sci_politics Жан Блондель Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу

Жан Блондель (Jean Blondel) — известный французский политолог, профессор Европейского института во Флоренции.

Перевод работы Ж. Блонделя «Политическое лидерство: Путь к всеобъемлющему анализу» выполнен с текста издания на английском языке: Blondel J. Political Leadership: Towards a General Analysis.

http://fb2.traumlibrary.net

ru en Г М Квашнин
fb2design http://fb2.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 04 May 2012 4F12BF30-EF5E-4C52-B004-8743B8631818 2.0 Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу Российская академия управления Москва 1992

Жан Блондель

Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу

Политическое лидерство

Введение

Лидерство так же старо как человечество. Оно универсально и неизбежно. Оно существует везде — в больших и малых организациях, в бизнесе и в религии, в профсоюзах и благотворительных организациях, в компаниях и университетах. Оно существует в неформальных организациях, в уличных шайках и массовых демонстрациях. Лидерство, по всем своим намерениям и целям, есть признак номер один любых организаций. Для того, чтобы существовало лидерство, необходимо наличие групп, и везде, где возникают группы, появляется лидерство.

Среди различных аспектов лидерства политическое лидерство, особенно лидерство в нации-государстве, занимает особое положение. Дело не в какой-то иной природе политического лидерства по сравнению с другими типами лидерства; политическое лидерство гораздо более заметно, навязчиво, если хотите, и гораздо более значимо. Внутри каждой нации политическое лидерство может занять командные высоты и распространять своё влияние вширь и вглубь, руководители наиболее значимых государств обладают таким влиянием, что о них знают во всех уголках Земли. Более того, политическое лидерство на международном уровне, кроме определенных, количественно ограниченных сфер, зависит от лидерства наиболее значимых государств. Наконец, во многих странах политическое лидерство есть существенный, хотя отнюдь не всесильный элемент в панораме общественной жизни. Если свести политику к ее костяку, к тому, что наиболее видимо для граждан, то таким костяком окажутся общенациональные политические лидеры, как отечественные, так и иностранные. Они — самый признаваемый, самый универсальный, вызывающий всеобщий интерес элемент политической жизни. Как отмечает Р. Стогдилл, «феномен лидерства в одних сегментах населения (студенты, военные и бизнесмены) интенсивно изучался, в то время как в других (политики, рабочие лидеры и лидеры преступного мира) подвергался относительному забвению»[1]. С тех пор произошли некоторые перемены, с середины 1970-х гг. началось пробуждение интереса к лидерству, но те немногие политологи, которые занялись проблемой лидерства, в особенности Дж. Пейдж, Мак-Грегор Бернc, Б. Келлерман, М. Риджей и Р. Такер, замечают, сколь немногочисленны исследования в этой области.

Что такое политическое лидерство? Нет общепринятого определения этого понятия, точно так же как не существует характеристики, которая применялась бы к лидерству вообще. Недавние работы по политологии также не дают ясной ориентировки. Отсутствует однозначное определение политического лидерства в работах Пейджа, Мак-Грегора, Бёрнса или Келлерман, хотя каждый из этих авторов обращает немалое внимание на феномен политического лидерства как таковой.

Есть попытка дать общий обзор вопроса, выявить направления, по которым следует изучать проблемы политического лидерства. Но ограниченное внимание уделяется тому, что может быть названо сердцевиной проблемы. Может быть, это происходит потому, что исследователи стремятся не упустить из виду то множество путей, которыми следовало бы идти при анализе лидерства. И действительно, фокусируя внимание на личности, нельзя забывать о роли окружения; занимаясь проблемами поведения, нельзя терять интереса к ролям и институциональным структурам, в которые «вставлены» эти роли; при изучении характерных черт лидеров нельзя упускать из виду проблемы, связанные с их целями и их результатами.

Кроме того, широкое, подлинно генеральное изучение данного вопроса невозможно без попытки обозначить как можно более точно его границы. Так, должно быть найдено определение лидерства, даже если оно, в силу своего обобщающего характера, будет довольно туманным и потребует дальнейшей разработки через какое-то время. Кроме того, дефиниция лидерства необходима для того, чтобы прояснить различия между сердцевинным, центральным аспектом лидерства и его второстепенными, зависимыми аспектами. Мы должны четко разграничивать, что такое лидерство сегодня и каковы его корни или истоки; различные способы лидерства и последствия его осуществления. Часть трудностей, с которыми исследователи данного вопроса столкнулись в последние годы, вызвана, видимо, тем, что эти различия не были достаточно проанализированы; причины, способы осуществления и результаты лидерства обсуждались в той же плоскости, что и феномен лидерства сам по себе.

Что же тогда есть политическое лидерство? По сути и по форме это есть феномен власти. Лидерство — это власть, потому что оно состоит в способности одного лица или нескольких лиц, находящихся «на вершине», заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы или, в конечном счете, могли бы не делать вообще. Но, разумеется, лидерством является не всякий род власти. Лидерством является власть, осуществляемая «сверху вниз». Пожалуй, можно бы сказать так: лидер — это тот, кто в силу тех или иных обстоятельств оказывается «над» нацией в случае общенационального политического лидерства и может отдавать приказы остальным гражданам. Однако небольшое размышление подсказывает, что любая власть является «сверху вниз»; то есть она подразумевает, что А может заставить Б сделать что-то и поэтому А в определенном смысле есть начальник для Б. Таким образом, отличие власти лидера от других форм власти состоит не столько в природе отношений между лидером и остальной нацией, сколько в том факте, что, в случае лидерства «А», который обладает властью и потому отдаёт приказы, осуществляет эту власть над многими «Б», одним словом, над целой нацией. Отношения власти всегда есть отношения неравенства (хотя роли могут меняться: скажем, если сначала А приказывал Б делать что-то, то затем Б может заставить А подчиняться себе). Но отношения власти, осуществляемые в контексте лидерства, отличаются особым неравенством, поскольку лидеры способны заставить всех членов своей группы (а применительно к нации — всех граждан) делать то, что в другом случае они не делали бы. Необходимо добавить, что данная способность лидера долговременна, может осуществляться продолжительное время[2].

Итак, представляется возможным определить политическое лидерство, и особенно общенациональное политическое лидерство, как власть, осуществляемую одним или несколькими индивидуумами с тем, чтобы побудить членов нации к действиям.

Если власть лидеров может быть осуществлена во имя контроля, господства и подчинения, она, безусловно, может быть использована и для подъёма, приумножения и развития. Очень ценно (более того, прямо-таки необходимо) видеть, как власть лидеров может помочь «улучшить» состояние дел в наших обществах. Это особенно важно, поскольку политическое лидерство представляется одним из наиболее четких путей, на котором людей можно побудить к совместной работе по улучшению своей судьбы. Представляется, что лидерство способно, по самой своей природе, сплотить граждан в совместных усилиях, причем осуществлять эту задачу в течение длительного времени, постепенно решая задачи, подчинение общей цели.

Результаты деятельности лидеров могут быть различными: хорошими или плохими, отличными или ужасающими. Но именно потому, что амплитуда результатов столь велика, они должны быть проанализированы во всей своей целостности. Нужно исследовать, в какой мере и при каких условиях лидерство является благом. Именно поэтому все типы политического лидерства нуждаются в классификации и разбивке по категориям, в привязке к ситуациям, в которых они возникают, и вытекающим из них последствиям. Следовательно, после общего определения общенационального политического лидерства следует задаться тремя вопросами: 1) каковы корни власти лидера? 2) каковы инструменты осуществления этой власти? 3) действительно ли лидеры имеют значение?

Давайте проанализируем эти вопросы с тем, чтобы увидеть, можно ли подобным образом подойти к проблеме лидерства. Ясно, что мы заинтересованы во влиянии лидеров. Мы хотим знать, до какого предела они видоизменяют общество, которым управляют. Но упоминая это влияние, мы тут же поднимаем две проблемы: действия лидеров и природа реагирования на них. Влияние лидеров зависит от среды, их действия должны быть связаны с её характеристиками. Лидеры должны приспособляться к проблемам своих обществ. Они не могут ставить любые, пришедшие им в голову проблемы и надеяться при этом на успех. Итак, вопрос о результате деятельности лидера неразрывно связан с состоянием среды. Иногда говорится, что лидеры — это пленники той среды, в которой они могут сделать то, что среда «позволяет» им сделать. Даже если подобная точка зрения преувеличена, против нее трудно возразить, во всяком случае без тщательного анализа как природы среды, так и характера действий лидеров.

Соглашаясь в данный момент с тем, что и лидеры оказывают влияние на среду, мы, видимо, справедливо можем утверждать, что это влияние есть результат как личностных истоков их действий, так и методов осуществления последних.

Если истоки действий кроются, видимо, в личности лидера, то методы определяются природой институциональных структур, которые находятся в распоряжении лидеров. Однако подобное разграничение носит скорее аналитический. чем реальный характер. Например, трудно отделить человека от положения, которое он занимает, да и методы частично тоже ведь могут быть источником власти лидеров. Итак, сохраняя теоретическое разграничение, надо быть готовыми признать, что оба эти элемента переплетены и что вопрос о том, каковы в точности истоки власти лидеров и каковы в точности ее методы, носит в определенной мере теоретический характер.

Три вопроса, которые сразу же встают в связи с проблемой власти лидеров, могут быть сформулированы по-иному. При рассмотрении лидерства следует, во-первых, рассмотреть личностные истоки власти лидеров; во-вторых, институциональные инструменты, которые помогают лидерам (или ограничивают их); в-третьих и в-четвертых, действия лидеров и характеристики среды, где эти действия имеют место.

Здесь необходимо сказать несколько слов относительно личностных истоков действии лидеров, поскольку каждый, кто верит во влияние лидеров, охотно признает роль личности. На страницах этой книги раскрывается, что фактор, называемый «личностью», не всегда может быть ясен и что измерение этого фактора пока еще находится на начальной стадии. Однако в принципе роль личности лидеров в «запуске» процесса влияния представляется неоспоримой.

Мы сталкиваемся с более значительными трудностями, когда начинаем выявлять методы и инструменты, которые помогают лидерам быть эффективными. Для начала: эти инструменты включают «положение», т. е. прежде всего ту законную и конституционную позицию, которой лидер обладает — лидеры «имеют власть», потому что они «у власти». Однако не все лидеры занимают конституционно определенное положение. Они, например, могут вступить на должность в результате переворота, либо «получить» власть вследствие напряженности ситуации. Более того, даже те лидеры, чье положение конституционно или законодательно оформлено, отдельными элементами своей власти обязаны обычаям, привычкам или особым обстоятельствам. Так что, хотя положение, занимаемое лидером, помогает в большом числе случаев определить в широких пределах, какой властью обладает этот лидер, все-таки, по правде говоря, речь идет лишь об общем определении, а в ряде случаев оно может не иметь значения.

Вопрос усложняется еще больше тем фактом, что положение, которое занимает лидер, может и стабилизировать, и сокращать его власть. Снижение власти, в свою очередь, может проистекать из конституции и закона, из обычаев или привычек.

Однако «положение» есть один из инструментов, с помощью которых лидеры осуществляют свою власть. Наряду с этим, не менее важен способ организации отношений между лидерами и их непосредственным «окружением», в первую очередь правительством, затем с подчиненными, более отдаленными от лидера и, наконец, с нацией в целом. Так что инструменты лидерства охватывают широкий набор связей, и все они, в свою очередь, влияют на результаты лидерства. Только детальный анализ этих инструментов позволит установить, какие из них встречаются чаще всего.

И все же в проблеме лидерства основным является вопрос о его результативности. Здесь основная сложность состоит в том, что данный вопрос включает в себя два отдельных аспекта: действия самих лидеров и реакция со стороны общества.

Трудно прогнозировать действия и реакцию граждан на те или иные решения лидеров. Действия же последних хотя и легче поддаются определению, тем не менее они настолько разнообразны и многочисленны (даже одного отдельно взятого лидера), что дать их исчерпывающий перечень практически невозможно, равно как и нельзя свести их к ограниченному количеству типов. Так что на практике особое значение имеет проблема взаимозависимости между лидерами и общественной средой, которая, невзирая ни на что, обусловливает поле их деятельности.

Глава 1

Что такое политическое лидерство и как оно может быть оценено

«Можем ли мы отличить лидеров от простых держателей власти?», — спрашивает Мак Грегор Бернс во введении к своей книге «Лидерство». Подобный вопрос задавали себе многие исследователи проблемы лидерства. Можно ли назвать «лидерами» многих из тех, кто руководит правительствами? Не являются ли они зачастую просто «менеджерами», управляющими капканами власти, но не обладающими тем воздействием, которым они должны бы обладать? Мы ищем великих мужчин и женщин, которые, по выражению Бернса, «трансформируют характер политической жизни», но не сталкиваемся ли в основном просто с должностными лицами?

Парадоксально (хотя, может быть, и не столь удивительно), что мы часто думаем, будто великие лидеры принадлежат прошлому. Видимо, возникновение такой точки зрения можно объяснить тем, что в западных демократиях в качестве лидеров приходится выступать только менеджерам. Сложности политической и административной жизни в передовых индустриальных странах приводят к тому, что руководители оказываются способными «просто» модифицировать путем незначительных переделок структуру общества. Как в вагнеровских операх, мы как бы присутствуем при гибели богов.

Но при таком взгляде на лидеров прошлого мы забываем, что у них тоже было много недостатков, ошибок и провалов. Великими же они нам представляются потому, что мы не страдаем ежедневно от последствий их ошибок, не являемся мишенью их репрессивных актов и не выплачиваем огромные налоги для финансирования их грандиозных проектов. Во Франции говорят: «Que la Republique etait belle sous L'Empire» («Как Прекрасна Республика, когда живешь в Империи»). Не так ли происходит с лидерами, чьи «эпические» характеристики становятся справедливыми только после их смерти? Апофеоз наступает всегда тогда, когда роль уже сыграна?

Независимо от того, правильна ли наша точка зрения на «золотой век» лидеров-героев или нет, современникам трудно преодолеть впечатление, что нами управляют люди, которые не отвечают требованиям «реального» лидерства. Мы считаем, будто в своем большинстве президенты, премьер-министры или другие руководители государств и правительств не являются такими героями, какими мы бы их хотели видеть. Это ощущение интуитивно, оно может быть неправильным, а может оказаться вполне обоснованным. Но коль скоро оно существует, нельзя ожидать, будто оно исчезнет без убедительного доказательства его ошибочности. Такое доказательство может быть получено при анализе результатов деятельности лидеров прошлого и настоящего. И только после такого исследования мы сможем сделать заключение, что некоторые лидеры не заслуживают данных им «суровых» оценок, в то время как другие — посмертного восхваления. Но поскольку подобный анализ не проводится, нет и реальной почвы для надежды, что будет восстановлена справедливость в оценке тех лидеров, применительно к которым интуитивные ощущения в отношении их деятельности окажутся справедливыми.

Таким образом, необходимость систематического эмпирического анализа достижений лидеров не вызывает сомнений. Но оценка значимости лидеров требует не просто сбора данных с учетом среды и с помощью методов сравнительного анализа. Прежде всего и больше всего она требует концептуального углубления данной проблемы. Может показаться странным, что вновь приходится поднимать этот вопрос, несмотря на то, что политологи столь долго возились с концепцией руководства. Однако по сей день мало сделано для концептуализации того, что влечет за собой лидерство: идея выглядит скорее как интуитивная догадка, чем как систематическая разработка. Но без концептуального углубления вряд ли можно надеяться на прогресс.

Первой задачей поэтому должно быть выявление характерных черт лидерства и установление критериев, которые помогут отделить «реальных» лидеров от «простых» менеджеров или просто должностных лиц. Руководствуясь таким подходом, мы поймем, что неправильно делить лидеров в столь дихотомической манере — на «реальных» и «неудачников» или даже на «плохих» и «хороших». По правде говоря, столь упрощенное разделение, увековеченное теоретиками-классиками, которые (часто по нормативным причинам) раскрашивали лидеров либо только в мрачные, либо только в светлые тона, было одной из причин слабого развития аналитической базы для изучения лидерства.

Что такое «реальное» лидерство

В первую очередь следует более строго определить понятие «лидерство». Трудности здесь частично вызваны тем, что объем понятия, постепенно сложившийся в английском языке, отодвинул на задний план другие слова, описывающие другие формы управления и руководства. Так, во французском языке нет прямого эквивалента понятию «лидер»: «chef» — это что-то гораздо более автократичное, чем «лидер», это слово наводит на мысль если не о прямой иерархии, то по меньшей мере о командной структуре, которая вбирает в себя и слово «лидер», но не обязательно непосредственно влечет его за собой. Недавно появившееся слово «deckleur» (тот, кто решает) уже по своему значению тесно связано со сферой принятия решении. «Guide» (рулевой) — любимое слово де Голля, не является общепринятым в политической жизни (если не считать его употребления в негативном значении). В основном же это слово употребляют для обозначения экскурсовода (гида). Слово «dirigeant» (руководитель), наверное, ближе к английскому слову, но используется в первую очередь в коллективном контексте: редко говорят об отдельно взятом «dirigeant» скорее об одном наряду с другими, совместно участвующими в процессе лидерства. Не удивительно поэтому, что даже во Франции, где весьма неохотно прибегают к английским словам, слово «лидер» прочно вошло в политическую литературу.

То, что слово «лидер» столь трудно переводимо на другие языки, частично свидетельствует о трудностях понимания его точного значения.

Положение и поведение

Возможно, данное понятие имеет наибольшее значение для политической сферы, поскольку помогает провести разграничительную линию между положением и поведением. Такое разграничение должно быть четким, если мы стремимся к адекватному пониманию характера политических и других форм руководства Лидерство — это поведенческое (behavioural) понятие. Вот одна из причин того, почему французские слова «Chef» и «dirigeant» не получили удовлетворительного перевода: они ассоциируются с занятием определенного положения в конкретной структуре. Лидер же — это тот, кто влияет на группу, независимо от того, является ли он (или она) формальным главой этой группы. Таким образом, лидеры есть не только в неформальных образованиях, но, с другой стороны, реальный лидер конституировавшейся организации может не занимать формальной позиции в группе.

Упомянутое разграничение очевидно и значимо. Оно расширяет рамки понятия лидерства, но в свою очередь, делает его более тонким и более гибким. Однако при этом создает и дополнительные трудности, потому что на практике существует связь между лидерством и занимаемым положением. Более того, учитывая ту особую роль в политической жизни, какую играют институты, легко понять, что проблема оказывается еще сложнее.

Связь между лидерством как способом поведения и лидерством как «вершинным» положением порождает два типа проблем. Во-первых, «реальное» лидерство должно быть отделено от чисто формального занятия должности, раз эти два понятия частично перекрывают друг друга, но не совпадают полностью. Некоторые лидеры вовсе не занимают позиций «на вершине», а некоторые из тех, кто занимает высшие должности, не являются лидерами. Например, в Великобритании королева не является политическим лидером, равно как и президент ФРГ. Британский монарх был политическим лидером в прошлом, но затем постепенно его полномочия в государственных делах были урезаны до такой степени, что не осталось простора для политического лидерства. В СССР Генеральный секретарь ЦК КПСС — это политический лидер не только в партии, но и в стране, в силу того факта, что, начиная со Сталина, он постепенно признавался как главное лицо, принимающее решения. Позиция главы государства была чисто символичной, Сталин, Хрущев и первое время Брежнев не занимали этой должности. И лишь со времени превращения генеральных секретарей ЦК КПСС в главу государства, эта должность стала приобретать особую значимость.

Формальное положение должно быть отделено от «реальной» власти. Но понятие лидерства с трудом поддается истолкованию и потому, что формальное положение и реальная власть часто, — а практически почти всегда — оказывают влияние друг на друга: кто-то должен стать лидером в результате того, что он (или она) достигают определенного положения. В этом случае лидерство есть частично продукт занятия должности. Иногда имеет место противоположная ситуация: должность, не приводящая к лидерству, открывает путь к нему в будущем, если какой-то лидер (в реальном смысле слова) займет эту должность. Возможно, такое случится с советским президентством[3]. Такое уже произошло во Франции, когда де Голль придал посту президента значение, какого у него ранее не было. С другой стороны, Аденауэр, будучи канцлером, «способствовал» уменьшению значимости поста президента в ФРГ, ставшему в основном символическим.

Это означает, что нельзя игнорировать должность и сосредотачиваться исключительно на «реальном» лидерстве. Видимо, этот вывод будет справедлив для всех организаций, но особенно для политических институтов.

Власть и политическое лидерство

Раз лидерство есть поведенческое понятие, значит определение лидерства должно быть поведенческим. Но если согласиться с этим, то как определить, кто же является лидером? Легко выявить позиционного лидера, но определение поведенческого лидера отнюдь не столь легкое дело. На первый взгляд, лидерство представляется связанным с властью: лидер (в поведенческом смысле) есть человек, который способен изменять ход событий. Но, как хорошо известно, операционализация власти — трудноуловимый процесс. Точно также трудно уловить операционализацию поведенческого лидерства.

Более того, не все отправления власти являются инстанциями лидерства. Власть, получаемая «раз и навсегда», не есть лидерство. Точно так же не является лидерством взаимное или последовательное влияние членов какого-либо комитета. Лидерство предполагает продолжительное, а не просто случайное использование власти. Это означает, что лидерство обладает тенденцией к осуществлению его в контексте хорошо организованных групп. Это критически важно в таких образованиях, как государство, хотя, разумеется, не менее важно и в других институтах и даже (но только до определенного предела) в подлинно неформальных структурах[4]. Наконец, политическое лидерство есть особый тип власти в том смысле, что она осуществляется по широкому кругу вопросов и проблем. Если многие из нас имеют власть над группой, причем достаточно длительно, то в результате они тоже могут стать лидерами, но политические лидеры осуществляют свою власть над сферой, включающей и себя международные дела, оборону, экономическое и социальное благосостояние граждан, даже культуру и искусство. Конечно, диапазон и масштаб осуществления власти могут быть различны не только под влиянием окружающей обстановки, но и в силу личных соображений лидера.

Он может отказаться иметь дело со всеми вопросами жизни страны. Может быть, он (или она) чувствуют себя некомпетентными в той или иной области, либо не ощущают в них своей правоты. Но в принципе политическое лидерство есть широкое понятие, которое может быть всеохватывающим: решения, принимаемые лидером, могут затрагивать любую сторону жизни общества.

Итак, политическое лидерство, безусловно, шире, чем любая другая форма лидерства, и по этой причине оно представляет собой особый род власти. Конечно, и здесь могут быть видоизменения. Нельзя ожидать, что характер политического лидерства будет одинаковым у разных лидеров, в разных странах, в разные исторические периоды. Но, несмотря на различия, политическое лидерство (об этом можно сказать с почти полной уверенностью) есть одна из самых высоких и всеохватывающих форм власти. Власть — это главная составляющая часть лидерства, которая должна быть тщательно изучена, чтобы мы смогли определить тот предел, до которого власть выявляется в лидерстве.

Компоненты политического лидерства

Давайте попробуем обозначить понятие лидерства несколько глубже и посмотреть, можно ли «разложить» власть лидерства на некоторое количество элементов. «Лидерство, — пишет Р. Такер, — есть указание направления (direction), которое, в конечном счете, нацелено на действие»[5]. Но оно будет эффективным и «реальным» только в том случае, если «указание» имеет смысл применительно к данной ситуации, к тому, что, так сказать, «требует» момент Вот почему Такер анализирует лидерство под углом зрения трех элементов, которые следуют друг за другом в его анализе, но не в реальных ситуациях. Вот эти три фазы — «диагноз», «определение направления действия» и «мобилизация» тех, кто будет вовлечен в конкретную реализацию действий. Наличие этих трех аспектов, определяющих цели и результаты лидерства, дает Такеру основание считать, что политическая активность может быть определена не в терминах власти, а в терминах лидерства: выше отмечалось, что правильнее рассматривать лидерство как подструктуру или особую форму власти. В лидерстве выявляются элементы (или фазы), соответствующие стадиям, проходя через которые требования (зарождающиеся или развернутые) или потребности (латентные или явные) преобразуются в направление действий. В силу того, что лидерство, и особенно политическое лидерство, осуществляется в течение значительного периода, внутри группы и по широкому кругу проблем, стадии четко различимы.

«Диагноз» — это та фаза, на протяжении которой лидер изучает ситуацию и оценивает, что, по его мнению, в ней неправильно и потому должно быть исправлено. Затем лидер разрабатывает направление действий, отвечающих разрешению проблем: в любом случае он приходит к выводу (часто основанному на советах) о том, какой ход событий был бы наиболее желательным. Но этот второй элемент недостаточен для того, чтобы определить наиболее значимое изменение. Оно может быть достигнуто только через мобилизацию. Мобилизацию следует рассматривать в широком смысле слова: она понимается и как мобилизация лиц, находящихся в подчинении, непосредственном или опосредованном (например, через бюрократию), и как мобилизация всего населения, или по крайней мере, той его части, которая сможет повлиять на направление действий. Это может означать, что рядовые члены правящей партии всей душой поддерживают предложенные меры и в свою очередь действуют так, что и остальная часть населения тоже начинает оказывать поддержку. Это может означать обращение к населению с призывами оказать существенную поддержку. Лидерство — это всегда нечто большее, чем анализ ситуации и принятие решений, оно состоит также в воздействии на умы и энергию тех людей, которым предстоит сыграть свою роль в реализации действий. Таким образом, «идеальное» лидерство всегда означает сочетание трех элементов, даже если формы этого сочетания меняются в широких пределах, в зависимости от ситуации.

Лидерство и среда

При изучении последовательных стадий процесса лидерства мы приходим к выводу, что действия лидеров напрямую связаны с реальной ситуацией. Действительно, лидерство не может быть оторвано от окружающей его среды. Такова одна из главных причин того, почему так трудно оценить лидерство и еще труднее его измерить. В самом деле, мы увидим, что среда фигурирует в каждой стадии анализа. Исследуя различие между поведенческим и позиционным лидерством, мы ссылались на окружающую среду. Именно она определяет как формальное положение лидера, так и действительную силу положения (а также и институтов) в конкретном контексте лидера.

В узком смысле слова, одно и то же положение не может быть в точности одинаковым во времени и пространстве. Скажем, полномочия президента США в 1990 и в 1890 гг. в принципе одинаковы, но в них появляется и нечто иное; сила и значение президентства также меняются. Среда играет свою роль в определении «власти» лидера, поскольку относительная сила различных политических актеров постоянно меняется с течением времени, либо в разных странах в один и тот же период времени. Относительная власть также включает роль политических лидеров других стран, в зависимости от обстоятельств усиливающую или ослабляющую власть отдельного внутреннего лидера Мы также видим, что среда является центральным моментом на каждом этапе, на которые «расчленяется» лидерство; диагноз есть изучение среды; определение направления действий означает учет среды и инструментов, имеющихся в распоряжении лидера; мобилизация населения требует знания расстановки сил в конкретном контексте и понимания того, как эти силы будут действовать, если их подтолкнуть в определенном направлении.

Принимая во внимание столь широкое влияние среды, делались попытки доказать, что лидерство вообще не имеет реального значения, а является эпифеноменом. Для подтверждения такого вывода прибегают к следующей аргументации: среда структурирует ситуацию, с которой лидер вынужден справиться и от которой он не может избавиться. Средства, находящиеся в руках лидера, также структурируют процесс реагирования и реализации; наконец, лидер — часть среды; он не способен отделить себя от нее. Лидер дышит определенным «воздухом», и это делает лидера постоянно зависимым от того, что среда предлагает, подсказывает и даже диктует.

