sci_tech Техника и вооружение 2005 06

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 17.07.2012 FBD-213C31-3D0D-7A43-6EA7-6274-66DE-AEF80D 1.0 Техника и вооружение 2005 06 2005

Техника и вооружение 2005 06

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Июнь 2005 г.

История одного оборонного предприятия

М. Усов

Развитие вооружений и военной техники связано не только с крупными знаменитыми КБ и гигантами индустрии. Немалый вклад в этот процесс внесли небольшие предприятия, известные только специалистам.

Эта статья посвящена необычной истории одного такого оборонного предприятия. на котором автор проработал более 10 лет и с которым у него и многих его коллег связан один из важных творческих этапов жизни.

РОЖДЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

До 1929 г. Советский Союз, по существу. не имел ни танковой промышленности, ни кадров конструкторов, танкостроителей и ремонтников. Индустриализация страны, начатая в соответствии с первым пятилетним планом, обеспечила планомерное развертывание танкостроения как новой отрасли машиностроения.

На вооружение Красной Армии в 1930-е гг. стали поступать тысячи танков различных классов и модификаций. Многие танки участвовали в гражданской войне в Испании 1936–1939 гг., в разгроме японских войск в районе р. Халхин-Гол в Монголии в 1939 г., в боевых действиях во время советско-финской войны 1939–1940 гг. Естественно, возникла острая необходимость создания эффективной эксплуатационной и ремонтно-восстановительной автобронетанковой службы.

В связи с этим в 1929 г. состоялось рождение Управления механизации и моторизации (УММ) РККА (с 1934 г. — Автобронетанковое управление (АБТУ), затем с 1940 г. — ГАБТУ, ГБТУ Наркомата обороны СССР), которому подчинялись соответствующие войсковые службы.

Огромную роль в подготовке кадров конструкторов, производственников, эксплуатационников и ремонтников автобронетанковой техники, а также в проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в этих областях сыграла созданная в 1932 г. Военная академия механизации и моторизации (впоследствии Академия БТ и MB им. Сталина).

Массовое поступление бронетанковой техники в войска в 1930-е гг. потребовало незамедлительного создания мощных специализированных стационарных предприятий по капитальному ремонту и модернизации этой техники и ее агрегатов, а также подвижных технических средств (ПТС) ремонта, обслуживания и эвакуации, необходимых для восстановления и эксплуатации вооружения и военной техники(BBT)в полевых условиях.

Выпуск запасных частей для армейских ремонтных подразделений и частей, как правило, осуществлялся заводами промышленности. По мере необходимости заводы-изготовители участвовали в ремонте и восстановлении боевых машин в ходе боевых действий. Однако им, естественно, нужна была помощь. Поэтому были созданы заводы по капитальному ремонту броне танковой техники как в промышленности (например, ремонтный завод № 48 Спецмаштреста в Харькове, 1936 г.). так и во всех военных округах, подчиненных Наркомату обороны. Последние чаще назывались ремонтными базами.

В 1934 г. на базе 511-го воинского склада но хранению автотракторной техники, располагавшегося на Ходынском поле (в районе 2-го Хорошевского проезда) на территории более 10 гектаров, были организованы мастерские по ремонту легких танков и тракторов-тягачей «Ворошиловец». Через территорию мастерских проходила железнодорожная ветка.

Территория завода в настоящее время (фото 2005 г.): проходная завода (слева); складские помещения, постройка 1934 г. (справа).

В скором времени производственные площади мастерских увеличивают: построены механосборочный цех с 30-тонным мостовым краном, кузнечно- прессовый, станкоинструментальный и литейный цеха, компрессорная, котельная и много других производственных и служебных помещений, включая типографию. Мастерские становятся Центральной автобронетанковой ремонтной базой № 1 АБТУ. В 1939–1940 гг. под руководством начальника базы военного инженера I ранга А.В. Мельника завершились ее реконструкция и переход на новую технологию ремонта.

В 1941 г. с началом Великой Отечественной войны предприятие получило новый статус — Бронетанковая ремонтная база Наркомата обороны. Оно было введено в состав действующей армии. С этого момента на базе ремонтировались танки Т-34, прибывавшие прямо с фронта. Работа шла круглые сутки, в три смены. Выпуск боевых машин из ремонта в отдельные месяцы достигал 60 единиц. Последние «тридцатьчетверки» пришли на ремонте Красной площади после Парада Победы, а одна из них была установлена на пьедестале на территории базы.

Трудно переоценить вклад который внес коллектив ремонтной базы в нашу победу в Великой Отечественной войне, и особенно в битве за Москву в 1941–1942 гг. Многие ее инженеры и рабочие были награждены медалью «За оборону Москвы».

Стоит вспомнить, что в начале 1950-х гг. на экраны страны вышел художественный фильм «Ленинградская симфония», в котором показывалась героическая работа одного им танковых заводов Ленинграда в блокадные дни. Так вот, этот фильм снимался в Москве прямо в цехах завода (бывшей ремонтной базы), куда доставили Т-34, а актерами-статистами стали многие рабочие, которые ремонтировали эти танки в годы войны.

К сожалению, в 1965 г. руководство завода недальновидно отправило танк- памятник как металлолом в переплавку, и это был отнюдь не единственный тогда пример бездумного отношения к историческим образцам ВВТ.

Генерал-майор инженерно-технической службы (1943) Андрей Васильевич Мельник (1899–1972)

После окончания в 1932 г. факультета механизации и моторизации академии им. Ф.Э. Дзержинского в Ленинграде был направлен в Военную академию механизации и моторизации РККА, где проработал до 1938 г. на разных должностях, в том числе начальником автобронетанковой мастерской этой академии (1933–1938), был доцентом кафедры восстановления боевых машин (1938–1939). С апреля 1939 по август 1940 г. был начальником Центральной автобронетанковой ремонтной базы № 81. Под руководством А.В. Мельника проведена полная ее реконструкция. начиная от постройки новых зданий и кончая разработкой наиболее современной технологии ремонта.

В августе 1940 г. был переведен в ГАБТУ на должность начальника первого отдела управления эксплуатации и ремонта. Работая в управлении, принял самое активное участие в создании системы подвижных ремонтных средств Красной Армии и за эту работу был награжден в 1942 г. орденом Ленина.

Во время войны руководил Управлением ремонта и снабжения (УРС) в ГАБТУ/ГБТУ. В послевоенный период стал заместителем главного инженера бронетанковых и механизированных войск (БТ и MB).

Выдающийся танкостроитель генерал-майор инженерно-технической службы (1943) Николай Всеволодович

Барыков родился в 1900 г. В 1927 г. окончил Военно-воздушную академию им. проф. Н.Е. Жуковского и начал работать в специальном КБ авиамоторного отдела (АВО-5) ленинградского завода «Большевик», которое было в дальнейшем преобразовано в танковое и где Барыков как конструктор принял участие в создании среднего танка ТГ (руководитель проекта — немецкий инженер Э. Гроте). В 1929–1933 гг. Барыков возглавлял опытно-конструкторский машиностроительный отдел (ОКМО) завода «Большевик», с 1933 по 1940 г. — Ленинградский завод опытного машиностроения им. С.М. Кирова (завод № 185). Барыков стоял у истоков ленинградской школы конструкторов танков.

Во время войны Н.В. Барыков работал в Казани на эвакуированном сюда научно-исследовательском и испытательном танковом полигоне (размещенном на базе полигона и училища «объекта Кама»), а также руководил ремонтом и восстановлением бронетанковой техники на ряде фронтов.

После войны работал в танковой промышленности. а в конце 1940-х гг. возглавлял Бронетанковый экспериментальный ремонтный завод № 1. При нем были проведены окончательные реконструкция и реорганизация завода, который стал ЦЭЗ № 1 ГБТУ.

В 1955–1964 гт. Н.В. Барыков — начальник научно-исследовательского испытательного бронетанкового полигона в Кубинке. При нем на полигоне начинались и проводились НИР по ракетному вооружению танка, ПТУР, системам стабилизации основного вооружения, приборам ночного видения, защите от обычных противотанковых средств и от оружия массового поражения (ОМП) и многим другим темам.

После увольнения из армии в 1964 г. работал в Миноборонпроме. Скончался в Москве в 1967 г., похоронен на Новодевичьем кладбище.

ОТ РЕМОНТА — К РАЗРАБОТКЕ

После войны ремонтная база стала Бронетанковым заводом № 1 Министерства ВС, а в апреле 1947 г. — Бронетанковым экспериментальным ремонтным заводом № 1.

Перед коллективом завода были поставлены новые задачи: используя опыт войны, основное внимание сосредоточить на совершенствовании подвижных средств ремонта и эксплуатации бронетанковой техники, разработке и изготовлении агрегатов и механизмов, улучшающих и облегчающих ее обслуживание и повышающих ее боеготовность, а также на создании и совершенствовании новых технологий для капитального ремонта бронетехники и высокопроизводительных методах ремонта ее агрегатов.

Структура завода существенно изменилась. Па базе технического отдела были дополнительно организованы проектно-конструкторское бюро (ПКБ) в составе трех отделов и проектно-технологическое бюро (ПТБ), включающее четыре отдела. Кроме того, сформировали отдел стандартизации и проверки чертежно-конструкторской и технологической документации, а также несколько лабораторий.

В план завода впервые включили опытно-конструкторские работы над новыми технологиями и модернизацией бронетанковой техники. Это была конкретная и творческая работа, о которой я с удовольствием вспоминаю до сих пор.

В результате реорганизаций и напряженной работы коллектива бывший серийный ремонтный завод к началу 1950-х гг. превращается в перспективную опытно-конструкторскую организацию с солидно и четко поставленным процессом создания опытных образцов техники. С 1950 г. завод получает статус Центрального экспериментального завода № 1 (ЦЭЗ № 1) ГБТУ. Численный состав завода к этому времени вырос с 500 до 1000 человек.

За послевоенные годы (1946–1962) коллективом завода была проделана большая работа. Ее итогом стало появление в войсках новых образцов военной техники, многие разработки вошли составной частью в наставления и инструкции. Благодаря реализации разработанных на заводе образам технологий сроки ремонта и обслуживания бронетанковой техники войскам сократились в 1,5–2 раза. Многие работы выполнялись на уровне изобретений, и на них было выдано более 100 авторских свидетельств.

Складские помещения предприятия, постройка 1934 г.

Механосборочный цех и котельная, постройка 1940 г. (фото 2005 г.).

Лабораторный корпус, постройка 1939 г., достройка второго этажа 1965 г. (фото 2005 г.).

РЕОРГАНИЗАЦИЯ

В начале 1960-х гг. по инициативе Н.С. Хрущева начались мероприятия по выводу из Москвы ряда организаций и частей Минобороны. Такая участь была уготована и ЦЭЗ № 1 ГБТУ. Усилиями ряда военачальников, и в первую очередь Главкома Сухопутных войск Маршала Советского Союза В.И. Чуйкова, танковый ЦЭЗ в Москве в 1962 г. был ликвидирован.

Вместо одного завода при некоторых заводах ГБТУ создали несколько проектных бюро;

— Конструкторско-технологический центр (482-й КГЦ);

— ЦКТБ на заводе № 22, ремонтирующем танковые дизели;

— ОКБ на заводе № 90 под Москвой (п. Птичное), специализирующемся на изготовлении подвижных средств ремонта и обслуживания бронетанковой техники. Туда перешли на руководящую работу многие офицеры завода (Н.П. Волошкин, А.В. Горбенко, А.А. Ковалевский, Л. П. Марчук, П.П. Русанов и др.). Позднее эти ЦКТБ и ОКБ стали самостоятельными организациями.

В это время в стране начала бурно развиваться космонавтика, осуществлялись запуски спутников с животными, совершались первые полеты человека в космос. На развитие космонавтики государство не жалело ни сил, ни средств. И в это время «бесхозным» оказался завод, который имел большую территорию в центре Москвы с развитой инфраструктурой, КБ с большим интеллектуальным и кадровым потенциалом, мощное опытное производство с современным универсальным и специализированным оборудованием, высококвалифицированным персоналом ИТР и рабочих, со сложившейся структурой управления.

В итоге с декабря 1962 г. завод переподчиняется ВВС и становится его центральным экспериментальным заводом № 1. Завод сохранил заложенные танкистами основы материально-технической базы и кадровый состав, что позволило достаточно быстро перестроить производство и работу проектно-конструкторского бюро на авиационно-медицинскую и космическую тематику. В течение 3–5 лет частично меняется и обновляется офицерский состав за счет выпускников ВВИА им. проф.

Н.Е. Жуковского и высших военных авиационных инженерных училищ. На завод поступает новое оборудование, развивается лабораторная база.

Завод начал работать в тесном контакте с такими ведущими научными центрами СССР, как Институт авиационной и космической медицины (ИА и КМ), Институт медико-биологических проблем (ИМБП), а также с Центром подготовки космонавтов (ЦПК), Центральным научно-исследовательским авиационным госпиталем (ЦНИАГ) и др.

С 1963 по 1974 г. ежегодно выпускалось от 50 до 80 образцов новой техники. Большинство изделий не имело мировых аналогов, было защищено авторскими свидетельствами на изобретения и отмечено медалями ВДНХ СССР.

С конца 1974 г. началось переориентирование завода на тематику систем боевого управления ВВС. и он становится частью центра АСУ ВВС, а с 1988 г. занимается созданием автоматизированной информационной системы ВВС.

Сейчас на территории завода расположено проектно-конструкторское управление ВВС.

Окончание следует

«Звезда» сияла в Королеве

Ростислав. Ангельский

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5/2005 г.

Х-25 («изделие 69»)

Опыт полигонных пусков ракет Х-23 свидетельствовал о том, что зачастую точность ее наведения оказывалась намного ниже официально установленного уровня. Между тем в первой половине 1960-х гг. совершенно непредсказуемо сформировалась новая область техники. связанная с использованием различных лазерных устройств. Их применение открывало возможность для организации устойчивой подсветки визуально наблюдаемой цели мощным световым потоком, с тем чтобы его отражение могло использоваться в качестве источника излучения, фиксируемого оптической головкой самонаведения ракеты либо другого управляемого боеприпаса.

Пионерами практической реализации данного направления в нашей стране стали НПО «Геофизика» (точнее, одно из его подразделений — руководимое Давидом Моисеевичем Хоролом СКБ-2 в части оптической и лазерной аппаратуры), ОКБ Калининградского машиностроительного завода, где ведущую роль по ракете взял на себя заместитель главного конструктора В.Г. Кореньков, а также ОКБ П.О. Сухого, выполнившее соответствующие доработки по самолету-носителю. Активную поддержку новому направлению оказали сотрудники ГосНИИАС во главе с Евгением Александровичем Федосовым. Необходимость разработки авиационного вооружения вполне осознавал и Главком ВВС Павел Степанович Кутахов, учитывавший поступающую информацию о применении аналогичных систем американцами во Вьетнаме.

Работы в этом направлении развернулись в конце 1960-х гг. Решением ВПК от 26 декабря 1968 г. головным разработчиком по лазерной системе наведения была определена «Геофизика», а создание собственно лазера (оптического квантового генератора) было поручено Ленинградскому государственному оптическому институту. В следующем году ВПК задала подготовку аванпроектов систем наведения «Прожектор» и «Кайра» соответственно в I и II кв. 1971 г… поручила калининградскому КБ разработку на базе Х-23 ракеты Х-25 с точностью наведения 6–8 м, а тушинскому Проектно-конструкторскому производственному комбинату (бывшее ОКБ-4, в дальнейшем «Молния») — болеетяжелой Х-29 (в то время именуемой управляемым снарядом УС-КГ). По результатам комплексной НИР были разработаны экспериментальные образцы самолетной аппаратуры «Прожектор-1» и головки самонаведения 24Н1. В «Прожекторе-1» использовался лазер на стекле, активированном ниодимом, генерирующий излучение с длиной волны излучения 1.06 мкм. Для начала эта техника была испытана на борту специально оборудованной летающей лаборатории Ан-24П («Прожектор»). Первоначально решение о создании ракеты Х-25 с ГСН 24Н1 принималось исходя из возможности применения на Су-7 и Су-17, Размещение лазерной ГСН заметно изменило внешний облик ракеты Х-25 по сравнению с Х-23. Диаметр головки самонаведения с оптически прозрачным обтекателем приближался к калибру двигательной установки В результате корпус ракеты Х-25 приобрел цилиндрическую форму, сменившую ведущие свою родословную еще от исходной К-5 сигарообразные обводы, характерные для ранее разработанных калининградским ОКБ ракет «воздух-земля».

Тем не менее размещение большинства основных систем и агрегатов осталось прежним. Разумеется, передняя часть корпуса была выделена для ГСН. Как и при создании оснащенной тепловой ГСН ракеты «воздух-воздух» К-55, разработанной на базе наводимой по лучу К-5, в хвостовой части Х-25 взамен применявшейся на Х-23 аппаратуры радиоуправления установили дополнительную боевую часть Ф-25-2М массой 24 кг, содержащую 13 кг взрывчатого вещества. В целях повышения эффективности поражающего действия для придания плоскости разлета осколков ориентации, близкой к горизонтальной, этой дополнительной боевой част и обеспечили несимметричную форму, что определило характерные косые очертания хвостовой части ракеты. Расположение дополнительной боевой част и в хвосте ракеты также способствовало повышению ее эффективности. Подрыв проходил на большей высоте над грунтом, что также увеличивало зону разлета осколков.

Основная боевая часть Ф-25-1М приобрела цилиндрическую форму. Ее масса составила 112 кг, в том числе 80 кг взрывчатого вещества. Стальные готовые поражающие элементы размещались в передней зоне боевой части асимметрично — граница между ними и взрывчатым веществом также располагалась наклонно. В результате по сравнению с предшествующими образцами ракет основная боевая часть также обеспечивала более благоприятную диаграмму разлета осколков.

Ракета оснащалась автопилотом СУР-71 и заимствованным от Х-23 двигателем ПРД-228.

Длина ракеты составила 3,57 м, размах крыла — 0,785 м, рулей — 0,493 м, диаметр корпуса — 0,275 м. Стартовый вес увеличился до 318 кг при суммарной массе боевых частей 136 кг. Максимальная скорость достигала 700 м/с, время управляемого полета — 25 с. Пуск ракеты осуществлялся с высот 500-4000 м на дальности до цели от 3 до 7 км при скорости полета носителя 730-1000 км/ч.

По свидетельству начальника НИИ-2 Е.А. Федосова, первоначально разработчик «Пумы» (радиоэлектронного комплекса Су-24) Евгений Александрович Зазорин не одобрял идеи создания новой ракеты в то время, когда разработка Х-23 наконец-то успешно вышла на завершающую стадию, что подтверждалось успешными пусками. Только использование Федосовым весомого аргумента — обеспечения возможности залпового применения Х-25 в отличие от наводимых только по одиночке Х-23 — склонило Зазорина к поддержке направления развития ракет с лазерным наведением.

Контейнер со станцией подсвета «Прожектор».

Компоновка управляемой ракеты Х-25.

Принципиально новым и наиболее сложным элементом ракеты являлась головка самонаведения. Трудности, связанные с ее разработкой, привели к затягиванию сроков создания нового оружия в сравнении с плановыми. Только в 1972 г. появились первые пригодные к установке на ракеты ГСН, началась их стыковка с автопилотом СУР-71. Были изготовлены и поставлены на полигон в Ахтубинск восемь программных ракет. Одну телеметрическую ракету направили в ОКБ Сухого для стыковки с самолетной аппаратурой «Прожектор». Там же для проведения испытаний серийный Су-7Б № 5130 переоборудовали в Су-7КГ («квантовый генератор»).

В следующем году под «Прожектор» оборудовали и более современный носитель — Су-17МГК, переоборудованный Су-17М № 5101, с которого провели автономные летные испытания программных, неоснащенных ГСН Х-25.

Начался этап А государственных испытаний, в ходе которого с Су-7КГ выполнили пять пусков телеметрических ракет. Однако на перспективу от применения лазерных систем на серийных Су-7 Б отказались. Этот самолет был уже снят с производства, а особенности динамики его полета не позволяли достигнуть на нем приемлемой точности наведения ракеты

Всего зимой 1973 г. выполнили 36 полетов с 12 пусками ракет, включая один залповый. Наряду с этим в 1973 г. завершался этап наземных испытаний, в том числе полигонная отработка боевых частей.

Хотя принципиально новым элементом ракеты Х-25 являлась лазерная головка самонаведения, первые неприятности при ее пусках не были напрямую связаны с ней. На первой же секунде полета ракета отрабатывала какие-то странные кульбиты, что пагубно сказывалось на ее последующем функционировании. Как показал анализ, виновником столь возмутительного поведения оказался паразитный заряд, образовывавшийся из-за неуравновешенности процессов выхода на режим источников питания постоянного тока напряжением 27 вольт противоположной полярности.

После ликвидации предпосылок к этому явлению ракеты вели себя с должным постоянством, но на завершающей стадии полета стали уклоняться от поражения цели. Причиной этого могло быть как неточное наведение «Прожектора», так и несовершенство ракетной ГСН. Для однозначного определения «виновника торжества» был проведен своего рода следственный эксперимент — залповый пуск двух ракет. Они разошлись по разные стороны от цели, следовательно, причина отклонения заключалась в ГСН, а не в аппаратуре лазерной подсветки.

