встретиться, но, как это бывает, не довелось. И далее я о нем только по телевизору узнавал"…

…Но вернемся в 1945 год. Операция Вишневского спасла глаза, но врачи дружно считали, что летать Николай больше не будет.

Однажды, спускаясь с крыльца Центрального госпиталя, он увидел у фонтана перед входом окруженного людьми человека. Тот, как оказалось, обгорел в самом начале войны, и рассказывал, как ему восстанавливали лицо. "Я на него посмотрел — нос носом, немножко вроде утиный, но все-таки нос. И уши — шапка держится." Из разговора стало понятно, что оперировал того человека Александр Александрович Линберг, ленинградский хирург, о мастерстве которого ходили легенды. Н. Иванов решил поехать в клинику Линберга, но для получения отпуска требовалось обоснование, а он не хотел раскрывать цель поездки. Помог ему оказавшийся в то время в госпитале старший брат Глинка. Как оказалось, у них был общий приятель, через которого они и познакомились. Глинка замолвил словечко, и председатель врачебной комиссии полковник Сабенников на свой страх и риск дал Н. И. Иванову отпуск с повесткой в Ленинград.

Прямо с Московского вокзала тот направился в клинику, но опоздал. А. А. Линберг принимал раз в неделю, брал всего 12 пациентов, а Николай приехал на следующий после приемного день. Помог случай. Переночевав на вокзале, Николай вновь приехал в клинику, где, как оказалось, не явился один из ранее отобранных пациентов, и его взяли на лечение. Как фронтовик, он попал во фронтовой эвакопункт № 50, где Линберг провел над ним несколько пластических операций. Выписавшись из клиники, Н. И. Иванов прошел врачебно-летную комиссию.

"Уменя оставалось слезотечение, но врачи сделали снисхождение. Спрашивают:

— Ты видишь что-нибудь?

— Конечно, вижу, — отвечаю.

— Ну, и что же ты видишь?

— Особенно, где что плохо лежит!

Так вот, с шутками-прибаутками, и гляжу — с оговорками допустили меня до летной работы."

Не успел он вернуться в свой 149-й полк, как стряслась новая беда — летчиком заинтересовался СМЕРШ. Причина пристального внимания контрразведчиков оказалась простой. Покинув горящий самолет в феврале 1945-го, он оказался за линией фронта на территории, оккупированной врагом — а ну как успел стать шпионом? В конце концов разобрались, но в боевой полк не вернули, а направили в Учебный Центр ДОСААФ в Вязниках. Но неприятности с "органами" на этом не закончились.

В 1950-м один из летчиков попытался с Украины перелететь в Югославию. Под подозрение немедленно попали все его родственники и знакомые. Одним из приятелей оказался Н. И. Иванов, не скрывавший хороших отношений с беглецом. И снова кабина самолета сменилась следственной камерой. Но и на этот раз все обошлось. Видя его непричастность, Н. И. Иванова реабилитировали и восстановили в партии с выплатой всех задолженностей по членским взносам, накопившихся за время следствия.

"Я считал это большим достижением. Когда доверие ко мне восстановилось, меня спросили, где бы я хотел служить. И я так подумал: за гибель своего ведущего, Арсена, я хоть как-то отомстил, а вот за себя не успел. Я попросил назначить меня туда, где труднее служить. Направили меня под Харьков." Николай попал в 726-й истребительный авиаполк, которому вскоре предстояло освоить МиГ-15 и отправиться в так называемую Правительственную командировку…

1* Сергей Николаевич Анохин участвовал в испытаниях Як-3. Непосредственно перед его вылетом самолет был облетан на максимальных перегрузках, при этом их величины превысили предельные для планера значения. Например, о деформации крыльев можно судить по тому факту, что при выпуске шасси сдвинувшийся с места "солдатик" пробил обшивку крыла рядом с предназначавшимся для него отверстием. Однако, самолет все же выпустили в полет на пилотаж. На одном из маневров Як-3 разрушился в воздухе.

* * *

И то время советские авиачасти уже принимали участие в войне в Корее. Хотя их боевая работа не афишировалась даже в военных кругах, в Союзе лётчики-истребители о ней знали. Одни завидовали, другие сочувствовали.

"Для переучивания мы выехали в Ярославль. Когда нам сказали, что будем переходить на реактивную технику, то некоторые летчики пытались увильнуть. Куда угодно, но только не в реактивную авиацию, потому что тогда это предполагало обязательное участие в боях. Прямо об этом не говорилось, но слухи до нас доходили. Мой ведомый из 726-го полка Генка Никифоров, или Никаша, уехал в Корею с другим полком на 10 месяцев раньше, и до нас доходило, что он толково там воевал 2*. Потом, когда мы прибыли. он остался на второй срок и вернулся ко мне. Но Генка еще в Союзе о подобном мечтал, говорил "Хорошо бы куда-нибудь на маленькую победоносную войну". "Молодые все так говорят.

Я тоже воодушевился. А у многих энтузиазма перед Правительственной командировкой не было. Но это личное дело тех летчиков. Особенно легко понять именно их детей. Уже в Конце один летчик моего звена, помню, сказал: "Э! Тебе хорошо! Ты ведь почему такой смелый? Потому что погиб — и тебе наплевать. А у меня двое детей! — Но, по-моему, погибать и без детей не хочется.

Однако, наших желаний не спрашивали. Такого, чтобы вызывали по одному — поедешь или нет? — не было. Дан приказ, и мы поехали.-

В марте 1952-го 726-й ИАП в составе 133-й ИАД получил приказ к перебазированию. Перед отправкой дивизия получила новые МиГ-15бис 24-й и 25-й серий завода № 153, самолеты разобрали, погрузили в контейнеры и отправили но железной дороге в Маньчжурию. За ними литерным эшелоном последовал личный состав, переодетый в китайскую военную форму. В апреле контейнеры с МиГами прибыли на аэродромы второй линии 64-го корпуса. 147-й ГвИАП и 415-й ИАП попали на Мукден-западный. 726-й ИАП — на Дунфын. Самолеты собрали, облетали, и с 20 апреля дивизия начала активную подготовку к боевым действиям. Первоначально главной задачей 133-й дивизии являлась ПВО Мукдена и прилегавших к нему районов, и лишь эпизодически летчики привлекались к отражению налетов авиации над территорией Северной Кореи. 5 июля полки дивизии перелетели на аэродромы первой линии Аньдун и Лапу.

С Аньдуна в то время действовала 97-я ИАД под командованием полковника Шевцова. И здесь нам хотелось бы не надолго отступить от повествования и сказать несколько добрых слов в адрес "шевцовцев". По каким-то причинам считается, что 97-я ИАД была разгромлена наголову, и от окончательной потери инициативы в войне 64-й корпус спасло только прибытие в его состав новых соединений. Мы с полным основанием можем утверждать, что разгром 97-й дивизии — один из мифов Корейской войны (к более подробному рассказу мы надеемся вернуться в другой раз). Дивизия вела боевые действия с февраля 1952 г., сменив на Корейском ТВД знаменитую "парадную" 324-ю ИАД Кожедуба. Начало работы 97-й ИАД совпало по времени с резким качественным и количественным улучшением авиационной группировки ООН. С февраля общее напряжение боевых действий возрастало непрерывно. Необстрелянные "шевцовцы", брошенные в бой наспех, сделали, казалось, невозможное — пройдя через тяжелейшие неудачные бои марта- апреля, в мае начали возвращать инициативу в свои руки. Конечно, это не далось бесплатно. К июлю 1952-го летный состав 97-й ИАД оказался измотан до предела. Дальнейшее участие дивизии в войне могло привести к очень высоким и неоправданным потерям.

Через четыре дня после прибытия на Аньдун и Дапу 133-й дивизии, 97-ю отвели во второй эшелон на Мукден. Летчики 133-й ИЛД включились в боевые действия в полной мере. Уже 16 июля они провели свой первый результативный бой с "Сейбрами", в котором однополчанин Н. И. Иванова майор В.Я.Федорец сбил пилота 51-го авиакрыла Герхарда С. Дрезена.

2* Старший лейтенант Г.А. Никифоров прибыл в Корею в составе 148-го ГвИАП 97-й ИАД. За все время пребывания в Корее в составе этого полка на счет Г.А. Никифорова были записаны 3 F-86 и 1 F-4U

Один из последних "прижизненных" снимков "Сейбра" Ф. Эслы

…Майор ВВС СИПА Феликс Эсла-младший (Felix Asla, Jr.) службу в Корее начал в составе элитной 334-й эскадрильи 4-го авиакрыла. 27 февраля 1952 г. он сбил свой первый МиГ. Вскоре Эсла перешел в соседнюю 336-ю эскадрилью. К августу на борту его F-86 "Мясницкий нож" красовались уже девять звездочек: пять за сбитые МиГи и четыре — с маленькими буквами D в центре — за поврежденные. Справедливости ради отметим, что на официальном счету майора к тому времени числились четыре МиГ-15. От титула аса его отделяла лишь одна победа.

Утром 1 августа 1952-го года Феликс Эсла вылетел на патрулирование к Ялуцзяну. Около 9:15 по среднекорейскому времени пилоты 4-го ИАКр обнаружили 24 МиГа, идущих тремя группами по восемь машин на 1000–1500 метров ниже. "Сейбры" пошли в атаку. Летчики МиГов увидели их слишком поздно и были вынуждены перейти к обороне. Один из МиГов выбрал для себя майор Эсла…

…Тот бой стал для капитана Иванова первым "реактивным" боем, принесшим первую победу над новым противником:

"Сейбра — пересилить очень трудно, но если уходить с набором высоты, с разворотом, то МиГ уйдет. И, кроме того, если летчик хороший, — а я, между нами, девочками, считал себя очень хорошим летчиком. — то и на вираже можно с ним состязаться. Я это помнил, и когда произошла первая встреча, первый мой воздушный бой, то я и сбил двух…"

Из рапорта капитана Иванова: -1.08.52 я вылетел по команде с CKП в группе пп-ка Чиж на перехват противника. Я вел второе звено. При подходе к 43-ей зоне я шел слева сзади ведущего звена."

— …Я. как замкомэск, вел второе звено второй восьмерки. По радио передавали постоянно, что вокруг "Сейбры", что их очень много. Я, конечно, стреляный воробей, но в этих-то боях не участвовал. Очень я себя напряженно чувствовал, как и каждый, кто противники не видит, но знает, что он повсюду вокруг.

Первое, что я увидел — это летящие баки, и за ними шлейфы керосина. В это время слышу, передает ведомый: "Перехожу влево! — хотя я команды такой не давал. Но он, видимо, посчитал, что так безопаснее, баки-то справа падали… Хороший он был парень, Лёва Цветков… Он никогда не воевал, хотел, видимо, как то обезопасить себя…

Увидел я баки, затем и самолеты — "Сейбры". Они уже шли в нашу сторону. Наша высота была тысяч десять, а они ши выше нас и уже почти пересекли нашу группу. Я взглянул влево, — где таи Лёва? — а слева уже "Сейбры" … В общем, прозевали мы немного…

Что делать? Надо действовать — я прекрасно помнил Наполеоновское изречение о том. что в решающий манент, когда не знаешь, что делать, то лучше делать хоть что-то, чем не делать ничего…"

F-86Ф Эслы (слева) и его ведомого в кадре ФКП с-та Иванова

Из рапорта: "Наша четверка была атакована справа под ракурсом 1/4 парой "Сейбров"- и сразу же четверкой "Сейбров", которая шла на встречно-пересекающихся курсах выше на 1000–1500 м. Я принял бой и энергично стал разворачиваться влево, вслед атаковавшим ("Сейбры" оказались сзади слева). В одни из моментов бой мой ведомый гв. ст. л-т Цветков, шедший справа, пошел на самолет гв. ст. л-та Плитина, который шел сзади. По показанию ст. л-та Плитина. Цветков принял его за "Сейбр". Цветков прошел внизу".

"…Волнение ушло, и такая злость во мне появилась… Я, когда с противником встречаюсь, всегда успокаиваюсь, я уже знаю, откуда грозит опасность. Ведомому что-то сказал, мол, Лёва, давай держись — тут уж не до позывных, — и, чтобы ракурс увеличить, начал отчаянно крутить. Я очень энергично пытался уйти от "Сейбров", может быть и в хвост зайти. Но опыта таких боев у меня еще не было, хотя знаю, что пилотировал хорошо. И так получилось, что в этом состязании мой самолет свалился в штопор. Я и сам штопорил часто, и летчиков на штопор вывозил, поэтому знал, что это такое. Не ожидал, конечно, что он свалится, но контроль над ситуацией не потерял,

Стал выводить смотрю — "Сейбр пристраивается, и я опять в штопор, теперь уже специально. Много во мне было злости, но соображал, что делаю. Высоты уже немного оставалось. Точно не скажу, сколько, но не громадная была высота. И вот я вывел из штопора, a один из тех "Сейбров" — выскакивает вперед. Я уже не стал осматриваться, — собьют меня, не собьют, — а пошел прямо за ним. Прицелился, дал очередь одну, другую — и сразу вижу, что попал. Только я начал выравниваться — и второй "Сейбр". Видимо, он по мне стрелял, но не попал и выскочил надо мной вперед. Я какой-то маневр выполнил!.. Все это было на пределе отчаяния, что-ли… Я хочу сказать что мне очень хотелось сделать что-то… что-то полезное. Он сверху шел, а я как крутил, так навскидку ударил. И что точно помню — я прицел поставил на "непод", чтобы как-то быстрее все сделать, Сбил и второго… ".

Из рапорта: "Куда ушел первый "Сейбр" я не видел, а второй после двух очередей задымил и я увидел развороченную левую плоскость. Я дал еще очередь, самолет загорелся, за ним пошел след дыма, он плавно пошел влево-вниз. Гвардии ст. л-т Плитин видел, как падал "Сейбр" (он был надо мной).

Я осмотрелся — самолетов не увидел, район не узнал, запросил "дорогу" и сразу же увидел "сапог" в разрывах облаков. Я был почти над ним. Потом передали "откос" и я пошел на аэродром". 3*

"… И когда домой вернулся, показывал два пальца на рулежке, все очень за ведомого беспокоился. А ведомый катапультировался… Он, видимо, все за мной держался, и на малой высоте… или парашют его. может быть, раскрылся поздно. Он ударился о вершину сопки, внутренности отбил, пожил еще немного, и умер… Самолет, конечно, развалился. И еще человек погиб у нас в том бою, командир звена Андрюха Костин из 3 й АЭ и погиб Горобченко — замполит 3-й АЭ. И Костин, и Горобченко родились 18-го августа 1918-го года, и погибли в один день- 1 августа 1952-го…"

Ведущим той пары "Сейбров" был майор Феликс Эсла. В тот день он почти одержал свою пятую победу, но… везенье не простое ремесло.

* * *

Позволим себе еще одно отступление и поговорим чуть подробнее о победе И. И. Иванова над майором Эслой. Очевидно, во всех хоть сколько-нибудь заметных событиях факты быстро обрастают "подробностями" от очевидцев и в еще большей мере от, скажем так, "ухослышцев". Бой 20 августа стал весьма заметным, и породил одну из самых известных в кругу ветеранов легенд о чернокожем американском асе — полумифическом существе, промышлявшем свободной охотой в районе наших аэродромов, набравшем на этом занятии около десятка побед и сбитом-таки капитаном Ивановым (вместе с ведомым) 4*. Интересно было бы разобраться в истоках этих истории.

Некоторые ветераны coобщали, что вскоре после того боя они видели фотографию лежащего на земле F-86 с погибшим чернокожим пилотам в кабине и звездочками на борту. Снимок был сделан поисковой комиссией для подтверждения победы М. Иванова. Нам не довелось увидеть этой фотографии ни в документах дивизии, ни в каком-либо личном архиве.

На наш взгляд, она действительно могла существовать. однако это не был "Сейбр" майора Эслы. Его F-86Е- 10-NA (серийный номер 51-2767) при ударе о землю разрушился, более или менее цельной сохранилась лишь хвостовая часть фюзеляжа с оперением. Кабина оказалась практически полностью уничтоженной, но крышка оружейного отсека со звездочками на борту неплохо сохранилась и была сфотографирована поисковой командой. Были найдены и останки белого пилота.

