sci_politics Михаил Александрович Ильин Михаил Аронович Рабинович Политическая экономия капитализма в вопросах и ответах

В этой книге читатель найдет ответы на многие важные и актуальные вопросы политической экономии капитализма. Не претендуя на полное изложение курса политэкономии, книга в значительной мере дополняет учебник. Третье издание дополнено вопросами, вытекающими из решений и материалов XXIV съезда КПСС; больше внимания уделено новым явлениям в экономике современного капитализма.

Книга может быть использована занимающимися в системе партийной учебы, а также читателями, впервые приступающими к изучению политической экономии.

http://fb2.traumlibrary.net

ru
fb2design http://fb2.traumlibrary.net FictionBook Editor Release 2.6 05 August 2012 0E85418E-C90A-4C3C-BEFB-6642817EADC9 2.0 Политическая экономия капитализма в вопросах и ответах Политиздат Москва 1973

М. А. Ильин, М. А. Рабинович

Политическая экономия капитализма в вопросах и ответах

Политическая экономия капитализма в вопросах и ответах

I. Общие основы капиталистического способа производства

1. Что такое общественное производство?

Даже школьник знает, что существует ряд наук, изучающих природу, — физика, биология, зоология, ботаника и т. д. Общественных наук тоже много. Каждая из них изучает ту или иную сторону жизни общества.

Особую, можно сказать, ведущую роль в жизни общества играют отношения, которые возникают между людьми в процессе производства материальных благ. Почему? Потому, что человек может жить и заниматься каким-либо делом, только если у него есть пища, одежда, жилище и многие другие материальные блага. Эти блага не падают с неба, они производятся людьми. Но люди производят материальные блага не в одиночку, а сообща. Даже самая примитивная форма производства первобытных людей — охота была возможна только при условии объединения их усилий. Вот почему производство всегда имеет общественный характер.

Для того чтобы производство материальных благ стало возможным, необходимо затратить труд человека. Труд — это целесообразная деятельность человека по производству нужных ему вещей. Иногда говорят о «труде» пчел, муравьев, бобров. Но это неверно. Труд характерен только для человека. У животных не может быть никакой целесообразной деятельности. Самое большее, на что они способны, — это инстинктивно приспособиться к существующим природным условиям.

Чтобы совершался процесс производства, необходимо, чтобы человек располагал предметами труда, т. е. тем, на что направлена его деятельность.

Предметы труда могут быть даны самой природой или же созданы человеком.

Природные предметы труда, в свою очередь, делятся на два вида: 1) предметы, которые даны природой в готовом виде, например угольные пласты в шахте, нефть, руда, газ, добываемые из недр земли; 2) предметы, которые подвергались предварительной обработке, например та же нефть, из которой на нефтеперегонном заводе получают бензин, керосин и другие вещества. Такие предметы труда называются сырьем, сырым материалом.

Благодаря развитию науки и техники созданы и продолжают создаваться новые предметы труда — синтетические материалы. Они имеют ряд преимуществ перед естественными предметами труда: они очень прочны и в то же время обладают рядом новых свойств, повышающих качество изготовляемой продукции.

Человек воздействует на предметы труда, производит из них нужные обществу продукты при помощи средств труда. К средствам труда относятся: орудия производства — машины, станки, оборудование и т. п.; производственные сооружения — здания, каналы, дороги, транспорт; трубы, баки, сосуды и другие предметы, которые Маркс называл «сосудистой системой производства».

Главная роль в средствах труда принадлежит орудиям производства, посредством которых люди активно воздействуют на предметы труда, переделывая их для удовлетворения своих потребностей. Эти орудия Маркс называл «костной и мускульной системой производства». Они служат показателем технического прогресса, мерилом власти человека над природой. По орудиям производства можно судить и о характере социально-экономических отношений того или иного периода истории человечества. «Экономические эпохи, — писал Маркс, — различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда».

Итак, в процессе труда человек использует средства труда и предметы труда. Вместе взятые, они образуют средства производства. Никакое производство без них невозможно. Вместе с тем средства производства сами по себе не могут создавать материального блага. Только человек способен привести в движение станки, машины, комбайны.

Средства производства и люди, обладающие знаниями, производственным опытом, навыками к труду и приводящие в движение средства производства, называются производительными силами общества. Чем выше уровень производительных сил, тем больше степень господства человека над природой. Трудящиеся, создатели материальных благ, являются решающей производительной силой общества.

Как уже говорилось, производство при всех условиях носит общественный характер. Поэтому в процессе производства материальных благ люди вступают в определенные отношения друг с другом.

Возьмем, к примеру, производство автомобилей. Для того чтобы выпускать машины, нужно иметь или построить завод. Допустим, что этот завод принадлежит капиталисту. Он нанимает рабочих. Между владельцем средств производства и рабочими в процессе производства автомобилей устанавливаются определенные отношения — отношения капиталистической эксплуатации. Рабочие трудятся на капиталиста, ибо вся продукция, производимая на заводе, принадлежит собственнику предприятия и прибыль, получаемая от продажи автомобилей, также идет в карман капиталиста. Такие отношения между людьми, которые складываются в зависимости от формы собственности на средства производства, и будут производственными отношениями.

Устанавливаются эти отношения вовсе не произвольно. Можно возразить: ведь рабочие нанимаются к капиталисту по своей собственной воле! Это верно. Но дело в том, что в условиях буржуазного общества фабрики, заводы, железные дороги находятся в руках частных собственников, а рабочие лишены средств производства и, чтобы существовать, вынуждены идти работать на капиталистическое предприятие. Поэтому в процессе производства материальных благ отношения между рабочими и капиталистами складываются не в зависимости от воли и сознания людей, а в силу сложившихся объективных условий.

Производственные отношения включают в себя отношения между людьми, возникающие в связи с распределением произведенных продуктов. Характер распределения зависит от общественной формы производства. Если производство социалистическое, как у нас в СССР, то соответственно этому распределение материальных благ осуществляется в интересах народа, которому принадлежат средства производства. Следует указать, что распределение оказывает большое влияние на развитие производства. Например, распределение материальных благ в соответствии с количеством и качеством труда стимулирует развитие социалистического производства.

Основу производственных отношений составляют отношения между людьми, возникающие в связи с присвоением средств производства. Значит, для того чтобы узнать, каков характер производственных отношений, следует прежде всего выяснить, в чьей собственности находятся средства производства. От формы собственности на средства производства зависит положение классов в обществе, обмен и распределение материальных благ, созданных в процессе производства.

Производственные отношения и производительные силы в совокупности образуют способ производства. Как нам уже известно, средства производства и трудящиеся, взятые в отдельности, еще не составляют производительных сил, ибо любое самое совершенное орудие само по себе ничего не производит, точно так же, как и человек не может трудиться без средств и предметов труда. Таким образом, для того чтобы процесс производства материальных благ имел место, надо соединить рабочую силу со средствами производства. А это неизбежно ведет к возникновению отношений между людьми — производственных отношений.

Выходит, что производительные силы и производственные отношения не могут существовать отдельно друг от друга и только в единстве и взаимодействии их существует тот или иной способ производства материальных благ.

Но роль их в развитии способа производства неодинакова. Ведущее значение принадлежит производительным силам. Развитие и изменение их, и в первую очередь орудий труда, ведет к замене старых производственных отношений новыми, соответствующими достигнутой ступени развития производительных сил. В результате происходит переворот во всем способе производства, изменение всего общественного строя.

Но производственные отношения, развиваясь вслед за изменением производительных сил, далеко не пассивны. Будучи прогрессивными, они ускоряют развитие производительных сил. Если же они устаревают, то превращаются из форм развития производительных сил в их оковы.

Отношения между людьми, возникающие в процессе производства, обмена и распределения материальных благ, образуют общественный строй производства. В зависимости от характера экономических общественных отношений, которые составляют основание, базис общества, возникают и развиваются политическая и юридическая надстройки, различные формы общественного сознания. В целом базис и надстройка характеризуют ту или иную общественно-экономическую формацию. В истории человеческого общества известны пять последовательно сменявших друг друга общественно-экономических формаций: первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая, начало которой положено победой Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 г. Коммунистическая формация в своем развитии проходит две фазы: низшую — социализм и высшую — собственно коммунизм.

Смена одних общественно-экономических формаций другими происходит не по чьему-то желанию, а в силу действия объективных экономических законов.

2. Что такое экономический закон?

В обществе, как и в природе, нет изолированных явлений. Все явления экономической жизни общества взаимосвязаны и зависят друг от друга. Например, в СССР и в других социалистических странах средства производства — фабрики, заводы, земля — находятся в собственности народа. Поэтому отношения между людьми в процессе производства материальных благ характеризуются как отношения сотрудничества и взаимопомощи. В свою очередь эти отношения обусловливают социалистический характер распределения результатов производства. Другое дело при капитализме, где фабрики и заводы находятся в частной собственности. Отношения, складывающиеся между людьми в процессе производства, будут принципиально иными, а именно капиталистическими. Такой же характер носит распределение результатов труда. Таким образом, одно экономическое явление — собственность на средства производства — неизбежно ведет к появлению другого — определенного способа распределения материальных благ. Вот эта связь, взаимозависимость, взаимообусловленность одних явлений другими и выражается в том или ином экономическом законе.

Итак, что же такое экономический закон?

Экономический закон выражает необходимые, причинно обусловленные существенные связи между экономическими явлениями. Поскольку эти связи устойчивы, относительно постоянны, они неизбежно повторяются.

Может возникнуть такой вопрос: а какова же роль людей в осуществлении экономических законов? Никто не спорит, что любое экономическое явление не может происходить без участия людей. Творцами истории являются сами люди. Они, говорит Маркс, одновременно и авторы и актеры собственной драмы.

Вместе с тем одного желания и воли людей недостаточно, чтобы изменить те или иные экономические порядки. Капиталистический строй, например, возник и развивался несмотря на то, что господствовавший в то время класс феодалов не только не желал, но и противодействовал его становлению всеми доступными мерами. Или же взять, к примеру, коммунистический строй. Люди многих стран мира хотели бы немедленно установить этот самый желанный общественный строй. Однако требуется много, очень много условий, чтобы коммунизм восторжествовал. Выходит, что жизнь общества, как и природы, подчинена определенным объективным законам, т. е. законам, которые не зависят от воли и сознания человека.

Экономические законы действуют и тогда, когда мы даже не знаем об их существовании. Человеческое общество поступательно развивалось в силу действия объективных экономических законов, хотя они были открыты и. познаны лишь с возникновением марксистской политической экономии. То же самое можно сказать и о законах природы. Никто не знал о существовании законов сохранения вещества, энергии, всемирного тяготения, пока их не открыли.

Вместе с тем неверно представлять, что объективный характер экономических законов предполагает автоматический ход развития общественных явлений. Если исходить из таких взглядов, то люди, общественные организации могут лишь слепо следовать за стихийными процессами экономических явлений. Вспомним, как герой повести Горького «Городок Окуров» доктор Ряхин убеждал юношу Колю-телеграфиста: «А вы, батя, не волновались бы. Вы рассуждайте философски: человек не может ни ускорять событий, ни задерживать их, как не может он остановить вращение земли, развитие прогрессивного паралича или, например, этот идиотский дождь. Все, что должно быть, — будет, чего не может быть — не будет, как вы ни прыгайте! Это, батя, доказано Марксом, и — значит — шабаш!»

Конечно, такое понимание объективного характера экономических законов глубоко чуждо марксизму. Марксизм учит, что люди могут познать экономические законы и использовать их в своих интересах. На основе изучения природы экономических явлений буржуазного общества, условий, которые порождают законы развития капиталистического способа производства, можно разработать правильную программу революционного преобразования этих условий. С ликвидацией буржуазного способа производства прекращают свое действие экономические законы капитализма. Значит, люди не бессильны перед объективными законами как общества, так и природы.

Законы физики, химии, биологии и других естественных наук, познанные человеком, как известно, широко используются в интересах людей. «Общественные силы, — писал Ф. Энгельс, — подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно, пока мы не познали их и не считаемся с ними… Но раз понята их природа, они могут превратиться в руках ассоциированных производителей из демонических повелителей в покорных слуг. Здесь та же разница, что между разрушительной силой электричества в грозовой молнии и укрощенным электричеством в телеграфном аппарате и дуговой лампе, та же разница, что между пожаром и огнем, действующим на службе человека».

Между экономическими законами и законами природы есть общее. И те и другие объективны, независимы от воли и сознания людей. В то же время они отличаются друг от друга.

Во-первых, законы природы возникают и действуют без участия людей, тогда как экономические законы могут осуществляться только в процессе деятельности людей.

Во-вторых, законы природы вечны, в то время как лишь незначительная часть экономических законов действует на всех стадиях исторического развития человечества. Большинство экономических законов носит преходящий характер: вместе с исчезновением экономических условий исчезают и сами законы, выражающие эти условия.

Для любой общественно-экономической формации характерна взаимосвязь производительных сил и производственных отношений. Поэтому экономический закон, выражающий связь и взаимодействие между этими сторонами способа производства, будет всеобщим, действующим на всех стадиях развития человеческого общества. Всеобщий характер носит также закон повышения производительности труда и др.

Есть экономические законы, которые действуют в пределах только одного способа производства. Это так называемые специфические законы. Среди этих законов выделяется один, который выражает основную суть, главные черты производственных отношений данного общества. Этот закон называется основным экономическим законом.

Сфера действия некоторых экономических законов не ограничивается пределами одной формации, хотя они и не имеют всеобщего значения. Таков закон стоимости, который действует в условиях простого товарного хозяйства, в капиталистическом обществе и при социализме.

Следует упомянуть и о тех экономических законах, которые характерны только для той или иной стадии развития определенного способа производства. Например, монополистической стадии капитализма присущ закон монопольно высокой прибыли. На низшей фазе коммунизма действует закон распределения по труду.

Любой из специфических экономических законов (кроме основного экономического закона) выражает ту или иную сторону производственных отношений данного способа производства. Но так как все стороны производственных отношений общества неразрывно связаны друг с другом, то и законы каждого способа производства действуют не изолированно один от другого, а в тесной связи между собой.

3. Что изучает политическая экономия?

Прежде всего о происхождении слова «политэкономия». Оно состоит из греческих слов: «политейа», что означает общественное устройство, и «ойкономиа», которое в свою очередь образовалось в результате слияния двух слов: «ойкос» — домохозяйство и «номос» — закон. В буквальном смысле слово «политэкономия» означает науку о законах хозяйства.

Как самостоятельная наука политическая экономия начала развиваться с возникновением капитализма — с XVI в. Буржуазные ученые предприняли много попыток определить предмет этой науки. В наибольшей степени вопросы политической экономии были разработаны классиками буржуазной политической экономии, и прежде всего английскими учеными А. Смитом и Д. Рикардо.

Но подлинной наукой политическая экономия стала после революционного переворота, совершенного в ней великими учителями рабочего класса Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Там, где буржуазные экономисты рассматривали экономические явления — товар, деньги, капитал — как отношения между вещами, Маркс вскрыл отношения между людьми, классами, отношения, складывающиеся в процессе производства материальных благ. Марксистская политическая экономия дает единственно правильное, научное объяснение явлениям экономической жизни общества.

Великий продолжатель дела К. Маркса и Ф. Энгельса — В. И. Ленин развил дальше марксистское экономическое учение. Обобщив новый опыт экономического и политического развития человечества, он создал учение об империализме как последней стадии развития капитализма.

Марксистско-ленинская политическая экономия изучает отношения, которые складываются между людьми в процессе производства материальных благ, т. е. производственные отношения, законы их развития.

Но производственные отношения существуют во взаимной связи с производительными силами. Поэтому политическая экономия изучает производственные отношения как форму развития производительных сил каждой общественно-экономической формации. Она раскрывает внутреннее противоречие между этими двумя сторонами того или иного способа производства как источник его движения.

Политическая экономия — наука историческая, так как она рассматривает экономические отношения в их возникновении, развитии и исчезновении. «Политическая экономия, — писал Ф. Энгельс, — по своему существу — историческая наука. Она имеет дело с историческим, т. е. постоянно изменяющимся материалом; она исследует прежде всего особые законы каждой отдельной ступени развития производства и обмена, и лишь в конце этого исследования она может установить немногие, совершенно общие законы, применимые к производству и обмену вообще».

У нас выходят из печати книги, темой которых являются различные вопросы: «Политическая экономия капитализма», «Политическая экономия социализма», «Политическая экономия докапиталистических формаций». Но это вовсе не означает, что существуют различные науки — одна для капитализма, другая для социализма и т. д. Марксистская политическая экономия — единая наука, которая изучает производственные отношения каждого способа производства в соответствии с его специфическими экономическими законами. В том и заключается задача политической экономии, чтобы, раскрыв содержание этих законов, показать характер производственных отношений данного способа производства и его связь с прошлым и будущим развитием человечества.

Итак, политическая экономия есть наука о развитии производственных отношений людей. Она выясняет экономические законы развития. производства, распределения, обмена и потребления материальных благ на различных ступенях общественного развития.

Политическая экономия — наука классовая, партийная. Иначе и не может быть: выясняя сущность производственных отношений, она раскрывает причину происхождения классов, содержание классовых интересов и тем самым показывает неизбежность борьбы между классами с непримиримыми интересами. Законы и выводы политической экономии затрагивают коренные интересы всех классов. И вполне закономерно, что каждый класс по-своему истолковывает экономические явления.

В капиталистическом обществе существуют два основных класса: буржуазия и пролетариат. Соответственно этому формировались буржуазная политическая экономия и пролетарская политическая экономия. Существование различных групп мелкой буржуазии обусловило возникновение мелкобуржуазной политической экономии.

В период борьбы против феодализма буржуазия была передовым классом. Тогда она была заинтересована в научном освещении экономических явлений, поскольку ее классовые интересы совпадали с объективным ходом исторического развития.

Но, став господствующим классом общества, буржуазия перестала быть прогрессивной. Когда на историческую арену вышел рабочий класс, буржуазия и ее экономисты были заинтересованы только в одном — защитить капиталистический строй. Буржуазная политическая экономия стала ненаучной, реакционной, вульгарной. Десятки разных «школ» и «направлений» современной буржуазной политической экономии ставят перед собой одну-единственную цель — скрыть противоречия капитализма и тем самым обелить буржуазный строй. Ленин указывал, что «ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить ни в одном слове, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя — такая же партийная наука в современном обществе, как и гносеология. В общем и целом профессора-экономисты не что иное, как ученые приказчики класса капиталистов, и профессора философии — ученые приказчики теологов».

Пролетариат — самый передовой класс общества — кровно заинтересован в прогрессивном развитии человечества. Это объясняется тем, что классовые интересы пролетариата выражают интересы поступательного развития общества. Именно поэтому пролетарская, марксистская политическая экономия единственно научная, так как она объективно, правдиво раскрывает закономерности экономического развития общества.

4. Что такое товарное производство?

На первых порах развития человеческого общества натуральное хозяйство являлось господствующим. Каждая из первобытных общин существовала изолированно от других, и потребности членов общины удовлетворялись продуктами собственного изготовления. Натуральными были и патриархальные крестьянские хозяйства, рабовладельческие латифундии, а также средневековые феодальные поместья.

Какие же условия сделали возможным превращение продуктов труда в товары? Как это произошло?

В первую очередь это связано с возникновением разделения труда между производителями материальных благ. Когда все производят одни и те же продукты, обмен не нужен. Необходимость обмена возникает тогда, когда одни обрабатывают землю, выращивают пшеницу и прочие сельскохозяйственные продукты, другие делают земледельческие орудия, третьи заняты производством тканей, четвертые добывают руду и т. д.

Но достаточно ли общественного разделения труда для появления обмена товаров? Нет, недостаточно. В Древней Индии существовали общины, членами которых кроме земледельцев были кузнецы, плотники, горшечники и др. Все, что ими производилось, делилось между всеми членами общины, т. е. каждый обменивал продукты своего труда. Но это не был обмен товаров. Все делилось бесплатно, без купли-продажи. Почему? Потому, что произведенная продукция принадлежала общине в целом, а не каждому из работников.

Значит, вторым непременным условием превращения продуктов труда в товары является возникновение частной собственности на средства производства. Если, скажем, холст не принадлежит ткачу, то последний не может распорядиться им. Так же и крестьянин не может продать хлеб, не являющийся его собственностью. Только в том случае, когда налицо оба условия: общественное разделение труда между производителями материальных благ и наличие частной собственности — появляется экономическая необходимость обмена продуктов, купли-продажи их.

С одной стороны, частная собственность на средства производства разъединяет, изолирует людей друг от друга. Любой крестьянин, ремесленник, будучи частным собственником средств производства и продуктов своего труда, как бы независим: он может производить то, что ему выгодно. С другой стороны, развивающееся общественное разделение труда делает необходимыми связи между отраслями производства, между людьми, производящими разные продукты труда.

В этих условиях единственно возможной формой экономической связи между отдельными, обособленными производителями становится обмен результатами труда через куплю-продажу. Поэтому продукты труда становятся товарами, т. е. такими продуктами, которые произведены для обмена, продажи. «Подтоварным производством, — пишет В. И. Ленин, — разумеется такая организация общественного хозяйства, когда продукты производятся отдельными, обособленными производителями, причем каждый специализируется на выработке одного какого-либо продукта, так что для удовлетворения общественных потребностей необходима купля-продажа продуктов (становящихся в силу этого товарами) на рынке».

Товарному хозяйству, основанному на частной собственности, присущ стихийный характер развития. Каждый стремится изготовлять такие продукты, которые ему кажутся выгодными. Но никто заранее не может предусмотреть, какие товары нужны и какое количество их можно продать с выгодой. Каждый отдельный, обособленный производитель становится фактически конкурентом других. Стихийность и анархия производства неизбежно ведут к ожесточенной борьбе за рынки, за выгодные цены на товары.

Начатки товарного производства существовали еще в период разложения первобытно-общинного строя. Ф. Энгельс указывал, что начало обмена товаров «относится ко времени, которое предшествует какой бы то ни было писаной истории и уходит в глубь веков в Египте по меньшей мере за две с половиной, а может быть и за пять тысяч лет, в Вавилонии же за четыре-шесть тысяч лет до нашего летосчисления». Для рабовладельческого и феодального строя характерно господство натурального хозяйства, хотя простое товарное производство тогда получило уже определенное развитие. Высшей формой товарного производства является капиталистическое хозяйство. Товарно-денежные отношения имеют место и в социалистическом обществе, хотя они принципиально отличаются от отношений, существующих в других формациях.

Что касается простого товарного и капиталистического производства, то они однотипны, имеют общие черты, которые заключаются в следующем: 1) оба вида товарного производства основаны на частной собственности на средства производства; 2) как в капиталистическом, так и в простом товарном хозяйстве обмен товаров осуществляется стихийно, неорганизованно.

Вместе с тем между простым товарным и капиталистическим производством имеются и существенные различия. В мелком крестьянском или ремесленном хозяйстве владелец средств производства сам, своим личным трудом создает продукт, тогда как при капитализме созданный продукт — результат чужого, наемного труда. В простом товарном производстве продукт труда принадлежит самому труженику, а в условиях капитализма — владельцу средств производства. Капиталистическое производство основывается на эксплуатации наемного труда. Крестьяне или ремесленники создают товары для удовлетворения своих личных потребностей, тогда как капиталистическое товарное производство преследует цель извлечения прибыли. Отличительная особенность капитализма в том, что товарное производство приобретает всеобщий характер, поскольку товаром становится и рабочая сила.

Простое товарное производство в условиях рабовладельческого и феодального общества существовало лишь как уклад хозяйства. Большая часть производимых в обществе продуктов не предназначалась для обмена, не превращалась в товары.

В капиталистическом обществе все продукты (и средства производства, и предметы личного потребления), как правило, производятся для обмена. Здесь все продается и покупается: фабрики, заводы, железные дороги и земля. Товарный характер носят и отношения между владельцами средств производства и наемными рабочими, продающими свою рабочую силу.

Из различий простого товарного и товарно-капиталистического хозяйства следует весьма важный существенный вывод: мелкие товаропроизводители, хозяйства которых основаны на личном труде и отсутствии эксплуатации, являются надежными союзниками рабочего класса в их общей борьбе против эксплуататорских классов.

Первую главу «Капитала» Маркс начинает словами: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как „огромное скопление товаров“, а отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара».

Это вполне понятно. Чтобы изучить организм растения или животного, надо начинать с выяснения природы клетки. Анализ товара — экономической клеточки буржуазного общества — дает ключ к пониманию закономерностей развития капитализма.

5. Какими свойствами обладает товар?

На первый взгляд иному читателю такой вопрос покажется странным. «Что ни товар, то свои, особые качества, и каждый товар имеет множество различных свойств», — скажет он. Действительно, когда речь идет, скажем, о таком товаре, как костюм, то мы говорим о его цвете, материале, из которого он сшит, размере его и т. д. и т. п. Такое обычное, житейское отношение к товару, как правило, ограничивается знанием физических свойств товара: Мало кто задумывается над тем, что кроме этих природных, вещественных качеств товар обладает общественными свойствами.

Говоря о товаре, мы прежде всего имеем в виду, что товар — это вещь, которая удовлетворяет какую-либо потребность человека. Данное свойство товара носит название потребительной стоимости. Но нельзя сказать, что любая вещь, которая удовлетворяет потребности человека, является товаром. Возьмем, например, воздух. Безусловно, он необходим всем. Значит, одно качество товара у него есть: он удовлетворяет жизненную потребность людей. Но кто станет покупать воздух, когда для каждого его вдоволь! Никто. Воздух не продают, не покупают, ни на что не обменивают, он ничего не стоит. Воздух — дар природы.

Но тот же воздух, вернее, часть его — кислород — становится товаром, когда находится в кислородной подушке. Для того чтобы получить кислород, надо приложить определенное количество труда. Он приобрел новое свойство: на него затрачен труд. Значит, кислород может стать товаром только благодаря труду людей. Теперь наше представление о товаре обогатилось. Товар не только предмет, удовлетворяющий потребности человека, он продукт человеческой деятельности.

Возникает вопрос: любой ли продукт труда человека становится товаром? Для ответа на него обратимся к примеру. Крестьянин в своем хозяйстве вырастил зерно. Часть этого зерна пошла на питание семьи и его самого, а оставшаяся часть израсходована в этом же хозяйстве на корм скоту. Можно ли считать зерно этого крестьянина товаром? Нет. Зерно, как и любой продукт, может стать товаром только тогда, когда оно становится потребительной стоимостью для других, а не для производителя данной вещи, т. е. если оно обладает общественной потребительной стоимостью.

Продолжим наши рассуждения. Известно, что крепостные крестьяне вынуждены были часть зерна отдавать без всякого обмена, безвозмездно своему помещику в виде оброка. Следовательно, это зерно удовлетворяло потребность других. Но, имея общественную потребительную стоимость, зерно в данном случае все же не являлось товаром. Оно может стать товаром только тогда, когда будет производиться для обмена на другие продукты человеческого труда. Особенность товара в том и заключается, что его потребительная стоимость (в нашем примере зерна) может быть использована только при условии обмена. Из рук производителя-крестьянина зерно должно перейти в руки потребителя через куплю-продажу. Таким образом, товаром становится лишь такая потребительная стоимость, которая переходит к потребителю через куплю-продажу.

Итак, сделаем некоторые выводы. Потребительная стоимость может стать товаром только при определенных условиях, а именно: если она является продуктом труда человека, если она обладает общественной потребительной стоимостью, т. е. удовлетворяет потребности других людей, а не того, кто произвел ее или владеет ею, и, конечно, если она произведена для обмена, для купли-продажи.

Для того чтобы обмен состоялся, недостаточно лишь наличия общественной потребительной стоимости у продукта труда. Допустим, что крестьянин хочет обменять свое зерно на холст, произведенный ткачом. Ткачу же нужно зерно. Казалось бы, нет никаких препятствий для обмена: и зерно и холст имеют общественную потребительную стоимость и вполне удовлетворяют потребности и крестьянина и ткача. Но крестьянин хочет купить не холст вообще, ему нужно определенное количество холста, например 20 м. Однако едва ли ткач согласится отдать свои 20 м холста за 1 кг зерна. Такой обмен его не удовлетворит. Чтобы данный обмен состоялся, эти продукты помимо потребительной стоимости должны иметь способность обмениваться на другие продукты в определенном количественном соотношении. Это свойство товара обмениваться на другой товар в определенной количественной пропорции носит название меновой стоимости.

Мы приходим к заключению, что товаром может быть такой продукт труда, который обладает двумя свойствами: 1) потребительной стоимостью, т. е. способностью удовлетворять какую-либо потребность человека, и 2) меновой стоимостью, т. е. способностью в определенной количественной пропорции обмениваться на другой товар. Эти свойства товара неразрывно связаны друг с другом. Если одно из них отсутствует, то нет и товара.

Как потребительная стоимость товар произведен для потребления, а как меновая стоимость — для продажи. Любой товар, будь то зерно или холст, не может быть в одно и то же время использован его владельцем и как потребительная стоимость и как меновая стоимость. Если, скажем, ткач, изготовивший холст, использовал потребительную стоимость этого холста, то он уже не может воспользоваться его меновой стоимостью. И наоборот, если он продал холст и использовал его меновую стоимость, то тем самым он лишился возможности употребить его как потребительную стоимость. Как видим, оба свойства товара взаимно дополняют друг друга и в то же время одно свойство противостоит другому.

Таким образом, товар — это такая вещь, которая обладает общественными свойствами. Это объясняется тем, что та или иная вещь превращается в товар в силу определенных общественных условий жизни людей, т. е. таких условий, которые вызывают необходимость обмена, купли-продажи. «Там, где буржуазные экономисты видели отношение вещей (обмен товара на товар), — писал В. И. Ленин, — там Маркс вскрыл отношение между людьми. Обмен товаров выражает связь между отдельными производителями при посредстве рынка».

6. Чем определяется стоимость товара?

Мы установили, что меновая стоимость товара — это способность его в определенной количественной пропорции обмениваться на другие товары. Возьмем тог же пример. Предположим, что известное количество товара — 20 кг зерна — обменивается на определенное количество другого товара — на 10 м холста. Естественно, возникает вопрос: почему именно на 10, а не на 15 или на 5 ж? На чем основываются пропорции обмена?

Некоторые буржуазные экономисты утверждают, что обмен товаров происходит на основе спроса и предложения. Например, английский экономист Г. Д. Маклеод утверждал, что «отношение между спросом и предложением есть единственный регулятор ценности» (т. е. стоимости. — Авт.). Каковы их аргументы? Они говорят: если на рынке будет предложено для обмена больше зерна, чем есть спрос на него, то меновая стоимость зерна уменьшится. Для обмена 20 кг зерна потребуется меньше холста, например не 10, а 7 или еще меньше метров. И наоборот, когда на зерно появляется большой спрос, а предлагают его значительно меньше, то меновая стоимость зерна повышается, и тогда 20 кг зерна можно обменять уже не на 10, а на 13–15 и даже больше метров холста.

С этим никто не спорит. Спрос и предложение действительно влияют на меновые пропорции. Влиять-то влияют, но никак не определяют, не создают меновую стоимость товара.

Представим себе, что возникло такое положение, когда спрос и предложение на товар равны, т. е. зерна предлагают ровно столько, каков спрос на него. В таком случае влияние спроса и предложения взаимно исключается. На основании чего же устанавливаются меновые пропорции? Почему 20 кг зерна обмениваются на 10 м холста, а не на другое количество его? На это теория спроса и предложения ответить не в состоянии.

Есть и другая точка зрения, согласно которой меновые операции определяются степенью полезности вещи, потребительной стоимостью товара. Так, австрийский экономист Е. Бем-Баверк писал, что «ценность вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи». На первый взгляд такое толкование может показаться правильным и достаточно убедительным: чем полезнее предмет, тем больше он нужен покупателям, тем выше цена на него.

На самом же деле полезность вещи не может служить основой пропорций в обмене товаров. Если бы это было так, то самые необходимые для жизни человека продукты: хлеб, молоко и т. д. — стоили бы дороже всего, в обмен на них требовалось бы больше всего товаров. Однако известно, что существуют товары, которые менее полезны, чем вода и хлеб, но тем не менее стоят очень дорого.

Тут надо оговориться: данное положение нельзя понимать в том смысле, что наиболее полезные вещи самые дешевые. Клеверное сено как корм полезнее соломы, но оно значительно дороже соломы. Таких примеров можно привести много. Все они доказывают, что нет и не может быть прямой, последовательной связи между полезностью вещи и ее меновой стоимостью: одни вещи полезнее и дороже, другие — полезнее, хотя и дешевле.

Что же является основой пропорций в обмене товаров? 20 кг зерна равны 10 м холста. Почему? Для чего они уравниваются? Прежде всего потому, что без равенства нет обмена. Ткач потому и берет 20 кг зерна, что они равны 10 м холста.

Основой равенства не может служить потребительная стоимость: ведь зерно и холст по своему назначению неоднородны, они удовлетворяют различные потребности человека. По количеству они тоже несоизмеримы: мерой зерна служит вес, а холста — площадь (столько-то метров длины, столько-то ширины). Чтобы состоялся обмен двух товаров, необходимо, чтобы в каждом из них еще до обмена имелось нечто общее. Есть ли в них что-либо общее? Да, есть. И это общее — труд, затраченный на производство товара. Зерно, холст, коробка спичек, трактор, иголка, самолет — все это продукты труда человека. Равенство двух товаров, обмен их возможны только потому, что эти товары воплощают в себе, выражают одинаковое количество труда, затраченного на их производство.

Воплощенный в товаре труд образует его стоимость. Речь идет, конечно, о всем труде, затраченном на всех стадиях производства. Например, в стоимости зерна, выращенного крестьянином, воплощен труд машиностроителей (тракторы, комбайны и т. п.), химиков (удобрения), горняков (топливо) и многих других работников.

Следует учесть такую особенность стоимости. Потребительная стоимость любого товара вполне осязаема, ощутима. Но в стоимости товара нет и не может быть ни одного атома вещества природы. «Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, — пишет Маркс, — делать с ним что вам угодно, он как стоимость (Wertding) остается неуловимым». Потребительная стоимость воплощает в себе многообразные естественные свойства товаров, а стоимость является выражением общественных, социально-экономических свойств его.

Стоимость и меновая стоимость взаимосвязаны. Стоимость, созданная трудом, есть внутреннее свойство товара, а меновая стоимость служит внешней формой проявления стоимости. Таким образом, товар есть единство потребительной стоимости и стоимости, которая может найти свое выражение только в форме меновой стоимости.

Источником стоимости товара, как мы уже выяснили, является труд. Величина стоимости непосредственно зависит от величины трудовых затрат. Раньше, например, на производство алюминия затрачивалось огромное количество труда и он стоил дороже золота. В дальнейшем, когда научились получать алюминий с меньшей затратой труда, он стал несравненно дешевле золота. Аналогично положение с железом. В давние времена, когда обработка железа была чрезвычайно трудна, вооружение воина стоило дороже 100 быков. Позже, когда освоили производство и обработку железа, на каждое изделие из него стали тратить в несколько раз меньше труда, и железо намного подешевело. Таким образом, чем меньше трудовые затраты, тем меньше стоимость товара, и наоборот.

Но было бы ошибочно отождествлять затраты труда и стоимость. Не всякая затрата труда образует стоимость. В условиях натурального хозяйства продукты создаются тоже трудом, но потребляют их сами производители. Поэтому и нет необходимости соизмерять продукты, ведь их не надо обменивать: продукты натурального хозяйства не превращаются в товары и не имеют стоимости, хотя труд на них затрачен.

В товарном хозяйстве, основанном на частной собственности на средства производства, товаропроизводители работают обособленно, разрозненно, но труд каждого из них тысячами нитей связан с трудом других.

Сапожник, например, покупает кожу у кожевенника, ножи, шила, молотки и другие инструменты, необходимые для шитья сапог, — у изготовителя инструментов, нитки и ткань — у третьего товаропроизводителя и т. д. Кроме этих прямых связей существует множество косвенных: с крестьянином, изготовителями сельскохозяйственных орудий и представителями других профессий.

Как видно из нашего примера, труд любого товаропроизводителя представляет собой одновременно и индивидуальный труд и часть общественного труда. Труд сапожника, хотя он и обособлен, тем не менее нужен обществу, и с этой точки зрения он является частью общественного труда. Но связь данного вида труда с трудом других товаропроизводителей обнаруживается только на рынке. А до того, как сапожник принесет на рынок свой товар, он шьет его на свой страх и риск, не зная, нужен ли он кому-нибудь.

Связь между производителями, существующая уже в процессе производства товаров, проявляется не сразу, не прямо, а окольным путем, через обмен. На рынке в процессе купли-продажи происходит приравнивание сапог к другим товарам и тем самым выявляется общественный характер труда сапожника.

Какие выводы можно сделать из вышесказанного?

Во-первых, стоимость есть не просто затрата труда, а воплощенный в товаре общественный труд товаропроизводителя. Во-вторых, отношения между людьми в процессе производства, обмена и потребления товаров, производственные отношения товаропроизводителей, находят выражение в стоимости товара. Поэтому мы можем сказать, что стоимость это не отношение между вещами, товарами, а общественное отношение между товаропроизводителями по поводу вещей-товаров. Короче, стоимость — это общественное отношение.

В стоимости отражены определенные отношения людей в процессе производства. Они характеризуются тем, что производители продуктов обособлены друг от друга и связь между ними устанавливается не прямо, а окольным путем, через рынок, через куплю-продажу. Другими словами, стоимость есть выражение общественных отношений товаропроизводителей.

Стоимость не естественное, а общественное свойство продукта. Сапоги, произведенные в натуральном хозяйстве, не отличаются по своим естественным качествам от сапог, изготовленных в условиях товарного хозяйства, но в первом случае они не имеют стоимости, а во втором, являясь товаром, они выполняют, как мы выяснили, иную общественную роль. Стоимость — явление историческое, связанное с возникновением и развитием товарного производства. Когда в общественном производстве будут изготовляться просто продукты, товарное производство исчезнет и продукты труда не будут иметь стоимости.

7. В чем заключается двойственный характер труда?

В основе двух свойств товара лежит двойственный характер труда, его создающего. Труд каждого товаропроизводителя можно рассматривать с двух сторон.

Прежде всего это определенный вид труда, имеющий целью создать тот или иной продукт. Разные виды труда отличаются друг от друга потребляемыми материалами (кожа, дерево, кирпич и т. п.), орудиями (шило и игла, топор, пила и т. п.), а также характером процесса труда. Каждая особая форма целесообразной затраты человеческой энергии образует определенный вид труда (труд сапожника, столяра, печника, сталевара и т. п.), который называется конкретным трудом. Результатом труда, например, сапожника являются сапоги, портного — готовое платье и т. п. Стало быть, конкретный труд есть труд, создающий потребительную стоимость.

Мы знаем, что на рынке обмениваются товары, имеющие различные потребительные стоимости. И обмен в этом случае происходит именно потому, что во всех товарах воплощено нечто общее — труд.

Любой работник, к какой бы профессии он ни принадлежал, в процессе труда расходует энергию — умственную и физическую. Затрата человеческой рабочей силы в физиологическом смысле делает возможным соизмерение всех видов конкретного труда.

Если отвлечься, абстрагироваться от цели и результатов труда работника, от материалов, над которыми он работает, и от инструментов, которыми он пользуется, то труд каждого предстанет перед нами просто как расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, безотносительно к его конкретной форме. Вот такой отвлеченный от конкретных различий, однородный труд называется абстрактным трудом. Слово «абстракция» в переводе на русский язык означает отвлечение. Поэтому когда говорят: «абстрактный труд», то имеют в виду затрату человеком умственной и физической энергии, независимо от того, какую работу он выполняет — шьет сапоги, добывает руду, плавит металл и т. п. Но это отнюдь не означает, что отвлечение происходит только в нашем сознании.

Отвлечение от особенностей тех или иных конкретных видов труда и сведение любых работ к однородному, абстрактному труду происходит объективно, независимо от сознания человека. Товаропроизводитель, обменивая свой товар на другой, отвлекается от конкретных особенностей своего и чужого труда и сравнивает товары в зависимости от затрат труда вообще.

Говоря об абстрактном труде и противопоставляя его конкретному труду, мы подчеркиваем, что абстрактный труд есть затрата умственной и физической энергии человека вне зависимости от особенностей различных видов работ.

Теперь поставим такой вопрос: всякая ли затрата умственной и физической энергии образует абстрактный труд? Труд людей всегда носит общественный характер. Но формы проявления его в разных социально-экономических условиях различны. Взять, к примеру, труд крепостного крестьянина в феодальном обществе. Общественный характер его труда проявлялся прямо и непосредственно, ибо он обрабатывал землю помещика и определенную долю, урожая отдавал ему безвозмездно. В этих условиях не требовалось каким-то образом учитывать затраты физической и умственной энергии, так как продукт труда крестьянина не поступал в обмен. Крестьянский труд в его непосредственной, конкретной форме служил формой проявления общественного труда. Когда нет товарного хозяйства, не может быть и абстрактного труда.

Иное дело, когда появляется товарное производство. Крестьянин, как и другие частные собственники, должен продать зерно, которое получил в результате обработки своей земли. Иначе он не сможет купить нужный ему товар. Такое же положение у ткача, портного и любого другого товаропроизводителя. Поэтому возникает необходимость учитывать затраты физической и умственной энергии, чтобы иметь возможность приравнивать различные виды конкретного труда, а значит, и возможность обменивать товары.

Ткань, изготовленная ткачом, вещь полезная, но нужна ли она обществу, станет известно, когда она будет вынесена на рынок. Только тогда, когда ткань будет продана, можно сказать, что труд ткача нужен другим людям, т. е. является частью общественного труда.

Вот почему в обществе, где товаропроизводители, с одной стороны, обособлены, а с другой, неразрывно связаны общественным разделением труда, неизбежно возникает абстрактный труд, без которого невозможно выявить общественный характер труда и соизмерить его затраты. Затраты умственной и физической энергии, воплощаясь в товаре, образуют его стоимость. Если бы не было этой общей основы — однородности затрат рабочей силы, то невозможно было бы приравнивать товары — продукты труда людей разных профессий — и, следовательно, обменивать их друг на Друга.

Труд каждого товаропроизводителя является одновременно и конкретным и абстрактным. Двойственный характер труда товаропроизводителя впервые был открыт К. Марксом. Это научное открытие имеет большое значение. Маркс указывал, что «подчеркнутый уже в первой главе двойственный характер труда» относится к лучшим страницам «Капитала». Правильное понимание двойственного характера труда дает возможность раскрыть сущность экономических законов капитализма, его возникновения, развития и гибели. Маркс считал, что на учении о двойственном характере труда «основывается все понимание фактов».

Итак, мы выяснили, что абстрактный труд — это особая форма общественного труда, свойственная только товарному производству, отражающая отношения людей в процессе производства и обмена товаров.

Вместе с тем труд товаропроизводителя в хозяйстве, основанном на частной собственности, — его личное, частное дело. Он может делать все, что ему заблагорассудится: шить сапоги, одежду, изготовлять стулья, столы и т. д. Кажется, что он обладает полной свободой. Но это только видимость. Что бы ни изготовлял товаропроизводитель в условиях товарного хозяйства, он не может сам, своим личным трудом полностью удовлетворить все свои потребности. Сапожнику, скажем, кроме сапог необходимы десятки, сотни предметов, которые он сам изготовить не может. Сапожник зависит от всех окружающих его товаропроизводителей, таких же частных собственников, как он. Труд каждого товаропроизводителя, являясь непосредственно трудом частным, в то же время представляет собой и частицу общественного труда.

Когда товаропроизводитель создает вещь, его интересует не потребительная стоимость произведенного товара, а стоимость, возможность возместить понесенные затраты. Но сделать это он может, лишь создав потребительную стоимость. Однако может случиться, что товар не будет продан, потребительная стоимость останется нереализованной. Значит, затраты конкретного труда окажутся напрасными. Это противоречие между потребительной стоимостью и стоимостью, между конкретным и абстрактным трудом суть выражение основного противоречия простого товарного производства — между частным и общественным трудом.

8. Чем определяется величина стоимости?

Стоимость товара определяется трудом. Труд же может быть измерен рабочим временем. Чем больше затрачено рабочего времени, тем больше стоимость товара. Не следует ли отсюда, что, чем ленивее человек, чем больше рабочего времени он тратит на производство какого-либо предмета, тем большую стоимость он создает? Конечно, нет. Как же определяется величина стоимости? Чтобы уяснить это, надо иметь в виду, что различают индивидуальное и общественно необходимое рабочее время.

Время, которое затрачивается на производство товара отдельными товаропроизводителями, называется индивидуальным рабочим временем. Известно, что те или иные работники тратят на производство одного и того же вида товаров разное рабочее время. Многое здесь зависит от опыта, квалификации, знаний работника, от орудий, которые он использует.

Условно разделим все предприятия, изготовляющие определенный продукт, скажем стулья, на три группы: лучшие, средние и худшие. На средних производят примерно 70% общего количества стульев, и на каждый стул затрачивается 4 часа; на лучших — 20% стульев, и на каждый из них уходит 2 часа. Худшие предприятия выпускают всего 10% стульев, затрачивая на каждый из них 6 часов.

Затраты труда каких предприятий будут определять стоимость товара? Средних! Почему? Потому, что они выпускают основную массу товаров. Индивидуальное рабочее время на этих предприятиях ближе всего к среднему уровню затрат труда в обществе.

Выходит, что не индивидуальное, а общественно необходимое рабочее время определяет величину стоимости товара. Общественно необходимое время характеризует собой такие затраты труда, которые типичны для данных общественных условий производства. Практически это означает, что общественно необходимое время — это время, которое затрачивают на изготовление товаров предприятия, выпускающие большинство товаров, имеющие более или менее одинаковый уровень техники, использующие наиболее распространенные методы организации труда. На данных предприятиях трудятся работники, обладающие средней степенью сноровки и умения, при среднем уровне интенсивности труда.

В товарном производстве, основанном на частной собственности на средства производства, величина стоимости устанавливается стихийно. Только в результате длительного приравнивания одних товаров к другим, помимо и, точнее, вопреки сознанию и желанию товаропроизводителей, устанавливается меновая пропорция, соответствующая количеству общественно необходимого рабочего времени.

Величина стоимости не постоянна. Она изменяется с изменением производительности труда, увеличением или уменьшением количества труда, необходимого для изготовления товара. Производительность труда может повышаться в зависимости от многих факторов: уровня развития техники, совершенствования технологии производства, методов организации производства и труда, квалификации работников, а также от естественных условий.

Таким образом, величина стоимости обратно пропорциональна производительной силе труда, т. е., чем выше производительность труда, тем меньше стоимость единицы товара.

Следует различать производительность и интенсивность, т. е. напряженность, труда. Сходство между ними заключается в том, что при изменении производительности или интенсивности труда в каждую единицу времени прямо пропорционально увеличивается или уменьшается количество продукции. Но при повышении интенсивности на каждую единицу рабочего времени увеличивается количество затраченного труда. Вот почему повышение интенсивности труда, в прямую противоположность увеличению производительной силы труда, всегда ведет к увеличению стоимости.

При обмене товаров учитывается и степень сложности труда. Различают простой и сложный-труд. Некоторые виды работ может выполнять без предварительной подготовки любой физически здоровый человек. Это и есть простой труд. Но для того, чтобы стать токарем, наладчиком и тем более инженером, требуются знания, умение. Товары, произведенные сложным трудом, обладают большей стоимостью, чем товары, на производство которых затрачено такое же количество простого труда. Почему? Потому, что здесь учитываются затраты труда на обучение. Вот почему сложный, квалифицированный труд есть не что иное, как помноженный простой труд, и продукт одного часа сложного труда обменивается на рынке на продукт большего числа часов простого труда. Конечно, никто в капиталистическом обществе не вычисляет соотношение затрат сложного и простого труда. Сведение (редукция) сложного труда к простому происходит стихийно, на рынке, в процессе многократных приравниваний одних товаров к другим.

9. Что такое деньги и как они возникли?

Прежде чем ответить на этот вопрос, вспомним Робинзона Крузо. Все вещи, спасенные им после кораблекрушения, пригодились ему, все, кроме… денег. А сколько он раньше тратил усилий, чтобы добыть их, И вдруг, когда он очутился в одиночестве, деньги потеряли всякую ценность. «Ненужный хлам! — говорил Робинзон о монете. — Зачем ты мне теперь? Ты и того не стоишь, чтобы нагнуться и поднять тебя с полу».

Да, действительно, где нет обмена, там нет и потребности в деньгах. Истории человеческого общества известны времена, когда люди жили, не ведая, что такое деньги, и вовсе не нуждались в них.

Вопрос о том, как возникли деньги, долгие годы занимал умы многих ученых. Какие только не высказывались догадки! Одни утверждали, что деньги выдуманы… Адамом. Находились и такие, которые доказывали, что деньги — дар природы.

Широко распространена так называемая номиналистическая (государственная) теория денег. Кнапп, автор книги «Государственная теория денег», пытается доказать, что деньги — результат сознательной воли государства, что любая форма денег, даже золотая монета, обладает силой лишь постольку, поскольку она отмечена государственным знаком, определяющим номинал.

Такое понимание вопроса ошибочно. Сошлемся хотя бы на известный в истории факт. Был в Риме император Гай Калигула (37–41 гг.). Казалось, все было ему дозволено и все подвластно. Он приводил своего коня на заседания сената. Он требовал, чтобы подданные целовали его ноги. Никто не смел прекословить ему. В то время в качестве денег в Индии, на Цейлоне, в некоторых районах Африки обращались особые раковины под названием «каури». Они встречались довольно редко, добыча их требовала значительного труда, поэтому и ценились они дорого. И вот, когда римская казна была совсем разорена, всесильный Калигула издал приказ: объявить деньгами ракушки, собранные по его повелению на морском побережье. Затея всемогущего императора не могла не кончиться полным крахом: никто не брал эти ракушки, так как они не были деньгами.

Карл Маркс впервые в истории экономической мысли дал единственно правильное научное объяснение сущности денег и причин их возникновения. Деньги — плод длительного исторического развития. Их появление неразрывно связано с обменом товаров. В развитии товарного производства, в смене одних форм стоимости товара другими — вот где скрыта тайна происхождения денег.

Первоначально товары обменивались без помощи денег. Да и обмен был случайным, эпизодическим явлением. Продукты производились не для обмена. Но у некоторых первобытных общин появлялись излишки, скорее всего как результат благоприятных естественных условий. Излишки обменивались, и обменивались, конечно, случайно. Почему случайно? Во-первых, обмен мог совершаться при случайных встречах общин или племен. Во-вторых, сам обмен носил весьма примитивный характер: продукты могли быть обменены или не обменены, но это не имело экономического значения для их владельцев.

Подобный вид меновых отношений носит случайный характер и называется простой, отдельной или случайной формой стоимости. В этом случае один предмет обменивается на другой. Например, у новогвинейцев волосяной браслет обменивается на каменный топор, у ряда негритянских племен в обмен на козу давали мотыгу и т. д.

Случайный характер обмена уже свидетельствует о превращении продукта труда в товар. Продукты постепенно стали обмениваться как эквивалентные, равноценные вещи. В меновом отношении каждый из перечисленных товаров выполняет различную роль. Волосяной браслет выражает свою стоимость в каменном топоре. Так как он выражает свою стоимость через отношение к другому товару, то это означает, что он находится в относительной форме стоимости. Каменный топор служит материалом для выражения стоимости другого, товара, как бы оценивает его, служит эквивалентом его стоимости. Стало быть, каменный топор находится в эквивалентной форме стоимости.

Может ли существовать любая из этих форм стоимости друг без друга? Нет, между ними существует теснейшая взаимосвязь. Волосяной браслет не может находиться в относительной форме, если он не обменивается на каменный топор, а каменный топор не может быть эквивалентом, если ему не противостоит волосяной браслет или другой товар. В то же время оба эти товара противостоят друг другу. Это надо понимать следующим образом: товар может выразить свою стоимость через другой товар, если тот обладает иной потребительной стоимостью. Другими словами, волосяной браслет не может выразить свою стоимость через волосяной же браслет.

Таким образом, тот или иной товар находится в относительной или эквивалентной форме стоимости не в силу своих природных качеств. Каменный топор служит эквивалентом не потому, что он именно каменный топор с определенными естественными свойствами. Он может выполнять и роль относительной формы стоимости, если его обменивают на волосяной браслет. Этот вывод имеет принципиальное значение для понимания происхождения и природы денег.

С возникновением первого крупного общественного разделения труда, с выделением скотоводческих и земледельческих племен обмен товаров становится более или менее регулярным. Этой стадии развития товарного производства соответствует полная, или развернутая, форма стоимости. Теперь в процессе обмена участвует много товаров, причем один и тот же товар обменивается на множество других товаров. Например, у суданских негров встречались такие меновые отношения товаров:

10 корзин соли = { 10–15 овцам / 20–30 козам / 2 быкам

При случайной форме обмена каждому товару противостоял только один товар. А при развернутой форме один товар, находящийся в относительной форме стоимости (в нашем примере 10 корзин соли), получает выражение своей стоимости в целом ряде товаров.

Но и такая форма стоимости не могла удовлетворять расширяющимся потребностям обмена товаров. Почему? Потому, что обмен мог иметь место только в том случае, если, скажем, владельцу соли нужны были овцы, а владельцу овец — соль. Но обмен не мог состояться, если владелец овец не нуждался в соли, хотя владельцу соли нужны были овцы. Такие затруднения могли возникнуть в процессе обмена между двумя товаровладельцами. С увеличением их числа положение еще больше осложнялось.

С развитием производства количество продуктов для обмена все больше возрастало. Но среди множества товаров постепенно выделялись такие, которые обменивались чаще других и становились мерилом стоимости всех иных товаров. В разное время такими товарами у одних племен оказывались ракушки, у других — меха, у третьих — скот и т. д. С превращением одного товара во всеобщий эквивалент полная, развернутая, форма стоимости уступила свое место другой, более развитой форме стоимости, которая носит название всеобщей формы стоимости. Теперь уже множество товаров выражают свою стоимость в одном товаре — всеобщем эквиваленте.