Дальнейший анализ показал, что при сближении с целью на 400–500 м отраженный сигнал от цели нарастал столь стремительно, что система автоматического регулирования усиления мощности сигнала не справлялась и ГСН «слепла». В результате на ракете была установлена новая модификация ГСН с расширенным диапазоном регулирования мощности.

В следующем году Государственные испытания, в ходе которых было проведено 69 полетов с 30 пусками ракет, включая 26 пусков на этапе Б, успешно завершились. 26 декабря Главком ВВС утвердил соответствующий акт по системе вооружения «Прожектор» с рекомендацией принять ее на вооружение.

С 1975 г. ракета Х-25 серийно выпускалась КМЗ. В следующем году с учетом результатов испытаний ее немного доработали — ввели небольшую вставку, удлинившую хвостовую часть ракеты.

Авиационная управляемая ракета класса — воздух-поверхность- Х-25 (-изделие 69-).

Х-25 на авиационном пусковом устройстве АПУ-68УМ

Х-25 последних серий

Наряду с Су-17МГК в испытаниях участвовали оборудованные контейнерным «Прожектором» четвертый и третий прототипы истребителя-бомбардировщика МиГ-23Б — самолеты № 32–24/4 и Nil 32–24/3. Последний использовался в этой комплектации до осуществленного в том же году переоборудования под более совершенный двухканальный «Клен-П». Су-17 № 8813 еще ранее оснастили устройством подсветки «Фон».

При оснащении системой «Прожектор» процесс наведения ракеты был аналогичен реализуемому с Х-66, но, разумеется, с более высокой точностью, обусловленной на порядки меньшим расхождением лазерного луча по сравнению с излучением РЛС: всего 3–4 угловые секунды! Опять летчику приходилось осуществлять довольно длительное удержание цели на метке прицела, как при стрельбе из пушек прицеливаясь корпусом самолета. Направление луча лазерной подсветки было фиксировано по отношению к оси самолета. Поэтому пуски производились либо с пикирования, либо при полете самолета по логарифмической кривой. На Су-17 МКГ были установлены элементы системы автоматического управления полетом, в частности, демпфер, снижавший амплитуду колебаний в процессе прицеливания, что в полтора раза улучшило точность попаданий.

На стадии формирования заключения государственной комиссии возникли разногласия в трактовке показателей точности. Военные хотели определять промах на местности, представители промышленности — в картинной плоскости, что больше соответствовало физической сути процесса и, главное, позволяло трактовать экспериментально полученные результаты как соответствующие заданным требованиям. Вероятное круговое отклонение составляло 4 м.

Постановлением Партии и Правительства от 3 февраля 1976 г. Х-25 с аппаратурой «Прожектор» была принята на вооружение в составе системы Су-17МКГ. В том же году эта разработка удостоилась Ленинской премии, которую вручили В.Г. Коренькову, Е.А. Федосову, Д.М. Хоролу и др.

Таким образом, первой из серийных систем, обеспечивающих наведение Х-25, стал подвесной «Прожектор» на Су-!7М2. Как уже отмечалось, его использование предусматривало прицеливание корпусом самолета. В процессе наведения самолет должен был осуществлять пикирование под углом 25–30° без возможности какого-либо маневрирования вплоть до попадания ракеты в цель. После этого носитель должен был успеть выйти из пикирования, проходя на минимальной высоте над расположением войск противника, что повышало риск поражения как вражеским огнем, так и осколками боевой части собственной ракеты.

Более совершенной стала разработанная свердловским ПО «Уральский оптико-механический завод» лазерная станция дальнометрирования и подсветки цели «Клен». Призванная заменить сочетание «Прожектора» и лазерного дальномера «Фон», система «Клен» в дальнейшем выпускалась в различных модификациях. «Клен-ПС» устанавливалась на Су-17МЗ и Су-25, «Клен-54» — на Су-17М4, «Клен-ПМ» — на МиГ-27М и МиГ-27Д. В них луч подсветки мог отклоняться по азимуту в секторе ±12° и в диапазоне от + 6‘ до — 30 по углу места. Управление ориентацией луча осуществлялось посредством кнюпеля на ручке управления с индикацией направления подсветки перекрестьем прицела. При этом самолет-носитель мог уже не только пикировать прямо на цель, но и двигаться по другим траекториям, в том числе и приближающимся к горизонтальному полету. Тем не менее для достижения наилучшей точности пуски рекомендовалось осуществлять все-таки с пикирования под углом 25–30° с удаления 4–5 км при скорост и носителя 800–850 км/ч.

Еще в 1975 г. МиГ-27 № 323 был переоборудован под «Клен-П» и с него провели пять пусков Х-25. В том же году «Клен-П» установили также на двух Су-17 М2 (№ 02–87 и № 01–01).

Носовая часть МиГ-27К со станцией «Кайра».

Цель-мост на автосопровождении.

Подвеска ракеты Х-25 на подфюзеляжный пилон истребителя-бомбардировщика МиГ-27К.

Приборная панель истребителя-бомбардировщика МиГ-27К.

Практически одновременно с «Кленом-П» создавалась «Кайра» — наиболее совершенный комплекс средств для применения ракет с лазерным наведением, созданный совместными усилиями ЦКБ «Геофизика», ЛНПО «Электроавтоматика», Центрального научно-исследовательского телевизионного института (ЦНИТИ) и нашедший применение на МиГ-27К (первоначальное обозначение — МиГ-23БК) и Су-24 М. При этом работы по более простому «Клену- П» подстраховывали связанную с повышенным техническим риском разработку «Кайры». Несмотря на успешное завершение работ по «Кайре», относительная дешевизна и высокая надежность «Клена-П» определила его более широкое применение.

При создании «Кайры» ставилась задача обеспечения боевого применения не только ракет, но и управляемых бомб с лазерными головками самонаведения. В силу отсутствия двигательной установки бомба после сброса с горизонтально летящего самолета отстает от него, что определяет необходимость осуществления подсветки цели, находящейся в задней полусфере носителя — по углу места от + 6 до — 140° и по азимуту в секторе до ±20°. В систему «Кайра» включили оптико-электронные средства на основе устройства типа видикона, которые позволяли издали обнаруживать цель. Далее летчик, действуя кнюпелем, мог совместить перекрестье с изображением цели на телевизионном индикаторе ИТ-23 и либо продолжать ее сопровождение в ручном режиме, либо переключиться в режим автоматически корректируемого слежения с использованием бортовой цифровой ЭВМ. Сопряженный с видиконом лазер осуществлял подсветку цели.

Перейдя в режим автоматически корректируемого слежения, летчик сосредотачивал все внимание на управлении самолетом, не отвлекаясь ни на отслеживание цели, ни на управление ракетой. Единственное, что от него требовалось, — выдать команду на сброс бомбы или пуск ракеты после подтверждения устойчивого захвата ее головкой самонаведения отраженного лазерного луча. При огневом противодействии противника летчик мог, не прерывая атаку, отрабатывать противозенитный маневр, удерживая при этом цель в пределах секторов визирования «Кайры» и разворачиваясь не быстрее, чем с угловой скоростью -10 фад/с. При необходимости, например при отказе самолетной ЭВМ, летчик мог осуществлял, подсветку цели, отслеживая ее положение в ручном режиме.

Создание самолетной системы «Кайра», в первую очередь исходя из специфики наведения управляемых бомб, обеспечило ее носители весьма эффективным средством наведения ракет с лазерными ГСН, способствующим их эффективному применению не только с горизонтального полета, но и со сложных видов маневра.

В 1975 г. аппаратурой «Кайра» оборудовали самолет № 361 — первый МиГ-23БК. Со следующего года к испытаниям этой системы подключился МиГ-23БК № 362, а с 1977 г. — № 363 и № 364. Отработка новой прицельной системы велась в основном на этих одноместных боевых самолетах, так как дооборудование предназначенной, для «Кайры» летающей лаборатории Ан-26К затянулось до 1975 г., но полеты начались лишь в следующем году. Последним управляемое вооружение с лазерным наведением получил Су-24М в 1977–1978 it. испытания с «Кайрой» и Х-25 проходил 014) прототип Т-6-22.

В середине 1980-х гг. было отработано и применение Х-25Л (или Х-25МЛ) с использованием еще более совершенной системы — разработанного красногорским механическим заводом «Зенит» прицельного комплекса «Шквал», предназначенного для «противотанкового» Су-25Т и боевого вертолета Ка-50. Наряду с лазерным дальномером — целеуказателем «Шквал» включал телевизионный канал наблюдения, средства автоматического сопровождение цели. Оптико-электронные средства «Шквала» способны обеспечить обнаружение цели и слежение за ней в пределах сектора ±35° но азимуту и по углу места в диапазоне от +5 до -80°.

Как испытания, так и последующее применение Х-25 выявили органический недостаток этой ракеты. Как и при использовании ракет «воздух-воздух», пуск X- 25 допускался только после достижения устойчивого захвата сигнала от цели головкой самонаведения. Неблагоприятные метеорологические условия многократно снижали прозрачность атмосферы и соответственно дальность устойчивого захвата. Летчик порой не успевал осуществить пуск до достижения минимальной разрешенной дальности, определяемой изусловия недопущения дальнейшего входа самолета в зону, опасную из-за самопоражения разрывом боевой части Х-25. В случае реальных боевых действий против сильного противника этот фактор проявился бы в еще большей мере из-за сильного задымления и запыления воздуха от разрывов боеприпасов, пожаров, движения масс колесной и, в особенности, гусеничной боевой техники.

Тем не менее несомненной заслугой калининградского ОКБ и работавших с ним смежных организаций является то, что ракета Х-25 стала первенцем советского управляемого оружия с лазерным наведением. Ее разработка открыла путь для создания других средств поражения с аналогичными системами наведения, включая ракеты Х-25Л и корректируемые бомбы. Степень новизны и особой значимости лазерной техники в первый период ее освоения характеризует то, что из соображений секретности даже имеющим необходимую форму допуска машинисткам не доверялось печатать термин «лазерное» и исполнители от руки вписывали ручкой это слово в уже отпечатанный материал.

Пуск ракеты Х-25 с истребителя-бомбардировщика Су-17М4.

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27К с ракетами Х-25.

Управляемая авиационная ракета класса «воздух-поверхность» Х-25МЛ.

Разработка ракеты Х-25, развернутая в бытность главным конструктором КБ «Звезда» Ю.К. Королева, завершилась под руководством Виктора Никифоровича Бугайского, занявшего в 1973 г. эту должность. На протяжении многих десятилетий жизненный пуп. Бугайского был связан со знаменитым авиаконструктором Сергеем Владимировичем Ильюшиным, с должности первого заместителя которого Виктор Никифорович ушел на также весьма значимый пост в организацию известного конструктора ракетной техники Владимира Николаевича Челомея.

Огромный технический опыт и обширные профессиональные связи, приобретенные Бугайским за годы работы в ведущих КБ авиационной и ракетной отраслей, были, несомненно, ценным приобретением для относительно скромной калиниградской организации. Освободившись от положения «вечного зама», Бугайский полностью раскрыл свои способности к инициативной самостоятельной деятельности как главы «фирмы», В годы его руководства с созданием Х-25М удалось не только успешно завершить линию унифицированных ракет, начатую Х-66, но и развернуть работы по принципиально новым ракетам Х-31 и Х-35, определившим дальнейшие перспективы развития предприятия.

Окончание следует

Самозарядная винтовка Токарева

Семен Федосеев

Самозарядная винтовка Токарева заслужила в нашей оружейной, исторической и мемуарной литературе весьма противоречивые отзывы С одной стороны, ее традиционно считают малонадежной, громоздкой, чувствительной к загрязнению, объясняя этим отказ от этой винтовки в дальнейшем, порой даже пытаясь вплести ее недостатки в цепь объяснений неудач первого периода войны. С другой стороны, ряд специалистов, историков и пользователей оставил об СВГ положительные отзывы

Рождение СВТ

Идея автоматической винтовки как основного н наиболее массового вооружения армии занимала умы военных с начала XX века и. несмотря на ряд неудач. периодически возрождалась к жизни, видоизменяясь по мере общего развития вооружений. В России работы над автоматической винтовкой прервала Первая мировая война (в 1914 г. уже были определены образцы для войсковых испытаний — 6.5-мм Федорова и 7,62-мм Токарева и Браунинга), а в СССР эти работы возобновили в 1920-е гг. В 1930 г. установили, что винтовка должна иметь неподвижный ствол, и конструкторы сосредоточились на системах с газовым двигателем автоматики.

В 1930 г. среди прочих модернизированных образцов приняли магазинную винтовку обр. 1891 /1930 г. и в очередной раз продлили карьеру 7,62-мм винтовочного патрона обр.1908 г. А уже в 1931 г. к войсковым испытаниям подготовили самозарядную винтовку Дегтярева (юр. 1930 г, но довести ее до серии так и не удалось, как. впрочем, и автоматическую винтовку Симонова обр 1931 г.

Бывший казачий офицер Федор Васильевич Токарев (1871–1968) имел давний опыт работы над автоматическими винтовками: свой первый проект он представил еще в октябре 1908 г. Работу над системой, которой наконец предстояло попасть на вооружение, Токарев начал в 1432 г. Небольшой серией был выпушен его самозарядный карабин обр.1935 г… но официально на вооружение приняли автоматическую винтовку Симонова обр. 1936 г. АВС. ее серийное производство наладил Ижевский оружейный завод (опытное производство началось в 1934 г). Правда, основным для АВС-36 считался огонь одиночными выстрелами. Опыт показывал, что при легком стволе, небольшой массе всего оружия и мощном винтовочном патроне кучность автоматической стрельбы оказывалась неважной, ствол быстро перегревался, и баллистические характеристики оружия снижались. Работы продолжили над самозарядной винтовкой.

С того времени Ф.В. Токарев и С.П. Симонов стали основными конкурентами в создании новой винтовки. На стороне Симонова, ученика Федорова и Дегтярева, была более высокая культура конструирования. Токарев же брал, пожалуй. своим опытом и определенным авторитетом. Его стилю работы было свойственно вносить постоянные, иногда кардинальные изменения, не доведя даже испытываемой в данное время системы. Тем не менее конструкцию самозарядной винтовки Токарев довел. Разумеется, не в одиночку: в работе участвовали инженер-конструктор Н.Ф. Васильев, старший мастер А.В. Калинин. техник-конструктор М.В. Чурочкин, а также механики Н.В. Костромин и АД. Тихонов, слесарь-сборщик М.М. Промышляев.

11 мая 1938 г. приказом Наркомов обороны и оборонной промышленности был объявлен новый конкурс на самозарядную винтовку. Среди общих требований к винтовке указывались высокая живучесть в любых ситуациях, надежность и безопасность действия механизмов, возможность ведения огня из оружия всеми штатными и су ррогатированными патронами. На конкурс были представлены самозарядные винтовки системы С.Г. Симонова. Н.В. Рукавишникова и Ф.В. Токарева Испытания закончились в сентябре 1938 г. По заключению комиссии, ни один образец не отвечал выдвинутым требованиям, но специалисты выделили винтовку системы Токарева по таким качествам, как живучесть и надежность. хотя винтовка была тяжелее других. Меньшее количество задержек в ходе испытаний на живучесть связано было, видимо, с качеством изготовлении опытных образцов.

Самозарядная винтовка занимала одно из центральных мест в новой системе вооружения. Как писал в своих воспоминаниях В.Н, Новиков (накануне войны — главный инженер и директор Ижевского машиностроительного завода. во время войны — заместитель Наркома вооружения). Сталин лично следил за ходом конструировании и изготовления опытных образцов. Редко бывало, чтобы на совещании но вон/юсам обороны не вставал вопрос о самозарядной винтовке. Самозарядная винтовка, соответствовавшая по мощности огня двум магазинным, позволявшая вести огонь на ходу, не останавливаясь и не тратя сил на перезаряжание, должна была стать основной в армии. Повторные испытания провели уже 20 ноября 1938 г. после внесения в конструкцию винтовки некоторых изменений. По их результатам 26 февраля 1939 г. на вооружение РККА приняли 7,62-мм самозарядную винтовку системы Токарева обр. 1938 г. (СВТ-38).

Принятие СВТ-38 не сняло вопрос о выборе лучшей системы. Не все разделяли мнение о превосходстве токаревского образца. Специальная комиссия Наркомата вооружения и Главного артиллерийского управления, проводя сравнение доработанных винтовок Токарева п Симонова, отдала предпочтение последней по массе, простоте устройства. времени н стоимости производства. металлоемкости. Конструкция СВТ-38 включала 143 детали, винтовки Симонова — 11 7. из них пружин — соответственно 22 и 16. число употребляемых марок стали — 12 и 7. Тогдашний Нарком вооружения Ванников отстаивал симоновскую винтовку. Однако постановление Комитета Обороны при СНК СССР от 17 июля 1939 г. прекратило дальнейшее обсуждение. Надлежало сосредоточить усилия на СВТ, готовой к быстрой постановке на производство за день до того. 16 июля, изготовили первую серийную СВТ-38. Еще 2 июня Комитет Обороны предписал к 19391 произвести 50 тыс. СВТ-38, в 1940 г. — 600 тыс… в 1941 г. — 1800 тыс. ив 1942 г.-2000 тыс штук.

На Тульском оружейном заводе (ТОЗ) создали единое проектное бюро по СВТ-38. Подготовку провели за полгода. по ходу дела довода чертежи, определяя технологии и готовя документацию для других заводов. С 25 июля 1939 г началась спорка винтовок малыми партиями, а с 1 октября — валовой выпуск. Сборку организовали на конвейере с принудительным ритмом — это было частью внедрения в оружейное дело технологий массового производства. Однако изготовление деталей винтовки по-прежнему требовало большой механической обработки.

Боевой опыт не заставил себя ждать СВТ пошла на фронт уже во время советско-финской войны 1939–1940 гг. Естественно, новое оружие потребовало ряда улучшений Еще до окончания финской кампании по распоряжению И.В. Сталина была создана комиссия под председательством секретаря ЦК Маленкова для решения вопроса совершенствования СВТ с целью приблизить самозарядную винтовку Токарева к самозарядной винтовке Симонова. В обстановке надвигающейся большой войны менять в производстве одну винтовку на другую было бы рискованно. Речь шла. прежде всего, об уменьшении массы СВТ без снижения прочности и надежности. Облегчили шомпол и магазин, несколько усилили ложу (ее выполнили цельной).

Выявилась высокая чувствительность винтовки к загрязнению, запылению и густой смазке из-за сравнительно точной, с малыми зазорами пригонки деталей механизмов. Устранить это без коренной переделки системы было невозможно. Из-за частых жалоб на утерю сменного магазина при передвижениях в очередной раз всплыло требование постоянного магазина, не реализованное. впрочем, в серии. И тогда, и позже звучали жалобы на тяжесть и громоздкость СВТ, хотя по массе п длине она незначительно превосходила магазинную винтовку обр. 1891/1930 г. (это закладывалось в условиях конкурса), громоздкость же по сравнению с магазинной винтовкой ей придавал разве что сменный магазин. Жесткие ограничения но массе заставляли выполнять многие детали механизмов на пределе прочности и живучести. Видимо, это вызвало склонность ствольной коробки к деформации и. соответственно, часто упоминаемую недостаточную прочность узла запирания.

Конструктор ФВ Токарев с образцами своих самозарядных винтовок и карабинов Фото 1940 или 1941 года

В начальный период войны самозарядная винтовка считалась основным стрелковым оружием РККА На фото у командира — пистолет пулемет ППД у стрелков за ним — винтовки СВТ-40

Модернизированная винтовка отличалась также измененным металлическим кожухом ствольной накладки, появлением металлического кожуха цевья, Для большего удобства ношения и уменьшения габаритов шомпол был перенесен под ствол, укорочен штык-нож (по свидетельству Ванникова, Сталин, получив отзывы с финского фронта, лично распорядится — тесак взять самый малый, например, австрийский — длину клинка уменьшили с 360 до 246 мм.

13 апреля 1940 г. постановлением Комитета Обороны модернизированная винтовка была принята на вооружение под обозначением «7,62-мм самозарядная винтовка системы Токарева обр.1940 г (СВТ-40)». Масса СВТ-40 без штыка снизилась по сравнению с СВТ-38 на 0,3 кг. СВТ-40 могла иметь дульный тормоз прежнего типа с шестью вертикальными щелями или более простой с двумя большими окнами Заметим, что и теперь на системе Симонова не был поставлен крест, свидетельство чему — продолжавшиеся в 1940–1941 it. испытания самозарядных карабинов Токарева и Симонова.