Таким образом, две фотографии — чернокожего летчика и крышки оружейного отсека — вероятно и положили начало истории о коварном истребителе-негре. поплатившемся за свою страсть к "свободной охоте". А затем, переходя из уст в уста, она стала повествованием, "…которое подвергалось самым различным искажениям не только теми, кто жил в те времена, но также и в последующие годы… Причем одни выдают за факты самые сомнительные слухи, другие — объявляют ложью то, что действительно имело место; последующими поколениями в обоих случаях допускались преувеличения. "(Тацит)

3* ЦАМОРФ. ф 736 ИАП оп 152793.. д 5 л 30

4* Некоторые читатели, к слову, уже выразили свое недоумение по поводу того, что "сбитие" этого легендарного аса не нашло отражение в статье "Хроника потерь истребительной элиты" (МА 1/96). Напомним, что в "Хронику …" мы включили только потери пилотов, пять или более побед которых были признаны официально.

Хвостовая часть и крышка пулеметного отсека F-86 Ф. Эслы

* * *

20 августа 726-й полк участвовал в сложном бою с "Тандерджетами", прикрытыми "Сейбрами", в котором Николай Иванов как бы заработал третью победу. Именно как бы. Он вел огонь с близкой дистанции под большим ракурсом, и момент поражения цели на пленку фотопулемета не попал. Достоверность победы подтвердила служба радиоперехвата, слышавшая сообщение американского пилота о катапультировании. Однако без пленки получить победу на свой счет И. И. Иванов не смог. Противник был сбит им лично, но зачислили его на счет всего полка. Подобный выверт можно хоть как-то уложить в голове только если учесть, что за сбитого летчик получал 1500 рублей, но если самолет шел на счет части, то никаких денег ему не полагалось. Возможно, командование дивизии просто не рискнуло "растранжирить" народных полторы тысячи, не имея всех требующихся для подтверждения победы бумажек.

В тот день, 20 августа, не обошлось без потерь и в 726-м полку. Пара "Сейбров" 334-й эскадрильи, пилотируемых майорами Фредериком К. Блесеи и Эдвардом П. Болингером, атаковала пару МиГов, которые с выпущенными тормозными щитками снижались для посадки в Аньдуне. В результате оба МиГа были сбиты. Ведущий нашей пары майор Шеховцов погиб, его ведомый старший лейтенант Лелецкий катапультировался из горящего самолета.

К началу сентября 1952-го "Сейбры" резко активизировали деятельность по блокированию аэродромов базирования МиГов и "свободной охоте" над территорией Китая. Похоже, что благородные "Маэстро" — фриц, выходи драться, на взлете бить не буду — существовали только в кино. На войне же взлетающий или садящийся самолет представляется слишком соблазнительной целью. В сентябре до половины всех потерь советский корпус понес именно в районе своих аэродромов.

F-86 парами или звеньями на большой высоте патрулировали над Корейским заливом в районе устья Ялуцзяна. Наши аэродромы американцы видели как на ладони. Появляется пыль — значит МиГи запустили двигатели и начинают выруливать па старт. "Сейбры" немедленно переходили в крутое пике и к моменту отрыва МиГов от полосы успевали набрать сверхзвуковую скорость. Затем следовала одна атака по едва поднявшемуся в воздух МиГу — и уход в залив на предельной скорости. Для летчика, сбитого на малой высоте, шансов выжить оставалось очень мало. Николай Иванов вспоминал: "Я видел, как сбивали на взлете. Летчики погибали. Некоторые умудрялись поднабрать высоту и катапультироваться, но чтобы кто-то при этом спасся, я ни разу не видел". Противопоставить что-либо такой тактике "Сейбров" было невероятно сложно, и часто для советских летчиков оставался лишь один выход — не взлетать вообще.

5 сентября капитан Иванов стал одним из немногих, благополучно переживших атаку на взлете. С КП поступила команда на взлет, и он своей первой парой начал разбег, когда наблюдатели заметили падающую с высоты пару "Сейбров". Взлет группы немедленно прервали, но для пары Иванова оставался только один путь — оторваться от ВПП и попытаться уйти, поскольку оставшейся длины полосы для торможения уже не хватало.

…Я когда взлетал — одну руку на катапульте держал. И на разбеге баки бросил. Никогда этому не учился, ни с кем об этом не говорил, но когда мне закричали: "Тебя бьют, атакуют!" — а я уже вот-вот оторвусь, и останавливаться нельзя, — в сопки врежусь, — я нажал на кнопку сброса баков. Может, именно это мне и помогло. Те, кто был на земле, говорили позже, что мой взлет произвел на них сильное впечатление. Не знаю… На меня он впечатления не произвел.

Всее обошлось. В мой самолет попала только одна пуля, ведомый — вообще без пробоин. В тот день облачность была баллов 5–6. Я облака пробил, а надо мной проносится пара "Сейбров", в залив уходит. И я одного сбил, наверняка сбил. Это над аэродромом было, и все видели.

Сел, вылез из самолета, во мне все еще злость кипит, и тут подбегает замначштаба Иван Евдокимович Годин. Обнимать меня начал, — ну. ты прям герой, туда-сюда… Меня потом и начальники спрашивали, что мне лучше, предлагали звание и орден Ленина. Я думал, речь идет о Герое — по крайней мере, разговоры такие ходили. Естественно, я ответил: "Звание и Ленина!". И уже очень скоро, может, на другой день, начальник политотдела на собрании вызывает: "Майор Иванов!" Я сижу, я — капитан. А он: "Майор Иванов, это Вы — майор Иванов". Вот так дали мне звание майора, а через несколько дней наградили орденом Ленина.,

Однако, этот "Сейбр" не был засчитан сбитым! Летчик вел огонь против солнца, а "Сейбр" упал в Корейский залив. На фотопленке все "забито" солнцем, вещественные доказательства ушли на дно. Как отмечено в документах 133-й ИАД, падение сбитого "Сейбра" наблюдал (фактически весь Аньдун — от пилотов и техников до солдата- часового у КП, но… Очевидно, как и 20 мая, в дело вмешалось денежное вознаграждение. Пусть сбил, пусть это видел весь аэродром. Но, как сказал вождь, социализм — это учет, нет требуемого набора подтверждении — нет денег, а заодно и победы нет.

…Скоро огромное нервное напряжение разбудило раны Великой Отечественной. Из-за трещины в позвоночнике, полученной при ударе о землю в феврале 1945-го, начались боли в спине, затем появилась сильная головная боль, и Николая Ивановича отправили в госпиталь, откуда он вернулся уже в самом конце войны. За десять дней до прекращения огня. 16 июля 1953 г… он выполнил свой последний боевой вылет, в котором повредил одни самолет.

"Это были финальные вылеты в тай войне. Мы уже знали, что скоро будет перемирие, и американцы знали, и погибать никому не хотелось. В тот день взлетел весь наш полк. я вел эскадрилью и в первую очередь старался строй сохранить и людей не потерять. Поэтому когда вдалеке увидел "Сейбры", то даже не сразу атаку начал.

Они шли пересекающимся курсом несколько выше нашей группы. Я думаю, что Американцы тогда допустили оплошность. У них и высота была больше, но когда я начал разворот, они ничего против моей атаки не предприняли. В развороте, на догоне я открыл огонь, но они, даже увидев трассу, никакого оборонительного маневра не выполнили. Я стрелять нам начал с большой дальности, метров 800, а то и больше. И пока сближался, продолжал вести огонь, раза три давал очереди. Вдруг "Сейбр" — раз-два! — задымил и пошел вниз. Так и закончился мой последний вылет в Корее."

* * *

В небе двух войн И. И. Иванов выполнил 178 боевых вылетов. — 128 в Великую Отечественную и 50 в Корее. — и сбил 4 FW 190, 2 Не 111 и 3 F-86 (официально). По возвращении в Союз освоил МиГ-17Ф и ПФ, окончил Академию ВВС. Как опытный истребитель, он часто вывозил молодых летчиков на отработку пилотажа и, особенно, крутой спирали. "Я много летчиков вывозил, в том числе и будущего космонавта Бориса Волынова. Он был в моей эскадрилье. Толковый, очень хороший летчик, но не самый лучший. Он-то это прекрасно знает!"

Николай Иванович продолжал летать до 1957 года, когда по состоянию здоровья был вынужден оставить летную работу. Но с авиацией не распрощался и, даже готовясь разменять восьмой десяток лет, работал старшим инструктором, летчиком-методистом в Учебном Центре ДОСААФ Ярославля.

Яи-9Т командира эскадрильи 149 ИАП 323 ИАД ст л-тa Арсения Морозова. Красный нос самолета отличительный признак 8 ИАК. Летчик погиб на этом самолете 24 июля 1944 г. во время Бобруйской операции

МиГ-15бис (№ 251302) капитана Н. Иванова, 726 ИАП 133 ИАД. 1 августа 1952 г.

Тот же МиГ-15бис на июль 1953 г. Пилот майор Н.Иванов, техник самолета ст л-т П.И. Зуйков

F-86E-10-NA (сер № 512-2767) "The Chooper" (Мясницкий нож). Пилот — майор Фрэнк Эсла-мл. 334 ИЭ 4 ИАКр. Аэродром Кимпхо утро 1 августа 1952 г.

ВВС СТРАН МИРА

Северокорейские Як-9П на полевом аэродроме, лето 1950 г

Впадислав МОРОЗОВ Сергей Усков Уфа

На страже мира и труда

Краткий обзор ВВС КНДР в 1948–1996 гг.

25 июня 1950 н 15 часов по среднекорейскому времени пара истребителей Як-911 с опознавательными знаками северокорейских ВВС появилась над аэродромом Кимпхо вблизи Сеула, где лихорадочными темпами велась эвакуация американцев в предвидении скорого захвата южнокорейской столицы наземными войсками КНДР "Яки" обстреляли вышку КДП, уничтожили топливную цистерну, а затем повредили стоявший на земле военно-транспортный самолет С-54, принадлежавший ВВС США. Одновременно звено "яков" повредили 7 самолетов ВВС ЮКА в аэропорту Сеула. В 19:00 "яки" вновь штурмовали Кимпхо — добили С-54. Это был первый боевой эпизод войны в Корее.

Формирование ВВС. Северной Корен началось гораздо раньше описываемых выше событий. Не прошло и трех месяцев после окончания Второй мировой войны, а великий вождь корейского народа Ким Ир Сен уже произнес речь "Создадим ВВС Новой Кореи" (29 ноября 1945 г.). Создавать авиацию, как и армию в целом, пришлось фактически на голом месте — те авиабазы и авиаремонтные предприятия, которые остались на территории Кореи от японцев, были сосредоточены, в основном, на юге полуострова и достались американцам, а потом Южной Корее. Подготовка кадров ВВС "новой Кореи" началась (по опыту "великого северного соседа") в середине 1946 г. с организации авиаклубов в Пхеньяне. Синджу. Хамхыне. Чхонджине и Хверне — там, где базировались авиационные части советских оккупационных войск. Советскими же были инструкторы, программы и самолеты: По-2, УТ-2. Як-18 (возможно, имелись также Як-9УТП. Ла-7УТИ и Як-11).

Серьезной проблемой был поиск кандидатов. Тех корейцев. которые служили в японских ВВС в годы войны, объявили "врагами народа" — их полагалось отлавливать и судить. Интеллигенция, буржуазия и другие наиболее грамотные представители корейского общества после прихода советских войск в большинстве своем бежали в американскую зону оккупации, предугадывая, наверное. чем в реальности может стать "светлое царство социализма по-корейски". С другой стороны, основу корейского населения составляли малограмотные крестьяне, имевшие весьма смутные представления об авиации. Простого "пахаря-рисовода" можно было сравнительно легко обучить стрелять из ППШ или мосинской винтовки. вдолбив предварительно в его голову несколько тезисов из "Программы Временного народного комитета Северной Кореи", но сделать из него летчика — являлось достаточно сложной задачей.

Отчасти эту проблему решили за счет перешедших на службу Ким Ир Сену военных специалистов из Советской Армии (из числа подходящих, в прямом и переносном смысле, лиц — советских китайцев, корейцев, бурят и пр.). Подобным образом в те времена "усиливали" и армии других братских стран, в том числе и народно-освободительную армию Китая товарища Мао. В остальном в авиаклубы и созданные чуть позже военно-авиационные училища коммунисты старались привлекать наиболее грамотную молодежь, в первую очередь, из числа студентов. причем как юношей, так и девушек.

"Первой ласточкой" новых ВВС на севере Корен стали начавшиеся в конце 1947 года регулярные рейсы военно-транспортных самолетов Ли-2 и С-17 из Пхеньяна в Советское Приморье (Владивосток, Хабаровск) и Китай (Харбин). Полеты выполняли смешанные советско- корейские экипажи. Главной задачей этих полетов было поддержание регулярной связи между "Временным комитетом". а затем и правительством КНДР, с "братскими партиями", доставка диппочты и разного рода специалистов.

В 1948 году Корейский полуостров покинули войска СССР и США. Практически сразу же "Временный народный комитет Северной Кореи" объявил о создании Корейской народной армии — КНА (Декрет от 8.02.1948 г.) и лишь спустя полгода (9.09.1948 г.) была образована Корейская народно-демократическая республика. Такая нетрадиционная последовательность позволила Пхеньяну уже к концу 1948 г. иметь довольно мощную армию из нескольких дивизий, оснащенную советским вооружением (танки Т-34, самоходные орудия СУ-76М и СУ-100, реактивные установки "Катюша", тяжелая артиллерия) 1*. Разумеется, но всех штабах сидели советские (иногда — китайские) военные советники. Военно-воздушными силами КНДР командовал генерал Ван Лен и его советник полковник Петрачев. Официально под их управлением находилась к середине 1950 г. одна смешанная авиадивизия, но численность ее значительно превосходила советскую дивизию. По оценкам американцев КНДР имела на вооружении 132 боевых самолетов, том числе 70 истребителей Як-3. Як-7Б". Як-9 и Ла-7. а также 62 штурмовика Ил-10. Точную численность представляют советские военные советники: 1 АД (1 ШАП — 93 Ил-10. 1 ИАП — 79 Як-9. 1 Уч. АП — 67 учебных самолетов и самолетов связи). 2 авиатехнических батальона. Итого — 2829 человек [10]). Костяк ВС составляли как бывшие советские авиаспециалисты. так и летно-технический персонал, прошедший в 1946-50 гг. обучение в СССР, Китае и непосредственно на территории КНДР 2*.

Вообще, о ВВС КНДР периода, предшествующего Корейской войне, ходит масса легенд. Например, западные эксперты упорно твердят о наличии в ВВС КНДР женского истребительного полка на Як-3, однако речь скорее может идти лишь о женской эскадрилье или даже о звене в составе единственного на тот момент в северокорейской авиации 56-го истребительного авиаполка. Точно известно лишь, что несколько женщин-пилотов действительно служили в ВВС КНДР. В литературе упоминается, в частности. Тха Сен Хи 3*, к конц\ войны вроде бы даже командовавшая эскадрильей МиГ-15. Никаких конкретных данных о боевых успехах северокорейских летчиц не имеется.

