sci_tech Техника и вооружение 2005 07

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 24.07.2012 FBD-EC8AB0-AA1A-BB48-37A9-57CB-9067-A2422A 1.0 Техника и вооружение 2005 07 2005

Техника и вооружение 2005 07

На 1-й стр. обложки: РПКСН проекта 6В7БДР Рязань» (фото Б Щербакова);

на 4-й стр. обломки: основной танк Т-80 (фото С. Суворова).

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Аргентина принимает российских подводнинов

Контр-адмирал Ю.Ф. Бекетов

С 16 по 21 мая 2005 г. делегация ветеранов-подводников России принимала участие в 42-м Международном конгрессе подводников, который проходил в курортном городе Мар дель Плата на побережье Атлантического океана в Аргентине.

Безусловно, это событие заслуживает особой оценки — представители одного, пожалуй, из самых грозных и мощных родов военно-морских сил ведущих стран мира на протяжении почти полувека проводят такие встречи. Ни один род вооруженных сил подобного прецедента в настоящее время не имеет.

Все началось в начале 1960-х гг., когда в Лондоне была учреждена Международная ассоциация ветеранов-подводников флота Великобритании. По ее инициативе ежегодно начиная с 1962 г. начались международные встречи бывших военных моряков, проходивших службу на подводных лодках. Заслуга в этом принадлежит главе английской ассоциации Джеймсу Блейкли.

До 2005 г. все конгрессы проводились в Европе, в том числе во Франции (10 раз), в Италии (9 раз), в Германии (8 раз), в Австрии (5 раз), в Великобритании (4 раза), в Монако (2 раза), в Швейцарии, на Украине и в России по одному разу. В 2000 г. в Санкт-Петербурге состоялся 37-й конгресс, который организовал клуб моряков-подводников (председатель клуба И.К, Курдин).

Как правило, встреча проводится в течение трех дней в мае. Предусматривается проведение культурных мероприятий, знакомство с достопримечательностями и памятными местами городов, посещение храмов, могил воинов. Глав делегаций ветеранов-подводников принимает муниципальное руководство. Обычно на конгрессе присутствуют до 350 человек из 24–26 стран.

В 2002 г. на 39-м конгрессе в г. Пассау (Германия) руководитель российской делегации президент союза моряков-подводи и ко в Военно-Морского Флота России адмирал флота В.Н. Чернавин предложил в 2006 г., в год 100-летия отечественного подводного флота, провести 43-й конгресс в России.

В мае 2004 г. на 41-м конгрессе в г. Одессе (Украина) это предложение было поддержано. Ветераны-подводники Санкт-Петербурга высказывались за его проведение в своем городе, а ветеранские организации подводников Москвы и руководство ВМФ считали, что в юбилейный год конгресс надо организовать в столице. Правительство Москвы также не осталось в стороне и выразило готовность принять Международную ассоциацию подводников.

Перед поездкой на 42-й конгресс по инициативе адмирала флота В.Н. Чернавина состоялась встреча представителей ветеранских организаций подводников Москвы и Санкт-Петербурга, на которой сформировалось окончательное решение о проведении в 2006 г. 43-го конгресса в Москве, а по желанию делегаций после Москвы подводники могли бы посетить и Санкт-Петербург. Кроме того, достигнуто соглашение, что впредь Россию на подобных встречах будет представлять единая делегация.

На 42-м Международном конгрессе российскую делегацию, включавшую представителей Союза моряков-подводников ВМФ, Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и Объединенного совета ветеранов-подводников г. Санкт-Петербурга, возглавил председатель центрального совета межрегиональной общественной организации ветеранов ВМФ вице- адмирал А.А. Побожий. В состав делегации от правительства Москвы вошли В.М. Потапов (заместитель председателя Комитета по межрегиональным связям и национальной политике) и вице-адмирал М.И. Аполлонов (Генеральный директор фонда «Москва — Севастополь»).

Пребывание нашей делегации в Мар дель Плата совпало с празднованием Дня военно-морского флота Аргентины. Мы присутствовали в качестве гостей на построении личного состава военно-морской базы, наблюдали торжественный церемониал, общались с руководством базы и офицерским составом, принимали участие в открытии памятника ветеранам-подводникам 42- го конгресса. Все мероприятия были спланированы и проведены на высоком уровне.

Уважаемые ветераны-подводники, Москва ждет Вас!

На заключительной встрече подводников присутствовал начальник штаба ВМС Аргентины, который обратился с теплыми словами к ветеранам. Осталось только добавить, что руководители делегаций единогласно утвердили решение о проведении очередного 43-го Международного конгресса в Москве. Глава нашей делегации принял у главы делегации Аргентины переходящую стелу, увенчанную макетом подводной лодки. Конгресс должен состояться в третьей декаде мая 2006 г.

Комплекс Д-2: наш ответ агрессору

Павел Качур

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллистическими ракетами — Часть V (начало)

См. ТиВ № 5,7,8/2004 г… № 3–6/2005 г

Предпосылки создания комплекса

В начале 1950-х гг. главным, а точнее, единственным направлением развития отечественного подводного кораблестроения являлос!» массовое строительство торпедных дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ). Так, всего через два месяца после утверждения программы создания океанского подводного флота, 4 апреля 1952 г., было принято специальное постановление Совета Министров СССР, которое предписывало увеличить количество подлежавших постройке в 1952–1955 it. подлодок с 179 до 277 единиц. А менее чем через год после этого, 19 февраля 1953 г., вышло новое постановление об увеличении программы строительства подводных лодок. Естественно, создание подводных ракетоносцев утвержденной программой подводного кораблестроения еще не предусматривалось.

Между тем постановлением Совета Министров СССР от 26 января 1954 г. о Проведении проектно-экспериментальных работ с целью исследования возможности вооружения подводных лодок баллистическими ракетами дальнего действия (БРДД.) предусматривалось после окончания экспериментальной части этих работ (пусков БР с переоборудованной по проекту В-611 ДЭПА Б-67 и получения необходимых данных для технического проектирования подводной лодки с ракетным вооружением по теме «Волна») разработать технический проект океанской ДЭПЛ с ракетным вооружением.

Спустя пять месяцев после принятия этого постановления, в мае, Главное управление кораблестроения ВМФ выдало ЦКБ-16 Минсудпрома (впоследствии СПМБМ «Малахит») тактико-техническое задание (ТТЗ) на раз работку технического проекта ракетной подводной лодки, которому присвоили номер 629. Заданием предусматривалась максимальная унификация нового корабля со строившимися большими торпедными ДЭПЛ проекта 611 и проектировавшейся лодкой проекта 641. включая сохранение главных размеров и теоретического чертежа. Последняя, более современная, и была взята в качестве базовой.

ЦКБ-16 (начальник — главный конструктор проекта Н.Н. Исанин) начало эскизное проектирование, по сути дела, параллельно с экспериментально-исследовательскими работами по теме «Волна» — исследованию возможности пусков ракет с борта подводной лодки. В результате выявилась полная несостоятельность требований ТТЗ (1954), в первую очередь по кораблестроительным характеристикам и ряду других ТТЭ нового корабля, назначению, составу ракетного вооружения. Выводы подтвердил главный наблюдающий ВМФ сотрудник ЦНИИ военного кораблестроения капитан 2 ранга Б.Ф. Васильев, подписав в начале лета 1955 г. материалы завершенного эскизного проекта. Результаты доложили сначала командованию ВМФ, а затем и правительству.

Становилось очевидным: при наличии у берегов вероятного противника достаточно глубокой (300–400 км) зоны противолодочной обороны (ПЛО) вооружение ДЭПЛ ракетами с дальностью полета 250 км не могло обеспечить успешного выполнения основной задачи — нанесения ракетного удара по объектам, расположенным в глубине территории противника. Но это было еще не все.

Разработчикам предназначавшейся специально для вооружения проектируемой подводной лодки раке ты Р-11ФМ было предъявлено новое требование — оснастить ее специальной головной частью, значительно повышающей ударную мощь оружия. Проработки же НИИ-88 Миноборонпрома показали, что получить дальность полета 250 км при сохранении габаритов и массы ракеты не удастся, а дальность полета морской модификации ракеты со специальной боевой частью (СБЧ) едва сможет достигнуть 150 км, что резко снизит и без того невысокие тактические возможности вновь создаваемой подводной лодки. Практически это было неприемлемо.

Поэтому, рассмотрев предложения главных конструкторов (Н.Н. Исанина и С.П, Королева) и командования ВМФ, Совет Министров СССР своим постановлением от 25 августа 1955 г. определил новую задачу: наряду с разработкой ракеты Р-11ФМ, которая была почти завершена, создать для использования с кораблей проекта 629 и первого атомного подводного ракетоносца проекта 658 (ТТЗ на проектирование которого согласовывалось) ракету дальнего действия, снаряжаемую специальной боевой частью. Задававшаяся дальность не менее 400–600 км позволила бы лодкам выполнить свою задачу, не входя в прибрежную зону ПЛО вероятного противника, Этим же постановлением Министерству обороны предписывалось до 15 октября 1955 г. выда ть новое ТТЗ на корабль и комплекс ракетного вооружения для него. ТТЗ, содержавшее радикально переработанные требования на разработку комплекса, было утверждено лишь 11 января 1956 г.

Примечательно, что впервые задание, кроме собственно носителя, выдавалось на «комплекс ракетного оружия», включавший в себя ракету, пусковую установку для ее хранения и пуска, испытательно-пусковое электрооборудование системы управления, счетнорешающие устройства управления гироскопическими приборами (так называемым «бортом»), счетно-решающие приборы определения момента старта и аппаратуру управления корабельными системами предстартовой подготовки и обслуживания ракеты.

В это же время стало известно о начале разработки в США морской стратегической ракетно-ядерной системы, названой «Поларис». В феврале 1956 г. на имя Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева и Председателя Президиума Верховного Совета Н.А. Булганина поступила докладная записка от предсе дателя Морского научно-технического комитета (МНТК) адмирала Л. А. Владимирского о необходимости создания в СССР подводного ракетоносного флота стратегического назначения. В мае этот вопрос обсудил Совет обороны страны. Он признал его делом особой государственной важности.

Требования тактико-технического задания и основные тактико-технические элементы, полученные в техническом проекте

Характеристики

Характеристики ТТЗ (май 1954 г.) ТТЗ (январь 1956 г.) Технический проект (март 1956 г.)
Ракетное вооружение
Количество и тип ракет 4-6 Р-11ФМ 3 Р-13 3 P-13
Максимальная прицельная дальность стрельбы, км 250 500-700 600
Наибольший диаметр ракеты, мм 880 1300 1300
Наибольший поперечный размер, мм 1200 1900 1900
Длина ракеты, м 11.0 11.5 11.5
Масса заправленной ракеты, т 6,0 13,0 13,0
Торпедное вооружение
Количество 533-мм носовых ТА 2 4 4
Количество 533-мм кормовых ТА 2 2 2
Боезапас, шт. 4 6 6
Тип торпед Не задан СЭТ, КИТ СЭТ, КИТ
Глубина стрельбы, м 30 100 80
Радиолокационное вооружение
Станция поиска и пеленгования работающих РЛС «Анкер» «Накат» «Накат»
РЛС кругового обзора «Флаг» «Флаг»
Гидроакустическое вооружение
ШПС направленного поиска «Феникс» «Арктика-М» «Арктика-М»
ШПС кругового обзора «Тамир-5ЛС» «Тулома» «Тулома»
Станция ЗПС Не задана «Свияга» «Свияга»
Станция поиска работающих ГЛС и опознавания Не задана «Свет-М» «Свет-М»
Навигационное оборудование Аналогично пр.641 НК «Плутон-1» с АНП НК «Плутон-629» с АНП
Предельная глубина погружения, м 200 300 300
Защита
Требования ПАЗ Есть Есть Выполнены
Требования по магнитной защите Нет Есть Выполнены
Размагничивающее устройство Нет Есть Не выполнено
Противогидролокационное покрытие Нет Есть Не выполнено
Автономность и обитаемость
Автономность полная, суток 75 70 70
Автономность подводная (по запасам средств регенерации), ч 200 600 600
Живучесть
Запас ВВД на 1 т стандартного водоизмещения, л 10 10 10
Водоизмещение
Стандартное, т 1600 Не задано -
Нормальное, т Не задано Около 2500 Около 2800
Сравнение основных геометрических характеристик подводных лодок проектов 629 и 641
Характеристики Технический проект 629 Технический проект 641
Ширина корпуса, м 8,4 7,5
Высота корпуса на миделе, м 10,1 7,35
Высота от палубы надстройки до крыши от ОР, м 6,5 3,87
Длина ограждения рубки (наибольшая), м 27,9 5.3
Ширина ограждения рубки (наибольшая), м 3.9 2,2
Длина непроницаемого корпуса, м 86,2 79,5
Длина прочного корпуса, м 76,8 70,1
Внутренний диаметр прочного корпуса, мм 5800 5600
Осадка средняя до ОЛ, м 5,3 5.02
Осадка по нижней кромке киля, м 7,85 5,02

Своим постановлением от 21 августа 1956 г. Совет Министров СССР принял решение о развертывании работ по комплексу с баллистической ракетой Р-13, получившему индекс Д-2, и установил Министерствам обороны, оборонной, радиотехнической, судостроительной промышленности и среднею машиностроения этапы и сроки его создания:

— разработка и представление эскизных проектов ракеты Р-13, двигательной установки, системы управления и наземного оборудования — сентябрь- декабрь 1956 г.;

— летно-конструкторские испытания с неподвижного и качающегося стендов на Государственном центральном полигоне — декабрь 1957 г. — февраль 1958 г.;

— летно-конструкторские испытания с подводной лодки проекта 629-август 1958 г.

Разработка комплекса Д-2 и ракеты Р-13 способствовала формированию в ракетостроительной промышленности новой «морской» кооперации ракетчиков, отличной от сложившейся при создании первых наземных баллистических ракет (Р-1, Р-2 и Р-5). Проектирование ракеты вело вновь созданное СКБ-385 (главный конструктор В. П. Макеев), бортовую автономную аппаратуру системы управления для Р-13 разрабатывало СКБ-626 (позднее НИИ-592, НПО автоматики) во главе с Н.А. Семихатовым, а также НИИ командных приборов (главный конструктор В,П. Арефьев). ЖРД проектировался в КБ-2 НИИ-88 (позднее КБ химического машиностроения) во главе с главным конструктором А.М. Исаевым. Разработку боевого оснащения в целом вело НИИ-1011 (научные руководители Е.И. Забавахин, К.И. Щелкин, главный конструктор зарядов Б.В. Литвинов), а по боевому заряду — КБ-11 (научный руководитель Ю.Б. Харитон, главный конструктор Е.А. Негин). ЦКБ-34 во г лаве с Е.Г.Рудяком трудилось над созданием пусковой установки, размещаемой на подводной лодке. ГСКБ (начальник — главный конструктор В.П. Петров) занималось комплексом наземного оборудования.

В Министерстве обороны также сложилась своя кооперация: НИИ вооружения ВМФ (начальник Н.А. Сулимовский, начальник управления П.Н. Марута) обеспечивал обоснование и подготовку проекта ТТЗ на ракетный комплекс, Государственный центральный морской полигон (начальник — капитан I ранга И.А. Хворостяное) — подготовку и проведение испытаний комплекса, Управление ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ (начальник В.А. Сычев) — выработку ТТЗ и наблюдение за проектированием ракетного вооружения. Главными наблюдающими от ВМФ были Б.Ф. Васильев, затем И.И. Лягин и В.И. Литошенко.

Чтобы ускорить ввод в строй новых ракетных лодок, Н.Н. Исанин предложил проектировать субмарину под комплекс Д-1, но заложить возможности для дальнейшей модернизации под более мощные ракеты Р-13. Такой путь позволял не ждать результатов завершения испытаний ракетного вооружения, а развернуть работы немедленно. Предложение было принято.

Председатель МНТК адмирал Л.А. Владимирский.

Главный конструктор СКБ-385 В.П. Макеев.

Научный руководитель работ по ядерному боевому заряду Ю.Б. Харитон.

Главный инженер СКБ-626 Н.А. Семихатов.

Начальник и главный конструктор ГСКБ В.П. Петров.

Подводная лодка проекта 629 (Golf-1)

Новое ТТЗ от 11 января 1956 г. на корабль проекта 629 и комплекс ракетного вооружен сия существенно отличалось от выданного ранее в мае 1954 г., по которому ЦКБ-16 готовило технический проект. Срок окончания проектирования по договору с УК ВМФ был определен — март 1956 г. В новом ТТЗ изменились почти все параметры: состав и характеристики ракетного и торпедного оружия, радиолокационного и гидроакустического вооружения, величина автономности, требования к обитаемости, живучести, защите, глубине погружения и т. д. ВМФ также предлагал обеспечить возможность стрельбы с подводных лодок, спроектированных под ракеты Р-13, ракетами Р-11ФМ, так как сроки создания подводных лодок проекта 629 опережали сроки создания ракет Р-13. Сохранились без изменений только требования, позволявшие оставить принятый состав энергетической установки.

В марте 1956 г., т. е. в ранее предписанный срок, скорректированный, а фактически полностью переработанный технический проект все же был представлен в УК ВМФ. Однако он имел серьезные «белые пятна», поскольку сроки окончания технических проектов автономной системы управления новой ракеты и самой ракеты правительством были установлены во II и III кв. 1957 г, соответственно. Как следствие, задерживалась разработка пусковой установки, корабельных систем предстартовой подготовки и обслуживания ракет и т. д.

С учетом значительного отставания сроков разработки всех составляющих ракетного комплекса предполагалось начать строительство подводных лодок проекта 629 с ракетами Р-11 ФМ с последующим переходом на ракеты Р-13. Поэтому при проектировании особое внимание уделялось максимальной унификации систем ракет и всех устройств, приборов, оборудования, связанных с ракетным оружием (пусковой установки, счетно-решающих систем, системы управления стартом и полетом ракеты), с целью уменьшения объема демонтажных и монтажных работ на подводной лодке при замене ракет одного типа на другой. Сами того не предполагая, советские конструкторы пошли по пути американских создателей комплексов «Поларис»: в значительной степени всем участникам работы удалось максимально сблизить конструктивные решения, обеспечив в будущем минимальный объем переделок при переходе с одной ракеты на другую.

При проектировании подводной лодки определяющими были массогабаритные характеристики ракетного оружия. В связи с неоднократным изменением основных данных по ракетному оружию, определявшему внешний облик корабля, были подготовлены пять вариантов теоретического чертежа корпуса. С целью своевременного проведения всех необходимых гидродинамических исследований на ходкость, управляемость, устойчивость на курсе, заливаемость, бурунообразование и т. п. в ЦНИИ-45, ЦАГИ и СибНИА последний пятый вариант специально разработали применительно к ожидаемым окончательным габаритам и весам основного вооружения с соответствующим общим расположением помещений и цистерн. Это своевременно принятое главным конструктором решение позволило вы полнить технический проект в установленный министерством срок.

Архитектура представленного проекта подлодки отличалась рядом особенностей, обусловленных необходимостью размещения ракетного вооружения. В отличие от семиотсечных торпедных лодок, прочный корпус вновь спроектированной подводной лодки был разбит на восемь отсеков — новым стал 12-метровый ракетный отсек. За счет отказа от запасных торпед и принятия схемы погрузки носовых торпед через передние крышки торпедных аппаратов длину торпедных отсеков удалось сократить, что позволило увеличить общую длину прочного корпуса в сравнении с проектом 641 на 6,7 м.

Основные ТТЭ подводных лодок с баллистическими ракетами проектов 629 и 658
Основные тактико-технические элементы ПЛ Проекты ПЛ
629 658
Главные размеры (наибольшие), м:
— длина 98,4 114,0
— ширина 8,2 9,2
— осадка(средняя) 7,85 7,31
Водоизмещение, м3:
— надводное(нормальное) 2850 4080
— подводное(полное) 3553 5300
Глубина погружения, м:
— рабочая 250 240
— предельная 300 300
Скорость хода, узлов:
— надводного 15,5 21,0
— подводного 13,0 26,0
Автономность, сут. 70 60
Дальность плавания, мили (при скорости, узлов) 27000 (9) Не ограничена
Экипаж, чел. 80 104
Энергетическая установка:
— тип ДЭУ АЭУ
— количество х мощность, л.с. 3x2000 2x17500
— электродвигатели 2x1350 2x530
(количество х мощность, л.с.) 1x2700 1x140
Вооружение:
ракетное
— ракетный комплекс Д-2 Д-2
— пусковые установки (число, тип) 3 СМ-60 3 СМ-60
— количество и тип ракет 3хР-13 3xP-13
торпедное
— число и калибр, мм 4x533 4x533
— носовые аппараты 2x400
— кормовые аппараты 2x533 2x400

Главный конструктор КБ-2 НИИ-88 А.М. Исаев (справа) и В.П. Макеев.

Размещение ракетных шахт в специальном отсеке вызвало появление нового технического решения. С целью понижения центра тяжести комплекса ракетного оружия и обеспечения положительной остойчивости корабля при всплытии прочный корпус ракетного отсека впервые был выполнен в форме «восьмерки», в виде двух пересекающихся на распорной платформе цилиндров: верхнего, основного, диаметром 5,8 м и нижнего диаметром 4,8 м. Это обстоятельство вызвало появление так называемой наделки, простиравшейся на треть длины корабля и выступавшей за «традиционную», основную линию (например, у подводных лодок проектов 611 и 641) на 2,53 м. Длинное, высокое и широкое ограждение кроме прочной рубки и выдвижных устройств «одевало» выступающие из прочного корпуса верхние части ракетных шахт.

Для уменьшения амплитуды и увеличения периода бортовой качки корабля на волнении была предусмотрена установка боковых (скуловых) килей. В материалах технического проекта обосновывался ряд отступлений от требований последнего ТТЗ. Так, установка противогидролокационного покрытия приводила к значительному росту водоизмещения корабля, снижала остойчивость и вызывала увеличение сроков строительства, не давая, по мнению ЦКБ-16, значительного эффекта в сокращении дальности обнаружения ПА гидролокаторами вероятного противника (из-за большой площади практически плоского ограждения шахт). Тем более что во время постройки головного корабля противогидролокационное покрытие фактически еще не существовало. Установка размагничивающего устройства также вела к росту водоизмещения.

Нормальное водоизмещение корабля в техническом проекте составило 2794 м². При использовании четырехлопастных гребных винтов с высокими пропульсивными качествами (аналогичных устанавливаемым на ДЭПЛ проекта 641) были получены следующие расчетные скорости и соответствующие им дальности плавания:

а) в надводном положении: длительная максимальная скорость 15 узлов (5500 миль); экономическая скорость 8 узлов (23500 миль при нормальном запасе топлива, без учета расхода мощности на вспомогательные нужды и зарядки аккумуляторных батарей);

б) в подводном положении: максимальная скорость в течение часа 12,5 узла; экономический ход 2 узла (300 миль).

Максимальная скорость в режиме РДП составляла 8 узлов, при увеличенном запасе топлива на 7-узловой скорости корабль мог пройти 16000 миль. Уже в процессе постройки были спроектированы пятилопастные малошумные винты, значительно улучшившие характеристики скрытности ПЛ (правда, за счет некоторого снижения скоростей хода).

С целью сокращения времени срочного погружения после старта ракет еще на стадии технического проекта при разработке рабочих чертежей 111 отсек (ЦП) увеличили по длине на 0,5 м и под ним сформировали цистерну быстрого погружения, использовавшуюся при последующей модернизации корабля под ракету с подводным стартом и как цистерна одержания положения лодки по глубине при старте ракет.

Междубортное пространство (МБП) подлодки было разбито на 10 цистерн главного балласта (ЦГБ). Носовая группа объединяла ЦГБ № 1,2,3 и 4, средняя — ЦГБ № 5 и 6, кормовая — ЦГБ № 7, 8, 9 и 10. Цистерны № 1,2, 5, 6, 7, 8 — кингстонные, № 2, 7 и 8, кроме того, оборудовались необходимыми трубопроводами для приема дополнительного запаса топлива.

Для приема нормального запаса топлива было предусмотрено шесть цистерн внутри прочного корпуса и восемь в килевой части МБП. Замещение израсходованного топлива осуществлялось забортной водой в те же цистерны, а разница по массе — из уравнительной цистерны № 2. Цистерны маневренного балласта включали в себя две прочные уравнительные цистерны и три прочные цистерны замещения веса ракет (все в МБП).

