sci_tech Авиация и время 2011 04

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 28.06.2012 FBD-E1FA13-E48A-5243-529E-1435-8E76-2C1765 1.1 Авиацтия и время 2011 04 2011

Авиация и время 2011 04

Авиация и Время 2011 № 4(122)

На 1 стр. обложки — бомбардировщик Lancaster Mk.I из 100-й эскадрильи Королевских военно-воздушных сил Великобритании

Панорама

135 лет назад, 12 июля 1876 г., родился пионер отечественной авиации Сергей Исаевич Уточкин. Как спортсмен-велогонщик в течение 17 лет он неоднократно завоевывал призы в России и за границей. 29 июля 1908 г. впервые в Одессе он совершил полет на воздушном шаре. 31 марта 1910 г. Уточкин впервые поднялся в воздух на самолете «Фарман», принадлежавшем одесскому банкиру С. Ксидиасу, став вторым авиатором в России. По его проекту в Одесском аэроклубе был построен аэроплан. С демонстрационными полетами Уточкин выступал в различных городах России. Всего он совершил около 150 полетов.

100 лет назад, 23 июня 1911 г., родился Генеральный конструктор авиа- и ракетных двигателей генерал-лейтенант авиации, действительный член АН СССР и РАН, дважды Герой Социалистического Труда Николай Дмитриевич Кузнецов. После окончания моторостроительного отделения ВВА РККА им. проф. Н.Е. Жуковского он продолжил научную работу в академии. В октябре 1942 г. был направлен заместителем главного конструктора на Уфимский моторный завод № 26. В 1949 г. переводится в Куйбышев (ныне Самара), где возглавляет Государственный союзный опытный завод № 2, ныне — Самарский научно-технический комплекс имени Н.Д. Кузнецова. Здесь под его руководством было создано 57 оригинальных и модифицированных газотурбинных двигателей для самолетов различного назначения и экранопланов, жидкостных реактивных двигателей для ракетно-космических комплексов, а также двигателей для привода нагнетателей газоперекачивающих агрегатов и электрогенераторов. Наиболее известными из них стали двигатели НК-12, НК-8, НК-25, НК-144 и НК-32.

95 лет назад, 15 июля 1916 г., в США Уильямом Боингом была образована авиационная фирма Pacific Aero Prodakts, которая ныне всемирно известна как компания Boeing. В 1920-30-е гг. она выпускала истребители, коммерческие самолеты, бомбардировщики и гидропланы. Разработанный во второй половине 1930-х гг. бомбардировщик В-17 Flying Fortress принес компании мировую известность и вывел ее в число крупнейших в мире производителей тяжелых самолетов. За ним последовали такие этапные для авиастроения бомбардировщики, как В-29, В-47 и В-52. 15 июля 1954 г. совершил первый полет опытный самолет Boeing 367-80, положивший начало коммерчески успешным лайнерам от первого в США реактивного пассажирского самолета Boeing 707 до новейшего Boeing 787 Dreamliner. Сегодня в структуре Boeing функционируют два крупных подразделения: Boeing Commercial Airplanes, занимающееся строительством гражданских самолетов, и Integrated Defense Systems, осуществляющее космические и военные программы. Заводы компании расположены в 67 странах и поставляют свою продукцию в 145 государств мира.

80 лет назад, 20 июля 1931 г., родилась военный летчик-испытатель 1-го класса, полковник-инженер, доктор технических наук, профессор Марина Лаврентьевна Попович. В послужном списке легендарной летчицы 101 мировой рекорд. За свою карьеру она освоила более 40 типов самолетов и вертолетов, налетав более 5600 ч. Особую роль в судьбе летчицы сыграли самолеты «Антонов». В 1964 г. М. Попович стала летчиком-испытателем, командиром корабля Ан-12 в ГК НИИ ВВС. В качестве командира Ан-22 она установила 10 мировых рекордов. В одном из этих полетов экипаж, возглавляемый Попович, преодолел расстояние в 1000 км со скоростью, превышающей 600 км/ч, с грузом 50 т. В 1979–1984 гг. М. Попович работала ведущим летчиком-испытателем Киевского механического завода (ОКБ O.K. Антонова).

60 лет назад, 20 июля 1951 г. состоялся первый полет реактивного британского истребителя Hawker Hunter. В 1954 г. самолет был принят на вооружение. Всего выпущено 1972 истребителя этого типа в 65 модификациях. «Хантеры» летали в 22 странах, а в Ливане они служат и по сей день. Истребитель широко применялся в региональных военных конфликтах на Ближнем Востоке, в Индии, Африке и Латинской Америке.

9 июля в Харькове совершил первый полет санитарный самолет Ан-74ТК-20 °C (сер. № 19–01). Он стал первым экземпляром «семьдесятчетверки» такой модификации. Машиной управлял экипаж в составе: командир Алексей Круц, второй пилот Олег Белов, штурман Дмитрий Чернышев, бортинженер Владимир Жуков, ведущий инженер по летным испытаниям Сергей Чернышов, ведущий инженер-испытатель Александр Мелихов. Информация о будущем владельце самолета в прессу пока не поступала.

9 июля с ВПП Одесского международного аэропорта впервые поднялся в воздух легкий самолет С-9 «Дельфин», построенный на ГП «Одесавиаремсервис». Это первый самолет, созданный в Одессе за последние 87 лет. Он предназначен для первоначального обучения пилотов. Предполагается также использовать машину на местных воздушных линиях в качестве аэротакси. Максимальная взлетная масса «Дельфина» — 1300 кг, полезная нагрузка — 400 кг, размах крыла — 9,97 м, длина — 7,85 м. Самолет оснащен экономичным французским дизельным двигателем.

26 июля в международном аэропорту «Донецк» состоялось торжественное открытие новой взлетно-посадочной полосы, второй в этом аэропорту. Согласно сообщению Министерства инфраструктуры Украины, ее длина составляет 4000 м, ширина — 75 м. Перед началом торжественных мероприятий на новую полосу приземлился самый большой в мире самолет Ан-225 «Мр1я». Присутствовавший на мероприятии вице-премьер-министр Украины — министр инфраструктуры Борис Колесников отметил, что новая ВПП «полностью соответствует международным стандартам и способна принимать все типы самолетов, в частности, Airbus А380 и Boeing 747».

На фото слева направо: штурман самолета Ан-225 Сергей Нечаев, помощник командира Алексей Круц, бортинженер Евгений Жуков, командир экипажа Дмитрий Антонов, менеджер перевозок Сергей Когут, бортинженер Владимир Захарченко и бортрадист Юрий Худко.

3 августа в церемонии передачи Ан-148-100В авиакомпании МАУ приняли участие: вице-премьер-министр Украины — министр инфраструктуры Б.В. Колесников, Генеральный конструктор ГП «Антонов» Д.С. Кива, директор Серийного завода «Антонов» Н.С. Подгребельный, Президент АО «Мотор Сич» В.А. Богуслаев, Генеральный директор ГП «Лизингтехтранс» А.Д. Власишен, вице-президент МАУ B.C. Богацкий и другие официальные лица.

Выступая на торжественном митинге, вице-премьер-министр Украины Б.В. Колесников оценил передачу в эксплуатацию нового Ан-148 как «…важное событие в рамках программы, которую начинает Правительство — стимулировать украинские авиакомпании покупать воздушные суда отечественного производства…». По его словам, «функции правительства будут состоять в том, чтобы компенсировать процентные ставки заводу или лизинговой компании до мировых 2–2,5 %. Задача Министерства инфраструктуры Украины — обеспечить авиакомпаниям выгодные лизинговые условия, на которых они работают, например, с Airbus, Embraer, Bombardier». Первым практическим шагом по реализации этой программы стал «Протокол о намерениях на приобретение самолетов Ан-148 и Ан-158 с целью их дальнейшей передачи отечественным авиакомпаниям на условиях финансового лизинга», который подписали Д.С. Кива и А.Д. Власишен. Согласно этому документу, при условии обеспечения государственного финансирования, ГП «Лизингтехтранс» намерен приобрести до 2015 г. 22 Ан-148 и 28 Ан-158. Оценивая значение принятых решений, Д.С. Кива отметил: «Впервые правительство Украины сыграло активную роль при формировании консолидированного заказа украинских авиакомпаний на самолеты отечественного производства. Столь большой потенциальный заказ позволяет нам более уверенно смотреть в будущее, разворачивать масштабное серийное производство».

Отвечая на вопросы журналистов, Борис Колесников отметил, что нет ни малейших сомнений в том, что заказы на самолеты украинского производства будут. По его словам, до конца года ГП «Антонов» выпустит два Ан-148. Он также проинформировал, что «вчера было принято решение о реорганизации ГП «Лизингтехтранс» в «Антонов-Финанс». Это будет специальное предприятие, которое займется лизингом наших самолетов для украинских и зарубежных авиакомпаний».

К настоящему времени общий портфель твердых заказов на самолеты семейства Ан-148/158 достиг 67 машин. Ведется работа по оформлению контрактов еще на 205 лайнеров.

На фото: Д.С. Кива (слева) и Б.В. Колесников отвечают на вопросы журналистов.

3 августа в аэропорту «Ульяновск- Восточный» состоялся первый полет второго летного экземпляра Ту-204СМ (борт № 4151), построенного ЗАО «АвиастарСП». Самолетом управлял экипаж в составе: командир A.И. Журавлев, второй пилот В.А. Минашкин, бортинженер B.Н. Салатов, ведущий инженер-испытатель Н.М. Фанурин. Полет длился 52 мин, все системы и двигатели лайнера работали безотказно. Самолет решено задействовать в сертификационных испытаниях Ту-204СМ, в которых сейчас участвует первый летный экземпляр (борт № 64150). Поставки таких машин авиакомпаниям планируется начать в 2012 г.

6 августа в Самаре выполнил первый полет Ан-140, произведенный предприятием «Авиакор — авиационный завод» по заказу ВВС России. Пилотировали самолет летчики-испытатели Алексей Круц (командир) и Алексей Гарасевич. Машина находилась в воздухе 3 ч. Как отметил Генеральный директор завода Алексей Гусев: «Полет прошел в штатном режиме, без проблем». Всего ВВС РФ заказали 10 Ан-140, которые предстоит поставить в 2011-13 гг.

24 июня с аэродрома авиазавода в г. Куновице (Чехия) совершил первый полет прототип многоцелевого двухмоторного самолета EV-55 Outback, созданного компанией Evektor. Разработка этого самолета велась в течение шести лет в сотрудничестве с девятнадцатью фирмами и стоила около миллиарда крон. Машина рассчитана на перевозку от 9 до 14 пассажиров либо 1800 кг груза и предназначена, прежде всего, для местностей со слабо развитой транспортной инфраструктурой. Самолет оснащен двумя турбовинтовыми двигателями РТбА-21 мощностью по 536 э.л.с. и развивает максимальную скорость 407 км/ч. В настоящее время между правительством Ульяновской области (РФ) и компанией Evektor ведутся переговоры о производстве самолета в России. Для этого стороны планируют организовать совместное предприятие, 30 % акций которого будут принадлежать правительству Ульяновской области, 51 % — компании Evektor, а оставшиеся 19 % распределены среди других инвесторов.

14 июля опытный скоростной вертолет Sikorsky Х2 совершил последний полет. На этом данная программа была закрыта. В общей сложности Х2 совершил 23 испытательных полета общей продолжительностью 22 ч. Он показал максимальную скорость 468,6 км/ч. Затраты компании Sikorsky Aircraft Corporation на эту программу составили около 50 млн. USD.

Полученные в ходе ее реализации наработки уже используются при проектировании перспективного разведывательного вертолета S-97 Raider (на рисунке), который создается с 2010 г. в рамках объявленного Армией США конкурса на поставку машин для замены вертолетов Beil OH-58D Kiowa Warrior.

27 июля информационный портал Strategy Page сообщил, что китайская компания Shaanxi Aircraft Company приступила к летным испытаниям нового военно-транспортного самолета Y-9. В облике машины явно прослеживается связь с Y-8, являющимся китайской копией Ан-12. Новая машина несколько больше предшественника и по взлетной массе (77 т) близка к американскому C-130J Super Hercules. Длина ее грузовой кабины составляет 16,2 м, что почти на 3 м больше, чем у Y-8. Остальные габариты этой кабины остались практически такими же. Грузоподъемность увеличена до 25 т. Самолет оснащен четырьмя турбовинтовыми двигателями WJ-6C мощностью по 5100 э.л.с. с шестилопастными воздушными винтами.

3 августа сайт «Военный Паритет» опубликовал фотографию модернизированного истребителя J-10B в стандартной окраске ВВС. Предполагается, что этот самолет з является первым серийным истребителем этой модификации. В отличие от базового образца J-10, новая версия истребителя оснащена китайским двигателем WS-10A (на J-10 применяется российский ТРДДФ АЛ-31ФН), утопленным «малозаметным» воздухозаборником, бортовой РЛС с активной ФАР и оптиколокационной станцией переднего обзора. Появление первого серийного истребителя J-10B, оснащенного китайским двигателем и радаром с АФАР, является еще одним крупным шагом Китая в области развития военной авиации. Недавно Китай заявил о том, что будет продвигать истребитель J-10B на мировой рынок.

35 лет назад, 9 июля 1976 г., взлетел легкий транспортный самолет Ан-32. Опытный экземпляр машины впервые поднял в воздух экипаж в составе: В.А. Ткаченко (командир), Ю.В. Курлин (второй пилот), Г.Н. Гуменюк (штурман), М.М. Трошин (бортинженер), В.И. Яськов (бортрадист) и А.М. Загуменный (ведущий инженер по летным испытаниям). Ан-32 был разработан для иностранного заказчика — Воздушных сил Индии, которым в начале 1970-х годов потребовался транспортный самолет для эксплуатации с высокорасположенных аэродромов в Гималаях. Первые серийные Ан-32 Киевское авиационное производственное объединение передало заказчику в 1984 г. В индийские ВВС были поставлены 118 «тридцать вторых». Всего же в Киеве выпущено 362 Ан-32 различных модификаций, из которых более 240 до настоящего времени успешно работают в различных странах мира. Сегодня ВВС Индии по контракту с украинской компанией «Спецтехноэкспорт» проводит модернизацию своих Ан-32. На фото: An-32RE (сер. № 04–09) из второй партии модернизированных машин выполняет облет. Киев, 29 июля 2011 г.

25 лет назад, 4 июля 1986 г., взлетел первый прототип французского многоцелевого истребителя 4-го поколения Dassault Rafale А. Самолет был принят на вооружение ВВС и авиации ВМС Франции в 2000 г. Серийно строится в вариантах Rafale В/ Rafale С — двухместный и одноместный истребитель для ВВС и Rafale М — одноместный палубный истребитель для ВМС. На декабрь 2010 г. построено 93 серийных самолета из 180 заказанных: 62 для ВВС и 31 для ВМС Франции. Программа самолета Rafale — один из приоритетов развития аэрокосмической промышленности Франции. Первое боевое применение «Рафаля» состоялось в марте 2007 г. в ходе операции НАТО в Афганистане. Также эти самолеты используются, начиная с марта 2011 г., входе операции НАТО «Odyssey Dawn» против войск Каддафи в Ливии. За время эксплуатции было потеряно 4 самолета — один Rafale В и три Rafale М. На фото: истребитель Rafale С выполняет показательный полет в ходе авиашоу RIAT (Royal International Air Tattoo). Великобритания, Фейфорд, 16 июля 2011 г.

20 июля в ОАО «Воронежское акционерное самолетостроительное общество» состоялась передача авиакомпании «Полет» регионального Ан-148-100Е. Это первый самолет из 10 машин данной модификации, которые согласно договору финансовой аренды (лизинга) между ЗАО «Сбербанк Лизинг» и ЗАО «Авиационная компания «Полет», а также договору купли-продажи между ЗАО «Сбербанк Лизинг» и ОАО «ВАСО» должен поставить воронежский авиационный завод. В настоящее время на ВАСО проходит летные испытания второй самолет Ан-148-100Е для авиакомпании «Полет». Планируется, что он будет передан заказчику в ближайшее время. Авиакомпания «Полет» сегодня является вторым в России эксплуатантом самолетов семейства Ан-148. Шесть Ан-148-100В сегодня работают в авиакомпании «Россия».

3 августа ГП «Антонов» передало авиакомпании «Международные авиалинии Украины» (МАУ) региональный самолет Ан-148-100В, построенный на Серийном заводе «Антонов». Это третий Ан-148-100В, который получили украинские авиакомпании. Два самолета такого типа эксплуатирует «АэроСвит». Начиная с июня 2009 г., они освоили около тридцати внутренних и международных линий, перевезли более 140000 пассажиров. Налет одного самолета в месяц достигает 280 ч. Российским авиакомпаниям переданы 7 самолетов, построенных на ВАСО: кроме Ан-148-100Е, поступившего в «Полёт». «Получение Ан-148 — важное событие для нашей авиакомпании. Сегодня, как никогда ранее, мы ощущаем потребность в таком самолете, оптимальном по емкости и эффективности. Он очень хорошо вписывается в наш флот. «Антонов» — это символ надежности, экономичности и комфорта для пассажиров», — отметил вице-президент МАУ B.C. Богацкий. Планируется, что новая машина будет выполнять как внутренние, так и международные рейсы.

Эпоха космических челноков «Спейс Шаттл» завершена. С 8 по 21 июля 2011 г. состоялся последий, 135-й по счету, космический полет с участием кораблей этого типа. В рамках экспедиции STS-135, многоразовый космический корабль «Атлантис» доставил оборудование и запчасти для обеспечения функционирования Международной космической станции (МКС) и жизнедеятельности ее экипажей. На борту «шаттла» в этот раз находилось всего четыре члена экипажа (максимальный состав — до 8 человек): Кристофер Фергюсон (Christopher John Ferguson) — командир экипажа, Даглас Херли (Douglas Gerald Hurley) — 2-й пилот, а также астронавты Сандра Магнус (Sandra Magnus) и Рекс Уолхайм (Rex Joseph Walheim). Столь малый экипаж связан с тем, что у этой миссии не было резервного челнока, дежурящего на Земле, и в случае аварийной ситуации астронавты были бы эвакуированы с помощью российских кораблей «Союз». Завершив миссию, длившуюся 12 суток 18 часов и 28 минут, корабль благополучно приземлился.

Первый старт многоразового космического корабля Space Shuttle состоялся 12 апреля 1981 г. — в день 20-летия полета Юрия Гагарина. За 30 лет эксплуатации пять «шаттлов» совершили 135 полетов, в том числе: «Дискавери» — 39, «Атлантис» — 33, «Колумбия» — 28, «Индевор» — 25, «Челленджер» — 10. Два корабля потерпели катастрофы — «Челленджер» 28 января 1986 г. и «Колумбия» 1 февраля 2003 г. В общей сложности корабли «Спейс Шаттл» совершили 21152 витка вокруг Земли и пролетели 872,7 млн. км. На «шаттлах» было доставлено более, чем 1370 т полезных грузов. 355 астронавтов побывало в космосе. При этом доставляемая на низкую околоземную орбиту полезная нагрузка доходила до 24,4 т, а максимальный вес загруженного корабля до 130 т. Самое длинное космическое путешествие совершила «Колумбия» в ноябре 1996 г. (полет STS- 80) — 17 суток 15 часов 53 минуты.

Все оставшиеся «шаттлы» отправятся в музеи: никогда нелетавший в космос «Энтерпрайз», который сегодня находится в музее Смитсоновского института, будет перемещен в Морской и аэрокосмический музей в Нью-Йорке. Его место займет «Дискавери». «Индевор» встанет на вечную стоянку в Калифорнийском научном центре в Лос-Анджелесе, а «Атлантис» будет выставлен в Космическом центре имени Кеннеди во Флориде.

Лучший бомбардировщик Королевства

Самолет Авро «Ланкастер»

Андрей Харук / г. Нововолынск Волынской обл.

Пожалуй, лучшим эпиграфом к статье о бомбардировщике «Ланкастер» может служить цитата из послевоенного рапорта командира Бомбардировочного командования сэра Артура Гарриса (Sir Arthur Harris) — легендарного «Бомбера Гарриса»: «Ланкастер»…, впервые осуществив боевую операцию в ночь с 10 на 11 марта 1942 г., очень скоро показал абсолютное преимущество над всеми другими типами самолетов Командования. Превосходство в скорости, потолке и дальности делало возможным успешно атаковать цели, удары по которым самолетами других типов были сопряжены с серьезным риском и неминуемо вели к значительным потерям… Полагаю, что «Ланкастер» был важнейшим фактором нашей победы».

Фатальный «Манчестер»

В середине 1930-х гг. бомбардировочная авиация Королевских воздушных сил (RAF) находилась на пороге перемен. 17 марта 1936 г. вышел на испытания первый современный британский бомбардировщик — двухмоторный Armstrong Whitworth A.W.38 Whitley, чуть позже за ним последовала еще одна машина такого же класса — Wellington фирмы Vickers. Они должны были заменить архаичные одно- и двухмоторные бипланы. Но военным требовался самолет с более высокими характеристиками, способный не только достать с баз на Британских островах потенциальные цели на континенте, прежде всего — на территории Германии, но и доставить к ним гораздо больше бомб.

В августе 1936 г. Министерство авиации выпустило спецификацию Р13/36, предусматривавшую создание двухмоторного бомбардировщика со взлетной массой 20 т, который мог бы поднять 3632 кг бомб. При 40-процентной бомбовой нагрузке его дальность полета должна была превысить 3200 км. Заказчик требовал, чтобы новая машина развила весьма высокую крейсерскую скорость — 442 км/ч, позволяла осуществлять бомбометание с пикирования (угол до 60°) и могла использоваться в качестве торпедоносца. Большое внимание уделялось защите: жизненно важные места самолета предстояло закрыть броней, а в оборонительное вооружение включить несколько высокоэффективных стрелковых установок с силовыми приводами.

Первый прототип бомбардировщика Авро «Манчестер» (per. № L7246)

Второй прототип «Манчестера» (per. № L7247) с дополнительным третьим килем

Бомбардировщик предполагалось оснастить новыми двигателями жидкостного охлаждения Rolls-Royce Vulture мощностью 1700 л.с. (24-цилиндровый Х-образный). Для уменьшения разбега намечалось использовать наземную катапульту. Правда, уже в ходе разработки военные от этого требования отказались, как и от бомбометания с пикирования.

Спецификацию Р13/36 разослали восьми фирмам, но предложения лишь двух из них — Avro и Handley Page — признали достойными реализации. При этом конструкторы «Хендли Пэйдж» практически сразу отказались от двухмоторной схемы в пользу четырехмоторной с менее мощными двигателями Merlin, а вот специалисты «Авро» сумели довести до серии бомбардировщик с парой «Валчеров».

Уже 8 сентября 1936 г. «Авро» получила контракт на постройку двух прототипов самолета с фирменным индексом «тип 679». Впоследствии ему присвоили наименование Manchester. Разработку осуществлял конструкторский коллектив, возглавляемый Роем Чедуиком (Roy Chadwick). Под его руководством спроектировали довольно большой свободнонесущий среднеплан цельнометаллической конструкции с двухкилевым оперением. 1 июля 1937 г., задолго до начала летных испытаний, фирма получила заказ, предусматривавший поставку 200 серийных бомбардировщиков. Принятый в 1938 г. план расширения RAF предусматривал производство 3500 средних и тяжелых бомбардировщиков, из них 1500 приходилось на долю «Манчестеров». Но результаты испытаний самолета поставили крест на этих намерениях.

25 июля 1939 г. первый прототип «Манчестера» (регистрационный № L7246) впервые поднялся в воздух с аэродрома Рингуэй 1*. Уже первые полеты показали недостаточную путевую устойчивость самолета, и его пришлось оснастить третьим килем. На втором прототипе (per. № L7247), начавшем летать 26 мая 1940 г., решили увеличить и размах крыла с 24,43 до 27,46 м. В ходе дальнейших испытаний вскрылась ненадежная работа двигателей, к тому же они недодавали мощности. В принципе, «Валчер» представлял собой весьма перспективный мотор, но появился он в неудачное время — все усилия специалистов «Роллс-Ройс» поглощала доводка более затребованного «Мерлина» и создание его новых модификаций. В итоге, «Валчер» так и не достиг приемлемых кондиций, а «Манчестер» оказался единственным серийным самолетом, на который устанавливались такие двигатели.

С августа 1940 г. на заводе «Авро» в Ньютон Хит 1* выпустили 157 таких самолетов в вариантах Mk.I (с трехкилевым оперением) и Mk.IA (с двухкилевым оперением большей площади и увеличенного размаха). Еще 43 «Манчестера» в обоих вариантах построили на заводе Metropolitan-Vickers (Metrovick) в Траффорд Парке 1*. На обоих предприятиях были заложены еще 143 «Манчестера», но их достроили уже как «Ланкастеры».

Таким образом, с учетом прототипов до ноября 1941 г. выпустили всего 202 «Манчестера». В строевых частях самолеты эксплуатировались очень недолго — последние из них списали в июне 1942 г. Боевые потери составили 63 машины, но еще 59 были потеряны в различного рода летных происшествиях, в т. ч. из-за неполадок двигателей. Казалось, самолет стал жертвой рокового имени — ведь первым название «Манчестер» получил бомбардировщик Avro 533, который вообще не попал в серийное производство в связи с окончанием Первой мировой войны.

1* Рингуэй, Ньютон Хит и Траффорд Парк все входят в агломерат большого Манчестера.

Серийный «Манчестер» Мк.1 из 207-й эскадрильи

Первый прототип бомбардировщика Авро «Ланкастер» (per. № ВТ308). Январь 1941 г.

Второй прототип «Ланкастера» (per. № DG595) во время испытаний. Август 1941 г.

