sci_politics Александр Александрович Богданов Путь к социализму

Вопрос: Что такое социализм?

Ответ: Это — тот будущий строй, который, как выяснено наукой, должен сменить нынешний строй, капиталистический, если только общество будет дальше развиваться и идти вперед, как до сих пор, не остановится и не пойдет назад.

http://ruslit.traumlibrary.net

ru
fb2design http://ruslit.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 07 June 2012 4356D892-3ACD-4676-95F4-3D2E0338B2B6 2.0 Путь к социализму Новая Россия Москва 1917

Александр Александрович Богданов

Путь к социализму

Путь к социализму

Второе издание

(1-е издание полностью продано Московскому Совету Рабочих Депутатов).

1. Социалистический строй

Вопрос: Что такое социализм?

Ответ: Это — тот будущий строй, который, как выяснено наукой, должен сменить нынешний строй, капиталистический, если только общество будет дальше развиваться и идти вперед, как до сих пор, не остановится и не пойдет назад.

В. В чем главные различия капитализма и социализма?

О. Главных различий два:

1) при капитализме общество разделяется на классы, причем одни классы господствуют над другими и эксплуатируют их; при социализме же нет разделения на классы, нет господства и нет эксплуатации.

2) При капитализме производство ведется отдельными, самостоятельными предприятиями; взятое в целом, оно никем сознательно и планомерно не управляется, т. е. не организовано; это называется «анархией производства». При социализме все производство в своем целом организовано: им управляет, сознательно и планомерно, само общество; его общей воле подчинены все предприятия; анархия производства, таким образом, устранена.

На чем основаны общественные классы, классовое господство и эксплуатация?

— На различном положении людей в производстве в около производства. Одни владеют средствами труда в малом количестве, для себя только, и сами их применяют; другие владеют ими в большом количестве, но лично, своими руками, их не применяют; третья совсем ими не владеют, и, чтобы производить, должны применять чужие средства производства. Первые — это мелкие крестьяне, у которых есть земля, орудия, скот, семена для посева, припасы для жизни; также ремесленники, у которых есть мастерская, инструменты, материал для работы, немного денег, чтобы на время труда покупать необходимые жизненные продукты, поддерживание рабочую силу. Это — самостоятельные мелкие производители. Ко вторым относятся помещики, фабриканты, купцы, банкиры; у них есть земля в виде больших имений, фабрики и заводы с машинами, всякими инструментами и материалами труда; в их руках большие запасы предметов потребления, которыми должны существовать работники, и наконец, большие суммы денег, на которые могут покупаться все прочие средства производства. Этот класс называется вообще капиталистами. Третьи — рабочие, у которых нет своих ни орудий, ни материалов труда, ни средств к жизни, ни денег, чтобы купить все это, а есть только рабочая сила. Это — класс рабочих пролетариев. Капиталисты покупают у пролетариев их рабочую силу и, давая им средства труда, заставляют их работать на прибыль. А мелких производителей капиталисты сначала подчиняют разными другими способами, напр., как кулаки и скупщики закабаляют крестьян, кустарей ремесленников; а затем капиталисты их и прямо разоряют своей конкуренцией, превращая их в пролетариев. Таким образом, капиталисты представляют класс господствующий и эксплуатирующий, потому что им принадлежат, как их частная собственность, в своей наибольшей массе средства производства.

На чем основана анархия производства?

— На рыночном обмене товаров. Производство ведется не прямо для потребления, а на рынок. На рынке же царит борьба всех против всех: борьба продавцов с покупателями, чтобы подороже продать, подешевле купить; конкуренция между продавцами из-за сбыта, конкуренция между покупателями из-за продукта. А такая борьба и означает неорганизованность, анархию. Предприниматели, выносящие товары на рынок, руководятся только условиями рынка, т. е. спросом и предложением; каждый должен рассчитывать сам за себя и для себя; общего сознательного руководства хозяйственной жизнью при этом нет, и не может быть.

В чем заключаются для общества главные невыгоды эксплуатации одних классов другими и анархия производства?

— Эксплуатация приводить к тому, что низшие, подчиненные классы, т. е. большинство, живут в бедности и угнетении; а вследствие этого задерживается их развитие. Классы же господствующие, живя в довольстве и роскоши, все более отрываются от живого труда, перестают принимать в производстве даже руководящее участие, перекладывая его на наемных служащих, и превращаются в паразитов общества; от этого и их развитое прекращается, сменяется духовным, а затем и физическим упадком, вырождением этих классов. Следовательно, эксплуатация оказывается помехой прогрессу уже всего общества.

Анархия производства ведет к тому, что масса сил общества растрачивается на борьбу и конкуренцию. Не выдерживая соперничества, разоряются и гибнут мелкие производители, а затем и множество капиталистических предприятий; пропадает рабочая энергия сотен тысяч, иногда миллионов пролетариев, не находящих спроса на рынке труда; время от времени наступают общие кризисы, когда сразу падает спрос на все товары, и огромные их количества гниют, портятся на складах, тогда как массы населения не имеют заработка, чтобы купить их, и терпят страшную нужду. Вследствие экономической борьбы возникают войны между народами; конкуренция передовых стран, особенно Англии и Германии, за мировой рынок вызвала и мировую войну, с ее беспримерной растратой человеческих жизней и богатства народов.

Вообще, анархия производства порождает необеспеченность судьбы как отдельных людей и отдельных предприятий, так и целых народов.

Каким способом социализм должен устранить разделение общества па классы, эксплуатацию и экономическую анархию?

— Посредством уничтожения самых причин всего этого. Разделение на классы и эксплуатация зависят от того, что средства производства принадлежат, как частная собственность, отдельным лицам; социализм требует, чтобы они были отобраны у частных собственников и сделались собственностью всего общества. Тогда все члены общества оказываются в одинаковом положении: ни у кого нет лично ему принадлежащих средств труда, но все применяют в своей работе и не чужие, а общественный орудия, материалы и проч. Отсюда и название «социализм»: слово «социальный» означает то же, что «общественный».

Анархия производства зависит от товарного обмена, от того, что продукты производятся на рынок, а не прямо для потребления. При социализме нет рынка, нет продажи и покупки; производство ведется обществом по заранее выработанному плану, и так же планомерно распределяются между всеми членами общества производимые предметы потребления. Общество берет от каждого его труд — по его способностям, и дает каждому все нужное — по его потребностям.