Особое значение имела большая (64 м²), прочная, всегда заполненная цистерна аварийного замещения (ЦАЗ). Поскольку старт ракет осуществлялся только из надводного положения подводной лодки, шахты при нормальной эксплуатации всегда должны были быть сухими. В случае же аварийной разгерметизации одной из шахт в подводном положении или при необходимости срочного погружения с неплотно задраенной крышкой шахты корабль получил бы большую отрицательную плавучесть за счет поступившей в шахту воды. С целью компенсации отрицательной плавучести вода из ЦАЗ (по объему равной пустой шахте) воздухом высокого давления за 65 с перегонялась по трубопроводам большого сечения в любую аварийную шахту. С целью получения минимального дифферента в результате выполнения этой операции ЦАЗ разместили в МБП, расположив ее центр тяжести по оси средней ракетной шахты. Эту цистерну также оборудовали трубопроводами для приема в нее усиленного запаса топлива с целью увеличения дальности плавания под дизелями. В этом случае топливо из ЦАЗ расходовалось в первую очередь.

Диаметр и длина ракетных шахт были приняты исходя из предполагаемых габаритов Р-13: диаметр (внутренний) 2450 мм, длина более 16,0 м. Размещение на лодке трех ракетных шахт оказалось наиболее сложным делом. Как и прежде, шахты располагались в диаметральной плоскости за боевой рубкой. В районе ракетного отсека прочный корпус был выполнен в виде восьмерки с окружностью большего диаметра сверху и меньшего снизу, чтобы основание шахты не выходило за прочный корпус. Прочный корпус в районе ракетного отсека в верхней ее части был изготовлен из утолщенных (в сравнении с основным прочным корпусом) листов. Кроме того, промежутки между шахтами были усилены толстыми накладными листами. Шахты крепились с помощью клепки к фланцам специальных высоких «стульев» внутренним диаметром 2660 мм. Нижняя часть «стула», представлявшего собой поковку из высокопрочной стали, компенсировала вырез в прочном корпусе.

Верхняя часть шахты, выходящая за его пределы, оставалась достаточно большой, отчего силуэт лодки выделялся высоким (7,3 м над прочным корпусом) и длинным (27,9 м) общим ограждением рубки и трех ракетных шахт. Такие размеры шахт определялись не только самой ракетой, но еще и пусковой установкой СМ-60. Крышки ракетных шахт открывались гидравликой.

Схема ДЭПЛ проекта 629.

Продольное сечение ДЭПЛ проекта 629.

Поперечное сечение ДЭПЛ проекта 629 по шп. 122 (см. в нос).

Поперечное сечение ДЭПЛ проекта 629 по шп. 67 (см. в корму).

Ракетная шахта и размещение ракеты Р-13.

Пусковая установка

Значительно увеличившиеся в сравнении с Р-11ФМ массогабаритные характеристики ракеты Р-13 не позволяли при проектировании ограничиться только частичным усовершенствованием пусковой установки (ПУ), используемой на подводных лодках проекта В611, — новые требования заставили заново разработать ее конструкцию. Характерно, что если ПУ для первых лодок (проектов В611 и АВб11) проектировали специалисты ЦКБ-16 и НИИ-88, то подготовка корабельной пусковой установки для новой ракеты была поручена специализированному КБ морского оружия — ЦКБ-34 Миноборонпрома, проектанту большинства отечественных крупнокалиберных корабельных артустановок. Изготовление ПУ осуществлял завод «Большевик» с 1958 по 1962 г.

Коллектив специалистов ЦКБ-34, которым руководил главный конструктор Е.Г. Рудяк, проработал несколько вариантов пусковой установки СМ-60, прежде чем окончательно был выбран вариант с цепным подъемным устройством толкающего типа.

В представленном техническом проекте ЦКБ-34 предлагало рассмотреть два варианта конструкции удерживающих ракету устройств: корсетный (аналогичный примененному в проекте В611) или новый, упрощенный — за нижнюю часть ракеты. При рассмотрении проекта приняли опробованный на Б-67 способ крепления ракеты на стартовом столе стойками с корсетными захватами с некоторым и доработка м и.

Первые ПУ на переоборудованных лодках проекта 611 имели корсетное устройство с тремя стойками-захватами, размещенными на стартовом столе через 120°. При качке корабля в процессе предстартовой подготовки (при развороте стартового стола с ракетой в верхнем положении) вся нагрузка от ракеты периодически выпадала на одну стойку. Используя опыт эксплуатации первых ПУ, а также учитывая вдвое увеличившуюся массу новой ракеты и ее новый типоразмер, специалисты ЦКБ-34 при проектировании новой установки приняли более надежную схему крепления ракеты четырьмя захватами (через 90°). Это обеспечивало постоянную работу минимум двух стоек при любом развороте стартового стола относительно диаметральной плоскости корабля (или плоскости качания).

Исходя из опыта испытаний Б-67 при разработке проекта новой подводной лодки и ПУ особое внимание обращалось на следующие аспекты:

— надежность и безопасность хранения и пуска ракет в условиях их длительного нахождения на борту подводной лодки;

— минимальный объем демонтажно- монтажных работ при переходе от ракет Р-11 ФМ к Р-13;

— сокращение времени пребывания подводной лодки в надводном положении, необходимого для старта ракет.

В конструкцию ПУ ввели ряд новых блокировок с соответствующей сигнализацией, исключающих возможность осуществления какой-либо операции в случае невыполнения предыдущей. Заправка баков ракет Р-13 горючим производилась после погрузки ракет на лодку и раскрепления их на выдвинутом в верхнее положение стартовом столе. Далее до момента старта или выгрузки ракет они находились на лодке в заправленном состоянии.

С целью сокращения времени пребывания ракет в полностью заправленном компонентами топлива состоянии разработчики потребовали от кораблестроителей обеспечить их заправку горючим непосредственно перед началом подготовки к стрельбе, а для его хранения предусмотреть на борту корабля специальные емкости.

Учет всех этих особенностей потребовал увеличения размеров пусковых шахт, ракетного отсека, ограждения рубки, массы пусковой установки, а также изменения ее конструкции, конфигурации ограждения рубки и, как следствие, увеличения главных размерений и водоизмещения подводной лодки.

Обеспечение надежности хранения и пуска ракет в условиях длительной эксплуатации подводной лодки потребовали размещения на пусковой установке СМ-60 систем орошения, аварийного затопления, осушения шахт и аварийного замещения и противопожарных систем (ЖС-52 и В ПЛ-52), вентиляции шахт и предстартового обслуживания ракет.

Пуск ракет мог бы ть произведен при положении пускового стола у верхнего среза шахты. Стрельба ракетами осуществлялась при плавании ДЭПЛ в надводном положении при волнении моря 4–5 баллов, скорости до 15 узлов включительно и при любых метеорологических условиях. Время на пуск первой ракеты после всплытия составляло 4 мин, а общее время пуска всех трех ракет за одно всплытие — 12 мин. Полное время подготовки старта трех ракет- около 1 ч.

Выдвижные подъемно-мачтовые устройства (ПМУ) РЛС «Флаг» и ПР1 были установлены в специальной прочной рубке. Это обстоятельство (желание сохранить перископ девятиметровой перископичности) потребовало увеличить высоту прочной рубки. Она была выполнена двухъярусной. Вверху организовали пост командира при плавании в перископном положении и пост штурмана при снятии высот звезд с помощью астронавигационного перископа. В нижнем ярусе разместили тросовые подъемники перископов. В представленном техническом проекте шахта газовыхлопа при плавании в режиме РДП была выполнена стационарной, аналогично проекту 641. С целью улучшения работы дизелей в режиме РДП (для уменьшения противодавления газовыхлопу) ее выполнили выдвижной.

Ракетное вооружение потребовало размещения навигационного комплекса «Плутон-1», новых приборов подготовки и старта и счетно-решающих приборов ПУС, аппаратуры стабилизации подводной лодки по глубине погружения и по курсу. Для управления ракетной стрельбой использовалась система приборов, состоящая из одного комплекта счетно-решающих приборов и трех комплектов приборов подготовки и производства старта (ИНЭСУ).

Продолжение следует

«Морские волки» из стали

Американские атомные подводные лодки типа "Сивулф"

Владимир Щербаков

Фотографии предоставлены компанией «Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут» и ВМС США.

Год назад, 5 июня 2004 г., на верфи американской компании «Электрик Боут» была спущена на воду ПЛА «Джимми Картер». Этот атомоход принадлежит к типу «Сивулф» и является третьим и последним в серии новых высокотехнологичных подводных лодок-истребителей. Численность этих стальных «убийц» одно время планировалось довести до нескольких десятков, но… распад Советского Союза и окончание «холодной войны» в пользу Западного блока поставили крест на данной программе. Как говорится, нет худа без добра.

Вопреки усиленно вбивающемуся в неокрепшие головы молодого поколения россиян в последние годы мнению о том, что до советский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) ничего особо путного не производил, а лишь в огромных количествах «пожирал» народные деньги, дело обстояло совершенно иначе. Советским конструкторам в 1970-1980-е гг. прошлого века удалось в результате упорного и длительного труда создать несколько образцов военной техники и вооружения, которые оказались на голову выше своих зарубежных аналогов. Если говорить о подводном кораблестроении, то это, безусловно, многоцелевая (или, как ее еще называют, ударная) атомная подводная лодка проекта 971, получившая в отечественных документах шифр «Щука-Б», а в США и НАТО — «Акула» и «Усовершенствованная Акула» (Akula и Improved Akula соответственно). Западные специалисты также широко используют наименование Akula 1 и Akula 11.

Новый атомоход, технический проект которого был утвержден 30 сентября 1977 г… а головной корабль спущен на воду 30 декабря 1984 г., оказался настолько совершенным «подводным охотником», что буквально навел ужас и панику среди командования ВМС и военно — политического руководства (ВПР) Соединенных Штатов. Эффект, произведенный нашей «Акулой», можно сравнить с тем шоком, который испытало в свое время командование нацистского вермахта, в первые же недели боев на Восточном фронте столкнувшись с советским танком Т-34, Развивая полную подводную скорость до 33 узлов и имея достаточно низкие показатели шум поста, наши подлодки без труда «мертвой хваткой» вцеплялись в натовские ПЛА и ПЛАРБ, и можно лишь догадываться о том, что чувствовали их командиры и экипажи, сознававшие тот факт, что вот уже несколько минут или часов они играют роль зайца, прыгающего в прорези прицела охотничьего ружья.

ПЛА «Вепрь» на французской военно-морской базе Брест. Сентябрь 2004 г. Фото Жака Карни.

ПЛА «Сивулф» (Seawolf, SSN 21), плавно рассекая волны, уходит в очередной поход.

Матрос из состава аварийной партии отрабатывает действия по ликвидации последствий аварийной утечки топлива из ракеты во время нахождения ПЛА «Сивулф» в подводном положении. 1997 г.

Помещение центрального поста ПЛА «Сивулф». На фотографии видны пульты управления главного командного пункта. 1997 г.

«Акулье семейство» получило мощное ударное вооружение в виде торпедо-ракетного комплекса, включающего четыре 533-мм и четыре 650-мм торпедных аппарата (ТА) с суммарным боекомплектом до 40 (!) единиц, из которых 28 калибра 533 мм. На последнем внимание акцентировано не случайно: из ТА этого калибра можно производить пуски крылатых ракет комплекса «Гранат», имеющих дальность стрельбы до 3000 км. Таким образом, наша ракета превзошла любые западные аналоги, а главное — удалось «заткнуть за пояс» не дававший покоя американский «Томахок». Кроме того, ПЛА проекта 971 могли применять подводные ракеты «Шквал» (скорость хода около 100 узлов), ракето-торпеды и обычные противолодочные, противокорабельные и универсальные торпеды, например, уникальную универсальную глубоководную самонаводящуюся торпеду УГСТ. Причина для беспокойства в военно-морских кругах США вполне понятна. Ведь в случае возникновения дуэли между нашей «Акулой» и американским «Лос-Анджелесом» последнему не оставалось бы ничего другого, как только отправиться прямым ходом в «город ангелов» (такой вот невольный каламбур получился!).

А на горизонте уже маячили ПЛА следующего поколения типа «Северодвинск» (проект 885). Никакие армады авианосцев при таком раскладе не помогут. Наоборот, «плавучим аэродромам» придется прятаться по шхерам! Ведь вполне хватит одной торпеды калибра 650 мм с ядерной БЧ, чтобы превратить уникальное сооружение стоимостью почти 5 млрд. долл. в обычную тонущую «консервную банку». Это же вам не «экзосеты» или «гарпуны» какие-нибудь!

И тогда из Вашингтона «полетели телеграммы» с указанием немедленно создать образец, который сможет хотя бы на равных противостоя ть советским «зубастым хищницам». Работа закипела. Конструкторы и рабочие компании «Электрик Боут» приложили максимум усилий к решению важной правительственной задачи. В этом им помогали десятки научно-исследовательских учреждений по всей стране. Хотя надо отметить, что в инициативном порядке работы над обликом ПЛА нового поколения американскими КБ велись к тому времени уже на протяжении нескольких лет. По самым скромным оценкам, в научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы, в том числе и по статье создания ядерного реактора S6W, было вложено более 1 млрд. долл. Основной упор в проектировании был сделан на обеспечение минимально допустимой шумности, увеличение подводной скорости хода, установку наиболее современного оборудования, а также мощного ракетоторпедного комплекса.

В конечном итоге американцам удалось создать новый атомоход-истребитель и даже заложить головную ПЛА нового типа 25 октября 1989 г., т. е. более чем через пять лет после спуска на воду первого советского атомохода проекта 971. Назвали американцы свою ПЛА «Сивулф» (Seawolf), что в переводе на русский означает «Морской волк». Неясно только, то ли «янки» Джека Лондона начитались, толи нас напугать хотели. Первое похвально, а вот последнее вряд-ли получилось. Особенно учитывая то, что отечественные кораблестроительные «конвейеры» сдали флоту 13 «Акул» (еще две находятся в недостроенном состоянии на Севмашпредприятии в Северодвинске, одна — на заводе в Комсомольске-на-Амуре, а две успели разобрать на стапелях), а американская «волчья стая» похожа на вымирающий вид из Красной Книги — всего три экземпляра.

Разделываем «зверя»

В ходе проектирования новой ПЛА американцы впервые применили высокую степень модульности, позволившую получить ряд характеристик, оказавшихся существенно выше, чем у последних корпусов ПЛА типа «Лос-Анджелес» («Усовершенствованный Лос- Анджелес»). Кроме того, такая конструкция новой ПЛА оставила достаточно большой «простор» для будущих модернизаций и установки перспективных видов вооружения и оборудования.

Еще одним из направлений, к которому приложили немало усилий, стало запредельное для того времени снижение уровня собственных шумов нового атомохода. Так, например, корпус субмарины полностью покрыт звукопоглощающим материалом нового поколения с улучшенными характеристиками, а вместо традиционного гребного винта применен водометный движитель (об этом чуть ниже). Широко используются различные амортизаторы и шумопоглощающне покрытия внутри корпуса атомохода, увеличено расстояние между корпусом и механизмами ГЭУ и пр. Низкий уровень собственных шумов новых субмарин позволил добиться максимально малошумной скорости подводного хода в 20 узлов. Под максимально малошумной понимается максимальная скорость хода ПЛ, на которой возможна наиболее эффективная эксплуатация пассивных средств гидроакустики.

В целом форма корпуса новой ПЛА сохранила в себе общие черты американских подводных лодок данного класса. Наиболее отличительной особенностью, хорошо заметной на фотографиях, является новая, не применявшаяся до того форма рубки атомохода. Ее носовая часть своей «зализанной» формой чем-то напоминает кабину самолета и предназначена для уменьшения нагрузок при всплытии во льдах. Интересно, что рубка американской ПЛА совершенно не похожа на рубки отечественных многоцелевых ПЛА последнего поколения, имеющих характерные «лимузинные» очертания. Таким образом, в этой сфере подходы американских и отечественных кораблестроителей не совпали.

Прочный корпус субмарины выполнен из стали марки HY100, имеющей больший предел текучести, чем у стали марки HY80 на предыдущих типах ПЛА, и имеет меньший, чем ранее, коэффициент отношения длины корпуса к его ширине. Такой показатель, по мнению специалистов, обеспечивает подлодке лучшую маневренность.

Конструкция корпуса ПЛА типа «Сивулф» разработана специально с учетом плавания и всплытия в сложной ледовой обстановке, горизонтальные рули носовые (в отличие от рубочных i ia «Лос-Анджелесах») и сделаны убирающимися внутрь корпуса. Кормовое оперение также отличается от подлодок предыдущих типов и имеет шесть стабилизаторов крыловидной формы. Из них четыре расположены по обычной крестообразной схеме (два вертикальных и два горизонтальных), а остальные два отходят под тупым углом от диаметральной плоскости корабля и расположены между горизонтальными и нижним вертикальным стабилизаторами.

В качестве боевой информационно- управляющей системы (БИУС) но ПЛА типа «Сивулф» установлена разработка компании «Дженерал Электрик» AN/BSY-2, объединяющая в себе до 70 процессоров, поставляемых компанией Motorola. Аналогичная СУ уже прошла апробацию на нескольких последних ПЛА типа «Усовершенствованный Лос-Анджелес» (начиная с ПЛА SSN-751 «Сан Хуан»), зарекомендовав себя с наилучшей стороны.

Управление всеми видами корабельного оружия, так же как и подводной лодкой в целом, осуществляется при помощи автоматизированной системы боевого управления (АСБУ) типа Мк2 (Raytheon Мк2 tactical command and control system), которая имеет централизованную структуру с частичной федерализацией. Разработчик АСБУ, как видно из названия, компания Raytheon.

Комплекс ракето-торпедного вооружения новой подлодки довольно мощный и разнообразный. Он включает восемь расположенных по бортам торпедных аппаратов (ТА) калибра 660 мм (в некоторых источниках приводится калибр 762 мм, но это диаметр ТА по внешнему кольцу). Такое расположение торпедных аппаратов является традиционным на американских подводных лодках уже в течение последних нескольких десятков лет. Оно позволяет избежать в процессе проектирования ограничений при размещении в носовой части антенны и аппаратуры гидроакустической станции. На корабле установлена система послезалпового осушения ТА типа Mk21 (air turbine torpedo discharge pump). Суммарный боекомплект ракет и торпед, применяемых из ТА, достигает 50 единиц и хранится в одном отсеке, расположенном в носовой части атомохода. Сюда входят:

— универсальные торпеды Мк48 ADCAP (ADvanced CAPability), оснащенные мощной боевой частью массой 267 кг, активными и пассивными средствами обнаружения цели, и способные действовать как при наличии системы управления по проводам, так и без нее. Эффективная дальность поражения цели при использовании активной ССН достигает 50 км, а при использовании пассивных средств — 38 км. При этом скорость хода торпеды составляет 40 и 55 узлов соответственно. Глубина хода до 900 м;

— дозвуковые противокорабельные ракеты «Саб-Гарпун» (Sub-Harpoon, т. е. «Гарпун для ПЛ») компании Boeing с дальностью стрельбы 130 км, оснащенные 225-кг боевой частью и активной радиолокационной головкой самонаведения.

Члены экипажа ПЛА "Сивулф» заканчивают последние приготовления перед входом атомохода в порт Канаверал, штат Флорида. Это заключительный этап трехдневных испытаний, в ходе которых атомоход после выхода с ВМБ Гротон (штат Коннектикут) постоянно находился в подводном положении. 3 июля 1997 г.

Старшина-техник 3 класса Ши Кииси (Fire Technician 3rd Class Shea Keesee) несет вахту на своем боевом посту на ПЛА «Сивулф». В его ведении находится пульт управления ракетной стрельбой ПЛ, при разработке которого, как мы можем видеть, использована технология «сенсорного экрана». 1997 г.

ПЛА «Сивулф» — головой атомоход в однотипной серии — в ходе учений ВМС НАТО под кодовым наименованием Odin One. В ходе данных учений, проводившихся в Северном море, ВМС США и Норвегии отрабатывали совместные действия по поиску, слежению и уничтожению подводных лодок вероятного противника. 27 августа 2003 г.

ДПЛ «Утштейн» (Utstein, KNM 302) типа «Юла» (Ula class) из состава ВМС Норвегии в ходе совместного учения НАТО Odin One. Снимок сделан с борта ПЛА «Сивулф», также принимавшей участие в данном мероприятии. 27 августа 2003 г., Северное море.

Во время учения ICEX-2003 атомная ПЛ «Коннектикут» (Connecticut, SSN 22) типа «Сивулф» осуществила всплытие во льдах Арктики недалеко от Северного полюса. Через перископ подлодки изумленные моряки увидели белого медведя, который пытается «попробовать на зуб» стальной хвост неизвестного ему «зверя». Через 40 минут изучения «чудовища» мишка преспокойно удалился восвояси. Данные фотографии сделаны не непосредственно через перископ, как можно подумать сначала. Картинка транслируется по кабелю на плоскйй экран, установленный в центральном посту подлодки. Вот с этого экрана данные фотографии и сделаны.

В отличие от последних «Лос-Анджелесов», па ПАЛ типа «Сивулф» отсутствуют внешние установки вертикального пуска (УВП) д\я стрельбы КР «Томахок». Последние применяются (так же как «Гарпуны» и торпеды) из торпедных аппаратов ПЛ. Причем в боекомплект входит как стратегический, так и противокорабельный варианты этой крылатой ракеты.

Первый вариант может быть снаряжен ядерной боевой частью мощностью 200 килотонн и способен следовать к удаленной на расстояние до 2500 км цели на дозвуковой скорости на высоте от 15 до 100 м над поверхностью. В этом ему помогает инерциальная навигационная система TAINS (Tercom Aided Inertial Navigation System). Круговое вероятное отклонение ракеты в ядерном снаряжении 80 м. Противокорабельный «боевой топор» имеет дальность стрельбы около 450 км и оснащен комбинированной ГСН и инерциальной системой самонаведения. Вскоре семейство этих ракет пополнится еще одним вариантом — ракетой «Тэктикал Томахок» (Tactical Tomahawk, или «Тактический Томахок»), которая предназначена в основном для нанесения ударов по береговым объектам. Первый пуск повой КР, также разработанной специалистами компании «Рэйтеон», из подводного положения был выполнен в ноябре 2002 г., а с 2004 г. ее уже планировали принять на вооружение ВМС США.

Взамен всех ракет и торпед ПЛА может брать на борт до 100 мин и осуществлять их постановку через торпедные аппараты.

ПЛА типа «Сивулф» оснащены различными средствами противодействия: системой (станцией) гидроакустической разведки и противодействия AN/WLY-1 (разработчик — компания «Нортроп Грумман»), комплексом РЭБ AN/WLQ-4(V)1 (компания GTE) и самоходными гидроакустическими имитаторами ПЛ.

Гидроакустический комплекс (ГАК) BOQ-5D новой многоцелевой американской атомной ПЛ включает в себя:

— основную гидроакустическую станцию (ГАС) с установленной в носовой части корабля облегченной сферической акустической антенной с активным и пассивным (шумопеленгаторным) трактами;

— шесть бортовых (по три на каждый борт) пассивных акустических антенн ГАС AN/BQG-5D;

— гибкую протяженную буксируемую антенну ГАС ТВ-16 (представляет собой ряд гидрофонов, преобразователей и датчиков диаметром 8,25 см и длиной 80 м), которая крепится к ПЛА при помощи кабель-троса в специальной полиэтиленовой оболочке;

— протяженную буксируемую антенну большой длины ТВ-29 (tactical towed array), которая вскоре будет заменена на более совершенную гибкую протяженную антенну ТВ-29А, разрабатываемую специалистами компании «Локхид Мартин»);

— активную ГАС навигационного обеспечения AN/BQS-24, используемую для обнаружения объектов на минимальных дистанциях в навигационных целях и при плавании во льдах (также применяется в качестве ГАС миноискания).

Установленная в надстройке радиолокационная станция обнаружения надводных целей AN/BPS-16(V) предназначена для обнаружения целей (в том числе ограниченно — низколетящих воздушных целей) и решения навигационных задач в надводном положении. Она представляет собой импульсную станцию для подводных лодок класса А (по классификации ВМС США) с возможностью регуляции мощности и частоты излучения. Данные от РЛС отображаются на цифровом дисплейном индикаторе пульта командира и поступают в БИУС атомохода- Имеется также радиопеленгатор AN/BLD-1.

