sci_tech Техника и вооружение 2006 03

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6.6 07.09.2012 FBD-0FFC38-7162-5644-1281-3B10-2DCF-AC979A 1.1 Техника и вооружение 2006 03 2006

Техника и вооружение 2006 03

На 1-й и 2-й стр. обложки фото В. Щербакова.

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Март 2006 г.

Целый век под водой

Владимир Щербаков

В этом году Россия празднует 100-летие подводных сил

19 марта в России отмечается День подводника — праздник, который официально установлен в нашей стране приказом Главнокомандующего ВМФ РФ № 253 от 15 июля 1996 г. В этом году подводным силам России, которые являются одними из старейших в мире, исполняется 100 лет!

Впрочем, в реальности история проектирования. строительства и эксплуатации такого класса кораблей, как подводные лодки, в России (Советском Союзе) намного больше.

Так, в 1876 г. Степан Карлович Джевецкий (1843–1938) инженер, изобретатель, создал, проект малой подводной лодки, по которому в следующем году в Одессе был построен подводный корабль, имевший длину 5 м и приводившийся в движение ножным (педальным) приводом, который вращал гребной винт. Экипаж первой отечественной субмарины составлял всего один человек. Погружение подлодки осуществлялось посредством заполнения балластной цистерны, а всплытие — за счет ее продувания сжатым воздухом.

После проведенных на Одесском рейде испытаний, завершившихся удачно и продемонстрировавших преимущества корабля конструкции Степана Джевецкого, последний получил от императорского флота заказ на разработку проекта подводной лодки большего водоизмещения.

И уже через два года па воду были спущены две субмарины конструкции Джевецкого, относившиеся, как говорят сейчас, к двум разным типам. Одна ПЛ была одноместной, а вторая — большой четырехместной. Последняя при этом снабжалась выдвижной оптической трубой особой конструкции, послужившей прообразом нынешних перископов, и вооружалась двумя дистанционными минами. Во время проводившихся всесторонних испытаний, в которых активно принимал участие сам изобретатель, Джевецкий пробыл под водой около 3 ч, совершив неоднократно погружение, всплытие и выполнив движение под водой со скоростью 1,5 узла. Кульминацией испытаний стал взрыв стоявшей па якоре шаланды (корабль-мишень), который был осуществлен конструктором при помощи предоставленной флотом мины.

В следующем 1880 г. Степан Джевецкий сконструировал первую подводную лодку с электродвигателем, питание которого осуществлялось от аккумуляторной батареи. Субмарина была оборудована перископом и даже системой регенерации воздуха внутри корабля. Данный проект оказался настолько удачным и так понравился военным и государю, что в 1881 г. российское военное ведомство заказало 50 подлодок данного типа для обороны наиболее важных участков побережья — первый в нашей стране случай серийного строительства подводных лодок. Получив название «миноноски» (так именовались все подлодки русского флота до 24 марта (11 марта по старому стилю) 1906 г.), эти субмарины вплоть до 1886 г. находились в составе интегрированной обороны главных военно-морских баз Российского императорского флота — Кронштадта и Севастополя.

Подводная лодка конструкции Степана Джевецкого.

Однако мало кто знает, что в 1892 г. Степан Джевецкий (с того года русский изобретатель уже живет во Франции) совместно с будущим академиком Алексеем Николаевичем Крыловым разработал и предложил военным проект торпедной подводной лодки водоизмещением 120–150 т с паровой машиной для надводного и электромотором с аккумуляторами для подводного хода. Причем проект даже признали лучшим в своей категории на проходившем в 1898 г. в Париже международном конкурсе. Позднее. в 1907 г., по другому проекту Джевецкого была построена ПА «Почтовый», имевшая единый бензиновый мотор для надводного и подводного хода.

Но Степан Джевецкий известен не только проектами собственно подводных лодок. С его именем связано внедрение в подводное кораблестроение таких изобретений для ПЛ, как наружные торпедные аппараты, система регенерации воздуха, автоматический прокладчик пути корабля и многие другие.

Подводные лодки «Дельфин» и «Касатка» на испытаниях.

Подводная лодка «Почтовый».

Подводная лодка «Касатка».

Подводная лодка «Дельфин».

«Дельфин» и «Касатка»

Особое значение имеет для истории подводных сил России дата 18 июня 1904 г. (5 июня по старому стилю). Именно в этот день в строй была введена первая отечественная боевая подводная лодка, получившая имя «Дельфин». Боевая — потому ч то теперь главным ударным оружием корабля стали торпеды, выстреливаемые из торпедных аппаратов. Война начала медленно, но неуклонно перемещаться под воду.

Новый проект, в котором был учтен опыт эксплуатации подводных кораблей конструкции Степана Джевецкого, был завершен в 1902 г. Над ним но заданию Морского техническою коми те та с 1901 г. работали Иван Григорьевич Бубнов (1872–1919, корабельный инженер, основоположник строительной механики корабля, окончил Морское инженерное училище в 1891 г. и Морскую академию в 1896 г., участвовал в разработке шести проектов подводных лодок, руководил проектированием линкоров типа «Севастополь»), капитан 2 ранга Михаил Николаевич Беклемишев (1858–1913, окончил Техническое училище морского ведомства в 1878 г. и Морскую академию в 1890 г., занимал ряд командных должностей на кораблях Балтийского флота, у чествовал в конструировании ряда новых образцов мин и торпед, преподавал на Минном офицерском классе в Кронштадте) и корабельный инженер И.С. Горюнов.

Субмарина была заложена па Балтийском заводе в Санкт-Петербурга в 1902 г. и через год спущена на воду. На то время это была одна из лучших подводных лодок в мире. Ее тактико-технические элементы по тем временам выглядели просто впечатляюще:

— водоизмещение надводное — 113 т;

— водоизмещение подводное — 135,5 т;

— скорость надводного хода — 9 уз.;

— скорость подводного хода — 4,5 уз.;

— дальность плавания надводная — 240 миль (при скорости 4,5 уз.) и 28 миль (при скорости 9 уз.);

— дальность плавания подводная — 35 миль (при скорости 2,75 уз.);

— глубина погружения максимальная — 55 м;

— двигатель надводного хода — бензиновый мотор (мощность 300 л.с.);

— двигатель подводного хода — электромотор (мощность 64 л.с.);

— экипаж — 22 чел;

— вооружение — 2 торпедных аппарата (без перезарядки) и пулемет.

Уникальность новой субмарины заключалась еще и в том, что на ней вместо обычного и традиционного для того времени гребного винта был установлен гребной винт регулируемого шага!

Первым командиром ПА (1903–1904) стал капитан 2 ранга Михаил Беклемишев, перешедший затем на мостик ПА «Макрель» (ею он командовал до 1907 г., а затем был назначен заведующим отделом подводного плавания Балтийского судостроительного завода с присвоением звания капитан 1 ранга).

В 1904 г. субмарина была перевезена железнодорожным транспортом па Дальний Восток, где ограниченно использовалась для обороны Владивостока во время русско-японской войны 1904–1905 гг. (предполагается, что японский флот особо не стремился соваться в этот район именно по причине наличия там подводной угрозы). Позднее, в 1916 г., подлодку переправили в Кольский залив, а в августе следующего года исключили из списка русского ВМФ.

Что интересно, в начале 1904 г. Балтийский завод уже получил заказ па постройку усовершенствованных подводных лодок нового типа, проект которых разработали также Иван Бубнов и капитан 2 ранга Михаил Беклемишев. Проект получил название «Касатка» — по имени головного корабля.

Новые корабли имели уже следующие характеристики:

— водоизмещение надводное/подводное- 152/172 т;

— скорость надводного/подводного хода — 7,5/6,5 уз.;

— дальность плавания надводная — 700 миль (при 5,5 уз.);

— дальность плавания подводная — 46 миль (при 4 уз.);

— двигатель надводного хода — 2 керосиновых мотора (мощность по 200 л.с.) и бензиновый мотор (мощность 60 л.с.);

— двигатель подводного хода — электромотор (мощность 100 л.с.);

— экипаж — 24 чел.;

— вооружение — 4 торпедных аппарата и 1 пулемет.

Подводные лодки, приданные первому в России учебному отряду по подготовке командиров ПЛ и специалистов младшего командного и рядового состава. Сверху вниз: «Сиг», «Минога» и «Белуга».

Первый в России

После переклассификации «миноносок» в подводные лодки возникла необходимость организовать подготовку специалистов-подводников. С этой целью в балтийской Либаве был образован первый в стране учебный отряд, который занялся подготовкой командиров ПЛ. а также специалистов младшего командного и рядового состава. Одновременно шла интенсивная разработка (а точнее, совершенствование) тактики подводных лодок и методов применения их оружия.

Учебному отряду придали подводные лодки «Белуга», «Сиг» и «Минога», а в слушатели принимали офицеров-подводников и новобранцев-матросов, обладавших хорошим здоровьем и знаниями необходимых предметов. И дело пошло, да еще как! Только за 1907–1909 гг. из стен отряда вышли 103 офицера-подводника и 525 специалистов.

Позднее, к 1914 г., отряд перебазировали в Ревель (ныне Таллинн) и переформировали в соединение, па базе которого начала осуществляться подготовка целых экипажей для строящихся субмарин.

После революции личный состав отряда в ходе известного Ледового похода Балтийского флота 1918 г. вывел в Кронштадт 12 уцелевших подлодок. Но учебный отряд не распался и продолжил подготовку подводников. В 1939 г. в его состав вошли Специальные курсы командного состава и дивизион подводных лодок.

13 января 1935 г. отряду присвоили имя Сергея Мироновича Кирова (непонятно только, какое он имел отношение к подводным силам и флоту вообще), а 10 июля 1939 г. был вручен орден Боевого Красного Знамени. Среди выпускников Учебного Краснознаменного отряда подводного плавания такие известные подводники, как М. Гаджиев, Я. Иосселиани, И. Колышкин, И. Травкин, Г. Щедрин и др.

«Краб» — первый в мире

19 августа 1912 г. (по старому стилю) Россия вновь вырвалась вперед в мировом подводном кораблестроении: па воду был спущен подводный минный заградитель «Краб», построенный по проекту талантливого русского инженера и изобретателя Михаила Петровича Налетова(1869–1938, после революции 1917 г. работал на Кировском заводе).

Проект появился еще в 1904 г., затем подвергся усовершенствованию. Новый подводный корабль был заложен па стапеле судостроительного завода в Николаеве, а 25 июня 1915 г. (по старому стилю) вошел в боевой состав русского Черноморского флота.

Основные ТТЭ:

— водоизмещение надводное/подводное — 560/740 т;

— скорость надводного/подводного хода — 12/7 уз.;

— дальность плавания надводная/подводная — 1900/82 мили;

— глубина погружения рабочая — 50 м;

— двигатели — 4 керосиновых мотора (мощность по 300 л.с.) и 2 электромотора (мощность по 330 л.с.);

— экипаж — 53 чел.;

— вооружение — 2 носовых торпедных аппарата, 60 морских якорных мин, одно 75-мм орудие и 2 пулемета.

Постановка мин в подводном положении осуществлялась при помощи двух специальных минных коридоров, расположенных в надстройке заградителя.

Подводный минный заградитель, способный погружаться под воду всего лишь за четыре минуты, с наилучшей стороны проявил себя в ходе Первой мировой войны, в том числе выполнив три минные постановки в районе порта Варна и пролива Босфор. К сожалению, кораблю не суждено было полностью раскрыть свой боевой потенциал и послужить долгие годы на благо своей Родины: в 1919 г. «Краб» был потоплен недалеко от Севастополя интервентами. В 1934 г. его подняли и разобрали на металл.

Укус «Пантеры» смертелен

Летом 1919 г. активизировались действия английской эскадры против Морских сил Балтийского моря (МСБМ). Вот тогда-то и настал звездный час для одной из подводных лодок типа «Барс».

Утром 31 августа 1919 г. ПЛ «Пантера» (вступила в строй в 1916 г… исключена из состава ВМФ СССР только в 1955 г!) под командой A.Н. Бахтина вышла из Кронштадта и направилась в район Копорской губы для несения боевого патрулирования. Вскоре после полудня наши моряки обнаружили британский ЭМ «Виттория» (построен в 1917 г., водоизмещение около 1365 т), шедший в направлении острова Сескар. Субмарина начала преследование.

В 21 ч 16 мин «Пантера», оправдывая свое имя, незаметно, тихо, по-кошачьи подкралась к стоявшему на якоре эсминцу и с глубины около 20 м и дистанции 4–5 кабельтовых выполнила стрельбу двумя торпедами. Результат- потопление одного из новейших кораблей флота Ее Величества.

Успешно уклонившись от преследования другого британского эсминца, субмарина 1 сентября благополучно прибыла на базу. При этом подлодка прошла под водой около 80 миль, проведя на глубине почти 30 ч — без регенерации воздуха!

Подводная лодка «Пантера».

Подводная лодка «Барс».

Первый поход по Севморпути

Наши подводники всегда славились не только своими боевыми успехами. Они покоряли различные районы Мирового океана, исследовали недоступные ранее глубины и оказывали помощь терпящим бедствие.

Так, в 1938 г. подводные лодки Щ-402 и Щ-404 (средние ПЛтипа «Щ» III серии) приняли активное участие в операции по эвакуации членов научно-исследовательской экспедиции со станции «Северный полюс-1».

Но через два года другая «щука» совершила еще более знаменательный подвиг, прославившись в мирное время.

В период с 5 августа по 17 октября 1940 г. ПЛ Щ-423 под командованием капитана 3 ранга И.М. Зайдулина впервые в мировой истории совершила переход Северным морским путем (из Полярного во Владивосток). А ведь совсем недавно на этом маршруте гибли сильные надводные корабли и суда, а тут «хрупкая» подводная лодка идет по одному из сложнейших маршрутов.

В состав 10-й экспедиции особого назначения ЭОН-10 были включены ПЛ Щ-423, транспорт «А. Серов» (на нем располагалась аварийно-спасательная партия) и ледокол «Ленин». Командиром похода (экспедиции) был назначен военинженер 1 ранга И.М.Сепдик, главным инженером — военинженер 2 ранга А.И. Дубравин. Субмарина прошла дополнительную подготовку перед походом: корпус защищен деревянно-металлической обшивкой, бронзовые гребные винты заменили на стальные со съемными лопастями и пр.

По воспоминаниям участников героического похода, плавание проходило в чрезвычайно сложной ледовой обстановке. Так, транспорт «А. Серов» потерял лопасти винта (!), и его заменили на транспорт «Волга», вошедший 31 августа в сопровождение подводной лодки у бухты Тикси. Дополнительно к экспедиции подключили и знаменитый среди полярников ледорез «Федор Литке». А после прохождения Берингова пролива героев-североморцев встретили тихоокеанские подводные лодки «ленинской» серии Л-7, Л-8 и Л-17.

В итоге, несмотря на обрушившийся на конечном участке пути на советских моряков девятибалльный шторм, отряд 9 сентября без потерь добрался до бухты Провидения, и после короткого захода в Петропавловск-Камчатский и Совгавань наша субмарина 17 октября прибыла в бухту Золотой Рог, город Владивосток.

Всего за время похода, длившегося 73 дня, в тяжелейших условиях осенней Арктики было пройдено 7227 миль, в том числе 682 мили — непосредственно во льдах. Поход «щуки» открыл многолетнюю летопись эксплуатации нашими подводниками Севморпути. Теперь уже мощные подводные атомоходы-ракетоносцы форсируют, причем даже в условиях зимнего периода (подо льдами), северные моря и переходят с Кольского полуострова на Тихий океан и наоборот.

Продолжение следует

Дела подводные

Э. Куприянов,

В. Соколянский,

О. Шорыгин

Современный подводный флот не мыслим без атомных ракетоносцев, вооруженных крылатыми или баллистическими ракетами, сверхскоростными ракето-торпедами и другой боевой техникой. Демонстрация на различных выставках подобного вида оружия вызывает у нас гордость за свою страну, ее оборонную промышленность.

Но, знакомясь с исключительными характеристиками тех или иных «объектов», приводимых в рекламных проспектах, наблюдая за кадрами телерепортажей, показывающих, к примеру, пуски баллистических, крылатых или противолодочных ракет из-под воды, мало кто задумывается о том, как осуществляется переход «объекта», запущенного с подводной лодки, из водной среды в воздушную, как удается боевой части, летящей с огромной скоростью, «нырнуть» в плотную среду, как продолжить в ней сверхскоростное движение. Трудно себе также представить и то, какие огромные «ломающие» силы действуют, к примеру, на баллистическую ракету многометровой длины в момент ее выхода из корпуса подводного ракетоносца при его движении с большой скоростью.

Важную роль в решении многих чрезвычайно сложных вопросов, связанных с подводным оружием, сыграла отечественная наука, в том числе и знаменитый Центральный аэрогидродинамический институт им. проф. Н.Е. Жуковского — ЦАГИ.

Исследования по гидродинамике с самого момента зарождения ЦАГИ занимали в его деятельности важное место. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что основатель ЦАГИ профессор Н.Е. Жуковский в свое время практически спас московскую водопроводную систему от полного разрушения, разобравшись с причинами возникновения гидроудара в трубах.

По мере расширения гидродинамической тема гик и встал вопрос о создании специализированного гидродинамического подразделения. 28 марта 1925 г. председатель ВСНХ Ф.Э. Дзержинский по ходатайству ЦАГИ обратился в Президиум Госплана с просьбой разрешить приступить в текущем сезоне к строительству гидроавиационной лаборатории. 25 нюня того же года Президиум Госплана признал необходимость "…немедленно приступить к строительству при ЦАГИ гидродинамической лаборатории для обслуживания в первую очередь отечественного гидропланостроения, судостроения и постройки турбин».

Основу экспериментальной базы нового подразделения ЦАГИ должен был составить гидроканал. К этому времени институт уже приобрел научный авторитет мирового масштаба и продолжал динамично развиваться. Перед создателями новой лаборатории была поставлена задача построить гидроканал, превосходящий по своим характеристикам лучшие мировые образцы. Главными показателями технического совершенства должны были стать высокая скорость буксировки, плавность хода буксировочной тележки, точность проводимых замеров.

Существовавшие тогда гидроканалы обеспечивали следующие скорости буксировки моделей: гамбургский — 9 м/с, венский -8 м/с, новейшие гидроканалы в Голландии, Японии и Италии — до 12 м/с. Поэтому было решено, что буксировочная тележка гидроканала ЦАГИ должна развивать скорость до 15 м/с.

Задача крайне осложнялась тем, что территория, на которой мог быть расположен гидроканал, была ограничена с одной стороны Бауманской улицей, а с другой — капитальными постройками аэродинамической лаборатории ЦАГИ. В результате ванна гидроканала могла иметь длину лишь немногим более 200 м.

Проектирование гидроканала началось весной 1925 г. Общую компоновочную схему канала и его оборудование разрабатывал А. Н. Туполев при участии М.Н. Петрова. В качестве прототипа рассматривался опытовый бассейн в Гамбурге. Важным оригинальным элементом конструкции ванны нового гидроканала явилось применение консольных навесов для размещения рельсового пути. В результате при ширине зеркала поверхности воды в гидроканале 12 м ширина рельсового пути была уменьшена до 8 м. что привело к значительному снижению массы буксировочной тележки при одновременном увеличении ее жесткости.

Начало строительства гидроканала относится к лету 1925 г., когда были выполнены все земляные работы, уложено бетонное основание, возведено перекрытие. К концу 1926 г. почти все бетонные работы завершились, а в январе 1927 г. канал заполнили водой.

Очень сложное и специфическое электрооборудование буксировочной тележки было заказано осенью 1927 г. немецкой фирме «Симменс-Шуккерт». Заказ был выполнен и поступил в ЦАГИ к концу 1929 г. Измерительное оборудование создавалось в Германии (фирма «Леман-Михельс» поставляла динамометр и тримм-аппараты) и в Австрии. Рельсы гидроканала изготовил в 1928 г. Николаевский судостроительный завод. Укладка рельсового пути началась лотом 1928 г. Необходимо было, чтобы кривизна рельсового пути соответствовала кривизне земли, в противном случае испытываемая модель в центре пути заглублялась бы в воду, что негативно сказывалось бы па результатах исследований.

Сложная и тонкая процедура укладки и нивелировки потребовала консультаций со многими специалистами, включая зарубежных. Был приобретен специальный нивелир Цейса, некоторые приспособления спроектировали и изготовили в ЦАГИ. К началу 1930 г. рельсовый путь гидроканала был построен.

Саму буксировочную тележку Завод опытных конструкций ЦАГИ представил к декабрю 1929 г. В январе следующего года ее перевезли в здание гидроканала, где окончательно собрали, произвели полное согласование размеров кодовой части с уложенным рельсовым путем, оснастили измерительным оборудованием.

Введение гидроканала в эксплуатацию состоялось 30 апреля 1930 г. в присутствии А.Н. Туполева, B.C. Стечкина, руководителей ЦАГИ и всего коллектива гидродинамической лаборатории. Первые и последующие испытания тележки гидроканала прошли успешно. Уже через несколько педель начались систематические экспериментальные исследования, объем и содержание которых быстро расширялись. В дальнейшем оборудование пополнялось новыми установками и средствами измерения и регистрации.

