sci_tech Мир Авиации 2007 02

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 11.07.2012 FBD-4AABD9-08F0-D54F-7588-8518-84B8-B3D174 1.0 Мир Авиации 2007 02 2007

Мир Авиации 2007 02

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г. №2(41)2007 г.

На обложке:

Именной истребитель Як-3 сопровождает колонну штурмовиков Ил-2. Восточная Пруссия, начало 1945 г. Самолет подарила летчикам колхозница Анна Селиванова. На истребителе летал командир эскадрильи 431-го ИАП А. Суравешкин. Рисунок В. Золотова

ИСТОРИЯ ЧАСТИ

Становление 689-го ГвИАП на фоне исторического контекста.

Служащим в полку сегодня посвящается

Хроника 1939 – 1941 гг.

Сергей ЖВАНСКИЙ Калининград

Период становления 689-го гвардейского истребительного авиационного полка 1* пришелся на годы, которые всегда находились в исторической тени. Они достаточно хорошо изучены, но никогда не выставлялись на передний план советской историографией. Однако события тех неафишируемых лет «прошили» насквозь историю создания и становления частиу которой совсем скоро предстояло стать гордостью советской истребительной авиации.

1939

Летом 1939 года внешняя политика СССР в Европе работала одновременно в двух направлениях. В июле-августе Советский Союз вел в Москве затяжные и безуспешные переговоры с Англией и Францией о создании антигитлеровской коалиции. Стороны не доверяли друг другу и в тайне друг от друга вели переговоры с Берлином. В середине августа И.В. Сталин сделал свой выбор – тактический союз с гитлеровской Германией обеспечивал Советскому Союзу значительные территориальные приобретения и выигрыш во времени перед Большой Войной, которая неумолимо вызревала в Европе. Кроме того, этот союз был и более реалистичен, чем какое-либо соглашение с Лондоном и Парижем, считавших для себя наиболее предпочтительным сценарием развития событий скорейшее столкновение Германии с СССР. 23 августа, когда еще продолжались переговоры с Англией и Францией, министры иностранных дел СССР и Германии Вячеслав Молотов и Иоахим Риббентроп подписали в Москве Пакт о ненападении, а также секретный протокол к нему, закреплявший разделение сфер влияния в Восточной Европе. К СССР отходили Прибалтика, Финляндия, восточная Польша и Бессарабия. Предстоящее возвращение частей Российской Империи в состав Советского Союза не могло быть бескровным, и предполагавшиеся локальные боевые действия диктовали требование скорейшего усиления военной группировки на западе страны. Именно в этом контексте в августе и сентябре 1939 года военным руководством СССР принимались решения о создании новых воинских частей и соединений в западных военных округах. Одной из таких частей вскоре стал 55-й истребительный авиационный полк.

Колесо истории набирало обороты. Через неделю после заключения Пакта – 1 сентября – Германия напала на Польшу. Потерпев неудачу на дипломатическом фронте, Англия и Франция, ранее предлагавшие Гитлеру вслед за Чехословакией отдать ему и Польшу ради последующего удара Вермахта по СССР, 3 сентября объявили войну Германии – началась Вторая мировая война.

Пакт о ненападении временно, но радикально изменил вектор советской политической идеологии: начиная с 20-х годов все враждебные Советскому Союзу силы именовались фашистскими, однако вскоре после 23 августа антифашистская компания в стране прекратилась, а в образе «поджигателей войны» предстали Англия и Франция.

В эти дни решение о формировании нового истребительного полка – одного из многих – еще обсуждается и согласовывается. Но уже 12 сентября 1939 года штаб ВВС Киевского особого военного округа (КОВО) выпускает директиву №05875, в соответствии с которой в г. Кировограде начинается формирование 55-го истребительного авиационного полка (55-го ИАП). А буквально накануне издания этой директивы – 11 сентября – на базе КОВО было сформировано управление Украинского фронта во главе с командармом 1-го ранга С.К. Тимошенко. В свою очередь созданию Укрфронта предшествовало развертывание сил западных военных округов с обеспечением по штатам военного времени – готовилась и приближалась польская кампания.

На этом фоне шло комплектование полка. Матчасть выделялась из 12-го подразделения 5-го СБП. Кадровый состав нового полка формировался из 43-го, 2-го, 12-го и 17-го истребительных авиаполков ВВС КОВО.

Тем временем пружина войны уже была спущена. 17 сентября в 5 часов утра сухопутные части Белорусского и Украинского фронтов Красной Армии перешли восточную границу Польши и начали продвижение вглубь ее территории. 18 сентября в газете «Правда» было напечатано совместное советско-германское заявление о том, что армии обеих стран «восстанавливают в Польше порядок и спокойствие, нарушенные распадом польского государства».

В эти дни формирующийся истребительный полк был передан в состав 1-й СББ ВВС Украинского фронта, управление которой размещалось также в Кировограде. 1-я СББ участвовала в бомбардировках Польши с 17 сентября. Однако сведений об участии личного состава 55-го ИАП в польской кампании 1939 года не найдено. Советские войска продвигались быстро, и уже 22 сентября в Бресте командир бригады Семен Кривошеин и генерал Хайнц Гудериан приняли парад германских и советских войск, после чего в соответствии с договоренностью немецкие части оставили город частям Красной Армии. А 28 сентября было подписано Соглашение о границах и дружбе между Советским Союзом и Германией, определившее окончательную линию разграничения между ними. 7 октября было прекращено сопротивление отдельных польских частей. Западная Украина и Западная Белоруссия были полностью заняты Красной Армией, а 13 октября немецкие войска вышли к демаркационной линии, установленной договором от 28 сентября, на всем ее протяжении. Польская кампания завершилась.

Строительство полка продолжилось. 15 октября 1939 года была создана первичная партийная организация части, состоялись выборы партийного бюро. Его первым секретарем был избран старший политрук Негинский, направленный в полк из 29-й авиабригады. Видимо, именно это событие послужит в 1950 году основанием для установления 15 октября официальным годовым праздником части – днем рождения полка.

Особенность формирования 55-го ИАП заключалась в том, что политорганы части были сформированы раньше, чем органы собственно военного управления. Сначала по телеграфному распоряжению начальника политуправления военного округа комиссар эскадрильи 40-го ЗАП старший политрук Фурсов В.Ф. был назначен исполняющим обязанности военного комиссара 55-го полка, а затем приказом НКО №00383 от 29 октября 1939 года комиссаром полка был назначен старший политрук Чупаков Григорий Ефимович.

<В это время> полк получил в свое распоряжение 20 самолетов И-15бис, выделенных из состава ВВС КОВО, а также 4 самолета УТИ-4 и 4 самолета И-16 М-25, поступивших из 12-го подразделения 5-го СБП. И вместе со страной полк гордился первой победой Красной Армии во Второй мировой войне. 31 октября нарком иностранных дел В.М. Молотов сказал: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем – Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора…»

После обретения новых территорий потребовалась ускоренная реорганизация в западных округах. 2 ноября 1939 года Наркомом обороны была издана директива №4/2/49686, предписывающая среди прочего передачу 1-й СББ из состава Украинского фронта в состав формирующегося Одесского военного округа (Од-

ВО). При этом по плану военного строительства, основанном на приказе НКО СССР №0157 от 11.10.1939, в состав ОдВО передавался ряд областей Южной Украины, в том числе Кировоградская. То есть переподчинение бригады тогда еще не отразилось на дислокации полка, и 7 ноября 1939 года, в день 22-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, весь личный состав полка участвовал в параде наземных войск в Кировограде.

Мирный промежуток был краток. 30 ноября после недолгого дипломатического противостояния началась советско- финская война. На Хельсинки упали первые советские бомбы. Однако хорошо выстроенная линия обороны Маннергейма в сочетании с безобразным обеспечением Красной Армии в условиях суровой зимы и тактическими просчетами советского военного командования не позволили воинским частям и соединениям СССР быстро решить поставленные перед ними задачи. Начались кровопролитные позиционные бои.

В полку же «партийно-политическая жизнь» еще преобладала над собственно военной. В ходе отчетно-выборного собрания партийных органов за сентябрь-декабрь 1939 года, проведенном 10 декабря, секретарем партбюро полка был избран воентехник 1-го ранга Кудренко. И лишь в конце декабря в строительстве полка был сделан определяющий шаг. Директивой НКО №5056 от 22 декабря 1939 года первым командиром 55-го ИАП был назначен помощник командира 2-го ИАП майор Артемьев Николай Сергеевич. К этому времени он уже был награжден орденом Красного Знамени за участие в боевых действиях в Испании, куда был командирован из 109-й эскадрильи 26-й ИАБ КВО на период с 20 октября 1936 года по 26 марта 1937 года и, воюя на истребителе И-15, имел на личном счету один сбитый самолет противника… В соответствии с той же директивой №5056 были назначены также: помощником командира полка – командир эскадрильи 17-го ИАП майор Иванов Виктор Петрович, начальником штаба – начштаба 43-го ИАП майор Матвеев Александр Никандрович.

И в тот же день – 22 декабря – по окончании Качинской Краснознаменной авиационной школы им. А.Ф. Мясникова, получив звание старшего лейтенанта, в формирующийся 55-й ИАП на должность младшего летчика был направлен Александр Покрышкин. которому будет суждено пройти с полком через всю Войну, стать при этом первым трижды Героем Советского Союза, а через несколько лет после своей смерти, в 1989 году, передать родному полку свое ставшее легендарным имя.

1* Изначально полк именовался 55-м ИАП, затем в марте 1942 г. был удостоен звания гвардейского и стал 16-м ГвИАП. Свой сегодняшний номер полк получил в январе 1949 г.

Подполковник Иванов Виктор Петрович. Снимок сделан, вероятно, в конце 1941 г. Командир 55-го ИАП с апреля 1940 г. по июль 1942 г. Покинет полк в результате перелома руки, полученного из-за ошибки механика при запуске двигателя самолета УТ-2. После излечения будет командовать 142-й авиационной дивизией ПВО в Горьком

Подполковник Матвеев Александр Никандрович. Снимок сделан, вероятно, в конце 1941 г. Начальник штаба 55-го ИАП с декабря 1939 г. по июль 1942 г. Из полка будет переведен на должность начальника штаба 105-й авиационной дивизии ПВО

1940

Формирование 55-го ИАП было завершено 19 января 1940 года, после чего в соответствии с ноябрьскими директивами он был передан из состава ВВС КОВО в состав ВВС ОдВО и включен в состав 43-й ИАБ. Акт о передаче полка имел №0026 и был датирован 21 января 1940 года.

В это время для увязшей и замерзавшей в финских снегах Красной Армии со всей страны собиралось подкрепление. Эта мобилизация сил коснулась и 55-го полка. В конце января началась погрузка самолетов И-16 из состава 1-й АЭ на железнодорожные платформы для последующей отправки на советско-финский фронт. Готовился к действиям в условиях суровой зимы и личный состав. Но, сформировав многократный численный перевес, 11 февраля 1940 года Красная Армия перешла, наконец, в наступление по всему фронту. Вскоре Финляндия согласилась на переговоры, и отправка частей резерва, в том числе и 1-й АЭ 55-го ИАП, на Карельский перешеек была остановлена. 12 марта в Москве был подписан мирный договор с Финляндией. Граница отодвинулась от Ленинграда на северо-запад, но Финляндия сохранила свою независимость. 105-дневная война не успела сталь полем боевого крещения полка.

В <марте> 2* 1940 года командир полка майор Артемьев убыл в Москву на курсы совершенствования командного состава, и приказом НКО №01326 от 1 апреля 1940 года на должность командира части был назначен помощник командира майор Иванов Виктор Петрович. Именно ему предстоит командовать полком и в непростые предвоенные годы, и в первые драматические годы войны.

С именем В.П. Иванова будет связано и обретение полком доблестного гвардейского звания.

Примерно в то же время было принято решение о первой передислокации полка. В соответствии с приказом №00165, изданным 23 марта командованием ВВС ОдВО, 14 апреля 55-й ИАП перебазировался в лагерь «Выгода», расположенный в 25 км северо-западнее Одессы. С этого момента процесс становления полка ускоряется, он начинает пополняться новой техникой. 21 апреля 3-я АЭ перевооружилась с самолета И-15бис на И-153. Повышался и уровень летной подготовки. Под руководством опытнейшего майора Иванова, который ранее бывал участником группового пилотажа на авиационных праздниках в небе Москвы, полк готовился к первомайскому параду. В день празднования 1 Мая 1940 года полк в составе 4-х девяток принял участие в воздушном параде над Одессой. За отличную групповую слетанность Военным советом ОдВО участникам парада была объявлена благодарность, а 6 человек руководящего состава были награждены ценными подарками.

Тем временем приближалась еще одна военная кампания. На этот раз в непосредственной близости от района базирования 55-го ИАП. Военные действия против Румынии с целью присоединения к СССР отторгнутой от России в 1918 году Бессарабии, а также Северной Буковины могли бы начаться и раньше, но между Румынией и Францией действовало соглашение, по которому Париж должен был оказать помощь Бухаресту и вступить в войну на стороне Румынии в случае вовлечения ее в военный конфликт. И только начавшееся 12 мая вторжение германских войск во Францию и их быстрое продвижение к Парижу (который был взят 14 июня) устранило этот сдерживающий фактор.

9 июня Народным комиссаром обороны были изданы директивы №ОУ/583 и №ОУ/584, адресованные Военным советам Киевского особого и Одесского ВО, в которых была поставлена задача привести войска округов в состояние боевой готовности по штатам мирного времени без подъема приписного состава, сосредоточить их на границе с Румынией и подготовить операцию по возвращению Бессарабии. Для руководства операцией на базе управления КОВО было создано управление Южного фронта. Его командующим был назначен генерал армии ГК. Жуков, начальником штаба – генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин. В состав Южного фронта вошли сформированные из частей КОВО 5-я армия генерал-лейтенанта В.Ф. Герасименко и 12-я армия генерал-майора Ф.А. Парусинова, а также 9-я армия генерал-лейтенанта И.В. Болдина, сформированная из частей ОдВО.

На следующий день – в понедельник 10 июня – 55-й ИАП был переведен в готовность №2, которой предстояло продлиться два месяца. Еще через три дня – 13 июня – командование ВВС ОдВО выпустило приказ №0045 о перебазировании полка с аэродрома «Выгода» на аэроузел «Раздельная» с подчинением 13-й АБ ВВС 9-й армии Южного фронта в составе сил ОдВО. Перебазирование на аэродром, расположенный в непосредственной близости от советско-румынской границы, было осуществлено 19 июня. Выдвигались к границе и другие части Красной Армии. Перед лицом возникшей угрозы со стороны СССР 20 июня Румыния попросила союза у Германии. При этом Румыния предложила себя в качестве «стража на Днест реи в устье Дуная».

Накануне назревающих событий 55-й полк не только был приведен в повышенную степень готовности, но и продолжал получать новую технику. 21 июня 1-я и 2-я АЭ скоростных истребителей завершили перевооружение с самолета И-16 М-25 на самолет И-16 М-63. Продолжалась и соответствующая политподготовка. 25 июня в войска Южного фронта была передана директива Политуправления Красной Армии № 5285сс от 21.06.1940 о политработе в период Бессарабской кампании. Однако главной задачей в эти дни в 55-м ИАП была целенаправленная подготовка к предстоящим воздушным боям. Тем временем шли интенсивные контакты между Москвой и Берлином. И 26 июня были достигнуты соглашения в отношении будущих границ Советского Союза на юго-западе (вопрос претензий СССР на часть Буковины, входившей ранее в Австрийскую империю, был новым для Германии). В тот же день Советский Союз нотой, врученной наркомом Молотовым румынскому послу в Москве, официально объявил Румынии о своих территориальных требованиях. Советское правительство предложило Бухаресту возвратить Бессарабию и передать северную часть Буковины «в границах согласно приложенной карте». На следующий день немецкая сторона предложила Румынии удовлетворить территориальные претензии Советского Союза. Румыния отказалась и начала мобилизацию, но утром 28 июня все же согласилась с требованиями СССР, попросив лишь только о небольшой отсрочке ухода румынских войск и органов власти из будущих советских земель… В тот же день войска Южного фронта получили указание Политуправления Красной Армии, которое требовало разъяснить всему личному составу, что, «благодаря мудрой сталинской внешней политике, мы избавили от кровопролитной войны трудящихся Бессарабии и Северной Буковины и решили вопрос о возвращении Бессарабии в могучую семью Советского Союза мирным путем». Войскам приказывалось сохранять бдительность и вести активную политработу среди местного населения. Днем 28 июня войска генерала Жукова перешли через реку Днестр и вошли на территорию Бессарабии и Северной Буковины – начался Днестровско-Прутский поход Красной Армии, который в отличие от польской и финской кампаний оказался быстрым и практически бескровным.

Уже 29 июня в Кишинев прибыли секретарь КП(б)У Н.С. Хрущев и маршал С.К. Тимошенко. На следующий день войска генерала Жукова вышли на новую границу с Румынией по реке Прут, а к середине дня 3 июля новая западная граница была полностью закрыта частями Красной Армии и НКВД.

В тот же день – 3 июля 1940 года – 55-й ИАП всем составом участвовал в воздушном параде над городом Кишиневом в честь «праздника молдавского народа, который влился в единую семью Союза Советских Социалистических Республик» 3* Вместо ожидавшихся воздушных боев полку вновь пришлось демонстрировать свою слетанность в парадном строю.

Жизнь на новых территориях переходила на мирные рельсы, и 7 июля после выполнения поставленной задачи управление Южного фронта было расформировано. А 2 августа решением VII сессии Верховного Совета СССР была образована Молдавская ССР. В ее состав вошли Григориопольский, Дубоссарский, Каменский, Рыбницкий, Слободзейский, Тираспольский районы Молдавской АССР, а также Бельцкий, Бендерский, Кишиневский, Кагульский, Оргеевский, Сорокский уезды Бессарабии. Остальные 8 районов бывшей Молдавской АССР, а также Аккерманский и большая часть Измаильского и Хотинского уездов Бессарабии вошли в состав УССР. В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР в состав УССР была включена Северная Буковина, преобразованная в Черновицкую область.

После бессарабской кампании оснащение 55-го ИАП новой техникой продолжилось. К 4 августа 4-я АЭ перевооружилась с самолета И-15бис на самолет И-153. Но готовность №2, в которой постоянно находились дежурные силы полка и продолжавшаяся ровно два месяца, была отменена только 10 августа.

Одновременно готовилось третье перебазирование полка, и к 28 августа в соответствии с приказом командующего ВВС ОдВО №0042 от 16 июля 1940 года полк перелетел с аэроузла «Раздельная» на аэродром, находившийся возле молдавского села Сингурены, расположенного в 10 км северо-западнее города Бельцы. При этом офицерский состав разместился непосредственно в Бельцах. Одновременно с перебазированием полк вошел в состав формирующейся 20-й САД армейской авиации Одесского ВО. После завершения формирования 20-й САД, штаб которой был расположен в Кишиневе, в ее состав входили 4-й ИАП, 55-й ИАП, 45-й СБАП и 211-й ББАП. С 8 августа дивизией командовал генерал-майор авиации Александр Степанович Осипенко, удостоенный звания Героя Советского Союза за бои в Испании.

Лето и осень 1940 года характеризовались в 55-м ИАП проведением плановой летной подготовки. Наиболее умелы в пилотировании истребителей И-16 в тот период были опытнейший командир полка майор Иванов и командир 1-й АЭ старший лейтенант Соколов Анатолий Селиверстович, за бои на Халхин-Голе награжденный орденом Красного Знамени. Впоследствии А.И. Покрышкин вспоминал, что мастерству пилотажа и воздушного боя он учился у Иванова и Соколова. Отличным воздушным бойцом-пилотажником на И-153 был адъютант эскадрильи 4* старший лейтенант Хархалуп Семен Иванович. Сильнейшим летчиком полка считал его Григорий Речкалов, пришедший в полк в одно время с Покрышкиным и в годы Войны ставший дважды Героем Советского Союза.

В тот период среди упражнений по плану боевой подготовки летчиков была стрельба по конусу, представлявшему собой 8-метровый полотняный мешок, который в зоне воздушных стрельб на высоте около 1000 м на фале длиной около 300 м таскал за собой самолет-буксировщик. На оценку «отлично» требовалось при использовании 60 патронов сделать 12 попаданий в конус, на оценку «хорошо» – 7. Постепенно Покрышкину на И-16 удалось выйти на уровень до 40 попаданий, а затем стать снайпером воздушной стрельбы, каковых в полку было совсем немного. К июню 1941 года таких же результатов на И-153 добился и Речкалов. Выполнялись также и стрельбы по наземной мишени. При этом угол пикирования на цель у комэска Соколова достигал 70°, а его результативность восхищала молодых летчиков. Для оценки «удовлетворительно» требовалось попасть в наземную мишень пятью пулями из 30 патронов, дававшимися для выполнения задания. Конечно, отрабатывали летчики и сложный пилотаж.

Однако обучение тактике воздушного боя в то время основывалось на принципе деления истребителей на скоростные и маневренные. При групповом бое скоростные монопланы И-16 должны были действовать в верхнем ярусе на вертикалях, а летчики на маневренных бипланах И-153 должны были вести бой внизу на виражах или боевых разворотах. Основу боевого порядка в советской истребительной авиации – и в 55-м ИАП в частности – составляло звено из трех самолетов: ведущего и двух ведомых. Но в этом случае при энергичном маневрировании ведомые оказывались больше занятыми контролем дистанций в строю, чем наблюдением за обстановкой. В то же время германские Люфтваффе по результатам боев в Испании в качестве основы боевых порядков истребителей приняли пару и звено из двух пар, которые давали несравненно больше возможностей для слаженного и эффективного маневра, а само маневрирование осуществлялось преимущественно в вертикальной плоскости.

Быстро совершенствовалась в Германии и авиационная техника – как в области конструкций самолетов, так и в области промышленного производства. На этом фоне советская военная авиатехника к концу 30-х годов существенно отстала от немецкой не только по своим боевым возможностям, но и по темпам их наращивания. В ходе подготовки к медленно приближавшемуся перевооружению в 55-м ИАП был совершен определенный «маневр» матчастью: 9 сентября 1-я и 2-я АЭ перевооружились с самолета И-16 М-63 на самолет И-153. Однако истребители И-16 не ушли полностью из этих эскадрилий и продолжили свою службу. Вскоре после этого полк был проверен инспекцией ВВС ОдВО, по результатам которой был составлен акт №002305 от 18.09Л940 5* .

Примерно через месяц после окружной инспекции 55-й ИАП был проверен инспекцией НКО во главе с майором Фокиным, работавшей в полку 10 октября. По итогам проверки был составлен акт №0088 от 18.10.1940. Вывод инспектора заключался в следующем: «Состояние, в котором находи тся полк и по подготовке личного состава в связи с переходом на новую матчасть и по размещению людей далеко от аэродрома, не обеспечивает его боеспособности, ни даже способности уйти из-под удара, так как люди могут прибыть на аэродром в лучшем случае через 1,5 часа. Полк необходимо обеспечить горючим в первую очередь для того, чтобы летный состав мог практически освоить новую материальную часть. При размещении личного состава в г. Бельцы целесообразно перебазировать полк с аэродрома «Сингурены» на аэродром «Бельцы». Срок исполнения 15 ноября 1940 г.».

Но, несмотря на обоснованные выводы комиссии, аэродром базирования не был приближен к Бельцам ни в ноябре 1940 года, ни позже. Просто со временем базовый аэродром полка начал называться «Бельцы» по названию близлежащего города, где квартировал офицерский состав…

Вскоре после завершения работы комиссии – осенью 1940 года – группа перспективных летчиков (включая Александра Покрышкина, Константина Миронова, Виталия Дмитриева и других) была направлена в Тирасполь на курсы по подготовке командиров звеньев. Руководил курсами заместитель командира 55-го ИАП капитан Григорий Жизневский, прошедший школу боев на Халхин-Голе и до назначения руководителем курсов командовавший в полку эскадрильей на И-153 6* . В ходе обучения отрабатывалась не только техника пилотирования И-153 (в основном) и И-16 (в меньшем объеме), но и преподавались теоретические дисциплины, а также методика планирования боевой работы. По признанию Покрышкина, преподававшаяся теория была весьма полезной, но «с летной подготовкой дела обстояли хуже», так как она включала в себя только простой пилотаж в зоне. Попытки Покрышкина летать более энергично – в стиле Иванова и Соколова – заканчивались внушениями осторожного начальника курсов и временным отстранением от полетов. Покрышкин вспоминал слова Жизневского: «Вот когда будет война, тогда и летайте по-своему. А сейчас летать так, как я укажу». Кроме того, опыт воздушных боев в Испании, Монголии, Китае был практически засекречен, он не преподавался молодым летчикам. Более того, даже в самых неофициальных разговорах с однополчанами участвовавшие в боях летчики избегали тем, связанных с их военным опытом…

Тем временем календарная дата 1 декабря 1940 года стала этапной в предвоенной истории полка. С этого дня 55-й ИАП официально начал переучивание и перевооружение на МиГ-3.

Но, как оказалось, до появления МиГ-3 в полку и его освоения был еще не один месяц, в то время как партийная жизнь части шла своим чередом. К декабрьскому отчетно-выборному собранию, проведенному в соответствии с директивой главного управления политпропаганды Красной Армии №285 от 2.11.1940 и дополнением к ней №290, парторганизация полка пришла в составе 63 членов ВКП(б), 60 кандидатов в члены ВКП(б). В ходе собрания политико-моральное состояние организации было признано здоровым, состояние дисциплины – удовлетворительным. Комсомольская организация в это время насчитывала 194 человека. Отличниками учебно-боевой подготовки по итогам 1940 года стали капитан Жизневский, лейтенанты Назаров, Панкратов, Тетерин, старший лейтенант Курилов, майоры Орлов, Соловьев, старший политрук Шаповалов, военный техник 1-го ранга Копылов, старшина Доброхлеб и другие. Секретарем партбюро полка был избран заместитель командира роты связи Корольчук.

Приближался 1941 год. В 55-м ИАП его ожидание было ожиданием перевооружения на самые современные советские истребители. Тогда в СССР еще никто не знал, что союзнические отношения сохраняются Германией лишь в качестве декорации: 18 декабря 1940 года Гитлером был подписан план «Барбаросса», предусматривающий нападение на Советский Союз и его поражение в течение 3-4 месяцев боевых действий…

2* Здесь и далее в угловых скобках приведены даты, которые не имеют прямого подтверждения документами, однако представляются наиболее вероятными на основе анализа косвенных свидетельств и иной информации.

3* Дословная цитата из Исторического формуляра полка.

4* Вероятнее всего, 3-й АЭ.

5* К сожалению, установить результаты проверки и содержание акта не удалось.

6* Вероятнее всего, Жизневский командовал 3-й АЭ, которая после назначения Жизневского руководителем курсов и заместителем командира полка, перешла под командование Хархалупа.

Старший лейтенант Покрышкин Александр Иванович. Снимок сделан, вероятно, в конце 1941 г. Пройдет с полком всю Войну, начав ее командиром звена 1-й АЭ и закончив командиром 9-й ГвИАД и первым Трижды Героем Советского Союза

1941

В Молдавию на этот раз пришла настоящая зима. В результате в период с 12 декабря 1940 года и до середины апреля 1941 года из-за непригодности аэродрома в связи с большими снегопадами летная активность полка была крайне ограничена. Проводились лишь одиночные полеты по проверке техники пилотирования на учебных самолетах и тренировочные полеты «под колпаком» на самолете У-2. В этот период основной упор делался на командирскую учебу, изучение материальной части самолета МиГ-3 и двигателя АМ-35А, ожидавшихся поступлением на вооружение полка.

В этот же период две бригады летно-технического состава прошли переподготовку на заводе №1 в Москве. Они не только изучили самолет МиГ-3 и мотор АМ-35А, но и освоили их практическую эксплуатацию. Тогда же командир полка майор Иванов, командир эскадрильи старший лейтенант Курилов, командир эскадрильи капитан Атрашкевич, старший техник эскадрильи военный техник 1-го ранга Скороход и военный техник 1-го ранга Запорожец были командированы в Качу, где на базе 146-го ИАП прошли программу переучивания. Там же летчики выполнили первые самостоятельные полеты на самолетах МиГ-1 и МиГ-3. Всего в Каче на курсах переучивания до конца марта прошли подготовку около 100 летчиков из 4-го, 16-го, 34-го и 55-го истребительных авиаполков и других частей. По окончании переучивания командир полка Иванов и комэск Атрашкевич уже на самолетах МиГ-3 перелетели на свой аэродром «Бельцы», на пути из Качи сделав промежуточную посадку для дозаправки в Тирасполе, где в это время на курсах подготовки командиров звеньев продолжали обучение летчики 55-го ИАП.

Но далеко не все складывалось благоприятно для авиаторов. 22 декабря 1940 года Наркомом обороны был подписан приказ №0362 «Об изменении порядка прохождения службы младшим и средним летно-техническим составом ВВС КА». Было принято решение перевести на казарменное положение тех офицеров, которые еще не отслужили срок срочной службы, то есть четыре года. Решено было также проводить набор в летные училища не добровольно, а по призыву, и по окончании училищ присваивать не командирское, а сержантское звание. Повышалась и значимость строевой подготовки летного и технического состава. Перевод в казармы молодых летчиков, включая семейных, произвел в первое время ошеломляющий эффект, вызвал ропот не только в 55-м полку, но по всей системе ВВС. Престиж службы в авиации резко понизился, а текучесть кадров в летных частях повысилась до 70-80%. «Зажали авиацию, явно зажали», – выражал мнение многих младший лейтенант Виталий Дмитриев. «Пропади пропадом и эта казарма и авиационная романтика! Подам рапорт и пойду доучиваться в техникум», – говаривал однополчанам младший лейтенант Василий Шульга…

В 20-й САД эффект «нововведений» усиливал придирчивый к мелочам комдив Осипенко, по приказу которого летный офицерский состав нередко, прервав полеты, занимался усиленной строевой подготовкой или цепью прочесывал летное поле в поисках брошенных окурков и мелкого мусора.

