sci_tech Техника и вооружение 2005 02

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 02.07.2012 FBD-BC997E-CA12-DC4E-D789-C7C0-6BCF-CA4B64 1.0 Техника и вооружение 2005 02 2005

Техника и вооружение 2005 02

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

На 1-й странице обложки: БТР Cobra-K (фото С.Суворова): на 4-й странице — БТР-80А (фото из архива С.Суворова).

О военно-техническом сотрудничестве с социалистической республикой Вьетнам

Ю.П. Прищепо

О ВТС между СССР и СРВ написано и рассказано, казалось бы, многое. Однако отдельные его детали и подробности и поныне остаются малоизвестными. Некоторым из таких «детален» посвящены приводимые ниже воспоминания Ю.П. Прищепо.

Об авторе. Генерал-майор в отставке Прищепо Юрий Порфирьевич. Работал в системе ВТС с 1965 г. в должностях старшего офицера, начальника отдела, начальника оперативного управления ГТУ, заместителя начальника ГТУ, был заместителем советника по экономическим вопросам посольства СССР — уполномоченным ГТУ ГКЭС в Сомалийской Демократической Республике. В настоящее время Юрий Порфирьевич заместитель директора Института проблем экологии и эволюции РАН, член координационного комитета по Тропическому центру.

Справка по мавзолею Хо Ши Мина

Мавзолей Хо Ши Мина кроме своего прямого назначения является уникальнейшим инженерно-техническим сооружением, в котором предусмотрены все меры по обеспечению его безопасности, даже в случае термоядерной атаки, вплоть до экстренной эвакуации саркофага.

О Вьетнаме и ГТУ ГКЭС

Когда нет будущего, как у нас, ветеранов Главного Технического Управления ГКЭС, тогда более оправданно радоваться прошлому. 30 апреля 2004 г. мы имели возможность в стенах Тропического отделения Российской академии наук, где по случайному, а может быть, и не случайному стечению обстоятельств работают пять бывших офицеров и представителей бывшего ГТУ, трудясь все в той же сфере сотрудничества, которая была главной заботой ГТУ, — оказание технического содействия, отметить большой праздник вьетнамского народа — День освобождения Сайгона от американских империалистов (это было в 1972 г. при активной помощи и поддержке СССР) — День Победы. Для многих российских военных того времени, участвовавших (хотел сказать «в войне против американцев», но скажу, как это считалось по документам) в оказании военно-технического содействия Вьетнаму в войне за освобождение Южного Вьетнама, это тоже праздник. Там «мы» победили.

И победили не только оружием, т. е. средством разрушения, но и строительством. Хорошо известен, например, старый мост через реку Красную (название моста «Тхань Хуан»). Этот мост был построен по проекту французского инженера Эйфеля, более знаменитого башней в Париже и сооружениями Панамского канала, и служил единственной сухопутной дорогой с северного порта Хайфон на юг, где велись основные бои в той войне. Естественно, для американских бомбардировщиков это была главная мишень. Но «наши» отстояли этот мост. А сегодня построено уже более четырех капитальных мостов через реку Красную в Ханое, и один из них — трехкилометровый, трехэтажный, построенный советскими инженерами, является символом советско-вьетнамского единения того времени.

Один из знаменитых объектов сотрудничества. которое от имени Советского Союза осуществлялось через ГТУ, — мавзолей Хо Ши Мина в Ханое. Когда в ЦК КПСС было принято решение помочь вьетнамской компартии построить мемориал Хо Ши Мина, говорят, что Брежнев вызвал С.А. Скачкова, тогдашнего председателя ГКЭС, и поручил ему под личную ответственность создать мавзолей в очень сжатые сроки. Скачков не нашел никакой другой организации, кроме ГТУ, которой и был вписан в план этот мавзолей. И я понимаю Председателя ГКЭС. Конечно, объект этот был сугубо гражданским, но сроки и уровень поручения были, по-видимому, серьезнее, чем для многих военных объектов, и строить его должны были военные. Другого решения Скачков и принять не мог, ведь Семен Андреевич сам во время Отечественной войны был директором танкостроительного завода и знал, как надо выполнять поручения такого уровня.

Конечно, в ГТУ далеко не все одобрительно восприняли этот объект, а ГИУшники вообще нас обзывали «похоронной командой», но возложили все работы по этому мавзолею на отдел П.А. Заусайлова (в последующем генерал-майора. зам. начальника ГТУ), в котором и были сосредоточены все нетипичные, я бы сказал, «не боевые» объекты типа училищ, полигонов, госпиталей, объектов КГБ и МВД связи и управления. Работа по созданию мавзолея позволила нам расширить круг организаций — генпроектантов и генпоставщиков, мы познакомились с кремлевской службой Мавзолея В.И. Ленина, с Институтом медико-биологических структур, который разрабатывал основную медико-биологическую технологию, и с его директором С.С. Дебовым, академиком. Героем Социалистического Труда. Нам потом приходилось работать с ним по проектированию и созданию Мавзолея Агостиньо Нетто в Анголе. Жаль только напрасных трудов и нервов, затраченных на Анголу, так как мавзолей в этой стране так и не достроили.

Но в Ханое мавзолей был построен, и, к тому же, еще была реконструирована и площадь Бао Дынь (Победы), прилегающая к мавзолею. И опять наше всеядное ГТУ' занималось научно-прикладным исследованием — как понизить темпера туру прилегающею к мавзолею воздуха на площади, и таки понизили, правда, всего на 2–3 градуса по сравнению с окружающей средой.

И я не могу не сказать о духе сотрудничества и неподдельного энтузиазма у вьетнамских коллег, с которыми мы трудились над созданием Мавзолея Хо Ши Мина. При правительстве СРВ был создан Государственный комитет по делам строительства и эксплуатации мавзолея. Конечно же, его возглавил воешгый, генерал- лейтенант вьетнамской армии. Это и понятно. Вместе воевали, вместе строили.

Во Вьетнаме с нашей помощью была создана серьезная промышленная база, а по линии ГТУ кроме мавзолея, госпиталей, ремонтных заводов и других спецобъектов была запущена в работу оборонная промышленность. Восток — дело тонкое. Мы и знать не знали, что Китай помогал Вьетнаму и построил ему более десятка заводов для производства простейшего оружия и боеприпасов советских образцов и они, по-видимому, работали, пока не произошел пограничный конфликт с Китаем на севере Вьетнама. Опять ГТУ получает срочное задание — наладить производство с реконструкцией этих заводов и с поставками необходимого сырья для производства. И вот команда специалистов, собранная ГГУ из различных министерств и заводов, выгружается из самолета в аэропорту За Лям.

Мои соотечественники из кабинетов Госплана и Министерствоборонных (богатых тогда) отраслей промышленности долго ворчали от бытовых неудобств и трудностей тропической жары. Правда, вьетнамцы постарались подсластить им жизнь нормальным питанием и средствами внутреннего подогрева для выравнивания внешней и внутренней градусности. Здесь мне хочется сделать небольшое политико-экономическое отступление от прямых воспоминаний. Я не раз пытался объяснить, как неправильно поступил Верховный Совет РСФСР после развала СССР, отменив безвозмездную и кредитную помощь братским странам, мол. самим есть нечего. Этим мы не только стали для многих борющихся за независимость стран предателями, перешедшими на сторону империализма, но и одновременно лишили себя постоянного источника торгово-валютных поступлений за нашу продукцию. Для примера, ГТУ никогда ни по каким соглашениям или контрактам не работало на безвозмездной основе. Во Вьетнаме работы по восстановлению оборонной промышленности шли в счет долгосрочного кредитования, и Вьетнам сегодня поставляет в Россию рис, фрукты, ширпотреб, обслуживает наши суда и самолеты в счет погашения тех самых кредитов. Я рад, что ГТУ не попало в число предателей во Вьетнаме, потому что оно еще долго после того самого решения ВС РСФСР, по которому были приостановлены поставки специмущества, продолжало строить и снабжать «свои» вьетнамские объекты.

Во Вьетнаме ГТУ заслужило славу и почет огромным количеством созданных объектов. Мне же приходилось по должности участвовать в организации работы по каждому из них. И хотя ГТУ прекратило свое существование и часть работников вместе со мной перешли в Академию наук СССР, мы до сих пор продолжаем работать в этой стране на бывшем объекте ГТУ — Тропическом научном центре — и греемся в теплых лучах уже давно зашедшего за горизонт истории света ГТУ.

Справка по Тропическому центру

Тропический центр Российской академии наук и Министерства национальной обороны СРВ создан и эксплуатируется на основании межправительственного соглашения между Россией (СССР) и Вьетнамом от 7 марта 1987 г. и «Положения о Тропическом центре «ог 13 марта 1997 г. Тропический центр осуществляет научно-техническое сотрудничество в интересах РФ и СРВ во всех регионах Вьетнама и рассматривается правительствами обеих стран как новая, перспективная форма научно-технического сотрудничества. Его деятельностью руководит координационный комитет по Тропическому центру Гэнеральная дирекция обеспечивает выполнение принятых решений.

Тропический центр эксплуатируется в целях:

— исследования биологического разнообразия и современного состояния наземных и водных тропических экосистем;

— изучения экологических и медико-биологических последствий химической войны США во Вьетнаме;

— испытания материалов и техники на устойчивость к воздействию тропического климата;

— передачи технологий, оказания научно-технических услуг;

— подготовки специалистов высшей квалификации.

За годы существования Тропическим центром разработаны и предоставлены в заинтересованные министерства, ведомства и организации двух стран принципиально новые, конкурентоспособные научно-практические рекомендации и решения по всем направлениям научно-технического сотрудничества. В рамках фундаментальной науки сформированы и развиваются новые научные направления.

Научные направления сотрудничества:

— «экология» (экология водных и наземных тропических экосистем, экологические последствия химической войны США во Вьетнаме);

— «медицина» (медико-биологические последствия химической войны США во Вьетнаме, особо опасные заболевания, обитаемость специальной техники);

— «материаловедение» (устойчивость материалов и специальных изделий к факторам тропического климата, адаптация продукции и технологий к тропическому климату).

Отделения Тропического центра находятся в г. Ханое — головное отделение, г. Нячанге — приморское отделение, г. Хошимине — южное отделение.

О тропическом центре

О создании Тропического центра хочется вспомнить особо. Вместе с академиком В.Е. Соколовым, членом Президиума АН СССР, которому было поручено организовывать научные исследования в создаваемом по линии ГТУ совместном Тропическом центре, мы прибыли в ЦК на какое-то не то совещание, не то согласование. Вы спросите, почему опять ГТУ попало в виновники создания вроде бы гражданского научного объекта? И будете правы. Объект не простой. Американцы во время войны применяли химическое оружие против вьетнамской армии. Они засыпали с воздуха огромную территорию дефолиантами («Орандж»), чтобы уничтожить джунгли и сверху можно было отслеживать передвижение вьетнамских войск и военных грузов по «тропе Хо Ши Мина» и таким образом отравили огромную территорию диоксином, который наши «химики» (теперь войска РХБЗ) считают стойким отравляющим веществом. Академии наук вместе с «химиками» было поручено организовать изучение отдаленных медико-биологических последствий этой химической войны. Вьетнам тоже был заинтересован в таком изучении, так как пострадали на отравленных территориях не только растительность, но и люди и животный мир.

Пришли в кабинет замзавотдела ЦК Е.П. Глазунова. Небольшая комната в здании ЦК на Советской площади, заваленная книгами на вьетнамском и китайском языках. Глазунов рассказал много интересного о Вьетнаме, того, что мы не знали, хотя академик Соколов провел уже несколько биологических экспедиций на территории Вьетнама сразу после победы и присоединения Южного Вьетнама, а ГТУ трудилось там с 1965 г. Евгений Павлович великолепно владел Вьетнамским, это делало его близким со всеми уровнями и кругами вьетнамцев, он знал и культуру народа, и обычаи, и историю. Его рекомендации о том, как вспоминать историю через людей, и напомнили мне о встрече с руководителем вьетнамской группы и работе по оборонной промышленности.

«Данги» Нгуен Зуй Тхань, тогда заместитель министра машиностроения СРВ, уже имел опыт сотрудничества и с Китаем, и с нами. В немолодом возрасте, но динамичный, подвижный и неутомимый. Нашим было трудновато успевать за ним, когда он водил нас (почти бегом) по цехам заводов и тропам в лесу, где в пещерах размещались отдельные цеха. А потом состоялась встреча с коллективом рабочих, в основном женщин, мужчины все в армии. ну прямо как у нас во время Великой Отечественной. Затем технические переговоры, протоколы, расчеты объемов реконструкции и поставок сырья, чертежи эскизных предложений и т. п. и переезд на другой объект не по асфальту, а по проселку, где только наши ГАЗ-69 и проходили.

Посетив около 30 заводов, в том числе бывших американских на территории Южного Вьетнама и ставших, безусловно, собственностью ВНА, мы вернулись в Ханой для завершения работы.

Здесь и с вьетнамской стороны к работе подключились сотрудники вьетнамского ГТУ во главе с его начальником генерал-майором Ле Ван Чи, а также заместителем министра машиностроения Нгуен Зуй Тхань.

Заместитель начальника ГТУ генерал-майор Ю.П. Прищепо на заводе основного производства боеприпасов, стрелкового оружия (производство РПГ-2, РПГ-4, РПГ-7 и выстрелов к ним. артиллерийских и инженерных мин, артиллерийских выстрелов, автомата AK и др.). СРВ, начало 1980-х гг.

Вернемся к лицензиям и технологиям. ГТУ в свое время, т. е. в то время, когда оно существовало, являлось самым серьезным и грамотным органом правительства по передаче лицензий на производство вооружений и военной техники. Тогда это носило конфиденциальный характер, но как можно было скрыть, когда половина Индии знала о производстве наших МиГов на десятке своих заводов. А сколько еще заводов было задействовано в выпуске по переданным через ГТУ лицензиям наших танков и боеприпасов. Мы еще до сих пор пьем индийский чай (за эти лицензии) и вспоминаем переговорные баталии, сопровождавшие процессы передачи лицензий, договоренности о стоимости лицензий и о роялти за производство. В ГТУ около половины личного состава и руководителей было вовлечено в эти запутанные «рыночными механизмами» отношения. Но справлялись, и даже успешно. Конечно, с нами рядом, а может быть, и сверху были талантливые руководители советской промышленности — министр (тогда) авиационной промышленности И.С. Силаев, замминистров радиопромышленности Коблов, судостроения И.С. Белоусова, оборонной промышленности Ю.Д Маслюков и М.А. Захаров, машиностроения Г.Н. Абоимов, Генеральный конструктор и директор ЦАГИ В.М. Мясищев, главный конструктор МиГов М.Р. Вальденберг и др.

ГТУ везло потому, что от каждого из них оно почерпнуло много полезного и интересного. Опять же простите маленькую нескромность, но эти великие люди нашей промышленности выходили (и вышли-таки) на мировую арену через лицензии. Когда Ю.Д. Маслюков впервые возглавил делегацию на переговорах с индусами о передаче лицензии на танки, он поначалу немного скромничал и говорил мне (конечно же. в шутку, что я понял несколько позднее): а Вы все знаете по протоколу, вы ведите переговоры, а я буду сидеть рядом и надувать, щеки, изображая главу делегации». Но потом он «уложил» всех индийских умников на их заводах, где по каждому станку рассказывал им все детали, производительность и технологии использования. А станки-то были не советские, а собранные из передовых стран Европы и из Америки. А В. М. Мясищев, скромнейший человек, спрашивал меня, надевать ли ему звезду Героя Социалистического Труда на прием к Президенту Индии. А на одних из технических переговоров, где мне пришлось выполнять роль переводчика (хватило же у меня нахальства) и я явно заплывал с авиационной терминологией, он с сочувствием и очень нежно спросил меня, может ли он мне помочь, а потом на великолепном английском тихим голосом провел весь разговор, и я только успевал записывать (на русском) предложения для рабочего протокола. Рекомендую тем, кто еще работает в сфере международных отношений, изучать до переговоров не только все о составе иностранной делегации, но и своих партнеров.

Мы не без снобизма учили вьетнамцев порядку приобретения российских технологий и лицензий, конечно, делая упор на расчеты за приобретение авторских прав. Они внимательно слушали, кивали головами и, как всегда, улыбались, запрашивали от нас технические сопроводительные документы, руководства по эксплуатации, схемы устройств и другие документы, которые сопровождают готовую продукцию и не являются конструкторской или технологической документацией. И им этого хватает для организации своего собственного производства без нашего участия и без наших сырьевых материалов. Это им дает моральное право считать продукцию своей собственной и никому не платить никаких «роялтей». Сейчас в отношениях со странами наши молодые реформаторы ставят вопросов об оплате за передачу «интеллектуальной собственности», в том числе и по линии новообразованных внешнеторговых организаций федерального и вроде как государственного подчинения. Я бы посоветовал им подумать о приобретении у вьетнамцев их интеллектуальной собственности, а заодно и национальной гордости и достоинства в международных отношениях.

Здание министерства обороны СРВ.

Работы на российской военной авиационной технике (Су-27) в Тропическом научно-исследовательском и техническом центре. СРВ.

Группа советских и вьетнамских специалистов в одном из отделений Тропического центра.

О базе Камрань

Самое время вспомнить о работе ГТУ с Вьетнамом по строительству объектов «под ключ». Вьетнам не был первой страной, в которой ГТУ осуществляло такой вид сотрудничества. Пожалуй. первой такой страной была СДР (Сомалийская Демократическая Республика). В ней практически был создан советский строительный трест и все работы выполнялись силами советских специалистов — военных строителей. Параллельным начальником этого треста был сомалийский офицер, закончивший нашу Военно-инженерную академию с отличием, и с ним легко решались все инженерные проблемы. Там ГТУ осваивало и принципы организации работ при строительстве «под ключ». Там поняли, что среднее образование должно быть обязательным для всех категорий рабочих строителей. ГТУ поставило тогда машины и механизмы для строительства двух аэродромов, прислало карьерную технику с механизаторами, советских взрывников, наши камнедробилки, экскаваторы и. конечно же, большегрузные самосвалы.

В 1976 г. строительство аэродрома в Бербере мы закончили. Это был выдающийся аэродром с рекордными размерами подлине и ширине ВПП. с расчетом на самолеты Ту-95, которые должны были барражировать над планетой в противовес нашему тогда (а для меня и сейчас) стратегическому и потенциальному противнику. Там же были причалы для кораблей и ПЛ. Еще два совершенно новых для моей строительной практики объекта в Бербере — пункт беспричальной бункеровки и опреснительная станция на основе ионообменных элементов — дополняли комплекс. Все вместе это называлось пунктом материально-технического обеспечения. Но недолго он существовал для нас. В 1977 г. мы, т. е. советские военные специалисты, вынуждены были по политическим противоречиям между нами, Сомали и Эфиопией срочно ретироваться из СДР, успев демонтировать и забрать с собой специальное оборудование объектов. Но «свято место пусто не бывает». Вместо нас пришли американцы, и мне приятно было читать в журнале «Ньюс Уик», как высоко они оценивали конструкцию ВПП в Бербере и качество строительных работ. Правда, теперь там ни нас, ни янки, ни Сомали.

Это небольшой экскурс в историю ГТУ, чтобы вернутся к Вьетнаму. Потому что строительством на генподрядных условиях («под ключ») ГТУ прославилось и в Ираке, и в Ливии. А вот во Вьетнаме два мощных объекта — ПМТО на полуострове Камрань и Совместный Тропический научно-исследовательский и испытательный центр — тоже строились на генподрядных условиях, и первый из них был успешно построен. А второй был достроен уже с помощью вьетнамского финансирования и до сих пор успешно функционирует.

После этого в 1978 г. я принимал участие в восстановлении оборонной промышленности Вьетнама. Это тоже отдельная история. На стороне Вьетнама против американцев были не только мы (т. е. СССР). Были и другие дружеские страны социалистического лагеря. Например, ГДР построила в Северном Вьетнаме завод по производству военной оптики (прицелы, стереотрубы, бинокли и т. п.). Завод от нуля, были найдены великолепные кварцевые пески для варки оптического стекла, а все остальное было делом техники заводов «Карл Цейс», «Йена». Но никто из наших специалистов, по крайней мере в ГТУ ГКЭС, не знал, что Китай помогал Вьетнаму в строительстве заводов по производству стрелкового оружия, боеприпасов, инициирующих составов, капсюлей, взрывателей, детонаторов, минометов. мин, РПГ и гранат к ним. Все это были советские образцы, ранее переданные из СССР в Китай. И технология тоже была наша, но только очень старая. Но все работало и работало бы, если бы не очень древние противоречия между СРВ и КНР, основанные на давних спорах за пограничные территории.

Разгромив американцев, все вернулись к домашним проблемам, результатом которых вдруг стала война между СРВ и КНР за северные пограничные районы Вьетнама. Конечно, Китай немедленно прекратил поставку материалов и комплектующих для этих оборонных заводов. А кто поможет Вьетнаму? Конечно же, ГТУ, но, естественно, несамостоятельно, а при мощной поддержке Госплана СССР и министерств оборонных отраслей промышленности. Все заводы были осмотрены, по каждому из них были приняты конкретные меры. Переданы новые образцы и новые технологии, налажена поставка расходных материалов. В процессе первоначального осмотра «китайских» заводов нам также была предоставлена возможность осмотреть некоторые из заводов, построенных американцами в Южном Вьетнаме для нужд своих войск. На меня произвел впечатление завод по обезличенному ремонту автомобилей американских образцов. Ввозят на завод старую развалюху, разбирают ее на детали и детальки, которые либо восстанавливаются, либо идут на переплав. А затем идет сборка на конвейере из обезличенных восстановленных деталей новою автомобиля. В результате получается практически новый автомобиль.

Посетили мы также бывшие американские заводы по ремонту кораблей (потом на этом дооборудованном нами заводе ремонтировались вспомогательные корабли и суда ВМФ СССР) и по ремонту авиатехники, инфраструктура которых пригодилась для организации ремонта наших МиГов. По дороге с севера на юг наша группа заехала и на полуостров Кам Рань. Т. е. не заехала, а, конечно же, нас туда умышленно завезли на предмет возможного использования сооружений американской базы для нужд армии СРВ.