Анализировать и обсуждать роль лидеров следует на основе сочетания интуитивных точек зрения и постепенно совершенствуемых эмпирических доказательств. В свою очередь получение этих доказательств требует развития сравнительного метода, который требует дальнейшего усовершенствования. Поскольку в целом считается, что лидеры имеют решающее значение, каково бы ни было влияние среды, было бы разумно исследовать проблему их роли дальше, одновременно совершенствуя находящиеся в нашем распоряжении аналитические инструменты.

Разумеется, среда тоже оказывает решающее воздействие. Если мы хотим реально оценивать относительную значимость лидеров, если мы хотим установить, кто есть лидер, а кто — «просто» должностное лицо, мы можем это делать, осознав сложность проблем, с которыми приходится иметь дело лидеру.

Как ни странно, но легче сравнивать лидеров, когда ситуации, с которыми они имеют дело, разнятся лишь в незначительной мере. «Обычная» дискуссия о лидерах часто концентрируется на этих незначительных различиях. Но гораздо важнее сравнивать лидеров, которые осуществляют свою власть в весьма различающихся ситуациях, поскольку различия скажут нам гораздо больше о лидерах и их роли.

Концептуализация политического лидерства включает, таким образом, попытку более тщательной характеристики обстановки, с которой лидер имеет дело. Этот аспект — лидер и обстановка, с которой он имеет дело — пока остается малоизученным, частью потому, что он ставит сложные методологические проблемы, но также и потому, что изучение среды, как одного из главных путей для формирования оценки реальной силы лидеров, может показаться парадоксальным. Конечно, нельзя игнорировать личные качества лидеров. И нам еще далеко до удовлетворительного уровня познания этих качеств. Усилия в этом направлении должны быть продолжены. Но столь же важной задачей является анализ и классификация различных типов ситуации. В целом те, кто изучали среду, стремились доказать, что лидеры мало что значат или что они взаимозаменяемы. Те же, кто, напротив, хотят показать, что лидеры важны, стремятся в первую очередь сосредоточиться на психологических характеристиках. Но возникает опасная тенденция изучения одного и того же феномена в двух разных аналитических плоскостях, что не позволит получить удовлетворительного решения вопроса. С другой стороны, совершенствуя методы сравнения различных ситуаций, мы получили возможность изучить относительный вклад лидеров не просто в конкретных случаях, а в целом.

Аргументация о том, что лидеры не имеют «никакого значения», базируется в основном на отсутствии удовлетворительных методов классификации ситуаций. Обвинение в «фальсификации» истории встает непреодолимой преградой на пути любого вывода о значимости лидеров. Совершенствуя методы сравнения различных ситуаций, вырабатывая их классификацию или типологию, мы получаем возможность более точно определять вклад и значение лидеров.

Необоснованная дихотомия между лидерами-«героями» и «просто» должностными лицами

Таков фон, который надо учесть, если мы хотим развивать изучение лидерства. Он подсказывает нам, что есть много «сортов» лидеров, и они должны быть классифицированы на основе множества переменных величин Уже стало общепринятым разделять лидеров на две большие группы, с точки зрения их влияния на общество: 1) «реальные» лидеры, лидеры-«герои» (или лидеры-«злодеи»); 2) «должностные лица», «менеджеры», обычные люди, которые почти не оказывают влияния на ход событии.

Подобная дихотомия преобладает в литературе по проблемам лидерства. Со времени Плутарха повелось считать, что только «герои», «великие люди» (или «великие злодеи») определяют ход истории. При этом все соглашались, что очень мало можно сказать об огромном множестве лидеров, которые оставались анонимными или, в крайнем случае, удостаивались кратких биографий или оставили о себе память в виде автобиографий.

Лишь немногие исследователи осмеливались анализировать причины или основы этой дихотомии. Например, Р. Такер вроде бы признает как данность, что лидеры — это либо «реальные» лидеры, либо менеджеры[6]. Считается, что только лидеры выполняют функцию «постановки диагноза», «подготовки действий» и «мобилизации» Но ведь ясно, что по крайней мере две из этих функций могут быть выполнены и менеджерами применительно к любому решению. Да и третья функция — мобилизация — тоже может быть осуществлена менеджерами, пусть в менее грандиозной манере, до того, чтобы обеспечить реализацию своих решений.

Дж. Мак Грегор Бернс в своей книге также разделяет лидеров на две категории: преобразователи и дельцы[7]. Правда, здесь неясно, куда отнести такую категорию, как «должностные лица». Видимо, с точки зрения Бернса, все лидеры либо «преобразователи», либо «дельцы». Лидеры — преобразователи, имеющие определенный взгляд на общество, начинают что-то предпринимать во имя реализации своих воззрений, лидеры — дельцы, напротив, действуют «здесь и сейчас», фокусируя свое внимание на деталях, без формирования глобального взгляда на то, каким должно быть общество в конечном итоге. Несомненно, подобная классификация лидеров важна. Она соответствует различиям между ними, которые мы интуитивно ощущаем. Правда, еще Парето разделял лидеров на «львов» и «лис», примерно по тем же признакам, что и Бернс.

Бернс также связывает «преобразующий» или «деловой» характер лидерства с ситуацией, в которой лидеры обретают себя. Институциональные и поведенческие характеристики также способствуют выявлению того или иного типа лидерства. Лидерство, вытекающее из партийно-политической деятельности, приводит, по крайней мере в нормальных обстоятельствах, к «деловому» лидерству; лидерство, возникающее в революционных условиях, будет, напротив, «преобразующим». Интересно, что Бернс вообще противопоставляет революционное лидерство, как «преобразующее», партийному лидерству, как «деловому».

Хотя анализ Бернса являет собой значительный шаг вперед по разграничению между «реальными» лидерами и иными, все же он остается ограниченным, поскольку ясно, что реальность гораздо богаче и ее нельзя «комфортно разместить» в двух категориях. Не принесет большой пользы деление на три категории, предложенное в свое время М. Вебером, который, скорее всего, имел в виду идеальные типы, чем их реально существующие категории. Можно было бы согласиться с тем, что категория «преобразующего лидера» во многом отвечает понятию «харизматического лидера», в то время как «деловой» лидер вроде бы ощущается как близкий к «бюрократическому авторитету». А вот понятие «традиционного» лидера остается вне поля зрения. Берне не находит оснований для выделения этой категории в современном мире.

Почему взяла верх дихотомия

Почему Бернс и другие исследователи продолжают делить лидеров на две категории, в то время как внутри категории «лидеров-героев» и внутри категории «обычных» лидеров наблюдаются резкие отличия лидеров друг от друга? Ведь ясно, что Наполеон — это не то же самое, что Гитлер, что Ленин не похож на Рузвельта. Точно также не все «деловые» лидеры похожи друг на друга: Дж. Ф. Кеннеди или Брежнев — это совсем не то же самое, что премьер-министры Франции или Греции 40-50-х годов.

Частично ответ на этот вопрос состоит в том, что политологи склонны делить все и вся на две или три категории (либеральное — авторитарное, демократическое — авторитарное, централизованное — децентрализованное). Лишь постепенно стала утверждаться тенденция более многогранного понимания, хотя упрощенные классификации с трудом уходят из практики. Политологии не следовало бы заимствовать свои методы из таких «предписывающих» дисциплин, как право, где естественно деление различных ситуаций по двум, трем или более категориям в надежде, что это деление окажется удовлетворительным в эмпирическом контексте.

Однако сохранение дихотомического подхода к изучению лидерства объясняется не только традициями политической науки. Оно вытекает из более широких соображений, в том числе нормативного характера. Ведь и в исторической пауке есть деление па «великих людей» и «простых смертных». «Великий человек» может быть «хорошим» или «плохим», но все дело в том, что он оказывает больше влияния, чем остальные.

Таким образом, политология имела дело с традицией, которая отдавала лидерам «командные высоты» в объяснении событий. Такой подход был сотрясен до основания, когда появилась школа исследователей, заявивших, что «лидеры не имеют никакого значения». Социологи и некоторые историки (в частности, историки социально-экономического направления) начали отрицать лидеров. «Массы, а не лидер — вот новый герой»[8]. Между приверженцами двух направлений возникла своего рода холодная воина.

Утешением для представителей обеих направлений стало согласие с идеей, что, с одной стороны, существует несколько «великих» лидеров, а с другой стороны, — масса «обычных» лидеров. Разумеется, никто не может полностью отрицать роли великих лидеров, которые возвышаются, подобно колоссам, над всей политической панорамой.

Но на практике легче изучать ситуации, когда нашими делами руководят «гномы». Социологи и политологи привычно концентрируют свое внимание на ситуациях, когда страны управляются лидерами более низкого ранга — главами правительств и министрами. И, поскольку только незначительное меньшинство политологов обладает необходимой смелостью, предпочтение было отдано тезису о том, что главную роль играют «силы, находящиеся внизу».

Разграничение между «героями» и «обычными лидерами» не есть просто результат сверхупрощения. Оно уходит глубокими корнями в общественную науку, особенно в политологию. Но следует признать, что действительность гораздо сложнее; нужны такие модели и такие методы исследований, которые позволят более реалистично обрисовывать контуры лидерства.

Потребность изучать вариации в лидерстве на основе многомерности

Политическое лидерство состоит в действиях, направленных на изменение среды. Его специфический характер зависит, как я уже отмечал во введении, от комбинации трех аспектов: личностных черт лидеров; инструментов, которые они имеют в своем распоряжении; и ситуации, с которой они имеют дело. Ясно, что все эти три аспекта нуждаются в широком определении. Личностные черты лидеров включают не просто «личность» лидеров, но сумму элементов. которая «описывает» лидеров в конкретный момент. Конечно, они включают элементы «личности», особенно энергичность, напористость, способность быстро проникать в проблему; но они включают также другие аспекты, которые могут обычно быть определены как «социологические», например, изучение избирателей включает как социологические, так и психологические черты. Так что изучение социального происхождения и карьеры лидеров — важный аспект изучения личностных элементов лидерства.

Столь же широко могут быть определены и инструменты, которые лидер имеет в своем распоряжении. Они включают группы, партии, бюрократию, суды и законодательные органы, в общем все, что может мешать или помогать действиям лидеров; сюда следует отнести и средства массовой информации, которые могут дать лидеру возможность более или менее непосредственного контакта с населением. Уровень институционализации (то есть, предел, до которого институты реально «действуют»), степень централизации или децентрализации системы и лояльность членов указанных структур должны быть включены в число тех элементов, которые существенны, если мы хотим провести реальную дифференциала) тех инструментов, которыми обладают лидеры

Инструменты — это часть среды, они до определенного предела «данности». Но они могут быть организованы лидерами или сформированы ими. Наконец, они могут быть использованы таким образом, который лидеры считают более подходящим для достижения своих целей. Таким образом, в узком смысле слова среда охватывает тот круг проблем, с которыми лидерам приходится сталкиваться и которые они хотят решить (или, по крайней мере, начать решать). Эти проблемы могут быть, крупными или ограниченными, они могут иметь отношение к преобразованиям общества, а могут быть связаны с ростом благополучия какого-то небольшого слоя; они могут влиять на существование всей нации. Но одинаково важны и те проблемы, которые могут быть связаны с «объективными» условиями или с настроениями среди населения, например, высокая степень недовольства или низкий уровень интегрированности. Таким образом, лидеры имеют дело с состоянием, которое может быть «спокойным», а при наличии кризиса — с разными уровнями его интенсивности и безотлагательности. Типология конкретных ситуаций поэтому очень обширна и разнообразна.

Даже беглый анализ личностных черт, инструментов и ситуаций не только показывает сложность природы политического лидерства, но и создает предпосылки реалистичного анализа на основе простых разграничении и, особенно, на базе двухсоставной или трехсоставной модели. Имеется много (даже бесконечно много) четко выраженных типов личностных характеристик, инструментов и ситуаций. Из этого следует, что для строгого анализа должны быть намечены измерения, и на их основе станет возможно провести уравнения, которые дадут четкую картину реальности.

Политическое поведение редко (да, пожалуй, никогда) не бывает дихотомичным. Конечно, во многих случаях подход, основанный на дихотомии, имея эвристическую ценность на определенном отрезке времени, затем ограничивает или вообще обессмысливает анализ. Это особенно справедливо в случае политического лидерства не просто, потому, что существует много типов личностей и ситуаций (даже если до сих пор и не было дано их удовлетворительной классификации), но, может быть, скорее потому, что определение различий в воздействии лидерства зависит от сравнительной оценки ситуаций, с которыми лидерам приходится иметь дело. Чтобы знать, чего реально постигают руководители, действительно ли их деятельность эффективна или просто они «плывут» по поверхности событий, мы нуждаемся в том, чтобы точно оценить «знаменатель» нашего уравнения, а именно — тип ситуаций, с которыми лидеры имеют дело. Дав сравнительное описание ситуации и, конкретно, проанализировав ситуации в рамках множества измерений, мы получим возможность обогатить понимание лидерства и придти к более точной оценке вклада лидеров.

К общей классификации политического лидерства

Итак, сейчас мы можем начать классифицировать политическое лидерство. Какие аспекты лидерства следовало бы в первую очередь принять во внимание при выработке такой классификации? Прежние исследования часто ограничивали ее направленность. Схема анализа должна быть общей, чтобы охватить все типы политического лидерства, но одновременно и детализированной, позволяющей провести четкие разграничения между политическими лидерами. Какие критерии можно положить в основу определения таких измерений, которые имели бы универсальное применение?

Влияние лидеров как принципиальная основа классификации

Прежде чем классифицировать политических лидеров в соответствии с одним, двумя или множеством измерений, следует прояснить проблемы лидерства. Таких проблем много. Приведу только три примера. Выше уже говорилось о противопоставлении «преобразующего» лидерства «деловому» лидерству. Такая дихотомия соответствует реальному разграничению между лидерами, которые действуют «по-крупному», и теми, кто налаживает компромиссы между группами. Такое разграничение относится поэтому к целям и политическим шагам лидеров. Есть другая классификация лидеров на основе их «характера»: «активно-позитивный» — «активно-негативный»; «пассивно-позитивный» — «пассивно-негативный». Цель такой классификации — вскрыть личностные различия, а не различия в политике или влиянии. Конечно, существует связь между «характером» и целями, но эти два аспекта различны. Р. Джексон и С. Розберг в книге «Личное правление в Черной Африке» разделяют лидеров на четыре типа: «принцы», «автократы», «пророки» и «тираны». Их цель — представить некоторые «режимы личного типа», в которых возникают те или иные «стили», режимы, позволяющие лидерам контролировать население и удерживаться на своих постах. Разумеется, и этот подход связан с другими подходами: «характер» лидера играет свою роль, цели политики не оторваны от «стилей режима», которые описаны выше.

Таким образом, существуют различные основы для классификации и сравнения лидеров. В то же время нужна всеобъемлющая концепция, которая поможет увязать эти основы между собой, включить одни типы анализа и исключить другие. В силу этого мы не заинтересованы в том, чтобы знать «все о лидерах». Мы не хотим, например, знать об их развлечениях и хобби, если они не связаны с их политической деятельностью и не влияют на нее. С другой стороны, мы стремимся изучить и личностные аспекты, если чувствуем, что они влияют на то, каким образом ведутся дела а государстве. То есть, анализ лидерства оправдан с политической точки зрения только в той степени, в какой признано, что лидеры оказывают влияние на развитие общества.

Общая классификация политического лидерства должна таким образом начаться с изучения влияния, которое лидеры оказывают (или могут оказывать) на свое общество. Это — краеугольный камень исследования. Конечно, цель состоит в том, чтобы увидеть, вызвано ли это влияние некоторыми характерными чертами лидеров, например, личностными или определенными полномочиями, как правило, институциональными, которыми они обладают. Мы хотим знать источники влияния лидеров. Но именно это влияние, как зависимая переменная величина, оправдывает наше изучение независимых переменных величин — личности и институциональных инструментов.

Роль личностных элементов и институциональной структуры в анализе политического лидерства

Другие аспекты политического лидерства будут изучены в той мере, в какой они проявляются во влиянии лидеров на общество. На первый взгляд кажется, что таких аспектов немало или даже бесконечно много: личность, роль, организация, задатка, ценности и др. Если проанализировать указанные аспекты, то можно обнаружить, что они подпадают под две широкие категории: персональные качества «режима». К этим категориям добавляется и третья — среда, различным образом связанная с двумя первыми.

Также ясно, что эти характеристики связаны с политическим лидерством тем, что они помогают объяснить то влияние, которое оказывают лидеры. Например, личность — это важный фактор, но этот фактор приобретает смысл и значение настолько, насколько значимы цели и политические принципы лидеров.

Изучение личности важно для политического анализа лидерства, потому что личность выступает как что-то, реально или с чьей-то точки зрения имеющее влияние на цели и политические инициативы. Как политологов, во всяком случае, нас интересует вопрос, является ли данный лидер «активно-позитивным» сам по себе, а также как «активно-позитивность» лидера сказывается на тех или иных его политических шагах и будет ли он их совершать с большим или меньшим рвением.

Сказанное о личности также применимо и к другим аспектам политического лидерства Пэйдж, например, говорит о «роли» и «организации» как значимых элементах вразумительного определения лидерства. В самом деле, на оба понятия традиционно ссылались как на существенные. В политическом анализе «роль» и «организация» обычно описывались как «режимы», которые и «организуют» лидерство, и уточняют «роли», которые играют лидеры.

Причина, по которой различные режимы заслуживают изучения с политической точки зрения, состоит в том, что, с нашей точки зрения, режимы порождают определенные последствия для целей и политических инициатив лидеров. Например, «режим» может создать такие институциональные или процедурные особенности, при которых появление лидеров с одними целями вероятнее, чем лидеров с другими целями, или при которых будет легче проводить определенные политические инициативы.

Особая роль среды

Среда имеет различное влияние. Её воздействие не столь велико, чтобы сказаться на политических шагах в качестве независимой переменной величины. Но оно проявляется в том, что среда вводит ограничения и создаёт возможности. Существуют структурные ограничения, которые вытекают, например, из экономической базы страны; существуют также временные ограничения, которые вытекают из специфических условий, в которых находится страна в данный момент. Пессимистическая настроенность населения или кризисная атмосфера, которая может преобладать в результате внутренних или внешних трудностей, также представляют собой ограничители сферы деятельности лидеров. Они вынуждены действовать в определенном направлении и сосредотачиваться на текущих проблемах, а не на тех, которыми они первоначально хотели заняться.

С другой стороны, возможности, предоставляемые средой, не могут быть или структурными, или связанными с текущим моментом. Лидеру может быть дан шанс (включая и шанс, вытекающий из кризиса) выступить с инициативами и поставить цели, которые в иной ситуации или в иных структурных условиях оказались бы неприемлемыми.

Таким образом, среда — это не такой аспект изучения политического лидерства как личность и институциональные механизмы (хотя они тоже являются частью среды и поэтому на них есть «налет» ее характерных черт). В то время как личность и институциональные особенности влияют на характер лидерства сами по себе, среда — это «субстанция», «сырьё», но также «каркас» для целей и политических инициатив. Употребляя другой образ, среда — это шахматная доска, на которой лидеры играют и должны играть. Политические инициативы представляют собой центральную основу для классификации политического лидерства; но они вырисовываются, окрашиваются и развиваются как результат постоянного или временного влияния среды, с которой приходится иметь дело лидеру. Поэтому второй необходимый шаг должен состоять в анализе того, каким образом среда видоизменяет динамику действий лидеров и отделяет то, что возможно, от того, что невозможно.

Лидерство и принуждение

Однако остается еще одна проблема. Часто лидерство рассматривают как противоположность принуждению. Лидерство понимается как умение побуждать, а не принуждать к определенным действиям. Это разграничение ценно для анализа, но реальность гораздо сложнее. Стоит напомнить, что лидеры не могут быть разделены на Тех, кто руководит посредством принуждения, и тех, кто руководит посредством согласия: существует множество градации между этими полюсами. С одной стороны, принуждение существует в каждом режиме: некоторые граждане несогласны с определенными политическими шагами, другие несогласны с принципами, на которых эти шаги основаны. С другой стороны, объём принуждения заметно варьируется даже в авторитарных государствах.

Принуждение — это явление, вообще плохо изученное, а еще хуже измеренное. Следует проанализировать условия, которые делают принуждение необходимым, а также тот уровень, выше которого оно перестает быть эффективным. Не пытаясь анализировать эти условия в целом, мы можем выявить некоторые общие тенденции.

Почему и как принуждение может быть достигнуто

Когда действия лидера совпадают с желаниями народа, потребность в принуждении невелика. Следовательно, принуждение требуется, если действия лидеров весьма отличаются от того, что хотят граждане. Консерватор может управлять обществом, в котором высказываются многочисленные требования перемен или в них ощущается потребность, только с помощью принуждения. Принуждение также должно быть жестким, если глубокие перемены «вколачиваются» лидером в общество, которое в основе своей удовлетворено существующим положением вещей. Когда действия лидеров направлены на умеренные изменения, то в этом случае, видимо, нужна в значительном принуждении в целом меньше. Таким образом, потенциал мощного принуждения заложен только в некоторых типах ситуаций. В основном это те ситуации, когда лидеры и население расходятся по главным политическим инициативам, во имя которых лидеры оказывают давление и которые они хотят быстро реализовать.

Потребность в принуждении может меняться в значительных пределах. Принуждение может оставаться небольшим столь долго, сколь долго обществу будут неясны цели лидера. Чем менее ясны представления людей о государственной политике, тем меньше лидеры должны прибегать к принуждению. Следовательно, плохо образованное население в стране со слабой коммуникативно-информационной сетью меньше нуждается в принуждении к подчинению.

Принуждение не должно быть жестким и в том случае, когда нация изолирована. Недовольство имеет тенденцию к усилению в результате сравнения стилей жизни у себя в стране и за рубежом. Там, где меньше знают о том, что происходит вовне, давление на лидерство соответственно будет меньше Таким образом, руководители, стремящиеся проводить политику, не совпадающую той, которая была бы «естественно» воспринята населением, будут пытаться оградить своих граждан от усиливающего недовольство влияния извне. Это справедливо и для консервативных лидеров, которые могут чувствовать, что при открытых границах население станет больше стремиться к переменам, и для прогрессивных лидеров, опасающихся, что их эксперименты могут оказаться неудачными или даже бесполезными, если граждане могут сравнивать их результаты с политикой, проводимой за рубежом.

Наконец, от граждан требуется активная поддержка политики лидеров. Такую поддержку обязаны оказывать прежде всего государственные служащие, а от большинства населения требуется нормально работать и не прекращать своих обычных занятий.

Таким образом, сильное принуждение может быть сконцентрировано на тех, кто должен реализовывать политику На таких людей можно воздействовать либо угрозой, либо лестью, чтобы они повиновались. Справедливо, что чем современнее экономика страны, тем больше граждан будет вовлечено в действия, прямо вытекающие из политики лидеров. Но столь же справедливо и то, что в результате мер, направленных на реализацию политики, разграничение между активной поддержкой и обычной работой становится очень расплывчатым.

Таким образом, объём принуждения, необходимого для того, чтобы лидер оставался у власти и проводил политику, с которой население проявляет несогласие, может быть относительно ограниченным. Трудности, возникающие перед лидерами в процессе проведения их политики, вытекают чаще из дефектов самой этой политики, чем из оппозиции населения.

Революционные лидеры ставят обычно перед собой гораздо более трудные задачи, чем консервативные. Ведь революционеры хотят изменить общество, но они не могут это сделать одними официальньичн заявлениями: они нуждаются в экономических результатах и социально-экономической трансформации. И то и другое трудно осуществимо. Естественно «пассивное» население, на которое воздействуют значительным принуждением, начинает приходить в движение под воздействием политики лидеров Крупные изменения в экономической и социальной основе страны могут оказаться выше её возможностей; провал целей, так же как и принуждение само по себе, может заставить лидеров отказаться от своих целей и вызвать недовольство.

Если лидеры захотят изменить ценности, разделяемые населением, чтобы создать «нового человека», или ввиду необходимости «мобилизации» рабочих, от степени которой зависят экономические результаты, то им понадобится активная поддержка, которая не появляется легко. Дилемма, стоящая перед революционными лидерами, возникает именно в этом случае. Пока преследуемые ими цели не очень влияют на население, они могут продолжать реализовывать их; но когда лидеры постепенно начинают понимать, что им надо либо мобилизовать население, либо они потерпят неудачу, они переходят к такому этапу действий, когда быстро растет оппозиция, вынуждающая их применять крутые меры, а они в свою очередь еще более увеличивают оппозицию.

Глава 2

Роль политического лидерства в прошлом и настоящем

(обзор основных исследований)

Лидерство — к этой теме постоянно обращаются политические наблюдатели, это предмет бесчисленных статей в газетах и журналах; биографии и автобиографии лидеров прошлого и настоящего очаровывают публику. Но серьезного интереса у политологов это не вызывает. В 2500 статьях, опубликованных в «Американ политикал Сайнс Ревью» с 1906 по 1963 гг., слова «лидер» и «лидерство» встречались только 17 раз. Правда, в последние годы положение несколько изменилось, но лидерство остается золушкой в политологи. У нас нет системного знания относительно того, кто такие лидеры, откуда они приходят и каково их отношение к многочисленным проблемам. Политологи вроде бы не хотят ничего знать об этом. Они, видимо, переняли у классиков политической науки малый интерес к лидерству. Однако в процессе развития современного мира эта традиция вытесняется более позитивным подходом.

Итак, политологических исследовании лидерства немного. Единственный аспект, по которому существует обширная литература, — это институциональное изучение исполнительной власти и, в частности, деятельности руководителей этой власти[9].

У этих работ два недостатка: они посвящены одной или нескольким странам; в них уделяется мало внимания лидерам и лидерству как таковым, а главный акцент сделан на факторах, окружающих лидерство. В основном дается описание институтов, вне связи с лидерством как общим явлением.

Лидерство также косвенно исследуется и другими путями, которых в основном насчитывается три. Два из них связаны с социологией. Во-первых, лидерства коснулись исследования элит, которые помогли прояснить, хотя и в недостаточной степени, характерные черты лидерства. Поскольку лидеры (в том числе потенциальные) принадлежат к элитным группам, изучение происхождения, карьеры и взглядов членов этих групп и, особенно, политических элит, помогло очертить круг людей, из которых выходят лидеры в различных странах[10]. Но эти работы не дают четкой картины. Во всяком случае они сфокусированы на второстепенных аспектах лидерства, а не на явлении как таковом.

Социология способствовала изучению лидерства и тем, что помогла поставить общие вопросы относительно природы отношений на вершине власти. Один из таких вопросов — правда, лишь косвенно связанный с лидерством — это вопрос о «неизбежности» олигархических структур внутри политических партий. Исследования, проведенные на рубеже ХIХ-ХХ веков Острогорским, Моска и Михельсом, оказали влияние на более поздние работы по механизму принятия решений в политических партиях, в частности, на книгу Р. МакКензи «Политические партии Великобритании» (1955 г.). Однако основной социологический вклад в анализ лидерства был сделан М. Вебером, чья типология власти и концепция харизмы оказались особенно ценными для понимания лидерства и политической жизни в третьем мире.