Таким образом не остается места нищете и паразитизму, бесплодной растрате сил и необеспеченности судьбы. Впервые создается возможность для свободного, полного и непрерывного развития сил всего человечества в общем его труде.

Следовательно, сущность социализма можно выразить так:

социализм есть основанная на переходе всех средств производства в общественную собственность организация всеобщего сознательного сотрудничества для полного и свободного развития всех людей.

2. Силы, ведущие к социализму

Какие общественные силы ведут к социализму?

— Дело идет о том, чтобы отобрать средства производства у частных собственников. Ясно, что сделать это может и должен только класс, не заинтересованный в частной собственности, т. е. сам ее не имеющий, — рабочий пролетариат. При этом ему придется преодолеть сопротивление господствующих классов, которые будут защищать свою позицию со всей энергией. Следовательно, путь к социализму идет через классовую борьбу пролетариата.

А как относятся к борьбе пролетариата за социализм мелкие собственники — крестьяне, ремесленники?

— Будучи владельцами хотя небольшой собственности, с которою связано для них добывание средств к жизни они, конечно, сами по себе отнюдь не склонны к уничтожению частной собственности на средства производства, — совершенно напротив. Но за эксплуатацию стоять им нет причины: их и самих капитал эксплуатирует, только другими способами, путем закабаления скупщиками, путем ростовщичества, путем тяжелых податей, налагаемых правительствами при господстве капиталистов. От анархии производства они также терпят жестокие бедствия — при падении цен на хлеб, при недостатке сбыта, при войнах, вызванных конкуренцией. Многие из них, поэтому, даже сами переходят в ряды социалистов; но, разумеется, не большинство, а только люди особенно сознательные и революционно настроенные. Большинство, же, как теперь у нас в России, может поддерживать рабочих в борьбе против засилья крупного капитала, пока эта борьба еще не переходит к окончательному уничтожению собственности на средства производства.

Однако, и тогда у крестьян не будет оснований противодействовать перевороту, потому что он будет направлен не против них, и все те из них, кто пожелает, останутся при своей земле и своем хозяйстве, им придется выменивать свой хлеб и другие свои продукты на продукты остальной, социалистической части общества. И можно с уверенностью сказать, что тогда они начнут одни за другими сами присоединяться к общему социалистическому хозяйству, видя его выгоды и преимущества.

Кроме сознательных усилий революционного пролетариата нет ли еще иных сил, которые ведут общество к социализму?

— Да, такие силы есть, и значение их громадно. Они заключаются в самом развитии общества. Это — технический прогресс и концентрация капитала.

Что такое — технический прогресс?

— Быстрый и непрерывный рост всего производства и постоянное усовершенствование его способов, т. е., его орудий и приемов. За последние сто лет размеры производства увеличились во много раз, и машины, все более могущественные, все более сложные, захватывали одну за другой его отрасли; железные дороги, пароходы, телеграфы, телефоны связали все страны сетью скорого транспорта (перевозки) и скорых сообщений, Без всего этого социализм был бы невозможен. При малых размерах производства, при слабости человеческого труда и несовершенных его способах, социализм, уничтожив эксплуатацию, смог бы только устранить крайнюю нищету, но не смог бы создать общего благосостояния. Всем пришлось бы жить в бедности, затрачивая много времени на физическую работу; оставалось бы мало сил на умственный труд, который необходим для поднятия уровня общества, для его движения вперед. При медленных и плохих сообщениях между разными областями и странами были бы слабы и не прочны их связи, а значит, возможны были бы войны, разрушающие экономическую организацию. Это было бы общество ниже капиталистического по развитию.

При капитализме есть нищета; но есть и целые многочисленные группы людей, живущих всецело умственным трудом, благодаря чему могут быстро накопляться сокровища знания и искусства; есть много противоречий и лишней растраты сил, бывают страшные войны; но экономическая организация так сильна, что выдерживает все это, продолжая развиваться.

Стремительно расширяя производство, вводя и совершенствуя машины, капитализм тем самым подготовляет почву для социализма. Благодаря техническому прогрессу, переход к социализму становится устранением не только нищеты, но и вообще бедности; делается возможным общее материальное благосостояние, значительное сокращение физического труда, освобождение времени и энергии для умственного труда, причем он станет делом, доступным всей массе человечества, а не только меньшей его части, как теперь. А расширение умственного труда сделает еще более быстрым дальнейшей прогресс общества,

Что такое концентрация капитала?

— Рост капиталистических предприятий вместе с уменьшением их числа. Всякий капиталист употребляет все усилия, чтобы накоплять капитал и расширять свое предприятие, потому что это — единственное средство не быть побежденным в конкуренции. Но все же очень многие бывают побеждены и разоряются, теряя свой капитал, переходя в ряды пролетариев. Больше всего гибнут, конечно, мелкие капиталисты, затем среднее; сравнительно редко, но терпят крушение и крупные. Капиталы разорившихся, т. е., их фабрики, орудия и прочие средства производства частью пропадают, а большей частью переходят к счастливым конкурентам, ускоряя рост их предприятий. Таким образом, размеры предприятий становятся все больше. Лет сорок назад крупным считалось предприятие с несколькими сотнями рабочих и полмиллионом капитала; теперь такое признается едва средним; а крупный бывают с тысячами, иногда десятками тысяч рабочих и миллионами, иногда десятками и даже сотнями миллионов капиталу. Вместе с тем число предприятий уменьшается, так как новые не могут возникать с такой же быстротой, с какой гибнут старые.

С другой стороны, сами капиталисты все чаще и чаще мирно объединяют свои капиталы. Складочным способом создаются огромные акционерные предприятия, причем сотни, иногда тысячи мелких складчиков-акционеров присоединяют свои сотни или тысячи рублей к миллионным капиталам крупных акционеров. Затем, большие предприятия объединяются в обширные союзы-синдикаты, или сливаются в гигантские предприятия — тресты, часто охватывающие целую отрасль производства.

Так, разными путями, капитал «концентрируется», т. е., по-русски, «сосредоточивается» в небольшом числе громадных хозяйств. А гем самым пролагается путь к окончательному «сосредоточенно» всех средств производства в едином хозяйстве, уже социалистическом. Организовать одно стройное целое из миллионов или хотя бы сотен тысяч мелких хозяйств было бы делом бесконечно трудным, прямо таки невыполнимым для пролетариата. Совсем иное — объединить сотни или, может быть, десятки громадных организованных предприятий.

