adv_geo Жюль Верн Школа робинзонов

Годфри Морган, молодой племянник "поразительно богатого человека" Уильяма Кольдерупа и его будущий наследник, считает что его жизнь чрезвычайно скучна. Он хотел бы наполнить ее приключениями и путешествиями, и не собирается жениться — как того хочет его дядя — не совершив, по крайней мере, кругосветного путешествия. Мистер Кольдеруп — человек находчивый и мудрый, и, подумав, он соглашается на затею Годфри. Дядя Уильям уверен, что из путешествия Годфри вернется гораздо более взрослым и спокойным человеком...

Роман сопровождается классическими иллюстрациями Леона Бенетта.

1882 ru fr Н Брандис
Евгений Борисов steamer ABBYY Fine Reader, MS Word, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6 май 2012 jules-verne.ru/forum E6856171-63D5-4424-8004-E1D6C908E6F2 1.0

v1.0 Скан сделал Geographer. OCR, spellcheck, fb2 сделал steamer, специально для www.jules-verne.ru

Жюль Верн. Жангада. Школа робинзонов Ладомир Москва 1993 5-86218-029-Х, 5-86218-022-02 Примечания к роману - Г. Кафафовой Иллюстрации - Леон Бенетт Скан сделал Geographer OCR, spellcheck, fb2 сделал steamer, специально для www.jules-verne.ru

Жюль Верн

Школа робинзонов

ГЛАВА I,

в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане

— Продается остров, за наличные! Издержки за счет покупателя! Достанется тому, кто даст больше! — не переводя дыхания, выкрикивал Дин Фелпорг, лицо, назначенное вести этот странный торг.

— Продается остров! Продается остров! — громко вторил его помощник Джинграс, расхаживая взад и вперед по битком набитому залу.

Да, народу собралось видимо-невидимо. Тут были не только американцы из штатов Калифорния, Орегон и Юта, но и французы, из тех, что составляют добрую шестую часть населения здешних мест, и мексиканцы, завернутые в свои серапе, и китайцы в халатах с широкими рукавами, в башмаках с заостренными носами, в конусообразных шляпах, и канаки с островов Океании, и даже несколько индейцев с острова Тринидад.

Аукцион проходил в доме номер десять, по улице Сакраменто, в городе Сан-Франциско, столице Калифорнии. Но уже не в ту пору, когда она служила караван-сараем для авантюристов обоих полушарий, стекавшихся со всех концов света на золотоносные земли западного склона Сьерра-Невады. Со времен золотой лихорадки, тех бурных сорок девятого, пятидесятого и пятьдесят первого, когда на месте никому не известной испанской Йерба-Буэны внезапно вырос этот единственный в своем роде город, прошло уже двадцать лет. К началу описываемых событий «звезда Тихого океана», он же «слава Западной Америки», раскинувшись по склонам двух холмов (не хватило полоски морского берега), насчитывал уже более ста тысяч населения и затмил собой такие жемчужины Тихоокеанского побережья, как Сантьяго, Вальпараисо, Лима…

В день аукциона, пятнадцатого мая, было еще довольно холодно. В краях, подверженных влиянию полярных течений, первые недели мая напоминают конец марта в Средней Европе. Однако в зале, где проходил торг, жаловаться на холод не приходилось. Колокольчик своим непрестанным звоном привлекал все новых и новых граждан, и стояла такая жара, что лица присутствующих покрылись потом.

Но из толпившихся в духоте сотен людей вряд ли кто-нибудь явился сюда, чтобы совершить покупку. Не будет преувеличением утверждать, что здесь собрались одни любопытные. И в самом деле, какой чудак, будь он даже богат, как Крез, захотел бы купить остров в Тихом океане, поддавшись на безумную затею правительства? Но вопреки всякой логике мистер Фелпорг и мистер Джинграс с помощью жестов, восклицаний и неумеренных похвал старались вызвать интерес к предмету продажи.

— Остров! Продается остров! — повторял Джинграс.

— Продается, но не покупается,— веско заметил какой-то ирландец, хотя его карман не был отягощен даже мелочью.

— Остров, где земля дешевле шести долларов за акр,— выкрикивал Дин Фелпорг.

— Но которая не принесет и цента на доллар,— вставил толстый фермер, как видно, большой знаток сельского хозяйства.

— Остров не менее шестидесяти четырех миль в окружности, площадью в двести двадцать пять тысяч акров!

— А достаточно ли устойчиво его основание? — вдруг выкрикнул мексиканец, известный завсегдатай баров, чья устойчивость в данную минуту была более чем сомнительна.

— Остров с девственными лесами, с лугами, холмами и реками! — не унимался аукционщик.

— С гарантией? — поинтересовался какой-то француз, видимо, не склонный поддаваться на приманки.

— Вот именно, с гарантией,— парировал Фелпорг, слишком профессионал, чтобы обращать внимание на насмешки публики.

— На два года?

— До конца дней.

— А может, больше?

— Остров в полную собственность! — выкрикивал мистер Фелпорг.— Остров, где нет ни вредных животных, ни хищных зверей, ни пресмыкающихся…

— С пляжем? — опять спрашивал какой-то весельчак.

— А там насекомые есть? — подхватывал другой.

— Предлагаем остров! — снова завелся Дин Фелпорг.— Ну-ка, граждане! Давайте раскошеливайтесь! Кто хочет получить во владение остров? В прекрасном состоянии, почти не бывший в употреблении! Кому остров? В Тихом океане, этом океане из океанов! Продается за бесценок! Кто хочет сказать свое слово?… Вы, сударь?… Или вы?… Что же вы качаете головой, как фарфоровый мандарин?… Предлагаю остров!… Кому остров?…

— Позвольте взглянуть! — выкрикнул кто-то из толпы, словно речь шла о картине или китайской вазе.

В зале раздался дружный хохот.

Но не думайте, что американцам сбывали остров как кота в мешке. Нет! Желающие могли своими глазами увидеть, каков он, этот идущий с молотка кусок земли. План был вывешен для всеобщего обозрения: никаких неожиданностей, никаких разочарований — очертания острова, его местоположение, рельеф, водная система, климат, средства сообщения. Можете мне поверить, никакого подвоха!

Журналы и газеты Соединенных Штатов, особенно калифорнийские, выходившие ежедневно и дважды в неделю, еженедельно и дважды в месяц, а так же ежемесячно, вот уже почти полгода привлекали внимание публики к этому острову. Его продажа была разрешена Конгрессом.

Речь шла об острове Спенсер, лежащем к западо-юго-западу от Сан-Франциско, в четырехстах шестидесяти милях от калифорнийского берега, под 32°15' северной широты и 142°18' западной долготы по Гринвичу. Хоть и был он расположен довольно близко от побережья и даже находился в американских водах, трудно представить себе место более уединенное, более удаленное от пассажирских и товарных морских путей. Постоянные течения, отклоняющиеся к северу и к югу, образовали вокруг него нечто вроде спокойного и тихого озера, которое иногда обозначается на картах как «Глубина Флерье». В центре этого бассейна и лежал предлагавшийся остров. Редко-редко проходило мимо него какое-нибудь судно. Главные тихоокеанские пути, связывающие Новый Свет со Старым — будь то Япония или Китай,— лежат гораздо южнее. Парусные суда встретили бы здесь полный штиль, паровым тоже не было никакого смысла заходить в эти воды. Таким образом, ни те, ни другие почти никогда не показывались поблизости, и маленький клочок суши возвышался средь моря подобно одинокой вершине, венчающей подводную скалу, каких немало в Тихом океане.

Правда, для человека, уставшего от городского шума и мечтающего о покое, что может быть лучше такой вот «Исландии», удаленной на несколько сот лье от берега. Идеал для добровольного Робинзона! Но за идеал нужно было выложить кругленькую сумму!

Почему же, однако, Соединенные Штаты захотели отделаться от острова? Не было ли это чьей-то вздорной фантазией? Нет, великая нация не может поддаваться ничьим капризам, будто какое-нибудь частное лицо. Истинная причина заключалась в следующем: остров Спенсер давно уже стал бесполезным. Колонизировать его не имело смысла — там все равно никто не поселился бы. С точки зрения военной стратегии, он тоже не представлял интереса, так как господствовал в абсолютно пустынной части Тихого океана. Что же касается интересов коммерческих, то и их здесь не было. Продукция острова не оправдала бы фрахтовых издержек по ввозу и вывозу. Устроить там исправительную колонию? Для этого остров находился слишком близко от берега. Владеть же им просто так — зачем? Слишком дорогое удовольствие.

С незапамятных времен Спенсер оставался необитаемым, и Конгресс, состоявший из людей в высшей степени практичных, принял решение продать его с аукциона, но при одном условии: чтобы покупатель был гражданином свободной Америки. Надо заметить, что назначенная сумма — миллион сто тысяч долларов — представляла сущую безделицу для любой акционерной компании. Последняя легко обеспечила бы акциями покупку и эксплуатацию острова, однако, как мы уже говорили, он представлял для людей деловых интерес не больший, чем какой-нибудь айсберг в полярных водах. Для частного же лица, увы, эта сумма была слишком высока. Остров продавался за наличные, а известно, что в Соединенных Штатах найдется немного людей, способных не раздумывая бросить на ветер миллион сто тысяч долларов, без малейшего шанса получить прибыль. Нужно обладать хорошеньким состоянием, чтобы позволить себе такую причуду.

Итак, Конгресс твердо решил не уступать ни цента. Или один миллион сто тысяч, или пускай остров остается за государством! Кроме того, было оговорено, что человек, купивший Спенсер, получит права не суверена, а только президента, и не сможет, подобно королю, иметь подданных. Сограждане должны будут выбирать его на определенный срок, а затем переизбирать снова. И так до конца дней. Таким образом, при всем желании он не сможет стать родоначальником династии. Соединенные Штаты никогда не согласятся на появление королевства в американских водах — каким бы крошечным оно ни было!

Очевидно, последним условием предусматривалось исключить из торгов какого-нибудь слишком честолюбивого миллионера или лишенного власти набоба, который вознамерился бы соперничать с туземными правителями Сандвичевых или Маркизских островов, а также Помоту или какого-то другого архипелага в Тихом океане.

Короче говоря, покупатель не объявлялся. Время шло. Аукционщик надрывался, пытаясь расшевелить собравшихся. Помощник тоже кричал что есть мочи, но никто из присутствующих даже не кивнул головой,— движение, которое прожженные аукционисты не преминули бы заметить,— а уж о цене тем более никто не заикался. Пока молоток Фелпорга неутомимо поднимался над конторкой, со всех сторон доносились насмешливые возгласы и плоские шуточки. Одни предлагали за остров два доллара вместе с издержками, другие требовали возмещения расходов по покупке.

— А вы гарантируете там золотоносные жилы? — интересовался лавочник Стемпи с Мерчет-стрит.

— Нет, но если их обнаружат, государство предоставляет владельцу все права на прииски,— обстоятельно объяснял аукционщик.

— А есть ли там хотя бы вулкан? — задавал вопрос Окхерст, трактирщик с улицы Монтгомери.

— Вулкана нет,— не теряя терпения, отвечал Дин Фелпорг.— Иначе остров стоил бы дороже.

Эти слова были встречены громким хохотом.

— Остров продается! Продается остров! Только один доллар, только полдоллара надбавки, и он будет ваш!… Раз… Два…

Но никто не отзывался.

— Если не найдется желающих, торги будут сейчас же прекращены… Раз… Два…

— Миллион двести тысяч долларов!

Эти четыре слова прогремели в зале как четыре револьверных выстрела.

Толпа на мгновение смолкла. Многие повернули головы, чтобы взглянуть на безумца, назвавшего такую сумму.

Все сразу узнали Уильяма Кольдерупа из Сан-Франциско.

ГЛАВА II,

в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона

Жил на свете поразительно богатый человек, ворочавший миллионами долларов с такой же легкостью, как другие — тысячами. Звали его Уильям Кольдеруп.

Ходили слухи, что он богаче самого герцога Вестминстерского, чей годовой доход достигал восьмисот тысяч фунтов, тратившего пятьдесят тысяч франков ежедневно, иначе говоря, тридцать шесть франков в минуту. Поговаривали также, что Кольдеруп богаче сенатора Джона из Невады, владельца тридцатипятимиллионной ренты, и богаче Мак-Кея, получавшего от своего капитала два миллиона семьсот семь тысяч восемьсот франков в час.

Что же говорить о таких мелких миллионерах, как Ротшильд, Ван дер Билд, герцог Нортумберлендский или Стюарт, или о директорах калифорнийского банка и других капиталистах Старого и Нового Света, которым Уильям Кольдеруп мог бы подавать милостыню. Ему легче было бросить на ветер миллион, чем нам с вами — каких-нибудь сто су.

Этот ловкий делец положил начало своему сказочному богатству разработкой золотых месторождений в Калифорнии, став главным компаньоном швейцарского капитана Зуттера, того самого, на чьей земле в 1848 году открыли первую золотоносную жилу. Смело бросаясь в коммерческие авантюры, Кольдеруп благодаря собственной смекалке и везению вскоре стал участником чуть ли не всех крупных предприятий Старого и Нового Света. На его деньги были построены сотни заводов, продукция которых экспортировалась во все части света. Богатство Кольдерупа возрастало не в арифметической, а в геометрической прогрессии. Говорили, что он из тех миллиардеров, которые даже не в состоянии сосчитать свой капитал. На самом же деле Кольдеруп с точностью до одного доллара знал, чем располагает, но, в отличие от других, никогда не кичился своим богатством.

Ко времени, когда мы представили его читателям, Уильям Кольдеруп владел двумя тысячами торговых контор, учрежденных чуть ли не во всех странах мира, флотилией из пятисот кораблей, день и ночь бороздивших моря для его вящей выгоды. У него работали сорок тысяч конторских служащих, триста тысяч корреспондентов, на одни только марки и почтовые расходы он тратил не меньше миллиона в год. Короче говоря, Кольдеруп выделялся своим богатством среди всех богачей Фриско, как любовно называют американцы столицу Калифорнии.

И вот, когда присутствовавшим на аукционе стало известно, кто накинул к цене на остров Спенсер сто тысяч долларов, по залу пронесся трепет. Шуточки мгновенно прекратились. Вместо насмешек послышались восторженные возгласы, раздались даже крики «ура!». Затем воцарилась тишина. Никому не хотелось упустить ни малейших подробностей волнующей сцены, какая может разыграться, если кто-нибудь отважится вступить в борьбу с Уильямом Кольдерупом.

Но могло ли такое случиться? Нет! Стоило только взглянуть на легендарного миллиардера, чтобы убедиться — такой человек никогда не отступит от принятого решения, особенно если дело касается финансовой репутации.

Это был высокий, сильный мужчина с крупной головой, широкими плечами и массивным телом. Ни перед кем он не опускал своего решительного взгляда. Его седеющая шевелюра была такой же пышной, как и в юные годы. Прямые складки, идущие от крыльев носа, образовывали почти геометрически правильный треугольник. Усы он брил. Подстриженная на американский манер бородка с проседью, очень густая на подбородке, доходила до уголков губ и тянулась к вискам, переходя в бакенбарды. Четко очерченный с тонкими губами рот иногда обнажал ровные белые зубы, но в данную минуту он был плотно сжат. Ничего не скажешь: голова командора, готового противостоять любой буре. Разыграйся битва на повышение цены — каждое движение этого человека, каждый кивок означали бы надбавку в сто тысяч долларов.

— Миллион двести тысяч долларов! Миллион двести тысяч долларов! — выкрикивал Дин Фелпорг, и в голосе его звенело ликование дельца, почувствовавшего наконец, что старается он не напрасно.

— Есть покупатель за миллион двести тысяч долларов! — повторял за ним Джинграс.

— Теперь можно набавлять без страха,— пробормотал трактирщик Окхерст,— все равно Кольдеруп не уступит.

На него зашикали. Раз дело дошло до надбавок, нужно соблюдать тишину. Все боялись пропустить какую-нибудь захватывающую подробность. Сердца учащенно бились. Осмелится ли кто выступить против Уильяма Кольдерупа? А тот взирал на аукционистов и на толпу с таким безразличием, будто дело его не касалось. Только стоявшие рядом могли заметить, как глаза миллионщика метали искры, словом, были похожи на два пистолета, заряженных долларами и готовых выстрелить в любой момент.

— Никто не дает больше? — крикнул Дин Фелпорг.

Все молчали.

— Раз!… Два!…

— Раз!… Два!…— продолжал Джинграс привычный диалог с главным аукционщиком.

— Итак, я присуждаю…

— Мы присуждаем…

— За миллион двести тысяч долларов!

— Все видели?… Все слышали?…

— Никто потом не будет раскаиваться?

— Остров Спенсер за миллион двести тысяч долларов!

Волнение публики росло. Сдавленная грудь каждого судорожно вздымалась и опускалась. Неужели в самую последнюю минуту кто-нибудь решится вступить в схватку?

Дин Фелпорг, вытянув правую руку над столом, размахивал молотком из слоновой кости. Один удар, один-единственный удар, и остров продан. Даже во время самосуда, который именуется в Америке судом Линча, толпа не бывает более возбужденной. Молоток медленно опустился, почти коснувшись стола, поднялся снова, на несколько мгновений застыл, дрожа в воздухе, точно рапира в руке фехтовальщика, готового сделать выпад, потом быстро опустился.

— Миллион триста тысяч долларов!

Раздался единодушный возглас изумления, а вслед за ним — ликующие крики. Желающий сделать надбавку все-таки нашелся! Итак, борьба продолжается. Но кто же тот смелый герой, вступивший в поединок с самим Уильямом Кольдерупом из Сан-Франциско?

Им оказался Таскинар из Стоктона.

Таскинар был не только очень богатым, но еще и очень толстым человеком: весил около двухсот килограммов и мог сидеть на стуле, лишь сделанном на заказ. Правда, на последнем конкурсе толстяков он завоевал вторую премию, но исключительно потому, что ему не дали закончить обед, отчего произошла потеря в весе не менее пяти килограммов.

Стоктон, в котором жил этот колосс,— один из самых больших городов Калифорнии, центр, куда свозится вся продукция с рудников Юга, тогда как в соперничающем с ним Сакраменто сосредоточена вся добыча рудников Севера. Там же, в Стоктоне, производится погрузка на суда почти всего калифорнийского хлеба.

Свое огромное состояние Таскинар нажил эксплуатацией рудников и торговлей хлебом, к тому же он был азартным, притом удачливым игроком в покер, заменяющем в Соединенных Штатах рулетку. Таскинар богател с каждым часом, но особыми человеческими достоинствами не отличался, и его, не в пример Кольдерупу, никто не назвал бы здесь «почтенным коммерсантом». Однако, как бывает нередко, злословили о нем больше, чем он того заслуживал. Впрочем, слухи о том, что Таскинар по малейшему поводу готов пустить в ход «деррингер» — калифорнийский револьвер, вовсе не были преувеличенными.

Таскинар ненавидел Уильяма Кольдерупа. Он завидовал его состоянию, положению в обществе и репутации. И при этом презирал миллионщика, как только толстый может презирать тощего. Не впервые коммерсант из Стоктона пытался взять верх над богачом из Сан-Франциско, пусть даже в ущерб своей выгоде. Кольдеруп прекрасно знал о том и всякий раз при встрече выказывал пренебрежение к толстяку, чтобы вывести его из равновесия. В частности, Таскинар не мог простить своему сопернику последнего успеха, когда тот буквально разгромил толстяка на выборах. Несмотря на все усилия, угрозы и даже клевету, не говоря уже о тысячах долларов, истраченных на доверенных лиц, в Совете Сакраменто заседал не он, Таскинар, а Уильям Кольдеруп.

И вот этот неудавшийся законодатель пронюхал, что Кольдеруп задумал приобрести необитаемый остров. По правде сказать, Спенсер был ему так же не нужен, как и его противнику. Но это не имело ни малейшего значения, ибо представлялся новый случай вступить в борьбу, сразиться, а может быть, и победить. Такого случая Таскинар упустить не мог.

Теперь читателю понятно, почему он оказался в то утро в зале аукциона, в толпе любопытных, и почему медлил, выжидая, пока соперник не увеличит и без того высокую цену?

И только в тот миг, когда Уильям Кольдеруп уже считал себя обладателем острова, Таскинар выкрикнул оглушительным голосом:

— Миллион триста тысяч долларов!

Все обернулись.

— Толстяк Таскинар! — раздались голоса в толпе.

Это имя переходило из уст в уста.

Еще бы! Ведь толстяк — известная персона, какой-то математик даже доказал с помощью дифференциальных вычислений, что масса Таскинара оказывает заметное влияние на массу спутника Земли и даже значительно нарушает лунную орбиту.

Но не комплекция стоктонца интересовала сейчас собравшихся на аукционе: все были взбудоражены, пытаясь угадать, на который из двух денежных мешков стоило делать ставку. Оба соперника чертовски богаты, и победа для них — вопрос самолюбия. После первого волнения в зале снова наступила такая тишина, что можно было услышать, как паук ткет свою паутину. Тягостное молчание нарушил возглас Дина Фелпорга:

— Миллион триста тысяч долларов за остров Спенсер!

Он встал, чтобы лучше следить за игрой на повышение.

Уильям Кольдеруп повернулся в сторону Таскинара. Все расступились перед соперниками. Богач из Сан-Франциско и богач из Стоктона оказались лицом к лицу. Справедливость заставляет заметить, что ни один из них не согласился бы первым опустить глаза.

— Миллион четыреста тысяч! — сказал Кольдеруп.

— Миллион пятьсот тысяч! — произнес Таскинар.

— Миллион шестьсот тысяч долларов!…

— Миллион семьсот тысяч долларов!…

Не походило ли это на историю двух капиталистов из Глазго, поспоривших, чья заводская труба будет выше, рискуя даже навлечь катастрофу? Только в данном случае трубы состояли из золотых слитков.

Услышав последнюю надбавку Таскинара, Уильям Кольдеруп задумался, не решаясь снова ринуться в схватку. Таскинар же, напротив, рвался в бой и не хотел ни минуты тратить на размышление.

— Миллион семьсот тысяч долларов! — повторил аукционщик.— Продолжайте, господа. Ведь это сущая безделица.

Все ждали, что Фелпорг, следуя своей профессиональной привычке, непременно добавит: «Вещь стоит гораздо дороже!»

— Миллион семьсот тысяч! — орал Джинграс.

— Миллион восемьсот тысяч! — произнес Уильям Кольдеруп.

— Миллион девятьсот тысяч! — не отступал Таскинар.

— Два миллиона! — не задумываясь, крикнул Кольдеруп и чуть-чуть побледнел, но всем своим видом он давал понять, что так легко не сдастся.

Таскинар был вне себя. Огромное лицо толстяка напоминало теперь красный диск железнодорожника, которым останавливают поезда. Но, видно, Кольдеруп, не считаясь с сигнализацией, продолжал разводить пары. Таскинар это почувствовал. Кровь еще больше прилила к его лицу. Толстыми пальцами, унизанными бриллиантами, он теребил массивную золотую цепочку от часов, затем, взглянув на своего противника, на минуту закрыл глаза и снова открыл. Такой ненависти, казалось, не способен выразить человеческий взгляд.

— Два миллиона пятьсот тысяч! — изрек наконец богач из Стоктона, надеясь последним маневром устранить дальнейшую надбавку.

— Два миллиона семьсот тысяч!— спокойно бросил Уильям Кольдеруп.

— Два миллиона девятьсот тысяч!

— Три миллиона!

Да! Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско действительно назвал цифру в три миллиона долларов!

Разразились аплодисменты, но они тут же смолкли, ибо Дин Фелпорг, повторив последнюю сумму, поднял молоток и приготовился снова опустить его. Даже он, искушенный аукционист, привыкший ко всяким неожиданностям, на этот раз не мог больше сдерживаться.

Взгляды всех собравшихся в зале обратились к Таскинару. Толстяк прямо ощущал их тяжесть, но еще больше давила на него ужасающая сумма: три миллиона долларов. Она буквально навалилась на него. Он хотел что-то сказать, возможно, еще прибавить цену, но не мог… Хотел пошевелить головой… Не тут-то было…

Наконец он произнес слабо, но достаточно внятно:

— Три миллиона пятьсот тысяч!

— Четыре миллиона! — парировал Уильям Кольдеруп.

Это был последний, сокрушительный удар. Таскинар сдался. Молоток в последний раз глухо ударился о мраморный стол.

Остров Спенсер за четыре миллиона долларов был присужден Уильяму Кольдерупу из Сан-Франциско.

— Я отомщу! — злобно прошипел Таскинар.

И, бросив испепеляющий взгляд на противника, выскочил на улицу и зашагал к гостинице.

Тем временем сопровождаемый криками «ура» Уильям Кольдеруп дошел до Монтгомери-стрит. Энтузиазм американцев достиг такого градуса, что они даже забыли пропеть неизменную в подобных случаях «Янки Дудл»![1]

ГЛАВА III,

в которой беседа Фины Холланей с Годфри Морганом сопровождается игрой на фортепьяно

Итак, Уильям Кольдеруп возвратился в свой особняк на улице Монтгомери. Для Сан-Франциско она значит то же, что Риджент-стрит для Лондона, Бродвей для Нью-Йорка или Итальянский бульвар для Парижа. Вдоль громадной артерии, идущей через весь город параллельно набережной, не утихает оживление. Множество трамваев, кареты, запряженные мулами или лошадьми, деловые люди, спешащие по каменным тротуарам вдоль витрин бойко торгующих магазинов, а еще больше — любителей хорошо провести время у дверей баров.

Как описать особняк набоба из Фриско? Здесь было больше комфорта, чем вкуса, меньше эстетического чутья, чем практичности. Ведь то и другое обычно не уживается.

Пусть читатель узнает, что в доме был великолепный салон для приемов, а в нем стояло фортепьяно, звуки которого донеслись до Уильяма Кольдерупа, как только он переступил порог.

«Вот удача! — подумал он.— Оба здесь. Дам только распоряжение кассиру и сразу к ним».

И Кольдеруп направился к своему кабинету, собираясь тут же покончить с делом о покупке острова Спенсер, чтобы больше к нему не возвращаться. Оставалось только реализовать несколько ценных бумаг да уплатить за покупку. Четыре строчки биржевому маклеру, и делу конец, после чего Уильям Кольдеруп сможет заняться другой операцией, не менее приятной, но совсем в другом роде.

Действительно, молодые люди находились в салоне. Она сидела за фортепьяно, а он, полулежа на диване, рассеянно слушал мелодию, которую извлекали из инструмента ее пальцы.

— Ты слушаешь? — спросила она.

— Конечно, Фина!

— Да, но слышишь ли ты хоть что-нибудь?

— Как же, все слышу. Никогда ты так хорошо не играла этих вариаций из «Auld Robin Gray»[2].

— Но ведь это совсем не «Auld Robin Gray», Годфри, это «Гретхен за прялкой» Шуберта.

— Так я и думал,— равнодушно бросил Годфри.

Молодая девушка подняла руки над клавишами и несколько мгновений держала их так, словно собираясь взять аккорд. Потом, повернувшись вполоборота, посмотрела на Годфри, который, казалось, избегал встречаться с ней взглядом.

Рано потеряв родителей, Фина Холланей воспитывалась в доме своего крестного, Уильяма Кольдерупа, любившего ее как родную дочь. Фине исполнилось шестнадцать лет. У девушки с миловидными чертами, белокурой головкой и решительным характером было доброе сердце, но не меньше и практического ума, ограждавшего ее от грез и иллюзий, свойственных юному возрасту.

— Годфри? — произнесла она.

— Что, Фина?

— Где сейчас витают твои мысли?

— Как где? Возле тебя… Здесь…

— Нет, Годфри, мысли твои не здесь… Они далеко-далеко… За морями… Не правда ли?

Рука Фины упала на клавиши. Прозвучало несколько минорных аккордов, их грустная интонация, видимо, не дошла до племянника Кольдерупа.

Его мать была родной сестрой богача из Сан-Франциско, она рано умерла, оставив сына на руках дядюшки, ибо отца Годфри Морган потерял еще раньше. Как и Фина Холланей, Годфри получил воспитание в доме Уильяма Кольдерупа, настолько увлеченного делами, что у него не нашлось времени подумать о собственной семье.

Годфри было двадцать два года, и он вел абсолютно праздную жизнь. Хоть молодой человек и удостоился университетского диплома, но более образованным от этого не стал. Жизнь предоставляла Годфри Моргану большие возможности, открывала перед ним пути, по которым он мог идти в любую сторону, но в конце концов пришел бы туда, где ему улыбнулось бы счастье.

Годфри отличался хорошим сложением, воспитанием, элегантностью. Он никогда не носил колец или запонок с драгоценными камнями, одним словом, не питал пристрастия к ювелирным магазинам, до которых так падки его сограждане.

Нет ничего удивительного в том, что Годфри Морган и Фина Холланей уже видели себя женихом и невестой. Да и как могло быть иначе? Прежде всего так хотел Уильям Кольдеруп. Ничего он не желал сильнее, как сделать наследниками своего состояния двух молодых людей, к которым питал отеческие чувства, к тому же его племянник и воспитанница нежно любили друг друга. Помимо всего прочего, а может быть, с этого нужно было начинать, предстоящее супружество имело прямое отношение к делам фирмы. С самого рождения Годфри на его имя был открыт счет, на имя Фины — другой. Теперь оставалось только соединить обе суммы и открыть новый общий счет. Почтенный коммерсант нисколько не сомневался, что бракосочетание состоится и что тут не будет никаких помех.

Однако к тому времени, когда начинается наш рассказ, сам Годфри еще не чувствовал себя готовым к браку. Впрочем, его мнения никто и не спрашивал, во всяком случае, дядюшке было совершенно безразлично, что думает племянник по этому поводу.

Проводя свои дни в праздности, Годфри рано пресытился приятной жизнью со всеми благами, каких только можно пожелать, и ему захотелось повидать свет. Наследник Кольдерупа вбил себе в голову, что познал все, кроме путешествий. Действительно, из всех земель Старого и Нового Света он знал лишь одну географическую точку — свой родной город Сан-Франциско, с которым расставался только во сне.

Но разве может уважающий себя молодой человек, особенно американец, не совершить двух или трех кругосветных путешествий? В противном случае как же он испытает свои силы? Где еще встретятся ему приключения и где он сможет проявить мужество и находчивость? Преодолеть несколько тысяч лье, чтобы многое увидеть, наблюдать, расширить свой кругозор — разве это не полезное дополнение к хорошему образованию?

Примерно за год до начала нашего рассказа Годфри стал с увлечением читать книги о путешествиях. Вместе с Марко Поло он открывал Китай, вместе с Колумбом — Америку, с капитаном Куком — Тихий океан, с Дюмон д'Юрвилем — земли у Южного полюса. С тех пор Годфри загорелся желанием посетить все те места, где побывали прославленные путешественники. Ради экспедиций он готов был пойти на любой риск: встретиться лицом к лицу с малайскими пиратами, участвовать в морских сражениях, потерпеть кораблекрушение и высадиться на необитаемом острове, где он вел бы жизнь подобно Селкирку[3] или Робинзону Крузо. Робинзон! Стать Робинзоном! Чье молодое воображение не воспламенялось подобной мечтой при чтении романов Даниэля Дефо или Висса?[4] В этом смысле Годфри ничем не отличался от своих сверстников.

И как раз в то время, когда он грезил о путешествиях, о необитаемых островах и пиратах, дядюшка надумал связать его, как говорится, брачными узами. Путешествовать вместе с Финой, после того как она станет миссис Морган? Нет, благодарим покорно! Либо он отправится в путь один, либо вовсе откажется от своих дерзновенных планов. Годфри созреет для подписания брачного контракта не раньше, чем осуществит свои замыслы. Можно ли думать о семейном счастье, если ты еще не побывал ни в Японии, ни в Китае, ни даже в Европе? Нет! Нет! И еще раз нет!

Вот почему был рассеян Годфри, вот почему он с таким безразличием внимал мелодии, которую когда-то не уставал расхваливать.

А Фина, девушка серьезная и сообразительная, тут же все заметила. Сказать, что это совсем не доставило ей огорчения, значило бы покривить душой. Но она привыкла искать во всяком явлении свою положительную сторону и решила, что если Годфри так уж хочет попутешествовать, то лучше он сделает это до женитьбы, чем после.

Вот почему она ответила молодому человеку просто, но многозначительно:

— Нет, Годфри, мысли твои не здесь, не возле меня, они сейчас далеко-далеко, за морями!

Годфри поднялся и, не глядя на Фину, сделал несколько шагов по комнате, затем подошел к фортепьяно и рассеянно ударил по клавише указательным пальцем.

Раздалось ре-бемоль самой нижней октавы, печальная нота, отвечающая его душевному состоянию.

Фина все прекрасно поняла и без долгих колебаний решила сначала вывести жениха на чистую воду, а потом помочь ему устремиться туда, куда влечет его фантазия. Но тут дверь салона отворилась.

В комнату вошел, как всегда озабоченный, Уильям Кольдеруп. Только что покончив с одной операцией, он собирался приступить к другой.

— Итак,— изрек коммерсант,— остается лишь окончательно наметить день.

— День? — вздрогнув, спросил Годфри.— Какой день, дядюшка, что вы имеете в виду?

— Ну, разумеется, день вашей свадьбы,— ответил Кольдеруп.— Надо полагать, не моей.

— Пожалуй, это было бы кстати,— заметила Фина.

— Что ты хочешь сказать? — удивился Кольдеруп.— Назначаем свадьбу на конец месяца. Решено?

— Но, дядя Виль, сегодня нам предстоит наметить не день свадьбы, а день отъезда.

— Отъезда? Какого отъезда?

— Да, день отъезда Годфри, который, перед тем как жениться, хочет совершить небольшое путешествие.

— Значит, ты в самом деле хочешь уехать? — воскликнул Уильям Кольдеруп, схватив племянника за руку, словно опасаясь, как бы тот от него не сбежал.

— Да, дядя Виль,— бодро ответил Годфри.

— И надолго?

— Месяцев на восемнадцать, ну, самое большее,— на два года, если…

— Если?…

— Если вы мне это разрешите, а Фина будет ждать моего возвращения.

— Ждать тебя! Нет, вы поглядите на этого жениха, который только и думает о том, как бы сбежать,— воскликнул Кольдеруп.

— Пусть Годфри поступает как хочет,— сказала девушка.— Дядя Виль! Я на этот счет много передумала. Хоть я и моложе Годфри, но если говорить о знании жизни, то я гораздо старше его. Путешествие поможет ему набраться опыта, мне кажется, не стоит его отговаривать. Собрался путешествовать — пусть едет. В конце концов ему самому захочется спокойной жизни.

— Что? — воскликнул Уильям Кольдеруп.— Ты соглашаешься дать свободу этому вертопраху?

— Да, на два года, которые он просит.

— И ты согласна ждать?

— Если бы я отказалась ждать Годфри, это означало бы, что я его не люблю.

Сказав так, Фина вернулась к фортепьяно, и ее пальцы, сознательно или невольно, тихо заиграли модную в те времена мелодию «Отъезд нареченного». Хоть песня и была написана в мажорной тональности, Фина, сама того не замечая, исполнила ее в миноре.

