sci_tech Мир авиации 2001 альманах

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Альманах ранее публиковавшихся материалов.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 01.07.2012 FBD-1FC2B5-57C6-AB4B-59A8-057E-E1C8-F0469D 1.0 Мир авиации 2001 альманах 2001

Мир авиации 2001 альманах

«Мир Авиации», 2001

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г.

(26) 2001 г.

На обложке:

Ту-95МС на торжествах в чесгь присвоения ему имени «Рязань» Дягилеао, 20 декабря 1999 г Фото Ллексея Капиновского

Jla-7 командира 156 ИАП подполковника С.Ф. Долгушина. 215 ИАД 8 ИАК 4 ВА. Аэродром Клгацов (Германия), апрель 1945 г.

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ

«ЛАНКАСТЕРЫ» с красными звездами

В годы Великой Отчественной войны советская авиация остро нуждалась в поставке тяжелых бомбардировщиков. Заводы, перегруженные производством самолетов тактического назначения, не могли обеспечить ВВС сколь-нибудь значительным парком многомоторных самолетов. 11е-8, например, строившийся в 1941–1944 гг., был выпущен всего в 93 экземплярах.

Совсем мало подобных машин поступило к нам и по официальным каналам от союзников. Некоторое количестве) таких самолетов, тем не менее, состояло на вооружении наших ВВС после войны: бомбардировщики английского и американского производства из числа восстановленных после вынужденных посадок или интернированных на Дальнем Востоке. Среди них были и самолеты типа Авро «Ланкастер». История их появления у нас такова.

В сентябре 1944 г. советское и английское командования предприняли совместную операцию «Параван» против немецкого линкора «Тирпиц», отстаивавшегося в Альтен- фьорде на побережье Норвегии. Линкор ранее был несколько раз поврежден. но продолжал оставаться потенциальной опасностью на пути северных конвоев из Англии в Советский Союз. В ходе операции 38 «Ланкастеров», 2 транспортных «Либерейтора» и один разведчик «Москито» направили на аэродром Ягодник в Архангельской области.

Соединение было укомплектовано «Ланкастерами», специально приспособленными для подвески сверхтяжелых бомб весом 12 000 фунтов (.5450 кг). Внешне они отличались от стандартных углубленным «пузатым» бомбоотсеком и отсутствием верхней турели.

С 6 часов утра 12 сентября английские самолеты начали садиться на аэродромы архангельского узла. По различным причинам 10 бомбардировщиков совершили вынужденные посадки в Онеге, Беломорске, Кегострове, Молотовске (Северодвинске) и просто в тундре, и 7 из них были повреждены.

15 сентября 27 «Ланкастеров» отбомбились по «Тирпицу» (правда, тот все равно остался на плаву) и уже с 16 по 28 число того же месяца все исправные машины вернулись на свои базы в Великобритании.

На советской земле осталось 6 поврежденных «Ланкастеров», 4 из них были исследованы на предмет восстановления, и 2 наименее поврежденных доставили в Кегостров. Там в мастерских ВВС Беломорской военной флотилии под руководством главного инженера Кирьянова занялись их ремонтом и переделкой: вооружение сняли, нос заменили и пр.

Одна из машин, с номером «01», досталась 16-му транспортному отряду (трао), где эксплуатировалась с конца января 1945 г. Командиром самолета был В. LII. Евдокимов, штурманом — В. Я. Андреев. Авиаотряд, хотя и назывался транспортным, использовался главным образом для сопровождения конвоев, ледовой разведки, патрулирования. И «Ланкастер», имея большую дальность, также вылетал по таким заданиям. В августе 1945 г. эту машину направили на Тихий океан, но в Красноярске она застряла из-за нехватки горючего. Пока ждали бензин, война с Японией кончилась. Летом 1946 г. этот «Ланкастер» перегнали в Ригу, в авиатехническое училище, как наглядное пособие. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Lancaster B.Mk.l, переделан ный в транспортный самолет. 1В трао ВВС Беломорской военной флотилии. 1945 г.

«Ланкастеры» в СССР имели, в основном, «родную», принятую в Англии, стандартную для данного типа окраску: верх — поля коричневого (Dark Earth] и зеленою (Dark Green] цве тов. Нижние поверхности самолета были окрашены черным. Английские опознавательные знаки и коды закрасили близкой по цвету зеленой краской Поверх были нанесены красные звезды в тонкой черной окантовке (в 6 позициях).

Второй восстановленный «Ланкастер», с номером «02», попал в 70-й отдельный транспортный полк (ограп) ВВС Северного флота. Командиром этой машины был И.И.Дубенец. После расформирования 16-го трао в 1946 г. оба самолета недолго находились вместе с 70-м полком. «02» после войны разбили при посадке па аэродроме в Измайлове, в Москве. Бомбардировщик выкатился за пределы летного поля, подломал шасси и изуродовал носовую часть. Восстанавливать еще раз его не стали.

В-25С-25 «Митчелл» 22-го Гв. АП ДД

Виталий Александрович Гордиловский

Мягкий, интеллигентный. Виталий Александрович Гордиловский никак не походил на бравого воина. И тем не менее, именно такие как он отстояли Родину. Не. плакатные, призывы комиссаров, а природная сметка и мудрость простого солдата позволила одолеть врага. И даже будучи командиром полка. Виталий Александрович чужд был слепому исполнению приказов, а старался выполнить задачу меньшей кровью. Только подчиненные смогут в полной мере оценить это.

Его жизнь прошла через многие трагические, и знаменательные события нашей Истории. Ниже — лишь некоторые из них.

В 1933 г… после окончания железнодорожного училища, Виталий Гордиловский поступил в Качинскую авиашколу под Севастополем, по окончании которой его направили в 5-ю разведэскадрилыо Смоленской авиабригады им. ВЦСПС. В числе лучших в 1937 г. он провел свой СБ над Красной площадью по случаю первомайского праздника.

Вскоре, однако, в его судьбе наступила черная полоса. Оставшийся за комэска Виталий вывозил выпускников академии имени Ленина. «И вот в один из дней у меня через несколько минут после взлета один мотор на СБ раз — и обрезал. А через несколько минут — и второй». СБ сел на маленькую площадку в заболоченном лесу. Стали его вытаскивать, а он и разломился.

В округе, проверяя мои действия, установили, что СБ при посадочном маневре выдержал сверхпредельную нагрузку. Но признали все мои действия правильными».

Сразу после этого начальник отдела кадров заявил: «Претензий, конечно, к вам никаких, нет, летает вы хорошо. Однако вы увольняетесь из вооруженных сил. Получилось: из армии уволили, а из городка не выгнали. Квартиру сдать пришлось, переселился в закуток под лестницей. Работы найти не могу. Совершенно случайно встретил на улице своего техника Филиппова; его только что комиссаром эскадрильи назначили. Рассказал ему все. «Ну, пойдем ко мне, чайку попьем». Накормил он меня и дал 50 рублей. А на следующий день его арестовали, и заодно — комбрига Фалалеева и комэска. Оказалось: пока мы сидели, чай пили, кто-то из дома напротив за нами подсматривал. И все сообщил: и что ели, и что пили, и даже какими купюрами деньги мне давали».

В. Гордиловский (седьмой слева). Аэродром Мелец (Польша), апрель 1945 г.

B-25J, готовые для перегонки в СССР. Аэродром Лэдд Филд, Фербенкс (Аляска), февраль 1944 г.

С того времени Виталий сменил не одну работу: был и грузчиком, и техником на Смоленском пивзаводе… Потом устроился в Управление Западной железной дороги. Все это время он продолжал писать письма во всевозможные инстанции. В конце концов в августе 1940-го Виталий Гордиловский оказался в 125-м бомбардировочном полку.

* * *

«22 июня 1941 года в полку долго не отдавали приказ на боевой вылет: все ждали какого-то дополнительного подтверждения. Три раза вешали бомбы и три раза снимали. Думали — может опять учения? До этого у нас были проверки системы ПВО Минска и Смоленска. Наконец, в 11 часов взлетели всем составом полка и взяли курс на Запад. Подлетаем к Минску, а он горит уже».

* * *

Техник и механик готовят самолет к вылету. Аэродром Кратово. 1943 г.

Поломка передней стойки В-25С № 9 (с/н 41 -12559) из 125 бап. Аэродром Кратово, 7 марта 1943 г.

В-25С (№ 41-12463). хвостовой № 7 Сна внутренней стороне килей). 125-й АП ДЦ. январь 1943 г.

Превосходство немцев в воздухе было подавляющим. СБ 125-го полка летали без истребительного прикрытия и ежедневно несли потери. «28 июня при подходе к цели зенитки выбили мне правый мотор, я уже не мог удерживаться в строю, начал отставать и остался один… появилась четверка «Мессершмиттов». Стрелок начал отбиваться… три истребителя развернулись и ушли — может, горючее у них кончалось.,4 один остался и начал нас лупить. Зашел сперва спереди сверху, потом — снизу. Потом встал рядом, крыло к крылу, так близко, что я даже морду летчика увидел, И пальцем мне показывает: давай, мол, прыгай, Я ему соответствующим знаком: нет. Тогда он заходит сзади, бьет, и я замечаю, что стрелка перестал слышать. И «Мессершмитт» начинает атаковать нас уже безнаказанно. Очереди бьют по бронеспинке — аж зубы стучат…

Я у поврежденного двигателя выключаю зажигание и тяну к аэродрому. И только подходим — вижу: прямо на пути высотка… Я тогда запускаю поврежденный мотор, перепрыгиваем ее — и на брюхо. Я вываливаюсь за борт, штурман через свой люк вылезает, На моторах масло дымится, весь фюзеляж в пробоинах — около трехсот штук их потом насчитали, и не загорелись ведь! Подходим к стрелку, а он весь изрешеченный. Мне после этого вылета морда того немца часто снилась».

К 1 июля 1941 года 125-й полк остался практически без матчасти и убыл в Казань получать Пе-2.

«Под Новый год, 30 декабря 1941 года, дали задание вылететь в одну из деревень на спиртзавод. Колхозники как узнали, что я в Ленинград лечу, сразу продуктами меня стали загружать. Дали четыре каравая домашнего хлеба, мешок свеклы, бочонок квашеной капусты, три мешка картошки, лук. Все это загрузили в самолет. С таким грузом и разбег увеличился — взлетал прямо из ворот спиртзавода, рабочим перед этим объяснял, как надо самолет за крылья и хвост держать, когда их отпускать надо. Прилетел в Левашово, сел, и в этот момент немцы налетели и бомбят. Бомбы падают сериями — и все они рвутся по бокам от моего самолета.

Комполка Сандалов увидел, сколько я всего привез, говорит: «Ну, теперь только тебя будем в эти рейсы посылать!» Стали готовить праздничный ужин. Каждому понемногу накладывали — по две картишки, по ложке квашеной капусты, по одной свекле и куску хлеба. На праздник к нам приехали артисты, они тоже сели с нами ужинать. Мы с Павкиным сидели рядом с Шульженко. Она, видно, очень голодная была, потянулась сразу за картошкой, а Патин отодвигает от нее тарелку и говорит: Сначала пой!» И так, как она пела в тот вечер, я уже никогда больше не слышал».

В феврале 1942 г. в Сарожу вернулась основная группа полка, потерявшая в ходе боев все, кроме одного, самолеты. Отправились в Казань за новыми «Пешками». Однако, уже приняв их, получили приказ: Пе-2 сдать и убыть в Монино для переучивания па новую матчасть — американские бомбардировщики В-25.

К моменту’ прибытия полка в Монино там уже находились проходившие переучивание на 15–25 37-й и 16-й бап. После освоения машины все три полка образовали 222-ю авиадивизию. Осенью 1942 г. в командование полком вступил С. А. Ульяновский.

Недолго пробыв в ВВС, 222 авиадивизия переходит в АДД. Сразу изменилась и специфика работы: летать теперь приходилось ночью, на большие расстояния… В таких условиях слаженность работы всего экипажа имела решающее значение.