1 сюртук / 10 фунтов чая / 40 фунтов кофе / ½ тонны железа / 2 унции золота } = 20 аршинам холста

Это лишь примерная схема. Нужен был длительный опыт обмена, пока какой-либо товар мог выделиться и стать главным предметом купли-продажи. Таким всеобщим эквивалентом мог стать товар, который наиболее наглядно выражает стоимость других товаров, чаще других обменивается. И вот когда всеобщим эквивалентом становится только один товар, и только он, а не какой-либо другой, то на смену всеобщей форме стоимости приходит последняя, наивысшая ступень развития формы стоимости — денежная. Она имеет следующий вид:

1 сюртук / 20 аршин холста / 10 фунтов чая / 40 фунтов кофе / ½ тонны железа } = 2 унциям золота

Денежная форма стоимости отличается от всеобщей тем, что, во-первых, роль всеобщего эквивалента монопольно принадлежит одному товару, во-вторых, товар выполняет роль всеобщего эквивалента не в узких рамках местного рынка, а на значительно более широкой территории.

Таким образом, в результате длительного развития товарного производства и обмена возникли деньги.

Что же такое деньги? Деньги — это. товар, который по мере развития товарного производства и обмена выделился как всеобщий эквивалент. Как и все товары, деньги имеют и стоимость и потребительную стоимость. В этом смысле они ничем не отличаются от обычных товаров.

Но самое главное, характерное для денег заключается в том, что они особый товар. Деньги становятся таковыми в силу того, что обмениваются на все товары, служат как бы средством для удовлетворения всех потребностей, приобретают всеобщую потребительную стоимость.

Деньги, как и стоимость товара, выражают собой общественные отношения между людьми в процессе производства и обмена.

10. Какие товары выполняли роль денег?

У отдельных народов роль денег выполняли различные товары. Так, в Древней Греции и в Древнем Риме, у арабских и индийских племен деньгами служил скот. В поэмах Гомера (2700–2800 лет тому назад) упоминается, что оружие Диомеда стоило 10 быков, а медный треножник — награда воину — 12 быков. В Древней Руси деньгами также служил скот. Слово «скот» служило синонимом денег. Казна именовалась «скотницей», а казначей «скотником». «Скотолюбцем» называли человека, одержимого страстью к наживе.

У некоторых народов Африки даже в начале XX в. деньгами служил скот. Известный английский путешественник Ливингстон рассказывал, что зулусы, желая составить представление о богатстве английской королевы, спрашивали, сколько у нее коров.

По-латыни деньги назывались «pecunia», от латинского слова «pecus» — скот. Возникновение слова «капитал» тоже связано со значением скота как денег. Счет скота вели по головам, и слово «капитал» произошло от латинского слова «caput» — голова (множественное число — capita).

В роли денег выступали и предметы роскоши. У первобытных племен на островах Тихого океана и у народов Африки в качестве денег были широко распространены ценные раковины каури. На западном берегу Африки существовала детально разработанная раковинная денежная система. Единицей меры служила нитка в 40 каури. Посредствующим звеном при обмене выступали у племен Центральной Африки слоновая кость, в Древнем Египте — зерно, в Абиссинии и Китае — соль, в Монголии — чай. У многих народов деньгами служили меха и шкуры (у скандинавских народов, у индейцев Северной Америки и др.) — На Руси меха куницы, соболя, белки вплоть до XIV в. употреблялись в качестве денег.

Драгоценные металлы выполняли роль денег с древнейших времен. Еще в древнеегипетском законодательстве, как и в священных книгах Древней Индии и в Библии, содержится упоминание о золотых и серебряных деньгах. В рабовладельческом государстве Шумер в третьем тысячелетии до нашей эры деньгами были медь и серебро. Свыше 3 тыс. лет назад у финикиян деньгами служило золото. А серебряные деньги были широко распространены во втором тысячелетии до нашей эры во многих странах Азии (Китай, Иран, Месопотамия и др.)…

Большой интерес представляет клад серебряных изделий, найденный летом 1966 г. на городище Старая Рязань. Среди прочих предметов XII–XIII вв. обнаружен серебряный брусок — гривна, обращавшийся в те времена в качестве денег. Серебряные слитки в виде палочек или шестигранников для мелких платежей рубили на части. Отсюда, видимо, и пошло название нашей денежной единицы — рубль.

Потребности развития мелкой торговли вызвали необходимость в мелких деньгах. Родиной монет считают древнее государство Лидию, где впервые, предположительно в VII в. до нашей эры, стали их чеканить. Несколько позднее монеты чеканились и в греческом городе Эгина. Первый монетный двор в Древнем Риме был учрежден при храме Юноны-Монеты. Отсюда и термин «монета» (латинское «moneta»). В Киевской Руси уже с X в. нашей эры обращалась собственная монета.

Золото как деньги стало безраздельно господствовать в Западной Европе только с начала XIX в. В России золотая монета чеканилась еще при Петре I, но лишь с 1897 г. была установлена так называемая монометаллическая система денежного обращения, т. е, всеобщим эквивалентом был признан только один металл — золото.

Почему золото вытеснило все остальные товары? Объясняется это тем, что золото имеет свойства, благодаря которым оно наиболее приспособлено к выполнению роли денег. Какие это свойства? Во-первых, большая стоимость в небольшом объеме; во-вторых, качественная однородность — любая часть куска ничем не отличается от целого; в-третьих, делимость — слиток большой стоимости легко можно превратить в разменную монету для многих мелких торговых операций; в-четвертых, хорошая сохраняемость; в-пятых, удобство при перевозках.

В каждой стране обращается своя денежная единица. Газета «Известия» периодически печатает бюллетень иностранной валюты. В нем упоминаются рупии, франки, марки, драхмы, дирхамы, кроны, тугрики, лиры и т. д.

Откуда произошли эти названия? Нет ли связи между наименованиями денежных знаков и историческими условиями возникновения денег? Оказывается, есть.

Деньги, как мы выяснили, представляют собой особый товар, выделившийся в процессе меновых отношений. Для того чтобы играть роль эквивалента, они сами должны иметь стоимость. Поэтому определенное количество золота или серебра могло соответствовать стоимости товара, на который обменивалось это золото или серебро. Видимо, поэтому названия многих монет происходят от названия весов и гирь.

Английский фунт стерлингов означал фунт серебра (libra), поэтому он обозначается буквой «L». Название итальянской лиры тоже происходит от слова «либра» — весовой единицы римлян. У римлян была и серебряная монета денарий, равноценная 10 фунтам меди («денарий» от латинского «по десять»). Динар — золотая монета на средневековом арабском Востоке — получил свое название от видоизмененного римского денария. Драхма — греческая монета — в переводе означает пучок (весовая единица времен Древней Греции). Слово «рубль» (известное с XIII в.), возможно, происходит от слова «обрубок», так как рубль как денежная единица был частью слитка серебра весом в 7 г фунта. Половина ее называлась полтиной, а четверть — четвертаком. Медь дешевле серебра. Поэтому медная монета достоинством в 1 руб., выпущенная в период царствования Екатерины I, весила 1 кг 640 г.

Название «доллар» происходит от талера — большой серебряной монеты, имевшей хождение на рынках Голландии, Венгрии, Германии. А само слово «талер» — сокращенное название рудников в Чехии — loachimsthaler, где добывалось в XVI в. сырье для денежного материала.

11. Каковы функции денег в товарном хозяйстве?

Главное назначение денег — быть всеобщим эквивалентом, мерой стоимости всех остальных товаров. Эту функцию деньги выполняют только потому, что сами имеют стоимость. По аналогии можно сказать: вес того или иного предмета измеряют с помощью гирь потому, что гири сами обладают весом. В деньгах воплощен общественный труд, именно поэтому они могут измерять общественный труд, овеществленный в тех или иных товарах.

Деньги выполняют функцию меры стоимости идеально. Чтобы оценить товар, не обязательно иметь в руках соответствующее количество золота. Для этого достаточно мысленно приравнять стоимость золота к стоимости данного товара. Другими словами, на производство данного товара и соответствующего количества золота требуется одинаковое общественно необходимое рабочее время.

Можно ли сказать, что цена товара зависит только от его стоимости? Нет, не совсем. Конечно, чем выше стоимость товара, тем выше его цена, и наоборот. Но цена товара находится в обратной зависимости от стоимости золота. С повышением стоимости золота цена товара понижается, падает.

Цены товаров должны быть выражены в одинаковых единицах, т. е. должны быть сведены к одному масштабу, иначе невозможно их сравнивать. За единицу измерения принимают определенное количество денежного металла. Весовое количество металла, например золота, принятое в данной стране за денежную единицу, называется масштабом цен. Этой денежной единицей можно измерять цены товаров.

Так, в США денежной единицей служит доллар, который содержал до декабря 1971 г. 0,888671 г чистого золота. Золотое содержание советского рубля равно 0,987412 г чистого золота.

Итак, деньги выполнили свою важнейшую функцию — выразили стоимость товара, которая, будучи выражена в деньгах; является ценой. А цены — это «влюбленные взоры, бросаемые товарами на деньги», как образно говорил К. Маркс.

Но может ли удовлетворить товаровладельцев эта платоническая любовь к деньгам? Бесспорно, для них очень важно знать цену своих товаров. Однако это им нужно не ради самого знания, а для того, чтобы совершить куплю-продажу товаров.

С появлением денег обмен товаров существенно изменяется. Раньше один товар непосредственно обменивался на другой товар. Теперь же сначала происходит продажа товара на деньги, а затем на вырученные деньги покупается другой товар. Такой обмен, в котором — посредствующим звеном служат деньги, называется обращением товаров, а деньги при этом выполняют функцию средства обращения.

Есть существенные различия между деньгами, выполняющими функции меры стоимости и средства обращения. Во-первых, можно мысленно определить цену товара и даже неограниченного количества товаров, не имея ни гроша в кармане, а купить их, не имея наличных денег, нельзя. Конечно, деньги можно взять в долг. Но рано или поздно этот долг придется отдать реальными, а не воображаемыми деньгами. Во-вторых, определить стоимость товара можно только полноценными деньгами, т. е. такими, которые сами имеют стоимость. А вот для того, чтобы быть посредником в обращении товаров, деньгам совершенно необязательно иметь такую же стоимость, как и обмениваемый товар. Почему? Потому, что при купле-продаже, когда деньги играют роль посредника, ни покупателя, ни продавца товара не интересуют деньги сами по себе. В обращении товаров деньги должны засвидетельствовать соответствующую цену товара, и только. Об этом говорит и практика товарного обращения. Так, в результате длительного использования монеты стираются и теряют в весе. Стало быть, их стоимость уменьшается. Несмотря на это, они успешно выполняют роль посредника в обращении товаров. Кроме того, многие неполноценные деньги (серебряные и медные монеты) также вполне успешно справляются с функцией средства обращения. Эта особенность денег создает возможность использования в процессе обращения бумажных денег.

Они стоимости не имеют, поэтому не могут выполнять функции меры стоимости товаров. Бумажные деньги представляют собой лишь знак стоимости и заменяют полноценные деньги в роли средства обращения. Они имеют принудительный курс, который устанавливается каждым государством в пределах своих границ.

Знаки стоимости с принудительным курсом выпускались еще в XII в. в Китае. Кожи и меха, служившие в Древней Руси деньгами, заменялись мелкими кусочками штемпелеванной кожи. В капиталистических странах бумажные деньги появились в XVII–XVIII вв. В Европе первые бумажные деньги были выпущены во Франции в 1716 г., а в России они появились при Екатерине II в 1769 г.

С развитием товарного производства возникает функция денег как средства накопления.

Некоторый резерв-денег необходим для того, чтобы изготовление товаров не приостанавливалось. У товаропроизводителя нередко возникают трудности со сбытом товаров. А производство новых товаров требует сырья и других материалов. Где их взять? Конечно, надо купить у других товаровладельцев. Но если изготовленные изделия не проданы и денег в наличии нет, неизбежны перерывы в производстве. Что остается делать в этом случае? Залезать в долги, а в худшем случае продать мастерскую и наняться на работу к другому, богатому владельцу.

Так может случиться с каждым простым товаропроизводителем. Во избежание этого приходится продавать, не покупая, чтобы потом покупать, не продавая. Кроме того, чтобы расширить производство, также необходимо часть денег откладывать, копить. В этом случае деньги выступают в функции средства накопления. При этом деньги должны быть полноценными и, разумеется, не в воображении, а в наличии.

Деньги способствуют развитию товарного производства, выполняя функцию средств платежа. Технология* изготовления товаров различна: одни требуют длительного времени, другие создаются быстро. Кроме того, производство многих товаров, например сельскохозяйственных, носит сезонный характер. Поэтому возможны случаи несовпадения времени изготовления и продажи товаров. Например, крестьянину нужны некоторые товары производственного назначения весной или летом, а зерно еще не созрело, и продавать нечего. Приходится покупать товары в кредит, т. е. с отсрочкой платежа. Продавец товара — кредитор, покупатель — должник. Для перехода товара от продавца к покупателю денег не требуется. Они заменяются векселем, т. е. долговым обязательством. Деньги выполняют функцию средства платежа также при выдаче заработной платы, уплате налогов и т. д.

Капитализму свойственна широко развитая мировая торговля. Поэтому деньги обслуживают и различные формы внешнеторговых связей на мировом рынке и в международном платежном обороте между странами. Функцию мировых денег может выполнять только золото. При этом оно принимается по весу, с учетом содержания (пробы) металла.

Мировые деньги применяются как: 1) всеобщее средство платежа, когда погашаются долговые обязательства; 2) всеобщее покупательное средство, когда приходится платить золотом за купленные товары. Мировые деньги являются также всеобщим воплощением общественного богатства.

Таковы вкратце основные функции денег в товарном производстве.

12. Что такое закон стоимости?

Закон стоимости является экономическим законом, возникновение и действие которого неразрывно связаны с товарным производством. Как и любой экономический закон, он носит объективный характер, и его требования независимы от воли и сознания людей. Согласно требованиям закона стоимости, производство и обмен товаров осуществляются в соответствии с общественно необходимыми затратами труда.

Действие закона стоимости проявляется через механизм цен. Стоимость как бы управляет движением цен. С повышением стоимости товара повышается и его цена. Если же стоимость товара уменьшается, то снижается и его цена.

Цена любого товара определяется стоимостью его производства и стоимостью золота. Если 30 м ткани содержат такое же количество общественно необходимого труда, что и 1 г золота, то это количество золота будет ценой 30 м ткани. Если же производительность труда в текстильной промышленности повысится в 3 раза, то при неизменной цене золота цена ткани понизится в 3 раза и за 1 г золота можно будет купить 90 м ткани.

Следует учесть, что на величину цены товара огромное влияние оказывают спрос и предложение товаров. Если потребность в товаре велика, а производится его мало, то товар будет продаваться по цене, превышающей стоимость. И наоборот, при недостаточном спросе на товар цена может упасть ниже стоимости.

Но значит ли это, что отклонения цен товаров от их стоимости нарушают закон стоимости? Нет, не значит. В условиях, когда продукты производятся частными товаропроизводителями, закон стоимости не может проявляться иначе, как через колебания цен. Стоимость товаров и является той осью, вокруг которой колеблются цены товаров. За продолжительный период производства какого-либо товара цена его в среднем совпадает со стоимостью.

Каковы же функции закона стоимости?

Во-первых, закон стоимости выступает как регулятор производства и обмена товаров. Известно, что в любом обществе требуется учет и распределение общественного труда по различным отраслям производства в соответствии с общественными потребностями.

В условиях товарного хозяйства, основанного на частной собственности, товаропроизводитель, как правило, заранее не знает, сколько требуется того или иного товара, где, в какой отрасли производства избыток их, а где их не хватает. Все это становится известным только после того, как товары уже произведены и предъявлены на рынок для продажи.

Как же удовлетворяются общественные интересы развития той или иной отрасли производства? Какая сила заставляет товаропроизводителей, изготовляющих товары в своих сугубо частных интересах, удовлетворять общественные интересы?

Такой силой, действующей стихийно, за спиной товаропроизводителей, является закон стоимости.

Покажем это на примере. Предположим, что в обществе произведено слишком много обуви и недостаточно тканей. Поскольку в этом случае цены на обувь окажутся ниже стоимости, сапожники не смогут возместить затраты своего труда. Производство же тканей станет выгодным, так как цены на них превысят стоимость. Но такое положение не может продолжаться бесконечно. Постепенно убыточные отрасли производства будут сокращаться, и соответственно этому цены на определенные товары (в нашем примере на обувь) начнут повышаться, а производство в выгодных отраслях будет расширяться, что неизбежно приведет к постепенному падению цен (в нашем примере на ткани). Таким образом, на основе действия закона стоимости будет осуществляться перераспределение общественного труда.

Но никому из товаропроизводителей не известно, сколько точно требуется обуви. Вот почему производство ее будет увеличиваться, и однажды товаропроизводители обнаружат, что обуви на рынке значительно больше, чем нужно для общества. Тогда непременно произойдет новое падение цен и т. д.

Таково же положение в любой отрасли производства.

Как видим, в условиях анархии производства и ожесточенной конкурентной борьбы производство и обмен товаров определяются не случайными, а вполне закономерными процессами. Хотя товаропроизводители стремятся получать выгоду только для себя, в конце концов их действия, хотя и не прямо, а косвенно, приводят к удовлетворению общественной потребности. Происходит так потому, что и производство и обмен товаров осуществляются на основе общественно-необходимых затрат труда. В этом находит объективное выражение действие закона стоимости. Именно в силу этого товаропроизводители изготовляют те товары, в которых нуждается общество.

Во-вторых, закон стоимости является двигателем стихийного развития производительных сил в товарном хозяйстве. Известно, что индивидуальные затраты труда у разных товаропроизводителей неодинаковы. Выигрывают те, у кого более совершенная техника, более высокий уровень организации производства, обеспечивающие меньшую индивидуальную стоимость товара. Покажем это на примере. Допустим, что в обществе имеется три группы производителей обуви.

Индивидуальная стоимость пары обуви у первой группы, применяющей усовершенствованную технику, 6 долл., у второй — 8 долл., а у третьей — 10 долл. Общественная стоимость, допустим, равна 8 долл. Первая группа получит добавочный доход — 2 долл. на каждой паре обуви, а третья столько же потеряет. Первая группа, имея большие преимущества перед другими, в состоянии увеличивать размеры производства. Значит, общественная стоимость пары обуви может снизиться до 6 долл. В таком случае товаропроизводители второй и третьей групп или полностью разорятся, или вынуждены будут вводить усовершенствованную технику. Этот процесс совершается непрерывно. Таким образом, действие закона стоимости приводит к стихийному развитию производительных сил товарного производства, совершенствованию производства.

Означает ли это, что закон стоимости как регулятор товарного производства, как двигатель производительных сил вносит в хозяйственную жизнь общества* основанного на частной собственности, порядок, планомерность?

Нет, не означает. В условиях господства частной собственности, анархии производства и конкурентной борьбы воздействие закона стоимости проявляется в другом: колебания цен свидетельствуют о том, что одних товаров произведено больше, чем требуют интересы общества, других — меньше. Это заставляет товаропроизводителей сокращать или расширять производство, чтобы восстановить нарушенное равновесие.

Но это равновесие достигается лишь на непродолжительное время и неизбежно нарушается.

В-третьих, закон стоимости оказывает решающее влияние на развитие капиталистических производственных отношений. В конкурентной борьбе выигрывают товаропроизводители, у которых более низкая индивидуальная стоимость товара, и проигрывают те, у которых индивидуальные затраты оказались выше общественной стоимости. Они разоряются, лишаются средств производства. Таким образом, под влиянием закона стоимости рождаются и развиваются капиталистические производственные отношения.

Воздействие закона стоимости проявляется, с одной стороны, в том, что стихийный рост товарно-денежных отношений приводит к постепенному разрушению натурального хозяйства, превращая его в товарно-денежное; с другой стороны, совершается глубокий социальный процесс расслоения товаропроизводителей, и простое товарное хозяйство начинает превращаться в капиталистическое.

В. И. Ленин в своих трудах «Развитие капитализма в России», «По поводу так называемого вопроса о рынках», «Кустарная перепись 1894/95 года в Пермской губернии и общие вопросы „кустарной“ промышленности» и др. на огромном фактическом материале показал, как под воздействием закона стоимости натуральное крестьянское хозяйство России постепенно разлагалось, превращаясь в товарно-денежное, как из крепких зажиточных крестьян вырастали купцы, мелкие и крупные фабриканты и заводчики, а подавляющее большинство крестьян беднело, разорялось и было вынуждено искать заработка на стороне, у тех же богатых крестьян или на фабриках и заводах в городе.

Опираясь на учение Маркса о товарном производстве и законе стоимости, В. И. Ленин обосновал теоретическое положение, имеющее исключительно большое значение. Многочисленные данные о развитии крестьянского хозяйства и различных кустарных промыслов убедительно подтверждают, что «мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе».

Социальный процесс расслоения мелких товаропроизводителей характерен для любой страны, где широко развито товарное производство, основанное на частной собственности на средства производства.

13. Чем отличается простое товарное обращение от обмена в условиях капитализма?

В простом товарном хозяйстве обмен осуществляется в интересах удовлетворения личных потребностей самого товаропроизводителя: товар продается для того, чтобы купить другой товар. Значит, деньги служат лишь средством обращения. Поэтому товарное обращение выражается следующей формулой:

Т — Д — Т (товар — деньги — товар).

В условиях капиталистического производства характер обмена меняется коренным образом. Владелец, например, текстильной фабрики, имея деньги, покупает товары — машины, сырье (хлопок или шерсть), топливо, нанимает рабочих. Готовый товар — ткань — капиталист продает, но не для того, чтобы обменять его на какой-нибудь товар, как это делает крестьянин или ремесленник. Капиталист продает товар, чтобы выручить деньги. Но эти деньги нужны ему для возобновления производства товаров, в данном случае ткани. Получив готовую продукцию, капиталист вновь пускает ее в продажу, опять-таки ради получения денег. И так изо дня в день, из года в год повторяется этот процесс движения денег и товаров. Весь этот оборот денег можно выразить следующей формулой:

Д — Т — Д (деньги — товар — деньги).

Итак, мы имеем дело с двумя формами движения товаров и денег:

Т — Д — Т и Д — Т — Д.

Есть ли между ними какое-либо сходство? Безусловно есть.

Во-первых, товар и деньги противостоят друг другу в любой из этих двух фаз (Т — Д — продажа и Д — Т — покупка). Во-вторых, обе фазы выражают экономическую связь людей как продавцов и покупателей.

Но между этими двумя формами движения товаров и денег имеются и существенные различия, Характеристика которых дает возможность правильно подойти к ответу об источниках доходов капиталистов.

В простом товарном хозяйстве сначала совершается продажа товара, а затем уже процесс купли, а в условиях капиталистического производства товар покупается с целью продажи. Значит, в первом случае обращение начинается и заканчивается товаром (Т — Д — Т), а во втором — деньгами (Д — Т — Д).

Кроме того, в первом и во втором случаях преследуются совершенно различные цели. Крестьянин или ремесленник продает свой товар для того, чтобы купить другой товар, который необходим для удовлетворения его личных потребностей. Товар, проданный сапожником (например, туфли, изготовленные самим товаропроизводителем), и товар, купленный им же (например, зерно, произведенное крестьянином), экономически однородны: это продукты частных обособленных товаропроизводителей, они равны по стоимости, что дает возможность обменивать их друг на друга. Но эти товары, как потребительные стоимости, различны (туфли и зерно). Это служит условием обмена их, так как сапожника интересует именно потребительная стоимость зерна. Таким образом, конечной целью товарного обращения (Т — Д — Т) служит потребление, удовлетворение товаропроизводителями своих личных потребностей.

Иная цель у капиталиста. Он покупает товар ради продажи, его интересует не потребительная стоимость, а стоимость товара. В формуле Д — Т — Д оба крайних элемента — деньги — также однородны, между ними нет никаких качественных отличий: деньги есть деньги как воплощение абстрактного труда товаропроизводителей, как выражение стоимости товара. В деньгах, как известно, полностью исчезает различие потребительных стоимостей товара. Но различие между этими крайними элементами должно существовать, иначе обмен бессмыслен. Нельзя же представить себе, что капиталист, имея 1000 долл., покупает товар и продает его за те же 1000 долл. Различие между Д-первым и Д-вторым есть, но это различие может быть только количественным. Значит, капиталист покупает товар для того, чтобы после продажи его получить несколько большую сумму денег. Предположим, что он пустил в оборот 1000 долл., купил какой-то товар и, продав его, выручил не только свои 1000 долл., но и прибавил к ним еще 100. Его капитал в 1000 долл. увеличился на 100 долл. Вот эти 100 долл. Маркс назвал прибавочной стоимостью.

Поэтому мы должны сделать поправку в нашу формулу Д — Т — Д. Поскольку второе Д не равно по количеству первому, то выразим эту формулу следующим образом: Д — Т — Д' где Д' = Д + д. Первоначальная стоимость (предположим, 1000 долл.), авансированная капиталистом, увеличивается, как бы самовозрастает (1000 + 100). Значит, деньги (т. е. стоимость) в процессе обращения Д — Т — Д' увеличиваются, самовозрастают, превращаются в капитал. Таким образом, капитал можно охарактеризовать как стоимость, приносящую прибавочную стоимость. Это — самое общее, далеко не полное определение капитала.

Капитал, как показывает история общества, прежде всего выступает в форме денег. Таковыми были купеческий и ростовщический капиталы. Но деньги как деньги и деньги как капитал существенно отличны друг от друга.

Деньги в формуле Т — Д — Т (товар — деньги — товар) лишь средство обмена. Но формула Д — Т — Д' (деньги — товар — деньги) уже характеризует превращение денег в капитал. Деньги как капитал служат не только для обмена; в условиях капитализма они подчинены и цели умножения стоимости. Может показаться, что покупать для того, чтобы дороже продать, — цель, присущая только купеческому капиталу. Но на самом деле у владельца промышленного предприятия капитал также обращается по формуле Д — Т — Д'. Например, фабрикант покупает на рынке различные товары — машины, сырье и др.; товары, произведенные на его фабрике, также продаются на рынке. Авансированные деньги он возвращает с приростом. Поэтому Маркс назвал формулу Д — Т — Д' всеобщей формулой капитала.

14. Может ли обмен товаров служить источником доходов капиталистов?

На первый взгляд может показаться, что самовозрастание стоимости происходит в процессе обмена товаров, который и является источником доходов, прибыли капиталистов. Купил товар за одну цену, а продал дороже: вот и получилось приращение стоимости!

Такое предположение, хотя и может показаться на первый взгляд правильным, на самом деле глубоко ошибочно.

Если исходить из того, что обмениваются равные по величине стоимости-эквиваленты (а в этом, как нам известно, заключается требование закона стоимости), то никакого прироста стоимости не может получиться. Ведь при обмене одна и та же стоимость, или, другими словами, одно и то же количество овеществленного общественно необходимого труда в форме товара (например, пара туфель), обменивается сперва на деньги (предположим, на 5 долл.), а затем на эти же 5 долл. тот же товаропроизводитель — владелец туфель — покупает соответствующее количество зерна, скажем 50 кг. Поскольку пара туфель, 50 кг зерна и 5 долл. эквивалентны, равны по стоимости, постольку в самом акте обмена, купли-продажи не может возникнуть новой стоимости. Обмен эквивалентов исключает возможность образования прибавочной стоимости в обращении.

Может быть, прибавочная стоимость возникает в силу того, что на рынке происходит неэквивалентный обмен? Допустим, что капиталисты продают все товары выше стоимости примерно на 10–15%. Может ли это быть источником прибавочной стоимости? Конечно, нет. Дело в том, что капиталисты не могут только продавать. Одни товары они покупают, например машины, топливо, сырье и т. д., а другие продают — ткани, одежду, обувь, оборудование, строительные материалы, машины и т. д.

Следовательно, один и тот же капиталист, продавая товар выше стоимости, выиграет 10–15%, а покупая выше стоимости, проиграет те же 10–15%. Такой же результат получится, если предположить, что капиталисты покупают товары ниже стоимости. В этом случае, покупая, они выигрывают, а продавая, проигрывают.

Как видим, во всех случаях, когда товары продаются выше или ниже стоимости, акт обмена не может увеличить стоимость, не может создать прибавочную стоимость. «Как ни вертись, — пишет К. Маркс, — а факт остается фактом: если обмениваются эквиваленты, то не возникает никакой прибавочной стоимости, и если обмениваются неэквиваленты, тоже не возникает никакой прибавочной стоимости. Обращение, или товарообмен, не создает никакой стоимости».

Известно, что обмен денег на товар и товара на деньги совершается на основе закона стоимости. Но прирост стоимости в обращении Д — Т — Д' создает впечатление, что эта формула противоречит закону стоимости, требованию обмена эквивалентов. В этом выражается первое противоречие всеобщей формулы капитала.

Мы уже выяснили, что сам процесс обращения не может служить источником прироста стоимости. Может быть, прибавочная стоимость возникает без акта купли-продажи? Но достаточно проанализировать составные части формулы Д — Т — Д' чтобы убедиться в. ошибочности такого предположения. Без сферы обращения невозможно найти источник прибавочной стоимости.

Таким образом, мы пришли к двум прямо противоположным выводам: прибавочная стоимость не может создаваться в процессе обмена, но она не может возникнуть и вне акта купли-продажи. Один вывод исключает другой: если прибавочная стоимость не может создаваться в процессе обращения, значит, она возникает вне его; если стоимость не может возрастать вне обмена, значит, она прибавляется в самом акте обмена. В этом выражается второе противоречие всеобщей формулы капитала Д — Т — Д'.

Суть возникшей проблемы Маркс формулирует так: «…капитал не может возникнуть из обращения и так же не может возникнуть вне обращения. Он должен возникнуть в обращении и в то же время не в обращении».

Требовалось объяснить, каким образом владелец денег, покупая и продавая товары по их стоимости, получает больше стоимости, чем затратил первоначально. Источник прибавочной стоимости надо было найти, опираясь на законы товарного мира, предполагая, что акт купли-продажи есть обмен эквивалентов, т. е. равных стоимостей. Маркс теоретически доказал, что образование прибавочной стоимости не нарушает закона стоимости и что только правильное понимание закона товарного обращения дает возможность выявить источник прибавочной стоимости.

Во всеобщей формуле капитала Д — Т — Д' мы имеем дело с деньгами и товарами. Прибавочная стоимость может возникнуть только благодаря свойствам или денег, или товара. Могут ли деньги увеличиваться, самовозрастать сами по себе? Конечно, нет. Мы знаем, что деньги как средство обращения и платежа могут лишь реализовать ту стоимость, которая имеется в товарах.

Может быть, источник прибавочной стоимости кроется в товаре? Известно, что товар имеет стоимость и потребительную стоимость. При продаже или покупке товара его стоимость равна стоимости, выраженной в деньгах. Величина стоимости при этом остается неизменной. Поэтому стоимость товара не может служить разгадкой тайны происхождения прибавочной стоимости.

Остается предположить, что потребительная стоимость товара и есть причина, источник возрастания стоимости, создания прибавочной стоимости. Но речь идет о товаре особого рода.

Все буржуазные экономисты безуспешно пытались разгадать тайну происхождения прибавочной стоимости. И только Марксу впервые удалось научно решить эту проблему. Он открыл существование такого товара на капиталистическом рынке, потребление которого есть процесс создания новой стоимости. Называется этот товар «рабочая сила».

15. Что такое рабочая сила?

Для того чтобы выполнять определенную работу, человек должен обладать физическими и духовными способностями. Рабочая сила представляет собой совокупность физических и духовных способностей человека, которые используются им в процессе производства материальных благ.

Богатство любого общества создается трудом людей, благодаря функционированию рабочей силы. Но лишь в условиях капитализма способность к труду становится товаром, предметом купли-продажи. В силу каких обстоятельств? Обратимся к истории.

Раб не мог распоряжаться самим собой, так как был собственностью рабовладельца. Таково же по существу положение крепостного крестьянина. Он был зависим от владельца земли — феодала и не имел права полностью распоряжаться своей рабочей силой. Может ли человек продавать то, что не принадлежит ему? Ясно, что нет. Тот, кто хочет продать свою рабочую силу, должен быть юридически свободным человеком. Но достаточно ли этого условия, чтобы рабочая сила стала товаром?

Нет. И вот почему. Мелкий крестьянин или ремесленник работают сами на себя — производят зерно, мясо, одежду, обувь и т. д. Продают они не рабочую силу, а продукты своего труда.

В каком случае крестьянин или кустарь стал бы продавать не продукты своего труда, а свою рабочую силу? Только в том случае, если он не имеет возможности работать у себя дома, с помощью своих средств производства. Крестьянин или кустарь превращается в рабочего, пролетария тогда, когда лишается собственных средств производства. Рабочая сила в этих условиях может быть применена лишь в том случае, когда она продана владельцу средств производства — капиталисту.

Рабочий продает свою рабочую силу по своей собственной воле, так как он полноправный владелец ее. В капиталистическом мире нет законов, обязывающих рабочих наниматься к фабриканту. Но в то же время пролетарий не может не продавать свою рабочую силу, так как у него нет других средств существования.

Значит, для того чтобы рабочая сила стала товаром, необходимы два условия: во-первых, личная свобода пролетария; во-вторых, отсутствие средств производства у мелкого товаропроизводителя, превращение его в пролетария. Тем самым создается необходимость продажи рабочей силы. Превращение рабочей силы в товар знаменует собой начало возникновения новой исторической эпохи — эпохи капитализма.

Но если рабочая сила — товар, то она, как и всякий товар, должна иметь и стоимость и потребительную стоимость. Как определяется стоимость рабочей силы? Известно, что стоимость любого товара определяется количеством общественно необходимого рабочего времени на производство и воспроизводство его. Но рабочая сила не обычный товар. Она, как мы уже говорили, есть совокупность физических и духовных способностей человека. Если обычные товары (обувь, ткань и т. п.) создаются на заводах и фабриках, то производство рабочей силы неразрывно связано с воспроизводством человека — живого носителя рабочей силы. И физические и духовные способности, без которых невозможен труд, неотделимы от человека. Человек в процессе труда расходует свою рабочую силу, и для того, чтобы иметь возможность ежедневно работать, он должен изо дня в день восстанавливать свои физические и духовные способности.

Потребляя различные необходимые для жизни материальные блага, удовлетворяя свой духовные потребности, рабочий восстанавливает свою рабочую силу, затраченную в процессе труда, и, таким образом, получает возможность снова работать. Вот почему можно сказать, что стоимость товара рабочая сила есть по существу стоимость тех средств существования, которые нужны для жизнедеятельности носителя рабочей силы — человека, в данном случае рабочего, который продает капиталисту свою способность к труду.

Какие же средства существования необходимы для поддержания, восстановления и постоянного воспроизводства рабочей силы? Другими словами, что включается в стоимость рабочей силы? Во-первых, стоимость средств, необходимых для удовлетворения физических потребностей рабочего. Речь идет о пище, одежде, жилище и т. п. Во-вторых, стоимость средств, нужных для того, чтобы удовлетворять духовные потребности рабочего. Как говорится, не единым хлебом жив человек. Рабочие читают газеты, книги, посещают кино, спортивные состязания и т. д. В-третьих, стоимость средств обучения рабочего. Для того чтобы управлять машинами и механизмами, требуется какой-то минимум технических знаний. Вот почему стоимость производственного обучения включается в стоимость рабочей силы. В-четвертых, стоимость средств, необходимых для содержания семьи. Капиталистическое производство не может осуществляться бесперебойно, если ряды рабочего класса не будут постоянно пополняться. Поэтому в стоимость рабочей силы неизбежно включаются затраты на содержание семьи, воспитание и обучение детей.

На объем и состав потребностей рабочего большое влияние оказывают исторические и национальные особенности развития той или иной страны. Велико различие между стоимостью рабочей силы в Англии, которая длительное время занимала монопольное положение в капиталистическом мире, и стоимостью рабочей силы в экономически отсталых странах, где крайне низок жизненный уровень народа. Различия в стоимости рабочей силы могут быть обусловлены также климатическими условиями. Например, на севере, в условиях сурового, холодного климата человеку требуется более теплая одежда, более калорийное питание, лучше отапливаемое жилище и т. д.

Следует помнить, что потребности человека зависят и от многих других условий. К ним относятся национальные обычаи, традиции, существующие в той или иной стране, у тех или иных народов.

С развитием человеческого общества потребности человека расширяются, изменяются. Например, потребности французского, английского и немецкого рабочего в наше время далеко не те, что были, предположим, в XVIII в. Круг потребностей человека значительно расширился. Взять хотя бы такие предметы домашнего обихода, как транзисторы, радиоприемники, телевизоры, холодильники и т. п, о которых человек не имел представления не только в XVIII, но и в XIX в.

Но как бы разнообразны ни были условия, определяющие необходимые средства существования человека, и как бы быстро они ни изменялись, тем не менее для определенной страны и для конкретного периода стоимость рабочей силы — величина более или менее постоянная.

Ошибочно было бы предполагать, что рабочий класс всегда получает в виде заработной платы всю сумму стоимости рабочей силы. В жизни дело обстоит значительно сложнее. Рабочая сила в условиях капитализма — товар, и цена его всегда подвержена колебаниям. Как правило, капиталисты покупают рабочую силу по цене значительно меньшей, чем стоимость. Нельзя забывать, что рабочая сила — особый товар. Этот товар нельзя положить на хранение и дожидаться, пока цены поднимутся. Рабочий, не имеющий никаких других средств для существования, кроме продажи рабочей силы, часто вынужден соглашаться и на такую цену, которая не покрывает расходы, необходимые для нормального удовлетворения его потребностей.

Существует, однако, низшая граница стоимости рабочей силы, это стоимость физически необходимых жизненных средств, без потребления которых человек не может существовать и трудиться.

Рабочая сила, как и любой другой товар, обладает кроме стоимости и потребительной стоимостью. В чем же она выражается?

Потребительная стоимость многих товаров обнаруживается сразу. Например, ботинки нужны для того, чтобы удовлетворить потребности в обуви. Потребительная стоимость обуви реализуется в процессе ее носки. В чем же выражается потребление рабочей силы? В труде. Труд и есть процесс расходования рабочей силы. Но тут обнаруживается особенность товара рабочая сила. Хлеб, ткань, обувь и прочие товары в процессе потребления исчезают, уничтожаются, а рабочая сила в процессе труда не только сохраняется, но и создает новые товары.

В этом заключается особенность товара рабочая сила. Важнейшее качество этого товара состоит в том, что в процессе потребления он создает стоимость большую, чем сам того стоит.

Стоимость рабочей силы, как мы выяснили, равна стоимости средств существования рабочего — стоимости пищи, одежды, жилища и т. д. Предположим, что стоимость средств дневного существования рабочего можно создать за 4 часа труда. Капиталист купил рабочую силу. Тем самым он получил право распоряжаться ее потребительной стоимостью. Поэтому капиталист может заставить рабочего работать не 4 часа, а больше, например 6, 7, 8, 10 часов. Но рабочий за первые 4 часа работы уже создал стоимость, равную стоимости его рабочей силы. А за каждый следующий час работы тоже создается стоимость. Вот эта прибавка, этот излишек стоимости, создаваемый трудом рабочего сверх стоимости его рабочей силы, и есть прибавочная стоимость. Способность создавать прибавочную стоимость является потребительной стоимостью товара рабочая сила. Она-то и интересует капиталиста. Если бы рабочая сила не имела этой способности, капиталист не стал бы ее покупать.

Открыв различие между стоимостью рабочей силы и той стоимостью, которая создается трудом рабочего, Маркс разгадал тайну возникновения прибавочной стоимости, научно, неопровержимо доказал, за счет чего живет и обогащается класс капиталистов. Источником прибавочной стоимости является труд рабочих, результаты которого безвозмездно присваиваются капиталистами.

Теперь становится ясным, как в условиях капиталистического способа производства разрешаются противоречия всеобщей формулы капитала. Прибавочная стоимость не может возникнуть без обращения, так как не где-нибудь, а на рынке происходит покупка капиталистом рабочей силы, совершается акт купли-продажи — Д — Т.

Но, с другой стороны, прибавочная стоимость создается не в процессе обращения, а в сфере производства, так как пролетарий своим трудом создает сверх стоимости своей рабочей силы еще и прибавочную стоимость. Капиталист, продав товары, произведенные рабочими на его фабрике, реализует эту прибавочную стоимость и тем самым получает большую сумму денег — Д + д или Д'.

Теперь мы подошли к вопросу о том, как создается прибавочная стоимость.

16. Как создается прибавочная стоимость?

Итак, совершена купля-продажа: рабочий «свободно», по своей воле, продал свою рабочую силу, капиталист на рынке труда купил этот товар, с тем чтобы в процессе потребления его получить прибавочную стоимость.

Акт купли-продажи рабочей силы создает искаженное представление о взаимоотношениях двух основных классов буржуазного общества: капиталистов и рабочих. На рынке все совершается в соответствии с требованиями закона стоимости. Создается впечатление полного равенства товаровладельцев: капиталиста — как владельца денег и рабочего — как владельца рабочей силы. Опираясь на это, буржуазия и ее ученые защитники пытаются доказать, что нет и не может быть никаких противоречий между капиталистами и рабочими.

Однако взаимоотношения этих «равноправных» товаровладельцев не заканчиваются на рынке, а лишь начинаются там.

Вот как описывает Карл Маркс их поведение после того, как они покинули рынок: «Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить».

Почему же так нетерпелив капиталист? Потому, что, получив в свое полное распоряжение рабочую силу, он стремится извлечь прибавочную стоимость как можно скорее и как можно больше. Как это происходит? Чтобы уяснить процесс создания рабочими прибавочной стоимости, приведем следующий пример.

Капиталист, владелец обувной фабрики, с целью увеличить свой капитал приобретает сырье и другие материалы и, конечно, нанимает рабочих, без труда которых машины не могут прийти в движение и сырье не превратится в готовый продукт. Вновь произведенный товар он продает, а на вырученные деньги опять покупает сырье и материалы, оплачивает рабочую силу. Возьмем следующие условные расчеты: 1) каждый рабочий за 4 часа производит 10 пар ботинок; 2) расход сырья, вспомогательных материалов, износ машин, здания и т. д. в расчете на эти 10 пар составляет 30 долл.; 3) дневная стоимость рабочей силы равна 8 долл.; 4) за каждый час своего труда рабочий создает стоимость, равную в денежном выражении 2 долл. Сколько будут стоить 10 пар обуви, созданных рабочим за 4 часа работы?

Во-первых, сюда войдут стоимость сырья и других материалов, а также амортизация машин, инструментов и т. д. — 30 долл., во-вторых, новая стоимость, созданная трудом рабочего в течение 4 часов, составляющая 8 долл.; значит, стоимость 10 пар обуви выразится в сумме 38 долл.

Теперь подсчитаем, во что обошлись фабриканту эти 10 пар обуви. На средства производства ушло 30 долл., дневная стоимость рабочей силы составляет 8 долл. Итого — 38 долл., т. е. ровно столько, сколько фабрикант выручил за вновь произведенную продукцию.

Удовлетворит ли предпринимателя такой результат? Конечно, нет. Он для того купил рабочую силу и средства производства, чтобы получить излишек, прибавку к затраченной им стоимости. Может ли капиталист достичь увеличения стоимости? Да, может. Но как? Путь один: заставить функционировать купленную рабочую силу сверх 4 часов. Ведь стоимость сырья и других средств производства сама по себе не увеличивается, она лишь переносится живым трудом рабочего на новый продукт (в нашем примере на обувь). Другое дело — рабочая сила. Капиталист купил ее у рабочего за 8 долл., что равно дневной стоимости ее. Другими словами, за 8 долл. рабочий может полностью восстановить свою рабочую силу. Согласно условиям нашего примера, на это потребовалось 4 часа рабочего времени.

Но фабрикант заставляет рабочего трудиться не 4 часа, а значительно больше, предположим 8 часов. Как будет тогда выглядеть результат производства? При 8-часовом рабочем дне будет произведено 20 пар обуви. Какова будет стоимость готового продукта? Она будет равна 60 долл., израсходованным на средства производства, плюс новой стоимости, созданной трудом рабочего за 8 часов, равной 16 долл. Итого — 76 долл. Подсчитаем расходы предпринимателя: 60 долл. на средства производства и 8 долл. на оплату дневной стоимости рабочей силы. Итого — 68 долл. Таким образом, затратив 68 долл., фабрикант получил 76 долл. 8 долл. и есть прибавочная стоимость, созданная трудом рабочего. Рабочий за 8 часов создал стоимость в 16 долл., а для воспроизводства стоимости своей рабочей силы ему достаточно было работать только 4 часа.

В. И. Ленин приводит следующие фактические данные, очень хорошо показывающие, кто создает прибавочную стоимость и кто ее присваивает. В 1908 г. в капиталистической промышленности царской России работало 2 253 787 рабочих. За год рабочие получили 555,7 млн. руб., т. е. в среднем по 246 руб. на каждого. Общая сумма производства составила 4651 млн. руб., а все расходы капиталистов — 4082 млн. рублей. Значит, промышленники положили себе в карман 568,7 млн. руб. Следовательно, каждый рабочий за год создал новую стоимость, равную 498 руб.(246 + 252), но больше половины этой стоимости безвозмездно присвоили капиталисты. Приводя эти расчеты, В. И. Ленин отмечал: «Отсюда следует, что рабочий меньшую половину дня работает на себя, а большую половину дня — на капиталиста. Если, например, примем среднюю величину рабочего дня в 11 часов, то окажется, что рабочий получает плату всего только за 5½ часов и даже несколько менее, чем за 5½ часов. Остальные же 5½ часов рабочий трудится даром, не получая никакой платы, и вся выработка рабочего за эти полдня составляет прибыль капиталистов».

Таким образом, рабочий день делится на две части. Та часть рабочего дня, которая необходима для того, чтобы создать стоимость, равную по величине стоимости рабочей силы, называется необходимым рабочим временем, а труд, затрачиваемый за это время, — необходимым трудом. Другая часть рабочего дня, когда рабочий создает прибавочную стоимость, безвозмездно присваиваемую капиталистом, называется прибавочным рабочим временем, а затраченный в течение его труд — прибавочным.

Поэтому прибавочная стоимость — это есть стоимость, созданная в прибавочное время неоплаченным трудом наемного рабочего. Маркс обозначил ее латинской буквой «m» (от слова «Mehrvert» — сверхстоимость).

Сущность капиталистической эксплуатации в том к заключается, что прибавочная стоимость, созданная трудом наемных рабочих, присваивается капиталистами. Прибавочная стоимость служит источником доходов всех классов буржуазного общества: промышленников, торговцев, банкиров, землевладельцев и т. д.

Получение прибавочной стоимости — движущий мотив, цель капиталистического производства. Капиталисты для того и покупают рабочую силу, чтобы получать прибавочную стоимость. «…У капитала, — писал Маркс, — одно-единственное жизненное стремление — стремление возрастать, создавать прибавочную стоимость, впитывать своей постоянной частью, средствами производства, возможно большую массу прибавочного труда. Капитал. — это мертвый труд, который, как вампир, оживает лишь тогда, когда всасывает живой труд и живет тем полнее, чем больше живого труда он поглощает».

Закон прибавочной стоимости выражает основное производственное отношение буржуазного общества — отношение эксплуатации наемных рабочих классом капиталистов.

Производство и присвоение прибавочной стоимости — основной экономический закон капитализма. «Производство прибавочной стоимости или нажива, — указывал Маркс, — таков абсолютный закон этого способа производства».

Закон прибавочной стоимости — это закон возникновения, существования, развития и гибели капиталистического способа производства. Капитализм возникает только тогда, когда создаются условия и возможность свободного найма рабочей силы, условия и возможность безвозмездного присвоения прибавочного труда наемных рабочих, когда деньги и средства производства превращаются в средства извлечения прибавочной стоимости.

Закон прибавочной стоимости, как основной закон капитализма, ведет к росту производительных сил общества, что находит выражение в строительстве все новых и новых предприятий, в совершенствовании техники производства и технологии изготовления товаров, в росте производительности труда. Но наряду с этим закон прибавочной стоимости создает условия неизбежной гибели капитализма. Углубляется основное противоречие капитализма — противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. Рост производительных сил ведет к гигантскому обобществлению производства. А богатства общества все больше и больше накапливаются у кучки крупных капиталистов. Развитие капиталистического производства, как известно, и есть усиление эксплуатации наемных рабочих, так как труд последних — единственный источник прибавочной стоимости. Поэтому усиление противоречия между трудом и капиталом приводит к резкому обострению классовой борьбы, к росту организованности и сплоченности рабочего класса. Это подготавливает условия для революционного преобразования капитализма, делает победу социалистической революции неизбежной. «Учение о прибавочной стоимости, — указывал В. И. Ленин, — есть краеугольный камень экономической теории Маркса».

17. Что такое капитал?

В экономической литературе можно встретить самые разнообразные ответы на этот вопрос.

Вот что писал классик буржуазной политической экономии английский ученый Д. Рикардо: «В первом камне, который дикарь бросает в преследуемого зверя, в первой палке, которую он берет, чтобы притянуть плоды, которых не может достать руками, мы видим присвоение одного предмета с той целью, чтобы приобрести другой, и таким образом открываем начало капитала». Что же такое капитал по Рикардо? «Капитал есть та часть народного богатства, которая употребляется в производстве».

Аналогичные определения дают и другие буржуазные ученые. «Капитал — товары или услуги, употребляемые в производстве», «Капиталом называется всякий продукт, предназначенный для дальнейшего производства», «Капитал означает совокупность произведенных человеком средств производства». Перечень подобных определений можно было бы продолжить. И как бы ни различались они, суть их сводится к одному: капитал характеризуется как вещь, с помощью которой приобретаются другие предметы.

Отсюда следует логический вывод: если капитал — вещь, то, значит, капитал — явление внеисторическое, ибо человек с первых шагов своей деятельности имел и всегда будет иметь дело с вещами. Буржуазные экономисты хотят доказать, что капитал существовал всегда и будет существовать вечно. Далее, если капитал — вещь, то любой человек может назвать себя капиталистом, поскольку он обладает той или иной вещью. Цель буржуазных ученых одна — скрыть, затушевать, замаскировать подлинную природу капитала, всего капиталистического строя.

К. Маркс впервые в истории экономической мысли неопровержимо доказал, что капитал — это прежде всего общественное отношение, а не просто вещь. Вещь может быть капиталом, но не всегда, не при любых условиях. Например, станок, на котором работает сам кустарь, владелец станка, не капитал. Но тот же станок станет капиталом, если собственник станка будет использовать его для эксплуатации наемного рабочего.

Известно, что станки, сырье, как и любые другие средства производства в капиталистическом обществе, являются товарами, имеющими стоимость. Поэтому мы можем сказать, что капитал — это стоимость, используемая для получения прибавочной стоимости посредством эксплуатации наемных рабочих. Капитал не просто стоимость, а самовозрастающая стоимость. Средства производства сами по себе возрастать не могут; они могут умножаться только при условии, если к ним присоединяется живой труд. Средства производства становятся капиталом лишь тогда, когда они представляют собой частную собственность, это во-первых, и используются как орудие эксплуатации наемного труда, во-вторых.

Капитал выражает отношения людей в процессе производства, а именно отношения между капиталистами, которые владеют средствами производства и используют их как орудие эксплуатации, и наемными рабочими, имеющими в своем распоряжении только рабочую силу, которую они вынуждены продавать. Эти отношения между капиталистами и рабочими — основными классами буржуазного общества — являются производственными отношениями и неизбежно предполагают наличие системы эксплуатации наемного труда.

18. Каковы составные части капитала и какова их роль в процессе эксплуатации наемного труда?

Производственное предприятие не может обойтись без средств производства (машин, сырья и т. п.) и рабочей силы. А в создании стоимости и прибавочной стоимости они имеют далеко не одинаковое значение.

Изготовить, например, шерстяную пряжу невозможно без сырья — шерсти. Сырье в процессе его переработки утрачивает свою старую потребительную стоимость, но зато приобретает новую. А что происходит с ее стоимостью? Она полностью переносится на новый товар — пряжу. Например, если 1 кг шерсти стоил 1 долл., то на стоимость пряжи будет перенесена эта стоимость в 1 долл.

Что же касается роли прядильной машины в создании стоимости нового товара, то она аналогична роли других средств производства. Машина не может отдать продукту больше стоимости, чем утрачивает сама в процессе своего потребления. Разница лишь в том, что сырье (в нашем примере шерсть) целиком используется в новом готовом продукте и потому ее стоимость полностью переносится на новый продукт (пряжу). А машина? Она, целиком участвуя в процессе создания готовой продукции, используется не один раз, а многократно. Вот почему стоимость машины переносится не на одно, а на все количество изделий, которые произведены с ее помощью.

Посмотрим теперь, какова в производстве роль другой части капитала, израсходованного на покупку рабочей силы. Труд рабочего — творец новой потребительной стоимости. Благодаря труду рабочего создается новая стоимость, которая значительно больше стоимости рабочей силы, поскольку включает и прибавочную стоимость. Кроме того, следует иметь в виду, что живой труд рабочих переносит стоимость средств производства на новый продукт.

Итак, рабочий своим трудом одновременно создает новую стоимость и сохраняет старую стоимость средств производства, которую переносит на новый готовый продукт. Это объясняется двойственным характером труда. Конкретный труд, скажем, прядильщика направлен на то, чтобы переработать сырье — шерсть и создать пряжу. Абстрактным же трудом создается новая стоимость.

Таким образом, стоимость товара состоит из двух частей: 1) старой стоимости (стоимости средств производства, перенесенной на новый продукт) и 2) новой стоимости, созданной рабочей силой.

Та часть капитала, которая затрачена на приобретение средств производства, в процессе изготовления готового продукта не изменяет своей стоимости. Поэтому Маркс назвал ее постоянным капиталом, обозначив латинской буквой «с» (от слова «Constans» — постоянный).

Другая часть капитала, которая затрачена на приобретение рабочей силы, меняет свою стоимость в процессе производства и возрастает за счет прибавочной стоимости. Маркс назвал ее переменным капиталом, обозначив латинской буквой «v» (от слова «Variables» — переменный).

