sci_tech Алексей Николаевич Соколов Альтернатива. Непостроенные корабли Российского Императорского и Советского флота

Настоящая книга о том, как амбиции руководства флота и политиков, плюс консерватизм производства не давали гармонично развиваться нашему флоту. О том, как актуален тезис, что «желание всегда должно совпадать с возможностями».

ru
Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6.6 24.07.2012 FBD-6CD7BE-885F-0C4A-929F-1B7E-9938-1C21A3 1.0 Альтернатива. Непостроенные корабли Российского Императорского и Советского флота Военная Книга 2008

Алексей Николаевич Соколов

Альтернатива. Непостроенные корабли Российского Императорского и Советского флота

ISBN 978-5-902863-15-1

— Москва, 2008. — 56 с.

Справочно-историческое издание

Соколов Алексей Николаевич Альтернатива

© ООО «Военная Книга», 2008

© текст А. Н. Соколов, 2008

На первой странице обложки:

Модель вертолетоносца проекта 1123 — вариант катамарана.

На четвертой странице обложки:

Модели универсального вертолетоносного корабля-дока проекта 11780 «Херсон» и эскадренного тральщика проекта 923 «Гранат» на корпусе проекта 1155.

Настоящая книга о том, как амбиции руководства флота и политиков, плюс консерватизм производства не давали гармонично развиваться нашему флоту. О том, как актуален тезис, что «желание всегда должно совпадать с возможностями».

Памяти друга и соратника Игоря Львовича Бунича посвящается

Военное кораблестроение является самым затратным в системе производства вооружений из-за объема проводимых работ и количества привлекаемых предприятий, так как систем вооружения, оборудования и комплектующих изделий на каждом проекте корабля несколько сотен.

Поскольку одним из важнейших факторов существования флота является его политический фактор, то флот и политика неразделимы. Поэтому и программа развития флота зависит целиком от политики, проводимой государством на определенном отрезке времени. И хорошо, если эта политика имеет постоянный, не меняющийся резко, вектор, не сказывающийся на программах военно-морского строительства в их перспективном развитии на 5-15 лет. Ведь корабли создаются не за 1–2 года, а в течение 10–15 лет с момента начала проектирования до окончания постройки. Постройка серии однотипных кораблей растягивается, как правило, на десятилетие, так как возможности верфей не безграничны, да и возможности финансирования также имеют немаловажное значение. На следующее десятилетие появляются новые программы и новые системы вооружения.

Главным фактором при формировании программ военного судостроения является экономическая мощь страны и развитие ее научно- технической структуры. Страна должна сама производить все необходимое современное оборудование для оснащения всех типов предполагаемых к строительству кораблей. Должны быть хорошо обученные и подготовленные кадры, как для разработки и производства, так и для обслуживания всех систем современного вооружения.

Вначале военно-политическое руководство страны должно, опираясь на собственную стратегию, четко определить предполагаемых противников и свои собственные возможности в противостоянии с ними, и на этой основе строить свою политику. И под эту политику разрабатывают программу вооружений с перспективой на определенный период времени. Переоценка собственных возможностей, как правило, ведет к катастрофе.

В программе морских вооружений основной задачей является определение типов кораблей, их количества, систем вооружения, мест базирования. Это для нашей страны особенно актуально, так как мы имеем четыре практически изолированных друг от друга морских театра с различными климатическими условиями. В разработке программ должны участвовать грамотные и опытные специалисты. Иначе огромные людские и экономические ресурсы будут расходоваться неэффективно. Из большого количества заказываемых проектов по утвержденной программе на данный период времени на практике реализованными оказываются, в лучшем случае, два-три проекта. Да и те, из-за затягивающихся сроков постройки не совсем соответствуют предполагавшимся задачам и требуют существенной модернизации.

Второй главной задачей военно-морского строительства является развитие инфрастуктуры, т. е. создание условий для базирования флота, так как от нее зависит сохранение уже созданных кораблей, их эксплуатация и возможности модернизации по мере появления новых систем вооружения. Продление срока службы корабля — важнейшая экономическая составляющая. Вопрос утилизации также весьма важен. При разработке военно- морских программ это нужно учитывать особо, даже в ущерб количеству. Лучше иметь одну боеспособную единицу, чем три в долгосрочном ремонте, или, еще хуже, в «отстое» из-за отсутствия денег.

После русско-японской войны 1904–1905 гг. Россия постепенно оправлялась от шока Цусимы. Практически переставший существовать Балтийский флот начал пополняться вновь построенными кораблями. Часть из них строились на добровольные пожертвования. К сожалению, пока еще без учета опыта войны. Большими сериями вводились в строй миноносцы, заказанные как во Франции и Германии, так и в России. В 1908 г. вступил в строй крейсер «Адмирал Макаров», построенный во Франции по проекту довоенного крейсера «Баян». За ним последовали аналогичные «Баян» и «Паллада», построенные в России и вступившие в строй в 1911 г. В Англии строился броненосный крейсер «Рюрик». В августе 1908 г. на нем был поднят Андреевский флаг. После многочисленных доработок «Рюрик» вступил в строй в июле 1909 г. По чертежам «Рюрика» предполагалось построить в России еще два однотипных корабля.

Первыми из русско-японской войны выводы сделали англичане, как и положено ведущей морской державе. Они в корне пересмотрели роль артиллерии броненосцев в бою, отказавшись от промежуточных калибров в пользу увеличения количества орудий главного калибра.

На фирме «Виккерс» практически одновременно с «Рюриком», буквально на соседнем стапеле, был заложен и в рекордные сроки (11 месяцев) построен броненосец нового типа. Практически при тех же размерениях 160x25 м («Рюрик» — 161x23 м) он нес 10 305-мм орудий в пяти башнях против 4 254-мм и 8 203-мм орудий на «Рюрике». Родился новый тип корабля — линейный, а имя его стало нарицательным для всех последующих во всех странах- «Дредноут». В строй он вступил в 1906 г., успешно пройдя все испытания.

В России паузу держали больше года, определяя какие линейные корабли строить, сколько и для каких театров военных действий. Подошли к этому вопросу, кстати, довольно вдумчиво, комплексно, начав с полной модернизации судостроительной промышленности, подготовив базу для постройки больших кораблей.

С 1907 г. начали разрабатываться планы ведения будущей войны на Балтийском и Черноморском театре. Составлением этих планов занимался Морской Генеральный Штаб. Первый план был готов в 1908 г. Потенциальными противниками на Балтийском море были Германия и Швеция. Предполагалось, что Германия предпримет высадку десанта на побережье Финского залива для совместного с шведской армией наступления на Петербург, а Швеция будет стремиться к отторжению Финляндии путём высадки десанта и наступления на Выборг, а затем на Петербург. В соответствии с этим план предусматривал:

1. Создание минной позиции к югу и северу от острова Гогланд.

2. Ведение разведки крейсерами на линии островов Даго- Оланд.

3. Атаки эскадренных миноносцев, сосредоточенных в районе Свеаборга и Котки.

4. Решительный бой на гогландской минной позиции.

В 1911 г. по настоянию И.О.Эссена в план включили вторую минную позицию на линии о. Нарген- мыс Порккала-Удд, где предполагалось дать противнику отпор, не «придавая этому столкновению характер решительного боя».

В плане 1912 г. упор был сделан уже на Нарген-Порккала-Удскую позицию, которая дооборудовалась артиллерией и получила название Центральной минно-артиллерийской позиции. Главной базой флота теперь становился не Кронштадт, а Ревель, где строилась морская крепость и военный порт Императора Петра Великого. До окончания его постройки предполагалось использовать Гельсингфорс.

Планом операций на Чёрном море предполагалось «сохранение обладания морем», уничтожение турецкого флота и блокирование проливов с севера. В дальнейшем предполагалась высадка десанта в районе Босфора. План корректировался в 1911 и в 1912 гг. с учётом планировавшегося усиления турецкого флота заказанными в Англии линейными кораблями, а также возможным вступлением в войну Турции в коалиции с другими странами (Германией, Румынией, Австро-Венгрией).

Был еще один план — на дальнюю перспективу. Цусима «кровоточила» и не давала покоя. Унижение должно было быть отомщено. Реванш намечался на 1923 г.

Вот под эти планы и была разработана кораблестроительная программа и определены необходимые типы кораблей. Вначале появилась Малая судостроительная программа 1908–1912 гг. Для Балтийского флота должны были построить 4 линейных корабля, 3 ПА и плавучую базу для подводных лодок, для Черноморского флота — 14 миноносцев и 3 ПЛ. Но в 1911 г. в связи с резким увеличением турецкого флота для Черноморского флота в программу была дополнительно включена постройка 3 линейных кораблей, 9 эскадренных миноносцев и 6 ПЛ.

В 1912 г. разработана программа спешного усиления флота на 1912-191бгг. Для Балтийского флота дополнительно заказали 4 линейных крейсера, 4 легких крейсера, 36 эскадренных миноносцев и 12 ПЛ, для Черноморского флота -1 линейный корабль, 4 легких крейсера, 8 эскадренных миноносцев и 6 ПЛ. Кроме того, для Сибирской флотилии в Германии заказали 2 малых крейсера типа «Адмирал Невельской». Решение было не совсем правильным. Дело в том, что для такой амбициозной программы вооружения Россей был взят огромный заем у союзника в предполагаемой войне — Франции. А заказывать корабли у предполагаемого противника, было, мягко говоря, не очень разумно. Так и получилось впоследствии. С началом войны в 1914 г. эти два крейсера были немцами реквизированы, достроены и введены в строй под именами «Эльбинг» и «Пиллау».

Для строительства линкоров, как наиболее дорогостоящих кораблей, требующих огромных финансовых средств и загрузки смежных отраслей промышленности, был разработан план до 1931 г. В него были включены и линейные крейсеры. Были установлены сроки службы для линкоров и линейных крейсеров в 22 гола: 4 года в постройке, 12 лет в составе действующего флота и 6 лет в резервной эскадре. Этим планом предполагалось ввести в строй: в 1914 г.-4 линкора, 1916 г.- 4 линейных крейсера, 1918 г.- 4 линкора, 1920 г.- 4 линкора, 1922 г.- 4 линейных крейсера, 1924 г.- 4 линкора, 1926 г.- 4 линкора, 1928 г.- 4 линейных крейсера, 1930 г.- 4 линкора. Предполагалось также постепенно выводить из состава флота отслужившие свой срок корабли: в 1926 г.- 4 линкора, 1928 г.- 4 линейных крейсера, 1930 г.- 4 линкора.

При существовавших тогда темпах развития промышленности России вполне по силам было освоить к 1931 г. эту программу и иметь в результате флот из 16 линкоров и 8 линейных крейсеров, что выводило ее в число ведущих морских держав.

Для разработки проекта первого российского линейного корабля был объявлен конкурс. На конечном этапе в лидеры выбились итальянская фирма «Ансальдо» и германская фирма «Блом унд Фосс». Первое место заняла германская фирма. Но тут «взвыли» французы. Французская пресса закричала о том, что не для того Франция размещала у себя русские займы, чтобы Россия передавала деньги Германии.

Итальянский проект с его идеологом Куниберти, по проекту которого в Италии строился линейный корабль «Данте Алигьери» (кстати, единственный корабль подобной конструкции), не совсем удовлетворял Морской Технический Комитет и с его замечаниями плавно перетёк в проект Балтийского завода. Балтийский завод предоставил переработанный проект с тем же линейным расположением башен на одном уровне. Проект остался единственным и был принят для разработки рабочей документации. На конечном этапе проектирования Балтийскому заводу оказывала помощь английская фирма «Джон Браун». Согласно плану, предполагалось начать строительство четырех линейных кораблей. Англичане предлагали вести строительство на английских верфях. Срок введения в строй определялся в 20 месяцев для каждого корабля. Но в России решили строить линкоры у себя. Все-таки загрузка промышленности, приобретение опыта, престиж, в конце концов. Срок, правда, был определен в 38 месяцев на каждый корабль.

Проектирование линейных кораблей в России не прошло незамеченным за границей. Отмечая достоинства будущих кораблей, зарубежная пресса ставила под сомнение их бронирование, живучесть трёхорудийных башен и мореходные качества, а также возможность постройки в установленные сроки. Поскольку четыре башни главного калибра были размещены по диаметральной плоскости вдоль всего корпуса корабля, то бронирование «размазывалось» по всей длине и толщина бортовой брони была сравнительно малой, борт низкий, полубак отсутствовал. Из-за этого резко снижалась мореходность.

При проектировании подобных кораблей существует жесткое соотношение: главный калибр-бронирование- дальность хода. Всегда что-то за счёт чего-то. Немцы, например, выбирали снижение калибра и усиление бронирование корабля, обеспечивая тем самым его повышенную живучесть. В России же перевес был в сторону увеличения количества орудий главного калибра за счёт всего остального. Кроме того, пагубная идея Куниберти еще долго жила при проектировании в России как линейных кораблей, так и линейных крейсеров и от линейного расположения башен главного калибра вдоль всего корпуса отказались нескоро. Но при проектировании конкретных кораблей был чётко определён вероятный противник России- Германия и, следовательно, будущий центр военных действий — Балтийское море. К действиям именно в этом весьма своеобразном районе и приспосабливались в процессе проектирования новые линкоры. Получались, практически, плавучие батареи.

Строительство линейных кораблей типа «Севастополь» началось одновременно на двух заводах — Балтийском и Адмиралтейском. 3 июля 1909 г. на Балтийском заводе заложили «Севастополь», «Петропавловск», на Адмиралтейском-«Гангут» и «Полтаву». Водоизмещение линейных кораблей 23000 т, мощность энергетической установки 42000 л.с., скорость хода 23 узла. Вооружение 4x3 305-мм и 16 120-мм орудий, размерения 181x26,5x8,3 м. Подтвердились практически все сомнения зарубежных специалистов по поводу данного проекта. Срок готовности линейных кораблей, постоянно переносился из-за плохого финансирования и организационных неурядиц и, в конечном счете, был назначен на первую половину 1914 г. Но стапельный период растянулся более чем на два года и окончательный срок снова сдвинулся. В итоге к началу войны линкоры еще не были готовы. Ускоренные испытания проводились до конца декабря 1914 г., а окончательно корабли были введены в строй после многочисленных аварий и доработок только в конце 1915 г. Однако боеспособность новых кораблей была крайне низкой. Приводы артиллерийских башен, прицельные приспособления постоянно выходили из строя. Кроме того, корабли, как оказалось, имели дифферент на нос, в связи с чем плохо управлялись на малых ходах, а на больших ходах зарывались носом, т. е. имели «мокрую палубу». Сказывалось отсутствие полубака. И самое главное: на Чёрном море, на старом броненосце («исключённом судне») «Чесма» был смонтирован фрагмент корпуса линкоров с казематами противоминного калибра (120-мм) и был произведен расстрел с разных дистанций и разными калибрами. Результат ошеломил всех — корпус корабля был уязвим даже от артиллерии германского легкого крейсера. Но с испытаниями явно опоздали. Их нужно было проводить еще до начала постройки, а после постройки кораблей что-либо делать было уже поздно. Девятидюймовая броня (229 мм) была явно слабовата. Поэтому они и крейсировали всю войну между Гельсингфорсом и Ревелем за Центральной минной позицией. Кроме того, из-за большого срока строительства они уже морально устарели. К 1914 г. в Англии уже были в строю линкоры с 343-мм артиллерией, а в США-с 356-мм. В Англии достраивались линкоры с 381-мм артиллерией гораздо большего водоизмещения и, соответственно, большими возможностями.

Черноморские линкоры несколько отличались от балтийских, они стали короче и шире при почти таком же водоизмещении 22600 т. Увеличение ширины при такой же, как у балтийских линкоров, осадке должно было привести к повышению остойчивости, но фактически этого не произошло из-за перегрузки кораблей. При этом у черноморских линкоров уменьшилось отношение длины к ширине корпуса, что привело к ухудшению ходкости. Проектанты сочли возможным пойти на это, так как требование к скорости было снижено Морским министерством с 23 до 21 узла, и совершенно напрасно, как покажут последующие события. Снижение скорости позволило несколько уменьшить мощность главных механизмов и количество котлов. Выигрыш в длине корпуса позволил сократить протяжённость броневого пояса. Все это в сумме позволило усилить главный броневой пояс до 262 мм. Значительно мощнее стало бронирование башен главного калибра. Сказывался опыт постройки балтийских броненосцев. Начало строительства 3 черноморских линкоров- весна 1912 г. Строительство протекало значительно быстрее, чем балтийских кораблей. «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина» вступили в строй осенью 1915 г. Третий линкор-«Император Александр III», закончив все испытания, вступил в строй только в октябре 1917 г. Нормальное водоизмещение линкоров составляло 22600 т, мощность турбинных установок 26500л.с., скорость хода 21 узел, размерения 168 х 27,4х 8,4 м, вооружение: 4x3 305-мм и 20 130-мм орудий. В ходе войны устанавливались противоаэропланные пушки. Черноморские линкоры унаследовали ряд недостатков, присущих балтийским кораблям. В частности, дифферент на нос, зарывание носом на ходу и ряд других недостатков.

Время показало, что с планами войны на Черном море здорово ошиблись. Отсюда вытекала ошибка и с типами кораблей, необходимых для этой войны. Мало того, что опоздали со строительством линкоров, но оказалось, что они не очень-то годятся для сложившейся ситуации. Дело в том, что в 1914 г. адмирал Сушон вошел в Черное море с линейным крейсером «Гебен» и легким крейсером «Бреслау». Обстреляв черноморское побережье России, он не только втянул Турцию в войну на стороне Германии, но и закупорил проливы Босфор и Дарданеллы. Совершая постоянные набеги, немцы уходили от опасности, имея большое преимущество в скорости (28 узлов). Проблему удалось частично решить к концу войны, «завалив» минами выход из Босфора. Но главное было сделано — Россия лишилась транспортной артерии, по которой предполагалось поступление от союзников всех недостающих военных материалов. На что и был основной расчёт при вступлении в коалицию, так как страна не была готова к длительной войне и могла рассчитывать только на людские ресурсы.

Судьба черноморских линкоров печальна. «Императрица Мария» по до сих пор не установленным причинам почти сразу же после ввода в строй 20 октября 1915 г. взорвалась в Севастополе, перевернулась и в строй больше не вводилась. «Императрица Екатерина» была затоплена большевиками в Новороссийске, дабы не достаться немцам по Брестскому договору. «Император Александр III» при уходе Белой армии из Крыма оказался, в конечном счёте, в Бизерте, где и сгнил окончательно. С него были сняты только орудия главного калибра, которые имели долгую и удивительную историю. Но это совсем другая тема.

Четвертый черноморский линкор был заложен 9 июня 1914 г. Он значительно отличался от трех предыдущих, на нём были учтены многие недостатки. Водоизмещение составляло 27300 т, главные размерения также изменились-188x29x9 м. Первоначально главный калибр предполагался 35бмм, но в связи с тем, что англичане реквизировали все турецкие линкоры, решили оставить башни с 305-мм артиллерией как на предыдущих кораблях. За счёт высвободившегося веса решили увеличить бронирование. Сохранилась и прежняя энергетическая установка. Благодаря изменениям теоретического чертежа, разработанного под руководством В.П.Костенко, линкор сохранил скорость 21 узел. Был спущен на воду 5 октября 1916 г. Достройка его задержалась из-за отсутствия готовых механизмов и оборудования, а с октября 1917 г. была отложена до «более благоприятного времени».

Следующими по плану должны были быть линейные крейсеры. Среди прочих требований были «одновидность» с линейными кораблями типа «Севастополь», ледокольное образование форштевня, ограничение осадки до 8,8 м, позволяющей проходить Морским каналом. Конкурсное проектирование носило формальный характер. В конечном счете, доработку проекта поручили совместно Адмиралтейскому и Балтийскому заводам.

По внешнему виду линейные крейсеры отличались от линкоров незначительно — лишь наличием полубака и двухъярусных казематов для восьми орудий. В остальном требование «одновидности» было соблюдено. Носовая башня, установленная на полубаке и противоминная артиллерия второго яруса гораздо меньше подвергалось заливанию водой, что позволяло использовать их и в свежую погоду. Водоизмещение составляло 32500 т, размерения 224x30,5x8,8 м, броневой пояс имел толщину 237,5мм, бронирование башен: стенки-300мм, крыша- 200 мм, бронирование боевых рубок-300-400мм. Артиллерийское вооружение включало: 12 356-мм орудий в 4 трехорудийных башнях, 24 130-мм орудия в казематах и 4 63,5-мм противоаэропланные пушки. Общая проектная мощность энергетического центра равнялась 66 000л.с., скорость корабля составляла 26,5 узла, при форсировке — 28 узлов, расчётная дальность плавания -2280 миль полным ходом. Балтика для таких кораблей была тесновата. Их, конечно, предполагали использовать в войне, но предназначались они, скорее всего, для Тихого океана. Закладка всех четырех кораблей состоялась в октябре 1913 г.

Спуск на воду линейного крейсера «Измаил» состоялся 9 июня 1915 г., «Бородино» и «Кинбурн» спустили на воду 18 июня и 17 октября 1915 г., соответственно. Спуск на воду «Наварина» состоялся только 27 октября 1916 г. 11 октября 1917 г. Временное правительство приостановило постройку «Бородино», «Кинбурна» и «Наварина». «Измаил» прекратили строить 1 декабря 1917 г.

