sci_politics Линдон Ларуш ПЕРСПЕКТИВЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ

Полный перевод с английского языка выполнен под редакцией профессора Т.В.МуранивскогоМосква — 1995

Источник - http://www.larouchepub.com/russian/bulletins/sib5/sib5a.html

ru
Your Name FictionBook Editor Release 2.6 07 September 2012 DDB923C1-D917-4D68-8F51-C74D6C581442 1.0

1.0 — создание файла


ПЕРСПЕКТИВЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ

Коротко об авторе

Линдон Ларуш — не только известный экономист и политик США, но, прежде всего, выдающийся ученый и оригинальный мыслитель мирового масштаба. Его умение исключительно точно оценивать мировые события и процессы позволяет ему с большой степенью достоверности предсказывать их последствия и предвидеть грядущие изменения. Эти прогнозы уже неоднократно сбывались. За несколько лет вперед Ларуш предсказал восстановление Германии, распад СССР, пагубные последствия вмешательства Международного валютного фонда в экономику других стран и др.

Ларуш является основателем нового направления в экономической науке, которое он назвал «физическая экономика». В ее основе — рост производства, базовой инфраструктуры, научно-технологического прогресса, производительности труда, повышение плотности растущей численности населения при гарантированном его материальном, социальном обеспечении, интеллектуальном и духовном развитии.

Физическая экономика направлена против монетаристских теорий, для которых экономика является наукой о том, как стать богатым или как добывать деньги. Как и С.Ю.Витте 100 лет назад, Ларуш усматривает в свободнорыночной идеологии лишь колониальную политику, несовместимую с экономическим ростом.

Разоблачение Л.Ларушем имперских замыслов олигархических кругов Запада не осталось безнаказанным. В 1988 г. над Ларушем — кандидатом на пост президента США удалось учинить два судебных процесса. Один провалился, а другой — «удался»: его осудили на 15 лет тюремного заключения.

Только после 5-ти лет несправедливого заточения под давлением мирового общественного мнения он был, наконец, освобожден, хотя до сих пор еще полностью не реабилитирован.

В прошлом году Ларуш посетил Россию, где состоялись его плодотворные встречи с научными и правительственными кругами страны. Данный меморандум подготовлен по нашей просьбе к научно-практической конференции «О защите внутреннего рынка России» и с ориентацией на парламентские слушания по этой теме, состоявшиеся в Госдуме 21 февраля 1995 г. В нем Л.Ларуш излагает свое видение исторических и современных корней нынешних экономических, политических, социальных и нравственных проблем, с которыми на рубеже тысячелетия столкнулось человечество в целом и страны бывшего СССР, в частности. Следуя своему независимому и конструктивному методу мышления, он убедительно раскрывает здоровые традиции и апробированные научные принципы развития экономики, противопоставляя их опасному втягиванию России в саморазрушающуюся валютно-финансовую систему.

В поисках выхода из сложившейся тупиковой ситуации Ларуш, не претендуя на выдачу готовых «рецептов», в своем меморандуме раскрывает некоторые принципы и опыт проведения государством конструктивной политики, способы реорганизации разрушенного народного хозяйства, новых форм организации банковской системы и финансово-кредитной политики и другие модели экономического развития как отдельных стран, так мировой системы в целом.

Т. Муранивский

профессор, доктор философских наук

научный редактор Бюллетеня

1.0 Россия оказалась втянутой в новую фазу всемирной валютно-финансовой разрухи

По моим оценкам, современное экономическое положение России, Восточной Европы и бывшего Советского Союза в целом выдвигает перед нами целый ряд важных проблем, которые по их значимости могут быть расположены в следующем порядке:

1.1 Современная мировая кредитная и финансовая система сейчас вступает в новую фазу разрухи, которая проявляется в таких широко обсуждаемых процессах, как:

а) перманентное падение цен на рынках ссудного капитала;

б) волны разрухи, вызванные спекуляцией на рынке вторичных ценных бумаг («derivatives») [1], как, например, мексиканский кризис;

в) другие подобные кризисы, нависающие над странами Южной Америки, Италией и некоторыми странами бывшего СЭВ в Восточной Европе. (Вопреки истерическим и практически тщетным попыткам отрицать это, происходящий сейчас новый виток полных и частичных банкротств как государственных, так и частных предприятий и организаций, является не простым проявлением разрозненных локальных проблем. Скорее наоборот: эта сеть развивающихся локальных кризисов является результатом общей эпидемии — системной болезни мирового финансового и денежного организмов в целом).

1.2 Нынешняя фаза экономического кризиса в России и соседних странах является результатом взаимодействия между происходящей сейчас разрухой мировой валютно-финансовой системы, вступающей в новую фазу, и почти исчерпанной способностью России наполнять поток грабительских интересов западных финансистов. Следовательно, относительное опустошение народного хозяйства России становится важным фактором ослабления мирового финансового рынка с центром в Лондоне. В свою очередь, это имеет обратный эффект: так называемое реформирование России обречено из-за неспособности западной финансовой системы оказывать необходимую помощь выживанию нынешних российских реформ.

1.3 В связи с этим практически нет возможности разрешить этот кризис ни в России, ни в мире в рамках сложившегося порядка, в котором доминируют международные экономические и финансовые организации. Современная мировая система, которая после 1971 года выросла из международной денежной системы с плавающим обменным курсом, а также нынешние доктрины и связанные с ними условия, выдвигаемые Международным валютным фондом, по существу приговорены к смерти в недалеком будущем. С этой системой будет покончено либо в организованном порядке, когда правительства возьмут на себя ответственность за то, чтобы провести реорганизацию системы центральных банков и финансов в процессе банкротства, либо наступит цепная реакция, вроде быстрой термоядерной имплозии этого спекулятивного финансового пузыря, в который превратилась мировая финансовая система.

1.4 Любая приемлемая альтернатива всеобщей разрухе возможна лишь при условии, если правительства возьмут на себя ответственность за создание новых валютно-финансовых институтов вместо обанкротившихся, которые до сих пор сохраняю доминирующее положение в мире.

1.5 Специфическая проблема России состоит в том, что она оказалась среди растущего числа стран, возможности выживания которых по правилам, диктуемым условиями МВФ, практически исчерпанны. Между тем, Западная Европа, Северная Америка, Япония, а также Китайская Народная Республика все еще сохраняют на какое-то время значительное, хотя и сокращающееся пространство для маневра.

2.0 Стратегические особенности современного положения России

Чтобы найти способы лечения болезни, мы должны обязательно понять ее причину. Чтобы излечить болезнь сегодняшней российской экономики, мы должны особенно внимательно определить ее истинные причины.

Кое-кто считает, что причины заболевания российской экономики в том, что она не воспринимала принципы более преуспевающей западной экономики. Это нам напоминает историю с человеком, который обратился к врачу с просьбой вылечить его от простуды. Но когда он начал принимать лекарство, которое ему прописал врач, простуда превратилась в пневмонию. Тогда врач порекомендовал ему увеличить дозу того же самого лекарства. Человек выполнил его совет и умер. Но на этом история не закончилась. Семья покойного пригласила врача на похороны, но оказалось, что в этот момент врач был занят другим. Дело в том, что он сам принял то же самое лекарство и очутился на своих собственных похоронах.

Все это похоже на так называемые «чудотворные» лекарства, которые прописывают западные доктора для лечения российской экономики. Именно этот опыт использования смертельно опасного лекарства для лечения бывшего СЭВ был недавно так широко разрекламирован под названием «польской модели» профессора Джеффри Сакса и МВФ. Применение «социалистического первоначального накопления», названного так Евгением Преображенским, вплоть до 1989 года привело к политическому обострению экономической ситуации в масштабах всего СЭВ. Но после 1989 г. почти фатальным оказался вариант лекарства, именуемого рыночной экономикой, которое внедрялось Маргарет Тэтчер и Джорджом Бушем по рецептам Общества «Монт Пелерен». Если мы взглянем на экономику и рынки мира, то мы увидим, что и западные страны - ревнители рыночной экономики заболели от своих собственных лекарств. Если мы будем знать, какую политику нужно проводить в разрушающейся западной экономике, чтобы преодолеть рецидив воздействия их же собственных лекарств, то, возможно, это будет именно та политика, в которой нуждается также Россия. Наверное, мы все, включая этих колдунов из Лондона и Нью-Йорка, оказались жертвами одной и той же всемирной эпидемии краха современных постиндустриальных утопий, распространяемых в 1971-1995 гг. в виде моделей нерегулируемой государством экономики.

Из этого следует:

2.1 Прежде всего мы должны признать, что до тех пор, пока мы не будем рассматривать российский вариант разрухи как специфическую составную часть происходящего сейчас разрушительного процесса в мировой экономике в целом, будет невозможен никакой профессиональный анализ разрухи, происходящей сначала в советском, а затем в российском народном хозяйстве, чтобы вскрыть причины и найти способы преодоления экономического кризиса в России.

2.2 Кризис в России невозможно ни понять, ни тем более профессионально преодолеть, если мы не учтем еще один, дополнительный фактор. Он состоит в том, что наиболее опасные особенности ускоренного коллапса России в 1989-1995 гг. появились в результате открыто провозглашаемых, ненавистных намерений правительства британского премьер-министра Маргарет Тэтчер и президента США Джорджа Буша — самого важного ее союзника в ее антиевропейской политике в отношении России.

2.21 В последнем квартале 1989 г. в политике Западной Европы возникли два противоположных направления по отношению к бывшему СЭВ. Одно из них предусматривало сотрудничество «восток-запад» по широкомасштабной программе развития инфраструктуры в группе стран бывшего СЭВ. Это направление олицетворял президент Немецкого частного банка Альфред Герргаузен, с одной стороны, и Институт им. Шиллера с другой. Это политическое направление отражало взгляды, которые высказывали в 90-е годы XIX века французский министр иностранных дел Габриел Аното, российский граф Сергей Витте и др.

В то же самое время Британская монархия начала неистовую борьбу с геополитических позиций против этого направления. Правительство Маргарет Тэтчер в конце 1989 г. выступило с яростными заявлениями, направленными против любой перспективы широкомасштабного экономического развития, основанного на сотрудничестве между странами бывшего СЭВ и Германией. Президент Дж.Буш поддержал эти и другие подобные направления политики, проводимой правительствами Тэтчер и Джона Мэйджора.

2.22 Политика Тэтчер и Буша по отношению к экономике стран бывшего СЭВ заключалась в их быстром разграблении. Эта политика так напоминает теорему в геополитической алгебре, базирующейся на тех же аксиомах Галфорда Маккиндра, что и «План Моргентау» по оккупации Германии в 1945 г. В конце 1989 и в 1990г. Лондон, поддерживаемый Бушем и другими монетаристскими силами в США и ООН, начал проводить политику «шоковой терапии» МВФ-Сакса сначала в Польше, а затем во всех странах бывшего СЭВ, форсируя всеобщую разруху в промышленности и сельском хозяйстве.

2.23 «Шоковая терапия» сопровождалась программой интенсивного «капиталистического первоначального накопления». Большие объемы и самые разнообразные виды имущества бывших стран-членов СЭВ были спущены на мировой рынок по смехотворно низким ценам, создавая мизерные вклады в иностранной валюте в банках на счетах российских и других спекулянтов, занимающихся распродажей на мировом рынке ценного имущества Польши, России и Украины. Свою грабительскую политику Британия мотивирует не только субсидированием ослабляющейся западной экономики за счет доходов от колониалистского грабежа стран бывшего СЭВ, но также геополитическими целями. Они состоят в том, чтобы ослабить экономику сердцевины Евразии и относительно усилить возможности будущей мировой гегемонии ведомых Лондоном олигархических интересов, опирающихся на так называемые «окраины».

