sci_tech Мир Авиации 1999 03

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 06.09.2012 FBD-46E68B-9018-EF45-8798-B31E-20FD-8AC21E 1.0 Мир Авиации 1999 03 1999

Мир Авиации 1999 03

© «Мир Авиации», 1999

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г.

№ 3 (20) 1999 г.

На обложке: МиГ-31 174 ГвИАП Рисунок Ю. Тепсуркаев

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Штурмовой самолёт «Ильюшин-2»

Формирование облика

Владимир I1EPQB

Олег РАСТРЕНИН Москва

Продолжение. Начало см. МА 2-99.

Концепция многоцелевого самолета пошатнулась, и уже 16 декабря 1937 г. у Начальника вооружения и материально-технического снабжения ВВС РККА при формировании плана опытного самолетостроения на 1938 г. специалисты НИИ ВВС военные инженеры П. А. Лосюков и П. В. Рудинцев поставили вопрос о незамедлительном включении в план постройку специального самолета-штурмовика, «действующего на низкой высоте и имеющего мощное наступательное и оборонительное вооружения и с мотором, развивающим максимальную мощность у земли.»

Через полтора месяца с подобной инициативой выступил и начальник 1-го Главного Управления НКОП (по совместительству Главный конструктор завода № 39) С. В. Ильюшин, направивший в начале февраля 1938 г. на имя Сталина, Молотова, Ворошилова, Кагановича и Начальника ВВС РККА А. Д. Локтионова докладную записку' следующего содержания:

«При современной глубине обороны и организованности войск, огромной мощности их огня (который будет направлен на штурмовую авиацию) — штурмовая авиация будет нести очень крупные потери.

Наши типы штурмовиков, как строящиеся в серии, — ВУЛТИ, ХАМ-5 (констр. Неман), так и опытные — «Иванов» (конструктр. Сухой) и «Иванов» (констр. Неман) имеют большую уязвимость, так как ни одна жизненная часть этих самолетов: экипаж, мотор, маслосистема, бензосистема и бомбы — не защищена. Это может в сильной степени понизить наступательные способности нашей штурмовой авиации.

Поэтому сегодня назрела необходимость создания бронированного штурмовика или, иначе говоря — летающего танка. у которого все жизненные части забронированы.

Сознавая потребность в таком самолете, мною в течение нескольких месяцев велась работа над разрешением этой трудной проблемы, результатом которой явился проект бронированного самолета- штурмовика, основные летно-боевые данные которого изложены в нижеследующей таблице.

Для осуществления этого выдающегося самолета, который неизмеримо повысит наступательные способности нашей штурмовой авиации, сделав ее могущей наносить сокрушительные удары по врагу без потерь или с очень малыми потерями с ее стороны, прошу освободить меня от должности Начальника главка — поручив мне выпустить самолет на Государственные испытания в ноябре 1938 года.

Задача создания бронированного штурмовика исключительно трудна и сопряжена с большим техническим риском, но я с энтузиазмом и полной уверенностью за успех берусь за это дело.

Сер. Ильюшин. 27.1.38.»

В приложении к записке сообщались основные летно-техничесикие характеристики и состав вооружения (см. табл. на с. 6).

Бронирование штурмовика предполагалось выполнить в виде бронекорпус. а передней части машины, который защищал бы экипаж, мотор, водо- и маслорадиаторы, масло- и бензобаки. Кроме того, предусматривалось дополнительное бронирование жизненно важных частей штурмовика бронекапсулами, расположенными внутри бронекорпуса. Экипаж защищался спереди как бронекорпусом и бронекапсулами, так и специальными бронещитками и бронестеклом козырька фонаря кабины, а сверху и со стороны задней полусферы — бронестеклами.

2 февраля 38-го докладная записка Ильюшина поступила в аппарат председателя СНК СССР, и через два дня он наложил резолюцию: «Рассмотреть в К.О. Молотов».

Интересно, что самые простые прикидки показывают — с мотором АМ-34ФРН создать требуемый ВВС РККА штурмовик не представлялось возможным. Этот двигатель, разработанный в ОКБ А. А. Микулина специально для бомбардировщиков, имел слишком большую для штурмовика высотность (3500 м) и недостаточную мощность у земли (960 л. с.). Другого мотора, впрочем, тогда в Советском Союзе не было. Военные, рассчитывая в будущем получить более мощный невысотный мотор, поддержали машину Ильюшина.

5 мая 1938 г. Правительством был утвержден план опытного самолетостроения на 1938-39 гг., который предусматривал постройку на авиазаводе № 39 двухместного одномоторного бронированного штурмовика под обозначением БШ-2 конструкции С. В. Ильюшина с мотором АМ-34ФРН в трех экземплярах со сроком предъявления на государственные испытания 1-го экземпляра — в декабре 1938 г., 2-го — в марте и 3-го — в мае 1939 г.

Согласно заданию, основным назначением БШ-2 являлось «уничтожение живой силы противника во всех вероятных положениях и его боевых средств, главным образом, в оперативной зоне и войсковых тылах; нарушение переброски войск противника; разрушение аэродромов, авиационных и мотомеханизированных баз; уничтожение средств ПВО; взаимодействие с наземными войсками…»

В ходе более детальной проработки проекта Ильюшин отказался от дополнительной защиты частей самолета бронекапсулами, сохранив только сплошной бронекорпус. Остались и отдельные небольшие бронещитки для защиты летчика и штурмана-стрелка.

3 января 1939 г. С. В. Ильюшин предъявил Начальнику ВВС РККА командарму 2-го ранга А. Д. Локтионову на утверждение эскизный проект и макет БШ-2 (заводское обозначение ЦКБ-55) с двигателем АМ-34ФРН. Макетная комиссия, заседание которой состоялось 26 января, признала проект и макет в целом соответствующими предъявляемым ТТТ. В утвержденном Локтионовым 2 февраля 1939 г. протоколе заседания макетной комиссии С. В. Ильюшину рекомендовалось установить дифференцированную по толщине броню, допустить расчетную дальность на скорости 260 км/ч — 560 км у земли и на высоте 4000 м на скорости 300 км/ч — 650 км, разработать установку дополнительных бензобаков в бомбовом отсеке и т. д.

вид на бронекапот

вид сзади

элерон с флетнером

закрылок в открытом положении

Бронированный штурмовик ЦКБ-55АМ-35 (БШ-2 № 2) на государственных испытаниях в апреле 1940 г.

В это время уже стало ясно, что по ряду причин (вовремя не созданы штампуемая авиационная броня двойной кривизны, нет технологии изготовления бронекорпуса и пр.) ЦКБ-55 к установленному сроку построить невозможно. В то же время мотор ЛМ-3-1ФРН был снят с производства. а в январе 1939 г. прошел заводские испытания АМ-35 с мощностью 1130 л. с. у земли и 1200 л. с. на 1500 м. В связи с этим в феврале Ильюшин вместе с Я. В. Смушкевичем доложили Локтионову новые тактико-технические требования к ЦКБ-55 с мотором АМ-35.

Основные изменения ТТТ касались увеличения практического потолка и снижения времени набора высоты и длин разбега и пробега. Несколько иным-стало наступательное стрелковое вооружение, в то время как бомбовое вооружение и схема бронирования самолета остались прежними.

Эти ТТТ Локтионов утвердил 15 февраля 1939 г… и уже на следующий день на 39-м авиазаводе началась постройка двух опытных штурмовиков. На машиностроительном заводе им. Г. К. Орджоникидзе в Подольске были изготовлены первые два экспериментальных бронекорпуса.

Естественно, ставка на новый двигатель сопряжена с определнным риском. В феврале 1939 г. АМ-35 не выдержал 100-часовые испытания, и все работы по ЦКБ-55 были приостановлены до апреля, когда мотор с внесенными изменениями конструкции прошел повторные государственные испытания. Акт государственной комиссии предписывал "К 15.06.1939 года изготовить 5 моторов АМ-35 и предъявить дм летных испытаний но самолете БШ-2».

9 июля Ильюшин доложил Кагановичу о готовности первого опытного экземпляра ЦКБ-55 к проведению заводских испытаний. Однако нарком потребовал от ОКБ предварительного проведения статических испытаний крыла п оперения до 67 % от расчетной нагрузки и балансировки рулей машины. 29 июля вышло Постановление комитета обороны № 226 — О создании модифицированных бомбардировщиков и новых опытных бомбардировщиков и штурмовиков на 1939-40 гг.», которое обязывало С. В. Ильюшина передать на государственные испытания первый экземпляр бронированного штурмовика БШ-2 в сентябре 1939 г., второй — в ноябре этого же года. 15 августа вышел приказ по ИКАЛ № 256, освобдивший Ильюшина от всех работ. кроме модификации ДБ-3 2М-88 и постройки БШ-2.

Проведение статиспытаний и устранение недостатков первого экземпляра ЦКБ-55 затянулись до октября 1939-го. Только 2 октября ЦКБ-55 № 1 под управлением В. К. Коккинаки совершил первый полет. В воздухе машина пробыла лишь 10 минут — мотор перегревался, а самолет валило влево.

30 декабря Коккинаки поднял в воздух второй опытный ЦКБ-55. Заводские испытания машин затянулись на добрых 5 месяцев и продолжались до 26 марта 1940 г. Проблемы были связаны, в основном, с неудовлетворительной работой АМ-35, проходившего летные испытания впервые, и недостаточным охлаждением воды и масла, особенно на режимах взлета и набора высоты.

Дело в том, что водо- и маслорадиаторы на ЦКБ-55 первоначально устанавливались в броискорпусс самолета за двигателем рядом друг с другом, а охлаждающий воздух подводился к ним по специальному каналу через воздухозаборник, расположенный в верхней части бропскорпуса сверху капота мотора. Такое размещение было, в известной степени, вынужденным и преследовало цели повышения боевой живучести самолета. Но при этом входное отверстие канала находилось в зоне пониженного статического давления, а отверстия выпуска воздуха — снизу фюзеляжа- в зоне повышенного. Как результат. радиаторы продувались недостаточно.

кабина летчика и штурмана — стрелка а закрытом положении

лебедка подвески авиабомб

задняя стрелковая установка под ШКАС

система подвески ФАБ-250, ВАП-200 и УХАП-250

наружная установка ДЕР- 31 и ухваты

вид на бомбовый отсек

фара и ПВД

В письме от 28 января 1910 г. на имя нового наркома авиапромышленности А. II. Шахурина С. В. Ильюшин отмечал: "…Первый опытный самолет бронированный штурмовик (ШИ АМ-35) бы.1 выпущен в начале 2 октября 1939 года. На самолете били забронированы все жизненные части, включая и радиаторы водяной и мастный. Эти радиаторы установлены в специальном канале бронированного фюзеляжа. В полете била обнаружена недостаточная эффективность охлаждения в этом канале. Было выполнено несколько вариантов размещения. Первый вариант, с которым самолет был выпущен — гликолевое охлаждение, второй вариант — маслорадиатор новый был вынесен из фюзеляжа в бронированный туннель под фюзеляж. Жидкостный радиатор был увеличен, отказались от гликоля и перейти на воду под давлением. Вода оказалась в норме. Масло грелось. Третий вариант — водяной и масляный радиаторы вынесены под фюзеляж. Считаю долгом доложить, что в этом бронированном самолете мы встретились с серьезными трудностями в осуществлении такой системы охлаждения, которая была бы полностью забронирована от пуль и была бы достаточно эффективна. Такая задача решается нами впервые и требует времени для ее решения.». На расширенном совещании в НКЛП в апреле 1940-го Главный конструктор мотора АМ-35 А. А. Микулин выступил с резкой критикой схемы размещения мотора в бронекапоте и системы его охлаждения. В частности, он указывал, что ОКБ Ильюшина для ЦКБ-55 разработало свой радиатор, тогда как в производстве уже есть хорошо отработанные водо- и маслорадиаторы к мотору, с которыми он работает нормально. Кроме того, Микулин особо отметил, что все работы по созданию нового штурмовика ведутся без учета необходимых для работы АМ-35 условий, а рекомендации моторостроителей игнорируются. «В этом броневике не сделано н и одной дырки для охлаждения мотора, как же он будет после этого нормально работать!?» — в сердцах восклицал Александр Александрович.

Наконец ОКБ Ильюшина остановилось па следующем варианте размещения радиаторов. Водяной с увеличенной поверхностью охлаждения расположился в воздушном канале фюзеляжа и занял всю его ширину, а масляный был перенесен под бропекорпус и установлен в прямоугольной бронекорзине, в передней части которой имелась заслонка, полностью закрывавшая входное отверстие радиатора при обстреле с земли или при вынужденной посадке с убранными шасси. Для охлаждения свечей системы зажигания и выхлопных патрубков двигателя, а также для продува внутренней полости бронекорпуса, его передние боковые и нижняя бронекрышки нымолйялись в виде заборников воздуха, которые выходили из корпуса через бронекарманы за выхлопными патрубками.

За весь цикл заводских испытаний на ЦКБ-55 № 2 было выполнено 14 полетов с общим налетом 4 часа 16 минут, но лишь в 4-х полетах определялись летные характеристики. Тем не менее, 26 марта 1940 г. ОКБ завершило заводские испытания штурмовика и представило его на государственные испытания. Еще через четыре дня, 31 марта, ЦКБ-55 № 2 был официально принят в НИИ ВВС для проведения испытаний, которые начались уже на следующий день и завершились 19 апреля (ведущий инженер — военинженер 1-го ранга Н. С. Куликов, ведущий летчик-испытатель — майор А. К. Долгов и штурман-испытатель — майор И. Д. Соколов). На самолете было выполнено 38 полетов с общим налетом 19 часов 20 минут.

Главной особенностью нового штурмовика являлся обтекаемый бронекорпус из авиационной броневой стали АБ-1. Сталь, разработанная в ВИАМ под руководством С. Т. Кишкина и Н. М. Склярова, позволяла изготавливать броневые листы с поверхностью двойной кривизны штамповкой на воздухе с последующим охлаждением в масле и окончательной доводкой размеров в штампе. Бронекорпус защищал мотор, масло- и бензобаки, радиаторы, рабочие места экипажа, частично бомболюки. Корпус практически полностью включался в силовую схему планера самолета — его носовая часть воспринимала все нагрузки от мотора и агрегатов ВМГ, а центральная часть — от узлов крепления крыла, хвостовой части фюзеляжа, кабины экипажа и оборонительной пулеметной турели.

Для снижения массы толщины броневых листов были выбраны неравномерными, от 4 до 7 мм, исходя как из условия эффективной защиты от осколков и пуль, углы встречи которых с бронекорпусом определялись аналитически, так и в соответствии с действующими на элементы бронекорпуса нагрузками. Общий вес брони составлял 700 кг.

Лобовое стекло фонаря кабины летчика выполнялась из плексигласа толщиной 60 мм.

Задняя часть фюзеляжа представляла собой деревянный монокок с работающей обшивкой, выклеенный из березового шпона и фанеры и подкрепленный стрингерами. Деревянный киль выполнялся заодно с фюзеляжем. Крыло и стабилизатор — двухлонжеронные цельнометаллические. Крыло имело закрылки, отклонявшиеся на 40°. Обшивка плоскостей крыла, элеронов, а также стабилизатора выполнялись из дюраля. Рули высоты и направления — металлические с полотняной обшивкой. Шасси с тормозными колесами убиралось назад по полету 7 в обтекатели, с частичным выступанием колес основных опор из контура обтекателей (по замыслу конструкторов это должно было обеспечить более легкую вынужденную посадку с убранным шасси). Управление уборкой шасси пневматическое. Аварийный выпуск шасси производился при помощи тросовой лебедки.

Два протестированных бензобака (верхний на 175 л и нижний на 245 л) размещались в забронированной части фюзеляжа за мотором, а маслобак на 47 л располагался рядом с левым блоком мотора. На самолете был установлен трехлопастный воздушный винт ВИШ-22Т с регулятором постоянного числа оборотов.

Состав вооружения самолета приведен в таблице. Из-за слишком больших усилий перезарядка пулеметов была выполнена пневматической с механическим дублером. Прицел у летчика — ПАИ-22, у штурмана — ПМП-1. На самолете были установлены навигационное, кислородное и электрооборудование, обеспечивающие полеты ночью, в плохих метеоусловиях и на больших высотах.

11 мая под председательством начальника НИИ ВВС дивизионного инженера А.И. Филина состоялось заседание Технического совета института, на котором в присутствии С. В. Ильюшина и его замес тителя Я. И. Мальцева были заслушаны доклады ведущего инженера Н. С. Куликова, ведущего летчика-испытагеля майора А.К. Долгова и штурмана- испытателя майора И.Д. Соколова о результатах проведения испытаний БШ-2 № 2 (ЦКБ-55.\Ь 2). В выводах Технического сове та отмечалось:

«1) по своим полетным свойствам БШ-2 достаточно прост, особенностей, отличающих его от других самолетов такого типа (ББ-1, Р-10), не имеет, взлет и посадка просты, на взлете и пробеге самолет устойчив;

2) бомбовое и стрелковое вооружение по своему объему соответствует требованиям;

3) пилотажно-навигационные приборы, приборы ВМГ и кислородное оборудования по своему объему полностью, а электрооборудование в основном, соответствуют тактическому назначению самолета;

4) в конструктивном отношении самолет выполнен хорошо, основные агрегаты конструкции самолета, шасси, управление самолетом и мотором надежны и при испытании действовали безотказно.»

Одновременно указывалось, что самолет предъявлен на госиспытания с опозданием на год и три месяца, и не вполне соответствует ТТТ к нему. Такую мягкую формулировку военные выбрали, чтобы морально поддержать Ильюшина. Строго говоря, основные данные самолета БШ-2 с полетным весом 4725 кг (существенно меньшим нормального по ТТТ) были значительно хуже предусмотренных заданием (см. таблицу).

Проект Ш докл. записка С Ильюшина от февр. 1938
Проект Ш докл. записка С Ильюшина от февр. 1938 ТЗ на Ш по плану опытного самолетостроения от 5 мая 1938 новые ТТТ к ЦКБ-55 15 февр. 1939 по результ. испыт. ЦКБ-55 2.10.39–26.03.40 ЦКБ-57 зав. испыт. Ил-2 зав. Испыт 22 февр 1941 Ил-2 гос. испыт. 28.02.41–20.03.41 сер. Ил-2 № 182402
Мотор АМ-34ФРН АМ-34ФРН АМ-35 АМ-38 АМ-38 АМ-38 АМ-38
Скорость максим.
у земли 385-400 385-400 362 423 422 419 451
на выс. 2800 437
на выс. 2300 446
посадочная 105-110 135' 140 140
Дальность
полета 750…800
попета с норм весом 800 618
с перегрузкой до 1000
расч.
на скор. 260 у земли
на скор. 300
и на выс. 4000 м 850
с норм вес. но скор. 380 600
с норм. вес. у земли на скор. 357 508
техн. у земли на скор 377 638
Потолок практич. 8000 9000–9500 не замерялся
Взл. масс норм. 4988 5125 5310 5336
Время набора выс 5000 ' 8-9 11.5 10 10 10.6
Длина разбега 250 340 250 250 410
пробега 280 260 260 360
Вооружение
стрелковое
наступательное (в крыле) 4хШКАС (по 500) 2хШКАС + 2Хкрулнокал. 4хШКАС (общ. 3000) 4хШКАС (общ. 3000) 4хШКАС (общ. 3000) 2хШКАС + 2хШВАК + 2хШВАК(420) + 2хШКАС (1500) + 2хШВАК (420) + 2хШКАС (1500) +
оборонительное 1хШКАС 2хШКАС 1хШКАС (750) 1хШКАС (750) 8хРО-82/РО- 132 4хРО-82/РО-132 8хРО-82/РО-132
(на турели) (500)
бомбовое до 250 250-300 250-300 400 400 400 400 400
600 600

Потолок БШ-2, из-за падения давления масла у мотора АМ-35 на высотах более 6000 м и падения давления бензина вследствие недостаточной мощности бензопомпы, на испытаниях не определялся.

Кроме того, мотор АМ-35 № 116 показал плохую приемистость из-за неудовлетворительной работы регулятора и низкую эксплуатационную надежность — в ходе испытаний была проведена его замена.

Недостатки новой машины порождались, в основном, низкой тяговооруженностью и чрезмерно задней центровкой. При этом отмечалось, что при заданном ТТТ полетном весе удельные характеристики машины будут еще хуже, время набора высоты 5000 м составит не менее 12–13 минут (вместо 8–9 по заданию), а требуемая максимальная скорость у земли может быть достигнута только при использовании более мощного мотора.

В этой связи Техсовет рекомендовал осуществить установку на самолет более мощного (при том же весе и габаритах, что и АМ-35) невысотного мотора АМ-38 с максимальной мощностью у земли 1625 л. с., собранного 24-м заводом в сентябре 1939-го и находившимся в то время на стадии опытно-доводочных работ.

Здесь уместно отметить, что еще 13 февраля 1940 г. на заседании Коллегии HKAII при рассмотрении вопроса о ходе заводских испытаний БШ-2 С. В. Ильюшину и Главному конструктору завода № 24 А. А. Микулину поручалось подготовить конкретные предложения по установке мотора АМ-38 на самолет и представить их на рассмотрение Наркому Шахурину. Однако, к началу госиспытаний БШ-2 двигатель АМ-38 готов еще не был.

Кроме недостатков, перечисленных выше, Техсовет в качестве основных выделил еще и такие: неудовлетворительный обзор для членов экипажа, недостаточная защита летчика спереди, недоведенность крыльевых пулеметных установок, отсутствие предусмотренной ТТТ приемопередающей радиостанции.

В целом, Госкомиссия дала положительный отзыв: «Самолет БШ-2 является единственным типом хорошо бронированного самолета с достаточно мощным вооружением, имеющим перспективу дальнейшего развития, и представляет определенный интерес для использования его в ВВС РККА в качестве штурмовика-бомбардировщика ближнего действия при условии устранения основных недостатков». Госкомиссия указала на необходимость постройки небольшой серии штурмовиков БШ-2 с мотором АМ-35 «…в количестве, достаточным для формирования одного штурмового авиаполка» * для проведения войсковых испытаний. Машины войсковой серии требовалось предъявить на госиспытания не позднее 1 декабря 1941 г. Кроме того, Ильюшину предлагалось: произвести отстрел одного бронекорпуса для определения его пулестойкости; на БШ-2 № 1 установить мотор АМ-38 и не позже 15 июня 1940 г. предъявить самолет на госиспытания, а на самолете БШ-2 № 2 вместо 4-х крыльевых ШКАСов установить две 23-мм пушки МП-6 ОКБ-16 и два ШКАСа, и к 1 июля 1940 г. передать его на госиспытания в ПИИ ВВС РККА.

* 65 машин по штатной структуре штурмовых авиаполков ВВС РККА того времени.

Продолжение следует.

Хазанов Д. Б.

Неизвестная битва в небе Москвы 1941–1942 гг

Издательский Дом «Техника — молодежи», М., 1999. 210x290, 120 с., 250 фото,

11 схем боевых действий, 18 цв. профилей,

9 приложений, мягкая обложка.

Вне всякого сомнения, выход этой работы станет определенным событием в истории исследования и описания воздушных битв Великой Отечественной. Не так часто встретишь издание, написанное по материалам противоборствующих сторон и посвященное не истории какого-либо самолета, а целой военной операции. (Естественно, работы a-La-гэгин не в счет.) Большинство авторов предпочитают пахать на хорошо известной ниве самолетных монографий. В них описание боевой карьеры машины представляет нечто среднее между сборником анекдотов, почерпнутых в КБ и в мемуарах, и общих фраз. В работе же Хазанова все куда серьезнее. Чувствуется многолетний труд автора, не пожалевшего нескольких пар брюк, истертых о жесткие стулья архивных читален.

А работа с зарубежными первоисточниками? Автор взял на себя труд по переписке с германскими архивами, и это в книге ощущается.

Не может не вызывать восхищения и иллюстративная часть издания. Обилие редких, ранее не публиковавшихся фотографий делает работу своеобразным документом эпохи. К сожалению, издатель не смог (или не захотел) найти для издания бумаги поприличнее.