Четыре лучше двух

Нельзя сказать, что конструкторы «Авро» не осознавали проблем с двигателями «Манчестера». Р. Чэдуик уже на ранних стадиях проектирования подготовил три предложения по оснащению самолета альтернативной силовой установкой: парой 24-цилиндровых Н-образных моторов Napier Sabre («Манчестер» Mk. I), двумя 18-цилиндровыми двухрядными «звездами» Bristol Centaurus («Манчестер» Mk.IIA) или же четырьмя 12-цилиндровыми V-образными Merlin («Манчестер» Mk.HI). 18 апреля 1940 г. предложения «Авро» были представлены в Министерство авиации. Для практической реализации выбрали последний вариант, поскольку и «Сэйбр», и «Центаурус» находились еще на ранних стадиях развития, и самолет с такими двигателями рисковал повторить судьбу «Манчестера». Четырехмоторный бомбардировщик получил фирменный индекс «тип 683», а впоследствии — и новое название Lancaster.

Схематично процесс превращения «Манчестера» в «Ланкастер» был удачно изображен в апрельском номере журнала Aeronautics за 1945 г. На рисунке показано, как консоли крыла «Манчестера» были заменены новыми, увеличенного размаха и с дополнительной парой двигателей. Но в действительности доработки были более глубокими и включали усиление центроплана, установку дополнительных топливных баков и пр. Однако не подлежит сомнению то, что отработанная на «Манчестере» конструкция планера стала одним из весомых факторов успеха «Ланкастера». Вторым же фактором стали двигатели «Мерлин» — лучшие британские поршневые авиамоторы времен Второй мировой войны.

Путь «Ланкастера» в серию был непростым и сопровождался подковерной борьбой. Одно время судьба самолета висела на волоске. 29 июня 1940 г. директор «Авро» Рой Добсон (Roy Dobson) получил от Вильяма Фаррена (William Farren), координировавшего программу четырехмоторных бомбардировщиков в Министерстве авиации, письмо, в котором содержалось указание о прекращении работ по «Ланкастеру» и подготовке к выпуску самолета-конкурента — Halifax фирмы «Хендли Пэйдж». Добсон с Чэдуиком немедля рванули в Лондон. Не прошло и суток после получения письма, как они добились аудиенции у советника министерства кэптэна Липтротта (Liptrott), бывшего морского пилота, и смогли убедить его в своей правоте. В конечном итоге «Авро» получила добро на постройку прототипов. Но на этом история не закончилась. «Антиавровское» лобби пыталось всячески задержать поставку требуемых для «Ланкастера» моторов «Мерлин». Эти усилия удалось свести на нет, благодаря неформальным связям — один из директоров «Роллс-Ройса» И. Ивес (E.W. Hives) был другом Добсона. Таким образом, «Ланкастер» появился на свет благодаря «заговору старых друзей», как сплетничали в то время в авиационных кругах Британии.

«Авро» получила заказ на постройку четырех прототипов «Ланкастера». Их переделали из недостроенных «Манчестеров». 9 января 1941 г. шеф-пилот фирмы Г.А. Браун (Н.А. Brown) поднял в воздух первый «Ланкастер» (per. № ВТ308). Машина была оборудована 1145-сильными двигателями «Мерлин» X и имела трехкилевое хвостовое оперение от «Манчестера» Mk.I. Испытания показали, что в диапазоне приборных скоростей 160–466 км/ч рули высоты и элероны действовали хорошо. Эффективность рулей направления также оказалась достаточной, но нагрузки на них, возраставшие с увеличением скорости, показались Брауну великоватыми. При разбеге самолет заметно вело вправо, но с этим удавалось бороться, дросселируя левый внешний двигатель, а после отрыва хвоста от ВПП увод легко устранялся отклонением рулей направления. Общий же вывод, сделанный Брауном, звучал так: «Самолет абсолютно приятен в пилотировании!»

Второй прототип (per. № DG595) уже имел двухкилевое оперение, двигатели «Мерлин» XX (1280 л.с.) и полный комплект оборонительного вооружения из восьми 7,7-мм пулеметов Browning в трех механизированных башенных установках (см. техописание). Третий прототип (per. № DT810) рассматривали в качестве образца для варианта «Ланкастер» Mk.II, который решили оснастить двигателями воздушного охлаждения Bristol Hercules VI на случай перебоев с поставками «Мерлинов». Успешные испытания первых трех прототипов позволили отказаться от постройки четвертого, и уже 31 октября 1941 г. завод «Авро» в Вудфорде выпустил первый серийный «Ланкастер» Mk.I.

Для удовлетворения возрастающих потребностей Бомбардировочного командования выпуск новых самолетов наладили также на заводах Metrovick в Траффорд Парке, Armstrong Whitworth в Бэгинтоне, Vickers-Armstrong в Кастл Бромвиче и Austin Motors в Лонгбридже, а к поставке комплектующих привлекли более 600 предприятий. Кроме того, с августа 1943 г. «Ланкастеры» строили в Канаде, на заводе Victory Aircraft (позже переименованном в Avro Canada) в Торонто. Предполагалось наладить выпуск этих бомбардировщиков и в Австралии, но до конца войны этого не успели сделать. Серийное производство продолжалось до 2 февраля 1946 г. К тому времени построили 7377 машин, и «Ланкастер» стал наиболее массовым британским четырехмоторным самолетом.

Серийный «Ланкастер» Мк.1 из состава 44-й эскадрильи взлетает с аэродрома Данхол Лодж. 20 июня 1943 г.

«Ланкастер» Мк. II со звездообразными двигателями «Геркулес». внизу — установка этих моторов на самолет

Прототип бомбардировщика «Ланкастера» Мк. Ш двигателями американского производства Паккард «Мерлин»

Самолеты для Королевского воздушного флота

Подавляющее большинство серийных «Ланкастеров» представляли собой бомбардировочные модификации с двигателями «Мерлин». Применялись моторы нескольких вариантов. Так, «Ланкастер» Mk.I мог комплектоваться «Мерлинами» XX, 22 либо 24. На «Ланкастере» Mk.HI устанавливались лицензионные моторы американской фирмы Packard — «Мерлин» 28, 38 либо 224 мощностью 1300, 1480 либо 1640 л.с., соответственно.

Внешне «единички» и «тройки» различий не имели. Случалось, что самолет, заложенный как Mk.I, оснащали моторами американского производства или наоборот. При этом менялось и обозначение модификации с Mk.I на Mk.HI или обратно. Наконец, иногда в ходе ремонтов на одном самолете устанавливались двигатели и британского, и американского производства — такая модификация обозначалась как BN Мк. I 2*. Паккардовскими «Мерлинами» комплектовались также канадские «Ланкастеры» Мк. Х. Американские моторы оборудовались карбюраторами Stormberg, благодаря которым имели лучшие взлетные характеристики, но при этом были более склонными к перегреву при взлете и посадке. Именно поэтому в летных школах отдавали предпочтение самолетам с британскими движками.

2* Литера «В» в обозначение бомбардировщиков была введена в 1942 г. Для упрощения изложения в статье бомбардировочные модификации «Ланкастера» указаны без этой литеры.

Серийный бомбардировщик «Ланкастер» Mk.VII(FE), оснащенный верхней турелью фирмы «Мартин» с двумя 12,7-мм пулеметами

Носовая турель FN5 с двумя 7,7-мм пулеметами

Кормовая турель FN121 с четырьмя 7,7-мм пулеметами

Кормовая турель FN82 с двумя 12,7-мм пулеметами

Количество построенных «Ланкастеров» основных вариантов
Вариант Количество
Mk.I 3440
Mk.II 300
Mk.III 3039
Мк. Х 430

На «Ланкастер» Mk.II устанавливали моторы воздушного охлаждения Hercules VI (первые 27 машин) либо XVI, развивавшие по 1735 л.с. Более мощная силовая установка сулила улучшение летных характеристик, к тому же двигатели воздушного охлаждения по сравнению с жидкостным обладали более высокой живучестью. На практике преимущества нивелировались недостаточной высотностью «Геркулесов». К тому же, их хронически не хватало — первые два серийных «Ланкастера» Mk.II были собраны весной 1942 г., но в строевые части начали поступать лишь в середине октября, а в бой пошли только в январе 1943 г. Из 282 таких бомбардировщиков, принятых RAF, в строевые части поступили лишь 179, которыми вооружили 3 британские и 3 канадские эскадрильи. Почти все эти самолеты были потеряны, причем 71 из них разбился над территорией Британских островов. До конца войны дожили лишь 16 «двоек», из которых только 4 находились в летном состоянии.

Оборонительное вооружение большинства серийных «Ланкастеров» соответствовало второму прототипу. Некоторые машины дополнительно получили подфюзеляжную башню FN64 с парой 7,7-мм «Браунингов» (боекомплект 750 патронов на ствол) — на таких самолетах не устанавливался радар H2S. Часть «Ланкастеров» Mk.II имела подфюзеляжную огневую точку с одним 7,7-мм пулеметом. На канадских Мк. Х верхняя оборонительная установка была смещена вперед на 2,2 м и представляла собой электроприводную турель американского производства Martin 25 °CЕ23А с двумя 12,7-мм пулеметами. С весны 1945 г. на фирме Austin Motors собрали 130 «единичек» с такими башнями, присвоив этим машинам обозначение Mk.VII. Такое же обозначение получили еще 50 самолетов, для которых башен «Мартин» не хватило, и на их месте разместили традиционную установку FN50 с парой 7,7-мм пулеметов.

В ходе производства на самолетах внедряли более современные и надежные модели стрелковых башен FN79, FN121 и FN150. С 1945 г. стали устанавливать английские башни Frazer Nash FN82 либо Rose Rise Mod.2 Mk.I. со спаренными 12,7-мм пулеметами. Последние были более просторными и в отличие от FN82 позволяли стрелку держать парашют при себе, что существенно повышало его шансы выжить в случае сбития самолета.

Самолеты первых серий имели стандартный бомбоотсек длиной 10,13 м и шириной 1,68 м, рассчитанный на 3630 кг бомб (8000 фунтов). Часть «Ланкастеров» получила т. н. «углубленный» бомбоотсек под бомбы Tallboy или Block Buster калибром 12000 фунтов (5448 кг). Створки его люка имели характерную выпуклую форму. На таких самолетах отсутствовали нижние оборонительные установки, а при полетах на большую дальность с них снимали и верхние. В целом, селектор бомбового вооружения и набор бомбодержателей обеспечивали подвеску бомб в различной комбинации, например, четырнадцать 454-кг бомб или шесть 908-кг и три 114-кг. «Ланкастеры» Mk.II отличались удлиненным бомбоотсеком, рассчитанным на 6351 кг (14000 фунтов) боевой нагрузки.

Уже упоминаемый радар H2S вошел в стандартный состав оборудования «Ланкастера» с 1943 г. Его антенну монтировали под хвостовой частью фюзеляжа и закрывали плексигласовым обтекателем. РЛС позволяла обнаруживать радиоконтрастные наземные цели. Ее экран находился на рабочем месте оператора. Часть самолетов оснащали также радионавигационной аппаратурой Gee, Oboe и Rebecca. В 1943 г. на самолеты стали устанавливать РЛС защиты хвоста Monika, сканировавшую воздушное пространство в секторе 45° и дававшую возможность обнаружить приближавшиеся истребители противника. Но вскоре на немецких ночных истребителях появилось оборудование, позволявшее наводить их по излучению «Моники», и от использования таких радаров британцам пришлось отказаться.

Кроме основных вариантов «Ланкастера», существовал еще немалый ряд модификаций, которые в том или ином количестве строили серийно или получили путем переоборудования. Так, в начале 1945 г. 33 машины Mk.I переделали в самолеты Mk.I (Special), приспособив их для подвески бомбы Grand Slam, которая весила без малого 10 т (точнее, 9979 кг — 22000 фунтов). Для экономии веса с машин сняли носовую и верхнюю стрелковые установки, в хвостовой оставили лишь два пулемета, а также демонтировали створки бомбоотсека. Сам же бомбоотсек удлинили, а шасси самолета усилили. Вариант Mk.I(FE) 3* предназначался для действий на Дальнем Востоке. Такие бомбардировщики комплектовали американскими радиостанциями SCR-522, более совершенным прицельным и радионавигационным оборудованием, включая радар H2S Mk.II, аппаратуру «Джи» Н, «Лоран» и «Ребекка» II. С таким оборудованием выпустили и все «Ланкастеры» Mk.VII. Несколько бомбардировщиков переоборудовали в разведчики PR Mk.I, оснастив необходимой фотоаппаратурой.

В 1943 г. 22 машины (по другим данным, 21) переоборудовали в «Ланкастер» Mk.NI тип 464 — носители бомб-мин Upkeep конструкции Бэрнса Уоллиса (Barnes Wallis), предназначенных для разрушения плотин. Этот 4200-кг бочкоподобный боеприпас следовало подвешивать поперек оси самолета и раскручивать перед сбросом до примерно 500 об/мин. Для этого служил специальный держатель «тип 464» (отсюда и обозначение модификации самолета). Кроме установки этих держателей, с самолетов сняли верхние башни, некоторое оборудование, створки и часть обшивки бомбоотсека, а его заднюю часть закрыли обтекателем.

После войны 44 бомбардировщика переоборудовали в поисково-спасательные «Ланкастеры» ASR Mk.NI. Каждый из них нес сбрасываемую на парашюте спасательную лодку «Канлифф-Оуэн» Mk.HA. В качестве прототипа послужил бомбардировщик с регистрационным № ND589, переоборудованный на «Авро». Все последующие работы по переоборудованию осуществляла фирма Cunliffe-Owen.

Другой послевоенный вариант MR Mk.III (GR Mk.III) представлял собой морской патрульный самолет. Небольшое количество таких машин, предназначенных для Берегового командования, также получили путем переделки бомбардировщиков. При этом с них снимали верхние башни, нередко пулеметы из других турелей, а в фюзеляже перед хвостовым оперением прорезали дополнительные окна для наблюдателей. Обтекатель РЛС остался на месте, но взамен бомбардировочного радара H2S под ним находилась антенна станции ASV, оптимизированной для обнаружения надводных целей.

3* FE — Far East, т. е. Дальний Восток.

«Ланкастер» Мк. Х с полным комплектом оборонительного вооружения, включая нижнюю турель FN64

Окончательная сборка «Ланкастеров» на заводе компании «Мартин Моторе»

Существовали и вовсе единичные версии «Ланкастера». Так, в 1943 г. в вариант Mk.VI был переоборудован несколько «единичек» и «троек» путем установки двигателей «Мерлин» 85/87 (1640 л.с.) с четырехлопастными винтами. Такие машины применялись, главным образом, для выполнения спецзаданий, в т. ч. радиоэлектронной борьбы.

Обозначения «Ланкастер» Mk.IV и Mk.V применяли на этапе проектирования и постройки прототипов бомбардировщиков Lincoln Mk.I и Mk.II. А обозначения Mk.VIII и Mk.IX были зарезервированы для перспективных модификаций, но не использовались.

Поисково-спасательный самолет «Ланкастер» ASR Mk.III с подвешенной лодкой «Канлифф-Оуэн» и сброс ее

Морской патрульный самолет «Ланкастер» GR Mk.III

Пассажирский самолет Авро «Йорк» авиакомпании BSAA

«Бомбовоз» становится лайнером

В феврале 1942 г. коллектив Р. Чэдуика начал проектирование транспортно-пассажирского самолета Avro 685 York. От «Ланкастера» без изменений решили взять крыло, силовую установку и шасси, модифицировать хвостовое оперение и разработать новый фюзеляж, вмещавший 56 пассажиров. Из среднеплана самолет превратили в высокоплан. Первый прототип (per. № LV626) поднялся в воздух 5 июля 1942 г., спустя всего 5 месяцев после начала разработки. Поначалу машину оснастили двигателями «Мерлин» XX, а впоследствии переоборудовали «Геркулесами». После испытаний Министерство авиации заказало 4 прототипа. Эти самолеты, как и все серийные, оснащались «Мерлинами».

Завод «Авро» строил «Йорки» до конца войны небольшими партиями. Так, в 1943 г. собрали лишь 4 прототипа и 3 серийные машины, а в 1944 г. выпускали по 3 «Йорка» в месяц. После войны объемы производства несколько возросли, и до 1948 г. англичане построили 256 таких самолетов. Лицензию на производство «Йорка» приобрела канадская фирма «Виктори Эйркрафт», но построила всего один самолет этого типа.

208 «Йорков» поступили в RAF. Среди них особым статусом отличался третий прототип (per. № LV633C), получивший личное имя «Аскелон». Он входил в состав 24-й эскадрильи и использовался в качестве личного самолета короля Георга VI, а также премьер-министра У. Черчилля. В частности, премьер летал на нем на Ялтинскую конференцию. Остальные машины приобрели различные авиакомпании нескольких стран. Гражданским эксплуатантам досталось и много военных «Йорков» после их демобилизации.

На основе «Ланкастера» создали и более простой транспортно-пассажирский самолет Avro 691 Lancastrian. Он представлял собой переделанный бомбардировщик, с которого сняли все вооружение. Фюзеляж значительно доработали: оборудовали отсек для перевозки 4830 кг груза или 9-13 пассажиров, сделали новые носовую и хвостовую части, на большинстве самолетов прорезали дополнительные окна. Максимальная дальность полета с дополнительными топливными баками достигала 6600 км. Первый «Ланкастриан» переоборудовали на канадском предприятии «Виктори Эйркрафт» в 1943 г., однако серийный выпуск вела «Авро». В общей сложности в Англии построили 82 «Ланкастриана», а в Канаде переделали 10.

Почти половина этих самолетов изначально поступила в RAR Британские военные присвоили им обозначение «Ланкастриан» С Mk. II (33 единицы на 8 пассажирских мест) и С Mk. IV (8 машин на 13 мест). Они находились на вооружении 231 — й и 511 — й эскадрилий в метрополии, а также 232-й в Индии.

«Ланкастрианы» попали в несколько авиакомпаний, включая British Overseas Airways Company (ВОАС) и British South American Airways (BSAA). В том числе эти самолеты летали на сверхпротяженной авиалинии, связывавшей метрополию с Австралией. Ее эксплуатировали совместно компании ВОАС и австралийская Qantas: до промежуточной посадки в Карачи машину вел британский экипаж, а от Карачи — австралийский. Другими дальними линиями, на которых служили такие самолеты, были Лондон-Йоханнесбург и Лондон-Коломбо-Сингапур.

Освоение и боевой дебют

Для перевооружения на «Ланкастеры» первой выбрали 44-ю (родезийскую) эскадрилью. Эта часть, входившая в 5-ю авиагруппу, ранее летала на двухмоторных «Хэмпденах», а возглавлял ее один из лучших пилотов Бомбардировочного командования кавалер Креста Виктории уинг-коммандер Родерик Лиройд (Roderick Learoyd). Для ускорения освоения новой техники в 44-ю АЭ, вопреки установившемуся порядку, передали даже первый прототип, прибывший в часть 9 сентября 1941 г. — ровно через 8 месяцев после начала испытаний. Машина далеко не полностью соответствовала серийному образцу — на ней отсутствовало вооружение, стояли другие моторы, иной была конструкция хвостового оперения. Тем не менее, она позволила личному составу ознакомиться с особенностями эксплуатации и пилотирования новых самолетов.

Первые три серийных «Ланкастера» 44-я АЭ получила лишь в качестве «рождественского подарка» 24 декабря 1941 г. К марту следующего года подготовка экипажей достигла уровня, позволившего отправить их в бой. Делало это английское командование весьма осторожно. Сначала 3 марта 1942 г. четыре самолета отправили на постановку мин у Гельголанда. В ночь с 10 на 11 марта «Ланкастеры» впервые атаковали наземную цель — два самолета включили в состав группы, бомбившей Эссен.

В январе 1942 г. начала перевооружение на «Ланкастеры» 97-я АЭ. Эта часть ранее летала на «Манчестерах» и благодаря конструктивной схожести обеих машин достигла боеготовности уже к марту. 14 апреля по 6 «Ланкастеров» от 44-й и 97-й эскадрилий участвовали в первом дневном рейде, целью которого стал завод концерна MAN в Аугсбурге, строивший дизеля для субмарин. В этом налете Бомбардировочное командование рассчитывало добиться определенного пропагандистского эффекта, «явив публике» свое новое оружие во всей красе.

Увы, «Ланкастеры» были перехвачены «Мессершмиттами» Bf 109 из эскадры JG 2. В итоге, из дюжины самолетов лишь два смогли сбросить бомбы на цель, а назад вернулись только 5 бомбардировщиков: 4 из 97-й АЭ и один из 44-й. Тем не менее, по данным фоторазведки, цель удалось поразить. Руководивший налетом скуадрон-лидер Джон Неттлетон (John Nettleton) — он находился в единственном уцелевшем самолете 44-й АЭ — был удостоен Креста Виктории. Таким образом, Неттлетон стал первым летчиком, удостоенным высшей британской награды за боевые действия на «Ланкастере». Увы, храбрый пилот погиб в ночь с 12 на 13 июня 1943 г., когда при возвращении из рейда на Турин его «Ланкастер» был сбит немецким ночным истребителем.

Во второй раз к дневному налету «Ланкастеры» привлекли 17 октября 1942 г. Целью стали оружейные заводы Schneider в Ле Крезо на территории Франции. На этот раз противодействие ПВО было минимальным, но отсутствие у экипажей опыта дневного бомбометания сыграло злую шутку — хоть и было сброшено более 100 т бомб, но стратегическому объекту не удалось причинить каких-либо существенных повреждений. Однако и собственные потери оказались невелики: из 94-х участвовавших в налете «Ланкастеров» была сбита лишь одна машина. Еще один бомбардировщик вынужден был вернуться с полпути к цели из-за неисправности двигателя. Над морем его перехватили три немецких гидросамолета Аг 196. Экипаж «Ланкастера» вышел из переделки с честью — два из трех «Арадо» удалось сбить, а третий поспешил ретироваться.

Самолет Авро «Ланкастриан» С Mk. II из 231-й эскадрильи RAF

Завершение подготовки к вылету «Ланкастеров» Мк.1 из состава 44-й эскадрильи. 1942 г.

Британское командование, не взирая на результат этого налета, очень высоко оценило действия экипажей бомбардировщиков. Так, в телеграмме 97-й эскадрилье сам «Бомбер Гаррис» писал: «Поздравляю всех причастных к вчерашнему блистательному успеху… Менее, чем в пять минут, ценой потери всего одного самолета вы лишили противника одного из основных источников вооружений». Он также отметил высокий уровень штурманской подготовки, позволивший вывести соединение на цель с точностью по времени до одной минуты и по координатам до одной мили после полета по маршруту, протяженностью 2000 миль. Тем не менее, впоследствии от дневных налетов отказались, и в течение 18 месяцев «Ланкастеры» летали на бомбардировки исключительно по ночам.

Ночные бомбовые налеты представляли собой нелегкую задачу, и командование RAF уделяло огромное внимание совершенствованию их тактики и технического обеспечения. Поступление на вооружение «Ланкастера» совпало по времени с внедрением первой радионавигационной системы «Джи». Она работала по триангуляционному методу — на самолетах стояли устройства, принимавшие сигналы от трех передатчиков, расположенных на побережье Британии. «Джи» была еще довольно несовершенной, в частности, ее дальность действия не превышала 400 миль (640 км), а точность на максимальной дальности составляла 4–5 миль, что явно недостаточно для бомбардировок точечных целей. Срок эффективной эксплуатации системы разработчик определил максимум в 6 месяцев, так как справедливо полагал, что за это время германские специалисты обязательно найдут средства противодействия и смогут глушить сигналы передатчиков. Тем не менее, «Джи» стала первым шагом на пути, приведшем к резкому возрастанию эффективности ночных бомбардировок.

Бомбардировщик из 106-й эскадрильи уходит в очередной ночной рейд. Ноябрь 1942 г.

Бомбы калибром 4000 фунтов (1816 кг) перед подвеской на самолет 83-й АЭ

Первый «Миллениум», и последующие…

К началу мая 1942 г. Бомбардировочное командование располагало в строевых частях примерно 350 боеготовыми бомбардировщиками. Эффективность их использования группами в несколько десятков и даже в сотню-другую машин оставляла желать много лучшего. По мнению У. Черчилля и руководства Бомбардировочного командования, на серьезный урон противнику можно было рассчитывать, лишь пустив на одну цель в несколько раз больше самолетов. Возможно, «магией чисел» можно объяснить то, что для массированных налетов определили количество в 1000 машин. Впоследствии такие рейды получили название «налетов тысячи бомбардировщиков». Но отнюдь не магия, а лишь самоотверженная работа промышленности и военных сделала возможным осуществить первый такой налет уже 30 мая 1942 г. В рейде на Кельн, получившем название Millennium, участвовали 1037 бомбардировщиков, в т. ч. 73 «Ланкастера». К тому времени на новые самолеты перешли также 83-я и 106-я эскадрильи, а 50-я и 61-я хотя и находились еще в стадии перевооружения, но отправили в налет свои боеготовые экипажи. Вообще более трети машин, участвовавших в «Миллениуме», взяли из учебных частей. Городу были причинены огромные разрушения. Потери Бомбардировочного командования составили 44 самолета, из них лишь один «Ланкастер» (из 61-й АЭ).

Постепенно количество «Ланкастеров» росло, и, помимо обычных бомбардировочных эскадрилий, ими стали оснащать части специального назначения. Так, несколько «Ланкастеров» попало в 109-ю спецэскадрилью, занимавшуюся отработкой способов радиоэлектронной борьбы. «Ланкастерами», оснащенными радионавигационной аппаратурой, вооружили 83-ю АЭ, которая стала одним из подразделений т. н. «следопытов» (pathfinders). Такие самолеты выполняли функции лидеров при ночных налетах. Они выводили соединение бомбардировщиков на цель, обозначали ее осветительными и зажигательными авиабомбами («рождественскими елками»). Впервые «Ланкастеры» в качестве «следопытов» применили в ночь на 18 августа 1942 г. во время рейда на верфь во Фленсбурге. Первый блин вышел комом — немцы к тому времени научились подавлять сигналы системы «Джи», и налет не достиг ожидаемых результатов. Для увеличения эффективности действий в январе 1943 г. эскадрильи «следопытов» свели в 8-ю авиагруппу Бомбардировочного командования.