А тем временем расползавшаяся по Европе война все более приближалась к СССР. Весной 1941 года напряженность в советско-германских отношениях начала возрастать. В частности возник заочный спор за влияние на Балканах, в Юго-Восточной Европе в целом. Прежние договоренности имели все меньшее значение. Война с гитлеровской Германией становилась неизбежной. Советское руководство, стремясь выиграть как можно больше времени, всячески подчеркивало свою приверженность Пактe о ненападении 1939 года и закрывало глаза на его нарушения, в частности на возрастающую разведывательную активность с германской стороны. Немецкое руководство – и не без оснований – считало умиротворяющую позицию Сталина признаком слабости СССР.

Немецкие самолеты стали чаще нарушать границу и на юге, иногда проходя пря- мо над аэродромом «Бельцы». Например, субботним днем <5> апреля над аэродромом полка прошел Хейнкель-111. Но атаковать немцев запрещалось. Летчикам объясняли, что это «ошибочные залеты». Был выпущен приказ: при встрече в воздухе немецкие самолеты не атаковать, а знаками показывать им курс на запад. «Без приказа ни ты, ни я не имеем права стрелять. Немцы в нашем небе хозяйничают, а мы сидим, как клуши», – вспоминал Г.А. Речкалов слова летчика Ивана Ханина.

На этом фоне землетрясение, ранним воскресным утром <6> апреля всколыхнувшее Карпаты и причинившее множество бед Бессарабии, не сказалось существенно на жизни полка. Тем более, что аэродром, постройки и матчасть не пострадали.

В это время уже полыхали Балканы. Заручившись поддержкой Москвы и Лондона, группа сербских офицеров во главе с главнокомандующим югославскими ВВС генералом Душаном Симовичем в ночь на 27 марта захватила власть в Белграде, свергнув прогерманское руководство страны. Германия ответила 6 апреля вторжением и бомбардировками Югославии. 13 апреля Белград был взят немецкими войсками – «путч» был подавлен, его лидеры бежали из страны. Утром <15> апреля на аэродром 55-го ИАП «Бельцы» произвели посадку два югославских бомбардировщика Savoia Marchetti SM.79. На них прилетели старшие офицеры ВВС Югославии. Старший группы доложил встретившим их командиру Иванову и начальнику штаба Матвееву о том, что эта группа генералов и офицеров приняла решение не сдаваться немцам, завершающим оккупацию Югославии, и перелететь в СССР. После ночного перелета они сели на первом же советском аэродроме. По приказу командира полка начштаба Матвеев связался с командованием Одесского ВО для принятия решений о дальнейших действиях. Затем югославские летчики были приглашены на завтрак в полковую столовую, и через полтора часа их «савойи» вновь взлетели, взяв курс на Одессу. Для сопровождения и помощи югославским экипажам на маршруте и при посадке в Одессе в бомбардировщики сели штурман полка Чайка и комэск Курилов 7* . Всего в те дни в СССР направились 6 югославских «савой», но только 4 из них успешно прошли задуманный маршрут, из них 2 бомбардировщика – при помощи 55-го полка… 17 апреля Югославия капитулировала.

Именно в эти дни середины апреля 1941 года в полк поступила первая партия новой материальной части – 42 самолета МиГ-3. С первых же дней началась сборка самолетов, прибывших в деревянных ящиках-контейнерах, а летный состав начал сдавать зачеты на знание самолета и мотора.

7* В воспоминаниях об этом эпизоде А.И. Покрышкин называет Курилова инспектором полка по технике пилотирования, однако, судя по историческому формуляру части, в апреле и середине мая Курилов был еще командиром эскадрильи (вероятнее всего – 2-й АЭ).

Капитан Атрашкевич Федор Васильевич. Снимок сделан, вероятно, в начале 1941 г. Командир 1-й АЭ 55-й ИАП с мая 1941 г. Погибнет смертью храбрых 29 июня 1941 г., когда совершит огненный таран колонны немецких автомобилей на сбитом зенитной артиллерией самолете МиГ-3

Гвардии старший лейтенант Шульга Василий Антонович. Снимок сделан, вероятно, в конце 1942 г. Несмотря на «угрозы» уйти из Авиации в начале 1941 г., продолжит службу в полку – в 3-й АЭ. В первые годы Войны станет отличным штурмовиком на И-153. После лета 1943 г. судьбу летчика по полковым документам отследить не удается

Запущенный в серию истребитель МиГ-3 совершенствовался уже в ходе его производства. В I квартале 1940 года его огневая мощь была увеличена благодаря введению в конструкцию двух крыльевых крупнокалиберных пулеметов БК с боекомплектом по 150 патронов на ствол. На выпущенные ранее «мигах» предстояло произвести замену консолей крыла, не оснащенных БК. Съем консолей раннего образца и замена их «пулеметными» плоскостями должны были производиться прямо в полках (ну а «беспулеметные» крылья подлежали доработке на заводе с последующей установкой на самолеты). Из всех полученных 55-м ИАП самолетов первой партии только 4 машины требовали замены консолей. Эту работу бригаде завода №1 предстояло выполнить в мае. Остальные самолеты полка были укомплектованы «пулеметными» крыльями изначально.

К 10 мая первые самолеты МиГ-3 были собраны и облетаны. Облеты производили получившие летную практику в Каче командир полка Иванов и командиры эскадрилий Курилов и Атрашкевич. С 10-го же мая начался выпуск летчиков полка на самолетах МиГ-3. С целью освоения техники пилотирования самолета МиГ-3 руководящий состав вывозил на УТИ-4 лично командир полка Иванов. При этом отрабатывались посадка самолета на повышенной скорости и энергичный пилотаж в зоне – то, что характерно для МиГ-3. Переучивание должно было осуществляться поэтапно: руководящий состав, затем эскадрильи 1-я, 2-я и 3-я. Ожидалось и продолжение поступления новой техники. В мае с завода №1 планировалось отправить в 20-ю САД еще 40 истребителей МиГ-3: по 20 в 4-й ИАП в Кишинев и 55-й ИАП в Бельцы. Работу полка в период переучивания на МиГ-3, как и прежде, обеспечивала расположенная в месте его постоянной дислокации 256-я авиабаза.

В ожидании практического переучивания летчики продолжали летать на И-16 и И-153. В мае произошла авария самолета И-153 (б/н 33), пилотируемого старшим лейтенантом Семеном Хархалупом. В полете заклинило мотор, летчику пришлось садиться на пахоту в 20 км от аэродрома. Самолет скапотировал, перевернувшись на спину. Хархалуп не пострадал, но повис на ремнях вниз головой. Ему удалось руками вырыть яму под кабиной и выбраться наружу. Этот отказ двигателя не был единственным в полку на истребителях И-153 весной-летом 1941 года…

В начале мая после завершения полугодовой программы подготовки на курсах командиров звеньев группа летчиков вернулась на свой аэродром «Бельцы». Решением командира полка все они были назначены командирами звеньев, а Александр Покрышкин – заместителем командира 1-й АЭ старшего лейтенанта Соколова. Как только недавние курсанты выслушали решение командира, над аэродромом «Бельцы» с востока на запад прошел немецкий разведчик Юнкерс-88 в сопровождении четырех «мессершмитов». Однако высшее военно-политическое руководство страны по-прежнему запрещало своим ВВС препятствовать разведывательным полетам немецких самолетов – на перехват нарушителей никто не вылетал.

15 мая 1941 года в соответствии с приказом командира 20-й САД, переданным шифротелеграммой №223/ш от 6.05.1940, полк осуществил перебазирование на полевой аэродром «Семеновка» с целыо продолжения учебы в лагерных условиях.

К этому моменту самостоятельно вылетели на самолете МиГ-3 весь руководящий состав полка и 1-я АЭ в составе 9 экипажей. В частности, вслед за руководящим составом полеты на новой технике освоили ведомые Покрышкина летчики 1-й АЭ Леонтий Дьяченко и Петр Довбня.

Аэродром «Семеновка» располагался недалеко от города Котовска на полях совхоза «Красный Маяк» и в среде летчиков назывался «Маяки». Это был один из множества полевых аэродромов, разбросанных по степной Украине, обозначавшихся только в штабных картах. Колхозы использовали их в качестве пастбищ для скота и для сенокоса до тех пор, пока они не востребовались авиацией. В данном случае штаб полка был размещен в фанерном ящике из-под МиГ-3, установленном поблизости в лесополосе. А.И. Покрышкин вспоминал: «Мне навсегда запомнилось это летное ту ле, пороете клевером. Справа и слева вдоль взлетной полосы раскинулись поля кукурузы около них расположились стоянки самолетов. Каждый день, включая и воскресенья, над аэродромом стоял гул моторов». С выходом в лагерь основной упор был сделан на ускоренный выпуск летного состава на новой материальной части и тренировке вылетевших в зоне и по кругу.

С временным уходом 55-го ИАП с аэродрома «Бельцы» там начались его реконструкция и строительство подъездных путей. Работы были поручены органам НКВД в соответствии с масштабными планами СНК СССР, утвержденными 10 апреля и предусматривавшими практически одновременную реконструкцию и оборудование сети из 251 аэродрома. Соответственно, основной рабочей силой были заключенные. В то же самое время на аэродроме «Бельцы» под руководством главного инженера полка Владимира Львовича Шолоховича продолжалась и сборка самолетов МиГ-3 из первой прибывшей партии.

В мае командир 1-й АЭ Анатолий Соколов был направлен на курсы командиров эскадрилий в Кировоград. На должность командира 1-й АЭ был назначен капитан Атрашкевич Федор Васильевич. Аграшкевич и Покрышкин вывозили летчиков своей эскадрильи для подготовки к самостоятельным вылетам на новых истребителях. Аналогичной работой занимался и руководящий состав полка, уже освоивший полеты на МиГ-3. Однако летный состав – и не только в 55-м ИАП – поначалу относился к новому самолету со скептической осторожностью: сравнительно большой вес и особенности посадки и пилотирования на высоких скоростях вызывали недоверие. Тогда в мае 1941 года в 20-ю САД из НИИ ВВС командировали знаменитого летчика-испытателя подполковника П.М. Стефановского, поставив задачу переучить командный состав частей и соединения. Петр Михайлович прибыл на аэродром «Левака» под Кишиневым, где базировался 4-й ИАП, и перед личным составом полка и командованием дивизии в демонстрационных полетах показал возможности «мига». Подозрительность удалось снять. Но в 55-м полку Стефановский не понадобился – командир полка Иванов своим пилотажем на МиГ-3 развеял сомнения летчиков. Вот как этот показательный полет описан Г.А. Речкаловым:

«Сейчас майор Иванов вовсе не старался блеснуть своим уменьем; Виктор Петрович раскрывал перед нами боевые качества машины. Набрав высоту, он вдохновенно выписывал в небе фигуру за фигурой. И я впервые в жизни понял, что такое высший пилотаж.

Высший пилотаж! Как приятно волнуют эти слова сердце каждого летчика! Петли, перевороты, горки… Самолет Иванова, словно рука художника, рисовал все это на глазах. Да он и был художником, мастером своего дела. Казалось, ему не стоило никакого труда бросить машину отвесно вниз и над самой землей опять взмыть в небо. Все делалось просто, точно. У майора был особый дар, о котором можно только мечтать.

Младший лейтенант Дьяченко Леонтий Леонтьевич. Снимок сделан, вероятно, в начале 1941 г. Младший летчик в звене Покрышкина с мая 1941 г. Погибнет 25 июля 1941 г., когда, выполняя задание на разведку, вступит в бой с четырьмя Me-109, в ходе которого получит тяжелые ранения, но посадит МиГ-3 на своем аэродроме и через 2 часа скончается от полученных ран

– Ну и ну! – восхищался младший лейтенант Суров. – Вот это самолет!

– Смотри, смотри, ребята, восходящий крутит, и все вверх, вверх прет, да еще иммельманом! А высотищу-то какую набрал! Не меньше тысячи…

Истребитель красиво закончил пилотаж, развернулся, выпустил шасси и пошел на посадку».

В результате активной работы по переучиванию к 1 июня 1941 года на МиГ-3 самостоятельно вылетели уже 29 экипажей. При этом подготовительная программа для выпуска на самолете МиГ-3 всем летным составом выполнялась на самолетах И-16 с моторами М-62 и М-25.

К этому времени изменились, наконец, установки в отношении нарушителей. 28 мая в полку была получена шифротелеграмма командира 20-й САД №235/ш, предписывающая начать боевое дежурство сменяющимися звеньями на самолетах И-153 и МиГ-3 на аэродромах-засадах «Болдурешты» и «Пырлица», расположенных у самой границы. Задача дежурства была сформулирована однозначно – уничтожение самолетов противника, нарушающих государственную границу. Звенья должны были меняться через 10-12 дней. По приказу командира полка первым на дежурство заступило звено младшего лейтенанта Георгия Кондратюка 8* . С начала июня на И-153 оно дежурило на площадке «Болдурешты». С этого же времени на аэродроме «Семеновка» участилось и объявление полковых учебных боевых тревог. При этом отрабатывались быстрота сбора и приведение полка в боевую готовность.

Продолжались и тренировки на И-16, И-153. В начале июня во время возвращения на полевой аэродром при выполнении на И-153 маршрутного полета Семеновка – Болдурешты (без посадки) – Семеновка пары в составе Григория Речкалова и Бориса Комарова на самолете Речкалова возник пожар в двигателе, мотор отказал. Летчик выполнил вынужденную аварийную посадку на брюхо. Самолет получил серьезные повреждения, летчик отделался ссадинами. Причиной оказался разрыв шатуна в одном из цилиндров – часто встречавшийся отказ на «Чайках» полка. За нарушение НПП, выразившееся в посадке на брюхо на твердое поле, а не на пахоту вдоль борозд, и аварию командир дивизии Осипенко объявил Речкалову 7 суток ареста, не приняв во внимание малую высоту и невозможность каких-либо иных вариантов. Более того, Речкалова заподозрили в сокрытии улик – уничтожении отстоя масла с «подозрительным» серым осадком, слитого механиками из двигателя после аварии, а затем бесследно пропавшего. Подозрение с Речкалова было снято лишь в первые дни войны, когда личному составу сообщили, что начальник базы ГСМ и начфин базы перебежали к немцам, а до этого работали по их заданию. Поломки и отказы матчасти были «списаны» на их «шпионско-диверсионную деятельность» 9* .

В начале июня на аэродром «Бельцы» в разобранном виде железнодорожным транспортом прибыла заключительная партия МиГ-3 из 20 самолетов. На месте сразу же была начата их сборка, которой, как и прежде, руководил главный инженер полка Шолохович при участии заводских специалистов. В свою очередь задачу перегонки ранее собранных самолетов из Бельц на аэродром «Семеновка» командир полка Иванов поставил перед звеном Покрышкина. При этом облет этих самолетов на аэродроме «Бельцы» командир разрешил только Покрышкину. На следующий день Покрышкин и его ведомые Дьяченко и Довбня в кабинах стрелков на бомбардировщике ТБ-3 перелетели с полевого аэродрома «Семеновка» на свой базовый аэродром «Бельцы». Облет собранных и опробованных на земле «мигов» был начат незамедлительно. Вскоре на трех МиГ-3 звено Покрышкина перелетело на аэродром «Семеновка». Вернувшись в Бельцы снова на ТБ-3, в этот же день летчики перегнали на свой полевой аэродром еще одну тройку самолетов. По такой схеме в последующие дни звено Покрышкина работало почти ежедневно. Полет из Бельц в Семеновку на МиГ-3 звено Покрышкина каждый раз выполняло на бреющем полете, тем самым отрабатывая навыки спасения от зенитного огня на малой высоте, а также стараясь повысить общий уровень освоения новой матчасти. С этой же целью – дальнейшего освоения МиГ-3 – облеты собранных самолетов над аэродромом «Бельцы» Покрышкин начал выполнять с использованием элементов сложного пилотажа в вертикальной плоскости. Во время одного из таких «пилотажных» облетов при энергичном выводе самолета из пикирования на горку произошел обрыв заслонки водяного радиатора системы охлаждения мотора. Дефект был признан следствием конструкторской недоработки, и бригады завода №1 заменили заслонки радиаторов на МиГ-3 сначала в 55-м полку, а затем и в других частях.

В эти июньские дни было уже очевидно, что, несмотря на все договоры о дружбе, война с фашистской Германией неотвратима. Но в советском военном руководстве никто не знал – когда именно. Тем не менее в середине июня части и соединения Красной Армии и Флота начали, как казалось, упреждающее развертывание. Раньше других к боевому развертыванию приступил Черноморский флот. Еще 11 июня он начал крупнейшие маневры с привлечением не только морских сил, но и наземных частей и авиации. В первые дни этих учений, продолжавшихся до 19 июня, в них принимали участие летчики 55-го ИАП на самолетах И-153 и И-16, в районе Одессы отрабатывавшие полеты над морем, а также прикрытие кораблей с воздуха.

<12> июня 1941 года полк понес первую боевую потерю. Трагедия произошла в заключительные дни дежурства звена Кондратюка возле Болдурешт. При перехвате очередного немецкого разведчика младший лейтенант Иван Ханин, вылетевший одиночно, был сбит ответным огнем. Это выяснилось после того, как в теле погибшего летчика и в его самолете были обнаружены следы пуль. Факт воздушного боя не получил никакой огласки, командование полка не посвятило летчиков в обстоятельства и детали. Вылетавшие на место трагедии командир полка Иванов и главный инженер Шолохович также были обстреляны с немецкого самолета. Их У-2 сел с пятью пулевыми пробоинами. Но и этот факт не оглашался командованием полка. <15> июня Иван Ханин был похоронен в Бельцах…

В эти дни на аэродроме «Бельцы» уже работали техники и летчики, прибывшие из других полков с целью приема и перегонки себе самолетов И-153, уступающих в 55-м ИАП место самолетам МиГ-3.

В середине июня 1-я АЭ капитана Атрашкевича, как наиболее подготовленная на МиГ-3, начала подготовку к возвращению на аэродром «Бельцы» с целью заступить там на боевое дежурство и продолжить переучивание на новую матчасть. <17> июня 1-я АЭ перелетела на свой базовый аэродром. Звено Валентина Фигичева, из состава этой же эскадрильи, к этому времени уже несколько дней дежурило у границы в районе Пырлицы, сменив звено Кондратюка. Остальной состав 1-й АЭ приступил к организации боевого дежурства. В дневное время дежурные экипажи находились в постоянной боевой готовности, летчики не вылезали из кабин.

Утром того же 17 июня звено Покрышкина убыло на ТБ-3 на аэродром «Бельцы» для перегонки очередной тройки МиГ-3, что и было сделано в тот же день. На следующий день после прибытия на аэродром «Семеновка» Покрышкин, Дьяченко и Довбня должны были погнать эти же самолеты в Кировоград, на курсы командиров эскадрилий, с промежуточной посадкой на аэродром 4-го ИАП «Григориополь», где к ним должна была присоединиться еще пара «мигов». Утром 18 июня погода испортилась, но к середине дня нижняя кромка поднялась выше 100 м, и звено Покрышкина на бреющем полете направилось в Григориополь. На маршруте облачность задевала верхушки деревьев – летчикам пришлось идти на предельно малой высоте. Только на подлете к Григориополю облачность поднялась. Однако командир 4-го ИАП категорически запретил вылет на Кировоград до улучшения погоды. Лишь в субботу 21 июня начальник штаба 4-го ИАП назначил продолжение перелета на понедельник – 23 июня…

19 июня звено Валентина Фигичева на МиГ-3 перехватило Юнкерс-88 и предупредительным огнем потребовало следовать за ними. Преследуя развернувшийся и уходящий в сторону Румынии «юнкере», тройка «мигов» углубилась на румынскую территорию на несколько километров. Несмотря на то, что летчики выполняли задачу, поставленную командиром дивизии, вышестоящее начальство было разгневано фактом нарушения госграницы с советской стороны, и в субботу 21 июня по приказу комдива Осипенко в Пырлицу «для наведения порядка» были направлены командир полка Иванов, вылетевший на УТИ-4, и командир 1-й АЭ Атрашкевич, отправившийся на приграничный аэродром-засаду на автомобиле. А.И. Покрышкин вспоминал слова Фигичева: «Былразговор с упреками, но в основном нормальный. А вот когда прилетел представитель прокуратуры округа, началась катавасия. Кричал, что я провоцирую войну, грозил отдать под суд…»

«Наведение порядка» коснулось и командира звена 1-й АЭ Кузьмы Селиверстова. 21 июня по приказанию командира 20-й САД он был вызван «на ковер» в штаб дивизии в Кишинев. Осипенко посчитал, что дисциплина Селиверстова требовала его личных воспитательных усилий.

Таким образом, к 22 июня наиболее подготовленная эскадрилья на МиГ-3, уже заступившая на дежурство на аэродроме «Бельцы», оказалась рассредоточенной: командир 1-й АЭ вместе с командиром полка и звеном Фигичева находились на «разборе полетов» в Пырлице, звено Покрышкина «застряло» в Григориополе, а командира звена Селиверстова в Кишиневе учил дисциплине сам командир дивизии. Остальные две эскадрильи с оставшимся с ними начальником штаба полка Матвеевым находились на полевом аэродроме «Семеновка». Одна из них продолжала начальный этап практического переучивания, а другая – только готовилась к нему.

В целом же по полку к 20 июня самостоятельно вылетели на самолете МиГ-3 только 42 экипажа из 1-й и 2-й АЭ. Но только 50% из них закончили тренировочные полеты по кругу и в зону. К воздушной стрельбе и к стрельбе по наземным целям даже не приступали. Еще 20 из 24 экипажей в 3-й АЭ были подготовлены на самолетах И-153 и И-16. Всего с середины апреля полком было получено 62 МиГ-3, но самолеты, предназначенные для еще не начавшей практическое переучивание 3-й АЭ, частично находились на разных стадиях сборки, частично ожидали сборки в заводских ящиках. Впрочем, и летать на них было попросту некому. И в целом количество самолетов превышало количество подготовленных летчиков.

К концу предвоенного периода партийная организация начитывала 30 членов ВКП(б) и 16 кандидатов в члены ВКП(б), членами ВЛКСМ были 125 человек. Таким образом, с декабря 1940 года численность партийной организации сократилась более чем вдвое. Более чем на треть сократилась и комсомольская организация. По этим цифрам можно судить об общем уменьшении численности личного состава полка в предвоенном полугодии 1941 года.

Конечно, на численности сказался переход полка с 4-эскадрильного на 3-эскадрилный состав, но сыграл свою негативную роль и упоминавшийся приказ №0362, понизивший престиж службы в авиации.

В целом, по уровню освоения летным составом новых машин и по характеристикам старых самолетов, а также по качеству тактической боевой подготовки 55-му ИАП предстояло вступить в Великую Отечественную войну в небоеготовом состоянии.

К началу боевых действий кроме 55-го ИАП, базировавшегося на аэродромах «Бельцы» (1-я АЭ на МиГ-3) и «Семеновка» (2-я АЭ на МиГ-3 и 3-я АЭ на И-16, И-153), в состав 20-й САД входили еще 3 полка: 4-й ИАП, базировавшийся на аэродромах «Григориополь» (И-153 и И-16) и «Левака» под Кишиневом (МиГ-3), 45-й СБАП (бомбардировщики СБ и 5 еще не освоенных Пе-2), располагавшийся на аэродромах «Гросулово» и «Тирасполь», и 211-й ББАП (бомбардировщики Су-2), базировавшийся на аэродроме «Котовск». 20-я САД располагалась на северном фланге ВВС ОдВО, южнее находилась 21-я САД (штаб в Одессе), а в оперативном тылу дислоцировались силы 45-й САД (штаб в Кировограде). Этим соединениям и предстояло отражать воздушные атаки на всем южном театре боевых действий.

…К вечеру 21 июня силы Вермахта уже были сосредоточены на границе с СССР, в войсковых частях восточного фронта уже был известен план ближайших действий. Уже была подготовлена нота германского министерства иностранных дел правительству Советского Союза, в которой среди прочего было сказано: «…советское правительство предало и нарушило договоры и соглашения с Германией. Ненависть

большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм – смертельный враг национал-социализма… Фюрер отдал германскому Вермахту приказ отразить эту угрозу всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Немецкий народ… призван спасти весь культурный мир от смертельной опасности большевизма и открыть путь к истинному социальному подъему в Европе…»

8* Вероятнее всего, звено Кондратюка принадлежало 3-й АЭ, которой предстояло переучиваться на МиГ-3 в последнюю очередь.

9* Вместе с тем, вина начбазы и начфина в поломках двигателей никем не доказывалась, а качество производства моторов в те годы было таким, что повсеместно среднее время наработки на отказ не превышало 10 часов.

Послесловие

История движется по спирали. Работая над этими материалами, мне не раз приходилось замечать и ощущать аналогии с днями сегодняшними: начиная от неустроенности гарнизонной жизни, непродуманности дислокации, расточительных кадровых потерь и проведения боевой подготовки по принципу «от возможного» и заканчивая «спасением культурного мира» в качестве повода №1 – для войны…

Автор выражает глубокую благодарность начальнику BOTH 689-го ГвИАп гвардии майору Геннадию Церину, без деятельного участил которого данная работа не могла быть выполнена.

Автор будет признателен читателям за любые возможные дополнения и уточнения, направленные автору либо через редакцию журнала «Мир Авиации», либо электронной почтой на адрес 689-gviap@maii.ru .

Все фотографии из Исторического формуляра 689-го гвардейского Сандомирского ордена Александра Невского истребительного авиационного полка имени маршала авиации А.И. Покрышкина.

Сокращения

АБ – авиационная бригада

АЭ – авиационная эскадрилья

ББАП – ближнебомбардировочный авиационный полк

ВВС – военно-воздушные силы

ВО – военный округ

ВПП – взлетно-посадочная полоса

ЗАП – запасной авиационный полк

ИАБ – истребительная авиационная бригада

НКО – Народный комиссар обороны

НПП – наставление по производству полетов

САД – смешанная авиационная дивизия

СБАП – скоростной бомбардировочный авиационный полк

СББ – скоростная бомбардировочная бригада

СБП – скоростной бомбардировочный полк

Источники и литература

1. Исторический формуляр 689-го гвардейского Сандомирского ордена Александра Невского истребительного авиационного полка имени маршала авиации А.И. Покрышкина.

2. Медведь А.Н., Хазанов Д.Б., Маслов М.А. Истребитель МиГ-3. – М.: Русское авиационное общество (РУСАВИА), 2003.

3. Покрышкин А.И. Небо войны. – М.: Воениздат, 1980.

4. Покрышкин А.И. Познать себя в бою. «Сталинские соколы» против асов люфтваффе. 1941- 1945. – М.: Центрполиграф, 2006.

5. Речкалов Г.А.. В небе Молдавии. – Кишинев: Картя молдовеняскэ, 1967.

6. Тимофеев А.В. Покрышкин. – 3-е изд. – М.: Молодая гвардия, 2005.

7. Хазанов Д.Б. 1941. Война в воздухе. Горькие уроки. – М.: Яуза, Эксмо, 2006.

8. http://www.airwar.ru

9. http://www.allaces.ru

10. http://www.hrono.ru

11. http://www.rkka.ru

Реплика

Увы! с того времени палата извещала ежедневно, что дело кончится завтоа, в продолжение десяти лет!

И.В. Гоголь. «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»

В «Мире Авиации» (№2-2005, с. 55] была опубликована моя реплика, посвященная конфликту в журнале «Крылья Родины» и участия в нем Константина Удалова. С тех пор прошло время, в которое уместились следую дие события:

– Приглашение г-ном Удаловым меня в качестве ответчика в суд – его-де честь и достоинство от той публикации пострадали.

– Собственно, сами заседания в районном суде (аж три штуки), растянутых во времени – отчасти из-за того, что г-н Удалов своим присутствием мероприятия не отягощал, доверяя заседать доверенному лицу.

– Потом была моя кассационная жалоба в Мосгорсуд на незаконное решение райсуда.

– Потом – заседание там. Мосгорсуд отменил один из пунктов решения районного суда, как незаконное (как вам пассаж? – районный суд, опираясь на законы, выносит незаконное решение!).

Скоро сказка сказывается да нескоро дело делается.

На всё про всё ушло почти 2 года! Бумаги извели порядочно.

Суд обязал меня опубликовать опровержение. Что, собственно, я и делаю.

В отношении Удалова я действительно опубликовал данные непроверенные – а закон обязует публикуемую информацию проверять.

Вот что в «Реплике» было написано по фактам:

«Константин Геннадьевич… а) загодя перевел деньги со счета журнала на новый (свой) счет, б) подписные деньги тоже, в) рекламные тоже, г) прихватил весь архив журнала, д) забрал материалы, предназначенные но выпуск очередных номеров». (конец цитаты)

Так вот, не имея документального подтверждения, я не могу утверждать наверное о том, что все эти события имели место. Как, впрочем, не имею права говорить и о том, что их не было.

Увы, в процессе разбирательства я узнал о значительно большем наборе доблестей г-на Удалова. Нельзя сказать, что после этого я, как товарищ О. Бендер, «потерял веру в человечество». Нет, человеческая природа была мне и до того более-менее знакома. Однако, согласитесь – всякий раз, как приходится узнавать об очередном «подвиге» некого представителя хомо сапиенс – на душе, независимо от знания человеческой природы, становится гадко. И жалко отчего-то этого самого…

И я забеспокоился за него…

Такое количество людей пришло поддержать меня в суде (за что им нижайший мой поклон!) и рассказать суду о неблаговидном поведении Удалова на поприще авиационно-издательской деятельности! Негодующее братство.

Вот я и забеспокоился за него…

Как жить при таком в свой адрес количестве ненависти?

А вообще я очень благодарен (искренне) этому случаю, возбужденному г-ном Удаловым, который еще сильнее укрепил меня в мысли: к произносимому слову надо относиться очень ответственно. За опыт сей – отдельное спасибо (искренне) Константину Геннадьевичу Удалову.

Вот и судите – проиграл я или нет.