Однако, нет ничего хорошего, что нельзя было бы сделать еще лучше. Остановимся только на принципиальных моментах.

Во-первых, название. Как «битва в небе Москвы» попала в разряд неизвестных? Ведь автор не ограничился описанием отдельных страниц, но написал полномасштабное исследование, где неизвестное перемешано с известным. Сдается, что этот заголовок сделан «жаренным» для пущей продаваемости.

Во-вторых, содержание. Начинаются главы, в общем-то, правильно — с анализа сил противоборствующих сторон. Затем — основные вопросы и особенности подготовки. Как правило, уже на этом этапе автор становится на столь импонирующую ему «лыжню» отдельных фактов и начинает излагать их в порядке «куда кривая вывезет». Потом, словно опомнившись, снова берется за какой- нибудь обязательный пункт программы, но, начиная его иллюстрировать, снова погрязает в фактиках. Как пример, хороша фраза (с. 19): «подведем некоторые итоги летних боев…», и, вместо «итогов», — пять страниц с перечислением фактов.

В-третьих. Немудрено, что в такой неразберихе Хазанов начинает противоречить самому себе. Так, рассуждая об эффекте воздушных ударов по Москве, он говорит и о «существенно больших масштабах бедствий…» (с. 23), и о «невысокой эффективности бомбардировок» (с. 25). Или, невысоко оценивая действия советских ВВС по отражению германского наступления на с. 39–40, уже на с. 55 он утверждает обратное.

Тяжелое, утомляющее обилием фактов чтение наводит иногда на сон, а иногда на мысль — уж не издал ли автор свои архивные черновики в том виде, как они были написаны? Совершенно очевидно, что иной специалист, вооружившись ручкой, ножницами и клеем, не выходя из дома, за неделю смог бы сделать из книги Хазанова конфетку, которая могла бы претендовать на закрытие темы…

Закругляясь, хотелось бы заметить, что книга, на наш взгляд, — не г…, но и не шедевр, а находится где-то посередке. Сравнить не с чем, потому как стоит труд Хазанова один как перст в нише «операционных» работ. Хотелось бы верить, что такое положение сохранится не долго.

Рискуя утомить читателя, мы все же приведем еще одну рецензию на книгу Д. Хазанова, написанную В. Вахламовым и В. Романенко.

Начнем с того, что мы практически полностью согласны с предыдущей рецензией, но остановимся все-таки на недостатках.

Для серьезного исторического труда, каким представляется книга Д. Хазанова, конечно, важнейшим является содержание, а не то, как он проиллюстрирован. Но учитывая именно эту серьезность, читатель вправе ожидать добросовестности и в подборе фотографий. К сожалению, автор в погоне за объемом, судя по всему, действовал по принципу: все, что происходило в стране в то время, относилось к битве под Москвой. Судите сами.

Ниже курсивом мы даем цитату из книги, а в скобках — адрес цитаты (номер страницы и снимка) и наш комментарий:

1) Первые МиГ-3 поступили в 120-й И АП в августе 1941 г. (6–3. Снимок апреля 1942 г.).

2) Снимки 20–41, 28-1 и 30-8 относятся к 401 ИАП, и автору это было известно!

3) К. М. Симонов готовит материал о боевой работе авиаторов, летавших на ТБ-3 (31–18. Ничего он не готовит, а собирается улетать на ТБ-3 из Крыма).

4) Поврежденная «Чайна» с ракетным вооружением (Захваченный немцами самолет. Подпись к снимку в РГАКФД — «22/VII-1941 г. Восточный фронт.»).

5) ЛаГГ-3 на вынужденной посадке (32–22. Авария ЛаГГ-3 № 273159, 29.7.41, аэродром Таганрогского завода № 31. Каких-то 2000 км от Москвы!).

6) ЛаГГ-3 на опушке леса (33–24. НИИ ВВС, ЛаГГ-3 № 3121715 — конец августа-начало сентября 1941 г.).

7) Поврежденный И-16 эвакуируют в тыл (33–25. На цветной иллюстрации воспроизведен этот же самолет с указанием: «Западный фронт». Аналогичный снимок опубликован в книге фронтового корреспондента А. Бурова «Огненное небо», Лениздат, 1974 г. и сделан на Ленинградском фронте).

8) ТБ-3 активно применялись при обороне Москвы (40–71. Довоенная фотография).

9) Пе-3 возвратился с задания с повреждением носовой части фюзеляжа (42–11. Снимок сделан на испытаниях Пе-2 № 391606 в варианте ночного истребителя в Свердловске 28.8.41. Повреждения при стрельбе из-за непрочности конструкции. Надеемся, доверие к автору все крепчает).

10) СБ взлетает на задание (47–27. 214 СБАП, июль 1941 г.).

11) Ар-2 в перерыве между полетами (56–54. Перерыв грозит затянуться навсегда, поскольку самолет захвачен немцами в районе шоссе Минск- Москва под Смоленском в августе 1941 г.).

12) Боевой взлет Як-1 закончился аварией (65-5. Авария Як-1 № 3349 сборки завода № 301 на аэродроме Химки, 10 мая 1943 г. Немцы в то время больше о Курске думали, а битва под Москвой в мае 1942 г. закончилась).

13) Нередко советским летчикам в силу различных обстоятельств приходилось сажать машины «на брюхо» (72–22, 23. Авария Як-1 № 2749 сборки Химкинского завода № 301,13 мая 1943 г. Опять).

14) На полевом аэродроме ЛаГГ-3 с РСами (73–24. Снимок из акта госиспытаний реактивного оружия на ЛаГГ-3 № 3121422, утвержденного НИИ ВВС в сентябре 1941 г.).

15) СБ после вынужденной посадки (73–25. Июнь 1941 г.).

16) Летчики 6-го ИАК (78–33.178 ИАП).

17) Пе-3 командира 208-го ИАП капитана Остаева (101-32. Просто — Пе-3 капитана Остаева, 208 ИАП).

18) Предполетный осмотр Ил-2 (105-43. 65 ШАП).

Кроме того, независимо от подписей, снимки 65-4, 72–21, 75–28,83-42, 98–24 сделаны в НИИ ВВС и прямого отношения к боям под Москвой не имеют.

Это только то, что известно абсолютно достоверно, поскольку один из нас, В. Вахламов, на начальном этапе подготовки книги участвовал в подборе фотоматериалов, однако не всегда получалось убедить автора, что внимания требует не только текст. Кстати, по материалам Вахламова было восстановлено 9 из 15 советских камуфляжей, о чем почему-то нигде не сказано. И здесь читателя ожидают досадные неточности:

1) МиГ-3 № 36 401 ИАП. Предположительно, на нем воевал А. Т. Кубышкин (Вероятность этого равна единице, поделенной на число летчиков в полку).

2) МиГ-3 № 2, поступивший в 120-й ИАП в августе 1942 г. (Когда он поступил в полк — не знает никто, но фотография, по которой выполнялась схема, сделана в апреле 1942 г.).

3) И-16 № 91 728-го ИАП. Зима 1942 г. (Правильно, зима. Только не 1941-42, а 1942-43 г. К битве под Москвой — никакого отношения).

4) И-16№ 29 ВВС Западного фронта. Сентябрь 1941 г. (См. выше. Ленфронт. Дата неизвестна).

5) ПС-84, участвовавший в десантировании советских войск в районе Вязьмы (Может, это и так, но таких данных в архиве не сохранилось).

Не правда ли, маленькая ложь рождает большое недоверие?

Теперь от исторических фактов перейдем к более эфемерным морально-этическим проблемам. Д. Хазанов, видимо, увлекшись собственным творчеством, забыл о тех, кто трудился до него. Так, не упомянуто авторство военных корреспондентов М. И. Савина, А. В. Устинова, В. В. Фаминского. Больше всех не повезло В. И. Федосову — в книге более 20 его фотографий без единого упоминания. А люди, может, жизнью рисковали. Нет ссылок у каждого снимка (как того требуют правила) из РГАКФД, хотя общее упоминание есть. Удивительно, что в таком, действительно серьезном труде в списке литературы не упоминаются конкретные дела ЦАМ0, который автор сам называет основным источником информации. При этом упомянуты маловажные книжные публикации. Анализ фотографий позволяет предположить, что использовались материалы Российского государственного архива экономики, который вообще не упомянут. Кстати, умиляет уважение автора к немецким материалам. Не подтверждают они побед наших летчиков, значит — побед и не было. Как будто в германских архивах не может быть ошибок. Как пример, исхитрился же, по официальным данным, Хартман сбить немалое число СБ в 1944 году, когда их уже и на фронте не было.

Наконец, немного о личном, да не подумает читатель, что причиной всему выше написанному является этот абзац. Когда книга готовилась к печати, немало людей передало Д. Хазанову фотографии из личных архивов. Уговоры, убеждения, обещания сыграли свою роль. «Святое дело», «верну в любой момент», «в долгу не останусь». Присущий автору имидж кабинетного ученого усиливал эффект убеждения. И книга вышла не манускриптом, а в достаточно живом виде. Что же получили добровольные помощники? По крайней мере, половина — ничего.

Нет, благодарность в тексте есть, но хотелось бы чего-то большего, скажем, — получить свои фотографии обратно. Это уж не говоря о деньгах (к слову, в государственном РГАКФД один снимок стоит сейчас 3 отнюдь не условных, а вполне конкретных единицы!).

А пока, у кого-то в руках расписка, у кого-то — добрые воспоминания. Еще раз отметим, что книга получилась познавательная. Д. Хазанову — новых творческих успехов. А тем, кто его читает или с ним собирается сотрудничать — особого внимания.

АСЫ МИРА

Заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Российской Федерации Владимир Степанович Елисеев

Владимир РАТКИН Москва

Владимир Елисеев приобщился к авиации сразу по окончании школы-семилетки. когда начал работать в МАИ на кафедре теории механизмов п машин. Способности Владимира не прошли незамеченными для преподавателей, и решено было провести своего рода эксперимент — подготовить по полному курсу института человека, не имевшего законченного среднего образования.

С началом учебы в МАИ Елисеев оказался в самой гуще авиационной жизни. Он познакомился с институтским авиазаводом, выпускавшим разработанные в МАИ самолеты, увидел редкие в те годы иностранные машины, что использовались в качестве учебных пособий. В такой обстановке желание летать пришло к Владимиру совершенно естественно.

В 1939 году Владимир Елисеев решил поступать в Тушинский аэроклуб-тот находился совсем рядом с МАИ. По медкомиссия встала на его пути непреодолимым препятствием. Ни настойчивость Владимира, ни его богатырский облик не помогли — ведь ему едва исполнилось 16 лет… Комиссия, узнав возраст кандидата в пилоты, посоветовала ему отправляться домой и не отвлекать людей от дела. Огорченный, Владимир пошел назад и в коридоре наткнулся на майора ВВС. Тот, выяснив причину его огорчения, сказал: «Ну, если уж таких не будут брать в авиацию, то кого же тогда брать?!» И Владимир после рекомендации так кстати встретившегося офицера прошел ко миссию и был зачислен курсантом Тушинского аэроклуба, получил место в общежитии и летную форму.

Кстати, о богатырском облике. Перед войной в Тушинский аэроклуб старались брать преимущественно спортсменов. Считалось, что лучше их никто не справится с нагрузками, действующими на летчика в полете. Однако ставка на спортсменов, как на резерв летных кадров, оказалась ошибочной и себя не оправдала. Конечно, одетые в форму, выдававшуюся курсантам Тушинского аэроклуба, спортсмены смотрелись великолепно. И прыжки с парашютами старались выполнять эффектно, с кульбитами. Но их полеты совсем не впечатляли. Особенно трудно обстояло дело с освоением посадки. На обучение спортсменов этому элементу полета затрачивалось гораздо больше «вывозных-. чем на тех. кто в аэроклуб пришел — с улицы-. Особенно туго осваивали посадку гимнасты. Выработав за годы тренировок привычку предохраняться от резкого касания земли и доведя ее до автоматизма, они при посадке, идя над полосой, никак не решались коснуться земли колесами. Полеты становились для них настоящим мучением. Многие спортсмены были из-за этого отчислены.

«Неспортивная» молодежь подобных проблем не испытывала. Владимир Елисеев успешно освоил пилотирование У-2, УТ-2 и продолжил летное обучение в Остафьевской школе пилотов близ Серпухова (Моск. обл.). С началом воины школа перебазировалась в г. Вязники Владимирской области. Там Елисеев за короткий срок освоил полеты на И-16. По окончании обучения курсантом, в соответствии с приказом маршала Тимошенко, присвоили звание сержантов. Из лучших по успеваемости выпускников, среди которых был и Владимир, сформировали истребительную эскадрилью. готовую отправиться на фронт. Но обстоятельства изменились. и Елисеев был направлен в 22 Запасной авиаполк (ЗАП), базировавшийся в Иваново.

Когда группа сержантов из Вязниковской школы прибыла на место и доложила о себе, командование полка решило, что мальчишки шутят, приравнивая себя к летчикам, и передали пополнение находившемуся в это время в штабе полка майору-инженеру по вооружению. Тот мысленно уже распределял сержантов по рабочим местам:

— Сейчас познакомимся с вами, проверим, как вы знаете оружие…

— Да мы летчики!

— Ну. ладно, ребята, пошутили — и будет!

Но сопроводительные документы. в которые никто толком до сих пор не заглянул, не оставляли сомнения-сержанты действительно умеют летать. В то время сержанты-летчики были еще в новинку.

Недолго пробыв в 22 ЗАП. Владимир был направлен в Кинешму. где базировался -136 ПАП. Полк получал истребители «Харрикейн». Прибывавшие самолеты перевооружались: 12 малокалиберных пулеметов заменялись на пушки ШBAK. по одной в каждой консоли. Для помощи в освоении машины из Великобритании прибыли 3 летчика и 16 техников. Их помощь оказалась полезной, хотя изредка и происходили курьезы. Так. некоторым нашим пилотам, прежде летавшим на И-16, при выполнении посадки на «Харрикейне» казалось, что нос самолета чрезмерно опущен. Они садились с высоким выравниванием. из-за чего жесткие приземления не были редкостью. Один из англичан решил показать, как надо выполнять посадку на «Харрикейне». При стечении народа он начал делать разбег. Аэродром, расчищенный от свежевыпавшего спета (дело происходило зимой), снял белизной. Летчик, ослепленный ею, не заметил сугроба в конце полосы, зацепил за пего стопками шасси и совершил скоростной капот… К счастью, все тот же сугроб уберег его от самых печальных последствий.

Закончив переучивание, звено молодых летчиков на «Харрикейнах» вылетело в Иваново. Командир 436- го полка Мордвинов, не доверявший молодежи, тем более сержантам, выделил им в сопровождение лидировщика из руководства полка. Правда, тот сам заплутал. Сержанты, видевшие, что они все более отклоняются от маршрута в южном направлении, не могли, однако, ослушаться командира и следовали за ним. Тот водил их над лесами до тех пор, пока не стало заканчиваться горючее. Один за другим они совершили вынужденные посадки в расположении г. Шатуры. Чудом обошлось без жертв, но все «Харрикейны» были разбиты. Однако летчикам была еще уготована «дружеская» встреча на земле. Они сели в районе стратегически важного объекта — Шатурской ТЭС, снабжавшей электроэнергией Москву, а самолеты имели английские номера и еще не закрашенные английские опознавательные знаки. Местные жители, не видя привычных звезд, решили, что к ним в руки попали фашисты. К счастью, вовремя появилось совхозное начальство, поэтому «без жертв» обошлось и на этот раз.

В июне 1942 г. 436 ИАП прибыл на фронт в район Белгорода. Там Владимир Елисеев одержал свои первые победы. 22 июня 1942 г. в ходе утреннего воздушного боя в районе Волчанска ему удалось поджечь один «Мессершмитт». Сел, самолет подготовили к новому вылету, и летчик опять поднялся в воздух. В очередном бою, будучи ведомым у старшего лейтенанта Пятницкого, Владимир заметил «Мессершмитт», пристраивающийся к самолету его ведущего… Немец был настолько увлечен атакой, что не заметил появившийся вблизи «Харрикейн». Елисеев подошел к Bf 109 на близкую дистанцию и в упор выпустил по нему РСы. Самолет противника буквально развалился на части.

29 июня Елисеев вылетел на прикрытие станции Чернянка. В районе объекта он заметил идущий к станции под облачностью Не 111. Незаметно подобрался к нему, маскируясь облаками. «Хейнкель» зашел в облачность, через короткое время вынырнул из нее, и оказался прямо перед носом истребителя. Владимир использовал ситуацию — бомбардировщик залпом двух пушек был сбит. Экипаж спасся на парашютах и был взят в плен. Летчик оказался одним из немецких асов, имел большой боевой налет и гордился своими связями с Гитлером. За этот бой Владимира Елисеева представили к награждению орденом Ленина. Но кто-то посчитал, что для молодого сержанта эта награда слишком велика — мол, зазнается…

Победы в этот период давались нелегко. В одной из воздушных «свалок», будучи ведомым у старшего лейтенанта Пятницкого, Владимир увидел, что его ведущего атакует пара «Мессершмиттов», и понимая, что отразить атаку не успевает, прикрыл самолет Пятницкого бортом своего «Харрикейна». Позже в машине, с трудом доведенной до аэродрома, насчитали 158 пробоин.

1 июля 1942 г. в одном из боев Владимир атаковал Ju 88. «Юнкере» задымил, пошел со снижением, но не загорелся. Елисеев преследовал его и, желая зажечь, все внимание сосредоточил на огне по бомбардировщику. Видел попадания своих снарядов, но вдруг подумал: «Что, если кто-то уже висит у меня на хвосте?» Обернулся — и в это время ощутил удар по самолету. Рядом проскочила пара «Мессершмиттов». Летчик сразу почувствовал, что управление самолетом повреждено. «Харрикейн», не реагируя на ручку, вошел в пикирование. Владимир отстегнул привязные ремни — и перегрузкой его вырвало из кабины.

Снижающийся на парашюте с 3500 м летчик был атакован сбившей его парой «Мессершмиттов». К ним присоединилась еще одна пара, барражировавшая выше и тоже решившая позабавиться. Самолеты встали в круг и, один за другим, пошли в атаку на парашютиста. Выпуская очереди по нему, самолеты проходили совсем рядом с ногами Владимира — то ли хотели ударить плоскостями, то ли желали поглядеть, жив ли летчик. И эта их настойчивость спасла ему жизнь. Парашют, попадая в спутную струю очередного самолета, начинало сильно раскачивать. Из- за этого «Мессершмитт», шедший следом, «мазал». В ходе неоднократных атак одна пуля срезала наушник шлемофона, другая — обожгла левое плечо. Других результатов не было. Когда Владимир снизился до высоты порядка 500 м, истребители прекратили атаки и ушли.

Дувший с запада ветер сносил его на свою территорию, и, снижаясь, он пересек линию фронта. Сначала его обстреливали из немецких окопов, затем к пулям «Шмайссеров» и «Маузеров» добавились выстрелы из ППШ и «трехлинеек» — советские бойцы решили, что спускается немец, выпрыгнувший из «Юнкерса».

Владимир приземлился в лесу, проскользнув над верхушками сосен. Оказавшись на земле, он почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Отстегнул привязную систему — и тут же на него накинулись автоматчики, заломили руки. Подняв голову, Владимир вдруг увидел, что офицер, возглавлявший группу захвата, — знакомый ему лейтенант Бунаков из соседнего полка… Инцидент таким образом разрешился.

* * *

Отступая из района Харькова вместе с частями Красной Армии, 436-й полк за два месяца боев сменил 12 аэродромов. Иной раз перебазирование проходило под обстрелом подходивших частей противника. Так, из Чернянки пришлось улетать под огнем немецких минометчиков, расположившихся на крутом берегу реки Оскол и обстреливавших летное поле. Улетая из Коротояка, пришлось бросить часть личных вещей — выделенный для перебазирования ТБ-1 не успевал вернуться на аэродром до подхода немцев.

22 июля 1942 г. Владимир Елисеев в паре с летчиком Головковым вылетел на разведку в район ст. Цимлянская. Там им пришлось вступить в бой с «Мессершмиттами». Самолет Владимира был подбит, мотор встал. «Мессершмитт» сидел в хвосте и старался добить, но Владимир был уже опытным летчиком. Создавая скольжение рулем направления то в одну, то в другую сторону, он уходил от прицельных очередей. Следя за «Мессершмиттом», он практически непрерывно смотрел назад. «Харрикейн» же тем временем снижался, и когда Владимир взглянул вперед, то увидел, что истребитель падает в овраг. Он успел лишь слегка отвернуть, самолет левым крылом зацепил за стенку одного из боковых ответвлений оврага, упал и разрушился. «И когда уже очутился внизу, что мне запомнилось первым делом — это рев сирены «Выпусти шасси». Владимир повредил руку при посадке. Вылезая из кабины, он увидел, что «Мессершмитт» пикирует на овраг, и спрятался в обломках. Противник, видимо, сфотографировал результат атаки и улетел. Скоро появился разведчик Ju 88 и прошел над оврагом. Выбравшись на поверхность, Владимир заметил вдалеке дорогу' с клубами пыли вдоль нее — к Ростову шли колонны противника. Благодаря ровной, как стол, степи, было хорошо видно, как от колонны отделились две машины и направились в его сторону. Владимир спрятался в бурьян. Машины остановились на противоположной стороне оврага, из них вылезли немецкие солдаты, осмотрели дно оврага, обстреляли противоположный склон, покричали, чтобы русский летчик сдавался, и уехали.

Владимир двинулся в путь. Куда идти, он не знал, так как летчикам не выдавали карт — их просто не было, и район действий они знали приблизительно. Ориентировался в дороге по звездам, спал днем. Как- то вышел на хутор. Первым делом спросил: «Есть ли немцы?» «Немцы были здесь, но прошли, не останавливались.» Хозяева собирались накормить летчика, но Владимир, едва сев за стол, сразу же уснул. Проснувшись, увидел перед собой на столе стопку блинов и крынку молока, но, боясь оказаться в немецком тылу, не поел и быстро отправился в путь.

Выйдя к одному из оврагов, каких в изобилии в степи, он увидел, что на дне его спрятались люди и домашний скот. На вопрос, откуда здесь столько лошадей — ведь они подлежали мобилизации, — ему ответили: лошадей забраковали — натерты холки. У Владимира появилась мысль, что, может быть, удастся добыть здесь лошадь, и не идти дальше пешком. Он обратился за помощью к здешним мальчишкам. «А курить есть?» — спросили те. Владимир отдал им портсигар. Мальчишки ушли и через некоторое время привели такую клячу, что без слез смотреть на нее было невозможно. Обмен не состоялся, Владимир забрал свой портсигар и занялся поисками сам. Выбрал одну из лошадей, оседлал ее и поехал дальше.

В пути он заметил большое село. Попробовал в крайнем доме узнать у бабки, есть ли немцы — безрезультатно. Владимир решил идти через село без разведки. По пустынной улице он дошел до большого дома. Увидев на нем вывеску «Питательный пункт» и часового у дверей, понял — здесь свои. От солдата узнал, что этот пункт организован для питания отходящих частей. Владимир поел, там же, в селе, повстречал и своего напарника, летчика Головкова, сбитого следом за ним в том же бою. Вдвоем они направились в сторону Котельниково. По пути сели на телегу, которой правили старик и женщина, принятая ими вначале за старуху. Но оказалось, что та много моложе своего вида. Она была санитаркой, ее пехотную часть немцы окружили и разбили. Загримировавшись под старуху, ей удалось выйти из окружения, но «камуфляж» не сняла, потому что, как сказала, «никак не можем от немцев убежать.»*

В Котельниково летчики узнали, что к аэродрому полка, базировавшемуся в 12 км от станции Абганерово, можно добраться на грузовом поезде, развозившем по станицам цистерны с водой. Так, сидя на цистерне, Елисеев с Головковым и доехали до Абганерово. Дальше пошли пешком. По пути, в одной из станиц, они зашли в школьное здание. Им предложили еды: «Берите, сколько хотите! Все равно уходим.» Летчики поблагодарили, взяли одну буханку хлеба, решив другую еду добыть в пути. А пока собрались немного отдохнуть.