Теперь о Кам Рани подробнее. Кам Рань — это длинный полуостров, одним своим (южным) берегом почти примыкающий к материку. А узкий и заболоченный перешеек позволяет считать полуостров практически островом. И выбран он был американцами для строительства своей базы такого же типа, как и у нас в Бербере. Кое в чем они, конечно же, превзошли нас, хотя бы потому, что заложили две взлетно- посадочные полосы. Правда, вторую полосу им доделать не удалось, не дали стремительно наступавшие с севера на юг вьетнамцы. А все остальное было сделано с американским размахом. Бетонные дороги, жилые домики для офицерского состава, казармы для матросов и солдат, водопровод, который они разобрали и успели увезти с собой, так же как и энергетические установки. Совершенно нагло, по-американски, в центре острова на берегу внутреннего озера была построена так называемая «дача Никсона». Это была роскошная вилла-дворец с пятиметровой вышкой для прыжков в воду и ныряния, теннисными кортами, площадкой для гольфа и т. п. То есть они думали, что будут там всегда.

Мы посмотрели пересыпанные песком от постоянных ветров дороги, полуразрушенные корни морских плавпричалов, разграбленные от столярки и кровель бывшие домики офицеров, остатки разобранных водо- и топливопроводов. Недостроенный аэродром. Одна полоса, правда, функционировала, и с нее летали и садились. Но американцы увезли все аэродромное наземное оборудование, и полоса служила только для визуальной посадки легких частных самолетиков, а таковых у вьетнамцев не было, да и сейчас нет. Что могло работать, так это великолепные пляжи. Мы смогли оценить это на практике за те несколько часов, которые мы были на полуострове. Легко приехали и так же быстро и легко уехали и думать не думали, что придется на этом полуострове заниматься серьезнейшим строительством.

Решение наших высших органов было коротким и властным. МИДу и МО СССР подписать с СРВ договор об использовании Кам Рани для временного базирования кораблей и авиации ВМФ

СССР. А Главному Техническому Управлению ГКЭС совместно с МО СССР: а) определить набор сооружений и, соответственно, объем работ и стоимость дооборудования полуострова для выше обозначенной цели; б) провести технико-экономическое обоснование целесообразности, т. е., говоря современным языком, сделать бизнес-план; в) внести предложения в Правительство СССР о методе строительства, стоимости и расчетах с вьетнамской стороной, и после получения решения провести переговоры и подписать Техническое соглашение с СРВ о строительстве на полуострове Кам Рань. Долго деба тировали, как назвать этот объект, который должен состоять из десятков отдельных функциональных объектов, решили — Пункт материально-технического обеспечения (ПМТО).

Бедное ГТУ, какие только задачи не приходилось решать его коллективу: то строительство мавзолеев, то организация уличного движения и внедрение светофоров для велосипедного муравейника на улицах Ханоя, то вот теперь еще и бизнес-план по Кам Рани. Собрали «яйцеголовых» из направленческого управления, из управления цен и управления генподрядного строительства и начали думать. Для чего нужен этот ПМТО? Для временной стоянки, для бункеровки, для отдыха матросиков, особенно из АПЛ, для обслуживания оружия, для ремонта. А для кого? Для индийской эскадры ТОФ, постоянно находящейся в Индийском океане в параллель с 7-м американским флотом. Но у американцев кругом военно-морские и военно-воздушные базы, а наша эскадра — нежеланный гость в иностранных портах, а если и разрешат зайти, например, для аварийного ремонта, то цены будут, мягко говоря, выше обычных. Для бункеровки надо покупать топливо в буржуазных портах или посылать из Владивостока танкеры и перекачивать топливо в открытом океане. Отдыхать экипажам в банановолимонном Сингапуре, это тоже не только дорогое удовольствие, но еще и чревато политическими провокациями против нашего простого советского человека. А за оружием просто надо по регламенту бороздить половину земного шара до родной базы в России, а потом еще и назад на дежурство. Вот вам и база для расчетов. Да еще и закрытость нашего внутреннего рынка от мировой валюты. Наши цены в рублях на порядок ниже их цен в «зеленых». Вот и расчет, подтверждающий в понятных цифрах выгодность оборудования ПМТО в Кам Рани, вблизи от района боевого дежурства.

Все готово. Можно начинать переговоры по подписанию Соглашения с СРВ. Делегация собрана из всех заинтересованных организаций, каждый член делегации с инструкциями по интересам этих самых заинтересованных организаций, которые не всегда совпадают и в некоторых аспектах напоминают лебедя, рака и щуку. Но ответственность за безусловное подписание возложена на ГТУ. И при этом не надо забывать про интересы второй главной стороны — СРВ.

Совершенно несправедливо с Кам Ранью было то, что Г ГУ назначили ответственным за переговоры и подписание Межправсоглашения, а в ГТУ' приказали возглавить делегацию мне. Ведь ранее все объекты сотрудничества создавались для страны заказчика в его стране и все было просто: две стороны, две группы интересов, которые можно было легко уладить. А здесь наши интересы на территории другой, хотя и дружеской, страны, которая отдает свою завоеванную кровью территорию чужой стране, хотя и союзнику. А у этот союзника внутри его самого не совсем совпадающие интересы между боевыми задачами и экономическими возможностями. В общем, большой делегацией приехали мы в СРВ. посетили Кам Рань, еще раз все внимательно посмотрели, сделали планы размещения основных объектов и промбазы (поясню: это база строителей, имея которую, можно строить все что душа пожелает, т. е. это завод по производству товарного бетона и раствора, по приготовлению железобетонных изделий — балок, ферм, перемычек, прогонов, колонн и т. д., по изготовлению столярки и металлоконструкций). После этого вернулись в Ханой и сели за стол переговоров. А на этих переговорах мы узнали, что за базу в Кам Рани американцы ежегодно платили марионеточному правительству Южного Вьетнама 20 млн. долларов. просто в качестве взятки за право делать и строить там все. что американцы пожелают. Сколько будем платить мы? Нисколько, ведь мы союзники. Да, союзниками мы были, но именно вьетнамцы победили американцев, кровью отвоевали свою землю и теперь просто так ее отдавать другой стране не считаем возможным. Вот с таких позиций начались переговоры.

Условия гон подрядного строительства на Кам Рани и сами переговоры о строительстве и будущем использовании возведенных сооружений показали высокий уровень долгосрочного предвидения вьетнамских переговорщиков. Сегодня, когда Россия отказалась от базы в Кам Рани, приходится восторгаться мудростью вьетнамцев и их позицией в переговорах. Тогда нашей очень срочной задачей было подписание Соглашения и начало строительства этого важного для военного противостояния империализму пункта. Экономическая целесообразность, просчитанная ГТУ вместе с нашими моряками, основывалась на более дешевой схеме обеспечения эскадры ТОФ.

Конечно, мы договорились и подписали Соглашение. Сколько ночей мы провели на узле связи Главного военного советника, докладывая в Генштаб обстановку и согласовывая детали, не идет ни в какое сравнение с количеством потерянных нами нервных клеток. Зато была достигнута договоренность об экстерриториальности полуострова с нашим ПМТО, а это значит, что там действовали правила и цены, как на территории СССР. Был согласован перечень объектов, которые были там созданы, полностью отработаны и закреплены юридически в Соглашении порядок и метод подрядного строительства и способ оплаты местной рабочей силы. Это осуществлялось путем поставки или передачи Вьетнаму освобождающейся строительной техники, машин и механизмов в эквивалентных по ценам количествах, своего рода бартер. Но на что нам пришлось согласиться в пользу Вьетнама — так это на то, что все построенные объекты будут являться собственностью Вьетнама. Замминистра обороны Вьетнама генерал-полковник Фун Тхе Тай. как всегда, улыбался в процессе обсуждения условий строительства и эксплуатации объекта, но был непреклонен и немного даже жесток в защите своей позиции. Его правда оказалась правдой. Эта собственность считалась переданной в наше безвозмездное пользование на все время существования ПМТО. Естественно. что это не распространялось на ввозимое оборудование — к этой категории относилось оборудование аэродромов для обеспечения полетов при любой погоде, несколько плавпричалов для кораблей и АПЛ, плавдок, оснащение ТЭЧ для МиГов и цехов приготовления оружия и многое другое. Все это было благополучно эвакуированос Кам Рани, как только буржуазная (виноват, «демократическая») Россия отказалась от этого сказочного места. Уже потом эвакуация аэродромного оборудования привела к авиакатастрофе нескольких наших самолетов из эскадрильи «Русские витязи», возвращавшихся с международного салона в Куала Лумпуре и пытавшихся приземлиться в Кам Рани в условиях очень плохой видимости, низкой облачности и тропического дождя.

Вряд ли есть смысл вспоминать об объектах, созданных на этом полуострове, теперь это все уже не в теме. Там было все, что необходимо для функционирования флота, в составе которого есть. АПЛ, для отдыха матросов (правильнее сказать — моряков, но для офицерского состава были построены гостиницы квартирного типа), для Ту-95 и их экипажей. Даже строители впервые в моей практике начали с того, что построили себе нормальные жилые дома, хотя и временного типа, но дома, а не палатки или землянки. И если добавить к этому благоустроенные пляжи и теннисные корты с искусственным покрытием, то картинка ПМТО будет более понятна.

Теперь я должен оппонировать тем, кто все время считает деньги и изображает из себя борца за экономию народных средств. Экономическая целесообразность создания ПМТО на Кам Рани не вызывает сомнений, впрочем, об этом уже было сказано выше.

Как переживали все наши ученые и космонавты, когда топили советскую космическую станцию «Мир», гак же переживали все ветераны генподрядного управления ГТУ, когда «потопили» Кам Рань.

Справка

В 1960-е гг. США создали во Вьетнаме на полуострове Кам Рань военно-морскую и военно-воздушную базу для кораблей 7-го флота США, включая авианосцы и подводные лодки, а также для бомбардировочной, военной транспортной, штурмовой и истребительной авиации, включая «крепости» В-52. Эта база использовалась для агрессии США во Вьетнаме. Лаосе, Камбодже и других районах Юго-Восточной Азии.

База была оснащена всем необходимым как для техники, так и для личного состава.

После победы Национального фронта освобождения Южного Вьетнама и изгнания США из Кам Рани от базы практически остались одни руины, вся инфраструктура была разрушена (постарались как сами американцы, так и бойцы НФОЮВ). Военная база была практически заново построена Советским Союзом на генподрядных условиях по линии ГТУ ГКЭС и передана вьетнамской стороной в долгосрочную аренду ВМС и ВВС Минобороны СССР, обеспечивая наше надежное и постоянное присутствие в Индийском океане и районе Юго-Восточной Азии.

Когда Россия в одностороннем порядке прервала в середине 1990-х гг. аренду и ушла из Кам Рани, это вызвало недоумение вьетнамской стороны. В России Кам Рань получила печальную известность, когда там в конце 1990-х гг. при заходе на посадку разбилась наша знаменитая пилотажная группа «Русские витязи«(наши наземные авиаслужбы ушли с аэродрома, а вьетнамские еще не имели достаточной квалификации).

Сергей Суворов

Легкая бронетехника. Модернизация по…

Из общего числа образцов бронетанковой техники, имеющейся на вооружении различных государств, абсолютное большинство составляют так называемые бронированные боевые машины легкого класса — БМП, БТР, БРМ и т. д. Из них машины, созданные в течение последнего десятилетня или относительно новые, составляют не более 20–30 %.

В войнах и военных конфликтах, контртеррористических операциях последних лет широкое распространение получили действия противника из засад с широким применением легких противотанковых средств. Создание и насыщение пехотных формирований легкими гранатометами и реактивными противотанковыми гранатами, имеющими высокую эффективность в борьбе с танками, не говоря уже о легких бронемашинах, появление патронов с пулями с высокой бронепробиваемостью для стрелкового оружия вызвало необходимость пересмотра требований к основным показателям боевой эффективности бронетехники и способам ее использования. А как известно, без рассматриваемого класса бронемашин не обходится ни один вооруженный конфликт последнего времени.

Большое количество морально устаревающей бронетехники легкого класса. находящейся на вооружении многих армий мира, подталкивает многие компании. специализирующиеся на разработке систем для боевых машин, заняться модернизацией существующих БМП и БТР. К этому следует добавить, что добрую половину этих машин составляют образцы еще советской разработки, и потенциальный рынок их модернизации оценивается миллиардами американских долларов.

В разных странах стали появляться программы модернизации БМП и БТР. предусматривающие повышение как отдельных показателей машин (например, защищенности), так и всего комплекса их характеристик.

В связи с тем что существенно повысить защищенность легких бронированных машин (ДБМ) путем простого наращивания толщины их брони невозможно, большинство разработчиков пошло по пути увеличения огневой мощи таких машин. И в этом имеется определенный смысл. Если 20–25 лет назад для ЛБМ считалось достаточным обеспечить защиту экипажа от осколков снарядов и пуль стрелкового оружия калибром до 7,62 мм, то в последнее время требования заметно изменились. На многих БТР стали усиливать бронирование, с тем чтобы обеспечить защиту их лобовых проекций от попаданий 12,7-мм пуль, а затем и 14,5-мм. Машины заметно тяжелели, многие из них в результате потеряли плавучесть. При этом бортовые и кормовые проекции, как правило, оставались незащищенными от огня крупнокалиберных пулеметов. В последнее время для ЛБМ угрозу стали составлять и крупнокалиберные снайперские винтовки. Да и лобовые проекции не всегда гарантировали требуемую защиту. Так. например, во время операции «Буря в пустыне» в 1991 г. БРМ М3 «Бредли» была поражена из 12.7-мм пулемета иракского Т-72М. Пуля попала в картер бортовой передачи, пробила его и сначала лишила машину подвижности, а потом БРМ загорелась.

Последние события в Ираке показали высокую пожароопасность БМП и БТР сил антииракской коалиции по так называемым вторичным факторам. Дело в том, что установка дополнительного бронирования вынудила пойти на размещение под ним специальных пористых материалов для сохранения положительного запаса плавучести, обеспечивающего преодоление машинами водных преград вплавь при отсутствии волнения на водной поверхности. Кроме того, все личное имущество пехоты располагается снаружи машин. В с вязи с этим имело место много случаев, когда БМП и БТР воспламенялись и полностью сгорали после попадания трассирующих пуль противника, вызывавших возгорание личного имущества или тех самых пористых материалов.

Более того, установка на большинство современных или модернизированных БМП и БТР автоматических пушек калибра 25 мм и более сводит на нет попытки обеспечить надежную защиту ЛБМ путем навешивания дополнительных комплектов брони.

Как уже отмечалось, одним из направлений повышения эффективности на поле боя легкой бронетехники видится все же усиление ее огневой мощи. Огневая мощь боевой машины — это не только увеличение калибра основного оружия (замена крупнокалиберных пулеметов автоматическими пушками), это еще и возможности обнаружения целей, новые боеприпасы, средства обеспечения точности стрельбы. Наибольшее распространение получило направление, заключающееся в установке на бронеобъекты уже готовых башен или, как их еще называют, боевых модулей с новыми комплексами вооружения. Такой подход обеспечивает относительно недорогую модернизацию машины, увеличивает в несколько раз ее огневую мощь, позволяет упреждать противника в обнаружении цели и открытии огня и. как следствие, повышает ее живучесть на поле боя.

Самыми распространенными машинами в мире, которые сейчас проходят модернизацию, являются бронетранспортеры типа МПЗ (США) и машины, созданные на их базе, а также машины семейства БТР-60ПБ, БТР-70, БТР-80 и БМП-1, разработанные в СССР. Эту бронетехнику можно встретить во всех уголках нашей планеты.

Как ни странно, но наиболее удачные программы модернизации американского БТР МП3 реализуются в Турции компаниями FNSS и Nurol Machinery and Industry. Так, например, компания Nurol Machinery совместно с компанией FNSS осуществляют установку на машину AIFV (турецкий вариант БМП на основе БТР Ml 13) одноместной башни Dragar (выпускается по лицензии французской компании GIAT Industries). В башне установлены 30-мм автоматическая пушка М811 компании Giat Industries с двухленточным селективным питанием и спаренный с ней 7,62-мм пулемет М24 °C. Для обнаружения целей и ведения прицельного огня наводчик имеет в своем распоряжении всесуточную систему управления огнем с тепловизионным прицелом. Наведение пушки и башни на цель обеспечивается электрогидравлическими приводами. Башня выполнена из алюминиевых сплавов с установкой снаружи дополнительных бронированных плит на болтах. Боекомплект пушки составляет 230 выстрелов, а дальность эффективного огня в зависимости от типа поражаемой цели — до 2500 м.

Тактико-технические характеристики БМП Cobra-S (Россия, Беларусь, Словакия)

Экипаж/десант, чел 3/8

Боевая масса, т 13,5

Удельная мощность двигателя, л.с./т 22.22

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А42, автоматическая. 30

боекомплект. выстр 300 в двух лентах

прицельная дальность, м до 4000

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК «Конкурс»

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Одноместный боевой модуль Cobra (Беларусь, Россия, Словакия), предназначенный для установки на БТР, БМП и БМД.

Модернизированная БМП-1 с боевым модулем Cobra.

Модернизированная БМД-1 с боевым модулем Cobra.

Еще один вариант модернизации «по-турецки» семейства БТР 113 также носит наименование AIFV. только в этом случае использована башня Sharpshooter с 25-мм американской автоматической пушкой Bushmaster.

К недостаткам турецкого варианта модернизации БМП AIFV можно отнести отсутствие стабилизации оружия, противотанкового управляемого вооружения и значительное снижение запаса плавучести машины. При входе в воду AIFV погружается практически по башню. и достаточно небольшой волны, чтобы она пошла ко дну.

И все же наибольший интерес у иностранных и, конечно, российских компаний к модернизации ЛБМ советского производства. Многие их этих машин после распада СССР попали на вооружение армий-участниц блока НАТО. Так, например, в Польше разработана программа модернизации советской БМП-1 (польское обозначение BWP: в стране их насчитывается 1321), которая предусматривает установку на нее двухместной башни Е8 производства немецкой компании Rheinmetall Landsysteme. В качестве основного оружия комплекса вооружения в башне Е8 используется 30-мм автоматическая пушка Mauser МК30. Эта машина получила наименование Puma. Такая же башня устанавливается и на бронетранспортер SKOT польского производства. Правда, не сообщается, сохранила ли при этом машина плавучесть, но можно с уверенностью утверждать, что польская BWP с башней Е8 по огневой мощи приблизилась к БМП-2. Вполне вероятно, что другие страны-бывшие участники Варшавского Договора, а ныне члены НАТО, могут последовать примеру Польши и начать подобную модернизацию имеющихся у них БМП-1 и БТР-80.

Тактико-технические характеристики БТР Cobra-K (Россия, Беларусь, Словакия)

Экипаж/десант, чел 2/8

Боевая масса, т 13,02

Удельная мощность двигателя, л.с./т 19,97

Максимальная скорость, км/ч до 100

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А42, автоматическая, 30

боекомплект, выстр 300 в двух лентах

прицельная дальность, м до 4000

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК «Конкурс»

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Тактико-технические характеристики БМП AIFV с башней Dragar (Турция)

Экипаж/десант, чел 2/11

Боевая масса, т 13,687

Удельная мощность двигателя, л.с./т 21,92

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 490

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм Giat М811, автоматическая, 30

боекомплект, выстр 230 в двух лентах

прицельная дальность, м 2300

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК Отсутствует

Углы наведения оружия:

по вертикали -70..+50'

по горизонтали 360'

Стабилизатор вооружения Опция

Ночной прицел Опция

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Группой компаний Metapol (Беларусь, Россия и Словакия) также разработана одноместная башня Cobra, предназначенная для установки на БТР и БМП -1. В качестве основного оружия в комплексе вооружения новой башни использована 30-мм автоматическая пушка 2А42 с двухленточным селективным питанием и боекомплектом 300 выстрелов. С пушкой спарен 7,62-мм пулемет ПКТ. Оружие стабилизировано в двух плоскостях. Одно из важных преимуществ модуля Cobra — это размещение основного оружия снаружи, что исключает загазованность в боевом отделении боевой машины и снижает ее силуэт. Вариант оснащения БМП-1 такой башней получил наименование Cobra-S. В настоящее время на вооружении армии Республики Беларусь имеется батальон БМП Cobra-S. Кроме того, на этой БМП предусмотрено повышение ее защиты за счет установки навесной динамической защиты.

Группой компаний Metapol проведена модернизация и БТР-70. На нем установлен новый дизельный двигатель (вместо двух бензиновых), а также боевой модуль Cobra. Машина получила обозначение Cobra-К. Такую же башню сейчас испытывают на колесном БТР Pandur 6x6 австрийского производства, который планируется эксплуатировать в словацкой армии. Для борьбы с тяжелыми бронированными целями в состав комплекса вооружения модернизируемых машин включена пусковая установка ПТУР 9П135 или 9П135М-1.

БТР-70 (слева) и его модернизированный вариант с башенной пушечно-пулеметной установкой (БППУ).

БТР-ЗУ Guardian, разработанный ХКБМ для морской пехоты ОАЭ на базе БТР-80.

Тактико-технические характеристики модернизированного БТР-70 (Россия)

Экипаж/десант, чел 2/8

Боевая масса, т 13.9

Удельная мощность двигателя, л.с./т 18,71

Максимальная скорость, км/ч до 100

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А72. автоматическая, 30

боекомплект, выстр 300 в двух лентах

прицельная дальность, м до 4000

пулемет, калибр, мм 7.62

ПТРК Нет

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Ночной прицел ТПНЗ

Модернизацией БТР советского производства в настоящее время активно занимается Украина. Конструкторами Харьковского конструкторского бюро по машиностроению им. Л.Л. Морозова (ХКБМ) предложен вариант усовершенствованного БТР-80. получивший наименование БТР-94. Он предусматривает установку на БТР башни, оснащенной спаренной установкой 23-мм автоматических пушек. Несколько десятков таких машин поступило на вооружение армии Иордании.

Еще одна разработка конструкторов ХКБМ на базе БТР-80 выполнялась по заказу руководства ОАЭ и при участии местной компании ADCOM. Это БТР-3У Guardian, который предназначался специально для морской пехоты этой страны. При увеличении общей массы машины на ней сохранен запас плавучести БТР-80. что позволяет использовать Guardian в морских акваториях при небольшом волнении.

