sci_tech Техника и вооружение 2005 11

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 18.08.2012 FBD-4F4477-10FE-B641-4CBB-73F9-73FA-4936DB 1.0 Техника и вооружение 2005 11 2005

Техника и вооружение 2005 11

На 1-ю и 2-ю стр. обложки фото предоставили М. Ильин, В. Дубин и 61 обрмп СФ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Ноябрь 2005 г.

"МАКС-2005"

Ростислав Ангельский

В 1992 г. на аэродроме в Жуковском перед изумленными отечественными и зарубежными посетителями «Мосаэрошоу» впервые предстала грандиозная картина разнообразной продукции отечественного военно-промышленного комплекса. При этом ранее прикрывавший ее «железный занавес» раздвинулся не до краев, что позволило на последующих мероприятиях, получивших Наименование «Московский авиационно-космический салон» «МАКС», продемонстрировать еще ряд новинок. В основном это были образцы авиационной военной техники, разработка которых велась еще до распада СССР. Но в условиях постоянного дефицита финансирования 1990-х гг. незавершенные разработки прикрывались одна за другой, и этот источник неудержимо иссякал. С другой стороны, началось создание модификаций имеющихся образцов вооружения и военной техники, предназначенных для зарубежных заказчиков с учетом их специфических требований, что способствовало разнообразию экспозиции «МАКСа».

Если говорить об организации «МАКСа-2005», нельзя не отметить еще один фактор. На август следующего года намечено проведение международной выставки продукции военного назначения Сухопутных войск. Впервые подобное мероприятие предполагается провести не «во глубине сибирских руд» — в Омске или Нижнем Тагиле, а в Подмосковье, более привычном и доступном как для иноземцев, так и для специалистов отечественного ВПК. Возможно, ожиданием этого события объясняется отсутствие на «МАКСе-2005» ряда традиционных участников, в частности, разработчиков войсковых зенитных и противотанковых ракетных комплексов из тульского РУЛ «КБ приборостроения».

Наглядным свидетельством сокращения представительства ракетных фирм на «МАКСе-2005» по сравнению с предшествующими салонами стала пустая забетонированная площадка, ранее вплотную заставленная машинами ракетных комплексов, радиолокаторами и прочими средствами ПВО.Точнее, на ней сиротливо возвышался один- единственный радиолокатор — станция П-10. Как и при модернизации ряда других образцов техники ПВО, от исходной РЛС неизменной остались только механическая и электротехническая части. Ламповую электронику сменила полупроводниковая, применены новые средства борьбы с помехами. Заставленный креслами операторов узкий проход — «ущелье» между уходящими к потолку кабины непрерывными рядами стоек электронных блоков — превратился в относительно просторное помещение. Стеклянные тарелки экранов кругового обзора уступили место паре дисплеев. На их экранах отображается не только положение целей, но и их трассы, векторы скорости, условные номера, а также другая информация.

Радиолокационная станция П-18, модернизированная НИИРП.

В свое время приверженность отечественных локаторщиков дециметровому, а то и метровому диапазону длин волн была предметом снисходительных насмешек их западных коллег, так как не позволяла создавать относительно малогабаритную технику, ухудшала точность определения угловых координат цели. В последние десятилетия появился существенный довод в пользу более длинноволновых РЛС: ряд мероприятий по снижению эффективной поверхности рассеяния (ЭПР) цели, так называемой технологии СТЕЛС, ориентирован на противодействие более современным станциям сантиметрового диапазона и малоэффективен против более длинноволновых РЛС.

Показанная модернизация П-18 выполнена нижегородским НИИРП. Другие конструкторские коллективы также предлагали свои варианты модернизации П-18, но они носили более ограниченный характер и не затрагивали радиоэлектронных блоков, оставшихся прежними на ламповой элементной базе, подержание которой в работоспособном состоянии путем замены отказавших приборов вновь изготовленными становится все более проблематичным — на дворе XXI век.

Создается впечатление, что при выборе направлений совершенствования ранее поставленной советской техники заказчики отдают предпочтение радикальным проектам. По-видимому, из двух основных вариантов модернизации зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-125 более коммерчески успешным оказалась не «Печора-2А», спроектированная специалистами «Алмаза» — творцами исходного ЗРК, а более сложная и дорогая в реализации «Печора-2М», разработанная российско-белорусской Межгосударственной промышленной группой «Оборонительные системы».

Головным разработчиком по комплексу в целом стало ОАО «Конструкторское бюро Кунцево». Одно из основных принципиально новых свойств «Печоры-2М» — мобильность — обеспечивается размещением основных средств огневого подразделения на колесных шасси разработки основного белорусского партнера — Минского завода колесных тягачей. Активное участие приняли и основные создатели ракеты — конструкторы московского КБ «Факел», создавшие новый стартовый двигатель (максимальная дальность возросла с 24 до 28 км, досягаемость по высоте — до 25 км), а также оснастившие ЗУР новым радиовзрывателем, работоспособным вблизи поверхности земли, и более эффективной боевой частью.

Еще к прошлому «МАКСу-2003» «Печора-2М» прошла основной объем испытаний и была запущена в серийное производство для поставки заказчику. К настоящему времени испытания завершены в полном составе комплекса, проведено 72 пуска ракет. При этом была подтверждена максимальная дальность по зоне поражения 35,4 км, досягаемость но высоте до 20 км. В Египет отправлено пять таких комплексов. Заключены еще два новых контракта на поставку «Печоры-2М» с перспективой дальнейшего расширенного сотрудничества.

Успешно испытан такой новый элемент ЗРК, как сменившая штатный телеоптический визир «Карат» оптикоэлектронная система, включающая телевизионный канал с дальностью обнаружения воздушных целей до 60 км и тепловизионный — вдвое меньшей дальности, но обеспечиваемой как днем, так и ночью. Если основным назначением «Карата» считалось отслеживание цели в особо сложной помеховой обстановке, то в настоящее время оптико-электронная система открывает новые тактические возможности, в том числе по боевому применению без заранее демаскирующего комплекс радиолокационного излучения по каналу цели и даже по повышению канальности ЗРК.

С самого начала комплекс был многоканальным по ракетному каналу, обеспечивая обстрел одной цели двумя- гремя ракетами. Теперь можно обстреливать две расположенные в одном секторе цели, сопровождая одну из них радиолокатором, а вторую — оптическим визиром. Кроме того, возможно введение в состав комплекса двух антенных постов, что обеспечивает всепогодный обстрел двух целей, а также повышенную устойчивость в боевой обстановке, так как именно эти элементы наиболее часто поражаются противорадиолокационными ракетами. Чтобы обезопасить другие элементы комплекса, кабина управления в «Печоре-2М» отнесена па 250 м, а пусковые установки — на 150 м от центра огневой позиции.

Модели пусковых установок комплекса «Печора-2М».

Антенный пост УНВ-2М комплекса «Печора-2М»

Антенный пост УНВ-2М комплекса «Печора-2М» в транспортном положении.

Испытания комплекса «Печора-2М»

Разумеется, лучше всего вообще исключить попадание ракет противника в средства комплекса. Для этого в состав ЗРК входит перевозимый на «Урале» комплекс радиотехнической защиты КРТЗ-125-2М, включающий от четырех до шести передающих устройств ОИ-125, блок управления и связи ОИ-125БС, источник автономного электропитания и ряд других элементов. Весящее 80 кг передающее устройство размером с казарменную тумбочку сверху увенчано двумя небольшими противоположно направленными рупорными антеннами. Их излучение достаточно точно имитирует УНВ-2М, а по мощности превышает боковые лепестки диаграммы направленности. В рекламном ролике демонстрируется пуск противорадиолокационной Х-58 с Су-24. Далее зрители созерцают группу военных, перебирающихся через воронку от взрыва этой ракеты и осматривающих внешне невредимое, но слегка обсыпанное грунтом передающее устройство ОИ-125. Устройства располагаются по кругу радиусом 170 м на гарантированно безопасном расстоянии от УНВ-2М, в стороне от него. Малые размеры ОИ-125 снижают вероятность его поражения. В ходе испытаний пусками нескольких противорадиолокационных ракет только одно устройство получило незначительные повреждения от попадания единичного осколка.

В состав огневого подразделения комплекса «Печора-2М» входит до восьми пусковых установок 5П73 на трехосных шасси МЗКТ-8021, один-два антенных поста УНВ-2М на МЗКТ-80211 и кабина управления УНК-2М на двухосных МЗКТ-8022, а также транспортно- заряжающие машины (ТЗМ) ПР-14-2М. Оснащение новых машин комплекса двигателем ЯМЗ-75117-10 мощностью 400 л.с. обеспечивает даже при движении по бездорожью скорость до 60 км/ч. Для ведения автономных боевых действий вместе с комплексом действует уже упоминавшаяся модернизированная РЛС П-18.

Сравнение с батареей мобильного комплекса «Куб» (экспортное наименование «Квадрат») показывает, что при вдвое большем числе основных машин (без ТЗМ) «Печора-2М» располагает на 25 % большим числом ракет на пусковых установках, может передвигаться с большей скоростью за счет применения колесных шасси, но несколько уступает гусеничным самоходам «Куба» по проходимости и впятеро медленнее развертывается и свертывается. Однако по сравнению с исходным С-125 последний показатель улучшен более чем втрое. Время развертывания/свертывания, видимо, великовато для комплекса, предназначенного для непосредственного прикрытия войск на марше, но более или менее приемлемо для ЗРК, часто меняющего свою боевую позицию для обеспечения выживаемости при активных действиях авиации противника.

Важнейшим аргументом в пользу «Печоры-2М» является возможность использования матчасти уже состоящих на вооружении комплексов С-125. Более 500 ЗРК этого типа поставлено 30 с лишним зарубежным странам. Как и при модернизации радиолокатора, при изготовлении новых пусковых установок в дело иду т только механические, гидравлические и электрические элементы, перевозимые заказчиком в Россию. Даже так называемая автоматика пусковых установок заменяется на современную электронику. Объем доработок по ракете меньше. Это позволяет вновь изготавливаемые элементы поставлять из России на территорию заказчика и там устанавливать на ракетах.

Весьма перспективным для модернизированной «Печоры» представляется и индийский рынок. Однако офицеры в чалмах не смирились со снижением числа направляющих на боевой машине по сравнению со штатной 5П73, что для сохранения огневой мощи дивизиона требует удвоения числа пусковых установок, стоимость которых в модернизированном мобильном исполнении, естественно, возрастает. МПГ «Оборонительные системы» разработала вариант самоходной установки с четырьмя направляющими. Проблема ограниченной грузоподъемности решается переходом с трехосного шасси МЗКТ на четырехосную «Татру», выпускаемую в Индии по лицензии. Более сложно выдержать габаритные ограничения, что определило применение складывающихся концевых направляющих. Дополнительные операции с этими направляющими увеличили время развертывания и свертывания комплекса на 5-10 мин.

Реализация мероприятий по повышению устойчивости комплекса при воздействии огневых средств противника и снижению демаскирующих признаков предусматривается и при модернизации ЗРК «Оса». Для наглядности на находящемся в экспозиции самоходном комплексе новые элементы были окрашены не защитной зеленой, а заметной красной краской. Как и комплекс «Печора-2М», усовершенствованная «Оса» оснащается оптико-электронной системой с телевизионным и тепловизионными каналами. Для обнаружения целей без излучения средств ЗРК в эфир служат пассивные пеленгаторы, фиксирующие цели по работе их бортовых радиолокационных средств, функционирующих в диапазоне 8-18 ГГц Круговая зона обнаружения обеспечивается установкой на кронштейнах четырех приборов, каждый из которых перекрывает сектор в 95° по азимуту. Ранее подобными устройствами обнаружения работающих самолетных радиолокаторов оборудовалась часть боевых машин комплексов «Стрела-1» и «Стрела-10», не имевших иных радиоэлектронных средств разведки целей, но техника 1960-х гг. значительно уступала применяемой на модернизированных ЗРК «Оса» как по дальности, составившей у новой системы 30 км и более, так и по точности пеленгации, доведенной до 3°.

Кабина управления УНК-2М комплекса «Печора-2М».

Оптико-электронная система с телевизионным и тепловизионным каналами комплекса «Печора-2М».

Исходный вариант «Печоры» — С-125 — отличался большим временем развертывания на местности.

Выносные средства комплекса радиотехнической защиты отличаются от КРТЗ-124-2М применением вращающихся антенных устройств, что позволяет обойтись всего одной станцией, имитирующей работу радиолокационных средств «Осы» и отвлекающей на себя противорадиолокационные ракеты.

Модернизированный комплекс оснащается телекодовой аппаратурой, осуществляющей выдачу данных для автоматизированных пунктов системы боевого управления ПВО. Боевые машины комплектуются и явно излишними для наших Вооруженных Сил встроенными кондиционерами. Но, видимо, в климатических условиях стран-потенциальных заказчиков эго не роскошь, а средство выживания.

Модернизация собственно ракеты носит минимальный характер и касается только повышения эффективности боевой части и замены заряда твердого топлива двигателя для увеличения срока эксплуатации.

Рядом с боевой ракетой демонстрировалась созданная на ее базе ракета- мишень комплекса «Саман-М». Небольшой объем доработок обеспечивает возможность применения боевой машины комплекса в качестве пусковой установки ракет-мишеней.

Тем не менее как «Печора-2М», так и модернизированная «Оса» при боевом применении неизбежно должны задействовать радиоканал командного управления ракеты, демаскирующий пусковую установку. Этого недостатка лишен ЗРК, предложенный ГУП «Вымпел». За основу принята созданная два десятилетия назад авиационная ракета «воздух- воздух» РВВ-АЕ, оснащенная активной радиолокационной ГСН, способной захватывать цель в полете. В качестве базы для ее пусковой установки предлагается использовать механическую часть, электрику и гидравлику от автоматической 57-мм пушки С-60, начавшей свой боевой путь еще более полувека назад. Вместо ствола и казенной части орудия предлагается установить четыре транспортно-пусковых контейнера с ракетами РВВ-АЕ. Нужно отметить, что конструкция этой ракеты вполне подходит для компактного размещения в составе ЗРК. В качестве другой базы для ЗРК с ракетами семейства РВВ-АЕ предлагается пусковая установка комплекса «Куб». В этом случае на гусеничном самоходе предполагается разместить восемь ракет вместо трех штатных.

При всей привлекательности нового предложения «Вымпела», предусматривающего реализацию принципа «выстрелил и забыл», оно нуждается в более детальном и всестороннем рассмотрении традиционными разработчиками ЗРК. В отличие от ракетных комплексов других назначений, при разработке ЗРК ведущая роль, как правило, принадлежала не ракетчикам, а электронщикам. Кроме того, весящая почти 200 кг и оснащенная сложной и дорогой активной головкой самонаведения ракета РВВ-АЕ представляется слишком солидной в качестве средства борьбы с целями в ограниченной зоне поражения на высотах от 20 до 9000 м и I ia дальностях от 1,2 до 12 км.

Модернизированная «Оса» оснащена мортирками для выстреливания средств широкодиапазонного аэрозольного комплекса «Пурга».

Макет самоходной пусковой установки ракет «БраМос».

Ракета «БраМос» и ее транспортно-пусковой контейнер.

Близкие показатели по дальности (до 8-10 км) обеспечивает и разрабатываемый московским КБ точного машиностроения им. Нудельмана (КБТМ) комплекс «Сосна» с ракетой, наводимой по лазерному лучу. В отличие от ранних публикаций, описывающих буксируемую зенитную ракетную установку, на «МАКСе-2005» распространялись проспекта, демонстрирующие боевую машину по типу «Стрелы-10», но отличающуюся от прототипа втрое увеличенным числом ракет на пусковом устройстве, почти вдове большей дальностью, наличием современных радиолокационных и оптико-электронных средств обнаружения и отслеживания целей и наведения ракет.

Опубликована и дополнительная информация по ракете: использование комбинированной системы наведения, сочетающей наведение по лазерному лучу с радиокомандным. применение двух боевых частей двух типов — бронебойно-осколочной, эффекта вной для поражения целей при прямом попадании, и стержневой, более действенной при срабатывании неконтактного взрывателя на пролете. В сочетании со способностью неконтактного взрывателя определять оптимальный момент подрыва боевой части это обеспечивает эффективное действие легкой ракеты как по пилотируемым самолетам, так и по образцам высокоточного оружия — управляемым бомбам и ракетам «воздух-земля».

Как известно, ракета «Сосна» является важнейшим элементом разрабатываемого корабельного зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Пальма», отличающегося от состоящего на вооружении комплекса «Кортик» (экспортное исполнение «Каштан») меньшим весом и габаритами, а также использованием оптико-электронных средств обнаружения и наведения вместо радиолокационных. Последнее наряду с некоторыми преимуществами ограничивает всепогодность и всесуточность применения комплекса. Оптико-электронные средства для «Пальмы» стали основой представленной корабельной системы управления артиллерийским огнем «Пальма-СУ».

Выносное средство радиотехнической защиты модернизированного ЗРК «Оса».

Мишень «Саман» создана на базе ракеты комплекса «Оса».

Модернизированная самоходная огневая установка комплекса «Бук».

Транспортно-пусковой контейнер 9А311 комплекса “Тор».

Экспозиция КБ точного машиностроения на «МАКСе-2005» была наиболее впечатляющей по сравнению с прошлыми выставками. Так, демонстрировалось принципиально новое средство борьбы с некоторыми видами высокоточного оружия — портативная лазерная установка оптикоэлектронного противодействия ПАП В. Установка предназначена для поражения и вывода из строя путем воздействия мощного лазерного излучения на головки самонаведения и оптику наземных устройств управления противотанковых комплексов, приборы наблюдения бронетанковой техники, прицельные устройства снайперских винтовок. Максимальная мощность реализуемого излучения 1,5 Дж в диапазоне длин волн 1,06 мк и 0,2 Дж при длине волны 0,53 мк. Важной особенностью устройства является наличие наряду с каналом поражения также зондирующего лазерного канала. Так как основными целями являются оптические средства противника, направленные в сторону установки ПАПВ, при лазерном облучении они дают характерное отражение — отблеск, что позволяет классифицировать цель и уточнить наводку для излучения поражающего импульса.

Безусловно, воздействие на глаз человека мощного лазерного импульса не сулит ничего хорошего. Однако, по заявлениям разработчиков, подобное оружие совместимо с принятыми правовыми ограничениями по ведению боевых действий. Дополнениями к женевским конвенциям оговорена возможность использования подобного оружия в тех случаях, когда его применение направлено на предотвращение безусловной угрозы жизни людей. Более того, сейчас на Западе большое внимание уделяется разработке различных видов «нелегального оружия», сохраняющего жизнь своим жертвам, но не дающего гарантий в части последующего состояния их здоровья.

Возвращаясь к технике ПВО, отметим общую тенденцию увеличения роли оптико-электронных средств и пассивной радиоэлектроники, тем более что события последних полутора десятилетий подтвердили возможность уверенного подавления основанной на массовом применении РАС системы ПВО. Помимо чисто технических факторов это определилось новой политической обстановкой — установлением так называемой «однополюсной модели мира». Боевая мощь США несоизмерима с возможностями Ирака, Югославии и тем более талибского Афганистана. Если первые скрытные по радиолокационному излучению ЗРК были созданы еще 1960-е гг., то соответствующие средства освещения воздушной обстановки находятся на стадии отработки. К ним относится и разрабатываемая уже упоминавшимися «Оборонительными системами» оптико-электронная станция кругового обзора «Феникс». Однако в сравнении с радиолокационными средствами подобные системы не универсальны по метеоусловиям применения, ограничены по дальности действия обзора и не выдают прямой информации по удалению до цели.

В течение последних полутора десятилетий так называемое военно-техническое сотрудничество осуществлялось без ранее главенствующих идеологических установок. В то же время очевидно, что рынок торговли оружием давным- давно поделен. Понятно, что российская техника не поступит на вооружение бундесвера и следует ориентироваться в основном на традиционных покупателей отечественного вооружения. С другой стороны, появились и новые покупатели, и не только среди стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. С учетом существующих между Грецией и Турцией противоречий из-за Кипра обе эти страны, члены НАТО, проявили серьезный интерес к российской продукции. После длившегося десятилетиями перерыва большой объем экспортных поставок пришелся на Китай, еще раз подтверждая старую истину: «Новое — это хорошо забытое старое».

Буксируемый вариант комплекса «Тор-М 1».

ЗРК «Стрела-10», оснащенный дополнительными оптико-электронными средствами.

Пусковая установка зенитного варианта ракеты РВВ-АЕ.

ЗРК «Сосна» на шасси комплекса типа «Стрела-10».

Интерес вызвала впервые представленная на отечественной выставке ракета «воздух-воздух» Р-27П с пассивной головкой самонаведения 9Б1032. Эскизный проект головки самонаведения омское ЦКБА разработало еще в 1981 г., а спустя 6 лет по результатам испытаний оснащенная ею ракета была рекомендована к принятию на вооружение.

Как и ракеты семейства Р-27, данное изделие выполнено в модификациях средней и повышенной дальности — Р-27П1 и Р-27Г1Э1. По длинам (4,0 и 4,7 м) они соответствуют вариантам с полуактивной радиолокационной ГСН, а по массе (248 и 346 кг) и максимальной дальности (72 и 110 км) близки к модификациям с тепловыми головками.

К ранее известной информации о противокорабельных ракетах можно добавить сведения о предложениях екатеринбургского КБ «Новатор» по созданию берегового варианта комплекса Club с самоходной пусковой установкой, что еще более сближает возможности этой разработки с аналогичным по назначению комплексом «Яхонт» и его российско-индийской модификацией «БраМос». Club с ракетой ЗМ54Э и «БраМос» имеют соизмеримую дальность (220 и 300 км), большую сверхзвуковую скорость сближения с целью (700 и 750 м/с), равный вес боевых частей (200 кг). Преимуществами «БраМоса» являются сверхзвуковая скорость на всей траектории (что помимо повышения вероятности преодоления ПВО также обеспечивает при пусках на равную дальность примерно втрое меньшее полетное время), универсальность как бортовой аппаратуры, так и боевой части для действия и по надводным, и по наземным целям, унификация с авиационным вариантом ракеты. К достоинствам комплекса Club относятся обеспечивающая скрытность удара и устойчивость от действий корабельных средств ПВО маловысотная траектория (при полностью маловысотном полете дальность «БраМоса» снижается до 120 км), меньший вес и габариты, позволяющие разместить четыре ракеты на пусковой установке, рассчитанной на три «БраМоса».

Важным преимуществом ракет комлекса Club представляется и возможность пуска из штатных торпедных аппаратов традиционного для наших подводных лодок калибра 533 мм. Для Индии важным достоинством «БраМоса» является совместный характер разработки и производства комплекса, как непосредственно «подкармливающий» местных трудящихся, так и способствующий перспективам развития собственных, чисто индийских проектов.

Разработчик «Яхонта» и соисполнитель «БраМоса» ФГУП «НПО машиностроения», как и КБТМ им. А.Э. Нудельмана, организовали собственные стенды в павильонах выставки «МАКС-2005». Большинство прочих ракетных «фирм» выставлялось под патронажем более представительных организаций. В результате экспозиция екатеринбургского «Новатора» оказалась поделенной между павильонами концернов «Сухой» и «Алмаз»-«Антей». Только в последний день выставки в павильоне «Алмаз»-«Антей» удалось углядеть крайне скромный стенд разработчика корабельных ЗРК — НПО «Альтаир».

По ряду сообщений в печати, «Алмаз»-«Антей» собирался представить новейший ЗРК С-400. Эта информация не подтвердилась. Если это решение было принято незадолго до открытия «МАКСа-2005», вполне объяснима пугающая пустота на открытой площадке, традиционно занимавшейся ЗРК. На пресс-конференции Генеральный директор концерна «Алмаз»-«Антей» опроверг слухи о планах публичной демонстрации С-400, заявив, что в прошлом году комплекс прошел первый этап государственных испытаний и запущен в серийное производство. Завершение отработки ЗРК в полной конфигурации, т. е., по-видимому, со всеми ранее заявлявшимися типами ракет, намечено на 2006 г. Тем временем продолжаются экспортные поставки С-300П и его модификаций. Помимо Китая, Индии, Кипра с этого года ЗРК поставляется во Вьетнам.

Одновременно с поставками ранее созданных образцов оборонные предприятия ищут пути реализации перспективных проектов, в том числе в наиболее технически сложных направлениях, например в области создания систем ПРО на ТВД Так, концерн «Радиотехнические и информационные системы», включающий Радиотехнический институт им. Минца и НИИДАР, представил информацию по многофункциональной быстровозводимой адаптивной дециметровой РАС «Марс-Э» перевозимого контейнерного исполнения, способной обнаруживать баллистические ракеты на дальностях до 2000 км, а их боевые блоки — на 1300 км. Кроме того, концерн рекламирует береговую загоризонтную дециметровую РЛС поверхностной волны «Подсолнух» с дальностью обнаружения судов до 300 км и метровую РАС дальнего обнаружения малозаметных воздушных целей «Резона нс-Н», использующую эффект резонансного отражения радиоволн с зоной наблюдения до 1100 км.

Радиолокационная станция управления артиллерийским огнем «Зоопарк».

Подводя итоги, отметим, что «МАКС-2005» преподнес мало сюрпризов в области ракетного оружия и техники ПВО. Остается надеяться на международную выставку продукции военного назначения «МВСВ», планируемую к проведению на той же территории в Жуковском со 2 по 6 августа 2006 г. Наименование не совсем точно отражает намеченную тематику представляемой экспозиции. Она должна также включать корабельное и авиационное вооружение и технику. Последний день работы выставки должен совпасть с Днем ВДВ, что предусмотрено учесть при планировании показа в действии техники этих войск, включающего высадку бронеобъектов парашютным способом. На последние дни работы намечен и фестиваль пилотажных групп, выступления которых привлекают основное внимание непрофессиональных посетителей.