Вечером 23 марта 1943 года четыре экипажа 125-го АП ДД вылетели на бомбардировку ж/д узла Вязьма. «Облачность — сплошная, а должна была вылетать молодежь. Я спросил разрешение у Ульяновского вылететь первым, определить воздушную обстановку и тогда только дать команду на вылет остальным. Взлетел. Зашел на Вязьму с запада, высоту набрал побольше. Я знал, что у немцев там звукоуловители стоят, задал двигателям разные обороты, чтобы звук был похож на тот, что дают немецкие моторы. Перед узлом стал снижаться, и бомбы бросали с малой высоты… Сначала немцы молчали, но когда на путях возникла большая вспышка, начали по нам лупить со всех сторон. Зажглись прожектора — в кабине светлее, чем днем, стало. Ушли в облака, а там — обледенение. Даешь газ моторам, а само лет все равно и дет со сни жением, и здоро во его колотит. Вдруг штурман кричит: «Елки!» Оказывается, ему по стеклу штурманской кабины макушка ели хлестнула». Меняя угол установки лопастей винта и подавая на кромки лопастей спирт из антиобледенительной системы, кое-как удалось подняться…

«Ни один привод поймать не можем. Выпускающаяся антенна оборвалась, радиокомпас не работает. Но штурман вывел в район аэродрома…

Для интереса инженер полка взял лист бумаги и попытался просунуть его в щель между обледенелыми элеронами и крылом. Лист с трудом проходил между ними…».

На восстановление движения через Вяземский ж/д узел у противника ушло 4 дня.

Подобный боевой успех не мог остаться незамеченным, и экипаж был представлен к наградам: командир и штурман — к званию Героя Советского Союза, второй летчик — к Ордену Ленина. Однако, характер Виталия не всем из руководства дивизии был по нраву — «и я не получил даже маленькой медали».

* * *

В-25С (№ 41-30786). б/н 01 из 13-го Гв. АП ДЦ.Роспавльский», весна 1945 г.

В-25С-5 (№ 42-53341), б/н 341 из 37-го АП ДЦ

B-25D-35 из 22 Гв. АП ДЦ. Аэродром Ново-Дугино, зима 1943-44 гг.

В марте 1944 года В. А. Гордиловский приступает к формированию 335 баи и назначается его командиром. Занимался он и тем, что распределял по полкам 4-й и 5-й Гв. бад прибывавшие из Америки В-25. «Когда перелетали на новы й аэродром, многие не хотели брать перегоночные 650-галлоновые баки. Приказал забирать все: баки, зимние шелковые чехлы (сколько платьев из них потом нашим официанткам пошили!)…»

В-25 с надписью «Смерть Гитлеру!» из 13 Гв. АП ДЦ

Руководство 250 Гв. БАП. Мелец, 1945 г. В. Гордиловский — сидит справа

В-25С, хвостовой № 7, 14-го Гв. АП ДД

В-25С-25 (№ 42-64798). хвостовой № 84 из 22-го Гв АП ДЦ

Мягкий характер комполка Гордиловского создавал, возможно, у кого- то обманчивое впечатление о нем — с нарушителями он разбирался строго, невзирая на былые заслуги. Раз заметив, что один из командиров звеньев, участник войны с самого первого дня, «мухлюет», сбрасывая бомбы задолго до цели, перед очередным боевым вылетом приказал вооруженцам втайне от того летчика заменить на его самолете фугасные бомбы на осветительные… На следующее утро штабной офицер записывал в боевом донесении: «Один самолет произвел сброс САБов в стороне от цели, па удалении 8 км». Командир звена был отстранен от полетов, а вскоре — переведен в полк другой авиадивизии с понижением в должности.

* * *

«16 апреля 1945 года готовились к бомбометанию по Зееловским высотам. Вдруг прилетает в Мелей командир 4-го корпуса генерал (четников, отдает приказ: сиять с моего самолета фугасные бомбы, подвесить ЦОСАБы (цветные осветительные бомбы). По его часам сверили время. Дает задание: в такое-то время, на таком-то участке сбросить бомбы. Для чего — не говорит. Сброс необходимо произвести точно в указанное время, с отклонением плюс-минус 15 секунд. Идти к месту в режиме полного радиомолчания. Запретили даже переговариваться с землей при выруливании и взлете.

Взлетаем. Подошли к линии фронта. Внизу — ни единого огонька, ни очереди, ни выстрела. Непривычно: внизу всегда перестрелка идет… Подошли к Одеру точно в назначенное время. Штурман: «Время!» Я — ему: «Бросай!» САБы вспыхнули — и тут же у меня под левой плоскостью вырос сизый столб света мощного прожектора. И в следующий момент на земле загорелись десятки прожекторов, направленных в сторону обороны немцев. Все их позиции осветили. И началось такое, чего я не ожидал, и за всю войну ни разу не видел. Все артиллерийские установки с нашей стороны открыли ураганный огонь. Я не заметил, чтобы немцы хоть как-то реагировали. Мне полагалось после сброса сразу же возвращаться, но я еще минутки две прихватил — посмотреть на все это. А потом развернулся — и испытал такое чувство, которое не испытывал за всю войну. Уже рассветать начало, над горизонтом появилась красная полоска зари, и, заслоняя эту полоску, идут в мою сторону, в сторону линии фронта, сотни самолетов….»

Крылья над морем

Взлет Су-27К с ТЛКР «Адмирал Кузнецов». Лето 1995 г.

САМОЛЕТЫ НА ПАЛУБЕ

Як-38 б/н 80 ТАКР "Новороссийск", Североморск. август 1983.

Як-38 б/н 83 капитана В. Колобова ТАКР "Новороссийск". Североморск, август 1983 г.

Су-27К [Т-10К-3). летчик-испьпатель С. Аверьянов. Госиспытания. ТАКР "Тбилиси". Черное море. сентябрь 1990 г.

МиГ-29К б/н 311 — первая палубная летная машина. ТАКР "Тбиписи", сентябрь 1990 г

Су-25УТГ б/н 08 — первый опытный экземпляр. свершавший 1 ноября 1989 г посадку из палубу ТАКР "Тбилиси". Летчики И. Вотинцев и А. Крутов

Су-25УТГ б/н 31 — одна из девяти машин, находившихся в сентябре 1990 г нэ а/д Новофедоровка ("Саки". Крым) и участвовавших в испытательных программах на комплексе "Нитка"

Трофейный Fw189 использовавшийся советскими ВВС

Р-3 ЛД (№ 41141с тропическим радиатором, «Комсомол Таджикистана». 35 оао. СДВО. Пилот В. Мареев, март 1932 г.

Hampden TB.I (б/н 34) из 3 ДЭ 9 Гв. МТДП. Экипаж: мп. л-т Макридин, мп. л-т Пятых, мп. с-т Буров, мл. с-т Феклистов. Май 1943 г.

МиГ-156нс. б/н 343, летчик Л. К Щукин. 18 гиап 303 иад, Корея, осень 1951 г.

Из истории советских «Агрессоров»

Сергей ПАЗЫНИЧ

Тактика современных истребителей многое взяла из опыта локальных войн, являющихся, без сомнения, самым эффективным полигоном для испытаний новой боевой техники и вооружения. Действительно, в начале 50-х годов в Корее проверку прошли дозвуковые реактивные самолеты, а пятнадцать лет спустя, во Вьетнаме — сверхзвуковые, оснащенные управляемыми ракетами; еще через несколько лет, на Ближнем Востоке, тс же машины встретились в маневренных воздушных боях, концепция которых напрочь отрицалась еще в середине 60-х. Результаты боевого применения тщательно анализировались специалистами.

Опыт Вьетнама, Ближнего Востока показал, что тактика ведения воздушного боя и применение истребительной авиации в советских ВВС (а именно нашу школу прошли вьетнамские и арабские летчики) устарели

и не совсем соответствовали требованиям времени. Командование ВВС, учитывая неослабевающее напряжение на Ближнем Востоке, с целью решения этих вопросов и поднятия престижа советской авиационной техники приняли решение создать группу из числа самых опытных летчиков-истребителей строевых частей.

В разное время подготовку в таких группах проходили офицеры — молодые и перспективные капитаны и старшие лейтенанты, но непременно — военные летчики 1-го класса.

В начале 1970 г. на базе одного из истребительных полков ВВС ТуркВО (выбор обосновывался наличием 360 дней в году с благоприятной для полетов погодой) организовали специальный Центр подготовки летного состава, где и начали оттачивать свое боевое мастерство летчики первых групп, предназначенных для «дальних командировок». В Центре имелись авиаэскадрильи, укомплектованные самолетами МиГ-21 ПФМ/СМ и МиГ-21 УМ (УД). Подготовка проводилась по программе «Кавказ», в которую входила отработка одиночного и группового сложного и высшего пилотажа, боевого маневрирования, одиночных и групповых маневренных воздушных боев (в составе пар, звеньев и групп тактического назначения из 6, 8, 10 самолетов) на средних, малых и предельно малых высотах.

К 1972 г. подготовили несколько групп. Перед отправкой в Египет их «благословил» тогдашний Главный Маршал авиации, Главком ВВС П. С. Кутахов. В Египте находилась группа на МиГ-25 и несколько групп на МиГ-21МФ, одна из которых базировалась на авиабазе Бенисуэф и прикрывала город и порт Александрию. Подготовка в Центре, несомненно, дала положительные результаты…

Вскоре командование советских ВВС пришло к выводу, что ценный боевой опыт необходимо внедрять во всех авиачастях. Решению способствовало и то. что в ВВС США к тому времени появились специальные подразделения «АГРЕССОР». В частности, 64-я и 65-я авиаэскадрильи, дислоцировавшиеся па авиабазе Нсллис (штат Невада). Эти подразделения имели на вооружении самолеты Г-5А и Т-38, близкие по своим характеристикам к МиГ-21, и даже окраской напоминавшие советские самолеты. В учебных воздушных боях они применяли тактику, боевые приемы и маневры, характерные для советских истребителей.

Самолеты Центра подготовки летчиков, Туркмения, 1990 г.

МиГ-29

МиГ-29УБ

Эмблема второй эскадрильи

Эмблема первой эскадрильи

Итак, было принято решение создать подобное подразделение и в ВВС Советского Союза. За основу взяли уже известный Центр в Туркмении, вооруженный к этому времени (1974 г.) самолетами МиГ-21 бис. Две эскадрильи бывшего Центра вошли в Базу ВВС по проверке боевой подготовки строевых частей истребительной авиации. Эскадрильи были укомплектованы летчиками с опытом Вьетнама, Ближнего Востока или прошедшими подготовку в Центре по программе «Кавказ». Именно с ними, этими асами, предстояло тягаться мастерством летчикам-истребителям различных авиаполков со всего Советского Союза, время от времени посещавшими туркменскую Базу. С этого времени и начинается почти двадцатилетняя история советских эскадрилий «Агрессор». Хотя название это ни в одном официальном документе не встречается, в кругу летчиков-истребителей эти подразделения окрестили именно так.

Программы проверок были очень сложные, напряженные и интересные, бывало всякое… Но у летчиков Базы всегда класс подготовки был высочайший, и «воевать» с ними было не просто. Со временем авиаторов с опытом Ближнего Востока становилось все меньше, и в строю их заменяли пилоты, как правило, 1-го класса и- «снайперы».

Обновлялась со временем и техника. Уже осенью 1975 г. вторая эскадрилья перевооружилась на Ми Г-23 М и МиГ-23УБ. Самолеты обеих эскадрилий имели стандартную для того времени светло-серо-голубую окраску всего планера. На левых бортах многих машин, под козырьком фонаря имелись красные звездочки, количество которых соответствовало числу сбитых мишеней. В 1979 г. приказом Главкома ВВС началось повсеместное камуфлирование боевой авиации. Коснулось оно и самолетов Базы. Начали с МиГ-23, красили прямо в части. Цвета выбирались соответствующие азиатскому ландшафту: песочный, светло-коричневый. светло-серо-зеленый («выгоревший» хаки) и зеленый, ближе к хаки, расположение их было произвольным. Только снизу на машинах оставалась заводская покраска.

В 1984 т. вместо МиГ-23М на вооружение второй эскадрильи поступили МиГ-23МЛД. Самолеты пришли камуфлированными с завода.

Набор цветов примерно соответствовал описанным выше.

В 1987 г. первая авиаэскадрилья освоила МиГ-29. Раскраска у них была стандартной для этого типа самолета.