К строительству крейсеров в России в этот период отнеслись с большой прохладцей. Без тяжелых крейсеров решили вообще обойтись, используя старые корабли более ранней постройки. А легкие крейсера, проектирующиеся с 1908 г. из-за постоянно меняющейся концепции, были заложены только в 1913 г. Основным калибром для них стал 130 мм, такой же, как вспомогательный на линейных крейсерах и черноморских линкорах. Это было сделано с целью унификации. 130-мм орудие получилось очень хорошим, мощным и обеспечивало решение всех возлагавшихся на него задач. В основном оно предназначалось для уничтожения эскадренных миноносцев.

На Балтийском и Чёрном морях было заложено по 4 крейсера, незначительно отличавшихся друг от друга. Балтийские крейсеры имели водоизмещение 6800 т, а черноморские — 7600 т. Проектирование было передано самим заводом, вот и старались кто как мог, вплоть до того, что каждый устанавливал разные турбины. Русско-Балтийский завод в Ревеле для крейсеров «Светлана» и «Адмирал Грейг» предполагал установить турбины немецкой фирмы «Вулкан», так как она помогала в проектировании, Путиловская верфь для «Адмирала Бутакова» и «Адмирала Спиридова» — турбины английской разработки системы Парсонса. Черноморские легкие крейсеры «Адмирал Лазарев», «Адмирал Нахимов» проектировались вначале под французские турбины. Дело в том, что балтийские крейсеры могли достичь скорости в 26,5 узлов, а на черноморских ход хотели увеличить хотя бы до 28 узлов. Но война поставила все на место. Пришлось перейти только на английские поставки, в том числе и для последних черноморских крейсеров «Адмирал Корнилов» и «Адмирал Истомин».

С постройкой легких крейсеров не очень-то и торопились. Во-первых, большинство механизмов и оборудования, заказанных, в том числе и за границей, запаздывали. А главное, из-за недостаточной скорости крейсеры не смогли бы выполнять свою главную функцию — истребление миноносцев, так как миноносцы давно уже перешагнули рубеж в 30 узлов. Все крейсеры к концу войны остались недостроенными, а последние 2 черноморских даже не были спущены на воду. Такое отношение к крейсерам было еще и потому, что запущенные в серию эскадренные миноносцы класса «Новик», обладавшие значительным преимуществом перед всеми миноносцами всех стран из-за своего водоизмещения и, соответственно, вооружения, выполняли и большинство функций не только легких крейсеров но, к тому же, и минных заградителей. Обладая большой скоростью, имея мощное артиллерийское вооружение, они имели даже несколько чрезмерное торпедное вооружение. Это были по-настоящему «рабочие лошадки» флота. Корабли первой серии вошли в строй в 1915 г. Последующие серии отличались друг от друга незначительно, в основном в сторону увеличения количества 102-мм орудий. Их строительство велось на Балтике в Риге, Ревеле и Петербурге, на Чёрном море — в Николаеве. К концу войны много эскадренных миноносцев осталось недостроенными из-за потери Риги, эвакуации Ревеля и ряда других причин.

С ПА к началу войны тоже опоздали. За основу была принята концепция развития ПА водоизмещением в 650 т. Преуспели только на Черном море. Первыми вступили в строй ПА «Морж», «Тюлень» и «Нарвал», разработанные собственными силами. Затем последовали 3 двухкорпусные ПА, спроектированные с помощью американца Голланда. Все последующие ПА, строящиеся в Петербурге, Ревеле и Николаеве, относились к типу «Барс» и вводились в строй с осени 1915 г. При их строительстве уже был учтён опыт предыдущих серий, но к сожалению, не полностью.

Для лодок, строящихся в Ревеле и Петербурге, заказали дизели у вероятного противника — в Германии. Их так и не получили, что и привело к задержке в строительстве, так как пришлось налаживать производство на Коломенском заводе.

Специфическими особенностями конструкции всех лодок был торпедосбрасыватель (аппарат) системы Джевецкого и абсолютное нежелание ставить переборки между отсеками (за исключением трех черноморских типа «Нарвал»), что являлось главным элементом живучести.

В 1917 г. 2 ПА-«Ерш» и «Форель» были переоборудованы в минные заградители.

По договоренности с американцами с 1916 г. в России была налажена секционная сборка ПА типа АГ («Американский Голланд»). Это значительно усилило подводный флот России, так как эти лодки были выполнены на более качественном уровне и были более современными.

Корабли, как было сказано выше, в России проектировались под конкретный театр военных действий. Если посмотреть на черноморские линкоры, то можно обратить внимание, что орудия первых трех башен смотрели в нос. Это было сделано для более интенсивного огня по курсу при операциях по прорыву через Босфор. В помощь им к 1915 г. были спроектированы мониторы водоизмещением 1400 т. При размерениях 80х 15х 1,5 м они несли 6 120-мм орудий в 3 двухорудийных башнях, как на мониторах амурской флотилии. Скорость хода 10 узлов, дальность хода 3000 миль. Но они даже не закладывались. Сказался печальный опыт, слава Богу, чужой.

Монитор, спроектированный в Техническом бюро Главного управления кораблестроением. 1915 г.

В 1915 г. объединённая англо-французская эскадра пыталась прорваться через черноморские проливы. Нужно же было спасать союзников, лишившихся всех поставок. Но безуспешно. Россия помочь ничем не могла, да и потом, не имея возможностей, уже и не стремилась. Не до того было. Справиться бы с «Гебеном».

Потеряв всякую надежду на прорыв Босфора и Дарданелл, союзники в 1916 г. наладили поставку всего необходимого через северные порты-в основном через Архангельск. Для этого в спешном порядке пришлось строить железную дорогу до Петербурга. Она с большим трудом, но все-таки справлялась с огромным потоком грузов.

К 1916 г. Россия постепенно наладила и у себя производство боеприпасов и вооружения, остро необходимых для фронта. Свидетельством тому является Брусиловский прорыв, чуть было не выбивший из войны Австро-Венгрию. Предполагалась также разработка дальнейших планов и боевых кораблей.

В 1916 г. в конкурсной разработке участвовали Русско- балтийский завод в Ревеле, Адмиралтейский и Балтийский заводы в Петербурге, а также Путиловский завод. Наибольший приоритет отдавали так называемому «проекту Бубнова». Опоздав по срокам в строительстве в первой серии линейных кораблей с 305-мм артиллерией, Россия стремилась сократить отставание, перешагнув через калибры 343, 356 мм и перейдя сразу на калибр 406 мм, игнорируя даже 381 мм, на который сделали ставку в Англии на своих последних линкорах. Делать, так делать. В проекте И.Г.Бубнова предусматривалась установка трёх больших башен, в которых в целях экономии веса размещалось по 4 406-мм орудия. При водоизмещении в 43400 т корабль имел длину 235 м. Это уже был «полновесный» линкор с большими перспективами, по мощи огня более чем в полтора раза превосходящий английские и американские корабли. Имея полубак, он обладал бы значительной мореходностью. Но и здесь имелась только для России характерная особенность — преобладание вооружения над остальными элементами.

На Чёрном море шли своим путём. Там во всей красоте своего таланта разворачивался В.П.Костенко. Так, в том же 1916 г., им был разработан ряд проектов линейных кораблей, вооружённых теми же 406-мм орудиями, от 8 до 12 на каждом. Наиболее сбалансированным был проект с 9 406-мм орудиями, расположение которых было уже сродни линкорам Второй мировой войны. То же относится и к вспомогательной артиллерии. Корабль опережал свое время.

Подводные лодки типа «Барс» не совсем удовлетворяли моряков, поэтому на конкурсной основе были разработаны эскадренные ПА большого водоизмещения, при этом были учтены недостатки предыдущих проектов. На новых лодках были сделаны переборки между отсеками, они имели двойные корпуса. Из всех проектов были выбраны для дальнейшей работы три: фирмы «Фиат-Сан-Джорджио», фирмы «Холланд» и проект генерал-майора И.Г.Бубнова.

В начале 1916 г. проекты были откорректированы по замечаниям Главного Управления Кораблестроения, а в мае заключены контракты с заводами на постройку 28 подводных лодок первой очереди всех трёх типов.

В течение 1916 г. были распределены заказы еще на 14 ПЛ тех же проектов. Их проектные элементы несколько различались: водоизмещение 920–971/1140-1264 т, главные размерения — 80x7x4 м, скорость 16–17/9 уз., дальность плавания -1200/22,5 мили. Вооружение включало 16 ТА, 10 мин заграждения, 2 75-мм орудия и 2 пулемёта. Подводные лодки были рассчитаны на глубину погружения 46 м. Водонепроницаемые переборки разделяли корпус на 7–8 отсеков.

Последний заказ Морского министерства — четыре малых подводных минных заградителя водоизмещением 230/368 т, которые должны были принимать на борт 20 мин заграждения.

Проект линкора, разработанный под руководством И.Г.Бубнова-«линкор 1915 пода».

Проект линкора В.П.Костенко

ПЛ типов «В1» («Фиат-Сан-Джорджио»), «Б1» (И.Г.Бубнов) и «Г1» («Холланд»).

Но к постройке кораблей, разработанных в 1916 г., приступить так и не удалось. К этому времени в феврале 1917 г. в России уже произошла буржуазная революция. Полностью дискредитированный царский режим пал. К власти пришло Временное правительство. Объявив продолжение войны до «победного конца», оно, тем не менее, полностью прекратило строительство больших кораблей. Строились только те корабли, которые в данный момент были остро необходимы флоту — сторожевые корабли, тральщики, катера-истребители. Все остальное, за исключением миноносцев, особенно на Балтике, оказались просто ненужными. Флот на Балтике оказался заперт в Финском заливе. А на Черноморском флоте за немецкими крейсерами просто некому было угнаться. Кроме того, на Балтике немцы до лета 1917 г. вообще не предпринимали никаких активных действий, а вошли в Рижский залив только когда русская армия была разложена агитацией и хаотично отступала, оставляя Прибалтику. Та же участь постигла и флот. То моряки отказались ставить на пути немцев минные заграждения, то батареи мыса Церель отказывались стрелять, прислуга разбегалась при первых залпах немецких линкоров.

Большевикам со своими лозунгами «грабь награбленное» и «отобрать и поделить» оставалось только завершить свое «черное дело». Лозунги попали на благодатную почву. Совершив государственный переворот, они в октябре 1917 г. захватили власть. Не выполнив ни одного из обещаний, они развязали в стране террор. А затем и гражданскую войну. Армия была деморализована до такой степени, что солдаты, бросая оружие, разбегались по домам. Немцы захватили западную часть страны, продвигаясь буквально походным строем, практически без выстрела.

Пришлось большевикам заключить мир. По Брестскому договору флот должен был оставаться в местах базирования. Т. е. на начало 1918 г. — в Гельсингфорсе и Севастополе. В обеих базах должны были хозяйничать немцы.

На Балтике нашелся адмирал Щастный, который не послушался большевиков и увел все способные двигаться корабли в Кронштадт, чем и вызвал гнев В.И.Ленина и был расстрелян. На Чёрном море то же сделал адмирал Саблин, уведя флот в Новороссийск. Туда срочно был послан Ф.Ф.Раскольников. В результате его бурной деятельности среди флотской вольницы произошел раскол. Половина кораблей, не желая сдаваться немцам, была затоплена, а вторая половина — вернулась в Севастополь. После капитуляции и ухода немцев из Украины и Крыма, после окончания Гражданской войны, на оставшихся кораблях флота из Крыма была эвакуирована Белая армия. В конечном счёте, корабли оказались в Бизерте, где и сгнили. Черноморский флот практически перестал существовать.

Еще один удар по флоту большевики нанесли в начале 1921 г. Восстал Кронштадт под лозунгом «Советы без большевиков». Восстание было подавленно будущим маршалом М.Н.Тухачевским. Из тех, кто не смог убежать по льду в Финляндию, каждый второй был расстрелян, а остальные были сосланы в лагеря. Большинство кораблей остались без экипажей. Часть была продана в Германию для разделки на металл, а оставшиеся законсервированы.

Подводя итоги Гражданской войны в части, касающейся флота М.В.Фрунзе писал: «На долю морского флота выпали особенно тяжелые удары. В результате мы лишились большей и лучшей части материального состава, огромного большинства опытных и знающих командиров, играющих в жизни и работе флота еще большую роль, чем во всех родах оружия, потеряли целый ряд баз и, наконец, потеряли основное ядро краснофлотского состава. В сумме все это означало, что флота у нас нет».

Интервентами и белогвардейцами было уведено около 800 кораблей и судов, из них только Врангелем из Крыма-130. Военные порты и судостроительная промышленность оказались разрушенными и пришедшими в полный упадок. Черноморский флот был полностью уничтожен, отдельные уцелевшие корабли стояли со взорванными механизмами или были полузатоплены. В таком же состоянии после хозяйничанья англичан находились корабли Флотилии Северного Ледовитого Океана. Уцелели лишь некоторые корабли Сибирской, Амурской и Каспийской флотилии. Балтийский флот сохранил почти все свои корабли, но после напряжённой боевой деятельности и Ледового похода они нуждались в ремонте.

Особая комиссия Реввоенсовета Республики, обследовавшая состояние флота, пришла к заключению, что «флот нуждался не в частичных исправлениях, а в полной реформе».

О первых кораблестроительных программах сказано много. Почти всем им не суждено было сбыться. Экономика была еще довольно слаба, что и показал 1927 г. Воевать было особо нечем. Не было современной армии. От царского флота остались только великолепные орудия 102-, 130- и 305-мм калибра, да еще огромное количество 47-мм снарядов.

Свернув Новую Экономическую Политику, страна сделала ставку на индустриализацию, О введенных в строй и достроенных, в том числе и по измененным проектам, кораблях также сказано много. Хотелось бы отметить восстановленные и модернизированные линейные корабли «Марат» (бывший «Петропавловск»), «Октябрьская революция» (бывший «Гангут»), и «Парижская Коммуна» (бывший «Севастополь»). Перейдя на Чёрное море, он впоследствии опять стал «Севастополем».

Переход из Кронштадта в Севастополь (декабрь 1929- январь 1930 г.) явился проверкой качества этого проекта. Стало ясно, что ледокольное образование носовой части, отсутствие полубака не отвечает требованиям мореходности и делает корабль совершенно непригодным для плавания в океане в штормовых условиях. Выявилась малая дальность плавания, неудобство эксплуатации котлов с угольным отоплением на качке и погрузки топлива в море, плохая обитаемость. Перед походом, для улучшения мореходности, в носовой части был сделан высокий фальшборт без настила сверху. На практике он оказался огромным черпаком, в котором при килевой качке набирались десятки тонн воды, деформирующей верхнюю палубу в носу. После шторма пришлось заходить во Францию и делать настил на фальшборте. Получилось что-то вроде поплавка. «Парижская Коммуна» в два этапа — в 1934-38 гг. и в 1934-40 гг. подверглась модернизации. Была модернизирована энергетическая установка, увеличена дальность стрельбы орудий, установлена новая зенитная артиллерия, были установлены були, обеспечивающие повышение остойчивости. Только на «Парижской Коммуне» к 1941 г. удалось реализовать первоначальные замыслы «большой модернизации». Правда, при этом сильно возросло водоизмещение и уменьшилась скорость.

Модернизация линкоров типа «Севастополь».

Проект переоборудования линкора «Михаил Фрунзе» в авиаматку (авианосец).1925 г.

Зная доктрину Мэхена, И.В.Сталин прекрасно понимал, что для реализации его стратегических замыслов нужна не только мощная сухопутная армия, но большой и сильный Военно-Морской Флот. «Кто владеет морем, тот владеет миром». Не зря же он в своем личном кинозале просматривал хронику Ютландского боя, он прекрасно понимал, что на пути к мировому господству будет стоять Англия. Поэтому, ориентируясь на дальнюю перспективу, пытался создавать Военно-Морской Флот СССР. И это даже с учетом того, что пока приоритет должен был отдаваться сухопутным силам, так как на первом месте была Европа. На строительство флота постоянно выделялись большие ассигнования.

На Балтике четвёртый линкор-«Полтава», переименованный позже в «Михаил Фрунзе», зимой 1919–1920 гг. стоял у стенки Адмиралтейского завода в Петрограде. Тепло на нем поддерживалось от собственного котла. По недосмотру машинистов на нём возник пожар, длившийся 15 ч. Обследовавшая корабль комиссия признала его негодным для дальнейшего использования, а уцелевшее оборудование решено было использовать для ремонта остальных кораблей. Но затем его два года пытались восстановить. Учитывая состояние корабля (отсутствие на нём артиллерии) оперативное управление штаба РККФ предложило по примеру других стран «Михаил Фрунзе» переоборудовать в авианосец. НТК выполнил проработки, показавшие, что переоборудованный «Михаил Фрунзе» сможет обеспечить базирование 50 самолетов. Однако, несмотря на то, что состояние экономики и промышленности страны не позволило реализовать эту прогрессивную идею, его не пустили на металлолом — модернизацию отложили на более позднее время, используя его на «запасные части» для других линкоров, которые постепенно вводили в строй.

В 1932 г. был разработан проект перестройки «Фрунзе» в линейный крейсер. Суть проекта заключалась в отказе от одной из 305-мм башен и установке второй башни линейно-возвышенно в носу. За счёт освободившегося веса и некоторых площадей предполагалось установить дополнительные котлы и орудия, что дало бы суммарную мощность 88000л.с. и скорость хода 25 узлов при незначительном увеличении водоизмещения до 26000 т. 120-мм орудия заменялись на 130-мм, изменялось их расположение. Вводились зенитные 100-мм и 37-мм орудия. Устанавливался ангар на 3 гидросамолета. Проект в тактическом отношении представлял значительный интерес. В эскадре «сталинской мечты» он занял бы достойное место. Средства на переоборудования были отпущены программой 1933 г., но дальнейшая реализация проекта была сорвана из-за сосредоточения усилий промышленности на кораблях новых проектов. Корпус «Михаила Фрунзе» ржавел на плаву до самой войны. В 1941 г. его вывели в Морской канал, где и притопили, чтобы он собой закрывал проходящие суда от артобстрела.

Проект переоборудования линкора «Михаил Фрунзе» в линейный крейсер. Вариант А. 1933 г.

Так мог выглядеть линкор «Демократия» после достройки и модернизации.

Не повезло и двум другим балтийским линкорам. При авиационном налёте одна бомба попала в «Марат» между передней надстройкой и второй башней, да так «удачно», что корабль раскололся надвое. Передняя часть сразу затонула. Оставшуюся часть кое-как восстановили и она использовалась как плавучая батарея. В том же 1941 г. бомба попала в носовую часть линкора «Октябрьская революция». Он остался на плаву, но простоял в ремонте на Адмиралтейском заводе до 1944 г.

На Чёрном море поднятый еще в 1918 г., но так и не поставленный на ровный киль линкор «Императрица Мария», в 1926 г. пошел на слом. Поспешность специалистов ЭПРОНа в 1930 г. привела к взрыву боеприпасов на затопленной «Свободной России», корпус которой был разрушен и стал непригоден для использования. В результате удалось поднять и установить на берегу только часть вооружения этих двух линейных кораблей. В Николаеве оставался в целости и сохранности недостроенный самый крупный из черноморских линкоров «Демократия» (бывший «Император Николай I»). Руководство Военно-Морского Флота и советское правительство допустили явную ошибку, упустив возможность достройки этого корабля. Корпус «Демократии» в 1927 г. также пошел на слом. Как бы выглядел линейный корабль «Демократия» в случае его достройки, не трудно себе представить, учитывая архитектурные веяния того времени и технические требования к вооружению. Вооружить его можно было бы 356-мм артиллерией главного калибра, так как первоначально он и проектировался под такие орудия, а можно было ставить башни и с 305-мм орудиями. Добавить зенитную артиллерию и катапульту с гидросамолётом — получился бы вполне приемлемый для Чёрного моря боевой корабль. До 1943 г. включительно участвовала в боях одна только «Парижская Коммуна», пока И.В.Сталин после гибели лидера и 2 эсминцев у берегов Крыма практически в один день не запретил всем большим кораблям выходить в море. В то время толку от этого линкора было мало, так как он успел «расстрелять» свои орудия.

На Балтике недостроенные линейные крейсеры «Бородино», «Наварин» и «Кинбурн» Совет Труда и Обороны своим постановлением от 19 июля 1922 г. исключил из списков флота и разрешил продажу «в целом виде» за границу. Их приобрела германская фирма для разделки на металл. Остался «Измаил», который оказался в наибольшей степени готовности. При первой же возможности его собирались достроить, но вооружив 406-мм артиллерией по два ствола в башне. Самое интересное было то, что его штатные 356-мм орудия и, тем более, 406-мм, еще не были освоены промышленностью. Еще в царское время осваивали только оборудование, приобретенное в Англии. Все орудия были заказаны у фирмы «Виккерс». Часть орудий была поставлена в Россию, а 24 — так и остались в Англии. Там же остались и 2 406-мм орудия, заказанные, видимо, для испытаний с последующей установкой на перспективные линейные корабли. От этой идеи отказались.