Наиболее радикальная модернизация была осуществлена в 1966–1967 гг… когда старое деревянное здание гидроканала заменили железобетонным, заново уложили рельсовый путь, на смену рычажным динамометрам пришли тензометрические весы, появился новый волнопродуктор в виде качающейся стенки. В 1978 г. закончилась модернизация электропривода буксировочной тележки, были внедрены приводные электродвигатели, система автоматического управления режимами движения тележки, питающие генераторы постоянного тока заменили тиристорными преобразователями.

В 1930-е гг. во всем мире, в том числе и в Советском Союзе, бурно развивалась гидроавиация. Экспериментальный гидродинамический отдел (ЭГО) ЦАГИ, получивший отлично оборудованный гидроканал, обеспечил научное сопровождение создания всех отечественных гидросамолетов того периода. Работники секции натурных испытаний ЭГО участвовали в летных испытаниях гидросамолетов, что позволило накопить статистические данные по внешним нагрузкам при взлетах и посадках гидросамолетов в различных гидрометеоусловиях и использовать эти данные при разработке Норм прочности гидросамолетов.

физические исследования по глиссированию проводились па схематизированных моделях. Испытания позволили выявить влияние геометрических и массово-инерционных характеристик на устойчивость глиссирования, усовершенствовать методики проведения испытаний моделей самолетов в гидроканале. Экспериментально исследовался посадочный удар гидросамолета о воду.

Испытание модели в гидроканале ЦАГИ.

Во время Великой Отечественной войны опытовые бассейны, расположенные в блокадном Ленинграде, не функционировали. Поэтому на коллектив гидродинамической лаборатории ЦАГИ помимо исследований по гидродинамике гидросамолетов была возложена задача определения гидродинамических и мореходных характеристик кораблей и подводных лодок. Прошли модельные и натурные испытания торпедных катеров СТКДД и проекта 12Збис, и эти катера были переданы флоту. С целью сравнения ходовых и мореходных характеристик испытывались отечественные и американские торпедные катера.

Гидродинамические испытания ряда моделей подводных лодок были направлены на определение ходкости, мореходности и брызгообразования при движении по спокойной воде и на волнении в надводном положении. В это же время осуществлялись фундаментальные исследования по сопротивлению, мореходности и управляемости кораблей, судовым движителям.

За большой вклад в разработку проектов новых отечественных кораблей специалисты ЦАГИ по гидродинамике А.Н. Добровольский, М.Н. Веселовский, А.С. Перельмутр, Л.А. Эпштейн в 1948 г. были удостоены Государственной премии СССР.

В послевоенный период в стране началось бурное развитие ракетного оружия. Перед промышленностью остро встала задача создать ракеты с подводным стартом. Естественно, что исследования гидродинамического отделения ЦАГИ в значительной степени сосредоточились на проблемах гидродинамики высоких скоростей. Изучалось движение тел па большой скорости в режимах развитой кавитации и при пересечении границы раздела поверхности «вода-воздух».

В середине 1940-х гг. А.Л. Эпштейн опубликовал в «Трудах ЦАГИ» результата своих исследований по проблемам возникновения и развития кавитации. Эти исследования позволили другим специалистам сосредоточиться на изучении и описании собственно развитых кавитационных полостей, что давало возможность осуществить революционный прорыв в сверхскоростном движении под водой.

Уже на ранних стадиях изучения развитых кавитационных течений стало ясно, что гидродинамическое сопротивление тел, движущихся в режиме развитой кавитации, определяется сопротивлением головной части, формирующей каверну, и числом кавитации. Собственно размеры, масса тела, его форма не играют роли, если тело укладывается в габариты каверны. Открывалась возможность создать качественно новые скоростные подводные объекты. Конечно, сначала следовало понять основные закономерности формирования каверн, научиться рассчитывать их размеры, оцепить потребную энергетику силовых установок.

Вокруг данной тематики сформировалась научная школа со специфическими методами исследований и специализированной экспериментальной базой. Развитию этой школы способствовали такие видные ученые и исследователи, как Г.В. Логвинович, Л.А. Эпштейн, М.Г Щеглова, О.П. Шорыгин, Г.В. Уваров, Ю.Ф. Журавлев, Э.В. Парышев, Е.Н. Канапкин, М.Ю. Цейтлин, Е.А. Федоров, и многие более молодые ученые.

Важный для практики случай представляет собой развитая кавитация при наличии поддува газа в каверну. Именно за счет поддува удается реализовать многие положительные стороны течений с развитой кавитацией. Однако в случае искусственной подачи газа в каверну она превращается в сложную динамическую систему, требующую специального изучения проблем уноса газа и собственной устойчивости. Динамическая теория тонких осесимметричных каверн, заполненных упругим газом, была развита Э.В. Парышевым. Ему удалось качественно и количественно объяснить возникновение пульсаций каверны, выявить условия ее устойчивости и наметить гипотетическую возможность активного управления устойчивостью каверны за счет изменения объема специальной вспомогательной полости. Эта работа была отмечена премией им. Н.Е. Жуковского за 1986 г.

Обширные экспериментальные работы но взаимодействию каверны со струями поддува провели Ю.Ф. Журавлев и А.А. Болдырев.

С конца 1940-х гг. физические исследования и теоретические оценки особенностей формирования каверн позволили начать попытки создания скоростного объекта, движущегося в режиме развитой кавитации.

Первые самоходные опытные образцы удалось реализовать при более высоком, чем ожидалось, уровне сопротивления. Потребовались тщательные исследования, прежде всего экспериментальные, по обоснованию оптимальной формы корпуса, способов осуществления поддува в каверну, методов обеспечения устойчивости и управляемости.

К 1960 г. концепция суперкавитирующего объекта обрела законченность, что дало возможность поставить вопрос его практической разработки.

Решительный прорыв в практической реализации суперкавитационных режимов движения был сделан после принятия в 1961 г. постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке соответствующих скоростных объектов, ас 1964 г. решением ВПК при Совете Министров научное руководство программой было возложено на ЦАГИ в лице Г.В. Логвиновича. Постановление имело целый ряд важнейших последствий:

— определился разработчик сверхскоростного объекта — нынешнее ОАО Г11ПП «Регион»;

— тематика суперкавитационных течений получила импульс к развитию в целом ряде ведущих НИИ страны, прежде всего в НИИ механики МГУ. ИГ СО АН, ИГ АН УССР и др.;

— появилась возможность резко обновить и расширить экспериментальную базу ЦАГИ по скоростной гидродинамике'.

Существеннейшим элементом развития экспериментальной базы ЦАГИ стало создание инфраструктуры, обеспечивающей разработку, постройку и испытания крупномасштабных самоходных моделей-лабораторий, получивших по калибру корпуса общее название М-205. Модели оснащались двигателем, системой автоматического управления, бортовыми регистраторами. В общей сложности было выполнено около тысячи пусков моделей.

Наряду с исследованиями стационарных или почти стационарных режимов кавитационного обтекания появилась необходимость изучения нестационарных кавитационных течений, возникающих при быстром входе в воду тел различной формы.

Такие режимы движения отличаются особой сложностью, поскольку сопровождаются деформацией свободной поверхности жидкости, быстрым изменением смоченной поверхности тела, развитием нестационарных каверн с участием атмосферного воздуха, реализацией различных типов замыкания каверн. В ЦАГИ были выполнены обширные исследования но определению гидродинамических сил, возникающих в процессе пересечения телами свободной поверхности.

Изучение несимметричного входа в воду тел вращения и поиск путей снижения ударных гидродинамических сил привели к научному открытию, использование которого дает возможность практически полностью устранить нестационарную составляющую сил при погружении тел в жидкость.

Поверхностное смыкание каверн, возникающее при входе тел в воду через свободную поверхность, исследовалось Ю.Ф. Журавлевым, ему удалось разработать соответствующую математическую модель, адекватно описывающую явление.

Исследование кавитационного движения ракет.

Исследование входа в воду кавитирующей ракеты.

Изучение последующих стадий проникновения тела в жидкость в режиме развитой кавитации привело к обнаружению возможности достижения телом, имеющим определенную расчетную форму, больших глубин за очень короткое время. Так, при начальной скорости 1200 м/с тело массой 500 кг, движущееся по инерции, может достичь глубины 500 м менее чем за 1 с.

Одним из негативных явлений, сопровождающих вход скоростных объектов в воду, является возможность рикошета. Особенно вероятны рикошеты при входе в воду под малым утлом к горизонту. Это явление было подробно изучено в работах В.В. Стрекалова. Им была предложена классификация возможных вариантов рикошетов. Для устранения возможности рикошетов в ЦАГИ были разработаны обводы кавитаторов и специальных носовых насадков более чем двадцати вариантов.

Гидродинамика подводного старта объектов морского вооружения, в том числе баллистических ракет подводных лодок, — одно их важнейших направлений исследований отделения гидродинамики ЦАГИ.

Конструкторские бюро, которым поручалось создание баллистических ракет, а также противолодочных и противокорабельных ракет (КБ Машиностроения, ныне ГРЦ «КБ им. академика В.П. Макеева», НПО Машиностроения, КБ «Новатор» и др.) с начала 1960-х гг. привлекли к своим разработкам научные коллективы филиала ЦАГИ, НИИ механики МГУ и ряд других организаций. В филиале ЦАГИ значительно расширяется «оборонный отдел»: помимо двух существующих секторов организуются еще три. Сектора возглавляют Г.В. Логвинович, М.Г. Щеглова, О.П. Шорыгин, Е.Н. Капанкин, Ю.Ф. Журавлев.

Были определены основные направления исследований в области гидродинамики и газодинамики, являвшиеся ключевыми для решения этой большой научно-технической проблемы.

Процесс подводного старта ракеты можно разделить па несколько основных этапов, требующих специального теоретического и экспериментального изучения.

В момент запуска двигателя ракеты в шахте, заполненной водой, возникают сложные гидрогазодинамические процессы, в ходе которых реализуется сила, выталкивающая ракету из пусковой шахты. Исследования этих процессов привели к выдвижению так называемой «гипотезы изотермичности», заключающейся в том, что ь связи с громадной теплоемкостью воды присутствие в шахте даже относительно небольшого ее количества вызывает выравнивание и резкое понижение температуры газожидкостной смеси в процессе выхода ракеты из шахты (Е.Н. Капанкин, Э.В. Куприянов). Эта гипотеза, подтвержденная большим количеством экспериментов, позволила создать методику расчета внутренней баллистики пускового режима движения ракеты в шахте.

Гидродинамика и динамика взаимодействия ракеты, выходящей из вертикальной шахты движущейся подводной лодки, с поперечным потоком воды были исследованы теоретически и экспериментально. Полученные данные позволили построить математическую модель динамики выхода ракеты из шахты.

Скоростной катер с установкой для отработки газоструйной защиты баллистических ракет подводных лодок.

Модель для исследования кавитационного обтекания.

Бассейн для исследования подводного старта и входа в воду.

Опыты с динамически подобными моделями, стартующими из движущейся шахты, в гидроканале ЦАГИ позволили проверить разработанную математическую модель и показали хорошее соответствие теории и эксперимента.

Гидродинамика и динамика ракеты после отделения от носителя до пересечения поверхности воды изучались также на основе теории тонкого тела и экспериментально с помощью динамически подобных моделей. Для определения вихревой составляющей боковой силы в условиях нестационарного движения было проведено уникальное исследование по формированию сил, действующих на цилиндр в начало его поперечного движения из состояния покоя (М.Г. Щеглова, В.И. Огнев, Г.В. Maxoртых).

Это исследование привело к неожиданным результатам и способствовало существенному продвижению в понимании физики нестационарных гидродинамических процессов.

Опыт разработки первого поколения морских баллистических ракет (Р-11ФМ, Р-13, Р-21) показал, что использование лишь математических моделей для изучения процессов надводного и подводного старта с движущейся подводной лодки не может удовлетворять потребностям практики. По предложениям Г.В. Логвиновича, А.Б. Лотова и других ученых в филиале ЦАГИ создается целый комплекс уникальных установок и стендов для исследования процессов подводного старта. Работы велись конструкторским отделом филиала (А.В. Моденов, А.И. Болдин, Г.А. Майоров, Ю.П. Гребенникова и др.). В 1960 г. введен в эксплуатацию первый в стране баллистический бассейн с дон ной тележкой, имитирующей ход подводной лодки, пневматической пушкой для тел, входящих в воду, для проведения гидродинамических испытаний самоходных моделей. Подобную систему (конечно, с расширенными характеристиками) разработали в КБ Машиностроения в 1965 г.

В последующие годы создаются:

— вертикальный стенд с натурным давлением при старте;

— бак переменного давления, где проводились опыты с учетом не только числа Фруда, но и числа Эйлера, т. е. фактически создавались условия, когда давление в стенде при движении модели изменялось, подобно натуре, в несколько раз: от глубины старта до свободной поверхности или от свободной поверхности при входе в воду;

— горизонтальный стенд для отработки подводного стрелкового оружия (достигнуты скорости до 400 м/с) и ряд других установок и стендов.

В опытах на вертикальном стенде были получены значения давления в пусковой шахте, которые потом подтвердились на натурных пусках ракеты 4К10 (самой массовой подводной ракеты страны: под нее были построены в общей сложности 34 подводные лодки (16 пусковыми шахтами каждая).

За участие в разработке гидродинамики ракеты 4К10 правительственными наградами в 1968 г. были отмечены сотрудники филиала ЦАГИ В.Н. Архангельский, Г.В. Логвинович, Е.Н. Капанкин, А.В. Моденов, В.М. Ураков B.C. Демин.

Бак переменного давления.

Вертикальный стенд для отработки начального участка старта баллистических ракет с подводной лодки.

Экспериментальная установка на основе боевой торпеды для испытания газоструйной защиты ракет.

При создании ракеты 4К18 (на основе 4К10), предназначавшейся для атаки авианосных соединений вероятного противника, возникла проблема определения ударных нагрузок при ее входе в воду с большой дозвуковой скоростью. По предложению О.П. Шорыгина и Н.А. Шульмана на реактивном треке в Красноармейске была построена уникальная установка, на которой проводились исследования в условиях, близких к натурным, и выдавались рекомендации Заказчику.

Большие боковые силы и угловые отклонения, возникающие в процессе выхода ракет из шахты и при дальнейшем движении в воде, заставили искать способы снижения боковых гидродинамических сил. Были разработаны два близких по идеологии способа.

1. Образование каверны, охватывающей корпус ракеты.

2. Создание газоструйной завесы, также прикрывающей поверхность ракеты от поперечного потока воды.

Исследования по кавитационному старту проводились в связи с разработкой КБ «Арсенал» твердотопливной ракеты ЗМ17 (РСМ-45). Натурные испытания этого изделия подтвердили рекомендации ЦАГИ, и в 1980 г. РСМ-45 была принята в опытную эксплуатацию. Работы велись под руководством М. Г. Щегловой, Г.В. Махортых, А.А. Болдырева, В.И. Огнева.

Был реализован способ старта, разработанный совместно конструкторами КБ Машиностроения (г. Миасс) и специалистами по гидродинамике филиала ЦАГИ (Е.Н. Капанкин, Э.В. Куприянов, А.Л. Лисиченко, В. М. Шелопаев). В момент старта специальные заряды твердого топлива, расположенные на амортизационной ракетно-стартовой системе (АРСС), образовывали газоструйную защиту в виде каверны, которая существенно уменьшала воздействие лобового набегающего потока на ракету на ходу подводной лодки.

Способ газоструйной защиты исследовался как па самой ракете, так и в районе среза пусковой шахты (шахтная газоструйная защита па разных установках и масштабах моделей).

В отделении гидродинамики ЦАГИ проходили исследования старта межконтинентальных ракет подводного базирования всех последующих поколений (РСМ-40, РСМ-50, РСМ-52).

За разработку гидродинамики первой межконтинентальной ракеты 4К75 правительственными наградами были отмечены Е.Н. Капапкин, Э.В. Куприянов, А.В. Аверкин, В.Д. Середа. М.И. Вяткии, В.М. Шелонаев.

В последние годы выполнены обширные исследования по проблеме подводного старта вновь создаваемой твердотопливной ракеты «Булава». За этот цикл исследований О.П. Шорыгину в 2003 г. присуждена премия им. академика А.Д. Надирадзе.

Большая работа проведена в интересах создания низколетящих противокорабельных ракет подводного базирования различных классов. Отделение гидродинамики участвовало в разработке гидродинамики подводного старта таких изделий, как «Аметист», «Малахит» и «Гранит», стартующих из наклонных пусковых установок подводных лодок со сложенными крыльями и хвостовым оперением (М.Г. Щеглова, Г.В. Махортых, В.И. Огнев, В.П. Косачев). Изучение процесса раскрытия этих элементов в воде па моделях представляло собой сложную научно-техническую задачу, которая была успешно решена. Этот вид оружия является в настоящее время основой наступательной мощи отечественного флота.

Отделение гидродинамики также сыграло важную роль в создании различных вариантов противолодочного вооружения кораблей и подводных лодок. Гидродинамика подводного старта, входа в воду и дальнейшего движения в воде в режиме кавитации объектов этого класса была разработана па основе теоретических и экспериментальных исследований, а также многочисленных изобретений. Эти исследования в итоге привели к созданию таких объектов, как «Вихрь», «Вьюга», «Водопад», «Ветер», «Медведка» и многих других.

В 1963 г. за вклад в создание первых образцов противолодочного оружия были награждены В.Н. Архангельский, Г.В. Логвинович, М.Г. Щеглова, В.А. Соколов. Рекомендации но противолодочным и противокорабельным ракетам выдавались О.П. Шорыгиным, Н.А. Шульманом. Ю.Ф. Журавлевым, В.В. Стрекаловым, Г.Г. Кудрявцевой.

Успешно прошли работы по гидродинамике подводного стрелкового оружия, закончившиеся созданием автомата А П С и пистолета СПП -1. В настоящее время они продолжены в целях создания подводного стрелкового оружия нового поколения.

Процессы выхода тел из движущихся под водой объектов и из-под воды в атмосферу сопровождаются рядом специфических эффектов, причем иногда неожиданных. Так. оказалось, что при выходе тела из воды в момент разрушения тянущегося за ним водяного «кокона» возможно появление значительных поперечных сил ударного характера.

Исследования специалистов ЦАГИ по скоростному движению тел в воде и вблизи границы раздела сред «вода-воздух» послужили основой создания отечественной школы гидродинамики течений со свободными границами. Эта область механики стала, но существу, самостоятельным разделом аэрогидродинамики, чему во многом способствовал выход в свет в 1969 г. монографии Г.В. Логвиновича «Гидродинамика течений со свободными границами». Автор за первое издание этой работы в 1965 г. получил премию им. Н.Е. Жуковского.

Немаловажно, что изучение процессов скоростной гидродинамики помимо глубокого физического содержания имело явно выраженную объектовую направленность. Многие результаты этих исследований нашли практическое применение, а их авторы за участие в разработках ряда объектов в интересах ВМФ удостоены Ленинской премии (Г.В. Логвинович) и Государственной премии СССР (Ю.Ф. Журавлев, О.П. Шорыгин, Э.В. Парышев, М.Г. Щеглова, В.А. Сергеев, Е.Н. Капанкип, А.Б. Лотов, Г.В. Уваров, В.И. Юрасов). В 1996 г. 25 сотрудников филиала ЦАГИ были награждены юбилейной медалью «300 лет Российскому флоту».

Что касается деятельности гидродинамического отделения ЦАГИ в сфере летательных аппаратов водного базирования и скоростных судов, то в послевоенный период она была сконцентрирована на динамических принципах поддержания объекта над водной поверхностью: глиссировании, подводных крыльях, воздушной подушке. Впрочем, это уже совсем другая история.

Горизонтальный стенд отработки подводного стрелкового оружия.

5,66-мм автомат подводный специальный АПС и 4,5-мм специальный подводный пистолет СПП-1М.

Угроза из глубины

Владимир Щербаков

Новейшая российская глубоководная торпеда УСТ способна поражать любые цели

Несмотря на стремительное развитие в последние десятилетия ракетного противолодочного оружия, до сих пор торпеды различных типов остаются основным средством поражения подводных лодок и одним из наиболее действенных средств борьбы с надводными кораблями противника. Традиционно «впереди планеты всей» в области разработки торпедного оружия для вооружения надводных кораблей и подводных лодок идет Россия.

Одним из уникальнейших образцов отечественного торпедного оружия является торпеда УГСТ. Несколько лет назад были получены соответствующие документы, разрешающие ее производителю право экспорта этого изделия за рубеж. УГСТ уже выставлялась на двух проходивших в Санкт-Петербурге МВМС (Международный военно-морской салон).

Причем на первом салоне, в 2003 г., когда ее пытались впервые открыто показать широкому кругу специалистов, вследствие каких-то несостыковок с нашими спецслужбами торпеду на второй день работы салона плотно завернули в ковролин и перемотали скотчем, что вызвало настоящую сенсацию даже среди привыкших ко многому российских журналистов, пишущих на военно- техническую тематику. Но и без этого похожего па сюжет из плохого шпионского фильма события многие военно- морские эксперты вполне заслуженно уделяют данному образцу ВВТ повышенное внимание. Зато теперь можно без оглядки на компетентные органы достаточно полно описать УГСТ, которая, вне всякого сомнения, представляет собой превосходный образец торпедного оружия, разработанный специалистами санкт-петербургского ФГУП «Научно-исследовательский институт морской теплотехники» совместно с подмосковным ГНПП «Регион».