В состав постоянного капитала входит стоимость зданий, сооружений, машин, оборудования, топлива, вспомогательных материалов и т. п. Переменный капитал представляет собой стоимость рабочей силы.

Деление капитала на постоянный и переменный, впервые введенное Марксом, имеет важнейшее научное значение, так как выявляет различную роль составных частей капитала в возрастании стоимости. Оно показывает, что единственным источником прибавочной стоимости является переменный капитал, эксплуатация рабочих капиталистами.

19. Как определить норму и массу прибавочной стоимости?

Выше мы выяснили, что единственным источником прибавочной стоимости является переменная часть капитала. От величины ее и зависят размеры самой прибавочной стоимости. Норма прибавочной стоимости (m') определяется как отношение прибавочной стоимости к переменному капиталу, выраженное в процентах. Формула нормы прибавочной стоимости имеет

следующий вид:

m / v × 100.

Например, если дневная стоимость рабочей силы равна 5 долл., а прибавочная стоимость, произведенная за рабочий день, составляет 15 долл, то m' = 15 / 5 × 100 = 300%

Норма прибавочной стоимости служит показателем степени эксплуатации капиталистами наемных рабочих. Она может быть выражена также через отношение различных частей рабочего дня. В этом случае

m' = прибавочное время / необходимое время

Эта формула служит наглядной иллюстрацией того, что норма прибавочной стоимости и есть выражение степени эксплуатации капиталистами наемных рабочих. Она показывает, сколько на каждую единицу необходимого труда наемного рабочего приходится труда дарового, неоплаченного, результаты которого присваиваются капиталистом. Другими словами, если норма прибавочной стоимости равна 300%, то это означает, что на каждый час работы на себя приходится 3 часа неоплаченного труда, труда даром, в пользу капиталиста.

Норма прибавочной стоимости является, как мы убедились, величиной относительной, что же касается массы прибавочной стоимости, то она выражает собой количество прибавочной стоимости, присвоенной классом капиталистов за определенный отрезок времени (год, месяц, рабочий день).

Масса прибавочной стоимости зависит от нормы эксплуатации и количества наемных рабочих. Для того чтобы определить массу прибавочной стоимости, получаемую капиталистом от эксплуатации всех рабочих, работающих па его предприятиях, следует норму прибавочной стоимости умножить на всю величину переменного капитала.

Мы уже знаем, что в капиталистическом обществе производство товаров организуется с одной-единствен-ной целью — извлечь как можно больше прибавочной стоимости. Прибавочная стоимость, по меткому выражению Маркса, «прельщает капиталиста всей прелестью созидания из ничего». Поэтому он стремится получать ее по все более повышающейся норме. Не удивительно, что норма прибавочной стоимости в капиталистических странах неуклонно возрастает. Так, например, по подсчетам экономистов, в обрабатывающей промышленности США норма прибавочной стоимости составляла (в процентах) в 1849 г. — 96; в 1899 г. — 145; в 1909 г. — 155; в 1929 г. — 181; в 1939 г. — 180; в 1947 г. — 182; в 1955 г. — 239; в 1965 г. — 309; в 1966 г. — 314. Та же закономерность наблюдается на примере других капиталистических стран: во Франции она возросла со 162% в 1938 г. до 365% в 1961 г., в Италии — с 215% в 1950 г. до 245% в 1960 г.

В странах, в экономике которых господствуют иностранные крупнейшие монополии, степень эксплуатации рабочего класса еще выше. Например, в Венесуэле на предприятиях филиала американской монополии «Стандарт ойл (Нью-Джерси)» норма эксплуатации рабочих-нефтяников достигла 900%.

С развитием капитализма возрастает также масса прибавочной стоимости. Это объясняется увеличением в огромной степени и нормы прибавочной стоимости и числа эксплуатируемых рабочих. Вот как росла масса прибавочной стоимости в обрабатывающей промышленности США: в 1849 г. она составляла 227 млн. долл., в 1899 г. — 2,75 млрд. долл., в 1929 г. — 19,7 млрд., в 1939 г. — 15,7 млрд., в 1947 г. — 47,9 млрд., в 1955 г. — 95,2 млрд., в 1965 г. — 170,2 млрд. и в 1966 г. — 190,3 млрд. долл.

Капиталисты добиваются повышения степени эксплуатации наемных рабочих, а значит, и массы прибавочной стоимости различными методами.

20. Какими способами капиталисты повышают степень эксплуатации рабочих?

Прибавочная стоимость создается прибавочным трудом. Поэтому любой способ повышения степени эксплуатации рабочих непосредственно связан с увеличением прибавочного рабочего времени. Но как можно увеличить это время?

Предположим, что продолжительность рабочего дня равна 8 часам, из которых 4 часа составляет необходимое рабочее время и 4 часа — прибавочное рабочее время. Допустим, что рабочий за 1 час создает-стоимость, равную 2 долл. Поэтому дневная стоимость рабочей силы составит 8 долл. и прибавочная стоимость — тоже 8 долл. Применяя известную нам формулу m' = m / v × 100, мы узнаем, что норма прибавочной стоимости равна 100% (8 / 8 × 100)

Теперь предположим, что рабочий день удлинен на 2 часа, а величина необходимого рабочего времени осталась прежняя — 4 часа. Как изменится норма и масса прибавочной стоимости?

С увеличением прибавочного рабочего времени возрастет и масса и норма прибавочной стоимости. За 6 часов прибавочного времени рабочий создал па 12 долл. прибавочной стоимости, но дневная стоимость рабочей силы осталась без изменений (8 долл.) Масса прибавочной стоимости возросла на 4 долл., т. е. на 50%, изменилась и норма прибавочной стоимости:

6 час. (прибавочное рабочее время) / 4 час. (необходимое рабочее время) × 100 = 150%

Прибавочную стоимость, создаваемую путем удлинения рабочего дня, называют абсолютной прибавочной стоимостью.

Когда речь идет о производстве абсолютной прибавочной стоимости, то имеется в виду только удлинение рабочего дня. Какими путями достигают этого капиталисты? Прежде всего, они открыто удлиняют рабочий день. Например, вместо 8 часов заставляют рабочих трудиться 10 часов. Кроме того, они прибегают ко всякого рода замаскированным приемам. Так, рабочий день удлиняется за счет сокращения обеденных перерывов, введения сверхурочных работ. Очень часто применяют и такую форму: исключают из рабочего дня время, которое требуется для подготовки рабочего места, а также для сдачи готового продукта. Одним словом, изыскивают все новые методы, чтобы увеличить производство абсолютной прибавочной стоимости.

Можно ли безгранично удлинять рабочий день? Конечно, нет. Рабочий день имеет не только минимальную (он не может быть меньше необходимого рабочего времени), но и максимальную границу. Во-первых, существует физический предел использования рабочей силы. Рабочий не может работать все 24 часа в сутки. Ему нужно время для удовлетворения самых необходимых физических потребностей (еда, сон, отдых и т. п.).

Во-вторых, есть социальные границы рабочего дня. Рабочий, как и любой член общества, имеет определенные интеллектуальные и социальные запросы. Характер, объем, а также способ их удовлетворения зависят от уровня социально-экономического и политического развития страны, исторических особенностей формирования рабочего класса.

Фабрикант стремится удлинить рабочий день до максимально возможных пределов, а рабочий борется за ограничение рабочего дня. Исход этой борьбы решается в ожесточенных классовых схватках между рабочими и капиталистами. Вот почему продолжительность рабочего дня в капиталистическом обществе всегда зависела в значительной степени от соотношения классовых сил, уровня организованности пролетариата.

Капиталисты в своем стремлении присваивать максимальное количество прибавочной стоимости иногда превышают не только моральные, но и физические пределы рабочего дня. Если рабочий не выдерживает непосильного гнета и гибнет, то на его место находятся десятки других, готовых работать на любых условиях.

Потребовались десятилетия упорнейшей классовой борьбы пролетариата, чтобы добиться ограничения рабочего дня. В большинстве современных развитых капиталистических стран законодательством установлен 8-часовой рабочий день. Фактическая продолжительность рабочей недели в обрабатывающей промышленности составляла в 1964 г. в Англии 46,9 часа, в США — 40,7, во Франции — 45,6, в ФРГ — 44,1 часа, в Японии — 45 часов. Сокращение рабочего дня — прямой результат упорной классовой борьбы пролетариата.

Но предприниматели нередко обходят законы — удлиняют рабочий день, увеличивают объем сверхурочных работ, усиливают интенсивность, т. е. напряженность, труда. Кроме того, они не отказываются и от абсолютного увеличения рабочего дня. Например, в ФРГ, по данным выборочного обследования самодеятельного населения, проведенного с 1 по 7 октября 1961 г., 6,3% рабочих всех отраслей хозяйства работали в неделю от 55 до 70 часов и более.

Однако удлинение рабочего дня не может быть безграничным.

Ненасытная жажда присвоения все большей массы прибавочной стоимости толкает капиталистов на поиски других путей увеличения нормы эксплуатации. Существует еще второй способ увеличения прибавочной стоимости, но без изменения длины рабочего дня.

Чтобы убедиться в этом, обратимся к следующему примеру. Допустим, что рабочий трудится 8 часов в день. 4 часа он работает на себя, а остальные 4 часа — на хозяина. Можно ли, не удлиняя рабочий день, увеличить прибавочное рабочее время? Да, можно. Для этого следует сократить необходимое рабочее время. Представим себе, что рабочий трудится теперь на себя не 4, а 2 часа. Если рабочий день будет продолжаться те же 8 часов, то прибавочное время увеличится до 6 часов.

Таким образом, норма эксплуатации возрастет со 100% (4 / 4 × 100) до 300% (6 / 2 × 100) при неизменной длине рабочего дня.

Прибавочная стоимость, создаваемая путем увеличения прибавочного времени за счет сокращения необходимого времени, называется относительной прибавочной стоимостью.

Необходимое рабочее время, как известно, определяется стоимостью рабочей силы. Следовательно, оно может сократиться при условии, если удешевляется производство продуктов питания, одежды, обуви и других средств существования. А для этого надо, чтобы повысилась производительность труда в отраслях, производящих средства существования рабочих.

Удешевление средств существования капиталисты используют в корыстных целях. Раз понизилась стоимость рабочей силы, то и платить рабочим можно меньше. А так как длина рабочего дня остается без изменения, то неизбежно увеличивается прибавочное время. Вот поэтому норма прибавочной стоимости повышается. Такова суть второго способа повышения степени эксплуатации.

Производительность труда в условиях капитализма не может повышаться по заранее разработанному плану. Каждый промышленник стремится раньше и быстрее других применить усовершенствования в технике и технологии производства. К этому побуждают его, конечно, не интересы покупателя. Рыночные цены устанавливаются на основе общественной стоимости товара. И если фабриканту удастся на своих предприятиях повысить производительность труда и снизить стоимость товара, то, продавая его по общественной стоимости, он может получить больше прибавочной стоимости, чем его конкуренты.

Сошлемся на такой пример. Допустим, владелец обувной фабрики добился того, что на его предприятии индивидуальная стоимость одной пары ботинок снизилась до 5 долл, тогда как рыночная стоимость равна 8 долл. Продавать же он будет по рыночной стоимости. Значит, он получит добавочную, или избыточную, прибавочную стоимость.

Итак, избыточная прибавочная стоимость есть разница между общественной и индивидуальной стоимостью. Присваивается она владельцами тех предприятий, на которых достигнута более высокая производительность труда. Избыточная прибавочная стоимость — это разновидность относительной прибавочной стоимости. Она создается не за счет абсолютного удлинения рабочего дня, а в результате повышения производительности труда, на основе сокращения необходимого времени и соответственного увеличения прибавочного времени.

Но избыточная прибавочная стоимость отличается от относительной прибавочной стоимости тем, что во-первых, она создается не на всех предприятиях и получается только отдельными капиталистами, а не всем классом капиталистов, во-вторых, тем, что этот вид прибавочной стоимости — явление временное. Это объясняется тем, что со временем усовершенствованная техника становится достоянием всех остальных фабрикантов, конкурирующих между собой за получение возможно большей прибавочной стоимости. В результате общественная стоимость товара снижается и разница между ней и индивидуальной стоимостью исчезает. А это лишает отдельных промышленников возможности получать избыточную прибавочную стоимость. Вместе с тем избыточная прибавочная стоимость, исчезая на одних предприятиях, возникает на других.

Какие последствия имеет конкурентная борьба между капиталистами за избыточную прибавочную стоимость? Погоня за ней приводит к развитию техники, совершенствованию производства и тем самым к росту производительности труда. Но каждый предприниматель стремится к тому, чтобы максимум прибавочной стоимости достался только ему, и никому другому. Поэтому он прилагает все усилия, чтобы техническое новшество осталось тайной для других. Засекречивание открытий, сознательное противодействие распространению более совершенных машин, механизмов, новой технологии неизбежно задерживают развитие производительных сил.

Таким образом, капиталистический способ производства, поскольку он осуществляется во имя прибавочной стоимости, с одной стороны, способствует техническому прогрессу, с другой же стороны, тормозит развитие производительных сил. Можно отметить и другие социальные противоречия, характерные для капитализма. Машина, поскольку она выполняет за человека ряд сложных и физически трудных операций, безусловно облегчает его труд. Но в то же время капиталистическое применение машин ухудшает положение рабочих. И не только потому, что за ворота предприятий выбрасываются миллионы трудящихся, пополняющие ряды безработных. Фабрикант вводит машину только тогда, когда применение ее обеспечивает получение большей прибавочной стоимости по сравнению с ручным трудом рабочих, вытесненных этой машиной. Но самое главное в том, что капиталистическое применение машин неизбежно усиливает интенсивность труда, превращает рабочего в придаток машины, выматывает физическую и умственную энергию рабочего, расшатывает здоровье, преждевременно превращая его в инвалида. Противоречия применения машин в условиях капитализма неустранимы, так как обусловлены самим характером общества.

21. Что представляет собой заработная плата наемного рабочего?

Буржуазные экономисты утверждают, что заработная плата рабочего есть плата за его труд, что это цена труда рабочего. Тем самым они хотят доказать, что рабочие получают полное вознаграждение за свой труд и никакой эксплуатации не существует.

Маркс впервые в истории научно раскрыл подлинное содержание заработной платы, показал, какие отношения скрываются за этой формой оплаты труда. Маркс исходил из того, что следует строго различать такие понятия, как «рабочая сила» и «труд». Труд не есть товар и не может продаваться рабочими капиталистам. Ведь любой товар имеет стоимость, которая создается трудом. Если труд — товар, то он должен иметь стоимость. Спрашивается, чем же создается стоимость такого товара, как труд? Вы ответите: как и всякого товара — трудом. Выходит, труд создается трудом. Но это бессмысленно.

Значит, труд не может быть товаром хотя бы по той причине, что он не имеет стоимости. Он сам является создателем стоимости. Таким образом, рабочий продает не труд, а способность к труду, т. е. рабочую силу. Поэтому заработная плата есть форма стоимости и цены рабочей силы. Но на поверхности явлений она выступает как оплата труда, т. е. как стоимость и цена труда.

Когда получает рабочий заработную плату? После того как он произвел какую-то продукцию, определенное количество изделий. Создается впечатление, что полученное им количество денег есть оплата труда, поскольку сумма заработной платы прямо и непосредственно зависит от выработки. Ничего не меняется и в том случае, если рабочий получает заработную плату не за количество изделий, а за работу в течение определенного отрезка времени. Ведь рабочий получает заработную плату не тогда, когда он нанимается, а после того, как он уже затратил свой труд на фабриканта в течение недели или другого периода. Кажется, будто рабочий отдал свой труд и за него получил его цену за неделю или месяц. Такое же впечатление создается и тогда, когда предприниматель оставляет рабочего на сверхурочную работу, т. е. заставляет работать больше условленного времени. В этом случае, чем больше он трудится, тем больше он получает.

Выступая на поверхности явлений как оплата труда, заработная плата скрывает истинное положение вещей. Рабочий работает, например, 8 часов в день и получает в виде заработной платы 8 долл., по 1 долл. за 1 час. Создается обманчивое представление, что оплачен весь труд, — ведь рабочий получает за 8 часов труда. В действительности в форме заработной платы вознаграждается только необходимый труд. Поэтому Маркс определил заработную плату как превращенную форму стоимости и цены рабочей силы. Почему превращенную? Потому, что заработная плата представляется не тем, чем является в действительности.

Заработная плата выражает производственные отношения между буржуазией и пролетариатом, отношения эксплуатации капиталистами класса наемных рабочих. Если прибавочный труд в форме прибавочной стоимости присваивается капиталистами, то на долю наемных рабочих достается заработная плата, которая — является формой не всей стоимости, созданной рабочими в процессе производства, а лишь стоимости их рабочей силы.

Такова сущность заработной платы как превращенной формы стоимости и цены рабочей силы.

22. Чем определяется уровень заработной платы рабочих?

Сумма денег, которую получает рабочий за свою рабочую силу, называется номинальной заработной платой. Но она еще не определяет уровень жизни рабочих, так как реальное содержание ее может резко измениться вследствие повышения цен на предметы первой необходимости. Поэтому различают еще реальную заработную плату, т. е. материальные блага и услуги, которые рабочий может фактически приобрести на свою номинальную заработную плату.

Уровень реальной заработной платы определяется: суммой денег, получаемых рабочим, т. е. номинальной заработной платой, уровнем цен на предметы потребления, размером платы за квартиру, газ, электричество, водопровод и другие коммунальные услуги, уровнем налогов и т. п.

С развитием капитализма реальная заработная плата нередко снижается. Это объясняется следующими причинами. Во-первых, ростом безработицы. Если один или два члена семьи выброшены на мостовую, то это непосредственно снижает и номинальную и реальную заработную плату.

Во-вторых, повышением розничных цен на предметы первой необходимости. Часто правительства капиталистических стран проводят политику «замораживания» заработной платы, т. е. сохранения номинальной заработной платы на достигнутом уровне. Это, конечно, снижает уровень заработной платы рабочих. Реальная заработная плата может уменьшаться и при росте номинальной. Так, средняя почасовая заработная плата парижских металлистов повысилась в 1963 г. по сравнению с 1938 г. в 29,75 раза. Но за это время цены поднялись в 48 раз. Вот почему реальная заработная плата рабочих уменьшилась за это время на 38%.

В-третьих, усилением налогового бремени. Прямые налоги — это просто вычет из заработной платы. В результате же возрастания косвенных налогов повышаются розничные цены и тем самым снижается реальная заработная плата. Прямые налоги все время возрастают. По сравнению с 1938 г. налоги на душу населения в 1965 г. выросли (в неизменных ценах 1913 г.): в США — в 3,4 раза, в Англии — почти в 2, в ФРГ (по сравнению с Германией 1938 г.) — в 2,7, во Франции — почти в 3 раза. В условиях современного капитализма трудящиеся отдают в виде налогов значительную часть своих доходов: в США — 27,4%. в Англии — от 21,5 до 36,1, в ФРГ — 36%.

Кроме прямых налогов существуют также косвенные налоги, т. е. налоги, которые изымаются путем повышения цен на товары массового потребления. «Косвенные налоги, — указывал В. И. Ленин, — самые несправедливые. Косвенные налоги, это — налоги на бедных». Поскольку трудящиеся составляют большинство населения капиталистического общества и являются основными покупателями товаров широкого потребления, то можно безошибочно считать, что на долю их приходится больше половины всех налогов.

В-четвертых, ростом квартирной платы. Когда речь идет о жилище в высокоразвитых капиталистических странах — США, Франции, Англии и т. п. то имеются в виду отдельные квартиры со всеми элементарно необходимыми удобствами. В таких квартирах могут жить только высокооплачиваемые квалифицированные рабочие. В США, например, расходы на квартплату и коммунальные услуги составляют 25–30% заработной платы. Для миллионов рабочих даже в таких богатых странах, как США, подобные квартиры недоступны. Огромная масса трудящихся вынуждена ютиться в квартирах не только неблагоустроенных, но фактически непригодных для жилья.

В-пятых, высокими расходами на медицинскую помощь. В США, например, с 1949 по 1965 г. стоимость больничного лечения повысилась в 3 раза.

На уровень заработной платы оказывает влияние и существующая дискриминация в оплате труда. Так, в США негр получает почти в 2 раза меньше белого рабочего, а в Южно-Африканской Республике коренные жители — африканцы получают в 10 раз меньше белого.

Тенденция понижения реальной* заработной платы проявляется не везде и не всегда. Она имеет различные формы и темпы. Капиталисты, широко используя буржуазное государство для подавления рабочего движения и понижения реальной заработной платы, добиваются издания различных антирабочих законов, ограничивающих права профсоюзов. Типичным примером служит закон Тафта-Хартли, принятый правительством США в 1947 г. Этот закон направлен против прав профсоюзов на заключение коллективных договоров с предпринимателями, на объявление и проведение стачек и т. д. Применяя закон Тафта-Хартли, правительство США неоднократно срывало крупнейшие забастовки.

В погоне за прибылью капиталисты стремятся всеми способами снизить заработную плату до физического минимума. Но это стремление наталкивается на решительное сопротивление пролетариата. В ответ па усиление эксплуатации рабочие вынуждены организовывать забастовки, требуя повышения заработной платы, сокращения рабочего дня, продления оплачиваемых отпусков, ограничения сверхурочных работ и т. п. Экономическая борьба рабочего класса в условиях современного капитализма принимает все более широкий размах. Об этом свидетельствуют следующие официальные данные о стачках в экономически развитых капиталистических странах: за 1919–1939 гг. было проведено 165,6 тыс. стачек, в которых приняло участие 74,5 млн. человек. В послевоенные (1946–1964) годы число стачек достигло 260 тыс., а количество участников увеличилось более чем в 3 раза (236,8 млн. человек). В последние годы массовые забастовки потрясают капиталистический мир.

В 1971 г. в США было 4900 забастовок, число бастовавших составило 3,2 млн. человек, в Англии число забастовок за этот период составило 2223, а число их участников — 1,16 млн. человек.

Аналогичная картина и в других экономически развитых капиталистических странах. Например, в 1971 г. в Японии произошло 3098, во Франции — 4801 и в Италии — 5598 забастовок.

Экономическая борьба рабочих, даже в случае успеха, может привести лишь к временному повышению уровня реальной заработной платы или же приостановить дальнейшее ухудшение-их положения. Только политическая борьба за уничтожение капиталистического строя может коренным образом улучшить материальное положение трудящихся.

23. Что такое простое воспроизводство?

Капиталистическое общество, как и любое другое, может существовать при условии, если процесс производства постоянно возобновляется. Постоянное повторение процесса производства называется воспроизводством. Если производство повторяется в прежних размерах, то оно называется простым воспроизводством. В этом случае прибавочная стоимость, созданная наемными рабочими, целиком идет на личное потребление капиталиста.

Допустим, что промышленник авансировал капитал, равный 180 тыс. долл. в том числе на постоянный капитал — 160 тыс. долл. и на переменный — 20 тыс. долл. Будем исходить из того, что весь постоянный капитал затрачивается на производство данного товара. В этом случае при норме прибавочной стоимости в 300% в год будет произведено продукции на 240 тыс. долл. (160 тыс. долл. с + 20 тыс. долл. v + 60 тыс. долл. m = 240 тыс.). Вся прибавочная стоимость в размере 60 тыс. долл., по условиям нашего примера, израсходована на личное потребление капиталиста. Значит, в будущем году производство повторится в прежнем размере.

Этот маленький пример дает возможность сделать интересные выводы.

Во-первых, вся собственность капиталистов есть не что иное, как накопленная прибавочная стоимость, созданная наемными рабочими. Если капиталист использовал в первый год па личное потребление 60 тыс. долл., то из 180 тыс. долл., первоначально им авансированных, останется 120 тыс. долл., а еще через два года весь его капитал будет израсходован. Несмотря на это, для продолжения производства ежегодно имеется в наличии стоимость в 180 тыс. долл. В этой сумме уже через 3 года не останется ни одного цента от денег капиталиста. Следовательно, в процессе воспроизводства весь капитал становится накопленной прибавочной стоимостью.

Во-вторых, процесс воспроизводства показывает, что источник заработной платы рабочих — стоимость, созданная ими самими в процессе изготовления товаров.

Когда мы рассматривали куплю-продажу рабочей силы, то исходили из того, что фабрикант авансирует свои деньги на заработную плату. На самом же деле он покупает рабочую силу на деньги, вырученные при реализации прибавочной стоимости, произведенной на его фабрике наемными рабочими. Другими словами, это фактически лишь часть прибавочной стоимости, созданной рабочими.

Далее, когда рабочий трудится на фабрике, он находится целиком в распоряжении хозяина. Казалось бы, выйдя за фабричные ворота, он приобретает свободу и возможность делать все, что ему заблагорассудится. Так ли это? Оказывается, нет. Рабочий устал, истратил свою физическую и умственную энергию. Он должен отдохнуть, поесть, выспаться, чтобы восстановить свои силы. Для чего?

С точки зрения капитала, для того, чтобы снова идти работать на капиталиста.

Выходит, что и личное потребление рабочего есть, по существу, воспроизводство рабочей силы для капиталиста. Жизнь рабочего и вне рабочего времени принадлежит капиталисту. «Класс рабочих, — пишет К. Маркс, — даже вне непосредственного процесса труда — является такой же принадлежностью капитала, как и мертвое орудие труда».

И это еще не все. Рабочий, сколько бы он ни трудился, получает лишь заработную плату, т. е. часть стоимости, произведенной им на капиталистическом предприятии. Львиная доля стоимости, созданной рабочим, достается владельцу средств производства. Сколько бы раз ни повторялось производство материальных благ, рабочий, как был, так и остается рабочим, т. е. лишенным средств производства. А капиталист? Он был и остается капиталистом и в начале, и в конце производства, и при постоянном его повторении. Больше того, при каждом возобновлении производства он присваивает все больше и больше прибавочной стоимости.

Итак, производство постоянно повторяется, и вновь и вновь возобновляются отношения эксплуатации капиталистами рабочих, как отношения между владельцами средств производства и рабочими, не имеющими ничего, кроме своей рабочей силы, которую они вынуждены продавать.

24. В чем сущность накопления капитала?

Для того чтобы обеспечить рост производства во все увеличивающихся размерах, предприниматель использует часть прибавочной стоимости для расширения производства.

Вернемся к нашему примеру. В результате производства товаров фабрикант присвоил за год прибавочную стоимость в размере 60 тыс. долл. Допустим, что часть прибавочной стоимости — 30 тыс. долл. — он использует теперь на расширение производства. Для этого он покупает дополнительно сырье и оборудование (на что уходит 25 тыс. долл.), нанимает дополнительных рабочих (потребовалось увеличить переменный капитал на 5 тыс. долл.). В следующем году в производстве находится капитал уже размером в 210 тыс. долл. (185 тыс. долл. с + 25 тыс. долл. v). При той же норме прибавочной стоимости, равной 300%, будет получено продукции на 285 тыс. долл. (185 тыс. долл. с + 25 тыс. долл. v + 75 тыс. долл. m = 285 тыс. долл.). Если фабрикант израсходует на личное потребление 40 тыс. долл., то в следующем году на расширение производства будет использовано уже не 30, а 35 тыс. долл. (75 тыс. долл. — 40 тыс. долл.).

Как видим, расширенное воспроизводство возможно тогда, когда прибавочная стоимость не целиком потребляется капиталистом, а часть ее используется на нужды расширения производства. Эта часть прибавочной стоимости капитализируется, т. е. превращается в капитал. За счет этого действующий, функционирующий капитал увеличивается, накопляется.

Вот почему капиталистическое расширенное воспроизводство есть накопление капитала. Между прибавочной стоимостью и накоплением капитала существует прямая связь и взаимозависимость. Чем больше накопляется капитала, тем больше создается прибавочной стоимости, а чем больше производится прибавочной стоимости, тем в большей мере ускоряется накопление капитала.

Любой капитал, если он даже повторяется в прежних размерах, есть не что иное, как накопленная, капитализированная прибавочная стоимость. Но природа капитала, как результата неоплаченного труда, обнаруживается еще яснее при расширенном воспроизводстве. Рассмотрим это подробнее.

Увеличение объема производства невозможно без добавочного капитала. А что такое добавочный капитал? Это и есть стоимость, за которую фабрикант не уплатил и ломаного гроша (в нашем примере 30 тыс. долл. в первом году и 35 тыс. долл. во втором). Но дело этим не ограничивается. Добавочный капитал, будучи сам результатом неоплаченного труда, в свою очередь служит фабриканту средством присвоения новой доли неоплаченного труда.

Происходит это следующим образом. Капиталист покупает на 5 тыс. долл. добавочную рабочую силу. Предположим, что уплачена полная ее стоимость, т. е. произошел обмен по эквиваленту. Однако в действительности здесь нет и следов равенства. Что представляют собой эти 5 тыс. долл., на которые фабрикант купил рабочую силу? Это часть прибавочной стоимости, созданной рабочим, часть той дани, которая, по выражению К. Маркса, вырывается ежегодно классом капиталистов у класса рабочих. «Если класс капиталистов, — пишет Маркс, — на часть этой дани закупает добавочную рабочую силу, даже по полной цене, так что эквивалент обменивается на эквивалент, то все же он поступает в этом случае по старому рецепту завоевателя, покупающего товары побежденных на их же собственные, у них же награбленные деньги».

Рабочая сила, купленная на эти 5 тыс. долл., т. е. на присвоенный неоплаченный труд рабочих, занятых в предыдущем году, создает новую прибавочную стоимость в размере 15 тыс. долл.

Итак, капиталистическое расширенное воспроизводство показывает нам, что присвоенная прибавочная стоимость служит капиталисту средством дальнейшего присвоения во все возрастающих размерах новой прибавочной стоимости. В этом состоит классовая сущность накопления капитала.

Накопление капитала зависит от величины прибавочной стоимости. Чем же определяется величина прибавочной стоимости? Во-первых, степенью эксплуатации рабочих и, во-вторых, величиной действующего капитала.

С развитием капитализма, с расширением объема производства, с увеличением количества присвоенного неоплаченного труда усиливаются темпы накопления капитала. И в прямой зависимости от этого растет расточительность и паразитизм господствующих классов буржуазного общества.

В капиталистическом обществе основные богатства, созданные трудящимися, сосредоточены в руках буржуазии, фактически небольшой верхушки ее. Так, по свидетельству американского буржуазного журнала «Форчун», 18 финансово-монополистических групп, объединяющих 750 крупнейших компаний и банков страны, контролируют около 70% всех активов, т. е. стоимости наличного и долгового имущества. На долю этих групп приходится 88% основных фондов промышленности, 85% чистой прибыли и половина всего промышленного производства США, хотя их удельный вес в общем числе американских фирм составляет только 0,04%.

Среди наиболее могущественных капиталистов США можно выделить 207 семей, владеющих акциями на сумму 59,11 млрд. долл. А состояние 30 крупнейших семейств США, в руках которых фактически находится контроль над политической и экономической жизнью страны, оценивается примерно в 43 млрд. долл.

Капиталы крупнейших плутократов непрерывно растут. В середине 20-х годов, например, Рокфеллеры владели личным капиталом в 1,08 млрд. долл., а в начале 60-х годов — по меньшей мере — 4 млрд. долл., Морганы — соответственно 90 млн. и 260 млн. долл., Форды — 660 млн. и 3,8 млрд долл., Меллоны — 450 млн. и 4,7 млрд. долл., Дюпоны — 239 млн. 5 млрд. долл.

На долю примерно 1% населения Англии приходится одна треть, а на долю 6% — две трети личного богатства страны. Самая могущественная группа капиталистов насчитывает примерно 4 тыс. человек (без членов семей).

Экономика ФРГ находится в руках небольшой кучки монополистов. В эту группу вместе с членами семей входит 850 человек, что составляет всего лишь 0,001% населения страны. Но эта горстка контролирует примерно 300 акционерных обществ, обладающих более чем 80% основного капитала всех западногерманских акционерных обществ.

Часть прибавочной стоимости за вычетом того, что идет на личное потребление капиталистов, как мы уже знаем, идет на расширение производства. Может быть, капиталисты пекутся о благе народа и стремятся производить все больше товаров, чтобы полнее удовлетворять потребности населения? Ничего подобного. Само производство и необходимость его постоянного расширения диктуются одной целью — быть сильным, обеспечить себе получение больших доходов. А как стать сильным? Для этого надо расширять производство, укрупнять предприятия, вводить новую технику. Так, в конкурентной борьбе происходит постепенное увеличение индивидуального капитала за счет капитализации прибавочной стоимости. Такое сосредоточение все большей массы прибавочной стоимости, служащей для расширения производства, называется концентрацией капитала.

Но существует и другой путь увеличения размеров капитала. В любой капиталистической стране имеются, конечно, не только крупные, но и мелкие предприятия. В результате конкурентной борьбы мелкие предприятия поглощаются крупными. Кроме того, владельцы мелких предприятий могут добровольно объединить свои капиталы в общий капитал, который носит название акционерного. Такой процесс укрупнения называется централизацией капитала.

25. В чем выражается всеобщий закон капиталистического накопления?

Накопление капитала — это прежде всего рост богатства капиталистов. С развитием капитализма, с расширением производства растет также и численность рабочего класса. Но капиталистическое производство развивается противоречиво. С одной стороны, растет спрос на рабочую силу, а с другой стороны, создаются условия, когда образуется громадный излишек ее в виде армии безработных.

Где кроется причина этого явления? Как мы знаем, капитал делится на постоянную («с») и переменную («v») части. Отношение между ними (с/v) называется органическим строением капитала. Чем относительно больше постоянного капитала, тем выше его органическое строение. Высота органического строения капитала отражает рост технической вооруженности труда. Так, например, переход от ручной прялки к прядильной машине или от ручной пилы к лесопильной раме означает громадный рост технической вооруженности труда. Одновременно это служит выражением возрастания доли постоянного капитала по сравнению с переменным, а значит, и повышения органического строения капитала.

Развитие капитализма, рост накопления капитала неизбежно ведет к повышению удельного веса постоянного капитала и, соответственно, к уменьшению доли переменного капитала. Это объясняется тем, что капиталисты в погоне за избыточной прибавочной стоимостью вводят технические усовершенствования. В связи с этим увеличиваются затраты на постоянный капитал. Под влиянием конкурентной борьбы капиталист совершенствует технику и технологию производства.

Рост органического строения капитала характерен для любой капиталистической страны. Так, в обрабатывающей промышленности США в 1889 г. постоянный капитал (с) был равен 8,3 млрд. долл., переменный капитал (v) — 1,8 млрд. долл. А в 1959 г. соответственно: с — 303,8 млрд. долл., a v — 43,2 млрд. долл. Постоянный капитал увеличился за это время в 36 раз, а переменный — только в 24 раза, т. е. рост его происходил значительно медленнее. На каждый доллар переменного капитала приходилось постоянного капитала в 1889 г. 4,6 долл. а в 1959 г. — уже 7 долл.

Каковы последствия роста органического строения капитала? Прежде всего, относительно сокращается спрос на рабочую силу. Это неизбежно, так как относительное уменьшение переменного капитала вызывает соответственно и уменьшение потребности в рабочей силе. Допустим, что органическое строение капитала равно 1 / 1, т. е. каждые 100 единиц капитала состоят из 50 с и 50 v. Если при обновлении капитала органическое строение его изменится и составит 3 / 1, тогда органическое строение 100 единиц капитала будет выражено следующим образом: 75 с + 25 v. Таким образом, переменный капитал уменьшится в 2 раза. Значит, и спрос на рабочую силу сократится вдвое.

Капиталистическое накопление ведет к абсолютному уменьшению спроса на рабочую силу, когда прежний капитал воспроизводится при возросшем органическом строении, и к относительному уменьшению спроса на рабочую силу, когда в ходе накопления образуется добавочный капитал. Таким образом, неизбежно образование огромной армии безработных, которые служат колоссальным резервом рабочих рук для капиталистических фабрик и заводов. Эта армия безработных носит название промышленной резервной армии.

Образование и рост промышленной резервной армии — это закон народонаселения, свойственный только капиталистическому способу производства. «Рабочее население, — писал К. Маркс, — производя накопление капитала, тем самым в возрастающих размерах производит средства, которые делают его относительно избыточным населением. Это — свойственный капиталистическому способу производства закон народонаселения».

Весь ход развития капиталистического накопления создает растущую армию свободных рук. Больше того, армия эта не только неизбежна, но она крайне необходима для существования и развития капитализма. Армия безработных «составляет необходимую принадлежность капиталистического хозяйства, без которой оно не могло бы ни существовать, ни развиваться», — писал В. И. Ленин.

Но было бы неправильно думать, что с повышением органического строения капитала число рабочих, занятых в производстве, абсолютно сокращается. Поскольку объем производства увеличивается, осуществляются дополнительные вложения капитала, то абсолютно растет и численность рабочего класса.

Когда есть много безработных, капиталистам легче повышать степень эксплуатации уже занятых рабочих. Безработные оказываются как бы их конкурентами. Пользуясь этим, фабриканты понижают заработную плату, удлиняют рабочий день, увеличивают интенсивность труда и т. п. Все это ведет к повышению степени эксплуатации рабочих, к увеличению накопления капитала.

Кроме того, резервы свободных рабочих рук очень нужны для того, чтобы при возможности расширять производство.

Как видим, ход капиталистического накопления одну часть рабочих превращает в безработных, а другую — занятых рабочих — принуждает к чрезмерно интенсивному труду. А это в свою очередь еще больше увеличивает армию безработных.

Различают три постоянные формы безработицы: текучую, скрытую и застойную.

Текучая безработица обусловлена неравномерным характером развития капиталистического производства. Одни предприятия закрываются, не выдерживал конкуренции, другие возникают. Одни предприятия вводят новую технику и выбрасывают рабочих, ставших излишними, другие расширяют производство, вовлекают новых рабочих. На некоторых фабриках и заводах «непригодными» становятся рабочие, достигшие 35–40 лет, а владельцы других предприятий готовы их принять, но за очень низкую оплату и на неполный рабочий день и т. п. и т. д. Поэтому многие рабочие то лишаются работы, пополняя ряды резервной армии, то снова находят ее, но, как правило, ниже-оплачиваемую.

Таким образом, определенная часть рабочей силы то притягивается в производство, то выталкивается из него. Текучая безработица характерна для всех капиталистических стран.

Скрытая безработица образуется главным образом из рядов крестьянской бедноты. В современных условиях капиталистическое машинное производство все больше вторгается в сельское хозяйство. Растет механизация и химизация производственных процессов, увеличивается применение искусственных удобрений, повышается удельный вес промышленного производства кормов, переработка молока, овощей и других продуктов отделяется от сельского хозяйства, становясь отраслью промышленности. Все это, вместе взятое, ведет к тому, что в сельском хозяйстве абсолютно уменьшается спрос на рабочую силу.

Вот почему развитие капитализма в сельском хозяйстве порождает аграрное перенаселение. Разорившиеся крестьяне, не имея возможности найти работу в городе, вынуждены сохранять свой клочок земли, хотя он не может обеспечить им даже ничтожный прожиточный минимум.

Но если в промышленности возникает большой спрос на рабочую силу, крестьяне, в большинстве своем батраки с наделом, бросают свое хозяйство и переходят в ряды промышленного пролетариата.

Аграрное перенаселение — скрытая форма безработицы. Но буржуазная статистика причисляет разорившихся крестьян к самостоятельным хозяевам, что безусловно намного уменьшает фактические размеры промышленной резервной армии.

Застойная безработица. В любой капиталистической стране среди значительной части населения есть пожилые рабочие, бывшие кустари и ремесленники, инвалиды труда и др. Они не могут найти постоянную работу и вынуждены жить за счет случайных заработков или периодической работы на дому для фабрики или магазина. Этот слой ведет полуголодное существование, «характеризуется, — как пишет Маркс, — максимумом рабочего времени и минимумом заработной платы» и «составляет для капитала неисчерпаемый резервуар свободной рабочей силы». Эти безработные подвергаются наиболее зверской эксплуатации. В конце концов, окончательно выбитые из производственной сферы, многие из них пополняют многочисленные ряды нищих, бродяг и т. п.

Таков результат накопления капитала. На одном полюсе буржуазного общества сосредоточивается гигантский рост богатства капиталистов и одновременно на другом — усиление эксплуатации рабочего класса, рост безработицы, нищеты, лишений. В этом состоит сущность открытого Марксом всеобщего закона капиталистического накопления. Маркс сформулировал его так: «Чем больше общественное богатство, функционирующий капитал, размеры и энергия его возрастания, а следовательно, чем больше абсолютная величина пролетариата и производительная сила его труда, тем больше промышленная резервная армия… относительная величина промышленной резервной армии возрастает вместе с возрастанием сил богатства. Но чем больше эта резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого прямо пропорциональна мукам труда активной рабочей армии. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм. Это — абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления».

Всеобщий закон капиталистического накопления является одним из важнейших проявлений действия основного экономического закона капитализма — закона прибавочной стоимости. Коренной основой накопления капитала и ухудшения положения пролетариата в буржуазном обществе является частная собственность на средства производства, эксплуатация труда капиталом, погоня капиталистов за максимумом прибавочной стоимости.

Накопление капитала и накопление нищеты, мук труда — это две неразрывные стороны капиталистического общества.

26. В чем выражается ухудшение положения пролетариата при капитализме?

В ходе развития капитализма положение рабочего класса ухудшается относительно и абсолютно.

Что значит относительное ухудшение положения пролетариата?

Мы знаем, что значительная часть вновь созданной стоимости присваивается капиталистами, а рабочим достается лишь часть ее в виде заработной платы.

Капиталистическое накопление ведет к тому, что доля заработной платы все время уменьшается по отношению к той стоимости, которая присваивается капиталистами. Вот это и означает относительное ухудшение положения рабочего класса.

Допустим, что новая стоимость (v + m), созданная за год в какой-либо капиталистической стране, составляет 100 единиц (тыс., млн. долл.), а величина заработной платы рабочих (v) равна 70 единицам; тогда доля рабочих во вновь созданной за год стоимости, или, как говорят, в национальном доходе, составит 7.0%, а доля капиталистов — 30%. Ухудшение положения рабочего класса будет относительным, если доля рабочих во вновь созданной стоимости будет уменьшаться, а доля капиталистов соответственно увеличиваться.

Предположим, что через несколько лет в этой стране доля заработной платы в новой стоимости, созданной за год, упала с 70 до 50%; тогда доля капиталистов составит уже не 30, а 50%. Обратимся к фактам.

Доля заработной платы рабочих в обрабатывающей промышленности США во вновь созданной стоимости составляла в 1849 г. немногим более 51%, в 1899 г. — 41, в 1929 г. — 36, в 1955 г. — 30, в 1966 г. — меньше 25%. За те же годы доля неоплаченного труда рабочих, присвоенного капиталистами, выразилась соответственно в следующих цифрах: менее 49, 59, 64, 70% и более трех четвертей всей вновь созданной стоимости.

Другой пример. Научно-исследовательским экономическим институтом Объединения немецких профсоюзов на основе официальной западногерманской статистики были получены следующие данные: доля заработной платы рабочих составляла в 1936 г. 50%, в 1950 г. — 41, в 1956 г. — 38, в 1957 г. (по данным Немецкого института экономики в Берлине) — 35%. За те же годы доля прибыли капиталистов выразилась соответственно в следующих цифрах: 50, 59, 62 и 65%.

Чем объяснить такое соотношение? Причина в том, что с ростом накопления капитала систематически повышается степень эксплуатации рабочих. Чем выше норма прибавочной стоимости, тем больше и масса ее. А последняя, как мы знаем, составляет львиную долю новой стоимости, созданной наемными рабочими. Повышение нормы прибавочной стоимости и увеличение ее массы означают, что доля заработной платы уменьшается, отражая степень эксплуатации рабочих, и одновременно увеличивается доля стоимости, присваиваемой капиталистами.

Другим ярким проявлением относительного ухудшения положения пролетариата служит снижение доли рабочего класса в национальном богатстве (сюда входят кроме вовлеченных в процесс воспроизводства природных богатств все фабрично-заводские, транспортные и другие предприятия с их оборудованием, предметы потребления, произведенные в предыдущие годы, — одежда, обувь, мебель, автомашины и т. п.). Богатство, созданное трудом рабочего класса и всех трудящихся, узурпировано капиталистами, которые составляют всего лишь незначительную прослойку населения.

Пропасть между буржуазией и пролетариатом углубляется не только потому, что капиталисты все больше и больше обогащаются, а рабочему классу достается меньшая доля национального богатства. Классовые интересы буржуазии и пролетариата противоположны и абсолютно непримиримы еще и потому, что с развитием капитализма положение рабочего класса ухудшается не только относительно, но иногда и абсолютно.

Всеобщий закон капиталистического накопления неумолимо приводит к ухудшению положения рабочего класса. Но этот закон, как и любой другой экономический закон, действует как господствующая тенденция и пробивает себе дорогу сквозь уйму различных противодействующих явлений. Нельзя забывать прямых высказываний В. И. Ленина на этот счет. «Капитализм, — писал Ленин, — имеет тенденцию порождать и усиливать нищету, которая достигает громадных размеров при отсутствии… противодействующей тенденции».

Рабочий класс капиталистических стран неустанно ведет экономическую борьбу, организует стачки и забастовки, чтобы воспрепятствовать наступлению капитала на свои самые насущные интересы. Буржуазия всех высокоразвитых капиталистических стран вынуждена была пойти на установление 8-часового рабочего дня. Это замечательное достижение рабочего движения — один из факторов, противодействующих усилению нищеты пролетариата.

Возьмем и другой, моральный фактор. Победа социалистической революции в России, успехи строительства социализма не только в СССР, но и в ряде других стран Европы и Азии вынудили буржуазию идти на частичные уступки рабочему классу в отношении заработной платы, условий труда, социального обеспечения.

Вместе с тем следует иметь в виду, что никакие противодействующие тенденции не в силах «отменить» всеобщий закон капиталистического накопления. Тенденция к безграничному увеличению прибавочной стоимости, повышению степени эксплуатации будет действовать до тех пор, пока существует капитализм.

Излюбленным аргументом буржуазных ученых, отрицающих снижение жизненного уровня рабочего класса, служит ссылка на то, что 100 или 50 лет назад рабочие не имели даже понятия о радиоприемниках, стиральных машинах и т. п. С этим никто и не спорит. Действительно, многие рабочие в ряде высокоразвитых капиталистических стран, достигнув высокого жизненного уровня, имеют телевизоры, транзисторы и даже автомашины. Но эти факты ни в какой мере не противоречат теории марксизма-ленинизма об ухудшении положения пролетариата в капиталистическом обществе. Действительно, значительная часть американских рабочих имеет очень высокую заработную плату. Но уровень жизни этой группы вовсе не показателен для всего американского пролетариата, тем более для рабочего класса всего капиталистического мира.

В чем же конкретно проявляется абсолютное ухудшение положения рабочего класса? Вкратце можно ответить так: в ухудшении условий труда и жизни. Что определяет улучшение или ухудшение жизни рабочего? Конечно, в первую очередь уровень заработной платы, продолжительность и интенсивность труда. Другим важнейшим показателем жизненного уровня служит занятость рабочих. Это решающим образом влияет на положение рабочего класса в целом.

Ни один беспристрастный человек не может отрицать тот очевидный факт, что за всю историю капиталистического общества никогда не было столь большой армии безработных, как это наблюдается в современном капиталистическом мире. Безработица стала хронической. Возьмем, к примеру, США, страну, которую ученые лакеи буржуазии превозносят как страну всеобщего изобилия. Минимальные размеры полной безработицы составляли в конце XIX в. 200–300 тыс. человек, в первом десятилетии XX в. — 600–700 тыс. во втором десятилетии — 800–900 тыс. человек. А в последние два десятилетия, по официальным, значительно заниженным данным, полностью безработных было (в млн. человек) в 1947 г. — 2,1, в 1950 г. — 3,1, в 1951 г. — 1,9, в 1954 г. — 3,6, в 1958 г. — 4,7, в 1961 г. — 4,8, в 1962 г. — 4,0, в 1963 г. — 4,2, в 1964 г. — 3,9, в 1965 г. — 3,4, в 1966 г. — 3,9, в 1967 г. — 3,0, в 1969 г. — 2.8, в 1970 г. — 4,0, в 1971 г. — более 5 млн. безработных.

Наличие огромной армии безработных характерно для всех развитых капиталистических стран. В 1971 г. численность официально зарегистрированных безработных в странах развитого капитализма достигла 9,2 млн. человек, а на начало 1972 г. — 10,6 млн. Фактически количество безработных значительно больше. Например, американская статистика не считает безработными тех, кто работает хотя бы час в день или один-два дня в неделю. А таких рабочих в США несколько миллионов.

А скрытое, аграрное перенаселение? Оно совершенно не учитывается статистикой буржуазных стран. Но ведь это миллионы трудящихся, обреченных на нищенские условия жизни!

Безработица абсолютно ухудшает положение пролетариата. Это происходит по ряду причин: во-первых, огромная, к тому же возрастающая часть рабочего класса вынуждена влачит полуголодное и голодное существование; во-вторых, размеры и длительность безработицы снижают уровень жизненных средств, приходящихся в среднем на каждого рабочего; в третьих, безработица способствует усилению степени эксплуатации рабочих, так как дает возможность предпринимателям увеличивать интенсивность труда, удлинять рабочий день, ухудшать условия труда; в-четвертых, наличие безработицы способствует снижению номинальной заработной платы; в-пятых, средства на пособия по безработице в значительной своей части представляют вычет из заработной платы работающих. Нельзя не учитывать и такой момент: рабочий капиталистических стран всегда не уверен в завтрашнем дне, в любой момент он может оказаться без куска хлеба. Но когда у ворот стоят готовые согласиться на условия значительно худшие, чем те, которые предоставлены уже работающим, эта неуверенность, конечно, усиливается.

«Буржуазный миф о „полной занятости“ оказался зловещей издевкой — рабочий класс постоянно страдает от массовой безработицы, от неуверенности в завтрашнем дне. Несмотря на отдельные успехи экономической борьбы рабочего класса, в целом его положение в капиталистическом мире ухудшается», — указывается в Программе КПСС.

При характеристике жизненного уровня трудящихся очень важное значение имеют условия труда.

«В силу своей противоречивой, антагонистической природы, — указывал К. Маркс, — капиталистический способ производства приводит к тому, что расточение жизни и здоровья рабочего, ухудшение условий его существования само причисляется к экономии в применении постоянного капитала и, следовательно, к средствам повышения нормы прибыли». Капиталисты стремятся экономить на технике безопасности, не заботятся о создании благоприятных условий труда. Если к началу XX столетия в США насчитывалось 620 опасных для здоровья видов труда, то уже в 1933 г. их стало около 900. В последующие годы это количество еще больше возросло. Резкое усиление интенсивности труда вызывает физическое и психическое истощение рабочих, ведет к возрастанию производственного травматизма. Американские ученые отмечают, что каждые 11 секунд один рабочий получает травму. По официальным данным министерства труда США, из каждых 100 рабочих, которые приходят на производство, 73 человека на протяжении своей трудовой жизни подвергаются травме или же погибают.

В 1969 г. число американских рабочих, пострадавших от производственного травматизма, составило 2,2 млн., из них 14,6 тыс. погибли.

Чрезмерно тяжелый, изнурительный труд усиливает потребность в улучшении медицинского обслуживания. Но оплата этих услуг настолько велика, что для большинства рабочих недоступна.

В США свыше 25% всего жилого фонда — 15,6 млн. жилищ — официально числятся как не удовлетворяющие нормам. Это лачуги и палатки (их не мало — 3 миллиона) или дома, «пришедшие в ветхость» (8,3 млн.) В Англии 3 млн. семей живут в трущобах или в условиях чрезмерной скученности.

При таком материальном положении трудящихся их детям не до образования. Не случайно в США около 10 млн. взрослых не умеют читать и писать. Из лиц старше 25 лет 8 млн. оставили школу, не доучившись до пятого класса. В Италии почти 4 млн. неграмотных.

Вот такова действительность капиталистического общественного строя. На одном полюсе — небольшая горстка миллионеров и миллиардеров, присваивающих львиную долю всего богатства общества, а на другом — подавляющее большинство населения — трудящиеся, материальное положение которых ухудшается и относительно и абсолютно.

27. Как прибавочная стоимость превращается в прибыль?

Прибыль — это излишек доходов над расходами, т. е. некоторый прирост, увеличение стоимости самого капитала. Весь вопрос заключается в том, как получается этот излишек.

Обратимся к примеру. Допустим, что для изготовления партии ткани Фабрикант затратил 1 млн. долл., из них 100 тыс. долл. — это амортизационные расходы, 600 тыс. долл. — затраты на сырье, материалы, топливо и т. п. и 300 тыс. долл. — заработная плата рабочих. При норме прибавочной стоимости, равной 100%, стоимость всей партии ткани будет равна: 1) старой стоимости (стоимость постоянного капитала, перенесенная на стоимость нового товара) — 100 тыс. долл. + 600 тыс. долл.= 700 тыс. долл.; 2) новой стоимости — стоимости воспроизведенного переменного капитала — 300 тыс. долл. + прибавочной стоимости 300 тыс. долл. = 600 тыс. долл. Таким образом, стоимость всей партии тканей равна: 700 тыс. долл.+ 600 тыс. долл.= 1300 тыс. долл.

Эти 1300 тыс. долл. выражают количество общественно необходимого труда, затраченного на производство данной партии ткани. Но 300 тыс. долл. (прибавочная стоимость) — продукт неоплаченного труда. Для производства ее капиталист не затратил и ломаного гроша. Стоимость товара для капиталиста состоит из затрат на оборудование, сырье и рабочую силу, т. е. в нашем примере она равна 1 млн. долл. Эти затраты и есть капиталистические издержки производства, которые равны сумме постоянного и переменного капитала. «Эта часть стоимости товара, — писал К. Маркс, — возмещающая цену потребленных средств производства и цену примененной рабочей силы, возмещает лишь то, чего стоит товар для самого капиталиста, и потому образует для него издержки производства товара».