Кроме того, в донесениях американских пилотов первых недель войны есть упоминания о встречах в воздухе с северокорейскими реактивными истребителями реданной схемы (Як-17, Як-23 или даже Як-15), из чего американские историки делают вывод о том. что ВВС КНДР накануне войны начали осваивать реактивную технику. Подтверждений этому в советских источниках нет, хотя известно, что китайцы в это время (т. е. при обучении на МиГ-15, а МиГ-15УТИ тогда еще не было) тренировались на Як-17УТИ. Эти самолеты имелись, в частности, в Мукдене, Аньшане и Ляояне. Впрочем, американским пилотам в небе Кореи мерещились северокорейские и китайские Ла-5. Пе-2. Як-7. Ил-2 и даже "Аэрокобры", "Бостоны" и "Спитфайры"! Как говорят в таких случаях в России: "Учи матчасть…" 4*

1* 10 ПД (1–6.10,12,13,15), из них 4 (4.10. 13,15) — в стадии формирования, 105-й Тбр, 603-й мотоциклетный полк (12 122-мм гаубиц м 24 122-мм пушки), отд полк ЗА (24 37-мм, 12 85-мм, 30 12.7-мм), отдельные полки саперный, связи, охранный. Общая численность — 175 тыс. чел. [10)

2* К маю 1950 г подготовлено на боевых самолетах — 22 штурмовиков и 10 истребителей, на учебных сомолетах — 151 летчика, 17 авиатехников. Обучались 120 летчиков, 60 техников, 67 специалистов по вооружению [10]

3* Пропаганда КНДР сообщала, например. что Тхао Сен Хи подловила группу F-84 над их аэродромом и сильно потрепала. Сомнительно, ибо F-84 базировались в Тэну и Кунсане, т. е. до них из Маньчжурии долететь можно, но назад — керосину не хватит (Прим ред).

4* По нашим сведениям. в американских отчетах упоминались Як-7, который с Як-9 спутать несложно, один раз — Як-15 (в ночь, когда все кошки серы, со 2 на 3 ноября 1952 г). о также Ла- 7, МБР-2 и F-86(!). Так что матчасть янки знали (Прим ред)

Подготовка к боевому вылету Ил-10 ВВС КНДР, июль 1950 г

Военно-воздушным силам КНДР "противостояли" ВВС Южной Кореи (ROKAF), в составе которых к середине 1950 г. насчитывалось 8 связных самолетов Piper L-4 и три учебно-тренировочных Т-6 Texan. Еще один "Пайпер" угнал в мае 1949 г. на Север пилот-перебежчик. Оставшиеся самолеты были в первые же дни войны уничтожены на земле. Война застала ВВС Южной Кореи в самой ранней стадии развертывания — авиабаза Кимпхо была у них практически единственной: из пяти лихорадочно строившихся аэродромов ни один к началу воины не успел войти в строй. Летное училище южнокорейцы организовали только в январе 1949-го и подготовить достаточное количество авиаспециалистов не успели.

Всего в южных ВВС на 2.06.1950 г. числилось 1899 солдат и офицеров, в том числе — не менее сотни летчиков, и вся эта "авиация" в первые же дни войны погибла, разбежалась или попала в плен к северянам. Поэтому, когда понадобилось ввести в действие, хотя бы для видимости, хоть какие-то южнокорейские самолеты, американцам пришлось реализовать свою оригинальную инициативу, названную "Проект BOUT ONE" и появившуюся еще до войны: на десяти взятых из резерва ВВС США истребителях F-51D Мустанг нарисовали южнокорейские эмблемы. Пилотировали их американские летчики во главе с майором Д.Хессом, а обслуживали американские техники. В летне-осенних боях 1950 года эти "Мустанги" активно участвовали в боевых действиях, изображая, как "…ВВС. Южной Кореи крылом к крылу с авиацией войск ООН защищает небо Родины". Другого выхода у американцев просто не было, поскольку нужного количества натуральных южнокорейских летчиков не имелось.

Разговор о причинах и ходе Корейской войны выходит за рамки данной статьи, поэтому мы коснемся этих событий вкратце. Нас интересует эта война постольку, поскольку ее события так пли иначе сказались на становлении авиации Северной Кореи. Первоначально боевые действия шли удачно для Пхеньяна: танковые колонны почти беспрепятственно продвигались вперед, а "Яки" и Илы" обеспечивали им поддержку с воздуха. За "бои" в районе Сеула и Тэчжона некоторые части Корейской народной армии получили даже гвардейские звания. Среди них были четыре пехотных и одна танковая бригада.

четыре пехотных и два зенитно-артиллерийских полка, отряд торпедных катеров. К числе прочих звания "Гвардейский Тэчжонский" удостоился и 56-й истребительный полк ВВС КНДР. По ceй день эта часть является единственной гвардейской среди северокорейских ВВС.

Итак, на начальном этапе успех был на стороне Северной Корен. Так продолжалось до тех нор. пока в войт не вмешались США.

Как результат, уже к началу августа 1950 г. авиация северян была разгромлена и перестала оказывать сколь-нибудь существенное сопротивление войскам ООН. Остатки ВВС перелетели на китайскую территорию 1*. Непрерывные атаки американской авиации вынудили наземные части КНА перейти к ночным боевым действиям. Но после высадки 15 сентября 1950 г. в тылу войск КНДР в районе Инчхона морского десанта войск ООН и одновременного начала контрнаступления американцев с Пусанского плацдарма Корейская народная армия вынуждена была начать "временное стратегическое отступление" (в переводе на русский — драпануть на север).

Как итог, к концу октября 1950 г. северокорейцы потеряли 90 % территории, а их армия была почти полностью разбита.

Положение выправил ввод в Корею Корпуса китайских народных добровольцев- маршала Пэн Дехуая под прикрытием советского 64-го истребительного авиакорпуса ПВО, оснащенного самолетами МиГ-15. Китайские добровольцы отбросили американцев и их союзников за 38-ю параллель, но были остановлены на этих рубежах. Что касается ВВС КНДР, то зимой 1950-51 гг. активно действовал только широко описываемый в литературе полк ночных бомбардировщиков (командир Пак Ден Сик), летавший сначала на По-2, затем на Як-11 и Як-18. И, как это не покажется странным, реальная ценность от их боевой работы была. Недаром янки серьезно обсуждали "проблему По-2". Кроме того, что "чокнутые китайские будильники", как называли их американцы, постоянно давили на психику противника, они наносили и ощутимый урон. Например. 28 ноября 1950 г. ими были повреждены 11 F-51 8-й ИБАЭ. 8 из которых брошены при отступлении. 17 июня 1951 г. уничтожен 1 F-86, еще 8 повреждены (4 — легко и 4 серьезно). Можно упомянуть и вылет По-2 16 июня 1953 г., когда они уничтожили в Инчхоне 98000 барелей нефтепродуктов. И список можно продолжать. Впоследствии к ночной работе подключили пару эскадрилий из 56-го истребительного авиаполка и некоторые китайские авиачасти — те и другие в основном летали на Ла-9/Лa-11.

В ноябре-декабре 1950 г. началось формирование китайско-корейской Объединенной воздушной армии (ОВА). Доминировали в ней китайцы, командовал ОВА также китайский генерал Лю Чжень. На 10 июня 1951 г. в ВВС КНА имелось 136 самолетов и 60 хорошо подготовленных летчиков. В декабре к боевым действиям приступили две китайские истребительные дивизии на МиГ-15 (командиры Фан Цзан и Си Буань). Чуть позже, с конца декабря, к ним присоединилась авиадивизии КНА (пока одна), которую вводили в бой летчики 324-й ИАД. Потом, когда корейцам пришлось действовать самостоятельно, без поддержки "больших друзей", они не очень-то стремились в бой. К концу 1952 г. число дивизий было доведено до трех, из которых 2 в ОВА К этому времени относился и приказ Ким Ир Сена от 30 декабря 1952 г. "Об укреплении позиционной обороны": Авиационным частям форсировать летную подготовку и затри месяца завершить подготовку к участию в боевых действиях эскадрильями, продолжать вести разведку и маневренный налет, совершенствовать тактику ВВС.

Как полноценная боевая сила, ВВС КНДР до середины 1953 года так и не были воссозданы. Основная тяжесть боев в небе Кореи лежала, таким образом, на русских и китайских летчиках. Как можно понять из воспоминаний советских у частников войны, северокорейских пилотов было мало, учить из было трудно, поскольку ни по-русски, ни по-китайски они не говорили. По тем же воспоминаниям (и не без мата), корейцы просто отлынивали от боев под предлогом сохранении "национальных кадров" 2*.

1* К началу третьей декады августа в ВВС КНА насчитывался 21 исправный самолет: 20 штурмовиков и 1 истребитель. В строю 6 летчиков-истребителей и 17 летчиков-штурмовиков [10]

2* Вот статистика боевой работы 64 ИАК — 63229 б/в, 1683 б/в днем группой 107 б/в ночью одиночно ОВА — 22300 б/в, 366 б/в. При этом у корейцев максимальное число б/в в месяц достигало 376. А бывало и так: 64 ИАК — ок. 2500 б/в, китайцы 1520, корейцы 12. Как тут не материться? (Прим. ред.)

Пилоты МиГ 15 ОВА получают инструктаж перед вылетом. Одна из авиабаз на китайской территории. Зима 1952/53 гг. Один из немногих достоверных снимков МиГ 15 времен войны в Корее

Не торопился великий народный полководец Ким Ир Сен и с организацией системы противовоздушной обороны. В середине 1951 г. состоялась его беседа с руководством КНА "Об укреплении противовоздушной обороны", однако дальше разговоров дело особо не двигалось. Дело в том, что основную тяжесть борьбы с авиацией противника несли ИА и ЗА 64 ИАК. так что основой ПВО КНДР были советские части, а корейцы и китайцы играли на протяжении большей части войны вспомогательную роль. И их ПВО хоть и была, но была в соответствующем состоянии.

Чуть ли не единственными подразделениями ПВО оставались группы "стрелков-охотников зa самолетами", созданные по приказу Ким Ир Сена от 2.12.1950 г. Смысл этого — великого почина" сводился к тому, что в каждом стрелковом полку выделялся взвод, начинавший борьбу с вражескими самолетами при помощи подручных средств — от станковых и ручных пулеметов до тросов, натягиваемых между вершинами близлежащих сопок. Но утверждениям северокорейской пропаганды, некоторые группы (например, расчет героя КНДР Ю Ги Хо) ухитрились таким образом насбивать по 3–5 вражеских самолетов! Даже если считать эти сведения преувеличенными, то остается фактом, что "стрелки-охотники" стали на фронте массовым явлением и попортили ооновским летчикам немало крови 1*.

Итоги воздушной войны в Корее выглядят так: ИА 64 ИАК сбито 1097 самолетов 2*, ЗА 64 ИАК — 212 самолетов 2*, ОВА — 271 самолет 3*, сухопутные войска КНА — 1284 самолета 3*. Авиация ООН потеряла, таким образом, 2864 самолета. Свои потерн: ИА 64 ИАК — 120 летчиков и 335 самолетов 3*, ЗА 64 ИАК — убито 68. ранено 165 человек, 6 орудий, 1 прожектор 3*, ОВА — 126 летчиков, 231 самолет 3*, Итого потери "коммунистических сил" оцениваются в 556 самолетов. Северокорейцы. в свою очередь утверждают, что "непобедимая и героическая Корейская народная армия" уничтожила в ходе войны 5729 самолетов, 6484 повредила и 11 захватила в качестве трофеев, а вот о своих потерях предпочитают молчать, как впрочем и китайцы 4*.

Есть информация и о наличии в ВВС КНДР летчиков-асов (т. е. сбивших по 4–5 самолетов противника). К примеру, герой КНДР Ким Ги Ок уже в первые месяцы войны имел 6 побед. Но, видимо, их было мало, так как Галерея Героев КНДР в пхеньянском "Музее победы в национально-освободительной отечественной войне 1950-53 гг." сплошь заполнена портретами пехотинцев и артиллеристов, очень мало танкистов и практически нет моряков и летчиков. И это при том, что в КНДР число наград на душу населения — одно из самых высоких в мире!

1* По поводу "стрелков" и "тросов-ловушек" ерничать не надо. Они были достаточно эффективны. Нам приходилось слышать рассказы очевидцев "сбития" штурмовиков тросами, протянутыми меж сопок, между которыми проходили автодороги. Кстати, по признанию самих американцев, больше всего самолетов они потеряли в прифронтовой зоне от стрелкового огня с земли. И наша статистика подтверждает это. (Прим. ред.)

2* Уточнено редакцией [11]

3* Уточнено редакцией [12]

4* По данным американцев, авиация ООН сбила 855 МиГ-15 и 69 машин другого типа Итого — 924 машины (Прим. peд.)

Художественная самодеятельность в перерыве между полетами. На заднем плане МиГ — 17Ф Начало 70-х гг

Угнанный ст лт-ом Ким Сок Но 21 сентября 1953 г МиГ 15бис во время испытаний на Окинаве

Ил 28 ВВС КНДР Конец 60-х гг

В день подписания перемирия 27 июня 1953 г. северокорейская авиация была еще малобоеспособной. но количественно уже превышала довоенную 1*.

Разные эксперты оценивают ее численность в этот период в 350–400 самолетов, в том числе не менее 200 МиГ-15. Все они базировались на китайской территории, поскольку довоенные аэродромы в Северной Корее были разрушены и в ходе войны не восстанавливались. К концу 1953 г. Корпус китайских добровольцев был выведен с территории КНДР и позиции на 38-й параллели перешли под контроль частей КНА. Началась глубокая реорганизация всех родов войск северокорейской армии, сопровождавшаяся обширными поставками из СССР новой военной техники.

Для ВВС ударными темпами строился десяток авиабаз. создавалась единая система ПВО вдоль 38-й параллели с радиолокационными станциями, постами ВНОС, линиями связи. "Линия фронта" (так в КНДР до сих пор именуют полосу разъединения войск) и крупные города были плотно прикрыты зенитной артиллерией. В 1953 г. начался и полный переход ВВС КНДР на реактивную технику: в последующие три года из СССР и Китая были получены большие партии МиГ-15. Еще до конца войны поступили первые реактивные бомбардировщики Ил-28, десять из них приняли участие в "Параде победы" 28 июля 1953 г. над Пхеньяном.

В военной авиации произошли и крупные организационные изменения — из состава ВВС были выделены: командование ПВО. морская и армейская авиация.

В подчинение штаба ПВО вошли система обнаружения воздушных целей, зенитная артиллерия и истребительная авиация.

Морская авиация включала несколько истребительных эскадрилий. прикрывавших крупные порты, и небольшое количество Ил-28, предназначенных для разведки и атаки морских целей.

Армейская авиация с 1953 г. вела и все гражданские авиаперевозки внутри КНДР, особенно велик был их объем в первые послевоенные годы, пока мосты, шоссейные и железные дороги оставались не восстановлеными. Кроме старых По-2 и Ли-2 армейская авиация получила Ан-2. Ил-12 и Як-12. По непроверенным данным, именно в 1953-54 гг. северокорейцы начали авиационную заброску своей агентуры на Юг. При этом самолеты армейской авиации не только выбрасывали парашютистов, но и совершали тайные посадки на территории Южной Кореи. Один из Ан-2. целиком покрашенный в черный цвет, был во время подобной операции захвачен южнокорейской службой безопасности и до сих пор демонстрируется в военном музее.

Впрочем, южнокорейские ВВС также весьма активно занимались засылкой шпионов и КНДР. Одной из их успешных операций, осуществленных совместно с американцами. стала "Охота за Мигом": 21 сентября 1953 г. старший лейтенант северокорейских ВВС Ким Сок Но. привлеченный обещанием награды в 100 тысяч долларов. угнал МиГ-15бис на Юг. Это позволило американцам, до тех пор располагавшим лишь обломками сбитых "мигов", провести всесторонние испытания самолета сначала на Окинаве, затем в США.

Вообще, нарушения демаркационной линии на земле, на море и в воздухе, как и взаимные неспровоцированные обстрелы, происходили начиная с 50-х годов сотни раз. Наиболее часто упоминается в литературе один из эпизодов, происшедших 2 февраля 1955 г. над Японским морем. Тогда восьмерка северокорейских МиГ-15 безуспешно пыталась перехватить американский разведывательный самолет RB-45 Tornado, фотографировавший побережье КНДР под прикрытием 16 истребителей F-86 Sabre ВВС США. В результате воздушного боя были сбиты два "мига", американцы потерь не имели. 7 ноября 1955 г. произошел еще один скандальный инцидент, когда вблизи 38-й параллели разбился совершавший официальный облет демилитаризованной зоны ооновский самолет Ан-2 с польскими наблюдателями на борту. Есть основания полагать, что его по ошибке сбила южнокорейская ПВО.