Василии Золотов

ИСТОРИЯ

Торжественный митинг по случаю передачи фронту эскадрильи боевых самолетов от новоузенских колхозников, январь 1943 г. (аАК)

Саратовские самолеты. Надписи на борту

Александр КРАСИЛЬНИКОВ

Москва

Моей бабушке – Анне Сергеевне Селивановой посвящается

В истории Большой войны, еще далеко не описанной, есть тема подарков жителей тыла фронту. Дарили от вязаных носков и пачек махорки, бережно укладываемых в посылки и подписываемых «Бойцу Красной Армии», до танков и самолетов. Приобретенные и переданные на фронт самолеты и станут темой настоящего исследования, в котором, впрочем, мы ограничимся только теми, что были переданы действующим авиачастям от жителей Саратовской области.

Несмотря на кажущуюся узость темы, она насчитывает тысячи случаев и затрагивает тысячи судеб – членов трудовых коллективов, организаций, групп граждан и отдельных дарителей, а также летчиков, летавших на подаренных самолетах.

Сбор гражданами денег, драгоценностей и сдача их в Госбанк – в фонд обороны – отмечались с первых же дней войны. Люди делали это по личной инициативе, порой не называя своих имен. И это при том, что само государство всю войну практиковало госзаёмы, т.е. фактически насильственный отбор денег у населения (каждый – хочет он того или нет – обязан был на часть зарплаты купить облигации госзайма).

Большинство, конечно, с пониманием (или, как минимум, терпимо) относились к этому. Положение к осени 1942-го складывалось очень тяжелое. Враг вышел к Волге. Под Сталинградом шли ожесточённейшие бои. И люди, перечислявшие деньги, не делились лишним, а – чаще всего – отдаваги последнее. Но на кону стояла сама жизнь страны…

Большая часть собранных средств шла от сельских жителей. Известно, что в военные годы жизнь в СССР, и в деревне особенно, была не сахар. И тем не менее именно крестьяне стали основными дарителями авиатехники фронту. Как же это объяснить? Беспаспортная, бесправная деревня, работавшая не за деньги, а за трудодни (те самые пресловутые «палочки», которые им проставляли в ведомостях), и вдруг – деньги и немалые – достаточные для покупки самолета! Откуда?

Дело в том, что в войну деньги в СССР отчасти потеряли свои функции платежного средства. Работала система отоваривания по карточкам. Это касалось прежде всего продуктов – дефицитного, а потому главного товара того времени. Как ни парадоксально, но именно «прикрепленные к земле» крестьяне – производители продуктов питания – оказались, если можно так выразиться, в более выгодном положении 1* .

1942 год выдался урожайным. При том, что существовали довольно жесткие нормы сдачи государству зерна и других производимых на селе продуктов, у крестьян оказывались излишки, которые можно было продать на рынке и получить деньги. И в приоритетном положении оказались области, где земля хорошо плодоносила – Тамбовская и Саратовская. Видимо, отчасти поэтому зачинателями движения – а процесс со временем приобрел масштаб целого движения – стали жители именно этих областей. И именно эти области первыми получили благодарственные телеграммы от И.В. Сталина за заботу об армии.

Первый случай дарения отмечен осенью 1942 года. 1 ноября работники артели 2* «Сигнал Революции» провели собрание, на котором решено было купить для фронта самолет. За два дня собрали 170 тысяч рублей, сдали деньги в Госбанк и заказали на Саратовском авиационном заводе (в то время это был завод № 292 НКАП) истребитель Як-1.

Возникает вопрос: достаточные ли это были средства для покупки самолета? Конечно же, расчет стоимости самолета существовал и в военное время. Известно, что в 1941 году себестоимость самолета Як-1 была 158 300 рублей, а закупочная цена, которую выплачивали ВВС заводу, – 310 000 рублей. В отсутствие таких цифр на 1942 год, можно предположить, что они были несколько меньше – с учетом числа уже выпущенных машин (тираж больше – цена меньше).

Впрочем, хватало 170-ти тысяч рублей, собранных колхозниками, или нет – уже не играло никакой роли. Партийное руководство области одобрило начинание и, заручившись поддержкой в высших инстанциях, посчитало сумму достаточной. Важно было создать прецедент, и пропагандистская машина заработала. Событие было предано широкой огласке в центральной, местной и фронтовой печати. Об инициативе было доложено и в Москву.

Итак, делегация работников артели «Сигнал революции» приехала на завод. Администрация завода предложила вручить самолет летчику Сталинградского фронта В.И. Шишкину. Дарители с этим предложением согласились. Связались с командующим 16-й ВА С.И. Руденко, и командир 291-го ИАП 3* Герой Советско го Союза майор В.И. Шишкин прибыл в Саратов для получения самолета. «Выбрав самолет Як-1 № 34104 (облегченный с одной пушкой), я его опробовал в воздухе, – описывал свою поездку В.И. Шишкин, – сделав несколько замечаний по матчасти. Заводская бригада стала устранять дефекты и производить покраску самолета. Самолет был некрашен в серебряный цвет, в носовой части была нарисована стрела и на борту надпись». Первая надпись была следующей: Сталинскому соколу майору Шишкину от колхоза «Сигнал Революции» Ворошиловского района Саратовской области 4* .

Интересно, что сам Шишкин вспоминает другую надпись: «Крупно: «Герою Советского Союза майору Шишкину В.И.»; мелко: «от колхозников колхоза «Сигнал революции» Ворошиловского района Саратовской области». Примечание: на снимке [вероятно, к его воспоминаниям была приложена фотография. – А.К.] мелкую запись не видно, так как самолет перекрашивался в части и этого не дописали, зато добавили на киле золотую звезду» 5* .

Первая надпись характерна тем, что она выполнена с индивидуальной орфографией (последующие надписи делались, как правило, с помощью трафарета). На заводе была сделана фотография первого именного самолета, которая позднее обрела самостоятельную жизнь. В одной из публикаций на снимке затушевывается текст «Сталинскому соколу», а в другой – с учетом орфографии надписи – вместо слова «Сталинскому» пишется «Верному». Понятно, что подобное политико-конъюнктурное редактирование, искажающее исходный документ, сильно осложняет жизнь исследователей, вносит еще большую неразбериху в и без того непростую тему именных самолетов.

На этом самолете В.И. Шишкин выполнил 70 боевых вылетов, уничтожил 5 самолетов противника лично и 5 в группе. После Орловской операции самолет из 55-го ГвИАП 6* было приказано передать в 512-й ИАП (позже – 53-й ГвИАП)

гв. м-ра Моторного, потом он был передан новому командиру полка гвардии майору Макарову. В архиве найден такой документ: «Ваша просьба о предоставлении для. саратовского музея самолета, – писал командующий 16 ВА генерал-полковник С.И. Руденко саратовцам, – построенного на средства ворошиловских колхозников, будет выполнена»7* . 7 марта 1945 года самолёт был доставлен в Саратов, торжественно встречен жителями и передан в Саратовский областной музей. Несколько лет боевая машина экспонировалась в музее, но затем была списана и разобрана. Недавно в хранилищах музея был найден хвост этого самолёта и как память о народном движении выставлен на витрине в музее.

1* По свидетельству М.Б. Саукке, жившего во время войны в Омске, куда было эвакуировано туполевское КБ, торговавшие на рынке баранами казахи, если б захотели, могли б для Красной Армии купить и не один самолет. (Прим. ред.)

2* На тот момент существовали и колхозы, и артели. Колхозы, или коллективные хозяйства, были навязаны деревне фактически принудительно. Лишенный стимулов к труду и бесправный крестьянин в большинстве своем не торопился отличиться в труде. В артелях же (объединениях людей для выполнения некой работы) дух инициативы и предприимчивости еще оставался, и потому они отличались от колхозов более высокой производительностью. Не удивительно поэтому, что именно артельщики (золотодобытчики, охотники на зверя, пасечники, сборщики лекарственных растений и пр.), имевшие свободные средства, стали зачинателями этого движения – «самолеты – фронту». Однако писать на борту «артель» (этот символ частного предпринимательства) было бы идеологически не верно, и его заменяли на политически правильное «колхоз». (Прим. ред.)

3* 291-й ИАП действительно был на Сталинградском фронте (до 25 ноября 1942 г.). Однако м- р В.И. Шишкин в истории 16-й ВА (правда, на завершающем этапе битвы) упоминается как командир 581-го ИАП. Есть упоминание и о том, что 28 января 1943 г. в эту часть прибыли 3 именных самолета Як-1 от саратовских колхозников. (Прим. ред.)

4* В статье полужирным шрифтом выделены надписи на фюзеляжах самолетов, которые отражены на известных к настоящему времени фотодокументах.

5* Саратовский областной музей краеведения (СОМК), инв. № 17043.

6* В 55-й ГвИАП был переименован 581-й ИАП. (Прим. ред.)

7* Центр документации новейшей истории Саратовской области (ЦДНИ СО), ф. 594, on. 1, д. 3761, л. 3.

Герой Советского Союза В. Шишкин среди колхозников артели «Сигнал Революции» (аАК)

В.И. Шишкин в кабине именного Як-1 (аГП)

Впоследствии артель «Сигнал Революции» подарила части В.И. Шишкина еще четыре самолета, на которых красной краской была выполнена надпись: Подразделению Героя Советского Союза Шишкина В.И. от колхоза «Сигнал Революции» Ворошиловского района.

Но это было позже. А тогда, в ноябре 1942-го, инициативу ворошиловцев одобрило бюро обкома и «рекомендовало партийным организациям вокруг этого замечательного начинания развернуть политико- массовую работу». П.Т. Комаров, в годы войны – первый секретарь саратовского обкома ВКП(б), на пленуме говорил: «Сбор средств мы проводили, начиная с предыдущего [13-16 ноября 1942 г. – А.К.] пленума. Эта работа была начата с того, что в колхозе «Сигнал революции» подняли хорошую инициативу – приобрели самолет и передали его защитникам Сталинградского фронте 8* . Тогда секретарей РК ВКП(б) пригласили на завод, ознакомили с самолетами. После чего мы сообщили в ЦК т. Сталину, что Саратовская область собрала 33,5 миллиона рублей на строительство боевых самолетов» 9* .

Несмотря на то, что движение быстро оценили и возглавили партийные органы, в отношении людей не было принуждения. Дарители были искренни в своем желании помочь фронту. Душевный порыв людей был настолько силен, что особой нужды уговаривать и не было – достаточно было проинформировать о почине, на что, собственно, и работала пропаганда.

Результаты не замедлили сказаться – сумма сданных средств росла быстрыми темпами. Делегации колхозников почти со всех районов ехали в Саратов заказать и передать самолеты летчикам-фронтовикам. Крестьяне ехали с подарками для рабочих. «На заводском аэродроме было, как на ярмарке, колхозники ходили десятками, выбирали самолеты, с ними были летчики. Старики говорят, что никогда еще не было такого народного движения, как это», – рассказывал П.Т. Комаров на X Пленуме обкома ВКП(б) в марте 1943 года 10* . Самолеты приобретались районами, группами колхозов, отдельными колхозами. Сумма сданных за самолет денег колебалась от 100 до 300 тысяч рублей.

Поскольку счет выкупленным самолетам шел уже на десятки, и на каждом нужно было нанести надпись, на заводе изготовили трафарет «Защитникам Сталинградского фронта от колхозников … района Сар. области». Этим объясняется схожесть написания большинства надписей на самолетах.

На сохранившихся фотографиях можно прочесть следующие надписи:

Защитникам Сталинградского фронта от колхозников колхоза «Большевик» Хвалынского района Сар. области.

Защитникам Сталинградского фронта от колхозников колхоза «им Ворошилова» Балаковского района Сар. области.

Защитникам Сталинградского фронта от колхозников Жерновского района Саратовской области.

Защитникам Сталинградского фронта от колхозников Красноярского района Саратовской области.

В статьях упоминается также самолет:

Защитникам Сталинградского фронта от колхозников колхоза «Факел социализма» Хвалынского района.

8* В статье под Сталинградским фронтом понимаются все фронты, отдельные объединения, соединения, принимавшие участие в Сталинградской битве. (Прим. А.К.)

9* ЦЦНИ СО, ф. 594, оп. 1, д. 3138, л.417.

10* ЦЦНИ СО, ф. 594, оп. 1, д. 3138, л. 420.

Очередной знак победы наносится на именной самолет к-на Мочалова (аГП)

Летчик Лениградского фронта Мочалов (слева) у своего самолета(аГП)

Кроме упоминавшихся ранее колхозы дарили самолеты и с такими надписями:

Дмитриевка своим сыновьям

Имени XVIII го партсъезда

Имени Чапаева

Колхозный труд

Новый мир

От колхоза им. Калинина Воскресенского района Сар. области

От колхоза им. Чапаева

Партизан

Рекорд

Чапаевец.

Сбор средств был организован по различным направлениям, целевые взносы шли – и не только от колхозников – как на отдельные самолеты, так и на целые эскадрильи:

Боевые подруги

За советскую науку

За счастливое детство

За счастливую смену

Защитник Сталинграда

Коммунист

Комсомолец

ПРИ ВО

Мать фронтовика

Научные работники Саратова – Сталинградскому фронту

Работники искусств Саратовской области

Академик В.Н. Образцов, купивший самолет «Ртищевский железнодорожник», передает его летчику А.Ф. Лавренову. Июль 1943 г. (аАК)

Работники питания – Сталинградскому фронту

Рязано-Уралец

Саратовский донор

Саратовский колхозник

Саратовский комсомолец

Саратовский кооператор

Саратовский медик

Саратовский пионер

Саратовский пищевик

Саратовский пожарник

Саратовский школьник

Саратовский мукомол

Советский учитель

Трудовые резервы СССР

Судебный работник.

Десятки самолетов были приобретены осоавиахимовцами. Известны следующие машины:

«Вольский осоавиахимовец»

«Жерновский осоавиахимовец»

«Осоавиахимовец »

Сталинским соколам, от членов осоавиахима Ровенского района Саратовской область

«Приволжский осоавиахимовец»

«Саратовский осоавиахимовец»

Лучшему летчику 1го Украинского фронта от членов Осоавиахима завода «Молот»> Сар. области.

В районах Саратовской области собирали средства на самолеты:

Аткарский железнодорожник

Аткарский колхозник

Балашовский колхозник Саратовской области.

Балашовский комсомолец

Волжанин

Вольский гортеатр

Вольский комсомолец

Вольский пионер

Вольский цементник

Дергачевский колхозник

Духовницкий колхозник

Ершовский колхозник

Жерновский колхозник

Краснокутский колхозник

Краснокутский комсомолец

Краснопартизанский комсомолец

Куриловский учитель

Лысогорский колхозник

От трудящихся г. Вольска Пугачевский учитель Хвалынец

Хвалынский медик

Энгельский комсомолец.

Известны самолеты районов города Саратов:

Гвардеец

Кировец

Кировский школьник Саратовец

Советскому соколу Телешевскому Михаилу от трудящихся Фрунзенского района гор. Саратова.

В фонд Красной армии поступали самолеты и от некоторых саратовских организаций:

Александр Невский (от саратовской церкви)

Волжский путеец (от речников Волги) Госпиталь – фронту

Железнодорожный строитель

Красный химик (от работников фосфоритных рудников)

Медработник РУжд

От работников Ворошиловского райпотребсоюза

Коллектив работников Саратовского драмтеатра «имени Карла Маркса»

Подарок от комсомольцев и молодежи завода в честь XXVгодовщины ВЛКСМ Герою Советского Союза капитану Олейник Г.Н.

Работник потребкооперации

Работник саргорпромторга

Работники саратовского цирка – фронту

Рабочий союзгортранс

Саратовский железнодорожник

Строитель

Строитель Рязано-Уральской

Управленец РУжд.

Были и такие самолеты, которые приобретались на Саратовском авиационном заводе не саратовцами, но гражданами, эвакуированными из других мест в Саратовскую область. Такими самолетами были:

Качинец

Ленинградский университет

Червоная заря.

А самолет Ртищевский железнодорожник был куплен на Сталинскую премию и подарен фронту депутатом Верховного Совета СССР от Ртищевского избирательного округа генералом-директором движения 1-го ранга академиком В.Н. Образцовым, проживавшим в Москве.

Особого разговора заслуживают самолеты, подаренные фронту персонально жителями Саратовской области. Список дарителей насчитывает около 70 человек, некоторые из которых сдали средства на 2-3 самолета. Этот список может быть расширен до 100 человек с учетом даривших самолеты группами по два, три и более человек. О большинстве из них мало что известно. Так уж случилось, что первым в категории «персональных дарителей» стал Ферапонт Петрович Головатый, и вся пропаганда была буквально «обрушена» на освещение именно его поступка. Удостоился колхозник и «высшей награды» – за покупку и передачу фронту самолета его поблагодарил сам И.В. Сталин 11* . Обком ВКП(б) сразу же принял решение: «Предложить секретарям ГК и РК ВКП(б) широко разъяснять телеграмму т. Сталина колхознику Ф.П. Головатому на митингах и колхозных собраниях, мобилизовать активность трудящихся на дальнейшую помощь фронту» 12* . 23 декабря 1942 года в редакцию фронтовых иллюстраций газеты «Правда» из Саратовского ОК ВКП(б) было отправлено 13 снимков исторического момента передачи Головатым боевого самолета в подарок Сталинградскому фронту. Переписку Ф.П. Головатого и летчика Б.Н. Еремина широко использовали в пропагандистских целях, публикуя письма в газетах. Их имена стали известны жителям всей страны.

Первая надпись на фюзеляже Як-1 была нанесена с ошибкой в написании фамилии Головатого:

Летчику Сталинградского фронта гвардии майору тов. Еремину от колхозника колхоза «Стахановец» тов. Головатова.

Позднее, в части, эта надпись была исправлена: вместо Головатова было написано Головатого.

Наиболее известна надпись на Як-3 – втором самолете Ф.П. Головатого:

От Ферапонта Петровича Головатого 2-ой самолет. На окончательный разгром врага!

Оба этих самолета сохранились до наших дней и находятся в музеях: Як-1 – в Музее Боевой Славы в Саратове (там для него построен специальный павильон), а Як-3 – в США (передан гуда ОКБ А.С. Яковлева, ветеранам вернуть машину не удалось).

11* В 1946 году Ф. Головатому было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

12* ЦЦНИ СО, ф. 594, on. 1, д. 2683, л. 375.

Як-1, купленный колхозником Ферапонтом Головатым и переданный летчику Борису Еремину (аГП)

В кабине Як-1 – летчик Борис Еремин, рядом – даритель самолета колхозник Ферапонт Головатый, ноябрь 1942 г. (аГП)

Прием денег Ф.П. Головатого в Госбанке (аАК)

Торжественный митинг по случаю покупки Ф.П. Головатым второго самолета для фронта. Выступает (в центре) летчик Б. Еремин (аАК)

Именной Як-1 Ферапонта Головатого, выставленный нз площади города Саратов ноябрь 1942 г. IаГП)

А.С. Селиванова у первого купленного ею самолета Як-1 (аГП)

А.С. Селиванова у секретаря райкома партии Григорьева договаривается о покупке третьего самолета, 1944 г. (аАК)

На трибуне митинга, посвященного отправке на фронт третьего самолета А.С. Селивановой. Саратов, 22 августа 1944 г. (аАК)

Торжественная передача самолета Як-3 фронту

Надпись на борту передаваемого самолета. В кабине – А.С. Селиванова, август 1944 г. (аГП)

На фоне передаваемого самолета – А.С. Селиванова (вторая слева) и ее муж А.Р. Селиванов (крайний слева), август 1944 г. (аАК)

К сожалению, других именных самолетов, подаренных лично гражданами, не сохранилось. Но есть свидетельства об их существовании. Такими самолетами были:

Летчикам истребителям от Андрея Романовича и Анны Сергеевны Селивановых

Летчикам истребителям от колхозницы колхоза «им. 7го съезда советов» Куриловского р-на Саратовской области Селивановой А.С. Зий самолет

От колхозника колхоза имени «Стешина» Чапаевского района Сар. области Фролова И.Д. (самолет был подарен А.Н. Катричу)

Односельчанка И.Д. Фролова – Е.В. Желтова – также подарила самолет фронту.

Были также самолеты:

От Марии Арсентьевны Савельевой – фронту!

Подарок Сталинградскому фронту от колхозника колхоза «Красная наука» Марксского района Сар. области Бунина Федора Захаровича

Подарок Сталинградскому фронту от колхозника колхоза «им. Крупской» Н.-Бурасовского района Сар. области Решетова Сергея Григорьевича

Подарок Сталинградскому фронту от колхозницы колхоза «им. 7го съезда советов» Куриловского района Сар. Области Селивановой Анны Сергеевны

Защитникам Сталинградского фронта от комбайнового аггрегата Фурманова И. Т. гор. Аткарска Сар. области (в оригинальной надписи так и есть – слово «агрегат» написано с ошибкой – «аггрегат»).

Из упоминавшихся самолетов почти все являлись истребителями Як-1 различных модификаций, произведенными на Саратовском авиационном заводе. В статьях, опубликованных на эту тему, встречается большое количество неточностей и ошибок. Пишут, например, то о самолетах Як-9, хотя таковых Саратовский завод не выпускал, то о самолетах Як-3, приобретенных в 1943 году, в то время как они начали строиться в Саратове только весной 1944-го. И первым именным самолетом Як-3 был, кстати, самолет Ф. Головатого.

Саратовцами было передано фронту значительное количество именных истребителей Яковлева. Приобретались и другие самолеты – например, санитарные и транспортные. Остается открытым вопрос о типах самолетов села Сулак Краснопартизанского района – есть документы, возможно и неточные, говорящие о том, что это были штурмовики Ил-2. А колхозник В. Лозгачев выкупил для фронта бомбардировщик Пе-2 и передал его в часть, в которой на этой машине летал стрелком-радистом его сын – П. Лозгачев. На самолете была надпись «От колхозника Василия Илларионовича Лозгачева».

Фронтовая судьба именных самолетов – это отдельная страница истории Великой Отечественной войны. Наиболее известна судьба самолетов Ф.П. Головатого. Вручены они были командиру 31-го ГвИАП Б.Н. Еремину 13* .

Хорошо известен боевой путь и результаты боевого применения первого именного самолета Як-1 В.И. Шишкина.

Достаточно хорошо описана фронтовая судьба самолета «Ртищевский железнодорожник». А.Ф. Лавренов, воюя на нем, стал Героем Советского Союза. 26 марта 1944 года летчик погиб в бою – его самолет был сбит над Сивашем и упал на вражеской территории 14* .

Есть ряд фотографий самолетов «Балашовский колхозник Саратовской области». В газетах военного времени отмечался отличный летчик Ленинградского фронта А.И. Севрюков, воевавший на одном из таких самолетов. Результативнейший летчик, Герой Советского Союза П.М. Вострухин, погибший в июле 1943 года, тоже воевал на таком самолете. Известны также летчики старший лейтенант Коннов и старший сержант Колев, участвовавшие в воздушных боях на балашовских самолетах.

На самолетах Жерновского района воевал известный летчик Ленинградского фронта В. Мочалов, а П.П. Каравай стал Героем Советского Союза. В воздушных боях в Восточной Пруссии успешно воевала авиаэскадрилья «Дергачевский колхозник» под командованием старшего лейтенанта Джамбажашвили. Воспитанник Качинского училища В.А. Луцкий воевал на подарке работников своего училища. Интересная судьба и самолета «Красный химик», который с соответствующим удостоверением работники Саратовского химкомбината вручили воздушному бойцу 4-го ИАП (15-й ВА) М.С. Погорелову.

13* Б.Н. Еремин воевал в составе 296-го и 273-го (31-го Гв) ИАП. (Прим. ред.)

14* Архив РАН, ф. 656, оп. 2, д.22.

Летчик А.И. Севрюков в кабине именного Як-1 (аГП)

Летчик А.Н. Катрич в кабине подаренного ему Як-1 (аМА)

Редкий снимок именного самолета, на котором он виден целиком. В ряде публикаций машину причисляют к эскадрилье «Нормандия» (аГП)

Як-1 эскадрильи «Нормандия» – подарок колхозников Красноярского района Саратовской области. Из кабины вылезает французский летчик Марсель Ив Бизьен. Январь 1943 г. (аГП)

Были саратовские истребители Як-1 с надписями на борту и в эскадрилье «Нормандия». Иваново, январь 1943 г.

Интересно, что на именных саратовских самолетах летали не только советские летчики. На самолете красноярских колхозников воевал француз Ив Бизьен (Ives Bizien), сбитый 13 апреля 1943 года. А второй самолет колхозницы А.С. Селивановой после успешной эксплуатации в 832-м ИАП 15* (15 ВА) был передан во вновь формируемые ВВС польской Народной армии (Armia Ludowa), где 15 СОМК, инв. № 23746/3.

продолжил свой боевой путь. Анна Сергеевна стала почетным ветераном 11-го ИАП ВВС польской Народной армии. Приглашали ее и в авиачасть, где продолжал службу один из лучших летчиков 15-й ВА А.С. Суравешкин (комэск 431-го ИАП), воевавший на третьем самолете А.С. Селивановой.

На самолете Саратовского драмтеатра им. К. Маркса летал ставший Героем Советского Союза А.П. Чернобай, изложивший свою благодарность работникам театра в письме 16* .

Многие соединения и части стали подшефными у саратовских колхозников. Летчики Л.И. Борисов, Варламов, М.А. Уваров из полка Шишкина летали на самолетах артели «Сигнал революции». Более 50 самолетов саратовцев было передано в 287-ю ИАД, а самому командиру Герою Советского Союза С.П. Данилову самолет подарил колхоз «им. Штейнгардта». В подшефном 9-м ГвИАП воевал дважды Герой Советского Союза А.К. Рязанов на самолете «Саратовский кооператор». И его ведомый И.Н. Степаненко, также ставший дважды Героем Советского Союза, сражался на самолете от колхоза «им. Чапаева», а командир полка Герой Советского Союза А.А. Морозов – на самолете колхоза «Новый путь». Знаменитая в те годы летчица И.В. Дрягина получила подарок от своего родного Саратовского сельскохозяйственного института. На самолете колхозников Терновского района воевал дважды Герой Советского Союза С.Д. Луганский 17* . На именных саратовских самолетах воевали Герои Советского Союза В.Н. Буянов, П.Ф. Гаврилин, А.Н. Катрич, Н.Т. Конукоев, B.C. Лещенко, Н.П. Логвиненко, Г.Н. Олейник, С.И. Сафонов, И.Я. Сержантов, М.З. Телешевский, А.Д. Флейшман, А.И. Хользунов, И.В. Шмелев, С.П. Шпуняков.

16* СОМК, инв. № 7460/391.

17* Справедливости ради надо отметить, что С.Д. Луганскому дарили ещё один самолёт и его земляки – жители г. Алма-Ата.

Як-1 Ферапонта Головатого в экспозиции Саратовского музея, 70-е годы (аГП)

А.С. Селиванова (в центре), в войну купившая 3 самолета для фронта, и А.С. Суравешкин (в кителе с медалями), летавший на одном из этих самолетов, в музее города Саратов у самолета Як-1.9 мая 1970 г. (аАК)

Надо сказать, что сам факт передачи боевой машины конкретному летчику имел достаточно большой психологический эффект. Именной самолет в некотором смысле является именным оружием, более того – наградным оружием, и вручались машины лучшим летчикам.

Кроме того, летчики, по военному времени достаточно хорошо обеспеченные (особенно питанием), видели, как бедно одеты и как голодны дарители, приезжавшие иногда в полк на торжественный акт передачи самолета, и это обязывало авиаторов больше всяких высоких слов. Тому есть множество свидетельств, изложенных в письмах, статьях самих летчиков, их командиров, корреспондентов. Авиаторы клялись беречь вверенную им технику и еще сильнее бить врага. Порой дружба, родившаяся в годы войны, продолжалась и после. Упоминаются рядом фамилии летчиков и колхозников Еремина и Головатого, Фролова и Катрича, Суравешкина и Селивановой. Почетными гражданами города Вольска стали летчики Каравай, Конукоев, Шпуняков.

До сих пор точной суммы денежных средств, собранных жителями саратовской области, установить не удалось. Упоминаются цифры от 250 до 460 миллионов рублей. А общее количество подаренных фронту самолетов (включая саратовские) оценивается в 2,5 тысячи.

Автор будет крайне признателен всем,, кто сможет сообщить хоть какую-то новую информацию на поднятую тему, кто, возможно, располагает новыми фотодокументами и сочтет возможным поделиться ими. Связаться можно через редакцию журнала.

Кроме вышеупомянутых при работе над статьей использовались материалы Государственного архива Саратовской области, музея Саратовского авиационного завода, районных библиотек и районных музеев Саратовской области, фронтовых, армейских, областных, районных газет, журналов и книг за 55 лет.

Фотографии из архива автора (аАК), Г. Петрова (аГП) и журнала «Мир Авиации» (аМА).

Саратовские самолеты. Надписи на борту

Подарочные надписи на самолетах Як-1б и Як-3

Самый первый из подарочных Як-1б (зав. № 34104). В ноябре 1942 года вручен командиру 291-го иап (по другим данным – 581-го иап) Герою Советского Союза майору В.И. Шишкину. На тот момент самолет имел иную окраску, а представленную получил после перекраски его в полку. Бортовой номер не известен, хотя, с большой степенью вероятности, был.

Надпись на самолете Як-16. Истребитель куплен колхозником И.Д. Фроловым и передан летчику А.Н. Катричу. Бортовой номер самолета не известен, хотя, с большой степенью вероятности, был.

Окраска самолета восстанавливалась по фото, где видна и подарочная надпись, и бортовой номер (редкий случай). Як-16 б/н 17 в ряде публикаций приписывают эскадрилье «Нормандия» («Normandie»), что вполне вероятно, поскольку несколько самолетов с такой надписью французам действительно передали в январе 1943 года в период формирования подразделения в Иваново (заметим – достаточно далеко от Сталинграда). Борт 17 в тех же публикациях приписывают конкретно летчику – Марселю Иву Бизьену (Marcel Ives Bizien), видимо, на том основании, что существует фотография, где этот французский летчик вылезает на левое полукрыло самолета (б/н на этом фото не видно), имеющего ту же надпись (фрагмент слева). Жесткая привязка самолета к летчику мало обоснована, поскольку: 1) Як-1 с такой надписью в эскадрилье было несколько; 2) на выделенных для освоения нескольких истребителях летали практически все прибывшие в первой партии французские летчики.

