science Александр Альфредович Горбовский Факты, догадки, гипотезы ru ru FictionBook Editor Release 2.6 FD16EF11-E66B-4D91-8DA4-9BDB14B9D64A 1.0

Александр Альфредович Горбовский

Факты, догадки, гипотезы

ПРЕДИСЛОВИЕ Познание — динамический процесс. Он включает многие формы восприятия действительности и предполагает различные уровни. Одним из таких уровней является гипотеза (от греч. «предположение»), которую Ф. Энгельс характеризовал как форму развития естествознания. Сегодня научное восприятие действительности нередко опережает ее понимание. На кромке этого разрыва и возникают гипотезы. В последнее время в социальной психологии появился термин «научное мифотворчество». Объектом такого «мифотворчества» могут выступать как повседневные явления, так и научные представления. Пример мифотворческой функции сознания — возникновение концепции «космических пришельцев». Когда некий набор наблюдений не может быть объяснен в рамках имеющихся представлений, он порождает собственную концепцию, в лоне которой эти наблюдения и факты обретают свое объяснение. И строго научное знание, и гипотезы, и мифологизированные конструкции, и искусство — все это суть различные формы восприятия действительности, ее понимания. Это следует помнить читателям этой книги. Каждый из видов восприятия реальности отражает разные ее аспекты. Эти виды как бы дополняют, но не заменяют один другого. Поэтому их невозможно расположить на некой воображаемой оценочной шкале, говоря, какой из них лучше, а какой хуже. Это так же бессмысленно, как утверждать, что дает более полную картину действительности: художественный или научный метод. Уместно в этой связи привести известное высказывание Ф. Энгельса о «Человеческой комедии» О. Бальзака. По словам Энгельса, из этого художественного произведения он узнал о французском обществе тех лет больше, «чем из книг всех специалистов — историков, экономистов, статистиков этого периода, вместе взятых»*. Каждую главу настоящей книги завершает комментарий ученых, выдающихся советских

исследователей члена-корреспондента АН СССР П.В. Волобуева, члена – корреспондента

АН СССР Л.А. Пирузяна, члена – корреспондента АН СССР В.С. Троицкого, академика АН СССР Н. П. Дубинина, доктора исторических наук Н. А. Ерофеева, доктора биологических наук, профессора Ю.Г. Рычкова, члена-корреспондента АН СССР А.В. Яблокова, доктора медицинских наук Л.А. Фирсова. Это как бы своего рода «круглый стол» — ученые соучаствуют с автором в обсуждении поднятых им вопросов. Естественно, каждый из них говорит о тех аспектах, которые ему наиболее близки.

Высказываемая ими мера согласия или несогласия, как и авторская позиция, не имеют в виду претендовать на окончательное суждение. По мере роста нашего знания картина мира усложняется все больше. Одно из следствий этого — сосуществование в науке порой нескольких теорий, по-разному трактующих то или иное явление. Об этом многообразии трактовок, подходов и концепций современной науки также нелишне помнить тем, кто будет читать эту книгу. Автор неоднократно подчеркивает, что предлагаемый им подход — один из возможных. Книга, которую вы собираетесь читать, весьма информативна. Но главное даже не это. Главное в том, что она побуждает в читателях то свойство, которое Л. Н. Толстой называл «философским пытливым сомнением ». Качество это особенно присуще молодежи. К ней в значительной мере и адресуется автор. В. И. Сифоров, член-корреспондент АН СССР * Маркс К. и Энгельс Ф. // Соч.— Т. 37.— С. 36.

Глава I.

БЫЛА ЛИ ВСЕМИРНАЯ КАТАСТРОФА?

Часть 1.

СЛЕДЫ И СВИДЕТЕЛЬСТВА ПАМЯТЬ О КАТАСТРОФЕ

Мифы, легенды, предания, древнейшие тексты — это как бы голос прошлого, доносящийся к нам из дали тысячелетий. Говорит это прошлое с нами чаще всего на условном языке искусства. В древних текстах, эпосе, преданиях в неразделимом единстве переплетены философские, политические, религиозные и социальные представления той или иной эпохи. Созданные на определенном историческом и

социальном фоне источники эти неизбежно несут в себе информацию о своем времени.

В них, говоря словами В. И. Ленина, «общественное сознание отражает общественное бытие». Списки источников, из которых взяты те или иные цитаты, факты и цифры, приведены в конце каждой главы. В тексте здесь и далее указаны номер источника из списка, дата периодического издания и страница. Будучи продуктами общественного сознания эпохи, такого рода произведения описывали окружающий мир в понятиях, присущих данному времени. Но такие символы не всегда соотносятся с тем пониманием реальности, которое свойственно нам. «…Минувшая действительность,— писал К. Маркс,— предстает в отражении фантастических образов мифологии». Задача исследователя заключается в том, чтобы эти символы и понятия, эти «образы мифологии» перевести на понятийный язык своего времени. Сделать это — значит вычленить из мифов и древних текстов то истинное и рациональное, на что может опереться современная, наука. Такое прочтение прошлого — при всей его сложности и неоднозначности — постоянно ведется исследователями. Достоянием науки все в большей мере становятся факты, узнать о которых первоначально мы могли только из преданий или «священных текстов». Один из классических примеров этого — научный подвиг немецкого археолога Г. Шлимана. Следуя едва заметному пунктиру стихотворных строк «Илиады», среди множества земель и стран он разыскал легендарную Трою, и руины ее вновь открылись свету солнца. Троя, представлявшаяся лишь мифом, игрой воображения, оказалась реальностью. Следуя этому принципу, известный индийский археолог В. Лал решил провести раскопки в местах, которые упоминались в «Махабхарате», этом своде древнеиндийских мифов. Что обнаружил он? Оказалось, в «священных текстах» нашли отражение реальные катастрофические события,

действительно происходившие в Индии почти 3000 лет назад. Так, двигаясь по следам смутных упоминаний и полузабытых мифов, исследователи выводят из небытия потерянные города и целые цивилизации. Глиняные таблички Шумера называли пять городов: Эриду, БабТибир, Ларак, Сиппар и Шуруппак, существовавших якобы до потопа. Если все, что относится к потопу, почитать вымыслом, следовало бы считать вымышленными и упоминавшиеся в связи с ним города. Археологи не оказались такими скептиками и были вознаграждены. Три из пяти упоминавшихся городов уже найдены. Это Эриду, Сиппар и Шуруппак. Более того, в ходе раскопок были обнаружены следы сильного наводнения, постигшего этот район. Это дало повод предположить, что пресловутый потоп, о котором повествуют шумерские и библейские тексты, имел своей основой некое реальное событие. « Во второй месяц, в семнадцатый день месяца,— читаем мы в Библии,— в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились. И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей». Но за тысячи лет до того, как появились эти строки, повесть о потопе была записана на глиняных табличках Шумера: «Утром хлынул ливень, а ночью хлебный дождь я увидел воочию. Я взглянул на лицо погоды — страшно глядеть на погоду было… Первый день бушует южный ветер, быстро налетая, затопляя горы, словно войною людей настигая. Не видит один другого…». Однако предания о катастрофе, уничтожившей якобы почти все человечество, мы встречаем не только в этом районе. Сообщения об этом мы находим и в египетских священных книгах,– и в санскритских текстах Индии, и у народов Тихого океана, и в преданиях обеих Америк. Говоря о повсеместном распространении сообщений о катастрофе, английский исследователь Дж. Фрззер отмечает, что многочисленные предания о потопе имеются в Южной, Центральной и Северной Америке, от Огненной Земли на юге до Аляски на севере. Среди индейских племен нет ни одного, в мифах которого не отразилась бы эта тема. До нас дошли даже изображения этого события. Один рисунок взят из ацтекского кодекса, другой— древневавилонский. Вот как повествует об этом один из дошедших до нас древнемексиканских текстов «Кодекс Чималпопока»: «Небо приблизилось к земле, и в один день все погибло. Даже горы скрылись под водой… Говорят, что скалы, которые мы видим теперь, покрыли всю землю, а тетзонтли кипело и бурлило с большим шумом, и вздымались горы красного цвета…». А вот что писали об этой катастрофе в своем кодексе «Пополь-Вух» жрецы индейцев киче, потомки которых живут сейчас на территории Гватемалы: «Лик земли потемнел, начал падать черный дождь, ливень днем и ливень ночью…» «Густая смола пролилась с неба…» Пытаясь спастись, люди «побежали так быстро, как только могли; они хотели вскарабкаться на крыши домов, но дома падали и бросали их на землю; они хотели вскарабкаться на вершины деревьев, но деревья их стряхивали прочь от себя; они хотели скрыться в пещерах, но пещеры закрывали свои лица» Пористая каменная лава, один из основных строительных материалов Мексики…. Память об этом бедствии сохранилась и у индейцев бассейна Амазонки, предания которых рассказывают, что однажды раздался страшный рев и грохот. Все погрузилось но мрак, а потом на землю обрушился ливень, который смыл тс и затопил весь мир. «…вода поднялась на большую высоту,— гласит одно из бразильских преданий,— и земля вся была погружена под воду. Мрак и ливень не прекращались. Люди бежали, не зная, куда укрыться, взбирались на самые высокие деревья и горы». Возможно, в тот же период происходила и горнообразовательная деятельность. Индейцы Островов королевы Шарлотты утверждают, например, в своих мифах, что до катастрофы земля не была такой, как сейчас, и что тогда совсем не было гор. «Кодекс Чималпопока» упоминает о вздымавшихся красных горах, очевидно, раскаленых или покрытых расплавленной лавой. Подобные же воспоминания о катастрофе, которая, кроме потопа, сопровождалась ураганами, землетрясениями и вулканической деятельностью, сохранились и у африканских пародов. Речь идет, по-видимому, о какой-то катастрофе, происшедшей вблизи этих районов, где-то между Америкой и Африкой. Это видно хотя бы по тому, что по мере удаления от Атлантики характер мифов меняется. Масштабы катастрофы становятся как бы меньше. Предания рассказывают только о сильном наводнении. Например, в преданиях индейцев Аляски (племя тлингит) говорится лишь о потопе. Немногие уцелевшие люди плыли на каноэ к вершинам гор, чтобы спастись от бушующих вод. Медведи и волки, подхваченные потоком, безбоязненно подплывали к лодкам, и людям приходилось копьями и веслами отгонять их. В эпосе Южной Америки та же картина: речь идет преимущественно о потопе, от которого люди спаслись, поднявшись на вершины гор. Если же мы будем мысленно двигаться от предполагаемого центра катастрофы на восток, через Средиземное море, Персию и дальше до Китая, то увидим, как постепенно и последовательно меняется характер преданий. Греческий эпос сообщает, что во время потопа содрогалась земля. «Одни искали холмы повыше, другие садились в лодки и работали веслами там, где еще не давно пахали, третьи снимали рыб с верхушек вязов…» До этого района докатились; по-видимому, только колебания почвы и волна наводнения, которая не затопила высоких холмов и поднялась не выше верхушек деревьев. В священной книге древних иранцев «Зенд-Авеста» говорится, что во время потопа «по всей земле вода стояла на высоте человеческого роста…» А на юго-востоке Азии, в Китае, море, залив сушу, отступило затем от побережья далеко на юго-восток. Так гласят предания. Естественно предположить, что если в одном районе земного шара была огромная приливная волна и воды доходили даже до горных вершин, то где-то в противоположном районе должен быть отлив. Постепенно по мере движения на восток уменьшалась и высота водного покрова: в Центральной Америке вода доходила до вершин самых высоких гор, в Греции — не выше холмов и верхушек деревьев, а в Персии достигала высоты человеческого роста. Таким образом, из мозаики разрозненных свидетельств эпизодов, сохранившихся в памяти разных народов, складывается подобие единой картины. Кроме повсеместности, в сообщениях о потопе обращает на себя внимание еще одно обстоятельство: странные совпадения некоторых деталей. Совпадения, которые обнаруживаются у народов, разделенных многими тысячами километров. Так, почти везде фигурируют некие предвестники беды, предупреждавшие людей о надвигавшейся катастрофе. В шумерском эпосе люди были предупреждены о предстоящей катастрофе богом Эа. «Сын Убар-Туту, Снеси жилище, построй корабль, Покинь изобилие, заботься о жизни, Богатство презри, спасай свою душу! На свой корабль погрузи все живое. Тот корабль, который ты построишь, Очертаньем да будет четырехуголен, Равны да будут ширина с длиною». Примерно те же слова, обращенные к людям, приводятся и в ацтекском кодексе: «Не делай больше вина из агавы, а начни долбить ствол большого кипариса и войди в него, когда в месяце Тозонтли вода достигнет небес». В Библии такой посланец, который предложил Ною сделать ковчег, также выступает в облике бога. Индий Следующая общая черта: спасаясь от надвигающегося бедстния, предупрежденные берут с собой различных животных. Так поступает библейский Ной и древнемексиканский Ната, персонаж канадских индейцев Этси и индийский Ману, Троу на Борнео и герой шумерского эпоса о потопе Ксисутрос. Когда поды потопа начинают спадать, спасшиеся высаживаются на вершине горы, первой появившейся из поды. «…У горы Нацир корабль остановился. Гора Нацир корабль удержала, не дает качаться…». У Ноя эту функцию выполняет гора Арарат, у героя греческого потопа Девкалиона — гора Офрис (или Парнас), у спасшегося от потопа предка жителей Таити — вершина горы Пихотихо и т. д. Перечень, казалось бы, необъяснимых аналогий этим, однако, не исчерпывается. Библейский Ной для того, чтобы узнать, кончился ли потоп, время от времени выпускал из своего ковчега птиц. Делал он это трижды. Когда голубь вернулся с масличным листом в клюве, это было знаком, что воды пошли на убыль. Герой значительно более древней шумерской легенды о потопе, который также спасся в ковчеге, тоже выпускал птиц, чтобы узнать, не появилась ли где-нибудь земля. Точно так же поступали, оказывается, и герои американских преданий о потопе, о которых рассказывают индейцы Вест-Индии, Центральной и Северной Америки, Когда воды шли на убыль, птица приносила спасшимся в клюве зеленую ветку. Более двух тысяч лет читая Библию, люди находили там упоминание о радуге, которая появилась на небе, знаменуя собой завершение потопа. Когда же при археологических раскопках были обнаружены глиняные таблички с текстом древисшумерского эпоса о Гильгамеше, стало известно, что это воспоминание о радуге заимствовано оттуда. Но почему это же сообщение мы находим в священных книгах и преданиях Америки, в полинезийских мифах? Подобно христианскому преданию и преданию Древнего Шумера, прекращение потопа в мифах Америки и Тихого океана тоже знаменуется радугой, которая появляется па небе, Не менее удивительны и другие необъяснимые, казалось бы, аналогии. У ацтеков, обитавших в Мексике, сохранилась следующая запись. Бог Титлакахуан предупредил человека по имени Ната об ожидаемой катастрофе и, подобно христианскому богу, посоветовал ему сделать себе ковчег. Другие боги были уверены, что все люди погибли. Но когда воды успокоились, Ната и его жена добыли огонь и стали жарить рыбу. Запах поднялся к небу, и боги догадались, что кто-то из людей уцелел. — Что за огонь там? — воскликнули они.— Зачем он так коптит небо? Разгневанные боги хотели довершить дело уничто жения человеческого рода, но Титлакахуан уговорил их простить спасшихся. В Библии тоже можно прочесть, что после потопа Ной развел огонь, и именно по запаху сожженной жерт вы бог узнал, что люди спаслись. Как известно, библейские тексты восходят к еще более ранним, в частности к вавилонским, источникам. Здесь совпадение оказывается еще более поразительным. После потопа «боги собрались, как мухи», на запах жертвы. По этому запаху они узнали, что спасся какой-то человек со своей женой и, как и мексиканские боги, придя в страшный гнев, решили было уничтожить этих людей. И точно так же, как в мексиканском предании, заступничество бога Эа, предупредившего в свое время людей о потопе, спасло их. Стоит ли за этими аналогиями, за повсеместностью сообщений о потопе — некое реальное событие? Событие, возможно, действительно происшедшее на памяти человечества.

ГИБЕЛЬ ИЗ БЕЗДНЫ

Все священные книги говорят, что она была предпринята «Богом Хаягривой, обитавшим в бездне». Шумерские мифы упоминают о некоем «архангеле бездны». Что же было это за нечто, явившееся из бездны пропасти, чюбы заставить содрогнуться планету и на тысячелстия остаться в памяти человечества? Среди греческих мифов есть предания о Фаэтоне «пылающий». Легенда гласит, что сын Гелиоса «пылающий» Фаэтон упросил отца доверить ему на один день упрапление солнечной колесницей, которая проходит но небу. Но сын не сумел направить коней по обычному пути и слишком приблизился к Земле, испепеляя ее своим жаром. Тогда Зевс поразил юношу молнией, и Фаэтон рухнул на Землю. Мифологические системы древности широко пользовались разного рода иносказаниями и символами, сквозь которые как бы просвечивала исходная реальность. Зная это, некоторые ученые предполагают, что легенда о Фаэтоне — отражение некоего реального событии, Скорее всего — падения на Землю огромного метеорита. Как известно, вокруг нашего Солнца, кроме планет, вращается целый пояс довольно крупных небесных тел – астероидов. Астрономы подсчитали общую массу ЭТОГО пояса. Оказалось, что, если бы пояс астероидов «сложился» в одно тело, получилась бы планета-диаметром 5900 километров. Ряд астрономов предполагает, что когда-то такая планета существовала. Она была меньше Марса и больше Меркурия. Ее орбита проходила между Марсом и Юпитером. Планета, названная Фаэтоном по имени мифического героя, погибла от какой-то гигантской космической катастрофы, а ее обломки, несущие в себе угрозу новых катастроф, продолжают вращаться вокруг Солнца Некоторые авторы высказывают предположение, что поводом к повсеместным сообщениям о потопе могли послужить локальные событиня —

разливы рек, наводнения. Предположение современных исследователей перекликается с сообщением, полученным Солоном в Египте. Как повествует Платон,

жрецы говорили Соломону, что в мифе о Фаэтоне «содержится и правда: в самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара». Целый ряд дошедших до нас сообщений, связанных с катастрофой, упоминает о появлении на небе каких-то тел, упавших затем на Землю (или удалившихся от нее). Так, «Книги Сивиллы» говорят о появлении на восточном горизонте какого-то огненного тела, свет которого затмил свет Солнца и которое затем обрушилось в океан. Остров Пасхи находится за много тысяч километров от Рима, где создавались «Книги Сивиллы». Письменность, обнаруженная там, не расшифрована до конца. Существуют разные подходы к попытке сделать это. Бразильский ученый-лингвист Ваз ди Мело считает, что ему это удалось. О чем же, согласно его версии, повествуют эти письмена? Они говорят об «огромном огненном шаре», появившемся на небе и обрушившемся в океан. В результате катастрофы и землетрясений, гласят эти записи, архипелаг, находившийся в этом районе, затонул, опустился в воду. У других народов тоже сохранились воспоминания о каких-то телах, низвергавшихся с неба и причинявших разрушение и гибель. О каком небесном «Великом Змее», возникшем в небе и рухнувшем на Землю, читаем мы в пятой книге кодекса майя «Чилам Балам»? «Шел огненный дождь,— гласит кодекс,— земля покрылась пеплом, деревья клонились к земле. Камни и деревья были разбиты. С неба сорвался Великий Змей… Небо вместе с Великим Змеем рухнуло на Землю и затопило ее». На небе взошло десять солнц, гласит китайское предание, и великий жар испепелял Землю. Потом девять из них упало. В одном из индийских преданий утверждается, что после потопа на небе взошло семь солнц, а потом одно солнце пожрало шесть остальных. Согласно индийской традиции каждая эпоха («юга») завершается космической катастрофой: «В конце юги, ударяясь о Солнце, большая звезда падает с неба». Сохранились ли на Земле какие-либо подтверждения и сообщениям о падении на нее космических тел? Подтверждения есть, и их немало. На латышском острове Сааремаа

есть озеро Каали. Исследования показали, что это углубление, огромное как котлован,

образовавшийся от падения какого-то огромного тела. В плотные слои атмосферы вошел

огромный метеорит, который, распавшись, упал на Землю в виде каменного дождя. Одна из «капель» этого дождя, весом 2500 тонн, и вырыла этот котлован, выбросив тысячи кубометров грунта. Если подобные события космического характера происходят на глазах людей, они надолго остаются в народных преданиях и мифах. Так, у индейцев племени апачи ходило предание о боге, который опустился в райском месте долины в огненном столбе, уничтожившем всё вокруг. В месте, которое называлось как точка прибытия бога, оказался огромный метеоритный камень толщиною 100 метров и почти в полтора километра диаметром. Сколь велика угроза подобных катастроф космического происхождения?

В разных местах Земли насчитываются десятки следов от столкновения нашей планеты с телами, пришедшими из космоса. Один из самых больших таких рубцов находится в

Южной Африке. Долгое время гигантскую чашу диаметром 40 километров считали кратером погасшего вулкана. При более детальном исследовании оказалось, что кратер не вулканического происхождения, а представляет собой результат падения на Землю какого-то большого тела из космического пространства. Приблизившись к поверхности, тело это взорвалось с мощностью, в 20 раз превышавшей силу взрыва самой крупной из современных водородных бомб. Произошло это около 250 млн. лет назад. Другой гигантский астероид упал на нашу планету в более близкое нам время, 65 млн. лет назад. При ударе выделилась энергия, равная, как считают американские исследователи, миллионам водородных бомб. Существует даже термин «астроблема» («звездная рана»), которым обозначают кратеры, образовавшиеся от падения подобных метеоритов. На земной поверхности известно более двух десятков таких «звездных ран» диаметром от 50 до 120 километров. Под льдом Антарктиды недавно был обнаружен еще больший кратер — диаметром 250 километров. Трудно представить себе силу удара небесного тела, который мог бы вызвать такое разрушение… Но, возможно, и это не предел. Есть доводы, что дуга Гудзонова залива — часть гигантского метеоритного кратера диаметром 440 километров. Доктор геолого-минералогических наук О. Борисов из Института геологии и геофизики Академии наук Узбекской ССР выдвинул подобную же гипотезу в отношении происхождения Аральского моря. Углубление, полагает он, возникло 40 млн. лет назад в результате удара метеорита или астероида. Недавно гипотеза эта получила первые подтверждения. Разведочные скважины на обнажившемся участке дна обнаружили железо массивной текстуры и минерал когенит, обычный для «железных» метеоритов. В этой связи можно вспомнить и «Тунгусский метеорит», диаметр которого, как считают специалисты, равнялся 160 метрам, а вес — 7 млн. тонн. Следует заметить, что мы можем наблюдать лишь ничтожно малую часть следов подобных падений: 70% поверхности земного шара занимают моря и океаны. Соответственно большинство «попаданий» космических тел должно приходиться на них. Кроме того, за миллиарды лет существования нашей планеты обширнейшие участки суши, целые материки, опускались и становились дном океана. Другие районы, наоборот, поднимались из воды, образуя сушу. Океан все увеличивался и, наконец, стал превышать современный более чем в 20 раз. «Одновременно увеличились и приливы,— пишет Ханнес Альвен.— Когда Луна находилась в минимальном удалении от Земли, высота приливной волны достигала нескольких километров». На какое-то время сила земного притяжения на поверхности Луны превысила силу лунного. Затем под воздействием сложной системы гравитационных сил Луна стала снова удаляться от Земли, пока не заняла своего нынешнего положения. Герстенкорн не одинок в этом своем мнении. Как считает американский астроном Г. Юри, Луна — своего рода аномалия в Солнечной системе. Она слишком велика, чтобы быть «обычным» спутником. По его мысли, Луна — в прошлом планета — стала спутником вследствие космической катастрофы. Мимо нее прошло огромное космическое тело, которое свело ее с орбиты. Луна потеряла скорость движения и, попав в сферу земного притяжения, была в конце концов, по

выражению Г. Юри, «поймана» Землей. Некоторое время назад противоположного порядка гипотеза была выдвинута в отношении Меркурия. По мысли ряда исследователей, Меркурий стал самостоятельной планетой недавно. До этого он был спутником Венеры. Любопытно, что в некоторых дошедших до нас мифах Луна считается причиной космической катастрофы. Это указание можно найти, в частности, в финском эпосе «Калевала», в южно-американских преданиях. Смутные отголоски того времени, когда на ночном небе Земли, возможно, не было Луны, мы находим в преданиях различных народов. Может, не случайно и майя в своих хрониках, уходящих традицией в период до потопа, не упоминают о Луне. Ночное небо у них освещает не Луна, а Венера! В Южной Африке бушмены в своих мифах о катастрофе также утверждают, что до потопа Луны на небе не было. На юге Греции, в Пелопоннесе, была когда-то легендарная страна Аркадия, жители которой не знали ни забот, ни горестей. Такой была, по преданию аркадийцев, их родина до потопа. Потоп, говорили аркадийцы, был очень давно, когда Луна, появившаяся после катастрофы, не сияла еще на небе. Позднее эллины так и называли аркадийцев — «долунные».О том, что некогда на земном небе не было Луны, писал в III веке до н. э. Аполлоний Родосский, главный смотритель великой Александрийской библиотеки. Он пользовался при этом древнейшими Рукописями и текстами, которые впоследствии были потеряны, погибли и не дошли до нас. Греческий математик и астроном Анаксагор, тоже пользовавшийся не дошедшими до

нас источниками, утверждал, что Луна появилась на небе позже возникновения Земли. Следы приливов и отливов, имеющиеся на Земле, свидетельствуют, что причина, вызвавшая их, должна была существовать миллионы лет. Но Это еще не значит, что в качестве такой причины могло выступать только то тело, которое известно нам сегодня под именем Луны. На такую мысль наводят массы метеоритного вещества, обнаруженные недавно в центральном районе Южноамериканского материка. По мнению ряда ученых, это свидетельствует о

катастрофе, постигшей некогда другой спутник Земли, ее «первую Луну», Массы этого вещества, обнаруженные на столь большом пространстве, и есть не что иное, как остатки этого Спутника, упавшего на Землю. Значительные массы вещества космического происхождения найдены не только в Южной Америке, но и в других районах Земли. Так, Дж. Л. Ворзель, обнаруживший некоторое время назад слой белого пепла (от 5 до 30 см), занимающий огромные пространства на дне Тихого океана, отмечая удивительную однородность и толщину этого слоя, связывает его появление с космическими причинами. Избыток никеля в океанских отложениях некоторые исследователи также объясняют потоком метеоритных обломков, обрушившихся некогда на Землю. Таким образом, была ли причиной катастрофы Луна комета или астероид упавший на Землю или прошедший в опасной близости от нее, на этот счет существуют различные гипотезы. Впрочем, сейчас, пожалуй, важен не столько однозначный ответ о причине происшедшей катастрофы, сколько различного рода материальные подтверждения самой возможности такой катастрофы: следы и свидетельства того, что подобное явление действительно могло иметь место. И многочисленные подтверждения этого, как видим, существуют. Древним народам, потрясённым катастрофой, их потомкам даже тысячелетия спустя Земля под ногами продолжала казаться ненадежной. Арии, пришедшие в Индию из

неизвестной своей прародины, в священных гимнах просили бога «твердо держать землю». Ожиданием повторения катастрофы была отмечена вся жизнь майя. Этим же тревожным ожиданием отмечены и многие места библейских текстов: «Солнце померкнет, и Луна не даст света своего. И звезды спадут с неба, а силы небесные поколеблются… О дне же том и часе никто не знает». Ожиданием новых катаклизмов проникнуты и пророческие тексты Вавилона. О цикличности катастроф писал Талмуд. Священные книги индийцев «Пураны» также утверждали, что подобные бедствия, сопровождаемые погружением целых континентов, цикличны и могут быть предсказаны заранее. В будущем грядет день, когда бурлящие воды нового потопа поглотят сушу, гласила «Махабхарата». «Вы помните только один потоп,— говорили в VI веке до н. э. философу Солону египетские жрецы,— а их было много до этого. Время от времени

наша цивилизация, как и других народов, уничтожается водой, которая обрушивается с неба… Человечество постигали в прошлом и еще постигнут в грядущем многочисленные катастрофы». Упоминая о таких катастрофах, Платон писал, что после них «оставалась лишь незначительная часть человеческого рода». Некоторые из авторов древности называли даже периодичность подобных катастроф. Так, римский историк Цензоринус писал в III веке до н. э., что Земля переживает

такие катаклизмы каждые 10 800 или 13 384 года, либо каждые 120 000 лет, согласно Орфею, или 136 000 лет, согласно Кассандре. Утверждения об ожидаемости,

предсказуемости и периодичности катаклизмов снова и снова наводят на мысль о некой космической, внеземной причине этих событий.

«ПЛАНЕТЫ ИЗМЕНИЛИ СВОИ ПУТИ…»

В XVII веке в Китае побывал иезуитский миссионер Мартин (Мартиниус). Он провел там несколько лет, изучил язык и, вернувшись, написал подробный труд «История Китая». Вот как описывает он, со слов китайских древних летописей, что произошло во время потопа: «… Опора неба обрушилась. Земля была потрясена до

самого своего основания. Небо стало падать к северу. Солнце, Луна и звезды изменили

путь своего движения. Вся система Вселенной пришла в беспорядок. Солнце оказалось

в затмении, и планеты изменили свои пути». Об этом же, об изменившемся виде неба,

после потопа сообщал «один из, самых умудренных римлян», знаток древности историк М. Теренций Варрон, который пользовался каким-то древним источником. «Звезда Венера,— писал он,— изменила свой цвет, размеры, форму, вид и курс, чего не было никогда ни до, по после этого ». В Иудее бытовала подобная же версия. Там считалось, что потоп «произошел потому, что Бог изменил места двух звезд в созвездии». Иными словами, ряд сообщений связывает катастрофу с явлениями космического порядка. Если допустить это, то получают объяснение и многочисленные упоминания о периоде мрака, последовавшем за катастрофой. «Солнце померкло и не дает света» (египетский папирус). В Талмуде мы также читаем, что после катастрофы (утраты человеком своей благословенной прародины, изгнания из рая) скрылось Солнце. У обитателей островов Тихого океана этот период обозначается на различных диалектах как «глубочайшая темнота», «непроницаемый мрак», «мириады ночей». Уже упоминавшийся нами Герстенкорн, сторонник теории захвата Луны, считал, что в момент максимального сближения Луны и Земли масса лунной пыли рассеялась в пространстве между Землей и Луной, постепенно оседая на Землю и ее спутник. На это время для наблюдателя с Земли «небо потемнело и Солнце померкло ». Подобный эффект мог быть вызван также избытком пыли вулканического происхождения. Насыщенность пылевыми частицами верхних слоев атмосферы могла послужить причиной и другого явления, упоминание о котором мы также находим в священных текстах и преданиях самых различных народов. Речь идет о резком похолодании, последовавшем за катаклизмом. Будет в 30 раз более интенсивно терять тепло, чем получать его. Чтобы количество солнечного тепла упало на 20%, достаточно, если в атмосфере окажется всего 1/174 км3 пыли. Подобная космическая катастрофа уже постигла нашу Землю 65 млн. лет назад, считает группа ученых Калифорнийского университета во главе с лауреатом Нобелевской премии Луисом Альваресом. В результате ее исчезли живые существа, обитавшие на поверхности океана, а на суше вымерли динозавры. Образцы пород, взятых со дна океана, возраст которых был определен по остаткам живых организмов, свидетельствуют, что в течение периода, продолжавшегося менее 100 тыс. лет, организмы, обитавшие в поверхностных слоях океана, исчезли практически все. После этого потребовались миллионы лет, чтобы жизнь в океане возродилась во всем своем разнообразии. В этих сообщениях, как и в ряде других, катастрофа связывается с последовавшим за этим резким похолоданием. Нельзя, однако, исключать н того, что явления могут следовать друг за другом, но не вытекать одно из другого. В слоях, относящихся к этому периоду, как на дне океана, так и на суше обнаружено чрезвычайно высокое содержание иридия, мышьяка и сурьмы. В костях динозавров и скорлупе яиц, относящихся к периоду их гибели, позднему мезозою тория почти в 80 раз больше, чем сегодняшняя его концентрация в земной коре. Как считают Луис Альварес и его коллеги, катастрофа была вызвана столкновением Земли с астероидом диаметром приблизительно 10 километров. Пыль, выброшенная в атмосферу, экранировала солнце, и в течение нескольких лет свет солнца не достигал поверхности планеты. Растительность, лишенная солнечного света, стала катастрофически исчезать. Это, считает ученый, «привело к разрыву пищевой цепи». Началась массовая гибель живых организмов. В значительно меньших масштабах подобное случалось и в относительно недавнем времени. После извержения вулкана Катамая (Аляска, 1913 г.) летняя температура в Центральной Европе понизилась на 2° по сравнению с обычной. А недавнее извержение другого вулкана на Аляске, выбросившего в атмосферу значительное количество вулканической пыли, привело к заметному снижению температуры в масштабах всей Земли в течение нескольких лет. А если речь идет о более массовых извержениях, охвативших значительные районы нашей планеты? По расчетам члена – корреспондента АН СССР М. И. Будыко, усиление вулканической активности в 10 раз приведет к падению глобальной температуры на 5—10°, «что соответствует климатической катастрофе». О пробудившихся вулканах, о горах, извергавших в небо огонь и пепел, свидетельствуют почти все воспоминания, сообщающие о катастрофе. Выброс в атмосферу огромной массы вулканической пыли и пепла неизбежно должен был вызвать резкое падение температуры, о чем также есть множество дошедших до нас сообщений. Однако, возможно, это было не единственной причиной наступления эпохи холода и мрака. Другая причина, которая могла бы привести к тем же результатам,— это сдвиги полюсов Земли или угла оси ее к орбите. Такие сдвиги неоднократно происходили в истории нашей планеты. Залежи каменного угля в Антарктиде и за Северным полярным кругом наводят на мысль, что некогда места эти находились вблизи экватора. Об этом говорят и другие находки. Третья антарктическая экспедиция в районе Южного полюса обнаружила обуглившиеся остатки древесины, отпечатки листьев и пышной растительности, существовавшей там 200 250 000 000 лет назад. Как полагают исследователи, 600 000 000 лет назад Северный полюс находился в южной части Тихого океана. Подобные перемещения происходят и с магнитными полюсами. 700 000 лет назад «земной магнит» изменил свою полярность: север превратился в юг. Магнитные полюса, отмечает доктор физико-математических наук А. Власов, перемещаются различными путями: иногда через Японию, в другой раз через Камчатку. В последний раз, прежде чем нанять то место, которое он занимает сейчас, Северный магнитный полюс совершил путь по огромной дуге — через Тихий и Ледовитый океаны. Не является стабильным и положение земной оси. Наклон земной оси меняется в течение периода в 40 000 лет. Кроме того, земная ось колеблется с ритмом в 26 000 лет. Изменения наклона земной оси меняют угол падения солнечных лучей, а, следовательно, значительно меняется климат отдельных частей земного шара. Подвержена изменениям и земная орбита. Каждые 92 000 лет Земля меняет траекторию своего движения вокруг Солнца, то приближаясь к нему, та удаляясь от него. Таким образом, положение нашей планеты в про странствие далеко не стабильно. Однако во всех этих случаях речь идет главным образом о медленных изменениях; мы же говорим о пере менах, носящих катастрофический характер. Что же могло бы вызвать подобное внезапное смещение полю сов? Согласно расчетам советского ученого Г. Д. Хизанашвили, ось вращения Земли всегда должна совпадать с осью максимального момента инерции. Любое смещение масс на земной поверхности изменяет ось максимальной инерции. Соответственно на тот же угол отклонится и ось вращения, т. е. произойдет смещение полюсов. Это может случиться, например, в результате больших геологических сдвигов. Так, образование массива Гималаев, переместив на несколько градусов земную ось, вызвало смещение полюсов. В результате этого, отмечает один из исследователей, огромные пространства, покрытые буйной растительностью и населенные множеством животных, обратились в ледяную пустыню В другом случае, и именно об этом идет здесь речь, к такому смещению масс на поверхности Земли могла привести гигантская приливная волна. Следствием этого должно было стать изменение оси вращения Земли и смещение полюсов. Но тогда полюса до катастрофы должны были бы находиться где-то в других точках. Не там, где сейчас мы привыкли видеть на глобусе белые шапки полюсов. Американский геофизик А. О’ Келли в результате проведенных исследований пришел к выводу, что в период последнего оледенения Северный полюс находился там, где ныне проходит60° северной широты, т. е. на 30° южнее, чем сейчас. Не связано ли с этим событием предсказание Сенеки о катастрофе, когда Северный полюс покроет районы, расположенные ниже его, а Южный «погребет под своим куполом» Африку? Предполагаемое смещение полюсов придает смысл целому ряду, казалось бы, не поддающихся объяснению фактов. В «Зенд-Авесте», рассказывающей о прародине древних ариев, утверждается, что там, где они жили, «Солнце, Луна и звезды всходили над ними только один раз в году, и год казался как один день и одна ночь». Книга священных гимнов «Ригведа», которую арии принесли с собой в Индию, говорит о Большой Медведице, стоящей прямо над головой, о звездах, движущихся в небе по кругу, о Солнце, восходящем только раз в году, и т. д. Как известно, все это может происходить только вблизи Полярного круга. Многие священные ритуалы, будучи неизменны на протяжении тысячелетий, позволяют сегодня воссоздать картину того времени, когда они возникли. Одним из таких неизменных, по сути дела, ритуальных моментов были некоторые характеристики, относящиеся к конструкции часов в Древнем Египте. Создатели их почему-то упорно' исходили из соотношения самого длинного дня к самому короткому как 14 к 12. Однако соотношение это не соответствовало ни одной точке египетского государства даже в период максимального расширения его территории. Это соотношение имеет силу только до 15° южной широты, линии, расположенной 1000 километров к югу от самой южной гранимы Египта Какое же может быть объяснение этому? Одно из двух: либо родиной лих часов был не Египет, а какая-то иная цивилизации, расположенная ближе к экватору (и о которой нам совершенно ничего не известно); либо часы были сконструированы в то время, когда Египет находился в ином временном режиме, т. е. экватор был к нему значительно ближе, чем сейчас. А это возможно, только если полюса занимали не то положение, которое они занимают сегодня. Но если предположить, что в результате катастрофы полюса сместились, логично ожидать, что изменения коснулись и других характеристик нашей планеты. В феврале 1960 года директор Парижской обсерватории А. Данжон сообщил удивленный членам Академии наук, что вслед за наблюдавшейся на Солнце вспышкой Земля внезапно замедлила свое вращение на целых 0,85 миллисекунды в сутки. Затем, словно пытаясь наверстать упущенное, она вдруг ускорила свое движение, каждые 24 часа сокращая длительность суток на 3,7 миллисекунды. Если планета наша так чутко реагирует на то, что происходит за полтораста миллионов километров от нее, можно представить, сколь глубоки были масштабы изменений, вызванных космической катастрофой. Многие религии и философские учения древности утверждают, будто всемирная катастрофа, о которой мы говорим, не первая на нашей Земле. Если это действительно так, объяснимы, становятся некоторые факты, не имеющие иного объяснения. Недавно английский биолог Дэвид Уэлл обнаружил, что некоторые виды кораллов образуют своего рода годовые кольца. При помощи специального микроскопа внутри этих колец можно четко различить слои, наращиваемые кораллами за сутки. Метод Д. Уэлла был проверен его коллегами и признан безукоризненным. Когда такому анализу подвергли окаменелые кораллы девонского периода, оказалось, что годовой цикл составляли тогда не 365, а 390 дней. Этот вывод, опубликованный в научных журналах, полностью соответствует представлению, согласно которому в отдаленном прошлом наша планета вращалась значительно быстрее, чем сейчас. Применив этот метод, австралийский ученый Б. Хант пришел к выводу, что 14 000 000 лет назад земной год складывался из 800—900 суток, а их продолжительность равнялась 9 часам. Постепенное замедление вращения Земли, приближение года к сегодняшним 365 дням связывают с тормозящим воздействием Луны. Однако известны и другие продолжительности года, значительно короче теперешнего. В Андах среди развалин древнего города Тиахуанако был обнаружен высеченный на камне странный календарь. Вариант его расшифровки, предложенный X. Беллами, выглядит довольно убедительно. Согласно этому календарю, продолжительность года равнялась некогда 290 дням. И наконец, цифра еще более короткого года. У майя, кроме обычного календаря, строго выверенного и даже оказавшегося точнее, чем тот, которым пользуемся мы, существовал еще один так называемый «священный календарь», о происхождении которого до сих пор ничего не известно. Год «священного календаря» состоял из 260 дней. Постепенное сокращение года от 800—900 суток до 390 в девонскую эпоху, а затем до сегодняшних 365 суток — понятно и объяснимо. Но если когда-то год состоял из 290—260 суток, как объяснить «скачок» в обратном направлении», т. е. не замедление, а, наоборот, резкое ускорение вращения Земли? Если нечто подобное действительно произошло, возможно, это связано с катаклизмами, постигавшими некогда нашу Землю.

КОГДА БЫЛА КАТАСТРОФА?

Воспоминания об отдаленном потопе и о сопровождавших его гибельных землетрясениях поддерживались последующими катастрофами местного порядка. Так, около 1450 года до н. э. произошел прорыв вод Атлантического океана в Средиземное море, уровень которого до этого был значительно ниже. Внезапно были затоплены многие земли, а население их почти полностью погибло. До нас дошла карта Эгейского моря, копия какого-то более древнего оригинала. На ней наряду с островами, существующими и

сегодня, обозначены многочисленные острова и земли, которых сейчас в этом районе нет. По мнению некоторых исследователей, карта эта рисует картину до прорыва Атлантики в Средиземное море, когда, согласно Плинию, существовала суша,

соединявшая Кипр с Азией. Почему Баб-эль-Мандебский пролив, что значит в переводе

«Ворота слез», называется именно так? Предание гласит, что это имя дано ему в память о великом землетрясении, в результате которого произошел разрыв Азии и Африки и

образовалось Красное море. При этом погибло множество людей. Другие местные катастрофы произошли в более близкое нам время. В апреле 1815 года в Индонезии началось

неожиданное извержение вулкана. День, когда проснулся вулкан, стал последним для

12 000 человек, живших в его окрестностях. Во время печально известного лиссабонского

землетрясения 1775 года в течение 6 минут погибло 60000 человек. Подземные толчки

разной силы прокатились по Европе и Америке. В тот же день и час в Марокко в земле внезапно образовалась огромная трещина, в которую целиком провалился город с

десятитысячным населением, после чего земля снова сомкнулась. Однажды в 1902 году

жители столицы острова Мартиника услышали странный гул. Подняв головы, они увидели дым над вершиной ближайшей горы — потухшего вулкана. Это было последнее, что они видели. Облако раскаленных газов обрушилось на город. Все 30 тыс. жителей погибли почти мгновенно. Во многих газетах того времени печаталось любопытное сообщение об единственном человеке, который спасся. Это был заключенный, приговоренный к смертной казни! Толстые стены камеры смертников спасли его. Сведения о местных катаклизмах часто «наслаивались » на воспоминания о той гибельной катастрофе, память о которой хранят все народы мира. И поэтому трудно выяснить точно, когда произошла предполагаемая всемирная катастрофа. Но можно все-таки попытаться ответить на этот вопрос. Климатология. Взгляните на график средней зимней температуры Великобритании за 20 000 до н. э. note 1. Мы видим, как сначала кривая обрывается, внезапно падает вниз — происходит похолодание. (Вспомните предания о гибельных зимах и лютых холодах, последовавших за катастрофой.) Затем температура круто идет вверх, пока не устанавливается где-то на сегодняшнем уровне. Рассчитанный по остаткам растительности график этот убедительно свидетельствует о резком климатическом переломе, о каком-то событии, происшедшем на границе 11 —10 тысячелетий до н. э. Какие же есть объяснения тому, что произошло? Советские ученые академик В. А. Обручев и Е. М. Хагемейстер высказали предположение, что конец последнего ледникового периода в Северном полушарии прямо связан с опусканием некой суши в Атлантическом океане. Опускание этой суши позволило Гольфстриму устремиться на север, и эпоха оледенения в Европе и Гренландии пришла к концу. Время от времени в руки исследователей попадают различного рода находки, подтверждающие, что не когда в Атлантическом океане действительно существовала суша. Шведский ученый П. В. Колбе, беря пробу дна Атлантического океана с глубины 3600 метров, извлек остатки водорослей, которые могут существовать исключительно в пресной воде. Единственным объяснением этого открытия может быть предположение, что на этом месте существовала суша. Когда же? Команда французского корабля, занимавшаяся в 1898 году ремонтом кабеля, проложенного по дну Атлантического океана, случайно вынула на поверхность кусок скалы вулканического происхождения. Находкой заинтересовались ученые. Оказалось, подобная стекловидная лава могла образоваться только при атмосферном давлении.) Лава эта датируется 13-м тысячелетием до н. э. Следовательно, катастрофическое опускание суши (или подъем уровня океана) в Атлантике должны были произойти после этой даты. Конец ледникового периода датируется 10-м тысячелетием до н. э. Именно с этим временем связывают период, когда ледниковый покров, сковавший значительную часть Северного полушария, начал таять. Это вызвало подъем уровня Мирового океана. Океан поднялся на 125—150 метров, затопив обширные районы суши и отделив Азию от Америки. Максимум подъема, считают исследователи, приходится на 9600 год до н. э. Эта дата согласуется с той, которую называл Платон как дату опускания Атлантиды, 9570 год. т. е. 10-е тысячелетие до н. э. С этим же периодом исследователи связывают и важный климатический сдвиг в мире — резкое возрастание влажности

Гидрография.

В то же примерно время, в 10-м тысячелетии до н. э., произошла и значительная перестройка ландшафтов на территории Европы и Передней Азии. Значительные ландшафтные изменения происходили именно в это время, очевидно, и в Америке. Тому есть конкретные свидетельства. Ниагарский водопад состоит из целого ряда каменных ступеней, которые в течение долгого времени испытывали напор падающей воды. Когда одна из таких ступеней оказывалась размытой, вода устремлялась на следующую и т. д. Удалось установить, что время появления Ниагарского водопада, возникшего в результате резких геологических сдвигов, происшедших в этом районе,— 8—13-е тысячелетия до н. э. По размытым контурам берегов, по растительным остаткам можно установить, как менялся уровень воды в водных бассейнах. Перед нами такие данные по озерам тропической Африки за 20 000 лет. Для «чистоты данных» взяты озера, не имеющие сброса воды, т. е. те, из которых не вытекают реки. Все шесть замкнутых водоемов, расположенных на Африканском континенте, дают одну картину: на границе 10-го тысячелетия до н. э. озера оказываются наполнены до максимального уровня, а четыре из них даже выходят из берегов. Удивительна как дата этого события, так и его синхронность. Археология. Известный мексиканский ученый Гарсиа Пайона на высоте 5 700 метров в Кордильерах обнаружил под толстым слоем льда остатки двух хижин. Окружающий хижины ракушечник и следы деятельности моря говорят о том, что некогда она находилась на морском побережье. Расчеты показывают, что подъем этого района произошел более 10 000 лет назад. Как утверждает крупнейший американский исследователь, лауреат Нобелевской премии У. Ф. Либби, весьма точный радиоуглеродный анализ позволил обнаружить удивительные явления на Американском континенте. «Примерно 10 400 лет назад,— пишет Либби,— Возраст (В тысячах, лет) следы человека внезапно исчезают… Полученные пока факты как будто свидетельствуют о том, что именно на этом рубеже происходит какой-то перерыв в последовательности ». «Это явление,— продолжает У. Ф. Либби,— трудно объяснить, если принять во внимание, что значительная часть американского

материка не была покрыта льдом во время последнего оледенения». Такой же перерыв в последовательности наблюдается и в Европе. Во франко-кантабрийских пещерах рисунки внезапно исчезают на том же временном рубеже 10—12 тысяч лет назад. И лишь спустя какое– то время начинается новый расцвет пещерной живописи. Удивляет повсеместность и одновременность этого перерыва. Он прослеживается на Американском материке, в Европе, в Египте и, наконец, в Центральной Азии. В горах Курдистана есть знаменитая пещера Шанидар, культурные слои которой представляют собой как бы непрекращающуюся хронику 100 000 лет. Один культурный слой следует за другим, одна эпоха сменяет другую, пока примерно на рубеже все той же даты — 10 000 лет до н. э.— не наступает внезапного перерыва. Следы людей исчезают. Словно пещера и окружающая ее местность вдруг обезлюдели. Так, очевидно, и произошло. Вместо культурных слоев появляются иные следы: слои осадочных пород, намытых водой,— признаки того, что пещера, расположенная на высоте 750 метров над уровнем моря, оказалась затопленной водой. Появляются камни, обрушившиеся с потолка,— свидетельство яростных землетрясений, сотрясавших окрестности. Только через пять тысячелетий после перерыва культурный слой начал расти, сначала медленно, затем все более и более интенсивно. Вулканология. Сообщения, относящиеся к катастрофе, свидетельствуют, что период отмечен также активизацией вулканической деятельности. Выше говорилось об образце лавы, взятом со дна Атлантического океана. Недавно во время бурения скважины в ледяном панцире Антарктиды на глубине почти полутора километров были обнаружены следы вулканического пепла. Сейчас исследователи пытаются определить, был ли занесен этот пепел с других континентов или же это результат местной вулканической деятельности. Однако любопытнее всего дата, к которой относится пепел: от 8-го до 12-го тысячелетия до н. э. Это — Южный полярный круг. Но вот — Северный: при бурении гренландского ледяного панциря исследователям удалось проникнуть на глубину более 2 километров. Каждый слой льда — летопись климата и вулканических

явлений целой эпохи. Оказалось: снег, выпадавший в Гренландии на том же временном рубеже, в конце ледникового периода, отличался повышенным содержанием пыли. К тому же периоду относится вулканическая ката строфа в бассейне Рейна. Сотрудники Института древнейшей истории Кёльнского университета называют ее «Помпеями ледникового периода» и датируют примерно 9080 годом до н. э. Окрестности вместе с поселениями оказались залиты пятнадцатиметровым слоем лавы, а дождь из пепла достигал территории сегодняшней Польши. Таким образом, различные данные группируются вокруг все более четко проступающего периода. Попытаемся еще больше сузить эти временные рамки. Ученый из Новосибирска В. Г. Куклин при исследовании информационных сторон процесса обучения столкнулся с рядом закономерностей в накоплении информации. Если предположить, что эти закономерности имеют всеобщий характер для любых сложных саморегулирующихся систем, а затем, взяв демографические данные за последние два тысячелетия, экстраполировать на основе этих закономерностей демографическую кривую в прошлое, то получаются результаты, достаточно близкие к расчетам демографов. (Численность населения Земли к началу нашей эры, согласно полученной кривой,— около 250 млн. человек, а согласно расчетам демографов— 150—200 млн. человек). По расчетам В. Г. Куклина, сообщенным им автору, эта демографическая кривая, будучи продолжена в прошлое далее, дает следующую картину: на рубеже между 11 800—11 600 годами до н. э. численность населения резко падает. Падение это продолжается около двух столетий, потом население начинает медленно расти, достигая к рубежу 8000—8600 годов до н. э. около 8 млн. человек. С этого времени берет начало все ускоряющийся рост населения, который продолжается по сей день. Данные, полученные из иных областей знания, указывают на тот же временной рубеж. Так, исходная точка индийского лунно-солнечного календаря приходится на 11 652 год до н. э. Календарь майя состоял из циклов по 2760 лет каждый. Если, зная конец

одного из циклов, откладывать их в прошлое, мы приходим к дате 11 653 год до н.э. Судя по тому, что падение численности населения после катастрофы продолжалось еще около двух столетий, это были, очевидно, годы, нелегкие для выживания. «Когда случилось это опустошение, повествует Платон, дела у людей складывались так: кругом была необозримая страшная пустыня, огромная масса земли, все животные погибли, лишь кое-где случайно уцелели стада рогатого скота да племя коз. Эти стада и доставляли вначале пастухам скудные средства к жизни». Разбуженная стихия постепенно входила в свое русло. Утихали вулканы, реже становились землетрясения, оседали пыль и вулканический пепел, которые заполнили атмосферу. Сквозь плотную пелену мглы начало пробиваться Солнце. Очевидно, этот момент завершения катаклизма и послужил отправной точкой для двух других календарных систем — ассирийской и египетской. Еще в прошлом веке немецкий исследователь Ю. Опперт установил общую отправную точку этих календарей. Египетский солнечный цикл насчитывал 1460 лет. Известна дата завершения одного из этих циклов — 1322 год до н. э. Откладывая циклы назад от этой даты, мы приходим к 11 542 году до н. э. Ассирийский календарь состоял из лунных циклов совершенно иной протяженности — 1805 лет каждый. Дата конца одного из таких циклов также весьма далека от египетской — 712 год до н. э. Тем не менее, откладывая циклы в прошлое, мы неожиданно приходим к той же точке — 11 542 год! Объяснить подобное пересечение в одной дате случайностью невозможно. Слишком маловероятно такое совпадение. Остается предположить, что исходным моментом для обоих календарей послужило какое-то одно событие. По нашей мысли — событие, связанное с катастрофой. Таким образом, две эти даты — 11 652 (или 11 653) год до н. э. и 11 542 год до н. э.— можно считать предполагаемыми временными рамками начала и завершения катастрофы.