«Измаил» решили доделать, причём один из рассматриваемых вариантов восстановления являлся авианосцем. Так, в марте 1925 г., ориентируясь на иностранный опыт переоборудования линейных и легких крейсеров, Оперативное управление штаба РККФ разработало «Тактические элементы авианосца, переделываемого из линейного крейсера «Измаил». Согласно заданию скорость хода считалась важнейшим из тактических элементов и должна была значительно превышать полный ход линкоров, «так как для выполнения своих специальных задач авиаматка будет отделяться от линкоров и ей ставится условие присоединения к ним в кратчайший срок». Задание предусматривало сильное артиллерийское вооружение и авиагруппу в составе 12 торпедобомбовозов, 12 истребителей, 6 разведчиков и 5 самолётов специального назначения (артиллерийских отметчиков). Два варианта бронирования предполагали либо сохранение существующей защиты корпуса, либо замену 237-мм броневых плит главного пояса на 76-мм. Интересно, что 51-64-мм броня предусматривалась и для полётной палубы в целях защиты «расположенных под ней ангаров от воздушных атак». Ориентировочное водоизмещение будущего авианосца составляло 20000-22000 т, длина наибольшая 224 м, скорость хода около 27 узлов, общее количество самолетов — 50. Артиллерийское вооружение состояло из 8 180-мм, 8 102-мм орудий и нескольких зенитных скорострельных пушек. Переоборудование «Измаила» в авианосец было утверждено 6 июля 1925 г. Эскизное проектирование вел НТК УМВС. Однако 16 марта 1926 г. все работы были приостановлены и судьба «Измаила» была окончательно решена — корабль шёл на слом.

Проект переоборудования линейного крейсера «Измаил» в авиаматку (авианосец). 1925 г.

Проект переоборудования учебного судна «Комсомолец» в авиаматку (авианосец). 1927 г.

В 1927 г. проектировался сравнительно дешёвый авианосец, который предполагалось переделать из учебного судна «Комсомолец» (бывший «Океан»). Эскизный проект предусматривал авиавооружение из 16 бомбовозов и 26 истребителей при размерах полетной палубы 137x22 м, водоизмещение около 12000 т, скорость хода 15 узлов, состав артиллерии из 16 102-мм орудий и нескольких зенитных пушек. Остров с дымовой трубой и мостиком размещался по левому борту, а для увеличения остойчивости проектировали були. Недостатком будущего авианосца была малая скорость хода, что являлось следствием сохранения прежних главных машин. Рабочий проект не состоялся, так как переоборудование «Комсомольца» не финансировалось.

Стоявший во главе флота В.Зоф ответил всем ратовавшим за строительство авианосцев: «Вы говорите об авианосцах и строительстве кораблей новых типов, в то же время полностью игнорируете экономическую обстановку в стране и соответствующие экономические возможности».

Останься эти четыре линейных крейсера в стране, если бы провели их модернизацию, осовременили, наш флот к середине 1930-х гг. уже бы выглядел довольно-таки весомо. А так часть котлов «Измаила» была использована при модернизации линкора «Октябрьская революция», 3 356-мм орудия установили на железнодорожные платформы и включили в артиллерию береговой обороны Балтийского флота. По аналогии с «Демократией» можно предположить, как бы выглядели эти линейные крейсеры. На Балтике им было бы, конечно, тесновато. При их постройке уже ставилась проблема прохода Датскими проливами. Видимо, они уже предназначались для Тихого океана. Такие корабли с их огромной мощью в сложившейся ситуации во время Второй мировой войны могли бы с успехом использоваться и на Севере, ведь опять встал вопрос о снабжении Советского Союза всем необходимым, и охранять конвои было бы кому.

Возможный вариант модернизации линейных крейсеров типа «Измаил»

Возможный вариант модернизации линейного корабля проекта И.Г.Бубнова

Ну, а если представить хотя бы на минутку, что для России сложилась бы несколько иначе. И в 1916 г. были бы заложены линкоры И.Г.Бубнова и В.П.Костенко и, затем, уже в Советском Союзе, достроены, то к концу 30-х гг. XX века мечта И.В.Сталина о «лесе мачт до горизонта» вполне могла бы осуществиться. Линейные силы флота уже тогда могли бы соперничать с ведущими морскими державами.

Авианосцев бы еще немного… Но вот чего не хотели строить, так именно их. Пусть вначале получались бы плохенькие, как проект 71, но ведь приобретение опыта — великое дело. Этот хоть спроектировали, но дальше дело не пошло.

Из царского наследия оставались недостроенными восемь легких крейсеров. Первые два в 1927 г. ввели в строй практически по неизменённому проекту. На Чёрном море- «Червону Украину» (бывший «Адмирал Нахимов»), на Балтике-«Профинтерн» (бывшая «Светлана»). С двумя другими поступили просто по-варварски, переделав в нефтеналивные суда «Азнефть» и «Грознефть» (бывшие «Адмирал Грейг» и «Адмирал Спиридов»). Ну, какие из них были танкеры, с их узкими и длинными корпусами? А флот лишился 2 крейсеров, которых в тот период просто не было.

Два черноморских крейсера «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов», находящиеся в малой степени готовности, разобрали на металл. По изменённому проекту был достроен «Красный Кавказ» (бывший «Адмирал Лазарев»), который вступил в строй в 1932 г. Он был вооружен 4 180-мм орудиями, по одному в башне. Этот калибр — чисто советское изобретение. Попытка создать что-то более мощное, чем на легких крейсерах при малом водоизмещении. Затем его перенесут на более современные крейсера проекта 26, но потом быстро откажутся в пользу 152-мм артиллерии на проекте 68. Здесь вступает в силу главное правило морского боя — количество выброшенного металла в минуту, а с увеличением калибра скорострельность уменьшается. Кроме того, на предельных дальностях стрельбы резко уменьшается точность. Но об этом мало кто знал, а кто знал, те помалкивали. Всякие там «военспецы», которые «классово чуждые». 180- мм орудия МК-1-180 получились очень мощными, с дальностью стрельбы до 203 кабельтовых. Снаряд массой 97,5 кг имел начальную скорость 920 м/с. Но живучесть ствола была всего 55 выстрелов. Скорострельность составляла 6 выстрелов/мин. Корабль получил также 4 спаренные 100-мм зенитные пушки итальянской системы Минизини и 4 45-мм полуавтомата. Он имел также сильное торпедное вооружение. Корабль, хотя и нельзя было считать современным, но это было первое приближение к тому, чего очень хотелось. К сожалению, к началу войны корабль уже считался не полностью боеспособным из-за неудовлетворительного состояния артиллерии.

Возможный вариант модернизации линейного корабля проекта В.Л.Костенко

Учебный крейсер проекта 78. 1940 г.

Последний балтийский крейсер «Адмирал Бутаков» долго стоял у стенки дожидаясь своей участи. Его предполагали достроить, но почему-то постоянно откладывали. Вначале его переименовали в «Ворошилов» и в начале 1930-х гг. собирались достроить по изменённому проекту. Был вариант и со 180-мм орудиями. Но затем появился проект 78 его достройки как учебного корабля. Проект был достаточно проработан и включал все системы вооружения с приборами управления, принятые для крейсеров. Он был утвержден, крейсер получил новое название «Аврора». Корпус был приведен в порядок и подготовлен к достройке. На корабле предусматривалось установить 4 130-мм двухорудийные башенные установки, 76- и 37-мм зенитные орудия и 12,7-мм пулеметы — по 8 стволов каждого калибра. На нём были торпедные аппараты и один гидросамолет. Но в начале 1941 г. постройка была прекращена из-за большой стоимости работ. Так флот недополучил еще один хороший корабль.

Об эсминцах типа «Новик», также доставшихся от царского флота, можно сказать, что все, что удалось сохранить после Гражданской войны, было восстановлено, достроено и активно участвовало в жизни флота. В 1930-х гг. они еще справлялись с возможными задачами для данного типа кораблей. В годы Великой Отечественной войны они почти все погибли с честью выполнив свой долг.

Особо хочется сказать о броненосном крейсере «Рюрик».

Корабль, не пробывший в строю и 10 лет, также был отправлен на утилизацию. А ведь была масса возможностей использовать и его. Достаточно было перевооружить, хотя бы поставить 2 башни, аналогичные тем, которые были на линкорах типа «Севастополь». Водоизмещение вполне позволяло, да и по размерам он был почти такой же, как британский «Дредноут». Получился бы вполне боеспособный корабль, который можно было бы использовать как шхерный монитор или использовать как учебный корабль для первоначальной подготовки экипажей для линкоров.

Важным достижением советского кораблестроения предвоенных лет стало создание боевых катеров на воздушной подушке, названные позже КВП. Их автором был профессор Новочеркасского политехнического института В.Н.Левков. За 1934–1941 гг. были созданы катера от Л-1 до Л-13, постоянно увеличивающиеся в размерах и отличающиеся составом вооружения.

Желая участвовать в создании авианосных кораблей, В.Н.Левков в 1935 г. предложил свой вариант авианосца на воздушной подушке. Учитывая проблемы и недостатки его разработок, данный проект нужно рассматривать только как концепцию, но весьма новаторский для тех лет. Подобные разработки за границей появились только после Второй мировой войны, а проекты больших кораблей не реализованы до сих пор.

Под возможности страны разрабатывались и кораблестроительные программы — программа 1925–1930 гг., программа «легких сил», программа 1933–1937 гг., 1937 г., 1938 г. Как разработчики программ, так и их критики с завидным постоянством расстреливались. Постоянно менялся командный состав флота.

С приходом к руководству флотом Н.Г.Кузнецова наступила хоть какая-то стабилизация. Была разработана программа строительства кораблей, рассчитанная на 10 лет с привязкой к пятилеткам на 1938–1942 гг. и на 1943–1947 гг. — так называемая программа «большого флота».

Конструкторские бюро, в том числе и в системе НКВД, так называемые «шарашки», работали с предельным напряжением. К сожалению, все типы кораблей и состав их вооружения определял только один человек, специалист во всех вопросах — великий Вождь. Определить предполагаемый театр войны, типы кораблей, распределение их по флотам, или хотя бы возразить вождю просто было некому. Одни проекты определялись «вредительскими», другие умирали, оказавшись технически несостоятельными. А главное, не учитывался опыт Первой мировой войны на море — как показал тот или иной тип кораблей в бою.

Возможный вариант модернизации броненосного крейсера «Рюрик»

Эскиз авианосца на воздушной подушке В.Н.Левкова

Для разработки отечественных кораблей был взят за основу итальянский опыт. Приоритетной у итальянцев была скорость, естественно, в ущерб всему остальному. Известна «миссия Бжезинского» в Италию, в результате которой нам были проданы чертежи практически всех типов кораблей, разработанных в то время. В том числе и линкора VP-41, послужившего основой для разработки линкоров в Советском Союзе. В знак особого уважения нам были проданы 2 сторожевых корабля, получившие у нас названия «Киров» и «Дзержинский». Они прожили долгую жизнь на Дальнем Востоке в качестве пограничных кораблей.

Крейсеры проекта 26 строились с использованием итальянского оборудования. Особенно крейсер «Киров». Да и архитектурой наши корабли сильно были похожи на итальянские. С проектированием линейных кораблей сильно затянули. Затем появился еще и проект тяжелого (линейного) крейсера — тип корабля, полностью не оправдавший себя еще в Первую мировую войну. С линкором остановились на проекте 23, тяжелого крейсера — проекте 69. Водоизмещение линкора должно было составить 60000 т, размерения 270x39x10,4 м, мощность механизмов 231000 л.с., скорость хода 29 узлов, а это уже было маловато для того времени. Зато вооружение было мощным: 3x3-406-мм орудия. Закладка головного линейного корабля проекта 23, получившего название «Советский Союз», состоялась на Балтийском заводе в Ленинграде 15 июня 1938 г. Второй линкор- «Советская Украина» — заложили 31 октября 1938 г. в Николаеве. Два других заложили значительно позже, в Молотовске «Советскую Белоруссию» — 21 декабря 1939 г., а «Советскую Россию» — 22 июня 1940 г.

Особняком стоит проект линкора В.П.Костенко. Дело в том, что один из лучших инженеров-кораблестроителей был за свое революционное прошлое (он был видным эсером) лишен права проектировать корабли. Вот судостроительные заводы он проектировать мог: заводы в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре — его проекты. Узнав о начале работ по программе «большого флота», В. Костенко в инициативном порядке принялся проектировать линкор. Сохранилась его «Объяснительная записка к эскизным чертежам линкора в 52700 т», датированная 15 сентября 1936 г. Линкор имел весьма своеобразные обводы. Была попытка создать каверну на скоростях хода 35 узлов, что давало прирост скорости на 3–4 узла. Две дымовые трубы с ходовым мостиком были смещены к правому борту, как на авианосцах. Это давало возможность башне № 3 вести огонь в нос, а башне № 2 — в корму. Все башни могли вести почти круговой обстрел. Кроме того, имея значительные свободные площади на палубе, можно было легко разместить катапульты и достаточно большое количество самолетов. Нового оказалось столько, что управление кораблестроения, естественно, не рискнуло его осуществить. Записка осталась без ответа.

Линейный корабль проекта 23

Проект линейного корабля В.П.Костенко

Внушительными были тяжелые крейсеры проекта 69 со стандартным водоизмещением 35 240 т, размерениями 250,5 х 31,6x8,3 м, скоростью хода 32 узла, с вооружением 3x3 -305 мм орудиями. Головной-«Кронштадт» был заложен 30 ноября 1939 г. в Ленинграде, второй-«Севастополь»-5 ноября 1939 г. в Николаеве.

В 1938 г. состоялась так называемая «миссия Исакова» в США. Был заключен ряд соглашений о проектировании для нас линейных кораблей как классических, так и гибридных, т. е. линкоров-авианосцев. Был спроектирован ряд вариантов, отличающихся как по водоизмещению, так и по вооружению. Был выполнен проект и эскадренного миноносца. Предполагалась также закупка и целого ряда оборудования для кораблей, в том числе и двигательных установок для эсминцев. После начала войны Советского Союза с Финляндией в декабре 1939 г., Советский Союз был исключен из Лиги Наций, были высланы наши представители и переговорщики из США с прерыванием всех переговоров, объявив, правда только «моральное эмбарго».

Заключив в августе 1939 года договор о разделе сфер влияния с Германией, Советский Союз тем самым открыл шлюзы Второй мировой войны.

По торговому соглашению немцев завалили сырьем и продовольствием до такой степени, что его хватило на все шесть лет войны. Причем поставки осуществлялись с шестимесячным опережением оплаты, что потом и аукнулось в 1941 г. В ответ из Германии получали оборудование и образцы техники. Причем брали самое необходимое для всех отраслей промышленности и самое современное. Закупили даже недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов». Немцы предложили перевооружить наши тяжелые крейсера проекта 69, заменив на них 305-мм артиллерию главного калибра, поставив свои башни с 380-мм орудиями, аналогичными устанавливаемым на линкорах «Бисмарк» и «Тирпиц». Были закуплены чертежи этих линкоров. Начали срочно переделывать проект, получивший индекс 69И. Также начали срочно переделывать легкие крейсера проекта 68, серия которых была заложена осенью 1939 г. Проект получил номер 68И. На нём были предусмотрены 150-мм башенные установки германского производства. Устанавливались также стабилизированные 105-мм спаренные башенные установки вспомогательной артиллерии. По этим двум проектам предполагались большие изменения в чертежах и значительные доработки на уже строящихся кораблях. Но из-за срывов поставок из Германии и начавшейся войны ничего сделано не было.

Тяжелый крейсер проекта 69

Эскизный проект линейного корабля-авианосца. Проект 10581 (разработан в США).

Перед самой войной пришлось остановить работы и по линейным кораблям. И хотя Сталин и говорил, что «по копеечке соберем, но построим», строительство такого количества больших кораблей тяжелым бременем ложилась на экономику страны. Кроме того, отбиралось огромное количество металла, так необходимого для сухопутной техники, которая и должна была вынести на себе всю тяжесть войны на предполагаемом театре военных действий. В конечном счете, по планам Сталина, флот предполагался совсем для другой войны с «Владычицей морей» за господство на море. Да и промышленность не совсем еще была готова к такой кораблестроительной программе. Не было даже прокатных станов для производства броневой стали необходимой толщины — максимум 220 мм, как в Первую мировую войну. Турбины и практически всё оборудование было заказано за границей. С началом войны в Европе поставки, естественно, срывались.

Из-за большого внимания к большим кораблям, как и в Первую мировую войну, не строились совсем или строились в малом количестве необходимые для Балтийского и Черноморского театров сторожевые корабли, тральщики, противолодочные корабли. Торпедных катеров и подводных лодок было много, даже очень много. Но все они по своему качеству уступали современным образцам.

Вот и остались в разоренной войной стране с потерей огромных людских ресурсов. А тут еще новая, на этот раз «холодная» война с 1946 г. Снова нужно вооружаться.

По части флота, все что осталось, никуда уже не годилось. По итогам войны был проведен полный анализ. Наибольший урон надводным кораблям нанесла авиация. Корабли всех классов не в состоянии обеспечить собственными силами надёжную защиту от ударов с воздуха и поэтому нуждались в авиационном прикрытии. Основной ударной силой стали авианосцы. Линкоры как класс ушли в прошлое. Вторым по результативности классом кораблей стали ПЛ. Отмечалась огромная роль патрульно-эскортных сил. Это миноносцы, сторожевые корабли, охотники за ПЛ. Еще один урок войны — это огромнейшая роль минно-тральных, а также десантных сил. К числу уроков войны следует отнести и то, что в военное время у нас в стране невозможно компенсировать потери в крупных и средних кораблях.

Были ли сделаны какие-нибудь выводы из этого анализа? Да абсолютно никаких! Скорее даже наоборот, была принята немецкая доктрина рейдерства, так и не оправдавшая себя. В плане военного кораблестроения на 1946–1955 гг. приоритет отдавался крейсерам. Первоначально предполагалось достроить 5 крейсеров довоенной закладки по доработанному проекту 68К. Затем -7 крейсеров по улучшенному проекту 68бис. Это были легкие крейсера со 152-мм артиллерией. За счёт увеличения водоизмещения легкий крейсер проекта 68бис становился более мореходным, увеличивалась дальность плавания. Но он уже не был достаточно современным кораблем.

С 1948 г. начиналась программа строительства более современных кораблей. Предполагалось начало строительства легких крейсеров по проекту 65 и тяжелых (линейных) крейсеров с 305-мм артиллерией проекта 82. Их предполагалось построить 4 единицы. В 1953 г. планировалось заложить 3 тяжелых крейсера проекта 66 с 220-мм артиллерией, а в 1955 г. — два линейных корабля проекта 24. Первым из этой программы выпал проект 65. Оказалось, что со 152-мм артиллерией, усиленной зенитной артиллерией и защитой, скоростью хода 35 узлов и заданным водоизмещением 8000–8500 т корабль не получается. Поэтому в 1947 г. И.В.Сталин принял решение все работы по проекту 65 прекратить, увеличив количество строящихся легких крейсеров проекта 68бис до 25 единиц.

Корабли программы 1948 г.

Линейный корабль проекта 24, тяжелые крейсеры проектов 82 и 66, легкий крейсер проекта 65.

За ним последовал тяжелый крейсер проекта 66. В начале все складывалось прекрасно. В 1952 г. правительство утвердило ТТЗ, а в сентябре того же года был утвержден эскизный проект. Одновременно развернулось создание 220-мм орудия и трехорудийной башни СМ-6 для этого крейсера. Корабль полным водоизмещением 30750 т имел 3x3 220-мм артустановки главного калибра, а также 130-, 45- и 25-мм артиллерию. Закладка головного предполагалась в 1953 г. в Ленинграде, а серийных — в Николаеве, Советской Гавани и Молотовске. Но руководство тяжелого и транспортного машиностроения было не в восторге от намечавшихся работ. Судостроительная база и так была перегружена обилием других проектов. Ссылаясь на перспективы появления противокорабельных ракет и незащищённость больших кораблей от них, было рекомендовано прекратить работы по проекту 66, хотя флот настаивал на их продолжении. Окончательно судьбу крейсера проекта 66 предопределили результаты исследования, проведенного в Военно-морской академии в 1954 г. Выводы были отрицательными. Следом прекратил свое существование линейный корабль проекта 24. Работы по нему начались в 1949 г. с выдачи ТТЗ. До этого времени собирались достроить хотя бы один довоенный линкор проекта 23. Как его не дорабатывали, но всем было понятно, что он окончательно устарел. По проекту 24 было рассмотрено 14 вариантов с главным калибром 406 и 457 мм и водоизмещением 80 000–100 000 т, с различным составом универсальной артиллерией и системами бронирования и скоростью 28–29 узлов. Остановились на варианте с водоизмещением 70000 т, 9 406-мм, 16 130-мм, 32 45-мм, 32 25-мм орудиями, скоростью хода 30 узлов.

Министерство судостроительной промышленности отказывалось принимать к строительству этот проект, предложив провести дополнительные исследования в целях уменьшения водоизмещения и по их результатам дать предложение о порядке и сроках дальнейших работ. Работы проводились в 1951–1952 гг. и закончились усеченным, так называемым «малым» линейным кораблём. Он не удовлетворял никаким требованиям. Но главная причина была в том же, почему не согласились строить и проект 66. Уже создавалось ракетное оружие и по всему миру шли на слом линейные корабли. В 1953 г. все работы по проекту 24 были прекращены.

Наиболее важным кораблём послевоенной десятилетки считался тяжёлый крейсер проекта 82. Разработка предэскизного проекта, утверждённого еще в марте 1941 г., велась еще в годы войны. Тогда корабль проектировали пол 203-мм артиллерию. При рассмотрении хода проектирования И.В.Сталин в 1947 г. настоял на варианте с 305-мм артиллерией. Он хотел, по его словам, «крейсер-бандит», обладающий возможностью догонять более слабого, и всегда уходить от более сильного — скоростной и достаточно сильный корабль.