На некоторых политологов заметное влияние оказала другая научная дисциплина — психология. Можно перечислить целый ряд биографий с описанием происхождения лидеров, на основе которого делается анализ причин их успехов или неудач. Пионером психологического подхода был Г.Д. Лассуэлл («Психопатология и политика»). Но последователей у них оказалось немного — Ф. Гринштайн («Личность и политика», 1969 г.), Дж. Барбер («Президентский характер», 1977 г.). Хотя сам психологический подход выглядит многообещающим, достижения в этой сфере скромны.

Начиная с 1970-х гг., интерес к изучению лидерства как такового начал расти, о чем свидетельствуют работы Дж. Мак-Грегора Бернса, Д. Пэйджа, Р. Такера, Б. Келлерман. Они говорят о сознательном желании подойти к лидерству системным образом.

Любопытно, что история повлияла на изучение лидерства в незначительной степени, хотя политологи постоянно обращались к ней, не имея зачастую иных источников информации, кроме исторических. Однако в самих исторических исследованиях феномен лидерства сыграл довольно значительную роль. С одной стороны, история, по крайней мере, в ее традиционном виде, занималась великими людьми. Тот или иной период, событие рассматривались под углом зрения какой-либо лидирующей личности. За тем от такого подхода отказались, и постепенно индивидуальный вклад оказывался недооцененным. Историков стало привлекать изучение общественных движений, а личности были отданы на откуп биографам, которые, в силу собственных склонностей, сосредоточились на описании конкретных черт личности того или иного лидера, на его уникальности.

Другой подход был свойственен социологии, в концептуальных рамках которой центральное место отводилось не лидерству, а структурам. Лишь у Вебера и Парето лидерству уделено главное внимание. Но анализ Парето носит очень абстрактный характер, а классификация Вебера — очень общий.

Свой вклад в изучение лидерства внесла в последние годы и социальная антропология (прежде всего, в плане детального описания форм и полномочий лидеров в Африке и Латинской Америке).

И все-таки именно в сфере психологии изучение лидерства велось самой большой точностью и решимостью— Блестящий обзор психологических исследований лидерства сделан К. Джиббом в «Международной энциклопедии общественных наук» (1968 г.). Такие психологи, как К. Джибб, Э. Фидлер, К. Холландер, Р. Стогдилл, Б. Бэсс и М. Херманн, предприняли целый ряд эмпирических исследований, прояснивших некоторые из ключевых проблем лидерства, и особенно проблему связи между лидерами и окружающей их средой; они также начали давать некоторые элементы измерения типов лидерства.

Но и эта область исследований нуждается в дальнейшем прогрессе. Психологические исследования концентрируются в основном на лидерстве в малых группах, что естественно, поскольку эксперименты можно осуществлять только в малых группах, да и к тому же психология традиционно ориентирована на них. Следовательно, эти исследования не всегда помогают в анализе больших, длительно существующих, а также неассоциированных групп, основных групп в политической жизни.

Лидеры и кризис общества

Веберовская концепция харизматической власти и ее недостатки

Основной вклад М. Вебера в анализ лидерства связан с открытием и разработкой понятия «харизма». Мы не можем в полной мере оценить роль этого понятия в его схеме, не проанализировав контекст, в котором оно было вверено в словарь общественной науки, и цель, ради которой это было сделано Контекст — это трехчленная классификация, в которой харизма представляет собой один из трех идеальных типов роли законодателя (два других типа — традиционный и рациональный). Цель веберовской классификации состояла не в конкретном описания или объяснении лидерства, а я определении типов власти или легитимного правления, которое может существовать в различных обществах.

Многие из проблем, поставленных схемой Вебера как основы для анализа лидерства, вытекают из особенностей развития концепции харизмы.

Анализ легитимного правления, но не лидерства

Поскольку цель Вебера состояла в исследовании власти и, в частности, основ власти, то характерные черты лидерства и поведение лидеров упоминались им только в той степени, в какой они способствовали пониманию возникновения и развития легитимной власти. Потому неудивительно, что всеобъемлющая теория лидерства в работах Вебера не формулируется.

Прежде всего, анализ Вебера имеет дело только с легитимным правлением, а не с какими-либо другими видами правления. Но даже в контексте легитимного правления или власти Вебер не рассматривает всю совокупность проблем, поставленных лидерством. Как уже было сказано выше, Дж. Пэйдж перечисляет шесть отдельных компонентов, которые следует принимать во внимание при анализе политического лидерства: личность, роль, организация, задачи, ценности и институты. Типология Вебера адресуется в основном последним трем компонентам, хотя косвенно она охватывает и вопросы роли и организации, пусть в очень общем виде. Вебер пытается обсудить общественные условия, при которых различные типы легитимного правления «естественно» претворяются в жизнь. Это важный вопрос, конечно, но он лишь частично касается феномена лидерства.

Вследствие этого Вебер не уделяет много внимания действиям лидеров и влиянию этих действий: он не анализирует, при каких обстоятельствах влияние увеличивается или уменьшается; его модель ничего или почти ничего не говорит о таком влиянии. Вебер не проявляет большого интереса к тем специфическим путям, которыми лидеры приходят к власти, сколько времени они занимают руководящие посты и как терпят крах. Эти проблемы рассматриваются только в той степени, в которой они воздействуют на легитимность системы в целом, то есть, практически, только в контексте харизматической власти. Вебер фокусирует внимание на связи между гражданами и их правителями: поскольку он верит в то, что эта связь определяется в основном общественными факторами, а не самими правителями, у него нет или почти нет причин для анализа истоков и характеристик роли лидеров.

Главное усилие Вебера направлено на определение связи между типами социальной структуры — в широком смысле — и типами «лидерского правления». Оно может быть традиционным, законно-рациональным и харизматическим. Однако такое деление носит скорее абстрактный, чем реальный характер: эти «идеальные типы» могут сосуществовать. Например, тот или иной лидер может черпать свою власть и из традиционных сил, и из собственной харизмы. Вполне вероятно и такое положение, при котором лидер мог бы относиться к трем «идеальным типам» одновременно. Так что присутствующие в схеме Вебера аналитические компоненты в конкретных ситуациях могут — подобно атомам в молекуле — сочетаться по-разному. В результате модель выглядит более реалистичной: многие современные формы правления характеризуются сочетанием двух, а в ряде случаев трех «реальных» элементов. Представляется, что некоторые запасные лидеры, делая определенную ставку на харизму, в то же время черпают значительную часть своей власти из «законно-рациональных» структур.

Однако трудность состоит в том, что два из трех элементов (традиционное и законно-рациональное правление) схемы Вебера не связаны с лидерами как личностями, а лишь определяют связь между гражданами и обществом, основанную исключительно на характеристиках социальной структуры. Это — связь институционального характера, которая создает поддержку правления и, следовательно, укрепляет способность лидеров требовать подчинения от своих последователей. В контексте традиционного правления связь между гражданами и обществом основана на «естественном» и «автоматическом» согласии с системой именно в силу ее существования, в силу того, что граждане чувствуют себя ее частью. Это — связь эмоционального, аффективного характера. С другой стороны, при «законно-рациональном правлении» связь вытекает из того, что граждане видят эффективность и справедливость норм и механизмов. Они подчиняются им, потому что верят в правильность системы. При харизматическом правлении лидеры есть единственная основа связи между гражданами и обществом.

Веберовская концепция харизмы и присущие ей ограничения

Если в понятии хариэматической власти и есть один бесспорный элемент, то таковым является прямая связь между лидерами и их последователями. Вот что пишет верная последовательница Вебера А. Уиллнер: «Харизматическая власть не основана ни на должности, ни на статусе, а вытекает из способности конкретной личности вызывать и поддерживать веру в себя как источник легитимности»[11].

Объект харизмы — личность лидера, непосредственно и исключительно.

Концептуализация харизмы

Однако Вебер не дает четкого определения харизматической власти. Он утверждает, что харизма «есть определенное качество ннцивидуальной личности, на основе которого она оценивается как исключительная, и к ней относятся как к личности, наделенной сверхъестественными, сверхчеловеческими или исключительными возможностями или качествами». Вебер говорит о харизматической власти, что она основана «на преданности святости, героизму или образцовости конкретной личности, нормам и приказам, открываемым или отдаваемым ею»[12]. Ни один из этих комментариев не дает нам четкого ответа на вопрос, что же в самом деле есть харизма.

Проблема не проясняется и при обращении к примерам, приводимым Вебером: он уделяет много внимания пророкам и другим религиозным лидерам, но упоминает и многих других руководителей. Не удивительно, что К. Фридрих дает такой комментарии: «Сейчас следует задать вопрос о том, справедлива ли генерализация термина „харизма“ путем его расширения и включения светских и нетрансцедентальных типов призвания, а конкретнее — инспирационного лидерства демагогческого типа»[13]. Но вопрос, наверное, не столько в расширении самого термина, сколько в том, что Вебер при этом не меняет направленности и характеристик харизматической власти настолько, чтобы даваемое определение не опиралось столь явно на религиозные примеры.

Почему Вебер столь решительно сохраняет ориентацию на «божественное призвание» и «сверхъестественные элементы»? Не в силу ли своей неуверенности в том, что ему удастся полностью вывести харизму из сферы религии? Вебер сделал первый шаг на этом пути, однако он не пожелал полностью оторвать понятие «харизма» от религиозных корней, вследствие чего его анализ оказался несколько непоследовательным или двусмысленным. Еще важнее, может быть, то, что концепция харизмы сама страдает от неопределенности, связанной с рассуждениями, основанными на аналогиях.

Почему же Вебер не порвал с религиозными истоками понятия «харизма»? Он считал, очевидно, что оно в своем первоначальном религиозном смысле имеет особый «аромат» и особую силу, от которых не следует отказываться при включении в модель политических ситуаций и политических лидеров. «Аромат» и «сила» харизмы вытекают из иррациональной в своей основе связи, которая, по мнению Вебера, похожа на причащение, когда, вера шире, чем принадлежность к конкретной церкви. Его концепция харизматической власти является поэтому целиком и абсолютно эмоциональной, гораздо более эмоциональной (если это возможно), чем связь, существующая между лидерами, их последователями и обществом в традиционном контексте. Вебер не рассматривает возможность того, что идеальный тип харизматической власти есть лишь крайняя точка континуума, включающего много промежуточных позиций. Он не берет во внимание возможность «движения» от чисто харизматического полюса к институциональному, возможность «рутинизации» харизмы. Он не считает возможным, что харизматическая власть может перестать быть «иррациональной», став «интеллектуальной». Полное молчание Вебера по этому вопросу должно быть истолковано как показатель его точки зрения, что никакое легитимное правление не может быть основано на прямой «рациональной» связи лидеров и их последователей. Вебер, по-видимому, считал, что такая связь недостаточно сильна для управления всем обществом и что «рациональные» последователи «естественно» обратятся к институтам, если пожелают найти «правильную» основу для организации общества.

Неудивительно, что веберовская концепция породила много споров и навлекла на себя критику. Даже такие ревностные последователи Вебера как А. Уиллнер или А. Швейцер не могут полностью с ней согласиться. Швейцер, в частности, пытается показать, что не существует слишком больших различий между религиозной ситуацией и политической ситуацией. Швейцер подчеркивает, что Вебер не обязательно считал (как пытается доказать К. Фридрих) «главным признаком харизмы наделение конкретного человека божественными качествами и неким сверхъестественным бытием. Главное — природные способности избранной личности и ее вера в свое призвание по выполнению великой и длительной задачи». Швейцер делает вывод, что «в политической харизме, однако, вера в призвание может занять свое место, в любом случае она будет не божественного происхождения, а внушена судьбой или роком»[14]. Следовало бы однако уточнить, из чего именно состоит такое «призвание» и какая разница существует между религиозным «призванием» и чисто идеологической точкой зрения или идеей, в которые лидер верит.

Попытка операционализации понятия «харизма»

Итак, желание как можно теснее связать понятие харизмы с его религиозными истоками привело к двусмысленностям и неясностям при его концептуализации. Но еще более серьезные трудности возникли при попытках операционалиэации того понятия.

Из всех исследователей A. Уиллнер пошла дальше всех при выявлении тех характерных черт, которые свойственны харизматической власти. Она перечисляет четыре измерения: имидж лидера, согласие, сплочение и эмоции[15]. Уиллнер определяет каждую из этих черт и выявляет, каким образом каждая из них проявляет отношения харизматического лидера и его последователей. Имидж лидера означает, пишет Уиллнер, что «сторонники верят либо в сверхчеловеческие качества лидера, либо в качества, высоко ценимые в данной культуре». Согласие означает, что «сторонники верят заявлениям, сделанным лидером, и идеям, высказанным им, просто потому, что именно лидер их сделал и высказал». Далее, сторонники сплачиваются потому, что им достаточно, что «лидер дал команду». Что касается эмоций, то «сторонники отвечают лидеру своей преданностью, благоговением или слепой верой, то есть почти теми же эмоциями, что и при религиозном поклонении».

Эти выводы Уиллнер значительно помогают выработке более ясного понимания того, чем является или мог бы быть харизматический лидер Однако трудности остаются. Во-первых, как и у Вебера, используются аналогии, и имеет место соскальзывание с более высокого на более низкий уровень. Весьма туманно описание эмоций, как «близких религиозному поклонению». Как и Вебер, Уиллнер оказывается неспособной разорвать пуповину, связывающую харизму с религией, в результате чего создается впечатление, что она пытается придать харизме мистический характер, в то время как политическая харизма совершенно нерелигиозна.

Далее Уиллнер не обосновывает, почему она выбрала именно эти четыре «характерные черты», а не другие и почему они непосредственно вытекают из веберовской концепции харизмы. Конечно, в широком смысле эти черты соответствуют тому, что имел в виду Вебер. Однако религиозный элемент в них заметно преуменьшен.

Таким образом, попытка, предпринятая Уиллнер, не снимает теоретических трудностей, связанных с веберовской концепцией харизмы.

Харизматическое лидерство и кризис общества

Влияние лидера — это не единственный фактор, в связи с которым можно было бы измерить роль хариэматической власти. Вебер делает вывод, что хариэматическая власть появляется тогда, когда общество переживает серьезный кризис, поражающий всю его структуру, когда граждане перестают выражать согласие и признавать институты. Отсюда вытекает основное различие между харизматической властью и двумя другими формами власти. Традиционная и «законно-рациональная» власти, так сказать, «нормальны», они имеют место в стабильных ситуациях. Хариэматическая власть может быть только в исключительном случае разлома (либо когда новые институты власти еще не окрепли). Выяснить, насколько подобные ситуации действительно редки — это дело эмпирического анализа. Однако они исключительны (с точки зрения Вебера и, видимо, многих других обществоведов) в том смысле, что ломка институтов не может продолжаться долго, не угрожая существованию государства, как независимого целого.

Однако кризис — это необходимое, но недостаточное условие для появления харизматического лидера. Более того, вряд ли можно утверждать, что присутствие харизматического лидера есть показатель того, что кризис достиг точки разлома и что бедственное положение граждан стало всеохватывающим. В действительности, нет никаких четких указаний на то, какие условия могут привести к появлению харизматического лидера, кроме того, что институты должны быть доведены до состояния ломки. А лидеры, которые представляются гражданам «харизматическими», обладающими способностью спасти их от бед и несчастий, могут появиться, а могут и не появиться. Имеющиеся данные говорят, что зависимость между кризисом и появлением харизматического лидера очень невелика. С другой стороны, имеется много примеров лидеров с «неполным харизматическим статусом», которые, тем не менее, сыграли важную роль в развитии своих стран.

Таким образом, можно сделать вывод, что понятие «харизматнческой власти», как тесно связанное с «божественной» мощью или «сверхчеловеческими» качествами, не является удобным и практичным инструментом, с помощью которого можно было бы описать и проанализировать политическое развитие даже в обществах, переживающих кризис Конечно, совершенно ясно, что личное влияние играет свою роль, обеспечивая лидеру популярность, побуждая граждан следовать за ним во многих ситуациях. Именно потому, что в анализе Вебера роль лидера связана исключительно с кризисами, она основывается на исключительных, сверхчеловеческих качествах. Однако это делает весь подход слишком жестким и слишком узким. Не рассматривая персонализацию власти как общин феномен, а сосредоточивая внимание целиком на исключительных качествах, требующихся в периоды кризиса, Вебер не дает никакой ориентации относительно того, когда связь лидера и последователей ослабевает, когда она носит интеллектуальный и рациональный, а не эмоциональный характер. Хотя Вебер и допускает возможность постепенного ослабевания связи между лидером и последователями, он не очень помогает в понимании того, какими могли бы быть смешанные формы власти. Впрочем, такая помощь и не может быть оказана, поскольку изучается только та роль, которую лидеры играют в преодолении исключительных периодов в жизни общества.

Тем не менее, идея харизматической власти очень важна Она помогает сфокусировать внимание на том факте, что общество или режим могут явно зависеть от прямой связи между последователями и лидерами.

Другая роль лидеров, гораздо более распространенная, имеющая важное значение почти во всех странах, почти во все времена, связана с «деланием политики», и её Вебер не анализирует. Он концентрируется на кризисах и рассматривает личную роль лидеров только в периоды кризисов. Вот почему его схема, во многом полезная и продвинувшая анализ лидерства далеко вперед по сравнению с теоретиками-классиками, страдает одним фундаментальным недостатком. Вебер упорно сводит роль лидеров к кризисным ситуациям, отказываясь распространить понятие харизмы на многие другие виды и уровни популярности. Это сделали его последователи, о чем свидетельствует расширенное толкование харизмы в изданной после Вебера литературе.

Глава 3

Концептуальная оценка влияния политических лидеров

В этой главе мы попытаемся определить средства, с помощью которых можно дать сравнительную оценку влияния лидеров на руководимое ими общество. Как мы видели, это центральный вопрос. Будет мало толку от анализа лидеров, если мы не знаем, насколько велико их влияние, имеют ли они его вообще. Однако данный вопрос нелегок для решения, поскольку вклад лидеров тесно связан со средой, в которой они действуют. В частности, среда может предоставлять возможности, но может и создавать преграды. Некоторые лидеры приходят к власти после кризиса, который разрушил престиж их предшественников и дал им шанс начать заново; другие приходят на смену государственным деятелям, при которых экономика быстро развивалась, а социальные конфликты заметно пошли на убыль. Оценка влияния лидеров должна по этому учитывать природу проблем, которые следует решить, а не только изменения, происшедшие в состоянии общества между моментом, когда лидеры вступили на должность, и моментом, когда они ее оставили.

Чтобы сделать это, мы должны выработать модель, позволяющую нам оценить отдельно вклад лидеров в состояние общества, которым они руководят, и затем связать эти элементы друг с другом.

Общая классификация целей лидеров

Как может быть оценен вклад лидеров? Помимо очевидных эмпирических трудностей, связанных с подобного рода предприятием, существуют также и теоретические проблемы. Действия политических лидеров нельзя просто суммировать: их надо в первую очередь классифицировать, поскольку одни действия, очевидно, важнее других Правда, нет очевидного критерия, на основе которого создавалась бы эта классификация. Возможно, это вообще только академическая проблема, поскольку «действия» могут и не быть ключевым критерием.

Действия лидеров редко можно назвать «действиями» в физическом смысле слова. Гораздо чаще это — решения, приказы или требования, которые реализуются другими. Они также проводят энергичную деятельность по убеждению и влиянию путем уговоров и манипуляций, а также принуждении (хотя акты принуждения выполняются на деле, видимо, другими). Таким образом, заявления, речи и выступления лидеров — это такая же часть их действий, как и принимаемые ими решения. Если, например, лидеры обеспокоены созданием нового «климата» в социальных отношениях или если они желают «мобилизовать» население в поддержку провидимой ими политики, их действия могут состоять, прежде всего, в поездках и визитах, главная цель которых — говорить с людьми и выступать с трибуны. В этом лидеры достаточно опытны. Другие члены правительства также произносят речи, но это редко влияет на их позицию таким же существенным образом, как и на позицию лидеров. Так что, в конечном счете, министры полагаются на мобилизующие способности лидеров для успеха своих действий.

В самом деле, как мы отмечали выше, влияние лидеров, как правило, неполно без участия других, причем многих лиц. В целом, лидеры дают импульс, идеи, в то время как администрация, включая членов правительства, занимается их конкретной реализацией. Конечно, и лидеры играют свою роль в этом процессе. Те, кто разрабатывает новую политику, могут создавать и новые органы. Говоря в общем плане, они должны заботиться о лояльности администрации. Но при этом следует проводить различие между вкладом лидеров и вкладом их подчиненных. Итак, действия лидеров представляются неразрывно связанными с окружением, в котором они действует. Лидеры очень сильно зависят от доброй воли и компетенции других лиц.

Если перечисление отдельных действий лидеров на дает нам ответа на вопрос об их влиянии, то, может, нам прибегнуть к исследованию широких намерений лидеров? Они тоже связаны со средой, по эта связь не столь тесна. Намерения — это, так сказать, мечты об идеальном обществе, которые лидеры хотят претворить в действительность. Так что, если, с одной стороны, намерения помигают лучше понять, кто такие лидеры и чего они хотят, то с другой стороны, они слишком туманны и рудиментарны. Они могут даже иметь обоснования или оправдания, но никогда не реализуются полностью.

Поэтому мы должны найти промежуточную концепцию, лежащую между намерениями и действиями, которая отразит действительное влияние лидеров на политическую жизнь. В основе такой концепции могут лежать цели, под которой мы понимаем совокупность намерений, которые лидер действительно пытается реализовать на практике. Это, так сказать, сумма общих ориентиров действий лидера, а не просто выражение надежд и желаний, которые остались нереализованными. Это подразумевает и ситуацию, когда лидеры провозглашают, что у них, так сказать, «нет целей», что они желают сохранить статус-кво и действовать на основе конкретных проблем, которые встают перед ними.

Проблемы, поставленные классификацией целей лидеров

Даже если мы и примем «цели» в качестве основы для классификации, остается много трудностей. Во-первых, целей слишком много, чтобы учесть их все в сравнительном анализе. Поэтому нужно прибегнуть к обобщениям. Во-вторых, цели лидеров могут меняться, и классификация должна учитывать эти изменения. Лидеры вовлечены во многие сферы деятельности, и в каждой сфере у них есть свои цели. Даже если лидер настойчиво заявляет, что у него нет общей ориентации, фактически он все равно следует определенной линии — линии сохранения статус-кво. Но поскольку действия лидеров связаны с внешней политикой, оборонной, законностью и правопорядком, институциональным устройством, экономическим развитием, здравоохранением, благосостоянием, образованием и культурой, то могут существовать конкретные цели в нескольких подсферах каждой сферы. Но для первого и общего анализа типов политического лидерства необходимо выработать такую схему классификации, которая позволила бы определить широкий подход к сравнению лидеров с точки зрения их общих ориентиров.

Однако такая «объединяющая» концепция имеет свои пределы: они связаны с тем, что есть сфера, отделенная от других: внешняя политика и оборона.

Между идеологией лидеров внутри своих стран и идеологией, на основе которой они взаимодействуют с другими лидерами на международной «шахматной доске», нужно ожидать лишь случайной или эпизодической связи. Разумеется, что лидер, либеральный или прогрессивный у себя дома, будет скорее либеральным или прогрессивным также на международной арене. Но может случиться и так, что лидер, прогрессивный или либеральный у себя в стране, пожелает сокрушить или, по крайней мере, парализовать страны, проводящие нелиберальную и непрогрессивную политику. Так что единственного типа связи между «домашними» и международными целями или ориентирами нет. Но в принципе плоскость внутренних дел и плоскость международных дел остаются разделенными. Их связь подчинена скорее фактору случайности. Однако в каждой из этих сфер возможно и реалистично подходить к целям лидеров как совокупности намерений, в основе своей объединенных общей ориентацией. Во внутренних делах единство намерений вытекает из общего взгляда лидеров на свою страну. В международной сфере единство намерений вытекает из того положения, которое лидер занимает среди других мировых лидеров, и из того места, которое его страна занимает среди других стран. Для влияния лидеров очень важно, как эти две плоскости взаимопересекаются, взаимоусиливаются или противоречат друг другу.

Было бы нереалистично считать, что взгляды лидеров на нужды страны и на свою роль в удовлетворении этих нужд остаются неизменными. Причин изменения этих взглядов множество. Частично они связаны с изменениями в личностных характеристиках лидеров, частично и с переменами в структуре политического режима и в среде. Лидерам часто приходится признавать, что они наталкиваются на серьезные препятствия в реализации своих целей; с другой стороны, у лидеров возникают возможности достичь таких целей, которые ранее ощущались как нереалистичные. Однако могут измениться и сами цели. Например, лидер может придти к власти, веря, что страна будет быстро развиваться в экономическом и социальном планах Через несколько лет этот лидер может придти к выводу, что подобное развитие не столь необходимо, как, скажем, задача защиты страны от внутренних и внешних врагов. Подобное изменение целей — повсеместное явление; и было бы абсурдно не принимать его во внимание при общей классификации политических лидеров.

«Хорошие» и «плохие» лидеры

Некоторым лидерам единодушно аплодируют за их взгляды и за их действия; на других смотрят как на тиранов. Многие лидеры, даже большинство, стоят между этими двумя крайностями. Должна ли общая классификация принять во внимание эти нормативные точки зрения? Либо она, напротив, должна оставаться нейтральной и ставить на один и тот же уровень «плохих» и «хороших», «тиранов» и «настоящих героев»?

Хотя классификация политических лидеров еще не обрела ясных очертаний, уже выявились поразительные разногласия относительно приемлемости включения «тиранов» в число лидеров. Нас шокирует включение Гитлера в число лидеров, хотя объективно нельзя сказать, что он имел ничтожное влияние, значит, его следовало бы сравнивать не с обычными лидерами, а с «великими героями», наложившими свой отпечаток на историю человечества. Так что дилемма в этом случае такова: либо не считать «реальными» лидерами тех, чьи действия сделали мир заметно более варварским, либо поставить тиранов в один ряд с теми великими лидерами, которые, наоборот, внесли заметный вклад в улучшение, условий жизни людей.

Как бы ни было отвратительно включение «плохих» лидеров в общую классификацию, представляется неоправданным, нереалистичным и даже практически невозможным не учитывать их наравне с другими лидерами. Цель исследования — проанализировать то влияние, которое эти личности могут иметь на общество в различных обстоятельствах. Может произойти так, что в конечном счете мы также, пожелаем оценить, было ли это влияние «позитивным» или «негативным». Но такая оценка не может быть дана, пока мы не проанализируем все типы руководителей, включая «тиранов». «Плохие» лидеры должны поэтому рассматриваться наравне с героями.

Будет также нереалистично исключать «плохих» руководителей, поскольку нет четких критериев, с помощью которых устанавливается подобное разграничение. Кажется очевидной вся омерзительность Гитлера; но гораздо менее ясно, были ли таковыми Робеспьер или Наполеон, нет полной очевидности с принадлежностью Сталина и Мао к той же группе. Если критерием к исключению из рассмотрения является единодушное отвращение к этим тиранам, то тогда пришлось бы исключить очень немногих лидеров, причем в основном лидеров недавнего прошлого, так как «плохие» действия лидеров далекого прошлого забываются. Но раз выбранная нами категория столь мала, что лишь очень небольшое число недавних лидеров может быть включено в нее, то не лучше ли вообще отказаться от нее и сравнивать цели и политику всех лидеров без исключения.

