sci_tech Техника и вооружение 2004 11

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 25.05.2012 FBD-AE487C-14F9-994D-0595-6253-7B63-C7CB51 1.0 Техника и вооружение 2004 11 2004

Техника и вооружение 2004 11

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Ноябрь 2004 г.

85 лет Михаилу Тимофеевичу Калашникову

В ноябре 2004 г. исполняется 85 лет выдающемуся русскому конструктору- оружейнику гене рал-лейтенанту Михаилу Тимофеевичу Калашникову.

Михаил Тимофеевич родился 10 ноября 1919 г. в алтайском селе Курья в многодетной крестьянской семье. После 9-го класса средней школы поступил на работу в железнодорожное депо станции Матай, затем работал техническим секретарем политотдела Туркестано-Сибирской железной дороги. В 1938 г. был призван в РККА, окончил школу механиков-водителей танка, служил в Киевском особом военном округе.

В армии впервые проявились его способности изобретателя и будущего конструктора. В 1940 г. он предложил приспособление для стрельбы из пистолета ТТ через лючок башни, инерционный счетчик выстрелов из танковой пушки, прибор учета моторесурсов танка (последний даже готовился к серийному производству).

С началом войны командир танка старший сержант Калашников участвует в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В октябре 1941 г. под Брянском он был тяжело ранен, после госпиталя направлен на лечение в глубокий тыл. В это время он берется за разработку оружия. Как и многие войсковые изобретатели, он взялся за создание пистолета-пулемета, оказавшегося в тот момент важным элементом системы вооружения. Опытный образец, изготовленный в Алма-Ате в мастерских эвакуированного туда Московского авиационного института, в июне 1942 г. отправили в г. Самарканд, где тогда находилась Артиллерийская академия им. Ф.Э. Дзержинского. И хотя пистолет-пулемет не рекомендовали для принятия на вооружение, отзывы специалистов, прежде всего известного советского ученого А.А. Благонравова, о способностях начинающего конструктора позволили откомандировать его в 1942 г. на Научно-испытательный полигон стрелкового и минометного вооружения ГАУ близ подмосковного поселка Щурово. Здесь Калашников начинает работу над ручным пулеметом, а вскоре оказывается в гуще работ над новым поколением стрелкового оружия и пробует свои силы уже на новом поприще.

В 1944 г. он предлагает свой вариант самозарядного карабина, а в 1946 г. представляет на конкурс проект автомата. Автомат обратил на себя внимание специалистов, однако нуждался в дальнейшей доработке и ряде изменений, и в 1947 г. появились новые опытные образцы. После доработок автомат Калашникова был принят на вооружение Постановлением Совета Министров СССР от 18 июня 1949 г. под обозначением АК («автомат Калашникова обр. 1947 г.»), так что 2004 г. стал еще и годом 55-летия главного детища М.Т. Калашникова. Для ВДВ был принят автомат АКС со складывающимся металлическим прикладом.

Главным производителем автоматов Калашникова стал Ижевский машиностроительный завод. С 1949 г. М.Т. Калашников живет и работает в Ижевске, становится ведущим конструктором «Ижмаша», формируется конструкторский коллектив под его руководством.

Десантник с автоматом АКМС.

Пулемет ПКМС на станке Степанова в положении для зенитной стрельбы.

К числу заслуг М.Т. Калашникова относится создание и внедрение в войска унифицированной системы стрелкового вооружения. «Система Калашникова» стала основой для нескольких семейств отечественного стрелкового оружия. Вспомним некоторые даты принятия на вооружение различных образцов:

— 1959 г. — 7,62-мм модернизированные автоматы АКМ и АКМС;

— 1961 г. — 7,62-мм ручные пулеметы РПК и РПК. Сформировалось семейство под патрон обр. 1943 г. (7,62x39) с широкой взаимозаменяемостью деталей и узлов — автоматы АКМ, АКМС, АКМН и АКМСН, ручные пулеметы РПК, РПКС, РПКН и РПКСН;

— 1961 г. — 7,62-мм единый пулемет ПК/ПКС системы Калашникова;

— 1962 г. — 7,62-мм пулеметы — танковый ПКТ и бронетранспортерный ПКБ;

— 1969 г. — 7,62-мм модернизированные пулеметы ПКМ/ПКМС (имеющие также «ночные» модификации), ПКТМ и ПКМБ. Так сформировалось еще одно семейство оружия Калашникова под патрон обр.1908 г. (7,62x54R). Пулеметы Калашникова заслужили не меньшую популярность у нас и за рубежом, чем автоматы;

— 1974 г. — унифицированный 5.45-мм комплекс под патрон обр. 1974 г. (5,45x39), включавший четыре модели автоматов (АК-74, АКС-74, АК-74Н, АКС-74Н) и столько же ручных пулеметов (РПК-74, РПКС-74, РПК-74Н, РПКС-74Н);

— 1979 г. — укороченные автоматы АКС-74У и АКС-74УН, дополнившие 5.45-мм семейство оружия «системы Калашникова».

В начале 1990-х гг. появился 5,45-мм автомат АК-74М со складывающимся пластмассовым прикладом и планкой для крепления ночных или коллиматорных прицелов, заменяющий собой сразу четыре модификации 5,45-мм автоматов. Создан также ручной пулемет РПК-74М.

Автоматы АКМ, АК-74 и их модификации, а также АК-74М могут использоваться с подствольным гранатометом ГП 25 или ГП 30: автоматно-гранатометные комплексы считаются наиболее универсальным и перспективным типом индивидуального оружия. На основе автоматов «системы Калашникова» создан ряд образцов оружия специального назначения.

В 1990-е гг. на «Ижмаше» на основе «системы Калашникова» создана «100-я серия», включающая длинноствольные и укороченные автоматы под патроны типа 5,56x45 (АК-101, АК-102), 7,62x39 (АК-103, АК-104) и 5,45x39 (АК-105). На «Ижмаше» разработано также обширное семейство самозарядного нарезного и гладкоствольного охотничьего оружия «Сайга» различных калибров, а Вятско-полянский машиностроительный завод «Молот», выпускавший пулеметы РПК, создал на этой основе широкую гамму самозарядных охотничьих карабинов «Вепрь».

Пулемет ПКМБ.

Десантники с автоматами АКС-74 и ручным пулеметом РПКС-74.

Автомат АК-74М со сложенным прикладом. Рядом — штык-нож, патроны в обоймах, магазин.

Автомат АК-103 со сложенным прикладом

Уже тот факт, что при переходе на другие калибры и создании различных типов оружия не пришлось существенно менять базовую систему, свидетельствует о ее техническом совершенстве. Оптимальное сочетание таких особенностей, как короткий узел запирания, вывешенное положение подвижных частей автоматики, предварительное страгивание гильзы при отпирании затвора, исключающее отказ при экстракции, малая чувствительность к загрязнению, широкое применение принципа многофункциональности деталей, обеспечило «системе Калашникова» уникальные свойства простоты, надежности и эффективности боевого применения. Общепризнанно, что по надежности в самых различных, часто экстремальных, условиях эксплуатации, живучести, простоте освоения оружия и ухода за ним оружие «системы Калашникова» не имеет равных. «Калашников» стал эталоном надежности.

Это оружие буквально покорило мир. Количество стран, где оно официально или неофициально состоит на вооружении армий и специальных подразделений, превышает 100. Таких «тиражей», такой исключительной популярности и уникального по своему богатству боевого опыта не имела ни одна система стрелкового вооружения. Кроме СССР и России образцы оружия «системы Калашникова» и их собственные модификации выпускали и выпускают Болгария, Венгрия, Вьетнам, ГДР, Египет, Израиль, Индия, Ирак, Китай, КНДР, Куба, Ливия, Польша, Румыния, Финляндия, Югославия и другие страны.

«Система Калашникова», созданная в середине XX столетия и прошедшая большой путь развития, продолжает свою славную службу в XXI веке.

Вклад М.Т. Калашникова в развитие оружия и укрепление оборонного могущества страны неоднократно отмечался государственным руководством. Дважды ему присвоено звание Героя Социалистического Труда, ему присуждены Сталинская и Ленинская премии, ученая степень доктора технических наук. Михаил Тимофеевич награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Великой Отечественной войны первой степени, Красной Звезды, Андрея Первозванного, «За заслуги перед Отечеством» второй степени, другими орденами и медалями.

Редакция журнала «Техника и вооружение» присоединяется к поздравлениям Михаилу Тимофеевичу, желает ему здоровья, душевной бодрости и больших успехов.

Воздушная оборона столицы Польского княжества 1914–1915 гг. (часть I)

Полковника. Дашков

Научный сотрудник Военного университета ПВО полковник в отставке В. Голотюк

В годы Первой мировой войны Варшава (столица Польши, в то время составной части Российской империи) в числе первых крупных городов России подверглась воздушным ударам со стороны Германии. Ранее, в довоенных взглядах русского военного ведомства, Польше отводилась особая роль в случае начала военных действий в Восточной Европе.

Городская ратуша в Варшаве. 1914 г.

Для прикрытия значительной части западной границы России рассматривалось создание огромной крепости-лагеря в качестве центрального плацдарма для обороны всей территории Польши. В ее состав предполагалось включить крепости: Варшава, Новогеоргиевск; укрепления: Дембе, Зегрж и форт-заставу Веньяминов. Однако в 1910 г. после тщательного изучения этого проекта выяснилось, что для такой обширной группы укреплений потребуется гарнизон, по меньшей мере, в 200 тысяч человек и что снабжение такого большого города, как Варшава, потребует огромных запасов продовольствия и топлива. Было принято решение сохранить в качестве крепости только укрепления Новогеоргиевска, в Варшаве же многие укрепления сравнительно недавней постройки снесли. Что касается укреплений Дембе и Зегрж, то их просто оставили в устаревшем состоянии 1*. Руководствуясь этими соображениями, военное ведомство приняло решение упразднить крепости (в т. ч. Ивангород (Демблин)) по течению Вислы и срыть их укрепления.

Но с первых дней войны вновь вернулись к вопросу обороны военных крепостей, являющихся, к тому же, крупными административными центрами и железнодорожными узлами. По оценке российских и зарубежных историков, маневренный период войны (до августа 1915 г.) стал по сути, «войной крепостей и укрепленных районов». Для борьбы с ними с началом военных действий были широко привлечены летательные аппараты. Помимо ведения воздушной разведки, организации связи и корректировки артиллерийского огня в их задачи стала входить бомбардировка объектов и живой силы противника. Среди первых к этому приступила Германия, которая еще в 1907 г. наряду с Италией, Австро-Венгрией и Россией отказалась подписать решение Гаагской международной мирной конференции о запрещении использования воздушных средств для бомбардировок незащищенной местности.

Уже 23 июля 1914 г. немецкие дирижабли нанесли воздушный удар по бельгийской крепости Льеж, открыв тем самым первую страницу боевого применения «цеппелинов» (военные дирижабли конструкции графа Ф. фон Цеппелина) в войне. Вскоре воздушные суда Германии появились в небе России. В те дни многие российские газеты писали о действиях воздушного флота противника на Восточном фронте. Так, газета «Речь» от 28 июля сообщала, что неприятельских разведчиков ежедневно можно было видеть по направлению на Ковно (Каунас, Литва). Но пока это были лишь разведывательные полеты. Не ожидая более жестких действий со стороны Германии, Россия первой дала старт бомбардировке наземных объектов. В официальных сводках от 7 августа 1914 г. уже отмечалось: «Русские летчики в Восточной Пруссии метали бомбы в сооружения военного значения» 2*.

В конце того же месяца на Юго-Западном фронте в период борьбы за крепость Перемышль (Галиция), занятую австрийскими войсками, русская авиация развернула широкие бомбардировочные действия по основным объектам противника. Они были соизмеримы с мощностью артиллерийского огня, а результативность их превосходила его. Бомбардировка с воздуха вражеской крепости производилась по особому плану, который предполагал сочетание эшелонированных действий одиночными аэропланами и сосредоточенных ударов, наносимых группами в составе авиационных отрядов. В обоснование этих способов воздействия по врагу указывалось: «Первое имеет больше морального значения, так как обстреливание всего района крепости будет удручающе действовать на гарнизон; второе — массирование огня всей воздушно-артиллерийской батареи по такой важной цели, как например, центральная электрическая станция, должно дать хорошие результаты» 3*.

В конечном счете своими бомбардировочными действиями, а также точными разведывательными д анными, обеспечивающими высокую эффективность артиллерийского огня, авиация способствовала скорейшей капитуляции австрийского гарнизона. Так, только за десять дней, с 18 по 28 ноября 1914 г., летчики Брест-Литовского крепостного и 24-го корпусного авиационных отрядов сбросили на военные объекты Перемышля 23 авиационные бомбы общим весом 29 пудов (464 кг) 4*.

Варшава. Церковь Святой Троицы. 1914 г.

Германия и Австро-Венгрия также перешли на Восточном фронте к активным действиям в воздухе. С этой целью с помощью германских специалистов в австрийской армии был введен в строй военный дирижабль SL-2, проводивший воздушную разведку в районе городов Холм, Красника и Люблина. 1 сентября им был выполнен успешный разведывательный полет по маршруту Лодзь — Петраков. Помимо разведывательных действий военные дирижабли активно воздействовали на наземные войска противника бомбометанием и пулеметным огнем. В течение августа-октября 1914 г. бомбовым ударам подверглись русские крепости и крупные железнодорожные станции Белостока, Лыка, Мульдзена, Млавы и др. В интересах воздушного флота Германии на Востоке был задействован гражданский дирижабль «Саксония» и несколько военных «цеппелинов» (морского и сухопутного базирования) 5*.

В качестве основных целей были выбраны крупные города Польши, включая Варшаву.

Экипаж германского аэроплана перед вылетом на боевое задание.

Результаты воздушных ударов противника.

Воздушная оборона Варшавы (август-декабрь 1914 г.) Краткая справка по Варшавской крепости Основу сухопутной обороны Варшавы составляла Варшавская крепость (Александровская цитадель), основанная по плану, утвержденному императором Николаем I. Закладка цитадели состоялась 19 мая 1832 г. Для строительства был выбран участок на северной окраине города, носивший название Фаворы. В 1835 г. строительство крепости завершилось и началось возведение ее выносных укреплений. К 1840 г цитадель имела вид четырехугольника из трех бастионов и двух полубастионов, соединенных каменными стенами-куртинами. На ее территории размещался гарнизонный артиллерийский батальон, а в 1859 г сформирована Варшавская крепостная артиллерия. Цитадель получила наименование Александровской.

Высочайшим повелением от 18 января 1909 г по предложению военного министра В.А. Сухомлинова 6* Варшавская крепость подлежала расформированию. Были упразднены многие ее части и учреждения, взорваны бетонные укрепления на левом (западном) берегу Вислы.

С началом мобилизации в России (31 июля 1914 г) сохранившаяся Варшавская крепостная артиллерия была включена в состав 2-й действующей армии, и уже в первые дни объявленной мировой войны крепость (Александровская цитадель) восстановлена организационно. Взорванные ранее укрепления также восстанавливались. Варшавскую крепостную артиллерию возглавлял полковник Б.Р Тризна 7*, а с сентября 1914 г — опытный артиллерист полковник П.А. Глазков 8*.

Складывающаяся обстановка на фронте и постепенное втягивание Варшавы в эпицентр военных действий потребовали от руководства города принятия неотлагательных мер по защите польской столицы, включая и создание зенитно-артиллерийской обороны.

Тем временем германская сторона приступила к ведению воздушной разведки в районе Варшавы. Среди первых официально зафиксированных фактов такой деятельности стало появление в конце июля в небе города немецкого аэроплана, сбросившего прокламации с явно пораженческими требованиями 9*. Учитывая возможность скорых воздушных ударов, военное руководство польской столицы приняло решение об использовании части артиллерии Варшавской крепости для ведения борьбы с летательными аппаратами противника. С этой целью на правом берегу р. Висла на заранее выбранных позициях были размещены три артиллерийские батареи (две полевые с 3-дм пушками (по четыре орудия в каждой) и одна 42-линейная). Для увеличения угла возвышения стволов орудий под хоботами лафетов были выкопаны ровики, а колеса пушек поставлены на бруствер. Своевременное оповещение о появлении воздушного противника обеспечивал специально установленный наблюдательный пункт батарей с телефонной связью. К середине августа 1914 г. вышеуказанные подразделения были полностью укомплектованы личным составом, во главе их стояли хорошо подготовленные офицеры: штабс-капитан Д.Ф. Мертенгрен 10*, подпоручики М А Буковский 11* и П. А Школьников 12*.

С целью срыва планов германского командования по стремительному захвату Варшавы Ставка Верховного Главнокомандующего (Ставка В ГК) срочно перебросила в ее район дополнительные войска. Немецкая сторона в этой связи активизировала воздушную разведку с привлечением небольшого «цеппелина» типа Z-IV (база г. Кенигсберга, Восточная Пруссия). Ранее он уже использовался в боевых рейдах на города Инстербург, Гумбинен и Тильзит 13*.

Получив первые сообщения о возможности появления в ближайшее время «цеппелина» в районе Варшавы (предположительно со стороны Калиша, Восточная Пруссия), комендант цитадели 14* 25 сентября 1914 г. потребовал от начальника артиллерии Варшавской крепости принятия срочных мер для отражения воздушного налета.

Из телефонных указаний генерал-лейтенанта А.Ф. Турбина 15* от 25 сентября 1914 г. 16*

1) поставить 4-орудийную батарею 3-дм скорострельных пушек на позицию уступом спереди и справа от форта № 6;

2) сделать усиленный наряд прислуги при орудиях по два номера при каждом;

3) под хоботами сделать ровики;

4) поставить в колонии Опач наблюдательный пункт, связанный телефоном с батареей.

В связи с этими указаниями на следующий день батареи были развернуты в боевом порядке. При этом оборона Варшавы разделялась на два участка: Юго- Западный и Пражский (в донесениях эти участки называли фронтами). Такие приготовления были проведены своевременно. Утром 26 сентября зенитно-артиллерийская оборона Варшавы впервые применила свои средства против появившегося над городом дирижабля. Журнал военных действий Варшавской крепостной артиллерии привел подробное изложение этого боя.

Из журнала военных действий Варшавской крепостной артиллерии от 26 сентября 1914 г. 17*

Около 5 час. утра со стороны Радомского шоссе показался на высоте Рашина «цеппелин», замеченный полевым караулом и дежурной прислугой 3-дм скорострельной батареи. Дежурный на батарее младший фейерверкер Конвисар при установке 70 дал два выстрела из орудий 2-го взвода, после чего «цеппелин», резко изменив направление и поднявшись выше, быстро зигзагами пошел на батарею. В это время на батарею прибыл ее командир подпоручик Буковский. Дирижабль находился над самой батареей, которая за невозможностью стрелять из орудий вертикально замолкла. Артиллеристы схватили винтовки и открыли ружейный огонь. «Цеппелин» замедлил ход и сбросил четыре бомбы… Разорвавшейся второй и третьей бомбой убит канонир 6-й роты срока службы 1914 г. Петр Осташко, тяжело ранены 3 н.ч. (нижних чина — от авт.), контужены подпоручик Буковский и один нижний чин. Повреждения материальной части незначительны.

Бросив бомбы, дирижабль быстро пошел на город по направлению Иерусалимской заставы. Подпоручик Буковский успел с пятью оставшимися №№ повернуть второй взвод, поставив колесо на бруствер, а хобот в ровик, и при установках 70 и 80… дать три взводные очереди. Первая очередь была оченьхороша. «Цеппелин» сильно увеличил ходи, накренившись, изменил направление на запад на Волю и вскоре вышел из сферы поражения батареи. Таким образом, 3-дм скорострельная батарея выпустила восемь шрапнелей.

Командир 6-дм гаубичной батареи, стоящей у форта М, штабс-капитан Мертенгрен открыл огонь на дистанции 4 версты, а затем на предельную; после первых выстрелов из гаубиц «цеппелин» сделал поворот и стал быстро удаляться. Выпущено семь шрапнелей. Потерь на этой батарее не было. С форта Служевец подпоручик Школьников, командир 3-дм скорострельной батареи, выпустил одну шрапнель на предельную дистанцию, но, увидев, что получился недолет, прекратил огонь.

Контуженые подпоручик Буковский отправлен в цитадель, а нижний чин в околоток на форту М. Три тяжело раненых нижних чина направлены в уездовский военный госпиталь. Один из них умер…

Выказал в бою с дирижаблем особую расторопность и находчивость подпоручик Буковский, который, будучи контужен и оглушен взрывом, всего с пятью человеками оставшейся невредимой прислуги, выведя из окопа и поставив на бруствер два орудия, продолжал бой. Младший фейерверкер Конвисар и все н.ч. дежурной прислуги, как выведенные из строя, так и оставшиеся в этом деле, вели себя безупречно и отлично работали.

В рапорте того же дня полковнику ПА Глазкову командир 6-й роты Варшавской крепостной артиллерии штабс-капитан П.Н. Чижов 18* (позднее — полковник, в октябре 1914 г. отвечал за техническое формирование тяжелых артиллерийских дивизионов из состава Варшавской, Новогеоргиевской и Выборгской крепостей) 19* приводит и другие подробности этого боя. В ходе бомбардировки была повреждена материальная часть противоаэропланных батарей, в том числе: пробита снизу левая станина орудия № 940; сбита рукоять подъемного механизма; побит и погнут полоз салазок орудия № 1100; повреждены передки орудий; у винтовки раненого канонира Ивана Сливко, стоявшего часовым, пробита осколком магазинная коробка 20*.

Германский «цеппелин» на боевом задании.

Противоаэропланнаяартиллерийская установка конструкции генерала Розенберга.

Из рапорта штабс-капитана П.Н. Чижова по результатам действий батарей в сентябре 1914 г. и представления списка нижних чинов, отличившихся во время боя с «цеппелином» 21*.

… Все представляемые… нижние чины… несмотря на потери и грозившую гибель от бомб, которые бросались с аппарата, отлично и честно исполнили свой долг… Ходатайствую о награждении Георгиевской медалью 4-й степени нижних чинов, поименованных в прилагаемом списке, из них канониры Петр Осташко и Иван Слывко от полученных ран скончались, Франц Ольчик тяжело ранен и… Демьян Румынский контужен…

В списке указаны еще шесть нижних чинов.

Действия противоаэропланных батарей по отражению воздушного налета были подробно изложены в рапортах их командиров. Всего по «цеппелину» было выпущено 16 снарядов 22*. В целом пресечение разведывательного полета немецкого дирижабля имело большое значение для русской армии, готовящейся к наступательной операции с целью разгрома противника на Средней Висле. Дальнейшая боевая деятельность «цеппелина» Z-IV оказалась недолгой. После очередного налета на железнодорожную станцию Лык он получил тяжелые повреждения и в феврале 1915 г. был окончательно снят с фронта 23*.

Тем временем начавшаяся перегруппировка армий Северо-Западного и Юго- Западного фронтов привела к сосредоточению 2-й армии в районе Варшавы. В этой связи значительно усиливалась роль Варшавской крепостной артиллерии в общей структуре обороны города.

Начало Варшавско-Ивангородской наступательной операции русских войск (28 сентября-8 ноября 1914 г.) оказалось трудным. По количеству задействованных в ней сил (до 50 % всей русской армии на Восточном фронте) и по своему стратегическому замыслу она являлась одной из крупнейших операций Первой мировой войны. Чтобы предотвратить вторжение русских войск в Германию, немецкое верховное командование нанесло упреждающий удар на Ивангород и Варшаву, а с 9 октября попыталось ударной группой генерала А Макензена 24* сходу овладеть Варшавой. В этот период для ведения воздушной разведки противник использовал аэропланы из состава немногочисленных крепостных авиационных отрядов 8-й немецкой армии.

Так, первое их появление в небе Варшавы было отмечено в служебной записке начальника Мотовского отдела Варшавской крепостной артиллерии капитана В.В. Конокотина коменданту крепости. В ней, в частности, указывалось, что днем 9 ноября над восьмым фортом по направлению к Варшаве пролетел биплан. По опознавательным знакам (большие черные кресты на крыльях) наблюдатели установили национальную принадлежность летательного аппарата. Из-за большой высоты его полета стрельба из орудий не проводилась 25*. На следующий день (примернов 10 ч 20 мин) над городом вновь появился немецкий аэроплан, осуществлявший воздушную разведку и сбросивший бомбу на форт Алексей. По аэроплану был открыт артиллерийский и ружейный огонь. При этом противоаэропланная батарея подпоручика Буковского сумела произвести лишь четыре выстрела, а 6-дм гаубичная батарея штабс-капитана Мертенгрена — только один выстрел 26*.

Противнику удалось выйти из зоны обстрела и повернуть назад.

Тем временем в структуре зенитноартиллерийской обороны города происходят существенные изменения. 11 октября Варшавская крепостная артиллерия полностью переходит в подчинение командованию вновь формируемого 27-го армейского корпуса 2-й армии (командующий — генерал Д.В. Баланин 27*). Между тем над городом нависла смертельная угроза. 13 октября германские войска подошли к предместьям и готовились к решающему штурму. Но, встретив ожесточенное сопротивление со стороны гарнизона, германское командование вынуждено было отменить намеченные планы и с тяжелыми боями отойти от Варшавы. Немалую роль в этом сыграли оборонительные сооружения Варшавской крепости. По воспоминаниям полковника П.Н. Чижова, местность в пригороде Варшавы нельзя было узнать.