Будем надеяться, что эти планы, при проведении «МАКСа-2005» получившие принципиальное одобрение Президента РФ В.В. Путина, будут успешно реализованы.

БОЛЬШОЙ ПОКАЗ

А. И. Горин, М. М. Усов

22 октября 1962 г. на 22-м НИИ БТ полигоне в подмосковном поселке Кубинка прошел показ военной техники и вооружения Сухопутных войск под условным названием «Фиалка», ставший в определенном смысле «эпохальным» в истории развития этого вида вооруженных сил. Отдельные эпизоды подготовки и проведения показа приведены в публикуемых здесь воспоминаниях.

Дето 1962 г. Тяжелый приземистый танк, похожий на доисторического монстра, стоял на бетонной площадке огневой позиции полигона и время от времени изрыгал из длинного хобота — ствола пушки — языки яркого пламени, окутанного черным дымом. Звонкий и резкий звук выстрела больно отдавался в ушах. Перед танком взвивалось облако серой пыли, смешивалось с дымом и долго в безветрии висело в воздухе.

Стрелял опытный образец харьковского КБ Машиностроения — «объект 432» со 115-мм гладкоствольной пушкой и автоматом заряжания, с двухтактным многотопливным дизелем 5ТДФ мощностью 700 л.с. с оригинальной малогабаритной трансмиссией и облегченной ходовой частью. После многочисленных доработок он в 1967 г. поступит на вооружение под маркой Т-64.

С трехэтажной кирпичной вышки, стоявшей на фланге огневой позиции, по громкоговорящей связи и рации командовали стрельбой.

В танке на месте наводчика сидел инженер-майор Антропов 1*. Ему как непревзойденному наводчику, стрелявшему лучше любого заводского профессионала-испытателя, доверили провести на показе танка все стрельбы. На коленях майора лежали блокнот и таблицы стрельбы из танковой пушки. Он не спешил, перелистывал таблицы, находил поправки на условия стрельбы: температуру воздуха, атмосферные явления, износ ствола и др. Выписывал поправки в блокнот.

В наушниках шлемофона зазвучал голос старшего офицера на огневой позиции:

— Первый, почему не стреляете?

— Центральный, я — первый, уточняю наводку, приступаю к работе.

— Долго уточняете, за вами очередь.

Не торопясь майор сложил выписанные поправки, установил в прицеле хорошо известную дальность до цели, навел прицел в фанерную мишень танка и выстрелил. Пыледымовое облако, взметнувшееся перед танком, на несколько секунд скрыло цель, и танк «ослеп».

В наушниках прозвучало:

— Попадание, цель поражена. Приступайте к следующей.

При такой бухгалтерии не попасть было нельзя. Другое дело на войне, где вычислять поправки некогда, а корректировать стрельбу некому, майор это хорошо знал. Всю войну с одной установкой прицела провоевали. Однако надо еще попасть в окоп. Проклятый окоп не сдавался майору, и Антропов вновь принялся за вычисления.

— Первый, первый, почему не стреляете? — забеспокоились на вышке.

«А иди ты…» — выругался майор, но клавишу на передачу при этом не нажал. Он спокойно отыскал и ввел поправки, прицелился в расчет ПТУР в окопе и выстрелил. Цель мгновенно исчезла из поля зрения.

— Промах, перелет, — раздалось в наушниках.

«Хорошо, что ПТУР фанерный, а то бы этот промах он мне не простил», — подумал майор и нажал кнопку автомата заряжания.

После четвертого промаха по рации передали:

— Первому, прекратить стрельбу. Прибыть на вышку для разбора.

1* П.П. Антропов, в то время старший инженер НИИ ВТ полигона, участник Великой Отечественной войны, выпускник Военной академии БТВ 1957 г… в 1980-е гг. заместитель начальника 38-го НИИ бронетанковой техники.

Об авторах

Горин Анатолий Иванович. Полковник в отставке, кандидат технических наук. Родился в 1934 г. В 1957 г. окончил инженерный факультет Военной академии бронетанковых войск им. И В. Сталина. С 1958 по 1969 г. служил старшим инженером на 22-м НИИ БТ полигоне (Кубинка), занимался испытаниями танкового ракетного вооружения. С 1969 по 1985 г. работал старшим научным сотрудником, начальником лаборатории оптико-электронных средств в 3-м НИИ Сухопутных войск. Выл ученым секретарем межведомственного совета по техническим средствам тактической разведки Сухопутных войск. Уволен в запас в 1985 г. В последующем более 10 лет работал старшим научным сотрудником в НПО «Орион» и 3-м НИИ СВ.

Усов Михаил Михайлович. Полковник в отставке. Родился в 1935 г. В 1957 г. окончил инженерный факультет Военной академии бронетанковых войск им. И В. Сталина. С 1959 по 1962 г. служил инженером-конструктором на Центральном экспериментальном заводе № I ГБТУ, который принимал участие в нижеупомянутом показе подвижных средств ремонта и обслуживания бронетанковой техники, а также в технической подготовке показа, о котором идет речь.

А в это время на огневую позицию выползал следующий танк.

Выстрелы гремели с раннего утра и до захода солнца. Один вид вооружения сменял другой. Стреляли лучшие в стране наводчики. Боеприпасы не жалели. Слишком важный предстоял смотр. Нужно было показать, что советское оружие — лучшее в мире. А если что и не так, как на войне, то человек, три войны переживший на политработе, этого может и не заметить. Правда, на показе будут присутствовать прославленные полководцы. Но кто их будет спрашивать, кто помешает руководителю государства увидеть то, что он хотел бы увидеть?

Такие «показухи», как их называли на полигоне, проводились и раньше, но в гораздо меньших масштабах. Приедут на нескольких автобусах гости, поводят их вокруг свежевыкрашенных танков, расскажут о тактико-технических характеристиках, постреляют, а то и не постреляют. Пообедают и разъедутся.

На этот раз все было по-другому. В стране дул ветер «великих преобразований», творимых под руководством энергичного и изобретательного Н.С. Хрущева, занимавшего с 1953 по 1964 г. должности Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР и Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами. В деятельности его, как потом говорили, имели место «проявления субъективизма и волюнтаризма», что не могло не сказаться на развитии вооружения и военной техники Советской Армии и судьбе Сухопутных войск.

Хрущев считал, что лишь ракеты решают успех боя и операции. На многие годы были закрыты разработки ствольной артиллерии, прекратилось производство тяжелых танков: уж если разрабатывать новые танки, то с ракетным вооружением и экипажем из двух человек. В это время различные «показы» военной техники высшему партийно- государственному и военному руководству страны приняли особый размах. Теперь они, видимо, должны были служить главным основанием для принятия коллективных решений, хотя по основным принципиальным вопросам решения принимал Хрущев единолично. И показ, к которому готовились в Кубинке, обещал стать доселе невиданным в Сухопутных войсках.

Многие помнили, как в Кремле на приеме выпускников военных академий в 1957 г. Хрущев заявил, что в современных условиях танки, артиллерия, корабли надводного флота, некоторые виды авиации утратили прежнее значение. На смену пришли ракеты с ядерными боеголовками. Конечно, жалко резать крейсеры и авианосцы, но страна не может развивать все виды вооружения. Поэтому Политбюро, Правительство решили развивать в первую очередь ракетную технику. Пусть это поймут правильно и не обижаются выпускники, которым придется переквалифицироваться в ракетчики. Вооруженные силы, сухопутные войска будут сокращать. Кончилось это выступление под смех и аплодисменты, «кузькиной матерью» в адрес врагов-империалистов. Вскоре Советская Армия была сокращена на 1200000 человек, и им было совсем не до смеха.

Теперь на Сухопутные войска накатывалась вторая волна. Шла тяжелая скрытая борьба за престиж и перспективу развития каждого вида вооруженных сил и рода войск. Главком Сухопутных войск герой Сталинградской битвы, Маршал Советского Союза В.И. Чуйков не считал, видимо, нужным участвовать в этой борьбе. Человек грубый, волевой, он никогда бы не опустился до дискуссий с чиновниками разных министерств и ведомств. Он был убежден, что территорию нельзя считать завоеванной, пока на нее не с тупил сапог солдата. Как же можно сокращать Сухопутные войска? Но стране не хватало ресурсов на реализацию «великих преобразований», и кого-то надо было «урезать».

Хрущев вызвал к себе министра обороны маршала Р.Я. Малиновского и только что назначенного зампредсовмина СССР Д.Ф. Устинова, чтобы поделиться своими соображениями по изысканию новых ресурсов на развитие ракетной техники. Тогда и родилась мысль ознакомить членов Политбюро, ЦК, Правительство с состоянием и перспективами развития вооружения Сухопутных войск.

Ответственным за это мероприятие назначили маршала Чуйкова. Главный штаб Сухопутных войск и Министерство оборонной промышленности стали готовиться к показу как к последнему и решительному бою. Стройматериалы, краска, строительная техника, инженерные подразделения полноводной рекой вливались в обмелевшее русло хозяйственной жизни полигона. Бетон и асфальт скрыли многочисленные ямы и ухабы дорог, по которым прежде и на танке можно было проехать по во всякую погоду. Однако эта изобильная река текла во вполне определенном направлении и ни на шаг не отклонялась от маршрута показа. Строгие должностные лица следили за тем, чтобы не происходило «перемещения» народного добра в сторону бараков рабочих полигона или в темный запущенный клуб. До обещанного коммунизма оставалось еще восемнадцать лет, и в изобилии имелись пока только лозунги и плакаты.

Вместе с весенней травкой на показном поле стали появляться генералы с топорами и колышками в руках. Они шагами мерили контуры площадок д\я размещения «своей» техники и со всей ответственностью вколачивали колышки по углам площадок: каждый пытался закрепить за собой наиболее выгодные участки, зная, что от этого зависит многое. Это были представители Главного штаба Сухопутных войск, управления начальника танковых войск, ГРАУ, ЦАВТУ. Вместе с ними находились представители крупнейших заводов и конструкторских бюро отечественного ВПК. Офицеры полигона старались обходить стороной таких генералов, словно боялись столкнуться с чем-то неприличным. Размеченные площадки забетонировали, красиво выложили по контуру кирпичом, окрашенным известью.

Железнодорожные платформы с военной техникой приходили круглые сутки. Это была серийная и опытная военная техника Сухопутных войск. Некоторые образцы были в макетном исполнении. Везли все, что может произвести сильное впечатление, например, такую диковину, как танк на воздушной подушке. Он имел противопульную броню из титанового сплава, всего один пулемет в качестве вооружения и экипаж из двух человек. При движении на воздушной подушке поднималась такая пыль, что водить этот танк можно было только против ветра. Любой пенек и крупный камень являлся непреодолимым препятствием. Собственно и танком он не был, но конструкторы уверяли, что это очередная веха в развитии танкостроения. На показе это чудо представлено не было, так как сломалось еще до его начала.

На одной из площадок стояли гигантские вертолеты на высоких стойках шасси. Это были опытные образцы вертолета-крана Ми-10, способного перевозить на внешней подвеске между опорами шасси крупногабаритные грузы весом до 15 т, например, ракетный комплекс 9К74 (С-58), легкий танк или бронетранспортер. По соседству иглами в небо нацелились ракеты зенитных комплексов ПВО, находившихся в стадии завершения доработок, — ЗРК «Круг» и «Куб», а также ЗСУ-2Э-4 «Шилка», поступившая на вооружение в том же 1962 г. Здесь же был и самоходный ракетный комплекс 9К52 «Луна-М». За ними виднелись огромные стволы артиллерии. В их числе: 122-мм буксируемая гаубица Д-30, модернизированные системы большой мощности — 203-мм гаубица Б-4, 280-мм мортира Бр-5 с колесной ходовой частью, опытные образцы артиллерийского дуплекса (152-мм пушка-гаубица Д-20 и 122-мм пушка Д-74) и триплекса (180-мм пушка С-23,210-мм гаубица С-33 и 280-мм мортира С-43). Для упомянутых гаубиц калибра 152 и 203 мм, заметим, были разработаны ядерные боеприпасы.

Еще на одной площадке стояли миномет М-120 и реактивная установка залпового огня (РСЗО) «Град», легкая самоходная установка СУ-85, самодвижущиеся пушки — 85-мм СД-44 и 57-мм СД-57. Отдельная площадка была выделена для образцов самоходной артиллерии под «цветочными» названиями: 122-мм гаубица «Гвоздика», 152-мм гаубица «Акация», 152-мм пушка «Гиацинт», 203-мм пушка «Пион».

Основу танковой экспозиции составляли два конкурирующих танка. Один из них — уже упомянутый «объект 432» разработки харьковского КБМ — состоял из принципиально новых узлов и агрегатов; другой — «объект 167» разработки КБ Уралвагонзавода (очередной шаг к будущему Т-72) — был выполнен на базе серийных узлов и агрегатов и отличался удачной схемой компоновки, которая должна была обеспечить танку высокую боевую эффективность, хорошие эксплуатационные качества при значительно меньшей стоимости производства в сравнении с конкурентом.

На площадке танкистов также располагались серийные танки — плавающий ПТ-76Б, тяжелый Т-10М, средние Т-54, Т-55, а также Т-62 с Г1ТРК «Малютка». В том же ряду находились танки с принципиально новым вооружением — танковыми управляемыми реактивными снарядами. Это «объект775» КБ челябинского завода с ракетным комплексом «Рубин» и экипажем из двух человек, «объект 287» с ракетным комплексом «Фаланга» с экипажем из двух человек (КБ ленинградского Кировского завода) и «объект 150» разработки КБ Уралвагонзавода с экипажем из трех человек и ракетным комплексом «Дракон», созданным в КБ-1 Минрадиопрома (в результате длительных испытаний и доработок только он был принят на вооружение как истребитель танков ИТ-1).

Другая бронетехника была представлена бронетранспортерами БТР-40, БТР-152. БТР-50П, БТР-60П, командно-штабной машиной БТР-50ПУ, бронированными разведывательно-дозорными машинами БРДМ и созданными на их базе самоходными ПТРК «Шмель» и «Фаланга».

На столах, накрытых зеленым сукном, лежали ручные противотанковые гранатометы РПГ-2, -4, -7 и др. Стенд со стрелковым оружием оформлял М.Т. Калашников, который усердно ратовал за укомплектование бронетанковой техники автоматами АКМ и пулеметами ПК и ПКТ. А в «тылу» этого выставочного изобилия вооружения и военной техники расположились еще две площадки с инженерной и автотракторной техникой. Здесь были опытные и серийные образцы понтонно-мостового парка ПМП-1, танковых мостоукладчиков ТМ-1 и МТУ, гусеничных самоходных паромов ГСП-55, инженерной машины разграждения и др., автомобили многоцелевого назначения УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗиЛ-131, «Урал-375», КрАЗ-255Б, артиллерийские тягачи МТ-ЛБ, АТС-59, АТ-Т, а также подвижные средства технического обслуживания и ремонта комплекса 1960 г. — ТРМ-А, ТРМ-Б, МТО, ПАРМ-1, 2 и др.

Как уверяли на репетициях докладчики, почти все образцы являлись заметными или поворотными вехами в развитии военной техники. Эти заявления должны были убедить руководителя государства в том, что Сухопутные войска полностью вооружены самой передовой в мире военной техникой, самым совершенным оружием. Не беда, что это убеждение основывается на уникальных макетных экземплярах, большинство из которых годами, а то и десятилетиями будет дорабатываться, а иные вообще не увидят света. Главное — отрапортовать об успехах и получить добро на дальнейшие доработки.

На генеральную репетицию показа собрались все главные конструкторы, директора заводов, министерское начальство оборонки, генералы заказывающих управлений Сухопутных войск.

Вокруг выставленных образцов шли последние приготовления, генерал Ж.Я. Котин, главный конструктор ленинградского Кировского завода, выпускавшего в свое время тяжелые танки семейств КВ и ИС, сам развешивал плакаты у нового танка с ракетным вооружением. Его бригада предусмотрела каждую мелочь. Когда Котин полез в карман за кнопками, кто-то спросил:

— Товарищ генерал, кнопки бы и здесь достали, стоило их везти из Ленинграда?

Котин спокойно и как-то интеллигентно ответил:

— В большом деле надо предусмотреть все, даже кнопки.

Впоследствии этот танк так и не вышел из стен завода, поскольку к нему не смогли создать надежную систему вооружения для экипажа из двух человек. Зато Котин как бы случайно, но очень удачно показал в Кубинке свою новинку — мощный колесный трактор — универсальный тягач К-700 «Кировец». Выкрашенный в ярко-оранжевый цвет гигант понравился Хрущеву, был запущен в серию и на долгие годы стал мирным символом ЛКЗ.

Репетиция показа прошла успешно. Маршал Чуйков почти не задавал вопросов и остался доволен стрельбой, на которой все цели были поражены первым или вторым выстрелом. Он только попросил заменить фанерные мишени на настоящие танки и пушки, начинить их ветошью, смоченной соляркой, чтобы побольше было огня и дыма. Тогда он не подозревал, какой эффект это произведет на впечатлительного Хрущева.

Потянулись дни в ожидании показа. В это время руководитель страны увлекся туризмом, последовательно объезжая все столицы мира.

Через месяц после генеральной репетиции показа, словно затем, чтобы заполнить затянувшуюся паузу, пожаловал на полигон первый заместитель министра обороны маршал А.А. Гречко. Он не стал слушать докладчиков, посмотрел стрельбу и велел перепланировать все показные площадки так, чтобы они располагались не вдоль основной дороги, а поперек. Трибуну, откуда гости будут смотреть стрельбу, приказал застеклить. Особое внимание уделил банкетному залу, расположенному в огромной палатке полевого госпиталя, и туалетам. Затем сел в машину, хлопнул дверцей и укатил в Москву, оставив в замешательстве руководство штаба Сухопутных войск и начальника полигона.

На следующий день заскрежетали бульдозеры, взламывая бетон площадок, заревели экскаваторы и самосвалы, вывозя бетонный лом на свалку. Работали солдаты, ругались офицеры, спорили генералы, снова размечая контуры площадок. Через две недели новые площадки были готовы, их заняла военная техпика. Все, что стояло вдоль, поставили поперек. Продолжились тренировочные стрельбы, хотя почему-то наводчики стали чаще промахиваться. Дальнейшая тренировка и неопределенность шли только во вред.

А вот что расцветало с каждым днем, так это наглядная агитация. Сразу за воротами полигона приезжающих встречали портреты членов Политбюро ЦК КПСС. Дальше вселял надежду лозунг «Наше поколение будет жить при коммунизме!» Напоминали, что «чаша коммунизма — чаша изобилия». Ну а в том, что советская демократия — самая яркая демократия земли, и так уже никто не сомневался. И на весь этот оптимизм и уверенность в завтрашнем дне смотрел с портрета улыбающийся верный ленинец Н.С. Хрущев.

О приближении показа узнали от представителя особого отдела, собравшего офицеров на инструктаж по выявлению всех подозрительных лиц во время показа. Два батальона солдат отправили в лес нарубить веток можжевельника, чтобы воткнуть их по кон туру показных площадок. Третий батальон ковырялся в кюветах дорог, выбирая окурки и подрезая лопатами траву.

Показ состоялся 22 октября 1962 г., через четыре месяца от начала подготовки к нему. С утра выдался холодный сумрачный день, из низких туч сеял мелкий дождик. В семь часов утра экипажи машин и докладчики заняли свои места. Офицеры полигона встали в оцепление.

Час прошел в ожидании первых гостей. Ими, как ни странно, оказались генералы и офицеры Политуправления Сухопутных войск. Их встречал начальник политотдела полигона. Эго был невысокий грузный человек с большой головой, красным мясистым лицом и маленькими глазками. Обычно он ходил в кителе или шинели, застегнутыми на одну пуговицу. В уголке рта, как правило, торчала по тухшая сигарета. Но в день показа начальник политотдела был неузнаваем. В полевой форме, подпоясанный портупеей и застегнутый на все пуговицы, он подскочил к машине прибывшего начальства, открыл дверцу и, не дожидаясь, пока генерал-политработник выйдет из машины, отрапортовал:

— Товарищ член Военного совета, полигон к показу готов. Начальник политотдела Кузнецов.

Сухощавый седой генерал улыбнулся в ответ на неуставную форму обращения и сказал:

— Добро, покажи нам, что у тебя готово.

Гости вышли из теплой машины на холодный сырой воздух и поежились.

Кузнецов бросился к своей машине, достал накидку и шинель. Накидку он предложил члену Военного совета, а шинель набросил на плечи полковника из политуправления. На площадках пояснения давал сам, но интереса гостей не вызвал. Гости попросили показать трибуну и банкетный зал.

Еще через час стали подъезжать «Волги», затем ЗиМы, строго соблюдая ранговую субординацию прибытия.

Один из ЗиМов остановился у солдата-регулнровщика. Из машины показался усатый маршал в круглых очках. Солдат со страху онемел и вытянул руки по швам.

— Что стоишь, как болван? Куда маршалу ехать? — грозно произнес маршал и, не дожидаясь ответа, покатил дальше.

Это был начальник Военной академии БТВ, главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров. Несколько позже, в сентябре 1964 г., на очередном показе бронетехники он выскажет отрицательное отношение к идее Хрущева уменьшить экипаж танка до двух человек. Хрущев в грубой форме прервет прославленного танкиста, в годы войны — командующего 5-й гвардейской танковой армией, крупнейшего военного теоретика, а затем снимет с должности начальника академии. Ведь Хрущев уже выдал концептуальную мысль, что с учетом наличия у потенциального противника ядерного оружия танки нужно оснащать ракетным вооружением и уменьшать численность экипажа (видимо, полагая, что так можно снизить уровень потерь личного состава танковых войск). Хрущевские «чистки» устраняли из высшего командного состава Советской Армии людей, не вписывавшихся в военную доктрину «Хрущева и К»».

За ЗиМами показались черные бронированные утюги — ЗиЛы с пуленепробиваемыми стеклами. На поле из машины вышел Л.И. Брежнев, и буквально через минуту подкатил последний ЗиЛ с Н.С. Хрущевым. Первый секретарь ЦК КПСС вышел, обнялся и расцеловался с Брежневым.

Показ начался. Хрущев внимательно слушал доклады и задавал много вопросов. Вопросы были резкие, неожиданные. Он хорошо чувствовал, когда ему говорят полуправду, и обезоруживал докладчика остроумным замечанием или каверзным вопросом. Когда ему объясняли принцип работы активной защиты танка, разрушающей подлетающий кумулятивный или фугасный снаряд, Хрущев спросил докладчика:

— Так что, теперь танки из фанеры будем делать?

Докладчик смутился и замолчал. Маршал Гречко выругался и громко добавил:

— Неправда это все!

Возможно, в тот момент Гречко был прав, потому что работы по активной защите танка только начинались. Системы «Дрозд» и «Арена» поступили на вооружение только в конце 1980-х гг., и, как показал опыт использования систем активной защиты, броню фанерой заменять не стоит.

Создавалось впечатление, что докладчики нисколько не смущались рекламным характером своих докладов и не боялись, что кто-то из окружения Хрущева может поставить их в неловкое положение.

Когда подошли к новым танкам, Хрущеву доложили, что один из них, «объект 432» Харьковского завода, сконструирован на базе принципиально новых узлов и агрегатов, еще не отработанных, но перспективных. Второй танк, «объект 167» Нижнетагильского завода, создан на основе серийных агрегатов, он дешевле, надежнее, проще в эксплуатации. Судьбу этих танков должен был решить Хрущев. Борец за самое передовое, конечно, проголосовал за танк Харьковского завода. Впоследсгвии его дорабатывали 10-15 лет, и все же пришлось вернуться к танку Нижнетагильского завода.

Кто-то набросил на плечи Хрущева и Брежнева кавказские бурки, в которых они выглядели уж слишком карикатурно. Никита Сергеевич был весел, шутил, и когда обошел все площадки, пригласил гостей и главных конструкторов на обед в банкетную палатку. Из палатки доносился веселый голос Хрущева, поднимавшего один тост за другим, а вокруг палаток шла таинственная суета адъютантов, помощников, секретарей, охранников. Когда обед закончился, гости отправились на трибуну смотреть стрельбу.

Перед стрельбой мимо трибуны почему-то пронесся харьковский танк, благословленный Хрущевым. Проехав трибуну, он не смог повернуть на другую дорогу и на всей скорости съехал в кювет, попал в лужу и заглох. Из люка вылез механик-водитель и уселся на броне, покорно дожидаясь своей участи. Однако трибуну танк миновал благополучно, и судьба его была решена положительно.

Члены Политбюро сели у стереотруб, остальные расположились позади. Видимость была плохая. Цели, раскрашенные под вероятного противника и слегка замаскированные, выглядели довольно зловеще.

Сначала стреляли из гранатометов, затем из противотанковых пушек, а потом из танков. У каждого стрелка и наводчика были свои цели, и с каждым выстрелом их становилось меньше. Месяцы упорных тренировок, пристрелок дали свои результаты. Знакомый нам майор Антропов больше вычислениями не занимался: теперь он, казалось, мог поразить цели не задумываясь, настолько привычной была местность, изучены поправки стрельбы и особенности пушки.

После каждого попадания в цель вспыхивал веер красных огненных брызг и начинал чадить густой черный дым. Это горела промасленная ветошь. Постепенно все поле заволокло дымом, цели в его разводах были видны короткое время. Только огромный опыт наводчиков позволил поражать цели с первого выстрела. Маршал Гречко спросил у руководителя стрельб:

— Кто это так метко стреляет из танка?