В марте 1949 г. ЦКБ-17 приступило к техническому проектированию корабля проекта 82. Однако осенью И.В.Сталин поставил вопрос об увеличении скорости корабля до 35 узлов. Хотелось бы заметить, что увеличение скорости на 3 узла (при максимальных скоростях) приводит к увеличению мощности двигательной установки на 30 %. От законов гидродинамики никуда не денешься. Отсюда и резкое увеличение водоизмещения. Вновь закипела лихорадочная работа. Пришлось снизить толщину главного броневого пояса до 180 мм. При таком бронирование обеспечивалась защита только от 203-мм бронебойных снарядов, начиная с дистанции 12–14 км, а горизонтальное бронирование защищало с расстояния 32,4 км. Водоизмещение корабля выросло до 36 560 т, размерения были как у хорошего линкора — 273,5x32x8,7 м, вооружение: 3 хЗ 305-мм, 6x2 130-мм, 6x4 45-мм, 10x4 25-мм орудий, экипаж -1710 человек. Головной корабль серии «Сталинград» был заложен в Николаеве 31 декабря 1951 г. Осенью 1952 г. началась постройка серийных кораблей в Ленинграде и Молотовске. Из-за срывов поставок оборудования и вооружения строительство шло с отставанием от графика. В апреле 1953 г., через месяц после смерти И.В.Сталина, все работы по проекту 82 прекратились, так как флот тут же отказался от этих кораблей. Началась разрезка корпусов на стапелях. В 1954 г. среднюю часть корпуса крейсера «Сталинград» спустили на воду для использования в качестве опытового отсека для натурной проверки стойкости конструктивной защиты от воздействия новых образцов морского оружия и обработки его боевых частей. По результатам этих испытаний был сделан вывод, что с появлением противокорабельных ракет создание столь крупных кораблей с подобной защитой бесперспективно.

«Малый» линейный корабль. Проект ЦНИИ-45 (вариант 11+111-3).

Первоначальным планом послевоенного десятилетия планировалось построить 6 больших авианосцев. При окончательном редактировании плана И.В.Сталин предложил с ними подождать. В ходе долгой дискуссии, после настойчивых просьб руководства ВМФ и возражений работников промышленности, И.В.Сталин обещал построить 2 малых авианосца для Северного флота. Но, несмотря на обещание, комиссия Политбюро, готовившая окончательный текст постановления по десятилетнему плану, авианосцы в него не включила. На этом настояло руководство Наркомата судостроительной промышленности, считая, что промышленность пока не готова строить эти принципиально новые корабли.

В 1949 г. горьковское КБ СПК решило внести свой вклад в создание в нашей стране авианосных кораблей. Главным конструктором этого КБ Р.Е.Алексеевым было разработано техническое предложение в виде аналитической записки. В ней предлагалось создать авианосный корабль на подводных крыльях небольшого размера, длиной всего 80 м, но с большой скоростью — порядка 55–60 узлов, что, по мнению автора, могло обеспечить взлёт и посадку поршневых самолётов. За основу брался, предположительно, Ла-11. Зенитное вооружение состояло из 6 спаренных 25-мм автоматов. Небольшие габариты, по мнению автора, позволяли вести массовое строительство данных кораблей. Поскольку необходимо было решить ряд проблем — двигательная установка, обеспечение мореходности, полётов и навигации, обитаемости и базирования самих самолетов, то данное предложение могло рассматриваться только как концепция, не более того.

Необходимо заметить, что в послевоенной программе в большей степени учитывались экономические и производственные возможности страны, особенно в отношении крупных кораблей, однако по некоторым позициям возможности были завышены в 1,5–2 раза. Единственное чего добился Н.Г.Кузнецов, это включение в план 1956–1960 гг. проектирование легкого авианосца, впоследствии получивший индекс проект 85. После снятия с должности Н.Г.Кузнецова в декабре 1955 г. работа над этим проектом была прекращена.

Вторая мировая война показала, что эсминцы превратились в универсальные корабли. Они привлекались для противоздушной и противолодочной борьбы, охраняли конвои, боролись с подводными лодками, действовали против береговых объектов, занимались минными постановками. По своему прямому назначению — торпедным ударам по кораблям и транспортам противника в отечественном флоте за всю войну было лишь два эпизода, да и те неудачные. Еще во время войны предлагалось снять один торпедный аппарат и на его место установить зенитную артиллерию. Но это было запрещено. В послевоенных проектах было оставлено 2x5 ТА, не была заменена артиллерия главного калибра. Ведь чтобы эффективно вести борьбу с самолетами противника нужны универсальные 130-мм артиллерийские установки. Военно-Морской Флот настаивал на строительстве «больших эсминцев», т. е. трёхбашенных с универсальной артиллерией, водоизмещением около 4000 т. Наилучшим проектом был разработанный в 1949 г. в ЦКБ-53 вариант эсминца проекта 41, модель которого долго стояла в музее Северной верфи. Но поскольку И.В.Сталин был против трехбашенных эсминцев, то в плане на 1946–1955 гг. предусматривалась постройка только 188 «обычных» эсминцев.

Эскиз авианесущего корабля Р. Е. Алексеева

Эскадренный миноносец проекта 41. Вариант ЦКБ-53.

В первые годы активно строились заложенные еще до войны эсминцы проекта 30К, затем мало чем отличавшиеся от них эсминцы проекта 30бис. За короткий срок, в 5 лет, флоту было сдано 70 кораблей. Эсминцы еще до окончания разработки уже были морально устаревшими кораблями, их технический уровень соответствовал концу 1930-х гг. Их основные недостатки: неуниверсальность 130-мм артиллерии, слабость зенитного вооружения, отсутствие радиолокационных систем управления 37-мм автоматами, несовершенство противолодочных средств. Н.Г.Кузнецов считал строительство столь крупной серии эсминцев проекта 30бис одной из самых больших ошибок в послевоенном кораблестроении. Сразу же встал вопрос об их модернизации. Первые проработки перевооружения этих кораблей появились уже в 1954 г. ЦКБ-53 по заданию управления кораблестроения ВМФ разработало эскизный проект замены существующего зенитного вооружения на 2 х4 45-мм автоматическими АУ ЗИФ-68 с радиолокационной системой «Фут-Б» и 4x4 25-мм установками 4М- 120П с автономным наведением. Вся новая зенитная артиллерия располагалась побортно на крыльях нижнего мостика и у кормового котельного кожуха. ЦКБ-53 предложило технический проект разрабатывать по откорректированному заданию, обеспечив линейное расположение 45-мм зенитных установок, а также заменив РЛС «Риф» и «Гюйс-1 М-4» на новую станцию «Фут-Н».

Откорректированный проект был рассмотрен в 1955 г. центральным управлением ВМФ и не рекомендован для дальнейшего проектирования. В качестве основной причины было указано на половинчатость модернизации, т. е. она не касалась замены артиллерии главного калибра на универсальную, появившуюся к тому времени и устанавливаемую на кораблях проектов 41 и 56. Предельная перегрузка проекта 30бис не должна была превышать 270 т. В противном случае из-за снижения запаса плавучести непотопляемость корабля при затоплении двух любых смежных отсеков уже не обеспечивалась. Кроме того, при перегрузке более 300 т требовалось серьезное подкрепление корпуса по условиям общей прочности. Поэтому универсальная артиллерия не могла быть установлена на проект 30бис. И еще одно сомнение, высказанное комиссией- достигнутые к этому времени успехи в создании ракетной техники породили уверенность в бесперспективности ствольной артиллерии. Принципиально верное решение в направлении модернизации этих кораблей обернулось только потерей времени. Корабли проекта 30бис так и прослужили все не такое уж и малое время в первозданном виде.

Не был реализован ни один из разработанных в этот период проектов модернизации зенитного вооружения большинства крейсеров и эсминцев отечественного флота (проекты 26, 2ббис, 68бис, 7) путём замены 37-мм АУ fill, на 45-мм АУ ЗИФ-68. Корабли проекта 30бис должны были заменяться более совершенными кораблями проекта 41 — предполагалось строительство 110 единиц. Из восьми вариантов выбрали, естественно, двухбашенный. В декабре 1949 г. приступили к строительству головного эсминца «Неустрашимый». В декабре 1950 г. начали строительство еще четырёх кораблей установочной серии. В эсминце было много нового, в том числе и вооружение. Но главный калибр был не совсем башенный. 130-мм артиллерийские установки СМ-2-1 были палубно-башенные, т. е. открытые сзади. Так было сделано для облегчения веса установок. Уж очень они получались у нас тяжелые. Водоизмещение корабля составило 3830 т, которое руководством Министерства судостроительной промышленности расценивалось как неприемлемо большое и было предложено снизить его на 30 %. Решением Политбюро в апреле 1951 г. решено было ограничиться строительством только одного корабля и перейти на уменьшенный вариант с сохранением того же вооружения. При этом согласились на уменьшение дальности плавания. А ведь это был великолепный корабль с большими модернизационными возможностями.

Эсминец проекта 56, последовавший за проектом 41, сделали уменьшённым, как и планировалось, полным водоизмещением 3230 т. Головной корабль был заложен в марте 1953 г. Всего было построено 27 единиц. Это были последние «классические» эсминцы отечественного флота. Своим появлением они опоздали примерно на 10 лет. По артиллерийскому и противолодочному вооружению они значительно уступали американским эсминцам того времени.

В конце 1950-х гг. для флота была разработана целая гамма артиллерийских орудий. Все они были башенного типа, универсальные, автоматические. Позднее 23-, 57- и 76-мм АУ были применены на последующих проектах. А вот великолепные 100-мм СМ-52, предназначавшиеся для сторожевых кораблей и как универсальный калибр для крейсеров, и 130-мм СМ-62, предназначавшиеся для эсминцев, так и не были востребованы. Правда, СМ-62 собирались ставить на проект 56 с 31-го корабля, но серия закончилась значительно раньше.

Эсминцы проекта 61 были включены в программу 1956–1965 гг. со строительством в I960-1965 гг. на заводе № 190. Предполагаемое количество -31 единица. В отличие от эсминца проекта 56 кроме универсальных башен 130-мм орудий СМ-62 на них было усилено противолодочное оружие.

В связи с изменением военно-морской стратегии работы по проектированию были приостановлены. Корабль подвергся коренной переделке, в дальнейшем превратившись (под тем же индексом проект 61) в полновесный ракетный эсминец с ЗУРС М-1.

Проект модернизации зенитного вооружения эсминцев проекта 30. Вариант ЦКБ-53.

О сторожевых кораблях хочется сказать только то, что они уже никогда не получались. Постоянное требование И.В.Сталина, чтобы сторожевые корабли были не более 1000 т водоизмещением, приводило к тому, что приходилось жертвовать практически всем, чтобы привести проект в эти параметры. В том числе и вооружение. Все это привело к тому, что на проекте 42 и последовавшим за ним проекте 50 были установлены 100-мм щитовые АУ, что не удовлетворяло никаким требованиям к современному бою. Единственный приемлимый проект 44, разработанный в то время и несший 2 100-мм башни СМ-5, не был утвержден, так как его водоизмещение превышало 1500тонн. Корабль имел скорость 28 узлов, дальность хода 4000 миль при скорости хода 16 узлов, вооружение: 2x2 100-мм СМ-5, 4x2 45-мм СМ-16, 4x2 25-мм АУ, 1x3 533-мм ТА, 1x24 бомбомёт, 6x1 бомбомётов. Это была первая попытка унификации. Корабль проекта 44 должен был строиться в одном корпусе с эскадренным тральщиком проекта 259. Идея была хорошая, но она не состоялась. Тральщики проекта 259 также не строились и даже не планировались к постройке.

В программу 1956–1965 гг. включили разработку и последующее строительство сторожевых кораблей сразу двух проектов. Первым был проект 47 со 100-мм АУ на базе проекта 50. Планировалось построить в 1958–1962 гг. на заводе № 820 в количестве 26 единиц. Вторым был проект 49 со 100-мм автоматами СМ-39, разработанными специально для сторожевых кораблей. Их собирались строить в 1960–1965 гг. на том же заводе № 820 в количестве 35 единиц. Автомат СМ-39 был изготовлен в металле и проходил заводские испытания. Но вся программа по сторожевым кораблям была, к сожалению, свернута.

Также были прекращены и все работы по планировавшемуся по той же программе проекту 309 — базовому кораблю противоздушной обороны в корпусе десантного корабля проекта 188. Еще одна попытка хоть какой-то унификации.

В 1954 г. ЦКБ-57 получило ТТЗ на модернизацию эсминцев проекта 7У — своеобразная попытка продлить их жизнедеятельность на более современном уровне. Полностью демонтировались 130-мм АУ и 37-мм зенитные орудия, полностью заменялась радиолокация. По результатам проработки эсминцы должны были иметь 3 100-мм АУ Б-34, 2x4 45-мм автомата ЗИФ-68 и 2 РБУ-1200. Затем дополнительно разместили 2x2 25-мм автомата. В конечном итоге, оценив стоимость работ по переоборудованию, решено было отказаться от переоборудования и переориентировать все средства на работы по новым проектам.

Из всей крейсерской программы усиленно осуществлялось строительство серии проекта 68бис. От проекта 68К они отличались несколько большим водоизмещением, имели удлинённый полубак. На них перешли на полностью сварной корпус. Крейсера имели новые средства локации и связи. При их проектировании явно использовали итальянский опыт, да и по внешнему виду они очень походили на итальянский тяжелый крейсер «Больцано». Правда, последний имел 8 203-мм орудий. Зато наш за счёт уменьшения калибра до 152 мм имел улучшенную мореходность, непотопляемость, обитаемость и увеличенную дальность плавания, Имея запас площадей, он обладал большим модернизационным потенциалом.

Сторожевые корабли проектов 44 и 49

Предложение ЦКБ-57 по модернизации эсминцев проекта 7У

Строительство легких крейсеров проекта 68бис развернулось на девяти стапельных местах четырех заводов в Ленинграде, Николаеве и Молотовске. Первый корабль-«Дзержинский»-был заложен в Николаеве 21 декабря 1948 г. Это была самая крупная серия крейсеров в истории отечественного судостроения. Начиная с 15-го корабля серии-«Щербаков»-постройка велась по улучшенному проекту 68бис-ЗИФ. На нём 37-мм автоматы заменялись счетверёнными 45-мм автоматами с силовым наведением и стрельбовыми РЛС.

Н.С.Хрущев, пришедший к власти в 1953 г. после смерти И.В.Сталина, вдвое сокращает пятимиллионную армию, перебрасывая все средства на восстановление народного хозяйства. Несмотря на свой «волюнтаризм» Н.С.Хрущев (надо отдать ему должное) сразу понял значение ракет, сразу оценив их как основной сдерживающий фактор в противостоянии с капиталистическим миром. Он принял линию на решительное перевооружение армии и флота, хотя и ошибся, считая, что ракеты могут всё. Развитие артиллерии было практически остановлено, ей отводилась лишь вспомогательная роль. Начался полномасштабный разгром флота, самой дорогой составляющей в системе производства вооружений. Наступала эра ракетного оружия и строительство целого ряда артиллерийских кораблей было, как считал Н.С.Хрущев, нецелесообразно. Но и пускать на слом почти построенные корабли было экономическим преступлением. К недостроенным крейсерам проекта 68бис нужно было отнестись особенно бережно. Эти крейсера имели корпуса из великолепной стали, были оснащены добротной энергетикой, что позволило им прослужить до начала 1990-х гг. Разумеется, рейдерская концепция была абсолютно нереальной в 1950-е гг. — развитие локации, береговой и корабельной авиации исключало действие крейсеров. За малым исключением, крейсера проекта 68бис отслужили свой век в первозданном артиллерийском варианте и предназначались, в основном, для поддержки десантов и других действий против прибрежных войск противника.

Всего было построено 14 крейсеров проекта 68бис. В разной степени готовности, в основном уже наплаву, находились еще 7 крейсеров проекта 68бис-ЗИФ. Сохрани мы все крейсера, включая недостроенные, модернизуя их в соответствии с требованиями времени, не потребовалось бы строительство новых ракетоносцев и вертолётоносцев и все наши кораблестроительные программы 60–80 гг. сложились бы совсем иначе.

Под испытание ракетного оружия переоборудовали 2 крейсера проекта 68бис. На «Дзержинском» был испытан зенитный комплекс М-2 — слегка доработанный обычный наземный комплекс С-75. На «Адмирале Нахимове» испытывали противокорабельную «Стрелу», созданную доработкой ранее сконструированной для самолетов Ту- 4 «Кометы». Оба направления оказались малоперспективными. «Адмирал Нахимов» пытались вернуть в «первобытное» состояние, но потом пустили на слом. «Дзержинский» проплавал ракетоносцем до исключения из состава флота в 1980-е гг. Ракетоносцем его можно было назвать условно, так как комплексе М-2 использовали огромные по корабельным масштабам ракеты длиной более 10 м. Перед пуском их нужно было заправлять ядовитым и агрессивным топливом, а весь боекомплект включал всего 10 таких ракет.

В 1954–1956 гг. начались проектно-конструкторские работы по оснащению строившихся крейсеров и эсминцев комплексами ПКР и ПВО. Вслед за неудачным комплексом КСС (корабельный снаряд «Стрела») последовал комплекс КСЩ (корабельный снаряд «Щука»), более подходящий по своим параметрам. Недостатком его было то, что запускаться он мог только со стабилизированной установки. За ним следовал более совершенный комплекс П-35 для больших кораблей и П-15 — для малых. Достоинством этих комплексов было то, что ракеты могли стартовать в условиях качки из нестабилизированных ПУ, что позволило размещать их в компактных трубчатых ПУ. Оба комплекса имели большое будущее. Разрабатывалось несколько ЗРК. Комплекс М-1 (впоследствии «Волна») с дальностью стрельбы до 15 км, комплекс М-2 (впоследствии «Волхов») с дальностью стрельбы до 30 км, признанный после испытаний не очень годным и от него отказались, комплекс М-3 (позже М-31) с дальностью стрельбы до 60 км и комплекс М-4 (впоследствии «Оса-М») самообороны. Комплекс М-4 был реализован только к концу 1960-хгг. Комплекс дальней зоны «Форт» удалось успешно осуществить только в 1980-егг., правда с большей дальностью стрельбы. Быстро и успешно была закончена разработка и внедрение в серию только комплекса М-1 «Волна», который и начали устанавливать на все вновь строящиеся и модернизируемые корабли. В это же время была разработан целый ряд артиллерийских и противолодочных систем. Всеми этими системами и ракетным оружием и решили оснащать недостроенные легкие крейсеры проекта 68бис-ЗИФ и построенные крейсеры проекта 68бис, а в дальнейшем — и крейсеры новых проектов.

В 1954–1957 гг. принимается ряд постановлений Правительства по разработке кораблей новых проектов. Было разработано несколько вариантов ракетных крейсеров, вертолётоносца, авианосца, корабля для испытания оружия, учебного корабля, плавсклада, плавказармы, плавбазы ПА, спасателя и танкера. Вообще, было много вариантов для использования данного проекта с большой пользой.

Легкий крейсер проекта 67

Первым необходимо было реализовать проект 67, который предполагалось вооружить ракетами КСС. Но поскольку они не удовлетворили флот, то можно было ставить ракетный комплекс КСЩ, конструктивно мало чем отличавшийся от предшественника. Помимо 2 пусковых установок и довольно значительных погребов под ракеты КСЩ на данном проекте предполагалось разместить 4x2 100-мм АУ СМ-52 и 6x4 57-мм АУ ЗИФ-75. Вначале предполагалось достроить по данному проекту 3 корабля, головным из которых должен был стать черноморский «Адмирал Корнилов» со сроком сдачи в 1954 г., но затем ограничились 2 кораблями, что и было бы оптимальным. Система КСЩ оказалась не очень надёжной, что и показала её эксплуатация. Но на данном проекте этот факт можно было определить гораздо раньше. Тогда не нужно было бы строить эсминцы проектов 56Э, 56М, 57бис, с которых систему КСЩ пришлось быстро снимать и ставить на проекты 56Э и 56М более современную П-15, а проект 57бис вообще переделывать в корабль ПВО, установив на него систему М-1.

Корабль проекта 67, обладающий большими площадями, а отсюда и большими модернизационными возможностями, можно было бы долгие годы использовать для испытания новых систем вооружения. Тогда не пришлось бы переделывать более старый крейсер проекта 26 «Ворошилов» в опытовый корабль по проекту ЗЗМ. В частности, на нём отрабатывались системы ЗРК М-11 «Шторм» и М-4 «Оса-М». Имея 2 опытовых корабля проекта 67, можно было бы закрыть вопрос лет на тридцать.

После успешных испытаний ракеты П-5 для ПА на её базе начались работы по ракете П-6 для действий с ПА по корабельным соединениям. Этой же ракетой было решено вооружить и недостроенные крейсеры. Постановлением Правительства от июля 1957 г. сдача головного корабля проекта 64 «Кронштадт» намечалось на 1960 г., а остальных 6 — на 1961–1962 гг. На эти крейсеры возлагалось много задач. Они предназначались для уничтожения крупных кораблей, уничтожения важных береговых объектов, а также для участия в ПВО корабельных соединений. Их вооружение включало 3 счетверённых установки комплекса П-6 (впоследствии П-35), 2 спаренных ПУ ЗРК М-3, 2x2 ПУ ЗРК М-1 и 4x2 76-мм АУ ЗИФ-67 с соответствующими системами управления огнём. Поскольку разработка системы дальнего действия типа ЗРК М-3 значительно запаздывала, для выхода из положения на её место можно было бы установить систему М-1 дополнительно к двум уже имеющимся на корабле. Однотипность ЗУР только улучшила бы эксплуатационную составляющую проекта. Характерно появление 76-мм АУ, что является концептуальным для действия ПВО кораблей. Они предназначались для дострела воздушных целей после действия по ним зенитных ракет. Носовая пусковая установка имела возможность перезарядки, так как перед ней находился ангар с запасными ракетами, крейсеры проекта 64 представляли довольно значительную ударную силу. Для введения их в строй не было никаких препятствий. Можно было поставить на переоборудование и часть уже построенных крейсеров проекта 68бис, чтобы иметь по 2 таких корабля на каждом из четырех флотов. Тогда бы отпала необходимость в строительстве более слабых кораблей проекта 58 и проекта 1134, вступивших в строй уже в более позднее время.