В 1956 г. XX съезд КПСС ввел в международный лексикон понятие "культ личности". В мировом коммунистическом движении образовалась глубокая трещина между сторонниками и противниками сталинизма. В КНДР III съезд Трудовой партии Кореи с неодобрением отнесся к "кульминации происков антипартийных контрреволюционных фракционеров и ревизионистов" и начал грандиозную чистку партийных рядов. В это время впервые был употреблен термин "чучхе" ("помощь самому себе", в смысле построения социализма в отдельно взятой Корее, да еще и с опорой исключительно на собственные силы). В Северной Корее недостаточно выдержанными в идейном плане теперь считали не только советское, но даже китайское руководство. Впрочем, это не мешало продолжать оснащение армии новейшим оружием из СССР и КНР. одновременно подвергая репрессиям наиболее грамотных военных и технических специалистов из числа обучавшихся в социалистических странах.

1* По моими сведениям на конец войны в ОВА имелось 892 самолета КНД — 480, КНА — 412, в т. ч. — 635 истребителей МиГ-15 и МиГ-15бис. Самолеты ОВА были сведены в 7 авиадивизий (Прим. ред.)

Экипаж американского вертолета ОН 23, побитого ПВО КНДР 17 мая 1963 г. под прицелом северокорейских пограничников

Вертолет Ми-4 ВВС КНДР доставил почту и продовольствие на отдаленную погранзаставу начало 80-х гт

Вертолет Ми-8 морской авиации КНДР доставил из Пхеньяна в провинцию медицинское оборудование. Вторая половина 80-х гг.

Усиление вооруженных сил в 1956 г. шло полным ходом: был сформирован военно-морской флот, закончено организационное строительство ВВС. началась модернизация армии. На вооружение поступили несколько десятков истребителей МиГ-17Ф, вертолеты Ми-4 и Ми-4ПЛ. В 1958-ом корейцы получили из СССР истребители-перехватчики МиГ-17ПФ. 6 марта 1958 г. пара американских тренировочных самолетов

Т-6А, нарушивших "линию фронта", была обстреляна зенитной артиллерией, а затем атакована "мигами". Один из "Тексанов" удалось сбить, его экипаж погиб. Северокорейцы заявили. что американцы — совершали разведывательный полет-…

В 1959 г. Ким Ир Он торжественно объявил о "победе чучхейского социализма" и вознамерился вести корейский народ прямиком к коммунизму! А в Южной Корее к этому времени местные "левые" при поддержке северной агентуры довели прежнее лисымановское правительство до полной потери владения ситуацией. Положение в 1960 г. спасли южнокорейские генералы, которые, отбросив "идеалы демократии", произвели при полном одобрении США военный переворот, жестко подавив в стране организованную оппозицию и обеспечив тем самым условия для последующего "экономического чуда". Американские войска в Южной Корее получили тактическое ядерное оружие и средства его доставки — ракеты "Серджент", "ОнестДжон" и "Лэнс". несколько позднее — "Першинг". Южнокорейская армия, совместно с дислоцированной на Юге 7-й пехотной дивизией армии США, начала готовиться к боевым действиям в условиях применения оружия массового поражения. К начале 60-х годов южнокорейцы возвели вдоль 37-й параллели основные сооружения так называемой "железобетонной стены" (цепи укреплений, усиленной не только обычными минными полями, но и, по некоторым данным. ядерными фугасами), ставшей предметом постоянной резкой критики со стороны КНДР. Впрочем, северокорейцы под этот шум построили на линии перемирия полосу гораздо более мощных и тщательно замаскированных укреплений.

В 1961 г. был подписан Договор о взаимопомощи и оборонном сотрудничестве между СССР и КНДР с массой дополнительных секретных протоколов, которые до сих пор не рассекречены. В соответствии с ними ВВС КНДР получили в 1961-62 гг. сверхзвуковые истребители МиГ-19С и зенитно-ракетные системы С-25 "Беркут".

КНА получила авиационные и артиллерийские химические боеприпасы, личный состав приступил к тренировкам по ведению боев в условиях химического и радиационного заражения. После 1965 года на вооружении северокорейской авиации появились истребители МиГ-21Ф и зенитно-ракетные комплексы С-75 "Двина".

В декабре 1962 г. Ким Ир Сен на V пленуме ЦК ТПК объявил новый курс на "параллельное ведение экономического и оборонного строительства". Предложенные им меры предусматривали полную милитаризацию экономики. превращение всей страны в крепость, вооружение всего народа (т. е. все население — кадровые военные). модернизацию всей армии. Этот "новый курс" определяет всю жизнь и политику КНДР до настоящего времени: северная Корея тратит на свои вооруженные силы до 25 % валового национального продукта.

Шестидесятые — семидесятые годы для ВВС КНДР стали временем многочисленных пограничных конфликтов:

— 17 мая 1963 г. наземные средства ПВО обстреляли американский вертолет OH-23. совершивший после этого вынужденную посадку на территории КНДР:

— 19 января 1967 г. южнокорейское сторожевое судно "56" было атаковано северокорейскими кораблями, затем его добили самолеты МиГ-21:

— 23 январи 1968 г. северные самолеты и вертолеты атаковали вспомогательное судно ВМФ США "Пуэбло", а затем навели на него свои корабли и катера: судно было захвачено и отбуксировано в одну из военно-морских баз КНДР:

— 15 апреля 1969 г. ракетчики ПВО сбили четырехмоторный разведывательный самолет ВВС: США типа ЕС-121:

Вертолет Ми-4 ВВС КНДР доставил почту для персонала маяка(Желтое море), март 1990 г

— 17 июня 1477 г. самолеты МиГ-21 сбили американский вертолет CH-47 Chinook:

— 17 декабря 194 северокорейской наземной ПВО был сбит американский вертолет OH-58D, один пилот вертолета при этом погиб, а второй пленен.

Во всех случаях северокорейцы утверждали, что атакованные самолеты, вертолеты и корабли преднамеренно вторгались в воздушное и морское пространство КНДР со шпионскими целями, а южнокорейцы и американцы это отрицали. Если учесть, что в те же годы южнокорейские самолеты неоднократно нарушали границы СССР (вспомним "боинги", сбитые вблизи Архангельска и над Сахалином), то позиция КНДР представляется более-менее правдоподобной.

В свою очередь южнокорейцы в этот период потопили пару северокорейских судов (теперь уже КНДР кричала об "акте вандализма" в отношении "беззащитных траулеров"), а также неоднократно отмечали нарушение своего воздушного пространства самолетами и вертолетами Северной Кореи.

В восьмидесятые годы надежды Пхеньяна на возникновение крупномасштабного военного конфликта между НАТО и странами Варшавского договора, под прикрытием которого и КНДР смогла бы одержать победу над Южной Кореей, не оправдались. Напротив, конец XX века стал временем массового краха коммунистических режимов в некогда "дружественных СССР" странах. Впрочем, нет уже и самого СССР, а такие "апологеты коммунизма", как Албания и Румыния, обанкротились куда раньше "больших братьев". На Дальнем Востоке Китай и Вьетнам тоже медленно, но верно отходят от марксистской идеологии. Не считая Кубы и некоторых африканских стран, которые и рады бы договориться с Западом, да пока не знают как это сделать, к началу 90-х годов единственным оплотом коммунизма остается по сути лишь КНДР. Не смотря на потерю практически всех союзников и усиливающееся давление со стороны "свободного мира", правящие круги Северной Кореи все еще полны веры в окончательную победу коммунизма в их отдельно взятой стране.

МиГ 21МФ ВВС КНДР перед учебный полетом. 1993 г

Их уверенность поддерживает то обстоятельство, что КНА до сих пор остается одной из самых мощных армии в мире. Правда, полная закрытость Северной Кореи позволяет зарубежным военным аналитикам делать лишь самые приблизительные оценки относительно общего состояния страны, и в особенности — технического оснащения ее вооруженных сил. В самой же КНДР о Корейской народной армии пишут немного и весьма однобоко: можно сказать, что северокорейцы превзошли своих советских и китайских друзей в области показухи и секретности. Разумеется, государственная пропаганда постоянно утверждает, что КНА непобедима, а ее непревзойденные бойцы и командиры готовы воевать "один на сто". С этим отчасти соглашаются и американские эксперты, считающие, что "у северокорейцев устаревшее оружие и боевая техника, но боевой дух исключительно высок, это хорошо обученные, приученные к железной дисциплине солдаты". Что впрочем не мешало — великому полководцу" Ким Ир Сену на всех партийных съездах регулярно делать своим маршалам выволочку за "потерю бдительности. отсутствие боевого духа и мирные настроения в войсках".

Основу боевой мощи Корейской народной армии составляют десятки тысяч стволов артиллерии и до 7 тысяч единиц бронетехники, от устаревших советских танков Т-55 и Т-62, китайских Т-59 до полученных в конце 80-х годов более современных Т-72М, БМП-2, БТР-70. Часть западных экспертов излишне оптимистично считает, что противотанковые средства, имеющиеся у южнокорейцев и дислоцирующихся в Корее войск США, способны "превратить северокорейскую танковую армаду в самую большую в мире свалку металлолома".

Не менее бодро американцы пишут и о северокорейской военной авиации, утверждая, что "ВВС КНДР находятся в худшем техническом состоянии, чем ВВС Ирака. Самолеты настолько старые, что их первые летчики уже стали дедушками. Сегодняшние пилоты плохо подготовлены, их годовой налет исчисляется не более, чем семью часами. Если же им и удастся поднять в воздух свои рыдваны, то скорее всего они полетят в южном направлении и в традициях камикадзе направят свои самолеты на первый же встреченный наземный объект".

Вряд ли можно стопроцентно полагаться на такие утверждения, хотя абсолютно ясно, что техника советско- китайского производства, находящаяся на вооружении ВВС КНДР, в основном представлена устаревшими образцами и мало приспособлена современным условиям войны, а летный состав, обучающийся по устаревшим методикам и в условиях острого дефицита топлива, действительно имеет мало опыта. Но зато северокорейские самолеты надежно укрыты в подземных ангарах, а взлетно-посадочных полос для них имеется с избытком. При полном отсутствии частного легкового автотранспорта и малом количестве грузового, в КНДР построена масса шоссе с бетонным покрытием и арочными железобетонными туннелями (например, автострада Пхеньян-Вонсан), которые в случае войны несомненно будут использоваться в качестве военных аэродромов. Исходя из этого можно утверждать, что "отключить" северокорейскую авиацию первым ударом вряд ли удастся, особенно учитывая мощную систему ПВО, которую американская разведка считает "самой плотной системой противоракетной и противосамолетной обороны в мире".

В ПВО КНДР, по мнению западных аналитиков, развернуто на огневых позициях более 9 тысяч зенитных артсистем, от легких зенитно-пулеметных установок до самых мощных в мире 100-мм зенитных орудий, а также самоходные зенитные установки ЗСУ-57 и ЗСУ-23-4 "Шилка". Кроме того имеется 10 тысяч пусковых установок зенитных ракет — от стационарных комплексов С-25, С-75, С-125 и мобильных "Куб" и "Стрела-10" до переносных установок, "расчеты которых не знают слова страх".

В качественном отношении ВВС КНДР также отнюдь не являются сплошным сборищем ржавых жестянок. Правда, даже к началу 90-х годов в них оставалось еще более 150 МиГ-17 и 100 МиГ-19 (включая их китайские варианты Shenyang F-4 и F-6 соответственно), а также 50 бомбардировщиков Harbin Н-5 (китайский вариант советского Ил-28) и 10 истребителей-бомбардировщиков Су-7БМК. Но уже к началу 80-х годов военная авиация приступила к новому этапу модернизации: в дополнение к имевшимся ранее 150 МиГ-21 из СССР была получена партия в 60 истребителей-перехватчиков МиГ-23П и фронтовых истребителей МиГ-23МЛ, а из КНР — 150 штурмовиков Q-5 Phantan. Армейская авиация, имевшая лишь два десятка вертолетов Ми-4, получила 10 Ми-2 и 50 Ми-24. В мае-июне 1988 г. в КНДР поступили первые шесть МиГ-29, к концу года завершилась передача всей партии из 30 самолетов этого типа и еще 20 штурмовиков Су-25К. Неожиданным пополнением ВВС стали в конце 80-х годов два десятка американских вертолетов Hughes 500, приобретенные окольными путями через третьи страны; они не имеют вооружения и используются для связи и воздушного наблюдения.

Устаревшая авиатехника (МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19) в те же годы передавалась "братским странам, ведущим бои против мирового империализма" — в первую очередь Албании, а также Гвинее, Заиру, Сомали, Уганде, Эфиопии. Ираку в 1983 г. были переданы 30 истребителей МиГ-19, использовавшихся в ходе войны с Ираном. Эти же самолеты, расставленные на иракских аэродромах в качестве ложных целей, приняли на себя удар авиации многонациональных сил во время операции "Буря в пустыне".

Надо отметить, что гражданской авиации как таковой у КНДР не имеется. Любые полеты, будь то доставка продуктов и медикаментов в отдаленные районы, внутренние пассажирские рейсы или химобработка полей, выполняются самолетами и вертолетами, несущими опознавательные знаки ВВС. Основу парка этой "военно-гражданской" авиации составляют до настоящего времени около 200 Ан-2 и их китайских аналогов Y-5. До начала 70-х годов полеты в "братские страны" выполнялись на пяти Ил-14 и четырех Ил-18, затем авиапарк КНДР пополнился 12 Ан-24 (по другим данным, часть из них относится к типу Ан-32), тремя Ту-154Б и "президентским" Ил-62, на котором Ким Ир Сен совершил ряд официальных зарубежных визитов. После развала СССР воздушный флот Северной Кореи пополнился некоторым количеством гражданских самолетов, скупленных по дешевке у эсэнговских "независимых авиакомпаний"; самыми крупными из них стали несколько Ил-76. В начале 1995 г. КНДР подписала международный договор об открытии своего воздушного пространства для пассажирских рейсов иностранных авиакомпаний. В связи с этим северокорейские самолеты, совершавшие рейсы за рубеж, получили гражданскую маркировку вновь образованной авиакомпании "Чосонминхан", но управлять ими продолжают военные экипажи.

Для обучения летного состава к началу 90-х годов имелось более 100 поршневых самолетов CJ-5 и CJ-6 (китайская модификация Як-18), 12 реактивных L-39 чехословацкого производства, а также несколько десятков учебно-боевых МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29 и Су-25. Вполне естественно предположить, что подготовка пилотов для самолетов более современных типов значительно превосходит средний уровень "семи летных часов в год". К ним относятся, в первую очередь, летчики элитных 56-го гвардейского и 57-го истребительных авиаполков, вооруженных самолетами МиГ-23 и МиГ-29; они базируются вблизи Пхеньяна и осуществляют прикрытие столицы КНДР с воздуха. Немалый опыт накопили и инструкторы, обучавшие авиаспециалистов во многих странах "третьего мира".

Не следует забывать и о наличии у КНДР ракет класса "земля-земля" разных типов, многие из которых выпускаются на собственных заводах. Как раз северокорейскими "Скадами" Саддам Хуссейн пугал США и Израиль во время конфликта в Персидском заливе. Тогда американцам удалось сбить своими новейшими зенитными комплексами "Пэтриот" не более 10 процентов запущенных Ираком ракет, не смотря на то, что эти пуски производились с весьма малой интенсивностью.

Можно представить, в какой глубокой калоше окажутся американские средства ПВО, если северокорейцы когда-нибудь произведут через 38-ю параллель массированный ракетный залп, за которым последует не менее массированный авиационный налет! И какая разница, сумеют ли они сбить половину из тех устаревших северокорейских самолетов, которым действительно место давно на свалке, если вторая половина за это время доберется до их огневых позиций, командных пунктов, коммуникаций и забросает их устаревшими, но вполне взрывающимися бомбами, проштурмует "древними" неуправляемыми ракетами и пушечным огнем?!

Самолеты ВВС Северной Кореи — экспонаты музеев

Як-9П. Весь светло-серый. Номер черный, кок красный. Музей Победы, Пхеньян

Як-18 первых серий.