На БТР-3У установлен одноместный унифицированный боевой модуль «Шквал», в комплекс вооружения которого включены 30-мм автоматическая пушка 3ТМ-1 (аналог российской 2А72), установленная на жестком кронштейне, спаренный с ней 7,62-мм пулемет, две пусковые установки ПТУР 9М114М «Конкурс-М» и 30-мм автоматический гранатомет. Боекомплект автоматической пушки с двухленточным селективным питанием состоит из 350 выстрелов. Боекомплект 7,62-мм спаренного пулемета составляет 2500 натронов. 30-мм гранатомет имеет 29 готовых к использованию гранат и дополнительно 87 гранат в трех магазинах, в каждом из которых находится по 29 гранат. Комплекс управления огнем включает в себя прицельный комплекс ОТП-20. который интегрирован с системой управления стрельбой управляемыми ракетами, и двух плоскостной стабилизатор вооружения СВУ-500. По некоторым сведениям. планируется поставить морской пехоте ОАЭ около 100 БТР-ЗУ.

Для модернизации таких легких бронированных машин, как БТР-60/70/80, МТ-ЛБ и Ml13 конструкторами ХКБМ разработан универсальный боевой модуль «Гром» с вынесенным вооружением. Этот модуль обеспечивает поражение живой силы, борьбу с бронированной техникой, огневыми точками и низколетящими малоскоростными целями противника. Оружие модуля включает в себя 30-мм автоматическую пушку 3ТМ-2 (аналог 2А42), 7.62-мм пулемет КТ-7,62 (аналог ПКТ), 30-мм автоматический гранатомет АГ-17 и комплекс управляемого вооружения «Конкурс». Стабилизатор вооружения осуществляет стабилизацию оружия в вертикальной плоскости. Для обеспечения живучести машины на поле боя на модуле «Гром» предусмотрено использование системы обнаружения лазерного облучения и постановки аэрозольных и дымовых завес. За счет применения вынесенного вооружения обеспечено повышение защищенности экипажа, снижена масса боевого модуля и улучшены условия обитаемости в боевом отделении (отсутствие загазованности при стрельбе). Масса модуля с полным боекомплектом составляет 1800 кг, что делает возможным его установку на большинство бронированных машин легкого класса.

Бронированный тягач МТ-ЛБ с башенной пушечно-пулеметной установкой (БППУ), аналогичной устанавливаемой на БТР-80А.

Вариант модернизации МТ-ЛБ, предложенный КБ им. А.А. Морозова.

БТР-70 с универсальным боевым модулем «Гром» с вынесенным вооружением. Модуль разработан конструкторами ХКБМ.

Тактико-технические характеристики БМП-1 с модулем «Кливер» (Россия)

Экипаж/десант, чел 3/7

Боевая масса, т 13,5

Удельная мощность двигателя, л.с./т 22,22

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А72, автоматическая, 30

боекомплект, выстр 300 в двух лентах

прицельная дальность, м до 4000

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК «Корнет-Э»

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Ночной прицел Тепловизионный

Российские конструкторы также предложили ряд программ модернизации БМП-1 и БТР. На БМП-1, состоящих в настоящее время на вооружении российской армии, заменен комплекс управляемого ракетного вооружения: вместо ПТУР 9М14 «Малютка» с ручным управлением установлена ПУ 9П135М, с которой можно производить пуски ПТУР 9М111 «Фагот» или 9М114 «Конкурс» с полуавтоматическим управлением. При использовании модернизированных ракет 9М111М или 9М114М обеспечивается поражение самых современных танков, в том числе оснащенных динамической защитой. БМП-1 с новой пусковой установкой ПТУР получила обозначение БМП-1П.

Низкая эффективность 73-мм орудия «Гром» в борьбе с живой силой противника вынудила конструкторов установить дополнительно 30-мм автоматический гранатомет АГ -17 с дистанционным управлением. Такая модификация получила обозначение БМП-1ПГ.

Боевой модуль Cobra, разработанный группой компаний Metapol. предназначен для установки на модернизируемые БТР и БМП.

На нижнем фото представлен вариант БМД-1 с модулем Cobra.

фото С Суворова и А Мазепова.

БТР-70М с комплексом вооружения БППУ.

Модернизированный БТР-60, продемонстрированный на выставке в Нижнем Тагиле в 2004 г.

Однако обе эти модификации не позволили эффективно использовать вооружение БМП при стрельбе с ходу. Поэтому в настоящее время предусмотрен вариант установки на БМП-1 одноместной башни, которая используется на боевой машине десанта БМД-2. В башне смонтирована стабилизированная в двух плоскостях 30-мм автоматическая пушка 2А42 с боекомплектом 300 выстрелов. Комплекс управляемого противотанкового вооружения позволяет применять ПТУР «Фагот-М» и «Конкурс-М». имеющие тандемную боевую часть.

Установка на БМП-1 одноместного боевого модуля «Кливер», разработанного в Конструкторском бюро приборостроение (КБП, г. Тула), повышает огневые возможности БМП-1 в5-7 раз. При этом значительно возросли возможности по обнаружению целей противника ночью и в условиях ограниченной видимости (пыль, туман, осадки и т. д.). Боевой модуль «Кливер» может устанавливаться и на БТР. в результате чего их огневые возможности возрастают практически на порядок.

Тактико-технические характеристики BWP-1 с башней Е8 (Польша)

Экипаж/десант, чел 3/6

Боевая масса, т 14,5

Удельная мощность двигателя, л.с./т 20,69

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм Mauser МК30, автоматическая, 30

боекомплект. выстр 100х100 в двух лентах

прицельная дальность, м 3000

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК Отсутствует

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Тактико-технические характеристики БМП-1 с башней от БМД-2 (Россия)

Экипаж/десант, чел 3/7

Боевая масса, т 13,8

Удельная мощность двигателя, л.с./т 26,09

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А42, автоматическая, 30

боекомплект, выстр 300 в двух лентах

прицельная дальность, м до 4000

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК «Конкурс-М»

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Ночной прицел БПК-2-42

Модернизированная БМП-2, оснащенная всесуточнои СУО на основе прицельного комплекса «Рубеж».

Предусматриваются и другие варианты модернизации бронетранспортеров БТР-70 или БТР-80. Один из них, БТР-80А, разработанный под руководством А. Масягина, уже широко используется как в России, так и за рубежом. На БТР-70 также возможна установка башенной пушечно-пулеметной установки (БППУ) с 30-мм автоматической пушкой 2А72 и боекомплектом 300 снарядов. Кроме того, на БТР-70 предусматривается силовая установка с дизельным двигателем вместо двух бензиновых, что значительно снижает пожароопасность машины. Недостатком комплекса вооружения БППУ. которые устанавливаются на БТР-80А и БТР-70М. является ручное наведение оружия и отсутствие его стабилизации. В связи с этим российскими конструкторами была разработана БППУ со стабилизированным в двух плоскостях оружием, такой модуль может быть установлен на машинах при проведении их модернизации по желанию заказчика и непосредственно на его ремонтной базе.

С целью повышения защищенности машины усилено бронирование ее корпуса за счет применения дополнительных стальных или керамических экранов. Броня корпуса и башни (в том числе и бортовые проекции машины) способна противостоять огню крупнокалиберного стрелкового оружия противника с близких дистанций, а также действию осколков мин и снарядов. Несмотря на несколько возросшую массу, модернизированные бронетранспортеры сохраняют высокий запас плавучести. А на случай повреждения корпуса на плаву предусмотрены устройства для предотвращения затопления машины.

Еще один вариант модернизации легких бронированных машин типа БМП-2, которые имеют достаточно мощное оружие, предусматривает совершенствование их системы управления огнем и повышение разведывательных возможностей прицельно-наблюдательных комплексов. Так, например, для увеличения огневых возможностей этой машины компанией «Пеленг» разработана всесуточная система управления огнем на основе прицельного комплекса «Рубеж». Все блоки комплекса устанавливаются взамен штатных приборов, что позволяет производить модернизацию машин непосредственно на ремонтной базе заказчика.

Прицельный комплекс «Рубеж», установленный на БМП-2, обеспечивает более эффективное поражение цели за счет точного измерения дальности и автоматического угла прицеливания в стабилизатор основного управления, позволяет вести стрельбу ПТУР «Конкурс» днем и ночью через основной прицел наводчика. В состав этого прицельного комплекса входят комбинированный прицел наводчика ПНК2-42, мониторы наводчика и командира, панель командира, блок слежения и электронный блок. Возможность обнаружения целей противника днем и ночью, а также в условиях плохой видимости (пыль, атмосферные осадки) на большой дальности, комбинирование телевизионного и тепловизионных каналов, а также наличие лазерного дальномера с автоматической выработкой и вводом углов прицеливания основного оружия увеличивает огневые возможности БМП-2 в три раза. Благодаря этому повышается и живучесть машины на поле боя.

В качестве дополнительного средства для борьбы с живой силой противника, нередко располагающей легким противотанковым вооружением и действующей из-за укрытий или из засад, в комплекс вооружения БМП-2 стали включать автоматический гранатомет АГ-17. Навесная траектория стрельбы из него позволяет поражать противника там. куда часто не достает 30-мм пушка 2А42, а именно на обратных скатах высот, в оврагах, за строениями и та Предусматривается использование на БМП-2 и нового комплекса управляемого вооружения. Разработан вариант установки на машину четырех ПУ ПТУР «Корнет», по две с каждой стороны башни. Новый комплекс противотанкового управляемого вооружения позволяет увеличить дальность поражения танков противника до 5500 м, при этом обеспечивается поражение всех типов современных танков, в том числе оснащенных динамической защитой. Более радикальное повышение огневых возможностей БМП-2 может быть достигнуто за счет установки на нее унифицированного боевого отделения разработки ГУП КБП. Немало внимания уделяется повышению огневых возможностей такой машины, как МТ-ЛБ. Программы модернизации этой весьма распространенной в мире легкой бронированной машины разработаны Украиной (Харьковский тракторный завод и ХКБМ) и Россией (Муромтепловоз). Специалистами из Мурома предложена установка на МТ-ЛБ башни с блоком оружия, в котором смонтированы двуствольная 23-мм автоматическая пушка ГШ-23, 12,7-мм пулемет НСВТ-12,7 и 7,62-мм пулемет ПКТ. Приводы башни и блока оружия электрические и имеют высокие скорости наведения. Такой вариант вооружения, по мнению разработчиков, обеспечивает быстрое и эффективное подавление танкоопасной живой силы при выполнении различных задач (например, при сопровождении колонн).

Конструкторское бюро по машиностроению имени А.А. Морозова предлагает модернизацию МТ-ЛБ с целью обеспечения эффективной огневой мощи посредством установки одноместного модуля вооружения, включающего 30-мм автоматическую пушку, 7,62-мм пулемет, два прицела, а также систему постановки дымовой/аэрозольной завесы.

Что же касается защищенности ЛБМ. то решение этой проблемы — наиболее трудная задача. Как уже отмечалось, на таких машинах невозможно бесконечно применять дополнительное бронирование. Да это и не сможет защитить машину от поражения из таких противотанковых средств, каковым является, например РПГ-7. В этом случае самое надежное средство выживания машины — своевременное обнаружение и уничтожение противника. Другой вариант — оборудование ЛБМ системами активной защиты типа «Арена-Э», разработанной российским ГУП КБМ (г. Коломна). Система обеспечивает с высокой вероятностью поражение подлетающих к машине боеприпасов со скоростью до 700 м/с. другими словами, ей поражаются реактивные противотанковые гранаты и ПТУР. Кстати, понеся огромные потери в бронетехнике от огня ручных противотанковых средств в Ираке, разработкой коломенских конструкторов заинтересовались представители некоторых стран, отправивших свои войска в Ирак.

В заключение можно сказать, что основным направлением модернизации ЛБМ является повышение их огневой мощи, за счет чего в определенной с тепени можно повысить и живучесть машины. Оптимальными вариантами такой модернизации по критерию «стоимость-эффективность» представляются программы, предлагаемые разработчиками России и стран СНГ.

Тактико-технические характеристики БМП-2 с унифицированным боевым отделением (Россия)

Экипаж/десант, чел 3/5

Боевая масса, т 14,9

Удельная мощность двигателя, л.с./т 24,16

Максимальная скорость, км/ч 65

Запас хода по топливу, км 600

Глубина преодолеваемого брода, м Плавает

Вооружение:

тип и калибр пушки, мм 2А72,

автоматическая, 30 орудие-пусковая установка 2А70, 100

боекомплект, выстр 300 в двух лентах для 2А72, 34 в автомате заряжания для 2А70

прицельная дальность, м до 4000 для 2А72, до 7000 для 2А70

пулемет, калибр, мм 7,62

ПТРК «Аркан» с автоматическим заряжанием

Стабилизатор вооружения В двух плоскостях

Приводы наведения пушки и башни Электрические

Ночной прицел Тепловизионный

Петр Кириченко Геннадий Пастернак

Парадоксы отечественного танкостроения

Современный отечественный танк по-прежнему незаменим в нынешних и грядущих войнах. В нем сосредоточены многие последние достижения отечественной и мировой науки, техники, военного искусства. И хотя сегодня иногда приходится снова слышать высказывания, в том числе из уст нынешнего министра обороны России Сергея Иванова, о том, что «время танковых клиньев ушло», однако все последние военные конфликты упрямо опровергают этот тезис. Не случайно количество танков коалиционных сил в операции «Буря в пустыне» в 1991 г. превысило количество танков, задействованных в крупнейших операциях Второй мировой войны. «Ни сейчас, ни в обозримой перспективе альтернативы танкам и танковым войскам не будет», — таково компетентное мнение бывшего начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Анатолия Квашнина («Оружие и технологии России, Энциклопедия. XXI век», т. VII, стр. 11, Москва, 2003).

Отечественный танк — сгусток энергии, воплощение боевого могущества. Когда движется колонна танков, ты чувствуешь, как дрожит земля. Когда танки, развернутые в боевой порядок. устремляются в атаку и, не сбавляя хода, открывают мощный артиллерийский огонь, они сокрушительны, как божья кара.

Отечественный танк красив. Он одновременно и монументален и экспрессивен. Он символизирует неукротимый порыв, богатырскую мощь, волю к победе. Кода он установлен на пьедестал, архитектору и скульптору больше ничего не нужно додумывать.

В то же время современный основной отечественный танк не поддается однозначной идентификации. У него три ипостаси, как у древнею шумеро-аккадского верховного божества.

Главный абсурд

Все танки, составляющие сегодня основу нашего танкового парка, создавались еще в доперестроечные времена, до распада Советского Союза.

То был период безраздельного господства плановой системы государственного управления экономикой с жестким централизованным административным регулированием. Другими словами, решения о разработке новых танков, принятии их на вооружение армии и постановке на серийное производство, а также о выделении необходимых для этого бюджетных средств принимались из одного командного центра.

Оговоримся, что сам этот центр в 1960-1970-е гг. уже не был столь монолитен, как в сталинские 1940- 1950-е гг. Его структура включала в себя несколько относительно самостоятельных звеньев: Центральный Комитет КПСС (с его оборонно-промышленным отделом). Совет Министров СССР (имевший в своем составе специализированное подразделение — Военно-Промышленную Комиссию, а в своем подчинении — министерства оборонных и других отраслей промышленности), Госплан СССР (с его специализированными оборонными отделами и бюджетными полномочиями). И хотя точки зрения ответственных представителей этих ведомств не всегда совпадали, между ними все еще оставалась прежняя иерархия. Ее вершиной был Центральный Комитет КПСС, точнее, Политбюро ЦК КПСС. В его состав входили руководители всех трех упомянутых выше звеньев. Решения этого руководящего центра являлись законом для всех остальных ведомств. Никакие другие государственные, общественные или иные организации не имели ни права, ни бюджетных, ни внебюджетных средств для самостоятельной выработки и реализации каких- либо альтернатив в этой области. Временно поколебала этот принцип передача функций управления промышленностью местным хрущевским совнархозам. Однако они оказались недолговечными. и после их ликвидации внешне все вернулось на круги своя, хотя и не без некоторого ослабления могущества союзных министерств.

Правда, министру обороны и Главнокомандующим видами Вооруженных Сил дозволялось самостоятельно заказывать промышленности разработку некоторых изделий военного назначения и своими приказами принимать их на вооружение или снабжение Советской Армии или видов Вооруженных Сил. Однако предельная сумма бюджетных средств, которые им разрешалось расходовать на эти цели, не позволяла особенно разгуляться. Во всяком случае, программа разработки нового танка и создания производственных мощностей для его серийного производства была им не по зубам.

Казалось бы, что такая система должна была обеспечить единство действий и полностью исключил, возможность принятия нескольких различных решений по наиболее важным проблемам танкостроения. И тут мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией.

В упомянутый выше административно-командный период единовластия в стране на вооружение Советской Армии были приняты три основных боевых танка — Т-64А 11968), Т-72 (1973) и Т-80 (1976) — с весьма близкими показателями боевой эффективности, но существенно различающиеся по конструкции и некоторым эксплуатационным характеристикам. На их базе возникли три параллельных семейства боевых и вспомогательных бронированных гусеничных машин. Неизбежным следствием этого явились три параллельных танковых производства, тройная номенклатура предметов материалы ю-технического обеспечения войск, три параллельные группы военно-учетных специальностей танкистов и соответствующих учебных частей лля их подготовки, три параллельные специализации военных ремонтных органов.

Ситуация, когда в боевом парке одновременно эксплуатируются танки двух или трех разных поколений, естественна и неизбежна. Одномоментно переоснастить весь наш огромный танковый парк машинами только последнего поколения. изъяв танки предыдущих поколений, невозможно. Этого не выдержит никакая экономика. Однако в нашем случае речь идет о поступлении в войска трех разновидностей танка одного поколения. Совершенно очевидно, что такая ситуация противоречит здравому смыслу, неоправданно затратна и не выдерживает критики в мобилизационном отношении.

Что это? Результат неумелого руководства? Самоуправство исполнителей? Или. не дай бог. злой умысел? Кто является конкретным виновником этого абсурда? Кто должен за него отвечать?

Об авторах

Кириченко Петр Ильич

Родился 20 декабря 1923 г. в г. Таганроге Ростовской области.

16 июля 1941 г призван в Красную Армию. В рядах Вооруженных Сил прослужил 45 календарных лет.

В звании старшего сержанта участвовал в Воронежско-Ворошиловградской и Великолукской операциях 1942 г в должности радиста-пулеметчика танка Т-34 в составе 116-й отдельной танковой бригады Брянского фронта и 240-й отдельной танковой бригады Калининского фронта.

После окончания Челябинского танко-технического училища в 1943 г. в звании техника-лейтенанта участвовал в Белорусской и Прибалтийской операциях 1944 г., Восточно-Прусской операции 1945 г в должности техника по ремонту танков в 159-й танковой Полоцкой ордена Ленина Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова бригаде 1 — го танкового Инстербургского Краснознаменного корпуса, действовавшего в составе 1 — го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов

В период с июня 1945 по апрель 1951 г. — слушатель инженерного факультета Военной академии бронетанковых и механизированных войск, которую окончил с золотой медалью.

После академии — служба в войсковых танкоремонтных органах, аппарате военных представительств на предприятиях танковой промышленности и в танковых опытно-конструкторских бюро.

С 1959 г. проходил службу в центральном аппарате Министерства обороны в должностях старшего офицера зам начальника отдела и начальника отдела Управления производства и заказов бронетанковой техники ГБТУ, начальника отдела- заместителя председателя Научно-технического комитета ГБТУ. Принимал участие в отработке, испытаниях и освоении серийного производства большинства послевоенных образцов бронетанковой техники.

Уволен в отставку в возрасте 62 лет в октябре 1986 г. После увольнения в течение 12 лет служил на гражданских должностях в ГЛАВТУ (позднее ГАБТУ) МО. С 1999 г. — председатель совета московских ветеранов 1 — го танкового Инстербургского Краснознамённого корпуса

Награжден шестью орденами, 20 отечественными и тремя зарубежными медалями.

Пастернак Геннадий Борисович

Родился в 1934 г. в семье кадрового военного.

В 1957 г закончил Военную ордена Ленина Академию бронетанковых войск им. Сталина (военный инженер-механик) и до июля 1966 г. проходил службу в войсках (Кубинка). Параллельно в связи со специфичностью выполняемых работ в 1959–1960 гг. прошел обучение на вечернем факультете усовершенствования инженеров Всесоюзного заочного энергетического института по радиотехнической специализации.

С 1966 г. проходил службу в Центральном аппарате МО на различных должностях. В связи с резким ухудшением обстановки в промышленности по возможности дальнейшего проведения и реализации ОКР в области БТТ в начале 1986 г подал рапорт об увольнении и в конце 1987 г. уволен.

В последующем работал в НИИ прикладной физики Миноборонпрома, Институте машиноведения и Институте прикладной механики Российской академии наук

С 2004 г. на пенсии.

Кто виноват?

Так кто же, все-таки, в этом виноват?

Проще всего ответить: «Никто. Так уж получилось. Хотели как лучше…»

Но это не ответ. Давайте попробуем разобраться. Проследим развитие этой, прямо скажем, идиотской ситуации, реальные факты ее поэтапного возникновения.

Первая предпосылка

Для четкости рассуждения позволим себе начать с некоторых азбучных истин.

Как известно со школьной скамьи, всякое развитие предполагает наличие некоего исходного качественного состояния. его частичных изменений, критическое накопление которых завершается появлением и закреплением нового, наиболее устойчивого и жизнеспособного качественного состояния. Биологи для зтих понятий применили очень удачные термины — «наследственность», «изменчивость» и «естественный отбор».

Какой наследственностью располагали нынешние танки?

Начнем от послевоенного рубежа 1950- 1960-х гг.

В то время наш танковый парк стал оснащаться машинами послевоенного поколения Т-55 (1957) и Т-62 (1961), разработанными конструкторским бюро Уральского вагоностроительного завода (главный конструктор Леонид Николаевич Карцев). Это были для своего времени вполне конкурентоспособные танки, превосходящие современные им зарубежные аналоги. В них были воплощены лучшие традиции российского танкостроения. восходящие к легендарному Т-34, — оптимальное сочетание необходимого для своего времени уровня боевой эффективности, технологичности, простоты и надежности в эксплуатации. Их полюбили не только в наших войсках, но и во многих зарубежных армиях. Их опасались наши военно-политические оппоненты. Именно эти танки они назвали «красным катком», который, по их мнению, грозил прокатиться до Ла-Манша для установления во всей Европе коммунистических режимов.

