sci_tech Техника и вооружение 2005 03

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 02.07.2012 FBD-449C4D-D502-8445-F098-67FC-022D-B25BD5 1.0 Техника и вооружение 2005 03 2005

Техника и вооружение 2005 03

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Март 2005 г.

На 1-й странице обложки: Модернизированный Т-72М1 (фото А. Чирятникова).

Военно-техническое сотрудничество со странами ближнего востока и северной африки

М. Усов

Об авторе.

Усов Михаил Михайлович, полковник запаса. В системе ГТУ работал с 1971 по 1987 г. на должностях старшего офицера, начальника отдела ГТУ, был уполномоченным ГТУ в Судане.

ИРАН

Давние контакты СССР с Ираном поддерживались в том числе и в области военно-технического сотрудничества. В Иран Советский Союз поставлял главным образом технику для сухопутных. инженерных войск и артиллерии, включая такие машины, как БМП-1, БТР-60, БТР-50ПК, ЗСУ-57, ЭСУ-23-4В и В1 «Шилка». автомобили МАЗ. танковые мостоукладчики, а также ПЗРК «Стрела-1М», колейные минные фалы и т. д. Это, естественно, сопровождалось строительством и оборудованием специализированных предприятий по ремонту и обслуживанию техники, подготовкой личного состава иранских вооруженных сил. Так, например, в Исфахане находился завод по ремонту «Шилок», в Ширазе — учебный центр, где иранцев обучали обслуживанию БМП-1,

По линии Главного технического управления (ГТУ ГКЭС) в 1970-е гг. в соответствии с советско-иранским межправительственным соглашением в окрестностях Тегерана был построен при техническом содействии Советского Союза огромный заводской комплекс «Бабак» для капитального и среднего ремонта артиллерийского вооружения, бронетанковой и автомобильной техники, поставленных через ГИУ.

В эту номенклатуру входили средние танки Т-55, плавающие легкие танки ПТ-76, зенитные самоходные установки ЗСУ-57-2, боевые машины пехоты БМП-1, бронетранспортеры БТР-152, БТР-50ПБ, подвижные средства технического обслуживания и ремонта. автомобили многоцелевого назначения ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-131, Урал-375 и КрАЗ-255Б и другие образцы ВВТ сухопутных войск, включая радиостанции, переговорные устройства и прочую спецтехнику, устанавливаемую на автобронетанковой технике. Одновременно на заводе был организован ремонт советских автомобилей, поставленных МВТ.

Завод был оборудован всем необходимым, чтобы по методике, принятой в Советском Союзе, не только ремонтировать ВВТ, но и восстанавливать ее детали, узлы и агрегаты.

Завод имел участки гальваники, сварочных работ и напыления металлов, изготовления РТИ и пластмасс и др. Как и на других заводах, построенных по линии ГТУ, здесь трудились и гражданские специалисты из СССР (а они весьма ценились всеми нашими партнерами).

Генеральным поставщиком было Министерство обороны СССР, проектные работы выполнял центральный военпроект (ЦВП) МО. К работе были привлечены проектно-технологические бюро ГБТУ, ГРАУ и ЦАВТУ, а также Гипроавтотранс в части гражданских автомобилей. Я как старший офицер оперативного управления был назначен ведущим инженером по этому заводу.

Основной объем строительно-монтажных и пусконаладочных работ выполнялся большим коллективом советских специалистов (приблизительно 150 человек), возглавляемых с 1973 г. полковником В.И. Поздняковым, моим однокашником по Бронетанковой академии. окончившим ее с золотой медалью, блестящим инженером, работавшим до командировки главным инженером Харьковского танкоремонтного завода.

Советские специалисты в Тегеране. 1976 г. На фото: второй слева — зам. начальника отдела ГТУ В.М. Чубук, далее — руководитель группы советских специалистов на заводе «Бабак» В.Н. Поздняков, ведущий инженер ГТУ на заводе «Бабак» М.М. Усов, руководитель советской военной делегации по сдаче завода начальник отдела ГБТУ Н.В. Миронов, уполномоченный ГИУ Г.Г. Жуков. Седьмой справа — начальник отдела «Загрантехстроя» М.И. Григорьев.

Курировал строительство этого комплекса в Иране уполномоченный ГИУ полковник Г.Г. Жуков (дело в том. что иранская сторона не хотела привлекать дополнительных представителей, в данном случае сотрудников ГТУ).

Ремонт на заводе был организован как поточным, так и «тупиковым» методом, когда оборудовались отдельные рабочие места и практически весь ремонт проводился на одном месте. Заводские цеха располагали грузоподъемными подвижными средствами (до 40 т) и другими средствами механизации, подачей в цеха сжатого воздуха, горячей воды и пара для технических нужд и т. д. Все инженерные сети завода и вся инфраструктура были спроектированы и построены с большим запасом ресурсов, что в дальнейшем позволило ремонтировать не только советские образцы, но и технику, выполненную по «натовским» стандартам.

Как вспоминает генерал-майор авиации в отставке Г.Г. Жуков (уполномоченный ГИУ ГКЭС в Иране в 1973–1978 гг.): «Советская сторона удовлетворила почти все запросы иранского шаха Реза Пехлеви в вооружении для его сухопутных войск. Шах, будучи сам военным, традиционно уделял большое внимание обеспечению своей армии современным вооружением. При этом он проводил политику диверсификации, сохраняя разумный баланс между странами различной политической ориентации». Так, «сегмент рынка» сухопутных войск был в основном представлен вооружением из СССР и других соцстран. «Правда, до начала советских поставок США и Англии уже успели продать в Иран значительное количество танков и артиллерии, но в основном устаревших образцов. Наиболее современными среди них были только английские танки «Чифтен» с лучшей по тем временам броней.

Авиация же и флаг полностью обеспечивались США, с которыми у шаха, бесспорно, существовали более теплые отношения.

Заводской комплекс «Бабак» — это прекрасное сооружение из бетона и стекла, с современными цехами и лабораториями, полигоном для испытаний гусеничной и колесной техники и отстрела артиллерии. Такого ремзавода, пожалуй, не было и у нас, и он сыграл впоследствии большую роль во время войны с Ираком 11980-1988 гг.)

Какое значение персы придавали этому объекту, к примеру, говорит тот факт, что на его открытие прибыл сам шах Ирана. Реза Пехлеви прилетел на вертолете в сопровождении командующих всеми видами вооруженных сил и других важных чинов.

Шах, верный своей политике, не хотел придавать этому событию политическую окраску, подчеркивая, что это лишь внутреннее дело военных. Я был единственным официальным представителем СССР (естественно, кроме наших специалистов на заводе). Реза Пехлеви со своей свитой подошел к нам и поблагодарил за проделанную работу. Вместе с ним в этот момент был корпусной генерал Чингиз Вошмгир.

Генерал Вошмгир, являясь заместителем командующего сухопутными войсками по материально-техническому обеспечению, был основным заказчиком советского военного имущества, и этот ремонтный завод был, по сути, его детищем. Только благодаря его энергии и настойчивости этот объект сдали вовремя. У нас сложилось впечатление, что он симпатизировал Советскому Союзу и благодаря своему влиянию помогал порой решать заходившие в тупик вопросы (задержки в подписании контрактов, выдаче виз советским специалистам, проблемы с платежами и др.). Как мы узнали потом, он был арестован сторонниками Хомейни. В тюрьме, в ожидании революционного суда, он покончил жизнь самоубийством».

В начале 1976 г. я участвовал в составе делегации Минобороны СССР в предварительной (технической)сдаче завода в эксплуатацию. Советскую делегацию возглавлял начальник отдела ГБТУ инженер-полковник Н.В. Миронов. иранскую — корпусной генерал Чингиз Вошмгир. Были согласованы все основные вопросы, связанные с передачей проектной и технологической документации, поставками оборудования, запасных частей и эксплуатационных материалов.

Остались несогласованными некоторые вопросы поставки запасных частей к снятой с производства в СССР военной технике, а также некоторых расходных материалов (краски, химикаты и т. д.).

Вопрос этот решился неожиданным образом: когда мы вернулись в Москву, то через некоторое время пришла информация от Г.Г. Жукова о том, что

завод после нас посетила американская военная делегация, дала ему высокую оценку и пообещала иранцам поставить им недостающие запасные части и материалы. Как это они собирались сделать с учетом особенностей технологий, я могу только догадываться: возможно, закупить через посредников в третьих странах.

Вначале у нас был шок. Без нашего согласия закрытый завод посетили третьи лица, что не было предусмотрено контрактом. Но потом все молча согласились, что это нормальное решение проблемы.

Завод начал эксплуатироваться в полном объеме с 1978 г., он стал основной ремонтной базой сухопутных войск Ирана и остается ею уже более двадцати лет. Завод работал и при шахе Ирана, и при аятолле Хомейни и успешно функционирует сейчас при нынешних исламских руководителях Ирана, и даже практически без участия наших специалистов. Само по себе это свидетельство того, с какой полнотой выполнялись советской стороной обязательства по ВТС.

Посещение учебного центра по подготовке иракских специалистов для работы в оборонных отраслях министром машиностроения В.В. Бахиревым (в центре), послом СССР в Ираке А. А. Барковским (слева), министром промышленности Ирака генералом Джавадом (справа). Багдад, 1978 г.

Собрание коллектива советских специалистов, задействованных в строительстве завода боеприпасов «Искандерия». Выступает уполномоченный ГТУ полковник А.П. Храпов. 1982 г.

ИРАК — ИСКАНДЕРИЯ

Ирак справедливо считался одним из наиболее выгодных зарубежных заказчиков и партнеров. И к вопросам ВТС это относилось в полной мере («политические» или «идеологические» спекуляции на эту тему выглядят совершенно ненужными). За вооружение и военную технику, а также за право их производства Ирак расплачивался с СССР чистой валютой на миллиарды долларов.

Всего за время сотрудничества Москва передала Багдаду более 60 лицензий на производство различных систем вооружений и военной техники. Примерно по половине из них началось производство (в том числе по сборке танков Т-72М1 в городе Таджи, автоматов и пулеметов системы Калашникова на заводе «Кадемия»). Хотя СССР и другие социалистические страны (Румыния, Югославия, например) отнюдь не были «исключительными» партнерами Ирака по ВТС, инфраструктура иракской армии оказалась полностью совместима с советскими, а сейчас и с российскими системами ВВТ. И нынешняя ситуация в Ираке этого не отменила.

Кроме того, при участии советских предприятий и специалистов в Ираке были построены крупнейшие на Ближнем Востоке завод сельхозмашин в Искандерии, электротехнический завод, фармацевтический завод в Самарре, созданы нефтепромыслы Северная Румейла, Лукейс, Нахр-Умр, в Западной К урне, канал оз. Тартар — р. Евфрат, трансиракский газопровод и главный дренажный канал Тигр — Евфрат (всего около 100 различных экономических объектов).

Самым крупным военно-промышленным объектом, который создавался при техническом содействии Советского Союза в Ираке по линии ГТУ в 1970-е гг., был заводской комплекс по производству всех элементов артиллерийских выстрелов в Искандерии под Багдадом.

Заводы комплекса «Искандерия» проектировались для производства по лицензии Советского Союза более 20 типов артвыстрелов. В ходе завершения строительства номенклатура его была значительно расширена (более 30 типов артвыстрелов номенклатуры Минмаша калибра от 20 до 152 мм, т. е. для всех типов артиллерийских систем и танков, поставленных из СССР).

Жилой городок для советских специалистов на строительстве комплекса «Искандерия».

Багдад, 1978 г.

Завод «Хаттин» рассчитан на производство боеприпасов для полевой, зенитной и танковой артиллерии, а также реактивных систем залпового огня, завод «Алькакаа» — пироксилиновых порохов и твердого ракетного топлива. В Искандерии строился и завод по производству авиационных боеприпасов.

Генеральным поставщиком и генеральным проектировщиком был Минмаш. Строительные работы выполнялись крупнейшей египетской фирмой, которая принимала участие в строительстве Асуана (Египет). В обеспечении строительства завода были задействованы тысячи советских специалистов как в Советском Союзе, так и командированных в Ирак.

Инозаказчиком заводов выступало Министерство промышленности Ирака.

Строительство контролировало с советской стороны правительство и ЦК КПСС и лично министр машиностроения, член ЦК КПСС В.В. Бахирев, с иракской стороны — военно-политическое руководство страны во главе с первым заместителем председателя правительства (т. е. Саддама Хусейна) Тахо Ясином Рамоданом и министром промышленности генералом Джавадом. Непосредственное техническое руководство осуществляли на первом этапе доктор Амер Аль-Саади, умнейший и образованный специалист, а также инженеры Тарик Касем, будущий первый директор завода, который учился в СССР, и Ясс-Аббас, будущий главный инженер завода.

В 1978 г. я был назначен в ГТУ ведущим инженером по заводу (до этого оперативно-производственной работой в ГТУ по нему занимались офицеры А.И. Ситник, АП. Храпов и Д.К. Непли). Мне пришлось участвовать в процессе завершения поставок не стандартизированного оборудования, инструмента, расходных материалов, передачей оставшейся части технологической документации, командированием специалистов и т. д.

Во второй половине 1970-х гг, регулярно в Москве и Багдаде собиралась советско-иракская межправительственная комиссия для рассмотрения и оперативного решения вопросов строительства завода.

В 1978 г. я находился в составе советской правительственной делегации (возглавляемой министром машиностроения СССР В.В. Бахиревым), которая рассматривала с иракской стороной ряд вопросов, связанных с завершением строительства завода, пуска его в эксплуатацию и перспективы его дальнейшего расширения и модернизации. Завод был сдан в эксплуатацию в 1980 г., т. е. «успел» как раз к началу многолетнего конфликта с Ираном (1980–1988 гг.).

Гигантский заводской комплекс «Искандерия» — крупнейший даже но масштабам Советского Союза — был сооружен по новейшей строительной технологии, включал современные цеха с уникальнейшим технологическим оборудованием, лаборатории, полигон для испытания всех элементов артвыстрелов, а также жилой комплекс для советских специалистов. Достаточно сказать, что технологическое оборудование из СССР поставлялось заводами. находящимися на всей территории Советского Союза с востока (Комсомольск-на-Амуре) до запада (Чадыр- Лунга, Молдавия) и с севера (Архангельск) до юга (Избербаш, Азербайджан).

Вопрос решался масштабно и действительно комплексно. В это же время в Ираке были построены химический завод для изготовления по лицензии СССР порохов и взрывчатых веществ (ВВ), учебный центр, который готовил специалистов для работы на заводах оборонной отрасли, в том числе для «Искандерии». Решался вопрос о создании в Ираке собственной металлургической базы.

В 1988 г. комплекс «Искандерия» работал на полную мощность (в три смены) и обеспечивал иракской стороне боевые действия в 1980-е — начале 1990-х гг. Этот объект являлся базой военно-промышленного комплекса Ирака, а участие СССР в его создании принесло нашей стране сотни миллионов долларов США прибыли. Аналогичный завод, заметим, был построен и в Сирии.

Осмотр самолетного ангара на аэродроме в Джуфре. В центре — Генеральный директор СовСМО А.К. Таболов и уполномоченный ГТУ полковник А.П. Лазарев. Ливия, 1985 г.

Посещение строящегося завода по производству стрелкового оружия в Бен Валиде начальником Главного управления оборонной промышленности Ливии полковником Дахилем (во втором ряду в центре). В первом ряду в центре — начальник завода лейтенант Мустафа. Во втором ряду второй слева — руководитель группы советских специалистов на заводе А.Г. Лихачев, третий — уполномоченный ГТУ в Ливии А.П. Лазарев, восьмой — главный инженер проекта В.П. Блинов. В третьем ряду первый слева — ответственный по заводу, сотрудник аппарата ГТУ в Ливии O.H. Шестопалов. Ливия. 29 марта 1984 г.

ЛИВИЯ

В 1980-е гг. в соответствии с советско-ливийским межправительственным соглашением по линии ГТУ ГКЭС на условиях генерального подряда («под ключ») был построен ряд объектов военного назначения, а именно:

— производственная база советской строительной организации (СовСМО) в Мисурате;

— жилые городки в Мисурате, Бен Валиде и Джуфре;

— военно-воздушная база в Джуфре;

— колледж ПВО в Мисурате:

— завод по производству по лицензии Советского Союза стрелкового оружия (7,62-мм автоматов Калашникова АКМ и АКМС, 7,62-мм пулеметов Калашникова РПК и ПК, 9-мм пистолета Макарова ПМ(в районе Бен Валида (с его характерным «лунным» ландшафтом) с суммарной годовой программой более 100 тыс. ед.;

— завод по производству по лицензии Советского Союза патронов к стрелковому оружию в районе Вади Каам (Элитен) с суммарной годовой программой выпуска патронов (автоматных. винтовочных и пулеметных калибра 7,62 мм и пистолетных калибра 9 мм) более 100 млн. ед.;

— профтехцентр в районе Бен Валила, где по двухгодичной программе предусматривалось обучение 800 ливийцев для работы на вышеназванных заводах.

Все объекты отличались развитой инфраструктурой, современными инженерными сетями. При создании mix объектов использовались последние достижения в области строительных материалов и технологий.

Производство стрелкового оружия и патронов к нему было организовано но самой передовой в мире технологии, которая в это время осваивалась и в Советском Союзе:

— изготовление стволов на горизонтальных ударно-ковочных станках (по австрийской технологии);

— выпуск патронов на роторных линиях, разработанных под руководством академика Л.Н. Кошкина (который, собственно, первым в мире и создал роторные и роторно-конвейерные линии).

Заводы были оборудованы современными лабораториями, стрелковыми тирами, имели свое инструментальное производство и другие необходимые службы. Даже на фоне наших заводов оборонной промышленности они выделялись в лучшую сторону.

Профтехцентр имел собственное учебное производство стрелкового оружия и патронов к нему — это был мини-завод. Классы оснастили учебным оборудованием по самым передовым потому времени мировым стандартам (кодоскопы, телевизионная аппаратура, лазерные указки и т. п.), а предлагаемые нами отечественные «меловые» доски, кинескопы и узкопленочные аппараты, которыми пользовались в то время в СССР, ливийцы просто выкинули.

Заложенные резервы производственных мощностей и технология производства позволяли, при необходимости, в будущем перейти с небольшими переделками на производство стрелкового оружия и патронов к нему других калибров, включая 5,45 и 5,56 мм (как это было сделано в СССР), а также изготавливать гильзы и оболочки пуль не только из биметалла, но и из стали, как это было сделано в Советском Союзе и в настоящее время делается в России.

Общий объем выполненных работ составлял несколько млрд. долларов США.

Генеральным поставщиком и генеральным проектировщиком по военно- воздушной базе и колледжу ПВО было Министерство обороны СССР, генеральным поставщиком и генеральным проектировщиком по заводам по производству стрелковой) оружия и патронов к нему — Министерство оборонной промышленности, а по профтехцентру — Госпрофобр СССР.

Генеральный подрядчик — Минпромстрой СССР. С согласия Политбюро ЦК КПСС с целью сокращения сроков создания объектов, на чем настаивала ливийская сторона, к проектно- изыскательским и строительным работам по заводам, жилым городкам и профтехцентру была привлечена на условиях субподряда финская фирма «Перусюхтюмя» и ее дочерняя фирма «Макротало».

Полиции Миноборонпрома поставки технологического оборудования, оснастки, комплектующих изделий и материалов выполнялись «Промзагранпоставкой» (О. Свербилов, В. Филимонов, Г. Петров), командирование специалистов — УВС (С. Аленичев),

проектно-изыскательские работы — головной проектной организацией «Союзмашпроект» (А. Луганский). Главным инженером проекта (ГИП) стал В. Блинов. Технологическая часть проекта завода по стрелковому оружию разрабатывалась в п/о «Ижмаш» (г. Ижевск), а завода патронного производства — в г. Климовске. В создании этих заводов принимали непосредственное участие крупнейшие действующие конструкторы и производственники современного стрелкового оружия и патронов (Н.А. Безбородов, Г.Н. Никонов, О.Н. Собин, Р.С. Звонарен, Ю.К. Колосков, А.Г. Лихачев. Б.А. Кутырев, Е.Н. Фролович и многие другие).

Создание заводов основного производства велось под руководством первых лиц Миноборонпрома (министра П. Финогенова, его заместителей О.Ларченко, Ю. Маслюкова, Л. Мочалина).

Непосредственно организовывали и руководили технологической частью работ по производству стрелкового оружия А.Г. Лихачев (п/о «Ижмаш»), патронного производства — Е.Н. Фролович (г. Климовск).

Строительные работы выполнялись под руководством первых лиц Минпромсгроя СССР (заместители министра Курдюков и Пятибрат; начальник «Главзарубежпромстроя» Чекашев, его заместитель Ткачук, начальник «Зарубежпромстроя» Опухлый).

В созданной в Ливии советской строительной организации (СовСМО) работали более 5000 рабочих и инженерно-технических работников, сотни специалистов — в ее генеральной дирекции. представительствах генпоставщиков и субподрядчиков. Возглавлял гендирекцию СовСМО в период самых напряженных работ опытнейший строитель А.К. Таболов.

В ГТУ ГКЭС обеспечение выполнения всех работ было возложено на 3-е управление (начальник — контр-адмирал Ю.П. Ивашутин). Я как начальник отдела отвечал за строительство заводов и профтехцентра.

В 1987 г., после моего увольнения в запас ВС СССР, отдел возглавил полковник В.А. Самаркин, который до этого был начальником центральной службы генподряда в Ливии и который завершал все работы по пуску заводов в эксплуатацию.

Выполнение всех работ в Ливии и их контроль обеспечивал заместитель советника по экономическим вопросам посольства СССР — уполномоченный ГТУ ГКЭС (полковник В.М. Вистяк и сменивший его А.П. Лазарев) и его аппарат, который включал центральную службу по подрядному строительству и институт инспекторов приема объемов и качества выполненных работ.

Коммерческий директор СовСМО и его службы (портовая паспортно-визовая и коммерческая) непосредственно подчинялись начальнику 3-го управления ГТУ'.

Инозаказчнком заводов основного производства и профтехцентра было Главное управление оборонной промышленности Ливии во главе с полковником Дахилем, умнейшим и дальновиднейшим политиком из окружения М. Каддафи, который лично очень много сделал, чтобы заводы вовремя были сданы в эксплуатацию. Дахиль помогал нам решать многие сложнейшие вопросы, которые часто возникали в процессе работы.

Осмотр цехов будущего завода в Беи Валиде начальником ¦ Главного управления оборонной промышленности Ливии полковником Дахилем и представителями советской и ливийской сторон. 29 марта 1984 г.

О ходе работ на заводе пояснения дает главный инженер проекта В.П. Блинов.

На строительстве завода в Бен Валиде. Видны корпуса завода. 29 марта 1984 г.