На рубеже 1942-43 гг. Бомбардировочное командование систематически расширяло «фронт работ» в рамках т. н. стратегического бомбового наступления. Объединенный комитет начальников штабов поставил перед командованием такую задачу: «Первоочередной целью является уничтожение германской военной и промышленной систем, инфраструктуры и снижение морали населения Германии до такого уровня, когда его стремление к вооруженному сопротивлению будет окончательно подорвано».

Доставалось и союзникам Третьего рейха. Так, в конце 1942 г. начались налеты на города Северной Италии Турин, Милан и Геную. Но безусловным приоритетом пользовались цели на территории Германии. В январе 1943 г. было организовано два крупных налета на Берлин. Первый из них, в ночь с 16 на 17 января, застал ПВО столицы рейха врасплох, и ей удалось сбить лишь один «Ланкастер» из 201 самолета, участвовавшего в операции. А вот на следующую ночь «бомберам» повезло куда меньше: из 170 «Ланкастеров» и 17 «Галифаксов», отправившихся на Берлин, домой не вернулись 19 — больше 10 %, при том, что приемлемыми считались 2–4 %. В дальнейшем британская авиация приступила к планомерному «стиранию с карты» основных промышленных центров Германии, а Берлин оставили на потом.

Одной из приоритетных целей стал Эссен, где находились сталеплавильные и оружейные заводы Круппа. 5 марта 1943 г. этот город «посетили» 442 бомбардировщика — началась крупномасштабная воздушная кампания, получившая впоследствии название «Битва за Рур». В ходе этого налета впервые была использована новая радионавигационная система ОЬо, устойчивая к германским помехам. В последующие месяцы Эссен подвергался массированным налетам еще 5 раз, причем 25 июля его бомбили 700 самолетов. В итоге, город практически перестал существовать. Пять раз сотни британских бомбардировщиков появлялись над Дуйсбургом, сбросив на город 5000 т бомб. В ночь с 29 на 30 мая 1943 г. в налете на Вупперталь-Бармен участвовали 534 самолета. Правда, на этот раз британцы понесли ощутимые потери — домой не вернулись 33 бомбардировщика, большинство из которых сбили ночные истребители, наводимые по командам наземных РЛС.

25 июля 791 бомбардировщик (из них — 347 «Ланкастеров») атаковал Гамбург. Во время этого налета было опробовано на практике применение пассивных радиопомех Window. Они представляли собой наклеенные на черную бумагу 30-см полоски фольги, что соответствовало длине волны германских радаров. Первоначально их выбрасывали вручную, но уже через неделю «Ланкастеры» получили коробы в носовой части по правому борту, из которых «Виндоу» высыпались по команде бомбардира либо второго пилота.

В дальнейшем на Гамбург осуществили еще 3 массированных налета. В общей сложности английские бомбардировщики сбросили на этот город почти 9000 т бомб, в результате чего погибло около 50 тыс. человек, была разрушена половина зданий, а миллион жителей остались без крова. При этом потери Бомбардировочного командования составили 87 самолетов — 2,8 %. В предыдущих налетах без применения «Виндоу» англичане теряли в среднем 6 % бомбардировщиков.

Массированным налетам подвергались также Бохум, Дортмунд, Дюссельдорф, Мюльхайм и другие индустриальные центры. Артур Гаррис получил возможность сказать: «Годы усилий, экспериментов и тренировок, наконец, дали нам оружие, способное разрушить сердце вражеской военной промышленности». Противник в полной мере почувствовал возросшую мощь Бомбардировочного командования. Генерал-инспектор люфтваффе Эрхард Мильх (Erhard Milch) в конце августа 1943 г. отмечал: «Гзрмания стала линией фронта, и массы истребителей следует выделить для защиты страны… Это единственный шанс противостоять дневным и ночным бомбардировкам». Некоторые германские военные продолжали бодриться — так, начальник штаба люфтваффе генерал Ганс Йешоннек (Hans Jeschonnek) заявлял: «Каждый четырехмоторный бомбардировщик, построенный западными союзниками, делает меня счастливее, ведь чтобы сбить его, нам нужно затратить столько же усилий, как и для двухмоторного. Между тем, такая машина поглощает гораздо больше ресурсов противника». Но ресурсы Британской империи, поддержанной Соединенными Штатами, позволяли строить бомбардировщики значительно быстрее, чем люфтваффе их сбивали.

Еще одной масштабной операцией лета 1943 г., в которой участвовали «Ланкастеры», стал налет на ракетный центр в Пенемюнде. Первые сведения о какой-то подозрительной активности в этом районе британское командование получило в апреле 1943 г. Авиаразведка засекла «торпедообразные объекты длиной примерно 40 футов». Имевшаяся информация о работах в области ракетного оружия позволила адекватно оценить потенциальную угрозу, и Бомбардировочное командование получило указание осуществить налет на Пенемюнде. Операция состоялась в ночь с 17 на 18 августа. При этом для отвлечения ночных истребителей восьмерка самолетов «Москито» совершила рейд на Берлин, сбросив полоски «Виндоу» для имитации массированного налета. Эта часть операции прошла вполне успешно. Всполошившиеся немцы стянули в небо над столицей около 200 ночных истребителей, многие из которых стали жертвами собственных зениток.

«Ланкастер» загружен разнокалиберными бомбами. Внизу — атака Хейнсбурга, 16 ноября 1944 г.

«Ланкастеры» Мк. III из 619-й эскадрильи во время одного из боевых вылетов. Апрель 1943 г.

В то же время 595 бомбардировщиков (из них 324 «Ланкастера»), ведомых известным асом Бомбардировочного командования групп-кэптеном Дж. Г. Сирби (J.H. Searby), ударили по Пенемюнде. Самолеты сбросили около 2000 т бомб, но, поскольку объекты комплекса были рассредоточены на довольно большой площади, повреждения оказались гораздо меньшими, чем можно было ожидать. Более того, жертвами налета стали несколько сот узников концлагеря, используемых немцами в качестве рабочей силы. Да и потери Бомбардировочного командования оказались значительными — домой не вернулись 40 самолетов, в т. ч. 23 «Ланкастера». Основные потери понесли на обратном пути эскадрильи последней волны, так как к тому времени противник успел перенацелить ночные истребители. Тем не менее, британские аналитики посчитали, что благодаря налету программа создания баллистических ракет М-2 была задержана на 3 месяца.

Теперь, когда немецким промышленным центрам удалось нанести значительный ущерб, а численность сил Бомбардировочного командования возросла, британцы решили вспомнить о Берлине. 23 и 31 августа 1943 г. были организованы два массированных налета на столицу нацистской Германии. Потери бомбардировщиков были очень высокими, особенно среди эскадрилий, вооруженных «Стирлингами» и «Галифаксами». Поэтому в следующий рейд 3 сентября отправились лишь «Ланкастеры», но и этот налет стоил 20 бомбардировщиков. Тем не менее, маршал Артур Гаррис продолжал упорствовать. 3 ноября в докладной записке Черчиллю он отмечал: «Мы можем разрушить Берлин до основания, если американцы нам помогут. Это обойдется нам в 400–500 самолетов. Но Германии это будет стоить проигранной войны».

Американское руководство не поддержало энтузиазма Гарриса, и Бомбардировочному командованию пришлось продолжить налеты на Берлин собственными силами. С октября 1943 по март 1944 гг. было выполнено 16 таких налетов. Потери оказались такими, как и предсказывал Гаррис — 492 бомбардировщика. А вот нанесенный ущерб оказался далеким от ожидаемого.

В рейдах на Берлин и другие объекты на территории Германии в конце 1943- начале 1944 гг. «Ланкастер» завоевал реноме лучшего британского бомбардировщика и начал постепенно вытеснять из авиачастей самолеты других типов. Забегая вперед, отметим, что к апрелю 1945 г. «Ланкастерами» были вооружены 56 эскадрилий. На этот тип полностью перевооружили 1-ю, 3-ю и 5-ю группы Бомбардировочного командования. 8-я группа «следопытов», наряду с «Ланкастерами», эксплуатировала легкие «Москито». Лишь 4-я группа летала на «Галифаксах», а 6-я (канадская) имела смешанный состав — 7 эскадрилий «Галифаксов» и 10 «Ланкастеров». Там, наряду с самолетами британского производства, служили и канадские «Ланкастеры» Мк. Х. Первой строевой частью, получившей такие машины в апреле 1944 г., стала 419-я эскадрилья.

Тяжелая бомба «Блок Бастер» калибром 12000 фунтов (5448 кг). Справа — заправка топливом «Ланкастера» Мк. I из 467-й АЭ

Самолет 617-й эскадрильи во время учебного сброса бомбы «Апкип»

Новые задачи

Весной 1944 г. взаимодействие Бомбардировочного командования и американской 8-й воздушной армии удалось- таки наладить. Плодом сотрудничества стала серия комбинированных налетов под названием Big weeks. Так, в ночь с 22 на 23 марта 1944 г. британцы отправили 800 самолетов на Франкфурт. 31 марта 795 машин атаковали Нюрнберг. Но к тому времени германская ПВО достигла вершины своего могущества. Ночные истребители получили аппаратуру, засекавшую излучение радаров «Моника» и H2S, а в состав их вооружения вошли установки Schrage Musik — пушки, стрелявшие наклонно вверх. Это позволяло атаковать «Ланкастеры» со стороны незащищенного «брюха». Как следствие, над Нюрнбергом британцы понесли самые высокие потери за все ночные налеты времен войны — 95 бомбардировщиков, в т. ч. 64 «Ланкастера». Тем не менее, было организовано еще несколько массированных рейдов. Так, в ночь с 24 на 25 апреля удару подвергся Мюнхен. Фактически эта операция стала последним массированным налетом на города в 1944 г. — союзники готовились к высадке в Нормандии, и перед Бомбардировочным командованием встали новые задачи.

Главными целями для «Ланкастеров» стали железные дороги, объекты береговой обороны, аэродромы и порты. 15 апреля 1944 г. был введен в действие т. н. «Транспортный план», предусматривавший нанесение сокрушительных ударов по объектам железнодорожной инфраструктуры. К 3 июня британские бомбардировщики выполнили в рамках этого плана 8800 вылетов, сбросив 42000 т бомб. В итоге железнодорожная сеть северо-запада Франции была парализована, что существенно ограничило возможности германского командования по переброске подкреплений в Нормандию.

Стратегические бомбардировщики наносили удары и по целям, типичным для фронтовой авиации. Так, 3 мая 346 самолетов бомбили месторасположение штаба 21 — й танковой дивизии вермахта в Мейи ле Кам. Из-за проблем с радиосвязью налет оказался растянутым по времени, что дало ПВО возможность отреагировать надлежащим образом, и ночные истребители сбили 42 «Ланкастера». Непосредственно в «день Д», 6 июня 1944 г., «Ланкастеры» бомбили Канн. Кроме того, самолеты 617-й и 218-й эскадрилий прошли на малой высоте и сбросили полоски «Виндоу», имитируя корабельные соединения. Хитрость удалась — германская береговая артиллерия открыла огонь по пустому месту!

После высадки в Нормандии «Ланкастеры» вместе с другими самолетами Бомбардировочного командования наносили удары по узлам сопротивления германских войск. Так, 30 июня 258 бомбардировщиков атаковали Виллер Бокаж, а в ночь с 7 на 8 июля массированному налету опять подвергся Канн. Затем бомбардировщики переключились на порты французского побережья Гавр, Булонь и Кале, где в окружении продолжали сражаться германские гарнизоны. В ночь с 17 на 18 августа «Ланкастеры» вновь появились над Германией — 461 самолет бомбил Штеттин (ныне Щецин, Польша). Городу были причинены значительные разрушения, а в порту потоплено 5 судов. ПВО сумела сбить лишь 5 бомбардировщиков. 18 декабря 236 «Ланкастеров» из состава 5-й группы атаковали Готенхафен (ныне Гдыня, Польша), сбросив 824 т бомб, в основном, на объекты порта.

В последние месяцы войны целью Бомбардировочного командования стали главным образом те германские города, что попадали в советскую зону оккупации. Так случилось и с Дрезденом, который в феврале 1945 г. дважды подвергался массированным налетам. Город, где не было сколько-нибудь значительных стратегических объектов, но в который стекались десятки тысяч беженцев, был буквально стерт с лица земли. А британцы все списали на ошибочные данные разведки…

Хотя бы несколько слов заслуживают «Ланкастеры», состоявшие на вооружении 101-й эскадрильи специального назначения — первой в RAF специализированной части РЭБ. Она предназначалась для создания помех системе наведения перехватчиков люфтваффе. Аппаратура, установленная на самолетах этой эскадрильи, и применяемая тактика были весьма специфичными. Например, используя радиостанцию ABC, которая работала на волне станций наведения истребителей, находившиеся на борту «Ланкастера» специалисты выдавали немецким пилотам ложные команды. Гораздо проще в применении была станция Mandril, примитивно глушившая радиообмен между станциями наведения и истребителями. При этом в эфир попросту транслировали шум одного из двигателей «Ланкастера», под капотом которого стоял микрофон!

Бомба «Апкип» на держателе «тип 464». Справа — плотина Мён, разрушенная такими бомбами. 17 мая 1943 г.

Бомбардировщики 617-й эскадрильи действовали преимущественно ночью и специализировались на применении тяжелых бомб «Апкин», «Толлбой» и «Гранд Слэм»

«Апкип» и «Толлбой»

Одним из наиболее известных бомбардировочных рейдов времен Второй мировой войны в Европе стал налет «Ланкастеров» на дамбы в долине Рура. Эта операция, получившая кодовое название Chastise, стала одной из наиболее успешных по соотношению собственных потерь и причиненного ущерба.

Для поражения дамб предназначалась специальная 4200-кг бомба-мина «Апкип», представлявшая собой цилиндр диаметром 1240 мм и длиной 1524 мм. Ее стальная оболочка весила 1203 кг, а внутри помещалось 2997 кг мощной взрывчатки RDX. Бомба комплектовалась двумя взрывателями: гидростатическим, рассчитанным на глубину 9 м, и ударным с замедлением в 1 мин для безопасности самого бомбардировщика.

Идея заключалась в том, чтобы «Апкип», сброшенная на воду, рикошетила от ее поверхности подобно плоскому камешку, пушенному ловким мальчишкой с берега реки. Таким образом, вероятность поражения цели повышалась, поскольку по сравнению с обычными бомбами расширялась допустимая погрешность в определении момента сброса. К тому же, прыгая по поверхности, бомба миновала бы противоторпедные сети, защищавшие плотины. Предварительные расчеты показывали, что ее необходимо сбросить на скорости 345 км/ч с высоты 18,5 м, а расстояние до цели в этот момент должно составлять около 400 м. При соблюдении этих весьма жестких условий бомба должна была совершить несколько скачков по воде, на излете удариться в надводную часть дамбы, перепрыгнуть ее, скатиться на напорную сторону и там взорваться. Даже если она нанесет относительно небольшие повреждения плотине, напор воды довершит дело.

Для применения нового оружия сформировали 617-ю эскадрилью, которую возглавил опытнейший пилот уинг-коммандер Гай Гибсон (Guy Gibson), имевший на счету 157 боевых вылетов. Ее вооружили специальными «Ланкастерами» Mk.III тип 464, первый из которых был готов 8 апреля 1943 г. Экипажи приступили к очень интенсивным тренировкам, сначала днем, а затем ночью. Тут выяснилось, что строго выдержать высоту полета очень непросто, т. к. существовавшие высотомеры не позволяли это делать с необходимой точностью. Британская изобретательность подсказала чрезвычайно простой выход. В носу и хвосте самолета установили по прожектору, направленному вниз, с таким расчетом, чтобы их лучи пересекались на расстоянии 18,5 м от самолета. Таким образом, штурману требовалось следить, чтобы два пятна света на поверхности воды сливались в одно, и давать летчику соответствующие указания.

13 мая 1943 г. 617-я эскадрилья получила свой последний, 20-й доработанный «Ланкастер». К тому времени экипажи налетали в тренировках около 2000 ч, осуществив 2500(!) учебных сбросов «Апкипа». Эскадрилья была признана готовой к выполнению главного задания. Провести операцию решили в ночь с 16 на 17 мая. Дату выбрали с учетом того, что водохранилища были заполнены после весеннего таяния снегов, а ночью светила полная луна, облегчая работу экипажей. Они все еще продолжали тренировки, и буквально накануне «Ланкастер» сквадрон-лидера Модели (Maudsley) получил повреждения: сброшенная со слишком малой высоты «Апкип» подняла фонтаны воды, которые буквально ободрали полотняную обшивку элеронов. В результате к рейду оказались готовы 19 машин.

Эскадрилью разделили на три группы. В первую вошли 9 «Ланкастеров», для которых основной целью стала дамба Мён, а запасной — Эдер. Для второй группы из 5 самолетов такими целями были дамбы Зорпе и Энерпе, соответственно. 5 машин третьей группы считались резервными.

Самолеты начали взлетать с авиабазы Скэмптон в 20.30. Первую группу возглавлял сам Гибсон. Маршрут следования к цели был проложен в обход позиций зенитной артиллерии, но без потерь не обошлось-наподлетеодин «Ланкастер», шедший на сверхмалой высоте, столкнулся с линией электропередач. Летевшие в ночи самолеты растянулись, и бомбардировщикам, прибывшим в район цели первыми, пришлось кружить над водохранилищем, чтобы подождать отставших. Первым в атаку на дамбу Мён пошел Гибсон. Бомба, сброшенная в 00 ч 30 мин 17 мая, попала удачно: она выскочила на вершину плотины, потом скатилась на напорную сторону и там взорвалась. Хотя цель прикрывали около 10 зениток, машина Гибсона осталась невредимой. А вот второй самолет на боевом курсе был подожжен зенитным огнем. Экипаж сбросил бомбу, она перескочила дамбу и угодила в электроподстанцию, уничтожив ее. Пилот горевшего самолета попытался набрать высоту, чтобы его команда могла выброситься с парашютами, но не успел — баки взорвались, и машина рассыпалась в воздухе. Следующие три экипажа уложили свои бомбы точно в цель, образовав брешь в плотине. Огромные массы воды устремились в нее, постепенно размывая пробоину. Задача была выполнена!

Однако на трех машинах еще оставались бомбы, и Гибсон повел их на запасную цель. Дамба Эдер лежала в долине между холмов высотой до 300 м, к тому же над водой стоял туман, что осложняло задачу. Но эта дамба не имела зенитного прикрытия, и «Ланкастеры» могли действовать как на полигоне. Выполнив 6 «пристрелочных» заходов, с седьмого сквадрон-лидер Модели (Maudsley) наконец-то сбросил свою бомбу, но неудачно: «Апкип» выскочил на парапет и взорвался без задержки, повредив самолет. Машина еще некоторое время держалась в воздухе, но потом рухнула на землю, похоронив всех, кто находился на борту.

Экипажу флайт-лейтенанта Д. Шеннона (D. Shannon) удалось со второго захода сбросить бомбу, которая попала удачно. Но дамба еще держалась, и добил ее третий «Ланкастер», пилотируемый пайлот-офицером Найтом (Knight). Таким образом, первая группа успешно выполнила задание, поразив основную и запасную цели. На базу не вернулись 4 самолета. Кроме названных выше, еще одна машина получила повреждения от зениток на обратном пути и села на воду Ла-Манша. После рассвета часть ее экипажа удалось спасти.

Один из «дамбастеров» (per. № ED877), не вернувшийся из рейда на плотины. 17 мая 1943 г.

Подвеска тяжелой бомбы «Толлбой»

Куда хуже обстояли дела у второй группы. Из пяти самолетов двум пришлось повернуть назад: один повредили на маршруте зенитки, а второй зацепил брюхом гребни волн и потерял бомбу. Еще два «Ланкастера» были сбиты на подходе к цели. И только пятый бомбардировщик сумел атаковать дамбу Зорпе — его бомба выбила примерно 15 м парапета, но сооружение устояло. На помощь вызвали 3 самолета резервной группы, однако и от их экипажей удача отвернулась. Один «Ланкастер» сбили на пути к цели. Второй прибыл к дамбе, когда ее уже затягивал туман. «Апкип» удалось сбросить с десятого захода (!), он попал в цель, но плотина опять выдержала. Туман сгущался, и третий самолет вообще не смог атаковать эту дамбу.

Взлетевшие позже всех последние два самолета резервной группы были направлены на запасные цели. Один из них был сбит на пути к дамбе Листер, а другой вышел на плотину Энерпе, но сброшенная бомба не нанесла ей фатальных повреждений. Таким образом, в ходе операции из 19 «Ланкастеров» были потеряны 8. Погибли 54 авиатора, еще двое попали в плен. Уровень потерь был беспрецедентно высоким — 42 %. Но командование предполагало, что это задание потребует еще больших жертв, так что 617-я эскадрилья еще легко отделалась. За налет Гай Гибсон был удостоен Креста Виктории, награды получили и 32 других авиатора. К сожалению, многие из них не дожили до победы. Погиб и Гибсон, переведенный в 627-ю эскадрилью «следопытов». Его «Москито» был сбит в ночь с 19 на 20 сентября 1944 г.

Каков же был урон, нанесенный вследствие разрушения дамб? В долину Рура обрушилось 330 миллионов тонн воды, снесших мосты и здания. Погибло примерно 1000–1200 человек, главным образом, гражданских. Возникли определенные проблемы в работе металлургических предприятий — ведь для выплавки 1 т стали требовалось 7 т пресной воды. Но, вероятно, самым важным результатом атаки стало отвлечение рабочих для ремонта дамб со строек «Атлантического вала». Немцы бросили туда 20000 человек (в основном, пленных) и сумели отремонтировать дамбы Мён и Эдер до начала осенних дождей.

Бомбы «Апкип» больше ни разу не применяли в боевых условиях. 617-я эскадрилья, завоевавшая почетный титул Dambbusters (разрушители плотин), переключилась на другие задачи. В частности, она сбрасывала т. н. бомбы глубокого проникновения «Толлбой», также разработанные Б. Уоллисом. Этот 12000-фунтовый боеприпас создавался для разрушения заглубленных сооружений типа железнодорожных туннелей, командных пунктов и пр. При сбросе с высоты порядка 12000 м бомба развивала сверхзвуковую скорость, проникала в грунт на глубину около 30 м, после чего взрывалась. Естественно, при этом требовалась чрезвычайно высокая точность бомбометания, поэтому новое оружие и доверили опытнейшей 617-й эскадрилье.

Впервые бомбы «Толлбой» применили после высадки союзников в Нормандии. 9 июня 1944 г. самолеты 617-й эскадрильи сбросили несколько таких боеприпасов на железнодорожный туннель у Сомюра. Несмотря на то, что бомбометание осуществляли с вчетверо меньше расчетной высоты, боевая задача была выполнена — свод туннеля удалось обрушить, и переброска немецких подкреплений существенно замедлилась. 14 июня целью 617-й АЭ стал порт Гавр. «Ланкастеры» сбросили 15 «Тоблбоев» на железобетонные укрытия для торпедных катеров. Их своды обрушились, после чего 400 бомбардировщиков с бомбами калибром поскромнее довершили уничтожение военно-морской базы. На следующий день 10 «Толлбоев» сбросили на ВМБ в Булони. Результатом этого, а также последующего налета обычных бомбардировщиков стало уничтожение 133-х находившихся в порту плавсредств.

Чрезвычайно важной целью для «Толлбоев» стали стартовые позиции ракет V-1, с которых велся обстрел Англии. 19 июня 1944 г. 15 «Ланкастеров» сбросили такие бомбы на цели у Ваттена (север Франции, неподалеку от Сент-Омера). Затем удару подверглись находившиеся в том же районе стартовые позиции у Визернеса. Однако в обоих случаях низкая облачность закрывала цели, и налеты оказались неудачными, но в конечном итоге англичане их все-таки разбомбили. 24 июня пять «Толлбоев» удалось уложить в бывшие каменоломни, где находился склад ракет, и тот перестал существовать.

7 октября бомбы «Толлбой» со взрывателями, установленными на замедление 30 мин, были использованы для удара по шлюзу дамбы Кембс в ущелье Бельфор на северо-востоке Франции. Боевой порядок состоял из двух эшелонов: группа бомбардировщиков на высоте около 3 км играла отвлекающую роль, в то время как «Ланкастеры» 617-й эскадрильи сбрасывали «Толлбой» с малой высоты. Ведущему удалось уложить бомбу точно у шлюза, но зенитчики среагировали быстро и сбили два следующих самолета. Тем не менее, взрыва и одной тяжелой бомбы оказалось достаточно, чтобы разрушить шлюз. Образовавшаяся огромная волна достигла даже нейтральной Швейцарии.

Последний раз «Толлбой» использовали 25 апреля 1945 г. во время налета на резиденцию Гитлера «Адлерсхорст» у Берхтесгадена. Экипажи бомбардировщиков из-за снегового покрова не смогли обнаружить само «логово» и сбросили бомбы на казармы охраны. В налете участвовали в общей сложности 395 «Ланкастеров», потеряно было два самолета. 10 из 14 членов их экипажей сумели спастись и провели последние дни войны в статусе военнопленных.

Попадание бомб «Толлбой» в линкор «Тирпиц». 12 ноября 1944 г.