Смущенный Годфри не мог вымолвить ни слова. Дядя взял его за подбородок и, повернув к свету, внимательно на него посмотрел. Он спрашивал без слов, и для ответа слов тоже не понадобилось.

А мелодия, которую играла Фина, становилась все печальнее.

Наконец Уильям Кольдеруп, пройдя взад и вперед по комнате, направился к Годфри, который стоял словно подсудимый перед судьей.

— Ты это серьезно?— спросил он.

— Очень серьезно! — ответила за жениха Фина, не прерывая игры, а Годфри лишь утвердительно кивнул головой.

— All right! — произнес Кольдеруп, окинув племянника задумчивым взглядом.

Затем сквозь зубы добавил:

— Значит, перед женитьбой ты хочешь попутешествовать? Хорошо, будь по-твоему, племянник!

Сделав еще два-три шага, он остановился перед Годфри и, скрестив руки на груди, спросил:

— Итак, где бы ты хотел побывать?

— Всюду, дядюшка.

— И когда ты собираешься в путь?

— Это зависит от вас, дядя Виль.

— Ладно! Это произойдет очень скоро.

Тут Фина внезапно оборвала игру. Быть может, ей вдруг стало очень грустно? Так или иначе, решения своего она не изменила.

ГЛАВА IV,

в которой читателю по всем правилам представляют Т. Артелетта, называемого Тартелеттом

Если бы Т. Артелетт жил во Франции, соотечественники непременно окрестили бы его Тартелеттом[5], и мы находим, что это имя ему очень подходит.

В своем «Путешествии из Парижа в Иерусалим» Шатобриан упоминает маленького человека, «напудренного и завитого, в зеленом костюме, дрогетовом жилете с муслиновыми[6] манжетами и жабо, который пиликал на своей скрипке, заставляя плясать ирокезов»[7].

Калифорнийцы, ясное дело, не ирокезы, но Тартелетт был учителем танцев и изящных манер в Калифорнии. Хоть в уплату за уроки он и не получал, как его предшественник, бобровые шкуры и медвежьи окорока, зато ему платили долларами. Во всяком случае, Тартелетт ничуть не меньше способствовал приобщению своих учеников к цивилизации, чем тот француз, обучавший хорошим манерам индейское племя.

В ту пору, когда мы представили его читателю, Тартелетт был холост и говорил, что ему исполнилось сорок пять. Но десять лет тому назад он чуть было не вступил в брак с одной не слишком юной девицей. Ради такого события его попросили в нескольких строках дать характеристику самому себе, что он и не преминул сделать. Эти данные помогут нам воспроизвести портрет учителя изящных манер с двух точек зрения: моральной и физической.

Родился 17 июля 1835 года в три часа пятнадцать минут утра.

Рост — пять футов два дюйма три линии[8].

Объем выше бедер — два фута три дюйма.

Вес, увеличившийся за последний год на 6 фунтов,— сто пятьдесят один фунт две унции[9].

Форма головы — продолговатая.

Волосы — каштановые с проседью, редкие на макушке.

Лоб — высокий.

Лицо — овальное.

Цвет лица — здоровый.

Зрение — отличное.

Глаза — серо-карие.

Брови и ресницы — светло-каштановые.

Нос — средней величины, на краю левой ноздри выемка.

Щеки — впалые, без растительности.

Уши — большие, приплюснутые.

Рот — средний. Гнилых зубов нет.

Губы — тонкие, немного сжатые, обрамлены густыми усами и эспаньолкой.

Подбородок — круглый.

Шея — полная. На затылке родинка.

Когда купается, можно заметить, что тело белое, немного волосатое.

Жизнь ведет правильную, размеренную.

Не обладая крепким здоровьем, сумел тем не менее сохранить его благодаря воздержанности.

Бронхи слабые. По этой причине отказался от дурной привычки — курить табак.

Спиртных напитков, кофе, ликеров, виноградных вин не употребляет.

Короче говоря, избегает всего, что может оказать пагубное воздействие на нервную систему.

Легкое пиво, вода, подкрашенная вином,— его единственные напитки. Благодаря воздержанности, ни разу в жизни не обращался к врачу.

Движения — живые, походка быстрая, характер открытый и искренний. Деликатен до крайности — до сих пор не решился соединить свою судьбу с женщиной, боясь сделать ее несчастной.

Вот в каком свете представил себя Тартелетт — безусловно, заманчивом для девицы определенного возраста. Тем не менее брак не состоялся, учитель по-прежнему жил холостяком, продолжая давать уроки танцев и изящных манер.

В таком амплуа Тартелетт и появился в доме Уильяма Кольдерупа, а с течением времени, когда ученики стали мало-помалу отсеиваться, остался приживальщиком в семье богача.

Несмотря на все странности, он был очень славный малый и все домочадцы к нему привязались. Учитель танцев любил Годфри, души не чаял в Фине, и они отвечали ему взаимностью. Теперь у него осталось только одно честолюбивое стремление: передать молодым людям все тонкости своего искусства, сделать их образцом хороших манер.

И вот представьте себе, что именно этого человека и выбрал Уильям Кольдеруп в спутники своему племяннику для предстоящего путешествия. Впрочем, дядюшка имел некоторые основания предполагать, что Тартелетт в какой-то мере способствовал желанию Годфри побродить по свету для завершения образования. Раз так, пусть едут оба! На следующий день, шестнадцатого апреля, Кольдеруп вызвал учителя танцев к себе в кабинет.

Учитель вышел из своей комнаты, на всякий случай прихватив с собой карманную скрипку, поднялся по широкой лестнице, правильно ставя ногу, как и подобает учителю танцев, деликатно постучал в дверь и с любезной улыбкой вошел в кабинет, склонившись и округлив локти.

Затем он встал в другую позицию, поставив ноги таким образом, что пятки соприкасались, а носки смотрели в противоположные стороны. Любой другой на его месте не смог бы удержаться на ногах в столь неустойчивом положении, но учитель танцев без труда сохранял равновесие.

— Мсье Тартелетт,— обратился к учителю Уильям Кольдеруп.— Я пригласил вас, чтобы сообщить одну новость. Надеюсь, она вас не поразит.

— К вашим услугам,— ответив Тартелетт.

— Свадьба моего племянника откладывается на год или на полтора. Годфри решил сначала побывать в разных странах, Старого и Нового Света.

— Мистер Кольдеруп,— ответил учитель,— мой ученик с честью будет представлять страну, в которой родился.

— А равно и наставника, обучившего его хорошим манерам,— добавил почтенный коммерсант. Но простодушный Тартелетт, оставаясь безмятежен и будучи убежден, что должен продемонстрировать все классические позиции, сначала отставил ногу вбок, будто собираясь кататься на коньках, затем, слегка согнув колена, поклонился Уильяму Кольдерупу.

— Я подумал,— продолжал коммерсант,— что вам будет не слишком приятно расстаться со своим учеником.

— О, крайне неприятно,— сказал Тартелетт,— но если нужно…

— Совсем не нужно,— возразил Уильям Кольдеруп, нахмурив густые брови.

— Тогда как же? — произнес Тартелетт.

Слегка взволнованный, он отступил назад, чтобы поменять третью позицию на четвертую, а затем широко расставил ноги, явно не сознавая, что делает.

— Вот так! — безапелляционно заявил коммерсант.— Мне пришло в голову, что было бы очень жестоко разлучать учителя и ученика, достигших редкого взаимопонимания.

— Конечно, путешествия…— пробормотал Тартелетт, казалось, не желавший ничего понимать.

— Да, безусловно…— подхватил Уильям Кольдеруп.— Во время путешествия раскроются не только таланты моего племянника, но и способности учителя, которому он обязан умением хорошо себя держать…

Бедному учителю, этому большому ребенку, ни разу даже в голову не приходило, что в один прекрасный день придется покинуть Сан-Франциско, Калифорнию и даже Америку, чтобы отправиться бороздить моря. Подобной страсти не мог понять человек, занятый больше хореографией, нежели путешествиями, и не выезжавший из города на расстояние дальше десяти миль. И вот теперь ему предлагали, нет, дали понять, что хочет он того или не хочет, но ему придется покинуть свою страну и испытать все трудности и неудобства путешествий, которыми он сам же соблазнял своего ученика! Было от чего взволноваться! Впервые в жизни бедный учитель танцев почувствовал, как задрожали его натренированные за тридцать пять лет ноги.

— Может быть,— сказал он, пытаясь вернуть шаблонную улыбку танцовщика, на мгновение сошедшую с его лица.— Может быть, я не гожусь для…

— Привыкнете! — ответил Кольдеруп тоном, не допускающим возражений.

Отказаться? Нет, это было невозможно. Тартелетт о подобных вещах даже не думал. Кем он был в доме богача? Вещью, тюком, грузом, который можно было отправить на все четыре стороны. Однако предстоящее путешествие его не на шутку встревожило.

— И когда же состоится отъезд? — спросил он, снова пытаясь встать в классическую позицию.

— Через месяц.

— И по какому же бурному морю мистер Кольдеруп отправляет нас с Годфри?

— Сначала по Тихому океану.

— А в какой точке земного шара мы должны ступить на сушу?

— В Новой Зеландии,— ответил коммерсант.— Я заметил, что новозеландцы совершенно не умеют округлять локти! Вы их подучите!

Одного знака Кольдерупа было достаточно, чтобы учитель понял, что аудиенция окончена. Он удалился в таких растрепанных чувствах, что грация, обычно сопровождавшая его поклон, на этот раз изменила ему. Впервые за всю жизнь учитель танцев Тартелетт, забыв от волнения элементарные правила своего искусства, вышел из кабинета, не выворачивая ног.

ГЛАВА V,

которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием

Итак, перед тем как начать долгое путешествие вдвоем, именуемое супружеством, Годфри должен был совершить путешествие вокруг света, что бывает иной раз намного опасней. Но наш герой рассчитывал на успех своего предприятия. Он вернется домой не зеленым юнцом, а зрелым мужем, многое сможет повидать, многое — наблюдать и сравнивать, пока не удовлетворит своего любопытства, чтобы потом со спокойной совестью наслаждаться семейным счастьем, и уже никакие искушения не заставят Годфри покинуть дом, отказавшись от оседлой жизни.

Правильно рассуждал он или нет? Это покажет будущее.

Годфри сиял от радости, а Фина, старавшаяся не выдавать своей тревоги, смирилась с предстоящим испытанием. Но вот учитель танцев Тартелетт, всегда твердо стоявший на ногах, искушенный в любых поворотах и позициях, на сей раз утратил обычную уверенность и тщетно пытался обрести ее вновь. Его качало на паркетном полу, словно на корабле во время бортовой или килевой качки.

Что касается Уильяма Кольдерупа, то, приняв последнее решение, невозмутимый коммерсант стал еще более сдержанным, особенно с племянником. Хотя по сжатым губам и полузакрытым глазам дядюшки можно было догадаться, что в его голове, где обычно роились сложнейшие финансовые комбинации, засела навязчивая мысль.

— Итак, тебе захотелось путешествовать,— бормотал он сквозь зубы,— путешествовать вместо того, чтобы жениться и сидеть дома. Ну что ж, ты попутешествуешь!

Вскоре начались приготовления.

Прежде всего следовало обсудить и взвесить все вопросы, связанные с выбором маршрута. В какую сторону отправится Годфри — на юг, на восток или на запад? Это предстояло решить в первую очередь.

Если на юг, то пароходные компании «Панама — Калифорния — Британская Колумбия» и «Саутгемптон — Рио-де-Жанейро» помогут добраться до Европы. Если он возьмет курс на восток, то сможет достичь берегов Старого Света, воспользовавшись сначала трансконтинентальной тихоокеанской железной дорогой, которая доставит его до Нью-Йорка, а дальше — любым пакетботом американской или французской трансатлантической судоходной компании.

Если ему вздумается плыть на запад, то, прибегнув к услугам трансокеанской пароходной компании «Золотой Век», он без труда доберется до Мельбурна, а оттуда на каком-нибудь судне, принадлежащем «Восточной пароходной линии»,— до Суэца. Скоординировав математически точно расписание пароходов и поездов, путешествие вокруг света легко сделать обычной туристской поездкой. Однако совсем не так следует путешествовать племяннику набоба из Фриско!

Для своих коммерческих операций Уильям Кольдеруп располагал целой флотилией паровых и парусных судов. Почему бы миллионеру не предоставить одно из них в распоряжение Годфри Моргана, как если бы он был принцем крови и путешествовал ради собственного удовольствия на деньги, заработанные подданными своего отца?

Сказано — сделано.

По приказанию Кольдерупа стали снаряжать «Дрим»[10] — солидный пароход водоизмещением в шестьсот тонн, с двигателем в двести лошадиных сил, под командованием капитана Тюркота, испытанного морского волка, избороздившего все океаны под всеми широтами. Бывалый моряк, привыкший к торнадо, тифонам и циклонам[11], из пятидесяти лет своей жизни сорок отдал навигации. Лечь в дрейф во время шторма или смело двигаться навстречу урагану этому храбрецу было легче, чем противостоять «сухопутной болезни», которой подвергаются морские волки в редкие недели отпуска. От вечной качки на капитанском мостике он приобрел привычку слегка покачиваться вправо и влево, вперед и назад— своего рода «качечный» тик.

Помощник капитана, механик, четыре кочегара и двенадцать матросов вместе с боцманом — всего восемнадцать человек составили экипаж «Дрима», который при спокойном ходе, то есть не более восьми миль в час, мог сойти за образцовое судно. А то, что он не в состоянии развивать хорошую скорость во время бури,— это уж другой вопрос. Но зато его не заливала волна — несомненное преимущество, компенсирующее тихоходность, особенно в тех случаях, когда некуда спешить. К тому же «Дрим» был оснащен как шхуна, и при попутном ветре пятьсот квадратных ярдов[12]парусов всегда могли облегчить работу паровой машины.

Но не подумайте, что плавание на «Дриме» должно стать только увеселительной прогулкой. Уильям Кольдеруп — человек слишком практичный, чтобы не использовать путешествие в пятьдесят — шестьдесят тысяч миль по всем морям земного шара в деловых целях. Правда, отчалить от гавани «Дриму» предстояло без груза, наполнив для устойчивости водобалластные отсеки. Пароход будет загружаться в промежуточных портах, где находятся торговые конторы богатого негоцианта. Таким образом капитану Тюркоту не придется понапрасну гонять судно, и, фантазия Годфри Моргана ни на один доллар не разорит дядюшкину кассу. Вот как подходят к делу в солидных торговых домах!

Все подробности плавания обсуждались на долгих и секретных совещаниях между Кольдерупом и капитаном Тюркотом. Но, как видно, дело, несложное на первый взгляд, оказалось не таким уж легким, ибо капитану пришлось не одиножды наведаться в кабинет коммерсанта. Каждый раз, как он оттуда выходил, наиболее наблюдательные из домочадцев Уильяма Кольдерупа замечали, что вид у него довольно странный: волосы, словно растрепанные ветром, взъерошены, и качается он на ходу больше, чем обычно. К тому же из кабинета иногда доносились громкие голоса, из чего можно было заключить, что беседы носили далеко не миролюбивый характер. Капитан Тюркот, человек прямой, никогда не гнул спину перед Уильямом Кольдерупом. А богач так любил и ценил капитана, что даже позволял ему противоречить.

Наконец как будто все уладилось. Кто же уступил в конце концов — Уильям Кольдеруп или Тюркот? Трудно сказать, не зная предмета споров, но вряд ли капитан. Так или иначе, после восьмидневных переговоров коммерсант и моряк, как видно, все же пришли к какому-то соглашению, хотя Тюркот продолжал недовольно ворчать:

— Пусть меня унесут пятьсот тысяч чертей, если я когда-нибудь сталкивался с такой работой!

Между тем подготовка «Дрима» к плаванию быстро продвигалась, и капитан прилагал все усилия, чтобы в первой половине июня корабль мог выйти в море.

В порт Сан-Франциско заходит множество судов под разными флагами. Городская гавань стала удобной для погрузки и выгрузки товаров, после того как инженеры возвели здесь искусственные сооружения. В воду вбили прочные сваи из красной ели, а сверху положили дощатый настил, образующий широкую платформу в несколько квадратных миль, и, хотя она заняла большую часть бухты, места еще оставалось достаточно. На площадке для разгрузки высились подъемные краны и громоздилось множество тюков с товарами. К причалу в образцовом порядке, не задевая друг друга, подходили одно за другим океанские суда и речные пароходы, клипера из всех стран и американские рыбачьи баркасы. У одной из таких пристаней, в конце Уорф-Мишн-стрит, снаряжался по всем правилам «Дрим», уже прошедший в особом доке килевание[13].

Подводную часть судна выкрасили суриком, и теперь она резко отличалась своим коричневато-красным тоном от всего корпуса черного цвета, к оснастке не придрался бы лучший из знатоков, котел тщательно проверен, машина и винты блестели как новенькие. Для удобного сообщения с сушей на палубе «Дрима» установили быстроходную и устойчивую паровую шлюпку.

Люди, поставленные капитаном Тюркотом для наблюдения за работой машины и парусами, слыли специалистами своего дела, лучших и найти трудно. На нижней палубе в загонах поместили скот и птицу: агути[14], баранов, коз и кур. Кроме того, здесь сложили большое количество ящиков с отборнейшими консервами.

Что касается маршрута, то пока было известно, что первую остановку они сделают в Окленде, столице Новой Зеландии, если, конечно, потребность в топливе или противные ветры не заставят зайти на какой-нибудь архипелаг или в китайский порт. Впрочем, все эти подробности не имели для Годфри никакого значения с той минуты, как он узнал, что путешествие состоится, и еще меньше интересовали они Тартелетта, чье больное воображение с каждым днем рисовало все новые и новые опасности.

Путешественникам оставалось выполнить еще одну формальность: сняться у фотографа.

Какой жених позволит себе отправиться в кругосветное путешествие, не взяв с собой фотографию невесты и не оставив ей своей? Поэтому Годфри в костюме туриста предстал перед Стефенсоном, фотографом с Монтгомери-стрит. Его сопровождала Фина в строгом костюме для прогулок, доверившая объективу свое миловидное, немного опечаленное лицо. Обмен фотографиями — иллюзорный способ сохранить близость во время долгой разлуки. Портрет Фины будет стоять в каюте Годфри, а портрет Годфри — в комнате его невесты.

Несмотря на то, что Тартелетт не был женихом и быть им не собирался, решили и его запечатлеть на сверхчувствительной бумаге. Но при всем своем таланте мистер Стефенсон не сумел сделать приличного снимка. На фотографии выходило какое-то смутное пятно, в котором никто не узнавал учителя танцев и изящных манер. А все оттого, что во время съемки Тартелетт, не слушая указаний ассистентов знаменитого фотографа, беспрестанно ерзал. Пытались испробовать другой, более прогрессивный метод — моментальную съемку. Бесполезно! Тартелетт начинал раскачиваться, как капитан «Дрима» на мостике.

Пришлось отказаться от идеи увековечить черты этого замечательного человека — непоправимая потеря для будущих поколений, если (мы, конечно, далеки от столь мрачной мысли) Тартелетт вместо того, чтобы попасть (как он надеялся) в Старый Свет, отправится (чего он опасался) на тот свет, откуда нет возврата.

Итак, приготовления закончились, оставалось лишь сняться с якоря. Девятого июня в особняке на Монтгомери-стрит дали прощальный завтрак. Пили за счастливое путешествие Годфри и за его скорое возвращение.

Молодой человек был очень взволнован и даже не пытался этого скрыть. Фина держалась гораздо спокойнее. Что касается Тартелетта, то он утопил свои волнения в нескольких бокалах шампанского, действие которого сказывалось до самого отъезда. Он даже забыл захватить с собой карманную скрипку, и ему доставили ее в тот момент, когда на корабле уже отдали концы.

Последние рукопожатия. Последние прощальные возгласы. Несколько оборотов винта — и пароход стал медленно отчаливать.

— Прощай, Фина!

— Прощай, Годфри!

— Счастливого пути! — крикнул Уильям Кольдеруп.

— А главное — благополучного возвращения! — крикнул в ответ учитель танцев и изящных манер.

— Смотри, Годфри,— добавил Кольдеруп,— никогда не забывай девиз, который начертан на корме «Дрима»: «Confide, recte, agens!»[15]

— Не забуду, дядя Виль! Прощай, Фина!

— Прощай, Годфри!

Пароход отошел. С борта и с пристани махали платками до тех пор, пока те и другие могли хоть что-нибудь разглядеть.

Итак, «Дрим» оставил позади бухту Сан-Франциско, едва ли не самую большую в мире, миновал узкий канал «goldengate»[16] и очутился в водах Тихого океана, будто и в самом деле за ним только что закрылись ворота.

ГЛАВА VI,

в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем

Путешествие благополучно началось. Впрочем, читатели согласятся, что выйти из гавани куда легче, чем в нее возвратиться. Поэтому учитель танцев Тартелетт любил повторять со свойственной ему несгибаемой логикой: «Путешествие всегда имеет начало, но значительно важнее, где и когда оно кончится».

Дверь каюты Годфри выходила на полуют, а там была устроена столовая. Наш юный герой расположился со всем комфортом. Портрет Фины занял свое место на самой светлой стене. Койка, умывальник, несколько шкафчиков для одежды и белья, рабочий стол, удобное кресло — что еще нужно путешественнику двадцати двух лет? В таких условиях можно, и двадцать два раза объехать вокруг света! К счастью, юный возраст, крепкое здоровье и хорошее настроение, которыми обладал Годфри, определяли его жизненную философию.

Ах, молодые люди, молодые люди! Путешествуйте, если можете, а если не можете… все равно путешествуйте!

А вот Тартелетту было совсем невесело. Его каюта, находившаяся рядом с каютой Годфри, казалась ему слишком узкой, койка — невозможно жесткой, а свободное пространство в шесть ярдов явно недостаточным, чтобы проделывать на нем танцевальные па.

Мог ли турист хоть на время подавить в нем учителя танцев и хороших манер? Нет! С этим призванием он родился, и даже в предсмертный час — мы уверены — ноги его лягут в первой позиции: пятки вместе, носки врозь.

Было решено за трапезой собираться всем вместе. Годфри и Тартелетт сидели друг против друга, а капитан и его помощник — на противоположных концах так называемого «качечного стола», или «стола боковой качки». Это ужасное наименование не оставляло сомнений, что место учителя танцев будет часто пустовать.

Девятого июня, в день отъезда, погода стояла прекрасная. Дул легкий северо-восточный бриз. Чтобы прибавить скорость, капитан Тюркот приказал поднять паруса, после чего «Дрим» перестал раскачиваться с боку на бок. А поскольку волна била теперь в корму, уменьшилась и килевая качка. Пароход шел в юго-западном направлении, по спокойному, с редкими барашками, морю, и американский берег скоро исчез за горизонтом.

В течение двух последующих дней ничего значительного не произошло. «Дрим» шел по-прежнему полным ходом.

Но несмотря на спокойное начало путешествия, капитан Тюркот иногда проявлял признаки тревоги, не укрывшиеся от пассажиров. Каждый день он с необыкновенной пунктуальностью определял местонахождение корабля. Затем капитан запирался со своим помощником в каюте, и там они долго что-то обсуждали, словно ожидая каких-то важных событий. Правда, эти секретные совещания ускользнули от внимания Годфри, человека неискушенного, но у некоторых матросов они вызывали недоумение — тем более что ночами, уже два или три раза «Дрим» без видимой причины менял курс. Что является вполне естественным для парусного судна, зависящего от направления ветра, то выглядит весьма странным для парохода, который мог следовать намеченным курсом, спуская паруса при неблагоприятном ветре.

Утром двенадцатого июня на борту произошло нечто неожиданное.

В ту минуту, когда капитан Тюркот, его помощник и Годфри собирались приступить к завтраку, на палубе послышался шум и на пороге столовой показался боцман.

— Капитан!— обратился он к Тюркоту.

— Что случилось?— встревоженно спросил Тюркот, как истый моряк, он был всегда настороже.

— На борту оказался китаец,— ответил боцман.

— Китаец?

— Да. Мы только что обнаружили его в трюме.

— Тысяча чертей! — вскричал Тюркот.— Бросьте его в море.

— All right! — ответил боцман.

Как большинство калифорнийцев, испытывавших настоящее презрение к жителям Срединного царства[17], боцман с радостью выслушал приказание и готов был исполнить его без малейших угрызений совести.

Капитан Тюркот поднялся от стола и в сопровождении Годфри и своего помощника направился к баку.

Там они увидели китайца, который отчаянно отбивался от двух или трех матросов, пытавшихся скрутить ему руки, награждая при этом увесистыми тумаками. Новый пассажир, человек лет тридцати пяти — сорока, с умным лицом, гладкими щеками, лишенными всяких признаков растительности, выглядел немного осунувшимся,— по-видимому, от шестидневного пребывания в душном трюме. Его обнаружили там по чистой случайности.

Капитан тут же велел матросам отпустить несчастного.

— Кто ты? — спросил он.

— Сын неба.

— Как твое имя?

— Сенг-Ву.

— Что ты здесь делаешь?

— Плыву,— вежливо ответил китаец,— и при этом никому не причиняю ни малейшего вреда.

— Верно! Ни малейшего вреда!… А когда же ты успел спрятаться в трюме? Незадолго до отхода?

— Так оно и было, капитан.

— Чтобы бесплатно прокатиться из Америки в Китай, на другой берег Тихого океана?

— Да, если вам угодно.

— А если мне это неугодно? Если я предложу тебе добраться до Китая вплавь?

— Попробую,— с китайской улыбкой ответил Сенг-Ву,— но скорее всего я утону по дороге.

— Ах, вот что! Сейчас я покажу тебе, как экономить деньги на проезд.

Не вмешайся Годфри — крайне рассерженный капитан, вероятно, тут же привел бы свою угрозу в исполнение.

— Послушайте, капитан,— обратился к нему молодой путешественник.— Лишний китаец на борту «Дрима» — значит одним китайцем меньше в Калифорнии. А там их и без того достаточно…

— Даже предостаточно,— заметил немного успокоившийся Тюркот.

— Действительно, их там слишком много,— продолжал Годфри.— Итак, за то, что этот оборванец счел нужным освободить от своего присутствия Сан-Франциско, он заслуживает снисхождения. Давайте высадим его где-нибудь неподалеку от Шанхая и забудем о нем.

Утверждая, что в штате Калифорния слишком много китайцев, Годфри выражал мнение большинства калифорнийцев. В самом деле, массовое переселение жителей Китая в Америку становилось серьезной проблемой. Трудолюбивый народ, отличавшийся особым мастерством в промывании золота, довольствуясь ежедневной щепоткой риса да несколькими глотками чая, позволял себя безбожно эксплуатировать, тем самым снижая заработки и у местных рабочих. По этой причине, а также из опасения, как бы китайцы не получили голосов в Конгрессе, их иммиграцию, вопреки американской конституции, пытались ограничить особым законом, а именно: китайцы были лишены права гражданства. Жили они обособленно, сохраняя свои обычаи. Граждане Соединенных Штатов относились к ним примерно так же, как к неграм или индейцам.

В столице Калифорнии китайцы поселились в квартале близ улицы Сакраменто, где красовались их вывески и традиционные фонарики. Там разгуливали тысячи китайцев в национальных халатах с широкими рукавами, в конусообразных шапках и сапогах с загнутыми носками. Чаще всего они служили в лавках, нанимались садовниками или поварами, работали в прачечных и имели даже свои драматические труппы.

Пора уже сообщить читателям, что Сенг-Ву состоял в одной из таких трупп на амплуа первого комика, если подобное амплуа вообще может быть применимо к китайскому актеру. Действительно, лица у них столь серьезны, даже когда они шутят, что калифорнийский романист Брет Гарт с полным основанием утверждал, будто никогда не видел на сцене ни одного смеющегося китайского актера. По этой же причине, присутствуя на представлении китайской пьесы, он никак не мог решить, трагедию дают или фарс.

Итак, Сенг-Ву был комическим актером.

Закончив сезон с большим успехом, и небольшим количеством звонкой монеты, он решил еще при жизни добраться до родной страны[18], для чего и проскользнул тайком в трюм парохода «Дрим». Запасшись провизией, Сенг-Ву, как видно, надеялся провести на судне несколько недель, а потом незаметно высадиться где-нибудь на китайском берегу.

Годфри сделал правильно, вступившись за безбилетного пассажира, и капитан Тюркот, бывший, в сущности, не таким уж грозным человеком, каким хотел выглядеть в глазах окружающих, с легкостью отказался от своего решения выбросить Сенг-Ву за борт. Теперь китайцу не было надобности забиваться в трюм, и он мог продолжать путешествие. Правда, китайский актер старательно избегал встреч с матросами, не упускавшими случая как-нибудь задеть его. Впрочем, Сенг-Ву так мало весил, что его присутствие на судне не вызвало перегрузки, и, хотя китаец путешествовал бесплатно, Уильяма Кольдерупа он не разорил ни на один цент.

И все же появление китайца на «Дриме» наводило капитана Тюркота на размышления, которые были понятны только его помощнику:

— Как бы не помешал проклятый китаец, когда дойдет до дела… Вот уж некстати свалился нам на голову этот сын Поднебесной империи![19] Впрочем, тем хуже для него!

ГЛАВА VII,

в которой читатель сможет убедиться, что Уильям Кольдеруп не напрасно застраховал свой корабль

В течение трех следующих дней — тринадцатого, четырнадцатого и пятнадцатого июня — барометр медленно опускался ниже отметки «переменно», стрелка колебалась между «дождем», «ветром» и «бурей». Ветер стал заметно свежее. «Дриму» приходилось бороться с высокими волнами, набегавшими с носа. Паруса предусмотрительно убрали; пароход продвигался вперед только благодаря гребному винту, да и то вращавшемуся не в полную силу, чтобы избежать резких толчков.

Годфри легко переносил и бортовую и килевую качку, не теряя ни отличного настроения, ни завидного аппетита. Кажется, юноша действительно любил море, чего нельзя сказать о Тартелетте.

Тартелетт море ненавидел, и оно платило ему тем же. Надо было видеть несчастного учителя изящных манер, когда, забыв о профессиональной грации, он выписывал на палубе вензеля вопреки всем правилам танцевального искусства! Но ему ничего другого не оставалось: гораздо хуже отсиживаться в каюте, без воздуха, где так же качает и трясет.

Начиналась боковая качка — беднягу швыряло от одного борта к другому.

Начиналась килевая качка — и его перекатывало от кормы к носу.

Подавляя тошноту, Тартелетт цеплялся за планширы, пытался ухватиться за шкоты, принимая самые нелепые, с точки зрения классической хореографии, позы!

Ах, если бы учитель мог взлететь ввысь, как воздушный шар, и не делать больше диких прыжков на постоянно раскачивающейся палубе! И зачем только сумасбродному богачу Уильяму Кольдерупу вздумалось обречь его на такие пытки!

— Долго еще будет продолжаться эта ужасная погода? — по двадцать раз на дню спрашивал он у капитана Тюркота.

— Гм… Барометр пока не радует,— отвечал капитан, хмуря брови.

— А скоро ли мы прибудем на место?

— Скоро, господин Тартелетт!… Гм… теперь уже скоро… Придется еще немного потерпеть.

— И этот океан называется Тихим! — повторял несчастный в промежутках, между позывами к рвоте и акробатическими кульбитами.

Надо сказать, что учитель танцев страдал не только от морской болезни, но еще и от страха, охватывавшего его при виде громадных валов, поднимавшихся до уровня палубы. Хореографа оглушал грохот машинного отделения, шум выхлопных клапанов, выпускавших отработанный пар мощными толчками. Он всем телом ощущал, как пароход проваливается в какую-то пропасть и тут же выскакивает пробкой, взлетая на водяную вершину.

— Нет, тут ничем не поможешь, корабль непременно перевернется,— повторял несчастный, устремив на своего ученика бессмысленный взор.

— Спокойствие, Тартелетт! — утешал его Годфри.— Кораблю положено качаться на волнах, и при этом плавать, а не тонуть.

— Не вижу оснований для успокоения,— сердился танцор.

Одержимый маниакальной идеей, учитель танцев надел на себя спасательный пояс и не расставался с ним ни днем, ни ночью. Всякий раз, когда море немного успокаивалось, он надувал его потуже, но, как ни старался, ему казалось, что пояс еще недостаточно надут. Страх Тартелетта был вполне понятен. Человеку, не привыкшему к морю, разгул стихии доставляет немало тревог, а Тартелетт никогда не плавал даже по тихим водам бухты Сан-Франциско.

А между тем погода ухудшалась, угрожая шквальным ветром. Если бы пароход находился вблизи берега, на это указали бы семафоры[20].

Сотрясаемый гигантскими валами, корабль шел средним ходом, чтобы не вышла из строя машина и не сломался винт, который то погружался в воду, то, взлетая на волнах, работал вхолостую. В такие моменты лопасти били по воздуху, рискуя повредить двигатель. Из-под кормы «Дрима» слышались глухие выстрелы, и поршни двигались с такой скоростью, что механик едва успевал регулировать ход.

Вскоре от внимания Годфри не укрылось одно странное явление, причину которого он сначала никак не мог понять: ночью пароход трясло меньше, чем днем. Следовало ли отсюда заключить, что ветер стихал после захода солнца и наступало некоторое затишье?

Разница была настолько очевидной, что в ночь с двадцать первого на двадцать второе июня Годфри решил выяснить, в чем дело. Как раз в этот день море слегка штормило, ветер усилился, и казалось, что длинный день никогда не кончится. Дождавшись полуночи, Годфри поднялся, оделся потеплее и вышел на палубу. На вахте стоял капитан Тюркот. Он находился на мостике и пристально вглядывался вдаль. Годфри почувствовал, что, хотя ветер и не уменьшился, натиск волн, рассекаемых форштевнем «Дрима», заметно ослабел. Он поднял глаза и посмотрел на задернутую черным дымом трубу — дым отлетал не назад, а вперед, по ходу судна.

«Значит, ветер переменился»,— заметил он про себя.

Очень довольный своим наблюдением, Годфри поднялся на мостик и подошел к Тюркоту.

— Капитан! — окликнул он моряка.

Плотно закутанный в клеенчатый плащ, тот не слышал шагов и не мог скрыть своего удивления, увидев своего пассажира.

— Это вы, мистер Годфри? Вы… Здесь…

— Да, капитан, я пришел спросить у вас…

— О чем? — перебил его Тюркот.

— Ветер не переменился?

— Нет, мистер Годфри, к сожалению, нет… И я боюсь, как бы он не был предвестником бури.

— Однако ветер теперь сзади!

— Ветер теперь сзади… В самом деле… Да, ветер сзади…— повторил капитан, почему-то раздосадованный замечанием пассажира.— Но… помимо моей воли,— добавил он.

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу сказать, что для безопасности судна пришлось изменить направление, чтобы уйти от бури.

— Досадно, если мы из-за этого задержимся,— сказал Годфри.