Но станица уже готовилась встречать немцев и никак не желала «запятнать себя» помощью Красной Армии. Нигде им не дали возможности переночевать. Более того, возле одного из дворов высокий старый казак бросился на них с вилами: «У-у, сволочи большевистские!» Пришлось заночевать у дороги в стогу сена.

Утром вышли на дорогу — ловить попутку. Первый грузовик проскочил мимо. Другая машина — тоже. Головков, достав свой ТТ, сказал: «Я отойду подальше, и если кто еще попробует проехать мимо — буду стрелять!» Но появившаяся вскоре «Эмка» остановилась, увидев голосующего летчика. Водитель, как оказалось, ехал на аэродром.

Появление на аэродроме обоих летчиков было неожиданным. Они скитались по степи 10 дней. Уже было составлено извещение о гибели их в бою. Начштаба полка Бойченко поэтому предложил им разыграть небольшой спектакль. В этот день, как обычно, весь состав полка собрался в домике летно-технического состава. Командир полка Панов встал и сказал: «Помянем тех, кто погиб за последнюю неделю…» — и начал перечислять фамилии летчиков. И когда черед дошел до Елисеева, он вышел из темных сеней на свет и сказал: «Братцы, дайте уж я за себя сам хватану!» Радость от нежданного возвращения летчиков была невероятной.

* Похожую историю рассказывала актриса Элина Быстрицкая — Авт.

* * *

Утром 4 августа 1942 г. летчиков разбудили: «Что спите? Вставайте, немецкие танки идут!» Летчики, спавшие на полу второго этажа школьного здания, быстро вскочили, выглянули в окно — действительно, за железнодорожной насыпью, в нескольких километрах от аэродрома, в степи стояли танки. У тех то ли не было возможности преодолеть высокую насыпь, то ли кончилось горючее. Нужно было поторапливаться. Побежали на аэродром. Командир полка Панов сказал «безлошадным» летчикам: «Садитесь в полуторку и езжайте, встретимся в Ахтубе», — а сам вместе с четырьмя истребителями поспешил к самолетам. Взлетел, но только его «Харрикейн» оторвался от земли и стал набирать высоту, по самолету ударила пулеметная очередь, и тот задымил. Комполка тут же пошел на посадку и, когда скорость на пробеге снизилась, вывалился из горящего истребителя на землю и залез в подъехавший к нему грузовик. Оставшиеся четыре самолета улетели благополучно.

Подъезжая к Сталинграду, летчики наблюдали, как над районом строительства оборонительных сооружений появился немецкий бомбардировщик и что-то сбросил. Это «что- то» с диким воем стало падать на землю. Рывшие противотанковые укрепления женщины бросились кто куда, не пытаясь даже взглянуть, куда падает то, что сбросил немец. Когда же «оно» достигло земли, оказалось, что это — продырявленная во многих местах бочка из-под горючего. В то время у немцев еще было желание шутить.

Угрозы своей безопасности экипажи противника не ощущали ни со стороны артиллерии, ни со стороны истребителей. Какой-нибудь «мессер» мог, например, устроить охоту на идущих по дороге летчиков и израсходовать вхолостую весь боезапас. Происходили и более серьезные события. 13 августа 1942 г. Владимир наблюдал, как к аэродрому полка подошла группа одноместных Ил-2 и встала в круг, ожидая истребительного сопровождения. На них со стороны солнца свалилась пара «охотников» и, одного за другим, сбила все 6 штурмовиков. В это время к аэродрому подходил Ли-2, перевозивший имущество истребительного полка. Его также атаковали, но пилот сумел посадить подбитый самолет, который на пробеге встал на нос. Следующим был атакован и зажжен подходивший к аэродрому почтовый У-2. Насытившись, «Мессершмитты» ушли.

В Ахтубе 436 ИАП находился менее двух недель. Имел он к середине августа всего два самолета и занимался исключительно воздушной разведкой. 30 августа 1942 г. полк убыл в Иваново, в расположение 22 ЗАП. Переучившись там на истребитель «Киттихок», он был переброшен на Северо-Западный фронт, в район Демянска, где прикрывал свои войска, вылетал на штурмовку немецких войск.

17 февраля 1943 г. Владимир Елисеев сбил под Демянском FW 190.

Подготовка к вылету «Харрикейна» Владимира Елисеева 436 ИАП. 1942 г.

В тот день была низкая, до 150 м, облачность, и немецкий летчик, вынужденный на тяжелом самолете вести бой на виражах, стал добычей «Киттихока», имевшего в бою на горизонталях преимущество перед «Фокке- Вульфом». Но едва немецкий самолет был сбит, очередью с земли подбили и самолет Елисеева. Летчик стал искать место для посадки, по единственная дорога и этом лесном районе была забита нашими войсками. На счастье, вскоре он заметил небольшую просеку, вырубленную рядом с дорогой, и пошел на посадку. Когда самолет уже коснулся — брюхом- земли, один закрылок зацепился за присыпанный толстым слоем снега пень. Истребитель резко развернуло на месте, и это спасло летчика: самолет несся на сосны, но благодаря такому внезапному маневру въехал в лес хвостом.

За посадкой подбитого истребителя наблюдали пехотинцы, и как только Владимир вылез из самолета и по глубокому снегу пополз к дороге, помогли ему выбраться на трассу. Чтобы Владимир добрался до расположения своего полка, ему предложили ехать на грузовике. Развернуться машине на узкой дороге было невозможно — могучие солдаты из кремлевского полка подняли грузовик и на руках развернули его в нужном направлении. Владимир сел в кузов. В это время над дорогой появились два «Фокке-Вульфа». Владимир, ни слова не говоря, выпрыгнул из грузовика и лег в снег у обочины. Истребители дали очереди по колонне, снаряды прошли поверх голов пехотинцев и никого не задели. «А мы то думали, что летчики — герои!» — заметил командир пехотинцев. Пришлось объяснить им, что, будь облачность повыше, прицеливание немцы сделали бы точнее, и от грузовика остались бы одни щепки. Да и стоявшим на дороге не поздоровилось бы.

* * *

В начале 1913 г. полк был выведен в тыл на знакомый уже ивановский аэродром. Летный состав переучился на «Аэрокобры», затем убыл в Красноярск, где и принял новые машины. После непродолжительного пребывания на Северо-Западном фронте, к 1 июня 19–13 г. полк перебазировался на участок Центрального фронта н вскоре принял участие в Курской битве. В это время Владимир уже командовал 2-й эскадрильей. В ходе воздушных боев с большими группами немецких бомбардировщиков Владимир Елисеев одержал две победы, сбив FW 190 и Ju 88.

Позднее G7 Гвардейский ИАП участвовал в Варшавской операции. Выло в те дни всякое. Полк потерял своего любимого командира Панова. Подбитый в воздушном бою, он не смог выбраться из своей «Кобры» — ногу зажало в кабине при аварийной посадке, и Панов сгорел вместе с самолетом… Но война запомнилась не только трагедиями. В один из дней в перерывах между полетами летчики эскадрильи отдыхали в тени самолета. Один из молодых летчиков обратился к комэску Елисееву: «Один самолет сбил, а вот под огнем зениток ни разу не был. О чем же дома рассказывать буду?»

Решил ввести молодежь в курс дела. "Организовали вылет на разведку двух пар истребителей, взяв с собой и того молодого пилота. В районе цели по самолетам был открыт интенсивный зенитный огонь — все как по заказу. Один снаряд попал в правое крыло самолета комэска Елисеева и «расшил» его. «Кобру» стало резко кренить. Но, имея уже большой опыт полетов, Владимир сумел развернуть машину, дойти до дома и совершить посадку. На аэродроме, увидев «разделанное» крыло «Кобры», молодой летчик сказал: "Эх, если бы у меня была такая штука, было бы о чем маме рассказать!» Владимиру пришлось разубедить его. Самолет комэска оказался совершенно непригодным к полетам, и новый комполка. пришедший на место Панова из ЗАПа, передал Елисееву свою новенькую «Кингкобру», только что полученную полком. На этом самолете Владимир участвовал в Берлинской операции. *

Первым аэродромом на немецкой земле, куда перебазировался 67 Гвардейскнй полк, был Шнайдсмюлль. Туда они прибыли, когда немецкие войска еще не покинули окрестные леса. Действовал полк по правилу, принятому командующим 16-й Воздушной Армией генералом Руденко: как только немецкие самолеты покидают аэродром, его занимают советские авиачасти. Бывало так. что самолеты садились на полосу, когда наземный состав противника еще находился на аэродроме. Видя краснозвездные машины. немцы, как правило, сопротивления не организовывали, а старались побыстрее убраться к своим.

Шнайдемюлль достался нам в разгромленном виде, с горящими ангарами и заминированными строениями. По мере продвижения войск 1-го Белорусского фронта к Берлину, полк перемещался ближе к столице Рейха. Во время штурма Берлина он действовал с аэродрома Финов. За время Берлинской операции Владимир Елисеев совершил 48 боевых вылетов и сбил 6 самолетов. Эти последние дни воины были необычайно трудными. Немецкие летчики дрались отчаянно. Куда подевалась их прежняя осторожность! Они, невзирая на сильный огонь, упорно шли на боевые порядки советских бомбардировщиков и штурмовиков, вступали в бой с превосходящими по численности группами советских истребителей. Бывало, что даже горящими — Фокке-Вульфы- не прекращали атак! — У пленных спрашивали, почему они лезут напролом — ведь так их легче сбить. Они отвечали: — Лучше красиво погибнут к чем быть повешенным большевиками. -

К концу войны на счету В. Елисеева было 256 боевых вылетов. В 70 воздушных боях он сбил 15 немецких самолетов. Но, помимо того, за ним числились и «земные- победы, достигнутые при вылетах на штурмовку аэродромов, железнодорожных узлов.

* Одну из шести машин, полученных 6-м авиакорпусом в марте 1945 г

Комэски 67 ГВИАП В. С. Елисеев (слева) и В.И. Левко

* * *

По окончании войны В.Елисеев был направлен в Липецк, на летно- тактические курсы командного состава. Закончив их в 1916 г… вернулся в полк, который в это время базировался в Австрии, и летал на «Кингкобрах». В 19–17 г… после вывода войск на территорию СССР. Елисеев 6i.lt направлен на Дальний Восток в 821 ИАП. Там он служил в должности дивизионного инспектора-летчика по технике пилотирования и теории полета.

В августе 1950 г. Елисеева направили на работу в НИИ ВВС. Сначала он попал в управление, занимавшееся испытаниями двигателей, топлив и масел. Тематика исследований была обширной. Поскольку летные исследования силовых установок производились на всех режимах п на разных высотах, летчики во время полетов «залезали- в сферу компетенции Управления, исследовавшего вопросы устойчивости и управляемости реактивных машин.

С началом войны в Корее из задействованных там авиачастей стала поступать информация, что воздушные бон на МиГ-15 летчики ведут, в основном, на взлетном режиме, и наработка на нем у каждого двигателя в ходе одного вылета составляет порядка 80 %. Поскольку конструкторское бюро ограничивало ее только 5-ю минутами на один вылет, требовалось проверить работоспособность двигателя при таком нерасчетном случае, имитируя воздушный бой в НИИ ВВС. Елисеев в ходе исследований налетал на МиГ-15 100 часов, при этом порядка 80 часов двигатель работал на взлетном режиме. В ходе каждого полета летчик выполнял до 70 фигур высшего пилотажа. имитируя воздушный бой. По итогам исследований были даны рекомендации строевым авиачастям но эксплуатации силовой установки.

Развивая эту тематику, возникло предложение провести в НИИ ВВС имитацию воздушного боя на МиГ-15, чтобы выявить скрытые резервы конструкции. Предлагалось с выпущенными щитками, не убирая взлетных оборотов, снизиться с 15 000 м до бреющего и выводить самолет. Однако у руководства института возникли опасения, что в ходе таких экспериментов у самолета отвалится хвост, поэтому оно долго не давало разрешения на проведение исследований. Требовалось получить — добро- у Главкома, но руководство ПИИ не было готовым выдвинуть убедительные аргументы в пользу проведения таких экспериментов — оно попросту не верило в их благополучное завершение. Дело спустили на тормозах, а вскоре закончилась и Корейская война.

Другой работой было определение возможности надежного запуска двигателя в воздухе. Требовалось снижаться с выключенным двигателем до полного его охлаждения, после чего приступать к запуску. Задачей было выявить высоты надежного запуска, выработать способы повышения высотности запуска. Поскольку керосин на больших высотах плохо воспламеняется, в НИИ ВВС проводили усовершенствования топливной системы и системы запуска: на самолете монтировали дополнительный бачок с бензином, устанавливали устройство для розжига топлива вольтовой дугой. За время работы В. Елисеев совершил 158 выключений двигателя в воздухе. В семи экспериментах двигатель запустить не удалось. Существовали рекомендации: если до 2000 м осуществить запуск не удается, надо катапультироваться. Тем не менее, все 7 раз Елисеев на самолете с заглохшим двигателем совершал посадку на своем аэродроме. Подобное — не результат какого-то чуда. Еще при подготовке эксперимента он учитывал возможность того, что двигатель запустить не удастся. В ходе тренировок он выполнял полеты по следующей методике: резко снижался с 15 000 м до 3800 м с таким расчетом, чтобы не делать привычную «коробочку», а оказаться сразу же над точкой 3-го разворота. Затем выполнял маневр и над ближним приводом выдерживал высоту порядка 700 м. В ходе таких тренировочных полетов проверялись расчеты на посадку, поэтому когда в ходе эксперимента двигатель запустить не удавалось, В. Елисеев действовал по уже отработанной схеме и спасал машину.

За время работы в этом управлении Владимир Елисеев освоил полеты на Як-23, МиГ-15, МиГ-17, Ла-15.

В 1954 г. двигательное управление было ликвидировано, и Елисеева направили в управление, занимавшееся исследованиями спецоборудования и посадочных систем. Там он работал до 1961 г… а затем был переведен в 4-е управление, где испытывал пассажирские, военно-транспортные, санитарные самолеты. Освоил практически все тины самолетов, поступавшие в «Аэрофлот» и ВГА.

Помимо этой техники, управление занималось испытаниями вертолетов. спортивных самолетов, планеров. В. Елисеев проводил госиспытаниня вертолетов Ка-25 в противолодочном варианте и Ми-24.

В судьбе милевской машины как серийного боевого вертолета В. С. Елисеев вместе с Ф. Ф. Прокопенко сыграл большую роль. После проведения госиспытаний вертолет был запущен в серию на двух авиазаводах. Первым головную машину выпустил Арсеньевский завод. В. С. Елисеев испытал се и при составлении акта представил… 102 замечания, подлежащих немедленному устранению. Без этого полеты на вертолете нельзя было считать безопасными. Акт, составленный летчиком, рушил все плановые сроки и грозил — втыками- заводу от Минавиапрома. Были предприняты попытки — "договориться", но летчик остался непреклонен. Пришлось заниматься срочными доработками новой машины.

История повторилась, когда В. С Елисеев испытывал первый серийный Ми-24 Ростовского завода. Предприятие, выпускавшее огромные Ми-6, в которых монтаж систем проходил в относительно комфортных условиях и легко контролировался. при переходе на машину меньших размеров снизило качество сборки.

После того, как недостатки были в основном устранены и серийные Ми-24 стали поступать в войсковые части, B.C. Елисеев занимался переучиванием летного состава на эту машину. Ми-24 сильно отличался от вертолетов, имевшихся в то время в ВВС, предназначался для борьбы с противником на поле; боя. Находилось немало скептиков, сомневавшихся в том. что он может решать подобные задачи. В. С. Елисеев, летая на этом типе вертолета в строевых частях, показал в условиях полигона высочайшую точность стрельбы по наземным целям — 92 % попаданий.

Заслуги Владимира Степановича Елисеева в освоении многих видов авиационной техники были отмечены. 17 августа 1970 г. ему присвоили звание Заслуженного летчика-испытателя СССР.

В 1977 году В. С. Елисеев уволен в запас. 6 сентября 1996 г. ему было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Самолеты, сбитые В. С. Елисеевым в ходе Великой Отечественной войны
1 22.06.1942 Bf 109
2 22 06 1942 Bf 109
3 29.06 1942 He 111
4 01 07.1942 Ju 88 p-и В Михайловка, загорелся и ушел со снижением
5 04.12 1942 Bf 109 р-н Ольховец-Софроново-Горки
6 17.02.1943 FW 190 р-н Залучье (ушел со снижением)
7 05.08 1943 FW 190
8 Ju 88
9 30.06 1944 Bf 109 р-н Любошоны-Замосточье
10 07.07.1944 Bf 109 р-н Ратховичи-Городище
П 19.04.1945 FW 190 4 км о — в. Вернойхеэ (сбит но взлете)
12 19.04.1945 FW 190 1 км сев. Гильсдорф
13 20.04.1945 FW 190 взорвался в воздухе
14 20.04.1945 FW 190 2 км зап Бирхоль
15 23.04.1945 FW 190 2 км ю.-в. Эверсвальде

Источники: ЦАМО РФ ф 67 ГвИАП. on 519113. д 1. ф. 5 ГаИАД, on. I. д 4. ф 273 ИАД, оп.1, д 74.108

Памяти Олега Сергеевича Самойлова

3 октября умер Олег Сергеевич Самойлова. Ушел Авиаконструктор, чьи самолеты составляют ныне гордость российской авиации.

Совсем недавно наше издательство выпустило его мемуары «Рядом с Сухим». Работая вместе с ним над книгой, меня поражали некоторые вещи.

Например, просто удивительно было слышать от грамотнейшего конструктора, создателя высокоэффективного коллектива, принимавшего важнейшие решения, слова о том, что там-то и там-то он допустил ошибку как проектировщик. Помните у Жванецкого: «Фраза: «Я вами руководил — я отвечу за всё» — пока не идет»? Так вот. у Самойловича она шла, и не в приватной беседе, а на страницах своей книги. Повторяю — наиредчайшее качество для руководителя. Известно, что мемуары — всегда попытка самооправдания. Может, потому его воспоминания и пользуются таким успехом, что отвергают вопреки законам жанра это самооправдание?

Поразительно и то, что совершенно не в соответствии с заслугами перед отечественной авиацией жил Олег Сергеевич более чем скромно. И когда подталкиваемый мною в поисках денег на издание звонил по знакомым. занимающим ныне посты и имеющим эти самые деньги, сильно смущался. И когда натыкался на вежливое секретарское «позвоните через неделю», вовсе оставлял попытки… Так и постеснялся просить у кого-то деньги. А ведь писал он фактически не свои мемуары, писал о нашей истории.

Если правда то, что жизнь, как мозаика, состоит из впечатлений от общения с теми или иными людьми, то я благодарен судьбе за этот фрагмент в моей мозаике — общение с Авиконструктором Олегом Сергеевичем Самойловичем.

Отдыхайте. Олег Сергеевич, вы достаточно потрудились за свою нелегкую жизнь.

Василий Золотов

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Чемодан из гастронома

Алексеи ЛАРИОНОВ Нижний Новгород

От редактора

В школьные годы, листая редкое в наших восточно-сибирских краях «Зарубежное военное обозрение», я, помню, приходил в смятение от каких-то невероятных возможностей «их» самолетов. Аэропланы вероятного противника представлялись эдакими всехными победителями, радары которых с загадочными, и от того особо устрашающими щелевыми антенными решетками засекали, а сверхприлипчивые ракеты разили наповал все, что шевелится. И противопоставить им было нечего. В «Служу Советскому Союзу» — МиГ-21 (спору нет, машина замечательная, но у «них» то уже давно летали F-15 и F-16), на страницах печати — он же, а рядом, в Братске — и вовсе древние Ту-128. О возможностях же нашей электронной промышленности красноречиво говорили бытовая техника да трехкомнатный шедевр отечественного эвээмостроения в местном вычислительном центре.

Как-то отец спросил моего дядю, военного летчика, летавшего тогда на МиГ-21, — а что, мол, Витя, доведись тебе встретится с американцем, так кто кого сборет? Дядя, пилотировавший в совершенстве, криво улыбнулся: "Он меня, причем раньше, чем я о нем узнаю. У него же такая электроника!.. "

А ведь были у нас ответы на буржуинскую угрозу — и симметричные, и адекватные, и конгруэнтные. С одним из таких ответов в далеком уже 1981 г. познакомился Сергей Пазынич. Принимая на Горьковском авиазаводе МиГ-21бис, группа летчиков, куда входил и он, увидела МиГ-31: "Беглое упоминание о летно-технических и боевых возможностях самолета привело тогда нас, молодых капитанов, летавших на «свистках» типа МиГ-21, в неописуемый восторг. За весьма ограниченный боевой радиус и скромные возможности радиолокационного прицела и ракет, наш МиГ-21 называли тогда «самолетом глазуального воздушного боя». А тут — какие-то фантастические цифры дальностей, количества и диапазона высот и скоростей одновременно обнаруживаемых и обстреливаемых целей. Дальность и продолжительность полета МиГ-31 в автономном патрулировании, его боевые возможности при выполнении перехвата казались взятыми из рекламных проспектов на новые самолеты супостатов. Рассказы о новом МиГе зажгли в наших душах неподдельную гордость за отечественную технику. На такой машине можно было и с «Томкэтами» потягаться на равных, и «Фениксы» их не воспринимались более столь фатальной угрозой. "

Нам, советским людям, было чем гордиться, но, непричастные К Большой Военной Тайне, мы о том не знали! Мне кажется, что главной причиной развала некогда великой страны стало отсутствие гордости за «наше». «Моя страна» превратилась в «эту страну», а на гибель «этой» можно было взирать несколько отрешенно, со стороны — один фиг не «наша». Развалили все старое, а новое как-то не строится. И против воли лезут иной раз в голову гаденькие мысли. Да можно ли построить что-то с этим тупым народом! Да делали ли мы вообще хоть когда-нибудь хоть что- нибудь путное? Да мы же всегда были лишь Верхней Вольтой с ракетами! (И ведь придумала какая-то дрянь сравнение! Верхняя Вольта, в отличие от великой страны, ракет не делала — пупком, знаете, не вышла.) И мы по-прежнему не видели поводов для гордости за Родину. А уникальный самолет — не повод?

Вообще-то, обычно я не «ястреб». Но когда в конце нашего просвященного века НАТО сыплет бомбами в центре Европы, я понимаю, что человечество придет к Эре Милосердия еще ой как не скоро, и Добру еще очень долго будут требоваться увесистые кулаки — хотя бы для самообороны. И я горжусь теми крылатыми кулаками, что создала наша страна.

В такие минуты я очень «ястреб».

Конечно, здорово было бы погордиться и неслыханным ассортиментом доступных даже пенсионерам отечественных колбас из отечественной говядины, вскормленной отечественными же кормами… Может быть, когда нибудь… И не в авиационном журнале. А сейчас — про МиГ-31.

Таким предстал "МиГ-25МП" на страницах альманаха Министерства обороны США «Советская военная мощь» Художник оказался недалек от истины

Воплощение идеи

Программа МиГ-25 оказала влияние не только на зарубежное авиастроение. но и на собственные дальнейшие разработки ОКБ Микояна. МиГ-25 стал первой ступенью к созданию тяжелого перехватчика, не имеющего аналогов в мире. Советское руководство проявляло хорошо оправданный интерес к такой машине.

1968 г. ЦК КПСС и СМ СССР выпустили Постановление, предписывающее Микояну разработать и построить три модификации К-155М — перехватчик, ударный самолет и разведчик. Поначалу E-155М был просто усовершенствованным МиГ-25, однако в начале 1970 г. планы изменились.

На протяжении многих лет ПВО арктических районов Советского Союза оставалась недостаточной. Аэродромы с мощным аэронавигационным оборудованием были на Севере редкими, между ними лежали огромные пространства. Существовавшие РЛС могли отследить низколетящие цели лишь на близких дистанциях. Стоявшие на вооружении частей ПВО перехватчики по тем или иным причинам также не могли обеспечить надежное прикрытие. Одних — например, МиГ-25ПД или Cу-15ТМ — сковывал небольшой радиус действия, другие — Як-28П или Ту-128 — несли уже устаревшую систему вооружения. Поэтому, имея за плечами опыт создания МиГ-25, ОКБ Микояна начало разработку перехватчика, способного длительное время патрулировать над пустынными арктическими районами и одновременно уничтожать различные воздушные цели, в том числе крылатые ракеты. Экипаж должен был состоять из летчика и штурмана-оператора систем вооружения. Идея такого самолета встретила поддержку как Правительства, так и командования ПВО.