2.3 Начиная с середины 1994 г., появились потенциальные возможности для улучшения экономических перспектив России, благодаря инициативам, выдвинутых президентом США Клинтоном в июле 1994 г. на конференции «Большой Семерки» в Неаполе, а затем в Бонне и Берлине. Этим он декларировал новые «особые отношения» США с Германией, прекращая другие «особые отношения» — с Великобританией. Действия американского президента раскрывают главную цель новых «особых отношений» США с Германией, которая состоит в том, чтобы наладить такое экономическое сотрудничество, которое станет «дорогой жизни» к тем европейским странам, которые расположены на востоке от Берлина. Xотя эти изменения в проводимой политике являются благоприятными, Россия получила от них больше ожидаемых возможностей, чем реальных результатов.

2.31 Сущность происходящих до сих пор изменений состоит в следующем. Президент Клинтон разорвал связи США с геополитическим направлением, которое установили Тэтчер и Буш в 1989-1992 гг. Именно в этом следует искать причины дикой атаки на президентство Клинтона со стороны британской монархии и ее слуг, таких как Джордж Буш, фашиствующие консерваторы и ведущие средства массовой информации в США. Несмотря на убийственное сопротивление Великобритании, Клинтон и канцлер Коль сделали некоторые важные шаги, направленные на реализацию сотрудничества по евразийской инфраструктуре, как это было предложено в 1990 г. Институтом им. Шиллера в проекте «Плодотворный треугольник» (Париж-Берлин-Вена), а затем несколько позже «Планом Дэлора». Xотя эти проекты являются пока что лишь ограниченными инициативами, они представляют собой важные и перспективные направления любой будущей программы возрождения стран бывшего СЭВ.

2.32 Новые «особые отношения» между США и Германией открывают благоприятные перспективы для Польши, России, Украины и др. Это вселяет надежду на то, что скоро может наступить конец геополитическим грабежам, начатым под эгидой Тэтчер и Буша. Предложенный проект построения железнодорожного коридора и другие программы развития инфраструктуры, в которых будет участвовать Россия, являются составной частью любого проекта экономического возрождения России и соседних стран. Но несмотря на то, что эти проекты представляют важный шаг на пути подъема народного хозяйства, сами по себе они не позволяют достичь того рубежа, от которого могло бы начаться настоящее экономическое возрождение. Xотя эти изменения в американо-германской политику по отношению к Восточной Европе являются полезными шагами в политической деятельности, они еще не затрагивают центральную задачу, от решения которой в полной мере зависит возможность всеобщего поворота от разрухи к возрождению. Такой задачей является давно назревшая реорганизация существующей, по сути всей обанкротившейся, но господствующей в мире валютно-финансовой системы.

3.0 Планы могут меняться, но правильные принципы постоянны

Как только вы приступаете к выполнению своих обязанностей по формированию экономической политики в условиях кризиса, вам необходимо четко провести различие между здоровыми принципами, с одной стороны, и разнообразными способами проведения этой политики, с другой. При этом важно, чтобы каждый из выбранных способов и все они вместе соответствовали этим признакам. Следует ясно понимать разницу между здоровыми основополагающими принципами и выбираемыми альтернативными способами проведения правильной политики, опирающейся на эти принципы. Наиболее наглядный пример этого вы найдете в различиях между аксиомами и теоремами в формальной и дедуктивной геометрии.

В любом учебнике геометрии мы имеем, с одной стороны, набор аксиом и постулатов, принимаемых без доказательства, с другой, открытый для пополнения перечень многочисленных теорем, которые, как можно показать, соответствуют этому набору аксиом и постулатов. В физической науке вообще и в экономической теории, в частности, мы должны использовать слово «принцип», которое занимает место, отводимое набору аксиом и постулатов в формальной элементарной геометрии. Конкретные направления политики или «экономические проекты», которые могут оказаться совместимыми с данными принципами, занимают место доказуемых теорем выбранной нами формальной геометрии.

(Здесь уместно обратить внимание на следующий, пока что не так широко известный аспект научного метода. В трудах Платона термин, обозначающий какой-либо конкретный постоянный набор аксиом и постулатов некоторой формализованной системы, называется «гипотезой». Именно этот термин использовал, например, Бернхард Риман в своей квалификационной диссертации (июнь 1854 г.) «О гипотезах, лежащих в основаниях геометрии» и затем в труде «Опыт разработки основных понятий математической физики для объяснения природы», опубликованном позже в «Собрании математических трудов» под редакцией X.Вебера (Штутгарт, изд-во «Б.Г.Тойбнер», 1902 г.). См. репринтные издания (Нью-Йорк, изд-во «Довер пабликейшнз, инк.», 1953 г.; Лихтенштейн, изд-во «Сендиг репринт ферлаг Xанс Р.Воленд», стр.272-287 и 521-525). Это наиболее корректное с этимологической и исторической точки зрения применение термина «гипотеза», в отличие от его использования аристотеликами, эмпириками и их почитателями. Любая новая гипотеза по Платону и Риману качественно улучшает набор аксиом и постулатов, используемых с целью приведения математики в соответствие с физической реальностью.)

В экономической науке, как и в естествознании в целом, практически всегда, когда мы сталкиваемся с неудачным опытом, следует искать одну из двух наиболее вероятных причин. Первая, возможно, состоит в том, что при планировании или проведении опыта был обнаружен какой-то из установленных научных принципов или методов; вторая возможная причина связана с тем случаем, когда общепринятые до сих пор научные принципы и методы уже больше не работают. Нынешний мировой экономический кризис вызван причинами второго рода. Сама природа наглядно показывает нам, что фатальную ошибку следует искать в использовании нами общераспространенных принципов экономики в том виде, как они сегодня трактуются в любом из ведущих университетов.

В данном случае самое неразумное, что могло бы сделать какое-либо правительство, так это обращаться к ведущим профессионалам-экономистам с вопросами типа :«Что должно предпринять наше правительство, чтобы исправить свои ошибки?». Какой бы ответ ни дали экономисты-доктринеры — «фритрейдеры», специалисты по «системному анализу» и т.д. — он принесет лишь дополнительные бедствия правительству, обманувшемуся в том, что поверило совету из такого источника. В результате мы столкнулись бы в ближайшем будущем с еще большим экономическим кризисом, чем тот, от которого мир терпит удары сегодня.

В этих условиях рационально мыслящее правительство обязано поставить правильный вопрос совсем иначе: «В чем причина полной непригодности всех общеизвестных учебников по экономике во всем мире?». Самая существенная ошибка, допускаемая сегодня правительствами, состоит в выслушивании советов тех экономистов, которых принято считать экспертами.

Если принципы геометрии (аксиомы и постулаты) являются верными, то любая теорема, не противоречащая этим принципам, будет доброкачественной. Поэтому вместо вопроса «Правильна ли проводимая нами экономическая политика?» нам следует спросить себя: «Соответствует ли проводимая нами экономическая политика здоровыми принципам?»

В этих условиях не нужно спрашивать об «экономических рецептах», а надо стремиться открывать научные принципы, которые, будучи сформулированными, должны будут заменить собой общепринятые экономические учения из хрестоматий и трудов международных валютных институтов и центральных банков. Проиллюстрируем это следующим примером: предположим, вы разработали «рецепт» проведения экономической политики, направленной на восстановление народного хозяйства. Но какая система принципов позволит вам определить, является ли этот план всесторонне обоснованным или же он неработоспособен? Поэтому прежде чем заказывать «планы», решите вопрос о принципах. Как только будут правильно определены основные принципы, тогда любая политика, выбранная в соответствии с этими принципами, будет обоснованной.

Если здоровые принципы окончательно определены, тогда способы проведения политики могут меняться, но только при условии, что они всегда соответствуют этим принципам; правильно заданные принципы должны оставаться незыблемыми до тех пор, пока наука не откроет лучший набор принципов.

К счастью, требуемый новый набор принципов легко выявить из краткого исследования изменений в условиях жизни людей, представляемых современной историей Европы.

4.0 Апробированные принципы экономики

До тех пор пока не произошли определенные фундаментальные изменения принципов государственного управления, которые впервые были реализованы на практике в пятнадцатом веке, девяносто пять процентов или даже больше населения во всех странах и при различных видах культуры были обречены жить в условиях крепостничества, рабства или даже хуже того. Сопровождающие данный текст таблицы и схемы (см. Рис. 1 и 2, Табл. 1)  являются доказательствами, которые представляют собой обобщенную базу фактических данных для такого утверждения. Упомянутые изменения принципов построения современного государства-нации, впервые реализованные в Европе в пятнадцатом веке и затем распространившиеся фактически на всю планету, определяют собой коренное различие между современной цивилизацией и условиями существования всего человечества в более ранние эпохи.

В течение почти десятитысячелетнего периода, предшествовавшего становлению современного общества, особенностью существования человечества вплоть до событий пятнадцатого столетия в Европе было то, что прослойка людей, жизненный уровень которых был относительно выше традиционных форм сельского труда, не превышала по численности пяти процентов всего населения. Эти показатели расходятся даже с данными нынешних развивающихся стран, где почти восемьдесят процентов работающего населения занято трудоемкими видами сельскохозяйственных работ. Из более привилегированных пяти процентов лиц, потенциально принадлежащих наличной рабочей силе, большинство представлено клерками-служащими, священнослужителями, профессиональными военными и торговыми работниками. Это большинство обычно представляло слой людей, обслуживающих в силу своей главной функции относительно тонкий правящий класс общества в целом. В известных обществах правящий класс существовал обычно в виде клана привилегированных семейств. Эти семейства, правящие обществом по своему капризу и произволу с высокомерием, приписываемым лишь мифическим олимпийским богам, составляли некую верхушку общества — олигархию.

Эта характерная олигархическая модель древнего варварства и феодализма стала широко известной благодаря переговорам между персидской империей и королем Филиппом Македонским. Она сформировалась в свое время традициями древнего Вавилона и ханаанской морской и финансовой державы города Тира. Рабовладельческое общество в Спарте времен Ликурга принадлежало к типу той же самой олигархической модели.

Такая же олигархическая модель общества, которая утвердилась как преобладающая форма на нашей планете в эпоху различных форм Римской империи и после их полного распада, сохранилась вплоть до пятнадцатого века европейской истории. За последние пять столетий эта традиционная форма варварства и феодализма приспособилась в качестве доминирующего паразита к институтам современных государств-наций и их экономикам. В ходе четырех последних веков центр этой олигархии перемещался от подобной городу Тиру средиземноморской и финансовой державы Венеции XI-XVI веков, чтобы обосноваться как мировой центр олигархической мощи в тесно сплоченных семействах-кланах международной королевской, аристократической и финансовой элиты, вращаясь вместе с их вассалами вплоть до двадцатого века вокруг британской и голландской монархий. Используя влияние идей, монетаристских институтов и международных финансовых систем, приобретенное в ходе войн последних столетий, эта олигархия проникла полностью в различные сферы деятельности большинства стран и продолжает господствовать в международных делах до настоящего времени.

Но несмотря на все еще продолжающееся существование и активную деятельность в международном масштабе мощных олигархических институтов, в организации европейского общества в середине пятнадцатого века произошли фундаментальные изменения. Изучая эти перемены и их последствия, мы сможем найти ключ к овладению теми принципами, которые должны стать определяющими в формировании экономической политики, необходимой нам в условиях современного кризиса.