УГСТ — аббревиатура, которая расшифровывается как «универсальная глубоко водная самонаводящаяся торпеда». Эта тяжелая универсальная торпеда предназначена для поражения надводных кораблей (НК) и подводных лодок (ПА) противника и может выстреливаться из торпедных аппаратов калибра 533 мм (21 дюйм). УГСТ также полностью универсальна по носителю (НК и ПЛ). Кроме того, существуют две модификации торпеды: базовый вариант длиной 7.2 м для российских торпедных аппаратов и экспортный вариант длиной 6, 1 м для торпедных аппаратов стандарта НАТО.

Совместимость бортовых систем торпеды с аппаратурой носителя производится путем программной настройки системного блока в процессе привязки к конкретному типу корабля. Причем для размещения УГСТ на некоторых модернизируемых носителях существует даже возможность поставки специального переходного пульта предстартовой подготовки, предназначенного для ввода данных в торпеду перед стрельбой.

В этом изделии российским специалистам удалось успешно реализовать современную концепцию тяжелой торпеды, резко повысив интеллектуальный уровень ее бортовой аппаратуры при одновременном достижении высоких тактико-технических характеристик, таких как скорость, дальность и глубина хода.

Важнейшей отличительной особенностью УГСТ является ее модульная конструкция, что позволяет создавать фактически целое семейство торпед, обладающих многоуровневым потенциалом модифицируемости: от перепрограммирования аппаратуры базовой модели до замены в ней двигателя или резервуарного отделения. Такой подход позволяет быстро комплексироватьторпеды под особенности конкретных условий ее боевого применения.

Общий вид торпеды УГСТ.

Схемы боевого применения торпеды УГСТ по различным целям и с разных носителей.

Конструктивно УГСТ включает (с носа в хвост) аппаратурный модуль, боевое зарядное отделение, резервуарное отделение с отсеком аппаратуры телеуправления, силовое отделение (двигательная установка), хвостовое отделение с рулевыми устройствами, а также катушку телеуправления (БАК) и АЭРВД.

Энергосиловая установка торпеды построена на основе аксиально-поршневого двигателя, который работает па хорошо себя зарекомендовавшем ранее жидком однокомпонентном топливе. Особенностью двигателя является наличие вращающейся камеры сгорания, топливо в которую подается высоконапорным плунжерным насосом. Стартовый пороховой заряд, который размещен в камере сгорания, позволяет, к тому же, быстро наращивать мощность двигательной установки, что весьма важно, особенно на начальном участке хода торпеды. В качестве движителя на торпеде применен уникальный малошумный водомет, соединяющийся с двигателем напрямую, без редуктора.

Основой архитектуры аппаратурного модуля торпеды является инициирование на ее борту единого мощного перепрограммируемого вычислительного ядра, объединяющего информационные части бортовых систем в единое информационное пространство по технологии интегрированных систем управления.

Еще одним российским «ноу-хау», реализованным в конструкции торпеды УТСТ, являются двухплоскостные рули, выдвигаемые за калибр торпеды после ее выхода из трубы торпедного аппарата. Такая конструкция рулей позволяет, по расчетам инженеров, в том числе существенно снизить шумность самой торпеды. Эффективность работы рулей также весьма высока и позволяет УГСТ уверенно проходить достаточно трудный начальный участок после выстреливания из торпедного аппарата подводной лодки или надводного корабля.

Что касается боевого зарядного отделения (попросту говоря, боевой части) торпеды, то оно представляет собой небольшой отсек с вкладной капсулой, в которой и размещается непосредственно взрывчатое вещество. Существует несколько модификаций данного отделения, которые различаются по составу взрывчатого вещества, его массе и системе инициирования при подрыве.

Перед боевым отделением расположен головной отсек с аппаратурным модулем, который включает в себя системы самонаведения, телеуправления, управления движением и др. Система самонаведения УГСТ относится к активно-пассивному типу п включает в себя плоскую приемно-излучающую антенную решетку с регулируемым сектором обзора, а также специально разработанные приборы многоканальных активных гидролокаторов. Система самонаведения позволяет эффективно осуществлять поиск, обнаружение и захват цели с любой глубины. Имеется также возможность атаки цели по ее кильватерному следу. Примечательно, что головная часть УГСТ несколько отличается по своей форме от остальных торпед: она имеет затупленную форму с плоской стенкой, непосредственно за которой и установлена антенна ССН.

Все системы и агрегаты данной торпеды прошли полный цикл лабораторных и стендовых отработок на специализированных испытательных комплексах Научно-исследовательского института морской теплотехники и НПП «Регион», вошедшего недавно в состав Корпорации «Тактическое ракетное вооружение». При натурных испытаниях торпеды в полной мере был использован мобильный гидроакустический полигон (МГП).

На УГСТ установлен уникальный водометный движитель.

Испытания торпеды УГСТ.

Практическая торпеда УГСТ на транспортной тележке.

Вот в таком виде предстала УГСТ перед посетителями Международного военно-морского салона 2003 г. на второй день выставки.

МГП предназначен для контроля и записи траекторий движения торпед и уровня их подводного шума при проведении боевой подготовки флота, заводских и научно-исследовательских испытаний на площади акватории до 100 км² и при глубинах при якорной постановке — до 300 м, а при безъякорной — без ограничений по глубине. В состав оборудования полигона входят радиоакустические буи (до 36) со спутниковой навигационной системой и пульт управления с планшетом обстановки, которые размещаются на одном из судов обеспечения или же береговом центре.

Для контроля местоположения надводных кораблей и судов, а также летательных аппаратов используются передатчики УКВ-диапазона, связанные с навигационной аппаратурой объектов. На планшете обстановки в реальном масштабе времени происходит отслеживание траектории торпед и целей, местоположения подводных и надводных обеспечивающих средств.

Разработанные российскими специалистами методики обработки данных сочетают в себе эмпирические и математические процедуры и предоставляют возможность использовать штатную ГАС стреляющего надводного корабля (ПА).

Для учета гидрологии полигона применяются специально разработанные аппаратура измерения вертикального распределения скорости звука и комплект программ расчета звукового поля в районе испытаний отечественной разработки.

Торпеда УГСТ. Хорошо видна катушка телеуправления и складные двухплоскостные рули торпеды. МВМС-2005.

Вид на аппаратурный модуль торпеды УГСТ. Обратите внимание на антенну бортовой ГАС и места расположения датчиков взрывателей.

На этом снимке достаточно четко просматриваются особенности приемно- излучающей антенной решетки с регулируемым сектором обзора, которая является основным элементом активнопассивной системы самонаведения УГСТ.

На опытовом корабле идет подготовка торпед к очередным испытания^.

Основные тактико-технические характеристики торпеды УГСТ*

Калибр, мм 533

Длина, м 7.2(6,1)

Масса, кг 2200 (1800)

Масса ВВ. кг 300

Скорость хода, уз.:

— первый режим 50

— второй режим 30

Дальность хода, км:

— первый режим 40

— второй режим 50

Глубина хода, м до 500

Глубина стрельбы с ПЛ

максимальная, м 400

Радиус реагирования ССН максимальный, км

— по ПЛ 2,5

— по НК 1,2

Радиус реагирования взрывателя, м

— по ПЛ 2

— по НК 6-8

Время индикации кильватерного

следа НК, с до 350

* Данные приводятся по источнику: Энциклопедия «Оружие и технологии России». Том III: Вооружение Военно-морского флота. Под общей редакцией министра обороны РФ Сергея Иванова. Издательский дом «Оружие и технологии». Москва. 2001.

Заказчику комплекс торпедного оружия с универсальной торпедой УГСТ поставляется в следующем виде:

— торпеды УГСТ в боевой и практической комплектации;

— запасные части для приготовления и ремонта торпед;

— эксплуатационное оборудование для проверки, приготовления и ремонта торпед;

— тренажерные системы и сопутствующее оборудование для обучения и тренировки корабельных боевых расчетов;

— береговой комплекс технического обслуживания торпед.

Практическая торпеда, предназначенная для обучения личного состава, переоборудуется из боевой путем замены боевого зарядного отделения на практический отсек. Для обеспечения положительной плавучести такой торпеды может производиться неполная заправка ее топливного резервуара.

Создание торпеды УГСТ явилось результатом процесса эволюции отечественного торпедного оружия, стало ответом на сложившиеся в наше время тенденции в развитии средств поражения ПЛ и НК и произошло благодаря резкому увеличению вычислительных возможностей современной бортовой радиоэлектронной аппаратуры, совершенствованию гидроакустики, оснащению торпед высокоэффективными системами телеуправления, а также разработке военно-морскими специалистами принципиально новых тактических приемов боевого применения торпед в современной войне на море с учетом наличия возможностей активного противодействия торпеде.

Литература

1. Новиков Б., Санников Ю. НИИ «Мортеплотехника»: новый век — новые задачи по созданию торпед с тепловой энергетикой. — Военный парад, 2000, № 9,10.

2. Буклет ФГУП «НИИ морской теплотехники» по торпеде УГСТ.

3. Широкорад А. Оружие отечественного флота: 1945–2000. Под общей редакцией А.Е. Тараса. Минск-Харвест, Москва-АСТ. 2001 -

4. Энциклопедия «Оружие и технологии России». Том III: Вооружение Военно-морского флота. Издательский дом «Оружие и технологии». Москва, 2001.

Вверху: десантирование разведчиков у Герата с Ми-8МТ 50-го осап. Август 1986 г.

Авиация спецназа

Виктор Марковский

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 12/2005 г.,№ 1/2006 г.

Обычной тактикой являлся поиск с воздуха на хороню просматривающихся равнинах и межгорьях, где досмотровая группа обладала свободой действии, могла контролировать обстановку и навязать противнику свою волю. По принятой в 50-м осап практике направлявшиеся на досмотр экипажи старались не отвлекать па другие задания. На вылет выделялось вертолетное звено из двух Ми-8 с группой досмотра и двух Ми-24, обеспечивавших прикрытие и огневую поддержку. Полеты в составе пар были обязательным правилом как с целью должной эффективности, так и по соображениям безопасности — «на крайний случай», когда при отказе па борту, повреждении от огня противника и вынужденной посадке экипаж и десант с пострадавшей машины могли рассчитывать на выручку и эвакуацию напарником.

Вооружение Ми-8 обычно составляли три пулемета ПКТ (в носу, в кормовом люке и в двери или бортовом блистере), которые могла дополнять пара блоков УБ-32. «Двадцатьчетверки» помимо штатного пулемета ЯкБ-12,7 или пушки ГШ-2-30К несли блоки НДР (обычно более мощные 80-мм Б-8В20) и по два ПТУР «Штурм», большая дальность и точность которых позволяли подавлять огневые точки, укрепленные позиции и прицельно бить машины в караванах. Об их эффективности говорит такой факт, отмеченный в приказе гю армии: участвуя в боевых действиях в июне 1985 г., командир эскадрильи

181-го овп подполковник Н.И. Ковалев с Ми-24 выполнил восемь пусков ракет «Штурм-В», уничтожив восемь объектов мятежников *.

* Герой Советского Союза подполковник Н.И. Ковалев погиб I июня 1985 г. в сбитом вертолете вместе с экипажем (летчик-оператор — майор И. Г. Потапов, борттехник — прапорщик В. Егоров).

Высадка десанта с Ми-8 181-го овп на «56-й площадке» у дороги на Файзабад. Провинция Баглан, осень 1985 г.

Старшим в авиагруппе назначался командир экипажа ведущего вертолета: на летчике в конечном счете лежала ответственность за выполнение вылета, для чего на пего возлагался внушительный перечень обязанностей — от соблюдения регламента эксплуатации, документов и наставлений до учета метеообстановки, инструктажа десанта и своевременных докладов командованию. Уставное взаимодействие становилось непременным условием при выполнении боевой задачи: от согласованности, взаимопонимания и «чувства локтя» напрямую зависели не только результаты совместной работы, но и жизнь экипажа и группы. В ходе досмотра именно командиру экипажа предписывалось следить за обстановкой вокруг, постоянно держать связь со старшим разведгруппы и подстраховывать ее. В свою очередь, бойцы отлично знали, что «вертушка» служит им пе только опорой, по и надеждой «в случае чего», и в перерывах между вылетами помогали в подготовке машины, снаряжении ракетных блоков и набивке бесчисленных натронных лент.

В начале декабря 1984 г… возвращаясь в Кандагар с задания, разведчики группы капитана А.А. Толкачева из 173-го оспн с воздуха заметили свежие следы автомашины, тянувшиеся вдоль «зеленки» реки Гильменд. Обнаружив дорогу, на ней решили устроить засаду, для чего к месту направили группу из 25 человек. Под вечер 3 декабря вертолетное звено 280-го овп забросило разведгруппу к «зеленке». Высадку предваряли две ложные посадки в 10 и 20 км от выбранной точки, где вертолеты имитировали десантирование, подняв тучу пыли. Тут же напоказ, «прикрывая высадку», кружили Ми-24. Уже в сумерках вертолетчики вышли к намеченному месту, спецназовцы покинули «борта» и марш-броском ушли к ближним холмам. Под покровом ночи оборудовали позиции, с которых на 3–5 км просматривалась (и простреливалась) вся округа, а вдоль дороги выставили мины направленного действия МОН-100. Маскируя присутствие, несколько дней подряд скрывались на «лежке» в окопах, спускаясь поесть в лощину в стороне (в нее же при обустройстве укрытий относили свежевырытую землю). Прошедшие рядом пастухи не заметили засады, и ночью 7 декабря тропа «ожила».

К засаде вышли три грузовика ЗиЛ-130 и два пикапа, двигавшиеся без фар: сомнений в принадлежности ночного каравана не оставалось. Судьба каравана решилась в течение минуты: подрывом мин. гранатометами РПГ-18 и автоматно-пулеметным огнем три машины сразу были подожжены, и в них начали рваться боеприпасы. С конвоем шли полсотни душманов, кинувшихся врассыпную и попавших па мины. Уцелевших добивали при свете освети тельных ракет и трассеров. На месте остались 44 убитых моджахеда, и уйти, похоже, не удалось никому: хотя неподалеку у Гйльменда стояли кишлаки, на подмогу оттуда никто не поспешил, а ночная стрельба в этих краях была обычным делом и вполне могла сойти за нередко случавшееся местное «выяснение отношений». Остается лишь добавить, что со своей стороны спецназовцы не имели даже раненых, а при вызове «вертушек» на снятие засады командиру пришлось попросить лишнюю машину для вывоза доставшихся трофеев.

Пара Ми-8 280-го овп осуществляет патрулирование — «просмотр» дорог под Кандагаром. Над приборной доской слева виден коллиматорный стрелковый прицел командира ПКИ. Весна 1981 г.

В свободные минуты на Кандагарском аэродроме. Вертолетчики 280-го овп культурно отдыхают — забивают «козла». Лето 1980 г.

«Восьмерка» кружит над расстрелянной и горящей «Тойотой». Машина, ехавшая по пустыне, не подчинилась команде остановиться и пыталась уйти. Район Кандагара, весна 1981 г.

Высадка засад с воздуха позволяла решить многие проблемы организации таких действий: спецназ получал свободу маневра и оперативность, в кратчайшее время попадая в нужное место. Организуя засаду в Гардезе 25 ноября 1985 г., группа 177-го оспп на двух Ми-8 вышла в указанной район, преодолев заснеженные горы и скрытно подойдя к месту на предельно малой высоте. Вертолеты не поднимались выше 3–5 м над Землей, и, петляя в ущелье, «вертушка» ведущего даже один раз задела колесом о камень, доставив десанту в кабине неприятные ощущения. После высадки вертолеты тут же ушли, а группа оседлала дорогу, где ожидался проход каравана. Командир группы первым делом наладил связь с дежурившей в готовности парой Ми-24, находившейся в 20 мин полета. Уже через несколько часов группа встретила трактор с ехавшими на нем душманами и уничтожила их, захватив в прицепе 12-ствольную реактивную установку (ПУ PC), которую искали уже давно: обстрелы немало досаждали гарнизону и аэродрому. Операция прошла без потерь со своей стороны, хотя вывезти громоздкий трофей на Ми-8 удалось с большим трудом: лишь со второй попытки вертолет с таким грузом сумел подняться в воздух. Противник не решился отбивать трофей: с воздуха группу прикрывали пара Су-25 и звено Ми-24, «обработавшие» соседние склоны.

В другой раз, получив сообщение разведки о готовящемся обстреле Джелалабадского аэродрома, спецназ 154-го оспн тут же ушел на вертолетах на поиск душманских позиций. Противник уже готовился открыть огонь, когда его атаковали разведгруппы, а с воздуха проштурмовали вертолеты. Трофеями стали несколько десятков PC, захваченных на позиции.

В декабре 1985 г. 177-й оспп провел ряд успешных выходов под Ургуном, тем более значимых, что действовать приходилось на пределе досягаемости авиации, в удаленном и полностью контролируемом противником районе. В одной из засад группе капитана Степанова удалось захватить около 60 единиц стрелкового оружия, ДШК и «безоткаток», а также грузовик, набитый боеприпасами в таком количестве, что их не мог забрать ни один вертолет и добычу пришлось взорвать. Разведгруппа капитана П. Бекоева у кишлака Гумалькалай разгромила караван с оружием и боеприпасами, в котором погиб и советник-американец.

Вертолетная поддержка оказывалась весьма действенной и при осуществлении нелегкой и рискованной тактики налетов и захватов бандгрупп и складов. Десант для «чистки» селения, служившего опорой душманам, обычно высаживался рядом с кишлаком, а то и прямо на сельской площади или на крыши домов, не давая противнику собрать силы для сопротивления. Само селение для страховки блокировали, занимая высадкой с воздуха господствующие высоты вокруг. И все же проверка подозрительных кишлаков то и дело сопровождалась боем. 9 января 1986 г. силами роты 154-го осин был атакован кишлак Бар-Кошмуид, в который недавно пришла банда из Пакистана. Прямо на селение высадились из четырех Ми-8 спецназовские группы. Операция оказалась нелегкой: кишлак лежал в глубоком ущелье, его дома и дувалы были сложены из дикого камня, против которого и гранатометы были бессильны, а противник вместо обещанных осведомителями 15–20 человек располагал более чем сотней бойцов. Один Ми-8 был сразу подбит из РПГ. На помощь пришли Ми-24, проутюжившие огневые точки пушками, НАР и ударами «Штурмов». На месте были убиты 53 боевика, захвачены пленные, оружие и снаряжение (как выяснилось, отряд был недавно сформирован в одном из пакистанских лагерей, и амуниция, одежда и обувь на пленных оказались практически еще не ношеными).

Вертолетный патруль 280-го овп над дорогой на Калат. По центру виден «глаз» компаса, который в ходе доработок пришлось переносить подальше от оружия: магнитный указатель компаса чутко реагировал на всякое движение пулемета и «гулял» следом за его стволом.

Ми-8МТ 50-го осап на площадке Кабульского аэродрома. Рядом с вертолетом лежат собранные к вылету рюкзаки и оружие разведгруппы.

С подготовленным и хорошо вооруженным противником столкнулись спецназовцы 154-го оспн при налете в январе 1986 г. на укрепрайон «Команд» севернее Джелалабада. Шестерку Ми-8 с десантом уже па подлете встретил плотный огонь. Кроме автоматов и пулеметов душманы били из нескольких РПГ, используя их в качестве зенитного оружия. Гранатометчики стреляли по фронту вертолетов так, что гранаты рвались в воздухе на самоликвидации, выплескивая кумулятивную струю и тучу осколков. Два вертолета получили повреждения, высадку пришлось свернуть, и десант не удался.

Вскоре спецназ 15-й брспи предпринял крупную операцию по захвату укрепрайона «Гошта» в горном массиве у пакистанской границы. Ввиду масштабности и значимости операции к ней привлекались 334-й и 154-й оспп вместе с пехотой 66-й мотострелковой бригады, авиационное обеспечение осуществляли 335-й обвп и штурмовики 378-го ошап из Баграма. Штурму предшествовала тщательная разведка местности с воздуха, для чего пары Ми-8 с офицерами спецназа на борту неоднократно вылетали для изучения и аэрофотосъемки объектов укрепрайона. Фотоснимки узлов обороны получили и командиры групп, которым предстояло атаковать эти участки. Операция началась на рассвете 18 января ударом двух десятков Ми-24, на одном из которых находился начштаба 154-го оспп майор Д. Лютый, указывавший вертолетчикам цели. В первую очередь летчики подполковника В. Целовальника с помощью ПТУР и НAP подавляли зенитные средства, затем обрабатывались огневые точки и склоны ущелья, куда предстояло па «броне» войти десанту. Ответным огнем на одном из вертолетов был убит борттехник лейтенант А.Г. Михайлов, стрельба из РПГ и даже ПТУР отмечалась и по другим вертолетам, однако больше потерь они не понесли. Атаку поддержало звено Су-25, обрушивших на позиции мощный бомбоштурмовой удар, после чего «грачей» вновь сменили Ми-24, добивавшие уцелевшего противника. Налет у экипажей в эти дни составлял 6–8 ч.