Кок самолета может быть и черным

Первая надпись (с ошибкой в написании фамилии дарителя) на левом (слева) и правом (справа) бортах Як-16, переданного Ф.П. Головатым летчику Б.Н. Еремину. Декабрь 1942 г. Бортовой номер не известен, хотя, скорее всего, был

Тот же Як-16 в летней окраске, без бортового номера. Фамилия колхозника уже написана верно. В таком виде самолет был выставлен летом 1944 года на площади Кирова в Саратове

Тот же самолет в 1970 г., в экспозиции Саратовского музея. Изначально трафаретная надпись утолщена кистью. На капоте для пущей «военно- патриотической воспитательной наглядности» нарисованы 8 победных звезд – в общем, мало общего с обликом реального боевого самолета (моделисты, осторожно!)

Як-3 – третий по счету самолет (первые два были Як-1), переданный 22 августа 1944 г. колхозницей А.С. Селивановой командиру эскадрильи 431-го иап А.С. Суравешкину Скорее всего, надписи наносили на оба борта. Однако форма надписи и даже ее содержание, на разных бортах одного и того же самолета, могли отличаться

ИСТОРИЯ

Воспоминания технаря

Анатолий КРАВЧЕНКО Щелково Московской обл.

Материал для публикации подготовлен Дмитрием СТЕРЛИГОВЫМ

Старший сержант Кравченко А.А. Город Лебедин, 1948 г.

Наверное, каждый человек, подводя итоги жизни, неизбежно вспоминает время ceoeii юности, молодости. Для меня эти годы связаны, прежде всего, с военной службой. А началась моя армейская жизнь 12 января 1945 года. Война еще продолжалась, и проводы были со слезами. Призыв проходил в селе Алтайское Алтайского края. Оттуда будущих красноармейцев направляли в Бийск на призывной пункт, а затем эшелоном в Красноярск. Там находилась Одесская дивизия, где готовили расчеты противотанковых ружей. Здесь мы провели полтора месяца, пока в Челябинском авиационно-техническом училище прошел очередной выпуск, после которого туда определили и нас. После трехмесячного обучения, в конце мая, нас выпустили мотористами самолета Ил4 и направили для прохождения службы в Авиацию Дальнего Действия (АДД) с присвоением звания «младший сержант»…

Так я попал в г. Кирсанов Тамбовской обл., где базировался 34-й учебный авиационный полк (УАП) – один из трех полков Мичуринской военной авиационной школы летчиков АДД. Два других находились в самом Мичуринске и на ст. Никифоровка. Школа занималась подготовкой будущих командиров Ил-4. Отсюда, по сути, начинался настоящий путь в авиацию. Нашим полком тогда командовал м-р Чернего. С момента моего прибытия и в течение нескольких месяцев 34-й УАП не летал, занимаясь приведением в порядок матчасти.

Фотооткрытка с изображением летчиков-инструкторов 34-го УАП. Кирсанов, 1945 г. (аМК)

Перед вылетом. Слушатель 34-го УАП л-т Кузьмин М.А. 1948 г .(аМК)

Ил-4, как известно, был основным бомбардировщиком АДД в годы Великой Отечественной войны. И наши полковые машины вынесли на себе все ее тяготы. Побывавшие в боях, к нам они поступали из фронтовых частей. В полку были только «сухопутные» бомбардировщики, морских торпедоносцев мы не видели. Своих эмблем, надписей или характерных номеров наш полк не имел. Внешне самолеты оставались такими же, как они приходили из войск. В основном окраска была однотонной двухцветной (нижние поверхности – светло-голубые, верхние – зеленые). При комплектовании эскадрилий перекрашивались только бортовые номера. Их рисовали на килях большими белыми цифрами. Других отличий в 34-м УАП не существовало. Состояние техники, однако, было настолько потрепанным, что порой подниматься в воздух становилось просто небезопасно. Летать, конечно, летали, но аварий и катастроф было явно больше, чем нужно.

В этой связи вспоминается один случай. Как-то предстояли ночные полеты, и накануне днем один из механиков устроился спать в кабине Ил-4, стоявшего на краю стоянки. Проснувшись к вечеру, он отправился в ближайший сад промышлять яблоки. В это время другой Ил, совершавший посадку в темноте, зацепил оставленный механиком самолет. Обе машины начисто сгорели. Экипаж садившегося погиб, а механик волею случая остался жив.

Летные будни 34-го УАП. Экипаж готовится к вылету. Летчик л-т Кузьмин, радиа с-т Грибанов, штурман л-т Грищенко. Лебедин, 1948 г. (аМК)

Личный состав 2-й эскадрильи 34-го УАП. Лебедин, 1949 г.

В июне 1946 г. вся Мичуринская школа перебазировалась на Украину. Штаб обосновался в Конотопе. Там же разместился один учебный полк, другой – в Нежине, а 34-й УАП уже под командованием п/п-ка А.М. Семенова посадили в г. Лебедин Сумской области. Аэродром здесь соответствовал более высокому уровню. Построен он был еще до войны, но большая часть зданий и сооружений были разрушены в результате бомбардировок. Взлетно- посадочная полоса была грунтовой, однако стоянки самолетов имели бетонное покрытие. Перед нами здесь размещались скоростные истребители Ла. После них осталась довольно приличная инфраструктура.

Именно в Лебедине, где продолжалась срочная служба, я по-настоящему испытал, что такое самолет Ил-4. Как планеры, так и двигатели были изношены донельзя. Из наиболее характерных дефектов запомнился так называемый «шат головки». Случалось, что в полете головка цилиндра расшатывалась настолько, что после посадки (когда мы с техником проверяли мотор) был невооруженным глазом виден ее ход. В полку даже была организована так называемая цилиндровая группа на базе ПАРМа для замены головок. Но случаи обрыва деталей двигателя все равно происходили. Однажды, оторвавшись в полете, головка цилиндра пробила капот, ударила в фонарь кабины и, разбив остекление, посекла осколками летчика. Командир экипажа, к-н Жеребцов, с залитым кровью лицом, чудом посадил машину.

Что касается аварийности, то матчасть находилась в таком состоянии, что посадки самолетов с одной выпущенной стойкой уже не казались диковинкой. Обычно в таких случаях летчик принимал решение убрать шасси и сажать машину прямо «на брюхо». Благо конструкция Ил-4 была такова, что мотогондолы находились ниже фюзеляжа. Самолет прокатывался на них, как на салазках, без особых последствий. Винты, конечно, «в баранку», их приходилось менять, а сам самолет работники ПАРМа поднимут, подстучат, подлатают и опять в полет.

Надо сказать, служба у техников на Ил-4 была, что называется, хуже не придумаешь. Как двигатели, так и сами машины чистотой не отличались. Поэтому буквально все механики, мотористы, техники ходили чумазыми, как трактористы. Недаром бытовал в то время стишок: «Вечно грязный, вечно сонный, моторист авиационный». Особенно много хлопот нам, эксплуатационникам, доставляли двигатели М-88Б. Например, в клапанные коробки набивалась довольно мерзкая смазка, «кутум». Запомнился процесс ее замены. Во время работы мотора она расплавлялась, и моторист, открывавший крышку на нижнем ряду цилиндров (закреплялась специальным тросиком), непременно оказывался залитым с ног до головы. И некуда было от этого деться. Как ни остерегайся, обязательно вывозишься.

Сами моторы, хоть и развивали положенную тягу, надежностью не отличались. Они были уже старые, и для ремонта, там же, в Лебедине, была организована отдельная мастерская. До сих пор помню рев обкатки авиационных двигателей, который постоянно доносился из-за города. Что и говорить, служба у техников тогда была очень тяжелая.

Да и летному составу завидовать не приходилось. Экипажа три или четыре на моей памяти похоронили именно на этих машинах. Один из погибших командиров, капитан Петров, могучий мужик был, – сгорел заживо. Он был начальником ПДС полка, под руководством которого я совершил свой первый прыжок с парашютом. Его машина рухнула за городом в лес. Самолет придавило деревом и когда его нашли, обгорелая рука так и продолжала сжимать рукоять заклинившего фонаря. Пилот, вероятно, остался жив после удара, но когда самолет загорелся, не смог выбраться из кабины. Однако, по мнению самих летчиков, главной причиной катастрофы все же был низкий уровень организации полетов. Практически полностью отсутствовало метеорологическое и радиотехническое обеспечение. Частенько вылетали с малым запасом топлива на борту (только в передних баках), что не оставляло шансов вернуться в случае ухудшения погодной обстановки. Чаще других членов экипажа при аварии выживали стрелки. Они находились сзади, а при падении хвостовая часть фюзеляжа иногда отрывалась, сохраняя им жизнь. Но опять-таки все зависело от конкретного случая.

Летный состав полка состоял из постоянных инструкторов (которые были, как правило, командирами кораблей) и переменного состава – летчиков, которые уже имели определенный налет на других типах самолетов. Основным поставщиком слушателей для 34-го УАП в то время была Новосибирская школа летчиков, где курсанты успевали освоить СБ. Уже в те годы, однако, было известно, что и Ил-4 скоро уступят место новым машинам. Тем не менее, после нескольких месяцев переучивания, выпускники Конотопской школы направлялись в строевые части. В конце сороковых, правда, из-за начавшихся организационных перемен в АДД, некоторым слушателям пришлось «застрять» в учебном полку на год-полтора и более. И хотя среди наших инструкторов не было Героев, так как в большинстве своем они не попадали на фронт, многие из летчиков, как например, капитаны Примеров, Шуличенко, Каштанов и другие, которых я хорошо запомнил, были профессионалами высокого класса.

Отдельно хочется сказать о взаимоотношениях в полку. Что касается летного состава, то экипаж есть экипаж: это были настоящие, дружные семьи. На земле же хозяин самолета – техник. Он и механик – это два человека, которые отвечают за техническое состояние машины. Поэтому взаимоотношения командиров корабля с нами, эксплуатационниками, были абсолютно нормальные, можно сказать, даже очень хорошие. Особенно уважали нас те, кто прошел войну. Как правило, это были летчики переменного состава, прекрасно знавшие, что от работы техников зависит их жизнь. Тем более, когда за каждым самолетом был закреплен только один конкретный экипаж, включая наземный персонал.

Но какими бы ни были наши взаимоотношения, граница между летным и техническим составом оставалась всегда.

Первый, разумеется, был более привилегированным в авиации. Взять, к примеру, хотя бы питание: их кормили, конечно, совсем не так, как техников или механиков, в солдатской столовой по «норме два». Особенно плохой наша кормежка была в 1946 г. Тогда во время засухи на Украине мы «выезжали» в основном на хлебе. Бывало, если назавтра полеты, а дефектов много, вместе с техником приходилось работать без обеда. А вечером в столовой могли дать миску баланды и за ужин и за обед. Приемлемой солдатская норма стала только к 60-м годам.

Были среди летчиков люди порядочные, пользовавшиеся уважением техсостава и своих коллег, но были и такие, которые особого авторитета не снискали. Как в любом коллективе…

Имелись в нашей работе и свои особенности. Будучи авиационным механиком, вместе с техником я обслуживал один самолет. Техники были офицерами или старшинами и жили на частных квартирах. Рядовых до 1949 года в Дальней Авиации не было. Механики, как я, заканчивая ШМАСы, получали звания сержантов, а потом и старших сержантов. Жили мы, как и все срочники, в казармах и подчинялись распорядку, предписанному Уставом. Но, надо сказать, в те послевоенные годы требования к его выполнению были не особенно жесткими, особенно в авиации. Позже, когда я уже был офицером, порядки стали гораздо строже. Например, на время обеда солдат заставляли отпускать, сколько бы не было работы. Хотя самим порой приходилось копаться без обеда, а иногда и без ужина.

А в первые послевоенные годы с дисциплиной в авиации, откровенно говоря, было неважно. Не случайно появилась присказка: «где начинается авиация, там кончается порядок». Помню, впервые попав в полковую казарму после Челябинского училища, я был поражен, когда проснулся утром и не услышал команды на подъем. Правда, был выходной день и позже дневальный все же появился со словами: «Вставайте, братва. На завтрак». Ходили и в самоволки, правда, выпивали не сильно, потому как не на что было. Водка ведь и тогда стоила денег.

Одевали в послевоенные годы тоже плохо. Мы носили обыкновенную солдатскую форму, х/б: галифе, гимнастерка – и кирзовые сапоги. Причем вначале гимнастерки были даже без карманов; те, что с карманами, ввели позже. Зимой одевали в шинели, а на аэродромах давали довольно паршивенькие технические куртки на вате.

Полеты в учебном полку проходили два дня в неделю, насколько позволяло состояние самолетов. Всего было четыре эскадрильи: две дневных и две ночных. Вторая эскадрилья (командир – к-н Гончаров), в которой служил я, была ночной. В предполетные дни мы с техником готовили ночные полеты, а в остальные – занимались приведением в порядок матчасти.

Полетам учили по-фронтовому: взлет- посадка с редкими полетами в зону. К сожалению, подняться в воздух на Ил-4 мне так и не удалось. А вот позже, на Ту-4, мы подлетывали, и не раз.

Удачное приземление. С парашютом А. Кравченко, в фуражке нач. ПДС Г. Филинов. Лебедин, 1950 г.

В-25

В 1947 г. штаб школы был переведен из Коногопа в Нежин, и называться она стала Нежинской. А в 1948 г. полк перешел на самолеты В-25. В противоположность Илам, этот бомбардировщик оставил о себе самые лучшие впечатления. Обслуживать двигатели Райт-Циклон R-2600 было просто одно удовольствие. Все агрегаты были чистыми, находились под пломбами, и до выработки ресурса никто не имел права в них копаться. Очень просторные кабины – по сравнению с Ил-4. Да и вообще после Илов этот самолет действительно казался чем-то новым.

Надо сказать, с такими машинами как Спитфайр, Аэрокобра, Кингкобра, я впервые столкнулся еще в Красноярске. Там был аэродром, на который с Аляски перегоняли поступавшую авиатехнику. Нас, новобранцев, перед отправкой в училище, выгоняли чистить аэродром от снега. Несмотря на то, что В-25 тоже прошли боевые действия, в отличие от наших машин, они свои летные качества сохранили полностью. Двигатели не давали ни единого отказа, и за тот год, что мы их эксплуатировали, не помню ни одной аварии. Не было случая, чтобы В-25 садился на мотогондолы. И вообще, этот самолет я считаю самым лучшим из тех, на которых служил. Даже с Ту-4 его не сравниваю. Уверен, что и летчики, летавшие на В-25, вспоминают его с благодарностью. Что касается меня, то в том же 1948 г. я был переведен из мотористов в механики и стал первым помощником техника самолета. Увеличилось и денежное содержание – со 150 до 400 рублей.

Надо сказать, что американские самолеты являлись как бы переходной машиной на новые Ту-4, поскольку также имели трехопорное шасси с носовым колесом. Уже в следующем, 1949 г., 34-й УАП под командованием п-ка Найдуса начал подготовку к переучиванию. В это время, 13 ШМАСах стали обучать специалистов [механиков) по радио, приборам, электро- и спецоборудованию. В том же году старые Ил-4 стали окончательно снимать с вооружения. Из Лебедина их отгоняли куда-то и разделывали на металлолом.

Первые Ту

Первый Ту-4 полк получил осенью 1949 г. Это был торжественный момент. Самолет встречали с духовым оркестром при полном сборе всего личного состава. Гигантская машина произвела глубокое впечатление. Когда самолет заруливал, все без исключения высыпали на летное поле. И хотя мы знали, что он до заклепки скопирован с американского В-29, все понимали, что этот бомбардировщик положил начало развитию совершенно новых боевых машин в советской авиации.

Наступило новое время и в системе обслуживания. Мало того, что в летный экипаж входили бортинженер и борттехник. еще значительно увеличился и наземный технический состав. Каждый самолет, помимо старшего техника, обслуживали техник левой и техник правой плоскости со своими механиками. В каждой эскадрилье были сформированы группы по радио, вооружению, электроспецоборудованию (ЭСО), в которую входили техники по электрооборудованию, приборам и фотооборудованию.

Пополнялся полк быстро и к полетам приступил почти сразу. Типовыми заданиями были те же упражнения, которые экипажам предстояло выполнять и в строевых частях. Взлет-посадка, полеты по кругу, учебное бомбометание на ближних полигонах. Бомбили так называемыми «бетонками» – бомбами, начиненными цементом. Большинство техников на Ту-4 прибыли из училищ. Механиков в основном готовили ШМАСы.

В полку с переходом на Ту-4 были организованы занятия по изучению всего самолета, включая его оборудование. Для размножения схем и плакатов, как учебных пособий, была создана группа из восьми чертежников с художественными способностями. Запомнилось, что многие схемы поступали с пояснениями на английском языке. А поскольку в эскадрилье я отвечал за оформление ленкомнаты и стенгазеты, в группу назначили и меня. Уж не знаю почему, но покровительствовал в этом сам начальник штаба полка, подполковник Качанов. Двое или трое из назначенных были сержантами, а остальные – офицеры. Работали прямо в штабном классе. Чертежником-размножителем я пробыл месяца три или четыре, пока не подошло время увольнения моего призыва. Но начштаба Качанов, вызвав меня, предложил остаться в кадрах ВВС.

Получив отпуск и оклад сверхсрочника в 750 рублей, я отправился домой на Алтай. Деньги эти по тем временам были не большие, но и на гражданке жизнь медом не пахла. Поэтому, посоветовавшись с отцом, я решил остаться в армии. По возвращении именно Качанов первым стал интересоваться моим выбором. Надо сказать, он вообще опекал меня как сына. Именно ему я обязан тем, что остался в вооруженных силах и что поступил на курсы механиков по фотооборудованию. Из эксплуатационника не так легко было перевестись на спецоборудование. Очень много хорошего сделал для меня этот замечательный человек. Вскоре с его подачи я попал в группу ЭСО на должность механика по фотооборудованию. Осваивал я новую профессию под руководством техника л-та Чеботарева. Наибольшее внимание, конечно, уделялось практике, которая заключалась в подготовке фотооборудования самолета к полетам.

На Ту-4 устанавливались аэрофотоаппараты АФАЗЗ для дневного фотографирования и НАФА-75 для ночного фотоконтроля результатов бомбометания с применением осветительной бомбы ФОТАБ. Я довольно быстро освоил свою новую специальность.

Запомнилось при этом, что нас, сержантов и старших сержантов в каждой эскадрилье было человек по 100. Казарма представляла целый зал с двухъярусными кроватями. В начале 1950-го года я был уже старшим сержантом и хорошо помню, насколько дружен был этот огромный коллектив. В 1951-м мне было 24 года, а рядом находилась кровать юноши 18 лет. Но я не помню ни единого случая «дедовщины», хотя и по национальности все мы были разные.

Моему поколению, 1927 года рождения, выпала тяжкая доля прожить в казарме 7-8 лет. За это время мы освоили не один тип самолета и по уровню знаний мало уступали выпускникам авиационных училищ. А посему многим начали присваивать офицерские звания, переводя на должность техника. Препятствием был только недостаток образования. У меня было семь классов, поэтому я параллельно со службой учился в вечерней школе. Словом, я проскочил, и 5 мая 1952 г. приказом Верховного главнокомандующего получил звание младшего лейтенанта технической службы. К тому времени я, конечно, был уже готов исполнять обязанности техника по фотооборудованию. Именно на эту должность меня и определили в 4-ю эскадрилью полка. Правда, позже, чтобы получить полноценное военное образование, пришлось потратить целых 5 лет, бомбардируя начальство рапортами о направлении в училище. В 1957 г., после четырех месяцев подготовки, я экстерном сдал госэкзамены за полный курс Двинского (Даугавпилс) радиотехнического училища по специальности техника авиационного фотооборудования. Пожалуй, тяжелее всего было сдавать нормативы по физо – наравне с курсантами намного моложе меня.

Работа техника по фотооборудованию мне очень нравилась. В то же время это была самая бесперспективная служба во всей Дальней Авиации. До 1953 г. в полках существовала должность инженера по фотооборудованию со званием майора. Затем ее ликвидировали, оставив вместо этого старшего техника по фотооборудованию со званием не выше старшего лейтенанта. В силу такой несправедливости в те времена немало офицеров, безупречно прослужив 20-25 лет, уходили в запас старшими лейтенантами.

Сольцы, Строевой полк

В 1953 г. вышел приказ Командующего Дальней Авиацией о переводе штата полка на трехэскадрильный состав. Таким образом четвертая эскадрилья, в которой служил я, подлежала расформированию. В общей сложности в Лебединском полку я провел 9 лет. Здесь прошла вся долгая срочная служба, здесь я стал офицером. Многие имена и фамилии уже выветрились из памяти, но некоторых однополчан, с которыми довелось служить, я запомнил навсегда. Это, конечно, мой первый командир 2-й эскадрильи к-н Гончаров, командиры эскадрилий Божко, Сыроватко, замечательные летчики-инструкторы к-н Примеров, к-н Фирсов, м-р Агеев и многие другие.

После сокращения некоторых офицеров уволили, а большинство распределили по другим частям. Не стал исключением и я. Сначала, в октябре, получив назначение в Тарту, обрадовался, потому что место считалось престижным. Но пробыть там пришлось всего сутки. Опередил другой техник, из училища, занявший мою должность сразу по прибытии. Зато в другом полку того же соединения (326-й ТБАД), в г. Сольцы Новгородской области, как раз требовался техник по фотооборудованию. Именно туда я и попал, получив назначение во 2-ю эскадрилью 345-го Берлинского ордена Кутузова III степени ТБАП. Полк, изначально сформированный в 1938 г. как 6-й ДБАП, принимал участие в советско-финской войне, прошел всю Великую Отечественную, закончив ее в Берлине, и в начале 1950-х имел на вооружении бомбардировщики Ту-4.

Прибыв с женой и грудным ребенком на маленький полустанок в Сольцах, мы с трудом добрались до города. По сравнению с Лебедином это была настоящая дыра – «губа Дальней Авиации», как тогда говорили. Командир полка, п-к Башкиров, дал двое суток на обустройство, и мы с трудом разместились в халупе, в деревне неподалеку, поскольку найти другое жилье было невозможно.

На аэродроме базировались сразу два полка с очень большим штатом, ведь экипажи на Ту-4 многочисленные, а в каждом полку числилось по 30 самолетов. Городок был маленький, в каждом доме ютилось сразу несколько офицеров-холостяков. Условия были адские: холод, сырость и клопы. Только ближе к весне удалось получить 10-метровую комнатку в «финском домике». Соседом там был начальник разведки полка м-р Чехов с семьей – замечательные люди, о которых на всю жизнь остались самые теплые воспоминания.

Разница в обеспечении вылетов между учебным и боевым полком, конечно, была большая. Во-первых, учебные бомбометания проводились настоящими фугасками. Во-вторых, применялось ночное фотографирование, тогда как в Лебедине об этом понятия не имели. Для получения ночных снимков в бомбоотсеки подвешивали ФОТАБы – световые бомбы. Ночных фотоаппаратов на эскадрилью было штук пять. Примерно столько же – для дневной съемки. Использовались они главным образом для контроля результатов бомбометания. Бомбардировщики были однотипными, но в специальных люках мы ставили на них фотоаппараты для дневной или ночной съемки, в зависимости от задания. Каждая такая перестановка была непростой работой, потому что дневной фотоаппарат весил 78 кг, ночной – 45 кг. Вместе с механиком нам постоянно приходилось менять их между самолетами. Ночные полеты Ту-4 были частыми, не реже двух-трех дней в неделю, чередуясь с дневными. Причем, в отличие от учебного полка, здесь все экипажи могли летать в любое время суток. Соответственно и ответственность в 345-м была гораздо выше. Например, на учениях дополнительно задействовались фотокамеры для контроля радиолокационной обстановки. Они были связаны с экранами бортовых РЛС «Кобальт», и больше всего мы «дрожали» именно за эти снимки. После учений на разборе полетов можно было запросто получить взыскание, если фотолаборатория представит плохие снимки. Технической подготовкой аппаратуры занимались мы, а проявкой и обработкой снимков – отдельная аэрофотослужба (АФС).

Любопытно, что наш полк принимал участие в учениях не только по наземным целям, но и по морским. При этом техника позволяла получать очень качественные изображения с радиолокационных экранов. Съемка проводилась на пленку шириной 28 см, которая потом печаталась на бумагу. При работе по наземным целям на снимках получались контурные изображения объектов, которые потом анализировал специальный дешифровщик. К каждому снимку составлялась подробная аннотация. Естественно, умели читать эти изображения и штурманы-операторы. Одним из них был замечательный человек, А.Е. Филатчев, на всю жизнь ставший моим добрым другом. Дешифровщики же, помимо радиолокационных, занимались обработкой обычных аэрофотоснимков при дневном фотографировании – клеили специальный монтаж, фотографические карты. На них также давались пояснения по всем изображенным объектам. Фотографирование велось, как правило, с больших высот. Качество съемки обычно было хорошим, хотя при облачности, случалось, что задание по фотоконтролю и не выполнялось.

Отдельно хочется сказать и о тех теплых взаимоотношениях, которые сложились между однополчанами в Сольцах. Будучи в тесной компании, мы ничем не отличались, будь то техник или летчик. Ансамбль полковой самодеятельности, «Шутка», сильно помог нам, молодым офицерам, разнообразить досуг в тесном коллективе среди хмурых новгородских болот. В 1957 г. наш ансамбль занял первое место на всеармейском конкурсе в Смоленске. Мы выступали с концертами по всей Новгородской области с репертуаром из популярных в те годы песен. Многое сочиняли сами, и куда бы ни приехали – везде нас ждал аншлаг. Словом, замечательные были отношения. Сплачивало и то, что размещались мы тогда компактно, без особых удобств, на всех поровну деля радости и невзгоды. Поэтому жили очень дружно. А штат в полку был огромнейший, ведь каждый летный экипаж состоял из 11 человек: командир корабля, правый пилот, штурман-оператор, штурман-навигатор, штурман-бомбардир, бортинженер, борттехник, командир огневых установок, стрелок левый, стрелок правый и радист.

Группа электроспецоборудования 345-го ТБАП. Сольцы, 1957 г.

Техсостав 345-го ТБАП. Верхний ряд – механики ТЭЧ, нижний ряд – офицеры АФС

Хорошие отношения сложилось и с командным составом части. Всякий раз, когда самолеты возвращались с задания, на стоянках встречали их все вместе, каждый по своей специальности. Все экипажи, после нашего опроса о недостатках техники, делали отметки в журналах. Это было обязательным. Выпускался самолет в полет также только под роспись старшего техника и всех специалистов. В каждой эскадрилье было по 10 самолетов, а всего в полку – 3 эскадрильи. Все наши машины имели серебристый цвет и несли бортовые номера крупно по бокам носовой части фюзеляжа и, чуть мельче, на киле.

Кроме бомбардировщиков 345-й ТБАП имел два Ту-4 – постановщика помех, оборудованных шумовыми установками с дополнительным оператором в составе экипажа. Их так и называли: «шумовики». Внешне такие самолеты почти не отличались, но в бомбоотсеках у них стационарно была смонтирована аппаратура для постановки помех. Кроме того, имелись устройства для выброса специальных патронов, начиненных иголками, облако которых создавало радиолокационные помехи. Самолеты-«шумовики» бомб не несли и в полете просто сопровождали строй бомбардировщиков, в случае необходимости заглушая наземные радиолокаторы.

Как уже было сказано, на туполевских машинах удавалось подлетывать и нам, техникам. Впервые такой случай представился еще в Лебедине, тайком от командира корабля. У меня были друзья – стрелки, командиры огневых установок, и перед полетом, я забрался к ним в кабину. Узнай об этом командир, всыпали бы нам всем, что называется, по защелку, ведь у меня не было парашюта. Если бы самолет упал, а в нем погиб посторонний человек, то это наверняка стало бы известно, и командира могли посадить. Но у нас ни одной катастрофы Ту-4 не было, самолет считался надежным, и я полетел. Летали не долго, полет проходил по кругу, а я пристроился в кормовой кабине, между блистерами стрелков. С передней кабиной нас связывал специальный лаз – труба, пронизывающая весь фюзеляж, но летчики, к счастью, ничего не узнали. Летали мы минут тридцать, высота была не очень большой, и кислородным оборудованием не пользовались. Самолет был устойчивым, в воздухе производил приятное впечатление. Позже приходилось летать и официально, на учения, когда полк перебрасывался на другие аэродромы. В такие полеты нам выдавали парашют и выделяли место в самолете. Доводилось летать и на Ту-4 в десантном варианте. В бомбоотсеках были демонтированы бомбодержатели (т.н. кассеты), вместо них настелен пол и сделаны железные лавки для десантников. Такой самолет мог брать на борт до 42 человек. Правда, летать в бомболюке мне не понравилось – слишком действовал на нервы грохот двигателей. Знаю, что долго эти машины не просуществовали. Но в начале 1960-х, во время перелета на учения в Североморск, чтобы забрать техсостав, использовали именно их. На самих учениях, техников естественно в полет не брали.

Конец карьеры Ту-4 в нашем полку пришелся на 1956-57 год. Самолеты переоборудовали в транспортный вариант и передавали в десантные войска. Для приемки машин оттуда прибывали инженеры и сменные экипажи. Работала комиссия, составляли акт, и самолеты улетали на новое место. Вместе с ними уходили наши борттехники и бортинженеры. Наступала эпоха реактивной техники.