Завод по производству стрелкового оружии был сдан в гарантийную эксплуатацию с установленной годовой программой производства (100 тыс. ед.) в 1987 г. Открытие завода было проведено в торжественной обстановке в присутствии «лидера ливийской революции» М. Каддафи. Все было обставлено как общенациональный праздник (речи, салют, банкет и т. п.). На торжества были приглашены президенты и лидеры некоторых арабских стран. Ог советской стороны присутствовали адмирал Ю.П. Гришин, контр-адмирал Ю.П. Ивашутии и уполномоченный ГТУ полковник А.П. Лазарев.

Все пояснения давал руководитель советских специалистов на заводе А.Г. Лихачев. Позже он рассказывал мне: «Когда М. Каддафи зашел в стрелковый тир в сопровождении охраны (а Это были в основном женщины) и решил самолично пострелять из автомата Калашникова, то его личная охрана мгновенно каждому из нас, кто находился в тире, направила в живот автомат со взведенным затвором. Давать в такой ситуации необходимые пояснения было непросто».

Танкистам, конструкторам бронетанковой техники и работникам танкостроительной промышленности нашей страны посвящаю.

Танки Т-72

вчера, сегодня, завтра

Сергей Суворов

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5, 7-12/2004 г., № 2/2005 г.

Россия

Россия как разработчик и изготовитель Т-72 располагает комплексом научно-технических решений, позволяющих повысить ключевые характеристики танков этого типа с сохранением надежности и приблизить технический уровень модернизированных машин к уровню танков четвертого поколения.

Разработанная в Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения (УКБТМ) под руководством главного конструктора Владимира Домнина программа модернизации танка позволяет после проведения комплекса работ на машине вывести ее боевые возможности на один уровень с последними разработками ведущих танкостроительных держав. Эта программа учитывает опыт боевого использования танков типа Т-72 в операции «Буря в пустыне» и в военных конфликтах на Северном Кавказе и в Средней Азии. По боевой эффективности модернизированный Т-72М1 превосходит своего предшественника в 1,99 раза и по этому показателю приблизился к Т-9 °C,

Столь значительное повышение боевой эффективности танка достигается благодаря комплексному органичному увеличению его основных боевых свойств: огневой мощи, защищенности, подвижности и командной управляемости. Рассмотрим их по порядку.

Главный конструктор УКБТМ Владимир Домнин, под руководством которого осуществлена разработка программы модернизации Т-72М1.

По желанию заказчика при модернизации Т-72М1 на танк может быть установлена 120-мм гладкоствольная пушка, способная использовать 120-мм боеприпасы стандарта НАТО.

Огневая мощь

В подавляющем большинстве стран, осуществляющих модернизацию Т-72, мероприятия по повышению огневой мощи этой машины сводятся лишь к усовершенствованию ее системы управления огнем (СУО), способной несколько повысить вероятность попадания в цель первым выстрелом. Однако этот показатель зависит не только от точности прицеливания и выработки углов прицеливания и упреждения, что как раз и обеспечивает СУО.

В России огневую мощь танков оценивают временем выполнения огневой задачи, т. е. тем временем, которое необходимо экипажу ганка для гарантированного поражения конкретной цели в конкретных условиях боевой обстановки. Следовательно, совершенствуется весь комплекс вооружения боевой машины, где СУО является лишь составляющей, хотя и немаловажной. Исходя из этого программа модернизации Т-72М1 с целью повышения его огневых возможностей. разработанная конструкторами УКБТМ, включает установку нового оружия, совершенствование состава боекомплекта машины, внедрен неавтоматизированной СУО, замену стабилизатора вооружения (СТВ) на более эффективный, усовершенствование дополнительных приводов наведения, применение комплекса управляемого вооружения.

В ходе проведения работ по модернизации Т-72М1 вместо использовавшейся па нем пушки 2А46 устанавливается более совершенное орудие 2А46М с высокими характеристиками кучности стрельбы. Эта пушка имеет больший ресурс живучести ствола, который выполнен быстросъемным и может быть заменен в течение 2–3 часов в полевых условиях. По желанию заказчика на танке может быть применена и другая, более совершенная модель 125-мм гладкоствольной пушки с установкой на нее элементов системы автоматического учета кривизны ствола. Проработал также вариант использования 120-мм гладкоствольной пушки под стандарт боеприпасов НАТО.

Установка новой пушки позволяет включить в боекомплект танка усовершенствованные боеприпасы, обладающие повышенной эффективностью действия по цели. Новые выстрелы, особенно с бронебойно-подкалиберными снарядами, при стрельбе создают более высокое давление газов в зарядной каморе пушки и потому не могут использоваться в орудиях старого образца, не рассчитанных на такое давление. Применение же таких боеприпасов почти в два раза сокращает количество снарядов, необходимых для гарантированного уничтожения цели, а значит и время решения огневой задачи экипажем.

В состав боекомплекта модернизированного Т-72М1 включены 125-мм выстрелы ЗВБМ17 с бронебойным подкалиберным снарядом ЗБМ42, ЗВБК16 с кумулятивным снарядом ЗБК18М и ЗВОФЗб с осколочно-фугасным снарядом ЗОФ26. В связи с установкой на модернизированную машину комплекса управляемого вооружения в составе боекомплекта появились выстрелы ЗУБК14 или ЗУБК20с управляемыми ракетами 9М119 или 9MI19М соответственно.

Модернизированный Т-72М1 выгодно отличается от предшественников наличием современного автоматизированного комплекса управления огнем (КУО), обеспечивающего ведение прицельной стрельбы на больших дальностях как обычными снарядами, так и управляемыми ракетами, днем и ночью, с места и в движении. Для командира танка КУО обеспечивает днем и ночью, с места и в движении:

— целеуказание наводчику;

— поиск, обнаружение и опознавание целей:

— ведение прицельной стрельбы по наземным целям из пушки (всеми типами боеприпасов, включая и управляемую ракету) и спаренного с ней пулемета в режиме дублированного управления во всех условиях эксплуатации танка, а также стрельбы из зенитного пулемета по наземным целям.

В состав КУО входя т автоматизированная система управления огнем и прицельно-наблюдательный комплекс командира ПНК-4С.

Автоматизированная СУО модернизированного Т-72М1 включает многоканальный комбинированный прицел наводчика, цифровой баллистический вычислитель и комплект датчиков условий стрельбы (бокового ветра, крепа танка, температуры заряда, температуры и давления воздуха, скорости танка и угловой скорости перемещения цели). Новый комбинированный

прицел наводчика объединяет в себе оптический, тепловизионный и два лазерных канала дальномера и формирования информационного поля управляемой ракеты. Прицел имеет два телемонитора наводчика и командира танка. Используя телемонитор, командир танка получил возможность в режиме дублированного управления вести огонь из основного оружия всеми типами боеприпасов с использованием СУО, в том числе и управляемой ракетой. Кроме того, комбинированный прицел наводчика оснащен автоматической системой сопровождения цели, что значительно повышает вероятность попадания при стрельбе по движущимся целям. Прицел также имеет встроенные системы выверки пушки и лазерного дальномера. Он устанавливается на штатное место ночного прицела ТПН1-49-23. Штатный дневной прицел ТПД-К1 оставлен в качестве резервного.

Выстрел ЗВБМ17 с бронебойным подкалиберным снарядом ЗБМ42.

Выстрел ЗВБК16 с кумулятивным снарядом ЗБК18М.

Осколочно- фугасный снаряд ЗОФ26.

Датчик ветра ДВЕ-БС.

Дистанционно управляемая ЗПУ модернизированного танка T-72M1 с 12,7-мм пулеметом "КОРД".

Командирский прицел TKH-4C.

Вместо командирского комбинированного прибора наблюдения ТКН-3 используется при цельно-наблюдательный комплекс командира тапка ПНК-4С. Он обеспечивает наблюдение командиром машины за местностью, поиск и обнаружение цели, целеуказание и корректировку огня, ведение днем и ночью, с места и в движении эффективного прицельного огня из пушки и спаренного с ней пулемета в режиме «Дубль», ведение прицельной стрельбы из зенитно-пулеметной установки (ЗПУ) закрытого типа с дистанционным управлением по воздушным и наземным целям, как на танке Т-9 °C.

Автомат сопровождения цели.

Фронтальный вид на модернизированный Т-72М1 с системой постановки завес.

В состав ПНК-4С входят:

— прицелТКН-4С со стабилизатором поля зрения по вертикали, электроблоком и гиростабилизатором;

— датчик положения пушки;

— система управления ЗПУ 1ЭЦ29. Командирский прицел ТКН-4С имеет однократную и многократную (дневную и ночную) оптические ветви. На модернизированном танке Т-72М1 этот прицел ночью используется только в пассивном режиме, так как на машине отсутствуют инфракрасные осветители. В соответствии с этим ведение огня командиром через прицел ТКН-4С ночью возможно на дальности не более 1200 м. Для обнаружения целей и стрельбы ночью на больших дальностях командир через персональный телемонитор использует комбинированный прицел наводчика.

Повышение точности стрельбы с ходу немыслимо без улучшения характеристик стабилизатора вооружения (СТВ). В связи с этим российскими конструкторами при осуществлении модернизации Т-72М1 предусмотрена замена старого СТВ 2Э28М на новый 2Э42-4. Он имеет более высокие характеристики и устанавливается также на танке Т-9 °C.

Значительный рост огневой мощи модернизированного танка достигнут благодаря комплексу управляемого вооружения 9К119 «Рефлекс». Он увеличивает дальность эффективной стрельбы по бронированным целям до 5000 м. Использование в составе боекомплекта машины выстрелов ЗУБК20 с управляемой рак «ггой 9М119М, имеющей тандемную

кумулятивную боевую часть, обеспечивает гарантированное поражение всех типов современных и перспективных танков во всем диапазоне дальностей стрельбы. Комплексирование информационного лазерного канала управления ракетой в основном прицеле наводчика, который также имеет и тепловизионный канал, позволяет вести стрельбу управляемыми ракетами ночью на дальность до 3500 м, что на 1 км превышает эффективную дальность стрельбы любого современного танка.

В отличие от танков Т-72Б и Т-72С, имеющих комплекс управляемого вооружения 9К120 «Свирь». модернизированный Т-72МI может вести огонь управляемыми ракетами ночыо и с ходу. Кроме того, появилась возможность использования управляемого вооружения с места командира танка.

Защищенность

Защищенность танка повышена за счет внедрения универсальной встроенной динамической защиты (ВДЗ) нового поколения, которая повышает уровень защиты лобовых проекций машины от поражения ее не только кумулятивными боеприпасами, но также и бронебойно-подкалиберными. Кроме того, установлены новые автоматические системы пожаротушения и защиты экипажа от оружия массового поражения. По желанию заказчика на машине может быть смонтирован комплекс активной защиты «Арена-Э», сводящий практически к нулю вероятность поражения танка легкими противотанковыми средствами, такими как ручные противотанковые гранатометы, а также управляемыми противотанковыми ракетами (ПТУР) всех типов. Предусмотрены меры по повышению противоминной стойкости.

Встроенная динамическая защита прикрывает более 50 % наружной поверхности лобовых деталей корпуса и башни, бортов и крыши танка. Она обеспечивает снижение бронепробиваемости боеприпасов с кумулятивной (в том числе и тандемной) боевой частью на 50–60 %, а бронебойно-подкалиберных снарядов — на 20 %. ВДЗ имеет высокие боевые и эксплуатационные характеристики и обеспечивает:

— безопасность при попадании в нее пуль стрелкового оружия и снарядов малокалиберных пушек;

— отсутствие передачи детонации от одной секции к другой и при воздействии зажигательными средствами типа «напалм» и других горючих жидкостей;

— безопасность при обслуживании и ремонте машины с применением электро- и газосварки.

Встроенная динамическая защита на наружной поверхности лобовых деталей корпуса модернизированного танка.

Модернизированный Т-72М1 с системой постановки завес во время испытаний на заводском полигоне.

Время установки всех элементов динамической защиты на машину силами экипажа составляет 3,5 ч, а гарантированный срок эксплуатации — не менее 10 лет.

По неофициальным данным, полученным от представителей западногерманской компании Rheinmetall, на полигоне компании проводился отстрел из 120-мм мушки танка «Леопард-2А5» по Т-72, оснащенному встроенной динамической защитой. Стрельба велась с дистанции 1000 м. После 10 выстрелов лобовая броня танка ни разу не была пробита. Эти сообщения не противоречат действительности, так как, по заявлениям специалистов НИИ стали и сплавов, динамическая защита нового поколения в комплексе с броневой защитой новых танков разрабатывалась с учетом возможного появления на западных танках 140-мм гладкоствольной пушки.

Снижение вероятности возникновения пожара внутри машины обеспечивается применением быстродействующей системы тушения (ППО) с временем реакции не более 150 миллисекунд с момента возникновения очага возгорания. В качестве огнегасящей смеси в новой ППО используется Хладон 13Б1. Высокое быстродействие системы достигнуто за счет замены блоков аппаратуры с новой элементной базой и установки оптических датчиков воспламенения. Система ППО может приводиться в действие автоматически или вручную от кнопок на пультах управления у командира машины или механика-водителя. Кроме того, танк комплектуется двумя ручными углекислотными огнетушителями.

Для снижения опасности травмирования экипажа при подрыве танка на минах повышена жесткость днища машины, в отделении управления устанавливаются пиллерсы, сиденье механика — водителя прикреплено к крыше корпуса. Предусмотрено также использование системы электромагнитной защиты, вызывающей нейтрализацию (преждевременный подрыв) противотанковых мин с радио- и магнитометрическими взрывателями. А для преодоления минных полей с обычными минами нажимного дейсгвия и проделывания в них проходов на танк могут навешиваться колейные ножевые минные тралы КМТ-6М2 или КМТ-8, а также катково-ножевой минный фал КМТ-7.

С целью защиты экипажа и внутреннего оборудования танка от последствий применения противником оружия массового поражения (ОМП) модернизированный T-72MI оборудован системой коллективной защиты ЗЭЦ13-1, обеспечивающей защиту посредством герметизации внутреннего объема танка и создания избыточного давления очищенным в фильтро-вентиляционной установке (ФВУ) воздухом. В состав системы входят: датчик системы — прибор радиационной и химической разведки ГО-27, аппаратура управления исполнительными устройствами, исполнительные устройства и ФВУ. Система может приводиться в действие автоматически или вручную.

Учитывая увеличение на поле боя современных противотанковых средств, российские конструкторы предусмотрели в ходе модернизации Т-72М1 внедрение системы постановки завес (СПЗ). Она предназначена для создания помех ПТУР, имеющим полуактивную лазерную головку самонаведения, работающую по отраженному от цели лазерному лучу (Maverick, Hellfire), ПТУР и артиллерийским корректируемым снарядам (типа Copperhead), которые используются с лазерными целеуказателями и дальномерами, а также для маскировки танка постановкой аэрозольной завесы.

СПЗ обеспечивает: световую индикацию направления и звуковую сигнализацию об облучении танка лазерными средствами: автоматический отстрел в направлении облучения аэрозольной гранаты, образующей аэрозольное облако, которое закрывает танк от противника, ослабляет и частично отражает лазерное излучение, нарушая тем самым работу головок самонаведения и затрудняя работу наводчиков аргиллерийских систем; отстрел грана т из заряженных пусковых установок в ручном режиме (в аварийных ситуациях); встроенный контроль системы.

В состав системы входят индикаторы лазерного излучения, система управления и система пуска дымовых гранат с 12 пусковыми установками аэрозольных гранат,

СПЗ может работать в автоматическом и полуавтоматический режимах (в последнем случае решение о постановке дымовой завесы принимает командир). Дальность постановки аэрозольной завесы гранатой ЗД17 составляет 50–80 м, размеры завесы от одной гранаты через 3 с после выстрела — 15 м по высоте и 10 м по фронту.

Российское «ноу-хау» — система активной защиты «Арена-Э» — устанавливается на модернизированный Т-72М1 по желанию заказчика. Она предназначена для защиты танка от современных ПТУР и фанат реактивных противотанковых гранатометов. Принцип работы системы заключается в обнаружении радиолокационной станцией летящих в танк ПТУР или реактивных гранат в секторе 240', подготовке данных бортовой ЭВМ для уничтожения летящего в танк боеприпаса, выдаче команды на отстрел поражающего элемента, перехвате и уничтожении боеприпаса на подлете к танку. Весь цикл происходит автоматически и по времени занимает не более 0,07 с.

Кроме того, в ручном режиме система «Арена-Э» может использоваться для поражения пехотинцев, атакующих танк ручными противотанковыми гранатами или бутылками с зажигательной смесью. Дальность броска ими составляет 10–15 м, а опасная зона при разлете осколков подорвавшегося боевого элемента системы — более 20 м.

Бортовая проекция модернизированного Т-72М1 с системой активной защиты «Арена-Э».

Усовершенствованная ходовая часть Т-72М1.

Радиостанция УКВ-диапазона Р-163- 25У «Акведук».

Радиостанция КВ-диапазона Р-163-50У, устанавливается на командирских машинах.

Весь комплекс средств защиты модернизированного Т-72М1 решает проблему резкого снижения безвозвратных потерь танков при атаке их противотанковыми средствами кумулятивного и кинетического действия.

Подвижность

В целях повышения маневренных характеристик машины и компенсации возросшей за счет дополнительной защиты массы танка используется более мощный многотопливный дизельный двигатель, усовершенствуется ходовая часть и подвеска.

В ходе модернизации на машину может быть установлен многотопливный 4-тактный 12-цилиндровый дизельный двигатель с жидкостным охлаждением В-84МС (мощностью 840 л.с.) или В-92С2 (мощностью 1000 л.с.). Эти двигатели хорошо себя зарекомендовали в ходе эксплуатации на различных типах танков и обладают высокой надежностью и экономичностью. Удельный расход топлива двигателя В-92С2 не превышает 156 г/л.с. ч. В последнее время рассматривается вариант установки катанки типа Т-72 нового двигателя В-99 мощностью 1200л.с., который успешно прошел испытания.

Современные требования к эргономике боевых машин и снижению утомляемости механика-водителя при совершении длительных маршей и вождению танка в боевой обстановке подтолкнули российских конструкторов к созданию новой системы управления движением. В ходе проведения модернизации на танк может устанавливаться адаптивная трансмиссия с системой автоматического переключения передач. По своей сути трансмиссия танка осталась той же — две бортовые планетарные коробки передач, но переключение передач может осуществляться автоматически, в зависимости от условий движения машины, либо вручную, как обычно. Такая трансмиссия демонстрировалась на модернизированном Т-72М1 на выставке Ural Expo Arms 2002 в Нижнем Тагиле.

В ходовой части танка использована новая гусеничная лента с параллельным резинометаллическим шарниром, увеличивающая проходимость и маневренность танка. На эту гусеницу предусмотрена установка асфальтоходных башмаков. В подвеске машины применяются более энергоемкие амортизаторы и торсионные валы с увеличенной жесткостью.

Комплекс этих мер позволил в 1,2 раза увеличить среднюю скорость движения танка по грунтовым дорогам, максимальную скорость и разгонные характеристики машины.

Командная управляемость

Это качество характеризует способность танка получать или передавать необходимую для выполнения боевой задачи информацию с целью повышения эффективности выполнения этой задачи. Повышение командной управляемости модернизированного Т-72М1 обеспечивается за счет установки комплекта радиосредств нового поколения — радиостанции Р- 168-25У, обеспечивающей высокую оперативность и помехозащищенность радиосвязи между абонентами. Настройка и управление комплектом необычайно проста, а все операции автоматизированы.

Радиус действия Р-168-25У при радиосвязи с однотипной радиостанцией в условиях среднепересеченной местности при работе на 2-метровую штыревую антенну при выключенном подавителе шумов составляет не менее 20 км. Радиостанция имеет 10 заранее подготовленных частот с переходом на них без дополнительной подстройки. Переключение осуществляется нажатием одной из кнопок.

Для внутренней связи в танке между членами экипажа и связи с десантом предназначена аппаратура внутренней связи и коммутации Р-168АВСК-Б. Она обеспечивает не только надежную внутреннюю связь всему экипажу без каких-либо ограничений, но и коммутацию с внешними средствами связи.

По желанию заказчика на модернизированную машину устанавливается аппаратура топопривязки и навигации. Она комплексируется с приемоиндикаторной аппаратурой глобальной спутниковой навигационной системы NAVSTAR/GLONASS. В состав аппаратуры входят многофункциональная панель управления, спутниковая антенна и компьютерный блок. Комплект обеспечивает определение и индикацию текущих координат местонахождения танка с точностью до 25 м, индикацию положения машины на электронной карте, сохранение в памяти компьютера маршрута движения танка и возможность управления подчиненными танками.

Характеристики Т-72М1 Модернизированный
    Т-72М1
Масса танка, т 43 45
Удельная мощность, л.с./т 18,1 22,2 (с В-92С2)
Средняя скорость по грунтовым дорогам, км/ч 35—40 40—45
Максимальная скорость по шоссе, к м/ч 60 65
  Вооружение  
пушка 125-мм гладкоствольная 2А26 125-мм гладкоствольная 2А46М
комплекс управляемого вооружения Нет 9К119 «Рефлекс»
зенитно-пулеметная установка Открытая с ручными приводами Закрытая с дистанционными электроприводами
  Комплекс управления огнем  
основной прицел наводчика ТПД-К1 Комбинированный с оптическим, тепловизионным и лазерным каналами
прицел-дублер Отсутствует ТПД-К1
стабилизация поля зрения Зависимая в одной плоскости Независимая в двух плоскостях
дальность опознавания цели ночью.м 600 3000-3500
баллистический вычислитель Отсутствует Электронный цифровой
    с комплектом датчиков условий стрельбы
автомат сопровождения цели Отсутствует Имеется
стабилизатор вооружения 2Э28М 2Э42-4
  Комплекс средств защиты:  
система активной защиты Нет «Арена-Э»
электромагнитная система защиты от мин Нет Есть
система маскировки Система 902А и термодымовая аппаратура СПЗ и термодымовая аппаратура
  Специальное оборудование  
навигационная аппаратура Гирополукомпас ГПК-59 Аппаратура GPS
средства связи Радиостанция Р-123 Радиостанция Р-163-25У или Р-168-50У, радиоприемник
  Силовая установка:  
тип и марка двигателя Дизель, В-46-6 Дизель, В-84МС или В-92С2
мощность двигателя, л.с. (кВт) 780(573) 840 (618) или 1000(735)
трансмиссия Планетарная механическая с ручным управлением Планетарная механическая с автоматическим
Государства, где имеются на вооружении танки Т-72 и их модификации *

Азербайджан

Алжир (340)

Армения

Беларусь

Болгария (334)

Венгрия (138)

Германия (452)

Грузия

Индия (1100)

Ирак (900)

Иран (160)

Казахстан

Киргизия

Кувейт (200)

Ливия (350)

Польша (802)

Россия

Румыния (30)

Сирия (700)

Словакия (299)

Таджикистан

Узбекистан

Украина

Финляндия (167)

Чехия (598)

Эфиопия (90)

Югославия (500)

* В скобках указано примерное количество танков, включая модификации местной разработки

Модернизация танка Т-72А, предлагаемая КБП, Тула.