БИТВА ЗМЕИ И ПТИЦЫ

В религиозных учениях, магии и так называемых «оккультных науках» наиболее важные положения обычно шифруются посредством символов. Сокровенный смысл этой символики бывает открыт лишь немногим посвященным. Катастрофа, о которой мы говорим, также получила отображение в этой системе эзотерических * символов. Достаточно сказать, что в христианстве, свидетельству некоторых теологов, даже ритуал крещения посредством воды представляет собой как бы символическое повторение потопа, в который некогда было ввергнуто человечество. В более сложном виде предстает символика этого события в других религиозных и эзотерических системах. Космологический миф, который можно найти в религиях народов различных континентов, утверждает, что некогда, до возникновения суши, все покрывал океан, в котором обитало некое Первичное Начало в образе змея. Будучи символом океана и большой воды вообще, змей (или дракон) олицетворял космический хаос — первоначальное состояние мира до возникновения жизни. Он же стал символом возвращения к этому первоначальному состоянию, символом уничтожения жизни, символом катастрофы и потопа. Один из вавилонских клинописных текстов год, когда произошел потоп, называет «годом ревущего дракона». В индийской мифологии разумному началу, направляющему жизнь и развитие мира, противостоит антагонистическая сила тоже в образе гигантского змея. Это Змей Мировой Бездны, который стремится ввергнуть мир в состояние первичного хаоса. Однажды этот змей, обитающий в Мировом океане, похитил Землю и погрузился с ней на дно. Бог Вишну после борьбы со змеем освободил Землю и снова поднял ее над поверхностью воды. Вполне вероятно, что аллегорически выраженное воспоминание о погружении какой-то суши является отражением катастрофы, которая сопровождалась гигантским наводнением. Змей, как мы видим, является символом бедствия и выступает как начало, противоборствующее богу Солнца. Эзотерический (греч.) — тайный, скрытый, доступный только узкому кругу посвященных. В Египте началом, противостоящим мировому порядку, также был змей, или «космический дракон». Иногда он выступал в образе змея Апописа, олицетворявшего разрушительные силы тьмы, слепые силы природы, приносящего наводнения и другие беды. Многие ритуальные папирусы содержат обширные и яростные проклятия в адрес «космического змея» — Апописа. «Назад, негодяй! — читаем мы в Книге мертвых.— Вернись в глубину Бездны, туда, где повелел тебе быть твой отец и где ты должен быть уничтожен! Не приближайся к этому месту, где находится Ра…» И опять змей — символ вод и хаоса — противоборствует богу Солнца Ра, носителю жизни и порядка. По представлениям древних египтян, всякий раз при закате и на заре змей Апопис пытается потопить барку, в которой плывет по небу бог Солнца. И всякий раз, когда солнце пробивалось сквозь тучи, в Древнем Египте говорили, что это бог Ра победил змея Апописа. А в священном бассейне Гелипополя над изображением змея совершали заклинания, чтобы обеспечить победу света над мраком. Иудейская мифология также говорит о некоем змее Накхаш, обитавшем в первоначальном океане мироздания. Он являлся воплощением сил, враждебных верховному богу Яхве, который был началом порядка и следил за тем, чтобы Солнце, Луна и созвездия были на своих местах. В вавилонской мифологии символ вод первоначального хаоса — змей Тиамат. С ним сражается крылатый верховный солнечный бог Мардук. Символ змея, ассоциируемого с водой, встречаем мы и в африканской мифологии; до появления всего в мире были только змей п хаос первоначальных вод. I1одобное же представление известно и в Индонезии и в Китае, где символом потопа выступал дракон. Интересно, что отражение этой же традиции можно найти и в славянском орнаменте. На украинских деревянных украшениях обычно изображались в строгой последовательности знак Солнца, под ним — воды, а еще ниже, под водою, следовало изображение ящера. В Америке бог вод Тлалок, приносивший наводнения, также изображался в виде змея. В других случаях он выступал в образе рогатого змея или Великого Змея Акоменаки, но неизменно все в той же роли — в качестве символа наводнения и потопа. Некоторые исследователи считают, что этот символ не американского происхождения. «Одно и то же основное представление,— пишет один из них,— как, например, функция змея как бога вод, достигло Америки в бес конечном числе образов — в египетском, вавилонском, индийском, индонезийском, китайском, японском. И из всего этого множества местное жречество Центральной Америки построило систему представлений, которая является чисто американской, хотя большинство составных частей и принципов композиций было взято из Старого Света…». Поскольку Солнце олицетворяется обычно птицей, борьба этих начал изображается как противоборство двух символов — змеи и птицы. Придя из культа Ближнего Востока, изображение заняло место и в христианской церковной символике. Его можно встретить среди витражей и фресок средневековых храмов. В Индии этот символ предстает в образе священной птицы Гаруды со змеем вод Нага в когтях. В японской мифологии мы встречаем священную птицу Пенгу, несущую змею. Символ этот не является, однако, достоянием только Старого Света. Образ борющихся змеи и птицы перелетел через океан и попал в доколумбовую Америку. Сегодня его можно видеть даже на государственном флаге Мексики. Иногда символом птицы-Солнца выступал Крылатый диск. Это был знак, состоявший как бы из двух начал: круг — от Солнца и крылья — от птицы. Так, древнеегипетский бог Гор, приняв образ сокола, изображаемого в форме крылатого диска, атакует Сетха. Борьба кончается тем, что Сетх «превратился в ревущего змея, который спрятался в нору в земле». В Вавилоне в форме крылатого диска изображался верховный бог Бэл, тоже в битве со змеем — символом вод. В Индии крылатый диск — символ Вишну, победителя змея потопа. Знак крылатого диска находим и в Полинезии, и у египтян, и у хеттов, и в Южной Америке, и у майя, и в Ассирии. И везде он имел единый смысл, одно значение: победу жизненного начала над гибелью и хаосом вод. Самые важные, самые тайные знания древние всегда стремились запечатлеть в символах. Символ непонятен, ничего не говорит тому, кто не имеет к нему ключа. Глядя на изображение птицы, несущей змею, или крылатый диск, можно ли догадаться, что за этим стоит обозначение катастрофы, возможно, постигшей некогда нашу Землю?

МИР ДО КАТАСТРОФЫ РАЗУМНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ

Несмотря на то что в распоряжении историков имеется значительное число древних текстов и рукописей, мы все-таки очень мало знаем о древнейшей истории человечества. Одна из причин заключается в самой сложности прочтения древних текстов. Об этом говорит такой пример. При расшифровке критской письменности

ключом служило только одно слово, предполагаемое значение которого было известно.

Слово это состояло из 18 знаков. Но ученые не знали даже, как звучал каждый из этих

знаков. А именно это нужно было выяснить, чтобы узнать, к какой группе принадлежал язык, на котором разговаривали создатели удивительной крито-микенской культуры.

Подставляя различные буквенные звучания на место каждого из 18 знаков слова, ученые

должны были бы получить 200 000 000 000 000 различных звуковых вариантов этого слова.

И только одно-единственное из них могло оказаться правильным! Для того чтобы прочесть некоторые тексты обнаруженные на берегу Мертвого моря, специалистам пришлось бы заниматься этим сотни лет. Из множества звуковых, смысловых, лексических вариантов каждого слова нужно было выбрать единственный. Каждую фразу нужно было увязать с уже известными или традиционными текстами. С интуицией слепого предстояло нащупать единственно верную тропу среди бесчисленного множества иных. Ни одному человеку, ни целой группе ученых это было не под силу. Теперь на помощь исследователям пришла электронная техника. Поскольку находки рукописей в районе Мертвого моря связаны с поисками исторических корней христианства, их изучению большое внимание уделил Ватикан. Было создано быстродействующее электронное устройство, заключавшее в себе колоссальную языковую, историческую и текстологическую информацию. Машина «знала», например, наизусть каждую строку текста Библии, все разночтения и варианты. Машине был предложен текст, который предстояло расшифровать. Томительные минуты пережили ученые. И вот машина заговорила! Слова, написанные безвестным писцом, после 2 тысяч лет безмолвия вновь обрели звучание. «И в этой пустыне,— переводила машина,— мы проложим путь к вашему Богу». Но после того как текст прочитан, начинается третий и основной этап исследования — анализ и изучение. Мы коснулись вкратце этих проблем, чтобы показать, как ограничены источники о прошлом, сколь сложны пути к их пониманию и как поэтому неполны наши знания о древнейшей истории человечества. Несмотря на широкий фронт археологических работ, лишь ничтожно малая часть прошлого открывается глазам исследователя. Так, уже несколько поколений ученых ведут раскопки в Шумере. Но до сих пор раскопано не более 1% городов, существовавших когда-то на этой территории. 99% лежат погребенными уже не одно тысячелетие. Какие тайны откроются и какие новые загадки встанут перед учеными, когда библиотеки и тексты, сохранившиеся в этих городах, станут доступны им? Выстраиваясь в последовательную вереницу, соединяясь звено со звеном, находки ученых из мрака забвения выносят к свету совершенно неизвестные ранее события, народы и государства. И чем больше узнаем мы, тем больше в прошлое отодвигается время существования человека. В начале нашего века ученые считали, например, что человек появился в Америке 4000 лет назад, потом 10 000 лет, 25 000 и, наконец.

Когда несколько лет назад американский археолог Картер назвал цифру 100 000 лет,

это вызвало бурю негодования среди его коллег. Этим возгласам пришлось утихнуть. Во время раскопок в пустыне Мохаве, в Калифорнии, на глубине 7 метров была обнаружена стоянка доисторического человека со следами огня и обломками грубых

каменных орудий. Сообщение об этом было опубликовано в бюллетене «Новости ЮНЕСКО». Крайняя дата присутствия человека в Америке, известная сейчас, 200 000 лет (стоянка Калико, Р. Симпсон). Новые открытия отодвигают время появления человека на Земле все дальше в прошлое. В 1959 году находка Л. Лики черепа зиджантропа и каменных орудий удлинила человеческую историю, доведя ее почти до 2 000 000 лет. Находка предметов труда, каменных «инструментов» в пустынных районах на северо-востоке Эфиопии отодвинула время возникновения «человека трудящегося» еще дальше — до 2 500 000 лет. Этим же примерно временем датируется и находка предметов труда у озера Рудольфа в Кении. Раскопки, проведенные французской археологической экспедицией в Эфиопии, отодвинули черту до 3 000 000 лет, к времени, когда на Земле появился «человек прямоходящий». Открытия, сделанные в Южной Эфиопии международной археологической экспедицией (в составе которой были бельгийские, американские и французские исследователи), заставили назвать новый период. Время появления человека как вида отнесено теперь в прошлое на 4 000 000 лет. Но и это, оказывается, далеко не предел. Называются и другие, еще более отдаленные сроки, к которым восходят истоки человека. Так, согласно сообщению профессора Гарвардского университета Б. Паттерсона, челюстная кость, обнаруженная несколько лет назад в Кении, принадлежит предку «гомо сапиенс» и относится к периоду, отстоящему от нас на 13 000 000 лет. Таким образом, история, вернее, предыстория человека оказалась во много раз продолжительнее, чем это принято было считать совсем недавно. Подобная тенденция удлинения истории, ухода ее во все более отдаленное прошлое просматривается и на примере отдельных цивилизаций. Согласно господствующему сейчас представлению, время существования первых цивилизаций на территории Центральной Америки относится к первым векам нашей эры. Однако есть данные, которые могут быть поняты как свидетельство значительно более раннего существования некоей цивилизации на этой территории. Недалеко от Мехико есть ступенчатая пирамида, значительная часть которой была погребена лавой» Вопреки мнению большинства археологов, геологи, исходя из датировки лавы, утверждают, что постройка эта должна относиться к 5-му тысячелетию до н. э. Значит, пирамида была воздвигнута в то время, когда, как принято считать, столь высокоразвитой цивилизации на этой территории не могло существовать. Датировка пирамиды, предложенная геологами, находит подтверждение в работах, проведенных археологом Б. С. Каммингсом. Пройдя при раскопках пирамиды ряд культурных слоев, он вышел к ее основанию, которое, по его мнению, относится к середине 5-го тысячелетия до н. э. Радиоуглеродный анализ показывает, что пирамида была покинута людьми уже в 2160 году до н. э. Если представить себе, что ступенчатая пирамида действительно относится к столь отдаленной эпохе, то время существования человека разумного в этом районе отодвигается еще дальше в прошлое. Судя по всему, однако, цивилизация эта развивалась отнюдь не в вакууме. Севернее — в нижней долине реки Миссисипи в 1982 году были обнаружены следы огромного сооружения. Состоящее из шести концентрических восьмиугольников, сооружение это имеет по диагонали около километра. Построено оно было приблизительно за 300—1800 лет до н. э. Просветы между восьмиугольниками точно указывают направление захода солнца в дни летнего и зимнего солнцестояния. По мнению археолога У. Хаага, сделавшего это открытие, сооружение служило для точного измерения времени. Возможно, косвенным свидетельством существования в Центральной Америке в весьма отдаленное время некоей цивилизации может служить также дата, изображенная на одной из каменных стел и соответствующая 12042 году до н. э. Известны надписи, изображающие еще более ранние даты. Мы не знаем, с какими событиями связаны эти даты, как не знаем ничего о другой цивилизации, находившейся южнее, в районе сегодняшнего Перу. Руины Гран-Пахатен, многочисленные барельефы, изображающие странные человеческие существа, относятся к так называемой «культуре Антисуйо», существовавшей, как считают некоторые исследователи, за 20 тысяч лет до н. э. Культура эта была, очевидно, связана как-то с цивилизацией, развивавшейся в то время в Центральной Америке. Тем более что у археологов есть сейчас неопровержимые доказательства не только присутствия здесь человека, но и материальные следы его трудовой деятельности, уходящие в прошлое на 40 тысячелетий. Это значит: к моменту описываемой нами катастрофы в этом районе должен был существовать некий уровень развития культуры. Насколько он мог быть высок? Подобный же вопрос может быть задан и в отношении египетской, шумерской и южноамериканской цивилизаций. Согласно общепринятой точке зрения, время возникновения первых государств в долине Нила относится к 4-му тысячелетию до н. э. Как же следует тогда понимать странное утверждение Геродота и его современников о том, что в их время сохранившиеся письменные источники египтян уходили в прошлое на 17 000 лет. Еще более раннюю дату называет Манефон (IV в. до н. э.), египетский жрец, написавший историю Египта. Он начинает свою хоонологию от 30 627 года до м. э. Византийский историк Снеллиус сообщает о неких записях, называвшихся «Древние Хроники», которые молись жрецами Египта якобы на протяжении 36 525 лет. А Диоген Лаэртский, греческий историк, в III ве ке п. э. утверждал, что египетские жрецы хранят минеи, уходящие в прошлое на 48 863 года до Александра Македонского. Сегодня принято считать, что в те времена на Земле не существовало ни цивилизованного человека, ни письменности. Поэтому, конечно, к такого рода информации надлежит относиться достаточно осторожно, что отнюдь не предполагает вовсе игнорировать ее, тем более, что ряд сообщений, пришедших к нам из прошлого, подтвердился. Так, многие даты древних источников, относящиеся к Египту, восходят ко времени, когда в этом районе вообще, как считали, не обитали люди. Однако в 1969 году в долине Нила обнаружили каменные орудия, свидетельствующие о присутствии здесь человека уже 70 000 лет назад. Тем самым утверждение о возможной давности какой-то цивилизации в этом районе, кроме

косвенных свидетельств древних, обрели и некое прямое материальное подтверждение. Иными словами, данный район был обитаем задолго до предполагаемой катастрофы. Мы упоминали уже о развалинах города Тиаунако в Андах, где был найден странный календарь, насчитывающий в году 290 дней. Город этот расположен сейчас в горах на высоте 4000 метров, на высоте, почти лишенной растительности и малопригодной для обитания человека . Однако остатки большого порта, морские ракушки, изображения летающих рыб и скелеты ископаемых морских животных свидетельствуют, что некогда город этот был достаточно близок от моря, или, как считают некоторые, даже на уровне моря. Подъем Анд геологи относят к третичному периоду (60—70 млн.лет назад), т. е. ко времени, когда на Земле, казалось бы, не должно было быть еще человека. В окрестностях этого города находится озеро Титикака. Когда недавно на дно его опустились исследователи, они обнаружили остатки построек, стены, состоявшие из огромных каменных глыб. Стены эти, идущие вдоль мощеной мостовой, расположенные параллельно друг другу, протянулись более чем на километр. Профессор Рубен Вела из археологического института Тиахуанако предполагает, что обнаруженные на дне развалины — это «прибрежный храм, где совершались захоронения важных лиц». Как же оказались эти руины на дне озера. Исследователи связывают этот факт, с происходившим здесь горообразованием, что, как говорилось уже, могло иметь место в период, когда на Земле, по общепринятым представлениям, не было еще человека. Если вышеперечисленные предположения справедливы, то обретают смысл и некоторые из находок, не имеющих пока что рационального объяснения. Есть сообщение, что еще в XVI веке в Перу в серебряных рудниках испанцы нашли странный предмет — железный гвоздь длиной почти 18 сантиметров. О том, сколько десятков тысячелетий пролежал он в недрах земли, можно было догадаться только по тому, что большая часть его оказалась плотно зацементированной в куске каменной породы. Вице-король Перу Франциско де Толедо долго держал находку в своем кабинете и любил показывать ее как любопытный курьез. Сохранилось его письмо от 9.Х. 1572 г., в котором он рассказывает об этом (Мадридский архив). В Австралии в угольных пластах был обнаружен железный метеорит со следами обработки. Он был найден в третичных слоях, т. е. чьи-то «разумные» руки должны были касаться его 30 млн. лет назад. Журнал «Сообщения Шотландского общества древней истории» писал о находке металлического предмета в толще каменного угля на территории Шотландии. Еще одно из подобных сообщений — это упоминание о золотой цепочке, обнаруженной якобы в 1891 году также в куске каменного угля. Каменноугольный период (карбон) отстоит от нас на 350—275 млн. лет. В 1885 году в Австрии в каменноугольной породе была, как утверждалось, найдена стальная с примесью никеля пластинка 67X67X47 мм весом 785 г. Находка была представлена в музей города Линца, где с нее был выполнен гипсовый слепок, находящийся там и сейчас. В свое время научные журналы писали об этой находке Известны и другие сообщения о подобных фактах. Маловероятно, чтобы в разное время, в разных странах постоянно находились люди, которые получали бы необъяснимое удовольствие от занятий подобными подделками, причем делали бы это столь искусно, что ученые не могли бы обнаружить фальсификации. Конечно, чтобы в полной мере судить о достоверности этих сообщений, нужно было бы иметь перед собой сами эти предметы. В свое время никто не позаботился, чтобы они сохранились. Как никто не думал беречь находки каменных орудий, когда наука отрицала, что они могли быть изготовлены человеком. Как никто не собирал метеориты, когда ученые мужи утверждали, что «камни не могут падать с неба». Участь некоторых находок, сделанных в наше время, счастливее — они сохранились. Хотя само их наличие скорее порождает вопросы, чем дает ответы. В лондонском Музее естественной истории хранится человеческий череп. В левой его части — ровное, круглое отверстие. Оно не было нанесено ни холодным оружием, ни другим предметом. В этом случае образовались бы мелкие трещинки и осколки, их нет. Исследователи считают, что такие повреждения характерны, только для пулевого ранения. Возраст черепа из Музея естественной истории — 40 тыс. лет. В Москве, в Палеонтологическом музее, как сообщалось в печати, находится череп зубра. В лобной его части такое же ровное, круглое отверстие. Жил этот зубр еще раньше — сотни тысяч лет назад. Мысль невольно перебрасывает нить между подобными находками, ставя их в связь, выстраивая в некую цепь. Одно из звеньев этой цепи, все дальше уходящей в прошлое,— сообщение французского научного журнала «Ла Решерш» (1973, апр.) о том, что в ходе геологических работ, проводившихся под Парижем, были обнаружены осколки искусственных кремневых орудий рядом с костями быка. Если судить по характеру орудий, то они должны были бы относиться к верхнему палеолиту, т. е. отстоять от нашего времени на 15 тыс. лет. Если же исходить из осадочных слоев, орудиям не менее 20 млн. лет. Находка эта, вызвавшая недоумение, не была ни опровергнута, ни прокомментирована. Подобные факты никак не вписываются в привычную картину истории разума на нашей планете. И даже больше, чем не вписываются — нарушают ее. Но «рукописи не горят». Разбросанные, растерянные находки эти собираются где-то по запасникам и хранилищам. Медленно, но неуклонно они растут в числе. Понятие критической массы существует не только для урана. Мысль эта дает автору повод к умеренному оптимизму. В перечне фактов, о которых я говорю,— странные отпечатки на скальных породах и песчанике. С тех пор как они были сделаны — на влажном песке, на мягких породах,—прошли не десятки, сотни миллионов лет. Советско-китайская палеонтологическая экспедиция 1959—1960 годов обнаружила в пустыне Гоби странный отпечаток на песчанике: небольшие углубления правильной формы, расположенные ровными рядами на равном расстоянии друг от друга. Геометрическая, я бы сказал, «машинная» правильность рисунка делает – маловероятным его происхождение от какого-то биологического объекта. Кто или что могло оставить подобный след? «Ученым предстоит решить происхождение отпечатков» — так завершал свое сообщение о находке А. Рождественский, начальник советской части экспедиции. 48 В начале 30-х годов доктор У. Г. Бурроу, возглавлявший кафедру геологии одного из американских колледжей, обнаружил (также на окаменевшем песчанике) следы прямоходящего существа, напоминавшие следы человека. Отпечатки относились к прошлому, уходившему назад на 250 млн. лет. Ни один исследователь не хочет стать объектом критики и насмешек коллег. Неудивительно, что ученый не спешил предать свое открытие гласности. Прошло несколько лет, прежде чем он решился сделать это. Оттиски были подвергнуты тщательному и скептическому анализу. Не были ли они созданы искусственным путем, т. е. попросту выбиты в песчанике? Фотографии в инфракрасном свете и другие методы исследования ответили на этот вопрос отрицательно. Трое ученых независимо друг от друга, не зная даже, что другие заняты тем же, провели скрупулезную работу: под микроскопом они сравнивали плотность песчинок на месте самого следа и на соседних участках. Их вывод: «Песчинки, расположенные на месте следа, лежат ближе друг к другу, чем на соседних и других участках песчаника, при той же их комбинации, что объясняется давлением, созданным ногой этого существа». Фотографии и статьи, посвященные находке, были опубликованы в научных журналах. Существо это предложено было назвать Phenantropus mikables («Человекоподобный, странный») Палеонтолог писал, что отпечатки «соответствуют раз мерам ноги человека

— 25—26 сантиметров длины, и они почти такой же формы. Если бы большой палец был чуть крупнее, а мизинец не отстоял бы чуть ли не под прямым углом к оси стопы, отпечатки можно было бы принять за след человека. Свиде тельствам этим около 250 млн. лет. Высшие из известных нам форм жизни, которые су ществовали тогда, т. е. в каменноугольный период, это. амфибии, родственные теперешним лягушкам, и сала мандры. Если представить себе, что существо, оставив шее эти следы, принадлежало к амфибиям, оно должно было бы быть среди них гигантом. В нашей стране в Чарджоуской области Туркмен гкой ССР (Кургатанский заповедник) обнаружены подобные же отпечатки, больше всего напоминающие следы босой ноги человека или какого-то человекообразного существа. Длина отпечатка 26 см. Возраст, как считают ученые, 150 млн. лет. Другой факт, который ставит в тупик, это отсутствие следов передних конечностей. Все следы представляют собой отпечатки только задних конечностей этих двуногих существ. Таким образом, загадка остается. Четверть миллиарда лет назад это Нечто, ходившее как Человек, оставило отпечатки своих конечностей на россыпях песка, который время превратило в скальную породу. Затем существо это исчезло. А теперь ученые скребут затылки ». Известны отпечатки еще более странные, еще менее поддающиеся объяснению в рамках привычных схем. На месте излома скальной породы четко виден отпечаток… подошвы. При этом задняя часть оттиска со следом каблука больше углублена, как это и должно быть в соответствии с распределением тяжести при ходьбе. Геологи, прибывшие на место находки, подтвердили, что в то время, когда был сделан оттиск, формация находилась на поверхности и лишь впоследствии была погребена под наслоениями других пород. Скальная порода, на месте излома которой был обнаружен след, датируется кембрием, периодом, уходящим назад на 500 млн. лет. Естественно, трудно судить о достоверности этой находки. Но есть одна деталь, которую нельзя игнорировать. В образце породы, где обнаружен этот странный отпечаток, встречаются окаменевшие трилобиты, моллюски, существовавшие именно в ту эпоху. Одна из таких окаменелостей приходится на сам след. Это как бы еще одна, добавочная датировка, оставленная природой. Находка такого рода, сколь бы ни была она фантастична,— не единственная. Отпечаток подошв обнаружен также на каменноугольном пласте. След, судя по всему, довольно примитивной обуви достаточно четок — хорошо видны даже стежки двойной нити, которой она прошита . Большинство исследователей относится к подобным сообщениям с понятным скепсисом. Сдержанность и осторожность объяснимы не только потому, что наука знает немало поспешных выводов, ошибок и даже подделок, но и потому, что существует известная инертность человеческого мышления. От определенной предвзятости представлений не всегда бывают, свободны даже лучшие умы человечества. Однажды гениального физика Альберта Эйнштейна спросили, верит ли он, что в ближайшие столетия людям удастся овладеть энергией атомного ядра. — О, это совершенно исключено! — без малейшего колебания воскликнул ученый. Атомная бомба была взорвана через 10 лет, а вскоре после этого появились первые атомные реакторы. Факты воспринимаются или подвергаются отторжению в зависимости от точки зрения воспринимающего или, пользуясь научным термином, в зависимости от концептуальной заданности. По словам Эйнштейна, «именно теория предрешает, что мы способны воспринять ». Не случайно в науковедческой литературе существует даже термин «сопротивление новому в науке». Если факты и находки, перечисленные мною выше (или хотя бы какая-то часть их), имеют под собой основание, это может означать, что человек разумный, какая то ветвь его, существует на Земле многократно дольше, чем это принято себе представлять.

ЗНАНИЯ НЕ ДОЛЖНЫПОГИБНУТЬ!

Известный арабский ученый Абу Балкхи (IX—X века н. э.) писал, что накануне потопа мудрецы, предвидя катастрофу, «построили в Нижнем Египте много пирамид из камня для того, чтобы спастись там во время надвигающейся гибели. Две из этих пирамид превосходили остальные, имея 400 локтей в высоту и столько же в ширину и длину. Они были построены из больших отшлифованных глыб мрамора, пригнанных друг к другу так плотно, что места соединения были едва видны». Внутри этих пирамид были начертаны, как писал Абу Балкхи, различные сведения об удивительных знаниях, которые хотели сохранить мудрецы. Другой арабский историк Масуди, основываясь на не дошедших до нас источниках, писал: «Сурид, один из царей, живших до потопа, выстроил две большие пирамиды и приказал жрецам спрятать в них записи их знаний и того, что они достигли в различных искусствах и науках, с тем чтобы они уцелели для тех, кто потом сможет понять их. Он также записал положение звезд, их циклы…». Древнеегипетский историк Манефон сообщает о текстах, содержавших важные знания, которые по приближении катастрофы были записаны полулегендарной личностью — мудрецом Тотхом. Позднее Тотх вошел в пантеон египетских богов как бог знания, давший людям письменность. Тексты эти, по словам Манефона, «сделанные на священном языке и священными знаками Тотхом, первым Гермесом, были переведены после потопа… (пропуск в рукописи)… и записаны иероглифами » Историк и ученый древности Иосиф Флавий писал о мудрецах, которые «изобрели науку о небесных телах и их устройстве». Они были заранее предупреждены о надвигающейся катастрофе, о гибели «отчасти от силы огня, отчасти же вследствие огромного количества воды ». «Для того чтобы изобретения их не были забыты и не погибли раньше, чем с ними познакомятся люди, они воздвигли два столба — один кирпичный, другой каменный — и записали на них сообщение о своем изобретении. Последнее было сделано с таким расчетом, что в случае гибели кирпичного столба при наводнении каменный, оставшийся невредимым, дал бы людям возможность ознакомиться с надписью». По словам Флавия, каменный столб существовал еще в его время, то есть в I веке н. э. Древнегреческий ученый Страбон сообщает о какихто текстах, написанных до потопа, которые сохранились в его время на Пиренейском полуострове. Кельтские жрецы — друиды ссылались на некие «книги Ферилта», анналы, написанные якобы до катастрофы. В индийских священных книгах «Агни-Пурана» и «Бхагавата-Пурана » также говорится о книгах знаний «Ведах», которые удалось спасти во время катастрофы. О том, что люди пытались сохранить записи о своих достижениях накануне катастрофы, рассказывает и вавилонский историк и жрец Берос (III век до н. э.). Когда царь Ксисутрос, пишет он, был предупрежден о предстоящем потопе, он повелел написать «историю начала, течения и завершения всех вещей и зарыть эту историю в городе солнца Сиппар». После потопа Ксисутрос и его спутники «открыли книги в Сиппаре, написали много новых книг, построили храмы и снова основали Вавилон». В одном из клинописных текстов царь Ашшурбанапал отмечал, что он любит читать тексты, «написанные в эпоху до потопа». Можно предположить, что какая-то часть знаний уцелела во время катастрофы и позднее

стала достоянием тех, кто спасся. « Ах Солон, Солон! — говорили Солону египетские жрецы.— Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца…» Жрецы рассказали Солону о катастрофе, уничтожившей население городов, расположенных на побережье морей и рек, когда остались только волопасы и скотоводы в горах, только неграмотные и неученые. «Вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена». Не абсурдно ли подобное предположение — гибель некоей цивилизации, регресс, редкие островки света, окруженные мраком и дикостью, гаснущие один за другим? Однако даже из более близкой нам истории известны многочисленные примеры частичного исчезновения, затухания знаний. В XIV—XV веках в Северной Америке сушествовали поселения норманнов. Переселенцы умели выплавлять и обрабатывать металлы. Но когда их связь родиной прервалась и они оказались ассимилированы окружившими их племенами, находившимися на значительно более низкой ступени развития, знания эти оказались утраченными безвозвратно. В этом районе вновь воцарился каменный век. В городе Тилхуанаку, в Андах, некогда жил парод, хорошо знавший астрономию, изучавший движение небесных светил. Есть сообщения, что испанские конкистадоры нашли здесь на некоторых исполинских каменных статуях литые серебряные украшения весом до полутоны. Но в самом городе жителей не было. Племена, обитавшие в окрестностях, жили в тростниковых шалашах. Они совершенно не знали ни выплавки металлов, ни астрономии. Основной их пищей были корневища водорослей. Или другой пример. Некогда маори были великим народом — мореплавателями Тихого океана. Однако, осев в Новой Зеландии, они все больше теряли это искусство, пока внуки и правнуки мореходов не забыли его совершенно. Подобное явление историки и этнографы обозначают термином «вторичная дикость». Такой культурный регресс можно наблюдать у разных народов. Племена, вернувшиеся на уровень первобытного состояния, известны в Юго-Восточной Азии. Народы Конго и Анголы имели некогда свою письменность, а затем утратили ее. Также имели и безвозвратно утратили свою письменность инки Считается, что майя совершенно не знали колеса. Но как понимать тогда такой факт: при раскопках были найдены странные игрушки — тележки на четырех колесах из обожженной глины. Возможно, это только воспоминание о том времени, когда здесь были известны и колеса и повозка. Знания эти, как и многие другие, могли быть утеряны. Историкам нередко приходится констатировать это явление — регресс. Случается, его причиной становится и стихийное бедствие. «Мы полагаем, что шумеро-вавилонское предание о потопе связано с реальными событиями…— пишет советский исследователь И. С. Клочков.— Потоп (или ряд наводнений) несомненно произвел страшные разрушения и привел к временной деградации общества». Другой пример из того же ряда. Три с половиной тысячи лет назад Крит был центром минойской культуры. Процветали города, воздвигались дворцы и храмы. В 1450 году до н. э. обезумевшая стихия обрушилась на остров. Заклокотали вулканы, землетрясения следовали одно за другим, гигантские волны, вздымаясь на горизонте, мчались на беззащитный берег «со скоростью боевой колесницы » — так повествуют древние авторы. С этими гибельными событиями современные исследователи связывают закат минойской культуры. Смутные воспоминания о каких-то познаниях, утраченных после катастрофы, дошли до нас в различных текстах. «Пополь-Вух» сообщает, что первые люди «преуспели в знании всего, что имеется на свете. Когда они смотрели вокруг, они сразу же видели и созерца, ли от верха до низа свод небес и внутренности земли. Они видели даже вещи, скрытые в глубокой темноте. Они сразу видели весь мир, не делая даже попытки двигаться; они видели его с того места, где находились. Велика была мудрость их…» Но боги возроптали: «Разве они тоже должны стать божествами?.. Разве они должны стать равны нам?..» И тогда ревнивые боги отняли у людей их высокие способности и знания. Сообщение об утрате в результате катастрофы каких– то высоких познаний дошло до нас и в символической, традиционно зашифрованной форме. «Он сразил своих врагов,— гласит один древнеегипетский текст,— и вкусил их знаний». Выражение «вкусить » в значении «познать» мы находим и в Библии. Там говорится о некоем символическом дереве, «вкусив» плоды которого, люди могли стать «как боги, знающие добро и зло», т. е. приобщиться к каким-то высшим знаниям. И когда вопреки запрету первые люди вкусили от этого дерева, бог, подобно древнемексиканским богам, разгневался: «Вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно». Дерево познания как некий символ мы встречаем у самых различных народов — ив древнем Вавилоне и у ацтеков. Ирландский фольклор говорит о Томасе, который обрел дар ясновидения, вкусив плод от этого дерева. Именно под деревом произошло «просветление» Будды, когда ему внезапно открылись высший смысл бытия и высшая мудрость. Индийская традиция часто изображает бога Вишну также под деревом, под так называемым «космическим деревом», плоды которого символизируют собой высшее знание, знание прошлого и будущего. В Японии в этой роли выступает апельсиновое дерево, в Китае — дерево кассия,-на Ближнем Востоке

— сикомора, у друидов — дуб и т. д. Но вот что характерно: всякий раз с деревом познания связан символ катастрофы, уже знакомый нам символ змея, воды или дракона. Иными словами, непременно сочетаются змей (дракон), вода и дерево. Так, в гальских преданиях о священном дереве, плоды которого даруют сверхъестественные познания и мудрость, говорится, что путь к нему преграждает дракон, живущий в озере . В греческих мифах змей Ладон охраняет дерево Зевса, несущее золотые плоды. Чтобы достать эти плоды, Гераклу пришлось убить змея. Так же поступает и древнеегипетский Нанеферкаптах, убивший «бессмертного змея», стража книги магических знаний. Это изображение находим мы и в Шумере. По буддийской традиции, в Индии, Японии и Китае считается, что змеи Нага, символизирующие наводнение, «большую воду», обитают в озере, преграждая путь к священному дереву. Вкусивший плодов с этого дерева получает «сверхъестественное зрение, ему открывается все прошлое». Не составляют исключения и предания языческих славян: на острове Буяне живет огненная змея Гарафена. Она охраняет анатырь-камень, средоточие мудрости и магических знаний. Лежит тот камень под дубом. Точно так же в Древней Мексике путь к священному кактусу, растущему на берегу озера, преграждает бог вод и наводнения Тлалок, живущий в озере. Так повсеместно змей, символ потопа, катастрофы, как бы преграждает путь к символу знаний — к священному дереву познания. Возможно, с этой символикой связано и то, что у ацтеков их утраченную прародину Тамоанман обозначало изображение сломанного дерева. Однако, как мы видели, из сообщений древних авторов (Абу Балкхи, Манефона, Иосифа Флавия, Страбона и других) явствует, что какую-то часть знаний удалось спасти. Среди общей дикости и варварства их хранителями стали, очевидно, ограниченные, замкнутые группы людей. На Британских островах это были друиды, в Индии — брамины, в Египте — те, кого мы условно называем жрецами. Позднее, когда здесь возникло государство, они действительно составили в нем жреческое сословие, которое утверждало свое господство, пользуясь монополией знаний. Много тысячелетий, из поколения в поколение избранные передавали древние знания, хранимые в глубокой тайне. В одром из святилищ египетские жрецы показали Геродоту 341 статую верховных жрецов, последовательно сменявших друг друга. Как полагал Геродот, период этот охватывал 11 340 лет. Иными словами, преемственная жреческая каста должна была восходить к временам, далеко отстоящим от даты предполагаемой катастрофы. Можно предположить, что подобные группы хранителей прошлых знаний пытались ускорить медленный процесс эволюции человечества, сообщая людям те практические сведения, которые они могли воспринять. Память об этом мы находим у разных народов в форме воспоминаний о неких просветителях, появившихся неведомо откуда и принесших им знания. Прежде всего, конечно, приходит на ум легендарный Прометей, научивший людей пользоваться огнем. Но Прометей был не одинок. В Южной Америке первый инка, легендарный Манко Капак, прибывший из-за моря, научил окрестные племена земледелию и ремеслам. Бог Бочика, явившийся с Востока в образе бородатого старца, принес людям календарь. Ицамна (Юкатан), или Саме (Южная Америка), прибывший также с востока, из-за океана, научил население заниматься сельским хозяйством и скотоводством, делать мосты и рубить деревья. Он же, согласно преданиям, принес письменность. Но над всеми этими фигурами просветителей возвышается герой мексиканского эпоса Кецалькоатль, пришедший с востока и принесший знание металлургии и сельского хозяйства… Сообщения о подобных просветителях находим мы и у народов Южной и Передней Азии. Вавилонский историк Берос, наделяя фантастическими чертами некое существо по имени Оаннес, писал, что оно периодически являлось к людям и сообщало им много полезных сведений. Оаннес научил людей, по словам Бероса, «понимать письменность и обучил их различным искусствам. Он научил их строить города и сооружать храмы, составлять законы и объяснял им законы геометрических знаний». Несколько любопытных деталей. Оаннес прибыл откуда– то из-за моря, он не мог есть ту пищу, которой питались остальные вавилонские жители. День он проводил на берегу, ночью же возвращался в глубины моря, потому что был получеловек-полурыба и мог дышать под водой. Подобные же предания о пришельцах-просветителях существовали и в Египте. Однажды, гласит предание, в долине Нила появился некто, высокий и смуглый, обучивший тех, кто жил там, сельскому хозяйству и ирригации, строительству, календарю, музыке и врачеванию. Имя его был Озирис. Там, где появился он со своей женой Изидой, согласно преданию, в память об этом событии был основан город Фивы. Раннехристианский апокриф «Книга Еноха» также содержит сведения о каких-то существах, принесших людям знания. Автор этих записей называет их ангелами. «Азазел научил людей делать мечи, и ножи, и щиты, и панцири и научил их видеть, что было позади их. Баракелл — наблюдению над звездами, Кокабел — знамениям, и Темпел научил наблюдению над звездами, и Асрадел научил движению Луны». О таких просветителях, «сынах Неба» упоминают и древнекитайские тексты — даосский канон «Даоцзин» и «Записи о поколениях владык и царей». Среди них одна женщина вела наблюдение за солнцем, «основываясь на длине тени»; другая — «за луной нарождающейся и на исходе, за ее четвертями и полнолуниями, третий — за движением звезд, еще один сводил все это воедино, составляя календарь». Среди жителей острова Пасхи бытует легенда о великом боге-просветителе Маке-Маке, который был королем островов Моту-Марио-Хива, погрузившихся на дно океана. Боги Самоа, как гласит предание, достигли островов, тоже придя из каких-то далеких мест. Утверждение это подкрепляет многозначительная деталь. В пути боги-просветители видели над собой небесный свод с расположением звезд иным, чем над Самоа. Увидеть другие созвездия можно, лишь перейдя из одного полушария в другое. То, что некие, возможно, реально существовавшие люди были возведены в ранг богов, не должно нас удивлять. Истории известны факты подобного обожествления героев-просветителей. Мореплаватель Кадм, например, привезший в Грецию письменность, был официально возведен в ранг полубога. Египтяне, писал Френсис Бэкон, «наделяли божественностью и святостью изобретателей вещей». Как бы то ни было, сведения о неких просветителях — носителях знания — повсеместны.

МУДРОСТЬ ДРЕВНИХ. ОТКУДА?