В ходе предварительного проектирования рассматривались несколько вариантов компоновки машины, получившей обозначение К-155МП. Одним из первых был варианте крылом изменяемой стреловидности, некий гибрид МиГ-23 и МиГ-25. Самолет должен был иметь воздухозаборники, похожие на воздухозаборники МиГ-25, но с улучшенной аэродинамикой. Экипаж из двух человек предполагалось разместить тандемом в кабине под общим фонарем с откидывающимися вверх-назад подвижными частями.

Крылом изменяемой геометрии и однокилевым оперением с форкилем самолет весьма походил на МиГ-23. Для обеспечения путевой устойчивости предполагали установить два больших складных подфюзеляжных гребня, опять-таки похожих на гребень МиГ-23. Для работы с грунтовых или ледовых аэродромов основные опоры шасси собирались оснастить двухколесными тележками, что позволило бы снизить удельное давление на грунт.

В качестве силовой установки были выбраны два ТРДДФ ОКБ Соловьева Д-30Ф. Предусматривалось вооружение из трех или четырех ракет класса — воздух-воздух- дальнего радиуса действия, подвешиваемых под фюзеляж в полуутопленном положении, и ракет ближнего боя на пилонах под неподвижной частью крыла.

Крыло изменяемой стреловидности позволило бы получить хорошие взлетно-посадочные характеристики и увеличить дальность полета на определенных режимах. Однако, поворотный узел крыла усложнял и утяжелял конструкцию планера. Кроме того. в отличие от МиГ-23, самолет не предназначался для ведения маневренных воздушных боев, где могли бы проявиться некоторые преимущества подвижного крыла. Поэтому, этот проект Е-155МП в дальнейшем не разрабатывался.

Также рассматривались и не были приняты к разработке двухместные двухдвигательные перехватчики Е-158 и "изделие 518-31". Первый представлял собой «бесхвостку» с оживальным крылом; данных о втором. к сожалению, нет.

Другой проект, "изделие 518-55», весьма походил на будущий реализованный МиГ-31. Самолет должен был нести четыре ракеты Р-33 под фюзеляжем. имел двухколесную тележку главных опор шасси с тандемным расположением колес. Трапециевидное крыло предполагалось выполнить с большими корневыми наплывами и отогнутой задней кромкой. Работы по "изделию 518-55» не продвинулись дальше эскизного проектирования.

* * *

В 1972 г. в отделе проектов ОКБ начались работы над вариантом Е-155МП, внешне походившим на МиГ-25. После разработки оптимальной компоновки машина получила обозначение «изделие 83». Работы по К-155МП длились несколько лет, и в результате на свет появился уникальный самолет.

Несмотря на схожесть с МиГ-25, «изделие 83» стало совершенно новой машиной, воплотившей в себе многие новые конструктивные, аэродинамические и технологические достижения. Однако важнейшим отличием нового перехватчика от всех существовавших (и существующих ныне) стала его система вооружения.

Самолет спроектировали «вокруг» мощной БРЛС «Заслон» с фазированной антенной решеткой (ФАР). В такой РЛС сканирование луча осуществляется электронно, а не за счет механического поворота антенны. Скорость сканирования, углы обзора и точность определения координат цели по сравнению с обычными РЛС многократно возросла. Кроме того, отсутствие движущихся частей позволило разместить под носовым обтекателем антенну большего диаметра. А дальность обнаружения цели напрямую зависит от мощности излучателя и диаметра антенны.

«Заслон» имел сектор обзора ±70° в горизонтальной плоскости и от -60° до +70° в вертикальной. Дальность обнаружения цели составила около 300 км. Система управления вооружением могла одновременно отслеживать 10 целей и обстреливать 4 из них.

Самолет оснастили и выдвигаемым контейнером инфракрасного поиска и прицеливания, дающим возможность подходить к цели тайно, не выдавая себя включенной РЛС.

«Орудиями главного калибра» «изделия 83» являлись 4 ракеты дальнего действия Р-ЗЗ с инерциальной навигацией и полуактивным радиолокационным наведением на заключительном этапе траектории. Ракеты размещались в полуутопленном положении под фюзеляжем. Кроме того, в штатный состав вооружения вошли 2 ракеты Р40 на пилонах под крылом. Самолет нес и 23-мм пушку ГШ-6-23.

Для работы с системой вооружения в экипаж ввели штурмана-оператора. Экипаж из двух человек мог не только эффективнее работать, но и легче одиночки переносил длительные полеты, особенно над водой. Кроме того, размещенный в задней кабине второй комплект органов управления самолетом с телескопической РУС и перископом переднего обзора снимал необходимость создания специальной учебной модификации (а так же позволял оператору при необходимости посадить самолет).

Борт 831 — первый прототип МиГ-31. Обретите внимание — на самолете установлено крыло МиГ-25. Фото из архива редакции

«борт 831» с «родным» крылом

Силовая установка «изделия 83» состояла из двух ТРДДФ Д-30Ф-6 — дальнейшего развития двигателя, созданного в ОКБ П. А. Соловьева в 1963 г. и исправно работавшего на таких машинах, как Ту-154 и Ил-62. Работы по Д-30Ф начались в 1969 г. Двигатели с тягой 15500 кг на форсаже позволили выполнять крейсерский полет с М 2,35 на высоте 18 000 м и достигать скоростей, соответствующих М=2.83 на высоте и М=1,6 у земли.

Несущие фюзеляж с воздухозаборниками создавали на отдельных режимах полета до 50 % подъемной силы. Трехлонжеронное крыло с небольшими наплывами имело тонкий симметричный профиль. Три лонжерона. в отличие от двух у МиГ-25, позволили придать крылу жесткость. недостаток которой отмечался у МиГ-25. Наплывы улучшали маневренность на больших углах атаки. Для увеличения подъемной силы во время патрулирования, крыло оснастили четырехсекционными отклоняемыми носками; на задней кромке разместили двухсекционные закрылки и элероны.

Главные опоры шасси имели двухколесную тележку, позволявшую эксплуатировать самолет с грунтовых и ледовых аэродромов. Интересно, что колеса располагались не одно за другим, а со смещением к борту переднего и от борта заднего. Такая конструкция позволяла, повернув тележку. убирать опору в очень небольшой объем. Передние створки ниш главных опор шасси одновременно служили воздушными тормозами. На прототипах для ускорения взлета створки закрывали ниши при выпущенных шасси и открывались лишь непосредственно во время их уборки. Таким образом достигалось снижение сопротивления и сокращение длины разбега.

На самолет устанавливались хорошо проверенные катапультные кресла К-36ДМ с системой механической активации пиропатронов.

Два прототипа МиГ-31 были построены на экспериментальном заводе ОКБ Микояна в Москве. Одновременно Горьковский авиазавод получил техническую документацию, необходимую для постройки предсерийной партии самолетов.

Первый прототип (б/н 831 — изделие 83. самолет № 1) был закончен сборкой в середине 1975 г. Стоит отметить. что к намеченному сроку не было готово крыло самолета, и первоначально на борт 831 установили крыло МиГ-25. Эта мера позволила начать испытания параллельно с доводкой «родного» крыла. На первый прототип не устанавливались РЛС, часть бортового оборудования и пушка; отсек РЛС заняла контрольно-измерительная аппаратура. 15 августе был назначен ведущий испытатель самолета — им стал шеф-нилот ОКБ Микояна Герой Советского Союза Александр Федотов. Ведущим инженером стал С. Г. Поляков, «персональным» техником самолета — В. Н. Кичев.

16 сентября 1975 г. борт 831 под управлением Федотова впервые поднялся в небо. Скоро к программе заводских испытаний подключились летчики Петр Остапенко, Борис Орлов, Авиард Фастовец, Валерий Меницкий, Токтар Лубакнров и штурманы-операторы Валерий Зайцев и Леонид Попов.

Второй прототип, борт 832. был полностью укомплектован оборудованием и вооружением. Первый полет на нем выполнил п мае Петр Остапенко с аэродрома ЛИИ в Жуковском. Затем для продолжения испытаний самолет перегнали в Ахтубинск в ГНИКИ ВВС. Ведущими инженерами прототипа стали Леонид Свидерский н Эдуард Кострубский.

Испытания не всегда шли гладко. Главным источником неприятностей стал двигатель, который постоянно дорабатывался; доставляла хлопот и РЛС. И тем не менее, по дальности и возможностям комплекса бортового оборудования и вооружения новый перехватчик далеко обходил любой из самолетов, имевшихся в то время на вооружении частей ПВО.

Журнал «Флайт» в 1978 г. писал, что когда «истребитель МиГ-25МП» на секретном полигоне Владимировка перехватил низколетящую мишень, летевшую по профилю американской крылатой ракеты, то А. А. Громыко на переговорах по ОСВ-2 махнул рукой в сторону западных делегаций: «Можете летать своими ракетами, куда хотите». Ранее же СССР требовал ограничить дальность крылатых ракет.

Новый перехватчик появился очень вовремя. Поэтому еще задолго до завершения программы испытаний было принято решение о производстве МиГ-31 на заводе в Горьком.

Четвертый серийный МиГ 31 б/н 202 (зав. № 69700102176) на испытаниях в НИИ ВВС Фото A. Михеева МАПО МиГ

Серия Перехватчики

Производство тяжелого двухместного перехватчика МиГ-31 началось в Горьком в 1977 г. Серийные машины. или «изделия 01», оснащались шестиствольной 23-мм пушкой ГШ-6-23 и имели ряд конструктивных отличий от прототипов. В серии отказались от закрытия створок ниш шасси при выпущенных опорах. Были изменены очертания створок, аэродинамических гребней на крыле, наплывов и др. На самолеты устанавливались РЛС «Заслон», модифицированные но результатам ранних испытаний. Двигатели так же были заметно доработаны.

Первая партия состояла из двух машин. Первый серийный МиГ-31 (б/н 011, с/н 0101), собрали в конце весны 1977 г.; вторым в конце 1977 г. из сборочного цеха Горьковского завода вышел борт 012. Борт 011 стал аэродинамическим эталоном для серийных машин. Он был собран без БРЛС и использовался для испытаний. Второй серийный самолет предназначался для испытаний бортового оборудования.

Вторая и третья серии (3 и 5 машин соответственно) также предназначались для участия в испытаниях.

Проблемы с силовой установкой не были преодолены на первых серийных самолетах. Борис Орлов, один из летчиков-испытателей, с риском для жизни сумел посадить борт 011 с отказавшим двигателем. После посадки осмотр самолета поверг испытателей в шок. Разлетевшиеся лопатки турбины двигателя прошли буквально в миллиметре от трубопровода гидросистемы. По выражению одного из инженеров ОКБ, «лопатки из двигательного отсека выгребали горстями».

Впоследствии борту 011 выпало стать первым потерянным МиГ-31. 20 сентября 1979 г. полет выполнял экипаж в составе летчика-испытателя П. М. Остапенко и штурмана-испытателя Л. С. Попова. Вскоре после взлета на скорости 1000 км/ч сработала сигнализация о пожаре левого двигателя. Летчик отключил его. Машина была заправлена топливом под завязку, а поскольку точной информации о том, что и где горит, не было, то сливать его представлялось неразумным. Полет на МиГе с большим остатком топлива на одном двигателе возможен либо на форсаже (который при пожаре любого из двигателей положено выключать), либо со снижением. Через 20 секунд ситуация еще более осложнилась — сигнализация сообщила о пожаре сразу обоих двигателей. Остапенко вновь запустил левый, и когда тот вышел на обороты крейсерского режима, отключил правый. По высота продолжала падать. — Рита- речевой информатор РИ-65 — хорошо поставленным женским голосом извещать о пожаре… Экипаж боролся с аварийной ситуацией G мин. 54 сек, но на высоте 350 м был вынужден покинуть машину.

По вернемся на год назад. Этап А испытаний (общий облет и снятие характеристик, выполняемых, в основном, ОКБ) была завершена в декабре 1978 г. Л весной следующего года в ПИП ВВС приступили к проведению этапа Б. Приемную комиссию возглавлял заместитель командующего ПВО маршал авиации Евгений Савицкий.

Как и в случае с МиГ-25, с началом серийного производства МиГ-31 испытания и доводки его интенсивно продолжались. В испытания включились летчики-испытатели ОКБ Анатолий Квочур и Роман Таскаев. Доводка опытной техники подразумевает элемент риска, отказы и другие ЧП. Испытания МиГ-31 не были в этом смысле исключением. В одном вылете на фюзеляже появились усталостные трещины. В другом при полете на малой высоте на сверхзвуковой скорости двигатели вошли в режим виброгорения — разрушились обе форсажные камеры.

Анализ летных происшествий дал возможность конструкторам внести необходимые изменения. Собственно говоря, испытания для того и проводятся. Однако, было бы несправедливым не отдать должное летчикам- нспытателям, квалификация и мужество которых помогала конструкторам быстро решать возникавшие проблемы. Летчики до последнего старались сохранить поврежденную машину, при счастливом раскладе — сажали ее. Кроме того, самолет при испытаниях подвергается экстремальным нагрузкам, но тем же нагрузкам подвержены и сидящие в нем.

Следует особо отметить тот факт, что летно-конструкторские испытания столь революционной машины прошли без людских потерь.

В начале 1980 г. этап Б программы испытаний был в основном завершен, что и зафиксировал Акт приемки. Решено было поставить несколько МиГ-31 в действующий полк ПВО для проведения войсковых испытаний. Документ о принятии МиГ-31 на вооружение ПВО появился в мае 1981 г., однако окончательный Акт приемки на тот момент не был подписан, и реально поставки самолетов в полки начались только в 1982 г.

Рассказывая о МиГ-31, никак не удается уйти от параллели с МиГ-25. История доведения обеих машин, их «детские болезни» очень схожи.

Но правильнее, видимо, было бы говорить о том, что правило это справедливо для всех без исключения вновь создавемых летательных аппаратов.

Испытатели ОКБ МиГ (слева направо) Леонид Попов. Валерий Меницкий. Александр Гарнаев. Сергей Хазов и Павел Власов Фото С. Скрынникова

На восьмом серийном самолете (б/н 303, с/н 0303, пилот Валерии Меницкий, штурман Виктор Рындин) произошел отказ из-за дефекта топливной системы — на одной из магистралей разошелся шов. Несмотря на то, что топливо иод давлением хлестало прямо в двигательный отсек, пожара не произошло. Это в какой-то мере можно объяснить тем, что на крейсерском режиме корпус Д-ЗОФ-6 нагревается меньше, чем, например. корпус Р15БД-300 (двигатель МиГ-25). Топливо уходило быстро. В 25 км от аэродрома на топливомере появились цифры остатка — 500 кг. Меницкий приказал Рындину катапультироваться. Тот отказался: "Или вместе — туда, или вместе — туда!» Когда двигатели остановились, до аэродрома оставалось еще более десятка километров. Насосы гидросистемы не работали, и экипаж садился только на гидроаккумуляторах. Меницкий направил самолет на запасную полосу, выпустил шасси, и лишь немного не дотянул до бетонки. МиГ сел на грунт, а затем, снеся бетонные столбики ограждения, вкатился на ВПП. По словам ведущего инженера Э. К. Кострубского, даже в этой экстремальной ситуации «пила» Меницкого (график работы РУСом) оказалась близкой к идеальной, он работал ручкой спокойно и плавно. Каждое движение РУС — это расход зарядки гидроаккумуляторов, и задергайся летчик хоть немного — он бы не долетел.

Спасенный борт 303 дал возможность найти и устранить дефект. Топливная система была перекомпонована, ее отработка велась на третьем серийном «изделии 01» борт 201. Самолет этот и прежде интенсивно работал по программе испытаний. 4-го апреля 1984 г. борт 201 потерпел катастрофу.

В тот день полет на нем выполнял экипаж в составе шеф-пилота ОКБ Заслуженного летчика-испытателя. Героя Советского Союза А. В. Федотова и штурмана-испытателя В. Зайцева. Через полторы минуты после начала отработки задания сработала сигнализация выработки левого крыльевого бака, еще через 30 секунд — правого. На 3-й минуте — выработка 5-го бака, на 5-й — килевых. Экипаж прервал выполнение задания и взял курс на свой аэродром. Уже в районе 4-го разворота сработала сигнализация выработки 1-го, 2-го и 6-го баков, зажглось табло — АВАРИЙНЫЙ ОСТАТОК-. Все это укрепило мнение о том, что происходит утечка топлива с расходом более 1000 литров в минуту. Федотов доложил: — Вираж и на посадку сразу!» 11о… на этот раз утечки на борту не было — лишь ложно сработала сигнализация. Опытный летчик, специально задавшись такой целью, может по поведению машины почувствовать ее заправку. По для этого нужно время, которого у Федотова не было. Кроме того, воспоминания о действительной утечке топлива у Меницкого были еще свежи. Спеша выполнить посадку, пока двигатели не остановились, Федотов резко ввел машину в разворот, полагая, что баки пусты и машина легка… А в баках оставалось более 10 тонн керосина. МиГ сорвался в штопор на малой высоте. Экипаж попытался катапультироваться. но высоты не хватило. От штопорящего МиГа успели отделиться лишь фонари…

После этой катастрофы самолет проверялся на управляемость в экстремальных ситуациях. В частности, летчики-испытатели ОКБ Орлов. Фастовец и Меницкий (он стал шеф-пилотом фирмы после гибели Федотова) проводили штопорные испытания. Это позволило составить рекомендации по выполнению высшего пилотажа на МиГ-31. Здесь стоит отметить, что МиГ-31 создавался как перехватчик, крутить на нем сложный и высший пилотаж не предполагалось, поэтому сначала он не имел ни системы предупреждения сваливания, ни указателя углов атаки. Все это появилось позже, на МиГ-311), речь о котором пойдет ниже.

Серийные МиГ-31 оборудовались новым креслом К-З6ДМ класса -0-0».

Полномасштабный выпуск самолета начался в Горьком в 1979 г. Несмотря на потерю одной машины в течение испытании, в эксплуатации МиГ-31 обладал уже вполне достаточной надежностью.

Арсенал серийных машин расширился ракетами ближнего боя Р-60, подвешиваемыми попарно на подкрыльевых пилонах.

Уникальная система управления оружием допускала использование самолета в качестве воздушного пункта управления (ВПУ). Четыре МиГ-31, имея информацию о целях на фронте шириной до 800 км. могли автоматически перераспределять их между собой или передавать информацию о них другим группам боевых самолетов. При этом наводимые ими перехватчики МиГ-29 или Су-27 не включали своих РЛС и практически до подхода к цели не выдавали своего присутствия.

Такие возможности МиГ-31 раскрылись благодаря второму члену экипажа. Это — уникальный человек на борт)-. Он должен знать штурманское дело, разбираться в сложнейшей матчасти, быстро и верно оценивать воздушную обстановку, вырабатывать и применять план боя. да еще. в случае необходимости, управлять самолетом вплоть до посадки. И очень большой вопрос — кто главнее на борту: штурман-оператор, отвечающий за эффективное использование комплекса, или пилот, доставляющий его к месту действия. 11о почему-то военные чины упорно считали и считают летчика командиром экипажа. Н зарплата штурмана составляет 70 % зарплаты летчика. Нисколько не желая вбивать клин между членами экипажа, хотелось бы все же заметить, что выполнение боевой задачи, видимо, зависит в равной мере от них обоих, и «задвигать» штурмана в тень — ну… неправильно как-то.

МиГ-31 первыъ серий. На пилоне пусковое устройство АПУ-60-2НМ для пары ракет Р-60 Фото С.Пазынича

* * *

Первый опыт эксплуатации МиГ-31 показал, что самолет имеет недостаточную дальность. Например. перехватчики, базировавшиеся в Мончегорске близ Мурманска, должны были сопровождать в заданиях морские разведывательные и противолодочные самолеты, а дальности действия одних и других явно не совпадали. Таким образом возникла необходимость ее повышения. Военные, в лице маршала авиации Евгения Савицкого, вообще предлагали сделать дальность такой, чтобы МиГ-31 могли достигать границ США через Северный полюс!

К этому времени в Советском Союзе вовсю внедрялись средства дозаправки топливом в воздухе, и эта процедура перестала быть чем-то экстраординарным. На МиГ-31 установили систему дозаправки типа — конус-штанга». Выдвигающаяся штанга располагалась слева перед козырьком фонаря, причем испытывалось как левое, так и правое расположение приемной штанги.

Первым МиГ-31, оснащенным дозаправочной штангой, стал четвертый самолет третьей серии — борт 1604. На нем штанга была еще — макетной». Она выглядела как настоящая, могла выдвигаться и убираться, но связи с топливной системой не имела. Самолет использовался для отработки контакта с танкером. Конструкторам нужно было убедиться: нужна ли на МиГ-31 дополнительная точная система управления самолетом. подобная той, что стояла на оборудованном дозаправкой МиГ-25. Оказалось, что силовая установка МиГ-31 вполне, без всяких доработок, обеспечивает необходимые маневр! I и контакт с конусом танкера.

Борт 592. один один из первых МиГ-31 с системой дозаправки на испытаниях. Фто МАПО МиГ

Следующая машина (с/н 3603) имела уже весь комплект оборудовании для дозаправки. Самолет был оснащен также радиосистемой дальней навигации. Ведущим инженером но летным испытаниям назначили В. С. Егорова. Эту машину проверяли в Жуковском и Ахтубинске летчики-испытатели ОКБ и МММ ВВС. 11а долю первых выпал основной объем работ. Токтар Лубакпров выполнял длительные полеты в северных высоких широтах с тем, чтобы проверить систему навигации на чувствительность к магнитным аномалиям и определить возможность самолетовождения поданным РСДН. 30 июля 1987 г. летчик-испытатель Роман Таскаев и штурман-испытатель Леонид Монов впервые в мировой практике пролетели на истребителе-перехватчике над Северным полюсом по маршруту Мончегорск-I 1олюс-Анадырь (Чукотка). Летя в условиях низкого навигационного обеспечения над безорнентнрной местностью, экипаж, дважды дозаправившись, провел в воздухе 6 часов 26 минут. 11а обратном пути Таскаев и Попов совершили беспосадочный перелет в Москву вдоль всей северной береговой линии России. Таскаев. Лубакпров и Попов, используя режим дальней навигации, осуществили из Мончегорска несколько полетов над акваторией Северного Ледовитого океана. Задания предусматривали дозаправку от Мл-78, учебные перехваты целей, посадку и взлет на ледовом аэродроме на Земле Франца- Иосифа. Все системы и оборудование работали без отказов.

Теперь ограничением по пребыванию самолета в воздухе являлась уже усталость экипажа, снижающая внимание и ведущая к малоэффективной отработке задания. Кроме того. в условиях столь длительного полета элементарные физиологические потребности членов экипажа могли помешать выполнению задачи. У нас об этом до последнего времени как-то не задумывались, предоставляя решать проблему самим летчикам. К слову, один из бывших Главкомов ВВС хвастал на полном серьезе, что, мол, наши герои-летчики, если им прикажут, завяжут в узел, а долетят.

С 1990 г. все серийно выпускавшиеся МиГ-31 дооснащались дозаправочной штангой («изделие 01ДЗ-), вплоть до выпуска новой модификации МиГ-31 В, на которой такое оборудование было предусмотрено изначально.

В остальном — изделие 01ДЗ- ничем не отличалось от «изделия 01».

Кроме уже решенной проблемы дальности полета, конструкторы занимались совершенствованием системы вооружения самолета. Работы. начавшиеся но программе МиГ-31М — о ней ниже — и его совершенно нового комплекса вооружения. требовали длительных испытаний. До появления в строю этой модификации было необходимо усовершенствовать прежнюю в связи со следующими событиями.