Отделы Артиллерийские участки
1-й отдел (Вольский) Командир — подполковник Н.Н. Андреев 1-й — штабс-капитан Л.Я. Филиппов
2-й — штабс-капитан П.Н. Чижов
2-й отдел (Мокотовский) 1-й — штабс-капитан Ф.Е. Герасименко
Командир— капитан В.В. Конокотин
2-й — капитан В.В. Сташевский
Временный штат военною времени противоаэростатной батареи на четыре 75-мм пушки в 50 калибров (штат утвержден приказом ВГК от 23 ноября 1914 г. № 181) 33*
Наименование должности Количество
Командир батареи капитан или штабс-капитан 1
Младшие офицеры 2
Итого офицеров 3
Нижние чины 1
Строевые:
фейерверкеров
бомбардиров 17
канониров 16
трубач 1
Итого нижних чинов (строевых) 43

Начальный срок формирования противоаэростатных батарей Ставка ВГК установила 1 октября 1914 г.

Варшава. Дворцовая площадь.

Из воспоминаний полковника П.Н. Чижова 28*

.. деревни Выпенды не существовало, одни, кое-где, стояли дымоходы, все было разрушено и сгорело. От большинства маленьких фольварков не осталось и следа. Комарово также больше не существовало: все сожжено, спалено, деревья с корнями выворочены; домов, бывших красивых дач, не было и помину. Это все следы работы и нашей, и немецкой артиллерии…

Последовавшее с 18 октября наступление русских войск в ходе проводимой Варшавско-Ивангородской операции возобновило разведывательные полеты противника в тыл русской армии. Уже 19 октября над фортом № 8 был замечен германский аэроплан типа «Таубе», сбросивший на него три бомбы. Одна из них упала в районе батареи № 10, но не причинила ей никакого вреда 29*. Воздушные налеты германской авиации помимо военных объектов ставили задачу деморализовать местное население польской столицы.

Последствия налетов германских аэропланов на Варшаву в октябре 1914 г. 30*

… в одно из ближайших воскресений немецкий аэроплан снизился над городом в то время, когда из собора (тогда был еще наш собор на Саксонской площади, потом снесенный поляками) народ выходил после окончания обедни. Сбросив бомбу в толпу, он принес ужасное несчастье: было убито много людей, а особенно — детей. Затем вскоре, лунной ночью, немцы опять сбросили на город несколько бомб. Опять были убитые и масса раненых…

В этой связи зенитно-артиллерийская оборона города подверглась существенной перестройке. Так, в Варшавской крепостной артиллерии было проведено новое распределение рот по отделам и участкам с расширением фронта позиций до 3-го форта. В результате они были представлены в следующем виде.

По указаниям коменданта крепости и командующего Варшавской крепостной артиллерии они же руководили и батареями, выделенными для воздушной обороны города и крепости. Одновременно для повышения огневого воздействия на противника принимается решение усилить оборону города за счет новых зенитных средств. В этой связи 23 октября штаб 2-й армии распорядился (документ за № 1403): «В состав гарнизона Варшавы включить батарею из четырех 75 миллиметровых противоаэропланных орудий…» 31*. Это были морские орудия системы генерал-майора Меллера, ранее отправленные из Петрограда (три единицы) и Севастополя (одна единица).

Для обеспечения ночных действий артиллерии к имевшимся шести прожекторам в Варшаву 1 октября 1914 г. прибыли из БрестЛитовска три электроосветительных аппарата с прислугой 32*.

16 октября 75-мм морские орудия вошли в состав Варшавской крепостной артиллерии 34*. До конца октября были изготовлены платформы для орудий, выбраны позиции их установки. С 5 по 9 ноября противоаэростатные батареи были развернуты на позициях около форта Сергий и на Мокотовском поле. Командирами вновь развернутых батарей назначены: поручик Б.Ф. Ключарев (он же состоял в должности адъютанта крепостной артиллерии по строевой части), подпоручик Ивашинцев и прапорщик М.Ф. Крась 35*.

Использование морских орудий на воздушной обороне Варшавы вытекало из решения Ставки ВГК усилить Варшавскую крепостную артиллерию несколькими специальными противоаэропланными батареями (на штатной основе). В этой связи в октябре 1914 г. военный комендант морской крепости Кронштадт генерал-лейтенант А.А. Маниковский 36* получил такую задачу от дежурного генерала Штаба ВГК генерал-лейтенанта П.К. Кондзеровского 37*. К началу ноября вновь сформированные батареи (за № 1, 2, 3) были включены в состав тяжелого пушечного полка 38*, направляемого в Варшаву. На вооружении батарей имелись французские 75-мм морские пушки системы Канэ. 23 ноября 1914 г. с некоторым опозданием вышел приказ ВГК за № 181, официально закрепивший их юридический статус 39*.

Так как с морскими орудиями руководители крепостной артиллерии столкнулись впервые, им пришлось обратиться к Морскому ведомству за помощью в установке их на позиции. Для оказания содействия своим варшавским коллегам Главное управление кораблестроения командировало с этой целью старшего лейтенанта Невдачина. С поступлением морских орудий в состав Варшавской крепостной артиллерии была поставлена задача проведения их полевых испытаний. В этой связи подполковник Н.Н. Андреев, ответственный за эти испытания, обратился со служебной запиской к командующему Варшавской крепостной артиллерии.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта генерал от инфантерии Н.В. Рузский.

Командир 27-го армейского корпуса генерал Д.В. Баланин.

Дежурный генерал Ставки ВГК генерал-лейтенант П.К.Кондзеровский.

Аэроплан «Моран-Солнье», использовавшийся в воздушной обороне Варшавы 1914–1915 гг.

Из служебной записки подполковника Н.Н. Андреева от 1 ноября 1914 г. 40*

…Не понимаю, как организовать стрельбу… из 75-мм орудий. Орудия же… специально приспособлены для стрельбы по аэропланам и «цеппелинам», т. е. по целям воздушным и подвижным. У нас же на полигоне нет даже неподвижной цели воздушной, а следовательно, по чему же будем стрелять? По-моему, орудия следует прямо (ставить) на позицию (все четыре) у г. дв. (господского двора — прим. авт.) Влахи. Там мы организуем с ними занятия прямо при орудиях, а когда появится цель… — командир батареи поведет пристрелку и увидит чего нужно. …Прошу также объявить в приказе по части, что по воздушным целям можно стрелять и в том случае, если неприятель летит над городом…

Его, в частности, поддержал специалист Морского ведомства старший лейтенант Невдачин, прибывший ранее в Александровскую цитадель. Через 3 дня он представил по этому и ряду других вопросов обстоятельный доклад командующему Варшавской крепостной артиллерией.

Из доклада старшего лейтенанта Невдачина 41*

…Пушки, переданные из Морского ведомства 75-мм калибра системы Меллера, давно приняты во флоте. Вся переделка означенных пушек и станков заключается в том, что качающуюся часть перевернули вверх компрессорами, сделали новую соединительную коробку для компрессоров, поставили на левую цапфу панорамный прицел 3-дм полевой пушки, увеличили дугу подъемного механизма и добавили мелкие незначительные части для удобства действия при стрельбе под большими углами возвышения. …Первоначальная система генерал- майора Меллера, принятая во флоте, выдержала все испытания в японскую кампанию, не вызывая нареканий. После указанных переделок… первый станок был испробован стрельбою на Морском полигоне, и это испытание не показало никаких существенных дефектов… Полагал бы, что производить испытания присланных станков на Рембертовском полигоне не является необходимым. …Немногочисленный комплект снарядов (250 шрапнелей на орудие), который Морское ведомство нашло возможным передать в Военное ведомство, также сдерживает испытания. Снаряды 3-дм полевой артиллерии не подходят к 75-мм пушке морского типа.

.. Относительно установки орудий на неподвижных платформах, зарытых в землю, можно сказать, что такая установка означенных орудий является не совсем желательной и может …быть применима лишь при неимении ничего лучшего. Желательно было бы выяснить, возможно ли эту установку укрепить на железнодорожной платформе тяжелого типа… что дает возможность применения 75-мм пушек не только в Варшаве и при том со строго определенного места, а даже и в действующей армии, перевозя эти установки в составе поезда, специально обо рудованного для этой цели. 75-мм пушка при своей большой дальности (до 8–9 верст) принесла бы громадную пользу там.

…Из всего вышесказанного видно, что означенные пушки, обладая подвижностью, могут принести громадную пользу не только под Варшавой, которая в настоящее время мало подвержена нападению неприятельского воздушного флота, но и в действующей армии, где они могут быть употребляемы как противоаэропланные пушки, а также для стрельбы на дальние дистанции, на которые полевая пушка не всегда может работать.

Несмотря на явный дефицит снарядов для морских пушек, учебные стрельбы из них были все-таки организованы на Рембертовском полигоне 42*. В качестве подвижных целей использовались германские аэропланы, неоднократно появлявшиеся в границах города 43*.

Предложения Морского ведомства об использовании морских орудий (в подвижном варианте) в интересах действующей армии за пределами Варшавской крепостной артиллерии были отклонены военным руководством по причине концентрации имеющихся сил и средств воздушной обороны для защиты города. Тем более этого требовала складывающаяся обстановка на фронте. Уже 5 ноября по приказу Главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта Варшавская крепостная артиллерия вошла в состав Варшавского укрепленного района, непосредственно подчиненного командованию фронта 44*.

Двумя днями раньше начальник крепостной артиллерии полковник П.А. Глазков обратился к обер-полицмейстеру города Варшавы с просьбой следующего содержания: «Ввиду того что пожарная каланча Ратуши признана хорошим наблюдательным пунктом для батарей, стреляющих по воздушным целям, на ней необходимо установить телефон, соединяющий этот пункт с батареями, а посему прошу распоряжения о допуске нижних чинов вверенной мне крепостной артиллерии на каланчу для установки на ней телефонных аппаратов» 45*. Необходимо отметить, что этот вопрос был решен положительно, без излишних проволочек.

Уделяло внимание вопросам защиты города от летательных аппаратов противника и командование 27-го армейского корпуса. Ого выражалось в реализации большинства обращений полковника П.А. Глазкова по выделению необходимого количества средств для оборудования позиций и командирования офицеров полевой артиллерии в состав противоаэростатных батарей. Обращалось также внимание на недопущение обстрелов артиллерией собственных аэропланов. Так, на доклад о случайном обстреле своего летательного аппарата начальник штаба 27-го корпуса генерал-майор Г.М. Некрашевич 46* 21 ноября довел П.А. Глазкову следующую резолюцию командира корпуса: «Желательно поставить так, чтоб было меньше поражений по своим; но в крайнем случае стесняться этим нельзя, если можно нанести существенный вред противнику и избавить Варшаву от визитов цеппелинов и аэропланов, бросающих бомбы» 47*. Эти указания входили в явное противоречие с требованием Штаба Верховного Главнокомандующего «обратить самое строгое внимание на предотвращение случаев стрельбы по своим аэропланам. —..Начальники, виновные в отношении стрельбы, будут привлекаться к ответственности…» и приказанием командующего 2-й армией: «…никакой стрельбы — ни артиллерийской, ни ружейной — по летающим аэростатам не производить во избежание подстрела своих же…» 48*.

Для повышения оперативности в управлении артиллерийскими подразделениями (включая и зенитные) 23 ноября приказом по Варшавской крепостной артиллерии № 315 (п.2) были введены «Сокращенные условные знаки сигнализации для Варшавской крепостной артиллерии», составленные капитаном В.В. Конокотиным применительно к местным условиям и личному составу. Одновременно шли работы по техническому совершенствованию порядка стрельбы по воздушным целям. Так, штабс-капитан Карпинский для увеличения углов поворота орудий приспособил на каждое из них добавочный переносной рельс. В свою очередь, поручик Д.А. Корнилов увеличил угол стрельбы орудий до 100° дополнительной разметкой деления на дугообразной полосе платформы. Свой вклад в использование морских орудий для ведения зенитной стрельбы внес поручик Б.Ф. Ключарев, составив специальные «Правила для действий при 75-мм орудиях» для номеров расчета в ходе стрельбы с большими углами возвышения.

Тем временем подпоручик М.А. Буковский с целью своевременного обнаружения воздушного противника организовал «свою» (в составе крепостной артиллерии) разведку при помощи передовых разведывательно-наблюдательных постов с выносом их в ближайшие от Варшавы населенные пункты: Прушково, Надоржан, Пясечна и Верна Круленская. При этом использовалась существующая (железнодорожная, правительственная и частная) телефонная связь. Дополнительно для батареи № 1 (вооруженной 75-мм морскими орудиями) оборудуется боковой наблюдательный пункт на крыше здания собрания артиллерии 49*.

Конец ноября и весь декабрь 1914 г. характеризовался непрекращающимися налетами германской авиации на Варшаву. Так, 29 ноября в условиях значительной облачности немецкий аэроплан прошел над городом на высоте около трех километров, сбросил три бомбы. Огонь по нему не открывался по причине его своевременного необнаружения. Но уже 2 декабря аэроплан типа «Таубе», пытавшийся прорваться к городу, попал под обстрел батарей штабс- капитана ДФ. Мертенгрена и подпоручика М.А. Буковского. По воздушной цели было выпущено до 21 снаряда (шрапнельный заряд). В то же время из- за плохой погоды 4 декабря германскому аэроплану удалось незаметно подобраться к Варшаве и сбросить на нее три бомбы из-за облаков. 20 декабря немецкая сторона предприняла массированный (по оценке того времени) налет на город. В течение короткого отрезка времени (с интервалом в 15 минут) в небе появились три аэроплана противника. Несмотря на интенсивный зенитный огонь, им удалось сбросить на город несколько бомб, а также прокламации у форта Сергий. Для отражения воздушного налета были задействованы противоаэропланные батареи штабс-капитана Б.Ф. Ключарева, подпоручиков Ивашинцева, И.Ф.Тустановского и М.А. Буковского. В общей сложности ими по противнику было выпущено 84 снаряда 50*.

В целях повышения точности стрельбы по воздушным целям командованием Варшавской крепостной артиллерии принимаются меры по обучению личного состава методам и способам ведения зенитного огня. С этой целью в конце декабря в Варшаву был приглашен постоянный член Артиллерийского комитета ГАУ конструктор генерал-майор М.Ф. Розенберг 51*, который провел практические занятия с командирами противоаэростатных батарей. Позднее такие занятия были включены в основной план боевой учебы Варшавской крепостной артиллерии 52*.

75-мм французские морские противоаэростатные орудия системы Канэ.

Командир Особого добровольческого авиационного отряда старший лейтенант Н.А. Яцук.

Учитывая недостаточную эффективность воздействия наземных частей на воздушного противника, для борьбы с ним в Варшаву был направлен ряд авиационных частей. Среди первых в район польской столицы прибыл Особый добровольческий авиационный отряд (командир — старший лейтенант Н.А. Яцук 53*), сформированный на базе 1-й авиационной роты из числа авиаторов-добровольцев школы авиации Императорского Всероссийского Аэроклуба (И ВАК). Созд анный в соответствии с приказом ВГК от 22 ноября 1914 г. № 146 (приказ издан позднее), авиаотряд имел в своем составе шесть летчиков-охотников. К нему были прикомандированы 1 офицер и 15 нижних чинов из различных воздухоплавательных частей. Вооружение указанного авиаотряда составляли: шесть аэропланов, шесть автомобилей, мастерс кая и метеорологическая станция. По своему составу он соответствовал крепостному авиационному отряду мирного времени (ведение воздушной разведки), но в связи с его большой подвижностью отряду была поставлена зад ача обеспечения охраны с воздуха объектов в структуре действующей армии 54*.

27 августа авиационный отряд прибыл в район Варшавы и поступил в распоряжение начальника штаба 9-й армии. Позднее он был включен в состав войск гарнизона Ковенской крепости 55*. Наряду с Особым добровольческим авиационным отрядом для воздушной обороны Варшавы из состава 9-й армии привлекаются 13-й корпусной и 1-й нештатный авиаотряды (командир — поручик Н.С. Воеводский), ранее действовавшие на Ивангородском направлении. Общую координацию действиями авиационных частей воздушной обороны столицы Польского княжества осуществлял командир 2-й авиационной роты подполковник Гинейко.

В целом принятые во второй половине 1914 г. меры по созданию воздушной обороны Варшавы сыграли важную роль в дальнейшем процессе строительства в России объектовой (пунктовой) защиты от ударов с воздуха.

Аэроплан Брест-Литовского авиационного отряда, приспособленный для бомбометания. 1914 г.

Ссылки и сноски:

1* Ребольд Ж. Крепостная война 1914–1918 гг. М. ВИ. 1938. — С.126.

2* Воздушный справочник, 1915. — С.2.

3* Усков Н.П. Развитие военного искусства в период Первой мировой войны (1914–1918 гг.). Монино, ВВА. 1957. — С.35.

4* Зарецкий В.М. Применение авиации в операциях Первой мировой войны. Учебное пособие. Монино 1996. — С.29.

5* Дирижабли в войне. Минск-Москва. 2000.-С. 180.

6* Сухомлинов Владимир Александрович [4(16).8.1848 — 2.02.1926] — российский государственный и военный деятель, генерал от кавалерии (1906). На военной службе с 1866 года. Окончил Кавалерийское училище (1867), Академию Генштаба (1874). Участник русско-турецкой войны (1877–1878). С 1878 г. управляющий делами Академии Генштаба, с 1884 г. командир кавалерийского полка. В 1886–1897 гг начальник кавалерийской школы, с 1897 г. начальник кавалерийской дивизии. В 1899–1908 гг. начальник штаба, помощник командующего войсками Киевского ВО, одновременно с 1905 г. киевский, волынский и подольский генерал- губернатор. С декабря 1908 г. начальник Генштаба. В 1909–1915 гг. военный министр. В июне 1915 г. снят с должности военного министра и в марте 1916 г. отдан под суд по обвинению в злоупотреблениях и измене, которое на суде не подтвердилось. После 6- мес. заключения находился под домашним арестом. После Февральской революции 1917 г. снова арестован и в сентябре 1917 г за неподготовленность русской армии к 1 — й мировой войне приговорен судом к бессрочной каторге, замененной заключением в крепость. В 1918 г. по достижении 70-летнего возраста освобожден. Эмигрировал сначала в Финляндию, а затем в Германию. В эмиграции написал «Воспоминания» (М.;Л., 1926), в которых пытался реабилитировать себя.

7* Тризна Борис Романович [26.06.1864 —?] — российский военачальник, полковник. Окончил 1-е Павловское военное училище, Офицерскую артиллерийскую школу. С 6 мая 1913 г. командующий Варшавской крепостной артиллерией. С 17 августа 1914 г. командирован в г. Ровно.

8* Глазков Петр Александрович [29.01.(9.02.) 1869 —?] — российский военачальник, полковник. Окончил 1 — е военное Павловское училище (1890). Проходил службу в Свеаборгской, Севастопольской, Новогеоргиевской крепостной артиллерии. Участник русско-японской войны (1904–1905). В 1905 г в составе Новогеоргиевской крепости командир форта № 4, с 1907 г в Варшавском укрепленном районе. 1 сентября 1914 г. назначен временно командующим Варшавской крепостной артиллерией. После эвакуации войск из Варшавы формировал тяжелые артиллерийские дивизионы, затем командир дивизиона в 10-й полевой артиллерийской бригаде.

9* Русский инвалид. № 166.1.08.1914.-С.5.

10* Мертенгрен Дмитрий Федорович [23.04.1884 —?] — российский офицер-артиллерист, штабс-капитан. Окончил Тифлисский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище. С мая 1914 г. в Варшавской крепостной артиллерии, командир батареи 42-линейных орудий.

11* Буковский Михаил Александрович [6.10.1889 —?] — российский офицер-артиллерист, подпоручик. Окончил Виленское военное училище. С октября 1913 г. в Варшавской крепостной артиллерии младший офицер батареи, учитель крепостной учебной команды, командир батареи 3-дм скорострельных орудий.

12* Школьников Павел Львович [11.06.1892 —?] — российский офицер-артиллерист, подпоручик. Окончил Константиновское артиллерийское училище. С июня 1913 г. в Варшавской крепостной артиллерии младший офицер, назначен командиром батареи 3-дм скорострельных орудий.

13* Арндт Г. Воздушная война. М. Издание журнала «Вестник Воздушного Флота». М. 1925. -С.29.

14* В соответствии с приказом Главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта от 21 июля 1914 г. № 5 комендант города Варшавы и Александровской цитадели генерал-лейтенант Турбин назначается военным генерал-губернатором Варшавы и ближайших окрестностей. В ближайшие окрестности входили гмины: Виляновская, Мокотовская, Чистенская, Близне, Млоцинская, Брудновская, Окуневская, Баварская и Ожаровская. РГВИА. Ф.2019. Оп.1. Д.1. Л.4.

15* Турбин Александр Федорович [12.01.1858-9.09.1922] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил Московскую военную гимназию (1874), Санкт- Петербургское пехотное юнкерское училище (1877). Проходил службу в качестве офицера лейб-гвардейского Финляндского полка, затем командира лейб-гвардейского Волынского полка. С февраля 1914 г. комендант Варшавской крепости и Александровской цитадели. С августа 1914 г. военный генерал-губернатор Варшавы и ближайших окрестностей. С 30.09 1915 г. — начальник 6-й Сибирской стрелковой дивизии, затем — 5-го Сибирского армейского корпуса. В Гражданскую войну в составе Вооруженных Сил Юга России и Русской армии. С 20 июля 1919 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего BCKDR с октября 1919 г. подольский губернатор, с марта по апрель 1920 г. — комендант крепости Севастополь. В дальнейшем в эмиграции в Чехословакии.

16* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.269. Л.7.

17* Там же, Л.Л.7,8.

18* Чижов Павел Николаевич [26.08 (8.09). 1882- 14.11.1961] — российский военачальник, полковник. Окончил Михайловское артиллерийское училище (1902). Командир отдельной тракторной батареи. Участник обороны Варшавы: командир 6-й роты Варшавской крепостной артиллерии (1914–1915). Участник похода Яссы — Дон. В Добэовольческой армии с 1918 г. С ноября 1918 г начальник комендантского отдела крепости Очаков, с 2 марта 1919 г в Румынии. 2 13 мая 1919 г. в Донской армии: штаб- эфицер для поручений при инспекторе артиллерии 4-го Донского корпуса, инспектор артиллерии конной группы генерала Павлова. В Русской армии с мая 1920 г в команде Севастопольской крепости, с июля 1920 г. помощник коменданта Севастополя цо эвакуации Крыма. Ноябрь 1920 г — 1925 г при штабе Главнокомандующего (генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля). В эмиграции в Югославии. После 1945 г. в США.

19* Военная быль. № 99. Сентябрь 1969. — С.9.

20* РГВИА. Ф. 13127. Оп.1. Д.269. Л Л. 15–18.

21* Там же, д.303. Л. 174.

22* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д269. Л Л.19–23.

23* Арндт Г. Воздушная война. М. Издание журнала «Вестник Воздушного Флота». М. 1925.-С.29.

24* Макензен Август [6.12.1849 — 8.11.1945] — германский военачальник, генерал-фельдмаршал (1915). На военной службе с 1868 г. Участник франко-прусской войны 1870–1871 гг С 1882 г. в германском Генеральном штабе, в 1891–1893 гг адъютант начальника Генерального штаба А. Шлиффена. С 1908 г. командир 17-го пехотного корпуса, с которым участвовал в боевых действиях начального периода 1-й мировой войны в Восточной Пруссии и Польше. В ноябре 1914 г командующий 9-й армией на Восточном фронте, с апреля 1915 г. — 11-й австро-германской армией, осуществившей Горлицкий прорыв (1915 г.). Затем командовал австро-германской группой армий в Польше, в октябре-ноябре 1915 г. — австро-германско-болгарской группой армий при разгроме сербской армии. С июля 1916 г возглавлял германо-болгарские войска в Добрудже. В 1917 г. командовал германскими оккупационными войсками в Румынии. С 1920 г. в отставке. Оказывал активную поддержку немецким фашистам, помогая им установить тесные контакты с командованием рейхсвера.

25* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.273. Л. 10.

26* Там же, д.269. Л. 10.

27* Баланин Дмитрий Васильевич [1857–1919] — российский военачальник, генерал от инфантерии. Окончил Павловское военное училище (1875) и Академию Генерального штаба (1889). Участник русско- турецкой войны 1877–1878 гг., отличился при переходе через Балканы в составе отряда генерала М.Д. Скобелева и при взятии Сан-Стефано. С 1889 г. командир пехотного полка, начальник штаба армейского корпуса, генерал-квартирмейстер штаба Кавказского военного округа. Во время русско-японской войны 1904–1905 гг. командир казачьей бригады, затем командир дивизии, начальник штаба армии. С 1907 г. помощник командующего войсками Приамурского военного округа. В1910-1911 гг. военный представитель в Париже. В начале 1-й мировой войны в резерве Ставки ВГК. С 1914 г. командир 27-го армейского корпуса, с января 1917 г. командующий 11-й армией. С мая 1918 г. в Красной армии, военспец Петроградского военного округа.