Главная энергетическая установка (ГЭУ) «Морского волка» атомная. В составе паропроизводящей установки имеется один водо-водяной ядерный реактор (ЯР) марки S6W (компания «Вестингхауз»), а паротурбинная установка включает в себя два главных турбозубчатых агрегата с двумя паровыми турбинами суммарной выходной мощностью 45 тыс. л.с. (или 33,57 МВт). В качестве движителя применен водомет. Следует отметить, что в вопросе выбора движителя американцы особо голову не ломали и воспользовались системой, разработанной британскими конструкторам д\я многоцелевой ПЛА типа «Трафальгар», наименее шумной субмарины данного класса в составе Королевских ВМС Великобритании.

На корабле также имеется вспомогательная пропульсивная установка: один дизель-генератор и один погружной (азимутальный) гребной электродвигатель, который, правда, установлен лишь на «Джимми Картере» (производитель — также компания «Вестингауз»).

Расчетное время эксплуатации ПЛА типа «Сивулф» между ремонтами составляет не менее 15 лет.

Головотяпство по-американски

После спуска на воду головной ПЛА и ее выхода на длинную череду испытаний в конструкции атомохода был отмечен целый ряд разного рода недостатков.

Так, во время заводских ходовых испытаний «неожиданно» обнаружилось, что внешние панели, прикрывающие бортовые антенны ГАС AN/BQG-5D, недостаточно надежны. Сюрприз преподнесли и наружные крышки торпедных аппаратов субмарины, которые на ходу в подводном положении ну никак не хотели закрываться. Так и плавал «Сивулф» с разинутой «пастью». В результате конструкторам пришлось заново провести проектирование внешних панелей бортовых гидроакустических антенн и заменить наружные крышки торпедных аппаратов.

Эти две главные проблемы (а может, и не две, американцы по вполне понятным причинам особо распрост раняться на этот счет не любят), да и множество других более мелких, явились причиной отсрочки ввода атомохода в боевой состав флота.

Уже после ввода головной ПЛА в состав ВМС США, в августе 2000 г., в ходе шестимесячных испытаний с целью выявления круга потенциальных возможностей субмарины на «Сивулфе» проявилась еще одна серьезная проблема: на этот раз обнаружились трещины в баллонах со сжатым воздухом системы осушения цистерн главного балласта. Причем в ходе проведенного в дальнейшем дополнительного исследования аналогичные проблемы имели место и на ПЛА типа «Усовершенствованный Лос-Анджелес», и на некоторых лодках типа «Лос-Анджелес».

Трудные «роды» президентского крестника

ПЛА «Джимми Картер» была названа в честь 39-го по счету и единственного из президентов Соединенных Штатов, получившего соответствующую квалификацию для службы на подводных лодках и проходившего ее в Г ротоне с 1948 по 1952 г., она в основном сохранила черты базового проекта. Однако за время долгих баталий в конгрессе и министерстве обороны по вопросу о дальнейшей судьбе программы третья по счету подлодка серии была существенно модернизирована еще на стапеле. Официально (контрактом) все вносимые в проект изменения утвердили в конце 1999 г. (о намерении строить третью ПЛА по модифицированному проекту ВМС США объявили 29 января 1999 г.). Это задержало спуск атомохода на воду почти па четыре года, хотя заказ на строительство ПЛА американский флот разместил намного раньше — 30 апреля 1996 г.

То, что в последней подлодке «напичкано» намного больше различного вооружения и оборудования, заметно хотя бы уже по ее подводному водоизмещению. Оно возросло на 3 тыс. т, длина корпуса ПЛА также увеличилась по сравнению с ее предыдущими двумя «систершипами» (от английского термина sister- ship) на 30 с лишним метров. Более того, третья ПЛА этого типа превосходит по габаритам и водоизмещению даже все другие многоцелевые ПЛА военно-морских сил США («Джимми Картер» стал самой большой подводной лодкой в своем классе за всю историю американского флота). В чем же заключаются отличия, хотя бы вкратце?

ПЛА «Джимми Картер». За рубкой довольно хорошо видна врезанная секция с дополнительным оборудованием («осиная талия»), наружная часть которой, в отличие от других отсеков, выглядит практически идеально гладкой, без различных отверстий и т. п. 4 июня 2004 г., Гротон, штат Коннектикут.

ПЛА «Вепрь» проекта 971 входит в военно- морскую базу Брест ВМС Франции. На снимке хорошо видна большая квадратная дыра, оголившая корпус на рубке ПЛ. В этом месте оторвалась плита наружного шумопоглощающего покрытия — настолько был сильным шторм в ходе проводившегося перед заходом во Францию совместного учения. Сентябрь 2004 г. Фото Жака Карни.

ПЛА «Джимми Картер» покидает верфь компании «Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут» и направляется в море на ходовые испытания. 16 ноября 2004 г. Гротон, штат Коннектикут.

ПЛА «Джимми Картер» на испытаниях в море (3 февраля 2005 г). 22 декабря 2004 г. подлодка была передана ВМС США, но в боевой состав флота она войдет-только после заключительной фазы испытаний — такова особенность американских ВМС.

Матрос из экипажа ПЛА «Джимми Картер» поднимает флаг в заключительной части церемонии по вводу этого атомохода в боевой состав ВМС США. 19 февраля 2005 г, ВМБ Гротон, штат Коннектикут.

Церемония спуска на воду и «крещения» атомной ПЛ.Джимми Картер». 5 июня 2004 г., верфь компании «Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут» в городе Гротоне, штат Коннектикут.

Экс-первая леди Соединенных Штатов Розалин Картер (Rosalynn Carter) разбивает традиционную бутылку с шампанским о рубку ПЛА, названной в честь ее супруга, в ходе торжественной церемонии спуска атомохода на воду и присвоения ему имени (в американском флоте используется термин «christening ceremony», который дословно означает «церемония крещения»). 5 июня 2004 г., верфь компании «Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут».

Во-первых, была модифицирована система управления балластными цистернами. Во-вторых, применена более эргономичная планировка внутренних помещений ПЛА. В-третьих, пре терпели изменения и выдвижные устройства: была установлена новая более вместительная радиомачта и многое другое.

Увеличение же максимальной мины корпуса последней ПЛ типа «Сивулф» связано с тем, что позади рубки установлена дополнительная многофункциональная секция (Multi-Mission Platform, или ММР) длиной около 33 м и весом 2500 т, оборудованная так называемым «океанским интерфейсом» (Ocean Interface Section). В американском флоте он также получил неофициальное прозвище «Осиная талия» («Wasp Waist»). Конструктивно эта секция имеет форму, напоминающую бомбовый отсек самолета. Она установлена вне прочного корпуса (но в пределах размеров ПЛА и с обеспечением свободного прохода личного состава из носа в корму и обратно, а также прокладки корабельных кабелей, трубопроводов и т. п.). Фактически это устройство модульного типа позволяет быстро варьировать набор загружаемых в «бомбоотсек» средств в зависимости от той или иной задачи для ПЛА.

В «джентльменский набор» последнего атомохода в серии дополнительно вошли необитаемые подводные аппараты (в том числе и автономные); различные буи и датчики; боеприпасы, относящиеся к разряду «оставь за собой» (американские военные употребляют термин «leave-behind weapons»), т. е. срабатывающие или встающие на боевой взвод, когда ПЛ-носитель уже покинула данный район; обитаемые подводные аппараты типа ASDS (Advanced SEAL Delivery Vehicle) для обеспечения действия групп спецназначения ВМС США (личный состав самих групп численностью до 50 человек с вооружением и снаряжением может размещаться внутри ПЛА — в специальной секции длиной около 9 м) и специальные сухие прочные укрытия для боевых пловцов (Dry Deck Shelter, или DDS).

Согласно сообщениям зарубежной специализированной прессы, тактико-технические элементы ПЛА «Джимми Картер» в результате всех нововведений практически не ухудшились. Так, максимальная скорость подводного хода упала только на два узла (до 37 уз.), а шумность ПЛА на скоростях подводного хода более 20 узлов увеличилась не более чем на 2 децибела. Хотя последнее, по заявлениям представителей компании Electric Boat, вообще не представляет никакой проблемы, поскольку ПЛА типа «Сивулф» даже на высоких скоростях подводного хода «менее заметны, чем ПЛА типа «Лос- Анджелес» у пирса». Общая же стоимость работ по модернизации ПЛА «Джимми Картер» составила, по приблизительным оценкам, около 887 млн. долл.

Однако, несмотря на значительное повышение боевых возможностей третьей лодки типа «Сивулф», само ее существование долгое время находилось вообще под большим вопросом. Так, вскоре после ее закладки на стапеле конгресс решил существенно урезать финансирование данной программы. Например, на 1996 финансовый год вместо запрошенных 1,3736 млрд. долл. было выделено лишь 674,5 млн. долл.

Адмиралы попытались доказать целесообразность продолжения данной амбициозной и дорогостоящей программы тем, что, во-первых, высокая степень распространения в мире современных технологий подводного кораблестроения создает существенную угрозу имеющемуся превосходству подводных сил ВМС США, а во-вторых, строительство третьей подлодки в серии (как минимум) жизненно важно для сохранения кораблестроительной базы Соединенных Штатов в работоспособном состоянии до того времени, как с 1998 г. будет начата практическая реализация программы по строительству серии ПЛА типа «Вирджиния».

Однако в ходе своего выступления 16 мая 1995 г. по поводу строительства многоцелевых ПЛА перед подкомитетом конгресса США по военно-морским вопросам (Subcommittee on Seapower) Синди Уильямс (Cindy Williams), помощник начальника управления национальной безопасности департамента по вопросам бюджета в конгрессе Соединенных Штатов, заявил, что «строительство ПЛА SSN-23 не является необходимым для поддержания на нужном уровне промышленных мощностей, занятых в области строительства атомных подводных лодок… по нескольким причинам».

Во-первых, по его словам, компания «Электрик Боут» уже получила подряды на строительство двух первых ПЛА типа «Сивулф», двух ПЛА типа «Лос-Анджелес» и переоборудование четырех ПЛАРБ типа «Огайо». Причем срок исполнения по этим контрактам выходит за границы 1998 финансового года, когда планируется начать строить многоцелевые ПЛА типа «Вирджиния».

Во-вторых, учитывая текущие и находящиеся в ближнесрочной перспективе потребности ВМС США в закупках новых кораблей, сохранять в прежнем объеме мощности сразу на двух верфях — «Электрик Боут» и «Ньюпорт Ньюз» — задача нереальная. Причина — нехватка заказов со стороны флота, способных полностью загрузить имеющиеся на этих верфях кораблестроительные мощности. Так, только верфь Newport News Shipbuilding имеет мощности, позволяющие ей строить до четырех ПЛА в год, что при средней продолжительности жизни корабля такого класса около 30 лет означает поддержание флота в 120 ПЛА. А американскому флоту, согласно новой доктрине, получившей название Bottom Up Review, «позволено» иметь лишь 45–55 многоцелевых атомоходов. К тому же, тогда эта верфь не рассматривалась в качестве участника программы по строительству перспективных ПЛА, а потому и сосредоточилась только на строительстве и обслуживании атомных авианосцев. Поэтому другой верфи, «Электрик Боут», стоит последовать примеру своего партнера и сосредоточиться на строительстве и техническом обслуживании атомных подводных лодок ВМС США

И, наконец, в-третьих, в корне неверно утверждение, будто бы в случае прекращения или сокращения объемов строительства атомных подводных лодок квалифицированный персонал быстро уйдет с верфей, что вызовет необходимость подготовки новых кадров в случае начала новых кораблестроительных программ. По словам Синди Уильямса, имеющийся объем работ по докованию, перезарядке ядерных реакторов и ремонту уже находящихся в боевом составе ПЛА и ПЛАРБ наряду с проектно-конструкторскими работами по перспективным атомоходам позволит сохранить на должном уровне квалификацию персонала верфей и конструкторских подразделений компаний, а также предотвратить массовую утечку ценных кадров в другие отрасли промышленности и бизнеса. К тому же, часть персонала, необходимого для работы над атомными подводными лодками, можно вполне свободно привлечь с верфи, занятой строительством и обслуживанием атомных авианосцев, ввиду схожести предмета.

Некоторые представители военно-политического руководства Соединенных Штатов шли даже дальше, призывая не просто прекратить финансирование всех программ по строительству «Сивулфов», но и конкретно перестать выделять средства на завершение работ на третьем корпусе. По их мнению, ПЛА типа «Сивулф» представляет собой наглядный образчик типичного оружия времен «холодной войны», дорогого и ненужного вне условий этой самой войны. На современном этапе эти «дорогостоящие адмиральские игрушки» попросту не нужны, поскольку в ходе их проектирования даже не ставилась задача борьбы с действующими в прибрежных районах малошумными неатомными ПЛ-основной текущей угрозой на море.

Основные тактико-технические характеристики ПЛА типа «Сивулф»
«Сивулф» «Джимми Картер»
Водоизмещение, т:
— надводное 7467 более 10500
— подводное 9138 12158
Длина максимальная, м 107,60 138.07
Ширина, м 12,20 -
Осадка, м 10,90 около 10,90
Скорость, уз.:
— максимальная подводная 39 37
— подводная, с меньшим уровнем шумов 20 20
Глубина погружения, м:
— максимальная безопасная 610 610
— на испытаниях 594 -
Экипаж, чел.: 140 140
— в том числе офицеров 14 14
Название ПЛА Заложена Спущена на воду Вступила в боевой состав ВМС
«Сивулф» (SSN-21) 25.10.1989 24.06.1995 19.07.1997 (Атлантический флот, ВМБ Гротон, штат Коннектикут)
"Коннектикут» (SSN-22) 14.09.1992 1.09.1997 11.12.1998 (Атлантический флот, ВМБ Гротон, штат Коннектикут)
«Джимми Картер» (SSN-23) 12.12.1995 5.06.2004 19.02.2005 (Атлантический флот, ВМБ Гротон, штат Коннектикут)

Экс-президент США Джимми Картер (справа) и действующий министр ВМС США Гордон Энгланд приветствуют собравшихся на церемонии спуска на воду третьей ПЛА типа «Сивулф». Это событие достаточно символично для бывшего президента, который в период с 1948 по 1952 г. проходил в Гротоне службу в качестве офицера подводной лодки.

Вместо того чтобы увлекаться строительством многочисленного атомного подводного флота, командованию ВМС США стоило бы, на их взгляд, приложить больше усилий в области неатомного подводного кораблестроения, особенно подводных лодок с воздухонезависимыми энергетическими установками. Последние с учетом нынешнего уровня их развития способны сократить до минимума или даже вообще нейтрализовать такой недостаток старых дизель-электрических ПЛ, как малое время непрерывного пребывания под водой (необходимо всплытие как минимум на глубину работы устройства РДП в целях подзарядки аккумуляторных батарей, использующихся для движения ДЭПЛ подводой). Кроме того, неатомные подводные лодки, даже оснащенные указанными выше энергоустановками, будут обходиться бюджету в несколько раз дешевле их атомных собратьев.

И только лишь ценой неимоверных усилий моряков и кораблестроителей удалось отстоять третью ПЛА типа «Сивулф», выкатка которой из цеха состоялась 4 июня 2004 г. (спущена на воду 5 июня 2004 г., вошла в боевой состав 19 февраля 2005 г.). Определенную роль сыграла и традиционная практичность американцев: если уж все-таки выделили какие-то средства на корабль, то его надо достроить. К тому же, бюджет у Соединенных Штатов на нужды национальной обороны просто огромный, не в пример нашему, российскому. А потому лишние четыре миллиарда «баксов» в течение 10 лет — не так уж и страшно д\я американского налогоплательщика. Но вот дальнейшее осуществление программы все-таки пришлось отменить: на повестке дня стояли перспективные ПЛА типа «Виргиния».

Вице-адмирал Маннс торжественно вручает Розалин Картер так называемый «приемный вымпел» новейшей ПЛА «Джимми Картер». 18 февраля 2005 г.

Супруги Картеры во время торжественной церемонии по вводу в боевой состав ВМС США их «семейной» атомной П/1 типа «Сивулф». 19 февраля 2005 г., ВМБ Гротон, штат Коннектикут.

С приветственной речью выступает командир ПЛА «Джимми Картер». 19 февраля 2005 г.

Экипаж ПЛА «Джимми Картер» готовится к первому выходу в море на корабле, ставшем уже неотъемлемой полноправной боевой единицей американского флота. 19 февраля 2005 г., ВМБ Гротон.

Волчья судьба

ПЛА типа «Сивулф» являют собой, если можно так сказать, апофеоз западной конструкторской мысли в области подводного кораблестроения «холодной войны». Появившись на заключительном ее этапе (первый корпус был заказан ВМС США9 января 1989 г., а второй 3 мая 1991 г., т. е. уже после окончания противостояния двух систем), данные подлодки призваны были составить достойную конкуренцию советским ПЛА последнего на то время поколения, поддержав тем самым реноме Соединенных Штатов. Так, по данным ВМС США, ПЛА типа «Сивулф» более чем в три раза превосходят по своему боевому потенциалу ПЛА типа «Усовершенствованный Лос-Анджелес». Однако победа Запада в этой негласной войне, вызванная неожиданно быстрым для многих развалом Советского Союза, практически поставила крест на данной программе. В условиях новой военно-морской стратегии, предусматривавшей перенос основного упора в войне на море в прибрежные районы, места «Морским волкам», созданным для завоевания господства на огромных и глубоководных просторах Мирового океана, в боевых порядках нового американского флота уже не нашлось. Особенно если учитывать баснословно высокую стоимость субмарин этого типа: по 4,4 млрд. долл. за единицу (общая стоимость строительства трех ПЛА оценивается не менее чем в 13,2 млрд. долл.). Для сравнения: последние атомные авианосцы типа «Нимиц» вместе с авиагруппой обходятся американскому бюджету в немногим более 5 млрд. долл., а один «Лос-Анджелес» — всего лишь в 741 млн. долл. Разница, как видите, довольно ощутимая.

В конечном итоге в ходе длительной и напряженной борьбы за ассигнования адмиралы и сторонники продолжения программы «Сивулф» потерпели фиаско. Предпочтение военно-политического руководства США было отдано менее дорогим ПЛА типа «Виргиния», количественный состав которых планируется довести до 30 единиц. Флот же сумел лишь отстоять завершение строительства по существенно модифицированному проекту третьей и последней (а планировалось вначале довести «стаю» аж до 30 кораблей!) подлодки этой малочисленной серии, названной SSN-23 «Джимми Картер».

Литература

1. Подымов В. «Сивулф» почти не виден». «Военно-промышленный курьер». С.45.24–30 ноября 2004 г.

2. Корпоративные издания компании — Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут-, 2003–2005 гг.

3. Справочник Jane s Fighting Ships. 2000–2004 гг.

4. Апальков Ю.В. Корабли ВМФ СССР. Том I: Подводные лодки. Часть 2: Многоцелевые ПЛ и ПЛ спецназначения. Галея Принт. СПб., 2003 г.

История одного оборонного предприятия

М. Усов

Окончание. Начало см. в «ТиВ» N36/2005 г.

РАЗРАБОТКИ ЗАВОДА

Приведу некоторые наиболее значимые работы, выполненные на заводе.

А Разработки ПКБ (ЦЭЗ№ 1 ГБТУ)

I. Подвижные технические средства восстановления и обслуживания для тактического войскового звена (полк-дивизия).

1. Комплекс подвижных танкоремонтных мастерских:

— демонтажно-монтажная мастерская ТРМ-А-49;

— слесарно-механическая и газосварочная мастерская ТРМ-Б-49;

— механическая мастерская ПММ;

— электрогазосварочная мастерская ЭГСМ;

— кузнечно-медницкая мастерская КММ;

— мастерская по ремон ту электрооборудования МЭРО-3;

— мастерская по ремонту танкового вооружения и оптики МТВО;

— подвижная ремонтно-зарядная станция ПРСЗ-З (ПРСЗ-4).

Эти мастерские первого послевоенного комплекса, которые стали поступать в войска в 1949–1950 гг., значительно отличались от мастерских военного времени. В качестве базы для мастерских использовалосынасси автомобиля повышенной проходимости ЗиС/ЗиЛ-151. Оборудование мастерских размещалось в унифицированном деревяннометаллическом кузове со средствами обогрева в зимнее время.

Ряд мастерских (ТРМ-А, ТРМ-Б, ЭГСМ и ПРЗС) имели автономные силовые агрегаты, а МЭРО — силовой агрегат с приводом от двигателя шасси.

Каждая мастерская комплектовалась специализированным оборудованием и технологической оснасткой, обеспечивающими высококачественный ремонт бронетанковой техники в нолевых условиях, а также брезентовой разборной палаткой.

ТРМ-А и ТРМ-Б имели кран-стрелу грузоподъемностью 1 000 кг. Количество рабочих мест в мастерских 3–4 человека, масса 8–9 тонн, время развертывания 40–50 мин. Опыт эксплуатации в войсках выявил ряд их недостатков: перегруженность машин, низкая проходимость и относительно невысокая производительность оборудования.

В связи с этим в 1958 г. был разработан переходный комплекс, насчитывающий девять типов подвижных мастерских. Каждой мастерской этого комплекса был присвоен индекс 58.

Основные отличителы 1ые особенности комплекса мастерских 1958 г. по сравнению с предыдущим сводились к следующему:

— использована более совершенная база-автомобиль высокой проходимости ЗиЛ-157;

— установлен облегченный цельнометаллический кузов с вытяжным вентилятором;

— предусматривалось электроснабжение не только от внутреннего, но и от внешнего источника;

— внедрены более совершенное оборудование, инструмент и принадлежности, позволившие повысить производительность работ и облегчить труд ремонтников.

Последующая эксплуатация подвижных мастерских выявила еще один недостаток — их узкую специализацию. Практика показала, что для тактического уровня необходимо иметь более универсальные машины.

Это было реализовано в комплексе 1960 г., насчитывающем шесть типов подвижных мастерских: ТРМ-А-60, ТРМ-Б-60, ЭГСМ-60, МЭРО-60, ПРЗС-60 и МТО-60. Сокращение типов мастерских осуществлялось за счет совмещения ряда функций. Так, ТРМ-А-60 совместила в себе функции ТРМ-А и частично МЭРО, МТВО и МТО, электрогазосварочная мастерская ЭГСМ-60-функции ЭГСМ и частично КММ.

Комплекс мастерских 1960 г. претерпел и ряд других изменений:

— реализована принципиально новая схема компоновки силового источника питания мастерских, вместо автономных силовых агрегатов применена схема «двигатель шасси — коробка отбора мощности — силовой генератор», что позволило получить выигрыш по массе оборудования, высвободить часть полезной площади мастерских и повысить их техническую готовность, особенно в зимнее время;

— установлен более легкий теплостойкий герметичный кузов КМ-157, состоящий из металлического каркаса с фанерной обшивкой внутри и металлического снаружи, между которыми уложили пенопласт;

— включено оборудование для дозиметрического контроля и спецобработки;

— проведена модернизация оборудования и технологической оснастки, включая единый комплект универсальных приспособлений (ЕКУП).

Дальнейшее совершенствование технологического оборудования и оснастки в период 1965–1970 гг., а также создание нового комплекса подвижных мастерских 1970 г. с индексом 70 проходили уже без непосредственного участия ЦЭЗа, но многие его наработки использовались и в этом комплексе. К ним можно отнести:

— кузов КМ-157М, унифицированный каркасный металлический кузов КМ-131 и унифицированный бескаркасный кузов-фургон К-131;

— автоматическое защитное отключающее устройство (АЗОУ), обеспечивающее быстрое отключение потребителей электрического тока при возникновении режимов, опасных для обслуживающего персонала.

Кроме того, ЦЭЗ участвовал в оснащении подвижных танкоремонтных заводов (ПТРЗ) и подвижных танкоагрегатных ремонтных заводов (ПТАРЗ) специализированными подвижными техническими средствами восстановления (ПТСВ), которых насчитывалось более 40 наименований, включая моечные машины ВММ-1 и ВММ-2, установку испытания двигателей и др.

2. Машины технического обслуживания (МТО), находящиеся на оснащении не только ремонтных органов тактического войскового звена(полк-дивизия), но и танковых (мотострелковых) батальонов. МТО предназначены для проведения наиболее трудоемких и тяжелых работ по техническому обслуживанию и войсковому ремонту бронетанковой техники. Это самые массовые подвижные мастерские в войсках.