— Да, очень досадно,— согласился капитан,— но днем, как только море немного стихнет, я снова поверну на запад. А сейчас советую вам, мистер Годфри, вернуться в каюту. Доверьтесь мне! Постарайтесь уснуть, пока нас качает на волнах. Так будет лучше.

Годфри покорно кивнул головой и бросил тревожный взгляд на небо, по которому стремительно мчались низкие тучи. Затем он покинул мостик и вернулся в свою каюту, где тотчас же погрузился в крепкий сон.

На следующее утро, двадцать второго июня, ветер не успокоился, но «Дрим», как и обещал капитан Тюркот, пошел прежним курсом. Столь странное плавание — днем на запад, ночью на восток — длилось еще двое суток. Постепенно стрелка барометра стала указывать на повышение давления, и ее колебания были уже не такими резкими. Следовало ожидать, что с переменой ветра корабль избежит бури.

Действительно, так и случилось.

Двадцать пятого июня около восьми часов утра, когда Годфри поднялся на палубу, легкий северо-восточный ветерок гнал по небу облака. Солнечные лучи играли на снастях судна, отбрасывая яркие блики. Море, отсвечивавшее зеленью в глубине, серебрилось на поверхности, легкий ветерок покрывал пеной гребни волн. Собственно говоря, это и были не волны, а легкая морская зыбь, тихо качавшая пароход. Зыбь или волны, затишье или буря — для учителя танцев Тартелетта все было едино. Он полулежал на палубе, безмолвно открывая и закрывая рот, словно карп, вынутый из воды.

Помощник капитана, стоя на полуюте, глядел в подзорную трубу, направив ее на северо-восток.

Годфри приблизился к нему.

— Ну что,— сказал он весело,— сегодня, пожалуй, лучше, чем вчера!

— Да, мистер Годфри,— ответил помощник,— море успокоилось.

— И «Дрим» взял прежний курс?

— Нет еще.

— Нет? Но почему же?

— Потому что шквальный ветер отогнал нас к северо-востоку, и теперь требуется снова проложить курс. В полдень мы произведем наблюдения, и капитан даст нам указания.

— А где он сам? — спросил Годфри.

— Капитана нет на борту.

— Нет на борту?

— Да… ему пришлось ненадолго покинуть судно. Когда небо прояснилось, вахтенные заметили на востоке буруны, не обозначенные у нас на карте. Чтобы узнать, что это за рифы, капитан Тюркот приказал спустить шлюпку и вместе с боцманом и тремя матросами отправился на разведку.

— Давно?

— Часа полтора назад.

— Как жалко, что меня не предупредили! Я бы с удовольствием к ним присоединился!

— Вы еще спали, мистер Годфри,— сказал помощник,— и капитан не хотел вас будить.

— Досадно. Но скажите, в какую сторону ушла шлюпка?

— Туда,— показал помощник капитана,— на северо-восток от правого борта.

— А их можно разглядеть в подзорную трубу?

— Нет, они слишком далеко.

— Надеюсь, скоро вернутся?

— Им нельзя медлить,— ответил помощник,— ведь капитан должен определить местонахождение корабля, а для этого ему необходимо оказаться на борту до полудня.

Поговорив с помощником, Годфри уселся на краю полубака и велел принести морской бинокль. Ему хотелось увидеть возвращающуюся шлюпку. Что же касается морской разведки, предпринятой капитаном Тюркотом, то она его нисколько не удивила. Конечно же, «Дрим» не должен наскочить на подводные рифы, если там действительно рифы.

Прошло два часа. Наконец в половине одиннадцатого на горизонте показался тонкий, как стрелка, дымок, поднимавшийся, очевидно, над паровой шлюпкой.

Годфри, наблюдая за ботом в бинокль, видел, как он, словно вырастая из моря, постепенно принимал все более четкие очертания, как на фоне светлого неба все резче вырисовывалась струйка дыма, смешиваясь с облачками пара. Лодка быстро приближалась. Скоро ее уже можно было разглядеть невооруженным глазом, а затем различить и белую полоску пены возле носа, и длинную пенистую борозду за кормой, расходившуюся в стороны, как хвост кометы.

В четверть двенадцатого капитан Тюркот причалил к «Дриму» и поднялся на его палубу.

— Итак, капитан, есть новости? — спросил Годфри, пожимая ему руку.

— Здравствуйте, мистер Годфри! Добрый день!

— Буруны действительно представляют опасность?

— Одна видимость! — ответил капитан.— Мы не обнаружили никаких рифов. Наши люди ошиблись. По правде говоря, я-то не очень им поверил.

— Значит, нас больше ничто не задержит?— спросил Годфри.

— Да, мы пойдем нужным курсом. Но прежде я должен определить координаты.

— Шлюпку можно поднять на борт? — спросил помощник.

— Рано,— ответил капитан,— она еще может понадобиться. Возьмите ее на буксир.

Матросы тут же исполнили приказание капитана.

Спустя сорок пять минут капитан Тюркот с помощью секстанта измерил высоту солнца и определил курс. Покончив с этим делом и бросив последний взгляд на горизонт, он подозвал к себе помощника и увел в свою каюту, где они довольно долго совещались.

Погода стояла прекрасная. «Дрим» мог идти своим ходом, не поднимая парусов. К тому же ветер утих настолько, что даже при усиленной работе винта паруса не наполнились бы, и потому их пришлось убрать.

Годфри блаженствовал. Плавание по спокойному морю, под безоблачным голубым небом вселяло в него бодрость, укрепило душу и тело! Но ничто не могло развеселить бедного Тартелетта. Хотя море и не внушало ему больше опасений, учитель танцев потерял всякую способность реагировать на что-либо. Он заставил себя пообедать, не чувствуя вкуса пищи и без всякого аппетита. Годфри хотел снять с него спасательный пояс, сдавивший грудь, но Тартелетт решительно воспротивился. Разве не могло это сооружение из дерева и железа, именуемое кораблем, в любую минуту дать трещину?

Наступил вечер. Туман надвинулся густой пеленой, повиснув над морем. По всем признакам, ночь будет непроглядной. Хорошо, что хоть рифов не оказалось поблизости! Капитан Тюркот сверил их расположение по карте. Впрочем, случайные столкновения всегда возможны, особенно вот в такие туманные ночи.

После захода солнца на судне зажгли все фонари: белый — высоко на фок-мачте, и два на вантах, справа — зеленый, слева — красный.

Если бы столкновение и произошло, то, во всяком случае, не по вине экипажа, что, впрочем, довольно слабое утешение. Потонуть, даже при соблюдении всех морских правил,— все равно потонуть. Не стоит труда догадаться, кому из пассажиров «Дрима» приходили в голову подобные мысли. Этот достойный джентльмен, катаясь от борта к борту и от носа к корме, добрался все-таки до своей каюты, а Годфри тем временем прошел в свою. Учитель танцев по-прежнему не расстался с сомнением, а молодой человек — с надеждой спокойно провести ночь, ибо «Дрим» тихо покачивался на длинной волне.

Капитан Тюркот, передав вахту помощнику, тоже отправился к себе, надеясь немного передохнуть. Все было в порядке. Корабль твердо держал курс даже в тумане, оставлявшем, впрочем, некоторую видимость. Было похоже на то, что туман не будет сгущаться. Никакая опасность больше не угрожала судну.

Через двадцать минут Годфри крепко спал, а мучимый бессонницей Тартелетт, не снявший одежды и спасательного пояса, протяжно вздыхал, ворочаясь на койке.

Около часа ночи Годфри проснулся от громкого крика.

Вскочив на ноги, молодой человек впопыхах оделся и натянул сапоги. Еще не успев выбежать из каюты, он услышал вопли на палубе: «Мы тонем! Мы тонем!» Годфри бросился наверх. На полуюте он наткнулся на какой-то мягкий неподвижный предмет, в котором с трудом распознал Тартелетта.

Весь экипаж был на палубе. Матросы быстро выполняли приказания капитана и помощника.

— Столкновение? — спросил Годфри.

— Не знаю… Ничего пока не знаю… Такой проклятый туман,— отвечал помощник.— Ясно только, что мы тонем…

— Тонем? — переспросил Годфри.

И действительно, «Дрим», возможно наткнувшись на риф, медленно и неотвратимо погружался в пучину моря. Вода дошла до палубы и, без сомнения, уже залила топку и погасила огонь.

— Бросайтесь в море, мистер Годфри! — вскричал капитан.— Нельзя терять ни минуты! Корабль идет ко дну! Если вы будете медлить, вас затянет в водоворот!

— А мой учитель?

— Я позабочусь о нем. Здесь всего около полукабельтова[21] до берега.

— А вы, капитан?

— Мой долг — покинуть корабль последним, и я остаюсь! — твердо сказал капитан.— Быстрее! Быстрее! Дорога каждая секунда!

Годфри колебался, но вода уже начала заливать палубу.

Капитан Тюркот знал, что Годфри плавает, как рыба, он схватил его за плечи и толкнул за борт. И как раз вовремя! Если бы не густая темнота, то можно было бы увидеть, как возле «Дрима» разверзлась водяная бездна.

Благодаря штилю Годфри удалось быстро отплыть от водяной воронки, которая втянула бы его, подобно Мальштрему[22].

Все произошло за какую-нибудь минуту. Под крики отчаяния один за другим погасли корабельные фонари. Сомневаться не приходилось: «Дрим» пошел ко дну…

Вскоре Годфри добрался до высокой скалы, где и нашел укрытие от волн.

В кромешной тьме напрасно он звал на помощь. Не услышав ничего в ответ, не зная, где он находится — на уединенной скале или на вершине какого-нибудь рифа, быть может единственный, уцелевший в кораблекрушении, молодой человек решил дожидаться наступления дня.

ГЛАВА VIII,

в которой Годфри предается печальным размышлениям относительно мании путешествий

Кто знает, сколько часов еще пройдет в ожидании, прежде чем на горизонте появится солнце. В подобных обстоятельствах часы кажутся вечностью.

Для начала — слишком суровое испытание. Но ведь Годфри пустился в море не ради удовольствия! Отправляясь в путешествие, он прекрасно сознавал, что счастливая, безмятежная жизнь остается позади, а дальше придется преодолевать всевозможные трудности, которые встретятся на пути. Но что бы ни случилось, путешественник не должен терять мужества!

Пока что Годфри чувствовал себя в полной безопасности на скале, омываемой морским прибоем. А если начнется прилив?… «Нет,— рассудил Годфри,— кораблекрушение произошло во время новолуния, когда вода достигает высшего уровня. Значит, волны меня не достанут…»

А что за скала подарена ему судьбой? Была ли она единственной, поднимавшейся из моря скалистой вершиной или возвышалась над цепью рифов? Что за берег разглядел капитан Тюркот во тьме? Какому он принадлежит материку? Очевидно, во время бури, не утихавшей несколько дней, «Дрим» сбился со своего пути, а найти прежний курс не удалось. Безусловно, так оно и случилось, иначе капитан Тюркот не стал бы утверждать, что на его карте здесь не обозначено рифов. И ведь говорил он это не далее, как два-три часа назад. Кроме того, капитан сам ездил на разведку, чтобы проверить утверждение вахтенных, которые будто бы заметили на востоке белые буруны…

Теперь-то стало ясно, что, если бы капитан Тюркот еще чуть-чуть продолжил свою разведку, не произошло бы катастрофы. Но зачем возвращаться к прошлому? Чему быть, того не миновать!

Сейчас для Годфри самое важное — выяснить, нет ли поблизости какой-нибудь земли. Для него это вопрос жизни и смерти. В какой части Тихого океана он очутился, можно будет поразмыслить потом. Как только рассветет, во что бы то ни стало надо покинуть скалу. Но как? Если поблизости не окажется ни островка, ни вообще какой-либо суши? Вполне возможно, что капитана ввел в заблуждение туман и на рассвете Годфри вокруг себя ничего не увидит, кроме беспредельного моря…

Пока он и в самом деле ничего не видел. Не доносилось никаких запахов, говоривших о близости земли, до слуха не долетало ни звука, кроме плеска волн. Ни одна птица не рассекала крыльями темноту. Ничего — кроме водяной пустыни… Годфри прекрасно сознавал, что на спасение у него один шанс из тысячи, и речь теперь идет не о том, чтобы продолжать кругосветное путешествие, а чтобы без страха глянуть в лицо смерти. Оставалось терпеливо ждать наступления дня, а затем покориться судьбе — если избавление окажется невозможным, либо решиться на все — если ему представится хотя бы один шанс на спасение.

Поразмыслив, он немного успокоился и поудобнее уселся на плоской вершине не более двадцати шагов в длину и ширину. Чтобы приготовиться в любую минуту пуститься вплавь, Годфри снял с себя вымокшую шерстяную куртку и отяжелевшие от воды сапоги.

Но неужели, кроме него, не спасся ни один человек? Неужели никому из экипажа «Дрима» не удастся добраться до земли? Страшно подумать, что всех могло затянуть в водоворот, который образуется на месте утонувшего корабля! Последний, с кем говорил Годфри, был капитан Тюркот. Отважный моряк решил покинуть судно последним. Он же толкнул Годфри за борт, когда палуба начала уходить под воду…

А как же все остальные: несчастный Тартелетт, на которого Годфри наткнулся, выбегая на палубу, или тот бедный китаец, забившийся в трюм? Что с ними сталось? Неужели только ему одному удалось спастись? Но ведь за пароходом на буксире следовала шлюпка! Не мог ли кто-нибудь из команды воспользоваться ею и таким образом спастись с тонущего корабля? Нет, скорее всего шлюпку тоже затянуло в водоворот, и теперь она покоится на глубине двух или трех десятков морских саженей[23].

Годфри подумал, что если в этой непроглядной тьме ничего нельзя увидеть, то слышать можно не хуже, чем днем. Ничто не мешало ему сейчас, в полной тишине, кричать и звать на помощь. Быть может, на его зов откликнется кто-нибудь? Он стал изо всех сил кричать, чтобы его могли услышать на большом расстоянии.

Напрасно. Никто не отвечал.

Он повторял свои призывы по нескольку раз, поворачиваясь во все стороны.

Молчание.

— Один… я совсем один,— в отчаянии шептал юноша.

Никакого отзвука. Будь поблизости утесы, скалы или высокие берега, его голос, отраженный препятствием, эхом вернулся бы назад. Итак, либо берег на востоке так низок, что не может отражать звуков, либо, что более вероятно, никакой земли поблизости попросту нет. Скорее всего, скала, на которой нашел убежище Годфри, одиноко торчит посреди моря.

Прошло три долгих часа. Вымокший и продрогший, Годфри ходил взад и вперед по крошечной площадке, пытаясь согреться. Наконец облака в зените посветлели, предвещая появление первых лучей солнца.

Повернувшись в ту сторону, где могла быть земля, бедняга пытался разглядеть, не выступит ли из тьмы силуэт какого-нибудь утеса, поднимающееся солнце должно бы обозначить его контуры. Но заря только-только занималась, и пока еще ничего нельзя было разглядеть. На море лег туман, скрывший очертания прибрежных скал,— если, разумеется, поблизости находился берег.

Конечно, не стоит предаваться иллюзиям. Скорее всего, буря выбросила Годфри на одинокую скалу, затерявшуюся в Тихом океане. А раз так, то его ждет скорая смерть — от голода, от жажды, а может быть,— если он сам того захочет,— в морской пучине, которая станет его последним прибежищем.

Несчастный юноша по-прежнему всматривался вдаль, сосредоточив в напряженном взгляде всю силу воли и всю свою еще не погасшую надежду.

Наконец утренний туман стал рассеиваться. Перед глазами Годфри постепенно вырисовывались камни и рифы, окружавшие скалу, точно морские звери: скопление каменных глыб странной формы и всевозможных размеров, обращенных к западу и к востоку. Огромный утес, на вершине которого находился Годфри, возвышался к западу от гряды коралловых рифов, приблизительно в тридцати саженях от того места, где потерпел кораблекрушение «Дрим». Море там, по всей вероятности, очень глубоко, так как от парохода не осталось и следа, не виднелись даже верхушки мачт. Впрочем, подводные течения могли отнести корабль в сторону.

Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы Годфри понял: ждать спасения с этой стороны бесполезно. Все его внимание теперь сосредоточилось на полосе бурунов, постепенно выступавших из тумана. Надо заметить, что уровень воды был сравнительно низок благодаря отливу, и над морем выступили многочисленные скалы, разделенные то обширными водными пространствами, то узенькими проливами. Если бы риф примыкал к берегу, добраться до него по камням не составило бы труда. Но ничего похожего на берег не увидел несчастный путешественник!

Туман между тем становился прозрачней. Теперь уже Годфри мог рассмотреть на расстоянии полумили, среди скал песчаные отмели, покрытые водорослями. Неужели поблизости лежит материк или хотя бы остров?

Действительно, в восточной части горизонта вдруг показался ряд низких холмов, усеянных гранитными глыбами. Солнце выпило последние утренние испарения, и теперь огненный диск медленно выплывал из воды.

— Земля! Земля! — закричал Годфри.

Протянув к ней руки, юноша, в радостном порыве, опустился на колени.

И в самом деле, это была земля. Годфри как раз находился на выступе, образованном рифами и являвшемся южным мысом бухты окружностью не менее двух миль. Он представлял собой плоскую отмель, окаймленную маленькими дюнами, поросшими коротенькой травкой. Видно было, как она колышется под ветром.

Годфри окинул взглядом все побережье.

Ограниченное с севера и с юга неровными мысками, побережье было не больше пяти-шести миль и, конечно, могло являться частью большой земли. Так или иначе, потерпевший кораблекрушение сумеет найти себе здесь хоть временное прибежище.

Годфри вздохнул с облегчением. Утес, на котором он очутился, не был одинокой скалой посреди моря!

— К земле! К земле! — сказал себе юноша и, прежде чем покинуть утес, еще раз бросил взгляд на морской простор. Не заметно ли каких-нибудь следов кораблекрушения?

Ничего, даже шлюпки. Без сомнения, ее постигла общая участь.

И тут Годфри пришла в голову мысль о том, что кто-нибудь из моряков мог, так же, как и он, ожидать сейчас на одном из рифов наступления дня, чтобы попытаться доплыть до берега.

Но никого не было видно ни на скалах, ни на отмели, пустынных, как океан!

Если нет живых людей, может быть, море выбросило тела утонувших? А что, если там, среди рифов, находятся останки кого-нибудь из его спутников?

Нет, ни на одной из скал, отчетливо выступавших из воды после отлива, трупов не было видно.

Итак, он остался один! Перед лицом угрожавших ему опасностей Годфри мог надеяться теперь только на самого себя.

К чести молодого человека, он не пал духом. Прежде всего он решил добраться до земли, от которой его отделяло сравнительно небольшое пространство. Недолго думая, Годфри спустился с утеса и поплыл к ближайшему рифу. А дальше он перепрыгивал проливы или переходил их вброд, когда же расстояние между скалами увеличивалось — снова бросался в воду. Переход по скользким камням, покрытым водорослями, был труден и долог. А ему предстояло одолеть около четверти мили!

И вот наконец проворный юноша ступил на землю, где его, возможно, ждала если не скорая смерть, то жалкое прозябание, которое могло оказаться хуже смерти: голод, жажда и холод, всевозможные лишения и различные опасности. Ни ружья, чтобы подстрелить дичь, ни теплой одежды — он оказался в совершенно беспомощном положении.

Безрассудный человек! Хотел убедиться, способен ли ты противостоять трудностям! Что ж! Теперь ты сможешь проверить свои силы! Ты завидовал Робинзону? Теперь узнаешь, насколько завидна его участь! Годфри вспомнилась беззаботная жизнь в Сан-Франциско в кругу счастливой, любящей семьи, которую он покинул ради приключений, дядя Виль, невеста Фина, друзья… Несомненно, никого из них он больше никогда не увидит. При этой мысли у молодого человека сжалось сердце, хотя он дал себе слово держаться стойко, на глаза у него навернулись слезы.

Если бы он не был одинок, если бы кому-нибудь из потерпевших крушение тоже удалось добраться до берега! Пусть им будет не капитан Тюркот или его помощник, а любой из матросов, пусть даже учитель танцев Тартелетт! Правда, этот легкомысленный человек в подобных обстоятельствах слабая опора. Все равно! Только не быть одному! Если бы Годфри мог надеяться, что кто-то разделит с ним одиночество, будущее рисовалось бы ему не таким мрачным.

Но нельзя терять надежды… Правда, на прибрежных скалах никого не оказалось, но, может быть, он встретит живого человека, когда достигнет песчаной косы? Не исключена возможность, что кто-то добрался до берега и теперь тоже разыскивает товарищей по несчастью?

Годфри еще раз огляделся, повернувшись вначале на север, потом на юг. Никого. По крайней мере, видимый участок берега необитаем — нигде не видно ни хижины, ни поднимающегося к небу дымка.

— Вперед! Вперед! — подбадривал себя Годфри.

Он зашагал по отмели в северном направлении, решив, что сначала поднимется на песчаный холм, откуда открывается обширное пространство.

Полное безмолвие. На песке никаких следов. Только морские птицы — чайки и поморники — резвятся среди скал,— единственные живые; существа в этой Пустыне.

Годфри шел около четверти часа и уже начал подниматься на самый высокий склон, поросший тростником и низким кустарником, но вдруг неожиданно остановился. В пятидесяти шагах, среди прибрежных рифов, Он заметил какую-то бесформенную вздувшуюся массу, похожую на труп неизвестного морского животного, выброшенного последней бурей.

Годфри бросился туда.

С каждым шагом сердце билось все сильнее. В бесформенной массе, принятой им за останки какого-то зверя, он узнал тело человека.

В десяти шагах от цели Годфри остановился как вкопанный и воскликнул:

— Тартелетт!

Да, действительно, перед ним лежал неподвижный учитель танцев и изящных манер.

Надутый до предела спасательный пояс делал Тартелетта похожим на морское чудовище. Но, может быть, он еще жив? Спасательный пояс должен был удержать его на волнах, а прилив — прибить к берегу…

Годфри принялся за дело. Опустившись на колени перед Тартелеттом, расстегнул спасательное снаряжение и стал изо всех сил растирать бесчувственное тело. Наконец губы учителя зашевелились… Юноша приложил руку к сердцу… Оно билось!

Годфри окликнул Тартелетта.

Тот качнул головой, потом издал хриплый звук, за которым последовало несколько бессвязных слов.

Схватив учителя за плечи, Годфри встряхнул его.

Тартелетт открыл глаза и провел рукой по лбу. Потом поднял другую руку, чтобы убедиться, на месте ли карманная скрипка и смычок.

— Тартелетт! Милый мой Тартелетт! — закричал Годфри, поддерживая голову учителя.

Голова с остатками всклокоченных волос едва заметно покачнулась, как бы кивнув в знак одобрения.

— Это я… Я… Годфри!

— Годфри? — переспросил Тартелетт.

Учитель поднялся на колени, поглядел вокруг, неожиданно улыбнулся и встал на ноги… Наконец-то он почувствовал под собой надежную твердь! В эту минуту Тартелетт понял, что никакая качка ему больше не грозит: под ногами не качающаяся палуба, а неподвижная, надежная земля…

Учитель танцев вмиг обрел свой былой апломб. Ноги приняли классическую позицию, левой рукой он схватил карманную скрипку, в правой появился смычок. Скрипка издала протяжный, меланхоличный звук, и Тартелетт, улыбаясь, произнес:

— В позицию, сударыня!

Добряк в ту минуту подумал о Фине.

ГЛАВА IX,

в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона

Учитель и ученик бросились друг другу в объятия.

— Дорогой Годфри! — вскричал Тартелетт.

— Милый Тартелетт! — ответил Годфри.

— Наконец-то мы прибились к берегу,— воскликнул учитель танцев тоном человека, который пресытился морским путешествием и приключениями.

— Снимите же наконец ваш спасательный пояс,— сказал юноша.— Эта штука душит вас и мешает двигаться.

— Вы полагаете, я действительно могу его уже снять? — спросил Тартелетт.

— Вне всякого сомнения. Положите вашу скрипку в футляр, и отправимся на разведку.

— Не возражаю,— ответил учитель танцев.— Но прежде всего, прошу вас, зайдемте в какой-нибудь ресторан. Я умираю от голода. Десяток бутербродов и два-три стаканчика вина сразу поставят меня на ноги.

— Согласен… Зайдем в первый попавшийся… А если нам там не понравится, пойдем в другой…

— Затем,— бодро продолжал Тартелетт,— спросим у кого-нибудь из прохожих, где здесь телеграф. Необходимо послать депешу вашему дяде Кольдерупу. Надеюсь, этот добрейший человек не откажется выслать нам денег на обратный путь. Ведь у меня нет ни цента…

— Договорились! Зайдем в первую же телеграфную контору, а если ее поблизости не окажется, то на ближайшую почту. Итак, в путь, Тартелетт!

Учитель наконец-то освободился от спасательного пояса, повесил его через плечо, как охотничий рог, и путешественники зашагали по направлению к окаймлявшим берег дюнам.

Встреча с Тартелеттом придала Годфри немного бодрости. Теперь его больше всего интересовало, не уцелел ли еще кто-нибудь из экипажа «Дрима».

Четверть часа спустя наши исследователи поднялись на дюну высотой от шестидесяти до восьмидесяти футов и уже почти достигли ее вершины. Отсюда открывалась панорама всего восточного берега, ранее скрытого от глаз.

В двух или трех милях от них возвышалась вторая гряда холмов, замыкавшая линию горизонта. К северу берег заканчивался выступом, но трудно было понять, соединен ли он с каким-то невидимым отсюда мысом. В южной части глубокая впадина рассекала побережье, а дальше синел океан. Поэтому Годфри пришел к выводу, что если их выбросило на полуостров, то перешеек, соединяющий его другой частью суши, находится на севере или на юго-востоке.

Как бы там ни было, перед учителем и его воспитанникам лежала не бесплодная пустыня, а широкая, зеленая долина с прозрачными ручьями и высоким густым лесом. Деревья спускались вниз по холмам, как по ступеням. Поистине великолепный пейзаж!

Однако нигде не увидели путешественники домов или признаков городка, деревни или поселка. Никаких сельскохозяйственных построек — ни фермы, ни мызы. Из-за деревьев не поднимался дым, по которому легко было бы отыскать скрытую в чаще хижину, не проглядывал купол колокольни или построенная на высоком месте ветряная мельница. Не только хижины, но даже шалаша или вигвама не заметили они вокруг. Ничего! Нигде!

Если в этих неизвестных краях и обитали какие-то живые существа, то они прятались под землей, подобно троглодитам. Нельзя было заметить ни дороги, ни тропинки. Казалось, человеческая нога никогда не ступала на камни отмели или на траву долины.

— Никак не пойму, где же находится город,— заметил Тартелетт, поднимаясь на носки.

— Похоже, тут его и нет,— невозмутимо ответил Годфри.

— Ну, а деревня?

— Тоже нет.

— Тогда где же мы находимся?

— Спросите что-нибудь полегче.

— Как! Вы не знаете? Но скажите, Годфри, мы скоро это узнаем?

— От кого?

— Что же с нами будет? — в отчаянье вскричал Тартелетт, простирая руки к небу.

— Должно быть, мы станем Робинзонами.

При этих словах учитель танцев сделал такой прыжок, какому позавидовал бы любой циркач.

Робинзонами! Они станут Робинзонами! Наследниками того Селкирка, прожившего долгие годы на острове Хуан-Фернандес! Последователями героев Даниэля Дефо и Висса, приключениями которых они так зачитывались! Жить вдали от родных, и друзей, за тысячи миль от людей! Влачить жалкое существование в постоянной борьбе с хищниками, быть может, даже с дикарями, если им вздумается сюда забрести! Не иметь никаких средств к существованию! Ни самых необходимых орудий, ни одежды, ни оружия! Страдать от голода и жажды, самим добывать себе пищу! Нет! Это невозможно!

— Не говорите мне, Годфри, таких ужасных вещей,— вскричал Тартелетт.— Не шутите так жестоко! Я умру, как только представлю себе подобную жизнь! Ведь вы пошутили, не гак ли?

— Да, милый Тартелетт,— ответил Годфри.— Успокойтесь, я пошутил! А пока подумаем о ночлеге.

Действительно, прежде всего нужно было найти убежище — пещеру или грот, чтобы укрыться там на ночь. Затем следовало позаботиться о пище: поискать, например, каких-нибудь съедобных раковин.

Годфри и Тартелетт стали спускаться по склону холма, к рифам: Годфри — возбужденный предстоящими поисками, Тартелетт — растерянный и подавленный всеми ужасами, начавшимися еще до кораблекрушения. Первый внимательно смотрел вперед, назад и по сторонам, второй — ничего не различал и в десяти шагах.

Годфри занимала только одна мысль: «Если здесь нет людей, то, по крайней мере, может быть, есть животные?» Он, конечно, думал о лесной дичи, а не о диких или хищных зверях, которыми изобилует тропическая зона. С теми Годфри не знал, что делать.

Множество птиц кружило над побережьем: выпи, водяные утки, кулики носились взад и вперед, оглашая воздух пронзительными криками, словно протестуя против вторжения человека в их царство.

Годфри смекнул, что они могут насытиться их яйцами. Раз птицы собираются тут большими стаями, значит, в здешних скалах немало расщелин, где они гнездятся. Кроме того, Годфри заметил вдалеке несколько цапель и бекасов, что указывало на близость болота.

Итак, в пернатых здесь не было недостатка. Трудность заключалась в том, чтобы поймать их. Но пока они могли довольствоваться яйцами в сыром или печеном виде. Впрочем, их надо еще найти, а если испечь, то как добыть огонь? Все важные вопросы с ходу решить оказалось невозможно.

Годфри и Тартелетт спустились к рифам, над которыми кружили стаи морских птиц.

Здесь их ожидала приятная неожиданность: среди диких птиц, бегавших по песку или рывшихся в морских водорослях, выброшенных прибоем, оказалось около дюжины американских кур и два-три петуха. Нет, это был не обман зрения. Петухи оглашали воздух бодрым «кукареку».

А дальше еще один сюрприз: среди скал появились какие-то четвероногие животные. Они карабкались на дюны, должно быть, их привлекли зеленые кусты. Нет, Годфри не ошибся! К ним приближались агути — около дюжины, и еще пять или шесть баранов и столько же коз, которые преспокойно щипали траву.

— Глядите, Тартелетт! — вскричал юноша.

Учитель танцев поднял глаза, но ничего не увидел. Бедняга был совершенно выбит из колеи.

Годфри пришло в голову, что все эти животные плыли вместе с ними на «Дриме». Во время кораблекрушения куры каким-то образом добрались до рифов, а уж четвероногим тем более не стоило особого труда достигнуть вплавь первых скал побережья.

— Итак,— с грустью заметил Годфри,— то, что не удалось нашим спутникам, совершили животные, ведомые инстинктом. Из всех, кто был на «Дриме», спаслись лишь они.

— Включая нас,— добавил Тартелетт с присущей ему непосредственностью.

И в самом деле, учитель танцев сейчас мало отличался от их четвероногих товарищей по несчастью, действуя также инстинктивно, без малейшего усилия воли.

Для Робинзонов появление на берегу домашних животных было великим счастьем. Если их пребывание на острове затянется, совсем не худо будет заняться разведением домашнего скота и устроить птичий двор.

Пока же Годфри решил ограничиться пищей, какую предоставляло им побережье: яйцами морских птиц и съедобными раковинами. Несчастные путешественники принялись обыскивать щели между камнями и укромные места под водорослями. И не безуспешно. Вскоре они собрали изрядное количество моллюсков, которых можно было есть в сыром виде, а в высоких скалах, замыкавших бухту с севера, им удалось найти несколько десятков утиных яиц. Еды хватило бы и на большую компанию. Измученные голодом, Годфри и Тартелетт не были слишком взыскательны.

— А где взять огонь? — спросил тут один.

— В самом деле, как его добыть? — повторил другой.

Оба тщательно обследовали содержимое своих карманов.

Карманы учителя оказались почти пусты. Там нашлось лишь несколько запасных струн для карманной скрипки да кусок канифоли для смычка. Разве с помощью таких предметов добудешь огонь?

У Годфри дела обстояли не лучше. Однако молодой человек, к своей радости, вытащил из кармана прекрасный нож в кожаном чехле, предохранявшем лезвие от воды.

Этот нож имел дополнительное маленькое лезвие, бурав, пилку, штопор и при сложившихся обстоятельствах оказался очень ценным инструментом. Ничего другого, кроме четырех рук, у них не имелось. А много ли сделаешь голыми руками? К тому же руки Тартелетта способны были только играть на скрипке да еще проделывать грациозные движения.

Годфри пришел к неутешительному выводу, что рассчитывать он должен только на себя. Однако по зрелому размышлению он решил, что можно будет использовать Тартелетта в добывании огня (посредством быстрого трения двух кусков дерева один о другой). Несколько яиц, испеченных в горячем пепле, пришлись бы очень кстати ко второму завтраку.

И вот, пока Годфри опустошал птичьи гнезда, отбиваясь от их обитателей, защищавших свое будущее потомство, учитель танцев, по указанию своего ученика, собрал валявшиеся на склоне холма обломки деревьев и снес их к подножию рифа, защищенному от морских ветров. Затем он выбрал две самые сухие деревяшки, надеясь путем долгого трения получить огонь.

Неужели то, что без труда давалось диким полинезийцам, окажется не под силу учителю танцев и изящных манер, считавшему себя на много голов выше любого туземца?

Тартелетт начал тереть куски дерева не жалея рук. Но, увы, ничего не получалось! То ли дерево оказалось неподходящим, то ли сухость недостаточной, а может быть, ему просто не хватало умения. Во всяком случае, собственная температура учителя повысилась куда больше, чем температура деревяшек.

Когда Годфри вернулся с птичьими яйцами, учитель танцев буквально обливался потом. Он дошел до такого изнеможения, до какого его едва ли доводили даже самые трудные хореографические упражнения!

— Ну что, не ладится? — спросил Годфри.

— Да, Годфри, ничего не выходит. Я начинаю думать, что все эти методы дикарей — сплошной обман, придуманный для дурачков.

— Вовсе нет,— возразил Годфри.— Надо только, как и в любом деле, иметь сноровку.

— А как же быть с яйцами?

— Есть еще другой способ их испечь,— сказал Годфри.— Яйцо обвязывают ниткой, оставляя длинный конец, затем быстро-быстро его вращают и резко останавливают. Механическая энергия переходит в тепловую, и тогда…

— Яйцо испечется?

— Да, но только, если остановить мгновенно… Но как прекратить вращение и не раздавить яйца? Знаете что, мой дорогой Тартелетт, не проще ли поступить вот так?

И, осторожно разбив скорлупу утиного яйца, Годфри без дальнейших околичностей проглотил содержимое. Но Тартелетт не мог решиться, и ему пришлось довольствоваться моллюсками.

Оставалось подыскать какой-нибудь грот или пещеру, чтобы там переночевать.

— Робинзонам всегда удавалось найти убежище для ночлега,— заметил учитель танцев.— А потом они приспосабливали его под постоянное жилище.

— Пойдем поищем,— согласился Годфри.