МиГ-23МЛД

МиГ-23МЛД

Однако вскоре возникла проблема следующего характера: к проверкам на Базе привлекались авиаполки на истребителях, однотипных «местным». Поэтому летчикам, особенно при выполнении групповых маневренных воздушных боев, было сложно определить — где «свой», где «чужой». Чтобы выйти из положения, на самолеты Базы решили нанести отличительную окраску: так называемые «коньячные полосы» и «акулью пасть» в носовой части.

По инициативе летчиков и техников Базы возникла также неофициальная символика эскадрилий.

У первой: на внешних сторонах килей стилизованная крылатая цифра «1», а на правом борту, под фонарем — леопард в прыжке. У второй: на левых воздухозаборниках — викинг с дубинкой и цифрой «2» на шлеме.

На осень 1991 г. (а до того — и в 1989. и в 1990 году) планировалось переучивание второй эскадрильи на истребители Су-27, были готовы и эскизы их «агрессорской» окраски. Переход на новую технику так и не состоялся.

С распадом Советского Союза фактически прекратило свое существование и это уникальное соединение. Бывший начальник Базы (в начале 80-х годов) полковник К. П. Морозов стал министром Обороны Украины. Сама же она перешла сначала в состав Вооруженных Сил СНГ а затем — под юрисдикцию России, но на территории Туркменистана… Сейчас про переучивание речи уже речи никто и не ведет… Нет средств на обыкновенные полеты, какое уж тут повышение квалификации…

В-17 и В-24 в составе АДД

Владимир РАТКИН

B-24 «Либерейтор» (зав. № 41- l4 23891), потерпевший аварию на Дальнем Востоке, проделал длинный путь через всю страну, перебираясь из Елизово в Кратово (а/д близ Раменского, 45 км ю-в Москвы). 23 октября 1943 г. он был зачислен в состав 890 бомбардировочного полка 45 авиадивизии. Машина являлась «темной лошадкой» для личного состава: не был известен остаток ресурса, отсутствовала полетная и техническая документация. Официальные поставки (в рамках ленд-лиза) этого типа, как известно, не были налажены.

Тем не менее, после предварительного знакомства, летно-технический состав стал готовиться к ее освоению. Группу обучения возглавили командир 890 авиаполка Э. К. Пусэн (в свое время возил в США на Пе-8 Молотова для переговоров по ленд- лизу). комэск 2 АЭ 25 Гв. АП В. В. Пономаренко, штурман 25 Гв. АП К. И. Иконников (участник ночных налетов на Берлин на Пе-8 в августе 1941-го). К занятиям приступили в июне 1944 г… и уже в августе первые 10 экипажей начали выполнять самостоятельные полеты. Единственная в дивизии машина эксплуатировалась весьма интенсивно. К 1945 г. уже около 30 летчиков освоили пилотирование «Либерейтора». Темпы переучивания породили в летной среде слухи о скорой начале поставок этих самолетов в Советский Союз. Однако события развивались по иному сценарию.

К концу войны кольцо вокруг Третьего Рейха сжималось стремительно — и с востока, и с запада. У экипажей союзной авиации появился огромный выбор посадочных площадок. Если повреждение не позволяло дотянуть до своего аэродрома, посадку можно было произвести в тылу «русских», и это не грозило экипажам неприятностями, напротив — встречало самое благосклонное отношение. И союзники стали пользоваться открывшимися возможностями.

10 апреля 1945 т. командование ВВС КА издало директиву, согласно которой все авиа- и наземные части обязаны были после обнаружения подобных машин, ставить в известность руководство 18 ВА. Ждать долго не пришлось — в ряде случаев советские самолеты уже делили аэродромы со своими подбитыми собратьями из-за океана. В указываемые места вылетали комиссии из числа инженерного состава 45 ТБАД для определения технического состояния и возможности дальнейшего использования заморской техники.

К середине мая на занятой советскими войсками территории Европы было выявлено 162 самолета: 73 В-17, 73 В-24, 14 Р-51. 1 Р-38. 1 «Галифакс». Из них: 68 машин, как полностью разбитых. признали непригодными (по возможности, пошли на запчасти), 18 наиболее исправных — вернули американцам, 4 В-17. о которых наземными частями сообщалось, на месте не обнаружено. (Следует отметить мастерство авиаторов АДД, поднимавших в воздух незнакомую до того машину, иногда даже при явных противопоказаниях к полету — был случай взлета с одним неработающим мотором.)

Бомбардировщики, имевшие небольшие повреждения, перегонялись экипажами 45 ТБАД на а/д дивизии в Балбасово. Первыми поступили «Либерейторы» (з/№ 44-41065, 42-51610 и 42-51990 — 30.03.1945 г.), первый B-17G (43-38902', вынужденно севший в районе м. Ясенки (Жешув, Польша) — 13.04.1945 т. Американский экипаж отправили в Полтаву, а 22 апреля, после небольшого ремонта. туда же отправили самолет.

Основными хранителями американской авиатехники выступали а/д Сомбор (Югославия), Кечкемет и Печ (Венгрия). Самолеты находили и в Румынии, и в Польше, но там до. прибытия ремгруппы никто не гарантировал их сохранности. 29 мая на а/д Демблин (Польша) техперсонал 45 ТБАД, занимавшийся восстановлением аварийного В-17 (43-38199), подвергся нападению польских боевиков, которые, разоружив техников, взорвал и бомбардировщик.

Аналогичный случай имел место на а/д Пандорф (26 км ю-з Братиславы): при запуске двигателя ремонтного В-24 (44-50414) он взорвался. Аварию списали на диверсию.

Больший вред, однако, приносили тыловики (так называемые трофейные команды, официально призванные извлекать возможную пользу из всего оставленного противником при отступлении). Нередко к моменту приезда ремгрупны на месте оставалось только то, что невозможно было снять.

Шгурман Ритор Недовесов на фоне В-17 № 42-97996. Казань

В-24 на аэродроме Балбасово, 1945 г

Группа летчиков 890 полка. Стоит: комэск М. Ф. Откидач. На задаем плане — В-24 № 42-94829. Казань, 3 июля 1948 г.

B-17G-50-DL № 44 6316 поступил в 45 ТБАД 11 июли 1945 г. Окраска соответствует времени, когда самолет нашли и первым делом нанесли красные звезды по бортам. Американская маркировка говорит о том. что машина принадлежала 358 бомбардировочной эскадрилье IVK 303 бомбардировочной группы (буква «С» на киле)

Такое положение беспокоило командование 18 ВД, но строгие приказы мало помогали. Если учесть еще, что некоторые американские экипажи после приземления сами уничтожали агрегаты радиоаппаратуры, системы опознавания, прицельное оборудование, то понятно, что многие самолеты из потенциальных превращались в совершенно нелетные.

Американцев, кстати, мало интересовали потерянные ими машины.

По воспоминаниям очевидцев, американские машины были сплошь разрисованы. — А рисунки были такие: личности в драных ботинках с бомбой под мышкой… На одном В-17 была нарисована длинноногая красотка я шляпе, ветер у нее как бы юбку надирает, А рядом с ней стоит бродяга в грязных лохмотьях, и брюки у него застегнуты на огромную булавку…

Опознавательные знаки и рисунки с найденных самолетов сдирались в первую очередь. Негоже, дескать, советским летчикам летать с таким похабством на борту! Большинство американских бомбардировщиков конца войны имели металлические (неокрашенные поверхности), так что отодрать рисунки было большой проблемой. Использовали ацетон с песком. С камуфлированными машинами проще — там все просто закрашивалось.

В начале июня 1945 г. командование 18 ВЛ издало приказ, по которому все находившиеся в 45 ТБАД В-24 получал 203 Гв. Орловский авиаполк, все В-17 — 890 авиационный Брянский полк.

B-24 на аэродроме в Казани. Слева — инженер 890 АП Ф. В. Дюжев. 1948 г.

B-17 на казанском аэродроме

B-17G-40-VE № 42-97996 из 890 авиационного Брянского полка 45 ТБАД. Найден в н.л. Рудники на аэродроме 16-й ВА. 8 мая 1945 г. самолет перегнали на аэродром дивизии в Барановичах

В-17 и В-24, находившиеся в распоряжении 45 ТБАД (список ограничен только машинами, подобранными на европейском ТВД)
зав. № тип найден
1. 42-102411 B-17G-35-BO Окенце
2 42-32083 B-17G-35-BO Холежк (а/д 678 ТАП1
3. 42-97996 3-17G-40-VE Рудииш
4 43-37897 B-17G-75-BO Окенце
5. 43-38199 8-17G-80-BO Демблин
6. 43-38344 8-17G-85-BO Радей
7. 43-38403 B-17G-85-BO Лодзь
8. 43-38420 8-17G-85-BO Быдогощь 1*
9. 43 38902 В17G-100-BO Ясенки (*)
10. 43-38912 8-17G-100-BO Мапашевичи
11. 43-38929 B-17G-100-BO Познань 2*
12. 44-8316 8-17G-50-DL
13. 44-8422 8-17G-50-DL
14. 44-6443 8-17G-50-DL Лодзь (*)
15. 44-6529 8-17G-55-DL
16. 44-6530 8-17G-55-DL Осенце
17. 44-6534 B-176-55-DL
18. 44-6538 B-17G-55-DL Ополе (**)
19. 44-6686 B-17G-60-DL
20. 44-6738 B-17G-60-OI 16 ВА
21 44-6830 B-17G-65-DL Варшава
22 44-8509 B-17G-70-VE Кобылино
23 44-8674 B-17G-75-VE Кобылино
1 41-23891 В-240-10-С0
2 41-28906 В-24Н-15-D1 Сомбор
зав. № тип найден
3. 42-40977 В-240-10-С0 Мота
4. 42-50742 B-24J-1-FO Будапешт
5. 42-51526 B-24J-5-FO Печ (**)
6. 42-51610 B-24J-5-FO Сомбор
7. 42-51918 B-24J-15-FO Печ
8. 42-51929 B-24J-15-FO Бугаци Пуста (**)
9. 42-51990 B-24J-15-FO Сомбср
10 42-52016 B-24J-15-FO Кечкемет
11. 42-78269 B-24G-10-NT
12 42-94800 B-24H-20-FO Ополе 3*
13 42-94В29 B-24H-30-FO Емвпьчены
14 42-95342 B-24H-30-FO 5ВА468 6ЙП
15. 44-41085 B-24J-15-CO Сомбор
16 44-48861 B-24J-20-FO Сомбор
17 44-48964 B-24J-20-FO Кечкемет
18. 44-48993 B-24J-20-FO
19. 44-49428 B-24L-5-CO Печ
20. 44-49464 B-24L-5-CO Печ
21. 44-49580 В-241-10-СO Кечкемет
22. 44-49927 B-24L-15-CO Печ
23. 44-49937 8-241-15-CO Куод (**)
24 44-50261 8-24M-1-FO Печ
25. 44-50382 B-24M-1-FO
26. 44-50393 B-24M-1-FO Печ
27 44-50414 B-24M-1-FO Пандорф
28 44-50437 B-24M-1-FO Кечкемет

(*) — возвращен американцем

(**) — разобран на запчасти

1* 18 марта 1945 г зга машина, поднявшись в Англии совершила вынужденную посадку в Быдгоще. В июне прибыли ремгруппы (и советская, и американская) В 1946 г рабочим аэродрома сообщили, что этот В-17 отправляется в металлолом.

2* Летом 1945 г В-17 43-38929. как имевший наиболее полный комплект радиооборудования, после замены 1 — го и 3-го двигателей передали в НИИ-17. Самолет применялся там как летающая лаборатория для исследования радиоэлектронных агрегатов вплоть до конца 1951 г Помимо этого, в НИИ-17 находилось еще 4 или 5 «крепостей», собранных из нескольких, оставленных американцами в Полтаве

3* Потерян в катастрофе 25,5.1945 г

После «отставки» Пе-8 в начале 1945 г. в военной авиации СССР образовался вакуум матчасти определенного класса. Его как могли и заполнили В-17 и В-24, во всяком случае экипажи могли поддерживать летную квалификацию до появления нового советского бомбардировщика.

