sci_tech Техника и вооружение 2005 12

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 19.08.2012 FBD-15C570-C4FD-9448-AA91-343E-2647-AF7DEE 1.0 Техника и вооружение 2005 12 2005

Техника и вооружение 2005 12

На первой стр. обложки: Вертолет MH-60S «Найтхок» из состава 6-й ваэ боевого обеспечения «Чарджерс» (Chargers. Helicopter Combat Support Squadron Six. НС-6) выполняет доставку грузов на АВМА «Энтерпрайз» на ходу с быстроходного судна снабжения «Детройт» (USS Detroit. АОЕ 4).

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Имеют ли танки будущее?

Маршал бронетанковых войск, профессор О. Лосик

Генерал-майор, доктор технических наук, профессор О. Брилев

Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Лосик О.А. Ветеран-танкист Великой Отечественной войны, профессор. В 1969–1987 гг. начальник Военной академии БТВ. Известный военачальник, идеолог развития и применения танковых войск.

Генерал-майор Брилев О.Н. Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ. В 1974–1988 гг. начальник кафедры танков Военной академии БТВ. Известный специалист в области теории и практики разработки и применения танков.

1. Критика танков

В настоящее время танки (в более широком контексте бронетанковое вооружение) переживают переломный момент своего развития. Происходит переоценка их роли и места в общей системе вооружения. Особое значение этот процесс имеет для России: существующие в стране экономические трудности серьезно ограничивают возможности отечественного танкостроения. Критическая переоценка роли и места танков, бронетанкового вооружения обусловлена несколькими причинами.

Прежде всего это создание новых высокоэффективных средств вооруженной борьбы (в первую очередь высокоточного дальнобойного «интеллектуального» оружия), которые могут существенным образом изменить сам характер боевых действий, по-иному расставить акценты.

Далее, это совершенствование и расширение арсенала собственно противотанковых средств, которые стали весьма эффективными и превратились в массовое оружие. Противодействие этим средствам создало для танков и бронетанкового вооружения весьма сложную проблему.

Заставляют задуматься и относительно большие потери танков в неблагоприятных условиях отдельных локальных конфликтов, например на Ближнем Востоке в 1973 г. или в Грозном в 1994 г.

Наконец, окончание холодной войны при сохранении сдерживающего ядерного потенциала создает временное окно в 15–20 лет, когда крупномасштабный конфликт между Западом и Востоком маловероятен при возрастании вероятности локальных конфликтов на почве религиозных или этических противоречий, проявлений национализма или терроризма. Это стимулирует общее сокращение численности вооружений «великих держав» ради снижения риска возникновения крупномасштабного конфликта, уменьшения расходов на оборону и выделения части высвободившихся ресурсов на разработку перспективных принципиально новых видов вооружения.

В то же время следует подчеркнуть, что с окончанием холодной войны гонка вооружений не умерла абсолютно. Отойдя от накопления вооружений, она превратилась в соревнование на острие технического прогресса и перспективных технологий по совершенствованию обычных и созданию принципиально новых вооружений.

В этих условиях некоторые специалисты считают, что танки утратили свое значение. Являясь лишь наступательным оружием ближнего (контактного) боя, к тому же, не всегда достаточно эффективным (чувствительные потери в отдельных локальных конфликтах), танки не имеют перспективы на будущем поле боя. Лучшим решением, по мнению этих критиков, был бы «нулевой» вариант в танках при ставке на сочетание высокоточного «умного» оружия дальнего боя с достаточно эффективными силами быстрого развертывания.

Созданное сегодня i ia базе микроэлектроники, оптоэлектроники, радиотехники и компьютерной техники высокоточное и весьма могущественное оружие дальнего боя способно благодаря эффективному информационному обеспечению с использованием спутниковых систем точно выйти к малоразмерной цели, автоматически распознать и надежно поразить ее. При этом носители такого оружия (корабль, самолет, наземная пусковая установка) могут находиться на расстоянии нескольких сотен и даже тысяч километров от поля боя или от объектов поражения. Естественно, применение такого оружия существенным образом меняет характер вооруженной борьбы, обстановку на поле боя и ТВД Удары наносятся, кроме того, по политическим, военным, промышленным и другим жизненно важным объектам противника.

Применение боеприпасов, создающих мощный импульс электромагнитных излучений, позволяет парализовать систему ПВО, систему управления войсками. да и все управление страной, нарушить работу электростанций, всех видов транспорта. Использование взрывных боеприпасов большой мощности дает возможность разрушать мосты, узлы дорог, аэродромы, поражать скопления войск. В некоторых условиях такого глубинного массированного воздействия достаточно, чтобы сломить сопротивление прот ивника и застави ть его капитулировать. Но очевидно, что это возможно только в том случае, когда противник не располагает подобным оружием и не может оказать равноценного противодействия.

Естественно, с появлением такого оружия изменяется соотношение между средствами дальнего боя и оружием ближнего (контактного) боя. Но последнее не может быть «отменено». Просто эти два средства вооруженной борьбы займут свои индивидуальные ниши.

Нет сомнений в необходимости совершенствования и развития сил быстрого развертывания, способных в кратчайшие сроки прибыть на любой отдаленный ТВД. Но и они должны быть оснащены авиатранспортабельным бронетанковым вооружением легкого класса (15–20 т). Одних боевых вертолетов и десантируемой с них пехоты явно недостаточно. Очевидно, что возможности и задачи сил быстрого развертывания ограничены: быстро прибыть в район конфликта, локализовать агрессию и создать условия (плацдарм) для развертывания сил общего назначения.

Однако для поддержания в рамках принятой оборонительной доктрины сложившихся отношений между Западом и Востоком, а также учитывая возрастающую вероятности локальных конфликтов, необходимо опираться на достаточные, всесторонне развитые вооруженные силы, включая сдерживающий ядерный потенциал и эффективные силы общего назначения), обеспечивающие обороноспособность государства. В этом плане одного лишь сочетания ядерного потенциала, высокоточного оружия и сил быстрого развертывания недостаточно.

Необходимы эффективные силы общего назначения, способные остановить агрессию, разгромить вторгшегося противника, уничтожив (захватив) его жизненно важные объекты и овладев территорией. В сухопутном компоненте этих сил независимо от масштабов формирований (дивизия, корпус, армия) бронетанковое вооружение составляет основу боевых возможностей. Видимо, следует говорить уже не о танковых войсках, а именно о мощном бронетанковом компоненте в составе любых формирований сил общего назначения. Если раньше танки называли главной и маневренной ударной силой Сухопутных войск, то на сегодня они — основа боевой мощи формирований сил общего назначения, эффективное средство прорыва подготовленной обороны, успеха в оперативном масштабе, построения устойчивой динамичной обороны. В этом алане вряд ли целесообразно иметь танковые и мотострелковые дивизии. Нужны просто общевойсковые дивизии с оптимальным сочетанием необходимых средств борьбы, обеспечивающим высокую эффективность. Естественно, такая роль и такое место танков, бронетанкового вооружения требуют доказательного подтверждения, и это будет сделано ниже при рассмотрении боевых возможностей танков на основе новых технических решений и технологий.

Чтобы завершить рассмотрение данного аспекта — противопоставление танкам высокоточного оружия в сочетании с силами быстрого развертывания, — напомним, что во время войны в Персидском заливе в 1991 г. авиация и высокоточное оружие морского базирования сделали очень много, в известной степени предрешили конечный успех, но окончательный разгром иракской армии был осуществлен союзническими силами общего назначения, которые насчитывали почти 5000 танков.

В качестве другого противопоставления танкам называется совершенствование и расширение арсенала противотанковых средств, которые стали весьма эффективными и превратились в массовое оружие. При этом подчеркивается, что преодоление обороны, насыщенной подобным оружием, превратится для танков в трудноразрешимую проблему. Танки будут нести недопустимо высокие потери, и их применение станет нецелесообразным. Правда, при этом не указывается, чем заменить танки при необходимости вести активные боевые действия. Тем более неясно, как обойтись без танков, если противник от них не отказался.

Современный противотанковый арсенал включает мощные (тяжелые) противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), размещаемые на легких бронированных машинах и вертолетах, легкие переносимые ПТРК, используемые пехотой, и, наконец, массовые ручные противотанковые гранатометы, которыми может быть вооружен каждый стрелок, каждый солдат на поле боя.

Последние образцы ПТРК имеют дальность стрельбы до 5 км, благодаря головкам самонаведения используют принцип «выстрелил-забыл», их мощная боевая часть тандемного типа позволяет преодолевать динамическую защиту и имеет пробивную способность порядка 900- 1000 мм, что позволяет с достаточно высокой вероятностью поражать лобовую броню современных танков. Некоторые образцы ПТРК имеют программируемую траекторию полета и способны атаковать танк сверху. Все же надо иметь в виду, что ПТРК — это прежде всего оборонительное средство. К тому же, они достаточно уязвимы к ответному огневому воздействию. Наконец, неясны их возможности по преодолению новых способов защиты танка — так называемой активной защиты.

Переносные ПТРК (дальность стрельбы до 2000 м) и РПГ (дальность 300–400 м) могут уверенно поразить современные танки в бортовую проекцию и в корму. Главная их опасность заключается в массовости применения, малой заметности и использовании на местности естественных и инженерных укрытий.

Оценивая опасность для танков новейших противотанковых средств, следует иметь в виду, что для перспективных образцов танков есть возможность па основе новых технических решений повысить защищенность лобовой проекции и бортов и добиться в этом отношении равновесного положения в соревновании «кумулятивный снаряд- броня». Кроме того, активная защита способна с высокой вероятностью нейтрализовать те снаряды, от которых не может защитить бро!ювая конструкция.

Естественно, создать абсолютно неуязвимый танк невозможно, так же как и абсолютное поражающее средство. Танки будут нести потери, но представляется, что современный уровень их защищенности позволит «снять» от 65 до 85 % огневых воздействий по танкам со стороны противотанковых средств.

Одной бронезащиты, конечно, совершенно недостаточно. Необходима огневая поддержка авиации и артиллерии, но главное — эффективная огневая мощь самих атакующих танков. При этом выясняется, что реализовать на базовых танках весь необходимый комплекс огневых возможностей не представляется возможным. Танк является весьма действенным средством борьбы с танками противника при условии, что он превосходит последние по эффективности или, по крайней мере, не уступает им. Но современному тапку явно не хватает других боевых возможностей — противопехотных, артиллерийских, зенитных. Причем существующая компоновка танка, подчиненная задаче обеспечения высокой противотанковой эффективности и высокого уровня защищенности при сохранении требуемой подвижности, не позволяет реализовать названные огневые возможности на необходимом уровне.

Решение данной проблемы заключается в переходе от танка к комплексу боевых машин эшелона передней линии, к бронетанковому компоненту ближнего боя. Лидером этого комплекса является основной танк. Все другие машины — стрелковый танк (тяжелая БМП, или ТЕМП), артиллерийский танк (БМ НОП) и зенитный танк (БМ ПВО) — создаются на базе основного танка, имеют равную с ним защищенность, необходимую подвижность и способны успешно действовать в передней линии (в ближнем «контактном» бою) в едином боевом порядке. Все эти машины постоянно и тесно взаимодействуют друг с другом, дополняют друг друга и избавляют каждую из них от выполнения не свойственных им задач. Все это обеспечивает успешное (с приемлемыми потерями) преодоление подготовленной и насыщенной противотанковыми средствами обороны и выполнение других боевых задач, в том числе в особо сложных условиях, счи тающихся неблагоприятными: бой в городе, на пересеченной местности и т. д.

Если в ходе боевых действий в Персидском заливе (1991) пара боевых вертолетов, как утверждалось, могла за один вылет уничтожить до 15 танков, то при наличии комплекса боевых машин это невозможно. Вертолет столь же уязвим к огню зенитного танка, сколь одиночный основной танк к внезапной атаке боевого вертолета.

Таким образом, совершенствование основного танка и создание комплекса боевых машин эшелона первой линии, поддержка авиации и артиллерии позволят формированиям сил общего назначения успешно с приемлемыми потерями) преодолевать оборону, насыщенную современными противотанковыми средствами.

В качестве еще одного противопоставления танкам указывается якобы некоторая «примитивность» танка по сравнению с высокоточным «умным» оружием и некоторыми другими системами (например, ПВО). Командная управляемость танка оставляет желать лучшего, информационное обеспечение на поле боя недостаточное. В танке, вступившем в ближний (контактный) бой, находится экипаж, и решения, принимаемые членами экипажа в нервной и опасной обстановке, не всегда оптимальны.

Анализ перспективных технических решений и передовых технологий, внедряемых в новейшие образцы, позволяет полностью сиять эти претензии. Использование широкого диапазона электромагнитных волн (оптика, тепловизор, низкоуровневый телевизор, радиолокатор миллиметрового диапазона) и компьютерная обработка данных позволяют уверенно обнаруживать на поле боя малоразмерные замаскированные цели в любых условиях видимости (ночь, туман, дождь, пыль и т. п.).

Командная управляемость уже не сдерживает реализацию боевых возможностей танка. Команды подаются голосом, и на тактических дисплеях подчиненных обозначаются цели, рубежи, маршруты, позиции противника, положение своих танков. Командир может управлять огнем всег о подразделения.

Информационное обеспечение становится достаточно эффективным. Благодаря спутниковой системе на навигационном дисплее отображается точное положение танка и все существенные ориентиры. Применение вертолетов и беспилотных летательных аппаратов позволяет «заглянуть» в глубину боевого построения противника (за пределы дальности прямой видимости) и нетолькотактически реагировать на действия противника, но и с помощью управляемого оружия поражать наиболее опасные цели. Естественно, экипаж танка получит необходимую информацию о состоянии собственной машины: наличие боеприпасов и топлива, возможные неисправности и способы их устранения.

Благодаря автоматизации процессов управления огнем, движением и защитой экипаж танка избавлен от рутинных операций, за ним оставлены лишь минимально необходимые действия, требующие человеческого интеллекта.

Пока сохраняется ближний бой, только непосредственное участие в нем человека позволяет быстро и эффективно реагировать на изменения сложной обстановки на поле боя. Выдвигаются идеи создания танков-роботов. но в обозримом будущем их можно будет использовать лишь для некоторых специфических задач (разведка боем — вызвать огонь на себя, подрыв отдельных важных объектов, разведка и работа на местности с высоким уровнем радиации).

В целом, оценивая достигнутый сегодня уровень автоматизации и компьютеризации боевых процессов в танке, степень обеспеченности его необходимой информацией, можно считать их с полным правом «интеллектуальным» оружием ближнего боя: оно высокоточное, всепогодное, управляемое и способно уверенно поражать малоразмерные цели в пределах прямой видимости.

Как и любое другое средство борьбы, танки не всесильны, и поэтому не следует их применять без какой-либо поддержки в особо неблагоприятных условиях, как это было в Грозном в 1994 г.

Все же можно утверждать, что в составе рассматриваемого полного комплекса боевых машин эшелона передней линии при поддержке авиации и артиллерии танки, а также бронетанковое вооружение способны успешно выполнить любые задачи, которые возникают при применении сил общего назначения.

Основной танк Т-90 (Россия).

2. Концепция танков

В связи с тем что на вооружении формирований сил общего назначения появились боевые машины различного назначения, обладающие огневой мощью, защитой и подвижностью, необходимо определиться с ролью и местом танков, сформулировать их концепцию и указать, чем же они в принципе отличаются от других боевых машин.

Главная особенность танков заключается не в степени компьютеризации и автоматизации, а в концепции, которая, на наш взгляд, в обозримом будущем останется неизменной, хотя технический облик танка может существенно измениться. Рациональное сочетание огневой мощи, защищенности и подвижности дает им принципиально новые возможности, как в свое время соединение серы селитры и древесного уг ля привело к созданию дымного пороха. В этом смысле танки нельзя заменить другими средствами борьбы. Без танков невозможны активные действия на суше, без них нельзя обеспечить надежную оборону.

Танки, конечно, — это оружие ближнего (контактного) боя, и их главное достоинство заключается в том, что благодаря надежной защите они способны действовать в передней линии, под воздействием массовых огневых средств противника, уничтожать эффективным огнем прямой наводкой различные противостоящие цели и немедленно продвигаться вперед, используя результаты своего огня. Главными задачами танка являются борьба с танками противника, поражение любых других бронированных объектов, важных небронированных целей, требующих мощного и дальнего воздействия (в том числе позиции ПТРК), борьба с противостоящей танкам живой силой, оснащенной массовыми ПТС («танкоопасной» живой силой).

Подчеркнем, что, хотя противотанковая функция для танка является важнейшей, он должен оставаться многоцелевым оружием. В этом его суть, и нельзя допустить перерождения танка в истребитель танков.

Очевидно, что невозможно создать абсолютно неуязвимые танки. Они будут нести потери, которые будут относительно выше, чем в минувших войнах. Однако это следствие изменившегося характера борьбы на современном поле боя. Танки останутся наиболее защищенным оружием, потери других средств борьбы будут более высокими.

Танки можно считать тактико-оперативным оружием. Их высокая защищенность и эффективная огневая мощь позволяют, действуя в передней линии, осуществлять прорыв прочной обороны; их подвижность и способность к длительному функционированию в непосредственном соприкосновении с противником дают возможность проводить операции на большую глубину и в высоких темпах. Танки являются эффективным средством не только решения наступательных задач (прорыв обороны, развитие успеха), но и создания активной, устойчивой и экономичной (по людским ресурсам) обороны.

Усложнение условий на поле боя привело к необходимости создания в дополнение к танку, который теперь принято называть основным танком, других боевых машин передней линии: стрелкового танка (ТБМП), артиллерийского танка (БМ НОП), зенитного танка (БМ ПВО), Эти образцы совместно с основным танком, который является лидером, образуют комплекс боевых машин эшелона передней линии, или бронетанковый компонент ближнего (контактного) боя. Названные образцы следует считать (и называть) именно танками, пусть и специализированными по своим боевым и огневым возможностям. Общими с основным танком у них являются уровень защищенности и подвижности, способность успешно действовать в передней линии. Это обеспечивает постоя иное и тесное взаимодействие боевых групп в бою и избавляет каждую из них от выполнения не свойственных им задач в невыгодных условиях. В целом э го позволяет успешно решать всю гамму боевых задач, в том числе и в сложных неблагоприятных условиях. Создание бронетанкового компонента ближнего боя способствует и организационной интеграции.

Все рассмотренные выше возможности танков, которые длительный период функционировали практически в «чистом» виде, а в настоящее время привели к появлению бронетанкового компонента ближнего боя, предопределили то, что этот компонент стал основой с труктуры и боевой мощи формирований сил общего назначения. Можно сказать, что танки переросли свое первоначальное предназначение как оружия рода войск и, породив систему бронетанкового вооружения, стали основным средством борьбы формирований сил общего назначения.

Танки оказали влияние на все сухопутные силы. Даже рода войск, не относящиеся к бронетанковому компоненту (артиллерия, войска ПВО, силы управления), активно переходят на образцы вооружения (бронированные машины), обладающие защищенностью (против пуль и осколков) и высокой подвижностью. Этот процесс создает предпосылки для достаточно высокой степени интеграции всех боевых компонентов различных родов войск. Тем не менее подобные боевые машины (или комплексы) являются прежде всего вооружением своего рода войск и выполняют свои специфические задачи.

Конструкция современных танков, обеспечивающая надежную защиту экипажу, позволяет также за счет дополнительных мер обеспечить и весьма высокий уровень защищенности от ядерного оружия Однако развитие этого боевого свойства следует осуществлять лишь на фоне первоочередного обеспечения требуемой огневой мощи, защищенности от обычных средств поражения и подвижности. Ядерная война маловероятна, ибо с неизбежностью превращается во всеобщую катастрофу. Однако если она случится, то после обмена массированными ядерными ударами единственными дееспособными средствами на поле боя останутся отдельные сохранившиеся бронетанковые подразделения. Но и они, потеряв систему снабжения (подвоз топлива, боеприпасов, питания и т. д.), быстро утратят боеспособность.

Подводя итоги концептуальной части, можно сказать: конечно, не следует абсолютизировать танки (бронетанковый компонент), но можно утверждать, что в обозримом будущем эффективность и умелое применение авиации, высокоточного оружия и танков будет предрешать исход операций на суше. В основе их будет противоборство наступающих танков с одной стороны и танков и противотанковых средств с другой на фоне активных действий авиации, ПВО, «интеллектуального» оружия противостоящих сторон.

Основной танк М1А2 (США).

3. Комплекс боевых машин эшелона передней линии (бронетанковый компонент ближнего боя)

Основные танки являются достаточно универсальным оружием, но в сложных условиях на современном поле боя их возможности не безграничны.

Имея малочисленный экипаж, функционально привязанный к машине, танки малопригодны для выполнения задач по завершению боя: уничтожению остатков противника и овладению его территорией.

Обладая мощным, но, по существу, одноканальным вооружением, танки недостаточно эффективно решают задачи борьбы с «танкоопасной» живой силой: это стрелки, оснащенные массовыми легкими противотанковыми средствами (переносные ПТУР, РПГ), использующие естественные укрытия I ia местности, растительность. городские строения.

Боекомплект танков относительно невелик, поэтому они малопригодны для выполнения задач, свойственных артиллерии, — поражения площадных целей, в том числе площадей, насыщенных плохо наблюдаемой «танкоопасной» живой силой.

На танке трудно разместить эффективное вооружение для защиты от средств воздушного нападения.

Очевидно, что танки нуждаются в дополнении и тесном взаимодействии с другими боевыми машинами, образующими вместе эшелон передней линии (или бронетанковый компонент ближнего боя), лидером которого является основной танк. Поскольку все машины эшелона действуют в едином боевом порядке и в одинаковых условиях под огнем противника, все они должны иметь высокий уровень защищенности, как у танка, т. е. создаваться на его базе.

Первые две из «неудобных» для основного танка задач успешно решает пехота. Только она способна уничтожить остатки противника. Ведя шквальный полуприцельный огонь, пехота надежно подавляет «танкоопасную» живую силу и тем самым защищает боевые машины. Однако в современных условиях пехота не может успешно выполнять боевые задачи из-за резко возросшей уязвимости к огню новых противопехотных средств и недостаточной подвижности.

Исправить положение позволит стрелковый танк или тяжелая боевая машина пехоты (ТБМП) — ближайший и важнейший партнер основного танка на передней линии. Главным признаком стрелкового танка, или ТБМП, является огневая многоканальность. Этим обеспечивается успешная борьба с «танкоопасной» живой силой-способность одновременно поражать или подавлять множество подобных целей на поле боя. Стрелки в машине должны быть размещены активно, располагать эффективным противопехотным оружием (пулеметами и гранатометами) и иметь возможность успешно его использовать. Основное вооружение машины должно быть подчинено главной задаче, а также дополнять основной танк-успешно поражать легкобронированные машины, вносить определенный вклад в борьбу с тапками противника и воздушными целями. Этим требованиям отвечает сочетание спаренной автоматической системы «пушка-гранатомет» (30–35 и 60-мм) с достаточно мощной (до 152 мм) установкой ГТГУР. Стрелки в основных видах боя будут действовать на машинах, спешиваясь лишь по необходимости при выполнении завершающих функций.

Стрелковые танки оказывают основным танкам неоценимую поддержку в борьбе с весьма опасным врагом — «танкоопасной» живой силой. Особенно это проявляется в неблагоприятных для танков условиях пересеченной местности, когда гранатометчики противника малоуязвимы. В этом случае стрелковые танки осуществляют упреждающее массированное огневое подавление и тем самым прикрывают атакующий боевой порядок.

Подчеркнем, что попытки использовать в передней линии совместно с танками легкие плавающие боевые машины пехоты (а исторически сложилось именно так) обречены на провал и могут привести лишь к серьезным потерям в БМП и в танках, ибо последние лишаются поддержки пехоты. Место легкой БМП совсем в другом, так называемом мобильном эшелоне.

Отметим, что категорическая необходимость постоянного непрерывного взаимодействия основных танков и стрелковых танков, иначе говоря, танков и бронепехоты, возможность успешного решения этой эффективной связкой при поддержке артиллерийских и зенитных танков основных задач, стоящих перед эшелоном передней линии, приводят к понятиям «танкопехотные силы», «танкопехотные формирования».

Артиллерийский танк, или боевая машина непосредственной огневой поддержки (БМ НОП), — это артиллерия передней линии, способная действовать подогнем противника, непосредственным наблюдением выявлять на возможно большей дальности (до 5000–6000 м) позиции дальнобойных противотанковых средств (зачастую имеющих площадной характер) и без промедления по принципу «вижу-стреляю» подавлять их огнем прямой наводкой, достигая необходимого упреждения. Такая машина должна иметь значительно больший боекомплект, чем у основного танка (более 100 выстрелов), и соответствующие боеприпасы. Это потребует увеличения калибра до 152 мм (возможно, и более), применения орудия пониженной баллистики (гаубицы или даже мортиры), специального приборного комплекса, включающего и оптический дальномер.

Воздействие артиллерийских танков на противника многократно эффективнее, чем поддержка полевой артиллерии, ведущей огонь с закрытых позиций па дальности до 15–18 км, а по вновь выявленным позициям — и с определенным смещением (запаздыванием) по времени.

Зенитный танк, или боевая машина ПВО (БМ ПВО), обеспечивает постоянную (в движении и на позициях) и непосредственную защиту боевых порядков эшелона передней линии от боевых вертолетов и низколетящих самолетов тактической авиации. Весьма привлекательными характеристиками для выполнения подобных задач (дальность стрельбы до 8000 м) располагает разведывательно-огневой комплекс боевой машины ПВО «Тунгуска». Остается только перенести его на базу основного танка и реализовать дополнительную защиту автоматических пушек, ракет и антенны, чтобы обеспечить возможность функционирования непосредственно в эшелоне передней линии. Естественно, эта защита не рассчитана на воздействие наиболее мощных средств поражения — бронебойного подкалиберного снаряда и ПТУР калибра 150 мм.

Основной танк «Леопард-2А6» (Германия).

Основной танк «Челленджер-2» (Великобритания).

Поскольку современные основные танки имеют пушечно-ракетное вооружение с достаточно эффективными, несмотря на ограничение по калибру, управляемыми снарядами, специальная противотанковая боевая машина с ракетным вооружением — танк-истребитель — в эшелоне передней линии не нужна. Она может появиться, если в чисто ракетном исполнении будут реализованы принципиально новые возможности, которые нельзя осуществить на танке с пушечно-ракетным вооружением (например, подъем относительно легкой башни на телескопическом устройстве на высоту 5–6 м, с тем чтобы существенно увеличить дальность прямой видимости или осуществлять стрельбу из-за укрытия).

Однако при дальнейшем развитии современных ПТРК, если будут достигнуты дальности полета в десятки километров, гиперзвуковые скорости полета (-1500 м/с), самонаведение на конечном участке траектории, создана сверхмощная боевая часть и обеспечены обнаружение и подсветка дальних целей с помощью вертолета или другого средства, то такая система превратится в новое средство вооруженной борьбы — высокоточное оружие средней дальности. При этом носитель данного оружия — боевая машина — не обязательно должна находиться на передней линии и может иметь облегченную броневую конструкцию на уровне защиты от малокалиберных (до 30 мм) автоматических пушек. Такое оружие нельзя назвать бесконтактным, если противник располагает аналогичными образцами. Будет происходить обмен ударами, и обе стороны будут нести потери, хотя носители напрямую и не видят друг друга. Картина, аналогичная сражениям американских и японских авианосных группировок на Тихом океане в годы Второй мировой войны.