Нам трудно представить себе, как устойчива может быть традиция устной, бесписьменной передачи знаний. Изучение заговоров и талисманов армяк обнаружило удивительный факт — еще в прошлом веке там встречались названия святилищ Урарту и святилищ, относящихся даже к доурартским временам. Иными словами, к эпохе, удаленной на 3000 лет. А в русских народных заговорах от лихорадки, дурного глаза и других встречаются не только явные следы, но даже отдельные слова древнеассирийских заклинаний. Какими путями, когда попали они на русскую почву? Очевидно, теми же, что и другие знания, переходившие из уст в уста и тайно передававшиеся в течение тысячелетий. В ряду этих знаний, не исчезнувших, сохранившихся, сбереженных в святая святых, были, очевидно, и те сведения, которые традиция связывает с появлением просветителей — носителей знаний, пришедших издалека. На мысль о неких высоких познаниях, уцелевших после катастрофы, наводят и некоторые факты, относящиеся к первым из известных нам цивилизаций. Астрономия. Майя не употребляли колеса, не изобрели гончарного круга, не были знакомы с железом. Но зато им с удивительной точностью были известны периоды обращения небесных тел. Время обращения Земли вокруг Солнца, согласно григорианскому календарю, равняется 365,242500 суток. Майя считали этот период равным 365,242129 суток. В настоящее время с помощью точнейших астрономических приборов длительность года установлена равной 365,242198 суток. Следовательно, вплоть до самого последнего времени цифра майя, совершенно не знавших ни телескопов, ни других приспособлений и аппаратуры, была самой точной! Продолжительность лунного месяца была известна, майя с точностью до 0,0004 дня (34 секунды). Ошибка в периоде обращения Венеры составляла у них всего 7 секунд на 50 лет. Европейская наука достигла этой точности только тысячу лет спустя, в конце прошлого века. Столь же внезапно появляющиеся высокие астрономические познания находим мы и в Шумере. Время обращения Луны было известно здесь с точностью до 0,4 секунды. Продолжительность года составляла 365 дней 6 часов и 11 минут, что отличается от длительности года, определяемой сегодня на основании точнейших научных данных, всего на 3 минуты. Кем были проведены эти расчеты и когда? Мы не знаем. Точно так же, как не знаем, из какого источника греческий астроном Гиппарх, живший две тысячи лет назад, мог почерпнуть сведения о лунной орбите, которая оказалась известной ему с точностью до 0,01°. Говоря о появлении высоких астрономических знаний в ранний период Средиземноморской цивилизации, некоторые историки констатируют, что «истинные причины этого остаются неясны». Столь же неясно, каким образом в Древнем Шумере было известно о последней и самой удаленной планете Солнечной системы Плутоне. Время обращения его вокруг Солнца составляет 90 727 земных суток. В числовых рядах шумерских математических текстов (V группа, II ряд) фигурирует число 90 720, фактически воспроизводящее эту цифру. Незначительное несовпадение, 7 суток, может быть отнесено за счет того, что период обращения планеты «сильно меняется во времени» Открытие Плутона современной астрономией произошло лишь в 1930 году. Если в Древнем Шумере действительно было известно о Плутоне, то это удивительно тем более: как отмечает Большая советская энциклопедия, «лишь в самые крупные инструменты при исключительно спокойной атмосфере можно заметить его диск» Среди астрономических фактов, необъяснимым образом оказавшихся известными задолго до их открытия в наши дни, есть и следующий. В XVIII веке жил человек, известный нам как писатель, автор «Путешествий Гулливера» — Джонатан Свифт. Он оставил нам странное упоминание о двух спутниках Марса. Только через 156 лет после того, как Свифт написал о них, были созданы достаточно сильные телескопы, и астрономам действительно удалось обнаружить эти два спутника. Но странное совпадение не ограничивается этим. Свифт писал, что время обращения одного спутника 10 часов (оказалось, около 8 часов); время обращения второго, по Свифту, 21,5 часа (оказалось 30 часов 20 минут). Таким образом, данные, сообщенные Свифтом, довольно близки к действительным. Откуда мог он почерпнуть эти сведения? Не из старых ли книг и забытых рукописей, которыми так интересовался писатель? Есть основания предполагать, что подобные упоминания в старых текстах действительно были. Далеко от Свифта, в другой стране, среди других древних рукописей и книг жил известный грузинский писатель и ученый Сулхан Саба Орбелиани (1658—1725). В его Толковом словаре есть упоминание о спутнике Марса. Как и у Свифта, упоминанию этому сопутствуют цифровые данные. Радиус обращения спутника у Орбелиани 24 019 км. Радиус обращения, известный нам сегодня. Нам остается лишь строить предположения, к каким потерянным и забытым источникам восходят эти знания. Некоторые сооружения, дошедшие до нас, говорят о наблюдениях звездного неба, которые проводились на самой заре известной нам истории человечества. Правда, они давали лишь общие сведения о движении Солнца, Луны, их затмениях и т. д. Об одной из последних таких построек, храме Солнца в Гелиополисе (Египет) рассказывал арабский летописец XIV века Макризи. «Там воздвигнуты,— писал он,— две колонны, прекрасней которых никто никогда не видел. Они возвышаются над землей примерно на 50 кубитов (26,2 м)… Вершины их сделаны из меди.. Когда солнце вступает в созвездие Козерога, иначе говоря, в самый короткий день года, оно касается вершины южной колонны. Когда же солнце вступает в созвездие Рака, иными словами, в самый длинный день года, оно касается вершины северной колонны. Таким образом, эти два обелиска обозначают конечные пункты движения солнца, а точка равноденствия расположена на равном расстоянии между ними». Другое подобное сооружение, сохранившееся до наших дней,— это храмовый комплекс Ангкор Ват (Кампучия). Подобно Гелиополису, башни, галереи и стелы расположены там таким образом, что наблюдатель может фиксировать положение Солнца или Луны, когда они находятся в критических точках. Точность этих наблюдений — до 0,5°. Комплекс Ангкор Ват построен в XII веке. Китайский путешественник, посетивший его через полтораста лет, писал, что там «есть люди, которые знают астрономию и могут рассчитывать периоды затмения Солнца и Луны». Однако по мере того как шли годы, исходный импульс, побудивший некогда к строительству этого сооружения, слабел, пока весь комплекс не пришел в полное запустение. Астрономическая роль его была потеряна и забыта. Другая сохранившаяся древнейшая обсерватория мира — это Стоунхендж (Великобритания), постройка, представляющая собой ряд гигантских камней, мегалитов, расположенных правильными концентрическими окружностями. Вес отдельных каменных глыб достигает 50 топи. Автор хроники «История британских королей », написанной в XII веке, упоминая о Стоунхендже, сообщал две странные детали. По его словам, мегалиты для Стоунхенджа были доставлены якобы из Ирландии. А воздвигли постройку какие-то люди, прибывшие «из отдаленной африканской окраины». К величайшему удивлению исследователей, первое утверждение оказалось истинным. Ирландское происхождение мегалитов Стоунхенджа было научно установлено в 1923 году. Что касается сообщения о пришельцах издалека, из Африки или неведомо откуда, то и это утверждение, по всей вероятности, не лишено основания. По данным радиоуглеродного анализа, строительство Стоунхенджа заняло около 10 веков (2775—1700 гг. до н. э.). Значит, в течение тысячи лет должна была существовать преемственность в решении этой сложной инженерной задачи, должна была быть социальная организация, которая осуществляла это. Кроме того, те, кто сооружали его, должны были обладать высокими познаниями в строительстве, геометрии, астрономии. Во время всего тысячелетия строители с большой точностью пользовались унифицированной системой измерения: 1 мегалитический род =2, 5 мегалитических ядра = 100 мегалитических дюймов. Очевидно, они должны были иметь письменность — наблюдение за солнечными и лунными затмениями требует проведения расчетов и составления таблиц. Примитивные, неграмотные племена, возделывавшие землю вокруг этого места, не просто не соответствовали, даже не приближались ни к одному из этих требований. Очевидно, строители Стоунхенджа значительно отличались от местных жителей. Но кто они были, откуда пришли в эти края — этого мы не знаем. Не знаем мы и того, кто были строители других мегалитических обсерваторий, которых в Великобритании насчитывают около 600. Располагая мегалиты определенным образом, строители этой обсерватории каменного века обозначали крайние положения Луны. Делалось это с точностью до 1 минуты. Иными словами, в 30 раз более точно, чем в Ангкор Вате, построенном через 3—4 тысячи лет. Более того, те, кто пользовались этим сооружением, знали 0 лунном цикле продолжительностью в 18,6 года и учитывали даже отклонения Луны из-за гравитационного притяжения Солнца. Исследователи Стоунхенджа пришли к выводу, что чем дальше в прошлое уходит сооружение, тем для более точных и детальных наблюдений оно оказывается рассчитано. Об этой же динамике изменения знаний свидетельствует и другой штрих. Сравнивая этапы строительства Стоунхенджа, исследователи пришли к заключению, что самый древний этап отмечен наибольшим искусством. По мере того как шли века, умение строителей не совершенствовалось, как следовало бы ожидать, но, наоборот, они все больше утрачивали его. Иными словами, чем дальше в прошлое, тем как бы ближе к некоей исходной точке полноты знаний. Как далеко в прошлое может бт^ть отнесена эта точка? И. А. Ефремов рассказывал о бронзовом глобусе звездного неба, который он видел в Китае, в Нанкинской обсерватории. На нем подробнейшим образом были нанесены созвездия, не только видимые в широтах, где расположен Китай, но и те, видеть которые можно лишь из Южного полушария. Датируется этот глобус 1 веком н. э. На одной из глиняных табличек Древнего Шумера были изображены рядом с Луной две звезды — альфа и бета из созвездия Близнецов. Судя по их расположению, изображение воспроизводило картину, отстоящую от нас на 6000 лет Согласно Диогену Лаэртскому, у египтян были записи 373 солнечных затмений и 832 лунных. Подсчеты показывают: чтобы получить это число затмений, наблюдения должны были вестись не менее 10 000 лет.. Некоторые историки астрономии относят время начала наблюдений еще дальше — 15 000 лет до н. э. Иными словами, к периоду, уходящему в прошлое за дату предполагаемой катастрофы. Есть данные, которые свидетельствуют и о более ранних датах. В то время, в которое живем мы с вами, в период весеннего равноденствия Солнце находится в созвездии Рыб. Два тысячелетия назад оно было в созвездии Овна, а еще раньше, в период раннего Шумера,— в созвездии Близнецов. Медленное движение звездного свода завершает полный цикл за 25 920 лет. Эту цифру мы можем обнаружить в целом ряде шумерских текстов храмовых библиотек Ниппура и Сиппара Сообщения о чрезвычайной древности астрономических знаний получают подтверждения и в находках археологов. Обломок кости с насечками, изображающими фазы Луны, отстоит от нас на 8,5 тысячи лет (верховья Нила). Бивень мамонта (Южная Украина) с насечками, обозначающими дни лунного месяца, включая день «невидимой Луны», говорит об астрономических познаниях или наблюдениях, которые велись 30—35 тыс. лет назад Однако и эти цифры не означают, очевидно, той крайней черты, с которой начался интерес человека к звездному небу. «Ковш Большой медведицы» — привычно произнося эти слова, мы не замечаем обычно их абсурдности. Если созвездие больше всего действительно походит на ковш, причем здесь медведица? Оказывается, раньше расположение звезд было иным, и положение их действительно напоминало этого зверя. Тогда и появилось название «Большая медведица», сохранившееся до сегодняшнего дня. Когда же было это? По данным украинского исследователя Ю. А. Карпенко, сходство созвездия с фигурой медведя исчезло около 80 000 лет назад. Удивительно не только это, но и повсеместность этого названия в Северном полушарии: от Сахалина до Атлантики и даже в доколумбовской Америке. Если интерес человека к звездам и изучение звездного неба начались так давно, высокие астрономические познания древних получают свое объяснение. Космология. В XVI и XVII веках европейская наука после длительного развития пришла к важным космологическим выводам. Научная истина с трудом пробивала себе путь. То там, то здесь на площадях городов вспыхивали костры инквизиции. 17 февраля 1600 года после восьмилетнего заточения был сожжен Джордано Бруно. Он был казнен только за то, что высказал мысль о бесконечности Вселенной и множественности обитаемых миров, подобных нашей Земле. Но за тысячи лет до него эту же идею (и не в качестве предположения, а как непреложную истину) излагали тексты пирамид, священные книги Древней Индии и Тибета. В одном из самых ранних текстов пирамид высказывается идея бесконечности космоса. А в древней санскритской книге «ВишнуПуране » прямо говорится, что наша Земля — лишь один из тысяч миллионов подобных ей обитаемых миров, находящихся во Вселенной. «За Дхрувой (Полярная Звезда) на расстоянии десяти миллионов лиг находится область святых, или Махар-лока, обитатели которой живут целую кальпу, или день Брамы 320 000 000 лет). На дважды великом расстоянии находится Джана– лока, где обитают блаженные и другие чистые умом дети Брамы… На расстоянии в шесть раз большем находится Сатья-лока. Обитающие там причастны к истине и не знают смерти». Согласно одному из тибетских текстов, «во Вселенной так много миров, что даже сам Будда не может сосчитать их». Буддийская традиция утверждает: «Каждый из этих миров окружен оболочкой голубого воздуха или эфира». Представление о том, что на далеких звездах живут существа, подобные людям, бытовало и в древнем Перу. Традиция эта восходит еще к доинкскому периоду,— сообщает археолог Дж. А. Массой (Пенсильванский университет, США). чевидно, не из повседневной своей практики и не из тех знаний, которые соответствовали уровню развития их общества, могли обрести древние эти сведения. Источник их, вероятнее всего, лежит где-то вне рамок известных нам цивилизаций. Знания о Земле. Другая группа фактов свидетельствует о весьма раннем и столь же необъяснимом появлении представления о форме и размерах нашей планеты. В 1633 году в «Зале пыток» члены священной инквизиции обвинили Галилея в том, что он утверждал: Земля — шар, который вращается вокруг Солнца. В свое время подобное же обвинение могло бы быть предъявлено и Колумбу. В его годы существовал трибунал, состоявший из светил тогдашнего университета в Саламанке, который ставил своей целью карать всякого, кто осмелился бы утверждать, что Земля имеет форму шара. И снова мы с удивлением убеждаемся: астрономические истины, к которым европейская научная мысль пробивалась с таким трудом и жертвами, уже на самой заре истории были записаны в священных текстах Индии, Египта, Ближнего Востока, Америки. Подчеркивая круглую форму нашей планеты, некоторые древнеегипетские тексты говорят о создании Земли на гончарном круге. Идея шарообразности Земли была известна египтянам задолго до греков Богиня Солнца говорит: «Смотри, земля передо мной, как коробка. Это значит, земли бога передо мной, как круглый мяч» («Лейденский демотический папирус»). Египтяне полагали, что в своем движении Земля подчиняется тем же законам, что и другие планеты — Юпитер, Сатурн, Марс, Меркурий и Венера. А Солнце, которое более поздняя европейская наука почитала неподвижным, древние египетские тексты считали движущимся в пространстве и называли «шаром, плывущим в недрах богини Ну» (в небе), хоти у них не было ни астрономических инструментов, ни познаний, опираясь на которые они могли бы прийти к такому выводу. А вот что говорит «Каббала» («Книга Зохар»): «Вся обитаемая Земля вращается подобно кругу. Одни ее жителинаходятся внизу, другие — вверху.

В то время как в одних районах Земли ночь, в других день, а когда в одних местах люди видят рассвет, в других спускаются сумерки». «Каббала» ссылается при этом на какие-то древние книги. Не из этих ли источников почерпнул свои сведения и Платон, говоривший о Земле как о круглом теле, вращение которого является причиной смены дня и ночи? Или Плутарх, цитировавший Аристарха (III век до н. э.): «Земля движется по наклонному кругу, одновременно вращаясь вокруг собственной оси». Эти следы реальных астрономических представлений находим мы и в самых ранних библейских текстах, где говорится, в частности, о Земле, висящей в пустоте, «ни на чем» (книга Иова, 26,7). В более поздние времена эта древняя традиция сохранилась и у некоторых христианских теологов. Беда Достопочтенный, Гийом Коншский говорят о Земле, как о теле, имеющем форму шара. В Ленинграде, в Библиотеке им. Салтыкова-Щедрина хранится Библия XIV века, принадлежавшая наваррскому королевскому дому. Цветные иллюстрации, помещенные там, изображают планеты, Луну и Солнце в форме шаров. А еще раньше известный христианский философ и святой Григорий Нисский как о само собой разумеющемся писал о «шаровидности земного тела», о Солнце, «во много раз превосходящем величиною Землю». Это же представление находим мы и в Индии. Тантристская система «калачакра» утверждала, что Земля вращается вокруг своей оси и имеет форму шара. Ацтеки, очевидно, также знали о движении планет и их шарообразности. Они изображали планеты в форме круглых предметов или мячей, которыми играли боги. Даже жителям разбросанных островов Океании известно было о движении небесных тел и, главное, об их шарообразности и шарообразности самой Земли. Отмечая это, французский исследователь прошлого века видел в этих познаниях «осколки некоей цивилизации более высокого уровня». Таким образом, оказывается, что основополагающие космологические представления существовали далеко вне русла европейской культуры. Вне как по времени — задолго до нее, так и территориально. Неудивительно, что ряд более поздних открытий европейской астрономии делался не в небе, а… в манускриптах древних. Так, Коперник, который считается автором идеи вращения Земли вокруг Солнца, писал в предисловии к своим трудам, что идею о движении Земли он почерпнул у древних авторов. Возможно, это были те же не дошедшие до нас сочинения, которые читал известный армянский ученый VII века А. Ширакаци. Он писал о шарообразности Земли, сравнивая ее с яйцом, где желток — это сама Земля, имеющая форму шара, а белок — окружающая ее атмосфера. Как считает академик Б. А. Рыбаков, представление о шарообразности Земли существовало уже 4000 лет назад Судя по некоторым данным, древним была известна не только форма, но и размеры нашей планеты. Длину окружности Земли, поразительно близкую к действительной, называли в своих работах Эратосфен и Аристотель. Но не только это. Стадий — единица длины Древней Греции — восходит, оказывается, к той же величине, к окружности нашей планеты. Один стадий равнялся … окружности земного шара, или … этой протяженности. Ремен — единица длины Древнего Египта — составлял … тойже исходной. (Цифры эти не случайны: 216 это 108x2. Иными словами, единицы длины Египта и Древней Греции берут начало, судя по всему, в каком-то едином источнике). «Фут пирамид» — священная, в отличие от светских, единица длины Древнего Египта. Протяженность ее (0,63 566 метра) — не что иное, как часть радиуса, проведенного из центра Земли к полюсу. Неточность составляет всего 0,003 миллиметра. Когда в прошлом веке возникла необходимость создания некоей международной единицы длины, об этих поразительных фактах не было ничего известно. Но человеческая мысль обратилась к тому же эталону — окружности нашей планеты. Часть этой величины и есть тот метр, которым пользуемся мы сегодня. Советский исследователь А. В. Клименко считает, что знание окружности земного шара пришло в Грецию из Египта или Вавилона. О том, что греческие ученые обязаны своим астрономическим познаниям египетским и вавилонским жрецам, писали Диоген Лаэртский, Исократ, Плиний, Страбон и другие Но откуда знания эти попали в Вавилон и Египет? Столь же необъяснимыми, внезапными и всеобщими являются и некоторые другие космологические познания древних. Таково, например, представление о самом начальном состоянии нашей планеты — до зарождения на ней жизни. Древние шумеры считали, что некогда в мире было только море, из которого позднее поднялась земля. Это же утверждала и финикийская традиция. Во всех древнеегипетских текстах речь также идет о некоем первичном океане, который покрывал мир и из которого впоследствии возникла жизнь. «Ригведа» (Индия) говорит, что мир произошел из воды, «из великой воды, которая заполняла Вселенную ». «Вначале был мрак, заключенный в мрак. Все было — неразделимый поток воды». То же утверждают и древнекитайские тексты — в начале начал вся Земля была покрыта водой. Это же представление находим мы и в преданиях народов, живущих на островах Океании. В начале начал не было ничего, только «глубокая тьма была над пеной волн перед ликом бездны» А Библия? Там тоже говорится, что некогда вся Земля была покрыта водой. «И сказал Бог: да будет твердь посреди воды». Упоминание о первичных водах, из которых только позднее появилась земля, находим мы и у языческих славян у бурят и других народов Сибири. Такое же представление бытовало и у индейцев обеих Америк. В священной книге «Пополь-Вух» читаем: «Не было ни человека, ни животного, ни птиц, рыб, крабов, деревьев, камней, пещер, ущелий, трав, не было лесов; существовало только небо. Поверхность земли тогда еще не появлялась. Было только холодное море и великое пространство небес». Подобное представление о первичном состоянии на шей планеты было и у шумеров, ассирийцев, майя, поли незийцев, хеттов, африканских племен и в древнем Перу. Крайне маловероятно, чтобы такая единая космологическая концепция могла возникнуть в разных концах Земли сама по себе. Более вероятно предположить, как и в отношении других знаний, существование единого источника этих представлений. В пользу такого предположения, кроме фактов, перечисленных выше, говорят и столь же многозначительные и не менее странные совпадения, связанные с календарем. На Ближнем Востоке, в Древнем Египте и Индии год подразделялся на 12 месяцев. Но почему подобное же деление года существовало и по другую сторону Атлантики, даже в Южной Америке? При более подробном рассмотрении аналогия оказывается еще полнее. У майя год состоял из 360 дней, к которым прибавлялось еще 5 несчастных, или безымянных, дней. В течение этих пяти дней не соблюдались законы, можно было не отдавать долг, обмануть и т. д. Точно такой же обычай существовал в Древнем Египте, в Вавилоне и дальше на восток — в Индии. Более того, и в Европе и в древнем Перу новый год начинался в одно время

— в сентябре. Священные предания и мифы по обе стороны Атлантики утверждали, что время существования человечества делится на четыре эпохи, причем сейчас мир вступил в последнюю, IV эпоху. Знаки зодиака — одни из древнейших астральных символов. С изначальных времен они были известны в Шумере, Индии, Китае. А также, и это самое удивительное, в Америке. Причем евроазиатский и американский варианты совпадают в 9 знаках из 12. Шумеро-аккадская цивилизация Доколумбовская Америка, территория Перу (инки) Юкатан (майя) Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева, богиня зерновых Скорпион Стрелец Водолей Лама Олень Муж и жена Каракатица Пума Богиня кукурузы Мумия Стрелы и копья Вода Олень Два военачальника Каракатица Оцелот Богиня кукурузы Скорпион Стрелы и копья Вода Необъяснимое и столь явное сходство символов отмечают и советские исследователи Мы видим, что подобного рода аналогии и высокие познания постоянно смыкаются. И это весьма многозначительно. Вот, например, как рассказывает библейский текст о возникновении различных языков. Некогда на всей Земле был один язык и одно наречие. Люди задумали построить башню высотою до небес. Бог, чтобы помешать этому, сделал так, что один перестал понимать речь другого. Месту, где это произошло и откуда люди рассеялись по всей Земле, дано было имя Вавилон. Более ранний источник (записи вавилонского жреца и историка Бероса) так повествует об этом событии: «Рассказывают, что первые люди, возгордившись своей силой и величием, стали презирать богов и считать себя выше их. Они построили высокую башню на том месте, где теперь находится Вавилон. Башня эта уже почти касалась небес, как вдруг ветры пришли на помощь богам и опрокинули сооружение на строителей его. Развалины получили название «Бабель». До того времени люди говорили на одном языке, но боги заставили их говорить на разных наречиях». Подобные мифы имеются и у народов Америки. Вот как трактует это же предание одна из тольтекских легенд (Мексика): «Когда после потопа немногие люди уцелели и после того, как они успели размножиться, они построили высокую башню… Но языки их вдруг смешались, они не смогли больше понимать друг друга и отправились жить в разные части Земли». О древних людях, задумавших соорудить башню, чтобы достичь неба, рассказывает и один из индийских мифов (Ассам). И как и в других преданиях, разгневавшись, боги заставили их говорить на разных языках и рассеяли по всем четырем странам света. Упоминание о каком-то едином, исходном и общем для древнейшего человечества языке мы находим и в древнеегипетских, и в ранних индуистских, и в буддийских текстах. Уже в наше время к мысли о едином праязыке человечества пришел, как известно, советский академик Н. Я. Марр. Ведущие лингвисты последних лет снова возвращаются к этому. Три языковые семьи Евразии — индоевропейская, уральская и алтайская восходят к неким протоязыкам, которые в еще более отдаленной древности произошли, возможно, от какого-то единого праязыка. Носителем этого языка, считает шведский лингвист А. М. Уессен, был некий единый пранарод — предок всех современных народов и языков Евразии. Нечто подобное представлению о некоем праязыке и пранароде, как мы видели, было известно древним. Могут ли столь поразительные аналогии быть объяс нены простым совпадением? «Мне представляется ясным,— писал еще в прошлом веке известный немецкий исследователь А. Гумбольдт,— что памятники, методы подсчета времени, системы космогонии и многие мифы Америки, представляющие собой поразительные аналогии с идеями, имеющимися в Восточной Азии, указывают на древние связи, а не являются просто результатом общих условий, в которых находятся все нации на заре цивилизации». Наличие каких-то связей между очень отдаленными районами мира и в самые древние периоды, похоже, становится все более очевидным. Эти контакты тянутся из Юго-Восточной Азии через Тихий океан к американскому побережью, из Индии — к Северной и Южной Америке, из Европы к Южной Америке и Юкатану. Именно этими ранними связями и можно объяснить удивительные аналогии тех высоких познаний и представлений, которые находим мы у народов, удаленных друг от друга на многие десятки тысяч километров. Но сами контакты, свидетельствующие лишь о миграции представлений и движении идей, не указывают на первоисточник этих идей и представлений. По мере того как наука накапливает все больше сведений и фактов о прошлом, мысль о существовании подобной працивилизации кажется все менее фантастической. «Археология и этнография последнего полувека,— констатирует профессор Принстонского университета Дж. Кэмпбелл,— выяснили, что древние цивилизации Старого Света — Египет, Месопотамия, Крит и Греция, Индия и Китай — берут начало в единой основе и что это единство происхождения объясняет единство их мифологической и ритуальной структур». Учение о материи. Современная наука пришла к выводу о вечности и неуничтожимости материи. Она пришла к этому выводу в результате многочисленных экспериментов, споров, теоретических и философских обобщений, которыми были заняты поколения ученых. Однако представление, имевшее немало общего с этим, существовало, оказывается, еще до начала нашей эры. «Халдейцы утверждают,— «итаем мы у Диодора Сицилийского,— что материя мира вечна и что она никогда не подвергнется уничтожению». К халдейцам же, т. е. жителям Вавилона, восходит, возможно, и другое представление древних — учение о мельчайшей частице всего сущего, об атоме; Идею мы находим в двух цивилизациях, разделенных многими тысячами километров, в Древней Индии и в Греции. Советский философ В. С. Костюченко, сопоставив обе традиции, обратил внимание на черты сходства между ними. И там и там говорится о неделимости этой мельчайшей частицы материи. И у греческих и у индийских философов атомы невоспринимаемы нашими чувствами в силу своей малости. Атомы вечны, они не созданы и неуничтожимы. И наконец, атомы составляют материальную причину всех предметов и миров, возникающих и гибнущих в космосе Здесь важны два момента, и трудно сказать, какой из них важнее — сам факт существования подобных представлений или их появление в двух столь отдаленных друг от друга цивилизациях. Для примитивных сообществ время суток делилось всего на две части — день и ночь. Постепенно по мере развития общества возникает потребность деления более дробного — на сутки, часы, наконец минуты. Секундная стрелка на циферблате бытовых часов появилась только в наше время. Но точным наукам этого недостаточно, потребовались сотые, тысячные и еще более мелкие доли секунды. Само собой, это стало возможно, и термины эти появились только тогда, когда была создана аппаратура, способная измерять доли секунды. В Древней Индии подобной аппаратуры, насколько мы знаем, не было. Не было и, как мы представляем себе, самой потребности в измерении столь малых отрезков времени. Почему же тогда мы встречаем в санскритских текстах термин «трути» — 0,3375 секунды? (Сиддханта-Сиромани). И другой — «кашта», равный …секунды (Врихатх Сатхака)? Наша цивилизация к столь малым отрезкам времени пришла лишь совсем недавно, буквально в последние годы. В частности, «кашта» оказался очень близок периоду жизни некоторых мезонов и гиперонов. Одно из двух: либо мы должны заподозрить древних в том, что они изобретали термины, за которыми ничего не стояло, и придумывали единицы измерения, которыми не могли пользоваться; либо остается предположить, что термины эти пришли в санскритские тексты из тех времен, когда за ними стояло живое содержание, т. е. «трути» и «кашта» могли измерять, и в этом была потребность. Географические познания. Отмечая высокую точность некоторых из мореходных карт средневековья и их подобие друг другу, ряд исследователей высказывает мысль, что все они — не что иное, как копии некоего древнего, не дошедшего до нас оригинала. Авторы этих карт отмечали, что чертили их, копируя древние карты, хранившиеся в Александрийской библиотеке. На некоторых из этих карт видны довольно точные очертания земель и континентов, которые еще предстояло открыть и которые были открыты лишь века спустя. Австралия, которую открывали и наносили на карты в течение XVII—XVIII веков, значилась на более ранней карте, датируемой 1510 годом — за сто лет до того, как первый европеец увидел берега континента. Турецкая карта Хаджи Ахмеда 1559 года (копия более раннего, не дошедшего оригинала) дает очертания и береговую линию Северной и Южной Америки, на два века опережая сведения путешественников и картографов, которые там побывали Публикация этой карты вызвала у историков понятный скепсис: данные, которые содержались в ней, не могли появиться сами собой. Они должны были бы восходить к каким-то контактам, еще более ранним. В 1982 году подтверждение, что такие контакты существовали, было получено. Близ Рио-де-Жанейро были обнаружены остатки римского корабля, римская и финикийская керамика и две амфоры, которые относят ко II веку до н. э. Предполагается, что место их изготовления — Карфаген. Находки такого рода не первые в Америке. Археологами были найдены римские терракотовые статуэтки, норманнские монеты, изделия из балтийского янтаря. На территории Канады открыты захоронения басков, прибывших сюда за 2000 лет до Колумба. Исследуя Храм надписей, мексиканские ученые пришли к мысли, что жрецы майя, возможно, знали секреты погребения египетских фараонов. И — как подтверждение этих контактов — сообщение палеоботаников: в бальзаме мумии Рамзеса II был обнаружен алкалоид листьев табака — за три тысячи лет до того, как табак после открытия Америки появился в Старом Свете. Это не единственное указание на то, что египтянам был, возможно, известен путь через Атлантику. Только так можно объяснить эту запретительную надпись: «Не стремись пересечь воды Западного океана! Те, кто отправились туда, не вернулись обратно». Относится она к V династии, за 4000 лет до Колумба Путь в Америку был известен не только через Атлантику. Н. Я. Бичурин, приводя отрывки древнекитайских рукописей, сообщает, что путь к Американскому континенту знали в Китае по крайней мере за тысячу лет до Колумба. Сведения об Америке можно найти в источниках, относящихся к временам еще более удаленным — в тибетских текстах, созданных за 1500 лет до н. э. Об этом пишут советские востоковеды Л. Гумилев и Б. Кузнецов. Пожалуй, самая отдаленная дата, относящаяся к таким контактам,— это 3-е тысячелетие до н. э. Этим временем датируется японская глиняная посуда культуры Дземон, обнаруженная на побережье нынешнего Эквадора. В свете этих фактов не столь уж необычными, не столь невозможными представляются сообщения о неизвестных ранних картах Америки и других земель. Но вот что важно

— известный историк прошлого века П. Ф. Госей, изучая древние карты, пришел к любопытному выводу. Карты Эратосфена (276—194 дон. э.), вернее, последующие копии с них, содержали ошибки, в которых была, однако, своя система. Ошибки эти говорили о том, что карты самого Эратосфена восходили к более древним оригиналам, центр проекции которых приходился на Вавилон или Тир. Но главное другое: исходя из астрономических наблюдений, которые легли в основу составления этих карт, он вычислил предполагаемую дату их создания — 3600 год до н. э. Существует карта Антарктиды Оронтия Финаенса, изготовленная в 1532 году. По крайней мере два обстоятельства, связанных с ней, не укладываются в каноны общепринятых представлений. Во-первых, контуры материка на карте Оронтия Финаенса довольно близко воспроизводят те, которые мы видим на сегодняшней карте. Этому нет объяснений, Антарктида была открыта только в 1820 году. А нанесение на карту ее береговых линий, открытие новых земель продолжалось весь прошлый век и начало нашего века. Очевидно, Антарктида была известна древним задолго до дат, которые числятся в истории географических открытий. Цицерон, говоря о Земле как о шаре, упоминал, что обе крайние ее области, где проходят «концы небесной оси», покрыты снегом. Это писалось почти за две тысячи лет до того, как корабли первооткрывателей приблизились к ледяным берегам Антарктиды. Во-вторых, отметим: сравнивая карту Оронтия Финаенса с сегодняшней, мы видим на ней изображения рек и глубоких фиордов, в которые они впадают. Ни рек, ни фиордов в современной Антарктиде нет. Зато именно в местах, которые обозначены на этой карте как реки, сегодня находятся ледники, медленно сползающие в океан. Не отодвигает ли это предполагаемое время составления карты далеко в прошлое, к тому времени, когда там, где позднее появились ледники, были лишь русла рек? Когда могло это быть? Во всяком –случае никак не позже чем 6000 лет назад, когда ледяной щит полностью покрыл этот континент. Другое свидетельство. Известна карта Птолемея, на которой в Северной Европе нанесены какие-то белые зоны. Согласно современной реконструкции хода последнего оледенения контуры этих зон накладываются на области распространения остатков ледника. Если это так, то картина, изображенная на карте Птолемея, относится к периоду, отстоящему от нас на 10 тысяч лет . Существуют, однако, данные, которые позволяют назвать даты еще более отдаленные. На одной из древних карт река Гвадалквивир не имеет устья. Сегодня она образует обширный эстуарий, шириной до 7 км. По расчетам специалистов, для того чтобы устье приняло такой вид, требуется не менее 20 тыс. лет. Турецкая карта, датируемая 1559 годом (как и другие, копия

какой-то другой, более ранней), воспроизводит, причем с поразительной точностью, Тихоокеанское побережье нынешней Северной Америки и Аляску. Сколь ни удивительно это само по себе, главное даже пс это. На карте, повторяю, чрезвычайно точной в других отношениях, нет Берингова пролива. Между Сибирью и Америкой — сухопутный мост. Тот самый мост, но которому некогда палеолитический человек перебрался с Азиатского на Американский континент. Этот участок суши исчез по крайней мере 30 тыс. лет назад. Проблемой несоответствия наших представлений о географических познаниях древних и того, что им было и известно, судя по дошедшим картам, заинтересовался американский профессор Ч. X. Хапгуд. Это известный историк географии, авторитетный ученый, к одной из его книг, посвященных исследованию строения Земли, написал предисловие Альберт Эйнштейн. Ч. X. Хапгуд собрал обширный исторический материал, обобщенный в монографии «Карты древних мореплавателей». По его словам, «высокоразвитое искусство составления карт, носители которого использовали сферическую тригонометрию и инструменты, позволявшие им точно определять долготу и широту, это искусство уступило место весьма несовершенной греческой картографии, а позднее, в средние века и эти географические познания были утеряны…». Изучая древние карты — копии не дошедших до нас оригиналов, профессор пришел к выводу, что в очень отдаленные времена существовала «охватывающая весь мир цивилизация, картографы которой составили совершенные карты всего земного шара. Картам этим присущ общий уровень технического исполнения, общие методы, один и тот же уровень математических знаний и, возможно, для их составления использовались инструменты одного вида» Математика. К числу сведений, восходящих к весьма отдаленному прошлому, относятся, очевидно, и необъяснимо высокие познания древних в области математики, тоже не являвшиеся результатом их практической деятельности, которая была бы известна нам. Понятие «миллион», отмечает Р. Керам, было принято в европейской математике только в XIX веке. Но оно было известно древним египтянам, имевшим даже специальный знак для его обозначения. Число «пи» известно в истории математики как «число Лудольфа» — голландского ученого XVII века, рассчитавшего соотношение длины окружности к ее диаметру. Однако в Москве в Музее изобразительных искусств имени Пушкина хранится египетский папирус, из которого явствует, что египтянам давно было известно число «пи», Но оказывается, еще до египтян число это было известно в Шумере. Знали в Шумере и теорему, которую тысячу лет спустя открыл Пифагор. Ученые, жрецы и хранители знаний Древнего Шумера решали сложные алгебраические задачи, квадратные уравнения с несколькими неизвестными, задачи на сложные проценты и даже задачи, выходившие за пределы алгебры. Они предавались этим занятиям среди окружавшей дикости и варварства их эпохи. Писали они деревянными палочками на влажной глине, и то, что они делали, надолго опережало как практические потребности жизни, так и общий уровень знаний. Мы снова видим высокие познания, появляющиеся как бы внезапно и на уровень которых человечество выходит только тысячелетия спустя. Достаточно сказать, что среди клинописных текстов, найденных в Шумере, содержится математический ряд, конечный итог которого выражается числом 195 955 200 000 000. Это было число, которым, по мнению специалистов, европейская наука не умела оперировать даже во времена Декарта и Лейбница. Металлургия. Мы упоминали уже предания о неких просветителях, несших знания в самые отдаленные районы мира. Не в этом ли и разгадка странных черт бронзового века в Европе? Как известно, бронза представляет собой сплав меди и олова. Само собой разумеется, применение меди и олова раздельно должно было бы предшествовать появлению их сплава. Тысячелетия люди должны были бы пользоваться изделиями из меди, прежде чем открыть, что, добавив к меди 0,1 часть олова, можно получить сплав удивительной прочности. Однако в Европе медного века фактически не было, изделия из меди чрезвычайно редки. Изделия из бронзы появляются здесь внезапно и распространяются повсеместно. По мнению ряда исследователей, уже первые изделия из бронзы свидетельствуют о высоком мастерстве их создателей — не видно, чтобы люди овладевали этим искусством постепенно. Как сообщает крупнейший исследователь культуры народов Америки Поль Риве, нечто подобное наблюдается и на территории Мексики. Производство бронзы появилось там сразу в развитой форме с множеством сложных технических приемов. Этапов предшествующего развития также не установлено. Такой же разительный пример можно привести с выплавкой железа. Между первыми случаями его применения на территории Европы и умением отливать в формы проходит целая эпоха, период в 2000—2500 лет. А в ЮгоВосточной Азии искусство отливки появляется сразу, внезапно, словно занесенное извне. Логично предположить, что в отдельных случаях люди не постепенно постигали искусство выплавки и обработки металлов, а получали рецепт в готовом виде. Есть и другие факты, подтверждающие это предположение. Один из них — поразительное сходство различных предметов и оружия из бронзы, обнаруженных археологами на территории всей Европы. Изделия являются до такой степени копией друг друга, что по мнению некоторых исследователей, можно было бы подумать, что все они вышли из одной мастерской. Свидетельством того, что искусство выплавки бронзы было, возможно, привнесено извне, а не возникло в результате повседневной практики и случайных открытий, служит и то, что наиболее развитые цивилизации — египетская и месопотамская, явившиеся пионерами применения бронзы, сами были лишены необходимого сырья. Отсюда снаряжались экспедиции в самые отдаленные земли: за оловом ехали на Кавказ или на Пиренейский полуостров. Это были ближайшие его месторождения. А еще дальше, к северу, лежали богатые оловом Британские острова, которые финикийцы так и называли «Оловянные острова». Возможно, сведения о бронзе были частью уцелевших знаний, которые долгое время были монополией замкнутых групп посвященных. Не случайно в Европе и на других территориях производство и обработка металлов на протяжении столетий считались областью тай ных знаний — магией. В старославянских представлениях, например, кузнец выступает обычно в качестве колдуна — человека, обладающего тайными знаниями. Известный археолог профессор Дж. А. Массой сообщает, ссылаясь на точный анализ находки, что на Перуанском нагорье им были обнаружены древние украшения, отлитые из платины. Для выплавки ее, утверждают исследователи, необходима технология, близкая к современной. А как относиться к таким сообщениям: в районе Великих озер (Онтарио, Мичиган) некогда, задолго до прихода европейцев, существовала цивилизация, знавшая изготовление меди? Радиоуглеродный метод дает ее временные рамки — от 7500 до 1000 года до н. э. И другое сообщение, стоящее как бы в одном ряду: археологу А. X. Маллери удалось обнаружить на территории Северной Америки следы металлургии, существовавшей 7000 лет назад. Отдаленные предки индейских племен, которых европейцы застали в каменном веке, умели якобы варить сталь в больших печах при температуре 9000° До последнего времени началом эпохи электричества было принято считать 1786 год, когда Луиджи Гальвани произвел свои знаменитые опыты. Некоторые археологические открытия заставляют, однако, усомниться в этом. Во время раскопок у берегов Тигра в развалинах античного города Селевкия археологи обнаружили небольшие глазурованные глиняные сосуды высотой 15 сантиметров. В них находились железные стержни и запаянные медные цилиндры, судя по внешнему виду, разъеденные кислотой. Это — не первая подобная находка. Было высказано предположение, что эти непонятные сосуды являются своего рода гальваническими элементами. Когда после тщательного исследования попытались восстановить эти элементы, т. е. залили электролит, они дали ток. Каждый такой элемент давал 0,5—0,6 вольта. Сообщение об этом обошло мировую печать. Не кроется ли здесь разгадка искусства шумерских ювелиров, умевших покрывать серебряные изделия тончайшим слоем золота? Но тогда следует допустить, что уже на самой заре человеческой культуры были известны электричество и гальваностегия. Во всяком случае иного объяснения этого высокого искусства древних шумеров у нас пет. Приведем и другой факт, также до последнего, времени не имевший объяснения. Институт прикладной физики Китайской академии наук сообщил о результатах исследования гробницы полководца Западного Цзиня Чжоу-Чжу, убитого в 297 году н. э. Спектральный анализ некоторых элементов орнамента этой гробницы дал столь неожиданный результат, что анализ был повторен несколько раз. Но ошибки не было. Орнамент состоял из сплава, 10% которого составляла медь, 5% — магний и 85% — алюминий. Последнее было самым невероятным. Первый алюминий, как известно, получен только в 1808 году, когда для этого был применен электролиз. Электролиз остается до сих пор основным способом получения алюминия. Значит, мы должны предположить одно из двух. Или за 1500 лет до этого был известен другой способ получения алюминия, о котором ничего не знает и над которым безуспешно бьется современная наука, или тогда уже какая-то ограниченная группа людей знала об электричестве, о явлении электролиза. В пользу последнего предположения говорит новейшее открытие, установившее, что еще в Шумере были известны «гальванические элементы». Но только ли это было известно древним? Мы не знаем, из каких источников прошлого почерпнул свои сведения французский автор XVII века, писавший о реалиях, которые могут быть соотнесены с тем, что мы можем видеть лишь в наше время и наши дни. Он описывал, например, лампы, свет которых имел ту же природу, что и молния. Это

— «раскаленные лампы», «блестящие огненные шары», заключенные, по его словам, «в прозрачную оболочку». И о других устройствах упоминал он. Одно из них выглядит как ящик, внутри которого сложный, с трудом различимый глазом механизм. Если установить стрелку на то, что именно желает слышать человек, устройство это тотчас начнет издавать слова или музыку. Звуки эти, пояснял он, «выходят как из уст человека или из музыкального инструмента ». Перечень сообщений о высоких познаниях древних этим не исчерпывается. Если допустить, что хотя бы часть этих сообщений — не результат ошибки исследователей, справедливо задаться вопросом: каким образом могли эти познания появиться? Одно из логичных предположений — что это остатки знаний, накопленных людьми еще до катастрофы, которая в египетских источниках названа «уничтожением человечества». Где же искать колыбель этой предполагаемой цивилизации? Время и стихии сделали все, чтобы сегодня мы не могли ответить на этот вопрос. Но стоит ли удивляться этому, если события куда более близкой нам исторической действительности оказываются иногда забытыми и знания о них потеряны? От целых народов и царств не остается порой ничего, кроме имени, случайно упомянутого в каком-либо из древних текстов. То, что осталось по другую сторону черты, проведенной катастрофой, продолжает быть скрытым от наших глаз. Лишь косвенные сведения, правда, достаточно многозначительные, дают нам право полагать, что там существовал некто более высокого порядка, чем облаченный в шкуры охотник на мамонтов. Искать истоки этой предполагаемой цивилизации тем более сложно, что за тысячелетия, отделяющие пас от возможного времени ее существования, многие участки суши погрузились на дно океанов и морей. Такие исчезнувшие территории, занимавшие, очевидно, обширные пространства, еще на памяти человечества существовали, например в Атлантике. Так, о какой-то суше, расположенной в Атлантическом океане, писал Платон. По его словам, этот огромный остров «осел от землетрясения и оставил после себя непроходимый ил, препятствующий пловцам проникать отсюда во внешнее море, так, что идти дальше они не могут». При этом Платон ссылается на греческого философа Солона, который побывал в Египте и получил эти сведения от египетских жрецов. Греческий философ Крантор из города Соли note 2, принадлежавший к первой академии платонистов, во время посещения Египта видел колонну, на которой была записана история огромного острова, затонувшего в Атлантическом океане. Ряд современных исследователей считает, что уже в историческое время в Атлантике происходили последовательные погружения каких-то остатков суши. Это подтверждается и тем, что многие древние историки и географы упоминают не об одном острове, а об обширных островах Кронос, Посейдонос и других на восток от Геркулесовых Столбов, которые постепенно тоже опустились в океан. Поиски суши, скрывшейся под океанскими водами, идут не первый год. Франко-итало-американская научная экспедиция ведет эти работы в районе Бермудских островов. Как считает участник экспедиции археолог Жак Майоль, именно здесь «возможно, существовала древнейшая цивилизация — прародительница культуры Древнего Египта и майя». Другой участник экспедиции археолог Ч. Берлиц сообщил, что с помощью локатора удалось обнаружить на дне моря сооружение, напоминающее пирамиду, высотой 200 м и длиной около 300 м note 3. Сообщения о землях, погрузившихся на морское дно, находим мы и у народов Тихого океана. Так, по преданиям жителей островов, расположенных к югозападу от Новой Зеландии, в древности океаном были поглощены земли Ка-хоупо-о-Кане (Тело бога Кане). В полинезийских мифах часто упоминается какая-то «Великая земля». Жители Пасхи говорят о погрузившихся на дно океана землях Моту-Марио-Хива. Эти сведения подтверждаются и археологическими находками. Возле острова Попане (Каролинские острова) обнаружены, например, остатки обширного города, погруженного в море. Есть сообщения и о какой-то суше, исчезнувшей в Индийском океане. Так, у античных авторов можно прочесть о некоей сухопутной перемычке, соединявшей когда-то Индию и Африку. О каком-то большом острове в Индийском океане, расположенном южнее экватора, писал Плиний. Об остатках суши в Индийском океане упоминали еще средневековые арабские историки. Эти свидетельства находят подтверждение и в находках последних лет. Так, ряд лингвистов обнаружили сходство дравидийских языков Южной Индии и языков Восточной Африки. Флора и фауна этих мест также свидетельствуют в пользу существования здесь некогда обширных районов суши. На Мадагаскаре насчитывается десять видов лемуров, которые, кроме Африки, существуют только в Индии. Но, как известно, лемуры не умеют плавать и не могли пересечь океан. 26 видов растений, которые можно найти на Мадагаскаре, произрастают еще только в одном районе мира

— в Южной Азии, но отсутствуют в ближайшей к Мадагаскару Африке. А девять других растений Мадагаскара имеются только в Полинезии, удаленной на многие тысячи километров. Смутные воспоминания о суше среди Индийского океана, о легендарном материке Лемурии можно найти и в исторических традициях Южной Индии. «Тамилахам, или родина тамилов,— сообщает индийский историк М. С. П. Пилаи,— в отдаленном прошлом находилась в южном районе большого острова Навалам, который был одной из первых земель, появившихся возле экватора. Туда же входила и Лемурия, этот погибший континент, бывший колыбелью человеческой цивилизации». Некоторые исследователи религии и культуры высказывают доводы в пользу этой гипотезы. Не исключено, считают, что подобно тому как тантризм является продолжением «протоиндийского тантризма», тот, в свою очередь, был наследником традиций легендарной Лемурии. Ранние ростки тантризма, как и сами дравиды, появившиеся на Индостане, восходят, как считают они, к неким общим истокам, к тем местам, где сегодня расстилается только гладь Индийского океана. У нас нет достаточных данных, чтобы утверждать, что наиболее вероятной областью предполагаемой исходной цивилизации был именно этот район, а не Атлантика или, скажем, не Тихий океан с его опустившейся сушей, неразгаданными письменами, странными статуями и не менее странными мифами. Высокие познания, попавшие в руки древних, были переданы им в конвертах без обратного адреса. А может, просто все это слишком удалено от нас, и поэтому мы пока не можем ни рассмотреть стершиеся надписи, ни прочесть размытых временем строк. с СОЖЖЕННЫЕ КНИГИ Впрочем, не только время повинно в ущербности наших сведений о прошлом. Люди иной раз сами лишали себя этого наследства. Вспомним события, связанные с рукописями и древними текстами майя. В 1549 году молодой испанский монах Диего де-Ланда прибыл в только что завоеванную Мексику. Исполненный рвения, он решил искоренить сам дух языческой веры. В одном из храмов майя была обнаружена огромная библиотека древних рукописей. Целый день по его приказу солдаты носили книги и свитки с непонятными рисунками и значками на площадь перед храмом. Когда работа была закончена, Диего де-Ланда поднес к рукописям горящий факел. «Книги эти,— писал он потом,— не содержали ничего, кроме суеверия и вымыслов дьявола. Мы сожгли их все». Из всех библиотек и летописей майя только три рукописи дошли до наших дней. Столь же прискорбной оказалась и участь письменности инков. При одном из правителей началась эпидемия. Запросили оракула, что делать. Он ответил: «Нужно запретить письменность». Тогда по приказу верховного инки все письменные памятники были уничтожены, а пользование письмом запрещено. Лишь в Храме Солнца осталось несколько полотен с описанием истории инков. Вход в помещение, где они находились, был разрешен только царствующим инкам и нескольким жрецам — хранителям. Много лет спустя после того, как все рукописи были уничтожены, а письменность запрещена под страхом смертной казни, один жрец решился изобрести алфавит. За это он был сожжен заживо. В 1572 году четыре рукописных полотнища, захваченных испанцами, были отправлены в Мадрид королю Филиппу II. Но корабль, который вез их, по всей вероятности, затонул — его драгоценный для историков груз так и не попал в Испанию. Погибшие полотнища были единственным памятником письменности инков, о котором мы знаем. По мнению историков, библиотеки Карфагена насчитывали не менее 500 000 томов. Из этого множества уцелело только одно-единственное произведение, которое было переведено на латинский язык. Римляне, стремясь уничтожить культуру народа, его историю, сожгли все. Так же поступали и мусульманские завоеватели. Они не только насильно изымали все древние книги и рукописи, но и назначали значительные премии тем, кто отдавал их добровольно. Все собранное сжигалось. Уничтожение рукописей и памятников письменности имеет, очевидно, такую же древнюю историю, как и сама письменность. Сожжены все сочинения греческого философа Протагора (V в. до н. э.). Сквозь два с половиной тысячелетия мерцает недобрым светом пламя этого костра, одного из первых, в котором горели книги. В III веке до н. э. запылали костры в Китае. Это первый император династии Цинь жег сочинения Конфуция. Сирийский царь Антиох Епифан жег книги на еврейском языке. А в 272 году до н. э. запылали костры в Риме. Позднее римский император Август приказал сжечь все книги по астрономии и астрологии. Вот почему из обширнейших свидетельств прошлого — трудов по истории, литературе, науке — до нас дошли лишь жалкие фрагменты. По этим отрывочным, разрозненным сведениям мы вынуждены восстанавливать прошлое. Может ли быть полным и правильным наше представление, например, о Софокле, если он написал около 120 драм, а до нас дошло только 7? О Еврипиде — из 100 драм уцелело 19? Из всех сочинений Аристотеля сохранилось одно-единственное, остальное — записи его учеников и современников. Известно, что один из крупнейших историков древности Тит Ливии (58 г. до н. э.— 17 г. н. э.) оставил после себя обширный труд — «Историю Рима». Она состояла из 142 книг. До нас дошло лишь 35. Не намного добрее оказалось время и к другим сочинениям древних авторов. Только 5 из 40 книг Полибия спаслись от гибели, а из 30 книг Тацита — 4. Плиний Старший написал 20 книг по истории; все они утеряны. 200 000 томов сочинений и свитков уникальных рукописей насчитывала библиотека города Пергама (Малая Азия). Она была вывезена римским императором Антонием и подарена Клеопатре. От этой огромной библиотеки не осталось даже пепла. Так же безвозвратно погибла библиотека храма Пта в Мемфисе и книгохранилище Иерусалимского храма. Одна из библиотек Птолемеев содержала 40 000 свитков, другая — 500 000, а по некоторым сведениям— даже 700 000 свитков. Большинство их были уникальны. В 47 году до н. э., когда Юлий Цезарь поджег египетский флот в гавани Александрии и огонь перекинулся на город, погибла первая, меньшая из этих библиотек. В правление Диоклетиана и в последующие годы невежественные толпы неоднократно устраивали набеги па вторую библиотеку, сжигая ценнейшие рукописи. Мусульмане– арабы, захватившие Александрию, довершили разгром библиотеки.