Сверху — защитно-зеленый, снизу — голубой. Номер белый. Музей Победы, Пхеньян

МиГ-15бис. Сверху — полосы защитно-зеленого и темно-зеленого цветов (граница между ними размыта) с просветами неокрашенного металла. Низ голубой. Фонарь не окрашен. Музей авиации и космонавтики, Прага

МиГ-15бис. Весь серебристый. Нос, 8 звездочек под фонарем и номер — красные. Музей Победы, Пхеньян

Ан-2. Захвачен южнокорейцами в 1984 г. Весь черный. Номер красный. Опознавательные знаки (только на фюзеляже) не имеют белого кольца между синим и красным кольцами. Музей вооруженных сил, Сеул

Особые опасения у США и Южной Кореи вызывают ядерные программы КНДР. Это дает Пхеньяну возможность вести с ними переговоры с таких позиций, о которых современная Россия может только мечтать. С другой стороны, высказывания северокорейских вождей по военным вопросам становятся постепенно более сдержанными, а международная политика КНДР — более реалистичной.

Еще несколько лет назад американские аналитики предрекали, что в случае новой войны "Пхеньян будет побит, но только после кровавой бани, которая уничтожит весь полуостров." Таким образом положение продолжало оставаться тем же, что и на протяжении сорока лет, то есть патовым. Однако теперь всем ясно, что корейская проблема, мрачное наследие "холодной войны", будет решена мирным путем. Иных альтернатив, похоже, нет.

Авторы выражают благодарность Тен Ин Бому (Пхеньян) и Ю. Попову (Иркутск) за помощь при подготовке статьи.

Редакция признательна Леониду Крылову и Юрию Тепсуркаеву за помощь, оказанную при работе над материалом.

Фото из личного архива В. Морозова.

Список литературы:

1. Ким Ир Сен "Сочинения" т. 2, 3, 4, Б, 7,11. Изд-во литературы на иностранных языках, КНДР, Пхеньян, 1980.

2. "Непобедимые революционные вооруженные силы — героическая КНА" (фотоальбом). Изд-во Корейской народной армии, КНДР, Пхеньян, 1982.

3. Ми Ен Рок "Выдающееся руководство, блестящая победа". Изд-во "Корея", КНДР, Пхеньян, 1993.

4. Хо Чжон Хо, Кан Сок Хи, Пак Тхэ Хо "Империалисты США развязали войну в Корее". Изд-во литературы на иностранных языках, КНДР, Пхеньян, 1993.

5. "Музей победы в национально-освободительной отечественной войне 1950-53" (фотоальбом). Изд-во Корейской народной армии, КНДР, Пхеньян,1979.

6. Ли Чжон Гын, Ли Бен Рер "Военно-демаркационная линия в Корее". Изд-во литературы на иностранных языках, КНДР, Пхеньян, 1991.

7. Larry Davis "Mig Alley (Air-to-air combat over Korea)". Squadron/Signal publications, 1978.

8. Olaf Groener "Der Korean Krieg (1950 bis 1953)". Militarverlag der DDR, Berlin, 1980.

9. Дэвид Хэкуорт "Вторая Корейская война". Журнал "Soldier of Fortune" (русское издание) № 5/1995 стр.19–23.

10. "Война в Корее 1950-53 гг.". Под редакцией А.П.Покровского, М., 1959.

11. РГВА, ф. 64 ИАК, оп. 565836с, д. 1, "Исторический формуляр 64 ИАК". ф. 64 ИАК, оп. 174045сс, д. 186, "Краткий анализ б/д 64 ИАК на КТВД".

12. РГВА, ф. 16, оп. 3139, д. 15, "Справка по итогам б/д 64 ИАК и ОВА".

Ил-10.1950 г

Harbin М-5. конец 60-х годов

Ил-28, середина 70-х годов

Ми-4 середина 70-х годов

Ми-2.1990 г

Окраска самолетов и вертолетов ВВС КНДР

С. Усков

Как правило, ВВС Северной Кореи оставляю; свою авиа технику в той окраске, которая используется странами-изготовителями самолетов и вертолетов, ограничиваясь лишь нанесением опознавательных знаков и бортовых номеров.

Так, первые самолеты, полученные из СССР, оставались в стандартной окраске советских ВВС: истребители целиком полуглянцевые светло-серые, а штурмовики, бомбардировщики, транспортные и учебные самолеты — защитно-зеленые сверху и светло-голубые снизу.

Реактивные МиГ-15 в ходе Корейской войны поступали покрытыми лишь слоем, бесцветного лака поверх алюминиевой обшивки. Стандартный лак давал глянцевую поверхность, но на самолетах некоторых серий применялся (для уменьшения заметности в полете) матовый лак МиГ-15бис были уже целиком покрашены полуглянцевой "серебрянкой".

Они получили лишь новые опознавательные знаки: красная пятиконечная звезда, вписанная в белый круг, заключенный в красно-бело-синее кольцо, — часто на светлом фоне (светло-серый, светло-голубой, серебристый) рисовались только красные и синие элементы, а белый цвет был обязательным лишь при нанесении знаков поверх темной (защитно-зеленой) окраски. Знаки наносились по бокам фюзеляжа и снизу крыла.

В качестве элементов быстрой идентификации у многих "мигов" носы и верхняя часть киля были покрашены в красный цвет. С 1952 г.

большинство МиГ-15 (как ОВА, так и 64 ИАК) было камуфлировано Огромное разнообразие типов каму фляжа обусловлено особенностями местностей, где эти машины дислоцировались. Наиболее часто встречалась схема камуфляжа с крупными рыже-коричневыми пятнами по защитнозеленому фону. Некоторые Ла-11 и МиГ-15 были покрыть: извилистыми темно-зелеными полосами, плавно переходившими к краям в более светлые, — между полосами оставались неокрашенные серебристые или светло-серые "прожилки". Есть сведения о "мигах", окрашенных в оранжево песочный цвет, фюзеляж при всех схемах часто камуфлировался целиком, а нижние поверхности крыльев и оперения оставались светло — серыми или серебристыми, в зависимости от первоначальной окраски самолетов. Истребители 64-го ИАК летали с северокорейскими опознавательными знаками, а китайская часть самолетов ОВА с китайскими.

С момента окончания войны и до 70 х годов практически все боевые и большие транспортные самолеты КНДР окрашивались в серебристый цвет, а самолеты Ан-2, учебные и вертолета — защитно-зеленый сверху и светло-голубой снизу. Причем у авиатехники китайского производства защитно-зеленый цвет имеет несколько более темный и более зеленый оттенок, чем у советской (напоминает цвет японских самолетов периода Второй мировой войны). Исключением являются несколько Ан-2, использовавшихся для тайных полетов в Южную Корею — они целиком окрашены в матовый черный цвет, включая даже белые поля на опознавательных знаках

Если до начала Корейской войны опознавательные знаки и бортовые номера обычно тщательно вырисовывались oi руки, то с середины 50-х юдов стандартным стало их нанесение по трафаретам. Изменились и пропорции знаков, первоначально цветные кольца вокруг звезды имели равную ширину, теперь ширина красной, белой и синей полос относится как 2.1:3. Радиальные белые просветы от трафарета находятся у вершин звезды, их ширина равна ширине белого кольца.

В дальнейшем ВВС пополнялась самолетами и вертолетами тех же цветов, которые были приняты в СССР, Китае и ЧССР. Так истребители МиГ-21 поздних серий и МиГ 23 были светло-серыми, а МиГ-29, Су-25, китайские Q-5, вертолеты Ми-24 и Ми-8 несут пятнистый камуфляж.

Транспортные Ан-24, Ту-154, Ил-62 и Ил-76 имеют серебристо-серые крыло, оперение и низ фюзеляжа, а верх фюзеляжа белый, — разделительная полоса вдоль иллюминаторов — красная с узкими бело-синими окантовками сверху и снизу, на киле — изображение государственного флага КНДР. Самолеты, переданные национальной авиакомпании, несут на киле синий силуэт журавля, заключенный в тонкое красное кольцо, на фюзеляже — наименование компании латинскими (AIR KORYO) и корейскими буквами синего цвета, а флаг переместился за пилотскую кабину.

Як-9, 1952 г.

Ла-11, 1953 г.

МиГ-15УТИ, середина 70-х гг

МиГ-14Ф. середина 70 гг.

МиГ-17ПФ, середина 70-х гг.

Справочные данные по самолету Пе-8 (ТБ-7)

Владимир РАТКИН Москва

Зав.№ Хв.№/Хв.№ новый Моторы стар./нов. Дата выпуска Командиры кораблей Дата последнего полета Прочие сведения
1. 4201 прототип
2. 4202 /385 T /1с М-34ФРНВ/АМ-35/АМ-35А 7.38 Откидан, Кокорев
3. 4211 М-34ФРНВ/АМ-35А 22.6.41 ПЗ
4. 4212 б/н (3.43) 8с/9с (5.43) М-34ФРНВ/АМ-35А Канарский, Ремизов, Олейников 18.8.43 А
5. 4213 М-34ФРНВ/АМ-35А Додонов 22.6.41 ПЗ
6. 4214 2с (10.43) М-34ФРНВ/АМ-35А 15.3.40 Откидач, Иванов 13.7.44 А
7. 4215 3с/7с|2.43) АМ-35/АМ-35А Немков, Асямов 3.5.43 А
8. 4216 М-34ФЖ8/АМ-35А Тульной, Курбан 1.12.40 К(6)
9. 4217 АМ-35/АМ-35А 29.10.41 Лавровский, Угрюмов
10. 4218 1с/ АМ-35/АМ-35А Дмитриев
11. 4219 /10с(5.43) АМ-35/АМ-35А Пахомчик 22.6.41 ПЗ
12. 4220 АМ-35/АМ-35А Макаренко 22.6.41 ПЗ
13. 4221 АМ-35/АМ-35А/АШ-82 5.10.40 Лисачев
14. 4222 АМ-35/АМ-35А Федоренко+ 18.10.41 К(11)
15. 4223 АМ-35А 22.6.41 ПЗ
16. 4224 АМ-35А Тягунин П.10.41 А
17. 4225 6с/8к М-40/ АМ-35А Ровных
18. 4226 АМ-35А Водопьянов 7.11.41
19. 4227 М-30/ АМ-35А 20.9.41 Ищенко, Курбан 10.7.42 А
20. 42015 АМ-35А Пономаренко, Алексеев 28.10.42 М, К(5)
21. 42025 М-40Ф/ М-30 Перегудов 30.1041 ВП
22. 42035 Зс М-40Ф/ АМ-35А Видный, Курбан 27.6.42 ЛС, А
23. 42045 М-40Ф Тяунин 10.8.41
24. 42055 М-30 5.8.41 Угрюмов М. М.+ 31.3.42 К(7)
25. 42016 М-40Ф Курбан 10.8.41 ЗА, ВП
26. 42026 М-40Ф Панфилов + 10.8.41 ЗА(6|
27. 42036 М-40Ф Водопьянов 11.8,41 ВП
28. 42046 М-40Ф Егоров К. П.+ 10.8.41 Т, К(6)
29. 42056 М-30
30. 42066 /1к М-30/ AM 35А Пусэп, Зеленский 17.10.43 ВП
31. 42076 /Зк М-30/ АМ-35А 21.10.41 Макаренко, Адамов
32. 42086 М-30/ АМ-35А Кирянов 24.8.43 (6)
33. 42096 М-30/ АМ-35 А 1.11.41 Бидный+ 22.8.42 ЗА(8)
34. 420106 М-30/АМ-35А Видный 21.7.42
35. 42017 АМ-35А Егоров Н.Д.+ 35.42 М,К(10)
36. 42027 9к/ АМ-35А Масалев 14.9.42 Т, К(2)
37. 42037 /2с АМ-35А Сукоркин, Родных 13.5.43 3A(3)
38. 42047 ОПЫТНЫЙ М-82
39. 42057 2к/6к(3.43) АМ-35А Дадонов, Ищенко
40. 42067 7к/ АМ-35А 22.5.42 Обухов
41. 42077 10к/ АМ-35А Чурилин, Сумцов 22.10.43
42, 418? 4С/ АМ-35А люхин 13.3.43 А
43. 42097 9с/4с(7.43) АМ-35А Ермаков 15.9.43 ИА
44. 42107 4к/ АМ-35А Зеленский, Ищенко 9.2.43 сбит Як-7(1)
45. 42018 5с/ АМ-35А Кубышко 30.8.42
46. 42028 9к/5к АМ-35А Сугак, Симонов, Хорошилов 27.7.44 ЗА
47. 42038 11к/ М-30Б Лисачев
48. 42048 /10с(16.4.43) АМ-35А Сушин, Пусэп 10.6.43 ЗА
49. 42058 14к/ АШ-82-211 31.1.43 Пономаренко, Водопьянов 20.7.43 ИА
50. 42068 АМ-35А Пахомчик 1.12.42 К(8|
51. 42078 6с/ АМ-35А 6.11.42 Олейник, Марусиченко 4.5.44 К(1)
52. 42088 4к/ АМ-35А 1.12.42 Перегудов, Сугак 28.7.44 ЗА
53. 42098 3с(3.43)/ АМ-35А Сушин, Кокорев 30.3.44 ИА
54. 420108 8с/ АМ-35А Дьяченко 5.4.43 вд
55. 42019 9с/11(5.43)/10с(7.43) АМ-35А 3.43 Канарский, Немков 23,7.43 ИА(2)
56. 42029 /13к(5.43) М-30Б Лисачев, Перегудов
57. 42039 12к/ М-30Б 19.4.43 Сумцов 26.12.45 списан
58. 42049 15к/ М-82-211 6.4.43 Зеленский, Угрюмов А. С. 20.7.43 ИА(12)
59. 42059 1 к(6.43)/2к(8.44) АШ-82-211 27.4.43 Шатров
60. 42069 /12с АШ-82-211 25.4.43 Модестов, Сушин
61. 42079 13с/ АШ-82 11.5.43 Шамрай 23.6.43 ЗА(6)
62. 42089 11 с(10.43) АШ-82 15.5.43 Архаров
63. 42099 2к/14к|12.43 АШ-82 19.5.43 Макаренко
64. 420109 14с/ АШ-82 2.7.43 Вихорев 21.7.43 ИА(3)
65. 42110 7с/ АШ-82 12.7.43 Канарский+ 29.7.43 К(11)
66. 42210 8к (10.7.43)/ АШ-82 30.6.43 Додонов, Зеленский
67. 42310 12с(17.8.43) АШ-82 5.7.43 27.8.43
68. 42410 к/ АШ-82 13.8.43 Ищенко
69. 42510 13с/ АШ-82 8.43 Вихорев 27.8.43 ИА(5|
70. 42610 Зх/ АШ-82 23.8.43 Сумцов
71. 42710 7с/ АШ-82 29.9.43 Косяченко
72. 42810 8с/ АШ-82 8.10.43 Олейников
73. 42910 13с/ АШ-82 8.10.43 Шамрай
74. 421010 15к/ АШ-82 15.10.43 Угрюмов А. С.+ 26.2.44 ЗА
75. 42111 9с/ АШ-82 19.10.43 Самохин
76. 42211 14с/ АШ-82 18.11.43 Невенчанный, Шамрай, Макаренко 28.6.44 ИА
77. 42311 9к/ АШ-82 ' 26.12.43 Зеленский
78. 42411 5с/ АШ-82 24.12.43 Романов
79. 42511 АШ-82 8.1.44
80. 42611 б/н АШ-82 19.12.43 Каминский
81. 42711 10с(4.44) АШ-82 28.12.43 27.6.44
82. 42811 14с/ АШ-82 16244 Пономаренко, Ищенко+ 12.9.454 К(11)
83. 42911 10к/ АШ-82 16.2.44 Чурилин
84. 421011 15с/ АШ-82 Вихорев
85. 42112 18к/ АШ-82 13.5.44 Симонов, Черевичный (гражд.) 7.6.47 ВП
86. 42212 1?к/ АШ-82 Обухов
87. 42312 19к/ АШ-82 Бездольный
88. 42412 20к/ АШ-82 3.6.44 Каминский
89. 42512 21 к/ АШ-82 21.6.44 Грязнов 2.8.44 ЗА(7)
90. 42612 АЧ-30Б Пе-8 ОН
91. 42712 АЧ-30Б Пе-8 ОН
92. 42812 АЧ-30Б госиспыт.
93. 42912 АЧ-30Б

Итого произведено 93 экземпляра Пе-8 (ТБ-7): 2 прототипа + 91 серийная машина. Заводской номер самолета расшифровывается так: две первые цифры — шифр изделия, следующие одна или две цифры — номер самолета в серии, оставшиеся цифры (одна или две) — номер серии. Например: номер 42066 = 42 — шифр изделия (Пе-8), шестой самолет (06) шестой серии (6). Еще пример: 42510 = Пе-8 пятый самолет (5) десятой серии (10).