«Гошта» был взят вместе с крупными трофеями, в числе которых были три зенитные горные установки ЗГУ-1, семь ДШК, три миномета и свыше 70 «стволов», включая снайперское оружие. Оружие и боеприпасы вывозили два дня, оставшееся подорвали и заминировали. Спецназ в операции потерь но понес, за исключением одного легко раненного в руку и другого, вывихнувшего ногу при падении со склона. В эскадрилье же в память о летчике на кровати погибшего А. Г. Михайлова до самой замены оставался лежать его шлем, пробитый насквозь пулей снайпера.

Спустя две недели, 19 февраля 1986 г., две роты 154-го оспн осуществили налет па кишлак Лой-Термай, лежавший в горной седловине у реки Кабул. Авиаподдержку обеспечивало звено Су-17МЗ из 263-й разведэскадрильи и джелалабадские Ми-24, подавившие пулеметные гнезда «Штурмами» и НАР. Кишлак был зачищен, по уже при отходе над горным хребтом был подбит Ми-24 замполита 335-го обвп подполковника Ю.И. Владыкина, выполнившего вынужденную посадку на скалу. Разведчики организовали его оборону, не давая подобраться противнику. На место вскоре прибыл Ми-8 с ремонтной группой, по управиться до темноты ей не удалось: на машине вышел из строя один из двигателей, был пробит маслорадиатор, из которого вытекло все масло, и получила повреждения гидросистема. Ремонт шел всю ночь, по к утру вертолет удалось залатать и перегнать на базу.

Менее успешной стала попытка захвата укреп района «Карера» в конце марта 1986 г. Сама цель находилась в крайне трудном высокогорном лесистом районе Кунарского ущелья, непосредственно у пакистанской границы. Она была хорошо защищена инженерными сооружениями, оборудована пещерными укрытиями и многочисленными огневыми точками, что потребовало сосредоточения сил обоих отрядов спецназа из Джелалабада и Асадабада. На месте выяснилось, что подходы к укрепрайону защищают опорные пункты на соседних высотах, также располагающие немалыми огневыми средствами.

Ми-24П командира эскадрильи 280-го овп майора А. Волкова ведет поиск в пустыне Регистан. За службу в Афганистане комэска получил четыре ордена Красной Звезды. Провинция Кандагар, осень 1985 г.

Ми-8МТ 335-го обвп на полевой площадке под Гардезом. Работа с каменистых ВПП требовала особой осмотрительности из-за риска поломать машину или перевернуться при взлете или посадке.

Втянувшиеся в бой спецназовцы вскоре оказались под огнем подоспевших с соседних баз и из лагерей сотен боевиков, от которых пришлось отбиваться всеми средствами, включая трофейное оружие. Вызванная авиация появилась с трехчасовой задержкой, в критический момент, и действовала малоэффективно. Как оказалось, «наверху» долго не решались навести авиацию на цели, лежавшие на самой границе, что могло обернуться ввязыванием в бой пакистанских подразделений и международными осложнениями (по всей видимости, в ходе операции спецназ действительно оказался «за ленточкой» и докладывал, что с занятого хребта наблюдает внизу ярко освещенные селения и движение на дорогах). Вертолетчикам работать в приграничной полосе строго запрещалось, и приказом командования 40-й армии очерчивалась десятикилометровая прилегающая к границе зона, куда не разрешалось и залетать. Связанные запретом авиаторы медлили с открытием огня. В конце концов блокированные разведгруппы пришлось эвакуировать прямо с вершины хребта. Как вспоминали участники, «вертушки сесть толком не могли, цеплялись за скалу одним колесом, и в них просто закидывали убитых и раненых». Ценой рейда стали восемь погибших, двое пропали без вести, и более 20 человек были ранены. Комбриг 15-й брспн подполковник Бабушкин после неудачной операции был снят с должности и убыл в Союз.

Потери несли и авиаторы. Только за летние месяцы 1985 г. кабульский 50-й осап потерял пять вертолетов. 18 июня 1985 г. при поддержке спецназа у Бамиана в горном районе вертолетчиков встретил плотный огонь ПВО, которым был подбит Ми-24П капитана Е. Павлова. На нем «выбило» гидросистему, не выходило шасси и отказала радиосвязь. Перед самой посадкой заклинило управление, летчик успел выключить двигатели во избежание пожара, и машина, заваливаясь набок, пропахала по каменистому грунту. Дело обошлось без взрыва, и экипаж сумел покинуть вертолет. 16 августа пара Ми-24 из того же «полтинника» сопровождала Ми-8 капитана В.А. Кучеренко, доставлявшего патроны разведчикам, вступившим в бой у Алихейля. Атаковав противника, капитан В. Домницкий на Ми-24Д попал под огонь и вышел из боя с одним отказавшим двигателем, с трудом держась в воздухе. На обратном пути экипажи поменялись местами: теперь уже подбитый Ми-24 прикрывали его ведомый и «восьмерка». Дотянуть до дома Домницкому не удалось — с трудом подыскав более или менее ровное место на склоне, вертолет почти рухнул на него, снес шасси и загорелся. Экипаж подобрал тут же севший рядом Кучеренко (вскоре капитан В.А. Кучеренко был представлен к званию Героя Советского Союза).

В тот раз недопонимание обстановки и досадные «мелочи» едва не привели к срыву всей операции, вызвав в памяти давнюю мудрость: «Нужно не смотреть, а видеть. Не слушать, по слышать». Решив навести порядок в окрестностях Кабула, командование 103-й гв. вдд летом 1985 г. спланировало масштабную операцию по уничтожению местных бандформирований и их баз. Разведка дивизии под началом подполковника В.В. Селиванова подготовила требуемую информацию, вскрыв дислокацию душманских отрядов с конкретным местоположением их опорных пунктов и складов. К операции привлекались два парашютно-десантных полка, танковый батальон и артиллерийский полк. Передовая группа была сформирована па базе полковых разведрот и отдельной дивизионной 80-й разведроты, собранных в два разведывательных отряда. Десантирование и поддержку должны были обеспечивать три десятка Ми-8. Датой начала операции определили 13 августа.

«Восьмерка» заходит на посадку в горах, пробираясь по узкому распадку к площадке. 50-й осап, район Кабула.

Посадка на горный «пятачок». Примеряясь к крохотной площадке, экипаж делает несколько пробных заходов для оценки ветра, запаса мощности и поведения машины.

Посадка на горной «точке» у Хуркабуля. В переднем иллюминаторе виден пулемет ПК, готовый к стрельбе. Блистеры кабины экипажа открыты для лучшего обзора при взлете и посадке.

То ли дата сыграла роль, то ли недоглядело руководство (а им занимался лично комдив генерал-майор Ярыгин), но дело, что называется, не пошло. Высаживаться пришлось па скаты ущелья под плотным огнем противника, а авиация не смогла поддержать передовые группы из-за наступивших сумерек. Ночное время сыграло на руку противнику: пока части развертывались на рубежах, тот успел рассеяться. Вертолетчики тем временем тремя полковыми вылетами доставили к назначенным площадкам 780 десантников. Однако в указанных местах не оказалось ни душманских складов, ни самого противника. Прочесывание дувалов не дало ничего. Взятый с собой афганец-проводник божился, что не подвел и привел десантников в точности, куда требовалось. Кое-как разобравшись, удалось понять, что афганец не врет и действительно вывел разведчиков к кишлаку Тизни-Хаш, где должно было храниться душманское оружие. Однако так кишлак именовался только на карте, а сами местные жители звали его Зандехкалай, притом такая же путаница имела место и с другими окрестными селениями (впрочем, даже здешние города на генштабовских картах разных годов выпуска могли называться по-разному: центр провинции Хост кое-где именовался Матун, Джелалабад — Джалалькот и т. д.).

Чтобы выйти к искомому месту, разведотряду пришлось преодолеть 6 км по горам (благо, проводник сказал, что «знает короткий путь»). Вызвав па помощь авиаподдержку, проштурмовавшую кишлак, разведчики сходу сбили охрану, в коротком бою перебили 150 душманов и захватили семь складов с оружием. Наученные «историей с географией» вертолетчики вылетали к месту, ориентируясь уже не по карте, а по подсказкам авианаводчика разведгруппы.

Ми-8МТ доставил в горы группу разведчиков. Передний боковой люк, часто использовавшийся при стрельбе, снят и завешен брезентом для защиты от пыли.

Дислокация вертолетных частей ВВС 40-й армии к концу 1980 г.

Продолжение следует

Вверху: одна из последних модернизаций БМП-3 с панорамным прицелом командира «Соколиный глаз».

Перевоплощение БМП-3

Сергей Суворов, кандидат военных наук

Фото предоставлены автором, В. Щербаковым, Т. Руссу, Стефаном Лиессом, а также ОАО «Пеленг» и ОАО «Курганмашзавод».

Несмотря на то что и по сей день по своим характеристикам БМП-3 остается лидером в своем классе, предложенная российскими конструкторами программа модернизации обеспечивает повышение боевой эффективности этой машины как минимум в 1,5–2 раза. Модернизацию осуществили ОАО «Курганмашзавод», ОАО «Электромашина» и ОАО «Пеленг». В 2005 г. усовершенствованная БМП-3 стала звездой экспозиции традиционной международной выставки вооружений IDEX, проводимой в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби.

На усовершенствованной БМП-3 установлен комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1», вспомогательная силовая установка, система кондиционирования воздуха, быстродействующая система пожаротушения «Радуга-2», автомат переключения передач АПП-688 и электронный помощник водителя и наводчика, который не только отображает нужную информацию на многофункциональном цветном дисплее, но и дублирует ее голосом по переговорному устройству (в том числе и на арабском языке).

Комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1» обеспечивает круговую защиту машины от поражения ракетами ПТРК с инфракрасной и лазерной системами наведения, в том числе и от тех, которые летят сверху, для чего в составе системы имеется дополнительный датчик. Вспомогательная силовая установка позволяет работать с комплексом вооружения в автоматизированном режиме (при включенной СУО) без запуска основного двигателя. От нее также может быть запитана и система кондиционирования воздуха, создающая комфортные условия работы экипажа и десанта. Подача воздуха осуществляется индивидуально каждому члену экипажа и десантнику. Общий вес вспомогательной силовой установки и системы кондиционирования не превышает 250 кг.

Новый блок индикации механика-водителя.

Пульт управления кондиционером на БМП-ЗМ.

Элементы новой системы ППО «Радуга-2».

Быстродействующая система пожаротушения «Радуга-2» служит для автоматического обнаружения и тушения очагов возгорания внутри БМП. Система полностью автономна и работает даже при выключенном питании, что реализовано па машинах такого класса впервые. Более того, при отсутствии в машине экипажа, например при ее стоянке в парке, «Радуга-2» сообщает о возгорании в БМП звуковыми и световыми сигналами, подобно противоугонной сигнализации автомобилей.

Автомат переключения передач АПП-688 облегчает управление машиной, снижает утомляемость водителя при совершении длительных маршей и позволяет сократить расход топлива при движении па 15 %, а также полностью реализовать тяговые характеристики силовой установки.

Электронный помощник водителя и наводчика значительно снижает вероятность выхода из строя оборудования в результате неправильных действий слабо подготовленного экипажа, обеспечивает диагностику оборудования и кроме выдачи информации о неисправных узлах, деталях и блоках подсказывает, где они находятся. Эту систему можно также использовать для обучения экипажей правилам эксплуатации: с ее помощью сроки обучения сокращаются почти в два раза. Многофункциональный дисплей системы используется для работы навигационной системы GPS и как видеомонитор каморы заднего обзора.

Этот датчик лазерного облучения позволяет обнаруживать управляемые боеприпасы, атакующие БМП сверху.

Дополнительные поплавки, установленные по бортам корпуса БМП-ЗМ, только компенсируют возросшую массу модернизированной машины, но и без них она тоже может плавать.

Модернизированная БМП-3 с системой «Штора-1» на выставке IDEX-2005.

По шоссе «Мерседес», конечно, может обогнать БМП-3, но на пересеченной местности ей равных нет.

Выстрел с управляемой ракетой 9М117М «Аркан».

Машина заинтересовала многих арабских военачальников, и это понятно, ведь на вооружении только одних ОАЭ находится БМП-3 больше, чем во всем остальном мире, включая и Россию. По замыслу, в ходе выставки IDEX планировался показ этой машины с боевой стрельбой на полигоне Макатра, но в связи с ожиданием приезда командующего эмирской гвардией ОАЭ БМП-3 не стали трогать и па полигон не отвез ли. Зато в последний день выставки модернизированная БМП показала всю свою прыткость на берегу искусственного капа\а и в самом канале, продемонстрировав высокие мореходные качества.

Белорусская компания «Пеленг» из Минска разработала для бронетанковой техники новый панорамный прицел командира — «Соколиный глаз». Такой прицел сейчас проходит испытания все в тех же ОАЭ и показывает довольно высокие результаты. Благодаря его установке в машину упростились многие операции, такие как, например, выверка прицелов. Теперь ей может заниматься одни человек, находясь внутри машины.

Новый прицел имеет телевизионный, тепловизионный, оптический и лазерный дальномерный каналы. Обеспечивает круговое наблюдение командиру машины без поворота головы, а по вертикали дает возможность наблюдать и вести прицельный огонь из всех видов оружия БМП-3 при углах от -15 до + 60°. Дальность обнаружения цели ночью до 3,5 км. Кстати, этот прицел может устанавливаться не только па БМП-3, но и на другие образцы боевых машин, в том числе и танки.

Говоря о перспективах совершенствования российской машины, нельзя не отметить турецкую БМП ACV-SW (производства компании FNSS) с башней от БМП-3, представленную на той же выставке. Естественно, «новинка» вызвала интерес у специалистов. Неужели достигнуты договоренности между Турцией и Россией о совместном производстве таких БМП? Во время бесед с представителями турецкой компании оказалось, что нигде о России даже и не упоминается, а на листовках и буклетах только коротко: «Made in Turkey». Ясность наступила после общения с официальным представителем «Курганмашзавода» в ОАЭ Владимиром Устьиным и другими российскими специалистами, работающими там по контракт).

Турецкая БМП ACV-SW компании FNSS на выставке IDEX-2005.

Турецкая машина с башней от БМП-3 весьма напоминает танк периода Второй мировой войны.

Рекламные проспекты турецкой БМП ACV-SW. О России — ни слова.

Интерьер боевого отделения БМП ACV-SW.

Тепловизионный прицел Namut на башне БМП-3 говорит о том, что эту башню позаимствовали с машины армии ОАЭ.

На фото хорошо виден приемопередатчик лазерного дальномера КДТ-2: с большой вероятностью можно утверждать, что башня на данном образце взята не со строевой машины.

Оказывается, после того как эмиратские власти в конце 90-х не сошлись в цене с представителями «Росвооружения» и контракт на поставку в эту страну российских БТР-80А не состоялся, сухопутные силы ОАЭ приобрели турецкие БМП ACV IFV. Эти машины — дальнейшее развитие выпускавшихся в Турции по лицензии американских не пошедших в серию опытных БМП ХМ765. По характеристикам они уступают нашим БТР, а вот при движении грохочут так, что заглушают иногда даже французские «Леклерки» с 1500-сильным немецким дизелем MTU883. Вооружение нa ACV IFV слабенькое. Вот и обратились арабские военные к представителям компании FNSS с предложением увеличить огневую мощь ACV и установить на нее боевое отделение российской БМП-3, которая уже успела себя хорошо зарекомендовать в армии ОАЭ. Надо отметить, что по огневой мощи БМП-3 до сих пор остается лидером среди всех боевых машин этого класса в мире. Стабилизированные в двух плоскостях 30-мм автоматическая пушка и 100-мм орудие- пусковая установка способны поражать любые бронированные и небронированные цели с ходу на дальностях до 4 км. К этому необходимо добавить высокую эксплуатационную надежность российской башни, и сразу становится понятным желание арабской стороны оснастить турецкую БМП таким комплексом вооружения.

Решение абсолютно правильное, к тому же, оно обеспечивает унификацию вооружения и боеприпасов боевых машин легкого класса в армии ОАЭ. Здесь следует отметить, что модернизацией боевой техники в ОАЭ занимались и раньше. Так, например, несколько лет назад там перевооружили легкие танки «Скорпион» английского производства, опять же российской 30-мм автоматической пушкой 2А72 (та же самая, что стоит на БМП-3).

Теперь пошли дальше и решили установить целиком всю башню. Турецкие инженеры долго не думали, согласованиями с российскими представителями решили не заниматься, а просто взяли башню и «воткнули» в свою БМП. А дальше-то ч то? Тут ведь специалисты нужны, чтобы башня «заработала». И вот после демонстрации па выставке начался диалог с российской стороной, по не турецких представителей, а арабских. Причем речь уже ведется о модернизированных башнях БМП-3 с комплексом активной защиты «Штора-1» и другими «наворотами». Идут переговоры и о поставке таких башен для патрульных катеров ВМС и сил береговой охраны ОАЭ.

Беспокоит другое. Это уже не первый случай «пиратской» модернизации российской военной техники за рубежом В тех же ОАЭ на 10 БМП-3 без согласовании с российской стороной были установлены кондиционеры производства ЮАР и гусеничные ленты какой-то местной компании. В результате практически на всех машинах вышло из строя электрооборудование, а гусеницы по тракам собирают в пустыне, теперь только па металлолом. Как заявил на пресс-конференции глава делегации «Рособоронэкспорта» Николай Димидюк, теперь за эти 10 машин Россия никакой ответственности не несет и восстанавливать их не будет, «они нас теперь просто не интересуют». Восстановить эти машины российские специалисты. конечно, смогут, но если договорятся о стоимости работ.

Но все-таки хочется верить, что «пиратство» в области модернизации российского вооружения и техники в ближайшем будущем будет остановлено.

Сравнительные характеристики боевых машин пехоты БМП-3, ACV-SW и БМП-3М
Характеристики БМП-3 ACV-SW БМП-ЗМ
Страна-разработчик СССР Турция Россия
Полная боевая масса, т 18,7 22,5 19,7
Экипаж+десант, чел. 3+9 3+6 3+9
Вооружение:
а) пушка:
— тип АП 1* и ОПУ 2* АП и ОПУ АП и ОПУ
— калибр, мм 30 и 100 30 и 100 30 и 100
— техническая скорострельность, выстр./м 300 для АП 300 для АП 300 для АП
15 для ОПУ 15 для ОПУ 15 для ОПУ
— боекомплект, выстрелов 500 и 40 500 и 22 500 и 40
— из них готовых к использованию 500 и 22 500 и 22 500 и 22
— система подачи боеприпасов
и тип питания Ленточная, двойное Ленточная, двойное Ленточная, двойное
и М3 для ОПУ и М3 для ОПУ и М3 для ОПУ
б) ПТУР:
— марка ПТУР 9М117 «Бастион» 9М117 «Бастион» 9М117М «Аркан»
— количество ПУ ПТУР 1 1 1
— боекомплект ПТУР, шт. 8 3 8
— заряжание ПТУР Ручное Ручное Автоматическое
в) пулеметы:
— количество х калибр, мм 3 х 7,62 1 х 7,62 3x7,62
— боекомплект патронов, шт. 6000 2000 6000
г) дымовые гранатометы, шт. 6 6 6
д) состав СУО СТВ 3*, ЛД 4*, БВ 5*, тепловизор СТВ, ЛД, БВ, тепловизор СТВ, ЛД, БВ, АСЦ 6*, тепловизор
Тип и мощность двигателя, л с. Дизельный, 500 Дизельный, 430 Дизельный, 500
Удельная мощность, л.с./т 26,7 19,1 25,4
Максимальная скорость по шоссе, км/ч 70 65 70
Максимальная скорость на плаву, км/ч 10 4,8 10
Мореходность, баллов До З До 1 ДоЗ
Возможность ведения огня на плаву Есть Нет Есть
Запас хода по шоссе, км 600 400 600
Среднее удельное давление на грунт, кг/см² 0,61 0,79 0,64
Система активной защиты Нет Нет «Штора-1»
Динамическая защита Нет Нет Предусматривается
Бронестойкость:
— лобовой проекции от 30-мм БТС от 14,5-мм БЗТ от 30-мм БТС
— бортовой и кормовой проекций от 12,7-мм Б-32 от 150 м Осколки снарядов от 12,7-мм Б-32 от 150 м
Год принятия на вооружение (выпуска) 1987 (2005) (2003)

1* АП — автоматическая пушка.

2* ОПУ — орудие-пусковая установка.

3* СТВ — стабилизатор вооружения.

4* ЛД — лазерный дальномер.

5* БВ — баллистический вычислитель.

6* АСЦ — автомат сопровождения цели.

Модернизированная БМП-3 с комплексом «Штора» во время испытаний.

Датчик лазерного облучения системы «Штора».

Осветитель ОТШУ-7 системы «Штора».

Теплообменник системы кондиционирования воздуха на модернизированной БМП-3.

Один из блоков системы кондиционирования воздуха, установленный на корме БМП-ЗМ.

DEFEXPO INDIA-2006

31 января т 03 февраля 2006 г.