Первые образцы МТО были разработаны на ЦЭЗе в 1956 г., они прошли несколько последовательных этапов развития и совершенствования (МТО-58, МТО-60). Начиная с 1970 г. эти машины выпускались по видам и маркам бронетанковой техники (МТО-70, МТО-172 и МТО-БТР). В качестве базы использовались ЗиЛ-151, ЗиЛ-157 и ЗиЛ-131. На первых машинах монтировался деревометаллический кузов, а с 1958 г. — КМ-157, КМ-157М, КМ-131 и К-131.

Основное оборудование МТО включало следующие элементы:

— электросиловую установку;

— компрессорную установку;

— моечную машину;

— агрегаты и стенды технического обслуживания;

— кран-стрелу грузоподъемностью 1000–1500 кг;

Танкоремонтная мастерская ТРМ-А-70.

Предназначена для выполнения демонтажно-монтажных и регулировочных работ, несложного ремонта электрооборудования.

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ-131 с лебедкой

Кузов — цельнометаллический KM-157М

Масса мастерской, кг — 8770

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода по топливу, км — 700

Грузоподъемность кран-стрелы, т — 1,5

Время развертывания, мин — 35-40

Танкоремонтная мастерская ТРМ-75.

Предназначена для выполнения демонтажно-монтажных, сварочных, слесарно-механических работ и подзаряда аккумуляторных батарей.

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ-131 с лебедкой

Кузов — цельнометаллический KM-157М

Масса мастерской, кг — 9190

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода по топливу, км — 700

Грузоподъемность кран-стрелы, т — 1.5

Время развертывания, мин — 35-45

Ремонтно-зарядная станция ПРЗС-70.

Предназначена для ремонта, заряда и проведения контрольно-тренировочных циклов стартерных аккумуляторных батарей.

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ -131 с лебедкой

Кузов — цельнометаллический КМ-157М

Масса мастерской, кг — 9200

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода, км — 700

Время развертывания, мин — 30-35

Электрогазосварочная мастерская ЭГСМ-70.

Предназначена для выполнения электрогазосварочных. кузнечно-медницких и жестяницких работ.

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ-131 без лебедки

Кузов — цельнометаллический КМ- 157М

Масса мастерской, кг — 9300

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода, км — 700

Время развертывания, мин — 35-40

Мастерская электроспецоборудования МЭС.

Предназначена для технического обслуживания и ремонта электрооборудования, стабилизаторов, инфракрасной техники, навигационной аппаратуры, систем противоатомной и противопожарной защиты

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ- 131с лебедкой

Кузов — каркасный металлический КМ-131

Масса мастерской, кг — 8990

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода, км — 700

Время развертывания, мин — 15-20

Подвижная мастерская МЭСП-АТ

Предназначена для проверки технического состояния и ремонта приборов электрооборудования и системы питания

Шасси — трехосный автомобиль ЗиЛ-131 без лебедки

Кузов — каркасный металлический КМ-131

Масса мастерской, кг — 8620

Скорость движения по шоссе, км/ч — 80

Запас хода, км — 700

Время развертывания, мин — 15-20

Рассказ о технических средствах (ПТС) ремонта и обслуживания бронетанковой техники требует все же сказать и об их недостатках. Так, по мнению некоторых руководящих сотрудников НТК ГБТУ, главные недостатки ПТС, эксплуатировавшихся в период 1970- 1980-х гг., были следующими:

— поступающие в войска узкоспециализированные, широкоуниверсальные и многоцелевого назначения ПТС не всегда отвечали нуждам армии, особенно по видам и маркам бронетанковой техники, находящейся в это время на вооружении (танки Т-72, Т-64 и Т-80, БТР и БМП), что требовало соответствующей комплектации запасными частями, специнструментами и спецстендами;

— ПТС на базе автомобиля ЗиЛ-131 была свойственна недостаточная подвижность (прежде всего низкая проходимость), которая не позволяла им передвигаться вместе с боевой техникой. Это, в свою очередь, требовало перехода на другую автомобильную базу с лучшими техническими характеристиками и более высокой проходимостью, например» Урал-375Д» и «-4320». Между тем в качестве новой базы настойчиво предлагалось использовать КамАЗы, но они не могли обеспечить в полной мере технические требования, предъявляемые к ПТС. из-за ряда конструктивных особенностей базового шасси. Кроме того, в это время в войсках остро стояла проблема сокращения многомарочности автомобильной техники.

Генерал-лейтенант А. Я. Головкин (с 1982 г. был заместителем командующего войсками ТуркВО по вооружению, с 1985 г. — заместителем Главнокомандующего войсками Западного направления, с 1988 г. — заместителем Главнокомандующего Группой советских войск в Германии).

В целом наши подвижные средства ремонта и обслуживания вооружения и техники — это многофункциональные мастерские. С принятием на вооружение новых образцов боевой техники на укомплектование подразделений и частей технического обеспечения принимались новые машины технического обслуживания (МТО), которые способны проводить все виды технического обслуживания и текущего ремонта нового образца. А ремонтные мастерские ТРМ-А оснащались дополнительными принадлежностями из ЕКУП (единый комплект универсальных приспособлений) для новой марки, оснащались новыми станками повышенной производительности, стендами и т. п. На последних модификациях ТРМ-А устанавливались агрегаты и оборудование для зарядки АКБ (пока танк, БМП, БТР и т. п. ремонтируются, аккумуляторы проходят подзарядку). Это чудесно! А на последние образцы ТРМ-А стали ставить и маленький токарный станок. Прекрасны и имеющиеся сейчас удобные выносные (из ТРМ-А) ремонтные палатки.

Возросла мощность СРЗА (разрядно-зарядная мастерская). На ЭГСМ увеличили мощность сварочного генератора и внедрили сварочный полуавтомат.

Организационная структура ремонтных органов батальона, полка, дивизии постоянно совершенствовалась, повышались их мобильность и производственные возможности.

Несколько слов по поводу базы МТО. Мы еще застали все «летучки» на базе ЗиЛ-151, потом появилась база ЗиЛ-157, и до последнего времени использовались Зил-131. ЗиЛ-131 — это хорошая доработанная база высокой проходимости, которая свободно идет по танковому маршруту, а в случае застревания свободно эвакуируется подобной мастерской. Это большой плюс.

Если — засядет- «Урал» — без танкового тягача не подходи. А «Уралы» первых серий были еще и капризны в эксплуатации, ненадежны.

По моему мнению, не брали «Уралы» потому, что они были тяжелы и при установке кузова с высотным габаритом, как у ЗиЛа, не вписывалась в железнодорожные габариты. Кузова нужно было понижать, но работать в мастерской в полусогнутом состоянии — это кошмар для ремонтника. Я знаком с машинами-хранилищами для боеголовок ракет, их ставят на «Уралы», так в них свободно во весь рост передвигаться нельзя — низко.

Генерал-майор Г. В. Журавель (в 1980–1982 гг. был заместителем командующего 40-й армии по вооружению).

По опыту ввода и обустройства советских войск в Афганистане можно сделать вполне определенные выводы.

1. Основным критерием эффективности ремонтных подразделений и частей в 40-й армии считался КТГ ВВТ (коэффициент технической готовности — отношение исправной техники к списочному составу) обслуживаемых ими боевых подразделений и частей. Он должен был быть не ниже 0,8–0.85, однако вследствие ряда объективных и субъективных причин иногда снижался до 0.4–0,5. Одной из таких причин являлась низкая эффективность ремонтных подразделений (некомплект личного состава и подвижных средств технического обслуживания и ремонта, низкая профессиональная подготовка специалистов, отсутствие запасных частей и материалов, неустойчивое и безграмотное управление техническим обеспечением, непродуманный и неприемлемый для 40-й армии штат ремонтных подразделений и др.).

2. При отмобилизовании соединений и частей 40-й армии, при их вводе в Афганистан и в начальный период боевых действий ситуация складывалась так, что части технического обеспечения готовились в последнюю очередь и по остаточному принципу, что крайне отрицательно сказывалось на их эффективности.

3. Соединения и части 40-й армии были укомплектованы крайне разномарочными образцами ВВТ (поступившими с войсками из Туркестанского и Среднеазиатского военных округов), в том числе поступившими по замене некомплекта из народного хозяйства.

В качестве примера можно сослаться на объекты БТВТ: Т-62, Т-55, Т-54Б, Т-54А, Т-54; БМП-1 (с 1981 г. стали поступать БМП-2), БТР-60ПБ (а при вводе войск некоторые подразделения еще имели БТР-152 и БТР-40); различные образцы базовых машин (артиллерии, ПВО. инженерные, связи и др.).

Подвижные средства технического обслуживания и ремонта (ПС ТОиР) также были всевозможных видов и модификаций выпуска начала 1960-х и конца 1970-х гг. с различным оборудованием. Все ПС ТОиР были универсальными, а не специализированными для конкретных образцов вооружения и техники, а техническое обслуживание и особенно ремонт ВВТ требовали специализации.

Единственным образцом ПС ремонта и эвакуации, подходившим для ВВТ 40-й армии, оказался танковый тягач БТС-4 (на базе Т-54), однако и его оборудование частично не соответствовало афганскому театру военных действий (так, оборудование ОПВТ оказалось излишним).

Все колесные ТРМ (на базе ЗиЛ-131) оказались неприспособленными для обеспечения боевых действий войск в условиях Афганистана (горно-пустынная местность, крайне узкие горные дороги с очень крутыми подъемами. спусками и поворотами, барханные пески, песчаные бури и т. п). Все это приводило к тому, что ТРМ практически в ходе боевых действий не использовались, а для организации технического обеспечения задействовали одну из боевых машин мотострелковой роты (БМ П или БТР), на которой находился заместитель командира роты по вооружению (в танковых ротах, или техник) с необходимым инструментом и запасными частями.

4. Подразделения и части технического обеспечения, их оборудование, организационно-штатная структура и т. п. не в полной мере отвечали потребностям войск и характеру боевых действий на афганском ТВД, особенно в самом нижнем и основном звене: рота и батальон. Рота не имела никаких средств ТОиР. А при ведении боевых действий мотострелковая рота (усиленная танками, артиллерией и инженерными подразделениями) зачастую действовала самостоятельно, в отрыве от главных сил. То же относилось и к действиям при охране маршрутов (путей подвоза) на блокпостах и при выполнении других боевых задач.

Кстати, и в современных условиях (в ВС РФ) рота тоже не имеет никаких сил и средств технического обеспечения, хотя во всех странах НАТО это положение давно исправили; каждая рота имеет и личный состав, и соответствующие машины для обслуживания и ремонта боевых машин роты.

Отсутствие штатных сил и средств технического обеспечения в роте приводило к отрицательным последствиям. Во-первых, колесные ТРМ на базе ЗиЛ-131 не поспевали за боевыми подразделениями, особенно за БМП, следовательно, их или не брали с собой, или оставляли на одном из блокпостов. Во-вторых, приходилось вместо ТРМ использовать одну из боевых машин роты, что снижало ее боевые возможности, а в-третьих, выделение средств из ремроты полка значительно уменьшало ее производственный потенциал и она зачастую не могла выполнить стоящие перед ней задачи восстановления ВВТ в месте постоянной дислокации.

Аналогичная картина складывается и при организации и осуществлении технического обеспечения усиленного мотострелкового батальона.

5. Нельзя не отметить еще один недостаток при организации и осуществлении технического обеспечения в указанный период — это создание различного рода нештатных групп и формирований (РЭГ, РГ, ЭГ, ПТН\ техническое замыкание и т. п.). А это крайне отрицательно влияет как на эффективность работы этих органов, так и на штатные ремонтные и эвакуационные подразделения, из которых выделяются указанные нештатные формирования.

В 1980-е гг. в 40-й армии была сделана ставка на «Урал-4320» (в звене батальон- полк) и КамАЗ — в частях подвоза.

— ПТН — пункт технического наблюдения РЭГ — ремонтно-эвакуационная группа РГ — ремонтная группа

— комплект такелажных приспособлений;

— электроинструмент;

— разборно-сборочные и центровочные приспособления комплекса ЕКУП;

— единый комплект специальных ключей (ЕКСК);

— комплект слесарно-монтажного и мерительного инструмента общего назначения;

— комплект специальной обработки военной техники.

Масса составляла 9- 10 т, время развертывания — 30–40 мин, рабочих мест былотри.

Эти подвижные мастерские изготавливались серийно и мелкими партиями на заводе № 90 Минобороны (п. Птичное Московской обл.), а также на заводах промышленности (Мытищи, Калуга и др.). Большинство специального оборудования, агрегатов и стендов для этих мастерских было разработано на ЦЭЗе.

II. Агрегаты, установки, приспособления и стенды, обеспечивающие эксплуатацию, обслуживание и ремонт бронетанковой техники (парковое оборудование).

1. Вибрационно-ударная насадка (ВУН), которая надевалась сверху на металлический штырь заземления для автоматического его забивания и вынимания из фунта. Применялась в войсках в полевых условиях для всех систем заземления подвижных ремонтных мастерских и других подвижных средств. Выпускалась серийно с 1960 г.

2. Пароструйная установка ПУ-1.

Ее назначение — мойка и дезактивация бронетанковой техники, чистка деталей и узлов техники при их разборке. В 1962 г. ПУ-1 прошла войсковые испытания в Шиханах, изготавливалась серийно, входила в комплект ТРМ и МТО.

3. Нафеватель воздуха НВ-1, где применялась вращающаяся форсунка, отопительно-вентиляционные установки OB-1 и ОВ-2 и фильтровентиляционные установки (ФВУ). Предназначались для отапливания помещений (палаток), штабных машин и подвижных мастерских. Выпускались серийно с 1958 г.

4. Агрегат заправки консистентными смазками (АЗКС). Монтировался на автомобильном прицепе с емкостью 1200 л, обеспечивал техническое обслуживание ходовой части сразу всего борта танка. Выпускался небольшими партиями и поступал в ремонтно-эксплуатационные службы воинских частей.

5. Стенд для мойки воздушных и топливных фильтров, устанавливался в МТО и стационарных пунктах ТО. Производился серийно с 1958 г.

6. Пенно-масляный воздухоочиститель. Находился в серии и с 1960 г. ставился на автомобиль ЗиЛ-130.

7. Малогабаритный насос погружного типа, который предназначался для индивидуальной заправки топливом из отдельных емкостей. Строился серийно с 1962 г. и входил в комплект возимого танком ЗИПа. Нашел широкое применение и в народном хозяйстве.

8. Установка для механической чистки канала ствола танковых пушек. Выпускалась серийно с 1958 г. на артиллерийском заводе в Перми и поступала в ремонтно-эксплуатационные службы воинских частей.

9. Приспособления для крепления колесных и гусеничных машин, включая танки, на железнодорожных платформах. Производились серийно с 1958 г. и широко использовались при транспортировке автобронетехники железнодорожным транспортом.

10. Установка по проверке, ремонту и зарядке воздушных баллонов. Изготавливалась с 1956 г., поступала в ремонтные подразделения и части.

III. Стационарные устройства для обслуживания танков и учебные тренажеры.

1. Танковый кинотренажер (ТКТ) для обучения вождению танков Т-54 и Т-55 имел качающуюся закрытую кабину механика-водителя, оборудованную всеми необходимыми органами управления (педаль и рычаг «газа», кулиса переключения коробки передач, рычаги управления), связанными со звуковым кинопроектором и экраном.

На кинопленке была заснята трасса танкодрома, и механик-водитель видел ее через штатные призматические приборы наблюдения. В случае неправильно выбранной передачи и скорости движения танка двигатель «глох», а в случае неумелого пользования рычагами управления водитель терял видимость трассы. Инструктор контролировал действия обучаемого. Для 1960 г. это было большое достижение. Опытный образец был установлен в одной из частей Таманской дивизии под Москвой. Использование этого тренажера в предварительном обучении механиков-води- гелей позволило значительно сократить время их реальной подготовки на танке, что, в свою очередь, уменьшило расходы ГСМ и моторесурсов.

Тренажер изготавливался небольшой партией на одном из заводов Минобороны, 2. Стационарная мойка танков представляла собой углубленную герметичную бетонную емкость с ограждением, где была установлена тележка с опорными танковыми катками, на которые своим днищем заезжал танк (перемещался с помощью тросов электролебедки). Гусеница свободно провисала, ее часть по оси катков находилась в воде. При работающем двигателе и включенной трансмиссии гусеница танка «полоскалась» в воде, центробежные силы отбрасывали комья грязи (глины) из катков и траков. Этому способствовало специальное ударное приспособление, которое буквально выколачивало грязь из траков. Кроме того, мощная водяная помпа через серию своих направленных насадок тщательно мыла корпус и ходовую часть гусеничного движителя. Водяная помпа имела свой фильтр очистки воды, что позволяло использовать воду по замкнутому циклу. Скопившаяся грязь в отстойнике водяной емкости винтовым конвейером (шнеком) подавалась вверх и заполняла опрокидывающуюся открытую емкость (примерно 1,5 м1), установленную на двухколесном прицепе автомобиля. Мойка была смонтирована в 1960 г. в учебном центре Таманской дивизии, получила высокую оценку руководства Минобороны и рекомендовалась для войск.

IV. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), выполненные совместно с НИИБТ полигоном («Кубинка») и другими организациями.

1. Откидные бортовые противокумулятивные экраны. Их использование значительно увеличивало расстояние от точки соприкосновения кумулятивного снаряда с экраном до его встречи с броней борта танка, что, в свою очередь, снижало кумулятивный эффект образующейся металлической струи. Такие экраны ставились для защиты в первую очередь боевого отделения, а также отделения управления.

Откидные резинотканевые бортовые противокумулятивные экраны устанавливались консольно на и ад гусеничных полках танков и имели определенную степень свободы перемещения, что гарантировало их сохранность при движении танка через мелколесье или кустарник. В походном положении они прижимались и крепились к борту, а при необходимости их можно было автоматически развернуть под углом к борту (тип «елочки»).

Эта конструкция бортовых экранов прошла всесторонние испытания на полигоне и нашла широкое применение в танкостроении (авторское свидетельство на изобретение № 25176 выдано 25 ноября 1962 г. А.М. Борисову, И.Ф. Бугаенко, Г.М. Разину, М.М. Усову — сотрудникам завода, а также Г.М. Козловуи И.С. Малькову-специалистам полигона). Откидные бортовые экраны разных конструкций монтировались на некоторых модификациях танков Т-62, Т-64, Т-72, часто в сочетании со сплошными противокумулятивными экранами и навесной динамической защитой.

2. После известных событий 1956 г. в Венгрии стало очевидным, что отечественные бронетранспортеры и БРДМ с открытым верхом весьма уязвимы к осколкам, пулям и другим предметам, летящим сверху. В срочном порядке в войсках эти машины стали закрываться сверху броневыми листами. В заводском исполнении крыша с люком была установлена впервые в начале 1960-х гг. на БТР-152К.

Однако установка бронированной крыши на БТР резко снижала боевую мощь машины, так как стрелять из нее стало практически не из чего (установленный на лобовой броне на кронштейне пулемет был открыт, и стрелку требовалось вылезти из БТР наружу, а стрелять через бортовые лючки из штатного оружия стрелка АКМ оказалось малорезультативно, да и опасно для самого экипажа). В 1960 г. ГБТУ поручило заводу и НИИБТ полигону разработать и установить на закрытых крышах БТР и БРДМ башенки с пулеметным вооружением.

Для БРДМ-1 была изготовлена небольшая башенка кругового вращения в виде усеченного конуса, размещенная на сварной закрытой рубке, где находился командир-стрелок. В башенке был установлен 7,62-мм пулемет СГМТ с приемником для рассыпающейся металлической ленты и гильз и перископический прицел. Наведение пулемета на цель осуществлялось вручную.

Принципиальная схема откидных резинотканевых бортовых противокумулятивных экранов, тип «елочка» (вариант): показан предельный курсовой угол обстрела, при котором откидные экраны надежно защищают борт танка от кумулятивного снаряда.

Копия авторского свидетельства № 25176, выданного в 1962 г. на изобретение по заявке № 716688 (откидные бортовые противокумулятивные экраны)-

Для БТР-152 и БТР-40, а также БТР-60П были спроектированы башенки большего размера, так как они устанавливались непосредственно на закрытой крыше БТР и в них кроме пулемета СГМТ располагался и стрелок. Угол подъема пулемета достигал 80", что позволяло применять его в горной местности и вести стрельбу по низколетящим воздушным целям. Наведение пулемета на цель осуществлялось вручную. По результатам испытаний в 1961 г. ГБТУ подготовило соответствующие ТТТ к заводам-изготовителям (ГАЗ и ЗиЛ).

Так, уже на БРДМ-2, принятой на вооружение в середине 1960-х гг., стояла аналогичная башенка с пулеметом СГМТ или ПКТ, а на бронетранспортерах БТР-70 и БТР-80 (приняты на вооружение в 1970-е гг.), пришедших на смену первому поколению, применялись увеличенные башенки со спаренной пулеметной установкой: 14,5-мм пулемет КПВТ и 7,62-мм ПКТ.

3. В 1960 г. перед заводом была поставлена задача совместно с НИИБТ полигоном разработать и изготовить несколько телеуправляемых танков для использования их в качестве мишеней для испытания различных ПТУР (тогда использовалась аббревиатура ПТУРС), Известно, что еще в конце 1930-х гг. на базе танка Т-26 изготовили несколько моделей дистанционно управляемых по радио «телетанков» и танков управления ими. По аналогичной схеме на заводе была разработана новая по своему качеству аппаратура, включающая исполнительные пневматические механизмы, установленные на органах управления (включение и выключение двигателя, работы стартера главного фрикциона, механизмов поворота, коробки перемены передач и автоматической подачи топлива), приемопередающую УКВ-радиостанцию с кварцевой стабилизацией частот и дистанционный пульт, обеспечивающий 10 команд. Надежная дальность управления составляла 3000 м.

Систему управления по радио смонтировали на двух танках Т-55, а в 1961 г. она успешно прошла полигонные испытания. Телеуправляемые танки в дальнейшем использовались как подвижные мишени.

4. В 1958 г. на базе танка Т-54Б был изготовлен и принят на вооружение Советской Армии танк Т-55, который имел полную герметизацию корпуса (устранен был даже вентилятор, который размещался раньше в крыше башни перед сиденьем заряжающего). Герметизация корпуса позволила установить на танке систему защиты от оружия массового поражения (ОМП). Задача аналогичным образом герметизировать корпус, включая погон башни и люки, жалюзи, оптику танков ранних выпусков, находящихся в войсках, была поставлена перед заводом. Соответствующая конструкторская документация была подготовлена, опытные образцы модернизированных танков прошли испытания на НИИБТ полигоне в 1959 г.

В дальнейшем соответствующая документация была передана на заводы по капитальному ремонту танков, где система ПАЗ (противоатомная защита, точнее, защита от ОМП) устанавливалась на танки Т-54 и ПТ-76 при их капитальном ремонте.

5. В конце 1950-х гг. на заводе под руководством изобретателя Новикова (точными сведениями о нем автор не располагает) разрабатывалась опытная термодымовая аппаратура (ТДА), предназначенная для постановки маскирующих завес.

Работа ТДА основывалась на впрыске в выхлопной коллектор моторного масла или дизельного топлива, ко торое, сгорая, смешивалось с выхлопными газами и через выпускной патрубок выбрасывалось в атмосферу, где, соприкасаясь с более холодным воздухом, конденсировалось, образуя густой туман. ТДА устанавливалась с 1958 г. (и устанавливается поныне) на всех советских (российских) танках начиная с Т-55. Она обеспечивает постановку дымовой завесы шириной до 400 м. которая при безветренной погоде держится в течение нескольких минут.

Эскиз-схема опытного шасси для «танка на воздушной подушке»:

1 — маршевые двигатели; 2 — люк отделения управления; 3 — гибкое ограждение; 4 — воздухозаборники двух маршевых вентиляторов; 5 — подъемный воздушный вентилятор.

В это же время была создана ТДА и для ГТД устанавливаемого на специальном прицепе к танку, которая могла в считанные минуты поставить дымовую завесу на площади в несколько гектаров. Был изготовлен и испытан опытный образец, но серийно эта установка не выпускалась.

6. В 1959 г. была разработана мощная подвижная вентиляционная установка с использованием двигателя В-2, которая широко применялась в народном хозяйстве для быстрого удаления загазованности и задымленности в открытых горнодобывающих карьерах.