По своей сущности рассматриваемое новое оружие имеет «артиллерийскую» основу. Оно наносит дальние мощные огневые удары, по не способно, в отличие от танков, само немедленно использовать результаты этих ударов. При хорошем информационном обеспечении такие средства можно было бы назвать разведывательно-ударными комплексами средней дальности. Такое высокоточное оружие средней дальности является хорошим дополненном к танкам, но никак не может их заменить, хотя это и предлагается некоторыми «специалистами».

В свою очередь, некоторые возможности нового вида оружия частично могут быть использованы в тапках. Подчеркнем, что названные выше полные возможности управляемого ракетного вооружения не могут быть реализованы ни в основном танке, ни в других боевых машинах эшелона передней линии, так как по массогабаритным показателям оно должно согласовываться в рамках компоновки с реализацией других боевых возможностей, необходимых названным машинам. Однако вполне реально говорить о дальности полета в 10–12 км, полетной скорости порядка 1000 м/с. самонаведении на конечном участке траектории, достаточно мощной (в пределах калибра 152 мм) боевой части. При соответствующем информационном обеспечении (например, обнаружение и подсветка целей вертолетом) станови тся возможным поражение опасных целей за пределами прямой видимости. При этом танк не утрачивает своего основного свойства — хорошо защищенной боевой машины, способной активно и успешно вести ближний контактный бой, находясь на передней линии.

Танковые подразделения, располагающие подобными возможностями, можно было бы называть разведывательно-бронетанковыми комплексами контактного боя тактической зоны (дальности).

Основной танк «Леклерк» (Франция).

4. Комплекс боевых машин мобильного эшелона

Наряду с комплексом боевых машин эшелона передней линии для успешного решения широкого круга задач на современном поле боя необходим комплекс боевых машин мобильного эшелона — легких (15–20 т), плавающих, авиатранспортабельных, обладающих повышенной подвижностью (легкие танк, БМП, БМА, БМ ПВО и др.).

Они должны иметь одинаковый уровень подвижности и защищенности и создаваться на единой базе. Тип вооружения для машин этого комплекса определяется необходимостью решать разнообразные огневые и боевые задачи. Очевидно, что подобные образцы могут и меть лишь легкую (противопульную, противоосколочную) защиту, определенные ограничения налагаются и на их огневую мощь.

Боевые машины данного эшелона предназначены для использования в составе сил быстрого развертывания (в том числе в воздушно-десантных войсках) и в мобильном компоненте сил общего назначения (разведывательные подразделения, оперативно-маневренные группы и т. п.), в морской пехоте, на особых ТВД (глубокий снег, рисовые поля и т. п.).

С учетом того, что машины мобильного эшелона несут в себе определенные ограничения по огневой мощи и весьма существенные по защищенности, силы быстрого развертывания и мобильные подразделения должны применяться, используя внезапность, на тех участках, где нет сплошного фронта, тем более насыщенной огневыми средствами обороны, проникая в глубину построения противника и обходя при этом его сильные группировки или узлы сопротивления. Задачами при этом являются разгром противника, не обладающего тяжелым вооружением, уничтожение командных пунктов, узлов связи, складов топлива и боеприпасов, захват жизненно важных центров. Все это связано с серьезными потерями. Возможно и выполнение оборонительных задач — удержания занятого плацдарма (района) для обеспечения развертывания сил общего назначения.

Если рассматривать два возможных значения массы для легких машин — 15 или 20 т, то предпочтение, на наш взгляд, следует отдать первому. Для плавающих машин увеличение массы в основном поглощается необходимостью обеспечить водоизмещение (это влечет за собой увеличение размеров), В результате защищенность машин с массами 13–15 т и 20–22 т получается практически одинаковой (лоб от калибра 14,5 мм, борга от калибра 7,62 мм). Защита От автоматических пушек калибра 30–35 мм, которые пробивают на дальности 1500 м стальную броню толщиной 70–80 мм, естественно, невозможна.

В то же время существенным фактором являются ограниченные (по числу самолетов) возможности военно- транспортной авиации. В массовом транспортном самолете грузоподъемностью 40–45 т (типа Ил-76) можно разместить либо три 13- 15-тонные машины, либо две 20-22-тонные машины. Следовательно, перебрасываемый по воздуху боевой потенциал сил быстрого развертывания в первом случае будет в 1,5 раза выше.

В комплексе боевых машин мобильного эшелона важное место должен занять легкий танк, хотя некоторые специалисты считают, что его функции могла бы взять на себя легкая БМП. Легкий танк обладает мощным и эффективным противотанковым средством — пушкой высокой баллистики (до 120–125 мм). Если исключить легкий танк и сделать ставку только на легкую БМП, в состав вооружения которой входят ПТУР, то это будет весьма рискованное решение. От кумулятивных средств существует достаточно много способов защиты. В результате мобильный эшелон может оказаться беспомощным при встрече с танками противника.

Появление легких БМП не исключает дальнейшего развития бронетранспортеров (БТР), которые можно рассматривать как упрощенную разновидность легкой БМП с ограниченными боевыми возможностями (преобладает транспортная функция). На наш взгляд, целесообразно развивать БТР в основном на колесной базе, опираясь на развитую автомобильную промышленность.

БТР могут использоваться в составе сил общего назначения для пехоты второй волны, предназначенной для выполнения завершающих функций. танки и БМП эшелона передней линии, преодолев оборону противника, уходя вперед и, видимо, нецелесообразно задерживать пехоту первой волны для выполнения завершающих функций. БТР найдут применение при формировании соединений второй очереди в условиях нехватки наиболее эффективных видов вооружения, в том числе и БМП. Кроме того, БТР могут эффективно использоваться в военно-полицейских силах.

До сих пор речь шла о БТР как о легких плавающих машинах. В связи с запаздыванием в развитии ТБМП на танковой базе — стрелковых танков, необходимых для эшелона передней линии, в некоторых странах появились «тяжелые» БТР, создаваемые на базе танков предшествующих поколений. Такие образцы можно рассматривать лишь как удешевленную разновидность полноценного стрелкового танка эшелона передней линии с ограниченными боевыми возможностями.

Окончание следует

На заставке: основной танк Т-90 с новой гусеничной лентой.

Т-90 — гордость отечественного танкостроения

Сергей Суворов

В статье использованы фото В. Кораблина, С. Суворова, и А. Чирятникова.

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 6–8,10,11/2005 г.

Модификации

Т-90C

Постановление правительства РФ о принятии на вооружение Российской Армии танка Т-90 сразу же предусматривало и начало производства его экспортного варианта — Т-90C. Чем же отличается экспортный вариант от серийной машины? Судя но характеристикам, немногим. Но отличия все же есть.

Надо отметить, что Т-90C может выполняться в различных вариантах, все зависит от желания и платежеспособности заказчика. Так, например, на Т-90C, поставляемых в Индию, отсутствует система комплексного оптико-электронного подавления «Штора-1». Соответственно, если нет этой системы, то нет необходимости устанавливать и некоторые другие. При отсутствии «Шторы-1» на Т-90C крепятся дополнительные элементы динамической защиты на лобовой проекции башни, дымовые гранатометы системы «Туча» монтируются под углом 45°, а не 15°, как при наличии системы, и т.д.

Опять же, если серийные машины поступали в войска в полном комплекте в соответствии с технической документацией, то Т-90C для каждого заказчика комплектуется отдельно. Это самое главное отличие Т-90 от Т-90C, Возможно, есть и некоторые другие отличия, но о них говорить пока не стоит.

Башня танка Т-90C, предназначенного для Индии. Характерно отсутствие системы комплексного оптико-электронного подавления «Штора-1».

Т-90 и Т-90C последних выпусков

Я уже отмечал, что особенность конструкции танков Т-90 заключается в том, что она идеально приспособлена к постоянному улучшению боевых характеристик с минимальными затратами. Поэтому, несмотря на относительно незначительный срок, прошедший с момента принятия машины на вооружение, конструкторским бюро УВЗ, возглавляемым с 1999 г. (после смерти Владимира Поткина) Владимиром Домниным, ведутся работы по совершенствованию «девяностых».

В 2000 г. на выставке «УРАЛ ЭКСПО АРМЗ 2000» в Нижнем Тагиле был продемонстрирован новый вариант Т-90. Внешне от своего предшественника он отличается новой мелкозвенчатой разборной гусеничной лентой с параллельным резинометаллическим шарниром, подобной той, что устанавливалась на Т-64 и Т- 80. Таким образом, время доказало правильность принятого конструктором одного из этих танков Александром Морозовым в начале 1960-х гг. решения.

На усовершенствованной машине также установлен и более мощный двигатель В-92С2. Он развивает мощность 1000 л.с. (против 840 л.с. на прежних моделях). Отличить машину с новым двигателем можно по выхлопному патрубку, который имеет овальную форму. Изменилась и башня танка. Теперь она стала сварной, а не литой, как на машинах прежних выпусков.

На модернизированной машине обязательной стала и установка тепловизиониого прицельного комплекса (на Т-90C по желанию заказчика), позволившего значительно повысить огневые и разведывательные возможности ночью и в условиях плохой видимости (пыль, снег, туман).

Осенью 2001 т. танкостроители УВЗ по случаю юбилея Уралвагонзавода продемонстрировали на полигоне Т-90, который без подготовки преодолел брод глубиной 1,8 м. При этом после выхода машины из воды вентилятором системы охлаждения из трансмиссионного от деления танка выбрасывались фонтаны воды. Таким образом, на машинах последних выпусков внедрена система преодоления глубокого брода без подготовки, подобная той, что использовалась на Т-64А. В некоторых источниках этот вариант стали называть Т-90М, хотя официальных документов с таким обозначением не имеется.

В настоящее время для установки на танк Т-90 разработана 125-мм танковая пушка с системой контроля кривизны ствола. По желанию заказчиков на экспортном варианте может применяться и 120-мм пушка, также разработанная российскими конструкторами, которая использует танковые боеприпасы стандарта НАТО.

Т-90 последних выпусков для Вооруженных сил РФ (вверху) и T-90C индийского заказа (внизу). На российской машине установлена сварная башня.

Основные характеристики аппаратуры THA-4-3 и ТНА-М «Гамма»
ТНА-4-3 «Гамма-1» «Гамма-2»
Точность определения:
— X, Y приемником космической навигации, м Нет 20-30 20-30
— X, Y автономной системой навигации, % от пути 1.2 0,6 1
— начального азимута, д.у. Нет 3,4 Нет
— угла наклона, д.у. Нет 3.5 3.5
Время готовности, мин 20 15 1

Командирские танки Т-90К и Т-90CК

Танки Т-90К и Т-90CК — модификации Т-90 и Т-90C соответственно. Они предназначены для выполнения функций управления подчиненными подразделениями, связи с вышестоящими командирами, а также для ведения боевых действий в составе частей и подразделений и гибкого управления ими в ходе боевых действий как днем, гак и ночью.

Основные характеристики командирских танков находятся на уровне базовых Т-90 и Т-90C. Силовая установка, трансмиссия, ходовая часть, состав вооружения, приборы наблюдения, броневая защита, система отопления, оборудование для подводного вождения, оборудование для самоокапывания и для установки противоминного трала оставлены без изменений.

Специальное оборудование командирского танка, обеспечивающее выполнение функции управления, включает:

— коротковолновую (КВ) радиостанции) Р-163-50К (Р-163-25У), штыревые антенны, комплект KB-антенн, устанавливаемых на 11-метровую телескопическую мачту;

— танковую навигационную аппаратуру ТНА-4-3, артиллерийскую буссоль ПАБ-2М;

— дополнительный электроагрегат АБ-1-П/28.5-В-У мощностью 1 кВт.

KB-радиостанция служит для радиосвязи с командованием в диапазоне частот от 2 до 30 МГц на стоянке и в движении. Она обеспечивает двустороннюю телефонную и телеграфную связь, слуховой и автоматический прием сигналов тонального вызова, прием на поворотную антенну высотой 4 м на дальность до 50–80 км. Количество заранее подготовленных частот 16.

Конструкция опоры штыревой КВ-антенны позволяет устанавливать ее в наклонное положение. В этом случае антенна дополнительно поддерживается специальной пружиной, закрепленной на башне. Такое положение антенны превращает ее в «антенну зенитного излучения».

Использование «антенны зенитного излучения» эффективно при организации связи в горной местности. Установленная на 11-метровую мачту антенна «симметричный вибратор» в диапазоне от 2 до 18 МГц обеспечивает дальность связи до 350 км. Радиостанция имеет также следующие режимы: двухчастотный симплекс, дежурный прием со сканированием по записанным частотам, прием и передача адресного вызова, прием и передача кодограмм.

Танковая навигационная аппаратура ТНА-4-3 обеспечивает:

— автоматическое определение координат танка;

— автоматическое определение дирекционного угла танка;

— автоматическое определение дирекционного угла на пункт назначения;

— индикацию местоположения танка на топографической карте;

— автоматическое определение разностей координат местоположения танка и координат пункта назначения.

В перспективе планируется установка на командирские танки новой навигационной аппаратуры ТНА-М «Гамма». Она комплексируется с приемоиндикаторной аппаратурой глобальной спутниковой навигационной системы GLONASS и (или) NAVSTAR. В ее состав входят высокоточная самоориентирующаяся система курсоуказания, позволяющая в реальном масштабе времени измерять текущие пространственные угловые координаты, датчик скорости танка, спутниковая навигационная система, планшет, координатор со знакосинтезирующим табло и курсоуказатель. В зависимости от уровня предназначения командирской машины на нее устанавливают аппаратуру «Гамма-1» или «Гамма-2», имеющую различия в комплектации и отдельных характеристиках.

Входящая в комплект машины артиллерийская буссоль ПАБ-2М используется для получения дирекционного угла в условиях плохой видимости и при отсутствии видимых ориентиров.

Дополнительный электроагретат АБ-1-П/28.5-В-У представляет собой вспомогательную генераторную установку с приводом от карбюраторного двигателя. Электроагрегат предназначен для питания потребителей с суммарной мощностью до I кВт: средств связи, противопожарного оборудования, подзарядки аккумуляторных батарей и др. во время стоянки при неработающем основном двигателе.

В настоящее время на базе комплексной автоматизированной системы управления огнем артиллерии «Капустник-Б» разработана и прошла испытания автоматизированная система управления огнем и маневром танкового батальона, которая будет устанавливаться па командирские танки. По оценкам специалистов, эта система позволит повысить боевую эффективность танкового подразделения в два- четыре раза.

Основной танк Т-90C индийского заказа.

Обучение индийских специалистов на Солнечногорском полигоне.

Испытания и тендеры

До того как машина, будь то танк, самолет или автомобиль, поступит на вооружение, ей приходится пройти через обширнейшую программу испытаний. Порой эта программа настолько сложная, что даже видавшие все в своей практике испытатели сомневаются, что машина сможет такое выдержать. О том, что испытания любого оружия в нашей стране настолько сложны, говорит, например, такой факт: ни один образец стрелкового оружия стран запада не прошел испытаний в соответствии с программой, принятой в России. Об этом мне рассказывали конструкторы российского оружия из Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТочМаш, г. Климовск). То же самое можно сказать и об испытаниях бронетанковой техники.

Для топ) чтобы читателю было более понятно, что приходится «пережить» технике во время испытаний, необходимо сказать несколько слов и о тех, кто испытывает чту технику. Так сложилось, что с некоторыми из них мне пришлось служить во время моей командировки в ОАЭ, например с подполковником Виктором Шулеповым и прапорщиком Василием Ефстафьевым — испытателями Центрального научно-исследовательского института бронетанкового вооружения и техники (ЦНИИ БТВТ). Эго очень грамотные в техническом отношении специалисты, горячо любящие свое дело. За плечами у большинства испытателей богатый опыт, долгие годы службы в бронетанковых войсках и инженерный факультет Военной академии бронетанковых войск. Но что отличает их от обычных войсковых танкистов, как они мне сами рассказывали, — это «сделать так, чтобы техника все-таки сломалась». При этом надо представить состояние этих людей, которые, с одной стороны, осознают, что им доверена очень дорогая техника, в которую вложен труд тысяч людей. С другой стороны, они понимают и то, что лучше будет, если она выйдет из строя все же на испытательном полигоне, а не на поле боя, что может привести к гибели людей.

Танк Т-90 начал проходить, государственные полигонные испытания с января 1989 г. В течение полутора лег машину обкатывали на полигонах Уралвагонзавода, Московской области, Сибири и Средней Азии. В конце 1960- 1970-х гг. в СССР с целью испытаний различных образцов танков устраивались пробеги машин протяженностью по 10000 км по различным регионам. В то время их называли «звездные пробеги» или иногда в шутку «тараканьи бега». К началу испытаний Т-90 уже не было возможности устраивать широкомасштабные пробеги, но шуточное название за ними закрепилось.

Программа испытаний Т-90 предусматривала сначала пробег машины по трассе с твердым асфальтобетонным покрытием до полной выработки топлива. Сразу замечу, что испытания на бетоне являются одними из самых тяжелых для бронетанковой техники, так как твердое покрытие в сочетании с высокими скоростями движения оказывает высокое разрушающее воздействие на узлы и агрегаты танка вследствие высокой вибрации. Так, например, во время тренировок к параду в Абу-Даби (ОАЭ) осенью 1996 г., которые также проходили на бетоне, частенько выходили из строя некоторые узлы силовой установки танков «Леклерк». Доставалось и российским БМП-3. Правда, на параде все БМП (а их участвовало более 200) прошли без замечаний, а вот головной «Леклерк» встал прямо напротив трибуны.

Но вернемся к Т-90. При движении по бетонной трассе на одной заправке с редкими остановками лишь на несколько минут для смены экипажа, без глушения двигателя, машина прошла более 700 км. Аналогичных результатов не показывал ни один зарубежный танк.

Иногда во время многокилометровых пробегов имитировались условия эксплуатации машины при уточке охлаждающей жидкости из системы охлаждения. В реальных условиях такая ситуация может иметь место и в результате боевых повреждений, и из-за необученности (разгильдяйства) экипажа. В данном случае, по словам испытателей Анатолия Бахметова и Дмитрия Михайлова. в систему охлаждения двигателя танка залили всего 35 л охлаждающей жидкости вместо положенных 90 л. Надо отметить, что па Т-90 в обычных условиях специальная система аварийной сигнализации и прекращения работы двигателя при высокой температуре или потере охлаждающей жидкости не допустила бы эксплуатацию машины. Но при испытаниях необходимо проверить надежность всех систем при самых иногда даже невероятных условиях. И двигатель Т-90 успешно выдержал этот экзамен, отработав на проделе температурного режима. Позже, во время участия машины в тендере в Малайзии, ей еще раз пришлось действовать при запредельных температурных режимах. Но об этом чуть ниже.

Маршруты для испытательных пробегов выбирались сложные. Они сочетали скоростные участки, ухабы и участки метровыми снежными заносами. Но даже в таких сложных условиях испытателям удавалось показывать на Т-90 среднюю скорость 35–40 км/ч. При испытаниях на проходимость по снегу машина уверенно преодолевала протяженные снежные участки, где глубина снежного покрова составляла от 1,1 до 1,3 м. Так было на испытаниях в Сибири.

T-90C принимал участие в международной выставке вооружений IDEX-97 в Абу-Даби, вызвав большой интерес зарубежных специалистов.

«Танки грязи не боятся!"

В пустынях Средней Азии Т-90 ожидали не меньшие, а может быть, еще более сложные условия. Температура окружающего воздуха иногда достигала + 50 °C в тени. Если кто не знает, скажу, что при такой температуре голыми руками невозможно дотронуться до брони, а каково находиться внутри машины экипажу — рассказать невозможно, это надо прочувствовать самому. На всем протяжении трассы лежал слой лессовой пыли, чем-то напоминающей цемент, которая въедается во все мельчайшие щели, и особенно в глаза и дыхательные органы танкистов. Во время движения танка густое облако пыли поднимается на несколько десятков метров. Сам танк скрывается в этом облаке почти полностью, виден лишь дульный срез пушки. И в таких условиях машина должна работать безотказно.

Колоссальная нагрузка ложилась на воздухоочиститель. Если хоть чуть-чуть этой пыли попадет в двигатель, его поршни расточат цилиндры до таких размеров, что не будет обеспечиваться сжатие для воспламенения топлива — произойдет пылевой износ. Двигатель работал тоже на пределе температурного режима. И все же больше всех доставалось танкистам, у них ведь воздухоочистителя нет. Респиратор при таких температурах — слабое утешение, через несколько минут он наполняется потом, стекающим с лица испытателя. А за день машины преодолевали почти по 500 км — это 10–12 ч движения.

Также проверялась в этих условиях способность машины работать на различных видах топлива: дизельном, бензине и керосине, в том числе и авиационном. И эту часть программы испытаний Т-90 выдержал. Средняя скорость движения в пустыне при работе двигателя на бензине составила 35 км/ч и до 43 км/ч — на керосине и дизельном топливе.

Программа государственных испытаний Т-90 кроме пробегов п условиях сибирских морозов и высоких температур Средней Азии предусматривала также и подводные испытания. Машины заходили в специальный водоем на глубину 5 м, после чего двигатель глушили. Танк с экипажем внутри в течение часа находился под водой. Это было необходимо для проверки герметичности элементов комплекса оптико-электронного подавления «Штора-1» и других приборов, которые находятся снаружи танка, После того как установленное для испытаний подводой время заканчивалось, экипажу давалась команда запустить двигатель, и танк своим ходом выходил из воды на берег. В принципе, ничего особенного, па первый взгляд. Но специалисты понимают, что все это время выпускные клапаны ОПВТ надежно закрывали выпускную магистраль двигателя от попадания воды. При работающем двигателе им еще помогает давление выхлопных газов, а в данном случае только клапаны держали давление воды, пытавшейся через выхлопной трак т проникнуть в двигатель.

Но танк — не только средство передвижения, даже если и по полю боя. Эго прежде всего боевая машина, а значит, самым серьезным испытаниям подвергается и ее комплекс вооружения. При проведении пробегов по сложным маршрутам, изобилующим ямами и ухабами, задействовался комплекс управления огнем и не выключался в течение всего пробега, а это 8-10 ч работы на предельных нагрузках, причем таких, какие даже в боевых условиях могут возникнуть очень редко. При этом пушка в стабилизированном положении при выходе на запредельные углы наведения то и дело бьется по верхнему или нижнему ограничителю ее хода. Через каждые 2–3 мин движения наводчиком производился полный горизонтальный разворот башни с «перебросочной» (максимальной) скоростью на 360°. Опять же все это происходило не в идеальных условиях, а в нестерпимую жару и в клубах пустынной пыли либо в сибирские морозы.

Испытания огневых возможностей комплекса вооружения Т-90 проводились всеми типами боеприпасов в различных условиях, на максимальную и минимальную дальность стрельбы. Так, например, за время государственных испытаний было произведено 24 пуска управляемых ракет на дальностях 4–5 км, при этом в каждом случае отмечалось попадание в цель. Стрельбы другими типами боеприпасов также показали высокую эффективность вооружения танка и его исключительную надежность. Всего было осуществлено более 2000 выстрелов из пушки, на которой за это время сменили два ствола. На огневых возможностях Т-90 я еще остановлюсь, когда дойду до повествования об участии этой машины в тендерах и показах иностранным делегациям.

Как всегда, одним из важнейших этапов отработки опытных образцов танков являются испытания на прочность. Другими словами, определяется стойкость к воздействию на него различных средств поражения, особенно противотанковых.

В соответствии с установленной программой предусматривался обстрел танка снарядами различных типов и подрыв одного из опытных образцов на противотанковой мине. Об этих испытаниях лучше расскажут их участники — испытатели Анатолий Бахметов и Дмитрий Михайлов.

«Начало было страшным для машины. Под одну из гусениц заложили фугас, тротиловый эквивалент которого соответствовал наиболее мощным минам иностранных государств. Машина этот тест выдержала, т. е. была приведена в работоспособное состояние силами экипажа за установленное требованиями время. Затем танк подвергся жестокому снарядному обстрелу, причем «противник» бил по «слабым» местам. С каждым новым попаданием он становился все мрачнее, а после довольно приличного количества попаданий стали отказывать системы и узлы, последним, как и у человека, отказало «сердце» танка, его двигатель». 1*

1* Бахметов А., Михайлов Д. Т-90 — путевка в жизнь. — Танкомастер, №-1. 1999.

Эффектный прыжок многотонной боевой машины на выставке IDEX-97.

В Малайзии российский Т-90C успешно преодолел сложнейшую трассу, проложенную через джунгли, горную местность, преодолевая длинные подъемы крутизной в 25°, болота и водные препятствия.

После завершения всей программы испытаний 27 марта 1991 г. совместным решением Министерств обороны и оборонной промышленности танк был рекомендован для принятия на вооружение. Однако из-за последовавших в том же году политической чехарды и развала СССР постановление правительства РФ о принятии на вооружение уже Российской Армии танка Т-90 и о разрешении продажи за рубеж его экспортного варианта Т-90C вышло только в октябре 1992 г.

Если имеется экспортный вариант танка и разрешена его продажа за рубеж, то, естественно, следуют и переговоры, показы и новые испытания машины, только теперь уже по программам потенциальных заказчиков. Выиграть тендер на поставку образца бронетанковой техники за рубеж в нынешнее время не так-то просто. Здесь, к сожалению, не все и не всегда решают технические характеристики машин. Чаще переплетаются политические и экономические интересы государств, а иногда и интересы отдельных чиновников. Так, например, уже ни для кого не секрет, что решение о закупке для армии ОАЭ французских танков «Леклерк» было принято благодаря даче крупной взятки одному из высокопоставленных арабских военных. Зачастую и российские чиновники становятся лоббистами определенной промышленной группы и стремятся не столько защитить интересы страны на мировом рынке, сколько не допустить продажи техники «невыгодными» для них предприятиями. Даже разрешенная к продаже за рубеж экспортная модель Т-90C в течение пяти лет не допускалась на международные выставки вооружений. В 1997 г. руководству Уралвагонзавода удалось добиться разрешения на демонстрацию Т-90C на выставке 1DEX-97 в Абу-Даби. Однако оказалось, что некоторые чиновники от компании «Росвооружение» «забыли» предоставить организаторам выставки информацию об этой машине. В результате танк Т-90C, привезенный на выставку, официально не был включен в ее программу. Правда, машина участвовала в показах на танкодроме выставки и выступила очень эффектно, в чем я смог убедиться лично. Остается только догадываться, каких средств и сил стоило руководству Уралвагонзавода организовать демонстрацию своей продукции на этой выставке. Как бы там ни было, но на танк обратили внимание иностранные специалисты.