Тот без заминки ответил:

— Сержант Антропов, товарищ Маршал Советского Союза.

— Присвоить ему звание старший сержант, — распорядился Гречко.

Так майор Антропов получил внеочередное воинское звание.

После окончания стрельб Хрущев подозвал к себе организаторов показа и поблагодарил за большую работу. Неожиданно к Хрущеву обратился начальник полигона генерал-майор ИТС Н.В. Барыков:

— Товарищ Председатель Совета Министров, разрешите мне идти в отпуск?

— Идите, — разрешил довольный Хрущев.

Военные застыли от удивления, но начальник полигона, давно ждавший отпуска, знал, что отменить это разрешение уже никто не посмеет.

На второй день в газетах было опубликовано интервью Хрущева японским студентам, в котором, в частности, говорилось: «Я пережил две войны, даже три: Первую мировую империалистическую, Гражданскую и Вторую мировую войну. В этих войнах танк был грозой полей. А теперь, скажу вам по секрету, когда я вышел на учебное поле и наблюдал, как шли в атаку танки и как противотанковая артиллерия била эти танки, так мне больно стало. Ведь мы тратим много денег, делая танки. И если, как говорится, не дай бог разразится война, они будут гореть, даже не дойдя до линии, указанной командиром». То есть в интерпретации Хрущева результат большого показа оказался прямо противоположным ожидавшемуся его организаторами.

Вскоре программу показа повторили еще три раза. Один — для командующих округов и работников Генштаба, другой — для политработников Министерства обороны, секретарей обкомов, работников аппарата ЦК КПСС, третий раз — для штаба объединенных Вооруженных Сил стран Варшавского Договора. Все, конечно, «увидели» то же самое, что увидел Хрущев. Многие участники показа, впрочем, были награждены, например, начальник полигона получил орден Ленина, а майор Антропов — орден Красного Знамени.

Местные остряки шутили:

— Раньше боевые ордена давали за боевые заслуги, а теперь за показные.

Награжденные и не радовались, понимая, что находятся в положении унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла.

Через некоторое время, в 1964 г., штаб Сухопутных войск был распущен, должность Главкома Сухопутных войск упразднена, ассигнования и ресурсы на развитие вооружения Сухопутных войск урезаны. В 1967 г. должность Главкома СВ — заместителя министра обороны — была восстановлена, но уже без В.И. Чуйкова.

Давно заросли травой, выбившейся из-под бетона, показные площадки. Снова прохудились заборы и заросли кюветы. Обветшали и канули влету лозунги вдоль дороги. Давно и безуспешно промышленность пытается сократить отставание в развитии вооружения Сухопутных войск от стран НАТО. Хотя ракетно-ядерный щит, созданный в 1960-1970-е гг. прошлого века, надежно защищает нашу страну.

Один очень мудрый человек, сподвижник Поликарпова, Королева, Туполева, Дмитрий Людвигович Томашевич как-то сказал: «Я часто встречал людей без образования, но хорошо разбиравшихся в жизни. Главное — понимать ее ход, движение процессов, изменение событий, т. е. как бы брать первую производную от жизни».

Только всем ли удавалось верно брать первую производную?

Т-90 — гордость отечественного танкостроения

Сергей Суворов

В статье использованы фото С. Суворова, В. Щербакова и Л. Чирятникова.

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 6–8,10/2005 г.

Подвижность

Двигатель и обеспечивающие его работу системы

На танке Т-90 используется многотопливный 4-тактный 12-цилиндровый V-образный быстроходный дизель В-84МС с жидкостным охлаждением и с непосредственным впрыском топлива, с наддувом от приводного центробежного компрессора.

Максимальная мощность (при частоте вращения коленчатого вала 2000 об/мин) при работе на дизельном топливе 840 л.с. Дизель разработан на базе двигателя В-46 с применением комплекса новых конструктивных решений. Этот же двигатель использовался на последних модификациях танков Т-72.

Система питания топливом включает многосекционный топливный насос, связанный с форсунками посредством трубопроводов высокого давления. Емкость системы с двумя наружными бочками 1600 л, емкость внутренних топливных баков 705 л.

В системе питания воздухом используется комбинированный двухступенчатый воздухоочиститель. Первая ступень осуществляет очистку поступающего в двигатель воздуха инерционным способом при помощи противоточиых циклонов с тангенциальным входом воздуха. Вторая ступень очистки происходит в масляноконтактных проволочных кассетах: три кассеты с проволочной набивкой, две из которых пропитаны маслом. Собирающаяся при очистке пыль удаляется из пылесборника эжекционным способом. Степень очистки воздуха 0,98.

Система смазки двигателя комбинированная, принудительная с «сухим картером». Заправочная емкость системы 76 л, масляных баков: основного 27 л, дополнительного 38 л и запасного наружного 35 л. В системе смазки используется всесезонное масло М-16ИХПЗ.

Основной танк T-90 с дизельным двигателем В-84МС.

Нормальный тепловой режим работы двигателя в любых климатических условиях обеспечивает жидкостная система охлаждения закрытого типа с принудительной циркуляцией охлаждающей жидкости. Продувка воздуха через радиаторы осуществляется центробежным вентилятором. Заправочная вместимость системы охлаждения 90 л.

Для облегчения запуска двигателя в зимних условиях на танке имеется специальная система, подогревающая охлаждающую жидкость и масло в системах охлаждения и смазки двигателя. При этом нагретая охлаждающая жидкость циркулирует по системе и разогревает сам двигатель, создавая таким образом нормальные условия для его легкого запуска. Система подогрева включает форсуночный подогреватель и насос принудительной циркуляции охлаждающей жидкости. Максимальный расход топлива подогревателем составляет 7,5 л/ч.

Запуск двигателя осуществляется системой пуска. Основной запуск производится сжатым воздухом от двух воздушных баллонов емкостью по 5 л. Кроме того, можно запускать двигатель и при помощи стартер-генератора СГ-18-1С или комбинированным способом — воздухом и стартер-генератором.

Зарядка воздушных баллонов системы пуска двигателя и обеспечение работы некоторых других систем (системы гидрогшевмоочистки смотровых приборов, например) осуществляются воздушной системой. Она включает в себя приводной поршневой 3-ступенчатый 2-цилиндровый воздушный компрессор АК-15 °CВ воздушного охлаждения, влагомаслоотделитсль, фильтр, кран отбора воздуха и трубопроводы высокого давления. Рабочее давление системы составляет 120–160 кг/см².

Для предупреждения аварийных ситуаций предусмотрена система аварийной сигнализации, блокировки пуска двигателя по низкому давлению и низкой температуре масла двигателя, блокировки пуска подогревателя при отсутствии охлаждающей жидкости и прекращения его работы при высокой температуре или потере охлаждающей жидкости.

В систему входят: блок аварийной сигнализации БАС-6А, сигнальное табло ТС-6А, приемник давления ПД-1Т-15 для измерения давления в системе смазки двигателя, приемник термометра П-1 для измерения температуры масла в основном масляном баке двигателя, приемник термометра П-1 критической температуры охлаждающей жидкости, датчик уровня охлаждающей жидкости.

Данная система облегчает работу механика-водителя. Контроль за силовой установкой и другими системами танка осуществляется не только по щитку контрольных приборов, но и по сигнальному табло системы аварийной сигнализации.

На последних выпусках танков Т-90 устанавливается более мощный многотопливный дизельный двигатель В-92С2 с газотурбинным наддувом от одного турбокомпрессора. Его максимальная мощность (при частоте вращения коленчатого вала 2000 об/мин) при работе на дизельном топливе 736 кВт (1000 л.с.). Максимальный крутящий момент 4046 Нм (412 кгм). Удельный расход топлива составляет 217 г/кВтч (170 г/л.с. ч).

Дизель разработан на базе двигателя В-84 с внедрением новых конструктивных решений. Изменения в конструкции практически не нарушают взаимозаменяемость дизеля с В-84 при установке на танк.

В настоящее время для установки в танк Т-90 прошел испытания новый многотопливный дизельный двигатель В-99 мощностью 1200 л.с. (882 кВт), имеющий удельный расход топлива 156 г/л.с. ч.

Вид на крышу МТО танка Т-90 последних выпусков с дизельным двигателем В-92С2.

Новый многотопливный дизельный двигатель В-99 мощностью 1200 л.с.

Дизельный двигатель В-92С2 мощностью 1000 л.с.

Выхлопной патрубок двигателя B-84MC.

Выхлопной патрубок двигателя В-92С2.

Основные технические характеристики двигателя В-92С2

Мощность, л. с 1000

Частота вращения, об/мин 2000

Удельный расход топлива, г/л.с. ч 170

Коэффициент приспособляемости 1,25

Масса двигателя, кг 1020

Габаритные размеры двигателя (t х b х h), мм 1458x895x960

Трансмиссия

Высокую подвижность танка обеспечивает также и механическая трансмиссия с входным редуктором, двумя бортовыми коробками передач и соосными бортовыми редукторами.

Ходовая часть танка Т-90 последних выпусков.

Входной редуктор обеспечивает передачу крутящего момента от двигателя на бортовые коробки передач. Он представляет собой повышающий шестеренчатый редуктор и имеет приводы на компрессор, стартер-генератор и вентилятор системы охлаждения.

Коробки передач планетарные с гидроуправлением. Обеспечивают семь передач вперед и одну заднего хода. Поворот машины осуществляется включением пониженной передачи в коробке передач со стороны отстающей гусеницы. Привод управления коробками передач гидравлический с механическим приводом золотников, обеспечивается системой гидроуправления и смазки. Общая вместимость системы 57 л, заправочная вместимость бака 42 л. Привод тормоза механический, но при этом обеспечивающий эффективное торможение и остановку машины, удержание ее даже на крутых подъемах и спусках.

В силу своей простоты и компактности реализованная трансмиссия имеет очень высокий КПД и, как следствие, малые потери эффективной мощности двигателя в ней. Поэтому, несмотря на, казалось бы, небольшую эффективную мощность двигателя, стало возможным получение высокой эффективной мощности на ведущих колесах и, как следствие, высокой подвижности.

Ходовая часть

На танках Т-90 первых выпусков использовалась ходовая часть, полностью заимствованная у танка Т-72Б, тем не менее обеспечивающая машине высокую плавность хода и скорость движения на пересеченной местности. На машинах последних выпусков применяется усовершенствованная ходовая часть. Гусеничный движитель выполнен также с задним расположением ведущих колес, а вот гусеничная лента с резинометаллическим параллельным шарниром может быть оборудована асфальтоходними башмаками. Эго позволяет осуществлять движение танка по дорогам с усовершенствованным дорожным покрытием без нарушения последнего. Динамический ход опорного катка составляет 320 мм.

Подвеска индивидуальная торсионная с гидравлическими лопастными амортизаторами повышенной энергоемкости на первом, втором и шестом узлах.

Повышение показателей подвижности танка Т-90 в ночных условиях осуществлено благодаря установке нового ночного прибора механика-водителя ТВН-5. Этот прибор отличается от своего предшественника введением в перископ электронно-оптического преобразователя с микроканальным усилением в пассивно-активном режиме вместо двух параллельных ветвей (отдельно активной и пассивной). За счет этого удалось увеличить дальность видения в пассивном режиме до 180 м.

Кроме того, прибор ТВН-5 оснащен бинокулярной лупой, значительно облетающей обзор местности и снижающей утомляемость глаз механика-водителя при изменении освещенности.

Рабочее место механика-водителя танка Т-90.

Радиостанция Р-163-50У.

Элементы аппаратуры топопривязки и навигации «Гамма-2».

Т-90 с установленным оборудованием подводного вождения танков (ОПВТ).

Боевая управляемость

В последнее время к трем основным боевым качествам, по которым оцениваются боевые машины, добавилось четвертое — боевая управляемость. Это качество характеризует способность танка или БМП получать или передавать необходимую для выполнения боевой задачи информацию с целью повышения эффективности выполнения этой задачи. Повышение боевой управляемости танка Т-90 обеспечивается за счет установки в него комплекта радиосредств: радиостанции Р-163-50У и приемника Р-163УП, обеспечивающих высокую оперативность и помехозащищенность радиосвязи между абонентами. Это происходит за счет наличия двух независимых одновременно работающих каналов связи (режим двухчастотного симплекса). Такой режим реализуется одновременной работой радиостанции на передачу и радиоприемника на прием на разных частотах. Настройка и управление комплектом необычайно просты, а все операции автоматизированы.

Радиостанция Р-163-50У — ультракоротковолновая приемопередающая телефонная симплексная с частотной модуляцией. Радиус ее действия при связи с однотипной радиостанцией в условиях среднепересеченной местности при работе на двухметровую штыревую антенну при выключенном подавителе шумов и отсутствии посторонних радиопомех составляет не менее 20 км. Радиостанция имеет 10 заранее подготовленных частоте переходом на них без дополнительной подстройки. Переключение осуществляется нажатием одной из кнопок.

Ультракоротковолновый радиоприемник Р-163УП с частотной модуляцией способен принимать телефонную информацию. Дальность радиоприема составляет не менее 20 км. Так же как и радиостанция, он имеет 10 заранее подготовленных частот.

Рабочий диапазон частот радиостанции и радиоприемника от 30,025 до 79,975 МГц с шагом установки 1 кГц. Другими словами, средства связи танка имеют 49950 рабочих частот. Они также обладают повышенной надежностью и большим ресурсом при эксплуатации в тяжелых климатических и жестких условиях механических воздействий. Средняя наработка на отказ составляет не менее 3200 ч. Непрерывное время работы средств связи Т-90 не ограничено, в том числе и в режиме передачи.

Для внутренней связи в танке между членами экипажа и связи с десантом используется аппаратура Р-174. Она обеспечивает не только надежную внутреннюю связь всему экипажу без каких-либо ограничений, но и коммутацию с внешними средствами связи.

Планируется оснастить все Т-90 новой аппаратурой топопривязки и навигации «Гамма-2» на базе волоконно-оптического гироскопа. Аппаратура комплексируется с приемоиидикаторной аппаратурой глобальной спутниковой навигационной системы GLONASS и (или) NAVSTAR. В состав аппаратуры «Гамма-2» входят датчик скорости танка, спутниковая навигационная система и блок навигационного обеспечения, на котором отображается необходимая информация.

Навесной танковый бульдозер-снегоочиститель ТБС-86.

Обеспечивающие системы и оборудование

Электрооборудование

Электрооборудование Т-90 постоянного тока и, за исключением аварийных цепей, однопроводное. Напряжение бортовой сети 22–29 В. Напряжение в стартерной цепи в момент работы стартера 48 В. Источниками питания бортовой сети являются аккумуляторные батареи и стартер-генераторная установка.

В танке Т-90 используются стартерные свинцово-кислотные аккумуляторные батареи. В машину можно устанавливать аккумуляторы марки 12СТ-85Р, 6СТ-140М или 6СТ-140Р в количестве четырех штук с общей электроемкостью 340, 280 и 280 Ач соответственно.

Стартер-генераторная установка представляет собой стартер-генератор постоянного тока защищенного исполнения, смешанного возбуждения СГ-18-1 С. В генераторном режиме его мощность 18 кВт, номинальное напряжение 26,5- 28,5 В, в стартерном режиме мощность 21,3 кВт, напряжение 48 В.

Оборудование подводного вождения танков

Оборудование подводного вождения танков (ОПВТ) обеспечивает герметизацию корпуса и башни при установке съемного оборудования, движение на первой передаче по гирополукомпасу и радиосвязи по дну водных преград шириной до 1000 м и глубиной до 5 м. Средства откачки позволяют удалять попавшую в танк воду с производительностью до 100 л/мин при противодавлении 0,4 кг/см2. Время мон тажа и демонтажа съемного оборудования составляет не более 15 мин. Время на подготовку к ведению огня после преодоления водной преграды не требуется.

Оборудование для самоокапывания

Для подготовки огневых позиций Т-90, как и все отечественные танки, выпускаемые с начала 1970-х гг., имеет встроенное бульдозерное оборудование. Ширина бульдозерного отвала составляет 2148 мм. Оборудование позволяет в немерзлых грунтах отрьгть танковый окоп за 20–30 мин.

Для более серьезных земляных работ танк может быть оборудован танковым бульдозером-снегоочистителем ТБС-86.

Система кондиционирования

Впервые на российских танках для обеспечения эффективной работы экипажа в условиях жаркого климата и поддержания температурно-влажностного режима в боевом отделении Т-90 предусмотрена установка системы кондиционирования СКС-3. Система обеспечивает охлаждение, вентиляцию и частичную осушку воздуха с подачей его в обитаемое отделение. Агрегаты и узлы системы кондиционирования воздуха расположены в моторно-трансмиссионном и обитаемом отделениях.

СКС-3 состоит из компрессора, конденсатора, ресивера, блока обработки воздуха, отделителя жидкости, которые связаны между собой трубопроводами в замкнутый холодильный контур, а также из воздуховодов, блока управления, блока силовой коммутации и электрических кабелей.

Хладопроизводительность системы не менее 2900 Вт при темпера туре окружающего воздуха 4- 50 °C и его относительной влажности 45 %.

Технические свойства

По своим техническим свойствам основной танк Т-90 способен эффективно выполнять боевые задачи любого войскового звена. Это обеспечивается высокими показателями автономности машины, ее обслуживаемости и восстанавливаемости, боеготовности, стабильности и эргономичности.

Автономность обеспечена значительным запасом хода машины по топливу, большим боекомплектом, ее высокой подвижностью и достаточной дальностью действия средств связи.

Обслуживаемость и восстанавливаемость предусматривает выполнение комплексной системы технического обслуживания и ремонта. В этом случае обеспечивается постоянная боевая готовность танка. Принцип комплексной системы заключается в обязательном проведении объемов обслуживающих работ и плановых ремонтов по наработке танка.

Рассмотрим существующие виды технического обслуживания (ТО). Контрольный осмотр экипажем проводится перед выходом машины из парка, на привалах при совершении марша и перед стрельбой. Его продолжительность занимает не более 15 мин. ТО № 1 осуществляется после пробега машины 2500–2700 км, а также при постановке ее на хранение или при переводе на сезонный режим эксплуатации. Продолжительность ТО № 1 составляет не более 12 ч. ТО № 2 производится после пробега машины 5000–5200 км, а также при постановке ее на хранение (как правило, на длительное). Продолжительность ТО № 2 по времени не более 30 ч. Для сравнения приведу цифры периодичности проведения ТО на танке Т-72. Они составляют 1600–1800 и 3300–3500 км для ТО № 1 и ТО № 2 соответственно.

Для Т-90 предусматриваются текущий и капитальный виды ремонтов. Текущий ремонт проводится по необходимости. Среднее время восстановления танка до работоспособного состояния при текущем ремонте составляет не более 2 ч. Капитальный ремонт осуществляется через 11000 км пробега машины.

Эксплуатацию танка обеспечивает одиночный комплект ЗИП, имеющийся на каждой машине. В его состав входит все необходимое для ее поддержания в исправном состоянии, проведения ТО в объеме, установленном эксплуатационной документацией, а также устранения отказов и неисправностей в течение всего периода эксплуатации тапка силами экипажа.

Для эксплуатации какой-либо тактической группы танков существует групповой комплект ЗИП на 30 машин. В нем предусмотрено все для обеспечения ТО и текущего ремонта группы однотипных танков в течение заданной наработки силами подразделения в объеме требований, установленных эксплуатационной документацией.

Комплексная система технического обслуживания и ремонта, принятая в российских Вооруженных Силах, полностью себя оправдала. Мне могут возразить, что во многих зарубежных армиях уже давно перешли на систему обслуживания по необходимости и это показатель более высокой эксплуатационной надежности техники. Должен заметить, что эту систему в действии мне довелось наблюдать, да и многие помнят, как во время операции «Буря в пустыне» горели и останавливались американские «Абрамсы» не от воздействия противника, а так, сами по себе. Кроме того, реально из-за финансовых проблем в российской армии тоже, по сути дела, уже давно перешли на обслуживание по необходимости. При этом некоторые машины ходят вообще без всякого обслуживания (имеется в виду — предусмотренного эксплуатационной документацией) до капитального ремонта. А если учесть то, что эксплуатируют эти машины далеко не профессионалы, как, например, в армии США, то можно сделать вывод о более высокой степени надежности российской боевой техники.

Боеготовность танка Т-90 предусматривает выход машины из парка по тревоге за время, не превышающее 12 мин. Для полной подготовки машины к боевому применению силами экипажа в районе сосредоточения потребуется еще не более 30 мин.

Под стабильностью понимается сохранение всех основных технических и эксплуатационных характеристик танка на протяжении установленных сроков эксплуатации машины с условием проведения регламентированного технического обслуживания. Для Т-90 такой срок установлен в 15 лет, назначенный ресурс машины до капитального ремонта составляет 11000 км, гусеничных лент и венцов ведущих колес — не менее 6000 км.

Эргономичность.

Этому показателю в СССР и в России не всегда уделялось достаточного внимания. Однако опыт эксплуатации бронетанковой техники в различных регионах планеты и жесткая конкуренция на международном рынке вооружений показали, что пренебрегать эргономикой при создании и производстве техники себе дороже. Учитывая это, конструкторы Т-90 постарались, чтобы его обитаемое отделение было достаточно комфортно для трех членов экипажа ростом до 175 см. На танке реализован целый комплекс мероприятий по удобству пользования всем оборудованием. В работах Стива Залоги, изданных на Западе, можно было встретить такую фразу: «Внутри танка Т-72 очень тесно, невозможно встать в полный рост при закрытых люках». Хотелось бы спросить уважаемою автора: «А зачем в советских танках вставать в полный рост при закрытых люках?» В этих машинах установлены автоматы заряжания, наводчику и командиру намного удобнее работать сидя. Никто ведь не пытается управлять стоя в полный рост в Bently или Rolls Roys, и ни у кого не возникает желания сказать, что эти машины тесные.

Для улучшения обитаемости и поддержания температурно-влажностного режима в любых климатических условиях в боевом отделении Т-90 применена специальная танковая система кондиционирования СКС-3.

Продолжение следует

Амфибийные машины Франции

Алексей Степанов

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 10/2005 г.

Гусеничная плавающая боевая машина пехоты АМХ- 10Р начала проектироваться в 1965 г. Первые опытные образцы вышли на испытания в 1968 г., а в серию на заводе G1AT Industries в Руане машина поступила в 1973 г. В общей сложности д\я армии и на экспорт было изготовлено более 2000 таких БМП.

Схема общей компоновки во многом повторяла компоновку советской БМП-1, принятой на вооружение в 1966 г. Моторно-трансмиссионное отделение было выполнено в передней правой части корпуса. Слева от него находилось отделение управления с местом механика-водителя. В средней части корпуса размещалось боевое отделение, а в кормовой части корпуса — десантное отделение на восемь человек. Экипаж машины состоял из трех человек.

Вооружение АМХ-10Р включает 20-мм автоматическую пушку и спаренный с ней пулемет калибра 7,62 мм. Пушка и пулемет установлены на едином лафете, расположенном над крышей в двухместной (командир и наводчик) башне кругового вращения. Возможно применение и других вариантов вооружения.

АМХ-10Р в варианте самоходного миномета.

Машина огневой поддержки АМХ-10РАС-90.

Корпус и башня выполнены сварными из листов алюминиевого сплава и обеспечивают противопульное бронирование, а толщина и наклоны листов лобовой проекции корпуса защищают от огня 14,5-мм крупнокалиберных пулеметов.

В моторно-трансмиссионном отделении находится многотопливный 8-цилиндровый V-образный дизельный двигатель жидкостного охлаждения с турбонаддувом HS-115 фирмы «Испано-Сюиза» мощностью 220 кВт при 3000 об/мин. Забор воздуха для питания и охлаждения двигателя осуществляется через входные жалюзи на крыше корпуса, а выброс — через жалюзи правого борта. Двигатель выполнен в едином блоке с гидромеханической трансмиссией, коробка передач которой имеет четыре передачи переднего хода и одну — заднего.

Подвеска всех 10 катков индивидуальная с торсионными упругими элементами и гидравлическими амортизаторами на передних и задних опорных катках. Металлические двухгребневые траки гусеничных цепей с резинометаллическими шарнирами имеют ширину 420 мм. Ведущие колеса расположены впереди, направляющие — сзади. Верхние ветви гусениц закрыты гидродинамическими кожухами для некоторого увеличения сил тяги гусениц, когда они функционируют как водоходные движители при движении по воде. Эти кожухи являются одновременно дополнительными бортовыми экранами для защиты корпуса от кумулятивных боеприпасов.

Основными водоходными движителями АМХ- 10Р служат два малогабаритных водомета, расположенные по бортам корпуса в его кормовой части. Водометные движители оснащены дефлекторными устройствами, которые используются для управления машиной при се движении по воде.

Для удаления из корпуса проникшей в него забортной воды БМП имеет два водооткачивающих насоса с электроприводами. Один насос установлен в моторнотрансмиссионном отделении, другой — в десантном. Для защиты от носовой подпорной волны при плавании на спокойной воде и при волнении на верхнем лобовом листе корпуса установлен широкий и высокий волноотражательный щит. На части машин эти щиты выполнялись с прозрачными вставками для улучшения условий наблюдения с места механика-водителя. Максимальная скорость движения по спокойной глубокой воде достигает 7–8 км/ч в зависимости от глубины водоема.