Головным производителем СВТ стал ТОЗ. Согласно докладу Наркома вооружения Ванникова от 22 октября 1940 г в Комитет Обороны, серийное производство СВТ-40 началось с 1 июля 1940 г. В июле изготовили 3416 винтовок. в августе — уже 8100, в сентябре — 10700. Ижевский машиностроительный завод, уже тогда ставший самым крупным н хорошо оснащенным оружейным предприятием страны, начал выпуск СВТ-40, используя мощности, освободившиеся после снятия с серии АВС-36. И на Тульском заводе, не имевшем собственной сильной металлургии. и в Ижевске, где под рукой был сталеделательный завод (а также имелся опыт производства ABC-36). постановка производства СВТ доставила много хлопот. Требовались новые станки, перестройка инструментального хозяйства, переподготовка кадров, а на все это — время и средства.

В начале 1941 г. комиссия во главе с Председателем Совнаркома В.М. Молотовым и с участием главных заказчиков — Наркома обороны С.К. Тимошенко, Начальника Генштаба Г.К. Жукова, Наркома внутренних дел Л.П. Берии — решала вопрос о заказе винтовок на текущий год. По воспоминаниям Ванникова, заказ на 1641 г. должен был первоначально составить «около 2 млн. винтовок. в том числе 200 тыс. самозарядных», но его существенно пересмотрели. Предлагалось включить в заказ только самозарядные винтовки. Тульскому и Ижевскому заводам дали распоряжение свернуть производство магазинной винтовки. С одной стороны. СВТ уже была доработана н нужно было ускорять перевооружение, с другой — прирост выпуска самозарядных винтовок за счет прекращения выпуска магазинных винтовок не покрыл бы потерь в общем выходе этого вида оружия. Это вызвало активное сопротивление Наркомата вооружения. В результате в план включили магазинные винтовки, и их производство было сохранено. В утвержденный СНК СССР п ЦК ВКП(б) 7 февраля план заказов вооружения на 1941 г. вошли 1 800 000 винтовок, из них самозарядные составили 1 100 000 штук (заметим, что в тот же план вошли 200 000 пистолетов-пулеметов Шпагина, на тот момент считавшихся вспомогательным оружием).

Верность СВТ долго сохранили морская пехота и морские стрелковые бригады

Пехотинец вермахта с самозарядной винтовкой SI Gew 259(т) — трофейной СВТ-40

Морские пехотинцы на переходе Вооружение десанта — автоматическое: пистолеты-пулеметы ППШ, самозарядные винтовки СВТ-40. ручной пулемет ДП

Устройство СВТ

Конструкция винтовки состоит из нескольких узлов: ствола со ствольной коробкой, газоотводным механизмом и прицельными приспособлениями, затвора (механизма запирания), ударно-спускового механизма, ложи со ствольной накладкой, магазина. Ствол снабжен многощелевым дульным тормозом. имеет прилив для крепления штыка. Автоматика с газовым двигателем. газовой камерой с патрубком и коротким ходом газового поршня. Пороховые газы отводятся через поперечное отверстие в стенке ствола в рас положенную над стволом камеру, снабженную газовым регулятором, изменяющим количество отводимых газов. По окружности регулятора расположены пять отверстий разного диаметра (диаметр указан на боковых плоскостях пятигранной головки регулятора, выступающей впереди газовой камеры). Это позволяет приспосабливать работу автоматики к условиям времени года и состоянию винтовки. Попавшие в полость камеры газы по продольному каналу регулятора подаются к трубчатому поршню, накрывающему патрубок газовой камеры. Поршень со штоком и отдельным толкателем передают импульс пороховых 1-азов затвору и возвращаются вперед под действием собственной пружины.

Затвор состоит из остова и стебля, играющего роль ведущего звена. Рукоятка заряжания выполнена заодно со стеблем затвора и расположена справа. Запирание канала ствола производится перекосом задней части остова затвора вниз. При откате затвора назад наклонные пазы в задней части сто стебля, взаимодействуя с боковыми выступами остова, поднимают его заднюю часть, выводя из зацепления со ствольной коробкой. В остове затвора смонтированы ударник и подпружиненный выбрасыватель. а в канал стебля вставлена возвратная пружина с направляющим стержнем и трубкой. Другим концом возвратная пружина упирается во втулку в задней части ствольной коробки Втулка служит ограничителем движения затвора назад, в ней высверлен канал для прохода шомпола при чистке винтовки. В ствольной коробке смонтированы отражатель гильзы с остановом затвора. Останов задерживает затвор в заднем положении, когда патроны израсходованы.

Ударно-спусковой механизм куркового типа собран на отделяемом основании (спусковой скобе), крепящемся снизу к ствольной коробке. Спуск — с предупреждением. При нажатии на спусковой крючок его верхняя часть толкает вперед спусковую тягу, та поворачивает коромысло (шептало). Коромысло освобождает боевой взвод, выполненный на головке курка, и курок под действием винтовой боевой пружины наносит удар по ударнику. Если затвор не заперт, автоспуск удерживает курок от поворота. Разобщителем служи! направляющий стержень боевой пружины: при повороте курка вперед стержень, отжимая стойку спусковой тяги, опускает тягу, ее выступ соскакивает с уступа коромысла, оно под действием боевой пружины возвращается верхним концом вперед и готово захватить боевой взвод курка при откате подвижной системы. Флажковый неавтоматический предохранитель смонтирован позади спускового крючка и поворачивается в поперечной плоскости. При повороте флажка вниз он запирает спуск, для перевода в положение «огонь» поворачивается влево.

Питание производится из сменного коробчатого металлического магазина секторной формы с шахматным расположением 10 патронов. Патрон с выступающей закраиной гильзы заставил принять ряд мер для предотвращения цепляния патронов друг за друга при подаче подобран радиус кривизны коробки магазина, поверхность подавателя спрофилирована гак. что закраина каждого верхнего патрона находится впереди закраины нижнего, на внутренних стенках корпуса магазина выполнены выступы, удерживающие патроны от осевого смещения (в этом магазин СВТ походил на 15-местный магазин ABC). Однако при снаряжении магазина требовалось следить, чтобы закраина верхнего патрона находилась впереди закраины нижнего. Отсутствие постоянной связи штока газового поршня с затвором, большое верхнее окно и пазы передней части крышки ствольной коробки позволяли снаряжать установленный на винтовке магазин из стандартной обоймы от винтовки обр. 1891/1430 г.

На дульной части ствола на стойке укреплена цилиндрическая мушка с предохранителем. Планка секторного прицела насечена до 1500 м через 100. Отметим, что в самозарядной винтовке пошли на формальное уменьшение прицельной дальности, на котором многие специалисты настаивали уже в Первую мировую войну. Винтовка пристреляна без штыка. Ложа деревянная. цельная, с пистолетным выступом шейки и металлическим затылком приклада, впереди цевья ствол и газовый поршень укрыты металлическим кожухом Имелась и деревянная ствольная накладка. Для уменьшения тепловых поводок ствола и нагревания деревянных деталей, снижения массы в металлическом кожухе и в ствольной накладке выполнены сквозные отверстия. Антабки для ремня сделаны на прикладе и ложевом кольце. Штык-нож клинковый с односторонней заточкой и деревянными накладками рукоятки, на ствол крепится снизу Т-образным пазом, упором и защелкой.

Поскольку снайперские винтовки в то время создавались на основе линейных. появился и снайперский вариант СВТ. Он отличался более тщательной отделкой канала ствола и выступом (приливом) ствольной коробки для крепления кронштейна с прицелом НУ 3,5-кратного увеличения (этот прицел был принят именно для винтовки СВТ. на магазинную снайперскую винтовку обр. 1891 /1930 г. сто приспособили позже). Крепление прицела выполнялось так, чтобы по нему не била стреляная гильза, вылетавшая из окна ствольной коробки, Масса СВТ с прицелом НУ 4.5 кг.

Устройство самозарядной винтовки Токарева:

I — газовый регупятор. 2 — газовая камера с патрубком, 3 — газовый поршень. 4 — шток, 5 — толкатель. 6 — стебель затвора. 7- остов затвора. 8 — ударник. 9 — крышка ствольной коробки, 10 — курок. 11 — коромысло, 12 — возвратная пружина. 13 — предохранитель, 14 — спусковая рама, 15-спусковая тяга. 16-боевая пружина. 17 — защелка магазина 18 — подаватель, 19 — корпус магазина. 20 — ствольная коробка

Непростая судьба СВТ

Хорошо известно, что в 1939–1940 гг. формировалась новая система вооружения Красной Армии. Новую систему стрелкового вооружения должны были составить принятые на вооружение в этот период пистолет Воеводина, пистолет-пулемет Шпагина, самозарядная винтовка Токарева, станковый пулемет Дегтярева, крупнокалиберный пулемет Дегтярева-Шпагина, противотанковое ружье Рукавишникова. Судьба оружия из этого перечня сложилась по-разному: пистолет и ПТР не дошли до серии, пулемет ДС пришлось снимать с производства из-за технологической недоведенности, а ДШК и ППШ. опиравшиеся на уже имевшиеся возможности производства, отлично себя зарекомендовали. Своя судьба была у СВТ. Если говорить о се недостатках, то главными среди них следует признать не боевые характеристики, а производственные и эксплуатационные, т. е. невозможность быстрого наращивания производства в требуемых масштабах и сложность обучения обращению с таким оружием.

Война всегда вызывает скачкообразный рост потребности в оружии, при этом резко уменьшаются сроки развертывания мощностей, снижаются качество материалов и средняя квалификация привлекаемых к производству рабочих, ускоряется износ оборудования. Почти катастрофическое развитие событий на фронте в первый период войны отягчало эти факторы для советской промышленности. Потеряно было вооружение, размещенное перед войной на складах западных военных округов, большие потери понесла армия. На 22 июня 1941 г. РККА была в целом обеспечена стрелковым оружием, в действующей армии числилось 7 720 000 винтовок и карабинов всех систем. В июне-декабре было потеряно 5 547 500, а изготовлено только 1 567 141 (т. е. потери составили около 60 % ресурса), пистолетов-пулеметов за тот же период потеряли 98700 (около половины). а выпустили 89 665.

Наращивание производства осложнила и эвакуация Тульского оружейного завода. И к 1 января 1942 г. Красная Армия располагала примерно 3 760 000 винтовок и карабинов и 100 000 пистолетов-пулеметов. В не менее тяжелом 1942 г. поступило в армию 4 040 000 винтовок и карабинов, потеряно же 2 180 000, о потерях личного состава за этот период спорят до сих пор. Но н любом случае речь шла уже не о пополнении армии, а фактически о срочном формировании и вооружении новой армии.

В целом оружейная промышленность оказалась готова к решению этой задачи. «Тот, кто пытается объяснить. неудачи в первый период войны неподготовленностью советской промышленности, — писал Б.Л. Ванников, — в там числе оборонной, в которую входила промышленность вооружений, очень далек от истины». Но, учитывая имевшиеся мощности, резервы и мобилизационные запасы, приходилось рассчитывать на большее количество экземпляров только при меньшем расходе металла и станко-часов и снижении требований к отделке. Старая добрая «трехлинейка» была в производстве в 2.5 раза дешевле и куда проще. А в тех условиях такое преимущество было более чем существенным. Отказ от расширения производства СВТ в пользу давно освоенной магазинной винтовки и сравнительно простых пистолетов-пулеметов, по сути, спас положение и позволил обеспечить армию оружием.

Заметим, что отказались не от самой винтовки, а от ее роли основного вооружения. Производство СВТ продолжали по мере сил. Вряд ли при дефиците производственных мощностей продолжали бы выпускать действительно плохое оружие (ведь от не доведенного к началу войны станкового пулемета ДС-39 отказались быстро и решительно). В 1441 г. из запланированных 1 176 000 линейных и 37 500 снайперских СВТ-40 было изготовлено соответственно 1 031 861 и 34 782. Из Тулы производство СВТ было эвакуировано на Урал, в г. Медиогорск, где в течение первого же месяца умудрились собрать из вывезенного задела 7 000 винтовок, так что перерыв от прекращения производства в Туле до начала ег о в Медногорске составил всего 38 дней.

В январе 1942 г. производство практически довели до прежнего «тульского» у ровня. Но когда в Медногорске боролись за рост выпуска СВТ до 50 тыс. в месяц. Ижевский завод уже получил задание увеличить выпуск магазинных винтовок до 12 тыс. в сутки. В воспоминаниях В.Н. Новикова описано, каких усилий стоило сделать это к концу лета 1042 г. При этом даже магазинную винтовку пришлось упрощать для увеличения объемов производства: ее ствольную коробку выполняли без верхних граней, уменьшили пуговку курка, латунные детали прибора заменили стальными, упростили отделку, ложу изготавливали из березовых заготовок, не полировали и не покрывали лаком. План на 1942 г. предполагал уже только 309 000 линейных и 13 000 снайперских СВТ. выпущено же было 264 148 и 14 210. Для сравнения: магазинных винтовок и карабинов за 1941 (.изготовили 1 202 475. а за 1942 г. — 3 714 101. Выпуск СВТ быстро снижался.

Взрыв-схема самозарядной винтовки СВТ-38.

Саперы РККА с винтовками СВТ-40

Бойцы 1-й чехословацкой отдельной бригады Л Свободы с винтовками СВТ-40

Большинство образцов оружия получает в войсках какие-либо неофициальные прозвища. СВТ называли «Света», очевидно, не только из-за созвучия Ей приписывали капризный женский характер. Жалобы, поступавшие из войск, сводились в основном к сложности системы в обращении и уходе. Сложность системы и наличие мелких деталей обусловили и высокий процент выхода из строя из-за утери деталей — 31 % (у магазинной винтовки обр. 1801/1030 г. он. конечно, был куда ниже — всего 0.6 %).

Некоторые моменты работы с СВТ действительно были сложны для массового оружия. Например, перестановка регулятора требовала применения ключа и была довольно трудоемкой. Требовалось отделить магазин, отвести назад затвор и поставить его на останов (приподняв останов пальцем через окно ствольной коробки), извлечь шомпол, снять ложевое кольцо, отделить металлический кожух ствольной накладки, отвести назад газовый поршень, ключом повернуть патрубок на пол-оборота, установить горизонтально вверху требуемую грань гайки регулятора и закрепить ключом патрубок, отпустить поршень, дослать вперед затвор, поставить накладку, надеть ложевое кольцо, встави л, шомпол и магазин. Состояние и точность установки регулятора требовали постоянного внимания. В остальном же СН Г был необходим лишь тщательный уход для обеспечения надежной работы п понимание основ работы дня быстрого устранения задержек. То есть от владельца требовалась определенная техническая подготовка. Между тем еще в мае 1940 г. новый Нарком обороны С.К. Тимошенко, принимая дела у К.К. Ворошилова, записал среди прочего: «а) пехота подготовлена слабее других родов войск; б) накопление подготовленного запаса пехоты недостаточно».

К началу войны уровень подготовки вырос незначительно, а СВТ плохо знало даже большинство тех. кто проходит срочную службу. Но и эта пехота была потеряна за первые полгода войны Пополнения еще менее были готовы эксплуатировать такое оружие. Но ни в коем случае не стоит винить в этом солдат. Большинство призывников. знакомых с техникой, отбирали в танковые и механизированные войска, артиллерию, войска связи и т. п., пехота же получала в основном пополнения «от сохи» или из «малокультурных районов». Главное же — сроки подготовки «царицы полей» были предельно ужаты. Так что и здесь «трехлинейка» оказывалась предпочтительнее. Характерно, что «верность» СВТ на протяжении войны сохраняли морская пехота и морские стрелковые бригады: на флот традиционно отбирали более технически грамотных. Вполне надежно работали СВТ в руках подготовленных снайперов. Многие из них добивались отличных результатов именно со снайперской СВТ. У большинства партизан оставленные отступавшей армией или отбитые у немцев СВТ вызывали то же отношение, что и в стрелковых частях, получше подготовленные группы НКВД и ГРУ нередко предпочитали брать во вражеский тыл СВТ и АВТ.

Прославленные снайперы Сталинградского фронта старшина Н.Ильин (слева) и его напарник Я Лапа. За героизм и высокое воинское мастерство в боях под Сталинградом гвардии старшине Н.Ильину присвоено звание Героя Советского Союза. Его именная винтовка хранится в Центральном музее Вооруженных Сил Обратим внимание на чехол оптического прицела

Что касается снайперских СВТ. то они составили всего около 3.5 % от общего количества выпущенных СВТ. Снайперскую СВТ сняли с производства с 1 октября 1942 г., возобновив выпуск магазинной снайперской винтовки. Кучность СВТ оказалась хуже в 1,6 раза, отрыв первой пули от эллипса рассеивания на дальности 100 м достигал 10–15 см, а дальность прямого выстрела была на 20 м меньше. Причинами того были меньшая длина ствола, нарушение баланса из-за перемещения и ударов подвижной системы, смещение ствола и ствольной коробки в ложе, недостаточно жесткое крепление кронштейна прицела. Сказались и общие преимущества магазинных снайперских винтовок перед самозарядными и автоматическими.

Автоматический вариант

Начальник ГАУ Н.Д. Яковлев рассказывал о «некоем умельце» на Западном фронте, который уже осенью 1941 г. переделал СВТ в автоматическую винтовку (в воспоминаниях Ванникова этот эпизод отнесен к 1943 г.). Сталин тогда распорядился» автора наградить за хорошее предложение, а за самовольную переделку оружия наказать несколькими сутками ареста». Здесь, впрочем, интересно другое. Отнюдь не все фронтовики стремились избавиться от самозарядных винтовок, а некоторые даже искали способ повысить их боевую скорострельность.

20 мая 1042 г. состоялось решение ГКО СССР о запуске в производство автоматической АВТ-40, и с июля они пошли в действующую армию. Как же гак? Ведь еще накануне воины АВТ-40 была отклонена, а плохая кучность стрельбы очередями из винтовок была хорошо известна специалистам ГАУ и Наркомата вооружения, как и то, что прочность ствольной коробки СВТ недостаточна для автоматической стрельбы. Но в начале 1042 г. сложилась критическая ситуация с наличием пулеметного вооружения. 18 марта 1042 г. Начальник ГАУ Н.Д. Яковлев докладывал в ГКО: «Положение с ручными и станковыми пулеметами ставит под угрозу срыва формирование новых войсковых частей, а также возмещение выбывших пулеметов-. Пистолеты-пулеметы обладали достаточно высокой скорострельностью. но эффективная дальность их стрельбы на превышала 200 м. В этих условиях АВТ стала временной мерой, призванной при недостатке в пехоте ручных пулеметов повысить плотность огня на дальностях 200–500 м в решительные минуты боя, хотя заменить собой ручные пулеметы АВТ и ABC. конечно. не могли (для повышения плотности пехотного огня в этот период в РККА возрождали залповый огонь из винтовок). Для автоматической стрельбы предохранитель АВТ поворачивался до отказа вправо (против обычного положения «огонь» в СВТ) так, что скос его оси допускал большее смещение назад спускового крючка. При этом разобщения спусковой тяги с коромыслом курка не происходило, и стрельба могла продолжаться, пока нажат крючок и есть патроны в магазине. СВТ переделывались в 1042 г. в автоматические и войсковыми мастерскими. Кучность стрельбы АВТ уступала на дальности 200 м кучности, скажем, пистолета-пулемета ППШ. Это и неудивительно: если у ППШ отношение дульной энергии пули к массе оружия составляло около 172 Дж/кг, то у АВТ и СВТ-78 Дж/кг.

Вопрос о массовом автоматическом индивидуальном оружии с началом войны отнюдь не был снят, только решался он за счет пистолетов-пулеметов. опять же куда более дешевых и простых в производстве и быстрее осваиваемых бойцами. Именно простоте устройства и расчету на технологии массового поточного производства (холодную штамповку, точечную сварку) пистолет-пулемет обязан резким возрастанием своей роли в ходе войны и увеличением доли в производстве оружия. Всего за годы войны в СССР выпустили 12 139 300 винтовок и карабинов и 6 173 900 пистолетов-пулеметов. Сравним: линейных СВТ-40 и АВТ-40 за 1940–1944 гг. выпустили более 1 700 000, снайперских — более 60 000, причем основную часть в 1940–1941 гг. Полностью выпуск линейных СВТ был прекращен только согласно приказу ГКО СССР 3 января 1945 г.: как видим. СВТ продержалась достаточно долго. К началу 1945 г. запасы оружия уже были достаточны, сокращалось производство многих типов оружия. Кроме того, уже развернулись работы над новым типом индивидуального оружия.

В строю — чешское соединение Л. Свободы, вооруженное СВТ-40

Стрелки РККА с винтовками СВТ-40 с примкнутыми штыками

Моряки в учебной атаке. На переднем плане — ручной пулемет ДП (с пламегасителем в походном положении), за ним — боец с СВТ-40 Iбез штыка).