С 1998 г. начались переговоры России и Индии о поставке новой российской бронетанковой техники и о приобретении в последующем этой страной лицензии на самостоятельное производство закупленных танков. Выбор пал на Т-90C не случайно. К этому времени Индия уже освоила выпуск лицензионных танков Т-72М1. В связи с этим закупка и освоение производства по лицензии Т-ЭОС представлялись наиболее приемлемым решением, ведь многие детали, узлы и агрегаты экспортного Т-90 были взаимозаменяемыми с T-72MI. Но принятию такого решения индийским правительством предшествовали новые испытание машин, теперь они проводились уже индийскими военными. Летом 1999 г. проверке подвергли три танка. То, что им пришлось вынести в пустыне Тар, где дневные температуры воздуха доходили до + 53°С, а ночные опускались всего только до + 30°C, и все это при полном отсутствии дорог, вряд ли выдержит какая-либо другая боевая машина в мире. Так, например, бригада танков М1А1 «Абрамс» (58 единиц) за три дня передвижений по пескам во время операции «Буря в пустыне» потеряла 16 машин в результате выхода из строя двигателя. Зато Т-90C преодолели в пустыне Тар более 2000 км без всяких проблем. После завершения этого пробега один из Т-90C прошел техобслуживание и был отправлен в Малайзию на выставку DSA-2000, где после нее вновь ушел в пробег, на этот раз по сырым и душным тропическим джунглям и рисовым полям.

Российский генерал-лейтенант Юрий Коваленко, являвшийся консультантом-руководителем испытаний Т-90C в Индии в 1999 г., отметил: «Индийские специалисты быстро освоились в боевом отделении танка. После нескольких тренировок они уже уверенно работали с приборами прицеливания и наблюдения, тепловизором. Одним из первых место за пультом наводчика занял индийский генерал-лейтенант Капур. Выпущенные им подкалиберные снаряды буквально насквозь прошивали выставленные вместо мишеней танки на дальности 2500–3000 м». Офицерам одного из бронетанковых корпусов индийской армии потребовалось всего 20 мин, чтобы ознакомиться с Т-90C и затем успешно выполнить упражнение, в ходе которого были поражены все четыре цели при стрельбе ночью на дальности 3100 м и температуре воздуха 4- 47°C.

Позднее, при испытаниях защищенности машины, корпус и башню танка на глазах индийской делегации обстреливали с дистанции менее 100 м! В результате броня так и не была пробита, повреждения получил только слой ВДЗ, а машина своим ходом пришла на исходную позицию.

После этого военный атташе при Посольстве Индии в Москве бригадный генерал Д. Сингх заявил: «По эффективности Т-90C можно назвать вторым после ядерного оружия фактором сдерживания».

После испытаний в Индии последовал еще ряд переговоров, прежде чем индийским правительством было принято окончательное решение о закупке российских танков. В настоящее время из России уже поставлены все 186 Т-90C, которые сразу же направили на индийско-пакистанскую границу. Остальные 124 танка в соответствии с контрактом производятся в Индии по лицензии.

Крупные контракты на продажу за рубеж танков Т-90C, такие как договор о поставке 310 танков в Индию, имеют особое значение для Уралвагонзавода. В течение 1990-х гг. предприятие продало немалое количество танков, например в Иран. Но это были «семьдесятдвойки». Контракт на поставку индийской армии Т-90C крайне важен еще и потому, что он делает новые танки более доступными для Российской Армии. Прежние малые объемы выпуска Т-90 стали причиной их высокой себестоимости. Крупная партия машин, поставленных на экспорт, резко снижает затраты в расчете на один танк. Для удешевления производства вооружений эта практика широко используется во всем мире. Так, например, только за счет экспорта на 57 % снизилась стоимость немецкого танка «Леопард». «Чтобы позволить себе иметь нужное количество этих дорогостоящих машин и поддерживать собственную танкостроительную промышленность, государству жизненно необходимо разделить с кем-либо стоимость работ. Единственным способом сделать это является экспорт танков платежеспособным странам», — так рассуждает автор британской книги о современных танках А.Рассел.

В связи с этим Т-90C участвовал в международном тендере в Малайзии. Кроме нашей машины в тендере принимали участие польский танк РТ-91 (вариант отечественного Т-72М), украинский Т-84 и шведский легкий танк CV90120. Испытания прошли с 19 июня по 21 августа 2000 г., не самое прохладное время для этой страны, если учесть, что она расположена всего в двух градусах широта от экватора. Цель испытаний заключалась в проверке подвижности и эксплуатационной надежности на поле боя применительно к местным условиям. Всего машинам пришлось пройти 2800 км по трассе, проложенной через джунгли, горную местность, там были длинные подъемы крутизной 25°, болота, водные препятствия. Двигались танки по песчаным берегам и рисовым полям. Малазийские военные, прокладывавшие трассу, были абсолютно уверены, что ни один танк ее не преодолеет. Но они ошиблись. Российский Т-90C (а ему, если помните, еще пришлось до этого пробежаться пару тысяч километров по пустыне Тар в Индии) с этой «непосильной» задачей успешно справился.

Случались и поломки на трассе. Перегрелся двигатель. Но как мне сказали в ЦНИИ БТВТ в Кубинке, сделано это было нарочно. Да и действительно, трудно представить себе, чтобы сидевший за рычагами опытный механик-испытатель не заметил рост температуры, да еще при наличии системы аварийной сигнализации. Тогда напрашивается вопрос: «А для чего это было сделано?» Ответ прост: для того чтобы показать уникальную ремонтопригодность машины. Никто даже и подумать, и представить не мог, что российский экипаж в условиях джунглей в течение четырех часов при помощи двух пальм и джутового каната извлечет из танка двигатель, отремонтирует его, потом опять установит и продолжит движение.

По завершении пробега этот двигатель был проверен малазийским персоналом во время специального пробега, продолжавшегося более девяти часов. Надежность Т-90C удивила всех малазийских старших офицеров, которые были связаны с испытаниями. Все остальные машины, участвующие в этом тендере и выходившие по каким-либо причинам из строя, для ремонта отправлялись в специальные мастерские, в полевых условиях восстановлению они не подлежали.

В государственном аэропорту Теренгджану Т-90C показал максимальную скорость движения 65 км/ч (хотя в ТТХ указывается всего 60 км/ч) и достиг скорости 30 км/ч с места за 30 с. Танк также успешно преодолевал специальные противотанковые препятствия, устроенные на болотах, броды глубиной 1,8 м и метровые вертикальные стенки, сделанные из бетона, так же как и водные преграды глубиной 5 м после 15-минутной подготовки. Демонстрировались и высокие сцепные качества ходовой части танка. Машина устанавливалась на тормоз на склоне крутизной 30°, где так и стояла в течение часа, никуда не скатываясь, в отличие от других машин.

Двум группам малазийских танкистов (включавших пять меха ни ков-водителей и нескольких командиров танков), отобранным для оценки Т-90C, понадобилось всего шесть дней, чтобы самостоятельно ознакомиться с управлением машины и системами управления огнем и связи, из них два дня ушло на теорию и четыре дня — па практическое ознакомление.

Поскольку Малайзия не имеет подходящего полигона для стрельбы, оценка огневой мощи Т-90C не могла проводиться в стране. Командующему сухопутными войсками Малайзии генералу Дато Хашим Бин Хуссейну продемонстрировали огневые возможности Т-90C на полигоне в подмосковной Кубинке. Там же или на любом другом полигоне российское руководство предлагало провести испытания вооружения танка. Предположительно они должны были состояться летом 2002 г. Однако этого так и не произошло. В апреле 2002 г. правительство Малайзии решило приобрести танки в Польше. Почему так произошло, министр обороны Малайзии господин Наджиб Тун Разак мне так и не ответил. Зато начальник Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России генерал-полковник Сергей Маев накануне этого события предостерегал: «Заказчики, которые покупают у других стран модернизированную советскую технику, даже не представляют, с чем им придется столкнуться. В погоне за быстрой прибылью производители, модернизирующие технику нашего производства, улучшая какой-то один показатель, ухудшают всю конструкцию в целом. Мы же проводим модернизацию в комплексе, зная особенности конструкции машины, все ее достоинства и недостатки» 2*.

2* Armour is strong, anil last an-our tanks. Interview with Sergey Mayev. Colonel-General. Chief, Main Automotive and Armour Directorate. Russian Defence Ministry. ARMS. Russian defence technologies magazine. 2002. № 2191.

В 2000 г. российский танк T-90C участвовал в международном тендере в Малайзиии.

Продолжение следует

Амфибийные машины Франции

Алексей Степанов

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 10, 11/2005 г.

Кроме различных по типажу и назначению бронированных амфибийных машин во Франции было разработано несколько моделей колесных амфибийных паромно-мостовых машин (ПММ), обеспечивающих переправу тяжелой боевой техники (танки, САУ и т. п.) через водные преграды.

Появление этих образцов в определенной мере стало следствием своеобразного технического соглашения, достигнутого в начале 1970-х гг. между министерствами обороны США, ФРГ и Великобритании, по созданию объединенными силами перспективных переправочных средств на основе единых требований НАТО. К этим требованиям относились:

— высокий уровень механизации процесса подготовки переправ при сокращении времени их наведения и уменьшении количества обслуживающего персонала;

— максимальная стандартизация и унификация переправочных средств независимо оттого, в какой стране они разработаны;

— использование в конструкции ПММ новых легких и прочных материалов при одновременном снижении стоимости разработок и закупок;

— дальнейшее упрощение процесса эксплуатации переправочных средств и обучения личного состава;

— обеспечение возможности ремонта и восстановления переправочных средств в полевых условиях.

Тем не менее еще до вышеупомянутого соглашения между странами НАТО во Франции (не входившей тогда в НАТО) под руководством генерала французской армии Жиллуа при участии немецкой фирмы EWK была разработана одна из первых западноевропейских моделей ПММ.

Каждый комплект ПММ «Жиллуа» состоял из 12 мостовых (или речных) и шести аппарельных (или береговых) плавающих машин. Комплект был создан на одной и той же колесной (4x4) базе, и поэтому машины, входящие в состав «Жиллуа», отличаются только конструкцией верхних строений. С их помощью можно собрать наплавной мост длиной 112 м или несколько перевозных паромов. Грузоподъемность каждого парома 30 т. За один рейс на нем можно перевезти четыре грузовых автомобиля или два легких танка. Для переправы среднего танка АМХ-30 два парома соединяются бортами. Эта операция занимает три минуты. Скорость движения парома по воде без груза 12 км/ч.

Каждая машина комплекта по бортам основного корпуса несет мягкие емкости, которые надуваются перед входом в воду, В рабочем положении каждая емкость имеет длину 10,972 м при диаметре 1,371 м. Таким образом, общее полное дополнительное водоизмещение двух емкостей каждой машины составляет примерно 32,38 м³. Остальной объем требуемого водоизмещения формируют основной корпус и четыре колеса с шинами. Дополнительные емкости обеспечивают плавучесть и остойчивость машины на воде.

В средней части основного корпуса машины скомпоновано моторное отделение для двигателя и его систем. Двигатель мощностью 162 кВт при 2000 об/мин фирмы Deutz, четырехтактный, 12-цилиндровый, V-образный, дизельный, воздушного охлаждения. Кроме того, в этом отделении размещаются воздушные компрессоры, с помощью которых заполняются сжатым воздухом дополнительные мягкие емкости.

ПММ комплекта «Жиллуа» на плаву в рабочем положении.

Колеса с шинами размером 18x25 размещаются в нишах металлического корпуса и могут убираться в них для уменьшения гидродинамического сопротивления воды при движении вплавь. По воде машина перемещается кормой вперед за счет работы гребного винта, установленного в передней части корпуса под кабиной управления, В этом случае на крыше кабины размещается дополнительный пост управления. При движении по суше гребной винт убирается вверх, в свою нишу корпуса.

Экипажи этих машин (речной и береговой) в составе четырех человек каждый затрачивают на приведение паромов к полной готовности для работы на водной преграде не более 45 мин.

При движении по суше самоходные речные и береговые секции могут развивать на шоссе максимальную скорость до 64 км/ч, а при движении по воде без груза — 12 км/ч. Запас хода по топливу по суше 780 км при емкости топливных баков 547 л.

Габаритные размеры машин: длина в транспортном состоянии 11861 мм, ширина в транспортном состоянии 3200 мм, ширина в рабочем состоянии 5994 мм, высота 3991 мм, дорожный просвет 715 мм, база 6197 мм и колея передних и задних колес 1790 мм.

Собственная масса речной машины 26950 кг, береговой несколько больше — 27400 кг.

ПММ «Жиллуа» использовались не только во французских инженерных частях, но и в других странах. Например, в армии США имелось некоторое количество ПММ «Жиллуа» под названием ARCE (Amphibious River Crossing Equipment). В конце 1950 г. американцы создали свою ПММ, которую назвали МАВ (Mobile Assault Bridge).

Паромно-мостовой комплекс «Жиллуа» был подвергнут комбинированным испытаниям на суше и на воде для оценки реальных, а не расчетных технических параметров. Проведенные исследования, а также результаты эксплуатации комплекса в войсках показали, что этот самоходный парк не в полной мере удовлетворяет современным требованиям, поскольку грузоподъемность отдельной машины недостаточна, съезд переправляемой бронетанковой техники с парома затруднителен, а длина мостовой фермы ограничена. В результате во Франции приступили к созданию нового самоходного понтонного парка MAF (Materiel Amphibie de Franchissement).

Разработка нового самоходного парка MAF велась на конкурсной основе фирмами DC AN и CEFA/EWK, которые предложили опытные образцы ПММ MAF-I и MAF-2 соответственно. В комплект нового парка должны были входить по четыре такие машины с грузоподъемностью па воде 54 т каждая. Благодаря применению высокопрочных алюминиевых сплавов ПММ имели приемлемую собственную массу: 40 т у MAF-1 и 38ту MAF-2. При этом соотношение грузоподъемности машин и собственной их массы таково: у MAF-1 1,35, у MAF-2 1,42. В дальнейшем после доработки опытных моделей основу парка MAF-2 составляли паромно-мостовые машины «Амбидроме» собственной массой 34 т.

Корпус машины MAF-2. выполненный из прочного легкого сплава, обеспечивает значительную долю требуемого водоизмещения. На корпусе сверху размещены две складные двухзвенные аппарели с гидроприводами, каждая длиной 12 м. Общая длина верхней проезжей часта 36 м при ширине 3,6 м. По бортам корпуса и с боков средних звеньев аппарелей прикреплены надувные емкости для увеличения запаса плавучести и улучшения параметров остойчивости. Надувные емкости по бортам корпуса имеют защитные крышки большой площади.

На MAF-2 установлен дизель мощностью 328 кВт, который позволяет машине двигаться по суше с максимальной скоростью до 60 км/ч. Средняя скорость движения по дорогам 40 км/ч, запас хода более 400 км. Для улучшения ходовых качеств и проходимости ПММ имеет независимую подвеску всех колес с гидропневматическими упругими элементами, обеспечивающими изменение дорожного просвета в пределах от 0,65 до 0,85 м. При движении по воде колеса для уменьшения сопротивления воды убираются в ниши корпуса.

ПММ комплекта — Жиллуа». Хорошо видны дополнительные мягкие емкости, установленные по бортам корпуса машины.

ПММ комплекта «Жиллуа» стала экспонатом Музея техники Spayer в Германии.

Для обеспечения ходкости и управляемости машины на воде в кормовой и носовой частях корпуса смонтированы полноповоротные колонки с установленными на них гребными винтами. Положение колонок относительно корпуса регулируется с помощью гидроприводов. При движении по суше колонки убраны в ниши корпуса, а при движении по воде они опущены в рабочее положение. Гребные винты в этом случае могут поворачиваться относительно вертикальной оси на 360". Колонки в зависимости от направления и угла поворота обеспечивают движение передним и задним ходом, движение лагом (в сторону одного борта), торможение и высокую степень управляемости MAF-2 на воде. Наибольшая угловая скорость поворота на воде достигается при повороте колонок на 90" в разные стороны.

Максимальная скорость движения по воде с полной нагрузкой 9-11 км/ч в зависимости от глубины. Продолжительность непрерывной работы машин па переправах на одной заправке топливом составляет 12 ч.

ПММ в комплекте MAF-2 может использоваться в качестве парома (перевозить один танк АМХ-30), а также речного или берегового звена при наводке наплавных мостов. Общая длина ПММ в варианте парома равна 36 м, а площадь ее грузовой платформы 48 м2. Для увеличения грузоподъемности с одновременным обеспечением двухпутного движения по наплавному мосту паромно-мостовые машины соединяются бортами.

Экипаж каждой машины состоит из четырех человек: командира, водителя, оператора для управления машиной на воде и радиста. Кабина экипажа разделена на два герметичных Отсека, оснащенных системами обитаемости и защиты от оружия массового поражения.

Минимально допустимая глубина водоема при применении парка MAF не должна быть меньше 1,2 м, а наибольшая скорость течения не должна превышать 2,5 м/с.

По мнению французских военных специалистов, понтонный парк MAF значительно увеличил возможности инженерных войск по наведению переправ через водные преграды. Один комплект парка в составе четырех машин позволяет навести наплавной мост длиной 108 м. Чтобы составить такой же мост при использовании парка «Жиллуа», требуется 12 плавающих машин.

Для оснащения инженерных частей сухопутных войск Франции предполагалось закупить 120 паромно-мостовых машин парка MAF, которые должны были заменить 250 машин парка «Жиллуа». Поступление этих машин парка MAF в войска началось в 1984 г.

ПММ комплекта «Жиллуа».

ПММ MAF-2 в рабочем положении на плаву.

ПММ MAF-2 в походном положении.

В заключение следует отметить, что во Франции после Второй мировой войны было разработано и серийно выпускалось 12 основных базовых моделей колесных бронированных машин, способных без подготовки преодолевать водные преграды. Типаж этих машин по своему назначению и особенностям конструкции образовывал семейства разведывательных машин, БТР и БМП.

Среди послевоенных гусеничных бронированных французских машин была только одна базовая модель, обладавшая свойствами амфибийности. Эго боевая машина пехоты АМХ-10Р и созданные на ее базе модификации.

На основе базовых машин производилось около 50 различных модификаций, но для всех вариантов характерны малые скорости движения по воде. У машин с колесными водоходными движителями эти скорости не превышали 4–5 км/ч, а у машин со специальными водоходными движителями (гребными винтами, водометами) 7–8 км/ч. Только некоторые образцы имели скорости движения но воде до 10 км/ч. При этом большинство машин обладало достаточно высокими значениями удельной мощности — 11–14 кВт/т.

Тем не менее малые скорости движения по воде не обеспечивали французским амфибийным бронированным машинам надежного преодоления водных преград при волнениях на них или при больших скоростях течений. Но. видимо, эти требования не предъявлялись заказчиком фирмам-разработчикам, основное внимание уделялось вооружению. Поэтому одной из особенностей французских амфибийных бронированных машин является использование пушек калибра 60, 90, 105 мм, устанавливаемых в башнях. Но баллистические и энергетические характеристики этих систем были менее высокими по сравнению с пушками, применяющимися на танках и других гусеничных и колесных машинах, не обладающих свойствами амфибийности.

Обращает на себя внимание также то, что целый ряд амфибийных французских бронированных машин поставлялся армиям многих других стран, в которых политическое, экономическое и военное влияние Франции было значительным по многим причинам.

Следует также отметить высокие тактико-технические характеристики французских паромно-мостовых машин MAF, предназначенных для перевозки тяжелых военных машин через водные преграды.

Ходовая часть танков. Подвеска

Василий Чобиток

Начало см. в ТиВ № 7,8,10/2005 г.

Подвеска английского пехотного танка Mk II «Матильда» (А 121 имела по три узла подвески на борт: две тележки с катками, сблокированными по четыре, и одна — по два. Между направляющим колесом и передней тележкой установлен индивидуальный каток, предназначенный для постоянного натяжения гусеницы и смятения ударов при наезде на вертикальные препятствия.

Тележка с четырьмя катками имеет два противоположно направленных балансира, между которыми, подобно подвеске типа «французские ножницы», находится цилиндрическая пружина прямоугольного сечения. На балансирах шарнирно крепятся коромысла с двумя катками на каждом. Углы поворота коромысла ограничиваются двумя упорами, установленными на балансире. Ход самих балансиров также ограничен упорами. Свободные концы балансиров перемещаются в салазках, которые предохраняют их от поперечного смещения и разгружают от чрезмерных изгибающих и скручивающих моментов.

От боевых повреждений подвеска защищена бортовым броневым экраном (фальшбортом). Осмотр, очистка и смазка подвески осуществляются через специальные люки фальшборта, что вызывает определенные затруднения. Низко опущенный фальшборт, кроме того, снижает проходимость танка при погружении гусениц на мягких грунтах.

Схема подвески английского пехотного танка Mk II «Матильда».

Схема подвески чешского легкого танка LT-35.

Подвеска чешского легкого танка LT-35 состоит из четырех тележек (по две на борт), в каждой из которых сблокировано по четыре катка. Как и у «Матильды», впереди установлен вспомогательный каток для облегчения преодоления вертикальных препятствий. В тележке используется по две параллельно работающие полуэллиптические рессоры. Катки попарно соединены коромыслами, каждое из которых, в свою очередь, соединено с качающимся балансиром, ось которого находится в кронштейне. Рессоры шарнирно крепятся в кронштейне.

Подвеска LT-35 имеет следующие особенности:

— ось качания коромысла расположена ниже оси катка, благодаря чему улучшены условия прохождения катками по неровностям местности;

— рессоры разгружены от боковых усилий и скручивающих моментов, а их деформация в вертикальной плоскости ограничена упорами на кронштейнах тележки, что обеспечивает надежную работу рессор (упоры на кронштейне придают тележке LT-35 характерный внешний вид по которому ходовая часть этого танка легко узнаваема).

Несмотря на то что данная подвеска обладает всеми недостатками, присущими подвескам этого типа, ее конструкция является одной из наиболее отработанных среди блокированных по четыре катка подвесок.

Подвеску, сблокированную по шесть катков, имел средний трехбашенный танк Т-28. Блокирование по шесть катков обычно не включают в классификацию блокированных подвесок, так как оригинальная подвеска Т-28 является исключением.

Один узел подвески Т-28 состоит из трех тележек попарно сблокированных опорных катков. Блокирование тележек осуществляется двумя балансирами.

Первые две тележки соединены между собой коротким балансиром. Второй балансир соединен с третьей тележкой и центральной частью первого, короткого балансира, а напротив второй тележки — с корпусом. Кинематика балансиров узла подвески Т-28, таким образом, напоминает кинематику балансиров «Валентайна», с той разницей, что балансиры Т-28 равномерно распределяют нагрузку между тремя парными тележками, а не катками.

Интересной особенностью подвески Т-28 является место установки упругих элементов. В отличие от большинства вариантов, где опорные катки узла подвески через балансиры связаны, как правило, с одним упругим элементом, в данной подвеске каждая парная тележка имеет свою вертикально установленную цилиндрическую пружину и через нее соединена с балансиром. Такое решение позволило значительно повысить энергоемкость и иметь ее на уровне сблокированной по два катка подвески. С другой стороны, это привело к усложнению конструкции, значительно снизилась надежность и живучесть подвески.

Подвеска, сблокированная по всему борту. Чтобы полнее использовать основные свойства блокированной подвески для повышения плавности хода и получения более равномерной нагрузки на катки при движении через небольшие неровности, были предложены схемы, в которых сблокированы все или почти все катки одного борта.

Оригинальный вариант сблокированной по всему борту подвески был реализован в конце 1920-х гг. в Англии. В этой подвеске катки попарно сблокированы коромыслами, которые шарнирно соединены с вертикальными трубами. Трубы могут вертикально перемещаться в направляющих, закрепленных на корпусе. Каждая труба упирается через ролик в трос, который с одной стороны жестко крепится на корпусе, с другой стороны соединяется с корпусом через пружинную рессору, а между вертикальными трубами соединен с корпусом через роликовые блоки.

Толчок, получаемый одним катком от неровностей местности, будет передаваться на другие катки благодаря изменению натяжения троса. Смягчение толчков происходит за счет пружины.

Последний опорный каток закреплен на корпусе жестко и независимо от других. Наличие этого катка как дополнительной точки опоры корпуса в данной конструкции совершенно необходимо, так как без него система оказывается неустойчивой. Эта подвеска ненадежна из-за недостаточного запаса потенциальной энергии упругих элементов. Наличие жестко закрепленного на корпусе катка сводит на нет те преимущества, которые дает блокированная подвеска.

Чешский легкий танк LT-35.

Подвеска с использованием троса, сблокированная по всему борту.

Узел сблокированной по шесть катков подвески Т-28.

Вариант сблокированной по всему борту подвески.

Существовал вариант сблокированной по всему борту подвески, конструкция которой приписывается одному из немецких опытных танков 1930-х гг. В этой подвеске двенадцать катков попарно сблокированы в шесть кареток. Коромысла кареток шарнирно связаны с вертикальными трубами, которые могут перемещаться в стаканах, жестко закрепленных на корпусе. Каретки, в свою очередь, попарно объединены в три тележки двуплечими рычагами, которые опираются на винтовые пружины, вставленные в грубы кареток. Первая и вторая тележки связаны двуплечим балансиром, который шарнирно закреплен на корпусе, при этом балансир имеет разную длину плеч — переднее плечо короче заднего. Задняя тележка через второй двуплечий балансир, также зафиксированный на корпусе, шарнирно связана с длинным плечом первого балансира. По условиям кинематики опоры рычагов на свечи кареток и второго балансира на первый выполнены скользящими.

Строго говоря, эта подвеска не является полностью сблокированной по всему борту. Так, например, при набегании на препятствие одного из четырех передних катков нагрузка будет уравниваться только между катками четырех передних кареток. Диалогичная ситуация возникает при проходе препятствия четырьмя задними катками. И только при наезде на препятствие одним из четырех центральных катков нагрузка будет уравниваться между катками всего борта, т. е. в этом случае подвеска работает как сблокированная по всему борту. Плечи балансиров и точки их крепления к корпусу можно подобрать так, что толчки от четырех центральных катков будут одинаково передаваться на точки крепления балансиров и танк будет совершать только вертикальные колебания. Толчки от остальных катков будут вызывать угловые колебания уменьшенной амплитуды.

Данная подвеска дает значительное уменьшение амплитуды угловых колебаний на небольших неровностях. Она обладает всеми недостатками, присущими блокированным подвескам вообще, а также блокированным подвескам с пружинными рессорами без амортизаторов в частности, т. е. имеет место малый запас потенциальной энергии и слабое гашение колебаний.

Схема полностью сблокированной подвески малого танка «Штрауслер».

Подвеска, полностью сблокированная. В 1936 г. в Англии был построен малый танк «Штрауслер» с оригинальной полностью сблокированной подвеской, включающей по четыре катка на борт, которые попарно сблокированы через рычаги и короткую листовую рессору в каретки. Каретки, в свою очередь, связаны двуплечим балансиром, который шарнирно крепится примерно в середине борта корпуса. Кроме того, через систему рычагов и тяг каждая каретка сблокирована с такой же кареткой противоположного борта.

При наезде на неровность, например, передней правой каретки возросшее усилие равномерно распредели тся между этой кареткой, через балансир — задней правой кареткой и через систему рычагов и тяг — передней левой кареткой. По кинематике работы подвески «Штрауслера» она, несмотря на крепление подвески борта в одной точке, является четырехточечной, только места крепления узлов подвески расположены относительно корпуса танка не по прямоугольнику, как у ранее рассмотренных систем, а ромбом.

Преимущество этой схемы заключается в повышенной приспособляемости подвески к неровностям пути и в постоянном распределении нагрузки между 3/4 всех опорных катков. Это значительно уменьшает угловые колебания корпуса.

Недостатком данной подвески является большая жесткость упругих элементов, создающая тряску. Из-за крайне низкого запаса потенциальной энергии подвески очень часто происходят жесткие удары, особенно при одновременной встрече обеих гусениц с препятствием.