Да, героям Дефо и Висса это удавалось, но их невольным последователям явно не везло. Долго бродили они среди скал вдоль северной части бухты. Наконец, когда убедились, что ни пещеры, ни грота, ни даже расщелины, которая могла бы послужить ночлегом, им здесь не найти, Годфри решил начать поиски в другом месте.

Как только учитель и ученик, поднявшись на холм, направились к зеленеющей долине, туда же, по странной и счастливой случайности, двинулись и все прочие пассажиры «Дрима», спасшиеся во время кораблекрушения. Дружное стадо шло за ними по пятам, не отставая ни на шаг. Должно быть, думал Годфри, эти петухи, куры, овцы, козы и агути, в силу природного инстинкта самосохранения, следуют за людьми. По-видимому, они плохо чувствовали себя на песчаной отмели, где не нашли ни достаточного количества травы, ни земляных червей.

Три четверти часа пути прошли в полном молчании, и наконец утомленные путники вышли на опушку леса. Никаких следов человека! Местность совершенно пустынна! Казалось, человеческая нога никогда не ступала на эту землю. Прекрасные деревья росли купами, а дальше, на расстоянии четверти мили, темнел густой смешанный лес.

Годфри попытался разыскать старое дупло, чтобы укрыться в нем хотя бы на одну ночь. Но все поиски оказались тщетными. Между тем после долгой ходьбы путники порядком проголодались. На этот раз обоим пришлось насыщаться моллюсками, предусмотрительно собранными на отмели. Потом, смертельно усталые, они повалились на землю у первого же дерева и уснули под покровом звездной ночи.

ГЛАВА X,

в которой Годфри делает то, что сделал бы на его месте каждый человек, потерпевший кораблекрушение

Ночь прошла без происшествий. Оба путешественника, обессиленные волнениями и ходьбой, спали так безмятежно, будто находились в комфортабельной спальне особняка на Монтгомери-стрит.

Утром двадцать седьмого июня с первыми лучами солнца их разбудило пение петуха. Годфри сразу вспомнил все, что с ними приключилось, а Тартелетт долго тер глаза и потягивался, прежде чем вернулся к действительности.

— Наш сегодняшний завтрак будет таким же, как и вчерашний обед? — спросил он наконец.

— Боюсь, что да,— ответил Годфри.— Зато, надеюсь, сегодняшний обед будет удачнее.

Лицо учителя танцев выразило досаду. Ах, где чай и сандвичи, которые обыкновенно приносили ему прямо в постель? Неужели он не дождется звонка к завтраку и не сможет выпить до этого даже чашку кофе?

Однако нужно было принимать решение. Годфри прекрасно понимал, что все дальнейшее будет зависеть только от него одного. На Тартелетта ни в чем нельзя положиться. В пустой коробке, заменявшей Тартелетту голову, не может зародиться ни одной практической идеи, и потому Годфри должен думать, изобретать и решать за двоих.

И тут он вспомнил о своей невесте Фине, от которой так безрассудно отказался, отложив женитьбу до возвращения, о дяде Виле, так неосмотрительно покинутом им. Но к чему теперь пустые сожаления и грезы…

— Для разнообразия вот еще несколько ракушек и полдюжины яиц! — сказал он, повернувшись к учителю танцев.

— А их никак нельзя испечь?

— Нет! — ответил Годфри.— Но что бы вы сказали, дорогой Тартелетт, если бы у нас и этого не было?

— Что на нет и суда нет,— сухо ответил учитель танцев.

Положение заставляло не сидеть сложа руки. Мужественный юноша поборол уныние и составил план действий. После завтрака — изучение местности. Прежде всего попытаться определить, в какой части Тихого океана произошла катастрофа с «Дримом», потом — найти ближайший на побережье населенный пункт, а там разобраться, что делать дальше: телеграфировать дяде и ждать его распоряжений или сразу же отправиться на родину попутным кораблем.

Годфри рассуждал так: если перейти второй ряд холмов — их причудливые очертания угадывались за деревьями, то, может быть, удастся что-нибудь разузнать. И он решил потратить на разведку час или два, а если понадобится, то и всю первую половину дня.

Годфри огляделся. Петухи и куры искали корм в высокой траве. Агути, козы и бараны паслись на лугу у кромки леса. Чуть они с Тартелеттом тронутся с места, вся компания снова устремится за ними. Можно ли с такой процессией вести разведку? Подумав, Годфри решил дать им пастуха, чтобы не водить животных за собой и вместе с тем сохранить стадо.

Тартелетту ничего не оставалось, как подчиниться энергичному юноше и принять под свое крыло все разношерстное, блеющее и кудахтающее общество.

— Я пройду через лес и сейчас же вернусь на лужайку. Только, пожалуйста, никуда не уходите,— сказал ему Годфри на прощание.

— Не забудьте телеграфировать дяде Вилю, чтобы он поскорее перевел нам сотни три-четыре долларов! — напомнил Тартелетт.

— Разумеется! Я тотчас же пошлю телеграмму или, в крайнем случае, письмо,— успокоил его Годфри, пожал учителю руку и углубился в чащу леса, определяя направление по солнцу, едва пробивавшемуся сквозь густую листву. Он шел к высоким холмам, что тянулись на востоке.

Годфри не удалось приметить никаких тропинок. На земле виднелись порой отпечатки копыт проходивших здесь четвероногих. Два или три раза Годфри даже показалось, будто в чаще мелькнули какие-то животные, напоминающие жвачных — не то оленей, не то лосей, но, к счастью, он не заметил следов хищников вроде тигров или ягуаров.

Вокруг, в густых зарослях, порхали сотни диких голубей, в глубине лесной чащи скрывались орланы и тетерева. Пронзительными криками оглашали воздух пестрые попугаи, а высоко в небе парили ягнятники, похожие на какаду, с пучками щетинистых перьев под клювом. Но ни по одной из пород пернатых нельзя было определить, на какой широте они находятся.

То же самое можно сказать и о породах деревьев. Здесь произрастали примерно те же разновидности, что и в той части Соединенных Штатов, которая включает в себя Нижнюю Калифорнию, залив Монтрей и Новую Мексику. Росли земляничники[24], кусты кизила, клены, березы, дубы, пять или шесть видов магнолии и сосна, вроде той, что встречается в Южной Каролине, а на лужайке — оливковые деревья, каштаны, кусты тамаринда, мастики и мирты — все, что встречается на юге умеренной зоны. Между деревьями можно было пройти, не прибегая ни к огню, ни к топору. Легкий морской ветерок покачивал верхушки, а на земле здесь и там пестрели солнечные блики.

Годфри, одержимый желанием побыстрее взобраться на холмы, окаймлявшие с востока лесную чащу, перешел через нее наискосок, не думая ни о какой опасности. Определяя путь по солнцу, он прямо шел к своей цели и не замечал выпархивавших из-под ног птиц-гидов, названных так оттого, что они всегда летят впереди путников. Птицы то задерживались, то отлетали назад, то снова устремлялись вперед, будто показывая дорогу. Но ничто не могло отвлечь Годфри, и это вполне понятно. Не пройдет и часа, как решится его судьба! Еще немного терпения, и он узнает, можно ли отсюда добраться до первого поселка или города, есть ли здесь люди и сумеет ли он с ними сговориться.

Размышляя о маршруте, проделанном «Дримом» за время семнадцатидневного плавания и вынужденных отклонениях от курса, Годфри пришел к выводу, что земля эта вряд ли могла быть японским или китайским побережьем. Во время их плавания солнце всегда стояло на юге, а это показывает, что «Дрим» не выходил за пределы Северного полушария.

За два часа пути Годфри прошел около пяти миль, иногда отклоняясь в сторону, когда на пути вставали очень густые заросли. И тем не менее он уже приблизился ко второй гряде холмов. Деревья поредели и росли здесь группами, солнце свободно просачивалось сквозь верхние ветви. Он шел все вверх и вверх, и вскоре начался крутой подъем.

Годфри очень устал, но был полон решимости и не сбавлял шага и вскоре оказался выше зеленой полосы леса, выше деревьев. Он шел, не оглядываясь назад, не отрывая глаз от оголенного участка земли, видневшегося вверху, в четырех— или пятистах футах впереди.

Из неровной цепи холмов выступал как бы срезанный сверху маленький конус, вознесшийся выше всей остальной гряды.

— Туда! Туда! — повторял про себя Годфри.— Надо добраться до самой высокой точки! Гребень уже близок! Но что я оттуда увижу? Город? Деревню?… Пустыню?…

В крайнем возбуждении он продолжал взбираться, прижимая руки к груди, чтобы успокоить сердцебиение. Если бы не круча, юноша пустился бы бежать. Он запыхался, но не мог позволить себе хоть на миг остановиться, чтобы передохнуть. До вершины оставалось не больше сотни футов! Еще несколько минут — и он у цели!

Подъем становился все круче и шел теперь под углом в тридцать или тридцать пять градусов. Пришлось карабкаться вверх, цепляясь за траву, за кусты мастики и миртов, росшие до самой верхушки гребня. Годфри сделал последнее усилие! Голова его поднялась над ровной площадкой конуса, и он остановился, пожирая глазами линию горизонта на востоке…

Перед ним простиралось море, бескрайнее море, сходившееся с небом, на расстоянии около двух десятков миль.

Годфри обернулся…

Везде только море — и, с запада, и с севера, и с юга — со всех сторон подступало бесконечное море!

— Остров…

От одного этого слова можно было прийти в отчаяние. До сих пор он всерьез не думал, что находится на острове. Но это было именно так! Воображаемый перешеек, который мог связать эту землю с материком, словно внезапно исчез. Годфри чувствовал себя как человек, который заснул в лодке, а пробудившись, увидел, что он в океане — плывет без руля и без ветрил.

Итак, он — Робинзон. В ближайшее время рассчитывать на спасение не приходится. И надеяться можно только на себя. Из этого следует, что пора взять себя в руки, Годфри!

Молодой путешественник занялся осмотром местности и расчетами.

Длина береговой линии, по-видимому, не превышает шестидесяти миль: с юга на север остров имеет около двадцати миль, а с востока на запад — не более двенадцати. Центральная часть, вплоть до гребня холмов, покрыта сплошным лесом. Отсюда можно сойти по откосу к самому побережью — на противоположную сторону острова.

Остальное пространство занято прерией, где местами встречаются купы деревьев, и песчаными отмелями, над которыми громоздятся скалы, образуя далеко уходящие в море мысы. Берег изрезан несколькими заливчиками, в которых могут укрыться по две, по три рыбачьих лодки, и только бухта, в которой потерпел крушение «Дрим», имеет от семи до восьми миль в ширину. Она походит на открытый рейд с береговой линией в форме тупого угла, здесь судно не могло бы укрыться от ветра — разве только от восточного.

Что же это за остров? Каково его географическое положение? Относится он к какому-нибудь архипелагу или лежит уединенно?

Во всяком случае, насколько хватало глаз, вокруг не видно было никакой другой земли, никаких других островов: ни больших, ни маленьких, ни низменных, ни гористых.

Годфри приподнялся на цыпочки и внимательно осмотрел горизонт, но на линии, соединяющей небо с землей, по-прежнему ничего не увидел. Если с подветренной стороны и находился другой остров или материк, то где-то очень далеко. Тогда, призвав на помощь все свои знания по географии, юноша попытался определить примерные координаты острова. Он рассуждал таким образом: в течение семнадцати дней «Дрим» почти все время шел на юго-запад. При скорости в сто пятьдесят или сто двадцать миль в сутки он должен был пройти около ста пятидесяти градусов. С другой стороны, бесспорно, что экватор он пересечь не успел. Следовательно, остров или архипелаг, частью которого он мог быть, находился между 160° или 170° западной долготы. Если Годфри не изменяет память, в этой части Тихого океана нет другого архипелага, кроме Сандвичевых островов[25]. Но ведь по всему океану, вплоть до берегов Китая, рассеяно множество островков. Поди знай, на котором ты находишься!

Да, впрочем, это и не имеет никакого значения. При всем желании Годфри не может отправиться на поиски другой, более гостеприимной земли.

— Ну что ж,— сказал он себе,— раз мне неизвестно его название, то пусть он зовется островом Фины, в память той, кого я покинул, отправившись бродить по свету.

Теперь предстояло выяснить, не населен ли остров в той части, которую Годфри еще не посетил.

С вершины конуса нельзя было заметить никаких признаков обитаемости: ни жилищ где-нибудь среди прерий, ни домиков на краю леса, ни рыбачьих хижин на берегу. Море такое же пустынное, как и остров: ни одного корабля не появляется в широком пространстве, обозреваемом Годфри с вершины конуса.

Расследование закончилось, и Годфри ничего иного не оставалось, как спуститься к подножию холма и вернуться на лесную опушку, где ждал Тартелетт. Когда он приготовился к спуску, у северного края прерии внимание его привлекла группа громадных деревьев, настоящих гигантов, каких ему еще не приходилось видеть.

— Пожалуй, там стоит поселиться,— подумал он вслух.— Именно там мы и поищем подходящее место для жилья, тем более что я, кажется, уже вижу ручеек. Он вытекает откуда-то из центральной цепи холмов и вьется по всей долине. Нужно посвятить завтрашний день обследованию этой местности…

На юге открывался иной пейзаж. Леса и прерии занимали здесь небольшую часть территории, занятой в основном широким песчаным ковром, на котором кое-где попадались живописные скалы.

Но каково же было удивление Годфри, когда он вдруг заметил легкий дымок, поднимавшийся из-за скал!

— Неужели там кто-нибудь из наших спутников? — вскричал он.— Нет! Это невозможно! Не могли же они со вчерашнего дня забраться так далеко, на много миль от рифа. Быть может, это рыбацкий поселок или какая-нибудь местная деревушка?

Годфри напряженно вглядывался. В самом деле видал ли он дым или только легкое облачко, которое ветер относил к западу? Здесь трудно было угадать. Во всяком случае, облачко быстро рассеялось в воздухе и через несколько минут совсем исчезло.

Еще одна погибшая надежда!

Юноша в последний раз взглянул на море и, окончательно убедившись, что кругом все пусто, стал спускаться по склону холма; потом углубился в чащу леса и через час вышел на лужайку.

Там его поджидал Тартелетт среди своего двуногого и четырехногого стада. Чем же занимался учитель танцев, пока Годфри отсутствовал? Все тем же: изо всех сил тер друг о дружку два куска дерева, пытаясь добыть огонь.

— Ну, как? — спросил он издалека, увидев Годфри.— Удалось вам найти телеграфное отделение?

— Оно закрыто,— ответил молодой человек, все еще не решаясь открыть учителю правду.

— Ну, а почта?

— И почта тоже… Но сначала давайте пообедаем… Я умираю от голода!… Позже я вам все расскажу…

В обед Годфри и его спутнику пришлось довольствоваться тем же скудным меню, состоявшим из сырых яиц и моллюсков.

— Очень здоровый режим! — повторял Годфри, не получая ни малейшей поддержки со стороны Тартелетта.

ГЛАВА XI,

в которой герои озабочены поисками убежища и решают этот вопрос так, как только и можно было решить

День был на исходе, и Годфри решил отложить до завтра поиски места, удобного для жилья. На расспросы учителя о результатах разведки он в конце концов признался, что они попали на остров.

— Остров? — воскликнул Тартелетт.

— Да… остров. И прежде чем подумать, как отсюда выбраться, нужно обеспечить хотя бы на первое время средства существования.

— Значит, он со всех сторон окружен морем?

— Разумеется, а как же иначе?

— И что же это за остров?

— Я уже сказал вам… Остров Фины… Конечно, вы понимаете, почему я его так назвал.

— Фи… Фи…— передразнил Тартелетт. Учитель был раздражен.— Не вижу никакого сходства… Мисс Фина, окруженная водой!…

Однако нашим Робинзонам ничего не оставалось, как провести вторую ночь на свежем воздухе. Утолив голод птичьими яйцами, Годфри свалился под деревом и, сломленный усталостью, крепко заснул, тогда как Тартелетт, все еще не примиренный со своим новым положением, долго ворочался с боку на бок, предаваясь невеселым раздумьям.

На другой день, двадцать восьмого июня, оба Робинзона встали ни свет ни заря. Скромный завтрак был таким же, как накануне. К счастью, воду из ручья удалось заменить небольшой порцией молока от одной из коз, позволившей себя подоить.

Ах, достойнейший Тартелетт! Куда девались всевозможные мятные гроги, портвейны, ликеры, хересы и коктейли, которых он, правда, не пивал, но всегда мог заказать в любом из ресторанов или баров Сан-Франциско! А теперь ему придется завидовать курам и козам, никогда не знавшим ни спиртных, ни прохладительных напитков и скромно довольствовавшихся пресной водой! Да, он будет завидовать животным, которые живут на подножном корму, не испытывая потребности ни в вареной, ни в горячей пище! Ведь этим счастливцам достаточно кореньев, зерен и трав; завтрак всегда накрыт для них на зеленой скатерти.

— Итак, в путь! — скомандовал Годфри, прервав размышления Тартелетта.

И оба зашагали, сопровождаемые эскортом домашних животных, по-прежнему не желавших от них отставать.

План Годфри состоял в том, чтобы исследовать ту часть северного побережья, где он заметил вчера группу высоких деревьев. Быть может, прилив выкинул на отмель тела погибших при кораблекрушении? Предать земле покойников — первейший долг. Не исключено, что там найдутся и какие-нибудь обломки погибшего корабля. Однако встретить живого человека Годфри уже не надеялся. Ведь после катастрофы прошло тридцать шесть часов.

Первая гряда дюн осталась позади. Годфри и учитель танцев подошли к скалистому мысу, но он был таким же пустынным, как и накануне. Они запаслись здесь провизией, ибо на северном побережье могло не оказаться ни яиц, ни раковин, а затем снова двинулись в путь, жадно всматриваясь в берег, устланный бахромой морских водорослей, оставшихся на песке после прилива.

Ничего! Нигде ничего!

Злая судьба, превратив в Робинзонов двух пассажиров «Дрима», обошлась с ними куда более жестоко, чем с их многочисленными предшественниками. Тем всегда перепадало хоть что-нибудь из корабельного имущества. Кроме предметов первой необходимости, прежние Робинзоны могли воспользоваться обломками самого судна. Им доставались и съестные припасы, и орудия труда, и одежда, и оружие,— словом, все необходимое для удовлетворения элементарных жизненных потребностей. Здесь же не было ничего похожего! Темной ночью корабль бесследно исчез в пучине моря, не оставив ни малейших следов! Ничего не удалось спасти, они остались даже без спичек, в которых нуждались больше всего…

Какой-нибудь славный господин, сидя в своей уютной комнате перед пылающим камином, скажет вам с милой улыбкой:

«Но ведь нет ничего легче, как добыть огонь! Для этого существует тысяча способов! Например, два камня!… Немного сухого мху или любого другого горючего материала! Ну или хотя бы тряпица… Да, но как ее зажечь?… На худой конец, вместо огнива можно воспользоваться ножом… либо двумя кусками дерева, если будете быстро-быстро тереть их друг о друга, как это делают полинезийцы!…»

«Пожалуйста, попробуйте сами!»

Так размышлял Годфри, шагая вперед. В те минуты для него не существовало ничего более важного. В самом деле, как он добудет огонь?

Когда-то и он, сидя у камина и рассеянно помешивая угли, читал о чужих путешествиях. Тогда сам он думал так же, как этот славный господин, любитель давать советы. Но теперь, очутившись на необитаемом острове, Годфри на собственном опыте убедился, что все обстоит совсем иначе и даже добывание огня — необычайно сложная проблема.

Он шел, погруженный в свои мысли, а следом плелся Тартелетт, взявший на себя заботу о стаде. Время от времени учитель танцев подзывал домашнюю птицу и, как настоящий, пастух, подгонял неторопливых баранов, агути и коз.

Неожиданно попался на глаза кустарник, усеянный маленькими яркими яблочками. Множество таких же плодов валялось на земле. Юноша вспомнил, что это так называемая манзанилла, которую употребляют в пищу индейцы в некоторых областях Калифорнии.

— Наконец-то! — воскликнул он.— Теперь у нас будет и другая пища, кроме яиц и моллюсков!

— Разве это можно есть? — спросил Тартелетт с брезгливой гримасой.

— А почему бы и нет? — сказал Годфри и сорвал с ветки манзаниллы несколько спелых плодов.

Дикие яблоки были довольно терпкими, но приятными на вкус, так что даже учитель танцев, кажется, остался доволен. А Годфри смекнул, что из этих яблок можно приготовить сидр, и он будет наверняка вкуснее простой воды.

Отдав дань новому лакомству, путники двинулись дальше. Песчаные дюны скоро сменились прерией, которую пересекал ручей или неширокая речка. Годфри заметил его вчера с вершины холма. А рядом возвышались огромные деревья, которые заинтересовали юношу еще накануне. Чтобы добраться до них, нашим путешественникам, и без того утомленным четырехчасовым переходом, пришлось проделать еще не менее девяти миль. Только после полудня они добрались до долины.

Уголок этот был удивительно хорош. Все здесь радовало глаз. На широком лугу, среди зарослей манзаниллы и других кустарников, вздымалось к небу десятка два громадных деревьев, относящихся к хвойным породам, что растут в лесах Калифорнии. Они стояли полукругом, а под ними расстилался зеленый ковер, покрывавший весь берег речки, а затем переходивший в бывшую отмель — песчаную площадку, усеянную скалами, утесами и обломками камней. С северной стороны она вдавалась в море длинным выступом.

Громадные хвойные деревья были разновидностью мамонтовых, или секвой. Англичане называют их веллингтониями, а американцы — вашингтониями.

Разница очевидна для всех. Но независимо от того, навевают ли эти названия героические воспоминания о флегматичном победителе в битве при Ватерлоо[26] или о знаменитом основателе американской республики[27],— в любом случае они являются самыми гигантскими представителями растительного мира в Калифорнии и Неваде.

В этих штатах встречаются целые леса подобных деревьев. Например, в Марипоза и Калавера окружность стволов достигает от шестидесяти до восьмидесяти футов при высоте в триста футов, а в Иоземитской долине известно одно дерево, которое имело в обхвате не менее сотни футов. Верхние ветви этой, теперь уже поверженной секвойи достигали высоты Мюнстверского собора в Страсбурге, иначе говоря — вздымались до четырехсот футов. Упоминаются и другие феномены растительного царства. Пень, оставшийся от одной из спиленных секвой, послужил для местных жителей танцевальной площадкой, где могли одновременно поместиться от восьми до десяти пар. Но великаном из великанов, гордостью штата, была «Мать леса» — старая секвойя в пятнадцати милях от Мерфи, достигшая четырехтысячелетнего возраста. Высота этого исполина — четыреста пятьдесят два фута. Он поднялся выше собора Святого Петра в Риме, выше пирамиды Гизеха, выше железной колоколенки на одной из башен Руанского собора, самого высокого здания в мире[28].

По странному капризу природы сюда на отдаленный остров попали семена гигантских деревьев. Самые большие здесь достигали около трехсот футов, самые «маленькие» — двухсот пятидесяти. У некоторых из этих необъятных стволов, прогнивших изнутри от старости, образовалась арка, в которую легко мог проехать целый отряд всадников.

Годфри был потрясен великолепием этих феноменов природы, обычно встречающихся на высоте трех-трех с половиной километров над уровнем моря. Он подумал даже, что ради такого бесподобного зрелища стоило совершить далекое путешествие. В самом деле, с чем еще можно сравнить эти стройные светло-коричневые колонны, прямые и ровные, одинаковые в диаметре от корня до первых разветвлений! Величественные стволы на высоте восьмидесяти — ста футов выбрасывали огромные ветви, почти такие же толстые, как и сами стволы, образуя лес, висящий в воздухе.

Одна из секвой — самая большая — привлекла внимание Годфри. От самого ее основания зияло дупло шириною от четырех до пяти футов и высотою не меньше десяти, куда без труда можно было войти не пригибаясь. Сердцевина ствола превратилась в мягкую белую труху, и теперь дерево держалось вертикально только благодаря толстой коре, скрепленной заболонью[29], и могло простоять так еще не один век.

— За неимением пещеры или грота,— вскричал Годфри,— это дупло послужит нам жилищем! У нас будет деревянный дом и высокая башня, каких не найдешь ни в одном городе. Здесь мы сможем укрыться от непогоды. Идемте же, Тартелетт, идемте!

И, схватив за руку упирающегося учителя, юноша потащил его за собой в дупло. Войдя туда, они обнаружили под ногами толстый слой перегноя, а высоту свода мешала определить темнота. Сквозь плотную кору не просвечивало солнце. Отсюда Годфри сделал заключение, что в стенках не было ни щелей, ни трещин, куда проникал бы дождь или ветер. Итак, наши Робинзоны отыскали довольно сносное укрытие и теперь могли не бояться любой непогоды. Вряд ли какая-нибудь пещера могла быть более прочной, более сухой и надежной. Ничего не скажешь, лучшего места, пожалуй, не найти!

— Ну, Тартелетт, что вы думаете об этом естественном убежище? — спросил Годфри.

— Оно великолепно, но где же камин?

— Прежде чем говорить о камине, нужно добыть огонь!

Годфри пошел знакомиться с окрестностями. Как мы уже говорили, почти вплотную к секвойям подступала прерия, служившая опушкой леса. Прозрачная речка, вившаяся по зеленому ковру, несла с собой благодатную свежесть. Берега ее поросли кустарником: миртами, мастикой, манзаниллой.

Вдалеке виднелись группы дубов, буков, сикомор, выглядевших кустами рядом с великанами, на рассвете отбрасывавшими тени до самого моря. Вся прерия была покрыта зеленым кустарником. Этот живописный уголок пришелся по вкусу не только юноше, но и животным. Агути, козы и бараны с удовольствием разбрелись по пастбищу, изобилующему травой, куры жадно набросились на какие-то семена и червей на берегу реки. Безмолвие пустынных мест нарушилось кудахтаньем, мычанием, блеянием и топотом. Жизнь вступала в свои права! Годфри вернулся к секвойям и еще раз внимательно осмотрел дерево, в дупле которого они решили поселиться. Первые ветки росли так высоко над землей, что до них невозможно было добраться, по крайней мере по стволу.

«Быть может, удастся влезть туда изнутри, если дупло доходит до такой высоты…— подумал юный Робинзон. — В этой густой кроне, на недоступной высоте можно будет найти надежное укрытие в случае опасности».

Тем временем солнце опустилось над горизонтом и окончательное устройство жилища пришлось отложить на завтра. После ужина с десертом из диких яблок наши путники расположились на ночлег. Что могло быть удобнее для сна, чем мягкий слой перегноя, устилавший дно дупла?

В честь дядюшки Виля, пославшего его в путешествие, Годфри окрестил свое дерево «Вильтри»[30], не считаясь с тем, что соотечественники присвоили гиганту имя одного из великих граждан Американской республики.

ГЛАВА XII,

в которой очень кстати разражается удар молнии

Обстоятельства сильнее нас. Годфри, прежде беззаботный, беспечный, никогда ни в чем не получавший отказа, в новых условиях сделался другим человеком. Еще недавно его спокойное существование не омрачали заботы о завтрашнем дне. В роскошном особняке на Монтгомери-стрит ни одна тревожная мысль не нарушала его сна, который ежедневно продолжался не менее десяти часов. Теперь все изменилось. Отрезанный от всего мира, предоставленный самому себе, столкнувшийся лицом к лицу с суровой действительностью, он оказался в ситуации, в какой растерялся бы и менее избалованный человек…

Прежде всего, надо было выяснить, что сталось с «Дримом». Но как это могли сделать два беспомощных человека, заброшенных на остров, затерявшийся в необозримом океане, словно булавка в стоге сена или песчинка на дне морском? Даже неисчислимые богатства дядюшки Кольдерупа в данном случае бессильны!

Хотя убежище казалось вполне надежным, Годфри провел беспокойную ночь: сожаления об утраченном прошлом переплетались с мыслями о неопределенном настоящем и переносились в будущее, которое страшило больше всего! Перед этими суровыми испытаниями его ленивый прежде ум, скованный безмятежным существованием, мало-помалу просыпался от дремоты. Годфри твердо решил всеми силами бороться с обрушившимися на него трудностями и во что бы то ни стало найти выход из создавшегося положения. Если это удастся, такой урок послужит ему на всю жизнь.

Годфри встал на рассвете с намерением заняться устройством удобного жилья. Кроме того, следовало наконец как-то решить вопрос о пропитании и связанной с ним проблемой огня. Затем необходимо позаботиться о предметах первой необходимости — орудиях труда, оружии и одежде, которая в конце концов так обветшает, что оба они будут вынуждены подражать моде полинезийских островитян.

А Тартелетт тем временем спал крепким сном. Темнота мешала его видеть, но он напоминал о себе громким храпом. Бедняга, даже пережив кораблекрушение, оставался в свои сорок пять лет таким же легкомысленным, каким был его ученик до пережитой ими катастрофы, и, конечно, теперь был не только бесполезен, но даже обременителен. Годфри постоянно приходилось заботиться о своем учителе. Что поделаешь! Не бросать же его, товарища по несчастью, на произвол судьбы? Ведь это было живое существо, хоть проку от него меньше, чем от дрессированной собаки, послушно исполняющей приказания хозяина и готовой отдать за него жизнь. Как-никак, а с Тартелеттом, при всей его бесполезности, можно иной раз переброситься словами, разумеется, ничего не значащими, а иногда и посетовать вместе с ним на горькую долю. Годфри порой так хотелось слышать человеческий голос! Учитель танцев был все же поумнее Робинзонова попугая… С Тартелеттом Годфри чувствовал себя не таким одиноким, а в его обстоятельствах не могло быть ничего ужаснее одиночества!

«Робинзон без Пятницы и Робинзон с Пятницей! — какое тут может быть сравнение!» — рассудил Годфри.

И все же в то утро, двадцать девятого июня, юноша был доволен, что он один и ему не мешают заняться исследованием местности. Быть может, посчастливится обнаружить какие-нибудь плоды или съедобные корни, которым, как ребенок, обрадуется учитель танцев. Итак, предоставив Тартелетту спать сколько заблагорассудится, Годфри пустился в путь.

Легкий туман еще окутывал берег и море, но на севере и востоке воздух уже становился прозрачным — туман таял под солнечными лучами. День обещал быть прекрасным.

Срезав себе толстую палку, Годфри направился к той еще не изведанной части берега, что выдавалась в море. Пройдя около двух миль, он решил сделать привал и приступил к первому завтраку, состоявшему из великолепных устриц и других съедобных моллюсков, водившихся здесь в изобилии.

«Во всяком случае, с голоду не умрешь,— сказал он самому себе.— Тут десятки тысяч устриц, а такая еда не противопоказана даже самому изнеженному желудку! Можно предположить, что устрицы в определенном количестве не менее питательны, чем хлеб и мясо,— утешал себя Годфри.— Если Тартелетт недоволен, то только потому, что он вообще не переносит никаких моллюсков! Ничего, стерпится — слюбится, а потом он без них не сможет и обходиться».

Покончив с завтраком, Годфри взял свою палку и зашагал на юго-восток — по правому берегу реки. Этот путь через прерию должен был вывести его к длинной полосе кустарников, а затем к группам деревьев, замеченных им накануне.

Юноша прошел еще около двух миль, ступая по густой траве, покрывавшей землю зеленым бархатистым ковром. Стаи водяных птиц с шумом летали вокруг незнакомца, вторгшегося в их владения. В прозрачной воде мелькали какие-то рыбы. В этом месте ширина речки составляла около четырех или пяти ярдов.

Годфри легко мог наловить здесь рыбы. Но как ее изжарить? Задача по-прежнему оставалась неразрешимой!

Благополучно добравшись до первой полосы кустарников, путник, к своей великой радости, обнаружил два вида корнеплодов, являющихся довольно распространенной пищей американских индейцев.

Первый из них, называемый камас, растет на какой угодно почве, даже там, где больше ничего не растет. Из этих корней, напоминающих луковицу, приготовляют муку, богатую клейковиной и очень питательную. Кроме того, в жареном или печеном виде камас заменяет картофель. Другой род корнеплодов, ямс, хотя и не обладает такими питательными свойствами, как камас, но имеет перед ним важное преимущество: ямс можно употреблять в сыром виде.

Довольный своим открытием, Годфри не замедлил отведать великолепного ямса, затем нарвал пучок и для Тартелетта, перебросил его через плечо и пустился в обратный путь.

Увидев аппетитные луковицы, учитель танцев встретил молодого человека с распростертыми объятиями и с такой жадностью набросился на еду, что Годфри пришлось сдерживать его.

— Не мешайте мне, Годфри! — взмолился Тартелетт.— Сегодня у нас есть эти корешки, а кто знает, будут ли они завтра?

— И завтра, и послезавтра, в любой день и час! Стоит только пойти и нарвать их.

— Прекрасно, Годфри! Но что делать с камасами?

— Из них мы приготовим муку и хлеб, когда у нас будет огонь.

— Огонь! — воскликнул учитель танцев, сокрушенно качая головой.— Огонь! А как его добыть?

— Пока еще не знаю,— ответил Годфри,— но так или иначе, он у нас будет!

— Увы, мой дорогой Годфри! Я впадаю в бешенство, как только подумаю, что другим стоит лишь чиркнуть спичкой, и сразу появится пламя. Вот уж никогда не думал, что окажусь в таком дурацком положении! На Монтгомери-стрит достаточно обратиться к какому-нибудь джентльмену с сигарой во рту, и он немедленно протянет вам коробок… А здесь?

— Здесь не Сан-Франциско и не Монтгомери-стрит, дорогой Тартелетт, и на любезность прохожих рассчитывать не приходится…

— Но почему же нужно непременно печь хлеб или жарить мясо? Почему природа не устроила так, чтобы мы могли питаться одним воздухом?

— Когда-нибудь дойдем и до этого,— сказал Годфри, улыбаясь.

— Вы думаете?

— Да. Ученые, во всяком случае, занимаются этим вопросом.

— Неужели? Но на чем они основываются, изыскивая новые виды пищи?

— На том соображении, что пищеварение и дыхание — функции очень близкие и, вероятно, могут заменить одна другую. Весь вопрос в том, как изобрести питательный воздух: если ученые добьются успеха, можно будет вдыхать свой обед вместо того, чтобы съедать его. Вот и все.

— Какая жалость, что это ценное открытие все еще не сделано! — воскликнул учитель танцев,— С каким удовольствием я вдохнул бы в себя полдюжины сандвичей и хороший бифштекс!

Предавшись сладкой мечте о воздушных обедах, Тартелетт невольно открыл рот и стал дышать полной грудью, забыв, что с грехом пополам может насытить себя и обычным способом.

Годфри вернул его к действительности.

Нужно было заняться устройством жилища в дупле секвойи: прежде всего очистить дно от мусора и удалить несколько центнеров перегноя, в котором нога утопала по щиколотку. За два часа они едва управились с этой малоприятной работой, но зато их жилище теперь блистало чистотой, хоть при малейшем движении и поднималась пыль столбом.