Важным качеством этих танков было наличие заложенных в них технических ресурсов для дальнейшего совершенствования с сохранением необходимой для накопленного парка наследственности. Подтверждением этого явилось создание на их базе целого ряда усовершенствованных модификаций, в том числе танков Т-62А (1962), Т-55А (1963), Т-55АМ (1983), Т-62Д (1983), Т-62М (1983), Т-55АМВ (1985), Т-62МВ (1985). Они впитали в себя все то новое, что к этому времени было в арсенале конструкторов танков и их основных составных частей лля повышения боевой эффективности этих машин, в том числе:

— повышение эффективности комплекса вооружения за счет установки взамен 100-мм нарезных пушек более мощных 115-мм гладкоствольных пушек с теплозащитными кожухами и инжекционной очисткой кана\а ствола, комплекса управления огнем с двухплоскостным стабилизатором вооружения, с оптическим, а позднее с лазерным прицелом-дальномером. баллистическим вычислителем, приборов ночного наблюдения и прицеливания, механизма выброса стреляных гильз;

— повышение уровня защиты танка от современных средств поражения за счет введения усиленной противоснарядной защиты башни, корпуса, противоминной защиты днища, автоматической системы противоатомной защиты, антинейтронного подбоя, автоматической системы пожаротушения, аппаратуры для постановки маскировочных дымовых завес.

В отдельных образцах этих семейств была продемонстрирована возможность оснащения танков ракетным оружием, автоматической системой активной защиты от поражения противотанковыми снарядами, навигационной аппаратурой.

И хотя развитие этих танков в части базового шасси шло путем, близким к эволюционному, тем не менее в их боевой эффективности был достигнут качественный скачок.

При этом особенно важны два обстоятельства:

— внедрением перечисленных мероприятий технические возможности дальнейшего совершенствования танков Уралвагонзавода далеко не были исчерпаны;

— конструкторское бюро и производственный персонал Уралвагонзавода доказали свою способность, объединяя вокруг себя специалистов смежных отраслей, быстро осваивать и реализовывать в крупносерийном производстве последние достижения научно-технического прогресса.

По здравому смыслу следовало использовать эти возможности для дальнейшего последовательного развития наших танков в соответствии с изменяющимися требованиями современного боя при максимальном сохранении производственной и эксплуатационной преемственности новых образцов.

Переход к ультрареволюционным конструкторским решениям, создание принципиально новой танковой базы, полная потеря производственной преемственности могли быть оправданы лишь для достижения существенного прорыва в боевой эффективности танков, недостижимого традиционным путем. Это подразумевает не только значительное опережение современного уровня их традиционных боевых свойств — огневой мощи, защищенности от современных и перспективных средств поражения, подвижности, проходимости, боеготовности. Это означает также необходимость придания танкам неких качественно новых боевых свойств, которыми не располагают танки предыдущего поколения. Кроме того, в новой танковой базе должны быть заложены технические ресурсы для дальнейшего развития танка на обозримое будущее. Только тогда ломка существующего производства, создание новых производственных и мобилизационных мощностей, требующее весьма крупных капиталовложений. были бы обоснованы, а бюджетные затраты, организационные и технические сложности, связанные с изменениями в укомплектовании, обучении и снабжении войск, оправданы. Разумеется, при условии соблюдения оптимального соотношения «эффективность-стоимость» в пользу нового поколения.

Назрела ли такая ультрареволюционная ситуация к концу 1960 — началу 1970-х гг.?

Очевидно, что нет. Как следует из сказанного ранее, возможности для дальнейшего развития танков Уралвагонзавода адекватно требованиям современного боя были налицо. Означает ли это, что вообще не нужны были поиски новых, радикальных технических решений в области танкостроения?

Отнюдь. Интересы перспектив развития нашего бронетанкового вооружения и техники, сохранения мирового первенства в этой области требовали интенсивных научных и технических поисков. Нужен был технический плюрализм, нужны были свежие идеи, новые, не похожие друг на друга варианты технических решений или, выражаясь языком биологов, новые мутации. Но не для того, чтобы плодить многочисленные «танки-мутанты» в серийном производстве и в войсках, а для того, чтобы по результатам их конкурсной отработки и испытаний прийти к единому, наиболее оптимальному варианту, обеспечивающему необходимый качественный отрыв нового поколения танков от своих предшественников и зарубежных аналогов и в то же время требующему наименьших затрат при перестройке производства и переоснащении войск.

Возник вопрос о том, кто и какими путями способен обеспечить решение этой задачи. Делать ли однозначную ставку на одного из старых авторитетов либо широко привлекать к соревнованию, или, как теперь принято выражаться, к «тендеру», молодые силы.

Конечно, прежде всего на роль главного разработчика нового танка рассматривались тогда претенденты из числа действующих главных конструкторов танков.

Среди них были две знаковые фигуры:

— Александр Александрович Морозов, 56-летний генерал-майор-инженер, Герой Социалистического Труда, трижды лауреат Государственной премии СССР, участник разработки танков БТ-2, БТ-5, БТ-7, один из авторов лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетверки»;

— Жозеф Яковлевич Котин, 52-летний генерал-лейтенант-инженер. Герой Социалистического Труда, четырежды лауреат Государственной премии СССР, разработчик тяжелых танков КВ. КВ-1 с, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ряда САУ, послевоенного легкого плавающего танка ПТ-76, тракторов КТ-12 и К-700.

Это были лица, широко известные в стране и признанные во всем мире как родоначальники советской школы танкостроения.

Я.Н. Карцев — главный конструктор ОКБ Уралвагонзавода с 1953 г.

Жозеф Яковлевич Котин.

В 1953 г. среди них появилась новая фигура — уже упомянутый выше Леонид Николаевич Карцев, сменивший на должности главного конструктора ОКБ Уралвагонзавода А. А. Морозова. 31 — летний подполковник-инженер Л. Н. Карцев вто время не имел громких титулов. Однако, в отличие от первых двух, он был молод, имел практический опыт боевого использования, войсковой эксплуатации и ремонта отечественной и союзнической бронетанковой техники во фронтовых условиях. В послевоенный период, окончив с отличием инженерный факультет Бронетанковой академии, он получил систематические знания в ряде новых областей науки и техники. После выдвижения на должность главного конструктора Уралвагонзавода он вначале проявил себя в работах по созданию усовершенствованных модификаций танка Т-54 — Т-54А, Т-54 Б. Следующим его самостоятельным шагом, как уже было сказано, явилась разработка танка Т-55, принятого на вооружение Советской Армии в 1957 г. С 1958 г. под его руководством создавался «объект 166» со 115-мм гладкоствольной пушкой (будущий Т-62). Все перечисленные работы, как правило, начинались Л.М. Карцевым в инициативном порядке.

Решающая роль в выборе главного разработчика нового танка принадлежала Дмитрию Федоровичу Устинову. Сталинский нарком вооружения с 1941 г., генерал-полковник с 1944 г., член ЦК КПСС с 1952 г., заместитель Председателя Совета Министров СССР с 1957 г., он был центральной фигурой в руководстве военно-промышленным комплексом страны.

И вот ставка была сделана. Выбор пал на А.А. Морозова. Здесь играют немалую роль особое отношение Д.Ф. Устинова к А.А. Морозову. Их связывало некое родство душ, общность биографии. Оба они сумели еще в довоенный период проявить себя как незаурядные конструкторы оборонной техники: А.А. Морозов — с 1931 г. в КБ на Харьковском паровозостроительном заводе, Д.Ф. Устинов — с 1937 г. в КБ на ленинградском заводе «Большевик» (бывшем Обуховском). Оба почти одновременно возглавили свои конструкторские бюро. Оба в 1942 г. были в первый раз удостоены звания Героя Социалистического Труда. Работая в период Великой Отечественной войны в оборонной промышленности, оба, будучи гражданскими лицами, удостоены генеральских званий. Как нарком вооружения СССР военного времени Д.Ф. Устинов хорошо знал и высоко ценил заслуги А. А. Морозова в области танкостроения.

В создавшейся ситуации руководящий центр решил, что, возглавляя высококвалифицированное Харьковское конструкторское бюро тяжелого машиностроения (ХКБТМ) и не будучи скованным узами крупносерийного танкового и моторного производства, А.А. Морозов сможет сказать новое слово в танкостроении, найти некие революционные технические решения, которые позволят уйти в отрыв от существующего уровня боевой эффективности танков. Получив carte blanche, Александр Александрович со своим коллективом принялся задело.

Первоначальная концепция нового харьковского танка была им разработана в 1953 г., т. е. еще до появления на свет нижнетагильских Т-55 и Т-62. Поэтому заявленные А.А. Морозовым тактико-технические характеристики нового танка сопоставлялись с устаревшими характеристиками танка Т-54, принятого на вооружение в 1946 г. Суть первоначальной концепции состояла в том, чтобы без изменения калибра пушки (100 мм) повысить ее огневую мощь, а также усилить на 10 % броневую защиту и подвижность танка, не увеличивая его массу (36 т). Особо отметим, что неотъемлемой частью этой концепции являлась разработка для танка двигателя совершенно новой конструкции. Уже из этих данных можно было заключить, что первоначальная концепция нового танка была не слишком амбициозна, что никакого чудесного скачка уровня тактико-технических характеристик танков она не содержала, хотя была сопряжена с серьезной ломкой производства. Тем не менее провозглашенная в ней заманчивая возможность повышения огневой мощи и броневой защиты танка без увеличения его массы подействовала на многих завораживающим образом.

Тут же к генералу Морозову как к головному разработчику были подключены все необходимые предприягия- смежники, весь интеллектуальный потенциал нашей фундаментальной и прикладной науки. Со стороны дисциплинированного руководства военного ведомства ему создали условия наибольшего благоприятствования. Государство не поскупилось на бюджетные ассигнования. Дополнительным стимулом был местный патриотизм ЦК Компартии Украины во главе с членом политбюро ЦК КПСС Владимиром Васильевичем Щербицким, взявшего харьковчан под свое мощное покровительство.

Была ли ориентировка на А.А. Морозова той самой искомой первоначальной ошибкой, которая привела к описанному выше абсурду?

Пока еще нет. Хотя безальтернативносгь такой ориентировки и ставка на новый двигатель содержали его первые предпосылки Правда, в последний момент по настоятельной инициативе Уралвагонзавода он был также включен в постановление ЦК КПСС и СМ СССР о создании нового танка. Имелась в виду параллельная разработка конструкторским бюроЛ.Н. Карцева предложенного им варианта нового танка с теми же выходными характеристиками, что и в Харькове, но с использованием более традиционных решений по конструкции составных частей и двигателя. Однако масштаб материальной, моральной и интеллектуальной поддержки Уралвагонзавода со стороны партийно-государственного руководящего центра был несравнимо скромнее, чем в отношении Харьковского завода им. В.А. Малышева и ХКБТМ. Да и сама инициатива Уралвагонзавода была в то время некоторым экспромтом, не подкрепленным необходимым конструкторским заделом. Ее подспудной целью наряду с созданием технического задела по новому танку было использование выделяемых средств для расширения КБ. прекращения утечки квалифицированных конструкторских кадров из Нижнего Тагила в Харьков вслед за А.А. Морозовым, а также для ускорения строительства современной экспериментальной базы.

И процесс пошел.

Танки Т-62.

Вторая предпосылка

Первым детищем харьковской концепции стал «объект 430».

В чем состояла его новизна?

Как уже упоминалось выше, идея заключалась в том, чтобы повысить уровень основных тактико-технических характеристик ганка без увеличения его массы. Для этой цели были найдены новые технические решения, в том числе:

— применение двухтактного Н-образного двигателя 5ТД вместо четырехтактного V-образного двигателя В-54. Расположение осей цилиндров оппозитного двигателя в горизонтальной плоскости снижало его габарит по высоте, что сулило возможность уменьшить высоту моторно-трансмиссионного отделения и в целом корпуса танка;

— использование двух малогабаритных пяти скоростных бортовых коробок передач (БКП) вместо центральной коробки передач и бортовых редукторов.

Эти технические решения позволили «ужать» объем МТО и в целом весь забронированный объем танка до беспрецедентно малых величин — соответственно 2,6 и 10 м3.

Дополнительным мероприятием, направленным на удержание массы танка в пределах 36 тонн, было облегчение ходовой части за счет введения опорных катков уменьшенного диаметра с внутренней амортизацией и алюминиевыми дисками и укороченных торсионов.

Полученная за счет этих новшеств экономия массы танка позволила усилить броневую защиту корпуса и башни.

В 1955 г. вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР, которым применение в новом танке двухтактного Н-образного двигателя было окончательно узаконено на правительственном уровне. Разработка этого двигателя поручалась Харьковскому заводу им. В.А. Малышева. При заводе создавалось КБ по двигателям, главным конструктором которого был назначен Л.Д Чаромский. Этот шаг содержал в себе большой риск, так как опирался только на материалы ранее проводившихся, но так и не завершенных работ в ЦИАМе под руководством профессора А.Д. Чаромского по созданию авиационного двухтактного дизеля с противоположно движущимися поршнями мощностью 10000 л.с. (М-305). Используя задел по двигателю М-305, А.Д. Чаромский начал разработку танкового двигателя мощностью 580 л.с. (будущего 5ТД) по техническим требованиям, согласованным с А.А. Морозовым. При этом предполагалось, что серийное производство нового двигателя будет первоначально осваиваться на заводе им. В.А. Малышева. Это решение было второй предпосылкой возникновения в последующем упомянутой выше абсурдной ситуации.

Экспериментальный образец танка «объект 430» с двигателем 5ТД появился в 1957 г.

С самого начала стала выявляться ненадежность двигателя 5ТД. Заложенная в его конструкции высокая теплонапряженность цилиндро-порпшевой группы в сочетании с повышенным сопротивлением на выпуске из-за подсоединенной эжекционной системы охлаждения двигателя приводили к частым нарушениям нормального функционирования поршней и выходу из строя выпускных коллекторов. Кроме того, выяснилось, что при наиболее вероятных температурах окружающего воздуха (+25 °C и ниже) двигатель нельзя запустить без предварительного разогрева с помощью подогревателя. Всплыло немало конструктивных недостатков и других составных частей танка, в том числе крайне ненадежная работа облегченной ходовой части танка.

К тому же. еще находясь в стадии опытно-конструкторских работ, «объект 430» стал отставать по ряду характеристик от последних зарубежных образцов и от серийных танков Уралвагонзавода. Так, по огневой мощи он уступал появившемуся в 1960 г. американскому танку М60 со 105-мм пушкой, а также разрабатывавшемуся конструкторским бюро Л.И. Карцева с 1958 г. «объекту 166» (будущему Т-62) со 115-мм гладкоствольной пушкой.

Таким образом, первое детище новой концепции — «объект 430» — оказалось не на высоте как по надежности его основных составных частей, так и по перспективности ряда его тактико-технических характеристик. О принятии на вооружение Советской Армии такого танка не могло быть и речи.

Вариант нового танка, разработанный на Уралвагонзаводе и получивший название «объект 140», предусматривал сохранение компоновки танка Т-54 и использование V-образного четырехтактного дизеля типа В-2, форсированного по топливу до мощности 580 л.с. В техническом проекте «объекта 140» и изготовленных двух опытных заводских образцах был реализован ряд новых конструктивных решений, в том числе:

— вновь разработанная нарезная 100- мм пушка, ставшая базой для создания гладкоствольной 115-мм пушки, использованной позднее в танке Т-62;

— опорные катки из алюминиевого сплава с наружной амортизацией, внедренные в дальнейшем в танке Т-72;

— баки-стеллажи, позволившие выгодно использовать внутренний объем танка для увеличения боекомплекта пушки и возимого запаса топлива. Впоследствии подобные укладки были применены на всех серийных танках Уралвагонзавода, начиная с танка Т-55.

Опытный танк «объект 430» конструкции А.А. Морозова

Опытный танк «объект 140», разработанный под руководством Л.Н. Карцева.

Однако стремление во что бы то ни стало уложиться в заданную массу танка 36 т вынудило конструкторов принять ряд решений, неблагоприятно сказавшихся на технологичности изготовления некоторых составных частей танка, а также на трудоемкости и удобстве сборки и технического обслуживания танка. Так. для снижения высоты силового отделения конструкторы приняли решение повернуть двигатель набок, уложив его одним блоком цилиндров вниз. Наклонное положение двигателя делало невозможным доступ обычным способом к ряду деталей и узлов силового отделения. Подмоторную часть днища корпуса пришлось выполнить практически из одних люков. Кроме того, для облегчения бронекорпуса он был спроектирован с гнутыми бортами переменной толщины, изготовление которых оказалось возможным лишь на мощном прокатном оборудовании Ижорского завода. И, несмотря на все эти жертвы, заданная масса танка была превышена на полтонны.

Понимая необходимость кардинального пересмотра технических решений, заложенных в «объекте 140», Л.Н. Карцев, несмотря на понесенные Уралвагонзаводом затраты, нашел в себе решимость обратиться в адрес ЦК КПСС и СМ СССР с просьбой о снятии с завода работы по «объекту 140». Поскольку в руководящем центре преобладали сторонники харьковской концепции, они охотно, не без некоторого злорадства поспешили удовлетворить просьбу Л.Н. Карцева, расценив ее как полное поражение уральских оппонентов.

Вот тут мы и подошли к тому самому критическому моменту, который стал показателем компетентности представителей нашего руководящего центра.

Продолжение следует

Семен Федосеев

Суровые скандинавы

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 11,12/2004 г.

Семейство CV-90

Созданное на шасси CV-90 семейство бронемашин несколько расширено по сравнению с семейством Pbv 302 в соответствии с новыми задачами и подходами.

В 1993 г. закончили испытания ЗСУ CV-9040 «Хамелеон» (первые ЗСУ были переданы на испытания шведской армии летом 1992 г.). ЗСУ имеет башню той же конструкции и вооружена той же 40-мм пушкой, но угол ее возвышения достигает 50°. Огонь может вестись выстрелами с осколочными снарядами двух типов — штатным Мк2 и новым ЗР. разработанным FFV (оба с готовыми поражающими элементами). Снаряд Мк2 типа PFHE массой 880 г снабжен дистанционным взрывателем и снаряжен 1000 готовыми шаровидными элементами (всего же при разрыве образуется до 2400 убойных элементов), его начальная скорость 1025 м/с. Взрыватель взводится в 300 м от орудия. Снаряд ЗР (типа PFPPX НЕ) массой 975 г отличается прежде всего программируемым взрывателем Взрыватель может работать как ударный, ударный бронебойного действия (с задержкой), дистанционный с заданным временем разрыва, неконтактный с подрывом возле цели, неконтактный с приоритетом прямого попадания. Это должно позволить применять снаряд ЗР против малоразмерных и крупных воздушных, укрытых. подвижных и бронированных наземных, надводных целей. Время подрыва определяется специальным программным блоком СУО и вводится в память взрывателя в цифровой форме с помощью индукционной катушки при прохождении снарядом каморы ствола. Снаряд содержит 1100 вольфрамовых шариков массой около 0,25 г и диаметром 3 мм, кроме того, при разрыве образуется до 3000 осколков естественного дробления, что значительно повышает плотность осколочного поля. Наклонная дальность поражения самолетов и вертолетов до 4000 м.

ЗСУ CV-9040 «Хамелеон». Хорошо видна антенна кругового обзора РЛС, смонтированная на крыше башни ЗСУ под радиопрозрачным колпаком.

БРЭМ CV-90 APV.

КШМ (Stripbv) CV-9025 FCV.

БМП CV-9040 (Stridsfordon 90).

ТТХ БМП CV-9040 (Stridsfordon 90)

Боевая масса, т 22,8

Экипаж, чел 3

Десант, чел 8

Длина, м 6,471

Ширина, м 3,1 (по бортовым экранам)

Высота по крыше башни, м 2,5

Клиренс, м 0,45

Вооружение:

пушка 40-мм автоматическая L70B «Бофорс»

пулеметы 1x7,62-мм М/39

Боекомплект 240 выстрелов, патронов

Двигатель:

марка DS14 «СААБ-Сканиа»

тип Дизельный 14-цилиндровый

мощность, л. с 550

Емкость топливных баков, л 525

Трансмиссия Автоматическая гидромеханичекая «Перкинс» Х-300-5

Подвеска Торсионная

Гусеница Металлическая, с РМШ и резиновыми подушками

Удельное давление на грунт, кг/см2 0,53

Максимальная скорость хода, км/ч 70

Запас хода по шоссе по топливу, км 300

Преодолеваемый подьем, град 37

Ширина преодолеваемого рва, м 2,9

Высота стенки, м 1,2

ЗСУ «Хамелеон» оснащена доплеровской РЛС (миллиметрового диапазона) обнаружения и сопровождения целей TRS-2620, созданной фирмой «Герфаут» и французской фирмой «Томсон»-CSF, с дальностью обнаружения целей до 14000 м. Ее антенна кругового обзора смонтирована на крыше башни ЗСУ под радиопрозрачным колпаком. СУО включает также электронно-оптический прицел видимого и ИК-диапазонов, позволяющий вести стрельбу в условиях широкого применения противником средств РЭБ. и лазерный дальномер, также используемый для определения оптимального времени подрыва снаряда.

КШМ (Stripbv) CV-9025 FCV вооружена 25-мм пушкой и оснащена дополнительными средствами связи и автоматизированного управления. Машина CV-9025 с 25-мм пушкой предлагалась и как БТР.

Создана также машина передовых артиллерийских наблюдателей (Epbv).

БРЭМ CV-90 APV оснащена краном, лебедкой, широким сошником. 7,62-мм пулеметом для самообороны. Установка сошника в лобовой части машины позволяет использовать его как бульдозерный отвал.

Была испытана опытная противотанковая артиллерийская установка («истребитель танков») CV-90105 со 105-мм пушкой в башне французской фирмы GIAT: таким образом «Хёгглундс» проявила свой интерес к участию в американской программе «бронированной пушечной системы» AGS. В 2000 г. на выставке в Малайзии «Хёгглундс» представила машину огневой поддержки (легкий танк) CV-90120 со 120-мм гладкоствольной пушкой.