Фоторепортаж С. Суворова и В. Щербакова. Материал предоставлен журналом «Обозрение армии и флота».

Разработанный индийскими конструкторами из компании Defence Research amp; Development Organisation дистанционно управляемый робот ROV для проведения разведки и обезвреживания взрывоопасных предметов.

Бронеавтомобиль RG-31 из ЮАР обладает хорошим обзором благодаря установке специальных бронированных стекол большой площади.

Индийский тяжелый БТР ТВНА (Т-55 Based Heavy АРС) создан на базе советского танка Т-55. Здесь не обошлось без влияния и помощи Израиля.

Гордость индийского танкостроения — основной боевой танк Arjun. Машина долго создавалась, но сейчас уже выпускается серийно и поступает в войска. Однако российских Т-9 °C в Индии все же больше.

Новая индийская РСЗО. Система принята на вооружение, но, тем не менее, Индия предпочитает закупать в России РСЗО «Смерч».

Макет пусковой установки баллистической ракеты Agni1.

Израильский БПЛА Orbiter.

Модель сторожевого корабля Subhadra, переоборудованного в носитель OTP Dhanush (морской вариант ракеты Prithvi).

Самоходная пусковая установка ракетного комплекса Brahmos.

Техники из авиакрыла АВМА «Энтерпрайз» моют F/A-18 «Хорнет» из состава 86-й ишаэ «Сайдуиндерс» (VFA-86 Sidewinders). Учение Summer Pulse-2004. Атлантический океан, 18 июня 2004 г.

При помощи плавкрана на поверхность поднимают все то, что осталось от упавшего в море в результате аварии истребителя F-14 «Томкэт».

Авиатехники «Энтерпрайза» заканчивают предполетный осмотр самолета РЭБ ЕА-6В «Проулер» из состава 137-й аэ РЭБ (VAQ-137 Electronic Attack Squadron), имеющей собственное название «Грачи» (Rooks). Многонациональное учение ВМС Operation Majestic Eagle (в учении принимали участие военнослужащие ВС Великобритании, Марокко, Франции, Италии, Португалии, Испании, США и Турции). Атлантический океан, недалеко от побережья Марокко, 12 июля 2004 г.

Его величество авианосец

Атомный многоцелевой авианосец «Энтерпрайз» (CVN-65 Enterprise)

Владимир Щербаков

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 9-12/2004 г., № 2–6,8,10,11/2005 г., № 1/2006 г.

В статье использованы фото ВМС и ВВС США

Награда от Лиги

2 июля 2002 г. вновь выдалось удачным и знаменательным для экипажа атомного авианосца «Энтерпрайз». В тот день от имени Военно-морской лиги США (The Navy League of the United Stall's) главному старшине медико-санитарной службы медицинской части авианосца Роджеру М. Гроузу (Senior Chief Hospilal Corpsman Roger M. Grose) за выдающиеся отличия по службе была вручена Премия имени адмирала Клода В. Рикетса (Admiral Claude V. Ricketts Award).

Данная весьма уважаемая в американском флоте награда присуждается ежегодно не офицерам ВМС США в «ценовой категории» Е-7 и выше (т. е. фактически — в званиях старшин и мичманов в российском флоте) за выдающиеся заслуги, умелое руководство и исполнение обязанностей младшего командира, а также за высокий уровень профессионализма в своей области.

Упомянутый лауреат был отмечен за 17 лет своей безупречной службы, в ходе которой он дослужился до главного специалиста медицинской части АВМА «Энтерпрайз», имея па момент награждения в подчинении более четырех десятков моряков.

Снаряжение боеприпасами 20-мм автоматической пушки на F/A-18 «Хорнет» из состава 312-й ишаэ КМП (VMFA-312), включенной в состав 1 — го авиакрыла на АВМА «Энтерпрайз». Персидский залив, 1 декабря 2003 г.

Запрет на полеты

б июля 2002 г. в официальном пресс- релизе руководства Министерства ВМС США было объявлено о том, что принято решение временно прекратить полеты всех палубных истребителей F-14 «Томкэт», которых к тому времени осталось на флоте всего 156. Цель необходимость Тщательного обследования носовой стойки шасси всех этих самолетов корабельного базирования на предмет возникновения коррозии.

Причина такого достаточно сурового решения — произошедшая 2 марта 2002 г. в Средиземном море катастрофа «Томкэта», в результате которой погиб пилот лейтенант-коммандер Кристофер Блащум (Lt. Cmdr. Christopher Blaschum). Это произошло вследствие неисправности внешнего цилиндра носовой стойки шасси, что стало возможным из-за воздействия па пего коррозии.

Специалисты, принимавшие участие в работе комиссии, расследовавшей обстоятельства катастрофы, приняли решение впредь запретить полеты с авианосцев тех истребителей Г-14 всех модификаций, у которых глубина подвергшегося коррозии слоя стенки упомянутого цилиндра носовой стойки шасси составляет более чем 0,005 дюйма (0,0127 см).

Что касается самолетов, у которых толщина такого пораженного коррозией слоя составляет менее 0,005 дюйма, то решение по ним предполагалось принять только после проведения тестового цикла из 50 запусков с катапульты.

В среднем на обследование одного истребителя было затрачено по 15 человеко-часов. К работам были также подключены специалисты компании BF Goodrich — г- поставщика запасных частей для палубных истребителей F-14. Руководство всей программой было возложено на Командование систем авиации ВМС США (Naval Air Systems Command — NAVAJR).

Здания Министерства ВМС и Арсенала

Более полувека здания Министерства ВМС (так называемое «Главное здание ВМС», или Main Navy Building) и флотского Арсенала (Munitions Building) доминировали среди построек на авеню Конституции (Constitution Avenue) в направлении к западу от памятника Вашингтону (Washington Monument), в северо-западной части Вашингтона, округ Колумбия.

Они были возведены в 1918 г. в качестве «временных» зданий руководства Министерства ВМС, которое сильно разрослось количественно в ходе Первой мировой войны. Два здания были огромны и построены, что называется, на века, а их фасады протянулись вдоль авеню Конституции почти на треть мили. Разделителем между зданиями служил въезд для автомашин, разместившийся у окончания 19-й улицы (19th Street). Центральный вход в здание Министерства ВМС находился в конце 18-й улицы, а вход в Арсенал — в конце 20-й улицы.

Здания имели три этажа в высоту, а внутри протянулись главные коридоры (в направлении восток-запад), которые пересекались в направлении север-юг другими коридорами, шедшими по ответвлениям-крыльям (девять — в здании Министерства ВМС и восемь — в здании Арсенала).

Новые «постояльцы», количество которых достигало почти 14 тыс. военнослужащих и гражданских лиц, въехали в здания уже в августе 1918 г. Здесь размещались и кабинеты министра ВМС (the Secretary of the Navy) командующего BMC (the Chief of Naval Operations), штаб ВМС и другие подразделения и службы. И только после окончания Второй мировой войны высшее руководство и командование ВМС США были переведены в пентаугольное здание Пентагона. Немногим ранее, в начале 1940-х гг., к зданию Министерства присоединили десятое крыло в восточной его части, а сверху был надстроен четвертый этаж. Также за обоими зданиями и между некоторыми крыльями были возведены временные деревянные постройки.

К концу 1960-х гг. в двух зданиях рассматриваемого комплекса 1918 г. постройки оставались службы материально-технического обеспечения, управления вооружений ВМС, а также Библиотека ВМС США и Военно-морской исторический центр.

Помещения были настолько большими и функциональными, а «постояльцы» так не хотели покидать облюбованное место, что потребовался особый указ Президента США Ричарда Никсона от 1970 г., которым предписывалось разрушить их, а все еще остававшиеся в них службы Министерства перевести в здание нынешнего Пентагона. Частично это решение было вызвано тем, что на протяжении всего периода существования двух описываемых зданий «невоенная» общественность столицы поднимала вопрос о том, насколько необходимо существование военных построек на месте, где можно разбить прекрасный парк. Военные же в целесообразности этого нисколько не сомневались, поэтому даже после вышеупомянутого указа Президента Никсона они пытались все же отстоять свои здания. Впрочем, безуспешно. Летом 1970 г. обе «цитадели» начали сносить, и к концу года они уже почти полностью превратились в груды щебня.

Сегодня на месте здания Министерства ВМС и здания Арсенала ВМС раскинулся Конститьюшн Гардене парк (Constitution Gardens Park), в котором расположен Мемориал Вьетнамской войны (Vietnam Memorial) — у западного окончания бывшего Арсенала.

«Главное здание ВМС» (Main Navy building) — здание Министерства ВМС Соединенных Штатов (вид на центральный вход). Вашингтон, 26 июня 1947 г. (темный автомобиль немного левее центра имеет номер полиции, а такси в центре принадлежит компании «Америкэн Кэб Кампани»).

Из истории кораблей американского флота с именем «Энтерпрайз»

Четвертый «Энтерпрайз»

Четвертым кораблем, носившим имя «Энтерпрайз», была шхуна, которую построили на Нью-Йоркской Военно-морской верфи (New York Navy Yard) и спустили на воду 26 октября 1831 г. Несколькими месяцами позже, 15 декабря того же года, корабль вошел в боевой состав ВМС США. Первым командиром этого «Энтерпрайза» стал лейтенант С.У. Даунинг (Lieutenant S.W. Downing).

12 января 1832 г. корабль был отправлен в район бразильского побережья Южной Америки (в район так называемой Brasil Station), где он вплоть до апреля 1834 г., как указано в архиве ВМС США, «отстаивал интересы Соединенных Штатов».

После возвращения в том же месяце в Нью-Йорк «Энтерпрайз» прошел капитальный ремонт и небольшую модернизацию и в июле того же года был направлен обратно к берегам Бразилии.

Десятью месяцами позже «Энтерпрайзу» представилась возможность несколько разнообразить унылые будни своей патрульной службы: корабль вместе со шлюпом «Пикок» (Peacock) был направлен в длительный круиз на Дальний Восток. Миновав Африку, Индию и Юго-Восточную Азию, американские корабли прибыли к месту назначения.

Однако «Энтерпрайз» на этом не остановился и направился дальше: в сентябре 1836 г. он прибыл в район Гавайских островов и бросил якорь в Гонолулу. После короткого отдыха корабль вновь отправился в путь в направлении западного побережья Мексики и уже 28 октября 1836 г. прибыл в Масатлан (Mazatlan). Затем шхуна до марта 1839 г. курсировала вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки, после чего направилась в чилийский порт Вальпараисо (в наше время там проводится известная международная выставка военно-морских вооружений и морской техники Exponaval). Далее корабль проследовал в обход славящегося своим суровым и «дурным» нравом мыса Горн к Рио-де-Жанейро и уже затем — в направлении Филадельфии. Там-то его 12 июля 1839 г. и вывели из первой линии.

29 ноября 1839 г. шхуна «Энтерпрайз» была вновь введена в боевой состав флота (в первую линию) и 16 марта следующего года в очередной раз направлена из Нью-Йорка в плавание к берегам Южной Америки. Там корабль провел долгих четыре года, защищая американские торговые суда. Затем он вернулся домой и 20 июня 1844 г. был поставлен в док Бостонской военно- морской верфи (Boston Navy Yard). Однако буквально четыре дня спустя он был все-таки списан и продан на аукционе 28 октября 1844 г.

На рисунке изображена Вашингтонская Военно-морская верфь, вид с южного берега реки Анакостия. Данный рисунок был опубликован в газете Harper’s Weekly 20 апреля 1861 г.

На заднем плане смутно видно незавершенное здание Капитолия. Художественная коллекция ВМС США (г. Вашингтон).

Парусно-винтовой шлюп «Энтерпрайз». 1880-е гг. Данная фотография была опубликована в альбоме «Паровой военно-морской флот Соединенных Штатов» («The Steam Navy of the United States»). Издатель альбома Франк М. Беннет в 1887–1890 гг. служил на «Энтерпрайзе» в качестве помощника инженера.

«Энтерпрайз» в акватории Нью-Йоркской Военно-морской верфи. За ним — боевой корабль «Вермонт» (Vermont) ВМС США. Фото датировано весной 1890 г., когда шлюпом командовал коммандер Боуман X. Мак-Калла (Commander Bowman H. McCalla).

«Все на реи!» Матросы «Энтерпрайза» поднимаются на мачты во время очередной тренировки. Вероятно, Нью-Йоркская Военно-морская верфь. Весна 1890 г.

Семь «старых морских волков» (Old Salts) травят байки (Spinning a Yarn) на палубе «Энтерпрайза». Предположительно 1887–1890 гг.

Парикмахер за работой. Парусно-винтовой шлюп «Энтерпрайз». Предположительно 1890 г.

Шлюп «Энтерпрайз» на якоре на рейде Нью-Йорка. Начало 1890-х гг.

Учебный корабль «Энтерпрайз». Вторая половина 1890 — начало 1900-х гг. Фото Исторического центра ВМС США.

Американские морской пехотинец (слева) и матрос (справа) позируют со своими флагами на палубе парусно-винтового шлюпа «Энтерпрайз». Морской пехотинец держит в руках винтовку Спрингфилда, а на заднем плане видны 9-дюймовые орудия системы Дальгрена (Dahlgren).

Предположительно снимок сделан на территории Нью-Йоркской Военно-морской верфи весной 1890 г.

Фото Э.Х. Харта, Нью-Йорк.

Офицеры шлюпа «Энтерпрайз» на палубе своего корабля. В центре в первом ряду — командир шлюпа коммандер Боуман X. Мак-Калла, слева от него — лейтенант Ройял Р. Ингерсолл. Во втором ряду между двумя вышеуказанными офицерами стоит помощник инженера (механика) корабля Фрэнк М. Беннетт. Первый справа во втором ряду — младший лейтенант Ричард Т. Маллиган.

На заднем плане, на бульварке, видны сложенные парусиновые гамаки для команды.

Фото Э.Х. Харта, Нью-Йорк.

Морская модификация пулемета системы Гатлинга, установленная на примитивную турель (трипод) и предназначенная именно для вооружения кораблей и судов.

На переднем плане видны круглой формы фонарь (световой люк) и кингстонная коробка. Парусно-винтовой шлюп «Энтерпрайз». Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Вид на палубу пятого «Энтерпрайза» в направлении с квартердека. Идет построение экипажа. На переднем плане на палубе видна помпа, а слева — отряд морских пехотинцев. На палубе корабля также хорошо видны 9-дюймовые орудия системы Дальгрена.

Фото Э.Х. Харта, Нью-Йорк.

На снимке, сделанном на палубе шлюпа «Энтерпрайз», запечатлен пулемет системы Гатлинга (Gatling gun). Наличие колесного лафета говорит о том, что это армейская модификация. Вид в сторону квартердека. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Комендоры «Энтерпрайза» проверяют одно из 9-дюймовых орудий системы Дальгрена, которыми вооружен этот шлюп. Матрос, стоящий слева, держит 127-фунтовый снаряд, приготовленный к заряжанию. Два матроса в центре опоясаны двойными патронташами под патроны винтовки Спрингфилда. На заднем плане виден ходовой (штурманский) мостик корабля. Предположительно фото датируется 1890 г.

В старые времена практически на каждом корабле всех флотов мира содержались какие-либо животные — любимцы всей команды, скрашивавшие своим присутствием суровые и однообразные корабельные будни. Телевизоров и видеомагнитофонов тогда еще не было.

На этом снимке запечатлены две собаки — своеобразные талисманы шлюпа «Энтерпрайз». Слева — собака по кличке Дастер (Duster). Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

На главной палубе шлюпа «Энтерпрайз» идет традиционный воскресный утренний смотр личного состава. Вид с квартердека. Слева — отряд морской пехоты, а в центре сразу за помпами стоит командир корабля коммандер Боуман X. Мак-Калла. Фото Э.Х. Харта.

Матросы шлюпа «Энтерпрайз» практикуются в бою на абордажных саблях. Вид с квартердека корабля. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

А это уже учебный бой между матросами и морскими пехотинцами с использованием огнестрельного оружия. Все вооружены винтовками Спрингфилда. Бой идет за флаг, который можно наблюдать в центре группы (у американцев называется Rally on the Flag). На палубе видны лежащие «убитые». Внизу в правой части снимка видны два ящика десантной партии, установленные на колесный лафет. Предположительно 1890 г.

Фото Э.Х. Харта.

Десантная партия «Энтерпрайза» проводит тренировки с 3-дюймовым нарезным полевым орудием. Хорошо видно, что матросы вооружены револьверами и абордажными саблями. На заднем плане хорошо видны штурманская рубка и мостик шлюпа. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Матросы-рулевые из экипажа шлюпа «Энтерпрайз» позируют у штурвала своего корабля (штурвал имеет двойное штурвальное колесо). На переднем плане виден люк с высоким комингсом. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Смена вахтенных на «Энтерпрайзе». Предположительно 1890 г. Фото Э. X. Харта.

Матросы из состава вахты левого борта. За группой виден шлюпочный флаг, на котором еще пока 13 звезд. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Вид на правый борт «Энтерпрайза». Слева можно видеть двух рулевых у штурвального колеса. Заграничное плавание 1905 г. Фото Пола Р. Смита.

Эта позолоченная фигура орла, изготовленная из сосны, была снята со шлюпа «Энтерпрайз» в 1910 г., незадолго перед тем, как его корпус был сожжен. На фигуре было вырезано клеймо «Уильям Э. Сиворд, 1881» (William Е. Seward, 1881). Сейчас фигура находится в Национальной галерее искусств США, Вашингтон, округ Колумбия.

Матросы «Энтерпрайза» позируют рядом с 9-дюймовым орудием системы Дальгрена, установленным на поворотном стальном лафете. Фото датируется периодом конца 1880 — начала 1890-х гг.

Юнги и младшие матросы «Энтерпрайза». Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Коки шлюпа «Энтерпрайз» тоже оказались не прочь запечатлеть себя на память, причем еще и за работой. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

А это уже традиционные шлюпочные гонки, в которых участвуют моряки с «Энтерпрайза». На заднем плане предположительно «Чикаго» — другой боевой корабль ВМС США. 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Отряд морских пехотинцев на главной палубе парусно-винтового шлюпа «Энтерпрайз». Солдаты вооружены винтовками Спрингфилда. Вид с квартердека корабля. Предположительно 1890 г. Фото Э.Х. Харта.

Боевые корабли ВМС США, Великобритании и Франции на рейде Виллефранс, Франция, октябрь 1879 г.

На заднем плане в левой части снимка слева направо: французский авизо Desaix, американский корабль Quinnebaug, французский авизо Bisson, американский шлюп Enterprise и британский линкор Sultan (с двумя ярко окрашенными дымовыми трубами).

В самом центре на заднем плане — французский линкор Couronne, а перед ним, ближе к зрителю, — французский линкор Richelieu.

Два корабля на переднем плане, а также по одному на заднем плане справа и самый правый (видна только его корма) — это французские однотипные линкоры Guyenne, Magnamine, Revanche и Gauloise.

Американские корабли Enterprise и Quinnebaug входили в тот период в состав Европейского дивизиона ВМС США. Все французские корабли, кроме авизо Bisson, входили в состав Escadre d’Evolutions. Авизо же был приписан к Station du Levant. А британский линкор сделал здесь временную остановку на пути домой из Средиземноморья, где он входил в состав Британского Средиземноморского флота (British Mediterranean Fleet).

Пятый «Энтерпрайз»

Очередной, уже пятый по счету, «Энтерпрайз» был спущен на воду независимым подрядчиком Джоном У. Гриффитом (John W. Griffith) на стапеле Портсмутской военно-морской верфи (Portsmouth Navy Yard, Kittery, Maine) 13 июня 1874 г. Менее чем через три года, 16 марта 1877 г., он был снаряжен на верфи в Норфолке в качестве уже боевого корабля, введен в боевой состав ВМС США и поступил под командование коммандера Г.С. Рими (Commander G.C. Remey).

Это был уже представитель нового времени — эпохи пара: парусно-винтовой шлюп типа «Адамс» 1* (в американской и британской военно-морской литературе употребляют термин «barkrigged screw sloop-of war», т. е. «вооруженный шлюп с паровой машиной и парусным вооружением барка»). Ему мы уделим немного больше внимания чем предыдущим представителям семейства «Энтерпрайзов».

Первым заданием нового «Энтерпрайза» стала разведывательная экспедиция в район русла реки Миссисипи, из которой шлюп вернулся в Норфолк в апреле 1878 г Однако отдых был недолгим, и 27 мая того же года корабль уже вышел в плавание в район рек Амазонки и Мадейры (приток Амазонки), где ему было предписано нести дозорную службу.

После возвращения на Родину «Энтерпрайз» прошел ремонт в Нью-Йорке, в декабре 1878 г. присоединился к группе кораблей американских ВМС в Европе и затем в течение полутора лет бороздил воды Средиземноморья и северной Европы.