Следовательно, самый ход вещей в капиталистическом обществе идет к его превращению в социалистическое. Борьбою за социализм рабочий класс не просто осуществляете свои желания и мечты, а делает необходимое дело жизни — сознательно идет туда, куда направлено развитие общества.

Но разве концентрация капиталов не дает в руки капиталистов миллионеров и миллиардеров величайшую экономическую силу, которая должна увеличить их сопротивление борьбе за социализм?

— Отчасти, без сомнения, это так и есть. Напр., американские тресты, располагая величайшими капиталами не раз разбивали на голову сильнейшие рабочие союзы, имея возможность сколько угодно времени держаться при забастовках, и на какой угодно срок устраивать локкауты (прекращение работы предприятий со стороны капиталистов). Один английский лорд, горнопромышленник, опираясь на свои несчетные миллионы, победил рабочих после забастовки, которая продолжалась, благодаря их поддержке рабочими союзами, целых два с половиной года. — Но сила денег всего не решает.

Главная сила в обществе, это, все-таки, люди и труд. Капиталисты сами по себе меньшинство; но они пока могут опираться на значительную долю народных масс — на мелких собственников т. е., крестьян и ремесленников, и на малосознательную часть пролетариата. Развитие общества непрерывно ослабляет эту опору: мелкие собственники, разоряемые капиталом, уменьшаются в числе, и в то же время все больше возмущаются против капитала; а рабочие массы делаются все сознательнее, в притом численно возрастают, от присоединения к ним разоряющихся мелких хозяев. Капиталисты же становятся все малочисленнее, потому что из них более слабые гибнут от конкуренции, от кризисов. Ход вещей, следовательно, и с этой стороны подготовляет победу пролетариата

Но еще важнее другое. Класс даже очень малочисленный может удерживать свою господствующую позицию в обществе, пока он необходим и незаменим для производства. Было время, когда капиталисты являлись настоящими «организаторами» предприятий, т. е., их устроителями и руководителями. Они тогда были не только собственниками капитала: они одни владели деловым опытом и предприимчивостью, нужными для создания предприятий; и затем они же лично, своим постоянным надзором и вмешательством, поддерживали и совершенствовали работу предприятий: улучшали разделение труда, следили за изобретениями и вводили их у себя, и т. под. Это делало их классом передовым и «общественно-необходимым». — Но затем, расширяя свои предприятия, они стали мало-помалу эту организаторскую работу перекладывать на наемных служащих — инженеров, директоров, а сами постепенно отходили от производства. И уже теперь значительная часть крупной буржуазии совсем перестала делать прежнее, общественно-необходимое дело; это — только получатели доходов, а не практические руководители производства.

Особенно помогает отстранению капиталистов от производства развитие акционерного дела, и затем слияние предприятий в тресты. Акционеры — владельцы предприятия — предоставляют ведение дела целиком правлению из состоящих на жалованьи директоров; а сами только на общих собраниях утверждают отчеты, и после того получают дивиденды. В тресте тоже все бывшие самостоятельные предприниматели превращаются в простых акционеров, и даже теряют право лично вмешиваться в ведение прежних своих предприятий: все руководство переходить к наемному правлению.

Такими путями капиталисты все более превращаются в класс, для производства ненужный, класс не производительный, а только потребляющей продукты труда, или, как говорится, «паразитический». Эта возрастающая ненужность всего боле ослабляет их позицию, уменьшает шаг за шагом и их собственное сопротивление и ту поддержку, которую они раньше находили в других частях общества.

Итак, вообще какие силы ведут общество к социалистическому строю?

— Можно сказать, что к нему ведут и сила вещей и сила людей. Сила вещей — это во-1) рост и развитие производства, технический прогресс, подготовляющие возможность успешно организовать социалистическое хозяйство так, чтобы получилось всеобщее благосостояние и избыток сил для дальнейшего движения вперед; во-2), концентрация капитала, от раздробленности производства непрерывно ведущая ко все большему и большему его объединению. Сила людей — это классовая борьба пролетариата, численность и общественное значение которого в производстве возрастает, тогда как для противоположного класса — капиталистов — то и другое уменьшается.

3. Трудности задачи перехода к социализму

Для осуществления социализма достаточно ли рабочему классу стать просто сильнее своих противников, так чтобы победить их в случае прямой борьбы?

— Нет, далеко не достаточно. Осуществление социализма отнюдь не только боевая задача; это задача общественного строительства, задача организационная. Пролетариат должен стать хозяином в обществе, должен устроить и вести хозяйство беспримерно громадное и сложное. В этой задаче главная трудность. Насколько она больше, чем трудность первой задачи, боевой, легко видеть из такого сравнения. Рабочие отдельной фабрики или завода, собравшись вместе, разумеется, довольно легко могли бы прогнать владельца со всеми теми инженерами и служащими, которые его поддерживают. Предположите, что никакая государственная власть не ставит в этом препятствий. Тогда рабочим остается затем самим вести все дело: заменить недостающие технические и служебные силы, устроить доставку орудий и материалов, руководить всеми работами, заботиться об отправке готовых продуктов, куда следует, вести всю отчетность, и т. д. Ясно что все это уже несравненно сложнее и труднее, чем простая физическая победа над фабрикантом и его сторонниками, и требует совсем иной, особой подготовки.

Насколько обширно должно оказаться социалистическое хозяйство?

— Прежде полагали, что переход к социализму возможен в отдельном государстве, напр., особо в Германии, особо в Англии, — что, следовательно, в рамках, приблизительно, нынешнего государства и будет вестись социалистическое хозяйство. Теперь выяснилось, что это невозможно. В пределах отдельного государства не может найтись все необходимое для производства; напр., Германия не может у себя добывать столь важного для нее хлопка, а также некоторых металлов, нужных для приготовлена машин, всей необходимой нефти; Англия не может производить для себя достаточно хлеба и других жизненных средств, и проч. Мировая же война показала, что для отдельного социалистического общества не только не обеспечен дружественный обмен с государствами, еще не перешедшими к социализму, но что самое существование его все время находилось бы в величайшей опасности от насильнических и захватных стремлений капитала. А тут эти стремления были бы еще усилены естественной ненавистью и страхом капитала перед социализмом. Таким образом переход к социализму должен захватить сразу либо весь мир, либо, что вероятнее, настолько значительную группу передовых стран, чтобы вся остальная, отсталая, часть человечества не могла серьезно угрожать ей насилием, и не могла расстроить ее производства отказом в обмене необходимых продуктов.