При движении по местности машина способна преодолевать подъемы до 30°, вертикальную стенку высотой до 0,7 м и ров шириной до 1,6 м. Среднее давление гусениц на грунт0,53 кг/см2. Удельная мощность машины 14,37 кВт/т, что обеспечивает максимальную скорость движения по шоссе 65 км/ч с запасом хода по топливу 500–600 км. Относительная скорость на воде (число Фруда по водоизмещению) 0,45.

Полная боевая масса машины 15,3 т. Габаритные размеры: д\ина 5770 мм, ширина 2780 мм и высота 2570 мм.

Опытный образец колесной 6x6 боевой машины АМХ 10R.

Боевая разведывательная машина АМХ-10RC.

На базе БМП АМХ- 10Р было создано более десяти модификаций различного назначения. Среди них можно отметить АМХ-10P Marine, поставляемую с 1982 г. морской пехоте вооруженных сил Индонезии.

При сохранении боевой массы базовой модели (14,5 т) ее экипаж уменьшен до двух человек, а число десантников увеличено до 13. В задней части десантного отделения, которое занимает все пространство от переднего моторно-трансмиссионного отделения до кормы корпуса, установлена одноместная башенка кругового вращения. Снаружи на башенке находится пулемет калибра 12,7 мм.

БМП АМХ-10Р Marine оснащена дизельным двигателем марки «Бодуэн» 6F 11 SRY мощностью 206 кВт, что обеспечивает ей удельную мощность 14,2 кВт/т. Максимальная скорость движения по шоссе составляет 65 км/ч, запас хода по топливу — 500 км.

Для обеспечения этой БПМ лучших мореходных качеств и скорости движения по воде до 10 км/ч изменена конструкция водометных движителей с увеличением диаметра рабочих колес водометов до 304,8 мм. Кроме того, улучшена герметизация корпуса и он обработан специальным антикоррозионным составом, установлены четыре водооткачивающих насоса для удаления забортной воды из корпуса, модифицирована система забора воздуха для двигателя и применена аварийная система запуска двигателя с помощью сжатого воздуха.

Используется более прочный волноотражательный щит увеличенных размеров с гидроприводом, выполненный из прозрачного пластикового материала, а у механика-водителя появился перископический прибор для улучшения наблюдения при плавании на волнении. В то же время большая перископичность прибора несколько уменьшает поле зрения. Кроме того, при движении БПМ на воде в условиях волнения прозрачные поверхности волноотражателыюго щитка сильно забрызгиваются, что ухудшает наблюдение с места механика-водителя.

Относительная скорость движения на воде (число Фруда) стала больше в 1,26 раза по сравнению с базовым образцом и равна 0,569. Среднее давление гусениц на грунт не превышает 0,53 кг/см2, а величины преодолеваемых препятствий таковы: подъем на сухом грунте 30°, ширина рва 2,1 м, высота вертикальной стенки 0,7 м.

Габаритные размеры машины: длина 5778 мм, ширина 2780 мм, высота 2570 мм, дорожный просвет 450 мм.

Среди модификаций АМХ-10Р следует также отметить машину огневой поддержки АМХ-10 РАС 90, предназначенную также для поставок в Индонезию. На ней установлена двухместная башня TS-90 G1AT с 90-мм пушкой, что является ее основной отличительной особенностью. Остальные технические характеристики незначительно отличаются от АМХ-10P Marine.

В 1971 г. был продемонстрирован опытный образец колесной 6x6 боевой машины АМХ- 10R, который был создан после гусеничной БМП АМХ-10Р. Еще на стадии проектирования этой машины было решено максимально использовать уже отработанные конструктивные элементы гусеничной АМХ-10Р. В частности, были применены малогабаритные двухступенчатые водометные движители с диаметром рабочих колес 200 мм. Оба водометных движителя, установленные по бортам корпуса за задними колесами, в режиме швартовах создавали силу тяги 7,3 кН при затрате не всей эффективной мощности двигателя, а только 88,3 кВт, что составляло примерно 43 % от полной мощности двигателя.

На базе колесной АМХ-10R планировалось создание целого семейства боевых машин. В 1978 г. на вооружение французской армии поступила бронированная колесная плавающая боевая разведывательная машина AMX-10RC боевой массой 15,88 т. Работы над ней начались в 1970 г., а в конце 1977 г. прошли полигонные испытания трех первых опытных образцов. В начале 1979 г. AMX-10RC стали поступать в войска. Помимо Франции они использовалась в армии Марокко, Всего было изготовлено около 390 таких машин.

Экипаж АМХ-10RC состоит из четырех человек. Механик-водитель размещается в передней левой части корпуса, а другие три члена экипажа — в башне кругового вращения.

Машина имеет сварной закрытый броневой корпус из листов алюминиевой брони. Вооружение включает 105-мм нарезную пушку и спаренный с ней 7,62-мм пулемет, расположенные в башне кругового вращения. Боекомплект пушки составляет 38 выстрелов, пулемета — 4000 патронов. В башне установлены лазерный дальномер, ИК-прицел и приборы ночного видения.

В кормовой части корпуса расположен дизельный двигатель мощностью 206,1 кВт, что обеспечивает машине удельную мощность 13,74 кВт/т. На первых серийных образцах устанавливался двигатель фирмы «Испано-Сюиза» мощностью 191 кВт.

Колесная формула машины 6x6 с тремя равномерно расположенными мостами. Подвеска всех колес независимая с гидропневматическими упруг ими элементами и системой изменения дорожного просвета в пределах от 0,2 до 0,6 м для повышения проходимости при движении по суше и форсировании водных преград. АМХ-10RC может преодолевать рвы шириной до 1,65 м и вертикальные препятствия высотой до 0,7 м.

Максимальная скорость движения по шоссе 85 км/ч. Запас хода по топливу по суше 800-1000 км в зависимости от условий движения. По спокойной глубокой воде АМХ- 10RC перемещается со скоростью 7,2 км/ч за счет работы двух водометных движителей. При этом число Фруда по водоизмещению (относительная скорость) Frv =0,406.

Габаритные размеры машины: длина по корпусу 6200 мм, ширина 2800 мм, высота по башне 2600 мм.

Фирма «Панар» с 1975 г. разрабатывала в инициативном порядке колесную БРМ ERC «Сагэ-1», вооруженную длинноствольной 90-мм пушкой и спаренным с ней пулеметом калибра 7,62 мм. В конструкции машины используются отдельные агрегаты и узлы, унифицированные с БТР 6x6 «Панар» VCR, созданным примерно в то же время.

Боевая масса ERC «Сагэ-1» 8,1 т. Экипаж состоит из трех человек. 6-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель «Пежо» мощностью 114 кВт обеспечивает машине удельную мощность 14,1 кВт/т. Колесная формула машины 6x6 с возможностью подъема колес средней оси при движении по дорогам. Трансмиссия механическая. Рулевой привод передних управляемых колес имеет усилитель. Максимальная скорость движения по шоссе 95 км/ч, запас хода по топливу i ia дорогах 700 км.

Преодолеваемые препятствия: ров шириной до 1,1 м, вертикальная стенка до 0,8 м, глубина брода без подготовки до 1,2 м. С предварительной подготовкой ERC может преодолевать водные преграды вплавь с небольшой скоростью за счет вращения колес. При установке в кормовой части корпуса двух водометных движителей машина может двигаться по спокойной глубокой воде со скоростью 9,5 км/ч, при этом относительная скорость (число Фруда по водоизмещению) равна 0,59.

Габаритные размеры: длина по корпусу 5098 мм, длина с пушкой вперед 7693 мм, ширина 2495 мм, высота 2254 мм, дорожный просвет 344 мм.

На базе ERC «Сагэ-1» было создано не менее пя ти модификаций, отличавшихся в основном вооружением, кроме того, машины могут оснащаться системами кондиционирования воздуха и защиты от оружия массового поражения, различными приборами ночного видения, лебедкой в передней части корпуса и водометами.

Колесный (6x6) бронетранспортер VCR, разработанный фирмой «Панар» в инициативном порядке в 1975 г., имел боевую массу 7,9 т, экипаж из трех человек и мог транспортировать девять десантников с вооружением.

БТР может нести различные варианты вооружения: 20-мм автоматическую пушку в башне, 12,7-мм и 7,62-мм пулеметы в передней части корпуса и т. п. VCR также послужил базой для создания самоходного ПТРК «Хог», ЗСУ и БРЭМ.

Машина оснащается 6-цилиндровым V-образным карбюраторным двигателем фирмы «Пежо» мощностью 106,7 кВт. Трансмиссия механическая. Геометрические размеры: длина 4875 мм, ширина 2500 мм, высота 2260 мм, дорожный просвет 315 мм. Преодолеваемые препятствия: ширина рва 1,1 м, высота вертикальной стенки 0,8 м.

VCR обладает плавучестью и может без предварительной подготовки перемещаться по воде за счет вращения колес со скоростью до 4 км/ч (относительная скорость, или число Фруда по водоизмещению, 0,25). Для изменения направления движения по воде задействуются передние управляемые колеса. Но такая скорость и способ управления позволяют использовать бронетранспортер только на спокойной воде. При волнении и в условиях достаточно больших скоростей течения машины могут потерять устойчивость прямолинейного движения и управляемость.

При удельной мощности бронетранспортера 13,5 кВт/т он может развивать максимальную скорость движения по шоссе 90 км/ч. Запас хода по топливу 700 км.

В 1984 г. на вооружение французской армии поступила колесная 6x6 плавающая БРМ ERC-90F4 «Сагэ» фирмы «Панар», ставшая логическим продолжением более ранних конструкций. В общей сложности было построено около 400 таких машин: половина из них эксплуатировалась французской армией, а остальные пошли на экспорт в другие страны. Базовая модель имела пять модификаций, которые различались по назначению, вооружению и конструкции броневых корпусов.

Боевая масса машины 8,1 т. Экипаж включает трех человек. Броневой корпус выполнен из катаных броневых стальных листов толщиной 10–15 мм.

Вооружение состоит из установленной в башне кругового вращения 90-мм длинноствольной пушки и спаренного с ней пулемета калибра 7,62 мм. Система управления огнем включает лазерный дальномер, дневные и ночные прицелы. Боеприпасы для пушки позволяют пробивать броневые листы толщиной до 250 мм по нормали на дальности до 1000 м.

В кормовом моторно-трансмиссионном отделении скомпонован V-образный 6-цилиндровый карбюраторный двигатель фирмы «Пежо» и его системы. Мощность двигателя 114 кВт при 5500 об/мин. Двигатель соединен с механической трансмиссией, имеющей шестиступенчатую коробку передач.

Подвеска всех колес независимая. Упругие элементы — спиральные пружины с телескопическими гидравлическими амортизаторами. При движении по шоссе и в воде средняя пара колес может подниматься вверх. Управляемыми являются колеса переднего моста. Шины низкого давления ячеистого типа, частично боестойкие, позволяют машине при повреждении шин пулями проехать до 100 км с ограниченной скоростью.

Преодолеваемые препятствия: ров шириной до 1,1 м, вертикальная стенка высотой до 0,8 м, водные преграды преодолеваются вплавь без подготовки. Для повышения проходимости в передней части корпуса установлена лебедка стяговым усилием 34,3 кН и длиной троса 60 м.

Движение по воде ERC-90F4 «Сагэ» первых серий обеспечивалось со скоростью 4,5 км/ч вращением всех колес. На поздних вариантах за задними колесами монтировались короткотрубные водометные движители по одному на каждом борту, которые обеспечивали скорость движения по воде 9–9,5 км/ч. При этом относительная скорость (число Фруда) была равна 0,59.

Габаритные размеры: длина по корпусу 5100 мм, длина по корпусу с пушкой вперед 7890 мм, ширина 2495 мм, высота 2250 мм.

Удельная мощность машины 14 кВт/т позволяет двигаться по шоссе с максимальной скоростью 95 км/ч. Запас хода по топливу на дорогах 700 км.

В 1988 г. фирма «Панар» представила боевую колесную 4x4 разведывательную амфибийную машину VBL (Vehucle Blinde Lager), предназначенную для французских сил быстрого реагирования, а также для поставок на экспорт. Во Франции эксплуатируются два базовых варианта этой машины. В разведывательном варианте экипаж машины состоит из двух человек, а вооружение включает один пулемет калибра 12,7 мм или калибра 7,62 мм, во втором экипаж насчитывает три человека, а в состав вооружения входят ПТРК «Милан» и один пулемет калибра 7,62 мм.

Корпус VBL выполнен сварным из стальных броневых листов толщиной 5-11 мм и обеспечивает защиту от пуль, а также от осколков небольших снарядов и мин. В средней части корпуса по бортам выполнены двери, открывающиеся вперед, для посадки и высадки командира и механика-водителя. В крыше над местами командира и водителя также есть люки: на люке командира смонтирована турель для пулемета. В переднем верхнем листе корпуса и в дверях установлены большие окна с пуленепробиваемыми стеклами.

В переднем (моторно-трансмиссионном) отделении размещается 4-цилиндровый дизельный двигатель с турбонаддувом фирмы «Пежо» мощностью 70 кВт. С двигателем сблокирована автоматическая трансмиссия типа ZF.

Подвеска колес машины независимая с амортизаторами на каждом колесе. Шины колес подключены к системе регулирования давления воздуха в них, поэтому при их повреждении машина может проехать еще до 50 км со скоростью не более 30 км/ч.

Габаритные размеры машины: длина 3870 мм, ширина 2020 мм, высота 1700 мм, дорожный просвет 370 мм.

Удельная мощность машины в 19,69 кВт/т позволяет ей уверенно двигаться по местности с максимальной скоростью 95 км/ч по шоссе и со скоростью 4 км/ч по воде за счет вращения колес или со скоростью 5,4 км/ч, если в корме корпуса установлен один гребной винт небольшого диаметра. Запас хода по топливу по шоссе 600 км.

Основными недостатками машины являются слабое вооружение и ограниченная проходимость на местности по мягким грунтам. Ширина преодолеваемого рва 0,5 м, высота преодолеваемой вертикальной стенки 0,25 м.

БТР VAB с колесной формулой 6x6.

BTP VAB, вид сзади.

Боевая машина VBC-90, созданная на базе БМП VAB-VCI.

Специальное дополнительное оборудование включает фильтровентиляционную установку, кондиционер, приборы ночного видения и радиостанцию.

VBL выпускается в нескольких вариантах: машина связи и управления, санитарный бронированный автомобиль, патрульная машина и носитель ЗРК «Мистраль».

Фирма «Рено» разработала для французской армии наряду с другими машинами целое семейство колесных бронированных амфибий с колесной формулой 4x4 и 6x6, предназначенных для установки различных систем вооружения. Базовой для этого семейства стала колесная 4x4 бронированная машина VAB.

Начало разработки относится к 1970 г. В 1972 г. появились первые опытные образцы базовой 4x4 машины. Серийное производство началась в 1976 г. До 1995 г. было изготовлено около 5000 бронетранспортеров VAB, из них 700 машин экспортированы в другие страны, а остальные поставлены во французскую армию.

Схема общей компоновки базовой машины VAB следующая: в передней части бронированного корпуса размещается отделение управления, в котором находятся командир и механик-водитель. В средней части корпуса скомпонована силовая установка с ее системами, а в задней его части образовано десантное отделение, рассчитанное на транспортировку 10 пехотинцев с личным оружием: для ведения огня на каждом борту выполнено потри амбразуры с крышками. Для посадки и высадки десантников в кормовом листе корпуса имеются двери и люк на крыше. При необходимости в десантном отделении можно перевозить грузы массой до 2 т.

Корпус машины сварен из листов броневой стали и обеспечивает защиту от пуль и небольших осколков. Для посадки и высадки командира и водителя в бортах расположены двери, оборудованные для наблюдения окнами с броневыми крышками. В верхнем лобовом листе корпуса также есть два больших окна д\я командира и водителя. Окна защищены броневыми крышками. На верхнем наклонном листе корпуса размещен волноотражательный щит, который поднимается в рабочее положение при движении БТР по воде.

В моторно-трансмиссионном отделении установлен 6-цилиндровый дизельный двигатель с турбонаддувом фирмы «Рено» мощностью 162 кВт, соединенный с гидромеханической трансмиссией, имеющей пятиступенчатую коробку передач.

Подвеска всех колес независимая с торсионными упругими элементами и гидравлическими амортизаторами. Все колеса машины ведущие. Управляемыми выполнены только передние колеса.

Преодолеваемые препятствия: ров шириной до 1 м, вертикальная стенка высотой до 0,5 м, водные преграды преодолеваются без подготовки вплавь. При этом движение по воде со скоростью до 7 км/ч осуществляется за счет работы двух кормовых бортовых водометов, расположенных снаружи броневого корпуса. Для управления на плаву используются передние управляемые колеса и водометы, которые могут поворачиваться относительно вертикальной оси, создавая при этом поворачивающий момент.

Габаритные размеры машины: длина 5980 мм, ширина 2490 мм, высота 2060 мм. Боевая масса машины составляет 13 т, а удельная мощность равна 12,5 кВт/т, Максимальная скорость движения по шоссе 92 км/ч. Запас хода по топливу до 1000 км.

На базе бронетранспортера VAB разработаны, испытаны и поступили на вооружение французской армии модификации, отличающиеся по своему назначению и вооружению.

Одна из последних моделей VAB6x6 подверглась существенным доработкам, превратившись фактически в боевую машину пехоты VAB-VCI. На ее базе были разработаны пять вариантов — носителей различного вооружения.

Основное вооружение БМП VAB-VC1 состоит из 20-мм автоматической пушки и спаренного с ней пулемета калибра 7,62 мм. Пушка и пулемет смонтированы на лафете, конструкция которого подобна лафету БМП АМХ-10Р. Приводы лафета электрические и обеспечивают быстрое изменение положений пушки и пулемета в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Вертикальные углы склонения от -8 до + 50° позволяют вести огонь как по наземным, так и по воздушным малоскоростным целям. Боекомплект пушки составляет 760 выстрелов, пулемега — 2000 патронов. Проработан также вариант установки вооружения не на лафете, а в башне.

В кормовом десантном отделении оборудованы сиденья для восьми экипированных десантников, которые могут вести огонь из своего оружия через три амбразуры с крышками на каждом борту.

На VAB-VC1 используются шины низкого давления размером 14.00x20 со специальным рисунком протектора, способствующим высокой проходимости. Мосты машины равнорасположенные, колеса двух передних мостов управляемые.

Боевая масса машины 14,8 т, что при мощности двигателя 162 кВт обеспечивает машине удельную мощность 10,9 кВт/т и движение по шоссе с максимальной скоростью 92 км/ч. Запас хода по топливу 1000 км.

Преодолеваемые препятствия: подъем на сухом фунте до 35°, ров шириной до 1 м, вертикальная стенка высотой до 0,5 м. Водные преграды форсируются вплавь без подготовки со скоростью 7 км/ч за счет работы двух кормовых водометных движителей. Относительная скорость (число Фруда) равна 0,39.

БМП VEXTRA-25 с колесной формулой 8x8.

Габаритные размеры машины: длина по корпусу 5980 мм, ширина 2490 мм, высота 2750 мм.

На базе БМП VAB-VCI была спроектирована машина VBC-90, предназначенная для ведения войсковой разведки, огневой поддержки пехотных подразделений и борьбы с танками противника. От базовой модели она отличается компоновкой и вооружением.

Моторно-трансмиссионное отделение смещено из средней части корпуса в кормовую. В средней части корпуса скомпоновано боевое отделение с двухместной башней кругового вращения, в которой установлена 90-мм пушка фирмы G1AT длиной в 52 калибра. Пушка может вести огонь различными типами снарядов. С ней спарен пулемет калибра 7,62 мм, второй такой же пулемет установлен на турели на крыше командирской башенки. Боекомплект пушки 45 выстрелов, патронов д\я пулеметов 4000 шт.

Форма броневого корпуса в основном подобна базовой машине, но в носовой части образован броневой колпак для размещения механика-водителя.

При габаритных размерах 5630x2500x2550 мм боевая масса VBC-90 достигает 13,5 т. При этом удельная мощность машины составляет 11,99 кВт/т.

В конце 1990-х гг. фирма G1AT для поставок на экспорт разработала колесную 8x8 БМП VEXTRA-25 и продемонстрировала ее на выставке вооружений в ОАЭ в октябре 1997 г. Боевая масса машины составляет 14–15 т. Экипаж три человека, десант в пределах 5- 11 человек в зависимости от модификации машины.

Общая компоновка обычная для французских колесных бронированных машин. Впереди слева находится место механика-водителя, а силовая установка и башня с вооружением смещены вправо относительно продольной оси машины. В задней части корпуса образовано десантное отделение с кормовой аппарелью для посадки и высадки десанта. Для этой же цели служат люки в крыше корпуса.

Корпус достаточно простой формы сварен из листов алюминиевого броневого сплава, с передним верхним лобовым листом большой площади, имеющим значительный угол наклона от вертикали. Утверждается, что лобовая проекция корпуса защищает от пуль калибра 14,5 мм.

Машина вооружена 25-мм пушкой, спаренной с пулеметом калибра 7,62 мм, смонтированными в одноместной башне G1AT «Драгар». На башне смонтированы также четыре 80-мм дымовых гранатомета с электрической системой управления и запуска гранат. Пожеланию заказчика в башне могут устанавливаться автоматические пушки различного калибра (20, 25 и 40 мм), спаренные с пулеметом калибра 7,62 мм.

Дизель марки «СААБ Скания» мощностью 260 кВт сблокирован с автоматической гидромеханической трансмиссией «Ренк» HS.

Колесная формула машины 8x8 с двумя передними управляемыми мостами. Подвеска всех колес независимая с газогидравлическими упругими элементами. Шины подключены к централизованной системе регулирования и контроля давления воздуха в шинах.

Максимальная скорость движения по шоссе достигает 110 км/ч, по воде — 10 км/ч за счет работы двух кормовых водометных движителей. Запас хода по топливу по шоссе 800 км.

Преодолеваемые препятствия: подъем 31°, вертикальная сгенка высотой 1,0 м, ров шириной 1,2 м. Водные участки машина может форсировать без подготовки вплавь.

Габаритные размеры машины: длина по корпусу 6,0 м, ширина по корпусу 2,7 м, высота по крыше корпуса 1,8 м.

Удельная мощность машины при массе 15 т 17,33 кВт/т, относительная скорость по воде (число Фруда по водоизмещению) 0,566.

На базе VEXTRA-25 фирма разработала и предлагает на экспорт машину огневой поддержки боевой массой 28–34 т. Она также может использоваться для борьбы с танками и другими бронированными объектами. С этой целью машина оснащена 105-мм пушкой CN105G2 и спаренным с ней пулеметом калибра 7,62 мм, установленными в башне. Боекомплект пушки 35 снарядов. Корпус может быть оборудован комплектом навесной динамической защиты. Длина машины с пушкой вперед 7,5 м. Тягово-динамические качества на суше и на воде этой тяжелой машины несколько хуже базовой VEXTRA-25.

Окончание следует

Тревожный Берег Слоновой Кости

Уважаемые читатели! В этом номере мы предлагаем вашему вниманию фоторепортаж из республики Кот-д'Ивуар IБерег Слоновой Кости).

Фотографии предоставлены АВ. Савченко.

Бронемашины AML-90 «Панар» в «ООНовской» окраске на улицах Абиджана в дни ноябрьского кризиса 2004 г.

Бронемашина ERC-90 французского контингента. Абиджан, ноябрь 2004 г.

Патруль военных наблюдателей на легких бронемашинах Ml1 «Панар». После дождей в африканской грязи вязнут даже такие вездеходы. Октябрь 2004 г.

Грузовик АСМАТ (4x4) с 20-мм зенитной установкой GIAT 53Т2 патрулирует улицы Абиджана. Ноябрь 2004 г.

Бронетранспортер VAB (4x4) французского военного патруля. Май 2005 г. Поскольку боевая техника Кот-д'Ивуара в основном французского производства, подразделения французских ВС натягивают на верхние поверхности своих бронемашин полосы материи ярких цветов-для опознавания с воздуха.

Бронетранспортер VAB-VCI (6x6) марокканского батальона, вооруженный 20-мм пушкой, сопровождает военных наблюдателей при проведении инспекции в аэропорту Ямусукро. 28 июня 2005 г.

Парад в марокканском батальоне сил ООН по случаю вручения медалей ООН "За службу в Кот-д'Ивуаре-. 14 мая 2005 г.

Японский пикап «Исудзу» с американским 12.7-мм М2НВ «Браунингом», смонтированным в кузове на импровизированной установке.

Среди вооружения и правительственных войск, и повстанцев в Кот-д'Ивуаре — американский 12.7-мм пулемет М2НВ «Браунинг».

Еще один вооруженный автомобиль, попавшийся военным инспекторам. Советский 12.7-мм ДШКМ на импровизированной установке в кузове японского пикапа — Мицубиси

Наша справка:

Республика Кот-д Ивуар расположена на западе африканского континента. Граничит на севере с Мали и Буркина-Фасо. на востоке — с Ганой, на западе с Либерией и Гвинеей. На юге омывается Атлантическим океаном. Площадь: 322462 тыс. км.

Численность населения: около 15 млн. чел. (по данным на 1998 г.).

Этнические группы: более 60.

Государственный язык: французский, местные — акан, кру, вольтек, малинке.

Столица: Ямусукро, второй столицей фактически является Абиджан.

Глава государства: президент.

Основа экономики: экспорт какао-бобов.

Миротворцы ООН и контингент французских ВС находятся в стране с 2002 г.

Творцы отечественной бронетанковой техники

Петр Кириченко

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 10/2005 г.

Павел Данилович Гудзь.