Сверхтяжелая бомба «Гранд Слэм»

Убийцы линкоров

В течение всей войны приоритетными целями для RAF оставались крупные корабли кригсмарине — британское военно-политическое руководство, можно сказать, панически боялось их прорыва в открытый океан и выхода на атлантические коммуникации. Особой «любовью» англичан пользовался линкор «Тирпиц», на который шла настоящая охота. «Загнанный зверь» укрылся в норвежском Апьтен-фьорде, где его с переменным успехом атаковали британские сверхмалые субмарины и палубная авиация, но добить так и не смогли. Желая во что бы то ни стало разделаться с линкором, англичане в августе 1944 г. решили применить против него бомбы «Толлбой», которые в то время были наиболее тяжелыми боеприпасами из имевшихся в распоряжении Бомбардировочного командования. Но вот загвоздка, с такой нагрузкой «Ланкастеры» не могли достать Альтен-фьорд со своих баз в Британии и вернуться назад. Поэтому была спланирована челночная операция — бомбардировщики должны были перелететь порожняком на территорию СССР, там взять на борт бомбы, доставленные морем, и на обратном пути сбросить их на цель. Расстояние от советского Заполярья до Апьтен-фьорда было гораздо меньшим, чем от Британских островов, и для такого рейда топлива «Ланкастерам» вполне хватало.

В операции решили задействовать две эскадрильи: 9-ю и уже хорошо нам знакомую 617-ю. 10 сентября 1944 г. «Ланкастеры» отправились в далекий путь — перелет в СССР занял 11–12 часов. Из-за плохой погоды бомбардировщики рассеялись, и вместо аэродрома назначения Ягодник многим пришлось приземлиться на случайных площадках. В конце концов, большинство машин удалось собрать, но 6 «Ланкастеров», севших в болотистой местности, довелось бросить. Несколько дней прошло в ожидании улучшения погоды. Наконец, 15 сентября 28 «Ланкастеров» поднялись для выполнения боевой задачи. Немцы, наученные опытом, постарались компенсировать улучшение погоды постановкой дымовых завес, оказавшихся весьма эффективными. Многие экипажи не нашли цель и вынуждены были вернуться в Ягодник с бомбами. Тем не менее, несколько машин сбросило свои «Толлбой», а одна бомба даже попала в «Тирпиц». Корабль остался на плаву, но полученные повреждения нельзя было исправить в Апьтен-фьорде. Германское командование санкционировало перевод линкора в Тромсе, где находилась хорошо оборудованная верфь. Таким образом, операцию 9-й и 617-й эскадрилий можно признать успешной — «Тирпиц» удалось выманить из далекого фиорда в порт, расположенный примерно на 200 миль ближе к Британии.

Немедленно началась подготовка к новому рейду, на этот раз с авиабазы Лоссимут в Шотландии. Для обеспечения требуемой дальности пришлось установить в фюзеляжах «Ланкастеров» дополнительные топливные баки, взятые у «Веллингтонов» и «Москито». Благодаря этому, запас топлива на каждом самолете удалось увеличить на 1135 л. Но проведенные доработки и само топливо привели к возрастанию взлетного веса «Ланкастеров», что вынудило в спешном порядке оснастить их двигателями «Мерлин» 24 мощностью 1640 л.с.

Бомбардировочное командование торопило — подготовку следовало закончить до наступления полярной ночи. Но первый вылет в ночь на 29 октября оказался неудачным. Из-за тумана экипажи сбросили «Толлбой» наугад, не достигнув попаданий. Был потерян один «Ланкастер», разбившийся при вынужденной посадке на территории Швеции. Вылет, намеченный на 4 ноября, вообще отменили из-за ненастья. Наконец, 12 ноября погода в районе цели улучшилась, и «Ланкастеры» 617-й эскадрильи, а следом за ними и 9-й отправились на Тромсе. Экипажи сработали на «отлично», добившись двух прямых попаданий в линкор. «Тирпиц» перевернулся и затонул 4*. По различным данным, вместе с ним погибли от 950 до 1204 членов экипажа.

Под занавес войны самолетам 617-й АЭ довелось атаковать еще один крупный корабль — карманный линкор «Лютцов» (бывший «Дойчланд»), Получивший повреждения от огня советской артиллерии у косы Хель, он в начале апреля 1945 г. прибыл в Свинемюнде. Разведка донесла об этом, и Бомбардировочное командование снова получило шанс пустить в дело свои «Толлбой». Два первых вылета оказались неудачными из-за плохой погоды. 16 апреля 617-я эскадрилья в третий раз отправилась в рейд на «Лютцов». На сей раз экипажи смогли прицельно сбросить свой груз, и хотя прямых попаданий добиться не удалось, но повреждения от близких разрывов оказались настолько серьезными, что корабль сел на грунт. Ценой успеха стал один сбитый самолет.

4* Взгляд на операции против «Тирпица» одного из участников тех событий Дональда Макинтоша (Donald Macintosh) представлен в «АиВ», № 2’2007, стр. 31–33.

«Гранд Слэм» в бомбоотсеке «Ланкастера», и момент сброса такой бомбы

Самолет 460-й эскадрильи, совершивший вынужденную посадку из-за полученных в бою повреждений

Гром победы

В марте 1945 г. 617-я эскадрилья получила на вооружение самую тяжелую авиационную бомбу из применявшихся в ходе Второй мировой войны — «Гранд Слэм». Ее также разработал Уоллис, по замыслу которого бомба должна была производить эффект локального землетрясения. Поднять в воздух этот монстр, весивший почти 10 т, мог только «Ланкастер» В Mk.I(Special). Естественно, такие самолеты также поступили в 617-ю АЭ (еще одна эскадрилья — 15-я — получила их уже после окончания войны в Европе). К середине марта часть располагала лишь двумя такими машинами, и 14 числа с них впервые в боевых условиях сбросили «Гранд Слэмы». Целью стал виадук Билефельд, который ранее безуспешно пытались разрушить бомбами «Толлбой». На этот раз прямого попадания добиться тоже не удалось, но один «Гранд Слэм» разорвался примерно в 10 м от цели, и пролет виадука просто сполз в образовавшуюся воронку.

19 марта уже пятью «Гранд Слэмами» был уничтожен виадук Арнсберг, а 21 и 22 марта такими же бомбами разрушили мосты в Арбергене и Ниенбурге. Наконец, 23 марта двумя «Гранд Слэмами» и двумя «Толлбоями» уничтожили последний железнодорожный мост через Рур. Больше в Германии целей для таких бомб не осталось… В общей сложности в ходе войны была сброшена 41 бомба «Гранд Слэм» (для сравнения: «Толлбоев» сбросили 854).

Последние боевые операции в ходе войны в Европе Бомбардировочное командование провело в третьей декаде апреля 1945 г. Помимо уже упоминаемого налета на Берхтесгаден 25 апреля, в тот же день 482 самолета, в т. ч. 158 «Ланкастеров», бомбили береговые батареи Вангероога на Фризских островах. При этом было сбито два «Ланкастера» из канадской 431-й эскадрильи. А в ночь на 26 апреля 107 «Ланкастеров» нанесли удар по нефтебазе в норвежском порту Тонсберг. Во время этого налета ночной истребитель Ju 88 подбил самолет из канадской 463-й эскадрильи, который стал последним «Ланкастером», потерянным входе боевых действий. Его экипажу удалось дотянуть на поврежденной машине до нейтральной Швеции, где совершить вынужденную посадку. Бомбардировщик был разбит, но экипаж выжил.

В самом конце войны «Ланкастерам» довелось выступить в роли «гуманитарных бомбардировщиков». В апреле население некоторых районов Нидерландов, блокированных продолжающимися военными действиями, начало ощущать острую нехватку продовольствия. В такой ситуации британское руководство поручило Бомбардировочному командованию организовать доставку провианта по воздуху. Операция получила символическое название Manna. Задействованные в ней «Ланкастеры» брали в бомбоотсек пять коробов, в каждом из которых находилось семьдесят 25-фунтовых (11,35-кг) мешков с мукой. За две недели «Ланкастеры» выполнили более 3000 вылетов, доставив 6685 т продовольствия.

В мирное время

До капитуляции Германии оставались считанные дни, когда Бомбардировочное командование приступило к выполнению задач мирного времени — доставке бывших британских военнопленных из континентальной Европы в Англию. Привлекаемые для этого «Ланкастеры» наскоро приспособили для размещения с минимальным комфортом 25 пассажиров. Первый рейс в рамках операции Exodus состоялся уже 4 мая 1945 г. из Брюсселя. Всего в ходе «Эксодуса» на «Ланкастерах» перевезли около 74000 человек. Одновременно проводилась операция меньших масштабов Dodge — перевозка бывших военнопленных из Северной Италии.

Пока одни эскадрильи выполняли мирные задачи, другие собирались на войну — ведь Япония еще продолжала сражаться. Для действий на Дальнем Востоке предназначалось соединение Tiger Force. От Бомбардировочного командования в него решили включить 3 группы, по 10 эскадрилий в каждой, в том числе вооруженных «Ланкастерами» Mk.I(FE) и Mk.VII(FE). Но повоевать на новом ТВД им так и не пришлось. В день подписания акта капитуляции Японии, 2 сентября 1945 г., отправку «Тайгер Форс» на Дальний Восток отменили.

После войны в эскадрильях Бомбардировочного командования на смену «Ланкастерам» начали приходить «Линкольны» и арендованные у Соединенных Штатов B-29D Washington. «Ланкастеры» же переводили на решение второстепенных задач. Одной из них стала поисково-спасательная служба, где оснащенные сбрасываемыми катерами «Ланкастеры» ASR Mk.III пришли на смену двухмоторным машинам Vickers Warwick. Такая замена сулила значительное расширение радиуса действия поисковоспасательных частей. В декабре 1945 г. самолетами ASR Mk.III вооружили 279-ю эскадрилью, и уже 10 числа ее экипаж выполнил первый сброс катера. Но в марте следующего года эту часть расформировали. Также недолго, с февраля по сентябрь 1946 г., «Ланкастеры» ASR Mk.III эксплуатировала 179-я АЭ. Кроме того, такие самолеты служили в 203-й и 210-й эскадрильях, дислоцированных в метрополии, а так же в 38-й АЭ на Среднем Востоке и 1348-м отдельном звене в Бирме. В августе 1950 г. «Ланкастер» ASR Mk.III был объявлен устаревшим и к концу года окончательно снят с вооружения.

В июне 1946 г. 210-я эскадрилья Берегового командования первой получила патрульный «Ланкастер» GR Mk.III. Впоследствии такими самолетами вооружили 203-ю и 224-ю АЭ. Они пришли на смену «Либерейторам», возвращенным

США после завершения программы ленд-лиза. Начиная с августа 1947 г., на протяжении почти года звенья этих эскадрилий на ротационной основе побывали в Палестине, на авиабазе Эйн Шемер, в рамках операции Bobcat. В строевых частях «Ланкастеры» GR Mk.III использовались до 1953 г., а затем еще некоторое время служили в Школе морской разведки на авиабазе Сент-Моган.

На Ближнем Востоке довелось послужить и «Ланкастерам» из состава Бомбардировочного командования. С 1945 по 1947 гг. 37-я, 40-я, 70-я и 104-я эскадрильи дислоцировались в Египте на авиабазах Шаллуфа и Абу Суэйр, обеспечивая безопасность Суэцкого канала. Попутно самолеты этих эскадрилий привлекались для доставки почты в метрополию и обратно.

К началу 1947 г. в RAF еще оставалось 12 бомбардировочных эскадрилий, вооруженных «Ланкастерами». Но их количество неуклонно сокращалось, и в марте 1950 г. последняя такая эскадрилья — 49-я — перешла с «Ланкастеров» на «Линкольны». Однако в Африке на дооборудованных для картографической аэрофотосъемки разведчиках «Ланкастер» PR Mk.I продолжали нести службу 82-я и 683-я эскадрильи. В декабре 1953 г. последняя машина и этой модификации была выведена из эксплуатации.

В послевоенные годы несколько авиакомпаний, в т. ч. BSAA, эксплуатировали разоруженные бомбардировщики в качестве транспортных самолетов.

Сброс дипольных отражателей «Виндоу» для постановки помех немецким РЛС

«Ланкастеры» Mk.VII(FE) из соединения «Тайгер Форс», предназначенного для действий на Дальнем Востоке. Лето 1945 г.

В интересах авиационной науки

«Ланкастер» оказался весьма удобной платформой для создания различных летающих лабораторий (ЛЛ). Первым в таком амплуа использовали самолет с регистрационным номером R5849, который приспособили для испытаний новых модификаций «Мерлинов». Специально для него спроектировали т. н. «универсальную мотоустановку» UPP (Universal Power Plant), позволявшую без малейших переделок устанавливать «Мерлины» различных моделей. На месте внешних двигателей этого самолета разместили две UPP с моторами «Мерлин» 68. Испытания начались 6 мая 1943 г., но уже 11 июня при заходе на посадку машина загорелась и была полностью уничтожена. Взамен нее аналогичным образом переоборудовали самолет № DV170, вышедший на испытания в августе 1943 г., только теперь на UPP установили двигатели «Мерлин» 85, которые предназначались для нового бомбардировщика «Линкольн». Впоследствии установками UPP оснастили еще несколько самолетов, применяемых, главным образом, фирмой «Роллс-Ройс». Кроме того, для отработки моторов «Мерлин» 600-й серии, а также Rolls-Royce Griffon 57 использовались ЛЛ на базе двух «Ланкастрианов» (per. №№ VM728, VM704).

Значительную роль сыграли ЛЛ на базе «Ланкастеров» в процессе создания и доводки первых британских газотурбинных авиадвигателей. Так, первый прототип «Ланкастера» стал летающей лабораторией для испытаний турбореактивного двигателя F2 фирмы «Метровик», который установили в хвостовой части фюзеляжа. Полеты этой ЛЛ начались 29 июня 1943 г. Во время экспериментов F2 развил тягу 816 кгс. На «Ланкастере» № ND784 с июня 1945 г. испытывали другой ранний британский ТРД — Armstrong-Siddeley ASX с тягой 1180 кгс, который установили на выдвижном устройстве в бомбоотсеке. Созданный на базе ASX турбовинтовой ASP, позже получивший название Pithon, испытывали с января 1949 г. на самолете № TW911. На этой машине два опытных ТВД установили вместо внешних «Мерлинов».

Демилитаризированный «Ланкастер» авиакомпании BSAA

Слева — летающая лаборатория (per. № NG465) для отработки ТВД «Дарт». Справа — ЛЛ (per. № VM704) для испытаний моторов «Грифон» 57 и «Мерлин» 68

Другие британские ЛЛ для отработки двигателей
Самолет (per. №) Опытный двигатель
«Ланкастер» Mk.II (LL735) Турбореактивный F2/4 Beryl
«Ланкастер» (VM733) Турбореактивный F9 Sapphire на месте одного внешнего двигателя
«Ланкастриан» (VH742) Два турбореактивных Nene на месте внешних двигателей
«Ланкастриан» (VH737) Два Nene на месте внешних двигателей, затем два «Мерлина» 621 на месте внутренних
«Ланкастриан» (VM732 и VL790) Два турбореактивных Avon на месте внешних двигателей
«Ланкастриан» (VM729) Турбореактивный Ghost

Весьма необычно выглядели пятимоторные ЛЛ, на которых опытные ТВД размещали в носу фюзеляжа. Например, таким образом был оборудован самолет № NG465 для отработки двигателя Rolls- Royce Dart. Начиная с 10 октября 1947 г., эта ЛЛ налетала по программе испытаний около 800 ч, пока не разбилась 22 января 1954 г. при вынужденной посадке. Отработанный на ней ТВД «Дарт» строили серийно и устанавливали на многих транспортных и пассажирских самолетах.

Еще более экзотичной ЛЛ стал борт № SW342, который оказался единственным «Ланкастером» с шестью двигателями. Сначала в носу установили опытный турбовинтовой Armstrong-Siddeley Mamba, а позже в хвостовой части еще и турбореактивный Adder, созданный той же фирмой. Последний представлял собой короткоресурсный ТРД с тягой 475 кгс для беспилотных самолетов-мишеней. Когда на базе «Адцера» создали «нормальный» двигатель Viper, его также испытывали на этой ЛЛ. «Вайпер» стал одним из наиболее распространенных двигателей для учебно-тренировочных и учебно-боевых самолетов, в 1950-80-егг. его массовый выпуск вели в нескольких странах.

«Ланкастер» использовался в качестве ЛЛ и в других странах. Так, когда шведским специалистам понадобился самолет для испытаний ТРД Dovern тягой 3300 кгс, они обратили внимание именно на «Ланкастер». Самолет № RA805 был куплен в 1951 г. и прошел дооборудование в Англии. В частности, в бомбоотсеке установили выдвижное устройство для опытного ТРД, зашили нержавейкой низ хвостовой части фюзеляжа для защиты от горячих газов, истекавших из реактивного двигателя, а хвостовую опору шасси сделали двухколесной. В мае 1951 г. самолет перегнали в Швецию, где приняли на вооружение ВВС как Тр.80. С июня 1951 г. по ноябрь 1952 г. его применяли для испытаний различных вариантов «Доверна». После отказа от разработки собственного ТРД на этом самолете шведы испытывали несколько лицензионных двигателей, в т. ч. RM6 — местную версию британского «Эйвона». Судьба этой ЛЛ завершилась трагично. 7 мая 1956 г. в воздухе загорелся один из «Мерлинов», и самолет потерпел катастрофу. Два из четырех человек, находившихся на борту, погибли.

В Канаде «Ланкастер» Mk.X (per. № FM209) применяли для испытаний ТРД Orenda. Два таких двигателя тягой по 2720 кгс установили взамен внешних «Мерлинов». Испытания начались 13 июля 1950 г., а в 1956 г. эта летающая лаборатория повторила судьбу шведской, разбившись из-за пожара на борту.

«Ланкастеры» использовали и в других исследовательских программах. Так, 4 самолета передали компании Flight Refuelling Ltd. для отработки системы дозаправки топливом в воздухе. Два из них оборудовали в качестве танкеров. При этом на каждый из них, в том числе, установили пару 600-галлоновых(2271-л) дополнительных баков в бомбоотсеке и катушку с 76-м шлангом в хвостовой части фюзеляжа. Для приема топлива две другие машины оснастили штангами дозаправки. Впоследствии один воздушный танкер на базе «Ланкастера» задействовали для экспериментов по дозаправке в воздухе по системе «штанга-конус» реактивного истребителя Gloster Meteor F Mk.III. В ходе этих испытаний 7 августа 1949 г. «Метеор» продержался в воздухе без посадки 12 ч, для чего 10 раз дозаправлялся от «Ланкастера».

От Южной Америки до советского Заполярья

Крупнейшим зарубежным эксплуатантом «Ланкастеров» стала Канада. После завершения войны в Европе на родину вернулись 8 канадских эскадрилий, воевавших на таких самолетах в составе RAF. Из них образовали 664-е авиакрыло в Гринвуде. В послевоенный период Королевские канадские Воздушные силы эксплуатировали около 230 «Ланкастеров» — все местного производства. Самолеты прошли доработки и модернизации, после чего, например, бомбардировщики получили обозначение Mk.10S (т. е. стандартные). 3 машины были переоборудованы в учебные самолеты для подготовки штурманов Mk.10N, а еще две — в воздушные пункты управления беспилотными мишенями Mk.10DC. 13 самолетов канадцы дооснастили разведоборудованием и присвоили им обозначение Mk.10BR. Такие разведчики-бомбардировщики некоторое время служили в 405-й эскадрилье, но эту комбинированную версию «Ланкастера» признали неудачной, и к 1950 г. самолеты «размодернизировали» в обычные «бомбовозы».

Куда более успешным оказался морской разведчик Mk.10MR — в такой вариант переоборудовали примерно 70–75 машин. В отличие от британских GR Mk.III эти самолеты получили американские радары AN/APS-33, а также канадские радиогидроакустические буи и могли применяться в качестве противолодочных. В строевых частях они эксплуатировались до 1956 г. Богатый комплекс средств разведки, включая радары AN/APS-42 и UPD-501, а также до 10 аэрофотоаппаратов, получили 3 арктических разведчика Mk.10AR. Вместе с девятью более простыми фоторазведчиками Мк.10Р они служили очень долго — до весны 1964 г., а последней авиачастью, летавшей на них, стала 408-я эскадрилья. В начале того же года «ушли в отставку» и 8 поисково-спасательных самолетов Mk.10SAR.

Насыщенной событиями оказалась судьба «Ланкастеров», попавших в состав ВВС Аргентины. Правительство генерала Перона имело серьезные великодержавные амбиции и стремилось обзавестись всеми атрибутами первоклассного государства, в том числе и стратегической авиацией. Самолеты для этой цели закупили в Англии. Наряду с тремя десятками «Линкольнов» приобрели и 15 более старых «Ланкастеров». Все машины прошли ремонт и прибыли в Аргентину в течение сентября-декабря 1948 г. Им присвоили бортовые номера с В-031 по В-045. Они вошли в состав 2-го бомбардировочного авиаполка (авиабаза Реконкиста). «Ланкастеры» стали первыми в Аргентине самолетами с бортовыми РЛС, и их эксплуатация сопровождалась рядом казусов. Так, командование дало указание размещать самолеты лишь на стоянках с травяным покрытием, опасаясь, что излучение радаров H2S расплавит покрытие асфальтных и бетонных стоянок!

ЛЛ на базе «Ланкастера» Мк.11 (per. № LL735) для отработки ТРД «Берилл» (слева) и на базе «Ланкастриана» (per. № VH742) для испытаний ТРД «Нин»

Шведская летающая лаборатория Tp.80 и британская ЛЛ для отработки противообледенительных систем

Помимо обычной учебно-боевой рутины, аргентинские «Ланкастеры» привлекали к решению ряда специальных задач. Так, свой первый «Ланкастер» практически с момента его прибытия в страну аргентинцы использовали для картографирования (его номер поменяли на 0-001). Впоследствии для этого применяли и самолет В-040. Три машины использовали для испытаний управляемого ракетного оружия. После войны в Аргентину выехали конструкторы фирмы «Хеншель» Вернер фон Баумах (Werner Von Baumach) и братья Хенричи (Henrici). Под их руководством была предпринята попытка воссоздать радиоуправляемую ракету Hs 293, получившую в Аргентине обозначение РТ-1. Первые ее запуски производили с борта транспортного С-47, но вскоре в распоряжение группы разработчиков передали «Ланкастер» № В-036.

20 июля 1953 г. этот самолет потерпел катастрофу, причем погибли фон Баумах и один из братьев Хенричи. Работы продолжили, используя борт В-037. К тому времени ракету переименовали в РАТ-1. Результаты испытаний признали «частично успешными» — управление на завершающей стадии полета часто срывалось. Тем не менее, во время сентябрьской революции 1953 г. (восстания против режима Перона) был отдан приказ о боевом применении РАТ-1, но «Ланкастер» № В-037 был выведен из строя еще на аэродроме. После революции работы некоторое время продолжались с привлечением «Ланкастера» № В-043. Но вскоре новое руководство Аргентины распорядилось закрыть проект.

К 1962 г. в строю ВВС Аргентины оставалось 8 «Ланкастеров». Официально их сняли с вооружения одновременно с «Линкольнами» — 7 июля 1966 г.

Экспериментальная дозаправка топливом истребителя «Метеор» Мк. III от ЛЛ-танкера на базе «Ланкастера»

Французские патрульные самолеты на базе «Ланкастера» Mk.VII из эскадрильи 9S. Новая Каледония, 1963 г.

В Аргентине эксплуатировались и пассажирские «Ланкастрианы». В 1947 г. были приобретены три таких самолета, которые после «демобилизации» получили гражданскую регистрацию LV-ACS, LV-ACU и LV-ACV, В том же году борт LV-ACU использовался в качестве персонального самолета первой леди Аргентины Эвы Перон во время ее турне по Европе. LV-ACS потерпел катастрофу над территорией Бразилии, попав в ненастную погоду.

Оставшиеся две машины в 1948 г. передали ВВС, где они получили номера Т-65 и Т-66. Первую из них пришлось списать уже в июне 1949 г. из-за сильной коррозии конструкции крыла. Вторая потерпела катастрофу в Боливии 16 октября 1957 г. Погибли три члена экипажа. Трагедией завершилась судьба и бомбардировщика № В-045, который в 1957 г. переделали в «Ланкастриан». Через два года этот самолет разбился со всем экипажем и пассажирами на борту.

Гораздо меньше подробностей известно о службе «Ланкастеров» в Египте. ВВС этой страны получили в конце 1950 г. 9 самолетов модификации Mk.I, которым присвоили бортовые номера от 1801 до 1809. Машины были поставлены «раздетыми» — без прицельно-навигационного оборудования и вооружения. Дислоцировались они на авиабазе Алмаза. К 1956 г. в строю оставалось не более трех самолетов, остальные были списаны по износу либо разобраны на запчасти.

32 «Ланкастера» Mk.I и 22 Mk.VII, начиная с января 1952 г., англичане передали по линии военной помощи Франции. Самолеты привели к стандарту, близкому к GR. Mk.III. С машин сняли верхние турели, в бомбоотсеках установили дополнительные топливные баки, а радары H2S заменили на ASV. Часть самолетов приспособили для подвески спасательных катеров. Французские «Ланкастеры» получили номера с WU01 по WU054 5*. Они поступили на вооружение нескольких морских авиачастей, дислоцированных, главным образом, за пределами метрополии: эскадрильи 52S, 55S, 56S — в Марокко, 9S — в Новой Каледонии (последняя получила лишь 3 машины). В самой Франции на «Ланкастерах» летали, в частности, флотилия 24F в Ланн-Бигуэ и эскадрилья 10S в Сент-Рафаэле. Во Франции и Северной Африке эти самолеты служили до 1961 г., а в Новой Каледонии летали до 1964 г.