«Либерейтор» летчики именовали не иначе как «утюг», тяжелый, неповоротливый, имевший нехороший «провал» в подъемной силе в момент подхода убирающихся основных стоек шасси к крылу. Единственная катастрофа, случившаяся в этих полках, касалась как раз В-24. 25.05.1945 г. при взлете экипажа Котырева на В-24 (42-94800) у самолета отказал один мотор. Летчик постарался посадить машину с прямой — на поле, находившееся за аэродромом. При ударе о землю машина разломилась надвое. Пострадали те, кто находился в хвосте.

В-17 напротив имел среди летчиков репутацию «четырехмоторного У-2» и «ласточки» (оценка М. Л. Галлая) за свою легкость в управлении.

К началу октября 1945 г. поступление «трофейной» матчасти в дивизию закончилось. К этому моменту 203 полк имел 21 исправный «Либерейтор», 890 полк — 16 исправных В-17.

В 1946 г. 890 полк вывели из состава 45 ТБАД. Он перелетел в Казань и начал работать с аэродрома авиазавода № 22. Это объяснялось тем, что именно в Казани готовились к серийному выпуску Ту-4, имевшему оборудование, аналогичное оному на В-17. После перелета 890 полка в Казань на аэродроме в Кратове оставалось еще несколько неисправных В-17 (присутствие отмечалось еще в 1948 г.).

15-17 эксплуатировались в 890 полку до лета 1947 г. — момента выхода первых серийных Tv-4. А «Крепости» отправляли на стоянку и потихоньку резали в металлолом. В 1948 г. один В-17 был задействован в НИИ ВВС при испытаниях новых моделей парашютов (с него прыгали испытатели).

В-24 имели более долгую жизнь — их двигатели работали надежнее «крепостевских».

5 ноября 1945 г. был списан первый из поступивших в 203 полк В-241) — «елизовский». Начала сказываться нехватка запчастей. Особенно досаждало отсутствие такой «мелочи», как пневматик переднего колеса, из-за чего вполне исправные машины вставали на прикол.

Экипаж бомбардировщика В-17 № 42-97996. Командир — И А. Щадных (крайний слева).

Правее стоит бомбардировщик № 43-38403

В-17 в Казани

B-24H-30-FO № 42-94829. принадлежавший 203 Гвардейскому Орловскому полку 45 ТБАД. Одна из трех машин, переданных в 1948 г. в 890 полк (Казань)

В 1948 г. три «Либерейтора» отправили в Казань, в 890 полк. Считалось. что В-24 с его носовым колесом более подходит для обучения экипажей Ту-4. И эти машины сыграли свою роль в обучении, после чего, в 1949 г., их отправили обратно в 203 полк.

В качестве переходной машины В-24 можно было встретить еще в 1950 г.

В 1948 г. 3 «Либерейтора» осели в полтавской авиадивизии (летчики осваивали носовую стойку перед полетами на Ту-4). В 1949 г. один из этой тройки был потерян по вине борттехника, отключившего на взлете подачу топлива: авария, В-24 сел на лес. В 1950 г. — второй. Пожар на борту, вынужденная посадка, догорел на земле. Третий эксплуатировался до 1951 г. Разрезан в металлолом в 1952 г.

По воспоминаниям М. Л. Галлая, бомбардировщиками В-17 был укомплектован летно-исследовательский центр под руководством Валентины Гризодубовой (НИИ-17). Сразу после войны в СССР очень активно взялись за радиоэлектронное оборудование (это, конечно, современный термин) самолетов — локаторное, навигационное и пр. Это был на ту пору самый пик авиационной науки. Самолеты привезли с Украины, из Полтавы. Как известно, этим аэродромом во время войны пользовались американские бомбардировщики для своих челночных операций. Немцы тогда не оставляли в покое этот аэродром. Таким образом, к концу войны там скопилось и целых, и поврежденных, и совершенно разбитых В-17 достаточно много. Из всего этого собирали летные машины. Галлай вспоминал, что самолеты в Центре Гризодубовой мог иметь одно крыло — неокрашенное, другое — камуфлированное, фюзеляж от третьей машины, оперение от четвертой и т. д. Таким образом, определиться с номерами этих В-17 достаточно сложно. Т. е. номер на киле мог означать, что это только киль от самолета с таким номером.

Экипажи 25 Гвардейского пола после возвращения из вылета. ЦАМО РФ

Пе-8. испытание войной

Владимир РАТКИН

В 1937 году репрессии ударили не только по многим авиаконструкторам, Но и по создаваемым ими самолетам. После арестов, проведенных в ряде КБ, чиновники не решались дать «добро» на доведение до серийного производства созданных там машин.

Однако туполевский ТБ-7 в «подвешенном» состоянии находился недолго. Хотя его и намеревались «прикрыть», но летчик-испытатель Стефановский в 1939 году направил Ворошилову письмо в защиту крылатого гиганта. Полагаю, что голос одного человека, пусть и знаменитого, вряд ли был бы услышан в наркомате обороны, если бы не возник отклик в более высокой инстанции. Так или иначе, но судьба круто повернула биографию ТБ-7. Неприятие концепции дальнего тяжелого бомбардировщика для работников Наркомата авиапромышленности вышло боком — нарком авиапромышленности М. М. Каганович был снят с должности. Следовало предполагать, что все препятствия устранены, и в ближайшем будущем сотни новых современных машин заполнят аэродромы дальнебомбардировочнои авиации, готовясь к нанесению ударов по агрессорам на Западе и Востоке…

Поскольку основные конструкторские силы проходили «перевоспитание» на лесо- и прочих заготовках, работами по модернизации ТБ-7 руководил сотрудник КБ И. Ф. Незваль. Самолет был запущен в серию на казанском авиазаводе № 124. Деятельность заводского КБ с получением высочайшего разрешения активизировалась, и один серийный ТБ-7 решили испытать в ходе войны с Финляндией. В январе 1940 г. его направили на Карельский перешеек, однако корабль, пилотируемый летчиком Дацко, не долетел до Северо- Западного фронта, потерпев аварию в пути, как отмечалось, по вине летного состава.

Пе-8 (э/н 42066) из 746 ДП ДЦ. на котором с 19 мая по 12 июня 1942 г. В. Молотов петел в Великобританию вести переговоры о ленд-лизе

Тем временем производство бомбардировщика разворачивалось. Весной 1940 г. были сформированы первые три постоянных экипажа ТБ-7 (командиры кораблей — Лисачев, Горбунов, Макаренко). В мае 1940 г. на аэродроме Чкаловский они приступили к изучению новой матчасти, а с осени 1940 г. — уже перегоняли серийно выпускавшиеся бомбардировщики из Чкаловского и Казани в Борисполь, для перевооружавшегося на ТБ-7 14-го полка (ВВС Киевского Особого Военного округа). Осенью 1940 г. летный состав 2-й эскадрильи 14-го полка начал совершать на ТБ- седьмых ознакомительные полеты. К июню 1941 года переучивание эскадрильи на новую матчасть завершилось. Можно было приступать к выполнению планов УБП. Все в полку, вооруженном в то время бомбардировщиками ТБ-3, с завистью смотрели па счастливчиков из 2-й АЭ. 11–12 июня полк убыл в летние лагеря. 2-я эскадрилья, 8 ТБ-7 и 9 экипажей, остались на месте своего базирования, в Борисполе…

Вторжение германских войск 22 июня для многих оказалось внезапным. В их число попала и 2 АЭ 14-го ТБАП. Хотя опытный летный состав был готов выполнять боевые задания, но сначала требовалось определить цели на территории противника, которые не смогли бы уничтожить иные самолеты, кроме ТБ-7. А подобные планы’на случай войны Для 2-й эскадрильи, видимо, заготовлены не были.

25 июня аэродром Борисполь подвергся бомбардировке вражеской авиацией. Было уничтожено 2 ТБ-7. Через несколько дней эскадрилью вывели в тыл. выбрав местом нового базирования Казань. Однако причиной такого решения стала не столько недавняя бомбардировка, сколько решение сосредоточить наиболее боеспособные авиачасти в Резерве Главного Командования, б июля 1941 года на базе 2 АЭ 14 ТБАП началось формирование 412-го бомбардировочного полка. Вскоре полк получил новый порядковый номер — 432, и вошел в состав формировавшейся 81-й дальнебомбардировочной авиадивизии.

ТБ-7 зав № 42015. Архив К. Л. Иконникова

фугасные авиабомбы ФАБ-100 и ФАБ-250 перед подвеской на. самолет. Архив К. П. Иконникова

Пе-8 (ТБ-7) из 2-й АЭ 14 ТБАП. Аэродром Борисполь, 1941 г.

* * *

В двадцатых числах июля немецкая авиация начала совершать налеты па Москву. Система ПВО столищи действовала надежно, однако некоторые самолеты проникали сквозь поставленную сю «сеть». Прорвавшийся к Арбату бомбардировщик сбросил бомбы вдоль улицы. Три дома были разрушены, в развалины был превращен театр Вахтангова, расположенный в непосредственной близости от резиденции американского посла.

Вид разрушений в столице производил тягостное впечатление на иностранцев. Они теряли веру в возможность Советского Союза сопротивляться агрессии. Все соревновались в сроках: сколько продержится СССР — 6 месяцев? 3 месяца? Или — не дольше 6 недель?

Налеты немцев побуждали произвести ответный удар по Берлину, ставшему к тому моменту тыловым городом Германии. Советская авиация перед войной располагала достаточными силами, чтобы выполнить массированный бомбардировочный рейд по городам страны-агрессора.

Но положение на фронтах в июне- июле 1941 года не давало этого сделать. Основная масса дальнебомбардировочной авиации в эти дни была связана боевой работой в интересах фронтов, производя дневные и. гораздо реже, ночные бомбардировки механизированных колонн противника, неся при этом значительные потери. Снять дальнебомбардировочную авиацию с «переднего края» не было никакой возможности, поскольку фронтовая авиация приграничных округов в значительной степени выбыла из строя в первый месяц войны, а пополнения практически не поступало.

В этих условиях надежда оставалась на силы Резерва Главного командования. Возможно, что Сталину докладывали об интенсивной подготовке 1 МТАП ВВС БФ к рейду на Берлин. Базировавшийся на аэродромах Моонзундского архипелага, полк располагался в достаточной близи от границ Германии. Однако ряд серьезных факторов сдерживал его боевую активность: изношенность матчасти (из-за чего ДБ-третьи не могли взять на борт больше, чем 500 кг бомб), отсутствие истребительного прикрытия островных аэродромов, активизация немецкой агентуры на архипелаге с захватом Прибалтики… И хотя рейд на Берлин морские летчики осуществили, бомбардировка столицы рейха силами тяжелой авиации выглядела бы солидней. Внимание Сталина обратилось на 81 авиадивизию, имевшую в своем составе авиаполки новейших бомбардировщиков ТБ-7 и Ер-2. В начале августа 1941 г. Сталин направляет записку командиру 81 авиадивизии Водопьянову с указанием: 9-10 августа, или в один из последующих дней, нанести бомбовый удар по Берлину.

ТБ-7 были сосредоточены в 432 и 433 авиаполках 81 авиадивизии.

433 полк к концу июля имел всего 4 бомбардировщика, которые из-за множества неисправностей не могли быть использованы для боевого полета. Поэтому выбор пал на 432 авиаполк.

К началу августа полк имел еще массу проблем как организационного, так и технического характера. Вылет по Берлину всем составом оказался невозможен: ТБ-7 первых трех серий имели неэкономичные двигатели (АМ-34ФРНВ и ДМ-35) и явно не годились для дальнего полета. Выбор нал на машины пятой и шестой серий. оснащенные дизелями М-40Ф. Предварительный расчет показал, что с бомбовой нагрузкой 4 т (из них 2 — на наружной подвеске) они смогут преодолеть расстояние 3038 км и таким образом достичь цели. Подготовленные для выполнения задания 8 воздушных кораблей утром 10 августа 194 1 г. перелетели на аэродром Пушкин, поздним вечером того же дня поднялись в воздух и взяли курс на Берлин…

Подвеска ФАБ-1000 на внешние бомбодержатели, февраль 1942 г. РГАКФД

Результаты того полета хорошо известны: 5 из 8 машин было потеряно. Дли расследования столь беспрецедентного случая создали комиссию. В числе прочего ей предстояло определить долю вины в случившемся дизелей М-40Ф.