С точки зрения капиталиста, затраты и постоянного, и переменного капитала одинаково необходимы. Его интересует лишь получение дохода. Поэтому излишек, прибавочная стоимость в 300 тыс. долл., выступает как результат затраты всего капитала и принимает форму прибыли капиталиста. Создается обманчивая видимость, что прибыль в 300 тыс. долл. порождена всем капиталом: как переменным, так и постоянным, является результатом капиталистических издержек производства,

В действительности прибыль есть прибавочная стоимость, созданная трудом наемных рабочих в производстве, но выступающая как порождение всего авансированного капитала. Вот почему Маркс назвал прибыль превращенной формой прибавочной стоимости.

Прибыль маскирует общественные отношения капиталистического общества. На предприятиях фабриканта произведены товары. В них воплощена стоимость (в том числе прибавочная стоимость), созданная трудом наемных рабочих. Фабрикант продает товары, выручает деньги, сумма которых превышает первоначально авансированный капитал. Прибыль, полученная им, родилась, возникла якобы в процессе обращения, в результате обмена товаров на деньги. 1 млн. долл. капиталиста после продажи товаров превратился в 1 млн. 300 тыс. долл. В сущности же эти 300 тыс. долл. выражают отношения между капиталистами и наемными рабочими, они результат прибавочного труда наемных рабочих.

Надо иметь в виду еще следующее обстоятельство. Фабрикант может получить прибыль и в том случае, когда товары продаются ниже стоимости. В нашем примере он получит прибыль, если товар будет продан за 1250 тыс. долл., 1200 тыс. долл. и даже за 1050 тыс. долл., т. е. любая надбавка к капиталистическим издержкам производства (к 1 млн. долл.) будет прибылью. Дело в том, что в условиях капитализма имеют место большие колебания рыночных цен вверх и вниз от уровня стоимости. Поэтому величина прибыли может резко колебаться в зависимости от колебания рыночных цен, и тем самым прибыль фабриканта будет больше или меньше прибавочной стоимости, произведенной наемными рабочими.

В этих условиях настоящая природа общественных отношений, подлинный источник прибыли — прибавочная стоимость — еще в большей мере затушевывается, маскируется. Данный пример показывает, насколько важно уметь отличать явления обыденной жизни, явления, так сказать, поверхностные, от тех глубинных процессов, которые выражают сущность экономической жизни капиталистического общества.

28. Что такое норма прибыли?

Капиталист вкладывает свои деньги в производство товаров только ради того, чтобы получать прибыль. Ему безразлично, что производится: автомашины или жевательная резина, самолеты или напиток кока-кола. Но он отнюдь неравнодушен к тому, сколько прибыли он получит на каждую единицу своего капитала. Отношение прибавочной стоимости ко всему авансированному капралу служит нормой прибыли.

Нам известна формула нормы прибавочной стоимости: т' = m / v × 100. Формулу нормы прибыли (p') можно выразить следующим образом:

p' = m / (c + v) × 100

Обычно эта величина выражается в процентах. Ее колебания обусловлены в основном двумя факторами.

Первый фактор — это норма прибавочной стоимости. Если предположить, что два капиталиста располагают одинаковым капиталом (900 с + 100 v), то норма прибыли будет выше у того из них, у кого выше норма прибавочной стоимости. Например, если у первого капиталиста норма прибавочной стоимости составляет 200%, то стоимость товара будет равна 1200 единицам (900 с + 100 v + 200 m). Теперь нетрудно определить и норму прибыли: она составит 20% (200 / (900 + 100) × 100) При норме прибавочной стоимости, равной 300%, стоимость товара у второго капиталиста будет равна 1300 единицам (900 с + 100 v + 300 m), а норма прибыли — 30% (300 / (900 + 100) × 100)

Итак, норма прибыли повышается с увеличением нормы прибавочной стоимости.

Второй фактор, влияющий на величину нормы прибыли, — это органическое строение капитала. Норма прибыли будет ниже, если органическое строение капитала выше.

Если органическое строение капитала в 1000 долл. равно 9 / 1 (900 с + 100 v), то при норме прибавочной стоимости 100% норма прибыли будет равна 10% (100 / (900 + 100) × 100). Но если капитал такого же размера имеет органическое строение 800 с + 200 v, то при одинаковой норме прибавочной стоимости норма прибыли составит уже 20% (200 / (800 + 200) × 100).

Таким образом, увеличение доли постоянного капитала понижает норму прибыли. Что же делают капиталисты, чтобы сократить расходы на средства производства? Они часто прибегают к самому дешевому способу: сокращают затраты на охрану труда, уменьшают расходы на вентиляцию, на средства по технике безопасности и т. п. Эта экономия — одна из многих причин быстрого роста производственного травматизма, многочисленных смертных случаев среди рабочих. Часто приходится читать в газетах о взрывах рудничного газа из-за плохой вентиляции, об обвалах в шахтах и о других несчастных случаях на производстве.

Капиталистический строй, указывал Маркс, «является расточителем людей, живого труда, расточителем не только тела и крови, но и нервов и мозга».

Норма прибыли показывает степень доходности капиталистического предприятия. Поэтому для получения высокой нормы прибыли и тем самым большего дохода капиталист идет на все. К. Маркс в I томе «Капитала» приводит меткую характеристику капитала, данную Т. Даннингом, английским профсоюзным деятелем: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это еще не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Капиталистическая действительность полна фактов, подтверждающих эту истину. Нет преступления, на которое не решился бы капитал ради высоких прибылей!

29. Как образуется средняя прибыль?

В различных отраслях капиталистической промышленности уровень органического строения капитала неодинаков. Иначе и не может быть. В экономике сосуществуют старые и молодые отрасли производства (например, производство угля, с одной стороны, нефти и газа, с другой). Не следует забывать также, что такие отрасли промышленности, как машиностроение, имеют более высокий уровень технического оснащения, чем предприятия по производству кожи и т. п. Словом, далеко не одинаковый уровень органического строения капитала в разных отраслях производства — явление вполне закономерное.

Какой же отсюда напрашивается вывод?

Мы уже выяснили, что норма прибыли зависит от органического строения, капитала. Предположим, что в какой-либо стране во всех отраслях промышленности норма прибавочной стоимости одинакова. Но в таком случае владельцы предприятий разных отраслей получат далеко не одинаковую норму прибыли. Для подтверждения такого вывода приведем следующую таблицу:

Приведенные данные показывают, что при одинаковых условиях индивидуальная норма прибыли будет ниже в той отрасли промышленности, в которой органическое строение капитала выше, и наоборот.

Но возникает вопрос: могут ли, скажем, владельцы машиностроительных предприятий довольствоваться в 3 раза меньшей нормой прибыли, чем предприниматели-кожевники? Разумеется, нет. Владельцы машиностроительных заводов постараются сократить свое производство, если невозможно увеличить норму прибыли, и вложат капиталы в кожевенную промышленность. Что же произойдет дальше? Производство машин сократится, и возрастет производство кожи. Цены на кожевенные товары, которых станет значительно больше, чем требуется для удовлетворения спроса, упадут, и, наоборот, увеличится спрос, а вместе с ними и цены на машины. Норма прибыли в машиностроении увеличится, а в кожевенной промышленности упадет. Начнется опять перелив капитала из отраслей с низкой нормой прибыли в отрасли с высокой, пока нормы прибыли в этих отраслях не выровняются. Значит, выравнивание нормы прибыли до средней осуществляется в результате конкуренции капиталистов разных отраслей, или межотраслевой конкуренции.

Внутриотраслевая борьба — это борьба между капиталистами одной отрасли промышленности, производящей одни и те же товары. Каждая отрасль состоит из предприятий, которые различаются по мощности и степени технического совершенства применяемых машин, уровню организации производства и в конечном счете уровню производительности труда. Поэтому неизбежна разница в индивидуальной стоимости товара. Например, стоимость метра ткани одного и того же вида и сорта может быть у одного фабриканта ниже, чем у других, на 10, 20, 30 и более процентов.

Внутриотраслевая конкуренция приводит к установлению общественной, или, как ее иначе называют, рыночной, стоимости. Она определяется общественно необходимыми условиями производства, господствующими в данной отрасли.

Каким образом капиталист может победить в конкурентной борьбе? Это возможно тогда, когда издержки производства на его предприятиях будут ниже, чем у остальных, когда индивидуальная стоимость его товаров станет ниже общественной стоимости. Иначе ему не видать больших прибылей. В крайнем же случае он будет вынужден ликвидировать производство!

Повседневная действительность капиталистического мира тысячами примеров подтверждает правильность этого положения. Одни предприятия уничтожаются в результате разорения, другие сливаются с более крепкими, чтобы стать конкурентоспособными. Так, например, в промышленности и торговле США за 1929–1938 гг. было 185498 слияний и поглощений фирм, в 1939–1948 гг. — 64 745, в 1949–1958 гг. — 106383. Еще сильнее эти процессы сказываются на судьбе мелких предприятий: только за 1948–1951 гг во всех отраслях хозяйства США разорилось 1 414 301 мелких предприятий.

Результат межотраслевой конкуренции иной. Перелив капитала из одной отрасли в другую приводит к тому, что быстро начинает расти производство выгодных товаров. А это неизбежно сказывается на ценах: они падают, поскольку предложение товаров растет куда быстрее, чем спрос на них. Поэтому выгоднейшая отрасль через определенное время теряет свои преимущества. В тех же отраслях, на продукцию которых растет спрос, цены повышаются и соответственно растет норма прибыли. Этот постоянный процесс перелива капитала в результате межотраслевой конкурентной борьбы непременно приводит к образованию общей, более или менее равной, средней нормы прибыли на равновеликий капитал, в какой бы отрасли производства он ни функционировал.

Вот почему складывается такое положение, когда владельцы равновеликих капиталов получают среднюю норму прибыли, независимо от того, что производится на их предприятиях: ткань, уголь, машины или другие товары.

30. В чем суть закона тенденции средней нормы прибыли к понижению?

Интересы общества меньше всего трогают капиталиста. Он стремится получить больше прибыли, а с этой целью добивается повышения нормы прибавочной стоимости. Среди множества других путей капиталист использует и такой: совершенствует технику и добивается получения избыточной прибавочной стоимости. В результате увеличивается доля постоянного капитала, поскольку новые машины обычно стоят дороже.

А каков результат для общества? С ростом доли постоянного капитала повышается органическое строение капитала. Естественно, норма прибыли уменьшается. Но падение нормы прибыли по сравнению с ростом органического строения капитала происходит не так быстро. Чем это объяснить? Дело в том, что существует ряд противодействующих сил. Во-первых, в огромной степени растет норма прибавочной стоимости. Во-вторых, с ростом производительности труда удешевляется производство машин, сырья, топлива. В связи с этим замедляется рост органического строения капитала, что, конечно, тормозит понижение нормы прибыли. В-третьих, огромный рост промышленной резервной армии способствует сохранению предприятий, применяющих ручной труд, что неизбежно уменьшает темпы роста органического строения капитала. В-четвертых, растет количество применяемого переменного капитала, т. е. увеличивается число вовлекаемых в производство рабочих. Вот эти обстоятельства и обусловливают действие закона тенденции нормы прибыли к понижению (тенденция — это направление развития какого-либо явления).

Несмотря на тенденцию нормы прибыли к падению, масса прибыли, получаемой капиталистами, все время растет, так как она зависит от объема применяемого капитала и степени эксплуатации рабочих.

Вот как росла прибыль корпораций США (чистая прибыль после вычета налогов, в млрд. долл.):

1955 г. 27,0

1959 г. 28,5

1960 г. 26,7

1961 г. 27,2

1962 г. 31,2

1963 г. 33,1

1964 г. 38,7

1965 г. 44,5

1966 г. 48,1

Закон тенденции нормы прибыли к понижению выражает противоречия, органически присущие капитализму. Например, усиление эксплуатации трудящихся является одним из способов противодействия падению нормы прибыли. В то же время оно неизбежно обостряет противоречия между пролетариатом и капиталистами, что находит выражение в экономической и политической борьбе рабочего класса против буржуазии.

Присвоение прибавочной стоимости, превращение ее в капитал, безграничное накопление капитала — вот цель капиталистического производства. Как достигается она? Ростом производительности труда. Но для этого приходится увеличивать долю постоянного капитала, что ведет к понижению нормы прибыли. Получается, таким образом, что цель капиталистического производства наталкивается на объективно обусловленные методы достижения ее. Производительность труда, призванная обеспечить высокую норму прибыли, превращается в средство ее понижения.

Известно, что капиталисты стремятся преодолеть падение нормы прибыли расширением производства, повышением нормы эксплуатации. Но в результате платежеспособный спрос трудящихся, т. е. спрос на товары и услуги, определяющийся размерами имеющихся у них средств, падает.

Противоречивость капиталистического производства, как мы видим, выражается в том, что развитие производительных сил, осуществляемое во имя высокой нормы прибыли, само ставит на своем пути такие препятствия, которые в условиях капитализма не могут быть разрешены. «Настоящий предел капиталистического производства, — пишет Маркс, — это сам капитал».

31. Что такое цена производства?

В результате межотраслевой конкуренции складываются такие цены на товары, которые обеспечивают предпринимателям равную прибыль на одинаковый по размерам капитал. Эта цена называется ценой производства. Она равна издержкам производства плюс средняя прибыль.

Посмотрим, как она образуется. Для наглядности составим следующую таблицу:

1) Норма прибавочной стоимости для всех капиталов равна 10 0%.

2) Постоянный капитал в течение года снашивается полностью.

Цена производства равна 120 (издержки производства 100 + средняя прибыль 20). Но она не совпадает со стоимостью товара. Почему? Чтобы выяснить причину отклонения цены производства от стоимости, нам надо вспомнить, из каких затрат труда образуется стоимость товара. В капиталистическом производстве стоимость товара равна: с + v + m. Поэтому стоимость товара при одинаковой норме прибавочной стоимости будет выше в тех отраслях производства, где больше переменного капитала. Вот почему в машиностроении, где органический состав капитала выше, стоимость товара меньше цены производства и, наоборот, в кожевенной промышленности, где больший удельный вес живого труда, цена производства меньше стоимости товара.

Раньше мы утверждали, что основой рыночных цен служит стоимость товара. Теперь же оказывается, что цена товара определяется ценой производства. Может быть, правы буржуазные критики теории Маркса, утверждающие, что закон стоимости вообще никогда не действовал, что товары не только не продавались, но и не могут продаваться по стоимости?

Но противоречие здесь только мнимое. На самом деле теория Маркса об образовании цены производства полностью соответствует учению о стоимости, и без теории стоимости и прибавочной стоимости невозможно понять, как образуется цена производства. Закон стоимости действует не только в простом товарном хозяйстве, но и в условиях капитализма. Но в последнем случае он действует через цену производства. Как это доказать?

Во-первых, если товары, произведенные в машиностроительной промышленности, продаются выше стоимости (в нашем примере на 10 единиц), а кожевенные товары — ниже стоимости (на 10 единиц), то в масштабе всего общества сумма цен производства (360 единиц) полностью совпадает с суммой стоимостей (тоже 360 единиц).

Во-вторых, цена производства полностью определяется стоимостью. Основой всех составных частей цены производства служит стоимость. А именно: постоянный капитал — это не что иное, как стоимость израсходованных средств производства, переменный капитал — стоимость рабочей силы, а средняя прибыль представляет собой форму прибавочной стоимости, созданной наемным трудом рабочих всех отраслей производства.

В-третьих, прибыль всех капиталистов (в нашем примере 60 единиц) равна сумме прибавочной стоимости, созданной неоплаченным трудом рабочих всех отраслей производства (в нашем примере тоже 60 единиц).

В-четвертых, цены производства изменяются в зависимости от стоимости. Если увеличивается стоимость средств производства или рабочей силы, то это обязательно влечет за собой увеличение издержек производства, что не может не повысить цену производства.

Из всего сказанного мы можем сделать вывод, что цена производства есть превращенная форма стоимости.

Учение Маркса об образовании цены производства и средней нормы прибыли имеет глубокий классовый смысл. Оно свидетельствует, с одной стороны, о союзе капиталистов в погоне за высокой прибылью, а с другой стороны, о постоянной конкурентной борьбе между ними за присвоение прибыли по силе, по капиталу.

Уравнение нормы прибыли показывает, что прибавочная стоимость, созданная рабочими, например, в кожевенной промышленности, присваивается не только капиталистами данной отрасли производства, но частично и капиталистами машиностроительной промышленности. Рабочие эксплуатируются всем классом капиталистов, независимо от того, в какой отрасли производства они трудятся. Чем выше степень эксплуатации рабочих, тем больше прибавочная стоимость, тем больше прибыли достается всем капиталистам.

«…Капиталисты, — писал Маркс, — обнаруживая столь мало братских чувств при взаимной конкуренции друг с другом, составляют в то же время поистине масонское братство в борьбе с рабочим классом как целым».

Вот почему кровные интересы пролетариата требуют, чтобы рабочий класс боролся не только против отдельных капиталистов (владельцев «своего» предприятия), по и против всей буржуазии в целом, против всего капиталистического строя. Только такой борьбой можно добиться ликвидации капитализма, освобождения всех трудящихся.

32. Откуда получают свои доходы торговцы?

Мы уже писали, что начатки обмена появились 6–8 тыс. лет назад. Конечно, вначале, когда обмен носил еще случайный характер, потребности в посредниках-торговцах не было. Община с общиной непосредственно обменивались излишками своих продуктов. Торговля, а значит, и купцы возникли тогда, когда многие продукты стали производиться только для обмена и появились деньги как средство обращения товаров. С расширением рынка, когда в обмен вступали продукты, произведенные в отдаленных друг от друга районах и, тем более, в различных странах, создалась экономическая необходимость возникновения посредников, которые занимались исключительно тем, что покупали продукты у одних товаропроизводителей и продавали их другим. Такие посредники и составили особую прослойку населения — класс купцов. Возникает вопрос: каков был источник их доходов?

Если бы купцы покупали и продавали товары по стоимости, то, конечно, они бы не имели никакой прибыли. Когда торговый капитал стал посредником при обмене продуктов между простыми товаропроизводителями, источником прибыли купцов был прибавочный продукт крестьян, кустарей и др. Нередко купцы присваивали весь прибавочный продукт мелких товаропроизводителей, иногда даже и часть необходимого труда. Бывало и так, что торговая прибыль возрастала в результате обсчета, обмера и самого прямого обмана. Недаром в народе бытовала пословица: «Не обманешь — не продашь».

Но при капитализме главным собственником товаров выступает уже не мелкий товаропроизводитель — крестьянин или кустарь, а промышленный капиталист. Ясно, что он не уступит своих товаров торговцу по цене, которая не обеспечивает ему получение средней прибыли.

Из чего же складывается прибыль торговцев, если товары продаются по цене производства? Может ли сам процесс обращения быть источником прибавочной стоимости, а значит, и прибыли для торговых капиталистов? Ведь в процессе купли-продажи товаров ни стоимость, ни прибавочная стоимость создаваться не могут. Значит, источник торговой прибыли не сфера торговли, а сфера производства, где создаются стоимость и прибавочная стоимость.

Но владелец торгового капитала не станет заниматься реализацией товаров, если на равновеликий капитал ему не будет обеспечена такая же прибыль, как и промышленнику. В противном случае он вложит свои деньги в какую-нибудь отрасль промышленности. Каким образом торговый капитал участвует на равных правах в распределении прибавочной стоимости, созданной в процессе производства товаров наемными рабочими, К. Маркс иллюстрирует в «Капитале» следующим примером.

Допустим, что весь промышленный капитал общества, авансированный в течение данного года, составляет 900 единиц и распределяется так: 720 с и 180 v. Норма прибавочной стоимости равна 100%. Вся стоимость постоянного капитала (720 с) переносится на стоимость продукта данного года. Чему будет равна стоимость готового продукта?

Она равна: 720 с + 180 v + 180 m = 1080. Эта сумма будет и ценой производства всей товарной продукции, так как для всего общества она совпадает со стоимостью продукции.

Если бы торгового капитала не существовало, то в таком случае норма прибыли была бы равна: p' = m / (c + v) × 100 = 180 / (720 + 180) × 100 = 20%. Для реализации товаров требуется дополнительная затрата капитала на транспортировку, хранение, строительство магазинов, оплату труда работников торговли. Допустим, что на все это общество потратит еще 100 единиц капитала. Этот капитал потребует для себя равной доли прибыли. Чему будет равна эта доля?

Весь капитал общества составляет 900 + 100 = 1000 единиц. Значит, торговый капитал составляет всего лишь 1/10 всего капитала (100 / 1000). Следовательно, он может претендовать на 1/10 часть прибавочной стоимости, созданной в обществе (180 × 0,1 = 18).

Поскольку капитал общества увеличился на сумму торгового капитала (100), то неизбежно изменится, точнее, уменьшится общая норма прибыли, так как произведенную прибавочную стоимость мы должны отнести ко всему капиталу. Норма прибыли будет равна: 180 / 1000 × 100 = 18%. Здесь подтверждается общая закономерность: чем больше капитала, не участвующего непосредственно в сфере материального производства, тем меньше общая сумма прибавочной стоимости и, следовательно, норма прибыли. В нашем примере наличие торгового капитала в сумме 100 единиц (1/10 всего капитала) уменьшает норму прибыли с 20 до 18%.

Норма прибыли (18%) будет мерой доходности как промышленного, так и торгового капитала. Поэтому промышленники получат 162 единицы прибавочной стоимости, а торговый капиталист — 18 единиц.

По какой цене промышленные капиталисты могут продавать товары торговцам? По цене, которая обеспечивает им среднюю прибыль — 18%. Она будет равна капиталистическим издержкам производства 720 с + 180 v + средняя прибыль. Итого: 720 + 180 + 162 = 1062.

Чтобы получить свою долю прибыли, торговые капиталисты должны прибавить к 1062 единицам еще 18. Таким образом, товар будет реализован за 1080 единиц, т. е. по цене производства. Она равна стоимости товара (720 с + 180 v + 180 m).

Как видим, торговые капиталисты, продавая товары не выше цены производства и стоимости, получают, как и вес другие капиталисты, среднюю прибыль на свой капитал. Источник торговой прибыли — прибавочная стоимость, создаваемая наемными рабочими в процессе производства товаров.

33. Как образуется ссудный капитал?

Наряду с фабрикантами и торговцами в присвоении прибавочной стоимости, созданной наемными рабочими, участвуют и банкиры.

Прежде всего возникает вопрос: как появились владельцы банков? Почему в капиталистическом обществе образуются свободные деньги, которые собираются в руках банкиров?

Известно, что денежные сбережения имеются у различных слоев населения и они могут откладывать часть их в банки. Но эти сбережения — самая незначительная часть средств капиталистических банков. В них сосредоточиваются главным образом деньги промышленных капиталистов, оказавшиеся свободными от применения в промышленном производстве по разным причинам.

Во-первых, ежегодно освобождаются громадные суммы, израсходованные в свое время на приобретение машин, оборудования, транспортных средств и т. п. Допустим, что капиталист затратил на эти цели 1 млн. долл. Если срок службы машин и оборудования составляет в среднем 10 лет, то ежегодно из стоимости, перенесенной на новый товар, фабрикант должен откладывать 100 тыс. долл. чтобы через 10 лет заменить все старое оборудование и купить взамен новое.

Во-вторых, в банке оказывается часть денег, предназначенных на восполнение запасов сырья, топлива, вспомогательных материалов.

В-третьих, рабочие получают заработную плату один раз в неделю, в две недели, а создают стоимость ежедневно. Опять же, у промышленника высвобождается часть денег, которая может быть отдана в банк.

В-четвертых, в банках накапливаются временно средства тех отраслей, производство которых носит сезонный характер.

В-пятых, фабрикант накапливает часть прибыли для расширения производства товаров (для покупки новых машин, оборудования и т п.).

В-шестых, та часть прибыли, которая предназначена на личное потребление, расходуется не в один день, а постепенно.

Как видим, непрерывный ход капиталистического производства неизбежно высвобождает значительные суммы денег. Высвободившиеся деньги капиталист отдает другому в ссуду, т. е. во временное пользование, к получает за это вознаграждение в виде процентов. Временно свободные денежные капиталы вкладываются в банки, где собирается огромная масса денег. Вот этот денежный капитал, который собирается в банках передается другим капиталистам — владельцам фабрик, заводов, магазинов — в ссуду, называется ссудным капиталом.

Конечно, капиталист никогда не станет уступать, хотя бы временно, свой капитал бесплатно. Он получает определенную плату, которая носит название ссудного процента. Значит, ссудным капиталом называется денежный капитал, отданный в ссуду и приносящий своему владельцу проценты.

Ссудный капитал, как видим, порождение промышленного капитала, он представляет собой обособившуюся часть его.

Но кроме свободных денег, высвобождающихся в ходе промышленного производства, источником ссудного капитала служат и капиталы рантье. Эта группа капиталистов не. связана ни с одной из производственных сфер: ки с промышленностью, ни с транспортом, ни с торговлей. Они вкладывают свои капиталы в банк и живут на получаемые проценты.

И, наконец, источником ссудного капитала, как мы уже говорили, служат и денежные сбережения различных социальных групп буржуазного общества.

34. Каковы наиболее характерные черты ссудного капитала?

Ссудный капитал обслуживает главным образом нужды капиталистического промышленного производства. Но несмотря на это, он имеет самостоятельное значение и свои особые черты. Отметим некоторые, наиболее характерные особенности ссудного капитала.

Прежде всего ссудный капитал является денежным капиталом, он всегда пребывает в сфере обращения.

Если промышленник берет ссуду и вкладывает эти деньги в производство, то это уже не ссудный, а промышленный капитал. Но тут выявляется новая черта ссудного капитала. Дело в том, что владелец ссудного капитала не теряет собственности на него. Банкир отдает его лишь во временное пользование, сохраняя все права на этот капитал как его собственник. Значит, ссудный капитал — это по существу капитал-собственность, в противоположность промышленному или торговому капиталу, который Маркс называл функционирующим капиталом или капиталом-функцией. Промышленник использует деньги, взятые в ссуду, для расширения производства: покупки сырья, приобретения дополнительной рабочей силы и т. п. В результате изготовления товара промышленный капиталист присвоит прибавочную стоимость, созданную рабочими, и часть ее отдаст банкиру — собственнику ссудного капитала.

И тут обнаруживается еще одна черта ссудного капитала — особый характер его движения: деньги, отданные во временное пользование, вернулись с приростом. Это можно выразить формулой: Д — Д + д. Вспомним формулу товарного обращения (Т — Д — Т) и капитала (Д — Т — Д + д). Ссудный капитал — это денежный капитал, а деньги сами по себе не могут создавать ни стоимости, ни прибавочной стоимости. Формула движения ссудного капитала (Д — Д + д) создает впечатление, будто деньги породили деньги. В этом выражается фетишизм ссудного капитала, когда общественные отношения принимают форму отношения вещей. Если прибыль, полученная промышленным капиталистом, представляется как порождение всего капитала, то ссудный капитал в еще большей мере маскирует эксплуатацию рабочих, скрывая подлинный источник доходов банкиров.

В действительности же только использование ссудного капитала как функционирующего капитала обеспечивает капиталисту возрастание стоимости. Именно благодаря созданной рабочими стоимости и прибавочной стоимости промышленник имеет возможность получить прибыль и часть ее отдать банкиру в виде процента.

Отметим еще одну черту ссудного капитала. Промышленный капиталист взял в банке ссуду 100 тыс. долл. и через год за это уплатил банкиру, предположим, 5 тыс. долл. (из расчета 5%). Как видим, ссудный капитал выступает как особого рода товар, как капитал-товар. Он, как и любой товар, имеет потребительную стоимость. Но эта потребительная стоимость особого рода. Она заключается в способности приносить прибыль. В данном случае ссудный капитал в 100 тыс. долл. как бы продан промышленнику, а за это банкир получает 5 тыс. долл. — цену капитала-товара. Промышленный капиталист потому и берет ссуду, что, имея в своем распоряжении эти деньги, он может расширить производство товаров и тем самым увеличить прибавочную стоимость, создаваемую рабочими.

Но при продаже обычного товара покупатель оплачивает стоимость данного товара и становится собственником его. Капитал-товар не продается, а передается во временное пользование, и банкир сохраняет собственность на него. Кроме того, при использовании, например, предметов потребления стоимость этих товаров исчезает. Ссудный же капитал в результате потребления не только не теряет, а, напротив, увеличивает свою стоимость и возвращается к своему владельцу с приращением.

35. Каков источник и размер ссудного процента?

Мы уже выяснили, что банкир предоставляет во временное пользование свой денежный капитал промышленнику или торговцу за определенный процент. Ссудный процент внешне выступает как цена товара-капитала. Маркс называет процент иррациональной формой цены, т. е. совершенно противоречащей понятию цены товара. Почему?

Нам известно, что цена есть денежное выражение стоимости товара. Но когда капитал выступает как товар, то его цена не может быть денежным выражением его стоимости. Почему? Потому что сам ссудный капитал имеет лишь денежную форму. Ссудный процент есть только оплата потребительной стоимости капитала как товара, его способности приносить прибыль.

Функционирующий капиталист, например промышленник, платит процент банкиру за счет той прибыли, которую он получил в результате производства товара. Поэтому вся прибыль делится на две части: 1) предпринимательский доход, присваиваемый функционирующим капиталистом, и 2) процент, который передается банкиру.

Но так как прибыль есть превращенная форма прибавочной стоимости, то ссудный процент по своей экономической сущности представляет собой часть прибавочной стоимости, созданной наемными рабочими на капиталистическом предприятии в процессе производства товаров. Значит, источником процента служит прибавочный труд наемных рабочих. Поэтому ссудный процент в конечном счете выражает антагонистические отношения между банкирами и наемными рабочим] Но эти отношения складываются не непосредственно, а через отношения между функционирующими капиталистами и наемными рабочими. Непосредственно же процент выражает отношения между владельцами ссудного капитала, с одной стороны, и торговыми и промышленными капиталистами — с другой.

Каковы размеры той доли прибыли, которая присваивается банкиром в виде процента?

Эта доля выражается в норме процента. Нормой процента называется отношение годового дохода банкира к величине ссудного денежного капитала, выраженное в процентах. Если на капитал в 1000 долл., отданных в ссуду, банкир получает доход в 20 долл., то это означает, что норма процента равна 2 ((20 × 100) / 1000).

Величина процента, ее норма регулируются не законом стоимости, а соотношением спроса и предложения ссудного капитала. С возрастанием спроса на денежный капитал увеличивается и процент. Если же в банках в наличии денег значительно больше, чем требуется в данный момент промышленным или торговым капиталистам, то падает и цена денежного капитала, уменьшается норма процента.

Норма процента может колебаться от минимальной величины до средней нормы прибыли. Нулевой она не может быть, иначе банкиру нет смысла отдавать деньги в ссуду Обычно норма процента держится на уровне ниже средней нормы прибыли, ибо промышленник не возьмет денег из банка, если это не сулит ему прибыли. Только в условиях экономических кризисов норма процента поднимается даже выше средней нормы прибыли.

Поскольку норма процента зависит от средней нормы прибыли, то она неизбежно имеет тенденцию к понижению. Кроме того, следует иметь в виду, что с развитием капитализма увеличивается предложение ссудного капитала. Объясняется это тем, что многие мелкие и средние капиталисты вытесняются из сферы производства. Поэтому они отдают свои капиталы взаймы и живут за счет процентов на них. Превращение промышленных и торговых капиталистов в рантье убыстряет рост ссудного капитала, что неизбежно влияет на его цену — высоту процента.

Действие закона тенденции средней нормы процента к понижению подтверждается следующими данными. В США в 1866–1880 гг. ссудный процент по краткосрочным ссудам колебался от 3,6 (низшая ставка) до 17% (высшая ставка), в 1881–1890 гг. — от 2,63 до 9,75%, в 1901–1920 гг. — от 2,98 до 8%, в 1921–1935 гг. — от 0,75 до 7,8% и в 1945–1960 гг. — от 0,75 до 4,91%.

36. Какова роль кредита?

Товары производятся, как известно, для продажи. Капиталисту для изготовления новой партии товаров необходимо, чтобы в наличии имелись деньги за реализованный товар. Но это не всегда возможно. Почему? Потому что периоды производства и реализации товаров различны. Если у одних капиталистов уже имеются готовые для продажи изделия, то у других, нуждающихся в этих изделиях, может не оказаться достаточно денег, ибо их товары еще не реализованы. Если бы все товары продавались только за наличные деньги, то это нарушило бы бесперебойность капиталистического производства. Вот почему возникает объективная необходимость продавать товары в кредит, т. е. с отсрочкой платежа. Такая форма кредита называется коммерческим.

При коммерческом кредите один капиталист (промышленник или торговец — безразлично) ссужает другому товары. Допустим, хлопчатобумажная прядильная фабрика выпускает продукцию на 100 тыс. долл. ежегодно. Кто покупает пряжу? Главным образом, оптовые покупатели — владельцы ткацких фабрик. Вполне возможно, что у владельца ткацкой фабрики не окажется достаточно денег на покупку сырья — пряжи, хотя она и нужна ему в данный момент для продолжения процесса производства ткани. Но он может купить пряжу, предположим, на 10 тыс. долл. с отсрочкой платежа на некоторое время (месяц, квартал). Но владелец прядильной фабрики, предоставляя кредит одному капиталисту в сумме 10 тыс. долл., а другому — в 20–30 тыс. долл. и т. д., может сам нуждаться хлопке, топливе и т. д. и поэтому вынужден обратиться за кредитом к торговцу хлопком, собственнику шахты и другим капиталистам.

Коммерческий кредит выгоден обеим сторонам — кредитору и заемщику. Первый получает возможность быстро реализовать свой товар, а второй — продолжать процесс производства без перебоев.

Как оформляют свои сделки кредитор и заемщик? Существует вексель — письменное обязательство должника уплатить кредитору в определенный срок деньги за товары, купленные им взаймы. До наступления срока оплаты вексель может быть отдан вместо денег третьему лицу. В таких случаях вексель выполняет функции денег как средства платежа. Но следует иметь в виду, что, во-первых, вексель выдается на определенный срок и, во-вторых, передача векселя третьему лицу должна быть соответствующим образом оформлена.

Коммерческий кредит носит ограниченный характер. Почему? Поскольку это кредит товарами, ясно, что тот или иной товар нужен не каждому. Например, в пряже нуждаются лишь владельцы ткацких фабрик.

Несравненно шире возможности банковского кредита, который предоставляется банками в форме денег (подробно об этом говорится в ответе на вопрос «Какие функции выполняют банки?»).

Почему промышленные или торговые капиталисты сами не предоставляют кредит деньгами? Прежде всего по той причине, что у каждого отдельного капиталиста размеры свободных денежных капиталов ограниченны. В условиях, когда предпринимателям требуются большие суммы денег, без посредничества банков не обойтись. Надо иметь в виду и то, что деньги бывают нужны на различные сроки, а у промышленников или торговцев они освобождаются на определенное время. А вот банки могут выдавать ссуду на любой срок. В этом состоят преимущества банковского кредита перед коммерческим.

Кроме коммерческого и банковского, существуют и другие формы капиталистического кредита.

Буржуазное государство получает кредит путем выпуска займов. Этот вид кредита называется государственным. Он необходим для покрытия дефицита государственного бюджета. А дефицит возникает главным образом из-за роста расходов на гонку вооружений и ведение захватнических войн в различных районах земного шара.

Систематически растут военные расходы в капиталистических странах. Так, например, в Англии прямые военные расходы составляли (в млн. долл.): в 1949 г. — 2181, в 1955 г. — 4388, в 1960 г. — 4597, в 1968 г. — 5662, в 1970 г. — 5902. Если в 1949 г. прямые военные расходы Канады были равны 372 млн. долл., Италии — 482 млн. долл., то в 1970 г. эти расходы выросли в Канаде до 1903 млн. долл., а в Италии до 2303 млн. долл.

Любая, даже самая «малая» война всей своей тяжестью ложится на плечи трудящихся. Займы погашаются за счет увеличения прямых и косвенных налогов с населения, и в первую очередь — с трудящихся. Облигации займов покупаются главным образом крупными капиталистами. Поэтому проценты, т. е. доходы от этих займов текут в их карманы. А это немалые суммы. Но главный выигрыш крупных капиталистов от государственного кредита состоит в том, что они получают значительную часть сумм, вырученных от выпуска займов, в виде заказов на изготовление различных средств ведения войн (атомное вооружение, самолеты, боеприпасы и т. п.).

Международный кредит предоставляется как в форме коммерческого (продажа товаров в кредит), так и банковского кредита (займы частнокапиталистическим предприятиям и государствам). Международный кредит используется для завоевания рынков сбыта товаров и источников сырья, для экономического и политического закабаления других, более слабых государств.

Предоставляя внешние займы другим странам, развитая капиталистическая страна, как правило, обязывает должника львиную долю денег израсходовать на покупку товаров производства своей страны. Например, так называемый «план Маршалла» вынуждал западноевропейские страны импортировать товары из США. Такой же характер носят займы США странам Латинской Америки, Африки и Азии.

В капиталистическом обществе широкое развитие получил еще один вид кредита — потребительский. Его особенность состоит в том, что он предоставляется не капиталистам, а представителям других классов и преследует цель стимулировать потребление товаров. Потребительский кредит возник в связи с трудностями сбыта мебели, автомашин, телевизоров, холодильников и других товаров длительного пользования. Значительные кредиты предоставляются под строительство жилых домов.

Размеры потребительского кредита растут быстро. В США, например, с 1939 г. по май 1967 г. общая сумма потребительского кредита (не считая на строительство домов) увеличилась с 7,2 млрд. до 93,9 млрд. долл., т. е. более чем в 13 раз.

Потребительский кредит в конечном счете не улучшает материальное благосостояние трудящихся, а, напротив, усиливает их зависимость от крупного капитала. Во-первых, товары, отпускаемые в кредит, продаются по более высокой цене; во-вторых, за полученный кредит приходится платить повышенный процент; в-третьих, в случае, если потребитель не в состоянии в назначенный срок погасить задолженность, то товары, взятые в кредит, он обязан вернуть владельцу их, при этом ранее внесенные платежи ему не возвращаются.

Таким образом, потребительский кредит — лишь один из многих дополнительных средств увеличения прибыли капиталистов.

Роль кредита в производстве весьма велика. Стремясь к получению возможно большей прибыли, капиталист вкладывает свой капитал в те отрасли, где норма прибыли выше. Но, допустим, капитал вложен в текстильную промышленность, где норма прибыли ниже, чем в других отраслях промышленности. Что же делает в этом случае владелец фабрики? С помощью кредита он может, не расширяя производство ткани и даже сокращая его, отдать свои свободные денежные капиталы банку. Посредством банка эти капиталы будут размещены в тех отраслях, где норма прибыли более высокая. Тем самым кредит способствует выравниванию средней нормы прибыли. Кредит в огромной степени ускоряет процесс обращения, так как многие платежи производятся банками путем погашения взаимных платежей между отдельными капиталистами.

Надо кроме того учитывать, что при отсутствии кредита значительные суммы лежали бы без движения в сейфах. С помощью кредита они превращаются в функционирующий капитал.

Кто пользуется кредитом в первую очередь? Конечно, крупные капиталисты. Это и понятно. Банк доверяет прежде всего крупным капиталистам, ибо владельцы мелких и средних предприятий скорее могут вылететь в трубу и оказаться некредитоспособными. Тем самым кредит способствует концентрации производства, вытеснению мелких капиталистов крупными.

В этом же направлении действует и ускорение обращения товаров. Все эти процессы усиливают общественный характер производства, с одной стороны, и способствуют еще большей концентрации общественного богатства в руках небольшой кучки крупнейших капиталистов, с другой. Таким образом, кредит ведет к обострению основного противоречия капиталистического способа производства — между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения.

37. Какие функции выполняют банки?

Банк — слово итальянское (banca) и в переводе означает стол. Первые банковские операции были связаны с обменом денег. В каждой стране обращалась своя, особая монета, и купцы обменивали деньги разных стран. Обмен совершался за столом. Греческие банкиры назывались трапезитами (trapesa — стол), а римские — менсариями (mensa — стол).

Развитие товарно-денежных отношений привело к тому, что менялы, владея крупными суммами денег, не только стали совершать операции по обмену, но и принимали вклады, выдавали ссуды и т. д. В таком виде банковское дело получило большое развитие в XIV в. в северо-итальянских республиках.

Капиталистические банки возникали двумя путями: превращением менял — торговцев деньгами — в банкиров и созданием акционерных обществ. Так, в 1694 г. был создан английский банк как частное общество с капиталом в 1200 тыс. фунтов стерлингов. Второй путь был преобладающим.

Каковы же их основные функции?

Капиталистические банки собирают, аккумулируют свободные деньги не только функционирующих капиталистов, но и капиталы рантье, а также сбережения и доходы других слоев населения.

Банки являются не только торговцами ссудного капитала. Они выполняют еще роль кассиров промышленных и торговых капиталистов. В этом случае они производят платежи по поручению, получают деньги с должников, выступают посредниками в платежах.

Очень важной функцией банков является выпуск (эмиссия) банковских билетов — банкнот. Банкноты выполняют роль кредитных денег и возвращаются в банк по истечении срока ссуды. Раньше банкноты обменивались банками на золото. Но с 1930 г. во всех капиталистических странах банкноты фактически превратились в бумажные деньги.

Банк производит операции двоякого рода. Первые — это пассивные, с помощью которых привлекаются свободные деньги. Любому вкладчику банк выплачивает проценты. Вклады могут быть разные: срочные, бессрочные или до востребования, а также на текущий счет. Функционирующие капиталисты, внося свои деньги на текущий счет, получают чековую книжку, которая дает им возможность по мере надобности брать наличные деньги из банка. Второй вид операций — активные, когда банки используют свои и привлеченные средства. Они выдают ссуды промышленникам и торговцам как по долговым обязательствам, так и под залог товаров, векселей и других бумаг. За эти операции банк взимает процент.

Распространенной формой деятельности банков служит и такая форма кредита. Предположим, что у капиталиста имеется вексель за предоставленный им кредит товарами. Срок векселя — 12 месяцев. А деньги нужны ему раньше. Тогда он прибегает к помощи банка, который обменивает вексель на наличные деньги. Такая активная операция называется учетом векселей. Осуществляется она следующим образом.

Допустим, что банк за предоставленные ссуды взимает 5% годовых. Если вексель выдан на 100 тыс. долл. и срок его уплаты 12 месяцев, то банк, учитывая вексель в месяц его выдачи, выдаст ссуду в 95 тыс. долл. и получит за эту операцию 5 тыс. долл ((5 × 100 000) / 100). Если же срок уплаты по векселю 6 месяцев, то банк вычтет в свою пользу 2500 долл. ((5 × 100 000) / 100: 2 = 2500) и выдаст ссуду на 97 500 долл.

В соответствии с выполняемыми функциями в капиталистических странах существуют различные виды банков. Коммерческие банки кредитуют промышленность и торговлю. Эмиссионные банки выпускают кредитные деньги — банкноты. Обычно в той или иной стране имеется один, центральный банк, которому предоставлено право выпуска банкнот, как, например, в Англии, во Франции. В США банкноты выпускают 12 федеральных резервных банков. Эмиссионные банки — это «банки банков», как называл их Ленин. Они предоставляют кредит главным образом коммерческим банкам, хранят золотые запасы страны, привлекают вклады иностранных банков.

Кроме упомянутых банков, существуют различные банки специального назначения: ипотечные (выдача ссуд под залог недвижимого имущества, земли, строений), сельскохозяйственные (кредитование сельского хозяйства), внешнеторговые (кредитование внешней торговли) и т. п.

Вся деятельность банков подчинена единственной цели — получению возможно большей прибыли в форме процента, который, как известно, есть лишь часть прибавочной стоимости, созданной наемными рабочими в процессе производства товаров. Прибыль банка есть разность между суммой процентов, которые банк взимает за ссуду, и процентами, которые выплачиваются вкладчикам. Расходы по ведению банковского дела являются чистыми издержками обращения. После вычета этих расходов остается чистая прибыль банка. Она колеблется вокруг средней нормы прибыли и имеет тенденцию к уравнению с ней.

Норма банковской прибыли есть отношение чистой прибыли банка к собственному капиталу. Капитал банка состоит из двух частей — собственного и привлеченного в форме вкладов. Удельный вес собственного капитала, как правило, значительно ниже привлеченного и обычно составляет немногим более 10% общей суммы капиталов и вкладов.

В условиях современного империализма роль банков значительно возрастает, изменяются не только размеры, но и характер банковских операций. Современные капиталистические банки — не просто посредники в платежах и в кредите. Слияние или сращивание банковского капитала с промышленным образует финансовый капитал, который является одним из решающих экономических признаков империализма.

38. В чем выражаются валютные кризисы?

Валюта — слово итальянское. В буквальном переводе оно означает «цена» (от латинского valeo — стою). Валютой называют денежную единицу, принятую в данной стране (например, доллар — валюта США, франк — валюта Франции и т. д.). Различают следующие типы валюты — золотую, серебряную, бумажную.

На первых ступенях развития капитализма роль денег выполняли два металла — золото и серебро. Такая денежная система называлась биметаллизмом. За денежную единицу принималось определенное весовое количество золота или серебра. Ценностное соотношение монет из слитков металла устанавливалось государством. Но оно не оставалось неизменным. Со временем роль денег монополизировал один металл. Соответственно денежная система стала называться монометаллизмом. Впервые эта система была введена в 20-х годах XIX века в Англии. В последней четверти прошлого столетия золотой монометаллизм стал господствующей денежной системой капиталистического мира. При этом наряду с золотом — всеобщим эквивалентом — в обращении находились неполноценные монеты из серебра и меди, а также банкноты, векселя, чеки.

Золотой монометаллизм, при котором в обращении находятся золотые монеты, именуется золотомонетным стандартом. Известны также золотослитковый стандарт, когда банкноты обмениваются на золотые слитки, и золотодевизный стандарт, когда допускается обмен банкнот на иностранную валюту, разменную на золото.

Золотомонетный стандарт был наиболее устойчивой денежной системой капитализма. Это объясняется тем, что банкноты обменивались на золотые монеты, которые находились в обращении и свободно чеканились монетными дворами. Золотомонетный стандарт предполагал свободный ввоз и вывоз золота.

Устойчивость денежной системы внутри страны обеспечивалась тем, что золотые монеты выполняли все функции денег. Если объем товарооборота и платежей требовал меньше монет, чем находилось в обращении, то золото оседало в сейфах капиталистических банков или частных лиц, выполняя функцию денег как сокровища. При увеличении обмена товаров и платежей золотые монеты возвращались в каналы денежного обращения. Конечно, в этих условиях та или другая страна должна была иметь достаточное количество запасов золота или иностранной валюты, разменной на золото.

Золотомонетный стандарт обеспечивал и относительную устойчивость валютного курса, т. е. соотношения между различными иностранными валютами. Другими словами, отношение денежной единицы той или другой страны, например франка, к денежным единицам других стран, например к доллару, фунту стерлингов и т. д., сохранялось на определенном уровне, так как содержание денежных единиц определялось по весу чистого золота.

Но относительная устойчивость денежной системы капитализма давно ушла в прошлое. Золотомонетный стандарт прекратил свое существование еще в годы первой мировой войны. Золотые монеты исчезли из обращения почти во всех капиталистических странах.

Колоссальные расходы государств, вызванные войной, покрывались за счет высоких налогов с трудящихся, выпуском не только займов, но и огромного количества бумажных денег. В результате количество бумажных денег оказалось значительно больше, чем требовалось для обслуживания товарооборота. Обмен их на золотые монеты был прекращен. Инфляция (т. е. переполнение каналов денежного обращения бумажными деньгами), порождая стремительный и неуклонный рост товарных цен, тяжелым бременем легла на плечи трудящихся.

Действующая ныне золотодевизная система капиталистического мира была заложена в 1944 г. на международной конференции в Бреттон-Вудсе (США). Капиталистические страны, будучи зависимы от США, согласились принять за основу валютных расчетов американский доллар со следующим отношением его к золоту: 35 долл. за 1 унцию золота (1 долл. = = 0,888671 г). Был создан Международный валютный фонд (МВФ). Капитал и все ресурсы МВФ образуются из взносов государств-членов, а также из доходов самого фонда. Каждое государство может пользоваться капиталом фонда в пределах доли своих вкладов. Паритетный курс (т. е. соотношение по золотому содержанию) всех национальных валют Фонда определяется на базе доллара. Например, золотое содержание итальянской лиры зафиксировано МВФ 30 марта 1960 г. в 0,00142187 г чистого золота. Значит, паритетный курс к доллару США составлял до декабря 1971 г. 625 лир за 1 долл. По правилам МВФ, действовавшим до декабря 1971 г., текущий курс национальной валюты не должен повышаться или понижаться по отношению к доллару более чем на 1% вверх и вниз от паритета. С декабря 1972 г. эти пределы расширены до 2,25%.

Что должно делать то или иное государство, если курс его валюты падает до допустимого предела? Центральный банк государства обязан скупать свою валюту, чтобы не допустить ее падения ниже установленного предела. А покупать приходится за золото или за иностранную валюту, разменную на золото. Всегда ли это возможно? Конечно, нет. Возьмем, к примеру, валюту Великобритании, которая вместе с долларом служит во всем капиталистическом мире валютой расчетов и валютой запасов. Фунт стерлингов претерпевает кризис за кризисом. Английское правительство дважды было вынуждено пойти на девальвацию, т. е. на то, чтобы официально снизить золотое содержание национальной валюты и соответственно понизить ее официальный курс по отношению к иностранной валюте — на 30% в 1949 г. и на 14,3% в 1967 г. В 1972 г. английское правительство вообще отказалось от твердого паритета и ввело «плавающий» (свободно меняющийся) курс фунта стерлингов, который значительно понизился на рынке.

Американский доллар — основная валюта всего капиталистического мира — переживает затяжной кризис. Вспышки кризиса доллара возобновляются все чаще и чаще, принимая временами грандиозные размеры. Например, весной 1971 г. на биржах капиталистических стран Западной Европы возникла настоящая валютная паника: в течение нескольких часов 4 мая центральному банку ФРГ пришлось закупить свыше 1,2 млрд. долл., а на следующий день в течение лишь одного часа вновь приобрести свыше 1 млрд. долл. чтобы не допустить падения курса доллара ниже установленного предела. Эта лихорадка была приостановлена лишь временным закрытием банков.

Банки и других капиталистических стран прекратили денежные операции в долларах, их покупку. Это было настоящее «валютное землетрясение», вызвавшее кризис доверия к доллару, отказ от принятия платежей в долларах. Правительство США в августе 1971 г. пошло на чрезвычайные меры для спасения доллара — прекратило обмен доллара на золото для центральных банков других стран, заморозило заработную плату, ввело дополнительный 10-процентный налог на импорт и приняло ряд других «пожарных» мер.

Но это не смогло приостановить кризис доллара. Правительство США в декабре 1971 г. осуществило девальвацию доллара, понизив его золотое содержание на 7,89%. Официальная цена золота повысилась с 35 долл. до 38 долл. за унцию, или на 8,57%. Но повышение цены золота не обеспечило устойчивость доллара и не устранило возможность дальнейших резких нарушений валютно-финансовых отношений во всем капиталистическом мире. Это объясняется рядом причин. Огромные военные расходы США привели к колоссальному дефициту платежного баланса, достигшего за 1971 г. 29,8 млрд. долларов. А общая сумма государственной задолженности США иностранным банкам и частным лицам за границей достигла уже в 1971 г. 43 млрд. долл. Но эта сумма не может быть обменена на золото, так как запас его в США катастрофически уменьшился, составив 10,2 млрд. долл. в 1971 г. против 24,4 млрд. долл. в 1948 г.

В феврале 1973 г правительство США приняло решение вторично за последнее время девальвировать доллар на 10%.

Слывший недавно эквивалентом могущества и незыблемости, доллар снова потерял в весе. Девальвация доллара — еще одно наглядное доказательство жестокого кризиса, захватившего валютно-финансовую систему Запада. Вместе с тем она свидетельствует о новом резком столкновении интересов США, с одной стороны, развитых европейских государств и Японии, с другой. США, девальвируя доллар, рассчитывают расширить свой экспорт, повысить конкурентоспособность своих товаров, сократить ввоз из других стран и тем самым улучшить дела за счет своих торговых партнеров.

Но эти меры, как и предпринимаемые ранее, не способны излечить от недугов валютную систему капитализма.

Кризис доллара, фунта стерлингов, франка, лиры и др. — явление неизбежное. За 1949–1971 гг. в капиталистических государствах осуществлено более 400 девальваций (в некоторых странах по нескольку раз). Из года в год продолжается паника на валютных рынках капиталистического мира. Центральным банкам ФРГ, Японии и других стран приходится вновь и вновь скупать огромные суммы долларов, чтобы искусственно поддержать курс валюты США. Так, например, федеральный банк ФРГ во Франкфурте-на-Майне только за первую неделю февраля 1973 г. скупил доллары на 16 млрд. марок, а японский банк за 10 дней начала февраля вынужден был скупить более одного миллиарда долларов. Но и эти меры, осуществляемые отдельными капиталистическими странами, как и любые другие, не могут ликвидировать кризис валютной системы капитализма, так как они не устраняют причин, порождающих экономические и денежные кризисы, а еще более углубляют и усиливают их. Колоссальные расходы на вооружение, на содержание правительственного аппарата приводят к превышению бюджетных расходов над доходами. А ликвидация бюджетного дефицита повышением косвенных налогов, выпуском бумажных денег и т, п. неизбежно ведет к росту цен на предметы потребления, что ухудшает и без того тяжелое материальное положение трудящихся.

Коренной экономической основой валютных кризисов являются стихийный, анархический характер капиталистического способа производства и сбыта товаров, производство ради извлечения прибыли. Это неизбежно порождает противоречие между ростом производства товаров и ограниченными возможностями их потребления. Таким образом, основой валютно-финансовых потрясений служит та же причина, которая порождает экономические кризисы (см. ответ на вопрос «Почему происходят экономические кризисы?»). В периоды экономических кризисов перепроизводства нарушается вся система денежных расчетов не только внутри государства, но и между различными странами, что неизбежно приводит к валютным затруднениям, а временные меры по спасению валют, предпринимаемые буржуазными правительствами, не в состоянии излечить капитализм от его недугов.