Следует заметить, что полностью сблокированных подвесок, как и сблокированных на весь борт, в полном смысле этих понятий быть не может. Дело в том, что подвеска, усилия в которой равномерно распределены между всеми опорными катками танка или катками одного борта, не обладает стабилизирующим моментом и является системой неустойчивой.

Достигнув к концу 1930-х гг. пика своего развития, блокированная подвеска была отвергнута как не удовлетворяющая требованиям, предъявляемым к подвеске современных танков. В современных условиях применение блокированной подвески можно считать целесообразным на сравнительно тихоходных вспомогательных военных гусеничных машинах, которые не являются машинами поля боя.

И прежде чем мы перейдем к рассмотрению смешанных подвесок, отметим следующую интересную особенность при классификации блокированных подвесок по числу сблокированных катков. Как и для рассмотренного ранее танка MkI «Меркава» с индивидуально подрессоренными катками, попарно образующими тележки, из-за которых часто ошибочно причисляют эти подвески к блокированным, у некоторых блокированных подвесок также возникают подобные ситуации.

Так, например, трактор-тягач «Ворошиловец» имеет восемь катков на борт, которые, подобно подвеске «Матилады» и LT-35, сгруппированы по четыре в двух тележках. Однако «Матильда» и LT-35 имеют общий упругий элемент для обоих балансиров тележки, а у «Ворошиловца» каждый балансир связан с корпусом через свою цилиндрическую пружину и, таким образом, на самом деле его подвеска сблокирована не по четыре, как это может показаться на первый взгляд, а по два катка.

Рассмотренный случай достаточно прост: четыре упругих элемента на восемь катков да ют блокировку по два, а в следующем случае ситуация сложнее. Французский танк «Сомуа» S-35 со смешанной подвеской (задний опорный каток подрессорен индивидуально) имеет по две тележки на борт, которые конструктивно практически полностью аналогичны сблокированной по четыре катка подвеске LT-35 (два балансира, на каждом из которых но два катка, направлены в разные стороны и опираются на концы полуэллиптической листовой рессоры). При всей конструктивной схожести тележек этих танков между ними есть одна принципиальная разница: рессора LT-35 крепится к корпусу шарнирно, благодаря чему нагрузка между балансирами распределяется примерно одинаково, а рессора S-35 закреплена на кронштейне корпуса жестко, и изменение нагрузки под катками одного балансира не вызовет соответствующего изменения под катками другого. Если выйдет из строя одна парная каретка, то другая каретка этой тележки не потеряет работоспособности, так как благодаря жесткому закреплению рессора работает как две отдельные консольно закрепленные четвертьэллиптические листовые рессоры. Отсюда можно сделать вывод, что подвеска S- 35 сблокирована не по четыре, а по два катка. Становится понятно, что использование одного упругого элемента для нескольких катков не есть обязательный признак их блокировки, необходимо, кроме того, обращать внимание на конструктивные особенности крепления рессоры на корпусе и балансирах.

Смешанная подвеска

Как уже говорилось, система подрессоривания смешанного типа имеет как сблокированные катки, так и индивидуально подрессоренные.

Причин, по которым в некоторых танках использовались смешанные подвески, несколько. Обычно применение смешанной подвески объясняется желанием совместить в одной машине свойства как блокированной, так и независимой подвесок — минимальную амплитуду колебаний блокированной подвески и высокую энергоемкость независимой на катках, испытывающих наибольшие динамические нагрузки (этой концепции отвечает подвеска немецкого легкого Pz.I модификаций А и В). Другой причиной применения смешанной подвески может быть необходимость использования амортизатора: если в конкретной ситуации конструкция тележек блокированной подвески не позволяет достаточно просто установить амортизатор, то используют независимо подрессоренный каток с амортизатором (например, «Сомуа» S-35).

Последняя и, по-моему, наиболее распространенная причина использования смешанных подвесок носит чисто компоновочный характер. Не всегда по заданной длине опорной поверхности удается эффективно разместить число катков, кратное числу сблокированных в одной тележке (так, английские легкие танки «Виккерс» Mk VI имели четыре катка на борт, две парные тележки с пружинными рессорами, а легкие укороченные транспортеры на той же базе — три катка, парную тележку и независимый каток). В некоторых случаях, обычно для коротких легких машин с передним расположением ведущего колеса, для получения опорной поверхности достаточной длины целесообразно использовать направляющее колесо в качестве дополнительного опорного катка, в этом случае оно получает индивидуальную подвеску (М3 «Стюарт», L6/40).

Смешанная подвеска немецкого легкого танка Pz.I Ausf.B имеет пять опорных катков на борт, из них четыре катка сблокированы по два, а передний подрессорен индивидуально. Тележки конструктивно выполнены аналогично тележкам Pz.IV, с той разницей, что ось второго качка тележки Pz.I Ausf.B закреплена не на балансире, а на конце листовой четвертьэллиптической рессоры. Узлы подвески первых катков состоят из направленного вперед балансира, цилиндрической пружины и рычажнопоршневого амортизатора типа Боге.

Смешанная подвеска американского легкого тапка М3 «Стюарт» состоит из четырех опорных катков, сблокированных по два, и направляющего колеса, которое, кроме того, выполняет роль пятого опорного катка. В качестве упругого элемента в узлах направляющих колес, так же как и в тележках, использованы буферные пружины, которые соединены с балансиром через рычаг. Для минимизации вредного влияния силы тяги на упругий элемент направляющего колеса его балансир в статическом состоянии расположен горизонтально.

Смешанная подвеска французского танка Рено R-35 кроме двух парных тележек на борг включает передний, индивидуально подрессоренный каток. Как и в тележках, конструкция которых была рассмотрена ранее, индивидуальный каток подрессорен набором резиновых колец, работающих на сжатие.

Схема подвески Pz.I Ausf.B.

Подвеска немецкого легкого танка Pz.I Ausf.B.

Ходовая часть со смешанной подвеской американского легкого танка М5 «Стюарт».

Схема смешанной подвески французского танка «Рено» R-35.

По величине запаса удельной потенциальной энергии смешанная подвеска занимает промежуточное положение между блокированными и независимыми подвесками. Если подвеска выполняется с целыо совмещения свойств индивидуальной и блокированной подвесок, то независимое подрессоривание должны иметь крайние катки как испытывающие наибольшие динамические нагрузки.

Необходимо заметить, что если для независимой подвески можно сравнительно легко добиться требуемой плавности хода, варьируя характеристики упругих и демпфирующих элементов, то для блокированной подвески обеспечить живучесть значительно сложнее, поэтому индивидуальная подвеска и получила столь широкое распространение.

Перспективные системы подрессоривания

Нетрудно предположить, что дальнейшее развитие систем подрессоривания будет связано с совершенствованием конструкций независимых подвесок.

В современных условиях пассивные методы повышения плавности хода за счет совершенствования характеристик демпфирующих и упругих элементов практически исчерпали себя. Я думаю, что на быстроходных гусеничных машинах получат распространение системы подрессоривания с изменяемыми в зависимости от внешних условий характеристиками, а также системы автоматического регулирования (САР) характеристик подвески.

Рассмотрим некоторые возможные варианты перспективных подвесок, которые могут повысить плавность хода быстроходных танков.

Повышение плавности хода традиционными методами должно идти путем дальнейшего повышения нелинейности характеристик подвески. Характеристика такой подвески должна быть такова, что при движении по мелким неровностям подвеска должна быть как можно мягче, а демпфирование минимально; при преодолении крупных неровностей, а также при продольном раскачивании танка с большой амплитудой подвеска должна быть жестче, а демпфирование максимально. Нелинейность характеристик системы подрессоривания может обеспечиваться характеристиками амортизаторов, упругих элементов или одновременно теми и другими.

Амортизатор для таких подвесок может иметь переменную характеристику демпфирования в зависимости от хода катка (т. н. релаксационный амортизатор). Добиться этого можно, например, переменным сечением перепускных отверстий (или зазора между поршнем и цилиндром) амортизатора, такой способ уже используется в некоторых амортизаторах и противооткатных устройствах орудий.

Интересный вариант амортизатора с нелинейной характеристикой был предложен группой авторов кафедры Танков КВТИУ (Федоров В.А., Чобиток, В. А., Домашенко С.А., Федоров С.А. Гидроамортизатор. А.С. СССР № 1498110 от 1.04.1989 г., приоритет от 10.03.1987 г.). В этом амортизаторе в качестве рабочей используется электрореологическая или магнитореологическая жидкость. Переменные характеристики демпфирования амортизатора обеспечиваются за счет изменения вязкости рабочей жидкости под воздействием электрического или магнитного поля. Изменение интенсивности электрического или магнитного поля достигается несколькими секциями их источников с разными характеристиками. Этот же амортизатор может использоваться и в сочетании с САР.

Упругий элемент, обеспечивающий оптимальную нелинейную характеристику подвески, должен быть, как правило, составным. Такие подвески нами уже рассматривались, это подвески с подрессорниками — буферными пружинами и другими упругими упорами или торсионами-подрессорниками. Основным недостатком таких систем является то, что, несмотря на оптимальные характеристики на максимальных ходах катка, на минимальных не обеспечена достаточно низкая жес ткость основного упругого элемента для уменьшения тряски при движении по мелким неровностям.

Один из вариантов торсионной подвески, позволяющей устранить этот недостаток, был предложен в 1968 г. в Военной академии БТВ (Дмитриев А.А., Смотрицкий М.И., Чобиток В.А. Торсионная подвеска транспортного средства. А.С. СССР № 286522 от 21.08.1970, приоритет от 24,06.1968 г.). Узел подвески состоит из балансира и торсионного вала 1 ступени, соединенных между собой через шлицевое соединение, торсионного вала II ступени, оси вращения балансира, которая, в свою очередь, может поворачиваться в игольчатых подшипниках относительно корпуса танка. В оси вращения балансира предусмотрено шлицевое соединение, через которое последовательно соединены торсионы I и II ступеней. Торсион 1 ступени выполнен достаточно коротким, малой жесткости, он работает на начальном, небольшом отрезке хода катка, обеспечивая низкую жесткость подвески, что значительно снижает тряску при движении на высокой скорости по мелким неровностям. Когда балансир относительно оси вращения повернут на предельный угол работы торсиона 1 ступени, балансир и ось входят в зацепление посредством кулачкового механизма и в дальнейшем поворачиваются относительно корпуса танка совместно. При этом торсион I ступени дальше не закручивается, а в работу вступает длинный торсион II ступени с более жесткими характеристиками и большим углом закрутки. Для придания наиболее оптимальных нелинейных характеристик данной подвеске можно использовать упругие ограничители хода катка (буферные пружины и др.).

В любом случае показанные и возможные другие пути повышения нелинейности характеристик упругих и демпфирующих элементов подвески ведут к повышению сложности их изготовления и эксплуатации. В каждом конкретном случае необходимо комплексно подходить к проблеме эффективности системы подрессоривания и подобные решения применять в случае насущной необходимости обеспечить наибольшую плавность хода машины на высоких скоростях движения.

Активные системы подрессоривания могут быть реализованы с помощью САР. По возможному принципу действия САР могут различаться.

Первый, наиболее простой вариант САР, заключается в регистрации специальными датчиками колебаний корпуса. По известным параметрам колебаний САР вырабатывает и подает команды на исполнительные механизмы для изменения характеристик подвески таким образом, чтобы гашение колебаний корпуса было наиболее эффективным. Так, например, при незначительных продольных раскачиваниях и высокой тряске система должна максимально снизить жесткость подвески; при значительных раскачиваниях корпуса жесткость повышается, характеристики демпфирования максимально увеличиваются. И так для всех возможных режимов колебаний корпуса в САР должны быть заложены наиболее оптимальные характеристики подвески.

Схема гидроамортизатора с магнитореологической рабочей жидкостью переменной вязкости (А.С. СССР № 1498110 от 1.04.1989 г.)

1 — корпус амортизатора, 2 — шток с поршнем; 3 — компенсационная камера; 4 — источник магнитного поля в виде соленоида Соленоид может быть образован секциями (фиг.2).

Узел торсионной подвески с двумя торсионами: мягким первой ступени и обычной жесткости второй ступени.

Второй вариант заключается в определении специальными датчиками профиля пути перед гусеничной машиной. При преодолении единичных неровностей, высота которых меньше динамического хода катка, САР должна поочередно уменьшать жесткость узлов подвески таким образом, чтобы со стороны узла подвески катка, движущегося по неровности, на корпус танка передавалось такое же усилие, как с остальных. Таким образом, максимально уменьшается влияние одиночных неровностей на колебания танка, В идеальном случае корпус танка при прохождении по таким неровностям вообще не будет подвержен внешним возмущениям. При преодолении больших неровностей, которые могут вызвать пробой подвески, жесткость узлов подвески, наоборот, увеличивается.

При движении по поверхности с мелкими неровностями, вызывающими высокочастотные вибрации (тряску), снижается жесткость всех узлов подвески. Такого решения в данном случае достаточно, а отслеживать прохождение отдельных катков по высокочастотному микропрофилю поверхности проблематично как из-за необходимости реализации высокого быстродействия САР, гак и из- за инерционности исполнительных механизмов активной подвески.

Третий вариант совмещает в себе два предыдущих. САР в этом случае отслеживает и профиль пути, и колебания корпуса.

Наиболее подходящими из существующих подвесок для работы с САР можно считать пневматические подвески с изменяемым клиренсом, такие как подвеска БМД. В этой подвеске использование САР для изменения характеристик как рессоры, так и амортизатора возможно с минимальными доработками конструкции.

В существующих торсионных подвесках применение САР возможно для изменения характеристик демпфирования амортизаторов. В этом случае целесообразно использовать первый вариант САР совместно с упоминавшимися ранее реологическими амортизаторами.

В работе использованы материалы из архивов моет отца, профессора Чобитка Валентина Александровича, который внес значительный вклад в развитие теории подрессоривания гусеничных машин. Эта работа посвящена его светлой памяти.

Литература

1. Анурьев В. И. Справочник конструктора-машиностроителя ВЗ-хт Т 3. — 5-е изд. перераб. и доп. М., Машиностроение. 1978

2. Буров С.С. Конструкция и расчет танков. М… ВА БТВ, 1973

3. Вибрации в технике: Справочник В 6-ти т. /Ред В. Н. Челомей (пред.). — М.: Машиностроение, 1980: ТЗ. Колебания машин, конструкций и их элементов / Под ред. Ф. М. Диментберга и К. С. Колесникова 1980

4. Вибрации в технике: Справочник В 6-ти т./ Ред В.Н. Челомей (пред) — М Машиностроение, 1981:14 Вибрационные процессы и машины/Под ред. Э.Э Лавендела 1981

5. Вибрации в технике Справочник В 6-ти т./ Ред В.Н. Челомей (пред.). — М Машиностроение, 1981: Тб. Защита от вибраций и ударов / Под ред. К. В. Фролова. 1981

6. ВолковП М. Конструкция и расчет подвесок гусеничных машин — М Машгиз, 1947

7. Вопросы подрессоривания танка и бронетранспортера (труды семинара кафедры № 15). Труды Академии Инф. сборник № 49. — М… ВАБТВ. 1959.

8. Груздев Н. И. Волков П.М. Подвески (торсионные, резиновые) и амортизаторы. — Ташкент ВА механизации и моторизации им. И В.Сталина, 1942

9. Дмитриев А. А., Смотрицкий М. И., Чобиток В.А. Торсионная подвеска транспортного средства. А.С СССР № 286522 от 21.08.1970. приоритет от 24 06 1968 т

10. Дмитриев А. А. Чобиток В. А. Тельминов А. В. Теория и расчет нелинейных систем подрессоривания гусеничных машин. — М: Машиностроение, 1976.

11. Забавников Н. А. Основы теории транспортных гусеничных машин — М Машиностроение, 1975

12. Колебания в транспортных машинах Монография / Е Е Александров, Я В Грита, В.В. Дущенко. В.В Епифанов, Н В Кохановский, Н.Г. Медведев, В.П. Панкратов. — Харьков: ХГПУ, 1996

13. Мураховский В.И., Павлов М.В. Сафонов Б С. Солянкин А.Г Современные танки — М: Арсенал-Пресс. 1995

14. Наставление по танко-техническому обеспечению. Изд МО СССР

15. Нежинцев А. И. Исследование плавности хода гусеничных артиллерийских тягачей Автореферат диссертации КТН. вып накаф. ВА Тыла и Транспорта. — М. МВТУ им. Н.Э. Баумана, 1962.

16. Никитин А.О. К вопросу о выборе основных параметров подвески танка Труды Академии Инф выпуск № 30. — М ВАБТВ, 1958

17. Никитин А. О. Сергеев Л.В., Тарасов В.В. Теория танка — М.:ВАБТВ, 1956.

18. Никитин А. О. Сергеев Л. В Теория танка — М ВАБТВ, 1962

19. Отечественные бронированные машины XX век. Научное издание В 4 т. / Солянкин А.Г, Павлов M B, Павлов И В, Желтов И.Г. / Том 1 Отечественные бронированные машины 1905–1941 гг. — М ООО — Издательский центр — Экспринт». 2002.

20. Памятка по эвакуации машине поля боя. — М Воениздат НКО СССР, 1941

21. Пенков В. Г. Специальная терминология. Пособие для слушателей (курсантов) 3-го инженерного факультета. — К: КВТИУ. 1986

22. Прочко Е.И. Легкие танки Т-40 и Т-60. Бронеколлекция. Приложение к журналу — Моделист-Конструктор-, № 4 (13) 1997.

23. Раймпель Й. Шасси автомобиля. Амортизаторы, шины и колеса/Пер. с нем В.П. Агапова, Под ред ОД. Златоврацкого. — М Машиностроение, 1986

24. Раймпель Й. Шасси автомобиля Элементы подвески / Пер. с нем А Л Карпухина: Под ред ГГ Гридасова — М Машиностроение, 1987

25. Ротенберг Р. В. Подвеска автомобиля Изд. 3-е. переработ идоп — М: Машиностроение, 1972

26. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-1 ОМ — М: Воениздат, 1960

27. Саенко M. B., Чобиток В.В Основной боевой танк Т-64. Серия — Военный музей-. — М.: Экспринт, 2002

28. Сергеев Л. В. Теория танка — М ВАБТВ, 1973.

29. Талу К.А. Конструкция и расчет танков — М ВА БТВ. 1963

30. Танк БТ-7 Руководство службы — М. Воениздат НКОСССР. 1941

31. Танк М4А2 Руководство. — М Воениздат НКО, 1945

32. ТанкТ-34. Руководство. — М.: Воениздат НКО, 1944

33. Техническое руководство по легкому танку М3. Издание Амторга. 1942

34. Техническое руководство по танку-Валентин VII- Amtorg Trading Corporation, New York, U S A, 1942

35. Тракторы. Теория. Учебник для студентов вузов по спец. — Автомобили и тракторы- / В.В. Гуськов, Н.Н Велев, Ю.Е Атаманов и др.; Под общ. ред, В.В. Гуськова. — М Машиностроение, 1988

36. Тяжелый танк. Руководство. — М.: Воениздат НКО, 1944.

37. Федоров В.А., Чобиток В.А, ДомашенкоС.А., Федоров С.А. Гидроамортизатор. А.С. СССР № 1498110 от 1.04 1989 г., приоритет от 10.03.1987 г.

38. Чобиток В.А. О потерях мощности в системе подрессоривания танков. Труды Академии Инф выпуск № 107. — М ВА БТВ, 1963.

39. Чобиток В. А., Тельминов А В. Состояние и перспективы развития систем подрессоривания зарубежных танков // Рабочие материалы по теме "Блокировка-13-. — М. ВАБТВ.

40. Чобиток В. А., Тельминов А. В, Шевченко Л. П. Анализ конструкций систем подрессоривания зарубежных танков// Рабочие материалы по теме «Блокировка^-. — М: ВАБТВ.

41. Чобиток В.А. Теория движения танков и БМП. Учебник — М Воениздат, 1984

42. Чобиток В. А.Данков ЕВ., БрижиневЮ.Н. и др. Конструкция и расчет танков и БМП. Учебник — М.: Воениздат, 1984

43. 57-мм самоходное орудие СУ-57. Руководство службы — М Воениздат НКО. 1944

44. Fletcher D. The great tank scandal. British armour In the Second World War. Pan I London: HMSO Books, 1989

45. Schreier F. The Modern Battle Tank. Part 3: Mobility — 3. Suspensions // DPU #22, 23.

46. Jane's Armour and Artillery 1998–1999.

The Tiger Tank. A British View. Edited by David Fletcher. London: HMSO Books, 1986

Солдаты стальных магистралей

Сергей Суворов

Часто железные дороги у нас называют стальными магистралями или стальными артериями. Но многие, сидя в комфортабельном купейном вагоне или в СВ, не задумываются над тем, что строительство, поддержание в надлежащем техническом состоянии этих магистралей неразрывно связано с Железнодорожными войсками.

История отечественных Железнодорожных войск берет начало 6 августа 1851 г. Именно тогда Николаем I было утверждено «Положение об управлении Санкт-Петербуржско-Московской железной дорогой», согласно которому для ее охраны и эксплуатации должно было быть сформировано! 4 отдельных военно-рабочих, две кондукторские и «телеграфическая» роты.

Свое боевое крещение военные железнодорожники приняли в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Важным для Железнодорожных войск России событием явилась русско-японская война 1904–1905 гг. Она убедительно показала решающее влияние железнодорожного сообщения как на ход вооруженной борьбы, так и на результат войны в целом.

Впрочем, работа военных железнодорожников всегда реальна, а не условна, как на учениях, так и на войне. Ни для кого не секрет, что многие из тех веток, что были построены для нужд Вооруженных Сил, впоследствии стали эксплуатироваться в качестве транспортных магистралей. Только за годы Великой Отечественной войны было восстановлено и проложено около 120 тыс. км главных, вторых и станционных железнодорожных путей! Это примерно три раза вокруг Земли по экватору. Кроме того, было возведено более 2,7 гыс. больших и средних мостов, 46 Тоннелей, около 8 тыс. станций и разъездов. А ведь многие из тех стальных километров строились под вражеским огнем, под градом бомб фашистских бомбардировщиков.

А после войны представители Железнодорожных войск занимались восстановлением разрушенных путей и станций. Будучи высокомобильными и хорошо подготовленными, они часто привлекались к ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф. Восстанавливались мосты, уничтоженные стихией на Сахалине, строились сооружения различного назначения на станции Арзамас, устранялись последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС, взрыва па станции Свердловск, землетрясения в Армении.

В современных условиях Железнодорожные войска России осуществляют техническое прикрытие, восстановление и заграждение железных дорог в целях обеспечения боевой и мобилизационной деятельности различных родов войск Вооруженных Сил Российской Федерации. Помимо этого на них возлагаются функции строительства (как в военное, так и в мирное время) новых путей сообщения и повышения живучести и пропускной способности действующих железных дорог, а также выполнение задач в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Сегодня на территории Чеченской Республики Железнодорожные войска успешно выполняют задачи по обеспечению бесперебойного движения поездов и технического прикрытия железнодорожных объектов, проводят инженерную разведку и разминирование, восстанавливают железнодорожные пути и сооружения. пострадавшие в результате террористических актов, осуществляют боевое охранение, сопровождение воинских эшелонов, транспортов и перевозку военнослужащих.

Накануне своего профессионального праздника командование Железнодорожных войск пригласило группу журналистов на подмосковный полигон. Там были продемонстрированы современные технические средства, которыми располагают военные железнодорожники. Многие из них уникальны и не имеют аналогов. Имеются машины, которые сшивают железнодорожное полотно, другие потом его укладывают. Специальные машины меняют пришедшие в негодность шпалы. Особые приспособления способны в считанные секунды отрезать нужной длины рельс или пробить в нем отверстия под крепежные болты.

Отдельно стоит упомянуть мосты. Даже обычный небольшой мостик соорудить — проблема. А военные железнодорожники возводят мосты, по которым потом идут составы. И на строительство этих мостов им выделяются не годы, а буквально несколько часов. Для этого существуют специальные машины для забивания свай, причем есть и плавающие, которые работают даже на середине реки.

А если возникнет необходимость отбить налет на магистраль террористов или диверсантов, и для этого есть соответствующая техника, специальные подразделения и все необходимое. Военные железнодорожники умеют вести и техническую разведку, и разминирование. Вот потому-то они всегда в числе первых прибывают на место аварий и катастроф на железнодорожном транспорте. Только летом 2005 г. они трижды привлекались к ликвидации последствий техногенных и других катастроф на территории России. Это и железнодорожные аварии в Тверской области и в Краснодарском крае, и взрыв пассажирского поезда Москва-Грозный.

Удачи вам, солдаты стальных магистралей!

6 августа 2005 г. представителям ведущих СМИ были продемонстрированы образцы специальной техники, состоящей на вооружении Железнодорожных войск России.

Фото Суворова.

Тревожный Берег Слоновой Кости

Уважаемые читатели! В этом номере мы продолжаем фоторепортаж из республики Кот-д'Ивуар (Берег Слоновой Кости).

Фотографии предоставлены А.В. Савченко.

Штурмовики Су-25УБ ВВС Кот-д'Ивуара. После удара 6 ноября 2004 г… повлекшего гибель французских солдат, самолеты были расстреляны на аэродроме из пулемета французского БТР. Были подбиты также три вертолета Ми-8.

Так Кот-д’Ивуар лишился своих ВВС.

Бронемашина ERC-90 французского контингента (внизу): военные наблюдатели на легкой бронемашине М11«Панар» (внизу справа).

Блок-пост бангладешского батальона вооружен единым пулеметом Тип 67-2 китайского производства.

Миротворец из Бангладеш на посту. Рядом — ручной пулемет РПД советского производства.

Встреча на размокшей дороге: французский М11 «Панар» патруля военных наблюдателей и «местный» грузовичок «Мерседес».

Въезд в расположение бангладешского батальона сил ООН охраняет БТР-80 российского производства. Вооруженные силы Бангладеш закупили этот бронетранспортер для своих миротворческих сил.

Вертолет AS.332 Super Puma ВМС ОАЭ совершает посадку- на палубу американского авианосца

Вооруженные силы ОАЭ: современная структура, вооружение и перспективные планы

Владимир Щербаков

Фото предоставлены В. Щербаковым, С. Суворовым и А. Михеевым.

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 8/2005 г.

Военно-морские силы организационно включают в свой состав штаб, флот, морскую пехоту, морскую авиацию и береговую охрану (последняя является фактически военизированным формированием и подчиняется ВМС в оперативном плане). Руководство данным видом ВС осуществляет командующий ВМС в ранге бригадира.

В настоящее время на вооружении ВМС ОАЭ состоят:

— два фрегата (типа Abu Dhabi, бывшие голландские ФР УРО типа Kortenaer);

— два корвета (типа Muray Jib, спроектированы и построены немецкой компанией Luerssen);

— восемь быстроходных ракетных катеров (два типа Mubarraz и шесть типа Ban Yas, построенные компанией Luerssen);

— девять больших патрульных катеров (шесть типа Ardhana и три типа Kawkab);

— четыре десантных корабля и катера;

— четыре самолета БПА (С-295М);

— 18 вертолетов морской авиации (в том числе пять AS.332F/LSuper Puma, вооруженных ПКР AM-39 Exocet, и семь AS.365 Panther с ракетами AS-15TT).