В 1985 г. в Москве органами КГБ был задержан некий гражданин Адольф Толкачев. Выяснилось, что он. будучи агентом западных спецслужб, передавал хозяевам секретные данные по системам вооружения МнГ-29 и МиГ-31. Шпиона признали виновным, но секрет был уже разглашен. Причем, ущерб от действий Толкачева был значительно серьезней. чем от Беленко, в свое время перегнавшего МиГ-25 во вражеский стан.

Это вынудило конструкторов ускорить введение на МиГ-31 новой системы вооружения. В результате появился МиГ-31Б («изделие 01Б») с улучшенной радиолокационной станцией и доработанными ракетами Р-ЗЗС. Боевая нагрузка осталась прежней, но за счет улучшенного БРЭО и ракет возможности комплекса возросли в 1.3–2,5 раза. Призводство модификации началось в начале 1991 г.

Как и в случае с МиГ-25ПДС, после акции Толкачева все ранее выпущенные МиГ-31 («изделие 01 —) необходимо было доработать до стандарта МиГ-31Б. Доработанные строевые самолеты получили обозначение МиГ-31 БС (-изделие 01БС-). Заодно установили штангу дозаправки на тех машинах, где ее не было.

МиГ-31 (Изделие 1Д3) со штангой дозаправки. Фто В.Друшлякова

МиГ-31Б во всей своей красе: слева стремянка, под брюхом P-33, под P-33 чехлы, под чехлами техник. Фото С. Пазынича

* * *

В инициативном порядке работы по усовершенствованию МиГ-31 провели инженеры Горьковского авиазавода под управлением Главного конструктора К. И. Миндрова. Для отработки был выделен самолет с/н 0503. Усовершенствования касались как конструкции планера, так и систем самолета. Конструктивные изменения направлялись на улучшение тех-. нелогичности с учетом опыта эксплуатации МиГ-31 в строевых частях. Наибольшим доработкам подверглась топливная система и система топливной автоматики. В связи с изменением объемов фюзеляжных баков была изменена конструкция нижней части фюзеляжа. В самолете нашли свое воплощение несколько новых оригинальных идей, но постройка его задержалась, летные испытания выявили необходимость доводки топливной системы, а времени уже не было — полным ходом шли работы по МиГ-31М. Самолет 0503 опоздал с появлением на свет, но очень много его конструктивных решений, в т. ч. новая топливная система, перешли на новый перехватчик. Впоследствии 0503 участвовал в процессе летно-конструкторских испытаний МиГ-З1М

* * *

В 1985 г. появился значительно измененный вариант «тридцать первого" — «изделие 05». Самолет имел новую систему вооружения, включавшую более мощную РЛС «Заслон-М» (возможности ее в 1,5–2 раза выше, чем у предыдущей) и шесть новых дальних ракет.

Ракета, разработанная МКБ «Вымпел», имела не только намного лучшие характеристики, чем Р-33, но и принципиально иную систему наведения. Для увеличения маневренности она была сделана динамически неустойчивой, на последней ступени траектории использовалась активная радиолокационная система наведения.

Как и прежде, ракеты находились под самолетом в полуутопленном положении, только вместо 4 гнезд (2X2) на МиГ-З1М их было 6 (3X2). (Существовал и вариант максимальный боевой нагрузки: плюс к дальним, на пилонах подвешивались еще 4 новейших ракеты средней дальности РВВ-АЕ. Пушку сняли.

МиГ-31М (зав.№ 7210010637) в Жуковском. Фото А. Барыкина

Ракеты большой и средней дальности под фюзеляжем МиГ-31М Фото В. Друшлякова

Самолет оснащался новой оптико-электронной системой, состоявшей из инфракрасного визира и лазерного дальномера. Больший диаметр антенны РЛС потребовал большего обтекателя. Чтобы не мешать обзору летчика, носовая часть перед кабинами экипажа была отклонена вниз на 7 град.

Значительные новшества коснулись кабин летчиков. Изменились откидные части фонаря членов экипажа. Лобовое стекло кабины летчика для улучшения обзора стало моноблочным и искривленным. У штурмана наоборот — ручку управления сняли, ему не нужно было сажать самолет, поэтому окошки стали меньшими, а перископ вообще убрали. Другого очертания стал гаргрот.

Возросший взлетный вес повлек установку и более мощных двигателей Д-30Ф-6М. Наплывы перед крылом расширились и получили другую форму. На концах крыла установили большие сигарообразные контейнеры с оборудованием электронной разведки. Кили и обтекатели антенн на них стали иных форм. Штанга дозаправки переместилась на правый борт.

Но большинство изменений коснулось все-таки бортового оборудования. В частности, в кабине штурмана- оператора установили три прямоугольных многофункциональных дисплея.

Командование ПВО выразило крайнюю заинтересованность в самолете. Действительно, новая модификация по своим характеристикам превосходила все. что состояло на службе ПВО до того момента. Самолет мог сопровождать и уничтожать большее количество целей, чем обычный МиГ-31 или МиГ-31Б(БС).

Прототип МиГ-31 М (б/н 051) впервые поднялся в воздух 21 декабря 1985 г. Испытания проводили летчик-испытатель Борис Орлов и штурман-испытатель Леонид Попов.

Другие прототипы — б/н 053, 054, 055, 056 и 057 — из Горького перелетели в Ахтубинск для подключения к ЛКИ. В целом испытания прошли нормально, если не считать потерянного б/н 052.

В марте 1992 г. на авиабазе Мачулищи под Минском МиГ-31М б/н 057 был показан военно-политическому руководству России и некоторых стран СНГ. В августе 1995 г. машина кратковременно появилась на МАКС'95 в Жуковском.

МиГ-31М б/н 057 ка МАКС'95 Фото В. Друшлякова

В апреле 1991 г. ОКБ Микояна получило от Президента России телеграмму с поздравлениями как самой фирме, так и ее смежникам, задействованным но программе МиГ-31IM, по поводу успешного окончания испытаний. Имелся ввиду пуск ракеты, которая успешно поразила цель на дистанции более 300 км. что не доступно ни одному другому перехватчику в мире.

Из-за тяжелой экономической ситуации в стране МиГ-31М так и не пошел в серию.

Впрочем, многоступенчатая модернизация существующего парка МиГ-31 продолжается, и очередным шагом стало оснащение самолетов РЛС «Заслон», доведенной до уровня «Заслон-М» (поэтому машины с такой РЛС в печати часто называют МиГ-31БМ, хотя официально самолета с таким обозначением не существует). Дальность обнаружения цели и пуска составила 300 км. В ходе учебных пусков была продемонстрирована возможность уничтожения цели на дистанции в 280 км. Как и МиГ-31, МиГ-31БМ может сопровождать 10 целей, но поражать уже 6–8 из них, а не 4. Стоит отметить, что наиболее совершенный западный перехватчик F-14 способен уничтожать цели на дальности не более 200 км. Как и прежде, самолет может служить и воздушным пунктом наведения для других самолетов (этакий вооруженный АВАКС), которые благодаря этому могут подходить в зону поражения цели в режиме радиолокационного молчания. Бортовое оборудование позволяет МиГ-31БМ работать во взаимодействии с зенитными ракетными комплексами ПВО.

Для уничтожения воздушных целей новая модификация МиГа оснащена не только дальнобойными ракетами Р-ЗЗС, но и наиболее совершенными на сегодняшний день ракетами средней дальности РВВ-АЕ и малой дальности Р-73. За счет модернизированного БРЭО и нового состава вооружения боевая эффективность нового самолета возросла в 2.5 раза.

Впервые усовершенствованный самолет появился на публичной (впрочем, относительно закрытой) демонстрации в ЛИИ им. М. М. Громова 12 января 1999 г.

По словам главкома ВВС генерал- полковника Анатолия Корнукова. в МиГ-31БМ предполагается переделать большинство состоящих на вооружении МиГ-31.

«Без парток, но в шляпе» — еще не окрашен, но с ракетами. Облет свежесобранного МиГ-31 на Горьковском авиазаводе.

Фото В Друшлякова

Ударные и экспортные машины

В самом начале работ над «изделием 83» появилась идея создать на его основе фронтовой бомбардировщик, способный прорывать ПВО на сверхзвуковых скоростях и наносить удары но важнейшим объектам противника бомбами и управляемыми ракетами с больших высот.

Самолет получил обозначение Е-155МФ и внешне был очень схож с будущим МиГ-31, за исключением широкой носовой части, где разменялась кабина экипажа с летчиком и штурманом, сидящими рядом. Предполагалось, что типовым вооружением станут четыре ракеты Х-58 под крылом и до 12 бомб калибра 250 кг в фюзеляжном бомбоотсеке. Работы по Е-155МФ были прекращены в связи с появлением более привлекательного проекта ОКБ Сухого.

* * *

В 1995 г. ОКБ Микояна представило на авиационной выставке в Ле-Бурже новый вариант самолета, названного МиГ-31Ф. Собственно самолета на выставке не было, и о новой машине сообщал большой стенд. Заявлялись, в частности, совершено фантастические возможности. Так. кроме остающихся за ним способностей нести ракеты Р-33, РВВ-АЕ и Р-73,- МиГ-31Ф мог использовать большинство типов ракет класса «воздух-земля», состоящих сейчас на вооружении ВВС России.

Среди них — ракеты для подавления РЛС (Х-31П и Х-25.МП), противокорабельные ракеты Х-31А, ракеты с телевизионной головкой наведения (три Х-59 пли две Х-59М) или легкие ракеты (Х-29Л или Х-29Т). Возможен смешанный состав вооружения.

Мало того, самолет способен нести и бомбы ФАБ-150 °C, КАБ-1500Л (лазерного наведения), либо КАБ- 1500ТК (телевизионного наведения), либо легкие КАБ-500. Максимальная бомбовая нагрузка при этом достигает 9000 кг.

Внешне МиГ-31Ф почти не отличается от предыдущих вариантов перехватчика. Только заявленный взлетный вес вырос до 50 тонн, что не мешает ему иметь практически те же основные характеристики, что и у чистого перехватчика. На презентации самолета было заявлено о потенциальном экспортном исполнении МиГ-31Ф с возможностью интеграции российского и западного вооружения и оборудования.

В 1999 г. в Ле Бурже представлялся рекламный проспект на экспортную модификацию МиГ-31БМ, названную МиГ-31ФЭ. На самолет будет устанавливаться модифицированная РЛС с возможностью работы в режиме картографирования земной поверхности. МиГ-31ФЭ, сохраняя все возможности дальнего перехватчика, сможет работать и но земле, для чего в состав его вооружения включены ракеты Х-25, Х-29. Х-31, Х-59, корректируемые авиабомбы калибром до 1500 кг и подвесные контейнеры с аппаратурой лазерного и телевизионного наведения.

Машина, как полагают специалисты, имеет неплохой экспортный потенциал. Возможными покупателями могут выступить Ливня. Ирак (при соответствующем изменении отношения к нему международного сообщества). Китай. Алжир и другие традиционно ориентированные на советскую авиатехнику страны. Тем более. что странная война в Югославии со всей очевидностью показала, что в конфликтах подобного рода выигрывает не сверхманевренный самолет, а тот, кто дальше видит и чья дубина длиннее.

МиГ-31Б зав. № 38401214306 (МиГ-31БМ). Жуковский, 12 января 1999 г.

МиГ-31Б зав № 38401209136 б/н 74.786 ИАП. Правдиск. 1995 г

Именной МиГ-31 б/н 08174 ГвИАП Мончегорск. 1985 г

Правый борт

Испытательный стенд каталулыных кресел МиГ-31 б/н 79 MiG-31

Эмблема правого борта

МиГ-31Э зав № 38401208786 б/н 903 В этой окраске самолет экспонировался на МАКС99.

МиГ-31 со штангой дозаправки («изделие О1ДЗ») Кубинка. апрель 1994 г

Именно опыт Югославской воины показал, что за МиГ-31 — экспортный потенциал. Китай, например, выбрав несколько лет назад маневренный Су-27, теперь снова обращает внимание на МиГ-31.

Говоря о возможной продаже МиГ-31 за границу, стоит заметить, что в свое время на базе серийного МиГ-31 заводской № 38401208786 был создан специальный экспортный вариант МиГ-31Э (борт 903). Самолет оснащен РЛС — Заслон» в экспортном исполнении, несет четыре ракеты Р-33 (опять же в экспортном варианте) и до четырех ракет ближнего боя на пилонах под крылом. Отличается МнГ-31Э, в основном, составом БРЭО, однако он не лишен возможности наводить на цели другие самолеты (МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29), поэтому мог бы быть интересен тем странам, где уже есть советская авиатехника. Впервые борт 903 экспонировался в июне 1992 г. на Берлинском авиасалоне ILA-92, затем был участником многих международных выставок. Участвовал он и в недавнем МАКС'99.

Интерес к МиГ-31Э проявляли многие страны, но ситуция в России и, отчасти, неграмотная торговая политика привели к тому, что очередь была, да рассосалась.

По некоторым сведениям, несколько машин, предназначенных на экспорт (надписи на приборной доске на английском), попали в наши строевые части.

Модернизированный МиГ-31Б «борт 58» на показе в ЛИИ им. Громова в январе 1999 г. Эту машину в печати называот МиГ-31БМ//ФЭ. Слева на ложементах ракеты Р-40ТД, Х-31 и РВВ-АЕ. Фото О. Пантелеева

Свежеокрашеный «борт 58» в Жуковском в августе 1999 г Под левой консолью крыла ракеты X 58 и РВВ-АЕ Фото А. Михеева

«Лысый Лев» в полете Фото В.Друшлякова

Специальные варианты

Один из серийных МиГ-31 (б/н 79) переделан в испытательный стенд для отработки катапультирования новых типов кресел. Внешне самолет отличается сигарообразными контейнерами с фотокинооборудованием на концах крыла и отсутствием остекления между подвижными частями фонарей передней и задней кабин. Как и на всех самолетах подобного назначения, экспериментальные катапультирования осуществляются из задней кабины.

В августе 1992 г. самолет можно было увидеть на МосАэрошоу. В сентябре 1995 г. на праздновании 75-летия НИИ ВВС в Ахтубинске, на нем демонстрировали катапультирование на предельно малой высоте.

Традиционно такие машины получают в обозначении суффикс ЛЛ — «летающая лаборатория». Аэродромные остряки раскрыли аббревиатуру иначе «Лысый Лев» — и украсили воздухозаборники борта 79 портретом плешивого царя зверей.

* * *

Еще об одном особом варианте «тридцать первого» сообщают некоторые западные издания. В 1987 г.

OKБ МиГ доработало пару МиГ-31 под мной состав вооружения. Самолет получил обозначение МиГ-31Д («изделие 07»). Ему предстояло нести одну большую специализированную ракету, и система управления вооружением была полностью переделана под нее. Углубления под Р-33 были заделаны. МиГ-31Д оснастили наплывами как на МиГ-31М и большими треугольными плоскостями на концах крыла («ластами»), подобными тем, что стояли на прототипе МиГ-25П. «Ласты» служили для увеличения устойчивости в полете при подвеске на внешнем пилоне большой ракеты.

Второй прототип МиГ-31Д, борт 072, испытывался пилотами ОКБ в Жуковском. Программа испытаний продолжалась несколько лет, но была приостановлена в начале 90-х из-за неясной ситуации с появлением новой ракеты.

Можно предположить, что МиГ-31Д создавался в рамках программы отечественных «звездных войн» для уничтожения орбитальных станций противника. В США подобная система разрабатывалась по программе ASAT и включала двухступенчатую ракету на носителе F-15. Истребитель, работая в качестве первой ступени, «выскакивал» на динамический потолок и запускал ракету. Трудно представить, что в эпоху гонки вооружений СССР не создавал что-то подобное. А МиГ-31, с его 20-километровым потолком и почти тремя Махами, мог лучше других самолетов вывести противоспутниковую ракету. Но, повторю, это лишь предположение. Какой-либо информации по «изделию 07» от представителей ОКБ получить не удалось.

Кабина и контейнер с аппаратурой «борта 79». Фото Ю. Кзберника

Второй прототип МиГ-31Д Фото Midland Publ Ltd

Несмотря на плохое качество фотографии, можно увидеть наплывы, «ласты» и заделанные углубления под Р-ЗЗ на МиГ-З1Д Фото из архива редакции

В частях

Как известно, на всякое оружие вскоре появляется контроружие, для сдерживания коего создается контр-контроружие — и так до бесконечности. МиГ-25, стоявший на защите рубежей Родины, был хорош, но и вероятный противник времени даром не терял. В 70-х годах на вооружение ВИС, а затем п ВМС США поступили крылатые ракеты, и и планах ядерного улара но СССР нм отводилась важная роль. Предполагалось. что бомбардировщики В-52 атакуют ракетами из Арктики, а тихоокеанская группировка ВМС ударит но индустриальным районам Дальнего Востока и Восточной Сибири. Поэтому перевооружение авиачастей ПВО на МиГ-31 начали с Севера и Дальнего Востока — на направлениях наиболее вероятного удара крылатыми ракетами.

Кроме того, на больших высотах зенитные ракетные комплексы не создавали сплошной зоны поражения высокоскоростных целей. Этим умело пользовались экипажи SR-71. На севере СССР, например, они умудрялись проскакивать до Архангельска. Комбинация большой высоты и очень большой скорости полета делала их неуязвимыми. Зенитные ракеты залетали в стратосферу уже «выдохшимися», сбить что-нибудь не слишком скоростное они еще могли, но на SR-71, идущий на М=3, энергетики уже не хватало. «Достать» шпиона могли бы ракеты, пущенные высотным скоростным перехватчиком.

В общем, Заполярью и Дальнему Востоку МиГ-31 был жизненно необходим. Первыми, однако, новый перехватчик получили учебный полк из Саваслейки и полк из Правдинска. что недалеко от Нижнего Новгорода — тогдашнего горького. В этих частях новейший комплекс перехвата прошел войсковые испытания.

Эта фотография сделана экипажем норвежского «Ориона». Перехваченного МиГом над Балтикой. Фото из справочника Jane's

Полку из Мончегорска — 45 лет. Слева направо штурман-летчик к-н В.Загрудный, ведомый Б. Ф. Сафонова в годы войны, В. Д. Максимович, начштаба АЭ м-р А. Череватый, Герой Советского Союза Н. А. Бокий, начштаба, кавалер Ордена Красной Звезды м-з В. Паничкин, Герой Советского Союза Л. Д. Климов. 18 января 1985 г. Фото из архива М.Шутько

МиГ-31 первых серий в Мончегорске. Фото из архива Д. Гринюка

В январе 1982 г. переучивание начали экипажи Печенегского Краснознаменного ПАП им. Б. Ф. Сафонова. Полк, базирующийся па Кольском полуострове в Мончегорске, ранее летал на Як-28П. а с 1983 г. полностью перешел на МиГ-31. В сентябре 1983 г. МиГи прибыли и на восток, на авиабазу Сокол (Сахалин).

Сейчас в полках несут службу около 300 МиГ-31 (но другим данным, на конец 1998 г. — 125). В европейской части России полки базируются в Амдерме. Громово, Котласе, Мончегорске, Моршанске, Правдинске, Саваслейке, Талаги, Хотилово. Обучение пилотов на МиГ-31, как и переучивание на новые его модификации, осуществляется в 148 ЦБП и ПЛС в Саваслейке.

Кроме России, МиГ-31 стоит на вооружении Казахстана. В 1988 г. 356 ИАП, базировавшийся на аэродроме Жанасемей под Семипалатинском, переучился на новые перехватчики, а после распада СССР семипалатинские МиГи оказались в составе казахских ВВС.

Сегодня, когда полки летают на МиГ-31 уже много лет, к самолету относятся с уважением, бережно, едва ли не трепетно. По так было не всегда, и признание в частях самолет получил не сразу. Выли на то причины объективные. Поскольку дежурить в воздухе приходилось подолгу, конструкторы предприняли ряд мер. чтобы снизить расход топлива. Однако. приемлемая экономичность двигателей полностью не решала проблему. В случае отказа одного из них. второй начинал кушать столько, что дальность очень резко сокращалась. А так как барражирование происходило чаще всего над водными просторами прилежащих к стране морей и океанов, то у членов экипажа возникал чисто психологический момент “Неуютности" полета. Надежность силовой установки играла в данном сучае существеннейшую роль.

Тренажер МиГ-31 в 148 ЦБП и ПЛС Фото А. Клиновского

В Савастлейке смешанный полк эксплуатирует МиГ-31, Су-27 и Су-30

Однако были и чисто субъективные причины первоначального неприятия МиГа. По сравнению с прежними машинами, МиГ-31 оказался довольно строгим в управлении, и расхлябанности в пилотаже не допускал. Многим маститым летунам пришлось вспомнить курсантские годы и учить матчасть. Учить не хотелось, а летать на авось было опасно. Доходило до того, что переучивающиеся на МиГ полки слали письма в ЦК КПСС с требованием разобраться, как могла поступить на вооружение этакая дрянь. На места выезжали бригады ОКБ. и. по словам представителя ОКБ, от увиденного — …волосы вставали дыбом! Странно, как они вообще не поубивалисъ, ведь в инструкции по летной эксплуатации даже не заглядывали. В одном из смешанных полков командир, которому оставаться год до пенсии, к МиГ31 даже не подходи.!"

Интересно, что в то время, как одни осваивали машину «со скрипом», другие приняли ее едва ли не «на ура». Например, довольно легко на МиГ-31 пересели полки из Комсомольского и Братска. Это так называемые «молодежные полки», значительную часть личного состава которых составляли недавние выпускники училищ, еще не разучившиеся учиться. Кроме того, на успешное освоение этими полками МиГ-31 повлияло место их базирования — как заметил один из сотрудников ОКБ:

«в той глуши летчикам и заняться-то больше нечем было, вот и переучивались». А еще, наверное, работал железный российский закон, действующий во всех сферах бытия — чем дальше от столицы, тем меньше в людях гонора.

Не сразу сложились отношения с новой машиной и у техников. После Су-15 и МиГ-23, МиГ-31 — махина огромная, высоченная, и площадь чехлов соответствующая. Зачехлять-расчехлять ее. особенно в Заполярье, — радости никакой. И воздухозаборник здоровый, и движки — не в пример прежним «свисткам». Рядом с газующим на земле МиГ-31 зевать нельзя, но технари зевали. В декабре 1986 г. одного затянуло в заборник… Если МиГ-25 за свою относительную простоту в обслуживании и прорву спирта и водки на борту получил в частях ласковую кличку «Гастроном», то у его потомка неформальное имя не сложилось. Его величают «Чемоданом» (экстерьер подходящий), но так… редко, в отдельных полках.

МиГи одного из дапьневосточных полков базируются на Камчатке. Фото С.Скрынникова и Ю. Каберника

МиГ-31 потребовал к себе качественно нового подхода от всех, начиная с заводских клепальщиков и кончая штабными бонзами. А «человеческому фактору» этот новый подход сильно осложняет жизнь. (Как в свое время комполка из Насосной «разносил» подопечных летунов: "Вам Родина приборов прорву в самолет наставила. а вы!.." А они, летая на МиГ-25 на перехват разведывательных зондов, целились по штырькам антенны перед кабиной.) И потому эксплуатация МиГ-31 без происшествий не обошлась.

Опыт МиГ-25 показал, что температура в отсеках двигателей может подниматься до 600 °C, что создаст опасность пожара. На МиГ-31 конструкторам удалось снизить температуру вдвое. Но пожары все же случались.

Взлет МиГ-31 восточно-сибирского полка. Фото С. Пазынича

МиГ-31 служат в Приморье бок о бок с Су-27 Фото С. Пазынича

Поначалу головную боль доставляли турбохолодильники. Па первых, опытных машинах проблем с ними не было. А в серии завод начал гнать лопатки турбины с технологическим браком. Оторвавшись при скорости вращения 40 000 об/мин, разлетавшиеся лопатки крушили всё на своем пути. На борту начинались пожары. причины которых долго не могли установить — от упавших самолетов оставались, как правило, большие воронки и обломки не крупнее ладони. Помог случай. В Приозерске начался пожар на разбеге. Руководитель полетов не растерялся, взлет прекратил. Самолет выкатился за пределы ВПП и сгорел. Но именно сгорел — не разбился, и останков хватило, чтобы «вычислить» турбохолодильник с его бракованными лопатками.