Здесь, полагаю, уместно обратиться к предыстории. Перед войной не было четко определено, какой же двигатель должен стать основным для дальнего тяжелого бомбардировщика. Не удивительно поэтому, что к 22 июня была выпущена достаточно разношерстная компания ТБ-седьмых: четыре высотные машины с двигателями ЛМ-34ФРНВ + М-100 (включая «Дублера»), две машины с 4-мя АМ-35. одна — с АМ-35А, одна — с дизелями М-30. Однако, наибольшие преимущества из всех силовых установок получил авиадизель М-40Ф, разработанный конструкторской группой ЦИАМа под руководством В. Яковлева. Имевший мощность большую, чем у аналогичных бензиновых моторов, высокую экономичность. «мягкость» работы (что способствовало снижению вибрации конструкции и уровня создаваемого при полете шума), дизель М-40Ф казался для тяжелой авиации долгожданной находкой.

В конце 1940 г. он прошел госиспытания, правда — не без греха. Летом 1910 г., при отработке на самолете БОК-15, было замечено, что на больших высотах при падении давления горючего М-40Ф начинал «чихать», причем поначалу один из блоков цилиндров сохранял работоспособность, другой же выключался. После непродолжительной «лихорадки» дизель останавливался, и запустить его не удавалось до высоты порядка 3500 м. Устранить это явление сразу не смогли, поскольку регулировка подачи горючего в дизель производилась борттехником, следящим по мерной линейке за уровнем горючего, и многое зависело от человеческого внимания и оперативности действий, которые па большой высоте были все же не такие, как у земли. Наличие «человеческого фактора» в топливной «автоматике» вносило элемент неопределенности в надежность работы нового мотора. Топливную автоматику требовалось серьезно перерабатывать, это заняло бы немало времени, но так как в основном М-40Ф программу госиспытаний отработал без замечаний, решено было изготовить серию из 60-ти экземпляров. Заказ передали на Кировский завод. Конструкторов Челябинского тракторного завода, имевших опыт в создании дизелей, обязали в короткий срок оказать ЦИАМу содействие в доработке автоматики.

Весной 1941 г. приступили к отработке М-40Ф па ТБ-7. А менее чем через три месяца началась война. Возможно, имей двигателисты побольше времени, режимы неустойчивой работы дизеля были бы точно определены, сответственпо — и разработаны правила его эксплуатации. Но двух-трех месяцев для выполнения этих работ, а также переучивания мотористов и борттехников на обслуживание дизель-моторов, явно не хватило. События первого боевого вылета 432 БАП поставили крест на судьбе М-40Ф. В ходе расследования причин потери боевых машин был совершен контрольный вылет ТБ-7-М-40Ф (командир корабля — Перегудов) для проверки работы силовых установок на различных режимах. Но и без этого комиссия склонялась к том)', чтобы признать опасной дальнейшую эксплуатацию М-40Ф. Самолеты, ими оснащенные, отправились своим ходом в Казань для переоборудования под АМ-35А.

Начиная с тех печальных августовских дней, самолеты с дизелями стали синонимом чего-то ненадежного. Оставив на время технические оценки, стоит обратить внимание на обстоятельства, приведшие к потере за одну августовскую ночь сразу пяти гигантских машин, и онределить, сколь велика вина в этом дизелей:

1. Корабль 42045, командир Тягунин. Самолет сбит зенитчиками Балтфлота.

2. Корабль 42016, командир Курбан. Самолет был обстрелян над Берлином, получил повреждения, разбит при вынужденной посадке на лес.

3. Корабль 42026, командир Панфилов. Самолет сбит ЗА Финляндии.

4. Корабль 42036, командир Водопьянов. Самолет был обстрелян над Берлином, получил повреждения. разбит при вынужденной посадке на лес.

5. Корабль 42046, командир Егоров. Катастрофа на взлете из-за отказа двух дизелей на одной стороне.

Как видим, только в одном из пяти случаев упоминаются дизеля, именно отказ одновременно сразу двух моторов говорит о том, что дизеля здесь не при чем.

432 авиаполку па подготовку вылета по Берлину командование 81 авиадивизии отвело чуть более суток. К слову, 1 МТАП, первым из советских авиаполков совершивший два налета на Берлин, готовился, к выполнению этой задачи две педели, тщательно изучая маршрут, прорабатывая ситуации, возможные в дальнем полете…

Подвеска РРАБ. 1943 г. РГАКФД.

Командир А. С. Додонов и штурман С. Ф. Ушаков после полета. Кратово, 1943 г. РГАКФД

Носитель пятитонки

Доукомплектовать в 1941 г. матчастмо 433 БА11 не удалось. Производство ТБ-7 не было развернуто в требуемом объеме; плюс ко всему возникла острая необходимость быстро пополнить поредевший парк дневных бомбардировщиков. Все силы 22-го завода бросили на увеличение выпуска Пе-2. а производство ТБ-7 было заторможено. 433 авиаполк, так и не дополненный матчастыо до штата, расформировали, а все выпущенные к 1942 г. ТБ-7 свели в один авиаполк, получивший порядковый номер 746. Аэродром Пушкин местом дислокации части быть уже не мог — немцы подходили к Ленинграду. Основной состав полка в то время базировался на ивановском аэроузле, в глубоком тылу, а в качестве промежуточной посадочной площадки при боевых полетах использовал аэродром ЛИИ в Кратово. Спустя некоторое время (с весны 1942 г.) он и стал основным местом базирования 746 БАП.

К моменту передислокации на кратовский аэродром в боевой состав полка входили самолеты с двигателями АМ-35А — моторами в, боевой обстановке мало изученными, да имевшими к тому же неприемлемо большой, расход горючего. Это обстоятельство, а также удаленность кратовского аэродрома от тылов противника не позволяли полку вылетать на бомбардировку Берлина. Цели для ТБ-7 стали выбирать реальные, прежде всего города Восточной Пруссии с крупным военным производством: Кенигсберг, Данциг, менее известные ныне Мариенбург, Инстербург, Аллеиштайн 1*

Помимо дальних целей бомбардировались и объекты на оккупированной советской территории. В этих бомбардировках, совершаемых одиночными самолетами, экипажи использовали элемент внезапности и высотные характеристики ТБ-7, а близость целей позволяла брать на борт большое количество бомб (до 30 ФАБ-100!). Наиболее ярким примером таких вылетов стало дневное бомбометание экипажа Водопьянова по Орлу в октябре 1941 г.

Чтобы определить наивыгоднейшие режимы эксплуатации 'ГБ-7, в полку после каждого дальнего вылета изучались зависимости километровых и часовых расходов горючего от профиля полета и бомбовой нагрузки. Полученные результаты позволили выявить экономичные режимы работы АМ-35А и снизить расход горючего ими с более чем 1000 кг/ч до 800–810 кг/ч. Возможно, что был бы достигнут и меньший расход топлива, но экипажам ТБ-7 при перелете линии фронта предписывалось снижаться до высоты 1000 метров (на которой двигатели АМ-35А работали неэкономично) и следовать на данном эшелоне до аэродрома. Самая убедительная аргументация, выдвигаемая командованием 746 полка, не помогала. и соблюдать требования командования ПВО Москвы приходилось до лета 1944 года, когда Пе-восьмые покинули пределы Подмосковья.

1* Для последних трех городов даны старые назвония. Сейчас они называются соответственно, Мальборк (Польша), Черня-ховск (Россия], Ольштин (Польшо).

Пе-8 (з/н 42028) 746-го АП ДЦ. Аэродром Кратово, февраль 1943 г Сбит 27 июля 1944 г.

Пе-8 АМ-35А (з/н 42088) из 746-го АП ДЦ. март 1943 г. Сбит 28 июня 1944 г. над Борисовым на 39-м вылете

Осмотр мотора АМ-35А. Архив К. П. Иконникова

Перед вылетом. Пе-8 № 42015. Архив К. П. Иконникова

Благодаря работе, проделанной инженерным и летным составом 746 полка, выявились «скрытые резервы» ТБ-7: самолет с АМ-35А при бомбовой нагрузке 2 тонны стал преодолевать расстояние более 3400 км, мог находиться в воздухе до 12 ч. Это позволило в августе 1942 года выполнить несколько боевых вылетов на Берлин. Таким образом, были достигнуты прежние показатели, полученные на бомбардировщиках с дизелями М-40Ф. Кроме того, рациональный расход горючего вкупе с усилением конструкции планера ТБ-7 позволил к середине 1942 года поднять бомбовую нагрузку бомбардировщика с первоначальных 2,7–3,2 до 4,5 т.

Качественный скачок произошел в 1943 году. Работа, проведенная коллективом КБ Незваля. позволила увеличить бомбовую нагрузку до 5 тонн. Новая модификация Пе-8 с двигателями М-82 могла брать на борт помимо уже применявшихся бомб, главную» новинку отечественных оружейников — ФАБ-5000.

В феврале 1943 года, перед появлением «пятитонки» на складах 45 авиадивизии 2*, комиссия, проверявшая техническое состояние Пе-восьмых, выявила всего два корабля, способных поднимать 5 т бомбовой нагрузки: № 42057 и.№ 12077. Ситуации разрядилась только в апреле 1943 года, когда из Казани прибыли новые самолеты с двигателями М-30Б (2 машины) и М-82-112. В апреле же на склады 746 полка доставили первую ФАБ-5000.

Однако на пути реализации боевых качеств этой бомбы встала… ее масса. Ни одно из приспособлений не было рассчитано на подвеску ФАБ-5000 в бомбоотсеке. В конце концов вооружениями 890 полка была разработана и изготовлена специальная система лебедок, и подвеска бомбы в самолет стала возможной. Тогда же увидели, что ее габариты не дают створкам бомболюка закрыться полностью; сопротивление 11е-8 возрастало, и это следовало учитывать при планировании боевых вылетов.

Для определения силы взрыва бомбы ее решили сбросить на близлежащем полигоне. 14 даже те, кто не смог увидеть с воздуха, как после вспышки взрывная волна в считанные секунды очистила от деревьев несколько гектаров леса, ощутили в момент взрыва, как содрогнулась земля. Воронка диаметром около ста метров производила впечатление, и выполнение следующего сброса ФАБ-5000 запланировали на объект противника.

2* Помимо 746 полка, в 45 авиадивизию входил созданный но его базе 890-й.

Пе-8 АШ-82ФН с установленными трубами подогрева двигателей. Фото В. И. Зраевского, архив К. П. Иконникова

Пе-8 (з/н 42057) из 25 Гв. АП ДЦ с кормовой установкой Можаровского-Веневидова. Балбасово, начало 1945 г.

Пе-8 (предположительно № 42210) «Кайбицкий колхозник» с двигателями АШ-82. Командир корабля В.П.Зепенский. Построен на средства крестьян и передан в 25 Гв. АП ДЦ. Кратово, 1943 г.

29 апреля 1943 года самолет № 42029 (Пе-8 М-30Б), пилотируемый командиром корабля Перегудовым, штурманом Томкевичем, взял курс на Кенигсберг. В этом вылете экипаж Пе-8 увеличился за счет вооруженцев полка и дивизии и составлял 15 человек. Ввиду особой ситуации высоту полета самолета установило командование 746 полка, бомбу было приказано сбросить только на Кенигсберг.

В полете на самолете разрушился турбокомпрессор левого блока 2-го дизеля. Тем не менее, экипаж сбросил бомбу на заданную цель. «На высоте 5800 метров корабль был освещен взрывом, ощущался легкий толчок».

"Илья Муромец Киевский" тип Г-1, № 182 штабс-капитана И. С. Башко. Станьково, Западный фронт, сентябрь 1916 г,

ТБ-3-4АМ-17 зав. № 2298, хв. 16, 25С АП ДД 62 АД ДД. Комаднир корабля — Савушкин. Лето 1942 г.

Ту-16К-26 № 1883704 из 1 АЭ 99 ОГРАП Приозерск (Сары-Шаган), Казахстан, конец 1980-х

Ту-160 "Илья Муромец" № 06 из 22 ТБАД. Энгельс. 2000 г.