Важнейшими являются следующие перемены.

4.1 Потенциальная относительная плотность населения росла по закону гиперболы

Если бы человечество было всего лишь сообществом животных, например, человекообразных обезьян, на чем, кстати, неоднократно настаивал супруг королевы Великобритании принц Филипп, причисляя к нему себя самого, тогда человечество имело бы потенциальную относительную плотность населения типа сообщества высших обезьян: оно никогда не превышало несколько миллионов живущих одновременно особей в любой период в течение последних двух миллионов лет нашей Кайнозойской эры. Мы видим, что популяция людей достигла уровня в несколько сотен миллионов уже в тринадцатом веке. С середины четырнадцатого века популяция людей — народонаселение — увеличивается по гиперболе с повышающимися темпами роста плотности населения. Так, за последние пять столетий население планеты выросло примерно с 300 миллионов до более, чем пяти миллиардов в настояще время. А полное применение технологий, разработанных к конце 60-х гг., создало бы возможность обеспечить высокий уровень жизни для более, чем 25 миллиардов человек.

4.2 Одновременное повышение качества жизни в домохозяйстве

Наиболее важным демографическим параметром развития общества является число новорожденных и детей, достигших возраста детоношения и выше его (например более 14 лет). Новый порядок поддержки и улучшения санитарного обслуживания и питания населения, установленный в Европе в пятнадцатом веке и последующий период, явился важнейшим фактором положительных изменений, позволяющих повысить уровень быта семьи в промышленно развитых и других регионах мира в период с 1440 по 1963 год. (Причина выбора 1963 года как важной даты будет показана ниже). Именно повышение продолжительности жизни в сочетании с технологическим прогрессом в производственной инфраструктуре, сельском хозяйстве, промышленности и других отраслях (таких как строительство) стали главной причиной полного превосходства темпов роста потенциальной относительной плотности населения над всеми другими формами развития общества до 1440 года в любой части мира.

4.3 Сдвиги в общественном разделении труда

Доля рабочей силы, занятой в производстве необходимого для всего общества количества продуктов питания, снизилась с более чем 90% до 2-5%. Это стало возможным благодаря постоянным улучшениям в базовой экономической инфраструктуре и достижениям науки и техники. В свою очередь, это потребовало введения всеобщего обязательного среднего образования и расширения числа обучающихся в высших учебных заведениях. Тем самым увеличивается процент населения в возрасте от 5 до 25 лет, охватываемых обучением, а не пополняющих рабочую силу общества. Доля рабочей силы, требуемой для развития и поддержания базовой экономической инфраструктуры (включая сферы образования, здравоохранения, а также науки и техники), возросла и должна продолжать расти. Капиталоемкость наемного труда повысилась и должна расти дальше. Энергоемкость на единицу рабочей силы — одного работающего и на один квадратный километр возросла и должна расти дальше. Потребление воды в кубических метрах в год на душу населения, на домохозяйство и на квадратный километр повысилось и должно расти. В совокупном материальном продукте, а также в отдельно учитываемых службах образования, здравоохранения, науки и технологии вещественное содержание потребительской корзины на душу населения и на одно домохозяйство растет и будет расти дальше.

4.4 Измерение экономического роста сферы материального производства

4.41 Вышеупомянутые измерения выполнены в демографических показателях на одну семью воды и энергии и в тонно-километро-часах на транспорте. Все эти данные определяются в расчете на душу населения, на одно домохозяйство и на один квадратный километр. Потребительская корзина каждого из домохозяйств измеряется в этих демографических единицах.

4.42 Эти измерения сводятся к некоторому обобщенному показателю, который и надо получить: сравнение переменной закономерно растущей стоимости производства (как свидетельствуют перечни и объемы потребления продуктов и товаров) для общества в целом в сопоставлении с общим производством этих материальных ценностей как элементов общественно необходимых затрат. Это и составляет цикл общественного воспроизводства. Таким образом, мы имеем два главных показателя. Во-первых, общественно необходимые затраты, измеряемые по стандартному набору товаров потребительской корзины, по воспроизводству рабочей силы и производственным мощностям того качественного уровня, который необходим для обеспечения соответствующего уровня производства на душу населения, на домохозяйство и на один квадратный километр. Во-вторых, выпуск готовой продукции в данном обществе, выраженный в тех же самых единицах. Тут должно иметь место либо превышение выпуска над затратами, либо общество будет деградировать в направлении разрухи. Рассматривая затраты как вид «энергии системы», превышение дохода над затратами будем называть «свободной энергией». Итоговым показателем будет скорость изменения отношения «свободной энергии» к «энергии системы», как было определено выше.

Последний показатель, полученный только что рассмотренным способом, является основополагающим для понимания других принципов экономики.

4.5 Неэнтропийный характер экономических процессов

Речь пойдет не о точно фиксируемом количестве, а о росте относительной потенциальной плотности популяции видов животных как бы по генетическому признаку. Известные характеристики демографической истории человечества в сопоставлении с данными популяции человекообразных обезьян позволяют, хотя и в общих чертах, но все же достаточно ясно устанавливать различие, которое может быть доказано более строго. (См. табл. 1). Из археологических и иных источников известна демографическая история рода человеческого, которая позволяет смоделировать эволюцию все более высоких видов животных, равно как и ряд последовательно более высоких темпов роста потенциальной относительной плотности населения.

Вместо того, чтобы сказать «генетический», давайте будем говорить «аксиоматический» (в смысле формальной сетки теорем в геометрии, которая определяется основополагающим набором аксиом и постулатов). Можно показать, как я это делал прежде, приводя доказательства в ряде публикаций, что последовательный ряд возрастающих показателей роста потенциальной относительной плотности населения соответствует последовательности изменений гипотезы, которые с точки зрения формальной сетки теорем выглядят как последовательная смена аксиом.

Эта последовательность взаимосвязанных доисторических и исторических трансформаций в потенциальной относительной плотности населения общества не только является аналогом кумулятивных эффектов последовательных фундаментальных научных открытий в физике, но и последовательностью того же самого типа. Этот ряд упорядочивается по тому же самому принципу, что и оригинальные революционно-аксиоматические изменения принципов в физической науке, равно как аналогичных видов открытий в классических формах изящных искусств.

Именно возрастание власти человечества над природой, которая выражается показателями материальных ценностей, приходящимися на душу наличной производительной силы, на домохозяйство и на квадратный километр используемой территории, которые зависят от достижения технологической революции, главным образом в сфере производства и в организации производства средств существования общества, лежит в основе роста потенциальной плотности населения.

Эта способность к свершению открытия более высоких, общественно-значимых оригинальных принципов, т.е. к осуществлению полезных самоочевидно революционных открытий является уникальным качеством не самого общества, а только отдельного члена данного общества. Каждое открытие происходит исключительно в рамках глубоко индивидуального ментального процесса первооткрывателя. Каждое такое открытие, сделанное отдельной личностью, может быть передано другому человеку, если тот, кто узнает об этом открытии, готов воспроизвести его самостоятельно, повторив в своем сознании то, что сделал первооткрыватель.

Таким образом, рост потенциальной плотности населения в обществе зависит от соответствующего качества организованных общественных отношений внутри него. Это значит, что само общество содействует раскрытию резервов каждого отдельного человека для генерирования и повторения подобных индивидуальных ментальных актов по свершению революционно-аксиоматических форм ценных открытий, тем самым управляя возможностью значительного повышения относительной плотности населения в нем самом. Это некое качество и социальная форма взаимосвязей между отдельными членами общества, которые очевидно отсутствуют во всех известных видах живых существ, кроме человека.

Подведя итоги по этому вопросу, рассмотрим источник действительной нормы прибыли, определяемой в материальных экономических показателях. Норма прибыли для общества (т.е. для экономики) в целом означает то же самое, что в первом приближении представляет (в расчете на душу населения) отношение свободной энергии к энергии системы. Обращаясь к этому вопросу, ограничимся связью между этим переменным обобщающим коэффициентом и качественными изменениями потенциальной относительной плотности населения. В нашем случае этот коэффициент и есть норма прибыли материальной экономической системы. В данном русле данный коэффициент отражает относительно неэнтропийный характер общества (его экономики) в целом.

Источник этой неэнтропийности общества находится во взаимодействии генерации, повторения вновь и использования накопленной и постоянно растущей массы известных революционно-аксиоматических открытий за сотни и даже тысячи лет и до настоящего времени. Это такие открытия, о которых писал Б.Риман в своей квалификационной диссертации. Но они не ограничиваются лишь относительно ценными научными открытиями. Речь идет о тех ценных революционно-аксиоматических открытиях в физической науке, которые могут отражать тип мыслительного процесса, включающего также открытия в области классических видов изящных искусств.

На фоне этих размышлений давайте окинем взглядом революцию в государственном управлении в XV веке, которая ознаменовала собой становление во Франции при Людовике XI современного государства-нации (Commonwealth).[2] Это событие наряду с другими важными решениями вселенского Собора во Флоренции в 1439-1440 годах явилось как бы отправной точкой, своего рода границей, с которой начинается процесс выхода сложившейся к этому времени европейской цивилизации из феодализма. По существу это стало начальной фазой процесса, направленного на исключение олигархической модели из жизни общества.

Этим определились новые функции государства (республики) в принятии на себя ответственности за направления и содержание развития общего народного образования, за развитие базовой экономической инфраструктуры и за активизацию участия всего населения в научных, технологических и других связанных с ними инновационных процессах как индивидуального, так и общественного характера. Эти функции знаменовали собой несомненно усиленную мощь новой европейской культуры по сравнению со всем предшествующим периодом существования человечества. Целенаправленное содействие государства активизации творческого потенциала как можно большего числа даровитых умов важнее, чем дальнейшее подчинение умственной жизни большинства стандартам, сочетавшим в себе следование сложившимся традициям и указаниям сверху. Именно в этом состоит секрет превосходства и могущества новой европейской культуры.

4.6 Республиканские (Commonwealth) формы денежно-кредитной политики

4.61 Мы уже показали, что все без исключения правильные измерения, применяемые в экономике, базируются на неденежных параметрах, например: домохозйственное и производственное потребление и выпуск продукции в расчете на производственную корзину на душу населения, на душу рабочей силы, на домохозяйство и на квадратный километр используемой земли. Все существенные измерения должны быть сделаны в первую очередь в этих единицах без обращения к ценам. Это стало традиционным подходом республиканского общества с самого начала. Данный подход получил известность с шестнадцатого и вплоть до начала девятнадцатого века под названием «камерализм». Конституция Соединенных Штатов при первом президенте была «камералистской». Экономическая система, предписанная этой конституцией в неявной форме, официально была провозглашена первой американской администрацией как «Американская система политической экономии». Эта система была позднее представлена такими экономистами и в равной мере государственными деятелями, как Фридрих Лист, Генри Ч.Кэри и Сергей Витте в России. Определяемая таким образом «Американская система политической экономии» является образцовой моделью, противоположной нынешней разваливающейся экономической системе, т.е. британской системе «свободной торговли» Адама Смита и его разноцветных последователей.