Дихотомия «тираны — герои» вообще отдает сверхупрощенчеством. Подавляющее большинство лидеров следовало бы разместить между двумя крайностями — «мерзавцы» и «святые» Вот почему Робеспьера, Наполеона, Сталина и Мао вряд ли можно с уверенностью причислить к той или иной категории. Они оставили позитивное наследие с точки зрения институтов и моделей поведения, даже если они несут прямую ответственность за огромные жертвы и неизмеримые страдания. Реалистическое разделение на «хороших» и «плохих» лидеров должно, видимо, базироваться на детальном взвешивании достижений (определяемых, вероятно, ценностью действий лидеров для последующих поколений) и преступных актов (определяемых в первую очередь в плане нарушения прав человека). Однако такое «взвешивание» трудно выполнимо из-за ограниченности данных, имеющихся в нашем распоряжении (в значительной мере это связано с тем, что тираны или обычные «плохие» лидеры естественно заботятся о ликвидации свидетельств своих «плохих» действий). Цель нашей классификации — не осуждать лидеров или исключать их из анализа, а вскрыть, какое влияние лидеры оказывают на общество.

Пока мы рассматривали только тех лидеров, которых можно назвать «великими». Видимо, существует непреодолимая пропасть между ними и «обычными» руководителями, что является, наверное, самым большим препятствием на пути создания общей модели лидерства. Разграничение между «великими» и «обычными» лидерами не может базироваться на размахе тех перемен, которые они привносят в свои нации. Различие должно состоять в чем-то другом. Оно начинает вырисовываться, когда мы точнее присматриваемся к понятиям «делание политики» или «развитие политики». Если «великого лидера» беспокоит вся жизнь и структура страны, то «делателей политики» беспокоит, напротив, внедрение (или сохранение) структуры механизмов, связанных с одним аспектом жизни страны. Для них нация, страна или политическая система — это данность: значимы же, например, система образования, экономическая структура, характер отношений между центром и периферией. Конечно, если они — лидеры, а не просто министры, занимающиеся только делами своего отраслевого департамента, они потенциально (или даже реально) озабочены и другими аспектами «системы». Но, во-первых, они стремятся сконцентрировать свою деятельность на одном или, самое большее, на нескольких аспектах «системы» и, во-вторых, они видят целое как совокупность отделенных друг от друга секторов, а не как всеобъемлющую проблему, нуждающуюся во всестороннем решении.

Некоторые лидеры не являются ни спасителями, ни «защитниками», ни революционными преобразователями, ни даже лидерами патерналистского или популистского толка. Они отличаются своими качествами или положением. Они могут отличаться и отсутствием широкой народной поддержки. Но эти характерные черты не связаны прямо с их влиянием на общество как таковое. Различие состоит в ограниченности сферы того влияния (и, видимо, поля интересов). Такие лидеры — специалисты в своей области, и, следовательно, их влияние, по крайней мере на первых порах, может быть связано только с одной или несколькими областями. Они — «делатели политики», потому что они могут проявить себя достижениями в какой-то конкретной политической области.

И именно по причине более узкой специализации обычно возникает интуитивное ощущение, что влияние таких лидером меньше. Лидеров, оказывающих свое влияние только на одну область, вряд ли можно приравнять к рангу «великих лидеров» истории Если некоторые из них и становятся «политическими героями», то, видимо, лишь в том случае, если они в дальнейшем перемещаются в другую, более широкую сферу деятельности. Но вопрос о «размере», так сказать, их влияния должен рассматриваться отдельно от поля их деятельности. Они даже могут иметь большее влияние (из-за достижений в своей сфере), чем «глобальные» лидеры, которые мало чего достигли или потерпели неудачу в том, что они (и нация) считали своей миссией.

Однако, с другой стороны, вряд ли будет правильно противопоставлять «глобальных» лидеров, влияющих на систему «в целом», «делателям политики», связанным лишь с какой-то ограниченной областью. Очень редко «великие лидеры» сами «имеют дело» с целой системой (а под системой можно подразумевать политическую или институционально сферу, социальную или экономическую структуру, даже культуру, общественные нормы). Многие, в том числе и «великие лидеры», занимаются только некоторыми аспектами системы. С другой стороны, некоторые «делатели политики» могут отдавать свои силы очень широкому полю деятельности, например, всем аспектам экономической политики или социального благосостояния.

Следовательно, лидеров нельзя, вписывать дихотомически. Их действия будут варьироваться по очень широкой шкале. Мы столкнемся с огромным количеством промежуточных вариантов. Например, многие «делатели политики» (может быть, даже большинство) занимаются совокупностью вопросов, связанных между собой (на самом деле или по мнению лидера), и, значит, решать их нужно координирование. С другой стороны, «великие лидеры», которые, на первый взгляд, заняты системой «в целом», на практике занимаются лишь одним из участков этой системы. Такое часто происходило на Западе после 1945 года: некоторые лидеры старались «успокоить» население, обеспокоенное быстротой изменений. Другие пожелали изменить отношения между населением и государством. Например, Тэтчер стремилась, чтобы «люди стояли на собственных ногах», а Рейган хотел «убрать правительство из-за спин людей». Такой подход, конечно, содержит в себе элемент глобальности. Но это не глобальный подход в полной мере, так как он не затрагивает всю систему.

Итак, мы уже упомянули о двух подходах к классификации лидеров: в одном подходе великие лидеры разграничиваются между собой на основе того, хотят ли они сохранить или изменить общество; другой подход помогает разграничить «великих лидеров» и «делателей политики».

Мы выработали два измерения политики лидеров на основе того, стремятся ли они изменить или сохранить существующее положение и каковы масштабы проблем, с которыми они имеют дело. Взаимозависимость этих двух измерений, представленная в таблице № 1, позволяет выявить типы влияния лидеров на общество.

Таблица 1. Типология потенциального влияния лидеров (по двум измерениям*)

* В каждую категорию лидеров включены и те, кто имел успех, и те, чье влияние или было очень слабым или вообще отсутствовало.

** Изменения могут быть как прогрессивными, так и регрессивными, или комбинацией тех и других.

Разработка такого «двухмерного» подхода к типам влияния лидеров сделана преимущественно на основе их политики внутри страны. Но можно увидеть, что те же измерения применимы к международной сфере. Например, из таблицы видно главное различие между «спасителями» и теми, кто желает «полностью» модифицировать мировой порядок (Наполеон, Гитлер). Но есть много лидеров, чья вовлеченность в международные дела весьма ограничена и связана лишь с каким-то регионом земного шара или конкретными аспектами международного развития. Их мы можем назвать «реформистами» в международном плане, в то время как многие другие лидеры будут новаторами или менеджерами.

Различные аспекты влияния среды на лидеров

Очевидно, что цели лидеров каким-то образом связаны с окружающей их средой. Вопрос в том, насколько тесна эта связь? Некоторые рассматривают ее как полную зависимость, однако вряд ли таковая имеет место. Можно представить две крайние возможности: почти полная свобода лидера от среды, его способность владеть любой ситуацией в достижении собственных, заранее определенных целей; почти полное бессилие лидеров, незначительное влияние на общество, которым они руководят. Но это крайности. В каких еще ситуациях могут оказаться лидеры?

Первый шаг на пути к ответу на этот вопрос состоит в разделении тех или иных ситуаций, с которыми сталкиваются лидеры, на «классы». Это позволило бы начать выявление проблем, связанных с влиянием лидеров.

По всей вероятности, лидеры обладают определенной свободой действий и осуществляют эту свободу в большей или меньшей мере. Значит, нужно определить, насколько велика степень этой свободы и насколько лидеры ее используют. Если, с одной стороны, эта свобода проявляется в целях. которые лидер избрал, то с другой стороны, она ограничена тем фактом, что среда делает одни цели более достижимыми, чем другие. Легче мобилизовать нацию против другой нации, если население уже питает к ней агрессивные чувства; легче проводить экономические или социальные реформы, если большинство населения недовольно существующей экономической и социальной структурой.

Следовательно, цель анализа условий среды в том, чтобы определить общественные факторы, помогающие или мешающие лидеру в реализации его целей.

Разграничение между внутренней и внешней средой

Ясно, что цели лидеров во внешней политике отличаются от целей, связанных с внутренними проблемами. Значит, мы можем провести разграничение между давлением внутренней среды и давлением внешней среды. С одной стороны, лидеры сталкиваются с силами вне своей страны, которые могут угрожать самому ее существованию; с другой стороны, существует давление внутри общества, которое может привести к ситуациям, опасным для существования режима (и, конечно, для сохранения лидера на своем посту).

Давление извне и давление изнутри могут отличаться множеством других черт. Угроза внутреннему порядку может привести к гражданской войне, однако угроза войны извне как бы более понятна и поэтому ее боятся гораздо больше. Кроме того, внешние проблемы часто представляются как более «конъюнктурные», более «случайные», чем внутренние проблемы. Не все внутренние трудности предсказуемы, конечно, в то время как многие внешние ситуации скорее можно предвидеть. Но, по крайней мере в какой-то степени, лидеры столкнутся с неожиданными шагами и нажимом со стороны правительств других стран, над которыми указанные лидеры почти или вовсе не имеют контроля.

Таким образом, рамки, внутри которых действуют лидеры — это сложное переплетение отношений, в котором сочетаются внутренняя и внешняя плоскости действий. Причем обе эти плоскости автономны, а действия, которые на них предпринимаются, могут долгое время быть независимыми друг от друга.

Прямое давление внутренней среды на лидеров

В чем же состоит то давление внутренней среды, которое может заставить лидера занять конкретную позицию в конкретный момент времени?

Начнем с ситуации, когда давление преимущественно направлено на сохранение статус-кво. Если существует полная удовлетворенность внутри общества относительно способов распределения товаров и услуг и проведения политической жизни, если отношения между страной и другими нациями уравновешены, тогда внутри и вне страны царит мир. Такая ситуация, конечно, очень редка, в качестве примера можно привести современную Швейцарию.

Подобная ситуация приводит к тому, что лидеры оказываются как бы скованными в своих действиях. Внутри страны преобладает желание «счастливого» народа сохранить статус-кво. Что касается внешней политики, то те лидеры, которые и захотят ввязаться в какую-нибудь авантюру, вряд ли смогут рассчитывать на поддержку населения ввиду отсутствия у него агрессивных наклонностей. Таким образом, на лидеров оказывается широкое давление с тем, чтобы. они вообще не предпринимали никаких шагов; потенциальный простор для инициатив лидеров сильно сокращен, а то и просто отсутствует В таких случаях типом лидера, который, как можно ожидать, «естественно» возникает, будет «менеджер», поскольку его цель — постепенное достижение компромиссов между лицами, действующими на общественной сцене, функция лидеров становится в первую очередь процессуальной.

Таким образом, «нормальная» ситуация порождает тип лидеров-менеджеров, Когда же общество находится под угрозой, от лидеров требуют стать «утешителями» или «защитниками». Менеджерства уже недостаточно.

Но лидеры-менеджеры неэффективны даже тогда, когда потребность в переменах ограничена. Менеджерство связано только с решением возникающих проблем, когда не требуется никакого обновления и никаких реформ. Если существует неудовлетворенность некоторыми институтами или некоторыми направлениями политики, лидеры, являющиеся «чистыми менеджерами», не могут предложить удовлетворительных решений. Недовольство растет, и лидерам приходится становиться «регулировщиками» или новаторами. Иначе они будут заменены или напряженность в обществе будет возрастать.

Общество, в котором высока неудовлетворенность — это общество, где сильны конфликты. В фокусе конфликтов может оказаться то государство, в котором существует длительная традиция централизма или авторитаризма; в нем могут оказаться и различные группы населения, если в стране четко выявлено разделение по племенным, этническим, религиозным или классовым линиям. Обе эти стороны могут сочетаться друг с другом. Во всех этих случаях лидеры сталкиваются с требованиями перемен, по крайней мере, со стороны какой-то части населения. Возможно и выдвижение противоречивых требований, когда одна часть населения выступает за перемены, а другая — за сохранение статус-кво.

Такое положение дел имеет следующие последствия. Во-первых, лидеры, которые желают или могут быть только «менеджерами», быстро свергаются как непригодные. Во-вторых, существующим лидерам приходится часто модифицировать свои цели и идти трудным промежуточным путем между сохранением статус-кво и реформами (или даже преобразованиями). В-третьих, поскольку этот путь и в самом деле труден, появляются альтернативные лидеры, которые заявляют, что они лучше воплощают требования той или иной части электората. В-четвертых, при сохранении такой ситуации напряженность может возрастать, будет происходить эскалация требований той или другой стороны, и требование сохранить статус-кво может столкнуться со столь же настойчивым требованием революционных преобразований.

Однако уровень недовольства может возрасти, если, например, конкретные требования не были удовлетворены в течение предшествующего периода. Тогда на лидеров будут нажимать, чтобы они осуществляли более глобальные изменения. Лидеры могут оказаться вынужденными пересмотреть «политическую» повестку дня или выдвинуть программу реформ. Если они этого не сделают, альтернативные лидеры могут выйти на первый план и заявить о своей способности предложить такие решения, на которые неспособны нынешние лидеры. Однако иногда реформы осуществляются лидерами, которые и до этого находились на посту.

Разумеется, ситуация может быть еще более сложной, поскольку давление может осуществляться по различным направлениям. Скажем, давления за сохранение системы не возникает, пока не возникает также давления, за изменения в обществе. По мере постепенной эскалации напряженности ситуация будет складываться не в пользу лидера-утешителя иди лидера-реформатора, а в пользу руководителя, способного сохранить статус-кво любой ценой, с одной стороны, и в пользу лидера, готового на революционные изменения, с другой.

Уровень внутреннего конфликта, при котором раздаются мощные требования призвать лидера, готового выполнить революционные требования, должен быть очень высок. Однако такой уровень конфликта не достигается в один миг или очень быстро. Конфликт порождается либо ухудшением социальных условий, либо новыми социальными условиями, которые, в свою очередь, вытекают из перемен в экономике.

Глава 4

Влияние личностных черт на политическое лидерство

Связь между личными качествами лидеров и их влиянием остается неясной и туманной. Биографии и автобиографии дают летальные описания личных качеств лидеров, имеющих, с точки зрения авторов, большое значение. Действительно, в недавних психологических и психоаналитических исследованиях предпринята попытка связать влияние лидеров с характерными особенностями их личности или с событиями, которые произошли в детстве. И все-таки, несмотря на подобные подходы, роль индивидуальных качеств пока еще остается недоказанной.

Мы нуждаемся в понимании роли личности, чтобы увидеть, как она способна изменить ход событий. Мы должны суметь разложить черты личности на составляющие их элементы и показать, как они по-разному сочетаются в различных случаях. Системный анализ должен дать нам средства точной оценки корней личностного влияния; он должен идентифицировать компоненты личности и связать их друг с другом и с влиянием лидеров.

Такая цель пока еще далека. В контексте политического лидерства системные исследования начались относительно недавно, кроме имеющих многовековую традицию оценок конкретных руководителей. Стоит отметить, что множеству усилий, предпринятых в области психологии, противостоит ограниченное число исследований общего характера. Но даже в плане общей психологии пока еще не выработано всеобъемлющего подхода, который мог бы косвенным образом быть применен к политике, кроме того, выводы часто оказываются противоречивыми или неточными. Проанализированные типы лидерства обычно являлись достаточно простыми.

Анализ личностных факторов в политическом лидерстве

Интерес к личности политических лидеров всегда был большой и не только в политической науке, но и в истории и литературе.

Значительная часть исследований в этой области объясняла действия и события специфическими обстоятельствами, при которых один человек «вовлечен» больше, чем другой, а не общими факторами, применимыми к слою лидеров.

Наряду с этой «индивидуалистической» традицией, политическая наука и эмпирическая социология интересовались в первую очередь рекрутированием политических элит. Были предприняты попытки проанализировать биографию лидеров, чтобы оценить роль таких факторов как социальное происхождение, образование, род занятий и идеология в отборе лидеров. И хотя профиль этих исследований скорее социологический, чем психологический, все же исследования индивидуумов и исследования элит в некоторой степени обогатили друг друга. Психологический анализ стал более общим, например, проявилось внимание к определению «измерений», применимых ко всем типам политических лидеров.

Демографические характеристики и влияние политического лидерства

Национальные политические лидеры никогда не рекрутировались пропорционально тем группам, которые образуют руководимое ими население. В подавляющем большинстве лидеры, приходящие к власти, — это мужчины старше 56 лет; около 23 из них имеют высшее образование; принадлежат они к среднему или высшему классам. Разумеется, в зависимости от страны, региона или режима могут быть вариации; например, в коммунистических государствах среди лидеров больше выходцев из рабочего класса. Но, в целом, профессионалы (и особенно юристы), гражданские служащие, преподаватели и военнослужащие имеют больше шансов стать лидерами. Поэтому не может быть такого, чтобы каждый американец имел одни и те же шансы стать президентом Соединенных Штатов, несмотря на постоянные утверждения обратного.

Создалось мнение, что возраст или род занятий лидера не оказывают очень сильного и ярко выраженного влияния на его эффективность.

Поэтому, должно быть, переменные величины, определяемые социальным происхождением, не осуществляют заметного воздействия на влияние лидеров. Такой вывод нашел косвенное подтверждение в работе Рийэя и Филлипса, посвященной революционным лидерам. Хотя среди революционеров есть и представители «низшего класса», но преимущественно это выходцы из среднего класса, в общем, из того же социального слоя, что и остальные лидеры. Среди них были и юристы, и военные, значительное большинство получило высшее образование; это не были очень молодые люди; они в основном представляли этнические и политические группы. Большинство из них вы росло в «нормальных» семьях.

Перед тем, как приступить к дальнейшему изучению возможного влияния демографических характеристик, имеет смысл проанализировать один достаточно специфический показатель, который оказывает, видимо, некоторое воздействие на цели лидерства и его эффективность: каким ребенком по счету в семье родился лидер. Хотя воздействие такой переменной величины не получило всеобщего подтверждения, исследование относительно американских президентов и британских премьеров говорит о различной роли лидеров в зависимости от того, были ли они единственным ребенком в семье, старшим или младшим. Было сделано два вывода. Во-первых, представляется, что первые и единственные сыновья лучше справляются с кризисными, чем с обычными ситуациями. Самый интригующий аспект этого допроса в том, что население, видимо, подтверждает данный фактор: если американские выборы разделить на «кризисные» и «некризисные», первые или единственные сыновья избирались в 8 из 9 случаев кризиса, в то время как в ходе «некризисных» выборов младшие сыновья избирались в 12 из 21 случая.

Во-вторых, представляется, что единственные сыновья, первенцы и младшие сыновья особенно подходящи к трем типам ситуаций, что они обладают тремя разными «стилями» лидерства. Первенцы, видимо, чувствуют себя лучше всего в экспансионистских ситуациях, часто ведущих к внешним конфликтам; младшие сыновья нацеливаются на «наладку» и уделяют внимание решению проблем путём компромиссов; единственные сыновья отдают свою энергию ликвидации разломов в обществе.

Данный аргумент основан на том типе социализации, который лидеры получили в детстве и юности. Таким образом, в семье воспитываются различные типы лидерства.

Эти выводы интригуют сами по себе, так же как и то, что они служат достаточным доказательством того, что порядок рождения в семье влияет на тип лидерства и что население (или, по крайней мере, политики) приходят к пониманию — этих различий в своём подходе к лидерству.

Психологические характеристики общенациональных политических лидеров

Биографический анализ

Изучение демографических переменных величин, связанных с общенациональными политическими лидерами, пока еще не очень развито. Предстоит еще много исследовать, чтобы лучше понять многие аспекты происхождения сегодняшних лидеров и его влияния на цели лидеров. Потенциальная цель этих исследований состоит в том, чтобы установить характерные черты лидеров, рассматривая их как группу. Традиционно внимание концентрируется почти исключительно на индивидуальных случаях без попытки обобщения. Более того, проявляется даже некоторая подозрительность в отношении обобщений.

Более того, в своей традиционной форме биографические исследования базировались только на отдельно взятых, случаях, они носили скорее описательный, чем аналитический характер. Описывался герой биографии, а не анализировалась проблема лидерства. Традиционные биографии могут снабдить нас редким материалом, но они не помогут нам в создании «типов» личностей.

У биографий есть еще один недостаток: в целом они концентрируют своё внимание на исключительных лидерах, а не на обычных лидерах среднего уровня. Они пишутся в основном только о тех лидерах, которые, как считается, наложили на политику особый отпечаток.

Таким образом, психологический анализ политических лидеров возник не из традиционных биографий. Мы не узнали из них, следует ли лидерам быть «умными», «способными к воображению», «упорными» или «экстравагантными», чтобы добиться успеха; мы также не узнали и о том, какие компоненты личности больше подходят для одних ситуаций, а какие — для других. А ведь при соответствующем анализе можно было бы сделать вывод, что в одном случае упорство очень полезно, а в другом случае ведет к провалу.

Однако появилась тенденция вытеснения «традиционных» биографий более тонким анализом, поскольку в политической науке вырос интерес к политическому лидерству. Хотя «история жизни» остаётся основной канвой, в последние десятилетия акцент делается не столько на описательном методе, сколько на аналитическом. Призыв Лассуэлла изучать «психопатологию» руководителей привел к созданию целого ряда «психологических биографий», где много внимания уделено событиям, происшедшим в отдаленном прошлом и, прежде всего, в детстве. Отсылка к процессу формирования личности в юности или даже в детстве помогает объяснить, почему данный лидер поступил определенным образом; но она не может подсказать, почему конкретная черта личности этого лидера в значительной мере способствовала приходу его к власти и почему он, находясь у власти, оказывал то или иное влияние.

Психоаналитические исследования часто концентрировались на «неуравновешенных» лидерах, так что казалось, будто ненормальность — единственный элемент, заслуживающий изучения. Конечно, лидеры с нарушенным «умственным здоровьем» нуждаются в изучении; совершенно правомерно также указывать на количество таких случаев.

Однако такой ракурс заметно сужает область исследований; более того, он влияет на сам подход. Ясно, что невозможно, сконцентрировавшись на «ненормальных» случаях, надеяться на создание общей теории лидерства. В самом деле, хотя примеры Гитлера, Сталина и некоторых других выходят за рамки «умеренно необычных случаев», было признано, что дать объективное определение безумия или ненормальности трудно, поскольку эти понятия тесно связаны с культурой и окружением. В силу этого в 70-80-е годы политологи стали более осторожно применять такой критерий как «умственная болезнь» в качестве важного показателя. Ненормальность — это лишь один из многих элементов, которые следует изучить.

Психоаналитические работы важны и даже носят пионерный характер, поскольку они ориентируют нас на более глубокое изучение составных элементов личности. Однако гораздо целесообразнее идти к системному анализу воз действия личности на эффективность лидерства через целый ряд этапов, а не минуя их, как это делают авторы психоаналитических работ. Во-первых, должно быть установлено, что лидеры «действительно имеют значение», во-вторых, следует попытаться увидеть, в какой степени значение лидеров определяется их личностными качествами, а в какой — структурными условиями и институциональными механизмами. Только после того как будет выяснено, что личностные черты сами по себе являются значимым фактором, можно переходить на следующий уровень и задаться вопросом: чем, в свою очередь, объясняется существование определенного набора личных качеств в конкретном лидере? До тех пор, пока не дан ответ на этот вопрос, преждевременно начинать более широкое исследование с целью ответа на третий вопрос, а именно: чем объясняются данные личностные качества конкретных лидеров?

В 60-80-е годы изучение личностных качеств общенациональных политических лидеров стало более интенсивным[16]. Вырабатывались методы, необходимые для оценки того, в какой степени личные качества влияют на достижения лидеров. Однако, прогресс в этой области идет медленно; очень мало делается для выработки общих критериев. В чём здесь дело? В том, что этих критериев вообще не существует, или скорее в том, что политологи просто не смогли применить к общенациональным лидерам те инструменты, которые психологи применили к другим типам лидеров?

Психология и общий анализ личностных компонентов лидерства

Исследования, предпринятые психологами, дают ощутимое доказательство того, что личностные компоненты играют свою роль в развитии лидерства. И все-таки, пока нет общей модели или теории, которая помогла бы дать приемлемое определение того, что составляет личностную характеристику также нет приемлемой гипотезы относительно связей между личностными элементами и ситуационными факторами.

В очень большой степени трудности анализа влияния политического лидерства проистекают из того факта, что центральное понятие анализа — личность — само по себе достаточно неясно. Нет единого мнения относительно того, каковы составные элементы личности. Личность индивидуума должна быть определена на основе стабильных элементов, которые придают некоторую связность многим разрозненным акциям и реакциям (эмоциональным и интеллектуальным) этого индивидуума на временном отрезке.

Предсказуемость личности — необязательное требование для того, чтобы существовало влияние личностных качеств на политическое лидерство. Даже непоследовательные и непредсказуемые лидеры могли оказывать влияние; можно даже доказать, что эти лидеры в конце концов оказывают больше влияния, чем другие. Но если их личностные качества не могут быть обобщены в контексте личности вообще, то они не могут Стать предметом глубокого рассмотрения и анализа. Полная неструктурированность образа действий лидеров не только подрывает их предсказуемость, она негативно сказывается в дальнейшем и на их анализе, поскольку действия лидеров не могут быть связаны в этом случае с какой-либо четко выраженной личностной характеристикой лидера. Вследствие этого, мы не можем надеяться на полное раскрытие роли личностных качеств, если они не включены в более широкие рамки, которые мы могли бы назвать «личностью». Кроме того, поскольку наше понимание психологии человека развивается, в будущем мы скорее сможем понять некоторые несообразности поведения лидеров, которые сейчас выглядят необъяснимыми и непредсказуемыми. Но почти наверняка что-то останется необъясненным.

Личностные компоненты, которые играют роль в возникновении лидерства

Соглашаясь, что «личность» существует, мы сталкиваемся с первой проблемой: определения ее компонентов. Вариации в личностях различных индивидуумов не могут быть поняты, пока мы не выявим, какие компоненты личности различны у этих индивидуумов. Кроме того, эти компоненты должны быть стабильными и прочными; если бы они не были таковыми, то было бы невозможно «определить» индивидуумов с их помощью. Отсюда — идея определения «черт» личности, которые представляли бы собой базовые элементы анализа, имеющая длительную историю в психологическом анализе.

Но главная проблема состоит, может быть, не в акценте на чертах личности, а в том факте, что этих «черт» слишком много, чтобы сделать выбор. В «Учебнике но лидерству» на основе 160 статей Стогдилла. опубликованных в 1904 по конец 1960-х годов, классифицировано более 40 элементов, связанных с психологическими «чертами» лидеров[17]. В свою очередь эти 40 элементов сгруппированы по 6 основным рубрикам: физические данные (возраст, но также и энергичность), социальное происхождение, интеллект, «личность» (включая такие аспекты, как приспособляемость, энтузиазм, уверенность в себе, способность к постановке целей) и социальные характеристики (куда включены такие, свойства, как административные способности, популярность и такт).