На вооружении береговой охраны, кроме того, имеется 40–50 патрульных катеров различного водоизмещения, как вооруженных, так и нет.

Основные военно-морские базы: Мина Джебель Али и Мина Зайд (Абу- Даби), а также Мина Рашид (Дубай).

Элитным родом войск ВМС является созданная не гак давно морская пехота, на вооружении которой имеются в том числе и 90 колесных БТР Guardian, разработанных Украиной на базе БТР-80 и поставленных при посредничестве компании ADCOM Military Industries.

Один из двух патрульных катеров китайской постройки, закупленных МО ОАЭ и после ремонта переданных береговой охране Ирака.

Следует отметить, что по причине наличия достаточно протяженной береговой линии, многочисленных островов и большой площади ЭЭЗ военно-политическое руководство ОАЭ уделяет повышенное внимание развитию данного вида национальных ВС. Программа вооружения ВМС является одной из крупнейших среди трех видов ВС ОАЭ.

Наиболее амбициозным проектом является закупка четырех корветов УРО типа A) Baynunah (плюс два корабля в опционе), проектирование которых выполнила французская компания Constructions Mecaniquesde Normandie (CMN) на базе более ранней разработки — проекта BR67. Строительство первого корабля будет осуществлено во Франции (в городе Шербуре), а остальные будут строиться в Абу-Даби на верфи национальной компании Abu Dhabi Shipbuilding (ADSB) в так называемом промышленном районе Муссафа. С последней МО ОАЭ заключило контракт стоимостью более 520 млн. долл. США в начале 2004 г., передача ВМС первого корабля национальной постройки запланирована на 2008 г. (французы должны передать корвет уже в 2007 г.). Кроме строительства головного корабля серии французская компания затем будет осуществлять поставку комплектующих и материалов для строительства остальных корветов в ОАЭ.

Морская пехота ОАЭ приобрела несколько десятков украинских БТР Guardian.

Макет корвета УРО типа AI Baynunah, строительство которых для ВМС ОАЭ уже ведется.

Корвет типа Muray Jib.

По оценкам специалистов, в конечном итоге французы выполнят до четверти общего объема работ по программе, что будет выражено в сумме 165 млн. евро (это обеспечит Франции 450 тыс. дополнительных человеко-часов и 450 дополнительных рабочих мест). Фактически эта программа вытащила французскую СMN из тяжелого затяжного кризиса. Следует особо подчеркнуть, что это будет первый пример строительства такого достаточно большого корабля в государстве района Персидского залива, раньше подобные корабли приобретались только за границей. Данный факт свидетельствует о стремительном развитии местной кораблестроительной промышленности и стремлении расположенных на Аравийском полуострове государств постепенно отойти от формулы «покупатель-продавец» и начать удовлетворять нужды национальных ВС за счет собственной военной промышленности.

Новый корвет будет иметь максимальную длину около 70 м, форма корпуса — глубокое V, остроскулая, что наряду с использованием водометных движителей обеспечит кораблю достаточно хорошие мореходность и ходкость. Расчетная скорость полного хода у корвета должна составить не менее 32 узлов, а дальность плавания при скорости экономического хода 15 узлов — около 2400 миль (автономность 14 суток). Главная энергетическая установка будет выполнена на базе четырех дизелей марки MTU 12V595TE90. Имея малую осадку, новые корабли смогут достаточно комфортно чувствовать себя в мелководных прибрежных районах Персидского залива.

Основное вооружение корвета составят одноствольная артустановка Oto Melara 76/62mm Super Rapid, восемь противокорабельных ракет Exocet ММ40 Block 2 компании MBDA, две малокалиберные скорострельные автоматические пушки Mauser MLG 27, восемь ПУ Мк48 ЗУР Evolved Sea Sparrow, а также корабельный вертолет ПЛО. Экипаж корабля 37 человек, плюс авиагруппа для обслуживания вертолета.

Радиотехническое и гидроакустическое вооружение будет представлено наиболее современными системами, уже опробованными на боевых кораблях флотов других государств. Среди них будут подкильная ГАС, дистанционно управляемый противоминный подводный аппарат, трех координатная РЛС ОВНЦ, системы РЭБ и пр.

Кроме рассмотренной программы компания ADSB в настоящее время реализует и проект постройки для национальных ВМС трех больших десантных катеров собственной разработки типа LCVP (стоимость контракта составляет около 40 млн. ди рхам). Данн ые катера будуг иметь экипаж 19 человек и способность перевозить до 56 военнослужащих в полном обмундировании и с личным оружием. Второй «десантной» программой национальной кораблестроительной компании является постройка девяти десантных катеров типа LCP (land craft personnel), имеющих алюминиевые корпусные конструкции, спроектированные шведской компанией Swedeship Marine. Последняя также осуществляет постройку первых трех катеров данного типа в Швеции. Данные катера имеют скорость хода более 33 узлов и обеспечивают высадку на берег до 42 десантников с вооружением. Также данная компания получила контракт стоимостью около 50 млн. долл. США на ремонт двух ракетных катеров ВМС ОАЭ.

Не отстает кораблестроительная промышленность ОАЭ и в вопросе разработки средств специального назначения. Так, еще на выставке IDEX-200I национальная компания Emirates Marine Technologies представила трехметровый двухместный подводный буксировщик боевых пловцов типа SDV своей собственной разработки. К настоящему времени десять таких аппаратов уже поступили на вооружение частей спецназначения ВМС ОАЭ. а еще два проданы за границу.

Одной из наиболее «свежих» программ морской авиации ВМС ОАЭ стало приобретение четырех самолетов БПА С-295М Persuader у компании EADS CASA за 140 млн. долл. США (контракт был подписан в марте 2001 г., все машины уже поставлены заказчику).

Судя по тому интересу, который командование ВМС ОАЭ проявляло в ходе предыдущих выставок вооружения IDEX к предлагаемым на экспорт некоторыми странами неатомным подводным лодкам, у военно-политического руководства этой страны имеются планы на их приобретение. Однако какие- либо реальные шаги в этом направлении до сих пор предприняты не были.

Модели разработанных силами эмиратских конструкторов подводные аппараты спецназначения: «Класс 5», «Класс 6» и «Класс 8».

Пока что основную ударную силу ВВС ОАЭ составляют «Миражи» 2000-й серии.

Этот катер предназначен тоже для флотского спецназа. Только производится он компанией Palm Submarines (ОАЭ).

Вертолеты в ВВС ОАЭ — преимущественно устаревших типов.

Военно-воздушные силы и силы противовоздушной обороны организационно состоят из штаба (ВВБ Батин, Абу-Даби), Западного (Абу-Даби) и Центрального (Дубай) авиационных командований. Руководство данным видом ВС осуществляет командующий ВВС и ПВО в ранге генерал-майора. Основные военно-воздушные базы: Батин, Аль-Дафра, Аль-Аин, Минхад. Для базирования самолетов и вертолетов военно-воздушных сил также используются международные аэропорты в Шардже и Дубае. Ведутся работы по сооружению еще одной базы, на которой преимущественно будут базироваться самолеты F-16E/F.

Все самолеты и вертолеты боевой и вспомогательной авиации ВВС ОАЭ сведены в авиационные эскадрильи, которых насчитывается не менее 17.

Западное авиационное командование:

— 1 — я и 2-я истребительно-штурмовые аэ (ВВБ Аль-Дафра, г. Абу-Даби: по 11 истребителей Mirage 2000EAD и по три самолета Mirage 2000DAD);

— разведывательная аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; пять самолетов Mirage 2000RAD и три Mirage 2000-5RAD);

— 69-я боевая авиагруппа в составе двух вертолетных аэ (ВВБ Аль-Дхарда, г. Абу-Даби; 30 вертолетов АН-64А Apache);

— штурмовая вертолетная аэ «Аль-Газелле» (AI Ghezelle; базируется в районе международного аэропорта Аль аии- Шарджа; 12 вертолетов SA.342LGazelle, вооруженных ПТРК НОТ);

— транспортная вертолетная аэ (ВВБ Аль-Дафра, г. Абу-Даби; вертолеты Puma);

— вертолетная аэ ПАО (ВВБ Аль- Дхарфа, г. Абу-Даби; пять вертолетов AS.332F Super Puma и семь AS.565A Panther, вооруженных ПКР АМ-39 Exocet);

— транспортная аэ (ВВБ Батин, г. Абу- Даби; четыре С-1 ЗОН, 11 CN-235M и четыре С-212-200 Aviocar);

Новинка в арсенале ВВС ОАЭ — истребитель F-16Е Desert Falcon.

Экономико-географическая характеристика ОАЭ

Площадь территории 83600 км2

Обрабатываемые территории 2%

Пустынные земли 98%

Преобладают низменные равнины, а на востоке имеются горы

Протяженность береговой

линии 1448 км

Территориальные воды 12 миль

Эксклюзивная экономическая зона 200 миль

Население более 2485 тыс. чел.

Ежегодный прирост населения 1,57%

Религия мусульмане (96 %), христиане, индусы и др. (4 %)

Официальный язык арабский

Уровень грамотности 79%

ВВП 53 млрд. долл. США (2003 г.)

Доход на душу населения 22 тыс. долл. США (2003 г.)

Годовой оборонный бюджет 3,4–3,7 млрд. долл. США

Основа экономики добыча и продажа нефти и газа

Членство в международных организациях:

ООН, Лига арабских государств, Совет по сотрудничеству в Заливе, ОПЕК и др.

— королевский авиаотряд (ВВБ Аль- Дафра, г. Абу-Даби; два Beech King Air 350VIP, два Airbus А300-620, два Boeing 707-3L6B, один Boeing 747 SP-Z5, два Boeing 747-2Р6, один ВАе 146–100, три Falcon 900 и два вертолета AS.332L Super Puma VIP).

Центральное авиационное командование:

— 3-я истребительно-штурмовая аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; 15 самолетов Mirage 2000-5AD/DAD):

— легко-штурмовая/учебная аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; 17 самолетов Hawk 100);

— легко-штурмовая/учебная аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; восемь MB.339 и пять MB.326KD/LD);

— транспортная аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; четыре Ил-76 (взяты в аренду у России в 1998 г.), один BN-2T Turbine Islander МР, два С-I30L-100-30, 23 РС-7 Turbo trainer);

— транспортная вертолетная аэ (ВВБ Минхад, г. Дубай; 10 SA.330 Puma, восемь AB.206B/L, шесть АВ.205А1, шесть AB.4I2, три ВО-105SAR, четыре Bell 214В, два АВ.212 и один Bell 407);

Авиапарк ВВС и ПВО ОАЭ:

19 Mirage 2000-9RAD;

11 Mirage 2000-9DAD;

28 Mirage 2000 EAD;

10 Mirage 2000 DAD;

23 Mirage 2000-5AD;

6 Mirage 2000-5DAD;

3 Mirage 2000-5RAD;

15 Hawk 102 Mk63;

18 Hawk 100;

8 MB.339;

5 MB.326K — 5,

2 Boeing 747–422 VIP; 4C-130H;

2 L-2-100-30;

4 C-212 Aviocar;

7 CN-235;

23 PC-7 Turbotrainer;

2 Beech King Air 350 VIP;

1 G-222;

1 BN-2 Islander;

12 Grob G115TA;

6 SF260TP;

11 SA.330 Puma;

10 IAR-99 Puma;

7 Alouette III;

5 AB-206;

12 Gazelle/HOT;

30 AH-64A Apache;

6 AB-205;

7AB212;

6 BO-105;

3A-109K2;

2 AB.412EP.

— специальный авиаотряд для обслуживания VIP-персон (ВВБ Минхад г. Дубай; один Boeing 747SP-31, два Gulfsream II/IV, пять вертолетов АВ.206В V1P, один S-76A и один AS.365N I Dophine 23VIP).

На вооружении частей ПВО находятся ЗРК Mistral, Rapire(123PK),Crotal (девять 3PKI и RBS-70 (13 ЗРК), 35-мм спаренные зенитные артустановки Skyguard, а также РЛС TPS-70, DR162 и DR172.

Начальная подготовка личного состава ВВС ОАЭ осуществляется в расположенной на ВВБ Минхад летной школе на учебных самолетах МВ-339А (четыре машины), МВ-326 (16 машин), SF260 (пять машин) и вертолетах AS.350B Ecureuie (14 вертолетов). В последующем пилоты проходят подготовку в Военно-воздушной академии, находящейся в районе международного аэропорта Аль аин-Шарджа и имеющей в своем распоряжении 20 УТС Hawk МкбЗ и 18 УТС Hawk Мк 102.

На вооружении полиции эмирата Дубай находятся вертолеты АВ.412ЕР (две машины), АВ.212 (семь вертолетов), А- 109К2, АВ.206В Jet Ranger (один вертолет), B0-105CBS (четыре машины) и др.

Все имеющиеся на вооружении самолеты N lirage2000 EAD/DAD и Mirage2000-5 проходят модернизацию до уровня Mirage 2000-9 (многоцелевой вариант более известного Mirage 2000-5 с расширенными возможностями по нанесению ударов по наземным объектам). Кроме того, в январе 1998 г. дополнительно закуплено 30 самолетов

Mirage 2000-9 (как новых, так и прошедших капитальный ремонт самолетов, снятых с вооружения ВВС Франции), поставки которых уже практически завершены, и 80 новейших американских самолетов F-16E/F Block 60 Desert Falcon (предыдущее обозначение F-16C/D), поставки которых начались в мае 2005 г, и должны завершиться не позднее 2007 г.

Общая стоимость контракта, подписанного в мае 2000 г., оценивается от 6,4 до 8 млрд. долл. США (точная сумма является закрытой и не обнародовалась ни одним из участников сделки). Должно быть поставлено 55 одноместных самолетов и 25 «спарок». «Пустынные соколы» оснащены накладными конформными топливными баками, что существенно увеличивает дальность их полета, и новой БРЛС Agile Beam. Подготовка пилотов для этих самолетов началась еще в ноябре 2001 г. и ведется американцами на территории Турции. Подготовку же пилотов, техников, персонала тренажеров и специалистов РЭБ для закупленных французских самолетов Mirage 2000-9 осуществляла французская государственная компания AIRCO, являющаяся авиационным подразделением французской организации Defense Conseil International (DCI).

В составе данного вида вооруженных сил также имеется 46 транспортных самолетов, более 40 учебно-тренировочных самолетов и около 100 вертолетов различного назначения (в том числе 30 вертолетов огневой поддержки АН-64А Apache).

Для улучшения качества подготовки пилотов дополнительно в последние годы закуплены 14 вертолетов AS-350B Ecureuil и новые учебно-тренировочные самолеты.

Средства ПВО представлены скорострельными зенитными артиллерийскими системами Skyguard, стационарными и переносными ЗРК, которые сведены в состав одной бригады ПВО (три дивизиона/батальона) и пяти батарей ЗРК Hawk. В целях повышения боевого потенциала национальной системы ПВО решено сформировать дополнительно от 20 до 24 батарей ЗРК. Тип самого комплекса, который будет закупаться, еще не определен, и в зарубежной печати отмечается, что это могут быть либо американский Patriot РАС-3, либо российский С-300ПМУI В. Пока же военные ОАЭ ожидают начала поступления в войска зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-Cl». Контракт на его разработку был подписан в 2000 г., заявленная стоимость — 720 млн. долл. США.

По мнению многих аналитиков, авиационное командование ОАЭ выделяет довольно крупные суммы на закупки современных УР и другого авиационного вооружения. Так, например, была приобретена крупная партия УР Black Shaheen, которая является вариантом более известной УР Storm Shadow, разработанной европейской компанией MBDA.

Самолет БПА С-295М Persuader — одно из последних приобретений ВМС ОАЭ.

Военные «божественной страны» стали уделять больше внимания «беспилотникам».

Учитывая так-же, что добыча и продажа нефти приносит ОАЭ огромную прибыль, военно-политическое руководство страны не скупится на приобретение самого современного вооружения и военной техники для национальных ВС. По оценкам специалистов, только за период 1997–2001 гг, на эти цели было израсходовано около 6 млрд. долл. США. Всего же на десятилетнюю программу модернизации ВС ОАЭ, рассчитанную на период с 1995 по 2005 г., было выделено более 15 млрд. долл. США. Сумма достаточно большая и намного превосходящая, например, расходы на аналогичные цели такой страны, как Россия.

При этом руководство ОАЭ не забывает оказывать и всестороннюю помощь дружественным государствам, таким как Ирак. Для возрождаемой армии последнего ОАЭ в прошлом году передали на безвозмездной основе 44легкобронированные машины Panhard МЗи другую технику и снаряжение.

Фото предоставлены автором

Ударный вертолет АН-64А ВВС ОАЭ.

УТС Мако так и не смог получить прописку в ВВС ОАЭ. Теперь на его место претендует корейский Т-50.

Два патрульных катера китайской постройки были приобретены МО ОАЭ. прошли ремонт и переоборудование, а затем переданы береговой охране Ирака.

Комплекс «Поларис А-2» — дальше, выше, больше

Развитие идеи вооружения подводных лодок баллистическими ракетами — Часть VI* (окончание)

Павел Ка чур

* См. «ТиВ» №4,5,7.8/2004 г., № 3–8,10.11/2005 г.

Системы боевого управления, связи и навигации

Точность стрельбы БРПА «Поларис А-2» обеспечивали приборы управления ракетной стрельбой (ПУРС). На подводных лодках типа «Этен Аллен» были установлены ПУРС системы Мк-80, в состав которой входили одна цифровая и несколько аналоговых электронных машин, рассчитывавших баллистическую траекторию и вводящих ее характеристики в бортовую систему управления ракетой. В запоминающем устройстве ЭВМ системы хранились программы стрельбы по выбранным целям. Программы, составленные береговыми вычислительными центрами, корректировались на борту ракетоносца в зависимости от положения последнего.

Данные о местоположении подводной лодки (широта и долгота), ее путевой скорости и истинном курсе поступали в приборы управления стрельбой от навигационной системы корабля. Специальная система контроля движения SAAVS вычисляла величины дрейфа и вертикального сноса, а также элементы бортовой и вертикальной качки.

Для контроля боеготовности баллистических ракет «Поларис А-2» на лодках кроме системы ПУРС Мк-80 установили цифровые автоматические контрольные устройства «Акре». Эти устройства осуществляли постоянный контроль за исправностью отдельных блоков ракеты с момента ее погрузки в стартовую шахту, периодический контроль всех систем запуска и управления полетом ракеты, полный контроль ракеты и отсчет времени в предстартовый период. Вычислительные устройства «Акре» работали по программе, вводившейся на перфоленте. Показания датчиков сравнивались с данными программы, и результаты отражались на световых табло и фиксировались на печатающих аппаратах. Устройства «Акре» соединялись с блоками ракет через центральный щит системы Мк-80, расположенный в помещении поста управления ракетной стрельбой. На щит выводились индикаторы контрольно-измерительных приборов, электронных вычислительных машин, аппаратура управления и т. п. Два оператора, обслуживавших щит, могли одновременно следить за состоянием всех элементов ПУРС и производить запуск баллистических ракет. Габариты щита системы Мк-80 относительно невелики: длина б м, высота 1,8 м. Щит сделан разборным (состоял из 12 блоков), что обеспечивало возможность погрузки его в лодку через входной люк.

Стартовая система ракеты «Поларис А-2»

Еще при эксплуатации стартовой системы на ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон» американцы столкнулись с рядом особенностей гидравлических демпферов. Угроза утечки жидкости через уплотнения гидравлических демпферов требовала непрерывного контроля. А так как расстояние между внутренним и наружным цилиндрами были относительно небольшие — всего несколько дюймов (1 дюйм равен 2,54 см), то доступ к гидравлическим демпферам для ремонта оказался затруднен.

Для подводных лодок типа «Этен Аллен» стартовая система была модернизирована. Новая модификация Mk-17 mod. 2 имела следующие отличия от Mk-17 mod. 1: гидравлические демпферы боковых перегрузок заменены пенопластовыми амортизаторами (гидравлические демпферы сохранились лишь в днищевой части шахты), сферический баллон для сжатого воздуха системы выбрасывания ракет заменен цилиндрическим, с меньшим весом по сравнению с прототипом, и вынесен за пределы шахты.

Поскольку новые амортизаторы из полиуретанового пенопласта, который поглощает ударные нагрузки так же эффективно, как и гидравлические демпферы, не имели движущихся частей, то уход за ними не вызывал никаких трудностей. Для изготовления амортизаторов применялись два вида пенопласта: непосредственно на внешней стенке пусковой трубы (внутреннего цилиндра) устанавливалась прослойка из твердого пенопласта, и уже к этой прослойке прилегали подушки из эластичного пенопласта, воспринимающие перегрузки. Твердый пенопласт отливался в формах, и после затвердевания обрабатывался и укреплялся на внешней стенке пусковой трубы с промежутками по высоте. Элементы амортизаторов из эластичного пенопласта выполнялись из больших кусков, обрабатывались до необходимой толщины на специальных горизонтальных приспособлениях и разрезались на полосы шириной около 15 см.

Собранные затем в группы по три элемента в каждой, эти подушки заключались в оболочку из тефлона и укреплялись между внешним стальным цилиндром ракетной шахты и слоем твердого пенопласта; такая конструкция обеспечивала пусковой трубе перемещение по вертикали и в боковом направлении.

Основным преимуществом новой системы амортизации явилось то, что сборка шахт и их испытание осуществлялись полностью на заводе-изготовителе фирмы «Вестингауз» и поставлялись они судостроительной верфи в виде готового блока. Фактически в этом случае к большим корабельным блокам применили агрегатный метод сборки, используемый в электронике. Весь блок стартовой установки строго проверялся на заводе-изготовителе и поставлялся на лодку в собранном виде. Это исключало необходимость повторной проверки на судостроительной верфи.

Замена сферического баллона цилиндрическим вызвана увеличением размеров БРПА «Поларис А-2». Цилиндрический баллон длиной 4,5 м, имеющий форму секции тора, был вынесен за пределы ракетной шахты и установлен рядом с ней, чтобы вписаться в габариты прочного корпуса ПЛАРБ. Эти резервуары были изготовлены фирмой «Кристайл Парк Воркс» (отделение фирмы «Ю.С. Стил»), Для наполнения резервуаров сжатым воздухом на каждой ПЛАРБ использовались три компрессора производительностью по 0,38 mVmhh.

Каждая из 16 ракетных шахт состояла из следующих основных элементов: прочной крышки ракетной шахты, механизмов открывания крышки, пусковой трубы, наружного цилиндра ракетной шахты, смотровых люков, фланцевых соединений секций наружного цилиндра шахты и пусковой трубы, амортизаторов, баллонов сжатого воздуха для пуска ракет, центрирующего устройства и осевой опоры пусковой трубы, распределительной коробки системы пускового воздуха, электрокомпрессора системы сжатого воздуха для пуска ракет.

Конструктивно ракетная шахта представляла собой двустенную стальную конструкцию цилиндрической формы, закрытую сверху прочной крышкой. Высота шахты 9,45 м, диаметры цилиндров: внутреннего — 1,45 м, наружного — 2,1 м. Серийное производство ракетных шахт для ПЛАРБ типа «Этен Аллен» осуществляла та же фирма «Вестингауз Электрик», которая изготовляла стартовое оборудование для лодок типа «Джордж Вашингтон». Поскольку после выстрела в пусковые трубы попадала вода, то готовые изделия подвергались на заводе гидростатическим испытаниям под давлением, значительно превышающим давление на максимальной глубине погружения лодки.

Для доступа к обслуживающим ракету системам в стенках шахт имелись также три горловины, закрывающиеся крышками. Через верхнюю горловину обеспечивался доступ к приборному отсеку ракеты, а через две нижние — к месту стыковки двигателей первой и второй ступени. Внутренний цилиндр ракетной шахты монтировался в прочном корпусе подводной лодки на 20–30 башмаках, опиравшихся на гидравлические амортизаторы. Ракета устанавливалась в шахте на специальной качающейся опоре и крепилась к ней при помощи зажимного кольца.

Гидравлические амортизаторы, разработанные лабораторией прикладной физики университета Джона Гопкинса, использовались также и в качестве стопорных цилиндров. Каждый амортизатор включал в себя камеры, наполненные обычной гидравлической жидкостью («целлюлюб»), и камеры, наполненные «магнитной жидкостью» |силиконовом маслом, в котором взвешен металлический порошок). Когда по специальной обмотке пропускается ток, «упругость» магнитной жидкости увеличивается. До запуска ракеты через обмотку подавался слабый ток, достаточный для предотвращения намагничивания металлического порошка. При пуске ракеты через обмотку пропускался сильный ток, и жидкость «затвердевала».

Внутри ракетных шахт с помощью систем кондиционирования воздуха поддерживались заданные температура и влажность.

Схема ракетной шахты для БРПЛ «Поларис А-2»» на ПЛАРБ типа «Этен Аллен».

Судно снабжения «Ханли».

Материально-техническое обеспечение комплекса

Система материально-технического обеспечения комплексов БРПЛ сформировалась при создании комплекса «Поларис А-1» и включала базы с ремонтно-стояночным комплексом для восстановления боеспособности ПЛАРБ в межпоходовый период, снабжения БРПЛ и смены экипажей, заводы и доки для ремонта ПЛАРБ, заводы по производству и сборке ракет, средства и оборудование для хранения, перевозки и погрузки ракет (средства наземного обеспечения ракетного вооружения), центры по подготовке и обучению личного состава и т. п.

Поскольку считалось экономически необоснованным тратить ресурсы на переходы ПЛАРБ из районов боевого патрулирования к местам базирования на территории США, то базы создавались в непосредственной близости от районов патрулирования. Так, базы подводных ракетоносцев, патрулировавших в Атлантическом океане и Средиземном море, находились в г, Чарлстоне (шг. Южная Каролина), Холи-Лох (Великобритания) и Рота (Испания). Базой ПЛАРБ, несущих службу в Тихом океане, служила бухта Перл-Харбор (о. Оаху, Гавайские острова). Ремонт этих подводных лодок производился на заводе в заливе Пыоджент-Саунд (шт. Вашингтон).

Для обслуживания и ремонта агрегатов ПЛАРБ, вооруженных ракетами «Поларис А-2» (и «Поларис А-1»), а также для замены неисправных ракет служили специальные суда снабжения: «Ханли», «Холланд», «Симон Лейк». Судно снабжения «Ханли» былоспущено на воду в 1961 г. и до декабря 1962 г. проходило испытания. Длина судна 180 м. На нем были предусмотрены помещения для хранения БРПЛ, торпед, запасных частей (8000 наименований), а также для 52 ремонтных мастерских. Оснащение судна позволяло заменять и производить ремонт механических, электрических, электронных и оптических систем подводных лодок и ракет, навигационных систем SINS. Ядерное топливо для подводных лодок, как правило, на судне не находилось, но в случае необходимости оно могло быть доставлено на судно самолетом. Считалось, что снабжение лодок ядерным топливом в море производится очень редко, так как имевшийся на лодках запас был рассчитан на весьма продолжительное время.

Число хранившихся ракет на судне «Ханли» было засекречено. Предполагалось, что их должно быть около 20. Для погрузки ракет на подводные лодки на судне имелся кран грузоподъемностью 29 т. Запасные ракеты предназначались для замены неисправных ракет, находившихся на ПЛАРБ, а также ракет, периодически подвергавшихся осмотру.