Кроме того, в программу модернизации Т-72М1 могут быть включены:

— совместные испытания модернизированного образца;

— передача на лицензионной основе технологии модернизации машины;

— организация производства на базе заказчика с поставкой части комплектующих:

— организация квалифицированного обучения членов экипажа и поставка учебно-тренировочных средств.

Предложенный УКБТМ вариант модернизации Т-72М1 оптимизирован по критерию «эффективность-стоимость» и позволяет почти вдвое повысить боевую эффективность танка. Усовершенствованные машины прошли проверку в Вооруженных Силах России и подтвердили существенное повышение боевых и эксплуатационных характеристик.

Окончание следует

Модернизированный Т-72М1 с системой активной защиты «Арена-Э» во время демонстрации на выставке REA-2002 в Нижнем Тагиле.

Модернизированный Т-72М1 с системой активной защиты "Арена-Э", вид. сзади.

Пусковые установки постановки аэрозольных завес и боевые элементы.

Окна прицелов на башне модернизированного Т-72М1.

Модернизированный Т-72М1 в комплекте "Накидка"

фото С. Суворова

Стандартное исполнение установки дымовых гранатометов танка «Леопард-2А6».

«Леопард-2А6», вид спереди.

Компоновка танка «Леопард-2А6».

Вид сзади на танк «Леопард-2А6 ЕХ».

Вид на переднюю часть башни танка «Леопард 2А6 ЕХ».

Танки «Леопард-2А5» и «Леопард-2А6» на полигоне в Бергене.

Автор выражает большую благодарность Стефану Лиессу за помощь в подготовке материала и подборе иллюстраций к данной статье.

Новый «Леопард» для бундесвера

Сергей Суворов

В Германии «Леопард-2А6», последнюю на сегодняшний день версию широко известного «Леопарда-2», называют танком для Европы и пророчат ему большое будущее. Предшественники «двойки» танки «Леопард-1» начали производиться с 1963 г. компанией Krauss-Maffei для Министерства обороны ФРГ. Было выпущено более 6000 машин, которые поступили на вооружение армий Бельгии, Дании, Германии, Греции, Италии, Канады, Нидерландов, Норвегии, Турции и Австралии. Преемник «Леопарда-1» танк «Леопард-2» в серии с 1979 г. и находится на вооружении в армиях Австрии, Дании, Германии, Нидерландов, Норвегии, Швейцарии, Швеции и Испании в количестве более чем 3200 машин. Финская армия планирует закупить 124 такие машины, польская армия приобретает 128 «Леопардов-2А4», находившихся до этого в составе бундесвера.

Новый танк «Леопард-2А6» является дальнейшим развития семейства этих машин и создавался на основе «Леопарда-2А5». Он имеет более длинную пушку L55 (длина ствола 55 калибров! вспомогательную силовую установку, усиленную защиту. Бундесвер уже модернизировал 225 танков «Леопард-2А5» до уровня «Леопард-2А6», первый из которых был поставлен в марте 2001 г. Королевская армия Нидерландов заказала модернизацию 180 своих «Леопардов- 2А5» до уровня «Леопарда-2А6», первый из которых поступил на вооружение в феврале 2003 г. В марте 2003 г. греческая армия изъявила желание приобрести 170 «Леопардов-2НЕ1» (в Германии он называется «Леопард-2А6 ЕХ») со сроками их поставки в период между 2006 и 2009 г.

Испания заказала 219 «Леопардов- 2Е» (версия «Леопарда-2А6» с усиленной броневой защитой) и четыре «ЛеоnapAa-2ER» — бронированные ремонтно-эвакуационные машины (БРЭМ). Первые 30 танков будут производиться компанией KMW. а остальные построены в Испании по лицензии компанией General Dynamics, Santa Barbara Sistemas |GDSBS). Поставки первой партии начались в 2004 г. и должны завершиться в 2008 г.

Другой вариант- «Леопард-2S», оснащенный новыми системой управления огнем и пассивной системой бронирования, предназначен для поставок в Швецию. 120 таких машин уже находятся в шведской армии в соответствии с контрактом, заключенным в марте 2002 г.

«Леопард-2А6» во время демонстрации ходовых качеств.

Описание конструкции

Корпус машины разделен на три отделения по классической схеме: отделение управления спереди, боевое отделение в центре и моторно-трансмиссионное отделение сзади.

Отделение управления оборудовано тремя перископическими приборами наблюдения, обеспечивающими хороший обзор. Слева от водителя за перегородкой расположена бое укладка с боеприпасами для пушки. Имеется телевизионная камера с углом зрения 65° по горизонтали и вертикали, смонтированная на корме машины, и телевизионный монитор, установленный в отделении управления, которые обеспечивают обзор водителю при движении задним ходом. Когда телекамера не используется, ее объектив закрывается бронированной крышкой.

Отделение управления просторное, с удобным креслом водителя. Для управления машиной используется штурвал. Обращают на себя внимание большие педали. Крышка люка механика-водителя сдвижная, открывается вправо при помощи электропривода, но в аварийных ситуациях предусмотрено и механическое открытие крышки люка. В связи с установкой дополнительного бронирования на лобовую часть танка люк механика-водителя практически перестал быть функциональным: через него невозможно покинуть или залезть в отделение управления при обычном положении башни. Это можно сделать только тогда, когда башня повернута вправо или влево на 10.00 ч или на 2.00 ч относительно продольной оси корпуса соответственно. При этом пушка и сама башня выходят далеко за границы габаритов корпуса. Естественно, что в таком положении башня может находиться только где-то в полевых условиях. Используется люк для вождения танка по-походному. т. е. когда голова механика-водителя находится над корпусом машины. Для нее в дополнительном бронировании сделана специальная выемка. При обычном положении башни вдоль продольной оси корпуса свое место водитель занимает через люк командира.

Управление машиной водитель осуществляет при помощи миниатюрного штурвала. Его максимальный угол поворота составляет по 90° в каждую сторону. Положение штурвала может регулироваться вверх или вниз, а также ближе или дальше к водителю. На штурвале слева установлен рычаг, который служит для подачи звукового сигнала и включения указателей поворота (так же, как на автомобиле). Переключение передач осуществляется автоматически.

Башня расположена в центре машины. В ней размещаются командир машины, наводчик (справа от пушки) и заряжающий (слева от пушки). По интерьеру внутри башня немногим отличается от советского Т-62. Отличие составляют только более современные приборы и больший внутренний объем боевого отделения. Правда, и сама машина по габаритам значительно превосходит все отечественные танки. Командир и наводчик располагаются друг за другом: наводчик — впереди, командир — сзади него. Свои места в машине они занимают через люк командира после того, как займет свое место водитель (если башня находится в обычном положении).

Пульт управления командира.

Пульт управления независимым прицелом командира.

Щиток водителя. Справа вверху черная рукоятка открывания крышки люка.

Штурвал водителя. Справа находится датчик положения башни.

Бинокулярные окуляры основного прицела наводчика.

Они имеют регулируемую диоптрийную установку. Окуляр вспомогательного прицела расположен слева, его почти не видно.

Пульт управления наводчика. Он позволяет использовать тепловизор, а также переключать тип оружия, включать систему контроля изгиба ствола пушки.

Пульт управления командира находится перед его сиденьем справа. Слева — пульт управления блока контроля работы систем RPP 1–8. Посередине — пульт управления навигационной системы. Справа — контрольный блок командира. На нем отображается информация о скорости машины, ее курсовой угол, дальность до цели, скорость бокового ветра, выбранный тип боеприпаса.

Заряжающий имеет свой персональный люк. Для его работы предусмотрена регулировка установки пушки на угол заряжания после производства выстрела. Каждый заряжающий может установит! положение казенной части пушки при заряжании так, как ему будет удобно. Перед заряжанием необходимо открыл, бронированную заслонку боеукладки, находящейся в нише башни. Она открывается электроприводом после нажатия большой выпуклой клавиши размером около 10 см, расположенной на левой сгонке башни. Открывание заслонки происходит в течение 2–3 с. После изъятия выстрелов из боеукладки заряжающий должен развернуть их на 180°, так как они расположены головной частью в противоположную от пушки сторону. После заряжания рекомендуется закрыть бронированную створку боеукладки. иначе она теряет свое функциональное предназначение — обеспечение безопасности членов экипажа в случае детонации боекомплекта, размещенного в нише башни. Таким образом, в зависимости от натренированности и усталости заряжающего цикл заряжания может занять от 8-10 с и более,

В настоящее время разработана программа усовершенствования защиты башни, которая предусматривает установку на ее лобовую и боковые проекции дополнительных модулей из композитной брони третьего поколения. В составе таких модулей имеется специальный противоосколочный слой. В случае преодоления снарядом брони этот слой уменьшает количество осколков и сектор их разлета в заброневое пространство. Противоосколочный слой также обеспечивает шумо- и теплоизоляцию. Дополнительные мероприятия обеспечивают многократную защиту от поражения бронебойными снарядами кинетического и кумулятивного действия. Танк с такой броней получил обозначение «Леопард-2А6М».

Система управления огнем

Рабочее место командира оснащено независимым перископическим прицелом PERI-R17 А2 производства компаний Rheinmetall Defence Electronics (ранее компания называлась STN Allas Elektronikl и Zeiss Optronik GmbH. Прицел PERI-R17 A2 панорамный, перископический со стабилизированной в двух плоскостях линией визирования, обеспечиваеткруговое (на 360°) наблюдение и идентификацию целей днем и ночью. Тепловизионное изображение выдается на монитор. Прицел PER1-R17 А2 может также использоваться для ведения огня, поскольку включен в систему управления огнем танка.

Для управления прицелом и оружием у командира на правой стороне башни установлен пульт, выполненный в виде джойстика. Сама рукоятка неподвижна, управление прицелом и оружием осуществляется поворотом кнюппеля, точно так же, как на пультах командира танка Т-80У или Т-90. На монитор командира может быть также спроецировано изображение оттепловизионного прицела наводчика, для этого командиру достаточно перевести кнопку «КН» на своем пульте в нижнее положение. В этом режиме командир проверяет, на какую цель наводит оружие наводчик. Если кнопку переместить вверх, то командир может наводить пушку и вести из нее огонь, используя свой прицел. Так, например, он, обнаружив цель через свой панорамный прицел, переключает этой кнопкой управление на себя и способен вести огонь.

Кнопка слева внизу на пульте управления — «Сброс». При нажатии этой кнопки при работе командира в любом режиме он выключается (например, выключится режим управления оружием, если он в нем работал), и управление оружием перейдет к наводчику.

Плоская клавиша слева — предохранитель. Без нажатия на эту клавишу и повороте кнюппеля управление оружием и прицелом производиться не будет. Точно такая же клавиша имеется на пульте наводчика.

Справа внизу рядом с пультом управления командира имеется кнопка «КН HZF». При нажатии на нее командир включает на свой монитор изображение с тепловизионного прицела наводчика и берет управление оружием па себя. Кроме того, имеется большее количество выключателей для управления тепловизором. Командир может изменять скорость вращения панорамного прицела, менять кратность увеличения и т. д.

Рабочее место наводчика оборудовано основным прицелом EMES производства компании Rheinmetall Defence Electronics со стабилизированной в двух плоскостях линией визирования и переменной (два фиксированных положения на 12- и 3-кратное) кратностью увеличения изображения. Прицел комбинированный и имеет оптический канал, канал лазерного дальномера и тепловизор WBG-X производства компании Zeiss Optronik, которые связаны с баллистическим вычислителем, В тепловизоре используются стандартные модули американского образца с матрицей на 120 инфракрасных детекторах, выполненных из кадмиево-ртутно-тиллурового сплава (CdHgTe, также известного как СМТ), работающей в диапазоне волн от 8 до 14 микрон. Блок инфракрасных датчиков охлаждается при помощи двигателя Стерлинга закрытого цикла.

Прицел оснащен лазерным дальномером СЕб28 компании Zeiss Optronik. Лазер твердотельный, выполнен на неодим-иттриево-алюминиевом гранате (NdYAG). Он обеспечивает до трех измерений дальности в течение четырех секунд. Данные замера дальности передаются на баллистический вычислитель СУО и используются для вычисления установок стрельбы. Так как лазерный дальномер объединен с основным прицелом, наводчик может видеть цифровое представление измеренной дальности непосредственно в прицеле. Максимальный диапазон измерения дельности до 10000 м с точностью в пределах 20 м.

Использование алгоритма управления огнем и определения дальности по принципу первичного отражения сигнала используется для борьбы с вертолетами. Электроспуск пушки электронного типа. что значительно уменьшает время реакции.

Пульт управления наводчика выполнен в виде небольшого штурвала. Все кнопки на нем дублированы, для того чтобы было удобно работать как «правше», так и «левше» или даже одной рукой. На ручках по бокам имеются клавиши безопасности. Для работы приводов пушки и башни должна быть нажата хотя бы одна из них.

Сверху находятся блестящие кнопки — кнопки замера дальности. Маленькие белые кнопки служат для увеличения скоростей наведения. Кнопки электроснусков находятся на передней стороне рукояток управления.

Встроенные элементы системы жизнеобеспечения танка «Леопард-2А6».

Основной прицел наводчика. Большее окно — тепловизионный прицел. Окно поменьше — защитное стекло дневного прицела и лазерного дальномера. Окна закрываются бронированными створками. В одной из створок напротив дневного прицела имеется небольшое отверстие для наблюдения через прицел при закрытых створках. При стрельбе они должны быть открыты.

Основное вооружение

Новая гладкоствольная 120-мм пушка L55 разработана компанией Rheinmetall GmbH Ratingen для замены 120-мм гладкоствольной танковой пушки L44 с более коротким стволом, которая устанавливалась на всех предыдущих модификациях танка «Леопард-2».

Установка новой пушки L55 на танк «Леопард-2А6».

Элементы дополнительной бронезащиты, устанавливаемой на танке «Леопард-2А6».

Лобовая часть башни. Маленькая закрытая пробкой труба — спаренный пулемет.

Силовая установка танка «Леопард-2», выполненная в едином блоке.

Увеличение длины ствола с 44 до 55 калибров обеспечено повышением максимально допустимого давления газов в стволе, что позволяет повысить начальную скорость снаряда, увеличить дальность стрельбы и бронепробиваемость бронебойно-подкалиберного снаряда. Гладкоствольная пушка L55 оснащена теплоизоляционным кожухом, эжектором для продувки ствола и системой контроля кривизны ствола. Для стрельбы из нее могут использоваться как все имеющиеся на вооружении стран НАТО 120-мм выстрелы для танковых пушек, так и новые боеприпасы с повышенной бронепробиваемостью. Новые выстрелы с бронебойно-подкалиберными снарядами, известные как DM53, были разработаны в соответствии с новыми тактико-техническими требованиями, вышедшими в ноябре 1987 г., и могут использоваться только в пушках танков «Леопард-2А5» и «Леопард-2А6». Применять новый снаряд для 120-мм пушек более старых образцов не рекомендуется из-за опасности выхода из строя противооткатных устройств.

Но только при использовании его в пушке L55 реализуются все его возможности. Так, например, начальная скорость DM53 при выстреле из новой пушки достигает 1750 м/с, вто время как при стрельбе из пушки танка «Леопард-2А5» с длиной ствола 44 калибра она составит только 1650 м/с. Снарядами выстрела DM53 огонь из пушки L55 может вестись на дальности до 5000 м. Высокая эффективность действия снаряда по цели противника достигается за счет большой длины самого бронебойного снаряда, его высокой массы и скорости полета и высокопрочного материала, применяемого для производства снаряда (снаряд изготавливается сплошным из специального сплава на основе вольфрама). Новые бронебойно-подкалиберные снаряды имеют более высокую дульную энергию и энергию отдачи. В связи с этим на пушке L55 усилены противооткатные устройства. Масса ствола новой пушки составляет 1347 кг, что на 157 кг больше, чем масса ствола пушки L44.

Навигационные системы

«Леопард-2» оборудован наземной навигационной системой производства компании LITEF (Бонн, Германия), которая является филиалом американской компании Northrop Grumman (прежде называлась Litton). Комбинированная навигационная система включает в себя спутниковую систему навигации GPS и инерционную навигационную систему IPS.

Обеспечивающие системы

В отличие от предыдущих серий танков «Леопард-2», на «Леопарде-2А5/2А6» установлен новый электрический привод стабилизатора вооружения E-WNA вместо гидравлического. Он обеспечивает следующие преимущества: отсутствие в башне гидравлической жидкости и снижение пожароопасности; снижение уровня шума и энергопотребления, а также теплоотдачи. Улучшилась и надежность работы системы и значительно упростилось ее техническое обслуживание. Кроме того, электрический привод стабилизатора позволил снизить и эксплуатационную стоимость и обеспечить хорошие показатели по срокам хранения и эксплуатации.

Обитаемые отделения танка оборудованы системой ППО, выпускаемой компанией Deugra Ges. fur Brandschutzsysteme of Ratingen (Германия) no лицензии британской компании Kidde-Graviner of Slough. Между боевым и моторно-трансмиссионным отделениями установлена несгораемая переборка. На танках, поставляемых для бундесвера, система кондиционирования воздуха не используется.

Силовая установка

На танке «Леопард-2А6» применяется такой же дизельный двигатель MTU МВ873 мощностью 1100 КВт (1500 л.с.) с автоматической трансмиссией Renk HSWL 354. как и на всех предыдущих версиях семейства «Леопард-2». В настоящее время проходят испытания более мощного силового блока EuroPowerPack с двигателем MTU МТ883 и автоматической трансмиссией Renk HSWL 295. Двигатель развивает мощность 1210 КВт (1650 л.с.). В перспективе такое силовое отделение планируется устанавливать на танки «Леопард-2А6М». Подобная силовая установка уже используется на танках «Леклерк-Тропик», находящихся на вооружении армии ОАЭ, и израильских танках «Меркава Mk.IV».

Надо отметить, что двигатель MTU МТ883 сам по себе не нов, его разработка началась в начале 1980-х гг. Тем не менее командование бундесвера не спешит заказывать новые силовые установки с этим мотором, в связи с тем что запасы запчастей в армии Германии для двигателей MTU MB 873 достаточно велики, а внедрение новых силовых установок на танки «Леопард-2» резко увеличит стоимость эксплуатационных расходов.

Тактико-технические характеристики танка «Леопард-2А6»
Экипаж, чел. 4
Боевая масса, т 60,2
Высота по командирскому прицелу, м 3,0
Высота линии огня, м 2,01
Длина с пушкой вперед, м  10,97
Ширина по бортовым экранам, м 3,74
Ширина по гусеницам, м 3,55
Клиренс, м 0.53
Ширина трака, мм 635
Удельная мощность двигателя, л.с./т 24,92
Максимальная скорость вперед/назад, км/ч  72/31
Запас хода по шоссе, км 500
Глубина брода без подготовки/с подготовкой, м 1,0/2,35
Глубина брода с ОПВТ, м 4
Вооружение:
- тип и калибр пушки, мм Гладкоствольная. 120
- спаренный пулемет, калибр, мм MG3, 7,62
- зенитный пулемет, калибр, мм MG3. 7,62
- боекомплект к пушке, выстр. 42
- боекомплект патронов к пулеметам, шт. 4750
СУО Автоматизированная
Возможность ведения огня с места командира Есть
Стабилизатор вооружения В двух плоскостях
Тепловизионные приборы наблюдения Имеются
Трансмиссия Автоматическая

Тепекамера заднего обзора, установленная сверху на корме корпуса. Бронированная створка открывается при включении телекамеры.

«Леопард-2А6», оборудованный резиновыми грязевыми щитками и юбкой спереди (вид сбоку). Такая машина в Германии в одном экземпляре и проходит испытания в бронетанковой школе в Мюнстере.

Комментарии специалистов

На первый взгляд, новая машина, поступившая на вооружение бундесвера и ряда стран НАТО, должна обеспечить некоторое качественное повышение боевых возможностей бронетанковых войск армий, где такие танки имеются. Однако этот танк не лишен ряда недостатков, порой серьезных. По мнению самих немецких танкистов. «Леопард-2А6» — самая неудачная версия всего семейства танков «Леопард-2». И вот почему.

На танке значительно усилено бронирование лобовой части корпуса и башни, в результате чего носовая часть машины сильно перегружена. Эго снизило подвижность танка по пересеченной местности и надежность передних узлов подвески.

Стабилизатор вооружения создавался еще под пушку L44. Новая более мощная пушка резко снизила его точностные характеристики, а также скорости наведения оружия на цель.

На танках «Леопард-2» в системе управления огнем используется система контроля изгиба ствола. Для контроля за изгибом ствола возле дульного среза пушки крепится небольшое зеркало. На пушках «Леопардов» оно находится на правой стороне ствола. На коротких

стволах особых проблем немецкие танкисты не испытывали, а вот когда появились стволы длиной 55 калибров, возникли сложности. Дело в том, что особенно при движении задним ходом грязь из-под гусеничных лент попадает на зеркало и система перестает работать. На многих машинах такое зеркало крепится сверху ствола пушки и подобных проблем не возникает. В Германии с этой неприятностью решили бороться, установив на передней части машины резиновую юбку и большие резиновые подкрылки, снижающие вылет пыли и грязи на ствол пушки из-под гусениц.

В настоящее время в Германии имеется всего один «Леопард-2А6» с такими подкрылками, который проходит испытания в бронетанковой школе в Мюнстере. Немецкие танкисты в шутку называют эту машину «Леопард-80» за схожесть резиновой юбки с аналогичным элементом на российском Т-80У. Также на этой машине используются новые блоки дымовых гранатометов. В отличие от установок предыдущих выпусков, эти гранатометы отстреливают дымовые гранаты только залпом из восьми или четырех гранатометов сразу.

В целом новый «Леопард» — грозная боевая машина и составляет серьезную конкуренцию многим, в том числе и нашим танкам на мировом рынке вооружений. И относиться к нему необходимо как к достойному противнику.

Модернизированный Т-72М1

Швейцарский «Леопард-2А4» (Pz87) с усиленной лобовой броней башни и 140мм гладкоствольной пушкой. Разработка этой машины пока приостановлена. На заднем плане танк Pz68 с усиленным бронированием

К 60-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ

Учебно-механизированный полк

Каково бы ни бы.\о техническое оснащение, боеготовность войск прежде всего определяется высокой квалификацией личного состава, особенно командного. Роль Военной академии механизации и моторизации РККА нм. И.В. Сталина (с 1943 г. — Военная академия бронетанковых и механизированных войск им. И.В. Сталина! в подготовке офицерских кадров для танковых войск хорошо известна. В статье Е.А. Клопова рассказывается о работе в предвоенные и военные годы одного из подразде.\еннй Академии — ее учебно-механизированного (учебного танкового) полка.