В чем состоит организационная задача при переходе от капитализма к социализму?

— Задача состоит в том, чтобы на всем громадном пространстве нового общества всю массу орудий, материалов производства и предметов потребления планомерно распределять между всей массой наличных рабочих сил; при этом в каждой отрасли должно быть занято столько рабочих и изготовляться столько продуктов, сколько нужно для удовлетворения потребности всего общества; и все продукты каждой отрасли должны своевременно доставляться во все места, где они требуются для применения в производстве или для потребления.

Все это теперь выполняется, но без всякого плана, без всякого сознательного руководства, силами рынка. Рынок предъявляет спрос там-то на такие-то орудия или продукты — и их туда везут, в надежде на прибыль, фабриканты или купцы; или спрос там-то на такие-то рабочие силы, — и соответственные рабочие руки направляются туда в надежде получить заработок. Но так как это происходит не планомерно, а вполне «стихийно», и дело решает сила вещей, а не сила сознания, то получается масса неудач, огромные лишние растраты продуктов и человеческой энергии: то предложение превышает спрос, и товары гниют, пропадая даром, а работники страдают и гибнут от безработицы; то предложение не покрывает спроса, и целые отрасли, производства не могут работать в необходимых размерах, — а из-за них терпят сокращение и другие отрасли, которым они поставляют орудия или материалы. Все эти бесплодные растраты сил идут постоянно в немалом масштабе, а во время кризисов или войн достигают громадной величины. Никакие усилия класса капиталистов и никакие их организации, как биржи, синдикаты, тресты, не способны устранить этого. А социализм должен выполнить задачу, непосильную для капиталистов со всей, находящейся на их службе наукой; он должен все ввести в порядок, в единый план, где каждая часть точно соответствовала бы всем другим частям, где трудовая способность и рабочее время каждого человека находили бы свое место и применении. И этот план должен охватывать сотни миллионов людей, тысячи миллионов орудий, с несчетным количеством материалов и продуктов.

Решить такую гигантскую задачу может только научная организация производства. К ее выработке и осуществлению должен готовиться пролетариат.

4. Подготовка рабочего класса к социализму

а) Усвоение социалистическо идеала

В чем заключается подготовка пролетариата, к социализму?

— Во-1), в том, чтобы он проникся стремлением к социализму, чтобы социализм стал его классовой целью, его идеалом. Во-2), в том, чтобы он выработал и в своей массе усвоил средства к достижению этой идеи; этого идеала.

Проникнут ли рабочий класс уже в настоящее время социалистическим идеалом?

— Только частью, но далеко еще не весь и не вполне. Даже в самых передовых странах сознательные социалисты среди рабочих еще не большинство. На Базельском международном съезде, последнем перед войной было представлено до 25 миллионов социалистов. Это меньше четверти пролетариата Европы и Америки.

И кроме того, мало считать себя социалистом, — надо глубоко понимать свой идеал. И несомненно, многим нынешним социалистам этого еще не хватает. Значительная их масса в нынешней войне забыла о том единении пролетариев всех стран, призыв к которому написан на знамени социализма, и пошла за капиталистами своих стран, против других товарищей-пролетариев, не только вынужденно, а за совесть. Разумеется, этим они показали, что их социалистическое сознание не глубокое и не прочное.

Можно ли, в таком случае, рассчитывать, что весь пролетариат или значительное большинство его все-таки станете действительными социалистами?

— Да, можно и следует рассчитывать на это. Дело в том, что идеал социализма вовсе не надуман кем-нибудь, не принесен со стороны к пролетариям: он порожден их положением в обществе, он взят из самой их жизни. Социализм есть не что иное, как товарищеская организация всего производства, без эксплуатации, без частной собственности на средства труда. Но пролетариат, как класс, если его рассматривать отдельно от других классов, как раз находится в таких условиях: отношения между рабочими все более складываются товарищеские, основанные на равенстве и сознательной взаимной поддержке в общих делах; никого рабочие не эксплуатируют, и частной собственности на средства труда у них нет. Следовательно, идеал социализма заключается именно в том, чтобы пролетарский строй жизни, конечно, в развитом и усовершенствованном виде, распространить на все общество.

Вполне понятно, что каждый класс общества стремится свойственный ему строй жизни сделать господствующим. Поэтому и пролетариат, по мере роста его сознания, неизбежно должен проникаться социализмом.

б) Практическая подготовка рабочего класса к социализму

Какими путями пролетариат на деле подготовляется к решению его мировой задачи?

— Во-1), в самом процессе своего труда; во-2), в своей классовой экономической организации, т. е. в профессиональных союзах и кооперативах; в-3), в своей политической организации — в рабочих партиях; в-4) в своей культурной работе: распространение знаний среди пролетарских масс, преобразование науки с пролетарской точки зрения, создание пролетарского искусства.

Каким образом и в каком смысле рабочий класс подготовляется к социализму в самом труде?

— Он есть класс подчиненный, а ему предстоит сделаться классом руководящими Он занят физическим, т. е., ручным трудом; а должен при социализме организовать в стройный порядок весь и всякий труд, физический и умственный. Приготовиться к новому делу можно только на деле, а отнюдь не путем, напр., одного рассуждения. И тут громадное значение имеет новейший характер работы пролетария.