В начале 1954 г. морская авиация Франции получила дополнительную партию из пяти модифицированных «Ланкастеров» Mk.VII, оснащенных шасси и хвостовым оперением от «Линкольнов». Эта пятерка, получившая номера с FCL01 по FCL05, эксплуатировалась в качестве поисково-спасательных на базах Мэзон- Бланш (Алжир) и Агадир (Марокко).

Особо следует сказать о службе «Ланкастеров» в СССР. После операции против «Тирпица» с мест вынужденных посадок эвакуировали два наименее поврежденных самолета. Их доставили в Кегостров, где в мастерских ВВС Беломорской военной флотилии Северного флота под руководством главного инженера Кирьянова занялись ремонтом и переделкой. Все вооружение с них сняли, при этом место задней турели зашили листами дюраля. У самолетов были повреждены носовые части, при ремонте их заменили, и каждый самолет вместо старого «ступенчатого» носа со стрелковой установкой получил новый прозрачный обтекатель. Окраска осталась прежней, английской, только опознавательные знаки закрасили советской зеленой краской (отличавшейся по тону) и сверху нанесли красные звезды в черной окантовке. Экипаж «Ланкастера» в СССР составляли 4–5 человек: один или два пилота, штурман и два механика.

Один самолет (борт 01) достался 16-му транспортному отряду (ТРАО) ВВС Беломорской военной флотилии, где эксплуатировался с конца января 1945 г. Ранее считалось, что это был самолет с британским per. № МЕ559, выпущенный фирмой «Метровик», но последние исследования указывают на машину MF985.

Командиром самолета был В.111. Евдокимов, штурманом В.Я. Андреев. 16-й ТРАО являлся наследником известной 2-й отдельной авиагруппы И.Т. Мазурука, сформированной в начале войны из полярных летчиков. Несмотря на свое название, отряд занимался не столько перевозкой людей и грузов, сколько сопровождением конвоев, ледовой разведкой, патрулированием. Хотя «Ланкастер» не нес ни бомбового, ни стрелкового вооружения, он тоже летал на поиск подводных лодок и разведку отдаленных районов. Тут очень пригодились его большие дальность и продолжительность полета. Например, 24 января «Ланкастер» провел ледовую разведку участка губа Белушья (Новая Земля) — Нарьян-Мар. В августе 1945 г. эту машину направили на Тихий океан, но в Красноярске она застряла из-за нехватки горючего. Пока ждали бензин, война с Японией закончилась, и самолет вернулся на Север.

Командиром второго восстановленного «Ланкастера» (борт 02, бывший британский LL884) был И.Ц. Дубенец. По состоянию на 1 июля 1945 г. обе машины числились в составе 16-й отдельной транспортной АЭ (бывший 16-й ТРАО). После расформирования этого подразделения в 1946 г. оба самолета недолго находились вместе в 70-м ОТРАП. Летом 1946 г. борт 01 перегнали в Ригу, в авиатехническое училище, как наглядное пособие. Дальнейшая его судьба неизвестна. Вероятно, в то же время 02-й борт передали в 65-й авиаполк особого назначения, непосредственно подчинявшийся командованию ВВС Военно-морского флота и обеспечивавший транспортные перевозки в интересах ВМФ. На московском аэродроме Измайлово, где базировался полк, он совершил неудачную посадку, выкатился за пределы летного поля, подломал шасси и изуродовал носовую часть. Восстанавливать этот «Ланкастер» еще раз не стали.

5* WU — аббревиатура от Western Union, т. е. Западный Союз. Эта организация, созданная в 1948 г., являлась предшественницей NATO.

Канадский пункт управления беспилотными мишенями «Ланкастер» Mk.10DC

Самолет

Самолет Радиус действия*, км Груз, кг
«Ланкастер» 2670 6350
«Стирлинг» 950 6350
«Галифакс» 2027 5900

* При условии сброса груза в середине маршрута.

Один из аргентинских гражданских «Ланкастрианов». Самолет еще несет бортовой номер и опознавательные знаки ВВС своей страны

Вместо эпилога

В общей сложности за время Второй мировой войны Бомбардировочное командование потеряло почти 9000 самолетов и 55000 членов экипажей. «Ланкастеры» выполнили 156308 боевых вылетов, потери составили 3349 машин. Таким образом, соотношение потерь к боевым вылетам составило 2,2 %, и это наиболее низкий показатель среди всех британских бомбардировщиков. Один потерянный «Ланкастер» приходился в среднем на 132 т бомб, сброшенных на Германию, один «Галифакс» — на 56 т, а один «Стирлинг» — на 41 т. В целом на объекты противника «Ланкастеры» сбросили 618 612 т фугасных бомб (2/3 всех бомб, сброшенных самолетами Бомбардировочного командования за период с марта 1942 г. по май 1945 г.). Этого количества хватило бы, чтобы загрузить железнодорожный состав длиной 555 км! Кроме того, было сброшено более 51,5 млн. штук зажигательных бомб.

Не будем забывать, что «Ланкастер» был единственным британским бомбардировщиком времен войны, способным поднять сверхтяжелую бомбу «Гранд Слэм», причем доставить он ее мог на расстояние 1673 км. Преимущество «Ланкастера» перед своими «одноклассниками» по эффективной дальности действия хорошо видно из приведенной таблицы.

Бомбардировщик фирмы «Авро» отличался и наилучшей удельной мощностью, что в сочетании с прочной конструкцией позволяло летчикам выполнять энергичные маневры. И если от истребителей это спасало далеко не всегда, то уж вырваться из лучей зенитных прожекторов было вполне возможно.

Естественно, у «Ланкастера» были и недостатки. Самым серьезным из них считалась сложность аварийного покидания самолета, особенно верхним и хвостовым стрелками, которым приходилось прыгать через боковую дверь, находившуюся в опасной близости от хвостового оперения.

В общем же, экипажи любили этот самолет. Пилот Джон Джи (John Gee), пересевший с «Галифакса» на «Ланкастер», так описал свои впечатления от новой машины: «Занятие места пилота является делом трудным, поскольку оно находится над главным лонжероном крыла и к нему ведет довольно узкий лаз. Протиснуться в него в полном летном обмундировании и с парашютом стоит немалых усилий. Но как только вы заняли кресло пилота, как мнение о самолете меняется в лучшую сторону. Все органы управления находятся на расстоянии вытянутой руки. Обзор благодаря приподнятому фонарю и остеклению из перспекса — прекрасный. Поверну голову, можно видеть всю хвостовую часть самолета до оперения и стрелковой башни между двумя килями. Никакой клаустрофобии — в отличие от многих других самолетов. Поднявшись в свой первый полет, я был восхищен прекрасной балансировкой и легкостью управления — «Ланкастер» вел себя скорее как истребитель, чем как тяжелый бомбардировщик. Я сразу же проникся любовью к этому самолету!». Стоит привести и слова Леттис Кертис (Lettice Curtis), летчицы Вспомогательной авиатранспортной службы, перегонявшей такие машины с заводских аэродромов в части: «Ланкастер» был настоящим самолетом- джентльменом, неспособным на коварные поступки, служащие испытанием для ваших навыков. Был искренним, безопасным и учтивым».

К настоящему времени сохранилось около полутора десятков «Ланкастеров» различных модификаций. Причем два из них находятся в летном состоянии. Самолет Mk.I продолжает числиться в RAF и с 1973 г. входит в состав мемориального звена «Битвы за Британию». Во время Второй мировой войны эта машина летала с номером РА474 и собственным именем City of Lincoln. За годы мемориальной службы ее неоднократно перекрашивали, меняли имена и номера, чтобы представить различные заслуженные самолеты этого типа. В настоящее время этот летающий раритет носит номер ЕЕ139 и называется Phantom of the Ruhr. Он регулярно принимает участие в различных авиашоу. Второй летный экземпляр, «Ланкастер» Мк. Х с per. № FM213, является собственностью Канадского музея авиационного наследия, который приобрел его в 1978 г. Тогда самолет больше походил на груду металлолома, но после десятилетней кропотливой реставрации его удалось привести в летное состояние.

Остальные «Ланкастеры» представлены в различных экспозициях или дожидаются восстановительных работ. Например, в знаменитом британском музее в Даксфорде выставлен Мк. Х, а в Хендоне — Mk.I. В канадских музеях можно увидеть четыре Мк. Х. Два «Ланкастера» бережно сохраняют у себя австралийцы, один — новозеландцы. Лишь один «Ланкастер» смогли сберечь французы, но и он с 1984 г. находится на реставрации в музее в Ле Бурже. Наконец, в США в качестве музейных экспонатов числятся два «Ланкастера» — один в Эверетте (собственно, только носовая часть), а другой — в ожидании реставрации в одном из музеев Флориды.

Краткое техническое описание самолета Avro Lancaster Mk.III

Самолет представляет собой четырехмоторный свободнонесущий среднеплан с двухкилевым хвостовым оперением и убирающимся в полете шасси. Планер самолета изготовлен в основном из алюминиевых сплавов, наиболее нагруженные элементы конструкции выполнены из стали. Экипаж состоит из 7 человек — два летчика, бомбардир, штурман, радист и два стрелка.

Фюзеляж полумонококовой конструкции, состоит из пяти секций, соединенных между собой болтами. В носовой секции D1 находится кабина бомбардира и носовая стрелковая башня. Кабина бомбардира спереди закрыта полусферическим куполом, выполненным из оргстекла, с плоской панелью в нижней его части. В передней секции D2 располагается кабина летчиков, штурмана и радиста. Эта кабина сверху закрыта единым фонарем из оргстекла. Боковые передние панели фонаря представляют собой сдвигаемые назад форточки. За ними расположены неподвижные панели с каплевидными блистерами. Сзади к фонарю примыкает купол для астронавигации. Под полом кабины находится передняя часть бомбоотсека. Центральная секция F фюзеляжа и центроплан крыла представляют собой единый неразъемный агрегат. Внизу этой секции находится хвостовая часть бомбоотсека, а сверху на ней установлена стрелковая башня. В полу, прикрывающим сверху бомбоотсек, имеются смотровые окошки над каждым бомбодержателем. Снизу бомбоотсек закрыт двумя продольными створками с гидроприводом. В задней секции D3 по правому борту фюзеляжа располагается входная дверь. К шпангоутам задней секции крепятся оперение и хвостовая опора шасси. Хвостовая секция фюзеляжа D4 представляет собой, по сути, кормовую стрелковую башню. Покидание самолета в аварийной ситуации производится через нижний люк (в полу кабины бомбардира), люк в фонаре кабины и два люка на верхней поверхности центральной секции фюзеляжа. На нижней поверхности фюзеляжа самолета, оснащенного РЛС H2S, закреплен радиопрозрачный обтекатель ее антенны.

Крыло двухлонжеронной конструкции, состоит из центроплана, выполненного заодно с центральной секцией F фюзеляжа, и двух отъемных консолей. Пояса лонжеронов крыла — стальные балки. Элероны имеют полотняную обшивку и снабжены триммерами. На нижних поверхностях хвостовых частей крыла (между фюзеляжем и элеронами) расположены щитки-закрылки.

Хвостовое оперение двухкилевое. Стабилизатор состоит из двух половин, соединенных между собой в плоскости симметрии самолета. Он двухлонжеронной конструкции. Пояса лонжеронов — стальные. Рули высоты и направления дюралевые, снабжены триммерами. Оба руля направления выполнены с роговой аэродинамической компенсацией и оснащены вынесенными вперед весовыми балансирами.

Шасси — трехопорное с хвостовым неубираемым колесом. Основные опоры убираются по полету в ниши внутренних мотогондол. Стойка основной опоры выполнена в виде рамы, состоящей из двух телескопических масляно-воздушных амортизаторов. Колеса основных опор — тормозные.

Силовая установка включает четыре поршневых двигателя Packard Merlin с трехлопастными металлическими воздушными винтами изменяемого шага. Двигатель — рядный V-образный 12-ти цилиндровый жидкостного охлаждения. Винты — флюгируемые. Двигатель закреплен на мотораме из стальных труб. Под двигателем расположены водяной (этилгликолевый) радиатор системы охлаждения и маслорадиатор. Двигательный отсек мотогондолы отделен противопожарной перегородкой, за которой в мотогондоле находятся протектированный маслобак емкостью 170 л и агрегаты гидравлической, пневматической и электрической систем самолета. Запуск двигателя — от электростартера. Для запуска на земле от внешнего источника в каждой мотогондоле имеются соответствующие разъемы.

Топливо размещается в шести протектированных крыльевых баках. Два бака емкостью по 2637 л находятся в центроплане, два (по 1741л) — между двигателями и два (по 518 л) — за внешними двигателями. Баки снабжены устройствами наддува при полете на высоте свыше 5000 м, а также системой аварийного слива топлива в полете. В бомбоотсеке самолета могут устанавливаться два дополнительных топливных бака по 1818 л.

Противопожарная система включает автоматические азотные огнетушители в каждой мотогондоле и 12 баллонов с азотом в фюзеляже. Кроме того, на рабочих местах членов экипажа имеются шесть ручных огнетушителей.

Гидравлическая система служит для уборки-выпуска шасси и щитков- закрылков, управления створками бомбоотсека и стрелковыми башнями, привода дроссельных заслонок карбюраторов двигателей и замков аварийного слива топлива. Рабочее давление в системе создают шесть насосов, четыре из которых служат для привода стрелковых башен. На внутренних двигателях установлены по два гидронасоса, на внешних — по одному. В фюзеляже перед передним лонжероном крыла находится аварийный ручной насос, обеспечивающий работу дроссельных заслонок, замков слива топлива и створок бомбоотсека.

Пневматическая система обеспечивает работу тормозов основных колес и створок радиаторов, аварийный выпуск шасси и закрылков.

Рабочее давление в системе поддерживает компрессор с приводом от правого внешнего двигателя.

Электросистема постоянного тока с номинальным напряжением 24 В. Она работает от двух генераторов мощностью по 1,5 кВт, установленных на внутренних двигателях. Аварийный источник — четыре аккумуляторные батареи емкостью по 40 А*ч. Электроэнергией питаются стартеры двигателей, топливные насосы, ПОС винтов, системы внутреннего и наружного освещения, радиооборудование и привод АФА.

Управление самолетом — ручное, осуществляется посредством левой и правой штурвальных колонок и двух пар педалей. Проводки управления рулями и элеронами образованы жесткими тягами и качалками.

Пилотажно-навигационное и радиосвязное оборудование. В состав ПНО входит магнитная буссоль Р4, радиокомпас DR, приемник радионавигационной системы GEE, астрограф, секстант Mk.IX, а также автопилот Mk.IV. Радиооборудование включает KB-радиостанцию (передатчик Т1154 и приемник R155); УКВ-радиостанции штурмана (TR1335) и пилотов (TR1196); ответчик системы опознавания «свой-чужой» IFFR3003 с устройством самоликвидации и самолетное переговорное устройство.

Противообледенительная система состоит из пневматической системы защиты от обледенения передней кромки крыла, электрообогревателей лопастей винтов и спиртовых омывателей лобовых стекол фонаря и плоского нижнего стекла кабины бомбардира.

Системы жизнеобеспечения. Рабочие места обогреваются теплым воздухом, поступающим из теплообменников в мотогондолах. Кислородная система состоит из 15 баллонов Mk.V, редуктора Мк.10А и 12 пунктов подключения индивидуальных кислородных масок. Спасательное оборудование включает надувной плот, бортовую аптечку, топорик, а также парашют и носимый аварийный запас (вода, продовольствие, медикаменты и сигнальные ракеты) для каждого члена экипажа.

Вооружение. В бомбоотсеке самолета могут размещаться в различной комбинации бомбы калибром от 114 кг до 1816 кг. При бомбометании бомбардир использует автоматический прицел Mk.II, Mk.XIX либо SABS. Для ведения разведки и фиксации результатов бомбометания имеется аэрофотоаппарат F.24.

Оборонительное вооружение самолета включает восемь пулеметов Browning калибром 7,7-мм. Пулеметы установлены в трех стрелковых башнях: носовой FN5 и верхней FN50 (по 2 пулемета с боекомплектом 1000 патронов на ствол), а также хвостовой FN121 (4 пулемета с боекомплектом 2500 патронов на ствол).

Lancaster Mk. I из 101 — й АЭ Королевских ВВС Великобритании. Аэродром Холм-он-Спедлинг Мур, 4 мая 1943 г. Самолет воевал до конца войны и закончил службу как учебное пособие школы авиатехников

Lancaster Mk. I из 9-й АЭ Королевских ВВС Египта. Аэродром Каир-Западный, 1950 г.

Lancaster MR.Mk.VII из патрульной АЭ S.55 авиации ВМС Франции. Марокко, авиабаза Агадир, середина 1950-х гг.

LancasterASR.Mk.III из 203-й АЭ Королевских ВВС Великобритании. Корнуэлл, аэродром Сант Эвал, 1947 г.

Безопасное небо-2011

Андрей Хаустов/ «АиВ»

Фото О. Белякова, И. Лесива, А. Пильщикова, Johan Franken

С 18 по 29 июня 2011 г. на аэродроме Воздушных сил Украины в Миргороде прошла фаза международных украино-американо-польских учений «Безопасное небо». Главными участниками стали украинские бригады тактической авиации из Миргорода, Бельбека (Севастополь) и Ивано-Франковска на самолетах Су-27, МиГ-29 и L-39, а также 187-е авиакрыло авиации Национальной гвардии штата Алабама (США) на истребителях F-16C/D. Кроме того, с украинской стороны в учениях задействовались транспортные и санитарные Ан-26, Ан-26 «Вита» и Ми-8, с американской — транспортные С-130иС-17.Для обеспечения действий авиации привлекался личный состав и техника авиационных бригад, радиотехнических подразделений, пунктов наведения авиации в районах выполнения полетов.

Руководил учениями временно исполняющий обязанности первого заместителя командующего Воздушными Силами Украины генерал-лейтенант Василий Никифоров. В координации совместных действий принимали участие атташе по вопросам обороны, военно-воздушный атташе при Посольстве США в Украине п-к Деннис Ларм и командир истребительного авиационного крыла штата Алабама п-к Скот Паттен.

Су-27УБ заходит на посадку на аэродром Миргород

Стоянка истребителей Су-27 авиабригады из Миргорода

Истребитель F-16D

Взлетает «террорист» из Алабамы

Истребители МиГ-29 Севастопольской авиабригады

Основной задачей учений стала отработка совместных действий по обеспечению безопасности воздушного пространства и противодействию воздушным судам, которые могут использоваться для террористических актов в местах проведения масштабных спортивных событий. На торжественной церемонии открытия учений генерал-лейтенант В. Никифоров выразил надежду, что украинские, польские и американские авиаторы успешно отработают все задания, а полученный участниками опыт позволит обеспечить безопасность воздушного пространства. «Это первые в истории Вооруженных Сил Украины международные учения военных авиаторов на территории нашего государства. Они очень важны, учитывая проведение в городах Польши и Украины чемпионата Европы по футболу в 2012 году», — отметил он. В свою очередь, п-к Скот Паттен заявил: «Мы надеемся получить большой опыт совместных действий, чтобы обеспечить необходимый уровень безопасности при проведении футбольного чемпионата в Европе в следующем году».

Генерал-лейтенант Василий Никифоров и п-к Скот Паттен после совместного полета на истребителе Су-27УБ

Истребители F-16C/D Национальной гвардии штата Алабама

Летающий «госпиталь» Ан-26 «Вита»

Как сообщил начальник штаба учений п-к Виктор Гамора, по принятой легенде, группа террористов захватила вооруженные боевые самолеты (их роль выполняли F-16 из Алабамы) и попыталась осуществить их угон с аэродрома Миргород для террористического акта на одном из стадионов во время чемпионата. Дежурным силам была поставлена задача перехватить эти самолеты и принудить к посадке, а в случае неповиновения — условно уничтожить. Перехват успешно выполнили экипажи МиГ-29 из Ивано- Франковска. Далее они сопровождали пару F-16 до государственной границы Польши, где передали ее поднятым польским перехватчикам, которые и заставили «террористов» приземлиться на авиабазе Ласк ВВС Польши. По аналогичному сценарию развивались и события с «угоном» боевых самолетов из Польши — над территорией Украины их перехватили истребители из Миргорода. Кроме того, Су-27 успешно принудили часть взлетевших из Миргорода «нарушителей» произвести посадку.

За время учений было совершено 56 самолето-вылетов на истребителях Су-27, МиГ-29 и F-16 с общим налетом более 60 ч, проведено 12 перехватов воздушных целей, 18 вылетов с использованием сложного пилотажа. В результате удалось существенно повысить уровень профессиональной и летной подготовки экипажей украинской истребительной авиации, группы руководства полетами, специалистов логистики и связи.

По материалам сайта Spotters.net.ua

Разрывы бомб под звуки танго

Александр Котлобовский/ Киев

Фото предоставил автор

Аргентинская авиация как боевая сила вышла на мировую арену во время Фолклендского конфликта в апреле-июне 1982 г. (см. «АиВ», 6’99, 4,5’2000, 1 ’2001). Однако «боевую обкатку» летчики страны прошли задолго до этих событий. Республику в 1950-80-е гг. сотрясали характерные для Латинской Америки многочисленные путчи, перевороты и мятежи, непосредственными участниками которых являлись авиаторы. При этом размах действий авиации был отнюдь не символическим.

«Мятеж не может кончиться удачей»

Наиболее известным Президентом в современной истории Аргентины был генерал Хуан Доминго Перон, дважды, почти с двадцатилетним перерывом, стоявший у руля государства. Возглавив впервые страну в 1946 г., он завоевал популярность у широких масс населения, однако и врагов среди консервативных слоев общества нажил немало. В оппозиции к Перону оказались и флотские офицеры, у которых он не пользовался авторитетом еще до занятия президентского кресла, так как в Аргентине армейцы и моряки постоянно соперничали за определяющее политическое влияние в стране. Что касается ВВС, то их личный состав в большинстве своем лояльно относился к главе государства, но без «разброда и шатаний» не обошлось, что в последующем сыграло свою роль.

После безоговорочной победы Перона на президентских выборах 1951 г. отношение к нему противников только ухудшилось, и они решили свергнуть генерала путем вооруженного выступления. Первая попытка была предпринята 28 сентября того же 1951 г. Закоперщиками выступили морские авиаторы четырех эскадрилий с авиабазы ВМС Пунта-Индио, подготовившие к боевым вылетам штурмовики SNJ/AT-6 Texan и легкие бомбардировщики Beech АТ-11 Kansan. От ВВС им составили компанию летчики из IV авиабригады в Мендосе: в полном составе 2-я ИАГ (Grupo 2 de Caza), летавшая на истребителях FIAT G-55 (24 единицы) и единственном FIAT G-59, и одна эскадрилья из 1-й БАГ (Grupo de Bombardero) на 12 бомбардировщиках IAe-24 Calquin. Со своего аэродрома Лос-Тамриндос в г. Мендосе они перелетели в Пунта-Индио и стали готовиться к боевой работе. Один из морских «Тексанов» успел даже выполнить вылет на разведку. Правда, этим активность авиации путчистов и ограничилась.

Перон действовал быстро и решительно. На столичный аэродром Эсейса для защиты Буэнос-Айреса от ожидаемых налетов мятежников с авиабазы Тандил перелетели 12 Gloster Meteor F.4 из 2-й ИАГ. А к мятежной Пунта-Индио направились три тяжелых бомбардировщика Avro Lincoln, которые в 16.00 вывалили свои бомбы налетное поле, причем несколько из них угодили на ВПП. Заговорщики получили ясный сигнал, что их ждет, если не сложат оружия. С авиабазы Вилья-Рейнольдс поднялись и взяли курс на Пунта-Индио еще шесть «Линкольнов» с грузом 200-кг ФАБ. Но им работать не пришлось — мятежники капитулировали.

Многие участники выступления опасались расправы и перелетели в Монтевидео, столицу соседнего Уругвая. В местном аэропорту к концу дня скопилось около 90 аргентинских самолетов различных типов. Аргентинские власти опасались, что отряды мятежников общей численностью до 300 человек при трех танках также попытаются прорваться в соседнюю страну. Чтобы воспрепятствовать этому, они решили использовать собранную в Эсейсе авиагруппу, в которую к тому времени, кроме двенадцати «Метеоров», вошли еще 6 «Линкольнов» и 4 легких бомбардировщика Northrop 8А-2. Экипажи приступили к патрулированию, однако оружие им применить так и не пришлось: упомянутые отряды распались сами собой и никуда прорываться не стали. А вскоре и уругвайцы вернули Буэнос- Айресу его самолеты.

Так завершилась первая попытка свержения Перона. Но его враги не успокоились. Как принято говорить в таких случаях, они «затаились и продолжали вынашивать свои коварные замыслы». Очередной заговор созрел к лету 1955 г. На сей раз путчисты задумали физически устранить Президента в его резиденции (т. н. Розовом Доме) во время выступления перед министрами утром 16 июня.

Главной ударной силой выступали ВМС, в первую очередь — авиация флота. Были задействованы все ее главные силы: 22 АТ-6, 3 PBY-5A Catalina (Nomad) и 5 АТ-11, которые базировались в Пунта-Индио. Там же располагался штаб мятежников, командовал «воздушной частью парада» капитан-де- фрагата (капитан 2 ранга) Нестор Норьега. К участию в выступлении привлекли и личный состав авиабазы Эсейса, с территории которой намечалось осуществлять боевые вылеты. Для их обеспечения в обстановке полной секретности несколько дней на Эсейсу завозили горючее, а двумя транспортными С-47 и С-54 доставили 50- и 110-кг авиабомбы. Мятежники даже нанесли на свои самолеты специальные опознавательные знаки: латинскую V с крестом над ней. Сей символ обозначал боевой клич путчистов: Cristo vence! (Христос победит).

Помимо авиации, в заговоре предусматривалось участие одной роты 4-го батальона морской пехоты, которую перебросили в Эсейсу пять С-47, а также боевиков из столичных формирований т. н. Аргентинского католического действия (АКД).