Полковник Е.А. Клопов

Клопов Евгений Александрович, полковник в отставке. Родился 28 марта 1925 г. В августе 1945 г закончил I — е Харьковское танковое училище, в августе 1947 — апреле 1953 г. учился в Военной академии бронетанковых и механизированных войск им И В. Сталина. После Академии служил на кафедре вооружения и стрельбы из танков в качестве инженера, начальника отделения вооружения лаборатории кафедры, начальника лаборатории, с 1966 г. был преподавателем кафедры вооружения и стрельбы. После увольнения в запас в 1972 г. работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте стандартизации обшей (т. е. военной) техники, в Центральном научно-исследовательском институте химии и механики (специализация — взрывчатые вещества, пороха, боеприпасы)

С созданием в 1930 г. Военной академии механизации и моторизации Красной Армии (ВАММ), естественно, понадобилась полевая база для проведения практических занятий, без которых немыслима подготовка командира, особенно в «технических» войсках (к ним вто время относили и мотомеханизированные войска). Тогда в г. Кунцево под Москвой, в районе нынешней станции метро «Молодежная», был организован лагерь для проведения занятий со слушателями Академии. Там же в 1932–1941 гт. дислоцировался учебно-механизированный полк Академии.

Этот полк ведет свою историю с осени 1931 г., когда в Москве на базе стрелкового батальона стрелково-тактических курсов усовершенствования командного состава «Выстрел» был сформирован Отдельный учебный сводный от ряд. В мае 1932 г. Приказом по Московскому военному округу Отдельный учебный сводный отряд переформировали в Учебный механизированный отряд при Московских курсах усовершенствования командного состава мотомеханизированных войск РККА им. Коминтерна (МКУКС). После размещения Отряда в Кунцево его в январе 1933 г. переименовали в Отдельный учебный механизированный отряд, а в связи со слиянием в 1933 г. МКУКС и Военной академии механизации и моторизации — в учебно-механизированный полк ВАММ.

Полк размещался на территории вдоль Рублевского шоссе в лесу на берегу Москвы-реки. Здесь находились казармы для личного состава, танковые парки и другая техника, классы для проведения занятий со слушателями. Поле и перелески вдоль Рублевского шоссе использовались для занятий по вождению. В основном процесс обучения проходил на танках Т-26 и БТ — наиболее массовых тогда в Красной Армии. В тех условиях эта учебная база и укомплектованность полка, видимо, полностью устраивали Академию.

Полком командовал Семен Ильич Богданов, в годы войны ставший командующим 2-й гвардейской танковой армией, маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза, в 1948–1953 гг. — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Советской Армии, а в 1954–1956 гг. — начальник Академии бронетанковых и механизированных войск.

Стрельбы из танковых пушек и пулеметов в лагере в Кунцево производили в сторону Рублево, но огонь вели на дальность до 1,5 км, не больше, так как там же, в районе Рублево, располагались правительственные дачи. Однако вооружение танков непрерывно совершенствовалось — потребовались новые стрельбища. В итоге решили построить еще один лагерь в районе Солнечногорска. Переселили с десяток деревень и на освободившейся территории оборудовали учебный комплекс, который обслуживал несколько учебных заведений — Академию механизации и моторизации, Пехотное училище им. Верховного Совета РСФСР, Московское военно-инженерное училище, Московскую школу танковых техников (танкотехническое училище). Уже сам полк на лето стал выезжать под Солнечногорск, в лагерь «Сенеж» на берегу Сенежского озера. В Кунцево осталось место расположения, зимние квартиры учебно-механизированного полка со своим подсобным хозяйством. Помню, отец, приезжая домой из Кунцево, привозил бидончик молока, мясо и цветы из оранжереи полка.

Командир учебно- механизированного полка ВАММ полковник А.И. Клопов, март 1938 г.

Мой отец, майор, а впоследствии полковник Александр Игнатьевич Клонов командовал учебно-механизированным полком с мая 1937 г. До этого он преподавал на МКУКС, располагавшихся на ул. Красноказарменной, дом 2, а после объединения МКУКС с ВАММ стал преподавателем Академии по материальной части бронетанковой техники и вождении! Тогда же в 1937 г. полк перевели на новый штат, началась реорганизация учебного процесса. Незадолго перед войной |с января по май 1941 г.| мой отец, оставаясь командиром полка, учился на Академических курсах усовершенствования высшего начальствующего состава (КУВНАС). С ним тогда проходили обучение танкисты из кавалерийских и казачьих дивизий — командиры батальонов, полков. Командиров тогда на базе того же полка в Кунцево и в лагере «Сенеж» учили уже с применением принятых на вооружение в конце 1939 г. танков КВ и Т-34.

В сборнике статей, посвященном 10-летию ВАММ. учебно-механизированному полку посвящена была отдельная статья, в которой о службе полка, в частности, говорилось: «В общей системе боевой учебы Академии учебно- механизированному полку принадлежит весьма важная роль. От того, как слаженно будут работать все звенья полка, во многом зависит успешная работа слушателей…

Горячие дни наступают для полка летом. В лагерных условиях, от зари до позднего вечера, механики-водители находятся на танкодроме, обучают вождению слушателей, с особой тщательностыо и осторожностью ведут боевые машины к мишеням, обеспечивая стрельбу личною состава Академии…

С большой жадностью принимается личный состав за изучение новой техники, которая часто попадает к нам…

Большие задачи стоят перед полком сейчас Приказы Наркома и указания, данные им на тактических учениях во многих округах Красной Армии, требуют коренной перестройки всей боевой учебы. 1940/41 учебный год будет переломным и для нашего полка». К сожалению, в последующих юбилейных сборниках Академии полк и его заслуги упоминались лишь вскользь.

Учебный процесс в полку накануне войны шел интенсивно. И как же было Горько, когда в 1941 г. мы осознали, что проигрываем войну. Мы же знали, как обучали командиров, как был организован и поставлен процесс подготовки. Эти командиры были совсем не те, какими их сейчас пытаются представить.

Это были квалифицированные, грамотные специалисты. И никто, конечно, не намеревался держать армию не готовой к войне. С первых дней войны мы были твердо уверены, что война продлится максимум полгода и окончится нашей победой. События же развивались для нас просто катастрофически.

Нужно все-таки признать, что далеко не весь командный состав РККА, включая командиров* танкистов в войсках, имел соответствующий уровень подготовки. Германская армия оказалась значительно более боеспособной и в плане состояния техники, и в плане подготовленности личного состава. Тут сыграла свою роль высокая дисциплинированность германских военных.

Среди них трудно было представить себе разгильдяйство и неисполнительность. Уже через много лет после войны мне доводилось в Академии проводить занятия с офицерами из ГДР. И отмечу: немецкие офицеры традиционно грамотны и наиболее четко и хорошо исполняют все, что от них требуется.

Кроме того, в Германии на начало 1940-х гг. был выше общий уровень технической грамотности, а это в большой степени влияет на боеготовность войск.

Занятия на МКУКС ведет майор А.И. Клопов.

Слева стоит будущий Маршал Советского Союза В.И. Чуйков.

Мобилизация командного состава начиналась на наших глазах. Еще в конце мая отец вывез нас в лагерь «Сенеж». А когда началась война, в лагерь начало прибывать множество мобилизованных командиров. Их срочно обучали и отправляли на фронт. Это, понятно, была уже не та планомерная подготовка, которой еще накануне войны занимались кадровые военные специалисты.

Сам учебно-механизированный полк по мобилизационному плану должен был развертываться по штатам военного времени. Тогда в «Сенеж» прибыл, если не ошибаюсь, 148-й танковый полк из г. Мары (Среднеазиатский военный округ) с материальной частью. Из двух полков сформировали один полнокровный. Учебный процесс не прерывался, но уже из этого развернутого полка последовательно отправили на фронт два укомплектованных танковых батальона, как и организованный здесь же, в лагере «Сенеж», курсантский полк училища им. Верховного Совета. Первый батальон трехротного состава под командованием майора Р.С. Гольдина попал в действующую армию уже в конце июня 1941 г., его подразделения участвовали в боях на Северо-Западном фронте. Второй батальон направили в армию, когда немцы стали приближаться к Москве. Из этих танковых батальонов вернулась только половина личного состава.

В ночь на 6 октября 1941 г… когда немцы уже подходили к столице, по боевой тревоге подняли военные училища и запасные части, расположенные в Москве и об, части. Академия незамедлительно сформировала две отдельные танковые роты, поддерживавшие стрелковые части в тяжелых боях соответственно в районе Волоколамска и под Малоярославцем. В целом бывшие командиры и курсанты учебно-механизированного полка, попавшие на фронт, показали себя неплохо, многие за умелые и отважные действия были награждены боевыми орденами.

Где-то в середине октября, когда Москва была практически на осадном положении, началась эвакуация Академии в Узбекистан (сначала планировалось направить Академию в Самарканд, но в конце концов ее разместили в Ташкенте). Тут стоит вспомнить один эпизод. Колонна полка — танки и другая техника — двинулась на станцию в Москву, чтобы погрузиться на железнодорожный состав. И тогда на Ленинградском шоссе при переходе через мост (не ту эстакаду, что есть там сейчас, а через старый узкий мост) колонна наткнулась на позиции наших зенитчиков, занявших противотанковую оборону. Те приняли наши танки за немецкие и открыли огонь. У шедшего первым танка КВ перебило гусеницу, он остановился. К счастью, недоразумение скоро выяснилось, и потерь ни со стороны зенитчиков, ни со стороны танкистов не было. Но знаменитые «Ежи» на 23-м километре Ленинградского шоссе стоят как раз на месте той стычки наших зенитчиков с нашими же танками, шедшими из Солнечногорска, а не с германскими, которые, возможно, до этого рубежа и не доходили.

Учебный танковый полк (как тогда уже именовался учебно-механизированный полк Академии) разместили под Ташкентом, в городе Чирчик. Там, в 32 км от Ташкента, были учебные лагеря, называвшиеся «лагерями имени Сталина» или просто '(Сталинскими лагерями». Там дислоцировался наш полк и лагерь для слушателей Академии. В этих же лагерях всю войну находились 1 — е Харьковское ордена Ленина и тоже имени И.В. Сталина танковое училище, учебная артиллерийская бригада, где готовили расчеты для артиллерии, включая противотанковую — в основном из местного населения. Там же были аэродром и базе для подготовки штурманов бомбардировочной авиации.

Война заставила расширить, и интенсифицировать учебный процесс, парк боевых машин стал не только современнее, но и разнообразнее. Учебный танковый полк во время войны, насколько я помню, включал четыре батальона. В первом были отечественные тяжелые танки и все иностранные — английские «Черчилли», «Валентайны», «Матильды», американские М4А2 «Шерманы». М3 средние («Ли») и М3 легкие («Стюарт»), Второй батальон учебного полка включал средние танки — легендарные Т-34. Третий батальон состоял излегких танков Т-70. Т-60, Т-40, а также Т-26, БТ. Т-38 довоенного выпуска.

Слушателей Академии и действовавших при ней курсов усовершенствования командного и технического состава знакомили во всеми видами бронетанковой и автомобильнойтехники, которые могли встретиться им в Действующей армии. Иностранные образцы также входили в программу подготовки слушателей Академии. Возможно, не все практиковались в управлении ими. но знакомили с этими машинами и их возможностями всех слушателей. В качестве экспонатов для ознакомления имелись и трофейные германские танки. Ну и, наконец, четвертый батальон — инженерные подразделения, саперы, связисты, т. е. подразделения обеспечения и для самого полка, и для учебного процесса.

Сам я был призван в армию в январе 1943 г., в 18 лет. Наша семья проживала тогда в г. Чирчике. Уже в 10-м классе по программе Всевобуча меня готовили в минометчики. Но с 1 января в полку начинался курс обучения механиков-водителей (два взвода) для самого полка. Меня зачислили в школу механиков-водителей. До августа процесс обучения проходил в «Сталинских лагерях» в Чирчике. Тут можно вспомнить, как в мае 1943 т. наше учебное подразделение участвовало в съемках знаменитого фильма «Два бойца», в массовке, а танки в этом фильме были из учебного полка Академии и из 1-го Харьковского танкового училища. Потом полк вместе с Академией вернулся в Москву. На станцию Казанская Товарная мы прибыли 5 августа 1943 г., и туг началась стрельба. Поначалу мы подумали, что немцы совершили налет на Москву и это огонь зениток. Но оказалось, что это был первый салют — в честь освобождения Орла и Белгорода. Символический эпизод если учесть вклад танкистов, в том числе недавних слушателей Академии, в успех этих операций.

Полк разместили под Солнечногорском в лагере «Сенеж». Здесь я с отличием закончил школу механиков-водигелей, получил звание сержанта; из двух взводов (около 40 человек) сержантов тогда получили двое, остальные успешно окончившие получили младших сержантов. Сказалась полная «десятилетка I' — из остальных ребят многие не имели за плечами и семи классов. Конечно, недостаточный уровень грамотности призывников не мог не сказываться на боеготовности войск. Но опыт войны внес свои коррективы в систему подготовки как рядовых, гак и младшего и среднего комсостава. И учебно-механизированный полк сыграл тут большую роль в практической подготовке офицеров для фронта и в повышении квалификации офицеров, уже имевших боевой опыт. Это была но боевая часть, в бой полк не ходил, но каждый делал тогда свое дело на своем месте. Впрочем, и здесь встречались разные люди — одни, побывав везде и многое увидев, ничему, по сути, не научились, другие, напротив, схватывали все буквально на лету и становились действительно грамотными и отлично действовавшими командирами и техниками.

Механиков-водителей в полку готовили основательно, по полной программе — мы ведь должны были обеспечивать интенсивный учебный процесс. В полку экипаж танка состоял из одного механика-водителя. Мы и водили танки, и стреляли. Хотя основным был Т-34, знакомили нас и с Т-26 и БТ. и с тяжелыми танками. По окончании курса меня назначили во второй батальон — мне достался Т-34 с шестигранной башней (так называемой «гайкой»). С августа 1943 г. до января 1944 г. я участвовал в обеспечении учебного процесса в лагере «Сенеж». Танк эксплуатировали нещадно вождение было каждый день. Как раз в это время началось переобучение политработников, чтобы сделать их еще и квалифицированными командирами, и мне довелось обучать их на краткосрочных курсах. Танк гоняли на стрельбы, на вождение, на тактические занятия. Тогда я смог оценить простоту, выносливость. надежность и ремонтопригодность «тридцатьчетверки»: за короткий срок мне довелось менять двигатель танка, сменить в одиночку в мастерской ремонтной роты коробку передач.

Тем не менее за это время я сменил два танка (второй танк имел уже штампованную башню), настолько напряженно шла учеба. При том что Т-34 являлся, несомненно, выдающейся конструкцией. были в ней и определенные недостатки. Скажем, гребневое зацепление гусеницы с роликами на ведущем колесе — ролик просто свободно надевался на палец, и при попадании грязи, пыли и т. п. эти элементы быстро изнашивались. Также не были защищены от попадания грязи и от перегрева фрикционы в трансмиссии танка. Часто нарушались сочленения рычагов и тяг управления. Но при должном уходе танк служил вполне надежно. К тому же, он обладал прекрасной проходимостью на сложных фунтах и легко преодолевал различные препятствия.

Мой отец командовал учебным танковым полком по ноябрь 1943 г. включительно, после чего был переведен в Академию преподавателем тактики. Командование полком принял полковник Барчуков. В январе 1944 г. я попал на службу в Парк учебных машин Военной академии бронетанковых и механизированных войск, размещенный на территории Академии в Москве, на должность механика-водителя-старшего (такое название осталось от 1930-х гг., когда в экипажах тяжелых танков числилось два механика-водителя). В Парке учебных машин я обеспечивал как учебный процесс, так и проводившиеся в Академии научно-исследовательские работы. В частности, на моем Т-34 испытывалась опытная установка обогревателя охлаждающей системы двигателя, разработанная майором Цикуриным (это была своеобразная печка для подогрева охлаждающей жидкости для запуска двигателя зимой). Правда, в конструкцию серийных танков ввели потом другую систему (форсуночный подогреватель), разработанную майором Голосовым. В июле 1944 г. я был направлен в Чирчик, где стал курсантом 1-го Харьковского танкового училища. Позже, в 1947 г., я поступил в Академию БТ и MB.

Сержант Е.А. Клопов, механик- водитель учебного танкового полка, лагерь «Сенеж», конец 1943 г.

В связи с началом «холодной войны» резко увеличилась интенсивность обучения офицеров Вооруженных Сил СССР в целом и объемы работы в Академии бронетанковых и механизированных войск в частности. Учебный танковый полк в 1946 г. был преобразован в учебную танковую бригаду при Академии. Командовал бригадой Герой Советского Союза полковник М.В. Хотимский, прославившийся в ходе битвы за Берлин. Бригада получала новые танки Т-44, ИС. В 1948 г. бригаду снова переформировали в учебный танковый полк, впоследствии ставший 46-м танковым полком при Академии бронетанковых войск им. Р.Я. Малиновского. Все это время полк оставался в военном городке «Сенеж». Увы, в период «ельцинских реформ» в 1992 г. из чисто конъюнктурных, сиюминутных соображений (понадобилось место для размещения бригады ВДВ, спешно передислоцированной из г. Вильнюса по требованию националистического правительства «независимой» Литвы) полк был расформирован, это оказалось началом ликвидации и самой Академии. Последним командиром полка был подполковник С.И. Старунов.

Подготовил к печати Семен Федосеев

28 марта 2005 г. Евгению Александровичу Клопову исполняется 80 лет. Редакция журнала «Техника и вооружение» сердечно поздравляет Евгения Александровича с юбилеем, желает ему здоровья и душевной бодрости.

Парадоксы отечественного танкостроения

Петр Кириченко,

Геннадий Пастернак

Третья предпосылка

Какие выводы следовали из опыта разработки и изготовления заводских образцов нового танка — харьковского «объекта 430» и нижнетагильского «объекта 140»?

Во-первых, стало очевидным, что первоначально заданные тактико-технические требования на новый образец безнадежно устарели и подлежат изменению в сторону существенного повышения боевой эффективности танка, в первую очередь мощности его вооружения и уровня защиты. Это неизбежно вызывало необходимость пересмотра требований к массе танка и мощности двигателя в сторону их соответствующего увеличения.

Во-вторых, результаты разработки и испытаний двигателей для харьковского и нижнетагильского вариантов нового танка заставляли еще раз взвесить все последствия окончательного выбора того или иного типа двигателя.

Козырями «профессорского» двухтактного двигателя 5ТД были малая высота, высокие показатели литровой и особенно габаритной мощности, позволявшие уменьшить габариты и объем МТО. Это могло благоприятно сказаться на высоте и массе танка. Однако уже при мощности 580 л.с. выявилась низкая надежность двигателя. В связи с необходимостью дальнейшего его форсирования и соответствующего повышения нагрузки на детали его цилиндро-поршневой группы следовало ожидать дополнительного снижения его надежности. Эго и подтвердилось впоследствии в двигателе 5ТДФ мощностью 700 л.с. Доводка элементов конструкции нового двигателя, таких как нагнетатель, турбина, топливный насос, выпускной коллектор, центрифуга. водяной и масляный насосы, блок-картер, шатун и др., грозила затянуться на длительный срок и требовала создания сложного и дорогостоящего комплекса экспериментальных стендов и различных специальных лабораторных установок. И, что особенно важно, с этим двигателем была связана необходимость создания с нуля нового сложного серийного моторного производства. Возникали непростые проблемы с последующим освоением крупносерийного производства нового танка и его двигателя недругах танковых заводах в мирное время и созданием необходимых мобилизационных мощностей по танкам и двигателям на особый период.

С другой стороны, за четырехтактными двигателями семейства В-2 стоял многолетний опыт отработки и жесткой «солдатской» проверки в войсковых, в том числе боевых условиях. В «объекте 140» уральцами была подтверждена техническая возможность форсирования двигателей этого семейства до мощности 580 л.с. Форсированные двигатели успешно прошли доводочные и заводские стендовые испытания, а также межведомственные испытания. Высокая надежность двигателя при мощности 580 л.с. говорила о неисчерпанном ресурсе для его дальнейшего форсирования, что также подтвердилось впоследствии в двигателе В-46 мощностью 780 л.с. Этим вполне окупались его более умеренные показатели литровой и габаритной мощности и некоторый проигрыш в габарите двигателя по высоте. При этом двигатель был более приспособленным к ассимиляции в существующем крупносерийном дизельном производстве, отпадала необходимость создания новых производственных мощностей под серийный выпуск двухтактных дизелей, существенно упрощалась задача создания мобилизационных мощностей.

Главный конструктор Харьковского конструкторского бюро тяжелого машиностроения (ХКБТМ) А.А. Морозов.

Сегодня преимущества варианта силовой установки с четырехтактным дизелем семейства В-2 представляются совершенно очевидными. А для многих специалистов Главного бронетанкового управления Министерства обороны, в том числе одного из наиболее компетентных его руководителей генерал-майора Александра Максимовича Сыча, и специалистов 38-го Военного научно- исследовательского испытательного института Министерства обороны они были очевидными и тогда.

Однако руководящий центр продолжал делать основную ставку па дальнейшее развитие первоначальной концепции А.А. Морозова. К 1960 г. на работы по этой концепции уже было затрачено достаточно много сил и средств. Отказ от нее означал бы признание несостоятельности всех прежних решений. Поэтому ДФ. Устинов, В.В. Щербицкий и руководители нижестоящих партийных и государственных органов не рискнули решиться на смелый шаг и взять на себя ответственность за понесенные затраты государственных средств и предпочли продолжать «пилить гирю» по харьковскому варианту, правда, в несколько измененном виде.

1960 г. оказался критическим. К этому времени Уралвагонзаводом были завершены работы по танку «объект 166» со 115-мм гладкоствольной пушкой, проводившиеся с 1958 г. по решению ВПК СМ СССР. Опытные образцы прошли полигонные испытания, по результатам которых в их конструкцию был внесен ряд важных доработок, в том числе:

— для снижения концентрации пороховых газов в боевом отделении при интенсивной стрельбе из пушки впервые был внедрен механизм автоматического выброса из танка стреляных гильз;

— для улучшения энергобаланса танка с новым, более энергоемким стабилизатором вооружения была повышена мощность генератора до 6,5 ква.

Комиссией по полигонным испытаниям танк «объект 166» был рекомендован к принятию на вооружение.