Турбохолодильники доработали. установили броневые пояса, пробить которые лопатки не могли. А позже и вовсе разработали их новую, «беспроблемную» конструкцию.

К слову о пожаре двигателя. 8 августа 1988 г. с ним пришлось столкнуться гвардии майору Кудрявцеву со штурманом-оператором Кравченко. Пожар начался над Баренцевым морем. полностью потушить его не удалось, но экипаж, проявив исключительную выдержку и самообладание, довел машину до аэродрома. Летчика и штурмана наградили Орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды соответственно.

К сожалению, летом 1989 г. майор Кудрявцев трагически погиб на учениях с применением ракет Р-ЗЗ.

Трагедия едва не произошла через несколько лет в одном из дальневосточных полков. Из состава дежурных сил был поднят МиГ-31 на перехват контрольной цели. Такой перехват подразумевает обнаружение цели. ее опознание, захват и выход на дальность разрешенного пуска. В отличие от учебных перехватов, выполняющихся без ракет, в перехватах контрольной цели на боевую кнопку не жмут. 11о в тот раз экипаж, по выработанной в учебных перехватах привычке, кнопку-таки нажал — к цели рванулась Р-ЗЗ. Экипаж, к счастью для цели, среагировал мгновенно и обесточил прицел. Без подсветки Б РЛС — слепая» ракета ушла «в молоко».

Огромный интерес у наших закадычных врагов (или заклятых друзей?) вызвали наши Percstroyka с Glasnosi'io. К нашим границам зачастили их уши и глаза. По данным Мончегорского ИАП, особо высокой интенсивностью полетов иностранных разведчиков отличались 1987-89 гг. В 1987 г. на сопровождение иностранцев вдоль границы было выполнено 203 вылета, в т. ч. 69 против SR-71. В 1988 г. цифры возросли соответственно до 136 и 86, в 1989 г. упали до 270 и 56. Бывало, что в сутки приходилось выполнять по 11 вылетов!

Пятерка МиГ-31 над Москвой на параде 9 мая 1995 г.

Фото А. Михеева

Плотная «опека» пограничных гостей дала свои плоды. Существует мнение, что одной из главных причин снятия с вооружения SR-71 стало именно появление МиГ-31 в нашей ПВО. Проникнуть в воздушное пространство СССР уже не удавалось, а для других задач поднимать сверхдорогую игрушку в воздух оказалось невыгодно.

* * *

Рутинные боевые дежурства способны утомить кого угодно. Для встряхивания боевого духа существуют маневры. Так, Мончегорский полк принимал участие в учениях "Север-87", в ходе которых 4 экипажа выполнили боевую задачу, а затем приземлились на ледовом аэродроме на Земле Франца-Иосифа. Посадку на этот аэродром выполнили 4 МиГ-31 и в ходе учений "Отражение-88». Кроме того, в 1986-88 гг. экипажи полка вылетали на сопровождение Ту-95.

Участвовали МиГ-31 и в совсем недавних дальневосточных учениях в середине сентября 1999 г., поднявших большой шум в американских военных кругах. В ходе учений, помимо прочего, отрабатывалось взаимодействие истребительной авиации ВВС и сил флота в борьбе с низколетящими крылатыми ракетами. МиГи перехватили и сбили ракету-мишень «Малахит», запущенную с малого корабля «Мороз».

Кроме того, «тридцать первые» сопровождали пару разведчиков Ту-22МР, взлетевших с авиабазы Воздвиженка и совершивших полет по внутреннему периметру Японского моря. Ранее облеты выполнялись только одиночными самолетами, поэтому появление группы вызвало повышенный интерес у японских военных. В результате разведчикам удалось зафиксировать работу 12 радиолокационных станций, не включавшихся ранее.

И слава Богу, что писать о боевом применении МиГ-31 нечего.

Десять лет назад жизнь на аэродромах кипела, ныне, по известным причинам, едва булькает. С самого начала эксплуатации ОКБ заключило с полками договоры на сопровождение техники. В части с лекциями и разъяснениями выезжали специальные бригады, и отвечать им приходилось на очень грамотно поставленные вопросы. Сейчас из-за плохого финансирования с выездами бригад возникают большие трудности. А МиГ-31 — это машина очень сложная, и помощь ОКБ полкам никогда не была лишней.

С печалью

Когда создавался авиационный комплекс дальнего перехвата МиГ-31-33 (механизм, в котором собственно самолет хоть и главная, но далеко не единственная шестеренка), то предполагалось, что вооруженные МиГами полки будут работать как единый комплекс. Создав МиГ-31, ОКБ Микояна свою задачу выполнило. И не его вина в том, что «смежники подвели» и не выдали к срок)' части причитающихся с них шестеренок». А затем грянула перестройка с «новым мышлением»…

Как бы хотелось закончить рассказ о выдающемся самолете на какой-нибудь бодренькой ноте! Увы… Как-то на МАКСе’97 довелось услышать от одного прохожего «специалиста» комментарии по поводу увиденных им самолетов: «МиГ-29 — ух! Класс! Су-27 — зверь машина, Су-37 — ещё зверее, кувыркается, как хочет, любого обкувыркает! Су-34 — и в воздухе ему равных нет, и по земле может ка-а-ак треснуть! А это что же такое… МиГ-31 какой-то… утюг неповоротливый. г…но старомодное…» Подобные оценки обидны, но, в общем, из уст дилетанта простительны. К сожалению, и военное руководство так и не прочувствовало до конца тот огромный потенциал, что таит в себе МиГ-31.

На сегодня он — является единственным в мире самолетом, способным вести эффективную борьбу с низколетящими крылатыми ракетами типа «Томагавк» или ALCM. К примеру, на полигоне Сары-Шаган на Балхаше проводили проверку: известна условная цель, но не известно время и направление подлета к этой цели крылатой ракеты. На охране объекта на опорной высоте 5000 м барражировали 4 МиГ-31 (три охватывали с перекрытием весь азимут 360°, а один выступал координатором действий) и 4 Су-27. Один из МиГ-31 заметил носитель Ту-16 на удалении около 200 км. На экране отчетливо было видно, что от носителя отделилась точка, которую оператор 31-го сразу потерял — сказалась разность в ЭПР носителя и ракеты. Но направление примерно было уже определено, и спустя некоторое время на дальности 70 км низколетящая — высота полета около 50 м — крылатая ракета была обнаружена и уничтожена.

Подобный результат повторился в Баренцевом морс, когда МиГ-31, опередив Су-27, «увидели» и сбили противокорабельную ракету Р-6. Учебный запуск се был осуществлен с подводной лодки, а летела она практически над водой. Эта Р-6 аналогична по характеристикам «Экзосету». которым аргентинцы отправили на дно английский эсминец «Шеффилд» в ходе вооруженного конфликта вокруг Фолклендов.

Вот только не умеющий выписывать в воздухе захватывающие дух кренделя МиГ-31 оказался в роли умной надежной двужильной домохозяйки в невзрачном халате и стоптанных тапочках, чьи достоинства затмила эффектная длинноногая блондинка. И пусть блондинка туповата, ленива и постоянно пережаривает яичницу — с ней куда приятней выйти в свет. Джентльмены предпочитают блондинок.

По мнению заслуженного военного летчика из Саваслейки, — …возможности самолета так и не были реализованы полностью не только из-за отсутствия материальных средств, но во многом и из-за того, что крупные авиационные начальники не переломили свою психологию по отношению к МиГ-31, продолжали относиться к нему, как к простому носителю ракет. Многие из них, закончив летать на МиГ-21, 23, 25 и других самолетах 3-го поколения, в душе так и остались летчиками «свисточниками».

Завершить рассказ о МиГе хотелось бы словами другого саваслейского пилота:

"…Несмотря на высокую надежность и уникальные возможности, МиГ-31 требует от летного состава зрелости. Летчик, летающий на МиГ-31, должен обладать устоявшейся психикой, должен быть обучен пилотированию на другом, более дешева и и простом истребителе и состояться как воздушный боец.

…Главная причина предосудительного отношения к истребителю МиГ-31 та, что руководители и многие летчики так и недоросли до уровня этой прекрасной мощнейшей машины, способной через девять минут после взлета набрать высоту практического потолка, умеющей летать быстрее пули, выпущенной из автомата АК (М=2,83), способной группой из 4 машин перекрыть пространство в 600 километров по фронту, с опор ной высоты 5000 метров обстреливающей цели от земли до практического потолка. Спрашивается, зачем ей крутить петли?

Это прекрасная умная машина, предназначенная для уничтожения воздушных целей. Именно для уничтожения. а не ведения с ними воздушного боя в общем понимании: «Скорость, Маневр, Огонь».

Воздухозаборник МиГ-31 Фото Ю. Каберника

Краткое техническое описание самолета МиГ-31

Аэродинамическая схема МиГ-31 подобна схеме МиГ-25. Это цельнометаллический моноплан с верхним расположением трапециевидного крыла, боковыми косыми воздухозаборниками, двухкилевым вертикальным и цельноповоротным горизонтальным оперением.

Конструкция планера в основном сварная (автоматическая и полуавтоматическая точечная, aproiню-дуговая сварка). Выбор материала предопределен назначением самолета и условиями его эксплуатации. Это — сплавы алюминия, способные выдержать 150 "С; титан и нержавеющая сталь — для температурив нагруженных зон (кромки воздухозаборников, крыла, оперения и др.). В конструкции сталь (марки ВНС-2, ВНС-5, ЭИ-878, ЭИ-703, ВНЛ-3, СН-3, ВЛ-1) занимает около 50 % (по весу), алюминий (Д-19, ВАЛ-10) — 33 %. титан (ОТ4-1, ВТ-20, ВТ-21 Л. ВТ-22) — 16 %. другие материалы — 1 %.

Фюзеляж. Представляет собой монокок. Имеет 57 шпангоутов и рам, из которых силовыми являются: 1–6. 61>, 7. У. 10. ЮА. 11–11. Технологически состоит из: носовой части (до шп. 3), закабинного отсека (шп. 3 — шп. 4), отсека воздухозаборника (шп. 2 до шп. 6), центроплана (шп. 1 до шп. 12) и хвостовой части (шп. 12 до шп. 14). Доступ к агрегатам систем и двигателя осуществляется через многочисленные съемные панели и лючки.

Носовая часть изготовлена из алюминиевых сплавов и включает радиопрозрачнмй обтекатель антенны РЛС. отсек радиолокационного оборудования. кабину экипажа и закабинный приборный отсек.

Съемный обтекатель антенны крепится к шп. 1 посредством гаек и болтов.

Члены экипажа располагаются тандемом, каждый в своей герметичной и оснащенной катапультируемым креслом кабине. Фонари открываются назад механически. Кабина штурмана оснащена убираемым перископом (вид вперед), при помощи которого тот смог бы посадить самолет.

Остекление фонаря сделано из термостойкого оргстекла: по бокам 10-мм толщины, на козырьке — многослойного (триплекс) 36-мм с электрическим противообледенительным слоем. Кроме того, 10-мм плексигласовой переборкой отделены друг от друга кабины экипажа.

Задние стенки герметичных кабин имеют наклон, и к ним крепятся направляющие катапультных кресел.

В отсеках под кабиной экипажа находится прицельное оборудование и оборудование связи, а также часть агрегатов электрической системы.

Передняя опора шасси располагается в отсеке между шп… 1М и 3В; по бокам носовой части находятся узлы крепления воздухозаборников.

Сварная средняя часть фюзеляжа (СЧФ), как силовой центр, выполнена из высококачественных легированных сталей (разных марок) и является баком-конструкцией. Ею воспринимаются нагрузки, приходящие от крыла, оперения, воздухозаборников, основных опор шасси, двигателей.

Воздухозаборники на МиГ-31 намного больше и сложнее, чем на МиГ-25. Входные каналы начинаются по бокам фюзеляжа от шп. 2 и продолжаются до шп. 6. Входы каналов имеют прямоугольное поперечное сечение с острыми кромками. Количество поступающего воздуха автоматически (АРВ-39) регулируется, в зависимости от высоты и скорости, нижними створками и верхним горизонтальным клином.

Верхнюю часть СЧФ (над воздушными каналами) занимают семь топливных баков. Ниже размещены агрегаты топливной системы.

Правая главная опора шасси Фото Ю. Коберника

Передняя пара ракет Р-33 Фото Ю. Коберника

В гроте, проходящем по верху фюзеляжа от кабин экипажа до контейнера тормозного парашюта, находятся агрегаты системы управления. Система управления: гидробустера, проводка механическая, с тросами и жесткими тягами.

Оборудование гидравлической и воздушной систем, а также системы кондиционирования размещено но бокам фюзеляжа.

Хвостовая часть фюзеляжа (ХЧФ) имеет узлы крепления оперения (стабилизаторов и килей) и форсажных камер. Контейнер тормозного парашюта находится между килями и вмещает два крестообразных парашюта суммарной площадью 50 м².

В ХЧФ находятся также три теплоизолированных отсека оборудования систем: топливной, гидравлической и управления.

Крыло. Консоли трапециевидного в плане крыла имеют но три лонжерона. нервюры, стрингеры и работающую обшивку, выполненную из листовой нержавеющей стали и титановых сплавов. Крыло снабжено небольшими наплывами.

Имеет малую относительную толщину (3.7 % в корне. 4,1 % в середине размаха и 4,48 % в концевом сечении) и острые передние кромки. Профили: ЦАГИ П44М в корневых сечениях и ЦАГИ П101М — в концевых.

Крыло оснащено четырехсекционными отклоняемыми носками, щелевыми закрылками и элеронами.

Консоли крепятся к центроплану в шести точках каждая. В каждой консоли находится по два топливных бака.

На крыле расположены четыре пилона для подвески вооружения или топливных баков.

Оперение. Стабилизатор — клепанный, цельноповоротный. Передние кромки титановые, не окрашены.

Кили имеют развал, и по конструкции идентичны друг другу, отличаясь лишь размещением антенн и их обтекателей: на левом киле передняя кромка выполнена из стеклопластика. Лонжеронная коробка каждого киля служит дополнительным топливным баком. Рули крепятся к килям на трех узлах навески каждый.

Подфюзеляжные гребни клепанной конструкции также имеют развал и крепятся к ХЧФ. В них располагаются антенны, прикрытые обтекателями.

Шасси. Трехточечное с носовой опорой, гидравлически убираемое. Носовая стойка — с парой колес КТ-176 (660X200 мм) и грязезащитным щитком — убирается назад по полету. Основные опоры имеют по паре колес КТ-175 (950*300 мм), расположенных одно за другим со смещением в поперечной оси. Убирается против полета, и в процессе уборки тележка поворачивается так, что в фюзеляж укладывается горизонтально. Все колеса оснащены тормозам». Передняя пара створок шасси основных опор шасси служит еще как аэродинамические тормоза.

Силовая установка. Самолет МиГ-31 оснащен двумя ТРДДФ фирмы Соловьева Д-30Ф-6, имеющими форсажные камеры.

Топливо содержится в семи встроенных баках в фюзеляже (баки № 1 и 2 находятся между шп. 1 и б. № 3 — между шп. 6 и 7, № 4 и 5 — между шп. 7 и 11. № 6 и 7 — между шп. 11 и 121), еще четыре — в крыльях и еще два — в килях. Кроме топ), самолет имеет возможность нести два ПТБ (на внешних пилонах крыла) но 2500 л.

Обычная заправка самолета составляет 18 300 литров керосина.

Вооружение. Основное оружие самолета составляют четыре ракеты дальнего радиуса действия Р-33 класса «воздух-воздух»-. На самолете они размещаются полуутопленно снизу фюзеляжа на АКУ-110. Перед применением ракеты отстреливаются вниз катапультными устройствами. Р-33 имеют полуактивное радиолокационное наведение, начальный вес 480 кг, включая 47 кг фугасно-осколочной боевой части, и дальность 120 км.

Возможен и другой вариант вооружения: три Р-33 под фюзеляжем и две Р-40ТД (Р-40Т) на пилонах под крылом. МиГ-31 может нести и другое оружие: четыре Р-33 и две или четыре ракеты Р-60 на пилонах.

Ракеты Р-40ТД Фото Ю. Каберника

Пара ракет Р 60 Фотот С. Пазынича

ФАР БРЛС «Заслон» Фото С. Скрынникова

Кроме того, на самолете установлена 23-мм шестиствольная пушка револьверного типа ГШ-б-23 пли ГШ 6-23М. Она располагается в обтекателе над правой нишей основного шасси. Пушка имеет скорострельность 6000 выстр./мин и запас 260 снарядов. В походном состоянии ствол закрыт створкой.

Бортовое оборудование. МиГ-31 оснащен приборами радиолокационного и инфракрасного целеуказания. БРЛС позволяет ему осуществлять одновременный пуск сразу четырьмя ракетами Р-33 по четырем разным целям. Комплекс вооружения включает РЛС с ФАР «Заслон- с нормальной дальностью обнаружения цели 180 км и дальностью слежения за целью 120 км. ПК визир поиска и целеуказания н дисплей боевой обстановки. Антенна РЛС — с электронным сканированием, имеет диаметр 1,1 м.

Большие цели радар может отслеживать на удалении до 200 км в передней полусфере и 120 км — в задней, а маленькие (с ЭПР около 2 м²) — до 90 и 70 км соответственно. РЛС имеет горизонтальный охват 140° и вертикальный — от +70° до -60°. Оснащение самолета позволяет ему обнаруживать и атаковать цели на фоне земли, включая и те, что выполнены по технологии — Стеле», вертолеты и крылатые ракеты. Кого бить в первую очередь — решает компьютер «Аргон-15», исходящий из логики наибольшей опасности цели.

Теплопеленгатор (НК-визир) установлен в выдвигающемся контейнере под НЧФ. В тех или иных случаях, когда лучше «не засветиться», используя радар, он позволяет незаметно подойти к цели и навести на нее ракеты с тепловыми головками Р-40ТД и R-60. Поле обзора теплопеленгатора- 120° по горизонтали и от +6° до -13° но вертикали.

Установленная на МиГ-31 система передачи данных АПД-518 в закодированном виде позволяет нескольким самолетам обмениваться информацией о целях, полученной их РЛС, если они находятся в пределах 200 км друг от друга. Таким же образом МиГ-31 может наводить на цели другие машины, с меньшими возможностями своего оснащения.

Вся информация о боевой обстановке выдается на большой круглый экран и два прямоугольных многофункциональных дисплея, установленных в кабине штурмана-оператора.

БРЭО самолета включает в себя: оборудование командной линии БАН-75, систему автоматического управления полетом САУ-155М, систему передачи данных, систему предупреждения об облучении СПО-15СЛ, систему передачи цифровых данных (для связи с землей) ЛК-РЛДН, компьютер «Аргон-К», УКВ-радиостанцию Р-862, KB-радиостанцию Р-864, регистрирующее устройство РИУ, речевой информатор П-591, самолетный ответчик и самолетный запросчик, приемник управления воздушным движением ТАК-69, регистратор полетных данных «Тестер- УЗЛ», автоматический радиокомпас АРК-19, регистратор переговоров в кабине экипажа МС-61, радиовысотомер РВ-15 и маркерный радиомаяк МРП-56.

Навигационная система МиГ-31 — КН-25 — включает инерциальную систему ИС-1-72А, процессор «Маневр», РСБН А-312 «Радикал-НП», РСДН А-723 «Квиток-2». Состав навигационного оборудования позволяет МиГ-31 работать в Арктических районах.

Автор признателен Сергею Пазыничу за помощь в работе над статьей.

Использованы материалы периодических изданий «Вестник авиации и космонавтики», «Вестник воздушного флота», «Военный парад», «Независимое военное обозрение», «Airfleet».

Основные данные МиГ-31 (изделие 01/01Д3)

Длина с ПВД, м 22,668

Длина фюзеляжа, м 20,62

Площадь поперечного сечения фюзеляжа, м² 5,7

Размах крыла, м 13,456 (по БАНО 13,464)

Угол стреловидности:

по передней кромке крыла 41°02′

по передней кромке наплыва…. 70°03′

Высота, м… 5,15

Площадь крыла, м²:

с центральной частью без наплывов 61,6

консолей 41,0

Удлинение 2,93

Сужение 3,14

Установочный угол атаки… 0°

Поперечное V 5°

Угол отклонения носков 13°

Длина закрылка, м 2,682

Угол отклонения закрылков 30°

Длина элеронов, м 1,7

Угол отклонения элеронов* ±20°

Стабилизатор:

размах, м 8,75

площадь, м² 9,82

угол стреловидности по передней кромке 54°22′

поперечное V 1°25′

Киль:

суммарная площадь, м2 15,6

угол наклона наружу 8 °

угол стреловидности по передней кромке 54°

Угол наклона наружу подфюзеляжных гребней 12°

Суммарная площадь аэродинамических тормозов, м² 1,39

Угол отклонения аэродинамических тормозов 39°

Колея шасси, м 3,638

База шасси, м 7,113

Двигатель: ТРДДФ Д-30Ф-6

Тяга, кг:

номинальный режим 9140-9270

форсаж 14965-15510

Степень двухконтурности. 0,55

на форсаже 0,52

Удельный расход топлива, кг/кг. ч 0,72

на форсаже 1,9

Сухой вес, кг 2416

Запас топлива, л:

полный, с ПТБ 23500

полный, без ПТБ 18300

нормальный 13700

в ПТБ 2X2500

Тяговооруженность** 0,76

Удельная нагрузка на крыло**, кг/м² 666

Максимальная скорость, км/ч:

выше 17000 м 3000

на уровне моря 1500

Крейсерская скорость, км/ч:

сверхзвукового полета 2500

дозвукового полета 900

Посадочная при массе 26600 кг 280- 285

Максимальное число Маха 2,83

Потолок (четыре Р-33, 2300 кг топлива), м 20600

Дальность максимальная с четырьмя Р-33, км:

без ПТБ 2150-2400

с ПТБ 2850-3000

в сверхзвуковом полете при М=2,35 1400

Перегоночная дальность, км… 3300

Радиус перехвата, км:

сверхзвуковой 720

дозвуковой без ПТБ 1200

с ПТБ 1400

с ПТБ и одной дозаправкой. 2000

Время полета, ч:

без дозаправки 3,6

с дозаправкой 6-7

Перегрузка при массе менее 6000 кг 5

Разбег при массе 37100 кг, м 950

Пробег при массе 26600 кг с ТП, м 800-900

* Элероны могут иметь первоначальное отклонение -5°, тогда диапазон их отклонения будет составлять от +15° до -25°.

** При нормальном взлетном весе.

«Борт 374» — участник многих авиасалонов

МиГ-31 б/н 592 на испытаниях в Ахтубинске

МиГ-31 б/н 31 на Камчатке

Фото Сергея Скрыиникова

Под дождем, Саваслейка, август 1998 г.

Фото Алексея Калиновского

Пушка ГШ-6-23 и ракеты Р-60М на АПУ-60-2НМ

Верху. Кабина летчика демонстрационного МиГ-31 б/н 374. Фото А Михеева

Внизу: Рабочие места летчика и штурмана-оператора строевого МиГ-31 («изделие О1Д3») б/н 45. Фото С. Пазынича

УСТАМИ ОЧЕВИДЦА

Ми-24Д на пути из Кабула в Гадез

Афганистан. Рассказ пятый

Виктор Домницкий Чита

Памяти летчиков, погибших в Афганистане

В середине лета 1984 г. я прибыл в Афганистан в 50-й ОСАП, который в течение всей афганской войны базировался в аэропорту Кабула. Полком тогда командовал н-к Александр Серебряков. Позже, весной 1986 года. судьба его бросила в очередное горнило — Чернобыль. Там он здорово отличился, ходили слухи, что его даже к Герою представляли. Но где-то что-то не сработало, и Золотую Звезду ни за Афганистан, ни за Чернобыль Серебряков так и не получил. А радиации схватил за троих…

В 50 ОСАП было три эскадрильи: 1-я — самолетная- на Ан-12, Ан-24, Ан-26 (комэск Уваров). 2-я — вертолетная боевая- на Ми-22В/Д/П (комэск Чумаков) и 3-я — вертолетная транспортная- на Ми-8МТ (комэск Тырыкин). Во второй эскадрилье было пять звеньев. Звеном управления командовал п/п-к Алексей Чумаков, первым звеном — к-н Владимир Вакулин, вторым — к-н Виктор Домницкий, третьим — к-н Александр Елистратов, четвертым — к-н Валерий Верховенко.