4.62 Денежная система, создание которой базировалось на совместном авторитете федеральной Конституции США и администрации президента Джорджа Вашингтона (1789-1797), имела свой исторический прецедент в успешной политике в области эмиссии бумажной валюты, проводимой еще до 1689 года Колонией Массачусетского залива. Эта в высшей степени успешная инновация, реализованная той полуавтономной английской колонией в Северной Америке, предусматривала использование «декретных» бумажных денег, выпущенных правительством как кредитный инструмент исключительно для обращения в народом хозяйстве с целью поощрения и поддержки на относительно высоком уровне товарообмена, что в свою очередь направлено на лучшее использование имеющихся производственных мощностей. Деньги должны быть введены в обращение только в виде кредита (беспроцентных государственных банкнот в свободном обращении). Они выпускаются правительством для кредитованием государством наиболее перспективных предприятий внутри страны. Эти банкноты, выпускаемые таким образом и обладающие правительственной протекцией относительно обращения во внутренней и внешней торговле, по масштабам эмиссии должны поспевать за объемами растущего производства товаров, которые поддерживаются этой эмиссией. Такие деньги по своей изначальной сути не являются инфляционными, если использовались разумным путем и по назначению.

4.63 Диаметрально противоположной этой системе является британская система, олигархическая модель которой берет свое начало с венецианских (например, «Ломбард») частных банковских олигополий. Она предусматривает непременное наличие некоторого «начального запаса капитала» в частных руках и ищет возможность установления частной монополии над национальной и мировой валютой и кредитами при помощи установления олигархической частной монополии над центральной банковской системой. Начиная с 1789 года, когда была введена успешная и влиятельная Американская система политической экономии, стало более или менее традиционным проводить различие между «национальными банковскими» принципами А.Гамильтона и др. и «центрально-банковскими» монополиями олигархических финансовых интересов. Федеральная резервная система США, основанная в 1913 году, является олигархической системой центральных банков. Она существует как результат прямого нарушения важнейших положений федеральной Конституции США. Она существует только потому, что англофильские олигархии в США захватили всю власть в стране после убийства в 1901 году президента США Уильяма Мак-Кинли.

4.64 Именно мировая система центральных банков оказалась сейчас под угрозой полного краха одним из двух альтернативных способов: либо под воздействием направляемой правительством реорганизации в процессе банкротства, либо из-за неизбежной в ближайшей или среднесрочной перспективе дезинтеграции финансово-денежной системы в результате внезапной и своеобразной «термоядерной» имплозии в виде «рычага обратного финансового воздействия».

4.7 Двойственный характер современной экономики

Первоначальной реакцией венецианской олигархии на антиолигархический Флорентийский собор и провозглашение нового принципа государственности (Commonwealth) Людовиком XI во Франции была попытка сначала просто сокрушить нежелательную революцию, а после создания Лиги Камбраи (1508-1510) — натравить союзников Лиги один против другого при помощи таких средств как создание протестантской реформации Венецией, а затем действовать так, чтобы самой проникнуть также в лагерь контрреформации. (Заметим, что британский принц Уэльский Альберт Эдуард (король Эдуард VII) действовал точно также, восстанавливая друг против друга Францию, Германию и Россию, начиная с 1898 года, чтобы устранить опасность со стороны основных государств континента Евразии, которые могли бы сплотиться ради экономического развития вопреки «геополитическим» интересам неовенецианской Британской империи). Начиная с 1582 года, произошел радикальный сдвиг в политике фракции большинства в правящей олигархии Венеции: с тех пор Паоло Сарпи возглавил выработку нового политического курса на создание морской и финансовой державы на протестантском севере Европы при полном контроле Венеции над монархиями Нидерландов и Англии.

С 1582 года вся история европейской цивилизации характеризуется непрекращающимся конфликтом между наследием традиции государственности (Commonwealth) Людовика XI и других ее приверженцев и провенецианскими олигархически настроенными противниками этой традиции. Xарактерной чертой тактики, к которой прибегла фракция Сарпи, была попытка контролировать силы сторонников новой формы национального государства путем интенсивного влияния на правительства, классические изящные искусства и науку, предпочитая больше действовать изнутри этих общественных институтов, чем опираться на грубые реакционные методы разрушения новых форм управления и науки извне. Венецианская олигархическая ставка на коррупцию в стане противника через подрывную работу в его собственных институтах стала отличительной и постоянной чертой этого конфликта.

Например, Лондон (столица Англии при династии Тюдоров) был превращен в столицу Британской империи с момента ее основания в восемнадцатом веке. Все это началось при непосредственном личном участии Паоло Сарпи в формировании правительства Якова I и продолжалось на протяжении правления ставленника Венецианской партии Вильгельма Оранского. Тем самым были созданы условия и предпосылки для образования в 1714 г. Соединенного Королевства.

Креатурами Паоло Сарпи были те, кто способствовал утверждению эмпиризма в науке, причем весьма примечательно, что среди них оказались сторонники антикеплеровских концепций Фрэнсиса Бэкона, Роберта Фладда и Галилея. В самом начале восемнадцатого века один из шефов венецианской разведки Антонио Конти проводил операции в Италии, Франции, Англии и Германии (т.е., в Пруссии), благодаря чему он получил известность среди ученых как основатель салона Конти. Салон Конти, продолжавший свою деятельность после его смерти в 1749 году, координировал работу таких фигур, как аббат Гвидо Гранди в г.Пизе, Монтескье, Вольтер, Джованни Казанова, физиократы и Калиостро во Франции, лакеи короля Фридриха Великого Франческо Альгаротти, Мопертюи, а также Эйлер в Берлине и влиятельный Джиамариа Ортес в Лондоне.

Эта сеть салона Конти была построена вокруг общеевропейского плана, направленного на подрыв влияния Готфрида Лейбница. Она строила антилейбницевское «Просвещение» вокруг эмпирических методов Паоло Сарпи. Это окружение использовало таких личностей, как частный инструмент Сарпи — Галилей, француз Рене Декарт и «английский Галилей» Исаак Ньютон в качестве избранных антикеплеровских и контрлейбницевских символов сотворенного в Венеции движения «Просвещение восемнадцатого века». Эта форма Просвещения восемнадцатого века, как она сформирована салоном Конти, дала миру доктрины, связанные с такими представителями нового радикального эмпиризма, как Дэвид Юм, Франсуа Кенэ, Адам Смит, французские энциклопедисты, Иеремия Бентам, Иммануил Кант, Г.В.Ф.Гегель, Карл Савиньи, Лаплас и позитивистские движения девятнадцатого века во Франции, Швейцарии и Австрии. В Британии влияние Джиамариа Ортеса, в частности, дало нам экономическое учение Смита, социальную теорию Бентама, теорию народонаселения Мальтуса и т.п.

Венецианские влиятельные лица от Сарпи и вплоть до смерти Ортеса в 1790 г. сумели добиться, чтобы каждый ведущий институт Британии в области политики, философии, науки, искусства и социальной теории был политизирован в соответствии с их венецианскими проектами. Все, что оказалось общепринятым эмпиристским или позитивистским взглядом на историю, на «человеческую природу» и на научный метод, было спроектировано этими венецианцами за эти два столетия с целью подчинить своему контролю несознательное поведение всех народов Европы.

В сущности, эти венецианцы как бы спустились на землю стран Европы подобно «пришельцам-похитителям из космоса» и начали овладевать умами ключевых фигур институтов, которые, в свою очередь, стали оказывать решающее влияние на образованные и другие окружающие их слои общества. Чтобы добиться своего, они занимались тем, что буквально насаждали ряд аксиоматических утверждений. Поначалу это были аксиомы эмпириков, а затем радикал-эмпириков или же позитивистское мировоззрение. Кто бы ни воспринял эти аксиомы, он вынужден был непроизвольно воспринимать как теоремы своей веры те утверждения, которые соответствовали аксиомам эмпириков.

При этом насаждение эмпиризма сопровождалось внедрением «иммунного фактора» самозащиты от возможного будущего влияния сократовского разума. Это встроенное в их доводы средство самозащиты сводилось к догматическому утверждению, что нет никаких аксиом для эмпирических теорем (то есть, гипотезы). Это иллюстрируется знаменитым высказыванием Исаака Ньютона: «hypothesis non fingo» (гипотез не измышляю). Эмпиризм утверждает, что его аксиомы не могут быть намеренно искусственными. Они лишь отражают самоочевидные принципы чувственного восприятия и индивидуальной человеческой природы. Кое-кто мог бы заключить из этого, что эмпиризм и позитивизм суть порочные формы умопомрачения, иллюзорные состояния; но какой бы ни был вывод из этого взгляда, фактом остается то, что все описанное нами выше есть тот самый эмпиризм, который был привезен в Англию венецианцами из салонов Паоло Сарпи и Антонио Конти.

Xитроумность, заключенная в этой венецианской тактике, состоит в том, что любой человек, слепо воспринимающий эмпирические аксиомы как самоочевидные, будет склонен вести себя так, как будет удобно олигархическим стратегическим интересам. Тот факт, что Россия приняла радикал-эмпирические доктрины экономики свободной торговли как базы для политики экономической реформы, — пример того, как этот метод манипулирования, изобретенный венецианцами, работает еще и сегодня.

Возвышение британской монархии до размеров глобального имперского властелина, главным образом, в результате евразийских войн конца восемнадцатого и девятнадцатого веков и преуспевшей коррупции ведущих англофильских финансовых семейных кланов США во время и после двух мировых войн в Европе и Азии в этом столетии, позволило Лондону подчинить сегодня весь мир доминирующему влиянию объединенных традиций британского эмпиризма в политико-экономической догме и в наследии Версальских соглашений, навязанных миру после первой из этих мировых войн.

Следовательно, последние пятьсот с половиной лет современной европейской цивилизации характеризуются конфликтом между двумя главными противоположными силами внутри этой цивилизации: выдвигающимся на первый план принципами государственно-республиканских (Commonwealth) институтов и противостоящими им формами, в которых противники республики, сплотившиеся вокруг венецианской олигархической традиции, начали борьбу за установление и сохранение своего контроля над политическими и другими ведущими институтами новой формы государства-нации.

Наша беда в том, что до сих пор так и не удалось освободить современное общество от цепкой хватки этой олигархии, которая привела эту по-своему наиболее мощную и самую успешную современную форму общества на край пропасти. Это и есть тот неразрешенный конфликт, который придал последним пятистам годам европейской цивилизации особый, циклический характер. Таким образом, надвигающийся крах этой цивилизации (по-крайней мере в нынешней ее форме) придает минувшим 550 годам видимость длительного династического цикла восхождения к относительному зениту власти с последующим скатыванием к неминуемому закату.

4.8 Смена культурной парадигмы 1963-1995 гг.

За редким исключением, центральным вопросом Декларации независимости США, войны за независимость и принципов федеральной Конституции 1787-1789 гг. была приверженность традициям антиолигархического государства (Commonwealth), связанным с именами французского короля Людовика XI, Жана Бодена (его «Шесть книг о республике»), с «дирижизмом» Ришелье, Мазарини и Кольбера во Франции, а также с концепцией естественного закона, предложенной Готфридом Лейбницем, в противоположность концепции эмпирика Джона Локка. Война за независимость США фактически велась против той политики, которая была предложена апологетом Адамом Смитом в 1776 г. (в его книге «Богатство народов») для Остиндийской компании. Доклады министра финансов США Александра Гамильтона Конгрессу США по таким разделам экономики как «Кредит», «Национальный банк» и «Производство» определяют «Американскую систему политической экономии» как экономическую политику точно так же, как ее понимали все патриоты страны, включая ее президента Франклина Рузвельта (в отличие от премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля), с 1789 по 1963 год.