Каждая вновь открываемая страница моего старого служебного блокнота, каждая прочтенная запись извлекают из недр моей памяти все новые лица моих бывших коллег. Все они в той или иной степени причастны к созданию и производству нашей бронетанковой техники. Из расшифрованных записей выстраивается целая портретная галерея. Пополняясь, она становится все богаче и разнообразнее.

Вот еще одна из записей. На этот раз не совсем обычная.

Буква Г:

Гудзь П. Д. 261-24-35, 293-34-54.

Эта запись, стоящая рядом с фамилиями сотрудников танковой промышленности, появилась не случайно, хотя Павел Данилович Гудзь не принадлежит к числу танковых конструкторов или производственников. Почему она появилась, скажу немного позже. Вначале несколько слов о самой личности этого необычного персонажа.

Об этом человеке писались книги и журнальные статьи. Его имя вошло во многие исторические источники, посвященные Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Это имя произносилось с высоких трибун международных форумов. И даже сегодня, спустя шестьдесят лет после окончания войны, сведения о Павле Даниловиче можно найти на многих интернет-сайтах наших молодых российских и украинских современников.

Если бы кинорежиссеру предстояло выбрать актера на роль персонажа с такими солидными титулами, как заслуженный деятель науки России, профессор, доктор военных наук, генерал-полковник, то, вероятнее всего, он предпочел бы исполнителя породистого, фактурного, представительного, высокорослого, с чертами если не аристократа, то, во всяком случае, благородного русского интеллигента с размеренными движениями, неторопливой речью и хорошим московским произношением.

Но жизнь, самый гениальный и непредсказуемый режиссер, нашла гораздо более оригинальное и интересное воплощение этого образа. Павел Данилович Гудзь, носящий все эти высокие титулы, — человек небольшого роста, с внешностью, не отличающейся чистотой славянской породы, а носящей характерные для многих жителей юго-западной Украины следы явной примеси южной крови. В его русской речи на всю жизнь остался непреодоленным украинский акцент.

Родился Павло Гудзь 28 сентября 1919 г. в селе Стуфченцы Проскуровского района Каменец-Подольской области (позднее Хмельницкий район Хмельницкой области). Своеобразие этого края и его жителей связано с бурной историей региона. Благодатные земли юго-западной части правобережной Украины, примыкающие к Молдавии и Румынии, неоднократно были предметом притязания враждующих империй, часто оказывались в центре военных конфликтов и в результате переходили в подданство разных государств — России, Польши, Австро-Венгрии и даже Турции. В год рождения Павла Даниловича эта область находилась под властью украинской директории Симона Петлюры, затем была оккупирована Польшей, а в 1920 г. освобож дена Красной Армией. Вся сознательная жизнь Павла Даниловича проходила уже в советский период.

Его отец, Данило Леонтьевич, рано ушел из жизни. Оставшись вдовой, мать, Степанида Пантелеймоновна, сумела воспитать сына одна.

В юности у мальчика были гуманитарные наклонности, и он поступил учиться в техникум искусств, В 1937 г. после окончания техникума Павел Гудзь был назначен инструктором районного отдела народного образования.

Спустя два года его судьба, как и судьбы многих его сверстников, круто изменилась. Началась Вторая мировая война. Усиленно готовилась к войне и наша страна. И девятиадцатилетний Павел Данилович, призванный в Красную Армию, поступает во 2-е Саратовское тяжелое танковое училище.

Учеба его шла успешно, полный курс он окончил с отличием, и в середине июня 1941 г. за несколько дней до начала Великой Отечественной войны он в звании лейтенанта прибыл в 63-й танковый полк 32-й тяжелой танковой дивизии, дислоцированной во Львове.

То, что довелось пережить и совершить молодому танкисту во время войны, сегодня может показаться неправдоподобным. Вот несколько ярких эпизодов его военной биографии.

В первый же день войны, рано утром 22 июня по боевой тревоге 63-й танковый полк получил команду на выдвижение в сторону западной границы. В голове колонны полка двигался передовой отряд в составе пяти танков КВ, двух Т-34 и двух бронеавтомобилей под командованием командира взвода управления лейтенанта Павла Гудзя. Танк командира вел опытный механик- водитель Галкин, в недавнем прошлом испытатель танков Кировского завода в Ленинграде.

Встретив передовой отряд немцев, Гудзь, не колеблясь, принял решение идти на сближение. Решительность действий молодого командира определила исход боя. Первой была уничтожена вражеская пушка. Затем началась огневая дуэль с танками и бронетранспортерами противника. К 12 часам дня отряд Гудзя уже подбил пять немецких танков, три бронетранспортера и несколько автомашин. В ходе стремительного боя командирский танк КВ встретился лоб в лоб с преградившим ему дорогу вражеским танком.

— Сшибай его! — прозвучала команда Гудзя.

Под мастерским управлением Галкина танк совершил молниеносный маневр и нанес скользящий удар по направляющему колесу вражеского танка, сбил с него гусеницу и затем сильным ударом свалил танк в кювет. Это был первый в дивизии, а может, и во всей Красной Армии, танковый таран.

В результате дерзкого действия Танкистов, а также упорного сопротивления бойцов стрелковых подразделений, пограничников и других родов войск Юго-Западного фронта план врага молниеносно продвинутая на восток через Львов и Киев был сорван.

7 ноября 1941 г. Павел Гудзь, в ту пору уже начальник штаба танкового батальона 17-й танковой бригады, участвовал в историческом военном параде на Красной площади. И прямо с парада батальон был направлен на защиту столицы.

Это были дни генерального наступления гитлеровцев на Москву. Бои на подступах к столице были крайне тяжелыми. К началу декабря после почти месяца непрерывных боев в танковом батальоне капитана Хорина, с которым Павел Гудзь участвовал в первых боях еще у границы, остались лишь один танк КВ-1, несколько легких танков и горстка танкистов. Тем не менее в ночь на 5 декабря батальон с единственным сохранившимся танком был передан в распоряжение стрелкового полка подполковника М.А Суханова. Накануне под натиском 10-й танковой дивизии 40-го механизированного корпуса врага, рвавшегося к Москве по Волоколамскому шоссе, полк М.А. Суханова был вынужден оставить деревни Нефедьево и Кузино в 42 километрах от Москвы. Предстояла нелегкая задача остановить продвижение противника и восстановить положение.

Понимая всю сложность этой задачи, капитан Константин Хорин приказал начальнику штаба батальона сформировать для последнего и единственного танка самый надежный экипаж и лично повести его в бой. Перед рассветом под прикрытием огня полковой артиллерии Гудзь скрытно вывел свой КВ-1 на исходную позицию, выбранную в рощице на окраине деревни Нефедьево. В предутренней мгле он уже смог различить между деревенскими избами 18 вражеских танков, изготовившихся к атаке.

Решение лейтенанта принять неравный бой было однозначным. Первым же выс трелом был подожжен ближайший немецкий танк. Еще выстрел — и вспыхнул второй танк.

В результате ответного огня снаряд противника угодил в лобовую броню КВ-1. Но танк выдержал удар. Пользуясь преимуществом в стойкости брони и мощности огня, лейтенант Гудзь с места поразил один за другим еще шесть вражеских танков. Противник сосредоточил огонь на нашем единственном танке, но его снаряды отскакивали от брони могучего КВ-1, не причиняя ему существенного вреда.

Воодушевленная успехом танкистов, пошла в атаку пехота. Двинулся вперед и танк КВ-1, поддерживая пехоту пулеметным огнем. Десять немецких танков попытались преградить им дорогу. Но когда танк Гудзя, оставаясь неуязвимым, двумя выстрелами поразил две головные машины гитлеровцев, у экипажей остальных восьми вражеских танков сдали нервы. Один за другим они развернули свои машины и обратились в бегство. А танк КВ-1, сопровождаемый пехотой, продолжал продвигаться вперед, круша на своем пути огневые точки противника. Это был день начала исторического контрнаступления наших войск под Москвой.

За подвиг у деревни Нефедьево все члены советского героического экипажа были удостоены правительственных наград, а его командир — ордена Ленина.

В начале февраля 1942 г. на массовом митинге в Лондоне об этом беспримерном подвиге рассказывал руководитель советской профсоюзной делегации председатель ВЦСПС Николай Михайлович Шверник. Он говорил:

«На одном из участков Западного фронта танк лейтенанта Гудзя спешил на поддержку атаки пехоты. Завязался горячий бой одного советского танка с 18 фашистскими. Один против 18. Советский танк методически выводил из строя один танк за другим. Вскоре на поле боя уже насч итывалось 10 сожженных и подбитых немецких машин. Тем временем наши славные пехотинцы наседали на врага, который не выдержал натиска и побежал. Танк преследовал отступающих, давил их гусеницами и расстреливал из пулемета. На поле боя осталось до 400 гитлеровских бандитов, которые никогда не увидят не только Москвы, но и Берлина. Несмотря на полученные танком 29 вмятин, героический экипаж машины оставался до конца боя, блестяще поддерживая пехоту».

В печати сообщалось, что после рассказа Н.М. Шверника о подвиге советских танкистов в Лондонском парламенте английские парламентарии, известные своей консервативностью, нарушив вековыетрадиции, приветствовали это сообщение стоя.

В исторической битве под Сталинградом Павел Гудзь, в то время уже майор, заместитель командира гвардейского тяжелого танкового полка прорыва, вновь в боевых порядках на самом острие атаки. В одном их неравных боев танк Гудзя был подбит вражеским снарядом. Слетела гусеница, танк застыл на месте и был объят пламенем. Пострадали все члены экипажа, в том числе майор Гудзь, получивший шесть проникающих ранений. Подоспевшие однополчане спасли экипаж, а командира срочно отправили в госпиталь.

В конце 1943 г. Павел Данилович после длительного лечения вновь на фронте. Двадцатичетырехлетний гвардии подполковник командует тяжелым танковым полком прорыва. И снова он в самой гуще боя.

В одном из тяжелых боев за Днепр Павел Данилович лишился кисти левой руки. Ваг как описывает этот эпизод боя Б. Яроцкий в книге «Алгебра победы», вышедшей в 1991 г. в издательстве «Молодая гвардия» и посвященной боевой жизни Павла Даниловича:

«Молодой подполковник Гудзь, командир тяжелого танкового полка прорыва, выполнял боевое задание по преодолению обороны противника на Днепре, имея в распоряжении оставшиеся от полка пять танков КВ. При подходе к Днепру танк командира полка был пробит из немецкого танка «Тигр» снарядом, угодившим в борт. Наводчик, заряжающий и стрелок-радист были убиты, а у командира перебита рука. Механик-водитель сумел наложить жгут, и Гудзь, превозмогая адскую боль, попытался вращать рукоятки наведения пушки. Однако осколки перебитой кости, словно зубы разъяренного хищника, впивались в мышцы. Боль затуманивала сознание.

— Нож!

Механик-водитель вынул финку.

— Отрезай! — скомандовал командир.

— Не могу, товарищ подполковник, — в отчаянии ответил тот.

— Приказываю!

— Лучше расстреляйте!

— Нож. Дай нож!..

Трясущимися руками механик-водитель протянул финку, и Гудзь перерезал себе сухожилие. Кисть — уже чужая — выскользнула из комбинезона».

Пройдя это тяжелое испытание, Павел Данилович не только не расстался с армией, но не пожелал оставаться в тылу. С протезом руки он возвратился на фронт, где под его командованием с неизменным успехом стал действовать 5-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк.

В мае 1944 г. боевой офицер был зачислен слушателем командного факультета Военной академии бронетанковых войск, которую в 1947 г. окончил с золотой медалью.

Первые мои личные впечатления о Павле Даниловиче относятся как раз к первому послевоенному пятилетию, когда я проходил учебу в академии БТВ. Гудзь, в то время окончивший адъюнктуру и ставший преподавателем академии, читал нам лекции по тактике бронетанковых войск. Тогда я еще не знал о боевых подвигах Павла Даниловича, а читаемый им предмет не относился к числу моих любимых. По этим двум причинам я, признаюсь, слушал эти лекции без должного внимания, о чем впоследствии весьма сожалел.

Много лет спустя мне довелось работать вместе с Павлом Даниловичем в составе государственной экзаменационной комиссии по выпуску слушателей академии БТВ 1981 г. К тому времени Павел Данилович, заместитель начальника академии БТВ, уже обладал всеми учеными степенями и званиями, перечисленными в начале статьи. Он принимал активное участие в подготовке и проведении первых учений с применением атомного оружия в Тоцком, где ему довелось провести передовой отряд-танковый полк — через эпицентр атомного взрыва. С середины 1954 по 1957 г. под его руководством в академии БТВ был разработан капитальный военно-теоретический труд по проблемам развития бронетанковых войск и их применения в операциях в условиях наличия у сторон ядерного оружия. В его послужном списке были должности заместителя и начальника кафедры тактики высших соединений академии БТВ. В составе специальной группы Генштаба П. Д. Гудзь разрабатывал проблемы стратегического развертывания вооруженных сил в случае ядерной войны.

Самое близкое мое знакомство с Павлом Даниловичем относится к 1985–1986 гг., последним годам моей службы в армии. К описываемому времени мне было уже за 60, я уже отслужил все положенные сроки и дав!ю подлежал увольнению из кадров вооруженных сил даже не в запас, а прямо в отставку. Однако мое командование решило по-другому.

Предстояли государственные испытания нового образца бронетанковой техники — боевой машины пехоты БМП-3, созданной КБ Курганского машиностроительного завода. Напомню, что ее главным преимуществом над серийной моделью БМП-2 являлся новый мощный комплекс вооружения, разработанный талантливыми тульскими оружейниками Василием Петровичем Грязевым и Сергеем Михайловичем Березиным под руководством известного ученого и создателя многих образцов современного оружия Аркадия Георгиевича Шипунова. Этот комплекс, предназначенный для поражения наземных и воздушных целей на дальносги до 4 км, представлял собой единый блок, состоящий из 100-мм орудия-пусковой установки для стрельбы тремя типами неуправляемых артиллерийских снарядов и пуска управляемых реактивных снарядов с наведением по лазерному лучу, 30-мм автоматической пушки с двумя видами боеприпасов и двухленточным питанием и 7,62-мм пулемета. Автоматизированная система управления огнем этой строенной установки включала в себя дневные и ночные прицелы и приборы наблюдения, лазерный дальномер, стабилизатор вооружения в вертикальной и горизонтальной плоскостях, баллистический вычислитель с датчиками входной информации.

В требованиях к конструкции машины была заложена возможность ее движения и ведения огня с ходу на суше и на плаву (до 3 баллов), а также возможность транспортировки ее по воздуху и десантирования парашютным способом. Машина должна была обладать высокой степенью защищенности от различных видов оружия массового поражения и способностью самоокапывания. Это разнообразие требований определило характер и масштабы государственных испытаний. Предусматривалось создание Государственной комиссии из специалистов Сухопутных войск (танкистов, артиллеристов, общевойсковых командиров, представителей инженерных войск, войск радиационной, химической и бактериологической защиты), Военно-воздушных сил, ВоенноМорского Флота, Воздушно-десантных войск, Войск ПВО, а также представителей практически всех отраслей оборонной промышленности.

Программа государственных испытаний предусматривала привлечение Юопытных образцов БМП-3, формирование и обучение испытательных подразделений из войсковых экипажей, проведение ходовых, стрельбовых и тактических наземных и морских испытаний. Климатические испытания предполагалось провести в жарких и пыльных условиях Туркестана, в высокогорных условиях Закавказья, зимой в Зауралье. При этих испытаниях подлежали проверке как работоспособность машины, так и условия обитания в ней экипажа и десанта. Программа предусматривала также целую серию специальных испытаний на полигонах и в войсковых частях Министерства обороны и научно-исследовательских учреждениях промышленности. Сюда относились испытания на противоснарядную, противопульную, противоминную, противорадиационную, противохимическую стойкость, стойкость к воздействию электромагнитных излучений и ударной волны ядерного взрыва, а также на плавучесть, остойчивость и возможность стрельбы на волне различной балльности, возможность и эффективность стрельбы по воздушным целям, авиатранспортабельность, авиадесантируемость, ремонтопригодность и ряд других. Вся работа была рассчитана на год с лишним.

Председатель комиссии по государственным испытаниям БМП-3 генерал-полковник П. Д. Гудзь (справа) и первый заместитель председателя комиссии полковник П. И. Кириченко в районе горы Арагац (ЗакВО).

С учетом большого масштаба испытаний и высокого ранга лиц, привлекаемых к их обеспечению, в том числе командующих войсками ряда военных округов и флотов, командиров дивизий, а также генеральских званий заместителей председателя Государственной комиссии (главного конструктора БМП-3 генерал-майора Александра Александровича Благонравова, начальников испытательных военных полигонов генерал-майоров Всеволода Ивановича Королева, Виктора Ивановича Тодоракиева), необходима была авторитетная фигура председателя Государственной комиссии с высоким воинским званием.

Командование остановило свой выбор на фигуре заместителя начальника Военной академии бронетанковых войск, в то время еще генерал-лейтенанте, а в последующем генерал-полковнике Павле Даниловиче Гудзе. Он пользовался авторитетом у командующих войсками военных округов и среди командиров дивизий, большинство из которых слушали его лекции в академии или были знакомы сего научными трудами. Кроме того, командующие видами вооруженных сил и родами войск, а также командующие войсками военных округов и флотов знали его по работе в спецгруппе Генерального штаба по стратегическому развертыванию вооруженных сил. Немалую роль в отношении к нему войсковиков играло его героическое боевое прошлое. Полагаю также, что для военной элиты были немаловажными известные многим его близкие отношения и дружба семьями с тогдашним министром обороны Маршалом Советского Союза Сергеем Леонидовичем Соколовым, его однокашником по учебе в академии, которую они оба окончили в 1947 г.

Назначение Павла Даниловича председателем комиссии по государственным испытанием БМП-3 состоялось.

Однако высокая должность генерала и большой круг исполняемых им основных служебных обязанностей не позволяли ему постоянно пребывать в местах проведения испытаний. Для осуществления повседневного руководства проведением государственных испытаний, текущей координации действий всех привлекаемых к ним войсковых частей, военных и гражданских организаций и предприятий, выработки объективной и грамотной оценки результатов испытаний, конкретных технических предложений по устранению выявленных недостатков требовался постоянно действующий первый заместитель председателя Государственной комиссии. На этом посту нужен был военный специалист в области отработки новой бронетанковой техники, имеющий соответствующий опыт работы, возможность полностью сосредоточиться на испытаниях и пользующийся достаточным авторитетом у специалистов промышленности.

Выбор командования пал на меня. По-видимому, сыграл роль мой прежний опыт совместной работы с промышленностью и войсками по отработке многих послевоенных образцов бронетанковой техники, в том числе предшественников БМП-3-боевых машин пехоты БМП-1 и БМП-2. Учитывалось также и то, что в предвидении моего увольнения из армии уже был подготовлен преемник на мою должность начальника отдела планирования ОКР и НИР- заместителя председателя научно-технического комитета ГБТУ МО СССР. Кроме того, принимались во внимание высокая квалификация и большой опыт работы офицеров и гражданских сотрудников отдела. Поэтому мое длительное отсутствие в комитете не вызывало особых осложнений.

О нашем сотрудничестве с Павлом Даниловичем я вспоминаю с удовольствием. Несмотря на разницу в наших воинских званиях (он — генерал-полковник, я — полковник), у нас быстро установились отношения взаимного уважения и доверия, выявилась общность интересов.

Необходимые принципиальные организационные решения по испытаниям принимались им оперативно, обоснованно и четко. После этого все подготовленные мной распоряжения войскам, обращения к командованию или промышленному руководству тут же подкреплялись его высокой подписью. Не было ни одного случая, когда бы эти распоряжения или обращения не принимались к исполнению должностными лицами всех степеней и рангов.

Сам председатель присутствовал на всех наиболее ответственных этапах испытаний. Несмотря на отсутствие кисти руки, он поработал на местах всех членов боевого расчета БМП-3, практически выполняя их функции. При испытаниях в Туркестане он совершил в колонне длительный марш по пустыне Кара-Кум, стойко перенося 45-градусную жару и сплошные завесы лессовой пыли. Во время проверки водоходных качеств машин в морских условиях Павел Данилович совершил ряд заплывов в БМП-3 по черноморской акватории, в том числе вместе с приглашенным им командующим Черноморским флотом адмиралом Д. Хронопуло. Пристальный интерес Гудзя вызвала проверка работоспособности машин на крутых горных склонах армянского Арагаца в условиях кислородного дефицита. Актуальность этой проверки диктовалась опытом проходивших тогда военных действий нашей бронетанковой техники в горах Афганистана. Но, разумеется, главным предметом его внимания была проверка эффективности нового вооружения БМП-3 при проведении всех видов стрельб. Вклад боевого генерала в методику проверки и оценки новых боевых возможностей БМП-3 в различных условиях ее тактического использования был для комиссии особенно ценным.

На переднем плане генерал-полковник П. Д. Гудзь (слева) и полковник П. И. Кириченко прибыли с комиссией к месту испытаний БМП-3 в долине Копетдага (ТуркВо).

Как и у всякого нового изделия, у опытных образцов БМП-3 было немало недоработок. Однако, к чести разработчиков машины, в ходе испытаний им удавалось быстро находить технические решения по устранению выявленных недостатков и реализации предложений комиссии, в том числе ее председателя, по дальнейшему улучшению конструкции машины.

Результаты нашей работы, завершенной в 1986 г., были успешными. Несмотря на сложные, порой опасные условия испытаний, они прошли без ка- ких-либо чрезвычайных происшествий, серьезных травм личного состава и, как отметили контролировавшие нас спецслужбы, без утечки закрытой информации. Новая боевая машина пехоты БМП-3, доработанная в ходе всесторонних испытаний, была рекомендована комиссией к принятию на вооружение в то время еще Советской Армии.

У новой машины, во многом ломавшей привычные представления о вооружении стрелковых частей и подразделений, было, как водится, немало недоброжелателей и идеологических оппонентов. Они выступали с критикой БМП-3 на высоких совещаниях в Министерствах обороны и оборонной промышленности при рассмотрении результатов государственных испытаний. Однако авторитетное слово председателя государственной комиссии, лично убедившегося в высоких боевых и эксплуатационных качествах этой машины, сыграло решающую роль.

Принятие па вооружение БМП-3 состоялось в 1987 г. и сулило существенное повышение боевой эффективности наших Сухопутных войск и морской пехоты. Показанная на международных выставках вооружения новая боевая машина пехоты завоевала высокий мировой рейтинг.

Вот как несколько лет спустя отзывались о ней зарубежные военные специалисты:

«Сегодня на Западе нет боевой машины, которая по боевой мощи могла бы сравниться с БМП-3.» («Джейнс совьет-интеллидженс ревью», Англия, 1990 г., декабрь, т.2, № 12).

«Особенно впечатляет вооружение. БМП-3 в настоящее время, несомненно, превосходит по огневой мощи все БМП в мире.» («Золдат унд техник», ФРГ, 1990 г., № 7).

К сожалению, развал Советского Союза, крах нашей экономики в результате либеральных реформ 1990-х гг. и резкое сокращение финансирования российской армии привели к срыву намеченной программы развертывания серийного производства БМП-3. До сего времени этот новый высокоэффективный вид бронетанковой техники поступает на оснащение наших войск в мизерном количестве. В то же время изрядная доля этих машин, производимых промышленностью, идет на экспорт, причем иногда в страны, не слишком дружелюбно относящиеся к России.

Государственная экзаменационная комиссия по выпуску слушателей академии БТВ в 1981 г. (пятый слева — заместитель начальника академии БТВ генерал-лейтенант П.Д. Гудзь; седьмой слева — заместитель председателя ГЭК полковник П. И. Кириченко).

Ко времени написания этих строк Павел Данилович Гудзь отошел от дел. За многолетнее безупречное служение своему Отечеству и героизм, проявленный в годы Великой Отечественной войны, он награжден многими советскими правительственными наградами: орденами Ленина, Боевого Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны I и II степени, двумя орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, «За службу Родине в Вооруженных Силах», российским орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, многими медалями, а также орденами зарубежных стран.

Рядлет Павел Данилович возглавлял объединенный совет ветеранов танковых войск и кавалерии в составе Московского комитета ветеранов Великой Отечественной войны. Однако позднее по состоянию здоровья он вынужден был оставить эту работу.

В последнее время наши встречи с ним происходят редко, в основном на официальных ветеранских мероприятиях. Но при каждой встрече он с известной долей ностальгии вспоминает о нашей многотрудной совместной работе в период проведения государственных испытаний БМП-3 и всегда отзывается о действиях комиссии добрыми словами.

(Продолжение следует)

Ходовая часть танков. Подвеска

Василий Чобиток

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 7,8,10/2005 г.

Блокированная подвеска

Блокированная подвеска появилась на танках еще во время Первой мировой войны. Развитие блокированной подвески было связано с увеличением числа катков, сблокированных одним упругим элементом (или связанных в одной тележке).

Своего предела развитие блокированной подвески достигло в 1928–1938 гг. В этот период было создано наибольшее число типов блокированной подвески, появились подвески с блокировкой всех катков борта и подвеска Штрауслера с блокировкой всех катков танка так, что вся система представляла как бы одну тележку.

Увеличение числа катков, сблокированных в одной тележке, позволяло уменьшить амплитуду продольных колебаний корпуса танка, а следовательно, и плавность его хода. Но при этом усиливаются такие недостатки, как снижение живучести, повышение сложности изготовления и обслуживания подвески и т. п. Поэтому за годы Второй мировой войны блокированная подвеска была оттеснена на второй план индивидуальной.

Блокированная подвеска имеет следующие особенности.