Однако в этот момент А.А. Морозов представил на утверждение разработанный им технический проект танка «объект 432» (будущий Т-64), в котором также предусматривалась установка 115-мм гладкоствольной пушки. По сравнению с первым детищем харьковской концепции («объектом 430») наряду с более мощной пушкой технический проект танка «объект 432» содержал ряд других новаций, в том числе:

— установку автомата заряжания пушки, позволившего сократить численность экипажа с четырех до трех человек;

— использование в конструкции корпуса и башни комбинированной брони, противокумулятивных экранов на надгусеничных полках;

— установку форсированного двухтактного дизеля 5ТДФ мощностью 700 л. с.;

— замену пятикатковой подвески на шестикатковую с четырьмя поддерживающими роликами;

— замену пятискоростных БКП на семискоростные.

Всем было понятно, что от разработки технического проекта танка Т-64 на бумаге до завершения всего комплекса ОКР и представления танка к принятию на вооружение пройдет немалый срок, тогда как танк Т-62 был уже готов. Однако сторонники харьковчан в высшем руководстве страны восприняли работу тагильчан без особого энтузиазма, считая ее конкуренцией и, до некоторой степени, помехой Харькову. Тогдашний председатель Научно-танкового комитета генерал А.В. Радус-Зенькович, весьма чуткий к настроениям в верхах, всячески стремился затянуть рассмотрение и утверждение конструкторской документации для серийного производства танка Т-62, дабы не повредить приоритетности танка Т-64. И только появление на вооружении США основного боевого танка М60 со 105-мм нарезной пушкой и гневный окрик узнавшего об этом заместителя министра обороны СССР, Главнокомандующего Сухопутными войсками Маршала Советского Союза В.И. Чуйкова в адрес Начальника танковых войск маршала БТВ П.П. Полубоярова сдвинули дело с мертвой точки. В 1961 г. танк Т-62 был принят на вооружение Советской Армии.

Средний танк Т-62 был принят на вооружение в 1961 г.

Двигатель 5ТДФ.

Танк Т-64 («объект 432-).

Но вместо пересмотра теперь уже устаревших тактико-технических требований к харьковскому танку по мощности вооружения технический проект танка «объект 432» был одобрен, его характеристики, утратившие приоритетное значение, были закреплены правительственным постановлением от 17.02.61 г. После этого опытно-конструкторские работы по нему продолжалась еще шесть лет, вплоть до конца 1966 г. Более того, танк с этими устаревшими характеристиками не только был принят на вооружение Советской Армии под названием Т-64, но по правительственному постановлению от 15.08.67 г.

его серийное производство кроме Харьковского завода им. А. В. Малышева должно было разворачиваться на Уралвагонзаводе и Ленинградском Кировском заводе.

Это решение нашего руководящего центра и связанные с ним материальные затраты сыграли в последующем роль тяжелых пут при определении судьбы основного боевого танка нового поколения.

Над танком Т-64 с самого начала как некое проклятие тяготела крайняя ненадежность двигателя 5ТДФ. Вскоре она проявилась в плачевных результатах войсковой эксплуатации. Завод захлестнул вал рекламаций.

В статье «Пороховая бочка Приднестровья», опубликованной в газете «Аргументы и факты» № 50 за декабрь 2001 г., приведено характерное высказывание по этому поводу командующего оперативной группой российских войск в Приднестровье генерал-лейтенанта В. Евневича в беседе с военным обозревателем газеты А. Кондрашовым. Говоря об уничтожении 108 танков Т-64 согласно Стамбульским договоренностям, он замечает: "… по секрету скажу, что эти боевые машины украинского производства очень неудачной конструкции. Их афганцы из Северного альянса даже бесплатно брать не захотели. Предпочитали более старые, но надежные Т-55».

К этому следует добавить уязвимость харьковского варианта силовой установки с мобилизационной точки зрения. Она была очевидна не только для его оппонентов, но и для ого сторонников, в том числе и самого А.А. Морозова. Этим объясняется возникновение идеи о параллельной разработке ХКБМ так называемого «резервного» варианта харьковского танка с использованием силовой установки с четырехтактным двигателем семейства В-2. Такая разработка велась А.А. Морозовым с 1961 г. Однако если танк с двигателем 5ТДФ был его любимым детищем и разрабатывался с предельным усердием, то «резервный» вариант, получивший название «объект 436» (после некоторой доработки его переименовали в «объект 439»), был для него пасынком и создание КД на него велось без особого рвения и должного объема испытаний. Тем не менее в упомянутом выше правительственном постановлении о создании производственных мощностей для выпуска танков Т-64 «резервный» вариант был также прописан. Он понадобился ввиду несбалансированности предельных мощностей для производства двигателей 5ТДФ в Харькове с потребным объемом производства танков Т-64 на других заводах в мирное и военное время.

Конечно, проблему обеспечения двигателями всего планируемого парка новых танков на мирное и военное время можно было решить гораздо проще. Для этого достаточно было отказаться от варианта танка с двухтактным двигателем 5ТДФ и сосредоточить силы и средства на варианте танка с четырехтактным двигателем семейства В-2. Разумеется, не в том несовершенном «резервном» виде, в каком он был представлен А.А. Морозовым в «объекте 439», а в более тщательно отработанном. с устранением недостатков, выявленных в танке Т-64. Однако маниакальная привязанность к двигателю 5ТДФ завязшего в нем «по уши» ХКБТМ. а вместе с ним и всего руководства оборонной промышленности, а также недостаточно принципиальная, откровенно соглашательская позиция тогдашнего руководства танковыми войсками и. в целом, Министерства обороны, предопределили появление первых двух ипостасей основного боевого танка.

Это было третьей предпосылкой упомянутой ранее абсурдной ситуации.

Маршал Советского Союза Д.Ф.Устинов.

Маршал Советского Союза В.И. Чуйков.

Маршал танковых войск П.П. Полубояров.

Конкретные виновники

Итак, к началу работ по основному боевому танку нового поколения была принята концепция, допускавшая наличие двух параллельных вариантов базового шасси. Можно поименно назвать ответственных за это лиц:

— Дмитрий Федорович Устинов (с 1957 г. заместитель, а с 1965 г. 1-й заместитель Председателя Совета Министров СССР, секретарь ЦК КПСС, кандидат в члены президиума ЦК КПСС, с 1966 г. кандидат в члены политбюро ЦК КПСС). Человек, воля и решения которого по принципиальным вопросам в области вооружения и военной техники были определяющими:

— Леонид Васильевич Смирнов (с 1961 г. председатель Государственного Комитета Совета Министров СССР по оборонной технике, член ЦК КПСС, с 1963 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель военно-промышленной комиссии СМ СССР). Лицо, ответственное за техническую политику в военно-промышленной области, реализуемую в постановлениях Правительства по разработке и производству всей оборонной, в том числе бронетанковой техники;

— Сергей Александрович Зверев (с 1963 г. председатель Государственного Комитета Совета Министров СССР по оборонной технике, с 1965 г. министр оборонной промышленности СССР, с 1966 г. член ЦК КПСС). Ответственен за состояние и результаты работ оборонной промышленности. Главное лицо в выработке курса, заложенного в проекте постановления ЦК КПСС и СМ СССР о принятии на вооружение Советской Армии танка Т-64 с двигателем 5ТДФ, создании параллельного «резервного» варианта танка с двигателем В-45, развитии мощностей для производства обоих вариантов;

— Павел Павлович Полубояров (маршал бронетанковых войск, с 1954 по 1969 гг. начальник танковых войск Советской Армии). Будучи головным заказчиком бронетанкового вооружения и техники, он под давлением названных выше руководящих лиц явно поступился объективными интересами вооруженных сил, дав согласие на принятие на вооружение Советской Армии танка Т-64 с устаревшими характеристиками оружия, проблемным и ненадежным двигателем 5ТДФ. Как неотъемлемое следствие этого в перспективе в войсках появились два параллельных варианта танка, разунифицированных по силовой установке.

Дальнейшее усложнение интриги связано с добавлением к ней газотурбинной сюжетной линии.

Газотурбинный сюжет

Идея использования газотурбинного двигателя (далее ГТД) в танковой силовой установке имеет свою предысторию. Однако чтобы не загромождать наш рассказ, не станем вдаваться в подробности этой предыстории и напомним лишь основные ее этапы.

Подобно тому как применение ГТД в авиации позволило совершить скачок в энерговооруженности самолетов, преодолеть предел мощности поршневых двигателей, а вместе с ним и звуковой барьер скорости самолетов, конструкторы танков также рассчитывали за счет применения ГТД резко повысить энерговооруженность и подвижность танков. Заманчивыми были высокие показатели габаритной мощности ГТД легкость его пуска при низких температурах, отсутствие жидкостной системы охлаждения, низкий расход масла и ряд других привлекательных особенностей.

Но первые же попытки перенести авиационный ГТД с неба на землю показали, что «рожденный летать ползать не может». Наземные условия эксплуатации при высокой запыленности воздуха, частом изменении режимов работы двигателя, внезапных торможениях и разгонах машины, большом количестве остановок и новых пусков двигателя, высоких ударных нагрузках при выстреле и при движении танка по пересеченной местности оказались противопоказанными для ГТД Неприемлемыми для танка оказались прожорливость двигателя потопливу, особенно при частичных нагрузках, полное отсутствие тормозных качеств двигателя, невозможность пуска его с буксира и ряд других природных свойств ГТД. Поэтому вся дальнейшая работа по танковым ГТД была изнурительным многолетним трудом по преодолению характерных особенностей газотурбинного двигателя и насильственному приспособлению его к наземным условиям.

Первая попытка использования ГТД в танковой силовой установке относится к 1948–1949 гг. применительно к разрабатывавшемуся на ЛКЗ Ж.Я. Котиным проекту нового тяжелого танка. Однако работа над проектом ГТД проводившаяся СКБ турбинного производства ЛКЗ (главный конструктор А.Х. Старостенко), окончилась неудачей и была прекращена в связи с неприемлемыми расчетными величинами расхода топлива.

Газотурбинныи двигатель ГГД-ЗТ, созданный омским ОКБ-29.

Первый в мире танк с ГТД «объект 167T* был спроектирован на УВЗ под руководством Я.Н. Карцева.

MTO опытного танка объект 167T.

ГТД-350Т разработки Ленинградского опытного завода им. В.Я. Климова.

Первые появившиеся в металле образцы танкового газотурбинного двигателя, названного ГТД-1, были также спроектированы и изготовлены на ЛКЗ в 1955–1958 it. (главный конструктор СКБ Г. А. Оглоблин). Это был ГТД с расчетной мощностью 1000 л.с., который предполагалось установит! в тяжелый танк «объект 278», разрабатываемый Ж.Я. Котиным. Однако в ходе стендовых испытаний двигателя значение его расчетной мощности не было достигнуто, удельный расход топлива составил 335 г/л.с.-ч. (в 1,7–1,8 раза выше, чему дизельного), основные элементы его конструкции оказались ненадежными, а в зоне, близкой к номинальному режиму, наблюдалось явление так называемого «помпажа».

С 1963 г. на ленишрадском опытном заводе Минавиапрома им. В.Я. Климова (позднее ЛНПО им. В.Я. Климова) велась разработка ГТД-350Т мощностью 400 л.с. для спаренной силовой установки в опытном тяжелом танке конструкции ЛКЗ. Никаких преимуществ спаренная установка двигателей ГТД-350Т по сравнению с ГТД-1 (1000 л.с.) не показала. Эта деятельность была приостановлена в связи с прекращением работ по тяжелому танку.

Первый в мире реальный газотурбинный танк был изготовлен и испытан в 1964 г. на УВЗ под руководством Л.Н. Карцева. В танке был установлен газотурбинный двигатель ГТД-ЗТ мощностью 800 л.с., разработанный омским ОКБ-29 Минавиапрома (главный конструктор В. А Глушенков) на базе вертолетных двигателей ГТД-3 и ГТД-ЗФ Опытный танк в пробеге показал скорость, почти вдвое превышающую скорость серийных дизельных танков. Однако общий итог работы оказался неутешительным. Километровый расход топлива оказался в 1,5–2 раза выше, чем у дизельного танка. Требование высокой степени очисгки огромного объема воздуха, необходимого для работы турбины, и малого сопротивления на входе привело к увеличению габаритов системы очистки воздуха. Стоимость ГТД оказалась намного выше стоимости дизеля. Дальнейшие работы в этом направлении были УВЗ признаны неперспективными и прекращены.

В 1962–1967 гг. в ОКБ-6 Челябинского тракторного завода (главный конструктор. В.Б. Михайлов) создавался опытный газотурбинный танковый двигатель ГТД-700 мощностью 840 л.с. для опытного танка, разрабатывавшегося на этом заводе под руководством П.П. Исакова. Однако и это начинание не получило развития в связи с прекращением работ по танку П.П. Исакова.

Таким образом, к моменту принятия на вооружение танка Т-64 ни один из проектов создания танковой газотурбинной силовой установки (ГТСУ) не увенчался успехом.

Тем не менее накануне подписания постановления ЦК КПСС и СМ СССР о принятии на вооружение танка Т-64 ДФ. Устинов, обеспокоенный неблагополучным состоянием дел с двигателем 5ТДФ. решил вновь вернуться к рассмотрению вопроса о ГТСУ. В июле 1967 г. он провел совещание в ЦК КПСС с участием руководителей ВПК СМ СССР(Л.В. Смирнов, O.K. Кузьмин). Миноборонпрома (С.А. Зверев, Ж.Я. Котин), Минавиапрома (П.В. Дементьев. С.В. Ворожбиев), УНТВ Минобороны (П.П. Полубояров, А.В. Радус-Зенькович), а также главных конструкторов ЛКЗ (Н.С. Попов) и ЛНПО им. В.Я. Климова (С.П. Изотов). Главным вопросом было обсуждение возможности разработки ГТСУ для танка Т-64. В результате совещания перед промышленностью была поставлена задача разработать силовую установку с ГТД мощностью 1000 л.с., размещающуюся в МТО танка Т-64, с компромиссной величиной удельного расхода топлива на стенде (не более 240 г/л.с.ч.) и с гарантийным сроком работы 500 часов. В апреле 1968 г. вышло соответствующее постановление ЦК КПСС и СМ СССР, в котором МОП и МАП обязывались выполнить эту работу в период 1968–1971 it.

С этого момента возникла новая ситуация. Танк Т-64 с двигателем 5ТДФ, прежде однозначно предпочитавшийся Д.Ф. Устиновым, превратился в некую временную модель для последующего перехода на установку в нем газотурбинной силовой установки.

Привязка к уже существующему танку Т-64 еще не созданной, явно проблематичной и заведомо неэкономичной ГТСУ, явилась второй ошибкой, повлекшей за собой появление в последующем третьей ипостаси основного боевого танка того же поколения — будущего Т-80. Ответственные за это лица были уже названы выше.

Последующий ход событий, связанных с созданием основного боевого танка нового поколения, вооруженного 125-мм гладкоствольной пушкой, был логическим продолжением совершенных ошибок. Три будущие ипостаси нового основного танка были наследием трехзначного решения руководящего центра по силовой установке танка Т-64.

Опытный вариант танка Т-64 с ГТД.

П.П. Исаков, разрабатывавший опытный танк с ГТД-700 ОКБ-6 Челябинского тракторного завода.

Опытный танк «объект 172» стал первым шагом на непростом пути к T-72.

ЛОГИЧЕСКОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Добившись выхода постановления ЦК КПСС о принятии танка Т-64 на вооружение Советской Армии и развитии мощностей д ля его серийного производства на целом ряде танковых заводов, сторонники этого танка понимали, что, несмотря на серьезную ломку производства и колоссальные материальные затраты. они не достигли существенного отрыва нового танка от его серийных собратьев по уровню тактико-технических характеристик. Поэтому А. А. Морозов с привлечением соразработчиков срочно приступает к работе по повышению огневой мощи танка. Отрабатывается установка в этом танке новой, более мощной гладкоствольной пушки Д-81 (2А46) калибра 125 мм с высокой начальной скоростью подкалиберного (1800 м/с) и кумулятивного (905 м/с) снарядов, а также зенитной установки 12,7-мм пулемета НСВТ «Утес» с дистанционным управлением. В течение 1966–1967 it. изготавливаются первые опытные образцы такого танка, получившего название «объект434». Его масса возросла по сравнению с танком Т-64 на 2 т.

Это было рождением будущей первой «ипостаси» основного боевого танка нового поколения — танка Т-64А.

Не дремлет и Уралвагонзавод. К этому же времени в рамках модернизации серийных танков в КБ УВЗ под руководством Л.И. Карцева был разработан и изготовлен опытный образец танка Т-62 со 125-мм пушкой. В автомате заряжания (АЗ) пушки, предложенном УВЗ, был устранен существенный недостаток АЗ, разработанного ХКБМ для тапка Г-64А, о чем будет подробнее сказано ниже. Вместе с моторным КБ Челябинского тракторного завода (главный конструктор И.Я. Трашутин) была изучена возможность форсирования двигателя семейства В-2 за счет наддува до мощности 780 л.с. На одном из опытных образцов («объект 167») была установлена и испытана усиленная шестикатковая подвеска.

Опытный танк «объект 172М» конструкции УВЗ.

Серийные танки Т-64А.

Поэтому к моменту, когда по Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 15.08.67 г. на УВЗ должен был ставиться на производство танк Т-64, выяснилось, что реализация этого решения как в основном варианте танка («объект 434»), так и в несовершенном «резервном» варианте («объект 439») была бы для УВЗ шагом назад.

И вот в ноябре 1967 г. события приняли неожиданный оборот.

Па юбилейные торжества, посвященные 50-й годовщине Октябрьской революции, на УВЗ приехал министр оборонной промышленности С.А. Зверев. Рассмотрев показанные ему Л.Н. Карцевым новые разработки, министр вначале воспринял их с раздражением, как некие «козни» Харькову. Тем не менее преимущества показанного ему автомата заряжания пушки над харьковским были настолько очевидны, а доводы Л.Н. Карцева и директора Уралвагонзавода И, В. Окунева в пользу установки в танк Т-64 форсированного двигателя семейства В-2 столь убедительны, что высокопоставленный чиновник призадумался.

Даже у самых закомплексованных аппаратчиков, пуще огня боящихся ответственности перед начальством за допущенные ошибки, иногда наступает некий момент истины. Министр С. А. Зверев был далеко не из самых робких чинуш. Это был достаточно самостоятельный, четко мыслящий и, как теперь говорят, «крутой» руководитель. И на следующее утро произошло неизбежное. Преодолевая инерцию ранее принятых решений, к тому же, утвержденных высшим руководством, решительно игнорируя возможные служебные неприятности, С.А. Зверев смело встал на сторону объективной пользы дела. В это угро Уралвагонзавод получил от него разрешение отработать установку в танк Т-64 форсированного двигателя семейства В-2 и механизма заряжания пушки уральской конструкции.

Это решение было концепционным и сыграло большую роль в последующем развитии событий.

Правда, в этот раз не прошло предложение Л.Н. Карцева установить в танк отработанную УВЗ усиленную ходовую часть с шестикатковой подвеской и двухскатными алюминиевыми катками с наружной амортизацией. Министр потребовал сохранения в танке харьковской облегченной ходовой части. Однако впоследствии жизнь подтвердила ее непригодность для танка с повышенной динамикой и увеличенной массой. Были случаи, когда днище в местах заделки укороченных торсионов просто вырывалось, разрушая силовую установку, грозя изувечить прежде всего механика-водителя. На последующих образцах УВЗ стал устанавливать ходовую часть собственной конструкции.

Отработка такого танка проводилась под шифром «объект 172М». Двигатель семейства В-2, форсированный до 780лс., получил название В-46. Сохранив выходные характеристики танка Т-64А по мощности вооружения, уровню защиты и подвижности, уральские конструкторы постарались избавиться от упомянутых выше конструктивных недостатков основного варианта танка Т-64А и от несовершенства его «резервной» модификации — «объекта 439». От танка Т-64А остались только положительно зарекомендовавшие себя конструктивные элементы бронекорпуса с комбинированной и дифференцированной броней и трансмиссия.

Так был сделан первый шаг на непростом пути к Т-72, которому суждено было стать в последующем главной «ипостасью» основного боевого танка нового поколения.

Что касается реализации постановления правительства от апреля 1968 г. об установке в танк Т-64 газотурбинного двигателя, то в мае того же 1968 г. в связи с переходом на производство танка Т-64А постановление автоматически было переадресовано этому новому танку. На ЛКЗ под руководством главного конструктора Н.С. Попова закипела работа над газотурбинным танком под шифром «объект 219», а в ЛНПО им. В.Я. Климова под руководством С.П. Изотова — над газотурбинным двигателем к нему под маркой ГТД-1000Т.

Это и стало началом третьей «ипостаси» основного боевого танка нового поколения — танка Т-80.

Окончание следует

Динамика развития средств ПВО

Ростислав Ангельский

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 2/2005 г.

В начале 1970-х гг. в Советском Союзе завершилось создание первого автономного всепогодного самоходного зенитного комплекса «Оса». В предыдущее десятилетие американские специалисты вели разработку аналогичного комплекса «Маулер», но она так и не была закончена из-за возникших технических трудностей и непомерно возросшей стоимости. Ближайшими аналогами ЗРК «Оса» стали появившиеся в те же годы западноевропейские комплексы «Роланд» и «Кроталь» с близкими к нему показателями по дальности, досягаемости по высоте и массогабаритным характеристикам ракеты.

Французские и германские специалисты вначале пошли по пути разработки упрощенного невсепогодного комплекса «Роланд-1» с визуальным слежением за целью и инфракрасны

ми средствами пеленгации зенитной управляемой ракеты. При этом использовались полноценные и достаточно сложные радиолокационные средства обнаружения целей и радиокомандная линия управления ракетой. Поэтому вполне логичным стал переход к всепогодному комплексу «Роланд-2» с введением радиолокационных средств сопровождения цели и ракеты. В данном варианте средства автономного комплекса размещались на относительно тяжелых гусеничных шасси (французский танк АМХ-30 и немецкая БМП «Мардер»), но зато на боевой машине перевозился большой боекомплект — восемь ракет.

При разработке комплекса «Кроталь» ставились задачи обеспечения всепогодности и авиатранспортабельности, но не предусматривалось достижение автономности. В результате средства комплекса были разнесены по двум колесным самоходам, что ухудшило показатели развертывания-свертывания. В ракете было реализовано оригинальное конструктивное решение — внешние секции консолей крыльев, выдвигаемые наподобие лезвий ножей, столь любимых поклонниками «гоп-стопа».

Автономный всепогодный ЗРК «Оса».

Опытный образец ЗРК «Маулер» (США).

В отличие от своих западноевропейских коллег, советские конструкторы с самою начала исходили из задачи создания полноценного всепогодного ЗРК, все элементы которого размещались автономно, на одной боевой машине. При этом как боевые, так и транспортно-заряжающие машины комплекса «Оса» могли самостоятельно форсировать вплавь значительные водные преграды.