Толстые, выступающие из земли корни секвойи образовали. неровный, но вполне приемлемый пол. В двух противоположных углах друзья устроили себе постели. Тюфяки заменили охапками травы, высушенной на солнце. Со временем Робинзоны рассчитывали изготовить необходимую мебель: деревянные кровати, скамейки и столы. Сохранившийся у Годфри прекрасный нож с пилкой и буравом оказался тут очень кстати. Не следовало жаловаться и на отсутствие света: он свободно лился в широкое входное отверстие, в ненастную погоду можно было есть и работать, не выходя наружу. На тот случай, если для большей безопасности придется вдруг закрыть вход, Годфри рассчитывал проделать, в коре секвойи одну или две скважины, заменившие бы окна.

Что касается высоты свода, то, во всяком случае, длинный шест — от десяти до двенадцати футов, который Годфри поднимал над головой, не встречал никаких препятствий, значит, «потолок» находился на большой высоте, на какой именно — предстояло еще установить. Заняться этим можно будет позднее — дело не из срочных.

Весь день незаметно прошел в работе. Годфри и Тартелетт настолько устали, что ложе из сена показалось им великолепным. Правда, из-за него пришлось вступить в борьбу с курами, пожелавшими устроить себе насест тоже внутри дупла. Ничего иного не оставалось, как наломать веток и загородить ими вход. К счастью, ни бараны, ни козы, ни агути не испытывали подобного искушения, им нравилось пастись на воле, и они даже не пытались перескочить через забор из сухих веток кустарника.

Несколько дней ушло на устройство и оборудование жилища, а также на заготовку провизии. Следовало набрать побольше яиц и моллюсков, корней ямса и плодов манзаниллы. Каждое утро приходилось отправляться на побережье за устрицами. Все это отнимало по нескольку часов, а ведь известно, как быстро летит время, когда у человека забот полон рот.

Посудой им послужили несколько двустворчатых раковин, заменивших чашки и тарелки: их вполне оказалось достаточно для простой еды, какую употребляли наши Робинзоны. Пока что ничего другого им и не требовалось. Стирка белья в реке входила в обязанности Тартелетта, который легко справлялся с нехитрым делом, ибо весь гардероб потерпевших кораблекрушение сводился к двум рубашкам и двум парам штанов, да еще двум носовым платкам и двум парам носков. Во время стирки Годфри и Тартелетт оставались в чем мать родила, но жаркое солнце быстро высушивало белье.

Так они прожили до третьего июля, без дождя или сильного ветра.

Разумеется, нельзя было пренебрегать ни малейшими шансами на спасение. Годфри ежедневно ходил на северо-западный мыс и внимательно осматривал открывавшееся оттуда морское пространство, но ни разу не замечал ни парусника, ни рыбачьего баркаса, ни дыма проходящего мимо парохода. Очевидно, остров Фины лежал в стороне от путей торговых и пассажирских судов. Надо запастись терпением и дожидаться счастливого случая.

И лишь в редкие часы досуга Годфри, побуждаемый Тартелеттом, возвращался к важной и до сих пор не решенной проблеме огня.

Он попробовал подыскать что-нибудь похожее на трут — что-нибудь абсолютно сухое и легко воспламеняющееся. Ему показались подходящими грибные наросты, которые обычно появляются в старых дуплах. После тщательной просушки они, вероятно, могли бы послужить горючим материалом. Собрав несколько таких грибов, Годфри разломал их на мелкие куски и положил сушить на солнечную поляну, пока они в конце концов не превратились в порошок. Затем Годфри стал ударять по камню тупым краем ножа, надеясь высечь искру, чтобы зажечь легковоспламеняющийся материал. Но, несмотря на все усилия, огонь не загорался.

Затем Годфри проделал такие же опыты с древесной трухой, накопившейся за много лет в дупле большой секвойи, потом он попытался употребить в дело высушенную морскую губку, росшую между камней, но у него ничего не получалось. Искра, высеченная из камня от удара ножа, тотчас же гасла, не воспламенив этот импровизированный трут.

Было от чего прийти в отчаяние! До каких же пор они будут обходиться без огня? Годфри и Тартелетт уже с трудом выносили пищу, состоявшую из плодов, кореньев и моллюсков, не без основания опасаясь желудочных заболеваний. При виде пасшихся баранов, коз и агути они, и в особенности учитель танцев, испытывали острый голод и пожирали глазами живое мясо.

Так дальше продолжаться не могло!

И вот — в ночь с третьего на четвертое июля, после нескольких дней изнурительной жары, какую не в силах был умерить даже дувший с моря ветер, разразилась настоящая гроза. Годфри и Тартелетт проснулись в первом часу ночи от зловещих ударов грома, сопровождавшихся ослепительными вспышками молнии. Дождь еще не начался, но с минуты на минуту мог пролиться настоящий ливень.

Годфри поднялся и вышел, чтобы взглянуть на небо. Оно пламенело, будто охваченное заревом пожара, и на этом фоне ажурная хвоя деревьев напоминала четкий рисунок китайских теней.

Вдруг после страшного раската грома все небо прорезал яркий зигзаг. Сверху донизу пробежала электрическая искра.

Годфри, отброшенный сильным ударом на землю, поднялся на ноги среди бушующего огненного дождя: молния воспламенила сухие ветки на вершине дерева, и на землю сыпались раскаленные угли…

— Огонь! Огонь! — закричал Годфри.

— Огонь! — подхватил Тартелетт.— Да будет благословенна молния, пославшая его!

Оба тотчас бросились к пылающим углям, часть которых уже тлела, и быстро сложили их в кучу вместе с сухими ветками у подножия дерева. Ветки затрещали, охваченные языками пламени, и, когда разгорелся костер, хлынул проливной дождь и потушил пожар.

ГЛАВА XIII,

в которой Годфри снова замечает легкий дымок, но теперь уже на другом конце острова

Гроза разразилась как нельзя более кстати! Теперь нашим героям не нужно изощряться, подобно Прометею, чтобы похитить небесный огонь. Само небо, как выразился Тартелетт, оказалось настолько любезным, что послало им огонь с молнией. Оставалось лишь позаботиться о его сохранении!

— Нет, мы не дадим ему погаснуть! — вскричал Годфри.

— Тем более что топлива тут вдоволь! — ответил Тартелетт, громкими возгласами выражая свою радость.

— Верно,— ответил юноша,— но кто будет поддерживать огонь?

— А уж это предоставьте мне! Если понадобится, я буду бодрствовать и днем, и ночью,— сказал учитель танцев, размахивая горящей головней.

И он действительно просидел у огня до самого восхода солнца.

Как только рассвело, Годфри и Тартелетт, собрав хворост в большую кучу, принялись подбрасывать его в костер, выбрав удобное местечко между толстыми корнями одной из соседних секвой. Яркое пламя вспыхивало с веселым треском, пожирая все новые порции сучьев. Тартелетт, лопаясь от натуги, поминутно дул на него, хотя огонь и не собирался гаснуть. Танцмейстер принимал необычайно рискованные позы, следя за серым дымом — крутыми завитками, поднимавшимися вверх и исчезавшими в густой листве.

Однако пора было приниматься за дело! Ведь бедные Робинзоны мечтали о благословенном огне вовсе не для того, чтобы любоваться им или греть руки у костра. В такую жару в том не было нужды. Зато теперь у них будет здоровая и разнообразная еда и они смогут покончить со своим скудным и достаточно надоевшим рационом. Годфри и Тартелетт потратили половину утра на обсуждение этого важного вопроса.

— Перво-наперво мы зажарим пару цыплят! — воскликнул учитель, щелкнув зубами от вожделения.— Затем добавим окорок агути, жаркое из барашка, козью ножку, несколько куропаток или рябчиков которых много в прерии, а на закуску выловим двух-трех пресноводных и несколько морских рыб.

— Не торопитесь, Тартелетт,— заметил Годфри, чье настроение заметно поднялось после объявления меню.— Не стоит рисковать и сразу накидываться на пищу после столь длительного недоедания! Кроме того, нужно приберечь кое-что и про запас! Остановимся пока на паре цыплят. Каждому по штуке. Ведь это совсем неплохо! А вместо хлеба используем корни камаса. При умелом приготовлении они вполне могут заменить его.

Это решение стоило жизни двум ни в чем не повинным курам, которых учитель танцев старательно ощипал, выпотрошил, насадил на вертел и зажарил на медленном огне.

А тем временем Годфри готовил корни камаса, припасенные для первого настоящего завтрака на острове Фины. Чтобы сделать их съедобными, он применил индейский способ, известный обитателям прерий Западной Америки.

Сначала Годфри набрал на отмели мелких и плоских камней и бросил их в горящие угли, чтобы раскалить. Быть может, Тартелетт находил, что незачем жарить камни на драгоценном огне, но, поскольку это не мешало ему жарить кур, он не стал возражать.

Пока камни раскалялись, Годфри разметил участок приблизительно в квадратный ярд и вырвал оттуда всю траву, затем он с помощью больших раковин сделал выемку дюймов десять глубиной, положил на дно сухих веток и зажег их, чтобы земля под ними сильно нагрелась. Когда сучья прогорели, Годфри удалил пепел и положил в яму очищенные корни камаса, прикрыв их травой, а сверху заложил раскаленными камнями и развел новый костер.

Получилось нечто вроде духовой печи. Не прошло и получаса, как все было готово.

Корни, испеченные под слоем камней и дерна, стали совершенно сухими и твердыми. Теперь их следовало смолоть в муку, пригодную для выпечки хлеба, либо съесть в том виде, как они есть.

Мы предоставляем читателю самому вообразить, с каким восторгом наши Робинзоны уселись за завтрак, состоявший из двух жареных цыплят и чудесных камасов, заменивших гарнир из картофеля. Природа словно позаботилась о них: луг, где росли камасы, находился совсем недалеко и стоило только немного потрудиться, чтобы собрать сотни этих корней.

Покончив с завтраком, Годфри занялся приготовлением муки, с тем чтобы в любую минуту они могли испечь из нее хлеб.

День прошел в непрерывных трудах. Костер все время заботливо поддерживался. На ночь они положили побольше топлива, и все же Тартелетт несколько раз вскакивал со своего ложа, чтобы помешать угли, потом снова укладывался спать, но ему тут же казалось, будто огонь погас, и опять он в страхе подбегал к костру и начинал шевелить угли. И так до самого утра.

Треск костра и пение петуха разбудили Годфри и учителя танцев. Открыв глаза, юноша очень удивился, почувствовав на лице сильную струю воздуха. Это навело его на мысль, что, очевидно, дупло доходит до первого разветвления, а может быть, тянется еще выше, и где-то там, наверху, образовалось отверстие.

«Дыру непременно нужно заделать,— подумал Годфри.— Но почему же я не ощущал тока воздуха в прошлые ночи? Неужели все молния натворила?»

Он решил внимательно осмотреть ствол секвойи. Обследование показало, что ударом молнии расщепило всю нижнюю часть ствола Вильтри — от первых веток до корней. Если бы электрический разряд попал внутрь, пока они спали, то Годфри и Тартелетта уже не было бы в живых. Лишь благодаря счастливой случайности они избежали смерти.

«Говорят, во время грозы,— продолжал размышлять Годфри,— не рекомендуется прятаться под деревьями. Но эти советы хороши, когда можно укрыться под надежной кровлей, а как же избежать опасности тем, кому дерево служит домом?»

Он оглядел длинный след, оставленный на стволе молнией.

— По-видимому, самый сильный удар попал в верхушку, где и получилась пробоина,— сказал Годфри.— Но раз возникла тяга, значит, дерево насквозь пустое и живет только за счет коры. Нужно все хорошо проверить!

Выбрав сосновую ветку, покрытую смолой, он поднес ее к огню, и она тут же ярко вспыхнула.

С факелом в руке Годфри вошел в свое жилище. Яркий свет разогнал темноту, и теперь нетрудно было рассмотреть, как высоко вверх уходит дупло. Футах в пятнадцати над землей в дереве образовалось нечто вроде свода. Приподняв факел, Годфри разглядывал узкое трубчатое отверстие, уходящее до самого верха. Значит, сердцевина дерева была пустой от самого основания до верхушки, если только кое-где еще не сохранилась живая древесина. В таком случае можно будет, цепляясь за уцелевшие куски заболони, подняться до первого разветвления или еще выше.

Годфри решил с этим ни в коем случае не медлить. У него наметилась двойная цель: прежде всего — как можно плотнее закрыть отверстие, ибо если в дупло проникнут дождь и ветер, оно станет непригодным для жилья; затем нужно разведать, нельзя ли добраться до верхних ветвей, которые могли бы послужить убежищем в случае нападения хищников или дикарей. Мало ли что может случиться…

Попытка — не пытка. Если во время подъема в этой узкой трубе встретится какое-то препятствие, он всегда сможет спуститься вниз — вот и все.

Укрепив факел между двумя толстыми корневищами, Годфри стал взбираться по внутренним выступам еще не до конца прогнившей древесины. Легкий, сильный и ловкий, хорошо тренированный, как все американцы, он поднимался без всякого напряжения и вскоре достиг самой узкой части. Согнувшись в дугу, Годфри полз вверх на манер трубочиста, опасаясь, как бы новое сужение дупла не заставило его вернуться назад. Но пока еще можно продвигаться вперед, задерживаясь на ступенчатых выступах, чтобы перевести дыхание. Через три минуты юноша уже поднялся на высоту шестидесяти футов. Еще каких-нибудь двадцать футов — и он у цели!

Годфри почувствовал дуновение свежего воздуха и жадно ловил его. Отдышавшись и отряхнув труху, сыплющуюся со стенок дупла, он возобновил подъем. Дупло стало сужаться. Внезапно его внимание привлек подозрительный шум. Наверху послышалось царапанье, а затем свист.

Годфри замер. «Что бы это могло быть? Какое-то животное, укрывшееся в пустом стволе? А может, это змея?… Нет! Змеи здесь пока не попадались… Должно быть, в дупло залетела птица…»

И не ошибся. Вскоре Годфри услышал сердитый клекот и хлопанье крыльев. Очевидно, он нарушил покой какой-то ночной птицы, гнездившейся в этом дереве. Громогласные «Кыш!», «Кыш!» вспугнули незаконно вторгшееся существо, которое оказалось всего-навсего огромной галкой, поспешившей вылететь через дыру и скрыться в зеленой чаще. Спустя несколько минут Годфри просунул голову в то же отверстие, и вот он уже удобно устроился в развилке громадных ветвей — в восьмидесяти футах над землей.

Мощные суки переплетались наподобие настоящего леса, покоившегося на гигантском стволе. Причудливые горизонтальные ветки образовывали непроницаемую чащу. Густая хвоя почти не пропускала света. У Годфри было такое впечатление, будто он находится в дремучем бору.

Ему удалось, хотя и не без труда, перелезая с ветки на ветку, добраться до верхушки этого феноменального дерева. Стаи птиц с криками поднимались при его приближении, перелетая на соседние секвойи, уступавшие по высоте великому Вильтри.

Годфри поднимался все выше и выше — до тех пор, пока ветви не стали прогибаться под его тяжестью. С высоты, точно на рельефной карте, перед ним расстилалась широкая водная гладь, окружавшая остров Фины.

Годфри жадно всматривался в морскую даль. Увы, горизонт по-прежнему оставался пустынным! Он смог только лишний раз убедиться, что этот остров в Тихом океане лежит в стороне от торговых путей.

Молодой Робинзон глубоко вздохнул и опустил глаза на ту землю, где судьбой ему предназначено жить, по всей видимости, очень долго, а может быть, и до конца дней. Но каково же было удивление юноши, когда он снова заметил дым, правда, на этот раз не в южной, а в северной части острова. Он стал вглядываться: тонкий, темно-синий дымок спокойно струился вверх в тихом, прозрачном воздухе.

— Нет! Тут двух мнений быть не может! — вскричал Годфри.— Я вижу дым! Недаром же говорится — нет дыма без огня! Только откуда тут взяться огню? Кто мог его зажечь?…

Годфри старался поточнее определить место, откуда поднимался дым.

Он поднимался на северо-востоке, из-за высоких скал, окаймлявших берег, приблизительно в пяти милях от Вильтри. Ошибки быть не могло! Чтобы добраться до этих скал, нужно пересечь прерию в северо-восточном направлении, еще немного пройти по берегу… Это совсем недалеко!…

Дрожа от волнения, Годфри стал спускаться. Добравшись до нижнего разветвления, он на минуту остановился, набрал мху и хвои, затем, опустившись в люк, пробитый молнией, тщательно, как только мог, заделал его. Добравшись наконец до земли, Годфри бросил на ходу несколько слов Тартелетту, чтобы тот не беспокоился, и быстрым шагом направился к побережью.

Сначала он шел по зеленой прерии, среди разбросанных группами деревьев и длинных живых изгородей из дрока, потом зашагал вдоль берега и, наконец, через два часа подошел к последней цепи скал.

Напрасно искал Годфри дымок, который отчетливо видел с верхушки дерева. Однако сомнений в выбранном направлении не возникало, и тогда он начал поиски. Годфри тщательно обследовал все побережье, кричал и звал… Тщетно. Никто не ответил ему. Ни одно живое существо не показалось на отмели. Не видно было и следов погасшего костра среди скал или пепла сгоревших водорослей.

— Нет, я не мог ошибиться,— повторял Годфри.— Я же отчетливо видел дым. Я видел. Это не обман зрения!

Оставалось предположить, что на острове есть гейзер с горячей водой и действие его не постоянно.

В самом деле, разве на острове не могло быть естественных источников? В таком случае появление дыма — обычный геологический феномен.

Годфри пошел обратно. По дороге он внимательно разглядывал местность, на которую почти не обращал внимания, когда шел, к берегу, подстегиваемый желанием побыстрее найти тех, кто зажег таинственный огонь. Несколько раз перед ним промелькнули какие-то животные, напоминающие жвачных, и среди них — вапити, их еще называют канадскими оленями, но мчались они с такой быстротой, что их нельзя было разглядеть получше.

Когда Годфри к четырем часам подходил к Вильтри, до него, донеслись нежные звуки карманной скрипки, а вскоре он увидел и самого учителя танцев. Славный Тартелетт, словно весталка, бережно охранял доверенный ему священный огонь.

ГЛАВА XIV,

в которой Годфри находит подарок, выброшенный морем, и принимает его с большой радостью

Стойко переносить лишения, если это неизбежно,— принцип практической философии, которая, правда, не вдохновляет на подвиги, но весьма полезна для повседневной жизни. Годфри решил следовать этому принципу: раз уж он оказался на необитаемом острове, то нужно сделать все от него зависящее, чтобы прожить здесь как можно удобнее, пока не представится случая его покинуть.

Поэтому он прежде всего занялся благоустройством жилища в дупле Вильтри. При отсутствии элементарных удобств приходилось особенно заботиться о гигиене: часто менять подстилки из травы и следить за тем, чтобы раковины, служившие посудой, мылись не менее тщательно, чем блюда и тарелки в лучших американских ресторанах. Справедливости ради следует заметить, что Тартелетт справлялся с этой задачей великолепно. С помощью своего ножа Годфри соорудил настоящий стол: вбил в землю четыре ножки и покрыл их широким плоским куском коры, затем приволок чурбаки, заменившие табуретки. Таким образом, если погода не позволит устраивать трапезу на открытом воздухе, обитатели Вильтри могли обедать у себя в дупле с полным комфортом.

Предстояло еще решить не менее важный вопрос — как быть с одеждой. Конечно, под этими широтами можно смело расхаживать в легких штанах и рубахе. Но ведь такая одежда недолговечна! Чем же заменить ее, когда она совсем износится? По примеру Робинзона Крузо сшить штаны и куртки из козьих и бараньих шкур? Что ж, вполне выполнимо. А пока цела еще старая одежда, Тартелетт успешно справлялся и с обязанностями прачки.

Годфри же занимался добыванием пищи. Каждый день по нескольку часов уходило на сбор съедобных кореньев и плодов манзаниллы, на ловлю рыбы с помощью верш, сплетенных из тростника, которые он устанавливал либо поперек речки, либо между вдававшимися в море скалами. Но даже и при таких примитивных орудиях лова на столе у наших героев нередко появлялись некоторые виды ракообразных, а иногда и крупные рыбы, не говоря уже о моллюсках, которые сами шли в руки.

Однако Годфри и Тартелетт были лишены самой необходимой вещи — обыкновенного котелка — и его нечем было заменить. Ведь без него не приготовишь ни бульона, ни вареного мяса, ни рыбы! Приходилось есть все в жареном виде. Тартелетт горько жаловался, что забыл вкус настоящего супа. Но как ему помочь?

Кроме добывания пищи, находились и другие заботы. Внимательно осмотрев все деревья по соседству, Годфри обнаружил еще одну исполинскую секвойю с таким же большим дуплом и устроил там курятник. Куры быстро привыкли к новому жилищу, исправно неслись и высиживали цыплят. По вечерам вход в дупло тщательно закладывался, чтобы защитить курятник от хищных птиц, которые, сидя на деревьях, подстерегали добычу и могли уничтожить весь выводок.

Домашние животные паслись на воле и до наступления сезона дождей в укрытии не нуждались. Корма для них росло вдоволь, притом самого отборного, например, эспарцета[31], сочными травами изобиловала прерия. Несколько коз успели уже принести потомство, и теперь они не доились: молоко требовалось козлятам.

Одним словом, в Вильтри жизнь била ключом. В часы сильного зноя животные прятались от солнца в тени секвойи. Далеко от Вильтри они не уходили, так что Годфри мог о них не беспокоиться, да и хищников на острове Фины как будто бы не водилось.

Так проходило время. Сегодняшнее существование становилось довольно сносным, но будущее внушало опасения. И вдруг произошло событие, заметно изменившее жизнь наших Робинзонов. Случилось это двадцать девятого июля.

Годфри бродил по отмели на берегу залива, названному им в память о погибшем корабле, — Дримбей[32]. Ему хотелось узнать, так ли богата эта бухта моллюсками, как северная, но втайне он надеялся отыскать какие-нибудь следы крушения «Дрима», хотя бы обломки, выброшенные прибоем.

И вот, когда он дошел до песчаного мыса с северной стороны отмели, его внимание привлек большой камень странной формы, лежавший среди водорослей и морской травы. Неясное предчувствие заставило Годфри ускорить шаг. Каково же было удивление и радость, когда обнаружилось, что перед ним вовсе не камень, а наполовину занесенный песком сундук!

Неужели это один из сундуков, находившихся на «Дриме»? Неужели он лежит тут со дня кораблекрушения? А может быть, это след другой, более поздней катастрофы? Во всяком случае, откуда бы ни взялся сундук и каково бы ни было его содержимое, от такого подарка грех отказываться.

Годфри внимательно осмотрел находку. Снаружи на ней не было никаких знаков, и даже металлической пластинки с именем адресата. Такие пластинки обычно красуются на чемоданах американцев. А может, есть какие-нибудь указания внутри? Если там лежат бумаги, позволяющие определить владельца, то можно надеяться, что эти документы в хорошем состоянии. Ведь сундук плотно закрыт и не должен пропускать воды! Он очень крепкий, этот деревянный сундук, обитый толстой кожей, с металлическими уголками и туго затянутыми широкими ремнями.

Как ни велико было желание узнать, что находится в сундуке, Годфри все же решил попытаться открыть его не взламывая. О том, чтобы перетащить такую тяжесть из Дримбея в Вильтри — не могло быть и речи. Сундук невозможно сдвинуть с места.

«Хорошо,— подумал Годфри,— откроем его здесь, а потом по частям перенесем все содержимое».

Расстояние от бухты до секвой составляло не менее четырех миль пути. Переноска вещей, если, конечно, они тут были, потребует много и времени и сил. Но на отсутствие свободных часов жаловаться не приходилось, а усталость в таком деле не помеха.

«Что же все-таки там лежит?» — ломал голову Годфри.

Сначала он снял ремни, затем, расстегнув пряжку, стащил с замка кожаный клапан. Оставалось лишь отомкнуть замок. Но как?

Задача оказалась нелегкой. Что бы такое могло послужить в качестве отмычки? Нож? Нет, Годфри ни за что не рискнет сломать свой единственный инструмент — неоценимый в жизни Робинзона. Может, поискать камень потяжелее и сбить замок?

Годфри так и сделал. Выбрав на отмели тяжелый булыжник величиной с кулак, он ударил изо всей силы по медной скобе. И вдруг, оттого ли, что сломалась скоба, или оттого, что замок не был заперт на ключ, к великому удовольствию Годфри, задвижка отскочила сама.

С бьющимся от волнения сердцем он поднял крышку и убедился, что ломать сундук стоило бы громадных усилий.

Собственно, его не назовешь даже сундуком, а скорее самым настоящим сейфом, обитым изнутри листами цинка, предохраняющими содержимое от влаги. Следовательно, все, что там находилось, оставалось в полной сохранности.

Ах, что это были за вещи! При виде такого богатства Годфри не мог сдержать крика радости. Без сомнения, сундук или сейф, как его там ни назови, принадлежал очень практичному человеку, который, должно быть, отправлялся в совершенно дикую страну, где невозможно приобрести даже самого необходимого.

Прежде всего, белье: рубашки, полотенца, простыни, одеяла; затем одежда: шерстяные куртки, шерстяные и нитяные носки, полотняные панталоны, бархатные брюки, трикотажные жилеты, прекрасные сюртуки, две пары ботинок, охотничьи сапоги с высокими голенищами и в придачу ко всему — две фетровые шляпы.

Во-вторых, там оказались предметы, необходимые в хозяйстве, и туалетные принадлежности: котелок — да, да! вожделенный котелок! чайник, кофейник, несколько ложек, ножей и вилок, маленькое зеркальце, щетки всех видов, три фляги с водкой по пятнадцать пинт[33], набор всевозможных гвоздей, лопаты, топор, молоток, долото, железные крючки.

В-третьих, тут было оружие: два охотничьих ножа в кожаных футлярах, карабин, два пистонных ружья, три шестизарядных револьвера, фунтов десять пороху, несколько тысяч патронов, порядочный запас свинца и пуль — все это, по-видимому, американского происхождения.

Наконец, в сундуке обнаружилась небольшая дорожная аптечка, подзорная труба, компас, хронометр, несколько английских книг, писчая бумага, карандаш, чернила, перья, календарь, Библия нью-йоркского издания и вдобавок ко всему — «Руководство по кулинарному искусству».

Если бы понадобилось специально подобрать все необходимое для потерпевших кораблекрушение, трудно было бы составить более полный список. Годфри прыгал от радости. Он не мог отказать себе в удовольствии разложить свое добро на песке и рассмотреть каждую вещь в отдельности.

Но никаких бумаг, которые помогли бы установить имя владельца или название корабля, в сундуке не оказалось. И вот что интересно: никаких следов кораблекрушения на берегу — ни на песке, ни среди камней. Должно быть, ящик довольно долго держался на воде, прежде чем прибой выбросил его на сушу.

Теперь обитатели острова Фины надолго обеспечены необходимыми средствами существования. Счастливый случай подарил им орудия труда и необходимую одежду, оружие и домашнюю утварь. Само собой разумеется, Годфри и помышлять не мог о том, чтобы немедленно перенести все содержимое сундука в Вильтри. Сделать это можно только вместе с Тартелеттом, да и то в несколько приемов. Однако следовало торопиться — в любой день мог начаться тропический ливень.

Уложив большую часть вещей обратно в сундук, Годфри взял с собой ружье, револьвер, немного пороху и пуль, котелок и подзорную трубу. Затем, тщательно закрыв сундук и затянув ремни, он пустился в обратный путь.

С каким восторгом встретил его Тартелетт! Как был счастлив маэстро, когда Годфри рассказал ему о богатствах, найденных в сундуке! Один котелок доставил учителю такую радость, что он тут же проделал целую серию невероятных па, завершившихся эффектным прыжком.

Было только двенадцать часов дня. Годфри решил сразу же, еще до обеда, наведаться в Дримбей. Ему не терпелось перенести в Вильтри подаренные судьбой сокровища. На этот раз Тартелетт без всяких возражений согласился пойти вместе с ним. Теперь незачем сторожить костер, в любую минуту они могли его зажечь с помощью пороха. И все же учитель танцев оставил маленький огонек — для большей уверенности, а заодно, чтобы сварить бульон.

В одну минуту Тартелетт наполнил котелок водой, положил туда мясо агути и несколько корешков ямса, заменивших овощи, всыпал щепотку соли, которую набрал из расщелин в прибрежных камнях.

— Он сварится и без меня! — торжественно изрек Тартелетт, видимо, очень довольный своей идеей.

Затем оба направились в Дримбей, выбрав самый короткий путь.

Сундук стоял на прежнем месте. Осторожно откинув крышку, Годфри стал сортировать содержимое под радостные возгласы Тартелетта. В первую очередь они, нагрузившись, словно вьючные мулы, понесли оружие, боеприпасы и часть одежды.

Вернувшись к Вильтри, усталые и измученные, друзья уселись за стол, на котором дымился бульон из агути. Наши герои нашли его великолепным, а что касается мяса, то, по словам учителя танцев, это была пища богов. Вот до чего могут довести лишения!

На другой день, тридцатого июля, Годфри и Тартелетт, поднявшись на рассвете, тут же отправились на берег, и, еще до наступления сумерек, вся утварь, одежда, орудия и оружие были в дупле Вильтри. Наконец, тридцать первого июля, хоть и не без труда, они перетащили и сам сундук, который потом приспособили для хранения белья.

Тартелетт, видевший теперь все в розовом свете, вытащил свою карманную скрипку, подозвал своего ученика и сказал ему самым серьезным тоном, как если бы они находились на Монтгомери-стрит, а доме богача Кольдерупа:

— А что, дорогой Годфри, не возобновить ли нам уроки танцев?

ГЛАВА XV,

в которой происходит то, что, по крайней мере, хоть раз должно произойти в жизни настоящего Робинзона

Да, счастливая находка существенно повлияла на течение жизни наших героев. И все же она не вскружила голову обитателям Вильтри. К примеру, их гардероб был теперь в полном порядке, но, не зная, как сложатся в дальнейшем обстоятельства, они договорились менять одежду только по мере необходимости. Впрочем, это предложил Годфри, а Тартелетт недовольно ворчал:

— К чему такая бережливость? Мы все-таки не дикари, чтобы ходить полуголыми!

— Простите, Тартелетт, но я не вижу, чем мы отличаемся от дикарей?

— Ну, это уж слишком! Вот увидите, ко времени отъезда у нас сохранится еще совсем не ношенная одежда.

— Я в этом не уверен,— возражал Годфри.— Пусть лучше будет лишнее, чем совсем ничего!

— Но по воскресеньям-то, я думаю, мы можем хоть немножечко принарядиться?

— Ну, это другое дело. По воскресеньям и в праздничные дни — пожалуйста! — отвечал Годфри, не желая огорчать своего легкомысленного наставника.— Но сегодня только понедельник, и впереди у нас целая неделя.

Следует сказать, что со времени кораблекрушения Годфри аккуратно отсчитывал день за днем, и теперь, найдя в сундуке календарь, убедился, что сегодня действительно понедельник.

Аккуратность и неуклонное следование установленному порядку стали буквально основой и законом жизни Робинзонов. Каждодневную работу они поделили соответственно своим способностям. Тартелетту больше не нужно было приглядывать за огнем, и он без особого сожаления расстался с обязанностями весталки. Отныне на его долю выпала другая работа: собирание корней ямса и камаса, особенно последних, служивших, как мы знаем, для выпечки хлеба. Учителю танцев ежедневно приходилось проделывать путь до кустарников, окаймлявших прерию, что составляло не менее двух миль. Сначала он жаловался на усталость, но вскоре привык и преодолевал это расстояние без труда. В свободное время Тартелетт искал устриц и других моллюсков, по-прежнему, несмотря на увеличение пищевых ресурсов, потреблявшихся в большом количестве.

Годфри взял на себя домашний скот и птицу. Он не находил у себя склонности к работе мясника, но пришлось перебороть отвращение, и теперь благодаря его трудам к столу нередко подавались бульон и жаркое. Что же касается охоты на лесную дичь, которая здесь водилась в изобилии, то Годфри решил с этим немного повременить. Когда будут закончены первоочередные работы, он сможет бродить по лесам и с успехом использовать имеющиеся в его распоряжении ружья, порох и дробь.

С помощью ниспосланных ему судьбой инструментов он сколотил несколько скамеек и поставил их в дупле и снаружи. Гладко выструганный стол также приобрел более приличный вид и теперь вполне подходил для настоящих тарелок и столовых приборов. Вместо кроватей Годфри сбил деревянные лежаки, а покрытая одеялом травяная подстилка походила на обычную постель. Кухонная утварь уже не валялась на полу: для нее соорудили полку. Кроме деревянного сундука, в дупле Вильтри появился и самодельный стенной шкаф, а на больших гвоздях были развешаны инструменты и оружие, украсившие стены наподобие рыцарских доспехов.

Годфри задумал сделать настоящую дверь, опасаясь, как бы домашние животные не влезли в дом ночью. Но как изготовить доски ручной пилой? И вместо досок в ход пошли большие куски древесной коры. Дверь получилась довольно прочной, она плотно закрывала жилище. С двух сторон дупла Годфри прорубил маленькие окошки и приделал к ним ставни. В комнату поступало теперь достаточно света и воздуха. На ночь ставни закрывались, а днем было так светло, что наши Робинзоны перестали зажигать сильно чадивший факел.

Как будет освещаться их жилье в долгие зимние вечера, Годфри еще не придумал. Быть может, ему удастся изготовить несколько свечей из бараньего сала или — гораздо проще — употребить для этой цели древесную смолу? Об этом стоило подумать.

Предстояло решить и другой, не менее важный вопрос — как сделать дымовую трубу. Пока стояла хорошая погода, для приготовления пищи вполне годился очаг, устроенный снаружи, между корнями одной из секвой. Но как быть, когда начнется сезон дождей и наступят холода? Очевидно, придется разводить огонь в самом жилище, а дым вывести наружу. Впрочем, с этим пока можно повременить!

Сейчас Годфри одолевали другие заботы. Прежде всего он занялся постройкой моста, чтобы соединить оба берега речки, протекавшей неподалеку. Ему удалось, правда, не без труда, забить в песчаное дно несколько свай и настелить на них бревна. Теперь по мосту жители Вильтри легко добирались до северного побережья, тогда как прежде приходилось идти в обход, преодолевая две мили вверх по течению, чтобы перейти речку вброд.

Итак, будущее рисовалось уже менее безотрадным. И все-таки Годфри, стараясь всеми силами благоустроить быт, тем самым скрашивая их одинокое существование на затерянном в океане островке, то и дело подумывал, как бы с ним расстаться. Может, им удастся построить достаточно прочное судно, чтобы добраться до ближайшей земли или до какого-нибудь проходящего мимо корабля?

Он понял, что остров Фины лежит в стороне от морских путей. Здесь не было никакого порта, где проходящие суда могли запастись провизией. Однако должен же какой-нибудь военный или торговый корабль пройти когда-нибудь мимо? Поэтому стоило подумать, как привлечь к себе внимание вахтенного, дать ему знать, что на острове находятся люди.