До нынешнего, машинного производства, в капиталистических предприятиях — «мануфактурах» — причинялся ручной труд, разделенный между рабочими таким образом, что каждый выполнял только одну специальную часть трудового процесса, одну из многих составляющих его операций; напр., в производстве ножей один только ковал клинок, другой его обтачивал, третий полировал, четвертый делал черенок, пятый прилаживал, и т. д. Рабочий был только механическим исполнителем, как-бы живой машиной для своего дела; оттого и удалось потом заменить его в этом деле машиной. Понятно, что такой рабочий ни к какой руководящей, «организаторской» деятельности не был способен, и о социализме даже не мечтал. Но введение, а затем усовершенствование машин изменило все дело. Механическая, исполнительская часть работы передана машине, «железному рабу» человека; а рабочий управляет этим железным рабом, направляет и контролирует его, как бы руководит им. И чем лучше, тоньше, сложнее устроена машина, тем больше работа при ней сводится к сознательному наблюдению и надзору за ее движениями, к разумному, направляющему вмешательству в них: это работа руководящего характера; в ней рабочий управляет огнем, паром, железом, своими стихийными помощниками; внимание и соображение — главное в этой работе, как прежде было только в работе «организатора», руководившего и управлявшего рабочими. И чем совершеннее машины, тем больше от рабочего требуется интеллигентности, понимания, способности к внимательному наблюдению и быстрому решению, тех самых свойств, которые важны для всякой руководящей деятельности. Когда у рабочего нет этих свойств, он не годится для работы при нынешних машинах; напр., у нас в сельском хозяйстве введение самых полезных машин долго задерживалось темнотою и некультурностью крестьян: не понимая смысла машины и связи ее частей, не умея соображать наблюдаемое, они портили машины и калечились сами; только повышение их сознательности помогало делу.

Таким образом, машинное производство меняет характер труда, вырабатывая в работнике свойства руководителя, организатора, а не только покорного исполнителя чужих указаний. Если бы рабочему классу не пришлось на деле управлять миллионами железных рабов, могучих, и нередко опасных, у него никогда не могли бы развиться способности для управления хозяйственной жизнью общества.

Каким путем рабочий класс подготовляется к социализму в своих профессиональных союзах?

— В профессиональных союзах рабочие, отстаивая свои интересы против капиталистов, получают, во-1), боевую подготовку для социалистической задачи: собирают и организуют свои классовые силы, приучаются действовать дружно и планомерно в товарищеской дисциплине, без чего была бы невозможна окончательная победа рабочего класса.

Во-2), тут же начинается и их хозяйственно-деловая подготовка к социализму. Они научаются вообще вести во все более широких размерах свои дела — часто весьма сложное хозяйство этих союзов. Затем они приучаются исследовать и рассматривать общие условия производства в своей отрасли, изучать ее положение и организацию даже ее отношения с другими отраслями, чтобы с полным знанием дела вырабатывать свои требования о возможных улучшениях, и проводить их при наиболее благоприятных условиях. Им приходится особенно заниматься распределением рабочих сил своей отрасли между разными районами, отыскивая места, где они требуются, и направляя их оттуда, где есть их избыток.

Все это дает хозяйственный опыт, который важен для рабочего класса частью как деловое воспитание вообще, частью же будет и прямо использован при организации общественного хозяйства; но это, конечно, лишь в небольшой степени, потому что условия в социалистическом хозяйстве иные; напр., распределение рабочих сил там будет не по рыночному спросу на них, как теперь, а по действительной потребности всего общества в том или ином продукте.

Какими путем рабочий класс подготовляется к социализму в своих кооперативных организациях?

— Там он получает хозяйственно-деловое воспитание. Потребительные общества занимаются закупкой предметов массового потребления и продажей их своим членам по более дешевым ценам, чем на рынке. Такой кооператив не только представляет, вообще, довольно крупное хозяйство, которое ведется самими рабочими, но кроме того должен заниматься учетом массовых потребностей в своем, иногда очень обширном районе, распределением по этому району требуемых продуктов: в малых размерах, нечто подобное тому, что должна будет делать распределительная организация при социализме. Затем, большие кооперативы и союзы кооперативов, чтобы меньше зависеть от положения на рынке устраивают собственные предприятия для производства предметов потребления рабочих масс: булочные и пекарни, бойни, фабрики готового платья и обуви, маслоделки и молочные фермы, пивоваренные и мыловаренные заводы, химические лаборатория для испытания пищевых продуктов, и проч. Некоторые из европейских союзов потребительных обществ — бельгийские, саксонские и др. — владеют десятками таких предприятий, с многомиллионными оборотами. Тут, следовательно, есть подготовка и к ведению самого производства.

Надо, однако, не упускать из виду, что хозяйственно-деловое воспитание, даваемое кооперативами, имеет лишь частичное значение для будущей социальной организации… Деятельность их по распределению все-же основана на рыночных условиях спроса на продукты, предъявляемого рабочими, а не на научном учете действительных потребностей, как при социализме, — не говоря уже о том, что самые размеры задач несравненно меньше и уже; предприятия же кооперативов ведутся опять-таки, на капиталистических основаниях, как частно-хозяйственные, с наймом рабочих и более или менее обычной заработной платой, с расчетами на рыночный спрос, и т. под. Следовательно, имеется очень большая разница с условиями будущего общества и в размере хозяйственно-организационных задач, и в самой их постановке.

Как рабочий класс подготовляется ко социализму в своих политических организациях?

— В рабочих партиях пролетариат проходит, главным образом, боевую подготовку для своей мировой задачи. Они организуют классовую армию, охватывающую пролетариат целых наций; а интернационал объединяет ее в мировом масштабе. Это та армия, которая имеет своим назначением — брать общие позиции капитала, одни за другими, и закончить всю борьбу последней победой, когда для того настанет время, и будут на-лицо все необходимые условия.

В социалистических партиях пролетариат впервые приучается сознавать себя единым классом с единой мировой задачей, для которой все частные задачи являются только средствами. Ни профессиональные союзы, ни кооперативы сами по себе не были способны развиться в общеклассовые организации: профессиональные союзы естественно разделяются по профессиям и отраслям производства, кооперативы по местностям и районам. Влияние социалистических партий помогает профессиональным союзам разных специальностей и отраслей, кооперативам разных районов объединяться между собой для общей борьбы за классовые цели пролетариата, провозглашенные и проводимые социалистическими партиями.

Какое значение имеет политическая борьба рабочих партий до социалистического переворота?

— Во-первых, рабочие партии борются за свободу и демократический строй. При несвободных и недемократичных порядках все рабочее движение и всякие пролетарские организации могут развиваться только в очень малых размерах, медленно, с большими задержками и огромной растратой сил, как это было у нас, в России, до революции. При свободе личности, свободе слова, собраний, союзов, при демократическом управлении, эти задержки и замедления и растраты лучших революционных сил в тюрьмах, в столкновениях с усмирителями и проч., устраняются; пролетарское движение и организация во всех формах, профессиональных, кооперативных, политических и культурно-просветительных, за какие-нибудь месяцы делают более крупные успехи, чем при старом политическом строе за многие годы. И до последней борьбы за социализм рабочие партии должны охранять от покушений капитала и расширять дальше завоеванную свободу.