Реактивная эра. Ту-16

Из описаний было известно, что еще во время войны советский летчик Бахчиванджи первым в стране совершил реактивный полет. Но о том, что наша авиация будет переходить на такие машины, не было и намеков. Только к 1953 году стало известно, что в ближайшее время полк получит реактивные самолеты. К тому времени мы уже видели на учениях первые Ил-28. Один из них даже садился в Лебедине. Интересная была машина. Действительно, создавалось впечатление, что это новое поколение летательных аппаратов. Примерно за год до приказа Главкома ДА мы уже знали, что будем осваивать Ту-16, хотя в то время их еще не видели. Никаких авралов в связи с переходом на новую матчасть не было, вся подготовка велась заранее.

Полеты на Ту-4 продолжались, а экипажи начали отправлять на переучивание и Рязань.

Для технического состава подготовка, в основном, проходила на месте, после получения машин. Хотя с точки зрения эксплуатации машина была не сложнее, чем Ту-4. Однако каждое новое поколение авиационной техники требовало все более высокой культуры обслуживания. Оборудование, в основном, стало радиоэлектронным. Особенно повышенное внимание к режиму обслуживания требовалось во время учебных тревог или в связи с осложнениями международной обстановки.

Сейчас уже трудно вспомнить, как в 1955 г. встречали первый Ту-16. Во всяком случае, как и с Ту-4, все тоже с любопытством высыпали на поле, когда он приземлился. Летный состав уже знал эти машины, документация на них тоже поступила заранее. Но все равно всем было очень интересно, особенно когда залезли внутрь по своим специальностям. Мы обнаружили всё совершенно новое. В том числе и фотооборудование. В штурманской кабине располагался фотоаппарат ФА-РЛ-1 для съемки изображения с радиолокационного прицела. Позднее этот аппарат был заменен на малогабаритный ФАРМ-2. Через нишу передней стойки шасси устанавливался аппарат АФА-42 для дневной, или НАФА-75 для ночной съемки. Позади находились дистанционно открываемые фотолюки. Дневные фотоаппараты тоже были новыми. Причем устанавливались они на автоматической качающейся установке АКА- ФУ. Помимо изменения направления оптической оси влево-вправо (для одновременного захвата полосы двойной ширины), он мог отклоняться назад при применении ФОТАБ ночью. На Ту-16 впервые параметры съемки регулировались автоматически в соответствии со скоростью и высотой полета, задаваемыми на командном приборе штурманом. Отснятые пленки мы передавали в фотолабораторию. Из склеенных кадров там делали огромные фотопланшеты, больше метра шириной, где местность изображалась крупным планом. Это позволяла очень мощная оптика: широкозахватный объектив для съемок с небольших высот имел фокусное расстояние 20 см, помимо этого имелись объективы с фокусным расстоянием 75 и 100 см с телескопическим устройством для высотной съемки. Ночные камеры имели постоянные объективы с фокусным расстоянием 75 см. Но ночные съемки применялись только для фотоконтроля результатов бомбометания в темное время суток. На такие задания обычно вылетало по одному самолету. Если же их было 2-3, то на каждый устанавливали ночной фотоаппарат и подвешивали по одному ФОТАБ.

Принцип ночного фотографирования основывался на том, что рядом с оптикой имелся фотоэлемент. При взрыве ФО- ТАБа (а он давал такую вспышку, что можно было ослепнуть), фотоэлемент через усилитель передавал сигнал на электромеханический спуск затвора камеры. Аппараты более поздних конструкций, НАФА- МК, имели отличия: во-первых, появилась электроника, а во-вторых – система компенсации сдвига изображения. Фотопленка у них автоматически перемещалась сообразно движению земной поверхности. Снимки получались как днем.

Менять аппараты под конкретные задачи по-прежнему приходилось вручную.

Между тем один АФА-100 вместе с кассетой был больше метра высотой и весил под 100 кг. Как и любая техника, бывало, что фотоаппараты ломались. Если по возвращении с задания штурман или командир корабля докладывали старшему технику, что какой-то агрегат вышел из строя, то тут нашему брату доставалось так, что можно было и к ночи не вылезти из самолета до полного устранения дефекта. Если отказывал фотоаппарат, мы снимали его и передавали в ТЭЧ, в цех по ремонту фотооборудования. Делать это приходилось не часто, так как камеры, в общем, были надежными.

Да и сам Ту-16 был очень надежной машиной. Вначале мы получали по два, может – три самолета в месяц. Но в течение полугодатода полк был полностью переукомплектован. Сперва имелось по 7 машин на эскадрилью, а года через два – уже по 10. Позже в каждую эскадрилью вошло по одному Ту-16 – постановщику помех.

За весь период моей службы в Сольцах случилась только одна катастрофа. Причину установить не удалось. Самолет упал прямо за городом, в Молочковый бор, экипаж, погиб. Аварии и отказы, конечно, случались. Особенно запомнилась одна из них, произошедшая из-за недостаточной прочности фюзеляжа в районе т.н. одиннадцатого шпангоута. Он находится как раз на уровне воздухозаборников двигателей. Несколько раз у первых самолетов по этому шпангоуту при ударе о землю на посадке отваливалась кабина. Если не изменяет память, в Полтаве по этой причине погиб экипаж. В Сольцах это случилось днем, буквально на наших глазах. Ту-16 сел, но в конце пробега мы вдруг увидели, как кабина медленно отворачивается от фюзеляжа. Самолет продолжал катиться, когда носом ее развернуло к стойкам шасси и потащило по бетону на жгутах. От трения возник сноп искр, и только чудом машина не загорелась. Видимо, топливная система не была повреждена. На левом кресле, командиром корабля сидел ГСС полковник Г.Г. Агамиров – инспектор по технике пилотирования. Был он южных кровей, прошел всю войну и обладал редкостным хладнокровием. Весь экипаж отправили в госпиталь, а он, выбравшись из лежащей на боку кабины, только выругался (мол, опять чуть не убили), спокойно сел в машину и уехал на КДП (командно-диспетчерский пункт). Остальных пришлось вытаскивать через люк и отправлять в Ленинград для психологической реабилитации. После этого случая вышел приказ по Дальней Авиации полеты на Ту-16 приостановить. С Казанского и Воронежского заводов в войска отправились бригады, которые прямо в частях усиливали злополучный шпангоут дюралевыми накладками. К сожалению, многие дефекты в нашей авиации устранялись на крови.

Фото из архива А.А. Кравченко и М.А. Кузьмина.

(Продолжение следует.)

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ

Авария Ми-8 к-на Блохина из 50-го ОСАП. Район Гардеза, лето 1987 г.

Размышления о сути боевых потерь авиатехники в Афганистане

Александр АРТЮХ Курск

при участии Сергея ПАЗЫНИЧА Москва

Размышляя над тем, где в условиях боевых действий проходит граница между понятиями «боевые» и «небоевые потери», а затем уже и работая над этой статьей, приходилось разговаривать со многими людьми, участниками афганской войны. Довелось услышать разные мнения по поводу потерь нашей авиации в Афганистане. Немало было и тех, кто говорил, что об этом не надо писать вообще. Почему «не надо»? Ведь всё это было, и сейчас это уже история. Изменить или переделать что-либо мы уже ничего не сможем. А если сейчас не оставим свои мысли и воспоминания о той войне в назидание тем, кому, к сожалению, приходится воевать сейчас, так и будут у нас одни и те же грабли – от одной войны к другой.

Я своими размышлениями вовсе не хочу кого-либо обидеть – ни память погибших, ни воспоминания живых. Я сам участник афганской войны и считаю, что имею право высказаться. Так называемые «небоевые потери» – это не наша национальная особенность ведения войны. Проблема эта касалась всех воевавших армий. Ас из асов Эрих Хартманн начал боевую карьеру с того, что разбил на взлете Ju 87, который ему поручили перегнать на фронт. Большинство вылетов английских истребителей на перехват немецких дирижаблей в первую мировую войну заканчивались аварией и гибелью пилотов при ночных посадках. Продолжать мож но долго.

Выражение «небоевые потери», я думаю, по сути своей не совсем верно. На войне небоевых потерь не бывает. Так или иначе – они все боевые. Различны только их причины. Ведь человек на войне ведет себя особо, и особость его психики выражена прежде всего, в отношении к опасности и к самой смерти.

В декабре 1979 года началась война в Афганистане, ставшая самым крупным военным конфликтом для Вооружённых Сил СССР после Великой Отечественной войны. За 10 лет афганской войны боевой опыт получили почти все лётчики армейской авиации, многие лётчики фронтовой, военно-транспортной и дальней авиации. Советская авиация выполнила почти миллион боевых вылетов, потеряв при этом (по официальным данным) 107 самолётов и 333 вертолёта.

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ПО ТИПАМ К 15.02.89 г.
Год Самолеты         Вертолеты      
  МиГ-21, Су-17 Су-25, Ан-12, Всего Ми-6, Ми-10 Ми-8 Ми-24 Всего
  МиГ-23   Су-24 Ан-26,          
        Ан-30,          
        Ил-76          
1980 3 1 - 1 + 1** 4 2 19 21 42
1981 1 2 1 - 4 - 17 5 22
1982 6 1 - - 7 4 20 9 33
1983 2 3 1 1 7 2 16 7 25
1984 1 7 2 1 10 6 21 18 45
1985 4 3 1 3 11 6 26 21 53
1986 1 7 8 2 18 5 25 17 47
1987 2 4 8 3 17 3 24 21 48
1988 - 2 1+1* 1 2   2 3 5
1989 - - 1 1 2   2 3 5
Всего 20 30 22 9 80 28 170 122 320

Один Су-24 (*) и один Ил-76 (**), потерю которых, по всем признакам, можно отнести к боевым, не учтены в официальной сводке боевых потерь.

Разница между официальными данными и данными, приведенными в таблице (107-80=27 самолетов и 333- 320=13 вертолетов), есть потери, отнесенные к небоевым. Это следствие пожаров на стоянках, аварийных посадок, ошибок при наземном обслуживании, конструктивных и производственных дефектов и пр.

Скорбный список потерь той войны открыли экипажи военно-транспортной авиации. 25 декабря 1979 г. при заходе на посадку в Кабуле разбился Ил-76 к-на В. Головчина (128-й ГвВТАП, аэр. Паневежис). Из-за ошибки экипажа (предположительно) и неудовлетворительного управления с земли самолёт начал снижение за 15 км до расчётного рубежа. В результате он оказался на высоте ниже безопасной и на удалении 34 км от аэродрома зацепился за один из пиков, сломался пополам и сгорел. Погибло 37 человек.

7 января 1980 г. в Кабуле после посадки с перелётом (из-за ошибки командира экипажа в расчёте на посадку) выкатился за пределы ВВП и разрушился Ан-12194-го ОтдГвВТАП (аэр. Фергана). Погиб штурман ст. л-т М. Ткач. Как видим, обе потери в эти первые две недели войны не были связаны с огневым воздействием на летательные аппараты со стороны противника. Но психологическое и эмоциональное напряжение тех дней не отрицали ни командир группы Ил-76, в составе которой находился самолёт гв. к-на Головнина, гв. п/п-к Т., ни командир экипажа Ан-12, потерпевшего катастрофу в Кабуле м-р П., кстати сказать – лётчик 1-го класса, с огромным лётным опытом, летавший в Кабул с первого дня ввода войск.

Потери военно-транспортной авиации на той войне, как от огневого воздействия противника, так без такового, чаще всего были самыми тяжёлыми по количеству погибших. Можно считать, что транспортники (правда, в данном случае – уже ГВФовские) и закрыли скорбный список афганских потерь. И на этот раз никто самолёт не сбивал, и имела место банальная ошибка экипажа. Уже после вывода советских войск, опять же при заходе на посадку в Кабуле потерпел катастрофу Ил-76 СССР-78781. В результате ошибки экипажа самолёт потерял скорость и сорвался в штопор…

Посадка Ми-8 из 205-й ОВЭ, 1987 г.

Ми-8 50-го ОСАП на высокогорной площадке

Однако главными участниками афганской войны от авиации, вне всякого сомнения, стали вертолёты. Увы, в конце 70-х годов прошлого столетия иначе уже и быть не могло. Основная тяжесть воздушной работы легла на плечи экипажей армейской авиации. Широчайший перечень решаемых задач: от ударов по противнику до доставки продовольствия и горючего. Неудивительно поэтому, что большинство потерь (75%) тоже пришлось на долю вертолётчиков. Каждый год потери в среднем составляли от 30 до 50 машин. В отдельные годы до 30 экипажей не возвращались с боевых заданий. За десять лет войны немало было сделано для защиты вертолётов и их экипажей от огня с земли, выработаны новые тактические приёмы противодействия средствам ПВО моджахедов. Экипажами был накоплен огромный боевой опыт. Но и противник не стоял на месте, пройдя путь от дедовских «Буров» конца XIX столетия до современных ЗГУ (зенитных горных установок) и ПЗРК (переносных зенитно-ракетных комплексов); от полного неумения стрелять по воздушным целям до грамотно организованной системы ПВО укрепрайонов и даже отдельных кишлаков и позиций; с отлаженной системой оповещения, засадами. Постоянно растущая количественно и качественно ПВО противника делала работу авиации, а особенно – вертолетчиков, исключительно опасной. Под огонь «душманов» можно было попасть и над трёх-пятитысячными вершинами Гиндукуша, и над раскалёнными песками пустыни Регистан. И над «мирным» кишлаком, и над своим аэродромом. На картах летчиков были отмечены огромные районы, нашпигованные ДШК и ПЗРК, куда не следовало залетать. О районах так называемой «зелёнки» – и говорить не стоит. Однако в своих воспоминаниях и летчики, и другие авиаторы, участвовавшие в той войне, часто говорят о том, что многие вертолёты, а в некоторых эпизодах – и самолёты, были разбиты и потеряны без помощи «духов». В некоторых частях доля таких потерь доходила до 80%. Так в чём же причина этих потерь?

Боевые действия на той войне происходили преимущественно в горно-пустынной местности, при высоких температурах, что было непривычно для большинства лётчиков. Да и сами боевые вылеты были не похожи на то, чему их учили в Союзе. Уже первый год войны показал большие просчёты и недоработки в подготовке экипажей. Так, например, эскадрилья вертолётов Ми-8 50-го ОСАП за 1980 год потеряла 6 вертолётов. Один был сбит, 2 вертолёта после полученных (боевых) повреждений были разбиты при посадке. 3 Ми-8 разбиты по вине лётчиков при посадках или взлётах на высокогорных площадках. Получается, что на боевые потери (от огня противника) можно отнести только половину вертолётов. В воспоминаниях лётчиков часто встречаются высказывания о том, что «некоторые разбились сами». При этом чаще всего допускались ошибки при взлёте и посадке на площадках:

25 июня 1981 г., при посадке разбит вертолёт Ми-8МТ к-на Пыжова из 181-го ОВП (при посадке на площадку Гульхана приземлился с большой вертикальной скоростью на левую стойку шасси, в результате амортстойку и подкос-полуось вырвало, а шпангоуты в местах их крепления лопнули. После осмотра было принято решение перегнать вертолет для восстановления на базу с неустранёнными повреждениями);

20 июня 1985 г. при высадке десанта разбит Ми-8МТ50-го ОСАП, экипаж вместе с десантом покинул горящий вертолёт;

26 августа 1985 г. в пустыне Регистан, при выполнении ложной посадки в н.п. Шахджой (31 км с.-в. Кандагара Аз=410) ст. л-т М. Маторин допустил ошибку (потеря пространственного положения в облаке поднятой пыли). Вертолет Ми-8МТ 280-го ОВП опрокинулся, сгорел. Экипаж жив;

9 апреля 1986 г., на площадке Чахардара (площадка №3, 16 км ю.-з. Файзабада), при заходе на посадку к-н Писаревский из 181-го ОВП (Файзабад) не справился с управлением. Вертолет опрокинулся и скатился по склону. Экипаж и военнослужащий, сопровождавший груз, отделались лёгкими ушибами;

11 августа 1987 г., при посадке на площадку был разбит Ми-8МТ № 26 к-на А. Матвеева из 262-й ОВЭ (Баграм). При доставке грузов на высокогорный пост Мирбачакот вертолет перед приземлением попал под обстрел. Экипаж упустил контроль за местом приземления, вертолет завалился с площадки, упал и загорелся. Командир и борттехник получили ожоги, но успели покинуть машину до взрыва, летчик-штурман л-т Хробор С.И. погиб. Два дня спустя от полученных ожогов в Баграмском госпитале скончался и борттехник А. Кисленок. Единственный пассажир, находившийся на борту, спасся, не получив травм. Эвакуацию экипажа осуществил м-р Мокаревич А.И. Экипаж прибыл в Афганистан только за 19 дней до описываемых событий и опыта полетов в горных условиях не имел.

Можно долго перечислять подобные случаи. Посадки и взлёты с высокогорных или запылённых площадок, при высоких температурах являются одними из самых сложных. Вот что пишет об этом Герой Советского Союза, лётчик-испытатель Василий Петрович Колошенко: «…двигатели,… выбрасывая из жаровых труб раскалённые газы, раскручивают несущий винт. … Несущий винт отбрасывает вниз горячий воздух и перемешивает его с раскалёнными газами, выходящими из двигателей. Эта смесь…, опускаясь до земли, растекается в стороны, поднимает пыль, а затем поднимается вверх и вновь попадает в винт … Вокруг вертолёта образуется настолько плотная пелена из воздуха, раскаленных газов и пыли, что ещё до взлёта вертолёт оказывается в нисходящем потоке воздуха … Подняться вертикально вверх вертолёт с тяжёлым грузом не может, для этого недостаточно его многих тысяч лошадиных сил»*.

* Испытывая глубочайшее уважение к Василию Петровичу Колошенко, нельзя не признать, что редактура его книги никуда не годится. Если она вообще проводилась. Мы вынуждены были отредактировать уже цитату. (Прим. ред.)

Сверху вниз:

Посадка в степи. 205-я ОВЭ, 1987 г.

Взлет с запыленной площадки, 205-я ОВЭ, 1987 г. Ми-24 к-на Маторина не перетянул через горы

Сверху вниз:

Ми-8 50-го ОСАП, 1987 г.

Ми-8 50-го ОСАП на посту «Пилотка»

Взлёт и посадку на заснеженную или пыльную площадку может выполнить только лётчик высшего класса, как говорят – «лётчик от Бога».

Но в Афганистан приходили лётчики из обычных частей. И их средний уровень подготовки явно не достигал этого самого «высшего класса». Мало того, с каждым годом процент опытных лётчиков в общей численности экипажей снижался. Относительная малочисленность армейской авиации в структуре советских ВВС привела к тому, что вторая командировка в Афганистан стала почти нормой. Бывали случаи и третьего заезда для исполнения «интернационального долга». Именно из-за нехватки лётчиков в середине 80-х годов Саратовское ВАУЛ осуществило несколько выпусков лётчиков-прапорщиков по ускоренной программе. В годы афганской войны было открыто Уфимское ВВА- УЛ, которое тоже выпускало лётчиков вертолётов. На эти же годы приходится большой приток в армию лётчиков, подготовленных в авиацентрах ДОСААФ. Уровень лётной подготовки последних был достаточно высоким, но как боевые лётчики они были подготовлены слабо. Всё больше становилось командиров экипажей с 3-м классом.

Для подготовки экипажей, готовящихся к отправке на войну в Афганистан, была разработана даже специальная программа «Эстафета», состоявшая из трех этапов. Первый – проходил в своих частях. Второй – на базе того полка, где формировалась эскадрилья*. Третий – проходил уже на аэродромах Средней Азии, в Чирчике и Кагане. Здесь экипажи летали в географических и климатических условиях, максимально приближенных к условиям Афганистана. Но 2-3 недели этой среднеазиатской подготовки коренным образом изменить ситуацию не могли. К тому же далеко не весь инструкторский состав на этих базах имел боевой опыт Афганистана. Да и подход к самой подготовке и её объему был выборочным. Так, в 1980 г. посадкам на высокогорных площадках обучали только командиров звеньев. В 1984 г. – на четвёртом году войны! – при подготовке эскадрильи Ми-8 для замены в Кандагар этим сложным посадкам обучали только командиров звеньев и старших лётчиков.

Но война идёт по своим законам, и сложные задачи на ней иногда приходится решать всем наравне: и опытным пилотам, и «третьеклассникам». И тогда уж учиться приходится в боевых вылетах. Подполковник Сергей Николаевич Новиков, дважды побывавший в Афганистане, кавалер трёх боевых орденов (двух – Красной Звезды и одного – Красного Знамени), вспоминал, что в 1984 г. они прибыли по замене в Кандагар из Забайкалья. Ему, как и другим молодым командирам экипажей, достался старенький Ми-8Т, сильно уступавший по мощности новым Ми-8МТ. На МТшках, как правило, летали более опытные лётчики, ведущие групп. Определённая логика в этом тоже была. Ведь жалко, если новенькую, мощную машину расколошматит по недоученности молодой лётчик. На опытных пилотов в этом отношении надежды больше. Однако иногда бывали и прямо противоположные примеры, как в вопросах распределения машин (старых – новых), так и в вопросах их повреждений из-за ошибок. Так вот, ст. л-ту Новикову и его сослуживцам после прохладного Забайкалья к жаркому климату юга Афганистана привыкать было нелегко. Уже через месяц пришлось осваивать посадку на запылённую площадку. Пара, в которой Новиков летел ведомым, вылетела на точку забрать раненого. Ведущий пары приземлился на площадку и выключился, Новиков барражировал в воздухе, ожидая ведущего. Но вскоре выяснилось, что привезут раненого только через час. Всё это время находиться в воздухе Новиков не мог, не хватило бы топлива. Уйти на базу, оставив ведущего, тоже нельзя. Новиков, не получавший провозок с посадкой на высокогорные или запылённые площадки, принял решение произвести посадку. Перед землёй облако пыли закрыло землю. Но, коснувшись земли, с небольшим пробегом вертолёт благополучно остановился. После выключения двигателей, при осмотре увидели, что левое колесо прошло в нескольких сантиметрах от артиллерийской гильзы, врытой для обозначения площадки. Первая же посадка едва не закончилась аварией. Чуть сместись машина в сторону, и колесо порезалось бы о гильзу, или – хуже того, оказалось бы за площадкой, а там, уступом – обрывчик, сантиметров 50-70. Вертолёт мог перевернуться.

Второй случай произошёл в октябре 1984 г., в ходе Панджшерской операции. Тогда в Кабуле были собраны вертолёты чуть ли не со всего Афганистана. Десант на площадках высаживали Ми-8, выполняя по несколько боевых вылетов в день. Ст. л-т Новиков, высадив в первом вылете десант, на взлёте резко взял на себя «шаггаз». Вертолёт, оторвавшись от площадки, потерял обороты и «посыпался» вниз. Ми-8 «приводнился» в русло реки Панджшер. И в этот раз судьба хранила экипаж. Небольшая глубина (вода доходила только до низа кабины), и ровное, без больших камней и ям дно не дали вертолёту полностью погрузиться в воду. Набрав обороты, теперь уже осторожно вырвав машину из воды, Новиков полетел в Кабул. Интересно, что всё это время ведущий, не наблюдая своего ведомого, постоянно запрашивал его в эфире. Боясь взыскания за своё «купание», старлей летел до Кабула, не отвечая на запросы. И ведущий, и те, кто слушал радиообмен на аэродроме, уже было приготовились к худшему. В итоге Новиков получил взбучку ещё и за это. Вот уж действительно, как нужно было «зарегулировать» людей, что огня «душманов» опасались меньше, чем своего начальства!

Перед заменой в Союз, когда Новиков, уже был достаточно опытным боевым лёт чиком, с ним произошёл третий случай. Производя ложную посадку в пустыне Регистан, из-за ошибки в технике пилотирования, он допустил соударение лопастей несущего винта с хвостовой балкой своего вертолёта. В хвостовой балке образовалась солидная дыра. Пересадив спецназовцев в вертолёт ведущего, Новиков на своём вертолёте перелетел в Лашкаргах. А это – около 20 минут полёта! Вот так, молодые лётчики набирались опыта, становились настоящими асами. В случае с Новиковым можно с уверенностью сказать – повезло. Но везло не всем, многим молодым лётчикам эта наука стоила жизни.

9 апреля 1980 г. в Кандагаре, в своём первом боевом вылете, к-н Харин на Ми-8Т, (280-й ОВП, Кандагар), в составе звена (Харитонов – Ашуров, Харин – Мухитдинов) осуществлял переброску в район боевых действий отделения роты ВДВ. Сразу после взлёта, не имея запаса скорости, ввёл вертолёт в крутой разворот. Хотя никакой необходимости в данном маневре (вроде угрозы воздействия противника) не было. В сложившейся ситуации он с управлением не справился, и вертолёт на глазах у всего аэродрома под углом 60° рухнул на землю. Погиб экипаж и десант. Чудом уцелел, получив массу травм, лишь лётчик-штурман. Он при взлёте не был пристёгнут, и его в момент удара выбросило из кабины через лобовое стекло. Такова жестокая цена бездумного и ненужного лихачества.

* Например, в 1987 г. в ГСВГ, на базе 178-го ОБВП (аэр. Стендаль) готовили летчиков, отобранных для отправки в ДРА из многих вертолётных полков группы войск.

Авария Ми-8 181 -го ОВП. Кундуз, 1987 г.

Сергей Николаевич Новиков

7 мая 1987 г. экипаж к-на Булатова из 205-й ОВЭ (Лашкаргах, летчик-штурман л-т С. Пантюхов и борттехник ст. пр-к Н. Матвиенко) осуществлял перевозку 11 военнослужащих. Во время взлета в Лашкаргахе (провинция Гильменд) экипаж не справился с управлением и столкнулся с землёй. Погибли все члены экипажа и 11 пассажиров – демобилизованных бойцов спецназа. (По другим данным – вертолёт после взлёта взорвался в воздухе, упал и сгорел. Все находившиеся на борту погибли. Причина взрыва не была установлена, огня противника не отмечалось. Выдвигались предположения, что у кого-то из пассажиров по неосторожности взорвалась граната).

Слишком дорого обходилась недоученность лётчиков! В первый год войны 181-му ОВП в Кундузе «наука» воевать стоила 6 вертолётов Ми-24, разбитых в горах и на площадках. Довольно часто в заключениях комиссий, расследовавших обстоятельства аварий и катастроф, происшедших в Афганистане, было записано: «Ошибка экипажа». Да, лётчик, допустивший ошибку и разбивший вертолёт, виноват. Но его действия – лишь один из многих факторов, влияющих на безопасность полетов. И летает он так, как его учили.

А система подготовки лётчиков грешила по многим пунктам. В мирное время у военных лётчиков налёт был гораздо меньше, чем у гражданских, и составлял 80-100 часов. Строгие рамки инструкций, ограничения в режимах полётов, однообразные учебные задания. Главная ценность вертолета в его возможности взлетать и садиться на площадки ограниченных размеров. Этому обучали недостаточно. 22 апреля 1987 г. экипаж Ми-24 50-го ОС АП смог сесть на площадку Суруби только с третьего раза. Но ведь под огнем противника или в случае вынужденной посадки и второй попытки не будет. Даже уже имея опыт Афганистана, в высоких инстанциях не торопились менять систему подготовки.

Сверху вниз:

«Черный тюльпан», Кандагар, 1987 г.

А на родине место гибели писать запрещалось. Экипаж майора Н.В. Бабенко, погиб 13 июня 1982 г. под Кандагаром.

Афган. Подробности не известны.

«Груз 200», Кандагар, апрель 1985 г. Похороны погибших в катастрофе в Лашкартахе после празднования годовщины «Апрельской революции»

Авария Ми-8МТ50-го ОСАП к-на Сергея Блохина произошла тоже на посадке летом 1987 г. Шла операция в районе Гардеза. Вертолет с высоким командованием на борту должен был сесть на площадке «Десятка». На земле зажгли дымовую шашку показать ветер. Командир произвел посадку на то место, где был дым, и сразу убрал коррекцию двигателя. Вертолёт, окутанный пылью, пробежав немного, оказался на крутом склоне, по которому покатился вниз. Пытаясь взлететь, Блохин стал «выворачивать» коррекцию двигателя. .Но, проскочив спуск, вертолет заехал на горку, обрубив себе хвостовую балку. Не заметив этого, экипаж продолжил попытку взлёта. Лётчик «подорвал» вертолёт, но машина без рулевого винта начала вращаться и тут же опрокинулась на правый борт. Все быстро покинули вертолёт. Борттехник от удара потерял сознание. Обратно в вертолёт пришлось вернуться штурману л-ту Виктору Бойко, чтобы отключить двигатели. Командир экипажа после происшедшего был в состоянии шока, и всё повторял, что его ждёт тюрьма. В данном случае видна поверхностная подготовка экипажа к вылету, незнание площадки, на которую производилась посадка. В тот раз этот случай замяли, обошлось без «оргвыводов» и «кровопролития».

Через месяц этот же экипаж (к-н Блохин, штурман л-т Бойко) в ходе очередной операции вывез ночью, в исключительно сложных условиях, 26 раненых. Командир был представлен к званию Героя Советского Союза, штурман – к ордену Ленина. Побродив по инстанциям, награды «усохли» до орденов Красной Звезды, Не исключено, что в конечном итоге на таком решении по наградам сказалась и предыдущая авария.

Курс боевой подготовки (КБП) предусматривает отработку взлёта и посадки на площадки ограниченных размеров. Но обычно это площадка на аэродроме обозначенная флажками. Даже на это упражнение, дающее только общее представление о том, что придётся делать в боевых условиях, отводилось всего лишь несколько полётов.

Авария Ми-8 181-го ОВП. Кундуз, 1987 г.