7. В конце 1950-х гг. Н.С. Хрущев на одном из совещаний, где присутствовали специалисты в области танкостроения, предложил создать танк-вездеход на воздушной подушке. Главные конструкторы А.Н. Карцев и АА. Морозов категорически высказались против этой идеи, мотивируя свой отказ тем, что создание танка, действующего в реальных полевых условиях (а не легкого транспортного средства, передвигающегося над ровной поверхностью), потребует такого соотношения мощности двигателя к весу танка, что сделает его создание нереальным.

Однако ленинградский конструктор Ж.Я. Котин и директор НИИ «Трансмаш» B.C. Старовойтов, которые не имели в то время заказов, на разработку танка на воздушной подушке согласились. Поддержал эту идею и начальник НТК ГБТУ генерал-лейтенант ИТС А.В. Радус-Зенькович. По-видимому, с их «подачи» эта тема и попала в 1958 г. на завод. Работа велась в режиме строгой секретности, к ней допускался ограниченный состав лиц.

Работу возглавлял приехавший из Ленинграда директор одного оборонного НИИ член-корреспондент АН профессор Берг (инициалы, к сожалению, не помню). С ним работала группа ленинградских специалистов.

В итоге получился не танк, а платформа на воздушной подушке, предназначенная для проверки режимов движения, управляемости и маневренности, а также для отработки соответствующих органов управления. Машина была выполнена в габаритах танкового трейлера: длина 6 м, ширина 3 м, высота 1,5 м. Масса примерно 2000 кг. Корпус изготавливался из легких металлических конструкций со слегка скошенными лобовым и бортовыми металлическими листами. Впереди находилось отделение управления с местами для двух человек, по центру (ближе к корме) — подъемный воздушный вентилятор с приводом от двигателя В-2 (500 л.с.), по бокам в корме-два маршевых воздушных вентилятора. Зона повышенного давления воздуха под корпусом удерживалась с помощью ограждения из гибких материалов («юбки»). Прямолинейное движение осуществлялось на высоте примерно 150 мм над поверхностью земли. Для передвижения по ровной поверхности при неработающем подъемном вентиляторе по периметру днища были установлены колеса диаметром примерного мм.

Машина оказалась плохо управляема, но по нашей просьбе ее иногда выкатывали из цеха, и она со скоростью пешехода выезжала на заводской стадион, где после дождя образовывались большие лужи. В течение 30 мин она их высушивала, и поле было готово к футбольным баталиям. Летом 1959 г. э ту машину увезли на на НИИБТ полигон. При первом же испытании она остановилась на косогоре, не хотела больше двигаться, и ее куда-то увезли. Больше ни на полигоне, ни на заводе она не появлялась.

Идея создания танка на воздушной подушке оказалась нереальной, что и предвидели главные конструкторы Л.Н. Карцев и А.А. Морозов (отметим, что попытки создания «танка на воздушной подушке» предпринимались и за рубежом и также окончились вполне предсказуемой неудачей).

Однако справедливости ради следует отметить, что проведенные исследования оказались, по-видимому, полезными и учитывались при создании военно-десантных катеров («Аист», «Гусь» и др.).

Б. Разработки ПГБ (ЦЭЗ№ 1 ГБТУ).

1. Технологическая документация по капитальному ремонту танков ПТ-76 и Т-54 и их модификаций, двигателей В-6 и В-54, включающая:

— технические условия на ремонт;

— технологические карты ремонта, в том числе материалы, производственное оборудование и технологические режимы, необходимое для ремонта изделия, время, квалификация работников и т. п. (нормативно-временные регламенты).

2. Технологическая часть проектной документации по строительству и модернизации заводов по капитальному ремон ту бронетанковой техники у нас в стране (Рига, Дальний Восток, Николаев и др.) и за рубежом.

За участие в проектировании и строительстве в Болгарии (г. Торговище) танкоремонтного завода руководитель проекта (его технологической части) Н.Ф. Макаренко и ведущий инженер А.Г. Маргинсен были награждены в 1962 г. болгарским орденом Трудового Красного Знамени.

3. Стенды и уст ановки для виброконтактной и двухэлектродной наплавки деталей для восстановления элементов ходовой части (проушин траков, осей опорных катков, балансиров и т. д.).

4. Установки и приспособления для восстановления деталей способом их металлизации с использованием токов высокой частоты, гальвано- и размерного хромирования при ремонте двигателей, топливной аппаратуры и т. п.

Эти работы выполнялись совместно с академией БТВ под руководством начальника конструкторского отдела 1I I Б, лауреата Сталинской премии В.М. Толстого, а также М.У. Филина и АИ. Шарова и получили широкое применение в ремонтных войсках и на ремонтных заводах.

В. Разработки ЦЭЗ № 1 ВВС 1963–1974 гг.

1. Центрифуга ЦФ-7 для подготовки космонавтов, установлена и эксплуатируется в ЦП К.

2. Центрифуга ЦФ-4 для животных, находится в ИМБП.

3. Стенды искусственной гравитации СИГ, САЙГ, блоки жизнедеятельности ББЖ, ББИ; запущены с животными в космос на борту искусственных спутников Земли.

4. Стенд д\я исследования и тренировки вестибулярного аппарата летчиков и космонавтов — качели Хилова, установлены в ЦПК.

5. Комплексный тренажер физической подготовки КТФ — «космический стадион», используется на борту всех орбитальных космических станций.

6. Стенд вертикальных и горизонтальных ударных перегрузок, смонтирован в ИА и КМ.

7. Вестибулометрическое кресло с переводом на неустойчивую опору и стенд исследования совместимости экипажей орбитальных космических станций «Гомеостат», установлены в ЦПК.

8. «Иммерсионная камера», направлена в ИА и КМ.

9. Специальные тренировочно-моделирующие и реабилитационные комплексы для летчиков и космонавтов, которые использовались в летных училищах, госпиталях ВВС, лабораториях, самолетах и космических аппаратах.

10. Различного типа барокамеры (в том числе «гелиевая», взрывного действия, импульсные и др.) для изучения, тренировки и лечения сердечно-сосудистой системы человека с одновременным использованием данных ЭКГ, оборудованные системами регенерации воздушных и гелиевых сред и системами кондиционирования, эксплуатировались в ЦПК. ИА и КМ, ИМБП и ЦНИАГ.

11. Бортовые изделия для пилотируемых космических аппаратов, предназначенные для тренировки мышечной и сердечно-сосудистой систем в условиях невесомости («Вакуумная емкость», вестибулярный стенд и др.).

12. Медико-диагностическая аппаратура «Полином-2м», «Эдельвейс», «Импульс», позволяющая контролировать состояние космонавтов и летчиков в полете, неоднократно использовалась экипажами орбитальных космических станций.

13. Аппаратура автоматического отслеживания местоположения космического околоземного аппарата на фоне земного глобуса «Эллипс».

14. Комплекс информационного табло (КИТ-1 и КИТ-2), передовой поисковый командный пункт, использовался поисково-спасательной службой ВВС.

15. Прибор авиационного врача ПАВ-5, позволял контролировать состояние летного состава перед вылетами по всем требуемым параметрам.

16. Командно-штабные машины (КШМ) подвижного запасного пункта истребительной авиационной дивизии, направлены в войска (1974).

17. Индивидуальный летательный аппарат (ИЛА «Старт»), разработанный по постановлению правительства СССР, 1970 г. (см. «Техника и вооружение» № 10/2004).

Сюда можно добавить многие другие изделия, востребованные нашей авиацией и космонавтикой.

Многие экспериментальные установки, которые не задействовались в

ЦПК или были заменены другими, более современными, использовались для создания в пионерском лагере «Артек» музея космонавтики, в котором ребята могли не только узнать много интересного, но и реально «почувствовать» себя потенциальными космонавтами на действующем оборудовании по тренировке вестибулярного аппарата и других спецстендах.

Лаборатория завода. Установка для исследования одноканального автомата демпфирования по теме ИЛА «Старт». 1969 г.

Барокамера взрывных компрессии и декомпрессии для исследования на животных. Установлена в Институте авиационной и космической медицины. 1968 г.

Митинг в станкоинструментальном цехе. Сидят за столом (справа налево): заместитель начальника завода Р.Д. Русанов, председатель профкома завода С.И. Рашрей. Выступает инженер-конструктор М.М. Усов. 1960 г.

ЛЮДИ ЗАВОДА

Начальниками завода в первые послевоенные годы были генерал-майор Н.А. Савинов, с конца 1940-х гг. — генерал-майор Н.В. Барыков, а затем, с 1955 по 1974 г. — инженер-полковник В.Ф. Струнников. Он возглавлял ЦЭЗ дольше других, был требовательным и справедливым начальником, его любили и уважали в коллективе.

Струнников много сделал для совершенствования технологической оснащенности и организационной структуры предприятия. При нем творческий потенциал коллектива реализовался наиболее полно, о чем свидетельствует тот факт, что львиная доля авторских свидетельств на изобретения была получена коллективом в период его руководства.

Для решения поставленных задач с целью усиления кадрового потенциала завода па него после войны были направлены офицеры-инженеры выпускники Военной академии бронетанковых и механизированных войск им. И.В. Сталина, в числе которых были: А. Анципович, К. Безенкии, И. Бугаенко, А. Богданов, B. Богомолов, В. Балабанов, А. Бидевкин, Р. Буянов, С. Бараненко, А. Волков, А. Власьянов, Д Гущик, Р. Иванов, М. Карпоносов, А. Королев, А. Киричинский, В. Крылов, А. Лысков, Н. Макаренко, Л. Марчук, A. Матвеев, А. Моргунов, В. Петрушевский, В. Полтавец, Герой Советского Союза C. Павлов, В. Портнянко, В. Потлатов, П. Русанов, Р. Русанов, Г. Разин, А. Сулейманов, В. Стратович, Д Роганович, В. Толстой, Е. Урванцев, О. Швачунов, В. Рогожинский, А. Чепалов, А. Шаров, И. Черкашин, М. Филин и др. Многие из них были участниками войны. В дальнейшем большинство из них надолгие годы станут основой инженерного и руководящего состава завода.

Д\я укрепления кадров завода с конца 1950-х гг. на него прибыли офицеры- выпускники той же академии, в числе которых находились: Е. Бородихин, B. Борщ, А. Баринов, Ю. Бурцев, А. Ветров, В. Ворошилов, Г. Кравцов, А. Мартинсен, Ю. Никифоров, Б. Остряков, В. Путинский, В. Писарев, В. Рудько, Э. Рой, А. Семенычев, А. Ситник, В. Сутула, А. Ковалевский, Е. Тимошин, Э. Тигков, М. Усов, Ю. Цурков, Н. Хазов, А Федоте! iko и др. Mi югие из них имели опыт службы в войсках.

Военнослужащие, ИТР и кадровые рабочие, такие как А. Савушкин, Н. Жеребцов, К. Новоторцев, П. Чекин, П. Блинов, В. Агафонов, Е. Ткач, В. Хилько, А. Федоров, И. Апраксин, Н. Родименков, С. Жучков, М. Чувашов, С. Аристов, П. Кузнецов, Н. Ковалев и многие другие обеспечивали выпуск опытных образцов военной техники и разработку новых технологий ремонта бронетанковой техники.

При переходе в систему ВВС завод сохранил свой кадровый костяк. В течение нескольких лет туда прибывает молодое пополнение офицеров из академии им. Жуковского, высших военных авиационных училищ, военных кафедр высших учебных заведений МАИ, МАТИ, МВТУ: И. Левченко, Е. Волков, Е. Савинов, А. Юдов, С. Снетков, В. Горивщенко, Г. Аверин, Е. Рыбаков, B. Бойко, А. Рябцев, Н. Алексеев, Б. Пашковский, А. Вершинин, Г. Зотов, М. Козлов, В. Филимонов, В. Крячун, В. Гамбарян, С. Бибиков, Н. Раллев, П. Хохлов, C. Харитонов, Б. Ленев, Н. Дудников, Г. Баранов, В. Максимов, Е. Рабышев, Е. Башкиров, О. Соколов, А, Гудзь, М. Мордовский, О. Ромадин, Ю.Титовка, Л. Тихомиров, Е. Дятлов и др.

Активно участвовали в работах завода служащие Л. Беккер, К. Белокопытова, 3. Богоявленская, Л. Бобылева, В. Вдовина, А. Зотова, Н. Кузовкова, Я. Кушева, М. Ленгник, Т. Макарова, А. Моргунов, Л. Осипова, А. Пронченко, А. Савушкин, О. Савушкина, Г. Толкач, А. Толкач, С. Ульянченко, А. Абдрахманов и др.; рабочие Е, Бортников, Е. Брудер, Ю. Жеребцов, Е. Никитин, А. Полестер, А. Сабитов и многие другие. Они также обеспечивали выпуск уникальных изделий завода.

Иван Фомин Бугаенко.

Ветераны завода М.М. Усов (слева) и А.Н. Савушкин на фоне здания бывших кузнечно-прессового и литейного цехов. 2005 г.

Передовики соцсоревнования завода (слева направо): Майоров Ю.Н., Пастушков В.И., Белокопытова К.И., Филин М.У., в центре — Ленгник М.Ф., далее — Никифоров Ю.В., Иванов Р.Е., Усов М.М., Буянов P.B. 1964 г.

О некоторых из них я бы хотел сказан» особо. Моим первым наставником был участник войны, спокойный, рассудительный и грамотный конструктор инженер-подполковник И.Ф. Бугаенко. За десять лет (1959–1969) я прошел под его непосредственным руководством путь от инженера-конструктора до заместителя начальника конструкторского отдела.

Яркой и неординарной личностью был Ростислав Викторович Буянов (1924–1998), полковник, заслуженный изобретатель РСФСР, кандидат технических наук, участник Великой Отечественной войны. После окончания Военной академии им. И.В. Сталина в 1953 г. он пришел на завод в конструкторский отдел, где проявил себя незаурядным и инициативным инженером-конструктором, а в дальнейшем стал начальником конструкторского отдела. С его именем связано множество уникальных разработок как в танковой, так и в авиационно-космической областях. Он автор нескольких десятков изобретений, на которые получены авторские свидетельства. Многие его разработки нашли самое широкое применение и в народном хозяйстве (воздухоочистители, вентиляционно-отопительные установки, малогабаритные насосы для перекачки жидкостей и др.). После ухода с завода в 1968 г. он стал главным конструктором одного из ведущих НИИ ГШ ВС, где и проработал до ухода в запас в 1984 г.

Уникальна судьба одного из ветеранов завода Александра Никифоровича Савушкина. Он пришел на завод в грозном 1942 г. тринадцатилетним подростком, учеником слесаря. Уже в 1945 г. в шестнадцать лет стал мастером (оптиком) на оружейно-пулеметном участке. Александр Никифорович работает непрерывно на родном заводе и по настоящее время. Его рабочий и трудовой стаж составляет более 63 лет. Александр Никифорович прошел путь от рабочего, мастера, цехового технолога и ведущего технолога многих танковых и авиационно-космических разработок до начальника технологической службы завода.

С автором статьи поделились своими воспоминаниями ветераны завода: А.Г. Мартинсен, Л.П. Марчук, В.И. Путинский, А.И. Ситник, В.И. Сутула, А.Н. Савушкин, Е.Р. Урванцев.

При подготовке статьи анализ истории и тенденций развития подвижных технических средств восстановления и обслуживания бронетанковой техники выполнен на основе материалов (включая иллюстрационные), разработанных кафедрой производства и ремонта вооружения и военной техники Общевойсковой академии Вооруженных Сил РФ (начальник кафедры — полковник И.В. Хамалинский) и предоставленных профессором кафедры доктором технических наук полковником Л. Б. Кутаревым.

3 июля 2005 г. М.М. Усову исполняется 70 лет. Редакция сердечно поздравляет Михаила Михайловича, желает ему здоровья и дальнейших творческих успехов.

«Звезда» сияла в Королеве

Ростислав Ангельский

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 5,6/2005 г.

Х-27ПС («изделие 72»)

В 1974 г. совместно с самолетом Су-17М2 на вооружение фронтовой авиации поступила первая противорадиолокационная ракета Х-28. К сожалению, при неплохих летных характеристиках она, увы, отвечала известной поговорке про «первый блин» в том, что касалось массогабаритных показателей и эксплуатационных свойств. Применение жидкого топлива обеспечивало значительную максимальную дальность, но затрудняло длительное хранение в боеготовом состоянии и создавало предпосылки к трагическим происшествиям при работе с агрессивными и высокотоксичными компонентами. Несмотря на то, что Су-17 вполне мог поднять в воздух Х-28, с учетом необходимости одновременной подвески контейнера с обеспечивающей ее применение аппаратурой радиотехнической разведки «Метель-А», такой комплект соответствовал предельным возможностям истребителя-бомбардировщика и мог применяться для действий по относительно близким целям.

Конечно, уже в это время велась разработка более совершенной твердотопливной противорадиолокационной ракеты Х-58. Однако по массогабаритным показателям она была близка к Х-28 и более подходила для фронтовых бомбардировщиков Су-24, чем для истребителей-бомбардировщиков Су-17 и МиГ-27.

С учетом наметившейся тенденции в миниатюризации радиоэлектронного оборудования в начале 1970-х гг. открылась перспектива создания пассивной головки самонаведения, пригодной для установки на ракете размерности Х-25.

Однако задача разработки противорадиолокационной ракеты не могла быть решена простой заменой лазерной ГСН на пассивную радиолокационную. Применение ракет Х-66, Х-23 и Х-25 рассматривалось вне тесной увязки с возможностями противодействующих средств ПВО противника. Поэтому временной интервал между пуском ракеты и ее попаданием в цель не имел решающего значения.

При решении задачи подавления средств ПВО противника характерной является так называемая дуэльная ситуация: либо сбивается самолет, либо уничтожается зенитный ракетный комплекс. В момент появления низколетящего самолета над радиолокационным горизонтом в зоне прикрытия средствами ПВО оба противника практически одновременно обнаруживают друг друга и с минимальной задержкой производят пуск как авиационных противорадиолокационных, так и зенитных ракет. Для выживания самолетов требуется уничтожить наземные средства наведения зенитных ракет раньше, чем они достигнут боевых порядков нашей авиации. Поэтому противорадиолокационная ракета должна обладать высокой скоростью, т. е. по возможности лететь быстрее, чем зенитные ракеты противника.

Компоновка управляемой ракеты Х-27ПС.

Наряду со скоростными характеристиками ракет в дуэльной ситуации «зенитный комплекс против самолета» не меньшее значение имеет и максимальная дальность пуска. В отличие от ранее созданных изделий калининиградского КБ, на противорадиолокационные ракеты не накладывалось ограничение по дальности пуска величиной порядка 10 км, определенное естественным пределом визуальной видимост и цели.

Таким образом, разработка противорадиолокационной ракеты Х-27ПС (ПС — «пассивное самонаведение») на базе Х-25 наряду с применением новой пассивной радиолокационной ГСН предполагала также и повышение энергетических возможностей ракеты за счет наращивания мощности двигательной установки. Первоначально предполагалось оснастить Х-25 дополнительным ускорителем, размещаемым в хвостовой части ракеты. Однако анализ боевой эффективности показал, что и в этом случае дальность и скорость авиационной ракеты будут все-таки недостаточны для успешной борьбы с зенитными комплексами с относительно большой дальностью стрельбы типа «Хок» и «Найк-Геркулес». Даже при действии фронтовой авиации на малых высотах, позволяющих скрытно сблизиться с зенитным комплексом на дальность, существенно меньшую дальней границы зоны поражения этих комплексов, мощные скоростные зенитные ракеты могут успеть поразить атакующие самолеты.

В результате было принято решение ограничить типаж целей для новой ракеты более массовыми и размещаемыми непосредственно в боевых порядках частей сухопутных войск маловысотными комплексами «Кроталь» и «Роланд». При этом оптимальным техническим решением оказалось не применение ускорителя, а увеличение энергетики основного РДТТ по суммарному импульсу и времени работы.

С учетом широкого диапазона и многообразия режимов работы РЛС вероятного противника для перспективной противорадиолокационной ракеты предусматривалось насколько модификаций ГСН.

Аппаратура ГСН обеспечивала пеленгацию РЛС противника как по основному, так и по боковым лепесткам диаграммы направленности. Разработка ГСН велась исходя из взаимодействия со станцией радиотехнической разведки «Вьюга», изначально предназначенной для обеспечения применения более мощных противорадиолокационных ракет Х-58. Кроме того, в зависимости от расположения цели, высоты полета и дальности перед пуском обеспечивалась установка антенны на заданный угол как по курсу, так и по углу места.

Х-27ПС (изделие 721) с ПРГС-1ВП

Х-27ПС (изделие 727) с ПРГС-2ВП

Управляемая ракета Х-27ПС (изделие 72)

Х-27ПС с ПРГС 2ВП на авиационном пусковом устройстве АПУ 68УМЗ

Ранее созданные калининградским ОКБ ракеты «воздух-земля» в силу особенностей применяемых на них систем наведения наводились на цели по траекториям, близким к прямолинейным. При этом угол подхода к цели определялся в основном дальностью пуска и высотой полета носителя в этот момент. При подавлении станций наведения зенитных ракет и других радиолокационных средств противника фронтовая авиация, как правило, действует на предельно малых высотах и производит пуск ракет с максимально возможной дальности.

При этом в случае прямолинейного полета ракета подлетала бы к цели по почти горизонтальной траектории, но прямое попадание в антенный пост или аппаратную кабину РЛС не гарантировалось, особенно с учетом известного явления «ослепления» ГСН в непосредственной близости от цели. Без прямого попадания при полете по очень пологой траектории противорадиолокационная ракета упала бы далеко за целью — РЛС противника. Вдобавок при подходе к земле под очень малым углом при подрыве боевой части значительная часть осколков ушла бы либо в грунт, либо в небо, не нанося ущерба противнику.

Поэтому для противорадиолокационной ракеты требовалось реализовать специальную траекторию с начальным маловысотным участком скрытного сближения с целью, последующей отработкой «горки» и пикированием на цель под углом 20–30°. Для ее реализации ракету пришлось оснастить новым автопилотом СУР-273. Совместно с ГСН он обеспечивал наведение на цель и при временных отключениях РЛС противника, Такой тактический прием операторов радиолокаторов зенитных ракетных комплексов был хорошо известен и широко использовался в ходе Вьетнамской войны при пусках американцами противорадиолокационных авиационных ракет «Шрайк».

Обеспечивающий быстрый разгон и последующее поддержание высокой скорости ракеты новый двигатель ПРД-276 на высокоэнергетичном, принципиально ином, чем ранее применявшееся, смесевом твердом топливе обеспечивал суммарный импульс, в полтора раза больший в сравнении с ранее использовавшимся ПРД-228. Полное время работы составило 11,5 с, при этом двигатель был выполнен как двухрежимный — с повышенным начальным уровнем тяги около 2 г, обеспечивающим быстрый разгон ракеты, и пониженным маршевым режимом, обеспечивающим поддержание высокой средней скорости на траектории. Но на начальном этапе летной отработки первые ракеты Х-27ПС оснащались старым ПРД-228.

Решением РВПК от 15 августа 1972 г. для вооружения самолетов МиГ-23Б калининградскому КБ задавалась разработка на базе Х-25 противорадиолокационной ракеты Х-27ПС на дальность 30 км. Масса ракеты не должна была превышать 350 кг. Средняя скорость полета на полную дальность устанавливалась на уровне 350 м/с. Для ракеты предусматривалось сочетание автономной системы управления с пассивной радиолокационной ГСН. Самолетная аппаратура должна была задавать ракете курс на цель при полете носителя на малых высотах с точностью ±6°, а на больших высотах — ±12°.

Требовалось представить на государственные испытания ракету с ГСН в диапазоне А на МиГ-23Б в IV кв. 1974 г., а с ГСН в диапазоне А' — на МиГ-21 и Су-17МБ в 1975 г. Техническое предложение по ГСН диапазонов В и С предусматривало выпустить в IV кв. 1972 г. Разработка ГСН диаиазона А (ПРГС-1) была поручена московскому ЦНИИРТ (в дальнейшем МКБ «Кулон», главный конструктор Н.А. Викторов, позднее — В.И. Павлюченко), а диапазона А' (ПРГС-2), так же как и проработки по ГСН в диапазонах В и С, — омскому НПО «Автоматика» (главный конструктор — А.С. Киричук). Эта же организация разрабатывала и подвесную самолетную станцию радиотехнической разведки «Вьюга». Автономную систему управления (автопилот) СУР-273 разрабатывали конструкторы Третьего Московского приборостроительного завода во главе с О.В. Успенским. Разработка твердотопливного двигателя ПРД-276 велась в московском ОКБ «Искра» (ранее КБ-2 завода № 81) коллективом главного конструктора И.И. Картукова (позднее его сменил Ю.В. Куликов).