9 мая 1880 г шлюп вернулся в США и встал на длительный ремонт в док Вашингтонской военно-морской верфи (Washington Navy Yard). На время ремонта корабль был выведен из первой линии (автору приходится здесь вынужденно употреблять выражение «выведен из первой линии», хотя это не совсем соответствует американским «placed out of commission» или «decommissioned». Данное словосочетание употребляется в отечественном флоте в отношении становящихся в ремонт кораблей: с них «снимается» вымпел. Наши острословы придумали выражение «снимается длинный рубль», так как экипаж перестает после этого получать надбавку — так называемые «морские». Все дело заключается в том, что для обратного ввода в «активный» состав флота процедуры, проводимые в ВМФ РФ и ВМС США, достаточно сильно различаются. Поэтому словосочетание «выведен из первой линии» в данном случае немного некорректно, и наиболее подходит к описываемым обстоятельствам выражение «выведен из боевого состава». Однако для российского читателя это означало бы тот факт, что корабль уже полностью списан и отправлен в утиль).

12 января 1882 г. корабль вновь пополнил ряды ВМС США и был тут же направлен в район восточного побережья Соединенных Штатов на период до 1 января 1883 г. После этого «Энтерпрайз» ушел в длительную, продолжительностью три года, научную экспедицию с целью проведения ряда важнейших для сравнительно молодого американского флота гидрографических исследований. Практически совершив кругосветное плавание, шлюп в марте 1886 г. вернулся в Нью-Йорк и был 21 марта того же года в очередной раз выведен из первой линии.

4 октября 1887 г «Энтерпрайз» вновь пополнил ряды ВМС Соединенных Штатов и в январе следующего года отправился из Бостона в более чем двухлетнее плавание к берегам Европы (в районы западного побережья Европы и воды Средиземного моря) и восточного побережья Африки — для демонстрации флага и «наблюдения за соблюдением интересов Соединенных Штатов» (аппетиты дяди Сэма разрастались не по дням, а по часам и к настоящему времени привели практически к желанию управлять всем миром). В марте 1890 г. корабль вернулся в Нью- Йорк и 20 мая того же года был вновь выведен из первой линии.

«Активизировали» шлюп достаточно быстро — 8 июля 1890 г. Следующий год своей жизни он провел в основном в теплых водах Карибского моря.

В периоде сентября 1891 г. по сентябрь 1892 г. «Энтерпрайз» исполнял роль учебного корабля для курсантов Военно-морской академии ВМС США в Аннаполисе, а 17 октября 1892 г. в Бостоне в ходе торжественной церемонии был передан штату Массачусетс (Commonwealth of Massachusetts) для использования в качестве учебного корабля для прохождения морской практики кадетами гражданских морских училищ.

Вернулся шлюп в ряды родных военно-морских сил только почти через 17 лет, 4 мая 1909 г., но вскоре, 1 октября 1909 г., он был продан с аукциона и в течение короткого времени утилизирован.

1* К кораблям данного типа относились парусно-винтовые шлюпы «Адамс»(Adams. 1876–1920). «Энтерпрайз» (Enterprise, 1877–1909). «Эссекс» (Essex. 1876–1930). «Эллайанс» (Alliance, 1877–1911) и «Нипсик» (Nipsic, 1879–1913).

Научная концепция музея бронетанковой техники

А. В. Пислепша Научный консультант к.и.н. С.В. Устьянцев

В миро насчитывается всего несколько стран, обладающих необходимым научно-техническим потенциалом и ироизводственными возможностями для самостоятельной разработки и серийного выпуска конкурентоспособной бронетанковой техники. Сам факт наличия данной отрасли является основанием для зачисления той или иной страны в группу самых высокоразвитых держав мира.

История танкостроения в СССР и РФ приближается к своему вековому рубежу. Начав с копирования и развития французских, британских и американских конструкций, к концу 1930-х гг. наша страна стала законодателем танковой моды. Отечественные танки Т-34, КВ, ИС, Т-54/55, Т-64, Т-72, Т-80 являлись наиболее эффективными машинами своего времени. Вместе с тем российским единственным музеем, освещающим столь важную и выигрышную сторону отечественной индустриальной культуры, является Военно-исторический музей бронетанкового вооружения и техники в Кубинке Московской области. Однако и его экспозиция посвящена, прежде всего, конструкциям боевых машин, вопросы же их создания практически не затрагиваются. Тема производства бронетанковой техники вообще но отражена, за исключением разве что периода Великой Отечественной войны.

В течение почти всей своей истории предприятия формирующегося в настоящее время Бронетанкового холдинга, прежде всего Уралвагонзавод и Челябинский тракторный завод, были и остаются крупнейшими производителями БТТ. Более того, сегодня они являются единственными в России преемниками всей советской танковой отрасли. Прочие заводы либо сменили свою производственную специализацию, либо превратились в зарубежные предприятия и не столько сотрудничают, сколько конкурируют с российской танкостроительной отраслью. Поэтому представляется вполне естественным и закономерным, что посвященный отечественной бронетанковой промышленности специализированный музей должен создаваться при головном предприятии Бронетанкового холдинга — Уралвагонзаводе.

Основное содержание экспозиций будущего музея имеет значительный общественный и корпоративный интерес. Представляя историю создания и производства БТТ, музой делает достоянием широкой общественности высини' достижения отечественной индустриальной культуры. Несомненно, музей самим фактом своего существования будет способствовать продвижению изделий Бронетанкового холдинга на мировой рынок.

Вместе с тем Музой бронетанковой техники является составной частью музейного комплекса ФГУП ПО «Уралвагонзавод», в состав которого входят также исторический музей и выставка вагонной техники. Первая экспозиция была развернута на УВЗ в 1986 г. в специально построенном здании на территории предприятия и предназначалась д\я ограниченного числа специалистов. В выставочном павильоне была собрана коллекция БТТ, серийно выпускавшейся на УВЗ в 1944-1970-е гг.

К сожалению, в скором времени музей был закрыт, том не менее коллекция машин сохранилась.

В 1997 г. здание перешло музею предприятия, к августу того же года была сформирована экспозиция. Опыт эксплуатации указанной экспозиции показал, с одной стороны, ее несовершенство, а с другой — интерес общественности к данной томе. Большая исследовательская и собирательская работа, изменение отношения инженерного корпуса к музейному делу сделали необходимым и возможным появление новой экспозиции Музея бронетанковой техники.

Сборка танков Т-34 на Уралвагонзаводе в годы Великой Отечественной войны.

1. Определение предмета музея.

Формы музейного показа.

Основная экспозиция в настоящем научно-техническом музее посвящена этапам конструирования и создания бронетанковой техники и конверсионных машин (на ее основе) на Уральском вагоностроительном заводе в 1941 — 1990-е гг. в сочетании с краткими экскурсами в историю зарождения бронетанковой промышленности в стране. В каждом раздело будущей экспозиции предполагается освещение следующих вопросов:

— источники заимствования технологического и конструкторского опыта;

— система адаптации и развития заимствованного опыта;

— зарождение и развитие традиций конструирования и производства новых образцов техники, взаимодействие конструкторской работы и массового конвейерного производства;

— сопоставление серийной техники УВЗ с лучшими зарубежными аналогами того же периода.

Учитывая особо важное значение личности главного конструктора в деле создания новых боевых машин, предлагается ввести периодизацию экспозиции в соответствии с временем работы выдающихся главных конструкторов УВЗ и УКБТМ — А.А. Морозова (1941–1951), Л.И. Карцева (1953–1969), В.И. Венедиктова (1969–1988), В.И. Поткипа (1988–1999).

Планируется создание тематико-экспозициониых комплексов, в структуру которых войдут персональные комплексы, техническая документация и чертежи, макеты и действующие модели, компьютерные реконструкции, видеоматериалы. Основой всех экспозиционных разделов являются подлинные образцы боевой и конверсионной техники, находящиеся в рабочем состоянии.

Исчерпывающая справочная информация по истории танкостроения па УВЗ будет содержаться в компьютерной базе данных, доступной для посетителя через терминалы в демонстрационных залах.

2. Определение основного посетителя.

Экспозиция музея должна быть доступной и интересной как школьнику младших классов, так и ученому, конструктору, инженеру и рядовому посетителю, интересующемуся историей техники. Следовательно, настоящий музей рассчитан на самый широкий крут посетителей.

3. Место в системе музейного комплекса Уралвагонзавода и музейной сети города Нижнего Тагила.

Музей бронетанковой техники является составной тематической частью Музейного комплекса Уралвагонзавода. Вместе с тем он продолжает тематику истории индустриальной культуры Тагильского края, представленную в экспозициях Нижнетагильского музея-заповедника, на материалах конкретного предприятия.

Танк T-54A.

Танк Т-62.

Истребитель танков ИТ-1, разработанный на Уралвагонзаводе под руководством Л.Н. Карцева.

4. Тематическая структура.

Раздел I. Предпосылки бронетанковой промышленности в России во второй половине XIX — начале XX вв.

Создание бронепрокатных заводов (Камская броневая фабрика, Ижорский и Николаевский заводы).

Развитие оружейной промышленности и производство скорострельных малогабаритных орудий и пулеметов.

Зарождение двигательной, авто- и тракторостроительной промышленности в Российской империи.

Раздел 2. Первые опыты танкостроения в России. 1914–1926 гг.

Раздел 3. Формирование и становление танкового КБ на ХПЗ (завод 183). 1927 1940 гг.

Формирование и структура бронетанковой промышленности СССР в довоенный период. Место и значение в ней Харьковского паровозостроительного завода. Изучение, освоение и развитие приобретенных за рубежом конструкций танков «Виккерс», «Кристи», «Индепендент». Выпуск машин серии БТ и Т-35. Сотрудничество с другими танковыми КБ и танкостроительными заводами СССР. Деятельность М.И. Кошкина и разработка танка Т-34. Довоенные модификации танка Т-34. Сведения о сотрудниках КБ.

Раздел 4. Танковое КБ завода 183 под руководством А.А. Морозова. 1941–1951 гг.

Организация и структура Наркомата танковой промышленности. Место и значение Уральского танкового завода.

Адаптация танка Т-34 к условиям массового конвейерного производства на площадке Уралвагонзавода.

Работа по повышению технической надежности танка. Создание новых модификаций машины — Т-43, Т-34-85, Т-34М, Т-34-100. Сопоставление по годам серийного танка Т-34 с германскими танками T-III, T-IV, Т-V «Пантера» и а мер и канским «Шерманом».

КБ завода 183 и производство танков Т-34 и САУ на их базе на заводах СССР.

Предприятия — партнеры завода 183.

Информация о боевом применении танков Т-34.

Поставки танков Т-34 за рубеж и производство модели Т-34-85 в ПНР и Чехословакии.

Обобщение опыта Великой Отечественной войны и разработка боевых машин нового поколения: танков Т-44 и Т-54. Сопоставление 7-54 образца 1949 г. с зарубежными танками М46 и «Центурион» соответствующих годов выпуска.

Программа А.А. Морозова по совершенствованию танка Т-54.

Конверсионные работы танкового КБ.

Персональные комплексы А.А. Морозова и др. сотрудников КБ.

Раздел 5. Отдельное конструкторское бюро под руководством А.Н. Карцева. 1953–1969 гг.

Роль и значение Уралвагонзавода в системе? бронетанкового производства Министерства транспортного машиностроения СССР и Госкомитета по оборонной технике.

Совершенствование танка Т-54 и создание моделей Т-54А и Т-54Б. Сопоставление станками М47, М48 и «Центурион» соответствующих годов выпуска.

Развертывание производства танков Т-54/55 па предприятиях СССР.

Развитие технологий и организационных схем танкостроения на УВЗ.

Начало соревнования с танковым КБ Харьковского завода и создание экспериментальных танков «объект 630» и «объект 1 10».

Внедрение удачных элементов экспериментальной машины на серийные танки, разработка Т-55, Т-62 и их модификаций.

Поставки танков Т-54, Т-55 и Т-62 за рубеж и лицензионное их производство.

Сравнение танка Т-62 с харьковским танком «объект 430», М60, «Леопард-1». АМХ-30 и «Чифтен».

Информация о боевом применении танков Т-54/55 и Т-62.

Ракетный танк ИТ-1. Работа по внедрению газотурбинного двигателя — «объект 167Т» и «объект 166Т».

Использование новых конструктивных решений и узлов для танка нового поколения, проектирование «объекта 172».

Конверсионные работы КБ.

Персональные комплексы Л.М. Карцева и других сотрудников ОКБ.

Раздел 6. Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения под руководством В.Н. Венедиктова. 1969–1989 гг.

Место и роль УВЗ в системе Министерства оборонной промышленности СССР.

Коренная реконструкция бронетанкового комплекса УВЗ в 1970- 1980-е гг.

Создание и история принятия на вооружение танка Т-72. Внедрение системы авторского контроля КБ в войсках. История соревнования с конструкторскими бюро Харьковского и Кировского заводов и совершенствование танка Т-72: появление модификаций Т-72А и Т-72Б.

Разработка комплексов обучения экипажей.

Экспортные поставки танков Т-72 и лицензионные его аналоги, построенные за рубежом.

Создание инженерных машин.

Сравнение танков Т-72, Т-72А и Т-72Б с танками стран НАТО соответствующих годов выпуска.

Информация о боевом применении Т-72.

Разработка программ модернизации танков Т-54/55 и Т-62.

Конверсионные работы КБ.

Персональные комплексы.

Раздел 7. УКБТ в эпоху конверсии. Деятельность В.И. Поткина.

Кризис оборонной промышленности бывшего СССР. Факторы устойчивости бронетанкового производства УВЗ.

Проектирование и история принятия на вооружение танка Т-90.

«Индийский контракт».

Программы модернизации танка Т-72.

УКБТМ на международных выставках вооружений.

Совершенствование инженерных машин.

Конверсионная техника.

Персональные комплексы.

Раздел 8. Тагильские испытатели боевой техники. 1942-1990-е гг.

Формирование и развитие опытного производства.

Разработка испытательных стендов.

Фотовыставка «Тагильские» испытатели в разных регионах мира».

Выставка национальных сувениров. собранных в ходе испытания боевой техники.

Персональные комплексы.

Раздел 9. Деятельность военной приемки УВЗ. 1942-1990-е гг. Военная приемка и развитие бронетанковой техники. Персональные комплексы.

Раздел 10. Составная карта-схема стран, имеющих на вооружении танки тагильской конструкции, и регионов мира, где указанная техника применялась в бою.

Раздел 11. Выставочный раздел: сменные выставки «Бронетанковая техника в литера туре и искусстве».

Раздел 12. Компьютерный музей «Российское бронетанковое производство в XIX XXI вв.».

Общая обзорная информация о развитии отрасли.

5. Источниковая и фондовая база.

Фонды Музейного комплекса Уралвагонзавода.

— Архив УКБТМ. Служебные архивы УВЗ.

— Частные коллекции работников УВЗ.

Отдел по делам архивов Администрации г. Нижнего Тагила.

Российский государственный архив экономики (г. Москва).

Фонды и архив Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники (н. Кубинка Одинцовского района Московской области).

Танк Т-72А.

Танк T-72B.

6. Требования к архитектурно-художественному проекту экспозиции.

Архитектурно-художественное решение экспозиции должно исходить из его содержания, структуры, форм и видов представляемого материала, а также не должно противоречить архитектурному облику самого здания. Основные экспонаты музея — подлинные образцы бронетанковой техники — демонстрируются в выставочном павильоне. Художникам-экспозиционерам неообходимо создать образ «живого» динамичного музея, разместив БТТ в воссозданной «реальной боевой обстановке».

7. Этапы осуществления и перспективы развития экспозиции.

2002–2004 гг. Реконструкция здания музея и вынос его за периметр ограды завода.

2004–2006 гг. Проектирование и монтаж основной экспозиции.

2005–2010 гг. Завершение разработки компьютерной базы данных Музея бронетанковой техники и создание информационного ресурса в сети Интернет.

Т-90 — гордость отечественного танкостроения

Сергей Суворов

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 6–8,10–12/2005 г., № 1/2006 г*

В статье использованы фото С. Суворова.

Семейство БТВТ

С момента принятия Т-90 па вооружение помимо совершенствования самого танка Уральское КБТМ и другие КВ страны работают над новыми образцами и совершенствованием уже созданных машин. Одной из задач, стоявших перед конструкторами, была разработка семейства боевых машин, т. е. различных но назначению, по унифицированных но основным узлам и агрегатам. Унификация бронетанковой техники — задача не из легких, так как базовый образец должен отвечать многим, порой противоречивым, требованиям. И им стал танк Т-90 1*.

Инженерная машина разграждения ИМР-2МА

В 199G г. была поставлена па серийное производство новая инженерная машина разграждения HMP-2NLA. Базовое шасси машины — танк Т-90. В некоторых источниках и каталогах ее успели окрестить ИМР-ЗМ.

ИМР-2МА предназначена для обеспечения продвижения войск, оборудования колонных путей и выполнения других инженерных работ. На сегодняшний день она является наиболее совершенной и перспективной инженерной машиной разграждения. Все виды работ ИМР-2МЛ может производить в условиях радиоактивного заражения местности, сильного загрязнения атмосферы агрессивными газами, парами, отравляющими веществами, при интенсивной задымленности, запыленности и непосредственно под огневым воздействием противника. Ее надежность подтверждена в ходе ликвидации последствий техногенных катастроф и в реальных боевых условиях. ИМР-2МА одинаково эффективна и как инженерная машина разграждения, и как аварийно- спасательная.

ИМР-2МА имеет мощное многофункциональное бульдозерное оборудование и минный трал, которые удачно дополняет универсальный рабочий орган (УРО), сменивший традиционный клещевой захват. УРО позволяет брать и удерживать даже такие предметы, размеры которых сопоставимы с размерами спичечного коробка (например, радиоактивные осколки). Он обладает возможностями манипулятора, способен работать как грейфер, обратная и прямая лопата, скребок и рыхлитель.

1* Подробный рассказ о тяжелой машине поддержки танков БМПТ, входящей в семейство БТВТ на базе основного танка Т-90, будет опубликован и следующем номере журнала.

Инженерная машина разграждения ИМР-2МА.

Перечень операций, выполняемых ИМР-2МА, широк. Это, в частности, путепрокладка на среднепересеченной местности, в мелколесье, на снежной целине, на косогорах, корчевка пней, валка деревьев, устройство проходов в лесных и каменных завалах, в минных полях и невзрывных заграждениях. Для безопасного дистанционного подрыва мин с неконтактными и радиовзрывателями на машине имеется электромагнитная приставка ЭМТ. С помощью ИМР-2МА можно разбирать завалы, аварийные здания и сооружения. Она осуществляет рытье траншей, котлованов и укрытий, засыпку ям, рвов, оврагов, подготовку рвов, эскарпов, дамб, переходов через противотанковые рвы и эскарпы. ИМР-2МА позволяет устанавливать секции мостов, устраивать съезды и выезды на водных переправах.

Основные характеристики ИМР-2МА

Масса, т 44,3

Максимальная скорость, км/ч 59

Запас хода, км до 500

Скорость при работе бульдозерным оборудованием, км/ч 8-12

Скорость прокладки проходов, км/ч:

в лесных завалах 0,34-0,35

в каменных завалах 0.3–0.35

Скорость:

прокладки колонных путей, км/ч 5-10

засыпки рвов и устройства съездов, м/ч 230-300

рытья траншей глубиной 1,1–1,3 м 8-10

рытья котлованов на глубину до 2,5 м 12-16

устройства въездов (съездов) в оврагах высотой 3–3,5 м, м³ /ч 40-60

Погрузка (разгрузка) разрыхленных материалов (грунтов), м³ /ч 16-20

Грузоподъемность стрелы, кг 2000

Полный вылет стрелы, м 8.435

Максимальная крутизна косогора,

допускающая уверенную работу машины 25°

Диаметр ствола сваливаемого дерева, см 40

Скорость траления минного поля, км/ч:

противотанковые мины нажимного действия 6-15

противоднищевые штыревые мины до 7

Катково-ножевой трал КМТ-7 на БМР-3М.

Бронированная машина разминирования БМР-3М в работе.

Бронированная машина разминирования БМР-3М

В 1997 г. на Уралвагонзаводе был построен и испытан опытный образец бронированной машины разминирования БМР-3М. Она способна проводить танковые части по минным полям под обстрелом противника. В 2001 г. БМР-3М была продемонстрирована на Международной выставке технических средств обороны и защиты «УРАЛ ДЕФЕНС ЭКСПО-2001».

БМР-3М предназначена для разминирования путей движения войск при сопровождении колонн, а также для проделывания проходов в участках минно-взрывных заграждений подогнем противника. Машина обеспечивает траление мин в грунте и в снегу, обезвреживание мин с радиовзрывателями и видимых, лежащих на поверхности мин.

БМР-3М разработана с использованием шасси танка Т-90 и имеет мощное бронирование и навесную динамическую защиту, обеспечивающие машине защиту от огня противотанковых средств. Кроме того, на машине повышена противоминная стойкость.

В состав оборудования БМР-3М входят: катково-ножевой трал КМТ-7, передатчик радиопомех для предотвращения срабатывания мине радиовзрывателями, грузовая платформа, крап-стрела, система жизнеобеспечения, позволяющая экипажу находиться в закрытой маши не двое суток. При использовании имеющегося комплекта оборудования для подводного вождения БМР-3М способна преодолевать водные преграды по дну шириной до 1 000 и глубиной до 5 м. Для защиты экипажа от оружия массового поражения она снабжена системой коллективной защиты и приборами радиационной и химической разведки.