В конце мая 1943 года разведкой была установлена концентрация немецких войск в Могилеве. 45 авиадивизия получила приказ всеми исправными кораблями нанести удар по войскам противника. Первый вылет па это задание дивизия выполнила в ночь на 22 мая. А 27 мая 1943 г. среди прочих поднялись в воздух корабли с «пятитонками» в бомболюках, пилотируемые летчиками 746 полка Ищенко и Зеленским. В эту ночь бомбовый удар дивизии по Могилеву превысил 74 тонны.

В ночь па 4 июня 1943 года ФАБ-5000 была сброшена экипажем 890 полка (командир корабля Шамрай) на железнодорожный узел Орел.

В июле 1943 года было произведено 4 сброса ФАБ-5000. В ночь на 12 июля, перед началом наступления советских войск на Курской дуге, две «пятитонки» (с самолетов, пилотируемых Шатровым и Каминским) были сброшены на укрепрайоны противника на Западном фронте: одна — на поселок Прогресс, другая — на высоту 254,9 (1,5 км с.-в. д. Лески). Результаты, видимо, оказались неплохими, однако в дальнейшем подобные (т. е. тактического назначения) сбросы не проводились из-за слишком большой площади поражения, в которую могли попасть и свои войска.

В ночь на 19 июля 1943 т. два бомбардировщика 746 полка взяли курена Орел. Экипаж Додонова произвел сброс ФАБ-5000 на железнодорожный узел, экипаж Шатрова — на тот район города, где была замечена концентрация немецких войск. Узел был полностью выведен из строя. Железнодорожные составы к Орлу после бомбардировки могли идти только по тоненькой обходной ветке, проложенной восстановительной бригадой. Эта ветка, конечно, уже не обладала пропускной способностью крупного железнодорожного узла. Снабжение немецких войск ослабилось, что, несомненно, способствовало освобождению Орла 5 августа 1943 г.

Трофейная бомба (советское обозначение — ФАБ-2500) перед подвеской на самолет. Архив К. П. Иконникова

С. Я. Лемешев и представители администрации Большого театра осматривают ФАБ-5000. Архив К. П. Иконникова

ФАБ-5000 перед подвеской в бомбоотсеке. Архив К. П. Иконникова,

Высокая мощность взрывчатого вещества, созданного для ФАБ-5000, подвигла конструкторов вооружения на снаряжение им уже существовавших типов бомб: ФАБ-500, -1000, -2000; это повысило их мощность по сравнению с предшественницами, а соответственно — и силу бомбовых ударов, наносимых частями АДД.

В 1944 году 45 авиадивизией было произведено 4 сброса ФАБ-5000. В ночь на 7 февраля 1944 года с целью выведения Финляндии из войны и облегчения деблокады Ленинграда, АДД подвергла Хельсинки массированной бомбардировке. Самолеты 45 авиадивизии (командиры кораблей Ищенко, 25 Гвардейский полк (бывший 746 АП ДД), и Шамрай, 890 авиаполк) произвели сброс «пяти тонок» на расположенные в Хельсинки военные объекты. Одна бомба разорвалась в районе кабельного завода, другая — в районе железнодорожных мастерских. К 28 февраля четыре корабля дивизии подготовили для повторного бомбометания ФАБ-5000 по целям в Финляндии, но вылет приказом командующего АДД Голованова был отставлен — ожидавшегося результата достигли предшествующими бомбардировками полков АЛЛ (7, 17 и 26 февраля).

Последний раз сброс ФАБ-5000 на объекты противника производился 9 марта 1944 года — с кораблей, пилотируемых Зеленским (25 Гвардейский полк) и Олейниковым (890 полк). Всего из поступивших на склады дивизии восемнадцати ФАБ-5000 по объектам противника применили

13 таких бомб, одна использована при испытаниях.

ГАЛЕРЕЯ

МиГ-23МЛД из 2 аз 120 иап. Домна. ЗабВО. сентябрь 1989 г.

190 иап находился в ДРД в 1986-87 гг. Самолеты 40 армии, в которую входил и 190 иап, базировались в Афганистане на аэродромах Баграм, Шинданд и Кандагар, Машины полка окрашивались по одной из 40 цветовых схем, разработанных для данного типа смолета и различавшихся опенками и размещением пятен, Применялись следующие краски: сверху — темно-коричневая («шоколад»), темно-грязно-зеленый, грязно-салатный и светло-коричневый («кофе с молоком»); снизу — светло-серо-голубой (с множественными отклонениями от основного цвета по оттенкам). Краски наносились краскопультом, без шаблонов, поэтому границы цветовых полей были размыты. В афганских условиях, под солнцем, краска быстро выгорала, «седея» и теряя пигментацию. Это относится и к краске опознавательных знаков.

Для самолетов 190 иап характерно было нанесение номера белым кантом по камуфляжу, Изображенная машина (№ 47) является, видимо, исключением. Судя по количеству звездочек на носу самолета, МиГ-23МЛД № 47 довольно интенсивно использовался в боевых условиях. Следы этой активности видны на самолете: сильная потертость, подкраски, заплатки и т. д. Эмблема на воздухозаборниках (автор — Крашанин) появилась, наиболее вероятно, уже после вывода авиачасти из ДРД, На МиГ-23МЛД № 47 совершал вылеты в Афганистане командир звена капитан Анатолий Большаков (как и другие летчики, т. к жесткого закрепления летчика за машиной в настоящее время не практикуется). Ему, умершему в 1995 г. в свои 38 лет, и посвящается настоящий материал.

Диски колес — зеленые. Ниши шасси и внутренние поверхности — нейтрального светло-серого цвета.

Летчики 190 иап после возвращения из ДР. аэродром Канатово. 11 августа 1987 г Крайний слева — майор А. Б. Большаков. На заднем плане МиГ-23МЛД № 47. Из архива С. Пазыняча

МиГ-23МЛД из 190 иап. Канатово, ОдВО, август 1987 г.

Эмблема на воздухозаборниках

Расположение звезды снизу крыльев

По материалам С. Пазынича

Каждая звездочка на борту (только слева) соответствует 10 боевым вылетам в Афганистане

УТ-16 № 47025, 46 ап ВВС ЧФ. Аэродром Гайдук, 22 августа 1942 г. Летчик — В. В, Прозор

С-62Б одной из авиачастей ВВС Черноморского флота, 1932 г.

Су-24 6/н 03 277-го Млааского 6АП 1 ВА, Аэродром Хурба (под Комсомольском-на-Амуре)

Фото С. Цветкова

Публикация о самолете МиГ-25 проходила в нашем журнале в 1998 году. Судя по тому, что после продажи тиража этот номер еще долго спрашивали, интерес к машине не остыл. Сегодня, в силу ограниченности места, мы вынуждены ограничиться публикацией только части того материала, а именно — рассказом об эксплуатации этого великолепного самолета.

Гастроном или не под открытым небом спим

Алексей ЛАРИОНОВ

НА СТРАЖЕ МИРНОГО НЕБА

Официально МиГ-25П приняли на вооружение постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1972 г. И как только долгожданный перехватчик поступил в полки авиации ПВО под Москвой, Киевом, Пермью, Баку. Ростовом-на-Дону, на Севере и Дальнем Востоке, наглые полеты американских разведчиков SR-71 и U-2 в этих районах стали сходить на нет. Американцам пришлось даже ощутить горячее дыхание грозного преследователя — несколько раз головки самонаведения ракет МиГ-25П захватывали SR-71, проходила команда «пуск разрешен»… только самого пуска не было, ибо дело происходило над нейтральной территорией.

Нельзя сказать, что с самого начала все шло успешно. Освоение есть освоение. Но уже к середине 70-х годов самолет стал основным перехватчиком авиации ПВО Советского Союза, к нему привыкли, его полюбили душевно, дав прозвище «Гастроном». Дело в том, что машина несла в своем чреве 40 л спирта (для охлаждения прицела) и 240 л СВС (спирто-водяпой смеси для охлаждения генератора) 1*, а эти жидкости, мало того, что сами по себе целебные, во все времена были (и есть) у нас самой что ни на есть твердой валютой (не то что… но не будем о грустном…). На них можно было и картошкой па зиму запастись, и дровами, оплатить ремонт квартиры, да много еще чего… Попятно, что самолету, несущему в себе такое богатство, можно простит и любые сложности с обслуживанием. Да, собственно говоря, особых проблем и не возникало. Самолет был неприхотлив в обслуживании и полностью отвечал исписанному закону техников: «не трожь матчасть — она не откажет». В ненастную погоду технику можно было отсидеться в просторном сопле (а если после вылета — так еще и в теплом), в хорошую — развалиться на чехлах промеж килей, где ни один начальник не увидит.

Не вызывал особых сложностей перехватчик и в пилотировании, чаще всего прощая летчикам бестактное обращение с собой. Гак, однажды прибывший незадолго до этого из училища летчик Ш. в Насосной сажал МиГ-25ПДС в условиях тумана с креном около 30°. Первый удар пришелся на левое колесо, а потом машина закозлила «поперечно», т. е. с колеса на колесо. Деформаций самолет не получил, пришлось только поменять резину па принявшем первый удар колесе.

1* При током обилии про 4 л спирта противообледенительной системы вообще никто не вспоминал. Вообще, но этот счет существует токая легенда. Жены техсостава, озабоченные непросыхаемостыо мужей, скучковались и послали коллективное письмо товарищу Микояну с просьбой заменить «эту гадость» чем-нибудь непитьевым, на что тот цинично заметил, что если, мол, надо, если Родина потребует, то мы самолет французским коньяком заправлять будем

Ракеты на самолете МиГ-25ПД (слева — Р-40Р, справа — Р-40Т). Хорошо видны сопла и приводы рулевых поверхностей, последнние имеют установочное отклонение

Другой молодой летчик из Котласа, вылетев на учебный перехват, так увлекся преследованием цели, что перестал видеть приборы. Крен достиг опасной отметки 90°. и самолет па форсаже устремился к матушке- земле, превысив через какое-то время предельно допустимую скорость. Летчик, пытаясь поправить положение, резко рванул ручку, от перегрузки (самописцы показали-до 12 единиц) потемнело в глазах… Когда же глазки снова стали видеть, они увидели на индикаторе РЛС заветную цель! Задание пилот выполнил, однако перехватчик был сильно деформирован. Но не разрушен!

Junkers М3 R-RECD Lerche («Жаворонок»]. Новороссийск, 5 июня 1923 г.

Су-17М4 из группы «Тигры Пандшера» Оршанского дважды орденоносного авиаполка истребителей-бомбардировщиков. Афганистан, 1989 г.

Че-2 из 15-го отдельного морского разведывательного авиаполка. Балтика, конец июля 1941 г.

Harbin Н-5 (Ил-28) ВВС Северной Кореи, конец 1960-х

В одном из полетов с учебным пуском ракет на полигоне под Астраханью, Р-40Т не захотела покинуть родной пилон, а ее включенный двигатель прибавил асимметричную тягу самолету. Можно себе представить, как летчик (целый замкомполка) в течение вечных 8 секунд (время работы ракетного двигателя) компенсировал ручкой и педалями эту асимметрию и гадал, сработает ликвидатор ракеты или нет.

Другой случай, напротив, связан с тем, что учебная ракета (полк в Правдинске) при посадке самолета самопроизвольно покинула пилон, а упав, нанесла ущерб в виде убитой коровы 2*.

2* Стройно, но крупный и некрупный, рогатый и безрогий скот пасется у нас в районе аэродромов повсеместно. Видимо, оттого, что народ и армия едины».

Ночные полеты МиГ-25РБ. Одна из немногих фотографий, на которой виден турбулизатор в канале воздухозаборника

МиГ-25П. На старте летчик включает форсаж, отпускает тормоза, и самолет, «клюнув» носом, устремляется вперед

Техсостав около именного самолета МиГ-25ПУ «Борис Сафонов». Мончегорск, 1986 г. …..

МиГ-25ПУ «красный 94» (зав. № 22036207, выпуск 30 ноября 1982 г.). 174 Гв. ИАП, Мончегорск. Разбился 10 декабря 1996 г.

Что же касается боевой работы, то она в условиях мирного времени была довольно нудной. Боевое дежурство, скрашиваемое рассказами бывалых, довольно интенсивные полеты (топлива тогда почему-то хватало), зачетные стрельбы па полигонах. Лишь изредка выпадало на долю перехватчиков какое-нибудь экстраординарное задание.