1. Изменение нагрузки на одном катке вызывает соответствующее изменение на других сблокированных с ним катках.

2. Амплитуда продольных колебаний корпуса при балансирной подвеске меньше, чем при других типах.

3. Нагрузка на катки при движении на местности с небольшими неровностями остается неизменной. Это положение справедливо для подвесок с числом точек крепления тележек к корпусу не более четырех.

Так как конструкции блокированных подвесок отличаются большим разнообразием, то дальнейшее рассмотрение будем проводить, группируя их по числу сблокированных между собой катков.

Подвеска, сблокированная по два катка (парная), наиболее распространена среди подвесок подобного типа, она в меньшей степени подвержена недостаткам блокированных подвесок, так как позволяет иметь больше двух тележек на борт.

Сблокированная по два катка подвеска имеет много вариантов реализации, она, как и индивидуальная, выполняется с различными упругими элементами: торсионными валами, листовыми рессорами, пружинами и резиной.

Торсионные валы, получившие широкое распространение в независимых подвесках, применялись в блокированных весьма Ограниченно.

Примерами торсионной парной подвески могут служить подвески итальянского легкого танка L6/40 и опытного образца плавающего танка Т-38.

Система подрессоривания L6/40 имеет короткий торсион (λ=750 мм) в каждом узле подвески. Торсионы разных бортов устанавливаются соосно, аналогично подвеске танка Т-64. Передние узлы подвески оборудованы амортизатором.

Размещение элементов подвески на танке L6/40.

Балансиры, соединяющие тележки с торсионами, частично разгружены от боковых усилий и скручивающих моментов специальным направляющим устройством. Направляющие колеса расположены низко, поэтому также подрессорены торсионами. Так как на мягких грунтах направляющее колесо L6/40 может выполнять функции опорного катка, то тип подвески этого танка можно определить как промежуточный между блокированным и смешанным.

Основным недостатком данной подвески является ее высокая жесткость (с = 569 кг/см), это наиболее жесткая подвеска среди легких танков. Период колебаний танка 7^,= 0,32 с. Жесткость подвески завышена установкой торсионов чрезмерно большого диаметра, что, г другой Стороны, позволило значительно повысить ее удельную потенциальную энергию и отказаться от ограничителей хода катков.

Подвеска опытного плавающего танка Т-38 1936–1938 гг. двухторсионная трубчато-стержневая, аналогичная по конструкции рессоры подвеске АСУ-57. В отличие от АСУ-57 рессора соединена с парной тележкой. В тележке был предусмотрен резиновый амортизатор (буфер). Из-за несовершенства технологии производства сдвоенного торсиона от него не удалось получить желаемых характеристик, и Т-38 с такой подвеской в серию не пошел.

Система подрессоривания САУ «Фердинанд» также представляет собой вариант блокированной торсионной |в сочетании с резиновой подушкой) подвески совершенно оригинальной конструкции Фердинанда Порше с продольным расположением торсионов.

Подвеска «Фердинанда» состоит из шести узлов подвески, по три на борт. Узел подвески включает балансир, картер, связывающий оси вращения опорных катков, торсион, резиновую подушку, кулачковый привод закрутки торсиона. Балансир, шарнирно установленный на корпусе машины, на одном конце через резиновую подушку взаимодействует с картером, на другом конце имеется жестко закрепленная ось опорного катка (обозначим его как первый каток), на этой же оси установлен качающийся картер, на втором конце которого жестко зафиксирована ось второго катка. Внутри картера подвески устанавливается торсионный вал. Со стороны второ!» катка вал через шлицевое соединение закреплен в картере, с другой стороны — в трубе, поворачивающейся на подшипниках относительно картера. На трубе смонтирован кулак, который упирается в кулак, неподвижно установленный на оси первого катка.

Работа подвески состоит в следующем. При подъеме, например, второго катка картер поворачивается относительно оси первого катка, резиновая подушка начинает сжиматься. Одновременно конец кулака, находящегося на трубе, остается на месте за счет упора в неподвижный кулак, что приводит к повороту трубы, которая закручивает торсион. Таким образом, торсион и резиновая подушка работают параллельно.

Слабым местом этой подвески является недостаточно надежное крепление резиновой подушки. После срыва подушки торсион разрушается, гак как в этом случае он вынужден воспринимать нагрузку, на которую не рассчитан. Кроме того, к недостаткам данной подвески можно отнести чрезмерную сложность конструкции и высокую жесткость.

Достоинствами подвески САУ «Фердинанд» являются высокая по сравнению с «Тигром» и «Пантерой» ремонтопригодность, высвобождение внутреннего объема танка, сравнительно небольшая относительная масса. Узлы подвески хоть и расположены снаружи, но прикрыты опорными катками и находятся ниже зоны, подверженной наиболее интенсивному обстрелу. Среди подвесок тяжелых машин фашистской Германии подвеску «Фердинанда» можно считать наиболее удачной.

Подвеска легкого танка LT-38 состоит из двух узлов на борт, в каждом из которых сблокировано по два опорных катка большого диаметра.

САУ «Фердинанд» имеет блокированную подвеску с продольным расположением торсионов.

Большое распространение среди блокированных парных подвесок получили подвески с листовой рессорой.

Подвеска чешского легкого танка LT-38 имеет довольно удачную конструкцию. Она состоит из двух узлов подвески на борт, в каждом из которых сблокировано по два опорных катка большого диаметра (0=775 мм). Каждый каток в тележке имеет свой балансир, балансиры направлены в разные стороны. Полуэллиптическая листовая рессора своими концами опирается на балансиры через бронзовые прокладки, а в центральной части через призматическую опору соединяется с корпусом. Применение катков большого диаметра позволило необычно установить балансиры: ось вращения катка выше оси качания балансира, благодаря этому удар при встрече с препятствием д\я первых и третьих катков будет смягчен. Ограничитель хода катка имеется только у передних катков.

Бронированный трактор Т-20 «Комсомолец».

Узел подвески тягача Т-20 «Комсомолец».

Американский средний танк М4 «Шерман».

Немецкии средний танк Pz.IV.

В ступицах балансиров установлены фрикционные амортизаторы постоянного трения. Точные данные по характеристикам плавности хода данной системы у меня отсутствуют, однако в книге П.М. Волкова (Волков П.М. Конструкция и расчет подвесок гусеничных машин. М., Машгиз, 1947) отмечается: «Установку механического амортизатора с постоянным трением в подвеске с листовой рессорой, обладающей собственной силой трения, нельзя признать целесообразной, так как это увеличивает жесткость подвески и ухудшает плавность хода».

Подвеска бронированного трактора Т-20 «Комсомолец» аналогична подвеске LT-38: балансиры двух опорных катков тележки соединены между собой, направлены в разные стороны и своими концами упираются в полуэллиптическую листовую рессору, расположенную выше. В подвеске «Комсомольца» четыре парные тележки. Этот вариант подвески использовался на некоторых отечественных танках.

Подвеска немецкого среднего танка Pz.IV сблокирована по два катка четвертьэллиптической листовой рессорой и имеет восемь катков в четырех тележках на борт. Для переднего катка каждой тележки установлен резиновый упор (ограничитель хода). Задняя тележка имеет такой же упор и мя второго катка с целью исключения жестких ударов низко расположенного направляющего колеса о неровности местности.

Конструкция узла подвески достаточно простая. Каждый каток имеет свой балансир, первый направлен вперед, второй — назад. Один конец рессоры жестко зафиксирован в первом балансире, второй опирается на палец, закрепленный во втором балансире.

Подвеска Pz.IV легка, компактна и практически не занимает внутренний объем танка. Как и другие подвески с листовой рессорой, она имеет преимущество из-за наличия сил внутреннего трения в рессоре. Низкое расположение рессоры делает ее менее уязвимой, так как зона наибольшего количества попаданий находится выше.

Недостатком данной подвески является ее высокая жесткость (с = 800- 1100 кг/см) при коротком полном ходе катка 100 мм и динамическом менее 75 мм.

На японском танке «2593» («Мицубиси-93») применялась многоточечная парная подвеска с полуэллиптической рессорой. Балансир со сблокированными катками соединялся с рессорой в ее центральной части, края рессоры закреплялись на корпусе танка.

Подвеска с коническими (буферными) пружинами получила широкое распространение в американских танках во время Второй мировой войны, а в последний период войны была применена в Германии на некоторых опытных танках, в частности, на сверхтяжелом «Мышонке».

Подвеска американского среднего танка М4А2 «Шерман» включает три парных узла на борт. Узел подвески (тележка) М4А2 состоит из двух балансиров, соединенных с опорными катками, коромысла, буферной площадки, двух буферных пружин, корпуса с направляющими пазами.

Узел подвески (тележка) среднего танка М4А2.Шерман».

Усовершенствованный узел подвески (тележка) среднего танка «Шерман».

Американский легкий танк М3 «Стюарт».

Французский танк Н-35 «Гочкис» оснащался парной подвеской с винтовой пружиной.

Схема парной подвески с винтовой пружиной типа Харо.

Вес танка через вертикально расположенные буферные пружины передается на буферную площадку и коромысло, которое через скользящие опоры на концах опирается на балансиры, равномерно распределяя вес на два опорных катка. При наезде катка на неровность балансир, поворачиваясь вокруг своей оси, поднимает опирающийся на него конец коромысла, буферная площадка перемещается вверх по направляющим в корпусе и сжимает пружины. Нагрузка равномерно возрастает на обоих катках тележки.

Подвеска «Шермана» довольно мягкая, но отсутствие упругих ограничителей хода катков приводит к тому, что танк получает жесткие удары при движении по неровной местности. К недостаткам данной подвески относятся: незащищенность рессор от поражения, наличие сил трения в месте соединения коромысла с балансирами, их износ и необходимость смазки.

Для устранения указанных недостатков в танках М4А2 и других его модификациях поздних выпусков конструкция подвески была улучшена. Балансиры выполнили в виде двуплечих рычагов, на нижнем конце которых устанавливаются сдвоенные опорные катки, на верхнем крепятся две буферные пружины, размещенные между балансирами горизонтально, над рессорами установлен гидравлический телескопический амортизатор. Плавность хода была повышена, исключены износ и необходимость смазки трущихся поверхностей балансиров и коромысла. В то же время рессоры остались не защищенными от поражения.

На американском легком танке М-Зл (М3 «Стюарт») применялись тележки, конструктивно схожие с тележками М4А2. В отличие от последнего, в тележке М-Зл буферные пружины расположены не вдоль оси корпуса, а поперек, коромысло и балансиры соединяют две серьги, чем исключается трение коромысла о балансиры.

Конструкция парной подвески с винтовой пружиной, расположенной горизонтально между двумя балансирами, применявшаяся на Н-35 «Гочкис» и других французских танках, получила название «французские ножницы». Такая же подвеска применялась, в частности, на советском легком Т-37. Подвеска достаточно мягкая и простая. Основным ее недостатком является открытое расположение незащищенной рессоры.

Парная подвеска с винтовой пружиной типа Харо, которая использовалась на легком танке «2595» Ха-Го (он же «Мицубиси-95») и на других японских танках в 1930-1940-е гг., представляла собой довольно орипп гальную конструкцию. Два катка большого диаметра соединены между собой в тележке коромыслом, которое в своей центральной части связано с осью на балансире.

Балансир имеет рычаг, направленный вверх и через тягу соединенный с расположенной горизонтально вдоль корпуса пружиной, работающей на сжатие.

Балансиры передних тележек направлены назад, задних — вперед. Пружины обеих тележек на боргу расположены соосно и прикрыты от пуль и осколков общим цилиндрическим броневым кожухом.

Такая конструкция блокированной подвески позволяет получить динамический ход катков не меньше, чем у независимых подвесок. Некоторые варианты тележек этой подвески имели еще третий дополнительный каток малого диаметра между основными катками посередине коромысла. Этот каток служил для более равномерного распределения давления при движении по мягкому грун ту и, принимая на себя часть нагрузки, позволял снизить износ резиновых бандажей на основных катках. Недостатком такой подвески является сравнительно большая масса неподрессоренных элементов.

Парная подвеска с резиновой рессорой получила широкое распространение в 1930-е гт. во Франции. Ее конструкция подобна «французским ножницам», только вместо пружинной рессоры применяется набор резиновых колец, чередующихся с металлическими дисками. Резиновые кольца работают на сжатие. Парные тележки с резиновыми упругими элементами были, например, в смешанной подвеске танка «Рено» R-35. Для ограничения хода катков вниз использовались два уменьшенных резиновых кольца ниже осей качания балансиров. Для увеличения упругости рессоры и упрощения ее конструкции резиновые кольца и металлические диски между собой не склеены.

Среди подвесок с резиновыми рессорами данная система считается наиболее удачной. Основным недостатком этой подвески является ее высокая жесткость и малый динамический ход катков.

Узел подвески (тележка) танка R-35.

Узел подвески танка Mk III «Валентайн».

Легкий танк Т-26.

Общий вид ходовой части легкого танка Т-26.

Узел (тележка) балансирной подвески танка Т-26.

Подвеска, сблокированная по три катка, широкого распространения не получила в связи с достаточно большой сложностью ее изготовления даже по сравнению с подвеской, сблокированной по четыре катка, а также из-за неравномерного распределения нагрузки между катками тележки. Такая подвеска использовалась на английских крейсерских танках А9 и А10, а позднее применена на пехотном танке «Валентайн».

Подвеска английского тапка Mk III «Валентайн», сблокированная по три катка, сост оит из двух тележек на борт. Передние и задние катки имеют больший диаметр по сравнению с остальными, что облегчает преодоление некоторых препятствий. Тележка состоит из трех ка тков (один большого и два малого диаметра), первичного и вторичного балансиров, коромысла, кронштейна тележки и пружинной рессоры в сборе с телескопическим амортизатором.

Каток большого диаметра соединен с первичным балансиром, который закреплен в кронштейне на корпусе. На другом конце первичного балансира шарнирно закреплен вторичный. На вторичном балансире качается коромысло с двумя ка тками малого диаметра, Рессора в сборе с амортизатором помещена между первичным и вторичным балансирами и соединяется с ними цапфами. Плечи рычагов выполнены так, что на катки большого диаметра приходится большая нагрузка по сравнению с остальными.

Передние тележки взаимозаменяемы с задними противоположных бортов. Подвеска «Валентайна» достаточно мягкая (с = 200–300 кг/см) и в сочетании с гидравлическим амортизатором обеспечивает хорошую плавность хода. По мере подъема катков вверх и сжатия пружины жесткость подвески возрастает, что благоприятно сказывается на стабилизации корпуса.

К недостаткам данной подвески можно отнести ее уязвимость, сложность и громоздкость конструкции.

Подвеска, сблокированная по четыре катка, была достаточно широко распространена до Второй мировой войны, она использовалась на английских, чешских, итальянских, советских, польских и других танках. Однако, как уже отмечалось, с ростом числа катков, сбалансированных в одной тележке, снижается живучесть подвески, Поэтому до середины Второй мировой войны удержались только две марки танков — английский Mk II «Матильда» и чешский LT-35.

Подвеска легкого танка Т-26 имела довольно распространенную конструкцию. Она была разработана для английского Mk. Е («Виккерс-Армстронг 6-тонный») и использовалась, кроме того, на польском 7ТР и некоторых других танках. Восемь катков малого диаметра образуют две тележки на борт. В тележке катки сблокированы по два коромыслами. Одно коромысло шарнирно закреплено на балансире, другое — на двух параллельных четвертьэллипгических листовых рессорах. Рессоры, в свою очередь, жестко закреплены на балансире и кроме своей основной функции выполняют роль второго балансира (заменяют его). Такое решение по сравнению с подвесками, применявшимися, например, на LT-35, итальянских Ml 1/39, Ml3/40 и других танках с подобными системами, имевшими по два балансира в тележке и полуэллиптическую листовую рессору, позволяет упростить конструкцию, уменьшить массу подвески и снизить вероятность поражения низко расположенной рессоры.

В результате Т-26 отличался неплохими динамическими характеристиками и достаточной плавностью хода. В то же время из-за отсутствия ограничителей хода ка тков и тележек возникала опасность их переворачивания и поломки узлов подвески. Интересная особенность конструкции сблокированной по четыре катка подвески Т-26 получила отражение в «Памятке по эвакуации машин с поля боя», разработанной Главным автобронетанковым управлением Красной Армии и выпущенной Воениздатом НКО СССР в 1941 г. В ней отмечается, что при разрушении обеих кареток (тележек) борта для буксировки необходимо изготавливать специальный полоз из бревна, при повреждении одной каретки — половинный полоз. Во время буксировки с половинным полозом, а также «при эвакуации танков с балансирной подвеской, при заклинении бортовой передачи и снятой гусенице применять страхующие тросы. На каждую каретку нужно ставить один трос». Трос, который при буксировке закрепляется на передней части тележки и оси поддерживающего катка, предназначен для предотвращения поломки тележки в результате возможного утыкания ее переднего катка в препятствие. В танках с независимой подвеской и направленными назад балансирами такая проблема не возникает.

Окончание следует

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9-12/2004 г., № 2–6,8,10/2005 г.

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Годовщина «дня позора»

7 декабря 2001 г. Америка отмечала круглую дату — 60 лет со «дня позора», налета японской палубной авиации на военно-морскую базу ВМС США Перл-Харбор.

Флот не остался обделенным вниманием высокопоставленных чиновников. К собравшимся на палубе АВМА «Энтерпрайз» дотянувшим до сегодняшнего дня ветеранам того побоища и действующим матросам, старшинам, уорент-офицерам и офицерам Атлантического флота ВМС США и Корпуса морской пехоты с торжественной речью обратился президент Соединенных Штатов Джордж У. Буш. Хотя непонятно, что торжественного может быть в воспоминаниях о том дне, когда все просто-напросто «прошляпили» армаду японских авианосцев и «кучу» поднятых с них бомбардировщиков, торпедоносцев и истребителей. А потом еще и позволили потопить большую часть своего Тихоокеанского флота.

Оператор 1 — го класса на своем боевом посту осуществляет наблюдение за надводными целями, обнаруженными радиотехническими средствами авианосца. Центр управления тактической обстановкой (Tactical Flag Command Center, или TFCC) АВМА «Энтерпрайз». Персидский залив, 29 ноября 2003 г.

Моряки «Энтерпрайза» проводят окраску многотонного якоря авианосца. В 2003 г. АВМА «Энтерпрайз» получил долгожданную ежегодную награду — «Золотой якорь» (Golden Anchor Award). Эта награда присуждается в каждом классе кораблей ВМС США за выдающиеся заслуги в вопросах продления контрактов военнослужащими и т. п.

Порт Джебель-Али, ОАЭ, 16 января 2004 г.

Выбор «Энтерпрайза» в качестве площадки для митинга был не случаен. Во-первых, атомоход унаследовал свое имя от одного из наиболее прославившихся в боевых действиях против японского императорского флота американских авианосцев. А во-вторых, он сам незадолго до того вернулся «с фронта», проутюжив с помощью своей авиации не один квадратный километр территории Афганистана, на которой укрывались боевики «Аль-Каиды» и всякая другая «нечисть». При этом в своем выступлении американский президент несколько раз проводил аналогию между вероломным нападением на Перл-Харбор и террористическими атаками против нью-йоркских небоскребов и Пентагона. В обоих случаях, по его словам, удары были неожиданными и нанесли тяжелый урон. Но, с другой стороны, они «заставили нацию мобилизовать свои силы» и дать отпор новому врагу.

«Многие из нас в сегодняшних военно-морских силах являются детьми и внуками тот поколения, которое сражалось и победило во Второй мировой войне. Теперь пришло ваше время. Каждый из вас призван историей бороться с врагами свободы», — добавил Джордж Буш-младший. Да, после таких слов все террористы, видимо, должны были прямо-таки испугаться и тут же побросать оружие, сдавшись на милость победителя. Однако, как показывают события последних лет, дело пошло совсем не в том направлении, как того хотели американские генералы и вашингтонские политические «ястребы».

Буш также сравнил нынешних террористов с фашистами, которых «Соединенные Штаты разгромили во Второй мировой войне». Вот жаль только, что он забыл упомянуть о том факте, что в то время как вся Европа ужо два года боролась с фашистами и нацистами, а советские вооруженные силы почти полгода в страшных боях из последних сил сдерживали натиск гитлеровских полчищ, американцы тихо отсиживались за морем и не горели желанием ни объявлять войну, ни открывать второй фронт. Как говорил герой одного из отечественных фильмов, «тушенкой отделаться пытались». И только тогда, когда японцы уже атаковали Соединенные Штаты и деваться стало просто некуда, американские руководители повернули свою деятельность и общественное мнение в сторону войны с «осью» (кстати, ничего не напоминает в связи с сегодняшним днем?).

А ведь долгое время на территории США пронацистские организации чувствовали себя прямо-таки вольготно, как в родной Германии или Италии, организуя в открытую свои собрания и шествия. В этой связи было бы также небезынтересным вспомнить о том, что долгие годы Вашингтон обеспечивал широкую поддержку и движению «Талибан», и чеченским боевикам, и другим «борцам за свободу и демократию» (кстати, так же как и пострадавшая совсем недавно от рук защищаемых ею террористов Великобритания). И лишь только тогда, когда самолеты врезались в башни Всемирного торгового центра и в пентаугольное здание военного ведомства, проводить ту же политику далее стало невозможным. А иначе свои граждане уже могли бы и камнями закидать.

Полностью загруженный палеттами с боеприпасами вертолет MH-60S» Найт Хок» (Knighthawk. или «Ночной ястреб”), приписанный к 6-й ваз Chardgers (НС-6, Helicopter Combat Support Squadron Six), готовится к взлету с АВМА «Энтерпрайз». Оружейники авианосца широко используют дизельные вилочные погрузчики для складирования боеприпасов на самолетоподьемнике, который затем доставляет их на полетную палубу авианосца.

В данный момент происходит разгрузка атомохода — лишние боеприпасы передаются на быстроходное судно снабжения «Детройт» (AOE 4, USS Detroit). Но бывает и наоборот.

Учение Summer Pulse-2004, Атлантический океан, 18 июня 2004 г.

Моряки экипажа «Энтерпрайза» поднимают на борт авианосца адмиральский катер, который будет помещен в подпалубный ангар. Учение Summer Pulse, Атлантический океан, 15 июня 2004 г.

Впрочем, американский президент в своем выступлении уделил все же больше внимания наиболее страшной угрозе современности — международному терроризму, идеология которого не уважает никакие границы и подрывает установившиеся международные нормы и традиции. По словам президента Буша, террористы хотят сосредоточить всю власть на планете в руках нескольких человек, сделав остальных послушным орудием своей воли. Истинная правда, только отчасти эта идеология напоминает некоторые положения политики самой американской администрации. В заключение же Джордж Буш-младший объявил, что никаких компромиссов и мирных договоров с террористами не будет, капитуляцию принимать также не планируется. Есть только один путь — к полной победе США, их друзей и союзников.

Члены аварийно-спасательной группы АВМА «Энтерпрайз» проводят тестирование своих средств пожаротушения (в том числе и специальной смеси) в рамках подготовительного периода перед олимпиадой аварийно-спасательных групп ВМС США, которая проводится каждый год в ходе Недели флота (Fleet Week).

Форт Лодердейл, 27 апреля 2004 г.

Матросы вкалывают не только у нас на кораблях, но и на американских тоже. Экипаж «Энтерпрайза» сдирает старую краску с многочисленных трубопроводов и элементов корабельных систем, перед тем как произвести полную окраску корабля. Атлантический океан, 22 апреля 2004 г.

Из истории кораблей американского флота с именем «Энтерпрайз»

Первый «Энтерпрайз»

Первым американским боевым кораблем, которому было присвоено имя «Энтерпрайз», стало бывшее британское судно снабжения, захваченное американцами под командованием полковника Б. Арнольда (Colonel В. Arnold) в мае 1775 г. около местечка Сент-Джонс в канадской провинции Квебек (St. Johns, Quebec). Судно было вооружено и использовалось в военных целях на озере Шамплейн (Lake Champlain).

28 августа 1775 г. “Энтерпрайз» и ряд других кораблей и судов приняли на борт более чем тысячу солдат и офицеров, направленных в район поселений Сент-Джонс (St. Johns), Монреаль (Montreal) и Квебек (Quebec). На первом этапе кампании американцам удалось захватить первые два поселения и взять в осаду Квебек. Однако вскоре на помощь осажденному гарнизону прибыло сильное подкрепление британских войск, и «янки» пришлось весной 1776 г. покинуть территорию Канады.

Сам — Энтерпрайз» и некоторые суда были спешно переведены на остров посреди реки Ришелье (Isle aux Noix, Richelieu River). Там они находились в ожидании достаточно длительное время. Одновременно полковник Б. Арнольд организовал строительство новых кораблей в Тикондероге (Ticonderoga) и Скинсборо (Skenesborough или Whitehall).

Морское сражение, если его можно так назвать (по количеству кораблей и личного состава оно больше напоминает обычный бой), произошло между американцами во главе с полковником Арнольдом и британской боевой группой 11 октября 1776 г. около острова Валькор (Valcour Island), недалеко от городка Платтсбурга, штат Нью-Йорк (Plattsburg, N.Y.). Первым позиции заняли подчиненные полковника Арнольда, которые принялись ожидать подхода неприятеля.

Вскоре подошли британцы. Бой длился весь день. С наступлением темноты американский флот смог просочиться сквозь боевые порядки англичан и уйти от погони. На следующий день боевые столкновения возобновились и через двое суток закончились поражением американцев: от всего их флота остались только пять кораблей (в том числе и “Энтерпрайз"), которые смогли оторваться от погони и ушли в Краун-Пойнт (Crown Point), а затем перешли к Тикондероге. Самое интересное, что американцы говорят об этом поражении несколько бравурно, называя его «тактическим поражением, но одновременно огромной стратегической победой над англичанами».