Отечественный комплекс превосходил «Роланд» и «Кроталь» по параметрам зоны поражения, что обеспечило достаточный резерв боевых возможностей после внедрения в 1960-е гг. на вооружение авиации первых образцов высокоточного оружия — управляемых средств поражения с лазерным наведением, применявшихся на дальности прямой видимости до 6–8 км. «Оса» могла сбивать их носители до применения этих средств. Важным достоинством «Осы», существенно расширившим ее тактические возможности, стало обеспечение работы радиолокатора обнаружения на марше. По дальности обнаружения и автосопровождения целей советский образец также существенно превосходил западноевропейские.

Для достижения большей дальности пуска при практически равных с ракетой комплекса «Кроталь» боевых частях ракета «Осы» была выполнена большей по массе и габаритам. В ее конструкции было реализовано оригинальное техническое решение — свободный проворот но крену блока крыльев относительно корпуса ракеты, что позволило отказаться от применения элеронов. Принятое в ракете комплекса «Роланд» вращение по крену ракеты требовало внедрения рулевого привода повышенного быстродействия. В советской ракете, как и в ракете комплекса «Кроталь», был применен двухрежимный однокамерный твердотопливный двигатель, в то время как использование в ракете комплекса «Роланд» двигательной установки с разнесенными стартовой и маршевой камерами представляется архаичным конструктивным решением даже для 1960-х гг.

При оценке конструкции ракеты «Осы» заметна относительно низкая плотность компоновки, что, по-видимому, определяется традициями ее разработчика — ОКБ-2 (МКБ «Факел»), ведущего свою родословную от самолетостроительных КБ и десятилетиями создававшего крупногабаритные ракеты Войск ПВО страны, в которых свободное размещение систем и агрегатов соответствовало требованиям Заказчика по обеспечению возможности замены неисправных блоков в войсках личным составом технических дивизионов, что, в свою очередь, определялось объективно обусловленной низкой надежностью элементов бортовой аппаратуры в первые десятилетия отечественного ракетостроения.

Опыт учений и боевого применения в локальных войнах подтвердил высокую помехозащищенность ЗРК «Оса», что в значительной мере определялось высоким энергетическим потенциалом его радиолокационных средств при относительно небольшой зоне поражения.

Спустя всего три года после принятия комплекса «Оса» на вооружение советские конструкторы завершили создание его усовершенствованного варианта «Оса-АК», применив схему эксплуатации ракеты в транспортно-пусковом контейнере, аналогичную ранее реализованной в отечественных комплексах «Стрела-1», а также в зарубежных «Кроталь» и «Роланд». Боекомплект боевой машины комплекса «Оса-АК» увеличился до шести ракет, в полтора раза превысив аналогичный показатель комплекса «Кроталь» и приблизившись к соответствующему параметру комплекса «Роланд» с относительно легкими ракетами, несущими менее мощную боевую часть. Для размещения в транспортно-пусковом контейнере было введено складывание консолей крыльев с автоматическим их раскрытием после выхода из транспортно-пускового контейнера.

Высокие боевые свойства комплексов типа «Оса» были подтверждены при военных действиях в Южном Ливане в 1982 г. и в районе Персидского залива в 1991 г. Показательно проведение в ходе последнего конфликта операции по захвату боевых машин и ракет комплекса специальными подразделениями США и Великобритании.

Таким образом, созданная к началу 1970-х гг. система зенитного ракетного вооружения советских Сухопутных войск по своим возможностям не только не уступала лучшим зарубежным образцам, но по ряду характеристик превосходила их.

Всепогодный ЗРК «Роланд-2» на шасси БМП «Мардер» (вверху); вариант ЗРК «Роланд-2» на шасси танка AMX-30 (внизу).

ЗРК «Кроталь» на колесном шасси.

Рождение нового поколения зенитного ракетного вооружения было вызвано, в первую очередь, совершенствованием средств воздушного нападения. Развитие средств обороны сделало реальным создание нестратегической ПРО на театре военных действий. Широкое распространение высокоточного оружия и превращение боевых вертолетов в одно из главных средств вооруженной борьбы на сухопутных театрах военных действий трансформировало требования к средствам войсковой ПВО в направлении обеспечения поражения маловысотных малоразмерных объектов и сокращения времени реакции комплексов. При наличии достаточных разведданных самолеты противника могли лететь к целям на предельно малых высотах, появляясь над радиогоризонтом лишь непосредственно перед применением оружия. В дальнейшем, с применением систем спутниковой навигации на высокоточном оружии его пуск стал осуществляться из-за радиогоризонта, в том числе и с дальностей, существенно превышающих дальнюю границу зон пуска массовых войсковых ЗРК.

Крупнейшим достижением отечественной техники явилось создание первой в мире специально разработанной войсковой системы ПРО С-300В. В сравнении с привлекавшимся для решения аналогичных задач американским комплексом «Пэтриот» РАС-2 система С-300В обладает значительно большими дальностью пуска и высотой перехвата баллистических целей, а также обеспечивает возможность построения эшелонированной системы ПРО, в том числе с использованием разнотипных комплексов. Ракеты комплекса С-ЗООВ созданы МКБ «Новатор» на базе успешного опыта разработки противоракеты ПРС-1 для ближнего рубежа системы ПРО Москвы А-135.

Самоходная ПУ войсковой системы С-300В.

Пусковая установка комплекса «Пэтриот».

В состав системы С-300В входят собственные средства разведки баллистических целей, что уменьшает степень зависимости страны, эксплуатирующей данную систему ПРО, от возможных союзников. Известно, что при боевом применении комплексов «Пэтриот» в 1991 г. первичное обнаружение иракских баллистических ракет осуществлялось с привлечением средств американской космической системы предупреждения о ракетном нападении. Система С-300В к 1988 г. полностью прошла испытания, после чего длительное время эксплуатировалась в войсках и неоднократно подтверждала свою эффективность в ходе войсковых учений с реальными стрельбами по баллистическим целям. В настоящее время создана усовершенствованная модификация комплекса С-300В — «Антей-2500», обеспечивающая защиту от баллистических ракет с дальностью полета до 2500 км.

С другой стороны, в последние годы создана новейшая американская система «Пэтриот» РАС-3, в которой реализован ряд перспективных решений, обеспечивших существенное снижение массогабаритных показателей, позволившее без изменения габаритов пусковой установки ЗРК разместить на ней вчетверо большее число новых ракет.

Миниатюризация ГСН достигается отказом как от ставших классическими для ЗРК полуактивных систем наведения, гак и от реализованного в ранее созданных вариантах американского «Патриота» так называемого «наведения через ракету». В модификации РАС-3 применяется комбинированная система управления с инерциальным наведением с радиокоррекцией на основном участке траектории в сочетании с активным самонаведением на конечном участке. Относительно малая продолжительность и протяженность участка самонаведения позволяет снизить требования к дальности захвата цели и в результате достигнуть радикальной миниатюризации ГСН.

Для реализации высокой приборной точности бортовой аппаратуры новые ракеты оснащаются расположенной в районе центра масс двигательной установкой поперечного управления с импульсными двигателями, которая, в отличие от других газодинамических органов управления, позволяет осуществлять прямое наведение непосредственно поперечным смещением ракеты, а не ее угловым разворотом с последующим изменением направления действия аэродинамических сил.

Как активная радиолокационная система наведения, так и двигательная установка поперечного управления нашли применение и в перспективном ЗРК «Астер», разрабатываемом концерном EUROSAM.

В отличие от универсального ЗРК «Пэтриот» РАС-3, решающего задачи как противосамолетной обороны, так и ПРО ближнего рубежа, комплекс THAAD является специализированным противоракетным средством, предназначенным для перехвата баллистических ракет и их боевых блоков на внеатмосферном участке и в верхних слоях атмосферы на высотах порядка 100 км и дальностях до 250 км. Официально комплекс THAAD заявлен американцами как система ПРО на театре военных действий, предназначенная для защиты от баллистических ракет с дальностью до 3500 км. Он явно уступает С-300В по степени мобильности. Новым техническим решением является применение в предназначенной для поражения баллистической цели прямым попаданием ракете комплекса THAAD боевой ступени, оснащенной инфракрасной системой наведения.

С учетом поступления на вооружение мусульманских государств Ближнего Востока баллистических ракет средней дальности и исходя из имеющегося опыта воздействия ракетных ударов с территории Ирака в 1991 г. в Израиле с участием американских фирм создана система ПРО «Эрроу». В отличие от комплекса THAAD она призвана обеспечить перехват баллистических целей на малых и больших высотах и оснащена как радиолокационной, так и инфракрасной системой самонаведения. Ракета комплектуется боевой частью с направленным полем поражения.

Разработка комплекса «Бук», пусть и в меньшем объеме, также ставила перед собой цели создания противоракетной обороны, при этом были реализованы и другие пути расширения боевых возможностей комплекса, в том числе обеспечение поражения наземных и надводных целей. Обладая высокой степенью преемственности с дивизионным комплексом «Куб», новый комплекс был призван заменить и основную часть группировки комплексов «Круг» в армейском звене. В связи с этим в последнем варианте этого комплекса «Бук-М2» максимальная дальность пуска увеличена до 45 км. Практически по всем показателям «Бук» превосходит «Усовершенствованный Хок», обеспечивая, в частности, многоцелевое применение, что редко достигается при полуактивном самонаведении ракет, а также перехват тактических баллистических ракет. Ценным свойством комплекса «Бук» является возможность использования его средств в составе комплекса «Куб», что обеспечивает многократное наращивание боевых возможностей состоящих на вооружении комплексов «Куб» при умеренных затратах на модернизацию. Для глубокой модернизации комплекса «Бук-М2» («Урал») были созданы РЛС подсвета и наведения с антенным постом, размещенным на 21-метровой телескопической мачте. В результате существенно возрастают возможности ЗРК в борьбе с целями, летящими на предельно малых высотах, а также при размещении комплекса на пересеченной местности.

Зенитный пушечно-ракетный комплекс «Тунгуска-М».

ЗРК «Бук-М1-2».

К сожалению, завершение разработки состоящего в основном из агрегатов новой конструкции комплекса «Бук-М2» пришлось на период резкого сокращения финансовых возможностей армии, так что пришлось ограничиться внедрением некоторых его элементов, включая новую ракету, в малую модернизацию — ЗРК «Бук-М1-2».

При разработке комплекса «Тор» предусматривалось создание новой системы вооружения дивизионного звена, ориентированной в первую очередь на поражение непосредственно элементов высокоточного оружия, а не их носителей. В комплексе были реализованы наиболее передовые технические решения, обеспечивающие резкое сокращение времени реакции, а в дальнейшем, в варианте «Тор-М1», также и возможность одновременного обстрела двух целой. Среди реализованных в комплексе новшеств можно отметить вертикальный пуск ракет, а также применение устройства послестартового склонения, служащего для последующего разворота ракеты в сторону цели уже к моменту включения двигателя, что обеспечивает наиболее целесообразное использование его энергетики. При сохранении заложенного в разработку «Осы» принципа автономности комплекса в «Торе» обеспечивается высокая защищенность увеличенного боекомплекта из восьми ракет от воздействия неблагоприятных факторов при эксплуатации, а также в определенной мере и от оружия противника. Как по зоне поражения, так и по показателям мобильности и боеготовности «Тор» превосходит последние образцы западноевропейских комплексов «Роланд-3», а также «Кроталь» с новой ракетой NG.

Показательна также разработка комплекса «Шахин», являющегося развитием ЗРК «Кроталь», с размещением всех средств на одном гусеничном шасси, применение которого определилось пустынной местностью на территории первого заказчика — Саудовской Аравии. В целом для зарубежного ракетостроения характерно как размещение оборудования одного комплекса на разнообразных шасси, предоставление заказчику возможности выбора модификации, в наибольшей мере отвечающей требованиям конкретного заказчика, так и использование наземных средств ранее созданных комплексов для создания новых. Примером может служить создание ЗРК «Хок-АМРААМ» и «Хок-Сперроу» на базе средств комплекса «Хок» и широко известных ракет «воздух-воздух».

Зенитный пушечно-ракетный комплекс «Тунгуска» явился новым видом зенитного вооружения, а не стал простой заменой созданной в 1960-е гг. самоходной зенитной пушечной установки «Шилка» и ЗРК «Стрела-1». В отличие от ряда зарубежных образцов («Блейзер», «Брамс». LAV-AD, «Машбет») он с самого начала разрабатывался как единая система двухрубежного поражения маловысотных целей, а не был механическим сочетанием малокалиберного автоматического орудия с ракетами переносных зенитных комплексов. Комплекс оптимизирован для борьбы с боевыми вертолетами противника и включает в свой состав собственные радиоэлектронные средства, в том числе радиолокаторы обнаружения целей и наведения ракет. Высокое массогабаритное совершенство ракеты достигнуто за счет применения отделяемого стартового твердотопливного двигателя ракеты и исполнения маршевой ступени в минимально возможном диаметре. Комплекс «Тунгуска» обладает значительным модернизационным потенциалом, в частности, за счет возможности применения более дальнобойных ракет с боевыми частями повышенной мощности, разработанными для комплекса «Панцирь-С 1».

В отличие от комплекса ADATS, не являясь универсальным средством борьбы как с воздушными, так и с бронированными наземными средствами, «Тунгуска» представляет собой оптимизированное под задачи противовоздушной обороны и потому более эффективное оружие, в наибольшей море отвечающее условиям применения в быстро меняющейся обстановке противовоздушного боя.

Своего рода миниатюрным вариантом «Тунгуски» стал комплекс «Сосна». Примечательно применение в этом комплексе зенитной управляемой ракеты, наводимой получу лазера, аналогично ряду современных зарубежных зенитных ракет ближнего рубежа (RBS-70, ADATS, «Старбарст», «Старстрик» и др.).

Относительно дешевым дополнением к комплексам «Тунгуска» призваны служить ЗРК семейства «Стрела-10», созданные как развитие комплексов «Стрела-1». Получив более грузоподъемное гусеничное шасси, они несут удвоенный боекомплект из восьми ракет, сохраняя при этом возможность форсирования водных преград на плаву. Однако основным направлением совершенствования данного типа вооружения стало внедрение высокочувствительных многоспектральных головок самонаведения, устойчивых к воздействию организованных помех типа отстреливаемых тепловых ловушек и, в отличие от «Стрелы-1», обеспечивающих круглосуточное применение ракеты в более сложных метеоусловиях. Данные возможности головки самонаведения и мощная боевая часть способствуют более эффективному поражению ряда целей в сравнении с зарубежными самоходными комплексами, созданными на базе переносимых зенитных ракетных комплексов, в частности, с американским комплексом «Авенджер».

Боевой модуль с ПЗРК «Игла», размещенный на бронированном шасси.

Самоходная пусковая установка комплекса ПВО ТНААО.

Задачи борьбы с организованными помехами и обеспечения всеракурсности стали основными и при совершенствовании переносных зенитных ракетных комплексов. Известно, что в ходе боевых действий в Афганистане тепловые ловушки оказались эффективным средством противодействия применявшимся переносным комплексам первого поколения «Ред Ай» и «Стрела-2М».

Наиболее совершенным отечественным образцом данноuj оружия стал комплекс «Игла». За счет применения ряда конструктивных новшеств, в частности, аэродинамической иглы для снижения лобового сопротивления ракеты, удалось создан, эффективный образец вооружения с массогабаритными показателями, обеспечивающими возможность достаточно длительной переноски на плечах бойца, без привлечения механизированных средств. По своим боевым свойствам «Игла» не уступает американскому аналогу — ракете «Стингер», превосходя ее по показателям максимальной скорости и минимальной высоты поражаемых целей.

Следует отметить, что ряд разрабатываемых и принятых на вооружение зарубежных переносных зенитных ракетных комплексов (RBS-70, «Мистраль», «Сейбр») только условно можно отнести к переносным системам, так как они в полтора-два раза тяжелее практически предельных по массе комплексов «Игла» и «Стингер». Сами разработчики этих комплексов фактически подтвердили подобную оценку, создав для обеспечения их применения ряд пусковых установок перевозимого и самоходного типа («Лейнбейкер», ASRAD-R и др.).

Несмотря на то что из-за относительно легкой боевой части «Игла» даже при попадании в цель не обеспечивает ее гарантированного уничтожения, она является исключительно ценным средством вооруженной борьбы. При далеко не стопроцентной вероятности уничтожения самолета даже при попадании в него «Стрелы-2» и «Стингера» американское командование во Вьетнаме, как и советское в Афганистане, вынуждено было запретить полеты авиации в пределах досягаемости переносных ЗРК — до 3–5 км, что резко снизило эффективность ее действия по наземным целям.

Характерным для разработанных в последние десятилетия ряда зарубежных ЗРК, в особенности переносных, стало применение системы наведения по лазерному лучу, практически не чувствительной к тепловым ловушкам и обеспечивающей исключительную точность наведения. Последнее позволило перейти к схеме с поражением цели прямым попаданием и в ряде образцов отказаться от применения боевых частей. В результате открылась возможность применения на одной ракете до трех боевых ступеней, что реализовано в английском переносном ЗРК «Старстрик», ставшем дальнейшим развитием семейства комплексов аналогичного назначения с радиокомандной системой «Болупайп», «Джевелин» и с системой наведения по лазерному лучу «Старбарст».

Однако как и радиокомандная система в комплексе «Блоупайп», системы наведения по лазерному лучу предъявляют повышенные требования к психофизиологической устойчивости сгрелков-зенитчиков. Кроме того, они более зависимы от степени прозрачности воздуха: луч лазера быстро гаснет в «дыму сражений».

Тем не менее выявилась объективная потребность в массировании огня переносимых зенитных ракетных комплексов, проявившаяся, в частности, в самостоятельном изготовлении групповых пусковых установок в странах, эксплуатировавших советские комплексы. Исходя из этого создателями переносных комплексов «Игла» разработано несколько вариантов пусковых установок типа «Стрелец» на восемь ракет, предназначенных для размещения на джипах и бронеобъектах, а также легкая спаренная установка «Джигит», рассчитанная на две ракеты.

В целом в последнее время значительно повысился интерес к комплексам малой дальности с инфракрасными ГСН или системами наведения по лазерному лучу. В значительной мере это определяется опытом последних вооруженных акций в Ираке и Югославии, в ходе которых ЗРК с радиокомандным наведением и радиолокационными ГСН демаскировали себя излучением, после чего успешно уничтожались или подавлялись радиоэлектронными средствами Показательны найденные американцами в Ираке зенитные ракеты комплекса «Куб», переоснащенные с радиолокационных ГСН на инфракрасные. В результате максимальная дальность ЗРК многократно уменьшилась, но по мощности боевой части доработанная ракета сохранила подавляющее превосходство над другими имевшимися у иракцев зенитными ракетами с инфракрасными ГСН.

Следует отметить, что рассмотренные образцы отечественных зенитных комплексов (кроме «Урала», «Панциря» и «Сосны») разработаны еще в 1960-е гг., прошли государственные испытания, приняты на вооружение и серийно выпускались промышленностью. Поэтому в них пока не нашли применения отдельные новые технические решения, заявленные зарубежными разработчиками применительно к перспективным комплексам, в частности, таким как «Астер» или «Патриот» РАС-3.

Готовность российских конструкторов к реализации наиболее передовых технических решений, таких как сочетание корректируемой инерциальной системы управления с активной головкой самонаведения или двигательные установки поперечного управления, подтверждается практикой создания отрабатываемого в настоящее время комплекса «Триумф».

В целом рассмотренные отечественные зенитные ракетные комплексы обладают значительным модернизационным потенциалом, обеспечивающим возможность их успешного применения на протяжении последующих десятилетий. Высокий уровень их характеристик и перспективность их эксплуатации и применения с учетом всей совокупности технико-экономических факторов подтверждена рядом контрактов на закупку российской зенитной ракетной техники, заключенных в последнее время как с традиционными импортерами отечественного вооружения, так и с новыми заказчиками, включая, что показательно, и страны НАТО.

ЗРК средней дальности

Вйсковые ЗРК при решении задач ПРО

ЗРК полкового звена

Переносные зенитные ракетные комплексы

ЗРК малой дальности

F/A-18 «Хорнет» находится на катапульте и готовится к взлету. На протяжении долгого времени эти самолеты были главной ударной силой «Энтерпрайза» и других американских авианосцев. Однако сейчас они постепенно заменяются на более совершенные F/A-18E/F «Супер Хорнеты».

Специалисты по авиационному вооружению (отличительный признак — куртки красного цвета) из состава 32-й иаэ подвешивают УР AIM-9M «Сайдуиндер» на истребитель F-14 «Томкэт». готовящийся к вылету на палубе АВМА «ЭнтерпрайЗ» 1 декабря 1998 г… Персидский залив. Операция Soothern Watch.

Несмотря на то что на дворе XXI век. иногда требуется обычная грубая физическая сила, чтобы откатить «Хорнет» в сторону.

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9-12/2004 г., № 2/2005 г.

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

«Большой пожар»

Следует заметить, что война во Вьетнаме причинила много хлопот авианосным силам американского флота. При отсутствии прямого огневого воздействия противника несколько авианосцев получили серьезные повреждения. Речь здесь идет о пожарах. За все время ведения боевых действий на авианосцах ВМС Соединенных Штатов произошло 19 крупных и 32 более мелких пожара, основными причинами которых были небрежность экипажа и просто нелепые случайности. Не избежал этой участи и первенец американского атомного авианосного флота «Энтерпрайз».

В январе 1969 г. авианосец вышел на очередную боевую службу, однако по пути к берегам Вьетнама, в районе Гавайских островов, он должен был пройти ежегодную проверку боевой (эксплуатационной) готовности (Operational Readiness Inspection — OR1). Тогда-то и произошла крупнейшая в истории корабля авария.

14 января в районе Гавайских островов, в семидесяти милях от Гонолулу, во время подготовки одного из «Фантомов» к боевому вылету взорвалась боевая часть (БЧ) 127-мм неуправляемого реактивного снаряда «Зуни» (Mk-32 Zuni). Согласно мнению комиссии, расследовавшей этот инцидент, взрыв произошел вследствие перегрева БЧ, вызванного воздействием на нее реактивной струи двигателя другого самолета. В результате в кормовой части авианосца возник сильный пожар, ставший,

в свою очередь, причиной новой серии взрывов бомб и ракет (всего примерно за 20 минут произошло 18 мощных взрывов), в том числе восьми 500-фунтовых авиабомб. Первым взорвался боезапас на находившемся в районе кормовой части правого борта «Фантоме» (бортовой № 103), вследствие чего возник крупный очаг возгорания. В 8 часов 26 минут в том же районе полетной палубы произошел мощный взрыв, вызванный одновременной детонацией боеприпасов на нескольких штурмовиках А-7 «Корсар»: 500-фунтовых авиабомб, реактивных снарядов (PC) «Зуни» и более 400 снарядов калибра 20 мм.

«Энтерпрайз» развернулся против ветра, чтобы дым от пожара не застилал надстройку, в то время как аварийные партии приступили к тушению очагов возгорания.