Одной из задач, которую американским специалистам пришлось решать при отработке системы материально- технического обеспечения, явилась безопасная погрузка ракет на подводную лодку. Основным фактором, осложнявшим проблему, служили непериодические колебания корабля на поверхности моря. Проблема была преодолена нетривиальным образом. Ракета, подготовленная к погрузке, находилась в специальном контейнере. Перед погрузкой контейнер с ракетой приводился с помощью крановой системы в вертикальное положение. Нижний его торец совмещался с верхней частью ракетной шахты на подводной лодке и закреплялся с помощью замков и растяжек на лодке. При этом выверялись вертикальные оси и ликвидировались погрешности. В этом случае контейнер и подводная лодка представляли собой единую конструкцию. Затем с помощью все той же крановой системы ракета (после отдачи креплений) опускалась из контейнера в пусковую трубу ракетной шахты подводной лодки и фиксировалась центрирующим устройством и осевой опорой. Подобная процедура погрузки ракет могла производиться как береговыми кранами, так и грузоподъемными устройствами на специальном судне снабжения.

В декабре 1962 г. в г. Чарлстоне (шт. Южная Каролина) судно «Ханли» приняло на борт ракеты «Поларис А-1» и «Поларис А-2» и 9 января следующего года прибыло на базу ПЛАРБ Холи- Лох (Великобритания), где сменило судно «Протеус», которое использовалось для обслуживания подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис А-1».

Ракеты «Поларис» для ПЛАРБ, патрулировавших в Атлантическом океане и Средиземном море, собирались на заводе в г. Чарлстоне. 11 сентября 1964 г. в Бангоре (шт. Вашинггон) вступил в строй завод по сборке ракет «Поларис», которыми оснащались ПЛАРБ для патрулирования в Тихом океане. Стоимость завода составила 44 млн. долл.

Боевой подготовкой ВМС США предусматривалось широкое использование различных тренажеров, предназначенных для формирования уличного состава ПЛАРБ необходимых навыков в обслуживании и использовании боевой техники без выхода в море. Эти тренажеры представляли собой сложные автоматические системы, воспроизводившие в процессе обучения условия, весьма близкие к реальным.

Так, при школе подводного плавания в Ныо-Лондоне (шт. Коннектикут) был создан комплекс тренажеров для подготовки экипажей атомных подводных лодок, в том числе ПЛАРБ. Важнейшей частью комплекса служили ЭВМ непрерывного действия и цифровые машины. Они обеспечивали постоянное численное интегрирование дифференциальных уравнений движения подводной лодки при заданных внешних условиях с выдачей выходных данных как на приборы тренажеров и пульты управления ими, так и непосредственно в систему управления различными механизмами, имитирующими основные движения лодки, кроме рыскания на курсе и перемещения по вертикали.

Комплекс предназначался главным образом для подготовки личного состава к управлению погружением и всплытием лодки, ее системами и рулями. Тренажеры представляли собой точные копии центрального поста подводной лодки, а также рулевых постов. На тренажерах воспроизводились углы дифферента до ±45° и крена до ±30°. Эти условия использовались для отработки действий подводников при резких маневрах и в различных аварийных ситуациях. На тренажерах имитировались звуки, возникавшие, например, при продувании и заполнении цистерн главного балласта, повреждении клапанов воздушных систем и т. п.

Для личного состава ракетных подводных лодок в учебно-тренировочных цен трах в г. Нью-Лондоне и Чарлстоне созданы комплексы тренажеров общей стоимостью 7.2 млн. долл. Каждый комплекс состоял из вычислительного центра, макетов центральных постов и других командных пунктов трех ПЛАРБ со всем штатным оборудованием, пультом инструктора и комнаты командных игр с большим проекционным экраном.

Обучение личного состава центрального поста ПЛАРБ на тренажере Школы подводного плавания в г. Нью-Лондоне (США).

Процедура пуска ракет

Ракета «Поларис А-2» запускалась с глубины 25–35 м сжатым воздухом высокого давления, подаваемого автономной воздушной системой. Глубина старта (до киля) 40 м. При пуске скорость ПЛАРБ — 5 узлов, волнение моря — 6 баллов. Тип старта — «сухой».

Система управления ракетной стрельбой на ПЛАРБ типа «Этен Аллен» осталась такой же, как и у первых ракетоносцев. Первая ракета могла стартовать через 15 мин после получения соответствующего приказа.

Отмечалось, что время предстартовой подготовки из повседневной боевой готовности составляло 15 мин, из повышенной боевой готовности — около 1 мин, время пребывания БРПЛ в повышенной боевой готовности — около 1 мин. Порядок пуска БРПЛ последовательный, нефиксированной очередности. Время полета БРПЛ при стрельбе на максимальную дальность — около 15,2 мин.

Пусковые шахты оборудовались специальной блокирующей системой, исключавшей возможность выдачи сигнала «Пуск», если подготовка к пуску ракеты еще не закончена (например, при закрытых крышках шахт, если не выровнено давление в шахте или не сняты стопорные кольца с ракеты и т. д.). Блокирующая система исключала возможность включения двигателя в шахте или его самовоспламенение.

В печати того времени описывалась уставная процедура запуска ракет «Поларис А-2» с подводной лодки «Этен Аллен» 1*. Запуск мог быть произведен только после получения кодированного приказа от президента США, а в случае его гибели — от определенных лиц, непосредственно подчиненных президенту. По получении приказа командир ПЛАРБ и его старший помощник одновременно, каждый с помощью своего ключа, должны были вскрыть в присутствии третьего офицера сейф, из которого извлекалось боевое задание с номером, указанным в кодированном приказе. Приказ на подводной лодке декодировался, и подлинность его проверялась двумя специально выделенными для этой цели офицерами, которые производили сличение с кодом, хранившимся в одном из сейфов лодки.

Немедленно по получении приказа еще до проверки его подлинности командир лодки или лицо, его замещающее, подавал команду: «Боевая тревога, ракетная атака». После подтверждения подлиннос ти следовала вторая команда: «Готовность ISO (высшая степень готовности)».

Во избежание несанкционированного запуска в цепи управления запуском было встроено блокирующее устройство, для выключения которого в трех различных помещениях лодки — в штурманской рубке, на посту управления и в командирской рубке — в специальные гнезда последовательно вставлялись и поворачивались ключи. Ключ командира хранился в сейфе, который сам помещен в сейф. Шифр замка внешнего сейфа знали только старший помощник и его дублер, шифр замка внутреннего сейфа — один из офицеров лодки и его дублер. Ни один человек не знал шифров обоих сейфов. Когда на лодке объявлялась боевая тревога. старший помощник и упомянутый офицер открывали сейфы и доставляли командиру его ключ.

Получив боевое задание, командир лодки прибывал на пост управления и выключал блокирующее устройство (код для выключения этого устройства знал только командир). Этим подавался сигнал к началу предстартовой подготовки, в которой участвовали не менее 15 членов экипажа. Командир следил за подготовкой по индикатору с 16 рядами зеленых лампочек, имеющими буквенные обозначения. Каждый ряд соответствовал одной из 16 ракет на борту подводной лодки, каждая лампочка — определенному этапу подготовки. По окончании предстартовой подготовки командир ПЛАРБ нажимал красную кнопку, и на пульте командира боевого расчета вспыхивал световой сигнал, разрешавший начать стрельбу.

После того как командир убеждался, что в штурманской рубке и на посту управления пуском ключи вставлены и повернугы, он вставлял (и поворачивал! свой ключ в гнездо, расположенное в нижней части индикатора с зелеными лампочками, после чего командовал: «Ракетная часть, пуск разрешен». Старший помощник, находившийся рядом с командиром, дублировал команду по телефону.

На посту управления пуском ракет командир ракетно-торпедной боевой части приказывал командиру боевого расчета: «Проверить первую ракету». Командир боевого расчета нажимал кнопку «Проверка ракеты», подключая ее к ЭВМ. В случае неисправности отдельных систем на индикаторе зажигались красные лампочки. При прохождении процедуры «проверка ракеты» нажималась кнопка «Проверка систем пуска». Эта проверка проводилась аналогичным образом.

После открытия крышки ракетной шахты командир ракетно-торпедной боевой части производил пуск, вращая красную рукоятку, соединенную кабелем с ЭВМ, Сделанная из тяжелой пластмассы с насечкой для уверенного захвата, рукоятка до получения приказа на запуск хранилась в сейфе командира ракетно-торпедной боевой части.

1* Engineering. 1963. v. 2/5, № 5590. p. 486; Time. 1963, v.BI. № II. p. 18.

ПЛАРБ «Этен Аллен» выходит на боевое дежурство.

ПЛАРБ типа «Этен Аллен» на боевом дежурстве.

Запуск остальных 15 ракет мог быть произведен с интервалом не более I мин.

На ПЛАРБ примерно раз в неделю устраивались тренировки по выходу в ракетную атаку, проводившиеся по приказу штаба или командира лодки. В ходе тренировок командир ракетно- торпедной боевой части пользовался не красной рукояткой, а черной. Тренировки заканчивались поворотом черной рукоятки, и ЭВМ регистрировала «успешный запуск».

Боевая служба ПЛАРБ с ракетами «Поларис А-2»

ПЛАРБ типа «Этен Аллен» с БРПЛ «Поларис А-2» вышла на первое боевое патрулирование в ноябре 1962 г. Всего для ВМС США было закуплено 208 БРПЛ «Поларис А-2». Последнюю партию ракет фирма «Локхид Миссайлс эндСпейс» передала ВМС в конце июня 1964 г.

Эги ракеты помимо четырех ПЛАРБ типа «Этен Аллен» («Этен Аллен», «Сэм Хаустон», «Томас А.Эдисон» и «Джон Маршалл») были установлены еще на девяти ПЛАРБ типа «Лафайет», на которых впоследствии планировалось разместить ракеты «Поларис А-3» и «Посейдон», — «Лафайет» (SSBN 616), «Александр Гамильтон» (SSBN 617), «Томас Джефферсон» (SSBN 618), «Эндрю Джексон» (SSBN 619), «Джон Адамс» (SSBN 620), «Джеймс Монро» (SSBN 609), «Натан Хэйл» (SSBN 623), «Вудро Вильсон» (SSBN 624) и «Генри Клейн» (SSBN 625 |. Кроме того, в 1965–1966 гг. на всех субмаринах типа «Джордж Вашингтон» ракеты «Поларис А-1» заменили на «Поларис А-2».

В период с конца 1962 г. до лета 1963 г. первые 18 ПЛАРБ были сведены в две эскадры (№ 14 и 16), которые находились в подчинении у командования Атлантического флота. Вместе с тем изучением и выбором целей для ракет «Поларис» ведало объединенное управление стратегического планирования США, в состав которого входил отдел программирования траекторий ракет «Поларис».

В состав эскадры входило также по одной плавучей базе и одному плавучему доку. Эскадра № 14 состояла из 10 ПЛАРБ: к первым пяти подводным ракетоносцам («Джордж Вашингтон», «Патрик Генри», «Теодор Рузвельт». «Роберт Ли» и «Авраам Линкольн») прибавились еще пять новой серии — «Этен Аллен», «Сэм Хаустон», «Томас А.Эдисон», «Джон Маршалл», «Томас Джефферсон». Эскадра № 16 включала семь ПЛАРБ: «Александр Гамильтон», «Эндрю Джексон», «Джон Адамс». «Джеймс Монро», «Натан Хэйл», «Вудро Вильсон» и «Лафайет».

Согласно планам Пентагона, ПЛАРБ эскадры № 16 (базирование па Роту, Испания, обслуживались плавбазой «Ханли» и плавдоком «Лос-Аламос») действовали на Тихом океане, а лодки эскадры № 14 (базирование на Холи-Лох, Шотландия, обслуживались плавбазой «Холланд» и плавдоком «Ок-Ридж») — в Атлантическом океане и Средиземном море. Учитывая дальность ракетной стрельбы из акватории Средиземного моря по территории СССР, можно сделать вывод, что в качестве возможных целей для этих ПЛАРБ были выбраны города Украины, Кавказского региона, Южного Урала и Средней Азии. Для координации действий ракетных подводных лодок на Атлантическом и Тихоокеанском флотах США были учреждены должности помощников начальников штабов по вопросам использования ракет «Поларис».

Одновременно в патрульном плавании обычно находилось две трети общего числа ПЛАРБ, имеющихся в распоряжении флота. Для связи с этими подводными лодками использовались сверхдлинповолповые радиостанции.

Согласно официальному заявлению министра ВМС США Дж. Коннели. до 25 ноября 1961 г. было осуществлено 10 пусков ракет «Поларис А-2» с подводных лодок, находящихся в погруженном положении. Некоторые запуски БРПЛ с ПЛАРБ производились в условиях, приближенных к боевым: приказ на запуск поступал неожиданно, на подводной лодке объявлялась боевая тревога, производилось определение координат лодки, направления на цель и расстояния до нее. Затем командирлодки требовал подтверждения приказа, и только после этого следовала команда на пуск ракеты.

12 июля 1962 г. с ПЛАРБ «Джон Маршалл», находившейся в погруженном положении в районе мыса Канаверал, были запущены две ракеты «Поларис А-2». Запуски признали успешными.

7 марта 1963 г. с ПЛАРБ «Томас Джефферсон», находившейся в погруженном состоянии в районе мыса Канаверал, были запущены с интервалом в 1 ч две ракеты «Поларис А-2». Запуск первой ракеты окончился неудачей: ракета отклонилась от расчетной траектории и была подорвана. Запуск второй ракеты прошел успешно: она пролетела 2240 км и упала в заданном районе.

2 июля 1963 г. с ПЛАРБ «Лафайет», находящейся в погруженном положении в районе мыса Канаверал, были запущены две ракеты «Поларис А-2». Обе ракеты пролетели 2400 км. Запуски этих ракет наблюдали министр обороны США Р.Макнамара, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал М.Тейлор и министр ВМФ Ф.Корг.

16 октября 1963 г. с погруженной ПЛАРБ «Эндрю Джексон», находящейся в районе мыса Канаверал, успешно запущена ракета «Поларис А-2».

20 апреля 1964 г. па Атлантическом полигоне с ПЛАРБ «Генри Клей» были запущены с интервалом в 30 мин две ракеты «Поларис А-2». При запуске первой ракеты лодка находилась в погруженном положении, при втором пуске — в надводном.

8 июля 1964 г. с ПЛАРБ «Джон Адамс», находившейся в погруженном положении в 50 км от мыса Кеннеди (б. Канаверал), были запущены три ракеты «Поларис А-2» на дальность 2800 км. Все три запуска считаются успешными. На этом программа летных испытаний и тренировочных запусков ракет «Поларис А-2» завершилась. Всего было произведено 46 пусков (в том числе и для отработки головных частей нового поколения), из них 40 прошло успешно.

С целью тренировок экипажей и стартовых команд с начала января до середины августа 1968 г. было проведено 11 тренировочных запусков по одной ракете «Поларис А-2» с каждой из подводных лодок, возвращавшихся из патрульных плаваний. В момент запусков все лодки находились в погруженном положении примерно в 50 км к востоку от мыса Канаверал. Кроме необходимости тренировок стартовых команд запуски преследовали также цель испытаний некоторых усовершенствованных узлов ракет.

За время службы ПЛАРБ, вооруженные ракетами «Поларис А-2», попадали в аварии, которые сопровождались жертвами среди личного состава и выводом кораблей из строя на длительное время. Так, подводная лодка-ракетоносец «Томас А.Эдисон» в апреле 1962 г. столкнулась с эскадренным миноносцем «Уодлей» и получила незначительные повреждения. В 1963 г. ПЛАРБ «Джон Адамс» в надводном положении столкнулась с подводной лодкой «Тиноса», получив незначительные повреждения легкого корпуса. 1 июля 1964 г. ракетоносец «Генри Клей» сел на мель. Он был снят с мели через час после прибытия к месту аварии двух буксиров. 11 января 1965 г. «Этен Аллен» столкнулась с грузовым судном «Октавиан» в западной части Средиземного моря, получив незначительные повреждения. Лодка находилась в перископном положении.

Однако случались и более серьезные аварии. Так, при запуске ракеты с ПЛАРБ «Патрик Генри» в апреле 1961 г. в связи с отказом системы управления запущенная ракета упала на лодку, в результате чего был разрушен легкий корпус. В том же году на одном из подводных ракетоносцев (название не сообщалось) произошел разрыв трубопровода системы гидравлики вследствие отказа предохранительного клапана. В мае 1963 г. во время достроечных работ на лодке «Вудро Вильсон» возник пожар во внутренних помещениях, в результате которого пострадали три человека. В апреле 1961 г. па ПЛАРБ «Теодор Рузвельт» обнаружилось повышение радиоактивности вследствие неправильного выброса радиоактивных отходов из системы деминерализации воды первого контура. Лодку поставили на ремонт для дезактивации.

К 1970 г. на всех субмаринах этого класса были проведены работы по замене ракет «Поларис А-2» на «Поларис А-3». В середине 1970-х гг. ракетоносцы еще раз перевооружили, теперь уже на БРПЛ «Поларис А-ЗТ», после чего лодки перевели на Тихий океан. В качестве передового пункта базирования использовалась военно- морская база Апра Харбор на о. Гуам. Однако начиная с 1981 г. в течение двух лет все пять ракетоносцев вывели из состава морских СЯС. Три из них («Этен Аллен», «Томас А.Эдисон» и «Томас Джефферсон») после удаления ракетных шахт и систем управления ракетной стрельбой переклассифицировали в торпедные лодки, а две — «Сэм Хаустон» и «Джои Маршалл» — подготовили для проведения специальных операций.

Все ПЛАРБ этой серии вывели из боевого состава ВМС США во второй половине 1980-х гг.

Плавучий док «Лос-Аламос».

Запуск ракет «Поларис А-2» в 1960–1964 гг.*
Годы 1960 1961 1962 1963 1964
Число 2 22 19 11 6
запусков (2+0+0)** (17+1+4) (13+1+5) (9+0+2) (4+0+2)

* — учитывались только запуски боевых вариантов ракет и вариантов, близких к боевым;

** — первая цифра в скобках указывает число успешных, вторая — число частично успешных, третья — число неудачных запусков

Некоторые данные по тренировочным запускам ракет «Поларис А-2» в 1968 г.
Дата запуска Название ПЛАРБ Оценка запуска Результат запуска
15.01 «Сэм Хьюстон» Неудачный
24.01 «Этен Аллен» Успешный
11.06 «Джон Маршалл» Успешный Ракета пролетела 28800 км
18.06 «Томас А. Эдисон» Неудачный Через 60 секунд после старта на участке работы двигателя первой ступени ракета отклонилась от расчетной траектории и была уничтожена по команде с земли
19.07 «Джон Маршалл» Успешный
14.08 «Томас Джефферсон» Успешный

Герой Советского Союза, летчик 1-го класса, полковник Александр Максимович Райлян

К читателям

Как участник афганской войны я имел непосредственное отношение к описываемым в настоящей публикации событиям и был лично знаком с некоторыми из ее героев. В составе ВВС 40-й армии я находился дважды, вначале в должности командира отряда, а затем и командира вертолетной эскадрильи. Проходя службу в Афганистане, я принимал участие в ряде упоминаемых в статьях операций — Ургунской, Марульгадской и других, в том числе проводившихся совместно с разведчиками джелалабадской бригады спецназа. В Афганистане судьба свела меня со многими замечательными людьми — летчиками, командирами и бойцами спецназа, уважение к которым сохранилось навсегда.

Сегодня афганская война ушла в историю. Однако она не стала забытой: за прошедшие годы в печати появилось немало. посвященных ей материалов. К сожалению, многие из них грешат неточностями и однобокостью оценок, часто приходится встречаться и с откровенно нигилистическим подходом к тогдашним событиям. В этой связи хотелось бы высказать собственное отношение к итогам той войны: мне приходилось служить со многими летчиками, прошедшими Афганистан, которым война дала крайне ценный боевой опыт, закалила их характер, повысив тактическое и летное мастерство и придав отличный «летный почерк». Подтверждением тому стали награды Родины, которых были удостоены многие авиаторы, а также тот факт, что на большинство командных должностей в нашей армейской авиации выдвинулись именно офицеры-«афганцы». Вспоминая о совместной работе с разведчиками спецназа, могу сказать: это были настоящие бойцы, уровень подготовки и боевой опыт которых и по сей день может считаться завидным для любой профессиональной армии. Крайне важно, чтобы приобретенные дорогой ценой навыки не были забыты и в наших Вооруженных Силах.

Надеюсь, что эта публикация позволит сохранить память о событиях афганской войны, участии в ней вертолетчиков армейской авиации и спецназа. Опыт событий последнего времени в самой России и за ее пределами показывает, что забвение уроков недавнего прошлого не проходит бесследно. Описанные примеры боевых ситуаций, организации и тактики, анализ боевых действий и изложение проблем могут также стать полезными и поучительными для специалистов.

При подготовке публикации использованы материалы ЦАМО, ЦМВС, документы ГШ ВВС и 40-й армии, дневники и свидетельства авиаторов 40-й армии. Автор выражает особую признательность за помощь и предоставленные материалы полковникам Л. Мельникову, С. Тишкову, А. Райляну, подполковникам С. Пазынину, Д. Евсютину, А. Бондареву, В. Домницкому, майорам А. Артюху, Е. Багодяжу, В. Казакову, К. Шипачеву, С. Кривцову, И. Угарову, Н. Гуртовому, Е. Гончарову, А. Дегтяреву, капитанам М. Келю, А. Ивановскому, В. Максименко, а также А. Волкову и сотрудникам Музея воинов-интернационалистов «Шурави» города Екатеринбурга.

Условные обозначения и сокращения:

А — армия

бр — бригада

брспн — бригада специального назначения

гв — гвардейский

ГРУ — Главное разведывательное управление Генштаба ВС СССР

ГШ — Генеральный штаб ВС СССР

ЗакВО — Закавказский военный округ

МГБ — Министерство госбезопасности Афганистана

мсб — мотострелковый батальон

мед — мотострелковая дивизия

мсп — мотострелковый полк

обвп — отдельный боевой вертолетный полк

овп — отдельный вертолетный полк

овэ — отдельная вертолетная эскадрилья

ОдВО — Одесский военный округ

одшбр — отдельная десантно-штурмовая бригада

ооспн — отдельный отряд специального назначения

опдп — отдельный парашютно-десантный полк

осап — отдельный смешанный авиаполк

ПЗРК — переносной зенитный ракетный комплекс

ПрибВО — Прибалтийский военный округ

ПрикВО — Прикарпатский военный округ

САВО — Среднеазиатский военный округ

СпН — специального назначения

ТуркВО — Туркестанский военный округ.

Авиация спецназа

Виктор Марковский

25 декабря 1979 г. на территорию Афганистана «с целью оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу» начался ввод советских войск. Направленная в ДРА 40-я армия, а кратчайшие сроки сформированная на, базе ТуркВО и САВО, являлась достаточно мощным войсковым объединением, включавших около 100 соединений, частей и учреждений. Специфичные «экспедиционные» задачи 40-й армии обусловили и вхождение в ее состав авиации, 4то было особо оговорено указаниями Минобороны и Генштаба и придало армейскому объединению должную автономность, а также и своеобразие, поскольку ни одна другая армия советских Вооруженных Сил своих ВВС не имела. ВВС 40-й армии имели вполне полноценный характер, включая части и подразделения почти всех родов авиации — истребительной, истребительно-бомбардировочной, штурмовой, разведывательной и военно-транспортной, а также вертолетные полки и эскадрильи армейской авиации, выполнявшие широкий круг задач — от перевозок и связи до огневой поддержки сухопутных войск. Однако в составе ВВС армии находились и по-своему уникальные части, не имевшие аналогов «домй», — эскадрильи специального назначения, сформированные и посланные в Афганистан с конкретным предназначением — обеспечить действия находившихся там бригад и отрядов разведчиков спецназа.

«Оказать помощь народу Афганистана

Формирования спецназа Генштаба (СпН ГШ) появились в Афганистане еще накануне ввода войск и сыграли ведущую роль в происходивших в Кабуле событиях, взяв под контроль ключевые объекты столицы Однако после того как «спецзадания» были решены, командование сочло миссию спецназа выполненной, и в дальнейшем обстановку полностью надлежало контролировать самой армии, располагавшей немалыми силами. Тем не менее ситуация в Афганистане оказалась далекой от представлений о ней, как и само развитие событий: достаточно сказать, что первыми директивами руководст ва вообще не оговаривалась возможность вооруженного сопротивления, как и условия ответного применения оружия. Случаи «отдельных враждебных проявлений» считались маловероятными, а Л.И. Брежнев в своем обращении к руководству США «с неподдельной искренностью» заверял озабоченных американцев в том, что «советские воинские контингенты не предпринимали никаких военных действий против афганской стороны и, разумеется, не намерены предпринимать их».

Однако скороспелые реформы кабульских правителей, противоречившие вековым нормам и традициям, быстро умножали ряды недовольных, а появление «неверных» в стране придало уже полыхавшим стачкам накал настоящей гражданской войны в самой ожесточенной форме «джихада». Надежд на рыхлую правительственную армию, не обладавшую ни боевым настроем, ни укомплектованностью и выучкой, не было: призыв в нее приходилось осуществлять силой, командный состав часто уклонялся от своих обязанностей, а дезертирство приобрело массовые масштабы (только в 1980 г. из армии дезертировали более 24 тыс. чел.).

В итоге уже зимой 1980 г. части 40-й армии оказались втянутыми в боевые действия, а весной локальные стычки приобрели повсеместный характер и переросли в объемные операции по подавлению «очагов мятежей» и «чистке местности». Усиливая армию, осенью 1981 г. в Афганистан направили два отдельных отряда спецназа (ооспн) 1*: 177-й и 154-й из САВО, размещенные в Джаузджане на севере и в Рухе при входе в Панджшер, а в Кабуле дислоцировалась 469-я отдельная рота СпН, преимущественно использовавшаяся в разведывательных целях штабом армии.

Ясных представлений об их возможностях и роли у командования, однако, еще не было. Основной задачей спецназа, по определению, были разведывательно-диверсионные действия, что обеспечивалось и самой сг-о дислокацией в Союзе: в случае начала войны размещенным в приграничных и центральных округах отрядам предстояло целевыми ударами выводить из строя важнейшие объекты противника — ракетные установки, штабы и узлы связи, «рубя под корень» его наступательные возможности. В ДРА первое время спецназу не нашли более достойного применения, чем несение охранной службы: отряды были задействованы в защите трубопровода в Пули-Хумри и у входа в Панджшерское ущелье — вотчину местного лидера Ахмад-Шаха. Бойцы и офицеры, набранные из пехоты, также не обладали ни соответствующей выучкой, ни тактическим мышлением, в результате чего оба отряда приобрели ypoвень обычных мотострелковых подразделений и мало отвечали своей первоначальной роли (впрочем, «караульные» задачи по охране коммуникаций, гарнизонов, аэродромов, промышленных и прочих объектов от все множившихся нападений, диверсий и обстрелов вездесущими отрядами моджахедов занимали до 60 % располагаемых армией сил, и на заставах и сторожевых постах у режимных зон несла службу большая часть солдат).