В последующий период с 1964 по 1970 год произошел отход от этой культурной и экономической традиционной линии в США. Лондонский Тэвистокский институт и его сотрудники иногда называют это изменение «сменой культурной парадигмы». Эта «смена культурной парадигмы» является ключом к пониманию развертываемой в настоящий момент спирали разрухи внутри мировых валютной, финансовой и экономической систем.

Деятельность Мирового фонда защиты дикой природы британского принца Филиппа и нидерландского принца Бернхарда была составной частью усилий, направленных на то, чтобы повернуть вспять часы истории - назад к феодализму или даже к более ранним устоям варварства. Это стало известно как «контркультура рок-нарко-секса». Фонд Форда назвал это еще в 1964 году «Тройной революцией». В 1967 году один из защитников этого движения, Збигнев Бжезинский, дал свое определение — «технотронный век». Фашиствующие идеологи, вроде лорда Уильяма Риса-Могга из лондонской газеты «Таймс», отождествляют эту «Новую эпоху» с «Третьей волной» Олвина Тоффлера и спикера Конгресса США Ньюта Гингрича. Это и есть «экологическое движение», возникшее в США в конце 1969 г. Оно еще известно как модели «системного анализа» Кембриджского университета. В более широком смысле его называют «постиндустриальным утопизмом». Это и есть политическая линия общества фашистского толка «Монт Пелерен» профессора Мильтона Фридмена и ныне покойного Фридриха фон Xайека.

Как только США и Советский Союз достигли определенных договоренностей в ходе разрешения Карибского кризиса 1962 года, у международной олигархии с центром в Лондоне сложилось убеждение, что послевоенное (1945 г.) балансирование ядерных сил находилось под достаточным контролем правящих кругов Лондона. По мнению этих кругов в Лондоне и их единомышленников в США не было больше необходимости сохранять те темпы материально-технического роста и технического прогресса, которые требовались бы, если бы угроза мировой войны все еще оставалась вероятной перспективой. Тогда верилось, что Пагоушская доктрина для новой формы британского «баланса сил», а именно геополитического баланса взаимного термоядерного террора, заняла прочную позицию.

Тогда верилось также, что все это ведет к реализации далеко идущих целей, которые Бертран Рассел осветил в такой публикации, как его статья 1946 года в «Бюллетене ученых-атомщиков». В этих кругах, куда входили МакДжордж Банди и связанный с ним британский агент Генри А. Киссинджер, зрело убеждение, что вероятность развязывания мировой войны исключена. Высказывалось даже предположение, которое Рассел выдвинул еще за двадцать лет до этого, что через некоторое время институт государства-нации сменится установлением действительного мирового правительства под эгидой ООН.

Поэтому за месяцы непосредственно предшествовавшие убийству президента Джона Ф.Кеннеди, защитники «Новой эпохи» стали придерживаться того мнения, что опора на науку и технологию более не нужна, даже нежелательна. Индустриальное развитие больше не нужно. Доклад 1964 г. «Тройная революция», опубликованный отделением фонда Форда — «Фондом за республику», еще раз озвучил этот постиндустриальный сентимент. В соответствии с этим мнением люди стали верить, что качество рациональности в образовании и в общественной жизни вообще, необходимое для поддержания рабочей силы современного индустриального общества и домохозяйств, больше не нужно или даже нежелательно.

Своеобразной «лабораторной пробиркой», в которой была взращена некоторая форма безрассудной иррациональности с приданием ей массового характера — движение контркультуры, оказалось антивоенное движение 1965-1968 гг.

В центре поучительных событий поворотных 1963-1968 гг. находился бывший советник по национальной безопасности США МакДжордж Банди. Фактически Банди был инициатором военного вторжения США во Вьетнам. Как только Банди вовлек президента Джонсона в желанную для него войну во Вьетнаме, он покинул правительство и возглавил фонд Форда, из которого он активно дирижировал антивоенным движением в США в период 1965-1968 гг., включая финансирование группы, которая вскоре стала террористической организацией «уэзерменов».

Те же самые силы, которые в 1965-1968 гг. дирижировали антивоенным движением, дали толчок и так называемому «экологическому движению». Затравкой для массового «экологического движения» послужили осколки антивоенного движения, несколько расшатанного где-то около 1970 года. Громкая постиндустриальная шумиха иррационального «движения за экологию» способствовала целому ряду хорошо финансируемых операций против ключевых институтов современного общества. Каждая из операций и все они вместе базировались в течение 1970-1995 гг. на откровенно антинаучном обмане. Все они были нацелены на разрушение индустриального общества шаг за шагом. Совместно с Мировым фондом природы (бывший Мировой фонд в защиту дикой природы) принца Филиппа, эти «экологические» операции на современном этапе своего развития развертываются с конкретным намерением подорвать национальный суверенитет на всей планете путем установления экологических заказников под международным надзором на границах государств либо во внутренних зонах важнейших отечественных минеральных, лесных и гидрологических ресурсов.

Эти и другие подобные им качественные изменения в экономической, валютной и финансовой политике довели ведущие политические институты в самих странах практически до состояния безрассудства. Более точно это может быть описано как непрерывное увеличение разрыва между накоплением финансов и ростом реальной экономики. Это в свою очередь явилось причиной того, что политические институты утратили способность реагировать на реальные жизненные процессы в обществе и большинстве составляющих его социальных слоев.

До 1963 г. номинальная стоимость общих финансовых объемов в США и большинстве других стран была тесно связана с рентабельностью (прибыльностью) агропромышленных предприятий и коммунальных служб. По мере усугублении воздействия «постиндустриальных» направлений путем введения международного валютного порядка, основанного на «плавающем обменном курсе» и допущения безудержной либерализации финансовых и других рынков, стоимость ценных бумаг стала все больше отрываться от рентабельности полезного производства продукции и деятельности коммунальных предприятий. Начиная с 1970-1971 гг. и особенно после того, как в октябре-ноябре 1979 г. Федеральной резервной системой под председательством Пола А. Волкера был введен порядок «контролируемой дезинтеграции экономики», практически прекратилась корреляция между ростом общих объемов финансовых средств и производственной товарной массой.

С недавних пор в США и Западной Европе, как и в России, прибыльность выводится главным образом из этих способов увеличения общих финансовых объемов, которые происходят в результате сокращения производства.

При этих условиях общегосударственная и местная политика в США, как и в Великобритании, также непривычно отделяется от реальности, поскольку интересы тех финансистов, которые фактически овладел политическими фигурами и парламентскими фракциями, оказались полностью оторванным от рентабельности реальной экономики.

Таким образом, за период 1964-1995 гг. европейская цивилизация в ее нынешней форме сместилась в сторону конечной фазы. СЭВ реально испытал воздействие этого сдвига еще с начала 70-х годов. Сейчас страны, которые прежде входили в СЭВ, особенно Россия, захвачены невольным симбиозом существования совместно с мировой системой в ее конечной фазе.

4.9 Новые выводы из уроков истории

В условиях современной республиканской (Commonwealth) формы конституционного государства-нации прогрессивное движение ко всеобщему обязательному образованию в атмосфере стремления к выгодам научно-технического прогресса обеспечивало (до недавних пор) новейшей европейской цивилизации высочайшие темпы фундаментального развития науки и технологии, громадный скачок усиления власти среднего человека над природой. Несмотря на все это зло, которое европейские олигархические интересы постарались посеять на европейскую почву, остается непреложным тот факт, что современная европейская цивилизация продвинула приемлемый уровень жизни отдельного человека вообще значительно выше, чем это могла сделать любая предыдущая культура.

Когда мы кладем на весы достижения современной цивилизации и зло, причиненное ее олигархической составляющей, то оказывается неоспоримым, что реальным путем выхода из разразившегося сейчас глобального кризиса является возрождение государственного (Commonwealth) аспекта этой цивилизации и устранение олигархического нахлебника.

Какова бы ни была лучшая форма общества в отдаленном будущем, ее сейчас не следует рассматривать в практическом плане. Каково бы ни было отдаленное будущее, мы не в состоянии достичь его, пока до него не доживем. Но нам не дожить до этого, если мы не превратим эту катастрофу затянувшегося мирового «Нового темного средневековья», которая в настоящее время грозит всем нам. Мы должны опираться на апробированные принципы, правильность которых без каких-либо серьезных сомнений была доказана на протяжении последних столетий.

На ошибках наших предшественников мы должны научиться побеждать и победить сосредоточенную в Лондоне международную олигархию. Урок этого века состоит в том, что страны, павшие жертвой таких ловушек как англо-французское «Сердечное согласие» короля Эдуарда VII, допустили ошибку, позволив втянуть себя в гонку ради сиюминутных, узких интересов, тем самым забыв о последствиях отказа от защиты принципов.

Мы должны признать один важный прецедент безрассудства этого Тройственного союза. В 1509 году Камбрейская пига победила Венецию и была готова нанести сокрушительный удар. Возможность для Венеции избежать поражения в 1510 году заключалась в ее успешном подкупе некоторых членов Камбрейская пига, чтобы повернуть их против главного соперника Венеции — Франции. В период 1895-1907 гг. Британия, руководимая принцем Уэльским, ставшим королем Эдуардом VII, стравливала Францию, Германию и Россию (среди прочих) в борьбе за важные стратегические интересы каждой из них, играя на их способности стать настолько захваченными мелкими политическими интересами, что они могли бы сами проглядеть самое важное для их жизненных интересов.

Если и есть какой-то важный урок, который следует извлечь из современной истории и который можно назвать «фундаментальным», то таким является розыгрыш той несчастной судьбы, которую часто переживает страна, поступившаяся своими принципами, ошибочно считая их «слишком теоретическими», в угоду сиюминутному практическому интересу некоторых более ощутимых, конкретных узкополитических выгод. На примере Тройственного союза или ранее распада Лиги Камбраи мы видим, что страна, предпочитающая таким способом «практическое» «теоретическому», может оказаться, подобно царю Николаю II, «выбывшей из строя» в очередной стратегической катастрофе.

Первый принцип, справедливость которого доказана пятью веками современной истории, состоит в том, что олигархическая модель как таковая является врагом, который должен быть сокрушен. А наш самый важный жизненный и истинно правдивый интерес состоит в том, чтобы возродить сейчас, пока не поздно, все доброкачественное, что еще осталось на руинах современной истории.

5.0 Стратегия восстановления народного хозяйства

5.1 Общеинституциональный базис для восстановления

С принципиальной точки зрения имеются два предварительных условия для восстановления экономики России. Во-первых, следует принять некоторую форму политической экономии для страны, которая соответствовала бы принципам, лежащим в основе «Американской системы политической экономии». Во-вторых, надо обеспечить себе достаточно мощный круг друзей и экономических партнеров среди зарубежных стран, чтобы этот новый выбор Россией политической экономии помог бы ей извлечь пользу из благоприятного мирового климата. Ни одного из этих условий невозможно было бы достичь до тех пор, пока открыто, со всей прямотой и в полную силу не будут объявлены как в государственном масштабе, так и в мировом сообществе принципы, управляющие переменами в политико-экономических институтах страны.

5.11 Необходимо открыто заявить, что совет Адама Смита и его нынешних монетаристских почитателей является глубочайшим заблуждением и это обязывает Россию принять принципы единственной неимпериалистической модели, обеспечившей экономический успех последних двух столетий. Это дирижистская модель Американской системы политической экономии в том виде, как она описана такими авторитетами как министр финансов США Александр Гамильтон, Мэтью Кэри, Генри Ч.Кэри, германский ученый Фридрих Лист и их последователи.