39. Что такое земельная рента?

Особенностью развития капитализма в сельском хозяйстве является наличие кроме крестьянства еще трех классов: крупных землевладельцев, не ведущих хозяйства на своей земле, капиталистов, которые арендуют землю у крупных землевладельцев, и наемных сельскохозяйственных рабочих.

Аренда земли широко распространена в капиталистических странах. Конечно, землевладельцы разрешают пользоваться своей землей не бесплатно. Между землевладельцем и арендатором заключается договор, в котором предусматриваются размер и сроки оплаты за пользование землей. Сумма денег, которую получает землевладелец от капиталиста-арендатора за свою землю, и есть земельная рента. Присвоение ренты землевладельцем есть не что иное, как экономическая форма реализации земельной собственности.

Мы знаем, что в процессе производства товаров на капиталистическом предприятии наемный рабочий создает прибавочную стоимость. Капиталист, арендуя землю, вынужден отдавать землевладельцу часть прибавочной стоимости, созданной на его предприятии. Иначе землевладелец не сдаст землю в аренду. Но производство сельскохозяйственных продуктов на арендованной земле возможно при условии получения капиталистом средней нормы прибыли. В противном случае капиталист не станет арендовать землю, ведь он может использовать свой капитал иначе: вложить в производство других товаров или отдать в банк и получать проценты. Значит, для того чтобы иметь возможность уплатить ренту, капиталист должен получать на арендованной земле добавочную прибыль, излишек над средней прибылью.

Таким образом, земельная рента есть часть прибавочной стоимости, особая форма добавочной прибыли, создаваемой в процессе производства сельскохозяйственных продуктов наемными рабочими, которая присваивается собственниками земли. Земельная рента выражает производственные отношения между землевладельцами, капиталистами-арендаторами и наемными сельскохозяйственными рабочими.

40. Почему в сельском хозяйстве возможно создание постоянной добавочной прибыли?

Обычно добавочная прибыль создается на тех предприятиях, где производительность труда выше среднего уровня, достигнутого в данной отрасли производства. В результате индивидуальная цена производства товара на данном предприятии оказывается ниже, чем общественная.

В промышленности получение добавочной прибыли для отдельного предприятия — явление временное. Мы уже знаем, что с распространением технических усовершенствований, с повсеместным повышением производительности труда исчезает разница между индивидуальной и общественной ценой производства. Вместе с тем исчезает и добавочная прибыль, которая получалась на данном предприятии.

Если бы в сельском хозяйстве добавочная прибыль существовала также как временное явление, то получение ренты было бы невозможно. Капиталист арендует землю, предположим, на 5–0 лет, а добавочную прибыль получает, допустим, год-два. В таком случае он был бы вынужден уплачивать ренту за счет средней прибыли. Но это, как уже отмечалось, невозможно.

В том-то и дело, что в сельском хозяйстве капиталисты получают добавочную прибыль постоянно. Это особенность сельского хозяйства. Ограниченность земли, пригодной для ведения сельскохозяйственного производства, и невозможность ее произвольного увеличения обусловливают возникновение монополии на землю как на объект капиталистического хозяйства. Если в какой-то участок земли капиталист вложил капитал, то для другого капиталиста этот участок земли не может быть объектом хозяйства. Капиталист, арендовавший данный участок земли, будет ее монополистом. В промышленности так не бывает. Капиталист может построить одну-две текстильные фабрики, но это не будет служить препятствием для строительства других текстильных фабрик.

Отдельные участки земли всегда различны по качеству: одни хуже, другие лучше. Монополия на землю как на объект хозяйства заставляет производить сельскохозяйственные продукты не только на лучших, но и на средних и худших землях. Это и создает возможность получать добавочную прибыль. Каким образом?

Цену хлеба и других продуктов сельского хозяйства определяют условия производства не на средней, а на худшей обрабатываемой земле. Если бы продукты сельского хозяйства продавались по издержкам производства плюс средняя прибыль на землях среднего качества, то капиталисты — арендаторы худших земель не смогли бы получать среднюю прибыль. Тогда худшие земли никто не стал бы обрабатывать. Но это неизбежно уменьшило бы предложение сельскохозяйственных продуктов и спрос на них не удовлетворялся бы продукцией лучших и средних участков, поскольку количество их ограничено. Вот почему цена производства сельскохозяйственных продуктов определяется издержками производства на землях худшего качества. Это не значит, что любые затраты труда и средств производства на этих участках будут регулировать общественную цену производства. На худших участках земли должен быть нормальный в данных социально-экономических условиях, т. е. средний, уровень техники, интенсификации и организации производства и. д.

На лучших и средних участках издержки производства меньше. Поэтому индивидуальная цена производства продукта на них меньше. Вот эта разница между общественной ценой производства, которая определяется издержками производства на худших участках земли, и индивидуальной ценой производства на средних и лучших участках земли и есть постоянно получаемая добавочная прибыль.

Если лучшие и средние по качеству земли принадлежат капиталисту, то он получает эту добавочную прибыль как часть своего общего дохода. В условиях современного капитализма собственник земли и владелец капитала выступают часто в одном лице (обуржуазившийся помещик или капиталист — собственник земли). Если же эти участки земли принадлежат землевладельцу, а капиталист только арендует их, то добавочная прибыль присваивается землевладельцем и превращается в земельную ренту.

Было бы ошибочно предполагать, что такая земельная рента возникает в силу частной собственности на землю. Добавочная прибыль превращается в ренту только потому, что при капитализме существует монополия на землю как на объект хозяйства. Частная собственность на землю служит причиной не возникновения земельной ренты, а присвоения ее землевладельцем.

Добавочная прибыль, как мы уже выяснили, создается на лучших и средних по качеству участках земли. Может возникнуть такой вопрос: не является ли земельная рента продуктом земли? Такое понимание было бы глубоко ошибочным.

Мы знаем, что сверхприбыль в промышленности создается благодаря снижению индивидуальной цены производства на данном предприятии, сокращению индивидуальных затрат труда, необходимого для производства единицы продукта.

Подобным образом обстоит дело и с получением добавочной прибыли в сельском хозяйстве. Почему на лучших или на средних по качеству участках земли можно получать добавочную прибыль? Потому, что труд на этих участках земли более производителей. Индивидуальная стоимость товара, например зерна, произведенного на лучшем, более плодородном участке земли, меньше, чем стоимость зерна, произведенного <:а худшем, менее плодородном участке. В первом случае на производство каждой единицы продукта затрачивается меньше труда, чем во втором случае. Труд, применяемый на лучших или средних участках, производительнее его индивидуальная производитель-пая сила больше, чем сила труда, применяемого на участках земли худшего качества. Поэтому глубоко ошибочно думать, что земельная рента — излишек над средней прибылью — есть порождение земли, а не труда рабочих, нанятых капиталистом-арендатором.

Земельная рента — это часть прибавочной стоимости, созданной рабочими в процессе производства сельскохозяйственных товаров и присваиваемая землевладельцами. Она существует в разных видах.

41. Как образуется дифференциальная рента?

Та рента, которая получается из-за различия в производительности труда на тех или иных участках земли; называется дифференциальной.

Разнообразие земель, обусловленное естественными условиями, ведет к образованию первой формы дифференциальной ренты. Но, кроме того, плодородие почвы может быть создано и искусственным путем, вследствие последовательных дополнительных вложений капитала в данный земельный участок. Ренту, получаемую таким путем, Маркс назвал второй формой дифференциальной ренты.

Дифференциальная рента I имеет две разновидности. Различия могут быть связаны с естественным плодородием почвы или местом расположения земельных участков по отношению к рынкам сбыта сельскохозяйственных товаров. Первая разновидность называется дифференциальной рентой I по плодородию, а вторая — дифференциальной рентой I по местоположению.

Как образуется дифференциальная рента о плодородию?

Возьмем для примера три участка, различающихся по плодородию. На первом, малоплодородном участке условия производства хуже по сравнению со вторым участком, средним по плодородию, и тем более с третьим, самым плодородным. Расходы на рабочую силу, закупку машин, инвентаря, семян и т. д. на всех участках равны и составляют 100 долл. Среднюю норму прибыли условно примем равной 20%. Значит, в нашем примере средняя прибыль составит 20 долл. Индивидуальная цена производства всей продукции для всех участков будет одинаковой — 120 долл. (100 долл. издержки производства + 20 долл. средняя прибыль).

Поскольку производительность труда рабочих на разных участках из-за различий в плодородии почвы еодинакова, то и урожайность будет разной. Допустим, что на первом участке она равна 6 ц, на втором — 8 ц и на третьем — 10 ц. Поэтому индивидуальная цена производства 1 ц продукции на первом участке земли будет равна: 120 / 6 = 20 долл., на втором: 120 / 8 = 15 долл., на третьем: 120 / 10 = 12 долл.

По какой цене будут продаваться сельскохозяйственные продукты? По цене производства первого, худшего участка, т. е. по 20 долл. за 1 ц. Арендатор первого участка получит за свои 6 ц 120 долл., т. е. он возместит все издержки производства и будет иметь среднюю прибыль. Арендатор второго участка получит 160 долл. (8 × 20), а третьего — 200 долл. (10 × 20). Значит, на втором участке сверх издержек производства и средней прибыли будет получено еще 40 долл. (160–120), а на третьем — 80 долл. (200–120). 40 и 80 долл. — это часть прибавочной стоимости, созданной в процессе производства сельскохозяйственных продуктов, которая, как излишек над средней прибылью, будет присвоена землевладельцем, образуя его нетрудовой доход — дифференциальную ренту I по плодородию.

Аналогично образуется дифференциальная рента I по местоположению.

До сих пор речь шла о различиях земельных участков, обусловленных самой природой. Но участки земли могут стать более плодородными в результате мер, предпринимаемых человеком. Например, можно повысить плодородие почвы, внося удобрения, осушая или орошая землю и т. д., для чего требуются, конечно, дополнительные вложения капитала. Они повышают производительность труда сельскохозяйственных рабочих и тем самым уменьшают издержки производства и индивидуальную цену производства.

Разница между общественной и индивидуальной ценой производства дает возможность капиталисту-арендатору получать добавочную прибыль. Ради этого излишка над средней прибылью он и делает капитальные затраты, проводит агротехнические мероприятия. Добавочную прибыль он получает в том случае, если дополнительные вложения капитала были осуществлены до истечения срока аренды. Но при новом заключении договора землевладелец уже учтет возросшее плодородие почвы и повысит арендную плату. Таким образом избыточная прибыль, полученная в результате дополнительных вложений капитала, превращается в дифференциальную ренту II, образуя еще один вид нетрудового дохода землевладельца.

Следует учесть, что многие капиталовложения в сельскохозяйственное производство обычно окупаются в течение длительного времени. Поэтому арендатор, как правило, заинтересован в более длительном сроке аренды, тогда как землевладелец, напротив, стремится заключить аренду на более короткий срок, чтобы быстрее воспользоваться результатом капитальных вложений предыдущего арендного срока.

В связи с этим напрашиваются следующие выводы. Во-первых, арендатору невыгодно проводить радикальные улучшения земли, которые требуют длительных сроков окупаемости. Значит, земельная рента выступает в качестве одного из сильнейших тормозов технического прогресса в сельском хозяйстве. Во-вторых, арендатор стремится за короткий срок аренды получить максимум прибыли. Поэтому он увеличивает норму эксплуатации наемных рабочих, а также старается возможно полнее использовать все питательные соки почвы. Капиталистический способ ведения сельскохозяйственного производства неизбежно ведет к хищническому использованию земли, истощению почвы, разрушению ее структуры.

42. Получает ли землевладелец ренту за худшие участки земли?

Землевладелец сдает свою землю в аренду и получает, как мы выяснили, за лучшие и средние участки дифференциальную ренту I и II. А как же обстоит дело с участками худшего качества? Неужели землевладелец отдает их бесплатно? Конечно, нет. По договору арендатор платит арендную плату за все земли, в том числе и худшие. Но тогда возникает новый вопрос: каков источник арендной платы за худшие земли?

Известно, что источником как прибыли, так и сверхприбыли капиталистов служит прибавочная стоимость, созданная наемными рабочими. И рента, получаемая землевладельцами с худших участков земли, своим источником также имеет прибавочную стоимость. Разберемся в этом вопросе.

В сельском хозяйстве органическое строение капитала ниже, чем в промышленности, количество применяемого живого труда здесь больше. А это означает, что даже при одинаковой норме эксплуатации прибавочной стоимости здесь производится значительно больше, чем в промышленности. В сельском хозяйстве этот излишек прибавочной стоимости присваивается землевладельцем.

Но возникает вполне законный вопрос: ведь в промышленности тоже есть много отраслей с низким органическим строением капитала, почему же фабриканты в этих отраслях не могут присвоить всю прибавочную стоимость, созданную на их предприятиях, а эксплуататоры в сельском хозяйстве могут?

Все дело в специфических условиях капиталистического сельского хозяйства. Мы уже знаем, что существует монополия на землю как на объект капиталистического хозяйства. Наряду с этим в сельском хозяйстве существует другой вид монополии — монополия частной собственности на землю. Иначе говоря, сама земля монопольно принадлежит собственнику — землевладельцу, который полностью распоряжается ею.

Мы уже говорили, что из-за частной собственности на землю она не может быть сдана в аренду бесплатно. А чтобы арендатор мог выплатить арендную плату землевладельцу, продукты земледелия должны продаваться по цене, которая превышает цену производства. Именно в силу частной собственности на землю сельскохозяйственные продукты продаются по стоимости, а не по цене производства. Поэтому весь излишек прибавочной стоимости, созданной в сельском хозяйстве, не принимает участия в образовании средней нормы прибыли. Он присваивается землевладельцем и принимает форму абсолютной ренты. Размер ее определяется разницей между стоимостью сельскохозяйственного продукта и его ценой производства. Значит, абсолютная рента имеет своим источником труд сельскохозяйственных рабочих, создающих прибавочную стоимость. Называется эта рента абсолютной потому, что она взимается не только с лучших и средних, но и с худших участков земли, т. е. абсолютно со всех участков.

Причиной образования абсолютной ренты является, следовательно, частная собственность на землю. Если бы земля была национализирована, то исчезла бы и абсолютная рента.

43. Почему земля имеет цену?

Земля не имеет и не может иметь стоимости, поскольку она не продукт человеческого труда, а дар природы. Но в капиталистическом обществе земля покупается и продается по определенной цене. Доход владельца земли зависит от двух величин: во-первых, от суммы ренты и, во-вторых, от уровня ссудного процента. Предположим, что участок земли, сданный в аренду, приносит ежегодно доход в виде ренты в сумме 1000 долл. Значит, цена этого участка будет равна сумме денег, которые, будучи положены в банк, принесут доход, равный 1000 долл. Если уровень ссудного процента равен 4, то цена участка земли будет равна:

100 / 4 × 100 = 25000 долл.

Землю покупают для того, чтобы получать за нее ренту. «Покупка земли есть покупка того дохода, который дает земля, покупка ренты…» — указывал В. И. Ленин.

Чем выше уровень ренты в стране, тем выше цена земли. Она растет прямо пропорционально росту земельной ренты. Зависимость цены земли от нормы ссудного процента другая. А именно: чем ниже уровень банковского процента, тем больше цена земли. Если ссудный процент снизится до 2 (уменьшение в 2 раза), то цена земли возрастет в 2 раза ((1000 × 100) / 2 = 50 000 долл.). Зависимость, как видим, обратно пропорциональная.

Цену земли называют капитализированной земельной рентой, т. е. рентой, которая, будучи превращена в капитал, приносит доход в виде процента.

Земельная рента с развитием капитализма растет. Это объясняется тем, что все большее вовлечение в оборот разнообразных по плодородию и местоположению земель и дальнейший рост дополнительных вложений капитала ведут к увеличению разницы между лучшими и худшими землями. В связи с этим возрастает дифференциальная рента. Кроме того, с развитием капитализма растет и абсолютная рента. Это объясняется и ростом капитала, вкладываемого в сельское хозяйство, и увеличением общей суммы стоимости продуктов, а также тенденцией нормы прибыли к понижению.

Не надо забывать, что в большинстве капиталистических стран сельское хозяйство продолжает отставать от промышленности. Органический состав капитала в сельском хозяйстве все время повышается, но медленнее, чем в промышленности. Поэтому разница между стоимостью и ценой производства в сельском хозяйстве становится больше, что неизбежно повышает и общую сумму абсолютной ренты.

Рост цены земли, удорожая продукты питания, снижает жизненный уровень трудящихся города и деревни, которые вынуждены покупать продукты питания по более дорогим ценам.

О величине и темпах роста доходов крупных землевладельцев дают представление данные о размере арендной платы. Так, в США земельным собственникам было выплачено арендной платы: в 1910 г. — 612 млн. долл. в 1914 г. — 696, в 1928 г. — 1086, в 1949 г. — 1635 и в 1956 г. — 1 млрд. 750 млн. долл.

Приведенные факты показывают, какую колоссальную дань платит общество, и в первую очередь трудящиеся города и деревни, паразитическому классу крупных землевладельцев. Они являются лишними фигурами даже для капиталистической организации производства. Больше того, наличие частной собственности на землю, сосредоточение ее в руках крупных собственников сильно тормозят развитие производительных сил в капиталистическом обществе, служат одной из причин дальнейшего отставания сельского хозяйства от промышленности, деревни — от города.

44. Что такое воспроизводство общественного капитала?

Выше мы говорили о таких экономических категориях, как «простое» и «расширенное воспроизводство». Но речь там шла о воспроизводстве отдельного, индивидуального капитала по стоимости, т. е. подразумевалось, что каждый капиталист в отдельности находит на рынке покупателя, продает ему свои товары по стоимости и покупает на рынке все, что требуется для нормального производства. Присвоенную же прибавочную стоимость он или полностью потребляет, или в значительной мере использует для расширения производства.

Но в буржуазном обществе существует не одно предприятие и не один индивидуальный капитал. Каждое предприятие десятками, сотнями нитей связано с другими. Например, автомобильный завод может нормально функционировать и выпускать машины, только получая десятки, сотни отдельных деталей от других предприятий различных отраслей хозяйства. Поэтому общественный капитал — это не просто сумма индивидуальных капиталов. Он представляет совокупность теснейшим образом взаимосвязанных и в то же время постоянно конкурирующих между собой индивидуальных капиталов.

Фабрикант вкладывает свои деньги в то или иное производство, как известно, только для получения прибавочной стоимости, прибыли. Иначе нельзя: стоимость, в том числе и прибавочная стоимость, не существует в голом виде, она воплощена в определенном продукте. Кроме того, надо иметь в виду, что нельзя выпускать товары, какие только вздумается. Капиталисты вынуждены производить самые разнообразные вещи, и это, в свою очередь, связывает их друг с другом. Но взаимосвязь обусловливает и зависимость их друг от друга.

Воспроизводство общественного капитала — сложный процесс. Оно возможно при условии, если: 1) все капиталисты реализуют свои товары и могут купить рабочую силу и средства производства; 2) все капиталисты и рабочие приобретают для себя предметы потребления.

Если рассматривать воспроизводство продукта, произведенного отдельным промышленником, то рынок для него — нечто внешнее, находящееся за пределами его предприятия. Другое дело, когда мы имеем дело с воспроизводством всего общественного капитала. В таком случае рынок, где реализуется произведенный в обществе продукт, — органически необходимый элемент в самом ходе производства данного продукта. Почему? Потому, что все отрасли производства взаимосвязаны друг с другом через рынок, через куплю-продажу товаров. Вот почему воспроизводство общественного капитала надо рассматривать как единый процесс производства и реализации продукта.

Но тут возникает новая задача: надо реализовать и возместить продукт не только по стоимости, но и в натуре, т. е. надо продать не что-либо вообще, но конкретно — костюм, обувь, станок, автомобиль, нефть и другие определенные товары. Если износился станок, для его возмещения надо найти именно станок, а не костюм, не обувь или что-нибудь иное. Для воспроизводства общественного капитала требуется, чтобы совокупный общественный продукт состоял из необходимого ассортимента товаров. Это означает, что должно быть произведено и реализовано определенное количество товаров, находящихся между собой в определенной пропорции. Если не обеспечено правильное соотношение между произведенными продуктами, то нет и нормального производства и воспроизводства продуктов.

Рассматривая воспроизводство общественного капитала, Маркс допускает ряд отвлечений, применяя метод абстракции. Это было сделано для того, чтобы вскрыть внутренние закономерности воспроизводства общественного капитала, показать основные тенденции его движения. Ряд второстепенных моментов не изменяют сущности капиталистического воспроизводства, и включение их в анализ могло лишь затруднить уяснение самой проблемы. Поэтому Маркс считал возможным отвлечься от них.

Во-первых, допускается, что все производство ведется на капиталистических началах и потому в обществе существуют только два класса: капиталисты и наемные рабочие. Конечно, в любой буржуазной стране есть крестьяне и ремесленники, землевладельцы и другие слои населения. Но вполне допустимо отвлечься от этих классов при выяснении законов капиталистического воспроизводства.

Во-вторых, предполагается, что товары продаются не по ценам производства, а по стоимости. Здесь нет никакого искажения действительности, так как сумма цен производства в масштабе всего общества совпадает со стоимостью товаров.

В-третьих, предполагается, что стоимость основного капитала полностью переносится на готовый продукт. Такое предположение вполне допустимо, хотя известно, что машины, станки и другое оборудование используются в течение длительного времени. Исчисление амортизационных расходов значительно усложнило бы расчеты, но не оказало бы влияния на общие выводы.

В-четвертых, не учитывается внешняя торговля. Капиталисты продают товары не только на внутреннем рынке, но и вывозят их в другие страны. Но надо учитывать и то, что нет страны, которая бы не ввозила товары. Поэтому разница в общей сумме стоимости товаров, обусловленная продажей на внешних рынках, не может влиять на закономерности воспроизводства общественного капитала.

Все эти абстракции, не искажая действительной картины общества, облегчают понимание сущности процесса воспроизводства общественного капитала.

45. Что такое совокупный общественный продукт?

Вся масса товаров (станки, уголь, хлеб, ткани и т. д.), произведенных в обществе за определенный период времени, называется совокупным общественным продуктом. Известно, что любой товар обладает двумя свойствами: потребительной стоимостью и стоимостью. Соответственно и совокупный общественный продукт имеет две стороны: натуральную (вещественную) и стоимостную.

Стоимость совокупного общественного продукта, как и любого отдельного товара, состоит из трех частей: с + v + т.

По своей вещественной, натуральной форме, т. е. по потребительной стоимости, совокупный общественный продукт состоит из средств производства и предметов потребления. Это деление обусловлено тем, какую функцию в процессе общественного производства выполняют те или иные товары. Например, станок, руда и другие средства производства нужны для продолжения процесса производства, но никак не могут быть непосредственно потреблены человеком. А такие товары, как костюм, конфеты и т. п., необходимы для личного потребления человека.

Некоторые товары могут быть одновременно и средством производства и предметом потребления. Например, молоко, сахар и некоторые другие продукты могут быть непосредственно потреблены человеком, и вместе с тем они используются как средство производства (сырье для изготовления других продуктов питания).

Таким образом, общественное производство состоит из двух больших подразделений:

I подразделение — производство средств производства,

II подразделение — производство предметов потребления.

В первом подразделении можно выделить два крупных раздела: производство средств производства для изготовления средств производства (станки и оборудование для машиностроительных заводов, шахт и т. п.) и производство средств производства для изготовления предметов потребления (станки и оборудование обувных и текстильных, швейных и других фабрик и т. п.).

Второе подразделение также можно разделить на два раздела: производство необходимых предметов потребления и производство предметов роскоши.

46. Как распределяется национальный доход?

Совокупный общественный продукт, как нам известно, по стоимости состоит из с + v + m. Постоянный капитал (с) — это стоимость средств производства, которая переносится на вновь произведенную продукцию. Другая часть совокупного общественного продукта (v + m) — вновь созданная стоимость — образует национальный доход.

Как и весь совокупный общественный продукт, национальный доход создается в сфере материального производства (промышленность, строительство, сельское хозяйство, а также транспорт, связь, торговля в той мере, в какой в них продолжается процесс материального производства).

Национальный доход имеет громадное экономическое значение для развития общества. Он является источником роста богатства, условием расширения производства и потребления.

В капиталистическом обществе национальный доход распределяется в интересах эксплуататорских классов. Кто владеет средствами производства, тот и распоряжается огромными материальными благами, созданными народом. Промышленные и торговые капиталисты получают среднюю прибыль, банкиры — ссудный процент, а собственники земель — ренту. На долю рабочих приходится заработная плата, которая, как правило, ниже стоимости их рабочей силы.

Доход мелких товаропроизводителей — крестьян и ремесленников — также поступает в распределение и делится обычно на три части. Кроме той части, которая остается им, значительную долю дохода присваивают банкиры, торговцы, кулаки, ростовщики, с одной стороны, и землевладельцы, у которых приходится арендовать землю, с другой.

Как видим, весь национальный доход в конечном итоге распределяется между двумя группами населения: 1) трудящимися — наемными рабочими, крестьянами и ремесленниками, — которые получают трудовой доход, и 2) незначительной группой населения — капиталистами и землевладельцами, — присваивающей нетрудовой доход за счет эксплуатации рабочих и мелких товаропроизводителей.

С развитием капитализма повышается норма эксплуатации наемных рабочих, увеличивается армия постоянных безработных, разоряются мелкие крестьянские хозяйства и неизбежно уменьшается доля трудящихся в национальном доходе.

В буржуазном обществе существует многочисленный слой населения, который с развитием капитализма быстро растет (работники государственного аппарата, военные, полицейские). Спрашивается, за счет каких доходов они живут? Основное деление доходов, как мы установили, — это деление на трудовые и нетрудовые. Кроме того, доходы делятся на первичные и производные. Доходы рабочих, как и капиталистов и землевладельцев, относятся к первичным доходам. Производные доходы получаются за счет перераспределения первичных доходов.

Как происходит перераспределение этих доходов? Важнейшее средство перераспределения — государственный бюджет. Буржуазное государство служит интересам капиталистов и призвано подавлять сопротивление эксплуатируемых классов. С этой целью оно содержит армию и различные карательные органы, аппарат государственного управления и т. д. На их содержание нужны огромные средства. Где их взять?

Основной формой взимания доходов в пользу государства являются налоги. Если заработная плата рабочего представляет собой в лучшем случае лишь оплату стоимости его рабочей силы, то налоги — не что иное, как принудительное изъятие части необходимого труда, дополнительная форма эксплуатации рабочих со стороны всего класса буржуазии в лице его государства. Изымая налоги у населения, оно обращает их преимущественно на военные цели предоставляет выгодные заказы капиталистам.

Часть национального дохода перераспределяется и поступает работникам непроизводственной сферы через оплату разного рода услуг. К ним относится оплата за квартиру, пользование городским транспортом и т. п. За счет своих первичных доходов трудящиеся выплачивают гонорар врачам, адвокатам и другим работникам непроизводственной сферы, к услугам которых они прибегают.

После перераспределения доля национального дохода, первоначально полученная трудящимися, значительно уменьшается.

Иначе используется та часть национального дохода, которая поступает в распоряжение капиталистов. Собственники заводов и фабрик, крупные банкиры и торговцы тратят огромные средства на личное потребление, роскошь и разного рода излишества. Крупная буржуазия, ныне господствующая в капиталистических странах, ведет «паразитический образ жизни, поглощая вместе со своей челядью значительную часть национального дохода, создаваемого трудом пролетариев и крестьян», — указывается в Программе КПСС, Для капиталистического общества, особенно в современный период, характерны две тенденции: с одной стороны, уменьшение доли личного потребления работников сферы материального производства; с другой, увеличение доли личного потребления эксплуататорских классов, фонда работников непроизводственной сферы, а также неудержимый рост расходов на военные цели. Все это еще и еще раз подтверждает паразитизм капиталистического строя.

47. Почему происходят экономические кризисы?

Воспроизводство общественного капитала возможно только при соблюдении строго определенных условий, а именно пропорционального распределения продукта между обоими подразделениями общественного производства.

Но в силу противоречий, органически присущих капитализму, необходимые условия воспроизводства не соблюдаются, что неизбежно ведет к нарушениям в развитии отдельных отраслей хозяйства. Поэтому неожиданно оказывается, что произведенные товары не находят сбыта, цены на них по этой причине начинают снижаться. Эти затруднения со сбытом быстро, по цепной реакции передаются от одной отрасли производства к другим, и страна, а очень часто большинство стран капиталистического мира попадают в тиски кризиса перепроизводства.

Перепроизводство здесь, конечно, относительное. Нужда в товарах у трудящихся очень велика. Именно в периоды кризиса трудящимся, как никогда, не хватает хлеба, мяса, молока, обуви, одежды — всего самого необходимого для жизни. Товаров много, слишком много. Например, в период кризиса 1929–1933 гг. были уничтожены миллионы тонн зерна, сахара, мяса и других продуктов. В то же время в капиталистических странах умерло от голода несколько миллионов человек. Причина всего этого одна и та же: капиталистов не интересует ничего, кроме получения максимума прибыли.

Кризис сбыта товаров ведет к сокращению производства. Часть фабрик и заводов закрывается, некоторые из них уменьшают выпуск товаров, увольняют рабочих. Крестьяне и мелкие товаропроизводители разоряются; терпят крах и некоторые крупные капиталисты. Особенно тяжело отражается кризис на положении трудящихся: нужда, лишения, голод — непременные спутники экономических кризисов.

Экономические кризисы перепроизводства — порождение капитализма. Первый экономический кризис возник в 1825 г. в Англии, в самой развитой капиталистической стране. По мере расширения сферы капиталистических отношений экономические кризисы стали захватывать и другие страны. В 1836 г. кризис перепроизводства пережила не только Англия, но и США.

Характеризуя развитие экономики капитализма, В. И. Ленин указывал: «Капиталистическое производство не может развиваться иначе, как скачками, два шага вперед и шаг (а иногда и целых два) назад».

Особенно разрушительным по своим последствиям был кризис 1929–1933 гг. В самой низкой точке сокращения производства капиталистические страны были отброшены назад по уровню добычи угля: США — на 28 лет, Англия — на 35 лет, Германия — на 33 года; по выплавке стали: США — на 31 год, Англия — на 23 года, Германия — на 35 лет; по выплавке чугуна: США — на 36 лет, Англия — на 71 год, Германия — на 46 лет.

В чем же причина кризисов?

Возможность кризиса заложена уже в простом товарном производстве. Вспомним формулу товарного обращения: Т — Д — Т. Обмен товаров — это два совершенно самостоятельных акта: Т — Д — продажа и Д — Т — купля. Но тот, кто продал свой товар, может и не купить товар другого, оставив при себе деньги. Поэтому товарное обращение в самом элементарном виде таит в себе возможность тормоза, задержки сбыта товаров.

Но это только возможность кризиса. На самом деле экономических кризисов, подобных тем, какие происходят в условиях капиталистического производства, в простом товарном хозяйстве быть не могло. Объясняется это рядом причин. Отметим лишь некоторые.

Во-первых, простое товарное хозяйство нигде и никогда не было господствующей формой производства. Оно получило развитие в рабовладельческую и феодальную эпоху. Но господствующим оставалось натуральное хозяйство. Все необходимое для развития общества производилось в замкнутом, натуральном хозяйстве рабовладельцев или феодалов. И если даже допустить, что некоторые товаропроизводители могли выпустить слишком много какой-либо продукции, это не могло существенным образом отразиться на остальных товаропроизводителях и дезорганизовать рынок.

Во-вторых, в условиях господства натурального хозяйства емкость рынка была крайне мала и товаропроизводители обслуживали, как правило, какую-нибудь одну, ограниченную местность. И если перепроизводство товаров и имело место в каком-нибудь районе, это не могло повлиять на соседние районы и тем более привести к кризису хозяйства страны.

В-третьих, общественное разделение труда было слабо развито. Поэтому если разорялся один товаропроизводитель, это не влекло за собой катастрофы для остальных.

В-четвертых, в условиях простого товарного хозяйства господствовал ручной труд, что исключало возможность быстрого производства и скопления громадного количества товаров.

Экономические условия капиталистического товарного производства совершенно иные. Производство товаров становится всеобщей формой производства. Буквально все продается и покупается. Товаром становится и рабочая сила — в этом важнейшая отличительная черта капитализма. Все, что производится, производится для продажи. Если раньше, при господстве натурального хозяйства, трудности сбыта товаров не могли привести к кризису, к крутому падению производства, поскольку основное производство — натуральное — оставалось вне сферы обращения товаров, то теперь, в условиях капитализма, кризис сбыта товаров неизбежно приводит к кризису самого хозяйства, так как оно существует только для производства этих товаров.

Всеобщий характер товарного производства необычайно расширил рынок. Все, что необходимо для производства товаров и для личного потребления, можно найти лишь на рынке. В этих условиях рынок становится главной формой связи между всеми без исключения предприятиями, районами и даже странами. Рынок товаров, денег, капиталов становится зеркалом, в котором отражается состояние производства: цены товаров высоки, — значит, все хорошо, можно и дальше увеличивать выпуск продукции и т. д. Другое дело, когда цены снижаются, появляются затруднения с реализацией товаров. Это немедленно отражается на состоянии производства. Товары лежат непроданными, — значит, не реализуется стоимость, в том числе и прибавочная стоимость, ради присвоения которой выпускаются товары.

Широкое развитие получает общественное разделение труда и — соответственно — специализация производства. Многие продукты производства изготовляются не одним и даже не десятками предприятий. Так, чтобы произвести машину — самолет, локомотив, корабль, автомобиль и т. п., — требуется работа десятков и сотен предприятий — металлургических, химических, электротехнических, радиотехнических, деревообрабатывающих, стекольных и т. д.

Взаимосвязь и взаимозависимость предприятий растет. Достаточно сократить производство самолетов, автомобилей или других машин, как сразу же уменьшится потребность в металле, электроэнергии, топливе и т. д.

Капиталистическое производство — производство машинное. Это создает возможность выпуска громадного количества товаров в короткие сроки, чего не было и не могло быть раньше, когда производство основывалось на ручном труде. Перечень вышеуказанных особенностей достаточен, чтобы видеть, как коренным образом изменились экономические условия производства при капитализме по сравнению с простым товарным производством.

Если простое товарное обращение создает абстрактную возможность кризиса, то в условиях капиталистического товарного производства возникает реальная возможность кризисов.

Но как и почему экономические кризисы не только возможны, но и неизбежны?

Экономические кризисы — явление отнюдь не случайное. Они вытекают из самого характера капитализма. Экономические кризисы порождаются основным противоречием капиталистического способа производства — противоречием между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения.

Продукты капиталистического производства — это результат коллективного труда наемных рабочих. Любой товар, произведенный на капиталистическом предприятии, — это результат труда рабочих не только данного предприятия, но и других отраслей производства. Но результаты общественного труда присваиваются собственниками средств производства — капиталистами.

Вот это вопиющее противоречие и служит основной причиной экономических кризисов. Почему? Потому, что общественный характер производства требует общественной формы присвоения, т. е. присвоения результатов производства в интересах общества, в интересах трудящихся, создающих эти результаты. Но природа капиталистического производства такова, что все результаты общественного производства присваивают частные собственники — капиталисты, интересы которых прямо противоположны интересам людей труда.

В чем же проявляется это основное противоречие капитализма?

Во-первых, в противоречии между тенденцией к безграничному расширению производства и отставанием платежеспособного спроса трудящихся. Это происходит потому, что при капитализме условия производства товаров не совпадают с условиями их реализации. Стремление к росту производства безгранично. Ведь для увеличения прибыли приходится расширять производство. Для того чтобы выдержать конкурентную борьбу, тоже надо увеличивать производство, иначе сомнут, сожрут, — таков волчий закон капитализма. Далее, неумолимый закон тенденции нормы прибыли к понижению вынуждает предпринимателей к росту производства, — это тоже путь к компенсации уменьшающейся нормы прибыли. Капиталисты готовы весь мир завалить товарами, лишь бы достичь цели — получения возможного максимума прибыли. Но тут они сами, вопреки своим желаниям, ставят себе непреодолимые препятствия.

В своем стремлении к прибыли предприниматели ухищряются всячески, чтобы снизить цену рабочей силы — заработную плату. Но чем беднее рабочий, тем меньше у него возможности купить предметы потребления. А ведь трудящиеся — основные потребители. Если сужается емкость рынка, то тем самым рубится сук, на котором зиждется благополучие капиталиста.

Обратимся к такому явлению, как накопление капитала. Погоня за избыточной прибавочной стоимостью ведет к тому, что растет органическое строение капитала, уменьшается доля переменного капитала, быстро увеличивается промышленная резервная армия безработных, сокращается доля национального дохода, получаемая трудящимися. Каков же результат? Опять-таки уменьшается платежеспособный спрос трудящихся, сокращается объем рынка, становится труднее реализовать товары.

Во-вторых, в противоречии между трудом и капиталом. Произошел полный разрыв между средствами производства, которые стали собственностью капиталистов, и непосредственными производителями материальных благ, лишенных этих средств производства и обладающих только рабочей силой. Это противоречие антагонистическое, так как интересы пролетариата и буржуазии непримиримы. Поэтому неизбежна классовая борьба — единственный способ решения этого противоречия.

В-третьих, в противоречии между организованностью и плановостью на отдельном капиталистическом предприятии и анархией производства во всем обществе. На отдельном предприятии или даже на нескольких предприятиях одного большого объединения производство осуществляется планомерно. Любой цех или любая часть предприятия получает в соответствии с заданиями требуемое количество средств производства и рабочей силы. Но если на отдельном частном предприятии действует железный закон строго определенных пропорций, то во всем обществе планомерная организация невозможна.

В любой капиталистической стране множество отдельных капиталистических предприятий, а в крупных странах — десятки, сотни тысяч. В современных условиях многие предприятия входят в объединения. Каждое отдельное капиталистическое предприятие или объединение организует производство только с одной целью; получать прибыль. Этому подчинено все. Ясно, что любой другой капиталист, особенно выпускающий аналогичные товары, — конкурент, и неудивительно, что отношение между ними — борьба, самая ожесточенная борьба за рынки сбыта товаров, дешевого сырья, секреты технологии производства и т. д. В этой борьбе все средства хороши, лишь бы она привела к победе над соперником. Поэтому капиталиста или объединение капиталистов заботит только одно: выпускать только такие товары, производство которых обеспечивает возможно большую прибыль. Что произойдет в результате: упадут ли цены, нарушится ли пропорциональность отраслей, — этого капиталист не знает.

В условиях анархии производства неравномерное развитие тех или иных отраслей производства, непропорциональный рост первого и второго подразделений — явление неизбежное. Но, как мы выяснили, при изменении необходимой пропорции в развитии средств производства и предметов потребления реализация товаров крайне затрудняется. Такие нарушения требований нормального хода воспроизводства рано или поздно неизбежно приводят к резкому изменению, к крутому перелому, т. е. к кризису.

Все противоречия, о которых мы говорили выше, — между ростом производства и отставанием платежеспособного спроса трудящихся, между буржуазией и пролетариатом, между организованностью и планомерностью на отдельном предприятии и анархией производства во всем обществе, — все они являются важнейшими формами проявления основного противоречия капитализма и неизбежно ведут капитализм к перепроизводству, к кризисам. Каждый новый экономический кризис перепроизводства свидетельствует о том, что капиталистические производственные отношения стали тормозом для развития производительных сил.

II. Империализм (Монополистическая стадия капитализма)

1. Когда и почему домонополистический капитализм перерос в империализм?

Выше мы выяснили основные характерные черты общественного строя, известного под названием «капитализм». Из всего того, что было сказано, следует, что капиталистический способ производства стал оковами для беспрепятственного развития производительных сил человеческого общества. Уже на доимпериалистической стадии капитализма объединение средств производства в руках крупного капитала, сосредоточение огромных масс трудящихся на предприятиях, разделение труда, специализация и кооперирование производства достигают такого уровня, когда они, по выражению Маркса, «становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности».

Этот вывод Маркс сделал в I томе «Капитала», вышедшем в свет в 1867 г. С тех пор прошло более 100 лет. Капитализм продолжает существовать и поныне, правда уже не как безраздельно господствующая система, поскольку от нее откололся ряд стран. Возникла и развивается мировая система социализма — решающая сила в борьбе против империализма.

Капитализм — это живой общественный организм. Свойственные ему внутренние противоречия и экономические процессы не приостанавливают его развития. В силу действия этих процессов капитализм в своем движении проходит ряд этапов, прежде чем он окончательно будет заменен более прогрессивным общественным строем — социализмом и коммунизмом.

В своем развитии капитализм проходит два основных этапа, или две стадии. Первая стадия охватывает продолжительный период времени — от зарождения капитализма до конца XIX — начала XX в. В это время капиталистический строй развивался вглубь и вширь. Отношения капиталистической эксплуатации быстро распространялись по земному шару. Страны одна за другой попадали в орбиту капитализма. Он безжалостно ломал старые, феодальные порядки, искоренял патриархальные отношения и на их место ставил интересы голого, бессердечного чистогана, прибыли.

Это была пора стремительного роста производства, изобретения и открытия новых методов изготовления товаров, возникновения и расширения рынков для реализации увеличивавшейся массы товаров. На этой стадии развития капитализма ручной труд в ряде производств заменялся машинным, возникала и развивалась материально-техническая основа буржуазного общества. Хотя и тогда уже имелись крупные капиталистические предприятия, однако в целом общественное производство характеризовалось наличием подавляющей массы небольших и мелких предприятий, на которых сосредоточивалась основная масса рабочих и продукции.

Главной пружиной в погоне капиталистов за прибылью служила свободная конкурентная борьба. Она решала судьбу того или иного капиталистического предприятия. Она же была и основным двигателем технического прогресса, совершенствования производства. Свободная, ничем не ограниченная конкурентная борьба — характернейшая черта капитализма на его первой, доимпериалистической стадии развития. При наличии моря мелких предприятий со сравнительно небольшими капиталами иначе не могло и быть. Свободная конкуренция явилась тем механизмом, который постоянно двигал вперед капиталистическое производство по пути извлечения все большей прибыли.

В течение этого периода капитализм развивался по восходящей линии, поскольку буржуазные отношения в целом еще способствовали быстрому росту производства. Капитализм уничтожал отжившие и закостенелые старые порядки, тормозившие развитие производительных сил общества, и поднимал общественное производство на более высокую ступень.

Другой весьма важной стороной этого процесса было то, что вместе с ростом капиталистического производства рос, развивался и закалялся рабочий класс, который в силу своего общественного положения призван организовать борьбу всех трудящихся против капиталистического строя, навсегда уничтожить эксплуатацию человека человеком, построить новое, коммунистическое общество.

К концу XIX — началу XX столетия наступила новая и последняя стадия развития капитализма. Всесторонний и подлинно научный анализ этого периода дал В. И. Ленин в своей знаменитой работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанной им в 1916 г.

Уже во времена Маркса и особенно в последние годы жизни Энгельса возникли и получили известное развитие некоторые формы крупных капиталистических предприятий (акционерные общества). Однако, во-первых, они были немногочисленными и недостаточно мощными и, во-вторых, производство основной массы товаров все еще оставалось рассредоточенным на огромном количестве небольших предприятий.

В ходе накопления богатства в руках крупных капиталистов сосредоточивалось все больше капиталов, происходило укрупнение производства, росли производственные мощности предприятий, увеличивалось число рабочих на них. Этот процесс начал особенно усиливаться в 70-х годах прошлого столетия. В результате к концу XIX в. концентрация производства, капитала и труда достигли такого уровня, когда создались мощные предприятия, компании, которые стали производить подавляющую часть товаров. Естественно, что и большую часть прибылей также получали владельцы этих крупных компаний.

Какое влияние оказала концентрация производства и капитала на жизнь буржуазного общества и в первую очередь на его экономику? Исключительно большое. Она привела к тому, что, например, в США в начале XX в. на крупных предприятиях (с числом рабочих свыше 500), составлявших немногим более 1% общего их числа, оказалось занято около 1/3 всех рабочих. Процесс концентрации продолжал усиливаться в последующие годы. В 1960 г. 500 крупнейших американских компаний, составивших всего 0,3% их общего числа, сосредоточили у себя 54% рабочих и служащих, произвели более половины всей промышленной продукции и получили почти% прибылей всех компаний. Но и из крупнейших только 40 компаний-миллиардеров продали товаров на ту же сумму, что и остальные 460 компаний. В 1964 г. в США на предприятиях 500 крупнейших компаний работало 10,5 млн. человек, или 60% всей рабочей силы, занятой в американской промышленности.

Фактически в экономике США господствует еще более узкая группа гигантских монополий. К ней можно отнести такие компании, как «Дженерал моторе», «Форд мотор», «Стандард ойл (Нью-Джерси)», «Дженерал электрик», «Крайслер», «Юнайтед стейтс стил» и некоторые другие. На предприятиях этих монополий работают сотни тысяч людей, их владельцы получают сотни миллионов долларов прибылей.

В 1967 г. «Дженерал моторе», эксплуатируя занятых на ее предприятиях 728 тыс. человек, получила около 2 млрд. долл. прибыли. На заводах «Форд мотор» работает 394 тыс. человек, компания получила% млрд. долл. прибыли. Огромные прибыли достаются и банковским монополиям. Так, в том же году «Бэнк оф Америка» получил чистой прибыли 130 млн. долл. Несколько меньшая доля прибыли досталась «Чейз Манхэттен бэнк» и «Ферст нэшнл сити бэнк».

Господство крупных предприятий в экономике капиталистических стран позволило им захватить в свои руки рынки сбыта товаров, сырья и сферы приложения капиталов. Гигантские компании в различных отраслях хозяйства либо уничтожают своих конкурентов, разоряя их, либо договариваются с наиболее мощными из них о дележе прибылей. В силу своего господствующего положения они диктуют цены на товары. Крупнейшим собственникам капитала проще договориться между собой, чем сотням и тысячам мелких владельцев предприятий. В результате сговора крупных капиталистов возникают мощные союзы, объединения капиталистов, которые осуществляют монополию в той или иной отрасли производства.

Выросшие на основе высокого уровня концентрации производства и капитала, монополистические союзы сосредоточивают в своих руках значительную часть производства и сбыта товаров с целью обеспечения монопольно высокой прибыли. Характеризуя всевластие монополий в США, Ленин в 1912 г. писал, что около 1/3 национального богатства страны принадлежало двум трестам — Рокфеллера и Моргана. В настоящее время в экономике США господствующее положение занимают 10–20 гигантских монополистических спрутов. Именно они определяют экономику и политику в капиталистическом обществе. Подобную картину можно наблюдать и в других развитых капиталистических государствах.

Таким образом, смена свободной конкуренции монополией — это коренная черта капитализма на его империалистической стадии, главная суть империализма. «Если бы необходимо было дать, — писал Ленин, — как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма».

Господство монополистического капитала — главная, определяющая черта империализма. Однако этим не исчерпывается экономическая характеристика капитализма на стадии империализма. Исследуя империализм, Ленин выделил пять основных его экономических признаков: «1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого „финансового капитала“, финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами».

Вся последующая история империализма, после выхода в свет книги «Империализм, как высшая стадия капитализма», подтвердила правильность ленинского определения сущности империализма.

2. Отменяет ли империализм основные устои капитализма?

Господство монополий в империалистических странах означает не только всевластие и засилье небольшой кучки миллиардеров или группы крупных магнатов капитала. Это одна сторона. Другая ее сторона состоит в том, что монополистический капитализм означает также огромный шаг вперед в деле обобществления производства, возможного в рамках капитализма. Гигантские заводы и фабрики вытесняют из производства мелкие предприятия. Они оснащаются новой, более совершенной и производительной техникой, добиваются значительного роста производительности труда, вводят научную организацию труда. Специализация и кооперирование производства все больше связывают воедино многочисленные предприятия и целые отрасли хозяйства. На этих предприятиях работают десятки и сотни тысяч рабочих.

Процесс обобществления производства свидетельствует о том, что его общественный характер усиливается. В то же время собственность на крупные предприятия продолжает оставаться в руках отдельных лиц или союза, группы капиталистов, цель которых — извлечение и присвоение высоких прибылей. На этой основе еще сильнее обостряется основное противоречие капитализма.

Идеологи и защитники капиталистического строя утверждают, — что в условиях монополистического капитализма, особенно в настоящее время, когда усилилось вмешательство буржуазного государства в экономику, якобы перестали действовать экономические законы домонополистического капитализма, открытые Марксом. Сейчас, говорят они, хозяйство регулируется и даже планируется, капиталисты перестали быть частными владельцами своих предприятий, классовая борьба исчезает, на ее место становится гармония интересов рабочих и капиталистов и т. д. и т. п. Все эти рассуждения, искажающие реальный смысл и содержание капиталистической действительности, имеют целью дискредитировать революционное марксистско-ленинское учение в глазах широких масс трудящихся, отвлечь внимание народных масс от борьбы за свое освобождение от капиталистической эксплуатации, за коренные интересы и конечные цели рабочего движения.

В действительности же переход к империализму и изменения в экономике капитализма не затронули основных устоев буржуазного строя — частной капиталистической собственности и эксплуатации труда капиталом. И теперь, как и раньше, собственность на основные средства производства остается в руках небольшой горстки капиталистов (отдельных или объединенных в союзы). Трудящиеся по-прежнему подвергаются жестокой эксплуатации. Как и раньше, главным мотивом, движущей силой капиталистического производства является погоня за прибылью. Не исчезла, а, напротив, усилилась конкуренция, в хозяйстве продолжают действовать слепые, стихийные экономические законы.

Монополистическая стадия капитализма означает огромный шаг в обобществлении производства и росте производительности общественного труда. Однако этот прогресс в развитии производительных сил используется в интересах главным образом представителей крупного капитала. Ленин писал, что и при империализме «общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц… гнет немногих монополистов над остальным населением становится во сто раз тяжелее, ощутительнее, невыносимее».

Таким образом, империализм есть продолжение развития капитализма. Он сохранил основные черты и пороки, свойственные домонополистическому капитализму. Новые явления и закономерности, порожденные империалистической стадией капитализма, возникли и развились на почве самого буржуазного строя, они органически вытекают из основных устоев капитализма. Поскольку масштабы производства сильно выросли и увеличилась мощь монополистического капитала, еще в большей степени углубились и обострились все противоречия, внутренне присущие капитализму вообще и империализму в частности.

Теперь, когда мы выяснили, как домонополистический капитализм превратился в империализм, необходимо более подробно и конкретно остановиться на характеристике форм монополистического капитала и той роли, которую монополии играют в жизни современного буржуазного общества.

3. Каковы формы монополий?

Из ответа на предыдущие вопросы следует, что монополии — это крупнейшие предприятия или объединения, союзы капиталистов. Они сосредоточивают в своих руках производство или сбыт значительной, а иногда и преобладающей части определенного вида продукции, одной или нескольких отраслей хозяйства.

В каких формах осуществляет свою деятельность монополистический капитал?

Основными формами капиталистических монополий являются картели, синдикаты, тресты, концерны. Эти организации монополистического капитала существуют как внутри буржуазных стран в различных отраслях экономики, так и в масштабе всего мирового капиталистического хозяйства в виде международных монополий. После второй мировой войны возник новый вид международных союзов монополистов типа Европейского экономического сообщества — ЕЭС («Общего рынка»). Эта форма монополии представляет собой соглашение уже не между отдельными крупными международными монополиями, а между правительствами разных капиталистических стран.

Чем же отличается один вид монополии от другого?

Картель — это союз капиталистов, которые заключают между собой соглашение о ценах на производимые ими товары, о дележе рынка сбыта, об объеме производства товаров, об обмене патентами, об условиях найма рабочей силы. Предприятия, входящие в картель, сохраняют свою производственную и коммерческую самостоятельность. Их владельцы самостоятельно распоряжаются своими предприятиями. Участникам картеля устанавливается доля в производстве и сбыте товаров, называющаяся квотой. Многие современные картели по своей структуре и целям значительно отличаются от картелей, возникших в конце XIX в. Они обычно не ограничивают свою деятельность рамками чисто коммерческих операций, а вторгаются и в производственную сферу своих участников. Внутри картеля между его участниками идет борьба за квоты, т. е. фактически за получение большей доли прибыли. Это нередко приводит к распаду картеля.

Более устойчивой формой монополистического объединения является синдикат. Его участники теряют коммерческую самостоятельность, но сохраняют самостоятельность в организации производства. Сбыт произведенной на предприятиях синдиката продукции и закупка сырья и материалов осуществляются через общую синдикатскую контору. Участники синдиката обязаны сдавать ей свои товары по определенной синдикатом цене. Как и в картелях, здесь идет ожесточенная борьба за долю в получении прибыли и сбыте товаров.

Широкое распространение получила такая форма монополии, как трест. Здесь владельцы капиталистических предприятий полностью лишены производственной, коммерческой и юридической самостоятельности. Они становятся пайщиками акционерного общества и получают прибыль в зависимости от величины принадлежащего им пая или количества акций — ценных бумаг, дающих право на получение части прибыли акционерного общества. Трест управляется правлением, во главе которого стоят директора, руководящие производством, сбытом, финансами и другими операциями треста. Львиная доля прибылей, разумеется, достается крупным держателям акций. Они же заправляют всеми делами акционерного общества.

Разновидностью монополии является концерн. В нем объединены предприятия различных отраслей промышленности, банки, торговые фирмы, транспортные и страховые компании на основе общих финансовых интересов наиболее крупных магнатов капитала. Зависимость предприятий от концерна достигается путем сосредоточения у наиболее мощной и господствующей в концерне группы капиталистов контрольного пакета акций, т. е. такого их количества, которое дает им перевес над другими держателями акций. Этот тип монополий становится сейчас преобладающим. В нем наглядно видно слияние, сращивание монополистического банковского и промышленного капитала.