СКРЫТЫЕ ЗНАНИЯ

И наконец, какая-то часть знаний была, очевидно, намеренно скрыта их хранителями. Возможно, это были познания, обладание которыми делало человека опасным для окружающих *. Особое внимание уделялось тому, чтобы познания эти не стали достоянием военачальников и правителей. «Каббала» сообщает о некоей книге высших знаний, которая для того, чтобы она не попала в руки недостойных, была спрятана в глубокой пещере. В существование касты носителей тайных знаний верил в свое время и Ньютон. «Существуют другие великие тайны,— писал он,— помимо преобразования металлов, о которых не хвастают великие посвященные… Если правда то, о чем пишет Гермес, их нельзя постичь без того, чтобы мир не оказался в огромной опасности». Плутарх сообщает, что не кто иной, как Александр Македонский, будучи учеником Аристотеля, приобщился к знаниям, которые философы не предавали широкой огласке, называли «устными», «скрытыми». Когда Александр узнал, что Аристотель написал книгу об этом, он упрекал его в разглашении тайного учения: «Ты поступил неправильно, обнародовав учение, предназначенное только для устного преподавания»,— писал он Многие ученые Древней Греции отправлялись за знаниями в Египет и долгое время проводили там при египетских храмах. Но жрецы открывали им далеко не все. «Отличаясь по части знания небесных явлений,— писал Страбон,— жрецы держали его в тайне…»; «…большую часть сведений варвары скрывали». Варварами для греков были все не-греки, в том числе и египтяне и индийцы. Слова Страбона о сокрытии астрономических и каких-то других познаний подтверждает древнеиндийский текст «Сурья-Сидханта». Графическое изображение различных фаз солнечного затмения сопровождает ремарка: «Эту тайну богов не следует разглашать всем подряд». Подобные же оговорки содержат и шумерские астрономические тексты Распространение знаний, в том числе практических, тормозилось порой и соображениями другого порядка — стремлением сохранить монопольное положение в той или иной сфере профессиональной деятельности. Это тоже следует иметь в виду. Стремясь оградить доступ к каким-то важным и опасным познаниям, посвященные строго хранили их тайну. «Кто волшебные тайны слова постигнет, пусть хранит от всех и в учении скроет»,— читаем'мы в «Ригведе ». А один из магических египетских папирусов начинается и кончается призывом: «Замкни уста! Огради свои уста!». Во времена Рамзеса III два придворных библиотекаря были обвинены в том, что они недостаточно бдительно охраняли некий магический папирус. Доступ к этому источнику знаний был разрешен только наиболее доверенным людям из жречества. Мы говорили уже о Тотхе (Гермесе), который накануне катастрофы начертал тексты, содержавшие знания, чтобы спасти их, а после катастрофы перевел надписи с тайного священного языка. Книги Гермеса (а возможно, частично их подделки) оставили заметный след в различных религиозно-философских учениях. Климент Александрийский (II—III вв. н. э.) писал о 42 священных книгах Гермеса. Учение Гермеса, посвященное различным вопросам философии и магии, было тайным. Так возникло понятие «герметических», т. е. «тайных», «закрытых» знаний. Сейчас, когда мы говорим, например, о герметически закрытом сосуде, нам трудно уже догадаться о первоначальном (основном) значении этого слова. Более поздние мировые религии, кроме открытой своей части, также имели свод неких тайных знаний. Знания эти охранялись самым тщательным образом. Некоторые философы и богословы считают, что Христос (или лицо, упоминаемое в кумранских списках в качестве «Учителя») сообщил апостолам некое тайное учение, которое разрешил открывать лишь избранным. В Апокалипсисе пророка Ездры говорится, что только 24 книги из «данных ему свыше» разрешено ему было сделать достоянием всех. А 70 других он должен был скрыть, чтобы дать их лишь избранным.} В иудаизме также существует традиция только устно излагать скрытое учение «Каббалы». Делать это письменно запрещено из опасений, чтобы тайные знания не попали в случайные руки. Из этих же соображений жрецы-друиды не делали никаких записей и все учение, исчезнувшее вместе с ними, хранили исключительно в устной традиции. Об одном из таких обществ скрытых знаний — обществе пифагорейцев — писал Порфирий, ученик Платона. По его словам, «когда последние члены этого общества ушли из жизни, их тайные знания, хранившиеся всегда в секрете, исчезли вместе с ними, кроме двухтрех туманных положений, которые, не будучи поняты, стали достоянием посторонних». Итак, один путь сокрытия знаний заключается в том, что какие-то самые высокие сведения не доверялись письму. Другим путем была «зашифровка знаний». Различные символы, условные фразы, обозначения и недомолвки преграждали путь к истинному смыслу написанного. Такими предстают, например, перед нами многочисленные рукописи по алхимии. В настоящее время их насчитывается свыше 100 000. Это значит, почти 100 000 человек стремились изложить на бумаге или пергаменте какие-то сведения, которые, они считали, не должны исчезнуть вместе с ними. В 1585 году император Священной Римской империи Рудольф II получил драгоценный дар — рукопись, написанную, как утверждалось, рукой самого Роджера Бэкона (1214—1292), ученого, необъяснимым образом предвосхитившего многие открытия последующих веков. В том числе — телефона, самодвижущихся повозок, летательных аппаратов и др. Это мы знаем о Бэконе по его опубликованным работам. Рукопись же, подаренная императору, ни тогда, никогда позже не включалась ни в одно из собраний работ ученого. Дело в том, что все 204 ее страницы написаны шифром. Алхимик Джон Ди, подаривший рукопись императору, многие годы бился над ее расшифровкой, но тщетно. Попытки прочесть текст продолжались и в последующие века. Сохранилось письмо ректора Пражского университета (август 1666 г.) к одному из самых известных в то время специалистов по тайнописи и шифрам. Ректор советовал ему попытаться подобрать ключ к закодированному тексту. На какое-то время рукопись ушла из поля зрения и была обнаружена вторично только в 1912 году. С тех пор и по сей день не прекращаются попытки расшифровать ее. Одно время рукописью занималась специальная группа, состоявшая из математиков, историков, астрономов и военных дешифровщиков. Их постигла неудача, как и всех остальных. Единственное, что удалось им установить,— это то, что текст написан не полатыни, и не на английском. Язык рукописи не имеет аналога ни в одном из известных языков. Был ли это искусственный язык? Но известно, что первый такой язык был создан только в XVII веке. Есть и другие предположения. Рукопись эта, не прочтенная до сих пор, оценивается сегодня в сотни тысяч долларов. Один из примеров скрытой передачи информации — шифровка астрономических знаний в пропорциях культовых сооружений и храмов. Согласно древнеиндийской традиции, космический цикл Вселенной состоит из четырех эпох: Крита Юга — 1 728 000 лет; Трета Юга — 1 296 000 лет; Двапара Юга — 864 000 лет и Кали Юга, или «черный век»,— 432 000 лет. Изучая храмовый комплекс Ангкор Ват в Кампучии, исследователи решили измерить его части единицами длины, которыми пользовались строители храма («хат» = 0,43545 м). Измеряя расстояния от ворот до стены храма, от первой ступени входа до первой ступени храма, от входа до центра храма и т. д., они получили цифры, удивительно близкие к тем, которые вы можете видеть выше: 1 734,416; 1 296,07; 867,03; 439,78. Что это — совпадение или строители действительно стремились вложить в пропорции храма значение этих чисел? В том, что это не совпадение, убеждают другие соответствия. Например, расстояние между галереей и алтарем — 29,53 хат. Число это с точностью до 0,01 выражает продолжительность лунного месяца. Сумма осей храма «север — юг», «восток—запад» равна 365,37 хат. С точностью до 0,13 это время обращения Земли вокруг Солнца Всего же, как сообщает научный журнал «Сайенс», исследователями было отмечено свыше 300 таких соответствий, т. е. астрономических данных, зашифрованных в пропорциях храма. Возможно, Ангкор Ват — не единственное из сооружений, несущих такую закодированную астрономическую информацию. Существует мнение, хотя большинством ученых оно не разделяется, что астрономические величины заложены также в египетских пирамидах. Так, измерение периметра, сторон и других деталей пирамиды Хеопса, согласно этой точке зрения, дают значения звездного года, времени обращения Земли вокруг Солнца с точностью до 0,0001 и т. д. По мнению французского астронома Т. Моро, первоначальная высота пирамиды (148,208 м) есть величина, соотносимая с расстоянием от Земли до Солнца. (Благодаря движению Земли расстояние это колеблется от 147 до 152 млн. километров. Средней величиной считает ся 149,5 млн. километров.) Если все эти расчеты не совпадение, если эти значения действительно были заложены в пирамиду ее создателями, то это поразительный факт. Современное знание шло к этим цифрам долгими путями. Еще Коперник и Тихо Браге считали расстояние от Земли до Солнца равным всего 9 млн. километров. Кеплер утверждал, что оно составляет 58 млн. километров. И только в конце прошлого века расстояние это было определено, наконец, более точно. Дело в том, что рассчитать эту величину очень трудно. Для этого нужно, чтобы два наблюдателя, находясь на противоположных концах Земли, одновременно производили измерение угла нахождения Солнца. Измерения должны быть очень точны, так как отклонение всего на 1° влечет ошибку в 2 млн. километров. Известны и другие приемы шифровки, сокрытия знаний из области астрономии. В Древнем Шумере знали, что звездный свод совершает полный оборот за 25 920 лет (так называемая процессия — медленное перемещение оси вращения Земли по круговому конусу). Нередко число это предстает в завуалированном виде. Я упоминал уже, что одна из клинописных табличек Шумера содержит число 195 955 200 000 000. Что могло означать оно? Потребовался сложный ход мысли, чтобы обнаружить истину. Она оказалась проста. Шумеры, от которых мы унаследовали деление времени на секунды, минуты, часы, продолжительность суток иногда выражали через секунды — 86 400 секунд. Число, названное выше, делится, оказывается, на эту цифру без остатка. Полученные 2268 млн. дней, если их перевести в годы, содержат ровно 240 таких циклов по 25 920 лет. Мы не знаем, зачем понадобилось шумерским астрономам выразить эту закономерность таким сложным образом, через секунды. Не знаем, почему было взято именно такое число циклов — 240. Единственное, что можем мы узнать из этого расчета, что в Древнем Шумере была известна эта астрономическая величина — период перемещения оси вращения Земли по круговому конусу. В других случаях величина эта, тоже завуалированная, бывает скрыта не в такой степени. Так, в храмовых библиотеках Ниппура и Сиппара все таблицы, посвященные делению и умножению, основываются на числе 12 960. Лишь тот, кто знал время оборота звездного свода, мог догадаться, что число это — не что иное, как 25 920: 2 Наряду с десятичной в Шумере бытовала и шестидесятиричная система счисления. И сейчас, разделяя пространство на 360 градусов, а время на 60 секунд, мы продолжаем традицию, пришедшую к нам с берегов Евфрата. Исходным шестидесятиричной системы счисления был «сосс» = 60. Если полный период обращения звездной сферы, 25 920 лет, разделить на «сосс», мы получим число 432. Запомним его. И посмотрим, где еще встречается это число. В древнейшем индийском эпосе «Махабхарата» и в Ведах говорится о космической эпохе продолжительностью в 360 священных лет, по 12 000 лет каждый. Следовательно, всего в космической эпохе 432 000 лет. Это уже известная нам Кали Юга, или «черный век». Другие эпохи космического цикла тоже включают в себя, оказывается, эту величину. Крита Юга имеет длительность 1728 000 лет (432 000x4). Трета Юга— 1 296 000 лет (432 000x3) и т. д. note 4. «Великий год» Платона, 36 000 лет, заключает в себе ту же величину: 36 = 432:12. Число 432 буквально пронизывает различные величины, которые упоминают древние,— величины, выражающие не только время, но и пространство. Величины, которые восходят к разным цивилизациям — к Индии, Греции, Египту, Шумеру, к нордическому и исландскому эпосу. Это как бы ключ, знак единого источника. 108 колонн в буддийских храмах, 108 бусинок в четках буддистов восходят к тому же числу (108X4 = 432). Рамен, единица длины Древнего Египта, составлял … окружности Земли (108x4 = 432). Греческий стадий, другая единица длины Древнего мира, равнялся … окружности нашей планеты. И здесь мы видим то же число (216x2 = 432). «216» это 432: 2. Это же число находим и в текстах вавилонского жреца Бероза (период царствования царей до потопа продолжительностью в 432 000 лет). В исландском эпосе, в повествовании о космической битве богов и антибогов говорится о 540 дверях. Из каждой выходит по 800 воинов. Задавшись вопросом, сколько было всего воинов, мы получим 432 000. Самая ранняя и самая поздняя даты, упоминающие это число, отстоят друг от друга на 20—25 веков. Следовательно, все это время и на всем этом пространстве (от Индии до Исландии) существовала какая-то преемственность — и хранители этой преемственности, скрытые, неведомые никому. Интерес к зашифрованным знаниям древних, в частности к Библии, проявлял в свое время Ф. Энгельс. Относясь к библейскому тексту как к историческому источнику, анализируя его, Ф. Энгельс усматривал логику и смысл во многих из заключенных в нем сведений. Эти наблюдения Ф. Энгельса находят продолжение и в последних работах исследователей. Ими обнаружен, в частности, ряд закономерностей, искусно скрытых в тексте. Ключом к их пониманию оказалось священное число 7. Имя Моисея упоминается во всех 66 библейских книгах 847 раз. Это число может быть представлено как 121 Х7. Имя другого пророка, Давида, упоминается 1134 раза (162x7). Имя Иеремии в 7 книгах Ветхого Завета упомянуто 147 раз (21X7) и т. д. Ключевым, мистическим числом 7 пронизаны также целые куски текста. Найдены и другие, более сложные связи. Библейские книги составляли разные люди. Они писали на разных языках в течение 1000, а по другим данным — 1600 лет. Между написанием Ветхого и Нового Завета лежит разрыв в 400 лет. Какая преемственность могла существовать между теми, кто писал эти тексты? Каким образом Иоанн Богослов, сосланный в последние годы царствования Домициана на остров Патмос, составляя там свое «Откровение», мог знать, что он должен единожды упомянуть там имя Моисея, чтобы завершить во всех книгах Библии число, кратное 7? Читая древние тексты, мы далеко не всегда понимаем скрытый их смысл: два спутника (сотоварища) есть у бога Марса — Фобос и Деймос («Илиада», кн. 15). Почти 3 тысячи лет слыша эти строки, их понимали в чисто мифологическом плане. И только когда после создания телескопа у планеты Марс открыты были два спутника, возникла мысль: а не их ли имел в виду слепой поэт? В аллегорическую форму шифровали, например, алхимики то, что хотели передать владеющим тайным языком. И не только они. Так, традиция «Каббалы» рисует космогонию, или полное знание о создании и развитии мира, в виде некоего символического дворца. Дворец этот имеет 50 дверей, причем все двери открываются одним ключом. Знание лого ключа дает доступ к тайнам космогонии. На каждые из четырех сторон горизонта выходит по 10 дверей, 9 других дверей ведут вверх, в небо. Кроме того, существует еще одна дверь, о которой пока ничего не известно. Лишь открыв ее, можно узнать, куда она ведет — вверх или вниз, в бездну. Известно только, что никто из вошедших в нее не возвращался обратно. Через этот символ «невозвращения» обозначали древние опасность доступа к каким-то знаниям. Опасность — как для самих достигших, так и для других. Упоминание об этом есть, в частности, в Книге Еноха. Там говорится, что некогда на Земле было много зла от людей, которым оказались открыты «небесные тайны мира». Пример сокрытия опасных знаний — знаменитый «греческий огонь». Это было «абсолютное оружие» по тем временам. В битве с арабами в 716 году византийцы уничтожили практически весь их флот, все 800 кораблей. Понятны предосторожности, которые прилагали византийцы, чтобы секрет состава не попал ни в чьи руки. Это им удалось, они оберегали тайну в течение пяти веков. Пока тайна «греческого огня» не оказалась утерянной навсегда. В тайне хранился и секрет пороха, о котором знали древние за века до его открытия Бартольдом Шварцем. В VII веке н. э. порох был известен в Египте, задолго до этого — в Индии, в V веке до н. э.— в Китае. Пример открытия, которое не было обнародовано, приводит Леонардо да Винчи: «Как и почему и я не пишу о своем способе оставаться под водой столько времени, сколько можно оставаться без пищи? Этого не обнародую я и не оглашаю из-за злых людей, которые этот способ использовали бы для убийства на дне моря, проламывая дно кораблей и топя их вместе с находящимися в них людьми» (Лейчестерский манускрипт). Конечно, сегодня трудно сказать, что это были за познания, которые столь тщательно охранялись. Возможно, некоторый ответ на это можно найти и в том, что будет сказано ниже.

ОРУЖИЕ «ЯРОСТИ БОГОВ»

Если за мифами и преданиями древних действительно стоит некая исходная реальность, что могло послужить поводом к следующим сообщениям? В «Махабхарате» — древнеиндийском эпосе, текст которого был составлен 3500 лет назад, есть упоминание о каком-то страшном оружии. «Сверкающий снаряд, обладающий сиянием огня, лишенного дыма, был выпущен». «Все стороны горизонта покрыл мрак». «Пламя, лишенное дыма, расходилось во все стороны». «Все стихии пришли в возмущение. Казалось, солнце покинуло свой путь. Вселенная, опаленная жаром, бьется, как в лихорадке». Бегут боевые слоны, спасаясь от уничтожающего жара и, обожженные им, падают на землю с оглушительным ревом. Колесницы, опаленные этим бушующим пламенем, подобны верхушкам деревьев, сожженным лесным пожаром. Это оружие (стрела), «несущееся с бешеной силой, окутанное молниями». Взрыв «был ярок, как 10 000 солнц в зените». «Раздались раскаты грома, хотя небо было безоблачно. Содрогнулась земля… упал мрак и затмилось солнце». Так воспринималось это оружие в момент его применения. Последствия воздействия его также грозны и не менее загадочны. Это оружие, «предназначенное для умерщвления всего народа», оно обращает людей в прах. Применение его ведет к «гибели всего живого». У уцелевших выпадают ногти и волосы; пища приходит в негодность. «Несколько лет после этого солнце, звезды и небо скрыты облаками-и непогодой» *. Интересно описание одной из таких боевых установок или устройств. Интересно еще и потому, что восприятие дается глазами человека, чуждого технической цивилизации: «…громадное и извергающее потоки пламени, с тремя глазами и четырьмя ликами, на одной ноге и с восмью руками». Так, такими словами описывал бы, наверное, и сегодня какое-нибудь сложное современное устройство примитивный охотник или обитатель джунглей. В Индии оружие это называлось «Оружие Брахмы» или «Пламя Индры», в Южной Америке — «Машмак», в кельтской мифологии — «Искусство Грома». Я хотел бы предостеречь читателя от неоправданных ассоциаций с теми или иными видами современного оружия. Хотя возникновение таких ассоциаций вполне объяснимо: все мы мыслим в понятиях эпохи, в которой живем, и

в категориях своего времени. В тех же преданиях упоминается об оружии, называвшемся «Глаз Балора». Это устройство было довольно сложно: приводить его в действие могли только четыре человека. Дошло до нас описание и того, что, возможно, справедливо было бы обозначить термином «снаряд». Это был предмет, «походивший

на огромную железную стрелу, которая выглядела, как гигантский посланец смерти». Для того чтобы обезвредить одну такую «железную стрелу», которая не была использована, было приказано размельчить ее и измолоть в мелкий порошок. Но даже этого оказалось недостаточно, чтобы полностью обезопасить людей. Измельченные остатки надлежало утопить в море. Ясно, что речь идет не о пороховой ракете, даже гигантской. Оружие это порождало «огонь, способный поглотить три мира». Некоторые источники говорят еще более ясно: «это то пламя, которое пожирает Вселенную в час ее конца» Пламя, которое сопровождает гибель, распад Вселенной? Что древние могли знать об этом? Упоминая о загадочном оружии, тексты, в частности «Махабхарата», приводят и повторяют запреты его использования: «Оружие это никогда не применялось и не должно применяться против людей». Против кого применялось оно? И кем? Другие источники содержат сообщения об оружии, которое они называют «молниями» или сравнивают с молниями. Возможно, это не только образ, передающий лишь зрительное восприятие. Современные военные исследования говорят о реальности подобного оружия. Военные лаборатории не оставляют без внимания это направление. Высказывалась мысль, что искусственные шаровые молнии, которые могли бы мгновенно поражать цель, заманчиво использовать в качестве оружия как нападения, так и обороны, для уничтожения ракет в полете

Не кроются ли за всеми этими свидетельствами древних какие-то реальные воспоминания? Некоторые находки археологов могут быть истолкованы как подтверждение этого. Стены крепостей Дундалк и Экосс (Ирландия) хранят следы воздействия огромной температуры, настолько высокой, что глыбы гранита, из которых сложены их стены, оказались расплавленными. Температура плавления гранита 1000— 1300°. Можно подумать, что именно здесь было применено страшное оружие древних преданий. Странная деталь — расплавленный гранит, превращенный в стекловидную массу, не снаружи, а на внутренней стороне стен. Значит ли это, что нечто, что могло вызвать температуру плавления гранита, сначала было заброшено внутрь крепости и только потом приведено в действие? Расплавлены, как правило, нижние части стен. Другой след возможного применения этого оружия был обнаружен в Малой Азии при раскопках погибшей столицы древних хеттов Хаттуса. Некогда город был уничтожен посредством неизвестно каким образом созданной высокой температуры. Кирпичная кладка домов расплавилась в красную твердую массу. Камни спеклись и потрескались. В городе нет ни одного дома, храма или стены, которые избежали бы этого страшного жара. По словам археолога Биттеля, сколько бы горючих материалов ни хранилось в самом городе, обычные пожары никогда не смогли бы создать такой температуры. К. Керам пишет: «Для того, чтобы прийти в такое состояние, город должен был гореть много дней, а может быть, и недель». В другом районе Ближнего Востока, на территории древнего Вавилона, сохранились развалины башни, возвышающиеся даже сейчас на 46 метров. Это башня царя Нимврода, того самого, которого Иосиф Флавий назвал строителем Вавилонской башни. На этом основании некоторые исследователи считают развалины остатками легендарного Вавилонского сооружения. Как гласит предание, именно здесь бог, «сойдя вниз», поразил строителей башни, рассеяв их затем по всей земле. Но не только возможная связь с библейским преданием заинтересовала археологов. Они нашли здесь те же следы искусственно созданной высокой температуры, что и в Дундалке, и в Хаттусе. «Нельзя найти объяснения,— пишет один из исследователей,— тому, откуда взялся такой жар, который не просто раскалил, но и расплавил сотни обожженных кирпичей, опалив весь остов башни и все ее глиняные стены». Отсутствие какого бы то ни было рационального объяснения подобных находок заставляет исследовате лей обычно ограничиться лишь констатацией фактов. На Ближнем Востоке есть еще один район, где было, возможно, применено это предполагаемое оружие. В биб лейских текстах упоминаются города Содом и Гоморра, бывшие где-то в районе Мертвого моря и уничтожен ные огнем, низведенным с неба. Причем уничтожены были не только сами города и их жители, но и «все произрастания земли». Свидетель и современник этого истребления, выйдя на другой день рано утром, посмотрел на Содом и Гоморру «и на пространство окрестности и увидел: вот дым поднимается с земли, как дым из печи». Не о следах ли этого события упоминал Страбон в своей «Географии», когда писал, что в районе Мертвого моря есть скалы, оплавленные неизвестным огнем? Долгое время исследователи считали, что Содом и Гоморра — область преданий и мифов. Но вот недавно в клинописных таблицах Эбла ученые прочли названия этих двух городов: Содом и Гоморра. Они упоминаются там рядом с другими, дожившими до наших дней — Дамаском, Бейрутом, Библом. Раскопки Мохенджо-Даро в Индии открыли развалины города, погибшего 3500 лет назад. Странны обстоятельства этой гибели. В радиусе километра попадаются оплавленные камни. Многие здания разрушены ударной волной, которая пришла сверху. Высказывается мысль, что гибель обрушилась на город внезапно. «По положению скелетов было видно,— заключает профессор М. Дмитриев,— что перед гибелью люди спокойно расхаживали по улицам города». Известны и другие факты, возможно, находящиеся в одном ряду с этими, которые также ставят в тупик исследователя. В этой связи можно вспомнить о находке в Индии человеческого скелета, радиоактивность которого в 50 раз выше нормальной! Для того чтобы отложения, обнаруженные в скелете, имели столь высокую радиоактивность, человек этот, погибший 4 тысячи лет назад, должен был долгое время принимать пищу, радиоактивность которой в сотни раз превышала бы обычную.

ЛЮДИ УМЕЛИ ЛЕТАТЬ?

Мы говорили о случаях внезапного появления у древних знаний, которые никак не могли быть результатом практической их деятельности. Есть основания думать: познания эти были на удивление высоки. В Египте была обнаружена деревянная модель летящей птицы, изготовленная 25 веков назад. Когда была изготовлена большая ее копия, оказалось, что «птица фараонов» обладает всеми свойствами современного планера. Благодаря тщательно выдержанному аэродинамическому профилю она свободно парит и планирует в воздухе. «Египтяне никогда не делали моделей, не имея оригиналов» — так прокомментировал этот факт один из специалистов по древнеегипетскому искусству. Можем ли мы допустить мысль, что в Древнем Египте могло быть известно нечто, напоминающее современный планер? У различных народов существуют предания о богах и героях, живших в отдаленные времена и умевших передвигаться по воздуху на крылатых колесницах. В литературе Вед был даже термин, которым обозначались летательные аппараты: «вимана» и «агнихотра». «Агнихотра» — это корабль, который поднимается в небо. Но вот что важно — некоторые из дошедших до нас текстов дают довольно подробное и реалистическое описание не только внешнего вида, но и устройства летательных аппаратов. Полет сопровождался громким звуком. «Когда настало утро,— читаем мы в древнеиндийском эпосе «Рамаяна »,— Рама сел в небесную колесницу, которую Пушпака прислал ему с Вивпишандой, и приготовился к полету. Колесница эта передвигалась сама по себе. Она была большой и красиво раскрашенной. Она имела два этажа со многими комнатами и окнами… Когда колесница совершала свой путь в воздухе, она издавала однотонный звук». В момент отлета, однако, звук был иным: «По команде Рамы эта прекрасная колесница с громким шумом поднялась в воздух». В другом месте мы читаем, что, когда летающая колесница поднималась, «грохот заполнял все четыре стороны горизонта». В одной из древних санскритских книг говорится, что в момент отлета колесница «ревет, как лев». Не о подобном ли устройстве упоминал китайский источник, сообщавший, что в шестой год правления эры ТяньШэн, «летом, в четвертой луне, звезда величиной с меру скатилась со звуком, похожим на гром, с севера на юго-запад, осветив всю Поднебесную». В других случаях, наоборот, подчеркивается беззвучность полета. Возможно, речь идет о разных режимах полета или о разных видах этих устройств. Во время полета был виден огонь. В эпосе Древней Индии говорится, что небесная колесница светилась, «как огонь в летнюю ночь», была, «как комета в небе», «пламенела, как красный огонь» («Рамаяна»), «была, как путеводный свет, движущийся в пространстве» ее «приводила в движение крылатая молния », «все небо было освещено, когда она пролетала по нему» («Махабхарата»), из нее исходили два потока пламени. Предания викингов сохранили память о каких-то «огненных кораблях» — «вафелн», которые оставляли за собой «вихрь несущихся искр». Но еще более удивительны описания внутреннего устройства летательных аппаратов. Санскритский поэтический источник «Самарангана Сутрадхара» целых 230 строф посвящает описанию устройства летательных аппаратов и их применению: «Сильным и прочным должно быть его тело, сделанное из легкого материала, подобное большой летящей птице. Внутри следует поместить устройства с ртутью и подогревающим приспособлением под ним. Посредством силы, которая таится в ртути и которая приводит в движение несущий вихрь, человек, находящийся внутри этой колесницы, может пролетать большие расстояния по небу самым удивительным образом. Войдя в нее, человек, может, подобно двукрылой птице, подняться в синеву неба». Существуют, утверждает источник, виманы, огромные, «как храм». По четырем сторонам, согласно установленным правилам (закону, инструкции), размещают большие резервуары, наполненные ртутью. Перевод слова как «ртуть» весьма приблизителен. Слово это имеет много и других значений: квинтэссенция, субстанция, эликсир. Кроме того, это алхимический термин, т. е. скорее символ, за которым стоит значение, открытое только тем, кто знает к нему ключ. Поднявшись, вимана сразу превращалась в «жемчужину в небе». Тибетские священные тексты, упоминая о летательных аппаратах, также сравнивают их с «жемчужинами в небе». А вот как описывает летательный аппарат другой санскритский источник, «Гхатотрачабадма»: «Это была огромная и ужасная воздушная колесница, сделанная из черного железа… Она была снабжена приспособлениями, расположенными в надлежащих местах. Ни кони, ни слоны не везли ее. Она была движима устройствами, которые были размерами со слонов». В другом источнике говорится, что для сооружения такого аппарата используется медь, железо, свинец. Некоторые источники упоминают о виманах черного цвета, другие отмечают, что они имели, металлическую поверхность: небесная колесница, «сияющая, как золото » («Рамаяна», кн. VI, 7). Очевидно, если за этими сообщениями стоят какие-то реальные воспоминания, существовало несколько видов подобных устройств. Источники оговаривают это. Судя по некоторым описаниям, устройство это было округлой формы: воздушный корабль Махападма («Большой лотос»), упоминаемый Сомадевабхаттой (XI в.), «сияющий корабль» полинезийских мифов, на кбтором передвигался бог Кане-милохаи, по форме напоминал раковину. Устройства эти имели многочисленные помещения, окна, места для сидения. Эти устройства могли парить, зависая в воздухе, и передвигаться на огромные расстояния «в мгновение ока», «со скоростью мысли» Последнее сравнение принадлежит Гомеру, упоминавшему о народе, который жил на Севере и передвигался на этих удивительных кораблях. (На память приходят «валфен», огненные корабли из преданий викингов, которые встречали они в северных широтах.) О народе, знавшем якобы секрет полетов в воздухе, писали и другие греческие авторы. Жил народ этот, гипербореи, на Севере, и солнце восходило над ними только раз в году. Память о солнце, которое восходило раз в году, принесли с собой и арии, пришедшие в Индию 4 тысячи лет назад, со своей неизвестной прародины. Они же принесли с собою сведения о летательных аппаратах, которые находим мы в санскритских источниках. Сохранилось и дошло до нас несколько изображений, которые могут быть истолкованы как память о подобных устройствах. Передают они, понятно, не внешний их вид, а саму идею путешествия в воздухе, вне Земли, среди звезд. Вот небесный корабль (ладья), летящий над звездами и среди звезд, гробница Монтемхет, VII век до н.э. Человек, изображенный в нем, держит в одной руке символ жизни, в другой — смерти. Шумерский вариант — человек в такой же небесной ладье между звездой и Солнцем. Третий рисунок — доколумбовская Америка, территория Перу. Стилизованное двуногое существо украшено знаками «ступенчатого трона», часто встречающимся атрибутом египетской богини Изиды. Китайский рисунок воздушной колесницы изображает ее летящей над облаками. Внимание останавливает одна деталь: круг спереди и позади колесницы. Что это? Если колеса, то они должны были бы быть по сторонам. Китайский алхимик и адепт тайных наук Ко Хунт писал в 320 г. н. э., что «некоторые изготовляли воздушные колесницы». При этом он упоминал о вращающихся лопастях (клинках), «приводивших в движение это устройство». Возможно, слова эти имеют отношение к стилизованному кругу, который виден на рисунке. Я говорил уже и приводил примеры, когда древние старались скрыть некие знания, оградить их от непосвященных. Было бы странно, если бы это не делалось в отношении воздушных колесниц и их устройства. Во времена императора Ченг-Танга (XVIII век до н. э.) некий его подданный изготовил летающую колесницу и, испытывая ее, поднялся в воздух. Попутный ветер отнес его в соседнюю провинцию. Что делает император — с радостью принимает сделанное открытие? Нет. Как сообщает китайская хроника, Ченг-Танг «приказал уничтожить колесницу, чтобы (секрет ее) не стал известен в народе». Санскритский источник аргументирует подобную предусмотрительность следующим образом:« Сооружение этих устройств надлежит хранить в тайне, чтобы (знания эти) не попали в руки невежд. По этой причине знания, приносящие такие плоды, не следует предавать огласке, распространяться о них не следует». Возможно, опасения эти строились не на пустом месте. Некоторые древние тексты упоминают использование летательных аппаратов в военных целях. Описания батальных сцен, которые дают они, делаются как бы «с натуры», так, как это мог бы делать очевидец: «Мы заметили в небе нечто, что напоминало пламенеющее облако, подобное языкам огня. Из него вынырнула огромная черная вимана, которая обрушила вниз множество сверкающих (светящихся) снарядов. Грохот, изданный ими, был подобен грому от тысяч барабанов. Вимана приблизилась к земле с немыслимой скоростью и выпустила множество снарядов, сверкающих, как золото, тысячи молний. За этим последовали яростные взрывы и сотни огненных вихрей. Войско охватила паника, на землю падали кони, боевые слоны и множество солдат, убитых взрывами. Войско обратилось в бегство, и страшная вимана преследовала его, пока не уничтожила» («Махабхарата», Карнапарвана). Напомню, что создавался этот источник около четырех тысячелетий назад. Опасения, что летательные аппараты могут быть использованы во зло, встречаются и в более поздних текстах. Европейский автор писал в 1670 году: «Господь никогда не допустит, чтобы такое устройство было создано; дабы отвратить многочисленные последствия, которые могут разрушить гражданское и политическое правление среди людей». Далее он перечислял действия воздушного корабля — он может сбрасывать бомбы, низводить сверху «искусственный огонь», даже, говоря сегодняшним языком, «высаживать десант». Древнеегипетская «модель планера», о которой я говорил уже, как некое материальное, предметное начало вписывается в сообщения, приводимые выше. Другое косвенное свидетельство, возможно, из того же ряда — так называемые «дороги инков», обнаруженные некоторое время назад в Андах. Аэрофотосъемка показала, что это не столько дороги, сколько система огромных, правильно образованных геометрических и других фигур, видимых только с определенной высоты. Стороны треугольников, параллельные линии безупречной точности, тянутся на 10—15 километров! Некоторые фигуры повторяются в четкой последовательности. Ряд ученых считает, что в Андах находится величайший астрономический календарь мира, где линии выражают различные астрономические закономерности и пути движения звезд. Недавно подобные же огромные фигуры, различимые лишь с воздуха, были обнаружены в перуанских пустынях Де Майя и Де Сихуа. Ученые относят их к доинкскому периоду. Вправе ли мы предположить, что эти гигантские, видимые только с высоты изображения могли иметь какое-то отношение к летательным аппаратам? Оказывается, в Америке мы тоже можем найти сообщения, которые заставляют задуматься. Священная книга индейцев киче «Пополь-Вух» повествует о четырех праотцах этого народа, которые, увидев в небе нечто, стали торопливо прощаться со своими родичами и женами и поднялись на вершину горы. «Мы отправляемся назад к нашему народу,— сказали они.— Мы выполнили нашу задачу, кончаются наши дни». Эти люди, гласит текст, «немедленно после этого исчезли там, на вершине горы Хакавиц. Они не были похоронены их женами или их детьми, потому что не было видно, когда они исчезли». В Центральной Америке сохранилось предание о некоей могучей владычице, прозванной «Летающей тигрицей », которая принесла людям знания. А через какоето время приказала отнести себя на вершину горы, где «исчезла среди грома и молнии». Предания эти удивительно напоминают другие, возникшие в районе, весьма отдаленном от этих мест — в Юго-Восточной Азии. И там и здесь речь идет о каких-то просветителях, передвигавшихся на летательных аппаратах и в конце своей «миссии» удалявшихся на этих летательных аппаратах. О таких сообщениях по древнекитайским источникам рассказывает, в частности, в своей публикации кандидат исторических наук И. Лисевич. В древнем словаре «Гуанди», сообщает он, описываются четыре вида летательных аппаратов. Один из них, в котором передвигался просветитель-пришелец древнекитайских преданий Хуанди, отливал металлом и имел крылья. Перед полетом он «набирал воду». О другом аппарате известно, что, когда он был покинут, «голова» его, продолжавшая излучать тепло, с большими предосторожностями была зарыта в землю. Из места захоронения выбивалось облачко пара, которому местные жители поклонялись долгие годы. Когда пришло время, Хуанди, как и другие просветители, покинул место, куда прибыл. «… Сверху,— гласит древний текст,— за Хуанди спустился дракон со свисавшими вниз усами. Хуанди взошел на дракона,все его помощники и семьи последовали за ним. Взошедших было более 70 человек. Остальные подданные не могли взойти и всем скопом ухватились за усы. Усы оборвались и они попадали на землю». В ряде древнеиндийских текстов, упоминающих о летательных аппаратах, говорится

также и о высоте полета. Для того чтобы показать, как высоко поднялся герой на своей воздушной колеснице, сообщается, что он взлетел «выше царства ветров». Можем ли мы допустить мысль, что представители какой-то предшествовавшей земной цивилизации обладали знаниями, необходимыми для того, чтобы пытаться достичь других планет? Конечно, в это трудно поверить. Вот, что, однако, говорят источники: «Посредством этих аппаратов (приспособлений, устройств),— читаем мы в санскритском тексте,— жители Земли могут подниматься в воздух, а небесные жители

— спускаться на Землю». На этих устройствах можно было передвигаться в пределах «Сурьямандала » — солнечной области (Солнечной системы?) и «Накшатрамандала» — звездной области. Согласно преданиям, воздушные колесницы древних кельтов также могли подниматься в небо, туда, где находятся удивительные земли, «дворцы богов». Сохранился целый ряд сообщений о посещениях отдельными людьми этих «дворцов богов», расположенных вне пределов Земли. Даоисты упоминают о некоем «совершенном человеке» Чем Джане, посетившем другие планеты и почерпнувшем там мудрости и знаний. Древние тексты утверждают, что Хуанди, упоминавшийся ранее, удалился со своими спутниками к звезде Регул (созвездие Льва). В сообщениях этих есть еще одна любопытная деталь. Один из летевших туда принял нечто, после чего «временно умер и возродился уже через 200 лет». Как считают некоторые теоретики, при длительных космических перелетах, превышающих продолжительность человеческой жизни, люди будут тоже погружаться в некое состояние анабиоза, временной смерти — биологическое время будет как бы останавливаться для них. Расстояние Регул от Солнечной системы — 85 световых лет.. Среди раннехристианских апокрифических книг есть пресловутая «Книга Еноха», или «Книга тайн Еноха». В ней рассказывается о том, как Енох был взят на какое-то время на некие земли, лежащие в небе. Там ему были преподаны основы астрономических знаний: порядок движения Солнца, причины сокращения дня и удлинения ночи, лунный календарь, фазы и движение Луны. «И Вретиль,— пишет Енох,— обучал меня 30 дней и 30 ночей, и уста его не переставали говорить. И я за 30 дней и 30 ночей не переставал писать замечания». Знания эти были преподаны Еноху, с тем чтобы, вернувшись, он сообщил их на Земле людям. И снова удивительная деталь. Когда Енох вернулся, его дети стали старше его. Сегодня мы знаем, что такое возможно, если космический путешественник передвигается со скоростью, близкой к скорости света: для него время течет во много раз медленнее, чем для остающихся на Земле. Но как могли древние знать об этом? Не связаны ли с этим некоторые другие странные сообщения, дошедшие до нас? Один из переводов египетской рукописи, написанной за 15 веков до нашей эры и содержащей официальную хронику царствования фараона Тутмоса III, гласит, что к ужасу всех «на 22-м году, в третьем месяце зимы, в шесть часов дня на небе появился огромный предмет правильной формы, который медленно двигался на юг». Примерно этим же периодом датируется и древнеперсидское сообщение о некоем человеке, соорудившем сложный летательный аппарат и передвигавшемся в нем по воздуху. Другое сообщение относится уже к XIII веку, точнее, к 1290 году. В латинской рукописи одного из английских монастырей говорится, что однажды над головами испуганных иноков, гнавших по дороге монастырское стадо, «появилось огромное, овальное серебристое тело, похожее на диск, которое медленно пролетело над ними, вызвав великий ужас». He о подобных ли аппаратах писал ученый и философ Роджер Бэкон(1214—1294), заключенный в тюрьму за приверженность к «тайным знаниям»? «Наукадает возможность создавать аппараты, могущие развивать огромные скорости, без мачт и требующие не более одного человека для управления». Бэкон подчеркивал, что передвигаются подобные устройства без помощи животных. «Может быть также создан аппарат,— писал он,— способный передвигаться в воздухе, с человеком, находящимся внутри него». Ему же принадлежит важное признание, имеющее, возможно, отношение к тому, что говорится на этих страницах… «Летательные аппараты, которые были у древних,— писал он,— изготовляют и в наше время» В этой связи можно привести и следующий эпизод, о котором рассказывает французская хроника de Gabalis «Discourses» (1670). Упоминая о появлении каких-то «летающих кораблей», хроника сообщает, что однажды в Лионе «три мужчины и одна женщина спустились на землю из этого летающего корабля. Вокруг них собрался весь город, крича, что это колдуны, подосланные Гримальди, герцогом Беневенто, врагом Карла Великого, с тем, чтобы уничтожить во Франции урожай. Тщетно пытались четверо невиновных оправдаться, говоря, что они здешние, что они были унесены незадолго перед этим удивительными людьми, показавшими им небывалые чудеса и опустившими их обратно, чтобы они рассказали о том, что видели». А вот любопытное свидетельство известного итальянского скульптора эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини, о котором упоминает он в своей книге. Однажды во время путешествия он и его спутник «взглянули в сторону Флоренции, и оба мы издали великий крик изумления, говоря: «О боже небесный, что это за великое тело так видно над Флоренцией?» Это было как бы огненное бревно, каковое искрилось и издавало превеликий блеск». Более близкое к нам упоминание о подобных летательных аппаратах мы находим у известного русского художника Н. Рериха. В своей книге «Сердце Азии», посвященной путешествию в предгорья Гималаев, он писал: «Солнечное безоблачное утро — сверкает ясное голубое небо. Через наш лагерь стремительно несется огромный темный коршун. Наши монголы и мы следим за ним. Но вот один из бурятских лам поднимает руку к голубому небу: — Что это там такое? Белый воздушный шар? — Аэроплан? И мы замечаем: на большой высоте что-то блестящее движется в направлении с севера к югу. Из палаток принесли три сильных бинокля. Мы наблюдали объемистое сфероидальное тело, сверкающее на солнце, ясно видимое среди синего неба. Оно движется очень быстро. Затем мы замечаем, как оно меняет направление более к юго-западу и скрывается за снежной цепью Гумбольта. Весь лагерь следит за необычным явлением» Можно ли думать, что это уцелевшие следы некогда существовавшей цивилизации, те самые «летательные аппараты, которые были у древних», о чем писал Роджер Бэкон? Возможно, в этой связи можно было бы упомянуть и некоторые сообщения, появившиеся в последнее время в печати. Но вот что важно: сегодня мы можем говорить уже не только о словах свидетелей, не только о впечатлении очевидцев. Существуют «материальные следы». В 1976 году на берегу реки Вакша, Коми АССР, местные жители нашли непонятный обломок, с кулак величиной, отливавший белым цветом. Стоило его поцарапать или стукнуть, как из места удара сыпались искры. Странный предмет, к счастью, попал в руки ученых. Им занимались: Всесоюзный научно-исследовательский институт ядерной геофизики и геохимии, Институт физических проблем им. С. И. Вавилова, Институт геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского Академии наук СССР, Московский институт стали и сплавов и некоторые другие научные подразделения. Обломок оказался фрагментом кольца, цилиндра или сферы диаметром 1,2 метра неизвестного происхождения и непонятного назначения. Изготовлен был этот предмет не более 100 тыс. лет назад (уран, представленный в нем, не имеет продуктов распада). Продукты распада тория говорят о более близкой дате. Однако главная загадка — в другом, в составе обломка. При его изучении были использованы прецизионные гамма-спектрометрические методы анализа, в том числе нейтронно-активационный, нейтронио-радиационный, рентгенорадиометрический. Предмет оказался со-, стоящим из сплава редкоземельных элементов: церия — 67,2%, лантана— 10,9, неодима — 8,78%, некоторого количества железа и магния. Среди примесей были обнаружены уран и молибден. Вывод ученых: сплав искусственного происхождения. На Земле природных материалов с подобным со ставом и характеристиками не существует. Более того, в земных условиях атмосферный кислород вступает обычно в реакцию с железом и окисляет его, поэтому в сплавах, как правило, находятся его окислые формы. В обломке железо присутствует, но нет ни малейших следов окислых его форм. Значит ли это, что сплав был изготовлен вне Земли? С другой стороны, анализ изотопного состава с точностью до сотых долей процента соответствует земным соотношениям. Вывод ученых: с большой долей вероятности можно считать, что сплав был изготовлен на нашей планете (или в пределах Солнечной системы). Но на Земле сегодня не существует, оказывается, нужной для этого технологии. Сплав был изготовлен из порошка, самые мелкие частицы которого состояли всего из нескольких сот атомов. Изготовлен он был ме одом холодного прессования при давлении в сотни тысяч атмосфер. Оборудования, которое могло бы прессовать детали при подобном давлении и такого размера, наша цивилизация еще не создала и не приблизилась к этому. Сообщение об этой находке, сделанной, как уже говорилось, в 1976 году, в начале 1985 года было опубликовано в газете «Социалистическая индустрия». Академик — секретарь Отделения физико-химии и технологии неорганических материалов Академии наук СССР академик Н. М. Жаворонков прокомментировал это сообщение: «Образец с полученным составом вполне мог быть получен в земных условиях. На основании имеющихся материалов можно сказать, что найденный образец — не естественный минерал, а сплав искусственного происхождения. Вопрос о том, при каких условиях и для каких целей он был получен и частью какой конструкции он является, подлежит объективному изучению ».

* * *

Сознание каждого — продукт его среды, его эпохи. –„Мы– с вами, читающий и пишущий эти строки, не являемая исключением. В наших оценках и представлениях мы повторяем оценки и представления, господствующие в наше время.. Однако и здесь возможны самые разные точки зрения. Вполне допускаю правомерность иного толкования свидетельств и фактов, приведенных в данной главе. Некоторые из позиций, расходящихся с позицией автора, упомянуты в примечаниях. Главное не торопиться ставить точку. И не спешить говорить «невозможно». Комментарии ученых П. В. Волобуев, член-корреспондент АН СССР На обширном фактологическом материале автор дает читателю почувствовать, что в истории, особенно древнейшей, есть свои «белые пятна». Существует немало проблем истории, искать ответы на которые при современном уровне знаний мы можем лишь посредством гипотетических предположений. Несмотря на всю неожиданность выводов, выстроенная А. Горбовским цепь рассуждений выглядит, на наш взгляд, достаточно убедительно. Безусловно, у предложенной автором концепции могут быть как сторонники, так и те, кто не согласится с ней или согласится не до конца. Можно также пытаться найти и другие объяснения приводимым здесь фактам. Н. А. Ерофеев, доктор исторических наук На основании обширных исторических и археологических материалов автор говорит о возможности существования на Земле некоей ранней, неизвестной нам и науке цивилизации. В основу этого раздела легла книга автора «Загадки древнейшей истории», вышедшая в издательстве «Знание» двумя изданиями и затем не раз переизданная как у нас в Советском Союзе, так и за рубежом. На эту работу были опубликованы положительные рецензии в «Комсомольской правде», в журнале «Новый мир», поэтому вряд ли имеет смысл слишком подробно о ней говорить. Факты, приводимые автором, можно интерпретировать различно. Но далеко не все из них поддаются объяснению в русле традиционного исторического знания. Преимущество^ точки зрения автора в том, что он каждому факту как бы находит «свое место», выстраивая определённую концепцию. Для одних она достаточно убедительна, для других — спорна, но для всех в должной мере интересна. В. И. СИФОРОВ, член-корреспондент АН СССР Была или нет всемирная катастрофа, о чем говорится в этой главе, вопрос этот можно рассматривать в разных аспектах: астрономическом, историческом, культурологическом и т. д. И в каждом будут, очевидно, свои доводы как «за», так и «против». Но есть еще один аспект — информационный. Если представить себе, что некогда действительно произошел какой-то глобальный катаклизм, то он должен был бы сопровождаться явлениями, подобными тем, о которых говорит автор: огромными информационными потерями, как бы затуханием информационных потоков, постоянно функционирующих в обществе. Но, повторяю, я говорю здесь только об информационном аспекте.

БИБЛИОГРАФИЯ 1.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ 1. Большая советская энциклопедия.— (3-е изд.) — М. 2. Бэкон Ф. Новый Органон.— М., 1938.

3. Вадимов А., Тривас М. От магов древности до иллюзионистов наших дней.— М., 1979. 4. В а й я н Дж. История ацтеков.— М.,1949. 5. Геродот. История в 9-ти кн.— Л., 1972.

6. Григорий Нисский. Творения святого Григория Нисского. Ч. 1. Об устроении человека.— М., 1861. 7. Добрынин Б. Ф. Потонувшие материки.—М.— Пг., 1923. 8. Зайдле р Л. Атлантида.— М.,1966. 9. Историко-астрономические исследования.— Т. 15.— М., 1980. 10. Кавказский этнографический сборник.— М., Наука, 1976. 11. Калевала.—Л., 1974. 12. Кондратов А. Адрес — Лемурия?— Л., 1978. 13. Керам К. Боги, гробницы, ученые.— М., 1960. 14. Кларк А. Черты будущего.— М, 1966. 15. Клочков И. С. Духовная культура Вавилонии.— М., 1983. 16. Леонард о да Винчи. Избранные произведения.— М — Л., 1935. 17. Ленин В. И. Поли. собр. соч. 18. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 19. Материалы по истории и филологии Центральной Азии.— Улан-Удэ, 1968. 20. Махабхарата.— Ашхабад, 1955—1972. 21. Мифологический словарь.— М., 1961. 22. Мифы народов мира.— М., 1980. 23. Михайло в Т. М. Из истории бурятского шаманизма.— Новосибирск, 1980. 24. Народы Америки.— М.,1959. 25. Нейгебауэ р О. Точные науки в древности.— М., 1968. 26. Платон. Сочинения. Ч. 5—6.— М. 1879. 27. Платон. Сочинения. В 3-х томах.—М., 1968—1972. 116

28. Плутарх. Сравнительные жизнеописания.— М., 1961 — ИМИ. 29. Пополь-Вух.—М., 1959. 30. Радхакришна н С. Индийская философия.— М., 1956. 31. Рерих Н. К. Избранное.— М, 1979. 32. Сказки и мифы народов Океании.— М., 1970.

33. Соколов М. И. Материалы и заметки по старинной слапянекой литературе // Вып. 3.

34. Сомадева. Океан сказаний. Избранные повести и рассказы. Пер. с санскрита.— М., 1982. 35. Спутники Марса.— М., 1981. 36. Те Ранг и Хиор а (Бак П. Г.). Мореплаватели солнечного восхода.— М., 1950. 37. Флави й Иосиф. Иудейские древности.— Т. 1.— Спб., 1900. 37а. Ф 38. Фрейзе р Дж. Золотая ветвь.— М., 1928. 39. Фрэзе р Дж. Фольклор в Ветхом Завете.— Пер. с англ.— М., 1931.