28* Военная быль. № 99. Сентябрь 1969 г — С.9.

29* РГВИА, ф. 13127, оп. 1, д.271, л.6.

30* Военная быль, № 99. Сентябрь 1969.-С.9.

31* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.271. Л.81.

32* Там же, д.303. Л. 148.

33* РГВИА. Ф.2003. Оп.2. Д.918. Л.125.

34* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.271. Л.8.

35* Там же, д.272. Л.Л.2,3,7; д.300. Л.406.

36* Маниковский Алексей Алексеевич [13(25).03.1865. — январь 1920] — российский государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1916). На военной службе с 1883 г., в Красной Армии с 1918 г. Окончил Тифлисский кадетский корпус (1883), Михайловское артиллерийское училище (1886), Михайловскую артиллерийскую академию (1891). Проходил службу в артиллерийских подразделениях ряда крепостей. Участник русско-японской войны 1904–1905 гг., штаб-офицер для поручений управления 2-й Маньчжурской армии. В 1906 г комендант Усть-Двинской крепостной артиллерии, с 1908 г. начальник артиллерии, с марта 1914 г. комендант Кронштадтской крепости. С мая 1915 г. по февраль 1917 г. начальник Главного артиллерийского управления Военного министерства. В марте 1917 г помощник военного министра Временного правительства по снабжению, в апреле-мае, октябре 1917 г. управляющий Военным министерством Временного правительства Республики. В 1918–1919 гг начальник Главного артиллерийского управления, начальник Управления снабжения РККА, постоянный член Военного законодательного совета и Артиллерийского комитета.

37* Кондзеровский Павел Константинович [22.06(4.07). 1869 — 16.08.1929] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил 1-й кадетский корпус (1887), Константиновское военное училище (1889), Академию Генерального штаба (1895). Проходил службу в лейб-гвардейском Егерском полку. В годы 1 — й мировой войны дежурный генерал Ставки ВГК, член Военного совета. С начала 1919 г. член военно-политического центра в Финляндии, в мае-июле 1919 г. начальник штаба и помощник Главнокомандующего генерала Н.Н. Юденича (Северо- Западная армия). С октября 1919 г. помощник Главнокомандующего по должности военного министра. В эмиграции в Финляндии, с конца 1920 г. во Франции. Начальник канцелярии великого князя Николай Николаевича и председателя РОВС. В августе 1928 г. член объединения лейб-гвардейского Егерского полка.

38* Полк имел на вооружении береговые 254-мм пушки и французские 152-мм пушки системы Канэ.

39* РГВИА. Ф.2003. Оп.2. Д.918. Л. 125.

40* РГВИА. Ф. 13127. Д.271. Л.89.

41* Там же, д.271.Л.Л.82,83.

42* Там же, д.271. Л.81.

43* Там же, д.271. Л.89.

44* Там же, д.272. Л.2.

45* Там же, д.300. Л.346.

46* Некрашевич Георгий Михайлович [4.03.1865–1943] — российский военачальник, генерал-лейтенант. Окончил Киевский кадетский корпус (1883), Михайловское артиллерийское училище (1886), Академию Генерального штаба (1892). Офицер лейб- гвардейской 1-й артиллерийской бригады. В 1914–1915 гг. начальник штаба 27-го армейского корпуса, затем начальник 1-й Туркестанской стрелковой дивизии. В Гражданскую войну в составе Вооруженных Сил Юга России. С 1 июля 1919 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР В эмиграции в Югославии, затем во Франции.

47* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.300. Л.367.

48* Там же, д.303. Л.49; д.300. Л.213.

49* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1Д272. Л Л.2–5.

50* РГВИА. Ф.2003. Оп.2. Д.918. Л.Л.4–7.

51* Розенберг Михаил Федорович [27.10(8.11). 1861 — апрель 1928] — генерал- майор (1909), член Артиллерийского комитета ГАУ, Герой Труда. Окончил Михайловское артиллерийское училище и Михайловскую артиллерийскую академию по 1 — му разряду. С 1898 г проходил службу на разных должностях в Главном артиллерийском управлении. Автор приспособления (1914) для стрельбы по летательным аппаратам из полевых орудий (обр. 1900 и 1902 г). С 1923 г. проходил службу в Красной Армии, член Комиссии особых артиллерийских опытов (Косартоп).

52* РГВИА. Ф. 13127. Оп. 1. Д.272. Л.8.

53* Яцук Николай Александрович [11(23).01.1883 — апрель 1930] — видный российский военный летчик, капитан 2-го ранга. Окончил морское инженерное училище (1903), военно-морскую академию по 1-му разряду (1908) и Петербургский технологический институт. Участник русско- японской войны 1904–1905 гг. Проходил службу на кораблях Балтийского флота. С 1912 г инструктор, затем начальник школы авиации Императорского Всероссийского Аэроклуба (ИВАК). С августа 1914 г командир Особого добровольческого авиаотряда, с мая 1915 г — 34-го КАО. В Красной Армии с 1918 г. Начальник отдела боевого применения Главвоздухофлота, затем на преподавательской работе в ВВА имени профессора Н.Е. Жуковского. В 1912 г. написал первую в мировой литературе работу по тактике воздушного флота.

54* РГВИА. Ф. 2000. Оп.2. Д. 1919. Л.Л.71, 74,100–103,116.

55* РГВИА. Ф.2019. Оп. 1. Д.805. Л.32.

Сергей Ганин, Александр Карпенко, Ростислав Ангельский

Авторы выражают глубокую признательность Владимиру Коровину за оказанную информационную поддержку.

Система С-300П

Продолжение. Начало. см «ТиВ» № 7-10/2004 г.

Система ПВО Москвы

На завершающей стадии разработки С-300ПТ были детально рассмотрены предложения по планам развертывания новой системы. Вполне обоснованным было решение о первоочередном размещении этой высокосовершенной системы для прикрытия центра политико-административного управления страны, крупнейшего из советских городов — Москвы. К этому времени определилась и практическая исчерпанность модернизационного потенциала развернутой в середине 1950-х гг. системы С-25, в особенности в части обеспечения поражения низколетящих целей с малой эффективной отражающей поверхностью — стратегических крылатых ракет нового поколения, как раз в эти годы принятых на вооружение американских авиации и флота. В результате появилось Постановление Правительства от 23 октября 1980 г., которым был определен порядок постепенного снятия с вооружения системы С-25 с заменой ее средствами системы С-300П.

Головным исполнителем работ был определен Московский НИИ приборной автоматики, а первоочередные работы осуществлялись на северо-западном направлении.

Реализация замысла шла не столь просто, как это представлялось в начале работ. В частности, при замене старой аппаратуры на средства системы С-300П не обошлось без проведения взрывных работ на построенных в 1950-е гг. укрытиях.

Полвека назад задача борьбы с низколетящими целями перед ракетчиками не ставилась. Позиции зенитных комплексов выбирали из принципа их равномерного размещения по двум кольцам вокруг Москвы, руководствуясь не столько топографией, сколько геометрией. В итоге для размещения радиолокаторов подсвета и наведения и низковысотных обнаружителей была разработана универсальная передвижная вышка 40В6М высотой около 25 м, а затем и вышка 40В6МД высотой около 39 м.

В ходе модернизации боевые возможности системы ПВО Москвы существенно возросли. Максимальная дальность пуска ракет многократно увеличилась, минимальная высота поражения снизилась более чем на порядок. Использование для ракет транспортнопусковых контейнеров и исключение трудоемких и опасных операций по их заправке жидким топливом, увеличение межрегламентного периода радикально упростили эксплуатацию ракет. В результате с учетом широкого применения автоматизации при ведении боевой работы удалось многократно сократить численность личного состава, обслуживающего систему ПВО столицы. При этом, как правило, на место зенитного ракетного полка С-25 ставился дивизион системы С-300П или С-300ПМ, а боевое управление на уровне корпуса осуществлялось с использованием системы «Байкал».

Давая в 1994 г. интервью газете «Аргументы и факты», командующий войсками Московского округа ПВО генерал-полковник А.Корнуков рассказал, что к концу 1980-х гг. было принято решение о создании новой комплексной системы ПВО Москвы на основе зенитных ракетных систем С-300П различных модификаций, которая могла бы одновременно вести огонь по 500 целям.

Новую систему ПВО Москвы приняли на вооружение в 1994 г. Ее создатели были отмечены Государственной премией России.

Дополнительные средства комплексов С-300П и С-300ПМ

С целью повышения боевой эффективности и автономности при ведении боевых действий зенитным ракетным дивизионам системы С-300П придаются дополнительные средства и средства технического обслуживания.

Применительно к комплексам С-300П различных модификаций для размещения низковысотного обнаружителя (НВО) и РПН была разработана универсальная передвижная вышка 40В6М высотой около 25 м, буксируемая в транспортном положении тягачом МАЗ-5Э7Г. Вышка принята на вооружение в конце 1970-х — начале 1980-х гг. Несколько позже в войска поступила вышка 40В6МД высотой около 39 м, отличающаяся от вышки 40В6М дополнительной 13-метровой надставкой. Для перевозки дополнительной секции вышки 40В6МД используется автопоезд, созданный на базе седельного тягача и полуприцепа MA3-938.

Установка вышки 40В6М и подъем РПН осуществляется за 1 час штатными средствами вышки, для вышки 40В6МД — за 2 часа при использовании штатных средств и дополнительно подъемного крана типа КТ-80 «Январец» или аналогичного ему по грузоподъемности и высоте подъема груза.

Кран КТ-80 (КС-7571) грузоподъемностью до 80 тонн был создан ГСКТБ с использованием шасси подвижных пусковых установок стратегического ракетного комплекса «Пионер» — шестиосного автомобиля повышенной проходимости МАЗ-547А. Изготовление кранов осуществлялось ПО «Заводим. Январского восстания» (г. Одесса).

Практически аналогичный по техническим характеристикам кран «Прогресс-2000» был разработан конструкторами ПО «Завод им. Январского восстания» и швейцарской фирмы Liebherr-Werk с использованием того же колесного шасси.

Низковысотный обнаружитель 5Н66, разработанный в НПО «Утес» (Москва) под руководством Л. Шульмана и после проведения серии испытаний принятый в конце 1970-х гг. на вооружение Войск ПВО страны, может придаваться дивизиону (ЗРК) и как правило, устанавливается на универсальной передвижной вышке. Ранние выпуски низковысотного обнаружителя 5Н66 поставлялись для комплексов С-300ПТ в составе контейнера Ф5, вышки 40В6 и системы автономного электроснабжения (дизель-электростанция 5И57 (5И57А) и распределительно-преобразовательное устройство (РПУ) 5И58 (5И58А)). Управление работой низковысотного обнаружителя осуществлялось из кабины Ф2. Точность определения координат составляла: по дальности — 250 м, по азимуту — 20 угловых минут, по скорости — 2,4 м/с. Потребляемая мощность — 55 кВт.

Модифицированный вариант 5Н66М поставлялся в войска в составе антенного поста Ф5М, аппаратного контейнера Ф52М, модуля электропитания, аналогичного используемому 5Н66, включавшего дизель-электрическую станцию 5И57 и РПУ 5И58 (или 63Т6А).

Модификация 5Н66М-1А также использовалась в системе С-300П.

Для установки низковысотных обнаружителей используются универсальные вышки 40В6М или 40В6МД. Антенный пост с марша стыкуется с вышкой, автоматически развертывается и поднимается на высоту фазового центра 23,8 м (вышка 40В6М) или 38,8 м (40В6МД).

Управление НВО осуществляется из контейнера Ф52М или дистанционно из контейнера Ф2К. НВО в транспортном состоянии перевозится двумя автопоездами 5Т58 (седельный тягач КрАЗ-250 и трейлер производства ЧМЗАП). НВО производится Лианозовским электромеханическим заводом (ЛЭМЗ) — головным предприятием НПО «Утес».

Подъемный кран типа КТ-80 «Январец», используемый при установке вышки 40В6МД.

Универсальная передвижная вышка 40В6М.

Универсальная передвижная вышка 40В6МД.

Антенный пост Ф1М на вышке 40В6МД.

Топопривязчик 1Т12М на базе автомобиля ГАЗ-66.

При ведении боевых действий в составе полка для точного определения координат огневого дивизиона С-300ПС относительно командного пункта системы (КПС) при смене позиции дивизиону придается топопривязчик 1Т12 на базе автомашины ГАЗ-66 (или топопривязчик УАЗ-3151Т), который при развертывании на новой позиции, как правило, устанавливается по ходу движения на одной линии с РПН на некотором удалении. Топопривязчик 1Т12 в ходе серийного производство неоднократно модифицировался и выпускался в вариантах 1Т12М1 и 1Т12М2. Для проведения топопривязки на местности выносились и расставлялись в рабочее положение бусоли-гирокомпасы. Поставляющийся в войска топопривязчик 1Т134 осуществляет привязку на местности с высокой точностью за несколько минут с использованием космической навигационной системы.

Для управления дивизионом на марше при смене позиции предназначены машина командира дивизиона и командно-штабная машина (YA3-3151 или ГАЗ-66), оснащенные комбинированной радиостанцией Р-123М (Р-125П2 в составе радиостанций Р-134, Р-173, Р-853В1). Для обеспечения машин электропитанием на позиции используется энергоагрегат АБ-1-П285-ВУ1.

Для прикрытия от атакующих вертолетов противника и эффективной борьбы с наземным противником (десантом) в дивизионе имеется зенитная пулеметная установка «Утес» — крупнокалиберный пулемет НСВ (12,7-мм) на станке 6У6.

При размещении на подготовленной позиции дивизиону придаются системы внешнего электропитания (СВЭП), агрегаты (модули) питания в составе:

94Э6 — ДЭС 5И57А и РПУ 63Т6А для обслуживания пусковых комплексов;

98Э6 — ДЭС 5И57А и РПУ 63Т6А для обслуживания НВО;

99Э6 — ДЭС 5И57А и две кабины РПУ 63Т6А для обслуживания РПН и контейнера Ф2К. Все ДЭС и РПУ системы С-300П монтируются в кузовах-фургонах типа КТ 10 на базе шасси прицепа МАЗ-5224В. Масса дизель-электрической станции 13600 кг, распределительно-преобразовательного устройства 63Т6А — 11930 кг.

При размещении дивизиона на позиции с возможностью подключения к промышленной электросети используются перевозимые трансформаторные подстанции (ТПС) 82X6,83X6.

На некотором удалении от центра позиции (местоположения РПН) размещаются буксируемые седельными тягачами ЗиЛ- 131 два полуприцепа ОдАЗ-828М с ЗИП-1В (ПЗ и П4) и кабина ЭД («Эксплуатационная Документация» — полуприцеп ОдАЗ-828М или автомобиль КрАЗ-255/ КрАЗ-260 с КУНГом).

Для повышения автономности дивизиону могут придаваться автоцистерна АЦ-5,5 на базе автомобиля KaMA3-4310, предназначенная для перевозки дизельного топлива, или топливозаправщик на базе автомобилей «Урал-375» или ЗиЛ-131, машина технического обслуживания МТО-4С, машина-водовоз, как правило, на базе автомобилей ЗиЛ-130, ЗиЛ-131 или ГАЗ-66.

При смене боевой позиции машины для буксировки прицепов и полуприцепов, перевозки личного состава и имущества прибывают из автослужбы полка.

Средства перезарядки ПУ в состав огневых дивизионов не входят. Для перезаряжания пусковых установок 5П851 и 5П85 всех модификаций служит заряжающая машина 5Т99 на базе шасси автомобиля КрАЗ-255, также возможна установка ракет на ПУ с помощью автокрана КС-4561 AM.

Со второй половины 1980-х гг. в войсках использовалась заряжающая машина 5Т99М, созданная на базе шасси автомобиля КрАЗ-260.

РЛС обнаружения целей на малых высотах 76Н6 (развитие низковысотного обнаружителя 5Н66М) предназначена для обнаружения приближающихся и удаляющихся воздушных целей, в том числе и крылатых ракет, с минимальными значениями ЭПР до 0,02 м2 на малых и предельно малых высотах в условиях отражения сигнала от местных предметов и интенсивного радиопротиводействия. РЛС обеспечивает выдачу целеуказаний для боевых средств системы С-300ПМ по обнаруженным целям (выдаются скорость, дальность и азимут цели) в зоне обзора по углу места 1 или 6°.

В состав станции входят антенный пост Ф5МУ, аппаратный контейнер Ф52МУ, вышка 40В6М (40В6МД, которая позволяет обеспечить высоту подъема фазового центра антенны до 38,8 м). Антенный пост и аппаратный контейнер транспортируются автопоездами 5Т58, а вышка — автомобилем MA3-537.

Транспортировка универсальной вышки 40В6М (вверху) и надставки для вышки 40В6МД (слева).

Транспортировка низковысотного обнаружителя на автопоездах 5T58.

Автоцистерна на базе автомобиля KaMA3-4310.

Антенный пост включает:

— антенную головку ФА51 МУ с приемной и передающей антеннами, разделенными экраном для необходимой развязки, а также антенны подавления боковых лепестков;

— контейнер с приемопередающей аппаратурой ФА52МУ;

— основание антенного поста ФА53М, обеспечивающее обзор пространства путем механического вращения поста Ф5МУ с передачей необходимых сигналов и команд между ним и аппаратным контейнером через токосъемник.

Передающее устройство генерирует высокомонохроматический непрерывный сигнал в режиме обнаружения и сигнал с линейной частотной модуляцией при измерении дальности. Это позволяет обнаруживать цели на фоне отражений от земли, местных предметов, метеообразований и преднамеренных пассивных помех большой плотности и активных помех при низком уровне ложных тревог. Приемная система обеспечивает прием эхо-сигналов, режекцию эхо-сигналов пассивных помех, а также выделение сигналов активных помех. Размеры зеркальных отражателей двойной кривизны — 2,8 х 2,8 м.

В состав аппаратного контейнера Ф52МУ входят устройства обработки сигналов, автоматического съема координат, управления и тренажа, а также контрольный индикатор кругового обзора.

Управление и контроль работы РЛС автоматизированы. Информация о целях отображается на рабочем индикаторе кругового обзора системы С-300ПМ и контрольном аналогичном индикаторе в контейнере Ф52МУ, а также вводится в вычислительные средства ЗРС.

РЛС всепогодная и может эксплуатироваться в различных климатических условиях при температуре окружающей среды ±50 °C.

НВО производится Лианозовским электромеханическим заводом (ЛЭМЗ).

Специализированный радиолокатор обнаружения может выпускаться и в экспортном исполнении — 76Н6Е.

Самоходная радиолокационная станция 76Н6С представляет собой вариант мобильной РЛС типа 76Н6 с размещением антенного поста и всего комплекса оборудования на автомобильном шасси.

Трехкоординатная РЛС кругового обзора 36Д6 придается дивизиону при ведении автономных боевых действий в отрыве от командного пункта. Антенный пост с поворотным устройством, кабина управления РЛС монтируются на едином полуприцепе. В комплект станции входит дизель-электрическая станция 5И57. На боевой позиции радиолокатор работает непосредственно с полуприцепа, или его антенное и опорно-поворотное устройства могут быть установлены на вышке 40В6М (40В6МД).

Трехкоординатная всевысотная радиолокационная станция кругового обзора 19Ж6 используется при ведении автономных боевых действий для решения тех же задач, что и 36Д6, и также монтируется на едином полуприцепе MA3-938B и обеспечивается электроснабжением от дизель-электрической станции 5И57. Буксировка полуприцепа осуществляется седельными тягачами КрАЗ-255.На боевой позиции антенное и опорно-поворотное устройства радиолокатора могут устанавливаться на вышке 40В6М (40В6МД). Судя по снимкам из рекламных проспектов Войск ПВО, существует стационарная вышка, предназначенная для подъема и размещения РЛС типа 19Ж6 непосредственно на полуприцепе.

Радиолокационная станция 5Н59 СТ-68, разработанная во ВНИИ РТ «Скала», была принята на вооружение в 1980 г.

Трехкоординатная радиолокационная станция боевого режима СТ-68УМ предназначена для обнаружения, опознавания и сопровождения воздушных целей, в том числе стратегических крылатых ракет типа ALCM или «Томагавк», при взаимодействии организованных активных и пассивных помех, а также отражений от земной поверхности и метеообразований. Станция применяется в войсках ПВО, подразделениях и частях связи и радиотехнического обеспечения ВВС.

РЛС имеет аппаратуру защиты от активных и пассивных помех. Обзор в угломестной плоскости производится с помощью парциальной диаграммы направленности, в азимутальной плоскости — при механическом вращении антенной системы. Обзор пространства осуществляется с частотой 5 или 10 секунд.

Антенно-мачтовое устройство АМУ-95М на базе шасси ЗиЛ-131Н в транспортном и боевом положениях. </emphasis>

В состав РЛС входят: радиотехническая аппаратура и антенная система, размещенные на шасси полуприцепа MA3-938B; система электроснабжения 99X6, размещенная в кузове-фургоне КП-10 на шасси прицепа МАЗ-5224В.

РЛС может комплектоваться вышкой 40В6М и кабиной связи, предназначенной для передачи радиолокационной информации и команд управления.

Серийное производство РЛС было развернуто на ПО «Искра» в Запорожье. Ремонт и модернизация РЛС 19Ж6 (СТ-68) с ДЭС 99X6 производится ремонтными предприятиями в Республике Беларусь.

Трехкоординатная всевысотная радиолокационная станция кругового обзора 96Л6 предназначена для обнаружения, определения государственной принадлежности, распознавания классов, завязки и сопровождения трасс воздушных объектов, выдачи целеуказаний и трехкоординатной информации о всех обнаруженных воздушных объектах потребителям по радиоканалу, кабельному каналу связи и (или) волоконно-оптической линии связи. Порядок передачи информации потребителю организационно определяется согласованным протоколом сопряжения, а аппаратно — путем замены перепрограммируемых интерфейсных карт.

РЛС может быть использована в составе систем С-300ПМУ, С-300ПМУ1, С-300ПМУ2 «Фаворит», в том числе при ведении боевых действий одним дивизионом, совмещая функции низковысотного обнаружителя, обзорного радиолокатора и командного пункта, а также применяться в радиотехнических и зенитных ракетных подразделениях в качестве РЛС боевого режима.

РЛС в составе ФАР, аппаратного контейнера, системы энергоснабжения смонтирована на шасси большегрузного автомобиля повышенной проходимости MA3-7930. Антенная система РЛС при необходимости может быть установлена на вышке 40В6М.

Кабина 53/16 на автопоезде 5T58-2.

Трехкоординатные всевысотные радиолокационные станции кругового обзора 19Ж6.

В РЛС применены адаптивные режимы излучения, обзора пространства и специальные методы обработки отраженных сигналов. К РЛС могут подключаться до пяти выносных рабочих мест оператора, при этом любое из них может быть головным, и с него осуществляется дистанционное включение и управление режимами работы станции.

Встроенная система автоматизированного контроля позволяет с любого рабочего места контролировать функционирование аппаратуры до типового элемента. Система документирования фиксирует поступающую информацию и действия оператора в течение пяти суток непрерывно.

РЛС 96Л6Е разработана конструкторским бюро «Лира» и выпускается Лианозовским электромеханическим заводом.

Окончание следует

Танк Т-80БВ с автоматизированной системой управления огнем.

Сергей Суворов

Системы управления огнем танков и БМП

Бронированные боевые машины, будь то танки или БМП, обладают четырьмя основными боевыми свойствами: огневой мощью, защищенностью, подвижностью и командной управляемостью, над совершенствованием которых неустанно трудятся конструкторы всех стран без исключения. И если приоритеты последних трех свойств периодически меняются местами, то огневая мощь в этом списке сохраняет свое лидирующее положение.

Огневая мощь современной боевой машины на поле боя должна обеспечить поражение цели за минимально короткое время и с минимальным расходом боеприпасов. В связи с этим ее основными характеристиками являются точность, быстродействие и эффективность действия боеприпасов по цели. Причем совершенствование боевой эффективности бронетанковой техники идет сразу по всем этим направлениям, так как они тесно взаимосвязаны. Рост защищенности боевых машин повлек за собой установку’ на танки более мощных орудий, а следовательно, появилась возможность увеличения дистанции огневого боя. Это, в свою очередь, потребовало улучшения прицельных устройств. Так, впервые в конце 1950-х гг. в СССР появились танки со стабилизированным вооружением и полем зрения прицела, способные вести эффективный огонь по танкам противника с ходу. Дальнейший рост мощности вооружения танков и переход к установке на них гладкоствольных пушек вынудил конструкторов искать новые пути повышения точности стрельбы, когда технические возможности вооружения танка позволяли поражать бронированные цели противника уже на дальностях до 2000 м. С этой целью в 1960-х гг. боевые машины стали оснащаться дальномерами (сначала оптическими, а затем и квантовыми), более совершенными стабилизаторами вооружения и прицелами. Все эти меры, в конечном счете, позволили поднять планку увеличения дальности эффективной стрельбы. Но и этого оказалось недостаточно.