Сравнительные характеристики винтовок СВТ-40 и обр. 1891/1930 г.
Винтовка СВТ-40 Обр. 1891/1930 г.
Тип Самозарядная Магазинная
Калибр, мм 7,62 7,62
Патрон 7,62x53R (обр. 1908/30 г.) 7.62X53R (обр. 1908/30 г.)
Масса со штыком, без патронов, кг 4,3 4.25
Масса без штыка и патронов, кг 3.85 3.86
Масса пустого магазина, кг 0,28
Длина оружия со штыком, мм 1465 1664
Длина оружия без штыка, мм 1226 1141
Длина ствола, мм 630 730
Длина нарезной части ствола, мм 555 675
Нарезы 4, правосторонние 4, правосторонние
Начальная скорость пули, м/с 840 865
Длина прицельной линии, мм 409 616
Прицельная дальность, мм 1500 2000
Дальность прямого выстрела, м 375 395
Емкость магазина, патронов 10 5
Боевая скорострельность, высгр./мин 10-12
Автомат и автоматическая винтовка

Крупнейший русский специалист- оружейник В.Г. Федоров, в целом положительно отзывавшийся о работах Токарева, писал в 1944 г.: В отношении количества самозарядных винтовок Красная Армия стояла к началу Второй мировой войны выше германской; к сожалению, качества СВТ, а также АВТ не соответствовали требованиям боевой обстановки. Еще до принятия СВТ на вооружение В.Г. Федоров и А.А. Благонравов указывали на причины, осложняющие создание эффективной автоматической винтовки (противоречие между наличием системы автоматики и ограничениями по весу, излишние мощность и масса патрона), а также па снижение роли огня винтовок на средних и больших дальностях при развитии ручных пулеметов.

Еще в 1939 г. В.Г. Федоров в своем труде «Эволюция стрелкового оружия» писал: «Ружейная техника ближайшего будущего стоит перед созданием малокалиберного автомата-карабина «Создание одного патрона с уменьшенной для винтовок и увеличенной для пистолетов-пулеметов прицельной дальностью решало бы задачу будущего оружия — легкого и компактного». Вопрос о новом патроне не снимался с повестки дня. Тот же Б.Л. Ванников вспоминал, как на заседании упомянутой комиссии Молотова в начале 1941 г. он высказывал мнение Наркомата о необходимости перехода на патрон иной геометрии и меньшего веса и размера.

Опыт войны подтвердил и проблемы автоматических винтовок, и то. что разрешить проблему индивидуального автоматического оружия позволит промежуточный патрон. С принятием промежуточного патрона обр. 1943 г развернули работы по созданию под него автомата, самозарядного карабина н ручного пулемета. Уже в апреле 11 >44 г. прошли испытания автоматы В.А. Дегтярева, Ф.В. Токарева. А.Н. (Дудаева. С.А. Коровина Заметим, что в конструкции опытного автомата Токарева проявились черты АВТ-40. хотя стоит признать, что этот автомат выбыл из конкурса среди первых.

В целом можно считать, что с 1944 г. дальнейших перспектив в нашей армии не было не только у СВТ. но и у любой другой винтовки или карабина под мощный винтовочный патрон (магазинный карабин обр. 1444 г. изначально принимался как временное решение до создания нового оружия). Исключение составляют снайперские винтовки, но это уже другая тема

Ударно-спусковой механизм винтовки Токарева:

21 — стебель затвора; 22 — курок: 23 — боевая пружина; 24 — направляющий стержень боевой пружины: 25 — ударник; 26 — спусковой крючок, 27 — спусковая рама; 28 — спусковая тяга; 29 — коромысло (шептало): 30 — спусковая скоба; 31 — автоматический предохранитель; 32 — разобщитель автоматического предохранителя; 33 — пружина автоматического предохранителя; 34 — предохранитель-переводчик; 35 — гнеток; 36 — пружина гнетка.

Оценка со стороны

Весьма интересно отношение к СВ'Г со стороны противника в годы войны. Трофейные СВТ-40 применялись в германской армии и получили обозначение Selbstladegewchr SI Gew 259(r), снайперские — SI Gew Zf260(r). Вообще то в этом нет ничего необычного: испытывая недостаток стрелкового оружия. прежде всего автоматического, германская армия широко принимала трофейные образцы в качестве «оружия ограниченного стандарта». Но трофейными СВТ германские солдаты и офицеры пользовались весьма охотно, когда могли запастись патронами. Тем более что в германской армии к началу войны своего серийного образца самозарядной винтовки не было. «Русская самозарядная винтовка с оптическим прицелом» числилась, например, в числе «лучшего оружия» для противопартизанских «ягдкоманд».

Говорят, лучшая форма лести — подражание. Потерпев неудачу с доводкой самозарядных винтовок G.41 (W) «Вальтер» и G.41 (М) «Маузер», немцы в середине войны приняли 7,92-мм G.43, самостоятельную систему, несущую. однако, следы влияния советской СВТ (компоновка газоотводного узла, короткий ход штока поршня, сменный магазин, прилив под кронштейн оптического прицела). Правда. G.43 и ее укороченный вариант Kar.43 в германской армии тоже не стали особо массовыми. В 1943–1945 гг. выпустили около 349 300 линейных G.43 и 53 435 снайперских G.43ZF, в то время как штурмовых винтовок под «курцпатрон» за тог же период выпустили около 437 700. Явное влияние СВТ можно увидеть и в послевоенной бельгийской самозарядной винтовке SAFN М49, состоявшей на вооружении в десятке стран.

Нередко, перечисляя недостатки СВТ, приводят в пример удачный американский опыт — 7,62-мм самозарядную винтовку Ml системы Дж. Гаранда, заслужившую и хорошую репутацию, и боевую славу. Надо отметить, американцы много сделали для прославления своей винтовки «Гаранд». Но и к ней отношение было неоднозначным. Бывший десантник генерал М. Риджуэй, сравнивая «Гаранд» с магазинными «Спрингфилдами», писал: «Спрингфилдом я могу действовать почти автоматически, а с новым Ml я как-то неуверен в себе».

Итак, причиной свертывания производства СВТ и резкого падения ее роли в системе вооружения послужили не столько недостатки конструкции, сколько проблемы наращивания производства в тяжелых условиях войны и сложность эксплуатации наскоро подготовленными бойцами. Наконец, просто заканчивалась эпоха массовых военных винтовок под мощные патроны. Если бы накануне войны вместо СВТ приняли другой образец — скажем, винтовку Симонова, — его наверняка постигла бы та же участь.

Опыт войны заставил форсировать работы над новым патроном и новым типом индивидуального автоматического оружия (автоматом), менять подходы к конструкции и технологии производства оружия. После Великой Отечественной войны оставшиеся СВТ вместе с другим вооружением поставляли за рубеж, в СССР же СВТ оставалась на вооружении почетного караула, кремлевского полка и т. н. (занятно, что здесь ее позже сменил карабин СКС системы Симонова), передавались охотникам.

Литература

1. РГВИА: ф 504. оп.7. дд. 437.513. 602.624. 709.1129.1144.1160.1174.1187.1188 1196. ф 506. оп.2. д. 345

2. Боевой устав пехоты Красной Армии (БУП-42) Ч 1.2 М., «Воениздат» 1945-1946

3. Болотин Д. Н. История советского стрелкового оружия и патронов СПб… «Полигон». 1995

4. Болотин ДН. Советское стрелковое оружие за 50 лет. Ленинград, Издание ВИМАИВВС. 1967

5. Ванников Б.Л. Записки Наркома II Изобретатель и рационализатор, 1987, № 12,1988, № 1–4.

6. Гриф секретности снят. М… «Воениздат». 1993.

7. Диксон Ч. Гейльбруин, Коммунистические партизанские действия М. Издательство иностранной литературы. 1957

8. Из истории Великой Отечественной воины Накануне войны Документы II Известия ЦК КПСС, 1990. № 1.2

9. Малимон А.А. Отечественные автоматы Записки испытателя-оружейника М… МО РФ, 1999

10. Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. СПб… «Полигон», 1995.

11. Машиностроитель //№ 21.14.06.2001.

12. Монетчиков С Противостояние II Оружие. 2000. № 4

13. Новиков В.Н. Накануне и в дни испытаний. М., «Политиздат», 1988

14 Основания устройства стрелкового оружия Под ред В.Н. Зайцева М… «Воениздат», 1953

15. Охотников Н. Стрелковое вооружение Советской Армии в Великой Отечественной войне // Военно-исторический журнал, 1969, № 1

16. Пономарев Ю. Винтовка Токарева II Ружье Оружие и амуниция, 1996, № 10,11

17. Портнов М.Э… Слостин В.И. Хроника развития отечественного вооружения Выпуск первый Стрелковое оружие М. «Армейский сборник». 1995.

18 Потапов А.А. СВТ — самозарядная винтовка Токарева II Спецназ. 1997, № 5

19. Риджуэй М. Солдат М, «Воениздат», 1958

20. Справочник по стрелковому оружию иностранных армий. М… «Воениздат». 1947

21. Устинов Д.Ф. Во имя Победы Записки Наркома вооружения М., «Воениздат». 1988.

22. Федоров В.Г Эволюция стрелкового оружия Т.2 М. «Воениздат», 1939

23. Яковлев Н.Д. Об артиллерии и немного о себе М… «Высшая школа» 1984

24. Hahn F. Waffen und Geheimwaften des Deutschen Heeres 1933–1945 Bonn, Bernard amp; Graete Verlag. 1992

25. Hogg l. WeeKs J, Military Small Arms of the 20-№ Century Northbrook. DBI Books. 1996

7.62-ми самозарядная винтовка обр.1940 г (СВТ-40). без штыка.

Цельные металлические кожухи цевья и ствольной накладки, дульная часть ствола с мушкой, дульным тормозом и креплением шомпола Видна также шарнирная верхняя антабка

Затвор винтовки СВТ-40 в запертом (вверху) и открытом (внизу) положении.

Магазин СВТ-40 снаряжается из штатной винтовочной обоймы (на фото — учебные патроны).

Установка оптического прицела ПУ на снайперской винтовке СВТ-40

Т-90 — Гордость отечественного танкостроения

Сергей Суворов

Несмотря на то что основной танк Т-90 уже более десяти лет принят на вооружение, он пока остается единственной боевой машиной этого класса, поступившей на службу в российские Вооруженные Силы за всю их непродолжительную историю. Причин этому много, как экономических, так и политических. Однако этот танк продолжает оставаться одним из лучших в мире. В том, что это действительно так, я попытаюсь убедить читателя.

Колыбель Т-90

Рассказывая о гордости российского танкостроения Т-90, было бы несправедливо обойти вниманием коллектив тех людей, благодаря груду которого этот танк был создан и производится в настоящее время. Имя этому коллективу — государстве иное унитарное предприятие производственное объединение Уралвагонзавод (ГУП ПО УВЗ).

Уралвагонзаводбыл возведен в годы первых пятилеток (1931–1936) как составная часть Урало-Кузбасского угольно-металлургического центра. 11 октября 1936 г. с конвейера завода сошли первые большегрузные полувагоны.

В начале Великой Отечественной войны по решению Государственного комитета обороны на базе УВЗ и эвакуированных заводов был создан один из крупнейших оборонных комплексов ст раны — Уральский танковый завод № 183 им. Коминтерна. Уже в начале октября 1941 г. предприятие поставило стране свои первые танки, а к концу года на нем был запущен первый в мире танковый конвейер. С лета 1942 г. с него через каждые 30 мин сходил танк Т-34. Ежесуточно Уральский танковый завод отправлял на фронт эшелон боевых машин.

Конструкторское бюро завода, возглавляемое Героем Социалистического Труда Александром Морозовым, одним из создателей легендарного Т-34, проделало титаническую работу по повышению боевых характеристик этого танка, а с начала 1944 г. на конвейер без его остановки поступила новая модель- Т-34-85 с усиленными бронезащитой, вооружением и увеличенным запасом хода.

Всего за период Великой Отечественной войны завод выпустил 35 тыс. танков Т-34. Практически каждый второй танк, принявший участие в боевых действиях, сошел с конвейера Уральского танкового завода. Ни один танковый завод, не только в СССР, но и в мире, ни во время войны, ни после нее не достиг такой производительности. Кроме танков завод выпускал тысячи авиабомб, артиллерийских снарядов, бронекорпусов для самолетов, снарядов для реактивных установок «Катюша» и других видов оборудования и боеприпасов.

Вот уже более шестидесяти лет танки, изготовленные на УВЗ, неизменно вызывают самый пристальный интерес и внимание со стороны специалистов и прессы:

— 1940-е гг.: танк Т-34 признан лучшим танком Второй мировой войны;

— 1950-1960-е гг.: танки Т-54. Т-55. Т-62;

— 1970-1990-е гг.: танк Т-72 — самый массовый танк современности.

Они сделали свое дело и уже принадлежат истории.

В конце 1960-х гг. коллектив конструкторского бюро УВЗ под руководством лауреата Государственной премии Леонида Николаевича Карцева, а с 1969 г. — Героя Социалистического Труде, лауреата Государственных премий, заслуженного деятеля науки и техники Валерия Николаевича Венедиктова, учеников и соратников А. А. Морозова, разработал и поставил в серийное производство танк Т-72, который, без преувеличений, стал целой эпохой в отечественном танкостроении.

В период проведения известной операции «Буря в пустыне» одна из газет писала: «В районе Персидского залива во время войны с Ираком отлично зарекомендовал себя советский танк Т-72, состоящий на вооружении сирийских войск. Ни одна советская машина, в отличие от бронетехники других стран, в те дни не вышла из строя во время многодневных маршей по пескам».

Новая страница в истории отечественного танкостроения, вписанная коллективом УВЗ. — танк Т-90. Он создан на основе тщательного изучения и осмысления применения боевых машин в реальных условиях современного боя, с учетом многолетнего опыта войсковой эксплуатации танков типа Т-72 в различных странах мира, а также итогов многолетних интенсивных испытаний в самых жестких условиях. По совокупности боевых и технических характеристик Т-90 не только не уступает лучшим танкам других стран, но и по многим параметрам превосходит их.

Сегодня Уралвагонзавод — это крупнейший машиностроительный комплекс, производство которого построено по принципу замкнутой технологической цени, имеющий самое современное и уникальное оборудование, обеспечивающее весь производственный цикл: от получения литых и штампованных заготовок, всех видов механической обработки до сборки и комплексных испытаний готовой продукции. Это предприятие с высокой культурой производства, основанной на сложившихся технологических и интеллектуальных традициях. Немалая заслуга в этом нынешнего руководителя УВЗ Николая Александровича Малых — замечательного человека и руководителя, сумевшего в самые тяжелые годы экономического кризиса восстановить на заводе не только выпуск гражданской продукции, по и танков.

Генеральный директор УВЗ Н.А. Малых.

Государственное унитарное предприятие производственное объединение Уралвагонзавод (ГУП ПО УВЗ).

Основной танк Т-72БМ, ставший непосредственным предшественником Т-90.

Краткая история создания Т-90

Работы над совершенствованием танка Т-72Б, проводимые в КБ УВЗ. привели к появлению новой модификации этой машины — Т-72БМ. Танк получил встроенную динамическую защиту второго поколения, которая повысила живучесть машины в условиях воздействия на нее не только боеприпасов с кумулятивной боевой частью, но и бронебойных подкалиберных снарядов. В остальном танк практически не отличался от своего предшественника 1*.

Главный конструктор Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения (УКБТМ) Владимир Поткин прекрасно понимал, чтоТ-72БМ по своей огневой мощи несколько уступает некоторым современным отечественным и западным образцам. Основным недостатком Т-72 по сравнению с другими машинами советского и зарубежного производства того периода являлось отсутствие автоматизированной системы управления огнем (СУО). Очень простой и надежный прицельный комплекс 1A40-I уже не отвечал требованиям времени. В связи с этим было принято решение провести глубокую модернизацию Т-72БМ с целью повышения его боевой эффективности. Для увеличения огневой мощи танка планировалось установить на него новую СУО, которая смогла бы обеспечить показатели эффективности не ниже, чем на Т-80У. Не имея на тот момент ничего лучшего, чем уже отработанный на танках Т-80У и Т-80УД комплекс управления огнем (КУО) 1А45 «Иртыш», его решили установить на Т-72БМ. Такое решение, к тому же, значительно сокращало стоимость проведения модернизации машины и способствовало повышению степени унификации между отечественными танками.

КУО усовершенствовали для работы совместно с автоматом заряжания, который несколько отличался от механизма заряжания Т-80У и Т-80УД. Доработанный комплекс получил обозначение IA45T. В январе 1989 г. танк «объект 188» (так назывался опытный вариант модернизированной машины) был представлен на государственные испытания. Испытания подтвердили высокую надежность нового ганка, присущую всем машинам Уралвагонзавода. В течение полутора лет машину обкатывали недалеко от Москвы, в Сибири и в Средней Азии, а также на полигоне Уралвагонзавода. Танки испытывались на предельных режимах. Опытные машины прошли более 14000 км, т. е. межремонтный цикл до капитального ремонта без каких бы то ни было серьезных поломок и отказов (подробнее об испытаниях я расскажу несколько позже).

27 марта 1991 г. совместным решением Министерств обороны и оборонной промышленности танк был рекомендован для принятия на вооружение. Однако последующая политическая неразбериха и полученные результаты боевого применения танков Т-72 в ходе операции «Буря в пустыне» не дали возможности вынести окончательное решение. В декабре 1991 г. перестал существовать Советский Союз. Несмотря на то что иракские Т-72 во время операции «Буря в пустыне» в большинстве случаев уничтожались американцами путем сосредоточения на них огня различных средств, включая корабельную артиллерию и авиацию (всего за время этой операции боевые повреждения, выведшие танки из строя, получили только 14 иракских Т-72 2*), в КБ УВЗ было решено повысить эффективность защиты «объекта 188». На машину установили комплекс оптико-электронного подавления (КОЭП) ТШУ-1 «Штора-1», способный активно противодействовать самым современным противотанковым средствам. И вновь начались дополнительные испытания. Но уже 30 сентября 1992 г. первый в установочной серии «объект 188» поступил на пробеговые испытания, а 5 октября 1992 г. вышло постановление правительства РФ о принятии на вооружение Российской Армии танка Т-90 («объект 188») и о разрешении продажи за рубеж его экспортного варианта Т-9 °C. Перед принятием машины на вооружение считалось, что в соответствии с формулировкой в официальных документах «Танк Т-72Б усовершенствованный» будет именоваться Т-72БУ, однако президент России распорядился присвоить ему собственное обозначение Т-90.

1* Подробнее о танках Т-72 см.: Суворов С Танк Т-72 вчера, сегодня, завтра — Техника и вооружение. № 5. 7-12/200-1 г… № 1–5/ 2003 г

2* Held М. Warhead hit distribution on main battle tanks in the Gulf War. — J. ol Battlefield Techn.. v.3, № 1,2000.

Основной танк Т-72БМ. Вид на правую сторону башни и лобовую часть корпуса.

Левая сторона башни Т-72БМ.

Лобовая часть корпуса Т-72БМ оснащена встроенной динамической защитой.

По словам главного конструктора Владимира Поткина, Т-90 появился на свет благодаря огромному опыту испытаний и войсковой эксплуатации танков семейства Т-72. Внедрение новейшего оборудования и средств защиты обеспечило степень превосходства экспортной модели Т-9 °C над экспортным же танком Т-72МI в зависимости от комплектации 1,93-2,1. Для сравнения: степень превосходства Т-72С по сравнению с тем же Т-72М1 — 1,59.Точные сведения о соотношении боевой эффективности российской модификации Т-90 и Т-72А и Т-72Б не разглашаются, однако очевидно, что они примерно такие же, как и у экспортных машин. Следует отметить еще одну особенность семейства танков Т-90: конструкция идеально приспособлена для постоянного совершенствования боевых характеристик с минимальными затратами.

Среди лучших современных танков элегантный и прагматичный танк Т-9 °C- самая совершенная конструкция, гармоничная во всем: высочайшая боевая эффективность, приемлемая стоимость и поразительная надежность.

Продолжение следует

Основной танк Т-72БМ.

Основной танк Т-72БМ преодолевает вертикальную стенку.

Вертолет UH-3H «Си Кинг» из состава поисково-спасательной группы ВВВ Океана ВМС США совершает облет атомных авианосцев, находящихся на «отдыхе» у пирсов ВМВ Норфолк (шт. Виргиния). Слева направо: АВМА «Гарри С. Трумэн» (CVN 75). АВМА «Джордж Вашингтон» (CVN 73) и АВМА «Энтерпрайз»(CVN 65). Следует отметить, что упомянутая группа была расформирована 1 октября 2004 г. (Виргиния Бич. шт. Виргиния. 27 августа 2004 г).

Самолет ДРЛО Е-2С «Хокай» из состава 123-й авиаэскадрильи ДРЛО (VAW-123 Screw Tops) взлетает с палубы АВМА «Энтерпрайз» в ходе подготовительного плавания перед боевой службой. Атлантический океан. 2 сентября 2003 г.

Вверху: АВМА «Энтерпрайз» и быстроходное судно снабжения «Лерой Грумман» (USS Leroy Grumman, T-AO 195) Командования морских перевозок ВМС США (Military Sealift Command) выполняют передачу грузов и топлива на ходу в ходе сдачи авианосцем курсовых задач. Атлантическое побережье США. 16 мая 2003 г.

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9-12/2004 г., № 2–5/2005 г.