В ряде исследований данные компоненты личности связываются с лидерством. Однако в них не дано ключа к пониманию того, какие из этих компонентов сильнее связаны с лидерством, не говоря уже о том, на какое место каждый из них должен быть поставлен относительно других. Указывается, что такие черты, как ум, самообладание, уверенность в себе, стремление к результату, общительность и энергичность, позитивно коррелируются с лидерством. С другой стороны, очень немногое работы показывают экстравертность, воспитанность, популярность, такт или внешность, как свойства, позитивно коррелируемые с лидерством. Правда, это не означает, что данные свойства не связаны с лидерством. И все-таки психологи находят доказательства, что именно упомянутый первым ряд свойств очень значим для лидерства. Правда, в различные периоды связь того или иного свойства личности с лидерством оценивалась по-разному.

Учитывая эти различия в подходах, можно сказать, что лидерство, видимо, связано со многими, если не со всеми аспектами человеческой личности. Лидеры, вероятно, отбираются из самых энергичных и умных; из тех, кто хочет достичь наибольших результатов; кто четко ориентирован на достижение своих целей; из тех, кто способен общаться с другими; из тех, кто, как указывал Стогдилл, обладает «способностью структурировать системы социального взаимодействия во имя близкой цели». Бэсс утверждает, что данные свойства позволяют «отличать лидеров от последователей, эффективных лидеров от неэффективных, лидеров высшего эшелона от лидеров более низких эшелонов»[18].

Эти выводы безусловно очень важны при определении роли личностных свойств для влияния общенациональных политических лидеров. Кроме того, пока еще неясно, какая связь существует между личностными свойствами и демографическими факторами. Психологи, например, отмечают, что возраст, карьера или происхождение играют свою роль, но не анализируют возможную связь между этими элементами и психологическими переменными величинами. Было бы справедливо указать, например, что энергичность убывает с возрастом и что пожилые лидеры в конечном счете менее эффективны (хотя тут же приходит в голову целый ряд убедительных исключений). Можно также сказать, что хорошее образование имеет позитивную связь с интеллектом, что оно может, в свою очередь, привести к появлению чувства превосходства, которое превращается в желание господствовать. На этом основании лидеры появляются скорее среди лиц с хорошим образованием, и из них выходит больше эффективных лидеров. Корреспондирующие гипотезы могут быть выдвинуты и в связи с другими демографическими характеристиками.

Характеристики лидерства и ситуация, с которой лидеры имеют дело

Мы видели, что личностные свойства нуждаются в анализе и оценке. Но еще больше в этом нуждается связь между личностными свойствами и конкретными ситуациями, с которыми лидерам приходится иметь дело. Разумеется, роль ситуации признавалась давно. Стогдилл отмечает (и сейчас это признано всеми психологами), что «лидерство есть связь, которая существует между людьми в какой-то социальной ситуации, и что люди, являющиеся лидерами в одной ситуации, не обязательно ими будут в других ситуациях».

Вопрос об адекватности лидеров конкретной обстановке может быть рассмотрен двумя путями. Во-первых, существует общий вопрос «общительности» лидеров. Лидеры должны знать, чего хотят последователи, когда они хотят этого, и что мешает им достичь того, чего они хотят. Итак, те кто способен ощущать, чего хотят последователи, имеют гораздо больше шансов быть лидерами, причем эффективными. Во-вторых, еще важнее, что различные типы лидеров соответствуют различным ситуациям. Черчилль или де Голль должны были ждать ситуаций, в которых потребовались «спасители», прежде чем они были признаны и смогли оказать большое влияние на свои общества. Сколь ни хороши у того или иного индивидуума его «лидерские качества», он способен справляться только с какими-то типами ситуаций, а не со всеми.

Но если так обстоит дело, то становится гораздо труднее поверить в то, что существуют какие-то общие характеристики лидерства, вроде тех, что были описаны выше. И, действительно, такой вывод может быть сделан из работ некоторых психологов, например, Фидлера, который попытался эмпирически показать связь между личностными свойствами и типом ситуации, с которой лидеры сталкиваются. По его мнению, когда решаемая проблема проста, самыми подходящими оказываются лидеры с целевой ориентацией; в сложных ситуациях лучшие лидеры — это те, кто больше озабочен установлением связей со своими последователями и кто умеет жить их заботами. Анализ Фидлера сводится к следующему: не позволительно говорить о качествах лидера вообще, а нужно выбирать из этих качеств такие, которые соответствуют обстоятельствам. В некоторых случаях лидерам, чтобы быть эффективными, надо иметь целевую ориентацию, в других случаях лидеры должны искать популярности, быть популярными.

Такой вывод, видимо, не противоречит вышеприведенному утверждению, что лидеры выходят из тех, кто «целеориентирован», и из тех, кто «общителен». Может случиться и так, что лидерам — в отличие от последователен — надо обязательно обладать этими качествами. Различия в ситуациях потребуют различий в наиболее эффективных формах лидерства. Они, безусловно, представляют собой важный исходный пункт и имеют значительную ценность, хотя и были сформулированы применительно к типам лидерства, менее высоким и менее общим, чем политическое лидерство, и особенно общенациональное политическое лидерство.

Справедливо, что общенациональное политическое лидерство настолько всеобъемлюще, что оно, очевидно, требует и целевой ориентации, и популярности; но, представляется, что эти два элемента не нужны в равной степени во всех ситуациях.

Трудность, однако, в том, что модель Фидлера была проверена не просто вне политического контекста, но в относительно простых ситуациях лабораторного характера. Эксперименты проводились как с относительно небольшими группами студентов колледжа, так и с менеджерами, часто на низком уровне. Проблемы, с которыми сталкиваются общенациональные политические лидеры, совершенно иные. Так что разграничение Фидлера не может быть полностью применимо к политической сфере. Представляется более правильным оценивать выработанные психологами разграничения скорее как тенденцию.

К общей модели воздействия личностных факторов на влияние лидеров

В детальных исследованиях часто не удается показать точную роль личностных компонентов в контексте лидерства. Однако интуиция подсказывает, что эта роль велика. Наблюдения свидетельствуют о том воздействии, которое может оказывать лидер благодаря своему обаянию, внешности, ораторскому мастерству и популярности, но также интеллекту, хитроумию или решительности. Причем такие наблюдения относятся не только к Черчиллю, де Голлю, Рузвельту, Кеннеди, Насеру, Нкруме или Перону. Они относятся, правда, в гораздо более ограниченной степени, и ко многим «ординарным» общенациональным политическим лидерам, а также ко многим лидерам, не являющимся ни общенациональными, ни политическими. Можно ли утверждать, что впечатления простых людей иллюзорны и являются частью современных суеверий, когда на лидеров переносится часть той чудесной силы, которой раньше наделяли святых? Или, напротив, можно сделать вывод, что академические исследования столь «зациклены» на методологической чистоте, что они не могут ухватить то, что очевидно невооруженному глазу?

Частично проблема связана с тем, что политологи рассматривают лидеров как класс, в то время как простые люди рассматривают их как индивидуумов. Индивидуум может казаться исключительным при сравнении с остальными людьми, но разница может оказаться не столь большой, если лидеров сравнивать друг с другом.

Если справедливо утверждение, что «личные качества» лидера исключительны по сравнению с качествами простого человека и что они безусловно оказывают заметное влияние на эффективность лидера, то целесообразно рассмотреть проблему также и с этой точки зрения. Поэтому можно проанализировать пути воздействия личностных факторов на лидерство, а также ту роль, которую различные компоненты личности должны играть в различных ситуациях. Следует выработать как можно более общую модель различных измерений связи между компонентами личности и влиянием лидера.

В книге «Личность и политика» (1969 г.) Гринштайн дает элементы такой модели, проводя разграничение между тремя аспектами, называемыми «феноменология», «динамика» и «генезис». Во-первых, какими путями осуществляется или могло бы осуществляться влияние лидера? Какие элементы личности играют здесь роль? Во-вторых, как это влияние изменяется с течением времени? И, в-третьих, в чем истоки этого влияния? Следуя предложенному Гринштайном разграничению, проанализируем пути, которыми личностные элементы могут воздействовать на влияние личности, как это воздействие может изменяться во времени, и, наконец, поищем причины или, по крайней мере, предпосылки этих личностных элементов.

Как личностные свойства воздействуют или могут воздействовать на влияние лидеров

Как мы увидели, в определении роли лидерства играют роль многие личные свойства. Их может быть больше или меньше; они также могут в определенной степени противоречить друг другу. В идеальном плане мы нуждаемся в сравнении требуемых качеств с ситуацией, с которой лидеры имеют дело. Например, в какой ситуации лидеры должны думать аналитически, решать быстро, завоевывать популярность? Мы можем попытаться определить типы деятельности лидера, анализируя те роли, которые лидерам приходится изучать.

Каковы в таком случае эти роли? Во-первых, лидеры рассматривают и анализируют проблемы, стоящие на повестке дня; во-вторых, лидеры вырабатывают решения этих проблем; в-третьих, найденное ими решение проблемы становится официальным; в-четвертых, они «продают» эти решения общественным группам. Каждый из этих видов деятельности предполагает различные личностные качества лидера.

На первых стадиях — анализ проблем и выработка возможных решении — лидеры должны уметь отличать важное от несущественного, взвесить альтернативы, предусмотреть возможные выходы из положения. Конечно, им помогают выбранные ими советники, которые заранее ознакомились с проблемами и будут подсказывать решения; но лидеры не должны полностью зависеть от их советов; они должны определять ценность их предложений и расспрашивать об основах, на которых эти предложения сформулированы, выискивая таким образом проявления необъективности или ошибки. На первых двух этапах, следовательно, самое требуемое свойство — интеллект.

На последующих стадиях (принятие решений) лидер должен быть готов остановить в какой-то момент анализ альтернатив и выбрать одно из предложений. Решения не должны приниматься слишком быстро, пока проблема еще адекватно не проанализирована, но и не должны слишком долго откладываться: действия следует предпринимать с учетом данной проблемы; другие проблемы также нужно анализировать. Не все проблемы одинаково неотложны, разумеется, и интеллект требуется для правильной оценки момента, когда решение должно быть принято. Но принятие решения не является в первую очередь вопросом интеллекта: это вопрос силы воли и смелости. Лидер должен обладать эмоциональной способностью останавливать дискуссию и занимать позицию. Это, он сделает, если у него есть сильное желание добиться результатов. «Мотивация к результату» — это, наверное, в данном случае главное из требуемых качеств. Слишком много интеллекта, может оказаться даже контрпродуктивным, когда требуется решительность.

Затем лидер должен «продать» принятое решение какому-то количеству общественных групп. Для упрощения эти группы могут быть поделены на три основные категории: непосредственное окружение, бюрократия и широкая общественность. Непосредственное окружение включает многих, кто участвовал в подготовке решения. В предвидении возможных возражений (тактических или по существу), которые могут быть выдвинуты членами непосредственного окружения, лидер должен также обладать такими качествами как хитрость и упорство. Лидер время от времени сталкивается со значительным давлением в процессе принятия решений; ему приходится также иметь дело с ситуацией, когда непосредственные подчиненные разделяются относительно предложенного решения. Таким образом, сильная мотивация к достижению результатов является синонимом решительности. Разумный расчет, характеризующий стадию анализа, открывает путь к «неустойчивой» односторонности, нужной для выбора и сохранения определенного направления действий.

Вторая группа, которой лидер должен уделить внимание, состоит в основном из административного аппарата государства, хотя включает и другие органы, участвующие в исполнении решений, в том числе даже частные или полугосударственные. Конечно, способность администраторов проводить решения в значительной мере зависит от качества персонала (включая его готовность подчиняться) и от эффективности организации. Но во всех ситуациях она также зависит от того, какое внимание лидер уделяет выполнению решений, которые он принял, контролю за ним. Выполнение решений всегда наталкивается на трудности, которые должны быть сглажены.

Трудности могут быть сведены к минимуму, только если лидер проявляет способность к пониманию административного процесса и обращает хотя бы какое-то внимание на детали. Именно это имеют в виду, когда говорят о «целевой ориентации» лидера, Целевая ориентация должна включать определенный интерес к рассмотрению конкретных проблем, порожденных выполнением решения, и определенную готовность «спуститься» от общего к частному. Но здесь тоже таится опасность: чрезмерное внимание деталям отнимает время, которое можно более плодотворно использовать для решения других проблем. Среди американских президентов такой стиль был характерен для Картера, вникавшего, в отличие от Эйзенхауэра и Рейгана, во все детали.

И все-таки целевая ориентация не должна рассматриваться как чисто негативная черта: когда бюрократия неэффективна или когда администрации предъявляются высокие требования, например, при проведении новой политики, более пристальное внимание к деталям может быть предпосылкой успеха.

В ходе контактов с третьей группой — с широкой общественностью — требуется другое качество лидеров — общительность. Все лидеры должны быть «общительны», особенно в этом нуждаются общенациональные политические лидеры. Некоторые ситуации требуют от них того, чтобы они были популярными или в традиционном смысле слова — «харизматическими». О лидерах очень часто судят по их «общительности», поскольку способ их общения с людьми может увеличить их популярность. В результате, люди, акцентируя внимание на общительности лидера, могут недооценить роль других его личных качеств. Однако, как подчеркивает Фидлер, общительность, похоже, вступает в конфликт с целевой ориентацией. Вряд ли лидер в одинаковой мере обладает этими обоими качествами. Общенациональные политические лидеры не должны слишком усердно заниматься поиском популярности.

Итак, от общенациональных лидеров требуется широкий круг качеств. Они должны быть также очень энергичными людьми, поскольку лишь в таком случае от них можно ожидать полной отдачи в решении проблем. Но одной энергичности недостаточно, она должна быть дополнена другими качествами, даже если общество спокойно, его запросы невелики. В противном же случае «подходящие» кандидаты в лидеры тем более должны быть наделены качествами, отличающими их от обычных людей.

Динамика эволюции личных качеств лидеров

По мере возникновения новых проблем меняется ситуация в стране; с течением лет и накоплением опыта не остаются без изменения и способности лидеров. Качества, которые пригодны для одних ситуаций, могут оказаться ненужными в других. Даже если не происходит внезапных крупных изменений, постепенная модификация общественных запросов может привести к тому, что от лидера потребуются совершенно иные качества.

Одновременно сами лидеры меняются с течением времени. В целом, их способность аффективно действовать повышается в результате постоянной «тренировки». Они постепенно «учатся» своей работе и выполняют ее все лучше. Проблемы, которые встают перед ними, часто одинаковы, и поэтому требуется меньше усилия для нахождения пригодного решения. Постепенно они могут лучше оценивать степень правильной и быстрой реализации своих решений; они могут не вмешиваться в административные детали (хотя кое-кто, может быть, склонен к этому, если обладает целевой ориентацией). Даже процесс принятия решений становится менее трудным и менее эмоционально изматывающим; действия, направленные на сохранение и увеличение популярности, могут уже не требовать от руководителя прежней затраты энергии.

Такое «улучшение» в отношениях между лидерами, различными группами в обществе является также результатом того, что лица, связанные с руководителем (особенно из непосредственного окружения, но также и административных кругов и широкой общественности), лучше предчувствуют его реакцию. Советники узнают, чего желает добиться лидер; они получают сигналы относительно тех решений, которые следовало бы принять Администраторы приходят к пониманию того, на каком уровне и на какой скорости реализации решений настаивает лидер. Широкая общественность начинает ожидать от лидера определенного стиля. Он может оцениваться позитивно или негативно, но если реакция позитивна, лидеру может потребоваться меньше энергии для сохранения популярности во имя достижения определенного результата.

Однако на основе эмпирических исследований было доказано, что «новые» лидеры могут находиться в более выгодной позиции в плане их большей способности достичь политических изменений. Это вытекает, видимо, из того, что новые лидеры обладают определенным «капиталом», основанным на популярности или страхе (например, если лидер пришел в результате переворота) или на трудности (а то и невозможности) немедленной замены вновь назначенного руководителя. Но лидеры могут пользоваться большим авторитетом, вступая в должность, и более умело с течением времени подходить к встающим перед ними проблемами. Некоторые новые лидеры извлекают пользу из «периода благосклонности», в течение которого критические суждения временно снимаются или смягчаются. Это не означает, что сами лидеры в этот период лучше анализируют проблемы, лучше принимают решения, лучше следят за их выполнением или завоевывают больше популярности. Это означает лишь то, что меньше вероятность наказания лидеров за ошибки. Окружающая лидера среда становится, так сказать, «легче»: качества, которые он должен показать в ходе этого периода, те же, что и в будущем, но цена, которую в этот момент приходится платать, несколько меньше.

Независимо от того, имеет ли место такой «период благосклонности» или нет, лидеры, видимо, постепенно становятся лучше оснащенными в подходе к проблемам, с которыми они сталкиваются, их психологические качества обостряются и они используют их более адекватно. Однако, такое улучшение не бесконечно и не предопределенно. Если у лидеров отсутствуют определенные качества, требуемые в данной ситуации, то, во-первых, неадекватность лидеров ситуации становится заметной. Во-вторых, «тренированность» в деле анализа или целевой ориентации достигает пика. Лидеры ослабляют внимание, если убеждаются в своей способности эффективно схватывать определенные типы вопросов: Они, например, не так детально анализируют параметры проблемы перед принятием решения; либо они начинают чрезмерно полагаться на свою популярность. Будучи все более уверенными в себе, в своих суждениях и в своей способности «обеспечить результат», они начинают совершать все больше ошибок. С другой стороны, они начинают избегать (сознательно или бессознательно) проблем, которые, на их взгляд, трудно разрешимы, в результате чего напряженность в обществе нарастает. Кроме того, реакция лидеров на события становится все более «рутинной», новые проблемы более не дают поводов для «самообучения».

«Рутинизация» реакции лидеров частично связана с «утечкой энергии» лидеров. Какими бы большими ни были начальные запасы энергии, они не бесконечны и не могут быть восстановлены до прежнего уровня. Конечно, затрата энергии может быть разной. Лидеры с четкой целевой ориентацией гораздо быстрее выдыхаются. Но такое может происходить и тогда, когда «запускается» много новых политических действий или когда много проблем накладывается друг на друга. Ведь лидер должен проявлять постоянную готовность встретиться с, новыми проблемами, и если он затратил слишком много энергии в прежние годы, он окажется неспособным на это. Происходит заметное ослабление способности руководить, возможно полное исчезновение мотивации к достижению успеха; какими бы ни были первоначальные цели лидеров, они могут превратиться в лидеров менеджерского типа, потому что у них больше не остается сил для иного образа действий.

Так достигается фаза «плато». Способность лидеров схватывать проблемы достигает определенной точки. Более того, во многих случаях можно ожидать ослабления этой способности. Оно вытекает частично из «рутинизации» реагирования лидеров на ситуацию, о чем мы уже сказали; но оно будет ускорено старением. Конечно, некоторые лидеры и в семьдесят лет проявляют значительную жизнестойкость, но даже самые активные из «великих старцев» в конце концов выказывают признаки физического упадка (Черчилль, Аденауэр, Франко, Брежнев). Эффект старения, хотя и не может быть документально подтвержден, остается значительным.

Генезис личностного влияния лидеров

Не так много известно о причинах, по которым данный лидер может иметь целевую ориентацию, искать популярности, обладать мотивацией к достижению результата или интеллектом. Здесь возможны две линии исследования: роль демографических переменных величин и примеров ранней социализации.

Демографические переменные величины — образование, семья и род занятости — скорее помогают разграничить «лидеров» и «нелидеров», чем решить вопрос, почему один лидер имеет больше влияния, чем другой. Это кажущееся отсутствие связи между демографическими переменными величинами и эффективностью лидерства объясняется отсутствием систематического анализа, мы уже отмечали, что семья оказывает некоторое воздействие на влияния лидера; важность этих переменных величин признают и исследования лидерства, предпринятые психологами.

Трудность, однако, состоит в неясности того, каким образом демографические переменные величины, особенно связанные с социальным происхождением, могут непосредственно воздействовать на эффективность лидерства (если не считать того факта, что лидеры-выходцы из определенной группы могут не проявлять желания действовать против интересов этой группы). Косвенное воздействие найти легче: социальное происхождение лидера может способствовать усилению психологических характеристик этого лидера. Итак, личные качества могли бы быть признаны как элементы, с помощью которых лидер влияет на общество, хотя на природу этих качеств, — особую «конфигурацию» личности — оказывали бы свое воздействие и демографические переменные величины.

Например, было бы проблематично утверждать, что кто-то, вышедший из среднего класса ориентирован на тот или иной результат только потому, что он — выходец из этого класса. Но менее противоречиво утверждение, что ценности, знания, даже эмоциональный баланс этого лидера будет находиться под воздействием его социального происхождения. В результате воспитания потенциальный лидер может быть более или менее склонным, во-первых, к получению власти ради достижения результатов и, во-вторых, к проявлению решительности на своем посту. Равным образом определенные типы и уровни образования интуитивно ощущаются как факторы, способствующие наделению лидеров важными психологическими свойствами. Действительно, некоторые школы, особенно привилегированные частные школы, долго заявляли, что одна из их основных функций — воспитывать характер и наделять своих питомцев навыками руководить Равным образом, военные учебные заведения делают упор на том, что они воспитывают характер. Если, с одной стороны, нет прямых свидетельств того, что если бы дети получили другое образование, они бы стали «иными», то, с другой стороны, невероятно, чтобы полученное ими образование вообще никак не сказалось на их характере или интеллекте. Как минимум, дети, получившие лучшую подготовку, окажутся более способными развить любые скрытые способности, которые у них есть. Есть небольшое сомнение, что демографические переменные величины (от происхождения до карьеры) представляют значимый элемент в плане того, что лидеры могут реализовывать определенные навыки, даже если возникновение этих навыков напрямую не связано с происхождением лидеров.

Демографические переменные величины входят важной составной частью в биографию личности; история семьи — часть социальной истории; но эта история столь интенсивна, что она может (и, вероятно, так и происходит) обострить глубочайшие элементы личности. Вот почему многие политологи добирались до самого раннего детства лидеров, до отношений между родителями и детьми. Как мы видели, они уделяли главное внимание наиболее патологическим случаям. Однако влияние раннего детства носит всеобщий характер. Этот анализ может быть применим ко всем типам лидеров, даже если они «нормальны» или «ординарны».

Конечно, еще нет ясности в том, как детские впечатления влияют на психологические наклонности лидеров; но мы знаем из работ по общей психологии, что на личность человека накладывает глубокий отпечаток ранняя социализация. Также представляется, что отношения с родителями и другими членами семьи воздействуют на широкий круг личностных свойств — может быть, на интеллект, вероятно, на потребность в популярности, и почти бесспорно — на мотивацию к достижению результатов.

Пути, которыми осуществляется это воздействие, скрыты от нас, так же, как и пути воздействия на личность демографических переменных величин. Вероятно, нескоро еще будут проведены исследования по точному определению условий, при которых определенные типы отношений приводят или не приводят к появлению тех или иных психологических черт, преобладающих среди общенациональных политических лидеров. Ранняя социализация может быть вполне законно рассмотрена как важная предпосылка в развитии личных качеств лидеров, наряду с демографическими переменными величинами.

Конечно, впечатления, получаемые в ходе ранней социализации, не вскрывают «причину», почему лидеры обладают теми или иными психологическими свойствами, причем в большей степени, чем демографические переменные величины. Люди одинакового социального происхождения или одинакового уровня образования обладают различными психологическими чертами. Мы должны признать, что еще не знаем основополагающей причины возникновения этих черт или, используя выражение Гринштайна, реального «генезиса» личностных качеств лидеров. Но изучение социального происхождения и первых лет жизни лидеров в конце концов снабдит нас важной информацией относительно путей, которыми «врожденные» качества «обогащаются» или уродуются, усиливаются или ослабляются.

Глава 5

Влияние институтов на политическом лидерство

Как показано в предыдущей главе, лидеры обладают личным влиянием, кроме того, они занимают положение, во-первых и прежде всего сопряженное с правами, которые обусловливают престиж и власть. И если личные качества лидера не могут не оказывать определенного влияния, так же немыслимо, чтобы никакого влияния не оказывало его положение. Изучение характерных черт положения, занимаемого лидерами, есть одна из важнейших областей нормативного и эмпирического анализа; напрашивается вывод, что существует немало оснований считать: положение лидера «многое значит».

Однако проблема не в том, чтобы определить, значимы ли позиции лидера, а в том, насколько они значимы. Соответствующие данные с трудом поддаются анализу и связаны с личными качествами. Мы можем «интуитивно» сознавать, что престиж, скажем, президентства способствует определенному влиянию лидера, но мы не знаем, как измерить это влияние в сравнении, например, с положением других общенациональных лидеров. Более того, мы «инстинктивно» сознаем, что существуют институциональные следствия, так сказать, «щупальца» занимаемого положения, благодаря которым их обладатель влияет на общество. Лидер имеет власть не просто в силу символов и прав, связанных с его деятельностью, но и в силу возможности контролировать многие секторы политической системы или, по крайней мере, воздействовать на них. А если эта власть, обусловленная положением общенационального лидера, столь проникающа, ее очень трудно измерить.

Она такова потому, что в руках лидера множество кнопок, нажав на которые, он может вызвать реакцию внутри самых различных групп. Благодаря положению общенационального лидера, руководители, например, имеют обыкновение назначать членов правительства; они могут также «инструктировать» бюрократию, дабы та действовала определенным образом; наконец, они зачастую обладают властью в правящей партии и способны мобилизовать население в поддержку своей политики. Данные им полномочия используются в большей или меньшей мере. Свою роль при этом играют и личные качества. Но существование «щупалец» — этих каналов влияния ставит лидеров в привилегированную позицию не в силу их собственных качеств, а благодаря занимаемому ими положению.

Влияние положения лидера нуждается в более детальном анализе, поскольку существуют немалые различия между разными странами, в тот или иной период. Лидеры могут обладать или не обладать возможностью формировать свой кабинет по своей воле; деятельность бюрократии может быть более или менее эффективной; правящая партия может быть лучше или хуже организована. Если говорить в целом, институты и другие механизмы, которые обусловливают положение лидера, следовало бы рассмотреть в четырех планах: 1) статус лидера, то есть престиж, связанный с его положением, меняется; 2) существуют различия в возможностях лидера формировать и контролировать правительство и свое непосредственное окружение; 3) бюрократия с ее главной задачей — совещательной и исполнительной — подчинена лидеру в большей или меньшей степени; 4) существуют средства влияния лидера на население, которые обеспечивают большую или меньшую поддержку, например, политические партии.

Конституционные и другие «искусственные» механизмы: помощь или помеха лидерам?

Институты зачастую создаются с тем, чтобы ослабить или ограничить власть лидеров; с другой стороны, наличие слаженно действующих институтов обеспечивает четкость реализации решений и согласие с ними населения. Значит ли это, что из существования конституционных и других «искусственных» институтов, таких как бюрократия и политические партии, лидеры извлекают пользу?

Существуют три основных фактора, свидетельствующие о том, что власти лидера препятствует наличие «искусственных» институтов. Во-первых, институты вносят в политическую жизнь большую предсказуемость. Лидеры добиваются желаемого, зная, какие последствия будут иметь место, если они задействуют тот или иной рычаг. Но лидеры — не единственные, кто обладает таким знанием; другим лицам также известно, что определенные институциональные механизмы влекут за собой определенные последствия. Итак, в то время как лидеры уверены, что в силу наличия «структурированной» системы их шаги принесут некий конкретный результат, другие лица, зная об этом, в силах предпринять ответные действия, дабы противостоять этому возможному результату.