Бурное развитие электроники в 1970–1980 гг. позволило создать для танков, а затем и для БМП (пока только в России на БМП-3) автоматизированные системы управления огнем (СУО), обеспечившие дальнейшее повышение эффективности огня боевых машин. СУО позволяет наводчику в считанные секунды с момента обнаружения цели поразить ее. При этом всю подготовку’ исходных данных для производства выстрела берет на себя автоматика. Система автоматически определяет угол прицеливания в соответствии с измеренной до цели дальностью, поправки на метеоусловия. температуру заряда, износ канала ствола, угловую скорость цели и самого танка (или БМП), линейный изгиб ствола пушки и через исполнительные механизмы стабилизатора вооружения автоматически учитывает все их при стрельбе. Наводчику остается только навести прицельную марку на цель, замерить до нее дальность при помощи лазерного дальномера, дождаться, когда заряжающий зарядит орудие (на российских, украинских и французских танках эта операция автоматизирована), и произвести выстрел.

Схема СУО современных боевых машин.

Основой таких СУО являются баллистический вычислитель, комплект автоматических датчиков условий стрельбы и прицел со стабилизацией линии визирования в двух плоскостях. Первые баллистические вычислители в СУО были аналоговыми, затем их заменили на цифровые. Большинство учитываемых поправок при стрельбе (температура воздуха и заряда, атмосферное давление, износ канала ствола и тд) являются медленно изменяющимися данными, поэтому они вводились в баллистические вычислители вручную. Позже ввод части этих данных стал автоматическим — на машины установили метеодатчики. Такая автоматизация процессов подготовки стрельбы позволила вести эффективный огонь из танков с ходу уже на дальностях свыше 2500 м. Но здесь встала новая проблема: на такой дальности в движении обнаружить цель — большая сложность. Опыт локальных военных конфликтов и исследования показали, что вероятность обнаружения из боевой машины цели типа танка (или БМП) на такой дальности без использования специальных средств разведки составляет не более 9 %.

Поэтому если в конце 1970 — середине 1980-х гг. усилия конструкторов были сосредоточены главным образом на разработке электронных приборов и устройств, обеспечивающих высокую точность стрельбы, то в настоящее время акценты в развитии систем управления огнем танков и БМП сместились — во всем мире заметно резкое усиление внимания к созданию высокоэффективных средств поиска и обнаружения целей. Растущая насыщенность поля боя быстродействующими и эффективными противотанковыми средствами заставляет танкостроителей искать способы и средства быстрого поиска целей, чтобы упредить противника в открытии огня, сохраняя при этом возможность их поражения первым выстрелом, так как в случае непоражения цели первым сделать второй выстрел противник может не дать.

Работы по повышению возможностей боевых машин в обнаружении целей ведутся за рубежом в двух направлениях: совершенствование автономных систем обнаружения целей экипажами боевых машин и разработка автоматизированных средств внешнего (от командира подразделения) целеуказания.

Преобладающей тенденцией в совершенствовании автономных средств обнаружения целей экипажами является комплексирование приборов, работающих в различных диапазонах электромагнитных волн. На сегодняшний день условно можно выделить два уровня такого комплексирования. К первому относятся комбинированные приборы, представляющие собой механическое объединение различных оптико-электронных каналов обнаружения целей без совместной обработки информации. Примером являются прицельные комплексы наводчиков танков Т-80У (Россия), Т-84 (Украина), М1А1 «Абрамс» (США) и «Леопард-2» (ФРГ).

Структурная схема СУО перспективных боевых машин.

Баллистический вычислитель 1В517М СУО танка Т-80У.

Дневной прицел наводчика 1Г46 (справа) и ночной прицел ТПН4 в танке Т-80У.

Следует отметить, что другие члены экипажей этих танков обладают гораздо меньшими возможностями по обнаружению целей. Но даже в случае обнаружения цели командиром танка (или БМП) процесс передачи целеуказания наводчику’ занимает от нескольких секунд до полуминуты, а в боевой обстановке каждая из них на вес золота. В связи с этим конструкторы многих стран пошли на то. чтобы обеспечить командирам танков (БМП) возможность самостоятельного ведения огня из основного оружия. На танках стали внедряться системы дублированного управления огнем с места командиров танков. При этом, в основном, использовались возможности прицельных приспособлений наводчика, но внедрялись и дополнительные прицелы для командира. Так, например, командир танка М1А1 «Абрамс» может обнаруживать цели либо с помощью окулярного отвода прицела наводчика, либо используя собственный перископический монокулярный прицел. Через последний можно вести наблюдение только днем, а монокулярный отвод прицела GPS не позволяет командиру осуществлять автономный (независимый от наводчика) поиск целей. На танке «Леопард-2» в распоряжении командира имеется дневной прицел PERI-17A1 и окулярный отвод тепловизионного канала прицела наводчика EMES-15. Эти приборы не дают ему возможности вести автономный поиск целей ночью. Аналогично обстоят дела на российских Т-80У и украинских Т-84.

Продолжение следует

«Яхонт» выходит в море

На протяжении без малого трех десятилетий ответственный пост Главнокомандующего советским ВМФ занимал С. Г. Горшков, который высоко оценил роль крылатых ракет в системе вооружения вверенного ему вида Вооруженных Сил, охарактеризовав их как «национальное оружие отечественного флота».

В последнее десятилетие появилось немало публикаций, ставящих под сомнение целесообразность реализованного пути развития советского флота. В них вполне справедливо отдается должное «его величеству авианосцу» как многоцелевому средству вооруженной борьбы, в отличие от строившихся в СССР узкоспециализированных носителей ракетного оружия. Однако можно только порадоваться тому, что наша страна не была втянута в разорительную гонку строительства авианосцев. При несравненно менее развитом судостроении у СССР не было никаких перспектив догнать США, а несколько «плавучих аэродромов» ни в коей мере не могли стать противовесом многократно превосходящим авианосным силам американцев. Напротив, созданная СССР мощная группировка носителей крылатых ракет вызывала глубокую озабоченность руководства флота США, побуждая его к весьма затратному непрерывному совершенствованию средств вооруженной борьбы на море. Не будь у советского флота крылатых ракет, американцы могли бы сосредоточиться на решении задачи «флот против берега», сведя задачу «флот против флота» только к противолодочной борьбе.

В первую очередь определение С.Г. Горшкова относится к противокорабельным ракетам оперативно-тактического назначения, предназначенным для решения важнейшей задачи — борьбы с авианосцами. Возглавляемым В.Н. Челомеем, а с 1984 г. — Г.А. Ефремовым конструкторским коллективом расположенной в подмосковном г. Реутове организации, ныне именуемой ФГУП «НПО машиностроения», было разработано несколько поколений оперативно-тактических ракет (П-35, П-6, «Базпльт», «Вулкан», «Гранит») с максимальной дальностью, постепенно наращиваемой от 250 до 500 км и более. Обладающие сверхзвуковой скоростью, возможностью полета как на больших, так и на малых высотах, в последних своих образцах оснащенные бортовыми системами управления с элементами искусственного интеллекта и способные стартовать из-под воды, при залповом применении эти ракеты представляли собой серьезную угрозу авианосным ударным соединениям, прикрытым мощной, эшелонированной системой противолодочной, противокорабельной и противовоздушной обороны, включавшей истребительную авиацию и самолеты радиолокационного дозора. Однако все эти замечательные свойства достигались ценой исполнения ракет в больших габаритах и массах. В результате для размещения одной крылатой оперативно-тактической ракеты требовалась пусковая установка, по габаритам близкая к шахте стратегического подводного ракетоносца для баллистической ракеты межконтинентальной дальности. Наиболее совершенные носители крылатых ракет — подводные лодки проекта 949 (949А) и надводные корабли проекта 1144 (11442) — при боекомплекте, достаточном для поражения авианосца с требуемой вероятностью, по водоизмещению превысили самые крупные артиллерийские корабли советской постройки. Строительство таких носителей крылатых ракет ограничивалось как возможностями верфей, так и высокой стоимостью, а внушительные размеры не способствовали скрытности — основе выживаемости в современных условиях.

Не намного меньше были и массогабаритные характеристики тактических ракет П-15, «Термит», «Москит», «Малахит», предназначенных для катеров и малых ракетных кораблей, но применявшихся также и как ударное оружие эсминцев и больших противолодочных кораблей. Они обеспечивали поражение на дальностях до 80- 120 км надводных кораблей и судов противника в условиях противодействия корабельных ракетных и артиллерийских средств ПВО. Это оружие предназначалось для использования в прибрежной зоне, на закрытых морских театрах. В условиях «большой войны» можно было рассчитывать на эффективное применение тактических ракет против трансатлантических конвоев для решения задачи изоляции европейского театра военных действий, срыва перевозок военной техники и войск из США. Однако из-за небольшой дальности успешное использование тактических ракет против авианосцев было маловероятно. Самолеты и вертолеты, базирующиеся на авианосце, а также корабли охранения сделали бы все возможное для того, чтобы не дать нашим надводным кораблям-носителям тактических ракет возможность выйти на дистанцию применения этого оружия. По мере развития сил и средств противолодочной обороны США снижались и шансы успешного применения оружия подводными лодками, вооруженными подобными ракетами со стартом из-под воды — «Аметист» и «Малахит».

Таким образом, наметилась необходимость создания относительно малогабаритного противокорабельного оружия, по уровню летно-тактических характеристик приближающегося к наиболее совершенным оперативно-тактическим ракетам и в то же время допускающего размещение на относительно небольших носителях.

Уменьшению массогабаритных показателей способствовало ограничение ряда боевых показателей. Масса боевой части была принята на уровне 200 кг, вполне достаточном для поражения наиболее массовых целей — катеров и малых боевых кораблей. При применении оружия для поражения более крупных объектов предусматривается залповое использование ракет, что способствует и успешному прорыву противовоздушной обороны, как правило, у такого противника довольно мощной. Максимальную дальность ограничили величиной 300 км. При благоприятных условиях цель на таком удалении могла быть обнаружена и собственными пассивными средствами разведки носителя — надводного корабля или подводной лодки. Номинальное значение максимальной дальности достигалось при полете по комбинированной траектории с маршевым участком на высоте 14 км при скорости, соответствующей М = 2,5, и последующим бреющим полетом в 10–15 м от водной поверхности при поддержании высокой скорости — 600 м/с на последних 40 км сближения с целью в зоне действия ее основных средств ПВО. Возможно и применение ракеты с полетом на высоте 10–15 м на всей протяженности траектории от завершения стартово-разгонного участка, но при этом максимальная дальность не превышает 120 км.

Новая ракета, задумывалась как универсальная по носителям, обеспечивающая возможность старта как с надводного корабля, так и из-под воды, а также с борта самолета. Исходя из обеспечения возможности ее внедрения на модернизируемые ранее созданные корабли и подводные лодки предусматривалось размещение ее как в вертикальных, так в наклонных пусковых установках. Последними оснащались малые ракетные корабли проектов 1234 и 12341, а также атомные подводные лодки проектов 670 и 670М. Разнообразные условия размещения предъявляли противоречивые требования к стартовой ступени. Так как при движении под водой из-за большого сопротивления плотной среды ракете не следовало излишне разгоняться во избежание непродуктивного расхода энергии и чрезмерных внешних нагрузок на конструкцию, так что тягу стартового двигателя на этом участке функционирования желательно ограничить умеренной величиной. Напротив, при старте с наклонной пусковой установки надводного корабля требовалась высокая тяговооруженность. Иначе на начальном участке движения ракете грозило падение в воду, в особенности в случае повышенных возмущений при старте в условиях качки и свежего морского ветра. В конечном итоге было найдено компромиссное техническое решение. При просмотре хроникальных кадров бросается в глаза то, что ракета непривычно медленно сходит с направляющих наклонной пусковой установки и не спеша обгоняет опытовый корабль по проходящей вблизи волн траектории, а не резво уносится ввысь, как ранее созданные крылатые ракеты.

Новой для ФГУП «НПО машиностроения» стала и общая компоновочная схема с симметричным Х-образным расположением аэродинамических поверхностей. Все ракеты, ранее созданные этой фирмой, были выполнены по самолетной схеме с размещением крыла в только одной, горизонтальной плоскости. В сочетании с применением традиционного для ФГУП «НПО машиностроения» и послестартового раскрытия складываемых аэродинамических поверхностей новая компоновка позволила обеспечить минимальные габариты изделия в транспортном положении, а также повысить маневренные возможности ракеты. Уменьшение габаритов головки самонаведения позволило разместить ее в центральном теле лобового воздухозаборника маршевого прямоточного воздушно-реактивного двигателя. Для обеспечения высокой вероятности захвата цели предусматривалось применении комбинированной активно-пассивной головки самонаведения. Также в центральном теле воздухозаборника расположена основная аппаратура системы управления и боевая часть. В состав бортовой аппаратуры входят инерциальная система управления, бортовой цифровой вычислительный комплекс, радиовысотомер. Баки топлива маршевого двигателя и рулевые приводы размещены в кольцевой части конструкции прямоточного двигателя. При эксплуатации и на подводном участке траектории передняя часть ракеты с воздухозаборником прикрывается сбрасываемым в полете обтекателем.

Макет ПКР «Яхонт», демонстрировавшийся на выставке МАКС в г. Жуковский.

Бортовая инерциальная система управления обеспечивает автономный полет ракеты на большей части протяженности ее траектории. Головка самонаведения после обнаружения цели на дальности 70 км прекращает излучение, а ракета снижается до высоты 10–15 м. Головка самонаведения вновь включает активный режим всего за несколько секунд до поражения цели, которых уже явно недостаточно для того, чтобы оказать противодействие. Головка самонаведения обеспечивает также применение ракеты по стационарным наземным целям, обладающим радиоконтрастностью по отношению к фону не мене 15 дБ.

В результате проработки нескольких вариантов конструкции удалось выполнить ракету стартовой массой 3 т в длине 8,2 м. За счет применения складывающихся аэродинамических поверхностей ракета может размещаться в транспортно-пусковом стакане диаметром 0,72 м при длине 8,9 м, масса которого с ракетой составляет 3,9 т.

Для размещения транспортно-пусковых стаканов на перспективных надводных кораблях служат пусковые установки на шесть ракет вертикального старта высотой 9,5 м при поперечных габаритах 2x3 м, состоящие из корпуса, крышки, системы горизонтальной и вертикальной амортизации, устройства заштыривания, а также размещенного сбоку корпуса электроразъема связи корабельной и с бортовой аппаратуры. Пусковая установка с наклонным, под углом 15° к горизонту расположением шести ракет имеет высоту 3,5 м при длине 10 м и ширине 3,5 м и состоит из опорной фермы, ложементного устройства задней опорной конструкции и механизма перемещения электроразъема связи бортовой и корабельной аппаратуры, расположенного у заднего торца транспортно-пускового стакана.

На перспективных подводных лодках ракеты могут размещаться по три в вертикальных контейнерах внутренним диаметром 2 м при высоте 10 м, фактически являющихся шахтными пусковыми установками. Крепление транспортно-пусковых стаканов осуществляется посредством расположенной вверху контейнера амортизированной платформы, трех ярусов элементов системы амортизации, устройства заштыривания. Электроразъем связи бортовой и корабельной аппаратуры размещен у нижнего торца транспортно-пускового стакана. В пусковой установке также расположена система герметизации полости контейнера.

Наряду с корабельными пусковыми установками проработано применение новых ракет в составе подвижных береговых комплексов «Бастион» с размещением до трех ракет на самоходной пусковой установке. В отличие от прежних лет в последних экспозициях ФГУП «НПО машиностроения» представляет самоходную пусковую установка, скомпонованную не по схеме, реализованной в зенитном ракетном комплексе С-300ПС (но на пятиосном шасси), а по типу комплекса «Искандер» (на четырехосном M3KT-7930), с размещением трех транспортно-пусковых стаканов в закрываемом кузове. Скорость пусковой установки достигает 80 км/ч, масса составляет 45 т, боевой расчет — 3 человека: командир-оператор боевого управления, оператор связи, водитель-электромеханик. Время развертывания комплекса — до 5 мин, пуск ракет залпа может осуществляться с интервалом 2,5 с.

В состав стартового дивизиона подвижного берегового ракетного комплекса помимо четырех самоходных пусковых установок входит подвижный командный пункт на шасси KaMA3-4301 с боевым расчетом из 4 человек — двух операторов боевого управления (один из которых — командир дивизиона), оператора связи и водителя-электромеханика. В состав комплекса входят два стартовых дивизиона, командно-штабная машина на шасси КаМАЭ-4301 с боевым расчетом 5 человек. Для увеличения автономности стартового дивизиона с 5 до 30 суток ему может придаваться машина обеспечения боевого дежурства на шасси M3KT-43101.

Помимо боевых подразделений в состав подвижного берегового комплекса входит технический дивизион, осуществляющий регламентные проверки, подготовку вновь поступивших ракет, их доставку и установку на самоходные ПУ. Технический дивизион состоит из отделения регламентных работ, обслуживающего ракеты и аппаратуру комплекса, и отделения технического обслуживания, занимающегося подвижными средствами комплекса. Дополнительно техническому дивизиону могут придаваться транспортно-заряжающие машины с боевым расчетом.

С учетом большой дальности действия ракетного комплекса для решения задачи целеуказания могут привлекаться приданные комплексу вертолеты, обеспечивающие передачу информации на командный пункт.

ФГУП «НПО машиностроения» представило также предложения по созданию для зарубежных заказчиков системы космических средств «Прагматичный космос» способной решать задачи разведки и первичного целеуказания. Космические аппараты предусматривается оснащать радиолокационными и оптико-электронными средствами наблюдения с передачей информации в реальном масштабе времени.

Опыт боевых действий конца XX — начала XXI века показал низкую эффективность надводных кораблей в борьбе с более сильным противником. Имеются и примеры относительно успешной борьбы с иракскими подвижными ракетными комплексами в ходе вооруженного конфликта в начале 1991 г. По оценкам ФГУП «НПО машиностроения», в подобной военно-политической ситуации высокой боевой устойчивостью будут обладать стационарные береговые ракетные комплексы «Бастион» с шахтными пусковыми установками, заглубленными под слоем грунта, что исключит возможность определения их местонахождения с использованием «национальных технических средств» (т. е. космической разведки) с точностью, достаточной для обеспечения гарантированного прямого попадания современных образцов высокоточного неядерного оружия. При подрыве боеприпаса вблизи шахтной пусковой установки работоспособность ракеты и наземного оборудования сохраняется за счет высокой прочности строительного сооружения и применения системы амортизации для крепления транспортно-пускового стакана и других важнейших элементов. Нижняя половина транспортно-пускового стакана с ракетой фиксируется внутри так называемого пускового модуля массой 20 т, опирающегося на опорный стол с элементами вертикальной амортизации. Элементы горизонтальной амортизации расположены в два яруса по высоте строительного сооружения. Стационарный защищенный командный пункт, по уровню фортификационной стойкости близок к пусковым установкам.

Опытные пуски ПКР «Яхонт» с малого ракетного корабля «Накат» (пр. 12347).

По завершении продолжающейся 2 мин предстартовой подготовки пусковой модуль посредством задействования входящих в его состав телескопических устройств в течение 15–18 с поднимается вместе с транспортно-пусковым стаканом и защитной крышкой, выдавливая слой фунта. По выходе на поверхность включением установленных на защитной крышке твердотопливных двигателей она уводится в сторону, после чего ракета стартует.

Помимо защищенных объектов в составе стационарного комплекса предусматриваются вертолетный комплекс целеуказания, подвижный командный пункт, комплекс средств технического обеспечения.

Наряду с корабельным и береговым вариантами комплекса проработана и авиационная модификация. Внешними отличиями являются более оптимальная с точки зрения аэродинамики форма обтекателя, призванная снизить сопротивление подвески самолета, а также отсутствие стартово-разгонной ступени, что снижает массу ракеты до 2,6 т. Применительно к авиационному комплексу на МАКС-2003 впервые указано на возможность использования его и против наземных целей, в том числе и нерадиоконтрастных, при включении в состав бортовой аппаратуры средств спутниковой навигации.

Новая ракета относится к тем, увы, немногочисленным образцам нового оружия, которые, будучи задуманы еще до распада СССР, несмотря на все финансово-экономические препятствия, были доведены до воплощения в металле, проведения летных испытаний и успешного завершения разработки. Ракета испытывалась с наземных и морских пусковых установок, включая погружаемый стенд с вертикальным и наклонным стартом. При летной отработке проводились также вертикальные пуски с экспериментальной подвижной пусковой установки.

По данным, приведенным в справочнике Ю.В. Апалько «Корабли ВМФ СССР» (издательство «Галея принт», СПб, 2002 г.), том 1, часть 1 на стр. 56, головная подводная лодка проекта 670М К-452 (заводской № 901), ранее вступившая в строй в конце 1974 г., прошла на судоремонтном заводе № 10 в г. Полярный с 1986 по 1992 г. средний ремонт с переоборудованием по пр.06704 с заменой ракетного комплекса «Малахит» на новый с пусковыми установками СМ-315. До 1986 г. она выходила в море по планам боевой подготовки и для проведения испытаний комплекса, но в мае 1998 г. была исключена из состава флота. По данным того же справочника, на декабрь 2001 г. на флоте не осталось ни одной подводной лодки проектов 670 и 670М.

Наиболее полный объем испытаний комплекса был проведен на малом ракетном корабле «Накат», построенном на ленинградском Приморском заводе в 1987 г. по проекту 12347 (модернизации проекта 12341). В конце 2002 г. новый ракетный комплекс поступил на вооружение, а модернизированный корабль был принят в состав ВМФ.

За последнее десятилетие экспортная модификация комплекса «Яхонт» неоднократно предлагалась для поставок зарубежным заказчикам.

Плодотворной оказалась идея создания на базе ракеты «Яхонт» модификации, разрабатываемой и выпускаемой совместным российско-индийским предприятием. При создании ракеты «БраМос» индийские специалисты, реализуя новейшие достижения мировой электроники, занялись бортовой аппаратурой. При этом учитывалось то, что разработка «Яхонта» началась много лет назад, а уровень элементной базы нашей аппаратуры 1980-х гг. оставлял желать лучшего. Судя по всему, для индийской стороны важно не столько повышение боевых свойств ракеты, сколько формирование собственных кадров ракетчиков — задача, решаемая не за годы, а за десятилетия.

После первого пуска ракеты «БраМос» с наземной вертикальной пусковой установки 2 июня 2001 г. ее отработка продолжилась с опытового корабля «Радшпут» — одного из построенных в Николаеве эсминцев пр. 61МЭ, на котором спаренная наклонная пусковая установка размещена взамен штатной передней правой установки ракеты типа П-15М. Идет подготовка к 4-му пуску «БраМос», развертывается серийный выпуск ракет на основе межгосударственной кооперации с учетом долевого участия стран в распределении конечной продукции.

Подвижный береговой комплекс «Бастион» с тремя ракетами «Яхонт» на самоходной ПУ.

Подвижный КП комплекса «Бастион».

Самоходная ПУ комплекса «Бастион» в боевом положении.

Авиационный комплекс, включающий ракету «Яхонт».

Индусами также изготовлена и самоходная пусковая установка берегового комплекса с открыто расположенными 4 транспортно-пусковыми стаканами на 6-осном шасси семейства «Татра».

В целом создание коллективами ФГУП «НПО машиностроения» и ряда смежных организаций под руководством Генерального конструктора Г. А. Ефремова новой противокорабельной ракеты и успешный ход совместной российско-индийской разработки ракеты «БраМос» относятся к, увы, нечастым достижениям отечественного ВПК в части создания по-настоящему нового оружия, а не модернизации ранее созданной техники.

Танк Т-72М1-А — словацкий вариант модернизации Т-72М1.

Сергей Суворов

Танки Т-72 вчера, сегодня, завтра

Танкистам, конструкторам бронетанковой техники и работникам танкостроительной промышленности нашей страны посвящаю.

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5,7-10/2004 г.

Румыния

Начиная с 1981 г. в Румынии на заводе Romanian state factories строились танки Т-72 и Т-72М по лицензии, приобретенной у Советского Союза. Получив достаточный опыт в производстве танков, румынские инженеры разработали собственный проект, получивший название TR-125. Это еще один вариант Т-72, который ограниченной серией выпускался с 1989 г.

При проектировании новой машины основное внимание было уделено усилению защиты танка. В результате этого его вес возрос на 7 т по сравнению с базовой моделью. Увеличение веса повлекло за собой изменения в ходовой части, которая на танке TR-125 имеет по семь опорных катков на каждый борт. С целью сохранения необходимой подвижности на нем был установлен более мощный двигатель, разработанный во Франции.

Вооружение танка TR-125 аналогично советскому танку Т-72, а все восемь дымовых гранатометов установлены на левой стороне башни.

ТТХ румынского танка TR-125

Экипаж, чел 3

Боевой вес. т 48

Удельная мощность двигателя, л.с./т 18.33

Максимальная скорость по шоссе, км/ч 60

Запас хода, км 470-500

Максимальный угол подъема. % 60

Высота преодолеваемой

вертикальной стенки, м 0,9

Ширина преодолеваемого рва, м 3,1

Мощность двигателя, л. с 880

Вооружение:

— калибр пушки, мм 125

— калибр спаренного пулемета, мм 7,62

— калибр зенитного пулемета, мм 12,7

— боекомплект выстрелов к пушке, шт. 39

— боекомплект к спаренному пулемету, шт. 2000

— боекомплект к зенитному пулемету, шт. …312

Танк Т-72М выпускался в Чехословакии по лицензии.