40. Xизанашвили Г. Д. Динамика земной оси вращения и уровней океана.— Тбилиси, 1960. 41. Челлин и Бенвенуто. Жизнь Бенвенуто Челлини.— М., 1958. 42. Чехов А. П. О литературе и искусстве.— М.,1955. 43. Шавров М. О третьей книге Эздры.— Спб., 1861. 44. Ширакаци А. Космография.— Ереван, 1962. 45. Цере н Э. Библейские холмы.— М., 1966. 46. Цицеро н Марк Туллий. Сон Спициона.— М., 1917. 47. Эпос о Гильгамеше («О все видавшем»).— М.— Л., 1961. 48. Языческое представление об острове Буяне, б. м.,б. г. 49. Baldwi n J. Pre-historic nations.— L., 1869. 50. Beal s Ch. Nomades and empire builders.— N. Y., 1961. 51. Bellamy H. S. The Atlantis myth.— L., б.г. 52. Campbel l J. The Masks of God. Primitive Mythology.— N. Y., 1959. 53. Cory LP. Ancient fragments.—L.f 1832. 54. D i k s h i t a r R. War in Ancient India.— Madras, 1944. 55. D о n n e 1 1 у I. Atlantis, the Antedeluvian World.— N. Y., 1949. 56. E 1 i a d e M. The Myth of Eternal Return.— L., 1955. 57. Encyclopedia Britanica.— L., 1964.— Vol. 9.

58. F e г г у n P., V e r h e у d e n J. Chroniques des civilisations disparues.— P., 1976. 59. Fi x W. R. Star Maps.—L., 1979. 60. H a p g о о d Ch. H. Maps of the Ancient Sea Kings.— N. Y.,1966. 61. Heide l A. The Babilonial Genesis.—Chicago, 1963. 62. H u t i n S. Les civilisations inconues.— P., 1961. 63. The Indian Heritage. An anthology of Sanscrit literature,-(Bangalore, 1958. 64. I v m у J. The Sphinx and the Megaliths.— L., 1974. 65. Jo b e s J., Jobes G., Outer space.— N. Y., 1964. 66. L a u f e r B. The Prehistory of Aviation,—Chicago, 1928. 67. L i s s n e r 1. The Living Past — N. Y., 1957. 68. Ma ego wan K, Hester J. A. Early Man inthe New World,— N. Y, 1962. 117 69. Mackenzi e D Myths of pre-columbian America.— L., 1924. 70. The Mahabharata of Krishna Dwapayana vyasa New Delhi,1970. 71. The Mahabharata story, Vyasa and Variations. Madras, 1967 72. Manetho. L., MCMLVI 73. Merce r S. Earliest intellectual Man's Idea of the Cosmos.L.,1957 74. P a u w e 1 s L., В e r g i e r J Le Matin des Magiciens.P., 1960. 75. Ramayana.— Bombay 1958. 76. The Ramayana of Valmiki.—L. 1957 —Vol. II. 77. Rath-Vegh, I. From the History of Human Folly — Budapesht, 1963. 78. The Sacred Books of the East.— Satapatha Brahmana. Delhi, 1963. – Part I. 79. The Sacred Books of the East.— Vol. IV The Zend — Avesta.I.— Oxford, 1880. 80. Scientific Progress and Human Values.— N Y, 1967 81. Serouy a H. La Kabbale,—P., 1957 82. The Tibetan Book of the Dead.— L., 1957 83. T о m a s A. We are not the first.—L., 1976. 84. The Velikovsky Affaire.— N. Y., 1966. 85. The Vishnu Purana.— Calcutta, 1961 — Part 2, ch. 7 86. W i 1 к i n s H. Mysteries of Ancient South America. N. Y 1956.

2. ПЕРИОДИЧЕСКИЕ И ПРОДОЛЖАЮЩИЕСЯ ИЗДАНИЯ

87. Азия и Африка сегодня.— М. 88. Вестник древней истории.— М. 89. Вестник истории мировой культуры.— М. 90. Вестник Ленинградского университета.— Л., 1969. 91. Вокруг света.— М. 92. Вопросы литературы.— М. 93. Восток.— М. 94. Декоративное искусство. – М. 95. За рубежом.— М. 96. Знание — сила.— М.. 97. Известия.— М. 98. Мовознавство.— Киев. 99. Наука и жизнь.— М. 100. Наука и человечество.— М.,Знание. 101. Неделя.— М. 102. Правда.—М. 103. Проблемы космическойбиологии.— М. 104. Природа.— М. 105. Советская Россия.— М. 106. Социалистическаяиндустрия.— М. 107. Труд.—М. 108. Философские науки.— М. 109. The AmericanAntropologist.—Menasha, 1912.— Vol. 110. The American Journal of Science./Radiocarbon, Supplement — New Heaven,— 111. Discovery.— L. 112. Horisons.— P. 113. Journal of American Oriental Society.— New Haven.

114. National Academy of Science. Proc. of.— Wash.1959.— Vol. 45.— N 3.—March 15. 115. Nature.— L. 116. Science.—Wash. 117. Science Journal.— L. 118. Science News.— Wash. 119. Science New Letters.— L. 120. Science et vie.— P. 121. Scientific American.— N. Y. 122. Ziiddentche Zeitung.—Munchen. if ms

Глава II.

ГОСТИ ИЗ МЕЗОЗОЯ НА ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕКА

В июле 1945 года над мексиканским городом Акамбаро прошел тропический ливень. Потоки воды размыли склон одного из холмов, окружающих город, и обнажили обломки керамики. Радиоуглеродный анализ органических остатков, среди которых были они найдены, указал их древность — 3600 лет. В первые же дни, когда археологи начали раскопки, им стали попадаться керамические фигурки странных зверей. Странность заключалась в том, что изображения эти не имели прототипов среди животных, существующих или существовавших в этом районе. Известный археолог Ди Пезо отметил удивительное сходство некоторых из них с тираннозавром, бронтозавром и другими гигантскими ящерами мезозойской эры. Директор Мексиканского музея доисторических памятников Эдуардо Нигера, подтвердив подлинность находки, развел руками: «Но не могли же люди и динозавры жить в одно время?». Находка эта далеко не единственная, заставляющая задать этот вопрос. На скалистых склонах одного из каньонов Аринны было обнаружено изображение существа, не похожего ни на одно из живущих ныне. Единственное животное, на которое оно похоже,— что тираннозавр. Некоторые исследователи считают, что изображение в Аризонском каньоне действительно воспроизводит тираннозавра. Того самого, который исчез, как принято считать, 70 млн. лет назад. Известен также барельеф, который некоторые исследователи считают изображением стегозавра В 1558 году вышла книга французского путешественника и этнографа Андре Теве. Там среди прочего имеются описание и рисунок странного животного «суккарат». Однако нашли это животное не зоологи, а палеонтологи. «Суккарат», изображенный на рисунке по описанию индейцев, оказался жителем третичного периода — гигантским ленивцем. Это немало озадачило исследователей: откуда у индейцев сведения об этом животном? Выяснилось, однако, что гигантские ленивцы третичного периода (мегатерии и мелодонты) жили здесь и в более близкое к нам время. Это подтвердили находки, сделанные позднее. Подобные изображения, приводящие в замешательство специалистов, обнаружены и в Африке, и в Азии, и в Европе. В Родезии, на склоне одной из гор, в пещере, где обитали, очевидно, предки бушменов, было найдено и Сражение неведомого животного, выползающего из Полота. Когда фото рисунка попало в руки палеонтологов, они растерялись — на рисунке было изображение бронтозавра После сложных и многолетних раскопок археологам открылись стены древнего Вавилона. Здесь у ворот храма Иштар глазам их предстало изображение гигантского существа. Покрытое цветной глазурью, оно не было похоже ни на одно животное, известное людям. Пораженный археолог Колдью еще в 1918 году сказал, что, если бы в мире существовало животное, подобное этому изображению, оно было бы из семьи динозавров.

Последующие находки в этом районе вызвали громкую дискуссию среди специалистов и в широкой печати: существа, изображенные на хетских и вавилонских печатях, оказались более всего похожи на стегозавра, исчезнувшего, как принято считать, в юрский период, … лет назад. Могли ли индейцы Америки, хетты и жители Древнем) Вавилона оказаться современниками каких-то последних, исчезающих экземпляров этого вида? Этого нельзя полностью исключить, как нельзя, по-видимому полностью, исключить и того, что некоторые из этих существ могли дожить до наших дней.

МОРСКОЙ ЗМЕЙ

Древние тексты утверждают, будто ассирийский царь (Саргон II 722—705 до н. э.) во время своего плавания на Кипр видел гигантского морского змея. Это одно из первых упоминаний об этом обитателе морских глубин, отстоящее от нас почти на три тысячи лет. Более поздние сообщения принадлежат римским авторам — Плинию, Сенеке, Валерию Максиму и другим. В 244 году до н. э. римские легионы под командой консула Марка Атилия Регула вошли на кораблях в дельту реки Багрида (сегодняшняя Меджера в Тунисе). Они прибыли сюда, чтобы силой оружия решить, под каким таком пойдет история — Рима или Карфагена. Но некоторые из них не дожили даже до первого сражения. Они погибли здесь же, в дельте, под страшными ударами какого-то огромного чудовища, обитавшего в ее водах. Только применив катапульты и метательные машины, искусные воины убили чудовище. По приказу консула с него была снята шкура, и небывалый трофей на попутном корабле был отправлен в Рим. Длина чудовища от головы до конца хвоста была 120 шагов (около 36 метров). Трофей этот был выставлен в Риме для публичного обозрения и был цел еще в 133 г. до н. э. Очевидно, рядом с этим сообщением можно поставить другое, дошедшее до нас из Китая. В нем также упоминается о материальных свидетельствах существования какого-то чудовища или дракона, обитавшего в водах, правда, неясно, в пресных или в морских. Китайский посол, пробывший 15 лет (1129—1144 гг.) у чжурчженей, упоминал в своих записках о скелете дракона, который хранился в придворной кладовой. «Юань, старший сын цзинского полководца Уши,— писал посол,— видел скелет дракона, причем хвост, плавники, конечности и туловище были в полной сохранности, только два рога были уже отрезаны. По виду дракон в точности походил на рисуемых водяных драконов, и лишь плавники на спине не походили на рыбьи». Морского змея упоминают и более поздние источники — хроники, летописи, морские лоции. Нередко его изображали на морских картах или иллюстрациях, сопровождавших карты. Например, на картах известного картографа XVI века Олауса Магнуса. Изображения эти чаще всего рисовались со слов моряков, якобы встречающих чудовище во время плавания в открытом море. Известны сотни рассказов очевидцев — морских офицеров и матросов, плавающих под разными флагами, в разных широтах и в разные годы. Из их описаний складывается общая картина, некий единый «портрет » этого существа: длинная гибкая шея, маленькая голова, огромное массивное тело. До последнего времени свидетельства эти продолжали оставаться лишь впечатлениями, рассказами, словами. Но вот в июле 1977 года сенсационная новость облетела телеграфные агентства мира. В сети японского рыболовного траулера «Дзуйио мару» попали останки десятиметрового морского чудовища, неизвестного науке. Находку вытащили на палубу, но капитан, опасаясь, что разлагающийся труп испортит улов, приказал выбросить его за борт. К счастью, существо это успели сфотографировать. Рассмотрев снимки, японские ученые пришли к выводу, что на них изображено животное, удивительно напоминающее мезозойского плезиозавра В научной периодике появились статьи, посвященные этой находке, анализу других случаев и наблюдений. Комментируя находку японских рыбаков, советский академик Н. А. Шило писал в журнале «Природа », что, выбросив ее в море, они «лишили человечество возможности изучить единственный экземпляр животного, которое считается вымершим около 100 000 000 лет назад». Изучив фотографии и описания, академик Н. А. Шило также пришел к выводу, что в сетях японского траулера оказался труп плезиозавра. Странного обитателя морских глубин встречали и советские моряки. Об одной из таких встреч рассказывает журнал «Знание — сила». Весной 1978 года в Индийском океане между 25—30° ю. ш. кораблю встретилась целая стая таких существ. Вместе с взрослыми особями были и детеныши. Морякам удалось наблюдать их совсем вблизи, метрах в 50. Вот как выглядят они в описании старшего научного сотрудника лаборатории по изучению китообразных Тихоокеанского НИИ рыбного хозяйства и океанографии, кандидата биологических наук А. Кузьмина: «На верхней челюсти ярко выраженные белые полосы, которые, постоянно расширяясь, тянулись от конца морды до угла рта и были окаймлены снизу узкой черной полосой. По середине белой полосы проходил гребень. В профиль голова имела конусовидную форму. Высота верхней челюсти на уровне угла рта составляла около 1 метра,толщина ее переднего конца 30—40 сантиметров, общая длина головы 1,5—2 метра. От верхней челюсти вниз по всей ее длине отходили черные полосы». За несколько лет до этого случая в том же районе экипаж другого советского промыслового судна видел поднимавшуюся из воды голову животного, «похожую на голову лошади». Капитан Л. В. Горячий сравнивает животное с гигантским ящером. Особенно запомнились ему большие, «как блюдца», глаза. (Интересно, как почти во всех рассказах повторяется эта деталь — глаза и взгляд. По описанию рыбака с острова Ванкувер: «Два черных, как смоль, глаза, смотрели пристально. Они крупно выступали на голове, как две булки. Я никогда не видел ничего подобного».) Член-корреспондент АН СССР А. В. Яблоков прокомментировал эти сообщения. Сопоставление палеонтологических сведений со свидетельствами очевидцев, сказал он, позволяет предположить, что в этом районе океана «обитают представители плезиозавров или же мозазавров, считавшихся вымершими в верхнемеловую эпоху мезозоя, примерно 60 000 000 лет назад. Если при этом учесть, что все происходившие с тех пор земные катаклизмы не внесли значительных изменений в условия существования животных океана, то возможность водных пресмыкающихся дожить до современной эпохи вполне реальна». Свидетельства о подобных встречах, происходивших в разных концах Мирового океана, рассеяны по судовым журналам, личным дневникам и сообщениям газет. Бернар Эйвельманс, профессор Королевского института естествознания в Брюсселе, много лет отдал сбору этих данных. По его словам, «за последние триста лет более тысячи человек видели некое морское чудовище, единодушно называемое «морским змеем»…» В своей монографии, посвященной этому предмету, он описал 587 таких документированных наблюдений. До 1800 г. 1801 — 1850 гг. 1851 — 1900 гг. 1901

— 1950 гг. 1951 — 1966 гг. Число наблюдений 32 166 152 190 47 *. В настоящее время число таких наблюдений превысило 600. В 27% случаев это существо, поднимавшееся из морских глубин, видели капитан и офицеры, в 57% — вися команда. Есть свидетели, наблюдавшие «морского змея», находясь на берегу. В 1817—1819 годах существо это неоднократно появлялось вблизи побережья штата Массачусетс (США). Иногда зрелище собирало на берегу целые толпы. Предпринимались даже попытки организовать экспедиции, чтобы поймать чудовище. Об этих наблюдениях сообщают, в частности, научные журналы тех лет. Но большинство подобных встреч приходится на долю моряков. В 1833 году с палубы корабля чудовище наблюдают канадские морские офицеры. В 1848 году «змея» видели моряки английского корабля «Дедалус». Капитан корабля направил своему непосредственному начальнику адмиралу Гейджу официальный рапорт, в котором писал, что 6 августа в 5 часов пополудни, когда корабль находился в точке 24°44' южной широты и 9°22' восточной долготы, «гардемарином мистером Сарторисом было замечено нечто очень необычное, быстро приближавшееся к передней части судна. Он тут же сообщил об этом вахтенному офицеру, лейтенанту Эдгару Дрюммонду, вместе с которым были офицернавигатор мистер Уильям Баррет и я, находившиеся в этот момент на шкандах. Экипаж корабля готовился к ужину. Предмет этот оказался огромной змеей, голова и верхняя часть которой возвышалась на 1,2 метра над поверхностью воды. Существо это имело длину по крайней мере 18 метров. Это было измерено нами точно, так как мы могли выполнить визуальную проекцию посредством реи грот-мачты, которая свисала над водой. В той части, которая была открыта нашему обзору, и судя по ходу морских волн, нами не было замечено плавательных движений животного. Существо плыло очень быстро, но если бы такие движения производились его хвостовой частью, я полагаю, что без труда, невооруженным глазом мог бы заметить это по волнам, расходившимся по воде. Ни когда существо приближалось к кораблю, ни когда оно пересекало наш кильватер, оно ни на один градус не изменило путь своего движения к какой-то своей цели в направлении к юго-западу, куда оно двигалось со скоростью 12—15 миль в час 22— 27 км/ч.— а диаметр змеи ниже головы был 40—50 сантиметров, голова имела характерную для змеи форму. В течение всех 20 минут, пока животное оставалось в пределах досягаемости подзорной трубы, оно ни разу не скрывалось под водой; оно было темно-коричневого цвета с желтоватой белизной у горла. На спине у него не было плавников, было нечто напоминавшее лошадиную гриву или скорее — водоросли. Змею, кроме меня и упомянутых офицеров, наблюдали также квартермейстер, старший мастер и рулевой». К письму капитан приложил рисунок, выполненный им по наброскам, сделанным сразу после встречи с чудовищем. Подобные встречи многократно происходили и позднее. В декабре 1893 года пассажиры и команда парохода «Умфули» видели «морского змея» на расстоянии всего 500 метров. Тогда же капитан сделал рисунок этого существа. В архивах германского военно-морского флота хранится рапорт капитана подводной лодки, торпедировавшей в 1915 году английский корабль «Иберион». После взрыва немецкие моряки видели огромное, двадцатиметровое животное, бившееся в воде в агонии Последние годы значительно расширили перечень подобных свидетельств. О них рассказывает, в частности, большая статья Я. Голованова, опубликованная в «Комсомольской правде». «Уже после выхода в свет работы Эйвельманса,— пишет Голованов,— получены сообщения о встречах с таинственными обитателями океана в разных точках земного шара. Капитан Коуп видел в Калифорнийском заливе копию плезиозавра. Высокочувствительный сонар рыболовного судна «Майларк », промышлявшего в заливе Шелехова, нарисовал его точный профиль в апреле 1969 года». Контур плезиозавра — на экране современного гидролокатора! Но если нас так удивляет это, почему мы не удивляемся другому факту — акулам, живущим в наших водах сегодня? Акула — выходец из третичной эры, современница птеродактилей и динозавров. Она не в меньшей мере «живое ископаемое», чем плезиозавр. Такое же «ископаемое» — сова, современница динозавров. Ряд ученых не видит ничего невозможного в том, что гигантские ящеры тоже могли дожить в океанских глубинах до наших дней. «Я считаю,— пишет член-корреспондент АН СССР А. В. Яблоков,— что сегодня нет оснований сомневаться в возможности существования в океане крупных рептилий, поскольку уже обнаружено довольно много представителей животного мира той же древности». (См. комментарий к настоящей главе.) Не исключено, что «морскому змею» соответствует некий его собрат, обитающий в пресных водах. В пользу этого говорят не только рассказы тех, кто его якобы видел, но и данные приборов, полученные фото– и кинокадры.

ЧУДОВИЩЕ ИЗ ОЗЕРА

В одной из своих работ академик Б. А.Рыбаков обратил внимание на мотив ящера в прикладном искусстве и преданиях народов Севера и Новгорода. На Севере, начиная со 2-го тысячелетия до н. э., ящера изображали на шаманских бляхах. В Новгороде изображения ящера вырезали на стропилах домов, на гуслях, на веслах и ручках ковшей. Еще в средневековье в Новгороде жива была память о каком-то ящере — божестве, обитавшем в водах Ильменя. Не его ли имели в виду и летописи, в которых упоминался загадочный «Индрик-зверь, всем зверям отец», будто бы живший в глухих подземных пещерах и переходах? Немецкий путешественник Зигмунд Герберштейн, побывавший в тех краях в XVI веке, записал рассказы о таких ящерах в соседней Литве. Что это — смутная память о преданиях далекой старины или воспоминания о более близких встречах? Известны такие рассказы и не из столь отдаленного прошлого. Удивительно, как долго хранит их народная память. Небезынтересно в этой связи свидетельство С. И. Зенковой, написавшей мне в ответ на одну из журнальных статей: «Услышала я эту историю в 1897 году в местечке Паричи Минской области. В этом чудесном местечке на берегу Березины я жила в дни своей молодости. Позже была учительницей. В 1907 году была уволена за «вредное влияние на учительский персонал» и выписку прогрессивных газет. Тогда я уехала навсегда. За Паричами был сосновый лес — «Чертов борок». Мы ходили туда за грибами. За лесом очень большое заросшее озеро и мельница. В озере водился водяной змей. На берегу была его нора. Пока он вел себя как вегетарианец, его никто не беспокоил. Но когда он стал таскать деревенских коров в свою нору, крестьяне дружно пошли на врага. Они забили отверстие в нору хворостом и подожгли его. С тех пор змея больше никто не видел». Мысль о том, что какие-то гигантские представители древнейших видов сохранились в отдаленных озерах, возможно, до наших дней, подтверждается и рядом наблюдений последних лет. Некоторое время назад на страницах «Комсомольской правды» появилось странное сообщение об озере Хайыр (Якутия). По словам одного из руководителей Северо-Восточной экспедиции МГУ, побывавшей там, среди местных жителей из поколения в поколение пере даются недобрые толки об озере. Охотники из– бегают приближаться к его берегам. Дикие гуси и утки, живущие на окрестных озерах и водоемах, никогда не опускаются на его воды. В отличие от других соседних озер в Хайыре нет рыбы. По словам местных жителей, в озере с давних пор водится какое-то огромное животное. Рассказ этот получил неожиданное подтверждение. Сотрудник биологического отряда Якутского филиала Академии наук СССР Н. Ф. Гладких, отправившись рано утром к озеру за водой, увидел на берегу странное существо. «Маленькая головка,— рассказывает он,— на длинной лоснящейся

шее, огромное тело с иссиня-черной кожей, вертикально торчащий спинной плавник ». Гладких тут же сделал рисунок по памяти. Позднее существо это видели на берегу озера еще несколько сотрудников биологического отряда. Заместитель начальника Северо-Восточной экспедиции МГУ Т. Рукосуев, собравший этот материал, завершает сообщение вопросом: кто же это — ихтиозавр? О подобной же встрече рассказал в журнале «Вокруг света» руководитель одной геологической партии. На Сордонгиохском плато есть озеро Ворота, пользующееся у местных жителей такой же дурной славой, как Хайыр в Якутии. Некоторые местные охотники и рыбаки также утверждают, будто видели в озере какое-то гигантское животное. Случалось, оно утаскивало даже собак, которые бросались в озеро за подстрелянной уткой. Как-то это чудовище погналось за плотом рыбака. Рассказы эти тоже получили подтверждение — свидетелями появления этого существа оказались сам руководитель и сотрудники геологической партии. Время от времени подобные сообщения приходят и из других мест. Жители Каракыстакской долины в Казахстане рассказывают о чудовище Айдахар, обитающем в одном из озер их края. Выглядит оно как нечто среднее между гигантской змеей и крокодилом. Так же примерно описывают существо, живущее якобы в озере Лабынкыр. Очевидцем его появления оказался известный советский ученый профессор Б. Ф. Поршнев.

При всем географическом разбросе этих сообщений есть главная черта, объединяющая их,— описания чудовища сходятся. А ведь источник каждого такого сообщения как бы замкнут — люди, живущие по берегу одного озера, не знают, о чем толкуют другие, за тысячи километров от них. Зоны, откуда приходят эти сообщения, не ограничиваются нашей страной. Полоса эта тянется от Якутии, через северные районы СССР, Скандинавию, Шотландию, Ирландию, Исландию и Канаду. Судя по описаниям, чудовище норвежского озера Сандесватнет весьма походит на своих сородичей, обитающих якобы в шведских озерах, в озерах Якутии и Шотландии В Канаде местом обитания подобных чудовищ считаются озера Океанаган и Похенегамук, в 160 километрах от Квебека. Первое упоминание о них относится к 1874 году, последний раз существо это видели в 1957 году Но больше всего сообщений о гигантских обитателях озер приходит из Шотландии. Первые сообщения о каком-то чудовище, живущем в озере Лох-Несс, появились достаточно давно. Латинская рукопись, относящаяся еще к 565 году, рассказывает, как однажды настоятель местного монастыря, стоя на берегу реки Несс, впадающей в озеро, увидел «странного зверя», который поднялся вдруг из вод и бросился на плывущего человека. В географическом атласе, составленном в 1325 году, также есть упоминание о чудовище. Там говорится, что в озере ЛохНесс живет «большая рыба со змеиной шеей». Это один из первых словесных портретов обитателя озера. А в 1527 году некий Данкэн Кэмпбелл будто бы лицом к лицу встретился с ним. Во всяком случае до нас дошел его рассказ, записанный в то время: «Как-то ранним утром в середине лета я увидел, как из воды с большой легкостью выбрался невиданный зверь, с корнем вырывавший хвостом дубы. Когда охотники напали на чудовище, оно тут же убило троих из них, остальные разбежались. После этого зверь преспокойно вернулся в озеро». В годы, более близкие к нам, человек стал сам искать контактов с Несси (так стали называть обитателя озера). В 1880 году чудовище снова дало о себе знать. Среди скептиков был местный водолаз Мак-Дональд. Желая опровергнуть тех, кто считал, будто чудовище существует, он вызвался опуститься на дно озера. Однако когда его подняли на поверхность, это был человек, изменивший свою точку зрения диаметрально. «Я видел самого дьявола!» — повторял он. В 1943 году во время войны военный летчик Б. Фэррел, пролетая над озером на высоте 250 метров и осматривая его в бинокль, ясно видел чудовище. Описания всех, кто видел обитателя озера Лох-Несс, рисуют те же контуры, что и свидетели с берегов озера Хайыр, озер Ворота, Лабынкыр и других. Важно, однако, что в отличие от наблюдений в других местах, здесь мы располагаем документальными данными. Недавно точнейшие электронные приборы, установленные на озере специально с этой целью, зафиксировали в его глубине передвижение какого-то гигантского тела. «Комсомольская правда» опубликовала большую статью своего научного обозревателя Ярослава Голованова, посвященную этой проблеме. Только в 1963 году, пишет он, Несси видели 40 раз, и 6 раз ее удалось снять на кинопленку. В одном случае съемка велась в течение целых 4 минут и буквально «в упор», с близкого расстояния. В 1971 году в озере под водой были установлены сверхчувствительные микрофоны, включавшие при малейшем звуке прожекторы и фотоавтоматы. После многократных «доводок» системы, в 1975 году, были, наконец, получены снимки, вызвавшие интерес во всем мире. «Их обсуждению,— пишет Я. Голованов,— было посвящено даже заседание английского парламента. Эти фотографии не противоречат ни снимкам, сделанным на поверхности, ни показаниям очевидцев: несмотря на расплывчатость изображения, на них можно разобрать и массивное тело, и длинную шею, и короткий хвост, и даже плавники». Год спустя на озере работали две комплексные американские экспедиции, оснащенные, в частности, высокочастотными сонарами. «Главным результатом работ, было получение сонарных картинок, на которых в 15—17 метрах от поверхности воды были зафиксированы движущиеся тела длиной от 10 до 13 метров. Один раз сонар «разглядел» два тела, движущихся рядом. Записан и косяк мелких рыбешек, которые, судя по всему, спасались от преследования. Участник экспедиции канадский палеонтолог доктор Кристофер Макговен так комментировал эти результаты: «После получения этих сонарных картинок мы уже не можем более делать вид, что речь идет о мифе или легендарном существе. Что-то, по-видимому, живет в озере, но мы не знаем, что это за зверь». Узнать, «что это за зверь», пыталась также группа английских исследователей, вооруженных новейшими ультразвуковыми локаторами. Им удалось 40 раз запеленговать крупный объект, который передвигался на большой глубине. «Исследование странных звуков,— заявил руководитель экспедиции,— которые удалось записать на магнитофонную пленку, дает основание предполагать, что их испускает какое-то неизвестное животное ». Характерно, что сообщение о работах экспедиции опубликовал авторитетный английский научный журнал «Ныо сайентист». Мнения ученых по поводу Несси разделились. Одни по-прежнему отрицают то, чему не могут найти объяснения. Другие осмотрительно обозначают его «неопознанным живым объектом, обитающим в озере Несс». Третьи отваживаются произнести вслух то, на что не решаются другие: Несси — «это древний ящер, доживший до наших дней, вид плезиозавров, обитавших на Земле 100 000 000 лет назад». Известный советский палеонтолог и писатель И. А. Ефремов также интересовался этой проблемой, проблемой «Дожили до наших дней» — так называл он ее. И. А. Ефремов тщательно собирал сообщения, посвященные этому. В одной из публикаций он рассказывает об исследователе, наблюдавшем в Африке, на озере Виктория, очевидно, ближайшую родственницу Несси. «Он видел чудовище,— писал И. А. Ефремов,— внезапно появившееся из воды и пытавшееся ухватить зазевавшегося туземца. Наблюдатель отмечает длинную сильную шею, маленькую голову и массивное тело, не мешавшее чудовищу продвигаться очень быстро. Некоторые скептически относятся к подобным сообщениям, поступающим от местных жителей,— продолжал И. А. Ефремов.— Но существует целый ряд таких наблюдений, принадлежавших европейским исследователям и путешественникам, когда сослаться на «поэтическое воображение», «преувеличения» и т. д. невозможно. Хорошо известно, например, что многие капитаны пароходов, курсирующих по озеру Виктория, сами видели подобных чудовищ, которых, судя по их внешнему виду, есть все основания отнести к «доисторическим» . Первые европейцы, проникшие в Центральную Африку, услышали там от туземцев о «чипекве», огромном, рептилеобразном чудовище, живущем якобы в недоступных болотах тех мест. Скептические путешественники отнесли эти рассказы к числу легенд. Среди болот время от времени им попадались обширные площади, где почему-то не водятся бегемоты. «Их пожирает чипекве»,— терпеливо объясняли туземцы. Путешественники в тропических пробковых шлемах снисходительно усмехались. Эти усмешки исчезли, когда уже в наше время известный охотник Дж. А. Джордан, выйдя из джунглей потрясенный, поведал о своей встрече с «чипекве». Он столкнулся с чудовищем у русла пересыхающей речки. Джордан увидел огромное, «невероятное» существо с головой крокодила и туловищем бегемота, покрытым костяными бляшками. Опытный охотник действует мгновенно — Джордан успел выстрелить. В винтовке его был заряд, приготовленный для охоты на слона. Вряд ли Джордан промахнулся — чудовище было слишком велико и достаточно близко. Но «чипекве» не свалился. Метнувшись от выстрела в сторону, чудовище исчезло в зарослях, обдав охотника и проводников потоком жидкой болотной грязи. Если верить «целым поколениям очевидцев»,— пишет американский биолог Р. Мэкел,— в одном из озер Конго по сей день живет несколько огромных особей каких-то совершенно неизвестных науке существ. Ученые стали показывать пигмеям, обитающим в этом районе, изображения разных животных. Пигмеи без труда опознали слона, бегемота. Когда же увидели бронтозавра, то в один голос заявили, что это есть существо, живущее в озере. По их описанию, это животное, «размером с двух слонов», длиной до 35 метров, с мощными короткими лапами. Путешественники из Калифорнии, побывавшие недавно в тех краях, привезли рассказ о встрече с этим таинственным животным. По их словам, у него «коричневая, гладкая лоснящаяся кожа, маленькая голова на длинной, как у змеи, шее». По сообщению печати, им удалось сделать несколько снимков этого животного В 1981 году туда же отправилась экспедиция биологов Чикагского университета. На мягкой болотистой почве у берегов затерянного в джунглях озера Теле им удалось обнаружить следы неизвестного науке гигантского животного. Учеными было высказано предположение, что их оставил один из немногих уцелевших бронтозавров, обитающих в тех краях. Следы, оставшиеся на земле,— это уже предметное, вещественное свидетельство. Их можно сфотографировать, залить гипсом

— это то, что может быть объектом исследования. Летом 1983 года мировую прессу обошло новое сообщение, которое перекрыло все предшествовавшие. Оно было перепечатано рядом советских центральных газет. Экспедиция конголезских ученых под руководством биолога Марселлена Аньянья на озере Теле обнаружила, наконец, легендарное чудовище. Недалеко от берега ученые увидели торчавшую из воды длинную шею, которая завершалась непропорционально маленькой головкой, и массивное тело, походившее на огромную живую глыбу. Но самое главное — исследователям удалось не только увидеть, но и снять животное на кинопленку, причем съемки продолжались целых десять минут. Мнение ученых, видевших животное и отснятую пленку, едино — это бронтозавр Как смотрит большинство ученых на подобные сообщения и свидетельства? Мнения их расходятся. Член-корреспондент АН СССР А. В. Яблоков, например, высказывает мысль, что «если и можно говорить о шансах на встречу каких-то крупных, неизвестных нам рептилий, то только в отношении Мирового океана». Таких наблюдений, именно в отношении океана, как мы видели, достаточно много. Косвенный довод в пользу того, что какие-то гигантские рептилии древности действительно могли дожить до наших дней,— это многочисленные находки других «живых ископаемых». Одно из таких «ископаемых» — «дракон острова Комодо» — гигантский варан размером до 7 метров, пришедший из юрского периода — из времени, удаленного от нас на 110 000 000 лет. Интересно, что до I'll2 года, когда ученые обнаружили первый его экземпляр, научный мир единогласно считал все сообщения о нем легендой, а рассказы очевидцев — вымыслом. Предки сегодняшних крабов глипидии вымерли и исчезли с лица земли 60—70 000 000 лет назад. Этот факт принято было считать бесспорным и непреложным. Недавно французские ихтиологи, к величайшему своему изумлению, обнаружили… живых глипидии. Они обитали на глубине 200 м и вели себя так, будто и не догадывались, что все учебники и энциклопедии числят их вымершими еще в меловом периоде. Дату исчезновения предков современных муравьев палеонтологи относят в прошлое еще дальше — … лет. Велика была неожиданность, когда в 1931 году в Австралии были пойманы два таких живых муравья. Светло-желтые, длиной около 1 сантиметра, казалось, они были единственными, словно просочившимися из прошлого. Сколько ни искали ученые, им долго не удавалось найти больше ни одного экземпляра, ни одного муравья этого вида. Впрочем, упорство, в конце концов, вознаграждается. Один из исследователей, потративший на поиски 46 лет, обнаружил в конце концов целые колонии «ископаемых» насекомых. Такой же исчезнувшей и вымершей долгое время считалась рыба целакант, из семейства кистеперых. Последний окаменевший ее отпечаток отстоит от нас на расстоянии 70 000 лет. После этого не было обнаружено ни малейшего следа целаканта. Целакант вымер. А некоторое время назад в Индийском океане был выловлен живой его экземпляр. Оказалось, рыба эта живет и сейчас в нашем мире, рыба, которая плавала еще в морях девона, за десятки миллионов лет до того, как природа создала первого динозавра. Древнейшие формы жизни, которые мы полагали исчезнувшими давным-давно, неведомо для нас продолжают существовать рядом с нами. Гаттерия, клювоголовое пресмыкающееся, жившее 150 000 000 лет назад, и сегодня обитает на пустынных побережьях Новой Зеландии Эти «долгожители», сосуществующие с нами, значительно «старше» ящеров, сохранившихся, возможно, в водах океанов или отдаленных пресных озер. Но задолго, за сотни миллионов лет до возникновения этих ящеров, в то примерно время, когда суша была еще пустынна и «рыбы» стали делать первые попытки выбраться на берег, появились формы, переходные от рыб к земноводным. Они не решались еще расстаться с плавниками, но дышали уже легкими. Эти существа жили 400 000 000 лет назад. Они живут на нашей планете и сегодня. Это амкуру, по сей день обитающие в пресноводных озерах Центральной Африки Итальянские энтомологи обнаружили реликтовый вид жуков, который они назвали Кровисониела реликта песе. Живут эти жуки глубоко под землей и, как считали до этой находки, вид этот вымер 500 000 000 лет назад. Другие их современники, моллюски неопилинс, живые и здоровые были найдены недавно в Тихом океане. Расцвет их относит нас к той же черте времени. Но и эта черта — не предел, не последний барьер. Недавно были обнаружены живые реликтовые металлобактерии. Они были найдены в отложениях, удаленных от нас на 2 000 000 000 — 2 800 000 000 лет. Иными словами, вид этот существовал в течение почти всей эволюции жизни на планете. Чуть ли не от первых ее дней. Казалось бы, куда больше? В глубине океана, в сернистых подводных гейзерах были обнаружены археобактерии, особенности которых поставили исследователей в тупик. Представители этого вида могут жить при температуре 300° и давлении 265 атмосфер, отлично чувствуют себя в парах серы, но погибают, едва вступают в соприкосновение с кислородом. По мнению исследователей, это также несомненный реликт, пришедший к нам из тех эпох, когда планета представляла собой пылающий и лишенный кислорода мир. Время существования археобактерий равно предполагаемой продолжительности жизни на Земле — около 4 000 000 000 лет.

ИЗ ТЬМЫ ВРЕМЕН

Можем ли мы полагать, что эта дата — последняя черта, откуда реликтовые существа могут приходить к нам из прошлого? Или что перечень, приведенный выше, полон? Едва ли кто-нибудь возьмется утверждать это. Кто знает, какая из древнейших форм жизни, существующих бок о бок с нами, окажется открыта завтра. У гидротермальных выходов в земной коре на дне океана, вблизи Галапагосских островов обитают странные существа. Впервые они были обнаружены в 1979 году биологами научно-исследовательской подводной лодки «Элвин». Там, в вечном мраке, на глубине 2,5 километра живут змееподобные твари, достигающие длины двух с половиной метров. У них нет глаз. В мире, куда не проникает ни кванта света, глаза не нужны. Но самое удивительное не это. У существ этих нет ни рта, ни пищевода, ни желудка. По предположению ученых, они получают энергию за счет процесса окисления сульфидов, растворенных в воде. Окисление это происходит в их теле благодаря бактериям, живущим в тканях. Иными словами, речь идет о животном, которое не охотится, не добывает пищу и никогда ничего не ест. Единственный ли это сюрприз, ожидающий нас на нашей планете? По словам академика АМН СССР В. П. Казначеева, не является невероятным представление «о существовании в прошлом (и в наше время) других форм материальной организации живого вещества на поверхности нашей Земли». Прошло время, когда считалось, что жизнь во Вселенной может существовать только в тех условиях и том виде, которые известны нам на Земле. Учеными высказывается мысль, что возможна жизнь, в основе которой может находиться не углерод, как на нашей планете, а кремний. Или жизнь, построенная на основе поля. И даже элементарных частиц. Выступая на симпозиуме в Бюракане, известный советский физик-теоретик академик В. Л. Гинзбург говорил: «Нам знакома лишь форма жизни на «молекулярном уровне». Поведение молекул подчинено определенным законам. Высказывались, однако, предположения, то где-то может существовать жизнь, скажем, на «уровне» элементарных частиц,— а тут уж действуют, как известно, иные законы физики». Иные законы физики, которые упоминает академик В. Л. Гинзбург, не исключают и иные, непривычные, с нашей точки зрения, свойства такого живого тела. Так, тело, сотканное из элементарных частиц, могло бы свободно проникать в другие тела и предметы, свободно пропускать свет и т. д. Способы получения энергии из окружающего пространства у такого существа должны быть совершенно иными, отличными от наших. Как иными должны быть и их методы передвижения в пространстве. И само назначение. И смысл бытия. Обращая взгляд в будущее, астрономы видят время, когда погаснут и распадутся звезды, исчезнут планеты. Вселенная вступит в «эру излучений». Не сохранится ни молекул, ни даже атомов вещества. Вселенная будет состоять лишь из фотонов, нейтрино, электроннопозитронной плазмы и черных дыр. «Пульс жизни будет биться все медленнее, но никогда не остановится»,— считает Ф. Дк. Дайсон, известный американский физик– теоретик. Иными словами, жизнь на основе не привычных нам форм материи, а элементарных частиц, излучений. В этой Вселенной не будет места человеку. Но и тогда, предполагают ученые, не прекратится разумная жизнь Задолго до того, как возможность жизни на основе элементарных частиц стала объектом интереса науки, вопросом этим задавался К. Э. Циолковский. Он допускал возможность возникновения на самых ранних этапах Вселенной разумных существ, «существ, устроенных не так, как мы, по крайней мере из несравненно более разреженной материи». По мысли Циолковского, существа эти могли достичь «венца совершенства». «Умели ли они сохраниться до настоящего времени и живут ли они среди нас, будучи невидимы нами?» — спрашивал Циолковский Здесь нужно сделать важную оговорку. Принять новую, неожиданную информацию, непривычную идею человеку всегда трудно. Первая, почти инстинктивная реакция — неприятие. Это своего рода психологический барьер. Он хорошо известен в науке. Преодолеть его бывает довольно трудно. Поэтому, если кому-нибудь из читателей окажется легче принять мысль, которая будет высказана ниже, как мысль, лежащую в русле! фантастики, договоримся условно считать ее лежащей и лом русле. Итак: «… живут ли они среди нас, будучи невидимы нами?» — спрашивал Циолковский. Что это зна411 г — «будучи невидимы нами»? Человек занимается пчеловодством более 10 000 лет. Десять тысячелетий он использует пчел, видоизменяет их, изучает, пишет о них книги. Но при этом сам пребывает, оказывается, вне их восприятия. Как считает известный французский исследователь Реми Шовен, пчелы даже не подозревают о существовании человека. Зрение их устроено таким образом, что позволяет им различать лишь расплывчатые контуры ближних предметов. В этом колышащемся мареве туманных очертаний контуры человека, контуры дерева пли придорожного столба одинаково неразличимы и равно безразличны им. Возможности человека воспринимать окружающий мир далеко не столь всеобъемлющи, как мы иногда думаi м. Зрение — основной канал, по которому получаем мы информацию. При этом воспринимаются нами не сами предметы, а лишь электромагнитные волны, которые они отражают. И только та небольшая их часть, на которую настроено наше зрение. Из всей шкалы электромагнитпых колебаний, заполняющих собой пространство, мы способны воспринимать лишь 5%. Эта узкая полоса и есть видимый для нас. спектр, 95% его находится вне нашего восприятия Вне нашего восприятия, например, инфракрасное излучение (50% излучения Солнца лежит именно в этой области). Но ящерицы и змеи различают его. Мы не воспринимаем ультрафиолетовых лучей. Однако насекомые видят их. Мы не слышим ультразвука. Его слышат животные, насекомые и рыбы. Для нас нет электромагнитных полей. Птицы и насекомые воспринимают их. Я не ^говорю уже о сложном и объемном мире запахов. Или о других способах восприятия мира, о которых мы, возможно, не догадываемся, не имеем ни малейшего представления. Ограниченность своих возможностей человек компенсирует, используя разного рода приборы, приспособления и устройства. Но разве нельзя допустить, что какие-то зоны реальности по сей день остались вне нашего внимания? А может, и вне возможности воспринять ее. Есть и другая причина, затрудняющая восприятие неизвестного. Механизм зрительного опознания включает некий набор обобщенных образов, или «ключевых признаков». Когда мы видим объект, он как бы накладывается на имеющийся стереотип, совмещается с ним, и тогда происходит распознание. Но если перед нами нечто, чему нет аналога в нашей зрительной памяти? Если ни один из «ключевых признаков » объекта никак не соотносится с теми, что есть в наборе? Лягушка воспринимает мух, только когда они ползают или летают. Если же окружить ее неподвижными мухами или салатом из тех же мух, она умрет от голода, глядя на них буквально в упор, но так и не «увидит » их Психологам хорошо известен подобный феномен у человека. Для обозначения его имеется даже специальный термин — «негативная галлюцинация». В отличие от простой галлюцинации, когда человек видит то, чего нет, при негативной галлюцинации он не видит того, что находится у него прямо перед глазами. Допуская вслед за известными учеными возможность бытия неких реликтовых существ на немолекулярной основе, мы выдвигаем и второе допущение — о невосприятии их теми органами чувств, которыми наделен человек. Не воспринимаем же мы нашим зрением мир микробов и бактерий. Однако это не препятствует объективному его существованию. Но все-таки мера предположительности построения автора очевидна, хотя это построение побуждает к раздумьям и будит фантазию.

КОММЕНТАРИИ УЧЕНЫХ

П. В. ВОЛОБУЕВ, член-корреспондент АН СССР В последние годы усилился интерес широких кругов общественности к сообщениям о разного рода чудовищах. Истоки их уходят своими корнями к письменным источникам исчезнувших цивилизаций и устной традиции. Считать подобные сообщения вымыслом очень удобно, это освобождает нас от необходимости задуматься, сопоставлять и анализировать. Я вовсе не призываю к тому, чтобы каждое такое сообщение принимать за чистую монету, но думаю, что представление о чрезмерной фантазии древних само является некоторым образом фантазией. Сопоставление дошедших до нас описаний так называемых «фантастических» животных с данными палеонтологии дают повод серьезно пересмотреть эту привычную и удобную точку зрения. Позиция автора, согласно которой некоторые из «вымерших видов» могли существовать на памяти человечества, представляется мне обоснованной. Не исключено также, что он и его сторонники правы и в том, что некоторые представители этих видов, к величай-* шему нашему удивлению, дожили до наших дней. Но научным фактом это может стать лишь в том случае, если удастся заполучить экземпляр такого вида «в руки ». Пока же говорить об этом можно лишь предположительно. Что автор и делает в этой главе. Л. А. ПИРУЗЯН, член-корреспондент АН СССР Мы знаем немало примеров сохранения некоторых видов животных в течение многих миллионов лет — «живые ископаемые». Можно надеяться, что число таких примеров будет возрастать. Очень увлекательно думать, что могут сохраниться и крупные животные — реликты ушедших эпох. Ведь и сегодня еще на Земле есть малоизученные области. Позволю себе сказать несколько слов в отношении заключительной части главы. В последние десятилетия науке стали известны новые, неведомые до этого формы существования материи. Можно не сомневаться, что это не последнее слово. Точно так же нельзя утверждать, что жизнь возможна лишь в тех физических и химических параметрах, в которых она известна нам. Но доказательств этому пока нет, и предположения о существовании жизни не только в известных нам формах, а и на разных уровнях организации материи, увы, сегодня остаются уделом фантастики. О. Г. РЫНКОВ доктор биологических наук, профессор. В этой главе затрагиваются вопросы, к которым читатель едва ли останется равнодушен: бесследно ли уходит в Вечность прошлое и возможно ли существование прошлого в настоящем? Известно общефилософское суждение о такой возможности. Автор рассматривает еще один ее аспект, собрав в этой главе разнообразнейшие доказательства и указания на то, что прошлое может входить в настоящее не только в «снятом » в философском смысле виде, но и в форме реликтов, расцвет которых отстоит от нас на миллионы и сотни миллионов лет. Естественно, что наиболее благоприятные возможности для этого представляет самая устойчивая во времени среда Мирового океана, и автор исподволь подводит читателя именно к такому пониманию как твердо установленных наукой фактов персистентного существования реликтовых форм мезозоя, так и более спорных с точки зрения объективной науки свидетельств путешественников, мореплавателей и других «очевидцев». Логически менее убедительной представляется заключительная часть этой главы, названная «Из тьмы времен». Здесь речь идет об общих проблемах познания, познаваемости мира и восприятия явлений мира человеком. Спорность этого раздела главы видится в том, что, следуя логике автора, читатель может прийти к представлению о населенности реального, нас окружающего мира существами, недоступными нашему восприятию. Представляется, что это — совершенно особая тема, лишь косвенно связанная с основной темой главы. Но главная тема — «гости из мезозоя» — оказывается почти бесспорной с научной точки зрения в сравнении с заключительной ее частью. А. В. Я БЛОКОВ, член-корреспондент АН СССР Постараюсь быть максимально кратким. Все, что касается существования «озерных» чудовищ, не находит решительно никакого подтверждения. Главный аргумент, говорящий о невозможности «чудовищ в озерах »,— это так называемый закон малых чисел, или правило Марковских процессов, говорящих о том, что малочисленная динамическая совокупность неизбежно должна сварьировать к нулю за достаточно длительный период. А любая группа живых существ — именно динамическая совокупность. Именно поэтому Международный союз охраны природы вслед за многими экспертами– популяционистами (экологами и генетиками) признал, что минимальной численностью группы (популяции) позвоночных, обеспечивающей ее мало-мальскую сохранность на протяжении даже не тысяч, а всего лишь десятка поколений, оказывается несколько сот особей. Ну а нескольким сотням особей крупных существ вроде древних ящеров нечего есть в озерах. Именно поэтому, если и можно говорить о шансах на встречу каких-то крупных неизвестных нам рептилий, то только в отношении Мирового океана. Я за романтику в науке — без нее трудно делать действительно крупные научные открытия. Да, человек несомненно жил с многими гигантскими формами плейстоценовой фауны (в том числе и с гигантским ленивцем в Южной Америке, которого он даже, возможно, начал приручать) и истребил эти формы везде, куда он проникал в своем захвате планеты. Только африканская и южноазиатская плейстоценовые фауны более или менее сохранились до наших дней, но и то лишь потому, что они развивались вместе с зарождавшимся человеческим обществом, эволюционировали вместе с ним на протяжении нескольких миллионов лет и успели к нему приспособиться как-то. Вскрыть этот грандиозный процесс плейстоценового истребления — романтическая задача, как и многие проблемы становления человеческого общества. В любой области науки есть своя романтика. Сейчас описано — по разным подсчетам — 21ъ от '/г Д° видов существующих на Земле живых существ. Научное описание новых видов – область вполне романтическая. Пока же, к сожалению, темп описания новых видов сравним с темпом исчезновения уже известных в результате антропогенного влияния — это тоже романтика, только, если можно так сказать, «черная » романтика. А биотехнология, открывающая невообразимые горизонты для экологизации техники и промышленности, так необходимой нашей истерзанной биосфере,— разве это не

романтика? А управляемая эволюция по отношению ко все большему числу видов живых организмов и целых экосистем — это ли не романтика! А создание принципиально нового агрохозяиства на основе поликультур или фитодромов с освобождением огромных непроизводительно занятых сегодня пространств полей для рекреации и других направлений развития общества — это ли не романтика! По всему поэтому я считаю, что поднимать проблемы, которые поставлены в этой главе,— это отвлечение молодых голов в сторону от действительно важных для развития и совершенствования общества дел. Это отвлечение становится еще более опасным, если такие «уводящие в сторону» работы написаны увлеченно, как это есть и в данном случае.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Большая советская энциклопедия (3-е изд.).— М. 1 а. Е Лун-ли. История государства киданей.— М., 1979. 2. Рассказы русских летописей XII—XIV веков.— М., 1968. 3. Циолковски й К. Воля Вселенной.— Калуга,1938. 4. Ш о в е н Р. Поведение животных.— М., 1972. 5. Henvelmans В. Le grandserpent de la mer.— P., 1965. 6. Henvelmans B. Sur la piste des betes ignorees.— P., 1955. 7. Вокруг света.— M. 8. Декоративное искусство.— М. 9. За рубежом.— М. 10. Знание — сила.— М. 11. Известия.— М. 12. Комсомольская правда.— М. 13.Курьер ЮНЕСКО.— М.— Р. 14. Литературная газета.— М. 15. Наука и жизнь.— М. 16.Наука и религия.— М. 17 Неделя.— М. 18. Природа.— М. 19. Смена.— М. 20. Lenonveau Planete.— P. 21. Paris Match.— P.