Вскоре настал черед семи «Фантомов», каждый из которых имел ракеты «Спэрроу», а на четырех самолетах находилось также по шесть 500-фунтовых авиабомб и по восемь PC «Зуни». Аварийным партиям, несмотря на всю их самоотверженную работу, не удалось локализовать пожар на правом борту. Пламя перекинулось с «Фантома» № 112 на «Фантом» № 310, находившийся в районе полетной палубы левого борта. Моряки «Энтерпрайза» только успели развернуть дополнительные средства для борьбы с огнем в этом районе, как там прогремел мощный взрыв — сдетонировал боезапас двух «Фантомов» (№ 105 и 106), а также топливные баки стоявшего по соседству самолета А-3 «Скайуорриор» (Skywarnor). Взрыв был такой огромной силы, что от «Фантомов» не осталось даже двигателей, только небольшой фрагмент носовой части фюзеляжа от одного из истребителей остался лежать на палубе. В огромном пламени погибли практически все, кто находился в составе расчетов аварийных партий левого борта, многие моряки получили тяжелые ранения.

Пожар на авианосце набрал уже полную силу, пожирая в пламени людей и самолеты.

Через некоторое время пламя перекинулось на ангар, где бушевало более трех часов. Подошедшие на помощь эсминцы «Роджерс» (Rogers, DD 876) и «Стоддард» (Stoddard, DD 566) обрушили на горящий корабль тонны воды. Совместными усилиями пожар потушили, однако авианосцу был нанесен значительный ущерб. Команда авианосца проявила самоотверженность, мужество и героизм, продолжая борьбу с огнем даже несмотря на то, что каждый из следовавших один за другим взрывов приносил все новые жертвы, буквально выкашивая ряды моряков. Один из очевидцев назвал позднее это «настоящей мясорубкой». Однако место выбывших сразу же занимали другие, и борьба не на жизнь, а на смерть продолжалась.

От разрывов боеприпасов в броневой полетной палубе, рассчитанной на то, чтобы выдержать попадание 500-фунтовой авиабомбы, образовались три огромные пробоины, одна из которых захватила две палубы и борт корабля. В правом борту красавца зияла дыра диаметром около 4,5 метра. Большие повреждения получили также внутренние помещения корабля. Фактически волна разрушений достигла уровня ватерлинии. Всего в результате аварии погибли 28 человек, получили ранения различной степени тяжести 343 человека, было уничтожено 15 самолетов, различное оборудование и т. п. Ремонт корабля, проводившийся в Перл-Харборе (Pearl Harbor, Hawaii), занял шесть недель, и 5 марта авианосец уже вышел в море на пятидневные ходовые испытания, после завершения которых он был вновь направлен в воды Тонкинского залива. Там начиная с 31 марта авиакрыло «Энтерпрайза» уже приступило к выполнению поставленных командованием боевых задач.

Подробнее об этой трагедии, получившей в американской военно-морской литературе название «Большой пожар» (Big fire), можно прочитать в посвященной ей книге «Судный день «Энтерпрайза» (Trial: Ordeal of the USS Enterprise). Ее автор Майкл Джо Карлин (Michael Joe Carlin), бывший член экипажа этого авианосца, находившийся на корабле в момент аварии и на себе испытавший все ее ужасы. В процессе подготовки книги были использованы как материалы проводившегося под руководством генерального прокурора США |Judge Advocate General) официального расследования, так и воспоминания очевидцев этой катастрофы. В статье приведены фотографии, запечатлевшие развитие событий в хронологическом порядке.

Эта фотография сделана буквально сразу же после взрыва на правом борту атомохода. Моряки сбегаются к месту пожара, приносят средства для борьбы с огнем и оказывают первую помощь раненым.

Кульминация пожара. Практически все пожарные расчеты либо выбыли из борьбы, либо взяли «тайм-аут». С огнем продолжают бороться только два расчета в районе самолетоподьемника № 3 на правом борту. На переднем плане виден морской пехотинец, идущий на камеру из самого пекла. На заднем плане виден спешащий на помощь ЭМ «Роджерс».

Пожар продолжается. Справа видны четыре «Фантома», каждый из которых содержит почти по 9 тонн горючего и боеприпасов. Примечательно, что в момент взрыва и последующие минуты на верхней палубе были только два моряка, одетых в специальные огнеупорные костюмы. Но оба они были сразу тяжело ранены и выбыли из борьбы.

F-4 «Фантом» с бортовым номером 112 только что загорелся и через некоторое время взлетит на воздух.

Борьба за живучесть вступила в завершающую фазу. По палубе, словно гигантские змеи, протянулись многочисленные пожарные рукава. Слева — все, что осталось от нескольких штурмовиков А-7.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. По итогам войны во Вьетнаме, в течение которой от пожаров пострадало несколько авианосцев, американскими военно-морскими специалистами был сделан вывод о высокой степени их пожароопасности и о низкой эффективности средств борьбы с пожарами. Именно вследствие этих причин стала возможной крупнейшая после 1945 г. в американском флоте авария, произошедшая 29 июня 1967 г. на авианосце «Форрестол» (Forrestal, CVA-59).

Команда авианосца тушит «Скайхок» и «Фантом».

У борта «Энтерпрайза» виден ЭМ «Роджерс», а на заднем плане — спешащий на помощь ЭМ «Стоддард».

Пробоина в палубе — результат взрыва 500-фунтовой авиабомбы Мк82. Один из таких взрывов пробил последовательно две палубы и борт корабля.

На этой панорамной фотографии, сделанной с борта вертолета, хорошо видно все «поле боя» на аварийном «Энтерпрайзе», места взрывов и очаги пожаров.

Первопричиной пожара также послужил все тот же «старый, добрый» реактивный снаряд «Зуни». Тогда у одного из таких снарядов, подвешенных под крылом находящегося на верхней палубе и приготовленного к вылету «Фантома», несанкционированно сработало устройство пуска. «Зуни» пролетел через палубу с правого борта на левый и попал в подвесной 400-галлонный топливный бак стоявшего впереди «Скайхока» и взорвался. Топливо мгновенно разлилось по полетной палубе, и возник сильнейший пожар. Затем последовали многочисленные взрывы бомб и ракет, в том числе 1000-фунтовых и 500-фунтовых авиабомб. Моряки, находившиеся в это время в кубриках, расположенных ниже места взрывов, оказались в смертельной ловушке — в первые же минуты трагедии погибли 50 человек Более 13 часов шла отчаянная борьба за живучесть корабля, шла фактически не на жизнь, а на смерть. За борт били сброшены подготовленные к вылету самолеты и предназначавшиеся для них боеприпасы. Несмотря на то что при помощи подошедших кораблей пламя на верхней палубе удалось потушить примерно за час. пожар во внутренних помещениях авианосца еще долго не поддавался аварийным партиям. В этой борьбе экипаж «Форрестола» проявил героизм и мужество. Известен случай, когда один из лейтенантов, сам по себе небольшого роста, в одиночку поднял и перебросил за борт 250-фунтовую авиабомбу (около 113 кг).

Когда огонь был наконец укрощен, казалось, что «Форрестол» вышел из ожесточенного сражения. Так огромны были полученные им повреждения. От корабля-красавца осталась какая-то прокопченная головешка. Из десяти палуб шесть были повреждены в той или иной степени. От разрывов авиабомб в полетной палубе образовались семь пробоин диаметром до 7 метров каждая. Погибли 132 человека и 64 получили ожоги и ранения (поданным Военно-морского института США в Аннаполисе, погибли 134 человека). Авиагруппа потеряла десятки самолетов:

21 был полностью уничтожен и еще 43 были повреждены 1*. Ущерб, причиненный пожаром, специальная комиссия оценила в 135 млн. долларов — более половины от первоначальной стоимости авианосца. «Форрестол» восстанавливали около семи месяцев. Только для ремонта полетной палубы потребовалось до 800 т броневой стали 2*.

1* См.: Peter В. Mersky. Norman Polm.it. The Naval Air Warm Vietnam. Nautical and Aviation Publishing Co. of America. Annapolis, Maryland, USA.

2* 3 августа 1971 ка телеканале Discovery прошла премьера документального фильма The situation critical. The USS Forrestal. посвященного вышеописанной трагедии. К чести американцев надо отметить, что им понадобилось всего лишь несколько месяцев для разработки новых средств пожаротушения. В итоге в конце 1967 г. на вооружение авианосцев была принята система, представлявшая собой самоходное шасси, на котором размещаюсь емкость на 180 кг сухого пламегасящего порошка бикарбоната калия («Пурпле-К») и 190-литровый баллон, наполненный 6 %-ной так называемой «легкой водой». Последняя представляла собой пенообразователь поверхностно-активного вещества синтетического фтористого углерода плотностью 1010 кг/м² и хорошо смешивалась как с пресной, так и с морской водой. На проведенных испытаниях данной системы горящее авиационное топливо, разлитое на площади более 50 м³, было потушено всего за 21 с.

Продолжение следует

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллистическими ракетами. Часть IV (начало)

Комплекс «Поларис А-1» образец для подражания?

Павел Константинов

См. «ТиВ» № 4.5,7.8/200.1 г.

Немного истории

В США, ставших в конце Второй мировой войны обладателем ядерного оружия, не имелось собственной ракетной техники. Поэтому американские спецслужбы предприняли усилия для «приобретения» как образцов трофейной ракетной техники («Фау-1», «Фау-2»), так и немецких специалистов (В. фон Брауна, В. Дорнбергера и др.). Вначале, во второй половине 1940-х гг., перед «трофейными» специалистами была поставлена задача, из-за малой дальности имевшихся ракет приблизить стартовые платформы к территории вероятного противника, т. е. создать морское ракетное оружие. Прежде всего те попытались реализовать немецкие проекты, в том числе по вооружению подводных лодок ракетами.

Уже в феврале 1947 г. с палубы подводной лодки «Каск» ВМС США, оборудованной ангаром с пусковой установкой, вблизи побережья Калифорнии был произведен пуск крылатого реактивного снаряда с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем «Лун» (LTV-N-2) — «Фау-1» американского производства, а в сентябре того же года была запущена баллистическая ракета «Фау-2» с палубы авианосца «Миду:»й». Эти попытки показали серьезную заинтересованность ВМФ США в обладании морским оружием, способным достигать территории вероятного противника, не подвергая опасности ответного удара собственную страну. Одновременно они выявили и недостатки немецкого оружия. Вывод был очевиден: нужно было искать другое решение.

Баллистическая ракета «Фау-2» (Германия, 1944 г.).

Крылатый реактивный снаряд «Лун» (США, 1947 г.).

Тогда в начале 1950-х гг. в США попытались переработать проект Лафференца под разрабатываемую в то время армейскую жидкостную баллистическую ракету «Юпитер» массой 47,6 тс дальностью полета 2400 км. Эта ракета создавалась с использованием многих технических решений и элементов конструкции, опробованных на ракете «Редстоун» с ядерной головной частью, разработанной, в свою очередь, немецкими специалистами на базе ракеты «Фау-2». Одноступенчатая баллистическая ракета «Юпитер» имела несущие топливные баки. В качестве компонентов топлива применялись керосин и жидкий кислород. Однокамерный маршевый двигатель с турбонасосной подачей топлива был выполнен с отклоняемой камерой сгорания, что позволяло создавать управляющие усилия по углам тангажа и рыскания. Для управления полетом ракеты по крену применялись два верньерных двигателя, представлявших собой жидкостный ракетный двигатель (ЖРД) малой тяги.

В американском проекте контейнер, служивший, как и в проекте Лафференца. главной и основной частью системы запуска, одновременно выполнял функции и хранилища ракеты, и ее пусковой установки. По замыслу проектировщиков, он представлял собой цилиндр длиной около 35 м с четырьмя крестообразно расположенными в хвостовой части стабилизаторами. Носовая часпь закрывалась двустворчатым герметичным люком. Общий вес контейнера и аппаратуры, находящейся в нем, составлял около 70 т. В соответствии с проектом в контейнере должны были размещаться блоки с оборудованием и аппаратурой, необходимыми для подготовки к запуску, а также насосы, баки д ля жидкого кислорода и спирта, балластные цистерны объемом до 300 т.

Предусматривался запуск баллистической ракеты из контейнера с поверхности воды. С помощью насосов, дистанционно управляемых с подводной лодки, вода из носовых цистерн удалялась, и контейнер занимал вертикальное положение. При этом головная часть контейнера вместе с ракетой выступала над поверхностью воды. По подсчетам специалистов, на подготовку и запуск ракеты потребовалось бы не менее 30 мин.

Предполагалось, что подводная лодка в подводном положении смогла бы буксировать до трех контейнеров при скорости 13 узлов, при буксировке одного контейнера скорость лодки могла достигать 17 узлов. Вместе с тем буксируемые контейнеры существенно ограничивали маневрирование лодки. Этот проект, так же как и немецкий, не был осуществлен в США в силу известных недостатков, однако впоследствии основные идеи запуска ракет с поверхности воды из контейнера нашли отражение в других проектах, например «Гидра» (запуск экспериментальных ракет — прототипов ракет- носителей, 1960-е гг.).

В процессе исследований американские специалисты пришли к выводу о необходимости размещения баллистических ракет непосредственно на борту подводной лодки. Однако осуществление такого замысла натолкнулось на целый ряд технически непреодолимых тогда проблем. Министерство обороны США выступило в феврале 1955 г. с предложением доработать баллистическую ракету «Юпитер» в интересах ВМС, с тем чтобы разместить ее на борту строившихся тогда подводных лодок. Это предложение прозвучало в докладе Совета по национальной безопасности. Но руководство ВМС США, осознав всю серьезность проблемы, решило предложить свой вариант. 8 декабря 1956 г. оно обратилось в министерство обороны США за разрешением самостоятельно разрабатывать ракету для флота. В этом же месяце таковое было получено, и ВМС США под руководством контр-адмирала В.Ф. Рейнборна, возглавлявшего комитет по баллистическим ракетам ВМС, приступили к доработке ракет «Юпитер». Основной задачей этих работ стала возможность увязать управляемую жидкотопливную ракету с корабельными системами. В качестве основы был принят вариант размещения трех-четырех ракет «Юпитер» в вертикальных шахтах в ограждении рубки подводной лодки, что делало его похожим на проект, разрабатывавшийся в то время в СССР.

Авианосец «Мидуэй» (ВМС США, 1940-е гг.).

Баллистическая ракета «Юпитер» (США, 1950-е гг.).

Проект размещения модернизированных ракет «Юпитер» на подводной лодке.

Модернизированная ракета «Юпитер».

Проект Лафференца (Германия, 1940-егг.).

В декабре 1956 т. проект такой ракеты, обладавшей большей дальностью полета, был готов Ракета, согласно новому проекту, имела длину 15,3 м вместо 18, 5 м, но больший диаметр — 3,0 м против 2,4 м. Одновременно проводилось изучение способов пуска баллистических ракет и разработка пускового оборудования. Однако в силу ряда причин (риск хранения на борту лодки взрыво- и пожароопасного низкокипящего жидкого топлива, большие габариты ракеты, трудности размещения стартового и специального оборудования и пр.) и в связи с низкой надежностью (из 38 осуществленных к 1957 г. запусков только 29 оказались успешными — 76,5 %) и малой точностью наведения баллистических ракет «Юпитер», т. е. низкой эффективностью морского варианта, ВМС отказались от этого проекта, а попытки реализации требований увязки армейской жидкотопливной баллистической ракеты с дизельной подводной лодкой были признаны в США безнадежными. Этот проект пришлось закрыть.

Программа создания «убийц городов»

Параллельно с этим с 1956 г. ВМС США приступили к разработке альтернативного проекта, наиболее полно учитывавшего все требования, связывающие в единую систему строившиеся тогда атомные подводные лодки, твердотопливные баллистические ракеты большой дальности действия, ядерные боеголовки большой мощности и глобальные системы связи.

Еще в 1949–1953 гг. в Морской исследовательской лаборатории выполнялись научные работы по проблемам создания баллистических ракет для флота, в результате которых и был сделан вывод о возможности постройки таких ракет. К тому времени появились проекты подводных лодок с ядерной энергетической установкой, способных скрытно передвигаться под водой в течение многих суток. Первая из них — «Наутилус» (SSN 571) — была принята от промышленности в сентябре 1954 г. Повышение автономности, боеготовности и живучести субмарин в сочетании с мощным надводным флотом, способным обеспечить развертывание подводных ракетоносцев в любом районе мирового океана, давало хорошие* козыри зарождавшимся морским ракетно-ядерным силам Америки.

В итоге президент США Д. Эйзенхауэр был ознакомлен со специальным докладом по этой проблеме. По указанию главы Белого дома был создан комитет, которому поручили окончательно разобраться с этим вопросом. В 1955 г. этот комитет дал свое заключение и выработал рекомендации по практической реализации программы принятия на вооружение стратегической ракетной системы морского базирования.

Основной задачей для комплексов баллистических ракет морского базирования ВМС США определили нанесение из глубин мирового океана ракетно-ядерного удара по крупным административным центрам, объектам военно-экономического потенциала вероятного противника и крупным городам с целью их уничтожения, поэтому за рубежом эти комплексы получили название city killers — «убийцы городов».

Идеи, положенные в основу этого проекта, заключались в следующем:

— баллистическая ракета, запускаемая с подводной лодки, при одном и том же поражающем действии может быть сравнительно меньше ракеты, запускаемой с наземной базы;

— меньшее время полета такой ракеты по сравнению с ракетой, запускаемой с наземной базы, обеспечивает большую внезапность и сокращает время, в течение которого противник может принять контрмеры;

— атомная подводная лодка-ракетоносец обладает настолько большой подвижностью по сравнению с обычной дизельной лодкой, что противник не в состоянии поразить ее:

— при наличии достаточно большого количества атомных подводных лодок-ракетоносцев противник никогда не будет знать, откуда ему следует ожидать нападения;

— вследствие того что атомная подводная лодка способна совершать под водой переходы практически неограниченной дальности, обнаружить и уничтожить ее можно лишь с большим трудом;

— разработка баллистической ракеты с ядерной головной частью, которую можно запускать с подводной лодки, находящейся в подводном положении, является идеальным решением проблемы.

В начале 1956 г. президент США одобрил планы создания морской стратегической ракетно-ядерной системы. При этом предусматривалось, что реализация всей программы будет проводиться в три этапа с наращиванием боевых возможностей как ракет, так и их носителей. Итогом каждого из этапов должны были стать подводная лодка и ракета, имеющие- лучшие боевые и эксплуатационные характеристики. Как потом выяснилось, это было дальновидное решение, позволяющее в короткие сроки обеспечить развертывание современного флота подводных ракетоносцев.

Система американского морского оружия стратегического назначения, названная «Поларис», сложилась из следующих ее основных элементов:

— атомной подводной лодки, которая представляла собой подвижную пусковую платформу;

— твердотопливной баллист ической ракеты;

— пусковой системы, которая способна запустить ракету с подводной лодки, находящейся в погруженном положении,

— системы управления запуском, обеспечивающей запуск ракеты в заданное время и в заданном месте;

— навигационной системы, обеспечивающей выход подводной лодки в тот пункт, откуда должен производиться запуск ракет;

— личного состава, необходимого для обслуживания и запуска ракет, а также для обслуживания других элементов всей системы:

— инфраструктуры, предназначенной для материально-технического обеспечения всех систем оружия и состоящей из стационарных баз и судов обеспечения;

— системы дальней связи с погруженными подводными лодками.

В 1956 г. в ВМС США создано управление специальных проектов, которому поручили руководить разработкой подводной ракетной системы (субмарины и боевого оснащения к ней). Оно же должно было отвечать за конечный результат. К концу этого года определились тактико-технические требования к системе, установлены оптимальные размеры ракеты, подводной лодки и ее ракетного отсека.

В 1957 т. появился окончательный вариант программы создания системы, ее испытаний и принятия на вооружение. Согласно этой программе, получившей название Fleet Ballistic Missile Program [FBMP], с учетом новизны ракетной системы «Поларис», включавшей саму ракету, подводную лодку, пусковую установку, системы навигации, боевого управления и связи, материально-технического обеспечения, обучение личного состава, все разработки были разбиты на ряд последовательных этапов.

Разработка основных компонентов этой системы оружия велась опытными специалистами крупнейших американских фирм В создании подводных лодок принимали участие Комиссия по атомной энергии США. фирмы «Вестингауз», «Дженерал Дайнемикс», «Электрик Боут Дивижн» в Гротоне. Главное управление кораблестроения ВМС США и различные государственные и частные судостроительные заводы. Система управления огнем разработана фирмой «Дженерал Электрик», а пусковое оборудование — фирмой «Вестингауз». Фирмы «Сперри Рэнд» и «Норт Америкен» создали корабельную инерционную навигационную систему. Головной по разработке и производству ракет «Поларис» определили фирму «Локхнд». С этой фирмой были заключены контракты на разработку эскизного проекта ракеты, а на создание двигателей для нее — с фирмой «Аэроджет».

Продолжение следует

Броня и крылья на ладони

Уважаемые читатели. В прошлом номере нашего журнала мы обещали познакомить вас с результатами выставки-конкурса стендовых моделей, посвященной 60-летию победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Сегодня мы публикуем сводную таблицу призеров состоявшегося конкурса, организованного Московским клубом стендового моделизма (МКСМ). Хотелось бы отметить, что в этом мероприятии приняли участие 86 моделистов из Воронежа. Иваново, Москвы. Новгорода. Новокуйбышевска. Ростова-на-Дону, Саранска. Твери, Ханты-Мансийска, Чехова.

Они представили 419 стендовых моделей, среди них:

49 моделей авиационной техники в масштабе 1:48;

• 121 модель авиационной техники в масштабе 1:72;

• 117 моделей техники в масштабах 1:72 и 1:35:

• 21 диорама в масштабах 1:35 и 1 48

Призеры выставки-конкурса стендовых моделей «МКСМ-2004»

Модели авиационной техники периода Второй мировой войны в масштабе 1:72

1 место Олег Комонов Як-3 (Hasegava)

2 место Сергей Куликов Me-163 В (Academy)

3 место Максим Гуменюк SBD-5 Dauntless (Hasegava)

Модели современной авиационной техники в масштабе 1:72

1 место Дмитрии Колесник ТУ- 154Б-2 № 85299 (самодельный)

2 место Вячеслав Похило Су-24М (Dragon)

3 место Олег Комонов Sea Harrier (I lasegava)

Модели авиационной техники периода Второй мировой войны в масштабе 1:48

1 место Борис Потапов И-16 тип 5 (НеОмега)

2 место Сергей Яхонтов Spitfire Mk.V trop (Tamiya)

3 место Анатолий Величко Me-410B-2/U-4 (Monogram)

Призы Оргкомитета выставки за модели современной авиационной техники в масштабе 1:72

Валентин Рымар r. Иваново Ан-8 (конверсия «Leon»)

Алексей Шушарин г. Ханты-Мансийск F-89 Scorpion (Academy)

Геннадий Касяненко Ка-27 ПС (конверсия «Звезда»)

Приз Оргкомитета выставки за модели современной авиационной техники в масштабе 1:48

Сергей Захаров Су-24М (самодельный)

Модели бронетанковой техники периода Второй мировой войны в масштабе 1:35

1 место Илья Псреяславцев Pz Kpfw V Panther ausf. A (Dragon)

2 место Бухалов Роман. г. Тверь Pz.Kpfw V Panther ausf. D (Dragon)

3 место Александр Данилюк КВ-1C (Восточный Экспресс)

3 место Юрий Соколов Pz.Kpfw VI Tiger ausf. В I Dragon)

Модели бронетанковой техники в масштабе 1:72

1 место Андрей Черемискин БРЭМ VT-34 (Planet Models)

2 место Игорь Коссов САУ СУ-76М (UM)

3 место Сергей Черных Т-80 (Revell)

Юношеские модели бронетанковой техники в масштабе 1:35

1 место Никита Куликов Valentine Mk.IV (Макет. Звезда)

2 место Тимур Смирнов, г. Иваново Pz.Kpfw VI В King Tiger (Tamiya)

3 место Антон Казымов Pz.Kpfw II D (Алангер)

Авиация специального назначения

Михаил Никольский

Продолжение. Начало в ТиВ № 7-11/2004 г.