Словакия

Одним из основных поставщиков бронетанковой техники в страны Варшавского договора была Чехословакия. В 1980-е гг. эта страна находилась на седьмом месте в мире по экспорту вооружений, причем боевые бронированные машины составляли большую часть продаж. Кроме того, Чехословакия была единственной страной-участницей Варшавского договора, которой разрешено было иметь возможность собственной разработки бронетехники. Однако поставки боевых машин чехословацкого производства ограничивались не только странами Варшавского договора, часть техники поставлялась и в дружественные арабские государства, например в Сирию. Производство бронетанковой техники в Чехословакии в середине 1980-х гг., по некоторым данным, достигало 1000 единиц в год, а выпуск танка Т-72 был лишь одним из направлений.

Основное производство танков Т-72 было сосредоточено в Словакии на двух заводах ZTS в городах Мартин и Дубница. Начиная с 1981 г. на них стали выпускать по лицензии танки Т-72 образца 1975 г. (экспортный вариант).

До 1981 г. на этих заводах строились танки Т-55 различных модификаций и машины на их базе (тягачи и мостоукладчики). Позже, в 1985 г., когда был разработан и передан Чехословакии танк Т-72М1, заводы ZTS приступили к их сборке. Конструктивно эти машины не выходили за рамки технической документации, переданной из СССР.

Завод ZTS в Мартине производил шасси и осуществлял окончательную сборку машин, а завод ZTS в Дубнице полностью отвечал за изготовление башни Т-72. Эти танки производились до 1993 г. как для собственных нужд, так и для экспорта. К началу 1991 г. танковый парк Чехословакии насчитывал 815 Т-72 различных модификаций.

Танк Т-72М2 Moderna в варианте с двумя 20-мм автоматическими пушками.

Танк Т-72М2 Moderna в варианте с двумя 20-мм автоматическими пушками во время демонстрации на выставке IDEX в Абу-Даби.

После смены режима в Чехословакии в 1989 г. мощная чехословацкая военная промышленность впервые столкнулась с намерением нового демократического правительства немедленно ликвидировать ее. Вацлав Гавел, ставший президентом страны в 1990 г., пообещал полностью закрыть в Чехословакии заводы, производящие вооружение. В начале 1993 г. Чехословацкая Республика перестала существовать, обозначив на карте мира два новых государства: Чехию и Словакию.

После того как совместное чехословацкое производство танков прекратилось завершением заказа на 250 машин для Сирии в середине 1993 г., заводы ZTS предприняли попытку налаживания конверсионного производства. Завод в Дубнице начал выпускать оборудование для маслозаправочных насосов и другие изделия, а завод в Мартине — сельскохозяйственные и лесохозяйственные тракторы. Словацкая танковая промышленность была на грани гибели. Но руководство страной и вооруженными силами, несмотря на дефицит бюджета, быстро пришли к выводу, что оборонная промышленность является ключевым элементом промышленной базы и экономического процветания республики. Для спасения национальной промышленности требовалось начать разработку новых боевых машин, чтобы вывести их на один уровень с западными моделями. В то же время в Словакии прекрасно осознавали, что потребности собственной армии не так уж велики по сравнению с возможностями заводов и что она никогда не будет их самым большим заказчиком. В результате было решено позволить подрядчикам проработать программу модернизации танков с учетом экспортного рынка.

После оценки предложений разных западных фирм основным партнером для сотрудничества была выбрана французская фирма SFIM. а основным поставщиком — бельгийская фирма SABCA. Словацкая промышленность должна была обеспечивать 40 % производства всех составляющих. Первым плодом этого международного сотрудничества уже в конце 1994 г. стали программы модернизации танка Т-72М1 VEGA и VEGA+. Эти программы предусматривали в первую очередь установку на танк новых автоматизированных систем управления огнем производства бельгийской компании SABCA без каких-либо серьезных модификаций башни или оборудования танка.

СУО VEGA включает в себя, прежде всего, пассивный тепловизионный прицел с переменным увеличением в 7,5 и 10х, разработанный по технологии SPRITE (детекторная линейка, заменяющая отдельные чувствительные элементы). Подобный прицел используется на модернизированных танках «Леопард-1» бельгийской армии и имеет в два раза большую разрешающую способность, чем тепловизионные прицелы американских танков. Он соответствует объему штатного ночного прицела ТПН1-49 наводчика и сохраняет те же перископическую головку и органы управления. Изображение выводится на миниатюрный дисплей с высокой разрешающей способностью, вмонтированный в окуляр. Кроме того, СУО VEGA включает баллистический вычислитель, получающий информацию о дальности до цели с лазерного дальномера ТПД-К1, об используемом типе боеприпасов от АЗ и другие параметры от встроенного оборудования контроля.

Система управления огнем VEGA+ имеет дополнительные средства, такие как датчик определения угловой скорости движения цели, датчик крена и атмосферный датчик, что позволяет полнее учитывать изменяющиеся условия стрельбы при подготовке выстрела.

Для приведения в действие СУО VEGA наводчику необходимо включить стабилизатор вооружения и измерить дальность до цели с использованием лазерного прицела-дальномера ТПД- К1. При этом в баллистический вычислитель поступает необходимая информация для стрельбы. Вычислитель рассчитывает необходимые утлы прицеливания и упреждения, перемещает прицельную марку соответственно полученным данным, а наводчику остается только навести прицельную марку тепловизионного прицела (словацкое обозначение SGS-72A) на цель и произвести выстрел.

Установка автоматизированной СУО. которая в Словакии получила обозначение EFCS-72A, повысила возможности танка по обнаружению целей в ночных условиях, но не дала особого выигрыша в быстродействии комплекса вооружения, и вот почему Для использования возможностей СУО VEGA и VEGA+ наводчику приходится сначала вести наблюдение через тепловизионный прицел, затем, обнаружив цель, необходимо навести светящуюся марку прицела ТПД-К1 на цель и замерить дальность, а затем опять, наблюдая через тепловизионный прицел, навести уже его прицельную марку на цель и произвести выстрел. Все это происходит из-за того, что линия визирования лазерного дальномера в прицеле ТПД-К1 не совпадает с центральной прицельной маркой, как это происходит в прицелах 1Г42 танка Т-80Б или 1К13-2 БМП-3. Модернизация Т-72М1 по программам VEGA и VEGA+ на словацких заводах ZTS началась в 1996 г., а танки, прошедшие эту модернизацию, получили в Словакии обозначение Т-72М1-А.

Кроме установки новой СУО на Т-72М1-А с целью повышения его защищенности стала устанавливаться новая ДЗ DYNA, способная, как утверждается, защитить танк даже при попадании в него кумулятивных боеприпасов с тандемной боевой частью. В районе отделения управления усилено днище корпуса, изменена его форма, а сиденье механика-водителя подвешено к крыше корпуса. Эти меры, как считается, при подрыве танка на мине позволят сохранить механику-водителю не только жизнь, но и боеспособность. Для обнаружения лазерного облучения на башню установлен датчик LIRD-1 А.

С целью сохранения подвижности машины на прежнем уровне (вес танка увеличился по сравнению с Т-72М1 на 3,5 т) был установлен новый двигатель S-12U (польский вариант усовершенствования дизеля В-46), развивающий мощность до 850 л.с.

В рамках международного сотрудничества с фирмами из Бельгии и Франции проводится модернизация словацких Т-72М1 и по так называемой программе ANTARES. Она является частью поэтапной модернизации танков Т-72М1, которая преду сматривает установку на башню и корпус машины новой ДЗ, новых систем ППО и маскировки, включая новуто дымовую гранату для системы 902А.

Для командира танка предполагается установка на крыше башни стабилизированного панорамного дневного прицела VS580 фирмы SFIM, аналогичного тому, который используется на танках «Леклерк». Новый прицел позволяет командиру вести круговое наблюдение без необходимости вращения головы. Кроме того, в его распоряжении имеется пульт управления и экран монитора, на который выводится изображение с тепловизионного прицела наводчика. Таким образом, командир получил возможность при необходимости самостоятельно вести огонь из основного оружия.

Для улучшения стабилизации 125-мм гладкоствольной пушки по вертикали и по горизонтали в башню устанавливается гироблок, разработанный французской фирмой SFIM.

Одной из особенностей программы модернизации ANTARES, производимой заводом ZTS в Дубнице, является то, что ее реализация не требует больших затрат времени и фактически выполнима в рамках регламентных работ непосредственно в войсках.

Модернизация танков по программе ANTARES осуществляется как для собственных нужд, так и в расчете на экспорт. Руководство словацкой армии заявило, что оно выбрало эту программу в соответствии с современными требованиями, чтобы модернизировать, по крайней мере, хотя бы часть собственного парка танков Т-72. Эти танки также могут быть оснащены и новой силовой установкой. В начале 1994 г. было объявлено о модернизации словацких танков Т-72М1 и по программе LYRA. Машины, прошедшие модернизацию по этой программе, получили обозначение Т-72М2 Moderna.

Основной боевой танк Т-72М2 Moderna является усовершенствованной версией Т-72М1-А. На нем установлена новая СУО SRP, которая обеспечивает равные огневые возможности как для наводчика, так и для командира ганка при использовании танковой пушки. Помимо элементов, заимствованных от Т-72М1, новая СУО включает в себя также тепловизионный прицел наводчика TIGS, панорамный прицел командира танка MVS580 (точно такой же установлен на французском танке «Леклерк»), мультипроцессорный электронный блок управления башней, усовершенствованные датчики условий стрельб. Тепловизионный прицел наводчика TIGS вместе с баллистическим вычислителем существенно улучшает боевые возможности машины в условиях ограниченной видимости и ночью. Он оборудован дневным и тепловизионным каналами, лазерным дальномером и микромонитором, на который выводится изображение с прицела.

Основным оружием танка является модернизированная 125-мм гладкоствольная пушка 2А46МС. Опытные образцы танков были также вооружены и двумя 20-мм автоматическими пушками Oerlikon-Contraves КАА-001, которые синхронно перемещались в вертикальной плоскости. Пушки устанавливались с обеих сторон башни и предназначались для ведения огня по низколетящим вертолетам и самолетам противника. На серийных образцах, которые завод ZTS в Мартине в ограниченном количестве стал выпускать с 2000 г., две 20-мм пушки КАА-001 были заменены одной 30-мм пушкой 2А42, которая устанавливается на турели с правой стороны башни. Эта пушка предназначена как для борьбы с легкобронированными наземными целями, так и с низколетящими на дозвуковых скоростях воздушными целями. Комплекс управляемого ракетного вооружения на модернизированных словацких танках не используется.

С целью повышения защищенности танка на нем установлена динамическая защита 2-го поколения DYNAS, защищающая корпус и башню от противотанковых ракет и гранат ручных противотанковых средств, в том числе и с тандемной боевой частью.

На танке Т-72М2 применена новая система предупреждения о лазерном облучении LIRD-4D. Эта система обеспечивает автоматизированное обнаружение ИК-прожекторов и лазерных дальномеров или целеуказателей, используемых воздушными или наземными средствами. Она опознает тип воздействия и его азимут, позволяя экипажу предпринять соответствующие действия, будь то маневрирование для уклонения от наводки или постановка дымовой завесы. Перспективные варианты системы предусматривают установку модуля обнаружения ракет с наведением по лазерному лучу.

По желанию заказчика в танке может быть смонтирована немецкая система кондиционирования воздуха Sutrak. Остальные системы танка Т-72М2 Moderna (силовая установка, системы ППО, ПАЗ и др.) остались такими же. как и уТ-72М1-А.

Кроме танков Т-72, на словацких заводах на их базе также выпускаются 155-мм САУ Zuzana, БРЭМ VT-72B и VT-72C. Мостоукладчик МТ-72 пока остался только в стадии опытного образца.

Танк Т-72М2 Moderna в варианте с 30-мм автоматической пушкой 2А42.

Танк T-72M4CZ — чешская версия модернизации танка Т-72М1.

Бортовой экран танка T-72M4CZ.

Чехия

На территории нынешней Чешской Республики уже нет заводов, производивших танки во времена существования ЧССР. Однако в городе Новы Жишин осталось государственное предприятие Vojenskv opravarensky podnik 025 (VOP 025), которое специализировалось на ремонте бронетанковой техники. Специалисты этого предприятия на основе приобретенного опыта эксплуатации и ремонта танков Т-72, а также передовых разработок в танкостроении предложили проект модернизированного Т-72 для армии Чешской Республики. Как и в Словакии, этот проект стал результатом сотрудничества между чешскими и западноевропейскими разработчиками. В нем заняты в общей сложности четыре иностранные и 27 чешских компаний, в том числе и завод VOP 025.

В соответствии с проектом модернизация танков Т-72, Т-72М и Т-72М1 проводится как единый комплекс, чтобы параметры усовершенствованного танка максимально приблизились бы к параметрам современной бронетанковой техники НАТО. Главный акцент в концепции модернизации танка был направлен на повышение его огневой мощи, защищенности и подвижности. Новые версии Т-72 для чешской армии получили обозначение T-72M3CZ и T-72M4CZ, в зависимости от типа силовой установки.

Комплекс вооружения танка Т-72 серии CZ включает в себя основное и вспомогательное оружие, боекомплект, системы стабилизации вооружения, автоматического заряжания и управления огнем, приборы прицеливания и наблюдения. Комплекс управляемого ракетного вооружения на танках чешского производства отсутствует.

Вооружение осталось в том же составе, что и на базовом танке Т-72 и его модификациях. Однако на модернизированной машине пушка оборудована системой контроля относительного положения дульного среза ствола (СКПДС), позволяющей контролировать несоответствие оси канала ствола пушки оптической линии прицеливания, возникающего в результате изгиба ствола. Рост огневой мощи танка осуществлен за счет повышения точности стрельбы оружия по неподвижным и движущимся целям как при стрельбе с места, так и при стрельбе с ходу. Существенно увеличена эффективная дальность стрельбы из танка днем и особенно ночью. Это достигнуто благодаря установке в танк автоматизированной СУО TURMS-T. значительно расширившей возможности как наводчика, так и командира танка по эффективному обнаружению и поражению целей. СУО совмещена со стабилизатором вооружения и автоматом заряжания базового танка. Она управляет работой этих систем, подготавливает и автоматически вводит исходные данные для стрельбы, автоматически отрабатывает углы прицеливания в соответствии с исходными данными для стрельбы, а также наводит пушку 2А46 и спаренный с ней пулемет ПКТ на цель.

На рабочем месте наводчика установлен монокулярный прицел с независимой стабилизированной в дву’х плоскостях линией прицеливания, со встроенными лазерным дальномером, тепловизором и индивидуальной панелью контроля и управления. Панель связана с элементами системы управления огнем — с цифровым танковым баллистическим вычислителем (ЦТБВ) и СКПДС. Основные данные, необходимые для прицеливания и ведения огня, показываются на экране, помещенном в окуляр прицела. В случае отказа прицела наводчик может вести огонь в аварийном режиме, осуществляя ручное наведение оружия.

Рабочее место командира танка оборудовано перископическим панорамным прицелом бинокулярного типа с двумя фиксированными вариантами увеличения поля зрения, встроенной тепловизионной камерой и независимой стабилизацией поля зрения в двух плоскостях. На нем имеется электронный блок управления и коммутации с прицелом наводчика и цифровым ТБВ. Это оборудование позволяет командиру осуществлять наблюдение и разведку’ целей на 360° вокрут танка, давать целеуказание наводчику’ перебросом точки прицеливания оружия на новую цель и выбирать необходимый тип боеприпасов для поражения цели. Совместив линию прицеливания своей оптической системы с линией прицеливания наводчика, командир танка может наблюдать за результатами стрельбы. В тех случаях, когда цель обнаружена внезапно и нет времени на выполнение всех действий по подготовке и производству выстрела, а также передачи целеуказания наводчику’, командир танка может открыть огонь самостоятельно и без измерения дальности до цели. В случае отказа прицела командир танка может продолжить наблюдение за полем боя и обнаружение целей в аварийном режиме.

Цифровой ТБВ работает в сочетании с автоматическими датчиками условий стрельбы, что обеспечивает практически мгновенное вычисление исходных данных для стрельбы (утлов прицеливания и упреждения оружия), а также управление приводами наведения и системой стабилизации оружия.

Установленная на танки Т-72МЗ CZ и Т-72М4 CZ СУО TURMS-T включает 22 блока, находящихся главным образом в боевом отделении. Чтобы разместить их, требовалось объединить блоки с существующими элементами башни, переместив некоторых из штатных блоков в другие места башни и корпуса танка.

Еще одним направлением повышения огневой мощи нового танка является разработка новых боеприпасов для штатной 125-мм танковой пушки 2А46. Чешскими оружейниками для нее был создан новый выстрел с бронебойно-подкалиберным снарядом, имеющим, как сообщается, лучшие характеристики рассеивания и большую бронепробиваемость по сравнению с существующими боеприпасами.

В совокупности принятые меры позволили увеличить дальность эффективного огня модернизированного танка с ходу до 2000 м. Дальность обнаружения цели типа танк стала составлять до 5000 м днем и до 4000 м ночью.

Повышение защищенности танка обеспечивается комплектом динамической защиты DYNA-72, изготавливаемым заводом VOP 025. Комплект ДЗ DYNA-72 обеспечивает дополнительную защиту всех жизненно важных мест танка от всех типов имеющихся боеприпасов. Эта ДЗ безопасна в обращении, устойчива против действия пуль стрелкового оружия и осколков снарядов. Как сообщается в чешских источниках, новая динамическая защита с ее относительно низким весом повышает защищенность лобовой проекции танка от кумулятивных снарядов в 3,6 раза, а от бронебойно-подкалиберных снарядов в 1,3 раза.

На танках Т-72 серии CZ устанавливается система обнаружения и оповещения о лазерном облучении LARDIS, которая связана через ТБВ с СУО. Система обеспечивает обнаружение импульсного лазерного облучения в пределах обычных длин волн спектра и длин волн спектра лазеров, работающих на углекислом газе, в том числе и модулированного лазерного излучения. После этого она автоматически подает команду на отстрел дымовых гранат в направлении обнаруженного лазерного облучения и таким образом создает дымовую завесу с маскирующим эффектом и поглощением инфракрасного излучения. Дымовые гранаты DGO-1 нового поколения отстреливаются из 12 гранатометов, расположенных по шесть с каждой стороны башни.

Модернизированный чешский танк оборудован новой системой ППО типа BUA, способной обнаруживать и ликвидировать появляющийся пожар и опасность взрыва внутри машины. Жизненно важные места танка (боевое отделение, моторно-трансмиссионное отделение и отделение управления) оборудованы гермо- и оптическими датчиками, а также баллонами с экологически безвредным огнегасящим составом DcuGcn.

Маскировочная защита модернизированного танка включает в себя камуфлированную окраску танка, обладающую новыми защитными параметрами. Так, например, она способна поглощать микроволновое излучение, что способствует снижению вероятности обнаружения радиолокационными разведывательными средствами противника. Кроме того, имеются маскировочная сеть и термомаскирующие накидки для снижения ИК-излучения танка.

Дня защиты танка от магнитных мин был разработан навесной электромагнитный трал, который создаст' дополнительное магнитное поле и вызывает, таким образом, детонацию электромагнитных мин как спереди, так и с боков двигающегося танка.

Проблема повышения подвижности танка решена в дву'х вариантах, и, как результат, выпускаются два типа модернизированных танков — Т-72 М3 CZ и Т-72М4 CZ.

ЗПУ. панорамический прицел командира и пусковые установки системы постановки аэрозольных завес.

Люк механика-водителя и амбразура спаренного пулемета танка T-72M4CZ.

Опорные катки старого образца сильно изношены.

Из-за установки новых двигателя и трансмиссии, кормовую часть танка пришлось несколько изменить.

Радиаторы и вентиляторы их обдува силовой установки танка T-72M4CZ.

Танк Т-72МЗ CZ имеет <родной» двигатель и бортовые коробки передач, усовершенствованные с таким расчетом, чтобы, по крайней мере, показатели подвижности и маневренности были сохранены на прежнем у ровне при увеличившемся боевом весе нового танка. Главная особенность модернизации двигателя В-46ТК — это установка двух турбокомпрессоров. Усовершенствование бортовых коробок передач состоит в снижении нагрузок на их главные компоненты и предотвращение повреждений в случае неправильного управления танком. Кроме того, некоторые изменения претерпела и ходовая часть танка.

На танке Т-72М4 CZ установлен новый силовой блок — POWERPACK, который позволил повысить подвижность и маневренность машины. По сравнению со штатными силовыми установками этот вариант значительно облегчает управление танком, имеет большую мощность двигателя, обеспечивает лучшие разгонные характеристики и позволяет увеличить среднюю скорость машины при движении в различных условиях местности. Основным элементом силового блока POWERPACK является четырехтактный V- образный 12-цилиндровый дизельный двигатель Condor CV-12 1000 ТСА с жидкостным охлаждением, имеющий мощность 746 кВт (1013 л.с.). Двигатель оснащен нагнетателем с двумя турбокомпрессорами.

В состав силового блока POWERPACK входит также автоматическая коробка передач XTG 416-6 с гидротрансформатором и гидрообъемной передачей. Коробка передач имеет четыре передачи для движения вперед и две заднего хода. Оборудование танка автоматической коробкой передач существенно уменьшает физические нагрузки на механика-водителя в бою, особенно при действиях на пересеченной местности. Существенное преимущество этого варианта — компоновка всех агрегатов силового отделения в едином блоке. Такой силовой блок легче заменить и в полевых условиях, и в цеху с затратами времени, не превышающими 30 минут, также не требуется никаких сложных профессиональных знаний для проведения регулировок и установки самого блока.

Оба варианта модернизированного Т-72 оборудованы новым пассивным прибором ночного видения механика- водителя. Этот прибор обеспечивает лучший обзор местности при движении ночью и более безопасное вождение машины в ночных условиях, чем при использовании штатных приборов ночного видения.

Модернизированные танки оснащены диагностической системой, предназначенной для контроля параметров двигателя и БКП или силового блока (для T-72M4CZ), а также работы электронных систем корпуса и башни машины. Портативный блок обслуживания для оперативной оценки параметров машины и передачи записанных данных для архивирования делает эту систему неотъемлемой частью танка. Диагностическая система позволяет предотвращать выход из строя систем и агрегатов, контролировать наиболее важные параметры их работы и постоянную их хронологическую регистрацию.

Кроме того, танки оборудованы новой навигационной системой, обеспечивающей с достаточной точностью оптимальную интеграцию данных, получаемых от спутниковой навигационной системы GPS и от бортовой инерциальной навигационной системы INS, обрабатывающей информацию от датчика, контролирующего курс движения машины и пройденное расстояние. Достоинством этих систем является то, что они могут работать независимо друт от друга, обеспечивают достаточно точную информацию о местоположении танка механику-водителю и командиру танка при выполнении боевых задач даже в условиях ограниченной видимости.

На кормовой части корпуса танка может быть закреплен дополнительный источник электроэнергии. Он позволяет экипажу использовать комплекс вооружения, средства связи, вести наблюдение и разведку7 целей при ведении оборонительных действий без запуска двигателя.

Модернизированные танки для чешской армии оснащаются новыми радиостанцией и танковым переговорным устройством (ТПУ), которые имеют расширенный рабочий диапазон, совместимый с диапазоном средств связи армий НАТО. ТПУ передает экипажу звуковую информацию от систем диагностики, обнаружения лазерного облучения, ППО и СКЗ.

В дополнение ко всему танки Т-72МЗ CZ и Т-72М4 CZ могут быть оборудованы навесным бульдозером NBZ-90, который выпускается предприятием VOP 025. NBZ-90 устанавливается на танки в случаях, когда они используются для инженерного оборудования местности.

Пульт управления оружием танка T-72M4CZ с места командира танка.

Командирский панорамический прицел танка T-72M4CZ.

Пульт управления итальянской СУО Turms-T, установленной в T-72M4CZ.

Экран тепловизионного канала наводчика танка T-72M4CZ.

Прибор наблюдения механика- водителя танка T-72M4CZ.

Комбинированный прицел наводчика танка T-72M4CZ.

Однако на демонстрационном показе во время работы выставки IDET-2003 в Брно танк Т-72М4 CZ не блистал. Первоначально демонстрировались возможности стабилизатора вооружения без стрельбы. Машина поворачивалась на месте и удерживала оружие в заданном направлении. После этого была осуществлена стрельба с места и сходу. Огонь велся по мишеням на дальностях 2200 и 1700 м. Были произведены два выстрела с места и пять выстрелов с ходу. Стрельба велась практическими кумулятивно-трассирующими снарядами (НЕАТ-Т). Как это ни печально, но ни один снаряд не попал в цель. Убедиться в этом было нетрудно: мишени были белого цвета, и стояли они на фоне темного леса. Воспользовавшись мощными оптическими приборами наблюдения с двадцатикратным увеличением, любезно предоставленными организаторами шоу, внимательно просмотрев все мишени, я не обнаружил ни одной пробоины. Поверьте моему двадцатипятилетнему опыту службы в танковых войсках, где мне пришлось организовывать и проводить сотни стрельб из танков: будь там хоть одна пробоина, я бы ее увидел.