Авария Ми-8 50-го ОСАП. Экипаж: к-н Блохин, ст. л-т Бойко

Зато в КБП до последнего времени остаётся обучение бомбометанию. Хотя уже к 1987 г. в Афганистане к бомбовым ударам вертолёты почти не привлекались. Ведь бомбометание с таких летательных аппаратов с предельно малых высот не предусмотрено, а усилившаяся ПВО «душманов» оставляет мало шансов уцелеть вертолетам, летящим на средних высотах. Зачем, спрашивается, при подготовке экипажей тратить чремя, ресурс вертолетов и керосин на то чтто заведомо не пригодится на этой войне? Лётчик-испытатель КБ Миля В.П. Колошенко, обучавший полетам на наших вертолетах в Ираке их летчиков, написал в самом начале боевых действий в ДРА письмо Главкому ВВС П.С. Кутахову с предложением своих методик обучения полётам и боевому применению в сложных климатических условиях. Однако главкомовские клерки ему ответили, что в услугах гражданских лиц в Главкомате ВВС не нуждаются. Печально, но и прошедших Афганистан лётчиков, командиры «мирных» частей старались скорее вернуть в обычные рамки зарегламентированных полётов. В 1990 г. на аэр. Стендаль м-р Лубчинский ** возмущался, что в Афганистане он из вертолёта выжимал всё, что мог, а здесь даже на рулении за ним ехал на машине командир полка и контролировал, что бы он, не дай Бог, не превысил скорость руления!

В такой ситуации о полном использовании афганского опыта при подготовке экипажей говорить не приходилось. Истинные причины гибели вертолётов и экипажей не всегда указывались в выводах комиссий. Во-первых, не желая порочить память экипажа, жалея родных и близких погибших. Во-вторых, командирам тоже не всегда было выгодно указывать истинные причины потерь. Были бы видны их просчёты и ошибки в подготовке экипажей и в организации боевых вылетов. Укрывательство истинных причин потерь, конечно же, не шло на пользу делу. Именно поэтому суммарные данные таблицы и предшествующие им по тексту две цифры – не совпадают.

Однако, и опытные лётчики, повторно попадая в Афганистан, тоже допускали ошибки, приводившие к авариям и катастрофам. 25 сентября 1987 г. при заходе на площадку (Н=2800 м) для высадки десанта вертолёт зама командира 50-го ОСАП п/п-ка Зенкова потерял обороты. Машина покатилась по склону, задела скалу, частично разрушилась и загорелась. В живых остались только командир, борттехник (ст. л-т В. Евсюков получил травмы и был списан с лётной работы) и 5 из 12 десантников. Из состава экипажа погиб летчик- штурман ст. л-т П. Ефимов. За 2-3 года, между первой и второй командировками, снижалась лётная натренированность именно в сложных боевых условиях. Т.е. – притуплялось то самое чувство повышенной опасности и настороженности, которое присуще лётчикам, летающим на войне и имеющим боевой опыт.

Да и попадая во второй, а то и в третий раз в Афганистан, лётчики чаще всего не возвращались на места службы, бывшие в прежней командировке. А условия полётов в разных районах Афганистана существенно отличались: высокогорье Гиндукуша в центральной и северной части страны, тропики в Джелалабаде, пустыни Регистана на юге и западе страны. Да и сам противник от года к году менялся. Например, появившиеся у «душманов» к концу 1986 г. в большом количестве ПРЗК, заставили изменить тактику боевых действий, перейти к полётам на предельно малых высотах. К этому оказались готовы далеко не все. 10 сентября 1987 г. при вылете на предельно малой высоте для нанесения удара группы вертолётов Ми-24 280-го полка из Кандагара, один из лётчиков, ослеплённый низким заходящим солнцем, столкнулся с землёй. К счастью, экипаж остался цел.

К лётным происшествиям приводила и переоценка своих возможностей некоторыми опытными лётчиками. Так, в мае 1987 г. в Шахджое к-н Олейников снизился до недопустимо малой высоты и «снёс» о скалу прибор наведения на вертолёте Ми-24. Аналогичный случай произошёл в 239-й ОВЭ в Газни. Командир 2-й ВЭ 280-го ОВГ1 в Кандагаре п/п-к Никитенко в феврале 1987 г. при опробовании вертолёта начал резко работать органами управления, опрокинул вертолет и разбил его. Об одном случае переоценки своих возможностей и возможностей техники рассказал уже знакомый нам п/п-к Новиков. Этот полёт случился в Таджикистане, в 1994 г., когда он уже после двух командировок в Афганистан и окончания академии служил в составе миротворческих войск.

Экипаж, состоящий из командира ri/п-ка Новикова С.Н., штурмана к-на Пуганова и борттехника ст. л-та Зернова, выполнял вылет на высокогорную точку Верхний Ванн для эвакуации личного состава. В вертолёт набилось много пассажиров, был явный перегруз. Выполнение повторного вылета тоже создавало свои проблемы. Новиков решил, что у него достаточно опыта, чтобы справиться с этой задачей и принял решение на вылет с этой загрузкой. Но уже на взлёте стало понятно, что даже Ми-8МТВ в условиях высокогорья с таким количеством пассажиров не тянет. На разбеге вертолёт несколько раз сильно ударился передней стойкой. Экипаж даже решил, что возможно передняя стойка подломана. С трудом оторвав вертолёт, командир тут же бросил машину вниз в ущелье, чтобы набрать скорость. Афганский приём. Набрав скорость и перейдя в горизонтальный полёт внизу, почти у самой воды реки Ванч, экипаж неожиданно увидел перед собой линию электропередач. Мгновенно среагировав, командир «перескочил» препятствие, благо скорость у вертолёта уже была. Садились на основные колёса, осторожно опуская нос на переднюю стойку. Ведь ещё не знали, как она пережила взлёт. В тот раз опыт действительно помог избежать тяжёлых последствий. Но этот случай показывает, насколько должна быть высока ответственность командира экипажа за принимаемое решение.

** Майор Лубчинский погиб 25 января 1995 г., уже на Чеченской войне. У п. Толстой-Юрт, в сложных метеоусловиях, в тумане, его пара столкнулась с землей.

Боевой вертолет вспорот огнем с земли, кок жестянка

Экипаж: к-н Плеханов, ст. л-т Маслов – на перегоне новых вертолетов. 50-й ОСАП. Снимок сделан в апреле 1987 г. в Кандагаре

Понятно, что люди на войне постоянно находятся в стрессовой ситуации. Увы, на той афганской войне не практиковалась ни специальная психологическая подготовка к боевым действиям, ни психологическая помощь. Даже очень хорошо подготовленный в мирных условиях лётчик может растеряться в боевых условиях. На войне люди по-разному реагируют на опасность. У нас в эскадрилье был бортовой техник, у которого чаще других ломался вертолёт, и он его потом подолгу чинил. Во время вылетов ему везде виделись ДШК, что создавало нервную обстановку в экипаже. Чувство самосохранения свойственно каждому нормальному человеку, и винить того бортача за это нельзя. В таких случаях не помешала бы психологическая помощь, но откуда ей тогда было взяться? Она и сейчас-то, хоть номинально в нашей армии есть, бессильна помочь человеку в силу полной некомпетентности большинства «военных психологов»…

Ст. л-т С. Соловьев, бортовой техник вертолёта Ми-24, однажды буквально на сутки передал свой вертолёт другому борттехнику. И уже через несколько часов, в первом же боевом вылете, его вертолёт был сбит. Экипаж погиб. На Соловьева это настолько сильно подействовало, что некоторое время он не мог летать. Начальнику ТЭЧ звена приходилось силой загонять его в вертолет на вылеты. Со временем Сергей всё же смог преодолеть свои страхи. Затем он перешёл на Ми-8 и много летал в «горячих точках». Но кто знает, чего ему это стоило!

Практиковавшаяся всю афганскую компанию замена целыми эскадрильями тоже имела свои слабые стороны. Обычно из прежнего состава, на смену которому прибыла замена, оставались самые опытные экипажи. Они в течение одной-двух недель передавали опыт новичкам. Конечно, это малый срок и всех «тонкостей» показать было невозможно. Вот что пишет в своём дневнике Андрей Маслов, оператор вертолёта Ми-24, о сопровождении недавно прибывшего экипажа Ми-8: «…с этими ребятами постоянно глаз да глаз нужен. То им пост покажи, то ветер подскажи. Водишь их как слепых котят, то оттуда отвернёшь, то туда в последний момент запретишь лететь…».

Сверху вниз:

Ми-24 №37, сбит 16 февраля 1988 г. у кишлака Кобай в договорной зоне. 205-я ОВЭ, Кандагар

Ми-8 50-го ОСАП высаживает десант

Ми-24 50-го ОСАП прикрывает Ми-8, севший на площадку «27-й пост»

Один из таких вылетов едва не закончился трагически. 26 сентября 1987 г. экипаж Ми-24 в составе к-на В. Плеханова и ст. л-та Маслова сопровождал на облёт постов вновь прибывший экипаж Ми-8. При заходе на площадку «27-й пост» Ми-8 и Ми-24 не увидели друг друга на встречных курсах. Разошлись несущими винтами в нескольких метрах друг от друга. А вообще на этой площадке только в тот год было разбито два вертолёта.

Формировать эскадрильи из одной, максимум – двух частей, как того требовали руководящие документы по отбору и подготовке авиационных экипажей для отправки в ДРА, было невозможно. Так, для укомплектования эскадрильи 280-го ОВП в 1987 г. были собраны экипажи из 9 авиационных частей 5 военных округов. А вертолётную эскадрилью для 50-го ОСАП всё в том же 1987 г. – собирали вообще из 14 (!!!) авиационных частей. Более целесообразно всё же было бы производить замену звеньями. Тогда бы общий уровень подготовки эскадрилий не менялся. 239-я ОВЭ в Газни в самом начале своей работы, 6 марта 1986 г., в районе Гудалекалай потеряла сразу 2 Ми-24. Пара «полосатых» командира отряда м-ра Каманова и его ведомого к-на Салова, сопровождая группу Ми-8 с десантом, вошла в «глухое ущелье», не имеющее сквозного прохода. Более мощные Ми-8МТ легко перескочили горный хребет, а Ми-24 не хватило мощности. Они зацепили склон. К счастью, экипажи не пострадали. Через три месяца, 24 июня, новый состав эскадрильи практически в том же месте потерял ещё один Ми-24. На этот раз погибли к-ны Г. Чекашкин и В. Гусев. Видимо, прибывшим на замену экипажам мало рассказали о работе предшественников. Эти два случая показывают и то, что Ми-24 по своим возможностям не совсем отвечал требованиям той войны, и в первую очередь – по условиям высокогорья. Созданный для европейского театра военных действий, явно тяжеловатый боевой Ми-24 по лётным параметрам (по высотности) во многом уступал транспортно-боевым Ми-8МТ.

Так, 20 апреля 1987 г. не перетянул перевал Ми-24 под командованием к-на Криворучко. Вертолёт скатился с горы и был настолько разрушен, что даже не стали вызывать вертолёты ПСС, посчигав, что живых там не осталось. Удивительно, но экипаж остался жив.

В 1987 г. Минобороны были выданы предложения по решению сложившейся ситуации путём поставки в воюющие части модифицированных силами АРЗ вертолётов в двух вариантах: облегчённых Ми-24 (за счет снятия мало используемой аппаратуры) и Ми-8 с максимальным бронированием (за счёт уменьшения боевого радиуса). А также – о срочном запуске в производство новых модификаций вертолётов, отвечающих требованиям той войны. Но все эти меры были уже сильно запоздавшими. Начавшийся вывод войск и перемены в стране в начале 90-х годов и вовсе «похоронили» эти планы. Чеченскую войну в подавляющем большинстве начинали всё те же старенькие Ми-24 и Ми-8Т/МТ. Более-менее новыми считались лишь Ми-8МТВ. Единичные экземпляры созданных почти 15-20 лет назад Ка-50 и Ми-28 «обкатку полем боя», можно сказать, так и не прошли…

Ми-8 2/5 или 8/0 ОВП к-на Харчевникова. Кандагар, апрель 1987 г.

В немалой степени на уровень потерь влияли ошибки руководства при организации боевых вылетов, подборе экипажей и их подготовке. Не все командиры оказались способны правильно оценивать ситуацию и принимать решения. Генерал-лейтенант Шканакин В.Г. в своём докладе на подведении итогов боевой работы ВВС 40-й Армии за 1987 г. прямо обвиняет командиров полков и эскадрилий в больших потерях.

Так, 21 апреля 1987 г. 280-й ОВП (аэр. Кандагар) был задействован в операции «Юг-87» по разблокированию одного из афганских гарнизонов. Участвовали вертолёты всех трёх эскадрилий полка: Ми-6, Ми-8 и Ми-24. Группе вертолетов Ми-8, ведомой замом командира эскадрильи м-ром О. Харчевниковым, была поставлена задача: высадить десант в р-не кишлака Торшикот. Взлетали ранним утром, перед рассветом (в 4:22), ещё в темноте. В 4:35, в 8 км севернее точки взлёта, по вертолётам, шедшим на малой высоте, открыл огонь замаскированный ДШК. Ведущий начал маневр уклонения, и в этот момент вертолёт ведомого столкнулся с ним. В результате крушения в ведущем вертолёте погибли м-р Харчевников, борттехник ст. л-т В. Шевченко и 11 десантников. В вертолёте ведомого погибли командир ст. л-т В. Захаров, борттехник л-т А. Невмывака и 5 десантников. Спастись удалось только лётчикам-штурманам обоих экипажей, л-там С. Николаенко и В. Кахновичу, а также трём десантникам. На каждом борту кроме экипажа находилось по 10 десантников. Несмотря на потерю двух вертолётов, операция продолжилась. На подходе к цели был сбит вертолёт Ми-24 к-на И. Захарова, в результате падения погиб летчик-оператор ст. л-т М. Шамсудинов, а командир с тяжелыми ранениями попал в госпиталь (позже восстановился и снова летал). Лишь после потери третьего вертолёта операция была свёрнута.

Этот случай выявил большие просчёты в подготовке всей операции. Малый интервал между взлетающими машинами, недостаточная подготовка лётчика, который (возможно) не выдерживал в полёте заданную скорость и высоту, что привело к столкновению вертолётов. После этой операции командир 280-го ОВП п-к П. был снят с должности.

8 декабря 1987 г. 2 Ми-8 и 2 Ми-24 239-й ОВЭ (аэр. Газни) выполняли полёт на воздушную разведку и досмотр караванов со спецназом на борту. Возле кишлака Хайракогп был замечен мотоциклист, которого решили досмотреть. Высадив группу «газнийского» батальона спецназа, вертолёты ушли на площадку «Голубые купола». Через некоторое время досмотровая группа запросила помощи, т.к. из ближайшего селения по ним открыли огонь. Осуществляя подбор спецназовцев, ведущий Ми-8 (к-н С. Евдокимов) решил подойти к месту боя, скрываясь руслом высохшей речки. При пролёте ущелья ведущим, после изменения курса на 90о летчик-штурман ст. л-т Егор Новиков доложил к-ну Евдокимову об опасности. На одном из выступов стояли трое «душманов» и целились в вертолёт из РПГ. Несмотря на выполнение маневра, один из выстрелов попал в хвостовую часть. Сильный удар потряс машину, осколки стекла посыпались в кабину **. У самой площадки подбитый вертолёт начало мотать в стороны. Подняв облако пыли, он ударился о землю. Экипаж до взрыва успел отбежать на 15 м, но тут же попал под обстрел «душманов». Передвигаясь перебежками, вертолётчики присоединились к группе, которую должны были эвакуировать. Подошедший вертолёт ведомого к-на А. Родаева, отстрелялся по «духам» НУРСами и пошёл на посадку. Забрав 20 десантников и экипаж Евдокимова, он стал взлетать. Но лётчику не хватило опыта и хладнокровия в этой сложной ситуации (под шквальным огнём и с большим перегрузом). Едва оторвавшись от земли, вертолёт без скорости рухнул в русло ручья. Высота была небольшой, и никто не пострадал. Теперь оба экипажа, вместе со спецназовцами, заняли круговую оборону и снова вступили в бой с моджахедами. На помощь из Газни срочно подняли группу из 6 Ми-8МТ и 10 Ми-24. Вывез их всех под шквальным огнём м-р Майданов. За этот подвиг он был удостоен звания Героя Советского Союза. На первый взгляд, спасение экипажей и разведчиков с минимальными потерями (в бою погиб один солдат) можно считать большой удачей. Но позже выяснилось, что группа высадилась у кишлака, где располагалась школа гранатомётчиков. Разведотделы располагали этой информацией и не рекомендовали не то чтобы садиться, но даже лететь в этом районе. Однако эта информация не была доведена до экипажей вертолётов(!). Верно говорят: героями становятся там, где кто-то что-то недоработал…

Ш: «Командир, справа!».

РИ: «Отказ подкачивающих насосов».

РИ: «Отказ основной гидросистемы».

КЭ: «Егор, сажать будем вместе, крепче держи управление».

Ш: «Понял, держу».

РИ: «Отказ дублирующей гидросистемы».

БТ: «Пробоина в хвостовой части, сверху течет масло. Дымим, командир!».

КЭ: «А, черт! Ничего, сейчас дотянем!».

Е.: «Сашок, меня подбили! Постараюсь дотянуть до площадки!»

Р.: «Держись, иду на помощь!».

КЭ: «Всем за борт!»

Ошибки имели место и в работе штурманов. 21 января 1987 г., выполняя ночной полёт из Кабула в Гардез, разбился Ми-8МТ начальника разведки 50-го ОСАП м-ра А. Пискайкина. Штурман экипажа ст. л-т С. Путенко опыта ночных полётов в Афганистане почти не имел, допуски к полётам получил в ГСВГ перед убытием в ДРА. Здесь тоже летал мало. Обычно полёты проходили по одной схеме, на заданной высоте. На удалении 15 км начинали снижение. Вероятнее всего, штурман ошибся в расчётах. Вертолёт рано начал снижение и при перелете хребта севернее аэр. Гардез столкнулся с горой и начал разрушаться. Обломки вертолёта на сотню метров сползли вниз по склону, пропахав снежную борозду. Командир экипажа не контролировал работу штурмана. А в приватных разговорах можно было услышать, что он был не совсем трезв. Экипаж (в его составе борттехник ст. л-т А. Коваленко) и находившиеся на борту 4 пассажира погибли. Потерю оформили как боевую. Жестокая гримаса судьбы: на борту находился ящик водки, почти все бутылки уцелели в катастрофе.

Тяжёлые последствия имела катастрофа Ми-6 280-го ОВП (Кандагар), происшедшая ночью 23 марта 1987 г. на площадке Шахджой. Неправильная установка высотомера привела к тому, что командир экипажа к-н Сергеев снижался с большой вертикальной скоростью и «припечатал» вертолёт к полосе. От удара машина загорелась. В живых остались командир вертолёта и штурман, остальные члены экипажа: лётчик л-т Н. Цыренин, борттехник ст. л-т А. Евлаков, бортмеханик пр-к 3. Рыбачук – погибли.

В авиации мелочей нет. Работа каждой службы влияет на выполнение боевых задач и безопасность полётов. Большой проблемой была работа с афганцами при совместном базировании на аэродромах. Афганские коллеги не утруждали себя в вопросе взаимодействия с советским командованием. Наши руководители полётов не всегда знали о вылетах афганцев и видели их уже на полосе. В Кандагаре, например, когда вылетали афганские МиГ-21, все наши экипажи предупреждали: «Внимание! «Весёлые» в воздухе!» ***.

Это предупреждение было далеко не лишним. Я сам был свидетелем как минимум двух инцидентов, если можно так сказать – на эту тему, происшедших в Кандагаре. В первом случае заходящему на посадку советскому Ан-12 встречным курсом взлетал афганский МиГ-21 322-го И АП. Чудом всё обошлось без столкновения. Во втором эпизоде афганский Ми-8 долго «мостился» на середину полосы кандагарского аэродрома. В это же время на посадку заходил советский Ил-76. Видимо, у РП связи с афганским вертолётом не было, т.к. на второй круг, пройдя вдоль полосы, пришлось уходить транспортнику. А это был не самый безопасный маневр, особенно если учесть, что ПВО у моджахедов в то время было уже на высоте, и всем транспортникам приходилось и взлетать и садиться по крутой глиссаде.

Но случались и катастрофы. На площадке Пули-Хумри 14 марта 1985 г., в момент выруливания на старт вертолёта Ми-6 м-ра Лапшина, командира эскадрильи 181-го ОВП, заблудившийся афганский лётчик пытался посадить на эту полосу свой Су-22. Летчик афганского самолёта, имея малый остаток топлива, принял решение садиться на неподготовленную для Су-22 полосу. Руководитель полетов дал команду экипажу Лапшина освободить ВПП, после чего Ми-6 отрулил от полосы и стал ждать. Су-22 на посадке курс не выдержал, сошел с ВПП и столкнулся с вертолётом Лапшина, произошёл взрыв топлива, перевозимого Ми-6. Экипажи вертолёта и афганский лётчик погибли.

21 октября 1987 г. в Кабуле столкнулись Ми-24 и Ан-12БК. При взлёте из а/п Кабул в условиях плохой видимости, из-за ошибки руководителя полетов, самолёт к- на Григорьева А.Д., выполнявший рейс в Ташкент, столкнулся на ВИИ с вертолетом Ми-24. После столкновения с хвостовым винтом вертолёта, самолёт упал на ближний привод и загорелся. Погибли 18 из 19 человек, находившихся на борту. Спастись удалось только стрелку, находившемуся в кормовой установке.

** Радиообмен по ВПУ на борту вертолета к- на Евдокимова и в эфире (Ш – штурман, РИ – речевой информатор, КЭ – командир экипажа, БТ – борттехник, Е – Евдокимов, Р – Родаев):

*** К 1987 г. в Афганистане МиГ-21 советских ВВС уже не было, а прозвище «весёлые» перешло к афганским МиГ-21 «по наследству».

Катастрофа Ми-8 50-го ОСАП м-ра Пискайкина

Катастрофа советского Ан-12 12 июля 1987 г. унесла жизни 16 человек и ещё 37 – получили ранения разной степени тяжести. В основном это были техники и пожарные 280-го ОВП. Днём в сложных метеоусловиях экипаж м-ра Трофимова А.Б., выполняя посадку на аэродроме Кандагар, допустил грубую ошибку в заходе на посадку. Кроме того, самолет попал под обстрел. В итоге Ан-12 коснулся полосы с большим креном, от удара сломалась правая стойка шасси. Сильно искря, самолёт катился по бетонке. Однако из-за подломленной основной стойки его постепенно стаскивало вправо. В конце концов самолёт развернуло вправо и выбросило на грунт, на минное поле… Несколько взорвавшихся за хвостом самолёта мин подожгли Ан-12. А в это время со всех сторон к месту аварии для спасения экипажа и пассажиров бежали не подозревавшие об опасности люди. Мощный взрыв разметал самолёт на мелкие кусочки, только двигатели остались лежать на месте. Все, кто успел подбежать близко, погибли. Экипаж и человек, сопровождавший груз (десять 500 килограммовых бомб), не пострадали. Зная, какой груз они везут, все успели покинуть борт самолёта до взрыва.

Любопытными были действия комиссии, прибывшей для разбора причин катастрофы. «Разобравшись» с экипажем самолёта, руководителем полётов, диспетчерами, комиссия решила заодно навести порядок и в городке, где располагались наши авиаторы. Зачем-то сломали симпатичную беседку возле штаба полка (кому она мешала?), заставили снять телевизионные антенны с жилых модулей (будто именно они помешали самолёту на посадке), проверили порядок в комнатах лётно – технического состава. Невиданная «забота» о личном составе…

Вообще, условия жизни, питание личного состава оставались большой проблемой на протяжении всей афганской компании, да и не только афганской. На Северном Кавказе, спустя десять лет, всё повторилось сначала. И можно однозначно констатировать, что «спартанский» стиль питания и быта на войне не самым лучшим образом влияет на безопасность полётов. О людях у нас почти всегда думали в последнюю очередь. Всё это не могло не сказаться на числе летных происшествий. Налёт лётчиков армейской авиации на афганской войне превышал годовые нормы в 2-3 раза. Экипажам приходилось выполнять в иные дни по 6-8 боевых вылетов. Вот запись в дневнике лётчика-оператора Ми-24 А. Маслова за 30 мая 1987 г.: «Из кабины выходишь – комбез хоть выжимай, мокрый от пота. Охлаждаться нечем, вентилятор гонит горячий воздух, а кондиционер не включаем, т.к. мощности много забирает…»

Не удивительно, что в таких условиях экипажи допускали ошибки. Так, 10 июня 1987 г. экипаж Ми-24 50-го ОСАП под командованием к-на В. Плеханова после третьего вылета забыл выпустить шасси и сел «по-самолётному» на брюхо, стесав о бетон антенны и днище вертолёта. От верной гибели экипаж спасло то, что скорость была небольшой и лётчик успел «поднять» вертолёт и выпустить шасси. Конечно, напряжённая боевая работа на войне требовала и отдыха полноценного. Если в крупных гарнизонах, таких как Кабул, Кандагар. Баграм, удавалось наладить более или менее сносный быт, то небольшие гарнизоны этим похвастаться не могли.

Экипажи 50-го ОСАП, дежурившие по 1-2 недели в Гардезе, выполняя задачи по обеспечению нужд окрестных гарнизонов и постов, жили в примитивном сарае, именуемом лётным домиком. Летом там была невыносимая жара, а зимой он продувался всеми ветрами. Бытовые проблемы имел каждый гарнизон. А поскольку решать их никто из обеспечивающих структур не собирался, этим занимались сами проживающие. Стиральные машины, телевизоры и прочие блага цивилизации заменщики везли с собой. Тяготы и лишения в исполнении «интернационального долга» поджидали уже в Ташкенте на пересылке. Командир экипажа 205-й ОВЭ к-н Крылов вернулся из профилактория с огромным синяком под глазом – след сапога солдата комендатуры в Ташкенте. Вот такое обращение зажравшихся тыловых хамов к боевому лётчику; рискующему своей жизнью каждый день. Почему боевые лётчики, пришедшие в дукан **** купить подарки своим семьям, при виде патруля убегают, как нашкодившие пацаны, а по ним вдогонку ещё и стреляет наш патруль?

**** Лавки афганцев, где торговали всем, чем угодно – от спичек до джинсов и японской аудио- и видеотехники.

Капитан Беляев. Погиб 16 февраля 1988 г.

Гардез, 1984 г. Летчик разбирает ящик подручными средствами

Ми-24 №37, сбит 16 февраля 1988 г. у кишлака Кобай в договорной зоне. 205-я ОВЭ, Кандагар

А личные проблемы каждого никого не волновали, их не должно было быть в принципе. Когда командующий ВВС 40-й армии генерал Романюк Д.С. прилетел весной 1988 г. в Шахджой, лётчики пожаловались ему, что комбинезоны износились. Приходится срезать накладные карманы и перешивать их на заднее место, чтобы закрыть дыры. Обувь разбита, зачастую подремонтирована с помощью контровочной проволоки. В конце своего обращения лётчики попросили выдать им новое обмундирование. Генерал ответил коротко: «Не умеете беречь военное имущество».

«Восьмерки» вынесли всю тяжесть снабжения войск, от дров до воды. Район Джелалабада, 1988 г.

Ежедневная напряжённая боевая работа сильно влияла на морально-психологическое состояние людей. И здесь, конечно, нельзя не сказать о нарушениях режима предполётного отдыха. Под этой фразой в авиации чаще всего подразумевают – употребление спиртных напитков. На войне – как на той, впрочем, и на любой другой – это серьезная и неоднозначная проблема. Почти все знают о знаменитых фронтовых 100 граммах периода Великой Отечественной – хоть на время снижавших ощущение смертельной опасности, но в Афганистане на эту тему никто серьезно не думал – во всяком случае, из тех, кто призван был думать. А пьянство – и это точно – стало причиной не одного происшествия – и на земле, и в воздухе. Беда в том, что количество случаев установить практически невозможно. Почти всегда, когда к делу был причастен алкоголь, дело старались «замять». 17 апреля 1987 г. пять экипажей 50-го ОСАП перегоняли новые Ми-24 из Кандагара в Кабул с промежуточной посадкой в Газни. Просидев весь день в ожидании вылета, некоторые экипажи употребили за встречу со знакомыми. Ночью взлёт закончился аварией двух вертолётов, упавших сразу же после взлёта в конце полосы.

Трагически закончилось празднование очередной годовщины Апрельской революции в Лашкаргахе в 1985 г. Находясь в отрыве от основной базы, после застолья командир экипажа Ми-8 из 280-го ОВП решил полетать, взяв на борт ещё 3 пассажиров. Пилотирование на предельно малой высоте закончилось столкновением с землёй. Вертолёт сгорел, экипаж и пассажиры погибли.

Конечно, пьяным летать нельзя, это преступление. И всё же на этом вопросе хотелось остановиться подробнее, тем более, проблема эта редко затрагивается в описаниях афганских событий. В войсках 40-й Армии в целом, и в ВВС в частности, официально существовал сухой закон. А значит и проблемы этой (с употреблением спиртного, не говоря уже о выполнении полётов после употребления) не должно было быть в принципе. Ханжеская позиция командования порождала двусмысленность в этом вопросе. С одной стороны алкоголя как бы не было. А с другой – существовали определённые традиции: отмечать праздники, дни рождения, награждения и поминки по погибшим товарищам. Само собой разумеется, боевые ордена при обмывании бросали не в кружку с чаем. Стресс и усталость снимали тоже одним из старых и эффективных способов. Как уже было сказано, психологической помощью никто не занимался, несмотря на огромные психологические нагрузки и постоянные стрессовые ситуации в боевых вылетах. Штурман Ми-8 Дмитрий Багодяж вспоминает, что когда их эвакуировали с места падения вертолётов и привезли на аэродром, то в первую очередь всем налили водки, для снятия стресса. Накапливалась усталость, и алкоголь становился проблемой. Вот запись в дневнике А. Маслова за 27 апреля 1987 г.: «Нервы у ребят начинают сдавать, понемногу срываются в «штопор». Главное не уйти в это дело». Запись сделана после четырёх месяцев пребывания в Афганистане, когда обычно командировка длилась год.