Легкий крейсер проекта 64

Проект переоборудования крейсера проекта 68бис в вертолетоносец

Был разработан проект переоборудования крейсера проекта 68бис в вертолётоносец на 14 вертолётов Ка-25 — корабль противолодочной обороны дальней зоны. Кроме вертолётов вооружение составляли 4 спаренные пусковые установки ЗРК М-1, 4x2 АУ 76-мм ЗИФ-67 и 2x5 ТА для противолодочных торпед. Предполагалась установка и 2 РБУ. Можно было бы ограничиться одним кораблем для опытной эксплуатации, для отработки концепции. Введённый в строй в 1960-196Згг., он опередил бы на 5–7 лет проект 1123, который так бы и не состоялся. Дело в том, что уже в процессе эксплуатации выяснилось бы, что 14 имеющихся вертолетов не могут обеспечить круглосуточное патрулирование зоны поиска, что и выяснилось значительно позже на проекте 1123. Не даром же третий проект 1123.3 предполагалось строить уже в увеличенных габаритах и с большим количеством вертолётов.

В 1961 г. ЦКБ-17 разработало технический проект ударного корабля для Северного и Тихоокеанского флотов. Постройка кораблей планировалась на 1965 г. По техническому заданию требовалось оснастить корабль 20 крылатыми ракетами дальнего действия (1000-1 500 км). По результатам проработки получалось 18 крылатых ракет П-7 (дальность стрельбы 900-1000 км) и 6 ракет П-100 (дальность стрельбы 2000 км) — других просто не было. Водоизмещение корабля составляло 11000 т, скорость хода 34 узла, автономность 30 сут, дальность плавания 6000 миль при скорости хода 18 узлов. Кроме крылатых ракет имелась 1 ПУ ЗРК М-1 (ЗИФ-102), 8x2 57-мм АУ ЗИФ-72 и 4–6 самолетов для доразведки целей.

Еще одним кораблем, переделанным из крейсера проекта 68бис, мог стать лёгкий авианосец, проект которого также был разработан и внешний вид которого нетрудно предположить. Конечно, он был бы не совсем тем кораблем, который ранее проектировался по проекту 85, как корабль, предназначенный для обеспечения ПВО соединений надводных кораблей на переходе морем и в бою. Скорее всего, это был бы опытовый корабль со всей его спецификой. И нёс бы он всего 20–25 самолетов. Но это была бы первая попытка на практике попробовать, что называется «пощупать собственными руками», все системы, в первую очередь катапульту. Ничто не дало бы большего опыта для последующей разработки авианосных кораблей, чем опытная эксплуатация данного проекта. И вряд ли тогда появилась бы такие корабли как проект 1143, а после накопления «силенок», стали бы наверняка строить настоящие авианосцы, конечно не такие как проект 1160, но уж точно в скором времени (уже к концу 1960-хгг.) появился бы проект АВЛ.

Совсем не помешали бы и 2–4 учебных корабля.

Ценность их трудно переоценить.

Что получалось в конечном счёте?

Ударный корабль для ТОФ и СФ. Разработка ЦКБ-17.

Вариант переоборудования крейсера проекта 68бис ЗИФ в авианосец

В эксплуатации находилось бы порядка 21 корабля, созданных на одном корпусе, с одинаковыми двигательными и прочими установками, что резко упрощало бы эксплуатацию и ремонт. Тем более что подготовка кадров проходила бы на кораблях такого же проекта.

Флот выходил на более современный технический уровень, опережая на 5–7 лет то, что произошло на самом деле. А главное — уже тогда была бы разработана концепция развития типов кораблей.

Начни мы уже тогда потихоньку строить авианосцы, как другие морские державы, не потребовалось бы искать «неадекватные ответы», и не появился бы целый ряд ПЛ с крылатыми ракетами, нацеленными, прежде всего, против авианосных соединений вероятных противников, боевая устойчивость которых без авиационного прикрытия также была проблематична.

В программу военного кораблестроения на 1960–1965 гг. был включен ракетный корабль проекта 1126. Предполагалось, что это будет флагманский корабль, обеспечивающий централизованное управление средствами ПВО в составе поисково-ударных групп, предназначавшимися для борьбы с атомными подводными ракетоносцами противника. Тем самым предпринималась еще одна попытка обеспечить ПВО соединений кораблей в океане без создания авианосцев. Проработка различных вариантов корабля велась с опорой на корпус проекта 68бис. Проработано было 20 вариантов корабля. Эскизный проект был утвержден в июле 1960 г. Для дальнейшего проектирования рекомендовался вариант стандартным водоизмещением 9000 т с котлотурбинными установками мощностью 2x45000л.с., скорость при этом составляла 33–34 узла, дальность плавания при скорости 24 узла — 3 500 миль. На корабле предусматривалось 2 ЗРК большой дальности М-31, 2 универсальных ЗРК средней дальности М-11, 4x2 57-мм АУ, 2x3 ТА для противолодочных торпед, 2 РБУ-1000, соответствующее радиоэлектронное вооружение, включая систему наведения истребительной авиации. Более поздний вариант проработки имел уже ЗРК М-1, как наиболее соответствующий реалиям того времени, станцию наведения «Гром» для ЗРК М-1 и РЛС «Восход». Постановлением Правительства от июня 1961 г. разработка технического проекта была прекращена, как было сказано «в целях сосредоточения усилий на создание более перспективных кораблей».

Проект 1126 создавался уже без участия Н.Г.Кузнецова, который был снят с должности в конце 1955 г. после довольно тёмной истории со взрывом и гибелью в бухте Севастополя линкора «Новоросийск». В то время министром обороны был Г. К.Жуков, у которого еще со сталинских времен не заладились отношения с Н. Г. Кузнецовым, а взрыв линкора был хорошим поводом для сведения счётов. С одной стороны, когда началось свёртывание при Н.С.Хрущеве первой послевоенной программы кораблестроения, Н.Г.Кузнецов в резкой форме заявил, что «не даст грабить СВОЙ флот». С другой стороны, еще при И.В.Сталине, когда утверждалась обширная программа послевоенного судостроения, на вопрос: «Когда мы все это построим, то станет ли наш флот таким же сильным как американский?», Н.Г.Кузнецов честно ответил: «Нет». Тогда И.В.Сталин резонно заметил: «Тогда зачем нужны такие огромные усилия. Не лучше ли потратить деньги на что-нибудь более полезное!»

И.В.Сталин, справедливо рассуждая, что в первое послевоенное десятилетие флот будет прибрежным, а кадры для будущего флота можно готовить на любых кораблях, не таких амбициозных. Так что Н.С.Хрущев с Г.К.Жуковым были «правы», удаляя Н.Г.Кузнецова с командования ВМФ. Для новой эпохи нужны были новые руководители. Но делать это надо было в иной форме, что Г.К.Жуков — человек «сталинской» школы, для которого люди были просто расходным материалом — к сожалению, никогда не умел. После окончания войны, когда и началось бурное восхваление Г.К.Жукова, И.В.Сталин сказал, что «для этого полководца нужно население в шестьсот миллионов человек». А он знал, что говорил.

Последнее, что успел сделать Н.Г.Кузнецов перед своей отставкой, это пробить разработку крейсера со 180-мм артиллерией (опять 180 мм!). Он прекрасно понимал, что ракетное оружие, только начинавшее своё триумфальное шествие, было еще слабым и недостаточно эффективным, и нужен был корабль, как бы дублирующий его. Так и появился проект 84 с универсальным 180-мм двухорудийными башнями.

После снятия Н.Г.Кузнецова работы над этим проектом прекратили, как и над проектом легкого авианосца проекта 85.

Учебный корабль на базе крейсера проекта 68бис

Ракетный корабль проекта 1126. Поздний вариант.

Возможный вариант модернизации крейсера проекта 82

Вариант оснащения эсминцев проекта 30бис ракетным оружием

Н.С.Хрущев считал, что на данном этапе корабли нужны только для визитов, парадов и демонстрации флага, уделяя внимание только подводным лодкам с ракетами на борту. А надводные корабли разрешал строить только небольшими сериями при условии, что они будут «маленькие». Цитадель тяжелого крейсера проекта 82 «Сталинград» спустили на воду и впоследствии её использовали для испытания ракет в качестве мишени. Однотипную «Москву» разобрали на стапеле. Если учесть, что проектированием ракетно-артиллерийских кораблей у нас занимались до середины 1990-хгг., проектируя попутно артиллерийские орудия калибром до 406 мм включительно, то эти корабли могли дождаться своего часа. Стоять законсервированными они могли долго. А возможности модернизации с частичным перевооружением у нас были огромные, если учесть их габариты. Здесь уместно вспомнить итальянский крейсер «Джузеппе Гарибальди», который был превращён в ракетный ударный корабль с установкой на него ракет «Поларис». Нечто подобное, но с большими возможностями, можно было делать и с крейсером проекта 82. Как вариант можно предложить частичную модернизацию со снятием второй башни, на место которой устанавливаются шахты с 15–18 ракетами Р-21 (позднее Р-29К), 3x2 установки ЗУР М-1, при этом снимаются только носовые 130-мм АУ. Добавляются, естественно, системы управления и радиолокация. Постоянно модернизируясь, корабли могли прослужить, как и проект 68бис, до начала 1990-хгг., не теряя своей ударной силы.

Еще до окончания работ по замене зенитной артиллерии на проекте 30бис, была предпринята вторая программа перевооружить эти корабли, но только уже на ракетную технику. В декабре 1954 г. Н.Г. Кузнецовым было утверждено задание на перевооружение эсминцев проекта 30бис «изделиями КСЩ»-первыми отечественными противокорабельными ракетами. Требовалось установить 2 ПУ с системой приборов управления стрельбой, 12–14 ракет КСЩ, счетверённые 45-мм АУ ЗИФ-68. Уже первые расчёты показали, что перегрузка приближалась к 500 тоннам, что было запредельным. В этой ситуации в качестве альтернативы были рассмотрены варианты вооружения эсминцев ракетами П-15, для старта которых требовались малогабаритные и значительно более легкие стартовые установки. 25 августа 1955 г. вышло постановление Правительства СССР «О создании корабля проекта 60 вооружённого самонаводящимися самолетами-снарядами ближнего действия П-15 в корпусе корабля проекта 30бис». Было разработано несколько вариантов, различавшихся количеством ракет, системой хранения и подачи. Остальное вооружение было одинаковым и включало 2x4 45-мм АУ ЗИФ-68 с одной станцией управления стрельбой «Фут-Б», РЛС «Риф-Щ», «Залп-Щ» и «Парус-М», навигационную РЛС «Нептун» и станцию поиска «Мачта-П». На всех вариантах имелось также торпедное вооружение и РБУ-2500. Разработка велась ЦКБ-53. После рассмотрения предварительных проработок руководством ВМФ было принято решение об увеличении калибра зенитной артиллерии. Рекомендовалось установить 57-мм АУ ЗИФ-57. Разработка проекта 60 передавалась ЦКБ-57.

Один из вариантов предусматривал размещение ракет не в ангарах, а непосредственно на строенных ПУ, полностью заправленных топливом и готовых к старту. Полный залп мог быть произведен за 2 мин, что значительно повышало вероятность поражения цели. ПУ установки размещались на месте ТА и кормовой башни главного калибра, причем к двум из них подвешивались по 2 торпедных трубы для противолодочных торпед.

К сожалению, год спустя (в 1957 г.) главком ВМФ отказался от продолжения работ по этому проекту «ввиду неперспективности комплекса П-15». Видимо, дальность ракет П-15 (40 км), разработанных в основном для катеров, была признана для эсминцев недостаточной. Так была упущена еще одна возможность значительно осовременить довольно значительное количество эсминцев проекта 30 бис. О преждевременном отказе от установки комплекса П-15 остается только сожалеть. Комплекс, получив развитие, поставлялся даже на экспорт, а его усовершенствованная модификация П-15М со складывающимися крыльями, запускавшаяся из контейнерной ПУ, в 1970-егг. устанавливалась на крупных кораблях проектов 56М и 61 в ходе их модернизации. Тем не менее, существовало решение комиссии о том, что «с существующим зенитным вооружением эскадренные миноносцы проекта 30бис выходить в море для выполнения боевых операций не могут». Наиболее радикальным решением было бы установить на корабле ЗРК М-1. Что и было осуществлено выдачей задания от 3 апреля 1958 г. на разработку такого переоборудования. По ТТЗ предполагалось установить ПУ комплекса М-1 с боекомплектом 20–24 ракеты. Устанавливались система управления «Ятаган», 2x2 76-мм артустановки ЗИФ-67 с системой управления «Турель», РЛС дальнего обнаружения «Ангара» и другие средства РЭБ.

Технический комитет рекомендовал перевооружить 20–30 кораблей. Такое мероприятие позволило бы при минимальных затратах существенно усилить ПВО флота. Несмотря на положительные отзывы ряда организаций, руководство ВМФ отдало приоритет строительству новых кораблей.

Последней попыткой хотя бы частично решить задачу усиления противовоздушного и противолодочного вооружения основной части кораблей проекта 30бис с минимальными затратами стал проект 1127. Разработка его велась в 1959-196Згг. в ЦКБ-202 на «Дальзаводе» во Владивостоке. Вместо 85-мм и 37-мм зенитной артиллерии планировалось установить 4 30-мм АУ АК-230 с системой управления «Рысь», а также разместить 2 РБУ-6000 и вертолёт Ка-15 или Ка-25 за счёт снятия кормовой башни главного калибра. Но на это не пошли, так как все уже прекрасно понимали, что корабли проекта 30бис приближались уже к такой степени износа и что остающееся оборудование уже устаревало настолько, что проводить какие-либо работы уже не имело смысла. Всё это нужно было делать гораздо раньше.

Гораздо больше повезло эсминцам проекта 56. Корабли проектировались и строились уже в послевоенное время на новом техническом уровне. И, хотя они имели те же традиционные для наших эсминцев недостатки, их все же удалось модернизировать впоследствии под современные комплексы, в том числе и ракетные. И они были своеобразной экспериментальной базой для отработки концепции. Из всех переоборудований для оставшихся «нетронутыми» кораблей не был осуществлен только проект 56У. Разработан он был в 1969 г. и предполагал убрать все 57-мм орудия, а вместо них установить 2x2 76-мм АУ ЗИФ-67 и 4 30-мм АК-630 с системами управления «Турель» и «Вымпел». Предполагались к размещению РЛС «Ангара» и «Платина». В носу ЗРК «Оса-М».

Вариант усиления зенитного вооружения эсминцев проекта 30бис

Эсминец проекта 30бис, модернизированный по проекту 1127

Эскадренный миноносец проекта 56У

Проект 33 модернизации крейсера проекта 2ббис в опытовый корабль

Для обеспечения испытаний новых образцов корабельного ракетного оружия в 1963 г. ЦКБ-17 разрабатывало два проекта модернизации крейсеров проекта 26 «Ворошилов» и проекта 2ббис «Максим Горький» в опытовые корабли, По проекту ЗЗМ в 1964–1965 гг. в Севастополе со снятием всей артиллерии был переоборудован крейсер «Ворошилов». На корабле, получившем наименование ОС-24, отрабатывались ЗРК М-11 «Шторм» и «Оса-М». Предполагались испытания и крылатых ракет, в частности П-100. Почему не был реализован проект 33 модернизации «Максима Горького» в корабль обеспечения боевой подготовки и испытаний новых образцов оружия и техники? Это остаётся загадкой. На нём предполагалось испытывать баллистические и крылатые ракеты. Остается только сожалеть, что ничего подобного не было создано и в дальнейшем, и первичные испытания проводились только на стендах.

Противостоящие СССР государства располагали огромным надводным флотом, включавшим многочисленные авианосцы, и мощной судостроительной промышленностью. Поэтому достижение паритета в этой области было весьма проблематичным и потребовало бы долгих лет и громадных денежных и материальных затрат. В то время СССР незначительно отставал от США в создании АПЛ, а по внедрению баллистических и крылатых ракет наш флот в середине 1950-хгг. даже опережал все иностранные. В этих условиях появилась реальная возможность сравнительно быстро достигнуть паритета с ВМС США в ударной мощи подводных лодок, которые стали рассматриваться военно-политическим руководством СССР как решающий фактор в возможном противостоянии на море. Было принято решение о приоритетном развитии АПЛ, в том числе и с ракетным оружием. Но при этом не учли, что боевую устойчивость подводным лодкам придает авиация (стало быть, авианосцы) и надводные корабли всех классов — сбалансированный флот.

Поскольку промышленность была не в состоянии быстро развернуть постройку кораблей новых типов, серийное строительство ранее спроектированных эсминцев, сторожевых кораблей, торпедных катеров, тральщиков и ПА продолжалось до конца 1950-хгг. и велось параллельно с созданием АПЛ и других подводных и надводных кораблей с новым оружием. Одновременно с разработкой новых комплексов вооружения начались интенсивные проектные работы, направленные на поиск оптимальных типов ПЛ и надводных кораблей с ракетным оружием и другими новыми боевыми и техническими средствами. Было разработано более 50 проектов ПЛ и свыше 70 проектов надводных кораблей и катеров. Велись интенсивные научно-исследовательские работы.

Прекращение постройки артиллерийских крейсеров позволило освободить крупные стапельные места и приступить к массовой постройке гражданских судов различного назначения в целях обновления транспортного флота, что было остро необходимо. Вводились в строй новые производственные мощности.

Подводная лодка проекта 653

Окончательный вариант ракетного крейсера проекта 63

Проект ударного корабля дальнего действия

Появление качественно новых боевых средств в начале второго послевоенного десятилетия открыло перспективы создания надводных кораблей принципиально новых типов и классов с резко увеличенными наступательными и оборонительными возможностями. И здесь хотелось бы сказать еще об одной упущенной возможности — о вооружении флота крылатыми ракетами дальнего действия П-20. Поскольку баллистические ракеты подводных лодок не обладали значительной дальностью (Р-21- всего 1400 км), то на большей дальности предполагалось использовать крылатые ракеты. Для Военно-Морского Флота предполагалось принять ракету П-20, разработанную в КБ С.В.Ильюшина. Дальность действия ракеты -3000 км при маршевой скорости ЗМ, высота полёта 30 км (т. е. вне зоны действия систем ПВО). Ракета имела внушительные габариты (длина 21 м), что несколько затрудняло её размещение на кораблях, но, тем не менее, её собирались принять на вооружение. Была заложена опытовая АПЛ проекта 627А с одной ракетой на борту, на которой предполагалась отработка комплекса. Вслед за ней намечалось строительство уже четырех серийных ПЛ проекта 653 с 2 ракетами на борту, которые размещались над прочным корпусом в 2 контейнерах, расположенных параллельно диаметральной плоскости. Контейнеры закрывались одним обтекателем, преходящим в ограждение рубки. Головную лодку намечалось сдать флоту в 1962 г. Параллельно разрабатывались и надводные носители ракеты П-20, в том числе и на корпусе эсминца проекта 56. Было много различных вариантов, но «венцом творения» был ракетный крейсер проекта 63. Это был комбинированный вариант. Он нёс не только ракеты П-20, но и ракеты П-6. Это был атомный крейсер водоизмещением 20540 т, имевший внушительные размеры 225х22,8х8 м, со значительным (до 80 мм) бронированием. Общая мощность двигательной установки 132 ООО л.с. обеспечивала скорость 30 узлов. Вооружение составляли 2 крылатые ракеты П-20, 3x2 ПУ для ракет П-6, 2x2 ПУ ЗУР М-3, 4x2 ПУ ЗУР М-1, 4x2 76-мм АУ, 2 РБУ-2500. Планировалось построить 7 единиц со сроком ввода в строй в 1960–1964 гг. Закладка головного корабля намечалось в 1958 г. Но в первой половине 1960 г. Н.С.Хрущев решил прекратить все работы над крылатой ракетой П-20 и всеми её носителями. Готовый корпус ПЛ проекта П-627А был разобран. Ставка была сделана на баллистические ракеты, дальность полёта которых с появлением позднее ракеты Р-27 КБ Макеева увеличивалась до 2 500 км. И, как оказалось, совершенно напрасно, так как флот лишился еще одной ударной компоненты. Ведь не было пределов совершенствования крылатых ракет, что и показало время.

Справедливости ради нужно сказать, что в первой половине 1960-х гг. была предпринята еще одна попытка установить крылатую ракету дальнего действия, разработанную в КБ Бериева. Это была П-100 ‹‹Буревестник» с дальностью 2400 км и также внушительных габаритов. Для неё разрабатывался так называемый ударный корабль дальнего действия (УДД). И мало кто знает, что проект 667 АПЛ начинался как носитель этих самых крылатых ракет.

С начала 1956 г. начиналась тридцатилетняя эпоха адмирала С. Г.Горшкова, который и определял развитие флота.