С этой целью Годфри решил укрепить на вершине северного мыса мачту, а для флага пришлось пожертвовать одну из простыней, найденных в сундуке. Но так как белый флаг на большом расстоянии незаметен, то решили выкрасить его соком росших у подножия дюн алых ягод. Вскоре на мачте развевался ярко-красный флаг. Правда, окрашен он был примитивно, без помощи стойких химикатов, так что быстро выгорит на солнце или полиняет от дождя. Но что за беда, ведь ягод у подножия дюн сколько угодно!

Так незаметно пролетело время до середины августа; две недели небо радовало голубизной, если не считать двух или трех сильных гроз, обрушивших на иссохшую землю потоки воды.

Настала пора охоты. Однако если Годфри стрелял довольно хорошо, то на Тартелетта нечего было и рассчитывать — учитель ни разу не брал в руки ружья.

Отныне несколько дней в неделю Годфри охотился на четвероногую и пернатую дичь, которой на острове водилось вполне достаточно, чтобы обеспечить пропитание жителям Вильтри. Куропатки и бекасы внесли некоторое разнообразие в привычное меню. Кроме того, юному охотнику удалось подстрелить двух антилоп, и учитель танцев, не принимавший никакого участия в охоте, с аппетитом поглощал их в виде бифштексов или котлет.

Во время своих походов Годфри все больше знакомился с островом. Он исходил вдоль и поперек лес, покрывавший центральную часть острова, поднимался по течению речки до самого ее истока — родника на западном склоне, он взбирался на вершину конуса и спускался оттуда с противоположной стороны — в места, еще не исследованные.

«Из всех моих разведок,— рассуждал про себя Годфри,— можно сделать вывод, что на острове Фины нет ни хищных зверей, ни ядовитых змей, ни других пресмыкающихся! Будь они здесь, их, без сомнения, напугали бы ружейные залпы, и я бы их заметил. Нам просто посчастливилось! Неизвестно, как бы мы с ними справились, вздумай они напасть на Вильтри?»

И он продолжал размышлять на ходу:

— «Можно заключить, что остров Фины необитаем. Иначе туземцы или потерпевшие крушение давно бы прибежали на выстрелы. Вот только что означает непонятный дым, который, как мне кажется, я видел дважды?…»

В самом деле, до сих пор Годфри не удалось обнаружить следов разведенного кем-либо костра. Что же касается теплых источников, наличием которых он пытался объяснить появление дыма, то здесь, на острове явно не вулканического происхождения, едва ли они могли быть. Очевидно, дым был просто оптической иллюзией.

Впрочем, он больше не появлялся. Годфри вновь и вновь поднимался на вершину конуса, влезал на верхушку Вильтри, но ни разу не заметил ничего похожего. В конце концов он перестал о нем думать.

За домашними заботами и охотой прошло еще несколько недель.

По воскресеньям Тартелетт наряжался, как индейский петух, и прогуливался под деревьями, наигрывая на своей карманной скрипке. При этом он выделывал замысловатые па, словно давая уроки самому себе, так как его ученик решительно от них отказался.

— А к чему эти уроки? — отвечал Годфри на настойчивые просьбы танцмейстера. — Вы можете себе представить Робинзона, берущего уроки танцев и изящных манер?

— А почему бы и нет? — с серьезным видом возражал Тартелетт.— Разве Робинзону помешают хорошие манеры? Ведь они нужны не только для других, а и для себя!

Не зная, что отвечать, Годфри все же не сдавался, и бедный Тартелетт зря терял время на уговоры.

Тринадцатого сентября Годфри испытал самое тяжелое разочарование, какое только может испытать человек, выброшенный кораблекрушением на необитаемый остров. В этот день, около трех часов, когда он прогуливался возле Флагпункта — так был назван мыс, на котором возвышалась мачта с флагом,— его внимание вдруг привлекла тонкая полоска дыма на горизонте. Посмотрев в подзорную трубу, Годфри убедился, что это действительно струйка дыма, а западный ветер относит ее к острову.

Сердце юноши учащенно забилось.

— Корабль! — воскликнул Годфри.

Но пройдет ли он настолько близко, чтобы там заметили или услышали сигналы с берега? Неужели этот дым, едва появившись, исчезнет вместе с судном? Два часа Годфри находился во власти самых противоречивых чувств.

Дым увеличивался, сгущался — очевидно, судно набирало скорость,— потом вдруг почти совсем исчез. Однако судно приближалось, и к четырем часам на границе неба и моря отчетливо стал виден корпус большого корабля, двигавшегося на северо-восток. Годфри это точно определил. Если бы оно продолжало плыть в том же направлении, то непременно подошло бы к острову Фины.

Сначала Годфри решил бежать, чтобы предупредить Тартелетта, но потом передумал и остался на месте, продолжая следить за движением корабля в подзорную трубу.

Пароход медленно приближался к острову, хотя пока еще не развернулся к нему носом. К пяти часам линия горизонта осталась уже далеко позади него, и можно было рассмотреть на судне три мачты. Годфри даже различал цвета штандарта, развевавшегося на гафеле[34].

Флаг был американский.

«Но если я хорошо вижу флаг корабля,— подумал Годфри,— то и они должны заметить мой флаг, который при таком ветре, как сейчас, нетрудно увидеть в подзорную трубу! Может быть, надо помахать им, и тогда они поймут, что жители острова хотят установить с ними контакт? Скорее! Нельзя терять ни минуты!»

Он подбежал к мачте, стал раскачивать шест и размахивать флагом, потом приспустил полотнище — что у моряков всего мира означает просьбу о помощи.

Пароход приблизился еще мили на три, но моряки по-прежнему не отвечали на сигналы с берега. Годфри почувствовал, как у него сжалось, сердце… Очевидно, на судне его не заметили.

Шел седьмой час. Пароход находился не более чем в двух милях от берега, когда солнце стало опускаться за горизонт и начали сгущаться сумерки. С наступлением темноты придется оставить всякую надежду… Годфри снова принялся поднимать и опускать свой флаг, но безуспешно… Тогда он выстрелил несколько раз из ружья. Ответных залпов не последовало. Слишком велико было расстояние, да и ветер дул с моря.

Между тем опускалась ночь. Скоро невозможно будет разглядеть даже силуэт корабля. Годфри стал ломать ветки смолистых деревьев, росших позади Флагпункта, и зажигать их. Сухая сосновая хвоя вспыхнула ярким пламенем. Все тщетно.

Когда густая тьма скрыла от глаз мачты удалявшегося корабля, Годфри грустно поплелся в Вильтри, чувствуя, как никогда прежде, всю тяжесть одиночества.

ГЛАВА XVI,

в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии

Неудача потрясла Годфри. Да и как тут не пасть духом! Когда еще представится такой шанс на спасение! С тем же равнодушием будут проходить мимо и другие суда, если они случайно окажутся в этих водах. Почему бы и нет, если остров Фины не является ни портом, ни просто надежным убежищем?

Несчастный провел тревожную ночь, просыпаясь каждую минуту. Чудилось, будто он слышит пушечные выстрелы в море, и тогда снова вспыхивала надежда, что корабль все же заметил еще не погасший огонь на берегу и отвечает на сигналы. Годфри прислушивался и убеждался, что пушечные выстрелы — лишь игра больного воображения. А с наступлением дня он почти убедил себя, что никакого корабля вообще не было, что все это лишь сон.

Но нет! Юноша отчетливо помнил, что пароход находился в двух милях от острова и прошел мимо, не обращая внимания на алое полотнище.

Годфри ни слова не сказал Тартелетту о постигшей его неудаче. Да и зачем? Беспечный ум хореографа не в состоянии был заглянуть дальше чем на двадцать четыре часа вперед. Тартелетт даже не мечтал о счастливом случае, который помог бы им покинуть остров. Образ Сан-Франциско постепенно стирался в памяти этого легкомысленного человека. У него не осталось там ни невесты, ни дяди Виля. Если бы здесь, на краю света, Тартелетт мог открыть танцкласс, хотя бы для одного ученика, он был бы наверху блаженства.

Однако скоро оптимизм учителя подвергся суровому испытанию.

Было четыре часа пополудни. Тартелетт, как обычно, отправился собирать устриц и моллюсков на берегу близ Флагпункта, но тут же примчался обратно, испуганный, с развевающимися по ветру волосами. Он явно боялся оглянуться назад.

— Что случилось? — вскричал Годфри, выбежав ему навстречу.

— Там… Там…— бормотал Тартелетт, показывая пальцем на кусочек моря, видневшийся между огромными секвойями.

— Что там? — спросил Годфри.

— Лодка!

— Лодка?

— Да… Дикари… Целая флотилия дикарей!… Должно быть, это людоеды…

Годфри посмотрел, куда указывал учитель танцев.

Он увидел не флотилию, как показалось обезумевшему от страха Тартелетту, а всего лишь небольшую лодку, тихо скользившую по волнам в полумиле от берега. Казалось, она огибала Флагпункт.

— Почему вы думаете, что это людоеды? — обратился Годфри к учителю танцев.

— Потому что рано или поздно на островах всех Робинзонов являлись людоеды.

— А быть может, это шлюпка с торгового судна?

— С торгового судна?

— Да… С парохода, который вчера прошел близ нашего острова.

— И вы ничего мне не сказали! — воскликнул Тартелетт, в отчаянии воздев руки к небу.

— К чему было говорить? — ответил Годфри.— Ведь я решил, что судно исчезло бесследно. Но вполне возможно, что лодку спустили именно с этого корабля. Сейчас мы узнаем…

Он сбегал в Вильтри за подзорной трубой и выбрал удобную позицию на лужайке под деревьями. С этого наблюдательного пункта можно было хорошо разглядеть лодку, а находившиеся в ней люди непременно заметят флаг, развевающийся на мачте.

Вдруг подзорная труба выпала из рук Годфри.

— Дикари… Это дикари! — вскричал он.

У Тартелетта подкосились ноги, он задрожал всем телом.

В самом деле, в лодке, построенной на манер полинезийской пироги, сидели люди не европейского типа. И направлялись они прямо к острову. Под большим парусом из плетеного бамбука… Годфри ясно различал форму пироги, так называемой «прао», из чего тут же заключил, что остров Фины находится недалеко от Малайского архипелага. Однако в лодке сидели не малайцы, а чернокожие полуголые люди, числом не менее десяти.

Конечно, они не могли не заметить на острове людей, так легкомысленно поднявших флаг (на который не обратили внимания на большом корабле). Спускать его уже не имело никакого смысла.

Ничего не скажешь, положение не из приятных! По-видимому, это соседи, они приплыли сюда, считая, что остров Фины необитаем, а таким он и был до катастрофы на «Дриме». Годфри лихорадочно думал, как укрыться от незваных гостей, если они пристанут к берегу.

Кажется, впервые за все время пребывания на острове Годфри по-настоящему растерялся. Наконец он сообразил, что сначала нужно выяснить, каковы намерения туземцев.

Глядя в подзорную трубу, молодой человек продолжал следить за пирогой. Она прошла вдоль мыса, обогнула его, появилась с другой стороны и, наконец, пристала в устье речки, милях в двух от Вильтри. Если бы аборигенам вздумалось подняться вверх по течению, они очень скоро подошли бы к секвойям, а Годфри и Тартелетт не смогли бы им помешать.

Не мешкая Робинзоны вернулись к своему дому. К счастью, Годфри додумался, по возможности, скрыть следы их пребывания и приготовиться к защите. Мысль Тартелетта работала совсем в другом направлении.

«Ах! — твердил он про себя.— Какая печальная участь! И это неизбежно! Ну разве может Робинзон ни разу не повстречаться с пирогой людоедов? В один прекрасный день они должны высадиться на острове! И вот… Не прошло и трех месяцев — они тут как тут! Действительно, ни господин Дефо, ни господин Висс ни на йоту не отступали от правды. Вот и делайтесь после этого Робинзоном!»

Достойный Тартелетт! Робинзонами не делаются, а становятся! Но вы были недалеки от истины, сравнивая свое положение с положением героев английского и швейцарского романистов.

Вернувшись в Вильтри, Годфри тотчас принял меры предосторожности: погасил огонь и разбросал золу, чтобы не осталось никаких следов костра; заложил ветвями вход в курятник, где куры, петухи и цыплята уже устроились на ночлег; скот, за неимением стойла, он угнал в прерию, а все орудия и домашнюю утварь перенес в жилище. Покончив со всем этим, Годфри вошел вместе с Тартелеттом в дупло и плотно закрыл за собой дверь, сработанную из коры секвойи,— по этой причине ее невозможно заметить даже вблизи. Оба окошка плотно закрывались такими же ставнями. Вильтри погрузилась в полный мрак.

Какой бесконечно длинной показалась ночь! Оба путешественника — и Годфри, и Тартелетт — прислушивались к малейшему шороху. Стук упавшей ветки или порыв ветра приводили их в трепет. Им то и дело слышались чьи-то шаги, казалось, будто вокруг Вильтри кто-то ходит. Кончилось тем, что Годфри, поднявшись к одному из окошек, приоткрыл ставни и начал со страхом вглядываться в темноту.

Нет, никого!…

Прошел еще час, и юноша в самом деле услышал шаги. На этот раз слух его не обманул, неизвестный крадучись ходил от двери до окошка, подкарауливая малейший звук из глубины гигантского дупла. С сердцем, готовым выскочить из груди, Годфри бесшумно приоткрыл ставню и увидел, что под деревом бродит коза. Это глупое животное, так некстати заскучавшее по дому, помогло принять важное решение. Оно созрело в голове Годфри за считанные секунды, пока он подползал к окошку.

Итак, если аборигенам удастся обнаружить их жилище в дупле большой секвойи, они с Тартелеттом поднимутся внутри дерева до верхних ветвей и оттуда нападут на туземцев. С помощью ружей и револьверов они, может быть, даже сумеют одержать победу над дикарями, лишенными огнестрельного оружия. А если же взломают дверь,— чтобы подняться по длинному дуплу до верхних ветвей, тогда… тогда Годфри тоже что-нибудь придумает.

Но пока о своих планах он не станет рассказывать Тартелетту. Бедняга и без того напуган появлением людоедов, мысль о переселении на верхушку дерева его не обрадует. Годфри решил, что в случае необходимости насильно потащит танцмейстера наверх, не давая ему времени на размышление.

Ночь прошла в непрерывной смене надежд и опасений. Но на Вильтри никто не нападал. Быть может, дикари не дошли еще до больших секвой? Или они ожидают наступления дня, чтобы отправиться вглубь острова?

— Вероятно, так они и сделают,— произнес Годфри.— Ведь флаг показывает, что на острове есть люди. А туземцев не больше дюжины, и они сами должны бояться нападения. Откуда им знать, что здесь только двое несчастных, потерпевших кораблекрушение? Идти сюда ночью они не рискнут… Если только…

— Если только не уплывут обратно, когда наступит день,— закончил Тартелетт.

— Обратно? Но зачем же тогда они явились на остров Фины? Неужели лишь для того, чтобы провести здесь одну ночь?

— Не знаю… не знаю…— пролепетал учитель танцев, который от страха потерял всякую способность соображать и мог объяснить причину появления островитян единственно желанием полакомиться человечьим мясом.

— Как бы там ни было,— заметил Годфри,— если туземцы завтра не пожалуют в Вильтри, мы сами отправимся на разведку.

— Мы?

— Да, мы! Разлучаться в такой момент было бы крайне неблагоразумно. Кто знает, не придется ли нам прятаться в лесу, в центральной части острова… Быть может, даже несколько дней… до отъезда незваных гостей! Нет, Тартелетт, мы должны держаться вместе!

— Тсс!…— дрожащим шепотом прервал его учитель танцев.— Мне кажется, я слышу шаги…

Годфри снова поднялся к окошку и тут же спустился вниз.

— Нет! — объявил он.— Пока ничего подозрительного… Это вернулись наши козы, бараны и агути.

— Их пригнали дикари? — воскликнул Тартелетт.

— Вряд ли. Они совершенно спокойны. Скорее всего просто ищут укрытия от утреннего холода.

— Ах, вот что,— пробормотал Тартелетт таким жалобным тоном, что при менее серьезных обстоятельствах Годфри не удержался бы от смеха.— Подобного никогда бы не могло случиться в особняке Уильяма Кольдерупа на Монтгомери-стрит!

— Скоро взойдет солнце,— строго сказал Годфри.— Подождем еще час и, если туземцы не придут, оставим Вильтри и отправимся на разведку в северную часть острова. Способны вы держать ружье в руках, Тартелетт?

— Держать?… О да!…

— А стрелять?

— Не знаю! Никогда не пробовал… Но можете не сомневаться, Годфри, что моя пуля не попадет в цель…

— Кто знает, быть может, достаточно выстрела в воздух, чтобы напугать туземцев…

Через час стало так светло, что можно было разглядеть лужайку позади больших секвой.

Годфри осторожно открыл ставни. С южной стороны все было как обычно. Тихо и спокойно паслись домашние животные. Годфри старательно закрыл окошко и выглянул в другое, из которого просматривалась северная часть бухты. Юноша отчетливо разглядел мачту с флагом, возвышавшуюся на расстоянии двух миль от Вильтри, но устья речки, близ которого накануне высадились гости, рассмотреть было невозможно. Тогда он взял подзорную трубу и оглядел весь берег до Флагпункта. Никого. Быть может, как предсказывал Тартелетт, аборигены, проведя ночь на берегу, действительно — хотя это и необъяснимо — отправились дальше, так и не разузнав, обитаем ли остров?

ГЛАВА XVII,

в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса

У Годфри вырвался такой отчаянный крик, что танцмейстер подскочил на месте. Вне всякого сомнения, туземцы обнаружили присутствие людей: флаг, развевавшийся на мачте, исчез.

Нельзя было медлить с выполнением задуманного плана: отправиться на разведку, чтобы выяснить, здесь ли еще туземцы и что они делают.

— Итак, в путь! — сказал Годфри своему компаньону.

— В путь? Но как же…— прошептал Тартелетт.

— Может быть, вы предпочтете остаться?

— С вами, Годфри, да!

— Нет, без меня.

— Остаться одному? Ни за что на свете!

— Тогда пошли!

Прекрасно понимая, что Годфри не отступится от своего решения, Тартелетт отважился сопровождать его.

Перед тем как отправиться в путь, Годфри еще раз проверил оружие, зарядил оба карабина и один вложил в руки Тартелетту, который уставился на него с таким потерянным видом, словно какой-нибудь абориген Помоту, впервые увидевший незнакомый предмет. Кроме того, бедняге пришлось повесить на пояс патронташ и охотничий нож. В последнюю минуту он надумал захватить с собой еще и карманную скрипку, надеясь, должно быть, ублажать дикарей ее визгливыми звуками, но Годфри, хоть и не без труда, отговорил его от этой нелепой затеи.

Было около шести часов утра. Верхушки секвой весело зеленели под первыми лучами солнца. Годфри приоткрыл дверь и вышел наружу, чтобы осмотреть все вокруг.

На острове царила тишина.

Животные уже паслись в прерии в четверти мили от Вильтри. Они преспокойно щипали травку, в их поведении Годфри не заметил ни малейшего признака тревоги. Он подозвал к себе Тартелетта. Учитель танцев нерешительно приблизился, весь обвешанный оружием.

Молодой человек плотно закрыл дверь дупла и, убедившись, что она совершенно слилась с корой дерева, набросал кучу веток вокруг, а сверху привалил несколько больших камней. Затем он направился к речке, чтобы в случае необходимости спуститься по берегу до самого устья.

Тартелетт плелся сзади, беспокойно озираясь по сторонам и стараясь не отставать от юноши.

Дойдя до лужайки у подножия больших секвой, Годфри остановился, вытащил подзорную трубу и стал с напряженным вниманием разглядывать каждую точку на берегу от северного мыса до северо-восточной оконечности острова.

Ни одно живое существо не попадало в поле зрения, ни одного дымка, который указывал бы на привал людей. Оконечность мыса также выглядела безлюдной, хотя на песке виднелись многочисленные следы босых ног. Да, Годфри не ошибся: мачта на месте, а флаг исчез! Очевидно, туземцы, прельстившись красным цветом, сорвали полотнище и возвратились к своей пироге, спрятанной в устье реки.

Годфри окинул взглядом западное побережье. От Флагпункта до Дримбея было пусто, чистой оставалась и водная гладь — ни одно судно не бороздило море. Если туземцы двигаются сейчас вдоль берега на своей прао, то теперь они должны быть скрыты за береговыми скалами.

Годфри мучила проклятая неизвестность. Он во что бы то ни стало хотел выяснить, остались ли незваные гости на острове или убрались восвояси. Хочешь не хочешь, а придется пробираться к тому месту, где они высадились накануне,— к бухте в устье реки.

По берегам, на протяжении двух миль, клонились над водой зеленые купы деревьев, тянулись заросли кустарника, а дальше до самого моря оставалось открытое пространство в пятьсот — шестьсот ярдов. Таким образом, можно незаметно приблизиться к устью, если только туземцы не вздумают подняться вверх по реке. Но во избежание неприятностей действовать нужно очень осторожно.

Вряд ли туземцы, уставшие от вчерашнего длинного перехода, успели в столь ранний час покинуть лагерь. Скорее всего они еще спят в своей пироге или рядом с ней — на земле. В таком случае, подумал Годфри, их можно застать врасплох.

Только не надо торопиться! Когда имеешь дело с возможным противником, лучше остаться незамеченным. Все преимущества на стороне нападающего. Проверив курки карабинов и револьверов, Годфри и Тартелетт стали спускаться по левому берегу речки. Все было спокойно. Тишину раннего утра нарушали лишь птицы, безмятежно порхавшие с дерева на дерево и с берега на берег.

Годфри, твердо ступая, шагал впереди, тогда как спутник его тащился понуря голову и, видимо, выбиваясь из сил. Они миновали перелесок и выбрались на открытый берег, поросший высокой травой, которая скорее могла выдать присутствие человека, чем густой кустарник, окаймленный деревьями. На этом участке приходилось продвигаться с крайней осмотрительностью. Малейшая оплошность — и в голову полетят камни и стрелы! Учитель танцев, как назло, то и дело спотыкался, несмотря на предостережения Годфри, и несколько раз падал во всей своей амуниции; при этом он пыхтел, отдувался и производил столько шума, что Годфри начал раздражаться. Как же он не догадался оставить Тартелетта в Вильтри или спрятать где-нибудь в лесу! Но теперь поздно об этом думать.

Прошел уже час с тех пор, как наши Робинзоны покинули свою секвойю. Они проделали уже большую часть пути и не обнаружили ничего подозрительного.

Годфри остановился и окинул взглядом прерию. Мелкая речка несла прозрачные воды среди открытых песчаных берегов. Нигде никаких признаков пришельцев… Конечно, нельзя не учитывать, что туземцы, зная теперь о присутствии на острове людей, вероятно, тоже были начеку. Вполне возможно, в то время как Годфри с Тартелеттом шли вдоль берега вниз по течению, незваные гости могли подняться вверх по реке или засесть неподалеку в миртовых зарослях, а могли устроить засаду и в лесу.

По мере того, как они продвигались вперед, не встречая кровожадных туземцев, учитель танцев мало-помалу успокаивался, избавляясь от своих страхов, и даже стал с пренебрежением отзываться об этих «смешных людоедах». Годфри же, наоборот, все больше и больше тревожился и, перейдя с открытого места в лесок, удвоил внимание.

Прошел еще час. Снова потянулись голые берега, если не считать реденьких зарослей кустарника. Ветер, дувший с моря, пригибал траву. В таком месте трудно было укрыться. Нашим Робинзонам ничего иного не оставалось, как только лечь на землю и продвигаться ползком. Годфри так и сделал, приглашая Тартелетта последовать своему примеру.

Но тому вовсе не хотелось ложиться на землю.

— Дикарей тут больше нет! Людоеды ушли! — заявил учитель изящных манер.

— Они здесь,— тихо и решительно сказал Годфри.— Они должны быть здесь,— повторил он.— Ложитесь на живот, Тартелетт! Живее, живее! И будьте готовы в любую минуту спустить курок! Следите за мной и без моего приказания не стреляйте!

Годфри произнес это таким суровым тоном, что ноги танцмейстера подогнулись сами собой, и он оказался в требуемой позе.

И хорошо сделал. Годфри действительно имел все основания говорить так.

С занятой им позиции не было видно ни берега моря, ни устья речки — все закрывала возвышенность, находившаяся в ста шагах. Но из-за холма поднимался в синее небо густой столб дыма.

Лежа на траве и положив палец на спусковой крючок карабина, Годфри терпеливо ждал.

«Третий раз,— сказал он самому себе,— я вижу на острове дым. Не означает ли это, что туземцы уже высаживались и разводили костры на северном и южном берегу? Нет, невозможно! Ведь я ни разу не находил никаких следов — ни углей, ни пепла! Но сейчас я узнаю, что происходит, и тогда решу, как поступить!»

Сделав несколько скользящих движений, которые тут же скопировал Тартелетт, Годфри добрался до вершины холма, откуда можно было наблюдать за той частью морского побережья, где речная излучина переходила в устье.

Юноша едва сдержал крик. Опустив руку на плечо учителя танцев, он дал понять, что дальше двигаться нельзя. Тартелетт замер, упершись головой в землю, а Годфри увидел все, что хотел увидеть…

На берегу, среди скал, пылал громадный костер, от которого к небу поднимались черные клубы дыма. Вокруг костра суетились те самые чернокожие туземцы, что прибыли вчера на остров, они непрерывно подбрасывали в огонь хворост, сложенный в большую кучу. У берега плясала на волнах привязанная к камню пирога.

Начинался прилив.

Годфри и без всякой подзорной трубы видел, что происходило на берегу, от костра его отделяли каких-нибудь двести шагов. Он даже слышал, как трещали в огне сухие ветки. Стало ясно, что засады можно не опасаться, так как все туземцы сейчас в сборе.

Из двенадцати человек десять занимались работой: одни поддерживали огонь, другие забивали в землю колья для вертела, как это делают обычно полинезийцы. Одиннадцатый, похожий на предводителя, с важным видом прогуливался по отмели и часто поглядывал вглубь острова, словно опасаясь нападения оттуда. На плечах его Годфри увидел красное полотнище флага, служившее дикарю украшением.

Двенадцатый же, привязанный к бревну, лежал на земле.

Нетрудно было догадаться, какая участь грозила несчастному. Вертел и костер, конечно, предназначались для того, чтобы его изжарить… Выходит, Тартелетт не ошибся, назвав этих людей людоедами!

Как не согласиться с учителем, утверждавшим, что приключения всех Робинзонов, настоящих или придуманных, не отличаются одно от другого! В самом деле, Годфри с Тартелеттом оказались точно в том же положении, что и герой Даниэля Дефо, когда на его острове высадились дикари. И подобно Робинзону Крузо, они должны присутствовать при ужасной сцене людоедства!

Годфри решил действовать подобно бесстрашному Робинзону. Нет, он ни за что не допустит, чтобы каннибалы убили пленника и насытились человеческим мясом! Вооружен он нисколько не хуже, чем Робинзон в эпизоде спасения Пятницы! Два ружья — четыре выстрела! Два револьвера — двенадцать выстрелов! Этого вполне достаточно, чтобы подействовать на одиннадцать дикарей, которые могут разбежаться и от одного залпа. Придя к такому заключению, Годфри стал хладнокровно выжидать момента, когда сможет заявить каннибалам о своем присутствии.

Ждать ему пришлось недолго.

Не прошло и двадцати минут, как вождь дикарей приблизился к костру и выразительным жестом указал на пленника своим подданным, только и дожидавшимся приказания.

Годфри поднялся. Поднялся и Тартелетт, не отдавая себе отчета в том, что он делает. Перепуганный учитель танцев даже не догадывался, что собирается предпринять его ученик, до сих пор не сообщивший ему о своих намерениях.

Годфри уже почти не сомневался, что при одном его появлении среди каннибалов поднимется паника: они либо бросятся к пироге, либо побегут врассыпную.

Но не случилось ни того, ни другого. Казалось, пришельцы его даже не заметили. Предводитель снова указал на пленника. Трое чернокожих подскочили к нему, отвязали от бревна и потащили к огню.

Это был еще совсем молодой человек. Понимая, что смерть близка, он, как видно, решил дорого продать свою жизнь и отчаянно отбивался. Но туземцы очень быстро с ним справились, повалили на землю, тут подоспел их главарь и занес над пленником каменный топор, чтобы размозжить ему голову.

Годфри громко крикнул и нажал на курок. Пуля просвистела в воздухе и, казалось, наповал уложила вождя племени: он упал как подкошенный.

При звуке выстрела туземцы замерли, словно от удара грома, а те, что держали пленника, выпустили его из рук. Воспользовавшись случаем, бедняга тотчас же бросился бежать в том направлении, откуда появился неожиданный спаситель. Дикари с изумлением уставились на людей, пославших смерть.

И тут раздался второй выстрел.

Зажмурив глаза от страха, Тартелетт нажал на спусковой крючок, мгновенно ощутив удар прикладом в правую щеку. Подобной пощечины ему ни разу в жизни не приходилось получать! Однако — бывают же такие удачные выстрелы!— он даже не промахнулся: один из дикарей свалился замертво рядом со своим предводителем.

Туземцы потерпели сокрушительное поражение. Быть может, они решили, что их атакует многочисленное враждебное племя и побоялись принять бой? А может, их напугали двое белых людей, мечущих громы и молнии? Как бы то ни было, но чернокожие, подхватив своих убитых, пустились наутек: вскочив в лодку, они принялись изо всех сил грести, затем подняли парус и быстро обогнули Флагпункт.

Тем временем пленник подбежал к своему спасителю. Вначале он остановился в нерешительности, не скрывая страха перед этими высшими существами, затем приблизился, опустился на колени и, взяв ногу Годфри обеими руками, поставил ее себе на голову в знак того, что признает себя его рабом.

Можно было подумать, что этот уроженец Полинезии читал «Робинзона Крузо».

ГЛАВА XVIII,

в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии

Годфри поднял несчастного, лежавшего у его ног, и заглянул ему в лицо. Полинезийцу было не больше тридцати пяти лет. Наготу прикрывала лишь набедренная повязка. Чертами лица, телосложением и цветом кожи он напоминал африканского негра. И правда, этот человек ничуть не походил на жалких аборигенов Полинезийского архипелага, заметно отставших в развитии от представителей африканских племен.

Бывали случаи, когда суданские или абиссинские негры попадали в руки к туземцам Полинезийских островов, и Годфри не удивился бы, заговори этот африканец на английском или на другом европейском языке. Но очень скоро путешественники убедились, что несчастный лопочет на каком-то совершенно неизвестном наречии, по всей видимости, на языке местных туземцев, к которым он, должно быть, попал в раннем детстве.

Годфри заговорил с ним по-английски, но, увы, не получил никакого ответа. Тогда он знаками дал понять негру, что хочет знать, как его зовут. После нескольких бесплодных попыток дикарь, у которого было умное и открытое лицо, произнес:

— Карефиноту.

— Карефиноту! — воскликнул Тартелетт.— Вы слышали что-нибудь подобное?… Я предлагаю назвать негра Пятницей. Ведь сегодня пятница, как это было на острове Робинзона. На островах, где живут Робинзоны, дикарей всегда называют по тому дню недели, когда их спасли. Подумать только, как можно носить такое нелепое имя — Карефиноту?

— Если это имя спасенного, то почему бы не сохранить его? — строго ответил юноша.

В эту минуту рука Карефиноту коснулась груди Годфри, всем своим видом он спрашивал: «А тебя как?»

— Годфри,— назвался молодой человек.

Чернокожий попытался выговорить имя своего избавителя, и, хотя Годфри повторил его несколько раз, туземцу так и не удалось внятно воспроизвести столь непривычное для него чередование звуков.

Потом Карефиноту повернулся к учителю танцев, давая понять, что хотел бы с ним тоже познакомиться.

— Тартелетт,— представился танцмейстер с любезной улыбкой.

— Тар-те-летт! — повторил Карефиноту.

Очевидно, сочетание этих слогов оказалось более подходящим для голосовых связок дикаря, ибо произнес он их очень отчетливо.

Учитель танцев казался польщенным. Да и было отчего!

Тогда Годфри, убедившись в сообразительности туземца, показал ему знаками, что хочет узнать название острова. Он обвел рукой лес, прерию, холмы, потом указал на берег моря и горизонт и, наконец, вопросительно поглядел на негра.

Карефиноту не сразу понял, чего от него хотят, и повторил жест Годфри, а потом обернулся и окинул взглядом окружающее пространство.

— Арнека,— сказал он, подумав.

— Арнека? — повторил Годфри, топая ногой по земле, как бы подтверждая свой вопрос.

— Арнека! — кивнул полинезиец.

Название это ни о чем не говорило Годфри, он не мог припомнить ничего похожего. Скорей всего Арнека — туземное наименование, не известное картографам, и определить по нему, в какой точке Тихого океана они находятся, Годфри все равно не мог.

Между тем Карефиноту с нескрываемым любопытством продолжал рассматривать обоих белых, переводя взгляд с одного на другого, словно сравнивая их. Его губы растянулись в улыбке, обнажив ряд великолепных белых зубов, на которые Тартелетт поглядывал с некоторой опаской.

— Пусть сломается в моей руке карманная скрипка,— воскликнул он,— если эти зубы никогда не жевали человеческого мяса!

— Во всяком случае,— ответил Годфри,— наш новый знакомый уже не походит на человека, которого собираются изжарить и съесть, а это самое главное!

Внимание Карефиноту больше всего привлекало вооружение Годфри и Тартелетта: карабины в руках и револьверы за поясом.

Молодой путешественник сразу понял причину подобного любопытства: очевидно, дикарь никогда не видел огнестрельного оружия, да и вряд ли понимал, что обязан своим освобождением одной из этих трубок, выбрасывающих молнию. Годфри решил дать туземцу представление о своем могуществе. Зарядив ружье, он показал Карефиноту на красную куропатку, летевшую шагах в пятидесяти над прерией, затем прицелился и выстрелил — птица упала.

При звуке выстрела негр сделал громадный прыжок, который Тартелетт тут же оценил глазом хореографа. Затем, оправившись от страха, Карефиноту с быстротой охотничьей собаки подбежал к птице, ковылявшей по траве с перебитым крылом, и принес ее своему господину, радостный и изумленный.

Тогда и Тартелетт захотел показать представителю отсталой расы, что он обладает такой же смертоносной силой. Заметив близ реки спокойно сидящую на старом стволе чайку-рыболова, он поднял карабин и прицелился.

— Не стоит, Тартелетт! — остановил его Годфри.— Не стреляйте!

— Почему?

— Если вам не повезет и вы промахнетесь, мы много потеряем в глазах этого туземца.

— Но почему бы мне не попасть? — возразил танцор не без досады.— Не я ли, впервые взяв в руки ружье, на расстоянии ста шагов поразил прямо в грудь одного из людоедов?

— Вы в него определенно попали, раз он упал. Но послушайте меня, Тартелетт! Ради наших общих интересов не испытывайте судьбу дважды.

Учитель танцев, хотя не без некоторого разочарования, в конце концов поддался уговорам. Закинув ружье за спину, он вместе с Годфри и Карефиноту зашагал в Вильтри.