Монополии охватывают не только сферу материального производства (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и др.), но также и банковское дело, где создаются гигантские финансово-кредитные учреждения. Соединение банковского и промышленного капитала привело к образованию финансовой олигархии — небольшой горстки крупнейших капиталистов или монополистических объединений, господствующих в экономике страны и определяющих ее внутреннюю и внешнюю политику.

Господство крупного монополистического капитала в экономике буржуазных стран достигается путем так называемой «системы участия». Суть этой системы заключается в том, что наиболее крупные владельцы акций держат в своих руках основное акционерное общество — «общество-мать», стоящее во главе концерна. Это общество, владея контрольными пакетами «дочерних обществ», господствует в них, а через «дочерние общества» контролирует капитал во «внучатых обществах». Используя «систему участия», финансовые воротилы фактически распоряжаются гигантскими капиталами, извлекают огромные прибыли.

Кроме монополий внутри капиталистических стран существуют международные монополии, которые господствуют в определенной отрасли производства, на мировом капиталистическом рынке. К началу второй мировой войны имелось около 1200 международных картелей. Они контролировали свыше 40% всей внешней торговли капиталистического мира. Международный стальной картель контролировал более 65% мирового экспорта стали, Международный никелевый трест — 80% производства никеля, а Международный алюминиевый картель почти полностью господствовал на рынке алюминия. После войны вновь возродился Стальной картель. Международный алмазный синдикат осуществляет контроль над 95% сбыта алмазов капиталистических стран.

Особо важное значение в экономике современного капитализма имеют межгосударственные монополистические объединения. Они возникли и развились в послевоенный период как на основе существенных изменений современного капитализма в целом, так и вследствие изменения положения отдельных капиталистических стран. Научно-технический прогресс, развитие методов массового производства, процессы автоматизации настоятельно требуют расширения рынков сбыта, способствуют специализации и кооперированию производства, усиливают тенденцию к объединению усилий капиталистических государств в экономической области. Появление на международной арене социалистических стран и тесное экономическое сотрудничество между ними на основе братского союза и взаимопомощи, усиление национально-освободительной борьбы угнетенных народов против империализма значительно уменьшили возможности монополистов в эксплуатации мировых ресурсов. Это также вынудило монополистов искать новые формы и методы эффективного использования своих капиталов, повышения прибыли.

Существенная причина организации межгосударственных монополистических объединений заключается в самой природе империализма. При империализме сложилось мировое капиталистическое хозяйство с довольно развитым международным разделением труда.

С одной стороны, монополии разных стран стремятся объединить свои силы для защиты основных устоев капиталистического строя — буржуазной собственности, эксплуатации труда, извлечения высоких прибылей. С другой стороны, империализму свойственно обострение противоречий между империалистическими державами за присвоение и дележ выколачиваемых из трудящихся прибылей.

Ленин писал, что временные соглашения между капиталистическими державами возможны. Целью межгосударственных монополистических соглашений, в частности западноевропейских стран, является их стремление «как бы сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии…».

Ныне, в условиях существования мировой системы социализма и роста прогрессивных сил, когда войну за перераспределение сфер приложения капитала и рынков сбыта не так-то легко начать и вести, межгосударственные монополистические объединения прибегают к так называемым «мирным» формам передела влияния между империалистическими державами в соответствии со сложившимся соотношением сил. Так, например, в «Общем рынке», куда входят Франция, Западная Германия, Италия, Голландия, Бельгия и Люксембург и куда с января 1973 г. вошли Англия, Дания и Ирландия, одну из главных ролей играет ФРГ, которая по своей экономической мощи превосходит всех остальных членов сообщества.

Хотя межгосударственные монополии непосредственно стремятся к экономической выгоде, получению высокой прибыли, однако немаловажную роль играют и политические интересы империалистов. Именно эти монополии являются экономической базой создания различных военно-политических блоков вроде Атлантического пакта западных держав (НАТО).

4. Какую роль играют монополии в экономике капиталистических стран?

Капиталистическое хозяйство состоит из многих десятков тысяч предприятий. Но реально вершат дела лишь немногие. Их владельцы, составляющие небольшую группу крупнейших монополистов, держат в своих руках ключевые позиции в экономике страны.

О том, что собой представляют монополии, можно судить, например, по сталелитейной компании Моргана «Юнайтед Стейтс стил корпорейшн». Ее производственные возможности равны мощностям металлургической промышленности Англии и Франции, вместе взятых. А ведь в 1971 г. эти обе страны произвели 47 млн. г стали. В 1966 г. моргановская группа осуществляла контроль над капиталом компаний, составлявшим свыше 92 млрд. долл. Другая крупнейшая монополистическая династия — группа Рокфеллера. Ее капиталы вложены главным образом в нефтяную промышленность. Общая сумма активов, контролируемых Рокфеллерами, превышает 82 млрд. долл.

В Западной Германии 10 крупнейших концернов производят 90% чугуна и стали, добывают почти 100% железной руды и примерно 80% каменного угля. В экономической жизни ФРГ господствуют военно-химический концерн «ИГ Фарбениндустри», концерны Тиссена, Маннесмана, Хеша, Клёкнера, Сименса, Флика, «АЭГ».

О возросшей экономической мощи современных монополий, ворочающих многомиллиардными капиталами, свидетельствуют также масштабы эксплуатации огромных масс трудящихся. Так, на предприятиях американской автомобильной компании «Дженерал моторе», выпускающей миллионы машин в год, в США и в других капиталистических странах работают сотни тысяч рабочих и служащих. Ее продукция составляет 20 млрд. долл. и равна более половины всего производства автомобилей в США. На долю «Дженерал моторе», «Форд мотор» и «Крайслер» в 1966 г. приходилось 90% всего производства автомобилей в США. Третья по величине американская автомобильная фирма — «Крайслер» производит машин примерно столько, сколько выпускает вся автопромышленность Италии. А электротехническая монополия «УЭЛПУЛ» продает ежегодно только на рынке США 1 млн. бытовых электроприборов, что вдвое превышает общее их производство во Франции.

Защитники монополистического капитала ведут широкую пропаганду, приукрашивающую роль монополий в буржуазном обществе. Они всячески превозносят акционерную форму капитала, позволяющую, по их мнению, каждому купить акции и таким образом стать совладельцем предприятия и получателем дохода. Буржуазные теоретики пытаются доказать, что монополии покончили с анархией производства, с экономическими кризисами. Господство монополий в экономике капиталистических стран, утверждают они, привело к регулированию и даже планированию производства во всем буржуазном обществе.

Положение о том, что трудящиеся, приобретая несколько мелких акций, становятся наравне с капиталистами владельцами предприятий, — явный вымысел. В действительности лишь небольшое число рабочих имеют акции, доходы от которых весьма мизерны — несколько десятков долларов в год. Достаточно сказать, что в США 2% акционеров владеют примерно 80% акционерного капитала. Распространение мелких акций среди рабочих и служащих имеет совсем иные цели, чем те, которые им приписывают адвокаты монополий: во-первых, использовать в интересах монополий сбережения трудящихся, во-вторых, заинтересовать рабочих в повышении производительности труда на капиталистических предприятиях, в-третьих, создать видимость гармонии интересов капиталистов и рабочих и внести раскол в рабочее движение.

Что касается утверждения о том, что монополии вносят организованность и плановость в хозяйство капиталистических стран, то оно требует разъяснения.

В самом деле, что нового внесли в этот вопрос монополии?

Каждое предприятие, чтобы выполнять свою непосредственную функцию, т. е. производить товары, должно быть определенным образом организовано. Без регулирования. и планирования процесса производства немыслима нормальная деятельность предприятия. В этом смысле деятельность каждого капиталистического предприятия соответствующим образом регулируется и планируется. Более того, в интересах извлечения прибыли капиталисты все больше используют достижения научной организации труда. Ученые и инженеры разрабатывают различные системы рациональной организации трудовых процессов, методы и приемы наиболее эффективной работы предприятия и каждого его подразделения.

Вместе с тем организация и регулирование производства на каждом капиталистическом предприятии находятся в противоречии с анархией общественного производства в целом. Это противоречие сопутствует капитализму на всех этапах его развития.

Возникновение и развитие монополистических объединений внесли ряд новых моментов в данный вопрос. Крупнейшие монополии сами состоят из многих десятков предприятий. Естественно, что их снабжение, производство и реализация продукции регулируются и координируются руководителями монополистических объединений.

В настоящее время все шире распространяются программирование и прогнозирование экономики, государственное финансирование технического прогресса и научных исследований, меры, направленные на известное ограничение рыночной стихии в интересах крупнейших монополий.

В ряде капиталистических стран разрабатываются перспективные планы, которые по замыслам их составителей должны помочь «заглянуть в будущее». Так, во Франции были составлены пятилетние планы на ряд периодов. В Англии приступили к прогнозированию тенденций экономического развития вплоть до 2000 г. В США исследовательские организации наметили перспективы развития хозяйства до 1980 и 2000 гг. Уровень научности и реальности всех этих планов и прогнозов весьма невелик. Их назначение состоит также и в том, чтобы, во-первых, приукрасить капиталистический строй, показать, что и ему якобы свойственны черты, которыми обладает социализм, и, во-вторых, обосновать незыблемость капиталистического способа производства.

Сами идеологи монополистического капитала не придают серьезного значения планам и прогнозам, которые разрабатываются в капиталистических странах. Так, президент одной американской корпорации Д. Фишер пишет, что «тщетно будет искать у нас генеральный план, который систематически направлял бы деятельность различных общественных слоев и экономических секторов».

Таким образом, программирование капиталистического хозяйства буржуазным государством и аппаратом государственно-монополистических объединений ставит своей целью предотвратить неизбежный результат действия экономических законов капитализма, в то время как планирование при социализме осуществляется тем полнее и глубже, чем больше оно опирается на объективные экономические закономерности социалистического производства и точнее учитывает их требования. Невозможность подлинно научного планирования в масштабе всего народного хозяйства в капиталистических странах вытекает из самой природы капитализма и его экономических законов.

Вместе с тем надо отметить, что те буржуазные государства, которые разрабатывают и на практике применяют методы экономического программирования (страны Западной Европы, США, Япония), имеют несомненные преимущества перед странами, где такая практика отсутствует.

Было бы глубоко ошибочным игнорировать те существенные изменения, которые произошли и продолжают происходить в современном капитализме. Процессы концентрации производства и капитала, бурное развитие науки и техники, осуществляемая ныне научно-техническая революция все больше свидетельствуют о том, что капитализм перерос те общественные условия, которые тормозят быстрый и беспрепятственный рост производства в интересах всего общества. Теперь уже нельзя, как писал В. И. Ленин, «по-прежнему толковать капитализм, как отсутствие планомерности. Это уже устарело: если есть тресты, то отсутствия планомерности уже нет».

Одним из показателей этого процесса является рост государственной собственности в современных капиталистических странах. Так, во Франции на долю государства приходится 98% угольной промышленности, примерно 80% производства электроэнергии и авиационной промышленности, 1/3 выпускаемых автомобилей и химических удобрений, фактически вся железнодорожная сеть, 80% воздушного транспорта. Увеличение доли государственной собственности усиливает тенденцию к планомерному ведению хозяйства в развитых капиталистических странах.

Однако полной, подлинной планомерности, осуществляемой в интересах общества и каждого его члена, при капитализме невозможно достичь. Поскольку регулирование и планирование экономики не затрагивают основ капиталистического хозяйства, то природа общественного строя не изменяется. Сохранение главной и коренной основы капитализма — буржуазной собственности на средства производства и эксплуатации труда — делает невозможным в условиях капитализма планомерное развитие всего народного хозяйства. Поэтому все те меры, которые монополии и буржуазное государство предпринимают по регулированию капиталистической экономики, не могут коренным образом изменить природу капитализма.

5. Что такое монопольная прибыль и монопольная цена и каковы их источники?

Стремление капиталистов к получению высоких прибылей свойственно как домонополистическому капитализму, так и империализму. Ненасытная жажда присвоения все большей массы прибавочной стоимости — экономический закон, движущая сила капиталистического способа производства. Но до империализма, в условиях господства свободной конкуренции, получение сверхприбыли было редким и временным явлением. Она доставалась капиталистам, у которых на предприятиях вводились новые методы организации производства, внедрялись изобретения и усовершенствования. Поскольку со временем технические новшества появлялись и на других предприятиях, исчезала возможность получения более высоких прибылей, чем у других капиталистов. Основной формой прибыли была средняя прибыль на равновеликий капитал в любой отрасли народного хозяйства.

С переходом к монополистической стадии капитализма изменились как условия получения сверхприбылей, так и их роль и значение для экономики капиталистического общества.

Господство монополий в хозяйстве обеспечило крупному монополистическому капиталу условия для постоянного присвоения монопольно высокой прибыли. Она включает в себя, кроме средней прибыли еще и сверхприбыль, которую постоянно присваивают монополистические союзы в силу своего господствующего положения в экономике.

Присвоение монопольно высокой прибыли является и целью и условием существования монополистического капитализма. О размерах монопольной прибыли говорят следующие данные. Крупные компании США с капиталом свыше 100 млн. долл. на каждый доллар реализуемой товарной продукции получают в 3 с лишним раза больше прибыли, чем небольшие предприятия, владеющие капиталом менее 1 млн. долл. В сейфы 100 монополий-спрутов стягивается свыше 55% всей прибыли американской промышленности.

В США прибыли корпораций в 1929 г. составляли 10,1 млрд. долл., в конце второй мировой войны — 19 млрд. долл., а в 1965 г. они достигли 70 млрд. долл.

Откуда черпают монополии свои баснословные доходы? Кроме высокой прибыли, получаемой в результате эксплуатации рабочих и присвоения прибавочной стоимости на своих предприятиях, монополисты располагают и другими источниками доходов. Монополистический капитал подвергает эксплуатации мелкое товарное производство в городе и деревне. Через механизм монопольных цен, о которых речь будет ниже, монополии присваивают часть результатов труда мелких товаропроизводителей. Используя дешевую рабочую силу и сырье в слаборазвитых в экономическом отношении странах, монополии извлекают оттуда высокие прибыли, отнимая у народов этих стран их богатства.

Важным источником получения монополиями высоких прибылей является политика буржуазного государства по усилению эксплуатации трудящихся, перераспределению массы прибавочной стоимости в пользу крупнейших монополий. Крупный монополистический капитал обеспечивает себе сверхприбыль также и за счет присвоения части прибыли, создаваемой трудящимися на предприятиях немонополистической буржуазии.

Существование монопольно высокой прибыли не означает исчезновения средней прибыли, поскольку в буржуазном обществе наряду с монополизированными предприятиями продолжают существовать немонополизированные: мелкие и средние капиталистические предприятия, а также мелкое товарное производство. В силу этого сохраняется и средняя норма прибыли. Но для империализма характерно господство монополий и присвоение ими монопольно высокой прибыли.

Если средняя прибыль выражает в основном отношения между капиталистами и рабочими, а также между самими капиталистами, то монопольная прибыль отражает более сложные социально-экономические отношения буржуазного общества. Помимо указанного выше они охватывают отношения между монополиями и мелкими товаропроизводителями, между империалистической буржуазией и трудящимися слаборазвитых стран, между монополистической и немонополистической буржуазией и отношения внутри самих монополий в их борьбе за сверхприбыли. При современном империализме существенное значение имеют отношения между крупным капиталом и буржуазным государством.

От гнета крупного монополистического капитала страдают рабочий класс, все трудящиеся, а также мелкая и даже средняя буржуазия. Крупный капитал попирает жизненные интересы большинства средних слоев города. Поэтому капиталистические монополии выступают главным врагом не только рабочего класса, но и всех трудящихся и других слоев буржуазного общества.

Таким образом, в ликвидации всевластия монополий кровно заинтересованы все основные слои нации. Это позволяет соединить все демократические движения, выступающие против гнета финансовой олигархии, в один могучий антимонополистический поток.

Механизмом, посредством которого монополии присваивают баснословные прибыли, являются монопольные цены на товары. Монопольные цены существовали и до империализма. В условиях свободной конкуренции они устанавливались лишь на некоторые редкие продукты сельскохозяйственного и промышленного производства. В эпоху монополистического капитализма основное назначение монопольной цены — обеспечить магнатам капитала постоянное получение монопольно высокой прибыли. Следовательно, монопольная цена при империализме — закономерное явление, вытекающее из самой сущности монополистического капитализма.

Различают два вида монопольных цен: монопольно высокие и монопольно низкие. Первые представляют собой издержки производства того или иного товара плюс монопольная прибыль, куда входит как средняя прибыль, так и сверхприбыль. По этим ценам монополии продают свои товары на рынках капиталистического мира. Особенно большие барыши они загребают в отсталых странах, куда сбывают свои товары по вздутым ценам. По монопольно низким ценам монополисты скупают сырье, материалы и готовую продукцию у мелких товаропроизводителей, крестьян. Особенно низки цены на сырье и материалы в колониальных и зависимых, экономически отсталых странах. Неэквивалентный обмен приносит монополиям огромные прибыли, а те, у кого они покупают товары за бесценок, терпят убытки, многие из них разоряются, пополняют армию безработных, влачат жалкое существование. Таким образом, монополии наживаются дважды: один раз — как продавцы (реализуя свои товары по вздутым ценам), другой раз — как покупатели (закупая продукцию по низким закупочным ценам).

Используя свое монопольное положение в производстве и на рынке, крупный монополистический капитал имеет возможность, когда это ему выгодно, сдерживать рост производства, с тем чтобы сохранить на рынке монопольно высокие продажные цены. Здесь ему на помощь приходит буржуазное государство, ограждая внутренний рынок страны от иностранной конкуренции при помощи высоких таможенных пошлин.

Наличие монопольной цены, однако, не означает, что при империализме перестает действовать закон стоимости как закон товарных цен.

Во-первых, уровень монопольных цен, устанавливаемых монополиями, имеет свой предел. Слишком высокие цены ведут к возникновению конкурентов, способных производить и продавать товары по более низким ценам. Это подрывает произвольно установленные высокие цены на товары. Во-вторых, то, что выигрывают монополии с помощью монопольно высоких цен, то проигрывают рабочие, мелкие производители, трудящиеся слаборазвитых стран, а также владельцы мелких и средних немонополизированных предприятий. В итоге сумма товарных стоимостей в целом соответствует сумме цен.

Монопольная прибыль и монопольная цена при империализме выступают в руках крупного капитала орудием усиления эксплуатации трудящихся и обострения противоречий буржуазного общества.

6. Как происходит конкурентная борьба в условиях монополистического капитализма?

Означает ли смена свободной конкуренции господством монополий исчезновение конкурентной борьбы между капиталистами?

Капитализм лишился бы одной из своих существенных черт, если бы смена свободной конкуренции монополией привела к уничтожению конкурентной борьбы вообще. На чем зиждется эта борьба? На частнокапиталистической собственности и на анархии производства в масштабе всего общества. Сохраняются ли эти характерные черты капитализма при империализме? Безусловно; да. Больше того, господство в экономике монополистического капитала усиливает и развивает эти черты, поскольку происходит значительное увеличение мощи капиталистических монополий, а противоречия общественного производства с ростом его масштабов усиливаются.

Монополия хотя в целом и устраняет господство свободной конкуренции, но, естественно, не может уничтожить конкурентную борьбу вообще. Наоборот, она становится более ожесточенной и разрушительной, так как экономическая мощь монополистических объединений значительно превосходит силу сравнительно небольших немонополизированных предприятий.

В каких формах и какими методами осуществляется конкурентная борьба при монополистическом капитализме? Основными формами конкуренции являются: конкуренция между монополиями; конкуренция внутри монополистических объединений; конкуренция между индивидуальными предприятиями, не входящими в союзы капиталистов, с одной стороны, и между ними и монополиями, с другой. Все эти виды конкурентной борьбы тесно переплетаются между собой, создавая сложную систему экономических отношений и противоречий.

Следует иметь в виду, что чистого империализма в природе не было и нет. Хотя монополии и занимают господствующее положение в народном хозяйстве капиталистических стран, однако это не приводит к полной ликвидации многочисленных немонополистических предприятий и даже мелкого товарного производства. Например, в США насчитывается несколько миллионов индивидуальных, немонополистических предприятий. Между ними не прекращается конкурентная борьба за сферы приложения своих капиталов и рынки сбыта товаров. В настоящее время многие монополии даже «сотрудничают» с ними. Так, например, западногерманский концерн Круппа связан с тысячами мелких и средних предприятий, не входящих в монополии.

Однако подобного рода «сотрудничество» не означает прекращения борьбы между ними. Монополии стараются лишить «дикие» предприятия кредитов, сырья, затруднить им доступ к его источникам, отрезать пути к рынкам сбыта, сбивают цены на товары, применяют и другие методы, вплоть до взрывов, поджогов и убийств.

Устанавливая высокие монопольные цены на товары, покупаемые мелкими и средними предприятиями, крупный капитал отнимает у них часть прибылей. Наиболее строптивых соперников монополии разоряют, душат, заставляют их подчиниться или присоединяют к себе их капитал, скупая его за бесценок.

Господство монополий не обязательно связано с полным захватом производства и сбыта товаров в той или иной отрасли одним из объединений капиталистов. Обычно в ней хозяйничают две, три и больше монополий. Так, в США в автомобильной промышленности господствует несколько фирм. В добыче нефти кроме Рокфеллера большую роль играет техасская группа. Поэтому ожесточенная конкурентная борьба ведется и между самими монополиями. Здесь соперники не брезгуют никакими средствами. В ход пускаются подкуп, промышленный шпионаж, шантаж, диверсии, уголовные преступления.

Не прекращается борьба и внутри монополии. Капиталисты, входящие в качестве пайщиков в монополистический союз, пытаются добиться господствующего положения в руководстве делами треста или концерна, в присвоении прибыли и т. д.

Мощным орудием конкурентной борьбы в настоящее время является использование достижений научно-технической революции. Ее результаты в руках монополистических гигантов становятся орудием удушения и разорения своих соперников, средством еще большего ограбления трудящихся, сохранения и укрепления всевластия магнатов капитала.

Не затухает конкурентная борьба и в таких межгосударственных монополистических организациях, Kai Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), Европейское объединение угля и стали.

«Чтобы монополия была полной, надо устранить конкурентов не только с внутреннего рынка (с рынка данного государства), но и с внешнего, со всего мира», — писал Ленин. Монополисты к этому стремятся и во многом преуспевают, используя все средства для уничтожения своих конкурентов. Но, как свидетельствует история империализма, ликвидировать конкурентную борьбу им не удается. Для этого надо уничтожить весь общественный строй с его основой — частнокапиталистической собственностью на средства производства, эксплуатацией труда, погоней за прибылью.

Таким образом, монополия, порожденная свободной конкуренцией, не отменяет ее, а видоизменяет и усложняет механизм ее действия применительно к условиям империализма, усиливает ее разрушительную силу.

7. В чем выражается загнивание и паразитизм капитализма на его империалистической стадии?

Общественный строй, который не способен обеспечить простора для беспрепятственного и быстрого роста производства и увеличения общественного богатства в интересах всего общества, обнаруживает неизлечимые пороки, свидетельствующие о том, что общество движется к своему упадку, оно гниет на корню.

Обществом, обладающим высокоразвитыми производительными силами, но не способным рационально использовать их в интересах всего общества, является капитализм, находящийся ныне на последней, империалистической стадии развития. Характерная черта империализма — процесс загнивания как его экономической основы, так и буржуазной идеологии и культуры.

Каковы же причины, порождающие загнивание современного капитализма?

Коренная причина этого процесса состоит в том, что в современном капитализме — в хозяйстве, политике, идеологии — господствующее положение занимают капиталистические монополии. До империализма, во времена свободной конкуренции, борьба между отдельными капиталистами постоянно вынуждала владельцев фабрик, заводов и других предприятий искать новые способы организации производства, его совершенствования. Свободная конкуренция была тем внутренним механизмом развития, которая двигала технический прогресс, не давала застаиваться капиталистическому производству под страхом разорения и гибели владельцев предприятий, не выдерживающих конкурентной борьбы с более сильными противниками.

С переходом к империализму, хотя конкуренция и не устраняется, а конкурентная борьба между монополиями приобретает еще более ожесточенный характер и большие масштабы, господствующее положение в экономике и политике капиталистических стран приобретает монополистический капитал. Он получает возможность диктовать свои цены на рынке и поддерживать их на высоком уровне. Это ограничивает и тормозит развитие производительных сил и технический прогресс. В. И. Ленин писал: «Поскольку устанавливаются, хотя бы на время, монопольные цены, постольку исчезают до известной степени побудительные причины к техническому, а следовательно, и ко всякому другому прогрессу, движению вперед; постольку является далее экономическая возможность искусственно задерживать технический прогресс».

Упорное сопротивление со стороны монополий встречают те технические новшества и изобретения, которые угрожают обесценить громадные капиталовложения. Поэтому монополии, если это им выгодно, могут нередко годами держать под спудом крупнейшие научные открытия и технические изобретения, скупать патенты на изобретения, стремясь помешать их внедрению в производство, дабы устранить угрозу своим прибылям. Эти явления служат свидетельством загнивания капиталистического способа производства.

С другой стороны, конкурентная борьба между монополиями, погоня за монопольно высокими прибылями побуждают их вводить в производство новую технику, использовать достижения науки и техники для борьбы со своими конкурентами. В силу непримиримых противоречий, внутренне присущих капитализму, технический прогресс осуществляется противоречиво, стихийно, неравномерно в тех или иных отраслях экономики.

Ленин указывал, что было бы ошибкой предполагать, что тенденция к загниванию исключает быстрый рост капиталистического производства. Процесс развития капитализма дает яркое подтверждение этой ленинской мысли. В эпоху империализма с большей или меньшей силой проявляет себя как тенденция к росту производства, так и тенденция к его загниванию. Наиболее преуспевают те монополии, которые быстрее используют и реализуют достижения современной научно-технической революции.

Тенденция к загниванию капитализма сосуществует наряду с техническим прогрессом. При этом отдельные отрасли производства, отдельные страны обнаруживают в период империализма, с большей или меньшей силой, то одну, то другую из этих тенденций. В целом же в условиях империализма производство не может использовать полностью всех возможностей, которые открываются происходящей ныне научно-технической революцией. Капиталистические производственные отношения придают техническому прогрессу однобокий, уродливый характер, тормозят полное и рациональное использование достижений науки и техники в интересах всего общества. Империализм использует научно-техническую революцию прежде всего для увеличения прибылей и. усиления эксплуатации трудящихся.

Одно из важнейших проявлений загнивания капитализма состоит в том, что значительная часть трудящихся отрывается от общественно полезного труда, не находит применения своим силам и способностям, остается без работы. Огромная масса безработных составляет постоянную армию не занятых в производстве. В различных капиталистических странах она состоит из сотен тысяч и миллионов человек. В послевоенные годы в США количество безработных колебалось на уровне 3–5 млн. человек. Вместе с семьями они образуют значительную часть населения капиталистических стран.

Рядом с постоянной массовой армией безработных в капиталистических странах существует хроническая недогрузка производственных мощностей промышленности. Она колеблется в зависимости от состояния конъюнктуры, циклов капиталистического производства и других причин. В США в течение последних 10 с лишним лет не используются значительные мощности промышленности, способные обеспечить производство товаров и услуг по крайней мере на 60 млрд. долл. Загрузка этих мощностей в интересах общества могла бы обеспечить повышение годового дохода каждого из 30 млн. людей, живущих на грани нищеты, почти на 2 тыс. долл.

Рост милитаризации хозяйства в странах монополистического капитала, гонка вооружений, колоссальные расходы на содержание военно-полицейского аппарата также свидетельствуют об огромных непроизводительных затратах, осуществляемых за счет доходов трудящихся.

Загнивание капитализма как общественной системы находит свое выражение в росте паразитизма. Это проявляется прежде всего в увеличении слоя рантье — капиталистов, совершенно утративших всякие связи с процессом производства. Они владеют ценными бумагами (акциями, облигациями) и живут «стрижкой купонов», т. е. на доходы с этих бумаг. Управление же капиталистическими предприятиями сосредоточено в руках наемного административного и технического персонала.

Не только отдельные капиталисты, но и ряд империалистических стран превращаются в значительной мере в рантье. Посредством вывоза капитала в другие страны, особенно в колонии и слаборазвитые в экономическом отношении страны, а в последнее время и в высокоиндустриальные государства, путем предоставления кабальных займов империалистические державы выкачивают огромные доходы из стран-должников, нещадно эксплуатируя их население. Типичными государствами-рантье, в значительной мере живущими за счет эксплуатации чужих народов, являются Англия, Франция, Голландия, Бельгия. После первой мировой и особенно после второй мировой войны стали превращаться в государство-рантье также и США.

Господство монополий привело к тому, что в условиях империализма крупная буржуазия использует часть своих сверхприбылей для систематического подкупа верхушки рабочего класса. Образование подобной прослойки, материальные условия жизни которой значительно лучше, чем положение остальной массы, преследует цель внести раскол в революционное движение, создать в нем социальную опору буржуазии. При ее прямой поддержке выходцы из этой среды захватывают руководящие посты в профсоюзах и социал-демократических партиях, в органах печати и парламентах.

Создание буржуазной агентуры в рабочем движении, которая стремится отвлечь рабочих от революционной борьбы проповедью единства классовых интересов, возможности «улучшения» капитализма путем устранения его пороков без коренных социально-экономических преобразований, — таково главное назначение буржуазной пропаганды и ее глашатаев, лакействующих перед монополистическим капиталом. Но вместе с тем это — свидетельство неспособности капитализма поддерживать и сохранять себя, не прибегая к методам, характеризующим его как строй загнивающий, паразитический, умирающий.

Загнивание капитализма в период империализма происходит не только в области экономики, но и политики. Борясь против феодализма, буржуазия в свое время выдвигала демократические лозунги свободы, равенства и братства. Правда, и в тот период буржуазная демократия была в значительной мере урезанной, ограниченной.

С переходом к империализму положение изменилось. Монополии, господствующие в экономике, усиленно стремятся подчинить и поставить себе на службу политические учреждения, и прежде всего аппарат государственной власти, превратить государство в орудие обеспечения монопольных прибылей. С этой целью монополисты прибегают к подавлению всякого сопротивления со стороны рабочего класса и прогрессивных сил общества. Принимаются драконовские антирабочие и антидемократические законы, запрещаются политические организации и партии пролетариата, преследуются прогрессивные общественные деятели.

В условиях роста недовольства трудящихся гнетом монополий последние прибегают к установлению открытой террористической диктатуры наиболее реакционных кругов буржуазии в форме различных диктаторских режимов. Происходит поворот к политической реакции по всей линии, во внутренней и внешней политике империалистических государств. «Капитализм вообще и империализм в особенности, — писал В. И. Ленин, — превращает демократию в иллюзию — и в то же время капитализм порождает демократические стремления в массах, создает демократические учреждения, обостряет антагонизм между отрицающим демократию империализмом и стремящимися к демократии массами».

Политическая реакция как проявление загнивания современного капитализма есть результат обострения всех противоречий эпохи империализма. Монополистический капитал стремится лишить трудящихся всех свобод, отнять у них демократические завоевания, добытые в долгой и ожесточенной борьбе. Это вызывает со стороны рабочего класса и всех трудящихся мощное сопротивление, объединяет и сплачивает их на борьбу с империализмом за окончательное освобождение от гнета и паразитизма монополистического капитала.

8. Каковы особенности вывоза капитала в современный период?

Вывоз капитала из империалистических государств в другие страны — один из характерных экономических признаков империализма. Строительство предприятий за границей, предоставление займов другим государствам осуществлялись и до империализма. Но экспорт капитала в домонополистический период не имел решающего значения. Лишь в период господства монополий он превратился в одну «из самых существенных экономических основ империализма», как указывал В. И. Ленин.

Капитал вывозится за границу не потому, что он не может быть применен внутри страны. Причина заключается в том, что за пределами данной капиталистической страны он может быть помещен с гораздо большей выгодой, при более высокой норме прибыли, чем внутри нее. Стремление капитала к получению максимума прибыли присуще капитализму на всех этапах его развития. Однако лишь на империалистической стадии капитализма вывоз капитала становится не только возможным, но и необходимым условием получения индустриальными капиталистическими странами высоких прибылей.

Это объясняется тем, что в этих странах накопление капитала опережает возможность их высокоприбыльного применения у себя. А так как монополистический капитал требует монопольно высокой прибыли, то капиталы вывозятся в такие страны, где им обеспечивается сверхприбыль. Разумеется, «избыток» капитала внутри страны является относительным, он существует лишь с точки зрения интересов монополий.

Если бы капиталисты обратили накопленный капитал на повышение благосостояния трудящихся, то проблемы использования избыточного капитала не существовало. Но тогда монополисты лишились бы части прибыли, на что, конечно, они никак не хотят идти.

Долгое время капитал вывозился главным образом из высокоразвитых капиталистических стран в слаборазвитые и колониальные страны. В этих странах монополии находили дешевую рабочую силу, недорогие сырье и материалы. Это обеспечивало колонизаторам получение огромных сверхприбылей. Причем иностранный капитал направлялся в основном в добывающие отрасли промышленности, тем самым противодействуя стремлению нарождавшейся местной буржуазии развивать свою экономику. Норма прибыли в колониях и зависимых странах была в 1,5–2 раза выше, чем в метрополиях.

Вывоз капитала за границу оказывает большое влияние как на экспортирующие, так и на импортирующие страны. В странах, вывозящих капитал, замедляются темпы развития экономики, имеющиеся накопления не полностью используются для расширения производства внутри страны. Страны же, куда ввозятся иностранные капиталы, ускоряют свое экономическое развитие. Вместе с тем эти процессы вызывают возникновение и развитие новых противоречий. В слаборазвитых странах зарождаются пролетариат и буржуазия, усиливаются противоречия между империалистическими государствами и народами колониальных и зависимых стран, стремящихся к свободе и независимости.

Вывоз капитала обостряет и противоречия между империалистическими державами, каждая из которых стремится обеспечить себе сферы высокоприбыльного приложения капитала и рынков сырья, материалов и сбыта готовых товаров. На этой почве происходит ожесточенная борьба между монополиями, между правительствами различных капиталистических стран.

Существенные изменения в вывозе капитала произошли после второй мировой войны, в результате отпадения от капитализма ряда стран и образования мировой системы социализма. Во-первых, капиталистическая собственность в ряде стран была национализирована и перешла в собственность образовавшихся социалистических государств. Во-вторых, сфера приложения иностранного монополистического капитала значительно сократилась. Социалистические страны наладили между собой экономическое и техническое сотрудничество. Это также обусловило сокращение вывоза капитала в страны, прежде входившие в капиталистическую систему.

Выход многих бывших колониальных и зависимых стран на путь самостоятельного, прогрессивного развития в известной степени ограничил новые капиталовложения империалистических государств в освободившиеся страны, хотя и не приостановил вывоза туда иностранного капитала. На пути беспрепятственного хозяйничанья монополий в молодых государствах встала дружеская, бескорыстная помощь им со стороны социалистических стран в создании основ независимой экономики. Эта помощь оказывается в форме строительства различных промышленных, транспортных, сельскохозяйственных предприятий, путем предоставления займов на льготных условиях, обучения национальных кадров и т. д.

Таким образом, монополия капиталистических государств и в этой области оказалась подорванной.

В результате коренных политических и экономических изменений в современном мире доступ иностранных монополий и империалистических государств к мировым ресурсам значительно сократился. Это не могло не привести к обострению борьбы между империалистами за обладание сферами приложения капитала в сузившейся части капиталистического мира.

Если до первой мировой войны первые места по вывозу капитала занимали Англия и Франция, то в последующие годы лидерство прочно перешло к США. В 1968 г. активы и инвестиции США за рубежом составили 146,1 млрд. долл.

Одной из существенных особенностей вывоза капитала после второй мировой войны является усиление вывоза иностранного капитала в промышленно развитые страны. При этом в экспорте капитала быстро растет удельный вес государственного капитала, и прежде всего американского.

К числу важнейших экономических причин столь быстрого роста американских капиталовложений в высокоразвитые капиталистические страны относятся: более низкие издержки производства там, куда вывозится капитал; меньшая конкурентоспособность местных фирм, которые в техническом отношении стоят на более низком уровне, чем американские предприятия; более высокий уровень загрузки мощностей предприятий, чем в США; экономия на транспортных расходах при реализации товаров; использование выгод законодательства стран, куда вывозится американский капитал (более низкий уровень налогов и т. д.).

Монополии США внедряются в экономику десятков стран, увеличивают там свои капиталовложения, добиваются установления контроля над ключевыми позициями в хозяйстве.

К концу 1970 г. только прямые частные капиталовложения американских трестов в Западной Европе составили 30 млрд. долл., из них 10 млрд. долл. приходится на Англию. В западноевропейских странах много предприятий принадлежит американцам; есть отрасли производства, в которых американский капитал, по существу, хозяйничает, как у себя дома. Такие монополии, как «Дженерал моторе», имеют автомобильные заводы в 24 странах, «Крайслер» — в 33, «Форд мотор» — в 34.

Что касается усиления вывоза государственного капитала, особенно в слаборазвитые в экономическом отношении страны, то это связано с тем, что иностранный частный монополистический капитал стремится избежать риска вкладывать свои средства в страны, которые чреваты социально-политическими потрясениями, угрожающими капиталовложениям монополий. Вывоз государственного капитала в эти страны прокладывает дорогу для частных монополий, выступает в качестве гаранта их интересов. Экспорт государственного капитала в развивающиеся страны служит орудием империалистических держав, тормозящих развитие экономической независимости новых молодых государств, средством не дать им возможность выйти на широкую дорогу социального, экономического и политического прогресса.

Вывоз капитала из империалистических стран преследует и политические цели. Предоставляя займы экономически отсталым странам, они стремятся не только выкачать оттуда высокие барыши, но и навязать им свои политические условия, поддерживать реакционные порядки, военно-полицейские режимы. «Помощь», которую оказывают империалистические державы некоторым странам, идет, как правило, не на развитие мирной гражданской экономики, а преимущественно на военные цели, гонку вооружений, на поддержание военно-политических союзов типа НАТО, СЕАТО, СЕАТО. В конечном счете вывоз как частного, так и государственного капитала осуществляется в интересах монополий.

9. Как происходит экономический раздел капиталистического мира в современных условиях?

Формами экономического раздела являются различного рода соглашения о ценах, экспортных квотах, научно-технических исследованиях и т. д. между монополиями разных капиталистических стран, образующих международные монополистические союзы. Обычно такие монополии создаются в виде международных картелей, синдикатов, концернов и различных соглашений (например, патентных соглашений, соглашений о специализации и кооперировании производства, о совместной разработке сырьевых ресурсов и т. п.). Важным средством борьбы монополий за передел рынков служит вывоз капитала, особенно в индустриальные капиталистические страны, о чем говорилось выше.

Развитие государственно-монополистического капитализма (см. вопрос 12) после второй мировой войны внесло в этом отношении ряд новых существенных моментов.

В послевоенный период возникла такая форма экономического раздела, как империалистическая интеграция (объединение). Суть ее заключается в объединении хозяйственно-политических сил ряда капиталистических стран в интересах упрочения буржуазного строя и усиления эксплуатации трудящихся с целью обеспечить получение наивысших прибылей.

Это стремление к интернационализации хозяйства стимулируется происходящей в настоящее время научно-технической революцией, процессами обобществления производства.

В условиях сужения сферы господства империализма в результате образования мировой системы социализма, распада колониальной системы империализма и роста национально-освободительного движения, а также усиления процессов концентрации капитала и производства монополии, как национальные, так и международные, вынуждены искать новые формы и методы экономического передела капиталистического мира в соответствии с изменяющимся соотношением сил в империалистическом лагере.

Но так как интеграция осуществляется в рамках капитализма, в интересах крупного монополистического капитала и носит явно империалистический характер, то ее формы и содержание направлены своим острием против интересов народов. Внутри межгосударственных монополистических объединений идет постоянная борьба за увеличение доли барышей каждого участника.

В подобного рода объединениях наиболее выгодное положение занимают экономически мощные страны. Они, естественно, получают и больше прибыли. Между основными участниками ЕЭС идет борьба за рынки сбыта и сферы приложения капитала, за цены на производимую, продукцию, что нередко заводит эту организацию в тупик, порождает в ней трудности и противоречия.

Борьба происходит не только внутри той или иной замкнутой империалистической группировки, но и между ними. За последние годы усилилось соперничество между США и ЕЭС, особенно на рынках развитых капиталистических стран. В то время как доля экспорта США на рынках капиталистического мира уменьшилась, доля стран Европейского экономического сообщества поднялась с 17,8% в 1951 г. до 33,9% в 1972 г. Под натиском западноевропейских монополий американский капитал теряет свои позиции. В результате обостряются межимпериалистические противоречия, происходит передел сфер влияния в соответствии с установившимся новым соотношением сил.

Таким образом, попытки монополий и буржуазного государства путем интеграции хозяйственных и политических усилий ослабить межимпериалистические противоречия, как-то примирить, сгладить нарастающий разрыв между отжившими капиталистическими производственными отношениями и переросшими национальные границы производительными силами не дают желаемого результата. Пока существует империализм и господство монополий, до тех пор не может исчезнуть борьба между монополистическими хищниками за получение большей доли барышей. А это осуществляется посредством экономического передела сфер влияния в пользу сильнейшего со всеми вытекающими отсюда последствиями.

10. Какую роль играет государство в экономической жизни современного буржуазного общества?

На нынешнем этапе развития капитализма вопрос о роли буржуазного государства в экономике приобрел особенно важное значение.

Причина кроется в ряде условий жизни современного буржуазного общества, которых не было раньше и которые возникли и развились за последнее время.

Раньше, когда капитализм в целом развивался по восходящей линии, идеологи буржуазии — экономисты, философы, политические деятели — усматривали в самом механизме капитализма внутренние силы, которые способны преодолевать препятствия на пути движения вперед. На этом основывался главный довод всех защитников буржуазного строя, проповедовавших незыблемость, вечность капиталистического строя и действенность свойственных ему мотивов, побуждающих к постоянному росту производительных сил. Экономические кризисы, безработица, банкротства и другие язвы капитализма объявлялись случайными явлениями, не вытекающими из сущности буржуазного строя, результатом неправильных действий людей.

Положение резко изменилось с переходом к империализму.

С победой Октябрьской революции в России и особенно с возникновением мировой системы социализма, усилением национально-освободительного движения и ростом прогрессивных сил в мире устои капитализма основательно расшатались. Капитализм потерял былую устойчивость, сфера его действия сильно ограничилась, возможности маневрировать за счет других стран значительно сузились, в громадной степени увеличились трудности приложения капиталов и сбыта товаров, по всем швам стал трещать тыл империализма — колониальная система, ряд стран одна за другой в течение короткого времени отпали от империалистической системы.

В этих условиях стихийное развитие и анархия производства, многократно усилившие и обострившие все противоречия и социальные конфликты буржуазного общества, вынудили капиталистические монополии и их защитников изыскивать средства для предотвращения гибели капиталистической системы хозяйства, для сохранения и укрепления капитализма.

Развитие государственно-монополистического капитализма, о котором речь будет идти ниже, привело к огромному росту обобществления производства, к тесному переплетению интересов крупнейших монополий, созданию мощных международных трестов и концернов, межгосударственных монополистических объединений. Развернувшаяся научно-техническая революция и усиление процессов монополизации толкают монополии и буржуазное государство к изысканию новых форм и методов организации экономики. Новые условия развития капитализма порождают объективную необходимость в регулировании экономических процессов. Цель этого регулирования — повышение эффективности капиталистического производства для получения еще больших прибылей, устранения или смягчения противоречий капитализма.

Как грибы после обильных дождей стали появляться различные «теории» и «проекты» по лечению недугов и язв капитализма. Одной из главных теорий явилась теория «регулируемой» и даже «планируемой» экономики в капиталистических странах. Буржуазные экономисты, вынужденные признать тот факт, что стихийность и анархия неизбежно ведут к экономическим и социальным потрясениям, угрожающим устоям капитализма, стали утверждать, что спасением является переход от стихии и неорганизованности к регулированию экономики. Главным орудием «регулируемой экономики» должно стать государство. Наиболее видным теоретиком и пропагандистом этой идеи был английский буржуазный экономист Д. М. Кейнс, за что и был удостоен титула лорда. Взгляды Кейнса лежат в основе распространенных в капиталистическом мире различных теорий «регулируемой экономики». Их восприняли не только буржуазные экономисты, но также реформисты и ревизионисты.

Смысл кейнсианства заключается в том, что современное капиталистическое государство в целях сохранения и укрепления капиталистического строя должно активно вмешиваться в экономическую жизнь, создавать условия для обеспечения достаточно высокой прибыли монополиям. Средством к этому Кейнс и различные приверженцы вмешательства государства в экономическую жизнь общества считают увеличение капиталовложений за счет государственного бюджета, субсидирование монополистов, дальнейшее развитие преимущественно военных отраслей как средства повышения занятости населения. С этой целью они предлагают усиливать налоги на трудящихся, повышать интенсивность труда рабочих. Регулирование хозяйства в капиталистических странах, по мнению буржуазных экономистов, должно привести к ликвидации анархии производства, обеспечить полную занятость, устранить экономические кризисы, замаскировать реакционную сущность современного капитализма и изобразить его в виде «планового» хозяйства, прогрессивного общественного строя.

Немалое влияние на пропаганду идей о регулирующей и организующей роли буржуазного государства оказали успехи экономического развития социалистических стран и прежде всего СССР Социалистическая плановая система хозяйства на практике доказала свои решающие преимущества. В этих условиях защитники капитализма стремятся показать, что якобы и капитализму свойственна подлинная планомерность, и тем самым затушевать и замаскировать вопиющие противоречия капиталистического способа производства.

В настоящее время под ударами революционного рабочего движения и национально-освободительной борьбы народов происходит быстрое ослабление капитализма. Этот процесс усиливается несмотря на то, что буржуазное государство предпринимает усилия укрепить капиталистический строй. Наряду с экономическим наступлением на рабочий класс монополистический капитал усиливает политическое давление на пролетарские организации, партии рабочего класса и профсоюзы, защищающие классовые интересы пролетариата. Отсюда рост буржуазного государственного аппарата, усиление политической реакции, принятие антирабочих, антидемократических законов, прямое запрещение в ряде капиталистических стран коммунистических партий, стремление в зародыше подавить всякий протест против империалистического гнета. Крупная буржуазия, заправилы монополистического капитала используют государство как важнейшее средство, обеспечивающее господство монополистов в экономике и политике.

Послевоенный период характеризуется широким развитием функций аппарата буржуазного государства. Это выразилось в том, что его роль в экономической жизни общества значительно возросла.

В ряде капиталистических стран государственная собственность расширилась и ее удельный вес возрос. Например, в США государственная собственность оценивается почти в 590 млрд. долл., что составляет четверть национального богатства США. Буржуазное государство национализировало ряд предприятий и даже целые отрасли производства. За счет государственного бюджета строятся новые предприятия. Государство в широких масштабах оказывает кредит монополиям, дает огромные заказы им, вывозит громадные капиталы за границу, ведет обширную внешнюю торговлю.

Что это означает на практике, видно, например, из того, что в США общая сумма государственных закупок товаров и услуг у монополий достигает более 100 млрд. долл. В Англии более половины продукции авиационной промышленности и примерно 20% других отраслей производится по заказам государства. Государственные, капиталовложения в экономику Франции составляют 25%, в Италии — 27, в Австрии — 27, в Швеции — 15% общего объема вложений. От 1/4 до 1/3 национального дохода развитых капиталистических стран поглощают государственные бюджеты. В ряде стран государство финансирует до 50% вложений в экономику. Капиталистические монополии значительную часть своей продукции реализуют на государственном рынке по выгодным для себя ценам.

Таким образом, экономическая сфера деятельности современного буржуазного государства значительно расширилась, а в ряде отраслей, имеющих преимущественно военно-стратегическое значение, государство стало непосредственным собственником.

На этом основании буржуазные экономисты «доказывают», что капиталистическое государство представляет интересы всех классов общества, что оно служит орудием мирного перехода к социализму путем постепенного врастания капитализма в социализм.

Говоря о характере контроля и регулирования экономики со стороны буржуазного государства, Ленин во время первой мировой войны писал: «И Америка и Германия „регулируют экономическую жизнь“ так, чтобы рабочим (и крестьянам отчасти) создать военную каторгу, а банкирам и капиталистам рай. Их регулирование состоит в том, что рабочих „подтягивают“ вплоть до голода, а капиталистам обеспечивают (тайком, реакционно-бюрократически) прибыли выше тех, какие были до войны».

Несомненно, что капиталистическая частная собственность в настоящее время имеет иные формы, чем, скажем, 100 лет назад. Верно, что акционерный капитал стал наиболее распространенной формой крупного капитала, что государственная собственность стала играть значительную роль в экономике буржуазного общества. Но изменился ли от этого коренным образом характер капитализма? Отнюдь нет. От того, что капиталистическая частная собственность на средства производства по своей форме стала групповой (акционерное общество) или государственной, она не перестала быть по своему существу буржуазной, т. е. эксплуататорской.

И на государственных предприятиях, и в акционерных обществах рабочие по-прежнему эксплуатируются, неоплаченная часть их труда безвозмездно присваивается капиталистическими собственниками. Только собственниками в этом случае выступают не отдельные капиталисты, а целые группы их в лице союзов крупных акционеров или всего класса капиталистов, организованного в лице буржуазного государства, которое используется крупным капиталом для получения высоких прибылей.

Государство в империалистических странах выступает орудием крупной монополистической буржуазии, господствующей в народном хозяйстве. Усиление его экономической роли вытекает из объективных процессов дальнейшего обобществления производства и связанных с ним классовых противоречий буржуазного общества, которые расшатывают его устои и угрожают его существованию.

11. Что собой представляет государственная капиталистическая собственность?

Вмешательство государства в экономическую жизнь капиталистических стран прежде всего выражается в росте государственной собственности, в повышении ее удельного веса в ряде отраслей хозяйства.

Как возникает и в каких формах существует государственная собственность при капитализме?

Еще в условиях домонополистического капитализма существовала государственная собственность. Так, например, государству принадлежала значительная часть железных дорог и предприятий средств связи (почта, телеграф).

При империализме одним из распространенных методов возникновения государственной собственности является национализация. В этом случае посредством законодательного акта предприятия, отрасли производства, находящиеся во владении отдельных капиталистов или их объединений, передаются в собственность государства. Как правило, в капиталистических странах национализации подвергаются те предприятия и отрасли хозяйства, которые оказываются в тяжелом экономическом положении, требуют больших капиталовложений для реконструкции. Обычно такие предприятия малорентабельны.

Чтобы спасти капиталистов от банкротства, повысить их прибыли, буржуазное государство объявляет частные предприятия государственными, берет на себя все расходы по их переоборудованию. При этом бывшие владельцы национализируемых предприятий получают от государства щедрую компенсацию в виде значительного выкупа и процентов на капитал в течение многих лет. Кроме того, во главе национализированных предприятий становятся в основном те же капиталисты, которым государство платит крупные должностные оклады. Монополии используют с выгодой для себя государственные предприятия, покупая их продукцию по низким ценам и продавая им свои товары по монопольно высоким ценам.

Нередко после того, как национализированные предприятия за счет субсидий из государственного бюджета, т. е. за счет налогов на трудящихся, добиваются повышения рентабельности производства, они переходят в руки частных владельцев, которые покупают их у государства по низким ценам. Таким образом, монополии, капиталисты наживаются дважды: при национализации их собственности и при продаже государственной собственности монополиям или отдельным частным владельцам.

Весьма важным побудительным мотивом к возникновению и росту государственной капиталистической собственности служит политика милитаризации экономики, развитие военно-промышленного комплекса (союза крупнейших монополий с военщиной, ставящего целью гонку вооружений и получение максимальных прибылей), подготовка и развязывание агрессивных, войн, укрепление военно-полицейской мощи буржуазного государства, использование ее как против социалистических стран, так и в целях подавления рабочего движения и национально-освободительной борьбы внутри капиталистического мира.

Государственная собственность возникает и увеличивается также путем строительства новых предприятий за счет государственного бюджета. Обычно это по преимуществу военные отрасли производства, средства связи, железнодорожный транспорт, производство электроэнергии, нефтяная, угольная, химическая и другие отрасли промышленности. Монополии здесь извлекают для себя немалые выгоды. Весь риск за строительство, требующее огромных капиталовложений, они перелагают на плечи государства. В то же время частнокапиталистические корпорации значительно выигрывают от низких тарифов на железнодорожные перевозки, низких цен на уголь, чугун, сталь и другие материалы и товары, которые они покупают у государственных предприятий. Затрачивая большие суммы денег на сооружение предприятий, оборудование их новейшей техникой, государство нередко продает их монополиям дешевле, чем они в действительности стоят.

Кроме полностью принадлежащих государству предприятий в капиталистических странах существует и так называемая смешанная экономика, возникают государственно-частные предприятия. В этом случае государство приобретает у монополий крупные пакеты акций и становится совладельцем многих компаний. Посредством государственного кредита монополиям, путем предоставления субсидий и других видов помощи интересы государства и магнатов капитала переплетаются, создаются условия для получения монопольных прибылей.

Наличие и рост государственной собственности при капитализме нисколько не изменяют природы капиталистического строя, буржуазного характера собственности и капиталистических производственных отношений. По своему удельному весу она не превышает 20–30% всей капиталистической собственности. Следовательно, не государственная собственность определяет господствующие отношения капитализма. Без замены политического господства буржуазии властью трудящихся государственная капиталистическая собственность остается разновидностью той же буржуазной собственности. Как и на монополистических, на государственных предприятиях сохраняется эксплуатация наемного труда. Только в последнем случае эксплуатация осуществляется не отдельным капиталистом или монополистическим объединением, а совокупным капиталистом в лице буржуазного государства, которое на деле является не чем иным, как исполнительным комитетом, вершащим дела крупного монополистического капитала. Более того, в известной мере государство даже усиливает угнетение и эксплуатацию трудящихся, издает специальные антирабочие и антидемократические законы, запрещающие стачки и другие формы выступления трудящихся.