Противотанковая артиллерийская установка CV-90105.

Самоходный миномет Grkfv имеет в кормовой части открытую поворотную площадку, на которой и смонтирован 120-мм миномет. В боекомплект самоходного миномета может войти управляемая мина разработки FFV. На шасси CV-90 может монтироваться и поворотная башня с двуствольным 120-мм орудием — миномегом AMOS шведско-финской разработки (опытная машина Testrig В) с дальностью стрельбы от 1 000 до 7500 км и скорострельностью до 14 выстр./мин.

На шасси CV-90 разработан также самоходный ПТРК.

Самоходный двуствольный миномет AMOS на шасси CV-90.

Машина огневой поддержки (легкий танк) CV-90120.

Всего было заказано около 600 машин семейства CV-90.

БМП-1 в Швеции

Обратили шведы внимание и на легкие БМП, выбрав не слишком дорогую заграничную модель. Проще говоря, они закупили у ФРГ 350 советских БМП-1 из числа оставшихся от ННА бывшей ГДР. БМП-1. модернизированные с помощью чешских специалистов (активно предлагающих сейчас на рынке свои варианты переделки советской техники), должны были поступить в шведские пехотные бригады под обозначением Pbt 501.

Литература

1. Федосеев С.Л. Боевые машины пехоты. М… АСТ-Астреяь, 2002.

2. Foss С. F. Jane's. Tanks. Recognition Guide. HarperColhns Publishers, 1996.

3. «Зарубежное военное обозрение» за 1993–2003 гг.

4. Jane’s Defence Weekly за 1990–1999 гг.

5. Military Technology за 1990–1995 гг.

Рисунки А. Шепса к статье С. Федосеева

Вариант БМП CV-9030 для армии Норвегии.

Шведская БМП СУ-9040.

Броня и крылья на ладони

Виктор Бвкурский

Фото В Изъюрова и А. Фирсона

Свершилось! После трехлетнего перерыва в Москве вновь проводится выставка-конкурс стендовых моделей-копий. организованная Московским клубом стендового моделизма (МКСМ) совместно с Центральным музеем Вооруженных сил России. На сей раз выставка. посвященная 60-летию Победы, проводилась в здании музея в специально выделенном просторном и светлом зале.

В тот момент, когда данная заметка была сдана на верстку, до окончания работы выставки оставалось еще две недели. Две группы жюри (отдельно по гусенично-колесной технике и авиации) еще только приступили к работе, поэтому о результатах конкурса судить рано.

Традиционно наибольший интерес как у самих участников выставки, так и у случайных посетителей вызывали диорамы. Качество их исполнения было различным, но со стороны было заметно, что у детей, пришедших в музей Вооруженных сил и неожиданно оказавшихся на выставке стендовых моделей, популярностью пользовалась диорама Артема Барабана «Штурм Грозного», на которой был представлен танк Т-72, прорывающийся по улицам разрушенного города. Фоном ему служили не только руины, но и сожженные БМП и БРДМ. Видимо, эта тема современному подрастающему поколению гораздо ближе, нежели события 60-летней давности.

Зато другие диорамы, посвященные периоду Великой Отечественной, были выполнены на более высоком уровне.

Так, на диораме «Чужой среди своих» москвича Василия Гончарова можно было видеть обгоревшую «тридцатьчетверку» со снесенной башней, мимо которой пробирались бойцы Красной Армии. Сквозь башенный погон и сорванные створки моторного отсека хорошо просматривались все «внутренности» танка. А столь странное название диорамы объяснялось тем, что танк-то был с крестами. Трофейный.

Еще одна диорама Гончарова представляла собой пару танков Pz.IV. экипажи которых загружали свои боевые машины снарядами.

Несколько диорам продемонстрировал Владимир Демченко из Ростова-на-Дону, среди которых выделялась «Высота 65,5». На этой диораме изображалась атака Т-26 и Т-28 в зимних условиях.

Очень забавно выглядела работа Григория Киселева «Весна». Мы уже привыкли к тому, что на диорамах традиционно изображаются танки, или идущие в атаку, или уже сгоревшие, или застрявшие в непролазной грязи. Здесь же, действительно, буквально повеяло весной. Танк Т-34 лишь создавал фон. А главная тема сценки — танкист, прогуливающийся с девушкой.

В этот раз на конкурс было представлено очень много моделей танков.

Как и во время проведения предыдущих мероприятий подобного рода, и в этот раз на выставке выделялись модели Ильи Переяславцева. Не буду торопить события, но думаю, что одна из его «пантер» однозначно окажется среди призеров.

Кстати, в этот раз у Ильи появились и серьезные конкуренты. Главным соперником также стала «Пантера», выполненная Романом Бухаловым из Твери. А вот самое «живое» впечатление произвела модель Юрия Соколова — тоже «Пантера», но только в зимней окраске.

Постоянные участники конкурсов хорошо знакомы с картонными моделями. Александра Лагутина. В этот раз Александр не участвовал в конкурсе, но, тем не менее, представил на выставку несколько своих моделей, среди которых особое внимание привлекали Т-35 и Pz.IV. И хотя видишь эти картонные танки уже не первый раз, все равно не перестаешь восхищаться талантом наших моделистов.

Не подумайте, что на выставке были одни лишь «тигры» и «пантеры». Здесь в миниатюре был представлен практически весь парк бронетехники Красной Армии и наших союзников. Просто обо всех моделях рассказать невозможно, а упомянуть хочется лишь самые лучшие.

Диорама — Штурм Грозного Артема Барабана.

А еще стоит отметить работы юных участников конкурса, особенно ребят из клуба «Авиатор» из Ханты-Мансийска. Очень неплохо смотрелись «Тигр» Романа Выдащенко (1Злет) и М26 «Першинг» Саши Шушарина (15 лет). А танковые транспортеры с «Леопардом» и «Шерманом» Дениса Мотошина (15лет) можно было считать почти диорамами.

Что касается наиболее интересной покраски, то тут можно было бы выделить Диму Вороного (14 лет), представившего моде,\ь плавающего транспортера LVT «Аллигатор».

Ребята из Ханты-Мансийска привезли немало и моделей самолетов. Среди них можно отметить Р-89 «Скорпион» Леши Шушарина, ЕН-101 Нади Горбатюк и Ju 52 Дениса Тырникова.

Уж коли мы заговорили о летательных аппаратах, то сразу хочу отметить, что, на мой взгляд, такого интересного собрания моделей самолетов давно уже не было. В этом о тношении прежде всего повезло тем посетителям, которые просто пришли посмотреть на выставку. Так, если в разделе бронетехники было немало моделей Т-34, КВ, «пантер» и т. п., отличавшихся лишь качеством изготовления, то среди самолетов повторяющиеся типы нужно было еще поискать.

Еще одной особенностью авиационного раздела стало разделение на два конкурирующих масштаба: 1:72 и 1:48.

Впрочем, на этот раз «отличились» и любители мало популярного в нашей стране масштаба 1:32. В отдельной витрине соседствовали такие производящие впечатление модели, как МиГ-3 А.Седуна, И-16 А. Шерстянкина, «Зеро» и пара «мессеров» М Колпакова, Р-12 Е. Баранова и др. О том. как будет жюри оценивать эти модели, судить не берусь. Выделить лучшую из них очень трудно. Ощущение такое, что все они сделаны одной рукой. Бывает же такое.

Диорама «Чужой среди своих» Василия Гончарова из Москвы.

Модель плавающего транспортера «Аллигатор» Димы Вороного (14 лет).

Еще одна диорама Василия Гончарова: загрузка боеприпасов в танки Pz.IV.

Танковый транспортер с танком «Шерман». Модель выполнена Денисом Мотошиным (15 лет).

На Москву. Диорама В. Демченко.

Модель Ju 52 Дениса Тырникова из Ханты-Мансийска.

Зато в масштабе 1:72 и 1:48 мя членов жюри — полное раздолье. Даже непосвященный в таинства стендового моделизма посетитель с ходу отличит работу одного автора от другого. Что уж говорить, о тех. кто участвует в работе выставки не один год. Достаточно было лишь беглого взгляда на яркие, выделяющиеся четкими контрастными линиями расшивки модели Р-47, F-18, F-l, Т-6 и Т-28, чтобы безошибочно угадать работу москвича Максима Гуменюка. Конечно, из-за этого его маленькие самолетики получаются не совсем похожими на настоящие «живые» машины, но от этого они не смотрятся хуже. Я бы сказал, что такое исполнение — классика музейной модели. На этих копиях видны все самые важные элементы конструкции самолета. Во всяком случае, столь своеобразная технология покраски не каждому но силам. Тем более что качество изготовления каждой модели безукоризненное.

Впрочем, впервые нечто похожее появилось и в масштабе 1:48. Необычно эффектная покраска «под Гуменюка» выделяла среди других экспонатов модели Михаила Старченко (Ла-7, Не-280, Та-183. Но-229). Правда, непомерно сильные «потертости» и «загрязнения» придавали этим моделям совершенно неестественный вид. Однако и подобное творчество имеет право на жизнь. Во всяком случае, созерцание этих самолетиков вызывало явное удовольствие у всех присутствующих на выставке.

А вот самым «живым» из всех летательных аппаратов в масштабе 1:48, на мой взгляд, был «Спитфайр» Михаила Никольского из Волоколамска. Модель не претендовала на участие в конкурсе, так как была собрана и покрашена ради удовольствия всего за один вечер. Но вот среди десятков других моделей самолетов периода Второй мировой войны, разделивших с ней одну из витрин, выделялась весьма заметно.

А вот что касается серьезных работ, претендующих на призовые места в масштабе 1:48, то хочется отметить Ме-410 Анатолия Величко и, конечно же, серию моделей Сергея Яхонтова. Здесь и раскапотированные «Спитфайры» и МС-202, и полностью самодельные ЛаГГ-3, Ла-5, МиГ-3 и Як-1, причем ЛаГТ-3 и Як-1 кроме качественного изготовления поражают еще и исключительно «естественной» окраской.

Говоря о моделях масштаба 1:48, нельзя не сказать о моделях современных самолетов МиГ-23, МиГ-29, МиГ-31, Су-24 и Су-33, представленных Сергеем Захаровым из Новокуйбышевска. Все они выполнены из стеклопластика и являются разборными. При этом в собранном виде обнаружить места стыка отдельных деталей практически невозможно, ведь они совпадают с местами технологического членения реального самолета. Отдельные элементы конструкции моделей выполнены подвижными. Так, у Су-33 складываются крыло и стабилизатор, выдвигается штанга заправки топливом. У Су-24 поворачиваются консоли крыла. При этом синхронно отклоняется стабилизатор и поворачиваются подкрыльевые пилоны. О таких «мелочах», как открывающиеся панели фонаря пилотской кабины и ее внутренняя начинка, и говорить не приходится. А еще модели просто изумительно покрашены. Описать их невозможно. Это нужно видеть.

Что касается масштаба 1:72. то в этой номинации также было немало интерес- I юго. Достаточно было посмотреть на Сопвич F.1 без обшивки, вышедший из-под руки уже упоминавшегося М.Гуменюка.

А еще на выставке были представлены целые тематические коллекции. К примеру, Павел Колесников выставил модели всех самолетов, созданных в КБ им. Лавочкина — от ЛаГГ-3 до Ла-250. Эдуард Чукашов показал серию самолетов периода Первой мировой войны, а Иван Кудит и и с моделями самолетов времен Второй мировой войны вообще буквально захватил целых две витрины.

Что же касается наиболее впечатляющих моделей в этом масштабе, то стоило бы назвать даже не самолеты, а вертолеты Ми-8 и Ка-27 от Евгения Касьяненко. Ну а «гвоздем» 72-го масштаба почти все посетители выставки называли модель Ту-154, оснащенную АНО, подсветкой салона и кабины пилота. Да что говорить, если даже каждая лопатка двигателя была сделана как отдельный элемент. Эту сложнейшую полностью самодельную модель изготовил Дмитрий Колесник.

Модель Ме-410 в масштабе 1:48 Анатолия Величко явно претендует на призовое место.

Не-280 Михаила Старченко (масштаб 1:48).

Модель И-1 б А. Шерстянкина в масштабе 1:32.

Модели Сергея Захарова из Новокуйбышевска в масштабе 1:48 выполнены из стеклопластика и являются разборными.

Вверху на фото — элементы Су-24; ниже — уже собранный Су-33.

К сожалению, на всех конкурсах стендового моделизма, проводимых МКСМ, выставляется очень мало моделей кораблей, автомобилей и железнодорожной техники. Конечно, у любителей этих видов моделизма есть свои клубы, тем не менее, отрадно, что некоторые экспонаты были представлены и на выставке, состоявшейся в музее Вооруженных сил.

От редакции.

В следующем номере журнала мы опубликуем таблицу победителей в различных номинациях, а, кроме того, поместим фото ряда моделей, не вошедших в эту статью.

Выставка-конкурс стендовых моделей, посвященная 60-ти летию Победы

Т-28 работы М. Гуменюка.

Диорама «Чужой среди своих» В. Гончарова. Масштаб 1:35.

ЕН-101 работы Н. Горбатюк.

МиГ-3 А. Седуна в масштабе 1:32.

Me-410 А. Величко в масштабе 1:48.

Самодельный Як-1 в масштабе 1:48 работы С. Яхонтова.

Фото В.Изъюрова

Динамика развития средств ПВО

Ростислав Ангельский

«Мы пойдем другим путем…» — этот ленинский завет в полной мере был воплощен в жизнь советским военным руководством при выборе основного направления развития сил и средств обеспечения защиты частей Сухопутных войск от ударов с воздуха в послевоенный период.

Известно, что из двух основных средств решения этой задачи — истребительной авиации и наземных зенитных средств — вооруженные силы США и большинства других западных стран традиционно уделяли наибольшее внимание авиационной компоненте как обладающей большей гибкостью применения при решении разнообразных боевых задач.

Напротив, при послевоенном развитии Вооруженных Сил СССР особое внимание уделялось совершенствованию собственных средств противовоздушной обороны Сухопутных войск. Опыт боевых действий Второй мировой войны свидетельствовал о том. что истребительная авиация практически не способна обеспечить надежное прикрытие с воздуха частей и соединений Сухопутных войск. Такое положение определялось в основном тем, что инициатива в боевых действиях, т. е. выбор места и времени нанесения удара, в принципе, принадлежит нападающей стороне, в данном случае — бомбардировочной и штурмовой авиации противника. Истребительная авиация, как правило, запаздывала в своих действиях. успевая при благоприятном стечении обстоятельств расправиться с уже выполнившими свои задачи самолетами противника. Надежная противовоздушная оборона достигалась только практической ликвидацией авиации противника с завоеванием подавляющего господства в воздухе. Такое положение было достигнуто советской авиацией только на завершающем этапе войны.

Послевоенная динамика роста боевых возможностей противостоящих военно-политических группировок не давала оснований рассчитывать на быстрое достижение столь благоприятного соотношения сил авиации в ожидавшихся конфликтах. Поэтому задача прикрытия с воздуха Сухопутных войск должна была решаться в первую очередь силами и средствами этих войск в соответствии с известным принципом «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!»

Определяющая роль наземных сил и средств в обеспечении противовоздушной обороны войск подтвердилась и в ходе локальных войн послевоенного времени. Особенно наглядно она была продемонстрирована в во время «войны судного дня» на Ближнем Востоке в октябре 1973 г. Египетская армия успешно вела наступление, находясь под прикрытием мощной группировки зенитных ракетных частей, размещенных в основном на западном берегу Суэцкого канала. Продвинувшись в глубь Синайского полуострова, египетские войска вышли из-под «зонтика» зенитных комплексов и оказались под ударами израильской авиации. В результате ход военных действий оказался переломлен и далее развивался в неблагоприятном для арабов направлении. Спустя несколько дней израильтяне переправились на западный берег Суэцкого канала, а южная группировка египетской армии оказалась в окружении.

В условиях роста летно-тактических характеристик ударной авиации в 1950- е гг. появились и зарекомендовали себя в качестве наиболее эффективного средства ПВО зенитные ракетные комплексы. В первую очередь такие комплексы были созданы для стратегической территориальной ПВО, осуществлявшейся в СССР специальным видом вооруженных сил — Войсками ПВО страны. Однако опыт эксплуатации этих комплексов в Сухопутных войсках, а в дальнейшем и их использования в локальных войнах выявил ряд серьезных недостатков, препятствующих их успешному применению в условиях современных мобильных боевых действий. Наземные средства комплексов С-75 и С-125 проявили недостаточную проходимость и скорость на марше при перебазировании. Развертывание по прибытии на новую позицию и свертывание при необходимости вновь сменить ее занимали многие часы. Кроме того, существующие зенитные ракетные комплексы предназначались в основном лля поражения тяжелых высотных самолетов стратегической авиации, а не маневренных низколетящих истребителей-бомбардировщиков. Поэтому упомянутые комплексы принимались не на вооружение, а на снабжение ПВО Сухопутных войск.

Большинство объектов Сухопутных войск характеризовалось малыми размерами, и их эффективное поражение авиационными средствами 19.50-1960-х гг. достигалось только в условиях прямой видимости с атакующих самолетов, т. е. с расстоянии менее десяти километров в относительно хороших метеоусловиях. Исходя из этого наряду со ставшими традиционными для территориальной ПВО всепогодными комплексами для Сухопутных войск началась разработка упрощенных комплексов малой дальности с широким использованием оптических средств как видимого, так и инфракрасного диапазонов. С другой стороны, стремление прикрыть зоной поражения зенитного ракетного комплекса наибольшую территорию и угроза применения противником ядерного оружия, рассматривавшегося как практически неизбежное в 1950-1960-х гг., требовали создания мобильных всепогодных комплексов средней и большой дальностей.

К концу 1960-х гг. в Советском Союзе появилось первое поколение зенитных ракетных комплексов, специально предназначенных для Сухопутных войск, включавшее нескольких типов.

Типаж и зоны поражения разрабатываемых комплексов определялись в соответствии со сложившейся организационной структурой Советской Армии с учетом характерных размеров «зоны ответственности» при ведении боевых действий. Для примера, натовские эксперты ожидали наступление советской дивизии в полосе фронта шириной 10–15 км при глубине построения до 30 км. В обороне дивизия могла сдерживать противника на фронте шириной до 25 км. С учетом желательности расположения ЗРК за пределами видимости и огня прямой наводкой с вражеских позиций максимальная дальность пуска дивизионного зенитного комплекса должна была составлять не менее 12–15 км. Глубина построения частей и соединений армии до 100 км требовала обеспечения максимальной дальности соответствующего ЗРК порядка 50 км.

Во второй половине 1960-х гг. на вооружение был принят комплекс повышенной дальности «Круг», предназначенный для обеспечения ПВО на уровне армий и фронтов, комплекс средней дальности «Куб» для прикрытия танковых дивизий, комплекс «Стрела-1» для применения в полковых зенитных подразделениях, а также переносной зенитный ракетный комплекс «Стрела-2», обеспечивающий защиту от ударов с воздуха батальонного звена войск.

В американской армии аналогичные задачи решались системой зенитного ракетного вооружения, включающей комплексы «Найк Геркулес», «Хок», «Чапарел» и «РедАй». При этом комплекс большой дальности «Найк Геркулес» по характеристикам мобильности ни в малейшей мере не соответствовал специфическим требованиям ПВО армии в ходе наземных боевых действий. В какой-то мере он сравним с советской зенитной ракетной системой С-200, существенно уступая ее модернизированным вариантам по максимальной дальности — 160 км против 300 у отечественного образца.

Самоходная пусковая установка 2П24 ЗРК «Круг» на боевой позиции.

Пусковая установка американского ЗРК «Хок».

Из американских зенитных ракетных комплексов, специально предназначенных для применения в боевых порядках войск, наибольшей зоной поражения обладал принятый на вооружение еще в 1959 г. комплекс «Хок», однако по максимальной дальности пусков (30 км) он уступал советскому комплексу «Круг» (45–50 км), несколько превышая соответствующий показатель комплекса «Куб» (20 км). В 1970-е гг. был создан модернизированный вариант американского комплекса «Усовершенствованный Хок» с дальностью пуска, увеличенной до 40 км. Однако за счет применения работающего на всей траектории ракетно-прямоточного двигателя ракета комплекса «Куб» отличалась практически постоянной по траектории высокой скоростью полета и за счет этого наилучшей маневренностью среди сравниваемых образцов.

При этом по уровню мобильности оба варианта комплекса «Хок» несравненно уступали не только «Кубу», но и «Кругу». Время развертывания с марша советских комплексов составляло всего 5 минут, американских — 30 минут. Несмотря на то что наряду с буксируемым был разработан самоходный вариант комплекса «Хок», даже сравнение внешнего облика самоходов советского и американского комплексов свидетельствует о разном понимании термина «мобильность» специалистами СССР и США.

По точности наведения оснащенные системами самонаведения «Куб» и «Хок» несколько превосходили «Круг» с радиокомандной системой наведения. В некоторой мере это компенсировалось применением в ракете комплекса «Круг» мощной, втрое более тяжелой, чем у ракет ЗРК «Хок» и «Куб», боевой части. По эксплуатационным показателям вчетверо более тяжелый «Круг» уступал другим комплексам из-за необходимости заправки ракеты жидким топливом, что, однако, не было сопряжено с особой опасностью для личного состава, так как применяемое в ракете горючее не было ни токсичным, ни агреcсивным, как топливные компоненты ЗРК Войск ПВО страны С-25. С-75 и С-200.

Приведенное сравнение отдельных показателей зенитных ракетных комплексов можно дополнить важнейшим критерием — результатом практического боевого применения. ЗРК «Куб» (в экспортном варианте «Квадрат»), как и комплексы «Хок», участвовали в «войне судного дня» 1973 г. В ходе этот конфликта отечественные комплексы проявили исключительно высокую эффективность. Израсходовав ракет всего на четверть больше, чем израильтяне, арабы сбили в пять раз больше целей. Свидетельством объективности высокой оценки ЗРК типа «Куб» стали и действия израильской стороны, предпринявшей специальную операцию по захвачу образцов боевых машин комплекса и ракет.

ПЗРК «Игла-1».

ПЗРК «Стингер».

Самоходный маловысотный комплекс «Чапарел».