Жилище, оборудованное внутри секвойи, вызвало изумление дикаря. Прежде всего, ему пришлось объяснить, как надо обращаться с разными инструментами и домашней утварью. По-видимому, Карефиноту жил среди туземцев, стоявших на самой низкой ступени развития, так как даже железо ему было неизвестно. Когда поставили котелок на горячие угли, чернокожий хотел тут же его снять, боясь, что он сгорит, чем вызвал неудовольствие Тартелетта, занятого своим обычным священнодействием — приготовлением бульона. Но больше всего Карефиноту поразило зеркало, которое он вертел так и эдак, чтобы убедиться, нет ли на другой стороне его собственной персоны.

— Он же ничего не смыслит, этот черномазый,— с презрительной гримасой воскликнул учитель танцев.

— Нет, Тартелетт, ошибаетесь,— возразил Годфри,— Карефиноту смотрит на оборотную сторону зеркала, значит, рассуждает, на что способно только мыслящее существо.

— Хорошо! Согласен! Допустим, он не лишен сообразительности,— сказал Тартелетт, с сомнением покачав головой.— Но будет ли он нам хоть чем-нибудь полезен?

— Я в этом уверен! — твердо произнес юноша.

Между тем Карефиноту очутился за столом, уставленным кушаньями. Сначала он все обнюхал, потом попробовал на зубок и, наконец, стал с жадностью поглощать все подряд: суп из агути, убитую Годфри птицу, баранью лопатку с гарниром из камаса и ямса.

— Кажется, наш гость обладает завидным аппетитом,— заметил Годфри.

— Вот именно,— подхватил танцмейстер.— Нужно будет глядеть за ним в оба. Как бы не разыгрались каннибальские инстинкты!

— Успокойтесь, Тартелетт! Мы заставим нашего друга забыть вкус человеческого мяса, если он его вообще когда-нибудь пробовал.

— За это я не поручусь! — ответил учитель танцев.— Уж если хоть раз отведал…

Карефиноту с напряженном вниманием слушал их разговор. По умным глазам каннибала было заметно, что ему очень хочется понять, о чем они говорят. Неожиданно у дикаря развязался язык, и он начал им что-то объяснять. Но это был ряд лишенных смысла междометий, с преобладанием гласных «а» и «у», как в большей части полинезийских наречий.

А Годфри тем временем думал: этот негр, которого он чудом спас от смерти, станет теперь их новым товарищем. Без сомнения, Карефиноту будет хорошим слугой. Он силен, ловок, деятелен. И не испугается никакой работы. Удивительная восприимчивость дикаря даст возможность добиться значительных успехов в его образовании и воспитании.

Годфри не ошибся. Уход за скотом, сбор корней и плодов, убой баранов или агути, которые составляли основную пищу, приготовление сидра из диких яблок манзаниллы — всему этому Карефиноту научился быстро и старательно выполнял любые поручения.

Сколько бы ни ворчал Тартелетт, Годфри не испытывал к новому компаньону недоверия и ничуть не раскаивался, что спас его от смерти, рискуя собственной жизнью. Если юношу что-то и тревожило, то только возможность возвращения каннибалов на остров Фины.

В первый же день для Карефиноту устроили постель в дупле секвойи. Но он, если не шел дождь, предпочитал спать на открытом воздухе, превратившись таким образом в верного стража.

Прошло две недели со дня спасения Карефиноту, и он уже несколько раз сопровождал Годфри на охоте. Больше всего ему нравилось, как падают убитые на расстоянии птицы. При этом он с большой готовностью выполнял роль охотничьего пса и мчался за дичью, не останавливаясь ни перед каким препятствием, преодолевая завалы, кусты и широкие ручьи.

Незаметно Годфри привязался к новому товарищу. У Карефиноту обнаружились необычайные способности, он легко поддавался обучению, но одного никак не мог одолеть — английского языка. Несмотря на все усилия, туземец не способен был произнести даже самых простых слов, которым его старательно обучали Годфри и учитель танцев.

Итак, жизнь на острове благодаря счастливому стечению обстоятельств становилась даже довольно приятной, и никакая опасность не угрожала больше его обитателям. Но не было дня, чтобы Годфри не вспоминал свою невесту Фину и дядюшку Виля! Он с тайным страхом ждал наступления зимнего времени, которое воздвигнет между ним и его близкими еще более непреодолимую преграду.

Двадцать седьмого сентября чрезвычайный случай, потребовавший немедленного решения, отвлек племянника Кольдерупа от мучительных раздумий.

В тот день Годфри и Карефиноту, собирая во время прилива моллюсков возле Дримбея, вдруг заметили множество маленьких плавучих островков, подгоняемых к берегу ветром,— целый архипелаг, над которым кружили так называемые морские ястребы — птицы с огромным размахом крыльев. Откуда взялись эти странные островки, плывшие по воле волн, и что они собой представляют?

Пока Годфри стоял в растерянности, не зная, что подумать, Карефиноту лег на живот, вобрал голову в плечи и, растопырив руки и ноги, пополз.

Годфри, ничего не понимая, уставился на него и вдруг сообразил:

— Черепахи!

Карефиноту не ошибся. Действительно, это были черепахи, усеявшие всю поверхность моря на расстоянии не меньше квадратной мили. Они быстро приближались к острову, рассекая воду задними ногами, похожими на ласты. Их ловкие, сильные движения напоминали полет больших хищных птиц, например, орлов. Саженях в ста от берега черепашьи спины вдруг скрылись под водой, а их пернатые спутники взмыли в воздух, описывая большие спирали. Прошло несколько минут, и первая приливная волна выбросила на сушу добрую сотню настоящих зеленых морских черепах. Каждая имела не менее трех-четырех футов в диаметре. Огромные мокрые панцири, зеленовато-бурого оттенка, с мраморным рисунком, блестели на солнце.

Изумительное зрелище вызвало в душе Робинзона настоящий восторг, впрочем, тут же уступивший место не столь возвышенному чувству. «Мясо черепахи, великолепное на вкус, отлично сохраняется, если его хорошенько просолить»,— учили старые путешественники, и Годфри сейчас очень кстати вспомнил о них. Приближался сезон дождей, и как тут не беспокоиться о запасах продовольствия!

Робинзон и Пятница побежали по отмели к дарам моря, свалившимся им прямо в руки. Чтобы добыча не ускользнула от них, друзья принялись переворачивать животных брюхом кверху, а между тем каждое весило не менее тысячи фунтов. Вот когда пригодилась мускульная сила спасенного туземца!

Домой они вернулись почти в темноте, нагруженные черепашьим мясом. Несколько дней в Вильтри к столу подавался превосходный свежий бульон, который с удовольствием поглощал не один Тартеллет.

Второе происшествие, заставившее несчастного жениха оставить мечты о прошлом и обратиться к реальности, произошло на охоте. Обычно его сопровождал Карефиноту, Тартелетт же предпочитал хозяйничать в Вильтри. Природа явно не наделила учителя танцев талантом стрелка, хотя первый выстрел оказался очень метким.

Однажды Годфри с Карефиноту охотились в лесу у подножия главного хребта острова Фины. С самого утра им встретились лишь две или три антилопы, промелькнувшие в глубине чащи на таком расстоянии, что стрелять в них не имело смысла. За мелкой дичью Годфри не гонялся: пищи у них было вдоволь, а убивать, только чтобы убить,— не в его принципах. Охотников из Вильтри антилопы привлекали скорее не мясом, а шкурами, которые очень пригодились бы Робинзонам в холодные дни. Но на этот раз Годфри возвращался с пустыми руками.

Было около трех часов пополудни. После завтрака на привале охота не стала удачнее, и потому юноша решил больше не задерживаться, а поспешить к обеду в Вильтри. Они уже пересекали опушку леса, как вдруг Карефиноту резко обернулся, подскочил к Годфри, схватил его за плечи и потащил с такой силой, что молодой стрелок, только пролетев двадцать шагов по воздуху, сумел остановиться. Отдышавшись, он вопросительно поглядел на Карефиноту.

Негр с испуганным видом показал рукой на зверя, неподвижно застывшего шагах в пятидесяти от них. Годфри не поверил глазам: перед ними стоял бурый медведь. Обхватив лапами ствол дерева, он зловеще покачивал головой сверху вниз, будто собираясь броситься на охотников.

Смелый охотник не задумываясь поднял ружье и выстрелил, раньше чем Карефиноту успел его удержать.

Сразила ли пуля хищника? Вполне возможно. Убил ли его Годфри? Утверждать трудно. Во всяком случае, медведь, широко расставив лапы, рухнул к подножию дерева.

Нельзя было медлить ни минуты. Поединок с косолапым хозяином мог привести к плачевным результатам. Известно, что в лесах Калифорнии даже лучшим охотникам стоила жизни встреча с бурым медведем. Поэтому Карефиноту, как видно, знакомый с повадками этого сильного зверя, схватил Годфри за руку и потащил к Вильтри, а тот, понимая, что опасность еще не миновала, не стал сопротивляться.

ГЛАВА XIX,

в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется

Присутствие на острове дикого зверя заставило Робинзонов серьезно задуматься. Какие еще испытания уготованы им, несчастным, заброшенным сюда по прихоти судьбы? Годфри не утаил от Тартелетта последнего приключения — и, кажется, поступил опрометчиво.

— Медведь! — воскликнул учитель танцев, с таким испугом озираясь по сторонам, будто целая стая хищников уже осаждала Вильтри.— Но откуда тут взялся медведь? Ведь до сих пор их не было видно на нашем острове! А раз появился один, то, несомненно, появятся и другие, и, может быть, тут водятся не только медведи, но и пантеры, гиены, львы, ягуары.

Воспаленному воображению Тартелетта остров Фины представлялся сплошным зверинцем, наполненным вырвавшимися из клеток хищниками.

Годфри, призвав на помощь все свое хладнокровие, спокойно возразил, что не следует преувеличивать. Он видел пока только одного медведя и не может понять, почему тот не попадался ему раньше. Во всяком случае, рано делать вывод, что Остров наполнен кровожадными хищниками, которые рыщут в лесах и прериях. Тем не менее нужно помнить об осторожности и не выходить из дома без оружия.

Несчастный Тартелетт! С того дня его существование состояло из сплошных ужасов, волнений и страхов, к которым примешивалась тоска по далекой Калифорнии.

— Нет уж, спасибо! — повторял он.— Ко всем удовольствиям еще и звери! Довольно! Хватит! Я требую, чтобы меня отправили домой!

Если бы только это было возможно!

Годфри и его спутники стали осторожнее. Звери могли появиться не только со стороны берега или прерии, но и притаиться, например, позади группы высоких секвой. Годфри приготовился принять серьезные меры для защиты на случай внезапного нападения. Прежде всего наши герои укрепили дверь, чтобы она могла выдержать удары лап хищного зверя. Для скота Годфри решил устроить загон, где козы, агути и бараны будут находиться в безопасности хотя бы ночью. Но это оказалось делом нелегким. Ограда получилась не слишком прочной и недостаточно высокой, чтобы помешать медведю свалить ее, а гиене — перепрыгнуть.

Карефиноту взял на себя ночные дежурства возле Вильтри, что гарантировало от всяких неприятных неожиданностей. Подвергаясь серьезной опасности, негр сознавал, что оказывает услугу своим освободителям, и каждую ночь стоял на часах, хотя Годфри уговаривал его дежурить поочередно.

Прошла еще неделя, страшные гости пока не показывались в окрестностях Вильтри. Теперь Годфри без особой необходимости не уходил далеко от дома. За баранами, козами и агути, пасшимися на соседнем лугу, учредили строгий надзор, и чаще всего обязанности пастуха исполнял Карефиноту. Ружья он с собой не брал, так как все еще не научился с ним обращаться, зато за поясом у него всегда был охотничий нож, а в правой руке — топор. С таким вооружением ловкий и сильный негр мог сразиться не только с медведем, но, если придется, и с тигром.

Однако ни медведь, ни тигр и никакие другие звери в Вильтри не появлялись. Годфри понемногу успокаивался. Он возобновил свои прогулки по острову и даже стал ходить на охоту, хотя и остерегался забираться в чащобу. Когда вместе с Годфри на охоту уходил и Карефиноту, Тартелетт, тщательно заперев дверь, забивался в дупло, и никакие силы не заставили бы его оттуда выйти, даже если ему предложили бы давать уроки танцев! Когда же Годфри уходил один, танцмейстер оставался с туземцем и с большим усердием занимался его воспитанием.

Тартелетт пробовал сначала научить Карефиноту самым элементарным английским словам, но голосовой аппарат негра был настолько неприспособлен к английской фонетике, что от уроков пришлось отказаться.

— Хорошо! — решил Тартелетт.— Раз я не могу быть его учителем, сам стану учеником.

И он принялся повторять за туземцем междометия.

Напрасно Годфри убеждал его, что в этих занятиях никакого проку: Тартелетт настаивал на своем. Учителю танцев хотелось знать полинезийские названия предметов, которые он показывал Карефиноту.

Очевидно, Годфри недооценивал талантов танцмейстера. Тартелетт оказался способным учеником и по истечении пятнадцати дней запомнил пятнадцать слов. Например, он твердо усвоил, что на языке Карефиноту «бирси» означает огонь, «араду» — небо, «мервира» — море, «дура» — дерево и так далее. Он пребывал в таком восторге от своих успехов, будто получил первый приз на конкурсе знатоков полинезийских наречий. В благодарность он решил обучить Карефиноту хорошим манерам и основным правилам европейской хореографии.

Годфри не мог отказать себе в удовольствии посмеяться от души, глядя на них, и по воскресеньям присутствовал на уроках знаменитого мастера классической хореографии Тартелетта из Сан-Франциско.

Действительно, зрелище было презабавное. Несчастный туземец, обливаясь потом, с невероятным трудом проделывал танцевальные «экзерсисы». При всем его прилежании и покорности не так-то просто оказалось превратить полинезийца с широченными плечами, отвислым животом и вывернутыми внутрь коленями в нового Вестриса или Сент-Леоне[35].

Тартелетт приходил в неистовство, а Карефиноту, кротко снося все муки, старался изо всех сил. Вообразите, каких ему стоило усилий встать в первую позицию! Когда же дело доходило до второй, а потом и до третьей — мучениям не видно было конца!

— Гляди на меня, куль с мякиной,— кричал Тартелетт, больше всего ценивший в занятиях наглядность.— Ноги врозь! Еще шире! Носок одной ноги приставить к пятке другой! Раздвинь колени, недотепа! Убери плечи! Голову прямо!… Руки округлить!…

— Но вы требуете от него невозможного,— вступался за беднягу Годфри.

— Для умного человека нет ничего невозможного! — отвечал Тартелетт.

— Но его тело не приспособлено…

— Приспособится! Отлично приспособится! Потом это дитя природы будет мне признательно за то, что я научил его входить в салон.

— Но ведь ему никогда не представится случай попасть в салон!

— Как знать, Годфри! — невозмутимо возражал учитель.

Учитель танцев брал свою карманную скрипку и начинал наигрывать короткие пронзительные мелодии, приводившие Карефиноту в буйный восторг. Тут уж его не приходилось уговаривать. Не думая о правилах хореографии, туземец с уморительными ужимками выделывал всевозможные коленца, прыгал, кувыркался и скакал.

А Тартелетт, глядя на резвящегося сына Полинезии, размышлял: «Не может ли быть так, что эти движения, хотя и противоречащие всем принципам хореографического искусства, более естественны для рода человеческого, чем отработанные веками па?»

Но мы отвлеклись. Оставим учителя танцев и изящных манер наедине с его философскими раздумьями и вернемся к проблеме более практической и злободневной, а именно: обитанию бурых медведей на острове Фины. Годфри, посвятивший этому вопросу все последние экскурсии, не только ни разу не встретил ни одного из опасной породы зверей, но даже ни разу не видел их следов: ни в чаще леса, ни на берегах речки, куда медведи, пантеры, львы или кто другой могли ходить на водопой. По ночам тишину ни разу не нарушали вой или рычание, и домашние животные по-прежнему спали спокойно.

«Как странно! — говорил себе Годфри.— Ведь ни я, ни Карефиноту не могли ошибиться. Нет сомнения в том, что я видел медведя и стрелял в него. Неужели тот зверь был единственным представителем своего вида на нашем острове?»

Совершенно необъяснимо! Если косолапый действительно был убит, то куда же тогда делся его труп? Годфри повсюду искал, но медведь исчез бесследно. Смертельно раненный, он мог, конечно, добраться до своей берлоги и там околеть. Но тогда на земле остались бы пятна крови… Вся эта непонятная история наводила ужас. Кажется, явись перед Годфри подстреленный им зверь с целым полчищем своих собратьев, ему не стало бы страшнее.

В первых числах ноября начался холодный сезон. Целые дни поливал дождь. Позднее, вероятно, начнутся ливни, не прекращающиеся в этих широтах неделями. Такова здешняя зима, и пора подумать, как ее пережить. Годфри вспомнил о своем намерении устроить очаг в самом дупле, чтобы обогревать его и готовить еду, укрывшись от ветров и ливней.

Он выбрал место у стенки секвойи и положил туда несколько камней — плашмя и на ребро; они-то и станут служить очагом. Сложнее было соорудить дымоход. Выпускать дым через длинное дупло, а затем через отверстие, пробитое молнией, Годфри считал неразумным. Наконец он смекнул, что в качестве дымовой грубы можно приспособить длинный толстый ствол бамбука, росшего кое— где по берегам речки.

Юноше усердно помогал старательный Карефиноту, понявший, хотя и не без некоторых усилий, что от него требуется. Они прошли около двух миль, пока не выбрали достаточно толстые бамбуковые стволы, и вместе занялись сооружением трубы. Стебли бамбука очистили от сердцевины и, подровняв у краев, вставили несколько трубок одна в другую. Получилась довольно длинная дымовая труба, упирающаяся верхним концом в отверстие, пробитое молнией. Такой очаг вполне устраивал всех, требовалось только следить, чтобы бамбук не загорелся. Вскоре в дупле Вильтри весело запылал огонь, а в воздухе совсем не чувствовалось дыма.

Они успели вовремя, ибо с третьего по десятое ноября дожди полили не переставая. Разводить огонь под открытым небом теперь стало невозможно. Всю эту тоскливую неделю Годфри и его товарищи провели взаперти, выходя из дому лишь для того, чтобы только присмотреть за скотом и курами.

Но вот оказалось, что у них полностью иссяк запас камасов, заменявших хлеб. Отсутствие мучнистых корней становилось все более ощутимым, и Годфри заявил Тартелетту, что, как только погода станет более сносной, он отправится с Карефиноту за камасами. Учителя танцев не слишком прельщала перспектива плестись две мили по мокрой траве, и он охотно остался караулить дом.

Вечером десятого ноября небо, затянутое серыми тучами, набежавшими еще в начале месяца с западным ветром, стало постепенно очищаться. Дождь начал утихать, и на закате показалось солнце. Все говорило о том, что следующий день обещает быть безоблачным.

— Завтра на рассвете,— сказал Годфри,— мы с Карефиноту отправляемся в путь.

— Желаю удачи,— ответил учитель танцев.

К ночи совершенно разошелся туман и высыпали звезды. Тотчас же после ужина Карефиноту снова занял свой сторожевой пост, который он покинул на время дождей. Напрасно Годфри убеждал его вернуться в комнату, говоря, что теперь вовсе не обязательно сторожить Вильтри, ведь ни один дикий зверь больше не показывался. Но Карефиноту не поддавался никаким уговорам, и Годфри вынужден был отступиться.

На другой день погода действительно благоприятствовала островитянам. Около семи часов утра Годфри вышел из Вильтри — первые лучи солнца уже золотили густые вершины секвой.

Карефиноту по-прежнему стоял на посту. Он продежурил здесь всю ночь и наконец дождался Годфри. Вооружившись до зубов, они захватили с собой по большому мешку. Простившись с Тартелеттом, охотники направились к речке, чтобы затем пройти по левому берегу туда, где росли камасы.

Через час они без всяких приключений добрались до цели.

Три часа юноша и негр работали, не разгибая спины, и только около одиннадцати пустились в обратный путь с мешками, полными камасов. Шагая рядом и весело переглядываясь, они подошли к речной излучине. В этом месте деревья живописно склонились над водой, образуя своеобразный полог над обоими берегами.

Вдруг Годфри остановился. В этот раз он сам заметил и показал Карефиноту на зверя, неподвижно стоявшего у дерева. Глаза его как-то странно светились.

— Тигр! — воскликнул молодой путешественник.

И он не ошибся. В самом деле, то был громадный тигр! Изогнувшись в дугу, он обхватил когтями ствол дерева, готовясь к прыжку.

Годфри, бросив на землю свой мешок, в одно мгновение прицелился и спустил курок.

— Ура! — закричал он.

Подстреленный тигр отскочил назад. Но рана могла быть не смертельной, а тогда не жди пощады от разъяренного зверя.

Стрелок поднял ружье, чтобы выстрелить второй раз.

Но тут Карефиноту, которого Годфри не успел сдержать, метнулся с ножом вслед за тигром.

Напрасно Годфри кричал, требуя, чтобы тот остановился, напрасно звал… Негр ничего не слышал или не хотел слышать, поглощенный одним желанием: добить зверя, даже если это будет стоить ему жизни.

Юноша бросился к реке. Добежав до берега, он увидел, что Карефиноту вступил в яростную схватку с тигром. Негр сдавил зверю горло и нанес ему страшный удар ножом в сердце. Тигр скатился в речку, полноводную после долгих дождей. Бурный поток подхватил тело животного и стремительно унес его в море.

Медведь! Тигр! Сомнений больше не было: на острове водились хищные звери…

Подойдя к Карефиноту, Годфри убедился, что тот отделался лишь несколькими ссадинами. Они подобрали свои камасы и двинулись в обратный путь, размышляя о новых превратностях, которые готовит им судьба.

ГЛАВА XX,

в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров

Когда Тартелетт узнал, что на острове, кроме медведей, водятся еще и тигры, он пришел в такой ужас, что долго не осмеливался высунуть нос из дупла. Ведь рано или поздно хищники узнают дорогу в Вильтри! Не осталось уголка, где можно чувствовать себя в безопасности! Тартелетт требовал возвести укрепления, каменные стены с эскарпами[36], контр-эскарпами и бастионами, которые должны обеспечить безопасность обитателям дупла большой секвойи. А так как соорудить эти фортификационные сооружения было невозможно, он хотел или вернее мечтал поскорее покинуть остров.

— Я тоже,— спокойно отвечал ему Годфри.

И в самом деле, условия жизни на острове Фины теперь уже были не те, что прежде. Если до сих пор благоприятный случай помогал им бороться с лишениями, выдерживать непогоду и переносить тяготы зимы, то защищаться от диких зверей и каждую минуту ждать нападения — было просто невыносимо.

Положение становилось все более серьезным, а скоро могло стать и критическим.

«Но как объяснить тот факт,— спрашивал себя Годфри,— что в течение четырех месяцев мы не видели на острове ни одного зверя, а за последние две недели встретились и с медведем, и с тигром. Что бы это значило?»

Действительно, факт был необъясним, хотя настолько очевиден, что нельзя с ним не считаться!

И все же Годфри не пал духом. Превратности судьбы только укрепляли его хладнокровие и мужество. Если им действительно грозят дикие звери, то он примет против этой новой опасности самые решительные меры.

Но какие?

Прежде всего надо сократить выходы в лес и на побережье; покидать дом следует с оружием в руках и только в случае крайней необходимости.

— Ив первом и во втором случае,— внушал своим спутникам Годфри,— мы отделались легким испугом, но третья встреча с хищником может кончиться плачевно. Не стоит зря рисковать!

Суровая необходимость заставляла жителей Вильтри не только отказаться от частых прогулок, но и требовала усилить охрану жилища и скота, ибо хищники могли их просто уничтожить. Годфри всерьез подумывал о том, чтобы укрепить Вильтри, хотя от грандиозного проекта Тартелетта — возвести вокруг секвойи пояс оборонительных сооружений,— разумеется, пришлось отказаться. Остановились на том, чтобы поставить высокий, прочный забор между стволами ближайших секвой, иначе говоря, окружить Вильтри надежной оградой, которая обеспечила бы им относительную безопасность и защиту от нападения извне.

Годфри прикинул: сделать такой забор возможно, хотя и непросто. Трудно представить, сколько стволов им придется срубить и обработать, чтобы соорудить подобное заграждение. Но Годфри не страшили никакие трудности. Он посвятил в свои планы Тартелетта, и тот их одобрил, пообещав свое содействие. Учитель танцев сумел кое-как растолковать суть замысла Карефиноту, который, как всегда, готов был броситься на помощь по первому зову.

Робинзоны и верный Пятница без промедления принялись за дело.

В одной миле от Вильтри, вверх по течению речки, была небольшая рощица, где росли корабельные сосны. Наши путешественники ни за что не сумели бы напилить досок из поваленных деревьев. Но если заострить бревна, а затем вбить в землю, получится достаточно прочный забор.

И вот, двенадцатого ноября, на рассвете, Годфри со своей бригадой направился к роще. Они продвигались с крайней осторожностью.

Тартелетт, измученный треволнениями последних дней, то и дело повторял:

— Не по душе мне эта вылазка в лес! Поскорее бы уехать отсюда.

На этот раз Годфри не стал ни утешать его, ни затевать спор, а призвал учителя танцев к благоразумию. Ради общей пользы сейчас нужно действовать не словами, а руками. Приходилось сделаться на какое-то время вьючными животными.

Впрочем, на всем пути от Вильтри до сосновой рощи им ничего подозрительного не встретилось, хотя все трое внимательно оглядывали прерию от края до края. Пасшийся на лугу скот не выказывал ни малейшей тревоги. Птицы беспечно щебетали среди ветвей или порхали в воздухе.

Достигнув рощицы, путники тотчас же приступили к работе. Годфри счел более разумным сначала свалить нужное количество деревьев, а потом переправить их в Вильтри. Обрабатывать стволы на месте будет удобнее.

Карефиноту, как и следовало ожидать, научился обращаться с топором и пилой и стал незаменимым помощником. Очень сильный, он не прерывал работы даже тогда, когда Годфри останавливался передохнуть, а Тартелетт в изнеможении падал в траву, раскинув руки и ноги, не в силах даже вытащить свою карманную скрипку. Между прочим, учителю танцев и изящных манер, поневоле ставшему лесорубом, Годфри дал самую легкую работу — очистку стволов от ветвей. Если бы за это платили полдоллара в день, то учитель зарабатывал бы, наверное, не более десяти центов!

Бригада работала шесть дней подряд, с двенадцатого по семнадцатое ноября. Являлись на участок рано утром, в полдень съедали захваченный из дому обед, поздно вечером возвращались и ужинали в Вильтри. Погода была капризная, часто набегали тучи, то парило, то лил дождь. Робинзоны спасались от дождя под деревьями и, чуть только прояснялось, снова принимались за дело.

Восемнадцатого ноября отобранные для ограды деревья лежали на земле — без верхушек, с очищенными от ветвей стволами.

Дикие звери больше не появлялись. Может быть, их вообще не осталось на острове, и убитые медведь и тигр жили в одиночку без сородичей? Увы, это невозможно!

Поэтому Годфри и не думал отказываться от своего плана — огородить Вильтри высоким забором, который мог бы защитить их от всяких неприятных неожиданностей. К тому же самое трудное было уже позади, оставалось лишь переправить бревна к месту постройки.

Да, самая тяжелая работа сделана, но как бы они справились с переноской бревен, если бы Годфри не пришла в голову блестящая мысль сплавить лес по реке? После обильных дождей речка стала полноводной. Без особых затруднений можно связать из бревен плоты и спустить их вниз по течению. У мостика плоты сами остановятся и будут разобраны, а оттуда до Вильтри шагов двадцать.

Больше всех радовался учитель танцев: усердный труд помог ему вновь обрести достоинство.

Девятнадцатого ноября первые плоты благополучно прибыли на место. Меньше чем за три дня удалось переправить весь заготовленный лес.

Двадцать первого ноября часть бревен уже забили на два фута в землю. Заостренные вверху столбы скреплялись между собой гибкими, но крепкими прутьями. Забор получился на славу! Годфри радовался быстрому продвижению дела, скоро они действительно заживут как в крепости.

— Чувствовать себя как за крепостной стеной мы будем только на Монтгомери-стрит,, в особняке вашего дядюшки Кольдерупа,— не унимался учитель.

Двадцать шестого ноября забор на три четверти был готов. Вильтри оказался в центре ограды, там же росло еще несколько секвой, и среди них та, что служила курятником (сама собой напрашивалась мысль отвести часть огороженного пространства под хлев, устроить его теперь не составляло труда). Через три-четыре дня они закончат забор, останется приделать прочную дверь, и обитатели Вильтри будут в полной безопасности.

Но на следующий день, двадцать седьмого ноября, их работу прервала одна неожиданность, столь же загадочная, как и многое другое, что происходило на острове Фины. В тот день, около восьми часов утра, Карефиноту, взобравшийся вверх по узкой трубе дупла, чтобы законопатить отверстие на случай сильного дождя или ветра, вдруг громко закричал.

Годфри, занимавшийся забором, поднял голову и увидел, что негр жестами зовет его к себе. Понимая, что туземец не стал бы беспокоить по пустякам, юноша, схватив подзорную трубу, быстро поднялся по внутренней стенке дупла, пролез через верхнее отверстие, добрался до разветвления и вскоре уже сидел верхом на одной из громадных веток.

Карефиноту показывал на северо-восток, где вдавался в море закругленный мыс. Там поднимался к небу густой столб дыма.

— Опять! — вскричал Годфри.

Он навел подзорную трубу и убедился, что на сей раз это явно не обман зрения: такой дым мог идти только от большого костра, так как был отчетливо виден на расстоянии пяти миль.

Годфри повернулся к негру, который громкими возгласами и всем своим поведением выражал крайнее беспокойство. Да и сам Годфри встревожился ничуть не меньше.

Впереди взору открывалась морская гладь, чистая и спокойная, ни корабля, ни паруса, ни туземной прао — ничего, что могло бы напомнить о недавней высадке дикарей.

— Больше они меня не проведут! Теперь уж я узнаю, от какого огня идет дым! — воскликнул Годфри.

И, указав негру на северо-восток, а потом на подножие секвойи, Годфри дал знать, что хочет немедленно отправиться на берег, откуда поднимается дым.

Карефиноту мгновенно понял его и одобрил кивком головы.

«Если там скрывается человек,— размышлял Годфри,— я узнаю, кто он и откуда! Нужно выяснить, почему он прячется! Это необходимо знать для нашей безопасности!»

Спустившись с дерева, Годфри рассказал Тартелетту о том, что увидел и что надумал предпринять, предложив учителю отправиться вместе с ним. Однако до северного побережья пути не менее десяти миль, а Тартелетт превыше всего ценил свои ноги, считая, что они предназначены исключительно для благородных упражнений. Именно по этой причине он хотел остаться в Вильтри.

— Хорошо! — сказал Годфри.— Мы пойдем без вас! Но не ждите нас раньше ночи.

Захватив с собой немного провизии, чтобы перекусить на привале, друзья простились с Тартелеттом, не преминувшим заметить, что все равно они ничего не найдут и только зря потратят силы.

Юноша взял с собой ружье и револьвер, а негр — топор и свой любимый охотничий нож. Они перешли по мостику на правый берег речки и направились через прерию — туда, где из-за скал поднимался дым. Разведчики шли быстрым шагом, то и дело озираясь по сторонам и боясь, чтобы нападение зверя, притаившегося где-нибудь в кустах, не застало бы их врасплох; но никаких признаков хищника они не заметили.

В полдень путники сделали короткий привал, а затем продолжили путь и вскоре достигли первых прибрежных скал. До того места, откуда по-прежнему поднимался дым, оставалось еще не менее четверти мили. Годфри и Карефиноту быстрее зашагали вперед, все время держась настороже.

И вдруг дым исчез, будто кто-то внезапно погасил костер. Но Годфри удалось запомнить скалу, откуда он поднимался. Каменная глыба по форме напоминала усеченную пирамиду. Пройдя еще около четверти мили, разведчики преодолели скалистую гряду и, когда оказались шагах в пятидесяти от цели, бросились туда… Никого!… Но угасающий огонь и тлеющие угли не оставляли сомнений…

— Кто-то здесь был! — воскликнул юноша.— Был только что! Как бы разузнать кто!

Он крикнул… Никакого ответа! Туземец испустил оглушительный вопль… Тишина.

Вместе они облазили все окрестные скалы, пытаясь выяснить, нет ли поблизости какой-нибудь пещеры, где мог бы спрятаться человек, потерпевший кораблекрушение, или туземец, осмотрели даже самые узкие щели и выемки. Все напрасно: никаких следов человека…

— Во всяком случае,— повторял Годфри,— нам теперь ясно, что дым идет не от горячего источника, а от горящего костра. Сам собою, конечно, огонь загореться не мог!

Около двух часов пополудни, утомленные напрасными поисками, разочарованные и встревоженные, Годфри и Карефиноту пустились в обратный путь. Годфри шел, погруженный в тяжелые думы. Ему казалось, что остров находится во власти какой-то таинственной силы. Появление дыма, а еще раньше — зверей — все это выглядело крайне загадочно.

Через час он окончательно убедился в справедливости своих подозрений, когда услышал под ногами какой-то странный шум, напоминающий шелест опавших листьев. Карефиноту быстро оттолкнул Годфри, который не сразу заметил темно-серую, с коричневым оттенком, с пятнами и черными поперечными полосками ленту, мелькнувшую в траве.

— Змея! — закричал он.— Ко всему прочему еще и змеи. Разве мало нам медведей и тигров?

Да, одна из опаснейших тварей, встречающихся на Американском континенте, гремучая змея, с характерным шуршанием проползла совсем рядом и скрылась вместе со своими гремушками.

Ловкий негр бросился за, ядовитой гадиной, успевшей проскользнуть в густые заросли, догнал и ударом топора отсек ей голову. Но это еще не все! Многочисленные сородичи ужасного создания сопровождали друзей почти до самого дома, пока они не перебрались на другой берег реки, где стоял Вильтри.

По-видимому, остров Фины подвергся нападению ползучих гадов. Откуда они взялись? Почему их не было раньше? В те тревожные минуты Годфри вспомнился легендарный Тенос, получивший известность в древнем мире благодаря змеям, которых там было великое множество. Отсюда даже происходит название одного из видов гадюк.

— Поспешим! — крикнул Годфри, жестом давая понять Карефиноту, что нужно ускорить шаг.

Юношей овладело беспокойство. Не зная, какая ждет их еще беда, он хотел побыстрее возвратиться в Вильтри. Предчувствие его не обмануло. Едва ступив на мостик, он услышал отчаянные вопли и мольбы о помощи.

— Тартелетт! — воскликнул Годфри.— С ним что-то случилось!

Пробежав шагов двадцать, они увидели Тартелетта, мчавшегося им навстречу. За ним гнался громадный крокодил, появившийся, очевидно, из реки. Несчастный учитель танцев, вне себя от страха, несся напрямик вместо того, чтобы свернуть куда-нибудь. Расстояние между ним и чудовищем неумолимо сокращалось… Вдруг учитель танцев споткнулся и упал. Все кончено… Он погиб…

Годфри замер, но тут же, со свойственным ему хладнокровием, сорвал с плеча карабин и прицелился крокодилу в глаз.