Что же все-таки произошло? Ознакомившись с модернизированной машиной, я пришел к выводу о том, что при данной модернизации невозможно достичь высоких показателей точности стрельбы. Попробую объяснить почему.

На Т-72М4 CZ установлена современнейшая итальянская автоматизированная СУО Turms-T. При этом оружие — устаревшие 125-мм танковая пушка 2А46 и стабилизатор вооружения 2Э28 — остались прежними, соответственно они имеют и прежние ошибки стрельбы и наведения. Несомненно, некоторое улучшение точности стрельбы из танка возможно за счет более точного прицеливания и снижения ошибок при вычислении баллистическим вычислителем исходных данных для стрельбы, но не настолько, как это заявлялось в рекламных буклетах. К тому' же, точное сопряжение итальянской СУО со старым советским стабилизатором — дело довольно хлопотное, и тем, кто его не разрабатывал, оно практически не под силу.

Есть еще один положительный момент в установке новой СУО — это лучшие по сравнению с прототипом возможности по обнаружению целей, особенно в ночных условиях. Но они сводятся на нет низкой точностью стрельбы старого орудия, управляемого не менее старым стабилизатором вооружения, что и доказала стрельба на полигоне в Вышице.

Установка нового силового блока потребовала значительных доработок моторно-трансмиссионного отделения (МТО) машины. Ходовая часть и подвеска машины остались без изменений. Демонстрационные пробеги машины по полигону, организованные для журналистов и специалистов, показали некоторую плавность хода, достигнутую благодаря автоматическому переключению передач. Обещанный прирост скоростных характеристик на глаз оценить было трудно, во всяком случае, можно утверждать, что по скорости модернизированный танк не уступает серийному Т-72М. Но было и еще одно наблюдение. Машина демонстрировалась на небольшом участке местности и прошла не более 5 км (до рубежа мишеней и обратно), температура окружающего воздуха не превышала +27 °C. После возвращения в исходное положения и остановки танка механик-водитель в течение нескольких минут гонял двигатель на повышенных оборотах и только после этого заглушил его. Это говорит о том, что температура охлаждающей жидкости достигла предела, и если двигатель заглушить в таком состоянии, не снизив температуру охлаждающей жидкости до эксплуатационных значений (обычно это не более 95 °C), то он может выйти из строя. Именно работа двигателя без нагрузки (в данном случае на месте) на повышенных оборотах и позволяет снизить температуру охлаждающей жидкости в системе охлаждения.

Таким образом, некоторые наблюдения, сделанные мной во время демонстрации Т-72М4 CZ, позволили заключить, что предлагаемый чешскими танкостроителями вариант модернизации танка Т-72М1 еще далек от совершенства. Результаты стрельб и вождения на полигоне в Вышице 29 апреля 2003 г. лишний раз подтвердили, что попытка проведения модернизации образца техники с привлечением различных, пусть даже очень продвинутых компаний из разных стран, но без согласования с конструкторской документацией и разработчиками исходного образца, не приводит к желаемым результатам. Оставшиеся на полигоне мишени без пробоин — лучшее тому доказательство. Надо заметить, что стоимость модернизации танка Т-72М1 до уровня Т-72М4 CZ превышает стоимость изготовления нового танка Т-9 °C.

Тактико-технические характеристики словацких и чешского танков
Т-72М1-А Т-72М2 Moderna T72M4CZ
Экипаж, чел. 3 3 3
Боевой вес, т 45 46,25 46,5
Уд. мощность двигателя, л.с./т 18,88 18,38 21,79
Макс. скорость по шоссе, км/ч 60 60 70
Марка дизельного двигателя S-12U S-12U Condor CV-12
Мощность двигателя, л.с. 850 848 1013
Вооружение:
— калибр пушки, мм 125 125 125
— калибр спаренного пулемета, мм 7,62 7,62 7,62
— калибр зенитного пулемета, мм 12,7 12,7
— калибр зенитной пушки, мм 30 -
— боекомплект выстрелов к пушке, шт. 44 38 -
Тип автоматизированной СУО EFCS3-72A SRP TURMS-T
Количество тепловизионных прицелов 1 2 2
Возможность ведения огня из пушки командиром танка Нет Есть Есть
Система обнаружения лазерного облучения LIRD-1A LIRD-4D LARD IS
Комплекс управляемого вооружения Нет Нет Нет

В чешской армии уже есть на вооружении небольшое количество T-72M4CZ.

Демонстрация возможностей стабилизатора вооружения танка T-72M4CZ.

Фото С.Су воров

Продолжение следует

М. Усов

Военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами

Современная структура ВТС стала складываться в 1950-х гг. В 1953 г. было признано целесообразным оказание военной помощи (ОВП) и поставки ВВТ сосредоточить в одном органе — Главном инженерном управлении (ГНУ), которое в разное время входило в различные структуры, отвечавшие в соответствующий период времени за систему внешнеэкономических связей, — Министерство внутренней и внешней торговли (МВВТ), Главное управление по делам экономических связей со странами народной демократии (ГУДЭС) при Совмине СССР, Государственный комитет Совета Министров СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС СМ СССР), Государственный Комитет СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС). Это был, практически, военный Главк. Заметим, что термин «торговля оружием» появился только в начале 1990-х гг. До этого в системе ВТС СССР применялись термины «поставка» и «оказание технического содействия» (ОТС).

Стратегические вопросы ВТС определялись ГШ ВС СССР. Разработкой целей и задач и в целом военного сотрудничества занимались ЦК КПСС, Совет Министров, Министерство иностранных дел, ГКЭС, Минобороны и другие министерства и ведомства.

В первоначальный крут стран-партнеров были включены только страны народной демократии и дружественные развивающиеся страны. В результате к началу 1990-х гг. ВТС осуществлялось примерно с 70 странами мира, в том числе с девятью в Европе, с 14 в Азии, с 10 на Ближнем Востоке, с 30 в Африке и с пятью в Латинской Америке. На приводимой здесь схеме показана динамика изменения структуры ВТС СССР/РФ с иностранными государствами во второй половине XX века и в наши дни.

В 1968 г. Министерство обороны было назначено ответственным по строительству объектов за границей, и в его структуре был создан 22-й Загрантехстрой (22-й ЗТС).

В связи со значительным увеличением объема работ в рамках ГКЭС на базе одного из управлений ГИУ, а также некоторых подразделений ВО «Проммашэкспорг» было создано и 1 сентября 1968 г. начало функционировать Главное техническое управление (ГТУ) ГКЭС. Это был уже второй военный Главк ГКЭС, который непосредственно курировал первый заместитель председателя ГКЭС (эту должность последовательно занимали генерал-полковник танковых войск Г.С. Сидорович, генерал-полковник М.А. Сергейчик и адмирал Ю.П. Гришин).

ГИУ и ГТУ давали около 90 % всей валютной выручки ГКЭС и значительную долю платежей по товарообороту между странами.

На ГТУ были возложены следующие задачи:

— обеспечение ремонта вооружения и военной техники (ВВТ) путем создания за рубежом ремонтных предприятий и баз, поставки запчастей и материалов для ремонта (за ГИУ оставались поставки ЗИП для эксплуатации ВВТ), передачи РТД;

— строительство стационарных позиций систем ПВО, включая поставки основного оборудования АСУ, АСУРК и др. систем;

— ремонт советских кораблей и судов в ПНР, ГДР, Югославии, Болгарии, Вьетнаме и других странах;

— передача лицензий и технической документации, организация по лицензиям СССР производства кораблей, самолетов, бронетанковой техники, стрелкового оружия и патронов к нему, боеприпасов и других типов ВВТ, включая поставки комплектующих изделий и материалов. В этой области ГТУ было самым серьезным, грамотным и квалифицированным государственным органом;

— оказание технического содействия в создании спецобъектов, включая аэродромы, полигоны, военно-воздушные и военно-морские базы, училища, госпитали, объекты связи и управления, спецобъекты МВД и КГБ, спецхраны и ТД;

— подготовка и обучение иностранных специалистов для работы на создаваемых объектах;

— командирование советских специалистов на эти объекты.

Ввиду того что ГТУ было военным Главком, ему стали поручаться такие работы, в которых имелись элементы спецназначения или создание которых необходимо было в сжатые сроки: строительство мавзолеев Хо Ши Мина в Ханое, А. Нетто в Анголе, реконструкция мавзолея Г. Димитрова в Софии, создание Тропического научно-исследовательского и технологического советско-вьетнамского центра (Тропический центр). Многие объекты создавались на условиях генерального подряда «под ключ» (Сомали, Ливия, Ирак, Вьетнам).

ГТУ никогда ни по каким соглашениям и контрактам не работало на безвозмездной основе. Кроме прямых денежных расчетов с инозаказчиками широко использовались клиринговые расчеты и расчеты по предоставленным кредитам.

За рубежом были построены по линии ГТУ сотни объектов военного назначения и спецобъектов. Во многих странах была создана серьезная промышленная база, включая оборонную промышленность. Даже сейчас, когда ряд стран бывшего Варшавского Договора вступил в НАТО, там используются поставленная ранее из СССР военная техника и построенные при техническом содействии СССР ремонтные и другие предприятия.

Примером эффективно действующих в наши дни объектов, созданных по линии ГТУ, является Тропический центр Российской академии наук и Министерства обороны СВР (Вьетнам).

Бурное развитие ВТС во второй половине XX века и многократное увеличение объемов ОТС, естественно, сопровождалось значительными структурными изменениями внутри ГИУ и ГТУ. Так, например, ГИУ при своем создании в 1953 г. включало только два управления и десяток самостоятельных отделов подразделений, в 1968 г. — уже шесть управлений, а в 1988 г. — 12 управлений.

При создании ГТУ в 1968 г. оно включало одно оперативное управление и более десяти самостоятельных отделов, а в 1986 г. — 10 управлений (например, 1-е управление ГТУ ведало ОТС по созданию объектов, 2-е управление — поставкой запчастей, 3-е — созданием объектов на условиях Генподряда («под ключ»), 8-е — ОТС в создании объектов по производству техники по лицензии и тд.).

Во второй половине 1980-х гг. произошло дальнейшее изменение ВТС с зарубежными странами. В 1988 г. на базе ликвидированных МВТ и ГКЭС было создано Министерство внешнеэкономических связей (МВЭС СССР), и ГИУ и ГТУ вошли в это министерство. На новое министерство помимо прочих были возложены и функции по регистрации предприятий, кооперативов и иных организаций, ведущих экспортно-импортные операции.

Для оперативного решения вопросов ВТС была создана координирующая группа во главе с заместителем Министра обороны СССР по вооружению, в ее составе находились представители Минобороны, МИДа, Минфина, Госплана, Госснаба и МВЭС.

Схема динамики изменения структуры развития ВТС СССР/РФ с иностранными государствами во второй половине XX века и в наши дни

ПРИМЕЧАНИЕ: Полные и сокращенные наименования, а также другие сведения по функциональным обязанностям и перечню предприятий приведены в тексте.

Тогда же в силу расширения взаимных обязательств государств-участников Варшавского Договора из состава ГИУ и ГТУ МВЭС выделяется третий самостоятельный военный Главк — Главное управление по сотрудничеству и кооперации (ГУСК) МВЭС, которому были переданы функции ГИУ и ГТУ по обеспечению импорта в СССР ВВТ для Минобороны, МВД и КГБ из соцстран, экспортных операций по техническому содействию в создании оборонных предприятий в странах Варшавского Договора для производства ВВТ по советским лицензиям и в проведении научно-исследовательских работ.

На рубеже конца 1980-х — начала 1990-х гг. в условиях нового внешнеэкономического курса государства, начала перевода экономики на рыночные отношения подходы к ВТС с иностранными государствами в значительной степени изменились. Конец эпохи СССР и Варшавского Договора, резкое сокращение бюджетных ассигнований и перевод системы ВТС в 1990–1993 гг. на коммерческую основу потребовали значительного пересмотра всей нормативно-правовой базы ВТС.

Наступила пора новых, не всегда оправданных, преобразований и экспериментов. В январе 1992 г. ГИУ было реорганизовано в Российское государственное внешнеэкономическое объединение по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения (ВО «Оборонэкспорт») и ГТУ — в Государственную внешнеэкономическую компанию (ГВК) «Спецвнештехника». При этом все три организации, включая ГУСК, сохранили статус структурных подразделений МВЭС РФ.

В 1993 г. на базе ВО «Оборонэкспорт», ГВК «Спецвнештехника» и ГУСК МВЭС РФ была образована Государственная компания (ГК) по экспорту и импорту вооружений и военной техники «Росвооружение» со статусом самостоятельной коммерческой организации, т. е. не подчиненной ни одному из министерств и ведомств. Лицензии на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность (ВЭД) получил ряд известных фирм («МиГ», «Сухой» и др.).

Одновременно в сфере ВТС России с иностранными государствами продолжали функционировать несколько российских посредников, получивших временное право вести переговоры и заключать контракты на экспорт ВВТ. В этот период к торговле оружием подключались многие посредники, включая деятелей «шоу-бизнеса» и других полукриминальных структур, которых интересовала только личная выгода.

В 1994 г. ГК «Росвооружение» назначается единственным государственным посредником по экспорту и импорту продукции, работ и услуг военного назначения по всей разрешенной на экспорт номенклатуре изделий, как выпускаемых на предприятиях оборонной промышленности, так и находящихся в наличии у Минобороны РФ.

В 1997 г. три федеральных государственных унитарных предприятия (ФГУП) — «Росвооружение», «Промэкспорт» и «Российские технологии» — получили статус государственных посредников по экспорту ВВТ. запасных частей к ним, работ (услуг) военного назначения и т. п.

В ноябре 2000 г. произошло создание единого государственного посредника в области экспорта (импорта) продукции, технологий и услуг военного и двойного назначения в лице ФГУП «Рособоронэкспорт» путем слияния ФГУП «Росвооружение» и ФГУП «Промэкспорт». За ФГУП «Российские технологии» было закреплено право проведения ОКР и передачи технологий, но и это право позднее перешло к «Росвооружению». Становление ФГУП «Росвооружение» позволило не только сохранить, но и значительно укрепить позиции государства на мировом рынке вооружений.

Начиная с 2002 г. ряду предприятий (всего до 50) было предоставлено право на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность в отношении запасных частей и сервисного обслуживания ранее поставленной за рубеж техники. Среди таких предприятий: АВПК «Сухой» (Москва), ФГУП «РСК МиГ» (Москва), ГУП «КБП» (Тула), ФГУП «КБМ» (Коломна), ОАО «НПК Иркут» (Иркутск), ФГУП ЦКБ «Рубин» (Санкт- Петербург), ФГУП «НПО Машиностроение» (Москва), ФГУП ММПП «Салют» (Москва), ФГУП ГНПП «Сплав» (Тула), ФГУП «Уралвагонзавод» (Н.Тагил), ФГУП «Прибор» (Москва), ФГУП «Базальт» (Москва), машиностроительное предприятие «Звездочка» (Северодвинск), Омское мотостроительное объединение им. П.Н. Баранова, ОАО «Корпорация «Аэрокосмическое оборудование» (Санкт-Петербург), ФГУП «Адмиралтейские верфи» (Санкт-Петербург), концерн «Ижмаш» (Ижевск) и др.

В настоящее время общий объем отечественных поставок за рубеж продукции военно-технического назначения превысил показатель 2002 г. и составил 4,8 млрд. долларов США.

Опыт прошедших десятилетий наглядно доказал, что наиболее оптимальной и результативной была внешнеэкономическая деятельность в области ВТС, которая реализовывалась в период существования ГИУ и ГТУ ГКЭС, когда ежегодный объем ее был приблизительно 10 млрд. долларов США.

Несколько слов нужно сказать об общем руководстве ВТС со стороны государства в постсоветский период. В 1992 г. в России была создана система экспортного контроля при правительстве РФ (Экспортконтроль России). Руководство «Оборонэкспортом» и «Спецтехникой» осуществлялось Главным управлением военно-технического сотрудничества (ГУ ВТС). В декабре 1994 г. был создан Государственный комитет РФ по военно-технической политике (ГК ВТП), с августа 1996 г. — МВЭС РФ, с декабря 2000 г. — комитет РФ по военно-техническому сотрудничеству (КВТС России). Образованный КВТС РФ являлся головным федеральным органом исполнительной власти в области ВТС.

В марте 2004 г. вместо КВТС РФ была организована Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству Минобороны РФ.

Ключевая роль в решении стратегических вопросов ВТС принадлежит Президенту России. Правительство страны решает задачи по созданию условий для деятельности федеральных органов, обеспечивающих исполнение экспортных заказов через предприятия промышленности, обеспечению финансовых, экономических, таможенных и других условий для экспорта ВВТ, отстаиванию военно-технических интересов государства. Федеральная служба по ВТС Минобороны РФ координирует деятельность ФГУП «Рособоронэкспорт» и других объектов ВТС..

Михаил Никольский

Авиация специального назначения

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 7-10/2004 г.

Охотники за грузовиками

Главной задачей АС-130А, как уже говорилось выше, была ночная охота за транспортом на тропе Хо Ши Мина. Все АС-130 состояли на вооружении 16-й эскадрильи специального назначения, базировавшейся на авиабазе Убон. Регулярные полеты над тропой начались в сухой сезон 1969–1970 гг., в этот период летали только два АС-130. Как всегда, возникли трудности с определением ущерба, нанесенного противнику. Основываясь на боевом опыте, полученном в ходе кампании 1969–1970 гг., ВВС выработали следующие критерии:

— автомобиль уничтожен, если он загорелся или получил прямое попадание 40-мм снаряда «Бофорса»;

— автомобиль поврежден, если получил попадание 20-мм снаряд или 40-мм снаряд разорвался в радиусе 3 м от него.

Сухой сезон 1970–1971 гг. принес наибольший успех экипажам АС-130. Закамуфлированные сверху, с покрашенным в черный цвет брюхом, ночные пираты записали на свой боевой счет 12741 уничтоженный и поврежденный автомобиль. Правда, эта цифра весьма и весьма условна, еще более 5000 грузовиков отнесли на свой счет экипажи других самолетов, летавших над тропой, а всего, по данным американской разведки, осенью 1970 г. (перед началом перевозок) весь автопарк Вьет Конга насчитывал около 18000 машин. То есть все грузовики за зиму были уничтожены, а иные — по несколько раз, и непонятно, каким же образом доставлялись грузы в зону боевых действий. Явно, выражаясь терминами развитого социализма, имели место приписки.

Расположение вооружения и оборудования на АС-13ОЕ.

1 — TB-система низкой освещенности; 2 — 20-мм пушки «Вулкан»; 3 — датчик ИК-системы; 4–7,62-мм пулеметы «Миниган»; 5 — 40-мм пушки «Бофорс»; 6 — РЛС AN/APQ-150; 7 — прожектор.

АС-130Н на авиабазе Корат, 1975 г. Самолет полностью перекрашен в серый цвет.

Залп AC-130Е.

105-мм гаубица и 40-мм «Бофорс» в левом борту АС-130Е.

Самолеты АС -130 летали на боевые задания только во время сухого сезона. В мае, с началом дождей, на шесть месяцев всякое движение автотранспорта по путям сообщения Южного Вьетнама и Лаоса прекращалось. Зато в сухой сезон работа начиналась каждую ночь с заходом солнца. Несмотря на боевые повреждения, на охоту улетали все самолеты. Непосредственно над тропой «ганшипы» находились в среднем по четыре часа. Обычно цель обнаруживалась с помощью системы «Блэк Кроу», ее местоположение уточнялось ИК- и ТВ-системами, после чего летчик вводил самолет в левый вираж с постоянной скоростью и старался наложить прицельную метку на засечку от цели на дисплее ЭВМ. Огонь из бортового оружия можно было вести в автоматическом режиме и вручную. Сам командир не видел результатов своей работы, степень поражения цели определялась после дебатов в «будке» — рабочей комнате операторов прицельных систем. Изображение с телевизионного экрана и монитора ИК-системы записывалось, и результаты боевой работы уточнялись на послеполетном разборе.

Вроде бы, достаточно надежный контроль результатов вылета, но вот конкретный пример: экипаж АС-130 доложил об уничтожении 65 грузовиков за один вылет (абсолютный рекорд среди «ганшипов»), каждая машина была поражена 40-мм снарядом, но ни одна не загорелась. Утром для подтверждения столь выдающегося результата на разведку и фотосъемку полетел OV-10 «Бронко». Экипаж долго утюжил предполагаемое место сражения, но не обнаружил никаких следов автомобилей. У командования 7-х ВВС немедленно возник ряд вопросов. Сколько машин реально уничтожил «ганшип»? Его экипаж действительно видел грузовики или только считал, что их видел? Если машины уничтожены, то куда они делись? В свою очередь и летчики АС-130 вопрошали, а действительно ли «Бронко» летал именно над тем участком тропы? Оценка причиненного противнику ущерба — вопрос очень серьезный. Дело не в том, за дело или нет получит командир «Пурпурное сердце» или «Почетную медаль Конгресса», по количеству уничтоженных грузовиков можно оценивать уровень снабжения отрядов НФО, основные направления перевозок, что очень важно при планировании боевых действий.

Командующий американской авиацией в Индокитае генерал-лейтенант Клэй лично решил убедиться в правильности оценки потерь противника. 12 мая 1971 г. вблизи Бьен Хоа командованию воздушной армии АС-130 продемонстрировали в действии. На участке дороги установили восемь грузовиков, три с работающими двигателями, пять — с выключенными. По командам с земли самолет вышел в нужный район и дальше действовал самостоятельно. Грузовики были обнаружены: бортовая ИК-система засекла три работающих двигателя, а остальные пять зафиксировали другие системы. Генерал Клэй приказал первые шесть грузовиков уничтожить огнем 40-мм пушек, последние два — из 20-миллиметровок. АС-130А открыл огонь по первому грузовику, экипаж всаживал в грузовик снаряд за снарядом, но он так и не загорелся. Генерал приказал перенести огонь на вторую машину, с третьего снаряда она загорелась, затем пришел черед третьей. Четвертый грузовик, как и первый, не загорелся, несмотря на прямые попадания. При обстреле пятой машины снаряды легли в радиусе 3 м от нее, т. е., согласно критерию поражения целей, грузовик был тяжело поврежден. Шестой грузовик получил прямое попадание с первого выстрела. Очереди из 20-мм пушек прошили оставшиеся два автомобиля, но, несмотря на четко зафиксированные экипажем прямые попадания, они также не загорелись. По данным экипажа, в результате атаки были уничтожены пять грузовиков и три тяжело повреждены.

После наземного осмотра колонны выяснилось, что безвозвратно потерянными можно считать только две машины, две тяжело повреждены, а еще три можно отремонтировать за деньдва. Один автомобиль можно было сразу заводить и ехать. В целом командующий 7-й воздушной армией остался доволен проведенной демонстрационной атакой. Экипаж «ганшипа» смог ночью найти и разгромить автоколонну, но статистика причиненного ущерба оказалась, как и следовало ожидать, несколько завышенной.

АС-130А действовали над тропой не в одиночку, оборудование АС-130А не позволяло гарантированно обнаруживать автотранспорт в темное время суток, и они часто летали вместе с самолетом RC-130S. Последний представлял собой С-130, на который установили 28 мощных прожекторов. Эта машина вполне была способна превратить темную ночь в ясный день, правда, о скрытности действий приходилось забывать. К сопровождению неуклюжих АС-130 привлекались «Фантомы», главной задачей которых стала борьба с зенитными батареями. Грузовики передвигались по дорогам колоннами, насчитывавшими от пяти до пятнадцати машин. Хорошим результатом для экипажей ночных пиратов считалось уничтожение или повреждение 25 машин за боевой вылет.

Связка «Спектр» — «Фантом» вообще очень хорошо зарекомендовала себя в борьбе с перевозками по тропе. В совместном вылете АС-130А и «Фантомов» (F-4D из 497-й тактической авиационной эскадрильи Night Owls) «ганшип» выполнял функции передового авианаводчика и одновременно являлся приманкой для зенитчиков противника. При обнаружении цели экипаж АС-130А открывал огонь в ее направлении трассирующими патронами. За первые четыре месяца 1969 г. совместными усилиями АС-130А и F-4D было уничтожено или подавлено 120 зенитных орудий калибра 37 мм и уничтожено более 25 грузовиков.

Авиабаза Убон.

Еще один «миниганшип» — AU-24A на авиабазе Эглин. Этот самолет попал к кхмерам в Камбоджу.

В сухой сезон 1971–1972 гг. над тропой каждую ночь летало от 12 до 18 АС-130, причем в их числе был и один самолет со 105-мм пушкой. Установка гаубицы резко повысила боевые возможности «Спектра». Так, в 32 боевых вылетах огнем гаубицы было уничтожено 75 грузовиков и повреждено 92, в то время как 40-мм орудиями — 27 и 24 соответственно.