Вооружение машины включает дистанционно управляемую зенитно-пулеметную установку закрытого типа с 12,7-мм пулеметом НСВТ-12,7 или «КОРД» (боекомплект 300 патронов в двух магазин-коробках).

Использование в конструкции БМР-3М систем и агрегатов танка Т-90 снимает многие проблемы но снабжению запасными частями и обеспечивает машине высокую надежность.

Кроме двух членов экипажа в машине предусмотрены места для трех саперов.

Для перевозки различного инженерного имущества на машине имеется грузовая платформа грузоподъемностью до 5 т. Погрузка и разгрузка имущества осуществляется с помощью кран-стрелы с ручной лебедкой, грузоподъемность до 2,5 т.

Маскировка машины может осуществляться постановкой дымовых завес с помощью термодымовой аппаратуры или системой запуска дымовых гранат 902В «Туча».

Основные характеристики БМР-3М

Масса машины (без трала и имущества), т 43

Экипаж, чел 2

Число мест для саперов 3

Габаритные размеры, мм:

длина (без трала) 6920

ширина 3780

высота 2933

Двигатель:

тип Многотопливный дизель В-84МС

мощность, кВт / л. с 618/840

Скорость, км/ч:

максимальная по шоссе 50

траления 12

Запас хода по топливу, км 500

Вооружение 12.7-мм пулемет

Бронированная машина разминирования БМР-3М имеет мощное бронирование и оснащена навесной динамической защитой.

Танковый мостоукладчик МТУ-90

Эта машина была создана усилиями Омского КБТМ. МТУ-90 предназначен для устройства мостовых переходов для пропуска танков и другой боевой техники через препятствия шириной до 25 м.

Основные характеристики МТУ-90

Масса, т 45,7

Расчет (экипаж), чел 2

Время установки моста, мин 2-3

Характеристики моста:

— грузоподъемность, т 50

— длина, м 25

— ширина колеи, м 1.25

— ширина проезжей части, м 3,55

Пропускная способность, машин/ч 150

Мощность двигателя, кВт (л.с.) 618(840)

Максимальная скорость движения по шоссе, км/ч 60

Машина несет принципиально новый по конструкции и способу укладки мост. Мостоукладчик выполнен на базе танка Т-90 н включает пролетное строение, механизм установки и систему гидропривода. Установка моста на препятствие осуществляется методом опрокидывания с одновременным раскрытием пролетного строения в рабочее положение над препятствием. МТУ-90 также способен транспортировать, устанавливать па преграду и снимать с нее мостовой блок тяжелого механизированного моста ТММ-б.

Главное достоинство танкового мостоукладчика состоит в том, что он может оборудовать мостовые переходы в зоне ружейно-пулеметного огня без выхода экипажа из машины.

Танковый мостоукладчик МТУ-90 в рабочем положении.

Заключение

Танк Т-90, к сожалению, пока остается единственной боевой машиной этого класса, поступившей на службу в российские Вооруженные Силы за всю их непродолжительную историю, и их количество в наших бронетанковых войсках не столь велико, как их предшественников — танков Т-72 и Т-80. Для массового выпуска повой техники в стране не хватает средств. О Т-90 многие российские танкисты могут только мечтать. Но верится, что со временем все образуется и наши танкисты получат на вооружение эти замечательные машины, созданные трудом замечательных людей из уральского города Нижнего Тагила.

Автор выражает большую благодарность всем, кто предоставил материалы и фотодокументы для создания этой статьи, особенно Виктору Кораблину, Алексею Михееву, Аркадию Чирятникову, Генеральному директору ГУП ПО «Уралвагонзавод» Николаю Малых, администрации Музея бронетанковой техники в Кубинке и лично его бывшему начальнику Владимиру Нильмайеру, бывшему начальнику' цикла огневой подготовки учебного центра по переподготовке офицеров Общевойсковой академии Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-майору Анатолию Чернышову, руководителю рема мной службы ГУП ПО «Уралвагонзавод» Виктору Ямову.

Необходимость перемен

А.Г. Гапоненко, М.М. Старостин, В.И. Хомич, В.И. Резниченко

Двадцатый век ознаменовался двумя крупнейшими в истории человечества войнами с огромными людскими и материальными потерями. Прошедшие войны кроме этого характеризовались кардинальными изменениями в способах и методах ведения боевых действий и в военной технике.

Если в Первой мировой войне новинкой явилось применение танков и самолетов, то во Второй мировой танки и авиация стали решающими видами оружия, определяющими исход сражении.

Боевые свойства танков (высокая подвижность, огневая мощь и защищенность от средств поражения противника) во многом определяли характер, темпы и успех боевых операций. Так было во время блицкригов начальной фазы Второй мировой войны — победного шествия немецких танков по Европе, это же наблюдалось н на заключительном ее этапе, когда советские танки, за считанные месяцы преодолев пол-Европы, завершили разгром немцев в Берлине.

В ходе войны танки непрерывно совершенствовались, улучшались их боевые качества, технология производства и восстановления. Одним из итогов Второй мировой войны стало превращение СССР в великую танковую державу, обладающую наиболее' мощными и боеспособными танковыми войсками.

За военные годы наша промышленность дала фронту свыше 98000 танков и САУ, что почти в 3 раза превысило их производство в Германии и ее странах-сателлитах. Не менее существенно, что за эти годы ремонтными заводами и силами танковых частей было восстановлено и введено в строй около 400 тыс. боевых единиц бронетанковой техники. Последнее обстоятельство — быстрое восстановление танков — не раз играло решающую роль в продолжительных боях. Как свидетельствует участник битвы под Курском кандидат военных наук В.М. Крят [1], одной из причин, побудивших немецкое командование выйти из крупнейшего танкового сражения Второй мировой войны — битвы под Прохоровкой, явилось быстрое восстановление на поле боя около двухсот советских танков, что резко изменило соотношение сил в нашу пользу.

По совокупности боевых качеств советский Т-34 стал лучшим танком Второй мировой войны. Общие принципы, заложенные в его конструкции, послужили основой для развития танков во многих странах в послевоенные годы.

Вместе с тем, как отмечает профессор А.С. Степанов [2], советским танкам принадлежит «лидерство» не только в боевой эффективности, но и по потерям. Как отмечено в его статье, «суммарные потери пашей армии в танках и САУ разных типов составили за годы войны 96,5 тыс. единиц. Соотношение наших и немецких потерь оказывается 2,27:1, т. е., несмотря на превосходство наших Т-34 и КВ над немецкими танками, в первые годы войны мы потеряли в два раза (с лишним — ред.) больше машин…» Причинами этого стали недостаток опыта боевого применения танков, большая сменяемость и недостаточная обученность танкистов и ряд других обстоятельств. Эти факторы, конечно, не умаляют роли наших бронетанковых войск в общей победе, но, несомненно, должны были учитываться в дальнейшем.

В числе мор, предлагаемых А.С. Степановым для минимизации потерь, указывается изменение организационной структуры танковых частей, а также необходимость дальнейшего развития конструкции танков с целью повышения их огневой мощи, бронезащищенности, улучшения живучести.

В послевоенный период, и особенно в годы «холодной войны», во всем мире активно продолжались работы по совершенствованию конструкции танков. В Советском Союзе в разные годы были разработаны и приняты на вооружение танки Т-54, Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90, обладающие исключительными боевыми характеристиками. В силу этого отечественные танки широко экспортировались в страны Ближнего, Среднего и Дальнего Востока, Африки и Латинской Америки, Варшавского Договора, составляя ныне больше половины танкового парка мира.

За рубежом были созданы такие танки, как «Леопард-1» и «Леопард-2» (Германия), Ml «Абрамс» (США), «Челленджер» (Великобритания), «Меркава» (Израиль) и др.

В работе над современными танками конструкторы в основном опирались на опыт прошлой войны, при этом недостаточно учитывая достижения в других видах оружия и опыт современных так называемых «локальных» войн. Это привело к известному кризису и застою в дальнейшем развитии танков начиная с 1990-х гг.

Внешними проявлениями кризиса можно считать резкое сокращение выпуска танков (в десятки раз), свертывание научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, уменьшение численности танков в войсках, а следовательно, и снижение потребности в производстве танков.

Причинами кризиса явилась разрядка международной обстановки, спад напряженности между великими державами, а также, не в последнюю очередь, итоги локальных войн последних 50 лет. Эти войны (арабо-израильские войны, ирано-иракские конфликты, войны в Ираке и др.), характеризовавшиеся массированным использованием бронетанковой техники, широким применением авиации, а также новейших противотанковых средств, поступивших на вооружение сухопутных войск, выявили ряд недостатков современных танков, значительно снизивших боевую эффективность их применения в современной войне. Эти недостатки привели к резкому увеличению потерь и в ряде случаев заставили отказаться от массового использования танков в боевых действиях.

В военных кругах некоторых стран возникло мнение о бесперспективности применения танков как основной ударной силы сухопутных войск. Так, в середине 1970-х гг. американцами был отснят и широко растиражирован учебный фильм с условным названием «Вертолеты против танков», в котором убедительно показывались преимущества применения вертолетов для борьбы с танками противника. На основании опыта учений авторами фильма делалось заключение о превосходстве в боевой эффективности вертолетов в сравнении с танками в Соотношении 14:1. Опыт успешного использования вертолетов в арабо-израильской войне 1973–1975 гг. подтверждал этот вывод.

Слабая защищенность танков при атаках с воздуха, большие потери в бронетанковой технике при действиях в населенных пунктах (в частности, в Чеченской кампании 1994–1995 гг.) вызвали необходимость в пересмотре взглядов нa требования к современному танку.

В 1998 г. военно-технический комитет ГШ МО предложил военно-научному обществу при ЦДСА разработать новую концепцию перспективного танка, соответствующую современным условиям ведения боевых действий. К ее разработке была привлечена военно-техническая секция ВПК, включавшая в себя большую группу ученых, в подавляющем большинстве участников ВОВ, имеющих большой опыт службы в танковых частях и работы на производстве.

В процессе выполнения ПНР был проведен анализ соответствия характеристик существующих моделей танков современным условиям их применения [3] и сделан вывод о необходимости основательного пересмотра конструкции перспективного танка с целью повышения его боевой эффективности. Анализ, в частности, показал, что современным моноблочным танкам свойствен целый ряд органических недостатков, без устранения которых невозможно качественное улучшение боевых свойств будущих боевых машин.

По мнению авторов, к таким недостаткам относятся:

— недостаточная защищенность от нападения с воздуха;

— невысокая живучесть танков при прямом попадании кумулятивных боеприпасов;

— неудовлетворительная обитаемость Bi утреннего объема (загазованность, теснота. высокий уровень акустического шума), снижающая эффективность действий экипажа в бою;

— ограниченность объема доступной экипажу танка информации о боевой обстановке, местности и противнике, отрицательно влияющая на боевую эффективность;

— несоответствие требованиям аэромобильности из-за значительной массы танка и др.

Выход из создавшегося тупикового положения видится в отказе от господствующей сейчас моноблочной схемы построения танка и переходе к секционному или сочлененному принципу.

Идея применения сочлененных конструкций в подвижных объектах достаточно широко распространена в технике для повышения надежности и живучести машин (устройств). В частности, она используется в космической технике (орбитальные станции), в судостроении (контейнеровозы), в автомобилестроении (сочлененные транспортеры). Служат сочлененные машины и для военных целей.

В России конструкция сочлененного танка была впервые описана известным изобретателем Р.Н. Улановым на страницах журнала «Техника и вооружение» № 9/1999 г. в статье «Возможные пути повышения боевых качеств танка» (3 |. Предложенная боевая машина состоит из двух секций (рис. 1). Первая и вторая секции соединены между собой посредством стыковочного устройства, выполненного в виде шарнирного туннеля с возможностью пропуска через пето коммуникаций, органов управления, прохода членов экипажа, подачи боеприпасов. Первая секция включает башню с вооружением, источники электрической энергии, электропривод, органы управления силовой установкой, огнем и связью, а вторая — механизированную боеукладку, силовую установку и топливные баки.

Как следует из материалов статьи, подобная конструкция танка позволяет нарастить боекомплект в 3 раза, повысить запас хода, мощность силовой установки, улучшить рельефную проходимость, повысить живучесть ходовой части и всей машины в целом и обеспечивает целый ряд новых возможностей, увеличивающих маневренность танка.

В начале 1999 г. Р.Н. Улановым вместе с коллективом членов ВНО (в состав которого входят и два автора статьи) была изготовлена и испытана действующая модель сочлененного гусеничного шасси в 1/7 натуральной величины. Испытания подтвердили высокие ходовые качества подобной конструкции, увеличение маневренности, живучести ходовой части. По результатам испытаний был сделан общий вывод о перспективности сочлененной конструкции в качестве базы для прототипа танка будущего.

Вместе с тем стала очевидной с целью преодоления имеющихся недостатков современных танков необходимость дальнейшей работы по развитию сочлененной схемы: увеличению защищенности от нападения с воздуха, повышению живучести танка в целом, снижению массы танка за счет применения композиционных материалов, увеличению информативности.

В ходе выполнения специальной исследовательской работы был предложен целый ряд решений, сформулированных коллективом авторов (Уланов Р.Н., Теплев А.Г., Старостин ММ., Хомич В.И.) в изобретении |5] «Боевая сочлененная машина». Проект перспективного сочлененного двухзвенного танка представлен на рис. 2.

Об авторах

Гапоненко Альфред Григорьевич. Генерал-лейтенант. Родился в 1931 г. Служил в Советской Армии с 1951 по 1991 г.

Службу проходил в танковых войсках на командно-штабных должностях от командира взвода до командира 8-й Гвардейской танковой дивизии 5-й Гвардейской танковой армии Белорусского военного округа. Участник боевых действий в Афганистане.

7 лет проработал в Генеральном штабе: затем 7 лет на военно-дипломатической работе. Кандидат военных наук.

Старостин Михаил Михайлович. Полковник. Родился в 1937 г.

В 1967 г. закончил Военную академию бронетанковых войск по специальности «эксплуатация, ремонт и производство бронетанковой техники», проходил службу в войсках на различных должностях. С 1971 г. работал в Военной академии бронетанковых войск.

Заслуженный изобретатель Российской Федерации. Кандидат технических наук. Профессор.

Хомич Вадим Иванович. Полковник. Родился в 1926 г. В 1944 г. окончил Военную школу радиоспециапистов танковых войск и был направлен на 1-й Белорусский фронт. В 1945 г. поступил в ВАБТМ им. Сталина, которую окончил в 1951 г. В дальнейшем работал старшим научным сотрудником, преподавателем Академии БТВ им. Малиновского. Демобилизовался в 1977 г., далее работал преподавателем МАДИ, ГЦППМ, ВИСМа, кандидат технических наук.

Профессор, член-корреспондент Российской экологической академии, председатель военно-технической секции ВНО Культурного центра МО.

Резниченко Вячеслав Иванович. Родился в 1938 г. Старший инженер-лейтенант запаса.

В 1956 г. поступил в Московский авиационный институт. После окончания МАИ был направлен в ОКБ М.Л Миля. Кандидат технических наук. Является одним из ведущих специалистов в области композиционных материалов, создания ударопрочных конструкций, обладающих повышенной боевой живучестью.

Автор более 150 научных трудов, учебных пособий, учебников, монографий и изобретений. Профессор, член-корреспондент Российской экологической академии, член военно-технической секции ВНО Культурного центра МО с 1996 г.

Особо следует подчеркнуть, что секции танка выполнены с возможностью автоматического рассоединения и автономного функционирования. Первая секция несет башню с вооружением, источники электрической энергии, электропривод, органы управления силовой установкой, огнем и связью. Вторая секция снабжена зенитным ракетным комплексом, включающим опорно-пусковое устройство, радиолокационную систему, систему управления автономным движением секции и силовой установкой, также в корпусе второй секции размещены еще одна силовая установка, боекомплект и топливные баки.

Введение в комплект вооружения машины зенитного ракетного комплекса, позволяющего бороться с самолетами и вертолетами противника, и создание предпосылок к раздельному использованию секции способствует повышению живучести машины в целом.

В первоначальном варианте сочлененной машины предполагалось ее боевое использование как единого целого. Предложенный вариант обеспечивает как совместное (па марше, в ходе боевой учебы, при перевозках), так и раздельное использование обеих секций: па ноле боя, в атаке, встречном бою, при преследовании противника и т. д. В этих видах боевых действий наиболее велика вероятность невосполнимых потерь, н вывод из-под огня наиболее уязвимой второй секции повышает общую живучесть сочлененного танка.

Раздельное использование двух секции несет в себе возможность применения первой (боевой) секции вообще без экипажа, ч то сведет к нулю потери среди личного состава. В этом случае задачи управления движением секции, ведения огня, преодоления препятствий решаются дистанционно и осуществляются из второй секции, где располагаются командир машины и другие члены экипажа. Дистанционное управление движущимися объектами нашло широкое применение в космической технике (луноходы, марсоход и др.), при подводных работах (обследование «Титаника»), при проведении работ в чрезвычайных ситуациях, например при повышенной радиации, обезвреживании взрывоопасных предметов и т. д.

При этом могут быть использованы различные способы связи: радиоканалы, лазерный канал, волоконно-оптический и др. Накопленный опыт дистанционного управления подвижными объектами позволяет считать эту задачу практически решенной и готовой для массового внедрения.

Автономные действия секций предполагают наличие в них автономных энергоустановок, работающих независимо друг от друта. Если во второй секции установлена традиционная для наших танков энергоустановка — дизельный двигатель, то в первой секции планируется использовать электрические источники энергии. Современная техника предлагает широкий ассортимент подобных устройств: аккумуляторные батареи, суперконденсаторные батареи, топливные химические элементы и т. п., причем в этой области энергетики наблюдается явный прогресс: появляются источники с более высокими эксплуатационными качествам и.

Внедрение источников электроэнергии в танке позволяет решить еще одну проблему — уменьшить вероятность поражения танка ракетами, снабженными тепловыми головками самонаведения. Действительно, в первой секции, оборудованной подобными электрическими устройствами, отсутствуют источники теплового излучения, па которое ориентированы головки самонаведения ракет, входящих в состав вооружения современной авиации.

Электрическая энергоустановка значительно улучшает условия работы экипажа танка (резко снижается уровень шума, улучшается качество газовой среды, уменьшаются затраты мускульной энергии, необходимой для управления танком). Электрическая трансмиссия, используемая в предлагаемой секции, имеет меньшие размеры, более высокий коэффициент полезного действия, она проста в обслуживании и обеспечивает лучшую динамику переходных процессов.

Наиболее критичным свойством современных источников электрической энергии является ограниченность энергоресурса, определяющая запас хода танка, время его автономной работы.

Кстати говоря, эта же проблема является ключевой и во внедрении электромобилей в массовое производство: над ней работают практически все ведущие автомобилестроительные фирмы Японии, США, Германии, Китая, при этом доля электромобилей в мировом автомобильном парке неуклонно увеличивается. Как известно, электромобили появились практически одновременно с автомобилями, использующими двигатели внутреннего сгорания. Так, в нашей стране первый электромобиль был построен инженером П.И. Романовым в 1898 г., намного раньше первых серийных автомобилей российского производства.

Рис. 1. Сочлененный танк, предложенный Р.Н. Улановым.

Рис. 2. Проект перспективного сочлененного двухзвенного танка: 1 — первая секция; 2 — вторая секция; 3 — стыковочное устройство; 4 — башня.

На многих современных электромобилях используются свинцовые кислотные аккумуляторные батареи (СКА), в основном по экономическим соображениям. К недостаткам СКА относятся высокая масса (25–30 Вт/кг), ограниченный ресурс (2–3 года), значительный объем, который они занимают, неполное использование (50 %) их энергоемкости. Существенно лучшие показатели обеспечивают суперконденсаторные батареи, главным достоинством которых наряду с меньшими массообъемными показателями и гораздо большим сроком службы является быстрый заряд (10–20 мин), что позволяет их заряжать без снятия из модуля.

Однако наибольшие перспективы в отношении массового внедрения имеют так называемые электрохимические генераторы (ЭХГ), использующие для получения электроэнергии химическую энергию реакции «медленного» соединения водорода с кислородом воздуха в определенных условиях и в присутствии специально подобранных катализаторов. Главное достоинство ЭХГ — высокий КПД преобразования химической энергии в электрическую, составляющий около 65 %. Работа ЭХГ характеризуется также отсутствием вредных выбросов, бесшумностью и практически не ограниченным сроком службы. Кроме того, как известно, запасы водорода (источника химической энергии) неисчерпаемы и, таким образом, работа ЭХГ практически обеспечена топливом в любой точке нашей планеты.

Масса и размеры источников электрического тока зависят от длительности автономной работы боевого модуля, а также от его собственной массы. Предварительные расчеты показывают, что при полной массе модуля 25–30 т и запасе хода 50–60 км требуемая масса энергоисточников составит при наличии СКА 4–5 т, суперконденсаторных батарей — 2–3 т и ЭХГ и буферной батареи — 1 т, что вполне приемлемо с точки зрения войсковой эксплуатации модуля. Приведенные цифры могут изменяться в зависимости от характера боевых действий, прогресса в совершенствовании источников тока, параметров и устройства трансмиссии.