Во-вторых, структурированность положения лидера не всегда приводит к росту его автономии; институциональные механизмы могут ограничивать возможности лидеров действовать и влиять на население. Именно на это делали упор в своих работах многие политологи, и именно этого пытались добиться многие авторы конституций, а именно: ограничить власть лидеров через введение институциональных механизмов и процедур. В этом случае структурирование системы не способствует распространению влияния лидеров; напротив, это влияние оказалось бы мощнее, если бы институциональная система не была структурирована вовсе. Недаром многие лидеры стремились сбросить надетую на них конституционную узду.

В-третьих, попытки внедрить институциональные механизмы, которые помогали бы лидеру, терпели неудачу. Сравнение между политической коммуникацией и электрической сетью правомерно лишь до известной степени; на самом деле, лидеры не столь всемогущи, чтобы рассчитывать на реализацию своих решений «после» простого нажатия кнопки: все, на что они могут уповать — это лишь частичная реализация отдельных решений в краткосрочной перспективе. Сеть, связывающая лидеров с бюрократией и населением, полна обрывов и коротких замыканий. Поэтому, с точки зрения лидеров, «система» часто неэффективна, дурно структурирована и слабо организована. Это происходит не только из-за намеренного сопротивления, но часто — и видимо, в основном — потому, что система просто бездействует или реагирует только частично. Отсутствие же реакции, в свою очередь, вызвано главным образом нашим неумением сделать систему эффективной. Так возникают очевидные барьеры, определяющие, в какой степени лидеры могут полагаться на институты, механизмы и организации вокруг них, чтобы оказывать желаемое влияние.

Отчасти потому, что институциональные механизмы могут работать против лидеров, отчасти же в силу несовершенства институциональной «технологии» развитие совокупности политических и административных структур не дает лидерам больше возможностей для достижения результата, напротив, может породить еще больше помех. Однако отсутствие структур, сознательно сформированных для стимулирования (или торможения) лидерства, не означает отсутствия каких-либо механизмов вообще; если нет политических институтов, созданных законом или конституцией, существуют «естественные» средства, позволяющие организовать лидерство, опосредующие связь лидера с нацией. Политическая партия может служить «искусственным» механизмом, который будет способствовать или препятствовать влиянию лидера. Но даже при отсутствии политических партий лидеры не лишены связи с населением благодаря наличию других факторов, например, племенных и иных групп.

Случаи, когда лидер рассчитывал только на свои личные качества, очень редки, столь редки, что выглядят чисто теоретическими; если это происходит — значит, в стране нет никаких общественных групп, никаких традиций, никаких ритуалов, с помощью которых лидеры приходят к власти, занимают должность и поддерживают связь со своим окружением, бюрократией и народом. Когда нет «искусственных» структур, их место занимают естественные структуры; правильнее было бы сказать, что «искусственные» институты постепенно накладываются на естественные механизмы и вытесняют их. Но эти естественные общественные механизмы продолжают сохранять свое влияние. Искусственные политические институты иногда, если не часто, остаются чисто формальными, недействующими или действующими частично. Взаимодействие между «искусственными» и естественными механизмами — один из аспектов классического взаимодействия между конституционными, законными механизмами и поведенческими стереотипами.

Однако тип воздействия на лидерство и «искусственных», и естественных механизмов один и тот же. Например, «искусственные» механизмы используются для ограничения власти лидеров чаще, чем естественные механизмы, хотя последние тоже могут служить ослаблению роли лидеров в некоторых областях, правда, скорее случайно, чем преднамеренно. Поэтому необходимо рассмотреть весь спектр ситуаций, которые могут возникнуть — от тех, когда «искусственные» структуры слабы и почти не существуют, до тех, где они высокоразвиты. Такой анализ нужен для того, чтобы выяснить, зависит ли влияние лидеров в первую очередь от существования того или иного типа институциональных механизмов.

Возможность влияния лидеров при отсутствии «искусственных» институциональных структур

Общенациональное политическое лидерство может возникнуть — по крайней мере, теоретически — в контексте полного отсутствия структур, специально созданных для организации политической системы, хотя, как было отмечено выше, естественные механизмы обязательно существуют. Как в таком случае могут быть охарактеризованы положение лидеров и каналы их влияния («щупальца») внутри общества?

Во-первых, может быть значительно усилен личный статус лидера, поскольку условия его руководства никак не ограничены. Конечно, зачастую при отсутствии конституционных, законодательных ограничений традиционные механизмы в известной мере ограничивают власть лидеров.

Но может не быть вообще никаких ограничений; в таком случае статус и личное положение лидеров есть лишь результат особой ситуации и особой личности. Это происходит нередко даже в современном мире, где абсолютные монархии пребывают в полном упадке. Пример неограниченного статуса — лидер, чей приход к власти и руководство основаны на механизмах, прежде не существовавших. Многие военные, взявшие власть в результате путча, относится к этой категории. В подобной ситуации заранее не известны ни будущий преемник власти, ни продолжительность его правления[19].

Поэтому персональный статус лидера может быть совершенно не отрегулирован; но гораздо чаще отношения между лидером и его окружением не ограничиваются прежними механизмами. Может не быть никаких норм или традиций, определяющих, кто станет членом правительства, как долго оно будет находиться у власти, какими будут его права и отношения с лидером. Конечно, существуют неписанные правила: скажем, лица, пришедшие к власти в результате путча, могут счесть себя обязанными включить в правительство некоторых из своих сторонников по путчу. Но такая ситуация не продолжительна: позже абсолютный властитель может сместить министров своей волей и заменить их по своему усмотрению. Созданный прежде военный или революционный совет может быть впоследствии распущен. Как правило, даже в условиях солее «стабильных» режимов часто отсутствуют нормы и традиции, обязывающие лидеров назначать конкретных должностных лиц. Практически же многие лидеры отнюдь не лишены возможности по собственной воле формировать свое окружение, более того, отношения между лидером и его окружением не регулируются никакими нормами.

Лидеры лишены подобной свободы по отношению к бюрократии и всему населению. Они не могут произвольно назначать государственных чиновников, по своему желанию организовывать работу всей бюрократической машины. Конечно, они в праве смещать или продвигать отдельных должностных лиц, особенно высшего звена, вносить изменения в методы деятельности бюрократии. Но эту свободу естественным образом ограничивает совокупность важных факторов. Во-первых, ввиду практической невозможности сместить всю бюрократию лидеры явно и в большой мере зависят от способностей имеющегося персонала. Во-вторых, любые изменения несут в себе как пользу, так и вред: бюрократия не может быть опрокинута без определенных потерь в ее эффективности, по крайней мере, на некоторое время. В-третьих, самое важное состоит в том, что лидеры постоянно зависят от бюрократии, прежней или реформированной. Им приходится мириться с отсрочками, конфликтами и трудностями в реализации решений.

Итак, бюрократия порождает неизбежные ограничения власти лидера. В свою очередь, отсутствие устойчивых политических процедур не дает лидерам полной свободы в их отношениях с населением, напротив, может ослабить воздействие и влияние на него. Естественные узы, объединяющие людей, в этом смысле могут представлять собой серьезное препятствие.

Возможность влияния лидеров в контексте «искусственных» структур

При наличии «искусственных» институтов и механизмов баланс плюсов и минусов становится иным. В целом «искусственные» механизмы ограничивают свободу руководителей в плане их персонального статуса, равно как в плане подбора своего окружения и контроля над ним (правда, последнее случается далеко не всегда); с другой стороны, они могут расширить возможности лидеров по отношению к бюрократии, зачастую усиливают их прямое влияние на население.

«Искусственные» механизмы во многих случаях возникают в ответ на требование уменьшить роль общенационального исполнительного руководства; вследствие этого одной из главных целей создания «искусственных» механизмов является менее высокий и менее прочный статус главы руководства.

Эффект конституционных и других «искусственных» норм может быть весьма неодинаков в плане власти лидеров над бюрократией. Конечно, типично положение, когда лидеры менее свободны в выборе, продвижении и смещении государственных чиновников в силу сложности соответствующих процедур. Таким образом, потенциальное влияние лидеров уменьшается. Но, одновременно, эти же процедуры ограничивают произвол в действиях чиновников. Развитие «esprit de corps» (корпоративного духа) является плодом идеологии лояльности государству; если эта лояльность не может быть направлена на личность лидера как таковую, она может помочь ему косвенным образом. Более того, переменный фактор может быть и иным, самое главное — техническое умение и организационная эффективность бюрократии, и эти качества должны усиливаться с развитием более структурированных механизмов.

Наконец, существование «искусственных» структур усиливает влияние лидера на население. Они централизуют общество и усиливают государство. Однако их эффект не следует преувеличивать. При необходимости лидеры могут создать каналы для установления прямых связей с населением с помощью политических партий.

Не все «искусственные» структуры упрочивают положение лидеров, некоторые — как уже было сказано — предназначены для сокращения полномочий лидеров: парламенты и конгрессы — на общенациональном уровне, другие выборные органы — на региональном и местном уровнях. Но эти институты придают политике общенациональное звучание и способствуют упадку структур, существовавших как бы вне государства и, следовательно, вне общенационального лидерства. Так что и эти конституционные институты лидеры могут использовать во благо себе.

Развитие государства, таким образом, способствует возрастанию влияния лидеров на население. Лидеры получают больше возможностей для давления во имя реализации своих целей.

Итак, несмотря на то, что в современных институциональных системах лидеры испытывают немалые ограничения, они все же обладают большим потенциалом действий. Законы и регуляторы — это механизмы, которые могут быть использованы для определения сферы действий, перемен, в то время как бюрократия, партии и другие группы могут помочь в их реализации. Поэтому общенациональные политические лидеры отнюдь не «остаются не у дел» со вступлением в действие «искусственных» институциональных механизмов, хотя их влияние по некоторым аспектам падает.

То, что лидеры теряют во влиянии и в полномочиях по управлению персоналом, часто компенсируется увеличением свободы маневра в сущностных вопросах.

Статус лидеров и влияние лидерства

Ограничения статуса лидеров обусловлены в первую очередь конституционными и правовыми нормами; эти ограничения могут заметно варьироваться в зависимости от поставленной цели: так, например, жизнь лидера не должна слишком отличаться от жизни рядового человека; частая ротация в верхах призвана расширить возможности претендентов (в Швейцарии, согласно этому принципу, каждый год меняется президент).

За вводимыми ограничениями стоят соображения равенства или «демократического участия». Но обычно целью является ограничение власти лидеров, той части их влияния, что автоматически вытекает из занимаемого положения. Так, срок пребывания в должности постоянно пересматривается, либо само право пересмотра делегируется другим органам. Иногда функцию общенационального политического лидерства делят между собой два или несколько лиц. Конечно, все эти меры не дают полных гарантий потому, что их можно обойти, и потому, что часто в действие вступают другие ограничения. Точно измерить их результат невозможно даже при идеальных обстоятельствах, но целесообразно по крайней мере проанализировать упомянутые ограничения.

Разделение лидерства

Один из типов ограничений связан с уменьшением престижа лидеров путем снижения готовности населения подчиняться им просто потому, что они находятся у власти.

Это достигается косвенно, посредством разделения постов главы государства и главы правительства. Исторически такое разделение сложилось по многим причинам. Премьер-министры пользуются меньшим престижем, но их влияние может быть отнюдь не меньшим. Об этом свидетельствуют случаи, когда многие видные политики, делая выбор между положением главы государства и главы правительства, отдавали предпочтение второму.

Право критиковать лидера и влияние лидерства

Одна из причин меньшего престижа премьер-министра по сравнению с главой государства состоит в том, что положение первого менее стабильно. Как правило, премьер-министр может быть смещен главой государства или вынужден уйти в отставку под давлением законодательного органа (и избежать первой угрозы можно только при существовании второй). Все это обусловливает относительно шаткую позицию, а также вероятность сокращения срока пребывания в должности.

Однако практика не столь однозначна. Во-первых, процедура отчета правительства перед парламентом, безусловно, влияет на сроки пребывания в должности, но в среднем премьер-министры в парламентских системах находятся в должности не меньше, чем другие лидеры.

Во-вторых, эффект подотчетности парламенту далеко не односторонен. Иногда право смещать общенационального лидера является практически формальным, к нему прибегают только в исключительных случаях. В самом деле, реальный эффект может быть обратным желаемому. Так, премьер-министрам многих стран Содружества и некоторых стран Европы, видимо, на пользу то обстоятельство, что парламент правомочен сместить их: они учатся организовывать законодательный орган в свою поддержку, устанавливая контроль над ним посредством правящей партии.

Итак, в определенных условиях угроза смещения главы правительства парламентом парадоксальным образом усиливает власть этого лидера. Эта ситуация яснее предстает в свете затруднительного положения других лидеров. Они могут быть смещены независимо от наличия или отсутствия конституционной и правовой угрозы. Конституции ставят барьеры на пути незаконного захвата власти, но эти барьеры часто не выдерживают натиска. Поэтому разница между случаем, когда лидера может сместить парламент, и случаем, когда лидер конституционно защищен, но в реальности ему грозит опасность свержения в результате переворота или революции, — невелика. Возможность смещения парламентом действует скорее как предохранительный клапан, а не как механизм, реально обеспечивающий темп ротации.

Краткосрочность пребывания лидера у власти может, вероятно, быть связана с его ограниченным влиянием. Но реальная причина таких случаев (Франция до 1958 г., Италия, Финляндия) кроется не в праве парламента критиковать лидера, а скорее в неопределенности и даже шаткости положения лидера, что обусловлено спецификой партийной системы и расстановкой политических сил.

Фиксированный срок пребывания в должности

Третий путь подрыва статуса лидера — навязывание норм, ограничивающих его пребывание в высокой должности фиксированным сроком, как правило, не превышающим несколько лет. Фиксированный срок выступает как альтернатива праву парламентского смещения, ибо лидеры, которым оно угрожает, сохраняют свою должность на неограниченное время, до тех пор, пока пользуются поддержкой парламента и правящей партии. Этой поддержки может лишить поражение на выборах, в противном случае некоторые лидеры (например, в Канаде, Швеции, Великобритании) остаются у власти гораздо дольше, чем президенты в США.

Если существует норма фиксированного срока (например, один или два срока пребывания в должности) и если каждый из этих сроков равен четырем, пяти или шести годам, то происходит явное сужение «кругозора» лидера. «Сужение» имеет психологические последствия. Лидер в этом случае не очень охотно вовлекается в проекты, которые сулят отдачу через много лет, особенно если таковые требуют немедленных жертв. Для лидеров с фиксированным сроком пребывания в должности важно еще одно обстоятельство, заставляющее предпочесть ближнюю перспективу: граждане, особенно политически активные, сознающие, что срок нахождения лидера у власти заканчивается в определенный момент, демонстрируют все меньшую готовность следовать его указаниям по мере приближения данного момента.

Было бы полезно выявить, каким образом фиксированный срок пребывания в должности влияет на престиж лидеров. Пока же можно лишь строить предположения на основе косвенных данных.

Выше упоминалось о том, как меняется влияние лидера с течением времени. Разумеется, шкала изменения этого влияния неодинакова у разных лидеров; некоторые из них могут вообще не достичь «пика». Если, однако, срок в пять-шесть дет оптимален для многих лидеров и во многих ситуациях, фиксированный срок, закрепленный многими конституциями, представляется идеальным для руководителя среднего уровня.

В самом деле, фиксированный срок пребывания в должности может служить стимулом к более активным действиям в течение трех лет, которые, как знают лидеры, отпущены им для руководства. В принципе, неограниченный срок может стимулировать лидеров в планировании долгосрочных перспектив; однако лидеры знают, что продолжительность их пребывания у власти зависит от того, насколько удовлетворяются запросы людей. В случае неограниченного срока на лидера может оказываться более сильное давление, т. к. оппоненты не знают, когда нынешний лидер уйдет, уступив место преемнику. В случае фиксированного срока давление может быть меньшим, поскольку лидер более сосредоточен на реализации своих идей, проявляя повышенную заботу о своей популярности. Однако, доказательства этого суждения весьма расплывчаты.

Срок в пять-шесть лет может быть благотворным для большинства руководителей, чья энергия иссякает к концу указанного периода. Но данной системе недостает гибкости. Можно привести примеры с лидерами, которые эффективно работали и после десяти лет пребывания в должности; возможно, еще важнее пример, когда требуется продление срока пребывания у власти, особенно в периоды возрождения нации (Германия после 1949 г., Франция после 1958 г.). Конечно, в таких случаях необходимо довольно редко встречающееся взаимное доверие лидера и общества; именно так произошло с Аденауэром и, в некоторой степени, с де Голлем. Однако такое случается не часто.

Фиксированность срока пребывания у власти не гарантирует, что. лидер сохранит свой пост в течение установленного периода. Он может, скажем, оставаться на посту столько же времени, сколько пребывает в должности премьер-министр. Если лидеру не удастся смягчить напряжение в обществе, он может быть свергнут в ходе переворота.

В целом, в современном мире лидерство уже не сопряжено с былым престижем, помпезностью. Это, видимо, обусловливает и определенный спад влияния лидеров. Кроме того, современное лидерство более скоротечно, чем в прошлом. Однако влияние эффекта скоротечности на роль лидеров остается неясным.

Власть лидеров над своим окружением и влияние лидерства

Когда мы обращаемся к изучению политиков, близких к лидерам, и в особенности к правительству, мы переходим от оценки прямого воздействия, которое институциональные структуры могут оказать на лидера, к оценке их косвенного влияния. Вопрос в следующем: в какой мере действия других могут помогать или мешать лидерам? Здесь имеется в виду не общее воздействие политических органов на принятие решений, а более узкая проблема, тесно связанная с влиянием лидерства как таковым, т. е.: в какой мере институциональные механизмы воздействуют на способность лидеров реализовывать свои цели?

Первый тип институциональных механизмов, подлежащий рассмотрению — механизмы, регулирующие власть лидера в отношении его ближайших сотрудников, его окружения, в частности, членов правительства, а также специальных помощников и советников. Судя по всему, изменения в составе и полномочиях этих групп отражаются на влиянии лидера: лидеры, полностью свободные в выборе своего окружения, потенциально сильнее лидеров, у которых такой свободы нет. Различия в конституционных или правовых полномочиях конкретных министров, видимо, также играют немаловажную роль. Однако в действительности различия не очень четки.

Влияние лидеров и назначение исполнительного руководства страны

Почти везде общенациональные лидеры пользуются относительной свободой действий при подборе своего окружения: большей в отношении персональной команды, меньшей — в отношении членов правительства. Однако степень упомянутой свободы варьируется весьма отчетливо и искусно. В одних случаях лидеры почти полностью свободны в подборе министров и других лиц «внутреннего круга». Конечно, полная свобода действий невозможна: политические и технические ограничения всегда заставляют выбирать тех или иных лиц из состава конкретных групп и сохранять некоторые ключевые фигуры на их постах дольше, чем желал бы лидер. Можно констатировать, что практически свободны в своих действиях лидеры, которые могут назначать своих министров и персональную команду из самого широкого спектра общественных групп.

В других случаях лидеры стеснены в свободе действий и теоретически и практически. Из многих форм этой «стесненности» наиболее часто встречается «средняя позиция», а именно: лидер свободен в назначении министров, распределении портфелей среди них и их смещении, но полностью или существенно ограничен в подборе кандидатур одной конкретной, достаточно узкой группой, например, парламентской партией или, скажем, высшей военной или чиновничьей элитой. Многие типы лидеров испытывают неудобство такой позиции. Поле выбора сужается еще больше, когда приходится иметь дело с очень узким кругом министров, входящих в группу политиков с установившейся репутацией. Пример — пятая республика во Франции.

Наконец, встречается ситуация, когда лидеры не имеют почти никакой свободы в выборе или смещении министров. Это характерно для однопартийных систем, когда верхушка парламентариев, а не глава исполнительной власти решает, кто будет министром. По этому принципу создавалось, например, лейбористское правительство в Австрии, и даже лейбористские правительства в Великобритании сделали некоторые шаги в этом направлении. Но такое происходит и в многопартийных коалициях, где партийные лидеры предварительно договариваются по вопросам содержания политики и членов правительства. Не все, но многие коалиции, особенно в Западной Европе, организуются таким образом.

Последствия свободы действий при выборе лидером своего окружения еще не совсем ясны. Право лидера отбирать помощников и министров говорит о том, что лидер идет своим путем и находится «над» своими сотрудниками, выбранные им министры и помощники более лояльны по отношению к нему и с большим энтузиазмом реализуют цели руководителя. Однако из этого не следует, что они более эффективны в их достижении.

Существуют две основные причины для сомнений по этому поводу. Во-первых, лидер, который имеет полную или почти полную свободу выбора, может отдать предпочтение уступчивым подчиненным, жертвуя соображениями эффективности. Некоторые лидеры (пример — Дж. Кеннеди) стремятся к близости точек зрения и в соответствии с этим подбирают себе сотрудников, другим удобнее быть окруженным просто подхалимами: в таких случаях трудно чего-либо добиться. Второе и главное обстоятельство: министры и другие помощники могут реально содействовать лидеру, если они наделены соответствующими способностями и умением, если же в процессе отбора назначаются должностные лица, не пользующиеся авторитетом среди бюрократии и населения, лидеры немногого достигнут, такой выбор в дальнейшем станет серьезным тормозом для действий лидера.

Итак, различия в полномочиях назначений не всегда служат причиной различий в эффективности. Видимо, лидерам, которые свободны в выборе своих подчиненных, приходится решать, на что делать ставку: на лояльность или на более высокую эффективность.

Власть министров и влияние лидеров

Как правило, лидер, который ограничен — хотя бы формально — в праве выбирать и смещать министров, больше склонен соглашаться с их взглядами (или, по крайней мере, анализировать их), чем руководитель, сам формирующий свое окружение. Но власть министров может быть усилена в результате конституционных и законодательных мер, предусматривающих обязательную реализацию правительственных постановлений всеми руководителями в сфере исполнительной власти. Возник принцип «коллективной ответственности»: решения кабинета считаются решением всех министров. Это обстоятельство существенно ограничивает влияние лидеров. Если «иерархическое» правительство — либеральное или авторитарное — как бы позволяет главе исполнительной власти свободно реализовывать свои цели, то эгалитарный принцип предстает как фактор, призванный снизить персональную роль лидера в принятии решений.

И все же если законодательные различия велики, то практически различия между правительствами, построенными на иерархической основе, и правительствами, построенными на принципе коллективности, наверное, не столь разительны. Разумеется, некоторые правительственные системы прямо противоположны друг другу, но в большинстве случаев существует, видимо, относительно небольшая разница между реальными полномочиями министров в системах иерархичных и системах коллективных. С одной стороны, во многих правительствах, которые формально иерархичны или близки к таковым, министры пользуются значительным влиянием. Это характерно для либеральных президентских систем. В США сила президента уравновешена силой различных министерств, которые обладают всей полнотой власти в пределах своей компетенции. Руководители министерств поэтому часто являются высшими начальниками для персонала своих министерств; система получается децентрализованной, «полиархичной», даже анархичной, но не иерархичной. В других либеральных президентских системах, особенно тех, что существуют длительное время, часто образуются партийные коалиции или фракции внутри правящей партии, и к ним приходится приспосабливаться; президент не может отдавать приказов министрам и ждать, что эти приказы будут автоматически выполнены.

Возникают серьезные сомнения относительно того, превалирует ли «иерархическая структура» в других системах, где лидеры явно стоят «над» министрами, например, при военных режимах или в условиях авторитарного президентства. Действительно, лидер, приходящий к власти, может получить возможность и назначать тех, кого он пожелает, и определять политическую линию, но требования со стороны администрации часто создают ситуацию, при которой лидеру необходимо прислушиваться к мнению других, идти на компромисс и уступки. Порой все, что предлагают некоторые министры, автоматически принимается лидером. Так происходит, когда с течением времени процесс принятия решений неизбежно принимает форму рутины, и лидеры вынуждены считаться не столько с теоретическими механизмами системы, сколько с реальной организационной сетью, которую сами же и создают. Если они решают разрушить эту сеть, переделать и перестроить ее, они могут снова полностью завладеть инициативой и обеспечить своим решениям «зеленую улицу». Такое под силу скорее авторитарным лидерам, чем либеральным. Но это больше касается проблем личности, чем проблем организации; организационная работа, естественно, обусловливает уровень влияния министров, если лидеры не слишком заботятся о том, чтобы преобладало их собственное влияние. Таким образом, даже в авторитарных системах исполнительная власть может не быть жестко иерархичной, и некоторые министры де-факто обладают полномочиями в важных сферах политического процесса в обществе.

Эти практические моменты не делают, конечно, из иерархичных правительств коллегиальные органы. Равным образом, парламентские правительства тоже не являются гарантом коллегиальности. Только в немногих из них принятие решений осуществляется коллективно и подлинно равноправно. Швейцария — наглядный тому пример; к нему приближаются и некоторые многопартийные правительства, в целом это не более 6–7 правительств, действительно работающих на такой основе. В остальных лидер явно стоит «над» министрами, и многое в принятии решений обусловлено двусторонней дискуссией между лидером и авторитетным министром, при этом лидер единолично контролирует большое количество сфер. Соответствующим примером среди известных государственных деятелей могут служить Черчилль, Трюдо, Аденауэр, Шмидт и Пальме.

Причин расхождения между теорией и практикой много. Во-первых, престиж премьер-министра в партии и в стране заметно выше, чем остальных членов правительства: именно лидеры, а не их министры, выигрывают или проигрывают выборы, и реальная структура исполнительной власти отражает этот политический факт. Более того, принцип коллегиальности может в дальнейшем не удовлетворять требованиям современного процесса принятия решений или даже психологическим или социально-психологическим условиям, в которых министры осуществляют свои функции, хотя подобный вывод противоречив и страдает недостатком аргументов. Ясно, что формальная структура не препятствует тенденции к иерархичности правительственного кабинета. Если на пути этой тенденции встают препятствия, то они обусловлены общим характером партийной системы и конфигурацией групп, а также личностью премьер-министра или кризисами в обществе.

Структура правительства сама по себе может, вероятно, играть некоторую роль в росте или падении влияния лидера. Во-первых, сложность современного руководства затрудняет действия лидеров на фоне реальной иерархии; это может происходить в ущерб эффективности их правления, т. к. стремясь обеспечить согласие, они должны периодически менять состав правительства и контролировать деятельность министров, создавая тем самым атмосферу подозрительности, которая не укрепляет, а скорее подрывает эффект работы окружения лидера и доверие к исполнительной власти. С другой стороны, лидеры редко попадают в подчинение коллективной воле своих сотрудников; это происходит только тогда, когда не конкретные правительственные механизмы, а общий характер политической системы создает потребность в высоком уровне консенсуса на всех ступенях. Окружение лидера усиливает его влияние, ведь лидеру нужны каналы воздействия на общество; однако различия в методах принятия решений во «внутреннем круге», безусловно, не столь широки, как может показаться из формальной структуры. С одной стороны, многие лидеры имеют возможность мобилизовать правительство на реализацию своих целей, но с другой стороны, особенно в период стабилизации режима, лидер не в силах манипулировать членами своего окружения как простыми подчиненными. Природа исполнительной власти накладывает на лидеров ограничения, которые невозможно обойти без серьезного риска и больших усилий.