5.12 Следует ясно осознать, что Россия подобно большинству бывших стран-членов СЭВ, разрушается тем же самым мировым финансовым круговоротом, который сейчас приводит к краху все большее число стран в различных регионах планеты.

Нынешняя комбинация, сложившаяся из наиболее зажиревшего и опасного финансового пузыря спекуляции во всей истории и сползания к бросовой земле «постиндустриальной утопии», представляет собой бремя и реальную угрозу жизни почти каждому семейному домохозяйству и каждому человеку в любой части России.

За последние годы эти обстоятельства и тенденции в сочетании с попытками «шоковой терапии» разрушили материальное производство натуральной чистой продукции и потребление в России и в других странах, а спад производства оказался настолько сильный, что осталось, кажется, не больше, чем одна четверть от уровня 1989 г. в расчете на душу населения, на домохозяйство и на квадратный километр.

Доказательство налицо: для России, для бывших стран-членов СЭВ, а также для большей части всего мира последние монетаристские формы экономической и валютно-финансовой политики на международном рынке оборачиваются глобальной ошибкой, глобальной социальной катастрофой.

5.2 Конституционная политическая структура экономики

Из сказанного не следует, что Россия должна превратиться в простую копию США даже в лучшие времена. Скорее, разумной альтернативой происходящей сейчас в России экономической катастрофе должно быть принятие своей, российской системы, которая является воплощением тех же апробированных принципов успеха, достоинства которых были доказаны не только по опыту их разумного применения в Соединенных Штатах в отдельные периоды, но и в других государствах, применявших в ряде случаев свои варианты тех же принципов развития национальной экономики.

Может быть, это не простое совпадение, что для Соединенных Штатов наиболее благоприятными были те времена, когда правительство США и России находились в самых лучших отношениях. Хорошие отношения между ними в 90-х годах восемнадцатого века отразили важную помощь России в борьбе США за независимость, в частности, благодаря ее участию в вооруженном нейтралитете. Царь Александр II, который к тому же сам освободил крепостных крестьян в России, стал неоценимым союзником США при президенте Аврааме Линкольне в то время, когда силы британии при Пальмерстоне, Франции при Наполеоне III и Испании объединились в общем намерении осуществить против Соединенных Штатов агрессию с моря. Почему же России не извлечь пользу из того вклада, который внес в экономическую науку ее старый друг?

Изложение замечания не следует воспринимать как некий готовый «рецепт» реформы, а скорее как иллюстрацию некоторых из затронутых нами принципов.

5.21 Согласно Конституции США принципы экономики, которая известна как Американская система политической экономии, вытекают из того положения преамбулы Конституции, где сказано о «всеобщем благосостоянии». Поэтому данное положение следует рассматривать как подтверждение принципов естественного права Готфрида Лейбница в противовес эмпирической доктрине («жизнь, свобода, собственность») Джона Локка, которую мудрые создатели Декларации независимости и федеральной Конституции США отвергли в пользу лейбницевской альтернативы.

5.22 Легко понять из убедительных аргументов министра финансов США Александра Гамильтона, изложенных им в упомянутых трех докладах Конгрессу США, основные принципы Американской системы политической экономии, которые очерчены также в некоторых положениях Статьи 1 федеральной Конституции.

5.23 Эти доклады и конституционные положения следует рассматривать совместно с соответствующими историческими примерами, относящимися не только к Соединенным Штатам, но также и к другим зарубежным странам, включая периоды формирования национального государства Франции, начиная с Людовика XI, Ришелье, Мазарини и Кольбера, и позднее в периоды возрождения кольбертовских традиций вплоть до президента Шарля де Голля. К таким свидетельствам относятся также подъем Германии под влиянием политики Фридриха Листа, как и восстановление Японии в эпоху Мэйдзи. Сюда же относятся близкие по политическим взглядам соратники Д.И.Менделеева и Сергея Витте в России, а также один из важных политиков, разделявший взгляды Витте в построении евразийской инфраструктуры, министр иностранных дел Франции Габриэл Аното.

5.24 Политическая экономия, представленная примерами успешного применения Американской системы в различных странах, формально закреплена в конституционных положениях, согласно которым общенациональная экономика разделена между государственным и частным секторами. Применяемому нами физическому принципу соответствует то, что эффективное развитие общей площади страны не может быть обеспечено при помощи суммы хаотических решений и действий по развитию инфраструктуры, принимаемых частными собственниками на отдельных мелких участках общегосударственной территории. Вдумайтесь в следующее:

а) Федеральное правительство осуществляет монопольное право на создание, эмиссию и регулирование национальной валюты, на регулирование как государственного, так и частного банковского дела и кредита. Предпочтительным механизмом, используемым для распределения вновь созданной валютной массы (будь то металлические деньги или федеральные банкноты) является регулируемое ссужение валюты национальным банком, который действует (в том числе) как депозитарий по национальной эмиссии валюты.

б) Федеральное правительство и правительства штатов имеют свои права и делят общую ответственность за создание, усовершенствование и поддержание основной экономической, материальной и политической инфраструктуры разных федеральных, штатных и городских организаций. Из наиболее важных вопросов сюда входят следующие экономические аспекты: вооруженные силы, полицейские силы, органы юстиции, водоснабжение, санитарные услуги, общетранспортное хозяйство, выработка и распределение энергии, массовые коммуникации, народное образование, органы здравоохранения (дополняющие негосударственные возможности), а также содействие научному и технологическому прогрессу. Федеральное правительство согласно принятому в США принципу федеральной ответственности автоматически принимает на себя ответственность за торговлю между штатами. Что касается вопросов, за которые не несет ответственности федеральное правительство, то они остаются в компетенции правительства штатов.

в) В областях базовой материальной экономической инфраструктуры правительство имеет возможность выбора: либо непосредственно самому заниматься созданием и работой данного элемента инфраструктуры, либо возложить выполнение этой функции на контролируемое правительством, полностью или частично находящееся в частных руках предприятие общего коммунально-бытового назначения. Правительство никогда не должно отказываться от своих прав по надлежащему контролю за различными аспектами рационального развития всей территории государства, штата и муниципалитета.

г) Другие сферы экономики — сельское хозяйство, горнорудное дело, промышленность, банковское дело и коммерческие услуги в основном относятся к частному сектору народного хозяйства. Правительству не запрещено выступать в качестве собственника в этом секторе, но оно должно избегать этого в тех случаях, когда потребности страны в конкретных видах товаров или услуг в полной мере обеспечивают частные производители.

5.3 Способы выработки направлений развития экономики

И на этот раз, не претендуя на выдачу готовых «рецептов» действий, раскроем некоторые относящиеся к делу принципы.

5.31 Рост народного хозяйства и «свободная торговля» — это несовместимые противоположности. За всю современную историю, вплоть до непрекращающейся с 1963 по 1995 год «смены парадигм», меры протекционизма в экономике наглядно демонстрировали ее победоносное развитие, а «свободная торговля» оставалась политикой, навязываемой имперской Британией тем странам, которые были ее жертвами. Если все страны мира перейдут на «свободную торговлю», то в результате вся мировая экономика будет ввергнута в хаос всеобщей разрухи.

Необходимость в антифритредерских мерах защиты экономики вызвана тем, что ни одна отрасль промышленности не сможет выжить, если она не получит за свою продукцию такую цену, которая выше ее себестоимости. Точно так же ни одна национальная экономика не сможет процветать, если позволит выбрасывать на свою территорию как на свалку товары, которые она не в состоянии купить, не ограничив при этом покупку некоторых самых необходимых товаров. Основная цель протекционистских мер (тарифов и регулирования торговли) состоит не в поиске дополнительного или альтернативного источника налоговых сборов, а в решении планово-экономической задачи, которая занимает каждое современное здравомыслящее правительство.

Подобная экономическая защита наибольшую пользу принесет среднему семейному домохозяйству данной страны. Аргументы по этому вопросу практически совпадают с аргументами Генри Ч. Кэри и других специалистов, освещавших вопросы превращения людей в «рабочее быдло» в условиях рабства в США.

Если какая-либо страна поставляет нам товары по более низким ценам, чем наши цены, и делает это из-за дешевизны собственной рабочей силы и отсутствия внутренних затрат на инфраструктуру, то такая торговля разорит обе эти страны. Та, другая страна так и останется отсталой, сохраняя низкий жизненный уровень в соответствующих секторах занятости, в то время как качество жизни трудящихся своей страны снизится до такого же уровня, как и у тех, кто занят на таких же работах у зарубежного партнера в низкооплачиваемых сферах. Это значит, что «свободная торговля» явно нарушает положение о «всеобщем благосостоянии» преамбулы к Конституции США.

Таким образом, традиционные формы протекционистской политики в области тарифов и торговли, ранее проводимой правительством США, законны и обязательны. Они являются одним из наиболее действенных средств в руках правительства в области планирования развития народного хозяйства. Без таких средств правительство не может эффективно защищать свою национальную валюту.

5.32 Что касается внутренней поддержки развития народного хозяйства, то правительство может задействовать самый мощный и самый длительный стимул к повышению как темпов роста производства, так и эффективности всего народного хозяйства, используя следующие четыре рычага, имеющиеся в государственном секторе экономики: 1) крупномасштабные улучшения базовой (материальной) инфраструктуры; 2) стимулирование растущих темпов перспективных научных исследований; 3) связанные с этим меры по совершенствованию народного образования; 4) использование правительством его покупательной способности, налоговых скидок на полезные инвестиции и льготных условий кредитования для стимулирования развития и применения самых передовых технологий при конструировании новых машин и оборудования. Эти меры обеспечивают самые высокие темпы роста эффективности народного хозяйства как на душу населения, так и на квадратный километр используемой земли.

Следует остановиться на двух важных аспектах этой тактики. Если кредит выдается на крупномасштабный инфраструктурный проект или на самые капиталоемкие формы производства, или на научно-технический прогресс как таковой, или на определенное сочетание сфер, то экономика в целом получает один из наиболее действенных импульсов развития. В этих случаях кредит, предоставляемый первичному получателю, оказывает максимально возрастающий эффект, направленный вверх - через закупки от поставщиков, и вниз — через влияние улучшенной технологии на общую эффективность экономики.

Совсем другое дело, когда тот же объем стимулирующего кредита выдается на обычное производство традиционных товаров домашнего потребления. Такой кредит не принес бы даже относительно равную пользу экономике в целом, разве что в исключительном случае, когда он снимает напряженность «узкого места», где такая потребность была особенно настоятельной.

5.33 В условиях, когда государство лишает законной силы уступку центральному банку своей прерогативы в создании и эмиссии валюты, национальный банк передает в распоряжение государства наиболее мощные административные рычаги неинфляционного стимулирования реального экономического роста.

Механизм выдачи в кредит создаваемой государством валюты через национальный банк фактически исключает опору государства на открытый рынок для государственных облигаций как источник его ссужающей силы. Государственные казначейские билеты могут быть введены в обращение через ссуды с процентными ставками, которые отражают лишь общий риск и административные расходы. Госкредит становится самой дешевой формой кредита на рынке. Путем ограничения видов ссуд по этому кредиту правительство может непосредственно регулировать рост госсектора, а также структурировать инвестиционные возможности частного сектора экономики. Ограничивая этот кредит займами, используемыми обычно кредитованием строительства, и выпуском облигаций под вещественные товары и научно-технические инновации, для госкредита можно сохранить не только неинфляционную тенденцию, но также сделать его потенциально антиинфляционным. В той же мере, как заметные сдвиги в производительности труда происходят в результате использования наиболее прогрессивных технологий, снижается цена товара.