Наиболее важным результатом этого боя для американцев стало то, что им удалось предотвратить запланированное вторжение британских войск в Нью-Йорк. Впоследствии оказалось, что английскому командованию пришлось отложить его на целый год. А это дало американцам время набрать и подготовить новую армию, что позволило генералу Горацио Гейтсу (General Horatio Gates) наголову разгромить британские войска при Саратоге (Saratoga), штат Нью-Йорк, 17 октября 1777 г.

Считается, что именно эта победа способствовала сближению с Францией, которая помогла американским колониям в борьбе за независимость от Великобритании (в том числе и тем, что направила свои корабли к побережью Нового Света).

Что же касается первого «Энтерпрайза». то он не дожил до сражения при Саратоге. Вначале вместе с еще четырьмя судами он принимал активное участие в эвакуации американских войск из Тикондероги. Однако небольшой американский флот из пяти вымпелов не мог долго противостоять достаточно крупной боевой группе англичан, имевшейся на озере Шамплейн. После того как британцам удалось захватить два корабля, американцы 7 июля 1777 г. посадили остальные корабли и суда, в том числе и — Энтерпрайз», на мель и сожгли их.

Второй «Энтерпрайз»

Второй корабль, носивший это прославленное имя, был небольшой шхуной, имевшей каперское свидетельство, т. е., попросту говоря, занимавшейся, так сказать, «благородным» пиратством.

20 декабря 1776 г. судно приобрел для своих нужд американский военно-морской флот (Continental Navy). После этого «Энтерпрайз» под командой Джозефа Кэмпбелла (Captain Joseph Campbell) нес службу в водах Чесапикского залива (Chesapeake Вау): конвоировал транспортные суда, проводил разведку и охрану побережья от набегов англичан.

Однако военная служба второго «Энтерпрайза» продолжалась недолго, и во второй половине февраля 1777 г. судно вернулось в распоряжение Совета по безопасности Мэриленда (Maryland Council of Safety).

Продление «жизни», но «пенсия» уже не за горами

7 января 2002 г. корпорация «Нортроп Грумман» официально объявила о заключении с ВМС США контракта стоимостью 191 млн. долл. на проведение докования атомного многоцелевого авианосца «Энтерпрайз» по принятой в американском флоте программе EDSRA (Extended Drydock Selected Restricted Availability). Главным подрядчиком выступило подразделение данной корпорации — «Ньюпорт Ньюс».

Согласно плану, в течение одного календарного года на авианосце надлежало провести большой объем работ, включающий в себя постановку корабля в сухой док, вентиляцию (продувку) цистерн и их покраску, ремонтные работы по корпусу, движительной и корабельным системам авианосца, а также работы по ограниченной модернизации вышеуказанных систем. В общем, необходимо было продлить в очередной раз «жизнь» ветерану американского атомного авианосного флота, чтобы он мог дотянуть еще десяток лет до того времени, когда ему все же придется уйти на «пенсию», — так сказать, отставка по возрасту.

Непосредственно все работы проводились на территории верфи «Норфолк Нэйвал Шипярд» (Norfolk Naval Shipyard) в городе Портсмуте (расположен рядом с городом и военно-морской базой Норфолк), штат Виргиния (Portsmouth, Va). Она также выступила в качестве миноритарного подрядчика по контракту. Отделение же «Ньюпорт Ньюс» корпорации «Нортроп Грумман» исполняло роль координатора всех проводимых по контракту работ и выполняло большую часть из их объема.

В конечном итоге ремонт затянулся нa более длительный срок, и из ворот Норфолкской верфи «Энтерпрайз» вышел лишь спустя 482Д11я. Причем в тот момент, когда атомоход ушел на испытания, почти половину его экипажа составляли матросы и старшины, еще ни разу не выходившие в море на боевых кораблях и не дышавшие соленым морским воздухом. К ним добавились и 160 гражданских специалистов — сдаточная команда на время испытаний, после успешного окончания которых авианосец вернулся к месту своего постоянного базирования — ВМБ Норфолк (Naval Station Norfolk, Va).

После испытаний «Энтерпрайз» умудрился в очередной раз попасть в «книгу почета» американского флота.

Экипаж корабля впервые за последние восемь лет среди авианосцев Атлантического флота ВМС США выполнил ежегодную «разнарядку» и собрал больше средств в фонд социальной помощи ВМС и Корпуса морской пехоты Соединенных Штатов, чем для него было рассчитано, — 81 тыс. долл.

Ангар АВМ «Джон Ф. Кеннеди» практически под завязку забит боеприпасами, полученными в походе с быстроходного судна снабжения.‘Сиэтл» (AOE 3, USS Seattle) и АВМА «Энтерпрайз». Атлантический океан, 24 апреля 2004 г.

Рекламные плакаты, посвященные одному из наиболее грандиозных событий в истории ВМС США — учению Summer Pulse-2004. Тогда в воды Мирового океана одновременно вышло сразу несколько авианосных групп — показать всем врагам Америки, что ее вооруженные силы в случае необходимости могут здорово наподдать. Только вот Усаму бен Ладена все равно поймать не удалось.

Один из «Томкэтов» из корабельной авиагруппы АВМА «Энтерпрайз» принимал участие в международной авиационной выставке Dubai Airshow в 2003 г. Фото Владимира Щербакова.

Этот фонд, оригинальное название которого — Navy-Marine Corps Relief Society Drive, является отделением по сбору средств для Общества взаимовыручки ВМС и Корпуса морской пехоты (Navy- Marino Corps Relief Society). Данная организация была образована в 1904 г. поличному решению американского президента Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt) в целях оказания помощи вдовам и семьям погибших моряков. Сегодня, впрочем, теплой заботой общества охвачены не только семьи погибших, но и семьи обычных моряков и морских пехотинцев, которым не хватает своих собственных средств на оплату товаров или услуг первой необходимости, как-то медицинские счета за операции, лекарства и т. п. В общем, дело благое и американским морякам, видимо, не чуждое, как и любым простым людям, не обремененным политическими или другими заморочками. Потому они и «бьют» рекорды.

Продолжение следует

Комплекс «ПОЛАРИС А-2» — дальше, выше, больше

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллистическими ракетами Часть VI*

Павел Качур

«…Подводная лодка, оснащенная ракетами «Поларис», представляет собой хорошо укрытую и защищенную ракетную базу… Создание подводного флота, вооруженного ракетами «Поларис» и их преемниками, явится со временем силой возмездия, обладающей малой уязвимостью, хотя возможности его будут, вероятно, также ограничены». Это строки из книги Бернарда Броди «Стратегия в век ракетного оружия», написанной в 1959 г. и вышедшей небольшим тиражом в СССР в 1961 г. В то время он являлся видным сотрудником корпорации РЭНД — учреждения, созданного в 1946 г. командованием ВВС США для исследования проблем стратегического характера в военно-технической и военно-политической областях.

* Си. «ТиВ» № 4.5,7,8/200-1 г… № 3–8. Ю/2005 г.

Немного политики

Создавая комплекс морского подводного ракетного оружия «Поларис А-1». США очень торопились поскорее получить весомый аргумент в глобальном споре с СССР. Когда облик этого комплекса был в общих чертах сформирован. стало ясно, что аргумент оказался слабоватым: подводную лодку «слепили» на скорую руку, из-за малой дальности полета ракет «Поларис А-1» пришлось искать места базирования атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПААРБ) поближе к границам СССР, вопросы боевого управления ядерным оружием и связи с погруженными подводными лодками отрабатывались весьма слабо. «Длинная рука флота» оказалась слишком короткой. Конечно, американских «ястребов» это не устраивало. Поэтому ВМС США рассматривали этот комплекс как временную меру, и в него изначально были заложены резервы для дальнейшего совершенствования. Реализовывалось сразу несколько направлений: создание специального подводного носителя ракетного оружия, модернизация ракет, отработка системной составляющей комплекса, повышение автономности плавания.

В американской печати подчеркивалось, что запуск в СССР искусственного спутника Земли 4 октября 1957 г. подстегнул развитие ракетостроительных программ США. Уже в апреле 1958 г. была утверждена программа баллистической раке ты подводных лодок (БРПЛ) «Поларис А-2», а работы по ней развернулись в 1960 г., т. е. еще до сдачи ракеты «Поларис А-1» на вооружение ВМС США. Производство ракет «Поларис А-1» завершили в 1961 г., и сразу же на смену им пришла следующая модификация — «Поларис А-2» UGM-27B, продержавшаяся на сборочной линии до 1965 г.

Эти ракеты предназначались для оснащения ПААРБ типа «Этен Аллен» — первых американских подводных лодок, специально сконструированных под новые БРПЛ. При разработке комплекса с новой модификацией ракеты основные усилия конструкторы сосредоточили на модернизации, а главное, на совершенствовании технологий изготовления маршевых двигателей ракет из перспективных материалов, системе материально-технического снабжения, поиске и создании новых материалов. Поэтому с полным основанием можно сказать, что комплекс с БРПЛ «Поларис А-2» послужил объектом для технического и технологического совершенствования, ставшего родоначальником целого направления подводНЫХ сил ВМС США — 41 ПЛАРБ с 656 баллистическими ракетами на борту. Помимо ракет и подводных лодок это направление потребовало огромных усилий для создания и развития широкой инфраструктуры, включавшей учебные центры с тренажерами, оборудование по сборке и погрузке ракет, судостроительные верфи, базы, плавучие базы и плавучие доки, суда снабжения и материально-технического обеспечения флота. Правительство обеспечивало финансовую поддержку фирмам, выигравшим тендер на создание комплекса. Особое внимание уделялось строгому выполнению требований ТТЗ в части соблюдения тактико-технических характеристик, ремонтопригодности, надежности и безопасности, а также результатам испытаний, в том числе по обслуживанию ПЛАРБ и погрузочно-разгрузочным операциям с ракетами.

Сравнение ракет «Поларис А-1» и «Поларис А-2».

Баллистическая ракета подводных лодок «Поларис А-2»

Первоначально ракета «Поларис А-2» была задумана как «эволюционное» развитие ее предшественницы «Поларис А-1». Планировалось достичьтребуемой дальности полета за счет применения в двигателях первой и второй ступеней топлив с высокими характеристиками и облегчением конструктивных элементов. Однако в конечном счете в ней были реализованы многие прогрессивные технические решения, особенно в конструкции второй ступени.

Ракета «Поларис А-2», как и «Поларис А-1», выполнена двухступенчатой с последовательным расположением ступеней, имевших одинаковый максимальный диаметр: первая ступень, соединительный отсек, вторая ступень, приборный отсек, головная часть.

Основным требованием явилось увеличение дальности полета ракеты «Поларис А-2» до 1500 миль (2800 км), поэтому модификация UGM-27B имела следующие основные отличия от UGM-27A:

— масса заряда РДТТ первой ступени была увеличена примерно на 25 % за счет удлинения корпуса двигателя и, как следствие, увеличения объема, заполняемого топливом, при этом длина БРПЛ выросла примерно на 0,8 м;

— масса корпуса РДТТ первой ступени была снижена за счет уменьшения толщины стальной стенки примерно на 15 %;

— существенно уменьшилась масса корпуса РДТТ второй ступени за счет применения стеклопластика на основе стекловолокна марки S-994 (эпоксидная смола, армированная стекловолокном) и изготовления методом продольной намотки;

— внедрение модифицированного двухосновного топлива в РДТТ второй ступени;

— использование четырех поворотных сопл на второй с тупени для управления вектором тяги вместо дефлекторов газовой струи, снижавших величину тяги;

— масса моноблочной головной части ракеты была уменьшена примерно на 40 кг.

В результате указанных изменений дальность стрельбы БРПЛ «Поларис А-2» увеличилась на 600 км.

Двигатель первой ступени А-2-Р ракеты «Поларис А-2» фирмы «Аэроджет Дженерал» был создан на основе смесевого топлива (полиуретан с присадками алюминия и перхлората аммония) с более высоким удельным импульсом, чем топливо ракеты «Поларис А-1». Охлаждение абляционное, пленочное. Температура в камере сгорания 2700 °C. Корпус изготовлялся из стали марки AMS-6434 плотностью 7,8 г/см1. Длина корпуса (без днищ) 3,4 м, с днищами — 4,521 м, толщина стенки 4,8 мм. Вес корпуса без теплоизоляции 773,8 кг. Масса снаряженного РДТТ составляла 9979 кг. РДТТ первой ступени, как и предшественник, имел четыре неподвижных сопла с поворотными дефлекторами (джетевейторами), обеспечивавшими создание управляющих усилий в полете.

На второй ступени был установлен двигатель Х-250-В-4 фирмы «Геркулес Паудер». Этот двигатель работал на двухосновном топливе (нитроцеллюлоза и нитроглицерин с присадками алюминия) с высоким удельным импульсом (температура в камере сгорания 3300 °C). Охлаждение пленочное. Корпус двигателя изготовлен из стеклопластика «спираллой» плотностью 2,1 г/см3. Длина корпуса (без днищ) 0,91 м, общая длина 2,14 м, толщина стенки 4,57 мм. Вес корпуса (без теплоизоляции) 173,3 кг. В связи с повышенными энергетическими характеристиками пришлось установить сопла с применением тугоплавких материалов.

Использование поворотных сопл на второй ступени позволило уменьшить вес системы и сократить потери тяги. Ось вращения сопла находилась под некоторым углом к его геометрической оси. При нейтральном положении сопла боковая составляющая тяги отсутствовала. при вращении сопла она появлялась. Поворотное сопло позволяло осуществлять управление вектором тяги с минимальными потерями тяги. При повороте противолежащих сопл в одном направлении обеспечивалось управление по тангажу или рысканию, при повороте их в противоположных направлениях — по крену.

При испытаниях двигателя Х-250-В-4 на заводе фирмы «Геркулес Паудер» в г. Бакусе (шт. Юта) испытательный стенд был оснащен системой датчиков и 12 скоростными кинокамерами (3000 кадров в секунду). Показания датчиков передавались в центр обработки данных по 240 каналам с пропускной способностью 20000 единиц информации в секунду.

Схема БРПЛ «Поларис А-2».

Схема работы поворотных сопл РДТТ второй ступени БРПЛ «Поларис А-2».

Характеристики БР «Поларис А-2» UGM-27B
Тип UGM: U (Underwater launched) — запускаемая из подводного положения, G (surface target) — для поражения наземной (надводной) цели, М (missile) — управляемая ракета
Головная фирма Lockhead Missiles and Space
Габаритные размеры:
— длина, м 9,45
— диаметр, м 1,37
Стартовая масса, т 13,6
Максимальная дальность полета, км 2800
Двигатели, топливо I ступень: РДТТ фирмы Aerojet General, тяга 36,6 т. топливо — полиуретан + перхлорат аммония;
II ступень: РДТТ фирмы Aerojet General, тяга 9 т, топливо — полиуретан + перхлорат аммония
Конструкционный материал корпуса Сталь AMS-6434
Система наведения Инерциальная, разработки Массачусетсского технологического института, фирм General Electric и Hughes Aircraft
Исполнительные органы управления полетом ракеты Дефлекторы газовой струи (джетевейторы) на четырех соплах РДТТ первой ступени, четыре поворотных сопла на второй ступени
Головная часть (тротиловый эквивалент боевого заряда, Мт) Фирма Lockhead Missiles and Space (0,5–0,8)

В приборном отсеке БРПЛ размещалась аппаратура бортовой системы управления (СУ) ракеты, а также высоковольтный блок запуска РДТТ второй ступени, обеспечивавший подключение воспламенителя двигателя, блок блокировки прохождения команд на задействование этого воспламенителя и другая аппаратура. Отсек также служил для соединения второй ступени ракеты с ее ГЧ. Для доступа к аппаратуре в корпусе приборного отсека имелся специальный люк, на крышке которого находилось оптическое «окно» для прицеливания БРПЛ в процессе предстартовой подготовки. Корпус отсека изготавливался из сплава магния и тория.

Система управления полетом на активном участке траектории ракеты «Поларис А-2» и наведения головной части на выбранную перед стартом цель, включая и навигационную корабельную систему SINS, значительных изменений не претерпела, хотя отдельные усовершенствования в нее внесли. Так, появилась дополнительная система контроля SLAG (Safe Launch Angl Gate), обеспечивавшая повышенную безопасность пуска ракет с борта корабля.

Эта аппаратура предназначалась для визуальной индикации углов крена корабля и определения относительной амплитуды бортовой качки при опасных параметрах качки подводной лодки. В целях самоконтроля все блоки аппаратуры SLAG дублировались. При подобной системе контроля неисправность хотя бы одного комплекта аппаратуры исключала возможность пуска ракеты до момента устранения дефекта.

Аппаратура контроля SLAG имела три выносных индикатора, которые размещались в боевом и в телеметрическом постах подводной лодки.

Ограничение возможности стрельбы при сильной качке осуществлялось специальной гировертикалью, вырабатывавшей опорный сигнал, относительно которого отсчитывались углы крена. Далее при помощи следящего привода эти углы крена преобразовывались в сигналы, которые не позволяли сработать системе пуска в тех случаях, когда углы крена корабля превышали допустимые. Опытными замерами было установлено, что данная аппаратура обеспечивала точность замера углов крена подводной лодки ±20' в диапазоне до 15°.

По утверждениям американских источников, испытания стрельбой ракет этой модификации показали сравнительно высокую точность. Так, во время одного из пусков, произведенного в 1962 г. с подводной лодки «Этен Аллен» из неизвестного положения на дистанцию 1400 км, головная часть ракеты «Поларис А-2» упала с отклонением 1,6 км по отношению к цели при заданной точности стрельбы (КВО) 1,2 км. По мнению американских специалистов, такая точность для ракет с зарядом 0,5 Мт являлась достаточной для поражения цели.

Тем не менее для моноблочной головной части разработали несколько модернизированных термоядерных устройств. Так, мощность ядерной головной части Mk-1 mod. 2 составляла около 600 кт, a Mk-1 mod. 3 — около 800 кт. Впрочем, в случае необходимости можно было устанавливать ГЧ от БРПЛ «Поларис А-1» Mk-1 mod. 1 (500 кг).

Бортовая СУ БРПЛ — инерциальная. Ее основу составляла система наведения Мк-2, состоявшая из гиростабилизированной платформы (ГСП) и электронно- вычислительного блока.

ГСП представляла собой трехосный гироскопический стабилизатор. Его внешняя рамка имела специальные отверстия для прохода охлаждающего воздуха. На ней устанавливался уголковый отражатель для азимутальной выставки ГСП. Стабилизация углового положения ГСП осуществлялась тремя гироблоками — двухстепенными поплавковыми гироскопами, роторы которых имели шарикоподшипниковый подвес. В качестве датчиков угла и момента использовались датчики типа «микросин». На платформе устанавливались также два компенсационных акселерометра и один гироскопический интегратор продольных ускорений. Выходными сигналами акселерометров и гироинтегратора являлись импульсы приращения скорости по осям их чувствительности.

Электронно-вычислительный блок (ЭВБ) состоял из двух секций, закрепленных на охлаждаемой платформе, и преобразователя поступающего электропитания в требуемые напряжения и частоты для работы всех элемен тов системы наведения. Другая секция являлась бортовой цифровой вычислительной машиной (БЦВМ) с последовательной записью и обработкой информации, в ее состав входили 12 функциональных блоков. Ячейки памяти БЦВМ и все вычислительные схемы построены на 17-разрядных сдвиговых регистрах, выполненных на магнитных сердечниках.

Поддержание нормальной рабочей температуры ГСП и ЭВБ осуществлялось системой термостатирования, основные компоненты которой размещались на ПЛАРБ. Ее чувствительными элементами являлись датчики температуры (терморезисторы), установленные в гироблоках, в акселерометрах и рамках ГСП. Поддержание требуемого температурного режима этих узлов обеспечивалось электрообогревателями. расположенными в торцах инерциальных приборов. Для отвода тепла от ГСП и ЭВБ использовалось двухконтурное воздушно-жидкостное охлаждение. В жидкостном контуре циркулировала вода, подававшаяся через штуцеры отрывных штекерных разъемов, расположенных на приборном отсеке и служащих для подачи на борт ракеты корабельного электропитания до задействования бортовой ампульной батареи. Эти разъемы расстыковывались при старте БРПЛ ходом ракеты. Вода проходила через полости ЭВБ и теплообменник. Воздушный контур состоял из внутреннего и внешнего каналов. Внутренний канал служил для отвода тепла от элементов, расположенных на платформе. При этом циркуляция воздуха обеспечивалась по вентиляционным каналам специальным вентилятором. Внешний канал предназначался для отвода тепла от промежуточной рамки ГСП к теплообменнику. Циркуляция воздуха осуществлялась вентилятором, установленным на корпусе ГСП.

БРПЛ «Поларис А-2».

Система термостатирования подключалась к системе наведения при ее установке на борт ракеты. Включение вентиляторов ГСП и водяного насоса системы термостатирования осуществлялось с началом раскрутки гироскопов. В ходе полета БРПЛ температура приборов системы наведения не регулировалась.

Угловая стабилизация БРПЛ в полете выполнялась системой стабилизации — второй важнейшей подсистемой бор товой СУ ракеты. В состав системы стабилизации входили блок да тчиков угловой скорости (ДУС) и ЭВБ, размещенные в приборном отсеке, а также приводы управления.

Первичным источником электропитания служила бортовая ампульная серебряно-цинковая батарея. Батарея задействовалась газом газогенератора: в отсек электродной массы батареи под давлением подавался электролит (раствор гидроокиси натрия).

Уже в то время американские специалисты задумывались о создании средств противодействия системам противоракетной обороны (ПРО) вероятного противника. Поэтому в головной части. разработанной фирмой «Локхид», размещались сисгема «приманок» и активные средства преодоления ПРО (тип и конструктивные особенности не указывались).

Сообщалось, что стоимость изготовления одной ракеты «Поларис А-2» (без боевой головки) составила I млн. долл.

Испытания ракет: поиски нового или повторение старого?

Окрыленные успехом ракеты «Поларис А-1», американские ракетчики рьяно взялись за отработку ракеты следующей модификации — «Поларис А-2» (UGM-27B). Уже 10 ноября 1960 г. был произведен первый испытательный пуск этой БРПЛ с наземной пусковой установки на мысе Канаверал. 5 декабря осуществили второй запуск этой ракеты с макетом головной части. Дальность полета составила 2700 км. Всего с этой установки выполнили десять запусков: по одному в ноябре и декабре (1960 г.), в январе, феврале, марте, апреле, мае, июне, июле и августе 1961 г. Сообщалось, что ракеты летали на дальность 2560–2575 км.

11о не все проходило гладко: из десяти пусков два оказались неудачными. Так, 6 февраля 1961 г. при попытке запуска ракеты «Поларис А-2» двигатель второй ступени ракеты начал работать на пусковой установке, вторая ступень оторвалась от первой и упала в 460 м от стартовой площадки. Первая ступень ракеты сгорела на пусковой установке. В первой половине апреля 1961 г. состоялся запуск ракеты «Поларис А-2» с наземной пусковой установки, но двигатель второй ступени ракеты не включился.

После отработки новой модификации ракеты при наземных пусках наступил этап отработки ракеты и систем при пусках с испытательного корабля «Обзервейшн Айленд». Всего с этого корабля было осуществлено семь запусков, из которых три оказались неудачными. Так, например, 27 июня 1961 г. ракета «Поларис А-2» отклонилась от цели на несколько десятков километров. Во второй половине августа 1961 г. был произведен очередной запуск ракеты «Поларис А-2» с испытательного корабля. Ракета отклонилась от курса и через 37 с после старта была подорвана.

Для отработки подводных пусков фирма «Локхид Эйркрафт» использовала пусковую трубу (как и для ракеты «Поларис А-1»). Выбрасываемые из трубы ракеты перехватывались после выхода из воды с помощью специальной нейлоновой сетки.

Первый успешный подводный пуск этой БРПЛ с ПЛАРБ «Этен Аллен», находившейся на глубине 24 м у побережья Флориды, состоялся 23 октября 1961 г. Ракета пролетела более 1600 км. 3 ноября 1961 г. с этой же лодки запустили еще три ракеты, причем лодка находилась на глубине около 30 м. Пуски прошли успешно, и ракеты приводнились в заданном районе примерно в 2400 км от места испытаний. Интервал между пуском первой и второй ракет составил 99 минут.

Ракеты «Поларис А-2» использовались в 1962 г. для испытаний и отработки некоторых узлов и деталей ракеты «Поларис А-3». Пуски производились как с наземной пусковой установки на мысе Канаверал, так и с подводных лодок, возвращавшихся с боевого патрулирования. Позже в печати отмечалось, что на Восточном (Атлантическом) полигоне было запущено 18 ракет «Поларис А-2» для испытаний головных частей и других узлов БРПЛ следующих модификаций.

Серийное производство и поставка двухступенчатых баллистических ракет «Поларис А-2» (UGM-27B) начались в конце 1962 г. Они находились в строю еще меньше, чем их предшественницы. Уже в сентябре 1964 г. первая укомплектованная ими ПЛАРБ встала на перевооружение.

В 1964 г. на испытательной станции фирмы «Аэроджет Дженерал» в г. Сакраменто (шт. Калифорния) проводились огневые испытания РДТТ первой ступени ракеты «Поларис А-2». Этот двигатель в течение двух лет хранился в горизонтальном положении (при температуре 43°C), а затем еще два года в вертикальном положении. Относительная влажность в помещении, где находился двигатель, составляла 5-30 %. Испытания показали, что топливо не утратило своих первоначальных характеристик. Тем не менее ВМС США установили длительность хранения снаряженных РДТТ ракет «Поларис А-2» 5 лет, в связи с чем находящиеся на боевом дежурстве ракеты должны были периодически заменяться.