В дальнейшем наряду с обозначением Х-27ПС употреблялось и просто Х-27.

В 1972 г. был рассмотрен проект ТТЗ на ракету Х-27ПС. подготовлен план- график ее разработки, выданы ТЗ на основные элементы ракеты. Спустя два года появился эскизный проект и основная техническая документация. Тогда же был переоборудован Су-17М2 под Х-27 диапазонов А и Б, МиГ-23Б № 501 под Х-27 и «Метель», а МиГ-23Б № 3321 предназначался для проведения автономных пусков Х-27ПС на начальном этапе летной отработки. К этому времени определился технический облик ракеты, а в 1975 г. ее макет был представлен государственной комиссии.

В первом отсеке располагалась пассивная радиолокационная ГСН сдатчиком контактного подрыва.

Головка самонаведения ПРГС-1 ВП обеспечивала наведение на РЛС противника, работающие в диапазоне А в режиме непрерывного излучения. ГСН могла осуществлять избирательный захват одной из трех близкорасположенных РЛС, переключаться с одной станции на другую, при временном прекращении излучения цели производить ее последующий повторный захват или переключаться на другую РЛС, осуществлять приоритетный захват РЛС, работающей в режиме наведения ракеты.

Головка самонаведения ПРГС-2ВП предназначалась для поражения импульсных РЛС, работающих в диапазоне А', и также обеспечивала различные режимы применения.

Второй, приборный, отсек служил для размещения аппаратуры СУР-71, включающей блок управления БУ-41 и блок БФКУ-42, предназначенный для организации полета по специально выбранной траектории, а также рулевых приводов основных каналов ПГ-11, системы контактных датчиков СКК, а на внешней поверхности отсека — рулей. Исходя из установки в передней части ракеты Х-27ПС довольно массивной ГСН для обеспечения необходимой маневренности потребовалось несколько сдвинуть вперед центр давления, для чего перед рулями разместили небольшие неподвижные дестабилизаторы.

Третий отсек представлял собой сопряженную с предохранительно-исполнительным механизмом И-255 осколочно-фугасную боевую часть Ф-27 массой 90 кг. С учетом обусловленного применением тяжелой ГСН снижения массы боевой части при отсутствии, в отличие от Х-25, дополнительной боевой части конструкция Ф-27 была оптимизирована исходя из нанесения наибольшего урона ан тенным устройствам РЛС противника. Ее заряд был насыщен стальным крошевом, в качестве средства повышения поражающего действия боевой части обеспечивался воздушный подрыв от неконтактного датчика. Применительно к противорадиолокационной ракете более предпочтительным оказался лазерный взрыватель, в отличие от радиолокационного взрывателя не создающий помех работе пассивной головке самонаведения и не оказывающий своим излучением влияния, демаскирующего поле ракеты.

Четвертый отсек представлял собой твердотопливный двигатель РДТТ-276М с узлами подвески и контактами устройства запуска двигателя.

В пятом отсеке располагались воздушный аккумулятор давления, пиросистема, силовой привод, блок распределения электроснабжения БП-72, ампульные батареи АБ-4. На верхней наружной поверхности находился бортразъем, Истребитель-бомбардировщик МиГ-27К с управляемой ракетой Х-27ПС и контейнером «Вьюга».

Ракета предназначалась для поражения РЛС наведения зенитных ракет и станций орудийной наводки малокалиберной зенитной артиллерии. При скорости пуска 160–410 м/с дальность должна была составлять 25 км, а при скорости 250 м/с и высоте 50 м — всего 6- 10 км. Скорость ракеты при полете на высоте от 50 до 12000 м должна была находиться в диапазоне 160–850 м/с. Масса ракеты ограничивалась 300 кг при осколочно-фугасной боевой части массой 90 кг.

По результатам проработок пуск предусматривалось осуществлять с высоты 12 км на скорости 420 м/с на дальности до 37 км. На данном этапе разработки дальность лимитировалось временем полета, обеспечиваемым возможностями ампульной батареи и воздушного аккумулятора давления. При пуске со средних высот на скорости 380 м/с максимальная дальность снижалась до 30 км. На малых высотах ракета быстро тормозилась, и дальность при пуске с высоты 50 м составляла до 17 км. При круговом вероятном отклонении 10 м вероятность поражения цели оценивалась величиной 0,7.

В 1975 г. с самолета МиГ-23БМ № 3321 провели первые автономные пуски Х-27ПС с ПРД-228, заимствованным от Х-25. Одновременно с наземных стендов велись и пуски ракет с новым ПРД-276. Затем самолет № 3321 дооборудовали контейнером «Вьюга». Кроме того, под Х-27 и «Метель» оборудовали МиГ-23БМ № 2201. Это позволило с 8 августа 1975 г. начать государственные испытания ракеты с ГСН диапазона А. В следующем году с МиГ-23БМ № 3321 велись автономные и телеметрические пуски по специальным радиолокационным мишеням, а МиГ-23БМ № 2201 задействовали на совместных летных испытаниях.

12 октября завершились пуски ракет диапазона А с ранее разработанной для Х-28 самолетной аппаратурой «Метель». В конце года для проведения этапа Б этот самолет был переоборудован под «Вьюгу». 19 июня 1976 г. государственные испытания возобновились, при этом они велись и применительно к ракете с модификацией ГСН, предназначенной для поражения импульсных ГСН. В том же году 13 октября был завершен этап Б испытаний ракет диапазонов А и А' на МиГ-23БМ № 2201, к испытаниям противорадиолокационных ракет подключили оснащенный «Кайрой» МиГ-23БК № 362, а в следующем году — МиГ-23БК № 363 и МиГ-27 № 352. В 1979 г. успешно провели контрольные испытания на МиГ-27М № 92 с «Вьюгой».

Ракета была принята на вооружение Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 сентября 1980 г. Ракета обеспечивала поражение РЛС противника па дальностях до 40 км. Максимальная скорость достигала 850 м/с, полетное время — 90 с. При оснащении головками самонаведения ПРГС-1 ВП и ПРГС-2ВП длина ракеты составляла 4,194 и 4,294 м, масса — 301 и 303 кг соответственно. Диаметр корпуса равнялся 0,275 м, размах крыла -755 мм для обоих вариантов ракеты.

Х-25МП (изделие 711) С ПРГС-1ВП

Х-28МП (изделие 712) с ПРГС-2ВП

Х-25МП с ПРГС-1ВП на авиационном пусксвом устройстве АПУ-68УМЗ

Х-25М («изделие 71»)

По завершении разработки противорадиолокационной ракеты на вооружении фронтовой авиации и в производстве находились три типа ракет, близких по массогабаритным показателям, основным конструктивным решениям, но разунифицированных по двигательным установкам, корпусным элементам, боевым частям и ряду других систем: Х-23, Х-25 и Х-27ПС. Вполне естественным было стремление для обеспечения удобства и простоты эксплуатации, повышения технико-экономических показателей производства перейти к унифицированным тактическим ракетам, различающимися, в основном, системами управления, выбор которых будет определяться тактической задачей, решаемой при конкретном боевом вылете.

В 1978 г. было принято решение о создании модульного ряда ракет типа Х-25, оформленное приказом министра авиационной промышленности от 2 января 1979 г.

Чтобы затраты на разработку не превысили ожидаемый положительный экономический эффект от унификации, конструкторы ОКБ «Звезда» пошли по пути максимального использования уже отработанных узлов, систем и агрегатов. Большинство общих элементов для семейства новых ракет — двигатель ПРД-276, автопилот СУР-273, боевая часть Ф-27, энергоблок, крылья, так же как и пассивная радиолокационная головка для противорадиолокационной модификации Х-25МП — были заимствованы у наиболее поздней из уже созданных ракет — Х-27ПС. Вариант с лазерным наведением Х-25МЛ оснащался все той же головкой самонаведения 24Н1 от Х-25, а Х-25Р — системой радиокомандного наведения па базе аппаратуры «Дельта-РМ 1» от Х-23М.

Управляемая ракета с лазерным наведением Х-25МЛ («изделие 713»).

Х-25МП на авиационном пусковом устройстве АПУ-68УМ2

Управляемая ракета с радиокомандным наведением Х-25МР («изделие 714»).

Х-25МР на авиационном пусковом устройстве АПУ-68УМ2

Управляемая ракета Х-25Т с телевизионной ГСН.

Первый отсек являлся сменным (в зависимости от модификации ракеты), так же как и хвостовой, пятый отсек, который в вариантах Х-25МП и Х-25МЛ представлял собой легкий обтекатель. В модификации Х-25МР внутри шестого отсека размещалась аппаратура радиокомандного наведения, а на наружной поверхности — приемная антенна и кронштейн с трассером.

Характерной особенностью ракет Х-25МП («изделие 711») является своего рода «приталенность» обводов на с тыке первого и второго отсеков. Согласно справочнику «Оружие России», ракеты Х-25МП могут оснащаться головкой самонаведения ПРГС-1ВП диапазона А с углами приема излучения цели ±30“ при угловой скорости ее отслеживания до 6 град/с или ПРГС-2ВП диапазона А' с углами приема излучения цели ±30° по азимуту и от + 20 до -40° по углу места при угловой скорости до 8 град/с. Длина ракеты с головкой самонаведения ПРГС-1 ВП составляет 4194 мм, с ПРГС-2ВП — 4294 мм. Максимальная дальность пуска ракет достигает 40 км, масса боевой части — 90,6 кг при стартовой массе ракеты 311 кг с ПРГС-1 ВП и 321 кг с ПРГС-2ВП. Точность наведения характеризуется величиной КВО 3–5 м.

Ракета Х-25МА («изделие 713») оснащается лазерной ГСН со следящим координатором с полем зрения 2° и углом пеленгации цели до 30°. Д\ина ракеты Х-25МЛ составляет 3,57 м, стартовая масса — 295 кг при массе боевой части 86 кг. Ракета может применяться с высот от 50 до 5000 м на дальностях от 2,5 до 10 км. Увеличение максимальной дальности с 7 до 10 км по сравнению с исходной ракетой Х-25 достигнуто применением более мощной двигательной установки и систем, обеспечивающих ее более длительный полет, но на практике реализуется только в очень благоприятных метеоусловиях. Максимальная скорость полета ракеты 860 м/с. Точность попадания определяется величиной КВО 4–5 м.

Радиокомандная модификация Х-25МР («изделие 714») имеет длину 3,8 м, массу 300 кг (включая 90,6 кг-боевая часть) и может применяться на дальностях до 10 км.

Все ракеты семейства Х-25М имеют диаметр корпуса 0,275 м, размах крыла — 0,755 м, рулей — 0,493 м.

Высокая степень унификации с ранее созданными изделиями обеспечила быстроту разработки и испытаний Х-25М. Уже в 1981 г. тремя пусками ракете МиГ-27К

№ 1308 был завершен этап А государственных испытаний Х-25МП. С этого самолета провели также восемь пусков Х-25МР, что в сочетании с 18 пусками с серийного МиГ-27К № 14 позволило завершить заводские испытания этой модификации. В следующем году с МиГ-27К № 1308 выполнили один пуск Х-25МП, шесть — Х-25МР и пять — Х-25МЛ по этапу Б, завершив государственные испытания.

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27К с противорадиолокационной ракетой Х-27ПС и контейнером с аппаратурой «Вьюга».

Подвесной контейнер с аппаратурой радиокомандной линии «Дельта-НГ2» (вариант).

После завершения в 1981 г. создания основных модификаций Х-25МА, Х-25МП и Х-25МР началась разработка принципиально нового варианта унифицированной ракеты Х-25МТ с телевизионной головкой самонаведения, обладающей при высокой точности наведения повышенной устойчивостью к различным средствам создания помех, созданным за рубежом для противодействия лазерным головкам самонаведения, аналогичным 24Н1. В дальнейшем появилась и модификация Х-25МТП с тепловизионной головкой самонаведения, обеспечивающей всепогодное применение высокоточного оружия. Кроме того, на международных выставках и салонах представлялась модификация ракеты Х-25А с активной радиолокационной ГСН массой 30 кг с дальностью обнаружения радиоконтрастных целей до 40 км.

Предусматривалась и дальнейшая модернизация созданных в 1981 г. модификаций Х-25М с лазерной и пассивными радиолокационными головками самонаведения. В частности, в ходе программы модернизации Х-25МА велись работы по помехоустойчивой модернизированной головке самонаведения типа 24Н1, принимающей модулированный сигнал от доработанной бортовой аппаратуры самолета. Однако работы в данном направлении были приостановлены для сосредоточения сил разработчиков на признанных более перспективными и помехоустойчивыми вариантах ракет с телевизионными и тепловизиониыми ГСН.

Более успешным оказался ход работ по универсальной противорадиолокационной ракете Х-25МПУ, обеспечивающей поражение РЛС в широком частотном диапазоне.

В целом процесс последовательного создания в калининградском ОКБ семейства ракет от Х-66 до Х-25М представляет собой замечательный пример эволюционного развития ракетного оружия с высокой степенью унификации изделий с различными принципами наведения. При принятии на вооружение они успешно решали задачи поражения широкого круга целей — объектов боевой техники сухопутных войск, самолетов, катеров, легких инженерных сооружений. Для поражения более прочных целей — укрытий, мостов, зданий типа промышленных сооружений — предусматривается возможность применения значительно более тяжелого авиационного управляемого вооружения — ракет семейства Х-29 и управляемых бомб.

В соответствии с этим практически отсутствуют сведения о применении ракет калининградского КБ в локальных войнах: для «моджахедов» верблюды оказались доступнее истребителей и радиолокаторов, а против опорных пунктов и транспортных сооружений, так же как и для танкеров в Персидском заливе, требовались более солидные боевые части.

Нужно отметить также ряд поисковых работ по расширению сферы использования ракет калининградской разработки, в частности, проведенные в 1977 т. пуски ракет Х-23с Ка-29 (в опытном варианте — Ка-252ТБ), что явилось первым в мире применением ракет подобного класса с вертолета.

Большой вклад в создание этого семейства ракет внес непосредственно руководивший их разработкой Вадим Георгиевич Кореньков.

Общее руководство созданием новой техники осуществляли уже упомянутые Ю.Н. Королев и В.Н. Бугайский, а также В.Г. Галушко (главный конструктор с 1983 по 1986 г.), Георгий Иванович Хохлов (с 1986 по 1994 г.), Юрий Дмитриевич Новиков (с 1995 по 1999 г.), Алексей Иванович Вельский (с 1999 г.)

В настоящее время во главе ГНПЦ «Звезда-Стрела», Указом Президента Российской Федерации от 24 января 2002 г. преобразованного в ОАО «Корпорация тактическое ракетное вооружение», находятся Генеральный директор Борис Викторович Обносов и Генеральный конструктор, первый заместитель Генерального директора Сергей Павлович Яковлев.

Семейство ракет Х-66/Х-25М не исчерпывает результаты деятельности ОКБ «Звезда». Наряду с уже упоминавшейся ракетой «воздух-воздух» К-55, рядом воздушных мишеней коллектив калининградских конструкторов разработал более мощные ракеты «воздух-земля» Х-31П и Х-31А, а также противокорабельную ракету Х-35 в модификациях для применения с самолетов, вертолетов и кораблей (подвижных береговых комплексов), однако эти изделия заслуживают отдельного рассмотрения.

Схема боевого применения противорадиолокационной ракеты Х-25МП.

Литература

1. С.М. Ганин, А.8. Карпенко "Тактические авиационные ракеты «воздух-земля», Невский бастион.

2. ГосНИИАС 1946–1996. Очерки истории. Под редакцией Е А.Федосова. Москва, 1976.

3. В Марковский, К. Перов «Советские авиационные ракеты — воздух-земля», М-Хобби, 2002 г., № 3–6.

4. В. Марковский, И. Приходченко «Истребитель-бомбардировщик Су-17». Экспринт, Москва, 2000.

5. В Марковский, И Приходченко «Истребитель-бомбардировщик МиГ-27». Авиация и Космонавтика — вчера сегодня, завтра, 2003 г. № 9-12, 2004 г. № 1–4, № 7-12.

6. Г.С. Павлова, В.В. Остапенко, С.М. Виноградов «Шесть десятилетий истории».

7. Н.Н. Сойко, Н.В Якубович «Тактические ракеты «X» класса «воздух-земля» Авиационные и космические новости, 1993 г., № 1.

Т-90 — гордость отечественного танкостроения

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 6/2005 г.

Сергей Суворов

Конструкция танка Т-90

Основной танк Т-90 — боевая гусеничная машина с мощным вооружением, надежной броневой защитой и высокой маневренностью. Машина вооружена 125-мм гладкоствольной пушкой с повышенной точностью стрельбы, стабилизированной вдвух плоскостях, спаренным с ней 7,62-мм пулеметом (ПКТ или ПКТМ) и 12,7-мм зенитным пулеметом (НСВТ-12,7 или «КОРД»). На Т-90 установлены современный автоматизированный комплекс управления огнем с цифровым баллистическим вычислителем и тепловизионным дневным/ночным прицелом, автомат заряжания (АЗ), обеспечивающие высокую боевую эффективность применения вооружения. Зенитно-пулеметная установка (ЗПУ) с дистанционными средствами прицеливания и наведения позволяет вести огонь по воздушным и наземным целям из боевого отделения танка. Машина оборудована комплексом оптико-электронного подавления (КОЭП) ТШУ-1 «Штора-1», снижающим вероятность поражения противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) противника посредством создания помех их системам управления, а также противотанковыми средствами (ПТС) с лазерными целеуказателями и дальномерами. На Т-90 применены: система коллективной защиты (СКЗ) от воздействия оружия массового поражения |ОМП), быстродействующая система противопожарного оборудования |ППО) на основе оптических датчиков пожара, оборудование д\я самоокапывания, оборудование для преодоления водных преград но дну (ОПВТ). В танке реализованы конструктивные решения, снижающие эффективность средств обнаружения и наведения по тепловому излучению и обеспечивающие защипу от воздействия огнесмесей типа «напалм». Предусмотрена возможность использования колейных ножевых минных тралов КМТ-6М2, КМТ-8 с электромагнитной приставкой или катково-ножевого трала КМТ-7, также с электромагнитной приставкой.

Т-90 представляет собой уникальное и одновременно оптимальное сочетание боевых (огневая мощь, защищенность, подвижность и боевая управляемость) и технических (автономность, обслуживаемость, восстанавливаемость, боеготовность, стабильность, эргономичность) характеристик, позволивших достичь высочайшего уровня боевой эффективности. Без сомнения, доведен)гая до совершенства классическая компоновка машины послужила одним из средств достижения этого оптимального сочетания.

Реализованная компоновочная схема позволила получить танк с небольшими габаритами и боевой массой, но в то же время с мощным и эффективным вооружением и надежной защитой. Пушка 2А46М-4 с симметричным расположением тормозов отката, быстроразъемным соединением ствола, устройствами для снижения влияния кривизны, разностей ности и повышения жесткости ствола обеспечивает увеличение частости попаданий, дальности эффективного огня, кучности боя и сокращение времени замены ствола.

Компоновка

Танк имеет классическую компоновку. Функционально он делится на три отделения: отделение управления (ОУ) с рабочим местом механика-водителя в носовой части: боевое отделение (БО) с вращающейся башней в сродней части; моторно-трансмиссионное отделение (МТО) в кормовой части. В БО размещены вооружение, основная часть боекомплекта, рабочее место командира (справа) и наводчика (слева).

Особенностью машины, как и всех танков советского производства начиная с Т-64, имеющей забронированный объем всего 11 м³ является высокая плотность компоновки, а также наименьшие для основного боевого танка габариты, прежде всего его высота. Сокращение внутреннего объема и высокая плотность компоновки достигнуты за счет компактной схемы МТО с поперечным расположением двигателя, исключения из состава экипажа заряжающего, т. е. применения АЗ и внедрения ряда других конструктивных новшеств.

Сварной корпус Т-90 по конструкции идентичен корпусу Т-72БМ. Днище штампованное, верхняя лобовая деталь многослойная со встроенной динамической защитой. На бортовые резинотканевые экраны устанавливаются прямоугольные стальные экраны с элементами встроенной динамической защиты (ВДЗ). С каждого борта смонтировано по три таких экрана, хогя имеются кронштейны для крепления и четвертого.

Основной танк Т-90

Пусковые установки системы 902В «Туча» смонтированы на правой и левой стороне башни.

Казенная часть 125-мм гладкоствольной пушки 2А46М.

125-мм выстрел ЗУБК14 с управляемой ракетой 91/1119.

125-мм выстрел ЗУБК20 с управляемой ракетой 9М119М.

125-мм выстрел ЗВБМ17с бронебойно-подкалиберным снарядом.

Осколочно-фугасный снаряд 30Ф26.

Механик-водитель размещается в передней части корпуса по центру и имеет отдельный люк. Его сиденье крепится к крыше корпуса, что повышает выживаемость механика-водителя при подрыве противотанковых мин под днищем машины. Для наблюдения за дорожными условиями он располагает одним призменным прибором наблюдения ТНПО-168 с широким полем зрения. Для вождения в ночных условиях вместо него может быть установлен прибор ночного видения ТВН-5 активно-пассивного типа. Кроме того, может использоваться комбинированный дневно-ночной прибор механика-водителя ТВК-2 с электронно-оптическим преобразователем 3-го поколения и дальностью опознавания объектов в ночных условиях в пассивном режиме до 400 м.

Два других члена экипажа размещаются в башне: наводчик — слева и командир танка-справа. Башня танка литая, защищенная в лобовой части на курсовых углах до 35° комбинированной броней. Конструктивно она идентична башне Т-72БМ, но выполнена под установку комплекса управления огнем 1А45Т. Лобовая часть и крыша башни прикрыты элементами динамической защиты.

С целью повышения противорадиационной защиты экипажа машины корпус и башня в районах рабочих мест прикрыты подбоем из водородосодержащего полимера с добавками лития, бора и свинца. Место механика-водителя дополнительно прикрыто и надбоем из того же материала.

Крупнокалиберный пулемет «КОРД».

Огневая мощь танка

Все вооружение танка Т-90 размещается в башне. Комплекс вооружения машины включает оружие (основное, дополнительное и вспомогательное), боекомплект, систему автоматического заряжания, комплекс управления огнем, дополнительные приборы наблюдения и приводы наведения, а также комплекс управляемого вооружения.

Оружие

Основное оружие Т-90 — 125-мм гладкоствольная пушка (пусковая установка) 2А46М-4 с повышенной точностью стрельбы. Техническая скорострельность при автоматическом заряжании до 8 выстр./мии. Для стрельбы из пушки применяются выстрелы следующих типов: с управляемой ракетой, с бронебойно-подкалиберным (БПС), осколочно-фугасным (ОФС) и бронебойно-кумулятивным (БКС) снарядами.

Высокие точностные характеристики пушки достигнуты благодаря оптимальному сочетанию кривизны, разностенности и жесткости ствола, симметричному расположению тормозов отката и применению термозащитного кожуха на стволе. Имеющееся устройство встроенного контроля выверки пушки как с основным, гак и с тепловизионным прицелами не только предоставляет возможность производить выверку без выхода экипажа из танка, но и сокращает продолжительность этой операции до I мин, а также повышает точность выверки. Конструкция пушки обеспечивает быструю замену ствола (без демонтажа пушки из башни) в полевых условиях.

В качестве дополнительного оружия на Т-90 используются спаренный с пушкой 7,62-мм пулемет ПКТ (или ПКТМ) с боевой скорострельностью 250 выстр./мин и ленточным питанием, а также автономная зенитно-пулеметная установка (ЗПУ) с дистанционным электромеханическим управлением.

Закрытая ЗПУ предназначена для борьбы с легкобронированными наземными целями, живой силой противника, низколетящими воздушными целями, а также для защиты от нападения сверху в горных условиях и в условиях городского боя. В ЗПУ применен крупнокалиберный 12,7-мм пулемет НСВТ-12,7 или 6П49 «КОРД» (конструкция оружейников-дегтяревцев). Крупнокалиберный пулемет «КОРД» идет на смену своему предшественнику НСВТ-12,7 в первую очередь в связи с тем, что после раздала СССР завод, их выпускавший, остался на территории Казахстана. Первоначально было принято решение выпускать НСВТ в Коврове на заводе им. Дегтярева, но затем пулемет был усовершенствован (изменилась схема запирания ствола, повышена его живучесть и проведен ряд других доработок), получил наименование «КОРД» и теперь производится на Ковровском оружейном заводе им. Дегтярева, Узлы крепления, используемые боеприпасы и ленты к ним, баллистические данные обоих пулеметов одинаковы, поэтому на ЗПУ танка Т-90 может монтироваться любой из них.