Сокращения в колонке "Хв. №" означают: к — красного цвета, с — синего (голубого), ж — желтого.

В колонке "Прочие сведения":

А — авария,

К — катастрофа,

ЗА — потеря от зенитной артиллерии,

ПЗ — потерян на земле от бомбардировок противника, ВП — вынужденная посадка.

"М — потерян по метеоусловиям,

ЛС — потерян по вине личного состава,

Т — потерян из-за технической неисправности,

ИА — потеря от воздействия истребителей противника. В скобках указано число погибших.

Новые издания

Under Red Star.

Luftwaffe aircraft in the Soviet Airforce.

Carl-Fredrik Geust.

Airlife Publishing, Shrewsbury, UK, 1993 205 х 260, 168 стр., 136 фотографий, твердый переплет, суперобложка.

Мировой книжный рынок, не исключая той его части, которая занимается авиационной литературой, оперативно откликнулся на перестроечные события в СССР. На западе появилось достаточно много изданий об авиации Советского Союза — от легкомысленных брошюр до серьезных книг Основную лепту в создание этих трудов внесли отечественные авторы, истомленные на родине несуразицами смутного времени. Навстречу зеленому ручью широким потоком хлынули на запад закрытые ранее материалы, фотографии. Тут можно, конечно, пообижаться за нашего читателя, только, видимо, время его еще не настало, он, видимо, обождет.

А пока представляем книгу финского историка Карла-Федрика Геста "Под красной звездой. Самолеты люфтваффе в советских ВВС".

Подзаголовок дает нам понять, что в издании мы встретимся только с теми машинами, которые, во-первых, служили в люфтваффе, о во-вторых, служили потом в советских ВВС. А вот и нет!

Есть, конечно, немецкие самолеты, и в обилии, и иногда со звездами. Но Читаем про трофеи войны в Испании, среди которых попадается, например, Fiat CR.32 (даже при нашей слабой осведомленности, эта машина в испанский период к люфтваффе — никаким боком), про трофеи финской войны, среди которых: Fokker D.XXI, Fiat G.50 и Brewster Buffalo. Освещена тема предвоенных поставок авиатехники из Германии в СССР (He 100, Bf 109, Bf 110, Ju 88, Do 215 и др.), которая использовалась скорее не в ВВС, а в НИИ ВВС Но вот в книге начинается война. И что же? Среди захваченной немецкой техники (и целой, и битой) мы находим фото Ar 232 — того самого, из операции "Цеппелин" (см. МА 2-96), SM 82 (правда, в окраске люфтваффе), целое заснеженное кладбище разбитых Macchi С.200 под Сталинградом и даже Mitsubishi Ki 461 Ничего себе — "люфтваффе под звездой"!

Видимо, название книги родилось значительно раньше окончания работы над ней.

Вот целая глава про то, как вывозили в конце войны немецкую технику и немецких же инженеров в СССР и как они там работали. Короче, до кучи все сгодится.

Есть аппендиксы (то бишь, приложения): советско-германская авиакомпания Deruluft, концессия Юнкерса в СССР, липецкая авиашкола, авиация прибалтийских государств в 1940 г., авиация РОА Как видите, много всего.

А вот и библиография, занимающая 5 с половиной страниц! Литературы (и серьезной, и не очень) — горы, в том числе — советской мемуарной. А вот архивов не указано.

Это означает одно. Не все еще сказано в этом издании. Есть и у нас возможность сказать что-нибудь интересное на эту тему.

АВИАДОСЬЕ

Эскадрилья 700В осваивает Buccaneer S.2 Лоссииут. 1965 г.

Сергей ЦВЕТКОВ Москва

Карманный линкор британской авиации

Окончание, Начало в МА 1*97

Развертывание строевых эскадрилий, означавшее, что "Бакэнир" стал полноценным боевым самолетом, было существенным достижением, однако в этот же период произошло событие, для "Бакэнира" даже более важное — появление новой модификации, н полной мере раскрывшей большой потенциал машины. Вскоре после завершения испытаний предсерийных самолетов стало ясно, что двигатели "Джайрон Джюниор" имеют несколько больший, чем предполагалось, расход топлива. Соответственно. и дальность полета "Бакэнира", хотя и устраивала военных. оказалась меньше расчетной. К тому же имевшаяся тяга двигателей не позволяла увеличить взлетный вес. К счастью, на помощь боевой авиации пришла гражданская — на рубеже 50-60-х появились первые двухконтурные ТРД, обладавшие значительно более низкими расходами топлива. Для "Бакэнира" счастливой находкой стал двигатель Rolls-Royce Spey. Модификация "цивильного" КВ. 163, приспособленная для военной службы, получила обозначение RB.168 и. обладая более низким потреблением топлива, обеспечила "Бакэннру" увеличение боевого радиуса. Кроме того, имея статическую тягу 5035 кг (56 %-е увеличение по сравнению с "Джайрон Джюниором"). новый двигатель давал "Бакэннру" возможность "вздохнуть полной грудью" и продемонстрировать существенно лучшие показатели.

Чести стать прототипами новой модификации Buccaneer S.2 удостоились два предсерийных самолета — ХК526 п ХК527. Работы по переоборудованию завершились в апреле 1963 г., и 17 мая бессменный Дэрик Уайтхэд поднял ХК526 в первый полет. Внешне новая модификация отличалась прежде всего увеличенным диаметром воздухозаборников (из-за возросшего расхода воздуха). Кроме того S.2 оснастили новой, неубирающейся штангой дозаправки в полете, модернизировали РЛС и упростили систему СПС. Имелись и другие внешние отличия: изменились законцовки крыла (расширилась задняя часть), исчезли заборники на стыке передней кромки крыла и гондол двигателей. Увеличение мощности двигателей позволило подвешивать на подкрыльевых пилонах не но одной, а но три 454-кг бомбы — при внутренней заправке максимальная боевая нагрузка достигала 7258 кг. И метафора "карманный линкор авиации", означающая компактный и дешевый ударный самолет с большой дальностью н мощным вооружением, к S.2 можно было отнести даже в большей степени, чем к ее предшественнику.

Когда новый самолет продемонстрировал свои достоинства. Адмиралтейство решило завершить производство S.1 на 4() — й машине, а оставшиеся 10 выпустить уже в виде "двоек". В начале 1964 г. завод покинула последняя "единичка" (40 выпущенных машин были обозначены XN922-9.35 п XN948-973). а вышедший 5 июня на аэродром XN974 стал первым серийным S.2. Кроме 10 машин (XN974-983) от предыдущего заказа, потребность флота оценивалась сначала еще в 20 самолетов (ХТ269-288). но предполагалось, что в будущем для формирования новых эскадрилий и восполнения естественной убыли последуют новые заказы.

В апреле 1965 г. начались испытания S.2 на палубе Ark Royal, а в Лоссимуте сформировали эскадрилью 700В. по задачам аналогичную бывшей 700/. но оснащенную новыми "двойками". Процесс освоения прошел гораздо быстрее, и уже в октябре возрожденная 801 эскадрилья вновь опередила остальные соединения, став первой, оснащенной Buccaneer S.2. Уже в июне 1У66 г. на палубе Victorious она отправилась в плавание — по уже накатанному маршруту. В январе того же года после 9-месячного небытия снова появилась 809 эскадрилья, которая в январе 1967 г. выходила в морс на борту Hermes. В конце 1966 г. 800-я сменила почти новые S.1 на более мощные "лошадки". продолжая служить в составе авиагруппы Eagle. Для подготовки пилотов в июне 1967 г. "Бакэниры" получила еще одна эскадрилья — 803-я. Начав с четырех S. 1. она оказалась последней, оснащенной этой модификацией, но вскоре пополнила свой парк и "двойками".

Первая модификация, значительно уступавшая новой. быстро исчезала из частей — вначале боевых, а затем и учебных. Последний S.1 был передан из 803 эскадрильи в 736-ю в июле 1968 г… которая, в свою очередь, "уволила" последнюю "единичку" в декабре 1970 г. 27 уцелевших S. 1 использовались в качестве не летающих пособий или ложных целей на аэродроме. Кстати, к 13 потерянным в происшествиях серийным машинам необходимо добавить еще 7 из числа прототипов и предсерийных — итого 20 самолетов из 60!

Если эти инциденты были как-то связаны с двигателями. то S.2 должны были радовать экипажи не только большей надежностью, но и значительно возросшими возможностями. Впечатляющей демонстрацией стал в 1955 г. перелет без дозаправки из Гуз-Бэя (Канада) в Лоссимут (3150 км).

Флотские "Бакэннры" применили оружие лишь однажды, и этот случай был связан не с военными действиями. а с катастрофой. В марте 1967 г. у английских берегов сел на мель и разломился супертанкер Torrey Canyon.

Спасти его оказалось невозможно, и остановить вытекающую из него нефть попытались, нанеся удар "Бакэнирами" из 736 и 800 эскадрилий.

8 машин сбросили 42 бомбы, добившись 30 прямых попаданий. Дым горящей нефти поднимался на шесть километров…

К конце 60-х расширилась номенклатура вооружения и оснастки. Теперь кроме обычных и ядерных бомб, самолет мог нести УР "Мартэль" — как в противорадиолокационном варианте AS.37. так и с телевизионной головкой наведения AJ-168 (в задней кабине появился телеэкран и рукоятка управления ракетой). Еще одним ценным "расширением" возможностей машины стала способность служить заправщиком другим самолетам — "сородичам" из ударной группы либо истребителям Phantom. Для этой цели на внутреннем пилоне подвешивали заправочный контейнер Мк.20, и при этом самолет еще мог нести вооружение! Поскольку для подвески ракет "Мартэль" самолеты должны были пройти серьезные доработки (усиление крыла, иное размещение пилонов для подвески ракет и проводка от них в кабину), то ракетоносцы решили отличать от обычных "двоек", обозначив их S.2D и S.2C соответственно. Уже приходилось уделять внимание радиоэлектронной борьбе — под передней кромкой консолей и на киле разместили антенны широкополосной системы предупреждения об облучении РЛС.

Быстрое исчезновение S. 1 явилось следствием драматического сокращения Королевского военно-морского флота — в рамках программы сокращения военных ассигнований. предпринятой лейбористским правительством в конце 60-х. Victorious и Eagle, на модернизацию которых в 60-e годы были потрачены огромные средства, вывели из боевого состава флота соответственно, в 1967 и 1972 гг… a Hermes в 1970 г. решили переоборудовать в десантный вертолетоносец. Такой процесс, естественно, привел к исчезновению последних эскадрилий палубных самолетов: в декабре 1969 г. расформировали 803-ю. в июле 1970-го за ней последовала и 801-я. — квартировавшая — на Hermes. а в феврале 1972-го настал черед 800-й, входившей в авиагруппу Eagle, и учебной 736-й. После этого единственным авианосцем под английским флагом остался Ark Royal, авиагруппа которого состояла из трех эскадрилий -

892-я на "Фантомах" осуществляла ПВО флота. 849-я обеспечивала ДРЛО и наведение, используя "Гэнннты", а "Бакэннры" из 809-й представляли ударные силы. Кроме того, исконно морская авиастанция Лоссимут превратилась в авиабазу ВВС. В связи с таким сокращением. авиация флота, заказавшая вплоть до 1967 г. 84 Buccaneer S.2 (включая упоминавшиеся 30 штук 1*), передала оказавшиеся лишними 62 "Бакэнира" и состав Королевских ВВС. Сухопутные коллеги морских летчиков взяли на себя ответственность за охрану морских рубежей Великобритании и таких ключевых (для Советского флота) "узкостей", как исландско-фарерский рубеж и зона балтийских проливов. К началу 70-х ВВС уже сами эксплуатировали "Бакэннры". и флотские машины для облегчения обслуживания и подготовки летного и наземного персонала стали базироваться (в перерывах между выходами в море) на базе Хонинтон.

1* оставшиеся 54 машины несли обозначение XV152-168, XV332-361, XV863-869

Цех окончательной сборки S.2 в Бро. справа на переднем плане — поворотная створка бомбоотсека

Buccaneer S.2 из 809 эскадрильи на катапульте авианосца Ark Royal. 1978 г.

Однако вторым (хронологически) покупателем "Бакэниров" оказались не английские ВВС, а их коллеги из ЮАР. Дождавшись появления S.2. они заказали 16 самолетов и оговорили возможность поставки дополнительной партии из 14 единиц. Эти машины, обозначенные S.50, имели существенные отличия от стандартных "двоек". Прежде всего, на раскаленных, а иногда и высокогорных аэродромах Южной Африки "Спей" заметно терял тягу. Для компенсации снизу задней части фюзеляжа на S.50 установили встроенные ракетные ускорители Bristol Siddley BS.605 (3630 кг в течение 30 с).

Отличалось и вооружение — "буры" потребовали сопряжения с французскими противокорабельными ракетами Nord AS.30. 11 наконец, подвесные баки на "африканцах" выросли до 1955 л, почти в два рада превосходя стандартные английские. Крыло хотя и сохранило способность складываться, но силовой привод был снят.

Первый экземпляр для ЮАР был готов в январе 1965 г., и в ноябре 8 самолетов взяли курс на базу Ватерклуф. однако до цели добрались лишь семь — один пропал в океане к югу от Канарских островов.

Оставшиеся 8 машин отправили судами, в двух партиях в августе и октябре следующего года. Все самолеты вошли в состав 21 эскадрильи. Им пришлось дважды участвовать в акциях, подобных удару по Torrey Canyon: в 1971 г. танкер Wafra был атакован ракетами AS.30. а годом позже Silver Castle потопили бомбами. В результате значительного числа летных происшествий через 15 лет на вооружении осталось лишь 6 машин. Экономическая и торговая блокада ЮАР с одной стороны, привела к тому, что дополнительный заказ или даже покупка second-hand "Бакэниров" оказалась невозможной. С другой стороны, африканские машины были значительно модернизированы силами местной компании Atlas Aircraft. В 80-х it. 24 эскадрилья принимала участие в боевых действиях, поддерживая операции армии в Анголе. В этот период самолеты базировались в Намибии. Служба "Бакэниров" с пятиконечной голубой звездой завершилась в июне 1991 г.; до этого момента дожили 5 машин.

Впрочем, еще раньше ЮАР. в 1960-62 гг. значительный интерес к "Бакэниру" проявляла морская авиация ФРГ. однако активность "Локхида" по проталкиванию "Старфайтера" принесла плоды. Надо сказать, что "Бакэнир" имел значительный экспортный потенциал — он был едва ли не идеальным для таких стран, как Канада, Австралия, Новая Зеландия, Малайзия, Филиппины, Аргентина, Чили. Крупным заказчиком — нескольких десятков. а то и сотни самолетов — могла стать Индии. Однако британцы проявляли полную пассивность либо действовали крайне нерешительно, и "Бакэнир" нес опознавательные знаки лишь двух стран. Пожалуй, англичане могли много позже… в мае 1982-го… горячо благодарить себя за подобную неудачу в случае с Аргентиной. Ведь "Бакэнир" обладал именно тем. чего так недоставало "Скайхокам" и "Миражам" — большой дальностью и боевой нагрузкой. Для Королевского флота события могли принять совсем иной оборот…

История авианосных "Бакэниров" на протяжении 70-х связана лишь с 809 эскадрильей. Ark Royal часто выходил в море, но было очевидно, что дни его сочтены. В начале 1978 г. он отправился в последний поход. "Бакэниры" продолжали летать с палубы вплоть до 27 ноября. В этот день оставшиеся машины, взлетев в Средиземном море, приземлились на аэродроме в Великобритании. Через неделю авианосец пришвартовался в Плимуте.