5.4 Особая роль крупных инфраструктурных проектов

К наиболее «узким местам» в экономике материального производства относятся три показателя: кубические метры используемой воды в час, киловатт-часы электроэнергии и тонно-километры для перевозки грузов. Каждый показатель измеряется в расчете на душу населения, на домохозяйство и на квадратный километр соответствующей территории. Эти «узкие места» имеют прямое отношение к изменению потенциальной относительной плотности населения. Иными словами, при прочей равной технологии реальная производительность, которая может быть достигнута в одной области, сопоставимой с другой по размерам и общему состоянию, варьируется в зависимости от того, насколько преодолены эти три инфраструктурные «узкие места».

5.41 По этой причине мы должны поговорить о так называемых «коридорах развития». Типичный коридор развития часто определяется либо железнодорожной веткой, либо судоходным внутренним путем, либо и тем и другим вместе. Это называется «позвоночником» этого коридора. Развитие промышленности и сельского хозяйства, а также железные дороги параллельно реке в целом, скажем, вдоль Рейна, образует эталонную модель этой структуры. Широкое применение принципа, на котором основан такой «коридор развития», восходит ко временам, когда еще Карл Великий замышлял развитие западноевропейских внутренних водных путей.

5.42 По сегодняшним представлениям, стандартная ширина такого «коридора» может составлять примерно пятьдесят километров по обе стороны от оси «опоры». С этим «позвоночным столбом» или центральной магистральной линией коридора связаны трубопроводы, линии электропередач и сегменты параллельных автострад. По длине всей опорной оси размещаются узловые центры развития. Подобно ребрам, растущим от позвоночника, питающие их линии переходят в боковые ткани коридора по обеим сторонам опорной оси.

5.43 Выбор сети вышеупомянутых современных «коридоров развития» пересекается с двумя важными факторами экономического развития России в целом. Во-первых, надлежащее развитие экономики России, простирающейся на громадной территории с относительно низкой плотностью населения, было бы невозможно без крупномасштабного развития еще так мало используемого гидрологического потенциала страны и без разработки эффективной системы трансевроазиатских коридоров вдоль железных дорог. Во-вторых, без развития внутренних водных путей и железнодорожной сети от Берлина через Польшу в Россию и Украину невозможно укрепить экономически эффективную торговлю Западной Европы с Евразией в целом. Без всего этого развитие народного хозяйства России было бы в значительной степени уродливым.

Примером может служить регион Средней Азии, примыкающий к сильно загрязненному Каспийскому и запущенному Аральскому морям. Уровень воды в этих морях и соответствующие ему грунтовые воды в прилегающих областях необходимо поднять. Использование хотя бы малой части громадного объема рек, впадающих в Северный Ледовитый океан, явилось бы источником заполнения этих двух морей и повышения эффективности использования широкой сети внутренних (судоходных) водных путей и других экономических и домохозяйственных объектов.

Ключевая, общая проблема, которую решает строительство евразийского «сухопутного моста» и других коридоров развития состоит в том, что низкая плотность населения ведет к значительному повышению себестоимости производимой продукции. Стоимостные факторы объясняются ростом объемов оборудования, которое должно быть поставлено на транспортный «конвейер» (по сравнению с уровнем выпуска продукции), и увеличением стоимости перевозки тонны груза.

Существует несколько способов успешного решения этой проблемы. Все эти решения следует искать в рамках концепции указанного коридора развития:

а) Коридор развития образует структуру для размещения в ней специально спроектированных, густонаселенных производственных комплексов, обеспеченных наиболее эффективными средствами транспорта и предприятиями водо- и энергоснабжения (в равной мере средствами коммуникации). Построенный таким образом коридор является средством, при помощи которого разрабатывается эффективная форма создания оазисов повышенной плотности населения внутри больших регионов с низкой плотностью;

б) «Позвоночник» коридора развития, благодаря своему масштабу, создает экономические выгоды в таких сферах, как транспортные магистрали, коммуникации, производство и распределение энергии и водоснабжение;

в) Разработка высокоскоростных железнодорожных магистралей на магнитной подушке и серийное производство новых высокотемпературных ядерных реакторов (ВТР) типа Юлих мощностью 100-200 МВт преобразит громадные неосвоенные пространства России в сеть коридоров развития с богатым потенциалом. Вряд ли какая-либо страна мира могла бы извлечь такую большую пользу из преимуществ скоростной магнитной левитации, как страны на территории бывшего Советского Союза. При имеющихся нынешних высоких стоимостях электроэнергии плотность потоков энергии, получаемой на указанных ВТР, значительно превосходит мощности тепловых электростанций. Поэтому выигрыш в производительности при использовании энергетических комплексов, построенных по модульному принципу из кластеров ВТР, создает в этих коридорах развития солидный потенциал, необходимый для эффективного и глубокого развития экономики России.

Назначение упомянутых коридоров, выполняющих эти и связанные с ними функции, состоит в том, чтобы превратить в преимущество то, что может оказаться серьезным препятствием развитию на необъятных просторах России.

5.5 Важная экономическая функция космической программы

Общее заблуждение каждого из тех, кто называет себя «практичным человеком», подтверждает тот факт, что почти все виды животных, за исключением, может быть, лишь горстки таких, как, скажем, глупая панда, намного «практичнее» и последовательнее, чем даже самые «практичные» из этих людей. Их заблуждение в том, что самым практичным человеком на Земле мог оказаться, сам того не зная, скажем, крепостной крестьянин, тянущий свою лямку нередко подобно тягловому волу в традиционном сельском хозяйстве. Но если он будет и дальше так жить, то никогда не произойдет существенное улучшение условий его жизни, даже через тысячу лет. Только животное никогда не отклонилось бы от «практицизма», чтобы подобно Эратосфену из Древней Афинской Академии вдруг взять и подумать, что Земля имеет форму шара, не говоря уже о попытке измерить ее диаметр с отклонением от правильной сферы всего на каких-нибудь пятьдесят миль у полюсов. Так и люди, которым еще только предстоит изучить азы такой науки, как физическая экономика, считают, что широко финансируемая правительством программа преследует лишь военные цели или является престижной в политическом плане, на что в обоих случаях, как им кажется, речь идет лишь о пустой трате денег.

Если в России будет начата реализация эффективной программы восстановления народного хозяйства, то продолжение и расширение российской космической программы станет одним из наиболее важных факторов успешного роста производства полезной продукции на душу населения, на домохозяйство и на квадратный километр. Здесь уместно кратко отметить, что Карл Маркс, подобно своим предшественникам — физиократам, Адаму Смиту и Дэвиду Рикардо — никогда не знал истинного источника материальной (физической) прибыли, получаемой в современной экономике. К таким источникам относится выгода от правильно ориентируемой космической программы. Примером может служить огромный экономический выигрыш, который Соединенные Штаты нередко имели от крупномасштабных инвестиций в производство такой, на первый взгляд, нерациональной продукции, как высокие технологии в области вооружений.

5.51 Экономическое чудо

Это выражение используется как метафора предельного выигрыша Соединенных Штатов, который мы извлекли из самой дорогостоящей из наших крупных войн, т.е. Второй мировой, стоившей даже больше чем Гражданская война. США вышла из нее намного более процветающими, чем вошли в нее. Профсоюзные деятели США и другие лица часто были ошеломлены тем курьезным фактом, что крупномасштабные военные расходы на срочные программы сделали США более процветающей страной, чем она была в период мирного разоружения, которое сопровождалось спадом или даже депрессией.

К разрешению этого кажущегося парадокса следует подходить элементарно: единственным источником действительной материальной экономической прибыли является предельный рост производительных сил труда, который полностью относится к созданию и усвоению научно-технического прогресса. Это то, что профеодальные физиократы в традициях Фронды отказывались признать, как и все британские эмпирики, включая Смита и Рикардо, как и Маркс в своем «Капитале», где он отодвинул в сторону само значение технологического прогресса.

Такую же пользу экономика Соединенных Штатов извлекла из срочных программ, предложенных президентом Кеннеди для финансирования пилотируемой высадки астронавтов на Луну. Каждый цент, вложенный в аэрокосмическую программу 60-х годов, принес народному хозяйству США десятицентовый доход в результате «побочных» («spin-off») выгод.

5.52 Как передаются полезные достижения

Передача научно-технических достижений, которые становятся источником роста эффективности экономики на душу населения и на квадратный километр, как правило осуществляются отраслевыми подразделениями, именуемыми условно «сектор станкостроения». Изготовленное лабораторное устройство, подготовленное конструкторами для демонстрации принципа его действия, обычно служит опытной моделью нового станка или машины. Этот новый принцип, будучи используемым в конструкциях серии станков, в свою очередь, становится средством для осуществленного повышения производительных сил труда. Военные инвестиции, которые направляются на создание новой техники взамен устаревшей, приносят такую же косвенную, но весьма существенную выгоду народному хозяйству, как и космические программы. Военно-космическое производство приносит такую («побочную») пользу, благодаря стимулированию выпуска новой продукции через упомянутый сектор станкостроения. Именно эти машинные конструкции, продвинутые подобным образом, являются источником роста эффективности производства.

5.53 Как следует понимать космическую программу?

С точки зрения профессионального экономиста космические программы имеют двоякую особенность. Но как с точки зрения ученого, так и инженера, эти программы аномальны во многих отношениях. Аномально само подключение объектов и людей к исследованию космоса, так как оно требует почти бесконечной серии столкновений с ситуациями, в которые человек никогда ранее не попадал. Главная цель исследования космического пространства — изучение физических аномалий в нашей Вселенной, касающихся таких аспектов исследования в области физики, которые никогда не могут встретиться в какой-либо другой ситуации.

Относящиеся к этому тактические соображения наиболее успешно высказал Б.Риман в своей квалификационной диссертации 1854 года при рассмотрении ошибок, которые обычно связаны с применением формальной математики. Качественный шаг вперед в области математической физики связан с такими опытами, которые имеют уникальное значение в системе экспериментов вообще. Правда, в современной англоязычной среде ученые-физики отдают предпочтение термину «решающий» («crucial») перед термином «уникальный».

Чтобы представить как можно более сжато относящуюся к делу решающую точку зрения, давайте сначала выразим тезис Римана в терминах, которым я отдаю предпочтение. Это подведет нас непосредственно к пониманию уникального значения космических программ для стимулирования роста современной экономики.

Если наука в своем младенческом возрасте, делая первые неуверенные шаги, допускала ошибки, то это, вероятно, было более или менее неизбежно. К таким ошибкам относится попытка свести физическую науку к понятиям и терминам упрощенного вида из формальной геометрии, которая аксиоматически признавала нулевую кривизну. Это была геометрия, которая основывалась не на визуальном восприятии пространства в целом, а на зрительном воображении упрощенного типа, когда пространство и время простираются неограниченно в полной непрерывности: вперед, назад, вправо-влево, вверх и вниз. Физические объекты и явления, которые мы приписываем нашим органам чувств или нашему воображению, просто расположены в том самом континууме пространства-времени с нулевой кривизной. Затем мы впадаем в нелепую ошибку, предполагая, что происходящие в природе процессы могут быть адекватно описаны в терминах математического отображения объектов в рамках континуума пространства-времени с нулевой кривизной зрительного воображения. Таким образом, эта первичная ошибка неправомерно приписывает схемам Галилея, Фладда, Ньютона и др. качество физического пространства-времени.