Вторая модернизация

12 октября 1990 г, «Энтерпрайз» встал в док компании «Ньюпорт ньюс шипбилдинг энд драй док компании» для осуществления перезарядки активной зоны ядерных реакторов и проведения крупномасштабных работ по модернизации корабля (программа Refueling & Complex Overhaul). Модернизация атомохода обошлась американским налогоплательщикам в довольно значительную сумму — приблизительно 3,1 млрд. долл. Основной объем работ пришелся на силовую установку, системы навигации, связи и управления оружием, а также на оружейные комплексы и оборудование, предназначенное для обеспечения деятельности корабельной авиагруппы.

Учитывая огромный размер средств, которые необходимо было затратить на ремонт и модернизацию «Энтерпрайза» (для примера: стоимость всех работ по строительству последнего АВМА типа «Нимиц» оценивается приблизительно в 5 млрд. долл.), неудивительно появление у определенных кругов американского ВПК желания отправить эту «занозу» на иголки.

Первоначально командование ВМС предполагало затратить на вышеозначенные работы начиная с 1990 ф.г. около 1,4 млрд, долл. в дополнение к тем средствам, которые были освоены в течение 1989 ф.г. (465 млн. долл.). Окончательное решение по вопросам как самого процесса модернизации «Эптерпрайза», так и ее финансирования было принято американским Конгрессом в мае 1989 г. Следует, однако, отметить, что по причине необходимости выделения на планируемые мероприятия огромных средств серьезно ставился вопрос вообще о выводе авианосца из боевого состава флота и отправке его на слом.

Один из подъемников для подачи на полетную палубу боеприпасов. В данный момент идет их погрузка в погреба корабля.

В конечном итоге финансирование работ по атомоходу решено было проводить из средств, выделяемых ВМС по статье «строительство и модернизация» (Shipbuilding and Conversation — SCN). Нестандартность ситуации заключается в том, что работы на «Энтерпрайзе» официально не были включены во флотскую «Программу продления срока службы авианосцев» (Service Life Extension Program — SLEP). А все мероприятия, не входящие в данную программу, обычно финансировались по стати> «эксплуатация и техническое обслуживание» (Operations and Maintenance — О&М) бюджета военно-морских сил. Такое решение появилось по очень простой, но незаметной для непосвященных причине: средства, расходуемые по статье «строительство и модернизация», являются, так сказать, более «прозрачными» для Конгресса Соединенных Штатов и могут более точно контролироваться.

В период с 8 января 1991 г. по 30 августа 1993 г. проводили перезарядку активной зоны ядерных реакторов и комплексную модернизацию энергетической установки атомохода. Затем осуществили и остальные работы, преимущественно в районе надстройки. Причем во многих из них активное участие наравне с рабочими принимал и экипаж авианосца. Обновленный атомоход имел уже несколько другие размеры: максимальная длина корабля уменьшилась до 335,7 м, а ширина по полетной палубе — до 76,5 м.

«Энтерпрайз» в походе. 1967 г.

Управиться с корабельной якорь-цепью на «Энтерпрайзе» — дело не из легких!

Старшина 1 класса специалист по авиационному вооружению Дуэйн Б.Робинсон проводит заряжание боеприпасами 20-мм авиационной пушки М61-А1 одного из «Хорнетов».

Матросы авиационной боевой части АВМА «Энтерпрайз» проверяют целостность тормозного барьера на полетной палубе. Атлантический океан, 25 июня 2003 г.

За весь период нахождения «Энтерпрайза» в доке на нем произошло несколько пожаров, а также была допущена утечка радиоактивной воды. Причем ущерб только от последней аварии составил около 20 млн. долл. Результатом этого явилось отставание от графика выполнения работ, составившее к весне 1993 г. десять месяцев. Одиако благодаря энергичным действиям кэптэна Ричарда Нотона (Richard Naughton), назначенного к тому времени командиром авианосца, и нового руководителя по данному проекту со стороны «Ньюпорт ньюс» отставание в течение кратчайшего срока было практически полностью ликвидировано. При этом стоит, однако, отметить, что одной из основных причин, побудивших компанию «Ньюпорт ньюс шипбилдинг» ускорить работы, послужило предупреждение, сделанное ее руководству. Суть его была проста: в случае дальнейшего отставания от графика работ по «Энтерпрайзу» следующий контракт от ВМС — на перезарядку активной зоны ядерных реакторов авианосца «Нимитц» — будет передан компании Puget Sound Naval Shipyard.

23 сентября 199-1 г. все работа были завершены, а 27 сентября корабль уже вышел в море на ходовые испытания и вернулся в док «Ньюпорт ньюс шиибилдинг» в середине января уже следующего, 1995 г. В строй же (т. е. в боевой состав Атлантического флота) авианосец официально вернулся только 7 июля 1995 г. после приведения корабля в полную боевую готовность (в американском флоте этот период называется Post — Shakedown Availability — PSA). За это время он прошел более чем пятимесячный ремонт ограниченного объема (Selected Restricted Availability — SRA, в рамках которого па атомоходе установили новые системы вооружения, электронику, системы управления, оборудование жилых помещений И камбузов, системы вентиляции и оборудование для осуществления приема топливе на ходу (в море). В итоге срок службы атомохода был продлен на 25 лет — до 2013 г.

Здесь следует сделать небольшое пояснение. После всестороннего анализа действий сил и средств флота и авиации во время операции Desert Storm Комитет начальников штабов ВС США рекомендовал разработать и установить на авианосцах боевую информационную систему, совместимую с а налипший ми системами, принятыми на вооружение военно-воздушных сил. Новая флотская система получила обозначение Link 16/Joint Tactical Information Distribution System (JTIDS, «объединенная система распределения боевой информации»). Таким образом, авианосцы постепенно стали многопрофильной боевой единицей, возможности которой выходят уже за рамки военно-морских сил.

28 июня 1996 т. АВМА «Энтерпрайз» вышел в свое первое после модернизации и пятнадцатое за всю службу дальнее плавание. В течение этого похода «Большой Э» принял участие в операции Joint Endeavor, проводившейся в Боснии, и в уже известной операции Southern Watch, направленной против Ирака, В последнем случае кораблю пришлось совершить стремительный переход из северной части Средиземного моря в воды Персидского залива через Суэцкий канал. Преодоление такого сравнительно большого расстояния заняло у атомохода менее шести суток.

По официальным данным ВМС США, на 26 сентября 1996 т. группировка военно-морских сил Соединенных Штатов в районе Персидского залива включала две АМГ во главе с АВМА «Карл Винсон» и АВМА «Энтерпрайз». На борту первого находились командиры 3-й крейсерско-миноносной группы (Cruiser Destroyer Group 3), 5- го дивизиона эскадренных миноносцев (Destroyer Squadron 5) и 14-го корабельного авиакрыла (Carrier Air Wing 14. CVW-14). На борту другого — командиры 12-й крейсерско-миноносной труппы (Cruiser Destroyer Group 12), 20-го дивизиона эскадренных миноносцев (Destroyer Squadron 20) и 17-го корабельного авиакрыла (CVW-17).

В состав авианосных многоцелевых групп входило в общей сложности 26 кораблей и судов обеспечения (в том числе девять носители KP Tomahawk), из них: пять крейсеров УРО, две атомные многоцелевые ПЛ, пять эсминцев, пять фрегатов УРО, два минно-тральных корабля, шесть судов обеспечения (в том числе и из состава командования морских перевозок), один корабль Береговой охраны США. Авиационная группировка насчитывала около 140 самолетов и вертолетов различного назначения.

Эта боевая служба примечательна еще и тем, что последний раз в составе 75-й штурмовой авиаэскадрильи (VA-75) находились штурмовики А-6Е «Интрудер». После возвращения 20 декабря 1996 г. авианосца на ВМБ Норфолк из похода данные самолета были выведены из состава авиакрыла.

Кроме того, в том же году корабль принял участие в совместных американо-британских военно-морских учениях под кодовым наименованием Joint Task Force'96 Exercise.

В феврале 1997 г. «Энтерпрайз» в очередной раз вернулся в свою «альма матер» — компанию «Ньюпорт ньюс шипбилдинг» — для проведения ремонта ограниченной)объема (Selected Restricted Availability), продлившегося более четырех месяцев. Основные работы были направлены на улучшение условий обитания экипажа и авиагруппы корабля и модернизацию некоторых систем.

В течение лета и осени «Энтерпрайз» проводил интенсивную подготовку к предстоящему походу в районы Средиземного и Аравийского морей. Так, 11–20 августа на полигоне ВМС в районе Виргиния Кейпе (Virginia Capes) он отрабатывал задачи в рамках так называемой программы «Сертификация полетной палубы» (Flight Deck Certification), основной целью которой является всесторонняя проверка полетной палубы корабля и ее разнообразной) оборудования, а также слаженности работы авиагруппы и экипажа. Кроме того, авианосец принял участие в проведении таких мероприятий, как Joint Forces Exercises и Composite Unit Exercises.

АВМА «Энтерпрайз» и французский АВМА «Шарль де Голль» в совместном плавании. Задача — борьба с терроризмом!

Эсминцы УРО «Коул» (USS Cole, DDG 67) и «Гонзалес» (USS Gonzalez, DDG 66). а также эсминец «Торн» (USS Thorn, DD 988). входящие в состав авианосной группы во главе с АВМА «Энтерпрайз», проводят отработку элементов совместного плавания перед выходом на очередную боевую службу. Атлантический океан, 5 сентября 2003 г.

Очередная трагедия

6 ноября 1998 г. корабль вышел на шестнадцатую боевую службу. В этот раз на его борту было размещено 3-е корабельное авиакрыло (Carrier Air Wing 3, CVW-3).

Старшина 1 класса специалист службы управления воздушным движением Дэвид Фуэнтис наблюдает на экране радиолокатора за местоположением самолетов корабельного авиакрыла.

Старшина авиационной боевой части АВМА «Энтерпрайз» наблюдает за отлетом транспортного вертолета СН-46 «Си Найт», доставившего очередную партию груза на атомоход. Авианосная группа «Энтерпрайза» участвует в операции Enduring Freedom. 10 октября 2001 г.

Президент США Джордж У. Буш выступает с речью в честь 60-летней годовщины удара японской авиации по ВМБ Перл-Харбор. Среди слушателей — очевидцы той далекой трагедии и нынешние матросы и офицеры Атлантического флота ВМС США. АВМА «Энтерпрайз», ВМБ Норфолк, штат Виргиния, 7 декабря 2001 г.

Матросы одной из боевых частей АВМА «Энтерпрайз» практикуются в стрельбе из М16 и М14.

У летчиков выдалась свободная минутка, чтобы обменяться последними новостями. АВМА «Энтерпрайз». 17 сентября 2001 г.

Через два дня на атомоходе произошла крупная авария. 8 ноября самолет ЕА-6В «Проулер» (Prowler) из 130-й авиаэскадрильи РЭБ (VAQ-130) врезался в самолет ПЛО S-3R «Викинг» (Viking) из 22-й противолодочной а:> (VS-22 Zappers), стоявший па полетной палубе. Инцидент произошел, когда «Проулер» возвращался после ночного квалификационного полета (night qualifications). «Викинг» только что сел и находился фактически «на дороге» у идущего на посадку «Проулера». Офицер, руководивший посадкой самолетов (Landing Signal Officer — LSO), дал сигнал, что палуба «занята», но было уже поздно. «Проулер», если можно гак выразиться, «подрезал» самолет ПЛО S-3B. Четыре летчика с первого самолета и два со второго успели катапультироваться. Однако повезло лишь последним из них. Оба получили ранения (один упал на антенный пост РЛС на «острове», а другой- 15 море), но остались живы. Коммандер Джеймс Г. Уоллас (Cmdr. James G. Wallace) и младший лейтенант Кирк А. Шнерингер (Lt. j. g. Kirk A. Schneringer) были доставлены в Военно-морской медицинский центр в Портсмуте, штат Виргиния (Naval Medical Centre, Portsmouth, VA).

Экипаж же «Проулера» погиб в полном составе: троих поглотило море, останки четвертого, 27-летнего младшего лейтенанта Брендена Дж. Даффи (LI. j. g. Brenden J. Duffy), нашли па месте аварии.

Больше на корабле никто не пострадал, а начавшийся пожар был быстро потушен благодаря умелым действиям персонала полетной палубы. Поиски трех пропавших летчиков с «Проулера» велись в течение суток. Было обследовано огромное пространство: кораблями — более 100 кв. миль, самолетами и вертолетами — около 700 кв. миль. Однако положительных результатов поиски не дали.

Решением командования лейтенант- коммандер Курт У. Барич (Lt. Cmdr. Kurt W. Barich), младший лейтенант Чарльз Э. Вудворд (Lt. j. g. Charles E. Woodward) и младший лейтенант Мередит Кэрол Лоран (Lt. j. g. Meredith Carol Loughran) были занесены в списки погибших при исполнении служебных обязанностей.

Несмотря на аварию, авианосец продолжил свой путь и 23 ноября того же года сменил «на посту» в Аравийском море АВМА «Дуайт Д. Эйзенхауэр» (Dwight D. Eisenhower, CVN-69).

Небезынтересным для российского читателя будет выглядеть тот факт, что боевая служба американских моряков на авианосцах проходит не так уж однообразно и скучно, как может показаться. Корабли, по возможности, совершают заходы в близлежащие военно-морские базы и порты других государств. Так, «Энтерпрайз» во время нахождения в водах Аравийского моря совершил в декабре 1998 г. заходи порт Джабель-Али (Jebel Ali) па территории эмирата Дубай.(Объединенные Арабские Эмираты). Во время стоянки на его борту побывал бывший президент США Джордж Буш, а также прошел концерт рок-групп Hootie и Blowfish.

Продолжение следует

Комплекс «Поларис А-1» — образец для подражания?

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллистическими ракетами. Часть IV (окончание)

Левел Константинов

См. ТиВ- № 4.5,1.8/2004 г. № 3–5/2005 г.

Материально-техническое обеспечение комплекса

Головную ПЛАРБ «Джордж Вашингтон» (SSNB 5981 спустили на воду 9 июня 1959 г… а 15 ноября 1960 г. она вышла на свое первое 66-дневное боевое патрулирование. Кроме нее ВМС США получили лодки «Патрик Генри» ISSBN 599). «Теодор Рузвельт» |SSBN 600) и «Роберт Ли» (SSBN 601). II марта 1961 г. в боевой состав морских стратегических ядерных сил была введена пятая ПЛАРБ этого типа — «Авраам Линкольн» (SSBN 602). Каждая подводная лодка комплектовалась двумя командами, которые поочередно выходили в плавание или проходили обучение на берегу.

В целях поддержания ПЛАРБ в постоянной боевой готовности ВМС США разработали систему их материально-технического обеспечения (V1TO), которая строится по схеме: основные военно-морские базы (арсеналы) — транспортные средства — передовые военно-морские базы — атомные ракетные ПЛ.

Военно-морские арсеналы служили связующим звеном между заводами, производящими ракеты «Поларис», и ПЛАРБ. В задачи арсеналов входили: сборка, хранение и ремонт боевых ракет; испытание систем управления ракет; выдача и приемка ракете подводных лодок.

Первый такой арсенал введен в эксплуатацию в 1960 г., он располагался на реке Купер в 11 км выше военно-морской базы Чарлстон (шт. Южная Каролина| и занимал площадь около 400 га. В то время его обслуживали 200 человек военнослужащих и более 100 гражданских специалистов, а охраняло подразделение морской пехоты. Арсенал располагал несколькими специализированными цехами, где проверялись и регулировались узлы, комплектующие элементы и другое оборудование ракет, а также собирались ракеты, проверялись двигатели и монтировались ядерные боеголовки. В специальных зданиях размещались технические службы. хранились ракета, запасные части, инструменты и транспортное оборудование.

Сборка ракет «Поларис А-1» осуществлялась на новом заводе в Чарлстоне. На этот завод фирмы-смежники доставляли автомобильным, железнодорожным и авиационным транспортом 14 узлов ракеты. На заводе ракеты собирались в более крупные узлы (первая ступень, вторая ступень, система управления, боевая головка), которые отправлялись на склад. Для проверки систем управления имелись два счетно-решающих устройства фирмы «Дженерал Электрик», имитировавших систему управления огнем, и автоматический агрегат предстартовой проверки. Сборка ступеней ракет проводилась в здании, в котором имелись радиографические и ультрафиолетовые дефектоскопы, а также установки для испытания давлением. Боевые головки хранились отдельно от остальных крупных узлов. Окончательная сборка ракеты производилась в помещении, в котором были оборудованы три линии сборки и установлены два счетно-решающих устройства фирмы «Дженерал Электрик» и пять автоматических агрегатов предстартовой проверки. Боевая головка к ракете не присоединялась.

Внешний вид ракеты «Поларис А-1».

Собранная ракета и боеголовка в отдельных контейнерах доставлялись на специальных подъемно-транспортных машинах или на железнодорожных платформах к причалу на р. Купер на расстояние 5 км. Русло реки углубили, для того чтобы к причалу могли подходить подводные лодки |длина причала 300 м). Портальный кран устанавливал контейнер с ракетой на ПЛАРБ. При помощи устройства, расположенного внутри контейнера, ракета помещалась в пусковую трубу. Ракеты также загружались на транспортное судно «Протей», которое доставляло их на находящиеся в море подводные лодки.

Персонал завода включал 200 человек от ВМС и 145 специалистов различных фирм: 125 от головной фирмы «Локхид Эйркрафт», 15 от «Дженерал Электрик» (система управления) и пять от «Аэроджет Дженерал» (двигатели).

Второй крупный арсенал, предназначенный для сборки, хранения и доставки ракет «Поларис» на ПЛАРБ, расположен в Бангоре (район Пьюджет- Саунд. шт. Вашингтон). Здесь работали около 1 000 специалистов, в том числе 200 военных. Сборка ракет производилась в двух цехах, каждый из которых имел две поточные линии.

Собранные ракеты подвергались комплексной проверке, по окончании которой они поступали на специальные стенды для испытаний в условиях, имитирующих полет продолжительностью от 2 до 15 мин.

После погрузки ракеты шахта на подводной лодке закрывалась сверху пластмассовой заглушкой и задраивалась прочной крышкой. Погруженные ракеты подвергались на борту проверке с помощью бортовой универсальной автоматической системы «Акре».

Следует отметить, что, несмотря на автоматизацию транспортных и проверочных операций, на поставку полного боекомплекта ракет «Поларис А-1» 16 штук на атомную подводную лодку), по признанию американской печати, уходило несколько суток. В целях сокращения этого времени интенсивно велись работы по усовершенствованию транспортных средств и максимальной автоматизации погрузочно-разгрузочных операций.

Командование ВМС США считало, что заходы ракетных подводных лодок в стационарные базы и порты для пополнения боекомплекта ракет и торпед, запасов продовольствия и других предметов снабжения, а также д\я проведения текущего ремонта и смены экипажей являлись неоправданными ни с военной, ни с экономической точки зрения. По мнению командования, в результате нанесения противником ответного ядерного удара многие стационарные и передовые базы могут быть уничтожены или разрушены в первые же часы войны и ракетные подводные лодки, возвращавшиеся с моря, будут лишены возможности зайти в них, чтобы пополнить запасы оружия, продовольствия, произвести необходимый ремонт или предоставить отдых личному составу. Поэтому служба МТО ВМС должна, по возможности организовать ремонт и снабжение ракетных подводных лодок всеми видами довольствия непосредственно в районах их боевого патрулирования.

По мнению командования ВМС США, наиболее успешно эта проблема может быть решена, если еще в мирное время в состав каждой эскадры ракетных подводных лодок будут включены специальные плавучие базы, предназначенные для обслуживания, плавучие ремонтные мастерские, грузовые транспорты, специальные транспорты боеприпасов и др.

Для обслуживания и ремонта агрегатов ПЛАРБ, вооруженных ракетами «Поларис А-I», а также для замены неисправных ракет было создано специальное судно «Протей» (AS 19). Судно спустили на воду в июле 1960 г… в начале 1961 г. после испытаний оно было передано ВМС. Длина судна «Протей» 175 м, ширина 22,3 м, водоизмещение 18 500 т. скорость хода 19 узлов. Корпус этой плавбазы был удлинен на 13,35 м, что позволило выделить отсек для размещения на четырех палубах 20 ракет «Поларис А-1». мостового крана для погрузки ракет и специального контейнера для 120 т радиоактивных отходов ядерных реакторов, а также мастерских для ремонта лодочных агрегатов.

Ракеты на судно «Протей» загружались на сборочном заводе в Чарлстоне с помощью мостового крана грузоподъемностью 29,5 т, установленного на верхней палубе в районе миделя. Он обеспечивал подъем груза на высоту 22,9 м со скоростью 15,2 м/мин. Кран снабжался также устройством, регулирующим скорость и плавность движения при погрузке ракет и ядерных боеголовок. Подкрановые пути выступали за борт приблизительно на ширину корпуса ракетной подводной лодки, что обеспечивало возможность выхода тележки мостового крана за борт и погрузки ракет непосредственно в шахты подводных лодок.

Во внутренних помещениях плавбазы размещались ремонтные мастерские общего назначения, специальные мастерские для предварительной подготовки ракет к стрельбе, лаборатория химических анализов топлива, литейный, механический, столярный и другие цеха, электронная вычислительная машина.