Морские летчики давно находились под впечатлением японского удара по Пёрл-Харбору и свою операцию задумали такой же внезапной и разрушительной. Согласно плану, в ходе авианалета дворец предстояло разбомбить, а большинство находившихся там людей, в первую очередь Перона, уничтожить. «Контрольную зачистку» должны были произвести морпехи и акдовцы. Сопротивление находившегося в Розовом Доме караула из сорока гренадеров, которые несли службу на постах лишь с саблями (боевое оружие хранилось в оружейной комнате), в расчет не принимали. Более всего заговорщики опасались «Метеоров» из VII авиабригады ВВС, дислоцировавшейся вблизи столицы на авиабазе Морон. Нечего и говорить — реактивные истребители разогнали бы воздушную «армаду» путчистов, как стаю воробьев. Поэтому организаторы заговора уделили особое внимание поиску сторонников среди летчиков бригады. И хотя большинство личного состава сохраняло верность Перону, нашлись и согласившиеся принять участие в выступлении, но до поры до времени ничем не проявлявшие своих намерений.

16 июня в 4 утра Норьега поднял своих людей по тревоге. Достаточно много времени ушло на постановку задачи, уточнение деталей и т. п.

Кроме того, погода поначалу была нелетной, но затем она немного улучшилась, и авиация начала действовать. К половине двенадцатого самолеты перелетели из Пунта- Индио на Эсейсу.

Перон получил заранее информацию о поползновениях моряков, однако почему-то не объявил тревогу в столичном гарнизоне, не вывел людей из дворца и даже не воспользовался своим вертолетом, дабы перелететь в расположение какой-нибудь верной ему части. Он просто отменил заседание правительства и около 10.00 прибыл в военное министерство, откуда позже и руководил действиями против путчистов. Возможно, он не верил, что моряки пойдут на бомбардировку столицы — в течение предыдущих шестидесяти лет военных заговоров в Аргентине было немало, но удары по Буэнос-Айресу были табу для всех бунтовщиков.

В полдень 15 «Тексанов» и 4 «Кансана» покинули Эсейсу, направившись к столице. Узнав об этом, Перон немедля направил к своей резиденции зенитную артиллерию, но она не успела прибыть до налета. В 12.40 со стороны Ла-Платы на высоте порядка 120 м появилась тройка АТ-11, ведомая Норьегой. Каждая машина несла по две 50- или 110-кг авиабомбы. Первым атаковал дворец Норьега. От взрыва одной 110-килограммовки обрушился потолок в зале для прессы. «Акулы пера» не пострадали, укрывшись во внутренней галерее здания. Другая бомба взорвалась в кухне, убив или ранив всех, кто там находился. Ведомые Норьеги по Дому не попали. Причем одна из сброшенных ими бомб угодила в рейсовый троллейбус, стоявший на соседней улице, и убила пятерых пассажиров.

Стали приходить новые группы самолетов. Их экипажи сбрасывали свой смертоносный груз не только на резиденцию Перона, но и на другие находившиеся по близости важные объекты: главпочтамт, управление Федеральной полиции и т. п. Отдельные бомбы упали на площадь Пласа-де-Майо. Несколько самолетов атаковало колонну грузовиков 3-го пехотного полка, направлявшуюся на помощь гренадерам. Одна бомба взорвалась вблизи военного министерства. Взрывная волна разбила окно и сбила с ног оказавшегося рядом Перона. Он не пострадал, но «от греха подальше» решил укрыться в подвальном помещении.

В результате первого налета Розовый Дом получил не менее четырех попаданий. В нем погибли 12 человек и 55 были ранены. На Пласа-де-Майо и соседних улицах стонали раненые, горел разбитый транспорт. Центр Буэнос-Айреса начало заволакивать дымом.

Охранявшие Дом гренадеры разобрали оружие и стали оказывать сопротивление. Они даже успели установить на крыше два 12,7-мм пулемета и обстреляли несколько самолетов, впрочем, не причинив им видимых повреждений. В 13.00 на штурм пошли морпехи, но гренадеры отбили эту атаку. Затем к ним подоспело подкрепление, в том числе четыре «Шермана». Вскоре заняли свои позиции и зенитчики.

На авиабазе Морон, где личный состав пока сохранял верность Перону, была объявлена боевая тревога. В 13.00 ушла на задание четверка «Метеоров» из 3-й ИАГ, которую возглавил пример-теньенте Хуан Гарсия. Над столицей она приступила к поиску мятежных самолетов.

Хотя низкая облачность и дымка ограничивали видимость, над аэропортом им. Хорхе Ньюбери удалось обнаружить пару «Тексанов», которые намеревались совершить там посадку. Приняв «Метеоры» за своих, морские летчики приветственно помахали крыльями, однако расшаркивались они напрасно. Мгновение спустя Гарсия открыл огонь по машине (борт З-А-29) теньенте-де-корбета (л-та) Максимо Риверо Келли. Правда, стрелявший не намеревался никого сбивать — только пугануть, поэтому очередь прошла выше «Тексана». Келли тут же отказался садиться в Ньюбери и взял курс на Эсейсу. Посчитав свою задачу выполненной, Гарсия ушел восвояси. Его примеру последовали летчики Олесса и Розито, которые также выпустили несколько очередей «поверх головы» второго «Тексана» (борт 3-А-23), а затем развернулись на Морон. Иначе поступил теньенте Эрнесто Хорхе Адрадас. На своем «Метеоре» (борт I-063) он быстро сблизился с тем же самолетом и открыл прицельный огонь. 20-мм снаряды разворотили «Тексану» правый борт и подожгли его. Пылающая машина рухнула в воды Ла-Платы, а ее летчик гардамарина (мичман) Арнальдо Роман сумел спастись на парашюте. Так был открыт немногочисленный счет аргентинских воздушных побед.

Тем временем командир 1-й эскадрильи 2-й ИАГ вице-коммодоро (подп-к) Карлос Систер получил приказ расстрелять находившиеся в Эсейсе самолеты мятежников. Когда он на своем «Метеоре» I-052 приблизился к занятому бунтовщиками аэродрому, к нему как раз подошел Келли на «Тексане». Систер тут же атаковал его, однако теньенте-де-корбета явно родился в рубашке, и смертоносные трассы вновь прошли мимо. Затем Систер обстрелял находившиеся на полосе 4 самолета: два гражданских лайнера, АТ-11 и «Каталину». В результате были выведены из строя «Кансан» (бортЗ-В-11) и оба «пассажира», в т. ч. пострадал самолет скандинавской авиакомпании SAS. Когда летчик вернулся в Морон, то оказалось, что базу уже контролируют мятежники. Поскольку он не захотел к ним присоединиться, то оказался под арестом.

Цельнодеревянный самолет «Калькин» — продукт аргентинского авиапрома

В июне 1955 г. летчики «Метеоров» воевали и за Президента Перона, и против него

«Тексан» авиации ВМС Аргентины над центром Буэнос-Айреса

Подбитая зенитным огнем «Каталина» мятежников. 16 июня 1955 г.

Разрушенная президентская резиденция (вверху) и сгоревшие автомобили в центре Буэнос-Айреса после налетов авиации мятежников. 16 июня 1955 г.

На Пласа-де-Майо и соседних улицах дела у путчистов шли неважно. Посему они решили пойти ва-банк и после 15.00 предпринять новый штурм Розового Дома. Вся воздушная «мощь» заговорщиков вновь была пущена в дело. Между 15.20 и 15.31 «Кансаны» и «Тексаны» опять появились над площадью. К ним присоединились и «Каталины». Каждая машина несла по одной бомбе: похоже, при подготовке заговора в Эсейсе был накоплен недостаточный боекомплект, а повоевать захотелось всем. На Розовый Дом и примыкавшие объекты упали 33 бомбы, 8 из которых не взорвались. В результате обрушилось одно крыло президентской резиденции. Погиб один солдат, а еще девятеро получили ранения. Освободившись от бомб, самолеты обстреляли цели из пулеметов.

Затем прилетела четверка мятежных «Метеоров». Над площадью она разделилась: три обстреляли из пушек и НАРами Розовый Дом, а четвертый нанес удар по правительственной радиостанции. Теньенте Гильермо Паласио со своего «Метеора» сбросил на позиции защитников Дома подвесной бак, заполненный напалмом. Импровизированная зажигательная бомба произвела сильное смятение среди оборонявшихся. Вполне вероятно, что этому приему аргентинские летчики научились у немцев: до конца 1954 г. на берегах Ла-Платы в качестве советников находились ветераны люфтваффе, в т. ч. знаменитые Адольф Галланд и Ганс-Ульрих Рудель. Первый принимал участие еще в боях в Испании, где летчики «Легиона Кондор» освоили подобный способ использования ПТБ.

Розовый Дом был в значительной степени разрушен и охвачен огнем. Хаос царил и вокруг него. Ко времени налета на Пласа-де-Майо и соседних улицах собралось много людей, прибывших поддержать Перона либо просто шедших по своим делам. Особой меткостью мятежные летчики не отличались, и далеко не все использованные ими боеприпасы попали по назначению. В результате площадь и ее окрестности были завалены убитыми и ранеными, а также горевшим автотранспортом.

В целом, мятежники совершили 64 самолето-вылета, в ходе которых сбросили 9500 кг авиабомб. Погибли, согласно большинству данных, 364 человека, а не менее 800 получили ранения. Для сравнения: в Фолклендской войне «Скайхоки» и «Супер Этандары» авиации ВМС Аргентины совершили всего- навсего 40 самолето-вылетов, а общие потери англичан в боях с аргентинцами составили 255 человек убитыми и 755 ранеными.

Ответный огонь вели зенитчики, сбившие из своих «Бофорсов» один «Метеор». Управлявший им гардамарин Эдуардо Буссе спасся на парашюте. Еще два самолета, включая «Каталину», получили серьезные повреждения.

Перон не сидел сложа руки и бросил верные ему войска на освобождение авиабаз от заговорщиков. Мятежные «Тексаны» и «Метеоры» пытались воспрепятствовать выдвижению к Эсейсе колонны 3-го пехотного полка, однако успеха не добились, и к 16.00 она вступила на территорию аэродрома. Примерно в то же время капитулировал и гарнизон Пунта- Индио.

Остававшиеся в Мороне мятежники поняли, что их дело проиграно, и решили уносить ноги. Норьега приказал приготовить котлету в соседний Уругвай «Дакоту» (борт4-Т-20), в которую набилось до полусотни человек. Когда она начала разбег, сохранивший верность Перону механик забрался в стоявший у полосы «Метеор» и открыл огонь из пушек по уходившему самолету. Однако снаряды пролетели мимо.

Восемь летчиков отправились в соседнюю страну на истребителях. У «Метеора» (борт I-029) при подлете к Колонии закончилось топливо, и летчик посадил его на речную отмель. Три последних «Метеора» покинули Морон в 17.25. На прощание они вновь обстреляли Розовый Дом, а также здание главного полицейского управления. Огнем с земли была повреждена правая плоскость борта I-098. Тем не менее, до Уругвая добрались все три и без проблем сели на аэродроме Колония или в международном аэропорту Карраско под Монтевидео.

Всего в соседнюю страну перелетели 32 самолета: 8 «Метеоров», 2 DC-4, 5 С-47, 3 АТ-11, 11 АТ-6, 3 «Каталины», причем одна — с двумя несброшенными бомбами. Все беглецы получили политическое убежище, а самолеты уругвайцы, как и в 1951 г., вернули аргентинским властям…

И на этот раз Перону удалось одолеть путчистов, хотя жертвы, понесенные сторонами в ходе этих боев, оказались куда большими, чем четыре года назад. Стремясь предотвратить дальнейшие попытки переворотов, Президент развернул серьезные чистки в Вооруженных силах. Кроме того, Перон решил лишить флот авиации, дабы существенно снизить боевые возможности своих главных противников. Однако времени на реализацию замыслов ему история не оставила: спустя три месяца грянули куда более серьезные события…

Продолжение следует

Автор благодарит за оказанное содействие И. Сейдова (Россия), а также Д. Зампини, С. Риваса и инж. Вальдеса (Аргентина).

IAe-24 Calquin

(борт. № A-58)

Основные ЛТХ самолета FMA IAe-24 Calquin
Длина, м 12,0
Размах крыла, м 16,33
Высота на стоянке, м 3,34
Площадь крыла, м2 38,2
Взлетная масса, кг
— нормальная 7200
— перегрузочная 8164
Масса пустого самолета, кг 5340
Максимальная скорость полета, км/ч 440
Дальность полета, км 1200
Практический потолок, м 10000
Скороподъемность у земли, м/мин 750

IAe-24 Calquin

(борт. № A-58)

IAe-24 Calquin

(борт. № A-01)

IAe-24 Calquin (борт. № A-72)

Деревянный «Орел» с берегов Ла-Платы

Александр Котлобовский/ Киев

Двухместный цельнодеревянный истребитель-бомбардировщик и разведчик FMA IAe-24 Calquin («Калькин» — королевский орел на языке индейцев племени араукан) стал первым двухмоторным ударным самолетом, построенным в странах Латинской Америки. Его создали специалисты Плановоисследовательского отделения аргентинского Авиатехнического института в г. Кордоба на основе конструкции британского самолета D.H.98 Mosquito B.Mk.IX. Работами, начавшимися 25 августа 1944 г., руководил инженер Хуан Игнасио Сан- Мартин. Создание самолета было вызвано невозможностью получения новых бомбардировщиков из США по ленд-лизу, поскольку нейтральная Аргентина не входила в антигитлеровскую коалицию и под действие этой программы не подпадала.

Применение дерева было связано с ограниченными возможностями Аргентины по производству алюминия. Фюзеляж выполнили полумонококовым. Его силовой набор включал 7 шпангоутов и 4 стрингера, изготовленных из кедра. Обшивка представляла собой «сэндвич» из березы и бальсы. В кабине для двух членов экипажа кресла размещались рядом. За кабиной находились бомбоотсек, фюзеляжный топливный бак и небольшой багажник для личных вещей экипажа. Крыло сделали двухлонжеронным из тех же материалов, что и фюзеляж. Механизация включала простые закрылки. Основные опоры шасси убирались в мотогондолы при помощи гидропривода. Стрелковое вооружение включало четыре 12,7-мм пулемета (американских Browning AN/M3 либо аргентинских DL), размещенных снизу носовой части фюзеляжа. Стандартный общий боезапас — 750 выстрелов. Бомбоотсек вмещал до 740 кг бомб калибром от 15 до 350 кг. Под крылом предусматривалась подвеска десяти 75-мм или 105-мм НАР типа A3F. При демонтированных пулеметах на задание можно было дополнительно взять до 350 кг бомб и десяток НАР. В свою очередь использование только пулеметного вооружения позволяло увеличить боезапас до 1170 выстрелов.

Так как Великобритания в военное время не экспортировала двигатели жидкостного охлаждения Merlin в 1620 л.с., стоявшие на «Москито», аргентинцам пришлось применить продаваемые американцами двухрядные «звезды» P amp;W R-1830-65 Twin Wasp мощностью 1200 л.с. Этот вынужденный шаг предопределил худшие по сравнению с английским «прообразом» летно-технические данные машины.

Прототип «Калькина» построили на предприятии FMA (Fabrica Militar de Aviones — Военное самолетостроительное предприятие) в г. Кордоба. Выкатка состоялась 25 февраля 1946 г., а4 июля ведущий летчик-испытатель Института капитан Эдмундо Освальдо Вайсс впервые поднял новый самолет в воздух. Испытания проходили весьма успешно, и достаточно быстро машина налетала 100 ч без каких-либо происшествий. Самолет мог выполнять практически все фигуры высшего пилотажа. Правда, устойчивость «Калькина» оказалась недостаточной, и стало ясно, что на нем смогут летать летчики с квалификацией выше средней. Просуществовал прототип недолго. Уже 8 октября 1947 г. на разбеге он зацепил левой консолью цистерну, полную спирта. Начался пожар, который уничтожил самолет. Экипаж отделался «легким испугом».

В октябре 1946 г. англичане пригнали в Аргентину для ознакомления «Москито». Местные специалисты его тщательно изучили и затем внесли в конструкцию «Калькина» немало усовершенствований.

10 июля 1946 г. в воздух поднялся первый самолет установочной серии из десяти машин. С 1947 г. начался массовый выпуск, продолжавшийся до 1950 г. Всего в Кордобе, не считая прототипа, построили сто IAe-24. Из них 5 экземпляров переоборудовали в учебно-боевые, оснастив двойным управлением.

По завершении Второй мировой войны англичане сняли эмбарго на экспортные продажи «Мерлинов», и в Институте началась работа над вариантом с этими двигателями, позволявшими увеличить скорость на 200 км/ч. Был запланирован выпуск серии из ста машин, получивших обозначение IAe-28. Однако местный авиапром не смог потянуть параллельно два крупномасштабных проекта, и вскоре работы прекратили.

Поставки серийных «Калькинов» в строевые части начались в январе 1949 г., а завершились в апреле 1951 г. Первые 5 машин получила разведывательная авиагруппа Grupo 1 de Observation. Кроме нее, самолеты эксплуатировали еще несколько подразделений, включая штурмовую Grupo 3 de Ataque. В первую очередь, ими заменили такой «летающий антиквариат», как Northrop 8А и Martin 139.

В строевой эксплуатации «Калькин» зарекомендовал себя очень аварийным самолетом. Первая катастрофа произошла еще во время войсковых испытаний установочной партии, когда 20 апреля 1947 г. сорвался в штопор борт Ех-06. Всего же в летных происшествиях погиб 41 авиатор. К апрелю 1958 г. в строю оставался всего 21 «Калькин». В первой половине мая были потеряны еще 3 машины, а 14 мая разбился борт А-61, имевший самый большой налет среди своих собратьев — 1002 ч 50 мин. После этого аргентинцы решили прекратить эксплуатацию оставшихся самолетов этого типа.

В реальных боях «Калькины» применяли в сентябре 1955 г., во время т. н. «Освободительной революции». На экспорт их не поставляли. Эпизодически самолеты привлекали для испытаний различных систем вооружения местного производства, например, крылатой ракеты AM-1 Tabano.

До наших дней не сохранился ни один «Калькин». В 1963 г. борт А-71 собирались передать в создаваемый национальный авиамузей, но… самолет оказался на одном из полигонов. Там в 1967 г. он и завершил свои дни в ходе противопожарного учения.

«Перфораторы»» в работе

(Израильские F-4 в боях 1969-73 гг.)

Александр Чечин, Николай Околелов/ Харьков

Фото IDF/AF

Монография по F-4 Phantom помещена в «АиВ», № 3’ 2011.

Воина на истощение

Первые «Фантомы» прибыли в Израиль 5 сентября 1969 г. Поставки шли с темпом 4 машины в месяц. Из них постепенно формировали четыре эскадрильи: 201-ю, 69-ю, 107-ю и 119-ю. Командование ВВС Израиля (Israel Defense Force/ Air Force — IDF/AF) возлагало на «Фантомы» большие надежды, в первую очередь как на ударные самолеты. Не зря в Израиле F-4E получил название «Молоток». Для того времени это был даже не «Молоток», а скорее «Перфоратор»! Его радиус действия позволял наносить удары по любому объекту в Египте, а по своей максимальной бомбовой нагрузке он превосходил почти все боевые самолеты на Ближнем Востоке, уступая только Ту-16.

Первые боевые вылеты F-4E прошли абсолютно спокойно, т. к. истребители противника активности не проявляли. 22 октября звено F-4E из 201-й эскадрильи атаковало батарею комплекса С-75. «Фантомы» подошли к цели на малой высоте, за 3–5 км до позиции ЗРК набрали высоту 2000 м и с пикирования ударили по комплексу, используя бомбы и НАР. Батарея и несколько машин радиотехнического дивизиона были уничтожены. Израильтяне потерь не понесли. В последующие месяцы уничтожение ЗРК стало для «Фантомов» одной из основных задач, с которой они довольно успешно справились.

11 ноября состоялся дебют F-4E в качестве истребителя. Пара «Фантомов» перехватила два МиГ-21. Атака происходила из нижней полусферы и стала для летчиков «МиГов» полной неожиданностью. Один арабский самолет был сбит ракетой AIM-9, а другой, отчаянно маневрируя, увернулся от следующей ракеты и ушел на свою территорию.

Затем последовали первые потери. 17 ноября F-4E пытался атаковать РЛС в Иордании и был сбит зенитным огнем. Экипаж вывезли на вертолете. 9 декабря паре МиГ-21 удалось пушечным огнем и двумя ракетами Р-ЗС сбить еще один «Фантом».

Подводя итоги 1969 г. нужно признать, что появление F-4 изменило соотношение сил в регионе. Группировка средств ПВО в районе Суэцкого канала была полностью разгромлена. Президент Насер отправился в Москву за помощью и в ходе переговоров попросил ввести в Египет советские части ЗРВ и истребительной авиации. Стараясь уговорить Брежнева, он даже пообещал присоединиться к Варшавскому договору. После некоторых колебаний в Политбюро дали «добро», и Генеральный штаб стал готовить операцию «Кавказ» по вводу советских войск в Египет. Почти в то же время Израиль договорился с Соединенными Штатами о поставке еще 25 «Фантомов». Война разгоралась с новой силой.

1970 год

В начале 1970 г. IDF/AF изменили свою стратегию. Теперь главной целью стало завоевание превосходства в воздухе. Решать эту задачу планировали путем уничтожения авиации противника в воздушных боях. Одновременно решили провести серию массированных бомбардировок (кодовое название операция Blossom) военных объектов в глубоком тылу египтян.

7 января два F-4E из 201 — й эскадрильи нанесли удар по военному училищу в пригороде Каира. Другая пара «Фантомов» из 61 — й эскадрильи атаковала штабы, несколько казарм и учебных лагерей египетской армии. Через три дня самолеты уничтожили склады боеприпасов. 13 января F-4E разбомбили аэродром египетских ВВС, затем завод по производству боеприпасов. Через десять дней F-4E вновь появились над Каиром и уничтожили армейский тренировочный лагерь на окраине городского аэропорта.

Во всех этих вылетах египетские истребители просто не успевали перехватить израильские самолеты. На маршруте F-4E несколько раз меняли направление полета, вводя в заблуждение посты раннего предупреждения египтян. Выход к цели осуществлялся на малых высотах с разных направлений. В большинстве случаев ударная группа состояла из двух звеньев и действовала без истребительного прикрытия. Вооружение «Фантомов» включало бомбы Мк.117 и блоки НАР.

Израильские налеты продолжались. Так, 8 февраля пара «Фантомов» из 61 — й эскадрильи отбомбилась по военным складам к северу от Хилуана, а пара из 201-й эскадрильи нанесла удар по целям в районе Иншасс. На обратном пути их попыталась перехватить пара египетских МиГ-21, и «Фантомам» пришлось принять бой. Две выпущенные ракеты AIM-9 целей не достигли, но вот пушечным огнем один «МиГ» удалось сбить.

Тем временем развертывание советских частей в рамках операции «Кавказ» шло полным ходом. Они были вооружены маловысотными ЗРК С-125, ЭСУ-23-4 «Шилка» и ПЗРК «Стрела». На авиабазе «Каир-Запад» заканчивались сборка и облет МиГ-21МФ из 135-го ИАП. Израильтяне выжидали и пока ограничивались только психологическими атаками на «пришельцев». Так, 6 марта пара F-4E появилась над «Каир-Запад» и демонстративно выполнила несколько фигур простого пилотажа.

К середине апреля советские истребители и ЗРК уже взяли под свой контроль воздушное пространство над большинством военных объектов. Ввиду большой потенциальной опасности для «Фантомов» 13 апреля выполнение операции Blossom прекратили. Всего F-4E совершили 17 глубоких ударных рейдов в тыл противника. По израильским данным, за весь период ее проведения IDF/AF не потеряли ни одного F-4, но египтяне считают, что один «Фантом» им все же удалось сбить. Победа была записана на счет арабского МиГ-21 в начале апреля.

Пилоты IDF/AF переключились на борьбу с силами ПВО, не прекращая при этом беспокоящие и разведывательные полеты в глубь Египта. Так, 14 апреля пара «Фантомов» демонстративно пронеслась над позициями ЗСУ-23-4 в районе соленого озера Карун. Один из израильских пилотов в кураже даже проскочил под проводами высоковольтной линии электропередач. Ошарашенные артиллеристы открыли огонь с большим опозданием и достать этот «летающий цирк» не смогли.

Первая схватка F-4Ec МиГ-21МФ из 135-го ИАП произошла 13 апреля. Звено МиГ-21 перехватило пару «Фантомов», выполнявшую разведывательный полет. «МиГи» работали по вьетнамскому сценарию. Пилоты сближались с целью по командам с земли и не включали свои РЛС. Благодаря достигнутой внезапности ведущей паре удалось сбить оба «Фантома». Израильская сторона факт этого боя отрицает.

По официальной хронологии IDF/AF, F-4 провели свой очередной воздушный бой только 25 апреля. И не с МиГ-21, а с парой египетских Ил-28, которая вторглась в воздушное пространство Израиля. Один «Ил» сбили ракетой AIM-7, запущенной с F-4E из 201 — й эскадрильи, а другой стал жертвой средств ПВО.

В начале лета и работа советских ракетчиков начала приносить плоды. 30 июня во время крупного налета израильской авиации на объединенную советско-египетскую группировку ПВО ракетчики совместными действиями сбили 4 «Скайхока» и два F-4E. Оба «Фантома» стали жертвой ЗРК С-125. Хотя израильская авиация не осталась в долгу, уничтожив 5 пусковых установок С-75 и повредив еще две, случай поражения ракетами «земля-воздух» доселе неуязвимого F-4 заставил командование IDF/AF задуматься об изменении своей тактики. Если раньше приходилось иметь дело с отдельными ЗРК, то теперь противник выставлял более десятка комплексов одновременно. После обсуждения создавшейся ситуации было принято решение производить налет с использованием демонстрационной группы, которая отвлекала бы на себя внимание радиотехнических средств. В то же время ударная группа должна была заходить на цель со стороны Египта на малой высоте и неожиданно атаковать противника.