Вместе с тем при рассмотрении роли государственной собственности в буржуазном обществе необходимо учитывать и другую сторону этого вопроса. Рост и развитие данной формы собственности показывают, что капитализм исторически изжил себя, что общественное производство не только может обойтись без капиталистов, но логикой своего развития настоятельно требует установить общественную собственность на основные средства производства, раскрепостить производительные силы от цепей, сковывающих их развитие. Все усиливающийся процесс обобществления производства в рамках капитализма делает неизбежным переход к более прогрессивному общественному строю, к социализму.

Коммунистические партии в странах капитала выступают за осуществление подлинной национализации монополистического капитала, поскольку это ограничивает его произвол, облегчает положение трудящихся. Они борются за устранение бывших владельцев от участия в делах государственных предприятий, за демократизацию управления ими.

Особую роль играет государственная собственность в молодых развивающихся странах, освободившихся от империалистического гнета и ставших на путь политической и экономической независимости. Здесь рост государственного сектора народного хозяйства служит экономической основой социального и культурного прогресса, улучшения материального положения трудящихся. Поэтому в этих странах национализация важнейших отраслей экономики, особенно собственности бывших колонизаторов, строительство новых государственных предприятий способствуют укреплению молодых государств, их экономической независимости, усиливают их позиции в борьбе против империализма и всех новых форм колониализма. При благоприятных условиях внутри развивающихся стран и помощи мирового социалистического содружества они могут использовать развитие государственной собственности для перехода на путь некапиталистического развития, социалистических преобразований.

12. Что такое государственно-монополистический капитализм?

Из того, что империализм есть последняя стадия капитализма, за которым непосредственно должен наступить социалистический строй, вовсе не следует, что развитие экономики, производительных сил в капиталистических странах приостанавливается, топчется на одном месте. И при империализме происходит развитие хозяйственной и политической жизни. Осуществляется дальнейший рост обобществления производства и труда, огромные массы капитала все больше сосредоточиваются в руках небольшой кучки крупнейших монополий, что приводит к небывалому усилению их могущества.

В. И. Ленин, давая характеристику империалистической стадии капитализма, еще в 1917 г. подчеркивал, что империализм является не только эпохой господства крупнейших монополий, но что это эпоха «превращения монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм». С тех пор прошло более 55 лет. Этот процесс в главных, наиболее развитых капиталистических странах получил полное развитие.

В чем заключается существо государственно-монополистического капитализма, каковы его основные характерные черты?

Государственно-монополистический капитализм — это такая ступень в развитии современного буржуазного строя, когда происходит соединение в единый механизм силы капиталистических монополий с мощью буржуазного государства. Целью этого соединения является сохранение и укрепление устоев капиталистического строя, еще большее обогащение монополий, борьба против мирового социализма, подавление рабочего движения и национально-освободительной борьбы, развязывание агрессивных, захватнических войн.

Возникновение государственно-монополистического капитализма не случайное явление в истории буржуазного общества. Оно обусловлено экономическими и политическими процессами развития современного капитализма, коренного изменения его положения на нашей планете.

Масштабы современных производительных сил, небывалый рост науки и техники и внедрение их достижений в производство, огромная концентрация производства и капитала в руках крупнейших монополий властно требуют изменения механизма управления экономикой. Поскольку процессы обобществления производства происходят в рамках капитализма, облик современного монополистического капитализма складывается в результате действия присущих ему внутренних свойств и противоречий. В этих условиях наиболее эффективным орудием в руках монополий выступает буржуазное государство. Этому способствует то, что само государство становится крупным коллективным капиталистом, в распоряжении которого находятся значительные производственные, финансовые и трудовые ресурсы. Огосударствление значительной части народного хозяйства в капиталистических странах еще больше усиливает процесс обобществления производства, что ведет к обострению основного противоречия капитализма — между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения.

Многие важные особенности государственно-монополистического капитализма объясняются тем, что современный империализм, как указывается в Документе, принятом международным Совещанием коммунистических и рабочих партий в июне 1969 г., стремится приспособиться к условиям борьбы двух мировых общественных систем, к требованиям происходящей ныне научно-технической революции. В экономике капиталистических стран все шире используется стимулирование государством монополистической концентрации производства и капитала. Все большая доля национального дохода перераспределяется аппаратом государства в пользу монополий. Капиталистическое государство предоставляет монополиям военные заказы, финансирует программы развития промышленности и научных исследований, составляет программы экономического развития в масштабе страны, осуществляет новые формы вывоза капитала, ведет политику империалистической интеграции.

С глубокими изменениями в экономике современного капитализма связана практика регулирования и планирования в рамках концернов и трестов, которая все больше сочетается с программированием, т. е. разработкой различными органами государства планов развития отдельных отраслей экономики. Например, в США с начала 50-х годов было разработано более трех десятков долгосрочных прогнозов на период от 10 до 50 лет. Во Франции разрабатываются пятилетние планы.

Попытки «планировать» экономику капиталистических стран, с одной стороны, вызваны желанием показать трудящимся в капиталистических странах, что возможно планирование хозяйства без ликвидации капиталистической собственности и устранения власти монополий. С другой стороны, монополии и государственный аппарат с помощью регулирования стремятся найти выход из обостряющихся противоречий капиталистической системы хозяйства. Отсюда попытки осуществить так называемые антикризисные мероприятия, регулирование взаимоотношений между трудом и капиталом, организацию снабжения сырьем и сбыта продукции монополистических объединений и другие мероприятия, которые якобы могут устранить коренные пороки и язвы современного капитализма.

Если раньше, до того как монополистический капитализм стал перерастать в государственно-монополистический капитализм, буржуазное государство непосредственно не вмешивалось в капиталистическое хозяйство, а рост производства и капитала осуществлялся в основном без прямого участия государственного аппарата, то теперь положение изменилось. Монополистический капитал, всяческими мерами отстаивая свое существование, непосредственно ставит себе на службу государственный аппарат, используя его как вернейшее орудие против роста возмущения трудящихся, для увеличения прибылей и укрепления своего господства.

Однако, как указывается в Документе, принятом международным Совещанием коммунистических и рабочих партий в июне 1969 г., «государственно-монополистическое регулирование, осуществляемое в формах и масштабах, отвечающих интересам монополистического капитала, и направленное на сохранение его господства, не в состоянии обуздать стихийные силы капиталистического рынка». Об этом убедительно свидетельствуют чередование высоких и низких темпов роста промышленного производства, кризисы в валют-но-финансовой сфере, социально-политические конфликты в капиталистических странах.

Сам факт того, что монополии для сохранения своего господства вынуждены прибегать к помощи государства, свидетельствует о том, что капиталистический строй вынужден изыскивать новые средства для укрепления своей системы хозяйства. Государство в буржуазных странах выступает как одно из важных средств укрепления капиталистического строя.

Важными этапами процесса перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм были первая мировая война (1914–1918 гг.), мировой экономический кризис 1929–1933 гг., вторая мировая война (1939–1945 гг.), послевоенный период, характеризующийся милитаризацией хозяйства капиталистических стран и гонкой вооружений. Во время войны 1914–1918 гг. дальше всех в осуществлении государственно-монополистических мероприятий зашла кайзеровская Германия. После войны, особенно в ходе опустошительного мирового экономического кризиса 1929–1933 гг., государственно-монополистический капитализм развился и укрепился в США и гитлеровской Германии. В течение второй мировой войны и в послевоенный период государственно-монополистический капитализм стал наиболее характерной чертой развитых капиталистических стран.

Таким образом, государственно-монополистический капитализм есть особая форма господства монополистического капитала. Она базируется на высоком уровне обобществления производства, возможного в рамках капитализма, его концентрации и централизации и характеризуется соединением силы монополий с силой буржуазного государства в единый механизм. Это сращивание мощи монополистических объединений с аппаратом государства используется в интересах крупнейших монополий, в целях извлечения монопольно высоких прибылей и укрепления экономического и политического господства монополий.

Использование государственного аппарата монополистическим капиталом происходит в различных формах, и прежде всего в форме «личной унии», т. е. непосредственного участия представителей или самих заправил монополий в буржуазных правительствах, в вовлечении крупных государственных чиновников в правления монополистических объединений. «Сегодня министр — завтра банкир; сегодня банкир — завтра министр». Эта характеристика, данная Лениным, сейчас, как никогда раньше, отражает реальную картину в империалистических странах.

Переплетение интересов государства и монополий осуществляется как путем перехода ряда предприятий и отдельных отраслей в собственность государства посредством буржуазной национализации и строительства новых предприятий за счет государственного бюджета, так и путем образования и дальнейшего расширения государственного рынка, на котором крупнейшие монополии сбывают свою продукцию по выгодным для них ценам. Характерным для государственной собственности в условиях государственно-монополистического капитализма является строительство таких предприятий и отраслей производства, которые имеют преимущественно военно-стратегическое значение.

Развитие государственно-монополистического капитализма ускоряется обострением противоречий капитализма. Поэтому периоды войн и подготовки к ним, как и периоды экономических кризисов и политических потрясений, являются временем наибольшего роста государственно-монополистического капитализма. Характеризуя государственно-монополистический капитализм, Ленин указывал, что все его мероприятия по монополизации и огосударствлению производства «неизбежно сопровождаются усилением эксплуатации трудящихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуататорам, усилением реакции и военного деспотизма и вместе с тем неизбежно ведут к неимоверному росту прибылей крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения».

Противоречия, свойственные государственно-монополистическому капитализму, ведут к тому, что вместо укрепления капиталистической системы, к чему направлены все мероприятия соединенных сил монополий и государства, еще больше расшатывают ее и ослабляют ее мировые позиции. Эти противоречия неразрешимы в рамках империализма.

«Государственно монополистическое развитие, — указывается в Резолюции XXIV съезда КПСС, — ведет к обострению всех противоречий капитализма, к подъему антимонополистической борьбы».

В ходе революционной борьбы против гнета империализма рабочий класс и под его руководством прогрессивные слои общества оказывают возрастающее сопротивление монополистическому капиталу и~ буржуазному государству.

Попытки реформистов и ревизионистов выдать государственно-монополистический капитализм за новый общественный строй, коренным образом отличающийся от старого капитализма, приукрасить нынешний капиталистический строй разбиваются о реальную действительность. Как указывается в Программе КПСС, «государственно-монополистический капитализм не меняет природы империализма». В странах капитала не ослабевают социальные конфликты, непримиримые противоречия раздирают капиталистическое ' общество. Капиталистические монополии ищут выход в усилении эксплуатации трудящихся, в еще большем угнетении народных масс, в насаждении реакции по всей линии. Рабочий класс и трудящиеся стремятся к коренному изменению условий материальной и духовной жизни общества, сплачивают и организуют свои силы, чтобы навсегда покончить с империализмом.

Объективный ход истории идет к тому, что перерастание монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм создает как материальные, так и социально-политические предпосылки для замены капитализма новым общественным строем. «Государственно-монополистический капитализм, — писал Ленин, — есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет».

13. Какие новые формы и методы колониализма используют империалистические государства?

В настоящее время старые колониальные империи почти полностью ликвидированы. Под прямым колониальным игом остается примерно 1% населения земного шара — около 40 млн. человек. А ведь только недавно империалистические государства держали под своей железной пятой огромные территории с сотнями миллионов людей. Громадные богатства колоний и нещадная эксплуатация колониальных рабов в течение многих десятков лет служили неисчерпаемым источником гигантских барышей для капиталистических государств, захвативших власть над подавляющей частью человечества в свои руки.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции положила начало кризису колониальной системы империализма. В результате второй мировой войны и в особенности в послевоенный период эта система потерпела крах и в настоящее время стоит перед перспективой полного исчезновения. На ее обломках возникло более 70 новых независимых государств. Особенно бурно процесс освобождения от колониального гнета протекает в Африке, в этом некогда колониальном заповеднике империализма.

Колонизаторы распространяют миф о том, что политическая независимость бывшим колониям была «дарована» метрополиями, что будто империалистические державы по доброй воле, из благородных побуждений отказались от своих, прав на колонии. Конечно, все это лишь побасенки, в них нет ни грана правды. Если бы это было хотя бы в какой-то мере похоже на правду, то, спрашивается, почему империалисты начали осуществлять свою «освободительную миссию» лишь тогда, когда народы колоний активно, с оружием в руках стали добиваться своего освобождения от колониального гнета, завоевания государственной самостоятельности? Совершенно очевидно, что колонизаторы убедились, что им не удержать народы в колониальном ярме, что наступил конец многолетнему терпению народных масс. В этих условиях империалистам пришлось, так сказать, «добровольно» лишиться прямого политического господства в колониях.

Означает ли, однако, завоевание государственного суверенитета новыми молодыми государствами, что они полностью избавились от пут империализма, от колониальной эксплуатации своих богатств?

В борьбе против национально-освободительного движения империализм продолжает упорно защищать остатки колониализма, применяет старые и новые средства для того, чтобы воспрепятствовать экономическому и социальному прогрессу развивающихся государств, завоевавших национальный суверенитет. Агрессивные империалистические силы оказывают поддержку реакционным кругам, тормозят ликвидацию вековой отсталости экономики и культуры слаборазвитых стран, стремятся всячески затруднить их развитие по прогрессивному, некапиталистическому пути.

В обстановке краха колониальной системы империализма и стремления новых молодых государств идти по пути социального прогресса иностранные монополии и империалистические государства прибегают к неоколониалистским формам и методам эксплуатации народов освободившихся стран. Одна из главных особенностей политики неоколониализма состоит в том, что империалисты пытаются навязать свой контроль над экономикой молодых государств в косвенной форме, используя различные «мирные» методы вмешательства в экономику и политику развивающихся стран. Империалисты преследуют две главные цели. Во-первых, не дать странам, порвавшим с колониализмом, вырваться из мирового капиталистического хозяйства и стать на путь некапиталистического развития. Во-вторых, империалисты хотят упрочить свои позиции в бывших колониях и обеспечить себе по-прежнему приток из них высоких прибылей.

Конечно, выход на арену самостоятельного политического существования — это первый и крупный шаг на пути прогресса новых молодых государств. Но даже тем странам, которым в результате национально-освободительной борьбы удалось добиться политической независимости, приходится постоянно сталкиваться с попытками империалистов закабалить эти страны экономически, подчинить их своему политическому руководству.

Каковы новые формы и методы колониализма и в чем их назначение?

Прежде всего следует иметь в виду, что, утратив свое политическое господство в колониях, империалисты в большинстве из них сохранили свои экономические позиции. Решающие отрасли хозяйства, ряд важных производств остались в руках крупного иностранного монополистического капитала. По-прежнему монополии продолжают наживаться на продаже слаборазвитым странам промышленных товаров по монопольно высоким ценам. Покупают же они у них сырье и продовольствие по монопольно низким ценам. Причем это соотношение цен продолжает изменяться в пользу империалистов.

Империалистические державы ежегодно извлекают из экономически отставших стран миллиарды долларов сверхприбылей. На каждой тонне нефти, добытой на Ближнем и Среднем Востоке, монополии получают 5–6 долл. чистого дохода при себестоимости 1 г меньше доллара. При этом иностранные монополисты наживаются дополнительно от операций по экспорту, переработке и сбыту нефти, которые не облагаются налогом. В этом явлении кроется причина того, почему империалистические державы пока сравнительно мало пострадали 6 т потери своего политического господства в бывших колониях. По-прежнему в сейфы монополий продолжают течь колониальные прибыли.

Многие десятки лет колонизаторы всячески препятствовали индустриализации колоний, стремились помешать созданию там своей отечественной промышленности за исключением добывающих отраслей. Сейчас империалисты не выступают открыто против стремления освободившихся стран развивать свою экономику, строить фабрики и заводы. Больше того, они даже предлагают этим странам свою экономическую и техническую «помощь».

Выкачивание огромных барышей из бывших колоний и полуколоний приводит к тому, что разница в душевом потреблении национального продукта в высокоразвитых и развивающихся странах не уменьшается, а увеличивается и, по некоторым расчетам, составляет около 1500 долл., а к 1975 г. она возрастет до 1800 долл. на душу населения.

Под флагом «помощи» империалисты пытаются привязать экономику бывших колоний к колеснице своих держав. Это делается путем предоставления кабальных займов, связывающих по рукам и ногам молодые государства в их внутренней и внешней политике. Что касается строительства в слаборазвитых странах промышленных предприятий, то иностранные монополии и империалистические державы противодействуют развитию государственного сектора в них ввиду того, что он существенно ослабляет позиции иностранного капитала.

Важным проявлением современного колониализма является политика империалистов по созданию различных агрессивных блоков вроде СЕАТО, СЕНТО, с которые входят не только империалистические державы (США, Англия и др.), но и ряд стран, получивших формально политическую независимость. Под флагом борьбы с коммунизмом эти блоки используются империалистами для установления контроля над экономикой и политикой слаборазвитых стран, для подавления национально-освободительного движения в различных районах земли. Экономической базой подобных военно-политических союзов являются международные организации типа «Общего рынка», которые стремятся наводнить рынки освободившихся стран своими товарами по высоким монопольным ценам и по дешевке закупать у них сырье и продовольствие, т. е. продолжают осуществлять политику ограбления этих стран и сохранения их в виде аграрно-сырьевых придатков империалистических государств.

Открытая ненависть к колонизаторам народов бывших колоний, обретших в ожесточенной борьбе с иностранными захватчиками государственный суверенитет, вынуждает империалистов выступать под флагом совместных действий и даже использовать Организацию Объединенных Наций для осуществления политики колониализма. Основная цель так называемого «коллективного колониализма» состоит в том, чтобы заменить обанкротившееся господство отдельных капиталистических западных государств коллективными, совместными действиями империалистических держав против освободившихся молодых государств и для подавления национально-освободительного движения в капиталистическом мире. Об этом свидетельствуют факты коллективной агрессии на Ближнем Востоке и в ряде других стран. При этом американский империализм всячески использует в своих интересах ослабление таких бывших колониальных империй, как Англия, Франция, Голландия, чтобы занять их место. Под видом борьбы с колониализмом американские империалисты проникают в районы, где раньше владычествовали западноевропейские колонизаторы, стремятся упрочить там свои экономические и политические позиции. Эта политика США, разумеется, не может не вызывать недовольства и сопротивления других империалистических держав и роста противоречий в лагере империализма.

Окончательная ликвидация колониализма как в старых, так и в новых его формах — насущная задача национально-освободительного движения. Большинство молодых государств пока еще не вырвалось из системы мирового капиталистического хозяйства. Подвергаясь эксплуатации со стороны иностранного монополистического капитала, они могут рассчитывать на полное избавление от колониализма и неоколониализма лишь на путях создания подлинной политической самостоятельности и экономической независимости, на путях прогрессивного социального развития. В этом им всестороннюю помощь оказывают содружество социалистических стран и прогрессивные силы капиталистического мира. Сбываются пророческие слова В. И. Ленина: «…в грядущих решающих сражениях мировой революции движение большинства населения земного шара, первоначально направленное на национальное освобождение, обратится против капитализма и империализма…»

14. Каковы особенности социально-экономического развития стран так называемого «третьего мира»?

Судьбы так называемого «третьего мира» с его почти двухмиллиардным населением являются сегодня в мировой политике и экономике одной из острейших проблем. «Третий мир» включает в себя весьма сложный пестрый комплекс молодых развивающихся государств. Многие из них, добившись политической независимости, встали на путь прогрессивных социально-экономических преобразований. Движение за национальное освобождение во многих странах Стало практически перерастать в борьбу против эксплуататорских отношений, как феодальных, так и капиталистических.

Крушение колониальной системы империализма поставило новые жизненно важные проблемы перед освободившимися странами и народами. В большинстве государств Азии и Африки центральными проблемами общественного развития, наряду с дальнейшим упрочением и защитой политической независимости и государственного суверенитета, в настоящее время является задача преодоления социально-экономической отсталости, создания независимой национальной экономики и прежде всего собственной промышленности, способной удовлетворить нужды народного хозяйства и повысить жизненный уровень народа.

Сложность и трудность этой задачи особенно понятны, если иметь в виду, каков уровень экономического развития бывших колоний.

В экономике подавляющего большинства стран «третьего мира» преобладает отсталое сельское хозяйство, специализирующееся в основном на производстве одного-двух продуктов, в которых заинтересованы преимущественно иностранные монополии. Хотя в этих странах проживает большая часть населения капиталистического мира, удельный вес их в мировом промышленном производстве составляет примерно 7%.

Следствием хозяйственной отсталости стран «третьего мира» является огромный разрыв в уровнях производства на душу населения между ними и высокоразвитыми капиталистическими государствами. Так, в 1970 г. в странах «третьего мира» на душу населения было выпущено в 23 раза меньше промышленной продукции, чем в высокоразвитых странах капитализма. По сравнению с ними производительность труда в промышленности в молодых освободившихся странах в 7 раз, а в сельском хозяйстве в 25 раз ниже.

Слабость и отсталость экономики освободившихся стран выражаются и в том, что продукция натурального хозяйства, например, в африканских странах составляет 30–40% национального продукта. На долю натурального хозяйства приходится 70% обрабатываемой земли и 60% рабочей силы. «Полуголодное существование, — говорится в обращении „К народам мира“, принятом на торжественном заседании, посвященном 50-летию образования СССР, — остается уделом целых народов. Все это — результат колониализма и империалистического гнета».

И до настоящего времени не разрешены многие острейшие социальные проблемы. В городах растет безработица, в деревнях — относительное аграрное перенаселение. Голод, нищета, болезни остаются уделом сотен миллионов людей. Вместе с тем надо иметь в виду, что ряд освободившихся молодых государств имеет значительные успехи на пути экономического и социального прогресса. Это — результат прежде всего решительной борьбы за национальное освобождение, преобразование отсталых экономических и общественных отношений.

Каковы причины, обусловившие современное экономическое положение стран, обретших государственный суверенитет? Главной причиной являются последствия колониального господства империалистических держав и проводимая ими политика неоколониализма. Много десятков лет колонизаторы тормозили самостоятельное хозяйственное развитие колониальных стран, пытались сохранять отсталые и реакционные феодальные и полуфеодальные отношения. Экономика этих стран развивалась уродливо, однобоко, специализируясь на производстве одного-двух продуктов.

Как уже отмечалось, в большинстве их иностранный капитал занимает ключевые позиции в важнейших отраслях народного хозяйства.

Крупнейшие монополии по-прежнему продолжают выкачивать из развивающихся стран огромные прибыли, во много раз превышающие по своим размерам прибыль, получаемую внутри своих стран. Ежегодные потери молодых государств Азии и Африки из-за вывоза прибылей на капитал достигают 6–7 млрд. долл. К этой сумме следует прибавить потери из-за неэквивалентного обмена и ухудшения условий торговли для освободившихся стран.

Империализм всячески стремится привязать освободившиеся страны к капиталистической системе хозяйства, не дать им возможности вырваться из нее, удержать их в своей орбите посредством различных навязываемых им экономических, политических и военных условий.

Молодые суверенные государства не входят ни в систему империалистических государств, ни в систему социалистических государств. Подавляющее большинство их пока еще не вырвалось из мирового капиталистического хозяйства, хотя и занимает в нем особое место.

Вследствие засилья в их экономике иностранного монополистического капитала и сохранения экономической зависимости от империализма, эти страны продолжают оставаться объектом полуколониальной эксплуатации.

Международный империализм пытается где силой, а где экономическими и политическими средствами удержать освободившиеся страны в сфере своего влияния, не дать им стать на путь подлинно самостоятельного прогрессивного общественного развития. В этом ему способствует и политика реакционных кругов местных эксплуататорских классов, известной части политических деятелей, тесно связанных с агрессивными кругами Империалистических держав. «…Империализм, — указывается в Программе КПСС, — остается главным врагом и главным препятствием на пути решения общенациональных задач, стоящих перед молодыми суверенными государствами и всеми зависимыми странами».

Кроме капиталистического пути, на который толкают молодые государства империализм и внутренние реакционные силы, для развивающихся стран реально существует некапиталистический путь развития, на который уже стали ряд из них. К ним прежде всего следует отнести Египет, Сирию, Ирак, Алжир и некоторые другие страны.

Исторический ход развития национально-освободительного движения угнетенных народов убедительно подтверждает ленинское положение о том, что «неправильно полагать, что капиталистическая стадия развития неизбежна для отсталых народностей». В наше время народы, сбросившие ярмо колониализма, руководимые революционными силами, при поддержке мирового социализма могут идти по пути социального прогресса, минуя капитализм. Для этого необходимо не только покончить с отжившими экономическими отношениями, но и сделать громадный шаг вперед в развитии производительных сил.

Возможность некапиталистического пути развития связана также и с тем, что национально-освободительная революция не кончается завоеванием политической самостоятельности. Более того, укрепление государственной независимости в решающей степени зависит от осуществления глубоких социальных и экономических преобразований. Только на этой основе можно сохранить результаты победы национально-освободительного движения и решить коренные проблемы.

Другим весьма важным фактором, способствующим развитию стран по некапиталистическому пути, является всесторонняя помощь со стороны мирового содружества социалистических стран. Эта помощь весьма существенна. Например, при содействии СССР в освободившихся странах строится или уже введено в эксплуатацию 700 объектов — металлургических и машиностроительных заводов, рудников, нефтеперерабатывающих предприятий, гидротехнических сооружений, электростанций и т. д.

Преодолевая огромные трудности, которые испытывают освободившиеся страны, многие из них успешно продвигаются вперед по некапиталистическому пути развития, который в перспективе может привести их к строительству социалистического общества. Наступление прогрессивных национальных и социальных сил против империализма и его неоколониалистской политики осуществляется прежде всего в форме национализации собственности иностранных империалистических монополий.

Ярким примером этого в недалеком прошлом является национализация Египтом Суэцкого канала. В 1972 г. в Ираке и в Сирии были национализированы предприятия международной иностранной нефтяной компании «Ирак петролеум».

На основе национализации собственности колонизаторов и строительства новых предприятий возникает и развивается государственный сектор в экономике. Он все больше становится основой экономического и социального прогресса освободившихся стран, проведения ими революционно-демократической политики. Например, в Египте государственный сектор охватывает 85% всего промышленного производства, в Бирме он контролирует свыше 80% добывающей и около 60% обрабатывающей промышленности. В других развивающихся странах многие иностранные предприятия, банки и торговые компании перешли в собственность государства.

В Алжире в государственном секторе сосредоточено более 70% всех производственных мощностей, в том числе 77% — по добыче нефти и 100% — газа. Именно этот сектор определяет лицо экономики молодой республики, является основой социальных преобразований в интересах народных масс.

Таким образом, создание государственного сектора в экономике развивающихся стран и его эффективное использование в интересах движения этих стран по пути социалистической ориентации служит весьма важной предпосылкой для последующего перехода к социалистическому плановому хозяйству. В этом залог достижения экономической независимости, повышения благосостояния народных масс, социального прогресса молодых государств.

Наряду с мерами по укреплению и расширению государственного сектора в промышленности во многих развивающихся странах осуществляются важные аграрные преобразования. Часть земли передана в руки трудящихся крестьян, другая — является государственной собственностью. Возникают и развиваются кооперативные сельскохозяйственные предприятия.

Преобразования в области экономики в государствах социалистической ориентации служат основой социальных изменений. В Арабской Республике Египет спустя два года после революции, в 1954 г., было около 400 тыс. промышленных рабочих. К 1972 г. их число превысило 1 млн., т. е. возросло в 2,5 раза. В наиболее важных отраслях экономики этот рост был еще ощутимее. Так, с 1954 по 1970 г. количество рабочих, занятых в энергетической отрасли, увеличилось в 5 раз, на транспорте — в 9 раз, в строительстве — в 40 раз. Рабочий класс все больше становится одной из активных политических сил страны, решительно выступающей против происков внешней и внутренней реакции.

Осуществление прогрессивных социально-экономических преобразований молодыми государствами встречает яростное сопротивление со стороны империалистических держав. Они не без оснований усматривают в этих преобразованиях подрыв своего господства в странах «третьего мира».

В то время как империализм и неоколониализм, опираясь на реакционные силы внутри развивающихся стран, стремятся повернуть историю вспять, народы стран «третьего мира» кровно заинтересованы в том, чтобы не только стать на некапиталистический путь развития, но по возможности сократить во времени этот путь. В своей справедливой борьбе они опираются на всестороннюю помощь и поддержку социалистических стран.

Исход борьбы за выбор пути в конечном счете зависит от воли миллионных масс трудящихся, их организованности и решимости. А они не хотят дальше жить под ярмом империализма, несущего им страдания и лишения.

15. К чему ведет милитаризация хозяйства в империалистических странах?

Милитаризация экономики крупных капиталистических государств неразрывно связана с империализмом, с развитием государственно-монополистического капитализма, является его характерной чертой. Выше говорилось о непосредственной связи милитаризации с процессом загнивания капитализма. Однако сказанным не исчерпывается сущность и роль милитаризации в экономической жизни капиталистического общества.

Милитаризация — это прежде всего создание специализированных отраслей производства, которые выпускают вооружение, средства для ведения захватнических войн, это приспособление всей экономики империалистических государств к обслуживанию военно-политических интересов господствующих кругов монополистического капитала.

Конечно, и до империализма буржуазные государства имели в своем распоряжении оружие, армии и осуществляли производство военных средств для ведения войн и подавления революционных движений. Но империалистическая стадия капитализма существенно изменила роль милитаризации в жизни буржуазного общества. Во-первых, до империализма количество средств вооружения было сравнительно небольшим, их производство занимало в экономике незначительное место. Лишь в период военных действий объем их производства возрастал, а с окончанием войны экономика капиталистических стран вновь возобновляла свое мирное развитие. Во-вторых, теперь сами военные средства по качеству, масштабам производства, разрушительной силе резко отличаются от того, что было в доимпериалистический период. Иным стал и уровень развития военных отраслей. В-третьих, на службу милитаризации экономики империалистических держав поставлены огромные массы людей, исчисляемые миллионами и десятками миллионов, работающих в разнообразных областях производства, науки и техники. В-четвертых, при империализме процесс милитаризации хозяйства не только не прекращается или ослабляется после окончания войн, но, как показывает история двух мировых войн и послевоенный период, этот процесс усиливается.

Всего этого до империализма не было. Милитаризация — детище господства монополистического капитала. Ряд крупнейших монополий кровно заинтересованы в развитии экономики на военных рельсах, так как они извлекают из этого бизнеса смерти баснословно высокие прибыли, которые обеспечиваются им государственными заказами.

В результате народам приходится платить многомиллиардную дань милитаризму. Эти средства, столь необходимые для мирных созидательных целей, непроизводительно растрачиваются на расширение и совершенствование военной машины, которая в руках империалистов представляет серьезную угрозу миру.

Во что обходится милитаризация трудящимся, наглядно показывают затраты государственных средств на военные цели. После второй мировой войны в империалистических государствах военный бюджет поглощает значительную часть национального дохода. За 20 лет существования Североатлантического блока на военные нужды израсходовано 1300 млрд. долл. 9/10 этих расходов падают на США. Военные расходы США в 1966–1970 гг. составили почти 400 млрд. долл. Это значительно больше, чем было израсходовано за все годы второй мировой войны.

В настоящее время, по данным ООН, в вооруженных силах всех стран мира находится 20 млн. человек. Ежегодно на военные цели затрачивается 120 млрд. долл. И это в то время, когда в мире каждый год 40 млн. человек умирают от голода, 2/3 жителей земли не имеют необходимых средств для пропитания. Экономисты подсчитали, что достаточно снизить военные расходы до 1/3 их нынешнего уровня, чтобы высвободить средства, с помощью которых можно за 10–20 лет индустриализировать все развивающиеся страны, механизировать их сельское хозяйство, оросить земли, модернизировать транспорт, улучшить здравоохранение, повысить жизненный уровень населения.

Между тем империалистические государства продолжают затрачивать народные средства и ресурсы общества на гонку вооружений, создание новых, все более мощных разрушительных средств. Одна лишь межконтинентальная ракета стоит около 35 млн. долл., авианосец водоизмещением 60 тыс. т — свыше 1 млрд. долл. Как свидетельствует газета «Нью-Йорк тайме», создание сложной подводной системы «Трайдент» («Трезубец») обойдется почти в 12 млрд. долл. Примерно столько же будет стоить новый сверхзвуковой бомбардировщик В-1.

Многие отрасли экономики империалистически; стран почти полностью переведены на производство военной продукции. Например, в США атомная промышленность является военной почти на 100%, авиационная — на 95, судостроение — на 60, радиоэлектроника — на 50% и т. д. Более 50% всего научного персонала в капиталистическом мире работает в областях, поставленных на службу военной машине. В одних лишь США примерно 1/5 общей численности рабочих и служащих занята в военном производстве. Труд этих людей, по существу, затрачивается непроизводительно. Как указывал еще Маркс, это равносильно тому, что значительную часть своего богатства общество как бы бросает в воду.

Милитаризация хозяйства, гонка вооружений безжалостно отнимают у народов необходимые средства существования, делают трудящихся еще более бедными, а монополистов обогащают. Говоря о разгуле милитаризма в Европе в последней четверти XIX в. Энгельс писал: «Армия стала главной целью государства, она стала самоцелью; народы существуют только для того, чтобы поставлять и кормить солдат. Милитаризм господствует над Европой и пожирает ее».

Защитники империализма всячески пытаются оправдать громадные затраты на милитаризацию экономики, рассчитывая на этом пути разрешить экономические трудности и глубокие противоречия капитализма. Временное оживление производства, некоторое повышение занятости, однако, не устраняет и не может окончательно устранить коренные пороки, свойственные капитализму. Чрезмерное разбухание военного производства в конечном счете лишь отодвигает проблему разрешения экономических затруднений, еще больше осложняет хозяйственную обстановку, нарушает связи в экономике, ведет к уродливому и одностороннему ее развитию.

Таким образом, империализм разоблачает себя как главного виновника того, что народное богатство, созданное трудом миллионов людей, направляется не на пользу человечеству и прогрессу общества, а используется в варварских целях, в интересах небольшой кучки миллиардеров, для подготовки и развязывания захватнических войн.

Политика милитаризации неизбежно обостряет международную напряженность, многократно усиливает опасность возникновения новой мировой войны, чревата неисчислимыми бедствиями для человечества. Общественный строй, который использует современные достижения науки и техники для создания чудовищных средств массового истребления людей во имя корыстных интересов монополистического капитала, сам себе выносит приговор, который история раньше или позже осуществит.

16. Что означает общий кризис капитализма и в чем его особенности в настоящее время?

Из ответов на предыдущие вопросы мы выяснили, что существование и развитие буржуазного общества неразрывно связано с непримиримыми противоречиями и коренными пороками, которые вытекают из самой природы, сущности капитализма. Эти противоречия находят свое выражение в различных формах, в экономических и политических потрясениях. Экономические кризисы перепроизводства, финансовые, валютные, торговые и аграрные кризисы постоянно сопутствуют капитализму в течение всей его истории.

Особенность всех указанных кризисов состоит в том, что они возникают периодически и с течением времени исчезают, с тем чтобы при наличии соответствующих условий вновь появиться. При этом, например, экономический кризис может иметь место не во всех капиталистических странах, а в какой-либо одной из них, может поразить не всю экономику страны, а лишь ее отдельную отрасль или сферу. Механизм капиталистического способа производства в ходе своего развития стихийно вырабатывает средства для выхода из подобного рода кризисов. Экономические кризисы, будучи кризисами относительного перепроизводства товаров, затрагивают главным образом экономическую сторону жизни общества и сами по себе не означают непосредственного крушения капитализма.

Общий кризис капитализма имеет существенные отличия от периодических экономических кризисов.

Экономические кризисы возникли еще в период домонополистического капитализма, тогда как появление общего кризиса связано с перерастанием капитализма в свою высшую и последнюю стадию — империализм. Общий кризис капиталистической системы характеризует эпоху разложения капитализма, эпоху социалистических и национально-освободительных революций, строительства социализма и коммунизма сначала в отдельной стране, а затем и в ряде стран.

Общий кризис капитализма во времени длится до окончательной ликвидации капиталистического строя в результате революционных преобразований и утверждения социалистической системы во всем мире. Это объективный процесс. Никакие меры монополистического капитала, буржуазного государства и его идеологов не могут ни уничтожить, ни приостановить этого процесса.

Существо общего кризиса капитализма заключается в том, что после Октябрьской социалистической революции капитализм перестал быть всеохватывающей мировой системой хозяйства. Мир раскололся на две противоположные общественные системы, между которыми происходит борьба. Социализм шаг за шагом укрепляет свои позиции. От капитализма отпадают все новые страны, становящиеся на социалистический путь. В ходе общего кризиса колонии и полуколонии освобождаются от цепей империализма, происходит окончательный распад колониальной системы империализма. Молодые государства, сбросив империалистическое иго, опираясь на помощь социалистических стран, становятся на путь социального и экономического прогресса, а некоторые из них непосредственно развиваются по некапиталистическому пути. Все это значительно ослабляет империализм, обостряет его противоречия, усиливает его внутреннюю неустойчивость.

В капиталистических странах усиливается вмешательство государства в экономическую жизнь общества. Полное развитие получает государственно-монополистический капитализм. Все больше и явственнее обнаруживается паразитический характер монополистического капитала, который стал излишним наростом на общественном организме, препятствующим его движению вперед. Разложение капитализма глубоко захватило также политику и идеологию буржуазного общества.

Стремясь сохранить и укрепить сильно пошатнувшиеся устои капитализма, буржуазное государство усиливает политическую реакцию по всем линиям. Оно стремится подавить прогрессивные организации трудящихся всюду, где можно, способствует установлению военно-деспотических, тиранических режимов, издает антидемократические, антирабочие законы, преследует коммунистические и рабочие партии.

Таким образом, — общий кризис капитализма охватывает все стороны жизни буржуазного строя: экономику, политику, идеологию. Он представляет собой исторический период, как указывал В. И. Ленин, краха капитализма во всем его масштабе и рождения социалистического общества.

В таком состоянии капитализм находится уже в течение более полустолетия. Зародившись во время первой мировой войны и развернувшись в результате социалистической революции в России, общий кризис капитализма прошел ряд этапов, которые определяются особенностями и отличительными чертами, связанными главным образом с борьбой двух мировых систем, и изменениями в соотношении сил между капитализмом и социализмом.

Первый этап начался в период первой мировой войны и Октябрьской революции и длился более 20 лет. В этот период была прорвана цепь империализма. Его безраздельное господство в мире было утрачено. Возникло первое в истории социалистическое государство — Советский Союз. На путь социализма стала Монголия. В самом капиталистическом мире в силу неравномерного экономического и политического развития росли и обострялись межимпериалистические противоречия. Капитализм был потрясен рядом социальных революций (Венгрия, Германия). Началось брожение в колониальном тылу империализма, наступил кризис колониальной системы. Народы колоний готовили свои силы к предстоящим решительным боям за свою свободу и независимость.

Трижды в этот период (1920–1921 гг. 1929–1933 гг., 1937–1938 гг.) экономику капиталистических стран поражали кризисы перепроизводства, в том числе наиболее разрушительный по своей силе мировой экономический кризис 1929–1933 гг. Однако в целом капитализм более или менее стабилизировался. Путем рационализации производства, усиления интенсивности труда и роста эксплуатации трудящихся ему удалось несколько укрепить свои экономические позиции. Вместе с тем неравномерность развития капитализма привела к тому, что побежденная в первой мировой войне Германия не только восстановила свой довоенный уровень, но и обогнала западноевропейских соперников, становясь грозным конкурентом США. На востоке усиливались позиции империалистической Японии.

Мировой экономический кризис, нарастание новой волны революционного рабочего движения, угрожавшие капитализму, толкали наиболее воинствующие силы империализма на изыскание средств для подавления революционного рабочего движения. Возник фашизм и его детище — фашистские государства, поставившие своей целью развязать мировую войну и установить свое господство во всем мире.

Начало второй мировой войны вместе с тем означало вступление общего кризиса капитализма в его второй этап. На этом этапе, который длился до середины 50-х годов, капитализм потерпел дальнейшее поражение. В результате разгрома фашистских государств и нового подъема революционного движения народных масс от капитализма откололся ряд стран Европы и Азии. Образовалась мировая социалистическая система. Социалистическое содружество стран стало превращаться в решающую силу развития человечества.

Под ударами национально-освободительной борьбы начала разваливаться колониальная система. Империализм оказался сильно стесненным как в экономическом, так и в территориальном отношении. Свыше 7з численности населения земного шара перешло на путь социализма. Произошло дальнейшее ослабление империализма. В условиях нарастания неравномерности экономического и политического развития капитализма роль лидера империалистических держав стали играть США.

В настоящее время капитализм находится на третьем этапе общего кризиса. Если первые два этапа были связаны с мировыми войнами, то характерной чертой нынешнего этапа общего кризиса является то, что он развернулся не в связи с мировой войной, хотя империалисты и ведут войны в отдельных районах мира.

Ныне главное содержание, главное направление и главные особенности исторического развития человечества определяет мировая социалистическая система, силы, борющиеся против империализма, за социалистическое переустройство общества. Образовались десятки молодых развивающихся стран, сбросивших ярмо империализма и становящихся на путь прогрессивного развития. Империализм окончательно потерял свое былое безраздельное господство в мире. Соотношение сил между социалистической и капиталистической системами резко изменилось в пользу социализма.

На третьем этапе общего кризиса к социалистическому миру присоединилась Кубинская республика — первая Социалистическая страна в Западном полушарии. Удельный вес социалистических стран в мировом промышленном производстве достиг примерно 39%. Почти полностью развалилась колониальная система империализма.

Таким образом, сфера империализма еще более сузилась. Возросла неустойчивость капиталистической экономики. Обострились классовые противоречия и борьба трудящихся против капитала. Как никогда раньше, углубилась пропасть между небольшой кучкой крупнейших капиталистических монополий и широкими народными массами. «Попытки капитализма приспособиться к новым условиям, — говорится в Резолюции XXIV съезда КПСС, — не ведут к его стабилизации, как общественной системы. Общий кризис капитализма продолжает углубляться».

Бесповоротно и окончательно утратив власть над большинством человечества, империализм вступил в период своего заката и гибели, хотя он в настоящее время все еще располагает мощным, высокоорганизованным производственным аппаратом. То, что капитализм раньше или позже должен неизбежно уступить место более прогрессивному общественному строю, еще не означает, что он без боя сдаст свои позиции, автоматически сойдет со сцены. На нынешнем этапе общего кризиса роль «спасителя» капитализма взял на себя американский империализм. Прикрываясь фальшивыми лозунгами свободы и демократии, разбухший на дрожжах монополистических прибылей и гонки вооружений, американский монополистический капитал осуществляет экономическую, политическую и идеологическую экспансию в страны Азии, Африки и Латинской Америки. Империалисты США в своих корыстных интересах поддерживают военно-деспотические, реакционные режимы, выступают против народов, борющихся за свою независимость.

Хотя США и претендуют на мировое господство, их лидерство даже в капиталистическом мире постоянно подвергается ударам со стороны других империалистических держав. За последние годы американскому империализму пришлось значительно потесниться и уступить ряд экономических позиций своим соперникам. Удельный вес США в мировом капиталистическом промышленном производстве и внешней торговле заметно снизился. Зато значительно возросла доля других капиталистических стран, и в первую очередь ФРГ, а также Японии. На этой почве обостряются противоречия между главными империалистическими державами. Выступая единым фронтом против революционного рабочего движения, национально-освободительной борьбы, социалистических стран, империалисты ведут между собой ожесточенную борьбу за то, чтобы урвать как можно большую долю прибыли, получаемой путем эксплуатации трудящихся. Неискоренимые межимпериалистические противоречия по-прежнему остаются важной закономерностью современного капитализма.

Нынешний этап общего кризиса характеризуется дальнейшим изменением соотношения сил между социализмом и капитализмом в пользу социализма и в ущерб капитализму. Происходит процесс дальнейшего разложения капитализма. В перспективе все больше стран будет отпадать от системы мирового капитализма и становиться на путь социалистического развития. Победа социализма во всем мире ознаменует собой Окончательное крушение капитализма.

17. В чем выражается неустойчивость экономики современного капитализма?

Защитники буржуазного строя утверждают, что капитализм сейчас находится в расцвете своих сил. Но даже среди них многие не могут скрыть своей тревоги, наблюдая и анализируя состояние экономики современного капиталистического мира, которое усиливает внутреннюю неустойчивость и загнивание капиталистической системы хозяйства.

Такое положение толкает как самих капиталистов, так и их идеологов на поиски средств против пороков, органически присущих этому строю. Вот уже более 35 лет, начиная от английского экономиста Кейнса, делаются попытки придать современному капитализму хотя бы внешне более устойчивый вид, подлечить его недуги, устранить или смягчить противоречия, раздирающие буржуазное общество.

Однако никакие рецепты и лекарства не помогают радикально избавиться от коренных пороков. Капитализм чем дальше, тем больше теряет свою устойчивость. Каковы же главные моменты, которые усиливают размывание почвы капитализма?

Сейчас особенно ясно обнаруживается неспособность капитализма полностью использовать современные производительные силы в интересах человечества. Он все больше препятствует разумному использованию достижений современной науки и техники в интересах социального прогресса. Научно-технический прогресс при капитализме направлен на то, чтобы обеспечить крупнейшим монополиям извлечение как можно большей прибыли. Поэтому технические новшества и научные достижения прежде всего внедряются в те отрасли хозяйства, которые обеспечивают максимальные барыши.

Среди этих отраслей на первом месте стоит военная промышленность: производство всякого рода оружия, в том числе атомного, военно-стратегических материалов, сооружение по последнему слову техники военных баз. Десятки миллионов рабочих и служащих работают в этих отраслях экономики. Такое уродливое и весьма опасное использование современных достижений научной и технической мысли не укрепляет капиталистический строй, а подтачивает его основы, еще больше ослабляет всю его социально-экономическую систему.

Неустойчивый характер развития экономики капитализма сказывается на темпах роста производства, которые едва опережают рост населения в ряде стран. Во всяком случае, нынешний уровень производительных сил, если бы капитализм не ставил преграды для их беспрепятственного развития, вполне в состоянии обеспечить гораздо более высокие темпы роста, о чем свидетельствует опыт хозяйственного строительства социалистических стран, сравнение темпов роста капиталистического производства с темпами подъема социалистического производства. Так, среднегодовые темпы роста промышленной продукции СССР за 1951–1971 гг. составили 10%, США — 4,2, ФРГ — 7,3, Франции — 5,9, Англии — 2,8%.

Тенденция к замедлению темпов развития экономики капитализма в течение длительного периода вовсе не исключает того, что в отдельные годы и даже более или менее продолжительные периоды хозяйство некоторых стран или различные отрасли промышленности могут наращивать темпы роста производства.

Характер развития хозяйства в капиталистическом мире наглядно показывает перезрелость буржуазных производственных отношений, которые тормозят развитие общественного прогресса, не дают возможности полностью использовать мощные производительные силы общества. Значительная часть производственных мощностей предприятий остается незагруженной. И это в то время, когда за воротами заводов и фабрик — миллионы безработных. Даже в годы подъема степень использования промышленного оборудования в США' доходит до 70–80%, а во время экономического кризиса она сокращается иногда до 30–50%. Недогрузка предприятий, ставшая при империализме постоянной, пагубным образом отражается на положении трудящихся. Оборотной стороной этого явления при капитализме служит наличие хронической массовой безработицы, которая не рассасывается даже в годы подъема экономики.

Неспособность капитализма справиться с производительными силами, которые вызваны им самим к жизни, — яркое свидетельство загнивания буржуазного строя и неустойчивости его экономической основы.

Для того чтобы укрепить устои капитализма, пресечь процесс расшатывания и ослабления империализма, его лидеры и идеологи ведут политику милитаризации хозяйства, осуществляют гонку вооружений, а наиболее оголтелые и воинствующие круги империалистических держав усиливают международную напряженность то в одном, то в другом уголке земного шара, развязывают империалистические войны, которые могут перерасти в мировой пожар.

Милитаризация хозяйства и гонка вооружений ведут не к укреплению и нормализации экономики, а к ее расстройству и все больше становятся факторами усиления неустойчивости экономики империализма. Показателями этого процесса служат валютно-финансовые кризисы, лихорадящие капиталистическую систему, инфляция и повышение налогов, всей своей тяжестью ложащиеся на трудящиеся массы, рост дороговизны и стоимости жизни и в конечном счете снижение жизненного уровня значительной части населения в капиталистических странах.

Неустойчивость капитализма усиливается происходящим процессом расшатывания империалистических блоков в результате обострения противоречий между их участниками. Общей причиной этого явления в настоящее время служит ослабление влияния США. Американский империализм уже не в состоянии в такой мере, как прежде, руководить политикой своих союзников, входящих в военно-политические блоки. Ярким примером обострения противоречий является выход Франции из военной организации Североатлантического союза, вывод военного штаба НАТО с территории Франции, а французских войск — из-под командования НАТО.

С другой стороны, международный империализм стремится объединить свои силы с целью сохранить и укрепить устои капитализма. Но, будучи едиными в своих классовых целях, каждое из империалистических государств, а внутри него отдельные монополии, стремится раньше всего соблюсти выгоды для себя, отстоять свои интересы.

В результате обострения всех внутренних и внешних противоречий империализма его экономика и политика переживают огромные трудности. Поиски выхода из этих затруднений и способы, к которым прибегают как сами монополисты, так и аппарат буржуазного государства, могут временно разрешить ряд из них, но не в состоянии коренным образом исправить дело, укрепить основы капитализма, который чем дальше, тем больше получает трещин, расшатывающих весь строй буржуазного общества.

18. Что представляет собой капиталистическая интеграция?

Интеграция означает прежде всего объединение хозяйственных усилий ряда капиталистических стран на основе межгосударственных соглашений и договоров. Цель этого объединения — укрепить капиталистический строй, обеспечить наиболее благоприятные условия для извлечения максимума прибыли, развития производительных сил в интересах господствующих классов буржуазного общества и прежде всего его монополистической верхушки. В этом процессе следует различать две стороны: первую, вытекающую из характера развития производительных сил, которые стремятся выйти за рамки национальных границ, и вторую, социальную, обусловленную капиталистической формой развития общества, основанного на отношениях эксплуатации и угнетения.

Современная экономическая интеграция капиталистических стран — детище государственно-монополистического капитализма, который развивается в условиях научно-технической революции, борьбы двух мировых социально-экономических систем хозяйства — социализма и капитализма.

Выявленная еще В. И. Лениным тенденция к экономическому сближению отдельных капиталистических стран получила в настоящее время широкое развитие. Современные масштабы капиталистического производства, его дальнейшее обобществление заставляют монополистический капитал и буржуазное государство делать попытки централизованно регулировать экономику не только в национальных рамках, но и объединять усилия ряда стран. Международный монополистический капитал, опираясь на высокоорганизованный производственный аппарат, помощь буржуазного государства, стремится использовать экономическую интеграцию для мобилизации всех ресурсов как внутри каждой отдельной капиталистической страны, так и в международном масштабе и тем самым ускорить темпы экономического развития, повысить эффективность производства. Интеграционными мерами империалистические государства пытаются смягчить антагонистические противоречия, раздирающие мировое капиталистическое хозяйство, ослабить отрицательные последствия действия стихийных экономических законов капитализма, ликвидировать неустойчивость экономики, подвести под политическую систему империализма более развитую материально-техническую базу.

Капиталистическая интеграция нашла наиболее яркое воплощение в Европейском экономическом сообществе («Общий рынок»), созданном в 1957 г. В эту организацию первоначально вошли Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Как официально было объявлено в договоре, заключенном в Риме, целью ЕЭС является проведение согласованной экономической политики в области таможенных тарифов, валютных отношений, капиталовложений, беспрепятственного движения капиталов и рабочей силы в рамках стран «Общего рынка». С 1 января 1973 г. членами ЕЭС стали Англия, Дания и Ирландия.

Однако реальная действительность капиталистического мира убедительно свидетельствует о том, что надежды, которые возлагают монополии и буржуазные государства на интеграцию, далеко не оправдываются. Объединение хозяйственных усилий ряда капиталистических стран, осуществляемое в интересах монополистического капитала, не в состоянии обуздать стихийное развитие мирового капиталистического хозяйства. Это подтверждается как экономическими, валютно-финансовыми кризисами капитализма, так и углублением социально-экономических противоречий буржуазного общества.

«Общий рынок», созданный для получения максимальных прибылей и смягчения межимпериалистических противоречий, привел к усилению эксплуатации трудящихся, к обострению социальных конфликтов, сделал борьбу между главными империалистическими соперниками еще более ожесточенной. Рабочий класс в цитаделях капитализма еще решительнее выступает за свои коренные права и политические свободы.

Экономическая интеграция в условиях империализма является формой раздела и передела капиталистического рынка между наиболее мощными монополиями, формой подавления слабых партнеров сильными хищниками. Таким образом, международные государственно-монополистические организации, возникающие в результате объединения усилий многих капиталистических стран, превращаются в очаги острых социально-экономических и политических трений и конфликтов. Мировой империализм использует межгосударственную хозяйственную интеграцию не в интересах народных масс, а для проведения агрессивной политики на международной арене и укрепления классового господства монополистического капитала.

В противовес капиталистической интеграции экономическое объединение социалистических стран преследует цель содействовать общему подъему экономики и благосостоянию народных масс всего социалистического содружества. Оно основывается на единстве их коренных и текущих интересов и способствует укреплению позиций мирового социализма.

19. Каково положение трудящихся в современном буржуазном обществе?

От объективного и правдивого ответа на этот вопрос зависит правильное понимание ряда весьма важных процессов, происходящих в современном капитализме. Было бы неверно отрицать факт известного, часто временного, улучшения положения некоторой части трудящихся, особенно в высокоразвитых в экономическом отношении буржуазных странах.

Рабочий класс за послевоенный период в упорной борьбе добился некоторых серьезных завоеваний в социальной, политической и особенно экономической области. Трудящиеся в высокоразвитых капиталистических странах успешно борются за повышение своего жизненного уровня. В ряде стран в результате стачечной борьбы рабочим удалось добиться повышения заработной платы, вынудить капиталистов и буржуазное государство ввести социальное страхование, медицинское обслуживание, сделать некоторые другие уступки. Победы трудящихся, одержанные в ожесточенной классовой борьбе, укрепляют их уверенность в своих силах, поднимают их классовое сознание. Эти завоевания, конечно, не решают коренных интересов пролетариата, но они служат исходным рубежом для дальнейшего развертывания борьбы за глубокие демократические реформы, за подлинную демократию, за социализм.