11 января 1972 г. разведка США засекла первый ЗРК С-75, развернутый в районе тропы Хо Ши Мина. Над АС-130 нависла смертельная угроза. Экипажи научились избегать попаданий зенитных пушек, не входя в зону их поражения, но от ракет «земля-воздух» спасения неуклюжим «Геркулесам» не было. По существу, надо было бы сразу же прекратить боевые вылеты на охоту за автотранспортом, чего командование американских ВВС позволить не могло: слишком велик был эффект применения АС-130. Несмотря на опасность, «спектры» продолжали утюжить дороги, превращая их в коридоры смерти: с января по март их экипажи уничтожили 2782 автомобиля и еще 4553 повредили. Расплата последовала незамедлительно.

В ночь на 29 марта ракетой комплекса С-75 в 50 км западнее Кхе Сана был сбит АС-130А (борт 55-0044). Поисково-спасательная операция успеха не имела. Погибли все 15 находившихся на борту человек. Как уже отмечалось, вооруженный 105-мм пушкой АС-130Е был сбит огнем зениток с радиолокационным наведением 30 марта. Потеря двух дорогостоящих самолетов за два дня привела практически к полному прекращению полетов АС-130 над Лаосом и вблизи демилитаризованной зоны между Южным и Северным Вьетнамом, где концентрация средств ПВО была особенно большой. Можно сказать, что была поставлена точка в использовании АС-130 в качестве охотника за грузовиками.

Новая угроза

«Ганшипы» переключились на другие виды боевой деятельности. Во время обороны Ан Лока весной 1972 г. самолеты применялись для борьбы с вьетнамскими танками, лазерный дальномер-целеуказатель позволял подсвечивать цели вооруженным бомбами с лазерным наведением «Фантомам». Все же время неманевренных воздушных линкоров уже ушло. При обороне Ан Лока противник использовал новое грозное оружие — ПЗРК «Стрела». Первый пуск ракеты ПЗРК по АС -130 отмечен 5 мая. Тогда ракета попала в хвост, но экипаж сумел привести самолет на базу. 12 мая 1972 г. еще один АС-130А получил попадание ракетой, запущенной с плеча. Экипажу удалось дотянуть до авиабазы Тан Сон Нат. Через короткое время «Стрелами» были сбиты два АС-130.

Первый самолет сбили 18 июня юго- восточнее Хюэ. Пуск ракеты заметил сержант Паттерсон через открытую грузовую рампу. В ответ на поднятую сержантом тревогу командир отстрелил ИК-ловушки, но было поздно: ракета попала в третий двигатель (внутренний двигатель правого крыла). В результате взрыва боевой части «Стрелы» двигатель оторвался от крыла. Самолет потерял управление, а затем оторвалась и вся правая консоль крыла. Из экипажа уцелели трое, в том числе сержант Уильям Б. Патерсон. Ответом на появление ПЗРК стало экранирование сопл двигателей АС-130 для снижения уровня теплового излучения — головки самонаведения первых ракет ПЗРК реагировали на очень контрастные источники тепла, сопла реактивных двигателей.

Итоги боевой деятельности

Всего боевые потери «Ганшипов II» в Индокитае составили шесть самолетов. Шестой АС-130А (борт 56-0490, прототип Surprise Package) был сбит 21 декабря 1972 г. в 40 км западнее Саравана огнем 37-мм зениток. Самолет взорвался в воздухе, но два члена экипажа успели покинуть «ганшип». Их вытащили из джунглей вертолетом НН-53, причем членов экипажа обнаружил на земле с помощью телевизионной системы другой АС-130.

Последний боевой вылет над Вьетнамом АС-130 выполнил 27 января 1973 г., над Лаосом — 22 февраля 1973 г., полеты над Камбоджей продолжались до 15 августа. В середине 1974 г. 16-я эскадрилья перебазировалась на другую тайскую базу — в Корат. Летая из Кората, АС-130 прикрывали эвакуацию американцев сначала из Пномпеня, затем из Сайгона.

АС-130 принимали участие в нашумевшем в свое время инциденте с захватом красными кхмерами американского судна «Маягуэй» (об этом эпизоде речь пойдет ниже), потопив при этом, по крайней мере, один вооруженный катер. Всего за годы войны в Индокитае погибли 52 члена экипажа «ганшипов» из состава 16-й эскадрильи специального назначения. В декабре 1975 г. уцелевшие 20 АС-130 вернулись из Таиланда домой, в Штаты. Десять наиболее совершенных АС-130Н поступили на вооружение 1-го авиакрыла специального назначения, дислоцировавшегося на авиабазе Халбарт-Филд, в то время как десять более старых АС-130А передали 919-й авиагруппе специального назначения, находившейся в резерве ВВС.

Прототип «миниганшипа» OV-10А с подфюзеяяжной турелью с пулеметами «Миниган».

Второй прототип OV-10D взлетел с авиабазы Дананг, 1971 г.

Вооружение AU-23A — пушка ХМ 197.

Импровизированный «ганшип» AU-23A «Писмэйкер».

Импровизации

Успешное применение АС-47, АС-119 и АС-130 во Вьетнаме породило своеобразный мини-бум по переоборудованию транспортных самолетов в «ганшипы». На фирме «Фэйрчалд» были модернизированы семнадцать одномоторных транспортных самолетов Пилатус «Турбо-Портер» в вариант AU-23 «Писмэйкер». В боковой грузовой двери устанавливались или два модуля MXU-470 с «миниганами», или одна трехствольная 20-мм пушка ХМ 197, под крыльями оборудовали четыре узла подвески для НАР.

Пятнадцать самолетов были поставлены ВВС Таиланда для борьбы с партизанами. Еще один миниганшип разработали на базе легкого самолета Хелио U-10A «Курьер». С левого борта в грузовом проеме смонтировали пушку ХМ-197, а под крыльями и фюзеляжем — пять узлов подвески неуправляемого вооружения или контейнеров с пулеметами. Всего переделали семнадцать самолетов, получивших обозначение AU-23/24. Пятнадцать «ганшипов» AU-24 составили основу ВВС Камбоджи и широко использовались для борьбы с красными кхмерами.

Командование Корпуса морской пехоты США также заинтересовалось опытом боевого применения «ганшипов», в результате появился самолет OV-10D NOGS (Nait Observation Gunship). Две машины переоборудовали из OV- 10А путем установки в носовой части турели с ИК-системой обзора передней полусферы и лазерным дальномером/целеуказателем. В кормовой части фюзеляжа, снизу, была смонтирована турель кругового обзора с трехствольной пушкой ХМ-197. Самолеты поступили для проведения летных испытаний в центр авиации ВМС Чайна-Лэйк в 1970 г. Испытания в боевых условиях самолеты проходили в составе эскадрильи VMO-2, действовавшей в районе Дананга в 1971–1972 гг. Подобно своим армейским собратьям, OV-10D летали на ночную охоту за грузовиками и сампанами. Результаты испытаний обнадеживали и вселяли надежду руководству фирмы «Норт Америкэн» на заключение крупного контракта с ВМС, однако этого не случилось. Одна эскадрилья корпуса морской пехоты США была укомплектована вновь построенными самолетами OV- 10D, но эти самолеты лишились башни с пушкой, поэтому использоваться в качестве «ганшипов» не могли. На этом опыты с «ганшипами» в авиации флота США закончились.

Продолжение следует

Владимир Щербаков

Его величество авианосец.

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9,10/2004 г.

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Рождение гиганта

Первый в мире авианосец и второй по счету надводный корабль с атомной энергетической установкой (АЭУ) был заложен 4 февраля 1958 г. на стапеле компании «Ньюпорт ньюс шипбилдинг энд драй док компани» (Newport News Shipbuilding and Dry Dock Company) в городе Ньюпорт-Ньюс, штат Вирджиния (Newport News, VA) под заводским номером 546. В тот же день министр ВМС США Уильям Фрэнки (William Franke) объявил о том, что новому кораблю решено присвоить имя «Энтерпрайз» — в память об известном авианосце времен Второй мировой войны и других прославленных кораблях-предшественниках, носивших это же имя (атомоход стал восьмым по счету «Энтерпрайзом») 1*. На то время авианосец стал самым большим боевым кораблем планеты и самым дорогостоящим: по имеющимся данным, его строительство обошлось американским налогоплательщикам ни много ни мало примерно в 444 млн. долларов. По тогдашним меркам — сумма просто фантастическая.

Корабль имел несколько большие размеры и водоизмещение, чем его предшественники:

— длина максимальная по проекту — 346,5 м;

— длина по ватерлинии — 317,0 м;

— ширина по корпусу — 40,5 м;

— ширина по полетной палубе максимальная — 78,4 м;

— наибольшая осадка — 11,9 м;

— водоизмещение полное — около 93 тыс. т (точнее, по данным Военно- морского регистра ВМС США, 93284 т).

Экипаж корабля, согласно проекту, должен был составить вместе с авиагруппой 6015 человек, в том числе 571 офицер.

Архитектура корпуса нового авианосца в основном не претерпела существенных изменений по сравнению с АВ типа «Китти Хок» и «Форрестол». Неофициально проект «Энтерпрайза» даже называли «Усовершенствованный Форрестол». Главным внешним отличием атомохода по сравнению с его «неядерными» собратьями была форма «острова». Особая конфигурация последнего формировалась за счет отсутствия как таковой дымовой трубы, установки в верхней части «острова» средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), напоминавших по внешнему виду пчелиный улей (моряки так и прозвали ее — «улей»), а также за счет размещения по сторонам надстройки стабилизированных антенн трехкоординатной радиолокационной станции (РЛС) с фазированной антенной решеткой (ФАР) AN/SPS-32/33. Первоначально на «острове» была установлена короткая мачта (однодеревка) с одним реем, но в феврале 1965 г. ее удлинили до 10 футов (около 3 м) и добавили еще один рей.

1* Интересно, что новый «Энтерпрайз» получил свое имя еще до того, как его предшественника начали разделывать на металл.

Авианосец «Энтерпрайз», предшественник нынешнего атомохода, проводит прием самолетов. Ноябрь 1943 г.

Противолодочный авианосец «Энтерпрайз» (ближе к зрителю) и ударный авианосец «Индепенденс» у пирса Нью-Йоркской верфи. 22 июня 1958 г. Через 10 дней, 2 июля, «Энтерпрайз» отправят на металлолом.

Атомный авианосец «Энтерпрайз» в ходе постройки на верфи «Ньюпорт ньюс шипбилдинг энд драйдок компани». 23 декабря 1958 г.

«Энтерпрайз» строился в сухом доке, а не на традиционном стапеле. Поэтому его спуск на воду состоялся, когда док заполнили водой, после чего авианосец просто всплыл. 23 марта 1959 г.

АВМА «Энтерпрайз» в день спуска на воду 24 сентября 1960 г. На полетной палубе можно разглядеть самолеты F-8 «Крусейдер» (на подъемнике № 1) и А-4 «Скайхок» (около катапульты № 2).

На «Энтерпрайзе» имеются два мостика, расположенные на его надстройке друг над другом. Нижний — это командный мостик командира авианосной группы (называется flag bridge), на котором в случае необходимости находятся он сам и офицеры его штаба. Верхний же — это ходовой (навигационный) мостик авианосца, на котором кроме других находится командир корабля (его место в углу мостика на левом борту). Кроме того, на надстройке со стороны правого борта имеется специальная вспомогательная рубка, использующаяся при швартовке корабля к пирсу (обычно авианосцы швартуются правым бортом) и дающая более полный обзор района правого борта корабля.

На левой стороне «острова» над ходовым мостиком размещается имеющий значительные выступы за границы надстройки и предоставляющий широкий обзор пункт общего управления действиями авиакрыла. Там находится командование авиакрыла, оперативные офицеры и другие соответствующие лица.

По площади полетной палубы (18211 м²) «Энтерпрайз» до сих пор занимает одно из первых мест в мире.

По всему периметру полетной палубы авианосца сооружены специальные места для сброса за борт в случае пожара или иной аварийной ситуации находящегося на палубе боезапаса. Они представляют собой широкие желоба, установленные между специальными сетками бокового ограждения корабля (называются safety nets). Желоба выкрашены в ярко-желтый цвет, а перед ними на палубе нанесена специальная маркировка: шесть чередующихся красных и желтых полос, а поверх них — схематичное изображение авиабомбы черного цвета.

На полетной палубе имеются три люка — выходы подъемников боеприпасов. Два из них расположены между катапультами № 1 и 2, а третий находится ближе к корме авианосца недалеко от самолетоподъемника № 3.

В носовой оконечности «Энтерпрайза» находится якорное устройство с двумя якорями — по одному на каждом борту. Вес одного якоря 35 т. Часто при стоянке у пирса авианосец также отдает и один из якорей (обычно это якорь левого борта, так как авианосцы практически всегда швартуются правым бортом к пирсу) для большей безопасности. Каждое из звеньев якорь-цепей атомохода весит 181,5 кг. Обе якорь-цепи протянуты от клюзов внутрь корпуса корабля (на баке), где они под углом в 160° уходят вниз в специально отведенные под их хранение помещения, так как размеры бака не позволяют вмещать полностью якорь-цепи, длина каждой из которых достигает 330 м.

Кормовая оконечность «Энтерпрайза» не претерпела за всю историю существования атомохода сколько-нибудь существенных изменений. Наиболее значительными из них стали установка 30-мм ЗАК «Фаланкс» на специальном спонсоне левого борта и сооружение ближе к диаметральной плоскости корабля отдельного спонсона для установи ки на нем РЛС системы автоматического управления посадкой летательных аппаратов на авианосец SPN-41 (automatic landing approach radar).

Данная РЛС размещена прямо на специальной линии, призванной обеспечить летчикам дополнительную ориентировку при посадке летательных аппаратов на палубу в темное время суток. Она представляет собой идущую по центру посадочной зоны палубы и продолжающуюся по корме до ватерлинии полосу желтого цвета, на которой установлены огни.

На кормовом подзоре расположен специальный стенд для тестирования (проверки) работы авиационных реактивных двигателей. Последние выкатываются на тележках из подпалубного ангара через большую дверь и крепятся на специально оборудованной позиции таким образом, что газодинамическая струя работающего двигателя выбрасывается далеко в пространство за корму корабля, не нанося вреда конструкции последнего.

Нумерация палуб на авианосце идет сверху вниз и снизу вверх от палубы, на которой расположен ангар (последняя является главной палубой). Палубы, идущие ниже ангара, нумеруются 2,3 и т. д… а палубы, идущие вверх, нумеруются с добавлением нуля — 02, 03 и т. д. Полетная палуба имеет номер 04, далее идут палубы, расположенные в надстройке — последняя, самая верхняя, имеет номер 01 1. Внутри корпуса атомохода для облегчения ориентировки нанесена специальная маркировка: номер палубы, номер шпангоута или номера двух ближайших шпангоутов и другая вспомогательная информация.

Подпалубный ангар авианосца разделен на две части (вместо трех на предыдущих кораблях этого класса) специальными огнеупорными взрывостойкими шторами, проходящими между выходами к самолетоподъемникам № 2 и 3. Причем на них нанесены изображения шести кораблей военного флота Соединенных Штатов, носивших в различные периоды времени имя «Энтерпрайз». Это 72-тонный шлюп времен войны за независимость Америки, 25-тонная восьмипушечная мобилизованная частная шхуна, 135-тонная шхуна с вооружением из 12 шестифунтовых пушек, принимавшая участие в войне с Францией, 10-пушечная шхуна водоизмещением 194 тонны, построенная в 1831 г., пароходо-фрегат, вооруженный восемью пушками и имевший водоизмещение 1375 тонн, и, наконец, малый патрульный моторный катер водоизмещением всего 16 тонн, бывший изначально частной яхтой, пока ее не приобрели ВМС. Изображение же наиболее известного «Энтерпрайза» — авианосца типа «Йорктаун» — можно увидеть перед этими шторами на переборке со стороны левого борта корабля.

Пол ангара имеет такое же антискользящее покрытие, как и полетная палуба атомохода.

На подволоке ангара укреплены специальные рамы для установки на них емкостей для дополнительного запаса авиационного топлива.

В верхней части ангара, за выходом к самолетоподъемнику № 1, находится специальный пост (CONFLAG station), из которого в случае необходимости можно осуществлять руководство борьбой с пожаром в помещении самого ангара.

Старпом «Энтерпрайза» коммодор У.М. Харниш (слева) и коммодор Х.Ф. Ланг (справа) поздравляют командира 1-й корабельной (авианосной) авиагруппы CVG-1 коммодора Джорджа Тэлли с выполнением им на самолете F-8 «Крусейдер» первой посадки на борт авианосца с использованием аэрофинишеров. 17 января 1962 г.

Боевая работа продолжается, несмотря ни на что, даже на прием пищи!

Во время своего первого, так называемого «гарантийного», похода АВМА «Энтерпрайз» совершил заход в Гуантанамо на Кубе. На снимке, датированном мартом 1962 г., можно видеть на полетной палубе корабля несколько типов самолетов: «Крусейдеры» и «Скайхоки» на корме, Е-1В «Трэйсер» и несколько «Скайрейдеров» около корабельного крана и подъемника № 3, истребители F-4 «Фантом» сзади надстройки и на подъемнике № 2, два самолета «Виджилент» между подъемниками № 1 и № 2 и пр.

Внутри атомного авианосца, на дверях противопожарной защиты ангарной палубы, изображены все шесть предыдущих кораблей, носивших имя «Энтерпрайз».

Главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля конструктивно состоит из четырех эшелонов по два ядерных реактора (ЯР) типа A2W компании Westinghouse, по одной паровой турбине и по одному турбозубчатому агрегату (ТЗА) в каждом. Каждый из данных эшелонов приводит в движение один пятилопастной гребной винт, которых у «Энтерпрайза», соответственно, четыре. Диаметр гребных винтов, согласно американским источникам, составляет около 6,4 м. Общая выходная мощность ГЭУ достигает 280000 л.с., что позволяет кораблю развивать скорость полного хода до 33 узлов. Более того, по заявлениям кэптена Кента Ли (Kent Lee), командовавшего авианосцем в 1967–1969 гг., при отсутствии сильного волнения и ветра атомоход развивал скорость и до 35–36 узлов.

Разработка атомной энергетической установки велась под наблюдением ставшего к тому времени уже вице-адмиралом Хаймана Риковера (Hyman G. Rickover), считающегося «отцом» американского атомного флота. Предыстория же ее создания такова.

В августе 1950 г. начальник морских операций ВМС США адмирал Форрест Шерман (Admiral Forrest Sherman) направил в Управление кораблестроения (Bureau of Ships) запрос на проведение исследования по вопросу о возможности и целесообразности строительства авианосца с АЭУ. Кэптен Риковер заявил тогда, что береговой прототип ядерного реактора (ЯР) для авианосца, по всей вероятности, будет готов к 1953 г., а в последующие два года будет разработан уже и корабельный вариант. Однако по ряду причин от строительства берегового прототипа пришлось отказаться. Вдобавок, военно-морское командование сместило акценты на строительство атомных ПЛ.

В конце концов к идее строительства авианосцев с АЭУ вернулись. Риковер предложил разработать пять вариантов ЯР для авианосца, а позднее правительство, командование ВМС США и Комиссия по атомной энергии (Atomic Energy Commission) одобрили программу постройки берегового прототипа реакторной установки, предназначенной для авианосцев. Установка получила обозначение A1W (А — реактор для авианосца, 1 — порядковый номер разработки, W — обозначение разработчика и производителя — компании Westinghouse) и состояла из двух ядерных реакторов, каждый из которых имел привод на свой гребной вал и гребной винт. На деле же, как потом оказалось, потребовалось аж восемь ЯР типа A2W каждый производительностью на валу 35000 л.с., чтобы приводить в движение четыре гребных винта «Энтерпрайза».

В отличие от других американских авианосцев, на «Энтерпрайзе» установлены четыре руля — каждый непосредственно за «своим» гребным винтом. Такая конструкция придает кораблю большую маневренность на всех режимах хода, а также способствует уменьшению радиуса циркуляции. Последний у атомохода, по словам его первого командира, сравнительно мал и сопоставим с аналогичной характеристикой у кораблей меньших размеров и водоизмещения.

АВМА «Энтерпрайз» и АВМ «Форрестол» готовятся к выходу в море в рамках операции «Рип Тайд 3» (2 августа 1962 г.). Обратите внимание на отличительную окраску атомохода, существовавшую в ранние годы.

Уникальная фотография — АВМА «Энтерпрайз» и линкор «Висконсин» осуществляют прием топлива на ходу от танкера, а в это время вертолеты СН-46 «Си Найт» перебрасывают необходимые грузы.

Штурмовики А-4 «Скайхок» готовятся к вылету на позиции северовьетнамцев. 2 декабря 1965 г. АВМА «Энтерпрайз» стал первым кораблем с ЯЭУ, принявшим участие в боевых действиях.

Внутри центра управления полетами был оборудован макет полетной палубы, на котором оператор выставляет текущую обстановку: где и какие самолеты находятся и т. п. Для получения оперативных сведений он постоянно поддерживает связь с диспетчерами на полетной палубе и с ходовым мостиком. Под макетом же полетной палубы, если приглядеться, можно заметить макет подпалубного самолетного ангара авианосца, обстановка в котором также имитируется.

Для доставки самолетов и вертолетов из ангара на верхнюю палубу (и наоборот) на «Энтерпрайзе» были установлены четыре самолетоподъемника. Их платформы имели длину 25,91 м, ширину 15,85 м, собственную массу 105 т и грузоподъемность до 50 т. Время подъема (опускания) платформ — около 14–15 с. Изготовлены они с широким использованием алюминиевого сплава и имеют по большей части решетчатую конструкцию, поддерживаемую мощными металлическими балками. При этом подъемник № 2 несколько отличается от остальных тем, что у него только четыре из пяти секций имеют решетчатую конструкцию, а одна — сплошной металлический вид.

Самолетоподъемники расположены по традиционной для всех кораблей данного класса, строившихся после создания «суперавианосцев» (исключение — авианосцы типа «Форрестол»), схеме: три — на правом борту (два перед «островом», один — позади него) и один — на левом, ближе к корме за катапультами. Они имеют порядковые номера от 1 до 4 и нумеруются справа налево с носа в корму. Каждый подъемник приводится в движение системой из четырех групп тросов.

На полетной палубе в районе каждого самолетоподъемника нанесены два ряда пунктирных ограничительных линий. Первая, внутренняя, пунктирная линия красного цвета показывает границы непосредственно самого подъемника. Вторая же линия, внешняя, желтого цвета обозначает границу леерного ограждения, поднимаемого в целях соблюдения мер безопасности при нахождении подъемника в нижнем положении.

На корабле смонтированы четыре паровые катапульты типа С-13 Mod.l, каждая из которых имеет длину 76,2 м и способна, согласно данным американских источников, разогнать самолет массой около 35 т до скорости 160 миль/ч (около 300 км/ч) за две с половиной секунды. При задействовании всех четырех катапульт авианосец может выпускать самолеты через каждые 15 с. Нумерация катапульт идет от 1 до 4 с правого борта на левый. Катапульты № 1 и 2 расположены на носу корабля, а № 3 и 4 — на угловой полетной палубе на шкафуте левого борта. В период, когда катапульта не используется, в ее паз вкладывается специальная резиновая полоса, предохраняющая катапульту от попадания внутрь ее посторонних предметов.

За каждой катапультой установлен специальный газоотбойный щит. Однако они несколько различаются друг от друга. Катапульты № 1 и 3 оборудованы самыми большими щитами, состоящими из шести отдельных секций и оборудованные, к тому же, системой водяного охлаждения. Катапульта № 2 имеет газоотбойный щит несколько меньших размеров, который конструктивно состоит из трех отдельных секций и не оснащен системой водяного охлаждения. Щит катапульты № 4 — самый меньший по размерам и состоит вообще только из одной секции. Такая его конструкция объясняется тем, что он расположен близко к кромке палубы.

Первоначально «Энтерпрайз» имел три устройства для захвата бриделей после схода самолета с катапульты: два — на носу корабля перед катапультами № 1 и 2, и одно — на передней оконечности угловой полетной палубы перед катапультами № 3 и 4. К 1990 г. у авианосца остались только те устройства, которые расположены на носу корабля. Прозванные «рогами», они были предназначены для захвата бриделей, использовавшихся при старом способе катапультирования. После же того, как появился новый способ крепления самолета на катапульте — за переднюю стойку шасси, описываемые нами устройства фактически утратили свою значимость.

Торможение самолетов после их посадки на палубу должны обеспечивать четыре аэрофинишера. Аэрофинишерное устройство состоит из нескольких частей:

— натянутого по палубе троса (crossdeck pendant);

— расположенного в подпалубном помещении двигателя (arresting gear engine);

— укрепленного в специальном углублении полетной палубы шкива;

— троса, соединяющего протянутый по палубе трос с вышеупомянутым двигателем (purchase cable).

Кроме того, было предусмотрено использование специального заграждения в случае, если ни один из аэрофинишеров не сможет обеспечить полную остановку самолета, — так называемого аварийного барьера. Оно расположено практически сразу же за надстройкой авианосца и представляет собой прочную нейлоновую сетку, выступающую в роли простого барьера для проскочившего аэрофинишеры самолета.

Примечательно, что, согласно сообщениям американской печати, «Энтерпрайз» стал первым авианосцем, на котором для летчиков были установлены лифты: ранее на кораблях этого класса для таких нужд использовались только эскалаторы.