Во-вторых, рабочие партии борются за экономические улучшения жизни рабочих: за 8-часовой рабочий день, за установление «минимума» заработной платы, т. е., такой наименьшей величины, ниже которой капиталист не имеет права назначать, и т. д. За подобные улучшения ведут борьбу и профессиональные союзы; но то, что завоевано профессиональным союзом, относится всегда только к малой части рабочих, обыкновенно, к одному району и одной отрасли производства; и кроме того, это завоевание легче может быть вновь отнято капиталистами, если положение на рабочем рынке станет благоприятнее для них. Политическая же борьба рабочих партий добивается закрепления законом уступок капитала пролетариату, при этом завоеванное улучшение может распространяться сразу на всех рабочих страны, и уже не может быть отобрано отдельными капиталистами или их союзами, а только опять-таки государством, посредством нового закона.

А полезны ли экономические улучшения для борьбы за социализм? Не ведут ли они к тому, что рабочие больше удовлетворяются своим положением при нынешнем строе, и меньше стремятся к его коренному преобразованию, к замене социализмом?

— Дело в том, что главного недостатка нынешнего строя — основной необеспеченности положения масс — эти улучшения не устраняюсь, потому что не уничтожают общей анархии производства, кризисов, безработицы, войн. Значит, главная причина стремления рабочих к социализму остается в полной силе.

Кроме того, класс живой, развивающийся никогда надолго не удовлетворяется достигнутыми улучшениями, а добивается дальнейших: каждая победа убеждает его в разумности и полезности борьбы, толкает на ее продолжение.

Наконец, для развития класса, для расширения и углубления его борьбы ему необходимо иметь избыток энергии. Работая 11–12 часов в день, за жалкую заработную плату, откуда пролетарий мог взять силы для напряженной общественной деятельности, для работы в разных организациях, для самообразования? А сокращение рабочего времени, повышение заработной платы и прочие улучшения дают ему для всего этого и необходимый досуг, и средства. Борясь за улучшения при нынешнем строе, пролетариат тем самым накопляет силы для осуществления социализма.

Каким образом рабочий класс подготовляется к социализму в своей культурно-просветительской деятельности?

— Пролетариат должен руководить величайшей перестройкой жизни человечества. Это может сделать только класс высоко-сознательный и просвещенный, сильный научным знанием и опытом; таким должен стать пролетариат, чтобы выполнить свою задачу.

Пока рабочие массы оставались темными и невежественными, далекими от науки, они могли только ощупью искать свою дорогу, борясь без ясного понимания своих целей, часто сбиваясь и неудачно выбирая средства. При свете научного социализма задача и путь стали ясны в главном и основном. Но еще и теперь социалистическая наука проникла лишь в самые верхи пролетариата, а в наибольшей массе царит смутное и отрывочное знание, частью даже глубокая темнота.

В своей культурно-просветительной работе пролетариат получает одновременно и боевую, и хозяйственно-деловую подготовку к социализму. Боевую — потому что знание есть могучее орудие в общественной борьбе; до сих пор оно было силою господствующих классов; теперь оно должно стать силою рабочего класса. Хозяйственно-деловую подготовку к социализму наука должна дать потому, что социалистическая организация производства может быть только научной. Громадность и сложность ее задачи такова, что разрешить их может только строгая и точная наука.

Это легко видеть по такому сравнению. Нынешнее машинное производство основано на научной технике, и без нее было бы невозможно. Только наука способна указать, как надо соединять в стройную связь разнообразные части, взятые из мертвой природы, — куски металлов, дерева, энергии текущей воды, энергии горящего угля и другие предметы и силы, — чтобы все это вместе служило целям человеческого труда. Но организовать социализм гораздо сложнее и труднее, чем устроить самую совершенную и тонкую машину; дело идет о том, чтобы в стройную связь объединить и взаимно приспособить не тысячи мертвых вещей простого состава и формы, — а сотни миллионов живых людей, с их многочисленными потребностями, разнообразными желаниями, мыслями, настроениями, различными способностями и призваниями; и каждому из этих людей дать те средства труда, которые ему подходят, и те продукты для потребления, которые нужны, чтобы поддерживать его рабочую силу. Очевидно, что если маленький механический аппарат нельзя устроить без руководства науки, то гигантский, мировой аппарат социализма должен тем более весь основываться на науке, еще гораздо более развитой и совершенной.

Но если наука, действительно, необходима для социализма, то необходимо ли, чтобы пролетариат обладал этой наукою? Не достаточно ли того, чтобы ее разрабатывали учение люди, разная интеллигенция, которая и применит ее, по требованию пролетариата, после его победы, к социальному переустройству?

— Нет, этого отнюдь не достаточно. Если бы пролетариат оказался сам не готов для научной организации производства, и руководить ею предоставил интеллигенции то вышло бы только то, что он, свергнув капиталистов, попал бы под классовое господство этой самой интеллигенции — ученых, инженеров, профессоров и пр. Она, конечно, постаралась бы закрепить за собой это господство, постаралась бы удержать в своих руках высшую науку и не допускать ее в массы. Так было когда-то в прошлом, во времена господства жрецов или духовенства, которые были интеллигенцией своего времени, сами владели некоторыми важными знаниями, а народные массы держали в темноте, чем и сохраняли свою власть.

Надо еще прибавить, что нынешняя ученая и инженерская интеллигенция, состоящая в громадном большинстве на службе у капитала, сама и не разрабатывает науку в таком направлении, чтобы подготовить социалистическую организацию, и чтобы суметь ее устроить, когда понадобится.

Но, ведь, есть и социалистическая интеллигенция, которая искренно примыкает к рабочему классу и вместе с ним борется за социализм?

— Да, есть; но все же это — исключения, меньшинство ученой и технической интеллигенции Интеллигенты-социалисты не составляют, и вряд ли когда составят такую силу, которая могла бы руководить гигантским делом переустройства. Но они несут науку в пролетарские массы, и помогут создаться собственной пролетарской интеллигенции, которая разовьется в такую силу.