Этим пользовались предприимчивые личности, торговавшие контрабандной водкой и самогоном. Особо этим промышляли гражданские специалисты, работавшие по контракту, но и не только они. К-н В. Бондарь, по прозвищу «Купи-продай», из 280-го ОВП в 1982 г. на боевые задания не летал вообще. Он устроился на доставке разных грузов и – попутно – водки на продажу. В ход шёл и технический спирт, получаемый для обслуживания техники. Инженер одной авиаэскадрильи «наложил лапу» на весь спирт, отпускаемый на обслуживание техники. Он реализовывал его за чеки всем «жаждущим», порой даже не стесняясь продавать своим подчиненным. Лётчики платили немалые деньги за это пойло. Спрашивается, а почему нельзя было организовать торговлю спиртным через сеть «Военторга»? Да так и контролировать данный вопрос легче было бы. Реально же явление было предоставлено само себе, начальство не вмешивалось. «Война всё спишет».

Войны без потерь не бывает, никуда от этого не денешься. Наши лётчики, несмотря на все трудности, достойно выполняли поставленные задачи. И не их вина, что порой не хватало опыта и практических знаний.

Немалые потери несёт армейская авиация в ходе войны на Северном Кавказе, которая длится уже более 10 лет. Но сейчас факторы, о которых говорилось в статье, усугубляются еще и катастрофическим снижением налёта (т.е. низкой натренированностью лётчиков). Пилоты набирают налёт непосредственно в боевых вылетах! При остром дефиците керосина и запасных частей решить проблему могли бы тренажёры. Современные технологии позволяют создавать отличные симуляторы. Но, опять же, простая нехватка денег не позволяет оснастить боевые части современными тренажёрами. Да и старых, более-менее работоспособных тренажёров уже почти не осталось. Хотя, как и 20-25 лет назад, эта экономия оборачивается новыми потерями экипажей и вертолётов.

Фото из архива автора.

В заключение хочу выразить благодарность за помощь в работе С. Новикову, A. Маслову, С. Сергееву, Д. Багодяж, B. Бойко, С. Пазыничу.

Литература:

Колошенко В. «Ангел-хранитель». «Жаг-ВМ», с. 172.

Марковский В. «Жаркое небо Афганистана». «Техника – молодежи», М., 2000, с. 71.

Аблазов В. «Афганистан. ВВС Советской Армии в первый год войны». АиВ № 4/97, с. 35.

Исаков В. «На войну после войны». АиВ № 4/97, с. 33.

Гагин В. «Воздушная война в Афганистане». ИЛДВА, Воронеж, 2004, с. 67-70, 82-83.

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ

Вторая половина 1990-х гг. Пасмурный зимний день. На аэродроме «Нивенское» идут плановые полеты. Так же выглядел аэродром и 15 января 1998 г. (Фото из архива В.Б. Шекурова)

«Цель перед вами!»

Перехват черного «Дельфина» 15 января 1998 г.

Сергей ЖВАНСКИЙ Калининград

Середина и вторая половина 90-х гг. – не лучшее время для Российской Армии в целом и для авиации в частности. Жизнь нерасформированных полков стала борьбой за выживание в череде оргштатных мероприятий. 1 декабря 1994 г. было завершено переподчинение командованию ВВС Балтийского флота 689-го гвардейского Сандомирского ордена Александра Невского истребительного авиационного полка имени маршала авиации А.И. Покрышкина, базировавшегося на аэродроме «Нивенское» Калининградской области и входившего до этого в состав 6-й ОА ПВО. Флот всегда был «отчимом» даже для своей авиации. Тем более в трудные годы. Тем более для «чужой» истребительной части. 689-й ГвИАП стал обеспечиваться по остаточному принципу, налет падал стремительно – личному составу оставалось только завидовать тем, кто продолжал носить зеленую форму «больших ВВС», хотя и у них в те годы жизнь была далеко не сахар…

I

Но служба есть служба. В состав ВВС Балтфлота полк передавался с оперативным подчинением Калининградскому району ПВО в интересах выполнения задач боевого дежурства, и через 3 года после переподчинения полк, прославившийся в боях Великой Войны, еще раз вошел в историю российской авиации, обеспечив первую после распада СССР принудительную посадку самолета-нарушителя.

В четверг 15 января 1998 г. в 14:28 1* дежурными средствами радиотехнической разведки Калининградского района ПВО (подразделение подполковника А.П. Балакальчука) была обнаружена воздушная цель, двигавшаяся вдоль госграницы со стороны Полыни на удалении 2 км от нее.

Цели был присвоен №1962. Оперативный дежурный района ПВО полковник В.Н. Мироненко отдал команду на приведение дежурных сил ПВО в готовность №1. Пункту наведения истребительной авиации 2* и КП 689-го ГвИАП была поставлена задача выйти на связь, предположительно, с самолетом и предупредить его о возможном нарушении границы. Однако объект на связь не выходил, а в 14:50 дежурными силами ПВО было зафиксировано пересечение им государственной границы восточнее пос. Железнодорожный. Цель №1962 двигалась вглубь российской территории на высоте 1500 м со скоростью 210 км/ч. Был объявлен сигнал «Преграда». Дежурное радиолокационное поле было усилено и приняты другие меры с целью обеспечения беспровальной проводки цели. При этом аэродромом возможной принудительной посадки был назначен аэродром истребительного полка «Нивенское». К этому времени по команде оперативного дежурного на КП 689-го ГвИАП офицера боевого управления полка гвардии майора Вадима Трушевского дежурное звено было приведено в готовность №1. Место в кабине Су-27 П с бортовым номером 04 («Четверка») занял старший летчик 1-й АЭ гвардии капитан Андрей Олейник. Как положено, самолет имел максимальную заправку (9 т керосина) и нес на себе стандартное для полка ракетное вооружение (4 Р-27 и 4 Р-73) и полностью снаряженный боекомплект пушечного вооружения.

Вспоминает Андрей Олейник: «В тот день нам давали готовность несколько раз, еще до того. Мы дежурили с майором .Алексеем Говоруновым – тогда он был начальником штаба 2-й АЭ. У него еще не было вылетов из дежурных сил именно с нашего аэродрома, и мы с ним договорились, что по реальной цели, если вдруг случится, полетит он. А те 3 или 4 готовности мы отрабатывали по очереди. Все как обычно: занимали места в кабине, выходили на связь, готовили систему ПНК, но запуска двигателей не было. А в тот очередной раз я как-то внутренне почувствовал, что что-то не то, все происходило как-то более резко… В то время мы летали очень мало, и перерывы в полетах были большими. У меня перерыв был уже около 2 месяцев, и дежурил я на пределе допуска. Тогда так было почти у всех. Но у меня большого налета и опыта не было, хотя и был 1-й класс, полученный еще в 1993 г., и чувствовал я себя не очень уверенно… И вот именно мне дали запуск двигателей, а затем и выруливание».

Андрею Олейнику была поставлена задача визуального обнаружения, классификации самолета-нарушителя и, в зависимости от обстоятельств, оказания помощи или пресечения полета. После недолгого ожидания на исполнительном старте последовала команда «Вам – взлёт!», и в 14:57 «Четверка» оторвалась от ВПП аэродрома «Нивенское». Взлёт был выполнен с основным стартом, то есть с курсом 255.

Действиями Олейника с земли управлял гвардии майор Владимир Болдов – руководитель ближней зоны в группе руководства полетами. Его задача состояла в управлении всеми воздушными судами в радиусе 150 км от точки. На своем индикаторе он хорошо видел и цель, и самолет Олейника (а затем и самолет Шекурова – Несынова). А.О.: «Володя Болдов – очень опытный офицер боевого управления. Ему доводилось наводить и четыре на четыре экипажа, и при маневренных воздушных боях он выполнял наведение. Поэтому навести два на одного для него не составляло труда».

Сразу после взлета Олейнику была дана команда выполнить правый разворот и взять курс 90. По маршруту движения его самолета была многоярусная облачность с нижним 10-балльным слоем, нижний край которого начинался с высоты 400-500 м.

А.О.: «Шел на полном, форсаже, под 1 000. Сказали только за звук не переходить». На высоте 2500 м «Четверка» выскочила в пространство между слоями облаков. Почти сразу после этого Болдов дал указание «смотри слева под 90» – и в 15:02 гвардии капитан Олейник обнаружил цель визуально. Она находилась в воздушном пространстве между Знаменском и Черняховском и шла на удалении около 8 км чуть выше «Четверки» почти параллельным встречным курсом.

Благодаря черному цвету фюзеляжа цель была хорошо видна на фоне серых облаков. Олейник сразу опознал тип самолета – хорошо знакомый ему по училищу L-29 «Дельфин». Через несколько секунд летчик доложил на КП, что цель видит, что это учебно-боевой «Дельфин» черного цвета без опознавательных знаков. Как положено в таких ситуациях, Олейник перешел на 20-й канал связи (международная аварийная частота). И когда экипаж «Дельфина» увидел приближающийся перехватчик, в эфир понеслись крики «May Day! May Day!» – международный сигнал бедствия повторился несколько раз. Выполнив разворот с максимальным креном, потому что «Дельфин» находился уже почти на траверзе Су-27П, Олейник зашел справа сзади, прочел и сообщил на КП буквы, написанные на его борту – ES-YLE…

Летчики полка прекрасно знали опознавательные знаки ВВС всех стран, но никто не обучал их распознаванию гражданской регистрации, тем более эстонской 3* . В результате, учебно-боевой самолет ВВС, который привыкли видеть серебристым и с красными звездами, но на этот раз окрашенный в черный цвет и без опознавательных знаков чисто психологически должен был восприниматься как неприятельский. Подтверждало это предположение и поведение «черного дельфина», который по международным правилам должен был следовать командам перехватчика, покачивающего крыльями, но команды «Четверки» нарушитель игнорировал, о чем Олейник и доложил на КП…

1* Здесь и далее по тексту, а также на схеме перехвата указано принятое в системе ПВО московское время. На момент описываемых событий местное время уже отличалось от московского (МСК – 1 час): поясное (восточноевропейское) время было введено в Калининградской области в качестве местного с 19 января 1992 года.

2* До формирования объединенных ВВС и ПВО Балтийского флота пункт наведения истребительной авиации входил в структуру Калининградского района ПВО.

3* Потому не удивительно, что буквенная регистрация «Дельфина» ES-YLE была оперативно расшифрована разведкой полка (гвардии майор Д.): самолет электронной разведки (Е), действующий по подводным лодкам (S)… – в соответствии с американской системой наименований военных самолетов(!). Очевидно, «верхние штабы» не издавали инструктивных документов о распознавании гражданской регистрации и не информировали о возможной гражданской регистрации самолетов, ранее принадлежавших ВВС СССР и ДОСААФ.

Су-27П борт «04 красный» на боевом дежурстве на оэродроме «Нивенское» со стандартным в то время ракетным вооружением: 2 ракеты Р-27ЭР, 2 ракеты Р-27ЭТ и 4 ракеты Р-73 – и в свежеобновленном камуфляже: техники постарались накануне первого визита в Швецию. Фотосъемка была выполнена в ноябре 2000 г. – через полтора месяца после возвращения домой. Но именн о с этой позиции и с таким вооружением «Четверка» уходила на перехват 15 января 1998 г. (Фото С. Жванского)

Гвардии полковник Александр Бойков командовал 689-м ГвИАП в период с 1988 по 1998 год (Фото В. Сульженко, цитируется по журналу «Вестник авиации и космонавтики», 1998, №4)

А.О.: «А потом они начали гасить скорость. Вижу, они выпускают щитки, подвешивают самолет на углы… Я тоже начал гасить скорость, но ниже 400 рисковать не стал: все-таки Су-27 – не L-29, да еще с полной заправкой, с вооружением. Я шел справа, затем, чтобы дистанцией погасить разницу в скоростях, ушел дальше вправо, дал им уйти вперед, затем переложил крен в обратную сторону, ушел влево и вышел слева сзади от них. А шли они над верхней кромкой облачного слоя с превышением примерно 200-300 м. Они увидели, что я снова повис сзади, ну и нырнули вниз, в облака. Докладываю «цель потерял»…»

Еще перед вылетом Олейник)' была дана команда не включать прицел, и бортовая РЛС на Су-27П не была задействована: считалось, что, во-первых, мало ли какое оборудование может быть на самолете-нарушителе, а во-вторых, поведение перехватываемой цели могло стать непредсказуемым, если ее экипаж обнаружит, что захвачен в прицел. Поэтому поиск и попытка сопровождения цели проводились только визуально. Олейник видел цель и в теплопеленгатор, мог захватить ее, но после ухода «Дельфина» в облака теплопеленгатор стал неэффективен.

А.О.: «Бросаться за ними было бесполезно. Ну, пошарил бы я в облаках, ничего б не нашел… А с моим налетом в плотной облачности я мог бы быстро потерять пространственную ориентировку…» Фактически в контакте с целью Олейник находился в течение одной-полутора минут, не больше. И не известно, как бы и чем бы завершился полет нарушителя, если бы не одно случайное обстоятельство…

Так совпало, что в полку приближалась редкая в тот период обычная плановая смена «день-ночь». На СКП уже прибыл командир полка гвардии полковник Александр Бойков. Когда он узнал, что объектом перехвата является L-29, то оценил сложность ситуации: «Дельфин» «способен затащить Су-27 куда угодно», до катастрофы истребителя… Бойков руководил дальнейшими действиями. А.О.: «Когда я обнаружил цель и стал к ней пристраиваться, я слышал, что идущей на разведку погоды спарке уже дают запуск» 4* . Но вместо планового задания её экипажу давались совсем другие вводные: в 15:05 полку была поставлена задача принудить нарушителя к посадке на аэродроме «Храброво».

А.О.: «Англичанам не повезло в том смысле, что время их пролета над Калининградской областью совпало со временем подъема спарки. А там два таких «зубра» сидели – от них не уйдешь». По команде с земли Олейник поднял свой самолет на 5000-6000 м и затем работал как ретранслятор, потому что связь спарки на малой высоте с землей была неустойчивой.

Задание на принуждение «Дельфина» к посадке получил экипаж Су-27УБ с бортовым номером 61 в составе заместителя командира 689-го ГвИАП гвардии подполковника Валерия Шекурова (в передней кабине) и командира 1-й АЭ гвардии подполковника Сергея Несынова (на месте инструктора). Как обычно при плановых полетах, борт 61 был заправлен по основному варианту (4 т керосина), ракетного вооружения на нем не было, пушечное было отключено.

Вспоминает Валерий Шекуров: «Летный состав уже готовился к полетам, получил предполетные указания, командир полка убыл на СКП. Летчики находились в домике ИПУ, и весь радиообмен, все команды с КП, которые проходили по нарушителю, были слышны. Мы слышали Олейника: да, цель об наружил, на команды не отвечает. Я, как чувствовал, к чему дело идет, и говорю Несынову: «Серёга, пойдем-ка на спарку – сейчас и для нас работа будет». Наш самолет стоял на ЦЗТ. Мы быстро туда. Прыгнули в самолет. А тут с СКП именно нам по громкой связи поступает команда занять готовность. А мы уже! Доложил командиру. Нам команда «воздух!». Есть! – запустили первый двигатель, поехали, второй запустили уже на ходу. Меньше чем через минуту после команды «воздух!», пройдя по РД-4, мы уже вырулили на ВПП с обратным стартом (курс 75). Взлетели и пошли на форсаже. Только взлетели – слышим офицера наведения «цель перед вами». – Всё! Видим…» Через 1 мин. 20 сек. после отрыва – в 15:10, – находясь на высоте 3100 м при приборной скорости 880 км/час, экипаж «Шестьдесят первого» визуально обнаружил самолет-нарушитель.

Командир полка .Александр Бойков слышал радиообмен экипажа спарки по каналам боевого управления с КП и непосредственно с СКП аэродрома руководил действиями Шекурова и Несынова:

– Пройди. Обозначь себя. Подай команды!… Покажи курс!

– Понял! Выполняю…

– Видят вас?

– Да видят. Оба летчика.

– Выполняет команды ?

– Нет. Команды не выполняет.

– Повторяем…

Когда спарка проходила рядом с самолетом-нарушителем, сидевший в задней кабине Несынов знаками показывал его экипажу, что тот нарушил границу, и необходимо следовать за перехватчиком. В.Ш.: «На радиосвязь «Дельфин» не откликался. Мы проходили справа от него очень близко. Его пилоты смотрели на нас, но наши команды игнорировали. Позже Сергей даже скрещивал руки на груди, показывая им «череп и кости». Этим, может быть, и напугал». Через 2 мин. 50 сек. после взлета на скорости 520 км/ч Шекуров ввел спарку в первый вираж вокруг «черного дельфина», а вывел на 300 км/ч при угле атаки 20°, проходя рядом с ним на расстоянии около 20 м. «Дельфин» пошел на снижение, но продолжал двигаться своим прежним курсом. По маршруту полета «Дельфина» с «Шестьдесят первым» облачность была слабее, чем в районе маневров с «Четверкой». Нижний слой силой около 4 баллов располагался на высотах от 2000 до 2700 м, верхний слой перистой облачности на 10000 м и вовсе не влиял на условия – в облака было уже не спрятаться.

– Выполняет команды ?

– Нет. Команды не выполняет…

За 50 секунд, прошедших после первого виража, оба самолета снизились на 1100 м – до высоты 2000 м – под нижнюю кромку облачности. Чтобы держаться рядом с L-29, спарка все время шла на углах атаки от 15° до 20°. На международной частоте экипаж не раз пытался выйти на связь с нарушителем, отдавая команды «follow me!», но безрезультатно. В.Ш.: «После нескольких попыток заставить цель следовать за нами командир говорит нам: «Ну, тогда поступим по другому… Применить оружие!». Я отвечаю: «Сейчас стрельнем!..»

Вооруженный Су-27УБ борт «61 красный» позирует на торце ВПП-27 аэродрома «Нивенское». Фотография сделана в июне 2002 года, и за время, прошедшее после 15 января 1998 г., камуфляж самолета стал еще более «джинсовым» (Фото С. Жванского)

Хотя, конечно, оба знали, что пушка на нашей спарке отключена», – расчет командира на то, что на самолете-нарушителе, возможно, слышат переговоры спарки с «землей», Шекуров понял с полуслова. И сразу же на экране локатора цель задергалась, «заплясала» вправо-влево. Тогда был выполнен второй разворот – еще ближе к нарушителю – со скоростями 300-250 км/час 5* . То ли словесные «угрозы» (если экипаж «Дельфина» действительно слышал переговоры), то ли более жесткие действия при втором развороте возымели эффект – через 2 минуты после первого виража спарки (прошло 11 минут после встречи с вооруженной «Четверкой» Олейника) «Дельфин» начал подчиняться командам экипажа Шекурова – Несынова. В.Ш.: «Мы еще раз покачали с крыла на крыло, отвернули, и «Дельфин» довернулся за нами». Но самолет-нарушитель все время норовил отстать, и для «убедительности» потребовался третий вираж, выполнение которого началось через 7 мин. 25 сек. после взлета «Шестьдесят первого» на еще меньших скоростях 230-250 км/час при угле атаки 20°. В.Ш.: «На протяжении всего совместного полета «Дельфин» максимально гасил скорость, чтобы не допустить нашего следования за ним. И нам пришлось идти на пределе, вблизи скорости сваливания».

Если не считать предельно малых скоростей и тесного «соседства», то заключительные 3,5 минуты совместного полета прошли без осложнений. В.Ш.: «На подлете к аэродрому «Храброво» кивком носом вниз и выпуском шасси мы показали, что садиться надо здесь. Но этого оказалось мало. Пришлось идти над ним, немного перед ним. И ему деваться уже некуда было. Он ведь тоже штопора боится, и ему остается только отдавать ручку и уходить вниз». В 15:20 L-29 с ходу совершил посадку на аэродроме «Храброво» на ВПП-24 (с курсом 243). В это время Су-27УБ проходил рядом с «подопечным» на высоте 16 м от земли. У экипажа Шекурова-Несынова это была 12-я минута полета и 10-я минута полета «парой» с «черным дельфином». Пробежав по полосе, нарушитель не пытался взлететь повторно. Тем не менее, с целью недопущения такой попытки наземной службой аэродрома были выполнены мероприятия по сигналу «Капкан». Тем временем Шекуров ушел вперед, затем на тех же 16 метрах выполнил разворот на 180°, снова пошел над аэродромом «Храброво» – убедиться, не идет ли нарушитель на взлет. Но увидев, что «Дельфин» освобождает полосу, сруливает на РД, выполнил прямо над аэродромом эффектный боевой разворот: включение форсажа на скорости 280, перевод самолета в почти вертикальный набор высоты «свечкой» и выход за несколько секунд с высоты 16 м на 1100 м. Этот боевой разворот видели служащие аэропорта «Храброво» и 316-го ОСАП, и на них маневр спарки произвел сильное впечатление.

Так победным росчерком в небе завершился первый после распада СССР перехват и принудительная посадка иностранного самолета-нарушителя силами российских ВВС/ПВО.

Спарка, вылетевшая с основной заправкой, села вскоре после выполнения задания – через 31 минуту после взлета. А Олейнику на «Четверке» пришлось в течение полутора часов вырабатывать топливо. Но нет худа без добра: летчик набрал хоть немного налета. А.О.: «Когда я сел, командир полка сказал: «молодец, что не разбился». О том, чтобы сбить, принудить к посадке, или еще о чем-то героическом с тем налетом и речи не было». В.III.: «Настроение было такое смутное. То ли ты герой, то ли ты в чем-то провинился. Кома ндир оценил: «молодец! поздравляю! посадили, как задумано…> Но не всё ведь прошло гладко. Нарушитель поначалу не слушался. Пришлось действовать пожестче. И посадили его не в Нивенском, как сначала планировалось, а в Храброво».

Как бы то ни было, задача принудительной посадки была выполнена. И выполнена на высочайшем уровне, на пределе возможностей техники. Жестко, без реверансов вежливости, но и без жертв и потерь. Предприми экипаж «Дельфина» попытку уйти за пределы российской территории – исход для него был бы фатальным: летчикам известны как минимум два способа «завалить» самолет и без применения оружия.

Было и еще одно обстоятельство. В соответствии с приказами о несении боевого дежурства вся работа по нарушителю должна была выполняться боевыми самолетами из состава дежурных сил.

Но командир полка гвардии полковник Александр Бойков принял идущее вразрез с правилами, но в данной ситуации совершенно оправданное, решение на подъем невооруженной спарки. Учитывая низкоскоростной характер цели и ее маневренность, для ее принудительной посадки требовались соответствующие качества и от истребителя. И им гораздо больше соответствовала невооруженная спарка с основной заправкой. Кроме того, на Су-27УБ второй пилот помогает первому и подстраховывает: он следит и за обстановкой, и за приборами, и на предельных режимах может вовремя подсказать летчику либо самому вмешаться в управление. Если же все-таки потребовалось бы огневое поражение, то в воздухе оставалась вооруженная «Четверка» Олейника. Тем не менее, гвардии подполковник Несынов, находившейся в задней кабине Су-27УБ, не был подан в документах на поощрение: командир полка понимал, что тему трех летчиков на двух самолетах поднимать не надо – все-таки приказы никто не отменял… Но это было чуть позже, а в тот день полк отлетал, как положено, плановую смену. В частности, Шекуров выполнил еще четыре полета по плановой таблице 6* .

4* Вероятнее всего, разведка погоды уже была произведена примерно за 2 часа до событий, и готовящаяся спарка ожидала первого вылета по плановой таблице.

5* Стандартная взлетная скорость (скорость отрыва от ВПП) для Су-27УБ при нормальной заправке и без вооружения составляет 280-290 км/ч, посадка на Су-27УБ при той же нагрузке выполняется со скоростью 250-260 км/ч.

6* Экипаж Шекурова-Несынова выполнил полет на перехват вместо планового полета в зону под шторкой по дублирующим приборам, но на «плановом» самолете Су-27УБ борт 61.

Вот такую «птицу» встретили летчики в воздухе. L-29 ES-YLE (з/н 294872) на стоянке аэродрома «Храброво» (Фото из архива А.Н. Малафеева)

II

В ходе дознания, которым занималась ФСБ, было установлено, что L-29 черного и серо-серебристого цвета имеет эстонскую регистрацию ES-YLE и пилотировался экипажем в составе двух ирландцев – в прошлом британских военных летчиков – Марка Джеффриза (Mark Jefferies) и Клайва Дэвидсона (Clive Davidson). Перелет по маршруту Тарту – Каунас – Гданьск – Кембридж выполнялся с целью перегонки L-29 в интересах третьего частного лица, купившего этот самолет в Эстонии. Отклонение от курса экипаж «Дельфина» объяснял тем, что в результате сильного встречного ветра со снегом расход топлива на маршруте оказался больше расчетного и не позволял долететь до Гданьска, а потому они приняли решение приземлиться на одном из аэродромов близ Калининграда. Разведывательного и какого-либо иного специализированного оборудования на борту L-29 обнаружено не было.

Однако, «терпя бедствие», вскоре после пересечения госграницы «Дельфин» находился рядом с аэродромом «Черняховск», но посадку на нем не запрашивал. В то же время «Дельфин» прошел над рядом объектов и командных пунктов Калининградского особого оборонительного района, и следующим по курсу мог быть КП «Балтийск». Было установлено также, что во время инцидента в акватории Балтийского моря работал самолет-разведчик «Атлантик» и над территорией Калининградской области пролетали три спутника радиотехнической и оптико-электронной разведки. Метеосводки не подтверждали прохождения в районе инцидента снежных фронтов, а также значительного усиления ветра. После посадки остаток топлива в баках «Дельфина» составлял 400 кг, что позволяло ему без проблем достичь Гданьска.

Ответ на главный вопрос, почему же экипаж не запросил разрешения на пересечение государственной границы, так и не был получен. Тем не менее, ФСБ удовлетворилась объяснениями британских подданных. Во всяком случае, так об этом было объявлено официально. На дворе стоял 1998 год, и давать повод к осложнениям с Западом, очевидно, никто не хотел. В течение нескольких дней расследования Джеффриз и Дэвидсон находились в одной из центральных гостиниц Калининграда. Вечером 20 января, поблагодарив российские официальные власти за благополучное исчерпание инцидента, на том же «черном дельфине» они вылетели в Гданьск, где оставили самолет и регулярным рейсом прибыли в Лондон.

На родине Джеффриз и Дэвидсон дали интервью газете «Таймс», где рассказали и о снежном шторме со встречным ветром в 100 узлов, и о своем запросе на аварийной частоте на посадку в Калининграде, и о попытке русского летчика 7* убить их после подачи ими сигнала бедствия, о том, как он старался «вышибить» их с неба и т.д. Дэвидсон: «Я сидел в задней кабине, и русский повторно пересекал нам путь так близко, что я видел, как он грозит нам кулаком. Волна от его самолета однажды завертела нас на 120 градусов, и мы чуть не опрокинулись. Он «подрезал» нас в трех ярдах 8* перед нами, когда мы шли на посадку с выпущенными шасси и закрылками». Джеффриз: «Однажды он прошел справа налево перед нашим носом и дал полный газ (full power), и реактивная струя сотрясла наш самолет. Во время одного из проходов он шел прямо на нас, и я не знал, что будет потом и чего он хочет от нас, но затем он нырнул под нас и сам чуть не врезался в землю». Рассказали британцы и об ужасах русского ареста («три дня нам не предлагали еды и питья»). Вот так!

23 января 1998 г. «за высокую профессиональную подготовку, решительные действия, умелое руководство дежурными расчетами» Министр обороны наградил гвардии подполковника Шекурова, гвардии майора В. Грушевского, гвардии капитана Олейника ценными подарками. Этим же приказом была объявлена благодарность группе офицеров и старших матросов района ПВО, а также командиру полка гвардии полковнику Бойкову.

7* Именно так: в «Таймс» речь идет только об одном русском.

8* 3 ярда = примерно 2,75 м.

Реконструкция маршрута L-29 ES-YLE в день инцидента 15 января 1998 г. (Разработка и графика С. Жванского)

Реконструкция схемы перехвата и принудительной посадки L-29 ES-YLE силами 689-го ГвИАП 15 января 1998 г. (Разработка и графика С. Жванского)

III. Послесловие

Военный летчик 1-го класса Андрей Николаевич Олейник в 2003 году в звании гвардии майора уволился в запас с должности начальника разведки полка и с тех пор работает в строительном бизнесе в г. Калининграде.

Военный летчик 1-го класса гвардии подполковник Сергей Витальевич Несынов поднялся в должности до заместителя командира полка по безопасности полетов, но ушел с военной службы в 2000 году. Получив квартиру по линии Министерства обороны в г. Можайске, долгое время работал в музее Бородинского поля в службе обеспечения безопасности, сейчас трудится в сфере связи.

Летчик-снайпер Валерий Борисович Шекуров в августе 1998 года приказом Министра обороны был назначен командиром 689-го ГвИАП. Но в 2001- 2002 гг., когда были приняты решения о переформировании полка в 143-ю ИАЭ (без сохранения почетных наименований и орденов) и о перебазировании с аэродрома «Нивенское» на аэродром «Чкаловск», считая ошибочными оба решения, сделал всё, чтобы предотвратить их реализацию. Отстоять полк ему удалось. Избежать поспешного необеспеченного перебазирования – нет. Принципиальная позиция гвардии полковника В.Б. Шекурова стоила ему карьеры – в 2003 году он был отстранен от командования полком 9* , но так и не сдался обстоятельствам.

У Марка Джеффриза работа и хобби почти неразрывны. Будучи исполнительным директором небольшой фирмы YAK UK Ltd, он занимается закупкой в СНГ, перегоном в Европу, восстановлением и последующей продажей советских поршневых самолетов, отдавая предпочтение конструкциям ОКБ Яковлева. Организует ретро-авиашоу. Участвует в соревнованиях по воздушной акробатике и в 2006 году на самолете Extra-300S снова стал чемпионом Британии, повторив свой успех 1995 года.

О Клайве Дэвидсоне известно, что перед инцидентом 15 января 1998 года он инструктировал пилотов авиакомпании Аег Lingus. Какой была его роль в задней кабине L-29 ES-YLE и какова его дальнейшая судьба – установить не удалось.

Су-27П борт 04 (з/н 36911029209) много летал, в сентябре 2000 года и в апреле 2001 года в составе делегаций ВВС БФ побывал с визитами в Швеции. Продолжал летать и в «Чкаловске», несмотря на возраставшее количество отказов. 20 июня 2006 года сгорел на стоянке в результате пожара, возникшего при скачивании керосина в топливозаправщик.