В апреле 1984 г., например, самолеты с аэродрома Насосная участвовали в перехвате разведывательного шара, запущенного к нам из Ирана. Вражеский посланник дрейфовал на высоте около 25 000 м, то есть там, где его кроме МиГ-25 достать никто не мог. После нескольких неудачных попыток одному из летчиков удалось- таки поразить шар — ракета, выпущенная почти в упор, нарушила несколько секций шара (он многосекционный), но не взорвалась. Продырявленный разведчик спустился до 16 000 м. где его из пушек и «доделали» МиГ-23.

Другой интереснейший случай также связан с южными границами СССР. На рубеже 70-х и 80-х годов тамошних плотников буквально «достал» один гражданский рейс в Иране, проходивший в непосредственной близости от границы. Раз в неделю ПВО напрягалось, летчики безвылазно сидели в кабинах в готовности № 1, а часто и вылетали «проводить» «иранца». В один прекрасный день терпению пришел конец, и командование решило провести акцию с целью показать супостату, что мы не под открытым небом спим. Два МиГ-25 перелетели на один из военных аэродромов в Армении. Пара летчиков, назначенных для выполнения задания. в детали не посвящалась. Им дали приказ вылететь, в эфире молчать, и только отрабатывать указания по изменению курса. Как рассказывал потом один из них: «Я понял, что нас гонят за «забор» и отвернул — пусть китайцы летают — их до х… а напарник сделал хороший крюк над Ираном, километров 100…».

Самый известный эпизод биографии МиГ-25, коренным образом повлиявший на его судьбу, конечно же, связан с бегством па этом перехватчике старшего лейтенанта Беленко в Японию.

МиГ-25П «красный 31». на котором ст. л-г В. Беленко перелетел в Японию. Дальний! Восток, аэродром Чугуевка. 197Б г.

Кадры приключений Виктора Беленко в Японии

6 сентября 1976 г. на аэродроме Чугуевка (Дальний Восток) проходили плановые полеты. Полк ПВО, базировавшийся здесь, имел на вооружении перехватчики МиГ-25П. Размеренный ритм полетного дня нарушило сообщение о том, что один из самолетов не вернулся. Такое не часто, но случается, и все причастные начали срочно делать все, что делается в таких случаях: заполнять документацию. готовить отстой, комплектовать и маркировать инструменты и т. п. Надо было быть готовыми к худшему. Худшее — это когда самолет разбился. Но катастрофа машины была бы просто пустячком по сравнению с тем, что произошло. Никто тогда и подумать не мог, что советский человек, коммунист, более того — замполит эскадрильи, военный летчик Виктор Беленко, оставив жену и квартиру, покинет страну, «другой такой не зиаю, где так вольно дышит человек.» Пришедшая вскоре информация о приземлении МиГ-25 в японском гражданском аэропорту «Хакодате» повергла в шок командиров всех ступеней — от комэски до Главкома. Что там мучения маленьких человечков — техника самолета и спецов из групп обслуживания, — писавших круглыми сутками объяснительные, когда слететь были готовы и не такие головы!

Существуют самые разные версии случившегося — от «Беленко заблудился» до «Беленко — давно внедренный американский агент». Поначалу официальная Москва настаивала на первой версии и требовала вернуть самолет н летчика, но сам перебежчик сильно подгадил Москве, сделан соответствующее заявление по поводу родины и попросив политического убежища и США. Советское руководство. пытаясь сохранить приличное лицо, заявило в том духе, что, мол. Беленко накачали лекарствами, вот он и поет с чужого голоса.

Но вернемся в тот сентябрьский день, когда МиГ-25 со 100-процентной заправкой покинул аэродром и на малой высоте устремился к берегам Японии. По некоторым данным, там его ждали. Навстречу вылетели японские «Фантомы». Скорее всего, Беленко понимал, что долгий низковысотный полет, исключительно но визуальным ориентирам может окончиться печально. Известно, что МиГ-25 садился очень спешно, что называется — па последних граммах керосина. Немудрено поэтому, что на посадке Беленко повредил шасси самолета.

Пока сове тское руководство отходило от столбняка, японцы вместе с тут же подоспевшими американскими специалистами исследовали ценный трофей. 1’азбирали-собирали, запускали, замеряли, делали анализ материалов конструкции — короче, поковырялись основательно. И даже когда советское правительство потребовало от Японии возврата самолета, японцы, не имея юридических поводов по возвращать машину, всячески оттягивали это событие.

Итак. Беленко был предан анафеме, а самолет — возвращен на родину.

Наши специалисты достаточно быстро разобрались, что именно стало известно о перехватчике американцам. Тем более довольно скоро в печати появилась оценка МиГ-25 американскими специалистами — оценка, надо сказать, лестная для создателей самолета. Упреки в грубости изготовления конструкции и в применении радиоламп в СУО компенсировались восхищением от приспособленности самолета для работы в условиях высоких температур, ремонтопригодности. Отдавали они должное и двухдиапазонпому (как более помехозащищенному) режиму работы радиолокатора.

МиГ-25РБ на посадке. Закрылки отклонены, контейнер тормозного парашюта открыт

Три нижних снимка: обычный полетный день разведывательно-бомбардирочного полка

Нет худа без добра. Всего через 2,5 года на защиту рубежей родины наступила значительно усовершенствованная модификация самолета — МиГ-25ПД, а спустя год- МиГ-25ПДС, благодаря чему к концу 1982 г. потенциал авиации ПВО был не только восстановлен, по и значительно повышен. Появились и новые тактические приемы. Например, группа перехватчиков теперь могла наводиться с летающего командного пункта (А-50 или МиГ-31). ЧП с Беленко некоторым образом повлияло и на решение о создании нового самолета — МиГ-31.

Именно МиГ-25ПД и МиГ-25ПДС приходилось разгонять стратегические разведчики SR-71. которые в начале 80-х зачастили со стороны Балтики к западным границам СССР. В это время в Польше было неспокойно, и Запад ожидал туда советскую интервенцию.

Большая редкость камуфлированная спарка МиГ-25РУ

МиГ-25РБФ «красный 20». Аэродром Шаталово

МиГ-25РУ на посадке. Фото из архива С. Пазынича

Первые серийные разведчики появились в Липецком центре боевого применения и переучивания летного состава для оценки эффективности выполнения разведывательных задач, выявления особенностей эксплуатации. а также для создания методики переучивания на МиГ-25. Задача переучивания стояла особо, так как учебно-тренировочный вариант тогда еще только планировался. Большая же часть МиГ-25Р начала поступать в Московский военный округ (отдельный гвардейский разведывательный полк в Шаталово под Смоленском).

В освоении разведчики оказались значительно тяжелее перехватчиков — в основном, из-за сложности и многокомпонентности оборудования. Авиачасти требовалось укомплектовать специалистами, доселе невиданного уровня компетенции. Для. этого пришлось срочно менять учебные программы в училищах летчиков и техников.

Поначалу в каждом из разведывательных полков предполагался смешанный парк: МиГ-25Р (для высотной разведки днем в простых метеоусловиях) и Як-27Р (преимущественно для действий днем на низкой высоте и ночью).

Со временем самолетов становилось все больше и больше. Первые пять полков были сформированы в группах советских войск в Германии и 11олыпе, т. е. там, где разведчики в максимальной степени могли себя реализовать. Потом ими стали комплектовать авиачасти Белорусского, Закавказского, Среднеазиатского, Сибирского и Ленинградского военных округов.

Как и перехватчик, разведчик МиГ-25Р (да и его последующие модификации) стал в авиачастях уважаемой машиной — способность качественно и безопасно выполнять задания плюс наличие на борту запаса «огненной воды» — чего же больше!

Характеристики разведчика были столь выдающиеся, что и гражданские организации не упускали случая воспользоваться ими. Так, например, МиГ-25Р использовались (причем быстро и дешево) для определения районов стихийных бедствий, границ снежных покровов и т. д.

Что касается спарок МиГ-2511У и МиГ-25РУ. то они имелись во всех полках. оснащенных боевыми МиГ-25, н использовались для разведки погоды, для проверки качества подготовки прибывших в строй летчиков, для восстановления навыков после длительных перерывов и т. п.

Освоение и эксплуатация самолета МиГ-25БМ вообще не вызвали никаких проблем. Во-первых, к тому времени МиГ-25 как тин самолета уже много лет находился в строю, а во- вторых, «БМ» поступал в те разведывательные полки, где уже были «РБ», причем не замещал их. а дополнял.

Каждый полк комплектовался, как правило, и боевыми, и учебными машинами. МиГ-25ПД и МиГ-25ПУ одного из полков ПВО

Взлетающий МиГ-25ПУ

Красивый проход спарки на малой высоте

Ремонт перехватчиков осуществлялся на военном предприятии, располагавшемся в поселке Насосный (в 40 км от Баку), и на ремонтном заводе в Днепропетровске. Интересно, что в Насосном же ремонтировались и экспортные машины. Периодически на аэродром приземлялся «Антей», и из его чрева выкатывали полуразобранный, назначенный к ремонту МиГ. Спустя некоторое время можно было наблюдать интересную картину: на боевом дежурстве бдили краснозвездные перехватчики МиГ-25, а тут же, у них под носом, а вернее — над носом, совершал послеремонтный облет МиГ-25 с сирийскими опознавательными знаками.

Напоследок, кому интересно, несколько нудных цифр. Ресурс МиГ-25 за несколько лет был значительно увеличен — с 50 до 1000, а двигателя-с 25 до 750 часов. Исправность парка МиГ-25 составляла более 90 % от общего выпуска самолетов, наработка на один отказ -66 часов (при норме -8 часов), налет на один отказ — 450 летных часов (данные 1992 г.).

Простота, надежность конструкции обеспечили машине длительную эксплуатацию. До сих пор МиГ-25 (правда, только в разведывательных вариантах) исправно служит, выполняя задачи, которые кроме него выполнить некому.

МиГ-25РУ ВВС Индии

МиГ-25РУ «DS 362- ВВС Индии

МиГ-25БМ. Рабочий момент полетного дня

МиГ-25РБ ВВС Ливии

Самолет МиГ-25Р заблудившегося иракского лейтенанта, обучавшегося полетам в КВОЛТУ и севшего на аэродроме Котельниково

НА СЛУЖБЕ У «БРАТЬЕВ»

К началу 70-х годов МиГ-25 имел в советской ПВО самую совершенную систему вооружения и являлся настолько передовым, что его опасались экспортировать в другие страны. Положение несколько изменилось, по-видимому, после ЧП с В. Беленко. Раз уж Западу стало известно о параметрах самолета, почему бы не начать его продавать?

Некоторые страны Ближнего Востока заинтересовались самолетом, и ОКБ занялось созданием экспортной модификации МиГ-25ПД. На перехватчик поставили старую систему вооружения (с РЛС «Смерч- А2»), но по требованию заказчика дополнили ее ракетами ближнего боя Р-60М. Самолеты закупили Ирак (20), Сирия (30) Ливия (60) и. Алжир.

Почти одновременно с перехватчиком появился и экспортный вариант разведчика-бомбардировщика МиГ-25РБ.

Их приобрели Алжир (более 30), Ирак (8). Ливия (5), Сирия (8) и Индия (6). Четыре разведчика были поставлены в Болгарию, но болгары вскоре обменяли их на истребители- бомбардировщики МиГ-23БП.

Кроме того, некоторые из стран, закупивших боевые «МиГи», приобрели и их учебно-тренировочные варианты. Так, например, в Индию были поставлены два МиГ-25РУ.

В общей сложности на конец 1996 г. за рубеж было продано 170 МиГ-25 вариантах перехватчика, разведчика и спарки.

Выгода от продажи не заканчивалась при поставке собственно самолетов. Потом покупателю требовалось вооружение (а это расходуемый материал), запчасти, наземные комплексы обслуживания и много чего еще. И обучать наземный и летный состав тоже надо было.

МиГ-25РБ из 63 ОАО, выполнявший разведывательные миссии в Объединенной Арабской республике в 1971–1972 гг.