Глава III.

БРАТЬЯ по РАЗУМУ?

Как-то к Р. Густаву Энштейну, известному американскому физиологу, обратились с просьбой о консультации. Было замечено, что раз в неделю, именно в понедельник, ровно в кот по кличке Вилли почемуто уходил из дома. За котом была установлена слежка. Вилли выходил на улицу и уверенно направлялся одним и тем же установленным маршрутом. Он проходил несколько кварталов, всякий раз останавливаясь у перекрестков и терпеливо ожидая, когда загорится зеленый свет. Итогом этого длинного путешествия было здание ближайшей больницы. Здесь Вилли располагался на широком подоконнике первого этажа, где помещался спортивный зал, и с неослабным интересом в течение двух часов наблюдал, как девушки (из медицинского персонала) играли в мяч. Когда игра кончалась, кот, полный впечатлений, тем же маршрутом возвращался обратно. Никто не показывал ему этого пути, как никто не объяснял ему, что игра эта происходит только в этот один-единственный день недели и именно в это время. Вилли не одинок в своем пристрастии к зрелищам. Телевизор, пришедший в наши дома, служит, оказывается, не только нам. Замечали ли вы, как внимательно кошки или собаки смотрят некоторые передачи? Есть собаки, которые настолько пристрастились к телевизору, что, подобно коту Вилли, точно знают дни и часы любимых передач Часто собаки в полном смысле слова «сопереживают» ситуации, происходящей на экране. Особенно если в сцене участвует существо из их мира — какое-нибудь животное, в первую очередь собака. Когда по телевидению шел фильм «Ко мне, Мухтар», рассказывает «Неделя», боксер Джага не только остро переживал все происходящее, но в самый драматический момент схватки с бандитом пытался броситься на помощь Мухтару. «Услышав стон раненого Мухтара,— пишет очевидец,— Джага поднял голову и тревожно и громко взвыл. Потом лег, и все увидели, как из глаз Джаги покатились слезы». Не менее остро переживают происходящее на экране и обезьяны. Интересно, что если изображение на экране оказывается перевернуто, то они реагируют, как люди,— бурно протестуют, кричат, пока изображение не установится как следует. Киносеансы перед обезяньей аудиторией показали, что они не только с интересом смотрят фильмы про животных и себе подобных, но и очень бурно реагируют на происходящее. В особенно драматических местах они вскакивают с мест, разражаются криками, жестикулируют Серия опытов на тему «обезьяны и телевидение» была проведена центром по изучению психологии обезьян в г. Атланта (США). Если программа нравилась «зрителям», они весело смеялись, «хлопали в ладоши ». Печальные передачи они смотрели тоже, но сидели при этом нахмурившись, с грустными лицами. Такие факты всегда привлекают внимание этологов — ученых, занятых изучением поведения животных. Последнее время, правда, стали говорить — психики животных. А некоторые исследователи даже рискуют идти дальше, квалифицируя это явление как зачатки рассудочной деятельности (член-корреспондент АН СССР Л. В. Крушинский) Наблюдая некоторых животных и птиц на свободе и в лабораториях, исследователи нередко бывали удивлены разумным, именно рассудочным их поведением. Представьте себе ситуацию: на другой планете нам встретились бы существа, использующие и даже изготовляющие орудия, способные к счету, имеющие^систему сигналов, посредством которых они могут передавать друг другу сложную информацию. Существа эти имели бы строгую организацию, возводили сложные сооружения, спасали друг друга и даже были бы не чужды чувству прекрасного. Разве не сочли бы мы их разумными, «братьями по разуму» и не стали бы стараться установить контакт с ними? Но, может быть, «братьев по разуму» не обязательно искать так далеко? Нет ли их рядом с нами, на нашей планете?

ПОЛЬЗУЮЩИЕСЯ ОРУДИЯМИ

Сегодня некоторые из животных, живущих на Земле, научились сжимать в клюве, в клешне, в лапе первые, примитивные орудия, те, что дает им природа. Чаще всего таким орудием служит камень. Морская выдра, подняв камень со дна, его острым краем открывает раковины моллюсков. Осьминог также предпочитает во время охоты пользоваться камнем. Выбрав камень нужных размеров, он берет его в щупальцу и, подкравшись к полураскрытой раковине, быстро вставляет камень в створки, не давая им закрыться. Некоторые морские птицы камнями разбивают раковины улиток. Другие, живущие далеко от моря, тоже обращаются к камню. Как разбить яйцо страуса, если прочная скорлупа не поддается клюву? Тогда гриф берет в клюв камень. Он поднимает голову и, резко мотнув шеей, бросает его в цель. После должного числа промахов и скользящих попаданий один из камней разбивает, наконец, скорлупу, и грифы принимаются пировать. Так же поступают с яйцами страуса ястреб и некоторые виды луней. Нередко пользуются камнем и обезьяны. Шимпанзе, живущие на свободе, разбивают камнями орехи. «Такие примеры,— пишет известный исследователь Реми Шовен,— наводят на мысль о родстве с «галечной культурой» австралопитеков, использовавших камни почти без обработки». Но не только высшие животные, не только позвоночные идут сегодня путем, на который когда-то ступила нога человека. Наблюдения приносят нам подобные факты даже из царства насекомых. Вырыв норку в земле, осы обычно утрамбовывают землю вокруг нее. Многие делают это, зажав в челюстях камешек и пользуясь им, как молотом. Правда, камень не везде и не всегда пригоден. Но разве вокруг нет ничего другого, что может быть использовано как орудие? Некоторые крабы, когда на них нападают, хватают клешней актинию и держат ее так, чтобы жгучие нематоциты попадали прямо на врага. Вообразите положение дельфина, который хотел бы пообедать угрем, а угорь этого совершенно не хочет и забился в узкую щель на дне. У дельфина нет рук, нет лап, нет даже клешней. Есть сообразительность. И этого оказывается достаточно. Дельфин ловит рыбу скорпену и, зажав ее в челюстях, колючками скорпены выгоняет угря из укрытия. Примерно так же поступает и дятловый вьюрок на Галапагосских островах. Доставая червяков из глубоких расщелин, он пользуется для этого длинным шипом, который держит в клюве. Если такое орудие особенно удачно подобрано и удобно, он подолгу может носить его с собою в клюве, перелетая с ним с ветки на ветку и с дерева на дерево. Если же такой шип или палочка чем-то не устраивает его, он принимается его обрабатывать

— обламывает лишние ответвления, укорачивает. Когда подобные действия совершает человек, мы говорим — он изготовляет орудия. Чтобы убедиться в этом — в способности именно изготовлять орудия,— подопытным сойкам в клетку поместили полоски бумаги. Корм же расположили вне клетки, так, чтобы сойки видели его, но достать не могли. Как поступили птицы? Они стали скручивать полоски бумаги, изготовляя из них жгуты, и подтаскивать ими кусочки корма. Было бы странно, если бы до изготовления орудий не додумались те, кого мы почтили, произведя в ближайшие свои прародичи — обезьяны. Шимпанзе демонстрируют это, когда хотят пить. Можно, конечно, напиться, припав к воде ртом, можно зачерпывать воду лапой. Но многим шимпанзе почему-то это кажется унизительным. Не достойней ли поступить так, как сделал бы на их месте человек — сорвать лист и, свернув его, изготовить подобие стаканчика? Большинство так и поступает. Гденибудь на берегу тропической речки или водоема можно видеть, как они, сидя на корточках, опускают в воду самодельные стаканчики и пьют. Пользуются обезьяны и палкой, сбивая ею иногда плоды с деревьев. К палке обращаются некоторые из них и в минуту опасности. Для шимпанзе палка не только дубинка, но и дротик — они пытаются метать ее в цель, хотя и не очень ловко. Группа шимпанзе шла по саванне, шла по своим обезьяньим делам, которые представлялись им, наверное, не менее важными, чем нам наши. Вдруг вожак поднял руки, все замерли — за невысокими деревьями лежал молодой леопард. Его глаза сверкали, хвост шевелился, а лапы злобно били сухую землю. Только короткое мгновенье длилась пауза, через секунду шимпанзе шумно бросились к деревьям. Но не для того, чтобы спастись, забравшись на них. Обезьяны стали поспешно выламывать ветки и молодые деревья, изготовляя из них дубинки. Размахивая палками, с угрожающими криками они двинулись на врага. Леопард не убегал. Он попрежнему бил лапами землю, а хвост его шевелился от ярости. Один из шимпанзе оказался смелее других. Он подбежал к леопарду и изо всей силы наотмашь ударил его палкой. Удар оказался такой силы, что макет леопарда, поставленный там учеными, сразу пришел в негодность. Будь на его месте живой настоящий зверь, он оказался бы сильно ранен или даже убит. Итак, шимпанзе не только пользуются своего рода орудиями, но и создают их. Даже в такой критической ситуации они стали поспешно изготовлять «дубинки». Шимпанзе используют также и палки, предназначенные для «мирного труда». Раскопав палкой

вход в термитник, они засовывают ее туда и слизывают вцепившихся в нее термитов. Но вот что важно — прежде чем использовать палку, шимпанзе обламывают лишние сучья и листья. Если палка слишком толста, обезьяна расщепляет ее. Так же поступал шимпанзе Парис в опытах советской исследовательницы Н. Ладыгиной-Коте. В другом случае, когда в клетке оказался сильно изогнутый проволочный прут, Парис старательно выпрямлял его. Во всех этих ситуациях обезьяна не просто пользуется предметом, но изготовляет орудие. «Огромное количество наблюдений, накопленных к сегодняшнему дню,— отмечал член-корреспондент АН СССР Л. В. Крушинский,— показывает, что животные не только используют для самозащиты или добывания корма уже готовые орудия, но и создают их».

«ЯЗЫК ПТИЦ И ЗВЕРЕЙ»

В течение тысячелетий занимаясь пчеловодством, люди не задумывались, как общаются пчелы. Почему стоит одной-единственной пчеле найти корм, как туда устремляются сотни пчел. Как они узнают об этом? Сейчас язык пчел перестает быть загадкой. Вернувшись в улей, пчела-разведчица начинает «описывать восьмерку». Если за минуту сделано восемь таких фигур, следует лететь по прямой от улья 3 километра. Если танец идет в более высоком темпе, цель ближе. 36 восьмерок в минуту означает, что корм всего в 100 метрах от улья. Язык танца передает и направление полета — угол по отношению к солнцу. Сообщаются между сбой, передавая друг другу информацию, и другие существа. Причем информация эта может быть порой довольно сложной. Разведчика муравья запустили в лабиринт, в дальнем конце которого находилась сладкая приманка. Обнаружив ее, разведчик поспешил наружу и, встретив муравьев-фуражеров, «объяснил» им, как найти лакомство — они тут же устремились в лабиринт. Не блуждая, не попадая в тупики, фуражеры двигались прямо к приманке. На каждом повороте, каждой развилке они безошибочно поворачивали куда следовало. При повторении эксперимента выявилась важная закономерность — чем более сложным оказывался маршрут, тем больше времени требовалось на передачу информации. И наоборот: если всякий раз поворачивать нужно было только в одну сторону — влево или вправо, времени на «пересказ» маршрута нужно было значительно меньше. Эксперимент этот поставлен в Новосибирском биологическом институте. В отличие от привычной нам звуковой речи, у других существ значительную роль играют жесты, позы, запахи. Бессмысленные, казалось бы, ныряния уток — это сложная манера выразить отношение друг к другу, от приветствия до полнейшей неприязни. Несут определенный смысл и имеют значение и большинство поз, которые принимают животные — свои у каждого вида. Поклон у псовых значит: «Это игра». У обезьян такое же четкое значение имеет жест. При виде приближающихся людей шимпанзе поднимает руку. Остальные, заметив сигнал, разбегаются. Значительно больше оттенков имеет звуковой сигмал. У кур, например, сигнал «опасность» разделяется на вариации: «опасность далеко», «опасность близко», опасность-коршун», «опасность-человек». У человека важным фактором развития речи исследователи считают «давление отбора». В первобытном коллективе охотников нужно было уметь передать и уметь быстро понять информацию о поведении дичи. Но ведь такая же задача стоит и перед другими охотящимися сообществами. Не потому ли, спрашивают этологи, v волков, которые охотятся стаей, развилась сложная система звуковой сигнализации У разных видов — и различная сложность общения. У летучих мышей обнаружено не менее двух десятков устойчивых звуковых сочетаний. Есть ли язык у лошадей? «Да,— отвечает известный английский гипполог Дж. Блэйк.— Я наблюдал за лошадьми,— пишет он,— в течение двадцати лет, и мне удалось уловить 100 лошадиных сигналов и звуков, с помощью которых лошади объясняются». Наблюдая жизнь ворон, этологи насчитали около 300 устойчивых возгласов. Значение их зависит от частоты повторения, меры хриплости и т. д. Некоторые из таких сигналов уже расшифрованы. Воспроизведенные с магнитофонной записи, они неизменно вызывают именно ту реакцию, которая ожидается. Так, воспроизводя некоторый вид карканья, можно заставить ворон сняться с места, устроить «собрание». Самая сложная система общения, очевидно, у дельфинов. Общаясь только с детенышем, самка дельфина употребляет до 800 звуков. Наблюдая за дельфинами, известный исследователь Дж. Лилли пришел к выводу, что они обладают высокоразвитой речью. В коре головного мозга дельфинов, пишет он, находится больше извилин, чем в головной коре человека. Вся их кора, как и у человека, дифференцирована, и в ней можно найти все шесть слоев. Следовательно, у дельфинов тоже существуют в мозгу ассоциативные области, как и у человека. Последнее важно в том смысле, что речь относится именно к областям мозга, ведающим «ассоциативным мышлением», Больше других, судя по всему, изучены языки обезьян. Сейчас исследователи не сомневаются, что шимпанзе могут передавать друг другу сообщения не менее сложные, чем дельфины. Шимпанзе, как и другие животные, имеют своих вожаков, своих лидеров. Такому вожаку показали лакомство, спрятанное в кустах, в парке, и после этого возвратили в вольер, где были другие его собратья. Буквально через несколько секунд все шимпанзе пришли в величайшее волнение. Они рвались из вольера, как стая гончих, готовых броситься по следу. В других случаях, когда вожака возвращали в вольер, ничего не показав, шимпанзе оставались спокойны. Значит, каким-то образом вожак мог оповестить остальных о своей находке? Когда опыт усложнили, результаты оказались еще более удивительны. Из вольера выпускали в парк шимпанзе и показывали ему большой тайник с лакомствами. После этого выпускали другого и ему показывали другой тайник и тоже с лакомствами, но значительно меньшего размера. После этого обоих шимпанзе возвращали в вольер, и спустя какое-то время выпускали всех обезьян в парк. Как вели они себя? Предводительствуемые шимпанзе, который знал, где тайник, всякий раз они устремлялись к большему из них и, только опустошив его, отправлялись к меньшему. Опыт этот повторялся многократно, и каждый раз шимпанзе вели себя именно так. Советский исследователь кандидат биологических наук

Е.Н. Панов, комментируя эти эксперименты, подчеркивает, что у шимпанзе существует «тип коммуникации », позволяющий им вполне намеренно сообщать друг другу сведения о пространственном размещении объектов и даже об их качестве и количестве. Ряд исследователей считает, что для диалога нужно не изучать язык животных, а их самих научить языку людей. Задача заключалась в том, чтобы построить двусторонний контакт, двусторонний обмен информацией. В конце концов в какой-то мере этого удалось добиться. Американские исследователи начали работать с молодой шимпанзе по кличке Сара. Перед ней клали два одинаковых предмета, скажем, две ложки, и между ними знак « = », «одинаковый», знак тождества. Предметы варьировались, а знак оставляли тот же. Сара запоминала эту связь. Потом стали класть разные предметы, скажем ложку и чашку, но теперь между ними был другой знак « Ф », означавший отсутствие тождества, «разный». После этого был введен третий символ «?», означавший «что? какой?» Теперь Сара стала решать задачи, которые до этого не приходилось решать ни одному шимпанзе. Перед ней клали ключ, рядом пластмассовый жетон со знаком « = » и такой же жетон со знаком «?». Фраза читалась примерно так: «Ключу подобно что?» Именно так понимала ее Сара. Чтобы ответить на вопрос, из кучи самых различных предметов она выискивала другой ключ и клала его на место знака «?». Получалось «ключу подобен ключ». Когда составление таких фраз стало для нее настолько простым делом, что она стала явно скучать «на уроках», был введен другой вопрос со знаком «не подобный», «разный». «Пробка не подобна чему?» Теперь на место жетона «?» Сара клала любой предмет, кроме пробки: «Пробка неподобна ключу», «Пробка неподобна чашке» и т. д. Когда и это было усвоено, последовали знаки «да» и «нет» («не»). Теперь перед Сарой клали три жетона: «?», «не» и жетон, обозначавший, например, «яблоко». Все вместе следовало читать: «Что не есть яблоко?» В качестве ответа Сара тут же выбирала жетон, изображавший хлеб, банан или апельсин, и составляла ответ: «Хлеб не (есть) яблоко». Постепенно были введены жетоны с символами формы, размера, цветов. «Круглое что?» — спрашивали Сару. «Мяч» — отвечала она. «Маленькое что»? — «Шарик». Объясняя цвета, экспериментаторы не стали показывать ей коричневого цвета, только выложили фразу из жетонов-символов: «Шоколад цвет коричневый». Этого оказалось достаточно. Сара тут же стала безошибочно отличать коричневый цвет от прочих. Исследователи не ожидали такой реакции: в тот момент, когда была составлена эта фраза, самого шоколада рядом не было. Значит, образ его, достаточно четкий, существовал в сознании шимпанзе? Это расходилось с общепринятым представлением. «Способность думать о предметах, не наличествующих здесь и в данный момент, считается присущей только человеку» — так комментировал этот эпизод один из участников опыта. Сара показала, что шимпанзе это присуще также. Вскоре Сара смогла сама с помощью жетонов составлять короткие фразы, которыми описывала то, что происходило: «Мэри кладет яблоко (на) поднос», «Мэри моет банан, дает Саре»… Однако самая большая сложность общения была достигнута, когда экспериментаторы ввели в обиход знак, обозначающий в логике «если/тогда». Теперь Сара должна была понять такую составленную из жетонов фразу: «Если Мэри дает Саре шоколад, тогда Сара берет яблоко». Сара научилась и этому. После того как одна из участниц опыта давала ей шоколад, Сара шла к другому столику и из разных предметов и фруктов, разложенных на нем, брала именно яблоко. Иногда предлагалось несколько вариантов: «Если Мэри берет красную карточку, Сара моет банан». «Если Мэри берет синюю карточку, Сара кладет банан на желтый поднос». Когда Мэри выбирала синюю карточку, шимпанзе брала банан и клала его именно на желтый поднос. 150 слов-понятий — таков был объем знаний, которыми Сара овладела в конце своего «курса». Эти эксперименты вызвали большой интерес зоопсихологов во всем мире. Комментируя их, советский исследователь К. Фабри писал: «Как показали эксперименты, в которых Сара составляла «фразы» с применением сопоставительных знаков «на», «если/тогда», «и», обезьяны способны к установлению связей между предметами и явлениями в наглядно обозреваемой ситуации. К аналогичному выводу еще ранее пришли советские зоопсихологи» По мнению руководителя подобных же исследований, проводящихся в университете штата Джорджия, «человекообразные обезьяны обладают способностью пользоваться символами, обозначающими предметы, которые не присутствуют здесь в данный момент, т. е. символами, соответствующими семантическим категориям человеческого языка». По несколько иному пути пошли исследователи, тоже американские, из Невадского университета. Задавшись той же целью — научить животное общаться на языке человека, они стали обучать шимпанзе языку жестов, языку, которым пользуются глухонемые. С первых же дней жизни шимпанзе Уошо видела рядом людей, которые ни разу не произнесли в ее присутствии ни единого слова, они общались только посредством языка жестов. Настал день, когда шимпанзе «заговорила» тоже. Оказавшись в саду, Уошо стала делать на пальцах знак, означавший «цветок». Вскоре в ее словаре появилось второе слово — «еще». Когда Уошо хотела продолжения чего-то, что ей нравилось, она складывала пальцы в этот знак — «еще». Потом пришло слово «открой», причем Уошо быстро освоила разные его значения. Сначала она делала этот жест, подойдя к двери. Потом стала делать его у закрытой дверцы холодильника. И наконец, на кухне у крана. Постепенно Уошо научилась составлять короткие и простые фразы из лексикона, который волновал ее больше всего: «Дай конфету», «Сладкое питье», «Вы меня выпустите из…», «Вы меня впустите…» Уошо оказалась вежливой обезьяной, часто и охотно пользовалась словами «пожалуйста » и «извините» — «извините, пожалуйста». Постепенно словарный запас шимпанзе возрос до 175 словжестов, и между Уошо и экспериментаторами стали происходить непродолжительные диалоги. Правда, темы лих «бесед» по-прежнему направлялись интересами не экспериментаторов, а шимпанзе. Если Уошо волновало что-то, она выражала это при помощи повторений, например, «Еще,еще, еще, еще сладкое питье» или «Гулять, гулять, гулять, пожалуйста ». Никто не учил ее этому, как никто не учит прибегать к таким же повторам детей, если они очень хотят чего-то. Когда один из воспитателей, профессор Роджер Футе, показал шимпанзе ее любимые фрукты, га стала быстро жестикулировать. «Еще пожалуйста, фрукты, еще дай мне, еще ты, пожалуйста, еще дай мне, пожалуйста, фрукты, еще дай мне фрукты, дай мне еще, дай мне фрукты, дай мне, Роджер». Далее шимпанзе продемонстрировала способность образовывать понятия и складывать фразы, которым никто ее не учил. Уошо не было известно слово «утка», но, увидев утку на озере, она тут же соединила на пальцах два знака «вода» и «птица». Получилось «водяная птица». В другом случае, увидев пролетавший вблизи самолет, Уошо языком жестов стала просить своего воспитателя: «Покатай меня на самолете». Сообщение это вызвало сенсацию в ученом мире Эксперименты, проведенные на шимпанзе, были повторены на гориллах. Семилетняя горилла Коко освоила 645 знаков-жестов, из них 375— активно. Если Коко нездоровилось, врачу не было нужды ломать себе голову, что с ней. Горилла сама отвечала на вопросы, что у нее болит. Но что интересно, страдания других трогали ее не меньше, чем собственные. Заметив однажды лошадь, взнузданную и с уздечкой во рту, горилла пришла в волнение и стала быстро складывать на пальцах знаки:

— Лошадь печальна.

— Лошадь печальна почему? — спросили ее.

— Зубы,– сложила ответ Коко. «Диалоги» с гориллой исследователи всякий раз записывали на видеомагнитофон, с тем чтобы потом просматривать их, демонстрировать коллегам. Коко показали фото другой гориллы, которая вырывалась, когда ее пытались купать в ванной. Коко тут же припомнила, что она и сама терпеть не может этой процедуры и прокомментировала фотографию:

— Там я плачу Исследователей не удивляла уже сама осмысленность этой реакции, для них важно было свидетельство памяти гориллы на события. Через три дня после того, как Коко укусила как-то свою воспитательницу, та показала ей синяк на руке и спросила жестами:

— Что ты сделала мне?

— Укус,— ответила Коко.

— Признаешь?

— Жалею укус царапина.

— Почему укус?

— Рассердилась.

— Почему рассердилась?

— Не знаю. К Коко можно было обращаться и устно, она знает значение около сотни английских слов. Подобно тому как в ребенке всегда удивляет появление чего-то, взявшегося неведомо откуда, того, что он не мог перенять у родителей, также удивительно появление этих «незапрограммированных» черт у гориллы. Никто не учил ее составлять новые слова, когда оказывалось, что ей не хватает запаса. Коко стала делать это сама, подобно Уошо, придумавшей «водяную птицу». Коко не знала, как называется странное полосатое существо, которое она увидела в вольере зоопарка. Но сразу сработала ассоциативная связь, и Коко сложила знаки: «белый тигр». Так окрестила она зебру. Коко не знала слова «маска», но увидев ее, она тут же составила «шляпа на глаза». И уж, конечно, чему никто не учил гориллу, так это ругаться. Невероятно, но судя по всему, какие-то уничижительные, оскорбительные понятия существовали в ее сознании до и помимо человека. Язык жестов позволил ей лишь выразить это. Как-то, когда воспитательница показала Коко плакат, на котором была изображена горилла, та, по каким-то ей одной понятным причинам пришла в негодование.

— Ты птица,— показала она жестами.

— Я не птица,— возразила воспитательница, удивляясь.

— Нет, ты птица, птица, птица,— зачастила Коко. Как выяснилось потом, в понимании гориллы «птица » была существом низшего порядка. Назвать человека «птицей», очевидно, все равно, что в человеческом понимании обозвать его «собакой». В другом случае, когда воспитательница отчитыпала Коко за разорванную куклу (как оказалось потом, не совсем справедливо), горилла ответила ей прямым ругательством: — Ты,— показала она на пальцах,— грязный плохой туалет Возможно, мысль выражена и не совсем изящно. Но разве большинство из нас в ответ на несправедливость реагировало бы не подобным образом? Наверное, мы произнесли бы другие слова, но только за счет большего их запаса. Такие признаки, как черты личности, принято считать присущими только человеку. Наблюдения и контакты с приматами, овладевшими неким запасом человеческих «слов», заставляют усомниться в этом. «Кто она, личность или животное?» — спросил репортер, в течение нескольких дней наблюдавший гориллу. Исследователи перевели этот вопрос Коко: — Кто ты? — Я отличное животное горилла,— без колебаний ответила Коко. Известны случаи как бы спонтанного обучения животных и даже птиц отдельным словам и целым фразам. Недавно «Правда» рассказала о «говорящем» вороне Карлуше. Вместе со своим хозяином Карлуша часто появляется во время зимней рыбалки на водохранилище близ Мицска. Птица важно вышагивает от лунки к лунке, комментируя улов: «Ок-кунь», «Ер-рш». Как и многие его собратья, Карлуша обожает яркие, блестящие предметы, и к концу лова у лунки хозяина собирается целая куча пуговиц, ножей, зажигалок. Потерпевших, которые приходят за своими вещами, он встречает фразой: «Ты х-х-то такой?» Всего в вороньем словаре около шестидесяти слов. До последнего времени вороны, скворцы и попугаи были единственными, кому удавалась имитация человеческой речи. Недавно, однако, к числу их прибавилось еще одно существо — тюлень. Десятилетний тюлень Гувер, чуть ли не с рождения живущий в городском аквариуме Бостона, приветствует посетителей словами «Хау ду ю ду» («Как поживаете?»), произносимыми густым басом. Хотя словарный запас его весьма ограничен, Гувер нередко болтает сам по себе, без приглашения. По мнению этнопсихологов, тюлень этот — первое млекопитающее, успешно воспроизводящее голос человека. Первое, но не единственное. «Социалистическая индустрия» и некоторые другие советские газеты рассказали о слоне Батыре из карагандинского зоопарка. Как-то утром заведующая секцией парнокопытных Е. Белоусова, проходя мимо клетки слона, услышала вдруг грубый мужской голос: «Попоите Батыра!» Оглянулась — вокруг никого. И снова голос: «Батыр пить». Это говорил сам слон. Он хотел пить Способность к коммуникации с человеком во многом зависит от «словарного запаса», от того, насколько сложные символы и какое их число может различать животное. Судя по этому, приматы — далеко не единственные, с кем человек сможет со временем установить диалог. Польский исследователь Дембовский, изучая крыс, обнаружил, что они без особого труда научаются распознавать довольно сложные графические символы. Некоторые из таких символов трудно запомнить даже человеку. Итак, одни исследователи пытаются овладеть «языком животных», другие — научить самих животных языку человека. Какой путь предпочтительнее? По-видимому, это два правомерных пути, ведущих к единой цели. Познавая язык животных, систему сигналов, которыми обмениваются они, мы приближаемся к пониманию их проблем и круга их ситуаций. Обучая иные существа нашим, человеческим словам, понятиям и знакам, мы приближаем их к пониманию нашего человеческого мира. Человек и животное движутся навстречу друг другу. РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ… Детей обучают считать. Но никто не учил этому птиц, живущих на воле. Никто не учил этому муравьев. В одном из экспериментов этологи разрезали приманку на три неравные части и расположили их на муравьиной тропе. Обнаружив их, муравей-разведчик тщательно обнюхал кусочки один за другим, и вскоре каждым из кусков занималась своя группа — 25, 44 и 89 муравьев. Числа эти строго соответствовали размерам приманки Значит ли это, задаются вопросом этологи, что разведчик, вызывая «рабочие команды », исходил из неких количественных или даже арифметических расчетов? Каким образом передается этот сигнал? Наблюдая за муравьями, можно видеть, как один быстро ощупывает своего сотоварища усиками. «Ощупанный », в свою очередь, проделывает это с другим муравьем, тот — со следующим и т. д. Сверхскоростная фотосъемка позволила увидеть этот процесс более подробно, стало возможным различить отдельные черты муравьиных жестов. Как пишет О. Жемайтис, «выяснились важные обстоятельства пантомимы: все муравьи передавали друг другу один и тот же сигнал, разговаривали между собой на еще не ясном для энтомологов языке»*. Вопрос, подвластен ли представителям животного мира счет, может быть повторен и в отношении птиц. Если у птицы, сидящей на яйцах, вынуть из гнезда одно яйцо, она тут же обнаружит пропажу. Компенсируя потерю, она снесет новое. Если опять вынуть яйцо, все повторится сначала. Неужели птицам доступно понятие числа, хотя бы в самой начальной форме? То, с какой легкостью удается обучить их счету, говорит в пользу этого. Голубя научили клевать 5 зерен. Не больше и не меньше. Перед ним 3 зерна и куча зерен в стороне. Он склевывает эти 3, подходит к куче, берет из нее 2 (только два!) зерна и вопросительно смотрит на экспериментатора: «Я правильно сделал?» Обучению счету поддаются даже курицы, которых принято считать эталоном глупости в пернатом мире. Что же касается соек, то они просто изумили исследователей. На стенде расставлены десятки разноцветных коробок. Между ними прохаживается птица, время от времени поднимая длинным клювом то одну крышку, то другую и заглядывая внутрь. Она будет делать так, пока не выполнит задание: из коробок с черными крышками она должна съесть 2 зерна (и ни одним больше!), из зеленых — 3, из красных — 4, из белых — 5 зерен. Перепробовав несколько коробок с черными крышками и найдя в них одно зерно, а потом, наконец, второе, она переходит к зеленым и так вплоть до последних. В другом эксперименте немецкого исследователя А. Келера сойка должна была открыть коробку с тем же числом точек, что и на «предъявленной» ей карточке. При этом размеры и расположение точек разнились весьма * Не исключено, что «муравьиная цивилизация» сложнее и содержательнее, чем мы об этом порой думаем. Как выяснили румынские исследователи, у муравьев есть «воспитатели», которые пестуют маленьких в «яслях» и даже регулярно выводят их погулять из муравейника. Есть «медики» — они ежедневно проводят «профилактический осмотр» обитателей и, если нужно, «госпитализируют» и даже оперируют пациентов — ампутируют поврежденные или больные конечности. Есть даже «кладбища», куда могильщики относят умерших собратьев и зарывают их. Но самое интересное — некоторые виды южноамериканских муравьев делают то, что в применении к человеку мы назвали бы «земледелием». Они заполняют землей большие трещины в стволах деревьев и «засевают» эти плантации. Когда урожай созревает, семена идут в пищу, а соломки— на строительство. значительно. Важно было уловить именно числовое соответствие . В другом случае эту же задачу, но в усложненном варианте решал ворон Якоб (рис. Стрелка на рисунке указывает на ту единственную коробку, которую ворон должен был выбрать. «Такое поведение,— заключает исследователь,— можно объяснить только тем, что птицы действительно умеют считать ». До последнего времени принято было полагать, что птицы способны считать до 7, не больше. Попугай Жако перешел атот птичий предел, научившись считать до 8. Когда загорается 3, 6, 8 лампочек, Жако важно подходит к коробке, в которой насыпаны зерна, и съедает из нее ровно столько зерен, сколько горит лампочек. Но вот лампочки гаснут. Вместо них раздаются подряд несколько звуков флейты. Никто не обучал Жако, не объяснял ему, что должен делать он в этом случае. После секундной паузы он снова подходит к коробке и берет столько зерен, сколько раз прозвучала флейта. Тогда опыт усложняют еще больше. Зерна убирают. Вместо них на стенде коробки с разным числом точек на них. Снова звучит флейта,— два раза. Жако ходит между коробок, пока не находит ту, на крышке которой две точки. Как и в предыдущем случае, попугая этому никто не учил. Он «угадал», «догадался», «сообразил сам» — связать два следующих друг за другом звука и две точки, расположенные рядом. По словам Реми Шовена, «такие решения близки к человеческим». Близки к человеческим и некоторые реакции шимпанзе, связанные со счетом. Обученный счету шимпанзе вынимает из коробки столько соломинок, сколько его попросят,— 4, 2, 3. Но вот, когда у него осталось всего 4 соломинки, экспериментатор просит дать ему 5. После секундного замешательства обезьяна ломает одну соломинку пополам и, торжествуя, протягивает требуемые 5 соломинок. Как и в опытах с попугаем Жако или другими шимпанзе, Сарой и Уошо, ситуация эта из тех, с которыми они не могли бы встретиться вне контакта с человеком. Контакты эти оставляют свои следы в мире живого. Пусть на уровне отдельных особей, они содействуют их «поумнению».

СПАСАЮЩИЕ ДРУГИХ

Нам все галки, вороны или воробьи кажутся «на одно лицо» (как, возможно, и мы им). Сами же они весьма точно распознают членов своей стаи и друг друга в отдельности. Иногда молодые галки, еще не уразумевшие, как важно в жизни иметь свою стаю и держаться своей стаи, случайно прибиваются к чужим сообществам. Взрослые галки, усмотрев своих в чужой компании, особыми криками тотчас отзывают их обратно. Птицы без особого труда отыскивают своего брачного партнера и детей даже в огромной, двухтысячной стае У некоторых животных и птиц, живущих сообществами, встречается феномен, обозначить который скорее всего можно было бы человеческим словом «дружба». «Дружить» может пара птиц, пара животных. Поскольку они — представители одного пола, их предпочтение и интерес друг к другу не носит характера брачного интереса или брачного предпочтения. Так, две «подружившиеся» в неволе гориллы, когда их рассадили в разные клетки, «угощали» одна другую, протягивая друг другу лакомства через прутья клетки. Пара ворон, которые «дружат», при встрече выполняют своего рода приветственный ритуал, сопровождая его определенным набором звуков. Эти звуки они адресуют только друг к другу. Именно эти звуки, которыми они не обращаются ни к какой другой птице, издают вороны, когда хотят подозвать друг друга. Что это, неужели начало индивидуального обозначения, зарождение «имени» или «клички»? Этот же удивительный феномен «индивидуального обозначения» обнаружен у другой птицы семейства вороновых — малабарской сорочьей славки. Но если эмоциональные привязанности присущи птицам, то тем более они свойственны высшим животным. Об устойчивых «дружеских узах», возникающих, в частности, у шимпанзе, рассказывает Е. Н. Панов. Трогательную деталь упоминает чешский исследователь Б. Гржимек: шимпанзе, увидев на плакате изображение другого шимпанзе, старается обычно поцеловать своего сородича. В каиой мере животные действительно способны сопереживать, сострадать друг другу? Был поставлен эксперимент на существах, казалось бы, меньше всего предрасположенных к этому чувству. Группу крыс обучили: чтобы получить пищу, надо нажать на рычаг. Когда они освоили это, опыт был усложнен: нажимая на рычаг, крыса всякий раз причиняла другой крысе сильную физическую боль, она слышала ее писк и видела, как другая корчится от боли. Едва крысам стала понятна эта связь, как большинство из них тут же перестали нажимать на рычаг. Другая, тоже многочисленная группа, перестала нажимать на рычаг после того только, как сама побывала в положении тех, кому причиняется боль. И лишь небольшая часть продолжала нажимать на рычаг, чтобы получать пищу ценою страданий других. Поведение последних — жестокость исследователи квалифицировали как отклонение от нормы. Нормой же было поведение большинства — крысы готовы были терпеть голод, но не причинять боли собратьям. Выводы эти получили подтверждение в экспериментах на крысах, проведенных в Институте высшей нервной деятельности АН СССР Фактов, свидетельствующих о дружбе животных, об их способности «сострадать» друг другу, слишком много, чтобы исследователи могли их не заметить. Такие поведенческие акты описываются некоторыми из них как «проявления альтруизма» Как констатирует английский исследователь У. Томпсон, «эта способность, требующая высокоразвитого интеллекта и являющаяся одной из особенностей психики человека, может в то же время встречаться, конечно, в значительно менее развитой форме, и у животных». Об «альтруистическом поведении», наблюдаемом у птиц и зверей, писал и известный советский исследователь член-корреспондент АН СССР Л. В. Крушинский. Подчеркивая внимание и нежность, которыми окружают своих детенышей павианы, он пояснял это следующими словами: «Думаю, не будет сильной натяжкой сказать, что они ощущают то чувство к детенышам, которое можно охарактеризовать словом «любовь». Множество наблюдений свидетельствуют о том, что животные и птицы с готовностью приходят на помощь друг другу. Вороны и сороки с криком летят выручать своих раненых. Сурки никогда не бросают своих раненых, а, рискуя собой, стараются затащить их в норы. Всегда помогают своим раненым и больным дельфины и обезьяны. Убегая от хищника или охотника, обезьяны несут на себе своих раненых, хотя это увеличивает их собственный риск. Так же поступают в минуту опасности и слоны. Во время бегства они поддерживают с двух сторон раненых и больных, помогая им скрыться. Безусловно, можно сказать, что здесь действует механизм инстинкта. Сурок не думает: «Вот какой хороший сурок ранен. Спасу-ка я его, чтобы нас, сурков, было много». Как не думаем мы, когда бросаемся спасать человека, хороший ли это человек. А может, он растратчик, браконьер или морально неустойчив? Как и вороны, дельфины или слоны, мы не задаемся таким вопросом. Мы видим представителя нашего вида в беде и бросаемся ему на помощь. Известны случаи, и их много, когда звери и птицы приходят на помощь существам совершенно иного рода и племени, в том числе человеку. Чайки, например, оказывали помощь даже своим бывшим врагам: они спасали ворон. Дело в том, что воронам тоже нравится ловить рыбу. Единственное, чего не хватает им, это ловкости и профессионализма, которые есть у чаек. Как-то на Волге чайки, носясь над самой водой, ловили рыбу. Одна из ворон попробовала повторить их маневр и с высоты тоже спикировала было на рыбу, но волна захлестнула ее, и ворона стала тонуть. Чайки тут же прекратили свою охоту и бросились ей на помощь. Одна за другой они подныривали под нее, выталкивая птицу из воды. Наконец вороне удалось взлететь.

Другой, подобный же случай: «Рейдовый катер «Измаильский пионер» возвращался в порт. Стоявшие на палубе пассажиры и моряки стали свидетелями необычайного зрелища. Над самой гладью Дуная стремительно пронеслась ворона. Не рассчитав, по-видимому, траекторию своего полета, она ударилась о фальшборт идущего судна и камнем упала в воду. Крылья ее намокли, ворона не могла взлететь. На крики вороны прилетела стая чаек, которых «сигналы бедствия» не оставили равнодушными. Чайки начали «пикировать», хватая клювами утопающую птицу. Первые их попытки не увенчались успехом. Но вот одни из сильных белокрылых «морячек» изловчилась, схватила ворону клювом и стрелой вылетела с ней на берег». Очевидно, подобные действия — не такое уж исключение в мире живого. В Замбии у одного хозяина жили собака и ворона. Однажды собака пропала. Между тем с вороной происходило что-то странное. Птица стала прожорлива необычайно. Схватив кусок, она улетала с ним, а вернувшись, громким карканьем требовала еще. Хозяину пришло в голову проследить, куда же летает ворона. Он сделал это и нашел свою собаку, которая попала в капкан. Собака была жива и даже весела, особенно при виде хозяина. Рядом сидела ворона и смотрела, как собака ела очередной принесенный ею кусок. Другой случай. Как-то в Средней Азии на турбазе заприметили, что большой белый пес постоянно выпрашивает хлеб и носит его куда-то по дороге, ведущей в горы. Оказалось, пес носил хлеб на пастбище теленку, с которым подружился. «Видел, как остался один теленок без матери,— пояснил знавший историю сторож местной турбазы Абдукарим-ока,— затосковал малыш, а когда покормили хлебом — повеселел. Шарик понял все и теперь каждый день бегает в соседний кишлак, добывает хлеб маленькому другу» О собаках, спасающих людей, писалось много. О дельфинах, приходивших на помощь человеку в открытом море, упоминали еще древние. Правда, долгое время к сообщениям этим относились скептически. Сейчас нам известно, сейчас мы должны признать: да, дельфины спасают людей. Об одном таком случае рассказали многие газеты мира. Каирский инженер Махмуд Вали оказался в открытом море на надувном матраце. Волны и течение уносили его все дальше от берега, и он несомненно погиб бы, не приди ему на помощь дельфины. Почти сутки, несколько десятков километров толкали они матрац к берегу, пока инженер не был наконец спасен. Корреспондент «Известий», побывавший у Махмуда, рассказал этот случай читателям своей газеты Корреспондент «Известий» в Эфиопии сообщал о подобном же случае. В нескольких километрах от берега, в открытом море рыбаки заметили человека — он держался на плаву, хотя не подавал никаких признаков жизни. Но самое странное — хотя был отлив и его должно было бы относить в океан, человек двигался к берегу. «Рыбаки,— писал корреспондент,— отчетливо видели: человека кто-то подталкивал к спасительным рифам, до которых было уже рукой подать. Тогда и они поплыли к выступавшим из воды скалам». На берегу, придя в себя, спасенный рассказал, что во время подводной охоты ему стало плохо, он потерял сознание и, наверное, погиб бы, если бы не дельфины, которые пришли на помощь. Первый случай (с египтянином), произошел в Средиземном море. Другой — у побережья Африки, в Индийском океане. Нечто подобное случилось недавно у берега Австралии. Одиннадцатилетнего Ника Кристидиса штормовая волна смыла с борта большой лодки, на которой он рискнул выйти со своими друзьями в океан. Когда спасатели обнаружили мальчика, они были поражены — вокруг Ника кружило несколько акул, а крупный дельфин, державшийся рядом, не давал им напасть на него. Ник рассказал потом, что дельфин подплыл к нему сразу же, как он упал в воду, и не оставлял его затем ни на секунду Все три эпизода произошли в местах, разделенных между собой тысячами километров. Похоже, перед нами некая устойчивая черта в поведении дельфинов — спасать людей, приходить им на помощь. Число таких случаев, считают некоторые, возросло в последнее время, когда охота на дельфинов была запрещена почти повсеместно. То, что человек не исключен из великого круга участия, радостно и утешительно. Природа, мир живого, породившие нас, не отступились от человека. К страдающему, гибнущему человеку другие существа приходят на помощь так же, как они приходят порою друг к другу. Исследователь, работавший с шимпанзе, взял стул, чтобы придвинуть его к клетке, и сильно занозил руку. Он стал было пытаться вынуть занозу, когда заметил, что шимпанзе, придвинувшись к самим прутьям, с состраданием наблюдает за его усилиями. «В следующее мгновение,— рассказывает он,— я сам не мог понять, как это произошло, я протянул ей мою руку, она схватила ее и сунула мой палец в рот. Потом, нажимая ногтем большого пальца, она умело выдавила занозу». В другом случае, когда исследователь никак не мог заставить шимпанзе слезть с дерева, он притворился, будто ушиб руку. Обезьяна тут же соскочила вниз и принялась сочувственно поглаживать его по руке. Отдельные случаи эти, будучи рассыпаны в памяти, скоро исчезают и забываются. Собранные воедино, они заставляют о многом задуматься. Что стоит за действиями живых существ, приходящих на помощь друг к другу и человеку? Разум? Инстинкт? Благоговение перед жизнью, о котором писал Альберт Швейцер?

ЧУВСТВО ПРЕКРАСНОГО?

Не только птицы, но и некоторые животные умеют, оказывается, и любят петь.

Причем не водиночку — мы имеем в виду не любовный призыв самца или самки, а именно хором.Хором, в унисон «поют» белки, бурундуки, иногда волки в тундре. Хором поют обезьяны. Вечерами гиббоны взбираются на верхушки деревьев и хором исполняют общую мелодию. Даже человеку понятен радостный, мажорный тон их песни Часто поют дуэтом супружеские пары обезьян. А две пары гиббонов, живущие во франкфуртском зоопарке, составили даже квартет. Самки начинают каждый «куплет» одновременно, а самцы в определенный момент хором подхватывают мелодию Французские исследователи, записавшие на магнитофоне десятки песен гиббонов, считают, что песни эти разделяются на «куплеты», некоторые из них повторяются. Они предполагают также, что пение обезьян несет в себе какую-то информацию. От поющих обезьян — к поющим тюленям. Один датский ихтиолог присутствовал на Гебридских островах при следующей сцене. Заметив на берегу нескольких тюленей, островитяне пропели им какую-то народную песню. Едва замолкли их голоса, как один из тюленей тут же воспроизвел эту мелодию чистым контральто Только наша отстраненность от мира других живых существ заставляет нас удивляться всему этому. Но удивляться должно не этому, а тому, что нам это кажется странным. Ибо все это — и поющие гиббоны и тюлени, исполняющие мелодии,— естественно, повседневно, присуще природе и миру. Каждый год в Атлантике с юга на север движутся стада китов. Всякий раз, попадая в зону Багамских островов, они начинают петь. Много часов море бывает оглашено звуками их песен. Киты исполняют их хором, не сбиваясь с такта и не перебивая друг друга. Песни китов были записаны исследователями Принстонского университета. Каждая песня складывается примерно из 6 тем, состоящих из нескольких музыкальных фраз. Пассажи, или темы, исполняются в строгой последовательности. Вся песня длится от 5 минут до получаса. Когда сравнили песни китов за 20 лет, оказалось, что каждый год они меняют свой репертуар. Причем песни рядом лежащих лет более схожи между собой, чем лет более отдаленных. Поют не только атлантические киты, поют и тихоокеанские, проплывая мимо Гавайев. И хотя между ними и атлантическими китами нет контакта, песни их строятся по одному и тому же принципу Как сообщает журнал «Сайенс дайджест», в песнях китов обнаружены многократно повторяющиеся фрагменты и «рифмоподобные созвучия» Летом 1977 года американский космический корабль «Вояджер» отправился к другим, отдаленным мирам Галактики, неся на борту информацию о нашей Земле. 65 делегатов ООН произнесли на своих языках слова приветствия, которые миллионы лет спустя прозвучат, возможно, для других существ. Но в записи, которую несет «Вояджер» сквозь пространство, есть не только это. Рядом с речами делегатов магнитная запись хранит другие звуки — песни китов. Жизнь, обитающая в океанах нашей планеты, приветствует жизнь неведомых иных миров. Некоторые существа проявляют тягу к украшениям, блестящим предметам и ярким цветам. Если бы мы наблюдали подобные устойчивые предпочтения у человека, мы назвали бы это «зарождением эстетического чувства ». А как назвать это, какой найти термин в применении к иным существам, не человеку? Известные советские дрессировщики В. К. и В. Ф. Ивановы, 20 лет работающие с шимпанзе, рассказывают: случайно обнаружив зеркало, шимпанзе начинают с интересом разглядывать себя то в профиль, то анфас, принимать разные позы. Если вблизи оказываются яркие лоскуты или ленты, они тут же идут в ход. Шимпанзе стараются «украсить себя», как только могут,— повязывают ленты и лоскуты на голове, на шее, прикладывают их к груди. Привыкнув выступать в штанах или в куртке, шимпанзе довольно быстро начинает придавать значение одежде. Он радуется обновке, особенно яркой, старается и других шимпанзе приобщить к своей радости, обратить их внимание на свою одежду. Другие тоже не остаются равнодушны — разглядывают, стараются потрогать обнову. Не берусь утверждать, что здесь действуют те же мотивы, но интерес к ярким, красивым, как назвали бы их мы, предметам проявляют и некоторые птицы. Сороки, например, собирают в своих гнездах целые «частные коллекции» блестящих камешков, стеклышек, кусочков фольги — предметов с точки зрения функционирования птицы как биологической особи совершенно бесполезных. Тем не менее сорока долгие часы проводит, созерцая, раскладывая и перекладывая свои сокровища. В отличие от сороки австралийская птица шалашник свое «стремление к прекрасному» удовлетворяет иным, более сложным путем. Шалашником эту птицу называют потому, что она строит домики в форме шалаша, с плоской площадкой перед входом. Сооружения эти всегда строго ориентированы с севера на юг. Цветы, которыми украшает он стенки шалаша, укрепляются им таким образом, что они смотрят вверх, как растут. Если перевернуть цветок, птица приходит в сильное возбуждечие и тут же ставит его как надо, как полагается, как ей представляется правильным. Случается, во время строительства шалаша птицы бешено ссорятся между собой — главным образом на «эстетической почве», изза того, что одна приносит цветок, а другая убирает его. Таким образом, существует некая система предпочтений, которых птицы строго придерживаются. Предпочтения эти продиктованы, видимо, не практической целесообразностью. Чем же тогда? Вправе ли мы говорить об «эстетических предпочтениях»? Каждый день шалашник убирает увядшие цветы и приносит новые. Из всех цветов почему-то он предпочитает синие. Любовь к синему так же стойка, как нелюбовь ко всему красному — любой красный предмет, оказавшийся вблизи шалаша, он уносит как можно дальше. В синий же цвет раскрашивает шалашник и стенки домика, и даже свою грудь. Для этого сначала он изготовляет краску — тщательно разжевывает синие ягоды. Вели же поблизости оказывается место, где живут люди, хозяйкам приходится прятать синьку. Шалашники быстро уразумели, для чего она служит, и в период строительства устраивают буквально охоту за ней. Потом птицы изготовляют кисти. Как пишут исследователи, это «настоящие малярные кисти» миниатюрных размеров и сделанные из лубяного волокна некоторых пород деревьев. Держа эту кисть в клюве, шалашник макает ее в краску и раскрашивает свою грудь и стенки домика. Площадку перед домом птицы украшают цветами, ракушками, старательно подобранными листьями. Время от времени шалашник меняет «экспозицию» — приносит новую раковину и, чтобы найти ей наилучшее место, переставляет все остальные раковины и листья.