Отечественные зенитные ракетные комплексы «Стрела-1»

Сравнение маловысотных комплексов «Стрела-1» и «Чапарел» показывает, что при практически одинаковых зонах досягаемости советские ракета и самоходная пусковая установка оказались значительно легче и компактнее американских образцов. Для наведения пускового устройства с ракетами хватало физических сил оператора, что снизило стоимость и повысило надежность боевой машины, которую удалось разработать на относительно легком шасси БРДМ. В значительной мере массо- габаритные преимущества советской ракеты определялись тем, что для комплекса «Стрела-1» была специально разработана новая легкая ракета, в то время как американцы использовали ранее созданную ракету «воздух-воздух» «Сайдуиндер» А1М-9С, внеся в ее конструкцию непринципиальные изменения, связанные с доработкой ракетного двигателя под условия наземного старта. С другой стороны, в ракете «Стрелы-1» применялась более легкая боевая часть, по уровню могущества явно уступающая американскому аналогу, посчитавшаяся достаточной для уверенного поражения самолетов фронтовой авиации самонаводящейся ракетой.

Важным отличием ракеты комплекса «Стрела-1» стала фотоконтрастная головка самонаведения. В ракете комплекса «Чапарел» использовалась одна из применявшихся в ракетах «воздух-воздух» инфракрасных (тепловых) головок самонаведения, уровень чувствительности которых в соответствии с возможностями элементной базы 1950-1960-х гг. обеспечивал возможность пуска ракет только вдогон цели после захвата головкой самонаведения яркого излучения горячих газов, истекающих из сопла двигателя. Если применительно к авиационным ракетам это ограничение требовало более энергичного маневрирования в ходе воздушного боя, то для зенитных комплексов оно могло исключить саму возможность своевременного применения оружия по авиационному противнику. Американский зенитный ракетный комплекс мог обстреливать только уже пролетевший над ним самолет, он не мог препятствовать выполнению противником боевой задачи, в частости, по поражению этого зенитного ракетного комплекса. Использование в ракете «Стрелы-1» фотоконтрастной головки самонаведения обеспечивало поражение целей также и на встречных курсах, что вполне компенсировало незначительное снижение дальности на догонных курсах. С другой стороны, допустимые метеоусловия применения советского зенитного ракетного комплекса были более жесткими, при этом в принципе исключалась возможность его применения ночью и в сумерках.

Важным достоинством комплекса «Стрела-1» стало нахождение ракет на всех этапах эксплуатации в транспортно-пусковых контейнерах, что способствовало обеспечению безопасности обращения с ракетным оружием и повышению его надежности за счет исключения повреждений ракет как от ошибочных действий личного состава, так и от воздействия неблагоприятных метеофакторов.

При последующей модернизации одну из четырех боевых машин зенитного ракетного взвода комплекса «Стрела- 1» оборудовали пассивной системой обнаружения целей, фиксирующей излучение радиолокационных средств самолетов противника. В результате удалось практически исключить пропуск необстреленных целей в зоне поражения комплекса.

Американский переносной зенитный ракетный комплекс «РедАй» и его советский аналог — комплекс «Стрела-2» — в первоначальном варианте как по зоне поражения, так и по крайне важным для данного вида оружия массогабаритным характеристикам несущественно отличались друг друга. Однако уже в 1974 г. в порядке модернизации отечественного комплекса появилась модификация «Стрела-3» с повой высокочувствительной охлаждаемой головкой самонаведения, что при благоприятной обстановке обеспечило исключительно ценную в тактическом отношении возможность пуска ракет по приближающимся целям, а также по вертолетам и самолетам с поршневыми двигателями.

Практически одновременно с первыми советским и американским образцами свой переносной зенитный комплекс был создан в Англии. За счет использования полуавтоматической системы радиокомандного наведения комплекс «Блоупайп» обеспечивал обстрел приближающихся целей до выполнения ими боевой задачи, был нечувствителен к активным (тепловым ловушкам) и пассивным (солнце, освещенные облака) помехам и допускал применение во всех метеоусловиях, обеспечивающих видимость цели. Однако при стрельбе было необходимо довольно длительное ручное сопровождение цели, что предъявляло повышенные требования к психологической устойчивости стрелков-зенитчиков в реальных условиях боя. Кроме того, английский комплекс отличался большей сложностью и стоимостью, а также громоздкостью из-за применения нескладывающихся стабилизаторов. С внедрением в ракетах комплексов «Игла» и «Стингер» более помехоустойчивых головок самонаведения, обеспечивающих захват на сопровождение приближающихся целей, английский комплекс утратил уникальность своих тактических возможностей, сохранив указанные недостатки.

Самоходная установка разведки и наведения ЗРК «Куб».

Самоходная пусковая установка ЗРК «Куб».

Английский ПЗРК «Блоупайп».

Окончание следует

«Космические» вездеходы

Юрий Жатюногин

С самого начала освоения космоса перед разработчиками встал вопрос о возвращении космонавтов-исследователей. а также научных, метеорологических. фотографических и других данных обратно из космоса на Землю, для чего были разработаны спускаемые аппараты (СА). Каждый из них имел свою форму и размеры, у каждого был свой процесс технологического обслуживания после посадки и другие специфические характеристики в соответствии с выполняемыми задачами.

При этом для доставки СА в место назначения возникает необходимость его поиска и эвакуации уже на Земле, так- как даже на современном этапе развития вычислительной техники рассчитать точку посадки возможно с определенной погрешностью, которая вызвана целым рядом слабо прогнозируемых факторов (например: скорость ветра на различных высотах на всем протяжении спуска или абсолютная точность включения двигателей для схода с орбиты и их тормозной импульс). Для пилотируемых СА типа «Союз-ТМ» и «ТМА» такой разброс может составлять до ±400 км по самой трассе спска и 60 км — боковое отклонение от трассы (например: отклонение «Союза ТМА-3» составило всего 7 км перелета по трассе, а «Союза ТМА-1» — недолет по трассе спуска 140 км и правое боковое отклонение 200 км), а для не пилотируемых СА, вследствие их малых размеров и веса. — и еще больше. При этом спускаемый аппарат может приземлиться в степи, на болоте, пересеченной местности и даже в водоемах. Поэтому для поиска и эвакуации привлекаются авиационные. морские и наземные средства, выполняющие поисковые работы автономно или в составе поискового комплекса.

Подготовка к эвакуации спускаемого аппарата На заднем плане — ПЭМ-1

В качестве авиационных поисковых средств используются самолеты Ан-12 и Ан-24, вертолеты Ми-8, оснащенные соответствующим оборудованием.

Для проведения наземного поиска спускаемою аппарата применяются специально разработанные для этих целей поисково-эвакуационные машины (ПЭМ) — машины высокой проходимости, а также аэросани и гусеничная техника.

Комплекс поисково-эвакуационных машин (КПЭМ) предназначен для поиска спускаемых аппаратов космических кораблей в труднодоступной степной, болотистой, лесистой и пустынной местности. на снежной целине. в акваториях внутренних водоемов, а также для эвакуации космонавтов, спускаемых аппаратов и капсул В состав комплекса входят:

— поисково-эвакуационная пассажирская машина ПЭМ-1;

— поисково-эвакуационная грузовая машина ПЭМ-2:

— поисково-эвакуационная пассажирская машина (снегоболотоход) ПЭМ-3.

Основные тактико-технические данные машин комплекса ПЭМ
Характеристики ПЭМ-1 ПЭМ-2 ПЭМ-3
Дальность хода, км (без дозаправки):
по шоссе 750-800 750 -
по грунту 400 200 -
по болоту 150 150
по воде 150 150
по снегу 150 150
Полная масса, кг 8355 11390 1650
Длина, м 9.25 9.25 4,0
Ширина, м 2.48 2.48 2,1
Высота, м 2.5 2,5 2,0
Максимальная скорость, км/ч:
по шоссе 60 60 -
но фунту 50 50 -
по болоту 7 7 12
на поле 8 8 13
но снегу глубиной до 70 см и по бездорожью н распутицу 15 15 25
Угол входа в воду 20- 20- 20*
Угол выхода из воды 20“ 20* 20*
Тип водного движителя Гребные винты Гребные винты -
Рабочая высота волны, м до 0,5 до 0.5 -
Допустимый ветер при движении на воде, м/с до 15 до 15
Масса машины (с экипажем и оборудованием), кг 8725 8725 2350
Грузоподъемность кран-балки, кг - 3400 -
Экипаж, чел. 3 3 2
Число пассажирских мест — сидя 8 - 2
— лежа 3 - 1

О разновидностях такой наземной поисково-спасательной техники — машинах типа ПЭМ — и пойдет наш сегодняшний разговор.

ПЭМ обеспечивают поиск и эвакуацию спускаемых аппаратов и их экипажей как автономно, гак и во взаимодействии с поисковыми вертолетами (самолетами) в степной, пустынной, лесистой, болотистой местностях, на снежной целине и на акваториях внутренних водоемов в простых и сложных метеоусловиях. в дневное и ночное время суток.

Все ПЭМ по своим габаритам и массе рассчитаны доя транспортировки любым доступным видом транспорта — от железнодорожного до воздушного, в качестве которого наиболее часто используются самолет Ан-12 и вертолет Ми-6. Следует отметить, что каждая ПЭМ предназначена для своих целей и имеет свою область применения.

Поисково-эвакуационные машины ПЭМ-1 и ПЭМ-2 созданы на заводе ЗиЛ и представляют собой плавающие автомобили высокой проходимости с колесной формулой 6x6. Корпуса машин выполнены из полиэфирной смолы, армированной стекловолокном. Рамы машин изготовлены из алюминиевого сплава АМГ-61. ПЭМ способны преодолевать водные преграды на плаву, переметаться но рыхлому грунту с погружением колес до 0.5 м, по снегу- до 1 м. а болоту- до 0,7 м. В таких тяжелых условиях дальность хода может составлять до 200 км со скоростями от 7 км/ч по болоту до 40 км/ч по грунту.

С учетом этих характеристик основными областями применения этих машин являются степная пересеченная местность с незначительным количеством деревьев и большим количеством различных водных препятствий. При этом основной район базирования может находиться на расстоянии до 300 км от места поиска.

ПЭМ-3 изготовлена на специальных шнековых шасси из двух продольно расположенных многовитковых винтов. что позволяет ей развивать скорость до 15 км/ч по рыхлому снегу и болоту на расстоянии до 20 км. Однако по грунту и, тем более, по шоссе она двигаться не может. Поэтому основной областью ее применения остаются снежный покров до 1 м и заболоченная с мелкими водными преградами местность. К месту поиска ПЭМ-3 доставляется с помощью ПЭМ-2, которая снабжена кран-балкой грузоподъемностью до 3400 кг, используемой для подъема как ПЭМ-3, так и спускаемого аппарата в специальное ложе.

Для выполнения поисковых работ используются все типы ПЭМ. Однако ПЭМ-3 применяется только в случае невозможности использования ПЭМ-1 и ПЭМ-2 в районе непосредственного поиска. Эвакуация экипажей осуществляется преимущественно на ПЭМ-1. так как она оборудована специальной пассажирской кабиной для космонавтов, а ПЭМ-2 производит эвакуацию спускаемого аппарата.

Для проведения эффективного поиска ПЭМ оборудованы несколькими системами: это и навигационная система «Квадрат», и автоматический радиокомпас АРК-УД радиопеленгаторы «Пеликан», КАР-1 и НКПУ-1, а также радиостанции Р-855УМ «Журавль», «Коралл» и светотехническое оборудование — светосигнальный маяк ОСС-61 и ручной прожектор РСП-45.

Радиосвязное оборудование предназначено для двусторонней связи в телеграфном и телефонном режимах внутри поискового комплекса, а также для связи с пунктами управления. К этому- виду оборудования относятся устанавливаемые на ПЭМ радиостанции Р-855УМ, Р-802В. «Журавль-К», «Журавль-10», «Коралл», Р-860, Р-809М2, «Балкан-5» и комплекс приемо-передатчика Р-836+РПС Данное оборудование работает в диапазонах УКВ, КВ и СВ при мощности передатчиков от 0.12 до 500 Вт, что позволяет устанавливать надежную связь с самолетами и пунктами управления на дальности 400–600 км в КВ-диапазоне и до 100 км-вУКВ.

Небольшая дальность УКВ-связи с экипажем спускаемого аппарата после приземления обусловлена малой мощностью индивидуальных радиостанций.

Для пеленгации установленных на СА радиомаяков и радиостанций предназначено специальное оборудование, включающее в себя автоматические радиокомпасы АРК-У2 и АРК-УД радиопеленгаторы КАР-1, «Пеликан» и «Орел-1». а также переносной пеленгатор НКПУ-1.Пеленгация осуществляется на всех частотах от 1.5 до 150 МГц. При этом дальность КВ-пеленгации составляет до 25 км. а УКВ — порядка 2 км.

Вид связи Дальность связи, км

УКВ с экипажем СА на этапе парашютного спуска до 20 км

УКВ с экипажем СА после приземления до 5 км

УКВ с самолетами ПСК при Н =5000 м до 100 км

КВ (телеграфный режим) с пунктами управления до 600 км

КВ (телеграфный режим) с самолетами ИСК до 500 км

Навигационное оборудование предназначено для выхода ПЭМ в заданный район поиска и определения местонахождения. Оно включает в себя навигационную систему типа НВНТ, «Квадрат» и магнитный компас КИ-13. Однако в последнее время поисковики все активнее используют систему GPS (Global Position Sistem).

Светотехническсое оборудование предназначено как для поиска СА в сложных метеоусловиях и при недос таточной видимости, так и для обозначения местонахождения ПЭМ. Сюда входят ручной прожектор РСП-45 с дальностью обнаружения СА до 300 м и светосигнальный маяк ОСС-61 с излучением сигналов красного цвета частотой 1 Гц. При этом дальность визуального обнаружения такого маяка может составлять 25 км в простых метеоусловиях.

ПЭМ-3 — плавающий снегоболотоход с роторно-винтовыми движетелями. имеющий рубку со съемным тентом. предназначенную для размещения экипажа и пассажиров. Для экипажа ПЭМ-3 предусмотрено два кресла, для пассажиров — два места на съемных носилках. Плавучесть ПЭМ-3 обеспечивается герметичным несущим алюминиевым корпусом и двумя винтовыми роторами

Кроме этого. ПЭМ оборудованы радиотехническими маяками типа РМ-5 мощностью 80 Вт на частотах 100–150 Гц для облегчения пеленгования ПЭМ с помощью авиационных поисковых сил радиокомпасом АРК-УД При высоте полета до (1000 м дальность пеленгации достигает 100 км.

Таким образом, наземный поисковый комплекс. включающий ПЭМ-1/2/3, позволяет обеспечить проведение поисково-эвакуационных работ в самых различных метеорологических. географических и сезонно-зависимых условиях, а с помощью специального оборудования достигается связь с экипажем СА. пунктами управления, обеспечивается взаимодействие и координация поискового комплекса, выход в заданный район поиска и обнаружение экипажей и СА.

Однако в середине апреля 2004 г. было сообщено о разработке Ракетно-космической корпорацией «Энергия» нового пилотируемого многоразового космического корабля «Клипер», который может прийти на смену «Союзам» уже к 2010 г.

Основные тактико-технические данные ПЭМ-3

Авиатраслортабельность Ил-76, Ан-12, Ми-6

Автономность, сутки -

Грузоподъемность, кг 225

Пассажировместимость, чел 2

Экипаж, чел 2

Полная масса, кг 2350-2350

Марка двигателя ВАЗ-2103

Мощность двигателя, л. с 2х77

Вид топлива Бензин Аи-93

Максимальная скорость, км/ч:

на дорогах с твердым покрытием -

на снежной целине глубиной до 400 мм 25

на воде 13

на болоте 12

Продолжительность хода по контрольному расходу, ч 4

«Клипер» — возвращаемый корабль, который может брать на борт до семи человек экипажа и доставлять на орбиту груз до 700 кг. Кроме того, корабль сможет находиться в автономном полете до 10 суток, а в случае возникновения экстренной ситуации на МКС с большим комфортом, чем в спускаемой капсуле "Союза", эвакуировать экипаж на Землю.

Стартовая масса 10-метрового корабля составит около 14.5 г. На орбиту космический «Клипер» предполагается выводить с помощью российской ракеты под названием «Онега», которая будет представлять собой глубоко модернизированную версию носителя «Союз». Запускать новый космический корабль можно будет со всех российских космодромов, где имеются стартовые площадки под «Союзы», т. е. с Байконура и Плесецка.

При этом изменятся и массогабаритные характеристики спускаемого аппарата. И уже не факт, что тактико-технические характеристики существующих ПЭМ позволят эффективно осуществлять эвакуацию спускаемого аппарата. Поэтому наряду с вопросами проектирования и производства нового спускаемого аппарата необходимо пересмотреть и вопрос обеспечения поисково- спасательных сил новыми средствами поисково-спасательного комплекса.

При разработке новой перспективной космической техники должен учитываться весь комплекс вопросов, возникающих с се внедрением и обслуживанием, так как ПЭМ-2 не приспособлена под габариты и массу «Клипера». Ми-8 на внешней подвеске, и тем более в грузовом отсеке, не способен перевозить такой спускаемый аппарат. Следовательно, необходимо, чтобы будущий комплекс был транспортабелен самолетами и вертолетами, имеющимися на вооружении частей ПСК (Ан-12БП и Ми-6), его необходимо оснастить штатной современной навигационной аппаратурой типа 10Р-26 и АРК, ходовые качества нового комплекса должны быть не хуже, чем у существующего, число мест для пассажиров в кузове-фургоне должно быть увеличено до 8-10 человек, запас хода рассчитан на 1000 км. Космонавты должны перевозиться в кузове-фургоне к вертолету' н положении лежа, машины должны быть оборудованы лебедками самовытаскивания.

Так что развитие поисково-эвакуационных машин не за горами. Двигая вперед одну отрасль ракетно-космической техники, придется подтягивать до ее уровня и весь комплекс наземного обеспечения, в том числе поисково-спасательного.

Иногда для транспортировки машин комплекса ПЭМ используется вертолет Ми-6.

Тренировка по эвакуации спускаемого аппарата с водной поверхности машиной ПЭМ-2.

ПЭМ-2 доставила спускаемый аппарат к борту Ми-6.

ПЭМ-2.

В качестве поисковых авиационных средств широко применяются вертолеты Ми-8, оснащенные специальным оборудованием.

F/A 18C «Хорнет» из состава 82-и истребительной аэ «Мародеры» (IFА 82 Marauders), приписанной к авиакрылу авианосца «Энтерпрайз» выполняет полет вдоль побережья Северной Шотландии во время объединенного учения сил НАТО. 21 июня 2004 г.

Самолет ПЛО S-3A «Викинг» из состава 32 й аэ «Боксеры» (VS-32 Maulers) авиакрыла «Энтерпрайза» выполняет взлет с катапульты авианосца. Операция Iraqi Freedom. 5 января 2004 г. Аравийское море.

Транспортный вертолет СН-46 «Си Найт», осуществляющий переброску с судов снабжения и других кораблей различных грузов и боеприпасов.

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9-12/2004 г.

В статье использованы фото ВМС н ВВС США

Фото на заставке: АВМА — Энтерпрайз» (вверху) и АВМА «Карл Винсон» — два рукотворных монстра, бороздящих спокойные воды Аравийского моря.

Жаркий Индокитай

На протяжении всего периода ведения боевых действий в юго-западной части Тихого океана постоянно находились авианосцы и другие корабли военно- морских сил США. сведенные в 77-е оперативное соединение 7-го флота. В состав соединения, как правило, входили от одного до пяти авианосцев (2–3 авианосные ударные группы), до пяти крейсеров, около 15 эсминцев и фрегатов, а также несколько сторожевых кораблей. Причем, несмотря на отсутствие какого-либо реального противодействия на море, американское командование осуществляло комплекс мер по организации всех видов обороны авианосцев.

Ближнее охранение осуществляли крейсеры, эскадренные миноносцы и фрегаты; самолеты ДРАО вели практически круглосуточное боевое патрулирование; истребители находились либо в воздухе, либо в полной готовности к вылету; задачи противолодочной обороны возлагались на специально создаваемую для этого противолодочную корабельную поисково-ударную группу (КПУГ) и самолеты базовой патрульной авиации (БПА) или только на последние, которые осуществляли патрулирование в ближней и дальней зонах.

Авианосцы находились в районе боевого маневрирования в среднем по 108–136 суток. При этом каждый авианосец от 6 до 11 суток принимал интенсивное участие в боевых действиях, после чего одни сутки предоставлялись для отдыха личного состава и ремонта авиатехникн. При нахождении в районе трех авианосцев один из них, как правило, был в резерве.

Район боевого маневрирования сил 77-го оперативного соединения (ОС), имевший кодовое обозначение «Янки» (Yankee Station), с февраля 1965 по январь 1973 г. располагался в Тонкинском галиве. Его размеры составляли 110х 160 миль при минимальном удалении от береговой черты 40–80 миль. В этом районе находились от двух до четырех авианосных ударных групп (АУГ), для каждой из которых был выделен свой подрайон. Кроме того, в пределах района назначались подрайоны пополнения запасов, где постоянно дежурила одна из групп обслуживания (так называемый «плавучий тыл»).

Кроме того, несколько АУ Г постоянно находилось в районе боевого маневрирования «Дикси» (DixieStation), расположенном к юго-востоку от побережья Вьетнама.

Количественный состав авиации 77-го ОС постоянно менялся и зависел от количества входивших в соединение авианосцев, а также от других факторов. в том числе и от существенных потерь (по имеющимся данным, авиагруппы авианосцев теряли ежемесячно в среднем до 10–15 самолетов).

Палубная авиация использовалась во время Вьетнамской войны с довольно высоким напряжением. Так, в 1966 г. с одного авианосца выполнялось в среднем 111 самолето-вылетов в сутки, а с двух — 178. К 1969 г. этот показатель возрос и составлял уже 178 и 311 самолето-вылетов в сутки соответственно. Согласно приведенным в книге Виталия Доценко «Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века» данным, напряжение авиации составляло:

— для штурмовиков 1,2–1,3 самолето-вылета в сутки;

— для истребителей 0,5–0,9;

— для самолетов РЭБ 1,25- 1,50;

— для самолетов-разведчиков 0.58- 0,83.