Перехватчик МиГ-25ПД ВВС Ливии. На внутренних пилонах — пара ракет Р-40РД, на внешних — четыре Р-60

МиГ-25ПД «7029» ВВС Ливии

Именно с обучением связано одно приключение, произошедшее с одним лейтенантом ВВС Ирака, слушателем КВОЛТУ. Совершая учебный вылет на МиГ-25Р, он… заблудился. Слава Аллаху, до полной выработки топлива он сумел сесть на первую подвернувшуюся полосу. Это был аэродром авиаучилища летчиков (КВВАУЛ) в Котельниково.

Здесь уместно рассказать и о сирийских летчиках, проходивших на рубеже 70-х и 80-х годов обучение полетам на аэродроме Насосная (Азербайджан). Место им выбрали, видимо, не случайно — и климат, и доминирующая среди населения религия подходили. Разместившись в военной гостинице, сирийцы тут же переоборудовали ленинскую комнату в помещение для молитв, был у них и свой мулла. Вели они себя достойно, водку не пили, свинину не ели. Летали не всегда умело, но всегда очень смело, порой — на опасной грани, объясняя эго тем, что из всех своих соплеменников имеют возможность быть ближе к Аллаху. Напрасно «Рита» (речевой информатор) настаивала приятным женским голосом: «Опасный маневр!» — сирийцы не слушали ее, то ли оттого, что по-русски не бельмекали, то ли оттого, что женщина им не указ.

Иностранцы не зря учились. Собственно говоря, из всех МиГ-25 только экспортным машинам и довелось участвовать в настоящих боевых действиях.

Теперь уже иностранный МиГ-25ПД ВВС Украины

МиГ-25ПД «красный 65» ВВС Украины

Первые МиГ-25 в варианте разведчика удалось испытать в реальных боевых условиях арабо-израильского конфликта. Четыре машины (два МиГ-25Р и два МиГ25РБ) доставили в Египет на транспортном самолете Ан-22 «Антей», нанесли на них египетские опознавательные знаки, и с октября 1971 г. по март 1972-го шесть советских пилотов (три строевых летчика, два — испытатели из ГНИКИ ВВС п один — из МАП) планомерно проводили разведывательные рейды как над территорией самого Израиля, так и над областями, занятыми им в ходе предыдущих войн. Попытки достать МиГ-25 ракетами или перехватчиками не увенчались успехом, как говорит классик — «посланные истребители вернулись ни с чем». За время командировки удалось таким образом отснять большую часть территории Израиля, по поводу чего тот мог заявлять только протесты.

13 февраля 1981 г. пара RC-4F- ВВС Израиля залетели в воздушное пространство Сирии. Это была провокация. Поднявшийся на перехват сирийский Ми Г-25П в пылу преследования прозевал поджидавших его в засаде за горным хребтом двух F-15A и был сбит. А 29 мая уже сирийцы попытались провернуть подобную операцию. Приманкой выступали два МиГ-21, и на них «клюнули» два F-15A. Перехват осуществляла пара МиГ-25П, правда, у первого произошел срыв автоматического сопровождения, и он сам был сбит, зато второй на дальности примерно 40 км поразил Eagle двумя ракетами Р-40.

Ирак применял свои ударные разведчики в войне против Ирана, подвергая бомбардировкам с больших высот нефтяные хранилища неприятеля. Особенности той войны были еще и в том, что они очень активно велись «на бумаге»: каждый день обе стороны заявляли на весь мир о своих грандиозных успехах и пустяковых победах врага. Так вот. Иран сообщил однажды о том, что один из разведчиков Ирака сбит иранской зенитной ракетой Hawk. Достоверно известно о небоевых потерях: один МиГ-25РБ потерян в 1985 г. из-за разрушения лопатки турбины, другой разбился при заходе на посадку в декабре 1987 г.

МиГ-25РБ «красный 754» ВВС Болгарии

МиГ-25БМ. Борт 43.

Ахтубинск, зима 1995 г. Ныне является экспонатом Таганрогского музея авиатехники.

Фото А. Михеева

МиГ-25БМ борт 37. Ахтубинск. зима 1995 г.

Снимок сделан за три дня до разделки самолета в Таганроге Фото А. Михеева

МиГ-25БМ «белый 37» из Липецкого центра боевой подготовки

С началом боевых действий в районе Персидского залива 16 января 1991 г. появились сообщения об участии иракских МиГ-25. По информации американцев, ракетами AJM-7M Sparrow, выпущенными с F-15C, были сбиты два МиГ-25П, пристававших к F-16. Значительно позже в печать просочилась информация о том, что буквально на второй день войны, 17 января 1991 г., иракский МиГ-25П сбил палубный штурмовик F/A-18.

С распадом Советского Союза МиГ-25 стали перегоняться в Россию с аэродромов, находившихся на территории бывших союзных республик, однако некоторое их количество осталось гам: достаточно много — на Украине, в Белоруссии, в Азербайджане (в основном на ремзаводе в Насосном). Есть сведения, что азербайджанцы использовали доставшиеся им МиГ-25ПД/ПДС в конфликте с Арменией.

Ил-4 б/н 44 (з/н 5403904) «Сережа партизан» 1 ДЭ 3 Гв. АП ДО, март 1945 г.

Ми-6 б/н 61 «Верблюд» транспортного авиаотряда. Аэродром Грозный- Северный, пето 1995 г.

Ту-16К-2В № 1883704 из 1 АЭ 99 ОГРАП. Приозерск (Сары-Шаган). Казахстан, конец 1980-х

ДНТ-7 СССР-Н16Б «Авиаарктика». На этом самолете 5 мая 1937 г. экипаж П. Головина достиг Северного полюса

Ил-2M из 967 ШАП (248 ШАД, 12 ВА). на котором летал Н. Саатчиян. Забайкальский фронт, август 1945 г.

Р-1 из школы летчиков в г. Энгельс, 1932 г.

Р-39В-15 б/н 21 командира 72-го Гв. ИАП П. Ф. Заварухина

Су-25 б/н 16 из 160 УАП Армавирского военного авиационного института, осень 2000 г.

ГАЛЕРЕЯ

Самолеты Су-24 4 ЦБП и ПЛС ВВС в Липецке

Все самолеты эскадрильи Су-24 несут перед воздухозаборниками (с обеих сторон) эмблему «Бык» с надписью «всегда» (означающую "всегда. везде, всех и по всякому.»).

Бык красно-черно-белый, дуга над ним — красна» (ближе к вишневому), надпись «всегда» с крылышками — черная. Номера на воздухозаборниках. как правило, белые, продублированы (мельче) на верху килей.

Самолеты имеют стандартную для Су-24 окраску: сверху — светло-серый, низ и носовая часть фюзеляжа, низ крыла. передние кромки крыла и оперения — белые. Большая часть самолета Центра имеет следы интенсивной эксплуатации, а также потеки буроватого цвета в районе швов, стыков, па границам лючков. Особенно видны они на белых поверхностях.

Диски колес — зеленые, технологические надписи белые, на желтоватых прямоугольниках — черные.

Известны машины Центра, несущие «бычью» символику, со следующими бортовыми номерами:

15 — Су-24МП

17 — Су-24МР

18 — Су-24МР

19 — Су-24М

26 — Су-24М

40 — Су-24

43 — Су-24

45 — Су-24

52 — Су 24МР

55 — Су-24МП

Эмблема на левом борту Су-24МП борт «15» (сверху) и на правом борту (снизу) разведчика Су-24МР борт «52»

Постановщик помех Су-24МП (зав. № 41Б0464201042 выпуска 16 6.1983 г.) борт «18» на регламентных работах в ТЭЧ

Номер на борту

Постановщик помех Су-24МП борт «18»

Бомбардировщик Су-24М борт «19»

Виды сверку и справа самопета Су-24МП борт “18"

Расположение опознавательного знака снизу крыла

номер на воздухозаборниках

номер на киле

Самолеты Липецкого Центра боевой подготовки ВВС

Разведчик Су-24МР борт «52"

Разведчик Су-24МР борт..17»

Бомбардировщик Су-2ДМ борт «19»

Постановщик помех Су-24МП борт «55»

Постановщик помех Су-24МП борт»15»

Су-24 Липецкого Центра: вверху — Су-24МР борт «17», в центре — Су-24МП борт «15», внизу — Су-24МП борт «55»

Самолеты из Саваслейки

Рубрика подготовлена по материалам Сергея ПАЗЫНИЧА

Сегодня разговор пойдет о самолетах из 148-го Центра боевого применения и переучивания летного состава, более известном как Сзваслейка. Центру придан 54 Гв. Краснознаменный Керченский ИАП, в составе которого находятся самолеты Су-27, Су-27УБ и Су-30.

Отличительным признаком полка является нанесенная на многих его машинах символика. В частности, на девяти самолетах Су-27, Су-27УБ и Су-30 на килях на фоне российского триколора имеется изображение щита с Георгием Победоносцем. Такая эмблема, как правило, нанесена только на правом киле. Исключение составляет только борт «43», несущий ее с обеих сторон. Некоторые машины на борту имеют еще знак Гвардии. В остальном окраска Су-27 не отличается от стандартной, принятой для данного типа самолета. Сверху и снизу камуфляж составляют поля неправильной конфигурации оттенков серого, голубого и синего цветов, а кроме того, явно наблюдаются подмалевки, сделанные, по всей видимости, уже в части, например, при смене бортового номера. Звезды в бело-красной окантовке — в шести позициях (верх и низ крыла, внешние стороны килей). Колпаки колес — зеленые. Окраска радиопрозрачных обтекателей антенн — белая. Бортовые номера синего цвета расположены на носу фюзеляжа (под фонарем) и кроме того дублируются в верхней части килей (снаружи). Практически все самолеты имеют и принятую для самолетов «Су» эмблему фирмы — стилизованный крылатый витязь, натягивающий тетиву лука.

Су-27УБ (борт 43) и Су-30 (борт 53) из 148 ЦБПиПЛС авиации ПВО.

Саваслейка, 1998 г. Фото из архива С. Пазынича

«Георгия Победоносца» несут на себе следующие самолеты:
Су-27 б/н 04 зав. № 36911035002 дата выпуска 23.04.91
б/н 09 зав. № 36911035207 дата выпуска 06.06.91
б/н 10 зов. № 36911035408 дата выпуска 06.06.91
Су-27УБ б/н 41 зав. № 96310424059 дата выпуска 29.03.91
6/н 43 зав. № 96310425072 дата выпуска 28.06.91
6/н 94 зав. № 96310415097 дато выпуска 31.08.89
Су-30 б/н 50 зав. № 96310107035 дата выпуска 08.04.94
б/н 51 зав. № 96310107037 дата выпуска 06.04.94
б/н 53 зов. № 96310104007 дата выпуска 24.07.96

Су-27УБ (зав. № 96310425072 выпуска 28.06.91 г.) борт «43” 54-го Гв. Краснознаменного Керченского ИАП. 148 ЦБПиПЛС авиации ОВО, Саваслейка, 1998 г.

номер на киле

внутренняя окраска килей

бортовой номер

Су-30 (зав. № 96310104007 выпуска 24.07.96 г.) борт "53" 54-го Гв. Краснознаменного Керченского ИАП. 148 ЦБПиПЛС авиации ПВО, Саваслейка, 1998 г.

номер на киле

внутренняя окраска килей

бортовой номер

И-15бис старшего лейтенанта В. Абрамова. 11 ИАП КБФ, 1942 г.

Су-15ТМ„Аэродром Безречная авиации ПВО. Забайкалье, начало 1992 г.

«Ньюпор» XI с пулеметом «Льюис» Александра Козакова. 1 БАГ. конец 1916 г.

Ил-18В СССР-75545 в экспериментальной окраске «Аэрофлота». Самолет принадлежал Центральному управлению международных воздушных сообщений, конец 60-х

Су-25 конца 90-х.

4-я Воздушная армия

Фото П. Сергеева

Су-25 конца 1990-х. 4-я Воздушная армия

МиГ-31 б/н 03 на посадке. 865 ИАП 11 ОА ПВО. аэродром Елизово (Камчатка) Фото Юрия Каберника

Пара на взлете Су-27 б/н 03 и Су-30 й/н 52 из Саваслейки. Фото Вячеслава Мартынюка

Ми-26, принадлежащий 23-му отдельному авиационному полку Пограничных войск РФ Душанбе (Таджикистан), июль 1998 г. Фото Ивана Рыжицкого