Из крупных надводных кораблей в начале 60-х гг. строились только два проекта — проекты 58 и 61. Головной ракетный эсминец проекта 58 «Грозный» вступил в строй 30 декабря 1962 г. Всего было построено 4 корабля. Позднее, для придания им более высокого статуса корабли были переклассифицированы в ракетные крейсера, хотя при длине всего в 142 м им было далеко до крейсеров. Корабль нёс 2 счетверенные ПУ для ракет П-35. Имелось также 2 ангара для одной перезарядки. Но на практике, в море, это сделать было невозможно. Сторожевой корабль ПВО-ПЛО проекта 61 был отнесен к классу больших противолодочных кораблей (БПК). Головной корабль «Комсомолец Украины» сдан флоту 31 декабря 1962 г. Всего было построено 20 кораблей этого проекта. В корпусе проекта 58 был спроектирован и заложен корабль радиолокационного дозора — проект 62, но строительство быстро прекратили. А корабль получался весьма неплохой, ведь был учтен опыт кораблей проектов 58 и 61.

В дальнейшем на протяжении нескольких десятилетий предпринимались попытки построить корабли радиолокационного дозора с функциями штабных, но специализированного корабля так и не построили.

В 1958 г. ЦКБ-5 получило ТТЗ на разработку малого ракетного корабля проекта 901 с 2 ракетами П-35 или П-6.

Одновременно ЦКБ-53 получило ТТЗ на разработку малого ракетного корабля проекта 902 с четырьмя ракетами.

По результатам проработок водоизмещение кораблей изменялось в диапазоне от 400 до 1 400 т. Серьёзность намерений подтверждается тем, что проект 901 был доведен даже до стадии технического проекта. По результатам проработок в ряде институтов были проведены значительные исследования, которые, к сожалению, показали, что такие ракеты для малых кораблей великоваты. Аргументированных причин было довольно много, поэтому оба проекта не были реализованы.

Корабль радиолокационного дозора проекта 62

Малые ракетные корабли проектов 901 и 902

Проект 61 не совсем удовлетворял по своим противолодочным функциям и «вдогонку» ему разрабатывался проект 1125, ТТЗ на который было выдано в 1958 г. Главным его отличием было то, что он нёс на борту РБУ-24000 — шестиствольную пусковую установку противолодочных ракет «Вихрь» с атомной боеголовкой и имел постоянное базирование противолодочного вертолёта (или двух). Водоизмещение составляло 5 900/6 650/7 400 т, скорость хода 40 узлов, запас хода 4000 миль (при скорости хода 24 узла), размерения 160х 16хбм, вооружение: 2x2 76-мм АУ ЗИФ-67, 2 РБУ-6000, 3 ПУ ЗРК М-1, 1х 5-533-мм ТА. От проекта отказались в пользу серии проекта 61 и ПАРК «Вихрь» остался на вооружении только на наших авианесущих крейсерах.

Поскольку проект 58 также не совсем нравился руководству ВМФ, так как первоначально предполагался как эсминец, то и ему вдогонку также последовал проект 900 с ракетами П-6. В дальнейшем предполагалось и на проекте 58 ракеты П-35 заменить на П-6 для большей унификации с подводными лодками. ТТЗ на проект 900 также было выдано в 1958 г. Водоизмещение 6000/6750/7500 т, скорость хода 40 узлов, запас хода 4000 миль (при скорости хода 24 узла), размерения 160x16x6,1 м, вооружение: 16 ПУ ракет П-6, 2x2 76-мм АУ ЗИФ-67, 2x3 533-мм ТА, 2 РБУ-6000, ЗРК М-1. Предусматривалось базирование 1–2 вертолётов в подпалубном ангаре.

Последним в ряду разрабатываемых боевых кораблей по программе 1959–1965 гг. был эсминец проекта 1127. Несколько удивляет его ракетное вооружение — ракеты П-15, разработанные для вооружения ракетных катеров и имеющие незначительную дальность стрельбы по сравнению с ракетами П-5 и П-6. Всего на вооружении эсминца предполагалось иметь (в одном из вариантов) 12 таких ракет: 2 пакета по 4 ракеты в носу и по 2 одинарных ракеты по бортам. Водоизмещение должно было составлять 3 500 т, размерения 145 х 16 х 4,6 м, скорость хода 34 узла, дальность хода 3500 миль, вооружение: ЗРК М-1, 2x2 76-мм АУ ЗИФ-67, 2x3 533-мм ТА для противолодочных торпед, 2 РБУ-6000.

Большой противолодочный корабль проекта 1125 и ракетный крейсер проекта 900

Эскадренный миноносец проекта 1127

Самым простым решением проблемы усовершенствования проектов 58 и 61 являлось создание универсального корабля, способного решать задачи обоих проектов. Еще в 1961 г. ЦКБ-53 выполнило проектную проработку такого корабля, получившего индекс проект 61К. Разработано было несколько вариантов. Все в корпусе проекта 58 с оружием в различных сочетаниях. Представленный на схеме вариант «А» выглядит наиболее конструктивно пригодным, хотя и не лишен ряда недостатков. Основной из них — расположение одинарных ПУ для ракет П-35.

Снизился и калибр артиллерии -2 76-мм АУ были заменены на 2 57-мм АУ ЗИФ-72.

Прорабатывались и варианты в корпусе проекта 61 (проект 1939), но эти варианты получились еще хуже. Выбранный вариант 2 (конструкторы Перков и Купенский) приводил к увеличению длины корпуса на 22 м. На нем пытались установить счетверённую ПУ СМ-70 для ракет П-35 вначале перед рубкой, затем — между труб. В дополнение к имеющемуся, добавлялось еще 2 ЗРК «Оса-М». Правда, отсутствовали 2 РБУ-1000. Параллельно заменялась станция управления ЗУРС «Ятаган» на «Гром».

Все работы были признаны неудачными и закончились ничем. Правда, все проработки пригодились в дальнейшем при создании проекта 1134. А в большой серии (20 единиц) остался только проект 61, хотя и с несколько усиленным вооружением на последних образцах — добавили 4 ракеты П-15 и 4 30-мм автомата со станциями управления «Рысь». Это несколько утяжелило корабль и ухудшило его ходовые качества.

В это же время была предпринята первая попытка создания противолодочного корабля с групповым базированием вертолётов. Совместной работой институтов ВМФ и ВВС в январе 1959 г. был подготовлен проект ТТЗ создание такого корабля (впоследствии проект 1123) с минимальным водоизмещением в 4500 т, несущим вертолёты Ка-25 и имеющим минимальный состав оружия. Работы по проекту 1123 вело ЦКБ-17. Водоизмещение составляло 4060/4 450/4 850 т, размерения 140x14x5,5 м, скорость хода 38 узлов, дальность хода 3000 миль (при скорости хода 24 узла), вооружение: 6 вертолётов Ка-25 в 3 ангарах, 2x4 57-мм автомата, 1 ПУ ЗУР М-1 (12 ракет), 1x5 533-мм ТА (или 2x3 ТА по бортам), 2 РБУ-6000 и 2 РБУ-1000. Но это было только начало. Работы затянулись надолго, до следующей десятилетней программы, пока проект не стал удовлетворять всех.

Большой противолодочный корабль проектов 61К и 1939

Малый противолодочный корабль проекта 1122

Противолодочный корабль проекта 1123

По программе 1956–1965 гг. разрабатывались и малые противолодочные корабли. Из них в серию пошел только проект 159. Очень неплохой для того времени.

В то же время велись работы по кораблю несколько меньших размеров. Это был проект 1122. Работы вело ЦКБ-340 в г. Зеленодольске. Проектировался так называемый малый корабль ПЛО. Водоизмещение составляло 650 т, скорость хода 45–50 узлов, дальность хода 1000 миль, автономность 10 сут, вооружение: 2 РБУ-6000, 2 РБУ-1200, 1x3 533-мм ТА, 2 или 3 30-мм автомата. Технический проект был утвержден в 1962 г.

В 1958 г. ЦКБ-53 получило ТТЗ на разработку проекта плавбазы подводных лодок. Срок готовности технического проекта — 1960 г. Строительство намечалось на заводе № 196 с 1962 г. После значительных проработок на стадиях предэскизного и эскизного проектирования остановились на следующих параметрах: водоизмещение 8500 т, дальность хода 4000 миль, вооружение: ЗРК М-1 (16 ракет), 2 76-мм АУ ЗИФ-67, 4x2 30-мм АУ со станциями наведения «Ятаган», «Турель» и «Рысь», соответственно. Работы были остановлены на стадии технического проекта.

Тогда же, в 1958 г. ЦКБ-53 получило ТТЗ на разработку проекта плавбазы гидросамолётов. Срок готовности технического проекта — IV квартал 1959 г. Строительство намечалось также на заводе № 196 с 1962 г. В результате всех этапов проработки вышли на следующие параметры: водоизмещение 7 200 т, дальность хода 3000 миль, автономность 30 сут, скорость хода 17 узлов, вооружение: ЗРК М-1 (16 ракет), 2 76-мм АУ ЗИФ-67, 4х 2 30-мм АУ. Разработка проекта также была остановлена.

В I960-1963 гг. Зеленодольское ЦКБ-340 вело проектирование высокоскоростного (концептуального) малого противолодочного корабля на подводных крыльях водоизмещением порядка 300 т и скоростью 100–110 узлов. Главным конструктором проекта 1121 был А.В.Кунахович. В процессе разработки получились следующие данные: водоизмещение 180/231/283 т (в перегруз-345 т), размерения 38х 16,3x4,75 м, ширина корпуса 7 м, дальность хода 1 250 миль (при скорости хода 11 узлов), автономность 4 сут, экипаж 19 человек. Вооружение в различных вариантах: ПАРК «Вихрь» или 533-мм ТА и 2 РБУ-6000, опускаемая ГАС «Шелонь». Помимо дизелей, обеспечивающих скорость хода 11–12 узлов, имелись реактивные двигатели для обеспечения максимальной скорости. Для отработки конструкции был создан экспериментальный корабль в корпусе проекта 122бис (по другим данным в корпусе проекта 201) под названием «Смерч». Дальше этого дело не пошло, так как корабль мог поддерживать максимальную скорость не более 2 ч, а поиск ПЛ осуществлялся только на коротких остановках (скачками, по терминологии разработчиков). На максимальных ходах корабль ничего не «слышал». Несмотря на неясность использования подобной конструкции, идея позднее была в несколько иной форме осуществлена на проектах 1141 и 1145.

Разработанные ЦКБ-53 проекты плавбазы подводных лодок и плавбазы гидросамолетов

Малый противолодочный корабль проекта 1121

В 1963–1964 гг. в нашей стране велись исследования по возможности размещения на надводных кораблях и судах различных типов межконтинентальных баллистических ракет УР-100 и Д-9. Официальный аргумент-маскировка под гражданские суда, эдакие рейдеры на современном уровне, по типу немецких вспомогательных крейсеров времен Второй мировой войны. Второй аргумент — относительная дешевизна проекта. А главным было то, что к тому времени не было создано ракет с приемлемыми для подводных лодок габаритами. В процессе проработок было принято целесообразным разместить по 8 ракет Д-9 на серийных ледокольных транспортных судах проекта 550, и на судах, замаскированных под гидрографические, патрулирующие в арктических водах. В 1964–1965 гг. ЦКБ-17 разработало эскизные проекты 909 и 1111 (главный конструктор Ю.А.Македон) таких кораблей. Под давлением США пришлось срочно заключать международный договор о недопустимости таких работ.

С появлением у американцев АПЛ типа «Джордж Вашингтон» с 16 ракетами «Поларис», имеющими дальность стрельбы 2 500 км, наши АПЛ с 3 ракетами (в лучшем случае) Р-21, явно уступали американским. Начались поиски альтернативы. Первой была попытка установить ракеты Р-21 на проектируемой АПЛ проекта 667. Поскольку поставить их, как у американцев, вертикально было невозможно из-за габаритов, был проработан вариант размещения ракет побортно парами в поворачиваемых перед пуском на 90 секциях, расположенных в легком корпусе. Таким образом предполагалось разместить горизонтально вдоль корпуса лодки 8 ракет Р-21. Затем пытались приспособить разработанный морской вариант сухопутной твердотопливный ракеты РТ-15М. Но разработка её сильно запоздала. Да и потом, как показало время, с твердотопливными ракетами для флота у нас было далеко не всё в порядке.

Корабль проекта 909

Корабль проекта 1111

В 1963 году было принято решение, в теории позволявшее одним скачком догнать и обогнать США по вооружению ПЛ. С 1963 г. ЦКБ-18 приступило к работам по вооружению ПЛ разрабатываемыми в СССР первым «капсулированными» малогабаритными стратегическими ракетами УР-100, которые в 1966 г. и были приняты на вооружение сухопутных войск. Работы по лодкам велись в нескольких вариантах, с различным количеством ракет, как атомные, так и дизель-электрические. Наиболее перспективным выглядел вариант А-6 с атомной энергетической установкой и 12 ракетами, имеющими дальность стрельбы 1000 км. Проект получил номер 702. Лодка была двухкорпусной, так как ракета П-100 имела значительные размеры (вес 50 т, длина 17 м, диаметр 2 м). Был выбран вариант опущенных шахт, когда нижняя часть шахты выходит из прочного корпуса в специальные прочные колпаки. Лодка имела следующие данные: водоизмещение нормальное 7 700 т, длина 118 м, ширина 22,4 м, осадка 8,65 м, глубина погружения 300 м, скорость хода 22 узла, автономность 60 сут, экипаж -63 человека, вооружение: 12 ракет УР-100, 4 носовых 533-мм ТА. К сожалению, на строительство таких ПЛ не решились. Пугали габариты и технические проблемы.

Подводные лодки проектов 702 и 688

Предэскизный проект 1123М

В 1963 г. ЦКБ-18 начало работы по подводной лодке проекта 688 водоизмещением от 5 000 до 7 900 т и 8-16 П-120, 4-24 П-500 в различных вариантах расположения, скорость предполагалось 32–34 уз. От этих работ в дальнейшем отказались, так как срочно нужно было решать вопрос с вооружением подводных лодок баллистическими ракетами.

Ситуацию спас В.П.Макеев со своей жидкостной ракетой Р-27 с приемлемыми габаритами и дальностью стрельбы. В результате получился очень удачный проект 667А с 16 ракетами Р-27. Головная АПЛ была сдана флоту 5 ноября 1967 г. По компоновке она была практически точной копией американской, поэтому она у нас и получила неофициальное название «Ваня Вашингтон». Всего в серии было построено 34 АПЛ. Это были АПЛ уже второго поколения с более совершенным вооружением и оборудованием.

Во второй половине 1960-х гг. была предпринята вторая попытка объединить в одном проекте функции проектов 58 и 61. Таким кораблем должен был стать проект 1134, естественно с новым составом вооружения. Но принятие на вооружение ЗРК М-11 «Шторм», ПАРК «Метель», РЛС МР-600 опаздывало, поэтому было решено ограничить серию 4 единицами и достроить их со старым составом вооружения. Головной «Адмирал Зозуля» был введен в строй 8 октября 1967 г. При стандартном водоизмещении 5340 т корабль нёс 2x2 ПУ для ракет П-35, 2x2 ПУ ЗРК М-1 «Волна», 2x2 57-мм АУ АК-725 и 1 вертолёт.

В это же время появились и 2 вертолётоносца проекта 1123. Головной корабль «Москва». был сдан флоту 25 декабря 1967 г., второй-«Ленинград»-2 июня 1969 г. Это были первые корабли, на которых был установлен новый ЗРК «Шторм» и ПАРК «Вихрь». При стандартном водоизмещении 11300 т корабль нёс 14 вертолетов Ка-25 и мощную ГАС «Вега». Серия была ограничена, так как проект 1123 не совсем удовлетворял флот ни по своим техническим возможностям, ни по возможности круглосуточного ведения поиска ПА из-за малого числа вертолётов.

Предварительная оценка проекта 1123 показала, что для круглосуточного ведения поиска ПА необходимо увеличить количество вертолётов на борту и улучшить обитаемость. В 1966 г. ЦКБ-17 разработало предэскизный проект корабля проекта 1123М водоизмещением 18 000- 20 000 т со смешанной атомногазотурбинной установкой. Выравнивалось соотношение между длиной и шириной корпуса, явно недостаточное на кораблях проекта 1123, появилось дополнительное количество площадей, значительно увеличивалась автономность. Предварительные размерения 220x40x8 м. Вооружение: 2x2 130-мм АУ СМ-62, 2 ЗРК «Гром», 2 ЗРК «Оса», ПАРК «Метель», 2 РБУ-6000 и 21 вертолёт Ка-Х «Чайка».

Характеристики проекта вызвали значительный интерес и со стороны Военно-Морского Флота, решался вопрос о его строительстве. Однако из-за возникших проблем при создании двигательной установки работы над проектом были свернуты.

Эскиз корабля проекта 1123.3

Эскиз легкого авианосца АВЛ

При завершении постройки головного корабля проекта 1123 решением ВМФ о СПМ от 7 июня 1967 г. Невскому ПКБ была поручена разработка технического проекта корабля проекта 1123.3 для строительства третьего ПКР улучшенного типа с усиленным зенитным вооружением, увеличенной автономностью, улучшенной обитаемостью и непотопляемостью. Состав авиационного вооружения при этом не менялся. Корпус корабля удлинили на 12 м и увеличили ширину на 1 м. Водоизмещение при этом увеличилось на 2000 т. В дополнение к оставшемуся ракетному вооружению добавилось 2 установки ЗРК ближнего действия «Оса», 2x2 76-мм АУ АК- 726, ТА и РБУ оставались те же. Корабль получил наименование «Киев». Закладка корабля, назначенная на 20 февраля 1968 г. не состоялось в связи с созданием отечественной авиапромышленностью экспериментального самолёта вертикального взлёта и посадки (СВВП) Як-36.

Необходимо было сразу же запускать в серию легкие авианосцы (так называемые АВЛ) водоизмещением в 50000 т. Построив в начале 1970-х гг. 4 таких корабля, страна обеспечила бы себя на эти годы хорошо сбалансированным флотом. Тем более, что рождалась великолепная серия больших противолодочных кораблей проектов 1134А и 1134Б, которые могли стать кораблями охранения в ордере с авианосцами. В этом случае никогда не могли бы появиться авианосцы-крейсеры проекта 1143, над которыми недоумевал весь мир, и которые затормозили строительство в нашей стране настоящих авианосцев лет на 20, сделав наш флот каким-то однобоким.

В это же время остро стоял вопрос о применении кораблей проекта 1134. Изначально создававшиеся для сопровождения вертолётоносцев проекта 1123, они по ряду причин не получили всей гаммы предназначавшегося для них оружия и явно не соответствовали возлагавшимся на них задачам. К середине 1970-х гг. поступило предложение переделать все 4 корабля в корабли радиолокационного дозора с выполнением функций штабного корабля. Северному ПКБ было выдано ТТЗ на переоборудование этих кораблей по проекту 962. За исключением РБУ-1000 и РБУ-6000 вооружение на них заменялось полностью, устанавливалась более мощная радиолокация. По одному из вариантов устанавливались 2 ПУ ЗРК М-22, 2 100-мм АУ АК-100, 4 30-мм АУ АК-630 с соответствующими системами управления. Предполагалось по одному кораблю на каждый флот. Опять смущали большие затраты по данным работам, поэтому дело закончилось только проработками. Корабли в первозданном виде (с незначительными модернизациями) так и закончили свою службу.

Корабль радиолокационного дозора проекта 962

Эскиз авианосца проекта 1160

Развитие подводных лодок шло более гармонично, правда, тоже было не все гладко. Дело в том, что каждый новый ракетный комплекс был больше предыдущего и приходилось постоянно увеличивать водоизмещение подводных лодок. Но все это делалось более последовательно. Вслед за ПА проекта 667А последовали лодки проектов 667Б и 667БДР с ракетами РСМ-50, имеющими разделяющие боевые блоки индивидуального наведения.

Точно так же развивались и противолодочные лодки проекта 671, от серии к серии улучшая свое вооружение и оборудование. Это были корабли проектов 671РТ и 671РТН. Всего лодок этих проектов было построено 48 единиц.

В 1970-е гг. на отечественных верфях было спущено на воду втрое больше АПЛ, чем в США. А с началом строительства с 1980 г. настоящих атомных авианосцев проекта 1160 (по нашим возможностям -4 единицы за десятилетие) СССР к 2000 г. наверняка достиг бы паритета по военно-морским вооружениям, но только в таком случае, а не так как получилось на самом деле, к всеобщему нашему сожалению.

В начале 1970-х гг. МИТ (Московский Институт теплотехники) проводил разработку оперативно-тактического комплекса «Эльбрус», который должен был поступить на смену комплексу ‹‹Темп-С» ко времени истечения установленного для него гарантийного срока. По состоянию на 1974 г. стартовая масса ракеты составляла 7,6 т, длина 9,7 м, диаметр 1,1 м, дальность стрельбы 1000 км. Помимо комплекса для Сухопутных войск, был разработан и морской вариант для вооружения проектировавшегося Невским ПКБ корабля проекта 1080, оснащаемого ракетами «Эльбрус-М», в основном с неядерными боевыми блоками. Это была попытка создания своеобразного аналога американских авианосцев, как средства силового решения политических задач в зонах локальных конфликтов.