Ракета «Поларис А-1» на железнодорожной платформе.

Погрузка ракеты «Поларис А-1» в ПЛАРБ «Джордж Вашингтон».

Специализированная ремонтная мастерская позволяла устранить неисправности в ракетных системах и навигационных комплексах. В ней работали 1 б специалистов во главе с офицером. В мастерской размещались стенд для проверки корабельных навигационных инерциальных систем SINS и аппаратура для проверки ракет «Поларис А-1». Оборудование этой мастерской оценивалось в 5 млн. долларов.

Личный состав судна насчитывал 900 человек (в том числе 45 офицеров, 850 унтер-офицеров и рядовых). Свыше 55 % экипажа плавучей базы (около 500 человек) составляли специалисты но обслуживанию и ремонту ракетной, навигационной радиоэлектронной и другой техники ракетных подводных лодок. Механизмы и приборы, которые не могли быть отремонтированы специалистами плавучей базы, отправлялись в береговые ремонтные центры. При необходимости штат мог быть увеличен до 1300 человек за счет размещения 402 человек личного состава атомных ракетных подводных лодок.

Первые ПЛАРБ были сведены в 14-ю эскадру подводных лодок Атлантического флота с зоной патрулирования в северной Атлантике и в Средиземном море ввиду недостаточной досягаемости баллистических ракет «Поларис А-1». В течение всего активного срока службы эти ракетоносцы были нацелены на решение задач поражения крупных площадных слабозащищенных целей в первом массированном ядерном ударе. Учитывая сравнительно малую дальность полета баллистических ракет, а также необходимую боевую готовность нового оружия, при которой до двух третей общего числа подводных лодок должно постоянно находиться в море, для них приходилось выбирать районы боевого патрулирования в Северной Атлантике и в Средиземноморье.

В 1960 г. правительство США предложило своим союзникам по НАТО принять на вооружение их ВМС баллистические ракеты «Поларис А-1». Производство ракет предполагалось организовать на заводах как США, так и Европы. Ядерные боевые заряды страны-участники НАТО должны были изготавливать на своих заводах.

На предложения США откликнулись только Германия и Италия. а Великобритания и Франция, оценив свои возможности, воздержались от ответа. Специалисты Германии предполагали оснастить свои подводные корабли баллистическими ракетами «Поларис А-1», однако принятие их па вооружение ожидалось не ранее 1967 г. ВМС Италии предоставили в 1967 г. для вооружения баллистическими ракетами «Поларис А-1» крейсер «Джузеппе Гарибальди», при этом рассматривалась возможность установки этих ракет еще и на крейсер «Витторио Венетто». Всего на вооружении ВМС США находилось 80 ракет, еще четырьмя «Поларисами А-1» располагали ВМС Италии.

Погрузка ракеты «Поларис А-1» в ПЛАРБ на базе.

Погрузка ракеты «Поларис А-1» в ПЛАРБ с судна «Протей».

США провели с Великобританией переговоры о создании на ее территории базы для подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис А-1». Переговоры о предоставлении баз были проведены также с некоторыми европейскими ст ранами, имеющими порты в Средиземном море.

В ответ на запрос США правительство Англии предоставило для строительства базы территорию в бухте Холи-Аох (в северной части залива Ферт-оф-Клайд Ирландского моря) в устье реки Клайд. В 1960 г. США заключили с правительством Великобритании договор на строительство в этой бухте комплекса сооружений для обслуживания американских ПЛАРБ. Такой выбор не был случайным. Этот пункт базирования находился за пределами досягаемости советских БРСД Р-12, состоявших в то время на вооружении РВСН. К тому же, он был близок к районам боевого патрулирования. Персонал ВМС США на базе составил 1500 человек. В феврале 1961 г. на базу прибыло вспомогательное судно «Протей», затем был доставлен плавучий док.

8 марта 1961 г. после патрульного плавания, продолжавшегося почти 67 суток, на английскую базу Холи-Лох (Шотландия) прибыла подводная лодка «Патрик Генри». Во время плавания лодка не всплывала. В это время в патрульном плавании находилась подводная лодка «Джордж Вашиштон», которая по окончании плавания должна была также прибыть на базу Холи-Лох.

С целью обучения экипажей ПЛЛРБ фирма «Миннеаполис Хонейуэлл» по контракту с ВМС (3,6 млн. долл.) разработала тренажер для пусковых команд БРПЛ «Поларис». Тренажер включал радио- и гидролокационное оборудование и позволял проводить «стрельбу» ракетами с трех ПЛАРБ одновременно. Тренажер установили в училище подводного флота в Нью-Лондоне шт. Коннектикут).

Согласно заявлению адмирала Берка, начальника оперативного отдела ВМС США. стоимость каждой ПЛАРБ. вооруженной 16 ракетами «Поларис», составляла 130–140 млн. долл. Из этой суммы 110 млн. долл. приходилось на ПЛАРБ и примерно но 1,5 млн. долл. — на каждую ракету.

Вид на корму ПЛАРБ.

Схема размещения ракет «Поларис А-1» на крейсере «Джузеппе Гарибальди».

Годы 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965
Число запусков ракеты «Поларис А-1» 6 52 7 _ 4
(3+3+0) * (38+10+4) (4+2+1) (3+0+1)

* Первая цифра в скобках указывает число успешных, вторая — число частично успешных, третья — число неудачных запусков

Данные о запусках ракеты «Поларис А-1» на 14 апреля 1961 г.
Место запуска Общее количество запусков Успешных запусков Частично успешных запусков Неудачные запуски
С наземных установок 40 29 10 1
СПЛ в погруженном положении 18 б - 8
Боевая служба

С 1960 по 1965 г. в ВМС США находилось в строю пять подводных лодок «Джордж Вашингтон», «Патрик Генри», «Роберт Ли», «Теодор Рузвельт», «Авраам Линкольн» с 80 ракетами «Поларис А-I» на борту.

19 сентября I960 г. произведен запуск ракеты «Поларис» с подводной лодки «Патрик Генри». Лодка в момент запуска шла на глубине 15 м в 50 км от берегов Флориды. Это был первый запуск боевого варианта ракеты. Ракета с макетом боевой головки пролетела 1850 км.

Как обнаружилось при очередной проверке в 1965 г., на 75 % ракет «Поларис А-1» оказались неисправными предохранительные устройства ядерных боеприпасов и в случае запусков этих ракет, возможно, не удалось бы выключить эти устройства и они блокировали бы подрыв боеприпасов. Неисправность состояла в «склеивании материалов». На устранение неисправности по требовалось несколько месяцев.

За период с 1959 по 1965 г. было произведено 79 запусков ракеты «Поларис А-1».

Серийное производство ракет «Поларис А-1» началось в 1959 г. В 1960 г. первые 16 ракет установили на борт атомной подводной лодки «Джордж Вашингтон». Всего на вооружение подводных лодок типа «Джордж Вашингтон» было принято 80 ракет. С целью испытания ядерной боеголовки, а также для тренировки стартовой команды ПЛАРБ следующей серии 6 мая 1962 г. на Западном полигоне с погруженной подводной лодки «Эген Аллен» была успешно запущена ракета «Поларис А-1» с ядерной боеголовкой. Боеголовка, в соответствии с программой испытаний, взорвалась над поверхностью океана в районе о. Рождества. Запуск оказался настолько успешным, что ВМС США решили больше не испытывать ракету «Поларис» с ядерными боеголовками. Таким образом, ракета «Поларис А-1» стала единственной ракетой ВМС США. запущенной с ядерной боеголовкой.

Принятие новой системы оружия ВМС США заставило ВМФ СССР искать адекватный ответ. Но ответ появился нескоро и был далеко не адекватный…

Серийное производство ракет «Поларис А-1» прекратилось в декабре 1961 г. Последняя ракета была передана флоту в начале декабря 1961 т. В 1964 г. ракеты «Поларис А-1» сняли с вооружения ПЛ типа «Джордж Вашингтон», а лодки были переоборудованы под ракеты «Поларис А-3». Срок хранения ракет «Поларис А-1» составлял пять лет.

Снятые с вооружения «Поларисы А-1» в 1965 г. использовались для исследований в качестве ракет-носителей по программе астроинерциальной системы наведения SINGS (Stellar Inertial Guidance System). 14 апреля 1965 г. с мыса Кеннеди был произведен запуск ракеты «Поларис А-1» для летных испытаний звездного датчика системы наведения SINGS.

Через 73 с после старта ракета отклонилась от курса и была подорвана по команде с земли.

Согласно заявлению представителей ВМС, задачи запуска были частично выполнены. Всего с 14 апреля по 12 ноября 1965 г. в рамках этой программы были задействованы четыре ракеты «Поларис А-1».

В периоде 1964 по 1967 г. все пять субмарин перевооружили на новые ракеты «Поларис А-3» и модернизировали. В течение 1981 т. «Теодор Рузвельт» и «Авраам Линкольн» были выведены из боевого состава, а их ракетные отсеки удалены. Три другие ПЛАРБ после изъятия БРПЛ из шахт переклассифицировали в торпедные. Но и в этом качестве они прослужили недолго. На то были две главные причины. Во-первых, по Договору ОСВ-1 дальнейшее развертывание БРПЛ запрещалось, а на вооружение стали поступать новейшие ПЛАРБ типа «Огайо» с большим числом ракет. Во-вторых, эти лодки достигали предельного срока службы и требовали дальнейшей модернизации, что было признано нецелесообразным.

Сегодня, оценивая с современных позиций историю развития комплексов баллистических ракет подводных лодок ВМС США. особенно его начальный период, невольно поражаешься, насколько продуманным был подход руководства ВМС к созданию нового вида морского оружия. Принципы, заложенные 50 лет назад в основу создания комплекса «Поларис», действительны и теперь и позволили, постепенно совершенствуя, получать новые, современные комплексы. Чем не пример для подражания?

«Пэтриот» — символ лидера

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5/2005 г.

Состав и характеристики элементов системы «Патриот»

Рекламировавшиеся в 1980-е гг. возможности «Патриота» были действительно чрезвычайно высокими. Так, отмечалось, что система способна одновременно обнаруживать и опознавать 90-125 воздушных целей, находящихся на дальности до 170 км, непрерывно сопровождать восемь выбранных из них осуществлять подготовку исходных данных для стрельбы, пуск и наведение до трех ЗУР на каждую цель. Дальность действия ракет МIМ-104 составляла от 3 до 80 км высота поражении целей от 60 м до 24 км, максимальные» располагаемые поперечника перегрузки — до 30g. В ряде изданий отмечалась возможность одновременного сопровождения средствами системы 9 — 15 целей, а дальность действия ЗУР оценивалась 100 км, высота поражения целей — до 25 км.

В состав огневой единицы системы входит несколько элементов, установленных на транспортных средствах. Элементы «Патриота» связываются непосредственно друг с другом и с их транспортным средством. Коммуникации с другими элементами ПВО (типа других наземных систем и ВВС) осуществляются через команду уровня батальона «Пэтриота» и транспортируемое средство связи.

Зенитная батарея «Патриот» включает в себя четыре-восемь пусковых установок (ПУ) с четырьмя ракетами на каждой. Батарея является минимальным по составу тактико-огневым подразделением, которое может самостоятельно выполнять боевую задачу. Однако, как правило, батарея применяется в составе дивизиона.

В состав зенитном батареи «Патриот» входят:

— многофункциональная радиолокационная станция с фазированной антенной решеткой AN/MPQ-53;

— пункт управления огнем AN/MSQ-104; до восьми пусковых установок М901 (по четыре ЗУР на каждой ПУ в транспортно-пусковых контейнерах), развертываемых на удалении до 1 км от пункта управления;

— зенитные управляемые ракеты MIM-104;

— источники энергоснабжения AN/MIQ-20;

— средства связи, технологическое' оборудование;

— средства радиотехнической и инженерной маскировки.

HKC AN/MPQ-53 на боевой позиции.

Многофункциональная РЛС AN/MPQ-53

Многофункциональная РЛС с ФАР AN/MPQ-53 размещена в кондиционируемом контейнере на двухосном седельном полуприцепе М860 массой 15 т, транспортируется колесным (6x6) тягачом М818. Длина тягача с полуприцепом составляет около 15 м, ширина — 2,9 м, высота-3,6 м. В дальнейшем для транспортирования полуприцепа с РЛС также использовался 10-тонный тягач повышенной проходимости М983 (НЕМТТ).

В процессе подготовки к работе полуприцеп устанавливается в горизонтальное устойчивое положение на четырех электрически управляемых гидравлических домкратах, которые позволяют РЛС находиться на поверхностях, имеющих наклон до 10°.

Работа РЛС в значительном степени автоматизирована ее обслуживании производится с пункта управплением боевым расчетом из двух операторов. РЛС обеспечивает в заданном секторе практически одновременное обнаружение, опознавание, сопровождение воздушных объектов. управление полетом всех наводимых на цели ЗУР. РЛС функционирует в диапазоне час тот 4–6 ГГц на 160 фиксированных рабочих частотах. Максимальная дальность обнаружения цели при обзоре по углу места от 0 до 90° и по азимуту в секторе. 90° составляет 35–50 км (при высоте полота цели 50- 100 м) и до 170 км (выше 1000–2000 м). Это достигнуто путем применения РЛС с ФАР и быстродействующей ЭВМ, управляющей режимами работы станции на всех этапах. Система управления позволяет использовать ЗРК «Патриот» совместно с самолетной системой дальнего обнаружения и управления АВАКС. В этом случае комплекс способен находиться в ре жиме радиолокационного молчания до последнего момента.

В состав РЛС входят: антенный блок ФАР, передатчик, приемное устройство, аппаратура опознавания «свой-чужой» AN/TPX-46(V)7, компаратор, устройство обработки сигналов, ЭВМ, система кондиционирования.

Антенный блок состоит из основной ФАР, ФАР приема сигналов от ЗУР о положении линии визирования ракеты на цель, пяти ФАР подавления боковых лепестков диаграммы направленности антенны (ДНА), ФАР аппаратуры распознавания. Все ФАР смонтированы в одной плоскости антенного блока, который в рабочем положении наклонен под утлом 67.5° и обеспечивает круговое вращение но азимуту. В походном положении антенна система укладывается на крыше кабины. Выбор сектора работы РЛС производится разворотом кабины в требуемом направлении. При фиксированном положении кабины РЛС способна вести поиск и обнаружение целей по азимуту в секторе 90°, а их сопровождение и наведение ракет — в секторе 110°.

Основная ФАР предназначена для излучения и приема сигналов при поиске, обнаружении и сопровождении целей, для передачи команд управления ракетой на среднем участке траектории, излучения сигнала и подсветки цели в режиме TVM. Она представляет собой проходную линзовую ФАР диаметром 2,44 м и состоит из 5161 однотипного фазовращателя и комбинации рупорно-линзовых излучателей. Каждый фазовращатель (длина 17 см и масса 124 г) представляет собой ферритовый тороид, заполненный материалом с высокой диэлектрической постоянной. Он рассчитан на прохождение сигнала, имеющего мощность в импульсе 2,5 кВт (средняя до 13 Вт). При работа на излучение линзовая ФАР облучается высокочастотными сигналами передатчика с тыльной стороны двумя рупорными облучателями, соединенными волноводами с группой передатчиков.

Элементы батареи комплекса «Патриот».

Многофункциональная РЛС AN MPQ-53.

ФАР для приема сигналов от ЗУР для реализации метода наведения TVM выполнена в виде плоской ФАР диаметром 54 см и расположена ниже основной антенны. Она включает в себя 251 элемент. При наведении ракеты на конечном участке она принимает необходимую информацию с борта ракеты, в остальное время может использоваться в системе подавления боковых лепестков основной ФАР и для уменьшения воздействия активных и пассивных помех.

Прямоугольная решетка системы опознавания «свой-чужой» расположена под основной ФАР и связана экранированным кабелем с приемопередающей аппаратурой запросчика AN/ТРХ -46(V)7.

Пять приемных решеток шестиугольной формы для подавления боковых лепестков имеют по 51 фазовращательному элементу каждая.

Характерной особенностью РЛС является преобразование сигналов в цифровую форму, что позволило использовать ЭВМ для управления режимами работы станции. Электронное сканирование ДНА ФАР достигается изменением фаз излучаемых высокочастотных сигналов с помощью фазовращателей, среднее время между отказами которых составляет более 150000 ч.

Фазовращатели могут переключаться на четыре значения сдвига фазы (180, 90, 45, 22,5 град) и имеют широкополосность 10 %. Время переключения не более 12 мс, что значительно меньше, чем требуется для всех режимов работы, за исключением режима TVM. При приеме сигналов в этом случае используется специальная антенна, расположенная ниже основной ФАР.

Передатчик РЛС формирует и усиливает в соответствии с сигналами управления высокочастотные колебания, отличающиеся в зависимости от режима работы станции видом модуляции, длительностью и частотой повторения импульсов, мощностью и рабочей частотой. Для повышения разрешающей способности РЛС по дальности в устройстве приема и обработки сигналов реализуется метод сжатия импульса в дисперсионных линиях задержки. Режимы работы передатчика изменяются с помощью ЭВМ в миллионные доли секунды, а для защиты от помех предусмотрена перестройка несущей частоты в пределах 10 %.

Приемные устройства РЛС обеспечивают прием отраженных сигналов и их усиление, двойное преобразование частоты, сжатие импульсных сигналов, регулировку чувствительности в зависимости от мощности принимаемого сигнала, стробирование модальности и корреляцию сигналов, а также обнаружение, анализ помех, защиту от них и преобразование промежуточной частоты в видеосигнал. Группа приемников, состоящая из 29 взаимосвязанных модулей 19 различных типов и двух ВЧ-трактов, производит обработку аналогового сигнала и его преобразованное понижением по частоте с дальнейшим переводом в цифровой код.

Приемник имеет шесть входных ВЧ-каналов, смонтированных на крыше кабины в блоке компаратора (три канала) и в специальных электронных блоках, конструктивно выполненных совместности генной системой. Компаратор обеспечивает формирование суммарного и двух разностных каналов, используемых в режимах обнаружения, сопровождения и командного наведения ракет на цель. В электронных блоках один приемный канал используется для Подавления боковых лепестков основной антенны при работе в режимах сопровождения и обнаружения целей, а два других — в режиме TVМ. Получаемые основной приемной антенной и компенсационными антеннами сигналы усиливаются и используются для подавления баковых лепестков ДНА.

На выходе приемных сигналов имеются процессоры обработки сигналов:

— аналоговый, на который поступают сигналы, ретранслируемые с ЗУР на РЛС, ранее отраженные от цели и принятые ГСН, которые усиливаются, сжимаются, стробируются, подвергаются узкополосной фильтрации и аналогово-цифровому преобразованию;

— цифровой, на который поступают сигналы с аналогового процессора, где коррелируются с отраженным сигналом цели, принятым компенсационными антеннами, затем стробируются по дальности и обрабатываются в соответствии с режимами обнаружения и сопровождения воздушных целей и наведения на них ракет.

В режиме обнаружения и сопровождения целей сигналы поступают в цифровой форме от четырех каналов приемника, преобразуются, записываются в буферном запоминающем устройстве и в дальнейшем используются при вторичной обработке сигналов.

Устройство обработки сигналов в режиме поиска (обнаружения) обеспечивает подавление боковых лепестков ДНА основной антенны, обработку с постоянным уровнем ложных тревог, измерение дальности до цели и ее угловых координат, выделение целей на фоне местных помех, а также подавление пассивных помех.

В работе РЛС применен принцип уплотнения при зондировании, приеме и обработке сигналов по времени. Вся просматриваемая зона разделена па 32 отдельных участка, каждый из которых при построчном сканировании один за другим просматривается лучом ФАР. причем длительность рабочего цикла станции на каждом участке составляет 100 мке при возможности изменения режима работы РЛС от цикла к циклу.

Большая часть времени рабочего цикла отводите я на поиск целей в заданном секторе, а меньшая — на сопровождение целей и наводимых на них ЗУР. Длительность полного периода работы РЛС по поиску и сопровождению целей, а также по наведению на них ЗУР составляет 3,2 с. РЛС имеет также режим работы, при котором воздушная обстановка контролируется не во всей зоне, состоящей из 32 участков, а лишь на тех участках, где наиболее вероятно появление воздушных целей, режим выборочного сопровождения отдельных целей или группы приоритетных целей и наведения па них ЗУР.

Управление работой РЛС и перемещение ДНА в пространстве осуществляется по определен пой программе, задаваемой оператором. При излучении каждого зондирующего импульса с помощью ЭВМ заранее определяется конкретный импульс для каждой цели. Аналогично происходит и сопровождение ракет, наводимых на цели. Каждая ЗУР с использованием различных методов наведения наводится па цель неопределенной программе, изменяющейся как па начальном, так и на конечном участках траектории наведения.

Изготовление антенны РЛС AN/MPQ-53.