2 июля данную тактику опробовали. 12 «Фантомов» ударили по позициям ракетчиков с тыла, уничтожили одну батарею С-75 и без потерь вернулись на свой аэродром.

На следующий день зенитчики, смекнув что к чему, скрытно выставили в тылу две батареи С-75 и стали ожидать противника. Утром на высоте 3000 м появилась отвлекающая группа «Скайхоков». «Фантомы» опять шли с тыла и попали прямо в засаду. Один самолет сбили, а остальные отказались от атаки. 5 июля «Фантомы» снова попали под обстрел С-125 и потеряли один самолет.

Израильтяне были вынуждены прекратить налеты и обратились к американцам за аппаратурой РЭБ, которая во Вьетнаме творила чудеса. 13 апреля из США прибыл транспортный самолет, который привез подвесные контейнеры AN/ALQ-71. Получив в распоряжение «абсолютное оружие», именно так оценивали эти американские системы в IDF/AF, израильтяне начали планировать крупную воздушную операцию против ПВО. Для уничтожения ЗРК выделили 12 «Фантомов» из 201 и 61-й эскадрилий. Отвлекающая группа состояла из четырех «Скайхоков», прикрытие с воздуха обеспечивали четыре «Миража». Операция началась в первой половине дня 18 июля. Вначале она шла строго по плану. «Фантомы» с включенными станциями РЭБ прорвались к ЗРК. Как и ожидалось, эффективность комплексов С-75 упала до нуля. Звено F-4E из 61-й эскадрильи беспрепятственно отбомбилось по позициям египетских зенитчиков, правда, большая часть пораженных целей оказалась макетами.

Другое звено «Фантомов», ведомое командиром 201 — й эскадрильи Шмуэлем Хецом, атаковало батарею С-125 под командованием В.М. Толоконникова. Хец полностью полагался на систему РЭБ и, когда по нему была выпущена ракета, противозенитных маневров не предпринял. Однако AN/ALQ-71 не оказала на С-125 какого-либо воздействия. Ракета настигла цель и взорвалась рядом с «Фантомом». Хец погиб, а его оператору удалось катапультироваться.

Вторая пара также подверглась обстрелу.

Ведущий самолет командира 61-й эскадрильи Авиху Бен-Нуна получил сильные повреждения, что вынудило экипаж выйти из боя. Ведомый F-4E выпустил по позиции НАР и сбросил бомбы. Одна пусковая установка и одна машина станции наведения были уничтожены. Погибли 8 советских военнослужащих. Другим батареям С-125 удалось сбить еще два «Фантома», потерю которых противник не признал. После этого боя израильские самолеты перестали проводить активные действия в районах расположения советских подразделений.

В конце июля командующий IDF/AF Мордехай Ход санкционировал проведение специальной операции против советских «МиГов», по типу американской Bolo. Операция получила название Rimon 20. Роль приманки играли два звена истребителей. Звено F-4E имитировало поведение «Скайхоков», атакующих египетскую РЛС, а летевшее в плотном строю звено «Миражей» — самолета-разведчика, который производит оценку результатов удара штурмовиков (на экранах наземных РЛС эти четыре самолета выглядели как один). Другое звено «Миражей» составляло группу поддержки приманок и находилось в засаде, маскируясь за складками местности. Наконец, еще четыре «Миража» оставались в 3-минутной готовности к взлету на аэродроме Рафидим в 75 км от Канала.

Выполнение плана Rimon 20 началось 30 июля. На перехват приманок взлетели два звена советских МиГ-21 МФ. Первое атаковало лже-«Скайхоки», а второе — лже-разведчика. Обнаружив противника, F-4E, используя свою рекордную скороподъемность, мгновенно ушли на большую высоту и включили станции РЭБ. Помехи ослепили наземные РЛС, и «МиГи» потеряли контроль над тактической обстановкой в районе боя. Неожиданно появившееся звено «Миражей» из группы поддержки связало их маневренным боем.

Приманка, изображавшая разведчика, сбросила топливные баки и атаковала второе звено «МиГов». К месту боя устремилось и дежурное звено с Рафидима. С израильской стороны бой вели «одни старики». Из 16 пилотов 12 имели богатый опыт реальных боев, на всех приходилось 56 сбитых истребителей. С советской стороны боевым опытом практически не обладал никто. В результате летчики IDF/AF не понесли потерь и сбили 5 «МиГов». Две победы записали на счет пилотов «Фантомов».

Горечь поражения несколько скрасил успех зенитчиков.

3 августа F-4E попали в умело организованную засаду и потеряли 4 самолета. Но больше советские расчеты ЗРК участия в «войне на истощение» не принимали.

В итоге можно сказать, что действия «Фантомов» в рамках операций Blossom и Rimon 20 оказали решающее влияние на ход войны и привели к заключению перемирия 7 августа 1970 г.

Израильский «Фантом» патрулирует над береговой чертой

Между войнами

Весной 1971 г. в Египет прибыли четыре советских самолета-разведчика МиГ-25, которые начали совершать регулярные разведывательные полеты вдоль оборонительной линии Бар- Лева, над Синайским полуостровом и Средиземноморским побережьем Израиля. Разведчики добывали ценнейшую информацию, на основе которой египтяне планировали свою очередную наступательную операцию.

Естественно, IDF/AF пытались помешать этим полетам. 10 октября 1971 г. «Фантомы» перехватили МиГ-25 над Средиземным морем в 30 км от Ашкелона. 16 мая 1972 г. — над Египтом. 6 ноября 1972 г. и 10 марта 1973 г. — над Синайским полуостровом. Во всех случаях, кроме майского, производился залповый пуск двух AIM-7E в заднюю полусферу МиГ-25, что не оставляло никаких надежд на успех атаки. Перехват 16 мая сорвался из-за ошибок наведения, но экипаж «Фантома» (летчики Даниэль Шаки и Йоси Яари) заявил, что внезапно увидел «МиГ» прямо перед собой и применить оружие просто не успел.

Атака с использованием 370-кг авиабомб Мк.117

Израильский «Фантом» проходит над танками противника. Война Судного дня, октябрь 1973 г.

За весь период применения МиГ-25 в Египте сбить его «Фантомам» так и не удалось. Личный состав IDF/AF, привыкший к работе на средних и малых высотах, не имел необходимых для высотного перехвата навыков и оказался не готов к выполнению такой задачи.

18 сентября 1971 г. израильтяне нанесли удар по позициям египетской ПВО. В ходе этого налета «Фантомы» впервые на Ближнем Востоке применили противорадиолокационные ракеты AGM-45 Shrike, но результаты 12 пусков разочаровали командование. Одна ракета упала рядом с кабиной РЛС П-35, не причинив ей никакого вреда, на нескольких ракетах не сработали взрыватели, остальные просто не попали в цели.

В 1971 г. израильтяне активизировали воздушную разведку. К выполнению этой задачи сначала привлекли полученные из США во временную эксплуатацию два RF-4C. В начале лета их сменили 6 заказанных ранее RF-4E. В октябре в одном из вылетов RF-4E подвергся обстрелу ПЗРК «Стрела-2». Экипажу повезло, слабенькая боевая часть ракеты не причинила «Фантому» особого вреда, и он вернулся на свой аэродром. Летом 1972 г. RF-4E произвели несколько успешных боевых вылетов над Сирией. Все попытки сирийских ЗРК и «МиГов» сбить разведчики окончились неудачей.

Осенью 1972 г. в ответ на убийство израильских спортсменов на олимпиаде в Мюнхене «Фантомы» провели целую серию ударов по лагерям Организации освобождения Палестины в Сирии и Ливане. Во время этих налетов был потерян один F-4E, но сбить удалось два МиГ-21.

21 февраля 1973 г. пара F-4E сбила пассажирский Boeing 727 ливийской авиакомпании. Погибли 216 пассажиров.

Судный день

6 октября 1973 г. египетские и сирийские войска начали широкомасштабное наступление против израильских позиций на Синайском полуострове и Голанских высотах. Его поддерживали крупные силы авиации, которые по численности превосходили IDF/AF почти в два раза.

Египетская авиация начала войну с удара по израильским аэродромам Рафидим и Офир, ЗРК, пунктам управления и РЛС на Синае. «Фантомы» вступили в бой немедленно. Дежурная пара F-4E взлетела с Рафидима, когда над ним уже находилось около двух десятков МиГ-17. В результате боя ей удалось сбить 7 самолетов. Египтяне не признали сам факт этого боя, хотя потерю 7 самолетов в тот день не отрицают. В это время другие «Фантомы» наносили бомбовые удары по наступавшим войскам и потеряли от огня сирийского ЗРК один F-4.

В конце дня египетский спецназ приступил к операциям в глубине обороны израильтян. Группы диверсантов доставляли вертолеты Ми-6 и Ми-8. Дежурная пара F-4E из 119-й эскадрильи была вызвана в район Рас-Судр, где наблюдатели обнаружили большое число вертолетов противника. Прибыв на место, летчики встретили около двух десятков винтокрылых машин, часть из которых уже приземлилась и начала высадку. Используя ракеты AIM-9 и пушки, летчики уничтожили пять Ми-8. Еще один вертолет попал в спутную струю от «Фантома» и разбился. По египетской версии, ничего подобного, конечно, не было и быть не могло. Их данные говорят о потере пяти вертолетов, но в разных частях фронта.

В первый день войны египетская авиация применила крылатые ракеты КСР-2 и КСР-11, которые запускались с бомбардировщиков Ту-16. «Фантомам» удалось сбить одну ракету КСР-2, приближавшуюся со стороны моря к Тель-Авиву.

Ночью египетские ракетные катера нанесли удар по опорным пунктам на северном фланге линии Бар-Лева. Израильские катера пытались им помешать, но успеха не добились. Вызванный на помощь F-4E уничтожил один катер противника, находившийся в 40 км от берега.

Утром 7 октября IDF/AF начали операцию Tager, направленную на подавление египетской ПВО. На позиции зенитчиков «Фантомы» сбрасывали кассетные бомбы CBU-24, каждая из которых вмещала 640 осколочных суббоеприпасов. Разлетавшиеся при их взрыве шарики разрывали электрические кабели, разрушали антенно-фидерные системы и уничтожали личный состав расчетов. В этом вылете «Фантомы» потерь не понесли.

В связи с ухудшением положения на Сирийском фронте израильтяне прекратили выполнение плана Tager и перебросили всю наличную авиацию в район Голанских высот. Перед F-4E стояла та же задача — уничтожить ПВО противника. Операция получила название Doogman 5 и стала самой неудачной в истории IDF/AF. На ее ход решающее влияние оказали устаревшие данные о расположении целей. Сирийцы успели сменить свои позиции, и «Фантомы» отбомбились по пустым местам или макетам. Из 26 ЗРК удалось уничтожить только один комплекс С-125. За халатность штабистов пришлось расплачиваться пилотам. Шесть «Фантомов» было сбито, а около десяти — получили повреждения. Два летчика F-4 погибли, и 9 попали в плен.

В ходе этого налета произошел довольно курьезный случай. Один из поврежденных в бою «Фантомов» из 201-й эскадрильи пилотировали Гад Самок и Авикам Лиф. Когда на борту возник пожар, Лиф решил, что они сбиты, и катапультировался. Но Самок продолжал бороться за жизнь своего F-4 и привел подбитую машину на базу. Об отсутствии оператора в кабине он узнал только после посадки.

В воздушных боях удача сопутствовала экипажам «Фантомов». Они записали на свой счет три МиГ-21 и один Су-7Б. В свою очередь, египетские летчики МиГ-21 отрапортовали о двух победах над F-4E.

8 октября израильские сухопутные войска предприняли ряд контратак. IDF/AF в тот день наносили удары по аэродромам противника и потеряли по два «Фантома» и «Скайхока». При этом арабы заявили об уничтожении 30 самолетов!

Группа «Фантомов» из 119-й эскадрильи возвращается с задания

На следующий день «Фантомы» были, в основном, заняты атаками наземных целей. Так, 24 самолета из 119-й эскадрильи попытались уничтожить Генеральный штаб и штаб ВВС Сирии в Дамаске.

Штабы уцелели, а два F-4E были сбиты. «Фантомы» из 107-й эскадрильи атаковали аэродром египетских истребителей Катмия и от огня ПВО потеряли один самолет. Экипаж катапультировался над Красным морем и был подобран вертолетом.

Другие «Фантомы» отметились уничтожением РЛС в Ливане и электростанции на окраине Дамаска.

При встрече с истребителями противника им удалось сбить один МиГ-21. К концу дня накал сухопутных сражений спал. Обе стороны начали перегруппировку сил.

10 октября экипажи «Фантомов» продолжали наносить удары по целям в глубине территории противника и вести воздушные бои с истребителями. Они уничтожили еще одну электростанцию, нефтехранилище, разбомбили сирийский порт Мина эль-Бида и сбили три МиГ-21. Арабская статистика говорит обратное — сбиты два «Фантома».

11 октября выдалось для F-4E не очень удачным. Четыре звена МиГ-21 перехватили два звена «Фантомов» из 210-й эскадрильи, наносивших удар по мосту в районе Каира. В завязавшемся бою израильтяне потеряли два «Фантома». Один «МиГ» им удалось сбить, но это не подтверждают египтяне.

На Сирийском фронте «Фантомы» понесли еще большие потери. Один самолет получил повреждения, когда атаковал аэродром Меззе, другой — был сбит ПЗРК во время удара по сирийским нефтехранилищам. Еще восемь F-4E сбили ракетами комплекса С-125 в районе наступления израильской армии, а два — над военным аэродромом Блей под Дамаском. Последние потери израильская сторона не подтверждает.

В тот день в воздухе было замечено несколько «Фантомов» без камуфляжа и опознавательных знаков. Арабские специалисты приняли их за палубные истребители F-4J. Считается, что 6-й флот США предоставил эти самолеты IDF/AF «во временное пользование» для восполнения боевых потерь, но каких-либо подробностей об их боевом применении нет.

В течение двух следующих дней «Фантомы» наносили регулярные удары по аэродромам противника. Один самолет был потерян.

Утром 14 октября перед командирами подразделений «Фантомов» поставили задачу атаковать египетские аэродромы истребителей Эль-Мансура и Танта. Первыми в воздух ушли 48 F-4E, взявшие курс на Эль-Мансура. Подходя к цели с западного направления на малой высоте, они пытались незамеченными выйти к аэродрому. Но размещенные в дельте Нила ЭСУ-23-4 обстреляли группу и заставили ее подняться выше. Ударные самолеты и несколько истребителей прикрытия «Нешер» были немедленно обнаружены. Навстречу взлетели МиГ-21 с Эль-Мансура, Абу-Хаммад, Иншас и Танта. 12 «Фантомов» для атаки Танты взлетели чуть позже и попали уже в самую гущу боя.

По египетским данным, бой длился около 50 минут 1*, и с обеих сторон в нем участвовали по 70 самолетов. Израильтяне потеряли 18 «Фантомов», арабы — 6 «МиГов». Конечно, от источника к источнику эти числа незначительно разнятся.

Израильская же сторона вообще отрицает факт массового боя. Свои потери в тот день она исчисляет всего двумя F-4. Один — в воздушном бою, а другой — от дружественного огня «Нешера». Потери противника в воздухе оцениваются в 12 МиГ-21. Еще 3 самолета были уничтожены на земле.

В этой истории много неясного, но, как нам кажется, одна из сторон здорово привирает. Египтянам выгодно «разбить» израильтян в воздухе, чтобы отвлечь внимание от крупнейшего поражения на земле. Ведь в это время танковые дивизии египтян с огромными потерями отступали к Каналу. Таким образом, этот день можно вписать в историю как день ВВС Египта, а не как день траура по погибшим танкистам. А израильтянам, если их «Фантомы» действительно попали в большую мясорубку, выгодно делать вид, что ничего не случилось.

15 октября в войне наступил перелом. Египтяне отступали за канал, а Израиль начал свое большое наступление.

«Фантомы» сбили два египетских МиГ-21. Потери IDF/AF составили один F-4E.

На следующий день через канал переправились четыре десятка израильских танков, которые при поддержке десантников стали крушить беззащитные ЗРК египтян. Таким образом, сухопутные силы начали делать ту работу, которую обычно выполняли «Фантомы». А в это время они бомбили цели в глубине Египта и Сирии. При этом один F-4 сбили во время удара по Танта.

На Сирийском фронте наступило относительное затишье. Обе стороны, сильно измотанные боями, перегруппировывали свои силы.

17 октября F-4E бомбили объекты ПВО в районе Порт- Саида. ЗРК С-125 сбили два и повредили еще два «Фантома». В тот день на рейде находилось несколько советских десантных кораблей и тральщиков. По некоторым данным огнем зенитных пушек с десантного корабля СДК-137 был сбит еще один «Фантом».

На следующий день F-4 совместно со штурмовиками А-4 нанесли массированный удар по ПВО Египта. Удалось уничтожить 6 ЗРК. Потери составили 2 «Фантома» и 4 «Скайхока». 21 октября в воздушном бою над Голанскими высотами сирийский МиГ-21 сбил очередной «Фантом». Израильтяне согласны и со своей стороны выдвигают претензии на два сбитых МиГ-21.

23 октября F-4E поднялись в воздух последний раз в той войне. Два звена из 119-й эскадрильи под прикрытием четырех «Миражей» бомбили сирийские склады горючего. Их атаковали два десятка МиГ-21, которые сбили два «Фантома». Летчики F-4 отрапортовали о четырех сбитых «МиГах». Эти данные сирийская сторона не подтверждает.

Ночью Совет Безопасности ООН принял резолюцию о прекращении огня, и 26 октября обе стороны прекратили боевые действия. За все время боев, по данным Израиля, было потеряно 32 «Фантома».

1* Взлет и полет к месту боя + 50 минут боя + возвращение и посадка — для МиГ-21 явно очень много.

Итоговая таблица потерь F-4 (по данным IDF/AF)
Эскадрилья Кол-во самолето-вылетов Потери с-тов Потери летчиков
погибли пленены
69-я 850 9 4 8
107-я 760 4 0 0
119-я 939 5 4 4
201-я 751 14 7 11
Всего 3300 32 15 23

В октябре-декабре 1973 г. «Фантомам» опять пришлось вести охоту за неуловимым разведчиком МиГ-25. Более-менее приличный перехват удалось провести только 15 декабря. МиГ-25 летел на своей традиционной высоте 22000 м, а «Фантом» провел атаку снизу двумя ракетами AIM-7E. Экипаж «МиГа» ушел от них, разогнавшись до скорости 3159 км/ч (подробнее см. «АиВ», № 5’04).

В дальнейшем работы израильским «Фантомам» хватало. Они неоднократно встречались в воздушных боях с сирийскими истребителями, наносили удары по позициям сирийских войск и объектам разных террористических организаций. Свой последний воздушный бой израильские F-4 провели в 1982 г. В последующие годы они использовались только для ударов по наземным целям.

Воздушная битва при Чернобыле

Отдавшим жизни и здоровье свои во имя миллионов сбереженных

Сергей Дроздов/ Борисполь, Киевская обл.

Моему дяде Сергею Васильевичу Ренгач, ликвидатору катастрофы на ЧАЭС, посвящается

Продолжение. Начало в «АиВ», Ne№ 2, 3’2011.

В целом, личный состав вертолетных частей привлекался к ЛПК по ротационному принципу — по 2–4 летных экипажа от полков и эскадрилий. При этом сроки работы летчиков составляли от 3–7 суток на начальном этапе ЛПК, до 30–40 в июле-августе 1986 г. В среднем, в день выполняли по 4–6 вылетов продолжительностью от 40 мин до 1,5 ч.

Последующий анализ показал, что учет облучения экипажей велся формально, измерительные приборы были несовершенны, имели большую погрешность, а установленный для летного состава максимальный уровень облучения не всегда выдерживался. Да и далеко не все ликвидаторы осознавали опасность, с которой им пришлось столкнуться. Так, Н. Шиман, служивший в 112-й ОСАЭ, вспоминал: «Были товарищи, которые стремились побыстрее получить свою дозу и отправиться домой. Для этого специально летали пониже, с открытыми люками и дверью, через которые вели визуальное наблюдение». К середине мая 1986 г. дозы, превышающие допустимые, получили уже 339 экипажей военных вертолетов (почти 1400 человек). Причем в «чернобыльские жернова» попали самые подготовленные вертолетчики, многие — с боевым опытом. После медицинского обследования часть первых ликвидаторов списали с летной работы (особенно пострадали курящие). Остальные получили разрешение летать, однако отныне они каждый год должны были приезжать в Москву для прохождения комиссии и очередного решения о допуске к полетам.

По данным создателей фильма «Битва за Чернобыль», к настоящему времени около 600 вертолетчиков уже ушли из жизни. В том числе трагически сложились судьбы п-ка В.А. Водолажского и летчика-испытателя А.Д. Грищенко. Водолажский принимал участие в Л ПК в мае и июле-сентябре, выполнил 120 вылетов, в т. ч. очень рискованных. Получив большую дозу радиации, он умер в июне 1992 г. Спасти Грищенко пытались не только советские, но и американские врачи. Однако, несмотря на все усилия, в том числе на пересадку костного мозга, он скончался в июле 1990 г. в США, где находился на лечении. В феврале 1995 г. обоим летчикам присвоили звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Разрушенный 4-й энергоблок, снятый с рабочего места Ми-6 подп-ка А.В. Костенко. 9 мая 1986 г.

Несладко приходилось и авиационной технике. Как показал анализ применения, до получения загрязнения, превышавшего допустимое, вертолет успевал налетать около 100 ч. После этого его отправляли на кладбище техники (по состоянию на конец 2010 г., только на открытых хранилищах оставалось 7 Ми-6, 2 Ми-8 и 1 Ми-26) или утилизировали и закапывали. Большинство вертолетов вернулось в свои части, где их еще не один раз дезактивировали, если этого сделать не удавалось, их тоже утилизировали и отправляли в район Чернобыля. На других продолжали летать, причем часто экипажи даже не подозревали, как «фонят» их аппараты.

Наиболее грязными на вертолетах оказались воздухозаборники двигателей, маслофильтры и места с масляными пятнами. Среди тех, кто занимался дезактивацией вертолетов с помощью специальных жидкостей, был инженер-теплофизик А. Алексеев, который вспоминает, что, когда начали «промывку, все оказалось не так просто. Только потом, когда мы полезли на двигатели, то обнаружили, что мы к атомной войне были готовы не полностью, по крайней мере, по вертолетам. Если вертолет заходит в зону атомного взрыва и выходит из нее, то по инструкции его надо обмыть сверху, салон и пилотскую кабину. В военное время допускается 5 миллирентген, там было 150–180. После промывки по этой инструкции получалось 130–120. Все давал двигатель…»

Не обошлось в процессе ЛПК и без тяжелых летных происшествий. Так, 2 октября произошла авиакатастрофа прямо на глазах у собравшихся на митинг по случаю возведения «великой стены» на объекте «Укрытие». В 17.30, когда митинг подходил уже к концу, над реактором появились вертолеты, поливавшие его дезактивирующим раствором. И вдруг один Ми-8 зацепился хвостовым винтом за трос от 160-метрового подъемного крана. Винтокрылая машина упала всего в трех метрах от машинного зала. Погиб экипаж 112-го ОВП, в который входили: командир к-н В. Воробьев, летчик-штурман ст. л-т А. Юнгкинд и борттехник ст. л-т Л. Христич, а также ст. прапорщик Н. Ганжук из 51-го ОГВП, находившийся на борту по просьбе атомщиков (по другой версии, решивший «подскочить на попутке» на оперативный аэродром). Командир вертолета недавно вернулся из Афганистана, где выполнил 646 боевых вылетов с налетом 417 ч. Там его вертолет был сбит, Воробьев получил тяжелые травмы и был единственным, выжившим в экипаже. Он смог вылечиться и добился восстановления на летной работе.

Долгое время об этом происшествии официальные власти предпочитали не вспоминать. Кинокадры, запечатлевшие катастрофу, исчезли из фильма о ЛПК, а попытки журналистов узнать фамилии членов экипажа наталкивались на «вежливый» отказ. Причин катастрофы называли несколько. Так, очевидцы говорили, что строители недовернули стрелу злополучного крана, о чем экипажу не сообщили. Почему вертолетчики не заметили опасное препятствие, мы уже не узнаем никогда. По воспоминаниям п-ка С.И. Володина, командир вертолета, летевшего перед Воробьевым, предупредил его: «Смотри — стрела». На что получил ответ: «Хорошо». Возможно, причиной катастрофы стала усталость экипажа, притупившееся чувство опасности. Некоторые очевидцы склоняются к мнению, что на трос вертолет бросил внезапный порыв ветра.

Различные источники говорят о еще одном потерянном вертолете. Так, в историческом формуляре работавшего на ЧАЭС ворошиловградского сводного отряда противопожарной службы значится: «4 сентября дежурный караул принял участие в спасении экипажа упавшего вертолета и тушении пожара. Никто из членов экипажа не пострадал». По воспоминаниям п-ка Д.К. Кушнарева, причиной этой аварии стала ошибка в пилотировании во время приземления. П-к С.И. Володин дополняет, что данный Ми-8 перевозил разбившегося на автомобиле майора, и в результате нового происшествия невезучий офицер пострадал еще больше. Он также отмечает, что при той интенсивности полетов, которая была во время ЛПК, потеря всего двух вертолетов говорит о высоком уровне обеспечения безопасности полетов.