Важнейшими факторами, влияющими на рост доходов рабочих, являются наличие мировой социалистической системы, страх правящих эксплуататорских классов перед революцией, которая грозит полным уничтожением капиталистической собственности, политическая и экономическая борьба рабочего класса, вынуждающая господствующие классы идти на уступки трудящимся, борющимся за повышение своего жизненного уровня. В упорной классовой борьбе трудящиеся стремятся обуздать непомерные притязания капитала на присвоение все большей доли результатов чужого труда.

Но даже те завоевания, которых трудящиеся добиваются в тяжелой борьбе против эксплуататоров, не являются прочными и могут быть отобраны, что нередко происходит в годы экономических кризисов, войны, в условиях реакционных режимов, облегчающих монополиям наступление на жизненные интересы народа.

Защитники капитализма пытаются объяснить некоторое улучшение в положении трудящихся не теми причинами, о которых говорилось выше, а якобы тем, что изменилась сама природа капитализма, который стал «народным» и даже чуть ли не перерос в социализм. Поэтому трудящимся-де незачем вести борьбу с капиталистами, выступать против политики буржуазного государства, так как последнее проявляет о них заботу.

В реальной же капиталистической действительности положение трудящихся далеко от той радужной картины, которую рисуют сторонники капиталистических порядков. Иначе трудно было бы объяснить существование ожесточенной экономической и политической борьбы рабочего класса во всех капиталистических странах. Очевидно, что эта борьба ведется не ради пустых затей, а ради коренных интересов трудящихся против монополий, стремящихся понизить их жизненный уровень. В чем же проявляется ухудшение положения трудящихся при империализме?

Выше говорилось о том, что в результате упорной классовой борьбы рабочий класс развитых капиталистических стран добился определенного повышения своего жизненного уровня, в частности увеличения реальной заработной платы. Однако и при росте заработной платы положение трудящихся может ухудшаться. Это происходит тогда, когда усиливается эксплуатация и повышается интенсивность (напряженность) труда. Капиталистическая рационализация производства вынуждает рабочего затрачивать значительно больше физической и умственной энергии в единицу времени. Увеличивается потребность в лучшем питании, медицинском обслуживании, отдыхе и т. д. Но рост заработной платы не компенсирует дополнительный расход рабочей силы. В этих условиях возросшие потребности работника не удовлетворяются или удовлетворяются не в полной мере.

Говоря о современном положении трудящихся капиталистических стран, надо иметь в виду еще одно обстоятельство. Рост производительных сил общества, современный научно-технический прогресс обусловили собой расширение круга материальных и культурных потребностей рабочих. На это указывал еще В. И. Ленин, отмечая, что «развитие капитализма неизбежно влечет за собой возрастание уровня потребностей всего населения и рабочего пролетариата». Действие «закона возвышения потребностей», как сформулировал его В. И. Ленин, ведет при империализме к повышению стоимости рабочей силы. Но увеличение реальной заработной платы обычно отстает от роста материальных и культурных потребностей рабочего и его семьи. Увеличение заработной платы далеко отстает также от темпов роста производительности труда и его интенсификации, от социальных нужд; оно несоизмеримо с ростом прибылей монополий.

Одна из характерных черт современного капитализма состоит в том, что даже в самые лучшие годы подъема и процветания капиталистического производства армия безработных продолжает существовать, и притом становится массовой и хронической. В течение последнего десятилетия в США количество безработных не опускалось ниже 3 млн. человек ежегодно. В 1971 г. в США насчитывалось свыше 5 млн. полностью безработных, в Канаде — 580 тыс., в ФРГ — почти 200 тыс., в Англии — 850 тыс., во Франции — 320 тыс., в Японии — 650 тыс.

Безработица в условиях современного капитализма ухудшает общее положение трудящихся, низводит некоторые отряды рабочего класса до нищенского уровня, усиливает эксплуатацию занятых трудящихся, напряженность их труда.

Пагубным для многих рабочих капиталистических предприятий оказываются результаты механизации и автоматизации производства. Из производства выталкиваются значительные _массы рабочих, и в первую очередь в возрасте 40–45 лет и выше, которые, с точки зрения капиталиста, менее пригодны, чем молодые. Но и для молодых рабочих, в возрасте до 20 лет, затруднен доступ на предприятия. Американский сенатор Фулбрайт в своей книге «Перспективы для Запада» пишет: «Перспективы для 42% всей американской молодежи в возрасте до 20 лет, которой не удалось окончить среднюю школу, поистине мрачны». В конкурентной борьбе между капиталистами сражения выигрываются, как отмечал еще Маркс, не увеличением количества рабочих, а их уменьшением: «Полководцы, капиталисты состязаются между собой в том, кто сможет уволить большее число промышленных солдат».

Применение новой техники при капитализме часто связано с ухудшением условий труда, превращением людей в калек, ростом числа несчастных случаев на производстве со смертельным исходом. Повышение интенсивности труда приводит к росту производственного травматизма, который принял в капиталистических странах характер массового бедствия.

Ухудшается и положение крестьянства. Засилье монополий в сельском хозяйстве ведет к тому, что миллионы фермеров и крестьян сгоняются с земли, а их хозяйства из-за задолженности банкам и непосильных налогов продаются с молотка. Так, например, если в 1960–1967 гг. в шести странах ЕЭС в. среднем за год разорялись 1,7% фермеров, то в 1967–1970 гг. — уже 3,9%. Число крестьянских хозяйств в этих странах сократилось с 5,62 млн. в 1967 г. до 4,98 млн. в 1970 г., т. е. на 640 тыс. И если мелкое хозяйство все же держится, то главным образом за счет неимоверного труда крестьян, за счет их недопотребления.

Особенно большие лишения выпадают на долю крестьянства колониальных и зависимых стран. Оно подвергается эксплуатации со стороны иностранного капитала и помещиков своей страны. В этих странах прожиточный минимум в десятки раз ниже, чем в высокоразвитых странах. Заработная плата африканца, жителя Южно-Африканской Республики, в обрабатывающей промышленности в 5 раз, а шахтера в 12 раз ниже, чем английского рабочего. Столь тяжелые условия труда сказываются на продолжительности жизни, которая в экономически слаборазвитых странах вдвое ниже, чем в индустриальных капиталистических странах.

Особенно сильно страдают в капиталистическом мире огромные массы трудящихся от расовой дискриминации. В США 25-миллионное негритянское население, по существу, и сейчас, через 100 с лишним лет после отмены рабства, все еще вынуждено бороться за предоставление им гражданских прав на деле. Несмотря на принятый американским конгрессом закон о гражданских правах, негры фактически лишены политических прав, а в экономическом отношении они находятся на самой низкой ступени американского общества. Негров первыми увольняют с работы и последними принимают, причем на самые тяжелые и низкооплачиваемые. В президентском послании от 15 февраля 1967 г. о гражданских правах негров, например, констатировалось, что «продолжительность жизни негра на 5 лет короче продолжительности жизни белого; смертность среди „цветных“ детей на 40% выше, чем среди белых; в среднем белый американец учится на 3 года больше, чем негр; уровень безработицы среди небелого населения в 2 раза выше, чем среди белого; негры живут в домах, 56% которых не обеспечивают нормальных условий для жизни и безопасности; доход средней негритянской семьи примерно на 40% ниже, чем средней белой семьи». Бесчеловечной эксплуатации подвергаются также и другие национальности, проживающие в США, но не принадлежащие к белому населению.

Важным фактором, ухудшающим положение трудящихся, является ущемление демократических прав и свобод, политические преследования прогрессивных организаций трудящихся, издание антирабочих законов. Цель политики капитала и государства — затормозить и по возможности приостановить массовое движение трудящихся за свои права, за улучшение своего материального положения, за осуществление своих коренных интересов.

Монополистическая буржуазия стремится ограничить благосостояние трудящихся в капиталистическом обществе минимумом средств существования. Пока еще большинство населения капиталистического мира испытывает нужду и лишено самого необходимого. То, чего рабочий класс и другие трудящиеся добились в области улучшения своего положения, — это результат постоянной и непримиримой борьбы против своих классовых врагов. В конечном счете свои коренные классовые цели пролетариат может осуществить лишь в результате ликвидации капитализма.

20. Затухает или усиливается классовая борьба при капитализме?

Капитализм существует более трех веков. Буржуазия на заре своего рождения пыталась объединить все классы и слои общества в борьбе против феодализма, за установление своего господства под лозунгами равенства, братства, свободы и справедливости. Чем больше развивался капиталистический строй и росло его богатство, тем упорнее твердили его идеологи о классовом сотрудничестве и гармонии буржуазного общества.

Но с развитием капитализма, особенно на стадии империализма, острее и глубже становится непримиримая классовая борьба, раздирающая буржуазное общество. Именно поэтому идеологи капитализма особенно стараются приукрасить его фасад, показать, что этот отживающий строй не так уж плох. Больше того, они утверждают, что в настоящее время капитализм уже перестал быть капитализмом, его природа, дескать, коренным образом изменилась, что современный капитализм якобы перерос или перерастает в социализм.

С тех пор как возник капиталистический способ производства, а значит, и эксплуатация наемного труда капиталом, классовая борьба не только не утихает, но усиливается. Вместе с развитием капитализма, ростом его производительных сил растут и усложняются его противоречия, возникают новые формы классовых столкновений между пролетариатом и буржуазией, между эксплуататорами и эксплуатируемыми массами, угнетателями и угнетенными народами.

Об этом убедительно свидетельствует история международного рабочего и национально-освободительного движения в течение XIX и XX столетий. В самом деле, чем, как не классовыми битвами, были революции в XIX в. во Франции, чартистское движение в Англии, революции в Германии, Венгрии и других странах. Еще глубже и острее проходила классовая борьба в XX в. с наступлением империалистической стадии капитализма. Буржуазный строй испытал мощные удары социальных революций в ряде стран Европы и Азии. В результате острейшей классовой борьбы капитализм оказался поверженным на 1/4 территории земного шара.

В повседневной же жизни буржуазного общества систематически происходят классовые битвы в экономической области в форме стачек, о которых В. И. Ленин писал: «…чем другим является… любая стачка, как не маленьким кризисом капиталистического общества?»

Характерной чертой стачечного движения в наше время является не только борьба рабочего класса за свои непосредственные экономические интересы, улучшение условий труда, повышение заработной платы и т. д. Не в меньшей мере трудящиеся выдвигают политические требования, выставляют общедемократические лозунги, борются за гражданские свободы, против ущемления их политических прав. Например, в 1971 г. во всем несоциалистическом мире насчитывалось 70 млн. участников стачек, в том числе в странах развитого капитализма — 48 млн. Большинство их принимало участие в политических стачках, которые переплетаются с массовыми выступлениями трудящихся: демонстрациями, митингами, пикетированием предприятий и т. п.

С ростом сил и сплоченности рабочего класса растет уровень выдвигаемых ими требований. В развитых капиталистических странах рабочие борются за повышение своего жизненного уровня, соответствующего возросшим современным потребностям.

В настоящее время в буржуазных странах дополнительно к старым формам и методам борьбы возникли новые, которые связаны с существенными изменениями в развитии современного капитализма. Трудящиеся выдвигают требования национализации важнейших отраслей хозяйства, ограничения произвола монополий, установления демократического контроля над производством, учреждениями культуры и информации.

Главной опорой империализма являются крупнейшие монополии и вся система государственно-монополистического капитализма. Крупные монополии наступают на интересы рабочего класса, широких народных масс по всем линиям. Они не только усиливают эксплуатацию пролетариата, но и разоряют мелких городских собственников, крестьян и даже притесняют среднюю буржуазию. Победить такого сильного врага в современных условиях можно лишь объединением усилий всех трудящихся классов и слоев общества, страдающих от засилья и всевластия крупного капитала. Весь ход развития современного капитализма наглядно показывает, что монополистическая буржуазия тормозит, сдерживает могучий рост производительных сил, обрекает огромные массы населения буржуазного общества на прозябание, служит источником таких конфликтов и противоречий, которые грозят человечеству неисчислимыми бедствиями и разрушениями. Ведь и первая и вторая мировые войны были развязаны в угоду интересам финансовой олигархии. Никто в мире, кроме крупнейших монополистических воротил, наживающихся на подготовке войн и гонке вооружений, не заинтересован в разжигании мирового военного пожара. Классовая борьба пролетариата самым тесным образом переплетается с борьбой всех других трудящихся слоев буржуазного общества против реакционной монополистической верхушки. Антимонополистический фронт народных масс против гнета и всевластия монополий — одна из главных форм классовой борьбы в условиях современного капитализма.

Попытки монополистической буржуазии и ее защитников сеять иллюзии, будто трудящиеся могут добиться своих целей без революционного преобразования общества, в рамках капиталистического строя, терпят крах. Трудящиеся на собственном опыте убеждаются, что если они чего-нибудь и добиваются, то только ценой упорной и ожесточенной классовой борьбы. При этом классовая борьба в условиях современного капитализма все больше переплетается с выступлениями трудящихся против военных авантюр империалистов, против возрождения фашизма, за сохранение и расширение демократических свобод, за национальную независимость.

Представлять некоторое, порой временное, улучшение положения трудящихся при капитализме, завоеванное упорной и ожесточенной борьбой, как проявление «всеобщего благоденствия», «классового мира», «гармонии интересов труда и капитала» — это попытки с с негодными средствами. Реальная капиталистическая действительность каждодневно опровергает подобного рода измышления. Пока существует капитализм, неизбежен антагонизм между эксплуататорами и эксплуатируемыми, а следовательно, и классовая борьба, которая сама есть средство ликвидации капитализма.

21. К чему ведет научно-техническая революция в условиях империализма?

Часто в книгах, в периодической печати можно встретить такие толкования и определения, которые характеризуют современную научно-техническую революцию как коренное изменение технологии производства, связанное с процессом открытия и изменения новых эффективных источников энергии, создания новых материалов с заранее заданными свойствами, не имеющихся в природе в чистом виде, внедрения в производство совершенных автоматических систем, глубокой перестройкой как технической базы производства, так и форм организации и управления им, в результате чего многократно возрастает производительность общественного труда.

Разумеется, все эти положения правильны и характеризуют содержание начавшейся в середине XX в. научно-технической революции. Но это лишь одна, хотя и весьма важная, сторона этого знаменательного явления нашего времени.

Научно-техническая революция действительно знаменует собой процесс переворота в материальной основе общества, существенных изменений структуры народного хозяйства на базе новейших научных открытий и внедрения достижений науки и техники в производство. Ныне человечество располагает огромными производительными силами. Научно-техническая революция ускоряет их развитие, обогащает и вооружает людей новыми знаниями законов природы.

Но было бы неправильно рассматривать научно-техническую революцию лишь только как процесс развития науки и техники, открытий и изобретений. Вместе с тем не менее важно выявить те последствия для развития общественных отношений людей, которые органически связаны с научно-технической революцией, осуществляемой как в буржуазном, так и в социалистическом обществе.

Очевидно, что коренные изменения в материально-технической основе современного общества объективно обусловлены всем ходом экономического, социального и политического развития человечества. При этом данный процесс протекает по-разному при капитализме и социализме, хотя и тому и другому общественному строю свойственны в области техники и науки одни и те же общие черты, о которых говорилось выше.

Научно-техническая революция по своим целям и результатам при социализме и капитализме существенно различается. В социалистическом обществе наука и техника развиваются в интересах народа, их достижения используются для повышения благосостояния масс. Научные открытия и технические совершенствования направлены на создание необходимых условий постепенного перехода от социализма к коммунизму. Поэтому научно-технический прогресс осуществляется во всех отраслях социалистического народного хозяйства планомерно и быстрыми темпами.

В условиях капитализма производственные отношения ставят преграды развитию научно-технической революции, а ее плоды в основном используются в интересах не всего общества, а сравнительно небольшой группы эксплуататоров. Капитализм использует научно-техническую революцию для увеличения прибылей, как средство усиления эксплуатации трудящихся. Процессы загнивания, характерные для империалистической стадии, тормозят-развитие науки и техники, тем не менее они не могут приостановить научно-техническую революцию. 125 лет назад авторы «Коммунистического манифеста» писали, что буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя производственных отношений общества. И если это положение было верным во времена Маркса, то оно не менее верно в настоящее время, когда темпы общественного, экономического, научного и технического развития значительно возросли. Монополистическому капитализму, писал Ленин, присущ «головокружительный технический прогресс».

Те революционные преобразования в материальной основе, в производительных силах капиталистического общества, которые несет с собой научно-техническая революция, имеют определенные границы. Они прежде всего связаны с отличительными чертами капиталистического способа производства, которые особенно дают себя знать при империализме.

Для империалистических стран отстать в техническом прогрессе в условиях существования преуспевающей мировой социалистической системы означает проиграть соревнование с ней. Капитализм всячески приспосабливается к научно-технической революции, используя ее достижения для укрепления позиции монополистического капитала. «Монополии, — говорится в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии. — широко используют достижения научно-технического прогресса для укрепления своих позиций, для повышения эффективности и темпов развития производства, для усиления эксплуатации трудящихся и их угнетения».

Внедрение в производство достижений науки и техники, разумеется, прежде всего доступно крупным монополиям. Мелким и средним предприятиям оно часто не под силу. Таким образом, результаты научно-технической революции служат орудием крупного капитала в конкурентной борьбе, средством разорения мелкой и средней буржуазии, концентрации и централизации капиталов, производства и труда.

Научно-техническая революция вносит существенные изменения в структуру рабочего класса, его профессиональный состав, отражается на занятости населения в производстве. Быстрое развитие получают новые производства, где широко применяются электроника и автоматические производственные процессы. Это ведет к резкому увеличению инженерно-технических и научно-исследовательских работников, а также к росту массы служащих. Профессии, требующие умственного труда, становятся все более массовыми. Значительная часть инженерно-технической интеллигенции по уровню благосостояния, условиям труда, степени эксплуатации сближается с рабочим классом.

Автоматизация и механизация производственных процессов выталкивают из производства огромные массы трудящихся — как из новых отраслей, так и из старых, традиционных, не выдерживающих конкуренции. Многие предприятия закрываются, а люди, занятые в них, пополняют армию безработных. Особенно сильно сказываются результаты современной научно-технической революции на положении пожилых рабочих, вынужденных в силу технических сдвигов менять свою квалификацию, и молодежи, впервые вступающей в производство. Еще больше влияют последствия технического прогресса на цветное население, в частности на негров, которые в первую очередь выбрасываются с предприятий.

В период, когда научные открытия и технические изобретения были не столь многочисленными и сравнительно медленно внедрялись в производство, монополиям нередко было выгодно сдерживать, тормозить их использование. Это делалось для того, чтобы не обесценивать основной капитал, вложенный в предприятия, и максимально продлить возможность эксплуатации старой техники.

Научно-техническая революция оказала существенное влияние на экономику современного капитализма.

С ускорением технического прогресса и резким сокращением времени между возникновением открытий и изобретений и внедрением их в производство старая практика искусственного торможения развития науки и техники стала угрожать отставанием в совершенствовании и организации производства, ослаблением позиций различных монополий в их конкурентной борьбе. Наиболее преуспевающими, а следовательно, получающими более высокие прибыли являются те монополии, которые быстрее вводят на своих предприятиях новые методы и формы производства, решительно заменяют старую, малопроизводительную технику более совершенной, широко применяют достижения науки. Крупным монополиям, как правило, стало гораздо выгоднее использовать изобретения и усовершенствования, чем держать их под спудом, как они часто делали это раньше. В связи с этим они тратят огромные средства на науку, которые из года в год быстро растут. Так, в США с 1946 по 1955 г. на научно-технические изыскания было затрачено 40 млрд. долл., а в 1956–1965 гг. эти затраты составили 150 млрд. долл., т. е. выросли более чем в 3,5 раза. Только в одном 1970 г. расходы на науку составили 27,3 млрд. долл. Большая часть этих затрат приходится на частные корпорации.

Использование монополиями в своих целях достижений современной науки и техники нисколько не противоречит тенденции к загниванию капитализма. Подавляющая часть затрат на научные исследования и технические усовершенствования направляется монополистическим капиталом и буржуазным государством на создание новейших средств массового уничтожения людей. Выше говорилось о том, какие огромные средства затрачиваются в империалистических странах на военные отрасли производства, на гонку вооружений. Такое однобокое, уродливое и, что весьма важно, чрезвычайно опасное использование результатов научно-технической революции еще раз свидетельствует, что империализм, несмотря на технический прогресс, не может преодолеть тенденцию к загниванию производительных сил.

Особенно наглядно эта тенденция проявляется в огромном разрыве между развитием научно-технической революции в высокоиндустриальных империалистических государствах и технической отсталостью тех стран, которые еще совсем недавно составляли их колониальные тылы. На долю этих стран, где проживает подавляющая часть населения земного шара, приходится немногим более 10% промышленной продукции развитых капиталистических стран. Даже в развитых капиталистических странах научно-техническая революция не охватывает всех отраслей экономики, сохраняются и поныне отсталые, депрессивные районы со старыми отраслями производства.

В ходе осуществления научно-технической революции возникло новое противоречие — противоречие между необычайными возможностями, открываемыми научно-технической революцией, и препятствиями, которые капитализм ставит на пути их использования в интересах всего общества, обращая большую часть открытий науки и техники, огромные материальные и трудовые ресурсы общества на военные цели, расточая национальное богатство.

Практика современного капитализма убедительно подтверждает положение марксизма-ленинизма о том, что техника капитализма с каждым днем все более перерастает общественные условия капиталистического общества. По-иному расценивают научно-техническую революцию буржуазные экономисты. Они пытаются доказать, что результатами технического прогресса в буржуазном обществе одинаково пользуются все классы и группы. Больше того, говорят они, научно-техническая революция ликвидирует различия между классами, стирает грани между капиталистами и рабочими, делает якобы излишней классовую борьбу, ниспровержение господства монополистического капитала.

Действительность же говорит о другом. Капитализм не в состоянии осуществить подлинную научно-техническую революцию в интересах всего общества. В целом капитализм все больше сковывает развитие современных производительных сил. Эксплуатация труда капиталом и непримиримые противоречия между ними не дают возможности выявить и использовать все потенциальные возможности происходящей ныне научно-технической революции. Осуществить эту революцию и использовать ее плоды в интересах всего общества, а не кучки магнатов капитала может только коммунистический строй.

22. В чем проявляется неравномерность экономического и политического развития современного капитализма?

Капитализму на всем протяжении его истории внутренне присуще неравномерное развитие. Оно обусловлено основным противоречием капитализма, вытекающим из частнокапиталистической собственности на средства производства, погоней за прибылью в процессе конкурентной борьбы между капиталистами. Стихийный характер развития экономики неизбежно порождает борьбу между отдельными предприятиями, за использование достижений техники с тем, чтобы вырваться вперед, обогнать соперника, обеспечить себе наиболее выгодные условия производства товаров и их реализации на рынке. В этой борьбе нередко одни предприятия оттесняются или поглощаются конкурентами, другие еще более обогащаются, становятся более мощными.

Неравномерность развития свойственна не, только отдельным предприятиям, она имеет место и в отдельных отраслях производства и в целом в народном хозяйстве капиталистической страны. В результате ожесточенной конкуренции одни отрасли вырываются вперед, другие отстают, а некоторые даже приходят в упадок, как, например, некоторые старые отрасли, которые вытесняются новыми, прогрессивными производствами.

Неравномерность при капитализме проявляется также в непропорциональном развитии экономики и ее составных частей, в различных темпах роста промышленной продукции в разных странах капиталистического мира. Она была свойственна эпохе домонополистического капитализма, когда одни страны постепенно догоняли и опережали другие. Так, например, до промышленного переворота XVIII в. ведущей капиталистической страной, в которой наибольшее развитие получила мануфактура, была Голландия, а после промышленной революции на первое место выдвинулась Англия. При этом надо отметить, что процесс опережения происходил медленно, более или менее плавно, без рывков. Чтобы обогнать Голландию в экономическом развитии, Англии понадобилось примерно 100–150 лет.

Таким образом, неравномерность развития выступает как закон, внутренне присущий капитализму на всех этапах его развития.

В условиях империализма экономика также развивается неравномерно, поскольку основные закономерности капиталистического способа производства сохраняются. Но формы, масштабы, темпы и последствия неравномерности претерпели значительные изменения. Важнейшим фактором, обусловившим возможность быстрого опережения одной капиталистической страны другой в условиях империализма, являются крупные сдвиги в развитии науки и техники. Теперь, чтобы выдвинуться вперед, той или иной стране нет надобности проходить весь длинный путь развития, который проделала передовая в экономическом отношении страна. В прошлом отсталые в экономическом отношении государства имеют возможность использовать достижения науки и техники и, таким образом, быстро догнать вырвавшиеся вперед страны.

Важную роль в усилении неравномерности экономического развития играют вывоз капитала, экономические кризисы и войны. В результате одни капиталистические страны вырываются вперед, используя выгодные для себя условия экономического развития, в то время как развитие других стран замедляется или остается на том же уровне. Следовательно, при империализме опережение одними странами других происходит скачкообразно.

В 1890 г. США выплавляли 4,3 млн. т стали против 3,6 млн. т в Англии и 2,2 млн. т в Германии. Вслед за США Англию к началу XX в. по производству стали опередила и Германия. В 1913 г. США уже произвели 31,3 млн. т, Германия — 18,3 млн. а Англия — только 7,7 млн. т. Как видим, для того чтобы вырваться вперед, оттеснить своего соперника, в условиях империализма потребовалось значительно меньше времени благодаря сдвигам в развитии техники и широкому использованию ее достижений в экономике.

В период империализма неравномерность развития капиталистических стран, протекавшая ранее сравнительно спокойно, плавно, «мирно», заменилась, как писал Ленин, «эпохой сравнительно гораздо более порывистой, скачкообразной, катастрофичной, конфликтной…». Такой характер действия закона неравномерности развития при империализме оказал существенное влияние на экономику и политику империалистических государств.

Скачкообразный характер экономического развития приводит к тому, что быстро развивающиеся империалистические государства выдвигают требования передела капиталистического мира в соответствии с изменившимся соотношением сил, а это, в свою очередь, вызывает острые конфликты и рост межимпериалистических противоречий. Пока империализм безраздельно господствовал на земном шаре, неравномерность развития неизбежно порождала войны между империалистическими хищниками за захват колоний и их передел, за рынки сбыта и сферы высокоприбыльного приложения капиталов.

Первая и вторая мировые войны — яркие иллюстрации к тому, к каким последствиям приводит неравномерность развития капиталистических стран при империализме. При этом как первая, так и вторая мировые войны были развязаны германским империализмом, который в экономическом развитии опередил Англию и Францию и стал серьезно угрожать позициям США.

В настоящее время, когда произошли коренные изменения в мире, возникла и укрепилась мировая система социализма, потерпела крах колониальная система империализма и на ее обломках возникли десятки молодых независимых государств, развились и укрепились демократические силы, выступающие за мир, фатальная неизбежность мировых войн исчезла.

Возможность предотвращения войн не означает, что неравномерность развития капиталистических стран утратила свою силу, а угроза возникновения новой войны исчезла. Надо иметь в виду, что, пока остается империализм, налицо опасность попыток развязать войну. Об этом свидетельствуют войны и вооруженные акции, которые осуществляют империалистические государства после второй мировой войны, стремясь сохранить или возобновить свое неоколониальное господство. Самой преступной и чудовищной из них была война американского империализма против свободолюбивого народа Вьетнама.

Неравномерность экономического развития капитализма наглядно иллюстрируется сопоставлением доли основных капиталистических стран в промышленном производстве капиталистического мира.

Значительно повысился удельный вес в мировом капиталистическом хозяйстве Японии. По подсчетам японских экономистов, по общему производству важнейших видов продукции (электроэнергия, сталь, автомобили, суда и др.) Япония, отставая от США, в 1,5 раза превосходит ФРГ, в 2 — Англию, в 2,5 — Францию и почти в 3 раза — Италию. Зато ослабили свои позиции США, хотя они и сейчас остаются главной экономической силой империализма. Неравномерность экономического и политического развития — одна из глубоких объективных причин неудач американского империализма, стремящегося подчинить себе Западную Европу, утвердить свое господство в капиталистическом мире.

Страны Западной Европы по темпам роста промышленного производства опередили США. В 1971 г. объем промышленной продукции этих стран составил 85% американского уровня, в то время как в первые послевоенные годы их доля не превышала 50%.

Закон неравномерности развития капитализма при империализме присущ не только экономике, но и политическому развитию капитализма. Классовая борьба во всех ее основных формах: экономической, политической и идеологической — также развивается неравномерно. В разных странах в силу различных конкретно-исторических условий противоречия капитализма достигают неодинаковой степени остроты. Политическая борьба рабочего класса, ее уровень и накал во многом зависят от его организованности и единства действий против капитала, наличия пролетарской партии, вооруженной знанием законов общественного развития, тесно связанной с широкими массами трудящихся. Все это обусловливает разновременность вызревания политических предпосылок социалистической революции в разных странах.

Глубокое изучение закономерностей развития капиталистических стран в эпоху империализма позволило В. И. Ленину сделать вывод огромного исторического значения: «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране».

Это ленинское положение об уязвимости империализма с ростом его неравномерности, представляющее принципиальный вклад в марксистскую теорию социалистической революции, было блестяще подтверждено на практике победой Великой Октябрьской социалистической революции и социалистических революций в ряде стран.

В послевоенный период действие закона неравномерности экономического и политического развития капитализма обусловило отпадение отдельных стран от капиталистической системы и образование социалистического содружества. Ряд молодых развивающихся стран вступили на путь некапиталистического, прогрессивного развития.

Учение Ленина о неравномерности развития капитализма в эпоху империализма обосновывает возможность не только победы социалистической революции в отдельных странах, но и полного и окончательного торжества социализма в них.

23. Почему империализм является кануном социалистической революции?

И исторический опыт развития буржуазного общества, и марксистско-ленинская теория убедительно свидетельствуют о том, что капитализм — последний эксплуататорский строй. В силу действия законов общественного развития неизбежно совершается переход от капиталистического общества к социализму. Начало этому кладет социалистическая революция, которая возникает и побеждает в ходе классовой борьбы пролетариата и руководимых им трудящихся против капиталистического строя.

Может возникнуть вопрос. Ведь природа капитализма как эксплуататорского строя и его непримиримые противоречия изучены и выяснены давно, еще до империализма. Почему же лишь последняя, империалистическая стадия капитализма стала кануном победоносных социалистических революций?

История международного рабочего движения знает немало революционных выступлений пролетариата против буржуазии в доимпериалистическую эпоху. Одной из ее ярких страниц является революция рабочего класса во Франции в 1871 г., известная под названием Парижской коммуны. Это была первая в истории диктатура пролетариата. Первая попытка рабочего класса установить свою власть посредством социального переворота окончилась, как известно, поражением. Было ли это поражение случайным? Можно ли сказать, что в поражении Парижской коммуны повинны, ее руководители и их просчеты в ходе революции? В какой-то мере да.

Но главная причина поражения французского пролетариата заключалась не столько в практических ошибках ее руководителей, сколько в отсутствии ряда объективных условий, необходимых для обеспечения победы пролетарской революции. Это вовсе не означает, что попытки революционного свержения капитализма в прошлом, до империализма, были напрасными, преждевременными, ненужными. Хотя эти попытки социального переворота и заканчивались в целом поражением рабочего класса, но они неизмеримо обогащали его опытом классовой борьбы, просвещали умы трудящихся, закаляли их волю к борьбе, укрепляли и совершенствовали их организованность, поднимали классовую сознательность. Без этого социалистическая революция не может победить.

Обстановка и исторические условия для социалистической революции и ее победы коренным образом изменились в связи с перерастанием капитализма в империализм. В чем выразились эти изменения, какие новые черты приобрел капитализм, которые позволили рабочему классу одержать победу над капитализмом сначала в одной, отдельно взятой, стране, а затем и в ряде стран земного шара?

При империализме производительные силы достигли такого высокого уровня, что дальнейшее их беспрепятственное развитие в интересах всего общества может быть обеспечено решительным устранением оков, которые накладывает на них капитализм. Ленин определял империализм как умирающий капитализм. Эпоха империализма — это эпоха созревшего и перезревшего капитализма, стоящего накануне своего крушения, созревшего настолько, чтобы уступить место социализму.

Процесс обобществления производства и труда достигает такого уровня, что ему становится тесно в рамках капитализма, он настоятельно требует планомерной организации всего общественного производства. Материальные предпосылки для такой организации в виде крупного машинного производства с высокоразвитой техникой созданы в недрах капитализма. Осуществить переход к более прогрессивному общественному строю — социализму мешает империализм.

Именно в эту эпоху резко обостряются противоречия между трудом и капиталом, пролетариатом и буржуазией. Использование научно-технического прогресса в интересах монополий приводит к повышению интенсивности труда, вызывает преждевременное изнашивание организма рабочих, увеличивает профессиональные заболевания и производственный травматизм. Растет степень эксплуатации рабочего класса. В результате механизации и автоматизации производственных процессов, конторского труда служащих на улицу выбрасываются сотни тысяч трудящихся, пополняющих постоянную массовую армию безработных. Все это вызывает обострение классовых противоречий буржуазного общества, нарастание сопротивления трудящихся гнету монополистического капитала.

Магнаты капитала усиливают эксплуатацию и трудящегося крестьянства. Они скупают продукты их труда по монопольно низким ценам, а продают им промышленные товары по монопольно высоким ценам. Этот грабеж дополняется налоговой политикой и кредитной системой, в результате которых крестьянские хозяйства попадают в кабальную зависимость от банков, разоряются, а крестьяне либо переходят в ряды пролетариата, либо пополняют армию безработных. Таким образом, крестьянство в капиталистических странах становится прочным союзником пролетариата и под его руководством идет на штурм твердынь империализма.

В эпоху империализма до крайней степени возрастает пропасть между горсткой империалистических держав и народами колониальных и зависимых стран. Эти противоречия в настоящее время привели к распаду колониальной системы империализма, образованию десятков самостоятельных молодых государств. Империалистические страны, вывозя в развивающиеся страны свои капиталы, объективно способствуют появлению там пролетариата. Подъем национально-освободительного движения стал могучей силой, расшатывающей устои империализма, подводящей его к неминуемому краху.

При империализме неравномерность развития капиталистических стран усиливается, а противоречия между ними углубляются. В условиях, когда более 1/3 населения мира откололось от капитализма и образовало мировую систему социализма, а страны с полуторамиллиардным населением освободились от колониализма, борьба империалистических держав за рынки сбыта, сферы приложения капиталов и получение максимума прибыли, естественно, обострилась. Меняющееся соотношение сил в лагере империализма служит основой для усиления раздоров в нем. Это ведет к ослаблению империализма, к возможности отпадения от империалистической системы ряда новых стран, становящихся на прогрессивный путь развития.

В борьбе против империализма все больше объединяют свои усилия прогрессивные силы общества, все трудящиеся классы и социальные группы, заинтересованные в избавлении от засилья и всевластия крупного монополистического капитала. Наиболее последовательной, организованной и ведущей силой, сплачивающей весь народ в борьбе против империализма, является рабочий класс, руководимый марксистско-ленинской партией, вооруженной знанием законов общественного развития.

Процесс углубления противоречий между империалистическими странами монополистический капитал стремится парализовать различными формами экономической интеграции, политикой объединения усилий монополий и буржуазных правительств ряда стран. В этих целях создаются различного рода военно-политические и экономические союзы в лагере империализма. Однако опыт существования этих союзов показывает, что они не в состоянии ликвидировать межимпериалистические противоречия, поскольку интересы различных империалистических группировок и отдельных стран непримиримы.

Важным фактором, ускоряющим победу социалистической революции в период империализма, является общий кризис мировой капиталистической системы. Наряду с внутренними противоречиями империализма возникло и действует новое противоречие — между умирающим капитализмом и растущим социализмом. С образованием мировой системы социализма оно определяет характер и особенности развития современности, эпоху перехода от капитализма к социализму.

Таким образом, весь ход исторического развития капитализма в период империализма привел к тому, что создались объективные условия для перехода к более высокому общественному строю, чем капитализм. Рабочий класс в союзе с другими трудящимися и во главе их призван совершить социальный переворот в общественных отношениях. Целью этого переворота является окончательное уничтожение эксплуататорского строя капитализма и построение коммунизма во всем мире.

24. Почему капитализм проигрывает экономическое соревнование с социализмом?

В течение продолжительного времени после победы Великого Октября и строительства социализма в нашей стране мировая буржуазия и ее идеологи считали первое в мире социалистическое государство случайным явлением, нарушившим нормальный ход исторического развития. Многие из глашатаев капитализма предрекали молодой Советской власти, новому социалистическому строю быстрый конец. Ни о мирном сосуществовании, ни тем более об экономическом соревновании капитализма, вооруженного вековым опытом, с только что возникшей социалистической системой, по их мнению, не могло быть и речи. Империалистические державы стремились силой раздавить молодое государство рабочих и крестьян. Они организовывали военную интервенцию, экономическую блокаду и всякого рода враждебные акции против Советского Союза, стремясь стереть его с лица земли.

История убедительно доказала несостоятельность всех попыток уничтожить или затормозить успешное движение Советского государства по пути социализма. Больше того, в результате ослабления сил империалистической системы и поражения ее наиболее воинствующих отрядов возникла мировая социалистическая система, которая превращается в решающую силу мирового развития. Мирное сосуществование различных социально-экономических систем, налаживание устойчивых внешнеэкономических связей с государствами иного социального типа в результате последовательной политики СССР и других социалистических стран все больше становятся нормой межгосударственных отношений.

Новым убедительным доказательством силы и жизненности ленинской политики мирного сосуществования государств, плодотворности и эффективности принятой XXIV съездом КПСС Программы мира являются результаты визитов Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в ФРГ и США. Создана хорошая основа для нормального развития отношений между Советским Союзом и ФРГ и советско-американских отношений, укрепления взаимовыгодного сотрудничества. В частности, подписание «Соглашения о предотвращении ядерной войны», достигнутая договоренность об ограничении стратегических вооружений, заключение ряда соглашений о сотрудничестве в области экономики, науки и техники открывают новые благоприятные перспективы мирного экономического соревнования между СССР и США. Вместе с тем расширение долговременного экономического сотрудничества вносит существенный вклад в дело закрепления разрядки напряженности, упрочения всеобщего мира и безопасности народов.

Капиталистическая система хозяйства прошла высшую точку своего развития. В целом капитализм все больше сковывает развитие современных производительных сил. В результате научно-технической революции перед человечеством раскрылись необъятные возможности ускоренного движения по пути социального, экономического, технического и культурного прогресса. Однако производственные отношения капитализма, обусловленные эксплуататорской сущностью его природы, не дают возможности полностью осуществить эту революцию и использовать ее плоды в интересах всего общества.

Лицо современного мира определяется наличием двух противоположных общественных систем, противоборством «двух способов, двух формаций, двух хозяйств — коммунистического и капиталистического», указывал В. И. Ленин. Победит из них та, которая имеет реальные преимущества прежде всего в экономической области. Победа в этой решающей сфере служит основой победы во всех остальных областях человеческой деятельности.

В чем же проявляется слабость капитализма в ходе экономического соревнования с социализмом?

Теоретически уже давно доказано, что капиталистический способ производства вследствие его антагонистических противоречий и коренных пороков должен быть заменен социализмом. Однако лишь реальный социализм мог на практике подтвердить действительное превосходство нового общественного строя над капитализмом.

Уже с первых шагов своего существования утвердившийся социализм показал свои преимущества и стал теснить капитализм. Об этом убедительно свидетельствуют следующие данные. Доля социалистических стран в мировой промышленной продукции в 1917 г. составляла менее 3%, а в настоящее время выросла примерно до 39%. Промышленная продукция стран социалистической системы достигает примерно 70% промышленной продукции экономически развитых капиталистических государств. Надо иметь в виду, что в начальный период соревнования двух систем положение социализма было весьма неблагоприятным. И тогда, когда социалистическое строительство ограничивалось одной лишь нашей страной, и в тот период, когда социализм вышел за пределы одного государства, приходилось преодолевать прежде всего разруху, последствия разрушительных мировых войн, начинать от сравнительно невысокого уровня производства.

Коренные преимущества социализма, и прежде всего общественная собственность на средства производства, плановое развитие народного хозяйства и обусловленные ими быстрые темпы экономического развития, позволили догнать, а затем по ряду важных показателей оставить позади наиболее развитые капиталистические страны. В то время как промышленное производство социалистических стран за 1950–1971 гг. возросло в 7,8 раза, в развитых капиталистических странах оно увеличилось только в 2,9 раза.

По производству важнейших видов продукции на душу населения, темпам роста производительности труда, росту жизненного уровня народа социализм шаг за шагом выигрывает соревнование с капитализмом.

В чем же заключаются причины того, что, несмотря на рост экономики, и прежде всего в наиболее развитых странах, капитализм в соревновании с социализмом терпит поражение, вынужден всеми силами отстаивать свои пошатнувшиеся позиции? Совершенно ясно, что эти причины объясняются не случайными явлениями, а коренятся в самой природе капитализма, особенно на его современном этапе.

Капиталистический общественный строй зиждется на эксплуатации большинства членов общества незначительной кучкой эксплуататоров, монополизировавших основные богатства. Его хозяйство развивается в условиях действия стихийных экономических законов, подвержено кризисам перепроизводства, характеризуется постоянными диспропорциями. Для капитализма типичны нерациональное использование производительных сил, огромная многомиллионная армия безработных, существующая наряду с бездействующими средствами производства. Главная цель в буржуазном обществе не человек с его потребностями, а извлечение как можно большей прибыли. Казалось бы, что погоня за прибылью не имеет границ, а, следовательно, экономика должна развиваться беспрепятственно и быстро. На деле же получается иная картина.

Например, научно-техническая революция ускоряет рост и совершенствование производства. В условиях же господства монополий существует противоречие между необычайными возможностями, открываемыми научно-технической революцией, и препятствиями, которые капитализм ставит на пути их использования в интересах всего общества. Это приводит к тому, что значительная часть важнейших открытий науки и достижений техники используется на военные цели. Следовательно, значительная часть национального богатства расточается, пропадает для общества.

Известно, что при капитализме имеет место рост производительности труда. Но заработная плата трудящихся значительно отстает от увеличения прибылей монополий. Это означает, что выгоды от роста производительности труда достаются прежде всего эксплуататорам, а положение трудящихся если и улучшается, то. незначительно.

Или взять такой бич современного капитализма, как милитаризм и милитаризация хозяйства. Они поглощают гигантские материальные, финансовые и трудовые ресурсы, ведут к истощению сил нации, росту налогов, инфляции и дороговизне на предметы потребления широких народных масс. В результате еще сильнее обнаруживается враждебность капитализма к жизненным интересам и прогрессивным устремлениям всего человечества, а его экономика делается крайне неустойчивой, подверженной резким колебаниям. Капиталистические производственные отношения все больше сковывают быстрое развитие производства и препятствуют эффективному использованию современных производительных сил.

Социализм свободен от пороков и язв, внутренне присущих капитализму. Он выработал и на практике успешно осуществляет новые, недоступные капитализму методы и стимулы роста и совершенствования общественного производства, вытекающие из характера социалистического строя. Это служит залогом того, что социализм в соревновании с капитализмом одержат решающую победу и в еще большей мере послужит образцом социального устройства для всех народов мира.

25. В чем смысл и назначение буржуазных экономических теорий?

В капиталистическом мире неуклонно растет притягательная сила идей марксизма-ленинизма. В этих условиях монополистический капитал и его идеологические оруженосцы изыскивают средства, чтобы отвлечь внимание народных масс от теневых сторон капитализма.

Остановимся на некоторых основных буржуазных экономических теориях, имеющих хождение в наше время.

Защитники капитала утверждают, что нынешний капитализм — это, собственно говоря, уже не капитализм. Он якобы полностью потерял все те отрицательные черты, которые были характерны для него лет пятьдесят — сто назад. Раньше, говорят авторы этой теории (к ним относится, например, американский экономист А. Берли и другие), действительно были частные владельцы предприятий, на которых работала эксплуатируемая масса трудящихся. Теперь же в буржуазном государстве частные собственники исчезли. Вместо них существуют акционерные общества, пайщиками которых могут быть все: и богатые и бедные, и владельцы капиталов и рабочие. И те и другие могут приобретать акции и получать на них доходы. А раз так, то и капиталисты и рабочие являются полноправными хозяевами, одинаково заинтересованными в процветании предприятия, в росте производительности труда, в извлечении как можно большей прибыли.

Расчет проповедников этой теории простой. Если удастся убедить рабочих в том, что они якобы такие же полноправные участники в производстве и распределении материальных благ, как и капиталисты, то никакой эксплуатации рабочих капиталистами больше не существует. Значит, не нужна классовая борьба, не надо никакой социалистической революции, капитализм сам по себе потихоньку врастет в социализм.

В действительности же даже тогда, когда рабочий или мелкий служащий и покупает некоторое количество мелких акций, он нисколько не становится от этого капиталистом и не перестает быть рабочим. Во-первых, таких рабочих, владеющих акциями, очень мало. Во-вторых, владельцы этих акций получают мизерный доход, не превышающий нескольких десятков долларов в год. И, наконец, владелец мелких акций не в состоянии оказать никакого влияния на ход дел капиталистического предприятия. Все дела в акционерном обществе вершат те, кто владеет большим количеством крупных акций. Именно эти лица и загребают огромные барыши, нещадно эксплуатируя рабочих.

Так, в США количество акционеров увеличилось с 6,5 млн. в 1952 г. до 28 млн. в 1970 г. Это составляет более 13% населения страны. Но, как уже говорилось, подавляющее большинство акций сконцентрировано в руках богатейшей верхушки, а на долю остальной массы приходится небольшое число акций, а следовательно, и доходов. Таким образом, реальная действительность начисто разбивает буржуазную теорию о диффузии, рассеивании собственности среди всех членов капиталистического общества.

Защитники капитализма, стремясь во что бы то ни стало сохранить буржуазный строй, говорят, что он не только стал «народным», но и превратился в «плановый», «организованный» строй. Эту буржуазную теорию, особенно рьяно проповедуют реформисты и ревизионисты.

Какие же доводы в пользу возможности планомерного развития в условиях капитализма выдвигают нынешние буржуазные экономисты?

Раньше, говорят они (к ним относятся американские экономисты Л. Лорвин, Э. Хансен, П. Самуэльсон и другие), когда имелось много, так сказать, единоличных капиталистов и каждый на своем предприятии независимо от других выпускал продукцию, существовало соперничество между отдельными владельцами предприятий. Эта неорганизованность порождала стихийность и анархию капиталистического хозяйства, возникали экономические кризисы, от которых терпели убытки капиталисты, а рабочие были вынуждены оставлять рабочие места и жить в нужде.

Теперь же, согласно утверждениям этих теоретиков, положение коренным образом изменилось. Вместо отдельных частных владельцев появились могущественные союзы — монополии. Они объединяют подавляющее большинство крупных предприятий. В результате якобы конкуренция и анархия производства исчезают. Вместо них устанавливается плановое, согласованное ведение хозяйства во всем обществе. Капиталистическое хозяйство, основанное на анархии производства и конкуренции между капиталистами, превращается в «организованный», «регулируемый» капитализм. И главную роль в этом процессе играет буржуазное государство, якобы превратившееся в «государство всеобщего благоденствия».

Своим вмешательством в хозяйственные дела путем регулирования производства, распределения, внешней торговли и т. д. буржуазный государственный аппарат якобы полностью ликвидирует все пороки и язвы, которые присущи капитализму.

Эта теория не выдерживает никакой критики при сопоставлении ее с реальной действительностью буржуазного общества.

Прежде всего конкуренция в условиях современного капитализма не исчезает, как утверждают буржуазные экономисты. Напротив, она усиливается вместе с усилением мощи монополистического капитала. В силу этого анархия, неорганизованность капиталистического хозяйства также возрастают. Постоянные армии безработных исчисляются миллионами. В то же время значительная часть капиталистических предприятий остается недогруженной, оборудование простаивает, общество несет большие потери.

Что касается роли буржуазного государства в экономике капиталистических стран, то защитники капитализма сильно преувеличивают ее. Главная функция государства сводится к тому, чтобы обеспечить капиталистическим монополиям максимум прибыли. Иначе и не может быть, так как аппарат государственной власти находится фактически в руках монополистического капитала. Буржуазные экономисты это очень хорошо знают, и если они представляют современное буржуазное государство как нечто стоящее и над капиталистами и над рабочими, то делают это с одной лишь целью: внушить трудящимся мысль, что буржуазное государство — их друг, а не враг.

За последнее время большое распространение получили теории единого «индустриального общества» и «конвергенции» двух систем. Представители первой, к которым относятся французский социолог Р. Арон, американские социологи и экономисты У. Ростоу, Д. Гэлбрейт и другие, утверждают, что и капитализм и социализм базируются на одинаковой индустриальной основе, на современной технике и технологии производства, на интенсивном использовании научных достижений в производстве. На этом основании делается вывод, что, по существу, нет разницы между социалистическим и капиталистическим общественным строем. К подобного рода учениям примыкают и так называемые технологические теории, существо которых сводится к тому, что технический прогресс якобы сам по себе изменяет способ производства и форму распределения материальных и культурных благ. Развитие техники, по мнению авторов этих теорий — французского экономиста Ж. Фурастье, английского экономиста П. Эйнцига, немецкого экономиста В. Битторфа и др., ведет к устранению противоречий капитализма и ликвидации классовой борьбы.

Теория «индустриального общества» рассматривает развитие производства, науку и технику в отрыве от производственных отношений, игнорирует отношения собственности-на средства производства, характер труда при капитализме и социализме, наличие или отсутствие эксплуатации. Назначение этой теории — затушевать коренные различия между социализмом и капитализмом, представить последний без антагонистических противоречий.

Такие классовые цели преследует и теория «конвергенции» (сближения, слияния) двух систем хозяйства. Содержание этой теории сводится к утверждению о постепенном сближении капитализма и социализма и образовании некоей единой системы, в которой социализм полностью «растворился» в капитализме. Проповедники «конвергенции» утверждают, что будущее общество явится соединением, синтезом лучших сторон капитализма и социализма. При этом от капитализма в новое общество перейдет частная собственность с ее рыночным хозяйством и погоней за прибылью, а от социализма — планирование экономики и некоторые другие элементы. Сторонники этого учения, как видно, совершенно исключают из будущего общества социалистическую собственность, которая является основой планомерности народного хозяйства и уничтожения эксплуатации человека человеком. Подобное искажение картины будущего понадобилось буржуазным идеологам капитализма для того, чтобы замаскировать его пороки и язвы, показать, что буржуазное общество имеет радужные перспективы развития. Но от этого коренная противоположность двух социально-экономических систем не исчезает, так же как не устраняются органические противоречия капитализма и преимущества социализма.

Буржуазные ученые, ревизионистские и реформистские деятели пытаются обосновать идею о том, что в современных условиях в ходе осуществления научно-технической революции рабочий класс перестал быть революционной, ведущей силой общества, что положение марксизма-ленинизма о всемирно-исторической роли пролетариата устарело. Более того, одни из них утверждают, что происходит исчезновение пролетариата в капиталистических странах, на смену ему идет так называемый «средний класс». Другие, напротив, стремятся включить в состав рабочего класса всех работников умственного труда, растворяя тем самым пролетариат в массе лиц наемного труда. И те и другие по существу отрицают самостоятельное существование рабочего класса и его организующую и руководящую роль в мировом революционном движении.

Не умея и не желая научно объяснить изменения в классовой структуре буржуазного общества, связанные с научно-техническим прогрессом и ростом государственно-монополистического капитализма, буржуазные теоретики типа американского социолога Г. Маркузе проповедуют теории о якобы антиреволюционности рабочего класса. В лучшем случае они согласны признать революционную роль лишь за некоторой его частью — молодыми рабочими, а также студентами и деклассированными элементами. Однако практика международного рабочего движения полностью опровергает их измышления. Об этом свидетельствуют острые классовые бои в США, Англии и других индустриально развитых капиталистических странах. Только в 1971 г. число забастовщиков достигло 48 млн., превысив уровень 1959 г. в 3 раза. Основная цель теоретиков «исчезновения рабочего класса» — подорвать веру рабочих в свою историческую миссию как могильщика капитализма, организатора и строителя нового, социалистического общества.

Есть немало и других так называемых теорий, приукрашивающих порядки буржуазного общества. К ним относятся теории «полной занятости», «коллективного капитализма», «революции в доходах», «управленческой революции» и другие. Но под какой бы новой вывеской ни проповедовались учения буржуазных экономистов, их смысл и назначение состоят в одном: замаскировать, скрыть глубокие язвы и пороки капитализма, найти средства сохранить и укрепить буржуазное общество, отвлечь внимание трудящихся от борьбы за их коренные классовые интересы. Эти интересы могут быть надежно и окончательно защищены лишь уничтожением капиталистического способа производства. Именно поэтому буржуазные теоретики так изощряются в изобретении различных теорий, оправдывающих капитализм.

Выходные данные

Ильин Михаил Александрович

Рабинович Михаил Аронович

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ КАПИТАЛИЗМА В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ

Третье издание, дополненное

Заведующий редакцией В. Т. Пискунов

Редактор Е. М. Аветисян

Младший редактор Н. Н. Рощупкина

Художник Т. В. Акуров

Художественный редактор С. И. Сергеев

Технический редактор Н. П. Межерицкая

Сдано в набор 12 марта 1973 г. Подписано в печать 12 июля 1973 г.

Формат 84 x 108/32. Бумага типографская № 2.

Условн. печ. л. 13,44. Учетно-изд. л. 13,33.

Тираж 200 тыс. экз. А04641.

Заказ 2259. Цена 32 коп.

Политиздат,

Москва, А-47, Миусская пл., 7.

Ордена Ленина типография «Красный пролетарий».

Москва, Краснопролетарская, 16,