Тактико-технические элементы подводных лодок типа «Этен Аллен»
Размеры, м 125,0 х 10,4x9,4
Водоизмещение, т:
— надводное 6900
— подводное 7900
Запас плавучести, % 15
Силовая установка Ядерный реактор 1 S-5W с водяным охлаждением и паровые турбины мощностью 15000 л.с.
Скорость, узлов:
— при надводном ходе 15
— при подводном ходе 20-22
Дальность плавания надводным ходом Не ограничена
Глубина погружения, м 400 (рабочая 270)
Вооружение 16 ракет "Поларис А-2». четыре 533-мм носовых торпедных аппарата, 12 торпед
Радиолокационное оборудование Сонар: 1 BQR 7 Локатор/Радар: 1 WLR-1; 1 BPS 15 l/J band Системы управления огнем: 1 Mk 113; 1 Mk 88
Подводная автономность, суток 60-70
Экипаж (в том числе офицеров), чел. 112(12)
Данные об испытательных запусках ракеты «Поларис А-2» в 1961 г.
Место запуска Общее Успешные Частично Неудачные
количество запуски успешные запуски
запусков запуски
С наземной установки 10 8 - 2
С испытательного корабля 7 4 - 3
Атомные ракетные подводные лодки типа «Этен Аллен»

Ракеты новой модификации предполагалось разместить на ПЛАРБ типа «Этен Аллен». Эти подводные лодки строились уже по специальному («ракетному») проекту и несколько отличались от ПЛАРБ первой серии увеличенным водоизмещением за счет больших основных размеров.

Архитектура ПЛАРБ типа «Этен Аллен», в принципе, не отличалась от архитектуры подводных лодок типа «Джордж Вашингтон». Изменения были связаны главным образом с улучшением обитаемости и совершенствованием системы ракетной стрельбы. Был удлинен на 8.5 м ракетный отсек. Водоизмещение этой серии подводных ракетоносцев за счет общего удлинения на 9 м увеличилось примерно на 1000 т и составило 7900 т. Обтекаемость надстройки этих лодок, закрывающих верхние часта и крышки ракетных шахт, улучшилась, скорость хода сохранилась примерно на прежнем уровне.

Торпедный отсек ПЛАРБ с жилыми помещениями имел длину 11,4 м, наибольший диаметр 6 м, при этом его объем (брутто) составил 320 м³, центральный пост с жилыми помещениями — 24,8 м, 10,4 м, 1900 м³, ракетный 29,8 м, 10,4 м. 2200 м³. реакторный — 8,2 м, 10,1 м, 600 м³, вспомогательных механизмов — 11,6 м, 7 м, 450 м³, турбинный — 22 м, 9 м, 900 м³ соответственно.

На новых ПЛАРБ число ракетных шахт осталось неизменным, но число торпедных аппаратов уменьшилось. По высказываниям некоторых иностранных военно-морских специалистов, это объяснялось общей тенденцией к сокращению на современных подводных лодках торпедных аппаратов в связи с повышением эффективности стрельбы и уменьшением времени их перезарядки. Оставшихся четырех носовых торпедных аппаратов (533 мм) вполне хватало для обеспечения самообороны. При этом применялись торпеды типа Мк-16 mod. 6 или Мк-37. Была установлена более совершенная система управления торпедной стрельбой, а также новая инерциальная система корабельной навигации.

Торпедные аппараты на подводных ракетоносцах типа «Этен Аллен» остались в первом отсеке. Американские кораблестроители считали, что сферическая антенна гидроакустической станции большой мощности, устанавливаемая на современных многоцелевых подводных лодках, не столь уж необходима для подводных ракетоносцев, д\я которых главное — скрытность, а не активный поиск подводных лодок противника. Поэтому на передний план выходили пассивные гидроакустические станции. Шумопеленгаторные гидрофоны размещались не только в носовой оконечности, но и по длине корпуса, который у ракетного подводного атомохода значительно длиннее, чем у многоцелевой лодки, что создавало более благоприятные возможности для такого размещения.

Считается, что энергетические установки подводных лодок предназначены д\я работы в более тяжелых условиях эксплуатации, чем установки атомных электростанций. Кроме максимальной эффективности лодочные установки должны обладать необходимой в боевой обстановке живучестью и способностью действовать в различных условиях плавания. Атомная энергетическая установка (АЭУ) типа S-5W, например, сохраняет работоспособность при постоянном крене до 15°, дифференте до 30°, бортовой качке с амплитудой 60' и периодом 8 с и килевой качке с периодом 4-60 с.

Возросшая автономность лодок и резкое увеличение дальности плавания ПЛАРБ обусловили необходимость повышения надежности энергетического оборудования. С этой целью были приняты меры по увеличению износостойкости основных узлов установки, а также широко использован принцип резервирования и дробления мощности главных и вспомогательных механизмов. Перечисленные мероприятия, а также увеличение кампании активных зон позволили повысить моторесурсы АЭУ подводных лодок до 20–25 тыс. ходовых часов, что соответствовало межремонтному периоду около 4,5–5 лет.

Главная энергетическая установка ПЛАРБ типа «Этен Аллен» состояла из одного ядерного реактора S-5W, обеспечивавшего рабо-17 главного турбозубчатого агрегата (ГТЗА). АЭУ типа S-5W имела относительный вес 52–58 кг/л.с., насыщенность отсеков 10,0-11,2л.с./м³, тепловую мощность реакторной установки 70–75 МВт, число циркуляционных насосов для прокачки теплоносителя (воды под давленнием) 7, давление теплоносителя 160 кг/см², температуру теплоносителя 280°C. Высота реактора составляла 5.5 м, диаметр — 2,45 м, расход свежего пара — 82 т/ч. Испарительная установка обеспечивала производительность до 30 т/сут. Время работы активной зоны реактора 5000 ч (на дальность 140000 миль полным ходом или 400000 — экономическим), календарный срок использования зоны 5–5,5 года.

Главный турбозубчатый агрегат состоял из двух паровых турбин, которые через двухступенчатый зубчатый редуктор работали на один гребной винт. ГТЗА создавал мощность на валу 15000-17000 л.с.; турбины однокорпусные с давлением рабочего тела (пара) 23 кг/см² и температурой рабочего тела 240°C.

Отсеки, отделения и помещения атомной ракетной подводной лодки типа» Этен Аллен»:

I машинное отделение; 2 — реакторный отсек; 3 гирокомпасное отделение 4 — ракетное отделение, 5 — пост управления ракетной стрельбой; 6 — штурманская рубка; 7 — аккумуляторное отделение: 8 — мостик, 9 — перископное отделение: 10 — центральный пост; 11 — кубрики команды; 12 — столовая команды, 13 — офицерские каюты 14 — торпедное отделение

В линию вала включен также гребной электродвигатель, получавший энергию от турбогенератора, дизель-генератора или от аккумуляторной батареи. Емкость аккумуляторной батареи 126 Ач, два турбогенератора мощностью 2000 кВт, один дизель-генератор мощностью 400–500 кВт, два преобразователя мощностью 300 кВт, Субмарина снабжалась также вспомогательной дизель-электрической установкой, которую можно было применить в случае аварии главной энергетической установки. В качестве подруливающих устройств использовались два электродвигателя погружного типа.

Широкое внедрение последних технических достижений в области автоматики, электроники и вычислительной техники позволили сосредоточить все основные посты и приборы, обеспечивающие атаку, вблизи перископов, где в боевых условиях находился командир подводной лодки. Центральные посты новых подводных лодок отвечали следующим требованиям к компоновке, выработанным Управлением кораблестроения ВМС США и конструкторским бюро военно-морской верфи в Портсмуте совместно с медицинской исследовательской лабораторией:

— установка кондиционирования воздуха, вспомогательные механизмы и другое шумоизлучающее оборудование вынесены за пределы центрального поста для уменьшения шумности;

— посты управления кораблем и его оружием, входившие в состав центрального поста, имели рациональное расположение. Эго позволяло командиру или вахтенному офицеру видеть со своего места все, что происходило в центральном посту подводной лодки, и непосредственно руководить действиям и находящегося в нем личного состава;

— рулевые сидели лицом к носовой оконечности лодки. Между показаниями приборов и манипуляциями органов управления существовала логическая взаимосвязь;

— приборы постов разделены на основные и справочные. Основные приборы размещались в центре панелей на видном месте. Показания приборов были ясными и простыми, не требующими дополнительной обработки:

— кресла операторов были максимально удобными. Индикаторы приборов, требовавших постоянного контроля, размещались на уровне глаз оператора (или в пределах 30° ниже уровня]. Приборы, показаниями которых пользовались несколько человек, были доступными для наблюдения;

— освещение всего помещения центрального поста было равномерным, неконтрастным (для чего применялись светильники рассеянного света).

В центре центрального поста у перископа находилось место командира подводной лодки или заменяющего его вахтенного офицера. В носовой части слева располагались пульты рулевого и рулевого-дублера со штурвалами авиационного типа. В нормальных условиях эксплуатации управление лодкой, несмотря на наличие совмещенного рулевого устройства, осуществляли два человека: один управлял кормовыми горизонтальными рулями, а второй — рубочными горизонтальными и вертикальными рулями. Последний выполнял также обязанности оператора машинного телеграфа. За рулевыми находились пульт управления общекорабельными системами и место офицера, несущего ходовую вахту.

Пост управления энергетической установкой был вынесен за пределы отсека центрального поста и размещался на верхней палубе отсека вспомогательных механизмов. Для связи между центральным постом и постом управления АЭУ использовались командно-трансляционное устройство, телефон и машинный телеграф. Основные панели поста управления АЭУ — пульты командира электромеханической боевой части (вахтенного офицера) и операторов, управляющих реакторной, механической и электроэнергетической установками.

Обычно в надводном положении подводной лодкой управляли 3–5 человек с ходового мостика, расположенного в ограждении выдвижных устройств. В связи с тем что, несмотря на герметизацию, наружные приборы нередко заполняла вода и они выходили из строя, применялся выносной пульт управления надводным ходом корабля. На пульте находились репитер гирокомпаса, кнопки для подачи сигналов боевой тревоги, подготовки к погружению и других, а также командно-трансляционное устройст во и указатель поворота вертикального руля. Пульт весил 11,3 кг, и его свободно можно было пронести через входной люк. С помощью быстроразъемного штепсельного соединения пульт подключался к находившейся на мостике розетке.

ПЛАРБ типа «Этен Аллен» оснащены навигационными системами SINS Mk-3 mod. 3 фирмы «Сперри Гироскоп», которые обеспечивали возможность запуска ракет «Поларис А-2». Вместе с тем в одном из докладов сенатской комиссии по обороне указывалось, что американские ПЛАРБ должны периодически подвсплывать для обзора с целью коррекции приборов инерциальной навигационной системы SINS. Одновременно с помощью навигационных средств точно определялось положение лодки. ПЛАРБ типа «Этен Аллен» должны были осуществлять эти операции каждые 8- 15 часов. При этом отмечалось, что подвсплытие лодок облетало их обнаружение спутниками потенциального противника.

ПЛАРБ типа «Этен Аллен» вооружались гидроакустическими станциями AN/BQS-4 с рабочей частотой 14 кГц и диаметром цилиндрической антенны 1600 мм.

При создании ПЛАРБ специалисты обратили внимание на то, что при достигнутых определенных успехах в области развития средств дистанционного управления, автоматики и вычислительной техники численность личного состава не только не уменьшилась, но даже увеличилась. Так, если на атомных подводных лодках типа «Скипджек» в составе экипажа насчитывалось 83–84 человека, на многоцелевых лодках численность экипажа возросла до 90- 100 человек, то на подводных ракетоносцах она составила 112–130 человек.

Американские специалисты провели значительную работу по улучшению условий размещения личного состава на ПЛАРБ. Это еще больше повысило боевые возможности атомных подводных лодок за счет увеличения их подводной автономности. Например, на атомных лодках-ракетоносцах типа «Этен Аллен» на одного человека приходилось 3,4 м3 объема жилых помещений (при 1,5 м3 на дизель-электрических) и более 1,6 м2 площади.

Жилые помещения на ПЛАРБ были разделены на помещения для сна, отдыха и приема пищи. Офицерский состав ПЛАРБ размещался в двух- и трехместных каютах на верхней палубе отсека центрального поста, а для командира корабля предусматривалась отдельная одноместная каюта площадью 4 м2. Эта каюта снабжалась откидной койкой, столом, стулом, шкафом д\я одежды, книжной полкой, умывальником, телефоном и некоторыми приборами: репитером гирокомпаса, глубиномером, курсографом.

Комплектация ПЛАРБ «Этен Аллен», чел.

Общекорабельные службы

Офицеры

Командир корабля 1

Старший помощник командира 1

Командир радиотехнической службы 1

Командир интендантской службы 1

Командир медицинской службы I

Старшины

Гидроакустики 3

Техники по ремонту и наладке оборудования 2

Радисты и радиометристы 4

Трюмные машинисты 5

Баталеры, делопроизводители 3

Коки 3

Рядовые

Рулевые и сигнальщики 5

Вестовые 3

Электромеханическая боевая часть

Офицеры

Командир электромеханической

боевой части 1

Вахтенные инженеры-механики 3

Старшины

Операторы реакторной установки, техники по ремонту приборов АЭУ 3

Турбинисты 15

Мотористы 4

Электрики 9

Специалисты по обслуживанию и ремонту средств внутренней связи 5

Штурманская и ракетная боевые части

Офицеры

Командир штурманской боевой части 1

Командир ракетной боевой части 1

Специалист по вооружению 1

Старшины

Штурманские электрики 4

Торпедисты 7

Техники по ремонту и наладке приборов управления ракетной стрельбой 5

Ракетчики 7

Техники по обслуживанию и ремонту электронного оборудования 12

Койки старшинского и рядового состава находились в ракетных и торпедных отсеках и кубриках команды. Кубрики разделены на изолированные купе по 6-16 стационарных коек в каждом при трех- и четырехъярусном расположении. Длина стандартных коек ВМС США составляет 1870–1960 мм. Койки снабжались матрацами из эластичных поропластов. У каждой койки располагались светильник и патрубокдля подачи кондиционированного воздуха. Кроме того, в кубриках были установлены шкафчики для одежды и ящики д\я обуви.

Большую часть свободного времени личный состав подводных лодок мог проводить в помещениях для отдыха. На ПЛАРБ такими помещениями являлись офицерская кают-компания и столовая д\я команды. Размеры кают-компании выбирались из расчета, что в ней могли одновременно находиться все офицеры подводной лодки. Столовая вмещала приблизительно 1/3 команды, что обеспечивало питание личного состава при трехсменной вахте.

Кроме основного назначения столовые могли использоваться как помещения для занятий или кинозалы. В этом случае их вместимость значительно увеличивалась за счет уборки складной мебели. Помимо кинопроекционной аппаратуры (в том числе для демонстрации широкоформатных кинофильмов! в столовых устанавливались и телевизионные приемники (для приема телепередач при стоянках лодок на базе или демонстрации видеофильмов), фортепьяно, радиокомбайн, автоматы д\я изготовления газированных напитков и мороженого.

На ПЛАРБ были предусмотрены помещения для культурных и бытовых потребностей личного состава: библиотека на 2000 томов, фотолаборатория, прачечная со стиральной и сушильной машинами, помещение бытового обслуживания с гладильной и швейной машинами. ванная.

Все ПЛАРБ оборудовались электрическими камбузами, расположенными в непосредственной близости от столовых команды. Основное оборудование камбузов состояло из двух камбузных плит, жаровни, стола для разделки продуктов, тестомесилки, автоматического кофейника, холодильника и мороженицы. Эти подводные лодки были снабжены устройством для спрессовывания отходов, собираемых в мусорном баке объемом 210 л. С прессованные в брикеты (600x230x230 мм) отходы в специальных пластиковых оболочках при удалении за борт тонули под тяжестью собственного веса.

Медицинский надзор за личным составом ПЛАРБ осуществлял офицер медицинской службы, в помощь которому выделялись два-три санитара, прошедших длительную (до 12–20 месяцев) специальную подготовку. С целью проверки действия радиации на организм человека каждые четыре месяца проводились гематологическое обследование экипажа и ежегодное общее медицинское обследование.

Большое внимание обращалось на физическую подготовку экипажа. На ПЛАРБ типа «Этен Аллен» в носовом торпедном отсеке устанавливались надувные резиновые гимнастические «залы», предохранявшие людей от ударов об окружающие предметы. Для физических тренировок экипажа служили велосипедные станки, станки для гребли, электротренажеры для мышц.

При высокой автономности ПЛАРБ (например, при очередном патрулировании подводная лодка «Патрик Генри» в 1961 г. прошла расстояние 11600 миль за 67 суток, из них под водой 11000 миль за 66 суток 22 часа) очень важное значение приобрело соблюдение суточного режима. Имитация смены времени суток осуществлялась путем «ритмического» освещения включением в ночное время красного света.

Эти мероприятия по улучшению условий жизнедеятельности и обитаемости личного состава ПЛАРБ наряду с ударной мощью, защищенностью, скрытностью, ходкостью, управляемостью и т. п. рассматривались как одно из важнейших качеств подводных лодок-ракетоносцев, определяющих эффективность их боевого использования.

Во второй половине 1959 г. на верфи «Электрик Боут» в г. Гротоне (шт. Ныо- Йорк) состоялась закладка головной из второй серии ПЛ АРБ- подводной лодки «Этен Аллен» (SSBN 608), а затем «Томас А-Эдисон» (SSBN 610). Остальные три лодки новой серии получили наименования «Сэм Хаустон» (SSBN 609), «Джон Маршалл» (SSBN 611) и «Томас Джефферсон» (SSBN 618). Закладка всех лодок состоялась на верфи «Ньюпорт Ныос Шипбилдинг» в г. Ныопорт- Ныос (шт. Вирджиния) в первой половине 1960 г. Постройка лодок этой серии осуществлялась в 1961–1963 гг.

Фактически конструкция лодок этой серии представляла собой модификацию ПЛАРБ серии «Джордж Вашингтон»: при их создании также использовался проект печально знаменитой подводной лодки «Трешер». В конструкции ракетоносца применили высокопрочные стали, что позволило увеличить рабочую глубину погружения до 400 м против 210 м у «Джорджа Вашингтона». Весовая нагрузка корпуса ПЛАРБ типа «Этен Аллен» составила 40–44 % от нормального водоизмещения, вооружение — 10-¦ 14 %. команда и запасы — 2–3%. Стоимость постройки каждой ПЛАРБ достигла 80 млн. долларов.

Спуск ПЛАРБ типа «Этен Аллен» на воду.

Подводные лодки типа «Этен Аллен», вооруженные ракетам «Поларис А-2"
Название ПЛ Номер лодки Головная судостроительная верфь Дата спуска на воду Дата передами ВМС США Да га вступления в состав ВМС США Год вывода из состава
«Этен Аллен» SSBN-608 Electric Boat 22.11.60 8.08.61 26.06.62 1983
«Сэм Хаустон» SSBN-609 Newport News Shipbuilding 2.02.61 6.03.62 10.10.62 1991
"Томас А. Эдисон" SSBN-610 Electric Boat 15.06.61 10.03.62 7.11.62 1983
«Джон Маршалл» SSBN-611 Newport News Shipbuilding 15.07.61 21.05.62 31.12.62 1985
«Томас Джефферсон» SSBN-618 Newport News Shipbuilding 24.02.62 4.01.63 28.10.63 1985

Окончание следует

Сергей Суворов

Курганский авиационный музей

Курганский аэропорт находится практически в черте города. Построенный по стандартной для аэропортов 1970-х гг. архитектуре, сегодня он уже не тот, что был когда-то, в те годы. Всего два рейса в неделю, которые сейчас выполняются, вынудили администрацию сдавать здание в аренду, и оно превратилось в пристанище всевозможных кафе и развлекательных заведений для состоятельных людей. Но ранним утром аэропорт Кургана все же напоминает те старые 1970-е гг., только с уменьшенным в сотни раз числом пассажиров, которым, как и тогда, податься некуда, если вдруг произошла задержка рейса.

Хотя только начался ноябрь, мороз в Сибири уже вступал в свои права.

В здании аэропорта потеплее, чем на улице, но не намного. И вот в очередной выход на перекур, когда стало светло, два возвращающихся из командировки друга видят в 300 м от аэропорта хвостовые оперения самолетов, стоящих за забором. В районе аэропорта это вовсе не странно, но вот забор тот в про тивоположной стороне от летного поля. Перспектива ходить кругами по залу аэропорта в течение четырех часов (стулья в общем зале не предусмотрены, а зал ожидания превращен в боулинг) не очень прельщала, и мы решили двинуться в сторону странного расположения самолетов.

Самолет Ил-14.

Кабина пассажирского самолета Ан-24.

В фюзеляже Ил-14 развернута экспозиция, посвященная истории развития средств индивидуального спасения летчиков.

Подойдя поближе, поняли — авиационный музей. Просто застыли от удивления, про холод и все связанные с ним неудобства начисто забыли. Л шаг нув за ворота забора, были слегка шокированы: такого мы здесь никак не ожидали увидеть.

На поляне Курганского авиационного музея находится более двух десятков боевых и пассажирских самолетов и вертолетов. Причем все они в самом что ни на есть отличном состоянии. Появился пожилой мужчина, поинтересовался, что мы хотим, предложил осмотреть экспозицию, заплатив предварительно за вход. Цена входного билета по нынешним меркам оказалась просто невероятной — по 10 рублей с человека. При этом мужчина тут же превратился в нашего гида. Это оказался основатель музея Игорь Михайлович Семенов.

Музей был открыт в 1985 г. к 40-летию Великой Победы по решению парткома Курганского авиапредприятия гражданской авиации. Здесь вы не увидите ленточек ограждения и надписей «Руками не трогать!» Здесь все наоборот. Можно подняться на стремянку, занял, место пилота сверхзвукового истребителя или командира Ил-14 или Aн-24. При этом все приборчики самолетов абсолютно целенькие. В некоторых самолетах можно даже включить питание, и они словно оживают. Горят многоцветием лампочки сигнальные табло, подрагивают самолетики на авиагоризонтах. Послушно двигаются элероны, рули высоты и поворота, откликаясь на движения штурвала и педалей. Это было словно в сказке!

Есть на территории музея и небольшой зал с экспонатами.

Там хранятся сотни фотоматериалов, документов, связанных с деятельностью авиаторов-ветеранов — первопроходцев воздушных трасс Зауралья, участников Великой Отечественной войны, пионеров освоения новых типов авиационной техники. Полетные карты, навигационные приборы, предметы личного снаряжения дополняют рассказ экскурсоводов о первых курганских авиаторах.

Боевые награды, фронтовые фотографии, архивные документы напоминают о заслугах ветеранов войны — работников Курганского аэропорта, сражавшихся на фронтах от Баренцева моря до Черного.

О 1950- 1960-х гг. XX столетия — периоде становления Курганского авиапредприятия — повествуют материалы, связанные с деятельностью гражданских пилотов, авиатехников, связистов — кавалеров правительственных наград и отличников аэрофлота. Туг же сохранилось и расписание рейсов Курганского аэропорта времен 1970-х гг. Куда только не летали отсюда пассажирские лайнеры! А теперь два рейса в неделю! В неделю, не в сутки!

Нелишним будет отметить, что Курганский авиационный музей — единственный на территории Урала и Сибири, располагающий на турной экспозицией авиационной техники. Посетителям предоставляется возможность ознакомиться с конструкцией и внутренним оборудованием летательных аппаратов военного и гражданского назначения, с летным обмундированием и снаряжением 1930- 1990-х гг. Экскурсии выходного дня предусматривают семейный отдых в интерьере самолета бизнес- класса, просмотр видеофильмов.

Фонды музея постоянно пополняются благодаря сотрудничеству с учебными авиационными заведениями, организациями и предприятиями военной, гражданской и спортивной авиации, такими, как Курганский военный институт Федеральной пограничной службы России, Троицкий авиационно-технический колледж, летно-испытательный центр ВВС им. В.П. Чкалова, Академия гражданской авиации России и др.

В небольшом зале на территории музея хранятся многочисленные экспонаты, связанные с деятельностью авиаторов- ветеранов — первопроходцев воздушных трасс Зауралья.

76-мм пушка ЗИС-З, примостившаяся под крылом самолета Ил-14 — на всякий случай.

Истребители МиГ-17 (вверху) и МиГ-19П (внизу) в экспозиции Курганского авиационного музея.

Одна деталь, не совсем соответствующая профилю музея, — 76-мм пушка ЗИС-З, примостившаяся под крылом самолета Ил-14. А может, и не зря, кто знает, вдруг кто позарится на уникальные экспонаты музея и попытается толкнуть их за бугор? Вот тут-то пушка и пригодится.

Просто диву даешься, что все-таки остались в родном отечестве люди, которые сохранили потомкам такую прекрасную память об истории развития отечественной авиации. Дай Бог им здоровья и процветания!

Четыре часа ожидания пролетели незаметно. Но нас это не спасло. Рейс задержали еще на 6 часов, и мы отправились в гостиницу завода, на который приезжали.

27 ноября 2005 г. исполняется 300 лет Морской пехоте России

Высадка десанта 51-го пдп на площадке Кислово (окр. Пскова)

21-22 сентября 2005 г.

Фоторепортаж М. Никольского.