В целом за время ведения боевых действий к 1973 г. палубная авиация данного соединения совершила около 500 тыс. самолето-вылетов, из которых 70 % — на выполнение ударных задач (из них до 60 % — для нанесения ракетно-бомбово-штурмовых ударов по объектам Демократической Республики Вьетнам).

Следует отметить, что именно во Вьетнаме американцы впервые применили новый способ наведения авиации на цель с использованием радиомаяков, что обеспечивало высокую точность бомбометания в плохую погоду и ночью.

Непосредственно на театре военных действий палубной авиацией руководили специально созданный штаб (центр совместных действий), размещенный в Сайгоне, и штаб 77-го ОС. Первый ставил боевые задачи, а штаб соединения разрабатывал план боевого применения авиации на сутки, ставил боевые задачи ударным и обеспечивающим группам. Самолета ми. находившимися в воздухе. руководили специальные пункты управления, размещенные на выдвинутых к побережью Вьетнама кораблях, а с ноября 1965 г. — и на самолетах Е-2С «Хокай» (Hawkeye). Более подробно о действиях американского флота и палубной авиации в частности можно прочитать в уже упоминавшейся книге Виталия Доценко «Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века».

Серьезное внимание американское командование уделяло спасению экипажей сбитых самолетов, для чего в самом начале войны была создана специальная служба поиска и спасения во главе с контр-адмиралом Риди. В ее состав входили две поисково- спасательные группы, включавшие самолеты, вертолеты и надводные корабли. Одна из групп обслуживала район боевого маневрирования «Янки», а другая — «Дикси».

Карусель над «Энтерпрайзом». На переднем плане — вертолет ПЛО «Си Хок», на заднем плане — два самолета ДРЛО «Хокай».

Вид на левый борт «Энтерпрайза» в районе носовой части корабля. Тонкинский залив, 1967–1968 гг.

АВМА «Энтерпрайз». Находящиеся на палубе самолеты принадлежат к 9-му корабельному авиакрылу (CVW-9). Фотография датирована 1967–1968 гг., когда авианосец совершил поход в западную часть Тихого океана.

Деталировка надстройки «Энтерпрайза». Справа видны два гнезда с АП РЛС СУО 3PK «Си Спарроу», над ними — РЛС ОВЦ AN/SPS-49, слева вверху выступает пункт общего управления действиями корабельного авиакрыла, справа на мачте, на вынесенной площадке установлена РЛС обнаружения низколетящих целей SPN-43.

Помещение для хранения тележек и других средств, используемых для транспортировки боеприпасов по кораблю.

Тем не менее имели место случаи, негативно характеризующие входивших в состав этих групп военнослужащих. Так, 2 января 1966 г. вовремя нанесения бомбовых ударов по целям в глубине территории Южного Вьетнама был потерян один из штурмовиков А-4С из состава размещенного на «Энтерпрайзе» авиакрыла. Спасательная группа (А1 RESCAP) обнаружила летчика примерно в полутора километрах от места падения самолета. Пилот, тяжело раненный в обе ноги, лежал на открытом месте. Спасатели посчитали сложившуюся ситуацию ловушкой со стороны противника и… не стали спасать беднягу. Зная о таких реальных случаях проявления «товарищества», голливудские блокбастеры наподобие «Спасти рядового Райана» смотришь с большим недоверием. Видимо, не нашлось места в списке традиций американской армии (по крайней мере, в период войны во Вьетнаме — точно) такому правилу, как «сам погибай, а товарища выручай».

Д\я тех, кто не знает, поясню. Эта расхожая у нас в стране пословица была возведена в ранг закона в отечественных вооруженных силах. Только документально подтвержденных случаев ее, если можно так выразиться, применения насчитывается многие десятки. Вот п о называется традиция, вот это настоящий героизм, а то…

Описывать подробно и полностью боевые будни авианосца «Энтерпрайз» и его авиационной группы во время Вьетнамской войны, вероятно, смысла нет. Изучать этот материал будет слишком трудно для широкого круга читателей, а специалисты-историки и так это знают. Поэтому в качестве примера приведем ниже несколько эпизодов из этой многолетней войны, в которых принимал участие герой нашего повествования.

Итак, шел 1966 г. 4 февраля после 21 суток отдыха, проведенных в Гонконге, атомный ударный авианосец «Энтерпрайз» получил приказ следовать в район боевого маневрирования «Дикси» с задачей наносит» авиаудары по целям на территории Южного Вьетнама. За последующие восемь суток его авиагруппа совершила 1400 самолето-вылетов. На счет «Энтерпрайза» было записано уничтожение 510 различных объектов. 24 бункеров, четырех артиллерийских позиций, одного моста и др. Кроме того, значительные повреждения были нанесены еще 569 объектам, разрушено несколько километров траншей и ходов сообщения и т. п.

5 и 9 февраля были проведены операции по переброске на «Энтерпрайз» боеприпасов, авиационного топлива и других запасов. Так, в первый день авианосец получил около 500 т различных боеприпасов, а девятого числа — более 500 галлонов авиатоплива JP-5. Причем для доставки последних понадобилось всего лишь два часа. Доставка грузов осуществлялась вертолетами 1* с судна снабжения «Сакраменто» (Sacramento, АОЕ-1) — головного судна н серии транспортов нового типа, которые были не только быстроходнее своих предшественников, но и могли принимать на борт намного больше топлива, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

1* В американском флоте для такого рода операций употребляется термин «vertical replenishment»

Таблица интенсивности полетов палубной авиации ВМС США, февраль 1966 г.
Тип самолета Количество вылетов
А-1 893
А-3 55
А-4 3572
А-6 155
С-1 27
Е-1 101
Е-2 73
ЕА-1 110
ЕА-3 108
F-4 1651
F-8 846
КА-3 262
RA-3 48
RAS 189
RF-8 57

«Энтерпрайз» до модернизации.

Идет передача топлива на ходу. Тонкинский залив. 1967–1968 гг.

Уложенные на тележки авиабомбы полностью готовы к отправке на полетную палубу, где они будут подвешены на самолеты. На стеллажах лежат еще не снаряженные авиабомбы.

Подъемник для подачи боеприпасов на полетную палубу.

11 февраля атомоход двинулся на север, чтобы сменить авианосец «Рэнджер» в районе боевого маневрирования «Янки», в то время как АВ «Хэнкок» заступил на боевое дежурство в районе «Дикси».

В конце февраля «Энтерпрайз» покинул район боевых действий и вскоре прибыл на отдых в ВМБ Субик-Бей на Филиппинских островах.

Здесь следует также отметить, что с мая по ноябрь 1966 г. на всех авианосцах, дислоцированных вто время в районе Вьетнама, в том числе и на «Энтерпрайзе», было установлено оборудование новой системы спутниковой связи SSC-3 (Shipboard Satellite Communications). Эта операция была проведена в рамках начальной программы разработки для министерства обороны системы спутниковой связи (Initial Defense Communications Satellite Program — IDCS).

Специалисты по авиационному вооружению из состава команды, приписанной к ангару, загружают самолетоподъемник № 3 боеприпасами.

Пуск ЗУР «Си Спарроу» одной из батарей АВМА «Энтерпрайз».

«Энтерпрайз» на якоре в бухте Стоук, недалеко от Портсмута.

«Легким движением руки» Клоди А. Свонсон (Mrs. Claude A. Swanson) разбивает традиционную бутылку шампанского о корпус «Энтерпрайза», давая ему путевку в жизнь.

Два самолета F-4J «Фантом» из 143-й истребительной аз (VFA-143) возвращаются на авианосец — Энтерпрайз» после боевого вылета.

Видны УР «Сайдуиидер» и выпущенные гаки. 31 августа 1971 г., Тонкинский залив.

В те годы время было тревожное. В Индокитае шла открытая война, но в других районах планеты обстановка тоже оставалась неспокойной. Одной из горячих точек «холодной войны» был Корейский полуостров, территорию которого поделили между собой два государства с диаметрально противоположными системами политического устройства. Поэтому естественно, что в этом районе постоянно возникали различные конфликты.

23 января 1968 г. корабль во главе авианосной ударной группы (АУГ) шел курсом на Восточно-Китайское море, когда было получено сообщение о захвате патрульным кораблем северокорейских ВМС американского корабля «Пуэбло» (Pueblo, AGER 2). Практически сразу же на «Энгерпрайзе» был получен приказ изменить курс и следовать в район Японского моря. Атомоход возглавил срочно образованное 71 — е оперативное соединение, имевшее задачей применить вооруженную силу в случае необходимости. Там, в видимости побережья Южной Кореи, группа провела почти месяц, после чего «Энтерпрайз» вернулся в Тонкинский залив и в конце февраля занял позицию в районе боевого маневрирования «Янки».

Через год 14 апреля 1969 г., самолет ВВС Северной Кореи (КНДР) сбил разведывательный самолет ЕС-121 «Констеллейшн» (Constellation), совершавший обычный плановый полет над водами Японского моря со своей базы в Ацуги, Япония (Alsugi, Japan). Все члены экипажа, а их было ни много ни мало 31 человек, погибли. Ответная реакция американцев не заставила себя долго ждать. Проводить какие-то карательные силовые операции они, правда, не стали, но было заново образовано 71 — е оперативное соединение (Task Force 71). На соединение, в состав которого первоначально вошли ударные авианосцы «Энтерпрайз», «Тикондерога» (Ticonderoga, CVA-14), «Рэнджер» (Ranger, CVA-61) и «Хорнет» (Hornet. CVA-12), а также крейсер и эсминцы охранения, была возложена задача патрулирования у берегов Корейского полуострова и силового сдерживания в отношении Северной Кореи. Только 31 мая «Энтерпрайз» смог передислоцироваться в район «Янки», где он оставался до июля 1969 г., после чего вернулся домой в ВМБ Аламеда. За эту боевую службу авиация атомохода совершила 3779 самолето-вылетов, израсходовав в общей сложности 4351 т боеприпасов.

После возвращения авианосца в. Аламеду было принято решение направить его в док компании «Ньюпорт ньюс шипбилдинг» для проведения второй перезарядки активной зоны ЯР и для установки нового оборудования. Корабль покинул свой порт, обогнул мыс Доброй Надежды и прибыл в свою «альма-матер», встав в док на срок 16 месяцев.

В январе 1971 г. «Энтерпрайз» удачно завершил ходовые испытания после окончания ремонта, а затем вернулся на Тихий океан. Там он принял на борт 14-е корабельное авиакрыло и в том же году продолжил выполнение боевых задач у побережья Вьетнама: в июле его самолеты совершили 2001 самолето-вылет, в августе — 1915, а в сентябре — 1243. Ракетно-бомбовые удары наносились по целям на территории Северного Вьетнама и нынешнего Лаоса.

В октябре 1971 г. самолеты с авианосцев «Энтерпрайз», «Мидуэй» (Midway, CVA-41) и «Орискани» (Oriskany, CVA- 34) выполнили в общей сложности 1024 самолето-вылета на штурмовку позиций противника, тридцать из которых пришлись на Северный Вьетнам, а остальные — на Лаос.

В следующем месяце самоле ты все с тех же «Энтерпрайза» и «Орискани», а также пришедшего на смену «Мидуэю» ударного авианосца «Констеллейшн» (Constellation. CVA-64) совершили 1766 боевых вылетов.

Здесь нам придется ненадолго покинуть «огненный» Индокитай и перенестись в другой район Азии, а именно на границу Индии и Пакистана. 21 ноября

1971 г. в этом районе начались серьезные пограничные инциденты, а 3 декабря пакистанская авиация нанесла массированные удары по аэродромам индийских ВВС и городам в штатах Джамму и Кашмир. Пенджаб и др.

В сложившейся ситуации Вашингтон пошел на прямую военную поддержку Исламабада. 14 декабря оперативное соединение из состава 7-го флота ВМС США, включавшее атомный авианосец «Энтерпрайз», семь фрегатов и эсминцев УРО, а также десантный вертолетоносец «Триполи» с 800 морскими пехотинцами на борту, было направлено в воды Бенгальского залива с приказом «провести воздушные и морские операции в целях защиты американских интересов» в районе Индийского океана. Однако по ряду причин «повоевать» американцам на этот раз не удалось. Что же касается Пакистана, то он получил жесткий урок от своего более мощного, как оказалось, соседа.

23 октября 1972 г. американское командование решило завершить операцию Linebacker I, прекра тив бомбардировку вьетнамских позиций севернее 20-й параллели. За время проведения этой операции, с мая по октябрь 1972 г., было совершено, по американским данным, 23652 самолето- вылета на бомбардировку различных целей. В рамках операции были задействованы следующие авианосцы: «Энтерпрайз», «Констеллейшн», «Корал Си» (Coral Sea, CVA-43), «Хэнкок» (Hancock, CVA-19), «Китти Хок» (Kitty Hawk, CVA-63), «Мидуэй», «Саратога» (Saratoga. CVA-60), «Орискани» и «Америка» (America, CVA-66).

С 23 октября по 17 декабря того же года на позиции Yankee Station находились, чередуясь по три-четыре, авианосцы «Энтерпрайз», «Китш Хок», «Мидуэй», «Саратога», «Орискани», «Америка» и «Рэнджер» (Ranger).

Впереди — Японские острова. «Энтерпрайз» направляется к порту Сасебо (о. Кюсю). Фотография датирована 1967–1968 гг., когда авианосец совершил поход в западную часть Тихого океана.

«Скайрейдер» А-1Е, приписанный к авианосцу «Констеллейшн», возвращается после боевого вылета в район Северного Вьетнама. 14 сентября 1967 г. Атомоход «Энтерпрайз» также принимал активное участие во Вьетнамской войне.

«Фантомы» готовы к вылету. 1967–1968 гг.

Транспортные вертолеты CH-46 «Си Найт» не входят постоянно в состав корабельных авиакрыльев авианосцев.

Они привлекаются для переброски с судов снабжения и других кораблей различных грузов и боеприпасов.

Не достигнув на переговорах в Париже желаемых целей, военно-политическое руководство Соединенных Штатов 18 декабря 1972 г. начало проведение операции Linebacker II, ставшей, по сути дела, усиленной версией предшественницы — операции Linebacker I. В новом «походе» на коммунизм приняли участие авианосцы «Энтерпрайз», «Саратога», «Орискани», «Америка» и «Рэнджер».

Всего за 1965–1972 гг., т. е. в период ведения ВС США систематических широкомасштабных действий против Демократической Республики Вьетнам (ДРВ), атомный авианосец «Энтерпрайз» совершил шесть боевых походов в район Юго-Восточной Азии:

— с 26 октября 1965 г. по 21 июля 1966 г.;

— с 19 ноября 1966 г. по 6 июля 1967 г. (палубная авиация совершила около 13400 самолето-вылетов);

— с 3 января по 18 июля 1968 г.;

— с 6 января по 2 июля 1969 т.;

— с 11 июня 1971 г. по 12 февраля 1972 г.;

— с 12 сентября 1972 г. по 12 июня 1973 г.;

— с 17 сентября 1974 г. по 20 мая 1975 г.

Его авиагруппа выполнила в общей сложности более 39 тыс. самолето-вылетов, израсходовав около 30 тыс. тонн различных боеприпасов и выставив 400 мин.

Продолжение следует

Танки Т-72 вчера, сегодня, завтра

Сергей Суворов

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5, 7-12/2004

Танкистам, конструкторам бронетанковой техники и работникам танкостроительной промышленности нашей страны посвящаю.

Украина

После развала Советского Союза в 1991 т. танкостроение Украины переживало тяжелые времена. Практически около 70 % комплектующих для выпускаемой) в Харькове танка Т-80УД поставлялось туда из других регионов, большей частью из России. Руководство Украины тех лет, встав на путь конфронтации с Россией и ориентации на НАТО, практически уничтожило собственное танкостроение.

Отсутствие государственного финансирования и огромный научный потенциал оставшихся в стране уникальных конструкторских бюро и предприятий вынудил их искать пути самовыживания в этих условиях. Одним из выходов из кризиса танковой промышленности Украины была разработка программы модернизации танков Т-72 и ее реализация в различных странах, где эти танки в значительном количестве состоят на вооружении. Да и в Украине на базах хранения и ремонтных заводах их тоже собралось немало. Другой путь — это налаживание производства собственного танка для продажи на экспорт. Надо отдать должное харьковским танкостроителям: в неимоверно трудных условиях экономического кризиса страны они все же смогли встать на ноги и оживить отрасль промышленности.

Модернизированный на Украине Т-72 демонстрирует динамические характеристики на выставке в Абу-Даби.

T-72АГ

Уже в марте 1995 г. на международной выставке вооружений IDEX-95 в Абу-Даби (ОАЭ) был представлен образец модернизированного танка Т-72АГ. В отличие от базового образца на машине установлены другие СУО и силовая установка, которые ранее использовались при производстве танков Т-80УД Да и внешне машина сильно напоминает харьковскую «восьмидесятку»», только ходовая часть «семьдесятдвоечная».

Как сообщают разработчики, корпус базовой машины практически не изменился, только на верхний лобовой лист наварен дополнительный лист брони. В связи с установкой нового двигателя 6ТД и обслуживающих его систем изменилась кормовая часть — появилась другая крыша МТО, решетка выхлопного тракта расположена сзади, а не слева, как на обычных «семьдесятдвойках». Вместо металлических передних подкрылков установлены резинотканевые, как на Т-80У. Появилась и резинотканевая юбка спереди для снижения пылеобразования при движении танка. Динамическая защита корпуса встроенная, второго поколения. На башне также усилено бронирование и установлена динамическая защита нового типа, подобная той, что используется на Т-72БМ.

Значительно повышены огневые возможности танка за счет установки автоматизированной системы управления огнем 1А45. По огневой мощи Т-72АГ сравним с Т-90 и может попасть с ходу в неподвижный танк противника на дальностях до 2000 м с вероятностью более 85 %. Командирская башенка оснащена прицельно-наблюдательным комплексом ПНК-4С со стабилизированной линией прицеливания в вертикальной плоскости. Появился на ней и дистанционный привод зенитного пулемета НСВТ-12,7 «Утес» со стабилизированным наведением в вертикальной плоскости. Прицел наводчика 1Г46 оснащен устройством встроенного контроля выверки (УВКВ). что позволяет экипажу проверять выверку нулевых линий прицела, не выходя из танка. В качестве дополнительного оснащения танка производители предлагают установку на танке тепловизора вместо ночного прицела наводчика ГПН4.

Несмотря на увеличившийся на 4.5 т боевой вес танка, его подвижность несколько улучшилась за счет применения более мощного двигателя 6ТД (в перспективе планируется установить двигатель 6ТД-2). Внедрение ряда новых технических решений позволяет увеличить пробег танка без всякого обслуживания до 1000 км.

Защищенность модернизированной «семьдесятдвойки» повышена благодаря применению встроенной динамической защиты нового поколения.

Т-72МП на ходовых испытаниях.

Украинский вариант модернизации танка Т-72 — Т-72МП. Выставка IDEX-97 в Абу-Даби (ОАЭ).

Т-72МП

Еще одним вариантом усовершенствования Т-72 стал совместный проект модернизации этой машины украинскими, чешскими и французскими конструкторами. который был реализован в танке Т-72МП. Это, можно сказать, дальнейшее развитие Т-72АГ в рамках международного сотрудничества в области танкостроения. Украину в этом проекте представляют ХКБМ и ЗТМ им. Малышева, Чехию — предприятия PSP BOHEMIA a.s. и Францию — фирмы SAGEM и SFIM. Новый проект модернизации может позволить продлить срок службы Т-72 на 15–20 лет и по стоимости составит не более 30 % от суммы, необходимой для закупки новых машин. По соотношению «стоимость — эффективность» по некоторым параметрам

Т-72МП имеет даже лучшие показатели, чем у новых танков. Предлагается модульная система модернизации, чтобы позволить в будущем внедрять новшества в зависимости от потребностей закакзчиков. Благодаря использованию последних разработок в области танкостроения по своим боевым характеристикам танк Т-72МП приблизился к новейшим машинам ведущих стран НАТО, таким как «Леклерк», М1А2 «Абрамс» и «Леопард-2А5».

Модернизация танка до уровня Т-72МП предусматривает повышение всех основных боевых свойств танка: огневой мощи, защищенности и подвижности. Проблема повышения огневой мощи решается за счет улучшения возможностей экипажа танка по обнаружению целей и способности их идентификации в любых условиях, сокращения времени реакции на открытие огня после обнаружения. Это достигается установкой в танк панорамного дневного прицела командира VS/MVS 580 и комбинированного (дневного/ночного) прицела наводчика SAVAN-15 со встроенным лазерным дальномером и тепловизионной камерой. Оба прицела имеют независимую стабилизацию линии прицеливания в двух плоскостях. Установка на танк новых прицелов, автоматизированной СУО с комплектом автоматических датчиков условий стрельбы, включая и датчик метеорологических условий, системы контроля относительного положения дульного среза ствола и усовершенствованной пушки позволяет значительно увеличить вероятность попадания с первого выстрела с места и с ходу, днем и ночью при любых погодных условиях.

Защищенность танка повышена благодаря применению встроенной динамической защиты нового поколения. Как сообщается в рекламных проспектах, она повышает стойкость бронирования против боеприпасов с кумулятивной боевой частью в два раза, против бронебойно — подкалиберных снарядов — в 1,6 раза и обеспечивает защиту даже от боеприпасов с тандемными боевыми частями. На танке Т-72МП может монтироваться система оптико-электронной защиты от противотанковых управляемых ракет с инфракрасным и лазерным наведением. аналогичная устанавливаемым на танках Т-80У и Т-90 системам «Штора-1» и «Штора-2». Машина обеспечивается также и новыми системами НПО. диагностики и связи.

Лучшие показатели подвижности танка Т-72МП по сравнению с базовым Т-72 достигнуты благодаря применению другой силовой установки, которая не требует модификации корпуса и не меняет силуэт машины. По своему составу и характеристикам силовая установка Т-72МП ничем не отличается от используемой на танке Т-72АГ.