К тому же ни для какого класса союзники, приходящие других классов, не могут быть так надежны, как он сам для себя. Даже социалистическая интеллигенция не живет вполне жизнью пролетариата, не может смотреть на все его глазами, до конца проводить его точку зрения на вещи. Это показала нынешняя война, с самого ее начала значительное большинство интеллигентов-социалистов изменило международному социализму; вместо того, чтобы силой знания поддержать рабочий класс на верном пути, они стали призывать его к союзу со своими капиталистами, выставляя врагами рабочих других стран. Тут они сильно помогли затемнению пролетарской мысли.

Какая же именно культурно-просветительная подготовка нужна рабочему классу?

— Рабочему классу нужно понимание производства с разных его сторон, знания технические, об основных и общих приемах и способах производства; знания общественные, об организации сотрудничества людей и распределения продуктов между ними, о развитии человеческих отношений и идей. Знания первого рода даются науками техническими, для которых основой служат науки естественные и математические. Знания второго рода — науками социальными, как политическая экономия, история, учение об общественном сознании, и др. Все это нужно пролетариату для его великой цели.

Конечно, это не мало, это требует серьезных затрат времени и энергии. Но задачи перед рабочим классом стоят вообще не легкие; а затраты сил окупятся для каждого уже тем, что сделают его сознательным образованным человеком.

А те ученые и мыслители, которые идут с пролетариатом, должны сделать две вещи. Во-1), пересмотреть основы наук с пролетарской точки зрения; так Маркс пересмотрел основы политической экономии и истории, и при этом оказалось, что прежняя наука, стоявшая на точке зрения буржуазии, во многом была неправа, во многом только затемняла бы сознание рабочих, мешала бы им вполне понять капиталистический строй и успешно бороться с ним. Во-2), необходимо сделать самое изложение наук проще и доступнее для рабочих, не ослабляя научной строгости и точности. Это тоже вполне возможно, как показывает опыт. Нынешнее изложение наук, на особом интеллигентском языке, часто гораздо темнее и сложнее, чем требуется: оно приспособлено для буржуазной интеллигенции, у которой сколько угодно досуга и средств.

Одна ли наука нужна для социалистического воспитания пролетариата, или также искусство?

— Да, необходимо и пролетарское искусство. Вообще искусство есть, как и наука, великая организующая сила. Оно дает живые картины жизни, и тем внушает людям то или иное общее понимание жизни; оно вызывает и поддерживает в людях разные чувства, и тем связывает их в единстве того или иного общего настроения. Недаром искусство зародилось раньше всего в виде трудовой песни, которая одушевляла людей в работе и вносила порядок в их движения. Рабочему классу необходимо для его великого дела свое общее понимание жизни и свое единое настроение. Для этого ему нужно и свое искусство, которое смотрело бы на жизнь его глазами, истолковывало бы ее с его точки зрения, поддерживало бы его волю в борьбе и труде для его социалистического идеала. Нынешнее искусство, буржуазное, не может дать всего этого, и вольно или невольно, воспитывает людей в духе буржуазии. Но зарождается уже на деле и пролетарское искусство; первые шаги, конечно, всего труднее; но затем дело пойдет и быстрее, и легче.

5. Мировая война и подготовка к социализму

Помогла ли мировая война или, напротив, повредила делу подготовки рабочего класса и всего общества к социализму.

— Ее влияние очень сложное: в некоторых отношениях, несомненно, повредила; в других — значительно помогла. Кроме того она выяснила много нового и важного для дальнейшей борьбы за социализм.

Какими путями война принесла вред и задержку делу социализма?

— Во 1), истреблением людей и разрушением продуктов труда; во-2), разрывом многих международных связей и длительным их ослаблением на будущее время; в-3), затемнением мысли и чувства рабочих масс и социалистической интеллигенции.

Чем вредит делу социализма разрушение и истребление, производимое войною?

— Тем что оно вообще ослабляет и подрывает трудовую силу человечества; а социализм явится результатом роста и развития этой силы: человечеству, и особенно рабочему классу нужен избыток сил, чтобы выполнить громадную работу перестройки общества. Воюющие страны разорены, и производство уменьшилось против прежнего, да кроме того в значительной части заменилось бесполезным для будущего производством истребительных орудий и снарядов. Чтобы поддержать производство при недостатке рабочих сил, передовые государства прибегли к настоящему закрепощению работников — уничтожили свободу перехода рабочих из предприятия в предприятие и свободу стачек, отняли, якобы только на время войны, раньше достигнутое сокращение рабочего времени и другие завоевания рабочих, — а на деле все это придется отвоевывать вновь. Погибла, кроме того, масса работников социализма и науки, молодых и деятельных, наиболее ценных для дела. В этой общей разрухе, ослабели и рабочие организации всех передовых стран (в России вышло иначе благодаря революции).

Как война вредит делу социализма разрывом связи между народами?

— Социализм — дело международное; отдельное государство, как мы выясняли, не может его осуществить, если в других странах удерживается капитализм. Война прекратила торговые и всякие экономические связи между двумя лагерями, подорвала их и у нейтральных стран. Международное общение сильно сократилось, и долго не дойдет до прежних размеров. Когда будете заключен мир, торговля разных стран друг с другом долго еще будет слаба, потому что из-за общего разорения вывозить будет почти нечего; а при слабом обмене будет держаться и отчуждение, вызванное войною, частью даже — ненависть за перенесенные бедствия.

Особенно вредно то, что война разбила международное братство рабочих. Она разрушила Интернационал, объединявший социалистическое движение разных стран; понадобится еще много усилий и немало времени, чтобы восстановить его.

Как война затемнила сознание рабочих масс?

— Война пробудила в рабочих массах чувства страха и ненависти по отношению к неприятельским народам, в том числе и к их пролетариям. Большинство рабочих пошло за капиталистами с их воинственным патриотизмом, и отказалось на время войны от классовой борьбы против капитала. Социалистическая интеллигенция еще более поддалась тем же настроениям, и за немногими исключениями сама усиленно сбивала с толку рабочие массы; немалая доля ее и совсем отпала от социализма. Еще и теперь большинство пролетариев передовых стран не смогло вернуться к борьбе против капитала и международному товарищескому единению, к сознанию общих социалистических задач.

Какими путями война принесла пользу делу социализма!