Вьетнам: не только «ганшипы»

На долю «ганшипов» пришлась львиная доля боевых вылетов авиации специального назначения, им же досталась и почти вся слава. Почти, но не вся. Программа «Комбат Тэлон» была не менее экзотичной, нежели, скажем, «Пэйв Спектр». Боевая работа самолетов «КомбатТэлон» во Вьетнаме до сих пор покрыта завесой секретности, поскольку была непосредственно связана с действиями армейских подразделений сил специальных операций, «зеленых беретов».

Работы по самолету, предназначенному для проникновения в глубокий тыл противника на малых высотах с целью высадки и эвакуации диверсионно-разведывательных групп, начались в 1964 г. Программа создания такой машины несколько раз меняла названия: «Син Слайс», «Хэви Чэйн», «КомбатТэлон». В рамках программы переоборудовали два военно-транспортных самолета С-130. На них установили РЛС, обеспечивающие полет в режиме огибания земной поверхности, и аппаратуру РЭБ. В августе 1966 г. самолеты получили наименование «Риверт Янг I" и еще раз были модернизированы: на них смонтировали новый автопилот с улучшенными характеристиками по каналу тангажа, инфракрасную систему обзора передней полусферы и систему дозаправки в воздухе при полете на малых высотах. В вариант «Риверт Янг» переделали в общей сложности четыре С-130. Самолеты принимали участие в обеспечении действий «зеленых беретов» в Индокитае вплоть до 1972 г.

Поступление на вооружение специализированных вариантов С-130 сдерживалось резко возросшими в связи с вьетнамской войной потребностями транспортной авиации в самолетах такого класса. Фирма «Локхид» смогла выделить спецназу семнадцать «Геркулесов» только после развертывания полномасштабного серийного производства С-130. Эти машины прошли модернизацию по программе «Риверт Клэмп», в ВВС они получили обозначение С-1301 «Скайхук». позже измененное на МС-130 «Комбат Тэлон». На них устанавливались инерциальная навигационная система, РЛС следования рельефу местности APQ-144. аппаратура предупреждения об электромагнитном облучении, но «изюминкой» этих самолетов стала система «Фултон», предназначенная для подхвата с земной поверхности людей и грузов без посадки самолета

Еще одной версией «вьетнамского» С-130 стал самолет, предназначенный для высадки и эвакуации диверсионно-разведывательных групп в тылу противника.

Перед принятием на борт человека или груза с самолета сбрасывается контейнер. Контейнер содержал привязную систему, нейлоновый трос длиной 150 м и наполняемый гелием из специального баллона небольшой аэростат. В носу фюзеляжа С-130 монтировались раздвижные «усы»-штанги. В крейсерском полете штанги заваливаются вдоль бортов фюзеляжа, перед подхватом груза штанги разводятся в стороны. На земле к полезной нагрузке крепится трос, после чего аэростат наполняется гелием, в результате трос поднимается вместе с шаром и занимает вертикальное положение. Самолет на скорости 240–270 км/ч заходит на подхват ниже высоты шара так, чтобы трос оказался в створе «усов». Штанги «усов» автоматически складываются, сжимая трос. Нижняя часть троса под действием скоростного напора отклоняется к задней части фюзеляжа, где ее захватывают специальным устройством члены экипажа самолета и на лебедке втягивают груз или человека через открытую заднюю рампу в грузовой отсек.

Впервые подобная система беспосадочного приема груза с земли была продемонстрирована в августе 1958 г., тогда в экспериментах принимал участие переоборудованный бомбардировщик В-17. Несколько позже подобные опыты провели с привлечением самолета Грумман S2F1 «Сентинел». Эксперименты с «Геркулесом» начались в 1965 г. на авиабазе Поуп. Первый МС-130 передали 314-му транспортному авиакрылу в том же году, а в конце 1965 г, четыре С-130. оборудованных системой "Фултон», перебросили во Вьетнам, на авиабазу Ня Транг. Самолеты обеспечивали действия «зеленых беретов», а их экипажи были приписаны к командованию сил специальных операций назначения ВВС.

МС-130 выполняли полеты на сброс и прием людей и грузов в Лаосе. Камбодже, Северном и Южном Вьетнаме. Обычно самолеты летали поодиночке, ночью, на предельно малых высотах. Полеты вглубь территории ДРВ не были редкостью, известно, что МС-130 даже совершали посадки на подготовленные для них импровизированные ВПП. Вместе с «Геркулесами» такие же задания выполняли несколько модернизированных подобным образом С-123, получивших название «Дак Хук». Чаще всего МС-130 и С-123 летали с приграничных авиабаз Кхе Сан и Накхон Фаном.

Поскольку самолеты были транспортными, всегда возникал соблазн использовать их по прямому назначению — для рутинных перевозок грузов. К примеру, в 1965 г. экипажи МС- 130 и модернизированных С-123 перебросили по воздуху 25000 человек и 5400 т груза, это были не «специальные» перевозки, для которых они предназначались. Подобное применение самолетов, предназначенных для ведения «нетипичной» войны, вызвало серьезную критику. Транспортники спецназа находились в двойном подчинении: организационно они входили в состав военно-транспортной авиации, а летать должны были по заданиям сил специальных операций. Выход был один — избежать двойного подчинения. В октябре 1970 г. на базе 15-й эскадрильи (в марте 1968 г. ей были переданы МС-130 «Скайхук» из 314-го авиакрыла и все С-123 «Дак Хук») была сформирована 90-я эскадрилья специального назначения в составе 15-го авиакрыла специального назначения. Количество «рутинных» полетов в ре-

зультате этого мероприятия резко уменьшилось. Самолеты 90-й эскадрильи действовали в небе Индокитая до 31 марта 1972 г… после чего их вернули в США. Во время боевых действий были потеряны четыре МС-130. О боевой работе экипажей МС-130 свидетельствуют награды личного состава: только за 90 дней боевых действий два человека получили по «Серебряной звезде», 40 — кресты «За летные заслуги», 121 медали ВВС и восемь — «Бронзовые звезды».

Самой известной операцией, в которой принимали участие самолеты «Комбат Тэлон», стал драматический рейд в Сон Тэй (37 км от Ханоя), состоявшийся в ноябре 1970 г. Целью спецназовцев, которых доставили МС-130, являлось освобождение пленных американских летчиков. Операция «Падающий дождь» с треском провалилась, по-видимому. именно поэтому она и стала известна. Северовьетнамская разведка заранее узнала об операции. Десант зеленых беретов не нашел в лагере ни одного человека, только пустые бараки.

Обеспечивали действия «зеленых беретов» два МС-130, шесть вертолетов НН-53 и Н-3. Пролетев 540 км в воздушном пространстве Таиланда. Лаоса и ДРВ, вертолеты должны были высадить 59 десантников, а затем эвакуировать их и освобожденных летчиков (по сведениям разведки, в лагере содержались 70–90 пленных). «Геркулесы» использовались в качестве лидировщиков вертолетов и самолетов управления. Спланирована и проведена операция была на высоком уровне, ее подготовка заняла четыре с половиной месяца. Перед посадкой в Сон Тэе у одного из вертолетов возникла неисправность в трансмиссии, после посадки машину пришлось уничтожить. Однако это не повлияло бы на проведение операции, поскольку посадочных мест для американских пилотов в вертолетах хватало «с запасом».

На фото хорошо видна система «фултон» для подхвата с земной поверхности людей и грузос Обратите внимание на смонтированные в носу фюзеляжа раздвижные — усы»-штанги.

Отработка захвата грузов с земли на одном из опытных самолетов JC-130.

Трагикомическая история связана с потерей связи командующего операцией генерала Лероя Мэйнора, находившегося на базе в Дананге, со своим отрядом. Связь поддерживали три самолета-ретранслятора ЕС-121, круживших над Тонкинским заливом. Об операции «Падающий дождь» ничего не знали в штабе ВМС. Штаб случайно спланировал свою операцию на то же время, что и «Падающий дождь». Моряки тотально глушили все радиопереговоры в районе Тонкинского залива. В условиях мощнейших помех экипажи ЕС-121 и МС-130 не могли услышать друг друга. С технической стороны глушение радиосвязи стало единственной накладкой при проведении операции «Падающий дождь», потеря вертолета из-за технической неисправности не исключалась на этапе планирования.

Удивительным образом в этом рейде переплелись абсолютный успех и полный провал. Техника сработала на отлично, расчет времени был выполнен безукоризненно, экипажи отработали как на учениях, однако рейд достиг целей, прямо противоположных поставленным, из-за проколов американской разведки и контрразведки. Первая не смогла «держать руку» на пульсе событий и вовремя обнаружить эвакуацию пленных, вторая допустила утечку информации о планировавшейся операции. Северовьетнамская пропаганда поведала всему миру о неудаче «зеленых беретов», настроение же пленных американцев резко упало. Американцы долго и упорно анализировали фиаско, выводы делали самые разные: от полной ненужности спецподразделений, не способных выполнять поставленные задачи, до высочайшей оценки их деятельности, в последнем случае все шишки доставались «конторам», подобным ЦРУ. Как бы то ни было, рейд сыграл печальную роль в поствьетнамской судьбе авиации специального назначения. Потребовался трагический рейд в Иране, чтобы отношение к спецвойскам, включая авиацию, в США изменилось.

Неизвестными героями Вьетнама часто называют экипажи еще одной разновидности С-130 — самолетов НС-130 «Комбат Шэдоу». Главной задачей этих машин являлась дозаправка в воздухе поисково-спасательных вертолетов ВВС. Вывозили сбитых над территорией ДРВ американских асов чаще всего ночью, зачастую из глубокого тыла — районов Ханоя и Хайфона. Полеты туда были сопряжены с огромным риском, не меньшим, чем полеты на обеспечение действий «зеленых беретов» или на перехват грузовиков, двигавшихся по тропе Хо Ши Мина. НС-130 летали на минимально допустимых высотах, а экипажи по возможности избегали пользоваться РЛС и радиосвязью, чтобы не демаскировать себя. Вся надежда была на высочайшее мастерство пилотов и на их опыт.

Вертолетные танкеры во Вьетнаме были сведены в четыре эскадрильи и входили в состав авиации специального назначения. Использовались два варианта самолетов «Комбат Шэдоу» — HC-130N и НС-130Р, разработанные на базе поисково-спасательных самолетов ВВС НС-1 ЗОН. Внешне НС-130Р отличался от HC-130N наличием коромысла системы «Фултон». Работы по программе «Комбат Шэдоу» начались в 1963 г. Первый С-130 переоборудовали в 1964 г.: на нем смонтировали аппаратуру дозаправки топливом в полете, усовершенствованное навигационное и радиосвязное оборудование, системы РЭБ и предупреждения об электромагнитном облучении. В вариант HC-130N модернизировали четыре машины. еще пятнадцать таких самолетов было специально построено фирмой «Локхид», так же как и двадцать НС- 130Р. Два НС-130Р были уничтожены на южновьетнамских авиабазах в результате диверсий.

Схема действия системы «Фултон», установленной на самолетах «Комбат Тэлон».

Компоновочная схема поисково-спасательного самолета НС-130Н.

Последний аккорд вьетнамской войны

Точка в американской войне в Индокитае была поставлена в мае 1975 г., когда разнородные силы ВВС, флота, сил специальных операций приняли участие в нашумевшем тогда инциденте с торговым судном США «Маягуэй». В ночь на 12 мая камбоджийские патрульные катера захватили американское торговое судно. Красные кхмеры утверждали, что «Маягуэй» находилось в территориальных водах Камбоджи и занималось ведением электронной разведки; американцы, как водится, все начисто отрицали. Госсекретарю США Генри Киссинджеру о захвате судна доложили в шесть угра 12 мая. Всю первую половину дня шли интенсивные обсуждения ситуации, причем с самого начала ставка была сделана на силовое решение проблемы. В это же время патрульные самолеты ВМС вели интенсивные поиски «Маягуэя». После полудня один из «Орионов» засек судно па якорной стоянке рядом с побережьем острова Пуло Уай. 13 мая началось формирование спецотряда для освобождения команды судна из плена. Спецотряд должен был доставить к месту высадки восемь вертолетов НН-53 из состава 3-й поисково-спасательной группы и восемь СН-53 из 21-й эскадрильи специального назначения. Место сбора отряда — авиабаза Утапао. При перелете на авиабазу в горной местности разбился один СН-53.

Вечером того же дня американская авиация начала патрулирование района якорной стоянки. Всю ночь над судном кружили АС-130, отгоняя огнем приближавшиеся к месту стоянки «Маягуэя» камбоджийские плавсредства. Один патрульный катер кхмеров удалось потопить. Еще один катер уничтожил утром 14 мая штурмовик А-7. Летчик этого самолета засек небольшое таиландское рыболовное суденышко, направлявшееся от острова к материку: пилот предположил, что на нем находится захваченная в плен команда «Маягуэя». Так оно и оказалось, но в тот момент этого американцы не знали. Тем временем «Корсары», «Фантомы» и АС-130 продолжали кружить над американским «купцом». До полудня еще один А-7 утопил катер кхмеров, а к вечеру отличился экипаж «ганшипа».

Ситуация к вечеру 14 мая стала совершенно запутанной: никто не знал, где находятся люди с «Маягуэя». Ночью разведка смогла установить их предполагаемое место нахождения — северная часть острова Кох Танг. И сразу же закрутился механизм операции по освобождению пленных. Эсминец «Холт» направился к острову Пуло Уай с задачей отбить судно, а отряду морской пехоты численностью примерно в 600 человек предстояло высадиться с вертолетов и освободить американских моряков.

Высадка на Кох Танг началась на рассвете 15 мая. Восемь вертолетов (пять СН-53 и три НН-53) подошли к полуострову двумя волнами. Первый СН-53 приземлился беспрепятственно, но уже спустя несколько минут после посадки его буквально изрешетили пули, выпущенные красными кхмерами. Второй пилот и бортмеханик вертолета погибли. Второй СН-53 высаживал морскую пехоту уже под огнем. Несмотря на повреждения, ему удалось взлететь, но до Утапао экипаж дотянуть не смог: СН-53 совершил вынужденную посадку на материке. Два других вертолета первой волны попали под огонь автоматов и пулеметов еще на подходе к месту высадки десанта. Одному СН-53 из-за повреждений пришлось садиться на режиме авторотации прямо в море. Экипаж и 20 морских пехотинцев благополучно добрались до берега. Другому СН-53 повезло меньше: объятый пламенем, он рухнул в воду. Часть десантников, находившихся на его борту, много позже удалось выловить из моря американскому эсминцу. Тринадцать человек погибли.

Атака полуострова была скоординирована по времени с высадкой эсминцем «Холт» абордажной партии на борт «Маягуэя». Судно оказалось абсолютно безлюдным. Абордажной партии осталось только закрепить буксирные концы с эсминца. Буксировка прошла без проблем.

Спустя всего лишь час после трагической высадки на Кох Танг эсминец «Роберт Л. Вильсон» перехватил тайский сейнер. Команда «Маягуэя» находилась на нем целой и невредимой. Казалось бы, операция по спасению граждан и собственности США успешно завершилась, однако на острове Кох Танг бой продолжался до вечера. Ввязаться в сражение всегда проще, чем выйти из боя. 54 морских пехотинца к этому времени «вгрызлись» в песчаный пляж и отбивали атаки кхмеров. За час американцы потеряли четырнадцать человек убитыми, были сбиты три вертолета, а два тяжело повреждены. Операция по спасению пленных плавно перешла в операцию по эвакуации морской пехоты с острова Кох Танг.

Началась эта операция не с эвакуации, а с усиления обороняющихся.

Вертолетный танкер НС-130Р дозаправляет вертолет HH-3E.

В операции «Падающий дождь» связь поддерживали самолеты-ретрансляторы EC-121.

К острову направились три вертолета с подкреплением. Места десантирования вертолеты достигли в 8 ч 30 мин местного времени. Высадить десант им удалось только со второй попытки и в разных местах. Количество морских пехотинцев возросло в результате этой акции до 109 человек, но они оказались разделенными на три изолированные друг от друга группы. Через полтора часа НН-53 попытался высадить еще одну группу десанта. Удача улыбнулось экипажу «Зеленого гиганта» только с четвертого раза, после того как вызванный AC-130 сделал несколько кругов в районе посадки, поливая кхмеров огнем из 20- и 40-мм пушек. При взлете в вертолет попала мина, выпущенная из миномета, но экипаж смог привести поврежденную машину на базу в Утапао. Американцы надеялись оттеснить кхмеров от зоны взлета и посадки вертолетов, обеспечив таким образом беспрепятственную эвакуацию, кроме того, янки хотели оставить за собой «последнее слово»: эвакуация не должна была выглядеть бегством. Все понимали: бой на Кох Танге последний в долгой вьетнамской войне.

В распоряжении американского командования осталось всего пять больших транспортных вертолетов — два СН-53 и три НН-53. Эти машины и должны были доставить на остров силы, которые, по мнению командования, могли бы решить исход боя. Вертолеты опять летели двумя волнами: в первой группе два С11-53 и НН-53, во второй два НН-53. Первые СН-53 и НН- 53 успешно высадили 47 человек и забрали раненых. Второму СН-53 пробили топливные баки, после чего командир экипажа принял решение возвращаться в Утапао, не высадив десант. Два НН-53 успешно произвели высадку десанта. На Кох Танге теперь находились 222 морских пехотинца.

Собственно эвакуация началась только в 14 ч 30 мин, когда дозаправившийся в Утапао 1II1-53 вылетел к острову с задачей забрать окруженную группу солдат. Вертолет прикрывал почетный эскорт из А-7, F-4 и 0-10. Перед посадкой НН-53 авиация основательно «обработала» позиции камбоджийцев, тем не менее при посадке НН-53 получил изрядную порцию пуль, напрочь испортивших один двигатель. Летчики умудрились взлететь с битком набитым людьми грузовым отсеком (в нем поместились 54 морских пехотинца). Вертолет дотянул до авианосца «Корал Си».

Становился очевидным прискорбный факт: ночь янки на острове не продержатся. А исправных вертолетов, между тем, уже осталось всего три. Очередной этап эвакуации начался со сброса военно-транспортным «Геркулесом» тяжелой бомбы. В результате взрыва образовалось пустынное пространство размером с футбольное поле. Много кхмеров было убито, однако моральный эффект оказался важнее. Как только рассеялся дым от взорвавшейся бомбы, вертолеты пошли на посадку. Их экипажи отметили резкое уменьшение интенсивности зенитного огня. Но за один раз эвакуировать всех американцев с острова не удалось. Еще один рейд к острову три вертолета совершили уже в сумерках. Символично, что в последнем боевом вылете вьетнамской войны принимал участие вертолет сил специальных операций, а из самолетов последние выстрелы совершил АС-130. «Ганшип» прикрывал посадку морской пехоты в вертолеты.

Инциденте «Маягуэем», гак же как и «Падающий дождь», подвигнул генералов к довольно спорным выводам о малой значимости сил специальных операций. Еще бы, команду судна удалось освободить без единого выстрела, в то время как хваленые вертолеты спецназа выходили из строя один за другим, а морская пехота вела никому не нужный бой. Совершенно не учитывался тот факт, что вертолеты действовали днем. хотя «нормальные» специальные операции желательно проводить под покровом тьмы. Опять же, отвратительно сработала агентурная разведка: на острове никаких американцев и в помине не было. Удача, что летчик «Корсара» заметил странный сейнер, иначе события могли бы разворачиваться совсем по другому сценарию. В то же время удалось в кратчайшие сроки добиться согласованных и эффективных действий ВВС, ВМС и сил специальных операций. «Маягуэй» — лебединая песня американского спецназа эпохи войны в Индокитае. Опыт того спецназа оказался востребованным в США только в 1980-е гг.

Застой

Эскалация военных во Вьетнаме и расширение операций специальных самолетов привели к преобразованию в 1968 г. Центра специальных операций ВВС в Силы специального назначения ВВС США. В Индокитае силы спецавиации входили в состав 14-го (авиабаза Ня Трант) и 56-го (авиабаза Накхон Фаном) авиакрыльев специального назначения. Масштабное участие США в «грязной» войне пошло на убыль в начале 1970-х гг. В январе 1973 г. было подписано соглашение о прекращении огня между США и ДРВ, в августе — между США и Камбоджей. После войны у сил специальных операций настали трудные времена: армейские генералы всегда предвзято относились к «ковбоям» и не преминули воспользоваться рядом неудач «зеленых берегов» (в том числе и итогами операции «Падающий дождь»), чтобы резко сократить численность сил специальных операций. Спецвойска сокращались. В духе этих веяний в июне 1974 г. Силы специального назначения ВВС преобразовали в 834-е смешанное авиакрыло, переименованное в июле 1975 г. в 1-е авиакрыло специального назначения. Вплоть до 1979 г. 1-е крыло оставалось единственным подразделением спецназа в ВВС. На вооружении крыла находились самолеты АС-1 ЗОН «Спектр», МС-130 «КомбатТэлон». вертолеты СН-3 «Джолли Грин» и UH-1N «Хыо». Две эскадрильи МС-130 после вывода войск из Вьетнама передали в резерв ВВС.

Сокращение авиации сил специальных операций привело к тому, что промышленность стала с крайней неохотой заниматься разработкой новых вариантов летательных аппаратов для спецназа. На фоне многомиллионных контрактов па производство «нормальных» истребителей или бомбардировщиков «пачкаться» десятком конверсий не стоило, тем более что и Пентагон не настаивал на поставках новой техники в ставшие немногочисленными подразделения специального назначения.

Продолжение следует

Фото Е. Казеннова