В моем втором звене были вертолеты практически всех имевшихся в полку модификаций: «вэшки», «дэшки», «пэшки». Чаще всего работали на своих закрепленных по боевому расчету машинах, но иногда приходилось летать и на «чужих».

Оператором в моем экипаже был штурман звена Николай Иванов. Ведомым почти всегда был к-н Илья Рыжикин (за участие в боевых действиях в Афганистане награжден двумя орденами Красной Звезды и орденом Боевого Красного Знамени) с оператором Константином Крыловым.

* * *

14 июля 1984 г., суббота. День прилета в ДРА. Сев в Кабуле, наш Ил-7б зарулил на одну из отдаленных стоянок па краю аэродрома. Мы вышли из самолета. Солнцепек… жара- духота… пыль… Сидим в тени под крылом «Ила», изнываем от неизвестности и жажды. Вдруг кто-то закричал: «Смотрите! Смотрите! — Мы все выскочили из-под крыла, запрокинули головы. Вверху, в голубом-голубом небе, после взрыва в воздухе разваливался на куски вертолет Ми-6… Несущий винт его как-то неправдоподобно медленно вращался… Если не изменяет память, мы насчитали в небе 3 или 4 парашюта. Одним из тех. кому тогда удалось спастись, был правый пилот Юрий Яковлев. Сейчас он живет в Чите, на пенсии, а службу заканчивал на КП 23 ВА.

Это зрелище, увиденное сразу по прибытии в Афганистан, оставило неизгладимое впечатление. Мне, как и многим, кто в тот момент был рядом, стало отчетливо ясно: мы прилетели на войну.

Ощущение опасности на войне присутствует постоянно — и когда по тебе стреляют, и когда обстрела не наблюдаешь. Но особенно неприятно, когда что-нибудь происходит с вертолетом или, хуже того, огонь с земли достает тебя или твоего соседа. А за 15 месяцев с такими моментами довелось столкнуться не раз.

Впервые это пришлось прочувствовать в начале августа 1984 года, мы тогда принимали участие в операции по ликвидации уходящей из района боевых действий банды. Было это в 12 км западнее аэродрома Газни. На выходе из очередной атаки вдруг началась сильнейшая тряска вертолета. Осмотрелись — развал конуса» лопастей несущего винта (НВ) более полуметра (допускаемый 25 мм). Трясло так, что с трудом определяли показания приборов. Тихонько-тихонько и низко-низко, метрах на десяти-пятнадцати, ушли на аэродром. Сходу зашли и сели. При осмотре обнаружили три пулевых 7,62 мм пробоины в лопастях НВ и отсутствие одного отсека сотового наполнителя концевой части лопасти. Делов-то, а ощущения — не пожелаешь никому…

27 ноября 198-1 г… во вторник, к-н Бельтюков Юрий (летчик-оператор ст. л-т Поздняков Владимир, борттехник — Валера, фамилию уже не могу вспомнить) парой Ми-24 возвращался с дежурства на площадке Гардез в Кабул. На траверзе н. п. Барраки вертолет Бельтюкова был сбит огнем ДШК. Экипаж второго вертолета пары и подоспевшие с блок-поста Барраки военнослужащие вытащили из упавшей горящей машины в тяжелом состоянии командира и оператора. Борттехника придавило провалившимся от удара при падении главным редуктором НВ, и он сгорел в вертолете.

Юра Бельтюков потерял кисть руки. После излечения остался служить в армии, был начальником штаба АЭ. Впоследствии, в 1987 году, в составе полка был переведен в Уфимское вертолетное училище. У Володи Позднякова при падении был травмирован позвоночник. Он долго лечился, но все же восстановился на летной работе, летал на Ми-2 в Бобруйске (Белоруссия).

1 декабря 1984 г., в субботу, Ми-24 к-на Сущевского (летчик-оператор ст. л-т Передерий, борттехник Сережа, фамилию тоже не помню) выполнял воздушную разведку в районе Кабула. В 3 км южнее города вертолет был поражен ПЗРК «Стингер» и взорвался в воздухе. Экипаж успел покинуть разваливающийся вертолет на парашютах, но у бортгехника парашют не раскрылся. Сережа погиб.

22 января 1985 г. в 19 км северо- восточнее аэродрома Баграм ПЗРК "Стингер- был сбит Ан-26РТ 1-й АЭ нашего полка. К месту паления самолета. в Чарикарскую долину, на поиск послали пару вертолетов Ми-8, а пара Ми-24Д (Домницкий — Рыжкин) пошла на прикрытие. Обнаружив обломки «ретранслятора» и доложив о невозможности посадки Ми-8 из-за сильнейшего огневого воздействия со стороны жилых строений, мы получили команду с КП про держаться до прихода туда «брони» со спасателями. «Духи» пытались прорваться к месту падения, поэтому нам с Ильей приходилось их отсекать непрерывными поочередными атаками. Уже при подходе спасателей. на очередном заходе, перед самым вводом в атаку из-под меня, снизу слева вперед и вверх, вырывается вертолет моего ведомого. И туг же за ним появляется белый шлейф. «Илья! — кричу я ему, — ты что? Что случилось? За тобой дым снизу. Разворачивайся на точку на посадку!» Благо в воздухе уже было звено «крокодилов» для поддержки спасателей и «брони». Доложил на КП. что вертолет ведомого подбит, за ним шлейф белого дыма, парой идем на точку. Рыжкин вышел вперед, а мы за ним пристроились и осматриваем его машину. Дым валит как будто только снизу. Саша Гуцол, мой борт- техник. подсказывает: "Командир, давай войдем в этот дым, понюхаем, чем он пахнет.» Вошли. И тут же остекление стало мокрым. Керосин! Стеклоочистители включили — налет жидкости убирается, значит точно — керосин. «Илья, — говорю. — за вами шлейф из керосина, проверь остаток.»

Летчики 2 АЗ 2 АЭ 50 ОСАП (слева направо) штурман звена летчик оператор Н.Иванов, командин АЗ командир экипажа В. Домницкий, командир экипажа И. Рыжков и летчик оператор К.Крылов. Гардез, март 1985 г.

Сходу сели на аэродроме Баграм. Топлива хватило еще «прочертить» керосиновый след, пока мы заруливали в безопасное место. Разбор полета и осмотр вертолета Ильи дал следующую картину происшедшего. Работая но — духам» у места падения Ан-26РТ, в «зеленке», при выполнении очередного захода Рыжкии увидел стоящего на краю дувала человека, стреляющего в открытую, «от пояса», из ручного пулемета но моему вертолету. Дистанция для ответной стрельбы у него была слишком мала, цель проходила снизу. Ведомый стал кричать мне по радио, чтобы я отворачивал, но из-за сильного шума в эфире я его голос тогда не узнал. Помню, я тогда еще увидел проходящую слева у фонаря трассу, попытался отвернуть… Но в этот момент Илья уже подвернул вертолет и прикрыл нас собой. Семь нулевых пробоин калибра 7.62 мм в нижних топливных баках и привели к вытеканию топлива, от которого образовался белый шлейф. А спасатели на месте падения самолета смогли обнаружить только останки тел погибших шести членов экипажа и двух пассажиров.

Не прошло и трех месяцев, как в понедельник, 11 марта 1985 г. снова был сбит самолет нашего полка. На этот раз «Стингер» достал Ан-30 к-на Горбачевского. Экипаж покинул израненную машину на парашютах, а командир со своим помощником ст. л-том Ивановым попытались посадить горящий самолет на аэродром Баграм. Но так как самолет был сбит на высоте 2300 м всего в 16 км юго- восточнее аэродрома, то экипаж не успел потерять высоту для посадки сходу. А пожар на самолете в повторном заходе не оставил командиру и его помощнику никаких шансов. Ан-30 потерял управление и упал в 5 км от аэродрома. Горбачевский и Иванов, пытаясь спасти самолет, погибли.

В апреле 1985 года я парой возвращался в Кабул после дежурства на Газни, был я тогда на Мн-24В. Летели на высоте 3400 м. Уже отошли от Газни на 30–35 км. как вдруг с правой стороны неожиданно раздалась серия резких оглушительных хлопов, не позволявшая услышать свой радиообмен в наушниках. По приборам контроля силовых установок изменений в их работе не обнаружил. Только при изменении режима работы правого двигателя происходило изменение в силе звука. Разворачиваюсь на Газни, правый двигатель убрал на малый газ, а уже на подлете к аэродрому — выключил его. Заход и посадка на одном двигателе. После посадки обнаружили заклинивание свободной турбины правого двигателя из-за разрушения подшипника опоры. Это как раз тот случай, когда неприятности в полете появляются и без огня с земли. Авиатехника эксплуатировалась с огромными нагрузками. в несколько раз превышавшими нормы мирного времени, плюс высокогорье, запыленность, высокие температуры — все это не лучшим образом сказывалось на надежности машин, и подобные неприятные сюрпризы случались в афганском небе не редко.

7 мая 1985 г., вторник. Парой Ми-24 сопровождали пару Ми-8 с грузом из Кабула в Гардез. в районе н. п. Барраки на высоте 3700 м услышали сильный хлопок слева снизу в районе грузовой кабины, и тут же начался сильный вой. заглушавший радиообмен. По контролю параметров работы силовой установки определил, что на 1,5 % увеличились обороты и на 20–25 *С температура выходящих газов левого двигателя. Но эти отклонения были в пределах нормы. Ведомый, перестроившись в левый пеленг, доложил, что внешних признаков отказа двигателя нет. Ближайшим для вынужденной посадки был аэродром Гардез — в 30–35 км. Попробовал изменить режимы работы двигателей — реагируют, но левый завывает. Решил идти на Гардез. Левый двигатель — пока тянет нормально и не наблюдается аварийных изменений — не выключаем, а то на одном придется садиться где-нибудь в пустыне, даже до площадки у блокпоста Барраки не дотянул… Уже у Гардеза выключил левый двигатель. Сразу же начал затихать и вой. Нормально зашли, сели. При осмотре обнаружили на колесе свободной турбины разрушение одной лопатки, на выходном патрубке — глубокие вмятины и серебристо-белые капли расплавленного металла.

Но чаще все-таки нас «беспокоили» с земли. 11 мая 1985 г… в субботу, в 3–4 км восточнее Лашкаргаха («Ложкаревки») на высоте 300 м был сбит Ми-24 нашей эскадрильи. Экипаж (к сожалению, не могу вспомнить кто это был) остался жив. а машину потеряли.

18 июня 1985 г., вторник. Рано утром срочно, по команде с КП три экипажа вылетели в Бамиан. Аэродром-площадка Бамиан расположен на высоте 2600 м над уровнем моря и находится примерно в 100 км севернее Кабула. Послали туда наиболее подготовленные экипажи: м-ра Кадырова, к-на Домницкого и к-на Павлова. По мере подлета к Бамиану становилось ясно, а после посадки выяснилось окончательно, что без специальной доставки топлива на Бамиан вернуться обратно трем экипажам невозможно — не на чем… Запросили по радио топливо. А пока решался вопрос с его подвозом, приняли решение на оставшемся в машинах керосине парой вертушек отработать по заданию. Цель нашего прилета сюда — помочь базирующемуся здесь, на площадке, спецназу. Без поддержки с воздуха ребята никак не могли достать «духов», донимавших их из пещер.

Аэродром Баграм

Виктор Домницкий у крепостной стены в Гардезе 1 марта 1985 г

Пара Кадыров — Павлов пошла на взлет, а я за руководителя полетов и авианаводчика, сидя в кабине своего вертолета, управлял всем происходившим в километре-полутора от площадки. Сразу же после взлета и разворота пара открыла огонь из всего, что было — пулеметы, неуправляемые ракеты — по отходящим в пещеры «духам». При заходах вертолетов в атаку была слышна стрельба ЗГУ и ДШК. И вот после третьего или четвертого захода на цель вертолет Жоры Павлова (в экипаже у него тогда были летчик-оператор Малышей и борттехник Лейко) резко развернулся и со снижением пошел на точку, от машины — непрерывный отстрел АСО. На мои запросы по радио Павлов не отвечал. Почему-то невольно взглянул на часы, было 16 часов 25 минут… Сидя в кабине, я через вертолетную радиостанцию передавал Павлову необходимые данные: направление ветра у земли, что за вертолетом шлейфа дыма нет, полоса свободна, шасси убрано, и что работ)’ с органами выпуска шасси разрешаю только при нахождении над полосой, п т. д… в общем — управлял. Хотя уже понял, что вертолет возвращается на вынужденную, ну него точно повреждена радиостанция, все же информирую экипаж на тот случай, если у них работает приемник. Уже на выдерживании у вертолета начали выходить стойки шасси. Он садится, правая основная стойка подламывается и складывается, и машина заваливается на правый борт. Мгновенно — облако пыли, куски отлетающих обломков лопастей. Вертолет еще 50–70 м «проползает- на правом борту и останавливается. Пока наблюдавшие с земли бросились оказывать помощь, экипаж благополучно самостоятельно покинул кабины.

Позже выяснилось, что во время очередной атаки экипаж услышал удары по вертолету и скрежет, загорелось аварийное табло «ОСНОВНАЯ ШАССИ НЕ РАБОТ.» Упало давление в основной гидросистеме шасси. радиостанция на передачу не работала, хотя приемник и СПУ остались в норме. Появились рывки в управлении педалями. Экипаж принял решение выйти из атаки и произнести аварийную посадку на Бамиан. При заходе предприняли попытку выпустить шасси основным способом: сначала — от командира, затем — от оператора, затем — рычагом аварийного выпуска. Все безрезультатно. После этого, уже на выдерживании, на скорости 100 км/ч произвели выпуск резервным способом от основной гидросистемы вертолета. Шасси пошли на выпуск, но тут же катастрофически быстро стало падать давление в основной гидросистеме вертолета, речевой информатор стал сообщать «ОТКАЗАЛА ОСНОВНАЯ ГИДРОСИСТЕМА»… Уже перед самым приземлением «по-самолетному» заклинило управление, а зеленые лампочки выпущенного положения шасси все еще не горели. Павлов успел выключить оба двигателя, и тут правая стойка сложилось и вертолет лег на правый борт.

Ми-24Д в районе Баграма

Осмотр разрушенной машины показал, что пуля от ДШК попала в нишу правой стойки, пробила шланг гидросистемы выпуска шасси, а также управление стабилизатором. Гидросмесь из вспомогательной гидросистемы под давлением полностью вытекла. Кроме того, снаряд ЗГУ попал в правый борт и повредил в радиоотсеке передатчик радиостанции. Хладнокровные и грамотные действия экипажа позволили выйти из катастрофически развивающейся ситуации только с потерей машины.

Бывали случаи, когда мы теряли машины и из-за ошибок летчиков в технике пилотирования. Именно так был потерян Ми-8МТ 20 июня 1985 г. при высадке десанта в 62 км на северо-восток от аэродрома Баграм. Экипаж вместе с десантниками покинул разрушенную машину, вертолет стрел.

12 июля 1985 г., в пятницу, экипаж Ми-24 к-на Ю. Олейника работал с аэродрома Баграм в Пандшсрском ущелье. Восьмерка Ми-24 нашего полка прикрывала высадку десанта на крутой склон горы на высоте около 3500 м. Вертушки работали в замкнутом кругу, при очередном проходе над площадкой высадки машина Олейника попала в такой сильный порыв попутного ветра, что экипажу ничего другого не оставалось, как срочно выпустить шасси и принять меры к вынужденной посадке. Их забрал Ми-8МТ, высаживавший десант, а Ми-24 снять с этой высоты так и не удалось.

Еще через пять дней, 17 июля, при подобных обстоятельствах был потерян вертолет Мн-8МТ нашего полка. При выполнении захода на посадку с попутным ветром (площадка находилась в 73 км северо-восточнее Баграма) экипаж допустил ошибку в технике пилотирования, вертолет получил значительные повреждения и восстановлению не подлежал. Экипаж не пострадал.

15 августа 1985 г… вторник. Парой с Рыжкиным на Мн-24П дежурим на Гардезе. В 6 часов утра взлетаем на ведение воздушной разведки но северной границе долины для уточнения данных по проходу через наш район каравана с оружием. На удалении 50–55 км к северо-западу от аэродрома. с высоты 3800 м впереди-снизу я увидел какие-то три ровных квадрата на вершине небольшой горы. Только наклонил вертолет, чтобы лучше рассмотреть, как из центра одного из этих квадратов — вспышка бело-желтого огня… Туг же отворачиваю машину в другую сторону, и в этот момент чувствую удар по борту и едкий запах пережженного металла в кабине. Взгляд на приборы — все н норме, вертолет управляем. Поворачиваю голову в грузовую кабину — там Саша Гуцол, мой бортгехник, лежит на полу и корчится от боли. По СПУ кричу: «Саня, Саня! В чем дело, ты ранен?!» Он показывает на ногу, штанина его комбинезона вся в крови. Ныряю вниз и на максимальной скорости иду на точку, доложив но радио: «На борту — трехсотый». На земле уже ждала «скорая». Обработали рану, сделали укол, и наш Саша проспал до вечера.

16 августа 1985 года, среда. У меня в экипаже летчик-оператор Сергей Чернецов и борттехник Саша Гуцол (вчера раненный, от госпитализации наотрез отказался). Время около 10 часов утра. Парой Ми-24 сопровождаем Ми-8 к-на Кучеренко (будущего Героя Советского Союза) н район н.п. Алихейль — он доставлял отряду спецназа боеприпасы и забирал раненных. Пока Ми-8 находился на площадке, мы парой по подсказке авианаводчика от спецназа обработали склоны прилегающей к площадке горы. Обнаружили в первом же заходе огневые точки «духов» и начали их долбить, закрутилась «карусель». Огневой контакт был таким плотным, что мы едва успевали вдвоем замыкать круг. И уже при докладе Кучеренко о готовности к взлету, у меня на выходе из атаки снова удар по вертолету и снова этот противный, едкий запах пережженного металла в кабине… Как и вчера, сразу же оборачиваюсь назад. Борттехник ползает по полу: «Командир, у меня все нормально, ищу, куда попали». А «карусель» продолжается — надо прикрывать ведомого. Но тут чувствую, что немеет от усилий рука на шаг-газе, с трудом тянется рычаг. Поднял руку, а на ней, на тыльной стороне, десятка полтора дырок и из них сочится кровь. Тут же обнаружил два осколка в ноге выше колена и развороченную панель управления топливной системой слева на борту.

Вышли из боя, «забрали» сопровождаемого и вернулись на Гардез. На земле обнаружили, что пуля от ДШК прошила снизу-сбоку вертолет, далее — откинутый бронезаголовник (ровненькое чистое отверстие, словно кто дрелью просверлил), затем, выбив приличную ямку в бронеспинке кресла (при ударе мелькнула мысль, что борттехник толкается), отрикошетила в левый борт, «перемешав- в кучу переключатели и проводку топливной системы. Снова отрикошетила от внешней накладной брони на борту, ударила в потолок кабины и далее… Обнаружили ее в кресле на парашюте. У меня в санчасти ДШБР из руки вытащили 17 осколков, из ноги — два. Обработали раны, перевязали, назначили лечение. Для ремонта вертолета вызвали бригаду из Кабула и для дежурства еще одну пару на замену нашей.

К вечеру обстановка в районе, занятом нашими бойцами, резко обострилась. Участились обстрелы, снова появились раненные, и возникла острая необходимость поддержки с воздуха. А еще чуть позже, около 17 часов, после небольшого затишья там, по радиодокладам разведчиков, началась настоящая бойня. С КП команда-лететь. Ми-8 загружен и готов к вылету. Нужно сопровождение. Наша пара из-за неисправности моего борта «отдыхает», а на подмену нам прилетела пара зам. ком. АЭ м-ра Бибаева. Но Бибаев у нас не очень любил летать туда, где много стреляют. Короче, понаблюдав со стороны за тем, как его уговаривают, я плюнул на все, и пошли мы с Ильей своими экипажами готовить наши машины. Тем более, что Кучеренко пообещал- даже если не будет сопровождения, он через десять минут взлетает. Мы решили, что если моя машина запустится — полет возможен. Двигатели запустились, опробовал на режимах — все в норме. Дал команду на запуск группе. Самому пришлось сорвать повязку с руки, мешала.

На задание уходит афганский Ми-24В

Ушли в район, это на юго-восток от Гардеза, километров 60–65. Подоспели вовремя, ребятам было уж совсем невмоготу. Кучеренко сразу зашел на площадку и сел. Ну а так как нас «очень ждали» и «горячо» встретили, то мы сразу же начали работать по «духам». Очень жарко было, просто море огня с обеих сторон.

На очередном выходе из атаки замечаю, что изменился звук, как-то иначе работают двигатели. Взгляд на приборы — правый двигатель «ушел» на малый газ. Попробовал изменить режим работы — не реагирует. «Обрадовал- группу своим открытием. Отошел в сторону на освещенный солнцем склон горы, стал в круг и метр за метром начал скрести высоту. С благодарностью вспомнил практику парящих полетов (летал я еще до училища на планерах в аэроклубе Киева). Набрав за счет восходящих потоков 250–270 метров и поняв, что дальше тянуть нельзя, развернулся на Гардез. Сначала полет проходил с переменным успехом, т. е. стрелка вариометра удерживалась почти на нулевой отметке, без потери высоты. Но возвращаться на точку пришлось не над горами (высоты для этого было слишком мало), а но ущелью, на высоте, которую удалось набрать.

Во второй половине полета, когда до аэродрома оставалось 35–40 км, ущелье изменило направление, солнце скрылось за вершинами, и не стало нашего спасительного, освещенного солнцем склона. Стрелка вариометра все больше и больше стала опускаться. Тут уже всерьез начали думать о месте посадки. Под нами извилистое сухое русло речки, слева и справа — крутые склоны гор. Слева-сверху, прикрывая от возможного обстрела душманов со склонов, летит мой ведомый Илья, справа — Ми-8 к-на Кучеренко.

Еще при подготовке в Союзе, перед отправкой в Афганистан, учителя советовали в горных условиях на вынужденную садиться на сухое русло реки, оно — единственное более- менее ровное место в горах. Но наше сухое русло оказалось исключительным: на всем протяжении — поперечные, выложенные из камней высокие межи-заборы. Уместиться в крошечные пятачки между ними возможности не представлялось. Шли, тянули, сколько могли, на последних метрах. Когда низ фюзеляжа начал срезать верхушки деревьев, дал команду на сброс люков-дверей. И тут краем глаза увидел справа на склоне горы дорогу. Довернул до нее, высоты хватило только на то, чтобы фюзеляж прошел над уступом горы (стойки шасси срезало, как ножом), и вертолет завалился на правую сторону… Обрез моей двери оказался закрыт землей, из аварийного выхода через грузовую кабину валил дым, остекление фонаря разбиваться не хотело, сознание начало мутиться от дыма… Разбив остекление автоматом, оператор Сережа Чернецов вытащил из вертолета меня, а затем и Сашу Гуцола. Когда откашлялись и протерли глаза, увидели в пятидесяти метрах от места нашего падения садящийся в сухое русло Ми-8 Кучеренко. Спрыгнули с дороги, в русло (а высота была метра 3–4) и побежали к вертолет)'. Пока взлетали и разворачивались в сторону Гардеза, наш Ми-24П уже горел, как факел…

14 сентября 1985 г., суббота. Экипаж Ми-24 к-на С. Филиппченко работал вблизи пакистанской границы с аэродрома Кундуз. При огневом контакте с душманами вертолет получил попадание в район передней кабины. Филиппченко сумел посадить повреженную машину. После посадки нашли в передней кабине огромное количество пробоин, тело летчика-оператора Саши Миронова было буквально изрешечено…

Необъяснимое — чем был поражен вертолет? На броне вмятины, как от нулевой дроби, и как бы прожженные отверстия диаметром до 25 мм. Из знакомого нам оружия ни одно таких повреждений не наносило.