ИНАЯ ЛОГИКА

Для фасеточных глаз пчел мир предстает иным, чем видим его мы. Для пчел нет красного цвета, они не различают его. Но зато они воспринимают ультрафиолетовые лучи, которых мы не.видим. Ультрафиолетовую часть спектра видят и некоторые птицы. Мы же не можем даже вообразить, даже представить себе, как выглядит мир в ультрафиолетовом спектре. Точно так же мы бессильны представить себе, как можно ощущать направление магнитного поля или «чувствовать» фазы Луны. Эксперименты свидетельствуют: голуби чувствуют это Если человек воспринимает действительность главным образом зримо, то другие существа — преимущественно через запахи или звуки. Для многих морских животных окружающий их мир — это скорее мир звуков, чем зримых форм. Когда дельфина с непрозрачными наглазниками выпустили в бассейн, по нашим человеческим понятиям он был абсолютно слеп. Однако оказалось, что даже в таком состоянии дельфин не только прекрасно ориентируется в воде, но и «видит» предметы, лежащие вне ее. Так, дельфин, лишенный на время зрения, находясь в воде, «увидел» и перескочил веревку, натянутую над водой на высоте 3 метров Издавая звуки, лежащие далеко за пределом человеческого слуха, и принимая их отражение, дельфины и киты различают предметы в полнейшей темноте, на большой глубине, в воде замутненной и непрозрачной. Больше того. Для нас два шарика одинакового размера и цвета будут неразличимы. Но не для дельфина. Многократные эксперименты подтвердили, что дельфин без труда различает на расстоянии материал, из которого изготовлены такие шарики, будь это пластмасса, металл или дерево. Иными словами, дельфин обладает способностью воспринимать не только поверхность предметов, но и «чувствовать» их внутреннюю структуру и материал. Мы говорим «чувствовать», потому что не можем сказать «видеть». Если бы человек был наделен столь широким спектром восприятия мира, весь строй нашего мышления и сама цивилизация пошли бы, наверное, по иному руслу. Но эти особенности восприятия других существ — лишь немногое, что нам удалось узнать о них. Как предполагают некоторые исследователи, даже самое современное электронное оборудование позволяет уловить лишь незначительную часть способностей, которыми обладают дельфины. Другие существа, воспринимая мир иначе, чем мы, живут как бы в ином мире. Возможно, этим объясняются и факты «спонтанного знания», которым иногда удивляют они человека. Например, когда сооружаются запруды для разведения форели, выдра, живущая далеко выше по течению, неведомо каким образом тотчас узнает об этом. Как может она получать эту информацию, находясь километров за 10—12 против течения? Известны также эксперименты, которые говорят о том, что животные и даже насекомые, разделенные большими расстояниями и не имеющие, насколько можем мы знать, каналов связи, реагируют на гибель себе подобных. Понимание этих фактов лежит сегодня за пределами нашего знания, как за пределами нашего восприятия лежит и сам мир, воспринимаемый этими другими существами. Это мир, наполненный недоступными и непонятными нам запахами, каждый из которых имеет свой смысл и значение. Мир, наполненный звуками, которых мы не можем ни понять, ни слышать,— шорохами, шепотом, посвистыванием, скрежетом. Мир, лежащий за полосой различаемого нами спектра. Мир, где тепловые волны и магнитные колебания так же зримы и суть такие же составные ландшафта, как для нас, скажем, очертания холмов и деревьев. Естественно, что существам, воспринимающим мир настолько иначе, чем мы, живущим как бы в другой вселенной, должен быть присущ и иной, нечеловеческий строй разума (в той мере, в какой этот человеческий термин приложим к ним). И действительно, чем больше наблюдаем мы жизнь иных существ — животных, птиц, насекомых — тем больше узнаем фактов, которые никак не соотносятся с нашей повседневной логикой. В одном из углов камеры, где помещались крысы, было установлено устройство — нечто вроде рычага. Стоило нажать на него, как в противоположном конце камеры появлялся шарик пищи. Обитатели камеры довольно быстро усвоили эту связь, и рычаг стал подниматься и опускаться почти беспрестанно. Но странное дело, не отходя от него, «работали» несколько одних и тех же крыс или даже одна и та же, в то время как плоды их усилий шумно и радостно потребляли другие. Это наблюдалось систематически на разных группах крыс. Как можно интерпретировать это? В естественных условиях крысы делают обычно запасы на зиму. Действие, представляющееся нам вполне логичным и объяснимым. Но почему тогда, если эти запасы растаскивают другие, крыса никак не противится этому, как стали бы поступать некоторые из нас, руководствуясь доступной нам, нашей логикой? Почему дельфин не нападает и не причиняет ни малейшего вреда человеку, даже когда человек бывает максимально жесток к нему? Охотник, находясь в воде, поймал маленького дельфина. Их тотчас же окружили дельфины и сопровождали до самой лодки. Они подплывали с разных сторон, заплывали наперерез, но ни один из них не применил силы, хотя достаточно было бы одного удара хвоста, чтобы охотник никогда не достиг лодки. И это не единственный подобный эпизод. В ходе одного эксперимента группе дельфинов нужно было вживить в мозг электроды. Ученые были очень озабочены тем, как поведут себя животные в этой ситуации. Дельфины повели себя странно — они терпели, хотя им было очень больно. И опять — ни малейшей попытки ответить враждебно на эту боль, причиняемую человеком. А как бы вело себя в этой ситуации любое другое животное! Важно, что дельфины вовсе не такие уж непротивленцы. Когда на них нападают или причиняют им боль другие существа, они умеют постоять за себя. Далеко не все в поведении и жизни живого сводится к простейшей формуле голого выживания. Формула эта действует в животном мире не в меньшей мере, чем в человеческом, но, как и в человеческом, остается нечто, выходящее за ее пределы. И к этому «нечто» нам труднее всего приблизиться, объяснить его и понять. Известная английская исследовательница Дж. Гудол описывает странный обряд — «танец дождя», который она наблюдала у шимпанзе, живущих на воле. Едва начинает накрапывать дождь, знаменующий приход сезона дождей, шимпанзе устраивают непонятный спектакль, ритуал или обряд. Здесь годится любой термин, поскольку каждый из них неприменим к ситуации в равной мере. Самки и дети выходят из джунглей на поляну или площадку и рассаживаются на деревьях, которые ее окружают. Это — зрители. Самцы в это время собираются на поляне, размахивают ветками и, притоптывая ногами, издают крики. Так продолжается около получаса, после чего все расходятся, возвращаясь к деревьям, на которых они живут. Не менее непонятен обычай «сходок». Птицы или животные, обитающие рассеянно в некоем ареале, собираются вдруг вместе. Такие сборища происходят обычно в постоянном месте и в одно и то же время года. Этологи, тщетно пытающиеся понять смысл этих сборищ, установили, что к размножению во всяком случае они отношения не имеют. Собравшись, животные не суетятся, не устраивают возни, не курлычут. Они просто побудут вместе какое-то время, обычно несколько часов, и потом так же спокойно расходятся по своим тропам и местам, где они живут. Впервые феномен этот был замечен у кошек. Это так называемые городские кошачьи «посиделки» — множество кошек собираются и сидят. Просто сидят час, другой. А потом расходятся. Очень странно, особенно странно бывает видеть подобные гигантские сборища змей. Они постоянно, тоже раз в году, сползаются в одно и то же место, так называемые «территории встреч». Направляются к такому месту змеи одновременно, как бы по единой команде, «поданной по радио». Двигаясь, они соединяются в колонны, сплошные ленты, потоки, которые тянутся непрерывно на многие километры. В печати сообщалось как-то об одной из таких живых лент, шириной около 20 метров, которая перерезала шоссе, идущее из Алма-Аты. Змеи, это были гадюки, двигались сплошным потоком. По обе стороны от него скопились транспортные пробки — водителям пришлось ждать минут сорок, пока пройдет эта живая лавина. В те же дни сообщения о таких же живых лентах, направлявшихся к «территории встреч», пришли и из других мест. Когда наступают сумерки, можно видеть, как стая ворон рассаживается на двух-трех стоящих рядом деревьях. На несколько секунд наступает тишина, после чего начинается нечто весьма странное, так называемая перекличка ворон. — Карр,— произносит одна. Остальные молчат. — Карр,— подает после паузы голос следующая. Перекличка продолжается около полутора часов. У этологов, изучающих эту и без того весьма непростую птицу, одной загадкой стало больше. Мы не знаем, чем вызваны эти «сходки», каким образом все животные узнают, что нужно собраться там-то, в точно намеченное время, и что происходит там. Мы способны осмыслить явления в той мере, в которой они приложимы к человеческой практике. Эта ситуация — за пределами нашего опыта и нашей практики. Точно так же совершенно не поддаются осмыслению с позиций нашей логики некоторые стороны миграции животных. «Миграции,— пишет Реми Шовен,— явно противоречат инстинкту сохранения вида и часто приводят к массовой гибели животных. Создается впечатление, что животными овладевает приступ безумия, причем это безумие заразительно, так как часто мигрирующие животные увлекают за собой даже особей других видов». Исследователи, наблюдающие подобные явления, чаще всего не находят им объяснений. Почему стада африканских газелей могут внезапно, без малейших видимых причин покинуть великолепные пастбища и отправиться в пустыню, чтобы погибнуть там от голода? Точно так же и саранча может неожиданно и беспричинно покинуть район с обильным кормом и устремиться в пустыню или в море и погибнуть там. «… Ни голодом,— пишет исследователь,— ни жаждой, ни нашествием естественных врагов нельзя объяснить, почему тучи саранчи вдруг поднимаются и перелетают на другое место» Чем дальше мы отходим от человека, тем непонятнее, непостижимее предстает перед нами логика иных существ. Некоторое время назад удалось расшифровать язык пчел. Не столько сам язык, сколько систему сигналов, посредством которых пчелы-разведчицы сообщают остальным, где, на каком расстоянии и под каким углом от солнца находится корм. Вернувшись в улей, пчела танцует, выписывая восьмерку. Направление восьмерки, как и скорость танца, несет ту информацию, которая воспринимается остальными. Но вот задачу усложнили. К корму вел теперь туннель, которому придавалась у-образная форма Обычно пчелы летают по пря мой. Ни эти обитатели улья, ни одно из предшествующих поколений не сталкивались с подобной ситуацией. Если язык пчел всего лишь на бор стереотипных сигналов для стереотипных ситуаций, то разведчицы не смогут сообщить остальным об этом новом пути. Тем не менее это произошло. Информация была передана и была понята точно. Правда, в этом случае танец пчел не походил ни на какой другой, известный исследователям. Он оказался очень сложным, и расшифровать его не удалось. Неужели расшифровать ДНК и узнать химический состав далеких галактик легче, чем найти подходы к иной, отличной от нашей логике? Правда, в случае с пчелами мы знаем хотя бы о чем был танец (так как сами создали ситуацию). В других — мы не знаем даже этого. Таков «полуночный танец пчел». Для пчел танец — передача и обмен информацией, то же, что для нас — разговор. Но мы не можем даже предположить, что сообщают пчелы друг другу, когда часы в доме бьют двенадцать. Единственное, что мог констатировать исследователь: «в полночь танцы пчел беспорядочны и не указывают никакого направления» Пчелы возводят соты рядами, параллельно один другому. Пластинка воска

— основа для строительства сота — была вставлена в улей не как остальные, а перпендикулярно им. Пчелы справились с задачей, они скрутили ее и поместили, как и остальные, параллельно. Но главное не это. «Они тянули пластинку в разные стороны в соответствии со сложными законами, которые нам еще не вполне ясны» — так подвел итог опыта экспериментатор. «Не вполне ясны» даже не действия пчел, а нечто неизмеримо более важное — механические законы, ко 178 торыми они руководствуются и которые оказываются приложимы к данной ситуации. Такое же недоумение исследователей вызывает некая деталь в строительстве термитника: казалось бы, бессмысленная, она неизменно повторяется от сооружения к сооружению. У самого его основания термиты возводят ряд округлых столбов, удивительно правильной формы. Столбы эти ничего не поддерживают, не несут никакой функции. И это при том, что все сооружение, возводимое термитами, в высшей мере рационально — каждый компонент, каждый коридор его, камера или шахта служат определенной цели, строго функциональны. Десять круглых столбов в основании термитника возвышаются, как десять знаков вопроса, поставленных подряд, один за другим.

ЭРА КОНТАКТОВ?

Сближение и контакты человека и других обитателей Земли — в какой мере они возможны? Первые попытки использовать дельфинов делаются уже сейчас, не ожидая, когда между ними и человеком будет установлен диалог. У побережья Калифорнии, на глубине 70 метров были воздвигнуты сооружения, напоминавшие декорации фильма об отдаленном будущем. В таких домах в грядущем люди будут обитать, возможно, на поверхности Луны или Марса. Сегодня сооружения эти были построены, чтобы человек мог жить в них на дне океана. Список подводных пловцов, участников эксперимента, возглавлял американский космонавт Карпентер. Замыкало список имя Таффи. Дельфин Таффи, как и другие члены группы, получал свой паек и честно его отрабатывал. Он подносил инструмент во время подводных экспериментов и ежедневно доставлял с поверхности почту То, что делал Таффи, носило экспериментальный характер. Известны, однако, факты, когда человек прибегает к помощи своих «братьев меньших» целенаправленно и постоянно. Не так давно в прессе появилось сообщение об обезьяне-пастухе. В одной из деревень Юго-Западной Африки самка бабуина по кличке Ала уже не один год пасет доверенных ей коз. Обезьяна, пасущая коз, представляется нам сегодня менее неожиданным явлением, чем, скажем, обезьяна, ухаживающая за больным. Но такие обезьяны-сиделки тоже уже есть. Правда, пока экспериментальные. Две обезьяны-капуцина были обучены элементарным действиям но уходу за больным. Одна из них в течение полугода ухаживала за человеком, парализованным в результате автомобильной катастрофы. По командам больного она кормила его, включала и выключала свет, приносила ему различные мелкие вещи, открывала и закрывала двери, ставила пластинки на проигрыватель и снимала их и т. д. Использование обезьян человеком имеет свою традицию. Бабуинов можно видеть на древнеегипетских фресках, изображающих сцены работы. Если верить этим рисункам, в Египте в дни, отстоящие от нас на 4000 лет, бабуины собирали людям финики и пальмовые листья. Вполне возможно, так и было, тем более что в наше время в Малайе и на Суматре этим делом заставляют заниматься макак. Владельцы обвязывают их веревкой и запускают на высокие пальмы — собирать кокосовые орехи. Дельфин Таффи, о котором говорилось выше, впоследствии тоже получил «настоящую работу»: ему было доверено разыскивать на дне дорогие телемеханические устройства, которые падали в море во время запуска ракет. За четыре месяца Таффи сэкономил 70 000 долларов. Должно ли другие существа вознаграждать за работу, как это делается в отношении человека? Очевидно, это было бы справедливо. Будет ли, однако, такая справедливость во благо? Группа американских этологов попыталась поставить шимпанзе в ситуацию труда и вознаграждения за труд. В клетке была установлена «машина» — устройство, снабженное рычагом. Поднять его шимпанзе было не так-то просто — рычаг весил целых 8 килограммов. Но зато, когда обезьяна делала это, усилие ее всякий раз вознаграждалось веточкой винограда, которую выдавала машина. Шимпанзе быстро усвоили эту связь и принялись «трудиться». Тогда исследователи заменили виноград пластмассовыми жетонами. Теперь шимпанзе получали виноград только в обмен на жетон. Так они были поставлены в условия, в известном смысле приближенные к человеческим: шимпанзе «работали », получали за это «деньги», которые обменивали затем на «товар». Позднее были введены даже различные стоимости «банкнот»: за белый жетон можно было «купить» одну веточку винограда, за синюю — две веточки, за красную — чашку воды и т., Исследователи были удивлены, как быстро шимпанзе усвоили эту связь между «трудом» и вознаграждением. И еще больше тем, как вся эта «человеческая ситуация» повлияла на самих шимпанзе. По мнению исследователей, обезьяны повели себя так же, как в этих же условиях стали бы вести себя люди. Некоторым из них «заработанные» жетоны буквально жгли руки, и они спешили «истратить» их, едва получали. Другие стремились, наоборот, «накопить богатство». Они не «тратили» жетоны, а старались собрать их как можно больше. Эти типичные накопители «работали» особенно интенсивно. Одна из таких шимпанзе за 10 минут умудрялась поднять рычаг 185 раз! Такое едва ли под силу даже человеку. Но главный итог эксперимента был даже не в том, что за вознаграждение шимпанзе готовы были работать много. Резко изменился характер обезьян. С неприсущей им яростью шимпанзе стали оберегать друг от друга свои «сокровища». У них быстро развились все печально знакомые качества: жадность, жестокость, настороженность друг к другу. В Африке есть поверье, будто бы обезьяны куда умнее, чем об этом думают европейцы. У них есть свой «обезьяний язык», свои обычаи и законы. Но они скрывают все это, боясь, что люди заставят обезьян работать и платить налоги. Судя по всему, все идет именно к этому, к тому, чтобы другие существа стали работать на людей. Кто будет обслуживать человека будущего — технотронные роботы или послушные ему разумные животные, решит соревнование физики и биологии — так считает известный американский футуролог О. Тоффлер.

НАВСТРЕЧУ ДРУГ ДРУГУ

Проходили сотни тысяч и миллионы лет, и человек оставался для всего живого только врагом, только хищником, убивающим других, чтобы жить самому. Пробегал волк, крался сквозь чащу тигр, проходил человек — в одном ряду с ними, только самый опасный и самый хитрый. Но даже потом, когда охота перестала быть главным, что кормило человека, страх перед ним остался. И это была, к сожалению, не только память о прошлом. Тем удивительнее, что узы недоверия, ненависти и страха — не единственное, что связывает человека с окружающим его животным миром. Ощущая соседство человека, звери и птицы нередко тянутся к нему, вопреки всему злу, которое человек творил, а порой и сегодня творит живому. В минуты беды или опасности, когда никто не может помочь им, кроме человека, звери и птицы прибегают к нему, к человеку. Сообщения об этом все чаще можно встретить на страницах газет и журналов. О многих таких случаях рассказывает корреспондент «Комсомольской правды» В. Песков. По словам охотников, тетерева, спасаясь от ястребов, нередко бросаются к человеку, замирая буквально у самых его ног. Водитель из Новоалексеевки Алма-Атинской области пишет о том, как однажды во время движения в кабину его грузовика влетел фазан. «Я резко притормозил, испугавшись и не зная, в чем дело. И в этот момент над капотом мелькнула тень ястреба». В другом случае жаворонок, спасаясь от ястреба, бросился на грудь человека. «Я накрыл птицу ладонью,— пишет В. Сорокин из Горьковской области.— Оторвать ее от тела, не повредив коготков, было трудно». Очевидцы рассказывают о зайцах, которые, спасаясь от лис и ястребов, бросались к человеку; даже о волке, который кинулся к людям, чтобы близостью к ним защититься от беркута; о лосе, на которого напали волки и который пошел прямо на охотника, ища у него спасения. Известно много и других подобных случаев. Коми АССР, Койгородокский район. Тепловоз везет утреннюю смену на лесоразработки. Вдруг машинист сбавляет ход: прямо на рельсах стоит лосиха. Напрасно водитель снова и снова включает оглушительную сирену. Животное, обычно убегающее даже от людей, на этот раз не пугается ни тепловоза, ни сирены. Пришлось остановить поезд и буквально силой согнать животное с пути. Когда через шесть часов поезд вез рабочих обратно, лосиха стояла снова на рельсах и не уступала пути тепловозу. Тогда кто-то догадался — случилась беда, зверь просит помощи. И действительно, тут же нашли провалившегося под мост лосенка. Он не мог выбраться оттуда и, если бы не люди, которых так настойчиво звала лосиха, наверняка бы погиб. А вот подобное же сообщение из Донецкой области. Тракторист донецкого колхоза «40 лет Октября» ехал в поле, когда его машине путь преградила косуля. Он посигналил, но косуля не трогалась с места. Трактористу пришлось выйти из кабины, чтобы отогнать ее. Но стоило ему сесть в кабину, как она снова преградила путь трактору. Когда тракторист снова приблизился к косуле, животное… повело его за собой. Идти далеко не пришлось. Рядом, в кустарнике, оказались попавшие в браконьерскую западню косуля и двое маленьких козлят. Ради того, чтобы спасти их, глава лесного семейства преодолел извечный страх перед людьми и пришел к ним за помощью. Удивительно, сколь одинаково ведут себя разные животные, когда им оказывается нужной помощь человека. Вот случай, рассказанный на страницах «Правды». К шоссе вышла лиса и легла на самой обочине. Удивленный шофер остановил машину, лиса продолжала лежать. Он вышел из кабины. Подошел к ней, лиса не шевельнулась. Только когда шофер наклонился над ней, чтобы узнать, в чем дело, лиса вскочила и, отбежав чуть и сторону, жалобно заскулила. Так повторялось несколько раз, пока шофер не оказался в овраге. Здесь а ворохе ржавой проволоки, в прополочной петле задыхался лисенок с окровавленной шеей. Он был спасен только потому, что лиса решилась обратиться за помощью к людям Раненые или больные животные иногда тоже сами приходят к человеку. В отличие от других существ, которые обращаются к человеку, главным образом только попав в беду, дельфины ищут контактов, казалось бы, без особых поводов. Об одном из таких дельфинов рассказывает корреспондент ТАСС из Батуми. К девяти часам утра, пишет он, на пляже турбазы «Месхети» собираются батумцы и многие отдыхающие. К этому времени сюда, как по расписанию, приплывает дельфин. Всякий раз он «приветствует» собравшихся: становится на хвост и начинает вращаться. После этого охотно вступает в игру. Вместе с купающимися он кувыркается в воде, шутливо подталкивает пловцов, разрешает им забираться к себе на спину. Некоторые смельчаки, ухватившись за плавники, мчатся, вздымая брызги,— дельфин со скоростью торпедного катера буксирует их вдоль побережья Таким же интересом к людям и общительностью отличалась дельфиниха, появившаяся как-то у прибрежного поселка в Новой Зеландии. Она безбоязненно подплывала к пловцам, катала на спине ребятишек и играла скупающимися. Подачек и рыбы, которой пытались угощать её, она не принимала. Не это, не угощение влекло ее к людям. Судя по всему, силой, которая заставляла ее целые дни проводить в людской кампании, была любознательность. Особенное ее любопытство вызывали разные технические устройства и подвесные лодочные моторы. Дельфиниха целыми часами могла плыть за лодкой у самых лопастей мотора. Ее контакты с людьми продолжались многие годы. Она в такой степени стала составной частью местной жизни, что в 1956 году, девять лет спустя после ее появления, был принят закон, бравший данную конкретную особь под свою защиту. Подобные одиночные дельфины, приходящие к людям, не исключение. Некоторое время назад к острову Мэн подплыл дельфин, получивший имя Дональд. Дональд буквально ни на шаг не удаляется от людей, едва они появляются в море. Стоит ему заметить у купающихся цветной мяч, как он тут же бросается к ним и начинает «выпрашивать » его, а заполучив, принимается балансировать мячом на кончике носа. Он же неотступно сопровождает пловцов и особенно аквалангистов. Как-то, чтобы сфотографировать аквалангистку на дне залива, партнер усадил ее на ковер из водорослей и положил ей на колени, чтобы она не всплывала, большой камень. Дональд, присутствовавший при этом, пришел в сильное волнение и тут же сбросил камень. Так повторялось несколько раз, пока аквалангисты не поняли причину его тревоги: очевидно, дельфину казалось, что тяжелый камень, лежащий на коленях девушки, не позволяет ей всплыть и что она оказалась как бы в западне. Он успокоился только тогда, когда она сама сняла с колен камень, поплавала немного и, сев, сама снова положила груз на колени. В другой раз, когда экипаж одной из яхт отправился в лодке на берег, Дональд вытащил якорь, и, зажав в зубах трос, стал буксировать яхту в открытое море. Яхтсмены едва успели на веслах догнать свою яхту. Это была шутка животного. Исследователи рассказывают и о шутках обезьян. Шимпанзе, когда никто на него не смотрел, длинной палкой дотягивался до выключателя и гасил в лаборатории свет. Когда же свет зажигали снова, он стоял спиной и усиленно делал вид, что это вовсе не его рук дело. Наблюдатели не раз отмечали в поведении животных такие черты, которые можно объяснить одним — юмором. Как бы странно ни звучало это слово в применении к не людям. Когда-нибудь мы, может, узнаем, что юмор — свойство, в той же мере сопутствующее разуму, как и чувство прекрасного, сострадание или речь. О подобных случаях нередко говорят с недоумением: почему дельфины или другие существа приходят к людям, когда, казалось бы, они не ищут у людей ни выгоды, ни помощи, ни защиты? Очевидно, живым тварям нужно не только это. Когда кошка с мурлыканьем прыгает нам на колени или собака подбегает, чтобы мы ее приласкали, мы ведь не удивляемся этому. Не присуща ли потребность в эмоциональных контактах и другим существам, не только домашним? Наука накапливает все больше данных, неопровержимо свидетельствующих о зачатках рассудочной деятельности у животных. Возможно, в этой связи следует рассматривать и высокую обучаемость многих животных и птиц. «Все обучение,— писал И. П. Павлов,— заключается в образовании временных связей, и это есть мысль, мышление, знание». Наблюдения над поведением животных дают множество примеров образования таких логических связей. Очевидцы рассказывают о вороне, которая, найдя засохший сухарь, отнесла его к луже и, размочив, стала есть. Сотрудники биостанции в Звенигороде наблюдали такую же картину — сойка размачивала в воде засохший хлеб. Другие сойки, заметив это, последовали ее примеру. Иными словами, приобретенный опыт не пропадает даром. В другом случае ворона, которая не могла пробиться к кормушке, подала ложный сигнал тревоги. Как только «конкуренты» разлетелись, бросилась к еде. Хитрости, а то и обман, к которым прибегают порой животные, наверное, один из наиболее сложных видов таких связей, о которых писал И. П. Павлов. Шимпанзе, с которым пришлось как-то иметь дело исследователям, оказался виртуозом по части побегов. «С изощренностью опытного рецидивиста» он выбирал наименее освещенный угол клетки и незаметно, когда вблизи не было людей, проделывал там отверстие. Едва кто-нибудь появлялся, как шимпанзе начинал притворную, «отвлекающую» суетню в клетке, давая как бы понять: «Я ничего плохого не делаю!» Мало того, отогнув или отломав куски проволоки, составлявшей решетку, шимпанзе опять соединял их, чтобы со стороны не было заметно. И только когда отверстие оказывалось достаточно велико, чтобы он мог пролезть, он окончательно разнимал концы и выбирался вон. Очевидно, человек, окажись он в подобной ситуации, поступал бы точно таким же образом. Как известно, в конце жизни И. П. Павлов пришел к заключению, что животным свойственны элементы мышления, сродственные мышлению человека. Даже разбивание ореха, подчеркивал Ф. Энгельс, есть начало анализа. А обезьяны, как известно, делают вещи куда более сложные. Иногда высказывается мысль, что способность к отвлеченному абстрактному мышлению — это свойство, присущее исключительно человеку. С некоторых пор эту точку зрения разделяют не все исследователи. Шимпанзе, связавший в ходе опыта понятие «шоколад» с его цветом, когда никакого конкретного шоколада рядом не было, показывает пример такого обобщающего, абстрактного мышления. Сама способность животных и птиц из множества предметов отбирать предметы по заданному цвету также рассматривается некоторыми исследователями как способность к абстракции. В пользу этих рассуждений свидетельствуют исследования члена-корреспондента АН СССР Л. В. Крушинского. Эрнест Сетон-Томпсон, рассказывал Л. В. Крушинский, описал такой случай. Ворона, пролетая над рекой, уронила кусок хлеба. Подхваченный течением, он исчез в тоннеле. Тогда птица, заглянув в глубь тоннеля, полетела к другому его концу и, едва упущенная добыча появилась, ее выловила. «Случай этот,— продолжает Крушинский,— пример того, как животные, чтобы добиться нужного результата, используют… экстраполяцию. Ворона видела первоначальный путь плывущего куска хлеба, затем он скрылся за преградой. И дальше она экстраполировала направление его движения. Птица приняла единственно правильное решение и поступила в данной, внезапно сложившейся ситуации разумно». Как считал Л. В. Крушинский, способность животных к экстраполяции может быть одним из критериев степени рассудочной деятельности. Биологи из Принстонского университета, изучая поведение пчел, провели такой интересный опыт. Сосуд со сладкой водой, который находился на определенном расстоянии от улья, стали периодически отодвигать, следуя определенной закономерности. При том всякий раз пчелы-разведчицы сообщали об этом в ульи посредством танца, и пчелы-сборщицы прилетали на новое место. Но вот в какой-то момент пчелы «разгадали » закономерность перемещения и стали прилетать на новое место, туда, куда сосуд только должен был быть перемещен, раньше, до того, как он оказывался там. «Как мне кажется,— прокомментировал исследователь,— это достаточно выразительное свидетельство проявления умственных способностей пчел. Трудно представить себе, чтобы в природе было что-нибудь такое, что выработало у пчел способность предвидеть регулярные изменения расстояния». Можно подождать соглашаться со столь категорическим выводом. Но не задуматься над этим фактом нельзя. Советский исследователь В. Я. Кряжев также отмечал, что действия высших животных являются не только в высокой степени целесообразными, но и «даже как бы разумными». Исследованиями советских зоопсихологов, подчеркивает известный этолог К Э. Фабри, «доказано наличие у обезьян элементарного образного мышления, способности к обобщению и усвоению пространственно-временных связей в наглядно обозреваемой ситуации». Обобщая не связанные между собой ситуации, приматы «принимают решения» и совершают действия на основании этого обобщенного опыта. По мнению некоторых исследователей, они «могут рассуждать». В основании такого вывода лежат наблюдения и эксперименты не одного поколения этологов. В нашей стране, как и во всем мире, появляется все больше работ, посвященных именно рассудочному, разумному началу в мире живого. Защищены диссертации о счетном поведении ворон, о способности к экстраполяции у рыб и рептилий и т. д. Характерны даже названия диссертаций: «Изучение механизмов элементарной рассудочной деятельности у крыс», «Развитие и структура интеллектуальной деятельности обезьян». Иными словами, человек все больше задумывается об элементарной «рассудочной» и «интеллектуальной» деятельности своих меньших братьев. Животный мир, в свою очередь, все сильнее испытывает на себе присутствие человека. Птицы и лисы привыкли бежать за пашущим трактором, чтобы вылавливать насекомых. Грачи для того же слетаются на поле, когда его поливают. Иногда можно видеть птицу, которая следует за идущим поездом. Это сокол. Он научился использовать это достижение технической мысли человека, чтобы ловить мелких птиц, взлетающих от шума поезда. Птица, а иногда и животные все чаще используют транспорт, созданный человеком, для собственных нужд. Некоторое время назад между Францией и Италией был построен тоннель, намного сокративший путь автомобилистам. Оказалось, не только им. Птицы довольно быстро освоили новый путь, предпочитая его трудному и долгому полету над Альпами. Осенью, улетая в теплые края, стаи уверенно направляются к входу в тоннель. Но, додумавшись, как сократить себе путь, птицы додумались и до большего. Зачем лететь, если можно путешествовать на крышах автомашин? Они так и делают, и автомобилисты перестали уже удивляться этому. Как-то, будучи на Кубани, я наблюдал следующую сцену. Подошел автобус, в него вошли люди и вошла собака. Автобус ехал, останавливался, кто-то входил, кто-то выходил. На одной из остановок никто из пассажиров не вышел, вышла только собака. Оказывается, она вообще ехала одна, ехала по своим собачьим делам. Несколько раз в городе мне случалось видеть кошку, дожидавшуюся человека, чтобы войти с ним в лифт. Единственное, чего не могла она сделать, это дать знать, какой именно этаж ей нужен. Никто из людей не ставил своей целью обучать всему этому ни птиц, ни животных, Они сами постигают это, соприкасаясь с людьми и миром техники, созданным человеком. Опосредованно, не прилагая к тому прямых усилий, человек формирует у животных новые модели поведения. Усвоенное у человека животные нередко «пускают в оборот» в собственных ситуациях. Интересны в этом отношении опыты немецкого исследователя Е. Гвинера. Ворон Вотан был обучен при слове «комм» (нем. «иди») подходить к решетке и получать корм. Когда потом он ухаживал за дамой своего сердца, Вотан стал подзывать ее к лакомому куску не обычным у ворон условным звуком, а выкрикивая это услышанное им от человека слово: «комм». Тем самым слово это, заимствованное из человеческой речи, приобретало абстрактное значение, превратилось в сигнал передачи информации между птицами. Другая пара ворон тоже по собственной инициативе стала использовать это же слово в контактах между собой. Когда ворон вылетал из клетки, Дора, его подруга, начинала беспокоиться и кричала ему «Комм!», пока он не возвращался обратно. Так же вел себя и ворон. «Комм, Дора, комм!» — кричал он, и Дора возвращалась в клетку. В эксперименте, который проводили советские исследователи, обезьяны были научены менять жетоны определенной формы на разные предметы из набора обезьяньих радостей — на питье, орехи, конфеты или игрушки. Для последнего, для игрушек, был жетон шестиугольной формы. Обезьяна, которая не хотела ни есть, ни пить, неизменно выбирала шестиугольник, который потом протягивала экспериментатору, и получала в обмен игрушку. Вскоре обезьяны внесли в свои отношения новое, никогда не существовавшее между ними раньше. Принцип обмена, показанный экспериментальной группе, получил развитие среди них уже без участия человека. Так, обезьяна вручала шестигранник другой, которая играла, и та отдавала ей спою игрушку. Обезьяны стали выменивать друг у друга орехи на игрушки, игрушки на конфеты. Горилла Коко, о которой мы уже говорили, где-то в конце своего «курса» получила компаньона Майкла, с которым, по замыслу исследователей, они должны были составить счастливую пару. Когда Коко хотела, чтобы Майкл пришел к ней, она начинала звать его знаками, которым научили ее люди: «Приходи Майкл быстро», «Коко хорошо объятия» Будучи обучены языку глухонемых, шимпанзе также быстро начинают применять его в общении между собой. Об этом рассказывает, в частности, американский научный журнал «Сайенс дайджест». Высунувшись из окна, шимпанзе замечает на улице собаку. Он тут же делает соответствующий знак, сообщая об этом другим. Молодой самец, прежде чем затеять со своим одногодкой шутливую возню, показывает ему на пальцах «щекотка». Но — самое важное: язык жестов, которому шимпанзе научились от человека, они оказались способны передать потомству! В университете штата Вашингтон у шимпанзе, обученных языку глухонемых, родился детеныш, которого назвали Лули. В возрасте пяти лет он без какой-либо помощи человека научился бегло общаться со своими родителями и другими шимпанзе на языке жестов. Лули освоил 47 знаков, означающих наиболее важные в его жизни вещи — от названий фруктов до имен других обезьян. С помощью скрытой камеры ученым удалось записать на видеопленку, как Лули «разговаривает » со своей матерью посредством языка глухонемых. Как и в мире людей, в животном мире есть, очевидно, свои «гении» и свои «тупицы». Исследователи отмечают этот разброс «способностей» даже на уровне низших — планарий. Некоторые из этих морских червей отличаются довольно быстрой обучаемостью, другие — величайшей «тупостью». Точно так же в одной и той же группе обезьян одни особи сразу понимают, чего хочет от них экспериментатор, другим на это требуются недели. Вот наблюдение дрессировщика: «— Есть дельфины,— говорит он,— которые все быстро схватывают, а другие совсем не понимают. Есть и такие, которые не хотят понимать. А понимать приходится порой вещи довольно сложные. Дельфину, например, можно «объяснить», что для того, чтобы получить рыбу, он должен нажать на рычаг, держать его ровно две секунды, отпустить его на пять секунд, а затем снова нажать и держать три секунды. И дельфин, уразумевший, что от него требуется, выполняет эту задачу». Для других животных это слишком сложно, невыполнимо. Наблюдая за животными и птицами, исследователи заметили, что не только отдельные особи, но и целые виды оказываются значительно понятливее, сообразительнее, хитрее других. Не связано ли с этим «поумнение» волка, происходящее буквально на глазах одного-двух поколений? По мнению доктора биологических наук Д. И. Бибикова (Институт эволюционной морфологии и экологии животных им, А. Н. Северцова АН СССР), «практика показывает, что нет такого средства борьбы с волками, которое бы звери за достаточно короткий срок не «освоили ». Даже к флажкам они теперь не испытывают былого почтения, сравнительно легко переходят за их линию, причем обучают этому и свое потомство. Отпали полностью такие надежные в прошлом средства, как капканы, подкарауливание возле приманки…» . А ведь все это приемы, которыми человек пользовался неизменно в течение веков, и волк не мог разгадать их. И вдруг такой скачок! До последнего времени манера волков охотиться не вызывала интереса исследователей: волки гнались за жертвой, настигали ее и разрывали на части. Особого ума для этого не надо — были бы клыки да ноги. С некоторых пор, однако, было замечено нечто новое, неизвестное этологам ранее. Стая разделяется на две части — одна, большая, остается в засаде, другая, «загонщики », гонит на нее жертву. Выигрыш во времени и в усилиях очевиден. Недаром этот метод охоты был в свое время одним из первых приемов, освоенных первобытной человеческой ордой. Но не все волчьи стаи, находящиеся в одинаковых условиях, охотятся таким образом. Может быть, это различие связано с разным уровнем «интеллекта» вожаков, стоящих во главе стаи? Точно так же далеко не все лисы додумались использовать на охоте приманку. Но некоторые делают это. Они располагают рыбьи головы на самом видном, открытом месте, а сами прячутся рядом, в засаде так, чтобы их не было видно сверху. Заметив голову, ястреб бросается на нее, и в тот момент, когда он хватает рыбью голову, лиса успевает схватить его самого. Как поступают обычно хищники, когда в поле их зрения оказывается добыча? Они догоняют и тут же пожирают ее. Но, оказывается, не всегда и не все. На автотрассе Элиста — Яшкуль, у дорожного кафе «Саглар» есть небольшое подсобное хозяйство. Однажды ночью большой выводок индюков, обитающих гам, целиком пропал. Вор не оставил никаких следов. Участковый милиционер, прибывший на место, развел руками. Да и как найти похитителя, если рядом шоссе и асфальт, на котором не остается следов? Но следы все-таки нашлись. В стороне от шоссе охотники увидели остатки лисьего пира. В конце концов охотникам удалось выследить лису. Несколько раз они передавали бинокли из рук в руки, не веря своим глазам. Лиса пасла индюков в степи. Оказывается, проникнув на ферму, лиса выгнала индюков и погнала их в степь, подальше от жилья, не давая ни одному из них отстать или потеряться.Проголодавшись, она съедала одного из них, а остальных продолжала стеречь и пасти. Механизм подражания, существующий у животных и птиц, как бы закрепляет «интеллектуальные достижения » отдельных из них. Некоторым из обезьян, живущим на воле, приходит на ум мыть овощи перед тем; как есть их. Проходит какое-то время, и исследователи обнаруживают, что привычку эту переняла уже вся стая. При этом новое легко перенимают молодые и очень редко старые особи. «Снежных обезьян» (макак), обитающих в одном из японских заповедников, подкармливали зернами пшеницы. Зерна высыпали в песок, и макакам приходилось выбирать их из песка по одному. Однажды молодая самочка сообразила высыпать зерна, смешанные с песком, в воду. Песок опустился на дно, зерна всплыли. Через два года этим способом стали пользоваться еще три макака, через три года — уже восемь. Так же постепенно стая научилась макать клубни батата в морскую воду — так вкуснее: сначала одна, которой это пришло в голову, потом другие. В той же последовательности, буквально на глазах исследователей, макаки приобщились к морским купаниям. Поначалу на это отваживались отдельные, самые смелые и предприимчивые. Сейчас в жаркие дни купаются в море, прыгая со скалы, ныряя и плавая под водой, почти вся стая — все молодые макаки и только часть взрослых. Другой пример того, как «интеллектуальное достижение » одной-двух особей становится достоянием всех. В Англии молочники оставляют по утрам у дверей бутылки с молоком и сливками. В какой-то день одной из синиц пришло в голову, проткнув клювом крышку бутылки, попробовать сливки. «Этот трюк,— пишет Реми Шовен,— изобретенный отдельными птицами, переняли другие, так что он широко распространился в довольно большом районе». Рыболовы, занимающиеся подледным ловом на Днепре, стали замечать, что улов их иногда достается воронам. Когда, оставив лески с наживкой в лунках, они уходят, чтобы не мерзнуть, в теплушку, у лунки появляются вороны. Некоторые из них принимаются тащить леску, пока не вытащат рыбу на лед. Таким образом, «поумнение» в мире живого чаще всего происходит как бы на стыке контактов с человеком. Именно в ходе этих контактов можно видеть проявления рассудочного, разумного начала, удивляющего и радующего нас. Иногда эти контакты носят характер даже «диалога», где происходит обмен не словами, а поступками, причем обмен безупречно выдержанный логически. Вот пример такого «диалога». Два итальянских зоолога нашли в джунглях в окрестностях небольшого городка (Республика Сьерра Леоне) детеныша бабуина. Детеныш был болен и, чтобы оказать ему срочную хирургическую помощь, зоологи отправились с маленьким бабуином в город. Между тем бабуины, обнаружив пропажу детеныша, принялись повсюду искать его. Интересно, что к поискам присоединились и шимпанзе. Наконец они отыскали дом, где жили зоологи, и ночью совершили на него налет. Не найдя там ни «похитителей», ни своего детеныша, раздосадованные обезьяны ворвались в соседний дом, на глазах у перепуганных родителей схватили семимесячного ребенка, и вся орда вместе со своей живой добычей скрылась в джунглях. Тогда местные жители разыскали зоологов в городе и просили их вернуть бабуинам их детеныша. Маленький бабуин был доставлен в джунгли и оставлен на том же месте, где он был найден. «Через два дня инцидент между людьми и животными был окончательно исчерпан. Живого и невредимого ребенка нашли на обочине дороги, и в знак своих добрых намерений обезьяны оставили рядом с ним большую связку бананов». Ситуация, описанная выше, возникла случайно, спонтанно. Но, если в ходе контактов с нами животные действительно «становятся умнее», со временем контакты эти будут, возможно, носить более направленный характер. Советский исследователь К. Фабри, комментируя опыты по обучению шимпанзе, писал, что эксперименты эти «вновь показывают, к каким исключительным достижениям может привести так называемое «развивающее обучение», при котором человек мобилизует потенциальные психические возможности животного». Мы можем представить себе некое будущее, когда «развивающее обучение» не будет ограничиваться рамками исследовательских лабораторий. Можем представить себе то будущее, когда, разрешив наиболее тревожные свои проблемы, человек сможет больше внимания, средств и любви уделять братьям своим меньшим. И тогда, возможно, никому не покажется такой уж нелепостью, если специалисты-этологи будут отлавливать отдельных животных и, ведя с ними курс «развивающего обучения», отпускать их снова на волю. Учитывая предрасположенность животных к подражанию, можно предположить, что появление таких «просвещенных» особей не проходило бы бесследно. Действуя систематически и целенаправленно в течение поколений, можно было бы, наверное, ускорить «поумнение» того или иного вида. Не исключено, что к тому времени, когда это станет возможно, будут найдены и другие, более успешные пути и средства. Такая программа не должна будет нести некоей утилитаристской заданности, не должна проводиться ради чего-то, что удобно или выгодно человеку. Это будет помощь старшего брата своим братьям меньшим. К тому времени, очевидно, мы пересмотрим саму этику наших отношений с животным миром. В какой-то мере это уже происходит. Птицы, животные, рыбы в наших квартирах — это прообраз такого, не потребительского отношения человека к живому. Разве вы держите кота для того, чтобы изготовить из него воротник, а собаку, чтобы наделать из нее пельменей? Нет и никоим образом. Они милы нам как объекты общения, пока только эмоционального общения, пока еще бессловесного. Впрочем, это не совсем точно, потому что человек часто говорит с ними. Кошки и собаки отличаются порой удивительным пониманием человеческой речи. Во многих домах владельцы считают их как бы младшими членами семьи. Да и само слово «владелец» — так ли уж точно отражает оно сегодня отношения, существующие между человеком и кошкой или собакой, живущими в доме? Не свидетельствуют ли многочисленные наблюдения и факты, приводимые в этой главе, о том, что братья наши меньшие гораздо ближе к разумной, рассудочной деятельности, чем принято об этом думать? Кажется, для целого ряда специалистов в этом нет откровения. «Они могут рассуждать» — к такому итогу пришел Реми Шовен, в частности, в отношении высших обезьян. «К выводу, что, очевидно, у животных есть разум и что он представляет собой специфическую функцию мозга, крупнейшие биологи и философы пришли уже давно» (член-корреспондент АН СССР Л. В. Крушинский). Весь вопрос в том, пребывает ли это качество в статике или оно развивается. Диалектический подход к явлениям природы рассматривает природный мир, говоря словами Ф. Энгельса, «в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии…» Исходя из этого положения марксистской диалектики, свойство разума, заложенное в живом мире, также должно находиться в беспрерывном движении и развитии. Можно предположить, что эволюция разума живых существ как часть эволюции всей природы со временем может привести к тому, что человек не всегда будет интеллектуально одинок на этой планете. Речь идет о становлении иного разума. Мы с вами свидетели и, возможно, участники этого процесса.