Обнаружение, слежение за наземными и воздушными целями и ведение огня из ЗПУ осуществляется командиром при закрытом люке командирской башенки, на которой она и установлена. ЗПУ включает следующие элементы: пулемет 6П49 «КОРД» (или НСВТ-12,7) с электроспуском, люльку с противооткатным устройством, кронштейн, уравновешивающий механизм, механизм перезаряжания, магазин, лентосборник, электромеханический привод наведения по вертикали и горизонтали, прицел ПЗУ-7, Электромеханический привод вертикального наведения (ВН) предназначен для автоматического наведения зенитного пулемета в вертикальной плоскости. Привод обеспечивает следующие режимы работы:

— «Автомат» — режим отслеживания ЗПУ стабилизированного положения зеркала прибора ТКН-4С в диапазоне углов от -4 до + 20°;

— «Полуавтомат» — режим управления ЗПУ независимо от стабилизированного зеркала прибора ТКН-4С (т. е. скоростной привод);

— «Ручной» — режим ручного наведения ЗПУ во всем диапазоне углов.

Электромеханический привод горизонтального наведения (ГН) служит для автоматического наведения командирской башенки с ЗПУ в горизонтальной плоскости в секторе 60° вправо и 45° влево от согласованного положения с основным вооружением.

Прицел ПЗУ-7 обеспечивает наведение зенитного пулемета на цель при стрельбе по воздушным целям, движущимся со скоростью от 100 до 300 м/с, и наземным, находящимся на расстоянии до 1600 м. Он представляет собой оптический монокулярный перископ, увеличение 1,2х.

Автономная зенитно-пулеметная установка закрытого типа с дистанционным электромеханическим управлением позволяет командиру вести эффективную стрельбу по воздушным целям, наземным легкобронированным объектам и живой силе противника, оставаясь под защитой брони.

Вспомогательным оружием танка являются 5,45-мм автомат АКС74 (один на экипаж), десять ручных гранат Ф-1 или РГО и 26-мм сигнальный пистолет.

Боекомплект танка

Боекомплекттанка Т-90 включает 42 выстрела раздельного заряжания четырox типов: с управляемой ракетой, бронебойно-подкалиберным, бронебойнокумулятивным и осколочно-фугасным снарядами, а также 2000 патронов к 7,62-мм спаренному пулемету и 300 патронов к 12,7-мм пулемету ЗПУ. Кроме того, в боекомплект машины входят 450 5,45-мм патронов к автомату АКС74, 12 сигнальных ракет к сигнальному пистолету, 10 ручных гранат Ф-1 или РГО и 12 гранат ЗД17 системы 902В комплекса оптико-электронного подавления. В варианте машины без системы ТШУ-1 «Штора-1» вместо гранат ЗД17 в боекомплект включены гранаты ЗДбМ.

22 выстрела к танковой пушке (втом числе и УР) находя гея во вращающемся транспортере автомата заряжания и готовы к боевому использованию. Остальные 20 артвыстрелов (снаряды и заряды к ним) размещаются в специальных укладках в корпусе машины и в башне. Выстрелы во вращающемся транспортере АЗ можно загружать в любом соотношении, другими словами, при необходимости можно хоть весь транспортер загрузить одними управляемыми ракетами. Любой тип выстрела можно поместить в пушку вручную, не загружая его в автомат заряжания. Применение частично сгорающей гильзы, а также механизма выброса стреляных поддонов в конструкции автомата заряжания позволяет значительно снизить загазованность боевого отделения во время ведения огня из пушки.

Ниже приводятся назначение и характеристики некоторых типов применяемых на танке Т-90 125-мм выстрелов.

125-мм выстрел ЗВБМ17 с бронебойным подкалиберным снарядом ЗБМ42 предназначен для стрельбы из танковой пушки по современным танкам, имеющим комбинированную бронезащиту.

125-мм выстрел ЗВБК16 с кумулятивным снарядом ЗБК18М предназначен для стрельбы из танковой пушки по бронированным целям, укрытиям, полевым укреплениям, кирпичным и железобетонным защитным сооружениям и живой силе.

125-мм выстрел ЗВОФЗб с осколочно-фугасным снарядом ЗОФ26 предназначен для стрельбы из танковой пушки по легкобронированным целям, живой силе, огневым средствам и инженерным сооружениям полевого типа.

125-мм выстрелы ЗУБК14 или ЗУБК20 с управляемыми ракетами 9М119 или 9М119М предназначены для стрельбы из танковой пушки для поражения бронированных и других малоразмерных целей, а также низколетящих вертолетов противника.

В настоящее время ведутся работы по повышению эффективности вооружения танка. В частности, принят на вооружение новый выстрел с бронебойным оперенным подкалиберным снарядом с удлиненным корпусом снаряда, выполненный из вольфрамового сплава, и метательным зарядом из высокоэнергетических порохов. Это позволило увеличить бронепробиваемость по сравнению со снарядом ЗБМ42 почти на 20 %.

Новый выстрел ЗВБК25 с кумулятивным снарядом также обладает повышенным могуществом действия по цели. Снаряд этого выстрела способен поражать танки противника, оснащенные сложной комбинированной броней и усиленной динамической защитой.

Кроме указанных типов выстрелов в состав боекомплекта Т-90 введен выстрел с осколочно-шрапнельным снарядом с электронным дистанционно-контактным взрывателем. Такой снаряд позволяет повысить эффективность борьбы с открыто расположенной живой силой противника, а также боевыми вертолетами. Он имеет большую приведенную площадь зоны сплошного поражения по сравнению с обычными осколочно-фугасными снарядами. Установка дистанции подрыва взрывателя происходит автоматически в момент производства цикла заряжания в соответствии с измеренной лазерным дальномером дальностью. При установке взрывателя на контактный подрыв снаряд действует как обычный осколочно- фугасный.

Для стрельбы из 7,62-мм спаренного пулемета ПКТ (ПКТМ) применяются 7,62x54R патроны с пулями: легкой стальной (ЛПС), трассирующей (Т-46), бронебойно-зажигательной (Б-32) и повышенной пробиваемости. Они снаряжаются в восемь лент по 250 патронов, которые укладываются в магазин-коробки, находящиеся в боевом отделении танка.

Для ведения огня из 12,7-мм пулеметов НСВТ-12,7 или «КОРД» используются 12,7x108 патроны с бронебойно-зажигательными трассирующими (БЗТ), бронебойно-зажигательными (Б-32) и зажигательными пулями мгновенного действия |МДЗ). Они снаряжаются в две ленты, которые укладываются в магазин-коробки, из них одна размещена на ЗПУ, а другая — на правой стороне башни, Вес снаряженной магазин-коробки составляет примерно 25 кг.

Автоматные 5,45x39 патроны снаряжаются в магазины по 30 штук в каждый и находятся в подсумках в боевом отделении танка. Ручные гранаты Ф-1 или РГО укладываются в подсумки, которые также размещаются в боевом отделении. Сигнальные ракеты к 26-мм сигнальному пистоле ту уложены в подсумках, хранящихся там же.

Гранаты ЗД17 для постановки аэрозольных завес или ЗДбМ для постановки дымовых завес заряжаются в пусковые установки системы 902В «Туча», по шесть штук с правой и левой стороны башни. Пусковые установки после заряжания закрываются специальными резиновыми крышками, которые при стрельбе не снимаются. Запасные крышки находятся в укупорке с фанатами.

Основные характеристики применяемых в Т-90 125-мм выстрелов
ЗВБМ17 ЗВБК16 ЗВОФЗб ЗУБК20
Масса выстрела, кг 20,4 29.0 33.0 24.3
Масса снаряда, кг 7,1 19.0 23,0 17,2
Масса ВВ, кг - 1,76 3.4 -
Материалы:
— сердечника Вольфрамовый сплав - - _
— обтюрирующего пояска Полиамид Медь Медь Медь
Начальная скорость снаряда, м/с 1715 905 850 400
Бронепробиваемость гомогенной брони на дальности 2000 м под углом 60° от нормали, мм 250 260 350 за ДЗ
Диапазон эксплуатационных температур, °С — 40…+50 — 40…+50 — 40…+50 — 40…+50

Система автоматического заряжания

Автоматическое заряжание выстрелов в пушку обеспечивается электромеханическим автоматом заряжания, аналогичным тому, который установлен па танках Т-72. АЗ предназначен для размещения выстрелов, хранения информации об их количестве и по типам, для автоматического заряжания пушки, улавливания экстрактированного после выстрела поддона и удаления его из танка. АЗ электромеханический с постоянным углом заряжания, вместимость вращающегося транспортера 22 выстрела. Досылание выстрела в зарядную камору осуществляется раздельно: сначала досылается снаряд, а затем заряд. В танке Т-90 появилась возможность управления процессом заряжания в автоматическом режиме с места командира (режим «Дубль»).

Продолжение следует

«Пэтриот» — символ лидера

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 5,6/2005 г.

Владимир Коровин

Основная цель — баллистические ракеты

В силу своей малой распространенности ТБР в начале 1960-х гг., в период выработки требований к «Патриоту», не рассматривались в качестве приоритетных воздушных целей, от эффективности поражения которых будет в значительной степени зависеть оценка эффективности работы средств ЗРК. В то время разработчики новых ЗРК, как правило, ориентировались на положительные результаты перехватов ТБР, выполненных комплексами предыдущего поколения, также изначально не предназначавшимися для борьбы с ТБР. Так, еще 29 января 1960 г. на полигоне Уайт-Сэндс ЗУР «Хок» была сота летевшая по баллистической траектории ракета «Онест Джон», а спустя полгода управляемую ТБР «Капрал» уничтожила ЗУР «Найк-Геркулес».

Но к середине 1980-х гг. повышение эффективности поражения ТБР стало одной из приоритетных задач при дальнейшем совершенствовании «Патриота». В 1983 г. фирма «Рейтеон» получила заказ на разработку перспективной системы защиты от ТБР, получившей обозначение ATM (Anti-Tactical Missile). На создание системы в течение последующих пяти лет предполагалось выделить 600 млн. долл. В состав ATM планировалось включить наземные РЛС и РЛС воздушного базирования, выполняющие обнаружение и сопровождение ТБР, ИСЗ для наблюдения, систему управления. В качестве наземной РЛС обнаружения и слежения рассматривалась РЛС, предназначенная для корабельной многофункциональной системы «Иджис». В состав ATM также планировалось включить модифицированные ЗУР «Пэтриот» для перехвата ТБР и ЗУР «Импрувд Хок» для защиты от крылатых ракет.

Следующей программой, задачей которой стало повышение эффективности «Пэтриота» в борьбе с баллистическими целями, стала РАС-1 (Patriot Advanced Capability), начатая в марте 1985 г. и направленная на обеспечение самообороны ЗРК от ударов ТБР. В связи с этим основным для программы являлось не уничтожение ТБР, а обеспечение их отклонения от точки прицеливания на расстояние до нескольких километров. В процессе выполнения этой работы было усовершенствовано программное обеспечение ЗРК, увеличены углы сканирования РЛС AN/MPQ-53 по углу места и азимуту.

В сентябре 1986 г. вариант РАС-1 был впервые испытан на полигоне Уайт- Сэндс. Пуск РЛС-1 по ТБР «Лэнс» был выполнен па расстоянии I -1,8 км от предполагаемого места перехвата. В результате ТБР, двигавшаяся со скоростью М =2, была перехвачена на высоте 7,8 км. После срабатывания боевой части ЗУР у мишени были повреждены рулевые поверхности, в результате чего она сошла с намеченного курса и упала на землю в 5 км отточки прицеливания.

Следующий э тап модернизации ЗРК «Пэтриот» РАС-2 преследовал цель приспособления ЗРК для обороны от ударов ТБР небольших районов. В задачу этого варианта ЗРК входило не только обеспечение отклонения ТБР отточки прицеливания ТБР, но и ее разрушение на траектории. Выполненная для этой цели модернизация ракеты MIM-104 заключалась в усовершенствовании ее боевой части и установке нового взрывателя (двухдиапазонного М818Е2), способного оптимизировать момент подрыва боевой части при больших скоростях сближения. На ракете РАС-2 установили 84-кг боевую часть, созданную фирмой «Чамберлен Орднанс», имеющую однослойный фрагментируемый корпус, несущую осколки большей массы (увеличенной с 2 до 45 г) и снаряженную взрывчатым веществом «Октол 75/25».

Перехват ТБР «Лэнс» ракетой комплекса «Пэтриот» РАС-1.

Пуск ракеты РАС-1.

Испытания комплекса РАС-2 были проведены в ноябре 1987 г., когда модифицированной ракетой М1М-104 была поражена другая ракета М1М-104, имитировавшая советскую ТБР типа SS-23 («Ока»), С учетом того что в декабре 1987 г. между СССР и США был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности действия, результаты, достигнутые в ходе модернизации «Патриота», были признаны вполне удовлетвори тельными, а темпы этой работы — соответствующими уровню потенциальной угрозы, исходившей от ТБР третьих стран. Предполагалось, что развертывание модернизированного варианта ЗРК «Пэтриот» позволит к концу 1990-х создать систему, способную прикрывать от ударов ТБР территорию с площадью 30x30 км.

Третью фазу увеличения противоракетных свойств ЗРК «Пэтриот» предполагалось выполнить после 2000 г., объединив «Пэтриот» с новыми ЗРК, создание которых планировалось начать в конце 1980-х гг, с целью замены «Импрувд Хок».

Вскоре вариант РАС-2 поступил на вооружение (к январю 1991 г. было изготовлено 500 ЗУР варианта РАС-2), и именно он был развернут на Ближнем Востоке перед началом операции «Буря в пустыне» зимой 1991 т. с целью обеспечения ПВО Саудовской Аравии и Израиля.

Пуск ракеты комплекса «Пэтриот» РАС-2.

«Буря в пустыне»

Ожидавшееся применение в этих ударах баллистических ракет типа «Скад» (в 1970-1980-е гг. Ирак приобрел 819 ракет этого типа) и их более дальнобойных вариантов — «Аль-Хуссейн» и «Аль-Аббас» (иракские варианты ракет, созданные путем увеличения объема топливных баков и обле|-чения боевой части) — не являлось каким-либо откровением. Их использование в семинедельной «войне городов» между Багдадом и Тегераном в начале 1988 г. в ходе ирано-иракской войны во многом напомнило миру картины обстрелов английской столицы немецкими V-2 в 1944–1945 гг. Достаточно сказать, что весной 1988 г. Тегеран покинула четверть его жителей.

Предполагая именно такой вариан т развития событий, командование войск Коалиции сделало основную ставку на создание в районе Персидского залива первой в мире локальной системы противоракетной обороны на основе «Патриота» РАС-2. И те 93 ракетных удара (по данным специальной комиссии ООН), которые были нанесены иракцами зимой 1991 г. по Израилю (43 раке ты) и Саудовской Аравии (50 ракет), пришлось отражать именно ему.

Следует отметить, что, по другим источникам, количество запущенных Ираком баллистических ракет составило от 81 (Центр международных исследований) до 97 (поданным спутников системы DSP). Причина этого заключается в различном подходе к ведению подсчетов, учете ракет, недолетевших до своих целей, и пр.

«Я был там, и самое замечательное зрелище, что я видел в своей жизни, было то, как «Пэтриот» стрелял через столицу Саудовской Аравии по ракетам «Скад», — так в тедни описывал использование американских ракет саудовский принц Бандар Бин Султан Вин Абдуладид. Однако истинный результат состоявшегося в первые месяцы 1991 г. «ракетного матча», несмотря на мощную рекламную кампанию, оказался далеко не в пользу зенитных ракет. Первыми сигналами об этом стали разошедшиеся по мировым телеканалам видеозаписи того, как запускавшиеся навстречу «Скадам» зенитные ракеты разрывались в ночном небе, поражая свою цель, и, тем не менее, боевая часть «Скада» долетала до земли и взрывалась.

Полярными с самого начала стали и сопровождавшие эти поединки комментарии. Так, в феврале 1992 г. представители сухопутных войск США заявили, что успешными были более 50 % пусков «Пэтриота» в Израиле и 40–70 % в Саудовской Аравии. Это можно было расценивать как то, что было уничтожено не менее 50 «Скадов». Спустя год подтвержденное количество перехваченных «Скадов» уменьшилось до 24, в то же время высокая достоверность успешных перехватов подтверждалась лишь в 10 случаях. Близкие к этим результаты осенью 1992 г. огласило и Главное счетное управление при Конгрессе США, подсчитавшее, что эффективность «Пэтриота» во время боевых действий составила всего 9 %.

Но и эта оценка оказалась не самой низкой. Зимой 1994 г. ряд бывших высокопоставленных официальных лиц Израиля, в частности, министр обороны М. Аренс и командующий силами ПВО генерал Д. Шомрон, заявили, что «американские ракеты в лучшем случае сбили лишь одну из ракет «Скад», выпущенных Ираком по Израилю». В те дни по израильской столице Тель-Авиву было выпущено 24 «Скада», восемь по Хайфе, шесть по ядерному центру в пустыне Негев и пять «Скадов» упали в безлюдных районах.

Американские военные парировали заявления израильтян тем, что связали низкую эффективность использования «Пэтриотов» в Израиле со слабой подготовкой израильских расчетов.

Впрочем, с высказываниями израильских военных соглашался и независимый эксперт, профессор Массачусетсского технологического института Теодор Постол, который, проанализировав опубликованные материалы, сообщил, что число успешных перехватов «не могло быть выше 15–25 %, и не исключено, что вероятность успешных перехватов была близка к нулю».

В результате нанесения по Израилю ракетных ударов погибли два человека и более 100 получили ранения. Однако причиненный ущерб заключался не только в этом, хотя израильтяне четко его оценили и добились соответствующего возмещения. Весной 1999 г. комитет ООН по санкциям принял решение о выплате Израилю 31 млн. долл., удовлетворив соответствующие иски 68 израильских компаний и 16 частных лиц.

В число же главных уроков, извлеченных израильтянами из нанесенных по ним ракетных ударов, вошли следующие положения:

— психологический эффект, который достигается при ракетных атаках городов, значительно превосходит их физическое и экономическое воздействие, практически парализуя жизнь в этих городах;

— даже несмотря на невысокие характеристики БР, их эффективность может оказаться достаточно высокой;

— угроза, исходящая от баллистических ракет в случае их снаряжения специальными боеголовками, может значительно возрасти;

— наличие даже несовершенной системы защиты от атак баллистических ракет может оказать значительное успокаивающее действие на население.

В целом в ходе боевых действий в Персидском заливе зимой 1991 г. было израсходовано 158 зенитных ракет «Пэтриот» РАС-2 — 86 было выпущено по «Скадам», 50 по их фрагментам (часть «Скадов» при входе в атмосферу разрушалась от скоростного напора, значительно меняя траекторию полета) и 22 по «ложным» целям. Следует отметить, что в ходе операции было отмечено несколько десятков ложных тревог, количество которых в отдельные дни превышало 10, а некоторые из «ложных» целей также сопровождались и обстреливались средствами комплекса «Пэтриот». Особенно часто «ложные» цели обстреливались в первые дни операции.

Одновременно отмечались случаи, когда «Скады» вообще не обстреливались зенитными ракетами. Так, 16 февраля 1991 г. саудовский порт Джубайл был атакован единственным «Скадом», который упал в гавани в 150 м от пирса, где в тот день были складированы 5000 т 155-мм артиллерийских снарядов, а также находились восемь кораблей с боеприпасами и продовольствием. В то же время защищавшая Джубайл батарея «Пэтриот» находилась на техническом обслуживании и не могла использоваться при отражении удара.

25 февраля один из «Скадов» был выпущен по саудовскому городу Дахран, однако одна из оборонявшей этот город батарей «Пэтриот» была небоеготова, а другая из-за проблем с программным обеспечением не могла сопровождать полет баллистической ракеты. В результате «Скад» упал на казарму с американскими солдатами, в которой были убиты 28 и ранены более 100 человек.

Стартовые позиции комплекса «Пэтриот» РАС-2 в Персидском Заливе.

Комплексы «Пэтриот» в Кувейте, 2003 г.

От более значительных потерь войска Коалиции и защищавшиеся ЗРК «Пэтриот» города, аэропорты и морские порты спасла лишь невысокая точность иракских ракет, составлявшая 1,5–3 км.

Вскоре уроки, извлеченные из анализа боевых действий в Персидском заливе, стали основой для дальнейших работ по совершенствованию комплекса. Уже в 1992 г., еще на волне эйфории от успехов «Пэтриота», началась реализация программы «Быстрая реакция» (Quick Response), в ходе которой в срочном порядке устранялись вскрывшиеся недостатки. При этом были выполнены работы по улучшению характеристик РЛС, введен новый приемник, установлены системы определения сторон света и спутниковой навигации. Одновременно провели и модернизацию пусковых установок, что позволило размещать их на дальности до 10 км от командного пункта ЗРК.

Дальнейшее совершенствование ЗРК «Пэтриот» выполнялось в соответствии с программой РАС-3, документ по эксплуатационным требованиям к которой был разработан практически сразу после окончания «Бури в пустыне». Этим документом определялись дополнительные требования к системе, необходимые для противодействия перспективным малозаметным летательным аппаратам, электронным помехам, беспилотным дистанционно-пилотируемым ЛА, противорадиолокационным ракетам, тактическим ракетам класса «воздух-земля» и тактическим баллистическим ракетам. Предусматривалось, чтобы система РАС-3 быстрее готовилась к отражению воздушной атаки, имела более высокую огневую мощь, тактическую мобильность, выживаемость, малую потребность в персонале и способность работать с другими системами ПВО.

В разработанном к 1995 г. варианте РАС-3 «Конфигурация-1» в состав комплекса были введены новый процессор, значительно увеличивший характеристики РЛС. модернизированная за счет улучшения компьютера управления огнем станция контроля обстановки и информационно-координационный центр. Выполнение этой модернизации позволило обеспечить в четыре раза большую производительность ЭВМ и более эффективную регистрацию данных. Одновременно в составе ЗРК появилась усовершенствованная ракета РАС-2 GEM (Guidance Enhanced Missile), оснащенная быстродействующим взрывателем боевой части и новой аппаратурой наведения, обеспечивавшими увеличение зоны поражения целей (составившей, в соответствии с некоторыми источниками, от 3 до 150–160 км) и эффективности поражения баллистических целей. Время полета ракеты составляет от 9 до 210 с.

В процессе выполнения испытаний этого варианта было выполнено более чем 155 исследований и шесть пусков ракет при воздействии различных помех, использовании барражирующих самолетов-постановщиков помех, самоэкранирующих помех и дипольных помех.

Первый образец ракеты «Пэтриот» РАС-2 GEM поступил в армию США в феврале 1995 г. В течение последующих лет в соответствии с программой GEM были изготовлены 184 ракеты и еще 165 модернизированы на основе изготовленных ранее.

Вариант РАС-3 «Конфигурация-2» был готов к августу 1996 г. и также в значительной степени был связан с изменением программного обеспечения для улучшения характеристик РЛС. противодействия противорадиолокационным ракетам и их самолетамносителям.

Испытания этого варианта прошли в мае-июне 1996 г. на полигоне Уайт-Сэндс и в Форт-Блисс и состояли из испытаний, использующих моделирование с аппаратными средствами ЭВМ в замкнутом контуре, тактические упражнения на батальонном уровне и залповые пуски ракет. В процессе пусков были выполнены одновременные старты двух ракет РАС-2 против баллистической ракеты-мишени (типа «Пэтриот») и аэродинамической мишени MQM-107.

Мишень MQM-107 была успешно перехвачена, а мишень «Пэтриот» самоликвидировалась прежде, чем РАС-2 смогла выполнить ее перехват.

Пусковая установка комплекса «Пэтриот» на боевой позиции. Кувейт, 2003 г.

ПУ «Патриота» на позиции в Кувейте, 2003 г.