Корабль проекта 1080 был довольно досконально проработан. В одном из последних вариантов вооружение ракетного крейсера состояло из 200 ракет «Эльбрус», расположенных в середине корпуса в 4 пакетах по 50 штук. Кроме того, корабль был оснащен 2 двухорудийными установками ЗИФ-67 (76-мм) со станцией управления «Турель» и ЗРК самообороны «Кинжал». Имелось также 2 вертолёта. К сожалению, МИТ переключили на, как тогда считали, более срочную работу- создание МБР «Пионер», а работы по «Эльбрусу» были прекращены. Так был потерян очень необходимый флоту проект.

Всем давно было понятно, что приспособленные после небольшой модернизации крейсеры проекта 68бис не совсем соответствуют требованиям, предъявляемым к штабным кораблям, да и их возраст приближался к запредельно критическому. Начиная с 1971 г. и по 1980 г., постоянно видоизменяясь, разрабатывался корабль управления проекта 968 (шифр «Борей»). Наиболее проработанным был проект 1974 г., доведенный до стадии технического проекта. А это уже предполагало скорую закладку. Водоизмещение корабля составляло около 14000 т, размерения 200x24x7 м. Это был первый корабль, на который прорабатывалась установка 2 100-мм артустановок АК-100 и РЛС «Лев-214», но потом они были переоринтированы на корабли проекта 1135М. В варианте 1974 г. корабль имел 2 76-мм артустановки АК-726. Это был единственный корабль, на котором устанавливались 4 ПУ ЗРК М-22 «Ураган». Кроме этого, корабль нёс 4 батареи 30-мм артустановок АК-630 (по 2 установки в каждой батарее). В процессе дальнейшего многолетнего проектирования проект 968 постоянно изменялся по мере поступления новых видов вооружения и электроники, но так и не был построен, так как для него не было места ни на одном стапеле в связи с их загруженностью другими проектами.

Своеобразной идеей-фикс для отечественного кораблестроения являлась разработка атомного ракетного крейсера. Высшим достижением можно назвать проект 1165 «Фугас». Постоянно увеличиваясь, на последних стадиях проектирования он достиг водоизмещения около 25 000 т. В одном из вариантов крейсер нес 32 ПКР «Гранит», ПУ ПАРК «Метель», 4x8 ПУ ЗРК «Форт», две батареи ЗРК «Кинжал», 2x1 130-мм АУ А-217, 4x6 30-мм АУ АК-630 и 2 вертолета. Приблизительно в таком виде он слился в один проект 1144 с разрабатывавшимся параллельно почти аналогичным кораблем.

Ракетный крейсер проекта 1080

Корабль управления проекта 968 («Борей»)

Восьмидесятые годы XX столетия характерны бурным развитием Военно-Морского Флота. В огромном количестве строились корабли всех классов. Ударную силу подводного флота составляли лодки проекта 941 с твердотопливными ракетами и проекта 687БДРМ — с жидкостными. Специально для борьбы с соединениями кораблей (авианосцами) строились подводные лодки с крылатыми ракетами проекта 949, многоцелевые подводные лодки проекта 971. Параллельно строились дизель- электрические многоцелевые подводные лодки проекта 877, а также много разнообразных лодок специального назначения. Ряд надводных кораблей возглавляли атомные крейсеры проекта 1144, вооруженные теми же крылатыми ракетами, что и на лодках проекта 949. С ними в одном ряду стояли ракетные крейсеры проекта 1164 с газотурбинной двигательной установкой.

Строительство авианосных кораблей велось методом постепенного приближения к настоящему авианосцу, плавно отходя от самолёта с вертикальным взлетом. Последним из них был проект 1143.4 «Баку». На пороге 1990-хгг. заканчивалось строительство проекта 1143.5 «Тбилиси», имеющего большие размеры, трамплин и самолёты нормального взлёта. Из многоцелевых кораблей хотелось бы отметить проекты 956 и 1155, которые предполагались использовать совместно: первый — как корабль охранения, второй — как противолодочный. На базе проекта 1135 было развернуто строительство пограничных кораблей проекта 1135.1. Продолжалось строительство малых противолодочных кораблей по проекту 1124М. Поступали на флот также противолодочные корабли проекта 1131М, спроектированные и построенные в Германской Демократической Республике. Строились также противолодочные катера проекта 1241П. Из малых ракетных кораблей продолжалось строительство проекта 1234.1 и ракетных катеров проекта 1241 разных модификаций. Особо хотелось бы отметить ракетный экраноплан проекта 903 «Лунь», созданный, видимо, как опытный, в единственном экземпляре.

Строительство практически всех десантных кораблей было передано Польше. Строили корабли проекта 775. В СССР строились только большие десантные корабли проекта 1174 и десантные корабли на воздушной подушке проектов 1232, 1232.3, 1206, 12061. Было построено два десантных экраноплана проекта 904. Велось строительство тральщиков всех классов и вспомогательных судов.

Варианты ракетного крейсера проекта 1165 («Фугас»)

Подводная лодка проекта 995

Подводная лодка проекта 881

Подводные лодки проектов 971М и 885

Всё это многообразие тогда еще существовавший западногерманский журнал «Marine Rundschau» назвал «парадом советского военного кораблестроения».

От строительства АПЛ проекта 941 отказались, так как они оказались слишком большими из-за твердотопливных ракет массой 95 т, размещавшихся на них. Пошли по пути дальнейшего развития проекта 667, хорошо отработанного и положительно показавшего себя в эксплуатации. После окончания строительства серии проекта 667БДРМ 2 ноября 1996 г. была заложена первая ПЛ проекта 995 («Борей») под усовершенствованные ракеты комплекса Д-9РМУ, жидкостные, макеевского КБ, а затем под твердотопливные ракеты «Булава», разработанные в МИТ. Водоизмещение лодки составляло 14720/24000 т, размерения 170x13,5x9 м, глубина погружения 450/380 м, вооружение: 12 ПУ баллистических ракет комплекса Д-9РМУ с подводным стартом с глубины 55 м при волнении моря VI–VII баллов и скорости до 6 узлов, с выпуском всего боекомплекта в одном залпе, 4 533-мм ракетно-торпедные пусковые установки (РТПУ), 8 ЗР самообороны «Игла», 2 атомных реактора, скорость 15/29 узлов, автономность 100 сут, экипаж 107 человек (из них 55 офицеров).

По окончании строительства серии ПЛ с крылатыми ракетами проекта 949А планировалась закладка ПА проекта 881 с ракетами «Оникс» меньшей дальности, но зато более компактными (первоначально ПКР «Болид»). Характеристики ПЛ проекта 881 сравнимы с ПЛ проекта 955. Из-за малых размеров крылатых ракет П-800 «Оникс» появилась возможность размещения их на ПЛ в довольно большом количестве. Разработано было несколько вариантов ПЛ, но строительство её так и не состоялось.

Продолжалось строительство модернизированных многоцелевых АПЛ по проекту 971 М. Об этих АПЛ написано достаточно много. Это самые малошумные АПЛ отечественной постройки и наиболее удачные АПЛ из разработанных в последнее время. Дальше намечалось развертывание строительства ПЛ проекта 957.

В дальнейшем появилась идея объединить проектов 881 и 957 в проект одной универсальной многоцелевой АПЛ — так появился проект 885 («Ясень»). Первая АПЛ проекта 885 была заложена 21 декабря 1993 г. Водоизмещение составляло 8600/13800 т, размерения 119x13,5 х9,4 м, глубина погружения 600/520 м, вооружение: 8x3 ПУ для крылатых ракет П-800 «Оникс». 4 533-мм РТПУ, 1 атомный реактор, скорость хода 16/31 узлов, автономность 100 сут, экипаж 90 человек (из них -32 офицера).

Продолжалось строительство дизель-электрических подводных лодок проекта 877. Предполагалась закладка в дальнейшем усовершенствованных ПЛ проекта 677 «Лада» и проекта 1605 «Амур» и ещё множество различных специализированных ПЛ.

Первым авианосным кораблем, наиболее приближенным по конструкции к настоящим авианосцам, стал «Тбилиси» (с 10 октября 1990 г. — «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»), сданный Военно-Морскому Флоту 25 декабря 1990 г. Проект 1143 удивляет тем, что проект один и тот же, а корабли от корпуса к корпусу разные. Второй авианесущий крейсер этого проекта — «Рига» (с 9 июня 1990 г. «Варяг»), заложен 4 декабря 1985 г. и спущен на воду 25 ноября 1988 г. Оба корабля гладкопалубные от носа до кормы, типичные авианосцы. Крейсер проекта 1143.6 несколько отличался от крейсеров проекта 1143.5 изменённой локацией (нет фазированных решёток), несколько изменённым расположением вооружения и рядом других усовершенствований. Состав вооружения на обоих проектах аналогичен. Водоизмещение составляло 45 900/58 000 т, размерения 305(270)х72(35)х 10 м, мощность КТУ 200 000л.с., скорость хода 29 узлов, дальность плавания 8000 миль (при скорости хода 18 узлов). Корабль мог нести 52 летательных аппарата в различных сочетаниях: Су-33, МиГ-29К, Су-25К, Ка-27, Ка-29, Ка-31. Вооружение: 12 ПУ ПКР «Гранит», 4 батареи ЗРК «Кинжал» по 6 УВП в каждой, 2 ПУ РК ПТЗ-1 «Удав», 6x6 30-мм АУ АК-630М, 8 БМ ЗРАК «Кортик».

Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.6

Атомный тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.7

По программе вооружений на 1986–1995 гг. Невскому ПКБ в декабре 1984 г. было выдано ТТЗ на разработку седьмого тяжёлого авианесущего крейсера — атомного корабля увеличенного водоизмещения. В 1987 г. был утверждён технический проект. Головной корабль проекта 1143.7, получивший наименование «Ульяновск», был заложен на Черноморском судостроительном заводе 25 ноября 1988 г. С его строительством страна выходила на мировой технический уровень в создании крупных авианесущих кораблей. Кроме носового трамплина, впервые в советском кораблестроении на спонсоне устанавливались 2 катапульты для взлёта самолётов тяжёлого класса. Общее количество летательных аппаратов — 70 единиц. Это Су-33, Су-25, МиГ-29К, Як-44 (ДРЛО), Ка-27, Ка-29, Ка-31. Водоизмещение 65 800/74 900 т, размерения 321,2(274)х 83,9(40) х 10,6 м, 4 атомных реактора и 4 паровых турбины общей мощностью 200000л.с., скорость хода 29,5 узлов, дальность плавания неограниченная. Вооружение: 12 ПУ ПКР «Гранит», 4 батареи ЗРК «Кинжал» по 6 УВП в каждой, 8 БМ ЗРАК «Кортик», 2 ПУ РКПТЗ-1 «Удав». Экипаж: 2300 офицеров и матросов, 1 500 человек лётно-технического состава. Было начато строительство и второго такого корабля, на котором уже отсутствовали ПКР «Гранит». За счёт этого увеличивалось количество базирующихся самолётов.

С появлением нескольких таких авианосцев советский флот переходил на новый качественный уровень. Авиация кораблей становилась всепогодной. Прекращалось дублирование её дальними ПКР П-500 «Базальт», П-700 «Гранит» и П-1000 «Вулкан». Прекращалось строительство носителей этих ракет, как надводных, так и подводных.

Номенклатура типов кораблей сокращалась.

Из авианесущих кораблей хотелось бы отметить особо, наконец-то появившийся универсальный вертолётоносный корабль-док проекта 11780. В противолодочном варианте корабль нёс 25 вертолётов Ка-27. В десантном варианте корабль мог нести 12 транспортно-боевых вертолётов Ка-29 и 4 десантных катера проекта 1176 или 2 десантных КВП проекта 1206. Началось постройка двух кораблей-«Херсон» и «Кременчуг». Стандартное водоизмещение 25000 т, размерения 196(180)х35(25)х8 м, мощность котлотурбинной установки 180000л.с., скорость хода 30 узлов, дальность плавания 8000 миль (при скорости хода 18 узлов), вооружение: 1x2 130-мм АУ АК-130, 2 батареи (по 6 УВП) ЗРК «Кинжал» и 2 (4 в зависимости от варианта) ЗРАК «Кортик».

Универсальный вертолетоносный корабль-док проекта 11780

Атомный ракетный крейсер проекта 1144

Продолжалось строительство серии атомных ракетных крейсеров проекта 1144. Достраивался четвёртый в серии-«Петр Великий» (ранее «Юрий Андропов»). На стапеле находился пятый (последний в серии)-«Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (ранее «Максим Горький»), От образца к образу совершенствовалось вооружение кораблей. Они воплощали все новейшие достижения отечественной науки и техники.

С самого начала было ясно, что из-за чрезмерной дороговизны много таких кораблей построить просто не было никакой экономической возможности. Поэтому остро встал вопрос о снижении стоимости корабля для решения таких же задач. Было выставлено условие-разработать корабль того же назначения, но по стоимости ниже хотя бы на 20 %. Было выдано ТТЗ, по которому Северное ПКБ и разработало проект 1293. Водоизмещение корабля составляло 14190 т, размерения 210x20,8 м, вооружение: 16 ПКР «Гранит», ЗРК С-300 «Форт» (32 ракеты), 2 ЗРК «Кинжал», комплекс Г1ЛО «Водопад», 1 130-мм АУ АК-130, 4 30-мм АУ АК-630, 2 вертолёта Ка-27, РЛС «Море». Но проект несколько опоздал. Строился уже первый атомный авианосец, намечалось их серийное строительство. Поэтому строительство атомных ракетных крейсеров по критерию «стоимость- эффективность» становилось нецелесообразным.

Еще в бытность свою заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР адмирал Николай Николаевич Амелько категорически возражал против строительства таких громоздких и дорогостоящих кораблей. Тем более, существовал более дешёвый и, практически, с тем же количеством ударных ракет газотурбинный проект 1164 «Атлант» с 16 ПКР П-500 «Базальт» против 20 ракет П-700 «Гранит» на проекте 1144.

На достройке находился четвёртый в серии-«Адмирал флота Лобов». В разной степени готовности на стапелях находились пятый-«Россия» (затем «Октябрьская революция») и шестой-«Адмирал Флота Советского Союза Горшков».

Начиная с пятого корабля, в проект вносились некоторые изменения. Корпус удлинялся на 6 м, вместо ПКР П- 500 «Базальт» устанавливались П-1000 «Вулкан», вместо 30-мм АУ АК-630 и ЗРК «Оса» устанавливались 5 ЗРАК «Кортик». Соответственно менялось и радиолокационное вооружение. Вместо 1 вертолета теперь базировалось 2. Вслед за ними должно было начаться строительство более современных ракетных крейсеров проекта 11960. Корабль получился несколько большего водоизмещения, но был значительно мощнее по ударному оружию. На этом проекте впервые было размещено 2 ударных комплекса крылатых ракет: 16 ПКР «Вулкан» П-1000 и 16 ПКР «Оникс» П-800. В корме располагались батареи ЗРК «Форт» (48–64 ракеты). Имелось 5 комплектов ЗРАК «Кортик». На вооружении крейсера находилось также 130-мм АУ АК-130, 2 противолодочных комплекса «Удав», 2x2 533-мм ТА и 1 ветолёт Ка-27. Существенно обновлялось и радиолокационное оборудование. Газовые турбины обеспечивали скорость порядка 32 узлов. Существовал вариант проекта 11960 с ЗРК «Ураган» с вертикальным стартом.

Атомный ракетный крейсер проекта 1144. Вариант с ПКР «Базальт»

Атомный ракетный крейсер проекта 1293

Ракетный крейсер проекта 11641

Для обеспечения охранения атомных авианосцев был разработан корабль ПВО-ПЛО «Анчар» проекта 11990. Существовало несколько вариантов корабля, отличавшихся составом вооружения, объёмом защиты и типом энергетической установки. Наряду с чисто атомной установкой проработаны были и более легкие по массе варианты комбинированной атомно-газотурбинной установки с резервно-форсажной газотурбинной частью. Предлагаемый вариант имел смешанную установку. Стандартное водоизмещение 10500 т, размерения (приблизительно) 188х 19 м, скорость хода около 32 узлов, вооружение: 4 комплекса «Ураган-Торнадо», 1 батарея в 6 УВП ЗРК «Кинжал», 3 ЗРАК «Кортик», 1x2 130-мм АУ АК-130, 2 комплекса ПЛО «Водопад». 1 ПУ РКПТЗ-1 «Удав».

Продолжается строительство, правда на экспорт, эскадренных миноносцев проекта 956. В достройке находится 18-я единица. Следующий — девятнадцатый строится по изменённому проекту 956М: вместо крылатых ракет «Москит» ракеты П-800 «Оникс» в пусковых установках УПУ СМ-403, вместо ЗРК «Ураган» ЗРК «Ураган-Торнадо» с почти втрое увеличенной дальностью стрельбы, вместо 30-мм АУ АК-630 2 ЗРАК «Кортик». Это как бы переходной период к более совершенному кораблю. За ним следует двадцатый корпус, еще более отличающийся от прототипа — проект 956У. На нём остается только 1 носовая 130-мм АУ АК-130. Вместо кормовой ставится ПУ для вертикального старта ракет П-800 «Оникс» УВПУ ЗС-14. На корабле размещается 4 ЗРАК «Кортик».

Ракетный крейсер проекта 11960

Корабль ПВО-ПЛО проекта 11990 («Анчар»)

Эскадренные миноносцы проектов 956М и 956У

Эскадренный миноносец проекта 956.2

Опытовый и учебный корабль проекта 13040

Патрульно-спасательное судно проекта 10590

Параллельно с разработкой модификаций проектов 956М и 956У прорабатывался газотурбинный вариант эсминца проекта 956.2 в нескольких вариантах водоизмещением 6600–8450 т, с увеличением длины корабля на 12 м. На нём размещалась новая 130-мм одноствольная АУ А-192 «Армат», 24 ПКР «Оникс», 2x4 ПУ ПКР «Уран». Поскольку газотурбинные установки изготавливались в г. Николаеве на Украине, то в связи с развалом СССР вопрос о дальнейших работах по этому проекту отпал сам собой.

Для отработки всего разнообразия новой техники и обучения на ней курсантов и переподготовки офицерского состава был разработан и подготовлен к строительству опытовый и учебный корабль проекта 13040 водоизмещением 6000 т. Что наиболее ценно, он имел практически всю гамму вооружения. Разработку провело Северное ПКБ в 1985-198бгг. Это же ПКБ одновременно (1985-198бгг.) разработало патрульно-спасательное судно проекта 10590 ледового класса для работ в северных морях и на Дальнем Востоке. Необходимость в таком судне остро ощущались. Корабли такого класса очень долго не строились, практически с 1952 г. за исключением небольших «пограничников» проекта 745.

По окончании серии проекта 956 намечается строительство эсминца проекта 11000 с газотурбинной установкой, практически в том же корпусе. Вооружение: 2 ПУ ЗРК «Ураган-Торнадо», универсальная ПУ для всех типов ракет, как ударных, так и противолодочных, 2 ЗРАК «Кортик», 1x1 130-мм АУ А-192М, 1 вертолёт.

Проект 11000 мог стать крупносерийным, так как обладал всеми данными многоцелевого корабля, своего рода «рабочей лошадки» флота. Проект 11000 получился настолько удачным (теоретически), что ему предстояла долгая, но, к сожалению, бумажная жизнь. В несколько измененном проекте он был реализован только в Индии (проект 15). У нас же, по прошествии недолгого времени, с появлением новых видов оружия, он несколько осовременился (опять же на бумаге), получив вместо ЗРК «Ураган» новую систему ЗРК «Полимент-Редут» с фазированной решеткой управления и ПУ вертикального старта. Увеличилось вдвое и количество ЗРАК «Кортик», а может быть уже и ЗРАК «Палаш», скорее всего. Изменилось количество ПКР «Оникс» с изменением ПУ на шахтный тип вместо барабанных вертикального старта. Процесс совершенствования проекта 11000 продолжался и была надежда, хоть и маленькая, увидеть его «живьём».

Время не стоит на месте. Постоянно появляется все новое и новое оружие. Меняется стратегия, меняется и концепция. Появляются и новые требование к кораблям. И отмирают, так и не родившиеся, хотя и очень хорошие на данное время корабли.

Эскадренный миноносец проекта 11000

Многоцелевые корабли проектов 1156 и 11560

С самого начала предполагалось, что корабли проектов 956 и 1155 будут работать совместно. Естественно возникал вопрос о создании как бы универсального корабля, обладавшего способностью выполнять одному все задачи. Поэтому, практически вдогонку, приступили и разработке многоцелевого корабля проекта 1156-газотурбинного гибрида проектов 956 и 1155, но с несколько уменьшенным ГАК. Работы велись с конца 1970-х гг. Корабль получился довольно мощным. Водоизмещение составляло 9400/11500 т, размерения 184x21 м, скорость хода 30 узлов при мощности турбин 90000л.с., вооружение: 16 ПКР «Оникс», 64 ЗРК «Ураган» с вертикальным стартом, 4 ЗРК «Кортик», комплекс ПЛО «Водопад», 1 вертолёт Ка-27, РЛС «Форум», ГАК «Звезда». Почти одновременно был разработан и еще более мощный вариант проекта 11560, на котором ЗРК «Ураган» был заменен на ЗРК «Форт» и было установлено уже 24 ПКР «Оникс». Водоизмещение увеличилось до 12000/14500 т. Соответственно, увеличилась и длина корабля до 200 м. Скорость снизилась до 28 узлов. Предполагалось установить РЛС «Марс». Но это были корабли на перспективу.