Су-27УБ борт 61 (з/н 96310420250) еще несколько лет был одной из «рабочих лошадок» полка. На нем вывозили летчиков, отрабатывали навыки боевого применения, несли боевое дежурство. Закончил летать в мае 2003 года из-за увеличившихся течей из баков и исчерпания ресурса. Но пока у самолета еще есть шанс снова подняться в небо – если решение о его капитальном ремонте будет принято не слишком поздно.

L-29 ES-YLE (з/н 294872), до 1992 года летавший в ВВС СССР, вскоре после доставки покупателю, сменил регистрацию (на G-DLFN) и окраску (на яркую сине-белую). Известно, что еще в 2005 году он был в летном состоянии, участвовал в ретро-авиашоу. С 2003 года, снова перекрашенный, на этот раз целиком в светло-серый цвет, несет большие красные звезды на киле и плоскостях (хотя и без «уставной» окантовки).

Так что же это было на самом деле поч ти 10 лет назад? Хорошо организованна.я и имеющая проработанное прикрытие разведывательно-провокационная миссия? Или среди британских летчиков случились отчаянные, но легкомысленные искатели приключений на свою задницу? Или сочетание того и другого? Мы вряд ли когда-нибудь получим ответ. Но абсолютно ясно, что офицеры полка им. А.И. Покрышкина в 1998 году выполнили поставленную перед ними задачу. Как всегда – вопреки всем обстоятельствам.

9* Подробнее о событиях тех лет см. МА 1-04, с. 48-52.

Офицеры 689-го ГвИАП – непосредственные участники событий. Слева направо: заместитель командира полка гвардии подполковник Валерий Шекуров, командир 1 -й АЭ гвардии подполковник Сергей Несынов, старший летчик 1-й АЭ гвардии капитан Андрей Олейник, техник самолета №61 гвардии капитан Борис Федин. Снимок был сделан военным корреспондентом Владимиром Сульженко через день-два после событий 15 января 1998 г., когда по горячим следам инцидента «пресса» зачастила на аэродром «Нивенское» (Фото предоставлено В.Б. Шекуровым)

Сокращения

ВПП – взлетно-посадочная полоса ИПУ – инженерный пункт управления КП – командный пункт

ОА ПВО – отдельная армия противовоздушной обороны

ПНК – пилотажно-навигационный комплекс

СКП – стартовый командный пункт

РД – рулежная дорожка

ЦЗТ – центральная заправка топливом

Основные источники и литература

1. Воспоминания гвардии полковника В.Б. Шекурова и гвардии майора А.Н. Олейника о событиях 15 января 1998 года, которыми они поделились с автором данного материала.

2. Тестерограмма полета Су-27УБ борт 61 на перехват 15 января 1998 г.

3. Лукач Н.В. Всегда в боевой готовности. Становление и развитие района ПВО Балтийского флота.// Морская авиация Балтийского флота: 1916-2003. (под ред. Гончара Т.Ф. и др.) – Калининград: Янтарный сказ, 2004.

4. Владимир Сульженко. «Майский день» черного «Дельфина». – «Вестник авиации и космонавтики», 1998, №4 (июль – август), с. 8-9.

5. С неба – в контрразведку (BNS). – «Молодежь Эстонии», 17 января 1998, с. 1.

6. Eve-Ann Prentice. Russian 'tried to down British fliers'. – The Times, 1998, January 22.

Самолеты – участники инцидента 15 января 1998 г.

Сухой Су-27УБ «61 красный»

(з/н 36911029209). 689-й ГвИАП, аэродром Нивенское

Aero L-29 ES-YLE (з/н 294872). На момент инцидента находился в частном владении

СПРАВОЧНИК

Имена на «Крыле Икара»

ОлегМУТОВИН Ахтубинск

В Ахтубинске есть мемориал, посвященный испытателям НИИ ВВС и ГосНИИ-6, погибшим при испытаниях новой авиационной техники. Называется он «Крыло Икара». Имена летчиков выбиты на установленных вдоль аллеи мемориальных досках. К сожалению, в камне увековечены имена далеко не всех, кто должен был бы быть на них упомянут. В настоящей публикации мы постарались восполнить пробелы и привести более полные сведения о летчиках-испытателях, о тех заданиях, которые они выполняли, и о том, какая информация была ими получена ценою собственной жизни и как она позволила усовершенствовать авиатехнику.

1. Летчики-испытатели НИИ ВВС (в т.ч. прикомандированные и переведенные)
№ п/п Дата, время Тип ЛА, номера, место Должность, звание фамилия, имя, отчество Краткие обстоятельства. Последовавшие усовершенствования АТ
1. 29.10.1962 Су-11 Летчик-испытатель Герой Советского Союза Андреев Виктор Михайлович Облет первого серийного самолета Су-11 на заводе. Отказ двигателя за облаками, 3 попытки запуска. Самолет вышел под облака над территорией химзавода.
    Новосибирск   При попытке посадки с ходу на аэродром ДОСААФ с убранным шасси — «хлыст».
2. 15.04.1963 Су-7Б Летчик-испытатель Троцкий Владимир Иванович Полет на оценку прицела для бомбометания с кабрирования. При заходе на цель на Н=100 м V=1050 км/ч — самопроизвольный выпуск закрылков, их отрыв, повреждение стабилизаторе и выход на разрушающую перегрузку.
    Ахтубинск    
3. 2.06.1966 МиГ-21 У Летчик-испытатель Котов Юрий Андреевич, Полет на кинофоторегистрацию.
    Ахтубинск кинооператор На взлете открылся фонарь задней кабины, что повлекло потерю управления. Предположительно: заклинивание РУС кинокамерой.
      Жданов Леонид Михайлович Создана специальная модификация самолета без РУС в задней кабине.
4. 27.06.1966 Як-28П Летчик-испытатель Трубин Анатолий Михайлович М=1,6, Н=11000 м. Отказ основной гидросистемы. Снижение, заход на посадку. На Н=200 м отказ аварийней гидросистемы. Штурман катапультировался.
    Черняховск (в командировке)    
5. 19.09.1966 Ту-22К Летчик-испытатель Черно-Иванов Владимир Фролович, бортрадист-испытатель Лузанов Алексей Яковлевич Полет на определение ХУУ с одним отключенным демпфером. При этом второй демпфер оказался неисправным. Возникла раскачка, последовал выход на разрушающую перегрузку. Штурман по команде командира покинул самолет. Радист не отвечал. Летчик покинул самолет на слишком малой высоте.
    Ахтубинск   На самолетах этого типа стали устанавливать ограничитель хода штурвала.
6. 22.04.1967 Ту-22Р-За Летчик-испытатель Испытательный полет на определение характеристик средств радиотехнического обеспечения и дальности радиосвязи, проверка точности захода на посадку по СП-50. Отказ одного из правых генераторов (экипаж его отключил). При проходе над ВПП на Н=100 м с КДП сообщили: «пожар справа!». В наборе высоты произошел отказ управления. Набрать безопасную для покидания самолета высоту экипаж не успел.
  13:54 б/н 33, з/н 3304, с/н 3335045, Ахтубинск Корчагин Валентин Иванович, Внедрено экранирование коммуникаций в районе двигателей, установлены новые генераторы, модернизирована ССП.
      шурман-испытатель  
      Пронин Геннадий Иванович,  
      бортрадист-испытатель  
      Санников Александр Александрович  
7. 17.01.1967 МиГ-21 Летчик-испытатель Федоров Павел Петрович Ночной вылет. Отказ двигателя после взлета. Попытка посадить самолет прямо перед собой.
    Кировское    
8. 30.10.1967 Е-155П-5 Летчик-испытатель Лесников Игорь Иванович Попытка установления мирового рекорда скороподъемности. При разгоне после взлета произошла потеря поперечной управляемости (реверс элеронов). При катапультировании летчику не хватило высоты.
    Раменское   Внедрен дифференциальный стабилизатор.
Дата, Тип ЛА, номера, место Должность, звание фамилия, имя, отчество Краткие обстоятельства.
п/п время     Последовавшие усовершенствования АТ
9. 6.02.1970 МиГ-21У Летчик-испытатель Гудков Иван Семенович Полет в качестве инструктора на подготовку летчиков из Липецка для командировки в Египет. При выполнении виража произошло сваливание на Н=100 м, из-за того, что (предположительно) летчик в первой кабине не выпустил закрылки, а инструктор этого не заметил.
    Моры    
10. 21.09.1970 МиГ-23С Летчик-испытатель Жуков Виталий Степанович Репетиция к показу новой АТ на полигоне Грошево. Воздушный бой с МиГ-21 на малой высоте. Потеря путевой устойчивости на больших углах атаки и сваливание. На следующей модификации самолета — Mnf-23M — внедрена система ограничения углов атаки (СОУА) и САУ с перекрестными связями.
    Ахтубинск    
11. 14.11.1970 МиГ-21 Летчик-испытатель Сваливание в штопор на 3-м развороте. Летчик СС не воспользовался. ПНУ.
    Кировское Буданов Альберт Константинович  
12. 18.02.1972 Ту-128 Летчик-испытатель Майоров Вячеслав Васильевич, штурман-испытатель Митрофанов Геннадий Алексеевич Полет на определение ХУУ при несимметричном пуске 2 ракет Р-4 (Н=10 км,
  11:45 з/н 0702, с/н 500702 Ахтубинск   М=1,43) с имитацией 4-секундной задержки парирования. Потеря поперечной управляемости, попадание в глубокую спираль. При катапультировании у летчика лопнула привязная система. Штурман не катапультировался.
        Доработана САУ.
13. 30.05.1973 МиГ-25П Летчик-испытатель Кузнецов Александр Вадимович Полет на оценку режимов САУ.
    Ахтубинск   На Н=1 км при Vs 1100 км/ч возникло вращение из-за перекомпенсации и закусывания половины дифференциального стабилизатора.
        При катапультировании летчика ударило о хвостовое оперение. Перенесена ось вращения стабилизатора, увеличена мощность бустера *.
14. 29.08.1973 Су-24 Заслуженный летчик-испытатель Лаврентьев Сталь Александрович, штурман-испытатель Юров Михаил Сергеевич Полет на определение точностных характеристик прицела при бомбометании с Н=200 м. Помпаж двигателя, пожар, перегорание тяги стабилизатора.
    Ахтубинск    
15. 11.05.1978 Су-24 Летчик-испытатель Кузнецов Петр Иванович Испытательный полет с авиабомбами. Сваливание после взлета на Н=100 м. ПНУ. Штурман Л. Данилов (см. п. 23) успел катапультироваться.
    Ахтубинск    
    б/н 59    
16. 27.09.1979 МиГ-21ум Летчик-испытатель (начальник ЦПЛИ) Сложный пилотаж под шторкой с закрытым УУАП. На перевороте столкновение с землей.
    Ахтубинск б/н 08 Кононов Николай Иванович, летчис-ислытатель (инструктор ЦПЛИ] Тараканов Юрий Иванович  
17. 24.10.1980 МиГ-23БК Слушатель ЦПК Иванов Леонид Георгиевич Определение маневренных характеристик с подвесками. На вводе в восходящий маневр летчик, предположительно, включал КЗА. Самолет сорвался в плоский штопор, летчик пытался его вывести. Высоты для покидания не хватило.
  15:48 Ахтубинск б/н 09 (365) (подготовка на летчика- испытателя 2 класса для программы «Буран»)  
    с/н 05006    
18. 9.07.1981 Як-38 Летчик-испытатель Белокопытов Николай Павлович Перегон самолета Саки — Кировское. Отказ ИКВ. Отключил СК-ЭМ. При втором заходе на посадку по вертикали незапуск ПД1. Не заметив этого, летчик перевел сопло ПМД в положение «Вертикаль».
    Кировское б/н 28   Введена блокировка поворота ПНРС по ПД и СР.
    с/н 7077863605681    
19. 15.09.1981 Су-24М Заслуженный летчик-испытатель Рухлядко Николай Васильевич Определение характеристик разгонов с одним двигателем. При запуске двигателя отказ системы кислородной подпитки (КПН обратного клапана), взрыв 3-го бака, повреждение кресла командира. Второй летчик В. Лотков (см. п. 22) катапультировался.
    Ахтубинск    
20. 28.04.1982 МиГ-27М Заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза Стогов Николай Ильич Полет на облет КЗА. Самолет перешел на снижение и с креном столкнулся с землей. Летчик на связь не выходил. Причина не установлена.
    Ахтубинск    
21. 23.03.1983 МиГ-23УБ Летчик-испытатель Головин Виктор Васильевич, слушатель ЦПЛИ Ильин Александр Петрович Полет под шторкой по дублирующим приборам. Ввод в сложное положение на Н=2800 м. Предположительно — потеря пространственной ориентировки.
    Ахтубинск    
22. 7.02.1984 МиГ-29 Летчик-испытатель Репетиция к показательному полету для делегации Индии. При выполнении горизонтальной восьмерки на предельно допустимых углах атаки на высоте 100 м произошла потеря поперечной управляемости (самолет был с недоработанной САУ).
    Кубинка Лотков Владимир Александрович  
23. 13.12.1989 Ми-26А (ОП-2) з/н 21180 Чкаловская Летчики-испытатели Разбегаев Анатолий Петрович, Чуркин Николай Павлович, Испытательный полет на оценку автопилота. Потеря продольной управляемости из-за выхода на упор тарелки АП НВ на максимальной скорости. В последний момент отвернули от пос, Чопорово. Выявлена неправильно назначенная максимальная скорость для уже изношенного опытного вертолета.
      заслуженный  
      штурман-испытатель СССР Данилов Леонид Степанович **  
24. 31.05.1990 Су-24М Летчик-испытатель Полухин Сергей Анатольевич, штурман-испытатель Кетов Владимир Николаевич Испытательный полет на оценку автоматического режима МВК в горах. После взлета, на 29-й секунде полета, произошло резкое кренение и столкновение с землей.
    Капетнари    
25. 9.04.1992 Як-52 . Летчик-испытатель Савченко Валерий Алексеевич Сваливание в плоский штопор на малой высоте. В задней кабине находился бортрадист ***.
    Чкаловская    
26. 13.10.1992 Ан-124 Летчик-испытатель Подсуха Виктор Алексеевич Аэродром «Гостомель». Полет на обжатие (т.е. на максимальную приборную скорость). Разрушение носового обтекателя, отказ трех двигателей.
    Киев   При посадке на лес самолет разрушился.
27. 11.03.1994 Су-24М Летчик-испытатель Проверка по дублирующим приборам. При вводе в сложное положение попали в облака. При выходе под облака не хватило высоты для вывода.
    Ахтубинск Горелов Вячеслав Николаевич,  
      летчик-инструктор  
      Колбаско Валерий Александрович  
2. Летчики-испытатели ГосНИИ-6 (27 осиап), 333 осап
Дата, Тип Л А, номера, место Должность, звание фамилия, имя, отчество Краткие обстоятельства.
п/п время     Последовавшие усовершенствования АТ
1. 1948 Ла-9 Летчик-испытатель Герой Советского Союза Луценко Василий Денисович Резко перешел на снижение при заходе на посадку. Предположительно — потеря сознания в полете.
    Владимировка    
2. 1949 Ла-15 Летчик-испытатель Гринфельд Эмма Самуилович Показ авиатехники. Попадание в плоский штопор. Вывести и покинуть самолет не удалось.
    Владимировка    
3. 20.12.1950 Ту-2 Штурман-испытатель Бондарь Сталий Александрович Воспламенение световой авиабомбы в бомболюке. При покидании неуправляемого самолета летчик получил смертельные травмь.
    Владимировка    
4. 27.10.1954 Ил-28М Летчик-испытатель Мышков Валентин Васильевич Облет самолета-мишени. Пстеря сознания летчиком.
    Владимировка   Инженер катапультировался по команде с земли. Самолет упал после полной выработки топлива в р-не Красноводска.
5. 2.04.1971 МиГ-21 СМ Летчик Отказ двигателя после взлета (предположительно — столкновение с птицей). Неудачная попытка посадки : ходу на ВПП-2.
    Ахтубинск (заместитель командира полка) Соколовский Вячеслав Александрович  
3. Нет на стеле
№ п/п Дата, время Тип ЛА, номера, место Должность, звание фамилия, имя, отчество Краткие обстоятельства. Последовавшие усовершенствования АТ
1. 1958 Як-27К Командир полка, летчик-испытатель ГосНИИ-6 Хитров, Полет с ракетами К-8. Сваливание после взлета вследствие неустойчивости самолета по углу атаки. (Вторая версия — неустановка триммера во взлетное положение, находился в посадочном.)
    Ахтубинск летчик-испытатель ЛИИ  
      Завадский  
2. 14.01.1966 Ту-134 Летчик-испытатель Рогачев Юрий Петрович Полет на определение максимального числа М. Колебания хвостового оперения, разрушение стабилизатора.
    Чкаловская и экигаж (8 чел.)  
3. 13.04.1976 МиГ-21СМ, Летчик, слушатель ЦПЛИ Гадалин Анатолий Сергеевич Ошибка в технике пилотирования при выполнении полета на определение характеристик маневренности. Вывод на закритические углы атаки на Н=1400 м. Летчик пытался вывести самолет.
  10:35 б/н 07 Ахтубинск    
4. 8.10.1996 Ан-124 Летчик-испытатель Припусков Олег Иванович Заход на посадку при метеоусловиях ниже минимума, при попытке ухода на 2-й круг произошел отказ 3-х двигателей из-за потери газодинамической устойчивости. Самолет столкнулся с наземными постройками.
    Турин    
5. 21.05.1980 МиГ-21УМ Летчик-испытатель Стрельников Василий Васильевич, летчик-испытатель Кулешов Виктор Иванович При пилотаже над морем на предельно малой высоте столкнулись с водной поверхностью.
    Саки    

* По этой же причине после погиб О. Гудков из ЛИИ. А там сначала не поверили выводам НИИ ВВС,

** На мемориальной доске отсутствуют имена еще двух членов экипажа Ми-26А: борттехника, начальника группы к-на Охотникова Сергея Павловича, бортмеханика-испытателя пр-ка Метельского Александра Тадеушевича.

*** На мемориальной доске отсутствует имя второго члена экипажа – бортрадиста Шевцова Николая Ивановича.

Сокращения

АП ИВ – автомат перекоса несущего винта АТ – авиатехника ВПП – взлетно-посадочная полоса ИКВ – инерциальная курсовертикаль КДП – командно-диспетчерский пункт КЗА – контрольно-записывающая аппаратура КПН – конструктивно-производственный недостаток МВК – маловысотный контур (в САУ) ос(и)ап – отдельный смешанный (испытательный) авиационный полк

ПД – подъемный двигатель №1 (на Як-38)

ПМД – подъемно-маршевый двигатель (на Як-38) ПНРС – поворотный насадок реактивного сопла (на Як-38)

ПНУ – причина (летного происшествия) не установлена РУС – ручка управления самолетом САБ – световая авиабомба САУ – система автоматического управления СК-ЭМ – система катапультирования электрическая модернизированная (на Як-38)

СОУА – система ограничения угла атаки СР – струйные рули (на Як-38)

СС – средства спасения ССП – система сигнализации о пожаре УУАП – указатель углов атаки ХУУ – характеристики устойчивости и управляемости ЦПК – Центр подготовки космонавтов ЦПЛИ – Центр подготовки летчиков-испытателей

ГАЛЕРЕЯ

«Расписные» «Тушки» из-под МинскаСергей ПАЗЫНИЧ Василий ЗОЛОТОВ Москва

Данная публикация «вызревала» для рубрики «Галерея» почти 10 лет – с тех пор, как в 1998 году нам на глаза попалась видеозапись полётов Ту-22 121-го Гвардейского Севастопольского Краснознамённого ТБАП в Мачулищах. Потом были поиски фотографий, а главное – тех, кто сможет пролить свет на историю появления там «расписных» бомбардировщиков. Понятно, что с каждым годом найти таких людей всё труднее. И вот она -удача, мы получили координаты Михаила Васильевича Яценко, командира 3-й АЭ этого полка. Именно его стихи украсили борт одного из бомбардировщиков и именно в его эскадрилье было больше всего «расписных» Ту-22.

Экскурс в недалекую историю

После распада СССР тяжелобомбардировочные авиационные полки, дислоцированные на территории независимой Белоруссии, остались под юрисдикцией России (как правопреемницы ядерной триады СССР), в составе Дальней авиации ВВС РФ. Это были: 121-й Гв.ТБАП, Мачулищи (34 Ту-22К/П); 200-й Гв.ТБАП, Бобруйск (20 Ту-22МЗ и 18 Ту-16К); 203-й Гв.ТБАП, Барановичи (32 Ту-22К/П); 290-й ОГв.ДРАП, Зябровка (29 Ту-22Р и 13 Ту-16Р); 402-й ТБАП, Орша (17 Ту-22МЗ и 7 Tv-16K).

Начиная с 1992 года и в течение двух лет авиационная техника этих пяти авиаполков была выведена из Белоруссии на территорию России, на авиабазу Энгельс.

Здесь самолёты Ту-16 и Ту-22 были переданы на 6212-ю БЛАТ (базу ликвидации авиационной техники), где вскоре попали под гильотину, а более современные машины – Ту-22МЗ – переданы в полки Дальней авиации, дислоцированные на территории России.

Личный состав «белорусских» полков почти полностью попал под сокращение. Не избежал этого и 121-й Гв.ТБАП. Шутка ли, полк с 1946 года не менял места дислокации. Корнями все «пообросли», многие, если не большинство офицеров, служили в полку с училища и до увольнения на пенсию, поэтому и возраст большей части кадровых служащих был за 40 лет. И тут, «на старости лет» – передислокация, и сразу в другое государство, полная смена условий службы, да еще и необходимость освоения новой матчасти…

Одним словом – многие предпочли остаться в родной уже Белоруссии.

121-й Гвардейский Севастопольский Краснознамённый ТБАП (Мачулищи)

Краткая история полка

Полк был сформирован в 1940 году в городе Новочеркасске как 81-й ДБАП. На вооружении стояли самолёты ТБ-3. К началу Великой Отечественной войны полк был перевооружён на ДБ-3 и входил в состав 50-й ДБАД 1-го ДБАК (штаб корпуса находился в Ростове-на-Дону).

В годы войны 81-й ДБАП входил в состав Авиации Дальнего Действия и участвовал практически во всех крупных боевых операциях Красной Армии. Экипажи полка за годы войны совершили свыше 7600 боевых вылетов, сбросив по стратегическим объектам фашистской Германии более 8000 тонн бомб.

Боевые заслуги личного состава авиачасти были высоко оценены Родиной: «…За образцовое выполнение боевых заданий командования, высокую организованность и дисциплину» Приказом НКО от 18 августа 1942 года полк преобразован в 5-й Гв.АП ДД.

С середины войны и до 1952 года полк летал на самолётах Ил-4.

«…За мужество и героизм личного состава, высокую организованность в боевой работе по освобождению Крыма и города Севастополя» Приказом НКО от 24 мая 1944 года полк удостоен почётного наименования «Севастопольский».

«За образцовое выполнение боевых заданий командования в годы Великой Отечественной войны» Приказом НКО от 18 августа 1945 года полк награждён орденом Боевого Красного Знамени, став таким образом – 5-м Гвардейским Севастопольским Краснознамённым АП ДД.

1 февраля 1946 года, с включением в состав 1-й (с января 1949 г. – 50-й) ВА Дальней авиации, полк переименован в 121-й Гвардейский Севастопольский Краснознамённый БАП. Местом дислокации полка все послевоенные годы был аэродром Мачулищи, под Минском (13 км южнее). Многие годы полк входил в состав 22-й Гвардейской Донбасской ТБАД (штаб в Бобруйске) и лишь в самом начале 90-х (15.01.1990 г.), с началом «реформ» Вооружённых Сил СССР в целом, и ВВС – в частности, полк был передан в состав 15-й Гвардейской Гомельской ТБАД (штаб в Озёрном, под Житомиром).

В 1952 году на вооружение полка поступили самолёты Ту-4, а с 1958-го авиачасть одной из первых в ВВС получила новейшие по тем временам сверхзвуковые бомбардировщики Ту-22. С 1969 года на смену им пришли ракетоносные модификации бомбардировщика – Ту-22К.

С распадом СССР и переходом полка под юрисдикцию ВВС России личный состав ещё два года продолжал нести службу, выполняя все виды учебно-боевой подготовки, в том числе – и полёты на самолётах Ту-22.

Именно к этому периоду службы относятся события, ставшие темой этого выпуска «Галереи». В первой половине девяностых во многих авиационных частях Вооружённых Сил России на бортах самолётов и вертолётов начала появляться полковая символика. 121-го Гв.ТБАП не стал в этом плане исключением. Уже в 1992 году на Ту-22 появилась полковая эмблема – орёл со щитом (цветов Российского триколора и цифрой «121») в лапах. Авторство этой полковой эмблемы приписывают заместителю командира полка по воспитательной работе гв.п/п-ку Плетнёву. Чуть позже, в 1993-94 годах, на некоторых из машин (в частности на Ту-22 с б/н 34 и 41) была нарисована акулья пасть. Процесс нанесения рисунка запечатлён на фотографии.

В начале 1994 года участь самолётов полка стала известна: их готовили для перегонки в Энгельс и утилизации там. К тому же времени бдительность вышестоящих штабов по вопросам самодеятельного bortart'a была притуплена всеобщим развалом и другими, более серьёзными заботами. И на бедных машинах личный состав не отказал себе в удовольствии поизгаляться в своих «художественных» способностях. Сначала в лапах «орла» появился «ягнёнок», как символ отданной на заклание политикам советской авиации. Потом были «цветочки» на дисках колёс шасси. Просто, по мнению автора – «красиво». Уже почти перед самой перегонкой появилась «русалка» на киле (неведомо что символизирующая). И «следы» по планеру, ведущие в «никуда» (а точнее – в двигатель). В данном случае аллегория подразумевает человеческие судьбы, которые будут «перемолоты в молохе перемен», как топливо в двигателе. «Был человек – и нет человека». По крайней мере так объясняет содержание рисунков на борту самолёта с б/н 34 командир 3-й АЭ гв.п/п-к Яценко М.В., в эскадрилье которого и была эта машина и которую он поднимал в последний полёт и перегонял в Энгельс.

Уже перед самой перегонкой, за одну или две лётных смены до перелёта, на бортах фюзеляжа были написаны два четверостишия из стихотворения, написанного комэской Яценко по поводу происходивших событий «Прости нас Белорусская земля, не мы тебя с Россией разлучили…», а на правой стороне киля – 10 фамилий (служащие 3-й АЭ 121-го Гв.ТБАП). Это те люди, которые готовили, провожали и поднимали в последний полёт эту машину.

Яценко М. – командир эскадрильи, командир экипажа при перегонке в Энгельс;

Вахрушев П. – штурман эскадрильи, штурман экипажа при перегонке в Энгельс;

Буров О. – начальник РЭБ эскадрильи, оператор экипажа при перегонке в Энгельс;

Тупицын Л. – старший техник самолёта;

Блажевич – техник самолёта;

Бикчурин М. – специалист НАС в наземном экипаже самолёта;

Шевченко Р. – специалист НАС в наземном экипаже самолёта;

Лукашкин – штатный командир экипажа самолёта Ту-22Г1 б/н 34;

Раю В. – механик самолёта Ту-22П б/н 34;

Кузеватый – штатный штурман экипажа самолёта Ту-22П б/н 34;

Так вот, с полным набором эмблем, стихов, надписей и рисунков этот Гу-22П выполнил как минимум один полёт – свой последний полёт при перегонке на авиабазу Энгельс в двадцатых числах июля 1994 года.

Среди выведенных в Россию бомбардировщиков Ту-22К/П из 121-го Гв.ТБАП было ещё несколько «расписных» бортов, в том числе и учебно-боевой Ту-22У б/н 58. Но самыми «выразительными», несомненно, можно считать Ту-22 с б/н 34 и 41.

«Новый» 121-й Гвардейский Севастопольский Краснознамённый ТБАП, дислоцирующийся ныне на авиабазе Энгельс, унаследовав Боевое Знамя, почётное наименование и орден «белорусского» полка, летает уже на совершенно других типах самолётов – тяжёлых стратегических бомбардировщиках Ту-160 (1-я АЭ) и Ту-95МС (2-я и 3-я АЭ).

Внизу: К вопросу о памятниках. В музее, который организован на аэродроме Энгельс, есть Ту-22 с тем самым историческим стихом на борту. Правда, шрифт уже парадный и номер борта 18. Но главное здесь все-таки в том, что самолет не порезали, сохранили (Фото В. Золотова)

Фотографии и видеозаписи из архивов С.А. Бурдина, С.Н. Пазынича.

Особая благодарность за помощь в подготовке данной публикации Сергею Альбертовичу Бурдину из Минска, Михаилу Васильевичу Яценко и Александру Краснянскому из Москвы.

Постановщик помех Туполев Ту-22ПД «41 красный».

121-й Гвардейский Севастопольский Краснознаменный тяжелобомбардировочный авиационный полк. Мачулищи (Беларусь), июль 1994 г. Такой вид самолет имел непосредственно перед перегонкой его в Энгельс на утилизацию

Номер на передней створке ниши носового шасси

Постановщик помех Туполев Ту-22ПД «34 красный».

121-й Гвардейский Севастопольский Краснознаменный тяжелобомбардировочный авиационный полк. Мачулищи (Беларусь), июль 1994 г. Такой вид самолет имел непосредственно перед перегонкой его в Энгельс на утилизацию

Только слева

Надпись на фюзеляже слева

Надпись на фюзеляже справа

Рисунок на створке ниши носового шасси

Надпись на правой стороне киля

Только слева

Только слева

Номер на передней створке ниши носового шасси

Юбилей

12 декабря 2007 г. на Московском вертолетном заводе имени М.Л. Миля отмечали 60-летие со дня образования. По сему поводу на фирме состоялись торжественные мероприятия, на которых очень взвешенно были представлены прошлое, настоящее и будущее коллектива (Фото А. Жирнова)