Пункт управления огнем AN/MSQ-104

Управление работой огневой единицы комплекса выполняется станцией управления, которая размещена в стандартной американской армейской кабине, защищенной от всех воздействий окружающей среды, включая электромагнитный импульс. Масса кабины составляет 5,4 т, длина — 6/76 мг ширина — 2Д>2 м и высота — 2,13 м. Она транспортируется на трехосном грузовике М814, масса которого вместе с кабиной составляет около 17 г.

Боевой расчет пункта управления состоит из командира и двух операторов, управляющих всеми средствами системы и выполняющих следующие задачи:

— оценки воздушной обстановки;

— установления приоритета обстрела целей;

— передачи на РЛС команд регламентирующих обработку информации, наведения ЗУР и использования средств защиты от помех;

— назначения ПУ и ЗУР для обстрела цели и управления их предстартовой подготовкой;

— определения режима стрельбы и оценки еe результатов.

Основными подсистемами пункта управления являются: ЭВМ, аппаратура индикации и управления, оконечные устройства радиорелейных станций и линии передачи данных, аппаратура сопряжения и энергораспределительный блок.

Компоновка кабины: вдоль Одной стены размещаются аппаратура связи и одно рабочее место оператора, вдоль другой — ЭВМ, оконечное устройство передачи данных, аппаратуpa сопряжения с РЛС и ПУ, АРМ второго оператора и вспомогательное оборудование За пределами кабины предусмотрено размещение еще двух АРМ.

На каждом рабочем месте оператора имеются консоль с индикатором воздушной обстановки, панель управления индикатором при боевой работе и при эксплуатации, набор клавишных переключателей для ввода и вывода оператором необходимой информации управления огнем в процессе боевой работы, блок контроля функционирования аппаратуры комплекса.

На левый индикатор АРМ выводится общая обстановка в зонах обнаружения, управления и огня батареи ЗУР, а на правый АРМ — информация по управлению всеми элементами батареи ЗУР и текущая воздушная обстановка. Над индикаторами и между АРМ расположены специальные вертикальные и наклонные панели, на которых отображается дополнительная постоянная информация о состоянии ЗРК и функционировании его аппаратуры в реальном масштабе времени. Использование специальной сервисной аппаратуры позволяет проводить диагностический контроль работы отдельных устройств и ЗРК в целом, даже во время боя.

ЭВМ производит все расчеты, анализ и накопление необходимой информации. С ее помощью па основе данных, получаемых от РЛС. решаются и следующие задачи:

— определяются характеристики целей;

— выбираются цели для перехват:

— передаются команды управления на РЛС;

— устанавливается очередность обработки данных о целях;

— выбираются средства защиты от помех.

ЭВМ параллельного действия состоит из двух процессоров, двух запоминающих устройств и периферийных блоков, ее быстродействие составляет 1 млн. опер./с,

Управление вводом, выводом и отображением информации, режимами работы РЛС, ПУ и другими элементами ЗРК осуществляется клавишными переключателями, расположенными на передней панели АРМ рядом с экраном индикатора и сведенными в логически взаимосвязанные группы, что повышает оперативность, точность и надежное выполнения операторами своих функциональных обязанностей при управлении огнем батареи ЗУР.

Периферийное оборудование компьютера управления огнем включает принтер и защищенную память в форме быстродействующего блока с магнитной лентой емкостью 410 млн. бит. Функция последнего состоит в загрузке компьютерных программ с лепты и вое становлении памяти, стер той электромагнитным импульсом, другими электромагнитными эффектами или в процессе обслуживания. Информация, находящаяся на магнитной ленте, содержит дубликаты программ управления огнем и наиболее важных данных относительно условий стрельбы. Кроме того, данные цели могут быть сохранены на другой ленте.

Для работы пункта управления на магнитных лептах доступны три группы программ. Первая группа приводит систему в состояние эксплуатационной готовности, загружая все необходимые данные в компьютер управления огнем и компьютеры РЛС. Другие функции этой группы включают сбор и хранение некоторых данных, например об ориентации антенны, пределов работы РЛС, контура горизонта и «мертвых» зон.

Вторая группа программ управляем в реальном времени всеми элементами огневой единицы. В их состав включены функции:

1) управления РЛС при поиске, сопровождении цели, запросе «свой-чужой», отслеживания полета ЗУР и передачи команд управления на среднем и конечном участках их траектории;

2) выбора и обработки информации для представления на дисплеях и выполнения команд, заданных опера торами;

3) выбора пусковой установки 3УР и передачи командна ее пуск и начальные параметры полета;

4) связи через цифровое оборудование с более высокими уровнями и соседними единицами «Патриота»;

5) контроля эксплуатационного статуса всех элементов огневой единицы.

Кроме того, этой группой программ выполняется анализ угроз, исходящих от каждой обнаруженной цели, и предлагается ее приоритетность для операторов. В зависимости от выбранного режима работы система обнаруживает цели автоматически или по инструкции от офицера управления огнем. Однако начатый автоматически процесс обнаружения может быть прерван оператором в любое время.

Третья группа программ предназначена для быстрой нейтрализации дефектов и проверки системы.

Пункт управления огнем AN/MSQ-104.

Старт ракеты MIM-104.

Перехват цели MIM-104.

Головная часть ЗУР MIM-104.

Характеристики ЗУР MIM-104

Диаметр ракеты, мм 406

Длина ракеты, мм 5313

Размах стабилизаторов, мм 870

(в ряде источников приводится величина 920 мм)

Масса ракеты, кг 912

(приводимые в ряде источников данные обычно находятся в интервале 908–914 кг)

Масса ракеты с контейнером, кг 1696

Размеры контейнера, м 6,1x1,09x0,99

Масса боевой части ракеты М248, кг 91

(на начальных этапах разработки также приводилась величина 75 кг)

Дальность стрельбы, км 3-80

Высота поражения целей от 60 м до 24 км

Максимальная скорость М=6(1700 м/с)

Максимальные располагаемые

поперечные перегрузки до 30 д

Установившаяся перегрузка 20 д

Продолжительность полета ЗУР, с 8,3-170

Зенитная управляемая ракета MIM-104

ЗУР выполнена по бескрылой аэродинамической схеме и состоит из двигателя, боевой части, систем управления и наведения и обтекателя.

Обтекатель выполнен из керамического материала и в наиболее тепло напряженных местах покрыт кобальтовым сплавом. Под обтекателем находится плоская радиолокационная антенна MDAGS диаметром 305 мм, состоящая из блока наведения на конечном участке (ТС-6) и модульного блока наведения на среднем участке (ММР). Блок ММР размещается в боевой части и содержит навигационную аппаратуру и бортовую ЭВМ. Здесь же установлены инерциальный блок, вспомогательная электронная аппаратура, преобразователь сигналов, предохранительно-исполнительный механизм, антенны и осколочно-фугасный боевой заряд.

Твердотопливная однорежимная двигательная установка ракеты ТХ-486 разработана фирмой «Тиокол». По наружной поверхности двигателя проложены два кабеля, по которым передаются сигналы от системы наведения на расположенные в хвостовой части ракеты органы системы управления. С помощью системы управления производится стабилизация ракеты и управление ее полетом для обеспечения необходимой точности стрельбы.

Блок воспламенителя двигательной установки расположен в передней части канала твердотопливного заряда. Форма этого заряда обеспечивает близкий к нейтральному закон изменения тяги двигателя по времени. Над сопловой зоной двигателя размещаются гидравлические приводы аэродинамических рулей, аккумулятор, баллон со сжатым газом, насос и масляный резервуар.

Температура в камере двигателя достигает 3483 К при давлении 9,96 мПа, расход продуктов сгорания — 45 кг/с, скорость их истечения из сопла — 2532 м/с. Средняя тяга двигателя составляет 109 кН при времени работы 11,5 с (по ряду сообщений, максимальная тяга достигает величины 130 кН).

Изготовленные на заводе ракеты размещаются в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК), изготовленных из алюминиевого сплава. На внешней поверхности ТПК имеются узлы крепления, используемые во время проведения погрузочно-разгрузочных работ и при заряжании ПУ. Передняя часть контейнера закрыта армированной стекловолокном резиновой крышкой, которую ракета пробивает во время старта. Задняя часть контейнера закрыта крышкой из стеклопластмассы. В ТПК ракета находится на рельсовых направляющих и удерживается от перемещения до пуска стопорным устройством.

Как уже отмечалось, время реакции ЗРК «Пэтриот» было сведено к минимуму, в том числе и за счет предварительного разворота стрелы пусковой установки в направлении предполагаемого пуска ЗУР, а также за счет минимальной потери времени на выход ракеты на траекторию полета. При установке на местности за каждой ПУ закрепляется определенный сектор пространства, причем эти сектора многократно перекрываются. Этим достигается всеракурсность стрельбы ЗРК «Пэтриот», в отличие от ЗРК, использующих вертикально: стартующие ракеты, — разворот которых в сторону цели осуществляется после старта ракеты. В то же время следует отметить, что корреспонденту журнала «Флайт», который посетил летом 1981 г. завод фирмы «Рейтеон» в г. Лексингтоне, было сообщено, что в процессе разработки. MIM-104 рассматривался и вариант ракеты, имевшей вертикальный старт и систему газодинамического управления. Однако этот вариант отвергли, поскольку «в тог период данная технология на американских ракетах подобных размеров не применялась».

Управление полетом ЗУР осуществляется с помощью комбинированной системы наведения. На начальном этапе полета реализуется программное управление, на среднем — радиокомандное, на конечном — по методу TVМ., сочетающему командное наведение с полуактивным. Использование указанного метода наведения позволило значительно снизить чувствительность системы к различным мерам электронного противодействия, организовать полет ракеты по оптимальным траекториям и поражение целей с высокой эффективностью, значительно уменьшить массогабаритные характеристики аппаратуры управления.

Сущность реализованного для MIM-104 метода TVM заключается в следующем. В процессе наведения ракеты на цель с помощью РЛС AN/MPQ-53 осуществляется одновременное сопровождение цели и ЗУР. Отраженные от цели сигналы РЛС воспринимаются антенной MDAGS, и определенные ею угловые координаты линии визирования цели передаются по ВЧ-каналу на специальную антенну РЛС и поступают в ЭВМ пункта управления огнем. Также па ЭВМ поступают сигналы, полученные РЛС непосредственно от цели, которые сравниваются с сигналами, поступающими от ЗУР. На основе анализа, производимого в процессе сравнения этих сигналов, вырабатываются команды наведения для ЗУР и передаются на нес по главному лучу ФАР РЛС. После преобразования на борту ракеты эти команды передаются на приводы управления рулями ракеты, а также па приводы антенны MDAGS для обеспечения непрерывного слежения за целью.

Контроль за техническим состоянием ракеты в процессе эксплуатации осуществляется с помощью встроенных в ракету приборов, которые автоматически контролируют все параметры электронных блоков и систем ракеты и регулярно передают данные о состоянии ее элементов на ЭВМ пункта управления огнем.

Пусковая установка М901 в боевом положении.

Пусковая установка М901

Пусковая установка предназначена для пуска, транспортировки и временного хранения ракет. Она смонтирована на двухосном седельном полуприцепе М860 и транспортируется колесным (6x6) тягачом М818. В дальнейшем для транспортирования полуприцепа с: ПУ также использовался 10-тонный тягач повышенной проходимости М983 (НЕМТТ).

В состав оборудования ПУ входят: опорная рама с механизмами подъема ракет и наведения их по азимуту, автономный генератор переменного тока с дизельным двигателем, привод для установки радиомачты, служащей для приема команд и передачи данных на пункт управления огнем, электронный блок и аппаратура связи.

На пусковой установке размещаются четыре контейнера с ЗУР. Каждый контейнер соединен с установкой отдельным кабелем, посредством которого осуществляется контроль технического состояния и передача предстартовых команд. Механизм наведения ПУ по азимуту обеспечивает поворот подъемной стрелы с ЗУР в требуемом направлении на угол от 0 до 180°, а механизм подъема устанавливает стрелу на угол 38°, который является постоянным для пуска ЗУР.

Электронный блок предназначен для приема, декодирования и исполнения команд операторов и ЭВМ управления огнем, осуществления связи с пунктом управления огнем, передачи информации о техническом состоянии ракеты и пусковой установки.

С момента поступления команды на пуск начинается ввод необходимых данных в запоминающее устройство ракеты. При нажатии кнопки «Пуск» на пульте оператора к аппаратуре системы управления подается питание, после чего наземная ЭВМ пункта управления огнем автоматически включает систем)' управления ракетой на ПУ, выполняет необходимые расчеты и готовит алгоритм полета.

Источник энергоснабжения AN/MSQ-26

Источник энергоснабжения расположен на автомобиле М814 и предназначен для обеспечения энергией РЛС AN/MPQ-53, пункта управления огнем AN/MSQ-104 и систем связи с антеннами.

В состав AN/MSQ-26 входят два газотурбинных источника питания мощностью по 150 кВт, преобразователь напряжения 120/204 В с частотой 400 Гц, Их время выхода на режим не превышает 8 мин. Емкость с топливом размещается на прицепе.

Средства связи ЗРК «Пэтриот»

Средства связи включают в себя аппаратуру радиотелефонной и оперативно-командной связи с вышестоящим командным пунктом, с соседними командными пунктами батарей ЗУР, пусковыми установками батареи ЗУР.

Радиотелеграфная связь со стартовыми агрегатами и командованием обеспечивается с применением антенн и телескопической мачты высотой 7,3 м.

Связь с РЛС осуществляется через кабель. Группа антенных мачт располагается па пятитонном грузовике. Антенны могут подниматься на высоту до 30,5 м. Использование этих средств обеспечивает связь между пунктами управления огневых единиц и с другими органами управления в условиях отсутствия прямой видимости.

Вспомогательное и технологическое оборудование ЗРК «Пэтриот»

Технологическое оборудование позволяет производить перезаряжание пусковых установок путем замены ТПК на ПУ с помощью заряжающих машин, а также хранение ЗУР в специальных хранилищах. В его состав входят:

— транспортно-заряжающие машины (тягач М819 с подъемным краном и полуприцеп М269А1 с четырьмя ТПК);

— подвижный пункт технического обслуживания на шасси автомобиля М814 с размещенным на прицепе генератором;

— машина для транспортировки малогабаритных запасных частей;

— автомобильный тягач М819 с подъемным краном и полуприцеп М269А1 для транспортировки крупногабаритных запасных частей.

Средства радиотехнической маскировки

Основным средством радиотехнической маскировки ЗРК «Пэтриот» является специальный радиолокационный постановщик помех, размещаемый вблизи РЛС AN/MPQ-53 и служащий для дезориентации противорадиолокационных ракет противника.

Комплекс «Пэтриот» германской армии.

Элементы ЗРК «Пэтриот», изготовленные фирмой «Метка» (Греция).

Завоевывая мир

Подготовка к развертыванию за рубежом и продаже комплекса «Пэтриот» оказалась чрезвычайно длительным процессом, значительное влияние на развитие которого оказывали как изменяющаяся политическая обстановка в мире, так и приоритеты руководства США. Так, еще в октябре 1978 г. ряд стран НATO — Бельгия, Греция, Дания, Нидерланды, а летом 1979 г. к ним присоединились Франция и ФРГ- подписали с США соглашения и создали межнациональную рабочую группу по выработке предложений о необходимости приобретения или же лицензионного производства на европейских предприятиях средств комплекса «Пэтриот». В соответствии с принятыми в 1980 г. соглашениями было предложено начать лицензионное производство «Патриота» с участием фирм МББ (ФРГ), АСЕС (Бельгия), «Индастри ракет Копенгаген» (Дания), «Томсон-ЦСФ» (Франция), «Хеленик Аэроспейс» (Греция) и «Холландзсигналаппараген» (Нидерланды). В связи с непрерывным возрастанием стоимости ЗРК большинство из этих государств вскоре отказалось от участия в программе.

Первой европейской страной, принявшей решение о приобретении ЗРК «Пэтриот», стала ФРГ. В декабре 1983 г. между США и ФРГ было подписано соглашение о поставке ВВС ФРГ 28 батарей «Пэтриот», в состав которых должны были войти 224 ПУ. При этом 24 батареи предполагалось развернуть в периоде 1985 по 1992 гг. вдоль границ с ГДР, а четы ре батареи планировалось использовать в качестве резервных или для учебных целей. Общая стоимость программы приобретения «Патриота» должна была составить 3 млрд. марок. Дополнительно к концу 1980-х гг. на территории ФРГ предполагалось разместить 12 батарей «Пэтриот» для ВВС США. Первые из заказанных ФРГ ЗРК «Пэтриот» были поставлены в июне 1989 г.

Другой европейской стране — Нидерландам — в 1980-е гг. было продано 160 ракет, 20 пусковых установок, четыре РЛС и вспомогательное оборудование на общую сумму 333 млн. долл.

В начале 1984 г. решение о принятии на вооружение ЗРК «Пэтриот» было принято Японией. В соответствии с ним каждый развертываемый на территории Японии дивизион «Пэтриот» должен был включать четыре батареи. В свою очередь, каждая батарея «Пэтриот» включала один ЗРК с пятью пусковыми установками. Всего японцы предполагали получить 24 батареи ЗРК со 120 ПУ. Кроме того, они предусматривали сформировать две учебные батареи с одним ЗРК и пятью ПУ в каждой. Для развертывания ЗРК «Пэтриот» предполагалось использовать позиции, па которых ранее находились средства ЗРК «Найк-J».

Объем предполагаемых закупок «Пэтриота» Японией оценивался в 4 млрд. долл., в то же время при — лицензионном изготовлении этого комплекса в Японии (что было необходимое соответствии с существующими в стране законами) затраты страны могли увеличиться до 6 млрд. долл. С целью нахождения оптимального политического и экономического баланса в дальнейшем на предприятиях компании «Мицубиси» было налажено лицензионное изготовление ракет МIМ-104.

В 1980-1990-е гг. комплекс был приобретен также Израилем, Кувейтом, Саудовской Аравией, Тайванем и Грецией. Последняя из стран закупила «Пэтриот» после проведения ею тендера, где американской системе противостояла аналогичная — российская разработка С-300ПМУ-1. Тендер оказался обставлен целым набором политических ходов, использованных американской стороной, вплоть до обращений руководства США к Греции с пожеланием принять «Правильное решение», и в результате в 1999 г. с фирмой «Рейтеон» был подписан контракте поставках «Пэтриота» в Грецию. В соответствии с условиями контракта в изготовлении комплекса совместно с фирмой «Рейтеон» приняли участие греческие фирмы «Хелленик Арме Индастри», «Хелленик Аэроспейс Индастри», «Хелленик Викл Индастри», «Интраком», «Сименс», «Метка», «Сонак» и «Элфои».

25 июля 2002 г. на полигоне на острове Крит состоялся первый пуск ЗУР «Пэтриот» РАС-2 GEM, в процессе которого был выполнен перехват и уничтожение прямым попаданием воздушной мишени, имитировавшей полет крылатой ракеты на высоте 5 км и дальности 30 км.

Впрочем, после принятия «Пэтриота» на вооружение эта система в течение последующих 20 лет так и не вступила в бой с боевыми самолетами. Основной причиной этого стала наметившаяся в 1980-е гг. смена приоритетов не только в мировой политике, но и в принципах ведения боевых действий, что сделало главным соперником «Пэтриота» тактические баллистические ракеты (ТБР).

Продолжение следует

Технический музей в г. Синсхейм (Германия)

Фото П.Пташека

Уважаем ые читатели.

В этом номере мы помещаем очередной фоторепортаж Петра Пташека (Чешская Республика), посвященный одному из самых известных музеев Европы — Музею техники в г. Синсхеиме, Германия. Фото П. Пташека Вы также можете видеть на страницах журнала и на 3-й странице обложки.

Памяти Р.Н. Уланова

15 марта 2005 г. на 81-м году жизни скончался от сердечного приступа участник ВОВ, кандидат технических наук Рем Николаевич Уланов — один из постоянных авторов нашего журнала. Его статьи, посвященные истории, современному состоянию и перспективам бронетанкового вооружения, вызывали неизменный интерес у широкого круга читателей.

Рем Николаевич испытал на себе все тяготы Великой Отечественной. Он начал ее рядовым минометчиком, а закончил механиком-водителем самоходки СУ-76. Был ранен и контужен, награжден 4 орденами и 20 медалями. После войны испытывал танки и другие бронемашины на Кубинском военном полигоне.

После увольнения из армии в 1951 г. получил высшее образование в строительном институте, впоследствии работал в различных проектных организациях Москвы и Ленинграда. Рем Николаевич прошел школу рядового конструктора, затем стал руководителем ряда конструкторских бюро, где создавались специальные машины различного типа и назначения. По совокупности выполненных им работ ему была присуждена ученая степень кандидата технических наук.

На протяжении последних 20 лет он работал в МАДИ и сотрудничал с военно-научным обществом при центральном доме Российской армии, занимался разработкой двухзвенных транспортных и боевых машин (танков и БМП). Являлся организатором и автором уникальной коллекции отечественных автомобилей в М 1/10, хранящейся в настоящее время в МАДИ и насчитывающей более 50 экспонатов.

Скромность, огромное трудолюбие, отзывчивость и прекрасные душевные качества сделали его дорогим и уважаемым человеком для всех, кто знал его или работал с ним.