Меткий выстрел сразил чудовище наповал.

Карефиноту подбежал к учителю танцев и помог ему подняться. На этот раз Тартелетт отделался только страхом.

Около шести часов вечера Годфри и его спутники были у подножия большой секвойи. Грустные мысли одолевали всех троих за ужином! Сколько долгих бессонных ночей предстоит им еще провести на этом злополучном острове, где, казалось, сама природа ополчилась на бедных Робинзонов?

А Тартелетт все повторял одно и то же:

— Как бы хотел я уехать отсюда!

ГЛАВА XXI,

которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту

Наступила зима — необыкновенно суровая для здешних широт. Годфри правильно поступил, перенеся очаг внутрь жилища. Работы по возведению ограды к тому времени закончились, высокий забор и прочная дверь обеспечивали безопасность обитателям Вильтри.

В течение шести недель, то есть до середины января, на острове свирепствовали такие ураганы, что уйти далеко от дома было просто невозможно. Гигантские секвойи раскачивались от страшного ветра, срывавшего сухие ветки. Жильцы дупла подбирали их и складывали про запас: огонь в очаге сжирал много топлива.

Робинзоны закутались во все теплое, что нашлось в сундуке. Во время походов за камасами больше всего им пригодились куски шерстяной ткани, но погода с каждым днем ухудшалась, пришлось вовсе отменить эти вылазки. Об охоте нечего было и думать: намело столько снегу, словно остров Фины находился не в тропической зоне, а где-то у Полярного круга.

Северная Америка из-за постоянных северных ветров является одной из самых холодных стран земного шара. Зима здесь длится до середины апреля, а с морозами приходится прямо-таки сражаться не на жизнь, а на смерть. Поневоле напрашивался вывод, что остров Фины вопреки первоначальным предположениям Годфри лежал примерно на тех же широтах — где-то севернее Сан-Франциско. Поэтому появилась необходимость основательнее подготовить жилище к зиме. Правда, ветер в дупло не проникал, но сырость и холод давали о себе знать. Наши зимовщики, пока у них хватало провизии, заботились главным образом об утеплении своего дома. Когда же стало подходить к концу засоленное черепашье мясо, пришлось принести в жертву нескольких коз, агути и овец, поголовье которых не увеличилось с тех пор, как они попали на остров.

Было от чего прийти в отчаяние!

А тут вдруг Годфри подхватил лихорадку, терзавшую его около двух недель. Не окажись у них лекарств, обнаруженных в том же сундуке, вряд ли он быстро поправился бы. В отличие от Тартелетта, который не мог оказать больному никакой помощи, Карефиноту самоотверженно ухаживал за Годфри.

Не передать, какие муки испытывал молодой Робинзон, как сожалел о прошлом и винил себя. Ведь по его вине они с Тартелеттом оказались в столь плачевном положении. Сколько раз в болезненном бреду он звал свою невесту Фину и дядюшку Виля, которые остались там, далеко, за сотни миль, и, казалось, навсегда потеряны для него! Как проклинал он теперь жизнь Робинзона, когда-то пленявшую его юношеское воображение и представлявшуюся недостижимым идеалом! И вот жестокая реальность заставила его, типичного городского жителя, испытать все превратности жизни на природе, и не было никакой надежды вернуться снова когда-нибудь в родной дом…

Так прошел самый трудный месяц декабрь, и только перед Новым годом Годфри стал потихоньку поправляться.

Что касается Тартелетта, то он, по милости судьбы, чувствовал себя превосходно, хоть и не переставал охать и стонать. Подобно тому, как грот нимфы Калипсо после отъезда Одиссея «перестал оглашаться веселыми звуками», так и в Вильтри не звучала больше карманная скрипка Тартелетта: ее струны застыли на холоде.

Годфри тревожило не только появление на острове хищных зверей, но и возможная встреча с туземцами. Раз на острове находятся люди, ничто не может им помешать ворваться сюда, бревенчатый забор вряд ли послужит для них препятствием. Придя к такому заключению, Годфри решил, что самым надежным убежищем будут для Робинзонов ветви секвойи, надо только позаботиться о более удобном способе подъема, а также надежно закрыть входную дверь от непрошеных гостей, если попытаются проникнуть в дупло.

С помощью Карефиноту Годфри вырубил в стенках секвойи ступеньки и соединил их, словно перилами, веревкой, свитой из волокнистых растений. В Вильтри появилась лестница.

— Ну вот! — с улыбкой сказал Годфри, окончив работу.— Теперь у нас два дома: внизу — городской, а наверху — загородный.

— Я предпочел бы даже погреб, но только на Монтгомери— стрит,— проворчал Тартелетт.

Наступили рождественские праздники, которые всегда так весело встречают в Соединенных Штатах Америки. Первый день Нового года, наполненный светлыми детскими воспоминаниями, был дождливым, снежным, холодным и неприветливым.

Вот уже пять месяцев, как потерпевшие крушение на «Дриме» были отрезаны от всего мира. Начало года не только не казалось им счастливым, оно сулило еще более тяжкие испытания.

Снег шел не переставая до семнадцатого января. В этот день Годфри выпустил коз на луг, чтобы они сами нашли себе пропитание. К вечеру опять похолодало и стало сыро. Весь остров и высокие темные секвойи погрузились в глубокий мрак.

Годфри и Карефиноту, вытянувшиеся на своих постелях, напрасно старались заснуть. Около десяти часов с севера донесся глухой шум, который с каждой минутой становился все отчетливее.

Ошибки быть не могло — где-то поблизости бродили хищные звери. К зловещим завываниям тигра и гиены присоединилось грозное рычание пантеры и льва. Какой это был ужасный концерт!

Робинзоны и негр в ужасе вскочили со своих постелей. Только Карефиноту был почему-то не столько напуган, сколько удивлен. В отчаянной тревоге прошло два долгих часа. Рычание слышалось все ближе и ближе и вдруг прекратилось. Или кровожадная стая, сбившись с пути, подалась в другую сторону? Быть может, Вильтри минует беда?

«Так или иначе,— думал Годфри,— если мы не уничтожим всех хищников до последнего, покоя нам здесь не будет».

После полуночи яростный рев возобновился. Звуки раздавались где-то совсем близко.

Но откуда они здесь появились? Ведь не могли же эти животные приплыть на остров Фины по морю? Значит, они обитали здесь и прежде, до появления Годфри и его спутников! В таком случае, что же побуждало хищных животных старательно прятаться и почему, охотясь в самых отдаленных уголках, Годфри ни разу не напал на их следы? Где же находится таинственное логово, в котором скрываются все эти львы, гиены, пантеры и тигры? Из всех странностей, происходивших на острове, внезапное появление диких зверей было самой неразрешимой загадкой.

Карефиноту, казалось, отказывался верить ушам своим и каждую минуту вздрагивал от грозного рева. При свете очага Годфри замечал, как его лицо перекашивалось странной гримасой. А Тартелетт то принимался жалобно хныкать, то громко причитал в своем углу. Он забрасывал Годфри вопросами, но тот не имел ни желания, ни возможности отвечать. Не раз подходил он вместе с Карефиноту к бревенчатой ограде, чтобы убедиться, что дверь крепко заперта.

Вдруг с истошным блеяньем ограду окружило стадо. Козы, бараны и агути, испуганные голосами голодных зверей, покинули пастбище и в панике устремились под защиту к людям.

— Нужно открыть дверь ограды!— крикнул Годфри.

Карефиноту молча кивнул и тут же выполнил приказание.

В ту же минуту стадо ворвалось внутрь, а следом за ним в глубокой темноте метнулись неясные тени, и фосфорическим светом блеснули злые глаза. Годфри не успел опомниться, как Карефиноту втолкнул его в дупло и плотно закрыл за ним дверь. На это туземцу понадобилась одна минута.

Хищники ворвались в ограду. Совсем рядом раздался дикий рев, к которому присоединилось жалобное блеяние коз и овец. Годфри и Карефиноту, прильнув к окошкам, прорубленным в коре секвойи, с трепетом следили за кровавой оргией зверей.

Тигры или львы, пантеры или гиены — в темноте трудно было разобрать — набросились на несчастную скотину.

Тартелетт, в приступе безумного страха, схватил карабин и высунул его наружу, чтобы спустить курок. Годфри едва успел его удержать.

— Остановитесь! — приказал он.— В такой темноте невозможно попасть в цель, а у нас не так много патронов, чтобы тратить попусту. Нужно подождать до рассвета!

И он был прав. Вместо хищников пули могли поразить домашних животных — ведь их поголовье значительно превышало бешеную стаю. Спасти скот казалось совершенно невозможно. Пожалуй, благоразумнее будет ими пожертвовать, чтобы дикие звери, насытившись, поскорее убрались из Вильтри. Тогда придет время поразмыслить, как защититься от нового нападения.

«Лучше всего,— думал Годфри,— постараться не выдать своего присутствия, иначе хищники предпочтут людей домашней скотине».

Но помраченный умом Тартелетт не внимал ни просьбам, ни уговорам. И тогда Годфри без лишних слов отобрал у него ружье. Учитель танцев в отчаянии упал на свою постель, проклиная и путешествия, и путешественников, и вообще всех маньяков, которым не сидится дома.

Тем временем Годфри и Карефиноту снова заняли наблюдательные посты — раз уж они не в силах помешать кошмарной резне, происходившей в нескольких шагах от них. Блеяние коз и баранов постепенно стихло. По-видимому, часть стада звери уже успели растерзать, а уцелевшие козы и овцы выскочили за ограду — навстречу неминуемой смерти. Гибель домашнего скота стала невосполнимой потерей для маленькой колонии. Но будущее сейчас мало заботило Годфри, все его мысли были поглощены настоящим.

Около часа ночи рычание и вой хищников стихли, но юноша и туземец все еще не отходили от окошек: им казалось, что в ограде по-прежнему мелькают зловещие тени. Слышался какой-то шум.

Должно быть, прибежали и другие звери, почуявшие запах крови. Они обнюхивали гигантскую секвойю и кружили возле нее, злобно рыча. Тени напоминали огромных кошек. Очевидно, стада им показалось мало, разгоряченных животных дразнили запахи человеческого жилья.

Годфри и его товарищи замерли, боясь пошевельнуться. Если они будут стоять тихо, может быть, звери оставят в покое их жилище. Но тут учитель танцев, предоставленный самому себе, схватил револьвер и, вообразив, что на него набросился тигр, выстрелил наугад— раньше, чем Годфри и Карефиноту успели ему помешать. Пуля пробила входную дверь.

— Несчастный! Что вы натворили! — воскликнул Годфри, подбегая к учителю, а Карефиноту тем временем сумел отобрать у него оружие.

Но было уже поздно. В ответ на выстрелы раздалось рычание… Хищники бросились в атаку. Громадные когти царапали кору секвойи, трясли дверь, которая вряд ли сможет противостоять такому натиску.

— Надо защищаться! — крикнул Годфри.

Схватив ружье и привесив к поясу патронташ, он снова занял свой пост возле окошка. К его удивлению, Карефиноту сделал то же самое. Да, туземец схватил другой карабин, которым они не пользовались, наполнил карманы патронами и устроился возле второго окошка. При свете вспышек Годфри и Карефиноту смогли разглядеть своих врагов.

Внутри ограды, воя от ярости и беснуясь, прыгали и падали под пулями львы и тигры, гиены и пантеры — не менее двух десятков зверей! Их оглушительный рев разносился далеко, ему вторили хищники, рыскавшие поблизости. Слышались завывания, доносившиеся из леса и прерии. Вой этот становился все громче, с каждой минутой приближаясь к Вильтри. Кому-то вздумалось выпустить на остров Фины целый зверинец!

Не обращая внимания на Тартелетта, все еще лежавшего на топчане в изящной позе подбитого лебедя, Годфри и Карефиноту хладнокровно продолжали стрелять. Чтобы не терять даром патронов и бить без промаха, они выжидали, когда перед ними возникнет какая-нибудь тень, и, тщательно прицелившись, стреляли. Раздавался дикий рев — пуля достигла цели.

Через четверть часа вой прекратился — потому ли, что звери устали от непрерывных атак, стоивших некоторым из них жизни, или потому, что они ждали рассвета, чтобы возобновить свои попытки проникнуть в жилище людей?

Что бы там ни происходило, Годфри и Карефиноту не отходили от смотровых окошек. Негр стрелял так же хорошо, как и молодой американец, и если его действиями руководил инстинкт подражания, то, нужно признать, он у дикаря был поразительно развит.

Около двух часов ночи ненасытные твари в двойном количестве и с удвоенной яростью ринулись в новую атаку. Опасность подступала все ближе и ближе, положение становилось почти безнадежным. У подножия секвойи раздавался яростный рев. Годфри и Карефиноту со своих наблюдательных постов продолжали бить по скачущим теням. Разъяренные животные трясли и царапали когтями дверь. В любой момент она могла рухнуть… Сквозь щели чувствовалось горячее дыхание кровожадных разбойников.

Годфри и Карефиноту пытались подпереть дверь кольями, на которых стояли топчаны, но все напрасно: дверь сотрясалась и трещала от яростного натиска. Годфри понимал, что дальнейшая борьба бесполезна. Если звери ворвутся в Вильтри, огнестрельное оружие не поможет. Юноша стоял, скрестив руки, и с ужасом глядел, как трясется дверь. Больше ему ничего не оставалось делать.

В отчаянии Годфри потер рукой лоб и тут же вспомнил о главном.

— Лестница! — крикнул он.

Годфри указал рукой на узкий проход в дупле, ведущий наверх, к разветвлению секвойи.

Не теряя ни минуты, они с Карефиноту собрали ружья, револьверы, боеприпасы и поискали Тартелетта, чтобы вынудить его следовать за ними. До сих пор учитель танцев не решался влезть на такую высоту.

Но Тартелетта нигде не было. Пока его товарищи отстреливались, учитель танцев, по-видимому, в состоянии крайнего возбуждения уже вскарабкался наверх по вырубленным в коре ступенькам.

— К дыре! — скомандовал Годфри.

Там было последнее укрытие, на какое они могли надеяться. Если же тигр или пантера вздумают подняться до кроны, защитники Вильтри сумеют отбить атаку, стреляя в отверстие, через которое полезут нападающие.

Не успели Годфри и Карефиноту подняться на тридцать футов, как внутри секвойи послышалось рычание. Очевидно, зверям удалось сорвать дверь. Опоздай Годфри с товарищами на несколько минут, их ждала бы неминуемая гибель.

Они быстро добрались до верхнего отверстия. И тут раздался душераздирающий крик: бедный Тартелетт вообразил, что к нему подбирается пантера или тигр. Несчастный танцмейстер висел на тонкой ветке, обхватив ее руками и ногами, ветка согнулась под его тяжестью и вот-вот могла обломиться.

Карефиноту протянул учителю руку, заставил его спуститься чуть-чуть пониже и привязал к дереву своим поясом. Затем Годфри и туземец уселись с разных сторон развилки, чтобы держать выход из дупла под перекрестным огнем.

Несколько минут прошли в тягостном ожидании. Годфри старался разглядеть, что происходит внизу, но в кромешной тьме ничего не мог различить. Он прислушался. Судя по тому, что рычание не прекращалось, звери не собирались уходить.

Но вот около четырех часов утра у подножия дерева мелькнул яркий свет. Потом засветились окна, и из отверстия дупла повалил едкий дым, поднимавшийся наверх.

— Что там случилось? — воскликнул Годфри и тут же догадался, в чем дело.

Звери, ворвавшись в Вильтри, раскидали угли из очага, от них загорелись деревянные топчаны, стол и табуретки, а затем воспламенилась и сухая кора дерева. Гигантская секвойя ярким пламенем горела снизу.

Положение осажденных стало еще более ужасным, чем прежде. Пламя пожара освещало все вокруг, испуганные звери метались у подножия секвойи.

В ту же минуту раздался оглушительный взрыв, казалось потрясший гигантское дерево от подножия до верхушки. Струя воздуха вырвалась из верхнего отверстия дупла, словно выпущенная из ружья пуля — взорвались хранившиеся в дупле остатки пороха!

Годфри и Карефиноту чудом удержались на своих местах, а Тартелетта спасло только то, что он был крепко привязан к дереву.

Потрясенные львы, тигры, гиены и пантеры сняли осаду и бросились наутек. После взрыва дерево запылало еще сильнее. Огонь поднимался по огромному стволу, как по вытяжной трубе. Громадные языки пламени лизали стенки секвойи до самой кроны. Сухая кора лопалась с треском, напоминавшим револьверные выстрелы. Зарево освещало не только лужайку с секвойями, но и все побережье, от Флагпункта до мыса Дримбея.

Огонь быстро бежал по дереву, языки пламени уже лизали нижние ветви, угрожая Годфри и его спутникам. Неужели им суждено погибнуть в этом огне, против которого они бессильны? Неужели у них остался только один выход — броситься вниз? Но ведь и тогда их ждет верная смерть!

Годфри мучительно думал, пытаясь найти какое-нибудь средство спасения, но ничего не мог придумать. А между тем густая пелена дыма, обволакивая все вокруг, закрывала от взоров первые проблески зари.

Вдруг раздался ужасный треск. Сгоревшая у основания, секвойя подломилась и начала медленно клониться вниз.

Годфри и его спутники уже прощались с жизнью. Они неуклонно приближались к земле, и тут объятая дымом секвойя наткнулась исполинскими ветвями на кроны соседних деревьев и так застыла в наклонном положении, под углом в сорок пять градусов к земле.

— Девятнадцатое января! — прозвучал чей-то голос, показавшийся Годфри очень знакомым.

Неужели это Карефиноту?… Да, Карефиноту! Он, не понимавший до сих пор ни слова, заговорил на чистейшем английском языке!

— Ты сказал по-нашему? — изумился Годфри и поспешил спуститься к нему по веткам.

— Да, мистер Морган,— ответил Карефиноту,— сегодня, девятнадцатого января, сюда на остров должен прибыть ваш дядя Виль. Если он не появится — мы пропали!

ГЛАВА XXII,

в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым

Прежде чем Годфри успел что-либо ответить, где-то неподалеку прогремели ружейные выстрелы. В ту же минуту хлынул дождь, настоящий ливень, и загасил пламя, грозившее перекинуться на соседние деревья.

После всех необъяснимых явлений на Годфри обрушилась новая лавина загадок: Карефиноту, вдруг заговоривший как истый лондонец, сообщение о скором прибытии дядюшки Виля и, наконец, неожиданные выстрелы.

Годфри показалось, что он сходит с ума, но у него не было времени разобраться в своих ощущениях. Не прошло и пяти минут после выстрелов, как из-за деревьев показалась группа матросов во главе с капитаном Тюркотом.

Как только Годфри сошел на землю, его окликнули два радостных голоса, которых он не мог не узнать:

— Племянник Годфри! Честь имею кланяться!

— Годфри!… Дорогой Годфри!…

— Дядя Виль!… Фина!… Это вы?…— воскликнул окончательно сбитый с толку юноша.

Через несколько секунд он заключил в свои объятия обоих.

Двое матросов, выполняя команду капитана Тюркота, быстро влезли на секвойю, отвязали злополучного Тартелетта и спустили его вниз со всеми предосторожностями.

Посыпались вопросы, ответы, объяснения…

— Дядя Виль! Неужели это вы?

— Да, как видишь!

— Но как вам удалось отыскать остров Фины?

— Остров Фины? — переспросил Кольдеруп.— Ты хочешь сказать — Спенсер? О, это не составило большого труда, я ведь купил его шесть месяцев назад!

— Спенсер?

— А ты назвал остров моим именем, милый Годфри? — спросила Фина.

— Ну что ж, это имя мне нравится, и будем впредь его так называть! — заметил Уильям Кольдеруп.— Правда, до сих пор на географических картах он был островом Спенсер, что находится в трех днях пути от Сан-Франциско. Я счел полезным отправить тебя сюда, чтобы ты на собственном опыте познал жизнь Робинзона.

— Что вы говорите, дядя? — воскликнул Годфри.— Если это правда, то, признаю, мне воздано по заслугам. Но как же тогда объяснить кораблекрушение «Дрима»?

— Все было подстроено! — засмеялся Уильям Кольдеруп, пребывая в самом благодушном настроении.— По моему указанию капитан Тюркот наполнил водобалластные камеры, и судно немного опустилось, а ты вообразил, будто корабль тонет. Но как только капитан убедился, что вы с Тартелеттом выбрались на берег, он дал задний ход, и через три дня преспокойно вернулся в Сан-Франциско. На этом же «Дриме» в назначенный мною день мы и прибыли за тобой.

— Значит, никто из экипажа не погиб? — спросил Годфри.

— Никто… Может, только тот несчастный китаец, который прятался в трюме. По крайней мере его нигде не нашли.

— А пирога?

— Тоже имитация. Ее построили по моему указанию.

— А дикари?

— Ненастоящие. К счастью, ты никого из них не убил.

— А Карефиноту?

— Такой же, как и все остальные. Мой верный Джип Брасс, как я вижу, великолепно сыграл предназначенную ему роль Пятницы.

— Да! — сказал Годфри.— Он дважды спас мне жизнь; при встрече с медведем и с тигром.

— С поддельным медведем и искусственным тигром,— сказал Кольдеруп, надрываясь от смеха.— Чучела привезли на остров Джип Брасс и его спутники.

— Но ведь звери ворочали головой и лапами…

— При помощи пружины, которую Джип заводил ночью за несколько часов до ваших встреч с хищниками.

— Так вот оно что! — пробормотал Годфри, немного сконфуженный оттого, что дал себя так легко провести.

— Да, дорогой племянник, на твоем острове все было слишком благополучно, и потому я доставил тебе несколько случаев поволноваться.

— Тогда,— ответил Годфри, с трудом удерживаясь от смеха,— раз уж вам захотелось дать мне урок, то зачем же было присылать сундук со всеми необходимыми вещами?

— Сундук? — удивился Кольдеруп.— Какой сундук? Я не посылал никакого сундука! Уж не ты ли это постаралась, Фина?…— Он выразительно посмотрел на девушку, смущенно опустившую глаза.

— Теперь мне все понятно,— продолжал Кольдеруп.— В таком случае, у Фины должен быть соучастник…— И дядюшка повернулся к капитану Тюркоту, который разразился громким смехом.

— Как хотите, мистер Кольдеруп,— сказал капитан,— с вами я еще могу не соглашаться… но слишком трудно было отказать мисс Фине. И вот… четыре месяца назад, когда вы послали меня проверить, что делается на острове, я отправил туда шлюпку с этим самым сундуком.

— Фина! Милая моя Фина! — растроганно произнес Годфри, протягивая девушке руку.

— Но, капитан Тюркот! Вы же обещали мне держать все в секрете,— сказала зардевшаяся Фина.

Но если Годфри слушал все эти объяснения с веселой улыбкой, то Тартелетту было совсем не до смеха! Новость, которую он только что узнал, потрясла его до глубины души, буквально уничтожила! Как это он, знаменитый учитель танцев и изящных манер, стал жертвой мистификации? Хореограф вышел вперед и произнес с видом оскорбленного достоинства:

— Может быть, вы будете утверждать, мистер Кольдеруп, что гнавшийся за мной крокодил тоже был заводной и сделан из картона?

— Крокодил?— удивился дядюшка.

— Да, мистер Кольдеруп,— заметил Карефиноту, которому пора возвратить его настоящее имя — Джип Брасс.— За господином Тартелеттом действительно гнался самый настоящий крокодил.

Тут пришла очередь удивляться самому Уильяму Кольдерупу. Дядюшка узнал о внезапном нападении множества хищников — львов, тигров, пантер, о нашествии змей, появившихся только два месяца назад, о кострах, что разводили неизвестные в разных концах острова.

Он отказывался что-либо понимать. Ведь доподлинно известно, что на острове Спенсер не водилось ни хищных зверей, ни ядовитых пресмыкающихся. Это даже специально оговаривалось в продажном реестре. Выходило, что многие события, происходившие на острове, не были предусмотрены программой.

Что до Тартелетта, то он не из тех, кого легко поймать на удочку! Танцмейстер не поверил ни одному слову Кольдерупа. По его мнению, все было настоящее: и кораблекрушение, и дикари, и хищные звери. И никто не убедит его в том, что полинезиец, которого он сразил наповал с первого же выстрела, проявив недюжинную храбрость, что этот полинезиец поддельный. Нет, он не желал слушать, что тем людоедом был один из служащих Кольдерупа, притворившийся убитым, а в настоящее время пребывающий в добром здравии, как и сам учитель танцев.

Итак, всему нашлось объяснение, кроме непонятного нашествия зверей и загадочного появления дыма, не на шутку озадачивших Уильяма Кольдерупа. Но будучи человеком практичным, он решил пока отложить загадки и обратился к племяннику с такими словами:

— Годфри, Ты с детства любил необитаемые острова и, я думаю, будешь рад услышать, что я дарю тебе такой остров! Можешь здесь жить сколько пожелаешь. Я не собираюсь увозить тебя насильно. Если хочешь быть Робинзоном, будь им хоть до конца дней своих, если это доставляет удовольствие…

— Быть Робинзоном?… Всю жизнь?…— Годфри не верил своим ушам.

— Ты остаешься на острове, Годфри? — спросила Фина.

— Нет, уж лучше умереть, чем остаться здесь! — воскликнул молодой человек, напуганный столь радужной перспективой.— Впрочем,— добавил он, приходя в себя,— я остался бы здесь, но только на следующих условиях: во-первых, если и ты останешься вместе со мной, дорогая Фина, во-вторых, если дядюшка Виль согласится жить с нами и, наконец, если священник с «Дрима» сегодня же обвенчает нас.

— На «Дриме» нет священника, и ты это прекрасно знаешь,— возразил Уильям Кольдеруп,— но в Сан-Франциско, надеюсь, они еще есть. Итак, завтра мы отправимся в путь!

Фина и дядюшка Виль пожелали осмотреть остров. Годфри привел их к секвойям, а потом они прошлись вдоль речки до мостика.

Увы! От жилища в Вильтри ничего не осталось, пожар полностью уничтожил их жилище, устроенное в дупле дерева. Если бы не приезд Уильяма Кольдерупа, оба Робинзона и Пятница погибли бы от голода, холода и нашествия диких зверей.

Гуляя по острову, вся группа заметила вдали несколько хищных зверей, которые, к счастью, не решились напасть на многочисленную и шумную компанию.

Но откуда все же взялись хищники?

Когда пришло время отправиться на пароход, Тартелетт пожелал захватить с собой в качестве трофея убитого крокодила.

Вечером все собрались в салоне «Дрима», и за веселым ужином отпраздновали благополучное завершение испытаний Годфри Моргана и его обручение с Финой Холланей.

На другой день, двадцатого января, «Дрим» под командованием капитана Тюркота пустился в обратный путь. Ранним утром Годфри с грустью наблюдал, как на западе исчезали туманные очертания острова, где он провел шесть незабываемых месяцев и приобрел полезный опыт. На этот раз «Дрим» шел прямо к цели, никого не вводя в заблуждение и не отклоняясь от курса. Теперь не было нужды терять ночью то, что приобреталось днем.

Двадцать третьего января в двенадцать часов пополудни судно вошло через Золотые ворота в бухту Сан-Франциско. Когда корабль пришвартовался у набережной Мершен-стрит, из трюма поднялся человек и подошел к Уильяму Кольдерупу.

Кто же это?

Не кто иной, как Сенг-Ву, проделавший на том же корабле обратный путь в Сан-Франциско.

— Простите, мистер Кольдеруп, но я сел на ваше судно в полной уверенности, что оно отправится в Шанхай. Поскольку корабль возвратился в Сан-Франциско, мне придется с вами расстаться.

Пассажиры «Дрима», пораженные внезапным появлением этого человека, не знали, что сказать, и стояли в растерянности, пока китаец как ни в чем не бывало и с выражением крайней любезности сгибался в поклоне.

Первым нарушил молчание Кольдеруп.

— Но, полагаю, ты не в трюме скрывался все шесть месяцев?

— Нет,— ответил Сенг-Ву.

— Где же ты был?

— На острове!

— На острове? — удивился Годфри.

— Да,— ответил китаец.

— Значит… этот дым?…

— От моего костра…

— Почему же ты не пришел к нам, чтобы жить всем вместе?

— Китайцу лучше быть одному,— философски ответил Сенг-Ву.— Ему достаточно самого себя и больше никого не нужно.

Сказав это, китаец поклонился Уильяму Кольдерупу, сошел по трапу и исчез в толпе.

— Вот кто был настоящим Робинзоном! — воскликнул дядя Виль.— Как считаешь, Годфри, похож ты на него?

— Ладно! — ответил Годфри.— Дыму мы нашли объяснение, но откуда все-таки взялись дикие звери?

— А, главное, этот крокодил! — добавил Тартелетт.— Надеюсь, мне, наконец, объяснят, как он попал на остров?

Уильям Кольдеруп, чувствуя себя сбитым с толку, что было непривычно, потер рукой лоб, словно отгоняя наваждение.

— Это мы узнаем позже,— сказал он.— Нет ничего тайного, что не стало бы явным.

Через несколько дней торжественно отпраздновали свадьбу племянника Уильяма Кольдерупа и его воспитанницы. Во время церемонии Тартелетт блестяще продемонстрировал искусство держаться в обществе: манеры отличались изысканностью, обращение было самым утонченным. Ученик ни в чем не уступал наставнику и вел себя настолько безупречно, что репутация учителя танцев и изящных манер стала еще выше.

После свадьбы Тартелетт занялся своим крокодилом. Так как его нельзя наколоть на булавку, о чем танцмейстер очень сожалел, оставалось сделать чучело. Крокодила с расправленными лапами и полураскрытой пастью подвесят к потолку, и он послужит прекрасным украшением комнаты.

Дохлого аллигатора отослали к знаменитому чучельнику, тот через несколько дней с готовым изделием явился в особняк на Монтгомери-стрит. Все удивлялись величине чудовища, едва не проглотившего Тартелетта.

— Знаете, откуда этот крокодил? — вдруг обратился мастер к Кольдерупу.

— Понятия не имею,— ответил дядя Виль.

— К его чешуе была прикреплена этикетка.

— Этикетка? — удивился Годфри.

— Да, вот она! — сказал чучельник.

Он протянул кусок кожи, на котором несмываемыми чернилами были написаны следующие слова:

От Гагенбека из Гамбурга

Дж. Р. Таскинару, Стоктон, США

Прочитав надпись, мистер Кольдеруп разразился хохотом. Он все понял.

То была месть его побежденного соперника Таскинара. Он накупил у Гагенбека — владельца всемирно известного зоологического сада — хищных зверей и пресмыкающихся и отправил их на остров Спенсер. Конечно, такая затея обошлась ему недешево, но зато толстяк отомстил своему врагу. Если верить легенде, точно так же поступили англичане с Мартиникой, прежде чем сдать ее французам.

Теперь получило объяснение все, что происходило на острове Фины.

— Ловко придумано! — восхищенно произнес Кольдеруп.— Я не сумел бы выдумать лучше, чем этот старый плут Таскинар.

— Но теперь из-за этих ужасных зверей остров Спенсер…— начала Фина.

— Остров Фины,— поправил ее Годфри.

— …остров Фины,— продолжала, улыбаясь, молодая женщина,— снова станет необитаемым.

— Что ж,— заметил дядюшка Кольдеруп.— Придется подождать, пока последний лев не съест последнего тигра.

— И тогда, дорогая Фина, ты не побоишься провести там со мной лето? — спросил новоиспеченный супруг.

— С тобой, мой Годфри, я готова ехать куда угодно,— ответила Фина,— а так как тебе все же не удалось совершить кругосветное путешествие…

— Мы его совершим вместе! — воскликнул Годфри.— А если волей судьбы мне придется стать настоящим Робинзоном…

— То возле тебя всегда будет преданная Робинзонша!


[1] «Янки Дудл» — национальная песня северо-восточных штатов США.

[2] «Auld Robin Gray» — «Старый Робин Грей» (шотл.) — опера, написанная по мотивам одноименной шотландской баллады Анн Линдсей, которую приписывают американскому композитору Александру Рейналу (1756-1804).

[3] Селкирк — шотландский моряк, проведший несколько лет на необитаемом острове. Биографы Даниэля Дефо утверждают, что Селкирк был прототипом Робинзона Крузо, героя знаменитого романа Дефо.

[4] В романе немецко-швейцарского писателя Иоганна Давида Висса «Швейцарский Робинзон» (1812) изображена трудовая жизнь на необитаемом острове не одного человека, как в «Робинзоне Крузо» Дефо, а целой семьи: отца и четырех сыновей с разными характерами и наклонностями. В 1890 году Жюль Верн опубликовал роман «Вторая родина», задуманный как продолжение «Швейцарского Робинзона» Висса.

[5] Тартелетт — сладкий пирожок (фр.).

[6] Дрогет, муслин — ткани.

[7] Ирокезы — группа индейских племен Северной Америки.

[8] Линия — 2 мм.

[9] Унция — 28 г.

[10] Мечта, сновидение (англ.).

[11] Торнадо, тифоны, циклоны — названия сильных морских бурь с вихревым движением воздуха.

[12] Ярд — 90 см.

[13] Килевание — ремонт подводной части судна.

[14] Агути — род зайцевидных грызунов.

[15] Действуй смело и верь! (лат.)

[16] Золотые ворота (англ.).

[17] Срединное царство — Китай.

[18] По китайскому обычаю, захоронение нужно производить только на родной земле, и существуют специальные суда, занимающиеся перевозкой трупов. (Примеч. автора.)

[19] Поднебесная империя — Китай.

[20] Семафоры — сигнальные приспособления, расположенные в опасных местах или указывающие приближение бури.

[21] Кабельтов — морская мера длины — около 200 метров.

[22] Мальштрем — водоворот около берегов Норвегии.

[23] Сажень — около 2 м.

[24] Земляничное дерево — растение семейства вересковых. Известно 25 видов земляничников в Европе и Северной Америке.

[25] Старое название Гавайских островов.

[26] Веллингтон Артур (1769-1852) — английский полководец, командовал войсками в битве при Ватерлоо, в которой Наполеон потерпел поражение.

[27] Вашингтон Джордж (1732-1799) — американский деятель периода борьбы североамериканских колоний Англии за независимость. Первый президент США.

[28] Это утверждение устарело. Более высокие здания, чем Руанский собор, появились уже через несколько лет после выхода «Школы робинзонов».

[29] Заболонь — слой древесины, находящийся непосредственно под корой.

[30] Дерево Виля (англ.).

[31] Эспарцет — многолетнее кормовое растение семейства бобовых.

[32] Дримбей — бухта «Дрима» (англ.).

[33] Пинта — единица объема в системе английских мер, равняется приблизительно 0,5 куб. дм.

[34] Гафель — наклонная рея, укрепляемая нижним концом к мачте судна и служащая для крепления верхней кромки косого паруса — триселя.

[35] Вестрис Огюст, Сент-Леоне Артюр — выдающиеся французские танцовщики и балетмейстеры XIX века.

[36] Эскарп — выложенный камнем крепостной ров.