В середине сентября 1985 года к нам в эскадрилью прибыла очередная группа заменщиков, начали их постепенно вводить в строй. В первые боевые вылеты новичков посылали с опытными ведущими. В одном из таких вылетов, 24 сентября, был сбит вертолет одного из вновь прибывших — к-на Павленко. В тот день они обеспечивали боевую операцию мотострелкового полка в 70-и километрах юго-западнее Кабула, по дороге на Газни. Во время очередного вылета в район боевых действий м-р Кадыров обнаружил потерю своего ведомого к-на Павленко. Развернулся на обратный курс и начал поиск. Через несколько минут на склоне горы увидел горящий Ми-24Д и рядом экипаж. Оказалось, что машина была подбита из ЗГУ и загорелась в воздухе. Из-за повреждения радиостанции Павленко не смог ни о чем доложить ведущему, а начавшийся на борту пожар требовал безотлагательной вынужденной посадки. Экипажу ничего другого не оставалось, как немедленно после посадки покинуть горящий вертолет.

В этот же день при обеспечении этой операции был подбит еще Ми-24Д из нашего полка. В высокогорном районе, в 50 км юго-западнее Кабула, при полете на высоте 2500 м, от огня ДШК вертолет получил повреждения, при которых дальнейший полет стал невозможен. Экипаж пошел на вынужденную посадку прямо перед собой, приземление произошло на склон с углом наклона до 30°, вертолет опрокинулся и загорелся. Все живы, вертолет сгорел.

29 ноября 1985 г. в 15 км на северо- запад от Кабула был сломан при посадке на запыленную площадку Ми-8МТ нашего полка, но подробностей той истории я не знаю, т. к. был уже в отпуске, моя командировка на войну закончилась в октябре. С июля 1984 года по октябрь 1985 года я налетал в Афганистане 715 часов, выполнил 495 боевых вылетов (облеты вертолетов после ремонта, полеты по. плану УБП и инструкторские — в боевые не засчитывались). За участие в боевых действиях на территории ДРА награжден орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды.

И в завершении воспоминаний об Афганистане, хочу всем моим друзьям по службе в 50-м ОСАП, всем вертолетчикам, прошедшим Афган, высказать пожелание словами одной из наших песен:

Набрал высоту, оглянулся в отсек, Борттехник кивнул — все в порядке.

Лети, вертолетчик, живи, человек, Счастливой, ребята, посадки.

КУРИЛКА

История четвертая

Американцы добрые. Они нам во время войны всякие полезные штуки присылали — самолеты, корабли, тушенку. И были среди этого добра самолеты такие — «Аэрокобры».

Интересный самолет, оригинальный. Движок у него — за спиной летчика, а винт, как и полагается, — спереди. А между винтом и мотором вал такой. Собственно, летун на этом валу и сидит. Нет, ясно дело, вал кожухом прикрыт, но душе от этого не легче..

А еще посадка на брюхо на этой машине не вдохновляла. Упадает самолет, подминается снизу, винт в дугу, и как там вал крутящийся себя поведет — одному богу известно. Переживали летчики очень, потому как грозил им вал.

Вот как-то в одном полку возвращаются «Аэрокобры» с задания. Садятся, значит, один за другим. А один подлетает и кричит по рации: «Ноги не выходят, сажусь на брюхо!», — приготовьтесь, мол..

Плюхается бедолага, столб пыли подымает. К месту рвут пожарки-санитарки, ну и друзья-товарищи туда же. Помочь, если что.

Подскакивают. Открывается дверца кабины, и из нее выползает… ну как бы это объяснить…

Тебя когда-нибудь промеж ног били? Сочувствую. А валом «Аэрокобры»? Нет? Тогда впечатление от первого помножь на 5 и получишь второе.

В общем, видуха у нашего героя… Руки там, глаза к небу, сам сморщен, ножки крючком, и только сквозь зубы: «вал», и еще про маму его.

Народ подлетает-беспокоится:

— Аппарат цел??

А он сдавленно, по слогам:

— Незна-ю….

И опять — вал, мама его, американцы, мама их….

Ну, авиация — особый род войск. Тут тебе на аэродроме и официантки, и сестрички- медички, и вооруженки. Слабого полу хватает. Пошел потерпевший вечерком, как оклемался, на контрольную проверку.

А утром ходил и всякому, кто и не спрашивал, торжественно сообщал:

— Работает!

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Несмотря на стандартную надпись "Ил-18», специальное назначение Ил-22 выдают многочисленные антенны на фюзеляже и киле, обтекатель и антенны СПО (между обтекателем РЛС и ПВД)

Ил-22 — «за связь без брака»

Сергей ЦВЕТКОВ Москва

С древнейших времен эффективное управление войсками в бою является одним из важнейших компонентов, определяющим успех военных действий. Выход из строя командующего во многих случаях имел столь же плачевные последствия, как и в случае потери связи со своими войсками.

Штабы и пункты управления противника превратились в один из самых лакомых «кусочков», и, если в начале нашего века они могли стать целью лишь для артиллерии, то военная авиация, едва оперившись, стала гораздо более серьезной угрозой. А в середине 30-х объекты, входившие в систему управления войсками, прочно занят одно из основных мест среди целей авиации при ударах по наземный объектам.

Именно успешные действия ВВС Германии по нарушению системы управления во многом определили успех всех вооруженных сил в мае-июне 1940 года. В еще большей степени сказанное относится к событиям июня 1941-го года при нападении на Советский Союз — ущерб ВВС Красной Армии от первых утренних ударов был не столь велик, и огромные резервы могли бы вскоре коренным образам изменить ход событий. Однако потерянное (в результате действий немцев) управление — чаще всего из-за нарушения связи — множество раз вело к нескоординированным действиям или пассивности, приводя к тяжелим потерям и. в конечном счете, завершалось очередным разгромам.

В послевоенные годы появление тактического ядерного оружия и особенно — высокоточных оперативно-тактических ракет, еще более увеличило уязвимость штабов и командных пунктов и, соответственно, всей системы управления в целом.

В совсем еще недавние времена была распространена присказка: "Крепка Красная Армия, но связь ее погубит!" Спасение для военных пришло несколько позже и, по иронии судьбы оттуда же. откуда исходила наиболее серьезная угроза — на помощь привлекли авиацию.

Мысль использовать самолет в качестве командного пункта вряд ли была новой, однако до определенного момента появление такого специализированного аппарата сдерживалось возможностями создания соответствующих систем обеспечения (а ранее и возможностями самолетов — грузоподъемностью и продолжительностью полета).

Поскольку радиосвязь становилась единственным средством сообщения между командующим, находившимся в воздухе, и его подчиненными на земле, эту нить следовало сделать абсолютно надежной. Необходимо было не только обеспечить надежную двухстороннюю связь независимо от взаимного положения самолета и станций на земле (ведь важные сообщения поступают в боевой обстановке в любой момент), но также учесть возможность (а вернее — неизбежность) массированного применения противником средств РЭБ — как в форме помех линиям связи, так и в виде перехвата радиообмена между воздушным командным пунктом и землей. Причем нужно учесть, что комплекс радиотехнического оборудования должен быть достаточно легким, иметь низкое энергопотребление и обслуживаться минимальным персоналом (таковы требования установки на борту) — Учитывая эти обстоятельства, можно сказать, что перед создателями радиотехнической части комплекса самолета-командного пункта стояла очень сложная задача.

Это и стало причиной того, что реализация необходимых условий стала возможна лишь в середине 60-х гг… а разработка воздушного компонента системы началась только в конце десятилетия.

Когда перед создателями комплекса встала необходимость выбора самолета носителя, то уже были ясны требования, которым должны удовлетворять — кандидаты-:

• большая продолжительность полета;

• высокая надежность;

• возможность размещения и работы на борту большого персонала;

• невысокая требовательностъ к аэродромам базирования и способность (действовать в отрыве от основной базы (автономность);

• простота и низкая стоимость эксплуатации.

Высокая скорость не требовалась. Учитывая просторы нашей страны, самолет должен был иметь дальность 1–5 тыс. км. что вполне согласовывалось с большой продолжительностью полета.

Проанализировав характеристики имевшихся к тому времени машин, решили обойтись адаптацией одного из существовавших типов — помимо экономии времени и средств это гарантировало отсутствие болезненного процесса доводки собственно самолета. Еще одним плюсом в этом случае становилась возможность обслуживания машины (наличие наземного персонала и запчастей) на гражданских или военных аэродромах, где эксплуатировали базовый тип.

«75897» — один из первых Ил-22 (Ил-18Д-36), демонстрирует основные отличия от своего прародителя (вверху).

Размещение выхлопа ВСУ и хвостовая часть Ил-22 (внизу).

Число и размещение антенн меняется на Ил-22 от одного экземпляра к другому.

Щиток-дефлектор задней двери и створки воздухозаборников и детали хвостовой части Ил-22 (внизу)

Собственно, требование большой продолжительности полета автоматически ограничивало выбор лишь самолетами с ТВД (новый Ил-62 еще не был достаточно освоен, да и требования к аэродрому для него были выше), на которых реальными претендентами оставались Ил-18 и Ан-10. Ан-12, столь широко распространенный в ВВС. из-за отсутствия гермокабины не мог обеспечить уровень комфорта, необходимый для длительной напряженной работы командующего, его штаба и операторов бортовых систем. Неплохим выбором мог стать Ан-10, поимущественно из-за некоторой унификации с Ан-12, однако Ил-18 (уже эксплуатировавшийся в ВВС и гораздо шире распространенный в Аэрофлоте, чем «Ан») обладал большей дальностью полета и, как оказалось позже, не имел тех конструктивных дефектов, которые практически поставили точку в карьере Ан-10 в мае 1972 г. Кроме того, завод в Воронеже, выпускавший Ан-10, перешел на производство новой техники (Ту-128 и Ту-144), и изготавливать Ан-10 (или гермовариант Ан-12) можно было лишь в Ташкенте. Последний, в свою очередь, продолжая выпуск Ан-12, готовился к производству Ан-22. и еще один новый самолет мог создать ненужные осложнения. Одним словом, Ил-18 подходил для новой «профессии» лучше других машин почти по всем параметрам.

Для адаптации и доработки Ил-18 выбрали не «родное» для него КБ Ильюшина, а только что образованный (постановлением СМ СССР от 14.06.66) Экспериментальный Машиностроительный Завод (ЭМЗ) под руководством В. М. Мясищева. Решение было обусловлено большой загруженностью КБ Ильюшина работами по созданию Ил-76 и доводке Ил-62 и Ил-38. В то же время ЭМЗ занимался проектированием М-18 (превратившегося позже в Ту-160), но не имел текущей конструкторской темы.

Работы но созданию воздушного командного пункта (BKП) начались в 1968 г… а возглавил на ЭМЗ это направление Ф. Н. Жуков. Предусматривалось создание нескольких вариантов BKП, имевших один и тот же набор основного оборудования, но оснащенных различной дополнительной специальной аппаратурой в зависимости от конкретных задач каждого самолета (в частности, предназначенных для различных родов войск).

В качестве базовой использовалась последняя модификация — Ил-18Д, и новый вариант получил условное наименование Ил-18Д-36 (по названию темы).

Внешний вид самолета изменился преимущественно в связи с установкой многочисленных антенн, принадлежащих разнообразным системам, работающим в широком диапазоне радиоволн. Верхнюю часть фюзеляжа занимают несколько лепестковых антенн, снизу фюзеляжа размещен полуцилиндрический обтекатель, а верхнюю часть киля украшает еще одна антенна и каплевидном радиопрозрачном обтекателе. Помимо различного радиосвязного оборудования (в составе которого есть и системы спутниковой связи) самолет оснащен системой шифрования и дешифрования информации. поступающей по разным каналам, и бортовой вычислительный комплекс для анализа и организации хранения информации. Большая часть этого оборудования размещена в багажных отсеках самолета. Как и большинство других военных самолетов. Ил-22 оснащен средствами РЭБ, позволяющими, в частности, обнаруживать применение средств РЭБ противником (станция предупреждения об облучении).

В случае применения с необорудованных грунтовых аэродромов, для исключения возможности повреждения обтекателя и находящейся внутри подфюзеляжной антенны, переднюю стойку шасси оборудовали специальным щитком, закрывающим заднюю часть обоих колес. На створках передней стойки под этот щиток сделаны выколотки.

Для снабжения многочисленных внутренних потребителей электроэнергией на земле во время стоянки, самолет оборудован вспомогательной силовой установкой (ВСУ). Вместо установленного на Ил-18 турбогенератора ТГ-16М, на Ил-22 используется турбоагрегат ТА-6, размещенный там же, где и ТГ-16М. Однако ТА-6 потребовал установки створок дополнительного забора воздуха (сразу за пассажирской кабиной), и его выхлоп выведен не на правый борт, а почти в хвостовой кок. под левую консоль стабилизатора. Благодаря ТА-6 на Ил-22 стало возможным не только обеспечивать работу оборудования во время стоянки без использования наземных источников электропитания. но и значительно повысить комфорт за счет возможности эффективного отопления и кондиционирования (на Ил-18 это было возможно лишь при запущенных двигателях).

Ил-22М также отличается набором антенн и. соответственно, установленного оборудования

Хвостовая часть Ил-22М и Ил-22 почти идентичны (внизу)

Наконец, еще одной отличительной чертой — Изделия 36» стала доработка систем спасения. Помимо тот, что Ил-22 оборудован таким же люком с шахтой и выходом в районе люка заднего багажного отсека, как на Ил-20, создатели сочли, что этот выход не обладает пропускной способностью, необходимой в критической ситуации для быстрого покидания самолета с учетом возросшего числа людей на борту. Поэтому перед задней входной дверью снаружи фюзеляжа был укреплен специальный щиток, открываемый в экстренной ситуации при помощи гидравлики и обеспечивающий такое отклонение потока воздуха, при котором прыжок из этой двери становился безопасным.

В наибольшей степени изменилась внутренность самолета — пассажирское оборудование было полностью демонтировано, значительно сократилось бытовое оборудование. В салонах самолета разместили рабочие места командующего и его штаба, обеспечив им комфорт, необходимый при длительной работе как в полете, так и на земле, а также операторов комплекса.

Последним в семействе ВКП Ил-22 стал вариант, прошедший переоборудование на ЭМЗ и вернувшийся в строй весной 1993 г. Эта машина получила совершенно новый набор спецоборудования. О чем свидетельствуют coвceм иные антенны, нежели на прежних вариантах, и отсутствие подфюзеляжного обтекателя. Возможно таким образом будут переоборудованы и другие Ил-22М

В 1971 г. было завершено переоборудование двух первых опытных образцов ВКП и начаты их летные испытания. Первый самолет, предназначенный для высшего звена командования Вооруженных сил, в 1972 г. был передан на госиспытания.

При отработке различных изменений. появившихся на «Изделии 36». помимо прототипов, были задействованы ВВСовские Ил-18 «75178» (189011302) и «75196» (189011303).

Хотя адаптация и доработка планера самолета были проведены в КБ Мясищева, новая машина получила наименование Ил-22. а се функции определялись как «воздушный защищенный пункт управления» (ВЗПУ). Термин «защищенный» в данном случае относился, естественно, к системам связи — защищенным от помех и радиоперехвата. В войсках использовали как обозначение «Изделие 36». так и кодовое наименование «Бизон».

После завершения комплекса госиспытаний в 1971 г. самолет был запушен в серию и принят на вооружение. Сборочная линия на заводе «Знамя Труда» еще продолжала работать (с нее выходили разведчики Ил-20) поэтому в серии новая машина не вызвала особых затруднений.

После выпуска небольшого количества Ил-22/Ил-18Д-36 (около десятка) его сменил в производстве новый вариант с модифицированным комплексом оборудования — Ил-22М («Изделие 10» или «Зебра»). Конструкция и внешний вид претерпели незначительные изменения. Нижний обтекатель стал короче, лепестковые антенны теперь размещались и в нижней задней части фюзеляжа. Кроме того, учитывая высокую надежность Ил-18 или, скорее, незначительные шансы на удачное покидание самолета с парашютом через боковую дверь, было решено щиток-дефлектор не устанавливать. Изменение внутренней компоновки проявилось в отсутствии но правому борту окон в переднем салоне.

Потребность в Ил-22 оказалась неожиданно большой, и. поскольку в начале 80-х гг. линию выпуска «Илов» на «Знамени Труда» пришлось ликвидировать (этот шаг был вынужденным — заводу требовалось за короткое время резко увеличить выпуск истребителей МиГ-23 и готовиться к переходу на МиГ-29), решение — для нашей страны — нашли довольно необычное. Из нескольких управлений «Аэрофлота» были изъяты Ил-18, имевшие хорошее состояние, с небольшим налетом и числом посадок. Их передали в ВВС и перегнали на «Знамя Труда». После доработки планера машины перелетали в г. Жуковский на ЭМЗ, и получали там полный комплект оборудования. Такие переделки продолжались до середины 80-х гг.

Всего было выпущено и переоборудовано более 30 машин всех модификаций и вариантов (Ил-22 и Ил-22М).

Даже после появления ВКП на базе Ил-86. «Бизоны» и «Зебры» продолжают нести службу. «75922» на боевом дежурстве на аэродроме «Чкаловская». 1997 г.

В процессе службы самолетов (как «Бизонов», так и «Зебр») их оборудование дорабатывалось, модифицировалось и заменялось новым. Последним (на сегодняшний день) в ряду ВКП Ил-22 стал новый вариант, прошедший переоборудование на ЭМЗ и переданный военным весной 1998 г. Эта машина (один из первых Ил-22М) лишилась обтекателя антенны под фюзеляжем, да и набор остальных антенн стал совсем другим, что позволяет предположить установку совершенно нового комплекса оборудования. Возможно, но такому образцу будут переоборудованы и другие «Зебры».

Попав на службу, «Бизоны» и «Зебры» «распределялись» только среди самого высшего звена командования Вооруженных сил — на уровне командующих военных округов, групп войск или главкомов родов войск (свои самолеты были, к примеру, у командующего ВДВ или Главкома РВСН). Многие машины базировались на подмосковном аэродроме «Чкаловская», в то время как другие самолеты служили в отдаленных местах — Легнице (Польша), Баку. Иркутске, Хабаровске.

Помимо выполнения своих непосредственных обязанностей, надежные Ил-22 часто использовались просто как комфортабельные штабные салоны. В этом качестве Ил-22 оказались «причастны» к афганской войне (лишь с территории СССР), а спустя шесть лет после се завершения — и к боевым действиям в Чечне.

Когда в декабре 1991 г. СССР перестал существовать, несколько Ил-22 оказались «за границей», где и остались, войдя в состав ВВС новорожденных государств (75915 — в Казахстане, 75916 — в Белоруссии (Мачулищи), 75918 — на Украине (Львов), а 75929 достался Молдавии). 75915 оказался самым несчастливым — в 1994 его переоборудовали в грузовой, но буквально через несколько дней после выхода из капремонта его таранил в Павлодаре Ан-12, после чего «Ил» восстановлению не подлежал. Белорусский 75916 долгое время стоял на земле после пожара двигателя и в 1998 г. был приобретен латвийской авиакомпанией Concors Air Company. После капитального ремонта эта машина была переоборудовала в лайнер — как пассажирские салоны, так и навигационный и радиосвязной комплекс стали соответствовать самым высоким стандартам. Самолет сменил тип, став Ил-18Д и получил регистрационное обозначение YL–IAO. 75929 разоборудовали на месте, превратив в грузовой, и передали авиакомпании Vichi (коммерческое подразделение ВВС Молдавии).

Уместно вспомнить, что пи одна страна в мире, кроме СССР и США не могла позволить себе в то время разработку и эксплуатацию самолетных командных пунктов. У американцев машины подобного назначения были созданы на основе проверенного Boeing 707/С-135, а позже — Boeing 717 (Е-4). Эта категория самолетов получила сокращенное обозначение ССС или С3 (от Command, Control, Communication — Командование, Управление. Связь).

В середине 80-х гг. в СССР начались работы по созданию нового поколения самолетов. На этот раз в качестве носителя выбрали широкофюзеляжный Ил-86. Построенные самолеты (получившие обозначение Ил-82) появились в конце 80-х гг… и провести испытания их комплекса в полном объеме так и не удалось. Стоимость их эксплуатации существенно выше, чем у Ил-22 — в результате старые и надежные турбовинтовые «Илы» продолжают использоваться и нести боевое дежурство, в то время как их предполагавшиеся преемники практически не покидают стоянок. Некоторые российские Ил-22 (как и их — зарубежные- собратья) используются в качестве транспортных, однако нет никаких сомнений, что и в первоначальном качестве Ил-22 будут служить ВС России еще долгое время.

Ил-22М (75927 и 75917) и Ил-22 (75901). «75917» — один из самолетов, переоборудованных из Ил-18.

Все фото Сергея Цветкова

Галерея

Носитель радиоуправляемых мишеней Ту-16К-26 зав. № 1883704 1-я АЭ 99 Гвардейского Забайкальского ОРАП 1076 ЦАО (Испытаний ЗРК) войск ПВО.

Подготовил С. Пазынич, фото Ю. Каберника, использованы материалы «Туполев Ту-16» (Киев, 1997)

На авиабазе Приозерск (Сары-Шаган). Казахстан, конец 1980-х

После ремонта на АРЗ № 12 в Хабаровске

На базе хранения в Белой Церкви, Украина, начало 1990-х

Ту-16К-26 № 1883704 из 1АЭ 99 ОГРАП. Приозерск (Сары-Шаган), Казахстан, конец 1980-х

Самолет окрашен по одной из схем, разработанных для Ту-16.

Верхняя часть фюзеляжа и несущих поверхностей окрашены в серый цвет (светло-светло-шаровый с голубоватым оттенком). Нижняя часть — в светло-серый (серо-белый)

Заводской номер 1883704 серого (верхнефюзеляжного) цвета располагается в стандартных для этого типа местах:

а) с обеих сторон на носовой части фюзеляжа (по условной осевой линии) в районе пилотской кабины

б) с обеих сторон на киле, такого же размера. как и на фюзеляже, в районе нижнего узла навески руля поворота.

Бортовой номер 08 темно красного цвета

а) с обеих сторон на передней части щитка носовой стойки шасси.

б) с обеих сторон такого же цвета в верхней части киля, чуть ниже верхнего узла навески руля поворота и щелевой антенны СОД.

Обтекатели антенн — белые. Стойки шасси — темно серые, диски колес — зеленые.

Машина в конце 80-х была отправлена в ремонт. До ремонта на левом ее борту в носовой части фюзеляжа располагалась надпись «имени ГАВРИЛОВА Петра Иванова» — красного цвета (Гаврилов П. И. являлся в свое время командиром эскадрильи 99 ОГРАП 15 ВА Брянского фронта. К августу 1943 г имел 130 б/в (разведка). звание Героя Советского Союза получил 2 сентября 1943 г). Звезда Героя Советского Союза — красно желтая, знак «Гвардия» — красный на фоне цвета фюзеляжа. надпись «Гвардия» на полотнище знамени и «СССР» внизу на ленте желтого цвета. Кроме того, только по левому борту были нанесены звездочки вылетов на пуски радиоуправляемых мишеней (одна звездочка -10 пусков)

а) 10 в верхнем ряду, и 2 в нижнем — темно-красного цвета и желтой цифрой 10 внутри,

б) 7 в нижнем ряду — светло-красные с черной цифрой 10 внутри.

После ремонта в АРЗ № 12 (Хабаровск) и именная надпись, и звезда Героя, и знак Гвардия, все било смыто и уже не наносилось. Бортовой номер 08 после ремонта стал выглядеть несколько иначе в его начертании появились «трафаретные прожилки». После ремонта самолет интенсивно эксплуатировался, возможно, в том же Приозерске. Предположительно, в начале 90-х годов самолет оказался на одной из украинских баз хранения (возможно, в Белой Церкви), где потерял бортовой номер 08 со створок передней ниши шасси, но зато приобрел на левом борту изображение крокодила.

Схемы Ил-22 и МиГ-31