Характер бюрократии и влияние лидеров

Если правительства — это «руки» лидера в его усилиях по воздействию на общество, то бюрократия — орудия, инструменты в чистом виде, которые лидеры должны использовать и на которые они должны полагаться. Таков общепринятый взгляд на государственную администрацию, ведь без бюрократии лидеры и правительства лишаются прямого воздействия на общество, которым руководят. При этом возникает вопрос: сколь велика помощь бюрократии лидерам и политикам в их воздействии на общество? Анализировать это следует в общем контексте вопроса, а именно, сознавая, что обязательно существует определенный разрыв между политиками и администраторами, что деятельность администраторов не исчерпывается только реализацией, что различия в энергии и напористости администраторов неизбежны.

Общие условия реализации государственной бюрократией решений лидеров

«Помощь», которую бюрократия может оказать лидерам, зависит в значительной степени от реалистичности преследуемых целей. В этом случае можно выделить четыре фактора внутри государственных служб, влияющих на лидерство. Первый из них — компетентность: административный персонал должен быть восприимчив к проблемам, решения которых ждут от него лидеры. Должны иметься умелые администраторы, включая законодателей, менеджеры и экономисты, квалифицированные специалисты в науке, здравоохранении, сельском хозяйстве и промышленности. Ясно, что акцент зависит от требований лидеров. Но компетентность в любом случае представляет собой существенный фактор, требующий значительных затрат на инфраструктуры и персонал задолго до начала реализации политики.

Второй фактор связан с организацией управления. Нужные результаты не достигаются, если внутренняя организация государственных служб либо рыхлая, либо, напротив, тяжеловесная. Поэтому внутри них должна быть разумная организация горизонтальных связей, столь же важных, как и вертикальные. Следует искать оптимальный компромисс между конфликтующими целями, устранять ситуацию, когда одни органы действуют эффективнее, чем другие (именно это часто происходит в коммунистических бюрократиях).

Третий фактор — тесная связь между бюрократией, с одной стороны, и лидером и правительством — с другой. Государственные служащие должны быть такими, чтобы на них можно было положиться. Но все зависит от того, какие требования предъявляются государственным служащим: если они завышены, это деморализует. Сложность объясняется различием между карьерой государственных служащих и карьерой политика. Когда политик приходит «извне», возникают трения. Воспитание лояльности государственных служащих различными средствами, но не в ущерб инициативности — таково очевидное требование, если лидеры ожидают от бюрократии помощи в достижении своих целей.

Четвертый фактор: бюрократия должна быть тесно связана с населением, таким образом трудности в реализации задач сводятся к минимуму. Сейчас ведется жаркая дискуссия между сторонниками децентрализованной системы (лучше реагирующей на нужды населения) и сторонниками концентрации чиновников в центре (более четкая реализация решений лидеров).

Эти четыре условия нелегко выполнить: некоторые из требований противоречат друг другу, а общие издержки мешают их удовлетворить. В самом деле, мы пока не знаем, как реализовать некоторые цели, поскольку мы не уверены в методах достижения желаемых результатов. В жизни изменения к лучшему происходят постепенно, «порциями», методом «проб и ошибок», а не на основе «великих принципов», многие из которых, как показало прошлое, расплывчаты и непрактичны.

Проблемы, поставленные современными бюрократиями, связаны с социальными и экономическими трудностями их стран.

Компетентность персонала, например, зависит от уровня системы образования в государстве. Установлено, что государственные чиновники в «третьем мире» гораздо коррумпированнее, чем на Западе. Если они находят, что оплата их труда слишком низка, то пытаются «заработать» на правах, которые дает им положение.

Говоря в целом, чем беднее страна, тем менее эффективна бюрократия, хотя свою роль играют и другие факторы. Но именно там, где социальные и экономические проблемы более серьезны, ощущается большая потребность в использовании бюрократии для реализации перемен. Велик спрос на бюрократию и в передовых промышленных странах: разветвленная система социального обеспечения, комплексное экономическое регулирование, характерное для них (даже для самых экономически «либеральных», как США), требуют искусной и широкой сети государственных служб. Требования к ним растут, одновременно повышается и эффективность бюрократической машины

Это не значит, что для других стран такие бюрократические машины «излишни». Скорее, просто недоступны. Слабость бюрократии в «третьем мире» — не только следствие, но отчасти и причина экономической и социальной отсталости. Низки требования, предъявляемые к бюрократии; рост же этих требований приведет к ее совершенствованию и улучшению жизни населения, а посему должен стимулироваться.

Лидеры государств «третьего мира» оказывают давление на бюрократию в попытках улучшения социально-экономических условий. Следовательно, требования к бюрократии повышаются, но это негативно сказывается на ее моральном состоянии и дееспособности. Так образуется противоречие между относительно низкой эффективностью бюрократии в слабо развитых странах и требованиями, которые к ней предъявляются в попытке улучшить условия жизни этих стран.

Итак, все лидеры сталкиваются со структурными проблемами, связанными с бюрократией, хотя проблемы и ограничения отличны друг от друга в обществах различного типа. В целом эти ограничения свидетельствуют, что данная страна может в данный период времени достичь лишь определенного уровня эффективности в реализации задач. Конечно, лидеры (особенно те, кто ставит цели, превосходящие цель предшественников) стремятся к максимуму; в известной мере они могут попытаться подчинить себе «мускулы» бюрократии. Но их надежды в большинстве случаев остаются несбыточными

Перегрузка административных органов — универсальная проблема, поскольку запросы почти везде превышают возможности административных структур, зависящие от компетентности персонала, уровня организации служб и характера связей между правительством и населением.

Могут ли лидеры улучшить условия деятельности бюрократии?

Общепризнанно, что эффективность бюрократии не отмечена неким предельным уровнем, и лидеры в силах увеличить ее. Добиться этого пытались столетиями Римская империя, Франция и Пруссия — примеры государств с развивавшимися веками бюрократическими системами. Однако перемены происходят медленно, а потребность в них в настоящее время становится все насущнее.

Новые лидеры имеют в своем распоряжении два типа инструментов, с помощью которых можно повысить эффективность деятельности бюрократического аппарата. Один тип — персональный: лидеры могут использовать свой авторитет, своих последователей среди населения и внутри самой бюрократии для усиления лояльности и рвения со стороны государственных служащих. Такая стратегия приносит определенную пользу, особенно на начальном этапе. Видимо, это одно из преимуществ, которым лидер пользуется в период «благосклонности». Но это временная стратегия, должны произойти структурные изменения в администрации. Самое простое и самое очевидное из них состоит в осуществлении мер по повышению лояльности администраторов при одновременной угрозе применения санкций против тех, кто не подчиняется; декларируется борьба против коррупции и нелегальной деятельности противников нового правительства.

Такие меры скорее эффектны, чем эффективны, если им не сопутствует процесс систематической подготовки новых государственных служащих. Поэтому лидеры избегают вносить коррективы в компетенцию государственных чиновников, заставлять их делать то, на что они не способны или вести себя несвойственным им образом. Коммунистическим лидерам, пожалуй, удалось до определенной степени изменить характерные черты деятельности бюрократии в странах, где они приходили к власти, но лишь ценой многолетнего и упорного давления, бесчисленных персональных перестановок и смены общественно-политической атмосферы. Лишь изменив государственную идеологию, коммунистическим лидерам удалось кое-что изменить в привычках государственных служащих. Но успех в конечном счете оказался неполным.

Самые эффективные преобразования — те, что направлены, помимо подбора и подготовки кадров, на систематическое изучение возможностей укрепления связи лидеров с правительством. Но следует признать, что такое «укрепление» возможно лишь до определенного уровня и в ограниченном объеме. Государственные службы не могут сразу почувствовать себя среди населения как «рыба в воде». Это медленный процесс, особенно, когда сильны предубеждения против бюрократии и когда превалируют «анархистские» и антигосударственные традиции. Поэтому лидеры должны сознавать, что их усилия по изменению бюрократических структур принесут результат только в относительно далекой перспективе и что проведение их политики не должно полностью зависеть от реформ, которые поначалу могут быть разрушительными.

Конечно, реформы не увенчаются успехом, если не учитывается положение самой бюрократии и, в особенности, социально-экономическая и политическая специфика страны. Поскольку «неэффективность» административного аппарата тем выше, чем слабее социально-экономическая инфраструктура, только улучшение последней может принести желаемые результаты. Важным моментом является совершенствование и политической инфраструктуры, о чем будет сказано ниже. Предпринимаемые шаги должны быть полностью согласованы друг с другом. Развивающиеся страны могут в определенной мере рассчитывать на приглашение государственных чиновников из-за рубежа. Но такое средство борьбы с трудностями носит временный характер.

Бюрократия — важный элемент в процессе реализации лидерами своих целей. На его пути стоит множество ограничений и препятствий, преодолеть которые не просто. Обусловлены они отнюдь не нежеланием бюрократии реализовывать цели лидеров. Бюрократия в любом случае не однородна. Неправомерно говорить и о присущей бюрократии неэффективности. Если таковая имеет место, то причина в неудовлетворительных условиях (включая отсутствие возможностей обучения). Лидеры должны понимать, что такой инструмент, как находящаяся в их распоряжении бюрократия, не поможет им добиться больше, чем определенное количество результатов в определенный период времени. Этот инструмент может быть усовершенствован, но постепенно. Влияние лидера зависит от структур бюрократии. Лидеры не безвластны в их использовании, но степень их власти часто переоценивается, чем наносится ущерб самим лидерам.

Структуры политической системы и влияние лидерства

Несомненно, успех политики лидеров зависит от реакции населения, от которого ждут не протестов, а поддержки. Часто полагают, что сила поддержки в значительной мере зависит от существования соответствующих структур и институциональных механизмов внутри общества. Если эти структуры не помогут лидерам успешно реализовать свои цели и мобилизовать население, возникает широкая оппозиция, которая станет определяющим фактором; если, напротив, структуры помогут лидерам сделать свои цели популярными среди населения, то они могут быть реализованы (конечно, при отсутствии внешних препятствий).

Этот «волюнтаристский» и «оптимистический» взгляд относительно структур стимулировал усилия лидеров, придерживающихся различной идеологии, по созданию организаций, прежде всего политических партий, которые служили бы каналами коммуникации и инструментами укрепления поддержки. Правда, как свидетельствует опыт, результаты часто вызывают разочарование. Иногда это объясняется наличием других структур, нацеленных на формирование у людей позиций и образа мыслей, противоположных целям лидера. Остается несколько неясным, могут ли лидеры создать эффективные структуры, которые окажут км немалую помощь.

В попытке прояснить данный вопрос последовательно проанализируем роль трех типов структур: тот, что «естественно» развивается внутри общества и особенно силен в странах с традиционным укладом и в развивающихся странах; тот, который «создан людьми» (но не лидером) и превалирует в западных обществах; тот, который создан лидерами и характерен для коммунистических стран (по крайней мере, на первых порах) и многих стран «третьего мира».

«Естественные» структуры и влияние лидерства

«Естественными» структурами могут быть названы те, которые существовали в обществе достаточно долгое время и источник происхождения которых остается неопределенным. Эти структуры формируются группами скорее специального, чем политического характера, но они оказывают большое политическое влияние, особенно в силу мощных уз лояльности внутри этих групп. Эти структуры включают в себя, в частности, племенные и этнические группы, религиозные организации; в некоторых старых промышленных странах, например, Великобритании, подобным характером часто отличаются организации рабочего класса.

«Естественные» структуры имеют два основных и взаимосвязанных свойства: они могут рассчитывать на массовую лояльность членов групп; связь между группой и ее членами основана скорее на эмоциональных узах, чем на рациональных идеях и целях. Члены «естественных» структур принадлежат им как бы с момента рождения и растут вместе с другими членами этих групп. Создаются прочные образцы отношений, которые обычно носят исключительный характер привязанности; группы существуют не потому, что они что-то делают, а потому, что они есть. Внутри них развивается культура и идеология, регулирующие образцы поведения членов групп и реализующиеся средствами морального давления, а в случае несоответствия — средствами принуждения. Но эта «идеология» нацелена скорее на сохранение сплоченности группы, чем на достижение целей и решение задач.

Отношения между членами группы и ее лидерами основаны на лояльности. Процедуры отбора лидеров складывались постепенно. Глава племени, этнической группы и религиозной организации определяется на основе механизмов, подлежащих сомнению не больше, чем кодекс поведения, регулирующий отношения между членами группы, поэтому лидеры могут рассчитывать на лояльное подчинение. Однако существуют четкие ограничения власти лидеров, обусловленные нормами и обычаями группы. Лидер группы не в праве переступать границы традиционных полномочий. Следовательно, его возможности в принятии решений не безграничны; в частности он не может менять обычаи, регулирующие поведение членов группы.

Фактор лояльности внутри «естественных» структур воздействует на положение и власть общенациональных лидеров в тех обществах, где такие структуры преобладают. Как правило, общенациональные политические лидеры могут извлечь пользу из лояльности, будучи лидерами «естественных» групп или входя в тесный союз с их лидерами. Учитывая характер «естественных» структур, а также их конфигурацию, не всегда вписывающуюся в национальные границы, можно предположить, что общенациональные лидеры скорее несут ущерб, чем извлекают пользу от существования сильных традиционных групп. Во-первых, общенациональные лидеры сталкиваются с оппозицией и игнорированием своих попыток строительства нации. Может возникнуть напряженность и даже столкновения (чему будут способствовать пользующиеся симпатией лидеры «подавляемых» групп). Во-вторых, общенациональные лидеры не должны абсолютизировать лояльность «естественных» структур в успешном проведении политики: порой, если не всегда, они будут испытывать затруднительность давления ради достижения своих целей на собственную группу или на другие группы, с которыми лидеры связаны. Цели общенационального лидера станут вызывать подозрения, их будут рассматривать как покушение на традиции.

Итак, «помощь» общенациональным лидерам со стороны «естественных» структур достаточно ограничена. Она иссякает с течением времени, если только лидеры не принимают решение изменить внутренние отношения в стране. Пока общенациональные лидеры выступают в роли «менеджера», они воспринимаются членами «естественных» структур и могут извлечь пользу из традиционной лояльности. Как только общенациональные лидеры пытаются достичь большего, осуществить социальные перемены, «естественные» структуры становятся помехой на их пути, и обращаться за поддержкой приходится к другим структурам.

«Искусственные» структуры и влияние лидерства

Многие политические структуры, в узком смысле слова, «созданы человеком», так как политики долгое время ощущали потребность в институтах, которые помогли бы им прийти к власти и оставаться в должности. Можно выделить три типа «искусственных» структур: формальные политические институты, такие как ассамблеи, органы местного управления, суды и даже общенациональная исполнительная власть; неформальные и неофициальные политические организации, такие как политические партии; иные неофициальные организации, которые связаны с политической жизнью и играют в ней немалую роль, например, профсоюзы, женские и молодежные организации, группы интересов.

Конечно, все они преследуют цели более широкие, чем поддержка лидеров или рекрутирование политической элиты, а некоторые организации нацелены на ограничение сферы деятельности лидеров и контроль за ними. Но во всех случаях, в противоположность естественным структурам, «искусственные» структуры имеют определенную цель, например, организацию политической системы в соответствии с теми или иными принципами (формальные государственные институты) или защиту какой-то части общества (группы интересов). В «искусственных» политических структурах поддержка и лояльность определяются не эмоциональными узами между членами, а нацеленностью на достижение определенных результатов. Связь между «искусственными» структурами и большинством их членов является поэтому более специфичной, более инструментальной и зачастую более слабой.

Граница между «естественными» и «искусственными» политическими структурами не всегда очевидна. Порой в «искусственных» структурах пытаются насадить те же образцы отношений, что существуют в «естественных» структурах. Например, группы, организуемые для защиты меньшинств, частично основаны на узах лояльности, свойственных тем людям, которые принадлежат к одной этнической группе; добровольные организации, основывающиеся на идеях религии, приписывают часть своей растущей и постоянной поддержки естественной лояльности общества к этой религии. Политические партии могут извлекать пользу от такого переноса лояльности из этнических, религиозных или классовых групп. Подобным же образом поддержка создаваемых государством «искусственных» институтов черпается из национальных чувств.

Но в целом отличия «естественных» и «искусственных» структур имеют тенденцию увеличиваться, поскольку политика вторых адресована всему обществу, а не отдельной ее части. В этом смысле «искусственные» структуры делают политику «общенациональной» и этим помогают лидерам бороться с узкогрупповыми тенденциями, свойственными «естественным» структурам. Однако «искусственные» структуры зачастую не в силах обеспечить столь же мощную лояльность, которая характерна для «естественных» структур. В конфликте между «естественными» и «искусственными» структурами граждане могут оказать большую поддержку «естественным», а не государственным структурам, будь то формальные организации, предусмотренные конституцией, или неформальные, такие как политические партии или группы интересов.

Помощь, получаемая общенациональными лидерами от «искусственных» структур, зависит от того, насколько эти структуры конкурентны перед лицом естественных структур. Если превосходство налицо, лидеры могут извлекать пользу из развития «искусственных» структур, как конституционных, так и «неофициальных». Однако не все однозначно, ибо эти структуры часто создаются для ограничения власти лидеров. Представительные органы могут помочь сделать политику «общенациональной», но могут также попытаться сделать лидера подотчетным; политические партии могут содействовать лидеру в обеспечении общенациональной поддержки, но с другой стороны, обязывают его считаться с влиятельными политиками в партии на региональном и национальном уровнях. Игра политиков обретает общенациональный масштаб, она перестает основываться на традиционной лояльности, но лидеры оказываются заложниками «искусственных» структур. Так, в отчетливо выраженной двухпартийной системе общенациональные лидеры временно могут пользоваться преимущественным влиянием, но в условиях многопартийной системы они зачастую не властны над теми, кто принимает внутрипартийные решения.

Влияние лидерства и создание новых структур самими лидерами

Потребность преодолеть подобные ограничения ведет общенациональных лидеров к созданию новых структур, например, подчиненных им «персонализированных» политических партий. В случае удачи подобных действий общенациональный лидер способен преодолеть сектантство традиционных групп, не испытывая при этом ограничивающего воздействия со стороны существующих партий и полномочных ассамблей. Но данная задача трудна, ибо речь идет о партии, которая вместе с подчиненными ей организациями смогла бы обеспечить широкую поддержку населения и наладить эффективное подкрепление политики лидера.

Новые организации, однако, рискуют быть еще более формальными, чем существующие, быть активными в центре, но слабо проявляться на периферии. Монархи прошлого создавали для решения проблемы бюрократические органы в провинциях. В XX веке с этой же целью иногда использовались военные. Хорошим инструментом могут быть политические партии, которые, имея ответвления по всей стране, на рабочих местах и в сообществах, обеспечивают широкую поддержку лидеру.

Широкое применение нашла форма персонализированной партии. Однако ее успех оказался непродолжительным. Существуют исключения, но они связаны с теми случаями, когда персонализированная партия являлась подлинно коллективным делом и шла дальше оказания помощи единоличному лидеру. Несомненно, это произошло с коммунистическими партиями. Голлистская партия также не была просто марионеткой в руках своего лидера

Судьба политической партии, создаваемой лидером, зависит от его популярности. Партия «аккомпанирует» своему создателю, но только если он готов обеспечить ей широкую базу и поделиться со своими последователями некоторыми из возможностей. Эффект новых структур не чудотворен и не направлен исключительно на пользу лидера. Новые партии могут помочь перестроить политическую систему, ослабить роль «естественных» или изменить расстановку «искусственных» структур; в этом ракурсе они могут быть полезными и важными. Но им нужно слишком много времени, чтобы оказать существенную помощь своему основателю. Способствуя созданию новых структур, лидеры могут внести значительный вклад в формирование тех свойств лидерства, которые станут служить будущим поколениям; но эти структуры редко оказываются серьезным помощником им самим.

Глава 6

Будущее исследований политического лидерства

На протяжении нашего исследования мы чувствовали потребность в более точной оценке характеристик общенационального политического лидерства. Мы обнаружили, что высказанные суждения часто туманны, а доказательства несвязны. Эта туманность и несвязность служит питательной средой для принципиальных противоречий, касающихся, в частности, вопроса: важны ли лидеры? Интуиция подсказывает многообразие вариаций: от руководителей, почти не оставивших следа, тех, кто оказал определенное воздействие, и до немногих, существенно изменивших общество. Представляется нелегким делом перейти от умозаключений к очевидным доказательствам: индикаторы, которые при этом можно использовать, не во всем точны, и оперировать ими затруднительно.

Часть проблемы, связанной с оценкой лидерства, вытекает из потребности усовершенствовать концептуализацию проблемы. Главная цель данной книги — более основательно взглянуть на эти вопросы с тем, чтобы идентифицировать ключевые элементы при оценке политического лидерства. Учитывая, что главное определить роль лидеров, первый приоритет должен состоять в выявлении переменных величин, с помощью которых можно сопоставить действия лидеров и реакцию общества; должны быть сделаны усилия по разграничению роли личностных факторов и структурных ресурсов, находящихся в распоряжении руководителей. Тщательный анализ приводит к выводу о возможности описания влияния лидеров, а также классификации личностных качеств и институциональных механизмов.

Однако оценка требует большей точности, чем просто выявление влияния некоторых личностных черт или отдельных институциональных факторов. Необходимо измерить это влияние в конкретных ситуациях, определить, как различные факторы взаимодействуют в контексте данной группы лидеров. Но такое измерение возможно только при наличии переменных величин, поддающихся измерению.

Аспекты лидерства, которые измеримы и до определенной степени уже представлены количественно

Если мы рассматриваем сферу лидерства en bloc (в целом), может показаться утопичным утверждение, что измерение возможно. Самые известные методы анализа или, по крайней мере, те, которые лучше разработаны, имеют качественный характер. Эти методы связаны, в первую очередь, с общими соображениями относительно свойств лидерства или с описанием индивидуальных биографий лидеров (обычно, выдающихся). Точное количественное измерение в лучшем случае представляется отдаленной целью.

Мы рассматривали детально вопрос о возможном влиянии лидеров. Замечено, что есть методы, которые могли бы привести к повышенной точности оценки, хотя сложность этой задачи очевидна. Поскольку при первом рассмотрении вывод, что лидеры как категория оказывают определенное воздействие (даже если это воздействие не столь велико), показался правильным, мы перешли к анализу источников этого воздействия. Мы выяснили, что началось изучение личностных характеристик, что они могли бы быть (в определенной степени) классифицированы, но попыток пойти дальше простой классификации, по крайней мере, в отношении общенациональных политических лидеров, наблюдалось немного. Обнаружилось также, что лидеры имеют институциональные и другие структурные ресурсы и ограничения. Оказалось возможным перечислить многие из них, но эти институциональные и структурные ресурсы не анализировались в тесной связи с оценкой того, помогают ли они лидерам или мешают им и насколько сильно; общее направление воздействия лидеров могло бы быть выявлено, но его точный результат в каждом случае (и даже в большинстве из них) остается не очень ясным.

Итак, если вместо анализа этих трех проблем en bloc (влияние, личностные свойства, институциональные механизмы) мы рассмотрим аспекты каждой из них в отдельности, то их количественное изменение представляется в определенной степени возможным, и им уже начали пользоваться. Конечно, переменные величины, связанные с институциональными механизмами, наверное, трудноизмеримы, но длительность пребывания лидеров в должности поддается измерению; личностные переменные величины, которые связаны с социальным происхождением и карьерой и даже некоторые из тех, что связаны с личностью как таковой, также могут быть измерены. И если воздействие лидеров представляется в целом трудноизмеримым, один аспект проблемы — популярность руководителей — в некоторых странах изучен с большей точностью.

Роль структур и сроки деятельности лидеров

Среди институциональных ресурсов, находящихся в распоряжении лидеров, сила персонального положения, как мы видели, является важным фактором. Длительность пребывания у власти — это элемент персонального положения; определенность этого положения может иметь значение, хотя, как мы также видели, поведенческие нормы явно влияют на законодательные механизмы. Так, ожидания, связанные с длительностью пребывания лидера в должности, являются, пожалуй, самой значимой переменной величиной: они влияют на лидеров, политику и широкую общественность. Например, итальянские или японские премьер-министры должны действовать, исходя из предпосылки, что их пребывание в должности не превысит несколько лет, в то время как смещение британских, шведских или германских лидеров в основном обусловлено неблагоприятными результатами выборов.

Конечно, срок пребывания в должности — это только одна переменная величина. (Есть и другие, связанные с институциональными ресурсами, находящимися в распоряжении лидеров). Но она важна, о чем свидетельствуют усилия тех, кто составлял конституции, предусматривающие сокращение срока пребывания в должности, уменьшение роли главы исполнительной власти или, напротив, увеличение срока пребывания в должности, чтобы обеспечить новый уровень лидерства, какого не было в предшествующие периоды демократического правления.

Эта переменная величина может быть представлена количественно, и поэтому на ее основе можно дать точную оценку реалистичности ожиданий, связанных с лидерами в разных странах.

Но как бы то ни было, мало попыток было сделано для использования этой переменной величины в полной мере. Анализ лидерства велся так, будто срок пребывания в должности бесконечен и у большинства лидеров нет временных ограничений. С тех пор как большинство лидеров, формально назначаемых на неограниченный срок, не может находиться в должности более нескольких лет, вопросы срока пребывания в должности и связанных с этим ожиданий очень значимы и заслуживают полномасштабного исследования.

По другим аспектам институциональных основ лидерства проводить точные измерения, видимо, гораздо труднее. И все же можно продвинуться вперед по трем направлениям. Первое: имеется или может быть без труда получена информация об уровне эффективного участия других лиц, помимо лидеров, в выработке политики. Существует информация о «разделенной», или «дуальной» системе лидерства (делегирование президентом части вопросов, связанных с принятием решений, премьер-министру, особенно по внутренним проблемам). Технологии измерения, которые находятся в нашем распоряжении, может быть, и не позволяют нам разместить системы дуального лидерства в определенной точке спектра от «всевластия президента» до «всевластия премьер-министра», но позволяют по крайней мере выявить в разделенном лидерстве четыре или пять типов, обусловленных той долей власти, что остается после ее разделения «второму в цепи лидеру»: почти все, большая часть, значительная часть, немногое или очень немногое в процессе принятия решений. Время вносит свои коррективы, которые легко увидеть и определить затем, насколько изменения в распределении власти воздействуют на влияние высшего руководителя и вообще на весь лидирующий «дуумвират».

Далее, почти такой же уровень информации доступен и в том, что касается связи между лидером и его «окружением», особенно кабинетом. Мы пока не знаем той границы, перейдя которую кабинет из иерархичного превращается в коллективный и наоборот, и, следовательно, не можем вычертить точный график изменения этой связи в различные моменты времени. Но является ли данный кабинет полностью иерархичным, полностью коллективным, либо отнесенным к какой-то из промежуточных позиций, мы — в тот или иной момент — знаем. Мы можем поэтому оценить, насколько отношения между кабинетом и лидером воздействуют на влияние лидера в отдельно взятый момент времени. В главе 5 мы отметили, что воздействие этих отношений, по правде говоря, может быть несколько уменьшено в результате того, что лидеры непосредственно назначают подчиненных для реализации конкретных задач, например, подчиненных, обладающих компетентностью в сфере технологии. Поскольку информация о социальном происхождении лидеров имеется и поскольку может быть получена информация о социальном происхождении министров и других членов «окружения», то можно определить, существует ли связь между компетенцией и иерархическим (или коллективным) правительством; можно затем определить, как воздействует и воздействует ли вообще совокупность этих переменных величин на лидера.