Если мы рассмотрим все это с точки зрения формалистского анализа, то из изучения уникальных опытов создается следующая картина. Мы обнаружим, что в каждом из этих примеров физика предстает перед нами с утверждениями, которые не могут быть согласованы с постулатами привычной (например, картезианской) математики пространства-времени. В выражениях формалистского аппарата мы можем признать аномальную очевидность, с которой природа предстает перед нами, только при помощи новой «гипотезы» в платоновском или римановском смысле слова «гипотеза»: нового набора аксиом и постулатов, заменяющих собой их набор в упрощенном варианте математической физики.

В таком случае мы больше не имеем в наших умопостроениях простого континуума пространства-времени с нулевой кривизной. Комбинация всех этих измерений в аксиомах и постулатах, подкрепленная и подчиненная согласующейся с ними последовательностью уникальных опытов, дает в результате приписывание нашим, таким образом модифицированным понятиям пространства-времени некоторое ненулевое значение кривизны. В этой трансформации привычная неоаристотелевская, механическая форма математических понятий причинности, в том виде, как они введены Сарпи-Галилеем, должны быть заменены понятием функции всеобщего Разума в том смысле, как это понятие принято Кеплером.

Таким образом, упорядочивается фундаментальный прогресс в науке. Тем самым и технологический прогресс обретает смысл и принципы упорядочения.

По причинам, признанным Риманом, такого рода опыты и близкие к ним наблюдения, которые более тесно связанны с этим вопросом кривизны, расположены в тех крайних областях знания, которые находятся за пределами прямого действия нашего чувственного аппарата, в дальних мирах астрофизики и микрофизики. Это не должно удивлять нас, так как первые шаги в сторону математической физики были сделаны на базе умозрительных выводов в астрономии, о чем свидетельствует опыт платоновской Академии. Изучение характерных отличий процессов неживой природы, с учетом отмеченных выше новых представлений, полностью отражает границы исследований, в которых будут происходить богатейшие и оригинальные фундаментальные открытия.

Понимание того, как жизнь представляется нам в самой предельной малости микромира и как человек воздействует на астрофизическое пространство, является выражением тех самых границ научного познания.

Теперь кратко резюмируем. Границы научного прогресса выражены человеком, включая его наиболее сокровенные представления о микромире и действия на аномальные явления, какие только можно представить в глубинах астрономического пространства. Космические лучи, спектроскопия периметра так называемых «черных дыр», испускание света быстровращающимися двойными звездами, полная гамма приборов для спектроскопических измерений межзвездного пространства и т.д. и т.д. Здесь человек будет открывать уникальные аномалии, которые ведут к дальнейшему расширению возможностей для самоутверждения человека на Земле. Здесь будут найдены ключи к крупнейшим вкладам в экономику всей Земли. Эти ключи будут успешно исследоваться только при помощи результативных расширяющихся по масштабу и сотрудничеству космических программ.

5.6 Аналог военной мобилизации

Как ни парадоксально, но любая эффективная программа реорганизации такой расшатанной экономики, как российская сегодня, не сможет быть реализована иначе, чем путем использования довольно богатого мирового исторического опыта военной экономики, связанного с риском и выгодой.

Дело в том, что восстановление народного хозяйства может быть начато только по инициативе и под руководством правительства, которое должно активизировать незадействованные и частично задействованные средства производства и объединить все необходимые материалы, оборудование, трудовые ресурсы и другие элементы с целью возобновления полезного производства и доведения его до уровня, который оно имело до наступления разрухи.

После этой начальной фазы восстановления состояние мобилизации поддерживается путем перехода к системе закупочных заказов на поставку и кредиты для еженедельных выплат зарплаты и закупки материалов и т.д. Достаточно хороший подход к развертыванию мобилизации в значительной мере напоминал бы начало довоенной и военной мобилизации экономики США 1940-1942 гг. для совместного гражданского и военного обеспечения поставок (логистика) в условиях военного времени.

5.61 Некоторые полезные модели для сравнения

За последние десятилетия я рекомендовал изучать процессы мобилизации экономики во Франции, прежде всего методы Лазара Карно в качестве «автора победы», а также совместное влияние Карно и Политехнической школы Монжа-Лежанра в период 1794-1814 гг. Эти методы были заимствованы при помощи сотрудников Карно и Монжа Военной академией в Уэст-Пойнте под начальством Силвануса Тэйера после 1814 г. С течением времени уроки Германии и объединенной мобилизации Пруссии-России 1812-1813 гг. силами друзей кружка Фридриха Шиллера, выступавшего за освободительную войну против Наполеона Бонапарта, были успешно усвоены. Модель «Карно/Политехническая школа» — это классический случай, поскольку она была первым примером военной мобилизации, основанной на приводных ремнях оси «наука как двигатель экономики».

Другие сходные модели включают мобилизационные планы США военной поры 1914-1918 и 1940-1944 гг., а также военные и квазинаучные мобилизации, такие как Манхаттанский проект и программа «Аполлон» в 60-х годах. К ним относятся также программа восстановления догитлеровской Германии правительства Шлейхера, которая была проведена англо-американцами, чтобы привести к власти Гитлера. Наконец, следует назвать обе реформы «полновесного франка» и дирижистскую программу индустриального развития наряду с военной программой «ударная сила» (force de frappe) Франции, которую возглавил во время Пятой республики президент Шарль де Голль.

5.62 Предвещает ли мобилизация диктатуру?

Социальные особенности военных примеров прошлых мобилизаций имеют важное значение из-за опасности, что может возникнуть возможность, даже вероятность появления новой диктатуры. К настоящему докладу прилагается комментарий по историческому видению этого вопроса.

6.0 «Партия спасения отечества» (the «national party») в новейшей европейской истории

Выдающаяся роль взаимодействия Д.И.Менделеева и Сергея Витте в стимулировании развития железных дорог и промышленного производства России до 1905 г. служит ярким примером образования современной формы государства-нации в самый последний период, т.е. в течение более шести веков после того, как лопнул Ломбардский долговой пузырь в середине четырнадцатого столетия. Этот процесс, который я называю созданием «партии спасения отечества», появляется иногда на поверхности политического процесса в двух аспектах: в виде политического движения или активного органического движения в обществе, ярким примером которого явилось сотрудничество между Менделеевым и Витте.

До 1812 года о Германии в Европе было принято говорить как о стране поэтов и мыслителей. Кроме того, в каждом народе именно поэты и мыслители всегда на деле поддерживали современную республиканскую (Commonwealth) форму государства-нации. Поэты и мыслители, но не короли или олигархи, за редким исключением, как, например французский король Людовик XI, сохраняли и развивали литературные формы языка и другие виды и признаки национальных европейских культур.

Одним из прообразов таких сторонников современной республики (Commonwealth) был Данте Алигьери, а вслед за ним Петрарка. Золотой век возрождения и французское государство (Commonwealth) времен Людовика XI стали возможны благодаря классическому гуманистическому учению ордена «Братства общественной жизни». Флорентийский собор сотворил такие фигуры, как Николай Кузанский и будущий папа Пий II (Пикколомини). Распространение новых республиканских институтов поощрялось такими членами Ораторианского ордена, как Эразм Роттердамский и Рафаэль Санти. Сопротивление венецианскому олигархическому засилью в Англии возглавили такие фигуры, как драматург Кристофер Марлоу и композитор Джон Булль.

Во Франции сопротивление олигархизму олицетворяют такие фигуры, как эразмианец, член ораторианского общества Франсуа Рабле, церковные деятели Ришелье и Мазарини, представитель нижнего сословия Жан Батист Кольбер и ученые-антиэмпирики Дезарг, Ферма и Паскаль.

В современной Германии это движение представлено такими именами, как И.С.Бах, Лессинг, Моисей Мендельсон, а также кружками Шиллера, его частичных сподвижников (таких, как Гете), его друзьями, в числе которых были Бетховен и Шуберт. Кроме того, в их числе были великий Гаус, Лежан Дирихле, Вильгельм Вебер и Риман. Наконец, в последнем ведущем бастионе борьбы против своры приспешников олигархической философии позитивизма появился Макс Планк.

История государства-нации - это не история королей, князей и аристократов, для которых страна была не более чем поместье, и не финансовая знать, что грабит народ при помощи ростовщических махинаций. Возрождение целостности национальной культуры является специфической функцией той части интеллигенции, которая привержена принципу, согласно которому знание может передаваться разумным путем, благодаря творческому дару индивидуального творческого интеллекта.

Это та часть интеллигенции, которая видит в человеке не беспомощного представителя животного мира, а творческий разум личности, созданной по образу и подобию Бога-Творца. Эта часть интеллигенции составляет ту часть общества, которую я называю социальной базой «партии спасения отечества» любой страны.

Эта часть интеллигенции в каждом языковом сообществе является носителем идеи сохранения и жизнеспособности нации. Пока эта часть интеллигенции, реагирует на импульс, рождающийся в ней самой, она органически становится лидером «партии спасения отечества». Именно такая интеллигенция создает документы типа преамбулы к федеральной Конституции США; и не кто иной, как рабовладельцы, диктаторы, действительные или потенциальные аристократы написали бы противоположную преамбулу к эмпирической по духу конституции Конфедеративных Штатов Америки.

Образцовым предметом для изучения является отношение сподвижников Менделеева, Витте и несколько позже Вернадского к действительной «партии спасения отечества» во Франции после Наполеона III в 1871-1898 гг., а именно к деятельности пастеровского кружка, продолжившего традиции Политехнической школы Карно-Монжа-Лежанра (1794-1814 гг.) Всем нам, кто на деле выступает как органические представители «партии спасения отечества» в своих собственных странах, следует прийти к более ясному и глубокому пониманию этого исторического базиса с целью более эффективной реализации нашего естественного стремления к сотрудничеству и организации взаимной защиты наших стран в борьбе против грабительской политики известных противников — олигархической партии.

Возникает вопрос: к чему приведут предпринимаемые усилия по экономическому возрождению, если мы используем такое средство, как чрезвычайная мобилизация - к настоящей свободе или к диктатуре? Все зависит от социального состава того органа, который ведает этой мобилизацией. Если этот руководящий орган является представителем олигархической партии или же раболепствует перед ней, то он будет стремиться к сплочению своих сил на принципах командования, чтобы установить диктатуру или что-нибудь подобное ей. Совсем иначе будет действовать партия спасения отечества, находясь у руля правления. Ключ к пониманию различия между этими двумя качествами лидерства следует искать в их отношении к людям. Если они видят в обычных мужчинах и женщинах лишь своего рода рабочий скот для подчинения приказам, то для других каждый отдельный человек, и мужчина, и женщина, — это творческий интеллект, величайшая моральная сила, способная к добру, которую необходимо разбудить и привести в действие.

Именно по этой причине и в этом смысле я не доверяю ни мужчинам, ни женщинам, находящимся у власти, которые изо всех сил стараются казаться по горло занятыми практическими политическими деятелями. В этом деле мужчин и женщин, которые познали важность перехода от принципов к делу, следует предпочитать тем, кто рассматривает «принцип» лишь как риторику, пускаемую в ход для оправдания того, что они делают, руководствуясь только чисто практическими соображениями. Я придаю некоторое значение политическим партиям, но не очень-то их люблю. Я предпочитаю политические движения, которые руководствуются стремлением к практической реализации республиканских (Commonwealth) принципов современной научнообоснованной прогрессивной формы государства-нации.