Благодаря установленной на авианосце атомной энергетической установке, не требовавшей наличия больших запасов топлива, конструкторы получили возможность разместить на корабле больше запасов авиационного горючего, чем на авианосцах с котлотурбинной ГЭУ. В настоящее время запасы авиатоплива на рассматриваемом нами корабле составляют около 8500 т (такого количества хватает на 12 суток интенсивных полетов авиагруппы корабля), а погреба боезапаса вмещают до 2520 т ракет, бомб и других боеприпасов.

В центре управления полетами также соорудили специальную доску-табло для отображения на ней всех авиаэскадрилий, самолеты которых на данный момент находятся на авианосце. Трехзначные номера, виднеющиеся на доске, — это бортовые номера самолетов. Кроме того, видны эмблемы эскадрилий, а в середине — эмблема авиакрыла.

Подъемник № 2. Обратите внимание, что внутренняя часть его площадки полностью литая, без решеток.

Подъемник № 1, расположенный на правом борту в носовой части корабля. Все части его площадки сделаны облегченными, в виде решеток.

На снимке — подъемник № 3 в опущенном положении. Хорошо видны две тросовые группы из четырех, на которые возложена работа по подъему и опусканию платформы.

Специалисты отмечали, что на новом авианосце было установлено огромное количество радиосвязного оборудования. Кроме более чем 1800 телефонов корабль имел множество разного рода радиопередатчиков, телетайпных аппаратов, систем пневматической почты, а также несколько систем корабельной громкоговорящей связи (трансляции).

Приписанный к Атлантическому флоту, «Энтерпрайз» стал первым из кораблей этого объединения, на котором установили новейшую боевую информационно-управляющую систему NTDS (Navy Tactical Data System).

В настоящее время на авианосце оборудованы командный пункт управления тактическими соединениями (Tactical Flag Communications Center — TFCC) и центр классификации и анализа данных о подводных целях (Antisubmarine Classification and Analysis Center-ASCAC), существенно расширяющие возможности корабля (и его группы) и наделе способствующие превращению его из обычного «плавучего аэродрома» в мощную многофункциональную боевую единицу.

В качестве компании, которая будет осуществлять обслуживание корабельных систем авианосца (за исключением АЭУ и некоторых других), выбрана кораблестроительная верфь «Пугет саунд» (Puget Sound NSY) в городе Бремертоне, штат Вашингтон (Bremerton, WA).

Согласно проекту, на «Энтерпрайзе» планировалось установить две пусковые установки (ПУ) зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Терьер» (Terrier). Однако д\я сокращения и без того огромных расходов на строительство первого атомного авианосца данные комплексы решили не устанавливать. Таким образом, авианосец вступил в боевой состав вообще без какого-либо вооружения, кроме самолетов и вертолетов. Только в 1967 г. были установлены две восьмиконтейнерные ПУ Мк 25 ЗРК «Си Спарроу» (Sea Sparrow Basic Point Defense Missile System).

Продолжение следует

Семен Федосеев

Суровые скандинавы

Швеция, соблюдая с 1814 г. военный нейтралитет, стремится обеспечить и поддержать его высоким уровнем оснащения своей армии, иметь самое современное вооружение, причем, по возможности, отечественного производства: согласно оценкам специалистов, около 85 % потребностей вооруженных сил удовлетворяется шведскими производителями. Шведские военные специалисты всегда серьезно оценивали военный опыт других стран, в том числе в области бронетанкового вооружения и техники.

Бронетранспортер — легкая БМП

Когда после Второй мировой войны пересматривались принципы совместного боевого применения мотопехоты и танков, шведская армия одной из первых приняла на вооружение бронетранспортеры нового поколения. Поначалу, в 1963 г., в части поступил БТР Pbv 301 весом 11,7 т на шасси устаревшего легкого танка т/41 (чешский TNHP, производившийся в Швеции по лицензии), вооруженный 20-мм автоматической пушкой «Бофорс». Однако уже в 1964 г. одновременно с основным боевым танком Strv-103 и для совместных действий с ним был принят на вооружение 13,5-т плавающий БТР Pbv 302 (Pansarbandvagn 302) на специальном шасси фирмы «Хёгглундс унд Зонер». Он и стал основным БТР шведской армии. БТР имеет вместимость 12 человек, закрытый корпус, сваренный из листов катаной стальной брони. Он вооружен 20-мм пушкой «Испано-Сюиза» HS804 в одноместной вращающейся башне с ручными приводами наведения, пулемета нет. Углы наведения пушки по вертикали — от -10 до +50", питание сменное.

Легкий танк m/41 послужил основой для ряда шведских бронемашин, включая БТР Pbv 301.

Деревянный макет БТР Pbv 301 на шасси танка т/41.

БТР Pbv 301 с вынесенной установкой 20-мм пушки.

Механик-водитель располагается впереди по центру, наводчик — слева от него в башне, командир машины — справа в корпусе. Механик-водитель и командир имеют люки в крыше с куполообразными крышками и несколькими смотровыми приборами по периметру. Десантное отделение смещено к корме и снабжено люками в крыше и двухстворчатой кормовой дверью. Вести огонь из своего оружия десантники могут только через верхние люки. Защищенность БТР повышается передним расположением МТО, двухскатным лобовым листом корпуса (на котором крепится также откидной волноотбойный щиток), а также разнесенным бронированием бортов.

Вместе с 20-мм пушкой и близкой к танку подвижностью это позволило ряду специалистов причислить Pbv 302 к разряду легких БМП первого поколения. БТР оснащен пятью-шестью дымовыми гранатометами.

Шестицилиндровый дизельный двигатель с турбонаддувом и горизонтальным расположением цилиндров развивает мощность 280 лс. (при 2200об/мин) и обеспечивает БТР скорость хода до 66 км/ч на суше и 8 км/ч на плаву (за счет перематывания гусениц). Трансмиссия механическая, механизмы поворота — бортовые фрикционы. Ходовая часть включает на борт пять опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской и гидравлическими амортизаторами (поддерживающих роликов нет), ведущие колеса переднего расположения. Ширина трака гусеницы 380 мм.

До 1972 г. выпустили около 600 Pbv 302. На базе этого БТР выполнены командно-штабная машина (КШМ) Stripbv 3021, разведывательная машина Epbv 3022, машина передовых артиллерийских наблюдателей Bplpbv 3023, БРЭМ Bgbv 82, самоходный ПТРК RB56 «Билл», мостоукладчик Brobv 941, санитарная машина. Агрегаты и узлы Pbv 302 использованы в легком плавающем танке («пехотном артиллерийском истребителе танков») Ikv 91 с 90-мм пушкой. Pbv 302 с накладными дополнительными бронелистами применялся в составе сил KFOR на территории Югославии.

БТР Pbv 301.

Прототип БТР Pbv 302.

БТР Pbv 302 на ходовых испытаниях.

Схема размещения экипажа и десанта в БТР Pbv 302.

Один из прототипов БТР Pbv 302.

БТР Pbv 302 на плаву.

Тактико-технические характеристики БТР Pbv 302

Боевая масса, т 13,5

Экипаж, чел 2

Десант, чел 10

Длина, м 5,35

Ширина, м 2,86

Высота по крыше башни, м 2,5

Клиренс, м 0,4

Вооружение:

пушка 20-мм автоматическая HS804

боекомплект 505 выстрелов

Двигатель:

марка «Вольво-Пента» 100В

тип 6-цилиндровый, дизельный с турбонадцувом

мощность, л. с 280

Емкость топливных баков, л 385

Трансмиссия Механическая

Подвеска Торсионная

Гусеница Металлическая с РМШ

Удельное давление на грунт, кг/см2 0,61

Максимальная скорость хода, км/ч 66 по суше, 8 на плаву

Запас хода по шоссе по топливу, км 300

Преодолеваемый подъем 30град

Ширина преодолеваемого рва, м 1,8

Высота стенки, м 0,61

БТР Pbv 302 на учениях шведской армии.

БРЭМ Bgbv 82.

Мостоукладчик Brobv 941.

БТР Pbv 302.

Специальные машины на базе БТР Pbv 302 и сам бронетранспортер (справа) на показе военной техники.

Рождение CV-90

Со временем, однако, стала очевидна необходимость создания полноценной БМП, которая позволила бы мотопехоте эффективно взаимодействовать с основными боевыми танками в условиях современного общевойскового боя. Несмотря на преимущественно холмистую и лесистую местность, труднопроходимую или непроходимую для танков, большое количество рек и озер, шведское военное руководство рассматривает танковые и механизированные части как основное средство борьбы с морскими и воздушными десантами, а это означает готовность к встрече с хорошо вооруженным и подготовленным противником. Попытки создания БМП на основе Pbv 302 путем установки 25-мм пушки, стабилизированной в двух плоскостях, более мощного двигателя «Вольво» THD 1000 и автоматической трансмиссии, размещения в бортах десантного отделения амбразур и смотровых блоков не дали желаемого результата.

В 1982 г. министерство обороны Швеции приняло план увеличения в армии доли механизированных частей. Начались исследования по программе системы БТВТ 1990-х гг. — основного боевого танка второго поколения Stridsvagn 2000 и семейства бронемашин. Последнее должно было иметь единое шасси и включать БМП и машину огневой поддержки (условное обозначение Pbv G), вооруженные 40- или 57-мм пушкой, БТР (Pbv L) с 25-мм пушкой, зенитную самоходную установку (Lvkv А2), КШМ, санитарную машину, машину артиллерийских наблюдателей, самоходные миномет и ПТРК.

Основной и первоочередной машиной семейства считалась 20-тонная БМП. Машина огневой поддержки отличалась от БМП наличием ПТРК «Билл», разработка которого в это время завершалась. Все семейство получило в Швеции обозначение Stridsfordon 90 (Strf 90), т. е. «боевая машина 90-х», но более известно стало под англоязычной аббревиатурой CV-90 (Combat Vehicle-90). Первыми должны были получить БМП CV-90 пехотные бригады Норрланда (т. е. Северной Швеции).

Основными требованиями к машине были:

— высокая тактическая подвижность с учетом особенностей ландшафта Швеции;

— высокая оперативная подвижность, определяемая средней скоростью и запасом хода по шоссе и возможностью перевозки по железной дороге;

— возможность борьбы с бронированными и замаскированными наземными и воздушными целями, что требовало весьма мощного для данного типа БТВТ вооружения;

— лучшая защита экипажа и десанта, ради которой отказались от плавучести машины;

— удобство в эксплуатации (простота обслуживания, ограниченное применение электроники, использование доступных запасных частей и агрегатов);

— запас по модернизации, возможность установки в дальнейшем нового вооружения, более совершенных систем управления огнем, новых систем защиты.

Не обошли вниманием и шасси зарубежного производства. Так, в 1984 г. в Швеции прошли испытания британского 11,5-т БТР «Стормер», но его характеристики не устроили шведов.

Продолжение следует

Алексей Степанов

Амфибийные машины Японии

Плавающий транспортер «Ка-тсу».

Окончание.

Начало см. в «ТиВ» № 10/2004 г.

Широкое и успешное использование американской армией различных типов военных амфибий при проведении десантных операций на Тихоокеанском театре военных действий, а также собственный боевой опыт вынуждали руководство японских вооруженных сил выдавать заказы промышленности на создание новых образцов плавающих танков и других амфибийных машин.

Амфибийные машины периода Второй Мировой войны

В 1943 г. появился плавающий танк «Тип 3» («Ка-чи»), разработанный на базе среднего танка «Чи-хе». «Чи-хе» имел боевую массу 17,2 т, бронирование толщиной от 10 до 50 мм, экипаж — семь человек. Вооружение состояло из 47-мм пушки и двух пулеметов калибра 7,7 мм. Танк оснащался 12-цилиндровым дизельным двигателем воздушного охлаждения мощностью 176,6 кВт, что обеспечивало машине при удельной мощности 10,27 кВт/т максимальную скорость движения по шоссе 44 км/ч.

Плавающий танк «Ка-чи», в отличие от базового образца, имел меньшую максимальную скорость по шоссе — всего 32 км/ч при одинаковой мощности двигателя. Объясняется это увеличением боевой массы танка до 28,7 т и снижением удельной мощности до 6,15 кВт/т. Максимальная скорость движения танка по воде достигала 10 км/ч, и обеспечивалась она (при установке носового и кормового дополнительных понтонов) работой двух тоннельных гребных винтов. Запас хода по топливу на шоссе не превышал 320 км, а на воде был значительно меньше. Этих плавающих танков было изготовлено всего 20 единиц.

В 1945 г. был построен в единственном экземпляре плавающий танк «Тип 5» («То-ку»), но уже на базе среднего танка типа «Чи-ри». Его вооружение отличалось от более ранних моделей. В башне монтировалась пушка морского типа калибра 25 мм. В лобовой части корпуса устанавливалась пушка калибра 47 мм и 7,7-мм пулемет. Другой такой же пулемет размещался в кормовой нише.

Максимальные скорости движения по шоссе и по воде были такими же, как у танка «Тип 3», соответственно 32 и 10 км/ч. Примерно такими же были и запасы хода по топливу.

Следует отметить основные особенности японских плавающих танков периода Второй мировой войны и предшествующих ей лет: конструкции броневых корпусов выполнялись клепаными; экипажи состояли из 5–7 человек и, что уже отмечалось выше, использовались дополнительные присоединяемые к основному броневому корпусу понтоны для обеспечения плавучести и остойчивости. Возможно, что большое число членов экипажа танков объяснялось тем, что в определенных условиях часть членов экипажа могла покидать машину и вести бой вне танка как десантники, если того требовала обстановка.

Плавающие танки «Ка-ми» использовались при проведении специальных морских десантных операций на побережьях многочисленных островов Тихого океана, правда, довольно ограниченно. Они доставлялись к месту десантирования либо на судах, либо на подводных лодках. Но при высадке десантов действия танков не могли обеспечить необходимой поддержки передовым отрядам десантов. Необходимо было быстро высаживать вторые волны десанта, но для этого требовались бронетранспортеры большой вместимости. Поэтому в начале 1944 г. японский флот выдал заказ на разработку амфибийного транспортного средства, способного перевозить 40 человек десанта или 10 т груза. Однако вскоре эти требования были снижены до 25 человек и 4 т груза.

Таким десантным средством стал частично бронированный плавающий транспортер «Ка-тсу», который разрабатывался в фирмой «Мицубиси» и 3-й лабораторией военной техники. Для сокращения сроков разработки (война подгоняла, приближаясь к японским островам) транспортер проектировался с использованием многих узлов и агрегатов танка «Ха-го» и плавающего «Ка-ми». Всего промышленности было заказано 70 таких транспортеров.

Плавающий танк «Тип 5» («То-ку»).

«Ка-тсу» представлял собой гусеничную амфибийную машину с водоизмещающим полностью закрытым корпусом, изготовленным из стальных листов небольшой толщины. Обе оконечности корпуса имели небольшие уменьшения ширины. При этом передняя лобовая часть корпуса для уменьшения сопротивления воды имела упрощенные санные обводы, образованные несколькими плоскими листами. В задней нижней части корпуса был выполнен общий тоннель для двух четырехлопастных гребных винтов, за которыми устанавливались водяные рули для управления машиной на воде.

В передней верхней части корпуса были смонтированы две частично бронированные рубки управления с толщиной листов до 10 мм. В передней рубке рядом размещались сиденья двух членов экипажа. За ней была образована открытая сзади и более узкая вторая рубка, в которой располагался штурвал для управления транспортером на воде. Слева и справа от этой рубки находились постаменты для установки и крепления двух пулеметов калибра 13 мм. Для посадки и высадки 25–30 десантников в крыше корпуса находились шесть люков с крышками. Но высадка десантников в боевых условиях через верхние люки считается крайне нежелательной из-за больших потерь от пулеметного и автоматного огня противника, обороняющего побережье.

В средней части корпуса размещалось силовое отделение, в котором был скомпонован 12-цилиндровый дизельный двигатель воздушного охлаждения фирмы «Мицубиси» мощностью 177 кВт при 2000 об/мин. Два воздухозаборника двигателя были выведены на крышу корпуса и сверху закрыты крышками. Выхлопная труба также выводилась на крышу корпуса в его задней части.

При общей боевой массе транспортера 19 т этот двигатель обеспечивал амфибии удельную мощность 9,31 кВт/т и движение с максимальной скоростью по дорогам до 20 км/ч, а по глубокой спокойной воде за счет работы двух гребных винтов — до 8 км/ч (относительная скорость — число Фруда по водоизмещению Frv = 0,43). Запас хода по шоссе составлял 300 км, а на воде был существенно меньше.

Вид на крышу транспортера «Ка-тсу». Хорошо видна открытая рубка, в которой располагался штурвал для управления транспортером на воде. Слева и справа от нее находились постаменты для установки и крепления двух пулеметов.

В гусеничных обводах транспортера использовались элементы ходовой части плавающего танка «Ка-ми», но опорных катков стало в два раза больше. Форма гусеничного обвода из-за высокого расположения переднего ведущего колеса потребовала введения в каждом обводе четырех поддерживающих роликов. Гусеничные цепи были мелкозвенчатыми шириной 305 мм с одним гребнем. Отношение длины контакта гусеничной цепи к ширине колеи было несколько больше двух, что затрудняло повороты машины на суше.

Габаритные размеры транспортера: длина 11000 мм, ширина 3300 мм, высота 4050 мм.

Во второй половине 1944 г. американские войска освободили многие островные территории на Тихом океане, ранее захваченные японцами. Война приближалась к японским островам, поэтому армейское и флотское руководство напряженно искало различные пути усиления обороны своих территорий. С этих позиций было предложено устанавливать на транспортере по его бортам в верхней части корпуса 450-мм торпеды, которые могли быть использованы для атак американских судов при нахождении машины на плаву или на гусеницах в мелководной зоне. Но к концу 1944 г., когда некоторое число этих амфибий получило торпедное вооружение, американцы уже высадились на островах Окинава и Иводзима. К январю 1945 г. было изготовлено менее половины затребованных машин. Заказ на их производство был аннулирован из-за резкого ухудшения боевой обстановки.

Таким образом, транспортер «Ка-тсу» использовался японскими войсками весьма ограниченно. Например, несколько этих машин участвовало в боевых действиях на острове Лусон. После окончания боевых действий и капитуляции Японии оставшиеся транспортеры достались американской армии. Все машины были уничтожены, за исключением одной, которая теперь является экспонатом в музее морской пехоты США в Калифорнии.

Послевоенные годы

В послевоенные годы в Японии кроме бронированных амфибий появилась самоходная колесная 4x4 паромно-мостовая машина. Требования на эту амфибию были выданы наземными силами самообороны Японии в начале 1960 г. как на самоходный паром, который мог бы использоваться и как понтонный мост. Опытный образец изготовили уже в следующем году. После испытаний машина была стандартизована как самоходный понтонный мост «Тип 70». К 1979 г. за счет государственного финансирования изготовили еще несколько образцов этой амфибии.

Схема общей компоновки паромно-мостовой амфибии «Тип 70» была подобна аналогичной машине М2, разработанной в ФРГ. Перед входом машины в воду верхние понтоны с помощью гидравлической системы поворачивались относительно крыши основной машины на 180° и располагались вдоль бортов для ее функционирования на плаву. При этом обеспечивалась необходимая плавучесть и остойчивость.

При нахождении машины на плаву все ее колеса с большими шинами низкого давления подтягивались вверх в ниши корпуса для уменьшения сопротивления воды движению машины. В то же время для некоторого увеличения объемного водоизмещения шины колес подкачивались сжатым воздухом, поскольку амфибия была оборудована централизованной системой регулирования давления воздуха в шинах для улучшения опорной проходимости. В состав специального оборудования также входил кран, который использовался при установке сходней и понтонов. Три машины «Тип 70», соединенные вместе, образовывали паром грузоподъемностью 40 т. Ширина проезжей части парома в этом случае была равна 3,9 м.

Каждая машина «Тип 70» оснащалась дизельным 8-цилиндровым V-образным двигателем фирмы Nissan мощностью 243 кВт при 2200 об/мин. Такая мощность двигателя обеспечивала движение одиночной машины по дорогам с максимальной скоростью 56 км/ч и по воде 12 км/ч. Преодолеваемый подъем достигал 30°.

Общая габаритная длина машины 11,4 м, ширина при движении по суше (при транспортном положении дополнительных понтонов сверху корпуса основной машины) — 2,8 м и при опущенных в рабочее положение понтонах — 5,4 м. Общая высота 3,4 м.

В 1967 г. в Японии на конкурсной основе начались работы по созданию плавающего гусеничного бронетранспортера «Тип 73». Уже в 1968 г. были готовы четыре прототипа этой машины. Два образца представила фирма «Мицубиси» и два — фирма «Комацу». Машины отличались в основном конструкцией и материалами броневых корпусов, местом размещения пулеметного вооружения.

Победителем в этом конкурсе вышла фирма «Мицубиси», образец которой имел броневой корпус из алюминиевой брони. Серийное производство этого БТР продолжалось до 1989 г. Всего сухопутным силам самообороны Японии было поставлено 225 таких машин.

Компоновка бронетранспортера была следующей. Механик-водитель размещался справа в передней части корпуса, левее его находилось место стрелка пулемета калибра 7,62 мм, установленного в шаровой опоре лобового листа корпуса. Между водителем и стрелком оборудовалось место командира машины. В средней части корпуса по правому борту размещено место стрелка пулемета калибра 12,7 мм. Этот пулемет монтировался на вращающейся турели низкой башни, причем было возможно ведение огня из машины, не поднимаясь из люка башни. В вертикальной плоскости пулемет имел диапазон углов наведения от -10 до + 60°.

Силовое отделение было образовано в средней левой части корпуса. В нем устанавливался V-образный двухтактный 4-цилиндровый дизельный двигатель воздушного охлаждения «Мицубиси» 4ZF мощностью 221 кВт при 2200 об/мин. Двигатель и выполненная с ним в едином блоке трансмиссия размещены впереди у левого борта машины. Его замена в полевых условиях возможна в течение 30 минут. Такая мощность двигателя обеспечивала при общей боевой массе бронетранспортера 13,3 т удельную мощность машины в 16,6 кВт/т. Эта мощность обеспечивала транспортеру максимальную скорость движения по шоссе до 70 км/ч.

Десантное отделение на девять полностью экипированных пехотинцев занимает кормовую часть корпуса. Для стрельбы из личного оружия десанта по бортам имеются четыре амбразуры и две в кормовой двери. Посадка и высадка десанта производится через кормовую откидывающуюся аппарель. Весь сварной несущий корпус бронетранспортера изготовлен из плит алюминиевой брони, обеспечивающей защиту экипажа и десанта от пуль стрелкового оружия и осколков снарядов и мин.

Бронетранспортеры этого типа оборудованы инфракрасными приборами ночного видения, фильтровентиляционной установкой, лебедкой и радиостанцией. Для постановки дымовых завес в кормовой части корпуса размещены два трехствольных дымовых гранатомета.

Каждый гусеничный обвод имел по пять опорных катков большого диаметра, передние ведущие колеса и задние направляющие колеса. Поддерживающих катков в обводах нет, верхние ветви гусениц перемещаются по опорным каткам. Подвеска катков индивидуальная, с торсионными упругими элементами. Передние катки имеют амортизаторы.

Движение по воде обеспечивается вращением гусениц, но при подготовке к плаванию на всех опорных катках устанавливаются герметичные кожухи-колпаки, которые несколько увеличивают водоизмещение машины. Кроме того, на корпусе по бортам монтируются фальшборта, прикрывающие верхние части гусеничных обводов для уменьшения сопротивления воды и некоторого увеличения силы тяги гусениц при их вращении в воде.

В передней части корпуса устанавливается волноотражательный щиток, имеющий окна для наблюдения с места механика-водителя и стрельбы из лобового пулемета. Максимальная скорость движения по спокойной глубокой воде составляет 7 км/ч за счет вращения гусениц, при этом относительная скорость (число Фруда по водоизмещению) равна 0,4.

Ширина преодолеваемого рва — 2,0 м, высота вертикальной стенки — 0,7 м, подъем — 30°.

Габаритные размеры бронетранспортера: длина 5800 мм, ширина 2800 мм, высота 1700 мм, дорожный просвет 400 мм.

Самоходная 4x4 паромно-мостовая машина «Тип 70» в транспортном положении.

Несколько машин «Тип 70», соединенных вместе, образуют паром.

Плавающий бронетранспортер «Тип 73». Обратите внимание на герметичные кожухи-колпаки на опорных катках, которые несколько увеличивают водоизмещение машины.

На базе этого БТР были разработаны и выпускались небольшими сериями подвижный пункт управления огнем артиллерии, подвижная артиллерийская радиолокационная станция, 30-ствольная система реактивного залпового огня и транспортная машина.

В дальнейшем не было сведений о новых моделях амфибийных машин для японских сил самообороны. Но при необходимости они могут быть достаточно быстро разработаны, поскольку в настоящее время уровень японской машиностроительной промышленности высок, о чем свидетельствуют последние образцы японских средних танков.

Плавающий танк «Ка-Ми» без понтонов (см. ТиВ 10.04)

Плавающий танк «Ка-Ми»

Плавающий транспортер «Ка-Тсу»