Buccaneer S.50 ВВС ЮАР во время испытаний в Англии с ракетами Nord AS 30

Хотя южноафриканские "Бакэниры" предназначались для противокорабельных операций, в боевых действиях они участвовали исключительно в качестве штурмовиков, атакуя цели в джунглях (на пилонах блоки НУРС).

Его служба завершилась, вместе с ней закончилась и 60-летняя эпоха авианосцев в Королевском флоте, а 15 декабря расформировали и 809 эскадрилью. Пройдет чуть больше трех лет, и многие об этом будут очень жалеть…

Последняя, самая длинная глава в истории "Бакэнира" связана со службой в Королевских ВВС… Начало этой истории удивительно напоминает известные события в отечественные авиации на рубеже 50-60-х. То же преклонение перед ракетами, то же бездумное сокращение ВВС., та же рубка под корень самых передовых и совершенных разработок. И сделано это было как в Москве, так и в Лондоне вопреки потребностям ВВС и интересам авиапромышленности — просто в угоду политическим выгодам дня.

Получив "Бакэниры" первой в RAF. 12 эскадрилья использовала их дольше всех других подразделений Фото из коллекции А. Бота

В середине 80-х 208 эскадрилья присоединилась к 12-й роли противокорабельной

В апреле 1965 г. лейбористское правительство похоронило выдающийся самолет TSR-2, и вскоре ВВС оказались перед проблемой замены стареющих "Канберр" и роли тактических ударных самолетов. Затея "англизировать" F-111 оказалась слишком дорогой, и командование ВВС уже давно оглядывавшемуся вокруг, пришлось объявить, что наиболее подходящей заменой выглядит "Бакэнир".

В июле 1974 г ВВС заказали 26 машин (XW525-55(1). К этому времени заказы флота же были выполнены, и начался процесс передачи морских самолетов новым хозяевам. Построенные по заказу ВВС машины имели полное оснащение для применения УР "Мартэль" и получили обозначение S.2B. а около 20 переоборудованных флотских "Бакэниров", неспособных нести ракеты, стали S.2A. Первый S.2B появился в январе 1970 г… но первую ВВС-овскую эскадрилью 12-ю сформировали еще в октябре 1969 г. в Хоннитоне, используя S.2A. Вскоре там же- появилась 237 OCU (Operational Conversion Unit — часть переучивания и боевой подготовки).

В октябре 1970-го Бакэниры получила 15 эскадрилья, с января 1971 г. дислоцированная на базе английских ВВС Лаарбрюх в ФРГ. В октябре 1972 г. к ней присоединилась 16-я. Поскольку эти эскадрильи, как предполагалось. не будут вести действия вдали от баз, их самолеты летали без штанги дозаправки.

Приятной новинкой дли персонала ВВС оказались складывающиеся консоли "Бакэнира" — обслуживание в укрытии, и особенно, "перетасовка" самолетов в ангаре выгодно контрастировали с аналогичными операциями для "Канберр".

В июле 1971 г. в Хоннинтоне появилась 208 эскадрилья, а в феврале 1979-го там же была сформирована 216-я. ставшая последней.

12-я и 216-я, предназначавшиеся для борьбы с кораблями противника, получали S.2B. в то время как 208-я, отрабатывавшая операции над сушей, имела S.2.V

Как и оба предыдущих заказчика, ВВС внесла свою лепту в формирование неповторимого облика "Бакэнира". Желание еще больше увеличить запас топлива привело к оригинальному решению (впрочем, может ли быть что-либо оригинальным для "Бакэнира") — створку бомбоогсека — вздули — наружу настолько, насколько это позволяло ей по-прежнему поворачиваться внутрь, и получили место для дополнительных 20–16 л керосина.

Несмотря на постепенное прибирание к рукам флотских машин, ВВС, продолжали в небольших количествах заказывать и новые "Бакэниры". 26 машин, заказанные в трех партиях (XW986 -988. XX885-901, XZ130-132) на протяжении 70-х гг… довели число построенных "двоек" до 133, а общий выпуск (вместе с прототипами и предсерийными машинами) — до 209. Кстати, первая тройка была заказана не для строевых частей, а в качестве самолетов для летных испытаний вооружения и различных систем, проводившихся исследовательским подразделением Министерства Авиации (КАК) в Фарнборо. Кроме того. "Бакэниры" — использовались в летно-испытательном центре ВВС в Боском-Даун для отработки РЛС и навигационной системы для ТSR-2, а позже и для Tornado GR.1. Последняя машина XZ132 — вышла с завода в Бро 6 октября 1977 г.

"Бакэниры" все время оставались на передней линии противостояния силам ОВД, и в рамках специальной боевой подготовки в 1977 г. несколько экипажей получили приглашение принять участие в упражнениях Red Flag, проводимых на авиабазе Неллис в Неваде (США). Там, в отличие от стесненных европейских полигонов, летчики "Бакэниров" могли в полной мере раскрыть возможности своих уникальных машин. Долгие полеты на высоте 30–60 м (а то и ниже) на скорости 1100 км/ч и резкие маневры при огибании рельефа, не оставляли никаких шансов перехватчикам — даже таким, как F-15!

Впрочем, хотя ВВС были в восторге от "Бакэнира", покупали новые машины и даже предпринимали какие-то доработки, командование как в конце 60-х, так и позже

воспринимало эти самолеты лишь в качестве временной меры, необходимой на 7–8 лет. чтобы заполнить брешь до прихода Tornado CR.1. Сначала его появление планировалось на вторую половину 70-х. затем отодвинулось на 1980 г., и. наконец, первая эскадрильи получила новые ударные самолеты лишь в 1982 г. Соответственно сдвигались и сроки "увольнения" для предшественников. Прямым результатом такого подхода был отказ от какой бы то ни было серьезной модернизации, и в середине 80-х — Бакэниры" — машины с большим потенциалом, продолжали использовать прицельно-навигационный комплекс, разработанный в конце 50-х.

Маловысотные полеты оказались для самих "Бакэниров" одновременно и спасительным средством против перехватчиков и средств ПВО. и опасным врагом: 7 февраля 1980 г. во время подобных упражнений потерпел катастрофу XVS45 из 15 эскадрильи. Анализ трагедии (оба летчика погибли) показал, что крыло попросту отломилось из-за усталостных напряжении в силовых элементах конструкции. Результатом этого происшествия стал немедленный запрет на полеты для всех "Бакэниров", а последующий осмотр и дефектоскопия выявили подобную "болезнь" на каждой второй машине. В меньшей степени ею оказались поражены самолеты, принадлежавшие двум "морским" эскадрильям (12 и 216) — над землей турбулентность интенсивнее, чем над водой, и даже для могучей натуры "Бакэнира" подобные стрессы, повторявшиеся изо дня в день в течение многих лет. оказались не под силу.

В конце концов пострадавшие машины разделили на три категории — не подлежавшие ремонту (их списали), ремонтопригодные со значительными повреждениями (вывели из боевого состава и поставили па долговременное хранение) и мало пострадавшие (после ремонта возвращались в строй). Запрет на полеты отменили 4 августа, но это касалось уже не всех подразделений. В результате существенного уменьшения числа боеготовых машин. 216 эскадрилья, просуществовав всего шесть месяцев, была расформирована и в качестве одного из двух звеньев вошла в состав 12-й — теперь единственной. специализирующейся на морских операциях. Одно звено продолжало базироваться в Хоннитоне. а второе (на основе 216-й) отправилось в прежнее "гнездо" флотских "Бакэниров" в Лоссимут. Кроме того, эскадрильи в Германии оказались первыми в очереди на получение Tornado GR.1.

В 80-е гг "Бакэниры" получили для самообороны ракеты Sidewinder. Ветровое стекло заднего летчика защищало его при катапультировании переднего коллеги. Фото из коллекции A Бота

Ожидание затянулось — в сентябре 1983 г. перевооружилась 15-я. и лишь еще полгода спустя "Бакэниры" навсегда исчезли из Лаарбрюха. Учтя трагический урок февраля 1980 г… явное отставание выпуска Tornado от потребностей ВВС и непревзойденные возможности "Бакэнира" в качестве морского противокорабельного самолета, было решено не тратить попусту ресурс планера в полетах над сушей, а вернуть самолет к выполнению тех задач, для которых он создавался. В результате 80-е гг. прошли для оставшихся "Бакэниров" из 12 и 208 эскадрилий и 237 OCU (уже сосредоточенных в Лоссимуте) под знаком противокорабельных операций. В качестве противника, конечно, прежде всего рассматривался Советский ВМФ, переживший в 60-70-е гг. второй период бурного роста. Для "Бакэниров" зона ответственности включала исландско-фарерский рубеж и, благодаря большому радиусу действия, простиралась далеко на северо-восток в Норвежское море.

Под новые задачи вскоре появилось и новое вооружение — "Мартэли" стали уступать место новейшим ракетам "Си Игл", которые относились к категории "пустил и забыл", и уже не требовали участия оператора после пуска. Немного раньше в арсенале "Бакэниров" появились КАБ (корректируемые авиабомбы) Pavewav ("Пэйввэй"), для лазерной подсветки цели в этом случае самолет нес контейнер Pavespike ("Пэйвснайк"). Кстати, 237 OCU в случае войны приступало бы не к охоте за советскими крейсерами и эсминцами, а играло роль "подсветчиков" для Tornado. Так и проходила служба "Бакэниров" в конце 80-х на фоне постепенно слабеющего и все менее активного флота "империи зла". Их карьера могла быть такой же безмятежной и в 90-е, но очередным крутым поворотом в судьбе самолета стали события в Кувейте.

Многие британские послевоенные боевые самолеты ушли на покой, так и не "понюхав пороха", а для немногих исключений интервал между боевой службой и увольнением составлял буквально месяцы. Так завершил свои дни Vulcan, эта же судьба выпала на долю "Бакэнира".

К моменту, когда военное противостояние в Европе стараниями политиков уже практически сошло на нет. напряженность на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива скорее росла. Захват Ираком Кувейта привел к созданию международной военной коалиции, в состав которой вошла и Великобритания. Для участия в военных операциях "Щит пустыни", а затем и "Буря в пустыне", союзники привлекли самую современную военную технику и оборудование. Однако вскоре после начала боевых действий выяснилось, что новейшие Tornado GR.1 вряд ли смогут эффективно использоваться без помощи специальных самолетов, осуществляющих лазерную подсветку целей.

И 21 января 1991 г. в Лоссимут поступил срочный запрос на старые "Бакэниры", способные решать и такие задачи. Сборы и подготовка осуществлялись в экстренном порядке — всего через 10 суток 36 летчиков и 160 "наземников" покинули родные берега и отправились на горячие берега в "горячую точку". Командируемые самолеты потеряли европейский серо-зеленый камуфляж и знаки принадлежности к родному подразделению, вместо этого на все поверхности нанесли спецкраску "пустынная розовая" (desert pink). Вскоре после прибытия на место (базу Мухаррак в Бахрейне) все самолеты получили личные имена — по названиям знаменитых шотландских виски (Лоссимут находится и Шотландии) и изощренные художественные произведения — порой весьма смелые.

За время короткой кампании "Бакэниры" приняли участие в 107 заданиях (на каждое вылетала пара) — как на "подсветку" для Tornado, так и для нанесения самостоятельных ударов каждый раз используя КАБ Paveway. Целями были мосты, склады ГСМ. аэродромы и другие стратегические объекты.

Не потеряв ни одного самолета. "Бакэниры" вернулись домой. Однако дни их были сочтены. В результате сокращения ВВС. образовался избыток Tornado, которыми и решили в конце концов заменить машины, более 20 лет выполнявших роль "временно заполнявших брешь до прихода новых самолетов". В сентябре 1993 г. расформировали 12 эскадрилью. а полгода спустя и 208-ю. В этот же период прекратило существование 237 ОСU. и 33-летняя история службы некрасивого, но очень удачного самолета была завершена.

Во время операции "Буря в пустыне" "Бакэниры" несли розово-серую окраску и разнообразные noje-art

Buccaneer S.1 Buccaneer S.2
Размах крыла, м 12.9/6.07 13.41/6.07
Длина,м 19.33/15.8* 19.33/15.8*
Площадь крыла, м² 46.5 47.82
Вес пустого, кг 8500 13600
Вес взлетного нормальный/максимальный ?/20800 20865/28123
Потолок, м ? 12500
Дальность максимальная, км 2500** 3700**
Боевой радиус, км*** ?/? 970/1480
Скорость максимальная на высоте, км/ч/м ? 1112/50
Скорость крейсерская на высоте, км/ч/м ? 917/9000
Двигатели, тип и статистическая тяга на взлете, кг De Havilend Gyron Junior 101 2 x 3220 Rollse-Royce RB-168-1A Spey Mk101 2x5035
Максимальный вес боевой нагрузки, кг 3628 7257

* — длина с откинутым носовым конусом и полностью открытыми воздушными тормозами

** — с подвесными баками и вооружением на внутренней подвеске

*** — с подвесными баками / без подвесных баков и вооружением на внешней подвеске

Многочисленные похвалы реальному "Бакэниру" стоит и заключение дополнить рассказом о нереализованном потенциале. Совершенствование "Бакэнира" могло дать значительный эффект, а самыми перспективными, видимо, были два направления. Прежде всего, требовалось кардинально улучшить авионику: в первую очередь это касалось прицельно-навигационного комплекса. Замена допплеровской системы и устаревших гироскопов новой инерциальной навигационной платформой в очередной раз позволила бы "Бакэниру" встать в один ряд с более поздними машинами — не исключая Су-24 и Jaguar. Вторым направлением, не требовавшим значительных переделок планера, оставались двигатели. Принимая во внимание общий прогресс в авиамоторостроении. можно было ожидать появления новых модификаций "Спея" с заметно увеличенной тягой и сниженным расходом как на крейсерском, так и на максимальном режимах.

Наконец, не стоит забывать, что при необходимости была возможна даже частичная разборка планера с заменой поврежденных элементов новыми (во всяком случае, американцы не побрезговали провести подобную операцию на множестве В-52 — машине, значительно крупнее "Бакэнира").

И видимо, прав был один из командиров 208 эскадрильи. сказавший: "Прекрасный самолет! Лучшей заменой ему может быть только новый "Баккэнир"!

Автор выражает глубокую благодарность Геннадию Слуцкому за предоставленные материалы.

Литература

Журналы Air International.

Scale aircraft modelling.

Flight International,

Wmgspan

Фото

Air International, Scale aircraft modelling, le Fana de Г Aviation.

Aircraft archive. International Air Tattoo 1991. Blackburn company hiitory.

коллекция A Бота

АРХИВ

Викентий ДЫМЧИН Монино

Интересные моторы в музее ВВС в Монино

Автор у 24 — х цилиндрового двигателя

Года три назад на хозяйственном дворе музея ВВС, в густых кустах я обнаружил свалку авиационных моторов. Их было 22, позже, за оградой и лесу — еще 10. Итого 32 двигателя: 20 поршневых жидкостного охлаждения, 8- воздушного и 4 реактивных.

Особый интерес у всех сотрудников вызвал X-образный 24-цилиндровый мотор. Даже при тщательном осмотре на нем не было обнаружено никакой маркировки. До сих пор тайна этого гиганта так и не раскрыта.

Зная, с какими трудностями сотрудники музея собирают по крохам памятники авиационной истории, такая свалка вызывает удивление.