Вертолет Ми-8Т приземляется на площадке «Кубок», на окраине Чернобыля

Выгрузка очередного груза свинца из Ми-6

Заправка топливом вертолета радиохимразведки Ми-24Р. Аэродром Гончаровское, лето 1986 г.

Авиация силовых ведомств. Самолеты

Уже в 8.00 26 апреля представители Министерства обороны, МВД, других центральных ведомств Советского Союза на военно-транспортном самолете вылетели из Подмосковья в Борисполь. В тот же день началась переброска по воздуху передовых групп мобильных подразделений войск радиохимической и биологической защиты (РХБЗ). К следующему дню было перевезено 272 человека и 65 единиц техники. В последующие дни была создана специальная группа экипажей ВТА под руководством подп-ка Н. Разинова. На начальном этапе операции особо отличился экипаж к-на В. Губко, выполнившего 30 полетов в зону ЛПК.

В целом, в ходе ЛПК военно-транспортные самолеты выполнили около 15000 самолето-вылетов, перевезли 200000 человек и 25000 т грузов. В основном, использовался аэродром Борисполь, откуда грузы вертолетами и наземным транспортом доставлялись в район катастрофы. Например, Ил-76, Ан-12 и Ан-26 перебрасывали личный состав, включая так называемых «партизан» — военнослужащих, призванных из запаса. Эти самолеты также привозили в Борисполь оружейную дробь из Бийска (Алтайский край) и свинцовые слитки из Челябинска, когда их нужно было сбрасывать в реактор. Еще одной из важнейших задач являлась ежедневная доставка проб воздуха, грунта и т. д. из зоны катастрофы в Москву.

В конце июня — начале июля была попытка использовать для распыления «бурды» самолеты Ан-12. Как вспоминает генерал- лейтенант авиации Н.П. Крюков, ему довелось присутствовать на пробных полетах. Зрелище было впечатляющее: летевший на высоте 20–30 м на малой скорости Ан-12 оставлял шлейф черной жидкости, и казалось, что самолет горит и сильно дымит. Однако от использования Ан-12 пришлось отказаться, т. к. скорость его полета оказалась все же слишком большой, и вместо образования пленки распыляемый латекс сворачивался в шарики.

В ходе ЛПК для проведения мониторинга весьма активно использовались самолеты специального назначения. Так, 23 апреля один Ан-30 из 86-й ОДРАЭ (Черновцы) прибыл на аэродром Борисполь для выполнения аэрофотосъемки в картографических целях. Уже с 27 апреля на нем выполнялись полеты над районом ЧАЭС, в тот же день первые фотоснимки легли на стол военного руководства и ученых. В дальнейшем также использовались аэродромы Чернигов (Певцы), Нежин и Овруч.

Причем на двух последних, как правило, выполняли дезактивацию самолета.

Уже во второй половине дня 27 апреля взлетел с аэродроме Кубинка и взял курс на Чернобыль самолет радиационной разведки Ан-24РР (бортовой № 03, командир экипажа к-н А. Зайцев), находившийся в подчинении Службы специального контроля МО СССР. Он должен был осуществить забор проб воздухе в районе Чернобыля. По воспоминаниям участников того поле та, через час с небольшим после взлета началось проведение измерений, а вскоре самолет вышел на ЧАЭС. «Выполнила отбор первых проб при затрубленной дозиметрической аппаратуре, т. к. на высоте 300–500 м над светящимся реакторов мощность дозы достигала до 150 Р/ч». Результаты были опера тивно доставлены в Москву, и после их анализа начали прорисовываться и все масштабы катастрофы.

Катастрофа Ми-8Т к-на В. Воробьева. 2 октября 1986 г. (кадр видеосъемки)

Самолет радиационной разведки Ан-24РР

Привязной аэростат, использованный при строительстве объекта «Укрытие»

В последующем для радиационной разведки использовали еще три Ан-24РР: два той же Службы спецконтроля и один Семипалатинского полигона (командиры экипажей м-ры В. Савчук, А. Кочепыгов и подп-к К. Карпов). Только за первый месяц все четыре «пылесоса» (так называли эти самолеты, оснащенные специальными фильтрогондолами) совершили 54 полета над европейской территорией СССР, налетав 400 ч и 140000 км. Было отобрано более 200 проб аэрозольных продуктов из атмосферы, при этом полеты над реактором выполнялись на высотах от 200 до 2000 м.

В июне-июле Ан-24РР выполняли так называемую задачу № 2: осуществляли спектрометрическую съемку четырех квадратов местности размером 100x100 км каждый. До 21 августа их экипажи решали и задачу № 3: контроль за дневными выбросами из разрушенного реактора. В общей сложности за первые 3 месяца работы четыре Ан-24РР совершили 285 полетов и отобрали около 600 проб воздуха.

Во время ЛПК нашли применение и летательные аппараты легче воздуха. Долгопрудненский машиностроительный завод специально создал привязные аэростаты, которые использовали для освещения стройплощадки объекта «Укрытие» в ночное время.

Продолжение следует

Ту-134Ш-2, Память о «ласточке»

Михаил Левтеров/ Луганск

Самолеты Ту-134Ш-2 поступили на вооружение 46-го учебного авиаполка Ворошиловградского высшего военного авиационного училища штурманов им. Пролетариата Донбасса (ВВВАУШ) в 1972-75 гг. Получали их на заводе-изготовителе в Харькове. Предназначались эти машины для замены Ту-124Ш. Новые «тушки» поступили в 1-ю и 2-ю эскадрильи (по 10 самолетов в каждую). Теоретическое переучивание первой группы летного и технического составов (около 10–12 человек) первоначально проходило в Харькове, а летная подготовка одного летного экипажа, включая летчика-инструктора, — на подмосковном аэродроме Раменское. Остальной летный и инженерно-технический состав переучивался в 46-м УАП.

Самолеты предназначались для обучения курсантов профилей морской ракетоносной, противолодочной и дальней авиации. На них проводили практическое обучение самолетовождению и боевому применению. На борту Ту-134Ш-2 было оборудовано 16 рабочих мест. Курсантов начинали вывозить со второго курса (налет — 80 ч). С третьего курса они приступали к бомбометанию. Для этого, в основном, использовали бомбы П-50-75, которых на балочные держатели подвешивали от 8 до 12 шт. Кроме того, инструкторский состав отрабатывал бомбометания с использованием бомб ФАБ-100-120 и САБ-100. Использовались полигоны: «Старый Айдар», «Компанеевка», «Херсон», «Багерово», «Яреськи». По сравнению с гражданской авиацией средний годовой налет на самолет был небольшим — около 300–400 ч.

«Сто тридцать четвертый» отличался высоким уровнем шума двигателей, особенно на взлетном режиме, но в целом заслужил высокую репутацию. Летчики считали его прекрасным самолетом. Те, кто ранее служил на Ту-16 и Ту-22М, говорили, что на этой машине летать очень комфортно и приятно. Не зря многие называли ее «ласточкой».

Инженерно-технический состав также весьма высоко оценивал Ту-134Ш-2, хотя отмечал характерные неисправности. Прежде всего, это были:

— течь топлива по нижней поверхности крыла из-за нарушения герметичности бака-кессона (ввели даже минимальную заправку при полетах в районе аэродрома);

— отказы станций «Инициатива» и «Рубин», особенно при выполнении бомбометаний, в результате чего на аэродром привозили несброшенные бомбы;

— сбои в работе курсовой системы;

— ошибки в показаниях датчиков топливомера СЭТС-470, особенно в межсезонье и при погоде с высокой влажностью.

Ту-134Ш использовали в ВВВАУШ более 10 лет. В 1985 г. их передали в Челябинское высшее военное авиационное Краснознаменное училище штурманов, а взамен получили Ан-26Ш.

Эксплуатация «сто тридцать четвертого» в ВВВАУШ была омрачена тяжелейшим летным происшествием, которое случилось 25 мая 1984 г. На вторую половину того дня планировались обычные полеты с курсантами. Однако после того как слетал разведчик погоды, примерно в 16.00, полеты «отбили» по метеоусловиям и перенесли на завтра. По привычке я зашел на КП полка. У стойки диспетчера стоял мой давний товарищ м-р В.А. Сюткин. Мы начинали службу вместе, еще лейтенантами, в Миргороде на самолетах Ту-16, я — техником корабля, он — правым летчиком. Несмотря на штормовое предупреждение, Валера собирался лететь на Ту-134 (борт № 02) в Жданов (ныне Мариуполь), чтобы забрать начальника училища генерал- майора авиации Ю.М. Марченко. В городе на берегу Азовского моря тот инспектировал 130-й УАП, но ему потребовалось срочно вернуться в Ворошиловград (ныне Луганск), чтобы встретить заместителя командующего 17-й воздушной армии 1* генерал-лейтенанта Н.П. Крюкова, неожиданно решившего посетить училище. Я пожелал В.А. Сюткину удачи, и мы распрощались. Кто же мог знать, что это был наш последний разговор…

В 19.00 меня срочно вызвали на КДП. Поднявшись на вышку руководителя полетов, увидел осунувшиеся лица командира полка п-ка В.И. Перфильева, зам. начальника училища п-ка В.А. Челышева. Была еще хрупкая надежда, что первая информация о случившейся трагедии ошибочна, но она быстро угасла. Стала очевидной горькая правда — самолет № 02 потерпел катастрофу в районе Донецка. Погибли все 7 человек, находившихся на борту, включая генерала Ю.М. Марченко. Всех охватило чувство безысходности и невосполнимости потери.

Было решено срочно отправить к месту катастрофы группу офицеров, в которую вошли зам. начальника училища, старшие инженеры училища по специальностям, заместители командира 46-го УАП, в том числе и я — зам. командира этого полка по ИАС 2*. На дежурном самолете Ан-26Ш мы вылетели в аэропорт Донецка. Там нам выделили класс подготовки летного состава. Все убыли к месту катастрофы, а меня не пустили — «заинтересованное лицо».

1* ВВВАУШ входило в состав 17-й ВА.

2* Инженерно-авиационная служба.

Левтеров Михаил Павлович родился 16 апреля 1947 г. После окончания в 1970 г. Казанского авиационного института (специальность — самолетостроение) был направлен в ЦКБ по СПК (г. Горький), где работал под руководствам Р.Е. Алексеева над созданием экранопланов. В 1972 г. работал зам. ведущего инженера полетным испытаниям, но по семейным обстоятельствам вынужден был уйти из этой организации. Был призван в Вооруженные силы. Прошел путь от техника самолета до старшего инженера по самолету и двигателю авиационного соединения (ВВВАУШ). Службу закончил в 1997 г. в звании полковника на должности начальника кафедры «Конструкция и эксплуатация авиационной техники». Имеет ученое звание доцента. В настоящий момент работает начальником бюро маркетинга ГП «Луганский АРЗ».

Торжественное построение 46-го УАП на итоговую проверку

Окончание полетов. Хронометражист Т. Звягинцева

Взлет самолета № 02, потерпевшего катастрофу 25 апреля 1985 г.

Еще раньше нас в Донецк прибыли офицеры 17-й ВА, которые также отправились к месту падения самолета. Вскоре выяснилось, что там побывал и прилетевший из Москвы заместитель главкома ВВС генерал-полковник авиации Г.У. Дольников. После осмотра места трагедии и беседы с очевидцами он решил, что наиболее вероятной причиной летного происшествия (ЛП) стало попадание самолета в грозу. Это мнение сыграло свою отрицательную роль в ходе расследования. В частности, из-за этого было организовано не очень плотное оцепление места катастрофы. В результате к обломкам самолета получили доступ местные жители, которые успешно растащили детали и агрегаты, необходимые для выяснения причины ЛП. Например, очевидцы рассказывали, что за считанные минуты и без специального инструмента местные умельцы сняли с самолета вспомогательную силовую установку ТА-8. Надо сказать, что в строевой эксплуатации подготовленные специалисты снимают ее примерно за 3–4 ч.

Мое ожидание в классе продолжалось до рассвета. Ориентировочно в 6.00 в аэропорт начали прибывать машины «скорой помощи» с сильно обгоревшими останками экипажа — на медицинских носилках, прикрытые одеялами. Меньше всего пострадало тело генерала Ю.М. Марченко. После того, как был найден и доставлен в аэропорт аварийный самописец МСРП-12-96 и серьезно поврежденный бортовой магнитофон МС-61 (по закону «подлости», на разбившемся самолете не была выполнена доработка по его установке в аварийный контейнер), мы вылетели в Ворошиловград. Самописец и магнитофон немедленно отправили в 13-й ГосНИИЭРАТ 3* ВВС в г. Люберцы. Ан-12 с останками погибших прилетел в Ворошиловград часов через пять после нас.

Начавшееся расследование находилось под жестким контролем на «самом верху». На его ход оказал влияние недавний приказ главкома ВВС по катастрофе вертолета Ми-8 с разгромными оргвыводами. Свою роль в ходе расследования сыграло и то, что командующий 17-й ВА генерал-полковник авиации В.Е. Панькин готовился перейти в Москву на должность начальника главного штаба ВВС. Именно его главком ВВС своим приказом поставил во главе комиссии по расследованию ЛП.

27 мая в Ворошиловград прилетел Ан-12-летающая лаборатория 13-го ГосНИИЭРАТ с группой специалистов аварийного отдела. На грузовиках стали свозить обломки самолета, которые выкладывали на площадке авиаремонтной мастерской ВВВАУШ. Борт № 02 (заводской № 2350202) был выпущен на Харьковском авиационном производственном объединении 30 августа 1972 г. Он успел налетать с начала эксплуатации 3173 ч (2370 посадок), в том числе после последнего ремонта — 1034 ч (773 посадки). Ремонт проходил осенью 1979 г. на Челябинском АРЗ. В качестве самолета-аналога рядом на стоянке разместили Ту-134Ш-2, близкий по серии и дате выпуска к разбившемуся. В это же время для работы в составе комиссии прибыли ведущий инженер ОКБ Туполева по эксплуатации Ту-134 А.И. Карнеичев, а через несколько дней — главный конструктор самолета Л.Л. Селяков, начальник отдела прочности В.А. Кочарян и начальник бригады динамики В.Н. Перельштейн.

Со всеми членами комиссии у меня наладились хорошие, деловые отношения. В первые дни расследования специалисты 13-го ГосНИИЭРАТ сосредоточенно отрабатывали версию о попадании самолета в грозу и тщательно изучали вопросы усталостной прочности конструкции планера. Было детально проанализировано поведение самолета в момент катастрофы, состыкованы по времени записи разговоров как между членами экипажа, так и со службами управления воздушным движением. Мне разрешили посмотреть дешифрированные записи МСРП-12-96.

Однозначно было установлено, что экипаж попал в сложнейшие условия. Самолет вылетел из Жданова в 18 ч 22 мин и занял эшелон 4200 м. Дальнейший полет проходил в «коридоре» между двумя мощными грозовыми фронтами (кстати, воздушная трасса была открыта для полетов самолетов гражданской авиации), при этом летчики пилотировали машину вручную. Через 12 минут неожиданно началась сильнейшая раскачка и вращение самолета по всем осям с большими знакопеременными перегрузками и угловыми скоростями. Вся трагедия произошла за 38 с, в течение которых самолет потерял 1500 м высоты. Я до сих пор не могу себе представить пространственное положение машины в каждую из этих трагических секунд. Одно было ясно: планер самолета испытал большие вертикальные и боковые перегрузки, значительно превышавшие расчетные. Прочнисты ОКБ были удивлены, что он держался так долго. Но, в конце концов, конструкция не выдержала, и самолет разрушился в воздухе.

Изучив материалы расследования, Л.Л. Селяков сделал предварительное заключение о разрушении борта № 02 по причине значительного превышения в полете нормированных перегрузок из-за попадания в зону интенсивной турбулентности, вызванной грозовой деятельностью. При этом все системы самолета до момента разрушения были исправны. Подписанное Л.Л. Селяковым заключение передали в секретариат комиссии, который возглавлял начальник штаба 46-го УАП подп-к Б.С. Аваков.

Для подтверждения попадания самолета в грозу и воздействия на него мощного электромагнитного поля я попросил старшего инженера полка по РЭО м-ра В.Ф. Зорина найти в Ворошиловграде прибор для замера остаточной намагниченности. Его удалось отыскать в СКТБ «Искра», причем по этому прибору совсем недавно была защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Так вот, произведенные нами замеры на стальных деталях конструкции (монорельсы закрылков, стойки шасси и др.) разрушившейся машины и сравнение их с результатами замеров на всех самолетах полка показали превышение остаточной намагниченности более, чем в 10 раз! Я показал эти данные членам комиссии, но они никого особо не заинтересовали. Дело в том, что к тому времени расследование резко изменило направление.

Все началось с идеи, высказанной летчиками-инспекторами 17-й ВА. Якобы, когда-то где-то самолет гражданской авиации едва не разрушился в воздухе из-за нештатной работы демпфера рысканья. Т. е. демпфер руля направления работал в режиме «антидемпфера», что привело к недопустимым, ненормированным боковым перегрузкам. И вот в Ворошиловград прилетает генерал В.Е. Панькин, который проводит совещание с членами комиссии по расследованию от 13-го ГосНИИЭРАТ. Он устраивает им форменный разнос и требует в весьма жесткой форме ускорить расследование в направлении отказа демпфера рысканья. Необходимо отметить, что В.Е. Панькин был умным, волевым человеком, крупным военачальником, пользовавшимся уважением в ВВС. Расследование летного происшествия помимо стремления установить истину, по моему убеждению, это еще и столкновение интересов как ведомственных, так и профессиональных, поэтому версия о техническом отказе как о причине случившейся катастрофы, вероятно, устраивала руководство и снимала некоторые вопросы, связанные с обеспечением безопасности полетов в 17-й ВА.

В.Е. Панькин побеседовал с Л.Л. Селяковым и в процессе разговора расспрашивал, что может произойти с самолетом при том или ином отказе. Л.Л. Селяков подробно отвечал.

3* Государственный научно-исследовательский институт эксплуатации и ремонта авиационной техники. В том числе он занимался и расследованием летных происшествий.

Начальник ВВВАУШ генерал-майор Ю.М. Марченко на вручении дипломов выпускникам училища. 1983 г.

Обломки разрушившегося в воздухе самолета № 02. Окраина Донецка, 25 апреля 1985 г.

Дошло до возможного отказа демпфера рысканья и работы его в режиме «антидемпфера». Ответив на этот вопрос, Л. Л. Селяков все понял и забрал из секретариата свое предварительное заключение. В тот же день он вместе со своими коллегами из ОКБ улетел в Москву. На прощанье, пожимая мне руку, сказал: «Я тебе не завидую».

«Техническая» версия ставила много вопросов к инженерной службе нашего полка. Тут же провели эксперимент по имитации отказа демпфера рысканья и его работе в режиме «антидемпфера». В нем активное участие принял начальник группы регламентных работ ТЭЧ 46-го УАП к-н В.И. Шлегель, который по окончании расследования был награжден часами от имени командующего 17-й ВА. Эксперимент показал, что работа в режиме «антидемпфера» может произойти только в случае неправильного чередования фаз переменного напряжения 36 вольт 400 Гц преобразователя ПТ-1500Ц. Этот отказ приводит также к изменению направления вращения роторов гиромоторов приборов и гиродатчиков, соответственно — к отказу авиагоризонтов и курсовых систем, показания которых становятся хаотическими.

После обнародования этой версии ЛП в расследование активно включился личный состав аппарата заместителя главкома ВВС по ИАС — главного инженера ВВС генерал-полковника авиации В.З. Скубилина, а также он лично. В полк поступил ряд шифротелеграмм с категорическим требованием найти для проведения исследований РАУ-108 (раздвижная тяга в системе управления рулем направления), автомат переключения преобразователей АПП. Для этого в Донецк отправился старший инженер полка по авиационному оборудованию м-р В. Семенов.

Все, что осталось от двигателей Ту-134Ш-2 (борт № 02)

Совместно с милицией он обошел не один дом, нашел, изъял у местных жителей и привез в Ворошиловград достаточно большое количество агрегатов, но РАУ и АПП, к сожалению, так и не отыскали.

В один из дней в Ворошиловград прибыли два генерал- майора из управления главного инженера ВВС (фамилий и должностей не помню). По долгу службы я встретил их на стоянке прилетающих самолетов, которую они почему-то не спешили покинуть. Через некоторое время прилетел самолет с командующим 17-й ВА на борту. Мне довелось стать невольным свидетелем резкого, на повышенных тонах, разговора между генералами. Москвичи протягивают В.Е. Панькину план, утвержденный В.З. Скубилиным, с дополнительными мероприятиями по расследованию ЛП. Командующий категорически возражает и вычеркивает почти все пункты плана, после чего улетает. Расстроенные таким разговором, генералы идут на КДП и немедленно звонят в Москву. На следующий день в полк приходит телеграмма, подписанная главкомом ВВС маршалом авиации П.С. Кутаховым о допуске представителей главного инженера ВВС к расследованию в полном объеме.

В это время удалось найти злополучный контактор ТКД-503ДТ с оборванными концами проводов подключения резервного преобразователя ПТ-1500Ц к основной шине трехфазного тока. Контактор с величайшей тщательностью упаковали и отправили на исследование в институт криминалистики. Пока его изучали, из 13-го ГосНИИЭРАТ пришло сообщение о проведенном эксперименте, который показал, что АПП автоматически может переключить основной преобразователь на резервный при воздействии электромагнитного поля. Через некоторое время в полк поступило и заключение института криминалистики по контактору. Смысл заключения: гайки на контакторе отворачивали более года назад, причем ключом, который по зеву не совпадает с размером гайки. Немедленно был проверен весь инструмент специалистов по авиационному оборудованию как в ТЭЧ полка, так и в эскадрильях. Содержание инструмента, да и он сам не вызвал никаких замечаний.

И вот готово заключение по летному происшествию. Его виновником назвали Челябинский АРЗ (в/ч 73837), специалисты которого при ремонте самолета перепутали электропровода на клеммах контакторов ТКД-503ДТ подключения резервного преобразователя ПТ-1500Ц к основной шине трехфазного тока. Полной проверки всей электросистемы Ту-134Ш-2 № 2350202 на заводе после ремонта не проводили. Самолет с дефектной электропроводкой в системе демпфера рысканья летал длительное время, питаясь от основного преобразователя ПТ-1500Ц, и только при автоматическом переключении питания на резервный преобразователь демпфер рысканья стал работать неправильно, что привело к сильной раскачке самолета с выходом на недопустимые перегрузки и его разрушению в воздухе.

С тех пор прошло 26 лет, а у меня до сих пор нет уверенности в объективности и полноте тогдашнего расследования. Как только заходит речь о самолете Ту-134, в сознании прокручиваются обстоятельства той катастрофы, и в который раз я думаю о противоречиях при ее расследовании. Все это, конечно, личное, субъективное мнение, но вот они, эти нестыковки:

— У меня перед глазами стоит выложенный среди обломков самолета верхний пульт кабины летчиков с фрагментами мозгового вещества командира корабля. Так вот, оба тумблера каналов демпфера рысканья были выключены.

— Остаточная намагниченность стальных обломков самолета на порядок выше, чем на остальных самолетах полка.

— Отсутствие (при расследовании) всех статических разрядников на плоскостях самолета и оперении. Только спустя два года я их случайно обнаружил в сейфе зам. начальника ВВВАУШ по ИАС. Они были полностью обгоревшими. Кто и, главное, зачем их спрятал?

— Характерная засветка фотопленки аппаратов ФАРМ экрана самолетного локатора от воздействия электрического разряда (поля).

— Один из преподавателей КВВАИУ 4* провел исследование и доказал неработоспособность экипажа самолета в момент его разрушения, т. е. летчики никак не вмешивались в управление самолетом, да и мудрено управлять им при воздействии на экипаж суммарной перегрузки более 5д и при угловой скорости рысканья более 20 градусов в секунду.

— Переключение АПП при воздействии на него электромагнитного поля.

— После ремонта прошло без малого 5 лет, самолет за это время налетал более 1000 ч, совершил почти 800 посадок, на нем было выполнено пять видов регламентных работ в нашей ТЭЧ. И за все это время никто не обнаружил перепутанные провода? Не очень верится.

И в заключение — из области слухов. Говорят, что после того, как были обнародованы результаты расследования ЛП, на Челябинском АРЗ местные летчики-испытатели выполнили полет с имитацией неправильной работы демпфера рысканья. Якобы с самолетом ничего не произошло. Лет через десять на одной из авиационных выставок я попытался расспросить об этом директора Челябинского АРЗ (в 1984 г. он занимал руководящую инженерную должность на заводе). В ответ последовала лишь многозначительная пауза.

4* Киевское высшее военное авиационное инженерное училище.

СХЕМЫ Lancaster

Опытный Lancaster Mk.II (per. LL735) с реактивным двигателем Beryl

Avro Lancaster Mk.I/Mk.III с РЛС H2S

Основные летно-технические характеристики бомбардировщиков «Ланкастер»
Mk.I Mk.II Mk.III
Длина (без пулеметов и лотков сброса гильз кормовой турели), м 21,18(21,34*)
Размах крыла, м 31,09
Высота, м 6,19
Площадь крыла, м2 120,8
Двигатели: — тип — максимальная мощность, л.с. Merlin ХХ/22 4x1460 Merlin 24 4x1640** Hercules VI/XVI 4x735 Packard Merlin 28 4x1460 Packard Merlin 224 4x1640**
Масса, кг — пустого 16753 16560 16753
— максимальная взлетная 32688 28602 32688
— бомбовой нагрузки (типовая) 3630 3630
Скорость, км/ч — максимальная 416(462**) 426 416(462**)
— крейсерская 374 348 374
Практический потолок, м 7468 5645 7468
Практическая дальность (с 3178 кг бомб), км 4312 - 4312

* для самолетов с увеличенным фонарем бомбардира

** для самолетов поздних серий выпуска