К 2000 г. завершилась очередная стадия программы РАС-3, обозначенная как «Конфигурация-3» и включающая в себя реализацию трех изменений в материальной части, три усовершенствования в программном обеспечении и введение принципиально новой ракеты РАС-3. Изменения материальной части включили в себя модернизацию РЛС за счет введения двойной лампы бегущей волны, увеличение ее разрешающей способности по дальности распознавания и идентификации боевой части ТБР, а также разнесение ПУ на дальность до 30 км от пункта управления.

Усовершенствования в программном обеспечении включили в себя установку программного обеспечения PDB 5, что обеспечило сопряжение систем «Пэтриот» и THAAD с целью оптимизации их боевых возможностей, улучшило характеристики РЛС по определению точек старта и падения ТБР.

Принципиально новая зенитная управляемая ракета РАС-3 стала одним из наиболее значительных технологических прорывов в области создания ракет данного назначения. В ней был реализован ряд наиболее перспективных достижений как в идеологии создания ЗУР, так и в реализации новейших ракетных технологий, в том числе бортовых информационных средств, средств обеспечения высокой маневренности и эффективности поражения аэродинамических и баллистических целей, включая боеголовки ТБР с обычным или химическим снаряжением.

Продолжение следует

Ходовая часть танков. Подвеска

Василий Чобиток

В последнее время появляется все больше литературы, в которой довольно глубоко освещаются различные военно-исторические, тактические и технические аспекты использования вооружения и военной техники. Несмотря на это, такому интересному вопросу, как близкое рассмотрение ходовой части танков и других военных гусеничных машин, практически не уделяется внимание. А жаль, ведь если подойти непредвзято, то именно ходовая часть и корпус, с которым она связана, в первую очередь определяют облик танка. Вас поражают головокружительные прыжки танков Т-90 и Т-80 на всевозможных шоу? Как правило, здесь обращают внимание на разгонные характеристики, на мощность двигателя, несправедливо забывая о подвеске машины, которая воспринимает на себя удар приземления многотонной машины…

В самом деле, если танк имеет удачную компоновку корпуса и хорошую, надежную ходовую часть, то он получает долгую жизнь: его последующие модификации несут все более толстую броню, возрастает мощь вооружения, меняется форма башни, на его базе создаются различные САУ, инженерные и вспомогательные машины. Так, например, Т-34 превратился в Т-34-85, имелось несколько САУ на его базе; немецкий средний Pz.IV короткоствольную 75-мм пушку поменял на длинноствольную; Т-64 со 115-мм пушкой превратился в Т-64А со 125-мм и Т-64Б с управ ляемым вооружением… Подобных примеров можно привести много, хотя не бывает правил без исключений: например, ходовая часть немецких легких и средних танков Второй мировой войны претерпевала довольно значительные метаморфозы, особенно в первых модификациях.

В настоящей работе хотелось бы достаточно глубоко, но в доступной форме отразить вопросы применения различных вариантов ходовой части на танках и других боевых машинах. Особое внимание уделим подвеске и гусеничному движителю, их классификации, устройству и влиянию на характеристики боевых машин.

Заранее прошу извинить за некоторую сухость и академичность изложения материала: вряд ли подобная тема будет интересна ученику начальных классов, а более серьезному читателю важна в первую очередь информативность повествования, а не занимательность. Надеюсь, что вы почерпнете в этой работе для себя что-нибудь новое.

Понятия и определения

В первую очередь обозначим общие понятия и дадим определения.

Под ходовой частью понимают совокупность имеющихся на боевой машине движителей с системой подрессоривания. Иногда вместо ходовой части применяют термин «шасси».

Движитель — совокупность агрегатов ходовой части, непосредственно взаимодействующих с окружающей средой для создания внешнего тягового усилия, движущего боевую машину. Современные основные боевые танки имеют только сухопутный движитель. Легкие танки, БМП и другие боевые машины кроме сухопутного могут иметь и водоходный движитель. Сухопутный движитель кроме основной задачи по обеспечению движения машины используется для передачи на грунт веса боевой машины.

В качестве сухопутных на боевых машинах могут применяться гусеничный, колесный, колесно-гусеничный, лыжно-гусеничный, аэросанный движители, а также их комбинации. Так, например, современные танки и БМП имеют гусеничный движитель; БТР — колесный (БТР-152, БТР-70, БТР-80) или гусеничный (БТР-50, американский M113); бронеавтомобили — колесный; колесно-гусеничный движитель ранее устанавливался на некоторых БТР (германские Sd Kfz 250, Sd Kfz 251, американский М2); боевые аэросани использовались во время Великой Отечественной войны в северных районах СССР. Примером комбинации двух движителей, гусеничного и колесного, могут служить танки в основном 1920- 1930-х гг.: колесно-гусеничные танки Кристи и их наследники БТ, танк Скофилда, танки фирмы «Виккерс» и др.

Следует сразу обратить внимание на некоторую неоднозначность применения терминологии. Под колесно- гусеничными, как правило, подразумеваются танки, которые имели два движителя — колесный и гусеничный, эксплуатировавшихся независимо друг от друга (например, танк БТ мог двигаться с использованием или колесного, или гусеничного хода). В то же время машины с колесно-гусеничным движителем (обычно управляемые колеса впереди, гусеницы сзади) называют полугусеничными.

Иными словами, полугусеничные машины имеют колесно-гусеничный движитель, колесно-гусеничные — колесный и гусеничный попеременно (возможны варианты, например колесный и колесно-гусеничный).

На современных танках применяются гусеничные движители. Они по сравнению с другими имеют высокие показатели проходимости и быстроходности по пересеченной местности, надежны в эксплуатации, меньше уязвимы на поле боя, удобны в обслуживании и замене отдельных узлов.

Гусеничный движитель — движитель, в котором тяговое усилие создается за счет перематывания гусеничных лент, состоящих из отдельных звеньев — траков. Гусеничный движитель состоит в общем случае из ведущего колеса, опорных катков, направляющего колеса (ленивца), поддерживающих катков (роликов) и гусеничной ленты. В некоторых устаревших источниках опорные катки называются поддерживающими.

Средний танк Т-44 с гусеничным движителем.

Бронетранспортер БТР-80 с колесным движителем.

Самоходная установка на базе полугусеничного БТР М2 с колесно-гусеничным движителем.

Боевые аэросани.

Танкетка на колесном движителе и колесногусеничный легкий танк фирмы «Виккерс».

Слева-направо:

Гусеничный движитель

Колесно-гусеничный движитель

Колесный движитель

Блокированное подвеска

Независимая подвеска

Системой подрессоривания, или подвеской танка, называется совокупность деталей, узлов и механизмов, связывающих корпус машины с осями опорных катков. Система подрессоривания состоит из узлов подвески. Узлом подвески называется совокупность деталей, узлов и механизмов, связывающих ось одного катка с корпусом, или нескольких взаимосвязанных катков, соединенных с корпусом через единый упругий элемент. Каждый узел подвески в общем случае включает упругий элемент (рессору), амортизатор (демпфер) и балансир. В старых источниках балансир индивидуальной подвески иногда именуется кривошипом.

Статический ход катка — перемещение опорного катка по вертикали из положения полностью разгруженного упругого элемента (например, при поднятии танка краном) в положение его нагружения под действием веса танка (после опускания на грунт) на ровной горизонтальной площадке.

Динамический ход катка — перемещение опорного катка по вертикали от ста тического положения до упора в ограничитель хода катка.

Полный ход катка — перемещение опорного катка по вертикали из положения полностью разгруженного опорного элемента до упора в ограничитель хода катка, определяется как сумма статического и динамического ходов катка.

Так как в настоящей работе главная задача — рассказать про ходовую часть в основном танков, то в дальнейшем будем рассматривать ходовую часть с гусеничным движителем, если иное особо не оговорено.

1 — динамический ход катка

2 — полный ход катка

3 — статистический ход катка

Французский легкий танк FT-17.

Английский танк Mk.V с жесткой подвеской.

Первый советский танк «Борец за свободу тов. Ленин».

Полужесткая (тракторная) подвеска

Жесткая подвеска

Мягкая (эластичная) подвеска

Система подрессоривания

Система подрессоривания предназначена для передачи силы веса танка через опорные катки и гусеницу на грунт, для смятения толчков и ударов, действующих на корпус танка, и для быстрого гашения колебаний корпуса. От качества системы подрессоривания в большой степени зависят средние скорости движения танков по местности, меткость огня с ходу, работоспособность экипажа, надежность и долговечность оборудования танка.

Классификация систем подрессоривания

Подвески всех гусеничных машин подразделяются на жесткие, полужесткие (иногда их называют тракторными) и мягкие (эластичные).

При жесткой подвеске катки крепятся непосредственно к корпусу машины без использования рессор. С точки зрения сохранности механизмов и удовлетворительного состояния водителя скорость машины с жесткой подвеской не должна быть более 3–4 км/ч. Жесткая подвеска применялась на первых английских танках Мк.

Полужесткая подвеска представляет собой промежуточный тип подвески и имеется в основном на сельскохозяйственных тракторах. Она представляет собой две тележки (по одной на борт), на которых собраны детали ходовой части. Задняя часть тележек связана с корпусом шарнирно, а передняя — через рессору. С оговоркой подобную подвеску имел французский FT-17 и первые советские танки М («Борец за свободу тов. Ленин»). Оговорка состоит в том, что опорные катки FT-17 и М к тележкам крепились не жестко, а через промежуточные рессоры.

Первые два типа подвески на танках и других боевых машинах распространения не получили, и на них используют мягкие подвески, поэтому в дальнейшем мы не будем рассматривать жесткие и полужесткие подвески.

В зависимости от способа соединения опорных катков между собой и корпусом танка подвески делятся на индивидуолыше, блокированные и смешанные.

В индивидуальных, или независимых, подвесках каждый опорный каток соединен с корпусом независимо от остальных через свою рессору. Такие системы характерны для подавляющего большинства современных танков, они в наибольшей степени соответствуют требованиям, которые предъявляются к системам подрессоривания быстроходных гусеничных машин.

В блокированных подвесках несколько опорных катков, образующих тележку, соединяются с корпусом через общую рессору. За счет незначительных углов продольных колебаний и блокированные подвески позволяют иметь высокую плавность хода на невысоких скоростях движения, благодаря чему они получили широкое распространение в 1930-е гг. Их недостаток заключается в малой энергоемкости и живучести из-за нарушения работы всех катков тележки при повреждении одного из них. Блокированные подвески используются на английских «Центурионах» и «Чифтенах» и отражают концепцию танка, когда предпочтение отдается защите и огневой мощи в ущерб подвижности.

Различают подвески с двумя (Т-37, Pz.IV, М4 «Шерман», «Центурион»), тремя («Валентайн»), четырьмя («Виккерс 6-тонный», Т-26, LT-35) катками в тележке, катками, сблокированными по всему борту, и полностью сблокированные подвески («Штрауслер»).

В старой литературе такую подвеску иногда именуют балансирной по названию рычага (балансира), которым в некоторых блокированных подвесках соединялись между собой катки в тележке. Однако во многих блокированных подвесках каждый каток имеет свой балансир, а связь между катками осуществляется только через рессору (М4 «Шерман», Pz.IV), поэтому применение современного термина «блокированная подвеска» представляется наиболее целесообразным.

В смешанных системах подрессоривания часть катков сблокирована, а часть имеет индивидуальную подвеску (Pz.I Ausf. А, «Рено» R-35, М3 «Стюарт»). Обычно в таких системах подрессоривания независимой подвеской оснащаются крайние опорные катки, так как они испытывают наибольшие динамические нагрузки. Интересное решение применено на шведском безбашенном Strv-103. В его подвеске, чтобы уменьшить продольно-угловые колебания при очень короткой базе машины, вторые и третьи катки имеют независимую подвеску, а крайние опорные катки связаны по диагонали системой компенсации.

По типу материала упругого элемента подвески делятся на металлические, неметаллические и комбииированные.

В подвесках с металлическим упругим элементом используется упругая деформация стали, работающей на изгиб или кручение. По конструктивным особенностям металлические рессоры делятся на торсионные (одно-, двухторсионные, пучковые); с винтовыми, тарельчатыми и буферными пружинами; с листовыми рессорами. Торсионные подвески применялись на немецком Pz.III, итальянском L6/40, отечественных Т-40 и КВ. Сейчас одноторсионные подвески используются на большинстве отечественных и зарубежных танков. Двухторсионные подвески характерны для Pz.V и Pz.VI, пучковый торсион — для тяжелого танка Т-10. Двухторсионные трубчато-стержневые подвески устанавливаются на АСУ-57, танках Ml «Абрамс» и М60АЗ, БМП М2 «Брэдли». Винтовые пружины имеются на танках БТ, Т-34, «Чифтен», «Меркава», тарельчатые (пружины Бельвиля) — на швейцарских Pz-61, Pz-68. Буферные пружины задействовались на американских «Шерманах» и «Стюартах». Листовые рессоры стояли на немецких Pz.II, Pz.IV, чешском LT-38.

Неметаллические рессоры деля тся на резиновые (французский R-35), пневматические (БМД, шведский Strv-103, японский танк 74), гидравлические и гидропневматические. На современных танках из неметаллических рессор применяются только пневматические.

Комбинированное подрессоривание применялось на САУ «Фердинанд» с параллельно работавшими в узле подвески торсионным валом и резиновой подушкой. На опытном танке ХМ 1 (вариант фирмы «Дженерал моторс») в подвесках первого, второго и шестого катков использовались пневматические рессоры, в подвесках остальных катков — торсионы.

Узел блокированной подвески. Тележка с подвеской заднего моста американского БТР М2.

Танк «Валентайн» с блокированной по три катка подвеской.

Узел блокированной подвески английского танка «Валентайн».

Английская танкетка со смешанной подвеской.

Комбинированная подвеска САУ «Фердинанд» с торсионом и резиновой подушкой.

Требования к системам подрессоривания

Системы подрессоривания должны отвечать следующим основным требованиям:

— обеспечивать хорошую плавность хода в различных дорожно-грунтовых условиях;

— обладать высокой живучестью и надежностью в различных условиях боевого применения и эксплуатации;

— иметь относительную массу не более 4–7% от массы машины и занимать не более 6–8% ее внутреннего объема;

— быть удобными для обслуживания и ремонта, просто и легко монтироваться и демонтироваться.

Высокая плавность хода

Во время движения танк подвергается различным внешним воздействиям, которые стремятся вывести его из состояния равновесия, в результате чего он совершает вынужденные колебательные движения, как вертикальные, так и угловые продольные и поперечные. Наиболее вредными являются продольные угловые колебания, так как в этом случае вертикальные ускорения и амплитуда колебаний в носу машины (на месте механика-водителя) имеют наибольшие значения по сравнению с другими видами колебаний и в этом случае наиболее вероятны пробои крайних узлов подвески (т. е. жесткие удары балансиров в ограничители хода катков).

Исследованиями установлено, что организм человека способен безболезненно переносить кратковременные перегрузки в 3–3,5g при частоте возмущения до 2 Гц (т. е. с периодом колебаний Тφ больше 0,5 с). При возникновении пробоев подвески вертикальные ускорения, как правило, превышают эти значения и могут достигать 10g и более, при которых в организме человека возникают болевые ощущения, часто приводящие к травмам. О вредном влиянии жестких условий колебаний машины говорит тот факт, что у водителей грузовых автомобилей, находящихся в средних дорожных условиях, пояснично-седалищные боли (в основном ишиас) встречаются в три раза чаще, а у работающих в плохих дорожных условиях — в пять раз чаще, чем у водителей легковых автомобилей. Неудивительно, что радикулит считается профессиональной болезнью танкистов, работающих в более жестких условиях по сравнению с водителями автомобилей.

Таким образом, одно из основных требований к системам подрессоривания состоит в том, ч то на высоких скоростях при движении по длинным неровностям a = 2L (L-длина oпoрной поверхности гусеницы) и выстой h = 0,15 м должно обеспечиваться движение без пробоя подвески и с вертикальными ускорениями до 3,5g.

При движении по мерзлой пахоте поперек борозд, по замерзшим кочкам, брусчатке и т. д. передаются высокочастотные непрерывно действующие возмущения (ускорения тряски). Длина таких неровностей принимается примерно равной расстоянию между ближайшими опорными катками, а высота h = 0,05 м. При частотах 2-25 Гц организм человека способен на пороге появления «довольно неприятных ощущений» переносить вертикальные ускорения порядка 0,5g. Поэтому система подрессоривания должна быть спроектирована гак, чтобы ускорения тряски не превышали эту величину.

Как известно, ускорение находится в прямой зависимости от амплитуды колебаний и в обратной зависимости от квадрата периода. Из этого следует, что наиболее плавный ход обеспечивается подвесками с колебаниями меньшей амплитуды и большего периода Тφ.

С другой стороны, при значительном периоде колебаний у экипажа возникают неприятные ощущения, связанные с «морской болезнью», что объясняется непривычными для человека частотами колебаний: организм человека наиболее приспособлен к колебаниям с частотой, близкой к частоте ходьбы (примерно 1–2 Гц или период 0,5–1 с, а поданным западных специалистов — 0,7–0,8 Гц). По некоторым источникам, для исключения влияния этого явления Т должен быть не более 1,55 с, по другим — 1,25 с (частота 0,8 Гц).

Кроме влияния на эргономические показатели машины ее колебания ухудшают и условия стрельбы. При отсутствии стабилизатора вооружения значительно ухудшаются условия наблюдения и прицеливания, особенно через приборы с многократным увеличением. В этом случае, если наводчик и смог поймать цель в перекрестие прицела, то из- за запаздывания выстрела пушка все равно уйдет с линии прицеливания, кроме того, снаряд еще дальше отклонится от цели благодаря сложению скоростей полета снаряда и движения пушки в сторону от линии прицеливания в момент начала выстрела. В этих условиях чем меньше угловая скорость и амплитуда колебаний, тем лучше.

Введение стабилизатора танкового вооружения значительно упростило наведение и многократно повысило точность стрельбы с ходу. Однако исполнительные механизмы стабилизаторов вооружения обладают определенной инерционностью и при высоких частотах колебаний не могут достаточно точно удерживать вооружение в заданном положении. Для современных танков удовлетворительная точность стрельбы на европейском ТВД обеспечивается при движении на поле боя со скоростью до 20–30 км/ч.

Обобщив вышесказанное, выделим следующие требования к системам подрессоривания по обеспечению высокой плавности хода:

— исключение пробоев подвески;

— максимальные ускорения при наезде на длинные неровности (a=2L, h=0,15 м) не должны превышать 3,5g;

— максимальные ускорения тряски при движении по коротким неровностям с высотой h=0,05 м до 0,5g;

— значение периода собственных угловых колебаний Тφ должно быть больше 0,5 с по эргономическим показателям и больше 1с по условию обеспечения прицельной стрельбы. В конечном счете желательно Тφ иметь примерно равным 1,25 с, но не более 1,55 с;

— минимальные амплитуды колебаний корпуса, исключающие пробои на крайних узлах подвески и удары стабилизированного основного вооружения в ограничители углов наведения.

Выполнение вышеперечисленных требований возможно следующими техническими мероприятиями.

Во всех случаях желательно получить определенные качества:

— высокую удельную потенциальную энергию подвески λ > 0,4–0,5 м (см. ниже раздел «Высокая живучесть подвески»), что достигается большими динамическими ходами катков и использованием мощных амортизаторов;

— большой момент инерции танка, что увеличивает период колебаний и уменьшает реакцию корпуса на внешние возмущающие воздействия, а как результат- и амплитуду его колебаний. Высокий момент инерции достигается благодаря перераспределению масс и установке наиболее тяжелых агрегатов и узлов в носу и корме машины.

Исключения пробоев подвески можно добиться путем увеличения динамических и полных ходов катков. Увеличение динамического хода до 350–400 мм можно считать разумным пределом, дальнейший рост динамического хода ведет к увеличению высоты корпуса, что приведет при ограниченной массе к ослаблению бронирования.

Можно увеличить жесткость рессор, что повышает удельную потенциальную энергию подвески λ, однако этот метод крайне нежелателен, гак как часто приводит к прямо противоположному результату. В самом деле, при увеличении жесткости подвески возрастают возмущения, действующие через нее от неровностей местности на корпус, что способствует увеличению амплитуды колебаний и более частым пробоям по сравнению с более мягкой подвеской.

Минимизация вертикальных ускорений достигается применением мягкой подвески с низким приведенным к катку коэффициентом жесткости подвески с. Благодаря этому уменьшаются силы, действующие со стороны опорного катка на корпус при наезде на единичную неровность.

Увеличение периода собственных колебаний достигается опять-же применением рессор низкой жесткости (вспомните опыт из курса школьной физики: чем мяте пружина, тем больше период раскачивания на ней одного и того же груза или, наоборот, на пружине одной жесткости больше период колебаний для более тяжелого груза), увеличением момента инерции танка.

Для уменьшения амплитуды колебаний применяются мощные амортизаторы, которые быстро гасят колебания корпуса: кроме того, за счет увеличения длины опорной поверхности возрастает плечо силы амортизатора относительно центра масс, и он эффективнее выполняет свои функции.

Применение мягкой подвески позволяет уменьшить силы, действующие на опорные катки со стороны неровностей, что снижает амплитуду вынужденных колебаний. С другой стороны, мягкая подвеска оказывает меньшее сопротивление внешним силам, нарушающим равновесие танка. Мягкая подвеска склонна к продольному раскачиванию танка при трогании с места, торможении и изменении скорости движения.

Кроме подвески демпфирующими свойствами обладают гусеничный движитель, трансмиссия и двигатель (этот вопрос рассмотрим в разделе, посвященном гусеничному движителю).

Как можно заметить, выполнение большинства требований к системе подрессоривания решается применением амортизаторов. Однако следует сразу оговориться, что они не всегда полезны. Обратите внимание на представленную на графике примерную амплитудно-частотную характеристику (АЧХ) танка с подвеской без демпфирующих элементов (кривая I) и с демпфирующими элементами (кривая 2). Не вдаваясь в глубины теории подрессоривания, только отмечу: из приведенного графика видно, что в резонансной части колебаний корпуса и на низких частотах колебаний (левая часть кривой 2) применение амортизаторов за счет гашения колебаний весьма эффективно. Чем выше демпфирующие свойства амортизаторов, тем ниже будет проходить на графике левая часть кривой 2 и тем меньше амплитуда угловых колебаний. С другой стороны, амортизатор увеличивает жесткость подвески и на высоких частотах амплитуды колебаний увеличиваются с ростом мощности амортизатора (правая часть кривой 2). Отсюда можно сделать вывод, что мощный амортизатор эффективен при движении по большим неровностям (эффективно гасит низкочастотные колебания) и вреден при движении по мелким неровностям (увеличивает тряску).

Таким образом, наиболее целесообразной является мягкая подвеска с большими динамическими и полными ходами катков и эффективными амортизаторами (с низким демпфированием на мелких неровностях и высоким на крупных). Чтобы низкая жесткость рессор не сказывалась на уменьшении удельной потенциальной энергии подвески, число узлов подвески желательно иметь как можно больше. Для современных основных боевых танков разумным пределом является 6–7 узлов подвески (опорных катков) на один борт. Перспективным является путь применения пневматических и гидропневматических подвесок с системами автоматического регулирования (САР) характеристик подвески (клиренса, жесткости упругих элементов, демпфирования амортизаторов) в зависимости от профиля пути. Вариант САР подрессоривания с лазерным датчиком профиля местности был разработан в США для танка МВТ-70, динамика ходового макета с этой системой улучшена на 30 %.

Здесь хочется сделать некоторое отступление. Анализируя АЧХ колебаний корпуса, можно заметить, что при движении по поверхности с профилем, приводящим танк к колебаниям с частотами, близкими к собственной, возникает резонанс и танк начинает сильно раскачиваться. Для уменьшения раскачиваний корпуса водитель обычно снижает скорость, однако, как следует из АЧХ, увеличение скорости значительно эффективнее скажется на уменьшении амплитуды колебаний, что опытные механики-водители и практикуют: как только танк начал сильно раскачиваться, прижал сильнее педаль подачи топлива, танк увеличил скорость — и колебания резко уменьшились. Т. е. можно сказать, что в данной ситуации механик- водитель сам по себе представляет систему автоматического регулирования колебаний корпуса.

Амплитудно-частотные характеристики подвески танка.

Продолжение следует

Танки могут «летать» не только благодаря мощи своего двигателя, но и возможностям подвески, принимающей не себя удары огромной силы.

Графика С. Буркатовского.

Музей musee de i’abri de hatten (Франция)

Фото М. Петрова

Статья, посвященная этому музею, будет опубликована в следующем номере журнала..