Возможностей для аналогичного измерения роли бюрократии заметно меньше. В большинстве стран очень скудна информация по таким характеристикам административных органов как компетентность персонала, организация департаментов, связь с правительством, связь с населением. Это, конечно, не значит, что они в принципе не могут быть точно описаны.

И, наконец, имеется гораздо больше информации по отдельным политическим структурам, связывающим лидеров с населением, поэтому может быть предпринято более точное описание роли этих структур; правда, сложность всей сети связей такова, что многие из «измерений» гипотетичны. Конечно, лучше всего известны такие структуры, как политические партии. Можно оценить влияние партийной системы и выявить данные о том, в какой мере партийная система как целое и одна партия в отдельности помогают лидерам в популяризации их целей, в том, чтобы сделать их более приемлемыми для населения. Можно провести разграничение между системами без партий, системами, в которых партии слабы, и системами, в которых партии представляют собой подлинно значимые институты; в случае однопартийной системы можно определить, эффективна ли партия и находится ли она в распоряжении лидера; в случае двух — или многопартийной системы — существует ли доминирующая партия, на которую лидер может опереться, либо фракционность такова, что лидеру не приходится рассчитывать на партию в усилении своего влияния. Можно составить определенную градацию политических систем в зависимости от того, какая помощь («никакая», «существенная» и т. д.) может быть оказана лидеру политической партией.

Гораздо труднее оценить роль других структур, их характеристики часто менее известны, не говоря уже о том, что еще не изучен (а тем более, не измерен) принцип, по которому эти структуры следовало бы рассматривать как альтернативные или взаимодополняющие.

Роль личностных факторов и оценка социального происхождения лидера

Другой комплекс переменных величин, измерение которых важно, представлен социальным происхождением лидеров, что связано не только с полом, возрастом, образованием, религиозными или профессиональными характеристиками лидеров, но и с более конкретными политическими факторами, такими как партийно-политическая принадлежность или парламентская карьера. Не зная, проявляются ли определенные психологические черты в определенных типах лидерства и свойственны ли они людям определенного возраста или социального окружения, мы не можем знать, становятся ли люди того или иного происхождения лидерами в силу тех или иных психологических качеств; но, по крайней мере, мы можем знать, проявляются ли у этих лидеров определенные психологические качества. Мы можем не знать, какой психологический эффект имеет возраст, но важно знать, имели ли лидеры, пришедшие к власти в определенном возрасте, определенные качества лидера. В мире имеется достаточно примеров пожилых руководителей, чтобы выявить, как возраст воздействует на характер лидерства.

Данные относительно социального происхождения помогают лучше понять связь жизненного пути лидера с его деятельностью.

Анализ личностных факторов гораздо труднее, поскольку его совершенство зависит от уровня психологического анализа. Но два аспекта уже изучены. Во-первых, прорыв сделан в отношении исключительных, в частности, революционных лидеров. Работы Риджея и Филлипса показывают, что можно задокументировать определенное количество психологических черт «исключительных» лидеров[20].

Во-вторых, достичь прогресса в оценке всех типов лидеров можно, следуя определениям Барбера и Хиди. Современные лидеры могут быть классифицированы в соответствии с такими важными качествами как энергия, интеллект, умение работать с подчиненными и быть популярным среди населения. В результате не всегда получается комплексная классификация, но выявление определенных групп возможно; возможно также определение роли «активности» или «позитивной» ориентации среди лидеров. Пока разграничения проведены достаточно грубо, но они проливают свет на связь между личностью лидера и его происхождением, его влиянием на общество. Например, представляется возможным определить, отличаются ли психологические характеристики «лидеров-менеджеров» от характеристик лидеров иного типа; вызвано ли чертами психологического склада отличие «осторожных» лидеров (то есть тех, кто стремится к меньшему, чем общество ждет от них) от «амбициозных» руководителей (тех, кто стремится сделать больше, чем от него ожидается).

Влияние лидеров, оценка их популярности и требований населения

Однако измерение даже одной важной личностной характеристики лидера и институциональных рамок, внутри которых он действует, мало что значит, если нет возможности измерить влияние этого лидера. И здесь тоже необходима одна важная оценка (хотя бы для некоторых стран) в двух аспектах: популярность лидера среди населения и позиция граждан по различным вопросам. Следует сказать, что популярность не тождественна влиянию. Популярность — это составной индекс, вытекающий из политики и имиджа, из внешних и внутренних действий, из стиля, равно как из содержания. Но популярность не принимает во внимание цели, даже если они каким-то образом преломляются в ней. Более того, поскольку популярность может быть рассмотрена в связи с бытующими точками зрения или вопросами, можно попытаться выявить элементы связи между воспринятыми качествами лидеров и запросами общества. Когда лидеры популярны, можно оценить, в какой степени эти запросы связаны с популярностью; когда лидеры непопулярны, можно оценить дистанцию между восприятием качеств лидеров и требованиями, которые население выдвигает перед ними.

Правда, для подобного анализа существуют географические ограничения. Во-первых, только в тех странах, где проводятся опросы общественного мнения и публикуются их результаты, можно точно оценить популярность лидера и общественные требования.

Но дело не только в этом. Различны качество, а значит, и достоверность получаемых данных, хотя они заметно улучшились в последние десятилетия. В целом, стало возможным точно измерить уровни популярности и типы социальных требований, и следовательно, вычертить графики успеха или краха многих лидеров.

Однако можно идти дальше, начиная с получения информации о целях и программах лидеров, с которыми они приходят к власти. Необходимо также прослеживать, как эти цели и программы меняются с течением времени; лидеры не всегда склонны заявлять о том, что им приходится делать резкий поворот, тем более когда это происходит под давлением обстоятельств, наперекор их идеологическим пристрастиям и первоначальным декларациям. Но тщательный анализ позволит выявить изменение, даже если точный момент поворота не всегда ясен самому лидеру.

Концептуализация, измерение и изучение политического лидерства

Оценка того, что возможно в будущем, зависит не только от совершенствования сбора данных и техники анализа, но также от усилий по концептуализации и операционализации, результат которых трудно предсказать. Поэтому мы должны проанализировать препятствия и оценить возможность их преодоления. Представляется, что менее серьезные трудности связаны с измерением психологических характеристик, а совершенствование оценки структурных ресурсов и влияния лидеров явно осложнено.

Измерение психологических характеристик лидеров

Итак, к настоящему времени относительно мало было достигнуто в измерении психологических переменных. Это в основном вызвано тем, что политологи и политические психологи не слишком уделяли внимание выработке классификации, которая могла бы быть применена к политическим лидерам. Идентифицировано большое число черт, о чем было сказано в главе 4, но исследования были очень специализированы, не проявлялось должного внимания к накоплению знаний. Более того, эти черты часто оказывались слишком детализированы, чтобы их можно было использовать в сравнительном анализе; по крайней мере, на первых порах следовало бы сосредоточиться на небольшом количестве широких характеристик.

Политологи не могут предпринять подобное исследование без помощи психологов, которые должны предоставить убедительную технику исследований и которые могут повторить такое исследование среди населения с тем, чтобы вскрыть различия между лидерами и не лидерами. Но учитывая, что психологи уже включились в исследования лидерства в существенной мере, проблема не столько в том, чтобы вырабатывать новые методы анализа, сколько в том, чтобы широко и систематично применять существующие методы.

Политологи нуждаются в сотрудничестве с психологами и в анализе личностных характеристик самих лидеров. С общенациональными политическими лидерами тесты не могут быть проведены таким же образом, как это делается среди населения; необходимо проанализировать психологические характеристики лидеров так, как это сделали Риджей и Филлипс в своем исследовании революционных руководителей, воссоздавая структуру личности лидеров на основе их поведения. Для подавляющего большинства общенациональных политических лидеров современности такой анализ возможен, учитывая, что многое известно об их жизни в прошлом и настоящем и особенно в том, каким образом они откликаются на проблемы, реагируют на кризисы и действуют для обеспечения поддержки подчиненными и населением. Ясно, что для таких исследований нет технических препятствий. Поэтому можно сделать вывод, что личность лидеров может быть оценена с определенной детализацией, что могут быть выявлены различия между лидерами и не-лидерами на основе существующих методологических инструментов и доступной информации.

Измерение структурных ресурсов лидеров

Более серьезные проблемы связаны с измерением структурных ресурсов, имеющихся у лидеров. Информация, которую надо собрать в этой связи, обширна, а очертания анализа неясны. В идеале нам следовало бы знать — по каждой стране и по каждому лидеру — как силу политических структур, так и ту степень помощи, которую они могут оказать лидеру. По правде говоря, то, что мы знаем об этих структурах, туманно. Мы могли бы углубить наше понимание характеристик бюрократий, предпринимая систематические усилия по исследованию организации, компетенции и связей этих структур с правительством и населением. Мы могли бы точнее оценить помощь лидерам политических партий. Но было бы совершенно нереально надеяться дать точное описание роли, которую играют «естественные» структуры, не говоря уже о таком «современном» институте как армия, отчасти из-за того, что влияние этих структур определено менее четко, а также потому, что не ведется исследований на достаточно широкой основе. Самое большее, на что мы можем надеяться — постепенное совершенствование информации.

Главная трудность состоит в отсутствии концептуальной базы для анализа той помощи, которую эти структуры могут оказать лидерам. Во-первых, мы нуждаемся в оценке роли этих структур в обществе, например, в деле активизации требований граждан; мы должны выявить, в какой степени граждане следуют за партиями, за другими институтами. Действительно, мы нуждаемся в умении измерять «вес» каждой структуры в обществе. В реальности существует не так уж много методов для такого измерения. Интуитивно мы сознаем, что коммунистическая партия в коммунистических государствах «очень сильна» в том смысле, что ее «щупальца» проникают всюду, но нет убедительных методов сравнения этой «силы» с «силой», например, некоторых западных партий. Можно, конечно, привести данные по членству, показать, какие важные государственные решения были приняты партией, но нет возможности пойти дальше этого и выработать составной показатель, на основе которого можно было бы сказать, что «вес», например, КПСС по конкретному кругу вопросов больше, чем «вес» социал-демократической партии Швеции.

И это не все. Оценив относительный «вес» всех структур в обществе, нам следовало бы также оценить роль лидеров внутри каждой из важнейших структур. Мы можем быть уверены, что Генеральный секретарь ЦК КПСС имеет значительный авторитет внутри своей партии, в то время как во многих случаях президент CШA пользуется относительно меньшим влиянием внутри своей партии. Но параметров точной оценки не существует, как нет и признаков, что они появятся в обозримом будущем. Наше знание о влиянии лидеров внутри политических партий останется ограниченным. Методы, которыми мы могли бы измерить это знание, четко не определены, так что нам приходится полагаться на общие впечатления; и учитывая, что используемые нами инструменты столь неточны, трудно ожидать, что мы продвинемся дальше простых сравнений.

Конечно, определенные подвижки будут иметь место, как это произошло в области углубления знаний о деятельности партий, о роли «естественных» структур и армии в ходе последних десятилетий. Но прогресс будет постепенным и относительно медленным; сбор данных и усилия по более совершенной операционализации приведут в ближайшие годы лишь к частичным результатам.

Измерение влияния лидеров

Сбор информации для оценки влияния лидеров порождает ряд трудностей; но еще серьезнее проблемы концептуализации и операционализации. С одной стороны, предполагается, что со временем будет получена более полная информация о целях лидеров и требованиях общества; количество стран, где проводятся опросы общественного мнения, возрастает, поэтому лидерам становится труднее противостоять давлению со стороны тех, кто желает выявить, что хочет население. Сами лидеры стремятся узнать методом опроса, какая политика популярна или непопулярна. Они могут пренебрегать полным знанием уровня своего влияния внутри собственной партии или внутри бюрократии, но не знанием реакции населения на их политику. Поэтому сами лидеры будут способствовать сбору информации в отношении требований общества.

С другой стороны, ждут своего решения проблемы концептуализации и операционализации. Можно разбить цели и требования по нескольким категориям, но, хотя переменные имеют подчеркнуто длительный характер, представляется непростой задачей осуществление измерений на постоянной базе, равно как анализ роли институциональных ресурсов, из которых лидеры могут извлечь пользу. Мы выявили ряд реальных факторов влияния лидеров (изменения, вмешательство). Однако практических указаний на то, какой может быть «единица» измерения этого влияния, нет.

Как хорошо известно, эта трудность долгое время служила одним из главных факторов, тормозивших развитие политологии по сравнению с экономикой, где можно использовать такую устойчивую переменную величину как деньги для оценки степени изменений, происходящих в отношении большого количества показателей. Эту устойчивую переменную величину можно позаимствовать у экономистов, то есть оценить в денежном выражении эффект власти, перемен или правительственного вмешательства. В настоящее время этот путь представляется единственным. Однако при таком методе анализа возникают и серьезные проблемы, поскольку денежные индикаторы выявляют только часть — причем небольшую и меняющуюся — измеряемых проблем. В частности, если мы используем денежные индикаторы, некоторые аспекты правительственного вмешательства окажутся в привилегированном положении по сравнению с другими аспектами. То есть, если можно найти удовлетворительные денежные эквиваленты роста правительственного вмешательства в некоторых областях — экономической, социальной, то гораздо труднее найти денежное выражение идей обновления в других областях.

Итак, определенное совершенствование методов измерения влияния лидеров возможно. Но трудно ожидать, что в обозримом будущем будет найден инструмент предельно точного измерения этого влияния.

Заключение

В течение нескольких последних десятилетий взгляды на политическое лидерство начали меняться. Это произошло потому, что изменилась сама роль лидерства в результате более пристального внимания к социальному и экономическому развитию в современном мире; к тому же на лидерство стали смотреть более позитивно, более конструктивно, чем в прошлом. Взгляды на лидерство — хотя и медленно — меняются также благодаря тщательному исследованию воздействия лидеров, в результате чего традиционная дихотомия «героев» и «ординарных личностей» стала менее реальной, как и дихотомия уверовавших в теорию «великих людей» и тех, кто утверждает, что «лидеры не значат ничего».

Но, может быть, самое большое изменение обусловлено фактом, что в наших обществах лидерство стало связываться прежде всего с улучшением социальных и экономических условий. Конечно, эта роль лидерства не является ни целиком новой, ни совершенно исключительной. И в прошлом правителям приходилось заниматься экономикой и социальной сферой. Но на экономическую и социальную роль лидеров не смотрели как на одну из первых, а тем более главную из функций. Более того, роль лидеров не рассматривалась в контексте динамичного процесса развития общества. В целом, по крайней мере для западных лидеров, самые важные проблемы состояли в сохранении внутреннего мира и обеспечении внешней безопасности.

Конечно, ни одна из этих функций не утрачена и в XX в. Международные отношения продолжают оставаться важной сферой забот многих лидеров, причем не только в крупнейших странах. Остается чувство, что вовлеченность в мировые дела возвышает лидера больше, чем «наблюдение» за внутриэкономическими и социальными процессами.

Хотя международные дела и внутренний порядок продолжают оставаться предметом постоянной заботы со стороны современных руководителей, они перестали быть центром внимания. Важнее, пожалуй, что социальные и экономические проблемы почти всегда воспринимаются как источник внутреннего неблагополучия и — в немалой степени — внешних хлопот.

Но экономические и социальные проблемы находятся не просто в центре забот лидера; и не только в отсутствии внимания к широко понимаемому развитию — главная причина краха лидеров. Самый узловой момент в том, что социальное и экономическое развитие рассматривается как процесс, который должен происходить непрерывно, но, принося результаты, он в то же время порождает напряженность. Она должна быть преодолена, если есть желание добиться успеха. Здесь уместно сравнение с горьким лекарством или приносящим мучение долговременным лечением, которое в конце концов ведет к выздоровлению. Но в отличие от многих болезней, поддающихся лечению, процесс развития сопряжен не просто с болью, а с почти нестерпимыми муками. И применительно к обществу болезнь может означать отсутствие почти любого прогресса, если избранное лечение неадекватно. Итак, проблемы социально-экономического развития напоминают проблемы медицины в том смысле, что часто они столь же неуловимы, как и болезни человеческого организма. Но поскольку «болезни» общества гораздо продолжительнее, поскольку слова типа «агония» или «коллапс» неприменимы к политическому организму, положение политических лидеров намного сложнее, чем врачей. Появление всеобщего требования социальных и экономических перемен поставило национальных руководителей перед такими трудностями, которых никогда не было у их предшественников. Современным политическим лидерам не приходится выбирать, осуществлять политику постоянного развития своих стран или нет; они должны проводить только такую политику, иначе им не удержаться на посту.

С почти полной уверенностью можно сказать, что изменение в главной роли лидеров вызвало трансформацию отношения к лидерству, которая стала заметна в ходе последних десятилетий. Если лидеры заняты в основном «лечением» социальных и экономических болезней и если эта роль требует постоянного руководства и управления страной, то становится просто невозможно пренебрегать лидером, что было характерно для многих политических теоретиков-классиков, или говорить о роли лидера как ключевой, но исключительной, что свойственно веберовской модели власти. Напротив, лидерство должно рассматриваться как фактор, постоянно играющий позитивную роль в развивающемся обществе. Поэтому должны быть предприняты усилия, чтобы обеспечить лидерам выполнение роли, что включает в себя, в первую очередь, точное определение наиболее необходимых личностных качеств и наиболее эффективной институциональной поддержки.

Вполне понятно, почему в прошлом, да и сейчас, суждения о лидерах и лидерстве были часто столь негативны. Слишком многие руководители оказывались такими тиранами и деспотами, что естественная реакция состояла в попытках ограничить их власть путем создания структур, действующих как барьер на пути посягательств на «исполнительную» власть. Согласно такому взгляду на лидерство, основные усилия были направлены на то, чтобы разъяснить, как защититься от лидерства, а не на то, чтобы определить, как его лучше использовать. На лидерство смотрели, как на огонь, пожирающий все вокруг себя. И только в далеком и утопичном будущем можно было надеяться, что правители станут «королями-философами».

Анализ, сделанный Вебером, помог изменить этот подход. Рассматривая кризисные общества, немецкий социолог показал, что лидеры могли бы стать главным звеном новой легитимности. Вебер пошел дальше теоретиков-классиков, которые признавали, что отдельные, исключительные лидеры могли бы играть ключевую роль, помогая созданию новых государственных институтов, и что их задача — просвещать людей. Харизматический лидер Вебера по-настоящему строит общество. Он объединяет то, что было рассыпано на множество фрагментов и что без него таковым бы и оставалось.

Но точка зрения Вебера не полна, потому что он имел дело только с чрезвычайными, кризисными периодами, во время которых легитимность разрушается. При анализе современной ситуации следует идти дальше и рассматривать лидерство как один из ключевых инструментов, с помощью которых общество может быть постепенно трансформировано. У такого подхода к лидерству не было «великих» теоретиков: Макиавелли теоретизировал о традиционном узурпаторстве, Вебер — о спасителе нации. Хорошо известные лидеры XX в. — «добрые» и «злые» — постепенно помогли определить облик нового лидера, для которого главное — постоянная забота о совершенствовании общества, сбалансированность долговременных перспектив и текущих проблем, сочетание технического и экономического прогресса с вниманием к благосостоянию граждан.

Реалии современного лидерства только приближаются к этому «идеальному типу». Однако его характерные черты могут быть определены, и такое определение необходимо, ибо дает возможность выявить личностные качества и типы институциональной поддержки, необходимые лидеру в выполнении той позитивной роли, которая требуется для социального и экономического развития.

Ленин однажды сказал, что энергия рабочего класса должна быть использована для революции и что партия, подобно поршню паровой машины, есть орудие, с помощью которого эта энергия может быть накоплена и даст максимальную отдачу. Подобные же слова можно отнести и к лидерству. Требуется выявление механизмов, с помощью которых энергия лидеров может быть наилучшим образом использована на благо человечества, нужно не столько строить дамбы или другие защитные сооружения, сколько находить методы и направления, с помощью которых ум, эмоции, все личностные качества лидеров могут быть с выгодой использованы.

Сохраняется важность институциональных механизмов, но, во-первых, они нуждаются в реалистической оценке и, во-вторых, их не следовало бы использовать для блокирования действий лидеров; они должны служить наиболее эффективному использованию ресурсов лидеров в их воздействии на общество. Все, что окружает лидера, должно помогать ему, а не создавать атмосферу подозрения и тревоги. Мало чего можно достигнуть, создавая препятствия и формируя институты, которые только блокируют цели лидера.

Те, кто создают институты, должны признать и согласиться, что лидерство необходимо, по выражению Такера, для «диагностики», для «предписания курса действий» и для «мобилизации»[21]. Институты способны служить этим целям и должны быть как можно лучше организованы для их достижения.

Итак, институты, окружающие лидера, должны исходить из предпосылки доверия к лидеру, но для этого лидер обязан обладать требуемыми от него качествами. Платон призывал к воспитанию тех, кто имеет призвание к лидерству, это воспитание должно быть особым. Оно не ограничивается простой селекцией. Отбор лидеров основывается на признании необходимости определенных качеств — интеллекта, энергии, решительности, умении работать с подчиненными и общаться с населением и, видимо, многих других. Следовательно, крайне важны более глубокие знания этих качеств, но не вообще, а применительно к конкретным ситуациям. То, что требуется от «спасителя», не обязательно иметь «новатору» или «реформатору». Мы нуждаемся в понимании личностных качеств (синдром «черт»), которые наиболее соответствуют требованиям данного лидерства. Институциональные механизмы поддерживают, а в ряде случаев направляют активность лидера, но ее источник — сам лидер. Именно через углубленное познание характерных черт этой активности можно приблизиться к «идеальному типу» позитивного политического лидера, который нужен современному обществу.

В таком контексте становится почти нелепо спорить о том, страны ли определяют своих лидеров или лидеры «формируют» свои страны. Столь же нелепы попытки определить, является лидер «героем» или «посредственностью». Традиционная дихотомия основывалась на утопичном желании добиться немедленных чудес. Это желание подкреплялось несколько более реалистичным описанием образа победоносного полководца, который своими деяниями обеспечивал престиж и мощь нации, прежде недостижимые.

Что касается внутренней политики, то лидеры ставят перед собой различные цели, которые могут меняться с течением времени, в частности, потому, что влияние лидеров зависит от степени восприимчивости населения к этим целям. Последняя, в свою очередь, обусловлена состоянием страны, условиями жизни и внешними обстоятельствами, в которых эти лидеры действуют. Поэтому вопрос о влиянии лидеров не может быть рассмотрен в форме резкого, дихотомного противопоставления одних лидеров другим. Здесь существуют градации и стадии.

Оценка влияния лидерства невозможна без детального изучения как «наклонностей» лидеров, так и характеристик среды. Вот почему совершенно нереалистично считать, что влияние лидеров либо «грандиозно», либо «отсутствует». Так же нереалистично полагать, что лидер один может определить политику и что его политика (с ее результатами) есть целиком продукт среды. Даже поверхностное наблюдение показывает, что лидеры меняются в той степени, в какой они влияют на общество. Эта степень поддается оценке в общем, несомненно появятся и более точные измерения, поскольку ведется тщательный сравнительный анализ специфического вклада лидеров в общество, а именно — целей, которые они преследуют, будучи у власти. Эти цели могут быть подвергнуты сравнению, учитывая, что для анализа влияния лидеров важно в какой степени они стремятся к изменению статус-кво — вширь или/и вглубь.

Хотя на сегодня определены лишь самые общие контуры влияния лидеров, уже ясно, что нepeaлиcтичнo ожидать от них значительных и непрерывных преобразований до тех пор, пока ситуация «не созрела». Лидеры и среда связаны системным образом, поэтому оценивать следует способность лидера при данных требованиях руководимого им общества изменить в той или иной степени характер требований, ускоряя или замедляя движение мнений в обществе.

Качества и роль индивидуального лидера целесообразнее оценивать не по тому, насколько широки проведенные реформы, а по воздействию, которое он оказал при данной «предрасположенности» среды. Эффективные лидеры имеются в любом типе общества, но таковыми не следует считать тех, кто выглядит «героем» и, пользуясь благоприятной обстановкой, проводит политику, которая заканчивается вместе с ним, перекраивается или отвергается последующими лидерами.

Мы должны полнее осознать, что лидеры в целом играют значимую, но ограниченную роль в обществе. Надо отказаться от скоропалительных и «радикальных» оценок. Необходимо заняться анализом большой группы лидеров, пользующихся существенным влиянием, с учетом их стартовой позиции и внешних условий. В этой связи важно больше знать прежде всего о психологических качествах лидеров применительно к данной ситуации. Также важно выявлять институциональные механизмы, которые «оркеструют» потенциальное влияние лидеров, помогая преобразовывать цели в политические шаги, улучшая связь лидера с населением и обратно. Вот почему детальное изучение влияния политических лидеров, их качеств есть нечто большее, чем удовлетворение простого любопытства относительно поведения людей, руководящих миром. Эта задача прямо и неразрывно связана с попыткой обеспечить условия, в которых политическое лидерство будет совершенствоваться из поколения в поколение.


Примечания

1

Stogdill R.M. Handbook of Leadership: A Survey of Theory and Research. N.Y., 1974. P. 5.

2

Строго говоря, можно представить группы, практически не обладающие долгим периодом существования: таково, например, лидерство в уличной демонстрации. Однако на практике определенная долговременность требуется в значительном большинстве случаев. Действительно, во многих случаях длительность существования организации велика, точно также продолжителен и срок влияния лидера (особенно это касается государства).

3

Напоминаем, что книга издана в 1987 г. — Прим. перев.

4

Главное — чтобы существовала группа: лидерство имеет место внутри группы, сколь неформальной или неустойчивой она бы ни была.

5

Tucker R.C. Politics and Leadership. 1981. P. 15.

6

Tucker R.C. Politics and Leadership. 1981. P. 16.

7

Burns J. McGregor. Leadership. N.Y., 1978.

8

Mazlich B. History, Psichology and Leadership // Leadership: A Multidisciplinary Perspective. / Ed.: B. Kellerman. - New York, 1984. P. 2.

9

См., напр.: Rose R., Suleiman E.N. (eds.) Presidents and Prime Ministers. Washington, 1980.

10

См.: Aberbach J.D., Putnam R.D., Rockman B.A. Bureacrats and Politicians in Western Democraties. Harward University Press, 1981.

11

Willner A.R. The Spellbinders: Charismatic Political Leadership. New Haven, Yale University Press, 1984. P. 4.

12

См.: Weber M. Econony and Society. N.Y., 1968.

13

Journal of Politics. - 1961. - № 2. — Р. 24.

14

Schweitzer A.R. Theory and Political Charisma. // Comparative Studies in Society and History. - 1974, March.

15

Willner A.R. Op. cit. P. 5.

16

См.: Rejai M., Phillips K. World Revolutionary Leaders. New Brunswick, Rutgers University Press, 1983; Barber J.D. The Presidential Character. Prentice Yall, 1977; Barber J.D. The Lewmarkets. Yale University Press, 1968; Heady B. British Cabinet of Ministers. L., 1974.

17

Bass B.M. Stogdill's Handbook of Leadership. N.Y., 1981. P. 43–96.

18

Bass B.M. Op. cit. P. 81.

19

Blondel J. World Leaders. — L., 1980. P. 157.

20

Rejai М., Phillips К. World Revolutionary Leaders. - New Brunswick (N.Y.), 1983.

21

Tucker R.C. Politics as Leadership. - University of Missuri Press, 1981.