Заканчивалось строительство серии больших противолодочных кораблей проекта 1155. Последний, двенадцатый корабль «Адмирал Пантелеев» сдан в 1991 г. Но в начале 1990-х гг. уже существовал проект 11000 корабля, более совершенный для данного класса. Поскольку подготовка к строительству нового проекта требовала достаточно много времени, то в качестве альтернативы на этот период было решено строить (чтобы не прерывался процесс) на корпусе проекта 1155 корабль, близкий к универсальному по проекту 1155.1, но (к сожалению) без дальней системы ПВО. Первым из них стал «Адмирал Чабаненко». На нём, в отличие от проекта 1155, ПАРК «Метель» был заменен на ПКРК «Москит» с 8 ракетами. Введён новый комплекс ПЛО «Водопад», 2 100-мм АУ АК-100 заменены на 1 спаренную 130-мм АК-130, РБУ-6000 на РК ПТЗ «Удав-1», 30-мм АУ АК-630 на 2 ЗРАК «Кортик». Значительно обновлялось радио- и гидролокационное вооружение. На начало 1990-х гг. корабль мог успешно выполнять возлагавшиеся на него задачи. Кроме того, велись проработки высокоскоростного большого противолодочного корабля проекта 10210 «Бизон» на воздушной подушке со скегами, стандартным водоизмещением 5000 т и скоростью хода 50 узлов. О вооружении можно говорить только условно, так как существовало, опять же, несколько вариантов. Таких больших КВП еще не строил никто. Корабль нес противолодочный вертолёт Ка-27, противолодочные ракеты и бомбомёты.

Большой противолодочный корабль проекта 1155.1

Большой противолодочный корабль проекта 10210 («Бизон»)

В 1972 г. Зеленодольскому ПКБ было выдано ТТЗ на разработку малого противолодочного корабля проекта 1154 «Поморник» полным водоизмещением около 800 т и со скоростью 35 узлов, являвшимся дальнейшим развитием серийно строящихся МПК проекта 1124. В ходе проектирования, стремясь повысить боевую эффективность, круг возлагаемых на корабль задач последовательно расширялся, а вооружение усиливалось за счёт принятия все более совершенных образцов и увеличения номенклатуры вооружения.

В 1975 г. корабль имел 1500 т водоизмещения, в 1976 г. — 1800 т, в 1979 г. — 2000 т, в 1980 г. — 2500 т, в 1983 г. -3800 т и, наконец, в 1984 г. на этапе рабочего проектирования — 4250 т. Получился полновесный сторожевой корабль, пошедший на замену проекта 1135. Головной корабль проекта 11540 «Неустрашимый» построен в 1990 г. Полное водоизмещение 4250 т, размерения 129,9х 15,6x4,6 м, мощность ГТУ 2х28500л.с., скорость хода 32 узла, дальность плавания 3000 миль (при скорости хода 18 узлов), автономность 30 сут, экипаж 200 человек. Вооружение: 4x4 ПКРК «Ураган», 6 ПУ комплекса ПЛО «Водопад», 100-мм АУ АК-100, РБУ-6000, 2 ЗРАК «Кортик», вертолёт Ка-27, 4 ПУ ЗРК «Кинжал». Предполагалось большая серия этих кораблей. Начиная с третьего, корабль должен был нести усиленную локацию, а с седьмого — строиться еще и в пограничном варианте. Но по ряду причин флоту корабль не понравился. Было выдано новое ТТЗ. На конкурсной основе, как победителю, заказ достался ЦМКБ «Алмаз», до этого, вообще, занимавшееся только катерами.

Малый противолодочный корабль проекта 1154 («Поморник»)

Сторожевой корабль проекта 1244.1 («Гром»)

Разработанный ими сторожевой корабль получил номер проекта 1244.1 («Гром»). Первый корабль этого проекта «Новик» был заложен 27 июля 1997 г. Водоизмещение 560,/2900 т, размерения 121x14,1x9,Зм, мощность ГТУ (2 маршевые и 2 форсажные) 49000л.с., скорость хода 32 узла, автономность 30 сут, экипаж 165 человек, (из них -21 офицер). Вооружение: 6x3 ПУ ракет «Оникс», 4x8 ПУ ЗУР «Полимент», 2x4 ПУ комплекса ПЛО «Водопад», 100-мм АУ А-190, 1x12 30-мм АУ АК-630-2 «Рой». Предполагалось строительство большой серии данного проекта в Калининграде, Комсомольске-на-Амуре и в Санкт-Петербурге на Северной верфи. Но из-за отсутствия финансирования, а, главное, из-за неготовности ряда предполагаемых к установке систем вооружения, строительство головного корабля было приостановлено. В других городах такие корабли даже не закладывались. Чтобы спасти почти готовый корпус, после длительных обсуждений, было решено переклассифицировать его в учебный корабль и корабль для испытания новых систем вооружения. Он получил новое имя-«Бородино». Срок переработки документации — конец 2008 г.

В конце 1980-х гг. в Северном ПКБ, после того как 1986 г. Шпыровым был разработан катамаран с малой площадью ватерлинии (КМПВ) проекта 12000, приступили также к разработке сторожевого корабля подобной конструкции, но с большими размерами. Существует еще и другое название данной конструкции — полупогруженный катамаран. Размеры были впечатляющими-130x30 м. Вооружение одного из вариантов: 100-мм АК-100, РАК «Кортик», 8 ПУ ЗРК «Кинжал», 8 ПУ комплекса «Водопад» и 2 вертолёта Ка-27. Из-за отсутствия дальнейшего финансирования не был изготовлен даже корабль-макет для отработки концепции, а без этого уже не имело смысла продолжать дальнейшие работы.

Из числа нереализованных разработок сторожевых кораблей следует сказать о доведенном Зеленодольским ПКБ до стадии технического проекта проекте 10230 «Тур» сторожевого КВП со скегами. Главным конструктором был В.В.Контракевич. Водоизмещение корабля составляло 1600 т, скорость хода 55 узлов. Вооружение: ЗРК «Кинжал», 30-мм АУ АК-630, 4 533-мм ТА, вертолёт Ка-27. Имел опускаемую на стопе гидроакустическую станцию.

Как отдельно развивающееся направление, начали проявляться разработки Горьковского ЦКБ СПК. Оно выдало целую серию транспортно-амфибийных платформ, КВП со скегами, малого десантного ТАП-30. Из этих разработок повышенный интерес представлял ТАП-700 — платформа-носитель ударных крылатых ракет. При минимуме оборонительного вооружения они имели довольно значительную мощь. Весьма оригинален ТАП-1200. Платформа- носитель экраноплана «Лунь» с ударными крылатыми ракетами «Москит». Он создан явно для увеличения радиуса действия экранопланов. Велись проработки ТАП для транспортирования и запусков МБР «Тополь».

Сторожевой корабль на основе проекта 12000

Сторожевой корабль проекта 10230 («Тур»)

Транспортно-амфибийные платформаы

Малый десантный корабль ТАП-30

Малый противолодочный корабль проекта 1154

Ракетный корабль «Стрепет» и морской мобильный комплекс проекта 12321

С конца 1980-х гг. была развернута серия малых ракетных кораблей на воздушной подушке со скегами проекта 1239. Головной корабль «Бора» был сдан флоту в 1989 г., второй-«Самум» в начале 1990-хгг. Корабли предназначались для закрытых морей — Чёрного и Балтийского и имели ограниченную автономность. Значительно уступая проекту 956 по водоизмещению, они имели значительную ударную мощь. Энергетическая установка довольно сложная — дизель-газотурбина общей мощностью 66 000 л.с. Она включает ГТД, которые через угловую редукторную передачу работают на два винта, размещенные на колонках и поднимающихся из воды при ходе под дизелями. Каждый из двух дизелей работает на свой винт. Для образования воздушной подушки используются два автономных дизель-нагнетательных агрегата. Полное водоизмещение корабля около 1000 т, размерения 64х 17,2 х 3,3 м, скорость хода 45 узлов, дальность плавания 2000 миль (при скорости хода 12 узлов), экипаж 60 человек. Вооружение: 2x4 ПКРК «Москит», ЗРК «Оса- МА1», 76-мм АУ АК-176 и 30-мм АУ АК-630.

По логике, должно было вестись проектирование малого противолодочного корабля для замены проекта 1124. За основу могла быть взята разработка проекта 1154 по состоянию на 1979 г. В предлагаемом виде водоизмещение 2000 т, размерения 96x12x3 м, скорость хода 30 узлов. Вооружение: 2x4 ПУ противолодочных ракет «Медведка», 3 ПУ ЗРК «Кинжал», 100-мм АУ А-190, 1x6 30 мм АУ АК-630. Такой тип корабля мог быть использован и пограничниками.

Продолжалось строительство ракетных катеров, базой для которых стал проект 1241Р. Начало их введения в строй относится к 1979 г. Получилась как бы универсальная база, на которой менялось только ракетное вооружение. Последняя серия проект 1242.1 с газотурбинной энергетической установкой. Полное водоизмещение 550 т, размерения 56,1x10,2x2,Зм, скорость хода 42 узла, автономность 10 сут, экипаж 40 человек. Вооружение: 2x2 ПКРК «Москит», 76-мм АУ АК-176, 2 30-мм АУ АК-630, ПЗРК «Игла» (12 ракет). На подходе уже была следующая модификация этого проекта с ПКРК «Оникс». Корабль должен был иметь 2 пакета ПУ по 4 ракеты и 1 100-мм АУ А-190.

В качестве дальнейшего развития и совершенствования снеговых кораблей велась разработка ракетного корабля на узких скегах «Стрепет» с водоизмещением 1000 т и с предполагаемой скоростью хода 100 узлов. Налицо был новый качественный скачок в этом направлении. До этого такую скорость смог развить только опытный корабль на подводных крылья «Смерч». Корабль был проработан в нескольких вариантах вооружения, в том числе и с 16 ПКР «Оникс». Для испытания новых принципов движения уже существовал корабль-макет СМ-0305. Он проходил испытания в 1982–1989 гг. и развивал скорость в 69 узлов. С принятием на вооружение сухопутного мобильного ракетного комплекса «Тополь» с 1986 г. разрабатывался и морской мобильный комплекс-носитель МБР «Тополь» на базе проекта 12321 «Джейран». Решалась проблема стабилизации корабля при запуске ракеты. Определялись места возможных запусков, места базирования. Решался ряд других проблем, связанных с неординарностью проекта. В конечном счёте от этого проекта отказались. Как было сказано в решении: «с достаточностью сухопутных мобильных комплексов», что, в общем-то верно, так как зона применения проекта 12321 была весьма ограничена. Но был изготовлен для испытаний корабль-макет.

Продолжается строительство разработанных специально для пограничных войск ФСБ России сторожевых кораблей проекта 10410. Обеспечивается применение оружия при волнении моря до пяти баллов на скорости до 22 узлов. При меньшем волнении — без ограничения скорости.

Большую часть десантных кораблей для Советского Союза строили на верфях Польши. Там же они и разрабатывались. С 1980 г. строилась вторая серия проекта 775.

В 1985 г. было выдано ТТЗ на разработку десантного корабля-дока. По результатам проработки Невским ПКБ было представлено 3 варианта, отличавшихся водоизмещением (от 19 500 до 24800 т), длиной (от 204 до 214 м) и размерами док-камеры (от 75 до 80 м). После обсуждения был выбран вариант для дальнейшей разработки, получивший номер проекта 1609. Водоизмещение 24 800/31 800 т, размерения 214 x41 м, размеры док-камеры 80x15x6 м. Вооружение: 130-мм АУ АК-130, 2 ЗРК «Кинжал», 4 ЗРАК «Кортик», 12 вертолётов Ка-29 (мог брать в перегруз 24 вертолёта), перевозимый десант -750 человек. В док-камере размещалось 3 десантных корабля проекта 1206 или 10 проекта 11770. Работы не вышли из предэскизного проектирования из-за ряда проблем, одной из которых был вопрос — где строить? А в начале 1990-х гг. было уже не до строительства десантных кораблей.

Десантный корабль-док проекта 1609

Десантный КВП проекта 1263

Эскадренный тральщик проекта 923 («Гранат»)

В нашей стране, кроме малых десантных кораблей, приоритет отдавался развитию десантных КВП. В серии находились крупные десантные КВП проекта 12322. Головной корабль был построен 1988 г. Большая дальность и скорость хода, всепогодность, возможность производить высадку десанта прямо на берег — вот основные достоинства этого проекта. Кроме того, корабль мог использоваться как минный постановщик, беря на борт до 80 мин. В серии находились также десантные КВП меньшего водоизмещения-проект 12061 «Мурена». Водоизмещение 132/149 т, размерения 31,6 х 14,8 м, общая мощность 4 ГТУ 40000 л.с., скорость 55 узлов, дальность плавания 200 миль при скорости 50 узлов с грузом 26 т, автономность 1 сут, экипаж 12 человек. Вооружение: 2x6 30-мм АУ АК-630, 2 гранатомёта «Пламя». Корабль мог брать на борт 1 танк или 2 БМП.

Параллельно с созданием полноотрывных амфибийных десантных КВП велась разработка более крупного десантного КВП со скегами проекта 1263 водоизмещением 2 500 т.

Из малых десантных кораблей в серии был хорошо себя зарекомендовавший проект 1176.

Продолжалось строительство всех видов тральщиков для нужд флота. Это морские тральщики проекта 12660, рейдовые тральщики проекта 10750, базовые тральщики проекта 1265 и малые — проекта 12255. На корпусе проекта 1155 разрабатывался эскадренный тральщик проекта 923 «Гранат» — носителя 5 вертолётов Ка-25ПМО. Водоизмещение 7200/7800 т, размерения 163x19x5,4 м, мощность ГТУ 53000л.с., скорость хода 30/18 узлов, дальность действия 5 600 миль (при скорости хода 14 узлов.), автономность 30 сут, экипаж 231 человек. Вооружение: 2 ЗРК «Кинжал» (64 ракеты), 2x1 100-мм АУ АК-100, 4x6 30-мм АУ АК-630, 1x2 25-мм АУ, АРПК «Удав-1».

Варианты штабного корабля проекта 1077

Штабной эскадренный корабль с авиационным прикрытием

Для управления зарождающимся огромным флотом, сбалансированным и мощным, требовались специальные корабли, разработкой которых и занималось Северное ПКБ. С 1972 г. разрабатывался эскадренный корабль радиолокационного дозора-вертолётоносец проекта 1077, он же штабной корабль. Стандартное водоизмещение 10000 т, размерения 186 x20 м, скорость 30 узлов, 4 вертолета Ка-27, 2 ПУ М-22 «Ураган», 100-мм АУ АК-100, 4 30-мм АУ АК-630, ЗРК «Оса-М». В 1977 г. появилась уже более совершенный проект 1077. Водоизмещение составило 10800/12910 т, размерения 202x22 м. На нём базировалось уже 6 вертолётов Ка-27. Предполагавшиеся в начале 6 ЗРК «Кинжал» были заменены на ЗРК «Форт». Вооружение: ЗРК «Кинжал», 130-мм АУ АК-130, 4 30-мм АУ АК-630, 2x5 533-мм ТА, РЛС «Фрегат-М» и «Подкат». По существу это были ракетные крейсера.

В развитие этой темы Северное ПКБ разработало новый концептуальный корабль — штабной эскадренный корабль с мощным авиационным прикрытием. Разработка велась в 1981–1983 гг. Затем дальнейшую разработку передали в Невское ПКБ, как наиболее профильное по этой тематике. Получался гладкопалубный корабль — и штабной, и радиолокационного дозора, и носитель большого количества самолетов и вертолетов.

После выполнения всей кораблестроительной программы к 2005 г. Советский Союз имел бы мощный, хорошо сбалансированный Военно-Морской Флот, по силе не уступающий самому мощному в мире флоту — ВМС США.

Но, видно, не судьба!

Авианосец водоизмещением 50000 т

После развала Советского Союза самый болезненный удар получил Военно-Морской Флот, так как был наиболее дорогой составляющей в обороне страны. Финансирование было на таком низком уровне, что не хватало денег даже на зарплату, не говоря уже о поддержании кораблей в боеспособном состоянии.

Начался массовый вывод кораблей в отстой, началась их распродажа. В основном за бесценок. Это то, что можно было продать. Более сотни АПЛ, в большинстве своём с невыгруженными реакторами, гниют в отстое до сих пор. Разделывать такую армаду негде и не на что.

А главное — теряется кадровый состав.

В сложившейся ситуации стало не до Мирового океана. Уцелевшие корабли просто стоят у стенки. Чтобы хоть как- то поддерживать охрану морских границ, пограничники «вычерпали» из флота практически все малотоннажные корабли, пригодные для их службы. В ход пошли даже рыболовные траулеры и сейнеры, которые приспосабливали для погранслужбы, устанавливая на них кое-какое вооружение. Служить на них, конечно, уютнее, но догнать нарушителей при их скоростях практически невозможно.

Флот постепенно уходит в небытие.

От старой «сладкой» жизни оставалось много недостроенных кораблей. Необходимо было быстро решать вопрос и с ними, чтобы освободить верфи хотя бы для строительства так необходимых гражданских судов.

А тут еще спонтанно возник вопрос о строительстве на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге небольшого авианосца водоизмещением 50000 т со скоростью 30 узлов с 60 летательными аппаратами и 3 катапультами. Закладка намечалась на 1995 г. Прибывшему в 1994 г. на завод заместителю министра обороны Кокошину объяснили невозможность строительства данного корабля без существенной модернизации завода. И тогда все имеющиеся средства вложили в достройку атомного крейсера «Петр Великий», несколько лет стоявшего у стенки завода.

С избранием президентом Российской Федерации В.В.Путина приоритетным стало финансирование силовых структур, в том числе и флота.

Что же делать в настоящее время, поскольку флота у нас практически нет? Руководству ВМФ необходимо отказаться от «флота открытого моря», демонстрируя для наглядности «разнородные флотилии» (термин-то какой придумали). Да и какие задачи можно поставить перед этим сбродом разнотипных кораблей 20–30 летней давности?

Нужно наконец-то понять, что в настоящее время нет злейшего врага, чем терроризм, а для борьбы с ним нужна совершенно другая армия, совершенно по-другому мыслящие люди.

Как ни больно об этом говорить, но в настоящее время следует все крупные корабли вывести в резерв, а еще лучше — продать (если, конечно, кто-нибудь купит). А все средства вложить в создание кораблей по охране границ, которых требуются сотни — корветов для охраны 200- мильной экономической зоны и малых кораблей для охраны 12-мильной пограничной зоны.

А у нас? В настоящее время, кроме создания единичных образцов, дело не движется. А время не ждет. Поскольку кораблей у пограничников становится все меньше и меньше, грабеж в наших водах продолжается с неуменьшающейся интенсивностью.

И самое главное. Охрану наших морских границ нужно отдать Военно-Морскому Флоту. Тем самым мы сохраним кадры, которые еще, ох как понадобятся в будущем. Хочется надеяться.

Перечень принятых сокращений

АП антенный пост

АВЛ легкий авианосец

АПЛ атомная подводная лодка

АУ артиллерийская установка

ВПК большой противолодочный корабль

ВВС Военно-воздушные силы

ВМФ Военно-Морской Флот

ВС Вооруженные Силы

ГАК гидроакустический комплекс

ГАС гидроакустическая станция

ГТУ газотурбинная установка

ДРЛО дальнее радиолокационное обнаружение

ЗР зенитная ракета

ЗРАК зенитный ракетно-артиллерийский комплекс

ЗРК зенитный ракетный комплекс

ЗУРС зенитный управляемый реактивный снаряд

КБ конструкторское бюро

КВП корабль на воздушной подушке

ПВО противовоздушная оборона

ПКБ проектно-конструкторское бюро

ПКР противокорабельная ракета

ПКРК противокорабельный ракетный комплекс

ПЛ подводная лодка

КСС корабельный снаряд «Стрела»

КСЩ противокорабельный снаряд «Щука»

КТУ котло-турбинная установка

МБР межконтинентальная баллистическая ракета

МИТ Московский институт теплотехники

ПЛО противолодочная оборона

ПАРК противолодочный ракетный комплекс

ПУ пусковая установка

РБУ реактивная бомбометная установка

РЛС радиолокационная станция

РТПУ ракетно-торпедная пусковая установка

РЭБ радиоэлектронная борьба

СВВП самолет вертикального взлета и посадки

СПК судно на подводных крыльях

ТА торпедный аппарат

ТТЗ тактико-техническое задание

УДД ударный корабль дальнего действия

ЦКБ центральное конструкторское бюро

ЦМКБ центральное морское конструкторское бюро

В чертежах остались многие корабли — как новые, подчас весьма перспективные разработки, так и варианты реализованных проектов.

Большой крейсер проекта «X». 1935 г.

Линкор-авианосец. Предэскизный проект. 1935 г.

Большой эсминец проекта 35. Эскизный проект.

Авианосец проекта 72. 1944 г.

Ракетный крейсер проекта 63. Вариант 1957 г.

Корабль ПВО с РЛС дальнего воздушного дозора с ЗУР «Колеоптер» разработки ЦКБ-53. 1959 г.

Эскиз эскадренного миноносца проекта 57. Середина 1950-х гг.

Универсальный корабль многоцелевого назначения разработки ЦКБ-53. Начало 1960-х гг.

Предэскизный проект 47 трехбашенного эсминца.

Вариант ракетного крейсера проекта 1165 «Фугас» с ПКР «Базальт».

Вариант ракетного крейсера проекта 1144.

Вариант оснащения ракетного крейсера проекта 1134Б ударным оружием.

Эскиз вертолетоносца проекта 10200 «Халзан».

Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.4.2.