Цифры говорили сами за себя: продолжая проведение операций, охватывавших целые провинции, армия все больше переходила к обороне, стремясь сохранить хотя бы видимость контроля вокруг городов и дорог. К 1986 г. к охранной службе привлекалась уже большая доля сил — 82 армейских батальона против 51, задействованного в активных боевых действиях. Картина являлась отражением объективной реальности: противник не собирался воевать по планам армейского руководства, предпочитая привычную партизанскую тактику нападений из засад, набегов и обстрелов.

В Афганистане к этому времени действовало до 70 всевозможных оппозиционных организаций и группировок, обходившихся без централизованного руководства и нередко враждовавших между собой. Помимо «идейных» формирований исламского толка, представлявших наибольшую опасность ввиду своей организованности и противоправительственной направленности, в провинциях сохранялись вооруженные банды местных «эмиров», с помощью которых испокон веков решались все спорные вопросы. Многовековая борьба прочно утвердила в племенах привычку к военному делу и неприязнь к чужакам; в отношении к ним справедливой оставалась характеристика, данная еще в 17 веке английским путешественником Робертом Стилом: «Эти горы населены свирепым народом, именуемым афганы; они очень сильны физически, большие разбойники и нередко захватывают целые караваны».

К концу 1980 г. мятежное движение охватывало 90 % территории страны, в немалой степени став прямым результатом появления в стране советских войск и проводимых ими операций. Чистки селений, артиллерийские обстрелы и бомбардировки отнюдь не способствовали «усмирению» населения, а пролитая кровь, превращенные в руины кишлаки и выжженные посевы давали силы колоссальному подъему сопротивления, пополняя ряды моджахедов такими темпами, что многие полевые командиры жаловались, что им постоянно не хватает оружия для новобранцев, горящих желанием отомстить «шурави».

За поддержкой дело не стало, причем помимо соседних арабских стран и многочисленных исламских организаций помощь оказывалась и многими странами Запада, обеспокоенными действиями «Советов». Это отношение было небезосновательным и имело правовую основу: уже 14 января 1980 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН большинство стран осудило действия СССР, потребовав вывода войск из ДРА (за осуждение ввода войск выступили 104 страны при 18 против и 18 воздержавшихся). В ответ Политбюро ЦК КПСС заклеймило «виновников» обострения обстановки: поего мнению, «буржуазная пропаганда усилила антиафгаискую и антисоветскую пропаганду, направленную на то, чтобы извратить смысл пребывания советских войск в Афганистане».

Уже в апреле конгресс США выступил за выделение «прямой и открытой помощи» афганской оппозиции в размере 15 млн. долл. Не ограничиваясь деньгами, в Афганистан начало поступать оружие и снаряжение из соседних мусульманских стран, в первую очередь Пакистана, Ирана, Египта и Саудовской Аравии. Правительственные и исламские организации, располагавшие немалыми средствами, наладили закупку и поставки оружия, амуниции и прямое финансирование отрядов оппозиции (службу здесь всегда принято было поддерживать «бакшишем», и располагавший деньгами лидер моджахедов пользовался особым авторитетом и мог привлечь на свою сторону больше бойцов, чем даже удачливый в боях полевой командир).

1* Формирования СпН включали бригады и сведенные в них отряды (по численности примерно равные обычному батальону).

Весной 1980 г. аэропорт Кандагар выглядел вполне мирным местом. Рядом с советскими вертолетами и истребителями вылетали самолеты афганских авиалиний. Уже через несколько месяцев здание аэровокзала будет изувечено попаданиями снарядов.

Тюрьма в Джелалабаде, где содержались пленные моджахеды. Здание было украшено по-восточному, но газоны и клумбы вокруг изрыли окопами и оборонительными сооружениями для защиты от возможных нападений.

Развернувшиеся во многих провинциях ДРА широкомасштабные боевые действия требовали должного обеспечения и снабжения. Осенью 1980 г. разведка 40-й армии зафиксировала в труднодоступных горных районах оборудование складов и баз хранения оружия и припасов. Со временем их число росло, и сформировалась целая сеть баз, питавших местные группировки и отряды (большей частью они служили опорой конкретным вооруженным формированиям, где размещались их бойцы и хранилось имущество и вооружение). Более разветвленные базовые районы имели развитую инфраструктуру, включавшую ряд баз с постоянными гарнизонами, штабом или исламским комитетом, складами, учебными центрами и узлами связи, вокруг которых оборудовались оборонительные линии и заграждения. С ростом поддержки из- за границы появились перевалочные пункты и базы, служившие для перегрузки и распределения поставок «получателям» на местах, а центры подготовки осуществляли обучение новобранцев-моджахедов военному делу. Крупные вооруженные группировки оппозиции включали до 4–6 тыс. чел, контролировавших целые районы со всеми их селениями и дорогами, учебных центров насчитывалось более 200.

Перемены ощущались не только по разведдонесениям. В отрядах моджахедов заметно увеличилось количество современного вооружения, пришедшего на смену дедовским ружьям, многие формирования располагали не только легким стрелковым оружием, но и крупнокалиберными пулеметами, минометами, горными орудиями и пусковыми установками реактивных снарядов |ПУ PC), позволявшими устраивать обстрелы городов, гарнизонов и аэродромов. Помимо технического оснащения в отрядах возросла доля закаленных бойцов. не первый год участвовавших в войне, Молодежь начинала карьеру моджахеда с обучения в центрах подготовки, где под началом инструкторов-профессионалов из арабских и западных стран готовились бойцы и командиры, приобретая навыки военного дела, должную физподготовку, осваивая современное оружие, основы тактики, ориентирования, разведывательной и диверсионной деятельности, медподготовки для оказания первой помощи при ранениях. Должное внимание уделялось идеологической и пропагандистской обработке, для чего на некоторых базах имелись даже свои радиоцентры и типографии, печатавшие листовки и плакаты с призывами к борьбе (моджахедам надлежало не ограничиваться военными действиями, а активно вовлекать в i шх население). Сам вид прежнего душмана «от сохи», кое- как одетого и пользовавшегося древним «буром», демонстрировал перемены: среди пленных то и дело попадались крепкие парни в подогнанном снаряжении, а среди трофеев обычные недавно сабли и охотничьи ружья сменили новенькие «Калашниковы» арабского и китайского производства, а то и оружие известных западных марок.

В составе душманских отрядов выделялось командное звено во главе с местным «авторитетом», огневые подгруппы и группы прикрытия, расчеты ДШК и РПГ, подгруппы минирования, образовывавшие весьма эффективную структуру для ведения партизанских действий. Впрочем, как с удивлением отмечали западные инструкторы, «у этих прирожденных воинов каждый воюет за себя, стратегия отсутствует, а захват советской базы или заставы выше их понимания; налет — это демонстрация силы без особой цели, а война идет как образ жизни и представление, в котором нужно показать себя».

Первая военная зима в Афганистане выдалась небывало холодной и снежной. На вертолетах заметны афганские опознавательные знаки, призванные замаскировать появление в стране советских войск: на самом деле эти машины принадлежат одной из эскадрилий 280-го овп, введенного в ДРА в числе первых. Газни, февраль 1980 г.

С июня 1980 г. началась «афганская» доработка Ми-8 комплексом конструктивных мероприятий для боевых условий с установкой пулемета ПКТ я кабине, кормовом люке и на фермах вооружения, а также бронированием кабины экипажа.

Оказаться на войне было еще в диковинку, и хотелось сняться на память в одолженной каске и с пистолетом у своего вертолета, на котором с мирных будней остался знак «Отличника социалистического соревнования».

Средний возраст летчиков, попавших в Афганистан с армейской авиацией 40-й армии, составлял 24–26 лет.

Борьба с опорными пунктами моджахедов для армии оказалась нелегким и малорезультативным делом. Бомбардировки укрытых в горах и пещерах складов не давали успеха, а предпринимавшиеся операции по их уничтожению, несмотря на победные реляции, по большей части оставались малоэффективными. Войска испытывали массу трудностей с выдвижением в удаленные районы, в горы и ущелья с трудом удавалось подтянуть технику, и действия армии сопровождались значительными потерями при скромных успехах. Противник, как правило, загодя обнаруживал готовящуюся операцию с перемещением крупных сил (походные колонны выдавали намерения еще при выходе из гарнизонов). Базы покидались, а моджахеды рассредоточивались, успевая вывезти

большую часть запасов, в результате чего «чистку» района приходилось проводить снова и снова.

В целом армейские операции оказались не лучшим средством в противопартизанской войне. Мешало отсутствие оперативной гибкости и громоздкость структур с тяжелым вооружением, неприменимым в горах и пустынях, из-за чего «броню» и артиллерию приходилось оставлять в предгорьях. В итоге бой зачастую велся практически «на равных» с моджахедами, только стрелковым оружием. Те, в свою очередь, обладали объективным превосходством, отлично зная местность, укрытия и тропы, воюя в привычной обстановке и с малых лет имея ту самую «горную подготовку», которую по большей части тщетно пыталось развернуть советское командование.

На результативности действий армии определенно сказывалось отсутствие «подходящего противника»: душманские отряды были невелики, подвижны и воевали «дома», пользуясь поддержкой населения и с легкостью находя укрытие, прокорм и помощь — от транспорта и проводи и ков до с ведений о происходящем в округе, при опасности тут же растворяясь в селениях (жителями которых они обычно и являлись). Тем не менее командование с настойчивостью требовало наращивания масштабов операций: армия не могла безучастно относиться к происходящему, и планом мероприятий по повышению эффективности боевых действий Генштаба и МО СССР на I — й квартал 1981 г. в лучших традициях плановой экономики предписывалось «освободить от мятежников к исходу февраля не менее 70 % территории страны и 80 % уездных и волостных центров», а сами операции именовались «мероприятиями по укреплению народной власти».

Бронезащита кабины Ми-8 включала наружные стальные бронеплиты толщиной 5 мм, броню за креслами летчиков и бронещиты у бортовых блистеров и перед приборными досками, складные для улучшения обзора на взлете и посадке.

Интерьер кабины Ми-8МТ: дополнительная «бочка» с топливом емкостью 915 л, обязательная в афганских условиях, парашюты и бронежилеты экипажа на боковых лавках.

Боевой вертолет Ми-24В над северными отрогами Гиндукуша. Окрестности Кабула, осень 1983 г.

Установка ручного пулемета РПК на подвижном шкворне у бортового иллюминатора. В дверном проеме кабины экипажа видно откинутое сиденье борттехника, управлявшего носовым пулеметом ПКТ.

Экипаж Ми-24Д капитана В.А. Зинкина. Видавшая виды боевая машина сплошь покрыта пылью, вездесущей и проникавшей повсюду, доставляя массу проблем работе техники. Бамианская операция, июль 1980 г.

К 1984 г. масштабы боевых действий достигли своего пика. Бои шли по всей стране: за первые пять месяцев было проведено 85 операций, в летние месяцы — еще 41 (против 22 за тот же период предыдущего года). Роль авиации иллюстрируют следующие цифры: расход боеприпасов, «выработанных» ВВС 40-й армии за 1984 г., возрос по сравнению с предыдущим годом более чем вдвое, составив 71 тыс. авиабомб и 925 тыс. ракет всех типов (в 1983 г. — 35 и 381 тыс. соответственно); количество израсходованных патронов к авиационным пушкам и пулеметам перевалило за миллион, достигнув 1014000 штук. Результативность их, однако, существенно не возросла, а более чем скромные успехи по «стабилизации положения» стоили слишком дорого: в 1984 г. безвозвратные потери увеличились на две трети, составив 2343 человека убитыми, еще 4775 человек выбыли из строя по ранению. ВВС 40-й армии за тот же период потеряли 66 самолетов и вертолетов (в 1983 г. потери составили 37 машин). Генерал Б.В. Громов констатировал позднее: «Возникла тупиковая ситуация, и сколько-нибудь заметного движения вперед не происходило». Начальник оперативной группы МО СССР в Кабуле В.И. Варенников с армейской прямотой обращался в Минобороны: «Всеми признано, что только военным путем решать вопросы апрельской революции невозможно. На деле же, по причине отсутствия других эффективных мер, масштабы боевых действий расширяются, что кроет в себе много отрицательных последствий». Однако среди руководства преобладало мнение, что «армия должна воевать», причем изрядный напор в этом направлении проявлял генерал армии М. Зайцев, Главком Южного направления, в зону ответственности которого входил и Афганистан.

Продолжение следует

Творцы отечественной бронетанковой техники Петр Кириченко

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 10,11/2005 г.

Вспышка памяти, вызванная короткими строчками на прошлых страницах карманного блокнота, вернула меня к интересным событиям и лицам, известным сегодня лишь немногим, но сыгравшим заметную роль в истории развития нашей бронетанковой техники. Я подумал: «Как хорошо, что я не выбросил блокнот! Наверное, стоит полистать его дальше, вспомнитьо других интересных людях и знаменательных событиях, зашифрованных под этими полустершимися записями».

Что ж, продолжаю перелистывать страницы блокнота.

Михаил Александрович Захаров.

Буква 3

На этой странице сразу же бросились в глаза две записи. Вот первая из них:

Захаров М.А., 209-85-92, 209-82-68 1поруч.1, 209-82-32 (секр.),

ВЧ: 52-332, «кремлевка»: 68–32.

Обилие номеров телефонов против этой фамилии говорит о том, что их абонент-лицо высокопоставленное, или, как теперь принято говорить, VIP-персона.

И действительно, в момент появления этой записи в блокноте Михаил Александрович Захаров был одним из видных руководителей нашей оборонной промышленности.

Но, несмотря на это, в его внешности и манерах не было ничего от привычного образа высокопоставленного бюрократа. Ни крупной и грузной фигуры, ни вальяжности и медлительности движений, ни грубоватых барских интонаций. Наоборот, его не слишком высокий рост, атлетическая фигура, быстрый темп движений и речи, внимательный взгляд на собеседника говорили о том, что это человек молодой, деятельный, вдумчивый, энергичный, подвижный, не успевший заматереть в высоком бюрократическом кресле.

Впервые я познакомился с ним в начале 1970-х гг. Случилось это, когда я выехал в служебную командировку из Москвы в далекое Зауралье, на Курганский машиностроительный завод (КМЗ) им. В.И. Ленина. Завод принадлежал Минист ерству оборонной промышленности и занимался серийным производством боевых машин пехоты БМП-1. Заказчиком машин было Управление производства и заказов бронетанковой техники Главного бронетанкового управления Министерства обороны СССР (сокращенно УПЗ БТТ ГБТУ МО СССР). В этом управлении я возглавлял отдел, занимавшийся заказом всей бронетанковой техники легкой и промежуточной весовых категорий, и в числе других мне было подведомственно военное представительство на КМЗ.

В то время большую роль в жизни каждого предприятия играла заводская партийная организация. Поэтому для нас, заказчиков, было важно, чтобы руководитель военного представительства был членом партийного комитета завода. Это позволяло усилить влияние военпредов, а следовательно, и нашего управления на деятельность предприятия.

В связи с этим и другими интересовавшими меня вопросами я счел целесообразным встретиться и переговорить с секретарем парткома завода. Договорившись о встрече, я в условленное время пришел в партком. За столом секретаря сидел молодой человек со строгими и красивыми чертами лица, здоровым румянцем на щеках, белозубой улыбкой и быстрой уральской речыо. Это и был Михаил Александрович Захаров.

Я начал разговор с общих слов, одновременно с любопытством разглядывая собеседника. Мне было важно определить, что за человек возглавляет партийную организацию завода. Кто он? Приставленный обкомом партаппаратчик, целиком поглощенный идейно-политическими настроениями заводчан и внутрипартийной организационной работой? Или это компетентный руководитель, владеющий сложными вопросами текущего производства и перспективами его развития?

Михаил Александрович выжидал, не торопясь вступать в разговор, и, как мне показалось, тоже внимательно изучал меня. Когда цель моего посещения стала ему ясна, у нас начался деловой диалог, лишенный излишней официальности. Я быстро убедился, что секретарь парткома не только знаком с производственными проблемами, стоящими перед коллективом предприятия, но и имеет на этот счет свою твердую точку зрения. К поставленным мной конкретным вопросам он отнесся доброжелательно, и по ним быстро был найден общий язык.

По возвращении в Москву я вскоре получил сообщение о том, что руководитель военного представительства Владимир Карлович Шапельский введен в состав парткома завода. В повестке дня заседаний парткома большое место заняли особо актуальные для нас вопросы, в первую очередь о качестве изготовления БМП-1 и других машин на их базе, о развитии производственных мощностей на КМЗ, а также извечно больной вопрос о сроках и объеме поставок запасных частей к БМП. Принимаемые парткомом решения и четко налаженный контроль их исполнения давали вполне ощутимый результат.

По прошествии некоторого времени молодой и энергичный секретарь парткома по решению Министерства оборонной промышленности и при поддержке курганского обкома КПСС был назначен начальником производства, а затем директором КМЗ.

Это назначение было не случайным. Предстояла коренная реконструкция предприятия в связи с переходом на выпуск боевых машин пехоты БМП-2. Они отличались от своей предшественницы БМП-1 новым, более эффективным и более сложным комплексом вооружения, созданным талантливыми тульскими оружейниками. Частично менялась компоновка машины. Потребовалась замена стальных бронекорпусов на корпуса из легких броневых сплавов. Переход на БМП-2 также сопровождался внедрением в конструкцию машин ряда других новшеств, предложенных конструкторами завода и смежных предприятий. Все это требовало серьезного развития и технического перевооружения производства.

С приходом нового директора произошли заметные изменения в стиле руководства предприятием. Была внедрена так называемая АСУП (автоматизированная система управления производством). По инициативе Михаила Александровича разрабатывались и строго соблюдались сетевые графики реконструкции и технического перевооружения завода. Стали широко внедряться новые, прогрессивные технологические процессы с использованием последних достижений отечественной и зарубежной науки. Особо серьезной реконструкции подверглось бронекорпусное производство. Помню, например, что для изготовления деталей из легких броневых сплавов для корпусов и башен БМП-2 была внедрена новейшая автоматизированная установка плазменной резки. Она была способна читать чертежи деталей, экономно расходовать броневой прокат за счет оптимального раскроя броневых листов. К тому же, она обеспечивала чистоту поверхности кромок вырезанных деталей, не требующих последующей их механической обработки перед сваркой корпусов. Установка была заказана в ФРГ. Для ее монтажа и отладки по инициативе руководства завода на предприятие были приглашены западногерманские специалисты. В режимных условиях закрытого предприятия это было в то время большой смелостью директора.

Будучи сам молодым человеком, директор решительно произвел «омоложение» руководящего состава завода, ввел обязательные утренние спортивные занятия для всех начальников цехов и служб, сам перед работой совершал ежедневные пробежки и с увлечением играл в волейбол.

Обязательной стала и еженедельная сауна. В одну из моих командировок в Курган мне было необходимо в последний день пребывания на заводе решить ряд возникших вопросов с директором завода. Это совпало с его традиционным банным днем, и Захаров предложил мне и руководителю военного представительства по окончании рабочего дня совместить приятное с полезным и провести обсуждение интересующих нас вопросов в сауне.

Как выяснилось, сауна была построена Собственноручно директором завода и его заместителями и находилась в лесу за городом. Михаил Александрович пригласил нас в свою машину, сам сел за баранку. По пути он заехал домой и, к нашему смущению, возвратился в машину с симпатичной супругой и каким- то большим ящиком. Сауна оказалась добротным сооружением, внутренние стены из гладких плотно пригнанных досок были украшены выжженным на них орнаментом и источали какой-то особый аромат. К нашему приезду сауна уже была разогрета. Заботливая супруга директора удалилась в пристроенную к сауне кухоньку, а мы занялись банной процедурой.

Кроме обычного самоистязания душистыми и горячими вениками Михаил Александрович предложил нам произвести массаж тела какой-то приготовленной им необычной для нас мазью. Она оказалась не чем иным, как медом с солью, и превратила банальную помывку в роскошную целительную процедуру.

Второй особенностью было нетрадиционное послебанное угощение, в котором отсутствовали водка и пиво (директор был убежденным трезвенником), но зато была чудесная уха, приготовленная его супругой.

Нужно ли говорить о том, что в этой непринужденной дружественной обстановке по всем интересующим пас служебным вопросам были достигнуты положительные результаты.

Во время другой моей командировки в Курган Михаил Александрович пригласил меня на концерт в недавно построенный Дворец культуры завода. Концерт давала заводская самодеятельность. На меня произвели большое впечатление удивительно талантливые исполнители. в том числе совсем юные, их неожиданно высокое мастерство, их режиссерски выстроенный репертуар, по своей современности под стать столичной эстраде. Но еще большее впечатление произвело то прямо-таки влюбленное отношение выступавших и руководителей самодеятельности к директору завода, какое прозвучало в конце вечера в их благодарственных словах в адрес Михаила Александровича, поднявшегося на сцену. Из этих выступлений стало очевидным заботливое, отеческое отношение к молодежи, ветеранам завода и к деятельности Дворца культуры, какое проявлялось со стороны директора завода. Возможно, что в этом сказалась и его прошлая «комиссарская» закваска.

А вот и еще один штрих к нравственному портрету М.А. Захарова. Его предшественники и многие директора других заводов нередко обращались в наше заказывающее управление в конце квартала или года с просьбой спасти «горящий» план предприятия, дав указания военпредам засчитать как выполнение плана не полностью готовую продукцию. Понимая, что этим нас подталкивают к нарушению закона, Михаил Александрович ни разу не позволил себе обращаться к нам с подобной просьбой.

Незаурядные способности Михаила Александровича как руководителя и организатора современного производства были замечены высшим государственным и партийным руководством. Поэтому меня нисколько не удивило состоявшееся вскоре его назначение па высокий пост заместителя министра оборонной промышленности.

На этом посту он оказался на месте, быстро завоевал авторитет у руководителей оборонных предприятий, отраслевых НИИ и конструкторских бюро, а также у высшего военного командования. Последовали реальные результаты, в том числе непосредственно известные мне, поскольку касались контролируемой мной военной продукции. Так, за годы его руководства танковой промышленностью было в основном завершено укомплектование войск боевыми машинами пехоты БМП-2. Сложность этой задачи была связана с колоссальной штатной потребностью в этих машинах. В этот же период был выполнен большой объем работ по созданию БМП нового поколения — БМП-3.

Боевая машина пехоты БМП-2.

После проведения высшим политическим руководством страны известных по своей бездарности, антипатриотичности и разрушительности «либеральных» реформ 1990-х гг., приведших к распаду государства и развалу нашей экономики, Министерство оборонной промышленности было ликвидировано. Управление многими оборонными предприятиями перешло в руки рыночников, что привело к быстрому развалу всей существовавшей плановой системы оборонного производства. Появились всевозможные холдинги и другие подобные им надстройки, руководствовавшиеся не столько государственными, сколько коммерческими интересами. При этом инвестиции в новые разработки, не сулившие мгновенной финансовой выгоды, были прекращены. Многие конструкторские и отраслевые научно-исследовательские организации лишились финансирования. Особенно сильно это ударило по бронетанковой отрасли, чему способствовала позиция нового военно-политического руководства, выраженная в тезисе министра обороны С.В. Иванова о том, что «время танковых клиньев ушло».

В этих сложных условиях нашлись патриотически настроенные руководители промышленности, сумевшиесреди охватившей страну рыночной ст ихии и экономического хаоса сохранить отдельные фрагменты бронетанковой отрасли промышленности. Используя экспортную привлекательность некоторых наших последних образцов бронетанковой техники, они смогли не только поддержать финансово производителей этой техники, но и сохранить островки прежней отраслевой производственно-научной кооперации.

Одним изтаких руководителей оказался Михаил Александрович Захаров. В качестве Генерального директора одного из холдингов он сумел объединить в рамках этой структуры деятельность конструкторов и производителей созданной еще в советские времена, но до сих пор лучшей в мире боевой машины пехоты БМП-Зс работой ряда предприятий смежников и отраслевых НИИ. Это дает возможность предприятиям отрасли, используя рыночные механизмы, держаться на плаву в современных крайне неблагоприятных условиях и не прекращать работу по дальнейшему совершенствованию отечественного бронетанкового вооружения и техники.

Сегодня Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий, кавалер многих правительственных наград, один из талантливейших организаторов оборонной промышленности Михаил Александрович Захаров, к счастью для нас, жив, здоров, полон энергии и успешно продолжает свою благородную патриотическую деятельность.

Евгений Абрамович Зубов.

На этой же странице старого блокнота есть и другая примечательная запись:

Зубов ЕЛ.,209-85-68.

Личность и биография этого человека не совсем обычные, а переменчивая судьба полна неожиданных и крутых поворотов.

Евгений Абрамович Зубов — профессиональный военный, танкист, офицер, фронтовик, мой однокашник по военной академии, волею судеб ставший одним из руководителей отечественной бронетанковой промышленности.

Впервые я встретился с ним 60 лет назад, сразу же после окончания войны, когда мы в числе других фронтовых офицеров-танкистов были откомандированы из районов, где нас застала победа, в Москву для поступления в Военную академию бронетанковых войск.

Среди других молодых офицеров Евгений Абрамович выделялся очень приметной внешностью. Крепкое телосложение, крупная г олова с густыми темными волосами, внимательный взгляд больших темно-карих глаз из-под широких, как будто нарисованных, бровей, неторопливая речь с легко угадывающимся североуральским произношением создавали впечатление не то чтобы солидности (какая уж там солидность в двадцать с небольшим лет?), а некой основательности и надежности.

Позднее выяснилось, что до войны он успел получить педагогическое образование. Будучи призван в армию и закончив в апреле 1942 г. Челябинское танкотехническое училище, он, младший техник-лейтенант, старший механик-водитель танка КВ-1 с (вто время это была офицерская должность), оказался в самом пекле войны. Достаточно сказать, что в составе I — го отдельного гвардейского танкового полка прорыва ему довелось участвовать в самых тяжелых боях исторической Сталинградской битвы 1942 — начала 1943 г. В крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны во время Курской битвы лета 1943 г. его танк был в самой гуще боев под Прохоровкой в составе 53-й танковой бригады 5-й гвардейской танковой армии. После ранения он был назначен техником по ремонту танков во 2-ю гвардейскую танковую бригаду. Пройдя с боями Белоруссию и часть Прибалтики, он закончил войну в Восточной Пруссии, где принимал участие в окружении города-крепости Кенигсберга и в боях па Земландском полуострове. Отсюда в июне 1945 г. он и был откомандирован в академию.

Учились мы с ним на одном курсе, но на разных отделениях, и поэтому в годы учебы общались мало.

К моменту окончания нами академии (1951 | в стране разворачивались работы по созданию первого послевоенного поколения новых танков, в которых должен был воплотиться весь опыт Великой Отечественной войны. Для усиления танковых конструкторских бюро высококвалифшщрованным и инженерами-танкистами, имеющими боевой опыт и фундаментальное военно-техническое образование, правительством было решено прикомандировать нескольких выпускников нашей академии к Мин истерству тра не портного машиностроения, которому тогда были подчинены танковые заводы и конструкторские бюро. В числе других выпускников в распоряжение этого министерства был откомандирован и Евгений Абрамович Зубов.