Тактико-технические характеристики украинских модификаций танков Т-72
Т-72АГ Т-72МП Т-72-120
Экипаж, чел. 3 3 3
Боевой вес, т 45.5 47.5 48
Уд. мощность двигателя, л.с./т
— с двигателем 6ТД 21,98 21.05 20.83
— с двигателем 6ТД-2 26.37 25.26 25
Макс. скорость по шоссе, км/ч 65 65 65
Марка дизельного двигателя 6ТД(6ТД-2) 6ТД(6ТД-2) 6ТД(6ТД-2)
Мощность двигателя, л.с. 1000(1200) 1000(1200) 1000(1200)
Вооружение:
— калибр пушки, мм 125 125 120
— калибр спаренного пулемета, мм 7.62 7,62 7.62
— калибр зенитного пулемета, мм 12.7 12.7 12.7
— управление зенитным пулеметом Дистанционное со стабилизацией по вертикали
Тип СУО Автоматизированная с цифровым ТБВ
Тепловизионный прицел Предусмотрен SAVAN-15 Предусмотрен
Возможность ведения огня из пушки командиром танка Есть Есть Есть
Система обнаружения лазерного облучения Есть Есть Есть
Система «Штора-1» или «Штора-2» Предусматривается

T-72-120 — еще одна версия «семьдесятдвойки», разработанная на Украине.

Выставка IDEX-99 в Абу-Даби (ОАЭ).

Т-72-120

Учитывая ориентацию на Запад многих бывших партнеров по Варшавскому договору, а также наличие у них в большом количестве различных модификаций танка Т-72, украинские танкостроители в содружестве с зарубежными партнерами на выставке IDEX-99 представили версию «семдесятдвойки» для НАТО — Т-72-120. Основным его отличием от двух предыдущих харьковских моделей Г-72 является то, что на этом танке устанавливается 120-мм гладкоствольная пушка под натовские танковые боеприпасы соответствующего калибра. Комплекс вооружения оснащен новым автоматом заряжания, расположенным в нише башни. подобный тому, что установлен на французском «Лекерке». В транспортере АЗ размещаются 22 унитарных артвыстрела, остальные 20 артвыстрелов укладываются в специальную нишу в задней части боевого отделения. Система управления огнем. вспомогательное вооружение, силовая установка и защита танка полностью аналогичны Т-72АГ.

Появление большого количества проектов модернизации танка Т-72, предлагаемых различными странами и фирмами, творит не только о широком распространении этой машины по всему миру, но и о ее высоких характеристиках надежности и боевом потенциале, Попробуйте назвать еще хоть один танк, который бы предлагали модернизировать по стольким вариантам, как Т-72. Такой машины в мире на сегодняшний день не существует, следовательно, если оценивать танк по критерию «стоимость — эффективность», Т-72 сравнить пока не с чем. Что же касается всевозможных заявлений западной прессы о низкой живучести этого танка на поле боя, о его ненадежности, то об этом ниже.

Беларусь

Варианты модернизации танков Т-72 активно предлагает и Республика Беларусь. Это обусловлено наличием в ней крупных промышленных предприятий, занимавшихся выпуском и ремонтом бронетехники, а также одного из ведущих предприятий в СНГ в области разработки и поставки основных компонентов СУО для современных танков и БМП. Этим предприятием является ОАО «Пеленг».

Модернизация Т-72, предлагаемая ОАО «Пеленг», в основном направлена на замену штатной СУО современными танковыми прицелами с расширением выполняемых ими функций и интеграцией различных электронно-оптических и электронных приборов и систем в единый комплекс, позволяющий успешно решать боевые задачи. Степень сложности и глубины модернизации определяют предъявляемые заказчиком требования к новой СУО и его финансовые возможности.

Кроме тот, заняться усовершенствованием танков Т-72 белорусских конструкторов подтолкнули объявленные некоторыми странами тендеры на программу модернизации этих машин. Одной из таких стран является Индия, имеющая на вооружении около 2 тыс. танков Т-72М1, руководство которой желает, в первую очередь, повысить огневую мощь этих машин при минимуме затрат. Требует модернизации и собственный парк Т-72 Беларуси, составляющий не одну тысячу машин.

В первую очередь, требуют совершенствования приборы ночного видения, которые давно уже морально устарели. Для модернизации ночных электронно-оптических средств наблюдения и разведки целей предлагается замена штатного электронно-оптического преобразователя ООП) на современный ЭОП поколения 2 + или поколения 3, а также установка лазерной) прожектора ПЛ-1. Сохранение у модернизированного прицела габаритов, узлов установки и механизмов связи с вооружением аналогичными базовому прибору позволяет производить модернизацию непосредственно у заказчика. Эффективность предлагаемой схемы характеризуется повышением поисковых возможностей и огневой мощи танка более чем в 3 раза; военно-технический уровень машины увеличивается в 1,5 раза.

Использование в прицелах телевизионной (ТВ) или тепловизионной камеры не только увеличивает дальность видения ночью, но и дает возможность получения электронного изображения, что позволяет строить системы распознавания и автоматическою сопровождения цели.

Так. например, установка на Т-72 тепловизионного прицела (ТП) «Тисас» взамен ночного электронно-оптического танкового прицела ТПН1 обеспечивает обнаружение и распознавание цели, стрельбу с места и с ходу в дневных и ночных условиях, вывод на экран монитора служебной информации о включенном режиме, величине замеренной дальности до цели, типе боеприпаса. Этот вариант модернизации не требует доработки башни танка и серийного оборудования, входящего в сосгав существующей СУО, что позволяет производить работы прямо в войсках. Использование тепловизионной камеры типа CATHERINE-FC французской фирмы THALES с рабочей длиной волны 8-12 мкм увеличивает дальность обнаружения цели и стрельбы в ночных условиях до 4–5 км.

Тепловизионный прицел «Тисас» обеспечивает

— обнаружение и распознавание цели, стрельбу с места и с ходу в дневных и ночных условиях;

— автоматическое слежение линии визирования ТП «Тисас» за линией визирования ТПД-К1 в режиме «Основной»;

— работу в режиме «Целеуказание»:

— жесткую механическую связь с пушкой в режиме «Резервный»:

— вывод на экран монитора служебной информации о включенном режиме, величине замеренной дальности до цели, гипе боеприпаса, сигнале разрешения измерения дальности или сигнале разрешения высгрела;

Преимущества использования ТП «Тисас»:

— увеличение дальности обнаружения цели и стрельбы в ночных условиях до 5000 м;

— возможность действия как в дневное, так и в ночное время суток;

— отсутствие демаскирующих факторов при работе в ночных условиях;

— выработка и введение баллистических поправок в положение линии визирования ТП «Тисас» с учетом типа снаряда, дальности до цели, угла крена, метеофакторов и износа ствола.

В комплект прицела «Тисас» входят:

— система слежения, состоящая из блока зеркала, блока механического со встроенным датчиком положения пушки и блока управления со встроенным баллистическим вычислителем;

— тепловизионный канал, состоящий из тепловизионной камеры и панели управления наводчика;

— система видеосмотровых устройств наводчика и командира;

— датчик крена;

— бронеколпак;

— комплект кабелей и монтажных частей:

— комплект ЗИП.

Тепловизионный прицел «Тисас» установлен на Т-72 взамен ночного электронно-оптического прицела ТПН1.

Вариант модернизации танка Т-72 с тепловизионным прицелом «Тисас», предложенный предприятием ОАО «Пеленг».

Проведение более глубокой модернизации СУО требует установки нового многоканального прицела, баллистического вычислителя, системы метеодатчиков, а также доработки стабилизатора вооружения. При этом желаемая возможность ведения стрельбы как днем, так и ночью определяет выбор того или иного типа прицела.

При установке на место штатного ночного прицела ТПН1 нового многоканального прицела «Cocнa» обеспечивается стрельба наводчиком и командиром с места и с ходу в ночных и дневных условиях с высокой вероятностью попадания, независимая стабилизация поля зрения в горизонтальной и вертикальной плоскостях, выработка и введение в стабилизатор вооружения углов прицеливания и бокового упреждения. индикация режимов работы СУО в поле зрения окуляра и на мониторах наводчика и командира. Решение баллистической задачи обеспечивается с автоматическим учетом типа выстрела, дальности до цели, изменения дальности за счет собственного хода, температуры воздуха и заряда. износа канала ствола, угла места цели, угла крена, атмосферного давления, боковой составляющей скорости ветра, индивидуальных углов вылета. Прицел имеет встроенную систему выверки визирного канала с осью канала ствола и канала дальномера с визирным каналом.

Аналогичные возможности обеспечивает и многоканальный прицел «Буклет», предназначенный для установки в танки Т-72М и Т-72М1 при проведении модернизации их СУО.

Подобная модернизация уже апробирована на ряде машин белорусской армии, которые были представлены на международной выставке Milex-03 в Минске.

Продолжение следует

Танки «двойного управления»

Семен Федосеев

Проблемы, связанные с подготовкой, проведением и обеспечением крупней шей десантной операции Второй мировой войны «Оверлорд» по высадке в Нормандии, потребовали множества новых технических решений в различных областях, в том числе новых специальных бронированных машин.

Серьезную ставку командование союзников делало, в частности, на плавающие танки типа DD (Duplex Drive — «двойного управления», имелось в виду управление на суше и на плаву). Поскольку было ясно, что даже при превосходстве в воздухе и мощном огне с моря полностью уничтожить подготовленную германскую оборону на берегу не удастся, танки DD должны были высадиться с первой волной десанта и стать главным средством непосредственной огневой поддержки как для пехоты, так и для инженерных подразделений и различных инженерных машин.

Сама система DD, как и большинство технических новинок, примененных при высадке в Нормандии, была британским детищем. Работы над ней начали еще в 1941 г. — битва за Англию была выиграна, пора было планировать уже высадку союзников на французском берегу Ла- Манша. За основу взяли идею военного инженера Николаса Штраусслера, венгра по происхождению, работавшего в Англии и известного рядом оригинальных разработок в области бронетанковой техники. Работу контролировал генерал-майор П. Хоббарт, командир 79-й бронетанковой дивизии, сформированной для испытаний и применения специальных машин. Придать танку плавучесть предполагалось за счет складного брезентового кожуха, который крепился на раму, приваренную по периметру корпуса машины, и в развернутом виде образовывал подобие понтона, водоизмещения которого хватило бы,\\я поддержания танка на плаву. Движителем на плаву должен был служить гребной винт, приводимый от двигателя танка. Для поворота руля лодочного типа с места механика-водителя использовалась специально проложенная тросовая система.

В июне 1941 г. один легкий 7,6-тонный танк Mk VII (впоследствии эта модель получила имя «Тетрарх») в опытном порядке оснастили съемным гребным винтом и складным кожухом плавучести. Испытания плавающего танка в бассейне показали практическую применимость идеи Штраусслера. Более того, система позволяла придать плавучесть и более тяжелым танкам, и для дальнейших испытаний выбрали пехотный танк Mk III «Валентайн». Первоначально заказали 450 комплектов «Валентайн» DD.

Разработку комплекта окончили в июне 1942 г., и фирма «Метрополитэн-Кэммел Кэрриедж энд Вэгон Ко Лимитед» (один из производителей танков «Валентайн») переоборудовала соответствующим образом 625 танков модификаций III и VIII массой 17,8-18,6 т с 6-фунтовой (57-мм) пушкой и XI с 75-мм пушкой. «Валентайн» отличался неплохим бронированием, однако уже к концу 1942 г. безнадежно устарел из-за своей низкой скорости и маленькой башни, не позволявшей установить более тяжелое вооружение. Поэтому ожидать от него эффективной огневой поддержки при высадке на подготовленное к обороне побережье не приходилось, и изготовленные «Валентайны» DD использовались в основном для обучения экипажей и для отработки техники высадки. Подготовку вели у Инстоу (Северный Девон) и Инверури (Шотландия, учебный и испытательный центр амфибийных операций), испытания танков DD вели и у Гаспорта. «Валентайн» Mk IX DD планировали отправить на Дальний Восток, но 105 машин попало в британские войска в Италии (из них 75 боевых и 30 учебных), а в конце 1944 г. несколько штук в качестве учебных — в Индию.

В опытном порядке в 1942 г. комплект DD установили на американский средний танк М3 (МЗЕ4). Оказалось, что система вполне пригодна и для таких громоздких машин, а для гой роли, которая отводилась новому боевому средству, требовался именно средний танк. От идеи установки комплекта DD на танки «Кромвель» и «Черчилль» отказались (хотя «Черчилли» стали отличной базой для различных инженерных машин, которые потом и прикрывали танки DD).

Основными как для американских, гак и для британских войск к этому времени стали американские средние танки М4 «Шерман» нескольких модификаций. «Шерман» был одним из лучших танков Второй мировой войны, и его использование в первой волне десанта было предпочтительнее. Неудивительно. что с апреля 1943 г. начались работы по приспособлению оборудования DD на танки «Шерман», которые вела та же фирма «Метрополитэн-Кэммел».

Танки — Валентайн- DD на борту десантно- высадочного корабля LCT (4). Башни танков развернуты назад, кожухи плавучести приведены в рабочее положение (кроме танка на переднем плане).

Установка гребных винтов на танке «Шерман» DD в рабочее положение. На верхнем снимке хорошо видна гидравлическая система подъема винта при выходе на берег.

Испытания танка с комплексом оборудования DD на плаву.

Танк «Шерман» DD с установкой в рабочее положение кожуха плавучести и гребных винтов. Вид сзади.

Корпус танка герметизировали до высоты надгусеничных полок. Складной брезентовый кожух плавучести разворачивался накачкой воздуха из баллона в гибкие резиновые трубки, составлявшие каркас кожуха, и фиксировался распорками в виде шарнирных рам, образуя короб на каркасе высотой около 2 м и обеспечивая достаточное водоизмещение. Передняя часть кожуха благодаря форме рамы напоминала корабельный нос. Сама машина оказывалась при этом ниже поверхности воды, над которой оставалось около 1 м «чистого борта» кожуха. В корме машины ниже кожуха устанавливались два съемных трехлопастных гребных винта с приводом через конические шестерни от осей вращающихся направляющих колес танка, они обеспечивали танку на плаву на спокойной воде скорость в 4 узла 17,48 км/ч, на «Валентайне» DD гребной винт приводился особым валом трансмиссии). На плаву часть экипажа находилась на броне, подавая команды механику-водителю. Для надежного обеспечения воздухом обитаемого объема танки снабжались аппаратами Дэвиса. После выхода на сушу воздух из труб выпускался, кожух складывался, гребные винты поворачивались вверх, чтобы не цеплять rpyirr. В таком виде танк был готов к бою.

Переделали танки модификаций М4А2 и М4А4 (в британской армии именовались соответствен но «Шерман» III и V). Оба танка несли броню толщиной 76–38 мм, 75-мм пушки. 33-тонный М4А2 имел дизельный двигатель в 375л.с. и скорость на суше до 45 км/ч (видимо, поэтому он так интересовал и американцев, и англичан). 35-тонный М4А4 — соответственно карбюраторный двигатель в 425 л.с. и скорость до 38 км/ч. В танки DD переделывали и «Шерманы Файрфлай» — британские модификации с более мощной 76-мм пушкой, имевшей больше шансов в борьбе с бронированными огневыми точками, чем американские 75-мм пушки. По сравнению с другими вариантами придания плавучести среднему танку комплект DD был компактнее. дешевле, позволял спустить с десантных средств флота вторжения в одной волне больше танков и обеспечивал танку возможность без помех вступать в бой после выхода на берег, быстро спустив воздух из трубок кожуха и убрав распорки; сложенный кожух высотой около 0,35 м не мешал ни управлению танком, ни повороту башни. На некоторых танках впереди каркаса ставился жесткий нос, к тому же, защищавший кожух спереди. О стрельбе на плаву, конечно, не шло и речи, хотя был разработан вариант установки на верхней раме кожуха двух дистанционно управляемых 7,62-мм пулеметов М1919А4 «Браунинг». Комплект плавучести мог выйти из строя даже от шальной пули, так что расчет делался в значительной степени на массу десантных средств (возвышавшийся над водой кожух напоминал с берега простую десантную лодку) и внезапность.

Некоторые разработки, связанные с танками DD и их применением в десантной операции в Нормандии, не вышли из стадии опытов. Среди них: плавающий БТР «Шерман» V DD — танк М4А4 со снятой башней и установкой вместо нее грибовидной крыши, предназначенный для высадки пехоты непосредственно вместе с танками DD; «Шерман» III DD. на который по бокам крепились авиационные пусковые установки JATOG № 5 Mk I для разрушения ракетами береговых барбетов; «Шерман Топи» с поплавками спереди и сзади в дополнение к оборудованию DD для повышения плавучести и продольной остойчивости; «Шерман» DD Mk II с механическим приспособлением «Джинандит» для укладки впереди машины тканевого дорожного покрытия (мата с жесткими поперечинами) для преодоления илистых грунтов. Для танков DD разработали и испытали оборудование BELCH с отдельным насосом, которое создавало вокруг развернутого кожуха водяную завесу. Предполагалось, что эта завеса предохранит танки от огневодных заграждений (которые немцы, кстати, не применили), а также защитит машины на плаву от прицельного обстрела. Успели заказать 120 комплектов этого оборудования, но ставить их на танки не стали — они мешали свертыванию кожуха после выхода на берег.

К маю 1944 г. танки «Шерман» DD имели британские, канадские и американские танковые части — в американских танковых батальонах первой волны, например, ими оснастили по две роты. В войсках аббревиатуру DD шуточно расшифровали как «Дональд Дак» — в честь популярного мультипликационного утенка. В «ДеньД» (день высадки в Нормандии) их высаживали во всех секторах. Предполагалось, что, сойдя с десантных судов в воду, они будут двигаться примерно в 1 км позади передовых десантных катеров, чтобы выйти на берег сразу со штурмовыми пехотными и инженерными подразделениями. Но выдержать порядок высадки и обеспечить должные условия действий, конечно, не удалось.

В самом тяжелом для американцев (по потерям) секторе «Омаха» 32 танка 741-го танкового батальона спустили с самоходных десантных барж в 5,0 км от берега, три так и не сошли с аппарелей судов, до границы воды добрались только два. Из спущенных на воду утонули 27 танков: брезентовые кожухи срывались волнами, из-за качки «хлебали» воду. Танки DD 743-го батальона предпочли высадить уже у самого берега вместе с неплавающими машинами, оборудованными для преодоления глубоких бродов (правда, восемь танков DD потеряли вместе с судном).

В другом американском секторе «Юга» из 30 спущенных на воду в 4,5 км от берега «Шерманов» DD 70-го танкового батальона затонул только один, еще четыре сразу потеряли от огня противника.

В британском секторе «Голд» два полка (Ноттингемширский лейб-гвардии и 7-й Королевский гвардейский драгунский) из-за сильного волнения также предпочли высадить танки DD у самого берега. В секторе «Суорд» из 40 танков DD 18-го гусарского полка на берег удачно вышел 31 (хотя выход на илистый берег везде был непростым делом), причем половина — с первой же волной пехоты.

На участке «Нан» британского сектора «Джуно» высаживались танки DD 10-го канадского танкового полка. Также пострадав от волнения, они вышли много позже подразделений пехоты и не смогли вовремя подавить огневые точки противника. На другом участке сектора «Джуно» несколько удачнее действовали танки DD 6-го канадского полка. Но, несмотря на все потери, генерал Эйзенхауэр позже писал о плавающих танках: «Врядли штурмовые войска могли просто закрепиться па берегу без помощи этого оружия».

Танки DD применялись в Европе и позднее, при форсировании Рейна в марте 1944 г. По опыту испытаний и боевого применения вносились усовершенствования. В комплектах DD Mk I по требованиям войск усилили верхнюю раму кожуха, ввели самозапирающиеся шарниры внутренних распорок, увеличили высоту кожуха в носовой и кормовой частях. В комплекте DD Mk II воздушный баллон для накачки резиновых трубок заменили насосом: 120 таких комплектов в конце 1944 г. заказали для установки на имеющиеся танки DD. Оборудование DD ставилось и на более поздние модификации танка. Так, к концу 1945 г. появилась американская модификация «Шермана» DD Mk III для использования британскими и (ограниченно) американскими войсками, причем среди переделываемых были танки с подвеской типа HVSS с горизонтальными пружинами и 76-мм пушкой (в британской армии именовались «Шерман» IIIAY). Создали и комплект навесных 6-мм бронещитков для защиты от повреждений сложенного кожуха. Всего, согласно приводимым в литературе данным, в танки DD переоборудовали от 573 до 693 танков «Шерман» (293 М4А2 и 400 М4А4, включая модификации «Файрфлай»). Разработанные же самими американцами плавсредства для танков М4 в виде сбрасываемых жестких понтонов применялись на островах Тихого океана.

Идея разворачиваемого перед входом в воду и быстро сворачиваемого на берегу кожуха плавучести пригодилась для ряда послевоенных танков и бронемашин: складной кожух по периметру корпуса можно увидеть и на американских воздушно-десантном танке «Шеридан». БМП М2 и БРМ М3 «Брэдли», и на шведском безбашенном танке STRV-103В, и на британских плавающем танке FV101 «Скорпион» и БТР «Спартан». Англичане пытались ставить его и на танк «Центурион», и на «Виккерс» Mk I, принятый потом в Индии как «Виджаянта».

Танк М4А2 «Шерман» с комплектом оборудования DD («Шерман» DD Mk I). Кожух плавучести сложен, видны сложенные металлические рамы и пневмошланги.

Монтаж комплекта оборудования DD на танк «Шерман». Видны неподвижная рама, пневмокаркас. Брезентовый кожух еще не закреплен.

Литература

1. Буше Ж. Бронетанковое оружие в войне. М., Издательство иностранной литературы, 1956.

2. Нерсесян М.Г. Каменцева Ю.В. Бронетанковая техника армий США. Англии и Франции. М., Воениздат, 1958.

3. Петров А. Специальные английские и американские танки "ДД" и "КДЛ" //Танкист, 1947, № 4.

4. Хастингс М. Операция “Оверлорд". М., "Прогресс", 1989.

5. Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. М., “Воениздат", 1980.

6. Chamberlain P., Ellis С. British and American Tanks of WWII. Cassell amp; Company, 1969.

7. Fletcher D. The Universal Tank. British Armour in the Second World War. Part 2 London. HMSO. 1993

8. Kutta T.J. British Funny Tanks of WWII // Military Technical Journal, 1996. № 6.

9. Zaloga S.. Balin G. D-Day Tank Warfare. Hong Kong. Concord Pablications. 1994.