Одним из принципиальных вопросов проведенной работы «Концепция перспективного танка» является целесообразность и жизненная необходимость оснащения его собственным (бортовым) зенитным ракетным комплексом (ЗРК). ЗРК может быть размещен в боевом отделении второго модуля, вместо автомата заряжания, которым оснащаются танки Т-72 и Т-80. Такой комплекс может включать пусковую установку с ЗУР типа «Игла-1» или «Стрела-2». В походном положении ракеты находятся в корпусе модуля, а само отделение сверху закрыто броневым люком со встроенным в пего перископом визуального наблюдения за воздушной обстановкой. В боевом положении люк сдвигается и в круговой проем верхней части корпуса (в котором ранее располагалась башня) выдвигается пусковая установка с ракетами, устанавливаемыми в боевое положение. Оператор ЗРК ведет наблюдение за воздушным противником и в случае его появления открывает огонь на поражение (рис. З).

Вторая секция может быть выполнена на основе корпуса серийного танка, например Т-72. В передней части корпуса имеется бронированная башенка 2, в которой размещается механик-водитель, автоматическая авиационная 30-мм пушка 1, например 2А72, спаренный с ней пулемет, органы управления силовой установкой боевой сочлененной машины, а также приборы наблюдения за обстановкой (при автономном перемещении второй секции).

Рис. 3. Вторая секция перспективной боевой сочлененной машины: 1-автоматизированная авиационная пушка; 2- бронированная башенка;3 перископ; 4 люк боевого отделения; 5 — люк стыковочного устройства; 6 — люк механика-водителя; 7 — спаренный с пушкой пулемет: 8 — люк антенны; 9 — снарядный отсек; 10 — выдвижной перископ боевого отделения; 11 — суперконденсаторная батарея; 12 — электрогенератор: 13 — бортовые радиолокационные антенны; 14 — силовая установка; 15 — фильтр-нейтрализатор выхлопных газов; 16 — радиолокационная станция; 17 — экран радиолокационной станции: 18- вращающееся сиденье оператора; /9 — оператор зенитного ракетного комплекса; 20 — устройство подъема; 21 — ЗУР; 22 — пусковая установка.

ЗРК может снабжаться несколькими зенитными ракетами. Пусковая установка может выполняться универсальной п также использоваться для пуска ПТУР по наземным целям.

Для обнаружения воздушных целей в условиях плохой видимости в помощь оператору в боевом отделении имеется радиолокационная станция (РЛС), на экран которой выводится текущая обстановка. Антенны РАС устанавливаются по бокам верхней поверхности корпуса в специальных углублениях за радиопрозрачными кожухами.

Особенностью силовой установки является использование типового двигателя (дизеля), дополненного специальным приводом генератора, вырабатывающего энергию для зарядки источников тока первого модуля. Этот же генератор также обеспечивает движение боевого модуля в сочлененном положении.

Разумеется, в небольшой журнальной публикации нельзя достаточно подробно описать устройство, тактико-технические характеристики и особенности применения перспективной боевой сочлененной машины. В то же время можно с уверенностью сказать, что разработанная боевая сочлененная машина имеет следующие преимущества:

— повышены живучесть машины и защищенность членов экипажа;

— увеличен уровень и информативности экипажа об обстановке на поле боя;

— улучшена экологическая безопасность и др.

Стоит сказать и о том, что все эти и ряд других положительных качеств могут быть достигнуты с использованием значительного числа уже имеющихся узлов и агрегатов. Конструкция машины полностью вписывается в существующую технологию заводов, выпускающих и ремонтирующих танки.

Заключение

Авторы статьи отчетливо представляют серьезность поднятой проблемы. В связи с этим они приглашают заинтересованных лиц, и прежде всего танкистов, принять участие в обсуждении круга затронутых вопросов. Со своей стороны авторы планируют в последующих статьях дать более подробное описание своего видения будущего сочлененного танка, его основных узлов, систем и механизмов, стараясь максимально учесть достижения отечественной оборонной промышленности, других родов войск и видов вооруженных сил. Только таким образом, синтезируя достижения военной техники, электроники и информатики, можно найти разумный выход из создавшегося кризиса и застоя производства танков, свертывания научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, уменьшения численности танков в войсках, а следовательно, и потребности в производстве танков вообще.

Литература

1 Крят В.М. Битва под Прохоровкой — лоб в лоб. Известия, 24 июня 2003 г.

2. Степанов А.С. Война без потерь не бывает. Техника и вооружение, № 5, 2005.

3. Уланов Р.Н. Возможные пути повышения боевых качеств танка. Техника и вооружение, № 9, 1999.

4. Хомич В.И. Имеют ли танки будущее? Научно-военное обозрение. № 3, 2003.

5. Патент РФ 3 2238509 от 20.10.04 г.

Самоходки для десанта Часть II*

Семен Федосеев

* Статья о самоходной установке АСУ-57 была опубликована в журнале «Техника п Вооружение» № 12/2005 г. и № 1/2006 г.

СУ-85

Легкая 85-мм самоходка разрабатывалась после войны для решения задач сопровождения и ПТО мотострелковых и танковых подразделений (несколько позже 90-мм САУ «Ягдпанцер» схожего назначения появилась в бундесвере ФРГ), а также в качестве противотанковой САУ воздушно-десантных подразделений. Но основной для нее стала роль именно авиадесантной. Работы над машиной, именовавшейся «объект 573», развернулись в 1953 г. Самоходка была создана на оригинальной базе под руководством Н.А. Астрова на Мытищинском машиностроительном заводе и принята на вооружение в 1956 г. под обозначением СУ-85 (иногда упоминается также как АСУ-85).

На этот раз выбрали схему компоновки с передним расположением боевого отделения (по-прежнему совмещенного с отделением управления) в неподвижной рубке и задним — МТО. В передней части рубки справа от пушки размещался механик-водитель, за ним — командир и заряжающий, слева от пушки — наводчик.

В лобовом листе рубки с небольшим смещением влево от продольной оси машины в раме со сферической маской, укрытой чехлом, крепилась 85-мм пушка Д-70. Пушка была создана под руководством Ф.Ф. Петрова в ОКБ завода № 9, ее серийное производство вел завод № 75 в г. Юрга. Пушка имела ствол-моноблок, эжектор для продувки канала ствола, двухкамерный активный дульный тормоз, вертикальный клиновой затвор с полуавтоматикой копирного типа. Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник, оснащенный клапаном для дополнительного торможения наката. Заряжание' пушки ручное. Углы наведения по горизонтали составляли ±15", по вертикали — от -4,5 до + 15°, механизм наведения по горизонтали винтовой, по вертикали секторный. Маховик подъемного механизма располагался под правой рукой наводчика, поворотного механизма — под левой. Рычаг электроспуска находился на рукоятке маховика подъемного механизма. Электроспуск дублировался ручным. Для стрельбы прямой наводкой служил телескопический шарнирный прицел ТШК2-79-11, мог использоваться и механический прицел С-71-79 с орудийной панорамой ПГ-1 для стрельбы с закрытых позиций. Оба прицела имели шкалы для различных типов выстрелов. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 6000 м, наибольшая прицельная дальность стрельбы при максимальном угле возвышения — 10000 м, максимальная дальность стрельбы (осколочно-фугасным снарядом) — 13400 м. Кроме того, машина оснащалась активным (подсветным) ночным танковым прицелом ТПН1-79-11 с ИК-осветителем Л-2.

Экипаж устраняет повреждение гусеницы на СУ-85.

Боекомплект включал унитарные выстрелы нескольких типов, аналогичные боекомплекту противотанковой пушки Д-48, по ствол Д-70 был на 6 калибров короче ствола Д-48, что, разумеется, сказывалось па баллистике. Выстрел УБР-372 включал бронебойно- трассирующий снаряд БР-372 массой 9,3 кг, пробивавший при начальной скорости 1005 м/с броню толщиной 180–200 мм под углом 60" на дистанции 1000 м. Выстрел ЗУБК5 нес кумулятивный снаряд ЗБК7 массой 7,22 кг, пробивавший броню толщиной до 150 мм, что давало возможность бороться с такими танками, как М48А2 «Патон III» или «Центурион» Mk III. Осколочно-фугасный снаряд ОФ-372 массой 9,6 кг, входящий в состав выстрела УОФ-372, предназначен для уничтожения живой силы и разрушения укреплений противника, УОФ-72У — такой же снаряд, но при значительно уменьшенном метательном заряде, УОФ-372ВУ — снаряд ОФ-372В и уменьшенный заряд. Имелись также выстрелы с дымовыми и практическими снарядами. Масса одного выстрела не превышала 21,9 кг. Выстрелы размещались в боевом отделении: 14 — в нише у перегородки МТО, 8 — вдоль перегородки, 7 — у левого борта корпуса, 5 — в нише левого борта, 6 — в нише правого борта, 5 — впереди наводчика.

Отметим, что по огневой мощи СУ-85 была практически равна средним танкам, а ее меньшая защищенность компенсировалась меньшими размерами. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет СГМТ. Ленты к пулемету по 250 па тронов размещались в восьми магазинах-коробках. Внутри машины в укладке возились один автомат АКМ с 300 патронами, 15 гранат Ф-1, сигнальный пистолет СПШ с запасом патронов.

Сварной корпус имел рациональные углы наклона лобовых и бортовых бронелистов и обеспечивал защиту экипажа от бронебойных снарядов малого, а также среднего калибров. Дополнительную жесткость корпусу придавало гофрированное днище корытообразной в поперечном сечении формы. В днище выполнялся люк для аварийной эвакуации экипажа. На кронштейнах верхнего лобового листа крепилась доска в качестве грязеотбойного щитка.

Ходовая часть (общий вид): 1 — направляющее колесо с механизмом натяжения гусеницы; 2 — амортизатор; 3 — кронштейн оси балансира: 4 — опорный каток; 5 — гусеница; 6 — торсионный вал: 7 — ограничитель хода катка с резиновым упором; 8 — отбойный кулак; 9 — ведущее колесо: 10 — ограничитель хода катка с пружинным упором; 11 — балансир.

Легкая самоходная установка СУ-85 на учениях Воздушно-десантных войск Советской Армии.

Силовой блок был выполнен быстросменным. Сохранявшиеся жесткие требования использования агрегатов автомобильной промышленности заставили конструкторов взять автомобильный двухтактный дизельный двигатель ЯАЗ-206В (ЯМЗ-206В), развивавший мощность 210 л.с. при частоте вращения 1800 об/мин. Вынужденный выбор такого двигателя несколько уменьшил удельную мощность по сравнению с АСУ-57. Двигатель устанавливался поперек корпуса со смещением к правому борту (пушка и двигатель уравновешивали друг друга). Для уменьшения потерь его мощности использовали сравнительно габаритную, по п к требующую отбора мощности жидкостную систему охлаждения с эжекционной вентиляцией. Имелись три воздушных фильтра типа «Мультициклон», форсуночный предпусковой подогреватель. Основной способ запуска двигателя — электростартером. Доступ к двигателю обеспечивали откидные верхние крышки МТО.

В состав механической трансмиссии входили главный фрикцион, редуктор (гитара), карданный вал, пятискоростная коробка передач, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи (одноступенчатые редукторы). Главный фрикцион поначалу был однодисковым, по в процессе эксплуатации на части машин установили более падежные многодисковые фрикционы. Коробка передач была автомобильная, но настолько модифицированная, что в результате процент использования в самоходке автомобильных агрегатов оказался не столь уж значительным. Коробка передач обеспечивала пять скоростей переднего и одну заднего хода. Планетарные механизмы поворота (ПМП) были двухступенчатыми, с блокировочными фрикционами и тормозами. С правым ПМП коробка передач соединялась полуосью, с левым — зубчаткой с муфтой. Для управления машиной механик-водитель пользовался рычагами управления ПМП, рычагом коробки передач, рычагом масляного насоса и остановки двигателя, педалями тормоза, главного фрикциона и подачи топлива.

Ходовая часть включала на борт шесть одинарных обрезиненных опорных катков (по типу танка ПТ-76) с индивидуальной торсионной подвеской и гидравлическими амортизаторами двухстороннего действия на первом и шестом узлах подвески, без поддерживающих роликов. Ведущие колеса были заднего расположения. Каждый торсионный вал шел от борта до борта. Гусеница металлическая, мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с двумя гребнями, каждая лента состояла из 93 штампованных стальных траков.

Для наблюдения СУ-85 оснащалась смотровыми блоками В-1 (два у механика-водителя, по одному у заряжающего и наводчика), активными приборами ночного видения ТКН-1Т (у командира) и ТВН-2 (у механика-водителя). ИК-осветители крепились над маской пушки и над местом механика-водителя. Для внутренней связи служило ТПУ Р-120, для внешней — радиостанция Р-113, обеспечивавшая связь в движении на дальности до 20 км при работе на штыревую антенну высотой от 1 до 4 м, установленную па правом борту рубки. Напряжение бортовой сети 24 В. Для постановки дымовых завес использовались две дымовые шашки БДШ-5, которые были смонтированы па кормовом листе корпуса и сбрасывались без выхода экипажа из боевого отделения. Здесь же, в корме, крепились два дополнительных топливных бака для увеличения запаса хода. ЗИП частью укладывался на бортах корпуса, частью — в боевом отделении. В боевом отделении размещался и огнетушитель ОУ-5.

Серийное производство СУ-85 продолжалось до 1966 г. Каждая воздушно- десантная дивизия имела самоходно-артиллерийский дивизион, включавший 31 СУ-85.

Транспортировка самоходных установок СУ-85 военно-транспортным самолетом Ан-22.

Польские десантники на СУ-85.

Боевая техника Воздушно-десантных войск Советской Армии на параде.

Первоначально рубка СУ-85 для облегчения и уменьшения высоты выполнялась открытой сверху. Но в 1960 г. для лучшей защиты (включая защиту от ОМП — это требование стало обязательным) установили крышу с четырьмя люками и фильтровентиляционную установку. Колпак приточного вентилятора помещался над амбразурой орудийной установки, за ним — корпус воздухозаборника двигателя. Для командира в крыше монтировался перископический прибор наблюдения ТНПК-240А с оптической системой 8-кратного увеличения. Поскольку создавалась СУ-85 как полузакрытая, введение крыши стеснило боевое отделение. Тем не менее войскам авиадесантная СУ-85 правилась благодаря неплохой подвижности и надежности. Кроме борьбы с танками и бронемашинами она могла решать задачи непосредственной огневой поддержки, перевозить десант «на броне»: до появления собственных транспортно-боевых машин десантники охотно пользовались таким транспортом.

Трак и палец гусеницы СУ-85.

Размещение боекомплекта в самоходной установке СУ-85.

Самоходная установка СУ-85.

Рабочее место механика-водителя на СУ-85.

Общий вид установки пушки Д-70 (вид слева и в плане).

Когда СУ-85 только поступала па вооружение, уже готовился к первому полету транспортный самолет Ан-12, способный перевозить такую машину. При погрузке в самолет торсионная подвеска выключалась с помощью приспособления, имевшегося в ЗИП машины, после выгрузки самоходка переводилась из походного в боевое положение за 1–1,5 м. СУ-85 рассчитывалась прежде всего на посадочное десантирование — выгрузку из самолета на ВПП, что ограничивало возможности ее боевого применения. Боеприпасы десанту с самоходками СУ-85 могли сбрасываться с самолета Ан-12Б: на платформе ПП-128-5000 с многокупольной системой МКС-5- 128М мог, например, десантироваться автомобиль ГАЗ-66 г упакованными в ящики 85-мм выстрелами в кузове.

В 1960-е гг. воздушные десанты (в том числе высаживаемые в оперативную глубину построения противника) стали постоянным элементом оперативного построения армий. Возросла глубина десантирования, повысились требования к быстроте высадки, к продолжительности самостоятельных действий.

Это требовало выброски бронемашин уже в составе парашютного десанта. С 1961 г. развернулись большие работы по расширению боевых возможностей средств десантирования и воздушной транспортировки боевой техники. С принятием платформы П-16 (полетный вес платформы до 21000 кг) появилась и возможность десантировать СУ-85 из самолета Ан-2 как посадочным способом, так и на платформе с многокупольной системой. Но на смену самим АСУ уже шли боевые машины нового поколения.

СУ-85 поставлялись в Польшу, а в 1967 г. участвовали (на арабской стороне, естественно) в арабо-израильской войне, известной как «Шестидневная». Опыт боевого применения показал необходимость самообороны машин от штурмовиков и вертолетов армейской авиации. И в 1970-е гг. на крыше СУ-85 устанавливали зенитные 12,7-мм пулеметы ДШКМ с коллиматорным прицелом. СУ-85 участвовали и в других военных событиях, включая и ввод войск в Чехословакию в 1968 г. (когда советские ВДВ, по общему признанию, продемонстрировали отличную выучку и умение действовать быстро и грамотно), и боевые действия в Афганистане. С вооружения СУ-85 были сняты только в 1993 г.

Развитие противотанковых САУ прекратилось в связи с возросшей эффективностью противотанковых ракетных комплексов (ПТРК), а для огневой поддержки своих подразделений десантники получили позже совсем другую машину, рассказ о которой впереди.

Из зарубежных авиадесантных СА упомянем американскую открытую 90-мм самоходную пушку М56 «Скорпион». Выпускавшаяся почти одновременно с АСУ-57 и СУ-85 (в 1953–1959 гг.), она демонстрирует иной подход: сравнительно мощная противотанковая пушка на легком шасси с бронезащитой, ограниченной только щитом. Можно заметить, что появившийся позже авиадесантный танк М551 «Шеридан» со 152-мм орудием-пусковой установкой также имел прежде всего характер «противотанкового орудия».

Авиадесантная САУ
Авиадесантная САУ АСУ-76 АСУ-57 СУ-85
Год выпуска 1949 1951 1960*
Масса, т 5,8 3,3–3,35 15,53
Экипаж, чел. 3 3 4
Высота, м 1,575-1.6 1,46 (по тенту) 1,91 — 1,935
Длина с пушкой, м 4,67 5.75 (с 4-41), 8,435
4,995 (с Ч-51М)
Длина по корпусу, м 3,9 3.48 6.24
Ширина, м 2,34 2,08 2,97
Клиренс, м 0,3 0,3 0,42
Толщина брони, мм
— лоб корпуса 13 6 45
— борт 6 4 13-15
— корма 6 5 6
Вооружение:
Пушка
— марка Д-56С 4-51 Д-70
Ч-51М
— калибр, мм 76 57 85
Пулеметы
— количество х калибр, мм 1x7,62 (возимый) 1x7,62 (возимый) 1x7,62 (спаренный)
Скорострельность пушки, выстр./мин 7—12 6-10 6-7
Боекомплект, шт.
— снарядов 30 30 45
— патронов 1000 1000 2000
Двигатель:
— марка ГАЗ-51 Е М-20Е ЯАЗ-206В
— тип (число цилиндров) система охлаждения К (6) В** К (4) Ж** Д (6) Ж**
— мощность, л.с. 78 50 210
— удельная мощность, л.с./т 13,4 15,1 13,5
Запас топлива, л 180-250 140 400
Ширина трака гусеницы, мм 260 204 360
Шаг трака гусеницы, мм 105 86 128
Удельное давление на грунт, кг/см2 0,44 0,35 0,57
Максимальная скорость, км/ч 45 45 45
Запас хода по шоссе, км 220-235 200-250 330-360
Минимальный радиус поворота,м 1,9 1,9 2,6
Преодолеваемые препятствия:
— угол подъема 30° 30° 30°
— угол крена 29° 24° 20°
— ширина рва, м 1,4 2,5
— высота стенки, м 0,7 0,7
— глубина брода, м 0,65 0.5 1.0–1,3
Радиостанция 10РТ-12 10РТ-12 Р-113

* Выпуск СУ-85 в полузакрытом варианте начался в 1956 г.

** К карбюраторный, Д — дизельный, В — воздушное, Ж — жидкостное охлаждение.

Литература

1. Барятинский М. Советская бронетанковая техника 1945–1995 (часть 2). Бронеколлекция/ 2000. № 4 (31).

2. Вараксин Ю.Н., Бах И.В., Выгодский C.Ю. Бронетанковая техника СССР (1920–1974). — М.: ЦНИИ Информации. 1981.

3. ВДВ: вчера, сегодня, завтра. Военно-исторический очерк, г. Шахчы, Русский медведь, 1993.

4. Герасименко И.А. Воздушно-десантная подготовка. 4.1 и 2. — М.: Воениздат, 1988.

5. Грнбовскии Г.В. Развитие транспортного планеризма. — М.: Машиностроение, 1993.

6. Карпенко А.В. Отечественные самоходные артиллерийские и зенитные установки. — СПб.: Невский бастион, 2000.

7. Кондратьев В. Самый массовый истребитель // Самолеты мира. 1990.№ 1.

8. Персесян М.Г. Каменцева Ю.B. Бронетанковая техника армий США. Англии и Франции- М.: Воениздат, 1958.

9. Российская газета, 26 мая 1994 г.

10. Су-85. Руководство по материальной части, 1963.

Авиадесантная самоходная установка СУ-85.

Фото предоставлены пресс-службой ВДВ.

Инженерная машина разграждения ИМР-2МА.

Бронированная машина разминирования БМР-3М.