— Во-1), она дала величайте в истории разоблачение капитализма; во-2), в самом капитализме она вызвала изменения, облегчающие переход к социалистическому строю, — породила так наз. «государственный капитализм»; в-3), она расширила подготовку рабочих к социализму новым и богатым хозяйственно-деловым опытом.

В каком смысле война разоблачила капитализм?

— Война вызвана конкуренцией капитала разных стран за мировой рынок. Она принесла невиданное истребление и неисчислимые бедствия без всякого выигрыша для обеих воюющих сторон, а в то же время явилась источником обогащения для господствующих классов за счет еще более сильного разорения масс. Будучи результатом высокого развития капиталистической цивилизации, она погрузила значительную часть человечества в звериное варварство. Всем этим она наглядно показала народам, чего они могут ждать для себя в будущем, если развитие и дальше будет итти на основе капитализма.

Что такое государственный капитализм?

— Ослаблением производства и разрывом связей международной торговли война породила почти повсюду недостаток продуктов. Этим воспользовались капиталисты и землевладельцы, чтобы повышать цены на все без конца и границ; в своей жажде прибыли они разоряли соотечественников хуже, чем неприятельское нашествие, и угрожали разорять народы до конца. При этом они, в результате, и сами, очевидно, остались бы на мели со всеми миллионами. Поэтому государство, охраняющее интересы класса капиталистов в целом, принуждено было взять под свой контроль потребление продуктов, их сбыт, а затем и самое производство; так сделала Германия, а за ней по тому же пути следуют другие страны, причем Россия значительно отстала.

Производство и сбыт «нормируются», т. е. подчиняются определенным правилам и ставятся в известные рамки: центральные государственные органы указывают, чего, сколько и как производить, куда и по каким ценам сбывать, как делали у себя синдикаты и тресты. Для этого государство и объединяет, принудительным порядком, предпринимателей целых отраслей в синдикаты и тресты. Сообща с ними и через них оно все регулирует, обеспечивая при этом капиталистам достаточную прибыль.

Не есть ли это уже общая планомерная организация производства, т. е., разрешение государством основной задачи социализма?

— Нет. Нормировка производства, скованного войной, и приходящего в упадок, далеко не то, что планомерная организация производства свободного и развивающегося. Нормировка вообще только одна часть или одна сторона дела организации. Нормировка сама по себе нового не созидает, а только берет то, что уже есть или делается, и разными способами это ограничивает, ставит в рамки, — чтобы устранить какие-нибудь нарушения или расстройства; а планомерная организация, кроме того, сама ставит свои задачи, и в зависимости от них создает новое и перестраивает старое. Напр., нормировка потребления сокращает его, давая каждому не более фунта хлеба в день и двух фунтов сахару в месяц, что неравномерно, в виду различая потребностей, и многих не удовлетворяет; и если производство хлеба и сахара еще уменьшается, то производится новое сокращение порций; если же оно невозможно или опасно, то сокращают производство менее важных отраслей, чтобы за счет их поддержать рабочими силами более важные. А планомерная организация потребления должна еще выяснить и различия потребностей, и насколько эти различия соответствуют целям общества, полезны для его развития; а затем, сообразно этому, если надо, — расширить те или иные отрасли производства, переделать и заново приспособить их взаимные отношения.

Далее, и самая нормировка несравненно легче, когда общественное хозяйство падает и истощается, как теперь, чем тогда, когда оно растет и развивается, как в нормальное время: в первом случае оно упрощается, и все данные о нем становятся проще; напр., многие продукты перестают производиться, другие производятся очень мало; целые отрасли закрываются, и т. д.; а во втором случае и само производство, и все данные о нем усложняются: отрасли неравномерно растут, появляется производства новых продуктов, конкурирующих с прежними; соотношения отраслей все время разнообразно меняются, и проч.

Словом, нормировка — задача государственного капитализма — далеко не то, что планомерная организация — задача социализма, — но все же представляет важную часть ее, важный шаг к ней.

Какую новую хозяйственно-деловую подготовку к социализму получает рабочий класс благодаря войне?

— Участие в контроле государства над потреблением, сбытом и производством. Чтобы справиться с этой новой и трудной задачей, государство привлекает к ней не только все организации капитала, но также и другие общественные организации, в том числе рабочие. В Германии они сыграли в этом деле очень большую роль.

В своих классовых интересах рабочие должны всячески расширять это свое участие, которое дает им драгоценный хозяйственный опыт в масштабе целого государства. У нас, в России, они могут развернуть такую деятельность особенно широко, благодаря тому, что революция дала пролетариату большую политическую силу, а наша буржуазия во всех отношениях много слабее, чем в Европе.

Что нового и важного выяснила война для борьбы за социализм?

— Она показала, во-1), до какой степени пролетарские организации все еще слабы по сравнению со старыми организациями капиталистического государства: при начале войны они не могли оказать ему никакого сопротивления; во время войны оно, в самых передовых странах, сумело использовать их для своих интересов. Во-2), выяснилось, до какой степени в пролетарских массах еще не выработано своего, самостоятельного строя чувств и мыслей: громадный вопрос об отношении к войне большинство пролетариата и социалистической интеллигенции не сумело решить независимо, всецело подчинилось в нем мыслям чувствам, которые внушала буржуазия, слепо пошло за нею, и теперь лишь медленно освобождается от ее идейного руководства.

Заключение

Можно ли признать что уже назрели основные условия социализма, и что революции, которые теперь идут, и те, которые произойдут еще из борьбы за мир, приведут прямо к социализму?

— Нет, этого признать нельзя. Даже в передовых странах, Германии, Англии, Америке, еще многое осталось сделать во всех отношениях: и для организации пролетариата, связи которой оказались недостаточно прочны, и которая, вдобавок сильно подорвана войною, — и для развития социалистического сознания в массах, которое на деле обнаружило свою недостаточность и слабость, — и для хозяйственно-деловой подготовки к социализму, которая еще мало развита в массах. Тем более это надо оказать про Россию.

Но несомненно, что благодаря страшному толчку, данному войной, дело социализма теперь пойдет гораздо быстрее и планомернее, чем до сих пор.

Если социализм еще не так близко, то не лучше ли рабочему классу заниматься другими, более практическими задачами?

— Все истинные практические задачи пролетариата входят в его борьбу за социализм и подготовку социализма. Каждый шаг этой борьбы и подготовки есть шаг вперед по пути возвышения рабочего класса, развития его силы, материальной и культурной.