Прощай Рем Николаевич! Мы всегда будем помнить тебя, дорогой солдат, офицер, конструктор, патриот нашей страны и просто хороший человек.

Авиация специального назначения

Михаил Никольский

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 7-11/2004 г., № 3,4/2005 г.

Американские заложники, захваченные в Тегеране исламистами в 1979 г.

Весной 1980 г. пресса всего мира перемывала косточки американским спецназовцам. Операция по освобождению заложников, захваченных в посольстве США в Тегеране, окончилась крахом без малейшего противодействия со стороны Ирана. Закономерный итог почти десятилетнего пренебрежительного отношения в США к силам специальных операций. Под влиянием успешных действий по освобождению заложников спецподразделениями ФРГ (Могадишо, 1977 г.) и Израиля (Энтеббе, 1976 г.) в Пентагоне взгляды на спецвойска начали меняться: на смену «зеленым берегам» пришли «черные», однако авиации специального назначения должного внимания не уделялось. Воссоздание спецвойск не было комплексным, что в конечном итоге и привело к трагической развязке в иранской пустыне.

«Орлиный коготь»

Антишахская революция в Иране вызвал<1 резкое ухудшение ирано-американских отношений, а 4 ноября 1979 г. разъяренная толпа исламистов ворвалась в посольство США в Тегеране и захватила в заложники 53 американских граждан. Иранцы требовали обменять заложников на бежавшего в США шаха Ирана Мохаммеда Реза Пехлеви. Вашингтон выдать шаха отказался и начал готовить операцию по освобождению заложников. В распоряжении Пентагона был специальный отряд по борьбе с терроризмом «Дельта» под командованием полковника Бекуита, однако подготовка бойцов «Дельты» строилась на предположении, будто бы иностранные государства станут сами приглашать команду Бекуита для борьбы с террористами. Теперь же «черным беретам» необходимо было проникнуть в Иран и освободить заложников, не рассчитывая на помощь местного населения или властей, настроенных крайне враждебно к США. Практически предстояло повторит). операцию «Падающий дождь», но только в гораздо более сложных условиях.

Доставка людей Бекуита в Тегеран была возможна только по воздуху и только тайком. Подобные задачи неоднократно выполнялись во Вьетнаме экипажами самолетов МС-130 и НС-130, вертолетчиками. Однако именно доставка «черных беретов» в Иран стала камнем преткновения. Согласно плану, высадку десанта в Тегеране предстояло производить вертолетам, а поскольку радиус действия вертолетов не позволял им долететь до Тегерана, нужно было найти подходящую площадку, на которой винтокрылые машины могли бы дозаправиться от самолетов. Тип вертолета выбирали исходя из массы требуемой полезной нагрузки, радиуса действия и надежности.

Единственной подходящей машиной в вооруженных силах США оказался тяжелый транспортный вертолет Сикорский S-65, выпускавшийся в нескольких вариантах. Выбор пал на RH-53D, вертолет-тральщик ВМС, не в последнюю очередь из-за того, что RH-53 могли базироваться на кораблях. Вертолетам предстояло взлететь с палубы авианосца, а присутствие на корабле необычных для него винтокрылых машин могло насторожить иранцев. Еще более трудным оказался подбор экипажей вертолетов.

Представители всех родов войск стали бороться за возможность принять участие в операции по освобождению заложников. Флот оттеснил конкурентов под следующим предлогом: поскольку вертолеты RH-53 принадлежат ВМС, то моряки и должны их пилотировать. Кандидатами № 1 стали «родные» экипажи вертолетов-тральщиков. Очень скоро выявилось, что они абсолютно не готовы выполнить поставленную задачу: слишком отличались условия, в которых привыкли летать морские пилоты, от дальнего ночного перелета над незнакомой пересеченной местностью. Вместо моряков привлекли экипажи вертолетов корпуса морской пехоты (КМП), но и их подготовка оказалась весьма далека от требуемой. Совершенно непонятно, почему не воспользовались опытом пилотов поисково-спасательных вертолетов ВВС, летавших на НН-53. Многие из них имели вьетнамский опыт, и полет ночью на малой высоте над незнакомой местностью был для них обычным делом. Так, в спецподразделениях ВВС имелись 86 пилотов НН-53 с вьетнамским опытом выполнения глубоких рейдов в тыл 1 противника. Аргументация в пользу летчиков КМП из-за имевшегося у них допуска к полетам па RH-53 выглядит сомнительной: опытному пилоту гораздо проще освоить новый тип летательного аппарата (тем более другую модификацию базовой машины), чем в короткий срок научиться качественно выполнять совершенно незнакомую прежде работу. Непонятна необходимость наземной дозаправки, в том же Индокитае вертолеты регулярно дозаправлялись в воздухе от самолетов НС-130.

План операции «Орлиный коготь».

Минимальное число вертолетов определили в шесть машин. Всего же было выделено восемь «Си Стэллионов»: два резервных на случай отказа материальной части в ходе выполнения задания. Усиленные тренировки экипажей начались в конце 1979 г. в пустынной местности штата Юта, напоминающей окрестности Тегерана. Тренировки продолжались до марта 1979 г.

До точки дозаправки, названной «Пустыня-1», вертолетам предстояло лететь порожняком. Топливо, спецназовцев и переводчиков с фарси в «Пустыню-1» должны были доставить три ЕС-130 (танкеры) и три МС-130 (перевозка людей и снаряжения) из состава авиакрыла специального назначения ВВС.

План был очень сложным; неудивительно, что генеральная репетиция, состоявшаяся в марте 1980 г., по словам представителя Пентагона, продемонстрировала «полное отсутствие профессиональной выучки». Так, вертолеты приземлились в пункте «Пустыня-2» — конечной точке маршрута — на расстоянии мили друг от друга. Летчики ВМС за время подготовки не смогли в полной мере овладеть навыками пилотирования вертолетов на малых высотах ночью.

Шесть вертолетов RH-53 доставили па борт авианосца «Китти Хок» еще в ноябре 1979 г., позже их перебросили на авианосец «Нимиц», а в январе 1980 г. на «Нимиц» доставили еще две машины. Вертолеты прошли незначительную доработку, в частности, с воздухозаборников двигателей сняли пылевые фильтры, «съедавшие» часть полезной мощности ГТД. Этим восьми RH-53 и предстояло принять участие в операции, получившей название «Орлиный коготь».

Дата операции выбиралась с у четом хода подготовки, а также сезонных изменений погодных условий в Иране. С точки зрения метеорологов, наилучшим временем для рейда являлась поздняя весна. Спустя пять с половиной месяцев после начала подготовки, 24 апреля, в 19 ч 30 мин взревели турбины восьми RH-53. Вертолеты поднялись с палубы «Нимица», находившегося в Аравийском море, и взяли курс к иранскому побережью. «Геркулесы» уже находились в воздухе и держали курс к точке «Пустыня-1».

Вертолеты летели четырьмя парами r пределах видимости друг друга. Все летчики имели очки ночного видения, так как считалось, что они смогут поддерживать визуальный контакт и в темное время суток, хотя результаты тренировок в штате Юта обоснованно заставили усомниться в способности летчиков пилотировать вертолеты ночью при полете группой на малой высоте. Один из руководителей операции (к несчастью для американцев, не самого высокого ранга) полковник ВВС Джеймс Кайл вплоть до последнего момента требовал замены экипажей вертолетов, однако все, чего ему удалось добиться, так это включить в экипаж одной из машин второго пилота, летчика с богатым опытом ночных маловысотных полетов на вертолетах НН-53 ВВС. не был в восторге от экипажей вертолетов и командир «черных беретов» Чарлз Бекуит, что называется, «оторвавшийся» на них при объяснении провала рейда в опубликованных им в США мемуарах.

Первую треть пути вертолетчики преодолели успешно, однако вскоре после пересечения береговой линии иа приборной доске вертолета № 6 загорелась лампочка, сигнализирующая о повреждении лопасти несущего винта. Экипаж немедленно посадил машину. Последний в строю вертолет № 8 также сел, чтобы в слу чае необходимости забрать экипаж шестого RH-53. Внешний осмотр лопастей показал, что давление газа в одной лопасти упало, что являлось признаком нарушения ее герметичности и возможной потери прочности. Командир вертолета принял решение уничтожить машину. Экипаж и секретную документах;и ю забрал вертолет № 8, после чего продолжил полет в точку «Пустыня-1».

Вертолеты RH-53D «Си Стэллион» на палубе авианосца «Нимиц» в период подготовки к операции.

«Геркулесы» на курсе в пункт «Пустыня-1».

Но неприятности только начинались. Не успел восьмой вертолет взлететь, как вся группа попала сначала в полосу тумана, а потом в сильнейшую песчаную бурю. Как и следовало ожидать, экипажи вертолетов потеряли визуальный контакт друг с другом. Только две первые машины продолжали лететь по маршруту в паре. Через 45 мин после начала песчаной бури перегрелась ВСУ вертолета № 5, вышли из строя электрогенератор и навигационное оборудование. Экипаж оказался в сложнейшей ситуации: осуществить посадку он не мог, так как при показаниях высотомера 20 м летчики просто не видели земли. Продолжать полет к «Пустыне-1»? Дело рискованное: по курсу лежали горы. Оставалось одно — возвращаться на «Нимиц», но для такого «маневра» могло не хватить горючего. Итак, на маршруте осталось шесть RH-53D — именно тот минимум, необходимый для успешного выполнения задания.

Бортовое оборудование и системы вертолетов тщательно и неоднократно проверялись перед вылетом, по такое количество отказов, причем отказов, согласно статистике, очень редких, иначе как невезением объяснить сложно. Просто Аллах акбар! Через два часа после взлета на втором вертолете отказала вторая ступень гидросистемы. Командир экипажа принял решение продолжать полет в надежде отремонтировать гидравлику в точке дозаправки.

Песчаная буря сбила группу с маршрута. В результате первый вертолет приземлился в «Пустыне-1» с 50-минутным опозданием, последний — с задержкой на 1 ч 25 мин. Вертолеты вышли из песчаной бури только за 50–60 км до места рандеву с самолетами и пришли к нему в полном беспорядке: поодиночке сели 3-й, 4-й, 7-й и 8-й, последними в паре прилетели 1-я и 2-я машины. В «Пустыне-1» уже более двух часов находилось шесть С-130. Весь график операции оказался нарушенным.

У экипажей самолетов технических проблем не возникло, но и здесь без накладок тоже не обошлось, правда, претензии стоило предъявлять к ЦРУ. В качестве ВПП разведчики выбрали участок шоссе, по которому в ночное время движения не было. Первый МС-130 («Дрэгон-1») приземлился на час раньше остальных. Он доставил команду, перед которой стояла задача развернуть радионавигационную систему посадки и установить посадочные огни. На десантников также возлагалась задача охраны импровизированного аэродрома. Люди, не успев выбраться из чрева «Геркулеса», увидели свет автомобильных фар. Опытные командос моментально среагировали и захватили автобус с 40 пассажирами. Спустя несколько минут список совершенно излишних в данной ситуации трофеев пополнился автоцистерной с топливом и грузовиком. Справедливости ради стоит отметить, что больше в течение всего времени (примерно 4 часа) пребывания американцев в «Пустыне-1» иранские машины по дороге не ездили. Что делать с захваченными людьми, было совершенно непонятно. Пять остальных С-130 приземлились без помех.

Задержка вертолетов уже предопределила неудачу: «Геркулесы» ожидали винтокрылые машины, не выключая двигателей, чтобы не иметь проблем с их запуском. Топлива у самолетов оставалось все меньше и меньше… К моменту прилета RH-53 запас керосина представлялся критическим для успешного проведения операции «Орлиный коготь». В довершение ко всему ничего не было известно о судьбе пятого вертолета. Тем пе менее вертолеты начали дозаправку, а «черные береты» стали за н и мать в них свои места.

Осмотр гидросистемы второго вертолета привел к неутешительному выводу. Операция стала соответствовать известной считалке про десять негритят. Их (вертолетов) осталось пять… Командиры доложили о ситуации в Вашингтон по спутниковому каналу связи. Решение о прекрасней и и операции в связи с количеством вертолетов меньше критического принял лично президент Картер. Вертолетам предстояло продолжить заправку топливом, после чего вернуться на «Нимиц». Самолетам Следовало улетать на аэродром вылета — авиабазу Масирах в Омане. Один из RH-53 поднялся в воздух, чтобы занять более удобное для заправки место, экипаж потерял ориентировку в облаке песка и пыли, поднятом винтами вертолетов и самолетов, в результате несущий винт рубанул по фюзеляжу С-130. Обе машины мгновенно вспыхнули, пламя взметнулось на высоту 90-120 м. Экипажи других вертолетов немедленно остановили двигатели и покинули машины, даже не захватив секретные карты и фотоснимки, сведения о позывных и частотах радиосвязи. Впоследствии масса секретных документов досталась стражам Исламской революции. Горящий «Геркулес» был буквально забит боеприпасами, предназначавшимися команде «Дельта»; боеприпасы начали взрываться и разлетаться во все стороны, вероятность поражения других машин была очень высокой.

С потерей одного танкера топлива уже не оставалось даже на то, чтобы дозаправить уцелевшие «Си Стэллионы». Полковник Бекуит принял решение уничтожить вертолеты и всем возвращаться в Оман на С-130. Оказалось, что вывести из строя RH-53 тоже непросто, устройств самоликвидации на них не было, а взрывать или поджигать машины в непосредственной близости от С-130 — дело рискованное. Вертолеты вывели из строя «по возможности», после чего пять «Геркулесов» взлетели и взяли курс на Масирах. В «Пустыне-1» остались восемь трупов американцев и пережившие неожиданное приключение иранцы. Впереди предстоял «разбор полетов».

Не вдаваясь в политические последствия, стоит отметить, что «Орлиный коготь» стоил Картеру кресла президента на очередных выборах, а Иран захлестнула волна эйфории от провала «неверных».

Иранские солдаты осматривают останки «Геркулеса».

«Си Стэллион», навсегда оставшийся в иранской пустыне.

Все, что осталось от сгоревшего «Геркулеса».

Расследуя причины провала, Пентагон подготовил отчет, известный как «Доклад комиссии Холлоуэя». В состав комиссии под председательством адмирала в отставке Джэймса Холлоуэя, бывшего ранее командующим штаба морских операций ВМС США, входили пять высших офицеров армии, ВВС, ВМС и КМП. В докладе подробнейшим образом анализировались причины неудачи, главной из которых называлось отсутствие в вооруженных силах США специальных антитеррористических сил, подчинявшихся напрямую Комитету начальников штабов, и, как следствие, неудовлетворительное планирование и управление операцией. Из непосредственных исполнителей больше всего досталось вертолетчикам, в то же время претензий к экипажам С-130 спецназа ВВС lie было никаких: эти парни свою работу выполнили «на отлично».

Американцам еще повезло, что операция по освобождению прекратилась на ранней стадии. Весь план освобождения сотрудников посольства обозначался «Горшок с рисом» и состоял из двух частей — собственно освобождения и эвакуации. Вторая часть плана предусматривала высадку из четырех VIC-130 роты рейнджеров на авиабазе Манзарие с последующим ее захватом. Непосредственная авиационная поддержка рейнджеров возлагалась на три «ганшипа» АС-130. Еще один АС-130 планировалось привлечь к ударам по иранцам в районе посольства США в Тегеране и по аэродрому базирования истребителей ВВС Ирана в Мехрабаде. Эвакуировать команду «Дельта» и заложников должны были с захваченного рейнджерами аэродрома транспортные самолеты С-141. По мнению многих лиц, причастных к «Орлиному когтю», число жертв при успешном проведении операции «исчислялось бы сотнями».

Сразу же после фиаско в «Пустыне-1» началось планирование еще более фантастической но масштабам операции «Медвежий мед». Цель прежняя — освобождение заложников. Для захвата аэродрома вблизи Тегерана выделялись уже два батальона рейнджеров. А всего в ней предполагалось задействовать до 4000 человек, 95 вертолетов НН-53Н, CH-47, UH-60 и АН/МН-6, транспортные самолеты С-130, С-141 и С-5. Прокладывать дорогу всей этой армаде должны были ударные самолеты флота и «ганшипы» спецназа ВВС. Противотеррористической операцией тут и не пахло, планировалась война. К счастью, «Медвежий мед» так и остался на бумаге. «Доклад комиссии Холлоуэя» наглядно продемонстрировал, что заложников убьют раньше, чем до них доберутся спасители, если вообще доберутся при существующем положении в силах специальных операций.

Один из двигателей уничтоженного «Геркулеса». На заднем плане виден вертолет «Си Стэллион».

Птица феникс: силы специальных операций ВВС

В отличие от операции «Падающий дождь», послужившей поводом к развалу мощных сил специальных операций, «Орлиный коготь» возродил американский спецназ, хотя результат обеих операций был одинаковый: провал, всемирный шум в прессе и жестокая полемика вокруг сггецвойск в США. Положение с ма териальной частью авиации специального назначения, сложившееся в начале 1980-х гг., характеризуют слова полковника Андерсона, много сделавшего для ее возрождения: «До «Пустыни-1» мы были на грани потери всей материальной части (по причине морального и технического старения)».

Первым делом Пентагону предстояло преодолеть разрозненность сил спецназа, растащенных по родам и видам вооруженных сил. Конечную цель сформулировал адмирал Холлоуэй: формирование Командования сил специальных операций, возглавляемое четырехзвездным генералом или полным адмиралом. После ряда последовательных реорганизаций, предпринятых в середине 1980-х гг., такое командование было сформировано 16 апреля 1987 г. Его возглавил ветеран спецподразделений генерал Уэйн Доунинг. Силы специальных операций ВВС были развернуты в мае 1990 г. на базе 23-й воздушной армии транспортного командования ВВС. 23-ю воздушную армию выбрали не случайно: еще 3 марта 1983 г. вся авиация специального назначения ВВС была сведена во 2-ю воздушную дивизию 23-й армии. В командование сил специального назначения ВВС включили также всю поисково-спасательную авиацию. Характерно, что личный состав поисково-спасательных подразделений был настроен резко против такой реорганизации и не желал осваивать новые для себя, боевые задачи. Люди объясняли свои соображения моралью: их задача — спасать за линией фронта, а не убивать. Со временем у пилотов взгляды изменились, и сегодня они гордятся своей службой.

Наряду с реорганизацией резко возросло количество учений и тренировок. Так, с 18 февраля по 18 октября 1987 г. экипажи принимали участие в 48 учениях продолжительностью от одного дня до пяти недель. Показательно, что учения проводились в различных регионах мира: в США, Панаме, Южной Корее, Европе, на Среднем Востоке. Командир вертолета МН-53 в интервью журналу ВВС США «Эйр Форс» признался, что за весь 1987 г. он был на родной базе в общей сложности не более четырех месяцев, и это в мирное время! Ежемесячный налет самолетов авиации специального назначения был одним из самых высоких в ВВС. Так, AC-130 налетали за 1987 г. примерно по 50 часов в месяц, МС-130 — по 60 часов, в то время как в транспортном командовании их грузовые собратья С-130 всего по 10–20 часов. Вертолеты МН-53 имели среднемесячный налет по 36 часов — выше, чем у аналогичных по назначению вертолетов во время вьетнамской войны.

В серьезную проблему превратилось поддержание высокой боеготовности разнородной материальной части. Некоторые крупные воздушные корабли, в особенности АС-130, отличались друг от друга составом БРЭО, несмотря на вроде бы одну и ту же модель. Их бортовые комплексы не были завязаны в единую систему (полноценное комплексирование было проведено только на AC-130U и МС-130Н), модернизация иногда заключалась лишь в замене электронных блоков. В итоге в одном и том же самолете оказывалась самая разнообразная электроника: от раритетных вакуумных ламп до самой современной аппаратуры, использующей волоконную оптику. К примеру, кодированная спутниковая связь уже широко использовалась в вооруженных силах США, но радисты МС-130 выстукивали «точки-тире» стародавним ключом радиотелеграфа. «Быстродействующим» решением проблемы поддержания боеготовности стало увеличение количества инженерно-технического персонала в два раза, а перспективным направлением развития — ставка на максимально возможную стандартизацию оборудования, что удалось частично осуществить лишь в середине 1990-х гг.

Как-то принято считать, что проблемы с запасными частями и личными «заначками» технарей — национальная особенность отечественных ВВС, но это не так. В том же журнале «Эйр Форс» один из техников АС-130 с удовлетворением повествовал, как ему удалось снять бортовой компьютер со штурмовика А-7, заимев, таким образом, ценную запчасть к системе управления оружием своего самолета. К сожалению, ушлый техник не уточнил, с исправного или неисправного «Корсара» открутил он полезную в хозяйстве вещицу и чего она ему стоила (интересно, там полезные в хозяйстве вещи тоже в поллитрах измеряют?). Конечно, подобные случаи не характерны для американских ВВС, но показательно, что имели они место именно в эскадрилье «ганшипов» как раз в период становления авиации специального назначения.

Продолжение следует

На 4-й стр. обложки: основной танк Т-9 °C (фото А Чирятником.).