КОММЕНТАРИИ УЧЕНЫХ

Н. П. ДУБИНИН, академик АН СССР Автор говорит о разумной деятельности животных. Несмотря на многие интересные примеры поведения животных, приводимых автором, мысль о разуме, объединяющем животный мир, находится далеко за пределами научных доказательств. Эта мысль не учитывает фактов развития жизни на Земле, роли труда, общественно– практической деятельности в становлении человека, единственного обладателя сознания и мышления. Автор полагает, что путем обучения отдельных животных можно в ряде поколений обеспечить «поумнепие » вида. Это наивное с точки зрения современной науки предположение. Абстрактного разума нет, есть разум, исторически возникший при появлении человека. Идеи о разуме, разлитом в живой природе, не новы, они ничего не дают для понимания жизни, они возвращают нас к натурфилософским взглядам прошлого. П. В. ВОЛОБУЕВ, член-корреспондент АН СССР. Как известно, на самых ранних этапах развития человеческого общества каждая замкнутая племенная группа только себя считала собственно «людьми» и разумными существами. Все другие двуногие были глупы, трусливы, их следовало опасаться, убивать и при случае употреблять в пищу. Должны были пройти долгие десятки и сотни тысячелетий, прежде чем человеческое сознание доросло до мысли о том, что «другие», в том числе отличные по этническим и расовым признакам, наделены и разумом, и чувствами и такой же мерой человеческой ценности. Сегодня этот древнейший этнографический пережиток

сохранился кое-где в безобидной форме в частушках и шутках по отношению к жителям другой деревни, а в опасной — в идеологии расизма. Нынешнее восприятие человеком животного мира Земли, мира иных биологических существ, чем-то напоминает эту схему. Так же, как это было в отношении «другого племени», наше сознание упорно отбрасывает порой любые свидетельства «разумности», «альтруистичности », «доброты» иных, нечеловеческих существ. Не потому ли мы бываем более склонны объяснять эти свидетельства любым иным образом — инстинктом, случайностью, неточностью наблюдений и т. д.? Не обязательно по этому вопросу во всем соглашаться с автором. Так, если говорить о «братстве» и «родстве» со всем живым, то незачем в качестве «пропуска» в это братство требовать признака разумности. Если братья, то не обязательно по разуму. Но несмотря на спорность некоторых положений, данная глава представляет несомненный интерес. Л. Фирсов, доктор медицинских наук. Проблема коммуникации у животных в последние годы привлекает внимание многих ученых. Пока рано говорить об использовании результатов различных экспериментов в практических целях. Для науки эти исследования имеют огромное значение. До сих пор в науке нет однозначного ответа на вопрос, что же стало главной причиной, заставившей нашего древнейшего прародителя заговорить, каким были его язык и речь. Этот пробел в наших знаниях нередко способствует ложным выводам и заключениям. Сравнивая обезьяну и современного человека, легче всего увидеть их качественные различия. Особенно когда нам не хочется ни в чем и более всего — в способности к языку напоминать эти волосатые творения. Куда приличнее вести свой род, скажем, от пришельцев из космоса. Ошибка некоторых исследователей поведения животных и человека заключается в том, что они не хотят видеть пагубных последствий категорического разделения всего живого мира планеты на две общности: собственно человека и животных. С этой точки зрения, исследования, ведущиеся с шимпанзе и гориллами, приобретают особое значение. Первые эксперименты, в которых пытались обучить антропоидов активно сообщать о своих потребностях, были выполнены еще в 50-х годах киевскими психологами Улановой и Поляк в лаборатории В. Протопопова. Этими исследованиями было показано, что с помощью жестов — языка глухонемых — обезьяны способны к отчетливому общению с человеком. Следовательно, точно так же, как мы не имеем оснований исключить глухонемого человека из общности людей, у нас пока нет оснований отказывать в способностях к сигнальной связи обезьянам и некоторым другим животным. Разумеется, в голосовых сигналах животных вовсе не следует искать тождества с человеческой речью. Наши эксперименты, выполненные на крысах, собаках, низших и высших обезьянах на протяжении последних семи лет, позволили, например, сформулировать гипотезу о первичном и вторичном языке. По этой классификации, основанной на оценке способности к обобщению, вторичный язык имеет две стадии. Представление о первой из них может дать сравнение с маленьким ребенком, который хорошо понимает речь, но сам не говорит. Вероятно, эта стадия очень весомо была представлена у древнейшего человека, только-только отошедшего от нашего общего прародителя. И лишь с определенного возраста к человеку приходит вторая стадия, проявляющаяся с помощью речевого аппарата. Это деление в известной степени предвосхитил академик Л. Орбели, который утверждал, что между первой и второй сигнальными системами в период их становления должен был быть «переходный этап». В. С. ТРОИЦКИЙ, член-корреспондент АН СССР Действительно ли разум живого эволюционирует? Или этой эволюции нет, как нет ее у муравьев, которые пребывают на одном уровне уже миллионы лет? Во всяком случае, я думаю, подход к анализу явлений животного мира с позиции «Братьев по разуму» в такой же степени научен, как и другие, более того, он отличается гуманностью и любовью ко всему живому.

Глава «Братья по разуму» эмоционально убеждает в существовании на нашей планете различных уровней одного и того же разума. Для молодежи особенно необходимо формировать бережное отношение ко всему живому на нашей планете и понимание родства с ним.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Ждано в Д. У истоков мышления.— М., 1969. 2. Йовчев Н., Старчев К. Удивительное поведение животных.— М., 1974. 3. Крушински й Л. В. Биологические основы рассудочной деятельности.— М., 1977.

4. К р я ж е в В. Я. Высшая нервная деятельность животных в условиях общения.— М., 1955. 5. Кэрриге р С. Дикое наследство природы.— М., 1969. 6. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 7. Павлов И.П. Павловские среды.— М., 1949. 8. Панов Е. Н. Знаки, символы, языки.— М,1983. 9. Рябинин В. С. О любви к живому.— М., 1966. 10. Счастны й А. И.Сложные формы поведения антропоидов.— Л., 1972. 11. Ф и ш е л ь В. Думают ли животные?— М., 1973. 12. Хайн д Р. Поведение животных.— М., 1975. 13. Ш о в е н Р. Поведение животных.— М, 1972. 14. Экологические и эволюционные аспекты поведения животных.— М., 1974. 15. Johnso n R. N. Agression in Man and Animals.— Philadelphia, 1972. 16. Ра с ka r d V. Animal.— N. Y., 1950. 17. P r e m а с k A. Why Chimps Can Read.— N. Y., 1971. 18. Sebco k T. A. Perspectives inZoosemantics.— P., 1972. 19. Smit h I. The Behaviour of Communicating.— Harvard,1977. 20. Tof f ler O. Future Shock.— L. 1971. 21. Вечерняя Москва.— M. 22. Вокруг света.— М. 23. За рубежом.—М. 24. Знание — сила.— М. 25. Известия.— М. 26. Комсомольская правда.— М. 27. Литературная газета.— М. 28. Московский комсомолец.— М. 29. Наука и жизнь.— М. 30. Неделя.—М. 31. Правда.— М. 32. Природа,— М. 33. Социалистическая индустрия.— М. 34. Current Antropology.— Chicago. 35. National Geographical Magazine.— Wash.

Глава IV.

АЛГОРИТМ ВСЕЛЕННОЙ?

«Научная гипотеза,— писал В. И. Вернадский,— всегда выходит за пределы фактов, послуживших основой для ее построения». Если слова эти приложимы к любой гипотезе, то тем в большей степени к той, о которой вы прочтете ниже. Делая эту оговорку, я имею в виду не столько сами приводимые факты и наблюдения, сколько выводы, которые, будучи сделаны на их основании, неизбежно выходят за пределы исходных фактов. Как известно, в строительстве термитника участвуют многие тысячи насекомых. В итоге вырастает сложнейшее сооружение со строгой системой ходов и вентиляционных каналов, со складами для продовольствия, отдельными помещениями для королевы, для личинок и т. д. Был поставлен опыт: строившийся термитник перегородили так, чтобы насекомые, находившиеся в одних его частях, были изолированы от находящихся в других. Несмотря на это, строительство продолжалось по той же, чрезвычайно сложной схеме, а каждый ход, вентиляционныи канал или помещение, которые оказались разделенными перегородкой, приходились точно на стыке одно против другого. Ясно, что ни один отдельно взятый термит не способен вместить всю полноту информации о сооружении в целом. Можно ли предположить, что носителем такой информации является не отдельный термит, а как бы вся совокупность, вся популяция? Вот наблюдение французского исследователя Луи Тома, много лет занимавшегося термитами: «Возьмите двух или трех — ничего не изменится, но если вы увеличите их число до некой «критической массы», произойдет чудо. Будто получив важный приказ, термиты начнут создавать рабочие бригады. Они примутся складывать один на другой маленькие кусочки всего, что им попадается, и возведут колонны, которые затем соединят сводами, пока не получится помещение, напоминающее собор». Иными словами, «знание» о сооружении в целом возникает только тогда, когда налицо некое сообщество особей. Подобное явление не единично. Стая саранчи следует обычно строго определенным маршрутом — через пустыни, через пески — к зеленым долинам, туда, где есть корм. Если из общего потока изъять отдельную особь, она тут же теряет направление и будет беспорядочно бросаться то в одну, то в другую сторону. Отдельная особь не знает ни направления движения, ни цели. Стая — знает. О птицах, совершающих свои ежегодные перелеты стаями, долгое время полагали, что их движением руководят старые и более опытные. Японский орнитолог профессор Ямамото Хироуке установил, что у перелетных стай фактически нет ведущего. Случается, во время перелета во главе стаи оказывается чуть ли не птенец. По данным Ямамото Хироуке, из 10 случаев в 6 во главе стаи бывает молодая птица, появившаяся из яйца только этим летом. Ясно, что она не может «знать» традиционные пути перелета, а тем более вести за собой остальных Несмотря на то что молодые птицы летят впервые, они безошибочно находят путь, простирающийся иногда на тысячи километров. Однако, как и у других, знание это существует, только пока птицы находятся вместе, пока они образуют некую совокупность. Отбившись от стаи, оказавшись одна, птица обычно не может уже найти нужного направления. «Вне области перелета,— пишет советский исследователь А. Я. Тугаринов,— мигранты попадают только случайно. Подобные залеты кончаются для птиц печально. Оказавшись в одиночку среди чужого населения, нередко в непривычных биотипах птица блуждает и… в конце концов погибает». Итак «птица блуждает», теряет направление, едва оказывается одна. Но стоит множеству таких же, не имеющих направления особей собраться в стаю, как возникает знание, которого до этого не было. Подобная же закономерность, возможно, существует и у рыб. Были поставлены опыты, в ходе которых рыбам в поисках выхода приходилось плыть по лабиринту. Оказалось, что группы рыб выбирают верное направление быстрее, чем плывущие поодиночке. Помимо знания, стае (или популяции) присуще еще одно свойство — некий повелительный импульс, как бы «единая воля», подчиняющая себе отдельных особей. Особенно проявляется это во время миграций. «Стаи саранчи,— пишет исследователь,— огромные тучи красноватого цвета, опускаются и взлетают словно по команде ». Чьей команде, откуда исходит она? Некий мощный, неодолимый импульс движет всей этой плотной, многотонной массой. И в этом импульсе, подчиняющем себе все, растворяется, исчезает без следа воля и выбор действий каждой отдельной особи. Когда движется эта живая стена, невозможно ни остановить, ни изменить движение какой-то отдельной особи— пока она находится в общей массе. Тщетны любые попытки «преградить путь словно загипнотизированных насекомых,— пишет Реми Шовен.— Они обходили препятствия, переползали через стены, проходили и сквозь кустарники, даже бросались в воду и огонь и неудержимо продолжали двигаться в том же направлении». Мыши-полевки во время внезапных своих миграций, встретив на пути ров, не огибают его, не ищут другого пути. Живая волна захлестывает его, заполняя до краев копошащимися телами, по которым сотни тысяч других безостановочно продолжают свое движение. Затоптанные, задавленные, задохнувшиеся в глубоком рву, перед тем как погибнуть, не делают ни малейших усилий вырваться. Они — живой мост, чтобы могли пройти остальные. Сильнейший инстинкт, инстинкт выживания, оказывается подавленным и заглушённым полностью. Так же подавлено может быть и чувство голода. Бабочки не едят во время перелета, хотя расходуют при этом огромное количество энергии. Не едят во время миграций стрекозы, образующие при этом стаи длиной в несколько километров. Так же ведут себя и некоторые виды рыб. И другой, не менее важный инстинкт оказывается подавленным, когда перед нами не отдельные особи, а стая, гигантская живая масса. Это инстинкт нападения и инстинкт страха перед хищником. Исследователи наблюдали, как во время миграции южноафриканских газелей лев оказывался захлестнутым их потоком и был бессилен выбраться из него. Не испытывая ни малейшего страха, газели двигались прямо на льва, обтекая его, как некий неодушевленный предмет. Точно так же во время перелета нередко случается видеть, как стая хищных птиц, следуя рядом со стаей своих традиционных жертв, не делает никаких попыток напасть на них. И стая их жертв тоже летит совершенно спокойно, не испытывая ни малейшего страха от столь опасного соседства. Сильный хищнический инстинкт одних и не менее сильный инстинкт самосохранения других оказываются совершенно заторможенными. Но это случается, только когда встреча происходит не на уровне отдельных особей, а на уровне двух стай, двух «сверхорганизмов». При одиночной встрече и те и другие ведут себя совершенно иначе. «Воля популяции» проявляется и в другом. Обычно едва количество особей начинает превышать некое критическое число, животные, словно подчиняясь неизвестно откуда исходящему приказу, перестают воспроизводить потомство. Наступает блокировка или, говоря словами французского исследователя Реми Шовена, «групповая стерилизация». Доктор Р. Лоус из Кембриджского университета, в течение многих лет изучая жизнь слонов, пришел к подобному же выводу. Когда поголовье слонов слишком возрастает, стадо как бы само начинает регулировать свою численность. Либо самки становятся гораздо реже способны к воспроизводству, либо период зрелости у самцов наступает значительно позднее. Были поставлены эксперименты с кроликами и крысами. Едва среди них создавалась повышенная плотность, как вопреки обилию кормов и прочим благоприятным условиям начиналось самое непонятное — фаза повышенной смертности. Приказ, исходящий из некоего незримого источника, неумолимо обрекал животных на смерть. Без всяких причин наступали ослабление организма, снижение сопротивляемости, болезни. Продолжается это только до тех пор, пока популяция не сократится до оптимальных размеров.

Еслибы удалось найти «канал», по которому идет этот приказ, человек мог бы управлять численностью различных популяций. Над этой проблемой работают сейчас в Уральском институте экологии растений и животных. Получив сигнал типа «нас очень много», личинки, скажем, комара или гнуса сразу же замедлят свое развитие, законсервируются на промежуточных стадиях, и лишь немногие из них разовьются до взрослого состояния. Этот способ обещает быть во много раз эффективнее химических или биологических средств борьбы. Известно, что биологически зарождение мужской или женской особи равновероятно. Однако если в популяции почему-либо оказывается мало самок, то среди новорожденных вдруг начинают преобладать самки; если мало самцов, то количество самцов среди вновь родившихся начинает заметно превышать среднюю цифру. Процесс этот продолжается до тех пор, пока соотношение половине выравнивается. Ясно, что^тдельная особь не может по собственному желанию влиять на пол своего потомства. В то же время речь идет о явлении, повторяющемся с правильностью закона. Иными словами, мы снова сталкиваемся с неким целенаправленным воздействием, источник которого находится вне каждой отдельной особи. Явление, о котором идет речь, хорошо известно и в человеческом сообществе. Среди демографов оно получило название «феномена военных лет». Во время войн и после них в воюющих странах, потерпевших урон среди мужского населения наблюдается внезапный рост новорожденных мужского пола. Известно несколько подходов к объяснению физио логического механизма этого явления. Нас интересует, однако, не сам механизм, а то главное, что стоит за всем этим — регулирующее начало популяции, приводящее механизм в действие. 203 Некоторые исследователи отмечают, что, наблюдая за стаей саранчи, которая движется плотной, компактной массой, достигающей иногда веса в 10 000 тонн, трудно бывает отделаться от ощущения, что это некое единое гигантское существо, некий «сверхорганизм». Такое же впечатление производят порой и перелетные стаи птиц, летящих сплошною живой массой длиной 6—8 километров и шириной 100 метров. Отдельные особи кажутся как бы частицами некоего единого «сверхорганизма », а их нервная система и мозг — компонентами общего сверхкода. По словам биолога Луи Тома, термиты, обитающие в своей гигантской постройке, «не составляют, как может показаться, сплоченную массу индивидуумов, но являются единым организмом с уравновешенным и вдумчивым умом, подающим команды миллионам лапок (К слову, живая масса термитов на Земле столь велика, что на каждого человека приходится около 750 килогпаммов термитов!). Исследователи все больше приходят к мысли, что совокупность живых существ — это нечто качественно иное, чем принято было считать до сих пор. В специальной литературе появились термины, выражающие это иное понимание: «сверхорганизм», «диффузный организм ». В работах советских исследователей В. И. Василевича и В. С. Ипатова мы встречаем термины «надорганизменные биосистемы», «надорганизменные уровни развития живого» Для такого «сверхорганизма» гибель одних особей и рождение новых подобны отмиранию и регенерации клеток, беспрерывно происходящим в живом существе. Возможно, здесь уместна следующая аналогия. «Летящие брызги бушующего водопада,— писал А. Шопенгауэр,— сменяют друг друга с быстротой молнии, между тем как радуга, основой которой они служат, стоит над ними в невозмутимом покое». Не так ли и «сверхорганизм» пребывает в «невозмутимом покое», в то время как отдельные особи, составляющие его, поколение за поколением сменяют друг друга? Можно ли допустить, что «сверхорганизмы», населяющие Землю, образуют некую совокупность следующего, более высокого порядка? В свое время В. И. Вернадский ввел понятие «биосферы » — совокупности живого. Вернадский пришел к парадоксальному выводу — в геохимическом отношении биосфера пребывает неизменной, в течение всего своего существования она имела ту же массу, что и сейчас,— 1020 граммов. Появляются и исчезают отдельные существа и виды, а биосфера пребывает все в том же «невозмутимом покое». Итак.биосфера. Совокупность масс всех живых тварей, заполняющих собой Землю. Совокупность эта, считает академик АМН СССР В. П. Казначеев, должна рассматриваться «как единый целостный планетарный организм». Так же видел биосферу известный французский палеонтолог и философ Тейяр де Шарден. Это, по его словам, «живое существо, расползшееся по Земле, с первых же стадий своей эволюции оно вырисовывает контуры единого гигантского организма». Возможно ли предположить, чтобы биосфера, этот совокупный планетарный организм, был наделен неким подобием единого кода? Многие известные философы и ученые допускали это. Земля, на которой мы живем,— утверждал, например, известный немецкий физик Г. Т. Фехнер,— должна иметь некое единое коллективное сознание. Подобно тому как человеческий мозг состоит из множества отдельных клеток, сознание планеты, считал он, слагается из сознаний отдельных живых существ, обитающих на ней. Такая программа должна настолько же разниться с программой отдельного индивида, насколько мозг как целое качественно отличается от отдельных клеток, его составляющих. Если допустить, что биосфера действительно существует как носитель некоего алгоритма, то, очевидно, между различными биосферами должны быть постоянные контакты. Об этом, в частности, писал В. И. Вернадский. Он писал, что биосферы различных небесных тел находятся в постоянном взаимодействии друг с другом (2, с. 13). Это единое целое планетарных алгоритмов, рассеянных во Вселенной, возможно, образует то, что может быть обозначено как «космический алгоритм», «алгоритм Вселенной». Говоря о такой совокупности, мы имеем в виду прежде всего его материальную основу — взаимосвязанную сумму всего живого, населяющего космос. Несколько лет назад сотрудники западногерманского Института имени Макса Планка обнаружили на расстоянии свыше 2 миллионов световых лет гигантское облако водяных паров. Открытие это вызвало сенсацию. Но это было только начало. Спектральные анализы обнаружили в открытом космосе муравьиную кислоту, а позднее — молекулы винного спирта. Сейчас известно несколько десятков органических молекул, существующих в космосе. Они заполняют газовые облака протяженностью в световые годы. Этомиллиарды и миллиарды тонн органического вещества. Академик СССР В. И.Гольданский допускает образование в космосе «даже самых сложных молекул, вплоть до белков». Астрофизики Ч. Викрамасингх и Ф. Хойл, изучая обнаруженные в звездной пыли органические молекулы с органическим основанием, высказали предположение о присутствии в космосе микроорганизмов на клеточном уровне. Их масса огромна — только в нашей Галактике, считают они, имеется около 1052 таких клеток. По их мысли, это живое космическое вещество постоянно взаимодействует с живым веществом на планетах, в том числе на нашей Земле. Если воля популяции способна воздействовать и подчинить себе особей, в нее входящих, то что можно сказать о воле и алгоритме космоса? Что можем мы знать вообще об этом воздействии? О его мощи, направленности и целях? До сих пор принято было считать, что космическое вещество — звезды, галактики располагаются в пространстве неупорядоченным образом. Эстонские астрономы из Института астрофизики и физики атмосферы пришли к выводу, что это не так. Вот что заявил корреспонденту ТАСС доктор физико-математических наук Я. Эйнасто: «Галактики и их скопления расположены в порядке, напоминающем пчелиные соты огромных размеров. И чем ближе к стыкам таких ячеек, тем сильнее сконцентрировано вещество». К этим выводам пришли исследователи, тщательно изучив распределение массы галактик, охватывающих сверхскопления в Персее, Андромеде и Пегасе. На границе такой «ячейки» поверхностная плотность галактик и скоплений галактик оказалась раза в четыре выше, чем в ее центральной части. Картина, полученная американскими астрофизиками после обработки на ЭВМ данных о миллионах галактик, также как будто подтвердила ячеистую структуру Вселенной. По словам Б. В. Комберга, научного сотрудника Института космических исследований АН СССР, «если такая точка зрения на крупномасштабную структуру Вселенной подтвердится, мы придем к картине причудливой ячеистой Вселенной…» Какими силами, какими факторами обусловлена такая симметричная, упорядоченная структура? На этот вопрос сегодня у нас нет ответа. Как считают сами авторы этого открытия, советские астрономы М. Йыеваэр и Я– Эйнасто, «численные эксперименты показывают, что ячеистая структура не может возникнуть путем случайного скучивания. Мы думаем, что структура имеет первичное происхождение и образовалась до того, как сформировались галактики и скопления галактик…» (из сообщения на симпозиуме Международного астрономического союза, Таллин, 1977). Как известно, условием существования жизни на Земле является воссоздание подобных себе форм. Можно предположить, что этот закон действует и в масштабах Вселенной. Развивая эту мысль далее, логично допустить, что программа космоса стремится к созданию новых и новых очагов жизни. «Твари земные,— писал В. И. Вернадский,— являются созданием сложного космического процесса, необходимой и закономерной частью стройного космического механизма, в котором, как мы знаем, нет случайностей ». Действительно, на уровне современных научных знаний случайность синтеза молекул РНК и ДНК, определяющих жизнь, представляется маловероятной. По словам академика А. И. Опарина, концепция случайного зарождения живой молекулы совершенно бесплодны. Более того, самого времени существования Вселенной было бы недостаточно для возникновения жизни на базе случайности. Если бы, гласит один из подсчетов, в любой ячейке пространства объемом в электрон каждую микросекунду испытьвалось бы по одному варианту, то за 100 миллиардов лет (Вселенная существует лишь 15—22 миллиарда лет) было бы испытано 1010 вариантов. Это число ничтожно по сравнению с необходимым 41 00° 00°— столько комбинаций из 4 «букв» генетического кода нужно было бы перебрать, чтобы составить ту, которая определяет жизнь.

Взятая в целом, палеонтологическая летопись имеет характер не хаотического изменения,

идущего то в ту, то в другую сторону, а явления, определенно развивающегося все время в одну и ту же сторону — в направлении усиления сознания, мысли и создания форм, все больше усиливающих влияние жизни на окружающую среду». По каким каналам приходит это направленное воздействие из космоса? В последние годы жизни доктор психологических наук В. Н. Пушкин выдвинул гипотезу о форме-голограмме, содержащей информацию о живом. Согласно его концепции, такие формы-голограммы взаимодействуют между собой, образуя информационное поле Вселенной. В. Н. Пушкин выдвигал в этой связи мысль, что жизнь, в частности, на нашу Землю была занесена в виде именно таких форм-голограмм, воздействовавших в определенном направлении на эволюцию живого вещества. Конечные цели и направленность этого воздействия выходят за пределы понятий, которыми человеческий разум привык оперировать сегодня. КОММЕНТАРИИ УЧЕНЫХ В. И. СИФОРОВ, член-корреспондент АН СССР, Чем шире раздвигается горизонт знаний, тем больше ощущаем мы ограниченность познавательных и интеллектуальных возможностей отдельного человека… Я уверен, в космосе мы встретимся со многими неожиданностями, в том числе весьма «диковинными» формами материи. Более глубокое изучение пространства — времени, приложение к пространству — времени принципа дискретности откроют перед нами такие горизонты понимания Вселенной, о которых сегодня мы не можем даже и думать. Которые с позиций сегодняшнего дня могут представляться «безумными» и «дикими». Так же, как когда-то мысль о передаче энергии квантами казалась физикам дикой. Мера неожиданности, парадоксальность идеи может впоследствии оказаться мерой ее истинности. Этот парадокс формулировал в свое время Нильс Бор: «Перед нами безумная теория. Вопрос о том, достаточно ли она безумна, чтобы быть правильной ». л. А. ПИРУЗЯН, член-корреспондент АН СССР Многие секреты удивительного коллективного поведения животных, например пчел, в результате труда ученых перестали быть тайной. Их объяснение не потребовало привлечения новых физических законов, хватило современной биологии, физики, химии… Наиболее простой пример самоорганизации материи — возникновение кристаллов и кристаллических систем. Подобные процессы носят целенаправленный, но в то же время естественный, спонтанный характер. Самоорганизация материи на высшем из известных нам уровней

— это возникновение живых систем. Мы не можем сказать сегодня, в какой мере эти процессы самоорганизации материи на любом уровне обусловлены связями,

существующими между ними, и вообще имеются ли такие связи. Но это не значит, что об этом не следует думать. В. С. ТРОИЦКИЙ, член-корреспондент АН СССР Память истории — это одно из тех кардинальных качеств, которые отличают человека от животного. Она связана с социальной организацией и возникновением небиологических форм передачи информации. В животном мире, казалось, этого нет. Но, может быть, примеры с перелетом птиц подтверждают, что обучение и передача по наследству есть и у птиц? Дальнейший синтез разума от планетарного к космическому разуму мне представляется не обоснованным достаточно. Так, образование Алгоритма Вселенной обосновывается тем, что «биосферы различных небесных тел находятся в постоянном взаимодействии» С этим трудно согласиться с позиции науки XX века Из четырех видов взаимодействия, известных физике, на уровне взаимодействия небесных тел действуют только два —

электромагнитное и гравитационное, да и то н очень ограниченных расстояниях. Под тезисом связанности всех биосфер Вселенной невольно предполагаете некоторое другое физическое взаимодействие, которое однако, науке неизвестно. Последнее, может быть, просто потому, что это взаимодействие еще не открыто. Может быть, это то, что обычно называют биополем. В науке накоплено немало, сомневаться в реальности этих явлений, видимо, не приходится. Вопрос о возможных масштабах, скажем, вселенского безумия (или ума), по видимому, решается вполне однозначно — возможны взаимодействием между подсистемами и элементам! Исходя из этого, я считаю, что пока не существует даже коллективного разума человечества, но в чем-то мы приближаемся к такому феномену; возможность меж планетарного алгоритма очень сомнительна (для его осуществления нужно все сложности связей с внеземными цивилизациями возвести в квадрат или даже в значительно более высокую степень); возможность разума более высокого порядка практически равна нулю. Гипотеза о панпсихизме в лучшем случае эквивалентна предположению о существовании каких-то ее совершенно неизвестных форм взаимодействия наряду четырьмя хорошо известными, причем скорость распространения взаимодействия, видимо, должна существенно превосходить фундаментальную скорость. Тем не менее обсуждать проблему указанного тип можно, возможно, даже нужно. Но, на мой взгляд, надо при этом как можно более четко различать три области: известное (наука), научные гипотезы; прочие предположения, научно-фантастические гипотезы.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Акош К. Думают ли животные?—М., Наука, 1965. 2. Вернадский В. И. Биосфера.— Л., 1926. 3. Всесоюзная конференция «Структурные уровни биосистем».— М., 1967. 4. Джемс У. Вселенная с плюралистической точки зрения.— М., 1911. 5. Казначеев В.П. Очерки теории и практики экологии человека. М., Наука, 1983. 6. Памяти академика П. П. Сушкина.— Л., 1950. 7. Тейяр де Шарле н. Феномен человека.— М, 1965. 8. Шовен Р. Поведение животных.—М., 1972. 9. Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. Т.11. Спб., 1886. 10. За рубежом.— М. 11. Знание — сила.— М. 12. Известия.— М. 13. Курьер Юнеско.—М.— Р. 14. Литературная газета.— М. 15. Наука и жизнь.— М. 16. Природа.— М. 17. Химия и жизнь.— М. 18. Beyond the Five Sences.—N. Y., 1956.

Глава V.

В КРУГЕ ВЕЧНОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ

Сто лет назад Фридрих Энгельс задавался вопросом, представляет ли бытие мира «вечное повторение одного и того же или же круговороты имеют нисходящие и восходящие ветви». 15—20 миллиардов лет — так определяет сейчас наука возраст Вселенной. Когда человек не знал этой цифры, он не мог, естественно, спросить: что было до этой даты? Современная космогония утверждает, что до этой даты вся масса Вселенной была втиснута в некую точку, исходную «каплю» космоса. «Если бы исчезла материя,— писал А. Эйнштейн,— вместе с ней исчезли бы пространство и время». Когда Вселенная пребывала в этом исходном точечном состоянии, рядом, вне ее не существовало материи, не было пространства, не могло быть времени. Поэтому невозможно сказать, сколько продолжалось это — мгновение или бессчетные миллиарды лет. Невозможно сказать не только потому, что нам это неизвестно, а и потому, что не было ни лет, ни мгновений — времени не было. Его не существовало вне точки, в которую была сжата вся масса Вселенной, потому что вне ее не было ни материи, ни пространства. Времени не было, однако, и в самой точке, где оно должно было практически остановиться. Это представление со временной космогонии странным образом перекликается с тем, как описывали эту эпоху — до возникновения Вселенной — некоторые древние тексты. Так, согласно таланристской традиции, Вселенная до возникновения пребывает в некой точке, не имеющей величины, в «бинду Шивы». И другая, столь же важная констатация: в этом исходном состоянии Вселенной «еще не было времени» («Саталатха — брахмана») Возможен, однако, и другой взгляд на ту исходную точку, то «космическое яйцо», из которого родилась Вселенная, Если большинство ученых считает, что она была заполнена сверхплотной материей, или «праматерией », как иногда ее называют, академик АН Эстонской ССР Г. И. Наан полагает, что «мыслима такая космологическая схема, в которой Вселенная не только логически, но и физически возникает из ничто, притом при строгом соблюдении всех законов сохранения. Ничто (вакуум) выступает в качестве основной субстанции, первоосновы бытия» В свете новых космогонических представлений само понимание вакуума было пересмотрено наукой в корне. «Казалось бы,— пишет доктор философских наук И. А. Акчурин,— нет ничего более противоположного материи и движению, чем вакуум, и тем не менее и он оказался в свете современных физических представлений всего лишь одним из состояний материи…» Вакуум, по его словам, есть «особое состояние вечно движущейся, развивающейся материи» . На исходных стадиях Вселенной интенсивное гравитационное поле может порождать частицы из вакуума. И снова — не схожие ли с этим представления находим мы у древних? О переходе вещества в иное состояние, даже об «исчезновении материи» в момент гибели Вселенной упоминал философ и богослов Ориген (II—III вв.). Когда же Вселенная возникает опять, «материя,— писал он,— вновь получает бытие, образуя тела… ». Нам и сегодня неизвестно, в силу каких причин это точечное состояние было нарушено. И произошло то, что обозначается сейчас словами «большой взрыв». Согласно сценарию советских исследователей А. Д. Лин де и А. А. Старобинского, вся наблюдаемая нами Вселенная размером 10 млрд. световых лет возникла в результате расширения, которое продолжалось всего 10~30 секунд. Разлетаясь, расширяясь во все стороны, материя отодвигала безбытие, творя пространство и начав отсчет времени Если гипотеза о «большом взрыве» верна, то он должен был бы оставить в космосе своего рода «след», «эхо». И такой «след» был обнаружен. Пространство Вселенной оказалось пронизано радиоволнами миллиметрового диапазона, разбегающимися равномерно по всем направлениям. Число квантов этого излучения в миллиарды раз больше числа частиц вещества, которое образует галактики, планеты и все космические тела. Это «реликтовое излучение Вселенной» и есть приходящий из прошлого след сверхплотного, сверхраскаленного ее состояния, когда не было еще ни звезд, ни туманностей, а материя представляла собой дозвездную, догалактическую плазму. Теоретически концепция «расширяющейся Вселенной » была выдвинута еще в 1922—1924 годах советским ученым А. А. Фридманом. И только десятилетия спустя она получила практическое подтверждение. Американский астроном Э. Хаббл, изучающий движение галактик, обнаружил, что они стремительно разбегаются, следуя некоему импульсу, заданному в момент «большого взрыва».Если это разбегание не прекратится, то расстояние между космическими объектами будет возрастать, стремясь к бесконечности.Однако при одном условии — если средняя плотность массы Вселенной окажется меньше некоторой критической величины

— трех атомов на кубический метр. И вот не так давно с помощью спутника, исследовавшего рентгеновское излучение далеких галактик, были получены данные, которые позволили рассчитать среднюю плотность массы Вселенной. Она оказалась очень близка к той критической массе, при которой расширение Вселенной не может быть бесконечно. Обратиться к изучению Вселенной посредством рентгеновских излучений пришлось потому, что значительная часть ее вещества не воспринимается оптически. По крайней мере 50 процентов массы нашей Галактики мы «не видим». Об этом невоспринимаемом нами веществе свидетельствуют, в частности, гравитационные силы, которые определяют движение нашей и других галактик, движение звездных систем. Вещество это может существовать в виде «черных дыр», масса которых составляет сотни миллионов масс нашего Солнца, в виде нейтрино или в других неизвестных еще нам формах. Предположение, что масса Вселенной значительно больше, чем принято считать, нашло новое весьма весомое подтверждение в работах советских физиков. Советскими исследователями были получены первые данные о том, что один из трех видов нейтрино обладает массой покоя. Если остальные нейтрино имеют тот же показатель, то масса нейтрино во Вселенной в 100 раз больше, чем масса обычного вещества, находящегося в звездах и галактиках. Открытие советских физиков позволяет с большей уверенностью утверждать, что расширение Вселенной будет продолжаться лишь до некоторого момента, после которого процесс обратится вспять — галактики начнут сближаться, стягиваться снова в некую точку. Вслед за материей будет стягиваться, сжиматься в точку пространство. Произойдет то, что астрономы обозначают сегодня словами «схлопывание Вселенной». Кстати сказать, некоторые ученые считают, что событие это в нашей Вселенной уже произошло. Галактики падают друг на друга, и Вселенная вступила в эпоху своей гибели. Об этом пишет, в частности, кандидат философских наук В. И. Скурлатов. Существуют и математические расчеты, подтверждающие эту мысль.

ЦИКЛЫ ВСЕЛЕННОЙ

Что же произойдет, если Вселенная снова вернется в некую исходную точку? После этого, согласно современным космогоническим гипотезам, начнется новый цикл, произойдет очередной «большой взрыв». Праматерия ринется во все стороны, раздвигая и творя пространство. Опять возникнут галактики, звездные скопления, жизнь. Такова, в частности, космологическая модель американского астронома Дж. Уиллера — модель попеременно расширяющейся и «схлопывающейся» Вселенной. Известный американский исследователь Курт Гедель математически обосновал то положение, что при определенных условиях наша Вселенная действительно должна возвращаться к своей исходной точке, с тем чтобы потом опять совершить тот же цикл, завершая его новым возвращением к исходному своему состоянию. Этим расчетам соответствует и модель английского астронома П. Дэвиса — «пульсирующей Вселенной». Но вот что любопытно — Вселенная Дэвиса включает в себя замкнутые линии времени. Иначе говоря, время в ней движется по кругу. А это значит: число возникновений и гибели, которые переживает Вселенная, бесконечно Самое парадоксальное — за тысячи лет до того, как современная наука пришла к такой картине мира, подобное представление, оказывается, существовало в древности. Вселенная, писал шумерский философ и жрец Бероуз, периодически уничтожается и потом воссоздается снова. Из Древнего Шумера эта мысль пришла в эллинский мир, Рим, Византию. Стоики Демокрит и Пифагор также писали о «великом годе» Вселенной, завершаемом космическим пламенем, в котором она гибнет, чтобы потом снова возникнуть и вновь пройти свой круг бытия. Перекликаясь с представлениями сегодняшней космогонии, древнеиндийская традиция Веданты утверждала, что конец каждого цикла Вселенной совпадает с началом нового Вот слова, которые предание вкладывает в уста Индре, индусскому богу: «Мне знаком страшный распад Вселенной. Я видел, как все уничтожается. Всякий раз снова и снова в конце всякого цикла. В это время каждый атом распадается на первичные частицы воды вечности, из которой когда-то произошло все… Увы, кто сочтет Вселенные, которые ушли бесследно, и возникновение новых, которые опять и опять возникали из бесформенной бездны этих вод? Кто сочтет проходящие эпохи миров, которые бесконечно сменяют друг друга?» (Брахмавайварта Пурана). Итак, «каждый атом распадается на первичные частицы воды вечности»… А вот как известный американский физик, лауреат Нобелевской премии С. Вайнберг описывает рождение и смерть Вселенной языком науки. Согласно его концепции после начала сжатия в течение тысяч и миллионов лет не произойдет ничего, что могло бы вызвать тревогу наших отдаленных потомков. Однако когда Вселенная сожмется до '/юо те « перешнего размера, ночное небо будет источать на Землю столько же тепла, сколько сегодня дневное. Еще через 70 миллионов лет Вселенная сократится еще в 10 раз, и тогда наши наследники и преемники (если они будут), увидят небо «невыносимо ярким». Пройдет еще какое-то время, и когда космическая температура достигнет 10 миллионов градусов, звезды и планеты начнут превращаться в «космический суп» из излучений, электронов и ядер. «Воды вечности» — так звучало это в устах Индры. «Космический суп»,— образно называет такое состояние материи сегодняшняя наука. После сжатия в точку, после того, что мы именуем гибелью Вселенной (но что, может, вовсе и не есть ее гибель), начинается новый цикл. Я упомянул уже о реликтовом излучении, эхе «большого взрыва», породившего нашу Вселенную. Излучение это, оказывается, приходит не только из прошлого, но и из будущего! Это отблеск «мирового пожара», исходящего из следующего цикла, в котором рождается новая Вселенная. Температура реликтового излучения, наблюдаемого сегодня, на 3° выше абсолютного нуля. Это и есть температура «электромагнитной зари», знаменующей рождение нового мира . Но только ли реликтовое излучение пронизывает наш мир, приходя как бы с двух сторон — из прошлого и грядущего? Материя, составляющая Вселенную и нас, возможно, несет в себе некую информацию. Исследователи с долей условности, но говорят уже о «внутреннем опыте», своего рода «памяти» молекул, атомов, элементарных частиц. Так, по выражению известного советского ученого, академика А. И. Опарина, атомы углерода, побывавшие в живых существах, «биогенны». Коль скоро в момент схождения Вселенной в точку материя не исчезает, неуничтожима и информация, которую она несет. Наш мир заполнен ею, как он заполнен материей, составляющей его. «Информационное поде »,— сказали бы мы сегодня. «Мир эйдосов»,— называл это Платон. После сжатия в точку, после того как начнется новый цикл, будет ли новая Вселенная повторением нашего мира? Вполне возможно — отвечают некоторые космологи. Вовсе не обязательно — возражают другие. Нет никаких физических обоснований, считает, например, доктор Р. Дик из Принстонского университета, чтобы всякий раз в момент образования Вселенной физические функции были те же, что и в момент начала нашего цикла. Если же функции эти будут отличаться даже самым незначительным образом, то звезды не смогут впоследствии создать тяжелые элементы, включая углерод, из которого построена жизнь. Цикл за циклом Вселенная может возникать и уничтожаться, не зародив ни искорки жизни. Такова одна из точек зрения. Ее можно было бы назвать концепцией «прерывистости бытия ». Другая предполагает эволюцию Вселенной от цикла к циклу. Всякий раз в момент сжатия происходит некий качественный скачок. И последующее развитие Вселенной каждый раз совершается разными путями. Это как бы «эволюционная точка зрения». И третья, наконец, исходит из возможности, что каждый новый цикл — повторение предшествующих и всех, что были до него.

МОЖЕТ БЫТЬ, ВСЕ — НЕ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ?

Мысль о вечном повторении, вечном возвращении всего сущего присутствовала в сознании человека практически всегда. Мы находим ее на Востоке, в китайских текстах, относящихся к II веку до н. э. Еще раньше, в IV веке до н. э., греческий философ Евдем Родосский говорил своим ученикам: «Если верить пифагорейцам, то я когда-нибудь с этой же палочкой в руках буду опять так же беседовать с вами, точно так же, как теперь, сидящими передо мной, и так же повторится все

остальное…». А семь веков спустя ему вторил другой античный философ: «В других Афинах другой Сократ будет рожден и женится на другой Ксантиппе». В этом вечном повторении всего, бывшего некогда, все опять совершит свой круг, и «опять начнутся новые войны, и снова могучий Ахилл отправится к Трое»(Вергилий). Все не в последний раз, все уже было, и будет бессчетное число повторений… Кстати сказать, с представлением этим созвучен и некий неосознанный личный опыт, вернее, то чувство, которое принято называть чувством «уже увиденного». Известно ли вам ощущение, когда что-то происходящее кажется знакомым, словно все это вы уже видели, словно все это уже было? Иногда, приехав в чужой город, где вы никогда не были, вы смотрите на какую либо площадь, строение, переулок и, вам кажется, «узнаете их». Как показали опросы, проводившиеся за рубежом, чувство «уже виденного» в той или иной мере знакомо 75 процентам опрошенных. В биографии Л. Н. Толстого есть такой эпизод. Както на охоте молодой Толстой, погнавшись за зайцем, упал, перелетев через голову коня. Когда он, шатаясь, поднялся, ему показалось, что все это с ним уже было — когда-то «очень давно» Путешествуя как-то из Страсбурга в Друзенгейм, Гёте на какой-то миг почувствовал себя в некоем сомнамбулическом состоянии и вдруг увидел себя со стороны. Однако в другом платье, которого никогда не носил. Через восемь лет он снова проезжал это место и с удивлением обнаружил, что одет точно так, как это

привиделось ему некогда… Свидетельства подобного рода (а их можно было бы привести множество) — еще не доказательство повторяемости всего. Да и могут ли они быть — такие доказательства? Но по крайней мере это повод к размышлениям, как и слова Христа, будто бы произнесенные им накануне распятия: «Все же сие было» («Сие же все было»). То, о чем сказано на этих страницах, имеет как бы два плана восприятия: логически-доказательный и интуитивный. Первый

— это концепция «пульсирующей Вселенной», реликтовое излучение, приходящее как из прошлого, так и из будущего, модели замкнутого времени, существующего во Вселенной, то есть времени, которое движется по кругу. Интуитивный план восприятия — это чувство «уже виденного», иногда — символы и язык искусства. Вот как чувствовал, как понимал это, например, поэт, говоря о рое атомов, сложившихся, составивших.некогда конкретного человека: Кружил этот рой без начала И будет кружить без конца, И были мгновеньем причала Черты моего лица. Разве не могут атомы снова Сложиться в такое, как ты и я? Илья Сельвинский Еще в 20-е годы, когда научное познание лишь приближалось к космогоническим истинам, Альберт Эйнштейн констатировал: «Против идеи вечного возвращения наука не может привести абсолютно достоверных аргументов» Если каждая Вселенная воспроизводит, повторяет бывшие до нее, материя всякий раз располагается в пространстве, образуя те же сгустки, те же галактики, звезды, планеты, миры. Тогда все происшедшее, происходящее и то, что еще должно произойти,— неисчезаемо, неуничтожимо и пребывает вечно. Как пребы-I вают вечно все живущие сейчас и жившие когда-то. Потому что в постоянном повторении циклов Вселенной им снова и снова откроются двери жизни, впуская их в мир, как это было уже бессчетное число раз.

КОММЕНТАРИИ УЧЕНЫХ

В. С. Троицкий, член-корреспондеит АН СССР Если говорить об упомянутых в главе научных истинах, известных в древности, или о тех фактах, например, из астрономии, которые открыты только теперь (спутники Марса у Свифта, записи догонов и т. д.), то это содержит положительную доказательную информацию. Но общие высказывания древних могут быть, мне кажется, связаны с современной космогонией и случайно. Древние могли понимать под эволюцией свою собственную периодичность и отождествлять себя с Вселенной. Ведь это есть и в религии — «Земля центр Вселенной». Все пертурбации Земли и на Земле, рождение и гибель есть рождение и гибель Вселенной, которая привязана к Земле, служит для нее и т. д. В.И. Сифоров. член-корреспондент АН СССР Некоторые науковеды утверждают, что когда появляется новая научная идея, сначала ее игнорируют. Когда это оказывается невозможным, ее стараются опровергнуть. И наконец, когда и это уже не удается, всеначинают говорить, что в этом, собственно нет ничего,нового. К идее вечного возвращения я приложил бы именно последнюю позицию. Но автор и сам говорит об этом, ссылаясь на высказывания древних и современных ученых. Правда, одно дело — отдельные высказывания, другое — построить концепцию, увязав ее с современными космогоническими данными, что осуществлено на этих страницах. Что касается малых временных отрезков, находящихся в пределах человеческого существования, то история, история человеческого общества, конечно, не повторяется. Хотя существуют некоторые если не повторения, то «витки». Правда, всякий раз они возникают на новой основе — об этом писали классики марксизмаленинизма. Вселенная также, на мой взгляд, переживает свою историю, которая не повторяется. Но если считать, что таких Вселенных, исчезающих и возникающих вновь,— безначальная и бесконечная череда? Действительно ли все повторяется в этом чередовании? А. Горбовский считает, что ответ на этот вопрос не будет получен никогда. Я бы столь категоричного утверждения делать не стал. Существуют научные методы получения информации о телах, удаленных от нас на множество световых лет. Точно так же существуют методы получения информации о состоянии нашей Вселенной, какой она была в моменты, отстоящие от нас на невообразимой временной протяженности. Методы эти постоянно совершенствуются и становятся все более мощными. Это дает надежду, что знание н-аше о прошлых состояниях Вселенной будет становиться все более полным. Г.И.Наан, академик АН Эстонской ССР. То, что нам известно сегодня, вовсе не приводит к знанию о многократной гибели и возникновении Вселенной, такое представление по-прежнему остается лишь одной из возможных гипотез. И для выдвижения такой гипотезы не нужно располагать никакими современными знаниями. Для древних это предположение было наиболее естественным из всех возможных: они видели «рождение» и «смерть» дня и ночи, «рождение» и «увядание» природы весной и осенью — так изо дня в день, из года в год. Вполне естественно было предположить, что это имеет место и в более крупных масштабах, только «утро» или «весна» будут длиться, например, тысячелетия (с числом больше

I03 у древних было туго). И. А. Акчурин, доктор философских наук Предмет настоящей главы — идея замкнутого движения времени или, вернее, движения его по спирали — может быть в равной мере отнесена как к области физики, так и астрономии или философских раздумий. Каждая из этих отраслей научного знания может представить аргументы как за, так и против той системы, которую столь логично постарался выстроить автор. Эта противоречивость имеет определенный смысл. Общие идеи материалистической диалектики о противоречиях как основной движущей силе всякого развития, в том числе и научного, позволяют высказать предположение, что конечная научная истина может включать элементы как одной, так и другой, диаметральной, точек зрения. Иными словами, она может оказаться в равной мере удаленной как от точки зрения автора, так и тех, кто с ним абсолютно не согласен. До тех пор, однако, пока становление такой научной истины не произошло, пока современное научное знание не готово к этому, правомочна, очевидно, постановка проблемы на чисто интуитивистском уровне, как делается это на этих страницах настоящей книги.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Акчурин И. А.Единство естественнонаучного знания. М., Наука, 1974. 2. ВайнбергС. Первые три минуты.— М., 1981. 3. Гёте И. В. Собрание сочинений.— Т. X. М., 1937. 4. Кузминская Т. А. Моя жизнь дома и в Ясной Поляне.— Тула, 1964. 5. Ленин В.И. Поли. собр. соч.— Т. 18. 6. Маркс К., Э нгел ьс Ф. Соч.—М, 1961.— Т. 20. 7. Мошковский А. Альберт Эйнштейн.— М., 1922. 8. Сельвинский И. Влюбленные неумирают.— М., 1965.

9. Творения Оригена, учителя Александрийского / Вып. 1. «О началах ».— Казань, 1899. 10. Сairns G. E. Philosophies of History.— N I.,1962. 11. Cauthe n К. Science, Secularization and God.—N. I., 1969. 12. E1iade M. The Myth of Eternal Return.— L., 1955, 1959. 13. Greelу A. M. TheSociology of the Paranormal.— L., л 1975. 1

14. Malhatra S. L. Social andPolitical Orientations of Neo — Vedantism.— Delhi, 1970. 15. Minard A.Trois enigmes sur les cent chemines.. R— P., 1956.— T. 11. 16. Smit h P. The Historian and History.—N. L., 1966. 17. За рубежом.— M. 18. Знание — сила.— M. 19. Известия.— М. 20. Природа.— М. 21. Техника — молодежи.— М. 22. Science Progress.— L., 1978.— Vol. 65, No. 257.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие Глава I. Была ли всемирная катастрофа?.. Глав II. Гости из мезозоя. Глава III. Братья по разуму? Глава IV.Алгоритм Вселенной? Глава V. В круге вечного возвращения…

Александр Альфредович Г0РБОВСКИЙ ФАКТЫ, ДОГАДКИ, ГИПОТЕЗЫ

Главный отраслевой редактор В.П. Демьянов Редактор С. П. Столпник Мл. редактор Я. А. Васильева Художник А. И,Добрицын Худож. редактор М. А. Бабичева Техн. редактор И. Е. Жаворонкова Корректор Я. Д. МеЛешкина ИБ № 8592 Сдано в набор II.02,88, Подписано к печати 17.08.83. А 03784. Формат бумаги 84х81/32. Бумага кн.-журнальная. Гарнитура литературная. Печать высокая. Усл. печ. л. 11,76. Усл. кр.-оттк12,08. Уч.-изд. л. 12,50. Тираж 100 000 экз. Заказ 8—68. Цена 75 коп. издательство «Знание*. 101 835, ГСП, Москва, Центр, проезд Серова, д. 4. Индекс заказа 887722. Отпечатано с позитивов Головного предприятия республиканского производственного объединения «Полиграфкнига» на Киевской книжной фабрике. 252054, г. Киев. ул. Боровского,24.