В первые же месяцы работы в знаменитом Челябинском танковом КБ, руководимом выдающимся танковым конструктором Жозефом Яковлевичем Котиным, Евгений Абрамович проявил себя как энергичный и инициативный специалист. Он сразу же включился в проводившиеся тогда опытно-конструкторские работы по созданию нового тяжелого танка под условным наименованием «объект 730». В тот период работы находились на самой ответственной завершающей стадии. Образец дорабатывался по результатам государственных и войсковых испытаний, проведенных в 1950 г. Работа под руководством прославленного главного конструктора, участие в доработках танка, в проведении его повторных полигонных и кон трольных испытаний в 1951–1952 гг. позволили Евгению Абрамовичу в короткие сроки приобрести большой опыт. Он был назначен ведущим конструктором но этому танку. Уже к концу 1952 г. весь цикл доработок и испытаний нового танка с участием Е.А. Зубова был завершен. В 1953 г. танк был принят на вооружение Советской Армии под названием Т-10.

И здесь Евгению Абрамовичу довелось окунуться в работу с производственным персоналом Челябинского тракторного завода, осваивавшим технологию серийного производства нового танка. Конструкторское сопровождение этого процесса потребовало от ведущего конструктора принятия множества оперативных технических решений по уточнению конструкторской документации и «отехнологичивапию» конструкции танка. Эго была еще одна серьезная школа усовершенствования Е.А. Зубова как специалиста.

Первые серийные танки Т-10 стали поступать в войска на укомплектование частей Киевского военного округа. Евгению Абрамовичу пришлось длительное в|х-мя находится в танковых частях этого округа с целью оказания помощи личному составу частей и танкотехнической службе в освоении устройства и эксплуатации танка. Здесь весьма пригодились и его фронтовой опыт, и его доскональное знание конструкции танка, и довоенное педагогическое образование.

Казалось бы, для Евгения Абрамовича все складывалось благоприятно. Его работа в период 1951–1954 it. дала ему очень много как специалисту и не осталась незамеченной руководством КБ, ЧТЗ, Минтрансмаша, а также ГБТУ Минобороны и командованием войсками КВО.

Однако в 1954 г. произошли события, многое изменившие в его судьбе. После смерти И.В. Сталина и прихода к власти Н.С. Хрущева началось проведение военной реформы. Произошло не только крупное количественное сокращение численности вооруженных сил, но изменились взгляды политического руководства на роль и значение различных родов войск и видов вооружения в современной войне. Так, в соответствии с радикальной точкой зрения Н.С. Хрущева, танковые войска, якобы утратившие свое значение в современной ракетно-ядерной войне, должны были отмереть, как и вообще вооруженные силы общего назначения, уступив свое место стратегическим ядерным силам. Кстати, подобная печальная участь была уготована Н.С. Хрущевым ствольной артиллерии, надводному военному флоту и дозвуковой военной авиации. В связи с этим было проведено первое крупное сокращение вооруженных сил (на 620 тыс. чел.). В числе первых же уволенных кедровых офицеров оказались специалисты, прикомандированные к Мшггрансмашу. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполняемых этим министерством, ожидало существенное сокращение.

Тридцатилетний майор Е.А. Зубов был уволен в запас.

Сознание того, что он, боевой офицер, пройдя войну, получив высшее военно-инженерное образование, отдав столько сил созданию нового танка, освоению его серийного производства и войсковой эксплуатации, оказался tiенужным Министерству обороны, было для него тяжелой трагедией.

Однако руководители Минтрансмаша не торопились с ним расставаться. Наоборот, высоко оценивая его квалификацию и опыт, ему сразу же предложили должность главного конструктора Курганского машиностроительного завода (КМЗ), осуществлявшего разработку и производство гусеничных транспортеров высокой проходимости. Эти работы не подлежали свертыванию, так как транспортеры были одинаково пригодны для использования в армии и в народном хозяйстве, особенно в заснеженных или заболоченных северных районах.

Работая на этом заводе в качестве главного конструктора, а затем и главного инженера, Евгений Абрамович проявил себя не только как высококвалифицированный инженер-конструктор, но и как способный руководитель и организатор производства.

Курганский машиностроительный завод (КМЗ).

Вскоре началась хрущевская административно-хозяйственная реформа, связанная с децентрализацией руководства экономикой. В 1957 г. были ликвидированы отраслевые союзные и республиканские промышленные министерства. Функции управления были переданы региональным органам, гак называемым совнархозам. Потребовались квалифицированные руководители на местах, способные управлять деятельностью промышленных, в том числе оборонных, предприятий в каждом регионе. Наиболее подходящей кандидатурой в Курганском регионе оказался Евгений Абрамович Зубов. Он и был выдвинут на должность главного инженера Главного управления оборонной промышленности Курганского совнархоза.

Через некоторое время было произведено укрупнение некоторых регионов. Курганский регион был объединен с более мощным Челябинским. На базе двух совнархозов был создан объединенный Южно-Уральский совнархоз. Под эгидой вновь образованного Главного управления оборонной промышленности этого совнархоза оказался весь гигантский военно- промышленный комплекс Южного Урала и Зауралья. Евгений Абрамович, хорошо знавший оборонные предприятия как Челябинска, так и Кургана, вновь оказался наиболее подходящей кандидатурой па пост главного инженера нового главка. Назначенный на эту должность, он стал техническим руководителем чуть ли не самого крупного в стране военно-промышленного комплекса.

В отличие от прежнего отраслевого принципа управления промышленностью, работа в территориальных органах управления требовала от руководителя значительно большего кругозора. Прежние министерские главки занимались каким-либо одним, «своим» видом военной продукции. В их распоряжении были такие квалифицированные помощники, как отраслевые научно-исследовательские и проектно-технологические институты. Совнархозовским главкам приходилось заниматься предприятиями самых разных оборонных отраслей. При этом в большинстве случаев отраслевые институты совнархозам не подчинялись и находились в других регионах. Усложнились и кооперативные связи с предприятиями-смежниками. ранее входившими в одно министерство, а ныне разбросанными по разным регионам.

И тот факт, что в этих новых и чрезвычайно сложных условиях Евгению Абрамовичу удалось наладить четкое управление всеми оборонными предприятиями региона и не допустить серьезных сбоев в их работе, свидетельствует о его высочайшей квалификации, широкой компетентности и незаурядных организаторских способностях. Жизнь оборонной промышленности Южно-Уральского региона постепенно стала входить в новую устойчивую колею.

Однако история совершила новый зигзаг. После отстранения Н.С. Хрущева от власти совнархозы в 1965 г. были ликвидированы.

Евгений Абрамович снова оказался на распутье. Вернувшись на КМЗ, он некоторое время опять работал в должности главного инженера завода. Позднее он согласился принять приглашение отраслевого научно-исследовательского института ВНИИ «Трансмаш», находившегося в Ленинграде, где в течение ряда лет курировал работу предприятий отрасли по постановке на серийное производство новых образцов бронетанковой техники.

В эти годы мы часто сотрудничали с ним на заседаниях межведомственных комиссий по рассмотрению конструкторской документации на новые образцы бронетанковой техники. Его участие в этих заседаниях придавало им особую весомость, и к его компетентному мнению всегда прислушивались с большим вниманием. Высказываемые им предложения и замечания оказывали существенное влияние на принимаемые межведомственные решения.

После восстановления отраслевых министерств и их дальнейшего расширения Евгений Абрамович был приглашен на должность главного инженера одного из главных управлений Миноборонпрома. Главк руководил работой предприятий, занимавшихся разработкой и серийным производством военных гусеничных машин легкой и промежуточной весовых категорий.

Вскоре после выдвижения начальника этого главка Олега Федоровича Ларченко на должность заместителя министра оборонной промышленности Евгений Абрамович возглавил главк.

Годы работы Евгения Абрамовича главным инженером и начальником главка не прошли даром. Была проведена огромная работа по развитию производственных мощностей подведомственных ему предприятий, освоению и расширению серийного производства новых образцов бронетанковой техники. Именно в этот период вооруженные силы были в основном укомплектованы таким массовым видом бронетанковой техники, как боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2. В конце этого периода была начата разработка нового поколения этих машин — БМП-3.

Однако настало время, когда военные раны танкиста Е.А. Зубова, годы его напряженной работы в оборонной промышленности и неоднократные крутые повороты его судьбы дали о себе знать. Из-за резкого ухудшения здоровья ему пришлось уйти на пенсию.

Но даже будучи пенсионером, он продолжал по мере сил грудиться в одном из отраслевых НИИ. В числе других работ за это время им создан двухтомный труд «Двигатели танков», ставший настоящей энциклопедией истории и развития отечественного танкового моторостроения за период от его возникновения до начала 1990-х гг.

Портрет Евгения Абрамовича был бы неполным, если не упомянуть, что при всей еготехнократичности и прагматичности, при всей суровости его внешнего облика в глубине души он был лириком, романтиком и даже поэтом, При нем всегда находилась запис нал книжка с собственными стихами, которые он писал в часы досуга или на больничной койке.

Помню, как в 1995 г., в год пятидесятилетия Победы, во время круиза по Волге, устроенного для участников Великой Отечественной войны, в большом музыкальном салоне трехпалубного теплохода «Георгий Чичерин» собрались ветераны. Среди них были не только наши соотечественники, но и представители стран СНГ (Украины, Белоруссии, Казахстана), дальнего зарубежья (бывших социалистических стран) и даже представители французских партизан. Ветераны делились воспоминаниями о боях, пели фронтовые песни, обменивались мнениями о современной жизни. И когда слово взял бывший фронтовик- танкист, присутствующие обратили внимание нато, что наряду с боевыми наградами его грудь украшают многие трудовые ордена и лауреатские медали. Узнав, что перед ними не только боевой Офицер, но также заслуженный танковый конструктор и крупный руководитель оборонной промышленности, его попросили рассказать о себе. Тог да, достав из кармана блокнот, Евгений Абрамович (это был, конечно, он) стал читать свои лирические стихи. Это было так неожиданно, стихи были так интерес! 1Ы, откровенны, содержали столько юмора и самоиронии, что восторгу присутствующих не было конца. И потом еще долго ветераны с удовольствием вспоминали об этом вечере и о поразивших их стихах такого необычного автора.

Нельзя не вспомнить и еще об одном эпизоде, дополняющем представление об этом многогранном человеке.

На территории Летно-Испытательного института имени М.М. Громова в г. Жуковском Московской области работает киностудия «Крылья России», специализирующаяся на создании кино- и телефильмов об отечественной авиации. В январе-феврале 2001 г. этой киностудией было принято решение о создании в сотрудничестве с Главным автобронетанковым управлением (ГАБТУ) Министерства обороны серии телефильмов об истории отечественной бронетанковой техники под общим названием «…И танки наши быстры!» По рекомендации ГАБТУ я был приглашен к участию в этой работе в качестве эксперта по танку Т-34, в котором мне довелось воевать, а также по плавающему танку ПТ-76, с которым я был связан в серийном производстве с 1952 г., будучи военпредом на Сталинградском тракторном заводе. В ходе съемок этих телефильмов их режиссер спросил меня, не знаю ли я человека, который мог бы бьггь экспертом по танку Т-10. Поскольку лучшего эксперта, чем Евгений Абрамович, даже трудно было себе представить, я однозначно рекомендовал режиссеру эту кандидатуру, предварительно заручившись согласием самого Зубова. Совет был с радостью принят режиссером.

Участие Евгения Абрамовича в создании телефильмов оказалось на редкость благотворным. Во-первых, оно обогатило сюжеты телефильмов его личными воспоминаниями о боевых действиях в составе экипажа танка КВ-1 с в годы войны и о послевоенной истории создания танка Т-10. дополнив повествование множеством драгоценных деталей. Во-вторых, благодаря самобытности самой личности Евгения Абрамовича сериал стал более живым, ярким, образным и колоритным. Фильмы сериала с успехом демонстрировались по пятому каналу центрального телевидения начиная с 2001 г. и продолжают повторно демонстрироваться до настоящего времени.

Г. Волгоград. Члены правительственной комиссии по рассмотрению вопросов производства БМД. Среди них: начальник 6-го ГУ МОП Е.А. Зубов (пятый слева), командующий ВДВ генерал-полковник Д.С. Сухорукое (седьмой слева), начальник отдела ГБТУ П.И. Кириченко (третий слева).

В последнее время в разговорах по телефону Евгений Абрамович все чаще стал делиться со мной невеселым известием о дальнейшем ухудшении его здоровья. При самом последнем нашем разговоре на мой вопрос, чем он сейчас занимается, он ответил коротко: «Доживаю!»

27 мая 2005 г. жизнь Евгения Абрамовича Зубова оборвалась. Нелегкая, но достойная жизнь русского воина, труженика и патриота.

Мир его праху!

Продолжение следует

Самоходки для десанта

Семен Федосеев

Первая авиадесантная

После Великой Отечественной войны в СССР активизировались работы по созданию образцов вооружения и военной техники, транспортных самолетов и средств десантирования для Воздушно-десантных войск. Новое направление приобрела и разработка боевых машин для десанта. Ранее основное внимание уделялось малым или легким авиадесантным танкам. Правда, англичане разработали 57-мм полузакрытую самоходку «Алекто» II на шасси легкого танка «Гарри Гопкинс». но вскоре оставили этот проект. В СССР в первые послевоенные годы усилия сосредоточили на противотанковой самоходной артиллерийской установке: наиболее опасным противником десанта после высадки считались именно танковые и механизированные подразделения. Хотя от идеи авиадесантного легкого танка окончательно не отказались, «броней крылатой пехоты» на два десятилетия стали легкие САУ, которые существенно повышали мобильность десанта, частично выполняя транспортные задачи.

В октябре 1946 г. на заводе № 92 им. И.В. Сталина в г. Горьком приступили к созданию 76-мм пушки, а на Мытищинском заводе № 40 — шасси для легкой авиадесантной САУ. Разработка шасси шла под руководством одного их лучших советских конструкторов Н.А. Астрова, накопившего большой опыт конструирования легких бронированных машин. Уже в марте 1947 г. выполнили эскизный проект «объекта 570», а в июне появился технический проект. В ноябре 1947 г. завод № 92 изготовил два опытных образца пушки ЛБ-76СГ, которые передали на завод № 40, где в декабре собрали первую опытную самоходку. С 1948 г. начались заводские испытания, в середине 1948 г. опытные образцы испытали на полигоне НИИБТ в Кубинке и на ГНИАП под Ленинградом. К концу года пушка ЛБ-76С была доведена до серии, получив обозначение Д-56С.

Авиадесантная самоходная установка АСУ-76.

Войсковые испытания четырех опытных образцов САУ проходили в июле-сентябре 1949 г. в Тульской области в 38-м воздушно-десантном корпусе. Постановлением Совета Министров от 17 декабря 1949 т. установка была принята на вооружение под обозначением АСУ-76 («авиадесантная самоходная установка, 76-мм»), Это была первая поступившая на вооружение отечественная бронемашина, специально предназначенная для ВДВ.

В открытой сверху неподвижной рубке монтировалась пушка Д-56С (ее аналог Д-56Т ставился на танк ПТ-76). Пушка оснащалась щелевым дульным тормозом реактивного типа. Прицел ОПТ-2-9 позволял вести огонь прямой наводкой или с закрытых позиций. В боекомплект входили выстрелы с бронебойными и подкалиберными бронебойными снарядами. Максимальная дальность стрельбы составляла 11800 м, дальность стрельбы прямой наводкой — 4000 м. В передней части корпуса машины монтировалась откидная опора ддя крепления пушки по- походному. Снятие пушки со стопора производилось без выхода экипажа из боевого отделения.

Корпус самоходки сварной. Броня толщиной до 13 мм обеспечивала защиту от пуль стрелкового оружия и осколков снарядов. Посадка экипажа производилась через кормовую дверь и бор та рубки.

АСУ-76 имела не совсем обычную компоновку с размещением силового блока в кормовой части корпуса справа. Карбюраторный двигатель Г АЗ-51Е монтировался в едином блоке с главным фрикционом и четырехскоростной коробкой передач. Воздухозаборник и выхлопная труба находились в корме рубки справа. Остальные узлы трансмиссии располагались в передней части корпуса. Для облегчения запуска двигателя при низких температурах в систему охлаждения был встроен подогреватель калориферного типа с паяльной лампой.

Для повышения проходимости самоходки и устойчивости при стрельбе ее направляющие колеса заднего расположения были опущены на землю. Устойчивости способствовало и введение тормозов в опорные ка тки, и самотормозящиеся направляющие колеса. Машина оснащалась танковым переговорным устройством и радиостанцией 10РТ-12.

Несмотря на принятие на вооружение, в серийное производство АСУ-76 не попала. При отсутствии самолетов соответствующей грузоподъемности ее предполагалось десантировать планером Ил-32 ОКБ С.В. Ильюшина. Планер был построен в 1949 г. (при проектной грузоподъемности до 7000 кг он мог перебрасывать одну АСУ-76 или две АСУ-57), но самолет-буксировщик Ил-18 так и не был доработан. Два выпущенных головных экземпляра АСУ-76 не выдержали полигонные испытания в объеме гарантийного срока службы, и в августе 1953 г. работы по этой машине приостановили, тем более что уже ставилась на серийное производство 57-мм авиадесантная САУ.

АСУ-57 на марше. На первом плане машина с пушкой Ч-51, на заднем — с пушкой Ч-51М.

Схема устройства АСУ-57 (с пушкой Ч-51М):

1 — корпус; 2, 15 — укладка боекомплекта; 3, 13 — бензобаки, 4 — оптический прицел; 5 — дульный тормоз; 6 — ствол пушки (Ч-51М); 7 — силовой блок; 8 — двигатель М-20Е; 9 — ведущее колесо; 10 — поддерживающий ролик; 11 — опорный каток; 12 — глушитель; 14 — воздухоочиститель; 16 — балансир заднего опорного катка с механизмом регулировки натяжения гусеницы; 17 — задний опорный каток (направляющее колесо)

Опытная авиадесантная самоходная установка К-73.

АСУ-57

Работы над 57-мм самоходкой, которая обладала бы большей подвижностью, чем 76-мм, шли параллельно. Кроме ОКБ Астрова их вели и другие конструкторские коллективы.

Еще в 1948 г. был разработан вариант АСУ-57, вооруженный 57-мм автоматической пушкой 113П. Эта пушка создавалась как авиационная, но истребитель Як-9-57 ОКБ Яковлева с 113П не прошел даже заводских испытаний. С началом работ над авиадесантными самоходками ОКБ Астрова приняло в них участие, предложив машину массой всего 3,2 т с экипажем из двух человек (в ОКБ Яковлева одновременно создавался транспортно-десантный планер для авиадесантной самоходки). Однако установка орудия не позволяла вести прицельный огонь согласно предъявленным требованиям.

Работа заряжающего АСУ-57.

Подготовка радиостанции к работе.

В 1949 г. на ВРЗ № 2 построили разработанную ОКБ под руководством А.Ф. Кравцева компактную плавающую самоходку К-73 массой 3,4 т и высотой всего 1,4 м, вооруженную 57-мм пушкой 4-51 с прицелом ОП2-50 и спаренным с пушкой 7,62-мм пулеметами СГ 43. Боекомплект включал 30 выстрелов к пушке и 400 патронов к пулеметам. Толщина брони составляла 6 мм, бронестойкость повышалась наклоном лобовых листов корпуса и рубки. В передней части корпуса монтировались карбюраторный двигатель ГАЗ-51 мощностью 70л.с. и агрегаты трансмиссии. Водоходным движителем служил гребной винт на откидном валу, крепившемся в походном положении на кормовом листе рубки. Скорость хода на суше достигала 54 км/ч, на плаву — 7–8 км/ч. Конкуренции с самоходкой Астрова машина Кравцева не выдержала из-за недостаточной проходимости.

Первый опытный образец АСУ-57 («объект 572») с той же 57-мм пушкой 4-51, созданный в ОКБ-40 под руководством Н.А. Астрова и Д.И. Сазонова, изготовили на заводе № 40 (с 26 сентября 1948 г. — Мытищинский ордена Отечественной войны I степени машиностроительный завод, ММЗ, ныне ЗАО «Метровагонмаш») в 1948 т. Полигонные испытания самоходка прошла в апреле, а войсковые — в июне 1949 г. Постановлением Совета Министров СССР от 19 сентября 1951 г. АСУ-57 была принята на вооружение. Ее серийное производство ММЗ начал в 1951 т., к производству бронекорпусов привлекли завод дробильно-размольного оборудования в г. Выкса («Дробмаш», Горьковская обл.). Широкая публика впервые увидела АСУ-57 на параде на Красной площади в Москве 1 мая 1957 г.

АСУ-57 относилась к типу полузакрытых гусеничных установок. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) располагалось впереди, а находившееся в кормовой части корпуса боевое отделение было совмещено с отделением управления. Справа от пушки впереди размещался механик-водитель, за ним — заряжающий, слева от пушки — командир (он же наводчик и радист).

Пушка 4-51 была сконструирована в 1948–1950 гг. под руководством Е.В. Чарнко в ОКБ завода № 106 под боеприпасы противотанковой пушки ЗИС-2. 4-51 имела ствол-моноблок с поперечно-щелевым дульным тормозом реактивного действия, вертикальный клиновый затвор с полуавтоматикой копирного типа, гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Заряжание ручное. Пушка устанавливалась в рубке на раме, крепившейся к лобовому листу и днищу корпуса, маска пушки прикрывалась чехлом. Углы наведения по горизонтали ±8°, по вертикали от -5° до + 12°, механизмы наведения винтовые. Для стрельбы прямой наводкой на дальность до 3400 м использовался оптический прицел ОП2-50, с закрытых позиций — панорама. Максимальная дальность стрельбы составляла 6000 м.

В боекомплект входили выстрелы с осколочным (масса снаряда — 3,75 кг, выстрела — 6,79 кг), бронебойно-трассирующим (соответственно 3,14 и 6,61 кг) и подкалиберным бронебойно-трассирующим (2.4 и 5,94 кг) снарядами. Бронебойный снаряд пробивал по нормали броню толщиной до 85 мм на дальности 1000 м, подкалиберный (с начальной скоростью 1158 м/с) — толщиной 100 мм на дальности 1000 м и 72 мм на 2000 м. Дальность прямого выстрела этим снарядом по танку составляла 1060 м. В рубке в укладке перевозился пулемет СГ-43 или СГМ для действий вне машины (на АСУ-76 это был ротный пулемет РП-46), но потом в укладке возили автомат АК или АКМ.

Для уменьшения массы бронезащиту оставили минимальной и применили алюминиевые сплавы. Корпус собирался из стальных броневых (в наиболее ответственных местах) и алюминиевых (днище и кормовой лист корпуса) листов, соединенных сваркой и частично клепкой. Верхние лобовые и бортовые листы рубки могли откидываться на петлях для уменьшения высоты машины. В нишах боевого отделения, расположенных па надгусеничных полках, выполнялись отсеки для части боекомплекта (с правого борта рубки), аккумуляторов и части ЗИП (с левого борта). Как и на других подобных машинах, сверху боевое отделение можно было закрыть брезеш'овым тентом с задним смотровым окном в нем.

Сохранился старый и проверенный принцип использования в легких бронемашинах автомобильных агрегатов. Компактный четырехцилиндровый двигатель М-20Е являлся прямым потомком двигателя легковой «Победы» и развивал мощность 50л.с. при частоте вращения 3600 об/мин (такой же двигатель ставился на полноприводный автомобиль ГАЗ-69). Двигатель размещался поперек корпуса в едином блоке с главным фрикционом сухого трения, четырехскоростной механической коробкой передач и бортовыми фрикционами с ленточными тормозами. Силовой блок устанавливался в корпусе на четыре подпружиненные опоры, а крепление всего четырьмя болтами ускоряло его замену. Бортовые передачи — простые редукторы. Двигатель был смещен к правому борту и закрывался откидной бронекрышкой с жалюзи, выхлопная груба с глушителем выводилась с правого борта в передней части корпуса. Слева в передней части корпуса размещались также водяной и масляный радиаторы и вентилятор с приводом, также закрытые откидной крышкой с жалюзи воздухозаборника. В средней части верхнего лобового бронелиста корпуса находилась крышка коробки передач. Воздухоочиститель комбинированный. Машина оборудовалась предпусковым подогревателем.

Ходовая часть в целом повторяла схему АСУ-76 и включала на один борт четыре обрезиненных одинарных опорных катка и два поддерживающих ролика. Подвеска катков индивидуальная трубчато-стержневая торсионная, на передних узлах установлены гидравлические амортизаторы, связанные тягами с балансирами катков. Торсионы первых трех опорных катков правого борта смещены относительно торсионов левого борта на 70 мм. Ведущее колесо переднего расположения, направляющее опущено на землю и служит четвертым опорным катком, в его балансир встроен винтовой механизм регулировки натяжения гусеницы. Гусеничная цепь металлическая, мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с двумя гребнями, состоит из 80 траков шириной 204 мм. Снижение массы самоходки позволило улучшить проходимость АСУ-57 по сравнению с АСУ-76 даже при уменьшении ширины гусеницы: среднее давление на грунт 0,35 кгс/см² обеспечивало высокую проходимость по болотистой местности и по снежному покрову. Спереди гусеницу прикрывало съемное крыло.

Для наблюдения из-за брони служили смотровые блоки Б-2 в лобовом листе рубки и смотровые окна с бронещитками в бортовых бронелистах. Машина оснащалась танковым переговорным устройством ТПУ-47 на три абонента, радиостанцией ЮРТ-12. Радиостанция размещалась перед сиденьем командира и работала на штыревую антенну высотой от 1 до 4 м, вывод антенны находился перед рубкой у левого борта. С 1961 г. машина оснащалась ТПУ Р-120 и радиостанцией Р-113 с дальностью радиосвязи до 20 км. Напряжение бортовой сети машины составляло 12 В.

В АСУ-57 сочетались малые размеры и хорошая подвижность с достаточной огневой мощыо. Можно сказать, что Астров наконец решил задачу, над которой трудились многие конструкторы еще в 1930-е гг., -совместить танкетку с противотанковой пушкой.

Низкий силуэт способствовал не только транспортировке АСУ-57, но и ее маскировке на местности. В противотанковую роту парашютно-десантного полка входило девять таких установок. Малая заметность в сочетании с 57-мм пушкой с подкалиберным бронебойным снарядом в боекомплекте позволяли бороться со средними танками, составлявшими в то время основу танкового парка потенциального противника. На броне АСУ-57 могли разместиться четверо десантников, использовалась она и в качестве легкого тягача.

В 1954 г. АСУ-57 перевооружили модифицированной пушкой 4-51М под те же выстрелы: пушку снабдили эжектором и двухкамерным активным дульным тормозом, уменьшив общую длину установки на 0,75 м. Кроме того, открывание затвора и экстракция гильз производились теперь в конце наката, а не в конце отката, как у 4-51. В поворотный механизм ввели тормозное устройство. АСУ-57 последних серий оснащались приборами ночного видения подсветного типа для механика-водителя (фара с ИК-фильтром крепилась над правой надгусеничной полкой) и дополнительным топливным баком.

Окончание следует

Фото М. Петрова.

Подробный рассказ об этом музее будет опубликован в следующем номере журнала.

БРЗМ на базе Т-55

БТР М1.13 в варианте разработанного в ФРГ 120-мм самоходного миномета.

Мишина технической помощи МТП-ЛБ.

Саперный танк M48CEV с бульдозерным отвалом.

Американский танк М60А1, состоявшей на вооружении бундесвера.

INTERPOLITEX-2005

Колесная и гусеничная техника специального назначения, продемонстрированная на выставке INTERPOLITEX-2005 18–21 октября 2005 г.

Фото М. Петрова.