Уже на моих глазах в музей были доставлены самолеты, моторы, различное оборудование из-под Архангельска, с Дальнего Востока, со дна болот и озер. Настоящие подвиги совершали уже далеко не молодые люди. Ведь со всех концов необъятной страны под свои своды музей cобрал более 170 летательных аппаратов. А тут под боком лежит и пропадает целое богатство, и никого это не тревожит. Даже после неоднократных напоминаний работникам фондов, администрации музея двигатели продолжают остваться во дворе. Как в государстве, так и у нас есть люди равнодушные к своему делу, случайные. Лишнюю работу на себя брать не хотели. А технику надо было спасать: долгие десятилетия моторы находились под открытым небом, разрушались естественно и искусственно. Вид они имели неважный. Потребовалось еще немало времени, прежде чем их перевезли на новое место, установили на основания, но и здесь над ними еще не было навеса.

Простое человеческое любопытство заставило меня заняться определением типа моторов. Если на табличке, прикрепленной к картеру, отчетливо читалось "Siddeley Puma" или "Renault", то проблем не возникало. Однако, на большинстве двигателей мало что сохранилось. Были привлечены ветераны музея, ветераны авиации, люди, всю жизнь отдавшие авиамоторам, прошедшие Великую Отечественную войну в качестве мотористов. авиамехаников. Однако и они почти ничем помочь не смогли. Оставалась еще надежда на библиотеку музея — собрание редких трудов но различным авиационным вопросам. Используя книгу М. Л. Дзигана "Современные авиационные моторы" 1931 года издания, альбом ЦИАМ "Иностранные авиационные моторы" 1941 года издания и др… были идентифицированы еще 9 двигателей. Все моторы оказались иностранного производства. Вот они.

Германия. Дизельные моторы фирмы "Юнкерс" — Jumo 205С (1935) и Jumo 207 (1937), фирмы BMW — BMW-IVA (1923) и BMW-VA (1927). "Даймлер Бенц" DB 601 (1939). Последним, в частности, оснащались Bf109 и Bf110.

Великобритания. Siddeley Puma (1916) мотор применялся на первых советских самолетах Р-1. Два двигателя фирмы Роллс Ройс Merlin II (1947) и Merlin X (1938).

Франция. Hispano-Suiza 8Ab (1915) и Hispano-Suiza 8Fd (1920), Renault 12Fe (1917).

Америка. Packard 2A-1500 (1920) дальнейшая модификация мотора Liberty 12. ставшего прототипом первого советского авиационного двигателя М-5.

Параллельно с этой работой началась и реставрации моторов. Струдники музейной мастерской, выбрав один ил двигателей, за год смогли восстановить его до экспозиционного состояния. А это был один из самых старых и плохо сохранившихся экземпляров. На нем. кстати, была обнаружена бирка с надписью "МАИ инв. 39686. 1951 г.". Долгие поиски хозяев мотора в институте вывели нас на десятки телефонов, однако ни по одному из них разьяснений мы не получили. Что это за двигатель, как он попал в нашу страну, где применялся — так и не удалось установить. Работа продолжается, но уже то. что мы знаем, дает право считать — коллекция музея пополнилась уникальными образцами авиационных моторов.

Как все-таки двигатели оказались на свалке? Вероятный ход событий может быть таким: будучи учебными пособиями (большинство моторов на спецподставках и препарированы), за ненадобностью они были переданы в наши фонды. В 1958 г. в только что созданный музей потоком хлынула авиационная атрибутика, в том числе — и моторы. Много экспонатов мы получили из музея авиации и космонавтики им М. В. Фрунзе, МАИ, академии им. Ю. А. Гагарина. Привезенные моторы разгружали во дворе. Многие из них в дальнейшем были помещены в экспозицию и убраны в запасники, а более старые, хуже сохранившиеся так и остались на улице. Им места в музее, к сожалению, не нашлось. Поистине: что имеем — не храним, потерявши — плачем.

И вот эта ошибка теперь исправляется. Предстоит большая работа. Нужно убрать двигатели под крышу, восстановить или сделать новые подставки, помыть, почистить, установить принадлежность, взять на учет и постепенно привести в экспозиционное состояние. Так как судьбой коллекции искренне встревожен новый начальник музея подполковник А. Ю. Яблонских, есть надежда, что все намеченное будет сделано.

Вообще, музей сейчас, как и вся страна, переживает сложный период. В свое время маршал авиации С. А. Красовский обессмертил свое имя, создав и упрочив базу экспозиции. Однако последующие руководители академии имени Гагарина, в состав которой входит музей, не утруждали себя заботой о нем. Основные здания (ангары постройки 30-х годов) с годами ветшали и ветшали. Своими силами сотрудники ремонтируют крыши, ставят поддерживающие стойки, латают дыры. 60-70-летние старики делают все, чтобы музей жил. А рядом находится подчиненный Главному штабу ВВС инженерный батальон, которому решить наши проблемы намного проще. Для этого нужна лишь команда от руководства штаба…

А в отношении найденных двигателей просим помочь в их идентификации всех, кто найдет такую возможность. Наш контактный телефон 526-33-27. Дымчин Викентий Алексеевич.

Фото В. Дымчина и Н. Раткина.

Двигатели найденные на задворках Монинского музея

1 Napier Lion

2 Два двигателя неустановленного типа типа

3 Merlin X

4 BMW-VA

5 Siddley Puma*

6. Renault 12 Fe

7 Merlin II

8 DB 601 amp; Packard 2A-1500

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

Сергей ЦВЕТКОВ Москва

Финские "МиГи". 35-й год в строю

Значит, так: на "Репине" до Коувала доезжаем. потом до Риссала, и не стонать. Ведь до сих пор нас "двадцать первый" поражает своей способностью летать…

Конечно, все не так просто — сначала необходимо получить официальное разрешение Оборонительных сил Финляндии и получить визу. Дальше остаются пустяки — добраться до места, договориться с представителями ВВС, ответственными за обеспечение режима и безопасности, а затем совсем уж мелочи — хорошая погода, везение при съемке и некоторая назойливость при расспросах.

Организация и состав Suomen Ilmavoimat (Финские ВВС) остаются практически без изменении с начала 60-х гг. Единственные боевые части — три истребительных полка — HavLLv 11.21 и 31 1*. Первые два вооружены SAAB J35 Draken, а третий, базирующийся в Риссала, летает на "МиГах". Вероятно, весьма болезненный для финских ВВС, вопрос — их несбалансированность, из-за полного отсутствия какого-либо компонента для поддержки наземных войск.

HavLLv 31 входит в состав Карельского авиакрыла (Karjalan Lennosto) и осуществляет ПВО юго-восточной части Финляндии. Этот полк является наследником нескольких прославленных истребительных частей, об одной из которых напоминает эмблема "Черная рысь". В годы войны этот значок украшал "Бюстеры" из LeLv 24.

HavLLv 31 связала свою судьбу с "МиГами" более 30 лет назад — в 1963 г. на вооружение поступили МиГ-21Ф-13 — первые сверхзвуковые самолеты Ilmavoimat. 22 машины, получившие индивидуальные идентификационные обозначения MG-31-35, 46–50 2*? 61–65. 76–80 и 91–92, служили в 31 полку на протяжении 60-х и 70-х. В 1965 г. были куплены две спарки МиГ-21У, обозначенные МК-103 и МК-104. Кстати, до появления "У" подготовка летчиков велась и на четырех МиГ-15УТИ. В 1974 г. число учебно-тренировочных МиГ-21 удвоилось — появились МК-105 и МК-106 — на сей раз модификации "УМ". Боевые машины успели в начале 70-х недолгое время послужить в 11 полку в Луонетярви.

1* HavLLv — Haviettaya Lentolaivue — истребительный авиаполк

2* Вначале MG- 31–35 — 46–50 были обозначены как MG-1-10

Пилоты HAvllv 31 используют советское летное обмундирование, однако предпочли английские спасжилеты (появившиеся вместе с "Hawkами") Техники выглядят невероятно чисто и аккуратно

МиГ 21 бис MG 129 выруливает на ВПП для взлета курсом 150". Эта машина ранее служила в TedLLv и получила разведывательное оборудование. На бывшем разведчике эмблему HavLLv 31 так и не нанесли.

16 февраля 1996 г ветераны встречают "молодежь" — МиГи экскортируют первые F-18D, прибывающие в Риссала. На переднем плане MG-125, бывший разведчик. Фото Й. Лаукканен/Ilmavoimat

К середине 70-х "Ф-13" выглядели уже настолько "не последним словом" в быстро меняющемся авиационном мире, что руководство ВВС решило подыскать им замену. Результатом поисков стало появление в Риссала двадцати шести МиГ-21бис, перегнанных в 1978 г. советскими пилотами. Производство "21-х" к этому времени уже 4 года как завершилось, и эти машины, вероятно, успели где-то послужить (интересно, где?). Полк освоил новую технику (получившую обозначения MG 111,114–125,127-136,138–140), а некоторые старые "МиГи" (в частности MG-77) передали в разведывательный авиаполк TiedLLv (Tiedustelu Lentolaivue), где их использовали до 1986 г. Остальных "уволили": те, кому повезло больше, попали в музей или на постамент. Наконец, в 1980 г. появились последние два "21-х" "УМ-ы" МК-126 и МК-143 — взамен возвращенных в СССР МК-103 и 104.

31-й полк состоит из трех эскадрилий: 1-я и 2-я — боевые. 3-я — вспомогательная. Первые две оснащены "МиГами" (боевыми "бисами" и учебно-боевыми "УМ") и приходящими им на смену F-18 (опять-таки 1- и 2- местными). До настоящего момента "дожили" около двух десятков МиГ-21бис и все "спарки". Потерянные машины стали жертвами аварий и катастроф, причинами которых стали как отказы техники, так и ошибки пилотирования. 3-я эскадрилья занимается подготовкой летного персонала (для начинающих — Valmet Vinka, для осваивающих сложную реактивную технику — ВАе Yalmet Hawk), и даже способна решать ограниченные транспортные задачи (Piper Chieftain), но эксплуатация в одном подразделении четырех (а сейчас, в период перехода на F-18 даже пяти) типов самолетов представляется чересчур дорогим удовольствием.

Обслуживание самолета и собственно летная смена организованы совершенно по иному, чем у нас. Благодаря особенностям ландшафта (последствия ледниковой эпохи) и огромному труду, финны получили для военно-воздушной базы великолепные укрытия — пещеры, выдолбленные в огромной скале. Входы в них закрыты метровой толщины воротами, а скальные "крыша" и "стены" достигают нескольких десятков метров, что означает практически абсолютную неуязвимость. Военные гордятся и берегут от посторонних глаз эти сооружения — мне не позволили осмотреть их изнутри, крайне скупо отвечали и даже попросили не фотографировать входы (Кстати, просьбу отснять кабину МиГа — вежливо. но твердо отклонили, сославшись на соглашение, заключенное в незапамятном году с СССР. Аргумент, что эти самолеты у нас уже почти 10 лет сняты с вооружения, впечатления не произвел.)

Благодаря скальным — ангарам, техники и вооруженцы имеют возможность в любое время года готовить самолеты к полетам и даже производить мелкий ремонт под крышей, что в условиях сурового климата или критической ситуации представляет немалое преимущество. Все самолеты стоят внутри, и традиционная "линейка" готовящихся к полету машин отсутствует лишь назначенные к полетам истребители проходят на стоянке предполетный осмотр. При необходимости (т. е. в случае военных действий) машины могут затекать двигатели прямо в пещере и выруливать оттуда сразу на ВПП, сводя возможность атаки на земле к двум-трем минутам.

Пожалуй, самыми большими сюрпризами в Риссала (не считая того факта, что я вижу, слышу и могу потрогать "живые" МиГ-21) оказались существование финской модификации "биса" и оценка "21-го" пилотами.

Как оказалось, финны пытались даже как-то приспособить МиГ-21 к собственным потребностям: для "спарок" сделали специальные держатели, позволяющие подвешивать ракеты Р-60. Более существенная доработка осуществлялась на нескольких МиГ-21бис, попавших в TiedLLv. Изменилась законцовка задней кромки киля, которую оснастили двумя антеннами, небольшие цилиндрические контейнеры появились на законцовках крыла. Известно, что таким образом доработали несколько машин (среди них MG-111, 125, 129). Возможно, в будущем эта тема будет освещена подробнее.

Вопрос "Как вы оцениваете МиГ-21?" вызвал совершенно неожиданный ответ:

— "21-й" безусловно, великий самолет. У нас с ним связана целая эпоха. Очень маневренная машина, способная на энергичные, компактные эволюции.

Однако этот истребитель сложен в управлении, довольно неустойчив, требует постоянного внимания пилота. Если у большинства машин возврат ручки в нейтраль приводит к немедленному прекращению эволюции, то на МиГе ручку приходится очень аккуратно и "дозированно" давать в обратную сторону.

Сравнивая 21 й с "Драконом", стоит вспомнить, что это машины примерно одного класса и поколения. J35 оснащен более мощной и совершенной РЛС, и прицельным комплексом, его ракеты имеют большую дальность. Но маневренность МиГа существенно лучше, а в ближнем нем бою ракеты Р-60 превосходят шведские. В итоге J35 имеет шансы в дальнем бою, но по мере сближения инициатива и превосходство переходят к "21-му".

История службы МиГ-21 в Ilmavoimat подходит к концу — в конце этого года или в начале 1998 г. их предполагается полностью заменить на F-18. Доживи они до апреля, отметили бы 35-летний юбилей…

Поставленный у входа MG-61 напоминает о давней связи HavLLv 31 с МиГ-21

Во второй половине 80-х гг. Ilmavoimat занялись уменьшением заметности боевых машин. Размер бело-голубых кругов и идентификационных обозоначений уменьшили, а также закрасили белое поле под эмблемой (здесь у MG-131)

Все фото — Сергея Цветкова, если не указано иное

МиГ 21 бис MG-130 перед и после очередного полета

Летчик тренировался в пилотировании вслепую за его головой видна матерчатая шторка. МиГи (как и другие самолеты) не несут отличительных знаков 1-й или 2-й эскадрильи

Поскольку самолеты не приписаны к летчикам, персональные обозначения также отсутствуют

Этот BAe.Valmet Hawk Mk51 WW-3SS ухе получил однотонную серую окраску, а некоторые его собратья еще летают в черно-зеленом камуфляже МК 105 в конце 80-х получил светло серую окраску, которую затем предполагалось нанести и на остальные МиГи, однако это не было сделано. Более светлая панель перед фонарем — результат ремонта после того, как самолет "словил" птицу на посадке. Желтая полоса на держателе ракеты для отличия от стандартных АПУ, установленных на "бисах".

СХЕМЫ Туполев ТБ-3 4М-17

ТБ-3 4М-17 ранних серий с посадочными фарами

ТБ-3 4М-17 на лыжном шасси (лыжи в полетном положении)

Наиболее часто встречающиеся типы соединения обшивок

АНТ-6 "задраенный" со снятыми стрелковыми установками, оборудованный обтекателями тележек шасси

ТБ-3 4М-17 с тремя 76-мм пушками

ТБ-3 4М-17 выпуска конца 1933 г., со снятыми фарами, верхними замками Дер-9 и их обтекателями, установленными дополнительными поручнями за кабиной летчиков. Кабина штурмана оборудована люлькой

Передняя часть кабины пилотов

ТБ-3 4М-17 ранних серий. Вид спереди

Схема щели между крылом и элероном

ТБ-3 4М-17 ранних серий, с посадочными фарами. Вид сверху

ТБ-3 4М-17 поздних серий, с кабиной штурмана, оборудованной люлькой. Вид снизу

Правое сиденье пилота (без обивки и обшивки кожей)

Мостик для обслуживания верхней части мотора

Ухо для подъема самолета

Кабанчик управления рулем высоты с подшипником подвески руля

Скоба швартовки самолета

Кронштейн подвески элерона к крылу

Кабанчик руля поворота

Сварной узел для крепления мостов вооружения под центропланом

Вид снизу на подкрыльную стрелковую башню на ТБ-3 ранних серий

ТБ-3 4М-17 ранних серий. Вид снизу

Сварная тележка шасси с амортизационным устройством

Кронштейн стабилизатора для подвески руля высоты

Кронштейн руля высоты

Хвостовой костыль

Съемные сварные узлы для подвески бомбодержателей под консолями